lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Романов, Александр Иванович. - Первоначальный этап расследования уголовных дел об организации преступного сообщества: Преступной организации : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 187 с. РГБ ОД, 61:01-12/578-X

Posted in:

МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

р< ячлнов лжкслпдр ИВАНОВИЧ

ПЕРВОНАЧАЛ) HI Ш ‘УГЛИ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ 1 ММ (ГУ 1II Н’НО СООБЩЕСТВА (ПРЕСТУПНОЙ

ОРГАНИЗАЦИИ)

ДИССЕРТМЩЯ

ПА -..–MM-: ‘KMIi’i. УЧИМОЙ СТППИНИ К -Vi ‘ЛИДА ГЛ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК

СПНЦИА.ММ ЮСТ’ь I >. (V. ;/? УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС, КРИМИНАЛИСТИКА И СУД[!1нЛЯ “Ж( lh-pnrS.V, ОПЕРАТИВНО- РОЗЫСКНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Н.лУЧ! 1ЬТ1 РУКОВОДИ ТИЛЬ: ДОКТОР ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК.

ПРОФЕССОР КОРУХОВ Ю. Г.

v;uciajA •? -?чч

Приложение к Вх. №&&&??

2

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение 3

Глава 1. Общая (комплексная) характеристика преступления, предусмотренно го ст. 210 УК РФ 11

1.1. Социально- экономические предпосылки установления уголовной ответственности за организациюпреступного сообщества 11 1.2. 1.3. Уголовно-правовая характеристика состава преступления об организации пре- ступного сообщества 35 1.4. Глава 2. Криминалистическая характеристика организации преступного сооб щества 47

2.1. Понятие преступного сообщества 47 2.2. 2.3. Особенности формирования и функционирования преступного сообщества… 65 2.4. 2.5. Особенности предмета доказывания по, делам об организации преступного сообщества 84 2.6. Глава 3. Особенности первоначального этапа расследования по уголовным де лам об организации преступного сообщества 100

3.1. Возбуждение уголовного дела и сбор первоначальных сведений о преступных сообществах 100 3.2. 3.3. Следственные ситуации и основные направления расследования на первоначальном этапе 115 3.4. 3.5. Организация и тактика взаимодействия органов предварительного следствия и других правоохранительных органов на первоначальном этапе расследования 130 3.6. 3.7. Тактические особенности производства следственных действий на первоначальном этапе расследования 137 3.8. 3.9. Правовые, тактические и организационные основы задержания участников пре- ступного сообщества 155 3.10. Заключение 164

Библиография 173

Приложения: 181

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.. Состояние криминогенной ситуации в Российской Федерации характеризуется целым рядом негативных проявлений. Они свидетельствуют о качественно новом этапе в эволюции преступности, сопровождающимся высокой сте- пенью ее организованности и вооруженности, усилением криминального рецидива и профессионализма, укреплением межрегиональных и международных преступных связей, корыстной направленностью, крайними формами противостояния преступных группировок как между собой при разделе сфер влияния, так и правоохранительным органам.

В структуре преступности по-прежнему доминирующее место занимают тяжкие пре- ступления (почти 60%). Особую тревогу вызывает рост бандитизма, заказных убийств, взрывов и других проявлений терроризма. Корыстная направленность в значительной степени определяет общую мотивацию преступности в стране.

Криминализация в сфере экономики усугубляется активным проникновением в нее организованных преступных сообществ. Они получают существенную финансовую выгоду от легальных или полулегальных собственных и контролируемых структур, а также в результате традиционного преступного промысла — рэкета, грабежей, разбоя. При этом значительная часть сконцентрированных в криминальной среде теневых капиталов по-прежнему направляется на дальнейшее воспроизводство как экономической, так и обще уголовной преступности, подкуп коррумпированных должностных лиц в структурах государственной власти.

Вред, наносимый преступностью, огромен и постоянно возрастает, моральный и ма- териальный ущерб, причиняемый ею, не восполняется, возрождение экономики из-за огра- ниченного участия иностранных инвесторов, опасающихся вкладывать свои ресурсы в криминализированную российскую экономику, замедляется. Тем не менее «цена преступности», несмотря на наличие методик ООН, разработанных около десяти лет назад, в России не определяется. Ввиду этого невозможно установить, во что обходится населению, обществу и государству нынешний уровень и масштаб различных преступных проявлений, а также невозможно определить социальные границы реального вреда от преступных деяний.

Отмечается также существенное изменение мотивации преступлений. Если сравнительно недавно основная часть убийств и тяжких телесных повреждений, других посягательств
на личность совершалась на бытовой почве, из хулиганских побуждений, то в по-

4 следнее время заметно возросло число таких преступлений, совершаемых в корыстных целях. Все чаще они исполняются наемниками и представителями преступных организаций.

Обостряется проблема криминализации подростковой среды. За последние 5 лет резко увеличилось число совершаемых подростками умышленных убийств, разбойных напа- дений, грабежей, они все чаще участвуют в бандитских нападениях и рэкете. Усиливается влияние взрослых преступников, использующих подростков в интересах организованной преступности и криминального бизнеса.

Существенные изменения в общественно-политическом, социальном и экономическом устройстве государства, форсированный переход России от одной социально- экономической формации к другой, сопровождаются масштабными переменами в различных сферах и оказывают негативное воздействие на многие стороны жизни общества, в том числе, и на состояние преступности.

Наряду с количественными происходят и серьезные качественные изменения в структуре преступности. Появились новые виды преступлений: в кредитно-финансовой сфере, возникли налоговые преступления и др. Цели наживы, материальной выгоды усилили же- сткость и дерзость «традиционных» умышленных убийств, разбойных нападений, краж, мошенничество.

Для адекватного отражения в правовых нормах назревших потребностей практики, разработки рекомендаций, направленных на совершенствование правоприменительной деятельности, повышение уровня работы правоохранительных органов, важную роль призвана сыграть правовая наука.

На первый план выдвигаются вопросы совершенствования уголовного законодательства, повышения действенности и обще предупредительного значения его норм.

В силу объективной необходимости в УК РФ 1996 г. существенным изменениям подверглись положения, отношение к понятию преступления и видам преступлений (раздел II Общей части УК), особенно глава 7 «Соучастие в преступлении». Введены новые понятия, касающиеся организованной преступности: преступлений, совершенных группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организации) - ст. 35 УК.

Термин «организованная преступность» сегодня прочно утвердился в законодательных и иных нормативных актах, нашел широкое применение в специальной литературе и средствах массовой информации. Нарастающая опасность оргпреступности обратила на себя

5 внимание еще на II Съезде народных депутатов СССР, который 23 декабря 1989 г. принял постановление «Об усилении борьбы с организованной преступностью».

Однако и сегодня «кульминацией всех неблагоприятных изменений преступности является организованная преступность».1 Точно также и сегодня остаются актуальными слова и о том, что понятие «организованная преступность» явно не достаточно отражено в нормах уголовного права.2

Все это диктует необходимость всестороннего и критического анализа действующего законодательства, предусматривающего ответственность за различного вида криминаль- ные проявления организованной преступности, в целях его дальнейшего совершенствования.

Не менее важное значение имеют вопросы применения этого законодательства. В частности, выявления соответствующих уголовно-наказуемых деяний, их надлежащие расследование, правильная квалификация действий виновных лиц, а также выявление и устранение причин и условий, отражающих организованные формы преступности, и, в частности, преступные сообщества. Практическая значимость проблемы продолжает возрастать. По свидетельству А.И.Гурова3в 1995 г. 71,4% тяжких и особо тяжких преступлений совершены организованными группами.

Проведенные нами выборочные исследования свидетельствуют: что, из 146 лиц, от- бывающих наказание за различные преступления совершенные в группе, 38 совершили преступления в составе организованных групп, что составляет 26% от общего числа опрошенных.

Исследовать понятие «преступного сообщества» в отрыве от общего учения о соучастии невозможно, поскольку преступное сообщество, будучи одним из видов организованной преступности, является одновременно одной из форм соучастия в преступлении.

Задача существенного улучшения деятельности органов предварительного следствия и дознания по раскрытию исследуемых преступлений не может быть решена также без дальнейшего развития исследований в области криминалистики. Именно в рамках этой науки формируются научно обоснованные методики расследования отдельных видов и групп преступлений, общие тактические положения раскрытия общественно-опасных деяний, совершаемых организованными криминальными формированиями.

’ Долгова А.И. Организованная преступность-2.М., Криминологическая Ассоциация. 1993.С.7.

2 Карпец И.И. Там же. С. 15.

3 Гуров А.И. Красная мафия. Москва, « Коммерческий вестник»., 1995. С. 7.

6

Следует заметить, что в последнее время обнаружился негативный дисбаланс сил и возможностей правоохранительных органов и организованных преступных сообществ. Некоторые нормы, предусмотренные действующим законом, не соответствуют характеру и масштабам современной преступности. Вместе с тем идет интенсивное накопление знаний в области криминалистики. На практике, в связи с этим, возникает проблема разработки методик расследования, совершаемых преступными сообществами преступлений, их внедрение в деятельность следственных и оперативных подразделений.

В то же время ряд важных вопросов, касающихся понятия, сущности, способов криминальной деятельности организованных преступных сообществ и методов их разо- блачения еще недостаточно разработаны. Поэтому особенно остро на практике ощущается потребность в дальнейших теоретических разработках проблемных вопросов расследова- ния совершаемых ими корыстных и корыстно-насильственных посягательств.

В процессе расследования рассматриваемых видов преступлений практические ра- ботники испытывают особенно серьезные трудности при анализе имеющейся информации, планировании первоначальных следственно-оперативных мероприятий, выдвижении наиболее перспективных версий. Действенным средством интенсификации расследования преступлений, совершаемых сообществами, должно стать применение методик расследования бандитизма, разбоев и иных подобных посягательств. С учетом этих методик необходима разработка системы типичных признаков и оснований для выдвижения соответствующих следственных версий, определены содержание и структура тактических операций наиболее эффективных в типичных следственных ситуациях, при расследовании анализируемых преступлений.

В литературе проблемы расследования названных и некоторых других видов пре- ступлений освещались в работах В. И. Батищева, Н. В. Бахарева, В. А. Бурнашева, Ф. Г. Бур-чак,4 В. Н. Долинина , С. С. Степичева, В. В. Стребиж, А. Я. Целищева. С. Ю. Якушина и других авторов.

Однако в юридической науке остаются недостаточно исследованными многие теоре- тические аспекты, связанные с преступными сообществами. Такие, например, как взаимосвязи элементов криминалистической характеристики данных видов преступлений, процессы построения и проверки типовых версий о личности организаторов преступных сообществ.

4 Та к , Ф. Г. Бурчак провел « сквозной» анализ всех аспектов совместной преступной деятельности - социально-психологических, криминологических и правовых. Бурчак Ф. Г. Соучастие в преступлении (социальные, криминологические и правовые проблемы): Дис. доктора юрид. наук, Киев. 1986.

7 Кроме того, обобщение практики свидетельствует о появлении новых способов совершения преступлений этими криминальными формированиями. Возникла очевидная научно-практическая проблема, разрешение которой состоит в скорейшей разработке методик оптимального расследования преступлений, совершаемых преступными сообществами. Они должны отражать последние достижения в криминалистической теории и практике, результаты современного научного анализа различных видов преступлений, в том числе и совершаемых преступными организациями. Совокупность указанных обстоятельств и предопределила выбор темы, ее актуальность.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель исследования заключается в разработке на основе изучения, обобщения, и анализа действующих законодательных и иных нормативных актов, теоретических положений, оперативно-следственной и судебной практики и эмпирического материала уголовно-правовой и следственных ситуаций криминалистической характеристик и методик расследования преступлений, совершаемых преступными сообществами. Цель исследования обусловила постановку конкретных задач: раскрыть содержание и структурные связи основных элементов криминалистической характеристики исследуемой категории преступлений; дать определение и развернутую характеристику преступного сообщества; показать характер взаимосвязи своеобразной «географии» перемещений преступных сообществ с местами их постоянной или временной дислокации; выявить и описать специфические черты процесса раскрытия и расследования исследуемой категории преступлений; показать особенности формирования исходных данных, типичные следственные ситуации, складывающиеся на первоначальном этапе расследования; привести основные признаки совершения преступлений рассматриваемыми группами и основания для выдвижения следственных версий; разработать оптимальные тактические операции, применимые в типичных ситуациях; проанализировать характерные ошибки, допускаемые при производстве следственных действий и предложить способы их устранения; рекомендо- вать отдельные варианты, наиболее рационального использования тактических приемов в ходе расследования и осуществления важнейших следственных действий, для внедрения в следственную практику; выявить основные ошибки, возникающие в процессе взаимодействия органов следствия и дознания и разработать рекомендации по их устранению; исследовать действующую систему криминалистических, оперативно- розыскных, оперативно-справочных учетов, автоматизированных информационно- поисковых систем и разработать предложения по оптимизации использования их возможностей.

