lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Заяц, Ирина Валерьевна. - Использование лингвистических познаний при расследовании преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2000 230 с. РГБ ОД, 61:01-12/390-6

Posted in:

Саратовская государственная академия права

На правах рукописи

Заяц Ирина Валерьевна

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ПОЗНАНИЙ ПРИ

РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно- розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -

Заслуженный юрист РФ,

кандидат юридических наук,

профессор Степанов В.В.

Консультант - кандидат филологических наук, доцент Шевченко Н.В.

’^° а^У^о

/ и

Саратов 2000

i

2

Оглавление

Введение 3

Глава 1 Проблемы использования лингвистических познаний в юриспруденции 9

Глава 2 Применение данных лингвистики при производстве отдельных следственных действий 43

2.1 Вербальное воздействие в деятельности по расследованию преступлений 43 2.2 2.3 Диагностика ложных показаний 87 2.4 2.5 Особенности фиксации’устнойречи 92 2.6 Глава 3 Вербальная форма фиксации доказательственной информации как вид речевой деятельности на предварительном следствий 111

3.1 Классификация уголовно-процессуальных документов и требования, предъявляемые к ним Ill 3.2 3.3 Категории текста и их использование при анализе уголовно- процессуальных документов 127 3.4 3. ЗЖанровое своеобразие уголовно-процессуачьных документов 153

Заключение 192

Библиография 195

Приложение 218

3

Введение

Актуальность темы исследования. Развитие науки в современном обществе отмечено ростом прикладных задач, требующих специального исследования. Для криминалистики одна из таких задач - совершенствование деятельности правоохранительных органов. Вклад науки может выражаться в совершенствовании, разработке и апробации новых технических, тактических, методических приемов, средств, в поиске рекомендаций по научной организации труда следователя, в моделировании систем информационного обеспечения и т.д. В условиях роста преступности все научные изыскания в данной области объединяет стремление к оптимизации деятельности правоохранительных органов за счет экономии, рационального использования человеческих и материальных ресурсов. В этом ключе не менее важным представляется повышение уровня речевого мастерства работников криминальных служб.

Интерес к речевому мастерству юриста проявляется с двух позиций - общесоциальной и профессиональной. В общесоциальном аспекте он обусловлен, с одной стороны, углублением знаний о природе коммуникации, с другой стороны, распространением речевого «нигилизма», проблемой сосуществования (взаимопроникновения, влияния) разных речевых культур. В профессиональном плане учитывается значимость хорошего владения языком для выполнения профессиональных задач. В учебных пособиях, публикациях, посвященных культуре речи юриста, подчеркивается необходимость формирования у специалистов высоко развитых речевых навыков (для четкого, аргументированного изложения правовых решений, для адекватной фиксации юридически значимой информации, для управления ходом непосредственного общения, для составления текстов публичных выступлений). В настоящее время основное внимание уделяется нормативности устной и письменной речи, что объясняется общим снижением грамотности, большим количеством грамматических и стилистических ошибок, обнаруживаемых в речи юристов. На наш взгляд, языковая подготовка юристов должна включать наряду с

4

представлениями о нормативности речи и представления о стратификационной, ситуационной вариативности языка, что является основой коммуникативной компетенции. Состояние современной лингвистики характеризуется «поворотом к человеку», формированием антропоцентристкого подхода к изучению речи. Данный подход предполагает рассмотрение текста «не из себя самого», а как результат деятельности личности. Смещение акцентов позволило «высветить» закономерности, действующие при создании и восприятии текста.

До сих пор проблемы использования лингвистических познаний обсуждались в криминалистике преимущественно в рамках автороведческого и фоноскопического исследований. На наш взгляд, лингвистические познания могут успешно применяться и в деятельности лиц, осуществляющих расследование преступлений. Это позволит не только повысить уровень профессиональной культуры, но и повлиять на эффективность проводимых следственных действий, на качество отражения доказательственной информации (уменьшить риск потери и искажения информации, обеспечить доступность, удобство в обработке документов), что в конечном итоге скажется на результатах расследования в целом. В предлагаемой диссертационной работе осуществлена попытка автора расширить круг лингвистических познаний (которые могут быть использованы непосредственно практическими работниками при расследовании преступлений) с учетом современных знаний о тексте и коммуникации.

Объект исследования - закономерности, возникающие и функционирующие в процессе использования лингвистических познаний в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Предмет исследования - сферы, границы, приемы и практическое значение использования лингвистических познаний при расследовании преступлений.

Цель и задачи исследования. Цель работы - установить возможности использования лингвистических познаний в речевой деятельности лица, осуществляющего расследование уголовного дела, провести
анализ

э

следственной практики, разработать рекомендации по
совершенствования речевой деятельности следователя.

Достижение указанной цели связано с выполнением следующих задач: а) провести комплексный (лингвокриминалистический) анализ речевой деятельности следователя; б) обозначить границы между различными способами речевого воздействия (манипуляцией, насилием, убеждением); в) рассмотреть правила постановки вопросов с позиций соотношения их содержания и способа выражения; г) раскрыть коммуникативную природу «психологического контакта», представить в систематизированном виде приемы, средства установления и поддержания психологического контакта; д) установить возможности диагностики ложных показаний на основе речевых признаков; е) выявить особенности протоколирования устной речи; ж) дать семантико-лингвистическую характеристику составляемых следователем документов, описать их жанровое своеобразие; з) разработать с учетом результатов проведенного исследования рекомендации по оптимизации речевой деятельности следователя. В работе не рассматривались вопросы назначения, производства, оценки результатов автороведческой и фоноскопической экспертиз, поскольку они в силу своей значимости и обширности могут быть предметом самостоятельного исследования.

Методология и методика исследования. Методологическую основу работы составили: диаяектико-материалистический метод, общелогические методы познания (анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, дедукция, индукция, аналогия, моделирование), методы теоретического и эмпирического исследования (метод мысленного эксперимента, логический метод, описание, сравнение), а также специальные методы правовых и лингвистических наук (логико-юридический, системно-структурный анализ, семантико-

стилистический, сопоставительно-стилистический, сравнительный методы).

Теоретической базой исследования послужили работы ученых в области криминалистики и уголовного процесса (ТВ. Аверьяновой, О.Я. Баева, PC. Белкина, АН. Васильева, СМ. Вула, З.Т. Гулкевича, Г.Г. Доспулова, B.C.

6

Комаркова, Л.М. Карнеевой, А.А. Леви, А.Я. Липец, В.Г. Лукашевича, В.З. Лукашевича, СИ. Медведева, А.Р. Михайленко, В.Ф. Орловой, НИ. Норубова, Д.П. Рассейкина, Р.Д. Рахунова и др.), лингвистики (И.Р. Гальперина, В.Е. Гольдина, Е.А. Земской, О.Л. Каменской, М.Н. Кожиной, О.А. Лаптевой, ТВ. Матвеевой, Е.А. Реферовской, О.Б. Сиротининой, Н.И. Формановской и др.), общей, социальной и юридической психологии (Г.М. Андреевой, В.Л. Васильева, Н.И. Гавриловой, А.В. Дулова, М.И Еникеева, ГА. Ковалева, В.Н. Куликова, А.А. Леонтьева, А.Р. Ратинова, Н.П. Хайдукова и др.).

Нормативная основа диссертации представлена Конституцией РФ, действующим уголовным и уголовно-щюцессуапгьньш законодательством, нормативными актами, регулирующими порядок составления документов.

Для анализа использовались материалы следственной и отчасти судебной практики, а именно: протоколы следственных действий (осмотра места происшествия, осмотра вещественных доказательств, следственного эксперимента с участием обвиняемого, допроса, очной ставки), документы, фиксирующие процессуальные решения по делу (постановления о прекращении уголовного дела, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительные заключения, приговоры). Выборочная совокупность составила 540 документов (по 60 документов каждого вида). Кроме того, для иллюстрации разделов работы, посвященных проблеме внушения, правилам постановки вопросов, средствам адресации, в тексте приводились фрагменты фонограмм допросов (всего автором было изготовлено 12 фонограмм допросов).

Новизна исследования состоит в применении комплексного (лингво- криминалистического) подхода к изучению вопросов, связанных с организацией общения на предварительном следствии. Автором были определены основные направления, пределы и практическая значимость использования лингвистических познаний в профессиональной деятельности следователя.

Положения, выносимые на защиту:

7

1 возможности использования лингвистических познаний в юриспруденции, обоснование создания новой прикладной науки - правовой лингвистики;

2) понятие и формы межличностного воздействия на предварительном следствии; 3) 4) внушение в речевой деятельности следователя (понятие, виды, приемы и средства внушающего воздействия), проблема наводящего вопроса; 5) 6) вербальное насилие, его соотношение с другими формами воздействия (манипуляцией и убеждением); 7)

5) психологический контакт как необходимое условие общения при производстве следственных действий (коммуникативная природа, приемы, средства установления и поддержания); 6) 7) требования, предъявляемые к языковому оформлению уголовно- процессуальных документов; 8) 9) рекомендации по составлению текстов уголовно-процессуапьных документов (на основе анализа, проведенного с помощью текстовых категорий и положений теории речевых жанров). 10) Научно - практическая значимость работы. Результаты исследования и разработанные на их основе рекомендации могут быть использованы: в следственной и судебной практике (при производстве следственных и судебных действий, при фиксации доказательственной информации); в ходе совершенствования уголовно-процессуального законодательства; в учебном процессе (при подготовке специалистов в юридических вузах, а также при повышении квалификации практических работников). Материалы

диссертации, отдельные положения и выводы могут стать основой для дальнейших научных изысканий в данной области.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации освещены автором в 6 опубликованных статьях. Выводы и рекомендации, к которым пришел автор в ходе исследования, докладывались на заседаниях кафедры криминачистики СГАП, на
научных и научно-

8

практических конференциях (на международной научно-практической конференции «Права человека и пути их реализации» 1998г., на международной научной конференции памяти профессора B.C. Юрченко 1999г., на научно-практической конференции «Следователь сегодня» 2000г.). Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Саратовской государственной академии права.

Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений.

9

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ПОЗНАНИЙ В ЮРИСПРУДЕНЦИИ

Любое правовое явление может быть описано с помощью понятийного аппарата не только юридических, но и иных наук (главным образом гуманитарных). Данный процесс представляет собой информационный обмен между различными дисциплинами. Он демонстрирует, с одной стороны, возможность расширения области исследований соответствующей науки, а с другой, - возможность углубления, умножения знаний о природе правового явления. Рецепция достижений других (неправовых) наук может осуществляться несколькими способами: 1) путем перенесения (транспонирования) знаний в неизменном виде; 2) через творческое преобразование данных; 3) посредством получения новых знаний на базе имеющихся достижений. Выбор способа рецепции зависит от объекта исследования и стоящих перед учеными задач.

Истории развития правовых наук известны случаи, когда в результате интеграции знаний образовывались самостоятельные прикладные дисциплины (например, судебная медицина, судебная психиатрия, юридическая психология). К основным причинам их выделения можно отнести: а) специфичность объекта исследования, которая обусловлена ролью данного явления в системе регулируемых правом отношений; б) характер стоящих перед исследователем задач. Требующие разрешения вопросы не рассматриваются фундаментальными (материнскими) науками; в) способ решения задач. Формирование методологии прикладной науки может осуществляться двумя путями - через аккумуляцию методов интегрированных наук и посредством создания собственных методов; г) важность исследований для юридической практики, т.е. влияние результатов, полученных в ходе научных изысканий, на качество нормотворческой и правоприменительной деятельности.

Представляется, перечень прикладных наук, обслуживающих потребности правовой сферы, может быть расширен за счет привлечения

10

данных лингвистики. Важный довод в пользу высказанного предложения - распространенность речевых явлений в юридической практике. Для оценки степени распространенности достаточно учесть соотношение речевых и неречевых элементов в профессиональной деятельности юриста. «Паппьма первенства» принадлежит речевым проявлениям, это объясняется тем, что речевая деятельность служит средством достижения профессиональных целей и задач. Юриспруденцию причисляют к областям с «повышенной речевой ответственностью» . В коммуникативно-прагматическом аспекте данное утверждение означает, что каждый юрист должен обладать богатым стилевым и жанровым репертуаром. Профессиональную деятельность юриста (независимо от профиля) можно представить как единый, развертываемый во времени процесс коммуникации, построенный на гармоничном сочетании когнитивной и формальной сторон (мысли и слова).

На сегодняшний день необходимость применения понятийного и методологического аппарата лингвистики для профессиональных нужд осознается не только в научной среде, но и среди практических работников. Данный вывод подтверждают публикации в периодической печати, посвященные культуре речи юриста2.

Было бы неверно предположить, что до сих пор не предприниматись попытки прикладного использования лингвистики. В частности, последние двадцать лет благодаря усилиям правоведов, лингвистов издавалась обучающая и вспомогательная литература для практических работников (где рассматривачись типичные речевые ошибки, предлагались способы их исправления, а также образцы процессуальных документов) . С середины 90-х

1 См.: Михальская А.К. Основы риторики: мысль и слово. Учебное пособие для уч-ся 10-11 кл, общеобразоват. учреждений. - М.: «Просвещение». 19%. С.40.

2 См.: Басков В. О чистоте языка юридических документов и публичных выступлений //Социалистическая законность 1965. №4. С.35-37; Горбачев А. Содержание и форма обвинительного заключения //Социалистическая законность. 1975. №3. С.53; Королевский В. Оформление материалов расследования //Социалистическая законность. 1975. №7. С.52; Самойлов С, Караваев Н Культура следственного производства //Социалистическая законность. 1983№1, С.17-18; Томилин А. О языке и стиле процессуальных документов, составленных адвокатами//Социалистическая законность. 1984. №5, С 50-51; Полудняков В. О качестве судебных документов //Советская юстиция. 1989. .Nb4. с. 20-21 и др.

3 См : Губаева Т.В. Консультации по русскому языку для судей/,’ Советская юстиция ) 988. №13. С. 14; Она же Язык и стиль приговора //Советская юстиция 1989. №1. С.31-32; Подголин Е Юридическая речь в уголовном

11 годов стал активно обсуждаться вопрос о создании новой концепции юридического образования, одним из направлений которой было бы введение специальной языковой подготовки . В области юридических и лингвистических наук проводились комплексные исследования, связанные с приобщением лингвистических методов к анализу правовых явлений3. Абстрактно совокупность перечисленных фактов можно оценить как формирование устойчивого профессионального интереса к языку, к проблемам коммуникации, однако в пределах какой-либо конкретной правовой науки данные факты носят спорадический, несистематический характер.

Принципиально иным решением следует признать предложение о создании самостоятельной отрасли знаний - судебной лингвистики, которая бы объединяла знания из общей лингвистики, методы автороведческой экспертизы и положения криминалистической идентификации6. Выбор наименования науки обусловлен отчасти традицией (наименования прикладных наук складывались из названия материнской науки и прилагательного «судебный»), а отчасти - опытом зарубежных стран . На наш взгляд, предлагаемый термин -«судебная лингвистика» - узок для обозначения спектра речевых явлений в

судопроизводстве // Советская юстиция . 1985. №20, С.22-23: Зубарев B.C.. Крысий Л П.. Статкус В.Ф Язык и стиль обвинительного заключения. - М : Юрид. лит.. 1976; Ивакина НИ. Профессиональная речь юриста. Учебное пособие. - М: Издательство БЕК. 1997: Практикум по уголовному процессу : Учеб. пособие для студентов юридических вузов и факультетов /Отв. ред. Ковалев М.А.. Куцова ЭФ. - М : Издательство БЕК. 1995 и проч.

4 См. об этом: Губаева T.B., Малков В.П. Словесность в юриспруденции как учебная дисциплина //Государство и право. 1996. №12. С. 108-116. В экспериментальном порядке в некоторых вузах России (Казани. Екатеринбурга, Самары. Саратова и др.) были введены курсы русского языка.

5 См., в частности: Шевченко Н.В. Устная официальная речь в разных ситуациях (на материале речи юристов). Автореф. дис. … канд. филол. наук. - Саратов. 1988; Власенко НА. Проблемы точности выражения формы права (лингво-логический анализ). Дис. на соискание учен, степени доктора юрид. наук. - Екатеринбург. 1997; Хижяяк СП Юридическая терминология: Формирование и состав /Под ред. ЛИ Баранниковой. - Саратов. Изд-во Сарат. ун-та. 1997 и др.

0 См.: Аверьянова ТВ. Интеграция и дифференциация научных знаний как источник и основы новых методов судебной экспертизы. - М.: Академия МВД РФ, 1994. СИ.

’ За рубежом понятие «судебная лингвистика» используется в узком и широком смыслах. В широком смысле оно охватывает: анализ коммуникации в зале суда, исследование достоверности показаний свидетелей . проблемы интерпретации и формулирования текстов законов, анализ иллокутивной силы высказывания. установление авторства письменных текстов и идентификация говорящего. В узком смысле данный термин употребляется для обозначения проблем производства судебно-лингвистической экспертизы (судебного почерковедения и судебной фонетики), включая вопросы коммуникации между экспертами и судьями, прокурорами, адвокатами, вопросы взаимодействия двух дисциплин - судебного почерковедения и судебной фонетики. Перечисленные проблемы регулярно обсуждаются на международных симпозиумах по судебной лингвистике, проводимых под эгидой Association Internationale de Linquistique Appliquee. - См : Simposium “Forensische Linquistilc” auf X. Weltkongress der AILA. Amsterdam 8-14. August 1993 // Kriminaiistik und

12

сфере правоотношений, да и сама схема интеграции видится неполной и недостаточно корректной. Более приемлемым представляется использование термина «правовая лингвистика», который емко отражает весь комплекс возможных исследований в области правоведения.

Рассмотрим интеграцию лингвистических и правовых наук (в контексте создания «правовой лингвистики») на трех уровнях:
содержательном,

8

методологическом и концептуальном

Содержательный уровень^ Общий объект исследования наук правового и лингвистического блоков - речь как «последовательность (взятых из языка) знаковых единиц общения в конкретном языковом материале, в их коммуникативном применении» . Для лингвистики речь наряду с языком выступает основным объектом изучения в нескольких планах: речь и язык, речь и мышление, речь и личность, речь в процессе коммуникации и т.д. Объект правовых наук - комплекс общественных отношений, урегулированных нормами права. Речь попадает в область интересов правоведов в связи с исследованием ее в качестве: формы выражения воли законодателя; средства совершения ряда правонарушений; формы общения между участниками правоотношений; характеристики личности, вовлеченной в правовую сферу. Поле научного поиска правовых наук (по сравнению с лингвистикой) уже, поскольку они изучают главным образом официально-деловые отношения. Но рассмотрение речи даже в столь специфическом аспекте неосуществимо без

знаний современной лингвистики. Определим возможности
рецепции

11 достижении лингвистики для нужд юридической теории и практики .

forensische Wissenschaften Ш :83 Kriminaltechnische Begutachtung. Schnft,- Brantuntersuchung. biologische Spuren. -Heidelberg: Krim-k - Vert.. 1994. S.187- 191. “

  • См. подробно об уровнях интеграции и факторах, способствующих интеграции: Интеграция современного научного знания: Методологический анализ / Н.Т. Костюк. B.C. Лутай. В.Д Белогуб и др. - Киев: Вища ore. Изд - во при Киев, ун-те.. 1984. С. 37; Каратеев В.П. Многообразие форм единства естественных. общественных и технических наук. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. 1983. С. 8-54.

9 См.: Березин Ф.М., Головин Б.Н. Общее языкознание: Учеб. пособие для пед. ин-тов. - М.: Просветление. 1979. С 21

10 Для облегчения восприятия текста работы и во избежание перегруженности сносок некоторые лингвистические термины разъяснены в словаре, помещенном в приложении 4.

11 Изложение производится в соответствии с классификацией правовых наук (собственно юридические и прикладных), принятой в правоведении Деление выглядит следующим образом: 1 Угеория государств* и права как общетеоретическая отрасль правоведения:2) историко-правовые науки; 3) специальные отраслевые

13

I. Теория государства и права, занимаясь вопросами эффективности правового регулирования и совершенствования законодательной техники, рассматривает речь как форму вьгражения воли законодателя. Любой нормативный акт представляет собой текст. В этом ключе для теории государства и права актуальны правила построения текста (требования, предъявляемые к формальным и смысловым стр>тстурам текста); правила толкования текста (отдельных его терминов, фраз, частей, текста в полном объеме); закономерности восприятия текста и семантический потенциал выражений . Содержание текста - цели, задачи, сфера, объем регулирования -определяется самой правовой наукой. Выработанные теорией и практикой требования к форме выражения замысла создателя акта заключаются в следующем: а) он (замысел) должен быть понятен неопределенному кругу лиц, чьи права и интересы затрагиваются нормой права; б) необходимо исключить оттенок субъективности. Любые предписания имеют безличный характер, т.к. (в идеале) они издаются, исходя из принципа справедливости и общей пользы; в) важно найти «золотую середину» между абстрактностью и конкретностью правовой нормы . Последнее требование - существенное условие однозначной интерпретации акта, что исключает произвол при реализации нормы права и служит показателем её эффективности. Воплощение приведенных требований происходит путем подбора и размещения языковых средств. Алгоритм действий по словесному (вербатьному) оформлению мысли на
основе знаний риторики, функциональной стилистики, тгоагмалингвистики,

правовые науки: 4) юридические науки, тесно связанные со специальными отраслевыми. 5) технико- прикладные науки: 6) меэкдународное частное и публичное право. - См. об этом: Байтин М.И. Предмет и метод теории государства и права. - См.: Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. НИ. Матузова и А В. Малько. - М.: Юристъ., 1997. С. 14.

12 Поскольку аутентичное толкование встречается довольно редко, при формулировании высказывания необходимо моделировать эволюцию его значения. Учет семантического потенциала не требуется, если выражение представляет собой термин, однозначно трактуемый на практике.

13 Соотношение степени абстрактности и конкретности зависит от вида нормативного акта (например, абстрактность закона всегда выше абстрактности инструкции) Вместе с тем любая норма права рассчитана на неопределенное количество казусов, попадающих в сферу ее действия

14

лингвистики текста и психолингвистики можно представить в следующем

14

виде

A. Неличный^ащ достигается на лексическом уровне - отсутствием эмоционально-экспрессивной лексики, просторечий, диалектизмов, жаргонизмов, а также обилием терминов, стандартизированной лексики, абстрактных и собирательных существительных; на морфологическом уровне - преобладанием инфинитивной формы глагола, отсутствием личных местоимений; на синтаксическом уровне - безличными и инфинитивными конструкциями в составе простых и сложных предложений.

Б. Точность и лаконичность формулировок. не допускающих инотолкования. Нормативный акт рассчитан на чтение «с листа», поэтому отсутствует заключительная часть, выводы которой можно было бы сопоставить с собственными выводами, сложившимися при прочтении текста. Отсюда вариативность языковых средств очень мата.15 Единообразие восприятия достигается многократным повторением терминов . Для облегчения толкования текст не должен содержать глубинных смысловых структур (подтекста), сложных импликаций и смысловых инверсий. По возможности, необходимо избегать сложных предложений с множеством «нанизанных» друг на друга придаточных, соблюдать прямой порядок слов1 .

B. Именной характер речи выражается в употреблении отглагольных существительных, отыменных союзов, предлогов, оборотов в виде имен в

18

родительном падеже .

Г. Императивность изложения. В правовых текстах редко встречается повествование или описание, чаще всего - констатация,
утверждение,

Алгоритм отвечает на вопрос : «Как лучше составить текст официально-делового стиля?», - поэтому в нем не рассматриваются нормы грамматики, синтаксиса, морфологии и т.д.: их соблюдение презюмируется. ‘” См. об этхш: Матвеева ТВ. Функциональные стили в аспекте текстовых категорий: Синхронно- сопоставительный очерк. - Свердловск: Изд-во Уральского ун-та. 1990. С.62-63,

16 Свертывание термина (например, словосочетания в одно слово) должно специально оговариваться в самом тексте или в примечаниях к нему.

1 ? См.: Лурия АР. Язык и сознание. - М.: МГУ. 1979. С. 177-185.

18 См.: Кожина М.Н. Стилистика русского языка: Учебник для студентов пед. ин-тов по спец. JV»2101 «Рус. яз. и лит.» - 2-е изд. перераб. и доп. - М: Просвещение., 1983. С.175 181; Панфилов А.К. Стилистика русского языка: Руководство к работе над курсом: Для студентов - заочников 4 курса фак. рус яз. и лит пед. ин-тов. - М.: Просвещение, 1986. С.65-70.

15

предписание. Последнее оформляется глаголами настоящего времени (как то: составляются, осуществляются, производятся и проч.), с подтекстом долженствования, и кратких прилагательных (типа: необходим, обязателен и т.д.).

Д. «Прозрачность» логической схемы текста и композиционная стройность. В тексте содержится только существенная информация, дополнительная -выносится за пределы основного текста в виде примечаний, отсылочных указаний, иллюстративный материал вводится связкой «например». Удобство прочтения достигается через маркированность текста и его частей (абзацное деление, рубрикация с использованием цифр и букв, шрифтовое выделение ключевых слов и т.д.).

Особую сложность при толковании текста нормативного акта представляет решение вопроса о том, является ли слово термином и, если да, то как его следует толковать. Разработки в данной области велись параллельно и лингвистами, и правоведами. В то время как лингвисты искали общее определение «термина»,- правоведы пытались сформулировать дефиницию «термина юридического». Наиденное определение юридического термина соотносимо с лингвистическим понятием. Существенными признаками «термина» выступают: сфера его применения (отдельная отрасль науки и техники), семантическая включенность в терминологическую систему, относительная однозначность (ограниченность во времени и
в

\20 ~ 21

терминологическом пространстве науки) , эмоциональная нейтральность
.

Лингвистический анализ правовой терминологии показывает: наряду со специальными юридическими терминами, возникшими в лоне правоведения, в качестве таковых используются общеупотребительные слова, приобретающие

1S Юридический термин - «слово (или словосочетание), которое употреблено в законодательстве, является обобщенным наименованием юридического понятия, имеющего точный и определенный смысл, и отличающийся смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью». - См.: Язык закона /Под ред. АС. Пиголюгаа. -М:Юридлит, 1990. С.65.

2и Относительная однозначность термина тесно связана с правилами его субституции (замены) в тексте. Подробнее об этом см.: ГакВ Г., Лейчик В.М. (^тЗституция терминов в синтагматическом аспекте. //Терминология и культура речи (Сборник статей). - М.: Наука. 1981. С 48-57.

16 в законах, научных текстах специфическое, более узкое значение (терминами могут быть существительные, глаголы, прилагательные,
отдельные слова и словосочетания; имеет место синонимия терминов
и их «смысловая (семантическая) вариативность» ) ~.

Относительно новым явлением в законодательной технике, направленным на устранение семантической вариативности, стшто выведение в раздел «общие положения» основных терминов с их последующей трактовкой. Однако наметилась и другая тенденция: приводимые определения не соответствуют аналогичным понятиям в иных нормативных актах, даже относящихся к одной отрасли права. Для разрешения возможных или уже возникших противоречий было выдвинуто предложение по унификации и стандартизации юридической терминологии, а также по созданию автоматизированной системы - банка терминологических данных . Думается, реализация предложения значительно облегчит деятельность по созданию и толкованию нормативных актов.

  1. Историко-правовые науки (история государства и права России, зарубежных стран, история политических и правовых учений), прослеживая развитие правовой мысли во времени, вынуждены интерпретировать тексты «памятников права» в том числе и с позиций лингвистики. Толкование преследует двоякую цель: а) воссоздание достоверной картины прошлого и постижение особенностей правового регулирования, присущих определенному историческому периоду.
    Поскольку язык представляет собой динамически

21 См.. например. Климовицкий Я. А. Некоторые методологические вопросы работы над терминологией нзукл и техники. - В кн : Современные проблемы терминологии в на\тсе и технике (Сборник статей) - М.: На\тса. 1969. С.32-61.

22 Семантическая вариативность термина обычно связана с изменением его значения в зависимости от применения в той или иной отрасли права.

11 Наиболее полное лингвистическое исследование правовой терминологии представлено в работе СП. Хижняка. О признаках юридического термина см.: Хижняк С П Указ. соч. С.6-38. 24 Подробно вопрос рассмотрен в работе Язык закона… С. 133-163. По мнению ее авторов, примером для стандартизации юридической терминологии могут служить терминологические стандарты других отраслей науки и техники. В левой графе документа указывается сам термин (вместе с его эквивалентом на других языках), в правой - официальное толкование его с перечнем синонимов, запрещенных к употреблению Введение новых терминов осуществляется с учетом стандарта.

Специальная автоматизированная система строится по отраслевому принципу и включает: эталонный перечень, охватывающий все собственно юридические термины; общеотраслевые и межотраслевые термины; узкоотраслевые термины: для субъектов федерации - дополнительный раздел с национальной юридической теоминологией.

17

развивающуюся систему, прочтение исторических текстов невозможно без обращения к исследованиям исторической лингвистики э; б) использование достижений прошлого (в области законодательной техники) для реалий современности. Анализ текстов предполагает сначала поиск и выделение приемов правового регулирования (при помощи средств исторической лингвистики), затем - проекцию выявленных приемов в действующее законодательство при помощи средств современного языка (применяются достижения лингвистических дисциплин, изучающих нормы языка, сложившиеся на данный момент).

  1. Отраслевые правовые науки делятся на два блока: науки материального и процессуального права2*5.

I) В группу наук материального права входят: конституционное право России и зарубежных стран, гражданское, трудовое, административное, уголовное, земельное, семейное, аграрное, финансовое, банковское право и др. Наряду с общетеоретическими проблемами, рассмотренными применительно к теории государства и права, следует выделить некоторые особенности. В частности, уголовным и гражданским правом речь изучается как средство совершения правонарушений.

Перечень уголовных и гражданских дел, при рассмотрении которых необходимо учитывать не только сам факт произнесения речи (отдельных фраз, слов), но и ее (их) конкретное содержание, формулировку, довольно широк . В зависимости от состава правонарушения речь может исследоваться

2:4 См.. в частности; Юртаева F.A Законодательная техника и основы языкового оформления законодательных актов в Российской империи //Журнал российского права 2000 №8 С 145-154.

2о Приводимое деление на науки материального и процессуального права условно и основано на делении отраслей права, принятом в правоведении. Ряд правовых наук, например прокурорский надзор, относится к числу комплексных, изучающих нормы как процессуального, так и материального права. Кроме того, в литературе указывается, что жесткое законодательное разграничение материальных и процессуальных отраслей, создание изолированных нормативных источников недопустимо, т.к. нарушает единство системы права. См. об этом: Синкжов В.Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию. - Саратов: Полиграфист. 1994. С.350.

2’ Достаточно указать, что Уголовный кодекс РФ содержит большое количество составов, где речь является либо одним из наиболее распространенных способов совершения преступления (клевета, оскорбление, вымогательство, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя РФ и др.). либо имеет (Ьакультативный характер, сопровождая иные действия лица (доведение до самоубийства, грабеж, разбой, мошенничество, нарушение авторских прав. нарушение неприкосновенности частной жизни и проч.).

18

в нескольких аспектах: а) в содержательном (или семиотическом), когда имеет значение объем информации, переданной посредством речи. 8 данном случае речь функционирует лишь как одна из возможных знаковых систем (наряду с фото-, кино-, видео-, изоматериалами и др.); б) в формапгьном. Язык представляет собой развитую знаковую систему, поэтому кодирование информации может осуществляться с помощью различных средств. Последнее обстоятельство учитывается при формальном подходе к анализу речи. Показателен в этом смысле состав оскорбления, который предусматривает юридическую ответственность за «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме»; в) в психолингвистическом, предполагающем изучение влияния, оказываемого речью (в единстве ее формы и содержания) на психику лица (выведение из психического равновесия, возбуждение негативных эмоций и т.д.).

Особую важность психолингвистическая оценка приобретает при решении вопроса о возмещении моратьного вреда (в соответствии со ст. ст. 151, 1099-1101 ПС РФ ). Закон требует при определении компенсации морального вреда учитывать характер нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего. Практика рассмотрения дел данной категории показала, что суду трудно определить не только размер компенсации, но и установить сам факт причинения морального вреда . При вынесении судебного решения, по мнению некоторых авторов, суд должен руководствоваться объективными критериями, позволяющими установить в первую очередь возможность причинения морального вреда при данных обстоятельствах” . Констатация возможности причинения вреда основывается

28 Здесь и далее, если не оговорено иное, даются ссылки на статьи ГК РФ. УК РФ, УПК РСФСР. 2У В среде ученых-цивилистов это вызвало неоднозначный отклик. Одна группа ученых считает, что моральный вред (независимо от его существования) не подлежит компенсации в порядке какого бы то ни было судопроизводства. См.. например, Ермолова ОН. Компенсация морального вреда: теория и практика // Вестник Саратовской государственной академии права. Научно-популярный журнал. 1998. №2. С. 123. Вторая группа признает возможность компенсации морального вреда в любом случае, при любом правонарушении. См. : Малеин НС. О моральном вреде // Государство и право. 1993. №3. С.34. Третьи утверждают, что для удовлетворения иска по данному основанию необходимо установление факта причинения психических страданий. См. об этом: Марусин И С Возмещение морального ущерба в новом гражданском кодексе РФ //Правоведение. 1997..Nbl. С 93

19

на реакции в подобных ситуациях других людей. В речевом плане это может означать признаваемое всеми нарушение речевого этикета, повлекшее унижение чести и достоинства лица. Представляется, что для обеспечения единообразия практики необходимы обширные психо- и социолингвистические исследования, исследования в области теории коммуникации и риторики общения. Их результаты станут научной базой для установления факта причинения вреда и определения глубины психических страданий.

Не меньше затруднений возникает и при юридической квалификации составов клеветы и оскорбления” (соответственно ст. ст. 129,130 УК ). Главная причина - отсутствие единых сложившихся критериев для разграничения правомерного и неправомерного вербального поведения.

По делам об оскорблении анализируется форма, в которую была облечена мысль лица. Уголовно-наказуемой считается отрицательная оценка личности потерпевшего, выраженная в «неприличной» форме. В большинстве комментариев слово «неприличная» толкуется как «не
соответствующая

Ч?

принятым в обществе правилам поведения»’ . Применительно к вербальным действиям, очевидно, имеется в виду речевой этикет. Однако сегодня трудно говорить о существовании единой системы правил речевого поведения. Доказательство тому - отмечаемое современными исследователями языка функционирование множества субкультур (молодежной, профессиональной, криминальной и др.) с присущими им особыми нормами общения”. Кроме

Оригинальное предложение по определению размера компенсации морального вреда было выдвинуто Эрделевским AM - См : Эрделевский A.M. Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда // Государство и право. 1997. №4. С. 5-12.. Точкой отсчета для определения действительного вреда служит размер презюмируемого морального вреда. Под «презюмируемым моральным вредом» понимаются страдания. которые должен испытывать «средний», нормально реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. - См : Там же, С. 16: Эрделевский AM. Ответственность за причинение морального вреда//Российская юстиция 1994. №7. С. 35-38. Он же: О размере возмещения морального вреда //Р^ийская юстиция. 1994. №10. С. 17-19.

31 Комплекс рассматриваемых вопросов присущ и квалификации по другим составам. Клевета и оскорбление использованы в качестве примера, поскольку на практике приобрели повсеместное распространение и скандальный характер.

32 См.. в частности. Комментарий к Уголовном}’ кодексу Российской Федерации /Отв. ред. доктор юридических наук А В. Наумов - М.: Юристь. 1996. С 342. а также Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации Особенная часть. Под общей ред. Генерального прокурора РФ Ю И Скуратова и Председателя Верх Суда РФ В М. Лебедева. - М : Издательская группа ИНФРА М - Норма. 19% С.70

3-1 См.: Гуц Е.Н. К проблеме типичных речевых жанров языковой личности подростка //Жанры речи. Сборник научных трудов. - Саратов. 1997 С.131-137.

20

того, распространенным явлением в публичных выступлениях журналистов, деятелей культуры и политики стал речевой «нигилизм». Происходит размывание стилевых и жанровых границ. В частности, в сферу официально- делового общения проникают элементы просторечной, жаргонной лексики (отчасти из-за неграмотности говорящего, в ряде случаев из-за ложно понимаемого «плюрализма» на речевом уровне)” . На практике, желая упростить ситуацию, к неприличным словам относят только непечатную лексику (бранные и грубые слова). Подобный подход ведет
к

ограничительному толкованию нормы, что не соответствует смыслу закона.

При определении того, считать ли содержащиеся в тексте сведения порочащими или нет, практические работники иногда сталкиваются с текстами, написанными эзоповым языком. Автор текста излагает порочащие сведения в закамуфлированной форме, воздействуя на сознание адресата с помощью специальных приемов. Полное понимание текста требует анализа глубинных смысловых структур (контекста, пресуппозиции, подтекста), который может провести только специалист в области лингвистики текста.

Следующий «камень преткновения» в спорах о защите чести и достоинства - необходимость различения в тексте факта и его оценки автором. Правовое значение разграничения состоит в том, что оценки, убеждения, мнение автора не могут рассматриваться судом на предмет их соответствия действительности. Они - не суть факт (как элемент реальности), а отношение к нему. Если суждения автора о факте высказаны в допустимой, не запрещенной законом форме, то на них распространяется ст.29 Конституции РФ, гарантирующая свободу мысли и слова.

Обозначенные вопросы специально не рассматриваются ни одной из лингвистических дисциплин. Поэтому возникает путаница при назначении экспертизы. В качестве экспертов ошибочно привлекаются культурологи, религиоведы, историки и проч. Еще раз подчеркнем, что
целенаправленный

4 См.: Гольдин BE.. Сиротинина ОБ. Внутринациональные речевые культуры и их взаимодействие //Вопросы стилистики, -Саратов. 1993. Вып. 25 С.9-19.

21

поиск ответов на упомянутые вопросы должен вестись новой комплексной наукой.

2) Науки процессуального права (гражданский,
уголовный,

административный, арбитражный процессы) и смежные с ними комплексные и прикладные науки обслуживают науки материального права, создавая условия для воплощения их норм в жизнь. В сфере официально - делового общения речь выступает как средство: передачи информации между лицами, участвующими в процессуальных отношениях; межличностного воздействия (при установлении психологического контакта, в прениях, при выступлении с защитительной и обвинительной речами и т.д.); получения и фиксации информации (при составлении процессуальных документов, постановке вопросов в ходе следственного действия и т. д.); самовыражения личности, проявления ее языковых навыков. Особенности речи служат индикаторами психологических свойств личности .

Характерные черты официального общения (дистантност ь

коммуникантов, специфические цели и предмет общения) во многом ограничивают выбор языковых средств. Применение лингвистических знаний позволит оптимизировать общение посредством преодоления

коммуникативных барьеров, увеличения степени лаконичности, чистоты, выразительности речи при уменьшении риска искажения информации, устранения профессионачьной деформации.

Рассмотрение речи как средства передачи, получения и фиксации информации предполагает поиск ответов на ряд вопросов: как протекает процесс порождения и восприятия речи; какие лингвистические и экстралингвистические факторы влияют на выбор языковых средств; на каком этапе кодирования и декодирования информации происходит искажение в большей степени; что такое речевой этикет и нужно ли его соблюдать; какие речевые маркеры свидетельствуют о ложности даваемых показаний; как при

33 Предложенное деление условно, т.к. в конкретной ситуации речь выполняет сразу несколько функций. Например, протокол одновременно и фиксирует информацию, и передает ее, и отражает личностные черты его автора.

22

фиксации показаний записать самое важное, сохранив при этом «авторство» показаний; как в экстремальных условиях обеспечить полноту фиксации данных; как через речь контролировать правильность понимания сказанного собеседником.

Некоторые ученые-правоведы, давая рекомендации по осуществлению процессуальных действий, так или иначе затрагивали проблемы общения с позиции лингвистики . I фистальное внимание уделялось и уделяется искусству постановки вопросов при проведении процессуальных действий. В литературе дается классификация вопросов и общие требования, предъявляемые к их словесному оформлению . Интересной в данной области является работа НИ. Гавриловой, в которой прослеживается взаимосвязь между формой вопроса и ответом на него, приводится типология наводящих вопросов. Автор отмечает, что «степень внушающего влияния наводящего вопроса зависит от его конструкции, формы, а также может усиливаться или снижаться в зависимости от ситуации и особенностей речевого общения…» . Однако сила суггестивного воздействия вопроса зависит не только от того, в какую часть вопроса введена скрытая подсказка, или от того, в какой форме, (субъективной, объективной) задан вопрос. Важным оказывается выбор глагола, наличие или отсутствие отрицательных приставок, частиц, привнесение в текст слов с эмоционально-экспрессивным значением и т.д. Хорошей иллюстрацией сказанному служит эксперимент, проведенный немецкими исследователями. Трем группам испытуемых был показан фильм, основу сюжета составляла автомобильная авария. Требоватось оценить скорости, с которыми ехали навстречу друг другу автомашины. Формулировка

36 Так Комарков B.C. подробно останавливается на характеристике устной речи следователя, качества которой

позволяют ему успешно решать тактические задачи допроса/ См.: Комарков B.C. Тактика допроса. Учебн.

пособие. - Харьков,1975. С.27. Порубов НИ., говоря о культуре речи следователя, подчеркивает: « Важно не

только уметь говорить и грамотно писать, нужно еще, чтобы речь была содержательной, понятной,

выразительной и воздейственной». /См.: Порубов НИ. Научные основы допроса на предварительном

следствии, -Минск, 1978. С.48-49/.

3’ Еникеев МИ,, например, отмечает смысловую однозначность, простоту конструкции, лаконичность,

отнесенность к предмету допроса, системность. - См.: Еникеев МИ. Общая и юридическая психология (в 2-х

частях) Часть 2 «Юридическая психология». Учебник. - М.: Юрид. лит ,1996. С 299.

38 Гаврилова НИ. Влияние внушения на формирование свидетельских показаний Аэтореф. дис. на… канд.

юрид наук. -М..1975. СЛ5.

23

вопроса для каждой группы отличалась лишь употребленным глаголом: « С какой скоростью, по вашему мнению, ехали (! группа), столкнулись (2 группа), ударились (3 группа) автомашины?». Как и ожидалось, показатели скорости варьировались в зависимости от выбранного глагола’ .

Фиксация информации - перенос информации с одного носителя на другой с целью ее сохранения - осуществляется путем перевода кодов знаковых систем. В силу неодинаковости знаковых систем полностью избежать потери информации не удается. Наряду с этим при вербальном способе фиксации наибольшую роль в искажении и потере информации играют не объективные, а субъективные факторы. Один из них - профессиональная деформация. «Сковывающее влияние профессионального языка» приводит к шаблонности мышления, фиксация происходит согласно некой схеме, типичной для данной ситуации, исчезает «свежесть» и «острота» восприятия.

При фиксации показаний лица распространенным явлением стала их стилизация °. Причинами стилизации могут быть: неравный социальный статус участников общения (допустим, дощзашиваюший говорит на литературном языке, а допрашиваемый - на каком-либо социальном диалекте41); изменение выражения в целях его эвфемизации; неумышленная переформулировка сказанного как результат профессиональной деформации допрашивающего и др. Последствия стилизации показаний - не только искажение данных, но и стирание особенностей речи допрашиваемого (иногда отказ лица от показаний, непризнание их своими), возникновение сомнений в подлинности составленного документа.

Существующие сегодня рекомендации по фиксации информации - весьма общего плана, как то: 1) протокол пишется короткими, ясными фразами,

SibiHe Braheck - Bragelmann Die polbeiliche Vemehnumg / Kriminalistik. -Heidelberg., Krim - k Verlag GmbH, 1990.№12.C.648.

40 О проблеме стилизации показаний см,: Комарков B.C. Указ.соч. С.53; Порубов НИ. Тактика допроса //Андреев И. С. Грамович Г И. Порубов НИ. Криминалистика: Учебное пособие. - Мн: Высш. шк.. 1997. С.136 и др.

Подробнее о дифференциации форм языка в зависимости от их коммуникативных возможностей см.. Бондалетов В. Д. Социальная лингвистика: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец №2101 «Рус. яз. и лит». -М.: Просвещение,!987 С 49-74.

24

42

нежелательно пользоваться малоизвестными и узкоспециальными терминами ; 2) при составлении любых протоколов должно соблюдаться единство в наименовании предметов (объект всегда именуется одинаково); 3) протокол «должен содержать возможно более полное описание всех существенных особенностей» обнаруженных вещественных доказательств 3; 4) показания заносятся в протокол в первом лице и по возможности дословно (ч.2 ст. 151 УПК РСФСР)44; 5) протокол должен отражать не только содержание показаний, но и индивидуальные особенности речи допрашиваемого; 6) местные, не общепринятые слова заносятся в протокол дословно, с последующим пояснением их значения; 7) не заносятся в протокол жаргонные э и нецензурные выражения46; 8) вопросы вносятся в протокол целиком, если это важно для оценки ответа на них, а также если предъявляются доказательства, в

47

т.ч. выдержки из показании других лиц .

На наш взгляд, перечисленные рекомендации нуждаются в существенном дополнении и унификации. Перспективными направлениями исследований в будущем видятся: а) выявление особенностей протоколирования в сфере правовых отношений (виды протоколов, логическая структура изложения, языковые средства протоколирования, влияние субъективных и объективных факторов на качество протокола и т.д.); б) изучение внушения в лингвистическом и психолингвистическом аспектах (понятие и виды внушения, признаки наводящего вопроса, возможности контроля степени внушающего воздействия); в) анализ коммуникативных особенностей отдельных процессуальных действий (типы взаимодействия участников; обмен

42 Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. ред. проф. Н.П. Яблоков. -М.: Издательство БЕКД995. С.409. Рекомендация не универсальна. При расследовании отдельных видов преступлений (в частности, преступных нарушении правил безопасности дорожного движения и др.) в протоколе фиксируется точное наименование частей автомобиля. Для облегчения восприятия протокола понятыми последние подбираются из числа лиц. владеющих специальной терминологией.

43 См.: Николайчих В.М. Следственный осмотр вещественных доказательств. - М.,1968. С.57.

44 В отдельных источниках указывается, что протокол пишется литературным языком. Допускается редактирование показании. Лишь небрежная редакция. по мнению авторов, снижает процессуальное значение документа и затрудняет его понимание. - См.: Кулагин А.И.. Порубов НИ. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации Учебное пособие. - Минск.1977. С 58.

45 Некоторые авторы допускают занесение в протокол жаргонных выражений. Там же. С. 57.

46 Рекомендация не состоятельна, если расследуется дело об оскорблении.

25

информацией: информационная избыточность и энтропия, причины возможных нарушений процесса обмена; понятие и виды коммуникативных барьеров, пути их преодоления; искусство постановки вопроса: виды вопросов, варианты их формулирования, варьирование соотношения между констатирующей и проблематической частями вопроса и т.д.); г) исследование ложных показаний (виды ложных показаний, вербальные признаки ложности сообщаемых сведений, способы выявления ложности показаний в письменной и устной речи и т.д.); д) лингвистическая характеристика документирования в юридической деятельности, исключая протоколирование. Задача исследования
-

классификация документов по видам речевых жанров, поиск оптимальных способов передачи информации вербальными средствами.

Речь как средство воздействия^ В литературе справедливо отмечается:

АО

всякое общение есть воздействие собеседников друг на друга . В юриспруденции в зависимости от характера и последствий воздействия выделяют два его вида: правомерное и неправомерное (насилие)49. Основное отличие видов друг от друга многие авторы видят в сохранении при правомерном воздействии возможности выбора позиции лицом, подвергшимся воздействию . Практическое значение данного разграничения состоит в наличии правовых последствий для лица, применившего те или иные методы воздействия3 .

В диалогической (полилогической) речи оптимштьные способы воздействия на собеседника в ходе общения относят к тактическим приемам52.

’ Гаврилова НИ. считает, что дословная фиксация вопроса и ответа абсолютно необходима при наличии риска суггестивного влияния - См.: Гаврилова НИ Указ соч. С 23.

48 См.: Белкин PC. Курс криминалистики. В ? т. Т.?: Криминалистические средства, приемы и рекомендации.

М.:Юристь..1997. С 218.

49 Наряду с приведенной классификацией выделяют физическое и психическое воздействие. Поскольку вербальное воздействие относится к области психического, то в последующем речь будет идти только о психическом (правомерном или неправомерном) воздействии.

50 См.: Ратинов АР. Судебная психология для следователей. -М.,1967. С. 165.

51 Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа и иных незаконных действий (ст. 302). Доказательства, полученные подобными способами, считаются недопустимыми и не имеют процессуального значения (ст.69 ч.З УПК ).

52 Не все тактические приемы реализуются в речи. В следственных действиях, проходящих в форме полилога (допрос, очная ставка), они составляют большинство В иных следственных действиях с элементами полилога. например предъявление для опознания, проверка показании на месте, соотношение вербатьно и не вероально выраженных приемов меняется в пользу последних.

26

Их содержательная сторона, классификация, условия и границы применения подробно описаны в литературе по криминалистике и юридической психологии. Подобного рода разработки стали возможны благодаря накопленному правовой практикой опыту и развитию теории рефлексивных игр. Постановка вопроса о поиске рекомендаций по языковому оформлению тактических приемов основана на следующем соображении. Вариативность языковой нормы проявляется во множестве способов выражения одной и той же мысли. Выбор предопределен ситуацией общения, стратегией поведения лица и другими факторами. Для осуществления выбора необходимо установить соответствие между языковым средством и целями, условиями его применения. В частности, с помощью лексических вариаций одинаковые по содержанию вопросы производят разный эффект: воздействуют только на мыслительную деятельность лица либо затрагивают и его эмоциональную сферу. Изменяя синтаксический строй предложения, можно добиваться переключения внимания собеседника с одного момента сообщения на другой.

Важное условие успешного проведения многих процессуальных действий - установление психологического контакта. Отметим, что среди субъективных факторов, влияющих на быстроту установления контакта, его поддержание в течение необходимого времени, следует назвать уровень речевой культуры работника правоохранительного органа; знание им норм речевого этикета, особенностей речевых субкультур (возможно, некоторых социальных диалектов), национальных языковых традиций; умение распознавать стратегию речевого поведения оппонента и воздействовать на нее и т.д.

В монологической речи (при произнесении обвинительной и защитительной речей) ее логичность, убедительность, точность, уместность, ясность и выразительность 5 достигаются через использование риторических приемов (рекомендаций по архитектонике речи, ее логической и композиционной
организации, по применению риторических фигур, по

27

исполнению речи). Содержание выступлений прокурора и адвоката составляет юридическая оценка деяния и социальная оценка личности преступника. Правовая сила доказательств, иногда не полностью
осознаваемая

присутствующими на процессе и не обладающими правовыми познаниями лицами, должна быть подкреплена умением ритора донести значимую информацию до слушателя, описать всю цепь имеющихся доказательств в их взаимосвязи, обрисовать полную картину происшедшего.

Речь как средство самовыражения личности. Речь человека можно рассматривать как некую призму, в которой преломляются его личностные качества. Данный подход нашел отражение в понятии «языковой личности» (совокупности речевых способностей и навыков, предопределяющих создание и восприятие индивидом текстов). Изучение речевых феноменов в данном аспекте представляет интерес для правовых наук: 1) при решении диагностических и идентификационных задач в ходе экспертног о

исследования (учитывается весь комплекс признаков речи, отразившихся на носителе информации - вещественном доказательстве); 2) при выборе тактических приемов для проведения следственного действия; 3) при выдвижении версий (на начальном этапе расследования, когда необходимо составить ориентировочный психологический портрет преступника, в т.ч. и на основе проявившихся в речи личностных особенностей); 4) при составлении профессиограмм юристов различных профилей; 5) при изучении явления «профессиональной деформации».

Изложенное позволяет сделать следующий вывод. Решение проблем, выдвигаемых в процессе исследования собственных объектов отраслевыми правовыми, а также смежными с ними прикладными науками, требует объединения усилий указанных наук и комплекса лингвистических наук (включая прикладные языковые дисциплины - психо-, социо-, прагма-, этнолингвистику, лингвистику текста, риторику).

5j Именно эти качества, взятые в их совокупности, делают речь способной воздействовать на мышление и

эмоционально-волевую сферу слушателей

34 См.: Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность, -М.: «Наука». 1987, С.51-54.

28

Интеграция на методологическом уровне выражается в заимствовании эффективных методов других наук. Система методов правовой лингвистики может быть представлена следующим образом: !) метод материалистической диалектики как всеобщий метод познания, позволяющий рассматривать явления материальной действительности в их статике, динамике и взаимосвязи, применимый к изучению всех форм существования материи; 2) общелогические методы познания, присущие познанию вообще - как научному, так и обыденному - анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, дедукция, индукция, аналогия, моделирование; 3) общенаучные методы -методы эмпирического исследования (наблюдение, эксперимент, описание, измерение, сравнение) и методы теоретического исследования (метод мысленного эксперимента, идеализация и формализация, аксиоматический метод, гипотетико- дедуктивный метод, метод математической гипотезы, исторический и логический методы)35; 4) специальные методы, которые делятся на две группы: собственно лингвистические и специальные методы других наук. Собственно лингвистические включают методы общего языкознания (описательный, сравнительно исторический, структурный, стилистический, лингво-географический, сопоставительный и т.д.)56, методы лингвистических дисциплин, выделившихся из общего языкознания, в частности: семантико-стилистический, стилистико-статистический методы, метод стилистического эксперимента, сопоставительно- стилистический

СП СО

метод , сопоставительный анализ в масштабе семантических полей и др.

В третью группу собственно лингвистических методов должны войти методы, разработанные самой правовой лингвистикой для исследования речи в области права.

” Подробнее о методах эмпирического и теоретического исследования см.: СтепинВ.С.,Едсухов АН.

Методы научного познания. - Минск: «Вышэйш. школа»,1974. С.95-146.

56 См. об этом: Березин Ф.М., Головин Б.Н. Указ. соч. С . 28; Баранникова ЛИ. Введение в языкознание.

