lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Асташов, Михаил Александрович. - Использование специальных познаний эксперта- взрывотехника при расследовании преступлений : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Воронеж, 2001 202 с. РГБ ОД, 61:01-12/556-9

Posted in:

Воронежский государственный университет

На правах рукописи

Асташов Михаил Александрович.

Использование специальных познаний эксперта- взрывотехника при расследовании преступлений

Специальность 12. 00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно -розыскная деятельность.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук,

профессор В.И. Батищев

Воронеж - 2001

2

Оглавление Введение 4

Глава 1. Общие положения использования специальных познаний при расследовании преступлений

  1. Понятие и формы использования специальных познаний

при расследовании преступлений 11

  1. Правовая основа использования специальных познаний при расследовании преступлений 27

Глава 2. Объекты исследований эксперта-взрывотехника при расследовании преступлений с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств

  1. Криминальные взрывы 43
  2. Взрывные устройства. Взрывчатые вещества 69
  3. Глава 3. Использование специальных познаний эксперта-взрывотехника при осмотре места происшествия и других следственных действий.

  4. Понятие и принципы осмотра места происшествия с участием эксперта- взрывотехника. Следственные ситуации, возникающие на первоначальном этапе расследования 86
  5. Выявление и предварительное исследование на месте происшествия взрывных устройств и следов взрыва 107
  6. Использование специальных познаний эксперта-взрывотехника при производстве иных следственных действий 124

3

Глава 4. Назначение и производство взрывотехническои экспертизы.

  1. Подготовка и назначение взрывотехническои экспертизы 139
  2. Экспертное исследование взрывных устройств и их компонентов после взрыва 152
  3. Оценка и использование следователем экспертных исследований взрывных устройств и взрывчатых веществ 164
  4. Заключение 172

Список литературы 180

Приложения 191

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Последние годы характеризуются ростом преступности в нашей стране. Она приобретает все более агрессивный, жестокий характер. Одним из проявлений этого является увеличение преступлений, совершенных с использованием взрывчатых веществ и взрывных устройств. Достаточно упомянуть террористические акты с применением взрывных устройств, совершенные путем взрывов жилых домов в Буйнакске, Волгодонске Москве в 1999 году, взрыв в подземном переходе в центре Москвы в 2000 году. Только за 1996-1998 гг. в России зафиксировано более 2200 криминальных взрывов, обнаружено и изъято свыше 500 взрывных устройств1.

Расследование криминальных взрывов в силу ряд причин представляет собой повышенную трудность и невозможно без использования специальных познаний. Наиболее важным в данном случае является использование специальных познаний эксперта - взрывотехника. Именно от его квалификации, технической и тактической подготовки зачастую зависит успех расследования уголовного дела о криминальном взрыве. Данные, полученные в ходе взрывотехнических исследований, имеют не только доказательственное, но и собственно-поисковое криминалистическое значение - позволяют с первых минут расследования выдвинуть обоснованные версии о способе совершения преступления, типе взрывного устройства и взрывчатого вещества, профессиональной подготовке преступников, иных обстоятельствах преступления. Экспертами - взрывотехниками г. Воронежа лишь за 1998 год проведено 65 взрывотехнических экспертиз и исследований, в том числе 7

1 См.: Волынский В.А., Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические методы и средства их обнаружения, обезвреживания, осмотра места взрыва. М., 2000.С.3.

5

экспертиз и исследований по фактам криминальных взрывов, 20 экспертиз по фактам обнаружения и изъятия взрывных устройств.

Однако, несмотря на трудности с расследованием, научное и методическое обеспечение деятельности эксперта-взрывотехника в ходе расследования криминальных взрывов не в полной мере соответствует потребностям практики. Поскольку взрывная техника постоянно совершенствуется, работы, касающиеся методики расследования преступлений, совершаемых с использованием взрывных устройств, созданные в 70-80 годы нередко содержат устаревшие сведения.

Разумеется, всплеск криминальных взрывов в стране привлек внимание исследователей к данной проблематике. В последние годы появилось несколько работ, касающихся методики расследования криминальных взрывов, Среди них отметим работу украинских криминалистов В.П. Бахина и В. А. Михайлова «Особенности расследования криминальных взрывов» и монографическое исследование И.Д. Моторного «Теоретико- прикладные основы применения средств и методов криминалистической взрывотехники в борьбе с терроризмом»1. Однако, в большинстве работ данной тематики деятельность эксперта-взрывотехника, как правило, рассматривается лишь в разделе, посвященном назначению и проведению взрывотехнической экспертизы. Между тем, немаловажное значение имеет указанная деятельность в течение всего периода расследования криминального взрыва либо покушения на такой взрыв. Специальные познания эксперта взрывотехника используются непосредственно с момента осмотра места происшествия по факту взрыва либо обнаружения взрывного устройства.

Указанные положения предопределили актуальность темы настоящей диссертационной работы.

См.: Бахин В. П., Михайлов М.А. Особенности расследования криминальных взрывов. Симферополь, 1999; Моторный И. Д. Теоретико-прикладные основы применения средств и методов криминалистической взрывотехники в борьбе с терроризмом. М.,1999.

6

Цель диссертационного исследования.

Цель работы состоит в разработке теоретических основ и практических рекомендаций по оптимизации использования специальных познаний эксперта - взрывотехника в ходе расследования криминальных взрывов.

Для достижения указанной цели необходимо было решение ряда задач, основными из которых являются:

  • Определение сущности и правовых основ использования специальных познаний в ходе расследования;

  • Криминалистический анализ объектов взрывотехнического исследования;
  • Разработка положений, теоретических и практических рекомендаций по совершенствованию деятельности эксперта-взрывотехника в ходе проведения следственных действий;
  • -Определение путей взаимодействия следователей, оперативных работников органов дознания (МВД, ФСБ и др.) и эксперта-взрывотехника при расследовании криминальных взрывов;

-Выявление специфики назначения и проведения взрывотехнической экспертизы и определение путей ее совершенствования;

-Выявление недостатков и упущений, допускаемых следователями и экспертами при назначении и проведении взрывотехничской экспертизы.

Объект и предмет исследования.

Объект исследования имеет две составляющие: криминальную деятельность, совершаемую с использованием взрывов,
и

криминалистическую деятельность эксперта-взрывотехника как одного из ведущих участников расследования криминальных взрывов.

Предметом исследования являются закономерности указанных видов деятельности и результаты их проявлений, значимые для применения в правоохранительной практике.

Методология и методика диссертационного исследования.

7

Методологической основой работы явилось использование диалектико- материалистический метод; применялись общенаучные методы: системный анализ, моделирование, сравнительный анализ, восхождение от конкретного к абстрактному и наоборот, метод конкретно- социологического анализа.

В процессе исследования использовалось уголовное, уголовно- процессуальное законодательство и относящиеся к теме работы подзаконные акты. Теоретическую базу диссертации составили труды Т.В. Аверьяновой В.Д. Арсеньева, О.Я. Баева, В. И. Батищева, Р.С. Белкина, А.Р. Белкина В.П. Бахина, А.И. Винберга, В.А. Волынского, Ю.М. Дильдина, Г.Г. Зуйкова, A.M. Ларина, В.Н. Махова, В.В. Мартынова, И. Д. Моторного, А. М. Михайлова, В. А. Образцова, Е.Р. Российской, И.Е. Сорокотягина, А.Ю. Семенова, А.Д. Стецкевича, Т.В. Толстухиной, А.А. Топоркова, Х.М. Тахо-Годи, В.И. Шиканова, Р.А. Шляхова, А.А. Шмырева и других известных криминалистов.

Научная новизна исследования.

Научная новизна работы состоит в том, что в диссертации впервые на монографическом уровне комплексно рассмотрены проблемы, касающиеся использования специальных познаний эксперта-взрывотехника при расследовании криминальных взрывов. Диссертация содержит ряд теоретических положений, отличающихся, как представляется, следующей научной новизной:

  • сформулированы предложения, касающиеся процессуального статуса специалиста в области взрывотехники;

  • сформулирован ряд предложений по изменению процессуальной регламентации проведения взрывотехнической экспертизы;

  • предложена оригинальная классификация криминальных взрывов, дан их криминалистический анализ;

  • предложено определение криминалистической взрывотехники;

8

  • аргументировано предложение о включении в число объектов криминалистической взрывотехники криминальной деятельности, связанной с подготовкой, совершением и сокрытием криминальных взрывов;

  • аргументировано предложение о необходимости рассматривать криминальные взрывы, а также криминалистическую деятельность по их техническому исследованию, в качестве объекта криминалистической взрывотехники;
  • в систематизированном виде сформулированы рекомендации, направленные на совершенствование деятельности эксперта-взрывотехника в ходе проведения осмотра места происшествия и других следственных действий;
  • определены некоторые ошибки и упущения, допускаемые экспертами- взрывотехниками в ходе расследования криминальных взрывов.

Эмпирическая база исследования.

Такую базу составили результаты обобщения взрывотехнических исследований, проведенных в ЭКУ УВД Воронежской области в период с 1996 -2000 г. Изучено 240 заключений эксперта и справок эксперта- взрывотехника, составленных по результатам взрывотехнических исследований. По специально разработанной программе автором проведен опрос экспертов- криминалистов, принимающих участие в проведении взрывотехнических исследований, а также следователей МВД и прокуратуры.

Также обобщены уголовные дела об убийствах, совершенных с использованием взрывчатых веществ, совершенные в Воронежской области с 1996-1999гг.

Автором использовался личный многолетний опыт работы в качестве эксперта-криминалиста (с правом проведения взрывотехнических экспертиз) в экспертных подразделениях МВД РФ.

Научно-практическая значимость работы.

9

Практическая значимость диссертации состоит в том, что полученные результаты и рекомендации, изложенные в работе, могут быть использованы:

  • в деятельности экспертов-взрывотехников, участвующих в проведении взрывотехнических исследований;
  • в деятельности следователей и оперативных работников, производящих расследование преступлений, совершенных с использованием взрывных устройств;
  • в процессе разработки и совершенствования уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации;
  • в учебном процессе при подготовке как экспертов-криминалистов, так и непосредственно экспертов-взрывотехников.
  • Содержащиеся в диссертации теоретические выводы и рекомендации, статистические данные могут быть использованы при проведении дальнейших исследований по данной проблематике.

Апробация результатов диссертационного исследования.

Апробация работы проводилась в экспертных и следственных подразделениях УВД Воронежской области. Проведенное обобщение экспертной практики позволило выявить типичные упущения при подготовке и проведении взрывотехнических исследований. Содержащиеся в работе рекомендации получили положительную оценку со стороны практических работников, в том числе руководителей экспертных и следственных подразделений.

Теоретические выводы и предложения по оптимизации экспертной и следственной деятельности используются при преподавании курса «Криминалистика» и ряде спецкурсов в Воронежском институте МВД России и на юридическом факультете Воронежского государственного университета.

Положения, содержащиеся в работе, неоднократно докладывались на научных конференциях в Воронежском институте МВД России, обсуждались на кафедре криминалистики Воронежского государственного университета и

10

кафедре уголовного процесса и криминалистики Воронежского института МВД России.

Основные положения диссертации опубликованы в 7 работах автора.

11

Глава 1. Общие положения использования специальных познаний при расследовании преступлений.

1.Понятие и формы использования специальных познаний при расследовании преступлений.

Исследователями предложено немало определений специальных познаний, используемых в уголовном судопроизводстве. Так, А.И. Винберг отмечал, что специальные познания, используемые в ходе расследования это, прежде всего, основанные на теории и закрепленные практикой глубокие и разносторонние знания приемов и средств криминалистической техники, а также познания в судебной медицине, судебной психиатрии, судебной химии, физике, судебном пожарном деле, автоделе, а также любые иные познания, использование которых необходимо для полного, всестороннего и объективного расследования преступлений1.

В. Д. Арсеньев считал необходимым разграничивать термины «специальные знания» и «специальные познания». Под последними он понимает систему данных, полученных в результате научной и практической деятельности в определенных областях экономической и культурной жизни, здравоохранения и т.д. и зафиксированных в научной, методической учебной литературе, инструкциях, наставлениях и т.п. Овладение этими знаниями, а также навыками для их использования при производстве по уголовным делам, полагает В. Д. Арсеньев, образует понятие специальных познаний, т.е, таких

См.:Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза. М, 1966. С. 183.

12

знаний которыми овладели сведущие лица —эксперты, специалисты, ревизоры и

дР’.

По мнению В.И. Шиканова специальными познаниями следует считать знания и практический опыт, оказавшиеся необходимыми для всестороннего, полного и объективного выяснения обстоятельств, включаемых в предмет доказывания в уголовном судопроизводстве2.

Одно из последних известных автору определений специальных познаний предложено Е.Р. Российской. Специальные познания определяются ею как знания в области науки, искусства или ремесла, приобретенные при получении специального образования или в процессе практической работы по конкретной специальности. Не относятся к специальным общеизвестные, а также юридические познания3. Сходным образом определяются специальные познания в работах Ю. Т. Шуматова, Л.Г. Шапиро4.

По нашему мнению, при определении понятия специальных познаний следует учитывать следующие обстоятельства. Специальные познания представляют собой не просто систему сведений, а систему научно обоснованных знаний в определенной сфере деятельности. Автор считает необходимым подчеркнуть научную обоснованность специальных познаний, используемых в ходе расследования, так как в последнее время в криминалистической литературе появилось немало рекомендаций
по

1 См.: Арсеньев В. Д. Понятие научно-технических средств расследования и некоторые процессуально-этические вопросы их использования при производстве по уголовным делам //Доказывание по уголовным делам. Красноярск,1986.С91.

Шиканов В. И. Использование специальных познаний при расследовании
убийств. Иркутск, 1976. С.8.

3 Российская Е. Р. Криминалистика: Вопросы и ответы. Учебное пособие. М.,1999.С.220.

4 См.: Шуматов Ю. Т. Использование специальных познаний на предварительном следствии. Автреф. дис. канд. юрид. наук. М.,1996. С.8.; Шапиро Л. Г. Использование специальных познаний при расследовании преступных уклонений от уплаты налогов. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1999.С.11.

13

использованию в ходе расследования специальных знаний,
научная обоснованность которых достоверно не установлена. Речь в частности идет об использовании в ходе расследования познаний в области гипнологии, экстрасенсорных способностей человека, лозоходстве и т. д1.

В понятие специальных познаний, помимо критерия научной обоснованности должны, по мнению автора, быть включены и иные критерии допустимости использования таких познаний в уголовном судопроизводстве. Использование специальных познаний, в частности, не должно причинять вред здоровью лиц, участвующих в расследовании либо судебном разбирательстве, а также должно быть нравственно оправданным.

По мнению автора необходимо различать термины специальные знания и специальные познания, как это делают В.Д. Арсеньев, Ю. Т. Шуматов. Вместе с тем, точка зрения указанных авторов нуждается в уточнении. Данные авторы понимают под специальными знаниями - систему сведений, из какой -либо деятельности, а под специальными познаниями - овладение этими знаниями, процесс приобретения знаний в определенной сфере познавательной деятельности человека. Видимо, правильнее считать, что специальные познания представляют собой не процесс приобретения специальных знаний, а результат данного процесса. Причем о наличии специальных познаний у определенных лиц, на наш взгляд можно говорить лишь после того, как они приобрели определенные навыки, научились использовать указанные знания на практике. Не случайно в системе экспертных учреждений МВД РФ, ФСБ РФ и Министерства юстиции РФ существует строгая система допусков тех или иных лиц, получивших специальные знания, к проведению определенных экспертных исследований.

1 См.: Нетрадиционные методы раскрытия преступлений. М.,1994; Скорченко П.И. Новое в практике выявления и раскрытия преступлений // Записки криминалистов. Вып.4. М.,1994. С.285-292.

14

Некоторые авторы, в частности В. Н. Махов, Ю. Т. Шуматов, В. Д. Арсеньев полагают, что специальными познаниями следует считать лишь познания сведущих лиц. В частности В. Н. Махов приходит к категоричному выводу о том, что специальные знания в уголовном процессе используются лишь при содействии лиц ими обладающих, т.е. сведущих лиц1. По мнению иных авторов, таких как В. И. Шиканов, И. Е. Сорокотягин, В. К. Лисиченко непосредственное применение специальных познаний следователем, прокурором, судом, является одной из наиболее важных форм применения специальных познаний на предварительном следствии2.

В данном случае, как нам представляется, необходимо различать обладание следователем либо иными должностными лицами, участниками расследования специальных познаний, и возможность их использования в «процессуальном режиме». Безусловно, обладание следователем, прокурором, судьей специальными познаниями в той или иной деятельности, значимой для расследования, следует оценивать положительно. Более того, без обладания и использования определенного минимума специальных познаний следователь, прокурор, суд иногда не могут качественно выполнить следственное действие - назначение экспертизы. Речь, в частности, идет о назначении сложных экспертиз, в том числе и взрывотехнических, исследуемых в данной работе.

См.: Махов В. Н. Формы использования специальных познаний //Российский следователь. 1999. №4.С34.

2 См. Шиканов В. И. Проблемы использования специальных познаний и научно- технических новшеств в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. доктора юрид. наук. М.,1980.СЛ2.; Лисиченко В. К., Циркаль В. В. Формы использования специальных познаний и виды участия специалистов на предварительном следствии // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983.С.11; Сорокотягин И. Е. Системно - структурная характеристика специальных познаний и формы их использования в борьбе с преступностью // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983. С.7-8.

15

Кроме того, указанные должностные лица, обладающие такими познаниями, получают возможность более глубоко и полно оценить доказательственную ценность тех или иных объектов, подвергнуть критическому анализу действия сведущих лиц, привлекаемых к исследованию различных объектов. Ряд следователей, прокуроров, судей, в частности работавших ранее экспертами, могут это сделать и на профессиональном уровне.

В то же время автор категорически не согласен с предложениями некоторых криминалистов о расширении использования специальных познаний следователем путем проведения им опытных действий. Например, В.В. Агафонов, Ф.Г. Филиппов, анализируя уголовные дела, связанные с незаконным оборотом оружия, полагают, что отсутствие методики экспертного исследования определенного вида холодного оружия (сюрикена1) в 1990 году, давало следователю основание самому провести необходимые опытные действия в рамках следственного эксперимента. Причем как отмечают далее эти авторы, цели такого следственного эксперимента в основном совпадают с целями судебной экспертизы - проверить способность сюрикена выдерживать определенные динамические нагрузки, возможность попадания им в цель, возможность причинения им повреждений конкретному объекту. Следователю предлагалось пройти курс тренировки для того, чтобы научиться попадать сюрикеном в цель. Для установления возможности причинения достаточно серьезных повреждений объекту следователю рекомендовалось осуществлять экспериментальные броски в манекен, а затем оценивать причиненные повреждения2. Применительно к теме нашей работы отметим, что какие либо опытные действия следователя с целью определения характеристик взрывного

1 Сюрикен - метательное оружие, представляющее собой плоский металлический предмет в виде пропеллера, состоящего из нескольких острозаточенных лопастей.

2 См.: В.В. Агафонов, А.Г. Филиппов. Некоторые дискуссионные вопросы использования заключения эксперта как средство доказывания по уголовным делам // Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Краснодар, 1995. С.52-53.

16

устройства или взрывчатого вещества, например тротилового эквивалента, недопустимы, ибо могут привести к гибели следователя.

По мнению автора, в данном случае происходит недопустимое смешивание функций эксперта и следователя. Результаты рекомендуемого эксперимента зависят от многих субъективных факторов (в частности умения конкретного следователя метать сюрикены) и не могут являться доказательствами по делу. Следователю - должностному лицу, осуществляющему функцию уголовного преследования предлагается оценить серьезность повреждений (причем с использованием расплывчатого критерия - «достаточно серьезных повреждений»), причиняемых сюрикеном, которые образовались в результате его же действий. По существу предлагается заменить использование специальных познаний независимым экспертом проведением опытных действий и формулированием последующего вывода о принадлежности исследуемого объект к оружию, заинтересованным лицом, прошедшим краткосрочный курс тренировки.

Непосредственное использование следователем, прокурором, судом специальных познаний в целях обнаружения, фиксации и изъятия доказательственной информации, также представляется автору неоптимальным. В данном случае происходит смешение процессуальных функций следователя, и специалиста. Иногда такого рода совмещение может привести к трагическим последствиям. С учетом темы нашего исследования приведем лишь один пример. В июле 1995 года в Мытищенском районе Московской области получили ранения 10 сотрудников органов внутренних дел при следующих обстоятельствах. В лесу, на грунтовой дороге был обнаружен труп мужчины. На осмотр места происшествия прибыла следственно-оперативная группа. Следователь не выдвинул версию о том, что труп может быть «заминирован» и не поручил производство первоначального обследования трупа эксперту- взрывотехнику. В результате произошел взрыв гранаты РГД-5, которая была

17

спрятана под телом. Пятеро из десяти пострадавших работников органов внутренних дел было госпитализировано1.

Идея освобождения следователя от использования им специальных познаний при проведении технических операций с объектами, имеющими значение для расследования, получила распространение в отечественной и зарубежной литературе . Данная точка зрения представляется обоснованной. Более того, по мнению автора, необходимо постепенно переходить к созданию системы самостоятельного «экспертно-специального обеспечени я

расследования», начиная с первоначального этапа. При такой системе специалисты, участвующие в проведении того или иного следственного действия должны составлять отчеты, в которых фиксировались бы ход и результаты действий специалиста в ходе проведения следственных действий. Это повысило бы ответственность специалистов, а в итоге и качество их работы. Подробнее на реализации данного предложения мы остановимся далее. Разумеется, в настоящее время реализация данных предложений осложняется рядом факторов, в частности недостаточным количеством работников экспертных учреждений, которые могли бы реализовать такое обеспечение для каждого следователя.

С учетом изложенного, автор понимает под специальными познаниями научно обоснованные знания и навыки их применения, которые могут быть использованы для решения задач уголовного судопроизводства сведущими лицами, а также иными участниками расследования (в том числе следователем)

См.: Раззаков Ф.И. Бандиты времен капитализма (Хроника Российской преступности 1992-1995)М.,1996. С.547.

2 См.: Клисинан С. С. Введение в курс современной криминалистики. Нью- Йорк,1978.С. 18 (на англ. языке); Гончаренко В. И. Использование данных естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве. Киев,1980.С32; Тан Лэй. Указ. соч. С.28.

18

при условии безопасности и сохранения достоинства участников уголовного судопроизводства.

В литературе специальные познания классифицируются по различным основаниям. В частности, Л. Г Шапиро проводит классификацию специальных познаний по субъектам их применения. В соответствии с данным основанием, указанный автор выделяет специальные познания используемые инициатором применения специальных познаний (следователем, прокурором, лицом, производящим дознание, судом); непосредственно используемые специалистом (экспертом)1.

Классификация специальных познаний по субъектам их использования представляется обоснованной, однако, по нашему мнению, указанная выше классификация должна быть дополнена. Помимо перечисленных Л.Г. Шапиро, субъектов использования специальных познаний, к ним также относятся адвокаты. Необходимость использования адвокатами специальных познаний справедливо подчеркивают М.О. Баев и О. Я. Баев. Ходатайству, защитника об использовании специальных познаний должно предшествовать изучение им специальной литературы по интересующему защиту вопросу, получение консультаций у соответствующего специалиста, наконец, что представляется указанным авторам оптимальным, истребование у специалиста официального заключения, которое адвокат затем может представить следователю или суду для выяснения интересующего защиту вопроса2.

С учетом изложенного специальные познания по субъектам их использования классифицируется на следующие группы: 1) используемые следователем, прокурором, судом; 2) используемые адвокатом; 3) используемые специалистом, экспертом.

1 См.: Шапиро Л.Г. Указ. соч. С. 12.

2 См.: Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж,1995.С40.

19

В литературе существуют различные точки зрения по поводу содержания и классификации форм специальных познаний, используемых в уголовном судопроизводстве. Так. по мнению Г. Г. Зуйкова к указанным формам относятся: 1) непосредственное применение следователем специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле самим следователем;2) назначение экспертиз; 3) назначение ревизий; 4) консультационная помощь специалиста без привлечениеия его к непосредственному участию в следственных действиях; 5) участие специалиста в следственных действиях1.

Наиболее полный перечень указанных форм, как нам представляется, дан В. И. Шикановым. По мнению данного автора, существуют следующие формы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве: 1) непосредственное применение специальных знаний следователелем, прокурором, составом суда; 2) использование специальных познаний сведущих лиц без привлечения их к участию в следственных действиях (консультации, получение различного рода справок по специальным вопросам); 3)использование результатов несудебных (ведомственных ) расследований, а также результатов исследований отдельных объектов, проводившихся в процессе указанных расследований или при иных условиях; 4) использование специальных познаний лиц, являющихся в силу ст. 133-1 УПК РСФСР специалистами); 5) использование специальных познаний сведущих лиц, призванных к выполнению процессуальной функции эксперта (ст.78 УПК РСФСР); использование специальных познаний переводчиков (ст. 57 УПК РСФСР) 6) назначение ревизии в порядке, предусмотренном ст. 70 УПК РСФСР; 7) производство по заданию следователя или суда технических или

См.: Зуйков Г. Г. Общие вопросы использования специальных познаний в процессе предварительного следствия // Криминалистическая экспертиза. М.,1966. Вып.1. С. 116.

20

иных обследований1.

По мнению ряда авторов, упущением является включение В.И. Шикановым, Г.Г. Зуйковым в один перечень, « в один ряд» процессуальных и не процессуальных форм использования специальных познаний. Так. В. К. Лисиченко, В. В. Циркаль отмечают, что в данном случае В. И. Шикановым смешиваются «процессуальные формы применения специальных знаний с использованием данных, полученных из не процессуальных источников»2. По мнению. Н. Махова « в значительной мере это упущение объясняется тем, что в законе нечетко определено содержание некоторых форм использования знаний сведущих лиц». По мнению данного автора, на практике это может привести к нарушению норм уголовно-процессуального законодательства, неполноте следствия из за утраты доказательственного значения имеющих отношение к делу данных, полученных с нарушением установленного порядка использования специальных знаний3.

В литературе встречается выделение в системе форм использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве двух классификационных групп: 1) Процессуальные формы
использования

специальных познаний. К ним большинство авторов относит производство судебных экспертиз; привлечение специалистов к участию в следственных действиях. Некоторые исследователи полагают, что к процессуальным формам использования специальных познаний следует отнести и непосредственное использование следователем специальных знаний, которыми он обладает.

Шиканов В. И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978. С.25-26; Проблемы использования специальных познаний и научно- технических новшеств в уголовном судопроизводстве. Дис. доктора юрид. наук. Иркутск, 1980.С.39-40.

2 Лисиченко В. К. Циркаль В. В. Указ. соч. СП.

3 См.: Махов В. Н. Формы использования специальных познаний //
Российский следователь. 1999.№4.С.32.

21

2) Не процессуальные формы использования специальных познаний. К ним, как правило, авторы относят: получение справок и консультаций, ревизии, проводимые по инициативе контрольных органов, оперативное исследование или обследование отдельных объектов1.

На наш взгляд, деление форм использования следователем, прокурором, судом специальных познаний на процессуальные и непроцессуальные, не обосновано. Представляется, что в данном случае авторы, считающие такую классификацию необходимой, необоснованно отождествляют процессуальную форму использования специальных познаний сведущих лиц в уголовном процессе и форму (процесс) проведения исследований, действий таких лиц. Так, например. Ю.Т. Шуматов приходит к неверному на наш взгляд выводу о двойственной природе судебной экспертизы. С одной стороны она, по мнению данного автора, является следственным действием, а с другой стороны -обособленной формой познания2. Заметим, что следственным действием является не судебная экспертиза, а назначение экспертизы. Как верно отмечает С.А. Шейфер, непосредственные познавательные операции производит в ходе экспертизы не следователь, а эксперт; методы познания, которые он применяет, не предписаны уголовно- процессуальным законом, а избираются самим экспертом в соответствии с его специальными познаниями и положениями соответствующей науки3.

Необоснованное смешение процессуальной формы использования специальных показаний в уголовном судопроизводстве и формы процесса

См.: Тан Лэй. Судебная экспертиза в уголовном процессе КНР И СССР (опыт сравнительного исследования). Воронеж, 1992. С.ЗЗ; Шуматов Ю. Т. Указ. соч. С. 10.

2 См.: Шуматов Ю.Т. Указ. соч. СП.

3 См.: Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.Л981.С38.

22

реализации данных познаний, допускает и В. Н. Махов. Так, по мнению данного автора к процессуальным формам использования знаний сведущих лиц следует отнести восстановление бухгалтерского учета за счет собственных средств предприятий, документальные проверки, медицинское освидетельствование для дачи заключения о направлении лица на принудительное лечение от алкоголизма. Основанием для отнесения указанных действий к процессуальным формам использования знаний сведущих лиц по имению данного автора является то, что их подготовка осуществляется, хотя за рамками уголовно-процессуальной деятельности, но в установленном порядке, иногда согласованном с правоохранительными органами. В то же время В. Н. Махов полагает, что результаты доэкспертных исследований, оформляемые в виде справок находятся за рамками уголовного процесса и не имеют доказательственного значения1.

Вывод данного автора представляются сомнительными. Даже если взять за основу весьма неопределенный критерий отграничения процессуальных и непроцессуальных форм использования знаний сведущих лиц (проведение подготовки некоторых документов в установленном порядке, согласованным с правоохранительными органами), непонятно, почему из перечня процессуальных форм выпадает проведение доэкспертных исследований, которые, как правило, производятся по поручению следователя. В то же время автор делает исключение для доэкспетрного судебно-медицинского исследования трупов и относит их к процессуальным формам использования специальных познаний.

На наш взгляд, следует признать все формы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве процессуальными. Следователь, прокурор, суд, прибегая к помощи сведущих лиц, действуют в определенном процессуальном режиме, и что особенно важно, в рамках и пределах своей компетенции, которая определяется нормами уголовно- процессуального

1 См.: Махов В.Н. Указ.соч. С.35,37.

23

закона. Иными словами, обращение следователя к таким лицам, должно всегда иметь правовую базу. Как представляется, помимо не вызывающих сомнений оснований для использования специальных познаний специалистов и экспертов (ст. 133-1 и 78 УПК РСФСР), такая база содержится в ст. 70 УПК РСФСР, с учетом изменений, внесенных в редакцию данной статьи Федеральным Законом от 17.12.95 года. В соответствии с данной нормой лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд вправе по находящимся в их производстве делам требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан представления документов и предметов, могущих установить необходимые по делу фактические данные.

Оттого, что некоторые из видов использования специальных познаний не закреплены в уголовно-процесуальном законе (например, устное консультирование следователя сведущими лицами), форма их использования не может быть расценена как непроуцессуальная, «лежащая за рамками уголовного процесса». Например, у большинства авторов не вызывает сомнений отнесение к процессуальным формам использования специальных познаний проведение судебно-медицинского исследования трупа, хотя данная форма реализации специальных познаний не нашла отражения в УПК РСФСР. Думается, что процессуальные основания для использования специальных познаний в данных случаях все же имеются. Так, в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР по поступившим заявлениям и сообщениям о преступлениях могут быть истребованы необходимые материалы и получены необходимые объяснения без производства следственных действий.

Кроме того, выделение в качестве самостоятельной классификационной группы непроцессуальных форм использования следователем, прокурором, судом специальных познаний и выведение их за рамки уголовного процесса, ведет к необоснованному отождествлению уголовно- процессуальной и смежных видов деятельности, в которых также используются специальные

24

познания. Например, в соответствии со ст.6 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативно-розыскными мероприятиями являются исследование предметов и документов, наведение справок. Согласно ст.5 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности», в ходе частной сыскной деятельности допускается наведение справок, изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев).

Таким образом, деление форм специальных познаний на процессуальные и непроцессуальные, представляется нам необоснованным. Предпочтительна в данном случае классификация форм использования специальных познаний, предложенная Л.Г. Шапиро, которая выделяет формы использования специальных познаний, урегулированные и неурегулированные правовыми нормами1.

Классификация форм использования специальных познаний в уголовном процессе возможна и по иным основаниям. По мнению автора, указанные формы можно дифференцировать в зависимости от возможности их использования определенными субъектами уголовного судопроизводства. По этому основанию они подразделяются на следующие группы: 1) формы, которые могут быть использованы лишь следователем, прокурором, судом. К такой форме относится назначение экспертизы; 2) формы, которые могут быть использованы как следователем, прокурором, судом, так и иными участниками уголовного судопроизводства.

В зависимости от значения той или иной формы использования специальных познаний в формировании доказательств по уголовному делу они могут быть классифицированы на следующие виды:

1) формы использования специальных познаний, в ходе реализации которых непосредственно формируются доказательства по уголовному делу (основные формы); 2) формы использования специальных познаний, в ходе реализации

1 См.: Шапиро Л. Г. Указ. соч. С. 13.

25

которых непосредственно доказательства не формируются (вспомогательные формы). К первой группе, например, относится использование специальных познаний при проведении экспертных исследований. В соответствии со ст. 69 УПК РСФСР доказательством по уголовному делу являются данные, которые устанавливаются заключением эксперта. Во вторую группу входит использование специальных познаний специалистов при проведении следственных действий, получение различного рода консультаций и т, д.

Также можно выделить обязательные и альтернативные формы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве. В некоторых случаях законодатель указывает на обязательное использование в ходе расследования специальных познаний определенных специалистов. Так. в соответствии со ст. 180 УПК РСФСР наружный осмотр трупа на месте его обнаружения производит следователь с участием врача- специалиста в области судебной медицины, а при невозможности его участия другого врача.

В других случаях законодатель указывает не на необходимость использования специальных познаний определенных специалистов, а на необходимость привлечения сведущих лиц - экспертов (без обозначения их профессиональной специализации) для решения определенных вопросов. В соответствии со ст. 79 УПК РСФСР обязательным является проведение экспертизы для установления причин смерти и характера телесных повреждений; для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими; для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания; для установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в тех

26

случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о
возраст отсутствуют.

Это, разумеется, не означает, что допустимо смешение компетенции различных экспертов. Например, как верно отмечалось в литературе, компетенция судебно-медицинского эксперта в отношении исследования взрывной травмы не должна выходить за пределы установления факта повреждений, причиненных взрывом, и должна включать описание характера, объема и локализации полученных повреждений на трупе и его одежде, а также установления возможной позы и удаления от центра взрыва. При этом судебно-медицинский эксперт может выделить повреждения, вызванные первичными поражающими факторами взрыва и повреждения от вторичных факторов. Отсутствие указанной информации может затруднить расчет взорванного заряда ВВ. Только четкое использование профессиональных познаний при исследовании взрывной травмы путем проведения комплекса экспертиз (судебно-медицинской, взрывотехнической, комплексной экспертизы материалов, веществ, и изделий и т.д.) при координирующей роли взрывотехнической экспертизы позволит получить максимум доказательственной информации по уголовному делу, возбужденному по факту взрыва1.

См.: Аполлонов А. Ю., Емелин В.В., Филатов А.И. Экспертное исследование действия взрыва на организм человека // Судебно-медицинская экспертиза. 1997. №1.СЛ4.

27

  1. Правовая основа использования специальных познаний при расследовании преступлений.

Наиболее полно в уголовно-процессуальном законе урегулированы вопросы, касающиеся участия специалиста в следственных действиях, а также назначения и проведения экспертиз.

Общие положения, касающиеся участия специалиста в следственных действиях и его процессуального статуса закреплены в ст. 133-1 УПК РСФСР. В соответствии с этой нормой в случаях, предусмотренных УПК РСФСР,

следователь вправе вызвать для участия в производстве следственного действия специалиста, не заинтересованного в исходе дела. Думается, следует согласиться с высказанным в литературе предложением о необходимости закрепления возможности участия специалиста по требованию следователя при производстве любого следственного действия, а не только в случаях, указанных в законе \ Отметим, что в проекте УПК РФ, прошедшем обсуждение в Государственной Думе, содержится положение, согласно которому специалист может быть вызван для участия в любом следственном или судебном действии (ст.54 Проекта УПК РФ).

Изучение следственной практики показывает, что следователи, в основном заканчивающие образовательные учреждения «гуманитарного» профиля, испытывают определенные затруднения в ходе допросов лиц, изготовивших самодельные взрывные устройства. Так, они недостаточно четко владеют специальной терминологией, иногда не понимают назначение отдельных деталей, составляющих взрывное устройство. Между тем, лицо, изготовившее взрывное устройство, осознавая «техническую неграмотность» следователя зачастую старается воспользоваться данным преимуществом, «упростить»

1 См.: Шуматов Ю. Т. Указ. соч. С. 12; Шапиро Л.Г. Указ. соч. С. 13;

28

способы изготовления тех или иных деталей, скрыть соучастников, помогавших изготовить фрагменты взрывного устройства на сложном промышленном оборудовании и т.д. Более 70% опрошенных следователей и оперативных работников считают целесообразным привлечение специалиста-взрывотехника к допросу подозреваемых, обвиняемых по делам, связанным с изготовлением взрывных устройств. Таким образом, в данном случае уточнение законодателя о возможности привлечения специалистов лишь в указанных в законе случаях, является фактором, негативно сказывающимся на результатах следственной деятельности.

По мнению автора, целесообразно закрепление в уголовно-процессуальном законе требования о необходимости обязательного участия в осмотре места происшествия специалиста в области взрывотехники, если осматривается место взрыва или на месте происшествия обнаружены взрывные устройства или взрывчатые вещества. Как показал проведенный автором опрос следователей органов внутренних дел и прокуратуры, 89% опрошенных считают обязательным в названных случаях участие в осмотре специалиста -взрывотехника. Однако, результаты изучения уголовных дел об убийствах и покушениях на убийства, совершенных с использованием взрывных устройств в Воронежской области в 1995-1998 гг., свидетельствуют о том, что в осмотре места происшествия в каждом случае принимали участие эксперты-криминалисты, а специалисты взрывотехники к осмотру места происшествия привлекались не всегда. Между тем, следователи, как правило, не обладают в полной мере специальными познаниями в области взрывотехники. Не случайно, 96% опрошенных следователей отметило, что расследование преступлений, связанных с использованием взрывчатых веществ или взрывных устройств, невозможно без использования специальных познаний в указанной области.