Методология и методика исследования. Общетеоретические, уголовно-правовые, криминалистические, уголовно-процессуальные и иные аспекты изучаемой проблемы анали-

8 зировались с позиций диалектики, формальной и вероятностной логики. Широко использовались конкретно-социологический, сравнительно-юридический, статистический методы, системно-структурный анализ.

Был произволен программированный опрос осужденных за групповые преступления, изучены обвинительные заключения и уголовные дела с применением ст. 210 УК РФ. В ряде регионов России произведен анализ статических данных о состоянии организованной преступности.

Теоретическую базу диссертации составили научные труды российских ученых в области уголовного права, криминологии, уголовно-процессуального права и криминалистики. Так, большое значение для проведенного исследования имели работы 0. Я. Баева, Р. С. Белкина, В. К. Гавло, А.И. Гурова, И.Ф. Герасимова, А. И. Долговой, Л. Я. Драпкина, Л. Л. Каневского, В. Н. Карагодина, И. И. Карпеца, В. И. Куликова, Ю. В. Лукашенко, В. В. Лунее-ва, В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова и других авторов.

Следует отметить, однако, что преступные сообщества, как форма соучастия и обу- словленные его проблемы квалификации, не были самостоятельным предметом исследова- ния ученых. В лучшем случае преступные сообщества и связанные с ними вопросы затрагивались при рассмотрении общих проблем организованной преступности.

До сих пор, среди ученых и среди практических работников не сложилось единого мнения по поводу того, что следует понимать под «преступным сообществом», каковы его признаки. Неоднозначность мнений приводит к различному толкованию и применению уголовного закона. Тогда как практические органы все более остро нуждаются в научно- обоснованных рекомендациях, позволяющих им правоохранительным органам более успешно решать задачи борьбы с преступными сообществами и совершаемыми ими преступлениями.

Подготовка диссертационного исследования осуществлялась на основе действующего законодательства Российской Федерации, с использованием достижений криминалистики, криминологии, уголовного процесса, уголовного права, судебной психологии, статистики и другим наук.

Эмпирической базой диссертационного исследования является обобщение по специально разработанной анкете материалов рассмотренных в последние годы судами 245 уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных ОПГ, в том числе преступными сообществами, а также 24 дел этой категории, находящихся в стадии расследо-

9 вания. «География» информационного массива достаточно обширна, соответствует
избранной теме и включает г. Москву, Московскую, Пермскую, Свердловскую, Новосибирскую, Ульяновскую области, Чувашскую республику и некоторые другие регионы.

Кроме этого, было проведено анкетирование 76 практических работников право- охранительных органов некоторых из указанных регионов, а также 146 осужденных за преступления, совершенные в составе преступных групп.

Научная новизна состоит в том, что сформулированы понятия преступного сообщества, проанализирован способ преступной деятельности организованных преступных сообществ на примере групп мошенников, «гастролеров» показано отличие ОПС от других видов преступных формирований, получены данные, характеризующие субъектов исследуемых формирований; определены типичные следственные ситуации, возникающие по рассматриваемой категории преступлений; сформулированы основания для построения типичных следственных версий о виде скрывающейся от органов расследования группы гастролеров, типе ее преступной деятельности, вероятных маршрутах перемещений и местах дислоцирования; разработаны наиболее типичные тактические операции по данной категории дел; рекомендованы наиболее эффективные тактические приемы производства отдельных следственных действий.

Практическая значимость результатов исследования заключается в возможности применения в практической деятельности обобщенных сведений, составляющих содержа- ние групповой криминалистической характеристики исследуемой категории преступлений и особенностей структурных связей ее элементов. Использование знаний такого порядка способствует повышению эффективности раскрытия и расследования уголовных дел, в частности, оптимизации процесса построения перспективных версий, организации оперативно-розыскных мероприятий, результативности тактических операций и отдельных следственных действий.

Теоретические выводы и практические рекомендации могут быть использованы в следственной и оперативной практике органов внутренних дел, а также в учебном процессе.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре криминалистики Московского института МВД России, где дважды проводилось ее обсуж- дение. Основные положения и выводы диссертационного исследования положены в осно- ву докладов на научно - практических конференциях. Результаты исследований нашли от- ражение в опубликованных статьях, учебном пособии, используется при проведении занятий со слушателями Московского института МВД России. Кроме того, совместно сотрудниками

10 ВНИИ МВД России разработаны и направлены в правоохранительные органы по борьбе с организованной преступностью аналитический обзор и методические рекомендации.

Структура и объём диссертации предопределены целями и задачами исследования и включают в себя введение, три главы, состоящие из десяти параграфов, заключение, спи- сок использованной литературы. Объём диссертации равен 187 страницам машинописного текста.

11 Глава 1.

«Общая (комплексная) характеристика преступления, пре- дусмотренного ст. 210 УК РФ»

1.1. Социально-экономические предпосылки установления уголовной ответственности за организацию преступного сообщества.

Понятие преступного сообщества и идея установления уголовной ответственности за его организацию, руководство и участие в таком сообществе в научном обиходе существуют уже не менее десяти лет. Обсуждение вопроса о необходимости криминализации перечисленных деяний началось в самом конце 80-х годов когда появились первые резуль- таты скоординированных исследований проблем организованной преступности органами Прокуратуры СССР, МВД СССР и КГБ СССР и их научными учреждениями, а в среде ученых юристов5 и в обществе в целом, в условиях гласности впервые об этом явлении от- крыто заговорили как о реальной угрозе обществу, учитывая что в законодательной сфере намечалось важное событие - принятие новых Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, проект которых к тому времени был уже готов и опубликован.

В 1989 г. на заседании «круглого стола», посвященного проблемам организованной преступности и состоявшегося во Всесоюзном научно-исследовательском институте про- блем укрепления законности и правопорядка (Прокуратура СССР), его участники (в частности, доктор юридических наук В. В. Лунеев) предлагали включить понятие преступного сообщества непосредственно в статью Основ уголовного законодательства о соучастии, определив его как «предусмотренное в уголовном законе устойчивое объединение лиц, организовавшихся для совместной преступной деятельности» ,6 а также включить в Основы специальную статью под названием «Организация преступного сообщества, руководство им и участие в нем». В своем выступлении В.В. Лунеев подчеркивал, что рамками этого состава должны быть такие признаки, как « наличие в сообществе строгой соподчиненности (иерархии), финансовой базы, четкой дисциплины с законом молчания о совместной преступной деятельности, осуществляемой на определенной территории или в определенной сфере

5 Организованная преступность. Под. ред. А.И. Долговой—М., Юридическая литература, 1989. С.301.

6 Там же. С.302.

7 Там же. С.302.

12 в корыстных целях8. Эти признаки сохранили свое принципиальное значение до
настоящего времени.

В начале 90-х годов проблема выходит на государственный уровень и приобретает отчетливый политический аспект. В таком аспекте речь идет, уже не столько об уголовно- правовой дефиниции преступного сообщества и принятии соответствующей об уголовно- правовой нормы, устанавливающей ответственность за данные преступление, сколько о явлениях более масштабного характера - об угрозе безопасности государства, с которой проблема преступных сообществ рассматривается в органической и совершенно очевидной связи. Тревогу по данному поводу забил состоявшийся в декабре 1992 г. Съезд народных депутатов Российской Федерации , который в первых же строчках своего постановления «О состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией» констатировал, что состояние законности и правопорядка в России приняло кризисный характер, что преступность растет, приобретает качественно новые, организованные и все более опасные формы, межрегиональный и международный характер, реально угрожая безопасности государства.9

Проблема организованной преступности становится притчей в языках у политиков, все более привлекает к себе внимание ученых и практиков, вызывает обеспокоенность миро- вой общественности. Под эгидой Криминологической Ассоциации проводится широкое обсуждение вопросов, связанных с организованной преступностью и борьбы с ней. В обсуждении принимают участие специалисты - теоретики, а также практические работники органов внутренних дел, безопасности, прокуратуры, государственной таможенной и налоговой службы, народные депутаты Российской Федерации.10

В выступлении профессора А.И. Долговой отмечалось: в стране сложились поистине катастрофическое положение: государство, общество утратили контроль над преступно- стью.

Она проникла в алмазо - и золотодобывающую, нефтяную перерабатывающие отрасли промышленности, кредитно-финансовую систему. Под ее полным контролем находятся все сферы криминального бизнеса: наркобизнес, контрабанда, проституция и др.’’

Нетрудно обратить внимание на то обстоятельство, что обоснованный интерес к ор- ганизованной преступности в целом и преступным сообществам в частности, отчетливо про-

8 Там же. С. 302 .

9 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992.,№51. С.318.

10 Организованная преступность- 2. Под ред. А.И. Долговой, СВ. Дьякова- М, Криминологическая Ассоциация, 1993. С. 3.

Там же. С. 6.

13 явился именно во время радикальных социально-экономических перемен. Он был вызван реальным положением дел, когда волна организованной преступности, взяв разбег в период «перестройки», стала круто нарастать в период экономических реформ, связанных с переделом собственности и ускоренным внедрением рыночных отношений.

Одновременно отсутствие должной правовой базы, неурегулированность многих во- просов в сфере создания и функционирования коммерческих структур, приватизации, наличие многих других проблем создали весьма благоприятную почву для разрастания и укрепления организованной преступности.

Основной целью таких преступных формирований становится получение материальных благ (корысть), а средствами ее достижений - мошенничество, вымогательство, хищения и другие преступные деяния.

На период 1992-1998 гг. преступные сообщества переходят на более высокий уровень организации. Здесь значимо уже само сообщество-структура как одно целое, стоящее как бы над отдельными членами сообщества. Речь идет уже не только об объединении усилий при совершении конкретных деяний, но и об общей программе действий, целях, задачах, выработке общих норм поведения. В этих случаях деятельность таких сообществ выходит за рамки совершения только конкретных деяний, наказуемых по действующему уго- ловному закону. Появляется потребность в деятельности, обеспечивающей поддержание и развитие сообщества: в «отмывании» преступных доходов, их приумножении, в координации деятельности разных членов сообщества в выработке общей линии стратегии поведения; тактики деятельности, в определении характера взаимоотношений с другими сообществами.

Преступное сообщество, представляет собой одно из формирований,организованной преступности, имеющее определенную структуру и характерные для него признаки. Среди признаков преступного сообщества мы выделяем такие, как устойчивый, постоянный, плановый, конспиративный характер деятельности в виде преступного промысла: наличие организационно-управленческих и обеспечивающих структур, иерархии руководства и единых норм поведения. Для достижения поставленной цели - совершение тяжких или особо тяжких преступлений - сообщество устанавливает связи с коррумпированными чиновниками различных ветвей власти, включая правоохранительные органы, обеспечивает планомерную нейтрализацию всех форм социального контроля, в том числе с помощью специальных методов разведки и контрразведки. Для преступных сообществ характерно наличие централизованных крупных денежных фондов и тенденция к постоянному расширению сфер своей деятельности, влияния и контроля.

14 Сообщества вовлекают в свою орбиту значительное количество лиц, как созна- тельных участников, так и используемых «вслепую». Это - высшая по уровню развития форма соучастия, главный совокупный субъект организованной преступности, как единство теневой экономики, коррупции и уголовщины.12

Взаимообусловленная, слаженная, деятельность преступных сообществ основана на принципах самоорганизации невидимого преступного рынка, где спрос на ряд товаров и услуг преступной направленности рождает ответное предложение на их удовлетворение, стихийно сложившиеся связи приобретают устойчивый и постоянный характер. Свобода действий партнеров не только ограничивается управлением из единого центра или сговором сторон, но и исходит из совпадения или несовпадения интересов.

К специфическим чертам преступных сообществ, определяющим их в качестве объекта деятельности специальных служб, - по мнению Ю.Н. Лдашкевича, - должны быть от- несены, как высокий уровень конспирации, использование пробелов уголовного и уголовно-процессуального права, реализация принципа дискретности ответственности, наличие коррумпированных связей в аппарате власти и управлении в том числе в правоохранительных органах, создание преступниками структур внутренней безопасности, вплоть до собственных служб безопасности, часто возглавляемых бывшими сотрудниками правоохранительных органов, пространственный размах, проникновение в средства массовой информации в целях создания благоприятного мнения о себе и своей идеологии, а также компрометировали неугодных лиц, в том числе работников правоохранительных органов».13

По признаку контроля докладчик выделил два вида сообществ: региональные, пре- ступные сообщества, контролирующие на определенной территории преступный бизнес, а также отдельные виды легального бизнеса, отраслевые, преступные сообщества, контролирующие определенные сферы общественной практики.14

В 1994 году 24 мая Указом Президента Российской Федерации была утверждена Федеральная программа по усилению борьбы с преступностью на 1994 - 1995 годы, где подчеркнуто, что преступность становится все более организованной и профессиональной. Увеличилась и возрастает агрессивность совершаемых преступлений и причиненный ими ущерб, повышается уровень самозащиты преступников от разоблачения; в противоправную деятельность вовлекаются все новые участники.15

12 Там же. С. 10.