Учебное пособие для филол, фак-тов ун-тов. - Саратов.: Изд -во Сарат. ун-та, 1973.

s Осттшистических методах и методах лингвистического анализа текста см.: Кожина М.Н. Указ. соч. С 22;

Купина НА. Лингвистический анализ художественного текста. Учебное пособие для студентов-заочников 5

курса фак-тов языка и лит. пед. ин-тов. - М : Изд-во «Просвещение», 1980 С 25-30.

iS О согщолингвистических методах см.: Швейцер АД. Современная социолингвистика: теория, проблемы,

методы -М.: «Наука». 1976. С. 157-175

29

Специальные методы других наук представлены методами как гуманитарных, так и естественных наук, а именно: I) методы психологии и социологии (анкетирование, интервьюирование, анализ документальных источников, психологические методы изучения личности, проверки ее психологических качеств, воздействия на нее)3 ;

2) математические, кибернетические, статистические методы (вероятно- статистический метод, графические и геометрические методы математического анализа, измерительные методы, методы цифровой обработки речевых сигналов на ЭВМ, табличный метод, метод группировки относительных величин и проч.);

3) физические (Фурье-анализ для определения диапазона частот голоса, метод опорных сегментов, позволяющий выделить из слитной речи энергетически насыщенные участки, электроакустический анализ фрагментов речи и т.д.); 4) 5) криминалистические (метод автоматизированной криминалистической идентификации диктора по фонограмамам устной речи, метод установления факта намеренного искажения признаков письменной речи, метод атрибуции текстов малого объема и др.). 6) Котгептуалъную основу новой науки составят в первую очередь теории и понятия правовых и языковых наук, а также иных гуманитарных и естественных наук60. Особенности взаимовлияния правовых и смежных с ними прикладных наук выражаются в следующем:

1) данные правовых наук позволяют судить об особенностях юридической деятельности и составить картину правовых явлений (их систему и взаимосвязь);

2) в недрах правовых наук происходит формирование юридической терминологии, подлежащей последующей классификации, унификации, стандартизации (в т.ч. и с помощью правовой лингвистики);

Подробнее о перечисленных психологических методах см.: Дулов А.В. Судебная психология. - Минск. Изд. 2- е, испр. и доп.. «Выпгэйш. школа». 1975. 60 Система интеграции наук представлена в приложении 1.

30

3) правовые науки, имея собственную эмпирическую базу, способствуют, с одной стороны, выявлению проблем, для решения которых необходимо приложение сил и средств правовой лингвистики, с другой стороны, - дают возможность верифицировать научные рекомендации, предлагаемые правовой лингвистикой, на предмет их практической пригодности и эффективности.

Криминалистика как комплексная наука (в силу специфики формирования ее содержания и стоящих перед ней задач) не раз обращалась к данным лингвистических наук, особенно при проведении экспертных исследований устной и письменной речи. Некоторые криминалистические исследования не имеют аналогов среди лингвистических. В ряде случаев лингвистические данные были либо трансформированы, либо применены при разрешении не свойственных лингвистике вопросов. Правовая лингвистика должна впитать в себя имеющиеся достижения криминалистики, углубить их и расширить.

Особого внимания среди смежных прикладных наук заслуживает юридическая психология, предмет которой - совокупность психических явлений в системе «человек - право». Многие вопросы, требующие изучения их правовой лингвистикой, уже ставились и рассматривачись юридической психологией. Это обусловлено тесной связью между психическими процессами, психическими свойствами личности и их отражением в речи. Данное обстоятельство требует постоянного обращения к теории юридической психологии (к ее разделам: психология юридического труда, психология гражданского и уголовного судебных разбирательств, психологическая характеристика отдельных процессуальных действий и т.д.).

Судебная психиатрия соприкасается с правовой лингвистикой в области изучения симптомов психических заболеваний. Большинство психических расстройств, вызывая патологические изменения в функционировании нервной системы, влекут нарушения речевых навыков. В частности, при разорванности мышления речь становится бессмысленной, разрушается ее грамматический

31

строй, внешне она выглядит как поток отдельных слов («словесная окрошка»)61. Практическая ценность выявления и систематизации признаков изменения речи при психических расстройствах заключается в использовании их в экспертном исследовании (имеются в виду судебно- психиатрическая, фоноскопическая и автороведческая экспертизы62).

Концептуальная интеграция иных гуманитарных и естественных наук может быть представлена следующим образом.

Философия и логика. Их понятийный аппарат (законы диалектики, логики, философские категории и проч.) - основа всякого научного познания.

Математика. Ее данные (теория множеств, теория вероятности и т.д.) могут быть использованы преимущественно для обработки эмпирического материала и построения математических моделей, например, для описания речевого сигнала.

Кибернетика как наука об общих законах получения, хранения, передачи и переработки информации может применяться для автоматизированной обработки данных; для анализа коммуникации как процесса обмена информацией. Здесь необходимы сведения из теории информации, теории алгоритмов, теории оптимального управления. Так, при определении информационной насыщенности высказывания пользуются кибернетическими понятиями «энтропии», что означает меру недостаточной информации, и «избыточности информации», если одна и та же информация выражена в тексте несколькими способами.

Акустика. Раздел «Психологическая и физиологическая акустика» объединяет сведения о человеческом голосе как о звуковой волне, с присущими ему физическими характеристиками6”.

61 См. об этом: Судебная психиатрия: Учебник для вузов /Под ред. проф. Б.В.Шостаковича. - М.: Зерцало. 1997. С.25.

62 Некоторые исследования уже проводились экспертами-почерковедами. - См.. например: Куприянова А. А. О возможностях решения идентификационных судебно-почерковедческих задач, связанных с установлением конкретного психического заболевания (шизофрении) / Экспертная практика и новые методы исследования. Выл 17-М.: Изд-воРНИИСЭ.1978. С. 14-23.

03 Выявленные физические свойства голоса широко применяются при составлении математических моделей и конструировании приборов, регистрирующих отдельные характеристики речи. Несколько таких приборов уже создано, среди них: регистраторы темпоральных характеристик речи ИТХ-1, РХР-2. РХР-3. «Темп-1»,

32

Физиология (включая нейрофизиологию) дает представление о формировании речи как второй сигнальной системы (учение о принципах и законах высшей нервной деятельности, в частности, учение И.П. Павлова о динамическом стереотипе, теория П.К. Анохина о функциональной системе и т.д.).

Общая и социальная психология. Из области общей и социальной психологии для правовой лингвистики важны знания о системе психических явлений, понятие о личности и ее свойствах и т.д.; из области социальной психологии - понятие общения, закономерности взаимодействия людей, понятие барьеров в общении, исследования конфликтных взаимоотношений и

64

т.п.

Литературоведение содержит совокупность сведений о структуре художественного текста, процедуре его истолкования, установления подлинности, о факторах, влияющих на творческий процесс. Данные литературоведения могут быть использованы и для анализа текстов иной стилевой принадлежности.

Социология разрабатывает критерии деления общества на отдельные группы65. Последние (критерии) составляют основу лингвистической классификации типов языковых личностей, характеристик речевых субкультур. Понятия «социштьной роли», «статуса», «модели
социальной адаптации

личности» являются исходными при определении стереотипа
речевого

66 поведения коммуникантов .

Семиотика. Ее научные разработки способствуют, с одной стороны,

рассмотрению языка как одной из знаковых систем, с другой стороны, -

«Темп-2», аналовый выделитель частоты основного тона и интенсивности речевого сигнала «Тон-1» и др. — См.

лб этом: Хитина М.В. Вопросы криминалистической диагностики эмоционального состояния человека по

фонограммам его речи / Экспертная техника (методические разработки). Исследование видео-, и звукозаписи.

Вып. 125. - М: Российский Федеральный центр судебной экспертизы.1995. С 16-18.

64 Подробнее о сфере интересов социальной психологии см.: Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник

для вузов. - М.:НаукаЛ994.

^ См. об этом: Волков ЮГ., Мостовая ИВ. Социология: Учебник для вузов /Под ред. проф. В.И. Добренькова.

-М: Гардарика.1998. С.103, 331-334.

06 См.: Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. Учебное пособие. - М.: Изд-во «Лабиринт»Д997.

С.111-123

33

выявлению особенностей функционирования языка в сопоставлении с иными

67

знаковыми системами .

История. Часто толчком для языковых метаморфоз служат исторические события. Личность, будучи включенной в историческую ситуацию, несет в своем сознании отпечаток всех происшедших изменений, Это позволяет по речи человека (по упоминаемым им событиям, по ссылкам на определенные авторитеты, по лексическому составу высказывания и т.п.) установить приблизительный возраст лица, место его рождения и места жительства .

Таким образом, правовая лингвистика - комплексная наука, предметом которой станет совокупность речевых явлений, возникающих
и

функционирующих в области правовых отношений. Основное назначение данной дисциплины - разработка научно обоснованных рекомендаций по повышению эффективности юридической деятельности (в ее вербальном аспекте).

Система правовой лингвистики видится состоящей из двух частей -общей и особенной09. Общая часть служит теоретической базой для решения задач особенной части.

Общая часть включает в себя три раздела: введение в науку, научные основы правовой лингвистики, общие положения правовой лингвистики. В первом разделе рассматриваются вопросы возникновения, развития науки, определяются предмет, задачи и методы исследования.

Второй раздел - совокупность данных интегрированных наук, образовавших концептуальный фундамент возникшей науки. В его составе - следующие подразделы.

6’ Например, в процессе общения взаимодействуют несколько знаковых систем: язык, система жестово- мимических реакций, цветовая символика и т.д. Понимание собеседниками друг друга зависит от интерпретации ими всей гаммы символов.

** См. об этом: Теоретические и методические вопросы криминалистического исследования письменной речи. Методическое пособие /Подготовлено канд. юрид. наук. СМ, Вулом. отв. ред. д-р горид. наук. проф. Л.Е Ароцкер).-М..1977. С.84. 69 Система правовой лингвистики см. в приложении 2.

34

I) учение о формах существования языка (основания выделения и характеристика форм, понятие «языковой ситуации», би - и полилингвизма, понятие, виды и признаки интерференции и т.п.)70;

2) функциональные стили и речевые жанры (понятие, виды, особенности речевых жанров, стратегия и тактика речевого поведения в каждом из жанров); 3) 4) учение о речевой деятельности (понятие и виды речевой деятельности, закономерности порождения речи и ее восприятия, факторы, влияюпще на выбор языковых единиц при формировании высказывания, и проч.); 5) 6) теория коммуникации (понятие, структура коммуникативного акта, понятие и способы установления коммуникативного контакта, факторы, влияющие на взаимодействие коммуникантов, и т.д.); 7) 8) теория текста (понятие, признаки, структура текста в устной и письменной речи, правила построения текста, понятие контекста и подтекста, способы интерпретации текста и т.дЛ ; 9) 10) учение о языковых навыках личности (виды и характеристика навыков, этапы их формирования, различие степеней владения ими). 11) Раздел «Общие положения правовой лингвистики» объединяет собственные научные разработки прикладного характера, а именно: 1) функционирование языка в области правоотношений (функции языка в праве, особенности языка права “, перспективы развития и т.д.);

0 Под «формой существования языка» понимается «одна из конкретных форм его структурной организации и функционирования» в человеческом обществе. Она отличается определенной самостоятельностью структуры, сферой использования, коммуникативными возможностями. Основные формы: литературный язык, народно-разговорный. койне, просторечие, язык пиджин, территориальные и социальные диалекты. Подробнее см.: Бондалетов В.Д. Указ. соч С.49-74.

71 Термин « речевая деятельность», хотя и широко употребим в психолингвистике, не бесспорен. Речевая деятельность чаще всего подчинена целям деятельности как таковой и выступает средством планирования каких-либо действий и средством контроля полученных результатов. Собственно речевая деятельность имеет место лишь тогда, когда целью деятельности является порождение речевого высказывания. См. об этом подробнее: Леонтьев А. А. Речевая деятельность // Основы теории речевой деятельности. - М.: Havra, 1974. С.21-29.

2 Текст как продукт речевого творчества, произведение, имеющее собственную структуру, состоящее из особых единиц, объединенных в целое разными типами связи, относится к объектам исследования лингвистики текста. »

3 Интересной работой по изучению языка законодательных актов видится исследование Власеико Ш& Указ.соч.

35

2) лингвистические основы законодательной техники и толкования текстов нормативных актов (включая сведения о составе юридической терминологии, свойствах термина, правилах его употребления и толкования, основаниях унификации юридической терминологии);

3) коммуникация в юридической деятельности (лингвистический анализ речевых ситуаций, событий, актов, дискурса в правоотношениях и т.д.74);

4) культура речи юриста (комплекс языковых норм применительно к речи в юриспруденции, типичные ошибки, встречаемые в речи юристов);

5) социальные диалекты в правовой сфере (профессиональный жаргон и условные языки );

6) языковая профессиограмма юриста (перечень и качественная характеристика языковых навыков специатиста в области юриспруденции, речевые признаки профессиональной деформации и способы ее устранения).

Особенная часть представлена исследованиями более частного характера, теоретической основой которых является общая часть. Сюда входят следующие разделы:

1) проблемы унификации юридической терминологии в отдельных отраслях права (конституционного, гражданского, уголовного, трудового, административного и т.д.);

2) основы документирования. Документирование представляет собой деятельность, включающую действия по речевому оформлению мысли и организационно-технические мероприятия. В данном разделе систематизированы правила выражения мысли с помощью языковых символов в зависимости от жанровой разновидности документа;

3) искусство межличностного общения в уголовном и гражданском процессах77 - обширный раздел, посвященный
непосредственному

4 Речевое событие - основная единица речевого общения - включает речевой акт (единицу речевого поведения, реализующую одно речевое намерение) и речевую ситуацию (число участников, их речевые намерения, отношения между участниками и иные условия, в которых происходит общение). ° Имеются в виду воровской жаргон, условные языки тайных обществ, половозрастные языки

0 Термин «профессиограмма» заимствован из раздела юридической психологии «Психология юридического труда»,-См : Васильев В.Л. Юридическая психология. - СПб.: Питер Пресс. 1997 С. 198-327

36

(контактному) общению в правовой сфере и охватывающий: средства воздействия на собеседника, лингвистические признаки внушения и ложности показаний, стратегии речевого поведения, нормы речевого этикета, способы установления психологического контакта, преодоления речевых барьеров и конфликтных ситуаций при проведении различных процессуальных действий и

т.д.,

4) ораторское искусство юриста составляет предмет судебной риторики, имеющей богатое наследие, начиная с трудов риторов Древней Греции и Рима и заканчивая современными работами в этой области;

5) лингвистические характеристики коммуникативной деятельности юристов в зависимости от профиля выполняемой ими работы. Правовая лингвистика, учитывая данные специальных правовых наук и юридической психологии, должна составить комплексные характеристики коммуникативной деятельности (в ее вербальном аспекте) и на их основе - профессиограммы юристов разных профилей (судей, прокуроров, адвокатов, следователей, нотариусов, юрисконсультов и т.д.).

Поскольку формирование новой науки - сложный и длительный процесс, ведение некоторых исследований в описанной области возможно в рамках новой отрасли криминалистической техники. Это, с одной стороны, не противоречит природе криминалистики как науки, творчески использующей познания других наук для решения собственных задач. С другой стороны, не исключает возможности заимствования полученных результатов другими правовыми дисциплинами. Разрешение данного вопроса тесно связано с ведущейся в науке дискуссией о создании нового рода экспертизы, объединяющего исследования двух форм речи - устной и письменной. Важным доводом в пользу высказанного предложения
видится общность

w ** 78

признаков, выделяемых при исследовании устной и письменной речи лица , а

’’ Хотя перечень видов процесса не ограничивается гражданским и уголовным, специфика общения наиболее показательна в упомянутых видах судопроизводства. В прочих процессах используются те же приемы общения .исходя из стоящих перед ними задач.

8 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования /Под ред. проф. ТВ. Аверьяновой и проф. PC. Белкина. - М.: Новый юрист. 1997. С. 173.

37

также сходство методов, применяемых для выявления признаков и их оценки. В литературе справедливо отмечается, что «размещение отдельных частных методов криминалистического исследования языковых навыков по различным родам экспертиз приводит к излипгае узкой специализации экспертов, их разобщенности в понимании научных и прикладных проблем» . Более того, объединение двух родов экспертизы позволило бы (для решения идентификационных и диагностических задач) использовать при исследовании одной формы речи признаки другой формы. Аналогичные соображения уже высказывались в криминалистике относительно интеграции почерковедческого и автороведческого исследований. В частности, видный почерковед В.Ф. Орлова писала о возможности создания теории судебной экспертизы письма и в ее пределах - теории целостного идентификационного исследования письма .

По замыслу авторов предложения предмет новой экспертизы - комплекс речевых навыков личности , родовой объект — речь индивида в ее устной и письменной формах . Методы исследования частично заимствованы из лингвистики, психолингвистики, иных прикладных лингвистических наук, частично - из криминалистики. Задачи экспертного исследования: идентификация автора текста, выполненного рукописным, машинописным, полиграфическим и другим способом; идентификация автора и диктора устного текста; идентификация исполнителя рукописного (в комплексе с почерковыми признаками) и машинописного текстов (в комплексе с признаками машинописных навыков); идентификация автора программ для ЭВМ; решение диагностических задач (установление родного языка, образовательного уровня, профессии, пола возраста автора, факта необычных условий составления устного и письменного текстов и др.). Разногласия среди ученых вызывает: а) возможность использования для исследования одной формы речи лица

у См.: Комиссаров А.Ю. К вопросу о криминалистической экспертизе речи / Вопросы криминалистики и экспертно-криминалистические проблемы. Сборник научных трудов. - М.: ЭКЦМВД РФ, 1997. С.51-52. so См.: Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации //Труды ВНИИСЭ. Вып. 6. - М.. 1973. С. ПО.

S1 Комиссаров А.Ю. обозначает предмет как « интеллектуальный фуккционально-дкнзмический речевой комплекс, включающий более или менее устойчивые навыки индивида реализовывать речевые единицы в устной и письменной формах». - Там же. С 57.

38

образцов другой формы; б) наименование экспертизы и, следовательно, ее отнесение к числу криминалистических или некриминалистических (судебных) экспертиз.

Причина разногласий по первому основанию - отсутствие в лингвистике специальных исследований, позволяющих говорить о существовании корреляции между признаками устной и письменной речи. Совокупность сходных и отличительных признаков форм речи можно представить в виде следующей таблицы.

Особенности устной речи

i

Приз наки общн ости форм речи

Обе формы являю тся способ ами вербал ьного выраж ения одной и той же лично сти, с прису щими ей психо логиче скими характ еристи ками (темпе рамент ом, образо м мышле ния, направ леннос тью и т.д.).

! Особенности

(
пись менн ой речи

Спонт анност ь образо вания речи и! Подго товлен ность речи,

ее синтаксическая и логическая стройность.

обусло вленна я ею неофо рмлен ность синтак сическ их и семант ически х связей, их разрыв даже в предел ах j одного предло жения.

83

Переходной ступенью от мысли к конкретной форме речи является так называемая «внутренняя речь» в виде отдельных ключевых слов, составляющих ядро ассоциативно-вербальной

сети

Малая связность речи, ] Высокая связность речи,

большое количество импликаций, j превалирование сложных самоперебивов, повторов и т.д. i синтаксических

i

j конструкций над j простыми, полнота и ] развернутость

I

конструкции

Обе формы имеют единицы j Текст начинается с самого

| грамматического и ! семантического членения j (лексема -предяожение-j фраза-сверхфразовое j единство-текст).

I

главного, имени обсуждаемого предмета вынесено в начало Фразы.

j В зависимости от объема

I текста может

! использоваться краткое

либо пространное

j введение в

i коммуникативную

j ситуацию.

*2 Конкретным объектом является вид исследуемого документа (дневник, рапорт, расписка, сочинение и т.д.). fo Понятие ассоцязтивио-вербзльной сети служит материальным аналогом языковой способности индивида. См.: Караулов ЮН. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть. -М.: ИРЯРАН, I999.C.13.

39

Сходные условия текстообразования в устной и письменной речи: построение текста на основе единой знаковой системы и присущих ей норм

i Совпадение времени

i произнесения и восприятия

I речи, что предполагает

f контекстную и ситуативную

1 проясненность. Отсюда-

расширение ассоциативных I связей слов, неточность I словоупотребления, частое I использование слов с размытой и j широкой семантической сферой,

слов, заменяющих многие : обозначения, обобщенных и | синкретических номинаций, i активное словотворчество.

Несовпадение времени написания и восприятия текста, что проявляется в строгой

дифференцированности лексики и грамматических конструкций (зависимости от ситуации общения), в тенденции к нормированности речи, определенности значения употребленных слов (за счет многочисленных вводных конструкций, распространенных определений).

и

Жанро вая соотно симост ь обеих форм и, следов ательн о, сопост авимо сть стилис тическ их особен ностей устной и письм енной речи при состав лении текста одного жанра

Преем ственн ость отдель ных языков ых навык ов (лекси ческих , фразео логиче ских, синтак сическ их, стилис тическ их), форми рован ие навык ов письм енной речи на основе навык ов устной речи

Использование для передачи информации только одной

i Парал лельно е сосущ ествов ание I лингв истиче ских и ! парали нгвист ически х

знаков ых систем . Допол нитель ная; (верба льной) знаков ой марки рован ность речи через j системы.

интон ацию, мимик у, жесты. j

I Сохранение (в различных j формах речи при прочих i равных условиях) показателя i продуктивности речи, т.е. ее | информационной 1 насыщенности. Результаты I экспериментов показали, что j соотношение продуктивных и j репродуктивных операций j при выполнении различных речевых заданий постоянно, j семантика речи сохраняет i отпечаток индивидуальных I особенностей человека’

84

s4 См.: Ушакова Т.Н.. Павлова Н.Д.. Замесова И. А. Речь человека в общении / Отв. ред. В.Д. Шадриков - М. Наука. 1989. С. 135.

40

Анализ таблицы не позволяет однозначно судить о правильности позиции сторонников экспертизы или ее противников. Представляется, что для формулирования научно-обоснованного вывода
необходимы

дополнительные экспериментальные исследования и апробация их результатов совместными усилиями экспертов-автороведов и фоноскопистов.

По второму основанию существует две точки зрения. Одна группа авторов предлагает назвать новый род экспертизы «судебно-

лингвистической», планируя ее создание на основе прикладной науки - «судебной лингвистики» . Другие авторы обозначает ее как «криминачистическую экспертизу речи» , образующуюся на базе автороведческой и фоноскопической экспертиз (без
создания

соответствующей прикладной науки). За основу вводимого термина принят объект экспертного исследования. Последний термин не отражает в полной мере специфику осуществляемой практической деятельности. Фоноскопическая экспертиза по своей природе имеет комплексный характер. Ее проведение связано с использованием специальных познаний из различных областей науки (физики, электроакустики, радиотехники, лингвистики, физиологии, психологии, электроники, системотехники и др.). Экспертиза представляет собой единство инструментального, аудитивного и лингвистического методов анализа. Это обстоятельство накладывает ограничения на возможность выделения из фоноскопической экспертизы исследований устной речи лингвистическими методами. Целесообразным видится обозначение нового рода экспертизы термином «Криминалистическая экспертиза речи и магнитных носителей», что позволит: а) расширить возможности автороведческих и фоноскопических исследований за счет объединения частных криминалистических методов для выявления комплекса речевых навыков индивида; б) сохранить исторически сложившийся и обусловленный потребностями практики комплексный характер фоноскопической экспертизы, включая совокупность задач, решаемых с помощью инструментальных методов

83 Аверьянова Т.В. Указ. соч. СП.

РОСС)’ЧС». 19 ?

(идентификация звукозаписывающей аппаратуры, обнаружение признаков копирования, монтажа и т.д.). Проводя аналогию, новая отрасль криминалистической техники может быть названа «Криминалистическое исследование речи и магнитных носителей».

Важным видится рассмотрение проблемы подготовки кадров для производства экспертизы и совершенствования подготовки специалистов в юридических вузах. На современном этапе фоноскопическую
и

автороведческую экспертизы проводят специалисты, имеющие высшее филологическое образование и получившие право подписи после стажировки в экспертном учреждении и выполнения контрольных экспертиз. В будущем возможно создание при филологических или юридических вузах самостоятельной специальности — «правовая лингвистика». В программу обучения по данной специальности должны входить не только лингвистические, но и правовые дисциплины. Совокупность специальных познаний эксперта можно условно разделить на два уровня: 1) уровень общей филологической подготовки (в качестве основных дисциплин включает современный русский язык и культуру речи, общее языкознание, психолингвистику, социо- и этнолингвистику, риторику, функциональную стилистику, лингвистику текста и прагмалингвистику, лингводидактику); 2) уровень специальной (экспертной) подготовки (включает ряд правовых дисциплин - теорию государства и права, основы уголовного и гражданского процессов, из области криминалистики - учение о криминалистической идентификации и диагностике, основы экспертной деятельности, криминалистическое исследование речи и магнитных носителей, а также из прикладных лингвистических дисциплин - правовую лингвистику). Из числа выпускников могут формироваться как штаты экспертных учреждений, так и штаты специалистов, проводящих научные исследования в области правовой лингвистики (на соответствующих кафедрах филологических и юридических вузов).

Комиссаров А.Ю. Укач соч. С. 56.

42

В свою очередь в юридических вузах в целях улучшения подготовки специалистов вместо «культуры речи юриста» или «словесности в юриспруденции» может быть введен курс правовой лингвистики. При разработке программы курса акцент необходимо сделать на определение объема лингвистических познаний для юристов разных профилей8 . В качестве основных направлений следует обозначить: совершенствование ораторского мастерства, овладение навыками документирования, развитие навыков диалогического общения. В последующем возможна корректировка программы (в зависимости от специальности) на основе составленных профессиограмм.

к’ Совокупность лингвистических познаний, которыми должен видеть носитель определенной профессии, можно обозначить как профессиональную коммуникативную компетенцию. О понятии коммунюагияиой компетенции см.: Федорова Л.Л. К понятию коммуникативной компетенции. Автореф. дис. … канд. “филол. наук. -Ичд-во Моск. ун-та Л 980. С. 7.

43

ГЛАВА 2. ПРИМЕНЕНИЕ ДАННЫХ ЛИНГВИСТИКИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

2.1 Вербальное воздействие в деятельности по
расследованию преступлений

Межличностное воздействие в коммуникации

Приводимые в научной литературе определения межличностного воздействия разнообразны, в связи с чем можно обозначить несколько подходов, сформировавшихся в процессе изучения данного феномена .

1 .Информационный подход. Его сторонники делают акцент на информационном аспекте воздействия. «Воздействие одного человека на другого - это осуществляемый в личных или общественных интересах процесс передачи информации путем использования различных методов и средств с целью вызвать необходимую реакцию со стороны лица, на которое оказывается воздействие, и тем самым обусловить желаемую позицию и поведение этого лица в нужном направлении»89.

  1. Деятельностный подход состоит в рассмотрении воздействия как системы приемов, направленных на достижение поставленных целей. «Судебно- психологическое воздействие - это определенная совокупность методов, применяемых с целью изменения психологического состояния личности, хода психических процессов, с целью контроля над мышлением и изменения волевых отношений личности к фактам, попавшим в орбиту следствия»90.
  2. Прагматический подход ориентирован на обозначение результата, которого стремится достичь субъект воздействия. «Воздействовать на допрашиваемого - означает вызвать у него чувства, стремления и даже
  3. В качестве критерия деления выбран тот атрибут воздействия, который видится наиболее важным сторонникам того или иного подхода.

89 См.: Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц /Под ред. проф. ВВ. Козлова. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1984. С. 13

90 См.: Пор\бов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. - М.; Изд-во БЕК, 1998. С. 4$.

44

TTt~%rm&^TJf\t^TX_ TITL TTnOt?TTTirDLTP nAI’^OOUTja TTAm.’^TLrTL mnifOTt T^ TT/>r»T”l\rTTf}’T*i: TfSE/”

чтооы удовлетворить интересы правосудия в достижении истины» .

Абстрагируясь от сферы уголовно-процессуальных отношений, воздействие можно определить как форму взаимодействия двух и более систем. Суть процесса состоит во взаимном влиянии систем с целью изменения их структуры, состояния. Воздействие в ходе общения, будучи его неотъемлемым элементом, также носит двусторонний характер. Строго говоря, в межличностном общении не существует субъекта и объекта, активного и пассивного начал. Как справедливо подчеркивал в одной из своих работ С. Л. Франк, «… в общении «чужое сознание» или … «другое я» есть для меня не просто объект, который я познаю и воспринимаю, но вместе с тем и субъект, который меня воспринимает» . Поэтому более корректно
определять

воздействие в коммуникации (в т.ч. и в уголовном процессе) как основанное на взаимном отралсении двустороннее влияние коммуникантов на интеллектуальную, эмоциональную и волевую стороны личности.

Вопрос о том, какие модели поведения используют собеседники в ходе воздействия друг на друга, подробно разрабатывался в области социальной психологии. Выбор стратегии воздействия (линии поведения) предопределен в первую очередь социальным опытом индивида, сложившимся у него стилем взаимодействия, а также целью и ситуацией общения. Под стилем взаимодействия понимается «устойчивая личностная характеристика, … детерминирующая способ взаимной связи или контакта участвующих в общении субъектов»9’.

Процесс межличностного взаимодействия может протекать в двух направлениях, имеющих разную психологическую природу и последствия, - монологическом и диалогическом. Критерием выделения указанных направлений является установка субъектов общения: видение в собеседнике

91 См.: Гончаренко В.И., Сокиран Ф.М. Психологическое воздействие в целях получения объективной информапии при допросе //Криминалистика и судебная экспертиза. Республик, межведомств, научно- методич. сборник. Вып. 41. - Киев: «Лыбидь». 1990. С. 25

92 См.: Франк С.Л. Духовные основы общества - М.: Республика, 1992. С. 49.

45

только «объекта» (монологический тип взаимодействия) или признание в нем равного себе «субъекта» (диалогический тип). Монологический тип взаимодействия называют также закрытым, поскольку «субъективное поле значений работает как закрытая система», что ведет к образованию различного рода психологических защит и коммуникативных барьеров. При диштогическом типе взаимодействия элементы семантической структуры открыты и подвержены изменениям за счет информационного обмена с другой системой. Формирование стиля взаимодействия у конкретного индивида происходит под влиянием многих факторов, субъективных и объективных. Важнейший из них -тип взаимодействия, сложившийся в микросоциуме, в котором происходило

94

становление личности индивида .

Различают продуктивный и непродуктивный стили взаимодействия. Для определения продуктивности взаимодействия могут быть использованы следующие показатели: а) активность коммуникантов (устанавливается, кому принадлежит коммуникативная инициатива, т.е. кто из собеседников регулирует содержание, тональность, стиль общения социально- психологическую дистанцию)96; б) характер демонстрации целей общения (доминирующий участник сообщает только «близкие» цели, оставляя собеседника в неведении относительно «дальних» целей коммуникации, или он полностью информирует о своих намерениях); в) способ возложения ответственности (ответственность распределяется симметрично либо асимметрично); г) эмоциональный фон общения (позитивный - негативный); д) способ самоидентификации коммуникантов (признание партнера равным себе или обособление, отчуждение от него).

93 См.: Горянина В. А. Психологические предпосылки непродуктивности стиля межличностного взаимодействия // Психологический журнал. Том 18. 1997. Х°6 С. 75.

94 См. подробнее о типах взаимодействия: Ковалев ГА Воздействие как психологическая категория // Психология воздействия (проблемы теории и практики): Сборник научных трудов. - М.: Изд-во АПН СССР, 1989. С.4^3.

9’ Продуктивность контакта означает плодотворность межличностного взаимодействия, которая обнаруживается в раскрытии личностных потенциалов и в достижении запланированных результатов деятельности. - См. о пгхщуктивности взаимодействия и критериях ее определения: Горянина В. А. Указ. соч. С. 74-75.

96 См. о понятии коммуникативной инициативы: Макаров М.Л. Иктерпретативкьш анализ дискурса в малой группе. -Тверь: Тверской гос. ун-т. 1998 С. 151-155.

46

В отличие от стратегии тактика воздействия представляет собой совокупность приемов, направленных на выполнение задач в рамках выбранной линии поведения. Одна и та же стратегия может быть реачизована с помощью различных тактик (моделей поведения). Выработанные в процессе межличностного взаимодействия стоатегии и тактики поведения сведены нами

в таблицу .

Таблица 2 Стратегии и тактики межличностного взаимодействия

гт,

Г,

Название модели поведения

юихологическая характеристика

Подавляющая стратегия

Модели поведения: директивная

манипулятивная i агрессивная

!

.изоегательная стратегия Модели поведения: отвержения

прерывания

ухода

потери

беспомощности

-+— 1

( построена на доминировании одного из участников j

i общения. «Сильный»
коммуникант
«захватывает» j

i пространство
партнера, подавляет
его чувства, i

’ желания, веру в самостоятельность и т.д. *

I i

I выражается в постоянном руководстве, направлении, ) поучении;

i

1

i основана на некритичном восприятии информации j «слабым» партнером, \

i i

! для подавления
инициативы партнера
по i

используется

агрессия

1

i

коммуникации

(психологическое, физическое насилие)

Основана на стремлении личности к замыканию, j уходу от общения, от разрешения ситуации. j

i личность отвергает
возможность каких- либо ‘

контактов, лелея в себе ЧУВСТВО одиночества,

!

’ J i

1 человек ничего не доводит до конца, бросая начатое j

и не достигнув результата; j

i

отказ от удовлетворения потребностей, их ! сублимация, j

i индивид теряет самообладание, контроль над j ситуацией и самим собой, веру в достижение ‘ результата, !

личность демонстрирует свою несостоятельность в j разрешении ситуации, вызывая чувство жалости и j перекладывая бремя ответственности на партнера. I

Для построения таблицы использованы стозтепта и тактики поведения, выделяемые В А Тоояниной — См.”. Готанина В.А. Укат соч. С. 73-8?.

47

Партнерская стратегия

Модели поведения: побуждающая

поощряющая

понимающая

принимающая

поддерживающая

Базируется на формировании коммуникантами I общего поля деятельности, симметричном i распределении ответственности и на стремлении i каждого из них достичь желаемого результата.

построена на
создании
заинтересованности в j предстоящей деятельности;

представляет собой систему различного рода поощрений, поддержек;

выражается во внимательном, вежливом отношении к потребностям и интересам партнера по общению,

строится на исправлении негативных моментов, поиске позитивных сторон личности партнера;

проявление особого терпения к ошибкам партнера и построение позитивных перспектив (положительное программирование собеседника).

Перечисленные модели поведения могут быть использованы для анализа коммуникативных актов с целью выявления намерений собеседников; определения их коммуникативной активности; установления речевых средств, применяемых собеседниками для достижения коммуникативного эффекта. Психологические схемы поведения, спроецированные на
речевую

98

деятельность, получили название коммуникативных стратегии и тактик

Суггестивное воздействие в речевой деятельности следователя

Понятие и закономерности внушения. Содержание суггестивного воздействия состоит во внедрении внешней установки в сознание индивида, т.е.

Под коммуникативной стратегией обычно подразумевают линию речевого поведения, обусловленную реализацией замысла говорящего. Существуют и иные определения коммуникативной стратегии: как «принципа реализации иллокутивного смысла»; как совокупности приемов воздействия на адресата путем логического убеждения, эмоциональной увлеченности. См. соответственно: Седов К.Ф. Структура устного дискурса и становление языковой личности: Грамматический и прагмалингвистический аспекты. - Саратов: Изд-во Сарат. пед ин-та, 1998. С. 23; Ушакова Т.Н., Павлова Н. Д, Зачесова И. А. Речь человека в общения /Огв. ред. В.Д Шадршеов. -М.: Наука, 1989. С. 152

В зависимости от характера взаимодействия различают кооперативные и некооперативные стратегии (в основе последних - нарушение правил речевого этикета), по степени выраженности установки адресата выделяют коммуникативные стратегии скрытого и явного воздействия. - См.: Лазуткина Б.М. Условия успешного общения //Культура русской речи. Учебник для вузов. Под ред. проф. Л.К. Граудиной и проф. Е.Н. Ширяева. -М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА М, 1998. С. 73-74; Мецлер А. А Прагматика коммуникативных единиц /Ore. ред. канд. филол. наук А. А, Ленца. - Кишинев: «Штиинца». 1990. С.62.

48

в переводе внешней установки во внутреннюю. От других способов воздействия внушение отличается: а) сниженной аргументированностью внушаемой установки, б) низкой осознанностью и критичностью восприятия установки со стороны лица, на которое оказывается воздействие. Весь комплекс взаимосвязей, возникающих в процессе внушения, рассматривается нами с помощью модели «суггестивная ситуация». Основными элементами суггестивной ситуации являются: лицо, оказывающее внушение (суггестор); лицо, испытывающее на себе действие внушения (суггеренд); содержание внушаемой установки; приемы и средства внушения .

Закономерности внушения, связанные с суггерендом. Совокупность личностных свойств, учитываемых при оказании внушающего воздействия, составляют следующие факторы: 1) тип коммуникабельности; 2) конформизм и восприимчивость к социальным стереотипам; 3) уровень информированности о предмете общения; 4) коммуникативная компетентность и богатство речевого опыта; 5) психофизиологическое состояние суггеренда в момент общения.

Тип коммуникабельности суггеренда - комплексная характеристика, включающая в себя ряд показателей вербального поведения. В литературе условно выделяют 4 типа коммуникантов100:

  1. Доминантный (от лат. dominantis - господствующий) собеседник. Постоянно стремится захватить инициативу в общении, любит сам определять тему общения, задавать вопросы, резок, предпочитает отстаивать свою точку зрения во что бы то ни стало, наименее конформен и наименее подвержен внушению.
  2. Мобильный (от лат. mobilis - подвижный) собеседник. Многословен, не испытывает трудностей в установлении контакта, говорит охотно, увлеченно, часто «перескакивая» с одной темы на другую, сообщая любую информацию, возникающую в памяти по ассоциации.
  3. 99 Структура суггестивной ситуации сопоставима со структурой коммуникативной ситуации. В качестве дополнительных ее элементов могут быть названы временной и локальный факторы, присутствие посторонних лиц. См. о понятии «суггестивной ситуации»: Гаврилова Н.И. Указ. соч. С. 5.

100 См.: Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Основы речевой коммуникации: Учебник для вузов /Под ред. проф. О.Я Гойхмана. - М.: Издат. группа ИНФРА М, 1997. С. 189-190.

49

  1. Ригидный (лат. rigidus - жесткий, твердый) собеседник. Логичен, рассудителен, четко формулирует свою позицию, но одновременно скуп на подробности, молчалив, не проявляет коммуникативной инициативы.
  2. Лабильный (от лат. labilis - неустойчивый) собеседник. Застенчив, закрыт, скован, не стремится к управлению общением, эмоционально восприимчив, из всех типов наиболее
  3. подвержен внушению.

Конформизм (от латинского conformis - сообразный) - способ социально- психологической ориентации, вьфажающийся в приспособлении индивида к социуму посредством уподобления себя другим членам общества. Конформизм в той или иной мере присущ всем людям (следование моде, традициям, выполнение обычаев, ритуалов - проявления конформизма). Однако среди множества людей можно выделить группу индивидов, имеющих повышенную склонность к конформизму (их называют конформистами). В речевом поведении конформность собеседника обнаруживается в вербальной персеверации и ригидности101.

Речевая персеверация - дословное воспроизведение в ответной реплике выражений, конструкций, входивших в состав предыдущей реплики . Вербальная ригидность наблюдается в неуклонном следовании теме, предложенной (или навязанной) собеседником. Коммуникант как бы «застревает» на данной теме, тяжело переключаясь на обсуждение иных обстоятельств. Речевая персеверация и ригидность служат сигналами повышенной внушаемости лица.

Восприимчивость к социальным стереотипам означает не только усвоение индивидом стереотипов восприятия, поведения, но и их использование в речевой деятельности. Стереотип - некий образ какого-либо явления,
объекта, содержащий оптимальный набор его (объекта)

101 См. об этом: Леонтьев А. А., Шахнарович А.М., Багов В.И. Речь в криминалистике и судебной психологии

М.: Главная редакция восточной дит-ры изд-ва «Наука», 19777. С. 46.

102 Опасность речевой персеверации состоит в возможности возникновения коммуникативной неудачи. Повторяя слова, прозвучавшие в предыдущей реплике, собеседник может вкладывать в них совсем иной смысл. Происходит семантический сдвиг, который иногда трудно обнаружить.

50

характеристик. Широкое применение стереотипов в ходе общения обусловлено тем, что значительно упрощается, сокращается во времени процесс познания коммуникантами друг друга. В этом смысле стереотип - необходимый элемент общения103, средство быстрой ориентировки в ситуации общения и средство приспособления к ней.

С другой стороны, стереотип ведет к образованию различного рода предубеждений, к игнорированию индивидуальности собеседника, уникальности ситуации взаимодействия , что может быть использовано суггестором в целях внушения (эффективность внушения возрастает).

От уровня информированности о предмете общения зависит уровень критичности лица, подвергающегося воздействию. Поэтому чем лучше индивид осведомлен о предмете общения, чем более он уверен в правильности своих показаний, тем менее он подвержен внушению (повышен уровень критичности).

Высокий уровень коммуникативной компетентности в сочетании с богатым речевым опытом значительно уменьшают опасность внушения, поскольку повышают степень осознанности восприятия.

Из числа психофизиологических состояний суггеренда принимаются во внимание только те состояния, которые сопровождаются снижением осознанности и критичности восприятия (состояние стресса, фрустрации, болезненные состояния, сопряженные с изменением психической активности, и проч.).

Закономерности внушения, связанные с суггестором.

1) Авторитет лица, оказывающего воздействие. Чем выше авторитет суггестора, тем легче осуществлять внушение.

2) Отношение суггестора к суггеренду. Они оцениваются по
шкале «доброжелательность - недоброжелательность». Чем
доброжелательнее

,ш Стереотип имеет три измерения: когнитивное (включает мнения и убеждения), аффективное (положительные или отрицательные эмоции, связанные с убеждениями), поведенческое (реакция человека на основе его убеждений и переживаний). - См.: Годфруа Ж. Что такое психология. В 2-х т. Изд. 2-е, стереотипное. Т.2: Пер. с франц. - М: Мир, 19%. С. 88. 1У4 См. о роли стереотипов в коммуникации: Андреева Г.М. Указ. соч. С. 412.

51

выглядит суггестор в глазах суггеренда, тем более последний расположен к некритичному восприятию внушаемой установки.

3) Психологическая установка лица, оказывающего внушение. Чем больше уверенность суггестора в достижении поставленной цели, чем более он убежден в своем психологическом превосходстве над суггерендом, тем эффективнее внушение105.

Закономерности, связанные с содержанием, способом и условиями внушения. Переход внешней установки во внутреннюю осуществляется тем легче, чем более содержание установки отвечает потребностям, интересам, направленности личности суггеренда. Способ подачи информации выбирается в зависимости от цели внушения, особенностей суггестора и суггеренда. Однако существует комплекс выявленных в ходе экспериментов связей между способом подачи информации и быстротой ее внедрения в психику суггеренда:

а) внушаемая установка по форме должна быть легко воспринимаема, запоминаема и воспроизводима. При прочих равных условиях наибольшее воздействие производит информация, расположенная в конце информационного потока, на втором месте - информация, стоящая в начале, на третьем — находящаяся в середине потока . Легко воспринимаются короткие, двусложные слова, нераспространенные предложения с прямым порядком слов,

107

предложения, где смысловая связь выражена в виде лексических повторов
;

б) степень внушающего воздействия вопроса зависит от характера распределения ответственности за достоверность ответа. Если вопрос задан в субъективной форме (обращен к результатам личного восприятия суггеренда), то его внушающее воздействие меньше, нежели у вопроса в объективной форме;

в) созависимость вопроса и ответа обнаруживается не только на содержательном, но и на формальном уровне. Данное утверждение отражает существующее в лингвистике деление вопросов на общие и специальные.

105 Эта закономерность присуща только целенаправленному (преднамеренному) внушению.

106 В психологии данный феномен получил название «фактор края».

52

Общие вопросы требуют подтверждения или отрицания констатирующей части в виде краткого «да» - «нет». Специальные предполагают развернутый ответ, сообщение каких-либо сведений. Самостоятельную группу образуют вопросы, которые занимают промежуточное положение и проявляют себя либо как общие, либо как специальные вопросы . При постановке вопросов следует отдавать предпочтение специальным вопросам, поскольку они обладают наименьшим внушающим воздействием, позволяют проконтролировать адекватность восприятия вопроса;

г) внушающее воздействие текста может быть усилено за счет введения средств объективной модальности109, а также за счет применения отрицательных конструкций1 ю.

Виды внушения. Внушение может быть классифицировано по различным основаниям на несколько видов: 1) по содержанию на специфическое (внушение определенных идей, взглядов, стимулов к действиям) и неспецифическое (внушение эмоциональных состояний); 2) по способу выражения на прямое (цель, которую стремится достичь суггестор, открыта и известна суггеренду) и косвенное (цель суггестора неизвестна суггеренду); 3) по отношению суггестора к процессу воздействия на преднамеренное (суггестор прилагает специальные усилия для достижения известной цели, предварительно разрабатывает систему приемов) и непреднамеренное (происходит в большей степени неосознанно, является результатом совпадения направленности личности суггеренда и содержания внушения ); 4) по этической направленности установки на положительное и отрицательное1 .

107 См.: Мурзин Л.Н., Штерн А.С. Текст и его восприятие. - Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1991.С. 125- 126, 140. ‘

108 К данной группе можно отнести фокусированные общие вопросы: позитивный ответ - исчерпывающий, а отрицательный ответ возможен только с пояснениями. Пример: «В день убийства Н. вы ходили на работу’?». Особенности экзистенциальных вопросов - обязательность развернутого пояснения в случае подтверждения констатирующей части и, наоборот, отсутствие пояснения при отрицании. Пример: «Когда вы вошли в дом, вы заметили что-нибудь подозрительное?». - См.: Человеческий фактор в языке: Коммуникация, модальность, дейксис. -М: Наука, 1992. С 114-115.

1да Имеются в виду прежде всего модальные конструкции со значением категорической достоверности

(«бесспорно», «безусловно», «несомненно» и др.).

110 См.: Мецлер А.А. Указ. соч. С. 62.

1’’ Непреднамеренное внушение в уголовном процессе нередко осуществляется с помощью подсказок,

поправок, помогающих, по мнению допрашивающего, лучше и точнее изложить показания. На данный факт

53

В уголовно-процессуальной деятельности внушение нельзя однозначно отнести к числу недопустимых способов воздействия. Недопустимым является специфическое внушение, поскольку внушение конкретных идей, мыслей, сведений ведет к искажению получаемой информации, тем самым нарушается принцип объективности расследования. Положительное неспецифическое внушение, напротив, вполне допустимо и применяется для установления психологического контакта.

Приемы внушения^ Прием внушения - способ внедрения в текст (устный, письменный) внушаемой установки. Подобных приемов существует множество, они активно используются при создании рекламных текстов, текстов аутогенной тренировки, формул гипноза, при составлении речей политических, религиозных деятелей, при ведении спора, дискуссии и т.д. По сфере действия приемы внушения можно классифицировать на две группы: 1) приемы, основанные на нарушении логических связей, т. е. воздействующие на интеллектуальную сторону личности; 2) приемы, основанные на апелляции к эмоциям собеседника.

Первая группа приемов представляет собой различные варианты манипуляций понятиями, сопровождающиеся семантическими сдвигами в значении, сочетаемости отдельных лексем . Вторая группа приемов построена на смещении ракурса восприятия, на переходе от рациональной к эмоциональной оценке. Широкое распространение среди приемов данной группы получили «доводы к человеку» (argumentum ad hominem). Суть приемов ad hominem состоит в использовании личностных качеств собеседника для оценки достоверности его суждений (происходит искусственное смешение

указывает А.Р. Ратинов. - См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Учебное пособие. - М.: Высш. школа МООП СССР, 1967. С. 187.

112 См.: Куликов В.Н. Психология внушения: Учебное пособие. - Иваново: Ивановский гос. ун-т, 1978. С.28- 31, Наряду с перечисленными существуют и иные классификации видов внушения вербальное и невербальное, кооперативное и императивное, оперативное и неоперативное и проч. - См. об этом: Гончаров Г. А. Суггестия: теория и практика. - М.: КСП, 1995.С. 79-81.

113 В частности, прием «подмена понятия» может осуществляться посредством расширения или сужения значения лексемы на фоне изменения контекста. Прием «блистательная неопределенность» основан на использовании формулировок, которые могут быть неоднозначно истолкованы. Вместе с тем в тексте отсутствуют маркеры, позволяющие актуализовать одно из значений. - См. о приемах манипулирования

54

этической и логической оценок). К числу таких приемов можно отнести: «чтение в сердцах» (обсуждение мотивов, побудивших человека сказать нечто); «подмазывание аргумента» (склонение собеседника к принятию какого-либо довода с помощью комплимента); ссылка на возраст, образование, опыт, положение («Вот окажетесь на моем месте, тогда и будете рассуждать…»); указание на противоречия между словом и делом («Любите давать советы, а сами им не следуете…»); «смещение времени действия» («Если вы ранее поступали так, то вряд ли в будущем вы станете вести себя иначе…») и другие114.

Средства внушения. Оказание вербального воздействия сопряжено с выбором средств (речевых, неречевых) и с определением их значимости в процессе внушения. Роль основных играют вербальные средства. Это объясняется многообразием возможностей, открывающихся при использовании естественного языка. Благодаря тому, что слово имеет собственный звуковой состав115 и смысловое наполнение, оно способно параллельно воздействовать и на интеллектуальную, и на эмоциональную стороны личности. Данное обстоятельство принимается во внимание исследователями при изучении суггестивных текстов. В частности, И.Ю. Черепанова (автор работ по суггестивной лингвистике) предлагает для оценки силы суггестивного воздействия текста учитывать его фоносемантические, ритмические, лексико-грамматические, синтаксические116 параметры.

понятиями: Лившиц Т.Н. Реклама в прагмалингвистическом аспекте. - Таганрог: Изд-во Таганрогского педагог. ин-та, 1999. С. 23-25.

1.4 См.: Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Культура и искусство речи. Современная риторика. - Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс»Л995. С.500-510.

1.5 Звуковая (фонетическая) оболочка слова не только помогает лучше усвоить его значение, но и сама по себе является мощным средством воздействия. Результаты экспериментов и исследования суггестивных текстов показывают, что, например, отклонение частоты употребления звуков от нормальной частотности резко повышает их информативность, влияя на подсознание суггеренда. - См.: Черепанова И.Ю. Дом колдуньи. Суггестивная лингвистика. - СПб.: Лань, 1996. С.38.

116 Автор предлагает сосредоточить внимание на таких особенностях суггестивных текстов, как звуковые повторы, повышающую нормальную частотность употребления, индекс повторяемости слов в тексте, способ кодирования ключевого слова, чередование контактоустанавливающих и программирующих частей, предсказуемость текста, специфичность лексики, длина слова в слогах и т.д По мнению Черепановой И.Ю., разработанный ею «метод оценки фоносемантического значения слова и текста» может быть использован в экспертных исследованиях. - См.: Черепанова И.Ю. Указ. соч. С. 171-172.

55

Неречевые средства (звуковые, зрительные образы, мимика, жесты, поза суггестора) выполняют функцию дополнительных средств воздействия. Их применение означает вовлечение в коммуникацию наряду с системой естественного языка иных знаковых систем. Возможны два варианта сосуществования данных систем: 1. Знаковые системы образуют общее информационное поле, их средства аккумулируются для достижения одной поставленной цели, неречевые средства усиливают действие речевых. 2. Информационные поля знаковых систем не совпадают, создавая эффект «семантического диссонанса», неречевые средства ослабляют действие речевых117.

Проблема наводящего вопроса. Среди вербальных средств внушения особое место занимают вопросительные предложения, что объяснимо частотой их употребления в полилоге, а также многообразием выполняемых ими функций. В лингвистической литературе выделяют несколько функций вопроса: 1) информационная - традиционная функция вопроса как средства

1 1 у

получения информации ; 2) контактоустанавливающая - вопрос используется как средство возбуждения и поддержания внимания собеседника; 3) интродуктивная функция - вопрос подготавливает собеседника к вводу новой информации, в некоторых случаях служит средством рефлексии; 4) функция фатической метакоммуникации - ее выполняют «контролирующие» реплики, завершающие коммуникацию, или реплики, указывающие на нетривиальность сообщаемой информации; 5) функция обратной связи - вопрос сигнализирует о том, что информация воспринята и отношение к ней сформировано либо еще формируется.

В криминалистической и психологической литературе активно обсуждается
проблема наводящего вопроса, что обусловлено запретом

’]’ Эксперименты показали, что неречевые средства обладают ограниченными возможностями воздействия: у сугтесторов возникала потребность подкреплять и дополнять действие неречевых средств словесными. Кроме того, с помощью неречевых средств может оказываться только неспецифическое воздействие. См.: Куликов В.Н. Указ. соч. С. 11.

! IS Если вопросительное предложение выполняет в тексте только информационную функцию, то оно служит оформлению простого первичного жанра вопроса. Однако с помощью вопросительных предложений могут быть представлены и иные речевые жанры - просьба, совет, предложение, упрек, предупреждение и проч.

56

законодателя задавать наводящие вопросы допрашиваемому (ст. 158 УПК). Большинство исследователей солидарны в понимании наводящего вопроса как вопроса, прямо или косвенно подсказывающего ответ119. Однако приведенная формулировка нуждается в ряде уточнений.

Подсказка может носить как специальный, так и общий характер, т.е. внушаются конкретные сведения120 либо определяется лишь направление поиска данных, желательность сообщаемой информации, варианта изложения событий . Диапазон языковых средств, применяемых для выражения подсказки довольно широк. «Специальная» подсказка вводится в текст с помощью обычной разговорной лексики. Подсказка общего характера может

177

быть реализована посредством изменения интонации , порядка слов в предложении, варьирования частоты употребления «ключевых» слов (выражений), посредством постоянного возвращения к одному и тому же блоку информации, через неоднократное выражение сомнения в правильности ответа, неудовлетворенности ответом и проч.

С учетом вида, способа выражения подсказки и связанных с этим особенностей восприятия вопросы могут быть разделены на несколько групп:

17 4

  1. Вопросы со «специальной» подсказкой ~: а) вопросы, содержащие прямую

124 т-т

подсказку . Предмет внушения и предмет вопроса совпадают, подсказка выражена в проблематичной части вопроса. Фрагмент диалога:

11S См., например: Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий. Учебное пособие. - Киев, 1989. С. 56.

120 В частности, Н.И. Гаврилова дает следующее определение наводящего вопроса: «Наводящим следует признать вопрос, который содержит неизвестную допрашиваемому информацию в констатирующей его части или дает характеристику предмета и ограничивает круг возможных ответов в проблематичной части».- См.: Гаврилова Н.И. Указ. соч. С. 15.

121 Некоторые авторы отмечают, что наводящий вопрос «… не только содержанием, но еще и формулировкой может побуждать, ориентировать на подтверждение определенной информации». - См.: Центров Е.Е. Тактика допроса // Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. ред. проф. Н.П. Яблоков. - М.: Изд-во БЕК, 1995. С. 454.