Следственная практика свидетельствует о том, что проведение осмотра места взрыва без участия специалистов-взрывотехников снижает эффективность и

29

результативность данного следственного действия, иногда может привести к экспертным ошибкам. Например, в ходе расследования уголовного дела об убийствах с использованием взрывчатых веществ двух женщин, первоначальный осмотр места происшествия производился без участия специалистов -взрывотехников. В ходе этого осмотра были изъяты важные объекты - поленья из русской печи, где были заложены взрывчатые вещества, изменялась обстановка места происшествия.

Во время повторного осмотра с участием специалистов-взрывотехников возникла версия о том, что причиной разрушений в доме является заряд пороха или какой-либо не детонирующей пиротехники. В ходе экспертного исследования на остатках печи обнаруживаются следы сгорания дымного пороха (в полном соответствии с первоначальной версией). Изъятые в ходе осмотра поленья попадают к экспертам с опозданием. «Связанные» выводами ранее проведенных исследований, эксперты дают заключение о том, что на поленьях имеются лишь остатки бездымного пороха. В суде данная версия о причинах взрывов подтверждения не получает, показания подсудимого ей противоречат. Лишь после проведения повторных экспертиз, в том числе комплексной было установлено, что на поленьях имеются остатки тротила. В последующем виновный в совершении убийств - родственник потерпевших, был осужден1.

Закрепление обязательного участия специалиста в осмотре места происшествия, если осматривается место взрыва или на месте происшествия обнаружены взрывные устройства или взрывчатые вещества, также обусловлено и необходимостью обеспечения безопасности участников расследования.

См.: Стецкевич. А. Взрывотехника: экспертные ошибки // Записки криминалистов. Вып. 4. М.,1994. С. 202-203.

30

По мнению автора, необходимо включить в правовую базу, регулирующую участие специалиста в уголовном процессе и норму, в которой была бы закреплена возможность допроса специалиста в ходе расследования и судебного разбирательства. Необходимость введения такой нормы, на наш взгляд, достаточно четко подтверждается результатами изучения уголовных дел о криминальных взрывах. При рассмотрении данных дел в судебном разбирательстве, судьи, как правило, тщательно проверяют обоснованность и правильность выводов взрывотехнической экспертизы. Достаточно часто и представители защиты по данным категориям дел ставят под сомнение результаты проведенной экспертизы. При этом судьям, не обладающим глубокими познаниями в области взрывотехники, во многих случаях важно допросить как специалистов, которые участвовали в осмотре места происшествия и осуществляли «технические действия» по изъятию следов взрыва и взрывных устройств, так и услышать мнение специалистов -взрывотехников, не участвовавших в производстве по данному делу. К сожалению, проект УПК РФ не предусматривает возможность допроса специалиста в ходе предварительного следствия либо < судебного разбирательства.

В процессуальном урегулировании, по мнению автора, нуждается вопрос о доказательственном значении исследований объектов, осуществляемых специалистом до или после возбуждения уголовного дела. В настоящее время сложилась практика, когда до возбуждения уголовного дела следователь поручает специалисту, который по должности, как правило, является экспертом того или иного профиля, провести предварительное исследование тех или иных объектов. Например, следователь предлагает решить вопрос о том, является ли тот или иной изъятый предмет оружием. Результаты данного исследования обычно оформляются в виде справок. Лишь получив такую справку, следователь возбуждает уголовное дело назначает в ходе расследования экспертизу, задавая при этом
вопросы, как правило,

31

дублирующие те, что предлагалось выяснить специалистам в ходе предварительного исследования. Возможна и другая ситуация. Специалист по заданию следователя, прокурора, суда или по предложению иных участников процесса исследует представленный объект в рамках возбужденного уголовного дела и дает свое заключение.

Ряд авторов полагает, что предварительные исследования, проведенные до возбуждения уголовного дела, не имеют доказательственного значения1. Например Т.Д. Касымов отмечает, что такие исследования, даже если они проводятся по полной схеме экспертного исследования с применением всех методов последнего, служат источником лишь ориентирующей информации, и требуют своего подтверждения экспертизой. Другие авторы полагают, что необходимо на законодательном уровне решить вопрос о приобщении к уголовному делу справок о предварительном исследовании в соответствии с требованиями ст. ст. 70, 84 и 88 УПК РСФСР2.

По мнению автора, в данном случае необходим дифференцированный подход. Дублирование предварительных и экспертных исследований действительно не отвечает требованиям эффективности, оперативности и рациональности расследования и судебного разбирательства.

Кроме того, как верно отмечают авторы, выступающие против предварительных исследований, в ходе их проведения приходится использовать ограниченный круг методов исследования, чтобы оставить в

См.: Махов В. Н. Указ. соч. С.37.; Касымов Т. Д. Нормативно-правовые основания проведения предварительных исследований // Российский следователь. 1999. №5.С43. 2 См.:
Мазуренко П. Н. Относимость и допустимость объектов криминалистической значимости, используемых при расследовании преступлений. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ижевск. 1999. С. 15.

32

неизменном состоянии объекты, ибо в противном случае их экспертиза окажется бесполезной1. Отметим, что в соответствии со ст.53 Проекта УПК РФ эксперт не вправе проводить исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов, либо изменение их внешнего вида, если на это не было специального разрешения следователя. Поэтому нельзя согласиться с утверждением B.C. Кузьмичева о том, что « в содержательном плане между предварительным исследованием и экспертизой фактически нет различий»2.

С учетом изложенного, мы полагаем, что когда для выяснения тех или иных вопросов требуется проведение экспертного исследования, проведение дублирующего его предварительного исследования необоснованно. Выходом из данной ситуации является законодательное разрешение проведения экспертиз до возбуждения уголовного дела. В дальнейшем мы остановимся на этой проблеме более подробно.

Однако, в некоторых случаях, для установления вопросов, интересующих следствие, требуется использование специальных познаний, но экспертиза по делу проведена быть не может. Такая ситуация возникает, например, в случае обнаружения у тех или иных лиц взрывоопасных предметов, экспертное исследование которых невозможно по соображениям безопасности. В частности, на практике нередко обнаруживаются гранаты времен Великой отечественной войны, которые длительное время находились в почве, подверглись коррозии. В принципе в таких случаях следователь может назначить экспертизу таких объектов, однако ее проведение слишком опасно, создает угрозу жизни и здоровью экспертов. Даже использование экспертом методов «неразрушающих» объект исследования в указанных случаях может привести к взрыву, влекущему за собой причинение вреда жизни или здоровью эксперта.

1 См., например, Касымов Т.Д. Указ. соч.С.43.

2 См. Кузьмичев B.C. Следственная деятельность: сущность, принципы, криминалистические приемы и средства осуществления. Автореф. дис. доктора, юрид. наук. Киев,1°96.С.15.

33

Обоснованно поступают в таких случаях следователи и эксперты- взрывотехники, когда использование специальных познаний оформляется в виде заключения (справки) специалиста, в качестве которого выступает эксперт-взрывотехник, визуально обследовавшего данный объект. То же самое можно сказать о случаях обнаружения «складов» боеприпасов прошедших войн либо взрывных устройств, разряжение которых сопряжено с риском для гибели многих людей. К тому же, без проведения такого обследования, в ряде случае следователь не имеет возможности дать правильную юридическую оценку исследуемого криминально-значимого события, квалифицировать действия его участников.

По мнению автора, в подобных случаях не следует отвергать доказательственную ценность такого заключения специалиста. Как отмечалось ранее, законодатель в ст.69 УПК РСФСР, предусмотрел, что источником доказательств являются иные документы.

Кроме того, как отмечалось ранее, к помощи специалиста могут прибегнуть и иные, кроме следователя, прокурора, суда участники уголовного судопроизводства. Так адвокат вправе обратиться к помощи специалиста, когда он, например, сомневается в полноте проведенной по делу экспертизы. Такое использование заключений специалистов в адвокатской деятельности, не является исключением и описано в литературе по тактике защиты от обвинения по уголовному делу’.

Подчеркнем, что в таких случаях нет подмены заключения эксперта заключением специалиста. Именно на этом основании, со ссылкой на Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.09.75 года оспаривают некоторые авторы доказательственное значение мнения
специалистов,

1 См.: Баев М..0 Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процесс.
Тактика профессиональной защиты по уголовным делам. Воронеж,!995.С.40.

34

«изготовленного вне процедуры экспертизы» ‘. Экспертиза здесь не может быть проведена по объективным причинам.

По мнению автора для исключения сомнений в доказательственном значении заключения специалиста необходимо внести изменения в ст.ст.70 и ст. 133-1 УПК РСФСР. В статье 69 в ч.2 предлагается дополнить перечень источников доказательств ссылкой на заключение специалиста.

Статью 133-1 предлагается дополнить ч. 6 следующего содержания.

По требованию следователя, суда, прокурора или по предложению обвиняемого (его защитника) специалист вправе дать заключение по интересующему указанных лиц вопросам, если для решения таких вопросов проведение экспертного исследование не требуется, либо оно не может быть проведено по объективным причинам.

Длительное время в уголовно-процессуальной и криминалистической литературе обсуждается вопрос об отмене положения УПК РСФСР, в соответствии с которым эксперт не может принимать участие в производстве по делу, если он участвовал в деле в качестве специалиста, за исключением случаев участия врача -специалиста в области судебной медицины в наружном осмотре трупа. В настоящее время, нарушение данного законоположения признается Верховным судом РФ существенным, влекущим отмену приговора по делу2.

Ряд представителей уголовно-процессуальной науки и криминалистов

1 См.: Пашин С. А. Доказательства в Российском уголовном процессе // Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. М.,1996.С.319-320.3олотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов - на -Дону, 1999.С.76.

2 См. например, Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1988. № 6.С.9; Бюллетень Верховного Jb сУДа РСФСР. 1989. №10.С.10-11; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. №6.С11.

35

высказался за отмену данного положения . Законодатель, закрепляя данное положение, видимо исходил из необходимости обеспечить объективность и беспристрастность эксперта, которому поручено экспертное исследование. По мнению автора, анализ эффективности действия этой нормы на протяжении длительного времени показал, что опасения законодателя по поводу возможной необъективности экспертов в случае, если они участвовали в деле в качестве специалистов, не подтвердились. В частности в настоящий момент нет каких-либо репрезентативных данных, подтверждающих, что судебные медики, принимавшие участие в осмотрах трупов на месте происшествия, впоследствии при проведении экспертизы проявляли необъективность.

Обусловлено это, прежде всего тем, что эксперт, даже работающий в системе органов внутренних дел, а именно они наиболее часто участвуют в деле в качестве специалистов, в подавляющем большинстве случаев не заинтересован в создании обвинительного доказательства. В рамках своей компетенции он в ходе экспертного исследования решает научную задачу, и не выполняет функцию обвинения либо защиты.

В то же время данный законодательный запрет негативно сказывается на эффективности расследования в целом. В небольших сельских районах, где штат экспертов криминалистов (как правило, имеется лишь один эксперт) следователи органов внутренних дел и прокуратуры вынуждены либо не приглашать данного эксперта к производству следственного действия (чаще всего осмотра места происшествия), либо скрывать его участие, так как в последующем он не сможет участвовать в деле в качестве эксперта. Отсутствие же специалиста в ходе осмотра места происшествия и иных следственных

1 См например, Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М.,1991. С.92-93; Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР (теоретическая модель) /Под ред. В. М. Савицкого. М.,1990.С.81;Тан Лэй. Указ. соч. С.32; Трухачев В. В. Процессуальные гарантии объективности предварительного расследования // Служенье истине: Научное наследие Л. Д. Кокорева. Воронеж, 1997.С.65;

36

действий, резко снижает их эффективность, поскольку, как верно отмечает Э.Б. Мельникова, «сама природа осмотра требует участия в нем специалистов»1.

Как отмечалось ранее, следователь не может, да и не должен, в полном объеме заменить специалиста в ходе проведения следственных действий. Иногда же, например, когда речь идет об осмотре места происшествия, на котором находятся взрывные устройства либо взрывчатые вещества, подмена следователем функций эксперта-взрывотехника, участвующего в осмотре в качестве специалиста, недопустима по соображениям безопасности.

Соблюдение требований закона в данном случае также не гарантирует высокой эффективности проведения экспертного исследования. Так, эксперт по должности, принимающий участие в ходе осмотра места происшествия в качестве специалиста, зная о том, что экспертизу объектов, изъятых им с места происшествия будет проводить другой эксперт, «психологически» не заинтересован во всесторонней, глубокой, тщательной фиксации таких объектов. Если же специалист, принимающий участие в следственном действии, знает о том, что именно он будет проводить по данному делу экспертное исследование, он более активно осуществляет поисковые мероприятия объектов, соответствующих его экспертному «профилю», тщательно фиксирует обнаруженные объекты. По сути, в данном случае он проводит подготовительный этап экспертизы, и понимает, что несет полную ответственность за результаты его участия в следственном действии.

Отметим, что неэффективность запрета на проведение экспертизы лицом, ранее участвующим в деле, в качестве специалиста, по делам о преступлениях, связанных с использованием взрывных устройств, проявляется особенно ярко. Дело в том, что штат экспертов-взрывотехников в различны х

правоохранительных органах, созданных в том или ином субъекте РФ, как правило, невелик. В штате районных подразделений эксперты- взрывотехники отсутствуют. В такой ситуации крайне
затруднительно обеспечить

1 См.: Мельникова Э. Б. Участие специалистов в следственных действиях. М., 1964.С.54.

37

квалифицированное участие эксперта - взрывотехника в качестве специалиста на месте происшествия, и последующее проведение взрывотехнической экспертизы другим экспетртом-взрывотехником. Существующее положение, при котором в ходе осмотра места происшествия участвуют эксперты-криминалисты, а экспертизу впоследствии проводит эксперт-взрывотехник, нельзя признать нормальным. Несмотря на определенную подготовку и обладание специальными познаниями в области взрывотехники, эксперт -криминалист широкого профиля, в большинстве случаев не может выполнить работу по изъятию и фиксации следов взрыва, взрывных устройств и их остатков столь же квалифицированно как эксперт - взрывотехник.

Не спасает положение и привлечение в таких случаях в качестве специалиста военных саперов. Не оспаривая их компетентность в умении обращаться с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, отметим, что отсутствие экспертного опыта может отрицательно сказаться на качестве проведенных ими исследований, проводимых по заданию следователя, прокурора, суда. Это обстоятельство обоснованно, на наш взгляд, подчеркивают украинские криминалисты В.П. Бахин и М.А. Михайлов1. Данные авторы, в частности, приводят следующий характерный пример, подтверждающий опасения привлечения в качестве специалистов и экспертов не экспертов-взрывотехников, а военных саперов. В Симферополе после взрыва коттеджа, армейский сапер, привлеченный к участию в деле в качестве эксперта, оценил массу заряда в 80 кг. тротила. Следователь усомнился в выводе эксперта, поскольку мощность криминальных взрывов редко превышает 1-2 кг тротилового эквивалента. Повторная экспертиза выявила ошибку, связанную с расчетом на характеристику фортификационного бетона,

См.: Бахин В.П., Михайлов М.А. Особенности расследования криминальных взрывов. Симферополь, 1999. С.36.

38

4 а не мало прочную кладку стен коттеджа из ракушечника. Новые расчеты

показали, что масса заряда не превышала 1,5 кг. тротила1.

Выходом из сложившегося положения ряд авторов, к которому присоединяется и диссертант, считает, что если есть возможность своевременно вызвать на место происшествия лишь одно компетентное в вопросах взрывотехники лицо, необходимо возбудить уголовное дело и одновременно с началом осмотра назначить в порядке, предусмотренном ст. 184 УПК РСФСР данное лицо экспертом. При этом условии, участвуя в осмотре

эксперт в то же время сможет осуществлять функции специалиста (в смысле

ст.131-1 УПК РСФСР)2.

Завершая рассмотрение данного вопроса повторим, что оптимальным по мнению автора явилось бы законодательное урегулирование возможности проведения экспертизы лицом, ранее принимавшим участие в деле в качестве специалиста. Отрадно, что по такому пути пошли авторы Проекта УПК РФ, прошедшего обсуждение в Государственной Думе РФ.

Одним из наиболее дискуссионных в исследуемой тематике является

^ вопрос о допустимости производства экспертиз до возбуждения уголовного

дела. Как известно в настоящее время в соответствии с УПК РСФСР до возбуждения уголовного дела может быть проведено лишь одно следственное действие - осмотр места происшествия. Ряд авторов (Р.С. Белкин, А. Р. Белкин, А.Ф. Волынский и другие криминалисты) полагает, что следует допустить производство отдельных видов экспертиз до возбуждения уголовного дела. В

щ частности Т.В. Аверьянова считает необходимым допустить производство

некоторых видов экспертиз, например, автотехнической по делам о ДТП или пожарно-технической экспертизы по делам о пожарах, до возбуждения

1 См. :Бахин В.П., Михайлов М.А. Указ. соч. С.36

2 См.: Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ. ^ М.,1987.С26; Евстигнеева О. Подготовка к осмотру места взрыва // Законность. 1999. w №П .СП.

39

уголовного дела. По мнению данного автора, следует допустить проведение лишь таких экспертиз, производство которых не требует принудительного получения от человека образцов для сравнительного исследования, или иного ограничения охраняемых законом прав личности1.

Я.В. Комиссарова считает необходимым дополнить УПК
РСФСР

законоположением, согласно которому в целях решения вопроса о наличии либо отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела допускается производство следственных действий, перечисленных в ст. 34 настоящего кодекса, однако без применения мер специального принуждения2.

На наш взгляд, мнение о допустимости проведения отдельных видов экспертиз, в том числе взрывотехнической, до возбуждения уголовного дела является обоснованным. Как верно отмечает Р.С. Белкин, ссылки на то, что разрешение назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела может создать опасный прецедент и повлечет за собой нарушение закона в части обязательного условия проведения следственных действий только по возбужденному делу, не имеют под собой почвы. Таким прецедентом мог бы уже стать осмотр места происшествия, однако этого не случилось3.

По некоторым категориям дел нормой стало проведение специалистами (чаще всего экспертами по должности) предварительных исследований. Как показало проведенное обобщение уголовных дел об обнаружении взрывчатых веществ, во всех случаях возбуждению уголовного дела предшествовало получение заключения специалиста, сделанного на основе предварительных исследований. Отметим еще одно обстоятельство.
Неотложное проведение

1 См.: Аверьянова Т.В. Методы судебно-экспертных исследований и тенденции их развития // Автореф. дис. доктора юрид. наук. М., 1994. С.37.

2 См.: Комиссарова Я.В. Процессуальные и нравственные проблемы производства экспертизы на предварительном следствии. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С.21.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988.С.54.

40

исследований объектов на причастность их к взрывчатым веществам или взрывным устройствам является необходимым не только для получения оснований для возбуждения уголовного дела, но и для иных целей. К таким целям относится и обеспечение безопасности участников расследования получение оснований для проведения розыскных мероприятий. Не случайно в таких случаях проводятся экспресс- исследования.

Кроме того, в отличие от иных упомянутых ранее дел, лица, причастные к обнаруженным взрывным устройствам либо взрывчатым веществам, в условиях исходной следственной ситуации в большинстве случаев не установлены. Таким образом, проведение экспресс-исследований обнаруженных объектов, сходных с взрывчатыми веществами, является основанием для проведения розыскных мероприятий. Какое-либо промедление здесь недопустимо.

Вместе с тем, трудно согласиться с утверждением Т.В. Аверьяновой, Я.В. Комиссаровой о том, что допущение производства экспертиз должно ограничиваться лишь теми экспертизами, производство которых не требует принудительного получения от человека образцов для сравнительного исследования, или иных мер процессуального принуждения. Представляется, что в данном случае нельзя ограничиваться полумерами. По определенным категориям дел, например по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, вещество, сходное с наркотическим, обнаруживается у определенного лица. Авторы, допускающие в данном случае производство экспертизы до возбуждения уголовного дела, но исключающие возможность принудительного изъятия одежды у потенциального «хранителя» наркотиков, в которой могут остаться следы наркотических веществ, отобрания образцов его крови, сужают, таким образом, доказательственную базу расследования. Реже, но иногда в следственной практике возникают случаи, когда у определенного лица изымается вещество, сходное со взрывчатыми веществами. Вряд ли оправдан в данном случае запрет на принудительное осуществление

41

смывов с ладонных поверхностей и иных участков тела такого лица. Такие смывы, также как и изъятое вещество, сходное с взрывчатым, также должно подвергаться экспертному исследованию.

Автор разделяет стремление указанных исследователей обеспечить права и законные интересы граждан на стадии предшествующей возбуждению уголовного дела, и не разделяет точку зрения Т.Д. Касымова о том, что производство экспертизы до возбуждения уголовного дела не затрагивает ничьи личные интересы, так на этой стадии еще нет ни подозреваемых, ни обвиняемого, а потерпевший (которой еще не получил своего процессуального статуса), как правило заинтересован в проведении
экспертизы1.

Представляется, что законодательное допущение проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела сопряженное с принудительным изъятием образцов, является определенной гарантией обеспечения прав лиц, у которых отбираются данные образцы. В настоящее время предварительные экспресс- исследования и принудительное изъятие образцов производятс я систематически (ибо действительно необходимы для раскрытия преступлений), но вне рамок строго регламентированной процедуры проведения следственного действия. Если же указанные действия приобретут процессуальный статус, лицо в отношении, которого они проводятся, получает возможность «доказательно» (со ссылками на протокол), обжаловать действия работников следствия, дознания, эксперта.

При решении данного вопроса следует учитывать и зарубежный опыт. Так. в ст. 242 УПК Республики Казахстан закреплено положение, согласно которому в случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела (ч.2.ст. 242 УПК)2.

1 См.: Касымов Т. Д. Указ. соч. С.44.

2 См.: Гинзбург А.Я., Белкин А.Р. Криминалистическая тактика. Алматы,1998.С338.

42

Завершая краткое рассмотрение проблем процессуальной регламентации проведения экспертных исследований в ходе расследования, отметим, что, по мнению автора исключительно важное значение использования специальных познаний эксперта-взрывотехника должно найти отражение в уголовно-процесуальном законе. В частности, необходимо законодательное закрепление обязательного назначения и проведения экспертиз по делам о криминальных взрывах. Следует поддержать предложение авторского коллектива, разработавшего в 1990 году теоретическую модель уголовно- процессуального законодательства РСФСР. В ст. 254 УПК РСФСР содержится положение, согласно которому назначение и производство экспертизы обязательно, если по делу необходимо установить технические причины взрывов, пожаров, катастроф и других чрезвычайных происшествий1.

Что касается перспектив правовой регламентации экспертной деятельности, то автор полагает, что необходимо принятие Федерального Закона «О государственной судебно - экспертной деятельности в Российской Федерации». Проект указанного закона, анализ которого не входит в предмет данной работы, разработан и опубликован для обсуждения2.

См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель/Под ред. В.М. Савицкого. М, 1990.С.155.

2 См.: Судебная экспертиза. Учебно-методический комплекс /Под ред. В.А. Образцова. Иркутск, 1999.С. 11-27.

43

4-

Глава 2. Объекты исследований эксперта-взрывотехника при расследовании преступлений с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств

  1. Криминальные взрывы.

Отечественная криминалистическая взрывотехника относится к числу активно развивающихся отраслей криминалистики. Неверным было бы

утверждение о том, что ранее криминальные взрывы, и взаимосвязанные с ними объекты, не использовались в отечественной криминальной практике, а, следовательно, не являлись объектом криминалистических исследований. Достаточно упомянуть вошедшие в историю террористические акты, совершенные революционерами - «бомбистами» во второй половине 19 и начале 20 века, некоторые «резонансные» преступления, совершенные в советское время, например, взрыв в московском метро в 1977 году1.

Однако в начале 90-х годов в России произошел «всплеск» преступлений с использованием взрывчатых веществ. Соответственно, резко возросло w количество криминальных взрывов. Только 1996-1998 гг. в
России

зафиксировано более 2200 криминальных взрывов2. Всего в 1998 г. с применением оружия и взрывчатых веществ в России совершено более 36 тысяч преступлений3. В 1999 году страну потрясла цепь криминальных взрывов жилых домов в гг. Буйнакске. Волгодонске, Москве, в результате которых погибли сотни людей. Аналогичные тенденции характерны и для иных стран

См.: История сыска в России. Минск. 1996.С.533-556; Кучинский А.Н. Антология заказного убийства // Преступления и преступники с древности до наших дней. Донецк, 1997. С.138-144

2 См.: Волынский В.А., Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические методы и средства их обнаружения, обезвреживания, осмотра места взрыва. М., 2000.С.З.

3 См.: Никитин A.M. Основные направления борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов. Взрывчатых веществ и взрывных устройств и их использованием в преступных целях . Материалы научно-практической конференции (7-8 октября 1999г.Тула): 2000.С.8.

44

СНГ. В частности на Украине с 1990 по 1997 год был совершен 231 умышленный взрыв. Причем, если в 1990 году было совершено 12 взрывов, то в 1995 году-75.1

Резкий рост использования в криминальной практике взрывчатых веществ и взрывных устройств в качестве орудий совершения преступлений был обусловлен несколькими факторами. К числу основных из них относятся:

1.Упрочение организованной преступности. Члены организованных преступных группировок, во - первых, осознали следующие преимущества использования взрывных устройств в криминальных целях:

-большую разрушительную способность действия взрывных устройств, повышающих вероятность уничтожения жертвы в сравнении со стрелковым или холодным оружием;

  • возможность исключить присутствие организаторов и исполнителей преступления непосредственно на месте его совершения;

возможность скрытно, замаскировано совершить
действия,

направленные на подготовку взрыва;

  • получение резерва времени для принятия мер по обеспечению алиби и реализации иных способов сокрытия преступления;
  • эффективное разрушение докриминальной следовой обстановки на месте происшествия;
  • создание эффекта устрашения, всемогущества той или иной преступной группировки.
    1. Ослабление силовых структур государств бывшего СССР. В результате социально- экономичсекого кризиса ослабла дисциплина во многих военизированных государственных подразделениях, что в свою очередь привело к ослаблению контроля за охраной взрывных устройств, состоящих на вооружении в подразделениях армии, военно-морского флота, внутренних

*

См.: Бахин В. П.. Михай лов В. А. Анали з крими нальн ых взрыв ов. Симфе рополь , 1999.С .9.

45

войсках. Здесь следует иметь ввиду и отток из рядов вооруженных сил, в том числе диверсионных поразделелений, многих специалистов взрывного дела. Определенную часть из их числа «приняли» представители организованной преступности.

  1. Увеличение числа военных конфликтов и боевых действий на территории бывшего СССР после его распада. В результате этого значительное число граждан приобрели соответствующий боевой опыт, в том числе опыт обращения с взрывными устройствами. Кроме того, в местах проведения таких конфликтов скапливается значительное число неиспользованных боеприпасов, доступ к которым в условиях проведения военных действий и непосредственно после них, облегчается.

Таким образом, увеличение с начала 90 х годов удельного веса преступлений, совершенных с использованием взрывных устройств, причем более совершенных технически по сравнению с устройствами середины и, тем более, начала 20 века, позволяют говорить об относительно новом объекте криминалистических исследований - криминальных взрывах. Это в свою очередь обусловило развитие и становление
криминалистической

взрывотехники. Следует согласиться с И. Д. Моторным, полагающим, что в настоящее время созданы достаточные теоретические и эмпирические предпосылки для выхода криминалистической взрывотехники на новый этап развития - этап, характеризующий формирование этой отрасли криминалистической техники в виде частного криминалистического учения1. Не случайно, в учебниках по криминалистике, изданных в последние годы, стали рассматриваться ( иногда на уровне отдельного раздела) вопросы,

*

См.: Мото рный И. Д.
Теоре тико- прикл адные основ ы приме нения средс тв и метод ов крими налист ическо й взрыво техник и в борьбе с террор измом. М.,199 9. С. 18.

46

касающиеся криминалистического исследования взрывных устройств и взрывчатых веществ1.

Несмотря на интерес исследователей, проявленный в последние годы к данной проблематике, определения понятия криминалистической взрывотехники предпринято немного. Одно из последних известных автору определений криминалистической взрывотехники предложено А. А. Топорковым. Криминалистическая взрывотехника определяется им как отрасль криминалистики, изучающая закономерности возникновения, получения и использования информации о взрывчатых веществах, средствах взрывания, взрывных устройствах, связанных с ними лицах и объектах в целях обеспечения выявления, предупреждения, пресечения и расследования преступных взрывов1.

В целом с указанным определением можно согласиться. В числе его* достоинств отметим упоминание автора о лицах, которые связаны с взрывными устройствами, взрывчатыми веществами, средствами взрывания.» Вместе с тем, данное определение, по мнению автора, нуждается в уточнении.

Прежде всего отметим, что в число закономерностей, которые изучаются* криминалистической взрывотехникой, необходимо включить не только закономерности возникновения информации о взрывчатых веществах, средствах взрывания и т.д., но и закономерности существования такой информации. Указанная информация, как и всякая следовая информация после возникновения существует определенное время. При этом она подвергается изменениям, постепенно «рассеивается». Несомненно, знание закономерностей существования и видоизменения данной информации также должны входить в предмет изучения криминалистической взрывотехники.

1 См., например, Криминалистика / Под ред. Н. П.Яблокова. М.,1999; Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина М.,1999; Криминалистика / Под ред. А.А. Хмырова, В.В. Зеленского. Краснодар, 1998 и др.

47

Необоснованно из числа объектов криминалистической взрывотехники исключены собственно взрывы. Между тем, практически в каждой работе, связанной со взрывотехникой, обоснованно рассматриваются вопросы, касающееся природы взрывов, дается их классификация. Данные вопросы, безусловно, должны входить в предмет взрывотехники как раздела криминалистики, хотя бы потому, что многие базовые понятия, включаемые в определение предмета взрывотехники, определяются через понятие взрыва («взрывчатые вещества», «взрывные устройства», «средства взрывания»).

Предмет криминалистической взрывотехники как раздела криминалистики, предопредяет объекты, изучаемые криминалистической взрывотехникой как видом деятельности.

В данном случае нельзя согласиться с мнением А. А. Топоркова и иных авторов, которые полагают, что к объектам, изучаемым криминалистической взрвотехникой, относятся лишь технические объекты. Так, А. А. Топорков относит к объектам, изучаемые криминалистической взрывотехникой, лишь:

1) Взрывчатые вещества и взрывчатые устройства (ВУ)2, (заряд
ВВ, средства инициирования, корпус, камуфляж и др.); 2) 3) Следы взрыва (остатки ВУ и ВВ, пораженные взрывами и объекты); 4) 5) Материалы, вещества, орудия и приспособления, используемые для приготовления самодельных взрывных устройств (СВУ)3. 6) По мнению автора, в данном случае из объектов, изучаемых криминалистической взрывотехникой, необоснованно упускается
«

1 Монологи.: криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности./ Под ред. И.В. Смолькова. В. И. Шиканова. Иркутск, 1999. С.234.

2 На наш взгляд, использование в данном случае термина взрывчатые устройства является технической ошибкой, поскольку во все иных случаях А.А. Топорков использует традиционный термин «взрывные устройства».

3 См.: Монологи.: криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности./ Под ред. И.В. Смолькова. В. И. Шиканова. Иркутск, 1999. С.237; Топорков А. Собирание и исследование объектов взрывотехники // Записки криминалистов/Под ред. В. А. Образцова. М.,1994. Вып. 4. С.213.

48

человеческий фактор», а именно деятельность лиц, предметом которой являются взрывчатые вещества, либо взрывные устройства. Видимо это происходит потому, что разработки в области криминалистичской взрывотехники, как правило, осуществляют специалисты «технического профиля».

По мнению автора, объектом криминалистической взрывотехники должна являться и криминальная деятельность, имеющая своим предметом взрывчатые вещества либо взрывные устройства, а также производство взрывов. Несомненно, специалист в области взрывотехники должен иметь представления, например, о способах закладки взрывных устройств преступниками при проведении криминальных взрывов, о местах, где такие устройства могут быть обнаружены на месте происшествия. Без изучения криминальной деятельности, имеющей своим предметом взрывчатые вещества либо взрывные устройства, взрывотехник не может ответить и на вопрос, обладает ли то или иное лицо навыками обращения с взрывчатыми веществами либо взрывными устройствами. Иными словами ему необходимо иметь представление о способах подготовки, совершения и сокрытия преступлений, связанных с использованием взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Вместе с тем, автор считает необходимым подчеркнуть, что не вся криминальная деятельность, связанная с применением взрывчатых веществ либо взрывных устройств, должна быть объектом криминалистической взрывотехники. Речь идет лишь о деятельности, которая непосредственно направлена на технические объекты - взрывчатые вещества, взрывные устройства, следы их применения, и знание о которой способствует обнаружению и исследованию этих объектов.

Поясним сказанное на следующем примере. Как показывает проведенный автором анализ уголовных дел об убийствах и покушениях на убийства с применением взрывчатых веществ за период с 1996 по 1998 год в Воронежской области, мотивами таких преступлений чаще всего являлись месть - 50%;

49

выполнение потерпевшим своих служебных обязанностей -12%; хулиганские побуждения -12%; иные мотивы 26%. Данная информация, безусловно, имеет криминалистическое значение. Знание ее может помочь лицам, ведущим расследование таких дел, выдвинуть типовые версии о мотивах и субъектах совершения преступления. Поэтому такие сведения должны включаться в методику расследования данной категории преступлений. Однако мотивация криминального поведения не является объектом
криминалистической

взрывотехники, ибо ее изучение не способствует обнаружению и исследованию указанных ранее технических объектов - взрывчатых веществ, взрывных устройств.

То же самое можно сказать о времени совершения криминальных взрывов. В течение 1996 -1999 годов криминальные взрывы совершались в Воронежской области в следующие временные интервалы: с 0 до 6 часов - 40%; с 6 до 12 часов - 13%; с 12 до 18 - 14%; с 18 до 24 - 33%. Как следует из данных результатов, подавляющее большинство криминальных взрывов совершалось ночью (поздним вечером), либо утром. Данные сведения имеют определенное значение для разработки мер по организации засад с целью захвата с поличным преступников - взрывников, для разработки мер по предупреждению криминальных взрывов, но не являются объектом криминалистической взрывотехники.

Помимо криминальной деятельности, направленной на взрывчатые вещества и взрывные устройства, объектом криминалистической взрывотехники является, по мнению автора и деятельность криминалистическая. Указанная деятельность включает в себя, в частности, действия эксперта взрывотехника по обнаружению и обезвреживанию взрывных устройств; действия взрывотехника и других участников расследования на месте происшествия по делам о взрывах; участие эксперта взрывотехника в проведении допросов свидетелей и обвиняемых; назначение и проведение взрывотехнической экспертизы. В данном случае речь также

50

должна идти не о всякой криминалистической деятельности, связанной с расследованием потенциальных или совершенных взрывов, а лишь о той, которая непосредственно связана с обнаружением и исследованием взрывчатых веществ, взрывных устройств.

С учетом изложенного объекты, изучаемые криминалистической взрывотехникой, можно разделить на следующие группы:

1) Взрывы:

а) как результат химических, физических либо иных процессов;

б) как результат криминально-значимой деятельности определенных субъектов;

2) Криминальная деятельность, непосредственно направленная на технические объекты - взрывчатые вещества, взрывные устройства, следы их применения, знания о которой способствуют обнаружению и исследованию этих объектов:

а) криминальная деятельность, связанная с подготовкой взрывов;

б) криминальная деятельность связанная совершением взрывов;

в) криминальная деятельность по сокрытию следов применением взрывчатых веществ и взрывных устройств

3) Взрывчатые вещества и взрывные устройства:

а) классификация взрывчатых веществ и взрывных устройств; б) характеристика конструктивных особенностей взрывчатых веществ и взрывных устройств;

в) материалы и средства для изготовления самодельных взрывных устройств и взрывчатых веществ;

г) следы применения взрывчатых веществ или взрывных устройств; 4) Криминалистическая деятельность непосредственно связанная с

обнаружением и исследованием взрывчатых веществ, взрывных устройств, следов их применения: а) криминалистическая деятельность эксперта- взрывотехника;

51

б) криминалистическая деятельность иных участников расследования . Рассмотрим указанные объекты криминалистической взрывотехники более подробно.

В литературе до недавнего времени при разработке проблем расследования преступлений, совершенных с применением взрывчатых веществ, как правило, использовалось лишь такое понятие взрыва, которое отражает физическую либо химическую природу, сущность данного явления. При этом взрывы определялись исследователями как чрезвычайно быстрое физическое или химическое изменение веществ, сопровождающееся столь же быстрым превращением потенциальной энергии его в механическую работу движения или разрушения окружающей среды2.

Соответственно различались взрывы физические и химические. Физические взрывы сопровождаются переходом потенциальной энергии сжатого газа в кинетическую, в случае если прочностных свойств оболочки оказывается недосточно для сохранения газа, находящегося под давлением в* первоначальном объеме3. Химические взрывы определяются как крайне быстрое самораспространяющееся химическое превращение
некоторых,

1 Об объектах, изучаемых криминалистической взрывотехникой, и характере изучаемых ею закономерностей см. также .: Моторный И. Д. Указ. соч.С.19; Монологи: криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности./ Под ред. И.В. Смолькова. В. И. Шиканова. Иркутск, 1999. С.237; Топорков А. Собирание и исследование объектов взрывотехники // Записки криминалистов /Под ред. В. А. Образцова. М.,1994. Вып. 4.С.213.