13 Там же. С.118-119.

14 Там же. С.118-120.

15 Собрание Законодательства РФ от 30 мая 1994 г.№ 5. С. 403.

15 Одной из тенденций современной преступности является стремление криминальных структур проникнуть и закрепиться в экономике, политике. В сфере экономической деятельности преступная среда организуется и вооружается, вовлекает в свою деятельность государственный аппарат, проникает в структуры власти и управления.

После принятия Федеральной программы по усилению борьбы с преступностью в Государственной Думе в 1995 году появились три проекта Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью», два которых были опубликованы. Не вникая в их различия следует отметить, что все они, в том числе и обобщенный вариант, принятый Думой в июле и отклоненный в октябре 1995 года Советом Федерации «ввиду неприемлемости отдельных положений», определяют организованную преступность как создание организованных преступных формирований трех уровней (преступных групп, преступных организаций и преступных сообществ) и их преступную деятельность. В проекте предусматривается уголовная ответственность за создание преступной организации и преступного сообщества, руководство ими и участие в них, изложены другие специальные составы преступлений связанные с организованной преступностью, особенности некоторых уголовно-правовых институтов, а также определена система органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью, их особая компетенция, оперативно-розыскные меры и другие важные вопросы, которые принципиально не расходятся с международными рекомендациями.

22 ноября 1995 г. Федеральный закон «О борьбе с организованной преступностью» был принят Государственной Думой и 9 декабря одобрен Советом Федерации, но 22 декабря был отклонен Президентом Российской Федерации по мотивам возможного нарушения прав человека при его применении.

В июле 1995 года Государственной Думой был принят новый Уголовный Кодекс. Судя по опубликованному проекту УК, составители кодекса вначале не разделяли предложений о криминализации организованной деятельности в целях борьбы с организованной пре- ступностью, но под давлением реалий и общественного мнения вынуждены были их учесть, хотя и в усеченно-фрагментарном виде. Однако и этот проект стал законом после повторного прохождения в Федеральном Собрании лишь в июне 1996 года.16

17 мая 1996 года Правительство Российской Федерации была принята Федеральная Целевая Программа по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 годы, где отмечено, что несмотря на принимаемые меры, криминогенная ситуация в стране продолжает оставать-

Лунеев В.В. Преступность 20 века. Мировые, региональные и российские тенденции. Мировой криминологи ческий анализ. Норма; Москва.1997. С.290 -291.

16

ся сложной. В ряде регионов высокими темпами развиваются организованная преступность и коррупция. Не снижается количество преступных группировок с межрегиональными и меж- дународными связями.17

По опросам мнений следователей и оперативных работников, проведенным автором диссертации, складывается прогноз, что на совершение корыстно-насильственных преступ- лений будут ориентированы интересы организованных преступных групп, отличающихся высокой степенью сплоченности и вооруженности, жесткой дисциплиной, дерзостью пре- ступлений.

Незадолго до введения в действие УК РФ 1996 г., впервые установившего уголовную ответственность за сам факт создания преступного сообщества на правительственном уровне констатировалось, что в стране продолжает скрытое существование и активно влияет на опе- ративную обстановку накопленный за предыдущие годы огромный криминогенный потенциал.

После десятилетних споров ученых, практиков и законодателей Уголовный Кодекс - Российской Федерации был принят Государственной Думой 4 мая 1996 года и одобрен Со- ветом Федерации в июне месяце, введен в действие с 1 января 1997 года. В Общей части УК (ст. 35) были сформулированы понятия организованной группы и преступного сообщества (преступной организации), данному понятию посвящена часть 4, которая гласит: « Преступ-,- - ление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совер- шения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях», а в Особенной части (ст.210) криминализированы создание пре- ступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в не- го структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководи- телей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Уголовная ответственность также предусмотрена за участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объе- динении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

17 Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996 - 1997 г. Утверждено Прави тельством РФ от 17 мая 1996 г.,№ 600.(Российская га$ета,1996г.24 июля).

17 Квалифицирующим составом является совершение тех же деяний лицом с использованием своего служебного положения.18

Установление строгой уголовной ответственности за создание преступного сообщества в современных условиях имеет под собой прочные не только политико-правовые, но и нравственные основания.

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность правового государства (ст.2 Конституции РФ).

Правовое государство обязано принимать исчерпывающие меры для обеспечения общественной безопасности. Эти меры в некоторых случаях призваны играть в определен- ном смысле «опережающую» роль в борьбе с отдельными видами преступлений. Так, применительно к организованной преступности: уголовная ответственность установлена за сам факт организации преступного сообщества. Эта мера рассчитана на пресечение организованной преступной деятельности «на дальних подступах», когда преступления, ради которых создается сообщество, еще не совершены и в этом смысле конкретного вреда еще не причинено. В то же время, анализируемый состав устанавливает ответственность не за мысли и намерения, а за вполне конкретные действия, общественная опасность которых оценивается на уровне уголовно-наказуемых деяний. Параметры этого состава имеют вполне конкретные очертания:

1) сколачивание формирований с умыслом на достижение определенных преступ ных целей;

2) единство намерений всех членов ПС; 3) 4) осведомленность о преступных действиях всех членов ПС. 5) Наличие этой целей и параметров и предопределяет повышенную общественную опасность деяния, о котором идет речь.

Как представляется, упреждающая роль установления уголовной ответственности за сам факт организации преступного сообщества и важность наличия такой ответственности убедителыю просматривается на сопоставлении ст. 210 УК РФ с целым рядом других статей Особенной части УК. Например, ст. 205 предусматривает наказание за терроризм. Диспозиция этой статьи изложена таким образом, что ответственность наступает в случае совершения «взрыва, поджога или иных действий», т.е. реальных деяний с определенными последст-

18 Комментарий к УК РФ. М.,1996. Под ред. д. ю..н. А. В. Наумова. С. 504 - 505.

18 виями, либо угрозы совершения указанных действий в перечисленных уголовным законом

целях.

Ну а если до взрывов и поджогов дело еще не дошло, и конкретной угрозы по их реализации еще не было, а преступное сообщество уже организовано, означает ли это что, уголовная ответственность исключена? Полагаем, что независимо от того, как будет решен вопрос об ответственности за приготовление к преступлению (ст.ЗО УК), факт установления организации преступного сообщества позволяет квалифицировать действия его участников пост. 210 УК РФ.

Организованная преступность в СССР возникала и укреплялась на базе роста пре- ступности в целом, концентрации и монополизации различных форм преступной деятельности. Поэтому ее развитие тесно связано с динамикой общей преступности, с ослаблением тотального контроля в 60-80-е годы. Общая преступность в СССР и в России особо интенсивно росла в конце 80-х и в начале 90-х годов. По видам и группам преступлений этот рост был неравномерен. Прогрессировали групповые и корыстные, а также корыстно-групповые деяния. Групповая преступность за последнее пятилетие в России увеличилась более чем в 3 раза. Каждое четвертое раскрытое преступление совершалось в группе.

Некоторые сведения о числе преступных групп, имеющих признаки организованности по СССР, стали собираться с 1986 года. За 1986-1988 годы было выявлено 2607 таких групп, которые совершили около 20 тыс. преступлений. Около 50 групп были глубоко закон- спирированы и действовали в течение трех лет и более.19

В период реформ в России возрастала опасность организованной преступности. По данным специализированных подразделений по организованной преступности МВД РФ число выявленных формирований с 1991 г. по 1996 г. возросло с 952 до 6743, или почти в 7 раз, в том числе с международными связями - более чем 2 раза, а с коррумпированными связями - более чем в 6 раз. Число преступлений, совершенных преступными группировками, за это время увеличилось в 4 раза. Однако это данные лишь одной из структур МВД. В связи с Указом Президента Российской Федерации « О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» работа по этому направлению была поручена и другим подразделениям системы МВД, что незамедлительно способствовало увеличению количественных показателей по выявленным и разоблаченным преступным формированиям. Так, число выявленных организованных формирований составило в 1996 г.

Лунеев B.C. Указанная работа. С.302-303.

19 12 684, а число группировок, деятельность которых была пресечена, - 8903 (в них состояло более 59 тысяч человек). Количество зарегистрированных преступлений, совершенных организованными формированиями по данным всей системы МВД, в 1994- 1996 гг. - последовательно увеличивалась: 26 126, 34 256, 37 388.

Анализ представленных данных подтверждает выводы ученых и сотрудников под- разделений, ведущих непосредственную борьбу с организованными формированиями, о том, что масштабы организованной преступности значительно больше, чем отмечалось официальной статистикой.20

Опираясь на приведенную статистику, а также на оперативную и журналистскую информацию, можно сказать, что опасность организованной преступности в России усилилась повсеместно. Ныне преступные сообщества действуют практически во всех субъектах Федерации. Около половины из них имеют обще уголовную направленность. Продолжается процесс их консолидации и расширения сфер влияния. В криминальные отношения в 1993-1994 годы вовлечены 40% предпринимателей и 66 % всех коммерческих структур. Мафией установлен контроль над 35 тысяч хозяйствующих субъектов, среди которых 400 банков, 47 бирж, 1,5 тыс. предприятий государственного сектора.

Серьезно осложняют оперативную обстановку до 150 преступных объединений, сформировавшихся на этнической основе. Наибольшую опасность среди них представляют чеченские, азербайджанские, армянские, грузинские группировки.

Продолжается сращивание группировок, в сфере теневой экономики, с преступными структурами традиционной уголовной направленности, тон в которых задают несколько тысяч авторитетов преступного мира и около 260 так называемых «воров в законе». Именно они формировали криминальную идеологию в среде преступных сообществ.21

При оценке реального состояния организованной преступности следует принимать во внимание криминальное поле, на котором активно действует организованная преступ- ность. Оно составляло по УК РСФСР 61 состав преступлений, а число зарегистрированных преступлений, которые можно было отнести к преступлениям, совершенным представителями организованных формирований, составляло более 1 млн. По Уголовному кодексу Российской Федерации (1996 г.) из статей Особенной части 78 статей имеют в качестве квалифицирующего признака совершение преступлений организованными формированиями. Кроме того, УК Российской Федерации содержит ст. 210, предусматривающую ответственность за

20 Преступность и реформы в России, Криминологическая Ассоциация, Москва, 1998. С. 254 - 255.

21 Лунеев В.В. Указанная работа. С.306 307.

20 создание преступного сообщества (организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Введение нового состава преступления, казалось бы, могло способствовать увеличению числа зарегистрированных преступлений, совершенных преступными формированиями. Однако статические данные указывают на то, что за 1997 год по признакам ст. 210 направлено в суд - 9 дел; из них одно прошло с первого рассмотрения судом, 5 - возвращены на дополнительное расследование, 3 - прекращены за отсутствием состава преступления, из них 2 - судом, 1 дело прокурором. В 1998 г. -17 дел данной категории; 14 из которых рассмотрено судами ( Республика Башкортостан - 2, Республики Бурятия, Северная Осетия - Алания- по одному ,г. Москва - 2 , Кемеровская область - 3 , по одному - Самарской , Курской , Оренбургской , Омской , Пермской областей).

По двум уголовным делам Московский городской суд вынес обвинительные приговоры, а по 12 остальным суды не согласились с выводами следствия о наличии в действиях виновных признаков преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ и по данному составу подсудимых оправдали.

Так, Кемеровской областной суд по делу о вымогательстве чужого имущества обосновал несогласие с квалификацией органом расследования по ст. 210 УК РФ деяния Поро-шина и трех его соучастников отсутствием у преступной группы жесткого организационного построения , внутренней иерархии и разветвленной структуры.

Омский областной суд по делу о преступной группе Стася, совершившей разбойные нападения и вымогательство, указал, что для организации преступного сообщества необхо- дима разработка планов и подготовка условий для совершения тяжких и особо тяжких пре- ступлений, отработка системы конспирации и защиты от правоохранительных органов, коррумпированность, масштабность преступной деятельности.

Курский областной суд при рассмотрении дела в отношении Автомонова и других, совершивших вымогательство чужого имущества, пришел к выводу, что подсудимые не давали согласия на участие в деятельности преступного сообщества, не распределяли роли и обязанности на основе общих замыслов, не участвовали в совещаниях по разработке планов преступной деятельности. Предъявленное всем подсудимым обвинение не содержит признаков совершения вымогательства в составе преступного сообщества.

21 В 1997 - 98 г.г. в связи с существенными нарушениями уголовно- процессуального закона и допущенными при квалификации действий обвиняемых ошибками судами для производства дополнительного расследования возвращено шесть уголовных дел ( МВД Республики Башкортостан , Кабардино- Балкарской Республики , Удмуртской Республики , ГУВД г. Москвы, УВД Самарской , Новосибирской областей ).