122 Некоторые исследователи выделяют в самостоятельную группу так называемые демонстрирующие вопросы, которые, по их мнению, не относятся к числу наводящих, но оказывают недопустимое воздействие на допрашиваемого. Демонстрирующие вопросы - вопросы, в которых следователь «интонацией демонстрирует свою уверенность, твердое убеждение, достоверное знание определенных фактов», что заставляет допрашиваемого сомневаться в собственных показаниях. - См.: Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве (процессуальный и криминалистический аспекты проблемы). - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1990. С. 128.

113 Виды «а» и «б» вопросов со «специальной» подсказкой выделяет в своем исследовании НИ. Гаврилова -См.: Гаврилова НИ. Указ. соч. С. 17-18.

124 Термины «прямая» и «скрытая» подсказка условны, они означают лишь место нахождения подсказки в вопросе (соответственно, в проблематичной или констатирующей части). Значение разграничения состоит в

57

«Вопрос: Был ли кто-нибудь с монтировкой?

Ответ: Монтировки вообще не было, а была деревянная палка… »125;

б) вопросы со скрытой подсказкой. Внушаемое представление расположено в

констатирующей части и не совпадает с предметом вопроса, вопрос направлен

на уточнение каких-либо деталей, подробностей. Фрагмент диалога:

« Вопрос: Был ли случай, когда У. пришел к Вам домой и в ходе возникшего

скандала Ваша жена ударила его по лицу?

Ответ: Возможно, что такой случай был, точно я не помню…» ; в) вопросы,

содержащие подсказку в виде гипотезы, предположения. В вопросе излагаются

сведения, которые должен был бы сообщить допрашиваемый.
Предмет

внушения и предмет вопроса совпадают, но внушающее воздействие как бы

«смягчается» введением модальных слов. Пример: «Что-нибудь она Вам

рассказывала? Может быть она говорила, что собирается на нем жениться,

когда он разведется с женой, или она понимала, что их отношения будут

носить вот такой характер?» .

  1. Вопросы с «общей» подсказкой: а) вопросы, указывающие на желательность

(нежелательность) сообщаемой информации; б) вопросы, ориентирующие на

подтверждение (отрицание) какой-либо информации. Трудность выявления

вопросов с «общей» подсказкой состоит в том, что необходимо анализировать

весь диалог или его значительную часть. Фрагмент диалога:

«Вопрос: Вопрос такой. Как Вы считаете, возможно ли такое, когда брат

идет на совершение преступления ради брата?

Ответ: Может ли в принципе один человек совершить преступление ради

другого, если он его любит, если он к нему хорошо относится? Э-э… с такими

прогнозировании эффекта воздействия: вопросы с «прямой» подсказкой обладают меньшей силой внушающего

воздействия, нежели вопросы со «скрытой» подсказкой. Однако и «прямая», и «скрытая» подсказки относятся к

эксплицитным формам. Кроме того, не все вопросы имеют двухчастное строение. Нередко вопросу

предшествует некий вывод (утверждение), а сам вопрос состоит только из проблематичной части, требующей

подтверждения или отрицания. Пример: «Не так ли?», «Не правда ли Ъ, «Станете отрицать’?» и др.

Особенность подобного рода вопросов - зависимость их восприятия и оценки от контекста.

!2;> Фрагмент фонограммы допроса свидетеля (уголовное дело, возбужденное по ч. 1. ст. 112 УК, материалы

Вольского РОВД, 2000г.)

126 Фрагмент фонограммы допроса потерпевшего (уголовное дело, возбужденное по ч. 1 ст. 165, материалы

Вольского РОВД, 2000г.)

58

случаями мы, в общем, в нашей практике встречались достаточно часто,

причем не имеет значения: речь идет о брате, об отце, о сыне, - это может

быть любой родственник или близкий человек. Э-э… другой вопрос, что

уникальность этого случая , с моей точки зрения, заключается именно в том,

что совершено такое тяжкое преступление, как изнасилование и убийство

малолетней. Из моей , больше чем двадцатипятилетней практики, я не помню

такого случая, когда совершено именно столь тяжкое преступление. Я именно

на этом делаю акцент.

Вопрос: То есть Вы имеете в виду личный опыт, рабочий?

Ответ: Не только свой личный опыт работы, я имею в виду, естественно,

знание литературы по этому вопросу.

Вопрос: А, скажем, на уровне, скажем так, примера в мировой литературе,

нету такого плана?

Ответ: Я еще раз говорю, я такой ситуации, когда именно был убит ребенок,

при таких обстоятельствах, жестоких, таких примеров я не знаю…» .

Во избежание постановки наводящих вопросов, возникновения коммуникативных сбоев, вызванных неудачной формулировкой вопроса, видится необходимым рассмотреть виды вопросов и систему требований к их содержанию и форме.

Виды вопросов, правила постановки вопросов. Для организации общения в ходе следственного действия используется комплекс вопросов, которые по целевому назначению классифицируются на следующие группы: а) основные -вопросы, направленные на выяснение обстоятельств, составляющих предмет общения. Пример: «Признаете ли Вы себя виновным в убийстве Ф.?»; б) дополняющие - вопросы, цель которых - выявление обстоятельств, намеренно или неумышленно не освещенных в показаниях лица. Пример: «Каков был порядок оприходования средств в кампании?»; в) уточняющие - вопросы, нацеленные на конкретизацию сообщенных
сведений, если значимые

12’ Фрагмент фонограммы допроса свидетеля (уголовное дело, возбужденное по факту умышленного убийства, материалы прокуратуры Вольского района, 2000г.).

59

обстоятельства раскрыты недостаточно полно и (или) точно. Пример: «Второй

экземпляр расходного ордера всегда уничтожался или нет? Были ли случаи,

когда он сохранялся!»129; г) напоминающие - вопросы, помогающие полно

воспроизвести известные данные. В основе вопроса лежит мнемический прием.

Напоминающие вопросы не только обозначают границы
истребуемой

информации, но и помогают восстановить в памяти забытое; д) контрольные -

вопросы, предназначенные для проверки достоверности полученных данных

(выясняются источник информации, условия восприятия,
возможности

искажения информации)130. Иногда напоминающие и контрольные вопросы

следуют друг за другом, что позволяет сразу же проверить достоверность

сообщенных сведений. Фрагмент диалога:

«Вопрос: Когда Вы сидели с О. за одной партой, тогда, когда сидели на

лекциях, обращали ли Вы внимание на то, левша она или правша?

Ответ: Она, конечно, правша.

Вопрос: Почему?

Ответ: Ну, это очевидно, как человек, который пишет левой рукой, и с ней,

просто с ней рядом неудобно сидеть было бы.

Вопрос: А почему Вы обратили на это внимание?

Ответ: Я не обратила на это внимание. Если бы она писала левой рукой - я бы

на это обратила внимание… »13J.

Выработанные применительно к перечисленным группам вопросов требования можно разделить (по объекту регулирования) на две подсистемы -требования, предъявляемые к содержанию вопроса, и требования, предъявляемые к форме вопроса.

Требования, предъявляемые к содержанию вопроса: 1. Корректность

132

вопроса, что означает истинность суждения, лежащего в основе вопроса .

128 Фрагмент фонограммы допроса свидетеля (уголовное дело, возбужденное по факту умышленного убийства, материалы прокуратуры Вольского района, 2000г.).

129 Примеры «б» и «в» - фрагменты фонограммы допроса обвиняемого (уголовное дело, возбужденное по ч.2 ст. 165, материалы Вольского ГОВД, 2000г.)

13и См.: Лукашевич В.Г. Указ. соч. С. 57; Комарков B.C. Тактика допроса. Учебное пособие. - Харьков, 1975. С.51-52; ПорубовН.И. Указ. соч. С. 105.

60

Некорректный вопрос представляет собой логическую ловушку, поскольку любой ответ на него - положительный или отрицательный - нельзя назвать удовлетворительным с точки зрения его достоверности. Единственно верной позицией является отрицание предпосылки (допущения), содержащегося (в явном или неявном виде) в констатирующей части вопроса.

  1. Конкретность вопроса - определенность предмета обсуждения. Вопрос, даже будучи средством получения (затребования) информации, сам по себе не может не быть носителем информации. Вопрос должен называть предмет обсуждения и устанавливать его смысловые границы, иначе становится невозможной ориентировка адресата. Пример: «Скажите, помните ли Вы, чтобы у нее были какие-то личные пережтвания, если да, то к кому именно?» “ (вопрос не конкретен, поскольку не определен характер переживаний, не ясно, позитивные или негативные переживания интересуют спрашивающего).

  2. Нейтральность вопроса - отсутствие в вопросе общей и специальной подсказок. К наиболее нейтральным следует отнести так называемые «открытые» вопросы, построенные по схеме: «вопросительное слово» + «название обстоятельства, играющего роль смысловой ориентировки». Особенность «открытых» вопросов состоит в том, что они требуют от адресата развернутого ответа. Пример: «Где вы находились 16 апреля между 9 и 11- ю часами?», «Какие отношения у вас сложились с />.?»134 и др. Нейтральность вопроса падает при росте созависимости между вопросом и ответом. К нейтральным нельзя отнести вопросы, предлагающие определенный ответ (несколько ответов)135.

Фрагмент фонограммы допроса свидетеля (уголовное дело, возбужденное по факту умышленного убийства, материалы прокуратуры Вольского района, 2000г.).

132 См. подробнее о понятии корректности вопроса: Свинцов В.И. Логика: Учебник для вузов - М.: Высш. ппс, 1987. С. 112-115.

! зэ Фрагмент фонограммы допроса свидетеля (уголовное дело, возбужденное по факту умышленного убийства, материалы прокуратуры Вольского района, 2000г.).

134 Фрагменты фонограммы допроса обвиняемого (уголовное дело, возбужденное по ч. 1 ст. 158, материалы Вольского РОВД, 2000г.)

135 Основу вопросов, предлагающих на выбор несколько ответов, как правило, составляют разделительные суждения (слабая - сильная, полная - неполная дизъюнкция). Грамматически выраженные смысловые связи

61

Требования, предъявляемые к форме вопроса: 1. Ясность и точность формулировки. Оптимальной формулировкой вопроса можно назвать ту, которая доступна (понятна) адресату и вместе с тем правильно отражает замысел адресанта. При постановке вопросов важно исходить из социально- психологических особенностей конкретного адресата. Однако существуют конструкции, которые, как показывают психолингвистические исследования, сложно воспринимаются всеми реципиентами, независимо от их личностных характеристик. Обозначим некоторые из них: а) сложноподчиненные вопросительные предложения с придаточными определительными (связь между придаточным и главным предложениями осуществляется с помощью союзных слов «как», «который», «что», «где» в значении «который» и т.д.) Трудности при восприятии возникают тогда, когда конструкция со связкой «который» имеет множественные значения, и необходимы дополнительные операции для определения того, к какому члену предложения относится связка;

б) дистантные конструкции со множественными отношениями. Целостное восприятие дистантных конструкций предполагает осознание адресатом импаек54связей между элементами, удаленными друг от друга. При этом тормозятся связи, возникающие между прилегающими друг к другу элементами конструкции136;

в) конструкции с двойным отрицанием. Для понимания конструкций с двойным отрицанием необходима транформация смысла (преобразование двойного отрицания в позитивное утверждение). Пример: «Вам ничего не говорили по поводу предстоящих выплат?»13,1. Вопрос лучше переформулировать в позитивном плане. Ср.: Вам что-нибудь говорили по поводу предстоящих выплат? Опасность искажения информации кроется также в вопросах с единичным отрицанием, при ответе на которые сложно правильно обозначить свою позицию (отрицание стоит перед глаголом, обозначающим действие, либо

могут не соответствовать действительности, например, неполная дизъюнкция представлена в вопросе как

полная. Отсюда - повышенная опасность оказания суггестивного воздействия на допрашиваемого.

136 См.: Лурия А.Р. Указ. соч. С. 231-232.

13’ Фрагменты фонограммы допроса потерпевшего (уголовное дело, возбужденное по ч.2 ст. 165 УК,

материалы Вольского РОВ Д. 2000г.)

62

отрицательная частица входит в состав наречия, семантически относящегося к

1 ту

глаголу). Пример: «Вы нечасто навещали своего знакомого К.Ъ> . Одинаковый по смыслу ответ можно сформулировать по-разному: «Да (нечасто)» или «Нет (нечасто)». Поэтому, если адресат отвечает односложно («да» - «нет»), то трудно понять, что он имеет в виду. Во избежание деформации лучше поставить вопрос иначе, сформулировав его как «открытый»: «Как часто вы навещали своего знакомого К.?».

  1. Простота формулировки. Желательно, чтобы вопрос был направлен на выяснение какого-либо одного обстоятельства, в противном случае вопрос плохо запоминается адресатом. Целесообразнее увеличить количество вопросов, структурно их упростив, с тем чтобы адресат мог без труда запомнить и воспроизвести любой заданный вопрос целиком. Пример: «Вырвав топор из рук М., могли Вы выйти из комнаты, выбросить топор в окно или каким-то другим способом избежать развития конфликта?»139 -вопрос сложен для восприятия, поскольку содержит перечень действий, которые мог бы совершить обвиняемый, но не совершил. Суть же вопроса состоит в выяснении того, мог ли контролировать себя обвиняемый в момент совершения преступления, что и должна отразить формулировка вопроса. Ср.: Вы контролировали себя в момент совершения преступления? Осознавали ли Вы последствия своих действий?

Вербальное насилие: критерии распознавания

Насилие представляет собой совокупность мер, направленных на подавление человеческой воли, склонение индивида к определенному образу действий. Цель насилия (как и иных способов воздействия) - управление поведением другого лица. Однако управление осуществляется с помощью специфических приемов и средств - силовых (или агрессивных). Объект воздействия - свобода воли личности, т.е. возможность
внутреннего

138 Фрагмента фонограммы допроса потерпевшего (уголовное дело, возбужденное по ч.2 ст. 165 УК, материалы Вольского РОВД, 2000г.)

139 Фрагмент фонограммы допроса обвиняемого (уголовное дело, возбужденное по факту умышленного убийства, материалы прокуратуры Вольского района. 2000г.).

63

самоопределения, возможность поступать в соответствии с собственными желаниями и устремлениями. Свобода воли в данном случае понимается как относительная свобода, предоставляемая индивиду обществом. С позиций социума нельзя назвать насилием факты ограничения воли индивида, если они санкционированы (разрешены) самим социумом. В частности, «приказ», «команда», вынесенные уполномоченным на то лицом, не рассматриваются как акты психического насилия, поскольку они заданы ситуацией общения и урегулированы социальными нормами (институциональные акты). Основанные на принуждении «приказ» и «команда» относятся к директивным, а не агрессивным моделям поведения. Иначе дело обстоит в ситуациях, жестко не регламентированных социальными нормами (неинституциональные акты), например в ситуации общения между супругами. Понуждение к выполнению каких-либо действий, ограничение свободы воли со стороны одного из супругов - формы психического насилия.

Следственное общение в целом носит институциональный характер. Однако, несмотря на наличие у следователя властных полномочий, возможностей применения мер принуждения, отношения между следователем и допрашиваемым трудно назвать вертикальными (отношениями «власти и подчинения»). Гарантами независимости допрашиваемого служат его право на защиту и право на личную неприкосновенность. Отсюда - запрет домогаться показаний лица путем применения средств психического и физического насилия (неправомерность насилия), а также недопустимость использования таких показаний в качестве источника доказательств.

Психическое насилие нельзя смешивать с другой самостоятельной формой принуждения - манипуляцией. Во многих работах (по криминалистике и юридической психологии) обман, внушение, необоснованные обещания, использование религиозных, национальных, иных предрассудков
лица,

64

140

незнания им закона, своих прав причисляют к видам психического насилия
, хотя, на наш взгляд, они должны быть отнесены к видам манипуляции.

Границу между психическим насилием и манипуляцией можно провести по следующим признакам:

  1. Уровень критичности лица, подвергающегося воздействию. Манипулятивные средства направлены на снижение уровня критичности, поскольку от этого фактора напрямую зависит эффективность воздействия. При психическом насилии, напротив, сохраняется высокий уровень критичности для адекватного восприятия воли субъекта насилия.

  2. Определенность диктуемой позиции. В обеих ситуациях имеет место передача информации, однако роль информации в управлении поведением другого лица различна. При оказании психического насилия транслируется информация о том, какая модель поведения ожидается и какие последствия наступят в случае невыполнения выдвинутых требований. Таким образом, диктуемая позиция четко определена. При манипулятивном воздействии значение сообщаемой информации состоит в создании условий для осуществления желаемого выбора. Иными словами, воздействие на волю индивида оказывается опосредованно, путем искусственного изменения представления о ситуации выбора141.
  3. Субъективное отношение к принятому решению лица, подвергшегося воздействию. Принятие решения в условиях психического насилия сопряжено с осознанием безвыходности положения (индивид понимает, что выполнение продиктованных требований - временный и вынужденный шаг) либо с поиском контрмер, системы защиты от насилия. Решение в ситуации манипулятивного воздействия оценивается индивидом как собственное,
    соответствующее
  4. См., в частности: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. -М.: Юристъ, 1997. С.218; ЕникеевМ.И. Указ. соч. С. 327.

141 В языке формирование ложного представления у адресата отражено во фразеологизме «пускать пыль в глаза», т.е. обратить зрячего человека в слепого. Этот феномен объясним тем, что «ошибочные высказывания суть «правильные» выражения ложных представлений», поскольку «ложь не есть утверждение чего-то неистинного» с точки зрения формы ее выражения. - См.: Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного. - М.,1991. С. 68.

65

реалиям сложившихся обстоятельств (по крайней мере, до
момента установления ложности переданной информации).

  1. Языковые средства выражения. В процессе психического насилия применяются средства прямой жесткой регуляции. «Я» говорящего, как правило, не выражено, для оформления требований используется модальность долженствования («Вы сделаете …, иначе Вас ожидает …»). Для манипуляции привлекаются средства непрямой (косвенной) регуляции, которые зачастую представляют собой ссылку на третье лицо, авторитет, обобщенную детерминацию («никто так не делает…», «так не принято поступать …» и проч.). Тем самым интенция говорящего не находит воплощения в речи, внешне речь ориентирована на собеседника, его интересы, потребности142.

Психическое насилие не следует смешивать и с убеждением, это тем более важно потому, что в речевой практике происходит маскировка одной формы воздействия под другую. В частности, в качестве заключительной реплики при оказании психического насилия могут быть использованы фразы: «Я Вам не угрожаю, а лишь предупреждаю…», «Я вовсе не собираюсь Вас пугать, но реальность такова…» и др. Провести грань между психическим насилием и убеждением видится возможным по нескольким критериям:

  1. Характер аргументации. Усилия субъекта насилия направлены на определение позиции, которую должен занять индивид, и на построение системы негативных перспектив, связанных с отказом в принятии желаемого решения. Аргументация ориентирована на доказательство реальности угроз, неизбежности наступления негативных последствий, создание устойчивого отрицательно-эмоционального фона.

В основе убеждения лежит стремление субъекта воздействия охватить ситуацию выбора целиком, осветить все возможные линии поведения и

142 См. о средствах актуального речевого воздействия: Борботько ВТ. Интенционаое и потенционное воздействие в диалоге и монологе // «Проблемы речевого воздействия»: Северо-Кавказские чтения. Материалы Всероссийской научной конференции. Вып.4. Речевое воздействие в разных формах речи. - Ростов-на-ДОНУД996. С.10-12.

66 перспективы следования каждой из них. Несмотря на то, что аргументация используется для демонстрации привлекательности одной из линий поведения (которая соответствует позиции субъекта воздействия), другие линии поведения не игнорируются. Напротив, они вовлекаются в процесс обсуждения для сравнения (сопоставления) их с предлагаемым решением. Таким образом, убеждение строится в расчете на рассудительность адресата, логичность его поведения. Психическое насилие же сопровождается сужением спектра возможностей и концентрацией внимания только на одной из них.

  1. Языковые средства выражения. Психическое насилие и убеждение принадлежат к прямым способам воздействия. Однако, в отличие от насилия, при убеждении широко используются средства прямой нежесткой регуляции. «Я» говорящего замещается на неопределенно-личные конструкции, распространены средства модальности, подчеркивающие желательность (нежелательность) того или иного варианта разрешения ситуации (имеются в виду в первую очередь средства эпистемической и элегической модальности, например, «Маловероятно, что исход дела будет таким, скорее всего события будут развиваться иначе…»).

Представляется необходимым законодательное закрепление критериев, позволяющих провести грань между допустимым и недопустимым воздействием в уголовном процессе . Данная норма носит общий характер (распространяется на все виды следственных и судебных действий), поэтому должна быть помещена в разделе УПК «Общие положения». На наш взгляд, может быть предложена следующая редакция данной нормы:

«(1) Недопустимым признается всякое воздействие, прямо или косвенно ограничивающее свободу воли лица в выборе им позиции или линии поведения, а также ограничивающее возможность защиты лицом своих прав и

Вопрос о правомерности воздействия до сих пор остается дискуссионным. Различные позиции по данному вопросу см.: Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений //Груды ВЮЗЙ. - М., 1973. Вып. XXIX. С. 218-235; Ратинов А. Р. Указ. соч. С.163-167; Белкин PC. Указ. соч. Т.З. С.217-222; Васильев А.Н.. Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М.: «Юрид. лит.», 1970. С. 114-116;Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1989. С. 18-24 и др.

67

законных интересов. Исключение составляют случаи,
специально предусмотренные законом.

(2) Прямое ограничение выражается в применении мер психического и физического насилия (причинение лицу физических страданий путем нанесения побоев, применения пыток, оказание давления путем угроз, шантажа, издевательств, оскорблений).

(3) Косвенным ограничением свободы воли лица (манипулятивным воздействием) является создание у него ложного представления о реальности (обман, введение в заблуждение, использование религиозных, национальных предрассудков, общей или правовой неграмотности лица).

(4) Наряду с указанными формами воздействия запрещается использование средств, приемов, влекущих изменение состояния сознания (психотропных веществ, средств алкогольного, наркотического опьянения, гипноза и проч.). (5) (6) Доказательства, полученные с применением запрещенных форм воздействия, признаются недопустимыми». (7) Психологический контакт: коммуникативная природа, приемы, средства установления и поддержания

Проблема психологического контакта, несмотря на множество посвященных ей публикаций, представляется нам недостаточно изученной, требующей глубокого и комплексного исследования, что обусловлено рядом причин:

  1. Отсутствие единого понимания сущности данного явления. Подтверждение тому - разнообразие приводимых в литературе определений психологического контакта. Он рассматривается как «согласованное деловое

144 л 145

отношение» , «форма взаимоотношения лиц» , «уровень

взаимоотношений»1 , «особого рода взаимоотношения»147,
«психическая

4 См.: Доспулов Г.Г. Следственное общение - Алма-Ата, 1993. С. 9.

5 См.: Лукашевич ВТ. Указ. соч. С. 40.

6 См.: Центров ЕЕ. Указ. соч. С. 455. ‘ См.: ПотбовНИ. Указ. соч. С. 41.

68

взаимоадаптация» участников общения Большинство
современных

исследователей согласны лишь с тем, что психологический контакт представляет собой (с позиций криминалистической терминологии) не стадию допроса и не тактический прием, а необходимое условие успешного (продуктивного) профессионального общения.

  1. Узость, односторонность подхода в изучении психологического контакта. Встречающиеся в криминалистике описания психологического контакта, а также способов его установления базируются главным образом на рекомендациях, выработанных юридической психологией. Можно констатировать, что сформировалась тенденция рассматривать контакт как сугубо психологическую категорию. Это привело: к неоправданному сужению спектра вопросов, подлежащих изучению; к (в определенном смысле) мистификации и идеализации психологического контакта за счет создания вокруг понятия смысловой неопределенности; к размытости рекомендаций для практических работников.

Преодоление сложившейся ситуации видится возможным путем обращения к знаковой стороне коммуникации. Важное условие общения - наличие системы кодов для передачи информации. Знаковая система - не только средство оформления интенций говорящих, но и средств о

моделирования, прогнозирования хода взаимодействия, средство управления процессом общения. Психология занимается разработкой схем (алгоритмов) поведения, но не дает представления о том, как эти схем соотнести со знаковыми системами, с помощью которых происходит взаимодействие. Иными словами, как бы хороша ни была усвоенная нами модель поведения, она не может быть воспроизведена в ситуации общения, если не известен механизм ее реализации. Только глубокое знание ресурсов знаковых систем, закономерностей их функционирования в межличностной коммуникации дает возможность «конструировать» профессиональное общение.

См.: ЕникеевМИ. Указ. соч. С 271.

69

Коммуникативная природа психологического контакта. Для удовлетворения потребности в общении недостаточно найти потенциального собеседника: необходима актуализация у предполагаемого партнера по коммуникации аналогичной потребности . Этой цели и служат контактоустанавливающие средства. Именно в таком аспекте рассмотрения контакт является важным условием общения (без него общение либо не состоится, либо будет прервано, прекращено). Контакт охватывает всю фазу межличностного взаимодействия, его длительность не зависит от смены вида общения150 и, как правило, не зависит от временного фактора, если отношения не прерывапгись131. Поэтому средства установления контакта используются либо при первоначальном знакомстве, либо при возобновлении отношений. В остальных случаях применяются средства поддержания или упрочения (усиления, укрепления) контакта.

Контакт в общении - связь всегда двусторонняя. Словосочетание «односторонний контакт» условно и не может пониматься буквально, как специфическая разновидность контакта (исходя из логического деления «двусторонний - односторонний» контакт). Данное словосочетание употребимо лишь для описания активного поиска, попытки коммуниканта превратить потенциального партнера в партнера актуального э2. Таким образом, контакт — понятие динамическое, отражающее колебания отношений между коммуникантами. Поэтому, анализируя ход общения, констатируют возникновение - исчезновение, усиление - ослабление контакта.

149 А.Е. Войскунский определяет контакт в общении как «взаимное опредмечивание потребности», которое «предшествует собственно общению, т.е. удовлетворению потребности» (в общении). - См.: Войскунский АЕ. Коммуникативный контакт и средства его установления //Счггимизадия речевого воздействия. Отв. ред. Р.Г. Котов. - М: Наука, 1990. С. 132.

150 Имеется в виду переход от непосредственного общения к опосредованному, осуществляемому с помощью средств связи.

1 ‘ Исключение составляет деловое общение, где контакт прекращается с разрешением вопроса, явившегося поводом для деловых отношений. Напротив, для установления и продления дружеских отношений никакого внешнего стимула не требуется. Дружеское общение построено на внутренней направленности собеседников, взаимной заинтересованности. Каждый из коммуникантов уникален и незаменим.

152 См.: Войскунский А.Е. Указ. соч. С. 132. Трудно согласиться с авторами, указываюппши на «односторонний характер психологического контакта» в следственном общении. -См.: Порубов Н.И. Указ. соч. С. 41; Кулагин Н.И., Порубов НИ. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. Учебное пособие. - Минск 1977. С.20. Можно утверждать, что следователь занимает доминирующее положение в общении, но нельзя утверждать, что следователь активен, а допрашиваемый пассивен.

70

Основная трудность, с которой сталкиваются исследователи при описании феномена психологического контакта, - определение критерия для установления факта наличия (отсутствия) психологического контакта. Так, некоторые ученые полагают, что наличие контакта означает «взаимопонимание, доверие и желание лиц общаться друг с другом»153. Иные авторы называют в качестве критериев «готовность», «способность» допрашиваемого «воспринимать, перерабатывать информацию, поступающую от следователя»154. М.И. Еникеев предложил заменить понятие «психологического контакта» на понятие «коммуникативный контакт». Термин «психологический контакт», по его мнению, означает психическое созвучие, наиболее тесное и гармоничное сотрудничество коммуникантов: «положительно-эмоциональное взаимодействие субъектов на основе общих интересов и целей деятельности, взаимопонимания и взаимодоверия»155. Введение термина «коммуникативный контакт» освобождает от «обязательного изыскания общих интересов и целей, взаимных эмоционально-положительных переживаний в условиях предварительного следствия» и, как полагает автор, соответствует природе следственного общения1 .

При всей справедливости сделанных ученым замечаний относительно характера взаимодействия на предварительном следствии, высказанная точка зрения вызывает ряд возражений: 1. Представляется, что термин «психологический контакт» возник из необходимости противопоставить разные сферы взаимодействия. Большинство терминов в терминологических системах образуют антиномические ряды (в нашей ситуации «физический контакт» -взаимодействие на физическом, телесном уровне, «психологический контакт» -взаимодействие в области
психического).Таким образом, понятием

153 См.: Лукашевич ВТ. Указ. соч. С 40.

154 См.: Дулов А.В. Указ. соч. С. 288; ЛившицЕ.М., Белкин PC. Тактика следственных действий. - М.: Новый Юрисгь, 1997. С. 70.

155 См.: Еникеев М.И. Указ. соч. С.502.

156 См.: Еникеев МИ. Указ. соч. С.270.

71

психологического контакта охватывается все многообразие взаимодействий в сфере психического 5 .

  1. Термин «коммуникативный контакт», вероятно, заимствован автором из лингвистики (точнее, психо-, прагмалингвистики)158. Он возник и использовался автономно, не будучи противо- или сопоставленным термину «психологический контакт». Более того, коммуникативный контакт не рассматривается в лингвистике в отрыве от сферы общения. Это означает, что коммуникативный контакт - понятие функциональное, его характеристика (как уровня взаимодействия) зависит от целей и задач, стоящих перед коммуникантами. В частности, коммуникативный контакт в дружеской беседе (в неофициальной обстановке) разительно отличается от коммуникативного контакта, устанавливаемого в деловой беседе (в официальной обстановке). В первом случае «коэффициент близости» коммуникантов очень высок (здесь понятие «коммуникативного контакта» совпадает с понятием «психологического контакта», предлагаемым М.И. Еникеевым). В сфере делового общения величина «коэффициента близости» значительно ниже и определяется коммуникантами на основе принципа достаточности (ровно столько, сколько необходимо для решения возникших вопросов). Кроме того, в деловом общении степень близости собеседников не может ими произвольно изменяться, что обусловлено особенностями делового общения как общения информативного, социально-ролевого, строго регламентированного нормами речевого этикета. Важное свойство коммуникации в деловой сфере - ее конвенциональность, т. е. жесткое программирование коммуникативных шагов, определенность позиций
    (ролей) участников, их целей и интересов (в

5’ См.: М.И. Еникеев предлагает обозначить термином «психологический контакт» идеальный вариант взаимодействия (единство и согласие коммуникантов обнаруживаются по всем показателям). Отклонения от идеального варианта взаимодействия должны описываться термином «коммуникативный контакт». liS Обратим внимание на то, что термин «коммуникативный контакт» несколько тавтологичен. Это объясняется, по всей видимости, желанием авторов термина подчеркнуть прагматическую роль контакта (контакт «в коммуникацию)). Наряду с ним для описания того же явления применяется термин «речевой контакт».- См., в частности, Формановская Н.И. Указ. соч. С. 108; Чаплыгина И. Д Обращение как средство речевого контакта //Предложение и слово: Доклады и сообщения междунар. научн. конференции, посвященной памяти B.C. Юрченко. Отв. ред. О.В. Мякшева. - Саратов: Изд-во Сарат. пед. ин-та, 1999. С.292-295 и др.

72

соответствии с выполняемой ролью)159. Тон коммуникации серьезный, общение конструируется из речевых актов (трансакций) модели «Взрослый -Взрослый»160. Поэтому введение всякого рода интимизирующих средств, средств личностной, а не ролевой адресации воспринимается как сигнал к прекращению деловых отношений, к их переводу в иные отношения, как показатель коммуникативной некомпетентности (несостоятельности) собеседника и т.д.

В соответствии с изложенным, необходимыми условиями для организации делового общения, в т.ч. и на предварительном следствии, являются161: а) знание социальной роли, структуры фрейма (социального контекста, сценария)102; б) понимание целей и предмета общения163; в) осознание облигаторности общения.

Подводя итог, перечислим выделенные нами признаки психологического контакта: 1) психологический контакт - определенный уровень взаимодействия, достаточный (как условие общения) для выполнения стоящих перед коммуникантами задач; 2) психологический контакт - понятие, отражающее динамику отношений между коммуникантами: 3) характеристика психологического контакта зависит от сферы общения; 4) для установления и

159 См.: Человеческий фактор в языке… С. 95.

1Ы* Понятие «трансакции» - единицы общения - было введено Эрихом Берном для описания поведенческих схем, действующих в коммуникации. По его мнению, любой поведенческой схеме соответствует определенное состояние сознания индивида («Ребенок», «Взрослый», «Родитель»). В речевом акте (или трансакции) каждый из коммуникантов проявляет себя как «Родитель», «Взрослый», «Ребенок». Процесс коммуникации не нарушается, если трансакции дополнительные, т.е. «образы» взаимно компенсируют, дополняют друг друга ( «Ребенок - Родитель», «Взрослый - Взрослый»), - См.: Э. Берн Игры, в которые играют люди. Психология человеческих отношений. - М.: «Прогресс», 1988. С. 16-21.

161 Приводимый перечень условий не служит свидетельством того, что отношения в деловом общении статичны и лишены способности развиваться. По мере знакомства собеседники могут проникнуться уважением, симпатией, доверием друг к другу. Однако, если эмоционального сближения не произошло, это не означает, что общение не состоялось, и цели общения не были достигнуты.

162 На предварительном следствии социальная роль сообщается при вызове для участия в следственном действии. Знание структуры фрейма - знание процедуры, функций, позиций участников общения, норм, регулирующих поведение коммуникантов (для публичных, институциональных ситуаций). - См. о фреймах: Т. А ван Дейк Язык. Познание. Коммуникация. Сборник работ. - М.: Прогресс, 1989. С 12-40.

163 Цели и предмет коммуникации в наиболее общем виде осознаваемы всеми лицами, вовлекаемыми в процесс расследования, что значительно облегчает взаимодействие. Исключение составляют малолетние (дети, не достигшие 14 лет), при организации общения с которыми необходимо учитывать уровень их психической зрелости. Вместе с тем изменяются и требования, предъявляемые к процедуре установления психологического контакта.

73

изменения психологического контакта существует специальный
комплекс речевых средств.

Показатели наличия психологического контакта. Они обнаруживаются при анализе речи собеседника (или так называемого «канала обратной связи»). Учитываются две системы показателей — речевых и неречевых . К речевым показателям относятся в первую очередь признаки коммуникативной активности собеседника: а) адекватность реакции (оценивается содержательная сторона ответов, их соответствие предмету обсуждения): б) быстрота реакции (величина паузы между вопросом и ответом); в) темп речи (соотношение периодов молчания и периодов говорения) ; г) эмоциональная насыщенность высказываний (употребление слов с эмоционально-экспрессивной коннотацией, наличие перебивов, самоперебивов и проч.); д) этикетность речи (частота использования этикетных знаков); е) апеллирование к собеседнику (применение вводных конструкций - «видите ли», «понимаете ли», «знаете ли» и др., вопросительных предложений - «Вы представляете!», «Что бы Вы сделали на моем месте?» и т.д.); ж) корректировка речи, проверка правильности восприятия (использование выражений - «я сейчас поясню…», «как бы это получше выразить…», «я постараюсь Вам объяснить…», «наверное, чтоб было ясно, лучше рассказать подробнее… », «Вы понимаете, о чем я говорю?», «Я понятно излагаю?» и проч.); з) количество отказов отвечать на поставленные вопросы (отказ может быть выражен прямо - «Я отказываюсь (не хочу, не обязан) отвечать на Ваши вопросы…» или косвенно - «Я не понимаю, какое это может иметь отношение к делу?» и т.п.).

Приемы, средства установления и поддержания психологического контакта. На наш взгляд, необходимо провести достаточно четкую границу между понятиями «метод», «прием», «средство» установления и поддержания психологического контакта.

Неречевые показатели изучаются в области социальной психологии, не являются предметом нашего исследования и поэтому не рассматриваются в данном разделе работы. “” Временные характеристики речи оцениваются с учетом типа собеседника.

74

Представляется, что выбор метода означает выбор линии речевого поведения (коммуникативной стратегии). Для организации продуктивного общения оптимальной является стратегия, основанная на принципе равенства сторон (кооперативная стратегия).

Прием - схема поведения, действующая в рамках уже выбранной стратегии и направленная на решение частных задач. Отличительной особенностью приемов установления и поддержания психологического контакта (приемов фатической коммуникации) является лежащая в их основе целевая установка: они ориентированы не на поиск истины и оценку достоверности получаемой информации, а на изменение коммуникативной ситуации. Как правило, приемы фатической коммуникации предназначены для вовлечения адресата в общение, активизации его психических процессов, для облегчения восприятия речи, для регулирования психологической дистанции между собеседниками166. В частности, «неформальная беседа» (т.е. беседа на отвлеченную, не связанную с предметом допроса тему) - прием установления психологического контакта, цель которого - снятие эмоционального напряжения, если таковое мешает коммуниканту вступить в общение. Вместе с тем «неформальная беседа» может использоваться как прием психического воздействия для отвлечения внимания допрашиваемого, для усиления фактора внезапности последующих вопросов167.

Приемы регулирования взаимодействия в процессе общения можно условно разделить на две группы, приемы установления и приемы поддержания психологического контакта. В качестве критерия использовано намерение адресанта - установить психологический контакт (ввести, вовлечь собеседника

166 В этой связи трудно согласиться с авторами, относящими к методам установления психологического контакта «получение информации при помощи тактических приемов», «сопоставление полученной информации с уже имеющейся», «постановку уточняющих и контрольных вопросов». - См.: Порубов Н.И. Указ. соч. С. 182.

”” «Неформальная беседа» обычно применяется в комбинации с другими приемами психического воздействия, например, в сочетании с постановкой неожиданных вопросов, предъявлением доказательств, сообщением сведений об обстоятельствах, о которых, по мнению допрашиваемого, следователь не должен был знать. - См. об использовании фактора внезапности на допросе: Белкин Р. С. Фактор внезапности, его учет и использование в процессе расследования // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. Под ред. проф. Т. В. Аверьяновой и проф. PC. Белкина. - М.: Новый Юристь, 1997. С. 144-149.

75

в общение) или поддержать психологический контакт (скорректировать отношения, если уровень взаимодействия по каким-либо причинам снизился).

Вторая классификация приемов может быть проведена по объекту воздействия: 1) приемы активизации внимания; 2) приемы регулирования эмоционального состояния собеседника; 3) приемы возбуждения мыслительной деятельности; 4) приемы преодоления языкового барьера. Рассмотрим перечисленные группы приемов подробнее

  1. Приемы активизации (привлечения, концентрации, удержания) внимания.

1) «Обращение» - обращение в собственном смысле и обращение- побуждение. 2) 3) «Нарушение ожиданий» - имеются в виду смысловые ожидания партнера. Прием осуществляется в три этапа: активизация ожиданий собеседника; включение в процесс поиска решения; снятие ожиданий путем внесения 4) 169

предложения по разрешению ситуации .

3) «Ввод ложного персонажа» - адресантом делается микроотступление, на первый взгляд не связанное с обсуждаемой темой, таким образом, создается заинтересованность в дальнейшем развертывании беседы. 4) 5) «Апелляция к собеседнику» - адресант вовлекает собеседника в разговор, стремясь узнать оценку, позицию собеседника относительно тех или иных обстоятельств. 6) 7) «Риторический вопрос» - утверждение или отрицание чего-либо, вопрос, не требующий ответа, но содержащий итоговую мысль (результат рассуждений, к которому пришли участники коммуникации). 8) 9) «Контраст» выражается в резком переходе от одной микротемы к другой, при условии, что в восприятии адресата микротемы могут быть противопоставлены друг другу. 10) Приводимый ниже перечень приемов нельзя считать исчерпывающим, при формировании системы автор исходил из значимости и употребимости приемов в речевой практике. Кроме того, деление приемов по объекту воздействия достаточно условно, т.к. один и тот же прием может одновременно действовать в нескольких направлениях. Например, прием «ввод ложного персонажа» предназначен для привлечения внимания и для возбуждения мыслительной деятельности. 169 См.: ВОЙСКУНСКИЙ А.Е. Указ. соч. С. 147.

76

7) «Навязывание ритма» используется при «мерцающем» внимании, изменению подвергается не только темп речи, но и интонация, громкость, выразительность речи. 8) 9) «Расстановка акцентов» осуществляется за счет выделения в тексте тех участков, которые, по мнению адресанта, имеют особое значение и на которых он хотел бы «заострить» внимание собеседника. 10) 2. Приемы регулирования эмоционального состояния.

1) «Создание образа» или «социальная репрезентация» в общении может использоваться в нескольких вариантах, в зависимости от представляемого объекта. Вариант 1 - «саморепрезентация» - формирование адресантом собственного образа. Вариант 2 - «характеристика образа партнера» - сообщение партнеру по коммуникации, каким он видится адресанту. Вариант 3 - «представление о ситуации» - изложение коммуниканту своей версии происшедшего или происходящего. Вариант 4 - «расширение авторитета третьего лица» - признание компетентности, авторитета, положительных качеств третьего лица, значимого для собеседника. 2) 3) «Смещение акцентов» - прием направлен на «сглаживание острых углов», на подачу отдельных обстоятельств в ином свете. 4) 5) «Неформальная беседа» - беседа на не связанную с предметом допроса тему. 6) 7) «Отождествление» - демонстрация общности, схожести с собеседником. 8) 9) «Сопереживание» - проявление сочувствия к собеседнику. 10) 3. Приемы возбуждения мыслительной активности.

1) «Обобщение» - подведение под частный случай общих суждений. 2) 3) «Прогнозирование» - построение адресантом перспектив развития событий. 4) 5) «Пример» - в текст диалога включается история, иллюстрирующая какой-либо вывод. 6) 4. Приемы преодоления языкового барьера. Преодоление языкового барьера, как правило, связывают с поиском «общего языка». Для носителей одного языка понятие «общий язык» должно рассматриваться в прагмалингвистическом аспекте. Известный лингвист Т.Г. Винокур писала:

77

«Найти общий язык - значит преуспеть в совершении такого языкового отбора для высказывания, который свидетельствует о способности говорящего актуализовать навыки, равные (или сходные) с навыками слушающего, в соответствии с ожиданиями последнего»170. Речевая деятельность, направленная на поиск «общего языка», складывается из нескольких составляющих: 1) определение параметров речи, присущих собеседнику (учитываются социально-психологические особенности, которые удалось выявить в ходе общения); 2) коррекция речи в соответствии с установленными параметрами, прогнозирование коммуникативного эффекта; 3) контроль адекватности восприятия

В контексте «проблемы общего языка» некоторые исследователи затрагивают вопрос об использовании воровского жаргона при общении с допрашиваемым . Сегодня (в силу, с одной стороны, углубления дифференциации в обществе и роста числа социальных диалектов, а, с другой стороны, взаимного проникновения диалектов) вопрос ставится гораздо шире: необходимо ли следователю знание групповых жаргонов, условных языков, и насколько это может повлиять на его коммуникативную компетенцию, на его способности и навыки организации общения. На наш взгляд, при разрешении поставленного вопроса можно руководствоваться следующими соображениями: 1) социальные диалекты не являются основным средством общения, они носят дополнительный характер и служат отличительным признаком отдельных социальных групп. Общение в уголовном процессе должно вестись на литературном языке, поскольку только данная форма языка полифункциональна и обслуживает все сферы речевой деятельности; 2) знание следователем социальных диалектов не ставит под сомнение уровень его профессионализма, скорее наоборот, оно может быть использовано им для составления социально-психологического портрета говорящего (в оперативных целях); 3) с другой стороны,
невладение следователем социальными

1 ° См.: Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. - М.: Наука, 1993. С. 61.

1 ‘ Имеется в виду контроль восприятия в обоих направлениях: при отправлении и при получении информации.

78

диалектами не влияет на организацию общения. Поэтому коррекция речи производится в объеме средств литературного языка, а не путем перехода к диалектам.

Разделим условно понятие языкового барьера на несколько составляющих (в соответствии с языковыми подуровнями). 1) Преодоление фонетического барьера. В первую очередь обращается внимание на темп речи1’-? который устанавливается в процессе общения, судя по реакции слушающего. Значение имеет также громкость речи /4, ее интонационное оформление и произношение отдельных слов, их сочетаний.

2) Преодоление лексико-синтаксического барьера. При выборе лексики следует избегать употребления терминов, профессионализмов, поскольку они имеют ограниченное хождение. Сложные синтаксические конструкции разбиваются на более простые и отделяются друг от друга с помощью вводных слов, союзов, предлогов («во-первых, во-вторых», «в первую очередь», «прежде всего» и т.д.).

3) Преодоление семантического барьера. Собеседники стараются излагать свои мысли максимально просто, договариваются о понимании «ключевых» слов (фраз).

К основным приемам, направленным на преодоление языкового барьера, относятся: а) проверка адекватности восприятия. Проверка проводится прямым или косвенным путем. При прямой проверке обращаются с дополнительными вопросами, с просьбой пояснить, расшифровать, прокомментировать к самому носителю информации. При косвенной проверке получатель информации повторяет воспринятое, выразив его своими словами,

‘а См.: Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации:

Учебное пособие. - Минск, 1977. С.34; Леонтьев А.А. и др. Указ. соч. С.54.

1,3 Темп речи - скорость произнесения речевых элементов. Измеряется двумя способами: числом звуков в

единицу времени или через определение средней длительности звука (слога). Для русской речевой культуры

средний (нормальный) темп речи -120 слов в минуту или 2 слова в секунду. - См.: Введенская Л. А., Павлова

Л.Г. Указ. соч. С. 364.

1” Громкость речи происходит от взаимодействия двух ее характеристик: тона речи (точнее высоты тона,

измеряемой в Гц) и интенсивности звучания (амплитуды колебания голосовых связок). Громкость речи зависит

от состояния говорящего (в момент эмоционального подъема она усиливается), от содержания речи (путем

изменения громкости выделяются наиболее значимые участки текста), от перцептивных способностей адресата

и знания им языка.

79

предлагая отправителю информации самому судить о правильности восприятия; б) «речевая адаптация» - своеобразная настройка речевых параметров собеседников, включение в текст дополнительных разъяснений, поиск доступной для понимания адресатом формулировки.

Средства установления и поддержания психологического контакта (средства фатической коммуникации)175 представляют собой единицы знаковой системы и (или) их сочетания. Важное место среди них занимают этикетные средства. Речевой этикет - совокупность принятых социумом правил речевого поведения. Фундаментом этикетных норм служат нормы морали и ментальные схемы, отражающие национально-культурные традиции. Отличительными особенностями этикетных норм, как отмечает В.Е. Гольдин, являются176: а) относительная самостоятельность (формально этикетные средства не связаны с неэтикетными высказываниями); б) целостность референции (этикетные средства дают представление о речевой ситуации нерасчлененно); в) смысловая зависимость от речевой ситуации (этикетные средства не могут восприниматься и толковаться в отрыве от речевой ситуации).

В языке давно наметилась тенденция к образованию устойчивых сочетаний этикетных средств для выражения часто встречающихся в речевой практике социально значимых намерений. Они получили название этикетных формул. Большинство этикетных формул стало самостоятельными фатическими жанрами (в частности, жанры приветствия, прощания, приглашения, поздравления, комплимента, пожелания и т.п.). Деловое общение насыщено средствами этикета, остановимся подробнее на некоторых из них.

  1. Обращение и иные средства адресации речи. Обращение играет в тексте двоякую роль. С одной стороны, оно активизирует внимание адресата (с помощью обращения мы показываем, к кому направлена речь). С другой стороны, мы выражаем свое отношение к адресату (информируем его о том,

115 Наряду с фатическими средствами в коммуникации участвуют информационные средства, предназначенные для передачи каких-либо сведении. Поскольку исследование психологического контакта предполагает прежде всего обращение к средствам фатической коммуникации, - информационные средства нами специально не рассматриваются.

См.: Гольдин В.Е. Этикет и речь - Изд-во Сарат. ун-та, 1978. С. 37-38.

80

кем он для нас является). По значимости в процессе коммуникации обращения могут быть разделены на две большие группы: 1) регулятивы ~ показатели личного отношения говорящего к адресату речи. Регулятивы задают тональность общения и модус отношений между его участниками, характер распределения ролей в диалоге ; 2) индексы выполняют роль номинации лица. Индекс может обозначать адресата безотносительно к другим лицам (называет социальные признаки - пол, образование, профессию, возраст и др.) либо через

178

указание его статуса относительно других представителей социума . Особенность обращений-индексов состоит в том, что они обладают собственной семантикой, обозначают адресата и ситуацию общения.

При выборе обращения учитывается ряд коммуникативных факторов: а) социальная коннотация обращения; б) наличие социальных разрешений (запрещений) использования данного обращения (этикетность номинации); в) социальные параметры адресата; г) степень знакомства и характер взаимоотношений, сложившихся между коммуникантами; г) условия общения (официальность или неформальность обстановки). Вариативностью в употреблении обладают и формы собственного имени лица (в русском языке - фамилия, имя, отчество). Н.И. Формановская приводит

социолингвистические правила использования форм собственного имени, они сведены в таблицу.

Таблица 3 Правила использования форм собственного имени

Форма имени собственного Ситуация общения 1. Имя - отчество Используется при обращении к знакомому, уважаемому, старше по возрасту лицу, в официальной обстановке (в неофициальной обстановке - к хорошо знакомому собеседнику при переходе к ссоре). ‘’ В частности, обращения «голубчик», «дружочек», «солнышко», «родной», «дорогой» и прочие не несут в себе социальной или личностной характеристики адресата. Однако они содержат эмоциональный компонент, передают личное отношение говорящего, регулируя общение через установление границ отношений (свой -чужой, далекий - близкий).

1 ‘* Номинативные цепочки «руководитель - подчиненный», «организатор - исполнитель», «учитель - ученик» подчеркивают вертикальность отношений. Обращения «коллега», «сослуживец», «партнер», напротив, свидетельствуют о горизонтальности отношений. Существует специальный набор индексов для обозначения не только деловых, но и родственных отношений, отношений различной степени близости (знакомства, дружбы, любви). - См. о различении индексов и регулятивов: Гольдин BE, Указ. соч. С. 80-83. 1 ‘9 См.: Формановская НИ. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения. - М.. 1998. С. 108-128.

81

  1. Имя полное (нейтральная форма имени) Употребимо при обращении к хорошо знакомому, к ! равному по возрасту или моложе, в неофициальной j обстановке. При дружеских отношениях, как правило, пользуются сокращенным вариантом имени (Степа, Дима, Вика, Рита и т.д.).
  2. Суффиксальные формы имени (с суффиксами -ка, - еньк, -очк) Применимы по отношению к хорошо знакомым, близким, лицам, своего или младшего возраста, как правило, в неофициальной обстановке (Сережка, Оленька, Зиночка и т.п.).
  3. Фамилия Обращение, принятое в неофициальной обстановке, между людьми, находящимися в горизонтальных отношениях (в школьном, студенческом, профессиональном коллективе).
  4. Отчество Просторечная форма обращения, сочетающая в себе черты фамильярности и одновременно уважения. Употребима в неофициальной обстановке, по отношению к хорошо знакомому и уважаемому лицу, равному или старшему по возрасту (Иваныч, Витальич ). j 6. Господин, товарищ, j гражданин + фамилия

j

i Форма обращения применима в официальной обстановке по отношению к мало знакомому адресату, в неофициальной обстановке - по отношению к хорошо знакомому лицу при переходе к конфликту Игнорирование коммуникантом этикетных правил обращения может быть сознательным, что следует оценивать как стремление собеседника изменить тональность общения. В этом случае средство адресации приобретает стилистическую окрашенность, которая определяется с учетом общего тона

181 182

высказывания и сочетания средств адресации друг с другом

Личные местоимения как форма обращения. Интерес (в свете фатической коммуникации) представляет употребление местоимений «вы», «ты», «мы» и возможности модуляции отношений с их помощью. Зависимость применения

и Первая часть обращения изменчива и зависит от сферы использования. Например, представители власти обращаются к правонарушителям с помощью выражений «гражданин + фамилия». В судебной практике распространены обращения-индексы в виде указания на процессуальное положение лила («истец Иванов», «свидетель Петров», «подсудимый Громов» и проч.).

ш Л. Л. Федорова называет общий тон высказывания ключом для определения стилистического значения обращения. Она выделяет: а) прямой ключ (стилистическое значение обращения соответствует нормативному); б) обратный ключ (обращение используется с противоположным значением, тон высказывания - насмешливо-иронический). - См.: Федорова Л.Л. Указ. соч. С. 24.

ш В частности, допустимо сочетание отчества с местоимением «ты», но сочетание «Вы + отчество» выглядит нелепо, поскольку совмещены формы обращения, имеющие разную стилистическую окрашенность («Вы, Иваныч, домой идете?»). На допросе иногда используется сочетание «Вы + фамилия», которое является показателем соблюдения «холодной» вежливости со стороны следователя при сохранении негативного отношения к допрашиваемому. Пример: «А Вы, Сорокин, где Вы были в момент убийства Волкова?».

82

местоимений «вы» и «ты» от коммуникативных факторов отражена в таблице 4Ш.

Возможные варианты использования местоимения «мы»: а) для обозначения близости, солидарности участников общения («Вот мы сейчас с Вами и посмотрим, кто из нас прав…»); б) для привлечения внимания («Всем нам необходимо знать правду…»); в) для смены тональности общения, чаще всего для выражения иронии, издевки («Какие мы агрессивные1.»).

Большинство исследователей проблемы психологического контакта рекомендуют обращаться к участникам следственных действий (независимо от их процессуального статуса) по имени-отчеству и на «Вы», что соответствует нормам речевого этикета (ситуация общения: лицо малознакомое, обстановка официальная).

Таблица 4 Влияние коммуникативных факторов на выбор формы обращения

Форма обращения Коммуникативные факторы { Вы Ты

1 1 1 .Степень знакомства коммуникантов
J - адресат незнакомый или малознакомый.

адресат - близкий или хорошо знакомый человек. При сближении собеседников возможен переход с Вы на Ты Чаще всего это символизирует интимизацию отношений Исключение составляют случаи несогласованного перехода, при котором устанавливается фамильярность, нежелательная для одного из собеседников. !

!

Вы

1

! Ты 2. Обстановка общения (официальная - неофициальная)

  • в официальной обстановке независимо от степени знакомства.

  • в неофициальной, только по отношению к хорошо знакомому адресату, Вы Ты

    1. Характер взаимоотношений между коммуникантами

символизирует подчеркнутую вежливость, почтительность, дистанцированность собеседников.

  • используется для выражения дружеских, близких, теплых, фамильярных отношений.

Переход с «ты» на «Вью может свидетельствовать об отдалении собеседников, о назревании конфликта, о желании изменить позиции участников общения либо свидетельствует о смене тональности общения (пгутливо-иоонический тон). i L

См.: ФормановскаяН.И. Указ. соч. С. 129 - 146.