2 См. например, Шиллинг Н. А. Взрывчатые вещества и снаряжение боеприпасов. М., 1946 С.5.; Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ /Под ред. А. М. Ларина. М., 1975. СП; Дильдин Ю. М., Мартынов В.В., Семенов А. Ю., Шмырев А. А. Взрывные устройства промышленного изготовления и их криминалистическое исследование. М., 1991.С.5.

3 См.:Дильдин Ю. М., Мартынов В.В., Семенов А. Ю., Шмырев А. А. Указ.соч.С.5.

52

веществ или смесей с выделением тепла и образованием газообразных продуктов ‘.

Использование определения и классификаций взрывов, отражающих их естественно- техническую природу, необходимо для работ по расследования преступлений с использованием взрывчатых веществ (ибо без этого невозможно определить механизм следообразования таких преступлений), но не исключает возможность
изучения данного явления в иных аспектах.

Так, в последние годы в криминалистической литературе широко применяется термин « криминальные взрывы», отражающий не техническое, а уголовно-правовое и криминалистическое значение взрывов. Однако, несмотря на распространенность, содержание данного термина определяется различными авторами неоднозначно. В связи с этим важное значение имеет классификация взрывов, являющихся объектом расследования.

По мнению Ю. М. Дильдина и других авторов, встречающиеся в практике правоохранительных органов взрывы, можно подразделить на случайные и преднамеренные. К случайным взрывам в данном случае относят:

  • взрывы в результате несчастного случая, нарушения техники безопасности и других правил охраны труда в условиях санкционированных производств, транспортировки, хранения и обращения с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами;

  • взрывы газо-паро, пылевоздушных смесей в результате ненадлежащей эксплуатации оборудования, нарушения технологических циклов и неправильного обращения с легко воспламеняющими веществами;
  • физические взрывы в результате нарушения техники безопасности при обращении с устройствами, способными к взрыву (баллоны, котлы и другие емкости высокого давления и т. д);

*

См.:Св етлов Б. Я., Яреме нко Н.Е. Теория и свойст ва промы шленн ых взрыв чатых вещест в. М.,196 6. С. 8.

53

взрывы при несанкционированном обращении (изготовлении, транспортировке, хранении) с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами;

непредвиденное присутствие взрывоопасных объектов (взрывы боеприпасов времен войны и т.д.)1.

При характеристике преднамеренных взрывов, авторы рассматриваемой классификации отмечают, что целями осуществления противоправных, преднамеренных взрывов с использованием взрывных устройств, являются: покушение на жизнь и здоровье граждан, запугивание с целью вымогательства; хулиганство, уничтожение или повреждение имущества; незаконный лов (глушение) рыбы; опробование устройства (эксперимент); диверсия и террористический акт; самоубийство; хищение (вскрытие хранилищ): сокрытие следов другого преступления2.

Характеризуя данную классификацию, отметим, что использование терминов « случайные» и преднамеренные « взрывы» представляется недосточно обоснованным. Случайность исключает возможность предвидеть последствия того или иного явления (технолологических процессов, действий различных лиц и т.д.). Как показывает следственная практика, большинство взрывов, произошедших на производстве или в быту, явилось следствием грубого нарушения правил техники безопасности при обращении с взрывчатыми веществами. При соблюдении таких правил, взрыва бы не произошло. Лица, допустившие нарушение таких правил, разумеется, если они остались живы после таких взрывов, в большинстве случаев привлекаются к уголовной ответственности за совершение неосторожных преступлений, в том числе должностных. К категории собственно « случайных» взрывов можно отнести лишь
немногочисленные случаи, при которых взрывы невозможно

1 См.:Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Стецкевич А. Д. Место взрыва как объект криминалистического исследования. М.,1995. С.8.

2См.:Там же.

54

было предвидеть. К таким взрывам относятся, например случайные подрывы граждан во время отдыха в лесных массивах на боеприпасах, оставшихся со времен прошедших войн.

Что касается преднамеренных взрывов, то приведенный ранее перечень целей таких взрывов нуждается в уточнении. Прежде всего, с точки зрения уголовного закона ошибочным является включение в данную группу самоубийства как цели осуществления противоправных преднамеренных взрывов. Использование в качестве орудия самоубийства взрыва, если это не повлекло за собой гибель иных лиц, либо иных тяжких последствий, не является уголовно- наказуемым.

Кроме того, в настоящее время преднамеренные взрывы выступают в качестве способа запугивания, устрашения не только в целях вымогательства, но и в целях «демонстрации силы» перед конкурентами в различных сферах бизнеса, в том числе и криминального.

С учетом изложенного в зависимости от психического отношения субъектов, действия которых привели к взрыву, к наступившим последствиям, взрывы можно классифицировать на следующие группы: 1) умышленные взрывы, т.е. совершенные в результате деяний, во время которых лицо осознавало его общественную опасность, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно-опасных последствий, и желало либо сознательно допускало, либо безразлично относилось к этим последствиям; 2) неосторожные взрывы, т.е. совершенные по легкомыслию либо небрежности; 3) взрывы, совершенные в результате деяний, во время которых лицо не могло осознавать их общественной опасности, предвидеть наступление общественно-опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно или не могло их предвидеть.

Данная классификация отражает, прежде всего, уголовно-правовую характеристику взрывов, являющихся объектом расследования. Не менее важен

55

для целей нашего исследования криминалистический
аспект,

криминалистическая классификация взрывов. Попытка наработки такой криминалистической классификации была предпринята В.П. Бахиным и М.А. Михайловым. Данные авторы отмечают, что « с учетом задачи исследования -анализа использования взрывов в преступных целях была избрана следующая классификация по умыслу совершенных взрывов: 1. Умышленные взрывы

  • в т.ч. покушения,
  • в т.ч. самоубийства.
    1. неосторожные обращения с ВУ, повлекшие взрывы, из них при обращении:
  • с современными ВУ и боеприпасами;
  • с боеприпасами времен войны; с пиротехническими составами,
    1. Несчастные случаи в быту и на производстве1.

Как нам представляется, данная классификация является неполной. Не указаны многие из разновидностей умышленных взрывов, например, уничтожение имущества в целях устрашения конкурентов, без покушения на их жизнь и здоровье. Кроме того, умышленными являются взрывы, которые осуществляются при проведении различных работ, однако очевидно, что их криминалистическое содержание существенно отличается от умышленных взрывов, осуществляемых в целях покушения либо самоубийств.

Кроме того, указанные авторы считают, что « продолжая характеристику отмеченных категорий, следует определить, какие из них стоит считать криминальными взрывами. По мнению данных исследователей на первоначальном этапе сложно определить истинные причины взрыва, мотивы

1 См.: Бахин В. П., Михайлов М. А. Анализ криминальных взрывов. Симферополь,1999.С7.

56

его совершения, а иногда и степень ущерба. Поэтому на практике обычно криминальными взрывами называют взрывы, имеющие следующие признаки:

  • неслучайный характер взрыва;
  • отсутствие признаков объемного взрыва;
  • наличие серьезного ущерба (гибель людей, телесные повреждения, значительное повреждение либо уничтожение имущества, реже нарушение покоя и тишины в населенных пунктах).
  • В последующей работе указанные авторы предложили и понятие «криминального» взрыва. Понятие криминальный взрыва, по мнению В. П. Бахина и М.А. Михайлова означает применение взрывных устройств и взрывчатых веществ в преступных целях1.

На наш взгляд, исследования в области определения понятия «криминальный взрыв» а также классификаций таких взрывов, нуждаются в дальнейшем развитии. В частности, должны быть определены существенные и необходимые признаки криминального взрыва. Отметим в связи с этим, что наличие серьезного ущерба (гибель людей, телесные повреждения, значительное повреждение либо уничтожение имущества, реже нарушение покоя и тишины в населенных пунктах) не является необходимым признаком криминального взрыва. Так, в следственной практике зафиксированы случаи взрывов небольшой разрушительной силы, которые происходили, например, в результате срабатывания взрывных устройств, замаскированных под бытовые предметы и пересылаемых по почте. Например, в г. Воронеже в одном из комиссионных магазинов взрыв произошел в результате срабатывания взрывного устройства, замаскированного под электробритву. При этом ранения получил продавец магазина. Как было установлено в ходе расследования,

1 См.: Бахин В. П., Михайлов В. А. Особенности расследования криминальных взрывов. Симферополь, 1999. С.9.

57

данная «электробритва» поступила в магазин из почтового ведомства как длительное время невостребованная посылка1.

Основным признаком криминального взрыва является, на наш взгляд его прямая связь с преступной деятельностью тех или иных субъектов. При этом взрывы могут произойти не только вследствие умышленных действий, но и по неосторожности вследствие небрежного хранения взрывчатых веществ и взрывных устройств. По мнению автора неправомерно исключать из категории криминальных взрывов случаи неосторожных подрывов исполнителей преступлений, совершаемых путем применения взрывных устройств, либо перевозчиков, добытчиков, изготовителей взрывчатых веществ, взрывных устройств, которые предполагалось использовать в преступных целях. По этому нельзя полностью согласиться с мнением В. П. Бахина и М. А. Михайлова том, что понятие криминального взрыва означает применение взрывных устройств и взрывчатых веществ в преступных целях. С учетом изложенного, умышленные криминальные взрывы можно определить как взрывы, произошедшие в связи осуществлением преступной деятельности определенных лиц, в ходе которой взрывное устройство либо взрывчатое вещество использовалось или предполагалось к использованию в качестве орудия преступления.

Классификация криминальных взрывов возможна по различным основаниям.

По характеру действий, приведших в криминальному взрыву, они могут быть классифицированы на: 1) взрывы произошедшие по неосторожности на стадии подготовки к совершению преступлений с использованием взрывных устройств или взрывчатых веществ. 2) взрывы, направленные на достижение конечного преступного результата.

См.: Архив прокуратуры Советского р-на г. Воронежа за 1991г.

58

В свою очередь взрывы, образующие данные классификационные группы, могут быть квалифицированы на подвиды. Так, в зависимости от стадии подготовительной деятельности, взрывы, входящие в первую классификационную группу («неосторожные криминальные взрывы») могут быть подразделены на следующие подгруппы:

1)взрывы, произошедшие на стадии добывания взрывчатых веществ или взрывных устройств, которых предполагалось использовать в преступной деятельности (при раскопках на местах проведения боевых действий, при совершении краж из складов боеприпасов т.д.);

2)взрывы, произошедшие во время изготовления самодельных взрывных устройств;

3)взрывы, произошедшие в ходе транспортировки добытых взрывных устройств или взрывчатых веществ к месту их хранения субъектами преступной деятельности;

4) взрывы, произошедшие во время испытаний взрывных устройств или « взрывчатых веществ (данные взрывы осуществляются в целях определения пригодности взрывчатых веществ, исправности взрывных устройств, а также i для определения их поражающих свойств либо для получения навыков применения указанных объектов);

5) взрывы, произошедшие во время транспортировки исполнителем преступления взрывных устройств или взрывчатых веществ к месту их применения в преступных целях;

6) взрывы, произошедшие во время установки взрывного устройства, размещения взрывных веществ на месте производства взрыва.

По виду используемых взрывных устройств и взрывчатых веществ криминальные взрывы подразделяются на: 1) взрывы, произошедшие в результате срабатывания взрывных устройств промышленного изготовления; 2) взрывы, произошедшие в результате срабатывания взрывных устройств самодельного изготовления.

59

По мнению автора, наибольший интерес
представляет

криминалистический анализ криминальных взрывов, направленных на достижение конечного преступного результата. Рассмотрим их более подробно, используя результаты проведенного автором обобщения взрывотехнических экспертиз и исследований по фактам криминальных взрывов, произошедших в Воронежской области в 1996 -1999 годах.

В криминальной практике Воронежской области использовались следующие способы, заложения (доставки) взрывчатого вещества к месту преступления:

1)Бросок взрывного устройства в окно дома (в марте 1996 года около 6 часов утра неизвестное лицо взорвало гранату РГД-5 на подоконнике жилого дома в Центральном районе г. Воронежа; в мае 1999года в окно жилого дома в г. Борисоглебске брошено самодельное взрывное устройство.);

2) Установление взрывного устройства у подъезда жилого дома, где проживала жертва (в феврале 1997 года было взорвано тротилосодержащее самодельное взрывное устройство у подъезда одного из домов Советского района г. Воронежа, в результате чего гр-ну П. причинен тяжкий вред здоровью)

3)Установление взрывного устройства в жилом помещении (в августе 1997 года произошел взрыв самодельного взрывного устройства установленного в квартире одного из домов Коминтерновского района г. Воронежа, в результате которого в лечебном учреждении скончался гр-н П.)

4) Установление взрывного устройства в помещении магазина (В ноябре 1998 года в ночное время был произведен взрыв самодельного взрывного устройства в помещении магазина в г. Калаче Воронежской области ) 5) 6) Бросок самодельного взрывного устройства на балкон жилого дома (данный способ использовался в октябре 1997 года в г. Семилуки Воронежской области). 7)

60

6)Бросок взрывного устройства в человека (указанный способ применялся преступниками в декабре 1997 года в Петропавловском районе Воронежской области при покушении на гр-ку П.; дважды в апреле 1998 года и в октябре 1998 года в г. Воронеже при покушении на гр-на К.)

7)Бросок взрывного устройства в автомашину (в феврале 1999 года в Каширском районе, в результате взрыва взрывного устройства поврежден легковой автомобиль гр-на М.)

8)Выстрел из гранатомета (в декабре 1998 года и в январе 1999 года неустановленные лица произвели выстрелы из гранатомета РПГ-18 по административному зданию коммерческой ассоциации и автомобилю, в котором находился депутат Муниципального Совета гр-н Ч.)

9)Подвешивание взрывного устройства на леске к окну квартиры жилого дома (в июле 1999 года в Левобережном районе г. Воронежа было обнаружено взрывное устройство, находящееся в пакете, который был подвешен на леске за окном квартиры гр-на Ж. на первом этаже многоэтажного дома.

Частоту встречаемости указанных способов в Воронежской области за указанный ранее период отражают следующие показатели: бросок в человека -26%; бросок в окно, на балкон дома - 23%; установка взрывного устройства у подъезда, во дворе - 19%; установка взрывного устройства в жилом помещении - 12%; выстрел из гранатомета - 9%; установка взрывного устройства в магазине -7%; подвешивание взрывного устройства -4%.

Отметим, что в указанный перечень, естественно, вошли не все способы заложения (доставки) взрывного устройства к месту преступления. Ранее назывался такой способ доставки взрывного устройства к месту преступления как посылка по почте (этот случай не вошел в изучаемый массив, так как произошел до 1996 года). В криминальной практике Воронежской области зафиксирован случай передачи жертве взрывного устройства, скрытого в хозяйственной сумке, как «продуктовой посылки от родственников», передача происходила на остановке общественного транспорта. Широкую известность

61

вследствие трагических событий в г. Буйнакске, Волгодонске Москве получили способы заложения взрывных устройств в подвалы жилых домов и автомобили, стоящие во дворах жила домов.

Проведенный В,П. Бахиным и М. А. Михайловым анализ криминальных взрывов в автономной республике Крым, свидетельствует о том, что помимо указанных способов преступники в данном регионе использовали также иные способы заложения заряда (доставки) взрывчатых веществ к месту преступления: бросок в вентиляционную трубу; установку на подоконнике, у стены или фундамента, установку на дереве, столбе; установку в грунте; бросок на крышу; использование газовой магистрали. В то же время, как показывает статистика криминальных взрывов в данном регионе за период с 1993 по 1997 год, преступники не использовали способ подвешивания взрывчатых веществ на окна помещений.

Важным направлением криминалистического анализа
взрывов

исследуемой категории является определение механизма следообразования преступлений, в ходе которых планировалось или было осуществлено производство взрывов в преступных целях. Как верно отмечает В.И. Батищев, понятие следа является важнейшим в криминалистике. В криминалистической литературе рассматриваются два понятия следа - в широком и узком смысле. След в широком смысле нужно понимать как следствие преступления, включающее в себя изменения обстановки на месте преступления и их материальные последствия. В узком же смысле - след - это материально-фиксированное отображение внешнего строения одного объекта на другом1.

Представляется обоснованной классификация типовых следов - объектов криминалистической взрывотехники, в зависимости от стадий указанной

1 См.: Батищев В.И. Постоянная преступная группа. Воронеж, 1994. С.27.

62

криминальной деятельности1.

Полноструктурная преступная деятельность, имеющая цель - совершения криминального взрыва, имеет следующие стадии.

Подготовительная стадия. Данная стадия в свою очередь подразделяется на несколько этапов.

А. Этап выбора преступником в качестве способа
совершения

преступления криминального взрыва. На данном этапе могут следы могут быть образованы на следующих следообразуюших и следовоспринимающих материальных объектах: различных материальных носителях, отражающих расположение помещений, где проживает, работает, отдыхает потенциальная жертва, маршрут передвижений такого лица в течение дня. Если объектом предполагаемого взрыва является различные здания, сооружения, автомобили на данных носителях могут быть запечатлены их внешний вид и конструктивные особенности. При этом, что важно для доказывания умысла на проведение криминального взрыва, данные объекты могут содержать информацию, подтверждающую выбор преступниками взрыва в качестве способа совершения преступления. В частности, особое внимание может быть уделено детальной фиксации на таких носителях наиболее подходящих мест закладки взрывных устройств, расположения работников охраны и средств охранно-пожарной сигнализации. В качестве носителей криминалистически-значимой информации, которую необходимо «расшифровать» с помощью эксперта - взрывотехника, обычно выступают планы местности, схемы, чертежи, фотоснимки, видеозаписи.

1 Об обнаружении и исследовании следов на различных стадиях криминальной деятельности, связанной с использованием взрывных устройств см.: Моторный И. Д. Криминалистическая характеристика скрытых зарядов и способов их подрыва; Он же. Понятие и экспертное исследование взрывного устройства // Рос. юстиция. 1998. №7; Моторный И. Д. Подшибякин А. С. Технико-криминалистическая характеристика новой разновидности взрывных устройств // Информационно-методический сборник военной прокуратуры Приволжского военного округа. Самара, 1999. Вып.1; Тихонов Е. Н. Криминалистическая взрывотехника и взрывотехническая экспертиза. Барнаул,!989 и др.

63

Б. Подбор специалиста - исполнителя преступления, в случае совершения заказного преступления, либо непосредственное овладение (углубление) специальными познаниями в области в взрывотехники лицом, которое одновременно является организатором и исполнителем данного преступления. О действиях по подбору исполнителя производства криминального взрыва могут свидетельствовать различные записи, в том числе в записных книжках, компьютерных базах данных о лицах, имеющих отношение к взрывотехнике, а также фото или видеозаписи таких лиц.

К самостоятельному осуществлению криминального взрыва, без помощи специалиста - взрывника, обычно прибегают лица, обладающие в той или иной мере специальными познаниями в области взрывотехники. Следы, подтверждающие обладание этими познаниями, могут содержаться в различных документах, из которых следует, что то или иное лицо в определенные периоды своей жизни имело прямое или косвенное отношение к взрывному делу: служило в армии в саперных подразделениях, в иных силовых структурах в подразделениях, связанных со взрывотехникой, работало на предприятиях, в которых производственная деятельность была сопряжена с взрывами либо с производством взрывчатых веществ, взрывных устройств. Кроме того, доказательством причастности того или иного лица к подготовке криминального взрыва, могут являться специальная литература и иные пособия, имеющие отношение к взрывному делу. В настоящее время необходимо проверять не только « домашнюю» библиотеку данного лица, но и обращения его в электронные библиотеки через компьютерную сеть «Интернет», с использованием компютеров, находящиеся на предприятиях и учреждениях, к которым имеет доступ данное лицо.

В. Этап «добывания» взрывчатых веществ или взрывных устройств. Если лицо приобретает взрывное устройство иди взрывчатое вещество промышленного изготовления, то помимо данных объектов, бесспорно, относящихся в данном случае к основным, следы, представляющие интерес

64

для эксперта-взрывотехника, могут быть оставлены в помещении и на местности, где данные объекты хранились после их приобретения. Имеются ввиду следы хранения взрывчатых веществ либо взрывных устройств. Данные следы могут быть оставлены на грунте, стенах, полу, иных предметах, находящиеся на месте хранения.

Важное значение имеет упаковочный материал, в котором хранились взрывные устройства или взрывчатые вещества. Начиная с этой стадии, к числу следовоспринимающих объектов относятся и микроследы взрывчатых веществ и взрывных устройств, которые могут находиться на одежде и на теле лиц, причастных к совершению преступления.

В случае изготовления самодельных взрывных устройств или взрывчатых веществ, круг следовоспринимающих и следообразующих объектов, представляющих «взрывотехнический» интерес, возрастает. К ним относятся инструменты и приспособления, при помощи которых были изготовлены взрывчатые вещества или взрывные устройства, заготовки для выполениеия данных объектов, компоненты для изготовления взрывчатых веществ. Следами преступления в данном случае также являются «отходы» производства, которые могут сохраниться в местах, предназначенных для сбора мусора.

Г. На следующем этапе происходит опробование, испытания взрывчатых веществ и взрывных устройств. Данные испытания могут преследовать следующие цели: определение пригодности взрывчатых веществ и взрывных устройств к производству взрыва; определение их мощности, поражающей силы; возможности разрушить или повредить преграды, состоящие из тех или иных материалов. Этот этап также может включить в себя «тренировочные» действия преступников- исполнителей взрыва. При этом отрабатываются навыки обращения с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, приведения их в действие. В данном случае следы, являющиеся объектом деятельности эксперта - взрывотехника, могут быть оставлены на месте совершения испытательных либо тренировочных действий. Поскольку, в ходе

65

таких действий совершаются пробные взрывы, хотя обычно и небольшой мощности, на месте их осуществления остаются остатки взрывных устройств и взрывчатых веществ, а также следы взрыва. Такие следы могут возникнуть на теле и одежде исполнителя взрыва.

Д. Следующий этап включает в себя доставку взрывчатых веществ, взрывных устройств к месту проведения взрыва. На данном этапе, число следовоспринимающих объектов увеличивается за счет транспортных средств или иных средств доставки взрывного устройства к месту совершения взрыва. На данных объектах также могут быть оставлены следы взрывного устройства или взрывчатого вещества.

Второй стадией исследуемого вида криминальной деятельности является осуществление взрыва. В ее структуре также возможно выделение нескольких этапов.

А. Этап установки взрывного устройства на месте взрыва. Эксперт - взрывотехник должен знать наиболее вероятные места установки взрывного устройства, которые в данном случае можно рассматривать как типовые следовопринимающие поверхности. В частности, представляют интерес сведения американских специалистов в области взрывотехники, полученные в результате обобщения значительного массива криминальных взрывов автомобилей.

Наиболее часто взрывные устройства устанавливались под автомашинами 50 случаев, под сиденьями автомашин (34 случая); в бензобаках автомашин (24 случая), на окнах машин (Пслучаев), в колесах в т. ч. запасных (12 случаев); в шинах автомашин (6 случаев); в панели приборов (5 случаев); в кузовах грузовиков (5 случаев); в отсеках двигателя (3 случая); в двери машины (2 случая); на крыше машины (1 случай)1. Разумеется, частота встречаемости размещения взрывных устройств в данном случае
может носить лишь

См.:Бахин В. П., Михайлов М. А. Анализ криминальных взрывов. Ситмферполь,1999.СЛ6.

66

ориентирующий характер. Так, размещение взрывного устройства на крыше автомобиля было зафиксировано американскими исследователями лишь один раз, несмотря на богатую историю использования криминальных взрывов преступниками, действовавшими в США. В то же время аналогичный способ размещения взрывного устройства был зафиксирован в 1999 году в Санкт-Петербурге при взрыве, в результате которого погиб один из руководителей местного законодательного органа.

Б. Реализация (инициирование взрыва). Основными «взрывотехнически - значимыми» следами, образующимися после завершения данного этапа являются: 1) остатки взрывных устройств: части фрагмента корпуса, осколки камуфляжа; остатки элементов крепления; остатки капсюля детонатора, части электропроводов, остатки сгорания «бикфордова шнура»,
обломки

аккумуляторов или батарей гальванических элементов (в случае электрического способа подрыва); части часового механизма (в случае использования замедлителя); остатки средств поджигания (в случае огневого способа подрыва);

2)следы взрывного воздействия, отображающиеся на окружающих место взрыва объектах. Характер указанных следов зависит от вида воздействия, имеющего место при проведении взрыва: бризантного, фугасного, термического, акустического, светового, а также осколочного действия отдельных элементов взрывного устройства и вторичного осколочного действия. Так, бризантное действие является результатом взаимодействием детонационной волны, продуктов детонации и ударной волны. При таком воздействии на месте происшествия образуются следы в виде локальных деформаций, разрушений в виде вмятин, воронок, сколов на объектах из высокопрочных материалов. Фугасное воздействие представляет собой результат действия ударной волны (на близком расстоянии расширяющихся сжатых газов), в результате которого происходит перемещение объектов с места взрыва на периферию, образуются воронки, происходит разрушение

67

отдельных объектов. Термическое воздействие представляет собой результат взаимодействия находящихся на месте взрыва объектов с расширяющимися продуктами химического превращения взрывчатого вещества, имеющими высокую температуру. В результате термического воздействия, как правило образуются следы окопчения и оплавления1.

Если на месте взрыва находятся люди, указанные виды воздействия, а также световое, акустическое, сейсмическое воздействие приводят к повреждениям различной степени тяжести, при сильном воздействии возможно полное разрушение тела2.

3) продукты взрыва - остатки взрывчатых веществ, непрорегиагировавших при взрыве, а также конденсированные продукты взрывного превращения.

Если взрыв осуществлялся с помощью дистанционного устройства, оно иногда оставляется преступниками на месте, в котором данное устройство приводилось в действие. Само такое устройство также является важным следовым объектом, которое должно быть исследовано экспертом взрывотехником. Если исполнитель взрыва находился недалеко от места его совершения, на его теле и на одежде могут остаться следы взрыва.

При этом необходимо иметь ввиду, что наличие либо отсутствие копоти зависит от вида взрывчатого вещества. Так, интенсивное окопчение характерно для использования заряда тротила. Слабое окопчение свидетельствует об использовании тротила в смеси с аммиачной селитрой. В ряде случаев окопчение практически не образуется. Например, при использовании гексогена, октогена или незначительного количества (менее 20%) тротила в смеси с аммиачной селитрой. См. Руководство для следователей / под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1997. С.186.

Подробнее об исследовании действий взрыва на организм человека см.: Аполлонов А.Ю., Емелин В.В., Филатов А. И. Действие взрыва на организм человека (патоморфологические, судебно-медицинские и криминалистические аспекты) // Судебно- медицинская экспертиза. 1996. №4.С.4-6. Они же. Экспертное исследование действия взрыва на организм человека // Судебно-медицинская экспертиза. 1997. №1.С. 13-15; Катков И. Д. Судебно-медицинская экспертиза смертельной взрывной травмы мирного времени. Автореф. дис. канд мед. наук .Л. 1979; Молчанов В. И. Судебно-медицинская экспертиза повреждений от взрыва. Л., 1962.

68

Наконец, следы, которые являются объектом эксперта-взрывотехника могут быть образованы в ходе действий, направленных на сокрытие либо факта проведения взрыва. Эта (третья) стадия является завершающей в системе исследуемого вида деятельности.

Данные действия осуществляются с целью сокрытия самого взрыва, что бывает в исключительных случаях, либо, что встречается реже в целях сокрытия « криминального характера» взрыва, либо что встречается в подавляющем большинстве случаев в целях сокрытия участия преступника в проведении взрыва. В последнем случае преступники в зависимости от характера взрывчатых веществ, конструкции взрывных устройств применяют различные приспособления, материалы, вещества для удаления со своего тела и одежды следов взрыва. Объекты, используемые для таких целей, также являются важными следами, которые должны исследоваться экспертом-взрывотехником.

Разумеется, не во всех случаях криминальная деятельность, связанная -с применением в преступных целях взрывов, проходит все указанные стадии. Так в результате обобщения следственно- экспертной практики по делам,о взрывах в Воронежской области в период с 1996 по 1999 год, автором установлено, что примерно в 20% случаев криминальная деятельность, в ходе которой применялись взрывы, не имела ярко выраженной подготовительной стадии, осуществлялась спонтанно.

69

2.Взрывные устройства. Взрывчатые вещества.

Взрывные устройства в криминалистической литературе обычно определяются как конструкции, системы, специально предназначенные для производства взрыва1.

«Развернутое» определение взрывных устройств было предложено В.А. Волынским и И.Д. Моторным. По мнению данных исследователей, под взрывными устройствами следует понимать «промышленные, кустарные и самодельные изделия однократного применения, в конструкции которых предусмотрено создание поражающих факторов или выполнение полезной работы за счет использования энергии химического взрыва заряда взрывчатого вещества или взрывоспособной смеси».2

Указанное определение может быть принято за основу, однако, на наш взгляд, нуждается в некоторой корректировке. В частности, излишним является указание в определении на способ изготовления взрывного устройства (промышленные, кустарные, самодельные). Во первых, классификация взрывных устройств может быть произведена по различным основаниям. Включение в определение указание на способы их изготовления ведет к игнорированию деления взрывных устройств на иные виды (подвиды). Во вторых, в литературе и на практике не выработана четкая система критериев

См. например, Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ /Под ред. A.M. Ларина. М.,1975.СЛЗ; Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Взрьшные устройства промышленного изготовления и их криминалистическое исследование. С.5. Они же. Основы криминалистического исследования самодельных взрывных устройств.М.,1991.С4.

2 Волынский В.А., Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические методы и средства их обнаружения, обезвреживания, осмотра места взрыва. М.,2000. С.4. См. также: Моторный И. Д. О содержании специальных взрывотехнических терминов и внесении поправок в новый Уголовный кодекс // Правовые вопросы обеспечения государственной безопасности. Вып. 2. М.,1998; Он же. Понятие и эскпертное исследование взрывного устройства // Рос. юстиция. 1998. №7.

70

для отнесения тех или иных взрывных устройств к кустарно изготовленным. Как свидетельствует обобщение взрывотехнических экспертиз, проведенных в Центрально-Черноземном регионе, следователи иногда ставят перед экспертом вопрос: Являлось ли взрывное устройство промышленно или кустарно изготовленным. Эксперты же в своих выводах, не оспаривая правильности поставленного следователем вопроса, указывали, что представленные на исследование предметы являлись самодельными взрывными устройствами1. Отметим, что В.А. Волынский и И.Д. Мартынов, выделив в анализируемом понятии взрывные устройства кустарного изготовления в самостоятельную группу, далее, противореча себе, отмечают, что устройства, изготовленные кустарным и самодельным способом, называются самодельными боеприпасами2.

Вызывает также сомнение указание данных авторов на однократность применения изделий, определяемых как взрывные устройства. В некоторых случаях, отдельные узлы, входящие в конструкцию взрывных устройств, могут использоваться неоднократно. Например, в криминальной практике зафиксированы случаи использования в качестве радиовзрывателей передатчиков и приемников радиоуправляемых игрушек. Такой передатчик после проведения подрыва может быть использован вновь.

В литературе приведено немало классификаций взрывных устройств по различным основаниям. Так, учитывая приведенные ранее положения, в зависимости от способа изготовления взрывные устройства образуют две большие группы: 1)взрывные устройства промышленного изготовления; 2) взрывные устройства самодельного изготовления.

1 См. : Заключение эксперта № 7833 от 05.11.97 г. (Архив ЭКУ УВД Воронежской области за 1997 г.); Заключение эксперта № 5050 от 18.08.99. (архив ЭКУ УВД Воронежской области за 1999 г. Отметим также небезупречную с точки зрения грамматики формулировку вопроса, поставленного следователем.

2 См.: Волынский В.А., Моторный И.Д. Указ.соч. С.5.

71

Взрывные устройства промышленного изготовления - это устройства, изготовленные промышленным способом в соответствии с нормативно- технической документацией1. Они делятся на боеприпасы и взрывные устройства, применяемые в народном хозяйстве.

Военный энциклопедический словарь дает следующее определение боеприпаса: « Боеприпасы - составная часть вооружения, непосредственно предназначенная для поражения живой силы, техники, разрушения укреплений и выполнения специальных задач (освещения, задымления и др.). Они классифицируются по принадлежности: - артиллерийские, авиационные, морские, стрелковые, инженерные. По назначению - основные (для поражения целей), специальные (для задымления) и т.п.), вспомогательные (учебные, холостые, для специальных испытаний».2 Более лаконичное, и вместе с тем четкое определение боепрпасов приводится в ст. 1 Федерального закона «Об оружии».Согласно данному определению боеприпасы представляют собой предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание.

Взрывные устройства промышленного изготовления выступают в качестве объектов взрывотехнических исследований наиболее часто. Так, анализ экспертной практики, проведенный в ЭКЦ МВД РФ Ю.М. Дильдиным, В.В. Мартыновым, А.Д. Стецкевичем показал, что в 1992-1993 гг. более 80% исследуемых объектов составляли взрывные устройства промышленного изготовления, из них 63 % - штатные боеприпасы3.

Проведенное автором работы обобщение взрывотехнических исследований, проведенных в Центрально-Черноземном регионе РФ в период с 1996 по 2000 гг. также свидетельствует о преобладании среди объектов взрывотехнических

1 См.: Дильдин Ю.М.,Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Стецкевич А.Д. Место взрыва как объект криминалистического исследования. С.9-10.

2 См.: Военный энциклопедический словарь. М., Воениздат. С. 128.

3 См.: Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Стецкевич А.Д. Указ.соч. С.24.

72

исследований взрывных устройств промышленного изготовления. Так, согласно результатам обобщения, взрывные устройства промышленного изготовления составили 87%, самодельные взрывные устройства соответственно - 13 %.

Большинство из взрывных устройств промышленного изготовления составили устройства военного назначения - ручные гранаты. Так, 44 % от общего числа представленных на исследование взрывных устройств промышленного изготовления составили гранаты РГД-5; 25 % - Ф-1; 4 %- РГД -33.

Учитывая распространенность данных боеприпасов в криминальной, а, следовательно, и экспертной взрывотехнической практике, рассмотрим их технические характеристики более подробно.

Граната РГД-5.

Граната РГД-5 относится к типу осколочных наступательных гранат. Ее масса составляет ЗЮг; длина корпуса 73-76 мм, диаметр 55 -57 мм. В качестве заряда используется измельченная тротиловая масса весом 100- 115 г. Корпус гранаты РГД-5 состоит из стальных манжеты, колпака; вкладышей колпака и поддона, поддона и трубки из биметалла. По форме корпус выполняется в форме эллипса и окрашивается в зеленый или темно- серый цвет. Корпуса учебных гранат РГД-5, как правило, окрашиваются в черный цвет.

При взрыве гранаты РГД-5 образуется до 3000 осколков, подавляющее большинство которых (около 95%) имеют вес до 0,3г. Радиус разлета осколков составляет около 25 м.

Граната Ф-1.

Граната Ф-1 относится к типу ручных оборонительных осколочных гранат. Масса корпуса гранаты, изготовленного из чугуна, составляет около 460 г. В качестве заряда используется насыпной тротил массой 50-56 г. (в гранатах Ф-1 времен Великой отечественной войны 1941-1945 гг.
кроме тротила использовались иные заряды - шнейдериты, аммониты, аммоналы).

73

Корпус гранаты выполняется в виде эллипсоида с тремя окружными и восемью продольными пазами, образующими осколочные фрагменты. В корпусе имеется гнедо под запал, выполненное в виде картонной или полиэтиленовой гильзы. При дроблении корпуса гранаты в результате взрыва образуется около 1000 осколков, которые разлетаются в радиусе до 200 м. Около 95 % осколков гранаты Ф-1 имеют массу до 0,8 г.

Корпус боевой гранаты Ф-1 окрашивается, как правило, в зеленый цвет либо темно-серый цвет. Корпуса учебных или учебно-имитационных гранат окрашиваются в черный цвет, либо имеют белые полосы, свидетельствующие о том, что граната учебная. Иногда в корпусе учебных гранат Ф-1 высверливаются отверстия в боковой стенке диаметром около 15 мм.

Граната РГД-33.

Граната ГРД-33 классифицируется как осколочная наступательно оборонительная. Она активно применялась в годы Великой отечественной войны. Масса гранаты составляет без оборонительного чехла около 500г., с « классическим» оборонительным чехлом - 760 г, с облегченным оборонительным чехлом - до 625 г. Чехол надевается для усиления осколочного действия, что делает возможным использовать гранату в качестве оборонительной.

Корпус гранаты представляет собой цилиндр, на внутренней стороне которого имеется стальная лента 0,35 мм свернутая вчетверо. Лента имеет насечки, обеспечивающие дробление осколков при взрыве гранаты. Конструкция гранаты помимо корпуса включает в себя центральную трубку, задвижку запала, оборонительный чехол, рукоятку (предназначенную для удобства метания), вкладыш, боевую скобу, ударник, боевую пружину, предохранитель запала, ленту с насечкой, задвижку и штифт для закрепления чехла.

В качестве заряда используется прессованный в виде шашки тротил массой 140г.

74

При взрыве гранаты без оборонительного чехла образуется около 2000 осколков массой 0,1-0,3 г., радиус поражения до 25 м.; при наличии оборонительного чехла образуется до 200 осколков массой 0,5-2 г. В последнем случае радиус поражения увеливается до 100 м. На месте взрыва РГД-33, как правило, возможно, обнаружение наружной и внутренней трубки рукоятки, вкладыша, ударника, предохранителя запала.

Распространенным объектом исследований взрывных устройств промышленного изготовления является взрыватель УЗРГМ (УЗГМ-2) ручных гранат,

Унифицированный запал ручных гранат дистанционного действия (УЗГМ) применяется в качестве взрывателя как в гранатах РГД- 5, так и в гранатах Ф-1. В конструкцию УЗРГМ входит собственно запал и накольный механизм. Масса взрывателя составляет около 51 г, длина 52-55 мм. Взрыватель состоит из корпуса, пружины, шайбы, боевого либо учебно- имитационного ударника, кольца и некоторых иных деталей.