Так, по уголовному делу о незаконных операциях с наркотическими средствами , со- вершенных группой Цоя , последний привлечен следователем СУ ГУВД г. Москвы к уголовной ответственности за создание преступного сообщества с целью сбыта героина ( ч. 1 ст. 210 и ч. 3 п. «в» ст. 228 УК РФ).

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого следователь указал, что Цой создав преступное сообщество для совершения тяжких преступлений, вовлек в- него Довлатяна и Азиеву, однако последние за участие в преступном сообществе к ответственности не привлекались. К тому же действия Цоя по созданию сообщества в формуле обвинения следствием не были конкретизированы. С учетом этих обстоятельств Московский городской суд возвратил дело на дополнительное расследование.

Это положение требует детального рассмотрения, но оно уже указывает на ряд трудностей, с которыми встретилась практика в борьбе с организованной преступностью при применении данной нормы УК РФ.22

Установление уголовной ответственности за создание преступного сообщества имеет непосредственное отношение к задаче борьбы с коррупцией, которая (задача) также имеет явственный политический аспект, потому что, как подчеркивал Президент Российской Федерации еще в 1992 г. - это явление «препятствует проведению экономических реформ», что и составляет глубинный смысл всей современной российской действительности. После чего Президент Российской Федерации издал Указ «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» от 4 апреля 1992 г. Указ был шагом в правильном направлении, но он мало что решал и слабо исполнялся. В это же время продолжалась работа над проектами закона о борьбе с коррупцией.

Угрожающее влияние организованной преступности на все стороны отечественной жизни и происходящее в стране признают и высшие руководители. Выступая на Всероссийском совещании по проблемам борьбы с организованной преступностью и коррупцией (фев-

Преступность и реформы в России. Криминологическая Ассоциация. Москва. 1998. С.255. Указ Президента РФ от апреля 1992г. № №:361 « О борьбе с коррупцией в системе государственной службы». ( Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ) 1992г.№ 17.С.923.

22 раль 1993 года). Президент России Б.Н. Ельцин заявил: «Организованная преступность стала прямой угрозой российским стратегическим интересам. Коррупция в органах власти управления буквально разъедает государственное тело России сверху донизу. Она позволяет, как говорят, «отмывать многомиллионные и даже много миллиардные доходы от преступной деятельности». В послании (1996 г.) Президента Российской Федерации Федеральному Собранию отмечается: Один из самых ключевых и тяжелых фронтов борьбы против преступности - коррупция и экономические правонарушения. Они способствуют созданию многочисленных мафиозных группировок, наносят ущерб государственной казне и, тем самым, грабят граждан страны. От них волнами расходятся другие виды преступности, в первую очередь, насильственные преступления».24

6 марта 1997 года снова в своем Послании Федеральному Собранию Президент заявил: «Мы объявили войну экономической преступности и коррупции, но по-настоящему так и не начали ее. Невыносимые условия для криминального бизнеса государство так и не соз- дало».25

К настоящему времени о массовой коррупции государственных должностных лиц в России говорится на каждом шагу, в том числе и в коридорах власти, а в президентском Послании Федеральному Собранию жестоко осуждаются промедление и нерешительность в борьбе с ней, а с другой - пятый год откровенно тормозится, главным образом федеральными властями принятие основополагающих антикоррупционных законов.

По этому поводу было сказано Генеральным прокурором РФ Ю. Скуратовым: « Не исключено, что принятию Закона о борьбе с коррупцией противодействовали именно те, кто мог стать первыми объектами его применения».26

Организованная преступность в своих целях использует коррумпированные связи. Из числа выявлявшихся организованных формирований имели коррупционные связи в 1889 г. 6 организованных формирований, в 1991 г. - 65, в 1992 г. - 635, в 1993 г. - 801, в 1994 г. - 1037, в 1995 г. - 857. Большой интерес проявляют организованные преступники к коррумпированию правоохранительных органов. Ежегодно растет число уголовных дел по обвинению работников милиции, в том числе и руководителей, в сотрудничестве с преступными группировками. 27

Преступность и реформы в России. Криминологическая Ассоциация. Москва. 1998.С.43-44. 25 Там же. С. 251.

Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Общая часть. Под общей ред. Ю.И. Скуратова и В. М. Лебедева.-М.: Издательская группа «ИНФРА» М. Норма. 1996. С. 14. 27 Преступность и реформы в России. Криминологическая Ассоциация. Москва. 1998г.С.ЗЗ.

23 Преступление, предусмотренное ст. 210 УК, имеет значительное сходство по своему составу с бандитизмом (ст. 209 УК). Оба деяния представляют собой угрозу общественной безопасности, то есть имеют один объект и одинаковое ( непосредственное) отношение к организованной преступности, выражая наиболее опасную форму преступного соучастия; оба тяжких умышленных преступления имеют отчетливо выраженный формальный (усеченный) состав и сходную объективную сторону, которая выражается в организации (создании) устойчивого, сплоченного криминального формирования. Аналогичны и цели создания таких формирований - совершение тяжких и особо тяжких преступлений. По сути дела отличие преступного сообщества в смысле ст. 210 УК от банды (ст. 209. УК) заключается в том, что последняя представляет собой вооруженное преступное формирование, тогда как преступное сообщество по смыслу ст. 210 УК - может быть и «невооруженным». Банда - это всегда насилие или угроза насилием, связанным с нападением на граждан или организации, тогда как преступные сообщества, как правило, создаются для совершения тяжких и особо тяжких хорошо законспирированных преступлений в сфере экономики, а также для разработки планов и условий совершения таких преступлений. Бандитизм - это открытый вызов обществу, создание сообщества - это удар по общественным интересам.

Бандитизм рассматривался в качестве тяжкого преступления всегда, тогда как орга- низация преступного сообщества признана преступлением впервые за всю историю российского уголовного законодательства. Это обстоятельство лишний раз подтверждает тот факт, что существующая в настоящее время криминогенная обстановка в истории российского общества и государства сложилась тоже впервые, и что борьба с преступностью вместо противостояния государства и отдельных личностей все больше принимает характер противостояния государства со стороны различного рода преступных объединений, представители которых нередко занимают высокие должности в исполнительной и иных ветвях власти.

Анализ деятельности преступных групп позволяет выделить следующие типологические элементы присущие преступным сообществам, действующим в сфере экономики:

  • умысел на достижение определенных преступных последствий;
  • единство намерений участников преступного сообщества;
  • четкая структура с распределением функций;
  • ситуация «воронки» для участников (невозможность самостоятельного выхода);
  • отработанная схема изъятия и обращения в собственный доход государственного или общественного имущества с маскировкой изъятия;
  • длительный и крупномасштабный характер преступных действий;

24

  • создание безопасных условий преступной деятельности внутри предприятия, ведомства и от внешних органов контроля;
  • фиксированное распределение доходов пропорционально степени участия (ответ- ственности) в преступной организации;
  • два типа руководства сообществом — либо ответственное должностное лицо предприятия, организации, либо делец («цеховик») при наличии подставного руководителя;

  • активное создание необходимых условий для преступной деятельности, а не просто использование существующих;
  • строгая дисциплина, подкрепленная санкциями;
  • взаимодействие с другими преступными группами на региональном и межрегиональном уровне, в том числе для сбыта, получения сырья и т. п.,
  • вложение части прибыли в «дело».
  • Реализация преступных махинаций может осуществляться в различных отраслях экономики и на различных стадиях производства. Она находит любую щель в технологическом процессе, где можно извлечь незаконную прибыль.

Так, манипулирование технологией, причем может осуществляться не только путем недовложения сырья (что органам расследования давно известно), но и сопровождается су- щественной перестройкой технологии, изменением технологического оборудования, оформлением фиктивной экономической и технологической документацией.28

Характерным приемом в сфере планирования является создание условий для получения сырья, из которого можно изготовлять неучтенную продукцию повышенного спроса. Для этого организаторы преступного сообщества предусматривают легальный выпуск в больших количествах изделий, позволяющий создавать и изымать излишки сырья.

Как уже отмечалось преступные сообщества действуют в разных направлениях , чтобы обезопасить себя от разоблачения. Например, в госсекторе производства можно выделить три направления:

основное —связанное с созданием излишков сырья и выделкой из него неучтенной продукции;

страхующее — связанное с дачей взяток контролирующим и вышестоящим органам;

прикрывающее — связанное с реализацией за взятку неходовых изделий (чтобы создать видимость спроса на нее), выпуск которых дает возможность получить сырье для неуч-

28 Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. Саратов, 1994.С.93.

25 тенной продукции. В этих целях главари организованных преступных формирований проводят совещания, на которых вырабатывают концепцию взаимодействия, распределяют сферы деятельности и влияния, создают валютные и рублевые кассы (общаки), т. е. идет консолидация региональных преступных формирований. Имеются и попытки выхода на международную арену.

Таким образом, организованную преступность в сфере теневой экономики можно рассматривать как сложную сеть взаимодействующих непосредственно или опосредованно групп (сообществ), осуществляющих преступную деятельность в виде промысла и стремящихся обеспечить свою безопасность.

Внешними факторами, позволяющими сравнительно беспрепятственно функционировать в течение достаточно длительного времени организованным преступным группам (сообществам), являются следующее:

  • коррупция, обусловливающая действие механизма актив ной защиты преступников и одновременно парализующая работу контрольных органов;
  • бессилие оперативных служб;
  • недостаточное количество оперативных работников (штаты милиции не соответствуют объему работы, которая требуется) и отсутствие у них должной профессиональной подготовки, включая специальное обучение методике выявления организованных форм преступности;
  • отсутствие должной концентрации и координации в действиях, правоохранительных органов;
  • отсутствие должного технического обеспечения, современных систем накопления информации;
  • нерешенность ряда вопросов доказывания, включая использование документов и других материалов, собранных до возбуждения уголовного дела.
  • Отсутствуют и достаточные правовые рычаги воздействия (в том числе материального) на руководителей ведомств, не выполняющих своих функций по предупреждению хищений. Вследствие сказанного организованная преступность в ряде отраслей промышленности и сельского хозяйства либо не попадает в поле зрения правоохранительной системы , либо действия последней усложняются тем, что до настоящего времени нет четких правовых критериев и научных разработок, позволяющих однозначно проводить на практике водораздел между преступления ми, совершенными по предварительному сговору в группе лиц, и преступными сообществами. По сей день остается неясным и соотношение понятий «органи-

26 зованная преступность», «коррупция» и «мафия» (последнее понятие без какой-либо расшифровки стало широко использоваться не только публицистами, но и научными и практическими работниками).

Исследование дел рассматриваемой категории выявило еще один аспект затронутой проблемы и противодействие должностных лиц различных рангов. Они затягивают испол- нение, а порой саботируют требования правоохранительных органов о проведении проверок и ревизий, уничтожают учетно-финансовые документы, чинят другие помехи выявлению всех звеньев механизма и каналов хищений. В ход пускаются подкуп, шантаж, компрометация, когда преступники и их окружение в десятки адресов направляют групповые жалобы, по которым начинаются длительные проверки, парализующие следствие. Предпринимаются и отдельные попытки покушения лиц, ведущих производство, их семьи, уничтожения уголовных дел. Так, для поджога здания прокуратуры Сабирабадского района Ленинградской области, где хранились изъятые бухгалтерские документы, председатель колхоза «Ленинград», в отношении которого и его соучастников расследовалось уголовное дело нанял за 80 тыс. руб. ранее судимых лиц.

Затрудняют борьбу с организованными формами преступности в сфере экономики и необоснованные возвращения судебными органами уголовных дел данной категории на дополнительное расследование при наличии возможности довести до конца судебное разбирательство.

В этих случаях существенно ослабляется воспитательно-профилактическое воздействие судопроизводства, и без того снизившееся в результате длительных сроков предвари- тельного расследования. Можно сказать, что эффект этого воздействия обратно пропорционален времени, которое проходит с момента возбуждения дела до обращения приговора к исполнению. В этих случаях особо чувствительно общественное мнение, склонное воспринять как истину слухи о «всесилии» преступников, об их связях и т. п. Да и подсудимые обретают «передышку», которую могут использовать для попытки скомпрометировать доказательственный материал, согласовать изменения показаний, найти подставных лиц и т. д.

Конечно, в ходе рассмотрения в суде дел об организованных хищениях в особо крупных размерах могут обозначиться слабости, противоречия, появиться новые версии под- судимых и защитников. Но на то и суд, чтобы рассудить в этих случаях по существу. В частности, можно вызвать дополнительно свидетелей, показания экспертов оценивать путем сопоставления с другими доказательствами, проверить объяснения подсудимого о причинах отказа от ранее данных показаний, вызвав в судебное заседание участников допроса на след-

27 ствии. Такая позиция судов будет способствовать и поднятию качества предварительного следствия, которое сейчас имеет возможность спрятать провал по делу, «забракованному» судом, прекратив его без лишней огласки. Типичный недостаток следствия по делам рассматриваемой категории—это неумение работать с объективным доказательственным материалом, косвенными уликами. Делается ставка на показания раскаявшихся обвиняемых, а при изменении их позиции в доказательственном материале возникают неустранимые пробелы. Что же касается попыток некоторых следователей и прокуроров возбуждать через средства массовой информации общественное мнение против судей в случае полного или частичного оправдания обвиняемых (вместо того чтобы трезво оценить качество своей работы), то, как правило, является следствием их низкой общей и правовой культуры. Единственным, предусмотренным законом средством противостояния неправомерному судебному решению является его обжалование или опротестование в вышестоящую инстанцию.