83

  1. Позиции участников общения (равные - неравные)

Ты или Вы

j - при симметричности отношений в зависимости от иных j факторов - характера взаимоотношений, обстановки общения, | степени знакомства.

Вы

I I Ты

1 - обращение младшего к старшему по возрасту.

j …

! - обращение к младшему (ребенку, подростку), но не к младшему j по званию, занимаемой должности, т.к. здесь доминирующий | фактор - официальность обстановки.

Анализ фонограмм допроса показывает, что наблюдается тенденция называть обвиняемых (подозреваемых) по фамилии. Данный факт можно объяснить существованием (в русской речевой культуре) направленности обращаться по фамилии к лицам, которые нам неприятны, к которым мы негативно относимся. Вместе с тем, имеют место случаи обращения к обвиняемому по имени (в т.ч. в сокращенном его варианте). Это соответствует бесконфликтной ситуации (обвиняемый дает правдивые показания, способствует раскрытию преступления) в сочетании с доверительным отношением к следователю и отсутствием большой разницы в возрасте. Для допроса, проходящего в тональности взаимного доверия, характерно также уменьшение числа этикетных средств, неполнота (свернутость) речевых конструкций, наличие перебивов. Пример реплики следователя: «Саш, там вас видели как минимум трижды, три дня подряд, даже с вами разговаривали. Это было до того, как вас видел хозяин, или после?» . Пример демонстрирует высокий уровень коммуникативной кооперативности - обращение в виде сокращенного имени, использование дейктических средств (слов-указателей в виде местоимений там, это, того), неполнота речевой конструкции, что свидетельствует о знании обоими собеседниками предмета обсуждения.

В отношении свидетелей (потерпевших), как правило, соблюдаются нормы речевого этикета - обращение по имени-отчеству и на «Вы» (для несовершеннолетних - обращение по имени и на «ты»).

184 Фрагмент фонограммы допроса обвиняемого (уголовное дело, возбужденное по ч.2 ст. 158 УК материалы ГУВД г. Саратова. 1999г.).

84

  1. Самоименование принадлежит к числу важных этикетных знаков. Называя себя, мы предлагаем собеседнику тот вариант обращения (адресации), который кажется нам удобным, приемлемым. В культурных традициях многих стран принято именовать собеседника так, как он первоначально назвал себя. В русском речевом этикете правила более дифференцированы. Если человек при знакомстве назвал себя по фамилии, это еще не означает желательность обращения по фамилии. Как правило, собеседник впоследствии уточняет имя, имя-отчество, либо ограничивается нейтральным «Вы». Однако, если человек предлагает называть его по имени (полному или сокращенному), то собеседник воспринимает имя как желательную форму обращения. Распространены случаи, когда участник общения предлагает собеседнику самому выбрать форму обращения. Пример:

«- Как Вас зовут? - Дмитриев Алексей Николаевич, можно, просто Ачексей». Реплика показывает, что собеседник пытается «нащупать»
уровень взаимоотношений, желательный для другого коммуниканта. Иначе оценивается аналогично построенная фраза, но дополненная дейктическими элементами. В том же примере:

« - Как Вас зовут ? - Дмитриев Алексей Николаевич, но для Вас - просто Ачексей». Ответ демонстрирует стремление коммуниканта перевести общение в русло равных, дружеских отношений.

  1. Способы выражения факторов «Я» и «не-Я». Точкой отсчета для разграничения факторов «Я» и «не-Я» является позиция говорящего (фактор

1 ОС

«не-Я» относится к позиции партнера по коммуникации) . Анализ распределения указанных факторов в тексте позволяет уяснить, какую форму взаимодействия выбрал говорящий или какой стратегии поведения он обычно придерживается.

Подробнее об этом см.: Ушакова Т.Н.. Павлова Н.Д., Зачесова И.А. Указ. соч. С. 143-147.

85

Формы выражения факторов «Я»: а) демонстрация авторитетности собственной точки зрения (речевые варианты представлены в таблице);

Способ выражения позиции Речевые средства
Прямой способ

, „ 1 Выбоо речевого средства зависит от

  1. Высказанное суждение отражает только 1 Л

„ степени уверенности адресанта в точку зрения автора и носит частный , „ ТГ

  • i собственной правоте. Используются

характер. ! r J

вьфажения: «я думаю», «мне кажется», «я

! полагаю», «представляется», «видится»,

1 «мое мнение таково» и проч.	
  1. Точка зрения адресанта ке единична, ее j Согласие с занимаемой автором позицией разделяют и другие представители j со стороны других людей может быть социума. j представлено говорящим либо как

1 известный факт, либо как прогноз, «я

! считаю, и в этом, я надеюсь (думаю,

полагаю), Вы меня поддержите…», «я

j думаю, и правильность моей позиции

j подтверждают все (некоторые)..,».	

Косвенный способ I

I

I

  1. Умолчание о собственной точке зрения и j «Поверьте, я бы с удовольствием с Вами j

трансляция позиции большинства. ! согласился, но как быть с тем, что думают I

j об этом другие?»; «Я не могу пойти против J

мнения всех…» или «Стоит ли

упорствовать, если все остальные думают t

j иначе…»

  1. Собственная точка зрения j Используются вводные конструкции: !

формулируется (подается) как объективная ! «общеизвестно», «как правило», «не для закономерность. кого не секрет», «как Вам, наверное,

известно», «бесспорно», «безусловно» и др. i

1 i j

б) прямое упоминание своей персоны (так называемое «ячество»); в) введение различного рода комментариев, средств речевой рефлексии, ситуативной самооценки ( «Вы, наверное, полагаете, что я Вам враг, а ведь на самом деле это не так…»).

Формы выражения факторов «не-Я» - наряду со средствами адресации могут быть использованы иные средства установления контакта (средства проверки уровня понимания, конкретизации, уточнения предмета речи, средства языковой игры и проч.).

86

Продуктивный стиль общения предполагает сосредоточение на интересах собеседника, создание условий для языкового самовыражения коммуниканта, поэтому предпочтение должно отдаваться факторам «не-Я» и косвенным формам выражения факторов «Я». Недопустимыми следует признать проявления личного превосходства, включение в текст диалога иронических, насмешливых, язвительных замечаний, упреков, поучений, наставлений, этических оценок. В противном случае - неизбежны коммуникативные сбои, разрыв речевого контакта вплоть до отказа от общения, обострение конфликтной ситуации. Приводимая рекомендация распространяется и на общение в ходе допроса. Цель допрашивающего состоит в установлении истины по делу, а не в выражении личного отношения к допрашиваемому. Пример \

«Вопрос: Почему ранее Вы давали другие показания по данному факту? Ответ: Потому что меня били в горотделе оперативные работники. Вопрос: Кто конкретно Вас в горотделе избивал, сколько человек? Телесные повреждения имеются?

Ответ: Били меня трое человек, фамилии их я не знаю. Телесных повреждений у меня сейчас нет, но раньше были. За медпомощью и на освидетельствование я не обращался.

Вопрос: Причем тут горотдел и то, что Вас били, если показания Вы давали мне в присутствии Вашего адвоката, больше, кроме нас, никто на допросе не присутствовав?

Ответ: Я отказываюсь отвечать на этот вопрос, согласно статье пятьдесят. первой Конституции, так как не хочу ухудшать свое положение и не хочу навредить себе,..». Пример иллюстрирует один из случаев нарушения психологического контакта, повлекший отказ допрашиваемого от общения. Оба коммуниканта обнаруживают недоверие друг к другу. Следователь не принимает объяснения допрашиваемого, считая их голословными обвинениями в адрес оперативных работников. Обвиняемый показывает, что следователю он

Фрагмент протокола очной ставки, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

87

давно не доверяет, настолько же, насколько не доверяет тем, кто (согласно сделанному заявлению) его избивал. Скрытый ранее конфликт дает о себе знать, и происходит разрыв коммуникации. Пример 2: «Вопрос: Вы наводили справки об этой страховой кампании? Ответ: Нет.

Вопрос: Вы лично знали того, кто офоржчял Ваши документы? Ответ: Нет.

Вопрос: Так почему же Вы так легкомысленно отдачи им свои сбережения? У Вас что, деньги лишние?» . Пример показывает, как падает речевая активность допрашиваемого под давлением упреков со стороны следователя. Свидетельством ослабления контакта служит немногословность ответных реплик. При проведении допросов потерпевших (даже в случае обнаружения фактов виктимного поведения) необходимо помнить о том, что потерпевший, как правило, долгое время испытывает на себе воздействие психотравмирующей ситуации. Поэтому какие-либо замечания следователя в адрес потерпевшего должны быть максимально тактичными. 2.2 Диагностика ложных показаний

Исследование данного вопроса в лингвистическом аспекте означает поиск формальных показателей ложности сообщаемой информации. Принципиальным для проведения исследования является предположение о том, что ложные показания внешне (по лингвистическим признакам) должны отличаться от иных показаний, т. е. должны происходить изменения в речевом поведении говорящего.

Обсуждаемая гипотеза основана на теории об «очаге аффектации», образующемся в коре головного мозга в связи с психогенным событием. Сохранение негативных переживаний, их накопление вредны для человека, они отрицательно сказываются на его психофизиологическом состоянии. Поэтому у каждого индивида действуют защитные механизмы, ориентированные на

18’ Фрагмент фонограммы допроса потерпевшего (уголовное дело, возбужденное по ч.2 ст. 165 УК, материалы Вольского РОВД, 2000г.).

88

снятие напряжения и на охранение «очага аффектации» от внешнего влияния . Эти защитные механизмы получили название «защитной доминанты».

Изменение речевого поведения при реализации защитной доминанты может происходить в двух направлениях : 1, Сокрытие негативной информации, усиление контроля за входящим и выходящим потоками информации, рост барьера отчуждения, избегание разговора на предложенную тему различными способами (отказ от общения, подмена темы, использование абстрактных, клишированных выражений, демонстрация непонимания задаваемых вопросов, изменение темпа речи, остановки, пропуски важных моментов и т.д.).

  1. Вытеснение негативной информации и связанных с ней переживаний через их проговаривание (вербализацию). В речевом поведении наблюдается «застревание», «зацикливание» на теме (излишняя детализация, неоднократное возвращение к теме, немотивированные повторы уже сказанного). Довольно часто изложение начинается как рассказ о друге, знакомом, третьем лице, пример из жизни или как описание модели ситуации. Однако по мере удаления от момента, послужившего стимулом для начала рассказа, индивид все более «утопает» в подробностях субъективного характера.

Общее для обеих линий поведения - рост эмоциональной напряженности, которая (согласно Э.Л. Носенко)190 проявляется в выборе слов, в грамматическом оформлении высказывания, в моторной организации речи, при воспроизведении воспринятого’91. В частности, при выборе
слов

Различают два способа внешнего воздействия: 1) на «ядро» или на содержательную сторону «очага аффектации». Действие основано на возбуждении ассоциаций путем произнесения отдельных слов, выражений, семантически связанных с «очагом»; 2) на «барьер» - использование приемов, направленных на ослабление контроля за выходящей информацией,- См.: Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. -Изд-воМГУ, 1979. С. 18. 1X9 См.: Филонов Л.Б. Указ. соч. С. 19.

190 См.: Носенко Э.Л. Эмоциональное состояние и речь. - Киев: «Вгаца школа», 1981.

191 В экспертной практике (при производстве фоноскопической экспертизы) диагностика эмоционального состояния говорящего включает изучение двух групп признаков: признаков обшей эмоциональной напряженности (о них идет речь в данном разделе работы) и признаков конкретного эмоционального состояния. Наиболее разработанной является система признаков первой группы. - См.: Хитина MB. Указ. соч. С. 15,18; Галяпшна Е.И., Безрукова М.И., Фомичев А.Н., Хуртилов ВО. Диагностика личности человека по фонограммам устной речи: Учебное пособие. - М.: ЭКЦМВДРФ, 1993. С.12,55.

89

регистрируются : а) рост (в количественном и временном отношении) пауз нерешительности; б) увеличение числа нерелевантных повторов отдельных звуков, слогов, слов, их конструкций, незавершенных слов (наличие «ложных начал»); в) снижение словарного разнообразия, обращение к клишированным фразам; г) тенденция к использованию «эрзац- обозначений», «поисковых» слов, слов-«паразитов» (для заполнения пауз), местоимений вместо существительных; д) частое употребление глаголов, слов с ярко выраженной позитивной или негативной коннотацией, которые образуют общеутвердительные или общеотрицательные конструкции («ничто», «никто», «никогда», «все», «в принципе», «вообще») и т.д.

Грамматическое оформление высказываний отличается нарушением связности и целостности изложения (грамматическая и логическая незавершенность, искажение логических связей между отдельными фрагментами речи, многочисленные отступления от темы беседы и проч.)193. Моторная организация речи характеризуется ростом интенсивности сигнала, яркой выраженностью колебаний частоты основного тона, перепадами темпа речи, ошибками в артикулировании и т.д.194В качестве примера проаначизируем фрагмент диштога195:

«Следователь: Так Вы говорите, они неправильно в протоколе записали? Допрашиваемая: Да ну нет, конечно. Ну, как это так? Взяли и написали там чего-то.

Следователь: Вы читали протокол, прежде чем подписать его? Допрашиваемая: Да ничего я не читала. Я им говорила, я не согласна, не мелочитесь. Следователь: Тогда почему Вы подписали протокол?

192 См.: Носенко Э.Л. Указ. соч. С. 70-85.

193 См. о признаках грамматического оформления и моторной организации: Носенко Э.Л. Указ. соч. С. 87-95.

194 Переход от одного эмоционального состояния к другому влечет изменение целого комплекса спектральных, амплитудных, временных признаков речи, которые могут быть зарегистрированы только с помощью специальных технических устройств в ходе экспертного исследования и поэтому не приводятся нами в данном разделе.

95 Фрагмент фонограммы допроса обвиняемой (уголовное дело, возбужденное по ч .1 ст. 200 УК, материалы Вольского РОВД, 2000г.).

90

Допрашиваемая: Я им сразу сказала, да отвяжитесь от меня. Я им так сказала, подписала и ушла.

Следователь: Вам нечего было им сказать, поэтому Вы подписали? Допрашиваемая: Нет, глупость какая! Просто я не думала вообще ничего… У меня никогда такого не было.,.». В ответных репликах допрашиваемой наблюдаются многочисленные повторы, конструкции с экспрессивным (негативным) значением, семантически пустые слова, грамматическая и логическая незавершенность высказываний. Пытаясь избежать ответственности, допрашиваемая в своем речевом поведении реализует тактику отказа (через общеотрицательные конструкции - «ничего не читала», «нет, конечно», «нет, глупость какая», «не думала вообще ничего», «никогда такого не было»).

Однако при оценке речи с позиций ее эмоциональности необходимо учесть ряд факторов:

  1. Состояние эмоциональной напряженности возникает не только в силу утаивания лицом каких-либо имеющих доказательственное значение сведений. Повышенная тревожность и возбудимость могут быть обусловлены недоверием лица к правоохранительным органам, его нежеланием быть как-либо вовлеченным в процесс расследования, страхом за свою жизнь, безопасность или может быть следствием внешних причин (неприятностей на работе, в семье, сильных психологических нагрузок, усталости, депрессии и др.).
  2. Выделение перечисленных признаков возможно только в том случае, если известен идиостиль говорящего (т.е. особенности его речи в обычном, спокойном состоянии). Большинство указанных признаков относятся к имманентно присущим устной речи (в частности, употребление семантически «пустых» слов, слов-«паразитов», грамматическая, логическая незавершенность фраз и проч.). Смена эмоционального состояния приводит к количественным изменениям признаков, что определяется путем сопоставления с иными фрагментами речи. Лучше всего количественный рост речевых показателей

91

прослеживается при неоднократном общении или при
изменении эмоционального состояния в пределах одного акта общения.

В качестве критерия для диагностики лжи может использоваться временной фактор - момент порождения текста. В связи с этим лингвистически неоднородными следует считать ложные показания, предварительно сформированные лицом (до акта общения), и ложные показания, творимые во время произнесения речи. Показания первой группы обладают признаками подготовленной речи - речи, на заранее обдуманную тему196. Наблюдается снижение числа пауз нерешительности, «поисковых» слов, нерелевантных повторов, переформулировок, самоперебивов, иных речевых сбоев. Текст может быть составлен лицом самостоятельно или при посредничестве другого лица («речь с чужих слов»). В последнем случае регистрируются признаки чужого авторства - не свойственные говорящему способ рассуждения, характер аргументации (логическая сторона показаний), лексика, устойчивые выражения, синтаксические конструкции (лингвистическая сторона показаний).

Проникновение в речь «чужих» конструкций возможно в двух ситуациях: 1) ложные показания являются результатом сговора соучастников преступления; 2) ложные показания образовались вследствие обмена информацией с другими лицами, произошло наложение разных свидетельств и искажение собственных показаний. Принципиальное отличие ситуаций состоит в субъективном отношении говорящего к сообщаемому: в первом случае -умышленное искажение, сокрытие информации, во втором случае -добросовестное заблуждение.

Человек, умышленно дающий ложные показания, как правило, стремится сохранить выбранную линию поведения, в силу чего боится переформулировать фразу, сделать словесные перестановки, замены, внести самостоятельно какие-либо детали. Его показания
отличаются

См. о классификации речи по степени подготовленности: Идентификация человека по магнитной записи его речи. Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. - М: Рос. Фед. центр СУД. экспертизы. 1995.

С. 37.

92

логической стройностью, безупречностью, видимой «гладкостью», аргументированностью, наличием готовых объяснений фактов, интересующих следствие.

Свидетельства, сформировавшиеся под влиянием чужих показаний,

197

напротив, характеризуются неоднородностью , непоследовательностью, противоречивостью. Отдельные фрагменты показаний могут не вписываться в общую картину происшедшего, например, свидетель
называет

взаимоисключающие детали, затрудняется объяснить какие-либо факты, воспринятые им , ссылается на факты, которые не мог воспринимать лично, и т.д . Говорящий путается в показаниях, выражает неуверенность в правильности своих слов («я не уверен.,,», «не могу точно сказать…», «может быть я и ошибаюсь…» и проч.).

Рассмотренные выше признаки эмоциональной напряженности, подготовленности речи, речи с «чужих» слов нельзя назвать абсолютными показателями ложности сообщаемых сведений200. Они носят скорее ориентирующий характер и служат основанием для выдвижения версий, которые нуждаются в последующей проверке. Это обстоятельство однако не исключает важность выявления и анализа перечисленных лингвистических признаков при производстве следственных действий. 2.3 Особенности фиксации устной речи

Протоколирование устной речи

19’ Имеется в виду вдиостилевая неоднородность. В речи присутствуют выражения, не свойственные говорящему. В частности, дети до 7 лет используют в речи репрезентативно-иконическую коммуникативную стратегию, т.е. информация передается путем изображения фактов, событий. Ребенок не умеет оперировать понятиями - он показывает с помощью невербальных средств происшедшее. Кроме того, при изображении событий ребенок не отделят себя от ситуации, происходит совмещение ситуации-темы с ситуацией текущего общения. Поэтому наличие в речи ребенка каких-либо выводов, требующих понятийного осмысления, является основанием предположения о влиянии взрослого на формирование показаний малолетнего свидетеля. - См. об особенностях дискурса подростков: Седов К.Ф. Структура устного дискурса и становление языковой личности: Грамматический и прагмалишвистический аспекты. - Саратов: Изд-во Сарат. пед ин-та, 1998. С.91-93. 194 Как правило, запоминание деталей, признаков обусловлено возникновением ассоциаций в момент восприятия объекта. Поэтому свидетель может ответить, почему он запомнил тот или иной факт. 1ЫУ См.: Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1992. С, 133.

lw В этой связи в психологии ведутся исследования, направленные на создание инструментатьных методов для регистрации признаков изменения психофизиологического состояния лица под воздействием внешнего раздражителя (имеется в виду создание полиграфа или «детектора лжи»).

93

Перед лицом, фиксирующим показания участника следственного действия, стоят две основных задачи: воспроизвести полученную доказательственную информацию в полном объеме; обеспечить легкость восприятия и последующей работы с текстом протокола, сохранив особенности речи лица, дающего показания. Выполнение второй задачи представляется наиболее сложным, что обусловлено рядом факторов: 1) несовпадением речевых навыков допрашиваемого и лица, фиксирующего показания. У допрашивающего неизбежно возникает желание изложить услышанное по- своему, используя собственный языковой арсенал, реализуя индивидуальные речевые потенции; 2) возникновением «конфликта» между нормами кодифицированного литературного языка и разговорной речи. Делопроизводство в уголовном процессе ведется на кодифицированном литературном языке. Однако непосредственное общение в ходе допроса регулируется главным образом нормами разговорной речи, которые не сводимы к нормам кодифицированного литературного языка. Перенесение особенностей разговорной речи в письменную речь (с позиций функциональной стилистики) оценивается как стилистическая ошибка, как свидетельство невыработанности у пишущего навыков письменной речи. Кроме того, важной особенностью разговорной речи является ее зависимость от контекста и конситуации, что находит свое выражение в тенденции к семантической и формальной экономии средств (синкретизму). Недостающие речевые элементы могут быть восстановлены адресатом либо исходя из общего понимания ситуации общения (конситуативный эллипсис), либо путем расшифровки иных неречевых компонентов коммуникации (мимики, позы, жестов). Письменная речь позволяет передавать и получать информацию только с помощью одной знаковой системы, что предполагает перевод неречевых компонентов в речевые.

По данным некоторых исследователей, в частности B.C. Комаркова, в 99% случаев протокол не сохраняет особенностей речи допрашиваемого , что

См.. Комарков В,С. Указ. соч. С.53.

94

позволяет усомниться в авторстве показаний. Однако B.C. Комарков не поясняет в своей работе, какие именно признаки речи допрашиваемых были выделены им для анализа и какие из них не нашли отражения в протоколах. Поэтому нами было проведено собственное исследование текстов протоколов, направленное на установление факта фиксации особенностей речи допрашиваемого и факта редактирования его показаний следователем. В процессе изучения текстов протоколов мы руководствовались следующими положениями: а) протокол представляет собой конспект показаний (а не их стенографическую запись), в силу чего в тексте должны наблюдаться признаки речи двух лиц - допрашиваемого и лица, фиксирующего показания; б) признаки речи допрашиваемого есть признаки разговорной речи, нашедшие отражение в протоколе; в) признаки речи допрашивающего - признаки «редактирования» разговорной речи, ее преобразования в письменную речь, приведения в соответствие с нормами кодифицированного литературного языка (условно мы назвали данную группу признаками «стилизации»); г) характер распределения признаков «стилизации» зависит от условий текстообразования (от наличия времени на обдумывание и обработку устного текста).

Для анализа использовались протоколы допросов и протоколы очной ставки (всего 120 документов). Научную основу исследования составила система признаков разговорной речи, выделенная лингвистами Е.А. Земской ° , Лаптевой О.А.203 и О.Б. Сиротининой204 (регистриров&пись лексические, морфологические и синтаксические особенности разговорной речи).

Результаты исследования показали, что протокол допроса нельзя отнести к однородным (с лингвистической точки зрения) документам. В текстах протоколов допроса действительно можно выделить две группы признаков - признаки разговорной речи и признаки «стилизации».

См.: Земская Е.А, Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения. - М: Изд-во «Русский язык», 1979. С.25-185.

2и3 См. о типизированных синтаксических конструкциях: Лаптева О. А. Русский разговорный синтаксис. - М: Изд-во «Наука»Л976. С. 137-163, 264-362.

204 См.: СиротинннаОБ. Что и зачем нужно знать учителю о русской разговорной речи: Пособие для учителя. - М.: «Просвещение»: Учеб. лит., 1996. С.52-108

95

Особенности разговорной речи, отраженные в текстах протоколов допроса и очной ставки. Лексический и морфологический уровни.

1 .Лексическая «бедность» текста, отсутствие синонимических замен, многочисленные повторы, что особенно ярко проявляется при описании действий лиц. Наблюдается три вида повторов: а) повторы одной и той же формы слова в пределах высказывания («Я ударил ему кулаком, в живот, и он стал вырываться, хотел убежать, и я ударил ему ногой в живот»2{)\ б) повтор разных форм одного слова («После того как дедушка зашел в дом, я подошла к окну в прихожую комнату и стала смотреть. Через окно просматривается часть дома и часть кухни, а также прихожая…» ); в) повтор однокоренных слов разных частей речи («После этого меня почти тут же повели к следователю в кабинет и провели опознание с понятыми, с двумя подставными лицами, которых, как я слышал из разговора работников милиции, они поймали на улице, и пригласили потерпевшую, и она тут же меня опознала, а уже после этого меня только допросили» - пример демонстрирует сразу несколько видов повторов, в т.ч. и повтор однокоренных слов «опознание - опознала»).

2.Активное использование местоимений - личных 1 и 3-го лица единственного числа, указательных - такой, этот. Особенность их употребления в разговорной речи состоит в том, что значение местоимений конкретизируется ситуацией общения. В письменной речи они, напротив, требуют пояснения: указательные местоимения - в виде придаточных определительных, личные местоимения -в виде номинаций, выраженных именем собственным. Не требует пояснения только личное местоимение «я», поскольку известно, от чьего имени ведется рассказ. Пример: «Подошел к подъезду и увидел, что в мою сторону идут две девушки и парень. Когда они подошли, то я взял за руку Г., но меня ударил этот парень, а девушки забежали

ъ Фрагмент протокола допроса свидетеля, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП

6 Фрагмент протокола допроса несовершеннолетнего свидетеля, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП

’ Фрагмент протокола допроса обвиняемого, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП

96

в подъезд»20*\ - употребление местоимения «я» («в мою», «меня») оправданно, т.к. показывает направление действий самого потерпевшего и других лиц. Местоимение «этот» («этот парень») предполагает некую характеристику лица, которая должна быть известна адресату и требует пояснения.

  1. У потребление нескольких временных форм глагола, что приводит к нарушению правил согласования в письменной речи, поскольку текст документа должен выполняться в одном времени. Пример: «Наркотики я употребляю (наст время) с 17 лет, я курил (прош. время) анашу»209 (ср.: Наркотики я начал употреблять с 17 лет, курил анашу).

  2. Отсутствие страдательных оборотов там, где они могли бы служить лаконичности текста, замена их активными конструкциями, присущими разговорной речи. Пример: «Сначала У. не соглашался, хотя дом был не жилой, он сам там не жт;л, дом он использовал как офис своего предприятия. » 210(ср.: дом использовался не по назначению - как офис щэеддриятия).

  3. Употребление специфической лексики и способов словообразования: а) использование семантически неопределенных слов, значение которых зависит от контекста и конситуации («простой - просто», «прямой - прямо», «нормальный - нормально», «вообще», «практически», «фактически» и т.д.). Примеры: «В. я знаю уже давно, он просто мне знакомый» (в значении. «знакомый, но не более»); «Он пришел домой около 18 часов и практически сразу начал нас терроризировать…» (как средство усиления, для выражения краткости временного промежутка между действиями); «Паспорт я не получал вообще»213 (как средство усиления отрицания); б) пропуск (элиминирование) одного из членов устойчивого словосочетания и Формирование номинаций- конденсатов. Пример: « Я предложил ему оформить договор купли- продажи и

2Ш Фрагмент протокола допроса потерпевшего, материалы кафедры криминалистики 2 СТАЛ.

209 Фрагмент протокола допроса обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело №1-963 (1998г.).

210 Фрагмент протокола допроса потерпевшего, материалы кафедры криминалистики 2 СТАЛ.

211 Фрагмент протокола очной ставки, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело №1- 465 (1998г.).

212 Фрагмент протокола допроса обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело №1^91 (1998г.).

97

был готов сразу деньгами рассчитаться за этот дом…»21 (номинация «деньгами» образована от словосочетания «наличными деньгами» путем элиминации прилагательного); «У. стал требовать с меня астрономические суммы, я лее предлагал ему все-таки построить кооператив на Соколовой

‘У 1 S

горе, от чего он отказывался» (номинация «кооператив» образована от словосочетания «кооперативная квартира» путем элиминации существительного с последующим преобразованием прилагательного в существительное через усечение производящей основы слова); в) усечение производящей основы одного из членов словосочетания, обычно прилагательного. Примеры: «Затем муж куда-то ушел, около 21 часа он вернулся и стал требовать свою зарплату» (от словосочетания «заработная плата»); «Петрыга остался стоять и ждать нас возле автозаправки» (от «станция для заправки автомобилей»); г) свободное образование префиксальных форм глаголов совершенного вида ( в текстах протоколов: «поругались - разругались», «разбил - перебил - избил», «намахивал- размахивал», «выхватил - схватил» и др. ). Для выражения кратковременности или незавершенности действия широко используется приставка по- : «потанцевали», «посидели», «пошли», «поговорили» и т.д. Пример: «Мы только потанцевали и больше ничего» ; д) употребление косвенных номинаций, т.е. номинаций, обозначающих предмет через указание его признаков (существенных или актуальных в данной ситуации). Пример: «Потом приехали из милиции» (ср.: работники милиции); е) применение экспрессивных средств, стилистически сниженной лексики, средств усиления утверждения (отрицания). Примеры: «Также я сейчас вспоминаю, что таскал

213 Фрагмент протокола допроса обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело №1-237 (1998г.).

214 Фрагмент протокола допроса потерпевшего, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

215 Фрагмент протокола допроса свидетеля, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

216 Фрагмент протокола допроса подозреваемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-348 (1998г.).

21’ Фрагмент протокола очной ставки, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-529

(1998г.).

218 Фрагмент протокола допроса потерпевшего, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

21 у Фрагмент протокола допроса потерпевшего, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело

№ 1-762 (1998г.).

98

Д. по комнате…» ; «Нет, ничего подобного я от него не требовал. Более ничего существенного сообщить по этому поводу не могу» (усилено отрицание, выраженное глаголом); «Мужик определенно был выпимши, далее не мало» ; «После этого я нашел кой-какую одежду, нашел куртку сына и пошел звонить в милицию» (наблюдаются элементы просторечия: «мужик» вместо нормативного «мужчина», «выпимши» вместо «в состоянии алкогольного опьянения», «кой-какую» вместо «кое-какую»); ж) введение в текст устойчивых разговорных оборотов, изобразительных номинаций. Примеры: «Мы с В. донесли указанные вещи по ул. Соколовой и продали магнитофон в ларек за 50 рублей, а телевизор - за 70 рублей лицам кавказской национальности возле магазина «Кадиллак» 4; «Причем Е. не стоял столбом, а двигался, т.е. чуть отходил от стекла, ходил вдоль него»223; «Я посмотрел на нее, но я даже понятия не имел, что это моя потерпевшая»226.

Синтаксический уровень. 6. Дробление высказывания на части, которые «нанизаны» друг на друга (явление парцелляции). Пример: «Ко мне относился по-разному. Когда бывал добр, а когда и кричал на меня. Почему кричал, я не

227

знаю. Часто по пустякам»

  1. Взаимное наложение предложений (явление интерференции). Обнаружить интерференцию можно путем смыслового сопоставления разных частей высказывания (наблюдается семантический сдвиг). Пример: «Когда я пришел в себя, то увидел труп Д.(1), дверь была заперта, и никто не мог

Фрагмент протокола допроса подозреваемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-895 (1998г.).

221 Фрагмент протокола допроса потерпевшего, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

222 Фрагмент протокола допроса свидетеля, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

223 Фрагмент протокола допроса подозреваемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-191 (1998г.).

224 Фрагмент протокола очной ставки, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1- 237 (1998г.).

22:> Фрагмент протокола очной ставки, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-465

(1998г.).

2Л Фрагмент протокола допроса подозреваемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное

дело № 1-529 (1998г.).

Фрагмент протокола допроса несовершеннолетнего свидетеля, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

99

проникнуть в квартиру(2)» 28(между первой и второй частями высказывания нет грамматически выраженной смысловой связи).

  1. Предикативное выражение дополнений, обстоятельств. Вместо существительных (согласно нормам письменной речи) употребляются придаточные, поясняющие глагол (в некоторых случаях - инфинитив). Примеры: «В это время, когда я разговаривал, ко мне подбежал парень…» (ср.: Во время разговора ко мне подбежал парень); «Я попросил его помочь нам» 229 (ср.: Я попросил у него помощи).

  2. Нарушение прямого порядка слов. Строение фразы в разговорной речи зависит от важности сообщаемых сведений. На первом месте всегда расположена актуальная информация, каким бы членом предложения она ни являлась. Нарушение порядка слов наблюдается в свободном расположении дополнений и определений относительно глаголов и определяемых существительных. Пример: «Расписок ни я, ни мои знакомые, передававшие деньги, с него не брали» (ср.: Ни я, ни мои знакомые, передававшие деньги, не брали с него расписки).

  3. Обилие уточнений, пояснений, а также релятивов - выражений, указывающих на отношение говорящего к предмету обсуждения. Примеры: «Я не наносил ударов никому из ребят, т.е. ни Игорю, ни Алексею»: «Он взял меня за локоть, остановил, вернее, я сама интуитивно остановилась»: «Точное расстояние, с которого я наблюдал, сказать не могу, может быть, я находился ближе» .
  4. Использование типичных для разговорной речи двуглагольных конструкций. Пример: «В. стала кричать на мужа, пыталась его успокоить. уложить спать»211.
  5. 228 Фрагмент протокола допроса обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-895 (1998г.).

22s Фрагменты протоколов допроса свидетелей, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-533, 1-911 (1998г.).

230 Фрагмент протокола допроса свидетеля, материалы кафедры криминалистики 2 СТАЛ.

231 Фрагменты протоколов допроса свидетеля, потерпевшей, очной ставки, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовные дела № 1-348, 1-826, 1-465 (1998г.).

232 Фрагмент протокола допроса свидетеля, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1- 1070 (1998г.).

100

  1. Употребление конструкций принадлежности (структура: предлог «у»+ существительное или местоимение в родительном падеже) главным образом для обозначения каких-либо характеристик лица, его состояния в прошлом или настоящем. Пример: «Я убедился, что помехи справа у меня нет, и стал

233

выезжать на перекресток…» .

Признаки «стилизации». 1. Введение в текст клишированных выражений. Так, для начала протокола типичны выражения: «По данному адресу я проживаю с… года …», «Свои ранее данные показания я подтверждаю полностью и по существу заданных вопросов поясняю…» (при повторном допросе).

  1. Сокращение устного текста за счет использования причастных и деепричастных оборотов. Пример: «Я и не думала, что нанесенное мною ранение, окажется тяжелым» .

  2. Замена придаточных обстоятельственных предложений существительными. Пример: «Я. хорошо было видно процесс передачи денег между М. и Д.» (ср. в разговорной речи: Е. хорошо было видно, как М. передавал деньги Д.).

  3. Придание речи полноты, завершенности, проявление стремления к упорядочению фактов, к соблюдению последовательности в изложении событий. Примеры: «Прибыв наместо, мы стали ходить по проулкам и искать дом, из которого мы могли бы совершить кражу» (придаточное определительное поясняет направленность действий соучастников преступления); «После этого в кабинет пригласили двух понятых, которые выглядели следующим образом…» (обобщающее словосочетание «следующим образом» указывает на смысловую однородность фиксируемых сведений).

Фрагмент протокола очной ставки, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-288 (1998г).

234 Фрагмент протокола допроса подозреваемой, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-348 (1998г.).

“3 Фрагмент протокола очной ставки, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-465 (1998г.). ~1Ь Фрагменты протоколов допроса обвиняемого, материалы кафедры криминалистики 2 СТАЛ.

101

  1. «Сглаживание» речевых особенностей разных лиц с целью унификации показаний (характерно для протоколов очной ставки). Пример:

«Ответ С. Е. я не знаю, впервые его увидел 19.02.98г. в
магазине «Электроника», когда его задерживал вместе с М.

Ответ Е. Данного человека я не знаю. Увидел его впервые 19.02.98г. в магазине «Электроника», когда нас задержали» “ .

  1. Выделение в тексте (с помощью речевых средств) обстоятельств, имеющих правовое значение. Оно осуществляется несколькими способами: а) путем конкретизации, уточнения отдельных обстоятельств. Пример: «Он сказал следующее, дословно вспомнить не могу, но примерно так. » (пояснение позволяет судить о точности сообщаемой информации); б) через употребление юридических терминов (для выделения признаков состава преступления). Пример: «10 января 1997 примерно в 8 часов мы с ним с целью кражи приехали в Пугачевский поселок»; в) путем резкого перехода от одной микротемы к другой. Пример: «Г. я об этом сказал, и он знал о деньгах. На мои слова он никак не отреагировал. Умышленно мы никакого имущества не повреждали. Нашей целью была кража, а смысла в повреждении имуи^ества никакого не было»219 (выделенный фрагмент представляет собой семантически обособленный текст, посвященный иной микротеме); г) через постановку дополнительных, уточняющих, контрольных вопросов, фиксируемых в протоколе после «свободного рассказа» допрашиваемого; д) с помощью графического выделения (абзацного отступа).

По характеру распределения признаков «стилизации» нами были выделены две группы протоколов. В первой группе протоколов признаки «стилизации» сосредоточены главным образом в начале и в конце описательной части и представлены, как правило,
клишированными

23’ Фрагмент протокола очной ставки, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-465 (1998г.).

238 Фрагмент протокола допроса потерпевшей, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-237 (1998г.).

239 Фрагменты протоколов допроса обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовные дела №1-529,1-942 (1998г.).

102

выражениями, иногда - деепричастными и причастными оборотами. Во второй группе протоколов признаки «стилизации» распределены в тексте более или менее равномерно, соответственно увеличивается число и вариативность наблюдаемых признаков, что свидетельствует о более высоком уровне «редактирования».

Существование указанных групп можно объяснить, на наш взгляд, разными условиями текстообразования. В первом случае запись показаний велась параллельно с восприятием устной речи допрашиваемого. У лица, фиксирующего информацию, не было времени, достаточного для стилистической обработки текста. Во втором случае показания заносились в протокол после «свободного рассказа» допрашиваемого либо после изложения лицом отдельных, тематически завершенных блоков информации. Несовпадение во времени процесса восприятия и процесса фиксации создавало больше возможностей для редактирования устного текста.

Предложенное объяснение различий между двумя группами текстов подтверждается высоким уровнем стилизации протоколов очной ставки и фрагментов, фиксирующих вопросно-ответную стадию допроса. В ряде протоколов наблюдается стремление допрашивающего к лексическому и стилистическому единообразию реплик (вплоть до повторов в ответе оборотов, использованных в вопросе).

Способ изготовления протокола относится к общим условиям «редактирования» разговорной речи допрашиваемого. Число и вариативность признаков «стилизации» обусловлены действием специальных (частных) условий общения, которые принимаются во внимание при оценке каждого протокола в отдельности. Среди специальных условий можно назвать: степень развитости навыков письменной речи лица, фиксирующего информацию, социальные и коммуникативные характеристики допрашиваемого, информированность участников относительно предмета коммуникации, общность тезаурусов,
психофизиологическое состояние коммуникантов,

103

психологический фон общения, однократность
(неоднократность) взаимодействия, временные, локальные факторы и проч.

Многообразие и сложный характер взаимного влиянил специальных условий затрудняют разработку общих рекомендаций по протоколированию разговорной речи. Это обстоятельство объясняет наметившуюся в литературе тенденцию к поиску рекомендаций по применению дополнительных способов фиксации. Таким образом, проблемы протоколирования разговорной речи решаются путем компенсации недостатков письменной формы фиксации с помощью иных форм закрепления информации. Вопрос о качественном совершенствовании протоколирования разговорной речи (в контексте совершенствования речевой деятельности следователя) остается открытым, несмотря на то, что письменная форма фиксации сохраняет статус основной формы закрепления доказательственной информации. В этой связи хотелось бы сделать несколько замечаний, имеющих отношение к улучшению качества протоколирования разговорной речи.

  1. При протоколировании разговорной речи необходимо найти разумный компромисс между точностью фиксации (сохранением смысла сообщения, передачей особенностей речи допрашиваемого) и ясностью изложения. Это означает, что, с одной стороны, «редактирование» разговорной речи целесообразно ограничить операциями по упорядочению изложения, по устранению повторов, тематически не связанных с предметом допроса отступлений. С другой стороны, не все особенности речи могут быть механически перенесены в текст протокола без ущерба для адекватности восприятия. В частности, активное использование в разговорной речи местоимений способно создать путаницу в понимании механизма происшедшего. Поэтому допустимы замены личных местоимений именами собственными, а также уточнения указательных местоимений с помощью придаточных предложений. Требуют дополнительного пояснения семантически неопределенные слова, слова-конденсаты (если последние не относятся к устойчивым выражениям). Косвенные номинации нуждаются
    в замене их

104

наименованиями, закрепленными за данными объектами в языке. Явление интерференции устраняется путем восполнения недостающих речевых элементов для восстановления смысловой связи между синтаксическими конструкциями. Сохранение нарушенного порядка слов возможно, если между близлежащими членами предложения не возникают дополнительные смысловые связи, искажающие содержание предложения в целом.

  1. Особого внимания заслуживает проблема фиксации вопросов, заданных в ходе следственного действия. По характеру закрепления вопросов следователя в тексте документа все изученные протоколы допроса могут быть разделены на три группы: 1) протокол представляет собой сплошной текст, составленный от первого лица, ни один из вопросов следователя не отражен в протоколе; 2) протокол оформлен как диалог, состоящий из вопросов и ответов; 3) текст описательной части протокола содержит два раздела - «свободный рассказ» допрашиваемого и диалог со следователем (в процентном соотношении среди изученных документов протоколы первой группы составили 67%, второй группы - 21%, третьей группы - 12%). В первой и третьей группах протоколов (в части текста, фиксирующей «свободный рассказ») наблюдались признаки пропуска заданных следователем вопросов. Свидетельством того служат колебания продуктивности речи . Всплески продуктивности речи (в виде употребления семантически новых слов) могут быть объяснены изменением коммуникативных условий: допрашиваемый отвечает на вопрос, предназначенный для выявления ранее не освященных обстоятельств (т.е. смысловая и лексическая новизна обусловлена намерением доминирующего коммуниканта - следователя). Внешне изменение продуктивности выглядит как нарушение последовательности изложения (резкий переход к иной микротеме241, возвращение к ранее описанному эпизоду с целью внесения пояснений, дополнений, уточнений).

О понятии продуктивности речи и возможностях практического применения данной характеристики см.: Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д., Зачесова И. А. Указ. соч. С. 135-140.

241 Резкий переход к иной микротеме синтаксически обычно выражен нарушением порядка слов в предложении (предложение начинается с новой актуальной информации).

1(Ъ

В приводимых научных рекомендациях указывается на необходимость фиксации вопросов в следующих случаях: при предъявлении доказательств (факт предъявления доказательств оформляется в виде вопроса со ссылкой на используемый источник доказательств); при изобличении ложных показаний (с целью подчеркнуть, выделить обнаруженные противоречия); когда формулировка вопроса помогает дать «правильную оценку последовавшего ответа» . Заключительный пункт, на наш взгляд, нуждается в некоторых пояснениях. С точки зрения лингвистики созависимость между вопросом и ответом (на содержательном и формальном уровнях) существует всегда. Кроме того, вопрос на следственном действии является не только средством получения информации, но и мощным средством межличностного воздействия. Поэтому указанная рекомендация носит не исключительный, а скорее обобщенный характер - формулировка любого вопроса влияет на оценку данного собеседником ответа. Таким образом, можно утверждать, что чем больше вопросов следователя зафиксировано в тексте протокола, тем легче осуществлять оценку показаний с позиции их достоверности и полноты.

Применение звукозаписи при производстве допроса.

Звукозапись относится к дополнительным способам фиксации доказательственной информации. Свойство дополнительности звукозаписи обусловлено необходимостью создания специальных условий для ее применения (наличие технических средств, соблюдение ряда требований, обеспечивающих качество звукозаписи) и процессуальным статусом изготовленной фонограммы. Фонограмма прилагается к протоколу соответствующего следственного действия, при отсутствии протокола или в случае незанесения в протокол факта производства звукозаписи фонограмма не может быть использована в качестве источника доказательств. Протокол и фонограмма образуют смысловое единство (поскольку предназначены для

См.: Карнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого. Методич. пособие. - М., 1962. С.89; Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А. А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. - М. 1969. С. 114 и др.

106

отражения одного и того же объекта действительности) и компенсируют

243

недостатки друг друга

Фонограмма допроса (в отличие от протокола) позволяет: 1) зафиксировать все признаки разговорной речи допрашиваемого, включая особенности произношения, темп, интонацию, паузацию речи м; 2) более полно воссоздать коммуникативную ситуацию (характер отношений собеседников, психологический фон общения, уровень взаимопонимания, наличие сбоев в общении и т.д.); 3) оценить систему использованных следователем тактических приемов с позиции их целесообразности и допустимости.

К неудобствам, испытываемым следователем при применении звукозаписи, можно отнести трудоемкость процесса фиксации (поэтому целесообразно привлекать специалиста для технического обеспечения следственного действия) и влияние звукозаписи на психологический фон общения. Производство звукозаписи является фактором, оказывающим воздействие на непринужденность общения. Это связано не столько с установкой самой звукозаписывающей аппаратуры, сколько с коммуникативным значением фонограммы. Текст фонограммы рассчитан на воспроизведение, т.е. на восприятие ее третьим лицом245. Отсюда и более тщательный отбор языкового материала, высокий уровень самоконтроля участников общения246, и, как следствие, рост психологической напряженности, нервозности в речевом поведении коммуникантов.

Некоторые исследователи называют сочетание фонограммы и протокола «комплексным доказательством». - См.: Шейфер С.А Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. - М.,1972. С.82. Аналогичные «комплексные доказательства» образуются при сочетании вербальной и иных форм фиксации информации (протокол и схема, протокол и изъятые предметы, протокол и видеофонограмма, кинопленка).

244 На данное преимущество указывают многие криминалисты. - См., в частности: Васильев А.И., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М.: «Юрид. лит.», 1970. С.54; Леви А. А, Горинов Ю.А Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. - М.: «Юрид. лит.», 1983. С.32 и др.

245 Данная ситуация аналогична деятельности в условиях массовой коммуникации, где речевое действие разыгрывается для третьего лица - наблюдателя или косвенного адресата.

246 Только в данном ключе можно говорить о дисциплинирующем действии звукозаписи. - См.: Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973. С.259; Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. Учебное пособие. - Минск, 1997. С.60; Бфимичев СП, Кулагин Н.И., Ямпольский АЕ. Допрос. Учебное пособие. - Волгоград, 1978. С.46. При протоколировании ответственность за полноту и точность изложения сведений целиком лежит на следователе. Задача допрашиваемого ограничивается обеспечением доступности речи для следователя (а не какого-либо другого лица с неопределенными социально-психологическими характеристиками). При изготовлении

107

Особого внимания, таким образом, заслуживает рассмотрение вопроса о процессуальных условиях применения звукозаписи. Статья 14 Г УПК предусматривает предупреждение допрашиваемого о производстве звукозаписи. Некоторые исследователи считают данное требование излишним, поскольку решение об использовании технических средств принимает только следователь. С другой стороны, осведомленность допрашиваемого может повлечь его отказ от дачи показаний, нарушение психологического контакта, изменение качества показаний, а в случае дачи допрашиваемым ложных показаний - фонограмма способна сыграть роль «психологического тормоза, мешающего ему изменить показания на достоверные»247. Приводимая точка зрения вызывает возражения прежде всего потому, что может быть оценена как предложение о создании неодинаковых (неравных) условий для применения тех или иных форм фиксации информации. Все формы фиксации представляют собой способы осуществления деятельности по закреплению информации и поэтому имеют общий порядок регулирования. Отличительным признаком формы фиксации служит система кодирования данных, а не процессуальный порядок ее использования. Протоколирование (также как и звукозапись) выступает «сковывающим» фактором для непосредственного общения (способно замедлять общение, вызывать коммуникативные сбои)248. УПК не предусматривает требования предупреждать допрашиваемого о ведении протокола, но в этом и нет необходимости, поскольку протокол составляется на глазах у участников следственного действия. Звукозапись же может производиться «тайно» (если звукозаписывающая аппаратура располагается вне поля зрения допрашиваемого, чтобы постоянно не отвлекать его внимание), поэтому о применении звукозаписи допрашиваемый узнает только со слов следователя.

фонограммы, напротив, ответственность за коммуникативный результат распределяется меящу следователем и

допрашиваемым.

24 См.: Белкин PC. Указ. соч. Т2. С. 129.

24к В этой связи некоторые следователи предпочитают фиксировать информацию по окончании свободного

рассказа допрашиваемого.

108

Вряд ли следует согласиться и с рекомендацией разрешить звукозапись части допроса (поскольку фонограмма содержит много избыточной, не значимой для расследования информации). При фиксации части допроса мы лишаем звукозапись ее преимущества перед протоколом, т.к. отбор фрагментов устного текста происходит по субъективному усмотрению следователя . Кроме того, оценку показаний допрашиваемого желательно проводить с учетом смысловой созависимости между частью текста и его целым э . Подчеркнем, что при фрагментарной звукозаписи контекст (в отличие от протокола) не восстанавливается. «Лишенные» контекста высказывания могут быть иначе (вопреки замыслу говорящего) истолкованы, тем самым открывается простор для всевозможных смысловых манипуляций.

Учитывая несовпадение содержания протокола и фонограммы, важность приобретает оценка имеющихся расхождений. Она зависит прежде всего от характера несоответствий. Если в протоколе не нашли отражения отдельные обстоятельства (на которые следователь не обратил внимание при фиксации информации), то указанные сведения подлежат проверке и закреплению в иных источниках доказательств. Если обнаруживается смысловое несоответствие между протоколом и фонограммой в освещении одного и того же обстоятельства, то предпочтение должно отдаваться фонограмме, поскольку она более полно воссоздает речь допрошенного лица и ситуацию общения.

В свете разработки и принятия нового УПК представляется необходимым введение новаций, касающихся применения технических средств при производстве следственных и судебных действий. Нормами УПК могут устанавливаться общие критерии допустимости технических средств, регулироваться порядок использования групп технических средств, объединенных по функциональному признаку (например, средства обнаружения, средства фиксации, средства исследования
вещественных

249 Аналогичную позицию занимает, в частности, А.А. Левн, считающий, что «выборочная запись могла бы вызвать сомнения в объективности следователя». - См.: Леви АА, Звукозапись в уголовном процессе. - М.: «Юрид. лит.»Л974. С.31.

2”w Здесь действует правило герменевтического круга - понимание , подобно маятнику, постоянно колеблется между частью текста н его целым.

109

доказательств и проч.). В частности, для регламентации порядка применения

ТС J

звукозаписи при производстве следственных действий может
быть предложена следующая редакция статьи:

«(1) При производстве следственных действий следователь вправе принять решение о применении звукозаписи. Данное решение может быть принято на основе заявления (ходатайства) обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего. Перед началом следственного действия следователь уведомляет участников о производстве звукозаписи.

(2) С помощью звукозаписи фиксируется весь ход следственного действия (с начала до момента его окончания). Звукозапись ведется параллельно с осуществлением участниками фиксируемых действий. Не допускается звукозапись части следственного действия или повторное воспроизведение действий специально для звукозаписи. Если содержание следственного действия составляет обнаружение каких-либо фактических данных, проверка достоверности показаний, то при использовании звукозаписи следователь словесно описывает ход и результаты следственного действия (наблюдаемые объекты, их признаки, местонахождение, факт применения иных технических средств и т.д.). (3) (4) По окончании следственного действия фонограмма полностью воспроизводится участникам, которые вправе после прослушивания внести дополнения. Замечания и дополнения участников следственного действия подлежат записи на фонограмму. Фонограмма заканчивается заявлениями участников о правильности звукозаписи. (5) (6) Протокол следственного действия, проведенного с применением звукозаписи, должен содержать: отметку о применении звукозаписи и уведомлении об этом участников следственного действия, сведения о технических средствах и условиях звукозаписи, отметку о воспроизведении фонограммы, заявления участников по поводу содержания
фонограммы, (7) 251 На наш взгляд, регулирование кино-, видео-, и телезаписи должно осуществляться самостоятельно (в отдельных нормах УПК), поскольку они относятся к иной, наглядно-образной, форме фиксации доказательственной информации.

по удостоверение участниками следственного действия правильности составленного протокола и изготовленной фонограммы.

(5) Фонограмма хранится при деле и по окончании предварительного следствия опечатывается. По решению следователя фонограмма может воспроизводиться при проведении иных следственных действий, в этом случае факт воспроизведения отражается в протоколе соответствующего следственного действия».

Ill ГЛАВА 3. ВЕРБАЛЬНАЯ ФИКСАЦИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННО Й

ИНФОРМАЦИИ КАК ВИД РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

3.1 Классификация уголовно-процессуальных документов и требования, предъявляемые к ним

Слово «документ» образовано от латинского documentum, что означает доказательство, свидетельство. В сознании современного человека документ воспринимается в единстве его содержательных и формальных характеристик (как источник данных, которые закреплены на носителе с помощью специальных приемов и средств). Документы служат фиксации значимой информации в различных сферах человеческой деятельности, в том числе и в уголовно-процессуальной деятельности.

В криминалистике различают понятие документа «в узком» и «широком» смыслах. К документам в «узком» смысле относят лишь те, которые выполнены на бумажном носителе, с помощью знаковой системы естественного языка, рукописным, машинописным, типографским способом. Понятием документа в «широком» смысле охватываются многообразные формы фиксации информации, которые возможны на современном этапе развития науки и техники (фото-, кино-, видеодокументы, схемы, планы, документы, выполненные на магнитных носителях, и др.).

Весь массив используемых в уголовно-процессуальной деятельности документов может быть поделен на несколько классификационных групп :

Представляется не совсем корректной постановка вопроса об использовании в криминалистике только одного понятия: либо документа в «широком», либо документа в «узком» смысле. Хотя она и отвечает требованию единства научной терминологии, однако не учитывает потребности самой науки. Применение обоих терминов обусловлено многообразием объектов-носителей криминалистически значимой информации, а также специфичностью задач, решаемых отдельными разделами криминалистики. Так для технико- криминалистического исследования документов приемлемо в основном понятие документа в «узком» смысле, в то время как в криминалистической тактике и методике применяется понятие документа в «широком» смысле. 253 Приводимые ниже классификации относятся к числу устоявшихся и в систематизированном виде содержатся в большинстве учебников по криминалистике. См., в частности: Образцов В. А. Документологические объекты как носители криминалистически значимой информации // Криминалистика Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В. А. Образцова. - М: Юристъ, 1997. С. 155-160.