Как правило, на скобе с наружной стороны взрыватели УЗРГМ имеют маркировку, в которой отражены номер партии, год изготовления, тип запала, номер завода -изготовителя, выполненный клеймением. Учебные образцы могут иметь на скобе надписи «УЧ.», «ХОЛ».

Взрывные устройства самодельного изготовления это устройства, в которых хотя бы один из элементов изготовлен самодельным способом или установлена непромышленная или нерегламентированная сборка или снаряжение1. Конструкции самодельных взрывных устройств разнообразны, что не исключает, однако, возможность их классификации по различным основаниям.

Например, в зависимости от способа изготовления самодельные взрывные подразделяются на следующие группы:

1 См.: Дильдин Ю.М., Мартынов В. В., Семенов А.Ю., Стецкевич. А.А. Указ.соч. СЮ.

75

  1. Собранные полностью из элементов промышленного изготовления, предназначенных для производства взрыва;
  2. Выполненные с использованием отдельных элементов взрывных устройств промышленного изготовления;
  3. Выполненные с использованием отдельных деталей и узлов промышленного изготовления, не относящихся к
    конструкциям

промышленных взрывных устройств;

  1. Полностью самодельные взрывные устройства1.

По назначению самодельные взрывные устройства можно подразделить на самодельные боеприпасы и самодельные взрывные устройства, не относящиеся к боеприпасам. В свою очередь самодельные боеприпасы включают в себя следующие подвиды: самодельные боеприпасы типа а) «ручная граната», б) мина; в) другие возможные типы. Кроме этого, самодельные взрывные устройства, относящиеся к боеприпасам, по своему действию подразделяются на боеприпасы: а) осколочного действия; б) фугасного действия; в) осколочно-фугасного действия.

Самодельные взрывные устройства, не относящиеся к боеприпасам, подразделяются на взрывные устройства а) типа «взрывпакет»; б) подрывные заряды со средствами взрывания, изготовленные на месте производства взрывных работ в той или иной отрасли производства2.

В результате проведенного автором обобщения экспертной взрывотехнической практики в Центрально-Черноземном регионе РФ за период с 1996 по 2000 гг., устнаволено, что наибольшее распространение получили самодельные взрывные устройства: 1) собранные полностью из элементов промышленного изготовления (51%) 2) выполненные с использованием отдельных элементов взрывных устройств промышленного

1 См.: Дильдин Ю.М., Мартынов В. В., Семенов А.Ю., Стецкевич А.Д. Указ. соч.С. 11.

2 См. : Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А. Ю., Шмырев А.А.
Основы криминалистического исследования самодельных взрывных устройств.С.5.

76

изготовления, а также узлов промышленного изготовления, не относящихся к конструкции промышленных взрывных устройств (45%). В то же время объекты, входящие в заключительную классификационную группу (например, типа «Взрывпакет» составили незначительную часть (4%),

Например, в ходе обыска у гр-на Щ. В марте 1998 г. было изъято самодельное взрывное устройство, состоящее из стандартной 200 гр. тротиловой шашки, капсюля-детнатора типа КД-8А и огнепроводного шнура марки ОШП. Взрывное устройство было разоборудовано в ЭКУ УВД, капсюль-детонатор обезврежен. Такие же объекты, за исключением огнепроводного шнура, изъяты у гр-на П. в марте 1999 года. Аналогичное самодельное взрывное устройство, состоящее из 400 г. тротиловой шашки и взрывателя типа УЗРГМ-2, было использовано в ходе покушения на гр-на В1.

В результате обыска у гр-на Б., который вымогал от гр-н Воронежской области чужое имущество, был изъят ряд объектов, представляющих взрывотехничский интерес, и также входящих в рассматриваемую классификационную группу. Согласно заключению эксперта взрывотехника, изъятый у гр-на Б. предмет в виде гранаты является безоболочным взрывным устройством, состоящим из пластичного взрывчатого вещества типа гексопласт и стандартного взрывателя ручных гранат типа УЗРГМ. Самодельное устройство пригодно для производства взрыва. Помимо этого у гр-на Б. изъято пластичное бризантное взрывчатое вещество типа гексопласт, основным компонентом которого является гексоген; стандартные шашки имитации разрыва артиллерийских снарядов (ШИРАС -М); пять электродетонаторов типа ЭД-КЗ, которые содержат заряд инициирующего и бризантного вещества массой ,15 и 1, 15 г2.

1 См. Справка ЭКУ УВД Воронежской области о результатах проведения в 1998- 1999 г.г. взрывотехнических экспертиз и исследований по фактам криминальных взрывов и обнаружения взрывных устройств,

Там же.

77

Разнообразием отличаются конструкции самодельных взрывных устройств, входящих во вторую группу - выполненных с использованием отдельных элементов взрывных устройств промышленного изготовления. Например, в июле 1999 года в г. Воронеже на окне одного из домов были обнаружены предметы, сходные с самодельном взрывным устройством. По внешнему виду, конструкции, размерам, результатам химического и технического исследования эксперт взрывотехник сделал вывод о том, что представленные на экспертизу предметы являются частью взрывного устройства (СВУ) типа мины, в конструкцию которого входили:

-заряд бризантного взрывчатого вещества тротила, весом 300г., который является частью промышленно изготовленной тротиловои шашки- детонатора типа Т-1000;

-три элемента питания типа « Enermax», 4,5 в. каждый, соединенных последовательно;

  • электромеханические часы-будильник «Янтарь»; электродетонатор типа ЭДП.

В корпусе заряда кустарным способом выполнено гнездо для электродетонатора; Все элементы были соединены монтажными проводами в рабочую схему и перевязаны изоляционной лентой синего цвета.

Помимо классификации по способу изготовления, взрывные устройства также подразделяются по иным основаниям. Так, по целевому назначению в литературе выделяются следующие группы взрывных устройств:

а) непосредственно предназначенные для поражения людей, повреждения техники, разрушения сооружений и укреплений в условиях ведения боевых действий (штатные боеприпасы). Они являются предметом вооружения армий и производятся в большом количестве по государственным и отраслевым стандартам;

б) предназначенные для проведения диверсионно - террористических акций, убийств и других общественно-опасных деяний, совершаемых путем

78

взрыва как в мирное, так и в военное время (диверсионно- террористические средства). Данные устройства являются предметом вооружения специальных воинских формирований;

в) предназначенные для ведения взрывных работ в созидательных целях (перфораторы, генераторы давления, патроны-боевики и т.п.);

г) предназначенные для имитационно-пиротехничских, учебных и иных специальных целей и содержащие в своем составе взрывоспособные композиции1.

Обязательными компонентами всякого взрывного устройства является заряд взрывчатого вещества и средство инициирования.

В литературе предложено несколько определений взрывчатых веществ. Ю.М. Дильдин, В.В. Мартынов, А. Ю. Семенов, А. А. Шмырев определяют взрывчатые вещества как индивидуальные вещества или смеси веществ, способные под определенным внешним воздействием в конкретных условиях к быстрому химическому превращению, сопровождающемуся образованием сильно нагретых газов или паров»2.

По мнению А.А. Топоркова под взрывчатыми веществами следует понимать « специально изготловленые либо приспособленные химические соединения (системы химических соединений), которые обладают потенциальной способностью к химическому взрыву, в конкретных обстоятельствах пригодны для использования или фактически использованы в устройствах, совершающих предусмотренную для них работу за счет энергии взрыва »3.

Авторы Комментария к УК РФ, изданного под ред. В. И. Радченко, считают, что под взрывчатыми веществами следует понимать химические вещества и их

1 См.: Волынский В.А., Моторный И.Д. Указ.соч. С.5.

2 Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Взрывные устройства промышленного изготовления и их криминалистическое исследование. С.5

3 Монологи: криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности.С.237.

79

смеси, обладающие способностью к взрыву в результате
внешнего воздействия1.

Представляется, что указание на предназначенность для использования или фактическое использование таких веществ в устройствах, совершающих предусмотренную для них работу за счет энергии взрыва, обоснованно, поскольку позволяет отграничивать такие вещества от взрывоопасных смесей. Под последними понимают пары горючих жидкостей, горючих газов, которые взрываются при определенной концентрации взрывоопасных частиц в воздухе (так метан может взорваться при его концентрации в воздухе от 4%), либо при соприкосновении с открытым огнем. Как верно отмечалось в литературе, в отличие от взрывоопасных смесей для взрыва взрывчатых веществ не требуется кислорода из воздуха. В состав взрывчатых веществ входят две группы компонентов 1) окисляемые вещества- богатые водородом, азотом, углеродом или серой; 2) окислители - вещества с высоким содержанием кислорода. Этим обеспечивается компактность взрывчатых веществ и возможность их использования в любой среде, в том числе под водой2.

Классификацию взрывчатых веществ также можно произвести по различным основаниям.

  1. По особенностям применения указанные вещества подразделяются в взрывотехнике на следующие группы:

а) Инициирующие (первичного действия). Формой взрывчатого превращения здесь является детонация, причем детонация происходит спустя небольшой период времени после возникновения реакции горения. Взрывчатые вещества данного типа характеризуются способностью взрываться вследствие незначительных тепловых либо механических воздействий. К таким веществам, в частности, относятся тетразен, гремучая ртуть, азид или

1 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Под. ред. В. И. Радченко. М.,1996.С387.

•у

См.: Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ / Под ред. А. М.Ларина. М..1975.С. 12.

80

тринитрорезерцинат свинца. Применяются они в капсюлях
детонаторах, капсюлях воспламенителях, электродетонаторах;

б) Бризантные, дробящие вещества. Данные вещества гораздо более устойчивы к тепловым либо механическим воздействиям, чем вещества первичного действия. К веществам данного типа относятся тротил, тетрил, гексоген, октоген, тэн, нитроглицерин, пластит, динамит, пикриновая кислота, мелинит, динитротоулол, взрывные смеси: аммониты, углениты, динамоны, гранулиты. Указанные вещества используются как разрывные заряды в боеприпасах, а также как концентрированный источник энергии, используемый в той или иной производственной деятельности.

Кроме того, в криминальной практике распространение имеют механические смеси бризантного действия (например, изготовленные на основе аммиачной селитры).

в) Метательные взрывчатые вещества. Формой взрывчатого превращения в данном случае является горение. К веществам данного вида относятся дымные либо бездымные пороха. Бездымные пороха бывают нескольких типов: например, пироксилиновые - на летучем растворителе, нитроглицериновые, баллистные - на труднолетучем растворителе; кордиды, изготовленные с применением смешанного растворителя. К дымных порохам относятся, например пороха типа «Сокол», «Барс», черный порох. Как правило, вещества, входящие в данную группу, используются в качестве снаряжения боеприпасов к боевому, служебному и гражданскому оружию, но могут применяться вив иных целях, например, в виде шашек разных размеров в качестве ракетного топлива.

4) Пиротехнические составы. В большинстве случаев при характеристике данного типа взрывчатых веществ указывается на то, что они представляют собой механические смеси, основными компонентами которых являются окислитель, горючее и связующее вещество, предназначенные для создания светового, дымового или звукового эффекта, т.е. используются
в

81

осветительных, трассирующих, сигнальных, зажигательных маскирующих и учебно-имитационных средствах.1 По мнению автора, данная характеристика, неполна, ибо в самодельных взрывных устройствах, на что было обращено справедливое внимание в литературе, в качестве заряда нередко используется пиротехнический состав, включающий в себя те или иные вещества с окислительными свойствами (нитраты, хлораты, перманганаты, перхлораты) и вещества с горючими свойствами, (в частности нефтепродукты, фосфор, канифоль, угольный порошок, сера, мука, крахмал., металлы и соли некоторых металлов) . Основной формой взрывчатого превращения пиротехнических составов является горение (термитные составы), но иногда встречается и детонация (например, в случае использования смеси хлората с красным фосфором).

В литературе приводятся классификации взрывчатых вещества и по иным основаниям.

  1. По мощности (способности совершать работу в процессе взрывчатого превращения) указанные вещества подразделяются на мощные и маломощные;

  2. По форме взрывчатого превращения (способности гореть или детонировать) выделяются метательные (горение), бризантные и инициирующие (детонация) взрывчатые вещества;

  3. По чувствительности (способности взрываться от того или иного начального импульса) - чувствительные и нечувствительные;

  4. По назначению - промышленные, применяемые в народном хозяйстве, и военные, применяемые в военном деле;

5.По способу изготовления - самодельные и промышленные;

1 См. например, Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Взрывные устройства промышленного изготовления и их криминалистическое исследование. С.7; Монологи: криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности.С.236.

2 См.: Руководство для следователей /Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова.С.183.

82

б.По составу - индивидуальные взрывчатые вещества и их смеси; смеси взрывчатых веществ с инертным наполнителем, смеси веществ, приобретающих вызрвчатые свойства в процессе смешивания1.

Помимо заряда взрывчатого вещества, обязательным компонентом взрывного устройства является средства инициирования. Как верно отмечают В.А. Волынский и И.Д. Моторный, заряд и средство инициирования должны быть конструктивно объединены друг с другом. Иногда средство инициирования может представлять собой внешний источник энергии, но даже в этом случае он должен быть связан с зарядом и обладать способностью возбудить горение, взрыв или детонацию заряда.

Средство инициирования и исполнительный механизм, обеспечивающий задержку, безопасность транспортировки и применения, неизвлекаемость, необезвреживаемость, в совокупности образуют «средство для взрывания» -устройство, предназначенное для возбуждения (инициирования) взрыва заряда взрывчатого вещества. Например оригинальный исполнительный механизм был обнаружен при обезвреживании самодельного взрывного устройства в марте 2000 г. в аэропорту «Шереметьево-1» (г. Москва). Конструкция самодельного взрывного устройства представляла собой гранату РГД-5 с вынутой чекой. Предохранительная скоба была перемотана полиэтиленом. Граната, а также тротиловая шашка, были помещены в разрезанную пополам пятилитровую канистру, в которой на боку лежала бутылка с концентрированной серной кислотой. По замыслу преступников, кислота должна была разъесть полиэтилен, после чего сработал бы запал гранаты. Граната в свою очередь сдетонировала бы 200 граммовую шашку2.

См.: Дильдин Ю.М., Мартынов В.В. Семенов А.Ю., Стецкевич. А. Д
Основы криминалистического исследования самодельных взрывных устройств. С.7. 2 См.: Взрывное устройство в «Шереметьево-1» не сработало // Комсомольская правда. 31 марта 2000г.

83

В некоторых случаях средства взрывания могут отсутствовать, тогда возможность взрыва устройства обеспечивается его конструкцией и свойствами взрывчатого вещества.

В криминалистической литературе различают следующие способы взрывания:

  1. Огневой. В данном случае обычно используются огнепроводные (бикфордовы) шнуры, реже фитили. Такие средства воспламенения обеспечивают передачу на расстоянии луча огня и задержку времени между их воспламенением и взрывом заряда взрывчатого вещества. Например, в феврале 1998 года в г. Воронеже взрывом самодельного устройства, состоящего из пластиковой бутылки, наполненной черным дымным порохом, и фитиля. пропитанного легковоспламеняющейся жидкостью, была повреждена автомашина «Фольксваген», принадлежащая гр-ну Щ.

Из самодельных средств взрывания нередко используют зажигательные массы спичечных коробок. Например, в декабре 1998 года в дежурной части ЛОВД на ст. Ртищево у гр-на Ф. При личном досмотре было обнаружено и изъято самодельное взрывное устройство типа ручной гранаты осколочного действия, состоящее из металлического баллончика из-под сифона. снаряженного порохом и зажигательной массой спичечных головок.

Иногда в литературе выделяется электро-огневой способ подрыва, когда огнепроводный шнур поджигается электрозажигательным патрончиком.1

  1. Механический. Данный способ предполагает инициирование взрывчатого вещества или капсюля от удара, накола, трения (например, удаление чеки приводит к освобождению пружины, вследствие чего боек ударника бьет по капсюлю-воспламенителю, от которого срабатывает капсюль детонатор). Так, в сентябре 1998 года в г. Курске под автомобилем «Ауди-100», которую по

1 См. : Руководство для следователей /Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова.С.183.

84

доверенности водил гр-н К., сработало взрывное устройство типа « мина- ловушка», состоящее из корпуса гранаты типа Ф-1, взрывателя типа УЗРГМ -2. Использовался механический способ подрыва (растяжка). К кольцу взрывателя была привязана веревка, конец которой фиксировался при помощи металлического штыря, закопанного в землю. В данном случае произошло нештатное срабатывание взрывного устройства. Вероятными причинами нештатного срабатывания, согласно заключению эксперта- взрывотехника явились - извлечение части взрывчатого вещества - из корпуса гранаты Ф-1; истечение срока годности взрывчатого вещества - тротила, находящегося в корпусе гранаты типа Ф-1.

  1. Электрический способ взрывания. Здесь срабатывание устройства обеспечивается замыканием электрической цепи взрывателя, основным элементом которой является электровоспламенитель (элеткродетонатор), источник электрического питания и замыкатель.1 Например, в г. Тамбов в 1997г. в кв-ре гр-на О. было обнаружено самодельное взрывное устройство осколочно-фугасного действия электрического типа. Устройство было пригодно для производства взрыва. Самодельное взрывное устройство состояло из баллона, начиненного порохом, четырех проводов и двух лампочек. Средством инициирования служили две миниатюрные лампы накаливания. Для приведения устройства в действие необходимо было подать электрический ток на его выводные провода.

  2. Химический способ взрывания применяется достаточно редко, и видимо поэтому, не всегда включается в классификацию способов приведения взрывного устройства в действие. Однако. Как верно отмечают Ю.М. Дильдин, В.В. Мартынов и другие авторы, такой способ реализуется в результате химической реакции между при смешении (соединении) некоторых компонентов, например, концентрированной серной
    кислоты с гремучей

1 См.: Дильдин Ю.М., Мартынов В.., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Основы криминалистического исследования самодельных взрывных устройстве.58.

85

ртутью, дымным порохом, бертолетовой солью и сахаром, глицерина с « марганцовкой». Смешивание компонентов может проходить при раздавливании склянки с кислотой1.

См.: Дильдин Ю.М., Мартынов В.., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Основы криминалистического исследования самодельных взрывных устройств.С.65

86

Глава 3. Использование специальных познаний эксперта взрывотехника при осмотре места происшествия и других следственных действий.

1 .Понятие и принципы осмотра места происшествия с участием эксперта- взрывотехника. Следственные ситуации, возникающие на первоначальном этапе расследования.

Содержание термина «место происшествия» определяется в криминалистике посредством его отграничения от термина « место совершения преступления». Как верно отмечалось в литературе, место происшествия не обязательно должно совпадать с местом преступления, т. е. с тем местом, где было непосредственно совершено преступное посягательство1.

Так. Р.С. Белкин и Е.М. Лившиц под местом происшествия понимают участок местности или помещение, в пределах которого обнаружены следы совершенного преступления. В отличие от места происшествия местом преступления, по мнению данных авторов, считается район совершения преступления или наступления преступного результата, следы которого могли быть обнаружены и вне этого района. Если преступление совершено в одном месте, а следы его обнаружены в другом, налицо и место преступления, и место происшествия. Когда же преступление совершено в том же месте, где были обнаружены его следы, место происшествия и место преступления совпадают 2. Такое же мнение высказано и некоторыми другими авторами3.

1 См. например, Криминалистика /Под ред. Н.П. Яблокова. В.Я. Колдина. М.,1990.С242; Герасимов И.Ф. Криминалистическая классификация и особенности расследования преступлений в зависимости от места совершения преступных действий // Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений. Свердловск, 1980. С.4.

Белкин Р.С, Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М.1997.С.52, 3 См.:
Криминалистическая тактика: учебно-методическое пособие /Под ред. В.Н. Карагодина, Е.В. Шишкина. Екатеринбург, 1998.С23; Гинзбург А.Я., Белкин
А. Р. Криминалистика. Алматы,1998.С.99-100.

87

Несколько иначе определяет место происшествия А.А. Топорков. По мнению данного автора, место происшествия представляет собой «фрагмент пространства, в пределах которого произошло какое-либо юридически и криминалистически значимое событие. Чаще под местом происшествия понимается место совершения преступных действий (бездействия) и наступление вредных последствий содеянного либо только место реализации преступной активности, или только место обнаружения последствий содеянного, когда по признаку места указанные события не совпадают. В качестве места происшествия могут выступать и другие элементы пространства, с которыми связано совершение каких-либо акций преступника, обнаружение определенных вещных объектов (например, спрятанного оружия, укрытых трупов), имевших отношение к преступлению»1.

На взгляд автора, более обоснованно мнение А.А. Топоркова. Так, в ряде случаев, достаточно многочисленных, место происшествия не является местом совершения преступления, а, следовательно, на нем не могут быть обнаружены следы преступления и преступника. Так, получив сообщение о нахождение предмета, похожего на взрывное устройство, члены следственно-оперативной группы исследуют обстановку места происшествия, следы пребывания на ней определенных лиц, обнаруженные на данном месте объекты. По результатам проведенного осмотра составляется протокол. Однако, если в ходе дальнейших исследований, проведенных экспертом -взрывотехником, будет установлено, что обнаруженный объект не является взрывным устройством, в возбуждении уголовного дела будет отказано ввиду отсутствия события преступления. В данном случае определенное событие на этом месте произошло, (какое- либо лицо умышленно или по небрежности оставило на нем объект, сходный со взрывным устройством), но преступления

!См:. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые
образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. М.Д999.С.190.

88

совершено не было. Место происшествия существовало и
подвергалось исследованию, но места преступления не было.

Кроме того, по мнению автора, неправомерно вводить в определение «места происшествия» субъективный фактор - обнаружение на этом месте следов совершенного преступления. Полагаем, что в случае совершения преступления, места на которых остаются его следы, являются местами происшествия независимо от того, обнаружены ли эти следы работниками следствия или дознания. Правильнее в данном случае говорить о том, что на месте происшествия имеются следы криминально-значимого события.

С учетом изложенного, автор понимает под осмотром места происшествия осмотр участка местности (территории, помещения), на котором имеются следы криминально-значимого события, являющегося предметом расследования.

Наиболее часто эксперты-взрывотехники участвуют в осмотре мест происшествий при расследовании преступлений, предусмотренных следующими статьями УК РФ: ст. 105 (убийство); ст. 109 (причинение смерти по неосторожности); ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью); ст.205 (терроризм); ст. 207 (заведомо ложное сообщение об акте терроризма); ст.217 (нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах); ст. 222 ( незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств).

Применительно к теме работы можно выделить следующие типовые места (участки местности, территории, помещения), при осмотре которых могут быть обнаружены следы, являющиеся предметом взрывотехнических исследований:

  • места изготовления взрывных устройств и взрывчатых веществ - различные производственные помещения либо помещения, не являющиеся производственными, но приспособленные для самодельного изготовления указанных объектов. Проведенный автором анализ следственной практики по

89

делам, связанным с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств, показал, что чаще всего взрывные устройства изготавливались в жилых помещениях, либо подсобных помещениях (77%). В то же время 23% составили случаи изготовления взрывчатых веществ либо взрывных устройств в производственных помещениях;

  • места хранения (транспортировки) взрывных устройств или взрывчатых веществ. Согласно результатам обобщения, наиболее часто данные объекты хранились (постоянно носились) на теле и в одежде потерпевшего (38%); хранились в жилых помещениях (24%) ; в автомобилях (13%); в производственных (служебных) помещениях 9%; были спрятаны в укрытиях (тайниках) на приусадебных участках, лесопосадках, парках (8%); находились в иных местах 8%);

-места испытаний взрывных устройств и взрывчатых веществ. Чаще всего такие испытания производились на безлюдной местности, а также в лесных массивах (около 85%), гораздо реже в производственных и жилых помещениях - заброшенных стройплощадках, гаражах, складах, свалках.(13%), в подсобных помещениях по месту жительства (2%).

  • места установления взрывных устройств на месте предполагаемого взрыва (на характеристике таких мест мы останавливались в главе 2);
  • места взрывов. В результате проведенного автором обобщения экспертной и следственной практики установлено, что в Центрально- Черноземном регионе в 1998-2000 гг., криминальные взрывы чаще всего осуществлялись в домах (квартирах) граждан - 38%; во дворах частных жилых домов - 16%; в подъездах многоквартирных домов - 13%; возле или под автомобилями -13%; в помещениях коммерческих структур - 11%, в иных местах - 9 %. При этом разумеется, следует учитывать криминогенную обстановку в том или иной регионе. Так, В. П. Бахиным и М.А. Михайловым проведен анализ места производства криминальных взрывов в Автономной республике Крым (Украина), результаты которого существенного отличаются

90

от полученных автором показателей. В частности, 28,2 % (самый высокий показатель), составили случаи производства криминальных взрывов в коммерческих структурах; 11% в жилых помещениях, 10,1 % в подъездах, на лестничных клетках, 14,5% - в частных дворах, 2,6% в государственных учреждениях, 1, 8 % в правоохранительных органах1.

Здесь были перечислены места проведения криминальных взрывов.

Отметим, однако, что наиболее часто следственно-оперативным группам приходится осматривать иные места, а именно те, которые были указаны в анонимных сообщениях, а взрывные устройства, на них обнаружены, не были. В данном случае можно говорить о «лжеместах» происшествий. Например, в г. Воронеже за 1994 г. было зафиксировано 75 анонимных сигналов об установлении взрывных устройств в местах массового пребывания людей, из которых 46% в учебных заведениях, 15, 2% в зрелищных учреждениях и 8-10% в зданиях административных органов, вокзалах и поездах2.

Успешное проведение всякого осмотра места происшествия, в том числе по делам о криминальных взрывах, невозможно без соблюдения общих руководящих положений (принципов), выработанных криминалистической наукой. Наиболее часто в число данных принципов включают: неотложность следственного осмотра; единое руководство осмотром; использование при осмотре научно-технических средств, методов и помощи специалистов целеустремленность, постоянный анализ хода и результатов осмотра.3 Также к числу принципов следственного осмотра относят его безопасность, полноту, системность, поисковый характер,
объективность, соблюдение

1 См.: Бахин В.П., Михайлов В. А. Анализ криминальных взрывов. Симферополь,1999.С15.

См.: Тямкин А.В., Попов A.M. Тактика доследственного доказывания при проведении следственных действий по фактам взрывов при обнаружении взрывных устройств //Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Краснодар, 1995.С. 117-118.

См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995.С.41-45; Следственные действия. Криминалистические рекомендации, типовые образцы документов /Под ред. В.А. Образцова. М.,1999.С.178-179;

91

криминалистических правил обращения с объектами, подлежащими
осмотру, обеспечение сохранности обстановки.1

Не все из приведенных положений, по мнению автора, являются принципами осмотра места происшествия. В частности, понятия полнота и объективность осмотра включает в себя и системность осмотра и соблюдение криминалистических правил обращения с объектами, подлежащими осмотру, и обеспечение сохранности обстановки. В то же время, безусловно, правы те авторы, которые выделяют в качестве самостоятельного принципа осмотра его безопасность. Таким образом, основными принципами следственного осмотра, по мнению автора, являются: 1)безопасность осмотра 2)неотложность следственного осмотра; 3)единое руководство осмотром; 4) использование при осмотре научно- технических средств, методов и помощи специалистов.

Попытаемся далее определить специфику данных принципов, а также их действие применительно к осмотру по делам о криминальных взрывах.

  1. Безопасность следственного осмотра.

Данный принцип не случайно рассматривается нами в качестве первоочередного. Специфика расследования преступлений, связанных с использованием взрывчатых веществ или взрывных устройств заключается в повышенной опасности для жизни как лиц, ведущих расследование, так и возможных случайных жертв. В данном случае, безусловно, следует согласиться с утверждением специалистов в области вызрывотехники о том, что любые значимые результаты исследований не стоят жизни и здоровья людей. К сожалению, примеры, когда пренебрежение данным принципом приводило к тяжким последствиям, гибели членов следственно- оперативных групп, не являются единичными. Таким образом, первоочередною задачей членов следственно-операвтиной группы является обеспечение безопасности

См.: Следственные действия. С. 178-179; Криминалистическая тактика /Под ред. В.Н. Карагодина, Е.В. Шишкина. С.23.

92

т

ш

лиц, участ вующ их в осмот ре и
искл ючен ие
прис утств ия в ходе осмот ра посто ронн их1.

Дейст вия, напр авлен ным на обесп ечени е безоп аснос ти участ ников осмот ра либо иных лиц по рассм атрив аемо й катег ории дел, можн о подр аздел ить на следу ющие груп пы:

/. Дейс твия, напр авлен ные на обесп ечени е безоп аснос ти осмо тра на стад ии подго товк и к данно му следс твенн ому дейс твию . Доля таких дейст вий в обще й систе ме мер, напр авлен ных на обесп ечени е безоп аснос ти при осмот ре по дела м иссле дуем ой катег ории, являе тся наиб ольш ей. Очев идно, что пред почти тельн о пред отвра щени е само й возм ожно сти пора жени я люде й в случа е взры ва, неже ли орган изаци я защи ты лиц, нахо дящи хся в опасн ой зоне. Необ ходи мыми дейст виям и, входя щим в данн ую груп пу, явля ются:

  • эвак уация с мест прим ыкаю щих к месту осмот ра всех посто ронн их лиц, не явля ющи хся члена ми следс твенн о- опера тивно й груп пы;
  • опр еделе ние опасн ой зоны в случа е возм ожно го потен циаль ного взры ва и удале ние из нее всех посто ронн их лиц;
  • орган изаци я оцепл ения, искл ючаю щего допус к к месту прои сшест вия посто ронн их лиц, в том числе работ ников прав оохр аните льны х орган ов, не явля ющи хся члена ми следс твенн о- опера тивно й груп пы;

  • макси маль ное огран ичени е числа участ ников следс твенн о- опера тивно й груп пы лишь теми лица ми, в чьи проф ессио нальн ые обяза нност и вход ит иссле дован ие взры вчат ых вещес тва и взры вных устро йств;

1 О соблюдении принципа безопасности осмотра по делам исследуемой категории см. также: Аполлонов А. Ю. Методические рекомендации по действию сотрудников ОВД при обнаружении взрывных устройств, осмотре места взрыва и подготовке материалов для назначения взрывотехнических экспертных исследований. М.,1996; Временная инструкция по очитке местности и объектов от взрывоопасных предметов в зоне вооруженных конфликтов.М.,1995; Моторный И. Д. Подшибякин А.С. Осмотр места происшествия по факту взрыва: криминалистическая технология работы со следами // Информационно-методический сборник военной прокуратуры Приволжского военного округа. Самара, 1999.

93

  • проведение экспертом взрывотехником тщательного инструктажа иных членов следственно-оперативной группы, если их участие в производстве осмотра необходимо;
  • обеспечение членов следственно-оперативной группы средствами индивидуальной защиты, предохраняющими от последствий возможного взрыва (специальными взрывозащитными костюмами, взрывозащитными одеялами из специальной ткани, защищающими от поражающих факторов взрыва);
  • -создание в пределах границы опасной зоны различных заградительных, (защитных) конструкций, ослабляющих либо полностью защищающих от действия поражающих факторов возможного взрыва;

2.Действия, направленные на обеспечение безопасности участников осмотра во время его проведения:

-первоочередное использование во время осмотра средств и методов, исключающих непосредственный контакт человека с предметами, сходными с взрывными устройствами или взрывчатыми веществами (дистанционных манипуляторов и робототехнических комплексов, оборудованных видеокамерами и иными средствами визуального дистанционного осмотра таких предметов);

-использование специально обученных служебных собак, оценка и проверка их реакции;

-использование при невозможности обеспечить безопасность участников осмотра гидродинамических разрушителей («водяных пушек»), стреляющих устройств различного типа, приводящих к разрушению предмета, сходного со взрывным устройством, без непосредственного контакта с ним человека;

  • подрыв предмета, сходного со взрывным устройством, путем использования накладных зарядов, т. е при контактировании с данным объектом;

94

  • использование средств и методов, дающих возможность провести исследование взрывоопасных предметов без вскрытия их оболочки (например, рентгенографирования с помощью рентгеновского аппарата «Inspector»);

  • осуществление поисковых мероприятий на месте происшествия лишь после обследования данного места специалистом в области взрывотехники;

S. Действия, направленные на обеспечение безопасности осмотра места происшествия после его проведения. Такие действия необходимо предпринимать в случае обнаружения в ходе осмотра взрывного устройства либо предмета, сходного с ним , если имеется возможность их транспортировки без ущерба для безопасности.. К таким действиям относятся:

  • упаковка указанных объектов по определенным правилам: запрещено размещения в одной упаковке средств взрывания и основного заряда взрывчатого вещества, а также средств инициирования электрического действия и источников электропитания, оголенные концы проводов должны быть изолированы (скручены); запрещено применение в качестве упаковки металлических емкостей, непосредственно контактирующих с взрывчатым веществом.
  • использование в случае обнаружения на месте происшествия взрывного устройства, подлежащего транспортировке взрывозащитных контейнеров (встроенных в конструкцию автомобиля либо ручных) для эвакуации взрывных устройств с места происшествия; при невозможности использования этих объектов, допустимо использование ящиков из деревянного бруса сечением не менее 100 х 100 мм, заполненных песком, либо использование скрепленных друг с другом и наполненных ветошью автомобильных покрышек;
  • подрыв взрывного устройства либо предмета, сходного с взрывным устройством, путем использования накладных зарядов, т. е при контактировании с данным объектом в случаях, если его транспортировка сопряжена с угрозой для безопасности людей.

95

На практике приведенные криминалистические
рекомендации

соблюдаются не всегда. Так, при обнаружении самодельного взрывного устройства в г. Воронеже в июле 1999 г. были допущены нарушения требований принципа безопасности при осмотре места происшествия. После обнаружения жильцами одного из домов сходного с взрывным устройством предмета, находящегося в полиэтиленовом пакете, они сообщили об этом в милицию. Прибывший по вызову, участковый инспектор милиции не принял каких либо мер к обеспечению собственной безопасности, взял пакет в руки и перенес его в строительную траншею, находящуюся на удалении от жилого массива. Мужественный поступок данного работника милиции был бы обоснованным и разумным, если бы он не был сопряжен с прямой угрозой для его жизни. Вызванный же на место происшествия эксперт-взрывотехник УФСБ, действовал квалифицированно, соблюдая меры безопасности. С использованием бомбового костюма он осуществил вскрытие пакета и обнаружил в нем самодельное взрывное устройство1.

Также квалифицированно действовали участники следственно-оперативной группы, в том числе эксперт-взрывотехник на месте обнаружения самодельного взрывного устройства на станции Тамбов в апреле 1997 г. После принятия мер к обеспечению безопасности окружающих, предмет был осмотрен. Он представлял собой баллон длиной 455мм и диаметром 70 мм. Масса предмета составляла 2630 граммов. Внешняя поверхность предмета окрашена лакокрасочным материалом красного цвета. Из боковой поверхности предмета выходили 4 провода, скрученные по два в полимерной изоляции.

С целью установления внутренней конструкции предмета было произведено его рентгенографирование с помощью рентгеновского аппарата «Inspector». В качестве средства визуалицаии использовались рентгеновская пленка РТ-3.

1 См.: Заключение эксперта-взрывотехника по уголовному делу № 99173414 от 18.08.99. Архив ЭКУ УВД Воронежской области за 1999 год.

96

Однако, в результате рентгенографирования не удалось получить изображение внутренней конструкции предмета.

Учитывая первичные признаки возможной взрывоопасности предмета (герметичный металлический корпус, наличие выводных проводов, положительную реакцию служебной собаки) было принято решение о дистанционном расснаряжении предмета с помощью специальных механических приспособлений. Однако, вскрыть корпус предмета не удалось.

После этого было принято обоснованное решение о подрыве данного предмета. Для подрыва были использованы две боевые линии (саперные провода). Подача электрического импульса производилась с помощью прибора КПМ -1А. После подачи электрического импульса, произошел взрыв. Место взрыва было осмотрено, и обнаруженные объекты изъяты1.

Приоритет принципа безопасности осмотра в данном случае предполагает и некоторое ограничение действия иных принципов следственного осмотра, в частности неотложности следственного осмотра и его единого руководства.

Неотложность (своевременность) следственного осмотра. В криминалистической литературе неоднократно подчеркивалась важность данного принципа следственного осмотра. Как верно отмечает О. Я. Баев, неотложность следственного осмотра обусловлена
следующими

взаимосвязанными причинами: 1) быстрыми и необратимыми изменениями самого объекта, влекущими невосполнимые утраты в возможностях непосредственного восприятия следователем обстоятельств и следов, связанных с преступлением и значимых для его раскрытия и расследования; 2) результаты следственного осмотра, как правило, служат исходной информацией, основой дальнейшего расследования, определения наиболее перспективных его направлений, выдвижения и отработки версий2.

См.: Заключение эксперта-взрывотехника по уголовному делу № 971078. Архив ЭКУ УВД Воронежской области за 1997. См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж,!992.С.40.

97

Ф Однако при организации осмотра места происшествия, на котором имеются

или возможно обнаружение взрывных устройств, существует определенная специфика. Нет сомнений, что оперативное прибытие следственно-оперативной группы на такое место происшествия не только желательно, но и крайне необходимо.. В практике зафиксированы случаи, когда взрывные устройства на месте происшествия удавалось обезвредить за несколько минут и даже секунд до взрыва. Таким образом, применительно к рассматриваемой категории дел, можно выделить третью причину, третий фактор неотложности проведения следственного осмотра - обеспечение безопасности людей, предотвращение крупного материально ущерба.

Между тем, как показывает обобщение уголовных дел, оперативность прибытия следственно-оперативной группы на место происшествия оставляет желать лучшего. Показательны здесь результаты изучение уголовных дел за период с 1996 по 1999 год о наиболее опасных преступлениях исследуемой категории - убийствах с применением взрывных устройств, в г. Воронеже и Воронежской области. Время прибытия следственно-оперативной группы на

л место происшествия с момента получения сообщения о
совершенном

преступлении и до начала проведения осмотра составляло от 30 до 50 минут.