Анализ расследованных уголовных дел, материалов проверок показывает, что особенно часто являются пассивность и неэффективность в работе проявляют налоговые и та- моженные службы, подверженные местническим интересам.

Внимание российской общественности сегодня приковано к феномену теневой эко- номики. При этом значительно различаются как взгляды на сущность этого явления, так и количественные оценки его масштабов. Последние колеблются от 25% ВВП, согласно дан- ным Госкомстата России, до 40-45%, по оценкам правоохранительных органов.

Можно выделить два основных подхода к определению понятия «теневая экономика»: ее рассматривают как деятельность или скрываемую от прямого статистического учета, или уводимую из-под налогообложения. Одни авторы считают, что корни теневой экономики лежат в неразвитости рыночных отношений и чрезмерно тяжелом налоговом прессе. По мнению других, теневая экономика — это преступный бизнес, с которым необходимо решительно бороться. Первая точка зрения фактически означает уход от решения проблемы борьбы с оргпреступностью.

При характеристике теневой экономики чаще всего используют международную терминологию — понятия «неофициальная», «неформальная», «скрытая», «нерегистрируе- мая» и т.п.

Основы борьбы с организованной преступностью. Авторский коллектив под ред. В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н.П. Яблокова. Москва. « Инфра» М..1996.С.147. 30 Преступность и реформы в России. Криминологическая Ассоциация. Москва. 1998. С. 33..

28 Заметим, что применительно к целям, которые изначально ставятся различными ис- следователями теневой экономики, она точного наименования и не требует, поскольку имеет многообразные формы проявления ее масштабы можно оценить лишь приблизительно, а указанные выше характеристики отражают только одну из сторон этого явления.

Совершенно иной подход нужен, к научному определению теневой экономики, если мы действительно хотим понять, насколько опасно это явление и как с ним бороться. Рас- смотрение отдельных характеристик теневой экономики, таких, как ее масштабы и динамика развития, становится уже вторичной задачей. На первый же план выходит необходимость анализа негативных тенденций в экономике и тем самым четкого определения понятия «теневая экономика».

Термин «теневая экономика» в целом относится к финансово-хозяйственным операциям, направленным на получение материальной выгоды. Определения «теневая», «скрытая» всегда уточняются с помощью понятия «незаконная». Таким образом, возникает необходи- мость четкого разграничения понятий законной и незаконной деятельности.

Подобное разграничение проводится в совокупности норм уголовного права, прямо запрещающих те или иные виды экономической деятельности. Применительно к действующему законодательству прежде всего, можно отнести незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228), выпуск или продажу товаров, выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК РФ), и др. В эту же группу деяний входит и мошенничество, если оно совершается с помощью финансово- хозяйственных операций.

Для признания указанных выше операций незаконными достаточно самого факта их проведения. Тем самым они отличаются от любых других финансово-хозяйственных опе- раций, которые также могут совершаться с нарушением закона, но в принципе легальны. Первые можно назвать нелегальными, или «черными», а их совокупность - нелегальной, или «черной», экономикой, а вторые - легальными, а их совокупность - легальной экономикой.

Для выделения в рамках легальной экономики ее теневой составляющей целесообразно использовать критерий контролируемости. Контролируемые процессы, по определению, не являются «теневыми», или «скрытыми», а неконтролируемые, представляя значи- тельную угрозу обществу, требуют для борьбы с ними дополнительных сил и средств.

Под теневой (неконтролируемой) экономикой (теневым бизнесом) в нашем диссер- тационном исследовании будет пониматься совокупность в принципе легальных, но не вы-

29 являемых открытыми проверочными методами финансово-хозяйственных операций. Отметим, что выделять теневую экономику из легальной имеет в частности, лишь при- менительно к определению степени вмешательства в экономику правоохранительных органов, ее доступности их контролю.

Возможен и другой подход: сначала разделить экономическую деятельность по признаку контролируемости на теневую и контролируемую, а затем теневую экономику - на не- легальную и легальную. Подобный подход близок позиции МВД России, но противоречит логике, так как на различных уровнях окажутся однопорядковые процессы: легальные кон- тролируемые и легальные неконтролируемые.

Понятие «теневая экономика» не может быть описано с помощью норм существующего права, то есть не является правовым, однако для борьбы с данным явлением можно и нужно использовать целый ряд норм уголовного, гражданского и налогового права. Теневая экономика - это экономический, а не правовой феномен, отражающий негативные экономические процессы в обществе.

Возвращаясь к положению о том, что преступные сообщества наиболее активно освоили сферу экономики, следует отметить, что далеко не все преступления, перечисленные в разделе 8 УК РФ могут стать элементом состава преступления , предусмотренного ст.210 УК РФ. Это связано с тем, что многие их экономических преступлений не подлежат под категорию тяжких или особо тяжких (ст. 15 УК). Среди них и такие освоенные организованной преступностью деяния как незаконная банковская деятельность ( ст. 172 ), приобретение и сбыта имущества, приобретенного незаконным путем ( ст. 175 ), незаконное получение кредитов (ст.176 ), монополистические действия и ограничения конкуренции ( ст. 178 ) и целый ряд других преступлений.

Если организованное преступное формирование (а в ряде из перечисленных статей упоминаются « организованные группы») было создания для совершения только этих уго- ловно-наказуемых деяний, то оно не может рассматриваться в качестве преступного сообщества ( преступной организации) в смысле ст. 210 УК РФ.

Другое дело, когда целью организации преступного сообщества являются совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Таких в разделе 8 УК РФ насчитывается более де- сяти, начиная с кражи (ст. 158) и кончая незаконным оборотом драгоценных металлов, природных, драгоценных камней или жемчуга (ст. 191). Среди этой группы преступлений многие также освоены преступными формированиями, о чем свидетельствует упоминание квалифицированных видах этих преступлений, совершенных организованными группами. В том

30 числе: мошенничество (ст. 159), вымогательство (ст. 163), хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164), легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем (ст. 174), принуждение к совершению сделки (ст.179 УК РФ) и некоторые другие. Факт установления цели преступного формирования совершать любое из перечисленных преступлений свидетельствует о том, что данное формирование может представлять собой преступное сообщество.

Разумеется, помимо тяжких и особо тяжких преступлений, входящих в раздел 8 УК РФ, целью преступных сообществ могут быть и преступления, лежащие за пределами этого раздела УК и входящие в различные другие разделы главы кодекса. Например, диверсия ( ст.281 ), пиратство ( ст.227 ),экоцид ( ст.358 ), производство и распространение оружия массового поражения (ст.355 ), шпионаж (ст.276) и некоторые другие.

Установление истинных намерений сообщества - дело следствия, на пути которого могут встретиться серьезные препятствия, особенно в случаях, когда преступные намерения еще не оказались реализованными в конкретных деяниях, квалифицируемых по определенным статьям УК в зависимости от уголовно- наказуемых действий и наступивших вредных последствий.

В то же время, и это представляется весьма важным в деле разоблачения преступных сообществ, некоторые такие деяния, на которых сообщество отрабатывает свои истинные намерения или которые сопутствуют его преступной деятельности, могут и не имеющиеся к числу тяжких или особо тяжких преступлений. Нередко именно их выявление позволяет затем выйти на сообщество и на более серьезные правонарушения.

С учетом основной области, где процветают преступные сообщества, а именно сферы экономики, одним их таких сопутствующих преступлений, раскрытие, которого позволяет выйти на мошенничество, присвоение или растрату, отмывание денежных средств, при- нуждение к совершению сделки и иные тяжкие и особо тяжкие преступления, является уклонение от уплаты налога (ст. ст. 198 и 199). То же самое можно сказать в отношении уклонения от уплаты таможенных платежей (ст. 194), фиктивного банкротства (ст. 197) и некоторых других деяний.

Учитывая, что наиболее распространенным среди таких сопутствующих (побочных) преступлений, через которое нередко открывается путь к преступному сообществу, является уклонение от уплаты налогов, уделим ему некоторое внимание.

31 Принято считать, что существуют восемь основных способов уклонения от уплаты налогов.

  1. Сокрытие объектов налогообложения (ведение финансово-хозяйственной деятельности без необходимой регистрации, постановки на учет в Государственной налоговой инспекции или лицензии, в том числе с использованием подложных документов и документов фальшивых фирм, не отражение финансово-хозяйственных сделок в бухгалтерском учете, уничтожение бухгалтерских документов после совершения сделки, ведение финансово-хозяйственной деятельности через счета других организаций или структурных подразделений без проводки по своим бухгалтерским счетам и др.).
  2. Занижение объектов налогообложения (внесение в бухгалтерские документы ис- каженных данных, отнесение части выручки на ненадлежащие бухгалтерские счета, создание неучтенных излишков продукции путем увеличения нормы убыли, необоснованного списания и др.).
  3. Сокрытие средств от уплаты налогов при наличии недоимки по налогам или с целью неуплаты текущих налогов (создание искусственной дебиторской задолженности , отпуск товаров без предоплаты, в том числе на реализацию, с намерением не возвращать выручку на счета предприятия, перечисление выручки на счета зависимых структур, не упол- номочивая их уплачивать соответствующие налоги, не возврат валютных средств от нерезидентов в срок свыше 180 дней, если это все же нашло отражение в бухгалтерской отчетности, и др.).
  4. Неправомерное использование льгот (ведение основного вида деятельности под видом льготированного, включение в штат неработающих пенсионеров-инвалидов и др.).
  5. Занижение налога на прибыль (неправомерное отнесение расходов на финансовые результаты предприятия, искусственное увеличение фонда заработной платы за счет за- вышения численности работников, завышение внереализационных расходов и др.).
  6. Уклонение от уплаты и занижение НДС (не начисление НДС по взаимозачетам и бартеру, завышение в налоговых декларациях сумм НДС, подлежащих возмещению из бюджета, и др.).
  7. Уклонение от уплаты акцизов (внесение в технологию производства подакцизной продукции незначительного изменения с целью вывода ее из-под обложения акцизом, но фактического использования в прежнем порядке).
  8. Уклонение от уплаты подоходного налога (получение крупной материальной помощи, персонального вознаграждения или безвозвратной ссуды, безвозвратное получение

32 денежных средств в подотчет, непредставление или искажение данных в декларации о совокупном годовом доходе и др.).

В заключение параграфа остановимся на структуре экономической преступности в некоторых развитых странах. Упрощенная схема их включает в себя следующие составы: монопольные преступления; мошенничество (подкуп, злоупотребление доверием, обман покупателей); цифровые махинации; фиктивные организации; фальсификации бухгалтерских документов; нарушения эргономических требований и стандартов; умышленная неточность в описании товаров; нечестная конкуренция; финансовые нарушения и уклонения от уплаты налогов; таможенные нарушения; валютные махинации; биржевые и банковские нарушения; нарушения, наносящие вред окружающей среде; «отмывание» преступно нажитых денег и собственности.3’Совершается эти преступления также как, правило, преступными сообществами.

Несмотря на более или менее удовлетворительную разработку структуры экономических преступлений, сбор статистических данных о них весьма затруднен. ООН предпринимала такие попытки сбора данных о присвоении имущества, взяточничестве и мошенничестве, но они оказались очень неполными. Единственный вывод, который можно по ним сде-

32

лать, это сказать, что эти преступления в мире тоже растут.

Немаловажное значение для понимания структуры экономической преступности в развитых странах имеет исследование термина «мафиозное образование». Под термином «мафиозное образование» следует понимать в первую очередь сочетание противозаконной и легальной деятельности, использование недостатков экономическо-правовой системы для получения преступной прибыли, получение или присвоение определенных административных полномочий, наличие влияния в представительных и исполнительных органах власти.

Таким образом, мафиозные образования, или преступные синдикаты, — это преступные объединения, по степени организованности и характеру деятельности вышедшие за рамки собственно преступных формирований и сочетающие в своей деятельности как проти- возаконные, так и легальные формы деятельности. Нередко они оказывают влияние на местную политику и направления социально-экономического развития.

Внешние формы синдикатов, количественный состав, структурные построения и взаимодействия отличаются большим разнообразием в зависимости от направленности, ха- рактера деятельности, однако они всегда имеют легальную «крышу» в виде различных ком-

31 Анализ изменений преступности в развитых капиталистических странах.70 - 80-е годы. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. № 134.М.1991. С. 100.

Джандиери А.С. Расследование взяточничества. СПБ., 1996. С.28.