112

1) по способу фиксации информации различают машинописные, рукописные, типографские, компьютерные, кино-, фото-, видео-, изо-, фонодокументы и т.д.; 2) 3) по носителю информации - документы, выполненные на бумаге, иных носителях (металле, дереве, камне, магнитных носителях и проч.); 4) 5) по субъекту изготовления - изготовленные участниками процесса, работниками правоохранительных органов, иными лицами; 6) 7) по роли в процессе доказывания -документы- вещественные доказательства и документы- письменные доказательства (в порядке ст. ст. 83.88 УПК). 8) В свою очередь письменные документы могут быть дифференцированы:

а) по статусу исполнителя на официальные и неофициальные (частные). Особенностью официальных документов является то, что их оформление представляет собой урегулированную правом процедуру (определен субъект, сроки и основания изготовления документа, порядок обжалования содержащегося в нем решения);

б) по степени типизации формы документа на унифицированные и неунифицированные. К унифицированным относятся те документы, содержание и форма которых регламентирована. Неунифицированные документы произвольны по Форме, а их содержание определяется назначением документа254.

Уголовно-процессуальные письменные документы, выполненные лицами, осуществляющими расследование и судебное рассмотрение уголовных дел, классифицируются: 1) по субъекту составления - документы, выполненные лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судьей; 2) по функциональному назначению: а) документы, закрепляющие процессуальное решение по уголовному делу (постановление о возбуждении,

лес

прекращении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого и др.) ;

254 К числу неунифвдированных относятся все личные документы (докладные записки, объяснения, жалобы, заявления, прошения и т.д.).

255 Кроме того, в отношении документов, содержащих решение по делу, могут применяться классификации уголовно-процессуальных актов. В данном случае следует исходить из понимания утоловно- процессуального акта как единства процессуальных действий, решений и их документального оформления. В литературе

113

б) документы, служащие фиксации доказательственной информации (протоколы следственных и судебных действий); в) иные документы, которые либо носят вспомогательный характер, либо используются для

ведомственного регулирования (запросы, сопроводительные
письма,

уведомления, ответы на жалобы, ходатайства участников процесса, повестки и проч.).

Принимаемые должностными лицами решения играют различную роль в процессе доказывания: обеспечивают сбор и проверку доказательств (постановления о проведении отдельных следственных действий); содержат результаты оценки доказательств, подводят итог определенного этапа доказывания (постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, приговор и др.); определяют движение уголовного дела (постановление о возбуждении, прекращении уголовного дела, о приостановлении предварительного следствия, о передаче дела по подследственности, подсудности, о возвращении дела на дополнительное расследование и проч.); носят превентивный характер и принимаются либо с целью предотвращения совершения новых преступлений, либо для профилактики противодействия расследованию (постановление (определение) о применении мер пресечения, частное определение (постановление) суда, представление о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, постановление об отстранении от должности и др.); обеспечивают законные права и интересы участников процесса (постановление о признании потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, постановления об удовлетворении ходатайств и т.д.).

предлагаются классификации по следующим основаниям: а) по стадиям уголовного процесса и лицам, принимающим решение (акты следственные и судебные);б) по отношению к обнаружению и закреплению доказательств (следственно-процессуальные и к таковым не относящиеся); в) по процессуальной значимости (основные и вспомогательные); г) по императивности принятия (обязательные и факультативные); д) по численности субъектов, принимающих решение (единоличные и коллегиальные); е) по юридической силе ( вступившие и не вступившие в законную силу); ж) по возможности обжалования и опротестования (акты, обжалуемые и опротестовываемые; акты, только опротестовываемые; акты, не подлежащие обжалованию и опротестованию); з) по порядку восстановления законности следственные акты делятся на акты, которые могут отменятся и изменятся прокурором (судом), и акты, не подлежащие отмене. См.: Михайленко А.Р. Составление процессуальных актов по уголовным делам: Теория, методика, примерные образцы документов. -Киев: Выща шк. Головное изд-во, 1989. С. 17-24.

114

Принадлежность документа к той или иной классификационной группе, а также роль документа в процессе доказывания предопределяют характер требований, предъявляемых к форме и содержанию документа.

Требования, предъявляемые к процессуальным документам.

Совокупность требований к уголовно-процессуальным документам включает: а) общие требования к документам; б) специальные требования, содержащиеся в УПК, иных нормативных актах, выработанные науками уголовного процесса и криминалистики, а также практикой расследования и судебного рассмотрения уголовных дел.

Общие требования разрабатываются ко всем документам, вовлеченным в документооборот, специальные - отражают особенности функционирования документов в уголовном процессе (система требований представлена на рис. 1).

Рис. 1 Система требований, предъявляемых к документам

Г’

доступность для восприятия

г

логичность

г,

доку мент

общи е требо вания к доку мента м

специ альн ые треоо вания к доку мента м

J

удобс тво в i
обраб отке

Общие требования к документам. При изготовлении любого официального письменного документа следует учитывать несколько требований: нормативные ! 1 I

1 , 1 j законность i I

Г!

1 1 i

1 обоснованность ! 1

п

1 1

1 ] 1 мотивированность и

выработанные наукой и практикой

требования к содержанию | | документа

требования к языковому смЬормлению

115

  1. Текст документа должен быть доступен для восприятия его любым лицом. Содержательная сторона требования выражается в выборе знаковой системы и способа изложения информации. Делопроизводство в уголовном процессе ведется на государственном языке, а в субъектах федерации на национальном языке или на языке большинства населения данной местности (ст. 17 УПК). Для облегчения восприятия ряда объектов используются документы-приложения (чертежи, схемы, рисунки и т.д.). Изложение информации посредством естественного языка должно отличаться простотой, лаконичностью, логической связанностью и последовательностью. Техническая сторона вопроса проявляется в структурировании информации. На носителе информация распределяется таким образом, чтобы при беглом просмотре документа можно было понять: кем изготовлен документ, каково его назначение, с какими правовыми последствиями связано принятие документа, на основании чего выполнен документ, куда (кому) он направляется, если документ имеет конкретного адресата. Структурная информационная единица получила название реквизит. К обязательным реквизитам документа относят: код организации, код формы документа, наименование отправителя, название вида документа или его унифицированной формы, дату, регистрационный индекс, заголовок к тексту, сам текст, подпись, визы, отметки об исполнении документа, направлении его в дело.
  2. Документ должен содержать только информацию, имеющую правовое значение. Важным принципом фиксации информации в документе является избирательность. Тем самым обеспечивается относительная краткость текста, который должен строго соответствовать назначению документа. Содержание текста обязательно увязывается с содержанием иных документов по данному вопросу. Информационная преемственность обеспечивается (в том числе и между документами, входящими в уголовное дело) за счет общности фактов, отраженных в текстах.

116

  1. Документ должен быть удобен в обработке его человеком ъ, Для этих целей при оформлении документа используются технические средства (ЭВМ, печатные машины, для изготовления копий - множительная техника) и унифицированные формы документов. Унификация представляет собой деятельность по обеспечению единообразия состава и форм документов, близких по функциональному значению. Унификация направлена на сокращение количества применяемых документов, типизацию их форм, повышение качества, снижение трудоемкости их обработки, достижение информационной совместимости23 . Юридическое закрепление

унифицированных форм осуществляется в виде государственны х

стандартов . Для уголовно-ттроцессу&пьных документов унифицированными формами являются бланки и периодически переиздающиеся образцы процессуальных актов. Бланк документа представляет собой лист бумаги, на котором расположены постоянные части реквизитов. Для записи переменных частей реквизитов оставляется свободное место (строки, поля данных). Образцы процессуальных актов - проекты документов, где размещены и постоянные, и переменные части реквизитов.

Требования к уголовно-процессуальным документам, содержащиеся в УПК. Требования к документам в УПК выражены двояко: либо прямо регламентированы в отдельных статьях закона, либо могут быть сформулированы косвенно, путем выведения их содержания из контекста норм или из принципов уголовно-процессуальной деятельности. В отношении ряда документов реализована попытка законодателя унифицировать их форму через указание обязательных реквизитов 59.

230 В отношении некоторых документов предусматривается их пригодность для машинной обработки

(например, регистрационные карточки ГИЦ МВД РФ).

23’ См.: Государственная система докуменгационного обеспечения управления. Основные положения. Общие

требования к документам и службам документационного обеспечения / Одобрено коллегией Главархива СССР

27.04.88. Приказ Главархива СССР от 25.05.88. №33. М.,1991. С. 13.

258 Стандарт не только содержит официально признанную форму документа, но и устанавливает уровень ее

обязательности. Форма документа - совокупность реквизитов, расположенных в определенной

последовательности. См. об элементах формы: Унифицированные системы документации. Требования к

построению формуляра-образца. ГОСТ 6.10.5 - 87. Введен 30.03.87. - М.Д987.С.2.

Ъ9 Примером может служить приговор, обвинительное заключение, постановление о привлечении в качестве

обвиняемого, о прекращении уголовного дата и т.д. Наиболее последовательно регламентирована форма

117

Отсюда вытекает первое важное требование к документам - законность, что (в узком, специальном смысле) означает строгое соблюдение установленных законом формы и порядка составления документов. Как указывалось выше, несоблюдение данных требований влечет недействительность документа. Дополнительным основанием для признания документа недействительным является утрата законной силы решения, зафиксированного в документе. В отношении протоколов (в случае признания незаконным решения о проведении следственного действия) условием признания документа недействительным служит отсутствие правового основания для протоколирования.

Обоснованность и мотивированность - требования взаимосвязанные, но не совпадающие по своему содержанию (в литературе довольно часто не проводится четкого разграничения между данными
понятиями).

Проанализируем сущность названных требований. Под обоснованностью обычно понимают соответствие выводов фактическим обстоятельствам дела260. Однако приводимая Формулировка нуждается в ряде уточнений: 1) наряду с фактическими данными в качестве основания для вынесения решения используются и правовые основания (конкретные статьи УК, УПК, иных нормативных актов); 2) при аргументации своих действий лицо может опираться и на основания, не имеющие правовой природы. К таковым относятся научные обобщения (в т.ч. и эмпирические), аксиомы, т.е. положения, не нуждающиеся в доказывании; 3) в некоторых случаях закон говорит о «достаточности» оснований для принятия решений («имея достаточные основания полагать…» - ст. 168, 172 УПК, «признав собранные доказательства достаточными для…» - ст. 201 УПК и др.). Это означает, что роль исходного для принятия решения может выполнять и вероятностное

протоколов следственных и судебных действия. Ст. 102 УПК дает общую характеристику протокола, ст. ст.

141,151,160,176,182,203,264 УПК устанавливают форму протоколов в зависимости от вида фиксируемого

действия.

260 См., в частности: Громов НА. Уголовный процесс России: Учебное пособие. - М: Юристъ,1998. С. 425;

Михайленко А.Р. Указ. соч. С. 33; Уголовно-процессуальные акты: Учебное пособие /Л. Д. Кокорев, Д, П. Котов,

З.Ф. Коврига и др. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. С. 16; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей

ред. проф. ПА Лупияской - М.: Юристь. 1995. С.375.

118

знание об обстоятельствах дела. Необходимость подобного
допущения обусловлена незаконченностью процесса доказывания,
продолжением движения от незнания к знанию. Поэтому основанием для принятия некоторых решений может служить и проверенная, и непроверенная (ориентирующая) информация.

Таким образом, под обоснованностью следует понимать содержащееся в законе требование излагать принятое по делу решение с указанием оснований (фактических, правовых, логических) его вынесения.

Мотивированность трактуется рядом ученых как «совокупность мотивов,
доводов, аргументов, используемых для производства

262

процессуального действия или принятия процессуального пешения» Представляется, что введение законодателем двух терминов - обоснованность и мотивированность - связано с разграничением в процессе принятия решения объективного и субъективного начал. Статья 71 УПК, раскрывая принципы оценки доказательств, к субъективному началу относит внутреннее убеждение суда, прокурора, следователя, лица, производящего дознание. Внутреннее убеждение зависит от степени достоверности исследуемых доказательств, однако оно зависит и от ряда других факторов (мировоззрения, жизненной позиции, апперцепционной базы лица, его психо-эмоциональной характеристики). Поэтому мотивированность акта реализуется через выражение внутреннего убеждения лица по разрешаемым вопросам, через приведение в тексте собственной интерпретации фактических данных, через демонстрацию их взаимосвязи и определение значения в цепи доказательств. Закон допускает существование разногласий по поводу оценки собранных
доказательств

2Ы В роли «ориентирующей» может выступать информация: а) полученная в ходе оперативно-розыскной деятельности, собранная во время предварительной проверки до возбуждения уголовного дела; б) в виде слухов, мнений лиц, иная информация, не получившая документального закрепления (результаты наблюдения следователя, сведения из доверительных бесед «не для протокола» и др.); в) поступившая от контрольно-ревизионных служб по итогам проверок - См. подробнее: Образцов В. А. Понятие, виды, классификация отражательной криминалистически значимой информации и ее носителей как объектов поиска и средства познания// Криминалистика. Под ред. д-раюрид. наук, проф. В.А. Образцова. -М: Юристь,1997. С.91-93. 262 См.: Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования: Вопросы теории и приактики. - Казань: Изд.-во Казанского ун-та, 1989. С.66. Аналогичные формулировки см.: Трусов А.И. //Уголовный процесс. Учебник для ст-тов юрид. вузов и фак-тов. Изд-е 2-е, перераб. и доп. - М.: Зерцало, 1997. С. 235; Уголовный процесс: Учебник для вузов /Под общ. ред. проф. П. А Лупинской. С.377.

119

(следовательно, допускает и различие мотивировок сделанных выводов). Свидетельства тому - процессуальная самостоятельность следователя (ч.2 ст. 127 УПК) и особое мнение судьи (ст. 307 УПК). В тексте уголовно- процессуального документа граница между фактом и его интерпретацией может быть проведена с помощью средств субъективной модальности. Пример: «Вместе с тем суд учитывает также и то, что подсудимый в период следствия, будучи под подпиской о невыезде, длительное время скрывался от органов предварительного следствия, в связи с чем дважды объявлялся в розыск, что свидетельствует, по мнению суда, о стремлении подсудимого избежать наказания за совершенное преступление» (в тексте подчеркнута мотивировка суда)

Тесная взаимосвязь обоснованности и мотивированности выражается в том, что трактовке подвергаются конкретные данные о Факте (так называемые объективные основания). Кроме того, закон устанавливает важное ограничение: в основу обвинительного приговора не могут быть положены предположения (ст. 309 УПК), т.е. гипотетические выводы, лишенные прочной фактической базы. Следуя принципу презумпции невиновности, факты, не подлежащие однозначной интерпретации, толкуются в пользу обвиняемого.

Логическая основа документирования. В контексте требований обоснованности и мотивированности особую важность приобретает вопрос о структуре, способах доказательства264 и опровержения. Анштиз текстов процессуальных документов невозможен без рассмотрения их логической основы.

Структура доказательства трехчленна и состоит из тезиса (суждения, истинность которого необходимо установить), аргументов или выводов, оснований доказательства (истинных суждений, используемых для обоснования тезиса) и демонстрации (логической связи между тезисом и аргументами) .

263 Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-963 (1998г.)

264 Имеется в виду «доказательство» как логическая операция, в ходе которой обосновывается истинность одного суждения с помощью других истинных суждений.

2&> Логический переход от аргументов к тезису осуществляется в форме дедуктивных, индуктивных умозаключений или умозаключений по аналогии.

120

Способом доказательства называют прием демонстрации аргументов. Различают прямое и косвенное доказательство. Прямым является доказательство, где тезис обосновывается без использования противоречащих ему допущений (антитезиса). Данный способ обоснования чаще всего применяется в следственно-судебной практике (ооль тезиса выполняет обвинение, роль аргументов — фактические данные). К косвенным (непрямым) относят доказательства, где обоснование тезиса осуществляется через противоречащее тезису допущение - антитезис. Антитезис может быть представлен альтернативным суждением {апагогическое обоснование) или не совпадающим с тезисом суждением - членом дизъюнкции {разделительное обоснование)2^. Опровержение - логическая операция, направленная на разрушение доказательства . Опровержение может быть выполнено тремя способами: путем критики тезиса, критики аргументов и критики демонстрации (все указанные способы сведены в таблицу)

Таблица 6 Способы опровержения доказательства

СПОСОБ I ХАРАКТЕР АРГУМЕНТАЦИИ I

ОПРОВЕРЖЕНИЯ I

I

Опровержение I I

тезиса:

I Строится в форме рассуждения «сведение к абсурду». Сначала j Прямое j условно допускают истинность выдвинутого оппонентом |

1 предположения, выводят из него следствия, а затем сопоставляют I

I следствия и установленные факты. Ложность следствий !

j свидетельствует о ложности основания.

Косвенное Пр<_ обосновывает правильность собственного суждения, тем j

I самым утверждая ложность суждения оппонента. Условие j

j применения: суждения альтернативны.	|
Критика Пропонент обосновывает сомнения в правильности (достоверности)

аргументов j доводов оппонента.

2(* Апагогическое и разделительное обоснования могут применяться самостоятельно либо в сочетании

(комбинированный способ обоснования).

2t” Представляется, что опровержение используется не только в устной (монологической или диалогической)

речи: его элементы присутствуют и при обосновании обвинения в процессуальных документах (при

опровержении алиби обвиняемого, при анализе ложных данных го других источников).

26S Теоретической основой для таблиц 6-7 послужили разработанные в логике правила доказательства,

опровержения, а также выделяемые в логике типичные ошибки, возникающие при нарушении указанных

правил. - См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. Учебник. - М.: Высш. школа, 1982. С. 231-245.

121

Критика демонстраци и

Пропонент показывает отсутствие логической связи между аргументами и тезисом.

j j Сочетает в себе несколько способов опровержения. Наряду
с

| Комбинированный I ошибками в рассуждениях может быть обнаружена неистинность I способ ! доводов и т.д.

I 1

Для безупречного построения доказательства или его опровержения существует ряд правил, которые представлены в таблице 5.

Таблица 7 Правила доказательства в опровержения.

ОБЪЕКТ РЕГУЛИРОВАНИЯ

ФОРМУЛИРОВКА ПРАВИЛА

НАИМЕНОВАНИ Е ОШИБКИ И ЕЕ ЛОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

1

ТЕЗИС

  1. Тезис долже н быть логиче ски опреде ленны м, ясным, точны м.

  2. Тезис долже н быть неизме нным в ходе рассуж дения

1 Неопр еделен ность тезиса. Тезис страда ет качест венно й либо количе ственн ой

неопре деленн остью. Качест венная означа ет, что логиче ски не выявл яется смысл исполь зованн ых в
сужде нии понятий.

Колич ествен ная не позвол яет устано вить, относи тся ли преди кат ко всем или только к некото рым элемен там множе ства

его части, Потеря что лицо

  1. Потер я тезиса иди частич ная
    подме на.

выраж ается в том, забыва ет о выдви нутом полож ении, перехо дя при рассуж дении к иному полож ению. Подме на (полна я) проявл яется в перехо де в резуль тате доказывания к

близко му, сходно му, но не идент ичном у с тезисом

полож ению. Частич ная подме на образу ется за счет смысл ового сужен ия или расши рения тезиса.

1 АРГУМЕНТЫ

должны

j 1. Аргументы ! быть истинными.

!а)
Основное
заблуждение . В качестве
аргумента
используетс я

ложное суждение. 16) Предвосходя щие основания. В качестве аргументов используютс я непроверенн ые данные
(слухи, предположе ния и т.д.). | 2.Требовани е автономного j

! обоснования
- каждый из | 2.«Круг в доказательст ве» - для

! аргументов должен
быть ! обоснования недоказанных

доказан. ; аргументов пользуются

122

I недоказанным тезисом.

  1. Аргументы должны

быть непротиворечивы и ,

достаточны j За) «Поспешный вывод» -

j отдельными фактами пытаются 1 обосновать широкий тезис. J 36) «Чрезмерное доказательство» - I пытаясь увеличить число

) аргументов, лицо незаметно для | себя вовлекает в доказательство | поотиворечивые доводы.

ДЕМОНСТРАЦИЯ Тезис и аргументы Ошибка «мнимого следования» -

j должны быть логически , отсутствие логической связи между j связаны. j тезисом и аргументами: а)

1 I неоправданный логический

I I пеоеход от УЗКОЙ области к более

| широкой (например, ложное j j отнесение видовых признаков к

j родовым); б) переход от сказанного
  с условием к сказанному

I I безусловно; в) переход от

сказанного в определенном , j отношении к сказанному

I I безотносительно. Ошибка

j j «мнимого следования» может

I I проявляться в условиях,

получивших название: аргумент к

I силе, к невежеству, к выгоде, к

I здравому смыслу, к состраданию, к
j верности, к авторитету. Сущность
I указанных уловок состоит в

апелляции не к разумным доводам,

i I а к чувствам, привязанностям,

Наряду с логическими правилами доказательства и опровержения, необходимо уделить внимание видам аргументов, используемых
при

269

построении доказательства в процессуальных документах .

Таблица 8 Виды аргументов, используемых в уголовно-процессуальных документах.

j	j привычкам лица.	

I ХАРАКТГРИСТИКА ПРИМЕРЫ

ВИД АРГУМЕНТА I ^4мгпт\ ‘ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

! АРГУМЕНТА , АРГУМЕНТА

СУДИТЕЛЬНЫЕ АРГУМЕНТЫ СТАТУС УСТАНОВЛЕНИЯ

) аргумент к составу Довод показывает структуру j «Указанные повреждения

2&9 Подробный перечень и характеристика видов аргументов даны в работе Волкова А А Основы русской риторики. - М.: Издание филологического фак-та МГУ им. М.В. Ломоносова, 1996. С. 103-189. В таблице перечень аргументов сознательно сужен, поскольку в ней приводятся только те аргументы, которые применяются в утоловно-процессуальных документах.

123

I

действ ия («что именн о произо шло или было сделан о»)

причи нили легкий вред здоров ью по призна ку кратко време нного расстр ойства здоров ья»’

270

2) аргумент к лицу

Содержание довода

составляет совместимость деяния и субъекта («мог ли субъект сделать то, что ему вменяют»)

«О взаимоо тношениях

между К. и Д.

свидетельствуют показания дочери потерпевшей Е., а также свидетелей А., Р., П., М, которые пояснили, что после уп отребления

спиртного К. бывал

агрессивен, сильно избивал

271

д.»””’

3) аргумент к причине

Довод раскрывает цель, мотив, т.е. психологическую причину поступка («почему лицо совершило деяние»)

«Вследствие длительного аморального и

противоправного поведения А. по отношению к своим родителям Н и М.

психического

сложилась психотравмирующая ситуация, и у М. возникло

272

состояние напряжения»

на

4) аргумент

обстоятельствам

СТАТУС ОПРЕДЕЛЕНИЯ 5) аргумент к норме

к j Довод изображает условия j формирования личности 1 субъекта («почему субъект I смог совершить деяние») или иные обстоятельства, I влияющие на оценку I действий лица.

Довод в виде
ссылки установленное правило

«При определении вида и меры наказания суд учитывает характер и степень общест венной

опасности совершенного преступления, л ичность

подсудимого, который свою вину признал полностью и раскаялся в содеянном»273

«Обстоятельств, отягчающих
наказание в соответствии со ст.
63 УК РФ, СУДОМ не

274

установлено» .

6) аргумент к истолкованию

Довод показывает, подходит j «Поскольку убийство

ли казус под общее правило I потерпевшей
совершено

2’и Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г, Саратова, уголовное дело № 1-1070 (1998г.).

271 Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-

895 (1998г.).

2.2 Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1- 491 (1998г.).

2.3 Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-388 (1998г.).

2.4 Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-1117 (1998г.).

124

подсудимым из корыстных побуждений и с целью скрыть другое преступление, действия П. в этой части верно квалифицированы следственными органами по ч.1 п. «к» ст. 105 УК РФ»275.

7) аргумент к совместимости

СТАТУС ОЦЕНКИ

8) аргумент к прецеденту

тем,

Довод применение
одной вместо другой

обосновывает i «Вместе

нормы квалификация

I следственными
органами

действий П., по существу I правильная, произведена на | основании старой редакции j ст. 146 УК, без учета 1 изменений, уже

276

действовавших на день I совершения П. j преступления»*

«Свидетели А и П также пояснили, что слышали от К. угрозы убить Д., был случай, когда он угрожал ей топором. Опасаясь угроз, Д. иногда убегала из дома и ночевала у П.»

i Довод содержит ссылку на уже имевший место казус,

i аналогичный

i

j рассматриваемому

I («происшедшее -
не

277

1 единичный случай,
его

истоки - в прошлом»)

9) аргумен т

«прехождению»

(цикличности)

к j Довод направлен на 1 формирование убеждения в j повторяемости, круговороте событий («сделал один раз -j сделает и во второй, и в j третий»)

«Д, ранее судимый 09.07. 98 г. Кировским районным судом г. Саратова по ст. 158 ч.2 п.п. «а», «в» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год на путь исправления
не встал и

вновь совершил преступление при следующих

обстоятельствах»’'’s.

10) аргумент к прогрессу

j

Довод основан на

предпочтении буду щего

прошлому («буд ущее

светлее прошлого»)

«Учитывая обстоятельства дела, личность виновной, суд считает возможным ее исправление и

перевоспитание без

2’” Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-856 (1998г.).

2 ° Фрагмент приговора, архив Ставропольского краевого суда, уголовное дело № 2-126 (1995г.).

2” Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-895 (1998г.).

2 s Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № I-

911 (1998г.).

125

! i I изоляции от общества, 1

; назначив ей наказание в

! л. 279

j I [ виде штрафа» . j

I i I i

(11) аргумент к выбору I В доводе обсуждаются } «Судом учитывается j

I 1 последствия выбооа той или 1 влияние назначаемого I

иной позиции («если ; наказания на исправление j

j j выбрать первое - случится j M. и на условия жизни j

j j следующее, если выбрать j семьи»280. j

j i второе - произойдет нечто j I

! 1 иное») !

I 1 j

! i j

j 12) аргумент к целям и j Довод состоит в j «Тогда Д., с целью

j средствам j соотнесении целей и средств достигнуть намеченного,

I («приемлемы ли стал угрожать К. избиением,

! I использованные средства и последний, восприняв

] для достижения данной угрозу для себя как
j j цели») реальную, отдал Д. деньги в

j j j сумме 8 рублей, в результате

I j чего ему причинен

I j I материальный ущерб»281.

Требования к уголовно-процессуальным документам, выработанные науками уголовного процесса и криминалистики, а также практикой расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Данные требования не систематизированы, носят разрозненный характер и касаются чаще всего отдельных видов документов. Условно их можно разделить на две группы: требования к содержанию документа и к его языковому оформлению. Требования первой группы подробно не анализируются, поскольку не являются объектом данного исследования и заслуживают самостоятельного рассмотрения. Частично они будут затрагиваться при проведении лингвистического анализа отдельных видов уголовно-процессуальных документов. Требования к языковому оформлению в большинстве источников дублируют ч.1 ст. 312 УПК282, где указывается, что приговор 83«должен быть составлен в ясных, понятных выражениях». Расшифровка данного требования осуществляется главным
образом на лексическом уровне. В

2,9 Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-1133 (1998г.).

280 Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-526 (1998г.).

281 Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело №1- 533 (1998г.).

2X2 См., в частности: Уголовно-процессуальные акты… С.29,31; Михайленко А.Р. Указ. соч. С.35.

126

частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 №1 «О судебном приговоре» требования статьи 312 УПК толкуется как недопустимость употребления: неточных формулировок; использования «не принятых сокращений и слов, не приемлемых в официальных документах»; загромождения приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к делу. «Приводимые в приговоре технические и иные специальные термины, а также выражения местного диалекта должны быть разъяснены». Рекомендации Пленума, будучи неполными и неопределенными, сами нуждаются в комментариях. У многих практических работников вызовут непонимание выражения: «неточные формулировки», «слова, не приемлемые в официальных документах»284.

Столь же абстрактными выглядят и требования, приводимые в научных работах, посвященных исследованию уголовно-процессуальных документов, как то: «…процессуальные решения должны быть надлежаще оформлены, четко, ясно, грамотно изложены…», должны применяться «строгий язык, устоявшаяся юридическая терминология», стандартные обороты, соблюдаться «единообразие языковых средств», при этом «следует избегать речевых штампов и тяжеловесных оборотов» .

Более тщательный анализ языковой стороны документа проведен в работе Гулкевича З.Т. , в которой, рассматривая проблемы совершенствования протоколирования, автор соотносит предъявляемые к протоколам требования с требованиями официально-делового стиля. Преимущество представленной системы требований состоит в попытке их расшифровки применительно к особенностям уголовно-процессуальной деятельности, в выделении типичных ошибок (с демонстрацией на конкретных

В источниках требования к приговору распространяются и на иные уголовно-процессуальные документы.

284 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04. 96. №1 «О судебном приговоре»//Бюллетень Верховного Суда РФД996. №7.

285 См.: Михайленко А.Р. Указ. соч. С.35-36..

2Sb См.: Гулкевич З.Т. Теоретические вопросы и практика документирования следственных действий (процессуальное и криминалистическое исследование). Дне. на соиск, … канд. юрид. наук. - Киев, 1985. С.99- 122.

127

примерах^ Элементами системы являются точность, ясность изложения, современность используемого языка, единообразие языковых средств, экономичность и полнота описания.

Недостатком предлагаемой системы требований следует признать ее узость. Количество требований ограничено, поскольку: а) автором рассматривается не весь массив уголовно-процессуальных документов, а только протоколы следственных действий; б) автор акцентирует внимание лишь на требованиях официально-делового стиля. Современный уровень развития лингвистических наук дает возможность расширить арсенал средств анализа документов и число аспектов, подлежащих изучению. Важным достижением лингвистики стал выход на текстовый и функционально- прагматический уровни. В этой связи представляется важным провести анализ уголовно-процессуальных документов с помощью основных текстовых категорий и положений теории речевых жанров. Результаты исследования могут быть в последующем использованы при составлении текстов документов, а также при формировании системы специальных требований, предъявляемых к уголовно-процессуальным документам.

3.2 Категории текста и их использование при анализе уголовно- процессуальных документов.

Категория информативности. В терминологию лингвистики текста данную категорию ввел И.Р. Гальперин. Рассматривая процесс предикации («транспонирования фактов языка в факты речи»), он выделяет три вида текстовой информации : а) фактуальную — информация о явлениях, событиях, действиях, относящихся к прошлому, настоящему, будущему, в действительном или воображаемом мире; б) концептуальную - отражает индивидуально-авторское отношение к описанной фактуальной информации, ее

луд

интерпретацию, оценку; в) подтекстовую — скрытая информация, которая

28’ В данном исследовании анализ стилистических требований приводится не только на лексическом, но и на иных уровнях.

2 * См.: Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. - М.: Изд-во «Наука», 1981. С.27-28. ‘*’ В лингвистической литературе различают собственно подтекст, символ и контрапункт. - См. об этом: Шевченко Н.В. Основы лингвистики текста. Учебное пособие. - Саратов. Изд-во педагог, ин-та, 2000. С.28-

128

извлекается из текста благодаря «способности единиц порождать ассоциативные и коннотативные значения, а также благодаря способности предложений … приращивать смыслы». Представляется, что предложенная ученым дифференциация ассиметрична. Ключевым моментом в определениях фактуальной и концептуальной информации является отражаемый объект: фактуальная информация - данные о внешнем по отношению к автору мире, а концептуальная - о внутреннем мире самого автора. Для выделения подтекстовой информации использован совсем иной критерий - способ отражения информации в тексте. В этом смысле можно было бы классифицировать информацию на эксплицитно (явно) выраженную и скрытую . Скрытая информация представлена в тексте в нескольких формах: 1) в форме импликации. В основе импликации лежит стремление автора сжать текст, сделать его лаконичным; в тексте опускается известная информация, которая легко восстанавливается; 2) в форме пресуппозиции - знаний, представлений, которые предшествуют созданию текста, подразумеваются автором, но в самом тексте не выражены291; 3) в форме подтекста. В отличие от пресуппозиции и импликации, где информационные границы определены, обнаружение подтекста основано на возникновении ассоциаций. Содержание ассоциативного ряда зависит от многих факторов (в первую очередь от интеллектуального, образовательного уровня, личного опыта адресата). В определенном смысле выявление подтекста - продукт творческого мышления адресата. Количество потенциальных ассоциативных рядов, как правило, настолько велико, что автору трудно прогнозировать коммуникативный эффект текста. Это и служит главной причиной недопустимости существования

32.В нашем исследовании данное разграничение подробно не рассматривается, поскольку подтекстовая информация в уголовно-процессуальных документах не допустима.

290 Скрытая, т.е. не лежащая на поверхности, не получившая собственного лингвистического оформления, вычленяемая из текста с помощью дополнительных мыслительных операций.

291 См.: Реферовская Е. А Коммуникативная структура текста в лексико-грамматическом аспекте. - Ленинград., Наука, Ленинградское отделение, 1989. С. 40. Пресуппозия содержит сведения, семантически связанные с создаваемым текстом: овладение ими - гарантия правильного понимания текста. В уголовно-процессуальных документах также присутствуют элементы прес\тшозиции, роль таковой играют профессиональные юридические знания (владение юридической терминологией, ориентация в вопросах юридической квалификации, знание общих начал назначения наказания и др.).

129

подтекста в официальном общении (в том числе и в текстах уголовно- процессуальных документов).

Особенности выражения различных видов информации в текстах уголовно- процессуальных документов подробно анализируются нами в разделах, посвященных иным категориям текста (категории модальности, темпоральности, локальности и др.).

Категория модальности. Для выражения отношений « автор - текст - действительность» существует специальный комплекс языковых средств. Все они объединены общим понятием «категория модальности». Данный термин заимствован лингвистикой текста из формальной логики . Выделяют два вида модальности: объективную, выражающую отношение сообщаемого к действительности (связь «текст - действительность), и субъективную, которая отражает отношение автора к сообщаемому29 .

Объективная модальность образована тремя подвидами, что

~294

соответствует принятому в логике делению модальности суждении Алетическая модальность указывает на характер детерминированности между субъектом и предикатом (в терминах необходимости и возможности). Слова -показатели элегической модальности: «необходимо», «обязательно», «непременно», « всякий раз», «безусловно» и т.д. Эпистемическая модальность позволяет определить степень обоснованности знания, содержащегося в суждении (дихотомия - достоверность/вероятность). Для обозначения используются слова: «вероятно», « возможно», «по- видимому», «маловероятно», «можно предположить», «наверное» и проч. Деонтическая модальность дает возможность установить тип предписания (обязанность, запрещение, разрешение). Средства выражения в
лексике - слова и

292 С позиций формальной логики модальность определяется как «выраженная в суждении в явном или неявном виде дополнительная информация о характере обоснованности суждения или типе зависимости между субъектом и предикатом, отражающая объективные отношения между предметами и их признаками». - См.: Кириллов В.И., Старченко А. А. Указ. соч. С. 96. 2И См.: Гальперин ИР. Указ. соч. С. 114.

294 Наряду с представленной, существует иная классификация модальности. В частности, Баранов А.Г., выделяет межличностную модальность , модальность эмотивной, эпистемической, деонтивной установок, композиционной установки и референтивную модальность текста. - См.: Баранов А.Г. Функционально- прагматическая концепция текста. - Ростов-на-Дону:Изд-во Рост, ун-та, 1993. С. 105-153.

130

словосочетания: «обязан», «должен», «надлежит», «признается»,
«следует квалифицировать как…», «имеет право…», «(не)допускается» и т.д.

Субъективная модальность служит для обозначения (на текстовом, фразовом уровнях) эмоционального отношения адресанта (с помощью эмоционально-экспрессивных средств) и его ценностной (аксиологической) установки (оценка с позиции разного рода социальных норм - этических, правовых, эстетических, - признаваемых индивидом и составляющих суть его собственных взглядов) .

Рис.2 Виды модальности в тексте

деонтическая ^

j-j эмотивная установка j

алетическа я

и

ч

аксиологи ческая

установка

эпистемическая Р

Таким образом, с помощью средств модальности создается два текстовых плана - объективный (явления окружающей действительности) и субъективный (позиция, отношение, оценка автора), отражаются результаты познания, степень уверенности в полученных результатах (включая показатели

эмотивного характера)

297

293 Сами по себе социальные нормы носят по отношению к индивиду объективный характер. 29ь Комплексная природа субъективной модальности позволила некоторым ученым выделить две самостоятельные категории текста - тональность («категория, в которой находит отражение психологическая установка автора») и оценочность (« отражает авторское представление о положительном или отрицательном содержании описываемого явления»). - См.: Матвеева Т.В. Функциональные стили в аспекте текстовых категорий: Свлхронно-сопоставнтатьньга очерк. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1990. С.27-29. Поскольку довольно часто для выражения тональности и оценочности используются одни и те же языковые средства, то в целях облегчения анализа мы рассмотрим одну категорию - категорию субъективной модальности. 29’ Отсчет степени уверенности начинается тогда, когда вероятность суждения > Уг (т.е., если вероятность суждения = Уг, то степень уверенности =0). - См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Указ . соч. С. 106-107.

131

Каноны официально-делового стиля накладывают ограничения в области использования средств модальности (как объективной, так и субъективной). Тому есть ряд причин: 1) фактические данные, положенные в основу процессуального решения, должны отвечать требованиям достоверности и достаточности. Каждому этапу доказывания соответствует определенный объем информации, который изменяется в сторону расширения. На заключительном этапе весь предмет доказывания должен найти свое фактическое обоснование в принятом решении. Закон не устанавливает пределы доказывания, т.е. ту совокупность доказательств, которую должен собрать следователь, но указывает на важное их свойство - достаточность. Пределы доказывания очерчивает субъект доказывания, однако существуют выработанные практикой условия признания доказательств достаточными для принятия процессуального решения. Наиболее существенное из них - запрет на использование (при постановлении обвинительного приговора) признания подсудимым своей вины, если оно не подтверждается другими доказательствами по делу (п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29. 04. 96г. «О судебном приговоре»). К сожалению, рядом судей данное требование игнорируется, что находит свое выражение в тексте приговора. Пример: «Допрошенный в судебном заседании вину в совершении преступления признал, пояснив, что убийство Д. совершил, вероятно, он, так как был с ней в квартире один, дверь в квартиру была заперта, но, как все произошло, он не помнит»199. В приведенном примере бросается в глаза логическое несоответствие категорического вывода посылкам, имеющим вероятностный характер. Посылка сформулирована с использованием средств объективной (эпистемической) модальности (вводное слово «вероятно»). Логическая несовместимость выявляется и при сопоставлении значений словосочетаний «признание вины» и «как все произошло, он не помнит». Признание подсудимым своей вины основывается на его сознательном отношении к

298 Данное требование распространяется и на постановление о привлечении в качестве обвиняемого, и на

обвинительное заключение.

1W Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-895 (1998г.).

132

содеянному. Ссылка на то, что он ничего не помнит, предполагает невозможность дачи им каких-либо показаний (ни признания, ни отрицания своей вины). Фактически суд «вложил в уста» подсудимого выводы, к которым пришел сам в результате исследования доказательств. Анализ столь небольшого по размеру Фрагмента текста свидетельствует о том, что со стороны суда был нарушен принцип презумпции невиновности, право подсудимого на защиту, а также налицо возложение судом на себя функции обвинения. Наряду с неуместным использованием средств модальности, обнаруживается и грубое нарушение уголовно-процессуального закона;

2) правовая оценка как обязательный элемент доказывания носит не личностный, а публичный характер, поскольку расследование и судебное рассмотрение дел осуществляется не конкретной личностью, а должностным лицом - представителем власти - в силу возложенных на него государством полномочий. Поэтому недопустимы эмотивные включения личностного плана. Средствами передачи субъективной модальности могут быть как синтаксические конструкции (причастные и деепричастные обороты, вводные слова и их сочетания), так и отдельные лексемы с эмоционально- экспрессивным значением. Пример 1: « Имея неприязнь к Н. за проявленную жадность, П. пошел провожать его в свой огород, где с целью ограбления Н. ударил его дважды кулаком в лицо и сбил на снег»300. Здесь одновременно дана и субъективная оценка потерпевшего («за проявленную жадность»), и правовая оценка действий обвиняемого (« с целью ограбления Н. ударил…»). Пример 2: « Кроме того, не ограничившись нанесением указанных телесных повреждений, с целью убийства К, взяв кухонный нож:, Д. нанес им удар потерпевшей в область груди справа …»301. Деепричастный оборот нарушает нейтральный тон изложения, обнаруживая отношение автора к описываемому в виде косвенного упрека.

Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого, архив прокуратуры Ипатовского района Ставропольского края, надзорное производство № 63054 (1994г.) ш Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-895 (1998г.).

133

В свете изложенного видится необходимым сформулировать рекомендации по использованию средств модальности в документах, содержащих процессуальные решения по делу.

  1. Границы использования средств объективной модальности зависят от вида модальности. Средства алетической модальности применяются всегда, когда важно указать на характер взаимосвязи между явлениями (связь необходимая или случайная). Пример оправданного использования средств алетической модальности: «Проведя дополнительные следственные действия и оценив собранные доказательства в совокупности, не представляется возможным сделать вывод о виновности обвиняемой Ш. в части приобретения и хранения наркотических средств в целях сбыта» . Необоснованное применение средств алетической модальности имеет место, когда отсутствует логическая связь между посылками и выводом либо когда посылки сформулированы так, что не позволяют судить о правильности сделанного вывода. «(1) Из заключения эксперта, проводившего исследование трупа В., следует, что смерть его наступила от проникающего колото-резаного ранения груди.

(2) Часть других телесных повреждений не причинила вреда здоровью потерпевшего, тяжесть другой части телесных повреждений невозможно определить, т.к. неизвестно, каков был их исход» ^\ В приведенном фрагменте (второй абзац) одновременно нарушены правило обоснованности вывода (употребив выражение «часть других телесных повреждений», автор не пояснил, какие именно телесные повреждения имеются в виду) и логичность изложения, поскольку для определения тяжести повреждения существует не один, а целая система критериев. Поэтому утверждение «невозможно определить» не имеет обоснования в тексте.

Средства эпистемической модальности применяются в суждениях, достоверность которых имеет значение для дела и может быть определена в

зш Фрагмент постановления о прекращении уголовного дела, архив прокуратуры Кировского района г.

Саратова, уголовное дело № 37667 (1998г.).

303 Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-783 (1998г.).

134

ходе исследования доказательств. Излишне использование средств модальности для подтверждения уже сделанного вывода, если новые аргументы не приводятся. Пример: « Квалификацию действий подсудимой по ст. 165 ч. 1 УК РФ суд находит правильной. К. действительно причинила имущественный ущерб собственнику путем злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения»304. Автор не прибегнул к демонстрации новых аргументов в пользу уже сделанной правовой оценки (не указал, в чем выразилось злоупотребление доверием, какой имущественный ущерб был причинен), а лишь расшифровывал содержание ч.1 ст. 165 УК .

Некоторые составители документов пользуются средствами эпистемической модальности не для характеристики достоверности суждений, а для усиления убедительности изложения. Пример: «Кроме частичного признания своей вины обвиняемым Р., вина его в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч.1 УК РФ, полностью доказана следующими материалами уголовного дела»305 (в данном фрагменте обвинительного заключения логически несовместимы выражения «кроме частичного признания» и «полностью доказана»). К этой же категории ошибок относится вербально выраженное отрицание логической связи вопреки ее наличию: « Несмотря на то, что Л. признал свою вину полностью в совершении преступления, предусмотренного ст. Л5 УК РФ, его вина полностью доказана следующими материалами дела»306.

Показатели деонтической модальности используются для обозначения типа предписания. В документах рассматриваемой группы решения носят императивной характер. Для выражения обязанности применяются формулировки типа: «уголовное преследование прекратить», «уведомить заинтересованных лиц», « признать виновным в совершении
преступления,

Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-388 (1998г.). зи:> Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1- 533 (1998г.).

зив Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело №1- 762 (1998г.).

135

предусмотренного ст. … и назначить наказание в виде…», «уголовное дело подлежит направлению…», «привлечь … в качестве обвиняемого» и т.д.

2.При изложении обстоятельств, установленных на данном этапе расследования, необходимо избегать использования средств субъективной модальности. Если наряду с правовой законом предусматривается дача социально-психологической оценки лица, она должна быть обоснована. Распространенным недостатком обвинительных заключений и приговоров является указание на оценку личности (данную по месту работы, учебы, жительства) без расшифровки ее содержания, что не позволяет до конца уяснить, чем руководствовался суд при назначении наказания. Составители документов ограничиваются стандартными выражениями: «По месту жительства (учебы, работы) гражданин … характеризуется положительно (отрицательно)». Еще более пагубна практика использования для оценки личности наречий, которые могут быть неоднозначно истолкованы. Пример: «I’. по месту работы характеризуется удовлетворительно» (означает ли это положительную оценку его личности или нет, установить не удается) или

ЗАО

«По месту учебы обвиняемый Д. характеризуется посредственно»’ (слово «посредственно» нельзя отнести ни к хорошей, ни к категорически отрицательной оценке, остается только предполагать, что имелось в виду).

Вызывает нарекания и совмещение противоречащих друг другу характеристик личности в одном предложении или абзаце. При этом, как правило, отсутствуют пояснения суда, какую из данных характеристик он счел убедительной. Пример: «Обсуждая вопрос о виде и мере наказания, суд учитывает, что она частично признала свою вину, ранее не судима, по месту работы характеризуется отрицательно, имеет на иждивении несовершеннолетнюю дочь»309. Перечисленные обстоятельства необходимо разделить на две группы. Одна из них - те, которые положительно влияют на

301 Фрагмент приговора, архив прокуратуры Ипатовского района Ставропольского края, надворное производство № 61044 (1993г.).

3Ui Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-963 (1998г.). 309 Фрагмент приговора, архив пглкугятуры Ипатовского района Ставропольского края, надзорное производство №> 72001 (1994г.).

136

оценку личности и (или) являются смягчающими наказание. Другая группа охватывает прочие обстоятельства (отрицательно характеризующие личность и (или) относящиеся к отягчающим наказание). Для обозначения

противопоставления могут быть использованы юнктивы « однако», «вместе с тем», « наряду с этим» и др.

Исключениями из правил можно назвать случаи, когда средства субъективной и объективной модальности переносятся из чужой речи при прямой или косвенной цитации. Перенос средств модальности оправдан, если он способствует правильной оценке доказательства (показаний участников процесса, свидетелей, заключений эксперта). Пример: «На клинке ножа и вырезе ковра обнаружена кровь человека оав группы, что не исключает возможность происхождения крови как от потерпевшего П., так и от подозреваемого Н. при наличии у него повреждений,
сопровождавшихся

4 10

наружным кровотечением»’ . Выражение «не исключает возможность» — показатель алетической модальности - служит важным смысловым компонентом оценки выводов, полученных в ходе экспертного исследования.

Категории темпоральности и локальности (текстовые время и пространство). Текстовое время образовано тремя темпоральными осями311. Ось Т1 представлена календарным временем, объективным,
внешним по

Я 1 7

отношению к тексту” . В документах календарное время обозначается через указание на дату составления документа, дату его утверждения (согласования), срок обжалования (опротестования) принятого решения. Ось Т2 - событийное время - отражает последовательность событий, описываемых в тексте. В литературе выделяют : а) событийное время, проецированное на ось Т1

31 и Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1- 811 (1998г.).

31’ Золотова Г.А. Говорящий и текст // Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. Под общ. ред. д-ра филол. наук Г.А. Золотовой. - М, 1998. С. 22-25.

32 Наряду с приводимой классификацией существует деление на объективное (эмпирическое, историческое, календарное) и концептуальное время (отражение времени на уровне идеальных сущностей). - См.: Матвеева ТВ. Указ. соч. С. 30.

313 См.: Золотова Г.А Указ. соч. С.23.

137

(Пример: «В начале марта 1995 года П., освободившийся из мест лишения свободы, стал временно проживать у своего знакомого Т. в г. Ипатово.» ); б) событийное время, отражающее связь событий с позиций одновременности / разновременности, предшествования /следования (таксисная связь). Пример: «Перечисленные доказательства убедительно свидетельствуют о том, что, нанося множество ударов обухом топора по голове потерпевшей и ножом в грудь, К. сознавал характер своих действий и желал наступления смерти потерпевшей, которая и наступила в результате его действий» ь. Таксисная связь событий встречается наиболее часто. Ее основными лексико-грамматическими показателями являются: временные формы глагола, причастия, деепричастия, союзы и союзные слова, наречия («когда», «после того как», «потом», «с тех пор как», «после этого», «вместе с тем «, «в то же время» и др.).

Указание календарного и событийного времени в текстах документов имеет особую важность, поскольку связано с наступлением правовых последствий316. В связи с этим при отражении событийного времени в текстах наблюдается стремление авторов к максимальной точности (год, месяц, число, час). Если точное время следствием не установлено, как правило, прибегают к оговоркам типа: «примерно в … часу», «в … часу», «до… часов», «в не установленное следствием время», «в течение., месяца (года)» или в качестве показателей времени используют последовательность действий («позже, во время ухода А., Н. нанес…», «во время нанесения побоев у Б. возник умысел на…», «в процессе распития между А. и П. произошла ссора…» и т.д.). В ряде документов наблюдается стилистическая ошибка - злоупотребление при передаче временных связей союзами и предлогами (их неуместное употребление, «нанизывание» друг на друга), что создает семантическую

314 Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого, архив прокуратуры Ипатовского района

Ставропольского края, надзорное производство № 63040 (1994г.).

зъ Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-

895 (1998г.).

316 Дата составления документа имеет значение для опенки своевременности принятого решения, срок

обжалования - для обеспечения прав и законных интересов участников процесса. Событийное время,

138

избыточность. Примеры: а) «на протяжении периода времени с 18-ти до 24-х часов…» (семантическая избыточность); б) «примерно в 19 часов 40 минут …» (неуместное употребление слова «примерно», когда точно указано время); в) «на кратковременный промежуток времени…» (тавтологический оборот).

При употреблении в текстах оценочных прилагательных в отношении промежутков времени необходимо пояснять их значение. Пример: «…подсудимый длительное время скрывался от органов предварительного следствия…» (следует уточнить, в течение какого промежутка времени лицо скрывалось от следствия).

Распространенным средством передачи одновременности событий (действий) служит деепричастный оборот. Однако его применение в текстах документов не всегда удачно. Пример: «Находясь в указанной комнате (1), М. и Ф. решили изнасиловать С, и с целью осуществления своего преступного умысла, подавляя сопротивление потерпевшей (2) , Ф., действуя вместе и согласованно с М, по предварительному сговору между собой (3), стали ее избивать, нанося ей множественные удары кулаком по лицу, по голове и по различным частям тела (4), при этом Ф. схватил С. руками за голову и стал ее бить головой об спинку кровати, а затем схватил потерпевшую за волосы и, удерживая ее таким образом(5) , продолжая действовать вместе и согласованно с М.(6), вместе с ним сорвал с нее одежду, разорвав при этом ее нижнее белье/7)…» . В одном предложении автор семь раз прибегает к помощи деепричастного оборота для демонстрации одновременности и совместности действий М. и Ф.„ причем оборот обозначает как само действие, так и его оценку («действуя совместно и согласованно»). Дополнительными показателями являются служебные части речи («при этом», «вместе с ним»», глаголы в прошедшем времени множественного числа («решили», «стали»). При выборе средств
выражения пространственно-временной связи между

охватывающее время совершения преступления и время действий по его сокрытию, относится к предмету

доказывания.

31’ Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-963 (1998г.).

31 ь Фрагмент обвинительного заключения, архив прокуратуры Заводского района г. Саратова, уголовное дело JHs

7162 (1998г.)

139

действиями одного (двух) лиц необходимо исходить из коммуникативной задачи, стоящей перед автором. Формулировка обвинения (в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении, в приговоре) должна отвечать требованию конкретности. Оно означает, в частности, четкое разграничение действий соучастников преступления. Действия каждого из участников описываются отдельно. Таким образом, деепричастный оборот может быть использован только для отражения одновременности действий одного лица.

Ось ТЗ - перцептивное время - позволяет обозначить позицию говорящего по отношению к событиям, составляющим содержание текста. Автор может быть введен в ситуацию (ассоциирован) или выведен из нее (дезассоциирован). Поэтому подача информации осуществляется либо с позиции участника (современника) событий, либо с позиции стороннего наблюдателя. В первом случае субъективное ощущение времени, как правило, не совпадает с календарным (объективным). Происходит растягивание или сужение временного промежутка в силу разных психологических установок индивида. Наиболее ярко это проявляется в показаниях отдельных лиц. Пример: «Я отдала ему деньги, он стал их пересчитывать и не досчитался купюры, достоинством 10 рублей, из-за чего стал на меня орать. Мы находились на кухне, я встала между сервантом и столом, он на меня кинулся и сильно толкнул в грудь. Падая, я схватила со стола нож. Я упала от толчка и ударилась виском о сервант…» . Во втором случае (автор дезассоциирован) перцептивное время представлено как непрерывный процесс восприятия, что дает возможность проследить взаимосвязь событий. Пример: «16.11. 98.г. подсудимый следовал проводником, пассажирского поезда №288 сообщением «Москва - Актюбинск» вагона 9 и на ст. Ртищево посадил в свой вагон безбилетного пассажира до ст. Урбах, получив с него за проезд деньги в

v Фрагмент протокола допроса подозреваемого, материалы кафедры криминалистики №2 СГАП.

140

сумме 90 руб., которые надлежащим образом не оприходовал и присвоил

е- 320

себе…» .

Ретроспекция и проспекция текста образуют два новых временных плана - предпрошедшее и будущее время. Проспекция как категория, объединяющая средства, отсылающие к последующим участкам текста, практически не встречается в уголовно-процессуальных документах. Ретроспекция имеет место при изложении событий, которые уже сообщались в тексте, либо при отсылке к событиям, опосредованно относящимся к содержанию текста, что сопровождается перестановкой временных планов повествования . В уголовно-процессуальных документах введение ретроспективного плана обусловлено желанием автора актуализовать отдельные участки текста или сообщить новые данные (относящиеся к прошлому), которые помогут правильно оценить собранную информацию (в частности, особенности поведения обвиняемого до совершения преступления, отношения с потерпевшим и проч.). Пример ретроспекции: «Потерпевшая 1’. пояснила, что Д. является ее родным братом. Действительно, он пил, но никогда не становился агрессивным. Обычно засыпал к был послушен…» .

Самостоятельного рассмотрения заслуживает вопрос о способах введения в текст документов ретроспективного плана. Для примера проанализируем постановление о привлечении в качестве обвиняемого по ч.1 ст. 107 УК

‘5-1 }

(убийство, совершенное в состоянии аффекта) \ Важным элементом обвинения по данному составу служит описание аффектогенной ситуации, один из механизмов возникновения которой3 — накопление человеком отрицательных эмоций в течение определенного промежутка времени (что и составляет ретроспективный план). Следователь в установочной части расположил все собранные факты в хронологическом порядке. Восприятие

320 Фрагмент приговора, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-1133 (1998г.).