Определяя специфику принципа неотложности следственного осмотра по исследуемой категории дел, необходимо учитывать еще одно обстоятельство. Следователь и работники органов дознания, несмотря на обоснованное стремление приступить к производству следственного осмотра как можно скорее, должны в первую очередь определенное время затратить на принятие мер безопасности, о которых речь шла ранее. Во вторых, общему и, тем более детальному осмотру объектов, находящихся на месте происшествия, должно предшествовать предварительное исследование данных объектов экспертом-взрывотехником. Как справедливо подчеркивают В.А. Волынский и И.Д. Моторный, во всех случаях опасным является такое состояние предмета, когда

м, заряд взрывчатого вещества и средство инициирования находятся в контакте

98

ф друг с другом или в непосредственной близости друг от друга. В таком виде

детали взрывного устройства не могут быть подвергнуты осмотру. Поэтому следователь (оперативный работник) должен убедиться, были ли специалистом взрвотехником предприняты конкретные действия, направленные на разъединение заряда взрывчатого вещества и средства инициирования1.

Единое руководство осмотром Авторы, занимающиеся проблемами криминалистической тактики отмечают, что указанный принцип означает, что независимо от количества участников осмотра руководит осмотром всегда одно лицо - следователь (сотрудник органа дознания), указания которого обязательны для всех участников осмотра.2 Что касается роли и значения участия в осмотре специалиста, то подчеркивается, что иногда сам следователь передоверяет без необходимости производство отдельных действий в процессе осмотра тем или иным специалистам, в нем участвующим. Это касается, например, не только выявления, фиксации и изъятия невидимых следов, что действительно, должен производить специалист по указанию и под руководством следователя, но и изучение следов видимых, наружный осмотр и

^1 предварительное исследование которых является, несомненно, прерогативой

следователя3.

По мнению автора, специфика осмотра места происшествия по делам, связанным с криминальными взрывами, требует некоторого ограничения действия принципа единого руководства следователем осмотром места происшествия. Фактором, который делает такое ограничение необходимым, является задача обеспечения безопасности проведения осмотра. Ведущая роль

1 См.: Волынский В.А., Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические методы и средства их обнаружения, обезвреживания, осмотра места взрыв. М, 2000.С.17.

См.: Белкин Р.С., Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. С.50; Следственные действия / Под ред. Образцова В. А. С. 179.

Щ См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995.С.45.

99

в решении данной задачи должна принадлежать специалисту в области взрывотехникики. Разумеется, это не означает, что эксперт -взрывотехник принимает на себя руководство осмотром места происшествия. В целом он, как и другие участники осмотра, обязан подчиняться указаниям и распоряжениям следователя. Более того, по мнению автора, эксперт- взрывотехник (как и все иные специалисты, участвующие в осмотре), должны представлять следователю письменный отчет о результатах своей деятельности на месте происшествия. Эти отчеты должны приобщаться к материалам уголовного дела. Думается, что такое положение будет способствовать повышению ответственности специалистов, участвующих в осмотре, а в конечном счете эффективности их деятельности.

Однако при решении локальной задачи - обеспечения безопасности осмотра, его мнение должно быть решающим. Следователь, обладающий в силу ряда объективных факторов недостаточными познаниями в области взрывотехники, может не «разглядеть» опасности, угрожающей членам следственно-оперативной группы, что в свою очередь может повлечь трагические последствия.

Решение локальной задачи -обеспечение безопасности осмотра места происшествия по делам, связанным с криминальными взрывами, требует закрепления доминирующего (руководящего) положения
эксперта-

взрывотехника при проведении следующих мероприятий:

1) определения границы места происшествия, в рамках которых будет производится осмотр;

3) определения способа первоначального осмотра места происшествия; 4) 5) первоначальное визуальное либо техническое исследования взрывных устройств либо предметов, сходными с ними; 6) 5) расснаряжения (обезвреживание) взрывных устройств на месте происшествия всеми способами;

100

4k 6) перемещения взрывных устройств на месте происшествия, все

манипуляции с не обезвреженными взрывными устройствами;

7) помещения не обезвреженных взрывных устройств в контейнеры для их перевозки или переноски.

Для четкого закрепления ведущей роли специалистов в области взрывотехники и избежания конфликтов с общим руководителем осмотра -следователем, необходимо, по мнению автора, внести дполенения в уголовно-процессуальный закон.

_ Предлагается в частности дополнить норму, регулирующую
порядок

осмотра места происшествия, следующим положением: При осмотре места происшествий, где велика вероятность обнаружения взрывных устройств либо иных объектов, угрожающих безопасности жизни и здоровья людей, следователь и иные участники следственно-оперативной группы имеют право приступить к осмотру обьектов на месте происшествия лишь после разрешения специалиста в области взрывотехники либо в области техники безопасности иных сфер деятельности . Первоначальное исследование взрывных устройств

^ и предметов, сходными с ними, кроме случаев, не терпящих отлагательств,

I осуществляется лишь специалистом в области взрывотехники.

Использование при осмотре научно-технических средств, методов и помощи специалистов.

Специфика данного принципа применительно к рассматриваемой автором категории преступлений, проявляется в следующих факторах:

1) Участие специалистов в области взрывотехники при осмотре месте происшествия, связанного с обнаружением либо применением взрывных устройств, должно быть обязательным. Об этом речь шла в главе 1 работы.

2) К осмотру места взрыва должны быть привлечены не только специалисты в области взрывотехники различного профиля. Как верно отмечает И.С. Таубкин, при осмотре мест происшествий по делам о взрывах

|| на различных объектах народного хозяйства, в осмотре места происшествия

101

желательно участие специалистов (экспертов): по горению, взрыву, технолога, электрика, механика, строителя, металловеда. Состав группы может меняться в зависимости от конкретных обстоятельств возникновения и протекания взрыва, а также его последствий1. Ранее мы упоминали важную роль в ходе осмотра места происшествия по делам о криминальных взрывах специалиста в области судебной медицины. При этом эффективной, по мнению автора, является практика, используемая на заключительной стадии осмотра. Она заключается в совместном осмотре следователем и специалистами разного профиля обнаруженных компонентов взрывных устройств и следов их применения. Естественно, данный осмотр должен производится после первоначального осмотра, эксперта-взрывотехника и с его непременным участием. Такой совместный осмотр и последующее экспрессное обсуждение специалистов различного уровня дает возможность создать предварительную модель механизма исследуемого события, что придает расследованию направленность и смысл. Иногда в ходе таких совместных осмотров вырабатывается основа и для криминалистических версий

2) Принцип независимости следователя в принятии решении о применении технико-криминалистических средств, обоснованно

аргументированный П.Т Скорченко и другими авторами2, в данном случае, должен иметь ограничение. Когда речь идет об обнаружении взрывных устройств, квалификация специалиста в области взрывотехники априори выше, нежели квалификация следователя. Причем, специалист в области взрывотехники, самостоятельно определяя и применяя средства обнаружения взрывных устройств, обеспечивает большую безопасность проведения осмотра.

См.: Методические рекомендации следственно-прокурорским работникам по подготовке материалов для производства судебных экспертиз по делам о взрывах на различных объектах народного хозяйства (в промышленности, на транспорте, в коммунальном хозяйстве) / Под ред. Х.М. Тахо-Годи.М.,1980.

См.: Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое
обеспечение расследования преступлений. М.,1999.С.26-27.

102

Поэтому здесь последнее слово в выборе технико- криминалистических средств обнаружения взрывных устройств должно оставаться за специалистом в области взрывотехники. Что же касается средств исследования обстановки места происшествия после обезвреживания взрывного устройства или дачи заключения специалистом в области взрывотехники о безопасности проведения осмотра на месте взрыва, то здесь независимость следователя в принятии решений о применении технико-криминалистических средств вновь приобретает «статус кво».

То же самое можно сказать о допустимости принципа применения технико- криминалистических средств как самими следователем, так и по его поручению специалистом. Применять средства обнаружения взрывных устройств, должен специалист.

На месте происшествия по делам исследуемой категории специалист в области взрывотехники и другие члены следственно-оперативной группы, применяют так называемые средства «полевой криминалистики». Данный условный термин сформулирован Р. С. Белкиным и включает в себя технико-криминалистические средства и методы работы с доказательствами, которые используются или могут быть использованы не в кабиненете следователя или в лабораториях эксперта, а непосредственно в «полевых условиях» - на месте происшествия при его осмотре или при производстве на этом месте иных следственных действий или исследовательских экспертных операций1.

Одной из аксиоматических положений криминалистики является правило, в соответствии с которым организация и тактика осмотра места происшествия определяется сложившейся на данном этапе расследования следственной ситуацией. Под следственной ситуацией в криминалистике понимается модель (модели) реальной обстановки, характеризующую основные особенности

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1988.С.37.

103

% последней, наиболее существенные для определения тактики и методики

различных этапов расследования как преступлений в целом, так и криминалистичски определенных видов и разновидностей преступлений в частности1.

Следственные ситуации классифицируются по различным основаниям. Выделяют, например, ситуации проблемные, конфликтные, ситуации тактического риска, организационно неупорядоченные, комбинированные, смешанные . В связи с тематикой нашего исследования наибольший интерес предствяют исходные следственные ситуации, возникающие на первоначальном этапе расследования преступлений, связанных с применением взрывных устройств. Обусловлено это тем, что специалист в области взрывотехники большую часть своих профессиональных обязанностей выполняет на первоначальной стадии расследования. Причем в условиях исходной следственной ситуации его действия нередко предопределяют успех либо неуспех расследования в целом.

Среди авторов, занимающиеся проблемами методики расследования

. криминальных взрывов, нет единства мнений по поводу
количества

первоначальных (исходных) следственных ситуаций.

Так, А. А. Топорков считает, что наиболее распространенными ситуациями, складывающимися на момент возбуждения уголовного дела, являются:

  1. Взрыв объекта осуществлен с помощью взрывного устройства;
  2. Взрыв объекта при неизвестности его причины (не установленного происхождения)
  3. Поступление в правоохранительные органы сообщения о заминировании конкретного объекта.
  4. См.: Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж,1984. С.7. 2 О классификации следственных ситуаций см.: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных Щ ситуаций. Свердловск, 1987. С.7-26.

104

  1. Обнаружение предмета, могущего быть взрывным устройством1. По мнению В.П. Бахина и М.А. Михайлова типичными ситуациями применительно к криминальным взрывам являются следующие:

  2. Имеется информация о готовящемся взрыве или проявлении определенными лицами интереса к ВВ и ВУ;
  3. Взрывное устройство, материалы и средства для его изготовления обнаружены при досмотре, задержании, обыске и т.п.;
  4. Наличие сведений о заминированном объекте или обнаружении предмета, похожего на ВУ;
  5. Произошел взрыв;
  6. Анонимное сообщение о готовящемся взрыве.
  7. Прямое заявление о планируемом взрыве, например, угроза взорвать себя или заложников2.
  8. В литературе выделяются и некоторые иные виды исходных ситуаций, возникающих при расследовании криминальных взрывов3.

Попытаемся кратко проанализировать приведенные классификации. По мнению автора неправомерным является выделение А.А. Топорковым взрывов объекта осуществленных с помощью взрывного устройства и взрывов при неизвестности их причин. В данных случаях, речь идет о первоначальных, исходных следственных ситуациях, складывающихся, как подчеркивает А.А. Топорков, на момент возбуждения уголовного дела. На этапе возбуждения уголовного дела, тем более до осмотра места происшествия, нельзя категорически утверждать, что взрыв произошел в результате срабатывания

См.: Монологи: Криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности. Иркутск, 1999.С.241.

См.: Бахин В.П. . Михайлов В.А. Особенности расследования криминальных взрывов. Симферополь. 1999 .С. 18-19.

3 См.: Забарин С.Н., Казакевич О.Ю., Котов И. А., Прозоров А.А., Селиванов Н.А. Расследование преступлений, совершенных с применением взрывных устройств // Информационный бюллетень СК МВД России. М., 1995.№1 (82).С.226-227; Криминалистика /Под ред. В. А. Образцова. М.,1997.572-573.

105

взрывного устройства. Иногда, первоначальный визуальный осмотр обстановки места происшествия дает основания полагать, что взрыв произошел в результате срабатывания взрывного устройства, хотя на самом деле причиной взрыва могла быть иной. Например, в багажном отсеке автомобиля произошел взрыв канистр с горючим. Иногда преступники стараются замаскировать взрыв, совершенный с помощью взрывного устройства, под « бытовой» или « технологический». Поэтому выделять на этапе возбуждения уголовного дела категории взрывов - по неизвестным причинам и с помощью взрывного устройства, необоснованно.

Классификация следственных ситуаций, предложенная В.П. Бахиным и В.А. Михайловым более развернута, но включает в себя дублирование. Так, анонимное сообщение о готовящемся взрыве, прямое заявление о планируемом взрыве, наличие сведений о заминированном объекте или обнаружении предмета, похожего на взрывное устройство, должны, по мнению автора, быть объединены в одну группу, так как во всех случаях речь идет об информации о возможном нахождении взрывного устройства на определенном м месте.

С учетом специфики исследования автор считает целесообразным выделение следственных ситуаций с точки зрения из значимости для специалиста в области - взрывотехники, эксперта-взрывотехника. Ка к

отмечалось ранее, такой специалист в области, как и всякий иной специалист, решает достаточно специфические задачи, которые не совпадают по своему объему с задачами расследования в целом. Поэтому такие ситуации можно назвать следственными лишь условно, скорее это « экспертные ситуации», возникающие на первоначальном этапе расследования. С учетом

изложенного, автор предлагает выделять в качестве первоначальных, (исходных) следующие ситуации такого типа.

1) Имеется информация о том, что на определенном объекте находиться

взрывное устройство с неизвестными характеристиками, причем его

конкретное местонахождение не указано.

106

2) Имеется информация о том, что в определенном месте находится взрывное устройство с неизвестными конструктивными особенностями. 3) 4) Имеется информация о том, что в определенном месте находится взрывное устройство, конструкция которого известна или предполагается с высокой степенью вероятности. 5) 6) Имеется информация о том, что произошел взрыв на территории предприятия, технологический процесс которого сопряжен с присутствием взрывоопасных смесей. 7) 8) Имеется информация о том, что произошел взрыв в жилом доме, иных местах скопления людей. 9) 10) Имеется информация о том, что произошел направленный взрыв, небольшой разрушительной силы, указывающей на вероятном уровне на совершение « криминального взрыва», носящего заказной характер. 11) Рассмотрим далее действия специалистов в области взрывотехники в условиях выделенных ситуаций.

107

  1. Выявление и предварительное исследование на месте
    происшествия взрывных устройств и следов взрыва.

Независимо от вида исходной «экспертной» ситуации, специалист в области взрывотехники должен иметь в своем распоряжении средства полевой криминалистики общего назначения, т.е., которые используются для обнаружения и фискасации следов и при осмотре мест происшествий, не связанных с криминальными взрывами. К ним относятся:

1) средства фото и видеозаписи, при помощи которых фиксируется общая обстановка на месте происшествия, отдельные объекты и следы;

2) измерительные инструменты и приспособления; средства вычислительной техники, позволяющие производить первоначальные расчеты на месте происшествия - микрокалькуляторы, логарифмические линейки;

3) средства позволяющие обнаружить и рассмотреть микрообъекты на месте происшествия - лупы, увеличительные стекла;

4) средства, позволяющие демонтировать отдельные объекты на месте происшествия, взять образцы грунта - лопатки, набор отверток, гаечных ключей, нож, топорик, стеклорезы, ножницы по металлу, ножовка;

5) средства визирования - проволоки, отвесы, лазерные прицелы к стрелковому оружию;

3) средства маркирования и хранения отдельных следов, обнаруженных на месте происшествия - стеклянные и полиэтиленовые емкости с пробками, обеспечивающими герметичность и т.п.;

5) средства, направленные на исключение посторонних на месте происшествия - оградительные ленты, предупреждающие плакаты и т.д.;

6)осветительное оборудование. Основная задача в первых двух
обозначенных нами экспертно-следственных ситуациях, т.е. когда имеется информация о нахождении на определенном объекте взрывных устройств или предметов, сходных с

108

ними, является поиск данных взрывных устройств. Независимо от того, имеется ли информация о конкретном местонахождении взрывного устройства, специалист в области взрывотехники не должен немедленно приступать к обследованию именно данного места, ибо всегда есть вероятность нахождения на месте происшествия иных взрывных устройств, иногда специально замаскированных.

По прибытии на место происшествия, специалист в области взрывотехники совместно со следователем должны, прежде всего, принять меры к обеспечению безопасности участников осмотра и иных лиц. Спорна рекомендация А. Топоркова о том, что если обследуемый предмет находится в многолюдном месте, то его необходимо накрыть бронезащитным одеялом или ящиками, мешками с песком, а после удаления людей продолжить исследование1. Представляется, что в любом случае люди должны быть безотлагательно удалены с места обнаружения предмета, сходного с взрывным устройством, так как сами манипуляции по накрыванию такого объекта бронезащитным материалом, тем более мешками с песком, могут привести к срабатыванию взрывного устройства.

Должна быть определена опасная зона, за пределы которой на первоначальной стадии - поиске взрывного устройства, должны быть удалены все лица, кроме специалистов в области взрывотехники. Большинство авторов склонны полагать, что она, во всяком случае, должна составлять на открытой местности не менее 300 м. от предполагаемого нахождения взрывного устройства (или) устройств .

См.: Топорков А. Собирание и исследование объектов взрывотехники
//Записки криминалистов.М.,1994. Вып. 4. С.214.

См.: например. Тямкин А.В., Попов A.M. Указ.соч. С.119; Евстигнеева О. Подготовка к осмотру места взрыва // Законность. 1999. №11.С. 12.; Руководство для следователей /Под ред. Н.А. Селиванова. М. 1997.С.185.

109

Щ Во время нахождения в опасной зоне эксперт-взрывотехник должен быть

снаряжен соответствующим образом. На нем должен быть специальный защитный комплект - «бомбовый костюм», при нем должны находится также бронезащитные одеяла, и другие портативные средства защиты.Перед осуществлением поиска взрывных устройств непосредственно специалистом в области взрывотехники, необходимо предварительно применять служебно-розыскную собаку, натренированную на обнаружение взрывчатых веществ. Следует согласиться с мнением специалистов о необходимости использования

ж служебно-розыскной собаки в каждом случае поиска взрывного устройства1. К

сожалению, на практике, данное правило иногда игнорируется, также как и требование об оснащении эксперта-взрывотехника специальным костюмом.

Если реакция служебно-розыскной собаки была положительной, и она обнаружила искомый предмет, сходный с взрывным устройством, необходимо использовать комплекты дистанционных манипуляторов и робототехнических комплексов, обраудованных видео камерами для дистанционного внешнего осмотра обнаруженных объектов.

^ После обследования места происшествия служебно-розыскной собакой, не

давшего результатов, к поиску взрывных устройств приступает специалист в области взрывотехники. При этом он использует ряд технических средств и методов, позволяющих обнаружить взрывные устройства. К ним относятся криминалистические и армейские металлоискатели различных типов, газоанализаторы. Используются стетоскопы и виброфоны, предназначенные

л для обнаружения хода часового механизма взрывных
устройств.

Категорически запрещается вести поиск взрывных устройств с

*

1 См.: Волын скийв В.А., Мотор ный И.Д. Указ.с оч. С.8.

по

помощью щупа, так как верно отмечает А.А. Топорков, можно затронуть и привести в действие взрывной механизм1.

При обнаружении предмета, имеющего признаки взрывного устройства, возникает третья из обозначенных нами экспертных ситуаций - имеется информация о том, что в определенном месте находится взрывное устройство, конструкция которого известна или предполагается с высокой степенью вероятности.

В условиях такой ситуации необходимо, не производя с обнаруженным объектом никаких манипуляций, с помощью средств дистанционного наблюдения тщательно осмотреть и зафиксировать его внешние особенности, в частности, произвести дистанционную фотосъемку,
видеозапись

обнаруженного объекта с различных ракурсов.

Следует иметь ввиду, что если имеются достаточные подозрения на наличие в конструкции взрывного устройства элемента замедления, нельзя осуществлять детальный осмотр, фотографирование, видеозапись до полного расснаряжения либо подрыва объекта

Если таких подозрений нет, специалист в области взрывотехники приступает к обследованию обнаруженного объекта, не прибегая к его вскрытию. В частности при этом рекомендуется применять портативное рентгеновское оборудование типа «Особняк-4» или «Инспектор». Данные приборы позволяют исследовать конструктивные особенности предметов, сходных со взрывными устройствами без вскрытия их оболочки.

Если проведенное исследование подтверждают предположение о том, что обследуемый предмет является взрывным устройством, специалист в области взрывотехники принимает решение о его обезвреживании на месте либо транспортировке. При этом, как верно отмечалось в литературе, при проведении работ со взрывоопасными объектами необходимо согласование интересов следствия и действий по обезвреживанию обнаруженных объектов: с

См.: Топорков А. Собирание и исследование объектов взрывотехники. С.214.

Ill

одной стороны существует стремление к максимальному сохранению вещественных доказательств, с другой - уничтожение его объекта в случае его опасности. Правы А.В. Тямкин и A.M. Попов, когда приходят к выводу о том, что требование безопасности, играет здесь ведущую роль.

Решение об обезвреживании взрывного устройства на месте происшествия обусловливается несколькими факторами. Они принимается тогда, когда гарантируется высокая степень безопасности лица, производящего обезвреживание; во взрывном устройстве нет приспособления неизвлекаемости; имеется доступ к элементами исполнительной схемы и средству инициирования, так как известна конструкция и принцип действия взрывного устройства; имеются технические средства, позволяющие произвести обезвреживание объекта; специалист,.
производящий

обезвреживание, обладает достаточной квалификацией.

Если принимается рещение о невозможности обезвредить взрывное устройство на месте происшествия, решается вопрос о его транспортировке либо демонтаже (подрыве) непосредственно на месте происшествия. Условиями, позволяющими принять решение об эвакуации взрывного устройства, в литературе справедливо называют: определение возможности механических перемещений устройства для его помещения во взрывозащитный контейнер, наличие большого количества деталей и частей устройства и ограниченность во времени работы на месте происшествия, плохие или ухудшающиеся погодные условия на месте происшествия, неблагоприятная оперативная обстановка2.

При демонтаже (подрыве) взрывного устройства на месте происшествия либо после его транспортировки с места происшествия за пределы населенного пункта, специалист в области взрывотехники должен учитывать следственный интерес и принять все меры к тому, чтобы, следователь получил возможность

1 Тямкин А.В., Попов A.M. Указ.соч. С. 120.

•у

См.: Волынский В.А., Моторный И.Д. Указ.соч. С. 16.

112

максимально полно и эффективно обнаружить следы взрыва, имеющие значение для формирования доказательств по делу.

Тактически грамотно в данном случае поступили участники следственно- оперативной группы, производившие осмотр по факту обнаружения предмета, сходного с взрывным устройством, который хранил гр-н О. Учитывая признаки высокой взрывоопасности предмета, было принято решение о его подрыве. Для удобства сбора вещественных доказательств, в том числе следов взрыва, было принято решение о помещении данного предмета (металлического баллона) в автомобильные шины. Данные меры позволили предотвратить разлет осколков взрывного устройства и микроследов взрыва, что в дальнейшем позволило назначить и успешно провести взрывотехническую экспертизу1.

Обезвреженные на месте происшествия взрывные устройства необходимо тщательно осмотреть. Осмотр производит следователь, однако, специалист в области взрывотехники может и должен оказать ему существенную помощь в формулировании некоторых технических терминов, особенностей описания конструкции взрывного устройства.

Так, в протоколе осмотра необходимо зафиксировать следующие обстоятельства:

  • Форму корпуса взрывного устройства, его размеры и вес

  • Маркировку, имеющуюся на копусе взрывного устройства и на его отдельных частях;

  • Материал, из которого изготовлен корпус и отдельные части взрывного устройства (если специалист в области врывотехники затрудняется определить на месте происшествия данный материал, рекомендуется использовать общую рекомендацию - о необходимости фиксирования визуальных признаков данного материала);

1 См.: Заключение взрывотехнической экспертизы по уголовному делу № 971078. Архив ЭКУ УВД Воронежской области за 1997 г.

из

  • Если обнаруженное взрывное устройство является промышленно изготовленным, указываются его модель (вид), назначение, вид снаряда.
  • Отдельно описываются части взрывного устройства, составляющие механизм взрывания.
  • В то же время подчеркнем, что после обезвреживания взрывного устройства принцип единого руководства осмотра следователем реализуется полностью. В частности, задачей следователя является здесь не только отражение конструктивных особенностей взрывных устройств, и их состояния, но и обнаружения иных « не взрывотехничских» следов преступления. В данном случае приоритетным является изъятие следов, которые легко могут быть уничтожены, в ходе детального осмотра либо последующей транспортировки. Это обстоятельство должен учитывать и специалист в области взрывотехники, по возможности принимая в ходе манипуляций по исследованию взрывных устройств или их обезвреживанию, все меры для сохранения таких следов.

В качестве положительного примера приведем действия эксперта - взрывотехника при осмотре самодельного взрывного устройства, обнаруженного у дома гр-н Ж. в г. Воронеже. Соблюдая необходимые меры безопасности, эксперт -взрывотехник осуществил в ходе
осмотра

самодельного взрывного устройства следующие манипуляции: ножницами вскрыл пакет, разрезал отходящие от питания провода, изоляционную ленту и, обеспечив доступ к электродетонатору, извлек его из гнезда заряда взрывчатого вещества. Затем им были осмотрены часы на предмет наличия в них взрывчатых веществ. На момент осмотра часы показывали время 10 часов 12 минут, стрелка будильника выставлена на 12 часов и несколько минут, кнопка будильника опущена (не взведена). Несмотря на многочисленность и сложность проведенных экспертом взрывотехником действий с частями взрывного устройства, он принял максимальные меры предосторожности, чтобы не уничтожить иные возможные следы на
частях взрывного устройства. В

114

результате на корпусе часов будильника впоследствии удалось обнаружить и изъять след пальца руки предполагаемого преступника. В дальнейшем это обстоятельство сыграло положительную роль для установления и изобличения лица, совершившего преступление.1

Следущую группу следственных ситуаций можно объединить общим условным названием «Взрывы». Такая ситуация возникает в частности, когда имеется информация о том, что произошел взрыв на территории предприятия, технологический процесс которого сопряжен с присутствием взрывоопасных смесей; о том, что произошел взрыв в жилом доме, иных местах скопления людей; о том, что произошел направленный взрыв небольшой разрушительной силы, указывающей, на вероятностном уровне, на совершение криминального взрыва, носящего заказной характер.

Рассмотрим последовательно особенности осмотра места взрывов в зависимости от данных ситуаций. Специфической особенностью места взрыва в условиях первой ситуации - при взрыве на производственном объекте и в местах скопления людей, являются, принятие дополнительных мер безопасности, а именно выявление отсутствия загазованности, химического или радиоактивного заражения местности.

Необходимо определение совместно с работниками гидрометеослужбы влажности и температуры воздуха, скорости и направления ветра на месте происшествия, а также наличие выпавших осадков. В случаев взрыва в атмосфере, необходимо знать скорость и направление ветра по высоте. Необходимо также определить природу и концентрацию газов или паров в системе промышленных стоков или канализации2. Помимо этого,
на

1 См.: надзорное производство к Уголовному делу № 99173414 прокуратуры Левобережного района г. Воронежа. Архив прокуратуры Левобережного района г. Воронежа за 1999г.

См:. Методические указания следственно-прокурорским работникам по подготовке материалов для производства судебных экспертиз по делам о взрывах на различных объектах народного хозяйства (в промышленности, на транспорте, в коммунальном хозяйстве) М, 1980.С.15.

115

первоначальном этапе осмотра таких взрывов следователь и эксперт- взрывотехник должны иметь подробный план расположения производственных помещений и конструкций. Изучение данного плана позволит определить зоны осмотра, последовательность и способы его проведения.

Перед проведением осмотра места взрыва в промышленном помещении должны быть приняты меры к обследованию и отключению аппаратуры, которая может способствовать инициированию взрывчатого превращения, либо привести к пожару, поражению электротоком. При производстве значительных разрушений, особенно при взрывах в жилы массивах, необходимо привлечение строительной техники для расчищения завалов.

Далее производится осмотр по общим правилам проведения осмотра места взрывов. Напомним, что основными «взрывотехнически - значимыми» следами, образующимися после завершения данного этапа, являются:

1) остатки взрывных устройств: части фрагмента корпуса, осколки камуфляжа; остатки элементов крепления; остатки капсюля детонатора, части электропроводов, остатки сгорания «бикфордова шнура»,
обломки

аккумуляторов или батарей гальванических элементов (в случае электрического способа подрыва); части часового механизма (в случае использования замедлителя); остатки средств поджигания (в случае огневого способа подрыва). При поиске объектов, состоящих из металла, могут использоваться различные щупы, магниты, магнитоподъемники, магнитные кисти, металлоискатели, предназначенные для поиска мелких металлических осколков. Кроме этого могут быть использованы сита с различными размерами ячеек, а также портативные пылесосы. Подчеркнем, что обнаружение мелких остатков взрывных устройств на месте происшествия требует значительного терпения и скрупулезности. Лишь тщательный осмотр, как правило произведенный в течение длительного времени, позволяет рассчитывать на успешное обнаружение следов, досточных для проведения в дальнейшем полноценных взрывотехнических исследований. Например в ходе осмотра

116

места взрыва по факту покушения в Чеченской республике на генерала внутренних войск Романова осмотр места взрыва производился 10 суток. В ходе осмотра с помощью строительной техники производился разбор завалов и повреждений частей моста, просеивание образовавшегося мусора, что позволило обнаружить остатки взрывного устройства.1

2) следы взрывного воздействия, отображающиеся на окружающих место взрыва объектах. Характер указанных следов зависит от вида воздействия, имеющего место при проведении взрыва: бризантного, фугасного, термического, акустического, светового, а также осколочного действия отдельных элементов взрывного устройства и вторичного осколочного действия. Так, для поиска осколков также применяются различные щупы, магниты, магнитоподъемники, магнитные кисти, металлоискатели, предназначенные для поиска мелких металлических осколков. В частности, по оценкам специалистов, при обнаружении металлических осколков в тонких слоях грунта, строительного мусора, хорошо зарекомендовал себя малогабаритный металлоискатель «Корунд» .. В последние годы разработан и эффективно применяется на практике комплект для обнаружения и изъятия осколков « Крест», включающий в себя - подъемник для поиска осколков в колодцах, расщелинах, водоемах, глубиной до 10 м., щуп для поиска осколков в узком лабиринтном пространстве, грабли для работы в траве, луже, грязи и т.п., магнитная кисть для исследования грунта, мусора, снега и т. п.3

3) продукты взрыва - остатки взрывчатых веществ, непрорегиагировавших при взрыве, а также конденсированные продукты взрывного превращения. В данном случае могут быть активно использованы выездные комплекты средств по определению взрывчатых веществ и их остатков. В частности,

1 См.: Волынский В.А., Моторный И.Д. Указ.соч.С.24.

2 См.: Дильдин Ю. М., Мартынов В. В., Семенов А.Ю. Стецкевич А.Д. Место взрыва как объект криминалистического исследования.С.31.

См.: Скорченко П.Т. Криминалистика: технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений. М.,1999.С.54,

117

досточно эффективен портативный газовый хроматограф «Эхо-М». Данный прибор позволяет экспрессно определять пары взрывчатых веществ. Его возможности позволяют проводить анализ проб не только на месте происшествия в автономном режиме (полевых условиях), но и в лаборатории с использованием ЭВМ. Последнее обстоятельство делает возможным создание базы данных по хромотографическому анализу взрывчатых веществ с автоматической идентификацией хромотографических пиков в анализируемых пробах1. Для обнаружения следов копоти и нес горевших порошинок может быть использована электронно-оптическая лупа, которая
позволяет

обнаруживать следы копоти, несгоревших порошинок на различных поверхностях.

Все обнаруженные объекты должны быть тщательно описаны в протоколе следственного действия. Оптимальным является использование видеозаписи и детальной фотосъемки. Обязательным также в данном случае является составление схем места происшествия с указанием месторасположения обнаруженных объектов.

Указанные объекты подлежат осторожному изъятию. Части фрагменты взрывных устройств, обнаруженные на месте происшествия не рекомендуется встряхивать и обтирать. Изъятие их следует производить в резиновых перчатках. Объекты сортируются по виду материала из которого они изготовлены и по размерам, а затем помещается в различные упаковочные средства. Предпочтительно, на наш взгляд, использование бумажных коробок, боксов, пакетов (многослойные), которые можно герметично закрыть. Менее эффективно использование полиэтиленовых пакетов, так как микрочастицы обнаруженных веществ могут прилипнуть к стенкам такой упаковки. По таким же правилам изымаются следы разлета (осколки) взрыва.

1 См.: Дильдин Ю. М, Мартынов В. В., Семенов А.Ю. Стецкевич А.Д. Место взрыва как объект криминалистического исследования.С.31.

118

Остатки взрывчатых веществ, копоть изымаются путем соскабливания с твердых поверхностей различными приспособлениями - ножами, скальпелями и т.д. либо изымаются с помощью ватных и марлевых тампонов смоченных ацетоном либо дистиллированной водой. После этого тампоны помещаются в герметически закрытые стеклянные сосуды. Разумеется, при изъятии указанных объектов действует общее правило о желательном изъятии объектов вместе со следовоспринимающимей поверхностью.

Важное место при изъятии следов взрыва на месте происшествия имеет отобрание контрольных проб и образцов. При этом необходимо отбирать пробы грунта, воды, пыли, растительности, иных наслоений, различных материалов. Контрольные пробы и образцы отбираются с тех мест, которые примыкают к центру взрыва, но куда попадание следов взрыва исключается. Оригинальные образцы и пробы отбираются непосредственно на территории, несомненно, содержащей следы взрыва.

При изъятии контрольных образцов рекомендуется выполнять следующие правила: из очага взрыва необходимо брать несколько проб грунта; пробы грунта берутся со дна воронки, ее боковых поверхностей и с гребня; каждая проба отдельно упаковывается в отдельные средства упаковки, нумеруется и маркируется; места изъятия проб и образцов отмечаются на схеме, прилагаемой к протоколу1. В литературе высказаны различные точки зрения по поводу количества грунта или воды, которые отбираются в ходе осмотра места происшествия. Так, А. А. Топорков полагает, что каждая проба грунта должна содержать не менее 200 граммов, а воды не менее 0,5л..2 Практик а

взрывотехнических исследований свидетельствует, что предпочтительней в данном случае является рекомендация В.А. Волынского, И.Д. Моторного и других авторов, в соответствии с которой проба грунта должна содержать не

См.: Топорков А. Собирание и исследование объектов взрывотехники. С. 215. 2 Там же.

119

менее 1кг, а воды не менее 1 литра. Площадь поверхностей тканей, пластика, иного материалы, не подверженных прямому воздействию взрыва и воздушной ударной волны должна быть не менее 100 кв. см.1

Отметим, что, как неоднократно отмечалось в криминалистической литературе, не только наличие, но и отсутствие в определенном месте конкретных объектов, также может является следом преступных действий. Причем анализ этих следов «отсутствия» может привести к важным для расследования выводам.

Например, вскоре после старта самолет развалился на высоте 2 километров. Его обломки рассеялись на значительной площади. В целях выяснения причин аварии была изготовлена деревянная копия самолета, к которой на соответствующие места прикреплялись детали, обнаруженные на месте осмотра. Таким образом, в ходе следственного осмотра производилась следственная реконструкция. В результате данной реконструкции было обнаружено, что отсутствует задняя часть фюзеляжа, которая мощным взрывом была измельчена и рассеяна по воздуху. Таким образом, было определен очаг взрыва. В данной части самолета размещался только багаж пассажиров. Тщательное сличение остатков багажа с грузововой ведомостью и списком пассажиров показало, что не найдено ни одной детали лишь от чемодана одной женщины. При проверке ее родственников установили, что взрывное устройство в ее чемодан поместил один из них2.

На основе результатов осмотра и проведения предварительных исследований на месте происшествия специалист в области взрывотехники может решить достаточно широкий перечень вопросов, интересующих следователя: В частности, им (при соответствующих условиях) могут быть

См.: Волынский В.А., Моторный И.Д. Указ.соч. С.27.Руководство для следователей /Под ред.Н.А. Селиванова. М., 1997. С. 189.

2 См.: Хефлинг X. Шерлок Холмс в наши дни. М, 1991.С.188-190; Бахин В. П., Кириченко А.А. Как раскрываются преступления. Днепропетровск, 1995. С.49.

120

даны предварительные ответы, (не имеющие доказательственного, но имеющие важное ориентирующее, поисковое значение), на следующие вопросы:

  • Центр (очаг) расположения взрыва;
  • вид, способ изготовления, марка взрывного устройства,
  • конструкция и принцип действия взрывного устройства;
  • тип взрывчатых веществ, используемых в качестве заряда, его массу;
  • источник происхождения взрывного устройства; вид средства инициирования;
  • способ подрыва;
  • Следует согласиться с Г. Г. Коноваловым о том, что на местах взрыва не всегда проявляется весь комплекс признаков взрывного действия, но в любом случае специалисту необходимо строить последовательность своих действий, исходя из анализа общей картины разрушений (повреждений) и наблюдаемой картины эпицентра взрыва. Вне зависимости от конструкции, в эпицентре наиболее полно проявляются признаки взрывного воздействия1.