33 мерческих структур (предприятии, товариществ, СП, акционерных обществ, фондов, ассоциаций, банков), которые служат для различного рода афер, отмывания денег и проч. Такие образования часто организуют игровой и шоу-бизнес (казино, игровые автоматы, бильярдные, увеселительные заведения). Для обеспечения защитных функций привлекаются преступные группировки, которые, кстати, и являются фундаментом для создания качественно новых и более доходных мафиозных образований.

Во главе преступных синдикатов, как правило, стоят несколько человек, обладающих приблизительно равным, хотя и не всегда — положением. Вокруг них, в зависимости от рода деятельности и численности образования, группируется от десятков до сотен членов. С еще большим количеством лиц поддерживаются разного рода взаимоотношения, и они привлекаются по мере необходимости за плату для выполнения конкретной работы — как легальной, так и противозаконной. Используя материалы ряда зарубежных и отечественных авторов, а также данные, получаемые в результате изучения материалов уголовных дел, обобщений прокуратуры и МВД, можно выявить общие черты мафиозных образований. Они в той или иной мере могут характеризовать и другие формы организованной преступности, в частности преступные группировки, но, тем не менее, наиболее применимы именно к преступным синдикатам:

  1. Преступная деятельность синдикатов носит постоянный характер, это деятельность на постоянной основе, или, как это сформулировано в Уголовном кодексе Италии, «деятельность на основе постоянной программы преступного характера».
  2. Деятельность синдиката всегда имеет характер преступного предпринимательства и, в отличие от обычной уголовной преступности, в том числе и организованной, всегда свя- зана с предоставлением определенных товаров и услуг. По этому поводу криминологами США введены термины, характеризующие деятельность таких образований как рискованное деловое предприятие, постоянно действующее преступное предприятие. Кстати, этот вывод в свое время был сделан одним из первых исследователей организованной преступности, У. Липпманом, в 1931 году, в разгар ее формирования в Соединенных Штатах в период «сухого закона» на почве преступного предпринимательства в области контрабанды, подпольного производства и продажи спиртного.
  3. Вывод У. Липпмана полностью подтвердился в середине 1980—1990-х годов в нашей стране, в период рыночных изменений в экономике, и проявился в нелегальном достав- лении дефицитного товара, предварительной его скупке в государственной торговле, торгов-

34 ле наркотиками и оружием, спрос на которое резко вырос в связи с обострением политической ситуации; в завуалированном хищении денежных средств из банка под видом кредита.3

Появляется возможность определить характерные черты синдикатов.

Упомянутая преступная предпринимательская деятельность осуществляется в наиболее выгодных, «рентабельных», с точки зрения получения максимальной нелегальной при- были, социальных сферах для получения прибыли путем незаконной деятельности в тех сферах производства товаров и услуг, на которые есть большой общественный спрос.

Конечная цель преступной деятельности синдикатов, состоящая в получении высоких прибылей, достигается путем установления контроля над какими-либо сферами соци- альной деятельности, некоторыми структурами общества. Последнее означает монополиза- цию соответствующих рынков и внедрение с помощью коррупции в легальные структуры и органы управления обществом.

Для преступных синдикатов и преступных группировок , служащих фундаментом для появления первых (лидеры преступных группировок, добыв достаточный капитал, уста- новив необходимые связи и опираясь на силу своих коллег из группировок, создают коммерческие структуры и синдикаты, отличительной чертой является проникновение в легальный бизнес с целью отмывания преступно добытых денежных средств и получения на их основе дополнительных прибылей.

Непосредственное функционирование рассматриваемых образований обеспечивается при помощи отработанного арсенала мер экономического и силового (в том числе насиль- ственного, вплоть до физического устранения) воздействия, давления, нажима и удержания в повиновении лиц, действия которых приносят пользу синдикату, кроме того, для обеспечения конспирации и сокрытия преступной деятельности.

В деятельности преступных синдикатов неизбежно проявляются экспансионистские и монополистические тенденции, о чем еще в свое время говорил американский криминолог Р. Колдуэлл. 4 Эта неизбежность вытекает из стремления синдикатов к получению сверхприбылей, увеличению сферы своего влияния, что, в свою очередь, порождает конкурентные отношения между мафиозными образованиями , ведущие к вооруженным «разборкам», так называемой «войне мафий».

Неотъемлемой чертой синдикатов является высокий уровень коррупции, наличие связей, оказание влияния на местные законодательные и исполнительные органы власти, создание определенного лобби в высших органах власти, возможность получения отвечающих

Зорин Г.А. Криминалистическая эвристика. Гродно: ГОУТ,1994. Ч.2.С.254. 34 Криминология. М.:Юрист,1995.С375.

35 интересам образования решений органов, распоряжающихся имуществом, связь с пра- воохранительными органами и даже возможность их использования в преступных интере- сах; возможность привлечения для своей защиты хороших адвокатов и консультантов, иные связи.

1.2. Уголовно-правовая характеристика состава преступления об организации преступного сообщества.

Статья 210 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за организацию преступного сообщества, помещена в главе 24 Особенной части «Преступления против об- щественной безопасности». По порядку эта статья в данной главе - шестая после статей 205 «Терроризм», 206 «Захват заложника», 207 «Заведомо ложное сообщение об акте терро- ризма», 208 «Организация незаконного вооруженного формирования» и 209 «Бандитизм». Это расположение статьи об ответственности за организацию преступного сообщества, а также санкция ст.210 УК РФ уже сами по себе говорят о степени общественной опасности данного преступления.

Организация преступного сообщества согласно установленным УК категориям (ст. 15) является особо тяжким преступлением. Его родовым объектом является общественная безопасность. В литературе по уголовному праву это понятие конкретизируется как со- вокупность общественных отношений, обеспечивающих безопасные условия жизни людей и их деятельности,3 а непосредственный объект преступления определяется как «совокуп- ность общественных отношений, обеспечивающих состояние защищенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия и нормальной деятельности государственных и общественных институтов, а также поддержание такого уровня этой защищенности, который является достаточным для нормального функционирования общества».

По мнению B.C. Комиссарова дальнейшая детализация объекта излишня.

Эта максимально подробная дефиниция, выведенная из скрупулезного анализа самых различных материалов - словарных, нормативных, научных - отражает весь спектр со- циальных связей, которые являются жизненно важными, и поэтому ставятся под защиту уголовного закона. Причем никаких дополнительных объектов в виде личности, собственности

35 Уголовное право России. Особенная часть: Учебник (Отв. ред. доктор юрид. наук, профессор Б.В. Здравомы-слов) М.: Юрист. 1996.С.247.

Комиссаров B.C. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие преступления против безопасности общества. По новому УК РФ. М.: Издат. «Красная - Леке», 1997. С. 15.

36 и т.п. здесь быть не может, поскольку законодатель формулирует объективную сторону преступлений против общественной безопасности таким образом, чтобы она охватывала указанный разнообразный, комплексный вред.37 Сказанное в полной мере относится и к объекту преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ. Его общественная опасность заключается не в причинении конкретного физического, морального или физического вреда конкретным субъектам (гражданам, организациям), а в том, что благополучие людей, их социальное положение и даже сама жизнь, здоровье и имущество не одного лица, а неопределенного круга лиц, граждан, объективно ставятся под угрозу или им причиняется реальный вред. Причем эта общественная опасность существует даже тогда, когда граждане эту угрозу не осознают и не ощущают. Если же такое осознание происходит, то любое преступление против общественной безопасности, в том числе создание преступного сообщества, чревато реальными внешними последствиями в виде чувства страха и незащищенности, опасения за свою жизнь и здоровье и за близких людей, неуверенности в том, что общество способно обеспечить общественный порядок.

Несколько шире представляется объект преступления, предусмотренного ч.З ст.210 УК РФ, которая устанавливает уголовную ответственность за создание преступного сооб- щества, а равно руководство таким сообществом и участие в нем, то есть за действия, пре- дусмотренные частями 1 и 2 ст.210 УК РФ, но совершенные лицом с использованием сво- его служебного положения. Такое лицо посягает не только на общественную безопасность, оно предает интересы своей службы. Поэтому его действия подлежат оценке не только с позиций уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против общественной безопасности, но и с позиций соответствующих статей главы 30 УК о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (если виновный является государственным служащим).

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст.210 УК, выражается в следующих вариациях активных общественно опасных действий: а) создание преступного сообщества; б) руководство таким сообществом (организацией); в) руководство входящими в него структурными подразделениями; г) создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп; д) участие в преступном сообществе и объединение представителей организованных групп. Стержневое значение в характери-

Комиссаров B.C. Указ. раб. С.20.

37 стике объективной стороны данного состава имеет содержание понятия преступного сообщества (организации).38

Из сопоставления п. 4 ст.35 и ч.1 ст. 210 УК РФ явствует, что преступное сообщество и преступная организация являются понятиями идентичными и что существовать такое формирование может в двух разновидностях. 1) как сплоченная организованная группа (организация) или 2) как объединение нескольких организованных групп. Таким образом в основе обеих разновидностей преступного сообщества лежит категория «организованная группа». В ч.З ст.35 УК данная категория определяется как «устойчивая группа, заранее объединившаяся для совершения одного или нескольких преступлений».

В юридической литературе в опубликованной практике Верховного Суда Российской Федерации оба этих исключительно близких по своему смыслу и взаимно дополняющих друг другу признака раскрываются в самых разнообразных отражающих достаточно богатую практику формулировках-признаках, в частности:

  • сложная внутренняя структура и наличие во главе её авторитетного в преступной среде лица (организатора, руководителя );40
  • наличие организатора или руководителя. Первый создает группу, осуществляя подбор соучастников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину и т.п., а руководитель обеспечивает целенаправленную, спланированную и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника;41
  • подчинение групповой дисциплине;
  • « круговая порука», конспирация, общая касса («общак»), наличие специальных технических средств и т.д.42
  • По определению Верховного Суда Российской Федерации под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой

Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества. М.: Издат. « ЮрИнфор».,1997. С.7 -8.

39 Комментарий к Уголовному кодексу РФ. ( Отв. ред..В.И. Радченко), М.: Издат. «Вердикт» 1996.С.59.

40 Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Общая часть. Под общей ред. Ю. И. Скуратова и В.М. Лебедева М.: Издат. Группа «Инфра» М.. Норма. 1996.С 24.; Уголовное право РФ. Общая часть.( Отв. ред. д. ю. н. Б.В.Здравомыслов). М.: Юрист. 1996. С. 270-271. Учебник уголовного права. Общая часть. М.: Издат. «Спарк»,1996. С. 199.

41 Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Указ. раб. С.9 -10.

42 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 19. С. 14.

38 преступления, распределением ролей между соучастниками и т.п.43 Из сопоставления приведенных выше законодательных формулировок и разъяснений высшего судебного органа страны можно сделать заключение, что преступное сообщество - это одна из разновидностей организованной группы. Условно говоря, задача заключается в том, чтобы определить признаки, ограничивающие преступное сообщество от новых видов организованной преступности, например, от банды.

По мере накопления практического материала о преступных сообществах, детали- зировались и конкретизировались и юридически значимые признаки данного явления, рас- ширялся их перечень. В работе, изданной в первый же год действия нового УК России, преступная организованность как понятие, определяющее содержание ст.210 этого УК, характеризуется уже следующим развернутым набором существенных признаков: обязательное определение и формулировка целей совместной деятельности, тщательное продумывание и планирование преступных акций, четко выраженная иерархическая структура и распределение ролей между соучастниками, внутренняя жесткая дисциплина с беспрекословным подчинением по вертикали, активная деятельность организаторов, продуманная система материального обеспечения орудиями и средствами совершения преступления, специализация функций соучастников и самого сообщества, создание «общака» для финансовой поддержки деятельности сообщества, отработанные схемы отмывания «грязных» денег и их вложение в различные проекты, создание системы противодействия различным мерам социального контроля, включая обеспечение безопасности как членов сообщества, так и сообщества в целом и установление связей с коррумпированными лицами государственного аппарата и т.п.