321 Подробнее о ретроспекции и проспекции см.: Гальперин И.Р. Указ соч. С. 106 - 108.

322 Фрагмент приговора, архив прокуратуры Ипатовского района Ставропольского края, надзорное производство № 72001 (1994г.).

3i3 Текст постановления см. в приложении 3.

324 О механизмах возникновения аффектогенной ситуации см.: Енгалычев В.Ф., Шипкин С.С. Судебнс-

психологическая экспертиза. Методическое руководство. Изд-е 2-е, испр. и доп.- Калуга, 1997. С.87.

141

данного текста происходит в несколько этапов. Первый этап - адресат знакомится с информацией о «противоправном и аморальном поведении» потерпевшего в период, предшествовавший преступлению. Второй этап - адресат «погружается» в картину преступления. Третий этап - для оценки правильности квалификации он вновь возвращается к ретроспективному фрагменту. Процесс восприятия замедляется, носит цикличный характер. Причина тому - смещение в представлении адресата главного и второстепенного планов: первый смысловой отрезок текста (первое СФЕ)323 воспринимается как главный план, второе СФЕ - сначала как второстепенный, затем как главный, возврат к первому СФЕ необходим для закрепления за ним статуса второстепенного плана. Подобного смещения планов изложения можно избежать, если включить ретроспекцию (первое СФЕ) в состав последующего отрезка текста (второго СФЕ), чтобы оно тем самым служило смысловому развертыванию выдвигаемого положения. Таким образом, ретроспективные фрагменты вводятся в канву основного плана и составляют смысловой фон, корректирующий его восприятие. Поэтому при составлении текстов с ретроспективными включениями следует ориентироваться не на хронологию событий, а на удобство восприятия текста.

Категория времени тесно связана с категорией текстового пространства (локальность текста)” ь. Любые перемещения обозначаются в тексте через удаление от некой точки отсчета («здесь и сейчас» автора). Здесь используются главным образом глаголы перемещения. Общими (для всех видов документов) языковыми средствами выражения пространственных отношений являются

327

средства пространственного дейксиса : слова разных частей речи с локальной семантикой ( «приехать в…», «придти из…», «в пути следования», « справа», «слева», «далеко», «близко» и т.д.) ; предлоги пространственного значения («через», «вдоль», «сквозь», «навстречу» и проч.); слова, обозначающие разные

325 Подробнее о понятии сверхфразового единства см. в разделе, посвященном коммуникативному членению. 320 Категории времени и пространства взаимообуславливают друг друга не только с позиций философии. Они проявляют единство и в языке. На лексическом уровне пространственно-временные связи выражаются с помощью глаголов, причастий, деепричастии. Это дает основание говорить о едином пространственно- временном континууме- См. о понятии континуума. Гальперин И.Р. Указ. соч. С.87.

142

стороны «ключевых» объектов, отношения их частей (верх, низ, сторона, поверхность и проч.); обстоятельственные конструкции в простом предложении, придаточные обстоятельственные предложения в составе сложного. Для передачи динамики происходившего употребляются глаголы перемещения параллельно с наименованиями пространственных единиц («следовал по ул. Радищева…», «приехал в магазин «Электроника», расположенный по адресу: г. Саратов ул. Московская 122/126…», «подошла к обменному пункту…», «выехал на перекресток…» и др.).

Типичная ошибка составителей документов - загромождение текста «локальными привязками», что существенно затрудняет его восприятие. В связи с этим представляется необходимым руководствоваться следующими рекомендациями.

  1. Место действия, определенное в начале текста, сохраняется в памяти адресата до указания на новое место развертывания событий, поэтому нет необходимости постоянно отсылать адресата к одному и тому же месту действия (если перемещений не происходило). В анализируемых документах наблюдается злоупотребление наименованиями населенных пунктов, улиц, домов. Пример 1: «После чего, незаконно храня его при себе (пакетик с наркотиками - примеч. авт.), переносил его по улицам г. Саратова до 19 часов 23.06.98., где на углу ул. Кутякова и Горького г. Саратова был задержан сотрудниками милигти и доставлен в Кировский РОВД г. Саратова» (из текста вполне можно исключить название города). Пример 2: «М. в течение осени 1997 - зимы 1998г. проживал совместно со своими родителями А. и И. в кв. 3 д. 16 по ул. Кутякова г. Саратова. На протяжении совместного проживания он систематически издевался над ними, оскорблял их и избивал. … 18.02.98г. А. и Н. находились в кв. 3 д. 16 по ул. Кутякова г. Саратова. Около 18 часов к ним домой пришел М. На протяжении периода времени с 18-

327 См. об этом: Матвеева Т.В. Указ. соч. С. 32-33.

32S К «ключевым» объектам следует отнести все вещественные доказательства (в соответствии со ст. 83 УПК), а

также объекты, не являющиеся вещественными доказательствами, но имеющие значение для пространственной

ориентации.

’’ Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого, архив Кировского районного суда

143

ти до 24-х часов М. избивал А. иН., нанося им множественные удары руками и ногами, угрожал им убийством, не давал есть, сжег часть их одежды, требовал передать ему документы на кв. 3 д. 16 по ул. Кутякова г. Саратова, в которой они проживали»330. Во втором примере повтор наблюдается не в рамках одного предложения (первый пример), а в пределах двух абзацев, однако и в этом случае он неоправдан .

  1. При описании действий людей или механизмов желательно избегать двойного (родовидового) указания места, отдавая предпочтение видовому. Лишь в некоторых случаях видовое понятие, употребленное после родового, облегчает восприятие, играя роль уточнения. Однако, как правило, данный прием ведет к информационной перегрузке и внешне выглядит как «квазистилизация». Пример: «Когда троллейбус передней частью уже проследовал павильон остановки, то в районе задней двери на проезжей части сидела женщина, спиной вплотную к бордюру…»332 (адресату сложно представить пространственные границы «передней части троллейбуса» и «района задней двери», а также установить временную связь между продвижением троллейбуса и местонахождением женщины).

Виды членения текста. Прагматическую основу членения текста составляет стремление автора, с одной стороны, облегчить восприятие
текста (связь «автор-адресат»), с другой стороны, отразить различного рода связи, существующие между компонентами текста (временные, пространственные, причинно-следственные и др., отношения «текст- действительность»).

Г&тьперин И.Р. выделяет два вида членения текста объемно- прагматическое (учитывает объем части и установку на внимание читателя) и контекстно-вариативное (выражается в нескольких формах - речь автора

г. Саратова, уголовное дело № 1-963 (1998г.).

330 Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело Х° 1-491 (1998г.).

331 Ссылки на адрес квартиры во втором абзаце можно заменить, написав: «находились дома» или «находились в собственной квартире», «требовал передать ему документы на квартиру». Точность изложения от произведенной замены не пострадает.

332 Фрагмент обвинительного заключения, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело №1- 533 (1998г.).

333 Гальперин И.Р. Указ. соч. С.53.

144

(повествование, описание рассуждение), чужая речь - диалог, цитация, несобственно-прямая речь). Для обозначения границ текста и его частей существуют специальные (графические, просодические) знаки
-

демаркаторы334.

Рис. 3 Средства обозначения границ текста и его частей

Графические (красная

строка, пробел, черта

и др.)

Специальные слова и |_j выражения (заголовок,

обращение, дата и т.д.)

М

Специальные начертания букв

или специальные знаки

I

1

I Рубрикаторы (часть,
| 1 статья, глава и т. д)
1

Стереотипные выражения

В частности, в уголовно-процессуальных документах роль граничных демаркаторов выполняют заголовок документа и стереотипные выражения: «следователь…, рассмотрев материалы уголовного дела ЛЬ…», «настоящее уголовное дело возбуждено… (дата)… (название органа) по заявлению гражданина …(ФИО) об… (название состава преступления)», «…(дата)…(наименование суда) в составе…(ФИО лиц, входивших в состав суда, а также прокурора, адвоката, секретаря суда), рассмотрев в открытом судебном заседании дело по обвинению…(данные о личности подсудимого)».

Вариативное сочетание способа и средств членения текста образует композицию текста. Композиция - некая модель текста, которая позволяет проследить процесс развертывания замысла автора, характер распределения информации в каждой из частей текста. В наиболее общем виде композиция большинства текстов соответствует трехчастной формуле: начало (введение) -

10 демаркаторах в тексте см.: Каменская О.Л. Текст и коммуникация: Учебное пособие ин-тов а фак-тов

145

основная часть - заключение 5. В зависимости от интенции автора, функционально-смыслового типа текста структура может быть более сложной, включающей наряду с указанными частями эпиграф, заголовок, предисловие, пролог, послесловие, эпилог. В связи с этим разграничивают основные и факультативные композиционные части’ °.

337

Уголовно-ттпоцессуальн ым документам присуще следующее строение ; заголовок (название документа), вводная часть (дата, место составления, лицо, изготовившее документ, процессуальное основание решения), установочная часть338 (содержит блок информации, имеющей юридическое значение, мотивировку принятого решения), заключительная часть (само процессуальное решение, указание на факт ознакомления с документом, на сроки его исполнения и обжалования, передачу для утверждения, подпись составителя документа) .

Рассмотрение способов организации текста невозможно без учета сформировавшихся в речевой практике устойчивых функционально- смысловых типов текста - описания, повествования, рассуждения.

Описание предполагает изображение состояния предмета речи через перечисление его признаков (качественных и количественных). Для описания используются глаголы состояния и экзистенциальные глаголы (настоящего времени, обычно несовершенного вида), слова с пространственно- временным значением (наряду с существительными, наречия времени и места, обстоятельственные придаточные
предложения), слова с предметным

иностр. яз. -М.: Высш.шк., 1990. С.84-85.

335 Приводимая формула использовалась еще античными ораторами при составлении текстов публичных выступлений.

336 Эпиграф, предисловие, послесловие относятся к факультативным, а заголовок, эпилог, пролог к основным частям, наряду с введением, основной частью и заключением. - См.: Гальперин И.Р. Указ. соч. С.50-73.

33’ Одночастную форму имеют документы вспомогательного характера (уведомления, сопроводительные письма). Структура документов двухчастной формы представлена частью, где излагаются фактические основания просьбы, поручения, решения, и частью, где формулируется содержание самой просьбы, поручения, решения, рекомендации. К числу таких документов можно отнести запросы, представления, отдельные поручения и проч. Трехмастная форма присуща всем постановлениям и протоколам.

338 Название «установочная» часть образовано от рубрикатора «установил», хотя для протоколов точнее было бы назвать ее описательной, поскольку задача текста протокола состоит в отражении воспринятого.

339 Заключительная часть протокола содержит характеристики примененных технических средств, решение следователя относительно вещественных доказательств, замечания, дополнения участников следственного действия, подписи лиц.

146

значением (конкретные и абстрактные). Пример: «Объектом осмотра является предмет, состоящий из 2 частей: клинка и рукоятки. Длина клинка -135 мм, цвет клинка- серый, лезвие отсутствует, форма клинка- треугольная…»340.

Повествование раскрывает динамику событий или действий, которые излагаются в определенной последовательности. В создании текста участвуют глаголы действия, процессуальные глаголы, слова, обозначающие направление действия, образ действия; для передачи временных связей - деепричастия, деепричастные обороты и т.д. Последовательность событий (по усмотрению автора) может быть реальной или искусственной. Реальная последовательность соответствует хронологии протекания событий. При искусственной последовательности расположение информации осуществляется не по временному, а по иному принципу. Пример реальной последовательности: «Около 10 часов 30 минут я услышала свисток своего напарника с поста № 2. Я сразу же пошла в сторону, откуда раздавался свисток. К. сказал, что с охраняемой нами территории неизвестные ему мужчины похитили один

341

электромотор…» .

Рассуждение - текст, в котором автор дает оценку каким-либо фактам, делает обоснованные выводы. Строение текста-рассуждения соответствует структуре доказательства в логике. Пример: «5 ходе расследования уголовного дела установлено, что у Ш. умысла на завладение деньгами не было, полученный кредит был обеспечен залогом, и в связи с этим Ш. не подлежит уголовной ответственности за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.З ст. 1471 УК РСФСР, а все претензии Саратовского банка к Ш. могут быть разрешены в порядке гражданского судопроизводства. »342

В уголовно-процессуальных документах используются все функционально-смысловые типы текста. Выбор типа зависит от жанра документа. Протоколы следственных (судебных) действий носят
сугубо

340 Фрагмент протокола осмотра предметов, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

341 Фрагмент протокола допроса, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП

147

описательный характер, поэтому недопустимы включения в виде выводов или оценок. Документы, содержащие процессуальные решения, сочетают в себе черты повествования и рассуждения (в установочной части они тесно переплетены друг с другом, в постановочной - сконцентрирован вывод и сформулировано принятое решение).

Коммуникативное членение - психолингвистическая категория, которая отражает субъективное отношение автора к феноменам действительности (связь «автор - действительность»). Коммуникативное членение «высвечивает» как личностную позицию автора, так и его стремление вызвать определенную реакцию у адресата343. Коммуникативное членение обнаруживаемся в бинарном разбиении текста на тему (та информация, которая уже известна, выступает связующим элементом между смысловыми отрезками текста) и рему (новая информация, сообщение которой способствует развертыванию замысла автора) . Синтаксические единицы текста (предложения) в смысловом плане образуют более крупные единицы - сверхфразовые единства, тематические отрезки текста, параграфы, главы, разделы и т.д. Важная особенность данных единиц - их смысловая завершенность и относительная самостоятельность. Для коммуникативного членения в тексте используется совокупность языковых средств (лексических, грамматических, морфологических, синтаксических). Рассмотрение особенностей коммуникативной организации текста (членения и связности) необходимо для анализа характера распределения информации в тексте и способа развертывания замысла автора текста345.

Категория связности. Важным принципом организации текста является принцип связности - семантического и грамматического единства элементов

Фрагмент постановления о прекращении уголовного дела, архив прокуратуры Кировского района г. Саратова, уголовное дело №27183 (1998г.).

343 См.: Реферовская Е.А. Указ. соч. С.9-12.

344 Наряду с темой и ремой в тексте может выделяться некий «остаток», т.е. отрезок текста, который в смысловом плане не обязателен для продвижения основного повествования. У И.Р. Гальперина, это явление получило название «автосемантия отрезков текста». Роль «остатка»могут играть сентенции, парадоксы, обобщения, заключения, предложения, представляющие собой авторские микроотступления, нарушающие ход повествования. - См.: Гальперин ИР. Указ. соч. С.98-100.

345 Схемы коммуникативной организации текстов уголовно-процессуальных документов с примерами см. в разделе «Категория связности».

148

текста, что создает целостность текста. Внутритекстовые связи обнаруживаются на трех уровнях - содержательном (когерентная связь), коммуникативном, формальном (когезия).

Смысловая связность, основанная на образности, ассоциативности мышления, общности знаний автора и адресата, обеспечивается тематической целостностью текста. Последняя достигается: а) повторяемостью номинации346. В текстах уголовно-п9роцессуадьных документов номинационные цепочки образованы с помощью юридических терминов. В частности, в обвинительном заключении основная номинационная цепочка будет состоять из терминов «преступление - деяние - уголовно-наказуемое деяние - состав преступления - объективная сторона состава преступления -субъективная сторона состава преступления»; б) тождеством референции. Все ключевые слова связаны с одним и тем же референтом. Референтами выступают объекты, явления действительности и их связи; в) импликацией. Осмысление текста происходит путем восстановления ситуативных или структурных связей между частью и целым; г) подведением элементов текста под обобщающее понятие. Прием основан на «распылении» признаков, которые находятся в смысловом единстве (составляют одно понятие). Данный способ часто встречается в документах, содержащих юридическую квалификацию деяния. Обобщающим понятием служит состав преступления, каждый из признаков которого подлежит доказыванию.

Коммуникативная целостность текста достигается за счет информационной преемственности отдельных тематически обособленных фрагментов текста - сверхфразовых единств (СФЕ). Развертывание замысла автора внутри текста можно представить в виде цепочки, где каждое последующее звено с новой информацией (ремой) семантически связано с

В литературе выделяют основную (проходит через весь текст и реализует тему целого текста) и дополнительную (реализует подтемы текста) номинационные цепочки. В составе цепочки различают основную номинацию (наиболее частотная единица), первичную (открывает цепочку) и вторичную номинации (остальные звенья цепи). - См.: Матвеева Т.В. Указ. соч. С. 21.

149

предыдущим звеном (темой). Выбор способа тема-рематической организации текста зависит от замысла автора и функционально- смыслового типа текста.

Таблица 9 Способы коммуникативной организации текста

Г Название схемы I
коммуникативной 1 организации

Графическое изображение

Функционально- ‘

смысловой тип j

текста I

.5…

Примеры: а) линейной тематической прогрессии - «На снегу у трупа СП) были видны следы крови (Р1)в виде падающих капель. Следы (Т2=Р1) вели к огороду (P2J гражданки 3., где жил П. Посреди огорода (ТЗ=Р2) имелось множество следов калош и полозьев санок (РЗ)…»347; б) рематической прогрессии - «П. пришел к дому О., проник в дом, похитил (Т) два женских пальто, шубу и другие вещи, которые на принесенной с собой тачке отвез домой (Р). Затем снова вернулся к дому О., где совершил кражу (Т1) трех рулонов полового покрытия, шкафа столового, другого имущества и с похищенным направился к себе домой (Р2)…» ; в) деления гипертемы на микротемы - «Объектом осмотра является подсобное
помещение,

  1. Линейная тематическая прогрессия (последовательное развертывание темы)

2.1 )Рематическая прогрессия с константной темой (сквозная тема)

2) Рематическая прогрессия с двумя сквозными темами

3.Деление общей темы (гипертемы) на микротемы

) Т1 - Р1

Т2(=Р1)-Р2

ТЗ(=Р2)-РЗ

Т1 - Р1

j

fl-P2

i

1Т-Р2’

!

ТГ-Р2’ I ТТ-РЗ’

Tl-РЗ

Т1-Р1

!

Т1-Р2 I Т1-РЗ …

б)

а) Ш

Tl-Pl T2-P2…T2-P2T3

Описание, повествование

Описание

Описание, повествование

Описание, рассуждение

34’ Фрагмент обвинительного заключения, архив прокуратуры Ипатовского района Ставропольского края, надзорное производство № 63054 (1994г).

150

находящееся по адресу: ул. Чапаева д. 116 кв.2. (Г) Внутри помещения (Т1) расположена прихожая с находящимися в ней вентилями (VI). Прямо от входа (12) расположены печь, лестница, стиральная машина (Р2). По середине прихожеИ (ТЗ) расположена металлическая бочка (РЗ)… »349.

К формальным средствам связи относятся грамматические, стилистические, ритмико-образующие, композиционные средства. Совокупность средств, с помощью которых осуществляется связь элементов текста, называется коннектором3 . По составу различают моно-, би-, поликоннекторы. В зависимости от того, как выражен коннектор в тексте, внутритекстовые связи делят на формально не выраженные (имплицитные) и формально выраженные (эксплицитные). Система эксплицитных связей представлена на рис.4:

Рис. 4 Система эксплицитных связей

реккурентные (дву-, многосоставный j
j

коннектор состоит из j j одинаковых 1
I

знаменательных слов)

эксплицитные связи

инцидентные

(компоненты коннектора j

различаются по j

лексическому составу)

!

координатные j (конструкции, j указывающие на I местоположение

фрагмента текста)

полная - состоит из одинаковых слов

1

! юнктивы - средства |

обозначения j

отношений I

1

общая координатная связь

частичная - слова имеют общую корневую морфему

Для восстановления интеллектуальные усилия,

специальная

координатная

связь

проформы - слова,

актуализующие !

значение с помощью

других слов ; ;

имплицитных связей требуются дополнительные определенный запас знаний. Имплицитные связи

J4* Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого, архив прокуратуры Ипатовского района Ставропольского края, надзорное производство №63040 (1994г.).

3441 Фрагмент протокола осмотра места происшествия, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-539 (1998г.).

350

См.: Каменская О.Л. Указ. соч. С. 59.

151

качественно разнородны и могут быть разделены на две группы: эллиптические (в одном из связываемых предложений содержит эллипсис), тезаурусные, обусловленные общностью словарного и понятийного запаса автора текста и адресата.

Тексты уголовно-процессуальных документов отличаются

многообразием эксплицитных связей с дву-, и многосоставным коннектором.

Реккурентная связь образована цепочками из однокоренных знаменательных

слов. В качестве знаменательных слов использованы юридические термины

название вида совершенного преступления, формы вины,
обстоятельств,

смягчающих (отягчающих) наказание, и проч. Пример: «М.
совершил

мошеннические действия при следующих обстоятельствах, 19. 02.
98г.

примерно в 10 часов М. с целью совершения мошеннических действии… »3э1

(полная реккуренция). Инцидентные связи представлены
юнктивами

(союзами, союзными словами, обозначающими вид отношения
между

действиями и объектами) и проформами (словами, значение
которых

определяется с помощью других слов). Распространено сочетание в одном

сложном предложении нескольких юнктивов. Пример: «С собой он принес во

двор дома хозяйственный нож, но_ им он не угрожал, а взял для самообороны,

так как знап, что во дворе злая собака…» (использованы юнктивы,

выражающие отношения противопоставления - «а», «но», подчинения - «так

как»). Роль проформ чаще всего играют анафоры в виде личных, возвратных,

отрицательных, определительных, указательных, притяжательных местоимений

(я, он, она, себя, никто, ничто, ваш, свой, тот, этот, такой, любой, каждый,

весь, целый, другой, сам, самый и др.). Пример: «Гам, увидев ранее знакомого

несовершеннолетнего К. , по надуманному поводу возврата долга у него возник

умысел на открытое хищение принадлежащих последнему
денег»353.

Проформы в виде катафоры представляют собой обобщающие слова перед

351 Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-465 (1998г.).

J52 Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-762 (1998г.).

152

перечислением в клишированных выражениях: «проведенным по делу расследованием установлено следующее…» (в обвинительных заключениях), «преступления(е) совершены подсудимым при следующих

обстоятельствах…», «вина подсудимого в совершении преступления подтверждается следующими собранными и исследованными по делу доказательствами…» (в приговорах).

Использование юнктивов в текстах уголовно- процессуальных

документов не произвольно: оно должно соответствовать характеру взаимосвязей между отражаемыми объектами. Употребление проформ в виде местоимений не должно затруднять восприятие текста (вызывать «двоение образа», смысловую неопределенность выражений).

Из числа координатных связей в уголовно-процессуальных документах используются равным образом как общие, так и специальные. Общие представлены клишированными выражениями типа: « учитывая (на основании) изложенное…», «вышеизложенное позволяет…», «принимая во внимание, что…», «в результате совершенных действий…» и др. Специальные координатные связи присутствуют в виде указаний на материалы дела (название источника доказательств, ссылка на листы дела, на результаты проведенного следственного действия) - «из заключения эксперта следует…», «в ходе осмотра места происшествия обнаружены…», «свои показания потерпевшая подтвердила …», «экспертизойустановлено…», «из протокола … усматривается…». Значение координатные связей состоит в том, что они создают необходимую упорядоченность и точность изложения (показывают смысловую связь между предыдущим и последующим фрагментами текста, отсылают к определенному источнику Фактических данных). Специальные координатные связи помогают свободно ориентироваться в материалах уголовного дела, являются показателями информационной преемственности, существующей между текстами уголовно-процессуальных документов.

Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-911 (1998г.).

153

Имплицитные связи не характерны для уголовно-процессуальных документов, т. к. не соответствуют доминанте делового стиля (изложение должно быть полным, дабы смысл текста не был произвольно искажен). 3.3 Жанровое своеобразие уголовно-процессуальных документов.

Жанровая характеристика уголовно-процессуальных документов. Своим возникновением теория речевых жанров обязана, в первую очередь, пересмотру традиционного подхода в изучении языковых феноменов, высвобождению «прагматики из жестких рамок «мертвого» грамматического описания»354. Основатель теории М.М. Бахтин под речевыми жанрами подразумевал «относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний»35 . Выбор жанровой формы обусловлен сферой общения, темой речи, ситуацией общения, составом участников и т.д. Не все сферы общения допускают свободу в выборе жанровой формы, в частности, в деловой сфере этот выбор стандартизирован.

Итак, речевой жанр представляет собой (в когнитивном аспекте) некую типовую схему или, по определению А. Вежбицкой, «конвенциональную форму действия», которая позволяет адекватно реагировать на многократно повторяющиеся жизненные ситуации. В основе самого речевого жанра лежит ментальная схема более высокого порядка (фрейм, сценарий, модель)356, которая содержит информацию о ситуации, закономерностях ее протекания. Знание ментальной схемы предполагает включенность индивида в единую информационную сеть, что дает ему возможность эффективно взаимодействовать с другими носителями языка {согтокулътурный аспект) . В психологическом плане выбор жанра
служит показателем личностных

354 А Вежбицка Речевые жанры (Перевод В.В. Дементьева) // Жанры речи: Сборник научных статей. - Саратов: Изд-во Гос. УНЦ «Колледж», 1997. С 100.

355 См.: Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества - М.: Искусство, 1986. С.255.Критериями для определения границ высказывания, по мнению ММ. Бахтина, служат: смена речевых субъектов, т.е. передача права говорить другому; завершенность высказывания (предметно-смысловая исчерпанность и наличие собственной композиционной формы). Субъективное усмотрение автора текста не безгранично, оно подчинено коммуникативным традициям, усваиваемым носителем языка вместе со структурой языка. - См. :Бахтин ММ. Там же. С.263-270.

356 Речь идет о схемах поведения, действующих в разных социальных образованиях (семье, профессиональном коллективе, этнической, иной социокультурной группе). Они носят название обычаев, тгядшгай, обыкновений.

154

особенностей индивида. В прагмалингвистическом плане речевые жанры - единицы речевого потока, способы организации текста (устного и письменного).

Несмотря на всплеск научных публикаций, посвященных вопросам жанроведения, сегодня не существует единой классификации речевых жанров, равно как и их строго определенного перечня. Принимая во внимание работы М.М. Бахтина, большинство лингвистов типизируют жанры следующим образом. 1) Жанры простые и сложные . Простые жанры соотносимы с речевыми актами и обозначаются с помощью отглагольных существительных, которые называют речевое действие (угроза, вопрос, клятва, просьба и др.). Сложные речевые жанры (бытовой разговор, дискуссия, спор и т.д.)-конвенциональная последовательность простых речевых жанров.

2) Жанры первичные и вторичные. Первичные жанры сложились в условиях непосредственного общения, вторичные359 (романы, драмы, жанры научной, публицистической, деловой речи) возникли на базе первичных, вобрав в себя их каноны и трансформировавшись в более сложные образования («я -здесь - сейчас» автора и адресата не совпадают). 3) 4) Т.В. Шмелева ш в зависимости от коммуникативной цели автора делит жанры на : а) императивные, цель которых - вызвать действие (бездействие), способствовать существованию событий, важных для участников общения; б) информативные, цель которых - совершение
всевозможных операций с 5) 35’ Можно утверждать, что соблюдение жанровых стереотипов способствует самоидентификации индивида как представителя социокультурной группы,

33s Данное деление предлагает Ст. Гайда. Оно не совпадает с классификацией М.М. Бахтина, который синонимично употреблял термины простой - первичный, сложный - вторичный. - См.: Станислав Ганда Жанры разговорных высказываний (Перевод В.В. Дементьева)//Жанры речи 2. Сборник научных статей, - Саратов: Изд-воГос. УНЦ «Колледж», 1999. С. 107.

359 По определению М.М. Бахтина, вторичные жанры «утрачивают непосредственное отношение к реальной действительности и к реальным чужим высказываниям». - См.: Бахтин М.М. Указ. соч. С. 252.

360 См.: Шмелева T.B. Модель речевого жанра // Жанры речи. Сборник научных трудов. - Саратов, 1997. С. 91- 92.

361 Проведенное Т.В. Шмелевой деление весьма условно, т.к. пригодно в основном только для простых жанров. Сложные жанры имеют комплексный характер, сочетая черты императивного, информативного, оценочного и этикетного жанров. Поэтому некоторые исследователи для анализа жанров используют деление на антиномичные группы - информативные и фатические жанры. - См. Дементьев В.В., Седов К.Ф. Социопрагматический аспект теории речевых жанров: Учебное пособие. - Саратов: Изд-во Сарат. педагогич. Ин-та, 1998. С. 30. К информативным жанрам относятся те, речевой замысел которых - сообщить нечто, к фатическим - те, целью которых является само общение (поиск контакта и его поддержание).

155

информацией (обмен, запрос, подтверждение, опровержение и др.); в) этикетные, которые направлены на совершение ритуальных, этикетных действий (благодарность, поздравление, соболезнование, извинение и проч.); г) оценочные, цель которых - сопоставить действия, события, качества со шкалой социальных ценностей. 4) Возможна классификация по сферам сЬункционртпования и тематической направленности жанра

Для вычленения жанров из речевого потока в научной среде осуществлялся поиск некой абстрактной схемы, которая бы описывала любой жанр, независимо от сферы его функционирования. Были предложены: модель речевого жанра (автор Т.В. Шмелева) и формулы речевых жанров (автор А. Вежбтдка)363. Модель речевого жанра Т.В. Шмелевой (взятая нами за основу для описания жанрового своеобразия уголовно-процессуальных документов) включает ряд элементов: 1) коммуникативная цель жанра; 2) образ автора (его социальные, психологические характеристики, отношения с адресатом); 3) образ адресата; 4) и 5) факторы коммуникативного прошлого и будущего, т.е. представление о том, что предшествовало высказыванию и что последует за ним364; 6) событийное содержание; 7) спектр возможностей языкового воплощения (с полюсами клишированность /
индивидуальность,

минимальность/ максимальность словесного выражения)365. Данная
модель

362 В литературе предлагаются и иные классификации. Письменные речевые жанры могут подразделяться по субъекту, объекту речи, по ориентации во времени. - См. подробнее: Богин Г.И. Речевой жанр как средство индивндуации // Жанры речи 2. Сборник научных трудов. - Саратов, 1997. С. 18.

363 Формулы речевых жанров А. Вежбицкой состоят из последовательности предложений, «которые выражают мотивы, интенции и другие ментальные акты говорящего, определяющие тип высказывания». Формулы изложены на «специальном семантическом языке ..,, но не искусственном, а извлеченном из произвольного естественного языка». Например, жанр просьбы может быть описан с помощью формулы:

«хочу, чтобы ты сделал для меня нечто хорошее, говорю это, потому что хочу, чтобы ты это сделал,

не знаю, сделаешь ли ты это, потому что знаю, что ты не обязан делать то, что я хочу, чтобы ты делал». - См.: А. Вежбицка Указ. соч. С. 103-104. Модель Т.В. Шмелевой и формулы А. Вежбицкой имеют много общего. Первая строка формулы обозначает мотив говорящего («хочу, чтобы…»), вторая строка демонстрирует коммуникативную цель адресата («говорю…, потому что…»), третья строка прогностична («знаю, что…»), в ее основе заложен фактор отношений (облягаторных - необлнгаторных) между автором и адресатом. Формулы А. Вежбицкой трудны в применении к сложным жанрам, но показательны для различения простых жанров.

364 Для некоторых речевых жанров необходимо существование предшествовавших им речевых жанров, и наоборот, существование одних жанров предполагает следование за ними других. В частности, в смысловой зависимости находятся жанры вопроса и ответа, просьбы и согласия, обвинения и опровержения и др.

363 См.: Шмелева ТВ. Указ. соч. С.93-96.

156

будет использована нами в качестве основы для анализа процессуальных документов.

Поскольку уголовно-процессуальные документы с позиций жанроведения не изучались, в своем исследовании мы будем исходить из ряда посылок: 1) все уголовно- процессуальные документы относятся к вторичным жанрам; 2) по стилистической принадлежности они однородны; 3) будучи жанрами, функционирующими в деловой сфере общения, они максимально стандартизированы (как с содержательной, так и с формальной точек зрения); 4) в своем большинстве уголовно-процессуальные документы относятся к сложным жанрам, аккумулирующим черты жанров обвинения, сообщения, доказательства, убеждения, требования366; 5) в зависимости от коммуникативной цели могут быть дифференцированы на информативные, императивные, оценочные; 6) в композиционном плане текст документа имеет одно-, двух-, или трехчастную форму; 7) каждый из подвидов документов тематически обособлен (показателем чего является название документа) и образует самостоятельный жанр36’.

Нами в качестве объектов жанрового анализа были использованы две группы уголовно-процессуальных документов: а) документы, фиксирующие процессуальное решение по делу; б) протоколы следственных действий. Группа «а» представлена постановлениями о прекращении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительным заключением, приговором; группа «б» - протоколами допросов, очной ставки, осмотра места происшествия, осмотра вещественных доказательств, следственного эксперимента с участием обвиняемого. Выбор объектов исследования обусловлен коммуникативной и процессуальной значимостью документа, объемом текстового материала и характером информации, фиксируемой в документе (всего было изучено 540 документов, по 60 документов каждого вида).

366 К простым жанрам относился только жанр протокола.

157

Постановление о прекращении уголовного дела. Постановление о прекращении уголовного дела выносится в тех случаях, когда уголовное дело было возбуждено ошибочно (отсутствовало событие преступления или в действиях лица не было состава преступления), либо когда в ходе расследования выяснились новые обстоятельства, делающие дальнейшее производство по уголовному делу невозможным (истек срок давности, имеется вступивший в силу и не отмененный приговор по тому же обвинению и др.) или нецелесообразным (в связи с деятельным раскаянием лица, вследствие изменения обстановки, в связи с примирением с потерпевшим и проч.). Полный перечень оснований дан в ст. ст. 5-9, 208 УПК.

Коммуникативная цель - убедить в наличии одного из правовых оснований прекращения уголовного дела. Коммуникативная установка автора может быть выражена словесной формулой: «Я убежден, что уголовное дело следует прекратить, и хочу, чтобы все остальные также были убеждены в этом». Как сложный вторичный жанр постановление сочетает в себе черты нескольких жанров: при сохранении доминанты жанра убеждения оно подчинено канонам жанров сообщения и доказательства.

Концепция автора. Автор - должностное лицо, наделенное официальными полномочиями для принятия решения. Право на принятие решения выражается через право на самостоятельность оценки данных и право на отстаивание занятой позиции. Однако автор действует не как лично заинтересованное, а как управомоченное государством лицо, поэтому принятие решения является для него одновременно и обязанностью.

Концепция адресата. Понятием «адресат» охватывается круг лиц, заинтересованных в судьбе дела, а также лиц, наделенных контрольными функциями (судья, прокурор). Решение может быть обжаловано и отменено в административном или судебном порядке {фактор коммуникативного будущего). Фактор коммуникативного прошлого - существование ранее

361 За исключением протоколов следственных действий, которые относятся к одному жанру - жанру протокола. образуя внутри него ноджанры (протокол осмотра, протокол следственного эксперимента, протокол допроса и

ДР)

158

вынесенного решения, повлекшего начало расследования (постановление о возбуждении дела), в отдельных случаях - обвинение лица в совершении преступления (постановление о привлечении в качестве обвиняемого).

Событийное содержание. Оно регламентировано ст. 209 УПК. В постановлении излагается существо дела и основания его прекращения, наряду с этим решается вопрос о судьбе вещественных доказательств, об отмене меры пресечения и ареста на имущество (если таковые были предприняты). Композиция текста постановления варьируется в зависимости от основания прекращения уголовного дела . Если основание относится к реабилитирующим (отсутствие состава преступления, события преступления), то необходимо указать: когда, в связи с чем, по какому основанию было возбуждено уголовное дело, какие следственные действия были проведены, что удалось установить на момент вынесения постановления, как следует оценивать собранный Фактический материал, и почему первоначальная правовая оценка не является правильной.

При прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (за истечением сроков давности, вследствие акта амнистии или помилования, в связи с деятельным раскаянием лица, в связи с примирением с потерпевшим, вследствие изменения обстановки и др.) изложение осуществляется иначе. Сначала описывается фабула дела, затем - содержание доказательств, собранных в ходе расследования, после чего приводятся доводы, подтверждающие наличие основания для прекращения уголовного дела. Структура постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям напоминает структуру обвинительного заключения. Составитель документа обязан показать: в действиях лица есть состав преступления, и это было установлено расследованием; при прочих равных условиях лицо могло быть привлечено к уголовной ответственности.

Ул Основания прекращения уголовного дела классифицируются в литературе по различным критериям ( на императивные и альтернативные, материально-правовые и процессуальные и т.д.). Для композиции текста значимость имеет деление основании на реабилитирующие и нереабилитирующие. Особенность нереабилитирующих оснований состоит в том, что. 1) следователь должен доказать виновность лица; 2) дело

159

Однако существуют законные основания для экономии репрессивных средств государства, в связи с чем уголовное дело подлежит прекращению.

Типичные ошибки, допускаемые при составлении текста постановления о прекращении уголовного дела:

1.Изменение названия документа, что создает видимость существования нескольких жанров документов, выполняющих одинаковую коммуникативную функцию. Используются названия: «постановление о прекращении уголовного дела» (оно соответствует требованиям ст. 209 УПК), «постановление о прекращении уголовного преследования», «постановление о прекращении уголовного преследования в части предъявленного обвинения». Возникновение множества названий одного и того же документа связано с формулировкой ч,2 ст. 154 УПК: при изменении обвинения, если оно не подтвердилось в какой-либо части, следователь должен вынести постановление, прекратив дело в этой части. Поскольку расследование дела продолжается, по всей видимости, некоторым следователям кажется не совсем удачным называть документ «постановлением о прекращении уголовного дела», в силу чего они заменяют его на «прекращение уголовного преследования». Однако название документа формулируется в соответствии с существом зафиксированного решения. В резолютивной части всех документов (получающих на практике разные названия) содержится идентичное решение - прекратить уголовное дело, поэтому для его закрепления может использоваться только одна, установленная законом форма. Подчеркнуть тот факт, что прекращение уголовного дела осуществляется в части предъявленного обвинения, можно, отразив это в названии следующим образом: «прекращение уголовного дела (в части предъявленного обвинения)»;

  1. Слабая аргументация выводов в описательной части постановления. Анализ процессуальных документов показывает, что их авторы при составлении текста документа следуют простой схеме: в описательной части подробно излагают все фактические данные, которые удалось установить, в

может быть прекращено только после предъявления обвинения; 3) необходимо согласие лица на прекращение

160

резолютивной - основание прекращения дела. Однако остается нереализованным еще одно важное требование закона - мотивированность

369

вынесенного решения Невыполнение данного требования в текстах документов проявляется двояко: либо аргументация отсутствует (адресат должен сам оценить, о чем свидетельствуют приведенные в постановлении

470

фактические данные) , либо страдает неполнотой и противоречивостью.

В зависимости от основания прекращения уголовного дела логическая схема, лежащая в основе постановления, может соответствовать
схеме

^71

доказательства (прекращение по нереабилитирующим основаниям) или схеме опровержения (в качестве опровергаемого тезиса используется тезис, содержащийся в постановлении о возбуждении уголовного дела либо в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого). Рассмотрим в качестве примера два фрагмента текстов постановлений о прекращении уголовного дела. Пример 1: «Свою вину в предъявленном обвинении Ш. не признала и показала, что обнаруженные и изъятые у нее наркотические средства - героин и гашиш - ей не принадлежат, а также ей ж принадлежит изъятое при обыске в ее квартире наркотическое средство - марихуана. Перечисленные наркотические средства ей принес ее сожитель М., но не с целью сбыта, а на хранение, т. к. он куда-то шел, а на обратном пути хотел забрать указанные наркотики, но ее задержали.

Проведя дополнительные следственные действия и оценив собранные доказательства в совокупности, не представляется возможным сделать вывод о виновности обвиняемой Ш. в части приобретения и хранения наркотических средств в целях сбыта.

по данному основанию.

*” Данное требование специально оговорено в ч. 1 ст. 209 УПК и .кроме того, обусловлено коммуникативной

целью и фактором коммуникативного прошлого: убедить - значит аргументированно разъяснить правильность

нового решения.

юо Примером может служить выдержка из текста постановления: «Учитывая вышеизложенное, в действиях Б.

отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 159 ч.З УК РФ: данные правоотношения

регулируются гражданским правом». Вывод сделан сразу после приведения в тексте противоречивых

показаний свидетелей. Из текста не видно, как следователь разрешил противоречия, была ли проведена

проверка показаний и как следователь пришел к своему выводу.

161

В ходе предварительного следствия не удалось установить некоего Д. и еще одного парня, которым якобы Ш. незаконно сбывала наркотические средства, не установлены свидетели и очевидцы данного факта, а также Ш. не задержана в момент сбыта наркотических средств, а задержана в момент их незаконного хранения.

При таких данных есть основания сделать вывод, что обвинение, предъявленное Ш., носит предположительный характер, его обоснованность вызывает сомнения. Неустранимые же сомнения в виновности лица, согласно ч.З ст. 49 Конституции РФ, толкуются в пользу обвиняемого…»3’2. За основу взята логическая схема опровержения. Оспаривается тезис о виновности лица, выдвинутый ранее в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Способ опровержения - критика аргументов, автор показывает сомнительность доводов, тем самым обосновьгеая ложность тезиса. Лексические средства выражения - отрицательные конструкции (сочетание частицы не с глаголами действия или состояния: «не признала», « не принадлежит», «не удалось установить», «не задержана» и т.д.). Использованы аргументы двух видов: аргумент к составу (автор перечисляет действия обвиняемой) и аргумент к норме (в виде ссылки на ст. 49 Конституции РФ). Логические опшбки: I) частичная подмена тезиса, образующаяся за счет его сужения. Тезис представлен составом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 228 УК, -« незаконное приобретение и хранение в целях сбыта наркотических средств в особо крупных размерах». Тезис может быть разделен на несколько составляющих, каждая из которых должна быть опровергнута: а) незаконное приобретение наркотических средств; б) незаконное хранение наркотических средств; в) в целях сбыта; г) в особо крупных размерах. В постановлении опровергнуты только п. «а» и «в»; 2) «чрезмерное доказательство», выразившееся в приведении противоречивого аргумента. «…Ш. не задержана

31 Логические схемы доказательства в постановлении о прекращении уголовного дела аналогична тем, что используются в обвинительном заключении и приговоре, поэтому они подробно рассматриваются применительно к последним.

’ Фрагмент постановления о прекращении уголовного дела, архив прокуратуры Кировского района г. Саратова, уголовное дело № 37667 (1998г.).

162

в момент сбыта наркотических средств, а задержана в момент их незаконного хранения…», - довод обнаруживает шаткость позиции опровергающего и создает неопределенность тезиса; 3) нарушено правило достаточности доводов, не все возможные доводы обсуждены (в частности, из содержания текста видно, что опущены показания М., сожителя Ш., который оставил на хранение наркотические средства).

Пример 2: «Принимая во внимание, что одних первоначальных показаний А., Д., а таксисе показаний свидетеля Н. для привлечения к уголовной ответственности Д. недостаточно, а других доказательств, изобличающих виновность Д., добыть не представилось возможным, и по делу проведены все следственные действия. Кроме этого, одних показаний Н. недостаточно для привлечения к уголовной ответственности В. и К. , и в их действиях отсутствуют признаки преступления»313. В ходе опровержения используются два тезиса: виновность Д. (1) и виновность В. и К. (2). Каждый из тезисов опровергается самостоятельно, это означает, что контраргументы для первого и второго тезисов не совпадают. Слабость опровержения первого тезиса состоит в отсутствии формулировки антитезиса: первое предложение фрагмента не имеет смыслового завершения, оно должно было быть построено по схеме условного умозаключения «если…, то…». При опровержении второго тезиса допущена логическая ошибка - использованы аргументы, обосновывающие разные тезисы. Следователь не может отдать предпочтение одному из правовых оснований - п.2 ст. 5 или п.2 чЛ ст. 208 УПК374.

  1. Неполнота, неточность формулировки решения в резолютивной части постановления. Неполнота означает семантическую недостаточность использованных средств для отражения замысла автора. Она определяется путем сопоставления содержания описательной и резолютивной частей. Неточность формулировки выражается в смысловой неопределенности фразы.

3,3Фрагмент постановления о прекращении уголовного дела, архив прокуратуры Кировского района

г. Саратова, уголовное дело № 37846 (1998г.).

3,4 Данная путаница оснований обусловлена несовершенством уголовно-процессуального закона. Основание,

предусмотренное п.2 ч. 1 ст.208 УПК, противоречит принципу презумпции невиновности. Поэтому в

163

Ее следствие - возникновение множества потенциальных значений формулировки375 или неправильное понимание написанного, т. е. установление не соответствующих действительности связей между денотантом и знаком. Примером неполноты служит формулировка: « Уголовное дело Л^ 1569 производством прекратить» (нет ссылки на основания возбуждения и прекращения дела). Неточность обнаруживается при анализе формулировки: «Прекратить уголовное преследование по уголовному делу № 37846 в отношении М., 18.03.1980 года рождения, по фактам, изложенным в описательной части постановления, за отсутствием состава преступления^), в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления^’)»(ошибка состоит в смешении двух процессуальных оснований).

Резолютивная часть постановления о прекращении уголовного дела в части предъявленного обвинения имеет одну особенность: она должна отразить не только правовое основание прекращения дела, но и признак (часть обвинения), который ранее был инкриминирован лицу. В приводимых ниже выдержках из резолютивных частей постановлений одновременно нарушены правила полноты и точности формулировок: а) «Уголовное преследование в части предъявленного обвинения в отношении П., 3.03. 1969 года рождения, уроэюенца г. Саратова, проживающего по адресу: г. Саратов ул. Рабочая д. 5 кв. 17, работающего продавцом на Центральном колхозном рынке г. Саратова, - дальнейшим производством прекратить за недоказанностью»37’\ - не указан признак состава, ошибочно вмененный П., неточно сформулировано основание прекращения; б) «Уголовное преследование в отношении С, 1966 года роэюдения, в части совершения преступления, предусмотренного ст. 161 ч.2 п. «г» УК РФ, прекратить
за отсутствием в его действиях состава

приведенном примере необходимо было прекращать уголовное дело только по одному основанию - отсутствие

состава преступления.

,7<i Актуализация значения в данном случае возможна лишь при прочтении описательной части.

S7606a примера из архива прокуратуры Кировского района г. Саратова (1998г.).

377 Архив прокуратуры Кировского района г. Саратова, уголовное дело №37583 (1998г.).

164

378

преступления» , - складывается впечатление, что С. не совершал преступления, и только обращение к установочной части позволяет понять, что С. совершил грабеж, но без применения насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, т.е. его действия должны быть квалифицированы по 4.1 ст. 161 УК РФ379.

Для фиксации процессуальных решений в резолютивной части постановления могут быть предложены следующие вербальные формулы: 1) при наличии обвиняемого - «Уголовное дело № …, возбужденное по ст. … УК РФ в отношении …(ФИО), прекратить за… (основание прекращения)»; 2) при прекращении уголовного дела в части предъявленного обвинения - «Уголовное дело №…, возбужденное по ст. … УК РФ в отношении . ..(ФИО), прекратить в части предъявленного обвинения, а именно: по признаку … (указывается пункт, часть статьи и формулировка признака)380».

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Коммуникативная роль постановления о привлечении в качестве обвиняемого соотносима с его уголовно-процессуальным значением. Лицо, признаваемое обвиняемым, приобретает новый процессуальный статус. С одной стороны, расширяется поле контактов обвиняемого с субъектами доказывания. Он имеет право знать, в чем состоит обвинение; давать объяснения по предъявленному обвинению; знакомиться с протоколами следственных действий, проведенных с его участием; представлять доказательства; обжаловать решения следователя; по окончании предварительного следствия - знакомиться со всеми материалами уголовного дела и т.д. (ст. 46 УПК). С другой стороны, меняется тональность общения, оно приобретает более жесткий характер. Состав преступления, инкриминируемого лицу, определяет информационные границы общения.

Коммуникативная цель - выдвижение обвинения в отношении конкретного лица в совершении преступления. При видимой схожести жанров

3.8 Архив прокуратуры Кировского района г. Саратова, уголовное дело №38362 (1998г.).

3.9 В резолютивной части постановления следовало расшифровать, какой именно признак был вменен ошибочно.

3X0 Например, по признаку п. «г» ч 2 ст. 161 УК РФ - применение насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

165

постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения между ними существуют значимые различия: а) обвинительное заключение выносится по окончании предварительного расследования и тем самым подводит итог на данной стадии, постановление - промежуточный акт. Обвинительное заключение построено на основе всех фактических данных, установленных в ходе расследования, а постановление базируется на части этих данных; б) поскольку процесс доказывания с вынесением постановления о привлечении в качестве обвиняемого не заканчивается, могут появиться основания для изменения обвинения (в данном ситуации выносится новое постановление - фактор коммуникативного будущего). Выдвинутое в обвинительном заключении обвинение является окончательным для следователя и может быть изменено либо прокурором при утверждении обвинительного заключения, либо судом при назначении судебного заседания или при вынесении приговора по результатам судебного следствия

Событийное содержание 382регламентировано ст. 144 УПК, представляет собой изложение обстоятельств преступления и результатов юридической квалификации. К спорным в теории уголовного процесса вопросам относится необходимость приведения доказательств выдвинутого обвинения в тексте постановления. Мнения ученых разделились. Одна группа считает обязательной ссылку в постановлении на уже собранные доказательства, т.к. в противном случае нарушается право обвиняемого на защиту, а также гарантии прав и законных интересов лиц, ошибочно привлеченных к уголовной ответственности- . Другая группа авторов, исходя из тактических соображений, считает иначе: «Следователю легче выяснить позицию обвиняемого, если доказательства, по которым
необходимо получить

Важное ограничение при изменении обвинения прокурором или судом заключается в том, что новое обвинение не должно содержать признаков более тяжкого преступления и не должно существенно отличаться от ранее предъявленного обвинения во избежание нарушения права обвиняемого на защиту. 382 Концепция автора соответствует концепции автора в постановлении о прекращении уголовного дела, а концепция адресата - концепции адресата в обвинительном заключении.

зкз См.: Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву - М., Госюриздат, 1961. С. 168; Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 138.

166

зуд

объяснения, предъявляются ему в ходе допроса, а не до него» . Своеобразна позиция авторов, считающих необходимым делать ссылку «… лишь на те доказательства, которые обвиняемому известны, а также на те доказательства, с которыми следователь считает необходимым ознакомить обвиняемого на допросе…» .

Анализ изученных документов показывает, что практические работники не ссылаются в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого на собранные доказательства. В редких случаях указываются доказательства, уже известные обвиняемому. Пример: «Там при личном досмотре, в присутствии понятых, у него были обнаружены…» . Это связано с отсутствием в ст. 144 УПК требования ссылаться в тексте постановления на доказательства виновности лица. Позиция законодателя вполне объяснима: коммуникативная цель постановления о привлечении в качестве обвиняемого - сформулировать обвинение, тем самым разъяснив лицу, в чем оно обвиняется (в контексте ст. 46 УПК). Поэтому ссылка на
доказательства в тексте постановления не

ЗН7

соответствует назначению документа .

Обвинительное заключение. Коммуникативное значение

обвинительного заключения: 1) обвинительное заключение завершает не только стадию уголовного процесса, но и определенный этап в сфере возникших отношений - обвиняемый становится подсудимым, меняются состав участников общения и форма общения (осуществляется переход от комбинированного общения на предварительном следствии к непосредственному общению в зале суда); 2) обвинительное заключение определяет тематические границы общения в судебном заседании, поскольку рассмотрение дела происходит в рамках предъявленного обвинения; 3) обвинительное заключение оглашается в суде, открывает судебное следствие,

384 См.: Карнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого: Методическое пособие. - М.: «Юридическая

литература», 1962. С.58.

3S:> См.: Чеканов В.Я. Привлечение в качестве обвиняемого я предъявление обвинения. Учебное пособие по

советскому уголовному процессу. - Саратов: Изд-во СГУ, 1959. С.34.

380 Архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-963 (1998г.).

167

и, таким образом, обеспечивает информационную осведомленность присутствующих в зале лиц. Коммуникативная цель обвинительного заключения - выдвижение обвинения в отношении конкретного лица в совершении одного (нескольких) преступления (ий).

Концепция автора аналогична концепции автора в постановлении о прекращении уголовного дела.

Концепция адресата. Личность адресата еще более неопределенна, чем в постановлении о прекращении уголовного дела. В силу того, что обвинительное заключение оглашается в открытом судебном заседании, адресатом может быть любое лицо (как заинтересованное, так и незаинтересованное в исходе дела и присутствующее в зале суда).

Фактор коммуникативного прошлого. Жанром, предшествующим обвинительному заключению, является постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Последующим решением, выносимым после обвинительного заключения {фактор коммуникативного будущего), при ординарном течении уголовного процесса выступает постановление о назначении судебного заседания. При экстраординарном (т.е. в случае обнаружения нарушений, допущенных в ходе предварительного расследования) это может быть постановление о возвращении дела на дополнительное расследование, о прекращении уголовного дела, о приостановлении уголовного дела, о направлении его по подсудности (ст. 221 УПК).

Событийное содержание определено ст. 205 УПК, где указано, что обвинительное заключение состоит из двух частей - описательной и резолютивной. В описательной части излагается существо дела: элементы состава, сведения о потерпевшем, доказательства, обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты проверки доводов. В резолютивной части сообщаются сведения об обвиняемом и формулировка предъявленного обвинения со ссылкой на

38’ Типичные ошибки, отмеченные в текстах постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, - неточность, неполнота, неконкретяость формулировки обвинения - рассмотрены применительно к текстам обвинительных заключений.

168

статью уголовного закона, предусматривающую данное преступление. Так закон в наиболее общем виде регламентирует композицию текста и содержание его частей. Некоторые затруднения возникают у составителей документов при построении текстов со сложным (составным) обвинением. Критерии разграничения сложного и простого обвинений подробно разработаны в научной литературе . Они связаны с квалификацией действий лица.

Простое обвинение имеет место при совершении лицом простого единого длящегося преступления, состоит из общей формулировки (в которой выражены все признаки данного преступления) и ссылки на одну уголовно-правовую норму. Сложное обвинение может быть двух видов: 1) сложное по содержанию совершенных действий (охватывает все случаи повторности и продолжаемые преступления). Состоит из нескольких формулировок, описывающих эпизоды деятельности, и квалификации по одной уголовно-правовой норме; 2) сложное по квалификации (применяется при идеальной совокупности преступлений). Состоит из одной формулировки, описывающей одно деяние лица, и ссылок на статьи уголовного закона. Множественность обвинений бывает также двух типов: 1) при реальной совокупности преступлений, совершенных одним лицом (каждой формулировке обвинения соответствует уголовно-правовая норма); 2) при множественности лиц, совершивших преступление (действия каждого обвиняемого квалифицируются самостоятельно).