Центр (очаг) расположения взрыва определяется по нескольким признакам. В частности такими признаками являются: наличие воронок различной формы с гребнем по краям; выраженная концентрация остатков взрывного устройства, в том числе частей подрывного устройства, огнепроводного шнура и т.д.; выраженная концентрация следов взрыва, в частности большого количества осколков;

-наличие следов опаления окружающих предметов на месте происшествия; например, следы сильного термического воздействия на трупе; его частичная дезинтеграция Следует учитывать, что основная масса
повреждений

См.: Коновалов Г.Г. Предварительные исследования на месте взрыва // Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Краснодар, 1996. ч.2. С.81.

121

локализуется обычно на стороне тела потерпевшего, обращенной к очагу. (эпицентру) взрыва1;

  • наличие наиболее интенсивного окопчения предметов на
    месте происшествия;

-деформации на преградах, следы оплавления, микроворонки на металлических преградах, их рябь;

  • наличие наиболее сильных разрушений предметов, находящихся на месте происшествия, их дробление (следы бризантного воздействия). Как верно отмечается в литературе, в некоторых случаях область наибольших локальных нарушений на месте происшествия выявить не представляется возможным ввиду приблизительной одинаковости степени воздействия взрыва на различные объекты в большой области. В таких случаях центр может взрыва может быть определен по следам осколочного действия взрывных устройств, продуктов химической реакции, а также перемещению отдельных объектов и предметов и пострадавших2.

-наличие радиальных полос, возникающих в результате окопчения и теплового воздействия взрыва, расходящихся «кругами» от эпицентра взрыва. Данные полосы возникают при неполном окислении продуктов взрыва (Например, по указанном признаку был установлен очаг взрыва по делу об гибели военнослужащего Б. в помещении одной из воинских частей)3;

В ходе предварительных исследований на месте взрыва возможно решение и других перечисленных ранее задач. Так, о конструкции и типе взрывного устройства можно судить по его остаткам. Например, если была использована граната Ф-1 на месте взрыва в подавляющем большинстве случаев остается деталь взрывателя УЗРГМ -(УЗРГМ-2) - скоба. Весьма

1 См.: Руководство для следователей /Под ред. Н.А. Селиванова. М.,1997. С.185.

2 См.: Дильдин Ю. М., Мартынов В. В., Семенов А.Ю. Стецкевич А.Д. Место взрыва как объект криминалистического исследования.С.41.

3 См.: Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ. С.38.

122

важную информацию, позволяющую идентифицировать на вероятностном уровне тип взрывного устройства, дает анализ остатков корпуса взрывного устройства, а также разлетевшихся осколков. Так, обнаружение на месте взрыва металлического цилиндра (предположительно корпуса ВУ) с явно выраженными следами, указывающими на наличие заглушек в торцах, позволяет предположить, что был взрыв пороха или пиротехнического состава со средствами воспламенения. Металлические оболочки самодельных взрывных устройств, снаряженные недетонирующими взрывчатыми веществами, разрушаются чаще всего в местах сварных или резьбовых соединений, а также в местах механического ослабления корпуса насечек, канавок и т.п1.

Для предварительного распознавания на месте взрыва способа подрыва важную роль играют обнаружение и анализ остатков средств инициирования. Признаками механического способа подрыва являются остатки взрывателей УЗРГМ ручных граната и взрывателей инженерных боеприпасов типа МУВ. На электрический способ взрывания указывают остатки электровоспламенителей, электродетонаторов, источников электрического питания, проводов. Об огневом способе подрыва свидетельствуют остатки капсюлей-детонаторов, огнепроводных шнуров. Отсутвие на месте происшествия указанных объектов, а также обнаружение с помощью специальной аппаратуры (например, портативного газового хроматографа «Эхо-М») химических компонентов взрывоопасных смесей либо реакции этих смесей, дает основание предполагать химический способ подрыва.

Самостотельной задачей специалистов в области взрывотехники является определение вида взрывчатого вещества и его массы. Например, при использовании взрывного устройства с зарядом мощного бризантного взрывчатого вещества типа ТЭН, гексоген, оболочка (корпус) такого устройства будет раздроблена на большое количество мелких и мельчайших осколков и

1 См.: Дильдин Ю. М., Мартынов В. В., Семенов А.Ю. Стецкевич А.Д. Указ.соч. С.57.

123

сравнительное небольшое количество крупных. При использовании пороховых зарядов будет наблюдаться обратная картина1.

Масса же взорванного заряда взрывчатого вещества определяется на основе математических формул с учетом справочных данных о различных поверхностях, о разрушениях тех или иных конструкций и материалов из них изготовленных, и других обстоятельств. Методики произведения подобных расчетов подробно описаны в специальной литературе2. Здесь же автор счел возможным подчеркнуть опасность слепого копирования справочных данных, содержащихся в таблицах. Дело в том, что место конкретного взрыва является уникальным. Поэтому по возможности необходимо стремится к максимально точному определению характеристики вещественной обстановки места происшествия. Например, в таблице заложен коэффициент удельного расхода взрывчатых веществ (кг/мЗ) для бетона строительного. Однако строительный бетон существует различных марок, кроме того, могут быть допущены нарушения технологического процесса при изготовлении строительного бетона, использовавшегося при создании взорванных конструкций. Не исключена возможность и усовершенствования технологии изготовления того или иного материала, сведения о которых еще не попали в справочные таблицы.

1 См.: Коновалов Г.Г. Предварительные исследования на месте взрыва // Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Краснодар, 1996. ч.2. С.81.

#

2 Там же. С.81- 84.

124

  1. Использование специальных познаний эксперта-взрывотехника при производстве иных следственных действий.

Достояно велика роль эксперта -взрывотехника в ходе проведения обыска. Используя свои специальные познания, он может способствовать решению ряда важных следственных задач, которые во многом сходны, но не тождественны задачам следственного осмотра. К основным их таких задач относится:

  • обеспечение безопасности производства обыска.
  • определение искомых предметов.
  • определение мест сокрытия искомых предметов, представляющих взрывотехничский интерес - тайников и иных мест целенаправленного сокрытия.
  • обнаружение предметов, представляющих взрывотехнический интерес;
  • в случае, если эти предметы были замаскированы, что часто бывает, эксперту взрывотехнику принадлежит главная роль в их распознавании, демаскировке;
  • помощь следователю в описании обнаруженных объектов и их предварительная рассортировка.
  • в необходимых случаях расснаряжение взрывоопасных предметов;
  • организация транспортировки обнаруженных взрывоопасных предметов, либо их подрыв.
  • Поскольку действия, связанные с описанием, расснаряжением, транспортировкой взрывных устройств на месте обыска в основном совпадают с аналогичными действиями, осуществляемыми в ходе осмотра, более подробно остановимся на задачах, касающихся специфики обеспечения безопасности участников данного следственного действия, определения перечня искомых объектов и возможных местах их нахождения.

На первое место автор вновь не случайно поставил задачу обеспечения безопасности проведения следственного действия. К чему может привести

125

игнорирование решения данной задачи экспертом-взрывотехником показывает следующий пример. Г. осужденный за преступления с применением взрывчатых веществ, после отбытия наказания был снова привлечен к уголовной ответственности по обвинению в покушении на убийство: он бросил боевую гранату в окно квартиры Р., с которым хотел свести личные счеты. По счастливой случайности граната не взорвалась.

При обыске на участке леса, возле дома заподозренного, в тайниках под корнями дерева были обнаружены два жестяных контейнера. В контейнерах оказалось разных видов оружие, боеприпасы среди них завернутая в целлофан жестяная коробка размером с табакерку.

Когда во время осмотра эту коробку пытались открыть, произошел взрыв. Коробка была замаскированным взрывным устройством. От взрыва получили ранение четыре участника следственного действия , в их числе два специалиста - военные инженеры саперных частей, которые до этого высказали мнение, что в коробке могут находится патроны. Между тем из материалов дела, по которому Г. был ранее осужден, усматривалось, что и тогда у него были найдены жестяные контейнеры с оружием и боеприпасами, причем среди них также оказалась коробочка, которая в тот раз при открывании взорвалась, в результатоте чего один из участников следственного действия погиб1.

При обыске должны изыматься все объекты, представляющие какой-либо взрывотехнический интерес. Указанные объект ранее упоминались в нашей работе. Однако в данном случае целесообразно привести их систематизированный перечень. В число таких объектов входят:

1.Фото, видеоизображения, зарисовки, планы зданий, сооружений, автомобилей, на которых запечатлены их конструктивные особенности. В данном случае фото и видеоизображения такого рода должны быть, без всякого

1 См.: Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ. 51.

126

сомнения, продемонстрированы специалисту в области взрывотехники на предмет определения их «взрывотехнической значимости». Именно он поможет следователю, например, в определении специфики указанных изображений в частности определив, имеется ли детальная фиксации на таких носителях наиболее подходящих мест закладки взрывных устройств, расположение работников охраны и средств охранно-пожарной сигнализации. В указанную группу также включаются планы местности, чертежи, записи, отражающие маршруты передвижения потенциальных жертв;

  1. Различные записи, в том числе в записных книжках, компьютерных базах данных о лицах, имеющих отношение к взрывотехнике, а также фото или видеозаписи таких лиц. Например, при расследовании преступной деятельности банды в г. Ленинграде было изъято большое количество самодельных взрывных устройств. В том числе удивление экспертов-‘ взрывотехников вызвали самодельные средства взрывания взрывных устройств - капсюли-детонаторы, детонаторы и электродетонаторы. Выявленный в ходе проведения экспертных исследований высокий уровень специальных познаний изготовителей самоделок в области взрывного дела, позволил следствию усомниться в том, что участники преступной группы самостоятельно их изготовили. В ходе проведения следственных действий установили «научного консультанта» банды. Им оказался преподаватель одного из химических учебных заведений города1.

  2. Документы, из которых следует, что то или иное лицо в определенные периоды своей жизни имело прямое или косвенное отношение к взрывному делу: служило в армии в саперных подразделениях, в иных силовых структурах в подразделениях, связанных со взрывотехникой, работало на предприятиях, в которых производственная деятельность была сопряжена с взрывами либо с производством взрывчатых веществ, взрывных устройств.

1 См.: Стецкевич А. Магазин «Болгарская роза» // Записки криминалистов. Вып. З.М.,1994. С.156.

127

4.Специальная литература и иные пособия, имеющие отношение к взрывному делу. Например, бывший офицер, решивший убить свою жену, взорвав пассажирский самолет, на котором она перелетала из Киева в Самару, начал реализацию своего преступного замысла с поиска и изучения литературы, имеющей отношение к взрывотехнике. В библиотеке местного дома офицеров, он брал для изучения 11 наименований основополагающих трудов по взрывному делу и химии взрывчатых веществ1.

  1. Взрывное устройство или взрывчатое вещество промышленного изготовления, упаковочный материал, в котором хранились взрывные устройства или взрывчатые вещества. Эти объекты бесспорно, относятся к числу наиболее важных и распространенных. Кроме того, следует обращать внимание на следы хранения взрывчатых веществ либо взрывных устройств. Данные следы могут быть оставлены на грунте, стенах, полу, иных предметах, находящиеся на месте хранения. Эксперт- взрывотехник обязан оказать помощь следователю в «отобрании» объектов, представляющих взрывотехнический интерес. Например, в ходе обыска, проведенного у гр-на А. в г. Воронеже в результате действий специалиста в области взырвотехники были изъяты элементы динамической защиты бронетехники в количестве 5 штук, которые содержат пластичное бризантное вещество промышленного изготовления типа ППВ-5, основным компонентом которого является гексоген.

Когда число таких объектов достаточно велико, а по своему составу они однородны, эксперт-взрывотехник может и должен оказать помощь следователю в отобрании объектов, представляющих взрывотехнический интерес, и в их описании. Например, квалифицированно действовал, эксперт взрывотехник в ходе обыска, проведенного в г. Воронеже у гр-га Б. Были изъяты предмет сходный с взрывным устройством, пластичное вещество кремового цвета, вещество светло-желтого цвета, три
взрывателя, пять

1 См.: Стецкевич. А. Спасительная случайность (из записок эксперта-взрывотехника) // Записки криминалистов. Вып.5. М.,1995.С23.

128

ф электродетонаторов, два предмета цилиндрической формы,
предмет

эллипсоидной формы. В ходе взрывотехничской экспертизы было установлено, что все изъятые предметы представляют взрывотехнический интерес. Так, предмет, сходный с взрывным устройством, оказался самодельным взрывным безоболочным устройством, пригодным для производства взрыва. Пластичное вещество кремового цвета - пластичным бризантным взрывчатым веществом промышленного изготовления типа гексопласт, основным компонентом которого является гексоген; вещество светло желтого цвета - тротилом; два предмета цилиндрической формы - стандартными шашками имитации разрыва артиллерийских снарядов (ШИРАС-М), предмет эллипсоидной формы является промышленно изготовленным корпусом учебно-имитационной гранаты Ф-1.1.

  1. Микроследы взрывчатых веществ и взрывных устройств, которые могут находиться на одежде и на теле лиц, причастных к совершению преступления, их носильных вещах. Например, по делу об убийстве путем взрыва председателя одного из колхозов у подозреваемого в ходе обыска были изъяты обрез, штык, порох
    «Сокол», которым по заключению проведенной

^ взрывотехнической экспертизы, было снаряжено самодельное
взрывное

устройство, замаскированное в корпусе трехбатареечного электрофонаря. Спустя некоторое время подозреваемый покончил жизнь самоубийством. Однако, проведенная экспертиза микрочастиц, биологическая и химическая экспертиза пришли к выводам, что обнаруженные на полиэтилене, изъятом с места взрыва,
микроволокна, а также порох, совпадают с волокнами ткани

^ рюкзака подозреваемого и порохом, обнаруженным у него в ходе обыска.2

8.Чертежи и зарисовки, используемые в целях изготовления взрывных устройств и взрывчатых веществ;.

1 См.: Заключение взрывотехнической экспертизы по уголовному делу № 97808016. Архив ЭКУ УВД. Воронежской области за 1997.

2 См.: Лекан ов Ю. Из практ ики рассле дован ия убийс тв, совер шенн ых с помо щью взрыв ных устро йств // Запис ки крим инал истов . Вып. 4. М.Д9 94.С. 224.

129

9.Инструменты и приспособления, при помощи которых были изготовлены взрывчатые вещества или взрывные устройства, заготовки для выполнения данных объектов, компоненты для изготовления взрывчатых веществ. Следами преступления в данном случае также являются «отходы» производства, которые могут сохраниться в местах, предназначенных для сбора мусора. Так. в ходе обыска по делу о взрыве в собственном автобиле гр-на. А. у подозреваемого в ходе обыска были изъяты микрочастицы с тисков и под ними, напильники, дрель, электронаждак, рабочий халат, несколько металлических шариков. По заключению металлографической экспертизы частицы металла на указанных инструментах, халате, тисках, по химическому составу сходны с металлом взрывного устройства1.

Ю.Запасные части, материал, остатки взрывных устройств и взрывчатых веществ, из которых планировалось изготовить или были изготовлены взрывные устройства и взрывчатые вещества, их чертежи. Так, достаточно часто обнаруживаются фрагменты корпуса, камуфляжа; элементов крепления; капсюля детонатора, части электропроводов, остатки «бикфордова шнура», аккумуляторы или батарей гальванических элементов, части часового механизма, средств поджигания и другие детали. Например, в результате взрывотехнических иследований было установлено, что в конструкцию взрывного устройства входил кустарный электровоспламенитель, провода от которого соединялись с тумблерами, попарно прикрепленными к двум боковым стенкам ящика, и с блоком питания. Важную роль для изобличения виновного в преступлении дали результаты обысков, проведенных с участием экспертов-взрывотехников. По месту жительства подозреваемого было обнаружено большое количество радиодеталей, электротехнических изделий, приспособлений для обработки металла и пайки. На квартире родственников подозреваемого в ходе обыска удалось обнаружить обрезки
поролона,

1 См.: Леканов Ю. Указ. соч. С.222.

130

паяльники, электротехнические провода, тумблеры и другие предметы, в том, числе сделанный подозреваемым самодельный электроприемни к.

Впоследствии экспертным путем было установлена однородность материалов и деталей, которые были обнаруженные в ходе обыска, и которые входили в конструкцию взрывного устройства1.

  1. Следы испытаний, опробование, испытания взрывчатых веществ и взрывных устройств, в частности остатки взрывных устройств и взрывчатых веществ, а также следы взрыва. Такие следы могут возникнуть на теле и одежде исполнителя взрыва.

  2. Транспортные средства, на которых возможно перевозились взрывчатые вещества либо взрывные устройства.

  3. Устройства, предназначенные для дистанционного подрыва. Следующая важная задача, решаемая экспертом-взрывотехником в ходе

обыска, является определение места сокрытия объектов, имеющих взрывотехнический интерес; места хранения (транспортировки) взрывных устройств или взрывчатых веществ. Как отмечалось ранее, в большинстве случаев взрывные устройства (38%) обнаруживались на одежде и теле подозреваемого, 13% составили случаи перевозки взрывных устройств в автомобилях. Однако, как правило, в этих случаях преступники не принимали ухищренных методов и приемов маскировки данных взрывных устройств . Такими устройствами в большинстве случаев являлись гранаты промышленного изготовления, которые просто «находились под рукой» у преступников. Для организации тактики обыска в помещении либо на местности не характерно замаскированное сокрытие (укрытие) взрывных устройств в различных местах. Как показало проведенное автором обобщение следственной практики по делам о незаконном обороте взрывчатых веществ в Воронежской области с 1995 по 2000 гг., при обыске в жилых помещениях

1 См.: Крылов В.В. Версия, основанная на данных взрыво-технической экспертизы, подтвердилась. // Следственная практика. Вып.139.М.,1983. С.81-82.

131

взрывные устройства чаще всего хранились в подсобных помещениях (кладовых, мастерских и т.п.) (34%); гаражах и сараях, где было установлено слесарное оборудование - (26%); в местах содержания животных (13%), затем следуют погреба (11%), жилые комнаты, другие места. Как правило, в этих помещениях оборудовались несложные тайники укрытия, где и размещались взрывные устройства и взрывчатые вещества.

На открытой местности указанные объекты наиболее часто прятались на территории приусадебных участков, огородов (более 60%), реже в лесных массивах либо лесополосах в радиусе до 3 км от жилища (27%). Участие эксперта-взрывотехника в ходе допросов. В ходе проведения допросов эксперт - взрывотехник также может оказать существенную помощь следователю. Использование специальных познаний в области взрывотехникии в данном случае осуществляется по нескольким основным направлениям:

1) Консультирование перед допросом следователя о технических деталях, связанных с изготовлением взрывного устройства, о назначении отдельных частей взрывного устройства, их принципе действия.

2) Разработка общестй стратегии и тактики допроса. Определение последовательности применения тактических приемов, так или иначе связанных со специальными познаниями в области взрывотехники.

3)Анализ доказательственного материала, которым обладает следователь перед началом допроса. Выделение наиболее убедительных с точки зрения эксперта - взрывотехника доказательств вины подозреваемого (обвиняемого) в изготовлении либо использовании взрывного устройства.

4) Консультирование следователя об особенностях профессиональных навыков обвиняемого, его технической специализации в определенные периоды жизни. 5) 6) Отбор и подготовка для демонстрации вещественных доказательств «взрывотехнического профиля» - частей взрывного устройства,
осколков, 7)

132

запасных частей, инструментов для изготовления взрывного устройства и т. д.. Как показывает изучение следственной практики, предъявление таких предметов в ходе допроса подозреваемого (обвиняемого) достаточно эффективно. Такая демонстрация способствует как признанию обвиняемого, так и его дальнейшему « предметному» объяснению особенностей изготовления конкретных взрывных устройств.

6) Пресечение с разрешения следователя явно надуманных попыток подозреваемого, обвиняемого, показать свою полную неосведомленность в области взрывотехники при наличии в деле данных, свидетельствующих об обратном.

7) Пресечение с разрешения следователя попыток допрашиваемого неверным образом объяснить принцип действия либо назначение той или иной части взрывного устройства либо отдельных предметов, представляющих взрывотехнический интерес. Данная помощь специалиста в области взрывотехники иногда представляется необходимой, ибо некоторые технические устройства и приспособления действительно могут иметь двойное или множественное назначение. В данном случае специалист в области взрывотехники должен помочь следователю, ( так чтобы это было понятно и обвиняемому), обозначить контекст, показать связь той или иной детали с взрывным устройством. 8) 9) Нейтрализация попыток допрашиваемого усложнить собственные показания за счет применения массы сугубо специальных терминов, понятных только специалистам в надежде на то, что следователь не сумеет по этой причине разобраться в сущности технических процессов, связанных с изготовлением взрывного устройства и проведением взрыва. В данном случае специалист в области взрывотехники выступает как бы в роли переводчика с намеренно усложненного технического языка, используемого подозреваемым (обвиняемым) на язык, понятный неспециалисту в области взрывного дела. 10)

133

9) Создание эффекта « восхищения» познаниями и способностями конкретного обвиняемого во взрывном деле. В данном случае такой эффект иногда способствует обострению чувства тщеславия, гордости исполнителя взрывного устройства за свою конструкцию, что в свою очередь может привести его к признанию в совершении преступления. Разумеется, такой эффект может попытаться создать и следователь, однако из уст специалиста он будет выглядеть более убедительным. Справедливости ради отметим, что в некоторых случаях изготовители взрывных устройств действительно создавали оригинальные конструкции, вызывавшие непосредственный интерес и специалистов в области - взрывотехники1.

Тактически грамотный допрос с использованием некоторых указанных ранее приемов, был проведен, например, по делу К., изготовившего взрывное устройство и пославшего его по почте. В результате - получатель rp-н П., после открывания посылки, привел в действие взрывной механизм и скончался на месте взрыва.

Проведенными следственно-оперативными мероприятиями установлено: на одном из заводов токарь С. по просьбе отца подозреваемого изготовил две детали по форме, напоминающие примененные во взрывном устройстве в качестве оболочки заряда. По поручению следователя С. изготовил и передал следствию деталь, аналогичную сделанным ранее.

Следователь с учетом собранного доказательственного материала, решил провести дополнительный допрос К. При планировании допроса использовалась представленная экспертом взрывотехником информация об обстоятельствах изготовления взрывного устройства, его конструктивных особенностях.

В начале допроса К. вообще отказался отвечать на вопросы, ссылаясь на свое алиби. Тогда разговор перевели на обнаруженные при обысках сделанные им

1 См.: Стецкевич А. Магазин «Болгарская роза» // Записки криминалистов. Вып. З.М.,1994. С.156.

134

электро и радиотехнические изделия, предложив объяснить их назначение, принцип действия и т.д. Вопросы формулировались с подчеркнутым уважением к техническим знаниям и навыкам допрашиваемого. К. разговорился и стал подробно отвечать на эти вопросы. Сказав, что среди других предметов он сконструировал обогреватель для отца, применив для этого металлическую болванку с ребрами, как у радиатора.

После этого ему предъявили изготовленную токарем С. деталь и задали вопрос, из такой ли детали, он сделал обогреватель. К. ответил положительно, не обратив внимания на скрытый смысл вопроса, и продолжал рассказывать о сконструированных им приборах. Неожиданно его внимание обратили на лежащие на столе осколки оболочки взрывного устройства и сказали, а вот и вторая болванка. Посмотрев на это вещественное доказательство, и получив разрешение взять ее в руки, К. заявил. : «Я рассчитывал, что ее именно так и разорвет» и стал внимательно рассматривать осколки. В это время ему задали вопрос: « А чем интересно были сделаны поперечные нарезы на болванке», на что он ответил «Ножовкой».

Впоследствии вина К. в изготовлении взрывного устройства была полностью доказана’.

Познания специалиста в области взрывотехники необходимо активно использовать и при проведении некоторых иных следственных действий. При расследовании уголовных дел о криминальных взрывах могут проводиться различные следственные эксперименты, однако наиболее часто специальные познания эксперта-взрывотехника требуются при проведении следственного эксперимента, входе которого подтверждается или опровергается возможность подозреваемого (обвиняемого) самостоятельно изготовить взрывное устройство.

1 См.: Крылов В.В. Версия, основанная на данных взрыво-технической экспертизы, подтвердилась // Следственная практика. Вып.139.М, 1983.С82- 83.

135

Проведенное автором обобщение следственной практики о криминальных взрывах дало следующие результаты. Когда в ходе преступления использовалось самодельное взрывное устройство, в 74% случаев проводился следственный эксперимент, в ходе которого обвиняемый, признавший себя виновным, изготавливал макет такого взрывного устройства.

При проведении следственных экспериментов такого рода специальные познания эксперта-взрывотехника использовались в основном н а

подготовительной стадии. По мнению автора, это является закономерным. На стадии непосредственно изготовления взрывного устройства активная роль специалиста в области взрывотехники, какие-либо подсказки, консультации им (подозреваемого) обвиняемого, оказание им помощи в проведении мелких технических операций недопустимо. Такое вмешательство
эксперта-

взрывотехника может впоследствии повлиять на объективность результатов данного следственного действия. Если обвиняемый заявляет, что нуждается в помощнике, обладающим либо не обладающим определенными техническими познаниями, необходимо, как нам представляется предоставить ему выбор. Например, до проведения эксперимента предложить обвиняемому выбрать такого помощника из незаинтересованных в исходе дела рабочих какого-либо завода, учащихся ПТУ и т.д.

Основными задачами, в разрешении которых участвуют эксперт- взрывотехник при подготовке следственного эксперимента являются:

1) Подбор материалов, компонентов, запасных частей, из которых предполагается изготовить макет взрывного устройства, которое максимально соответствовали бы использовавшимся при изготовлении настоящего самодельного устройства.

2) Подбор таких материалов, которые обеспечивали бы максимальную безопасность проводимого следственного действия. 3) 4) Подбор инструментов, которые также максимально соответвстовали бы инструментам, используемым при изготовлении настоящего
взрывного 5)

136

устройства. В данном случае, если в ходе расследования были обнаружены инструменты, при помощи которых изготавливалось самодельное взрывное устройство, оптимальным является их использование и в ходе следственного эксперимента (естественно при соблюдении принципа безопасности).

4) Помощь следователю в постановке уточняющих, корректирующих вопросов, которые целесообразно задавать обвиняемому в ходе следственного эксперимента такого рода. Постановка вопросов типа « для чего предназначается эта скоба», «почему вы закрепили эту деталь именно таким способом», « зачем была выполнена именно эта операция» делают результаты следственного эксперимента более доказательными. Здесь выделяется два аспекта. Во -первых, подтверждается, что обвиняемый действует самостоятельно, без посторонней помощи, он разбирается в технических задачах, которые необходимо решить для изготовления взрывного устройства. Во- вторых обвиняемому, изготавливающему макет самодельного взрывного устройства и одновременно комментирующему смысл осуществляемых им манипуляций, в дальнейшем, в случае отказа от признания своей вины, будет весьма затруднительно объяснить, почему он сумел изготовить без посторонней помощи макет взрывного устройства. Естественно, оптимальным в данном случае является фиксация всего хода следственного действия при помощи видеозаписи.

Экспертная и следственная практика показывают, что в ходе следственных экспериментов такого рода, как правило, удается получить важную доказательственную информацию, объективно подтверждающую изготовление обвиняемым самодельного взрывного устройства с целью совершения криминального взрыва. Например, при расследовании случая попытки взрыва самолета ТУ-154 со 176 пассажирами на борту, подозрение пало на мужа одной из пассажирок самолета, бывшего военного, подполковника в отставке. Признав себя виновным в изготовлении взрывного устройства, он впоследствии заявил, что взрывать самолет не хотел, а имел намерение лишь попугать свою

137

супругу. В ходе исследований эксперты восстановили
частично

демонтированную саперами схему приведения взрывного устройства в действие. В результате кропотливого труда удалось обнаружить узел, который в силу транспортных перегрузок привел к тому, что взрывное устройство не сработало. Что представляется нам особенно важным, правильность выводов экспертов подтвердил и сам обвиняемый, когда в ходе следственного эксперимента он монтировал макет взрывного устройства. По всей видимости, осознав свою ошибку, он воссоздал не точную копию своего взрывного устройства, а его усовершенствованную версию, в которой «слабый» узел не входил в схему управления подрывом.1

Решающую роль при оценке вины обвиняемого К. в совершении взрывов самодельных взрывных устройств, повлекших жертвы, также стали результаты следственного эксперимента. С момента совершения им первого взрыва прошло три года. С момента последнего около года. Преступник неоднократно изменял свои показания, утверждал, что показания дал под воздействием работников милиции. Схему же взрывного устройства ему нарисовали сокамерники в СИЗО. Однако суд принял во внимание, то что на следственном эксперименте К. не только нарисовал, но и изготовил три взрывных устройства, аналогичных использовавшимся в криминальных взрывах. При выходе на место происшествия обвиняемый исключительно точно указал все обстоятельства, причем такие мелочи, которые никто посторонний знать не мог2.

Определенную помощь эксперт-взрывотехник может оказать и при проведении некоторых иных следственных действий, в частности освидетельствования. Так, установлено, что ряд взрывчатых веществ обладает свойством окрашивать в желтый цвет кожу пальцев человека, ткани

1 См.: Стецкевич. А. Спасительная случайность (из записок эксперта-взрывотехника) // Записки криминалистов. Вып.5. М.Д995.С.25.

2 См.: Чухин И. Пиротехник // Российский сыщик. Пермь, 1993. С.99.

138

одежды. Такое окрашивание, например, имеет место при работе с аммиачно- селитренными взрывчатыми веществами. Оно возникает при растирании взрывчатых веществ и держится несколько дней. При систематической работе окрашивание приобретает устойчивый характер, при этом окрашиваются в желтый цвет даже волосы на голове.1

Однако основной формой использования специальных познаний эксперта взрывотехника при расследовании криминальных взрывов является все же проведение взрывотехнических экспертиз. Этому вопросу посвящена заключительная глава работы.

*

’ См.: Рассле дован ие убийс тв, совер шенн ых с приме нение м взрыв чатых вещес тв. С 22; Миха йлов М.А. Основ ы метод ики рассле дован ия крими нальн ых взрыв ов. Автор еф. дис. канд. юрид . наук. Киев, 2000. С.12.

139

Глава 4. Назначение и производство взрывотехнической экспертизы.

  1. Подготовка и назначение взрывотехнической экспертизы.

Квалифицированное назначение той или иной экспертизы во многом зависит от того, насколько следователь или иное лицо, имеющее право назначить экспертизу, понимает назначение данной экспертизы, а также ее возможности. Это делает необходимым хотя бы кратко рассмотреть вопрос о сущности и назначении взрывотехнической экспертизы. При этом с учетом достаточно узкой тематики исследования, отметим, что при определении общего понятия экспертизы мы солидарны с мнением А.Р. Шляхова, определившего экспертизу как действие, состоящее в исследовании обстоятельств дела, проводимое по поручению следователей и судов в предусмотренном порядке сведущими в науке, технике, искусстве или ремесле лицами для установления фактических данных, служащих в форме заключения эксперта средством судебного доказывания, а в конечном итоге - установления объективной истины по уголовным делам1.

Общепринятое понятие взрывотехнической экспертизы в настоящее время в криминалистической литературе отсутствует, хотя данный термин использовался уже в работах 70х годов2. Представляется, что в современных условиях необходимость такого понятия не только не стала меньшей, но, напротив, возросла. Прежде всего, это обусловлено ростом числа криминальных деяний, так или иначе связанных с взрывом. Несколько десятилетий назад исследования причин возникновения взрывов
в основном

Шляхов А. Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М.,1979. С.7. Он же: Экспертиза // Криминалистика социалистических стран. М.,1986. С.276.

2 См.: Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ/Под ред. A.M. Ларина. М.,1967. С.62.

140

проводились по фактам так называемых технологических взрывов либо авиакатастроф. Экспертиза взрывов на различных хозяйственных объектах обычно именовалась судебно-инженерно-технической1. Когда речь шла о взрывах, приведших к авиа и иным катастрофам на транспорте, авторы подчеркивали, что при исследовании продуктов взрыва, горюче-смазочных материалов и других веществ, которые находились на борту самолета, и представляют интерес для следственных органов, назначаетс я

криминалистическая экспертиза”. С помощью физико-химических методов эта экспертиза определяет их состав и групповую или видовую принадлежность. Иногда указанные исследования также именовались взрывотехническими.

В настоящее время авторы, занимающиеся проблемами криминалистической взрывотехники, обоснованно указывают на необходимость различения взрывотехнических экспертиз и экспертиз технологических процессов взрывоопасных производств3.

При этом следует учитывать высказанное А.Р. Шляховым положение согласно которому, при определении вида экспертизы « наиболее оправданной является классификация, учитывающая одновременно три существенных признака экспертизы: предмет, объект и методику»4. Вместе с тем, на наш взгляд, в указанной системе признаков, наибольшее значение имеет объект

1 См.: Методические рекомендации следственно-прокурорским работникам по подготовке материалов для производства судебных экспертиз по делам о взрывах на различных объектах народного хозяйства ( в промышленности, на транспорте, в коммунальном хозяйстве) /Под ред. X. М. Тахо-Годи.М.1980.С31.

2 См.: Цветков В.Н., Розенталь М.Я. Особенности назначения и проведения криминалистической экспертизы по делам о летных происшествиях, связанных с применением взрывчатых веществ.С.105.

См.: Михайлов М.А. Основы методики расследования криминальных взрывов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев. 2000.С.13.

4 См.: Шляхов А.Р. Современные проблемы теории криминалистической экспертизы в СССР: Автореф. дис. …докт. юрид. наук. Л.,1971.С.11.

141

исследования., который предопредяется задачи (предмет) исследования, а также его методы.

Основным объектом взрывотехнической экспертизы, предопределяющим предмет и методы исследования, являются, на наш взгляд взрывные устройства Иные объекты - следы действия данных устройств, особенности их производства и так далее, являются производными объектами взрывотехнической экспертизы. Именно для определения наличия либо отсутствия взрывных устройств проводятся экспертные взрывотехнические исследования. В данном случае, видимо, необоснованным является указание на то, что целью взрывотехнической экспертизы является, например, установление причин возникновения аварийной ситуации1.

С учетом изложенного, автор определяет взрывотехническую экспертизу как назначаемое в порядке, предусмотренном УПК, исследование взрывных устройств (объектов сходных с ними), результатов их действия, средств и способов их изготовления, установки и приведения в состояние взрыва с целью решения идентификационных, диагностических и ситуационных задач.

Назначению взрывотехнической экспертизы должна, по мнению автора, предшествовать обязательная консультация следователя с экспертом взрывотехником. В данном случае следует согласиться с А.В. Хмелевой в том, что тактически неверным представляется отсутствие тесного контакта с экспертом от момента согласовывания задания до получения заключения, его оценки и использования результатов экспертизы2. В случае назначения взрывотехнической экспертизы необходимость таких предварительных консультаций имеет дополнительные основания. Во первых, ряд вопросов,

1 См.: Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М..1996.С. 162.

См.: Хмелева А.В. Судебная экспертиза при расследовании преступлений против личности.// Расследование преступлений. Вопросы теории и практики. Воронеж, 1997.С.84.

142

ответы на которых имеют взрывотехничский интерес, могут быть решены в ходе смежных видов экспертиз, - прежде всего, КЭМВИ, трасологических, металловедческих, химических и некоторых других. Поэтому следователю целесообразно получить консультацию эксперта о необходимости проведения комплексного экспертного исследования либо о назначении ряда экспертиз. Кроме того, специалист в области взрывотехники может оказать квалифицированную помощь в определении последовательности экспертиз, исключающей уничтожение либо повреждение криминалистически-значимых объектов в ходе проведения ряда иных исследований.

Предварительное консультирование следователя специалистом в области взрывотехники также поможет правильно определить выбор экспертного учреждения. Как верно отмечается в литературе, назначение экспертиз объектов с одного места происшествия в несколько экспертных учреждений (МВД, ФСБ, МЮ и др.) не только не ускоряет получение важной для следствия и розыска информации, но и снижает эффективность применения методов определения взрывчатых веществ и зачастую делает невозможным решение целого ряда вопросов вследствие искусственного разъединения вещественных доказательств. Так, при взрыве взрывного устройства на лестничной клетке жилого дома отдельные части взрывного устройства попали к экспертам трех упомянутых ведомств. В результате чего свои догадки относительно недостающих частей конструкции специалистам пришлось выяснять друг у друга по телефону1.

И все же, подчеркнем это особо, эксперт -взрывотехник не должен доминировать в вопросах назначения взрывотехнической экспертизы, подавлять следователя. В конечном итоге, доказательственную базу, в том числе полученную с использованием специальных познаний, формирует следователь.

1 См.: Дильдин Ю.М., Мартынов В.В.. Семенов А.Ю., Стецкевич. А.Д. Место взрыва как объект криминалистического исследования. М.,1995. С.75.

143

Именно он назначает взрывотехническую экспертизу и несет за эффективность данного следственного действия полную ответственность.

Помощь специалиста в области взрывотехники необходима следователю и при постановке вопросов перед экспертом. Поскольку формулирование вопросов, поставленных эксперту, является важным этапом деятельности следователя по подготовке и назначению взрывотехнической экспертизы, рассмотрим его более подробно. При постановке вопросов должны соблюдаться определенные правила.

  1. Вопросы не должны выходить за пределы полномочий эксперта. В частности, следователи иногда ставят на разрешение взрывотехнической экспертизы вопросы, касающиеся причинно-следственных связей между действиями определенных лиц и наступившим взрывом.

  2. Вопросы не должны дублировать друг друга и иметь отношение к предмету доказывания. Отметим, что М.А. Михайлов справедливо указывает на противоречие, содержащееся в методической литературе по взрывотехнике. Авторы-следователи советуют использовать все мыслимые возможности экспертиз. Согласно сведениям М.А. Михайлова, в изученных им источниках сосредоточено более 350 вопросов, разрешаемых различного рода экспертизами по делам о взрывах. В то же время авторы- эксперты предостерегают от необоснованной постановки вопросов1. Это, по их мнению, вызовет неоправданную трату сил, времени и средств. Например, Ю.М. Дильдин, В. В. Мартынов, А. Ю. Семенов, А. Д. Стецкевич считают недостатком, что на экспертизу по факту взрыва выносится (как показало проведенное ими обобщение) более 20 вопросов, содержащихся в известных публикациях. По мнению указанных авторов, это неоправданно затягивает сроки проведения экспертиз; на многие вопросы ответить не представляется возможным ввиду

См.: Михайлов М.А. Указ.соч. С.13.