Преступные сообщества, как явление криминального мира, имели место и ранее, их активное формирование началось в 90-е годы. Например, в середине 90-х годов во Владивостоке была обезврежена крупная преступная группировка под руководством братьев Ларионовых, которая ставила перед собой задачу подчинить себе все криминальные структуры города и, в конечном счете утвердиться лидером во Владивостоке. Группировка была организована по образцу Главного разведывательного управления (ГРУ), описанного в книге Суворова (Ревуна) «Аквариум» и включала в себя: принадлежащие братьям коммерческие структуры аналитический центр, осуществлявший сбор и анализ информации, поступавшей из различных источников, в том числе агентурных, спецназ, который занимался физиче-

43 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 19985г. « О некоторых вопросах применения су- дами законодательства об ответственности за преступления против собственности» ( п.4), Российская газета, 1995г. 31

39 ским устранением противников контрразведку, в функции которой входило выявление чужих агентов и собственных неблагонадежных членов сообщества, разведку, которая за- нималась сбором нужной информации, а также вербовкой агентов и подготовкой убийств, службу боевого и хозяйственного обеспечения, содержащую 16 конспиративных квартир, добывавшую и хранившую оружие. Ларионовы поддерживали нормальные отношения с работниками милиции, суда, прокуратуры и администрации Приморского края.44

Однако, сколь бы детально не фиксировались многочисленные признаки преступного сообщества, простого фотографического отображения теорией явлений, существующих на практике недостаточно. Результаты нашего исследования уголовных дел и теоретических работ И. Королькова позволяет выделить такой признак преступного сообщества, который как бы интегрирует все остальные и в этом синтезирующем качестве отражает характер сплоченности и степень общественной опасности самого факта создания преступного сообщества. Этим признаком является стремление создать преступное сообщество по образу и подобию государственной структуры, а при определении преступного сообщества в этой же работе особо выделяется цель существования данной организации - извлечение наживы,45 что, конечно, наилучшим образом вписывается в специфику современных российских общественных отношений, периода передач государственной собственности и первоначального накопления капитала, который в публицистическом плане именуется периодом «дикого капитализма». Наличие цели наживы у преступных сообществ подтверждается и результатами изучения конкретных уголовных дел - всякое преступное сообщество преследует корыстные цели. Именно эта цель, вытекающая из общих взглядов на жизнь (мировоззрение, идеология) наряду с общей опасностью (страхом) перед разоблачением и возмездием служит главным признаком сплоченности, цементирующим фактором, создающим надежную основу для строжайшей дисциплины и самодисциплины.

Такая теоретическая трактовка целей преступного сообщества не противоречит закону (ст.210 УК), где говорится, что такое сообщество создается для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Философская категория цели определяется как- то, к чему стре- мятся, чего нужно достичь.46 Цели делятся ближайшие и отдаленные, иначе говоря, су- ществует иерархия целей. Причем ближайшая цель иногда именуется задачей. Иными сло- вами, отдаленная, в том числе конечная цель достигается, посредством достижения бли- жайших целей, то есть осуществляется решение задач. Извлечение наживы, крупные обо-

44 Комиссаров B.C. Указ. работа. С.115.

45 Корольков И. Кровавый передел. Известия. 1995. № 79. 28 апреля.

46 Комиссаров B.C. Указанная работа. С. 117.

40 гащение действительно выступает в качестве конечной цели создания и функционирования преступного сообщество. Достигается же она путем осуществления промежуточных целей, решения задач, ведущих к цели; создание сообществу совершение тяжких и особо тяжких преступление установление криминального контроля за определенной сферой, как источником преступной наживы, нейтрализация конкурирующих преступных сообществ и другие.

Преступная логика таких действий очевидна: раз преступный мир осмелился бросить вызов самому государству, уровень его организованности должен быть не ниже, чем у органов государства, где спрессован многовековой опыт различных стран и народов. Пе- ренять этот опыт - стратегическая задача преступных сообществ. Причем для ее осуществления, иначе говоря, для учебы у государства имеются безграничные возможности, потому что этот опыт практически открыт, детально отображен в сотнях и тысячах произведений самого разного жанра. Его привносят в преступные сообщества оказавшиеся на обочине жизни бывшие государственные служащие, в том числе военные и сотрудники правоохранительных органов.

Объединение организованных групп в контексте ст. 210 УК- это преступное сообщество, состоящее из относительно автономных устойчивых групп, специально созданных в качестве его структурных подразделений или в разное время соединившихся под единым руководством. Высказывается мнение, что такое объединение не может состоять из двух- трех лиц, а должно насчитывать гораздо большое количество членов (участников).4’ Представляется однако, что такое объединение может состоять из организаторов (руководителей) двух-трех преступных групп, объединившихся для разработки планов и условий совершения преступлений. Разумеется, с учетом членов преступных групп, общая численность может достигать сотен человек.

Министерством безопасности и Министерством внутренних дел была выявлена крупная вооруженная преступная организация, которой руководил ранее судимый за убийство один из крупных авторитетов преступного мира. Возглавляемая им организация имела разветвленную структуру, многоуровневое руководство, действовала как хорошо отлажен- ный механизм. Высшее руководящее звено состояло из лидера и наиболее приближенных к нему лиц. Они занимались общими организационными вопросами, определяли направле- ния деятельности группы, принимали меры по «отмыванию» и приумножению преступного капитала, вкладывали деньги в землю, недвижимость, коммерческие предприятия, поддер-

47 Комментарий к Уголовному кодексу РФ (отв. ред. В. И. Радченко) М„ издат. «Вердикт». 1996.С.59.

живали связи с зарубежными и отечественными преступными кругами. Сообщество изда- вало даже свою газету.

Среднее звено группировки организовывало конкретные операции и поддерживало связь с «бригадирами». Именно «бригадиры» непосредственно руководили группами боевиков, совершавшими разбои и грабежи, иные преступные деяния. Часть группы занималась криминальным предпринимательством, в том числе таким бизнесом, как «выбивание» долгов в пользу кредиторов. В это преступное сообщество входили и сотрудники органов внутренних дел. Сообщество контролировало деятельность многих предпринимательских структур, банков, бирж, игорных домов.

В противоправные акции этой группы было вовлечено около 500 человек. Некоторые из них числились членами группы, другие привлекались для выполнения отдельных операций.

По этому преступному сообществу оперативная работа проводилась следующим образом. Первоначально завели два оперативных дела по фактам преступных разборок с убийствами и ранениями большого количества людей. В результате проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий (работа с агентурой, прослушивания телефонных пе- реговоров между членами группы, видео и аудиозапись сборищ, совместного времяпрепровождения, скрытого наблюдения, оперативного внедрения в отдельные группы), а также проведения следственных действий по целому ряду уголовных дел, возбужденных по фактам убийств и иных тяжких преступлений вырисовалась общая структура группы, численный состав, распределение ролей и то, что все преступления (по возбужденным уголовным делам) совершены одной преступной организацией. Поэтому все уголовные дела были объединены в одно производство с квалификацией - бандитизм (февраль 1997 г.). Для работы по делу создали следственно-оперативную группу, в которую вошли ряд следователей прокуратуры, а также значительное число сотрудников подразделений по организованной преступности, УФСБ. Работа проводилась на плановой основе, каждая подгруппа отрабатывала свое направление без взаимного ознакомления с результатами работы других подгрупп. Общим объемом информации о работе по всему сообществу располагали только руководитель следственной бригады и руководитель бригады оперработников.

По ходу проведения оперативных мероприятий по фактам экономических преступлений были установлены коррумпированные связи членов преступного сообщества об от- ветственными должностными лицами органов управления, как местного так федерального уровня, органов прокуратуры, подразделений органов внутренних дел. Неоднократно с
их

42 стороны испытывалось мощное противодействие (в основном по фактам преступлений в сфере бизнеса), а со стороны сотрудников милиции - предательство.

Поэтому, исходя из тактических соображений дальнейшая работа, была построена следующим образом. Основные усилия группы следователей были направлены на закрепление доказательств по преступлениям бандитской направленности при активном оперативно-розыскном сопровождении, т.к. по этому направлению противодействие было меньше, но собранные доказательства давали некоторый выход на лица и конкретные факты преступлений экономической направленности. А по преступлениям в сфере экономики в основном продолжалось осуществляться документирование на строго конспиративной основе.

В ходе расследования и оперативно-розыскного сопровождения в составе преступного формирования была выявлена группа лиц во главе с лидером, которая не принимала участия в преступлениях бандитской направленности, а занималась совершением тяжких и особо тяжких преступлений экономической направленности. Эти преступления совершались в течение относительно продолжительного времени, группой одних и тех же лиц, с четким распределением ролей, что было доказано в ходе следствия. А это свидетельствовало об их сплоченности и устойчивости и криминальной направленности на совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Доказательствами сплоченности группы являлось также и то, что ее члены являлись учредителями отдельных фирм, или занимали в них определенные должности. Это подтверждалось изъятыми во время обысков фотоснимками, где члены группы вместе снимались в разных местах и в разное время; видео кассетами, на которых они были запечатлены на презентациях своих фирм. Здесь же присутствовали и коррумпированные должностные лица и покровители. То есть была установлена и доказана объективная и субъективная сторона состава преступления, предусмотренного от.210 УК России (май 1997 г.).

Уголовное дело находится в стадии расследования при активном оперативно-розыскном сопровождении.

В другом случае преступная группа из ранее судимых лиц первоначально была сформирована для совершения обще уголовных преступлений. Постепенно круг совер- шаемых ими преступлений расширялся, у группы появилось оружие, и она стала совершать преступления с его применением, т.е. превратилась в банду. Но в ее составе оказалась отдельная группа, возглавляемая одним из лидеров первоначального формирования, которая в бандитских преступлениях не участвовала, а занималась мошенническими операциями. По ранее украденным паспортам с переклейной фотографией, поддельным печатям и иным

43 фальсифицированным документам существующих или не существующих фирм они заключали договоры на приобретение большого количества сельскохозяйственной продукции, получали ее, реализовали различным организациям в других городах по ценам ниже средних, чтобы ускорить процесс сбыта, а полученные деньги присваивали.

Разоблачена данная преступная группа была в ходе работы по оперативным делам, заведенным по фактам возбужденных уголовных дел по признакам ст.159,ч. 3 УК России. Сложность выявления виновных заключалась в том, что они действовали по подложным паспортам. На их установление ориентировалась вся агентура. По сообщениям агентуры о возможности совершения теми или иными лицами мошеннических операций, они проверялись на причастность к фактам нераскрытых мошенничеств, проводилось негласное опознание потерпевшими, осуществлялись проверки по учетам органов внутренних дел, проводилось прослушивание телефонных переговоров, скрытое наблюдение. После раскрытия последнего факта мошенничества (организатор был опознан работниками потерпевшей фирмы), были изучены все уголовные дела и отказные материалы по подобным фактам, проверены организации края, где было возможно сбыт продукции, добытой преступным путем. В результате комплекса проведенных следственно-оперативных мероприятий была установлена вся группа преступников, их роли в совершении преступлений (кто заключал договоры, кто занимался погрузкой и вывозкой товара, кто подыскивал покупателей и заключал договоры с ними и т.п.). Был доказан целый ряд таких преступлений (являющихся тяжкими), совершенных в течение ряда лет, одной и той же группой, что говорит об устойчивости и сплоченности преступной группы, ее преступной ориентации на совершение тяжких преступлений, т.е. наличии состава преступления, предусмотренного от.210 УК России.

Наряду с преступным сообществом, ст. 210 УК применяется понятие входящих в него структурных подразделений руководство, которыми также образует состав преступления, предусмотренного этой статьей.

Преступное сообщество может быть структурировано, т. е. разделены на более мелкие структурные подразделения, но может быть и единым, без четко выраженного деления. Структурное подразделение преступного сообщества (преступной организации)- это вхо- дящая в сообщество группа из двух иди более лиц (бригада, звено, группировка и т.д.), ко- торая может выполнять различные функции в рамках и целях преступного сообщества. Со- общество может быть с обязательным жестким подчинением руководству сообщества, но может включать в себя и автономные структурные подразделения, которые в целом выпол- няют общую линию поведения сообщества, подконтрольны его руководству, но, однако со-

44 храняют относительную свободу и самостоятельность действий. Сообщество может распространять свое влияние на определенный район или функционировать на региональном и межрегиональном и даже международном уровне.

Объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп - это своего рода штаб, мозговой центр, орган планирования и управления разветвленной структурой автономных, на постоянной основе не объединенных единым руководством преступных сообществ, которые в равном порядке или периодически решают вопрос о взаимодействии и координации преступной деятельности, создавая нечто вроде союза во имя достижения определенной преступной цели.

Руководители, организаторы или представители автономных преступных сообществ, входят в такой орган с правом голоса и т.п.

В 1998 году в г. Новосибирске разоблачено организованное преступное сообщество; ее члены осуждены судом (три организатора по ст. 210, ч. 1 и ст. 186 УК России и 5 членов ОПС по ст. 210, ч. 2 и ст. 186 УК России).

Организатор, имея фальшивые 100-долларовые купюры на сумму около 200 тысяч долларов, организовал в феврале 1997 г. группу для их сбыта. Из группы выделились еще 2 организатора, каждый из которых подобрал себе соучастников, одна группа для сбыта фальшивых денег в г. Новосибирске, вторая - в Новосибирской области. В ходе следствия были собраны доказательств, подтверждающие факт создания устойчивого преступного сообщества в целях реализации фальшивых долларов, т. е. для совершения особо тяжких преступлений. Суд признавал виновными как организатора, так и рядовых членов на том основании, что о факте создания сообщества говорили фактические обстоятельства дела: четкое распределение ролей (наличие организатора, располагавшего фальшивыми деньгами, подбор им членов группы, наличие руководителей двух подгрупп со своими реализаторами), многократные факты сбыта первой крупной партии фальшивых денег, намерение продолжать преступную деятельность при поступлении очередной партии.