С учетом вида обвинения составляется резолютивная часть обвинительного заключения, а также определяется способ систематизации данных в описательной части. Выделяют три способа описания действий лица в обвинительном заключении389: 1) хронологический - эпизоды преступной деятельности излагаются в соответствии со временем их совершения (применимо для продолжаемых преступлений и всех видов повторности); 2) систематический - эпизоды располагаются в зависимости от какого-либо

388 См.: Липец А.Я., Сивачев А.В., Осин В. В. Законность и обоснованность обвинения: Учеб. пособие (Под общ, ред. В.В. Осина. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. С. 54. ш См.: Липец А.Я. и др. Указ. соч. С. 57-58.

169

выбранного автором критерия (тяжести преступления, формы соучастия, объекта посягательства и т.д.); 3) смешанный (системно-хронологический) - последовательное во времени изложение эпизодов, систематизированных по одному из оснований (удобен применительно к групповым многоэпизодным делам).

Типичные недостатки текстов обвинительного заключения, обнаруживаемые при анализе описательной части.

  1. Дословное воспроизведение описанной ранее фабулы дела при раскрытии содержания доказательств. Способ построения текста напоминает детскую игру «испорченный телефон». Сначала автор излагает свое видение случившегося, что соответствует требованиям закона. Затем он, раскрывая содержание исследованных доказательств (как правило, показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей), дословно переписывает уже созданный текст. Различие наблюдается лишь в сокращении текста на одно (несколько) предложений. Мотивы следования такой схеме вполне понятны. С одной стороны, следователь экономит свои интеллектуальные ресурсы. С другой стороны, идентичность содержания доказательств и картины происшедшего, нарисованной следователем, должно создать впечатление полноты и объективности проведенного расследования. Однако данный прогноз не совпадает с коммуникативным эффектом. “Выравнивание» показаний, нивелирование их различий и противоречий свидетельствуют скорее о предвзятости следователя, о его желании «уложить» всю совокупность доказательств в «прокрустово ложе» собственной версии.

При составлении текста описательной части обвинительного заключения целесообразно руководствоваться рядом рекомендаций: а) описание событий следователем и другим лицом не может и не должно быть идентичным. Следователь излагает существо дела на основе не одного доказательства, а их совокупности. Описание следователя - результат длительного процесса, включающего сбор, проверку и оценку доказательств, результат выбора из множества версий одной, наиболее
соответствующей картине следов.

170

Отдельное же доказательство, как правило, отличается фрагментарностью, неполнотой и может вступать в противоречие с другими доказательствами; б) если доказательство содержит информацию, противоречащую другим собранным по делу доказательствам, то это противоречие должно быть объяснено в тексте обвинительного заключения. В частности, для оспаривания алиби лица используется логическая схема опровержения, построенная на основе данных проведенной проверки. Объяснению подлежат только противоречия, имеющие существенное значение (т.е. противоречия, касающиеся юридически значимых обстоятельств); в) при раскрытии содержания показаний составитель документа выбирает способ введения показаний в текст. Их существует несколько: приведение цитаты дословно в полном объеме; выборочное прямое цитирование; изложение показаний в полном объеме посредством косвенной речи; выборочное изложение показаний в форме косвенной речи, ссылка на показания, сходные, аналогичные или полностью совпадающие с излагаемыми.

Приведение в тексте показаний путем цитирования связано с рядом как положительных, так и отрицательных моментов. С одной стороны, не происходит множественного искажения показаний, и внешне цитата (при восприятии ее сторонним лицом) выглядит более убедительно, нежели косвенная речь. С другой стороны, текст документа должен быть компактным, а цитата отличается словесным и смысловым излишеством. Анализ документов свидетельствует о том, что прямое дословное цитирование практически не используется авторами при ссылке на доказательства. Имеют место случаи, когда автор дословно приводит фрагмент из источника доказательств (что определимо по особенностям идиостиля изложения), но графически факт цитирования никак ни обозначает. Проблема состоит, конечно же, не в нарушении авторских прав цитируемого, а в разграничении мнения (оценки) следователя и другого лица . Рассмотрим в качестве примера фрагмент обвинительного
заключения: «… вина полностью доказана следующими

ЗУи Это обстоятельство приобретает особое значение при перенесении в текст средств модальности.

171

материалами дела: заключением эксперта №5408 от 21.10. 98г. , согласно которому у Л. имелись: закрытая травма черепа с сотрясением головного мозга, кровоподтеки и кровоизлияния на лице. Указанные повреждения возникли от действия тупых твердых предметов, возможно, кулаками, ногами, обутыми в обувь, либо каким другим твердым предметом с ограниченной поверхностью, возможно, 6.08.98г., как указано в постановлении, предоставленных медицинских документах. Указанные повреждения, согласно приказу МЗ РФ от 10. 12. 96г. № 407, п. 47 правил судебно-медицинских экспертиз тяэюести вреда здоровью, причинили легкий вред по признаку кратковременного расстройства здоровью. Учитывая количество обнаруженных при освидетельствовании повреждений, Л. было нанесено не менее двух ударов» 9l. В обвинительном заключении дословно приводится выдержка из заключения эксперта, но как цитата не оформляется. Действие двоеточия (знака, тематически объединяющего простые предложения в составе сложного) заканчивается с постановкой точки. Последующий текст может быть расценен адресатом либо как выдержка из того же источника, либо как комментарий к источнику, сделанный другим лицом. В связи с изложенным видится важным сформулировать правила цитирования в
тексте

обвинительного заключения.

Первое правило: следует избегать включения в текст цитат, больших по объему, дабы не нарушать компактность текста. Необходимость цитирования пространных отрезков текста возникает чаще всего при раскрытии содержания заключений эксперта. В данном случае допустимо выборочное цитирование. Варианты выборочного цитирования: вариант 1 - весь текст включается в кавычки, места пропуска обозначаются многоточием39 ; вариант 2 - текст составлен из множества цитат, каждая из которых связана с предыдущей с помощью юнктивов и проформ393.

ЗУ1 Архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1070 (1998г.).

391 Пример оформления для варианта 1: Согласно заключению эксперта № …, от … (дата) было установлено,

что «… (цитата)».

зуз Пример оформления для варианта 2: Согласно заключению эксперта №…. от … (дата) у Д. обнаружены

«… (цитата)». Указанные повреждения «… (цитата)» и т.д.

172

Если составитель документа прибегает к косвенной речи, то при длинных перечислениях необходимо графически отделить каждое из обстоятельств, имеющих юридическое значение. Пример: « В ходе экспертного исследования было установлено: I) на момент осмотра у 3. обнаружены оскольчатый перелом 5-й пястной кости левой стопы, перелом медиальной лодыжки левой голени; 2) причиненный повреждением вред здоровью относится к категории средней тяжести (по признаку утраты трудоспособности на срок свыше 21 дня) . » и т.д.

Правило второе: к полному дословному цитированию показаний можно прибегать в тех случаях, когда это способствует установлению юридически важных обстоятельств дела (при квалификации составов клеветы, оскорбления, вымогательства, для оценки реальности высказанной угрозы и т.д.). Пример: «Свидетель Р. пояснил, что 7.07.98г. он примерно в 17часов 30 минут проходил мимо квартиры С, дверь была открыта, С. сидел неподалеку от двери и говорил: «Люда, как же ты меня подвела», - но он не придал значения этим словам и лишь поздно вечером узнал, что Б. была убита»395. Цитата использована в примере как косвенное доказательство виновности С. в преступлении.

  1. Бессистемное расположение доказательств в тексте обвинительного заключения. На практике распространена следующая схема расположения доказательств в тексте обвинительного заключения: фабула дела - показания обвиняемого - показания потерпевшего и свидетелей - заключение эксперта - протоколы следственных действий - иные документы 3%. В ряде случаев схема оправдывает себя ( в частности, при расследовании преступлений, где есть свидетели - очевидцы или где обвиняемый дает полные признательные показания, которые нашли свое подтверждения при проверке). Однако большинство преступлений совершается в условиях неочевидности, и восстановление картины происшедшего осуществляется с помощью косвенных

394 Архив Кировского районного суда г.Саратова, уголовное дело №1-811 (1998г.).

395 Архив Кировского районного суда г.Саратоыва, уголовное дело №1-1039 (1998г.). j96 Схема соответствует порядку перечисления доказательств в ст. 69 УПК

173

доказательств. Необходимо отметить, порядок расположения доказательств зависит от объема и значимости содержащихся в них данных. Последовательность приводимых доводов строится так, чтобы существование одного довода подтверждалось существованием другого (аргументы образуют неразрывную цепь, удаление одного из звеньев влечет разрушение всей цепи). При частичном признании обвиняемым своей вины или при представлении им собственной версии случившегося (алиби) доказательства целесообразно сгруппировать в соответствии с одним из способов опровержения. Таким образом, расположение доказательств в тексте описательной части обвинительного заключения не носит произвольный характер, а подчинено коммуникативным целям.

Недостатки, обнаруживаемые при анализе резолютивной части.

Назначение резолютивной части состоит в закреплении юридической квалификации действий лица. Вербальная форма обвинения: «Лицо совершило … преступление, что выразилось в … действиях». Формулировка обвинения должна отвечать требованиям полноты и точности. Полная формулировка включает все обстоятельства, позволяющие охарактеризовать деяние как преступление (в соответствии с предметом доказывания). Юридически значимые признаки излагаются в терминах конкретной уголовно-правовой нормы. Неточность и неконкретность обвинения имеют место при замене юридических терминов иными лексическими единицами (неточность формулировки), при шаблонности обвинения, предъявляемого к соучастникам преступления, что не позволяет определить роль каждого из преступников и установить степень индивидуальной ответственности (неконкретность обвинения). Формулировка обвинения не повторяет дословно фабулу дела, приводимую автором в начале обвинительного заключения, поскольку отражает лишь те признаки деяния, которые подлежат юридической оценке. С другой стороны, ни один из элементов состава преступления не может быть потерян.

174

Вопреки данному требованию, распространенное явление в текстах обвинительных заключений - дублирование описанной ранее фабулы дела в резолютивной части. Для перехода от описательной части к резолютивной используется сложная синтаксическая конструкция, содержащая в том числе данные об обвиняемом. Пример: «На основании изложенного

У. (ФИОобвиняемого), 19.05.75г. рождения,

уроженец г. Саратова, гражданин РФ, русский,

образование 8 классов, работающий

водителем в Кировском троллейбусном депо,

проживающий: г. Саратов ул. Заречная

д. 16 кв. 23,военнообязанный, ранее не судимый,

обвиняется в том, что 25.02.98 г. в 17часов 05 минут он,
управляя

троллейбусом ЗИУ-9 Ml265, принадлежащим МПП «Саратовэлектротранс»,

следовал по ул. Московская со стороны ул. Аткарская в направлении ул. Ст.

Разина в условиях гололеда со скоростью 12 км/ч, которая не обеспечивала

безопасность в данных условиях» . Обращает на себя внимание логическая

несовместимость главного и придаточного предложений (« обвиняется в том,

что он следовал по ул…»). Глагол «обвиняется» требует
смыслового

разрешения - указания на состав преступления. Авторы документов после

союза «что» вставляют фрагмент текста из описательной части, который

семантически не стыкуется с глаголом. Сама же квалификация переносится в

конец резолютивной части. Коммуникативный эффект - возникновение

непонимания у адресата при прочтении текста (т.е. можно констатировать

коммуникативную неудачу). Пример : « …обвиняется в том, что 6.08. 98г. в 23

часа М. у дома № 79 по ул. Железнодорожная г. Саратова встретил свою

жену В. и Д., на почве личных неприязненных взаимоотношений между ними

произошла обоюдная ссора, в ходе которой Д. приблизилась к М., которой,

имея умысел на причинение ей телесных повреждений и физической боли, нанес

Архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-288 (1998г.).

175

Д. один удар кулаком руки в область лица»ъш. Предложение состоит из разнотипных частей: сложноподчиненного обстоятельственного и сложноподчиненного определительного предложений. Смысловая связь образуется между глаголами «обвиняется» и «встретил»399, что не соответствует замыслу автора.

Во избежание подобного рода ошибок может быть предложена иная композиционная схема резолютивной части. После слова «обвиняется» указывается статья УК и формулировка состава преступления в терминах уголовно-правовой нормы. Затем кратко перечисляются действия, совершенные лицом, их последствия, фиксируются дата составления документа и факт его направления прокурору для утверждения. Примерный образец выглядит следующим образом: «На основании изложенного Н. (ФИО, данные о личности обвиняемого^ обвиняется в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ, т.е. в нарушении лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения, повлекшим по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью. Нарушение выразилось в следующих действиях. Управляя троллейбусом, Н. при приближении к остановке не учел особенностей дорожной ситуации (состояние покрытия проезжей части, расстояние до остановки, увеличение тормозного пути в условиях гололеда, присутствие людей на проезжей части), что повлекло занос троллейбуса и наезд на пешехода.

Обвинительное заключение составлено… (дата). Согласно ст.207 УПК РСФСР обвинительное заключение вместе с уголовным делом направляется прокурору… района для утверждения и передачи дела с суд».

Приговор. Приговор завершает процесс коммуникации. Последняя исчерпывает себя, поскольку достигнута ее цель - найдено лицо, виновное в совершении преступления, и привлечено к уголовной
ответственности.

зда Архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-1070 (1998г.).

399 ЭТО обусловлено не только близостью их расположения, но н особенностями синтаксической конструкции -в сложноподчиненном предложении придаточная часть находится в смысловой зависимости от главного предложения. В некоторых обвинительных заключениях авторы пытаются преодолеть смысловую несовместимость с помощью предложений вводного характера.

176

Последствия разрыва коммуникативного контакта: один и тот же повод не может использоваться для возобновления коммуникации; результаты коммуникации признаются всеми лицами (юридическими и физическими) на территории РФ (свойство общеобязательности приговора); выводы, к которым пришли участники общения, повторно не обсуждаются и могут служить основой для решения иных вопросов в судебном или административном порядке (свойство преюдициальности приговора).

Уголовно-процессуальный закон выделяет два вида приговоров: обвинительный и оправдательный. Различие между ними на уровне коммуникативных целей лежит в стремлении в первом случае обвинить лицо (применяется схема доказательства), а во втором случае опровергнуть обвинение (используется схема опровержения). Жанровая характеристика и композиция обвинительного приговора сходна с обвинительным заключением, а оправдательного приговора - с постановлением о прекращении уголовного дела по реабилитирующему основанию. Однако содержание обвинительного приговора в тематическом плане шире, чем содержание обвинительного заключения. Второй ведущей темой приговора (наряду с установлением виновности подсудимого в совершении преступления) является вопрос о виде и мере наказания. Роль подтем играют отдельные обстоятельства, подлежащие установлению и мотивированию (обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание; назначение наказания в виде лишения свободы, если санкция статьи предусматривает и иные виды наказания; применение условного осуждения и т.д.). Приговор наиболее подробно регламентирован в УПК (ст. ст. 312- 318). Дополнительным источником, дающим толкование формулировок закона, служит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.96 г. №1 «О судебном приговоре». Мы не будем подробно останавливаться на содержании постановления, обратим внимание лишь на типичные недочеты исследованных приговоров.

1.Нарушение требования обоснованности выдвинутого обвинения. Оно выражается в перечислении доказательств без раскрытия их содержания,

177

получило распространение при ссылке на протоколы следственных действий, а также при вынесении приговоров по делам протокольной формы досудебной подготовки материалов. Суд, как правило, ограничивается ссылкой на листы дела. Пример: «Помимо признательных показаний самого подсудимого, его вина в совершении преступления подтверждается и материалами дела: актом о снятии подсудимого с поезда, объяснениями, квитанцией о возмещении ущерба»400. Каждый из документов - самостоятельный источник доказательств и заслуживает отдельного рассмотрения. Приведение в тексте приговора только показаний обвиняемого недостаточно для обоснования обвинения, кроме того, простое упоминание источника доказательств не дает представления о значении данного источника в системе доказательств.

2,Отсутствие мотивировок принятых решений. Мотивированию подлежат не только вопросы назначения наказания и квалификации действий лица, но и оценка доказательств с позиции их достоверности и достаточности. При выборе между доказательствами, противоречащими друг другу, суд обязан привести в тексте основания предпочтения одних доказательств другим. При составлении текста могут быть использованы аргументы к составу, к лицу, к причине, к обстоятельствам. Ошибочно приводить аргументы к прецеденту, к прехождению, поскольку они не имеют самостоятельного значения и могут свидетельствовать о предвзятости суда. Пример: «Показания подсудимого в части отрицания им намерения завладеть имуществом потерпевшей, по мнению суда, носят защитный характер. На первоначальном допросе П. вообще отрицал факт нахождения его в доме потерпевшей»401. Второе предложение содержит аргумент к прецеденту. Последний неуместен, т.к. он не имеет доказательственной силы и свидетельствует о негативном отношении суда к реализации обвиняемым права на защиту. Разумеется, суд не должен оставлять без внимания факт изменения обвиняемым своих показаний и должен выяснить причины. Но
этот факт не может рассматриваться судом как

Архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-388 (1998г.). Архив Ставропольского краевого суда, уголовное дело № 2-126 (1995г.)

178

отрицательная характеристика личности обвиняемого и служить основанием для признания каких-либо показаний обвиняемого ложными.

3.Бессистемное расположение доказательственной информации в тексте приговора402. Указанный недочет приводит не только к снижению убедительности документа, но и к смещению тематических планов изложения, как показано в примере ниже: «Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля мать подсудимого В. пояснила, что ее сын Г. на протяжении длительного времени - примерно в течение четырех лет ~ употребляет наркотические средства. Сын пытался лечиться от наркомании, но ни разу не доводил лечение до конца и самовольно покидал лечебное учреждение. В последнее время сын для приобретения наркотиков стал продавать из дома вещи. Кроме того, вина подсудимого подтверждается также материалами дела …»403. В показаниях матери подсудимого нет данных, подтверждающих виновность лица в совершении инкриминируемого ему деяния - незаконного приобретения и хранения без цели сбыта наркотических средств в крупном размере (ст. 228 ч.1 УК). Показания лишь дают основания предполагать наличие у обвиняемого наркотической зависимости и необходимость применения к нему принудительного лечения. Поэтому ссылка на данные показания не вписывается в ряд доказательств его виновности.

Протоколы следственных действий. Коммуникативные особенности составления текстов протоколов следственных действий.

1.Условия фиксации информации в уголовно-процессуальной деятельности. Текст протокола - результат фиксации информации, воспринятой следователем в ходе следственного действия. Фиксация информации (независимо от сферы применения) представляет собой совокупность действий (а также знаний, методов, приемов, на которых они основаны) по закреплению информации на материальном носителе. Цель фиксации - сохранение данных, которое предназначено для их последующего использования путем накопления,

Подробнее о требованиях, предъявляемых к порядку расположения доказательств в тексте, см, параграфы. посвященные обвинительному заключению н постановлению о прекращении уголовного дела. *3 Архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-963 (1998г.).

179

обработки, обмена. К условиям фиксации информации в уголовном процессе можно отнести: требования к информации (она должна обладать свойствами относимости и допустимости) и требования к порядку оформления (закон определяет реквизиты документа).

2.Процесс преобразования информации. Важная составляющая фиксации - перекодировка информации и ее перенос на средство фиксации. Психологический механизм фиксации выглядит следующим образом: восприятие объекта - вычленение необходимой информации - запоминание - воспроизведение. В большинстве случаев следователь осуществляет преобразование визуального образа в словесно-письменную форму. Исключение составляет протоколирование устной речи лиц, где информация уже дана в виде вербального образа404.

Эффективность преобразования кодов одной знаковой системы в коды другой системы зависит от ряда факторов: соотносимости знаковых систем, их сложности и гибкости403, объективных характеристик потока информации, условий деятельности и индивидуальных свойств человека406. Показателем эффективности перекодировки служит доля потери информации40’, которая определяется отношением выходного и входного потоков408.

404 При протоколировании устной речи вряд ли можно говорить о перекодировании и преобразовании

информация, поскольку переход от фонемы к графеме происходит в рамках одной знаковой системы.

^ Сложность знаковой системы определяется количеством знаков, входящих в ее состав, а также характером

связей между знаками. Гибкость системы - ее способность отражать с помощью знаков взаимосвязи

денотантов.

406 К объективным характеристикам потока информации относят ее количественные и качественные показатели

(в частности, величина информационного потока, распределение сигналов во времени, соотношение

релевантной и иррелевантной информации и проч.). Условия деятельности включают в себя : соотношение

величины потока и пропускной способности человека, психологические особенности информационного

процесса, воздействие на человека со стороны различных агентов (например, погодных условий) и т.д. Из

числа индивидуальных свойств человека учитываются пол, возраст, тип ВНС, образование, опыт работы, в т. ч.

уровень владения знаковой системой. Подробно данные критерии были разработаны в инженерной психологии,

но могут быть применимы и к другим видам деятельности. - См.: Марищук В. Л. Критерии профессиональной

пригодности в отборе // Хрестоматия по инженерной психологии. Сост.: Б. А Душков, В.Ф. Ломов, Б. А.

Смирнов. Под ред. Б. А. Душкова: Учебное пособие. - М.: Высш. ппс, 1991. С.257-265.

40 В зависимости от наличия (отсутствия) потерь при фиксации информации выделяют полное и частичное

описание. - См.: Белкин Р.С. Kvpc криминалистики . В Зт. Т2: Частные криминалистические теории. - М.:

Юристъ, 1997. С. 138.

408 При протоколировании следственного действия входной поток образован всей доказательственной

информацией, воспринимаемой следователем, а выходной поток - информацией, зафиксированной в

документе.

180

Рассмотрим подробнее некоторые из перечисленных факторов, наиболее важных для процесса текстообразования: а) плотность информационного потока (показывает количество информации, подлежащей обработке, в единицу времени \ Уровень плотности колеблется и связан со спецификой следственного действия . Как правило, информационная нагрузка довольно высока, что отражается на качестве документов: нарушение последовательности изложения, пропуск существенных данных, привнесение в текст черт, присущих устной речи, и т.д.

По времени выполнения (относительно времени восприятия) описание классифицируют на сопутствующее и последующее. Сопутствующее описание осуществляется в процессе получения данных, последующее - после окончания следственного действия. Второй вид описания, хотя и более удобен для осмысления текста, имеет один недостаток - возможна большая потеря информации, нежели при сопутствующем описании. Для преодоления данного недостатка используются технические средства фиксации и фрагментарное описание (в виде черновых записей);

б) соотношение релевантной и иррелевантной информации. Необходимо различать объективное соотношение информации, имеющей или не имеющей доказательственного значения, и субъективное представление лица о полезности той или иной информации. Важным фактором, облегчающим отбор информации, является компетентность следователя (уровень образованности, информированности, опыт работы с данной категорией дел). Среди разработок -«подсказок» в помощь следователю можно назвать системы описания объектов4 и автоматизированные методики расследования отдельных видов

Измеряется в бит/сек или бит/час. 41 ° В частности уровень плотности информационного потока осмотра места происшествия и следственного эксперимента практически всегда высок: в первом случае из-за множества материальных объектов, во втором -из-за множества действий, составляющих опыт.

41’ Примером такой системы может служить разработанная в криминалистике методика «словесного портрета», применяющаяся при описании внешности человека. Наряду с ней существуют системы признаков материальных объектов, включенные в справочные пособия для практических работников. - См., в частности:Справочник криминалиста (описания предметов). Часть 1. - М., 1966; Примерные описания вещественных доказательств в протоколах осмотра. Учебно-метод. Пособие. - Душанбе, 1975; Осмотр места происшествия. Справочник следователя. - М: «Юрид. лит.», 1979; Справочник следователя - Ростов-на-Дону,

ш преступлении4 Любая система описания представляет
собой

терминологическую систему, поскольку каждый из признаков получает свое наименование. Использование терминологии при описании материальных объектов обеспечивает полноту, единообразие описания, исключает инотолкования при прочтении текстов протоколов. Это обстоятельство позволило некоторым ученым выделить два вида описания - упорядоченное (систематизированное) и неупорядоченное (произвольное).
«При

упорядоченном описании признаки объектов указываются в определенном порядке, круг этих признаков определяется заранее, словесная форма их выражения стандартизирована. При неупорядоченном описании последовательность и круг описываемых признаков определяется произвольно, форма их словесного выражения не регламентирована»413.

3.Вербальное описание как один из способов фиксации информации. Отличие описания от других способов фиксации состоит в изображении с помощью знаков свойств, признаков материальных объектов. Среди требований к вербальному описанию необходимо в первую очередь назвать требования полноты и целостности описания. Полнота определяется количеством зафиксированной в тексте релевантной информации. Целостность описания предполагает целостность воссоздаваемого в тексте образа (обстановки, действий, человека). Она достигается, как правило, за счет соблюдения последовательности в изложении. Распространенными приемами изложения являются: а) переход от общего вида к описанию отдельных признаков объекта и его частей. Пример: «Бумажник черного цвета, кожаный,

1996; Руководство для следователей/Под ред. Н.А. Селиванова, В. АСнеткова - М: ИНФРА - М, 1997; Усманов У. А. Справочник следователя. - М.: ПРИОР, 1998 и др.

412 На настоящий момент Волгоградским юридическим институтом МВД РФ разработаны автоматизированные методики расследования некоторых видов преступлений (в сфере компьютерной информации, грабежей, разбоев, иных имущественных преступлений, посягательств на культурные ценности и т.д.). Методики содержат алгоритмы следственных действий с изложением порядка и особенностей их производства (например, в разделе программы «осмотр места происшествия» дан перечень следов, объектов и их признаков, подлежащих установлению и т.д.). - См.: Скорченко П.Т. Криминалистика. Техвапсс-криминалистическое обеспечение расследования преступлений: Учебное пособие для вузов. - М.: «Былина», 1999. С. 170-174.

413 См.: Белкин PC. Указ. соч. С. 140. Предложенное автором деление условно, поскольку в протоколе описание не может быть абсолютно произвольным: закон определяет порядок описания, круг отражаемых признаков зависит от характеристик самого объекта, а форма их словесного выражения регламентирована канонами официально-делового стиля.

182

бывший в употреблении, следов повреждений не обнаружено. Размер бумажника в раскрытом состоянии 18:8 см, в сложенном состоянии имеет почти квадратную форму, поверхность гладкая. В каждой половине бумажника имеется по два кармана, один из которых
закрывается

414

кнопкой…» ;

б) переход от внешнего вида к описанию внутреннего устройства (состояния, строения) объекта. Прием присущ описанию всех предметов, выполняющих функцию хранилищ, вместилищ чего-либо, устройств и механизмов, применяется также при описании результатов осмотра трупа. Пример: «Объектом осмотра является подсобное помещение, находящееся по адресу: г. Саратов ул. Чапаева д. 168 кв.13. Вход в помещение осуществляется через дверь, изготовленную из дерева, размером 180:50 см. Внутри помещения, прямо у входа, расположена прихожая с находящимися в ней вентилями…»415;

в) описание расположения нового предмета ориентировано на расположение ранее описанного объекта. Пример: «Вдоль левой стены находятся мойка, тумбочка и газовая плита. В центре кухни - табуретка. На расстоянии Юм от края стола, ближнего от входа в кухню, параллельно краю, лежит бытовой нож с ручкой из пластмассы коричневого цвета …»4i6;

г) последовательный переход от одного узлового объекта к другому. «Узлом» (или центром) в криминалистике принято обозначать участок местности, помещения, объекта, информационно и локально обособленный. Иными словами, узел представляет собой место концентрации доказательственной информации. Поэтому описание узлового объекта отличается наибольшей полнотой, в то время как описание пространства между узловыми объектами носит ориентирующий характер ‘.

414 Фрагмент протокола осмотра предметов, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-

1175 (1998г.).

413 Фрагмент протокола осмотра места происшествия, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное

дело №1-539 (1998г.).

4!о Фрагмент протокола осмотра места происшествия, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное

дело №1-895 (1998г.).

41 Таким образом, полнота описания объекта относительна, т.к. во внимание принимается только полнота

отражения доказательственной информации.

183

Жанровая модель протокола. Коммуникативная цель жанра - довести до адресата сведения о воспринятом. Коммуникативная установка автора может быть выражена с помощью словесной формулы: «Я фиксирую, чтобы люди, которые не присутствовали при сем, знали об этом также, как знаю я».

Концепция автора и концепция адресата. Автор играет роль приемника информации, осуществляющего ее перекодировку. Автор - беспристрастный наблюдатель, показателем чего служит нейтральный тон изложения. На языковом уровне это означает недопустимость употребления эмоционально-экспрессивной лексики, иных средств модальности. Результаты следственных действий фиксируются с помощью безличных конструкций («осмотром установлено…», «в ходе осмотра обнаружено…» и др.), действия участников -с помощью глаголов в прошедшем времени, состояние предметов -посредством страдательных причастий в прошедшем времени либо личных глаголов в настоящем времени. Пример: «Труп лежит на спине, правая нога вытянута, левая - согнута в колене и отклонена вправо»41*.

К числу трудностей, испытываемых следователями при составлении текстов протоколов, необходимо отнести размытость, неконкретность концепции адресата. Адресат протокола - абстрактное лицо, не обладающее определенными социально-психологическими характеристиками419.

Составителю протокола приходится ориентироваться на некоего «усредненного» индивида,420 в связи с **ем важным представляется обсуждение вопроса о доступности языка протокола. Доступность языка документа означает способность текста быть понятным другим носителям языка. В большинстве источников доступность языка протокола
связывается с

418 Фрагмент протокола осмотра места происшествия, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело№ 1-491 (1998г.).

419 Знание социально-психологического портрета адресата важно для моделирования его тезауруса, поскольку общность тезауруса автора и адресата - существенное условие понимания продуктов речевой деятельности.

420 Некоторые авторы среди неблагоприятных условий протоколирования называют наличие языкового барьера. Языковой барьер понимается ими как «семантическая несовместимость между липами, обменивающимися информацией». Несовместимость имеет три аспекта выражения: лингвистический (для местностей с многонациональным населением), профессиональный (образуется при употреблении в речи профессионализмов, жаргонизмов) и образовательный. - См.: Шабалин В.Е. Документальная фиксация доказательств (криминалистический и процессуальный аспекты). Дис. на соиск. … канд. юрид. наук. - М., 1974.

184

выполнением требований ясности, точности изложения . Точность изложения представляет собой соответствие между обозначаемым и словом, т.е. из множества вариантов выбирается только тот, который наиболее отвечает замыслу автора. Ясность предполагает семантическую определенность использованных слов (выражений), легкость их восприятия, запоминания и воспроизведения. Ясность и точность изложения не всегда сочетаются друг с другом, порой вступая в противоречие: чем сложнее передаваемая мысль автора, тем труднее сохранить ясность ее выражения. Дополнительные ограничения в выборе языковых средств создаются за счет выполнения требований уместности речи (соответствие языковых средств стилю и жанру текста), чистоты речи (текст должен отвечать нормам современного русского литературного языка)4 . Выполнение перечисленных требований осуществляется на всех языковых подуровнях (лексико- фразеологическом, синтаксическом, семантическом, композиционном).

Лексико-семантический подуровень: а) использование терминологии в текстах протоколов. Термин - слово, связанное с понятием из какой-либо области знаний (науки, техники, ремесла, искусства). Отличительные признаки термина (относительная однозначность, нейтральность, функциональная устойчивость) делают его удобным при описании объектов, обеспечивая точность изложения. С другой стороны, для лиц, не владеющих терминологией, текст будет непонятен. В связи с этим некоторые авторы дифференцируют термины на узкоспециальные и общераспространенные, предлагая использовать общераспространенные термины в протоколах без ограничений, а узкоспециальные - с дополнительными разъяснениями «в общепонятной форме»423. Представляется, данная рекомендация создает новые сложности:

С. 90. Представляется, что языковой барьер не является обязательным условием протоколирования: он может и не возникать, если тезаурусы взаимодействующих личностей сходны.

421 Так, например, Е. М. Лившиц и Р. С. Белкин указывают на то, что описание места происшествия должно быть ясным и доступным. Выполнение данного требования обеспечивается, по их мнению, употреблением общепринятой терминологии, отсутствием неопределенных выражений. - См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий - М.: Новый Юристъ, 1997. С.64.

422 О требованиях к текстам процессуальных документов с позиций культуры речи см.: Ивакина Н.Н. Указ. соч. С.4-7.

423 См.: Гулкевич З.Т. Указ. соч. С. 105.

185

следователь при составлении текста должен отличить одни термины от других. Нам видится целесообразным исходить из следующих установок:

термины относятся к языковым средствам, не полностью исключаемым из текста протокола, но применяемым с некоторыми ограничениями,

ограничения не могут касаться наименования объекта и его конструктивных

-424

частей ;

при обозначении признаков объекта (цвета, формы, контура) следует руководствоваться правилами описания, разработанными в криминалистике425;

при описании величины, места расположения узловых объектов (их частей) в протоколе указывают результаты измерений (в СИ);

б) использование профессионализмов, жаргонизмов, диалектизмов, элементов просторечия, бранных слов. Все названные лексические группы не входят в состав литературного языка и поэтому имеют ограниченную сферу употребления. По общему правилу, в официально-деловом стиле они не применяются за некоторым исключением. Исключение составляют протоколы допроса, где для передачи особенностей речи допрашиваемого, сохранения отдельных смысловых оттенков в текстах приводится оригинальная лексика. В данной ситуации лексемы (словосочетания) берутся в кавычки, профессионализмы, жаргонизмы, диалектизмы расшифровываются в скобках с помощью средств литературного языка. Бранные слова могут встречаться в текстах только в составе прямой речи, если они важны для юридической оценки.

Синтаксический подуровень. При описании предметов по возможности следует избегать сложных предложений, изобилующих причастными оборотами, иными распространенными определениями, придаточными предложениями. Громоздкость предложений не только затрудняет восприятие текста, но и приводит к искажению информации (особенно
при отрыве

424 Здесь уместно прибегнуть к помощи справочников и к консультации специалиста, участвующего в следственном действии.

42-1 Форма описывается в соответствии с формами геометрических фигур либо сравнивается с формой известных предметов (миндалевидная, куполообразная). Цвет обозначается путем сопоставления с цветами

186

определяемого слова от распространенного определения, при нарушении правил согласования; при частом использовании местоимений в придаточных определительных предложениях; при сложном дополнении, состоящем из слов в родительном падеже и проч.). Пример неудачного построения предложения: «При вскрытии конверта извлечены: шприц одноразовый, без иглы, пакетик из фольги серого цвета, размером 4:3,5 см, внутри пакетика - порошок вещества темно-коричневого цвета (остатки), далее извлечен пакетик из бумаги белого цвета, в котором пакетик из фольги серого цвета, размером 3:2 см, внутри которого порошок вещества коричневого цвета, на белой бумаге имеется надпись «0,169»4 °. Предложение сформулировано так, что сложно запомнить, какое количество пакетов было извлечено, и понять, как эти пакеты располагались относительно друг друга.

Композиционный подуровень. Описательная часть протокола (с позиций коммуникативного членения) состоит из микротекстов ‘. Обозначение границ смыслового отрезка текста важно для облегчения как первоначального восприятия (при прочтении текста), так и повторного (при поиске необходимого фрагмента). В литературе встречается рекомендация выделять части протокола подзаголовками («Осмотр оружия», «Осмотр комнаты», «Месторасположение и поза трупа» и т.д.), а также выделять графическим

дли

способом объекты, на которых найдены следы и которые подлежат изъятию . Первая часть рекомендации - использование рубрикаторов для разграничения сплошного связного текста на отрезки - не вызывает нареканий и соответствует правилам документооборота429. Правда, подзаголовки целесообразно использовать в текстах большого объема (в частности, в протоколах осмотра, где описанию подлежат несколько узловых объектов, в протоколах следственного эксперимента, где с
помощью рубрикаторов могут быть

спектра (белый, зеленый, черный, голубой и т.д.), для определения оттенков могут использоваться специальные справочники, цветовые шкалы.

’ Фрагмент протокола осмотра предметов, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-539 (1998г.).

42’ Каждый микротекст служит развитию микротемы и отделяется графически абзацным отступом. 42i* См.: Центров Е.Е. Глава 22. Тактика осмотра места происшествия //Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. ред. проф. Н.П. Яблоков. - М: Изд-во БЕК 1995. С.408.

187

выделены условия, ход и результаты проведенных опытов). Предлагаемые автором графические способы выделения слов (в виде подчеркивания, изменения цвета шрифта и др.) вряд ли можно считать приемлемыми, поскольку они могут рассматриваться как косвенный способ воздействия на адресата и как нарушение принципа объективности.

Факторы коммуникативного прошлого и будущего. Фактором коммуникативного прошлого служит принятое следователем устное или письменное решение о производстве следственного действия. Данные, зафиксированные в протоколе, являются фактической основой для вынесения в последующем процессуальных решений по делу (фактор коммуникативного будущего).

Событийное содержание в соответствии со ст. 141 УПК можно схематически представить следующим образом: название документа; место, дата составления, время начала и окончания следственного действия; данные о лице, составившем протокол, и о лицах, принимавших участие в следственном действии; содержание следственного действия, существенные для дела обстоятельства, обнаруженные в ходе следственного действия; указания на факт применения технических средств (название, некоторые технические характеристики, порядок, объекты, результаты применения); удостоверение факта ознакомления с текстом и его правильности, замечания, дополнения, подписи участвовавших лиц.

Важной составляющей описания является отражение в тексте протокола негативных обстоятельств - фактических данных, «которые противоречат (до их логического разрешения) обычному объяснению Факта в соответствии с определенной версией»430. Оценивая положительно факт включения в протокол негативных обстоятельств, некоторые исследователи задаются другим вопросом - как (с помощью каких средств) должны отражаться данные обстоятельства. Представляется, что сама
постановка вопроса об

А2У См.: Государственная система док\т«ентационного обеспечения управления… п.2.4. С.31.

430 Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. Учебное пособие.

-Волгоград, 1973. С.44.

188

использовании каких-либо специальных средств (лексических, композиционных) для выделения негативных обстоятельств среди прочих, некорректна, поскольку в ее основе - нарушение принципа объективности. В этом смысле весьма справедливо требование закона описывать все обнаруженное при осмотре «в той последовательности, как производился осмотр» (ст. 182 УПК). Поэтому следует согласиться с авторами, считающими, что негативные обстоятельства указываются в описательной части протокола наряду с другими обнаруженными обстоятельствами \ В противном случае нарушается последовательность, целостность описания и нейтральность изложения.

В исследованных текстах протоколов негативные обстоятельства отражаются в описательной части по мере их обнаружения. Лексические средства, применяемые для описания негативных обстоятельств, различаются в зависимости от способа выражения негативного обстоятельства4 . «Обстоятельства отсутствия»43 вводятся в текст с помощью отрицательных конструкций: «На полу у порога отщепов древесины и фрагментов штукатурки нет…» или «Видеоплеер и пульт дистанционного управления видимых повреждений не имеют»***. «Обстоятельства натичия» описываются с помощью тех же лексических средств, что и любые другие обстоятельства, и могут быть обнаружены только путем их логического сопоставления с иными фактическими данными.

Анализ текстов протоколов следственных действий позволил на разных языковых уровнях выделить тиличные недостатки, которые сведены в таблицу.

J См., в частности: Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. С. 41; РУКОВОДСТВО ДЛЯ следователей /Под ред. Н.А. Селиванова, В.А Снеткова. - М: ИНФРА- М, 1997. С.270.

432 Мы неходили из понимания под негативными обстоятельствами двух групп признаков - отсутствие следов, которые должны быть при данных обстоятельствах, и наличие следов, которые «должны наблюдаться не в том виде, в каком они обнаружены». - См.: Рассейкин Д.П Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. - Саратов: Приволжское книжное изд-во, 1967. С. 115.

433 Словосочетания «обстоятельства наличия» и «обстоятельства отсутствия» заимствованы из работы Васильева А.Н. Следственная тактика - М.: «Юридическая литература», 1976. С. 193-194.

434 Фрагменты протоколов осмотра, материалы кафедры криминалистики 2 СГАП.

189

Таблица 10 Типичные ошибки, обнаруживаемые в текстах протоколов

НАЗВАНИЕ ОШИБКИ

ПРИЗНАКИ

ПРИМЕРЫ

ПРИМЕЧАН ИЯ

Л

  1. Неполнота описания

узлового объекта

Определяетс я путем j сопоставлен ия j

разработанн ых схем ! описания объектов и текста
протокола j либо через j

сопоставлен ие !

текста и
других форм ф иксации.

Выражается в

игнорирова нии составителе м протокола существенн ых обстоятельст в (либо в силу

невниматель ности, либо из-за

I недобросове стности, I либо в
силу иных j причин -
нехватки I воемени,

I противодейс твия со стороны j участвующи х лиц и 1 т.д.).

« В баре серванта в зале обнаружены два

раскладных бытовых ножа. На этом осмотр закончен» (фрагмент протокола

осмотра места

происшествия )43^

Судя по протоколу, оба ножа
были изъяты. Указанных в протоколе признаков (бытовые, раскладные) недостаточн о для индивидуал изации объектов.

  1. Нарушение последователь н ости описания

Варианты: а) возврат ‘ В одном из протоколов к уже
описанному
осмотра места

объекту, б) указание j происшествия возвращение сначала частных, a j к ранее осмотренному затем

общих I объекту

следователь

признаков, оформил так: «При

дополнительно м осмотре I кухни, в шкафу, при входе, j обнаружена банка …». I При
описании
сложных I объектов часто

наблюдается I «перескакиван ие» с одного j признака на другой. I «Ушные раковины целы, в I помарках крови Глаза | закрыты, на верхнем веке

4л:> В качестве иллюстративного материала использованы фрагменты протоколов осмотра предметов, места происшествия, архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовные дела № 1-491. 1-895, 1-539, 1-963, 1- 762, 1-911, 1-533, 1-811, 1-585. 1-368, 1-902, 1-526 (1998г).

190

правого глаза синий кровоподтек. Роговицы прозрачные, зрачки равномерные. оболочки глаз серы. Лицо в помарках крови. Кости и хрящи носа на ощупь целы. Рот закрыт Язык за зубами. Шея без видимых повреждений. Грудная клетка упругая, кости рук и ног на ощупь целы» (подчеркнуты неточные или не совсем удачные выражения).

3 Неточная

локализаци я

объектов

Локализаци я имеет «размытый » характер:
а) в виде указания сторон

объектов без

обозначени я точки отсчета; б)

обозначени е места с помощью обобщенны х (неопределе нных) номинаций

«Из веранды направо ведет ‘ вход в коридор, в коридоре \ слева
вдоль
навалена \ большая
масса
вещей, - тряпки,
ящики -
которые прикрыты фанерными

листами. Из коридора направо ведет вход на кухню. На кухне справа от коридора стоит

холодильни к «Саратов». Примером неопределе нных номинаций могут служить выражения: « по середине комнаты», «в конце левой стены», «прямо у входа» и

Т.Д.

дверь ] 1)

2)

3)

4.Выражение субъективног о отношения к

описываемом у

использовани е лексики эмоционально - экспрессивно й коннотацией

Основное средство - j 1)
«Входная

2)

выходит в темный коридор, в конце которого имеется дверь, ведущая в комнату», «… навалена большая масса вещей»;

3) «Сама
комната
почти квадратной формы».

Слово
«темный»

можно
опустить,

оно не
несет в

данном
случае

смысловой

нагрузки,

Следует

нейтрально

указать на то, что

в
помещении

имеется

(располагаетс я)

множество

вещей;

Если
предмет

трудно отнести к

видовой
группе,

группе

то его
относят к

191

В данном случае вместо «почти квадратной формы» лучше написать «четырехугольно й формы».

  1. Введение в текст выводов относительно

отдельных обстоятельст в

j Вывод
представляет )собой

! умозаключен ие,

i ‘

результат

I рассуждения, что не

j соответствуе т жанру

протокола (его

1 коммуникати вной

цели)

1)

‘ул

«На полу
имеются множественн ые помарки крови,

различной
формы и насыщенност и».

«На кухне привычный порядок расположени я предметов не

нарушен».

1) Вывод о том, что на полу имеется кровь

преждевреме нен, т.к.
необходимо специальное исследование для установления вида и названия вещества.

2) Данный вывод следователь не может сделать сам, а только со слов свидетелей, ранее бывавших в осматриваем ом помещении

б. Обозначение одного и того же предмета (обстоятельств а ) с помощью разных номинаций

Варианты; а) один и тот же объект обозначается в тексте с помощью разных слов (мотивация автора - желание избежать повторов, лексически разнообразить текст), б) второе наименование объекта (признака) указывается в скобках либо оформляется как дополнение (уточнение).

1) «В центре комнаты (кухни) стоит печь из кирпича…»; 2) 3) «Входная дверь отсутствует, лежит на снегу, рядом со входом», 4) 3) «Из зала имеется две двери (дверны х проема) в комнаты…».

В прот околах

возникал о образа»
\

следует
сохранять первоначально е наименование объекта, дабы
не «двоения Кроме того,
составителям протоколов не всегда удается
подобрать соответствующ ие пары
номинаций. В частности, в третьем примере т рудно

понять, о чем идет речь; о дверях или о дверных проемах.

430 Стилистическая ошибка «двоение образа» выделена Мучником Б.С., он определял ее как соединение при восприятии текста семантически несовместимых представлений.- См.; Мучник Б.С. Человек и текст; Основы

культуры письменной речи. - М.. «Книга», 1985. С.38.

192

Заключение

Результаты диссертационного исследования позволили сделать ряд выводов: 1. При создании устных и письменных текстов следователи не используют в полной мере возможности языка. Отчасти это объяснимо влиянием факторов, составляющих специфику профессиональной деятельности (большая информационная нагрузка, отсутствие времени, достаточного для тщательного обдумывания текстов, повышенная эмоциональная напряженность и т.д.). Однако, на наш взгляд, данное явление связано в первую очередь с отсутствием у следователей представлений о тексте как о сложноорганизованной системе, выполняющей определенную

коммуникативную функцию в процессе доказывания. Большинство документов строится без учета зависимости, существующей между способом отражения информации и характером ее восприятия, без учета современных знаний о структуре и типах организации текста (в частности, с помощью каких средств может быть отражено многообразие отношений «автор - текст-действительность», чем обеспечивается смысловое, коммуникативное и структурное единство текста, как в соответствии с коммуникативной установкой может быть распределена информация и проч.). Фактические данные излагаются в текстах документов хаотично, что в отдельных случаях не позволяет судить о правильности правовой оценки и принятого решения. Тем самым игнорируется адресность документа (его предназначение быть средством фиксации информации для ознакомления с ней других лиц). Указанные недостатки напрямую связаны с доказательственной силой документа как источника информации о преступлении, а в конечном итоге сказываются на эффективности самого расследования и судебного рассмотрения уголовных дел.

  1. Особенности организации непосредственного общения (диалога, полилога) в уголовном процессе нуждаются в более глубоком изучении с точки зрения лингвистики. Несмотря на то, что допрос относится к распространенным (по частоте проведения) следственным действиям,
    его продуктивность

193

невысока (о чем свидетельствуют данные многих исследований). Необходимо отметить, что существует ряд факторов, которые влияют на продуктивность общения и могут быть оценены как с позиций психологии, так и с позиций лингвистики. К таковым следует отнести: 1) предмет общения (на допросе обсуждаются обстоятельства, касающиеся преступного посягательства, что само по себе не связано с приятными переживаниями для собеседников); 2) официальность обстановки, дистантность участников общения; 3) обязательность общения (она заключена в отсутствии, как правило, обоюдного желания вступать в общение, с другой стороны, проявляется в невозможности произвольно прервать общение); 4) уникальность собеседника и ситуации общения. Несмотря на то, что общение в уголовном процессе нормативно регламентировано и каждый его участник выполняет закрепленную за ним функцию, единичный акт общения обладает свойством уникальности и невоспроизводимости. В свете перечисленных факторов следователю для конструирования успешного (с точки зрения целей и задач уголовного процесса) общения важно обладать богатым репертуаром коммуникативных моделей поведения, умением анализировать собственную речь и речь собеседника, прогнозировать результат речевого воздействия. Выполнение данных требований возможно только через расширение знаний следователя о процессе коммуникации и через овладение им приемами управления ходом общения.

  1. Проведенное диссертационное исследование показало, что творческое использование достижений лингвистики позволяет углубить наше представление о природе правовых явлений, а также расширить спектр вопросов, требующих научного осмысления. Данное обстоятельство дает основания предполагать в будущем рост числа исследований, проводимых на стыке правовых и лингвистических дисциплин. Аккумуляция, систематизация полученных в процессе изучения знаний может служить в последующем базой для создания новой прикладной науки - правовой лингвистики. В этой связи

194

нами была разработана схема интеграции правовых и лингвистических наук на содержательном, методологическом и концептуальном уровнях.

Развитие новой прикладной науки, на наш взгляд, позволит разрешить проблему специальной языковой подготовки юристов. В перспективе совершенствование системы подготовки специалистов способно существенным образом повлиять на эффективность работы правоохранительных органов, органов правосудия, а также улучшить качество оказываемой населению юридической помощи.

195

БИБЛИОГРАФИЯ Нормативные источники и комментарии:

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993г.) - М.: «Юрид. лит.». Официальное издание,
    • 64с.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (принят на сессии Верховного Совета РСФСР 27 октября 1960г., с изменениями и дополнениями на 1 октября 1999г.) - М.: «Проспект», 1999. - 208с.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации (принят Государственной Думой РФ 24 мая 1996г., введен в действие с 1 января 1997г.) - М.: Библиотечка Российской газеты. Вып. 11,1996г. - 208с.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая (принят Государственной Думой 22 декабря 1995г.) - М.: Юрид. лит. Официальное издание, 1996. - 320с.
  5. Унифицированные системы документации. Требования к построению формуляра-образца. ГОСТ 6.10. 5-87. Введен 30.03.87. - JML, 1987. - 12с.
  6. Единая система внешнеторговой документации СЭВ. Формуляр-образец. ГОСТ 6.10.6-87. Введен 01.07.88. -М., 1987. - 11с.
  7. Государственная система документационного обеспечения управления. Общие требования к документам и службам документационного обеспечения (Одобрено коллегией Главархива СССР от 27.04.88. Приказ Главархива СССР от 25.05.88. №33.) - М., 1991. - 76с.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.96. №1 «О судебном приговоре» //Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996. №7.
  9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (Отв. ред. доктор юрид наук А.В. Наумов). - М.: Юристь, 1996. - 824с.
  10. 10.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. /Под общ. ред. Генерального прокурора РФ Ю.И. Скуратова и Председателя Верх. Суда РФ В.М. Лебедева. - М.:ИНФРА М - Норма, 1996. -832с.

196

Специальная литература:

П.Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний
как

источник и основы новых методов судебной экспертизы. М.: Академия МВД

РФ.,1994.-123с. 12.Амирова Т.Н. Функциональная взаимосвязь письменного и звукового языка.

  • М.: Изд-во «Наука», Главная редакция восточной литературы., 1995. - 288с. 13.Андреев В.И. Деловая риторика (Практич. курс делового
    общения и

ораторского мастерства). - М.: Народное образование, 1995. - 208с. 14.Андреев И.С., Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика: Учеб. пособие

/Под ред. Н.И. Лорубова. - Минск: Выш. шк.,1997. - 344с. 15.Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для вузов. - М.: Наука,

    • 324с. 16.Аннушкин В.И. Риторика: Учебное пособие. - Пермь: Изд- во ПОИПКРО,

1994.- 104с. П.Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. - М.,1969. - 120с. 18.Асмолов А.Г. Психология личности. Принципы
общепсихологического

анализа. - М.: Изд-во МГУ, 1990. - 308с. 19.Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов - М.: Изд-во «Сов.

Энциклопедия», 1966. - 608с. 20.Баев О.Я. Конфликтные ситуации на
предварительном следствии /Основы

предупреждения и разрешения/. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун- та.,1984.- 132с. 21.Баев О.Я. Тактика следственных действий. Учебное пособие. — Воронеж:

НПО «МО-ДЕК», 2-е изд-е, доп. и испр., 1995. - 224с. 22.Баранникова Л.И. Введение в языкознание. Учебное пособие для филол.

Фак-тов ун-тов. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та., 1973. - 384с. 23.Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. - Ростов -

на -Дону: Изд-во Рост, ун-та, 1993.-182с.

197

24.Баранов А.Н. Частота слова как характеристика идиостиля / по крайней мере

и по меньшей мере в художественных текстах Ф.М. Достоевского/ //Вестник

Московского ун-та. Сер.9. Филология. 1998. №2. С. 121-135. 25.Басков В.
О чистоте языка юридических документов и публичных

выступлений //Социалистическая законность. 1965. №4. С.35-37. 26.Батов В.И. Другому как понять тебя? - М.: Знание. Подписная научно-популярная серия «Знак вопроса». 1991. №11.- 48с. 27.Бахтин М.М. Эстетика
словесного творчества. - М.: Искусство, 2-е

изд.,1986. - 445с. С.250-296. 28.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.2: Частные криминалистические

теории. - М.: Юристъ, 1997. - 464с. 29.Белкин Р.С. Курс
криминалистики. В 3 т. Т.З: Криминалистические

средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристъ, 1997. - 480с. 30. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Изд-во БЕК, 1997. -

342с. 31.Белов В.Н. Криминалистическая экспертиза авторства текста. Автореф. дис.

… канд. юрид. наук. -М.,1973. - 16с. 32.Березин Ф.М., Головин Б.Н. Общее языкознание /Учебное пособие для пед.

ин-тов/. - М.: Просвещение, 1979. -416с. 33.Берн Э. Игры, в которые
играют люди: Психология человеческих

взаимоотношений. Люди, которые играют в игры: Психология человеческой

судьбы: Пер. с англ. /Общ. ред. М.С. Мацковского. - СПб.: Лениздат., 1992.

  • 399с. 34.Бодалев А.А. Личность и общение - М.: Педагогика, 1983. - 271с. 35.Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика: Учеб. пособие для студентов пед.

ин-тов по спец. №2101 «Рус. яз. и лит.» - М.: Просвещение, 1987. - 160с. Зб.Борботько В.Г. Интенционное и потенционное воздействие в диалоге и

монологе // «Проблемы речевого воздействия»: Северо-Кавказские чтения.

Материалы Всероссийской научной конференции. - Ростов-на-Дону., 1996.