144

отсутствия соответствующих вещественных доказательств; другие исключаются по логике события или не имеют отношения к существу дела .

По мнению автора данной работы, количественный подход здесь неприемлем. Как отмечалось ранее, ведущая роль эксперта-взрывотехника при назначении взрывотехнической экспертизы необоснованна. Некоторые поставленные следователем вопросы действительно, могут потребовать длительных сроков проведения экспертиз, но если это необходимо для установления истины, такие вопросы должны быть поставлены следователем. Более того, такие вопросы необходимо ставить на разрешение, даже если представленные на исследование объекты имеются в небольших количествах, что не может дать гарантию ответа экспертов на интересующие следствие вопросы.

  1. Для разрешения вопросов, поставленных перед экспертом, необходимо применение специальных познаний в области взрывотехники. В частности, иногда перед экспертом ставится вопрос об отнесении к категории боеприпасов промышленно изготовленных, «штатных» боеприпасов.

Осуществленное автором обобщение актов взрывотехнических экспертиз, проведенных в Воронежской области с период с 1997 по 1999 гг. показало, что в большинстве случаев при назначении взрывотехнической экспертизы по факту обнаружения взрывных устройств и их компонентов задаются 3-4 вопроса. По мнению автора, одним из недостатков является отсутствие вопросов, касающихся диагностики взрывных устройств и взрывчатых веществ. Следователи зачастую не задают вопросы, ответы на которые имеют не только важное криминалистическое (поисковое), но и доказательственное значение. Например, при обнаружении на элементах конструкции взрывного устройства маркировочных обозначений, следователи не задают вопрос: на каком предприятии и в какой период времени изготовлено данное устройство. Также редко встречаются
(5% от общего числа экспертиз) вопросы,

1 См.:Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Стецкевич. А.Д.Указ.соч. С.72.

145

касающиеся поражающего действия и радиуса опасного поражения при взрыве данного взрывного устройства. Между тем, как показывает следственная практика, нередко выясняется, что данное взрывное устройство предназначалось для совершения убийства конкретных лиц. Исполнитель преступления предполагал установить его определенным образом в определенном месте. Следователю и затем суду, необходимо выяснить, имело ли в данном случае покушение или приготовление к убийству, совершаемому общеопасным способом (п. «е» ч.2 ст. 105 УК РФ). Без ответа на указанный вопрос сделать это весьма затруднительно.

По мнению автора, сложившееся положение во многом связано с упоминавшимися ранее высказываниями, касающимися главенствующего положения эксперта-взрывотехника при назначении взрывотехнической экспертизы. Автора настоящей работы насторожило, что почти во всех заключениях взрывотехнических экспертиз, произведенных по факту обнаружения взрывных устройств (87%), было указано, что вопросы даны в редакции эксперта. Таким образом, на практике стали реализовываться предложения некоторых исследователей, как правило, работников экспертных учреждений, о необходимости дополнения ст. 191 УПК РСФСР положением о праве эксперта с согласия следователя переформулировать поставленные перед ним вопросы1.

На наш взгляд, подобные предложения, а, следовательно,
и правоприменительная практика, являются необоснованными.

Переформулирование вопросов экспертом, равно как и редактирование вопросов следователя, по сути, означает: определение исходной задачи экспертного исследования, которое должно быть независимым и объективным, определяется с учетом субъективных возможностей конкретного эксперта или

См.:,например, Зайцева Е.А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1994. С. 14.

146

конкретного экспертного учреждения. Иными словами эксперт сам себе ставит экспертную задачу.

Такая корректировка вопросов следователя, в большинстве случаев в силу различных причин, в том числе психологических, приводит к попыткам эксперта упростить задачу, включив в нее только те вопросы, которые априори решаемы данным экспертом в данных конкретных условиях. Естественно, что эксперты в таких случаях стараются избежать «неудобных» для них вопросов следователя, т.е. вопросов требующих длительного времени для проведения экспертных исследований, особо высокой квалификации, уникального оборудования и т.д. Отметим также, что подобная практика является и незаконной. Законодатель не воспринял указанных ранее предложений о праве эксперта на переформулирование вопросов следователя экспертом.

На наш взгляд, в определенной мере тенденция к постановке экспертных задач экспертами самим себе обусловлена содержащимся в ст. 191 УПК РСФСР положением, в соответствии с которым, если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении. Логичней было бы в данном случае приостановление производства экспертизы, сообщению следователю об указанных обстоятельствах и постановка следователем дополнительных вопросов.

Как верно отмечают О.Я. Баев и М.О. Баев, не отнесение к числу субъектов криминалистической тактики специалиста обусловлено тем, что эти лица не имеют какого-либо самостоятельного процессуального интереса в уголовном деле. Они не должны как говорят, «по определению», предупреждать или преодолевать чье либо противодействие. Они, в пределах своей компетенции, осуществляют по поручению следователя (лица, производящего дознание, прокурора) соответствующую работу, требующую специальных познаний или умений (специалист), или на основании его же постановления научное исследование

147

криминалистически -значимых объектов (эксперт) .

Остановимся далее на классификации вопросов, разрешаемых взрывотехнической экспертизой. По мнению коллектива авторов под руководством A.M. Ларина круг вопросов, разрешаемых судебной взрывотехнической экспертизой можно подразделить на следующие группы:

A) относящиеся к подготовке взрыва; Б) относящиеся к процессу взрыва; B) C) относящиеся к взрывному устройству; D) Г) относящиеся к наступившим последствиям2.

Отметим, что данная классификация представляет интерес, прежде всего для следователей, поскольку позволяет вычленить основные объекты экспертного исследования и последовательно их сформулировать в постановлении о назначении экспертизы.

Классификация, отражающая характер, прежде всего экспертных задач, предложена Е. Р. Российской. Вопросы, выносимые на разрешение взрывотехнической экспертизы она подразделяет на несколько групп:

  1. Диагностику взрывных устройств и взрывчатых веществ;
  2. Диагностику механизма взрыва по его следам;.
  3. Вопросы идентификационного характера;
  4. Диагностику взрывоопасных аварийных ситуаций, механизмов технологических взрывов, нарушений правил взрывобезозопасности (эти вопросы разрешаются в комплексе с технологической экспертизой)3.
  5. 1 См.: Баев О.Я., Баев М.О. Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж, 1995.Сб.

2 См.: Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ. М.,1975. С.62.

3 См.: Российская Е.Р. Указ.соч. С.162-165.

148

По мнению автора, указанная классификация является обоснованной, но нуждается в уточнении и дополнении. На наш взгляд, следует классифицировать вопросы, решаемые взрывотехническои экспертизой на следующие группы:

1.Вопросы, направленные на установление идентификации (установление индивидуального тождества) и групповой принадлежности;

  1. Вопросы, направленные на распознавание свойств исследуемых объектов
    • диагностические.
  2. Вопросы, направленные на установление обстоятельств производства взрыва - ситуационные. Отметим, что в данном случае классификация по аналогичным основаниям использовалась Е.Н. Тихоновым применительно к судебно-баллистичской экспертизе, предмет и задачи которой весьма сходны с теми, что решает взрывотехническая экспертиза1.

Типовыми вопросами, входящими в первую группу (идентификационные вопросы) являются:

А) Относящиеся к взрывным устройствам:

  1. Является ли представленный на исследование предмет взрывным устройством?
  2. Являются ли представленные на исследование вещества взрывчатыми?
  3. Относятся ли изъятые объекты к одному типу, виду, марке, не выпущены ли они одним предприятием, в составе одной производственной партии?
  4. На каком предприятии и в какой период времени изготовлено данное устройство?

  5. Соответствует ли данное взрывное устройство предъявленному чертежу?

См.: Тихонов Е.Н. Судебно-баллистическая экспертиза. Барнаул,1991. Сб.

149

  1. Аналогичны ли по своей конструкции, используемым материалам и другим признакам, взорванное и представленное на экспертизу взрывное устройство?
  2. Не составляли ли ранее представленные на исследование фрагменты взрывного устройства единого целого?
  3. Б) Относящиеся к взрыву:

  4. Произошел ли в данном случае взрыв взрывного устройства, если имел место иной взрыв, какова его природа. Типовыми вопросами, входящими во вторую группу (диагностические) являются:

А) Относящиеся к взрывному устройству:

  1. Какова конструкция и способ изготовления (самодельный, промышленный) взрывного устройства?
  2. Относится ли взрывное устройство к категории боеприпасов?
  3. Какова конструкция и способ изготовления основных элементов взрывного устройства?
  4. Каков способ подрыва взорванного устройства?
  5. Каково поражающее действие и радиус опасного поражения при взрыве данного взрывного устройства.
  6. Если взорванное устройство самодельного изготовления, то каковы профессиональные навыки во взрывном деле и других отраслях техники данного лица?
  7. Чем было снаряжено взрывное устройство?
  8. Какое взрывчатое вещество использовалось в качестве заряда? Б) Относящиеся к взрыву:

  9. Какова мощность взрыва в эквиваленте по массе взорванного тротила?
  10. Имеются ли на объектах, изъятых с места взрыва, продукты взрывчатых веществ и если да, то какие именно?

150

Типовыми вопросами, входящими в третью группу
(ситуационные) являются:

А) Относящиеся к взрывному устройству:

1 .Мог ли произойти самопроизвольный взрыв представленного взрывного устройства и при каких условиях?

2.Каково было месторасположение взрывного устройства в момент взрыва?

Б) Относящиеся к взрыву: 1. Где расположен очаг взрыва? Какие признаки свидетельствуют об этом?

Разумеется приведенный перечень вопросов не является исчерпывающим. Как отмечалось ранее, здесь приведены лишь наиболее распространенные, типовые вопросы.

В заключение вопроса, касающегося подготовки и назначения экспертиз, рассмотрим основные требования, относящиеся к упаковке объектов, направляемых на взрывотехническую экспертизу. Если объект является взрывоопасным, упаковка должна исключать возможность перемещения такого объекта внутри нее при встряхивании, а также перемещении отдельных элементов относительно друг друга. Снаружи взрывоопасный объект должен быть проложен мягким материалом (поролон, бумага, пенопласт), исключающим жесткое силовое воздействие на объект при его падении и упаковке на землю, асфальт, бетон. Средства взрывания и основной заряд взрывчатого вещества, а также средства инициирования электрического действия и источники электропитания, запрещается размещать в одной упаковке. При этом оголенные концы проводов электродетонатора должны быть соединены (закорочены) скруткой. Для упаковки взрывчатых веществ может использоваться чистая стеклянная, полиэтиленовая, бумажная, картонная тара. Применение в качестве упаковки металлических емкостей, непосредственно контактирующих с взрывчатыми веществами, запрещается1.

’ См.:Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Стецкевич. А.Д.Указ.соч. С.82

151

Представленные на исследование объекты должны быть упакованы и опечатаны. К сожалению, следователи, особенно в тех случаях, когда представленные на взрывотехническую экспертизу объекты не являются взрывоопасными, нередко поручают доставление таких объектов эксперту случайным нарочным, небрежено оформляют сопроводительные документы, не указывают на упаковке подписи понятых и следователя. Например, по уголовному делу, возбужденному по факту изъятия предметов, похожих на взрывное устройство, вещественные доказательства были представлены на исследование нарочным. Как отметил в своем заключении эксперт -взрывотехник, объекты упакованы в три полиэтиленовых пакета, горловины которых перевязаны нитью. Свободные концы нити склеены бумажным ярлыком с двумя неразборчивыми подписями понятых и неразборчивой подписью следователя1.

См. заключение взрывотехнической экспертизы по уголовному делу № 99173414. Архив ЭКУ УВД Воронежской области за 1999г.

152

  1. Экспертное исследование взрывных устройств и их компонентов после взрыва.

Первоочередным постулатом проведения взрывотехничского экспертного исследования является обеспечение безлрпасности людей, осуществляющих экспертное исследование. Экспертное исследование взрывных устройств и их остатков после взрыва подразделяется на несколько этапов. Обычно в криминалистической литературе выделяются 5 этапов экспертного исследования рассматриваемого вида:

  1. Установление внешних признаков взрывных устройств либо их фрагментов;
  2. Изучение признаков внутреннего устройства взрывных устройств неразрушающими методами;
  3. Демонтаж исследуемого объекта.
  4. Исследование отдельных узлов и деталей, материалов и веществ.
  5. Монтаж, сборка и проверка работоспособности взрывного устройства . Не все из перечисленных этапов экспертного исследования
    являются

обязательными. В частности, последний этап исключается в случае исследования остатков взрывных устройств, образовавшихся в результате взрыва. Исследование взрывного устройства может быть завершено и на более ранних этапах, в частности после изучения признаков внутреннего устройства взрывных устройств неразрушающими методами. Имеются виду случаи, когда после такого изучения принимается решение о подрыве взрывного устройства, так как его демонтаж связан с угрозой безопасности эксперта.

В частности, обычно лишь первую стадию имеет экспертное взрывотехническое исследование некоторых типов взрывателей. Например, при

См.: Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Основы криминалистического исследования самодельных взрывных устройств. М.1991. С.66-68.

153

экспертном исследование указанных объектов, эксперт - взрывотехник обоснованно счел возможным указать, что представленные на исследование три металлических предмета имеют бутылочную форму (с приложением фото) и по внешнему виду напоминают учебно-имитационные запалы. Форма, размеры, конструкция, результаты сравнения с образцами взрывотехничской коллекции ЭКУ УВД и справочными данными дают основание для вывода о том, что изъятые у гр-на Б. металлические предметы являются стандартными учебно-имитационными запалами, которые являются взрывными устройствами малой мощности, к боеприпасам, предназначенным для поражения целей не относятся.

Рассмотрим этапы экспертного взрывотехнического исследования более подробно.

Установление внешних признаков взрывных устройств либо их фрагментов;

На данном этапе происходит фиксация внешних признаков взрывного устройства, формы, размеров, маркировки, цвета отдельных составляющих исследуемого объекта, визуально наблюдаемые особенности конструкции. Обычно данный этап именуется в заключениях экспертов-взрывотехников «осмотр вещественных доказательств» либо « осмотр объектов, изъятых с мест взрыва». Результаты проведенного обобщения заключений взрывотехнической экспертизы в г. Воронеже и Воронежской области в период с 1997 по 1999 гг. показал, что эксперты-взрывотехники иногда поверхностно описывают объекты, представленные на исследование, что, безусловно, снижает доказательственную ценность экспертизы. Такой недостаток обнаружен нами примерно по 10% от общего числа заключений, попавших в массив обобщения.

Характерным в данном случае является следующее поверхностное описание представленных на исследование объектов: В разделе, именуемом «осмотр вещественных доказательств», эксперт после описания упаковки двух полиэтиленовых пакетов указал лишь, что из пакета №2 извлечено: взрывное

154

устройство, пластичное вещество кремового цвета; вещество светло-желтого цвета, два предмета цилиндрической формы; металлический предмет; предмет эллипсоидной формы.

В данном случае, думается, что на данном этапе преждевременно было именовать предмет представленный на исследование взрывным устройством, ибо перед экспертом был поставлен вопрос о том, является ли представленный на исследование предмет взрывным устройством? Отметим также, что более или менее полное описание внешних признаков представленных на экспертизу объектов дано в « исследовательских» разделах заключения.

В качестве же положительного примера выполнения первого этапа экспертного исследования можно привести следующее описание объектов, изъятых с места взрыва по другому делу. Эксперт указывает на то, что в конверте находятся:

  • пять металлических осколков серого цвета неправильной формы размером от 3 х 35х 37 мм до 3x90x310 мс. Края осколков рваные, присутвуют многочисленные разрывы длиной от 5 мм до 125 мм. На трех осколках имеются следы красителя красного цвета. Поверхности осколков сильно изогнуты и на них имеются следы окопчения;
  • предмет цилиндрической формы, выполненный из металла серого цвета длиной около 80 мм и внутренним диаметром 20 мм, толщина стенок -5 мм. На концах предмета имеется резьба. С одной стороны на резьбу навинчена заглушка длиной 38 мм и диаметром 35 мм. На поверхности предмета и заглушки имеются следы красителя красного цвета. На поверхности заглушки имеется маркировка: 3000 105 MEGA R 18.
  • Изучение признаков внутреннего устройства взрывных устройств неразрушающими методами.

Основная задачей данного этапа является предварительная диагностика конструкции представляемых на исследование объектов, а также их демонтажа.

155

На данном этапе применяется различное оборудование, прежде всего рентгенографическое. Например, по делу об обнаружении взрывного устройства в кв-ре гр-на О. на исследование был представлен баллон, имеющий металлический корпус. С целью установления внутренней конструкции предмета было произведено его рентгенографирование с помощью рентгеновского аппарата « Инспектор». В качестве средства визуалициии использовались рентгеновская пленка РТ- 3.

Рентгенографирование производилось при следующих режимах:

  • количестве импульсов от 20 до 99:
  • расстоянии между излучателем и предметом от 700 до 350 мм;
  • В результате рентгенографирования не удалось получить изображения внутренней конструкции предмета, что, с учетом первичных признаков возможной взрывоопасное™ предмета, предопределило решение о завершении экспертного исследования данного предмета и
    его подрыве.

В дальнейшем экспертному исследованию подверглись остатки данного предмета, оказавшегося взрывным устройством, в результате которого вопросы, поставленные перед экспертом-взрывотехником следователем, были разрешены.

На данной стадии исследования, как правило, заканчивается экспертное исследование электродетонаторов типа ЭД-КЗ и сходных видов. После решения идентификационных задач, эксперт обычно должен дать ответ на вопрос - пригодны ли данные электродетонаторы к производству взрыва. В этих целях обычно осуществляется подрыв электродетонаторов в контейнере типа ЭТЦ-2 или подобных типов. Подрыв осуществляется путем подачи напряжения на провода электродетонаторов. Если в результате подачи напряжения происходит взрыв и образуется большое количество мелких осколков, это свидетельствует о штатном срабатывании электродетонаторов. На основании полученных сведений эксперт формулирует вывод о том, что представленные электродетонаторы пригодны для использования в качестве

156

средств взрывания, относятся к категории боевых припасов и пригодны для производства взрыва.

Демонтаж исследуемого объекта.

После проведения диагностики взрывоопасности исследуемого объекта и установления отсутствия признаков взрывоопасности, происходит демонтаж данного объекта. Реализация данного этапа связана с повышенным риском для экспертов, поэтому принятие решение о его проведении должно быть максимально взвешенным и обоснованным.

К сожалению, на практике даже эксперты, обладающие большим стажем экспертной работы, допускают промахи как при возможности проведения демонтажа, так и при выборе средств и методов его осуществления. При этом обычно они допускают самонадеянность, рассчитывая на свой солидный опыт и непогрешимость. В ходе проведенного автором опроса экспертов, проводящих предварительные исследования и взрывотехнические экспертизы, около 20% ответили, что при проведении экспертных исследований в стационарных условиях не в полной мере соблюдали необходимые требования безопасности; при проведении таких исследований в полевых условиях число таких нарушителей еще выше - 42% (отметим, что опрос проводился анонимно).

Характерный пример приводится в данном случае А. Стецкевичем. В ходе исследования самодельного взрывного устройства эксперты сделали такое «открытие» - в ручке одной из самодельных гранат находился плотно поставленный на эпоксидной смоле самодельный запал. Визуально он не просматривался и свободно не извлекался. Бригадой экспертов было принято решение о необходимости демонтажа ручки гранаты и запала.

Эксперты проводили демонтаж при помощи ножовки по металлу. Граната при этом была зажата в тиски. Один эксперт производил распил, а другой в этой время поливал ножовку и запал тонкой струйкой воды из химического стакана. Демонтаж состоялся, взрывчатое вещество было извлечено из запала и передано химикам на исследование. Результаты анализа были категоричны -

157

самодельный запал снаряжен также самодельным инициирующим взрывчатым веществом. Впоследствии выяснилось, что инициирующее вещество самодельного запала не снижает чувствительности при смачивании водой. Из этого следует, что « полив», проводимый в процессе распиловки, нисколько не влиял на безопасность процесса1.

Исследование отдельных узлов и деталей, материалов и веществ.

Данный этап обычно является наиболее трудоемким и кропотливым. Основная задача данного этапа - провести предметную диагностику и идентификацию узлов и деталей взрывного устройства, а также использованных взрывчатых веществ.

Поскольку конструкции взрывных устройств, равно как и состав материалов, из которых они состоят, отличается большим разнообразием, методики исследования указанных объектов также различны.

В частности весьма многообразны методики и средства диагностики состава взрывчатых веществ, которыми было снаряжено то или иное взрывное устройство. В первую очередь здесь проводятся химические исследования. Наиболее часто используются методы тонкослойной хроматографии, а также метод ИК -спектроскопии, метод капельных реакций. Рассмотрим их более подробно.

Так, при исследовании представленного на исследование пластичного вещества светлого цвета, обнаруженного в квартире Б., было проведено следующее химическое исследование.

На первом этапе проводилась диагностика данного вещества. Часть вещества поместили на предметное стекло. При поднесении иглы, раскаленной в пламени спиртовки, произошло возгорание с яркой вспышкой. Горение происходило ровно, ярким пламенем, Таким образом, было установлено, что

См.: Стецкевич. А. Магазин « Болгарская роза» // Записки криминалистов. Вып.З. М.,1994.154-155.

158

исследуемое вещество способно к воспламенению и
взрывчатому превращению.

Состав исследуемого вещества определялся методом ИК-спектроскопии. Пробы вещества подготавливались в соответствии со стандартной методикой прессования с бромидом калия. ПК -спектры регистрировались на спектрофотометре « SPECORD 75» в интервале волновых числе 4000- 400 см. при следующих условиях: целевая программа -5; усиление -3; режим усиления -2; время отклонения пера самописца -2; коэффициент замедления -1. По внешнему виду, способности к воспламенению и к взрывчатому превращению, а также сравнению полученного РЖ-спектра исследуемого вещества со спектрами, имеющимися в пособии « Атлас спектров для криминалистических подразделений МВД» был сделан вывод о том, что исследуемое вещество кремового цвета является пластичным бризантным веществом промышленного изготовления типа гексопласт, основным компонентом которого является гексоген.

Вещество желтого цвета, представленное на исследование по уголовному делу в связи с обнаружением на окне одной из квартир г. Воронежа взрывного устройства, исследовалось на принадлежность к взрывчатым веществам следующим образом. При поджигании пробы вещества установлено, что оно хорошо воспламеняется и сгорает коптящим пламенем. Частицы вещества помещались в каплю 1% раствора дифениламина в концентрированной серной кислоте. Синее окрашивание не наблюдалось, что указывало на отсутствие в нем ионов окислителей.

Основным методом исследования в данном случае явился метод тонкослойной хроматографии. По три частицы вещества из предметов растворялись в 5 каплях ацетона. При этом частицы полностью растворялись. Ацетоновые растворы исследовались методом тонкослойной хроматографии: пластина « Silufol» (Чехия); элюент - гексан: ацетон: толуол (2:1:1), свидетели тротил, гексоген, тетрил, нитроглицерин.
Проявители : 5% раствор

159

дифениламина в этаноле., УФ -активация, 10% раствор едкого кали в этаноле. В результате исследования на хромотограммах вещества была выявлена зона, по цвету и величине хроматографической подвижности соответствующая хроматографической зоне « свидетеля» - тротила. Аналогичные результаты были получены с использованием подвижной фазы - толуола. Таким образом, сделал вывод эксперт -взрывотехник, прессованное вещество желтого цвета является тротилом (тринитротоулолом) - мощным бризантным взрывчатым веществом1.

По другому уголовному делу в ходе взрывотехнической экспертизы широко применялся метод капельных реакций.

Вначале представленные на исследование объекты раздельно на фильтре обмывались водой и ацетоном. Растворы упаривали до объекта нескольких капель. Ацетоновый смыв исследовали методом тонкослойной хроматографии с использованием пластин « Merk» (Германия). Растворитель: смесь гексагена, ацетона, и толуола в соотношении 2:1:1. Свидетели - тротил, гексоген, ТЭН, тетрил, нитроглицерин, дифениламин. Проявление - 5% раствор дифениламина в этаноле, УФ - активация, 10% раствор едкого кали в этаноле (кроме дифениламина (реактив Мюраура для проявления дифениламина. В результате проявления на хроматографической пластине была обнаружена зона, которая по R и окрашиванию совпадает со свидетелем дифениламином.Таким образом, сделал вывод эксперт -взрывотехник, в ацетоновом смыве объектов исследования обнаружены следы дифениламина, который используется в качестве стабилизатора в бездымных порохах.

1 Подробнее о данном методе см.: Цветкова В. Н. Исследование взрывчатых веществ методом тонкослойной хроматографии // Материалы научного семинара .М.,1973; Исаева Л. К., Цветкова В.Н. Применение методов тонкослойной хроматографии и ИК спектроскопии при исследовании некоторых промышленных ВВ // Экспертная практика и новые методы исследований. М.1975.; Камаев А. В., Галяшин В.Н. Определение следовых количеств взрывчатых веществ методом жидкостной хроматографии и масс- спектрометрии //Экспертная практика. 1984. Вып. 21;

160

Водные смывы исследовали в данном случае с помощью капельных реакций. В углубление на стеклянной пластине помещали каплю исследуемого раствора, а к нему добавляли следующие тестирующие реактивы:

  • раствор дифениламина в серной кислоте; появление синего окрашивания свидетельствует о присутвии ионов окислителя;
  • реактив Грисса, появление красного окрашивания свидетельствует о присутствии нитрит - ионов;
  • водный раствор нитрата бария; образование небольшого количества белого осадка свидетельствует о присутствии в растворе сульфат -ионов или карбоната. При добавлении 10% ной уксусной кислоты растворения осадка, и выделения пузырьков газа не наблюдалось, что свидетельствует о наличии лишь сульфат -ионов;
  • реактив Несслера, появление желто-оранжевого осадка свидетельствует о присутствии ионов аммония;
  • хлорную кислоту; отсутствие осадка белого цвета говорит об отсутвии ионов калия.
  • Данные химического анализа водных смывов, отметил эксперт, не позволяют сделать категоричное заключение о присутствии в них следов взрывчатых веществ, компонентов взрывчатых смесей или продуктов их превращения.

Общий вывод химического анализа - предмет был снаряжен бездымным пироксилиновым порохом - взрывчатым веществом метательного действия, следы которого обнаружены на объектах, предоставленных на экспертизу.

Монтаж, сборка и проверка работоспособности взрывного устройства.

Данный этап экспертного взрывотехнического исследования не является обязательным. Обычно он реализуется в случаях, когда предметом экспертного исследования явились взрывные устройства сложной конструкции, либо самодельные взрывные устройства имеют оригинальную конструкцию, либо

161

требуется установить причины несрабатывания взрывного устройства, если они не были установлены на предварительных этапах исследования.

В заключение данного раздела остановимся на одном, на наш взгляд, принципиальном вопросе. Речь идет о самостоятельности (независимости) эксперта, проводившего исследование. Авторы, занимающиеся данной проблематикой, отмечают, что формально руководитель экспертного учреждения не имеет права изменить хотя бы одну букву в заключении без согласия эксперта, на практике же такой контроль качества так или иначе осуществляется начальником1. Справедливости ради отметим, что в различных экспертных учреждениях, вопрос о контроле качества проведения экспертизы со стороны руководителя экспертного учреждения решается по-разному: В судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции такое право руководителю предоставлено, в экспертных подразделениях МВД оно, как отмечает А.Р.Белкин, молчаливо допускается2.

На наш взгляд, необходимо предоставить дополнительные гарантии независимости эксперта, проводившего экспертизу. В частности, по мнению автора, целесообразно закрепить в УПК положение, согласно которому эксперт, выполнивший экспертные исследования, составляет заключение эксперта и подписывает его. После этого экспертное заключение направляется руководителю экспертного учреждения, который в случае несогласия с выводами эксперта, вправе образовать комиссию экспертов с участием эксперта, проводившего исследование, которая проводит повторное исследование.

Для устранения существующего ныне противоречия такого предложения законодательству, следует поддержать мнение А.Р. Белкина о необходимости

См.: Стецкевич. А. Указ. соч. С.207.

См.: Белкин А.Р. Теория доказывания. М..1999.С.222.

162

законодательного закрепления права дачи заключения от имени юридического лица -экспертного учреждения. В этом случае, как верно отмечает А.Р. Белкин, не возникает вопроса о назначении повторной экспертизы, поскольку речь уже идет не о заключении новых экспертов - физических лиц, а подготовке заключения от имени экспертного учреждения1.

Как представляется, положение, при котором руководителю экспертного учреждения эксперт направляет уже подписанное заключение, позволит избежать необоснованного давления на эксперта со стороны руководителя экспертного подразделения. К чему может привести такое давление показывает следующий пример.

В ходе проведения взрывотехнической экспертизы были установлены все интересующие следствие особенности и характеристики взрывного устройства (ВУ). Один из поставленных перед экспертом вопросов касался условий, при которых был возможен взрыв устройства. Первоначальный вывод эксперта о подрыве ВУ в момент срабатывания часового механизма показался руководителю подразделения недостаточным, так как кроме «штатного» срабатывания существовала еще гипотетическая возможность замыкания электрической цепи еще одним элементом схемы. Указанная возможность была отражена экспертом в исследовательской части заключения. Но под психологическим давлением со стороной руководителя предположение из вероятного сделалось категорическим.

В ходе судебного заседания этот вопрос тщательно выяснялся. В заседание был вызван другой эксперт, который обнаружил, что замыкатель находится глубоко в устройстве и напрямую не подвержен внешним воздействиям. Для приведения его в действие необходимо, как минимум, найти самоубийцу, который частично бы демонтировал ВУ и свел бы счеты со своей жизнью. В реальной же ситуации только очень мощные и маловероятных перегрузки могли бы вызвать преждевременный взрыв. В результате, как отмечает А.

1 См.: Белкин А.Р. Указ.соч. С.224.

163

Стецкевич, состоялось блеклое, недостаточно обоснованное выступление в суде после отлично проведенной экспертизы1.

Касаясь перспектив развития взрывотехнической экспертизы, отметим, что одним из основных направлений такого развития является компьютеризация процесса ее осуществления. В данном случае целесообразно использовать опыт автоматизированного решения задач иных экспертиз, в частности автотехнической2.

1 См.: Стецкевич А. Указ. соч. С.207-208.

См. об этом Толстухина Т.В. Автоматизированное решение задач
судебной автотехнической экспертизы. Тула, 1998.

164

  1. Оценка и использование следователем экспертных исследований взрывных устройств и взрывчатых веществ.

После получения заключения эксперта взрывотехника следователь обязан провести оценку данного заключения. При этом учитываются требования ст. 71 УПК РСФСР, согласно которой никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы. Вместе с тем, следует учитывать оговорку, сделанную законодателем для заключений эксперта как источника доказательств (ч. 3 ст. 80 УПК РСФСР). В данной части указано, что заключение эксперта является необязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивированно.

По мнению В.А. Образцова, заключение эксперта оценивается в процессе т расследования и судебного разбирательства со следующих точек зрения:

  • обоснованности;
  • достоверности;
  • полноты, надежности применения методов исследования;
  • соблюдения всех установленных для производства экспертизы процессуальных положений.
  • Также В.А. Образцов справедливо отмечает, что большое внимание при оценке эксперта уделяется тому, не являются ли выводы эксперта противоречивыми, не противоречат ли они другим данным, собранным по делу1.

Более полная классификация задач, стоящих перед следователем при оценке экспертного заключения, разработана Е.Р. Российской.

‘См.: Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997. С.294.

165

По мнение данного автора, процесс оценки экспертного заключения состоит из нескольких последовательных стадий:

  1. Проверки соблюдения требований закона при назначении экспертизы.
  2. Проверки подлинности и достаточности исследовавшихся вещественных доказательств и образцов;
  3. Оценки научной обоснованности экспертной методики и правомерности ее применения в данном конкретном случае.
  4. Проверки и оценки полноты заключения.
  5. Логичной обоснованности хода и результатов экспертного исследования.
  6. Относимости экспертного исследования к данному уголовному делу.
  7. Соответствия выводов эксперта имеющимся по делу доказательствам1. Обобщения практики проведения по уголовным делам взрывотехнических
  8. экспертиз в Воронежской области за период с 1996 по 1999 гг. показало, что претензии к качеству проведения экспертных исследований рассматриваемого вида минимальны. Практически по всем делам, где проводилась взрывотехничсекая экспертиза, суды сослались на заключение эксперта-взрывотехника как на доказательство обвинения. Случаев повторного назначения взрывотехничской экспертизы за указанный период также не было. Отметим, что именно этот показатель - назначение повторной экспертизы, является наиболее ярким при оценке объективности проводимых экспертиз. Законодатель прямо указал в ч. 2 ст. 81, что повторная экспертиза назначается в случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности.

В то же время 6,8% от общего числа проведенных взрывотехничских исследований составили случаи, когда после проведения взрывотехничской экспертизы по делу назначалась дополнительная взрывотехническая экспертиза, т.е. согласно ч.1 ст.81 УПК РСФСР имела место недостаточная

1 См.: Российская Е. Р. Указ. соч. С. 50-55.

166

ясность или полнота заключения. Из числа дополнительно назначенных экспертиз, подавляющее большинство (свыше 80%) назначались по мотивом недостаточной полноты проведенного исследования, т.е. следствие и суд не были удовлетворены полнотой проведенного исследования либо, что чаще, следователи сами допускали упущения и не ставили перед экспертом всех вопросов, требующих разрешения для установления истины по делу.

Отметим, что на наш взгляд, такая высокая оценка взрывотехнических экспертиз со стороны следователей и судей обусловлена несколькими факторами, к основным из которых относятся:

1) Высокий уровень компетентности экспертов, производящих взрывотехнические исследования. В результате обобщения установлено, что все взрывотехнические экспертизы назначались в экспертных учреждениях;

2) Все эксперты, проводившие взрывотехничские исследования, прошли специальную подготовку для проведения указанных исследований;

3) Для разрешения вопросов, поставленных перед экспертом - взрывотехником, как правило, требуются углубленные познания в различных науках естественного и технического профиля, прежде всего физики и химии. Это делает проблематичным проверку полноты надежности примененных методов исследования следователями и судьями, как правило, имеющими гуманитарное образование. Поэтому основным критерием, вызывавшим сомнение в объективности проведенных исследований, является здесь противоречие выводов экспертного исследования иным доказательствам, имеющимся в деле.

Использование результатов взрывотехнических
экспертных

исследований, по мнению автора, происходит по следующим основным направлениям:

  1. Заключение эксперта-взрывотехника выступает как ориентир, (база) для определения направления поиска преступников. Выводы эксперта, содержащиеся в уголовном деле, содержат информацию, на основе которой возможно выдвижение обоснованных криминалистических версий.

167

Таким образом, здесь данные, полученные экспертом взрывотехником, имеют ориентирующее значение для розыска и установления лиц, совершивших преступление. Как правило, такая информация возникают после проведения исследований, дающих ответы на идентификационные либо диагностические вопросы. Поскольку в настоящей работе речь идет, прежде всего, о криминалистической значимости вызрывотехнической экспертизы, остановимся на данном направлении использования такого заключения более подробно:

• Заключение эксперта-взрывотехника позволяет выдвинуть версию о месте изготовления взрывного устройства. Это приобретает особую криминалистическую важность при расследовании взрывов самодельных взрывных устройств, когда эти устройства пересылались по почте, были оставлены неизвестными лицами в людных местах при совершении террористических актов.

Например, анализ металлов осколков при взрыве в московском метро выявил значительную примесь мышьяка. Это позволило установить месторождение, где добывалась руда и отследить пути ее движения. Исследование фрагментов сварного шва на одном из элементов взрывного устройства дало основание полагать, что использовались электроды, применяющиеся только на оборонных предприятиях. Указанные данные позволили сузить круг возможных мест изготовления - Харьков, Ростов на Дону, Ереван. В дальнейшем в ходе следствия было установлено, что взрывное устройство изготавливалось в Ереване1.

• Заключение эксперта взрывотехника позволяет выдвинуть версию о происхождении и месте хранения промышленно изготовленных взрывных устройств, которые затем были похищены преступниками. Так, в
ходе

См.: Кучинский А.Н. Антология заказного убийства // Преступления и преступники с древности до наших дней. Донецк, 1997.С.140-141; Бахин В.П., Михайлов М.А. Особенности расследования криминальных взрывов. Симферополь, 1999.С.34.

168

взрывотехнического исследования было установлено, что представленные на исследование объекты являются элементами динамической защиты бронетехники, которые содержат пластичное бризантное взрывчатое вещество промышленного изготовления типа ППВ-5, основным компонентом которого является гексоген. В результате последующих оперативно-розыскных и следственных мероприятий была установлена воинская часть, с территории которой были похищены указанные элементы. Затем был установлен преступник, который занимался их перевозкой в г. Воронеж1.

• Заключение эксперта взрывотехника позволяет выдвинуть версию о месте проживания преступника либо пребывании его в определенных местах.

При расследовании уголовного дела об убийстве с использованием взрывного устройства, присланного по почте, в ходе экспертного исследования было установлено, что флаконы, содержащие жидкий нефтепродукт были изготовлены на рижском заводе бытовых химических препаратов. С этого завода запросили сведения о том, куда и в каком количестве препараты в такой упаковке направлялись в розничную продажу. Кроме того, на оболочке электрических батарей (преступником использовался электрический способ подрыва) сохранилось указание на время их изготовления и место выпуска.

Завод -изготовитель на запрос следователя сообщил куда, когда и в каких количествах направлены изделия, выпущенные за определенный период. На основании данных сведений, следователь выдвинул, подтвердившуюся затем версию о том, что преступник проживает или постоянно бывал в городах, где продавались батареи «Орион-М», а также бытовое химическое вещество «Полироль» производства рижского завода2.

• Заключение эксперта взрывотехника содержит сведения, позволяющие выдвинуть версию о профессиональной принадлежности
преступника.

1 См.: Заключение эксперта-взрывотехника № 6971 от 10.08.98. Архив ЭКУ УВД Воронежской области за 1998г.

2 См.: Крылов В.В. Версия, основанная на данных взрыво-технической экспертизы, подтвердилась // Следственная практика. М.,1983. .№139.С.78-80.

169

Например, при изучении объектов, Обнаруженных на месте ранения Г. в Симферополе, эксперты установили, что для изготовления самодельного взрывного устройства использовались радиодетелаи, применяемые в радиостанциях типа «Тюльпан» и « Днепр», которыми снабжаются органы внутренних дел. В процессе расследования была установлена причастность к этому взрыву бывшего сотрудника пожарно-технической лаборатории УВД1.

• Заключение эксперта-взрывотехника содержит сведения, позволяющие выдвинуть версию о профессиональной квалификации преступника. При расследовании уголовного дела было установлено, что фрагмент взрывного устройства изготавливался на токарном станке. Результатом экспертного исследования явился следующий вывод: технологический анализ представленного на исследование устройства свидетельствует о том, что лицо-изготовитель взрывного устройства действовало неквалифированно: неправильно была закреплена заготовка в токарном станке, также неправильно был закреплен резец; не соблюдена соосность заготовки и сверла; неправильно были подобраны сверла и метчики. Выводы экспертов подтвердились в ходе расследования. После задержания подозреваемого было установлено, что он являлся учеником токаря, а корпус взрывного устройства изготовил из вала старого станка, выброшенного на свалку2.

• Заключение эксперта-взрывотехника содержит сведения, позволяющие выдвинуть версию об обладании тем или иным лицом профессиональными знаниями по взрывотехнике.

Так, в ходе взрывотехнического исследования взрывного устройства, обнаруженного на одной из улиц г. Воронежа экспертом было установлено, что человек, производивший сборку самодельного взрывного устройства, не

1 См.: Бахин В.П., Михайлов В.А. Указ.соч. С.35.

2 См.: Дильдин Ю.М., Колмаков А.И., Тетерев СИ. Из практики экспертного исследования объектов, обнаруженных после взрыва самодельного взрывного устройства // Экспертная практика. М.,1982. Вып. 19. С.76-83.

170

обладал профессиональными знаниями по взрывотехнике по следующим причинам:

  1. три элемента питания следовало соединить параллельно;
  2. достаточно было использовать и один элемент питания1. Указанные
    сведения позволили в ходе расследования сузить круг
  3. подозреваемых.

  4. Заключение эксперта -взрывотехника используетс я

непосредственно как доказательство по уголовному делу. Здесь выделяются следующие основные формы использования доказательств лицами, ведущими расследование, и судом.

• Работники правоохранительных органов, осуществляющие уголовное преследование, используют результаты экспертных исследований для устранения противоречий в доказательственной базе, при анализе доказательств по уголовному делу. Здесь важное значение имеют выводы эксперта при ответе не только на идентификационные либо диагностические, но и на ситуационные вопросы. • • Заключение эксперта - взрывотехника используется как средство для получения иных доказательств по уголовному делу, в частности для получения объективных показаний лиц, подозреваемых в совершении преступлений с использованием взрывных устройств. Например, как отмечалось ранее, важную роль может сыграть предъявление заключения эксперта-взрывотехника при проведении допросов подозреваемых и обвиняемых. • • На окончательной стадии расследования либо судебного разбирательства выводы эксперта подтверждают или опровергают обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, т.е. используются в качестве аргументов. Следователь и прокурор ссылаются на

См.: Заключение эксперта-взрывотехника № 5050 от 18.08.99 г. Архив ЭКУ УВД Воронежской области за 1999 г.

171

них в подтверждение виновности тех или иных лиц в совершении преступлений с использованием взрывных устройств в обвинительном заключении. Суд использует заключение эксперта-взрывотехника как доказательство виновности либо невиновности таких лиц и обосновывает ими приговор.

172

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. В заключении приведем основные выводы, к которым пришел автор в ходе исследования.

  • Специальные познания представляют собой не просто систему сведений, а систему научно обоснованных знаний в определенной сфере деятельности. Автор понимает под специальными познаниями научно обоснованные знания и навыки их применения, которые могут быть использованы для решения задач уголовного судопроизводства сведущими лицами, а также иными участниками расследования (в том числе следователем) при условии безопасности и сохранения достоинства участников уголовного судопроизводства.

-Необходимо постепенно переходить к созданию системы самостоятельного «экспертно-специального обеспечения расследования», начиная с первоначального этапа. При такой системе специалисты, участвующие в проведении того или иного следственного действия должны составлять отчеты, в которых фиксировались бы ход и результаты действий специалиста в ходе проведения следственных действий.

Деление форм использования следователем, прокурором, судом специальных познаний на процессуальные и непроцессуальные, не обосновано. Следует признать все формы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве процессуальными.

  • Необходимо закрепить в УПК РФ возможность участия специалиста по требованию следователя при производстве любого следственного действия, а не только в случаях, указанных в законе, как это предусматривается в действующем УПК РСФСР.

  • Целесообразно закрепление в уголовно-процессуальном законе требования о необходимости обязательного участия в осмотре места происшествия специалиста в области взрывотехники, если осматривается место взрыва или

173

на месте происшествия обнаружены взрывные устройства или взрывчатых вещества.

-Необходимо включить в правовую базу, регулирующую участие специалиста в уголовном процессе и норму, в которой была бы закреплена возможность допроса специалиста в ходе расследования и судебного разбирательства.

-Когда для выяснения тех или иных вопросов требуется проведение экспертного исследования, проведение дублирующего его предварительного исследования необоснованно. Выходом из данной ситуации является законодательное разрешение проведения экспертиз до возбуждения уголовного дела.

-Автор предлагает дополнить ст 133-1 УПК РСФСР ч.б следующего содержания:

. По требованию следователя, суда, прокурора или по предложению обвиняемого (его защитника) специалист вправе дать заключение по интересующему указанных лиц вопросам, если для решения таких вопросов проведение экспертного исследование не требуется, либо оно не может быть проведено по объективным причинам.

  • Законодательный запрет на проведение экспертизы лицом, ранее участвующим в деле, в качестве специалиста, по делам о преступлениях, связанных с использованием взрывных устройств, как и по другим категориям дел, необоснован. Данный запрет должен быть отменен.

  • Исключительно важное значение использования специальных познаний эксперта-взрывотехника должно найти отражение в уголовно- процесуальном законе. Необходимо законодательное закрепление обязательного назначения и проведения экспертиз по делам о криминальных взрывах.

  • По мнению автора из объектов, изучаемых криминалистической взрывотехникой, необоснованно упускается « человеческий фактор», а именно

174

деятельность лиц, предметом которой являются взрывчатые вещества, либо взрывные устройства.

  • Помимо криминальной деятельности, направленной на взрывчатые вещества и взрывные устройства, объектом криминалистической взрывотехники является, по мнению автора и деятельность криминалистическая. В данном случае речь также должна идти не о всякой криминалистической деятельности, связанной с расследование м

потенциальных или совершенных взрывов, а лишь о той, которая непосредственно связана с обнаружением и исследованием взрывчатых веществ, взрывных устройств.

  • Объекты, изучаемые криминалистической взрывотехникой, можно разделить на следующие группы:

1 .Взрывы.

2.Криминальная деятельность, непосредственно направленная на технические объекты - взрывчатые вещества, взрывные устройства, следы их применения, знания о которой способствуют обнаружению и исследованию этих объектов.

3.Взрывчатые вещества и взрывные устройства.

4.Криминалистическая деятельность непосредственно связанная с обнаружением и исследованием взрывчатых веществ, взрывных устройств, следов их применения.

-Криминальные взрывы можно определить как взрывы, произошедшие в связи осуществлением преступной деятельности определенных лиц, в ходе которой взрывное устройства либо взрывчатое вещество использовалось или предполагалось к использованию в качестве орудия преступления.

  • Классификация криминальных взрывов возможна по различным основаниям: по характеру действий, приведших в криминальному взрыву, по виду используемых взрывных устройств и взрывчатых веществ и пр.

175

  • Основными «взрывотехнически - значимыми» следами, образующимися после криминального взрыва являются:

1) остатки взрывных устройств:

2)следы взрывного воздействия, отображающиеся на окружающих место взрыва объектах.

3) продукты взрыва - остатки взрывчатых веществ, непрорегиагировавших при взрыве, а также конденсированные продукты взрывного превращения.

  • В зависимости от способа изготовления взрывные устройства образуют две большие группы: 1)взрывные устройства промышленного изготовления; 2) взрывные устройства самодельного изготовления.

-Взрывные устройства промышленного изготовления - это устройства, изготовленные промышленным способом в соответствии с нормативно- технической документацией. Взрывные устройства самодельного изготовления это устройства, в которых хотя бы один из элементов изготовлен самодельным способом или установлена непромышленная или нерегламентированная сборка или снаряжение. В работе приводятся характеристики основных узлов, фрагментов таких устройств, дается их классификация.

  • В работе приводится подробная классификация и
    характеристика основных типов взрывчатых веществ.

  • Автор понимает под осмотром места происшествия осмотр участка местности (территории, помещения), на котором имеются следы криминально-значимого события, являющегося предметом расследования.

  • Следует выделить следующие типовые места (участки местности, территории, помещения), при осмотре которых могут быть обнаружены следы, являющиеся предметом взрывотехнических исследований:

места изготовления взрывных устройств и взрывчатых веществ - различные производственные помещения либо помещения, не
являющиеся

производственными, но приспособленные для самодельного
изготовления указанных объектов; места хранения (транспортировки) взрывных устройств

176

или взрывчатых веществ; места испытаний взрывных устройств и взрывчатых веществ; места установления взрывных устройств на месте предполагаемого взрыва; места взрывов.

  • Приоритет принципа безопасности осмотра в указанных мест предполагает и некоторое ограничение действия иных принципов следственного осмотра, в частности неотложности следственного осмотра и его единого руководства.
  • Для четкого закрепления ведущей роли специалистов в области взрывотехники и избежания конфликтов с общим руководителем осмотра - следователем, необходимо, по мнению автора, внести дполенения в уголовно-процессуальный закон.
  • Предлагается дополнить норму, регулирующую порядок осмотра места происшествия, следующим положением: При осмотре места происшествий, где велика вероятность обнаружения взрывных устройств, следователь и иные участники следственно-оперативной группы имеют право приступить к осмотру объектов на месте происшествия лишь после заключения специалиста в области взрывотехники о принятии максимально возможных мер безопасности. Первоначальное исследование взрывных устройств и предметов, сходными с ними, кроме случаев, не терпящих отлагательств, производится специалистом в области взрывотехники.

Автор предлагает выделять в качестве первоначальных (исходных) ситуаций расследования криминальных взрывов следующие ситуации, условно относящиеся к категории «экспертных».

1.Имеется информация о том, что на определенном объекте находиться взрывное устройство с неизвестными характеристиками, причем его конкретное местонахождение не указано.2.Имеется информация о том, что в определенном месте находится взрывное устройство с неизвестными конструктивными особенностями.З.Имеется информация о том, что в определенном месте находится взрывное устройство, конструкция которого

177

известна или предполагается с высокой степенью вероятности.4. Имеется информация о том, что произошел взрыв на территории предприятия, технологический процесс которого сопряжен с присутствием взрывоопасных смесей. 5.Имеется информация о том, что произошел взрыв в жилом доме, иных местах скопления людей. б.Имеется информация о том, что произошел направленный взрыв, небольшой разрушительной силы, указывающей на вероятном уровне на совершение « криминального взрыва», носящего заказной характер.

В работе подробно анализируются действия эксперта-взрывотехника в каждой из названных ситуаций.

  • К основным задачам, которые решает эксперт-взрывотехник при проведении обыска относится: обеспечение безопасности производства обыска; определение объектов обыска - искомых предметов; определение мест сокрытия искомых предметов, представляющих взрывотехничский интерес -тайников и иных мест целенаправленного сокрытия; обнаружение предметов, представляющих взрывотехнический интерес; в случае, если эти предметы были замаскированы, что часто бывает, эксперту взрывотехнику принадлежит главная роль в их распознавании, демаскировки; помощь следователю в описании обнаруженных объектов и их предварительная рассортировка; в необходимых случаях расснаряжение взрывоопасных предметов; организация транспортировки обнаруженных взрывоопасных предметов, либо их подрыв.

  • В работе раскрывается значение использования специальных познаний действий эксперта-взрывотехника при производстве некоторых иных действий: допроса, следственного эксперимента, освидетельствования.

  • Автор определяет взрывотехническую экспертизу как назначаемое в порядке, предусмотренном УПК, исследование взрывных устройств (объектов сходных с ними), результатов их действия, средств и способов их изготовления, установки и приведения в состояние взрыва с целью решения идентификационных, диагностических и ситуационных задач.

178

-Назначению взрывотехнической экспертизы должно, предшествовать обязательная консультация следователя с экспертом взрывотехником. Вопросы, ответы на которых имеют взрывотехничский интерес, могут быть решены в ходе смежных видов экспертиз, - прежде всего, КЭМВИ, трасологических, металловедческих, химических и некоторых других. Поэтому следователю целесообразно получить консультацию эксперта о необходимости проведения комплексного экспертного исследования либо о назначении ряда экспертиз.

  • Предварительное консультирование следователя специалистом в области взрывотехники также поможет правильно определить выбор экспертного учреждения.

Следует классифицировать вопросы, решаемые взрывотехнической экспертизой на следующие группы:

1.Вопросы, направленные на идентификацию
(установление

индивидуального тождества) и установление групповой принадлежности;

  1. Вопросы, направленные на распознавание свойств исследуемых объектов -диагностические.

  2. Вопросы, направленные на установление обстоятельств производства взрыва - ситуационные. В работе приводятся перечень основных вопросов, которые могут быть разрешены в ходе проведения взрывотехнической экспертизы.

В работе приводятся программы действия эксперта взрывотехника и основные средства и методы, используемые при этом, на следующих этапах экспертного исследования: установления внешних признаков взрывных устройств либо их фрагментов; изучения признаков внутреннего устройства взрывных устройств неразрушающими методами; демонтажа исследуемого объекта; исследования отдельных узлов и деталей, материалов и веществ; монтаж, сборки и проверки работоспособности взрывного устройства.

179

Использование результатов взрывотехнических экспертных исследований, по мнению автора, происходит по следующим основным направлениям:

1.Заключение эксперта-взрывотехника выступает как ориентир, (база) для определения направления поиска преступников

  1. Заключение эксперта -взрывотехника используется непосредственно как доказательство по уголовному делу.

180

^ Список использованной литературы

  1. Законодательные акты и их проекты.

1) Конституция Российской Федерации // Российская газета от 25.12.93. 2) 3) Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М.,1999. 4) 5) Уголовный кодекс Российской Федерации. М.2000. 6) 7) Федеральный закон РФ « Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 № 144 ФЗ // Собрание законодательства РФ. 14.08.95. №33, ст.3349. 8) * 5) Закон РФ « О частной детективной и охранной деятельности в Российской

Федерации» от 11.03. 92 № 2487-1 // Российская газета от 30.04.92.

6) Федеральный закон РФ « Об оружии» от 13. 12. 96 №150-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 16.12.96.№51, ст.5681.

7) Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (проект). Одобрен постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 6 июня 1997 года.

8) Федеральный закон « О государственной судебно-экспертной деятельности ? в Российской Федерации» (проект) // Судебная экспертиза:
Учебно- методический комплекс / Под ред. В.А. Образцова, Иркутск. 1999. С.11-27.

*

181

  1. Монографии, учебники, учебные и практические пособия

1)Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж, 1984.

2)Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. 3)Баев М.О., Баев О.Я.
Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж, 1995.

4)Бахин В. П., Кириченко А.А. Как раскрываются преступления. ,* Днепропетровск, 1995.

5)Бахин В. П., Михайлов М.А. Особенности расследования криминальных взрывов. Симферополь. 1999.

6)Бахин В. П., Михайлов В. А. Анализ криминальных взрывов. Симферополь, 1999.

7)Батищев В.И. Постоянная преступная группа. Воронеж, 1994. 8)Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории -к практике. М., 1988. ф 9) Белкин А.Р. Теория доказывания. М.,1999.

10) Белкин Р.С, Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. 11) 12) Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза. М., 1966. 13) 14) Военный энциклопедический словарь. М., 1976. 15) 16) Волынский В.А., Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические
методы и средства их обнаружения, обезвреживания, осмотра места 17) * взрыва. М.,2000.

14) Гинзбург А.Я., Белкин А.Р. Криминалистическая тактика. Алматы,1998. 15) 16) Гончаренко В. И. Использование данных естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве. Киев, 1980. 17) 18) Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. 19)

182

17) Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Взрывные устройства промышленного изготовления и их криминалистическое исследование. М., 1991.

18) Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Основы криминалистического исследования самодельных взрывных устройств. М., 1991. 19) 20) Дильдин Ю. М., Мартынов В. В., Семенов А.Ю. Стецкевич А.Д. Место взрыва как объект криминалистического исследования. М.,1995 21)

20) Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов - на -Дону, 1999. 21) 22) История сыска в России. МинскД996. 23) 24) Клисинан С. С. Введение в курс современной криминалистики. Нью- Йорк, 1978. (на англ. языке). 25) 26) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко, А. С. Михлина, И. В. Шмарова. М.,1996. 27) 24) Криминалистика /Под ред. Н.П. Яблокова. В.Я. Колдина. М.,1990. 25)Криминалистика / Под ред. Н. П. Яблокова. М.,1999.

26) Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. М.,1999. 27) 28) Криминалистика / Под ред. А. А. Хмырова, В. Д. Зеленского. Краснодар, 1998. 29) 30) Криминалистика / Под ред. В. А. Образцова. М.,1997. 31)

29) Криминалистическая тактика: учебно-методическое пособие /Под ред. В.Н. Карагодина, Е.В. Шишкина. Екатеринбург, 1998 30) 31) Мельникова Э. Б. Участие специалистов в следственных действиях. М.,1964. 32)

183

Jb 31) Методические рекомендации следственно-прокурорским работникам по

подготовке материалов для производства судебных экспертиз по делам о взрывах на различных объектах народного хозяйства (в промышленности, на транспорте, в коммунальном хозяйстве) / Под ред. Х.М. Тахо-Годи.М.,1980.

32) Молчанов В. И. Судебно-медицинская экспертиза повреждений от взрыва. Л., 1962. 33) 34) Монологи: криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности./ Под ред. И.В. Смолькова, В. И. 35) * Шиканова. Иркутск, 1999.

34) Моторный И. Д. Теоретико-прикладные основы применения средств и методов криминалистической взрывотехники в борьбе с терроризмом. М.,1999.

35) Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М.,1997.

36)Раззаков Ф.И. Бандиты времен капитализма (Хроника Российской преступности 1992-1995)М., 1996.

37)Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ. М.,1987. ф 38) Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном,
гражданском,

арбитражном процессе. М.,1996.

39) Российская Е. Р. Криминалистика: Вопросы и ответы. Учебное пособие. М.,1999.

40)Руководство для следователей / под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1997. * 41)Светлов Б. Я., Яременко Н.Е. Теория и свойства промышленных

взрывчатых веществ. М., 1966.

42)Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений. М.,1999.

43)Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. М.,1999.

184

44)Тан Лэй. Судебная экспертиза в уголовном процессе КНР И СССР (опыт сравнительного исследования). Воронеж, 1992.

45)Тихонов Е. Н. Криминалистическая взрывотехника и взрывотехническая экспертиза. Барнаул, 1989.

46)Тихонов Е.Н. Судебно-баллистическая экспертиза. Барнаул, 1991.

47)Толстухина Т.В. Автоматизированное решение задач судебной

автотехнической экспертизы. Тула, 1998.

48) Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. 49) 50) Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР (теоретическая модель) /Под ред. В. М. Савицкого. М.,1990. 51) 50) Хефлинг X., Шерлок Холмс в наши дни. М., 1991.

51) Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981.

52) Шиканов В. И. Использование специальных познаний при расследовании убийств. Иркутск, 1976.

53) Шиканов В. И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978

54) Шиллинг Н. А. Взрывчатые вещества и снаряжение боеприпасов. М., 1946

55) Шляхов А. Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М.,1979.

Статьи и иные научные публикации

1)Аверьянова Т.В. Методы судебно-экспертных исследований и тенденции их развития // Автореф. дис. доктора юрид. наук. М.,1994. С.37.

185

2)Арсеньев В. Д. Понятие научно-технических средств расследования и некоторые процессуально-этические вопросы их использования при производстве по уголовным делам //Доказывание по уголовным делам. Красноярск, 1986. С.91.

3) Агафонов В.В., Филиппов А.Г. Некоторые дискуссионные вопросы использования заключения эксперта как средство доказывания по уголовным делам // Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно- розыскной деятельности органов внутренних дел. Краснодар, 1995. С.52-53.

4) Аполлонов А. Ю. Методические рекомендации по действию сотрудников ОВД при обнаружении взрывных устройств, осмотре места взрыва и подготовке материалов для назначения взрывотехнических экспертных исследований. М.,1996;

5)Аполлонов А. Ю., Емелин В.В., Филатов А.И. Экспертное исследование действия взрыва на организм человека // Судебно-медицинская экспертиза. 1997.№1.С.14.

6) Аполлонов А.Ю., Емелин В.В., Филатов А. И. Действие взрыва на организм человека (патоморфологические, судебно-медицинские и криминалистические аспекты) // Судебно-медицинская экспертиза. 1996. №4.С.4-6. 7) 8) Взрывное устройство в «Шереметьево-1» не сработало // Комсомольская правда. 31 марта 2000г. 9) 8)Временная инструкция по очистке местности и объектов от взрывоопасных предметов в зоне вооруженных конфликтов. М.,1995.

9)Герасимов И.Ф. Криминалистическая классификация и особенности расследования преступлений в зависимости от места совершения преступных действий // Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений. Свердловск, 1980. С.4.

186

10) Дильдин Ю.М., Колмаков А.И., Тетерев СИ. Из практики экспертного исследования объектов, обнаруженных после взрыва самодельного взрывного устройства // Экспертная практика. М.,1982. Вып. 19. С.76-83. 11) 12) Евстигнеева О. Подготовка к осмотру места взрыва // Законность. 1999 №11.С.П. 13) 12)3абарин С.Н., Казакевич О.Ю., Котов И. А., Прозоров А.А., Селиванов Н.А. Расследование преступлений, совершенных с применением взрывных устройств // Информационный бюллетень СК МВД России. М., 1995.№1 (82).С.226-227

13)3айцева Е.А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 1994. С. 14.

14)Зуйков Г. Г. Общие вопросы использования специальных познаний в процессе предварительного следствия // Криминалистическая экспертиза. М.,1966. Вып. 1.С. 116

15) Исаева Л. К., Цветкова В.Н. Применение методов тонкослойной хроматографии и ИК спектроскопии при исследовании некоторых промышленных ВВ // Экспертная практика и новые методы исследований. М.,1975.

16)Касымов Т. Д. Нормативно-правовые основания проведения предварительных исследований // Российский следователь. 1999. №5.С.43.

17)Камаев А. В., Галяшин В.Н. Определение следовых количеств взрывчатых веществ методом жидкостной хроматографии и масс- спектрометрии //Экспертная практика. 1984. Вып. 21.

18)Катков И. Д. Судебно-медицинская экспертиза смертельной взрывной травмы мирного времени. Автореф. дис. канд мед. наук. Л., 1979.

187

19)КомиссароваЯ.В. Процессуальные и нравственные проблемы производства экспертизы на предварительном следствии. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С.21.

20)Коновалов Г.Г. Предварительные исследования на месте взрыва // Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Краснодар, 1996. ч.2. С.81.

21)Крылов В.В. Версия, основанная на данных взрыво-технической экспертизы, подтвердилась. // Следственная практика. Вып.139.М, 1983. С.81-83.

22) Кузьмичев B.C. Следственная деятельность: сущность, принципы криминалистические приемы и средства осуществления. Автореф. дис. доктора. юрид. наук. Киев, 1996.С.15.

23)Кучинский А.Н. Антология заказного убийства // Преступления и преступники с древности до наших дней. Донецк, 1997. С.138-144.

24)Леканов Ю. Из практики расследования убийств, совершенных с помощью взрывных устройств // Записки криминалистов. Вып.4. М.,1994.С224.

25)Лисиченко В. К., Циркаль В. В. Формы использования специальных познаний и виды участия специалистов на предварительном следствии // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983.С.11

26) Мазуренко П.Н. Относимость и допустимость объектов криминалистической значимости, используемых при расследовании преступлений. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ижевск, 1999. С.15.

27) Махов В. Н. Формы использования специальных познаний //Российский следователь. 1999. №4.С34.

28)Михайлов М.А. Основы методики расследования криминальных взрывов. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Киев, 2000.С.12.

188

29) Моторный И. Д. Криминалистическая характеристика скрытых зарядов и способов их подрыва // Правовые вопросы обеспечения государственной безопасности. Академия ФСБ РФ.1998.Вып.2.

30) Моторный И. Д. Понятие и экспертное исследование взрывного устройства //Рос. юстиция. 1998. №7. 31) 32) Моторный И. Д. Подшибякин А. С. Технико-криминалистическая характеристика новой разновидности взрывных устройств // Информационно-методический сборник военной прокуратуры Приволжского военного округа. Самара. 1999. Вып. 1. 33) 34) Моторный И. Д. Подшибякин А.С. Осмотр места происшествия по факту взрыва: криминалистическая технология работы со следами // Информационно-методический сборник военной прокуратуры Приволжского военного округа. Самара, 1999. 35) 33)Моторный И. Д. О содержании специальных взрывотехнических терминов и внесении поправок в новый Уголовный кодекс // Правовые вопросы обеспечения государственной безопасности. Вып. 2. М.,1998.

34) Никитин A.M. Основные направления борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов. Взрывчатых веществ и взрывных устройств и
их использованием в преступных целях. Материалы научно-практической конференции (7-8 октября 1999г.Тула) 2000.С.8.

35)Пашин С. А. Доказательства в Российском уголовном процессе // Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. М.,1996.С.319-320.

36)Скорченко П.И. Новое в практике выявления и раскрытия преступлений //Записки криминалистов. Вып.4. М.,1994. С.285-292.

189

37)Сорокотягин И. Е. Системно - структурная характеристика специальных познаний и формы их использования в борьбе с преступностью // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983. С.7-8.

38)Стецкевич. А. Взрывотехника: экспертные ошибки // Записки криминалистов. Вып. 4. М.,1994. С. 202-203.

39)Стецкевич А. Магазин «Болгарская роза» // Записки криминалистов. Вып. З.М.,1994. С.156.

40)Стецкевич. А. Спасительная случайность (из записок эксперта- взрывотехника) // Записки криминалистов. Вып.5. М., 1995.С.23.

41)Топорков А. Собирание и исследование объектов взрывотехники // Записки криминалистов /Под ред. В. А. Образцова. М.,1994. Вып. 4. С.213.

42)Трухачев В. В. Процессуальные гарантии объективности предварительного расследования // Служенье истине: Научное наследие Л. Д. Кокорева. Воронеж, 1997.С.65.

43)Тямкин А.В., Попов A.M. Тактика доследственного доказывания при проведении следственных действий по фактам взрывов при обнаружении взрывных устройств //Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Краснодар,1995.С.117-118.

44)Цветкова В.Н., Розенталь М.Я. Особенности назначения и проведения криминалистической экспертизы по делам о летных происшествиях, связанных с применением взрывчатых веществ //Криминалистика и судебная экспертиза. 1976.С. 105.

45)Цветкова В. Н. Исследование взрывчатых веществ методом тонкослойной хроматографии // Материалы научного семинара. М.,1973.

46)Шапиро Л. Г. Использование специальных познаний при расследовании преступных уклонений от уплаты налогов. Автореф. Дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1999.С.11.

+

W

190

47) Ш
икано
в В.
И.
Проб
лемы
испол
ьзова
ния
специ
альны
х
позна
ний и
научн
о-
техни
чески
х
новш
еств в
уголо
вном
судоп
роизв
одств
е.
Автор
еф.
дис.
докт
ора
юрид
.
наук.
М.,19
80.С1
2.
48)
49) Ш
ляхов
А.Р.
Совре
менн
ые
пробл
емы
теори
и
крим
инали
стиче
ской
экспе
ртизы
в
СССР
Автор еф. дис. докт. юрид. наук. Л.,197 1.С11. 50) 49)Ш ляхов А. Р. Эксп ертиз а // Крим инал исти ка соци алист ичес ких стран . М.,19 86.С2 76.

50)Ш умат ов
Ю.
Т.
Испо льзов ание
спец иаль ных
позн аний
на предв арите льном следс твии. Автор еф. дис. канд. юрид. наук. М.,19 96. 51)Чу хин И. Пиро техни к // Росси йский сыщи к. Перм ь, 1993. С.99. 52)Х меле ва А.В; Суде бная экспе ртиза при рассл едова нии прест упле ний проти в лично сти.// Рассл едова ние прест уплен ий. Вопр осы теори и и практ ики. Воро неж, 1997. С.84.

191

Приложение №1.

Результаты анкетирования сотрудников экспертно -

криминалистических учреждений и органов предварительного расследования.

  1. Ваш возраст

До 25 лет 17%

25-30 лет 25%

30-40 лет 33%

40—50 лет 19%

свыше 50 лет 6%

  1. Пол:

муж. 82%

о

жен. 18%

  1. Образование

среднеюридическое 11%

высшее юридическое 67%

иное высшее 17%

незаконченное высшее 3%

иное 2%

  1. Ваша должность:

Эксперт 41%

Следователь МВД 32% Следователь прокуратуры 15%

о

Оперуполномоченный УР, БЭП 12 %

»

192

  1. Стаж работы в этой должности

до 3 лет 11%

3-5 лет 23%

5-10 лет 24%

10-15 лет 28%

свыше 15 лет 14%

  1. Необходимо ли закрепить в УПК возможность участия специалиста по требованию следователя при производстве любого следственного действия, а не только в случаях, указанных в законе.

Эксперты:

Да 92%

Нет 8%

Следователи МВД

Да 79%

Нет 21%

Следователи прокуратуры

Да 76%

Нет 24%

Оперуполномоченные

Да 88%

Нет 12%

193

7.Расследование преступлений, связанных с использованием
взрывчатых веществ или взрывных устройств, невозможно без использования специальных познаний в указанной области. Эксперты

Да 100%

Нет 0%

Следователи МВД

Да 96%

Нет 4%

Следователи прокуратуры

Да 98%

Нет 2%

Оперуполномоченные

Да 87%

Нет 13%

8.Целесообразно ли закрепление в УПК требования о необходимости обязательного участия в осмотре места происшествия специалиста в области взрывотехники, если осматривается место взрыва или на месте происшествия обнаружены взрывные устройства или взрывчатых вещества. Эксперты

Да 100%

Нет 0%

194

Следователи МВД

Да 89%

Нет 11%

Следователи прокуратуры

Да 87%

Нет 13%

Оперуполномоченные

Да 85%

Нет 15%

  1. Необходимо ли включить в УПК норму, в которой была бы закреплена возможность допроса специалиста в ходе расследования и судебного разбирательства.

Эксперты

Да 87%

Нет 13%

Следователи МВД

Да 94%

Нет 6%

Следователи прокуратуры

Да 92%

Нет 8%

Оперуполномоченные

Да 83%

Нет 17%

195

10 Следует ли отменить положение ст.67 УПК РСФСР, в соответствии с которым эксперт не может принимать участие в производстве по делу, если он участвовал в деле в качестве специалиста, за исключением случаев участия врача -специалиста в области судебной медицины в наружном осмотре трупа. Эксперты:

Да 72%

Нет 28%

Следователи МВД

Да 89%

Нет 11%

Следователи прокуратуры

Да 86%

Нет 14%

Оперуполномоченные

Да 88%

Нет 12%

  1. Следует ли разрешить в УПК производство отдельных видов экспертиз (в том числе взрывотехнической) до возбуждения уголовного дела.

Эксперты

Да 71%

Нет 29%

Следователи МВД

Да 93%

Нет 7%

Следователи прокуратуры

Да 84%

Нет 16%

196

Оперуполномоченные Да 88%

Нет 12%

  1. Следует ли предусмотреть в УПК обязательное назначение и проведение

экспертизы, если по делу необходимо установить технические причины взрывов, пожаров, катастроф и других чрезвычайных происшествий. Эксперты

Да 97%

Нет 3% Следователи МВД

Да 92%

Нет 8% Следователи прокуратуры

Да 100%

Нет 0% Оперуполномоченные

Да 100%

Нет 0%

  1. Обоснованно ли дополнить УПК нормой следующего содержания. При осмотре места происшествий, где велика вероятность обнаружения взрывных устройств, следователь и иные участники следственно-оперативной группы имеют право приступить к осмотру объектов на месте происшествия лишь после заключения специалиста в области взрывотехники о принятии максимально возможных мер безопасности. Эксперты Да 96%

Нет 4%

197

Следователи МВД

Да 64%

Нет 36%

Следователи прокуратуры

Да 68%

Нет 32%

Оперуполномоченные

Да 46%

Нет 54%

  1. Допустима ли формулировка вопросов, поставленных следователем на разрешение эксперту-взрывотехнику, в «редакции эксперта»

Эксперты

Да 99%

Нет 1%

Следователи МВД

Да 79%

Нет 21%

Следователи прокуратуры

Да 41%

Нет 59%

  1. При осмотре места происшествий, на которых были обнаружены взрывные устройства либо взрывчатые вещества меры безопасности соблюдались:1

В полной мере 53%

Частично 42%

Не соблюдались вовсе 5%

На 15 и 16 вопросы отвечали только эксперты.

?

198

  1. При
    прове дении
    взры вотех ничес кой
    экспе ртиз ы в экспертных учре жден иях меры безоп аснос ти собл юдал ись :

В полн ой мере 80%

Части чно 20%

Не собл юдал ись вовсе 0%

199

Приложение 2.

Результаты обобщения уголовных дел

  1. Мотивами убийств и покушений на убийства с применением взрывчатых веществ являлись:

месть - 50%

выполнение потерпевшим своих служебных обязанностей -12%

хулиганские побуждения -12%

иные мотивы 26%

2.. Криминальные взрывы совершались в следующие временные интервалы: с 0 до 6 часов - 40% с 6 до 12 часов - 13% с 12 до 18- 14% с 18 до 24-33%

  1. Способами доставки взрывного устройства к месту взрыва являлись:

бросок в человека - 26%

бросок в окно, на балкон дома - 23%

выстрел из гранатомета - 9%

установка взрывного устройства у подъезда, во дворе - 19%

установка взрывного устройства в жилом помещении - 12%

установка взрывного устройства в магазине -7

подвешивание взрывного устройства - 4%

  1. Криминальная деятельность в ходе которой применялись взрывы: не имела ярко выраженной подготовительной стадии, осуществлялась спонтанно -20%

200

имела подготовительную стадию -80%

5.Объектами взрывотехнических исследований являлись; взрывные устройства промышленного изготовления - 87% самодельные взрывные устройства - 13 %

  1. Из взрывных устройств промышленного изготовления составили гранаты: РГД-5 -44%

Ф-1 -25% РГД-33-4% Иные - 27%

  1. Самодельные взрывные устройства изготавливались:

в жилых помещениях, либо подсобных помещениях 77% в производственных помещениях -23%

  1. Места хранения (транспортировки) взрывных устройств или взрывчатых веществ преступниками

на теле и в одежде преступника 38% хранились в жилых помещениях 24% в автомобилях 13%

в производственных (служебных) помещениях 9% были спрятаны в укрытиях (тайниках) на приусадебных участках, лесопосадках, парках (8%)

в иных местах 8%)

  1. Места испытаний взрывных устройств и взрывчатых веществ.

201

на безлюдной местности, а также в лесных массивах -85%

в производственных и жилых помещениях - заброшенных стройплощадках,

гаражах, складах, свалках -13%

в подсобных помещениях по месту жительства -2%

10.Места взрывов.

в домах (квартирах) граждан - 38%

во дворах частных жилых домов - 16% в подъездах многоквартирных домов - 13% возле или под автомобилями -13?^ в помещениях коммерческих структур - 11% в иных местах - 9 %

11 .При обыске в жилых помещениях взрывные устройства обнаруживались: ^ в подсобных помещениях (кладовых, мастерских и т.п.) -34%

[ в гаражах и сараях, где было установлено слесарное оборудование - 26%

в местах содержания животных 13%

в погребах 11%

в жилых комнатах 10%

в других местах 6%

12.На открытой местности взрывные устройства прятались: на территории приусадебных участков, огородов 61% в лесных массивах либо лесопополосах в радиусе до 3 км от жилища 27% %г в иных местах - 12%

?

202

13.Ко гда в ходе прест уплен ия испол ьзова лось само дельн ое взры вное устро йство , следс твенн ый экспе риме нт, входе котор ого обви няем ый, приз навш ий себя винов ным, изгот авлив ал макет таког о взры вного устро йства :

пров одилс я - 74%

не пров одилс я -26 %

14.П ри назна чении взры вотех ничес кой экспе ртиз ы по факту
обна руже ния взры вных устро йств и их комп онент ов следо вател и стави ли: 3- 4 вопр оса - 77% более 4 вопр осов - 23%

  1. В поста новле ниях о назна чении взры вотех ничес кой экспе ртиз ы вопр осы даны:

в редак ции экспе рта - 87% сфор мули рова ны следо вател ем - 13%