Вып.4. Речевое воздействие в разных Формах речи. - 40с. С. 10-12

198

37.Будагов Р.А. Человек и его язык - М.: Изд-во МГУ, 1976. - 429с. 38.Быховский И.Е., Глазырин Ф.Е., Питерцев С.К. Допустимость тактических

приемов при допросе. Учебное пособие. - Волгоград, 1989. - 48с. 39.Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при
расследовании

преступлений. - М.: Юрид. лит., 1970. - 208с. 40.Васильев А.Н. Следственная тактика - М.: «Юрид. лит.», 1976. - 200с. 41.Васильев В.Л. Юридическая психология. - СПб: Питер Пресс, 1997. - 656с. 42.Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Культура и искусство речи. Современная

риторика. - Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1995. - 576с. 43.Вежбицка Анна Речевые жанры (Перевод В.В. Дементьева) // Жанры речи:

Сборник научных статей. - Саратов: Изд-во Гос. УНЦ «Колледж», 1997.

С.99-112. 44.Вербицкая Л.А. Давайте говорить правильно. - М.: «Высш. шк.», 1993. -

144с. 45.Видинеев Н.В. Природа интеллектуальных способностей человека. - М.:

Мысль, 1989.-175с. 46.Викулин А.Ю. Понятие ущерба в УК РФ:
применительно к гл. 22

//Государство и право. 1998. №4. С.99-103. 47.Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. -

М.:Наука,1993.-172с. 48.Власенко Н.А. Проблемы точности выражения
формы права (лингво-

логический анализ). Автореф. дис. на соиск. … доктора юрид. наук -

Екатеринбург, 1997. - 70с. 49.Волков А.А. Диагностика в технико- криминалистическом исследовании

реквизитов документов. Дис. на соиск. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1999

  • 186с. 50.Волков А.А. Основы русской риторики - М.: Издание
    филологич.

факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, 1996.- 344с. 51. Волков Г.Н.
Социология науки. Социологические очерки научно-технической деятельности, - М.’.Политиздат, 1968. - 328с.

199

52.Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология: Учебник для вузов /Под ред. проф.

В.И. Добренькова.- М.: Гардарика,1998. - 432с. 53.Вул СМ., Гулак
A.M., Чекняк Л.М. Исследование статистических

параметров текста документа в целях решения вопроса об образовательном

уровне его автора. //Проблемы информационного и математического

обеспечения экспертных исследований в целях решения задач судебной

экспертизы. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции.

Москва, ноябрь 1983г.? ВНИИСЭ. -180с. С.81-84. 54.Гаврилова Н.И.
Влияние внушения на формирование свидетельских

показаний. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1975. - 26с. 55.Гайда
Станислав Жанры разговорных высказываний (Перевод В. В.

Дементьева) // Жанры речи 2: Сборник научных статей. - Саратов: Изд-во

Гос. УНЦ «Колледж», 1999. С. 101-111. 56.Гак В.Г., Лейчик В.М. Субституция терминов в синтагматическом аспекте

//Терминология и культура речи. Сборник статей. - М.: Наука, 1981. С.48- 57. 57.Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. - М.:

Изд-во «Наука», 1981. -140с. 58.Галяшина Е.И. Проблемы развития видеофоноскопических исследований в

экспертно - криминалистических подразделениях ОВД РФ // Экспертная

практика. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1994. №36. С.3-11. 59.Галяшина Е.И., Фомичева М.И. Идентификация личности по фонограммам

на основе автоматизированного рабочего места эксперта-фоноскописта:

Методические рекомендации. - М.: ЭКЦ МВД России, 1995. - 112с. бО.Годфруа Ж. Что такое психология: В 2-х т. Изд. 2-е, стереотипное. Т.2: Пер.

с франц. -М.: Мир, 1996. -376с. бГГойхман О.Я., Надеина Т.М. Основы речевой коммуникации: Учебник для

вузов /Под ред. проф. О.Я. Гойхмана. - М.: ИНФРА-М/1997. - 272с. 62.Гольдин В.Е. Обращение: теоретические проблемы. - Саратов: СГУ, 1987. -

128с. бЗ.Гольдин В.Е. Этикет и речь. - Изд-во Сарат. ун-та., 1978. - 112с.

200

64.Гольдин В.Е., Сиротинина О.Б. Внутринациональные речевые культуры и их

взаимодействие //Вопросы стилистики. - Саратов, 1993. Вып. 25. С.9-19. 65.Гомон Т.В. Некоторые виды намеренного искажения письменной речи

//Экспертная практика и новые методы исследования. Информационный

сборник. - М.: ВНИИСЭ, 1993. №12. С.22-29. бб.Гончаренко В.И. Использование данных естественных и технических наук в

уголовном судопроизводстве: Методологические вопросы. - Киев: Вища

школа. Изд-во при Киев, ун-те, 1980. -160с. 67.Гончаренко В.И., Бергер В.Е. Криминалистика и криминалисты. - Киев:

Выща шк. йзд-во при Киев, ун-те, 1989. - 128с. 68.Гончаренко В.И.,
Сокиран Ф.М. Психологическое воздействие в целях

получения объективной информации при допросе. С.24- 29.

//Криминалистика и судебная экспертиза. Республик, межведомств, научно-

методич. сборник. -Киев: «Лыбидь»,1990. Вып. 41. 69.Гончаров Г.А. Суггестия: теория и практика. - М.: КСП, 1995. - 317с. 70.Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. Учебное пособие. -

М.: Изд-во «Лабиринт», 1997. - 224с. 71.Горинов Ю.А., Скоромников
К.С. Применение видеозаписи при

расследовании преступлений. -М., 1975. - 110с. 72.Горянина В.А.
Психологические предпосылки непродуктивности стиля

межличностного взаимодействия //Психологический журнал. Том 18. 1997.

№6. С. 72-83. 73.Грановский Г.Л., Ребгун Э.К., Карагодин С.Л. Использование ЭВМ в целях

идентификации магнитофонов (Методическое письмо для экспертов). -

М.:ВНИИ судебных экспертиз, 1990. -26с. 74.Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. - М.: Юристъ,

    • 552с. 75.Губаева Т.В. Консультации по русскому языку для судей //Советская

юстиция. 1988. №13. С. 14.

201

76.Губаева Т.В. Уважаемые юристы, учитесь говорить и писать по-русски.

//Российская юстиция 1998. №8. С. 50-51. 77.Губаева Т. В. Язык и стиль приговора // Советская юстиция 1989. №1. С.31-

  1. 78.Губаева ТВ., Малков В.П. Словесность в юриспруденции как учебная

дисциплина //Государство и право. 1996. №12. С. 108-116. 79.Гулкевич
З.М. Теоретические вопросы и практика документирования

следственных действий /процессуальное и
криминалистическое

исследование/. Дис. на соиск. … канд. юрид. наук. - Киев.,1985. - 222с. 80.Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных

о личности обвиняемого в уголовном процессе. Учебное пособие. -

Оренбург: Оренбургская сельскохозяйственная академия, 1995. -116с. 81.Гуц Е.Н. К проблеме типичных речевых жанров языковой личности

подростка //Жанры речи. Сборник научных трудов. - Саратов, 1997. С. 131-

  1. 82.Дамбраускайте O.K. Использование особенностей
    профессиональной

лексики при исследовании анонимных документов. // Вопросы судебной

экспертизы и криминологии. Информационные материалы. Вып. 16. -

Вильнюс: НИИЛСЭ МЮ Лит. ССР, 1982. С.41-51. 83.Дейк ван Т.А.
Язык. Познание. Коммуникация. Сборник работ. М.:

Прогресс, 1989.-312с. 84.Дементьев В.В. Изучение речевых жанров: обзор работ в современной

русистике. //Вопросы языкознания. 1997. №1. С.109-121. 85.Дементьев В.В., Седов К.Ф. Социопрагматический аспект теории речевых

жанров: Учебное пособие. - Саратов: Изд-во Сарат. педагог, ин-та, 1998. -

107с. 86.Долинин К.А. Речевой жанр как средство организации
социального

взаимодействия. // Жанры речи 2: Сборник научных статей. - Саратов: Изд- во Гос. УНЦ «Колледж», 1999. С.7-13.

202

87.Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.,

1976.-112с. 88.Доспулов Г.Г. Следственное общение. - Алма-Ата, 1993. - 31с. 89. Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - 464с. 90.Дюженко Г.А. Документная лингвистика. - М.: Статистика, 1975. - 64с. 91.Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическая экспертиза. ДСП.

Методическое руководство. - Калуга-Обнинск- Москва, 1997. - 190с. 92.Еникеев М.И. Общая и юридическая психология (в 2-х частях). Часть 2

«Юридическая психология». Учебник. - М.: Юрид. лит., 1996. - 560с. 93.Ермолова О.Н. Компенсация морального вреда: теория и практика. //Вестник

Саратовской государственной академии права. Научно-популярный журнал.

  1. №2. С. 119-124. 94.Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос: Учебное пособие. -

Волгоград, 1978. - 46с. 95.Жанры речи: Сборник научных статей. -
Саратов: Изд-во Гос. УНЦ

«Колледж», 1997. - 212с. 96.Жанры речи 2: Сборник научных статей. - Саратов: Изд-во Гос. УНЦ

«Колледж», 1999.- 287с. 97.Жинкин Н. И. Речь как проводник информации. -М.: изд-во «Наука»Л982. -

160с. 98.3алевская А. А., Каминская Э.Е., Медведева И.Л.,
Рафикова Н.В.

Психолингвистические аспекты взаимодействия слова и текста. -Тверь:

Тверской гос. ун-т, 1998. - 206с. 99.3арецкая Е.Н. Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. - М.:

Дело,1998.-480с. 100. Захарова Е. П., Кочеткова Т.В., Сиротинина
О.Б., Кузнецова Н.Й.,

Кормилицина М.А. Русский язык и культура общения для государственных

служащих: Научно-популярное издание для врачей, юристов, учителей,

работников администраций, управлений. - Саратов: Изд-во «Слово», 1998.

88с.

203

  1. Земская Е.А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы изучения. - М.: Изд-во «Русский язык», 1979. - 240с.
  2. Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная прагматика русского языка. Под общей ред. доктора (Ьилол. наук Г.А. Золотовой. - М.,1998. -528с.
  3. Зубарев B.C., Крысин Л.П., Статкус В.Ф. Язык и стиль обвинительного заключения. -М., «Юрид. лит.», 1976. - 88с.
  4. Ивакина Н.И. Клише и штампы в речи юриста //Советская юстиция.
  5. №2. С.27-28.
  6. Ивакина Н.И. Порядок слов в правовых документах //Советская юстиция. 1991. №2. С.27-28.
  7. Ивакина Н.И. Профессиональная речь юриста. Учебное пособие. - М.: Издательство БЕК, 1997. - 348с.
  8. Иванова Е.А. Лексические пограничные маркеры минимальных диалогических единиц. Автореф. дис. … канд. филол. наук. М.Д999. - 23с.
  9. Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе «Диалект». - М., ВЧ 34435, 1996. - 102с.
  10. Идентификация человека по магнитной записи его речи (Метод, пособие для экспертов, следователей и судей). -М.: РФЦСЭ, 1995. - 130с.
  11. ПО. Интеграция современного научного знания: Методологический анализ (Н.Т. Костюк, B.C. Лутай, В.Д. Белогуб и др.) - Киев: Вища шк. Изд-во при Киев, ун-та, 1984. - 184с.

  12. Каменская О.Л. Текст и коммуникация: Учебное пособие для ин-тов и фак-тов иностр. яз. - М.: Высш. шк., 1990. - 152с.
  13. Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетних. - Изд-во Красноярского ун-та, 1991.-288с.
  14. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1992. - 176с.

204

П4. Каратеев В.П. Многообразие форм единства естественных и, общественных и технических наук. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1983. - 81с.

  1. Караулов Ю.Н. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть -М.: ИРЯ РАН, 1999. - 180с.
  2. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. - М.: «Наука»,
  3. -264с.
  4. Карнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого. Методическое пособие. - М.: Госюриздат, 1962. - 94с.
  5. Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. -М., 1969, - 124с.
  6. Касевич В.Б. Элементы общей лингвистики. -М.: Наука,1977. - 183с.
  7. Кедров Б.М. Классификация наук. Прогноз К. Маркса о науке будущего. - М.: Мысль, 1985. -543с.
  8. Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика: Учебник. - М.: Высш. школа,
    • 262с.
  9. Киселева В.И. Лингвистическое исследование структуры текста с точки зрения перлокутивного эффекта. Автореф. дис. … канд. филол. наук - СИб.,1998.-19с.
  10. Климовицкий Я.А. Некоторые методологические вопросы работы над терминологией науки и техники //Современные проблемы терминологии в науке и технике. Сборник статей. - М.: Наука, 1969. С.32-61.
  11. Комарков B.C. Тактика допроса. Учебное пособие. - Харьков, 1975. - 69с.
  12. Комиссаров А.Ю. К вопросу о криминалистической экспертизе речи. //Вопросы криминалистики и экспертно-криминалистические проблемы. Сборник научных трудов. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1997. С. 49-58.
  13. Комиссаров А.Ю. Методологические и теоретические проблемы криминалистического исследования речи //Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно-экспертных

205

учреждений. Сборник научных трудов. - М.: Изд-во ВНИИСЭ, 1988. С. 62- 67.

  1. Коретникова Л.И. Эллиптические конструкции и их взаимодействие с текстом (на материале разных функциональных стилей русского и английского языков) Автореф. дис. … канд. филол. наук. - Саратов, 1999. - 17с.
  2. Королевский В. Оформление материалов расследования //Социалистическая законность. 1975. №7. С.52.
  3. Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.-208с.
  4. Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. ред. Н.П. Яблоков. - М.: Изд-во БЕК, 1995. - 708с.
  5. Криминалистика /Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Образцова. - М.: Юристь, 1997. - 760с.
  6. Криминалистика /Под ред. И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина. - М., 1994.
    • 528с.
  7. Криминалистика: Коаткая энциклопедия. Автор-составитель Р.С. Белкин.
  • М: Изд-во БЕК, 1993. - 111с.
  1. Криминалистический словарь: Пер. с нем. - М.: Юрид. лит., 1993. - 192с.
  2. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. Под ред. проф. Т. В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. - М.: Новый Юристь, 1997. - 400с.
  3. Кулагин Б.В. Основы профессиональной психодиагностики. - Л.: Медицина, 1984..-216с.
  4. Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. Учебное пособие. —Минск, 1997. - 64с.
  5. Куликов В.Н. Психология внушения: Учеб. пособие. - Иваново: Ивановский гос. ун-т., 1972. - 79с.

206

  1. Культура русской речи. Учебник для вузов. Под ред. проф. Л.К. Граудиной и проф. Е.Н. Ширяева. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРАМ.,1998. - 560с.
  2. Купина Н.А. Лингвистический анализ художественного текста: Учеб. пособие для студентов-заочников 5 курса факультетов языка и литературы пед. ин-тов. - М.: Просвещение,!980. -79с.
  3. Куприянова А.А. О возможностях решения идентификационных судебно-почерковедческих задач, связанных с установлением конкретного психического заболевания (шизофрении) //Экспертная практика и новые методы исследования. Вып. 17. - М.: Изд-во РНИИСЭ, 1978. С. 14-23.
  4. Лаптева О.А. Русский разговорный синтаксис - М.: Изд-во «Наука»,
    • 400с.
  5. Лапынина Н.Н. Межфразовые скрепы, формирующиеся на базе стандартизированных предикативных единиц. Автореф. дис. … канд. филол. наук. - Воронеж, 1996. - 19с.
  6. Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе. - М.: «Юрид. лит.»,
  7. -104с.
  8. Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. - М.: «Юрид. лит.», 1983. - 112с. ( Б-ка следователя).
  9. Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. Справочник. - М.: Юрид. лит., 1987. - 112с.
  10. Леонтьев А.А. Психология общения: Учеб. пособие. Изд. 2-е, испр. и доп. -М.: Смысл, 1997. - 365с.
  11. Леонтьев А.А. Речевая деятельность //Основы теории речевой деятельности. -М.: Наука, 1974. С. 21-29.
  12. Леонтьев А.А., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в криминалистике и судебной психологии - М.: Главная редакция восточной лит-ры изд-ва «Наука», 1977. - 62с.
  13. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М.: Новый Юристь, 1997. - 176с.

207

  1. Лившиц Т.Н. Реклама в прагмалингвистическом аспекте. - Таганрог: Изд-во Таганрогского педагог. Ин-та, 1999. - 212с.
  2. Липец А.Я., Сивачев А.В., Осин В.В. Законность и обоснованность обвинения: учебное пособие. Под общ. ред. В.В. Осина - М.:ВНИИ МВД СССР, 1988. - 84с.
  3. Лисиченко В.К., Липовский В.В. Исправленному верить. - Киев: «Лыбидь»,1990, - 128с.
  4. Лифанова М.В. Выявление и разоблачение ложных показаний на предварительном следствии. Дис . на соиск…. Канд. юрид. наук. - Уфа, 1997.-228с.
  5. Лифанова М.В. Выявление и разоблачение ложных показаний на предварительном следствии. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Уфа, 1997. -34с.
  6. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Криминалистическое исследование звуковой среды, записанной на фонограмме. - М.:ВНИИ МВД СССР, 1981. - 48с.
  7. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм. -М., 1977. -172с.
  8. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Шаршунский В.Л. Предъявление фонограмм устной речи для опознания - М.: ВНИИ МВД СССР, 1978. - 40с.
  9. Лосева Л.М. Как строится текст: Пособие для учителей /Под ред. Г.Я. Солганика. - М.: Просвещение, 1980. - 94с.
  10. Лукашевич В.Г. К вопросу о создании частной теории общения в криминалистике. II Криминалистика и судебная экспертиза. Республиканск. межведомств, научно-методич. сборник. Вып. 41. - Киев: «Лыбидь»,1990. С.29-34.
  11. Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками оперативно-следственных действий. Учебное пособие. - Киев, 1989. - 88с.

208

  1. Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. - Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1985. - 193с.
  2. Лурия А.Р. Язык и сознание. - М.: МГУ, 1979. - 319с.
  3. Макаренко О.Н. Тактико-психологические особенности допроса обвиняемых в убийстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -Волгоград,
    • 24с.
  4. Макаров М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе. - Тверь: Тверской гос. ун-т, 1998. - 200с.
  5. Малеин Н.С. О моральном вреде //Государство и право 1993. №3. С.32-39.
  6. Марусин И.С. Возмещение морального ущерба в новом Гражданском Кодексе РФ. //Правоведение. 1997. №1. С.91-95.
  7. Матвеева Т.В. К вопросу о ритме как жанрообразующем признаке в разговорной речи // Жанры речи: Сборник научных статей. - Саратов: Изд- во Гос. УНЦ «Колледж», 1997. С.44-51.
  8. Матвеева Т.В. Функциональные стили в аспекте текстовых категорий: Синхронно-сопоставительный очерк. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та,
    • 172с.
  9. Матусовский Г.А. Криминалистика в системе научных знаний. - Харьков: «Вища шк.». Изд-во при Харьк. ун-те, 1976. - 111с.
  10. Маулер Ф.И. Явление вторичной интерференции и некоторые способы ее преодоления. //Прагматические характеристики текста и его смысловая интерпретация. Межведомств, тематич. сборник науч. трудов. - Кабардино- Балкарский гос. ун-т, Нальчик, 1987. С. 145-153.
  11. Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. Учебное пособие. - Волгоград, 1973. - 120с.
  12. Мелибруда Е. Я - ты - мы: Психологические возможности улучшения общения. - М.: Прогресс, 1986. - 256с.
  13. Мепдер А.А. Прагматика коммуникативных единиц. Отв. ред. канд. филол. наук А.Л. Ленца. - Кишинев: «Штиинца»Л990. - 104с.

209

  1. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1980. - 113с.
  2. Михайленко А.Р. Составление процессуальных актов по уголовным делам: Теория, методика, примерные образцы документов. - Киев: «Вища школа», Головное изд-во, 1989. - 200с.
  3. Михальская А.К. Основы риторики: Мысль и слово. Учеб. пособие для уч-ся 10-11 кл. общеобразоват. учреждений. - М.: Просвещение, 1996. - 416с.
  4. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования).- М.: Издательство «СПАРК»,1996. - 125с.
  5. Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования: Вопросы теории и практики. - Казань: Изд-во Казанского унта, 1989.-117с.
  6. Мурзин Л.Н., Штерн А.С. Текст и его восприятие. - Свердловск: Изд- во Урал. ун-та,1991. - 172с.
  7. Мучник Б.С. Человек и текст: Основы культуры письменной речи. - М.: Книга, 1985.-252с.
  8. Мытарева Н.В. Лингвистический аспект репрезентации межличностных отношений в дискурсе массовой коммуникации /На материале немецкоязычных интервью/. Дис. на соиск. … канд. филол. наук. - М., 1995. - 176с.
  9. Мягкова Е.Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингвистического исследования. - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун- та,1990.-110с.
  10. На пути к единству науки (И. Сигети, И. Хорват, В.И. Купцов и др.). Под ред. В.И. Купцова, Й.Хорвата. - М,: Изд-во MTV5 1983. - 253с.
  11. Николайчик В.М. Следственный осмотр вещественных доказательств. -М.Д968-68С
  12. Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. Сборник. Общ. ред. Б.Ю. Городецкого. - М.: Прогресс, 1986. - 424с.

210

  1. Новое в лингвистике. Вып.7. Социолингвистика. - М.:
    Изд-во «Прогресс», 1975. -487с.
  2. Норман Б.Ю. Грамматика говорящего. - СПб.: Изд-во С- Петербург, ун-таД994.-228с.
  3. Носенко Э.Л. Эмоциональное состояние и речь. - Киев: «Вища школа», 1981. - 196с.
  4. Ожегов СИ. Словарь русского языка. Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М.: «Русский язык», 1988. - 750с.
  5. Оптимизация речевого воздействия /Отв. ред. Р.Г. Котов.- М.: Наука, 1990.-240с.
  6. Основы теории речевой деятельности /Отв. ред. А.А. Леонтьев. - М.: Наука, 1974. - 368с.
  7. Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации //Труды ВНИИСЭ. Вып.6. - М., 1973. -336с.
  8. Пантелеев И. Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений II Труды ВЮЗИ. Вып XXIX. Теоретические и практические проблемы укрепления советского государства и социалистической законности. М., 1973. С . 218-235.
  9. Панфилов А.К. Стилистика русского языка: Руководство к работе над курсом: Для студентов -заочников 4 курса фак. рус. яз. и лит. пед ин-тов. - М.: Просвещение, 1986. - 96с.
  10. Подголин Е. Юридическая речь в уголовном судопроизводстве //Советская юстиция. 1985. №20. С.22-23.
  11. Подголин Е. Составление протоколов процессуальных действий //Социалистическая законность. 1976. №5. С.55.
  12. Полудняков В. О качестве судебных документов //Советская юстиция.
  13. №4. С.20-21.
  14. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск: «Вышэйш. школа», 1973. - 367с.

211

  1. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. -Минск, 1978. - 176с.
  2. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. -М.: Издательство БЕК, 1998. - 208с.
  3. Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности /Под ред. доктора юрид. наук проф. Н.А. Селиванова и канд. юрид. наук А.И. Дворкина. - М.: «Лига Разум», 1998. - 444с.
  4. Потапова Р.К. Речь: Коммуникация, информация, кибернетика: Учебное пособие для вузов. - М.: Радио и связь.,1997. - 528с.
  5. Прокуровская Н.А., Болдырева Г.Ф., Соловей Л.В. Как подготовить ритора: Учебно-практич. руководство.- Ижевск: УдГУ, 1994.- 184с.
  6. Психология воздействия (проблемы теории и практики): Сборник научных трудов /Редкол.: А.А. Бодалев, Г.А. Ковалев и др. - М.: Изд-во АПН СССР, 1989.-152с.
  7. Психология труда (Пер. со словац. Г.В. Матвеевой - Муниповой). - М.: Профиздат.,1979. - 216с.
  8. Пути формирования нового знания в современной науке (СБ. Крымский, Б.А. Парахонский, М.В. Попович и др.) Отв. ред. М.В. Попович.
    • Киев: Наук, думка, 1983. - 213с.
  9. Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. - Саратов: Приволжское книжное изд-во, 1967. - 152с.
  10. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Учебное пособие.-М.: Научно-исследоват. и редакционно-издат. отдел Высш.школа МООП СССР,1967.-292с.
  11. Ратинов А.Р., Гаврилова Н.И. Логико-психологическая структура лжи и ошибки в свидетельских показаниях.//Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 37.-М., 1982. С.44-57.
  12. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М.: Госюриздат, 1961. - 277с.

212

  1. Ревзина О.Т. Язык и дискурс. //Вестник Московского ун-та. Сер.9. Филология. 1999. №1. С.25-33.
  2. Реферовская Е.А. Коммуникативная структура текста в лексико- грамматическом аспекте. - Ленинград: «Наука», Ленинградское отделение, 1989.- 167 с.
  3. Руководство для следователей. Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. - М.:ИНФРА МД997. - 732с.
  4. Русский язык в его функционировании. Коммуникативно- прагматический аспект.-М., 1993 222с.
  5. Савченко А.И., Иоффе В.В. Общее языкознание (Учеб. пособие для Филол. фак. ун-тов). Отв. ред. П.В. Чесноков -Изд-во Рост, ун-та, 1985. - 208с.
  6. Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. - М.,1968. - Ю9с.
  7. Самойлов С, Караваев Н. Культура следственного производства //Социалистическая законность. 1983. №1. С.17-18.
  8. Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. - М., 1976. - 92с.
  9. Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве (процессуальный и криминалистический аспекты проблемы). - Изд-во Казанского ун-та, 1990. - 160с.
  10. Сахарный Л.В. Введение в психолингвистику: Курс лекций - Л.: Изд- во ЛГУ, 1989. - 180с.
  11. Свинцов В.И. Логика: Учебник для вузов. - М.: Высш. шк.,1987. - 387с.
  12. Седов К.Ф. Структура устного дискурса и становление языковой личности: Грамматический и прагмалингвистический аспекты. - Саратов: Изд-во Сарат. пед. ин-та, 1998. - 112с.
  13. Селиванов Н.А Математические методы в собирании и исследовании доказательств. -М.:«Юрид. лит.»Д974. - 120с.

213

  1. Синюков В.Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию.
  • Саратов: Полиграфист, 1994. - 496с.
  1. Сиротинина О. Б. Что и зачем нужно знать учителю о русской разговорной речи: Пособие для учителя. - М.: «Просвещение»: Учеб. лит.,
    • 175с.
  2. Сиротинина О.Б., Гольдин В.Е., Куликова Г.С., Ягубова М.А. Русский язык и культура общения для нефилологов. Учеб. пособие для студентов нефилологических специальностей вузов. - Саратов: Изд-во «Слово», 1998.
    • 120с.
  3. Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений: Учебное пособие для вузов. - М.: «Былина», 1999.-272с.
  4. Словарь иностранных слов и выражений (Авт.-сост. Н.В. Трус, Т.Г. Шубина. - Мн.: Современ. Литератор, 1999. - 576с. (Энциклопедический справочник).
  5. Советский энциклопедический словарь. Гл. ред. A.M. Прохоров. - М.: Советская энциклопедия, 1983. - 1600с.
  6. Современный русский язык. Учебник для филол. спец. ун-тов. Под ред. В.А. Белошапковой. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Высш. шк., 1984. - 800с.
  7. Современный словарь иностранных слов: Ок. 20 000 слов. - СПб.: «Дуэт», 1994. - 752с.
  8. Соловьев А.Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии. Методич. пособие. - М., 1986. - 114с.
  9. Статистика. Учеб. пособие. Под ред. Ф.Г. Долгушевского и Л.Г. Озеран. -М.: «Мысль», 1976. -270с.
  10. Степин B.C., Елсуков А.Н. Методы научного познания. - Минск: «Вышэйшая школа», 1974. — 152с.
  11. Судебная психиатрия: Учебник для вузов Л1од ред. Б.В. Шостаковича. -М.: Зерцало, 1997.-385с.

214

  1. Теоретические и методические вопросы криминалистического исследования письменной речи. Методич. пособие (подготовлено канд. юрид. наук СМ. Вулом, отв. ред. доктор юрид. наук, проф. Л.Е. Ароцкер). - М., 1977. - 109с.
  2. Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малыш. - М.: Юристъ, 1997. - 672с.
  3. Томилин А. О языке и стиле процессуальных документов, составленных адвокатами //Социалистическая законность. 1984. №5. С.50- 51.
  4. Томилин В.В. Основы судебно-медицинской экспертизы письма. М., 1974.-256с.
  5. Уголовный процесс: Учебник для вузов. Под ред. П.А. Лупинской. - М.: Юристъ, 1995. - 544с.
  6. Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д., Зачесова И.А. Речь человека в общении. Отв. ред. В.Д. Шадриков. - М.: Наука, 1989. - 192с.
  7. Федорова Л.Л. К понятию коммуникативной компетенции. Автореф. дис. … канд. филол. наук. -Изд-во Моск. ун-та, 1980. - 25с.
  8. Федосюк М.Ю. Исследование средств речевого воздействия и теория жанров речи. //Жанры речи: Сборник научных статей. - Саратов: Изд-во Гос. УНЦ «Колледж», 1997. С. 66-88.
  9. Федосюк М.Ю. Нерешенные вопросы теории речевых жанров // Вопросы языкознания. 1997. №5. С. 102-120.
  10. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. - Изд-во МГУ, 1979. - 100с.
  11. Флоря А.В. Лирический дискурс как объект лингвоэстетической интерпретации. Автореф. дис. … доктора филол. наук. - СПб., 1995. - 46с.
  12. Фомина М.Н. Современный русский язык. Лексикология. Учебник для филол. спец. вузов. - 3-е изд., доп. и испр. -М.: Высш. шк, 1990.- 415с.
  13. Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения. - М., 1998. - 292с.

215

  1. Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. - М.: Изд-во «Высшая школа», 1989. - 160с.
  2. Хазагеров Т.Г. Клевета и оскорбление как феномены, изучаемые правоведением и лингвистикой. // « Проблемы речевого воздействия»: Северо-Кавказские чтения. Материалы Всероссийской научной конференции. - Ростов - на - Дону , 1996. Вып.З. Речевое воздействие в текстах разной функциональной направленности. С.6-7.
  3. Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц / Под ред. проф. В.В. Козлова. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1984. - 125с.
  4. Хижняк СП. Юридическая терминология: Формирование и состав /Под ред. Л.И. Баранниковой. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1997. - 136с.
  5. Хитина М.В. Вопросы криминалистической диагностики эмоционального состояния человека по фонограммам его речи //Экспертная техника (методические разработки). Исследование видео- и звукозаписи. Вып. 125. -М.: Российский Федеральный центр судебной экспертизы, 1995. С. 14-18.
  6. Хрестоматия по инженерной психологии /Сост.: Б.А. Душков, Б.Ф. Ломов, Б.А. Смирнов.- Под ред. Б.А. Душкова. Учеб. пособие. - М.: Высш. шк., 1991.-287с.
  7. Чеканов В.Я. Привлечение в качестве обвиняемого и предъявление обвинения. Учебное пособие по сов. уголовному процессу. - Саратов: Изд- во СГУ, 1959. - 44с.
  8. Человеческий фактор в языке: Коммуникация, модальность, дейксис. - М.: Наука, 1992. -281с.
  9. Чепиков М.Г. Интеграция науки (философский очерк). - М.: Изд-во «Мысль», 1975. - 246с.
  10. Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. - Екатеринбург: УИФ «Наука», 1993. - 192с.
  11. Черепанов М.В., Седов К.Ф., Страхов В.й. Речевая деятельность. - Саратов: Изд-во Саратов, пед. ин-та, 1997. - 160с.

216

  1. Черепанова И.Ю. Дом колдуньи. Суггестивная лингвистика. - СПб.: Лань, 1996 .-208с.
  2. Шабалин В.Е. Документальная фиксация доказательств (криминалистический и процессуальный аспекты). Дис. на соиск. … канд. юрид. наук. - М., 1974. - 165с.
  3. Шаршунский В.Л., Ложкевич А.А., Азарченкова Е.И., Женило В.Р. Экспертная идентификация человека по магнитным фонограммам его устной речи. Пособие. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1987. - 72с.
  4. Швейцер А.Д. Современная социолингвистика: Теория, проблемы, методы. -М.: Изд-во «Наука», 1976. - 176с.
  5. Шевченко Н.В. Основы лингвистики текста: Учебное пособие. - Саратов: Изд-во Сарат. педагог, ин-та, 2000. - 156с.
  6. Шевченко Н.В. Устная официальная речь в различных ситуациях (на материале речи юристов). Автореф. дис. …канд. филол. наук. - Саратов, 1983.-20с.
  7. Школьник Л.С. Некоторые психолингвистические проблемы речевого воздействия. Дис. на соиск. … канд. филол. наук. - М.,1976. - 126с.
  8. Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Жанры речи: Сборник научных статей. - Саратов: Изд-во Гос. УНЦ «Колледж», 1997. С. 88-98.
  9. Штофф В.А. Введение в методологию научного познания. Учебное пособие. - Изд-во Ленингр. Ун-та, 1972. - 191с.
  10. Шутова Т.А. Семантика отрицания и способы ее имплицитного выражения в русском языке. Автореф. дис. … канд. филол. наук. - СПб.,
    • 16с.
  11. Экспертная техника. Вып. 125 (Методические разработки) Исследование видео- и звукозаписи. - М.: Рос. Фед. центр судебн. экспертизы, 1995. - 51с.
  12. Эрделевский А. М. Споры о компенсации вреда /Российская юстиция.
  13. №2. С.38-40.

  14. Эрделевский A.M. Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда // Государство и право. 1997. №4. С.5-12.

217

  1. Эрделевский A.M. О размере возмещения морального вреда //Российская юстиция . 1994. №10. С. 17-19.
  2. Эрделевский A.M. Ответственность за причинение морального вреда / Российская юстиция . 1994. №7. С.35-38.
  3. Юртаева Е.А. Законодательная техника и основы языкового оформления законодательных актов в Российской империи //Журнал российского права. 2000. №8. С. 145-154.
  4. Язык закона /Под ред. А.С. Пиголкина. - М.: Юрид. лит.,1990. - 193с.
  5. Язык и моделирование социального взаимодействия. Переводы. - М.: Прогресс, 1987. - 464с.
  6. Якуб М.Л. Процессуальные проблемы оценки показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого (при окончании предварительного расследования и при постановлении приговора). Автореф. дис. … доктора юрид. наук. - Ленинград, 1970. - 30с.
  7. Яни П. Моральный вред как основание признания потерпевшим //Советская юстиция. 1993. №8. С. 6-7.
  8. Янко Т.Е. О понятиях коммуникативной структуры и коммуникативной стратегии (на материале русского языка) // Вопросы языкознания. 1999. №4. С.28-53.
  9. Simposium “Forensische Linquistik” auf X. Weltkongress der A1LA. Amsterdam 8-14. August 1993 //Knmmalistik und forensische Wissenschaften. Bd: 83 Kriminaltechmsche Begutachtung, Schrift,- Brantuntersuchung, biologische Spuren. - Heidelberg: Krim-k Verl., 1994. S. 187 - 191.
  10. Sibille Braheck - Bragelmann Die polizeiliche Veraehmung // Kriminalistik. -Heidelberg: Krrni - k Verlas GmbH, 1990. №12. S.648.

218

Приложение 1

Концептуальная основа правовой лингвистики

Правовая лингвистика

Лингвистические науки

I 1

j Правовые и прикладные j I науки

j

I ~ 1

j Иные гуманитарные и j I естественные науки

j

Общее языкознание

I Современный русский ?—I язык и культура речи

гл

Теория государства и поавв

Историко-правовые науки

H”

Философия и логика

,емиотика

j | Науки материального и I—| процессуального права

Литературоведение

Функциональна я стилистика

| j
Прикладные науки

Общая и социальная психология

U

Риторик а

Кримин алистик а

социоло гия

Лингвистика текста

Психолингвистика

_| Юридическая j психология
j

i I

I ]

j Судебная j

\ психиатрия
|

История

Математика

1

1—1 ГТпд гм? ЧКнги ИСТИКЗ
1

~г’ I

1

i j

Социолингвистика j

i

Г”

1—1 1 1 Этнолингвистика j

1

i 1

Кибернетика )

Акустика

j Фюиология и ‘—|
нейрофизиология

Лингводидактика

219

Приложение 2

Система правовой лингвистики

^,

в

а

г;

«

m

« *

Ш -

3 3

  • а

*> 2

s х

•^ &*

2 8

  1. я

х в

й

us

S

?•

о аз t—I ь <

с о о й ж н и о К а о 1 4 3 < ! > ч^

§ is ! ? * - >

§

Г4 & и о я S S

21 л в ?г!

й X н < <J е - S * Система правовой лингвистики

Общая часть

Введение в науку

Научные основы правовой лингвистики

=

5 Й

к а:

II

о Щ

S о

S

о.

Общие положения правовой лингвистики

3

S

х S

я о

2

га

J L

J L

n \ N ^

& 1 1 !

у « !

-©? I 5 1

s j §- i

2 C3 00 _ i a о 1 сз i у OS j s i к « s 1 I & i 8. к Ш | 5 Э”

<4” 2. KT

a нале рофе J5 <=т

4 s w « * C3

oa

аль g 1

Соци 0?

Проблемы унификации

’ юридической

j j терминологии в

отдельных отраслях

права

Основы документирования

) Ораторское искусство юриста

Искусство межличностного

общения в уголовном и ! гражданском ?

процессах i

Лингвистические характеристики коммуникативной деятельности юристов оазных гоо&илей

220

Приложение 3

Фрагмент постановления о привлечении в качестве обвиняемого4 .

«А. в течение осени 1997- зимы 1998г. проживал совместно со своими родителями - М. и К - в кв.2 д.23. по Гранатному проезду г. Саратова. На протяжении совместного проживания он систематически издевался над ними, оскорблял их и избивал. Вследствие длительного аморального и противоправного поведения А. по отношению к своим родителям М. и Н. сложилась психотравмирующая ситуация, и у М. возникло состояние психического напряжения (ретроспективный план, первое СФЕ - прим. автора).

18.02. 1998г. М. и Н. находились в кв.2 д.23 по Гранатному проезду г. Саратова. Около 18 часов к ним домой пришел А. На протяжении периода времени с 18-ти до 24-х часов А. избивал М. и Н, нанося им множественные удары руками и ногами по голове, туловищу, по ногам, угрожал им. убийством, не давал им есть, сжег часть их одежды, требовал передать елгу документы на кв.2 д.23 по Гранатному проезду, в котором они прожтвали. После того как Н. пообещала дать ему деньги, А. лег спать. Около 00ч. 30 мин. А встал с кровати, на которой спал, и пошел на М. С учетом предшествующих противоправных действий А. у М. возникло состояние аффекта в виде сильного эмоционального возбуждения и преступный умысел на убийство А, после чего М. взял с пола металлический гвоздодер и нанес А. гвоздодером удар по жизненно важному органу - голове, от которого А. упал. После этого М., продолжая действовать в состоянии аффекта, реализуя преступный умысел, направленный на убийство А., нанес ему еще не менее пяти ударов металлическим гвоздодером по жизненно важному органу - голове, по затылку (второе СФЕ - прим. автора).

Своими действиями М. причинил А. тупую травму головы, сопровождающуюся множественными переломами костей свода и основания черепа с кровоизлияниями под оболочки в вещество и желудочки головного

Архив Кировского районного суда г. Саратова, уголовное дело № 1-491 (1998г.).

221

мозга - тяж’кий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения. От указанных телесных повреждений А. скончался на месте происшествия.

Своими действиями М., 1930 года рождения, совершил преступление, предусмотренное чЛ ст. 107 УК РФ, т.е. убийство -умышленное причинение смерти другому человеку - совершенное в состоянии аффекта, т.е. в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством со стороны потерпевшего, совмещенного с длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего…».

222

Приложение 4 ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

Адресат - лицо, воспринимающее текст, или получатель информации.

Адресант - лицо, создающее текст, или отправитель информации.

Амплификация (лат. amplificatio - распространение, увеличение)

стилистическая фигура, состоящая в нанизывании
синонимических

определений, сравнений, образных выражений с целью
усиления

выразительности высказывания.

Анафора (греч. anaphora - вынесение наверх) - стилистическая фигура,

представляющая собой повторение в начале смежных отрезков текста одного и

того же звука, слова, синтаксического построения.

Билингвизм (лат. bilingua - двуязычие) - владение двумя
национальными

языками (родным и приобретенным). Различают
индивидуальный и

массовый (региональный, национальный) билингвизм.

Валентность (лат. valentia - сила) - способность слова образовывать связи

(сочетаться) с другими единицами знаковой системы.
Примером

синтаксической валентности может служить переходность (непереходность)

глаголов. В основе смысловой валентности лежит логическая сочетаемость тех

или иных понятий, отражаемых словом.

Вариативность языка - способность знаковой системы изменяться (на разных

уровнях) под воздействием каких-либо внеязыковых факторов. В частности,

выделяют стратификационную (или социально-ролевую) и
ситуативную

вариативность. Стратификационная вариативность обнаруживается в языковых

различиях представителей отдельных социальных групп,
ситуативная

наблюдается при смене ситуаций общения.

Диалекты социальные - одна из форм существования языка, используемая

представителями сопшльных групп, образованных по различным признакам

(по возрасту, по роду занятий, по интересам и т.д.). По субъекту социальные

диалекты классифицируются на четыре основных группы:
1)

223

профессиональные языки объединяют представителей одной
профессии, промысла или отрасли производства, имеют своеобразие на лексическом, частично морфологическом уровнях; 2) групповые жаргоны - лексические системы разных социальных групп, лексика отличается
наличием ярко выраженного эмоционально-экспрессивного значения; 3)
условные языки (арго) - лексические системы, предназначенные
главным образом для конспирации (например, языки тайных обществ, подпольных организаций и проч.); 4) жаргон маргиналов - лексическая система, используемая лицами, оказавшимися по каким-либо
причинам вне конкретной устойчивой социальной группы. Данная
знаковая система одновременно выполняет несколько функций (обособления, конспиративную и экспрессивную). Диалекты территориальные - одна из форм существования языка, которая служит средством коммуникации для населения определенной территории, отличается от кодифицированного литературного языка на всех
уровнях системы (фонетическом, морфологическом, лексическом, синтаксическом). В зависимости от зоны распространения различают говоры, группы говоров -наречия (в русском языке - южно- и северорусские наречия). Дейксизм — слово-указатель (например, местоимения тот, этот, такой, там, здесь и проч.).

Диглоссия - владение разными знаковыми системами, существующими внутри одного языка (например, владение диалектом и кодифицированным литературным языком).

Дискурс - последовательное развертывание речи, речевой поток. Дистантная конструкция - синтаксическая конструкция, в которой главное и зависимое слова разделены друг от друга иными членами
предложения (находятся на определенной дистанции).

Знаковая система — структурно организованная совокупность кодов, каждому из которых соответствует определенный объект (денотант).

224

Значение слова - устоявшееся, обобщенное понятийное содержание слова, принятое в социуме, является предметом кодификации, закрепляется в словарях, учебниках, справочниках, разговорниках.

Имплицитный (лат. implicatio - если.. .то) - подразумеваемый, невыраженный. Инверсия (лат. inversio - переворачивание, перестановка) - изменение обычного (прямого) порядка слов в предложении с целью усиления выразительности речи, внесения дополнительных смысловых оттенков.

Идиостиль - индивидуальный способ реализации языковых единиц в различных ситуациях общения. Формируется, с одной стороны, под влиянием существующих коммуникативных схем (стилей, жанров), с другой стороны, под воздействием творческого личностного начала.

Интенция речевая (от лат. intentio - усилие, намерение) - коммуникативное намерение адресанта, т.е. задача, которую адресант ставит перед собой и стремится достичь в ходе общения (обосновать свою позицию, вызвать определенную реакцию собеседника, достичь договоренностей по каким- либо вопросам и т.д.).

Интерференция (лат. inter - между + ferens - несущий, переносящий) - нарушение норм одного языка под воздействием норм другого языка. Возникает в результате сосуществования в сознании индивида нескольких знаковых систем. Различают внутриязыковую и межъязыковую интерференцию. Внутриязыковая интерференция предполагает конкуренцию норм различных форм существования одного и того же языка (например, использование жаргонизмов при общении на кодифицированном литературном языке). Межъязыковая интерференция имеет место при транспонировании правил родного языка в систему изучаемого языка. Подвидом межъязыковой интерференции является вторичная интерференция, которая образуется при изучении нового иностранного языка (нормы уже изученного иностранного языка автоматически применяются при освоении системы иного языка). Катафора - стилистический прием, представляющий собой вынесение обобщающего слова перед перечнем однородных элементов.

225

Кодификация нормы языка -процесс обобщения и закрепления сложившейся нормы литературного языка в словарях, справочниках, учебниках, разговорниках. Практическое значение кодификации состоит в использовании ее результатов в дидактике, в установлении языковой компетенции индивида. КоОифицированный литературный язык - наиболее распространенная Форма национального языка, обслуживающая все сферы общения, подлежит кодификации. Прочие формы существования языка являются производными и, как правило, заимствуют грамматические нормы кодифицированного литературного языка (в частности, нормы словообразования, синтаксиса). Коммуникация (лат. commumcatio - commumcare - делать общим, связывать, общаться/ акт Оищения, процесс передачи и получения информации между двумя и иОлес индивидами с помощью различных знаковых систем.

мХОЛи\1!1’iUKQlllTibi У чаСТНИКИ КОММУНИКОЦПИ.

iw*!>i**iyiiUhi^rtnAGiiiAsL ;/^уоичи fi^M^-‘^/Aижение ^vuibcKTOM речи ожидаемого

партнера по Оищепию \Полное или частичное непонимание высказывания). i ip±”iKHOH коммуникативной неудачи может стать действие какого-либо лингвистического или зкетралннгвнетического Фактора \Б частности, несовпадение тезаурусов коммуникантов, разная интерпретация собеседниками ситуации wwHXcAin^i, ДчЛтствис |jv4wBbi?\ стереотипов, явления языковой синонимии, полисемии, омонимии и т.д.).

А.0ЛШуниКиши6НиЯ рОЛЬ — и>УНКЦИЯ y4aCiKKKa КОММУНИКаЦИИ, СБЯЗЗПа С

наличием определенных прав и Оиязакностси. * азличают коммуникативные роли адресата, адресанта и третьего лица ^ косвенного адресата или

n auj JJIW ми i w.i i л).

Коммуникативная ситуация - совокупность объективных и субъективных факторов, влияющих на формирование текста и его восприятие. Структуру коммуникативной ситуации составляют: участники коммуникации, предмет общения, знаковая система(ы), обслуживающая!ие) общение, временные и локальные Факторы.

226

Коммуникативный эффект - результат речевой деятельности одного из

участников общения.

Коннотация (от лат. connotatio - имею дополнительное значение) -

дополнительное значение слова, отражающее эмоциональную или ценностную

установку говорящего (пишущего) по отношению к объекту речи (явлению,

событию, действию). Например, сын (нейтральное) - сынок (выражает

эмоциональное отношение) - сынище (объединяет эмоциональную и

ценностную установки).

KoHcumvaiiuR - ситуация, сопутствующая речи, или обстановка, в которой

протекает общение.

Конситуативиый эллипсис - один из видов эллипсиса в речи, при котором для

восстановления пропущенного речевого элемента необходимо знание

конситуации.

Контекст (лат. contextus - тесная связь, соединение) - автономный в

семантическом отношении фрагмент текста, выделяемый для установления

смысла входящего в него отдельного слова или словосочетания.

Лабильный (лат. labilis) - нестойкий, неустойчивый, изменчивый.

Лексема (гр. lexus - слово, выражение) - единица словарного состава языка, в

лексему объединяются разные парадигматические формы одного и того же

слова и его смысловые варианты.

^ Лексикон (греч. lexicon) - словарный запас носителя языка, может быть

активным (постоянно используемым индивидом в речевой практике) и

пассивным (состоящим из слов, значение которых индивиду известно, однако в

повседневной речевой практике данные слова им не употребляются).

Метонимия (пзеч. шешшгша переименование) — выразительный прием, в

основе которого - перенесение признаков одного объекта на другой в силу

смежности (близости) данных объектов.

Метонимическая номинация — номинация, сформированная но принципу

смежности объектов. В частности, предмет может быть назван по материалу, из у.

которого он изготовлен, по источнику происхождения, по субъекту действия и

227

проч. (например, «Я надену что-нибудь шерстяное», - номинация «шерстяное»

Л.

употреблена в значении «одежду из шерсти»).

Наблюдатель - косвенный участник общения. Он не называется в качестве

участника коммуникации, однако общение оказывает на него воздействие,

сходное с воздействием на адресата. Массовая коммуникация целиком

рассчитана на наблюдателя, объявляемые участники общения играют роль

«условных» субъектов коммуникации.

Номинация-конденсат (лат. nominatio -название, наименование) - номинация,

образованная от словосочетания путем элиминации одного из его членов.

Номинация косвенная - номинация, в которой вместо полного наименования

употребляется слово, обозначающее какой-либо признак объекта

(существенный или актуальный в данной ситуации). Косвенные номинации,

характерные для разговорной речи, могут быть образованы с помощью

существительного с предлогом, относительного местоимения в сочетании с

существительным или глаголом, местоимения «который» и имени

существительного и т.д.

Номинация изобразительная - номинация представляет собой изображение

ситуации через указание на ее типичные атрибуты (приметы, действия).

Носитель языка - лицо, владеющее каким-либо национальным языком.

Окказионализм (лат. occasio - случай, повод) - индивидуальный неологизм,

*+’ продукт словотворчества, создаваемый носителем языка для данной речевой

ситуации. Употребление окказионализмов обусловлено либо стремлением

индивида расширить, дополнить знаковую систему, либо нежеланием

осуществлять поиск необходимого слова (в целях экономии времени).

Полисемия - явление многозначности одного и того же слова.

Пресуппозиция (лат. ргае -впереди, suppositio - предположение) - совокупность

знании ^ понятии. суждении, шактсв/, КОТОРЫМИ должен Оиладать адресат для

адекватного понимания текста \ термин соотносим с используемым в

ПСИХОЛОГИИ ПОНЯТИСМ «аННСРЦСНЦИОпНаЯ Uo3a»/.

228

Просторечие - форма речи, используемая в семейно-бытовой общении,

отличается стилистической недифференцированностью, бесписьменностью,

факультативностью употребления, ее особенности проявляются на

фонетическом, морфологическом, лексикофразеологическом уровнях.

Разговорная речь - одна из Форм литературного языка, используемая, как

правило, в неофициальной обстановке, между знакомыми собеседниками

(выбор коммуникантами разговорной речи возможен и в ситуации, когда

собеседники не были ранее знакомы, но их отношения лишены подчеркнутой

официальности), доминантные УСЛОВИЯ текстообразования -

неподготовленность речи, опора на внеязыковую ситуацию. Особенности

разговорной речи проявляются на всех уровнях знаковой системы.

Релятивы (лат. relatio- перенесение) слова, служащие для обозначения

реакции на речь собеседника или ситуацию общения (в качестве релятивов

могут использованы любые части речи, например, слова: да, конечно,

безусловно, вероятно, ну уж нет, разве, сомнительно и т.д.).).

Речевой акт - единица речевого потока, речевое действие, направленное на

достижение какой-либо цели. В зависимости от целей адресанта речевые акты

образуют несколько классов: репрезентативы (сообщают о реальном

положении дел - утверждения, заявление, предположение и проч.), директивы

(содержат попытку заставить собеседника совершить нечто - приказы,

Т просьбы, советы), комиссивы (возлагают на говорящего
некоторые

обязательства - клятвы, обещания, гарантии), экспрессивы (выражают

психологическое состояние говорящего - поздравления, соболезнования,

выражение чувств и т.д.), декларации (их цель- объявление, провозглашение

общих принципов, направлений деятельности). По способу выражения замысла

речевые акты дифференцируют на прямые и косвенные.

Речевая деятельность - осознанное проявление речевых способностей индивида, направленное на достижений поставленных целей. Виды - устная и письменна» речь.

229

Референт (лат. referre - сообщать) - денотант - обозначаемый в речи объект внеязыковой действительности.

Семиотика (гр. semeiotike - учение о знаках) - иначе семиология - совокупность научных теорий, посвященных изучению свойств знаковых систем, основные направления семиотики - синтактика, семантика, прагматика. Смысл слова - индивидуальное значение слова, актуализованное контекстом и ситуацией общения.

Субстантивация (от лат. substantia - сущность) - преобразование в существительное какой-либо части речи (например, субстантивация прилагательного).

Суггестия (лат. suggestio- внушение, намек) - внушение. Суггеренд - лицо, подвергающееся внушению. Суггестор - лицо, оказывающее внушающее воздействие.

Тавтологичное высказывание (греч. tauto - тот же самый) - высказывание, в основе которого лежит логический круг (нечто определяется через себя самого).

Таксисная связь (от греч. taxis - расположение в порядке) - пространственно-временная связь явлений.

Тезаурус личности - сложноорганизо ванная система значений слов, составляющих словарный запас носителя языка. В сознании индивида понятия объединены (по признаку смысловой, ситуативной близости) в группы. получившие название «семантические поля» (или файлы). При создании, восприятии текста индивидом актуализуется не вся информация, находящаяся в сознании, а лишь ее часть - семантическое поле.

Фатическая коммуникация - коммуникация, направленная на установление и поддержание речевого контакта.

Формы существования языка - функционирующие в пределах одного национального языка знаковые системы, различающиеся по составу, структуре и сфере применения. Исторически образовались
следующие формы:

230

кодифицированный литературный язык, разговорная речь,
просторечие,

территориальные и социальные диалекты, койне и язык пиджин.

Эвфемизм - (гр. euphemismos - хорошо говорю) - более мягкое слово или

выражение, употребляемое вместо грубого, непристойного или не принятого в

данной культурной общности.

Эксплицитный (лат. explicatio - развертывание, разъяснение) - развернутый,

выраженный во вне.

Элиминация (лат. elimmare - изгонять, исключать) - исключение, удаление

одного из членов речевой конструкции (проявление тенденции к речевой

экономии).

Эллипсис (от греч. ellepsis - опущение, недостаток) - пропуск одного из членов

синтаксической конструкции. Различают синтаксический
нуль,

контекстуальный и конситуативный эллипсис.

Языковая личность - понятие, введенное лингвистом Ю.Н. Карауловым для

обозначения личности как субъекта речевой деятельности. Языковая личность

представляет собой сложную систему, включающую три уровня организации:

вербально-семантический, лингвокогнитивный (или тезаурусный)
и

мотивационный.

Языковая норма - сложившееся на данный момент, осознаваемое
и

используемое всеми носителями языка правило употребления тех или иных

единиц знаковой системы, обладает свойством обязательности для
лиц,

владеющих языком.