Основное деяние, которое характеризует объективную сторону преступления, пре- дусмотренного ч. 1 ст. 210 УК, обозначено понятием «создание». Оно относится и к пре- ступному сообществу (организации), и к объединению организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Создать - означает основать, сделать сущест- вующим, иначе сказать, породить или сотворить что-либо. Следовательно, за создание пре- ступного сообщества ответствен тот, кто «стоял у колыбели» сплоченной криминальной организации, «сделал ее собственными руками», то есть, прежде всего, подобрал соучастников, объединил их общей идеологией и определенной, прямо указанной в законе целью. Соз-

45 дание сообщества выражается в совершении любых действий, результатом которых стала организация преступного сообщества (преступной организации). Организационными действиями следует признавать: определение целей деятельности и принципов формирования сообщества, разработка планов деятельности, подбор сообщников и распределение между ними обязанностей, назначение руководителей структурных подразделений, материальное обеспечение деятельности формирования оружием, транспортными и иными необходимыми средствами, в том числе финансовыми, а также создании иных необходимых условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. В тех случаях, когда сообщество создается в результате объединения ранее существовавших независимо друг от друга организованных групп в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений, соответствующие действия по объединению этих организованных групп также следует рассматривать как создание преступного сообщества (преступной организации). Для квалификации деяния по ст. 210 УК РФ не имеет, приступило ли сообщество или объединение организованных групп к реализации преступных целей, ради которых оно создано. Таким образом, преступление, предусмотренное ст. 210 УК, имеет ярко выраженный формальный, «усеченный» состав, не предполагающий обязательного наступления последствий, для достижения которых создавалось это сообщество.

Кроме как за создание преступного сообщества уголовная ответственность наступает за руководство, то есть за деятельность лица стоящего во главе преступного сообщества (организации) или входящих в него структурных подразделений. Изучение практики пока- зывает, что создание и руководство преступным сообществом сосредотачивается, как пра- вило, в одном лице, но могут быть и исключения.

Руководство таким сообществом (организацией) либо входящими в него структурными подразделениями, выражается в совершении действий по определению тактики дея- тельности уже созданного формирования (разработка текущих и перспективных планов деятельности сообщества, определение объектов воздействия, перераспределение в случаях необходимости обязанностей между членами сообщества, дача распоряжений по текущим вопросам обеспечения деятельности сообщества, в том числе финансовым, кадровым, уста- новление контактов с коррумпированными представителями органов власти и управления, поддержание необходимой внутригрупповой дисциплины и т.п.).

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, предполагает наличие прямого умысла на создание преступного сообщества или объединения, о кото- рых идет речь в диспозиции данной статьи, либо на участие в этих формированиях. При этом

46 субъектам должно быть известно, что целью сообщества (объединения) является совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Что же касается субъекта преступления, то в части 3 ст.210 УК РФ речь идет о спе- циальном субъекте - лице, использующем свое служебное положение. Полагаю, что в дан- ном случае речь идет о лицах, состоящих на службе в государственных органах, о которых говорится в главе 30 УК РФ. Ими могут быть не только должностные лица, занимающие какое-либо ответственное положение и способные существенно облегчить реализацию преступных замыслов сообщества (объединения). Такие лица могут занимать и рядовые должности, обратив свое служебное положение, свои служебные возможности в интересах сообщества (объединения).

Мы не разделяем мнения о том, что субъектами данного преступления в качестве лиц, использующих свое служебное положение, могут выступать представители коммерческих и иных организаций, не состоящие на государственной службе (ст.201 УК РФ).48

Анализируя уголовно- правовую характеристику организации преступного сообщества ( преступной организации ) мы не случайно при рассмотрении объективной стороны преступления в основном обращались к экономическим преступлениям. Именно в этой сфере такие сообщества чаще всего и возникают.

Обилие форм организованной преступности создает определенные трудности в при- менении ст.210 УК РФ. Этим в первую очередь объясняется и ее крайне ограниченное применение в судебной практике. Наиболее близкой по конструкции состава является ст.209 (« бандитизм»), отличительными чертами которой выступают устойчивость вооруженность группы и ее цели - нападение на граждан или организации. Вооруженным могут быть и преступные сообщества (организации) и ими может применяться оружие против личности (разборки). Здесь ответственность наступает по совокупности конкретных деяний. Допускаем мы и возможность квалификации по совокупности ст.210 и ст.209 УК РФ. Например, когда руководители банд (ст. 209) объединяются для совместного совершения тяжких либо особо тяжких преступлений (ч.1 ст.210 УК).

Комментарий к Уголовному кодексу РФ. М., Юрист. 1996. С.505.

47

Глава 2. «Криминалистическая характеристика
организации преступного сообщества»

2.1. Понятие преступного сообщества.

Организованная преступность как форма проявления современной преступной деятельности немыслима без соответствующих организационно-структурных образований, формирующихся в ходе криминальной деятельности и приспосабливающихся к экономическим, социальным, политическим условиям страны, в которых им приходится действовать. Следственная практика давно уже выявила весьма высокую степень зависимости внутренних качеств организованной преступной группы от характера и особенностей организованной преступной деятельности (ОПД), осуществляемой ею49. В ходе изучения следственной практики, нами, в частности, выявлены как факты однозначной предопределенности количественных и качественных параметров организованного преступного сообщества (ОПС) особенностями ОПД, так и наоборот, случаи выбора разновидности ОПД в соответствии с “наличными” силами преступного сообщества (ПС).

Это дает основание рассматривать признаки, в том числе, особенности преступных формирований как самостоятельный, наряду с собственно ОПД, ключевой элемент организованной преступности и ее криминалистической характеристики и требует в силу этого особого к ним внимания.

Проблемы изучения преступных групп, в том числе и организованных их разновидностей, в последние годы нередко становились объектом научного исследования. Однако большая их часть посвящена уголовно-правовым и криминологическим аспектам организованной преступности в целом. Проблемы же преступных сообществ были лишь побочными для исследователей.

Криминалистические исследования в этом направлении до недавних пор велись в основном в плане анализа особенностей расследования преступлений, совершенных в группе50. Лишь в последнее время появились специальные криминалистические исследования, касающиеся преступных групп и сообществ. Выделение
преступных

49 См. Алексеев В.П. Понятие организованной группы // Социалистическая законность. I989.M.C.26-27

50 См, например, Достаточно ли правовых средств борьбы с организованной преступностью? // Соц. Законность.№ 2„1989.С.50-52.

48 формирований в специальный предмет исследования,51 на наш взгляд,
значительно продвинул вперед границы знаний об этом исключительно сложном и важном объекте криминалистики.

Между тем, вряд ли можно считать, что в настоящее время сформировалась в достаточной мере удовлетворяющая науку и следственную практику криминалистическая характеристика преступного сообщества (организации).

Криминалистическая характеристика ПС, определение его признаков — проблема, еще не разработанная в теоретическом плане. Хотя основы ее, несомненно, заложены усилиями многих исследователей в ходе анализа уголовно- правовых и криминалистических проблем расследования групповых преступлений.

Одно из самых “информативных” определений криминалистической характеристики преступной группы дал В.М. Быков в результате проведенного им специального исследования особенностей групповой преступной деятельности. Указанный автор считает, что криминалистическая характеристика преступной группы — это совокупность устойчивых качественных признаков, определяющихся преступной деятельностью группы, обуславливающихся закономерностями поведения каждого ее члена при подготовке и совершении преступления, а также особенностями поведения на предварительном следствии. Ее элементами являются: личный состав, социально- демографическая характеристика, имеющийся преступный опыт ее членов; особенности формирования и функционирования; криминалистический тип; наличие и тип лидера; особенности межличностных отношений. Многие из выделенных автором признаков криминалистической характеристики преступной группы имеют с ПС общую природу, внешние признаки, количественные параметры и пр. Между тем, на наш взгляд, в криминалистической характеристике ПС приоритеты и структура составляющих ее элементов имеют некоторые особенности по сравнению с обычными группами в силу самой природы ОПД.

Проанализируем наиболее значимые элементы, отправляясь от знаний, накопленных юридической наукой в этой области, от выявленных в настоящий момент, в том числе, и в результате наших исследований, признаков ПС.

Приоритет в изучении признаков преступного сообщества, как впрочем, и во многом другом, касающемся ОП, принадлежит в данный момент криминологам. На наш взгляд, использование данных и выводов ученых-криминологов в криминалистике в отношении ОП в силу природы ОПД вполне уместно, так как предмет исследования и методы изучения в

51 Основы борьбы с организованной преступностью ( коллектив, авторов) М., 1996. Нургалиев Б.М. Организованная преступная деятельность. Караганда. 1997.

52 Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент. 1986. С. 34-38.

49 данном случае предельно близки.

Анализируя особенности преступной деятельности организованных сообществ А.И. Гуров,53 являющийся лидером в исследовании профессиональной преступности, выделяет в качестве их признаков: совершение ими нетрадиционных преступлений (рэкет, похищение людей и пр.); конспирацию членов сообществ с помощью неординарных методов (имитация инвалидности, психического заболевания, маскировка под законопослушных граждан); установление контактов с работниками правоохранительных органов и иных учреждений с криминальными целями; разделение сфер влияния и подавление более мелких групп более организованными; универсальный характер возможностей членов, способствующий их мобильности и активности; игнорирование связей с ранее судимыми без ущерба для криминальных возможностей; коллективный способ руководства преступными группировками; сращивание групп обще уголовного и должностного состава; высокий общеобразовательный и интеллектуальный уровень членов преступных организаций; высокая техническая их обеспеченность.

Признавая ценность указанных признаков ПС для решения определенных криминалистических задач, отметим, что среди выделенных автором их свойств, явно обозначаются группы, проявляющиеся а) во внешней деятельности ОПД и б) в решении внутригрупповых организационных задач. Сфера же преступной деятельности различных формирований может распространяться и на некриминальные области.

Изучая, организованные преступные формирования, состоящие из расхитителей, Епишин С.С. обозначил их признаки, как: 1) Обязательные: а) наличие организатора, руководителя или руководящего ядра; б) создание группы на длительный срок с целью занятия преступной деятельностью; в) распределение ролей между участниками группы и создание системы связи; г) иерархия; д) наличие плана совершения преступления и проведения подготовки мероприятий; е) постоянный состав группы; ж) разработка мер защиты от разоблачения; 2) Факультативные: а) сращивание уголовных и хозяйственно-корыстных преступников; б) подбор и назначение на ключевые посты “своих” людей; в) круговая порука на объектах, в рамках которых действует преступная группа; г) распределение похищенного в соответствии с местом в преступной группе; д) организация вспомогательных подразделений; е) наличие специальных норм поведения для членов группы. Все эти признаки в целом или в их различных сочетаниях присущи и преступным сообществам ( организациям ), действующим в наиболее “ освоенной” ими сфере экономики.

53 Гуров А.И. Организованная преступность и борьбы с ней // Слово лектора. 1989.№ 12. С.30-35.

54 Там же. С. 59.

50

Следует также отметить, что некоторые из перечисленных признаков ОПС, характерны не только для расхитителей. Многие из них свойственны преступным формированиям любой направленности. Примененный автором системный подход, на наш взгляд, в полной мере отвечает задачам криминалистической характеристики ПС.

В качестве специфических признаков преступных организаций вообще некоторые авторы выделяют: централизованную, разветвленную, многоуровневую систему устойчивых преступных связей. Они призваны обеспечить функционирование преступного сообщества; безопасность его деятельности; получение централизованной информации, в том числе на основе коррупционных связей.55 Думается, в этом случае тоже отмечены весьма важные, из числа характерных для современной организованной преступности признаки и свойства преступных сообществ, сведения о которых должны войти в их криминалистическую характеристику.

Применительно к экономике можно говорить о следующих элементах организованной преступной деятельности: а) четкая структура с распределением функций;

б) создание ситуации «воронки» для участников (невозможности самостоятельного выхода);

в) отработанная схема изъятия и обращения в собственный доход государственного или общественного имущества с маскировкой изъятия; г) длительный и крупномасштабный характер преступных действий; д) создание безопасных условий преступной деятельности внутри предприятия, ведомства и от внешних органов контроля; е) фиксированное распределение доходов пропорционально степени участия (ответственности) в преступной организации; ж) два типа руководства сообществом — либо ответственное должностное лицо предприятия, организации, либо делец при наличии подставного руководителя; з) активное создание необходимых условий для преступной деятельности, а также использование существующих; и) строгая дисциплина, подкрепленная санкциями; к) взаимодействие с другими преступными группами на региональном и межрегиональном уровне, в том числе для сбыта, получения сырья и т. п., л) вложение части прибыли в легальный или полулегальный бизнес.

Развернутая система криминалистических признаков преступных формирований дана Кантемировым В.Г. в его диссертационном исследовании.560н выделяет в качестве таковых: I) наличие специфических организационных и исполнительских структур, четкую сложившуюся внутреннюю иерархию, направленность умысла членов группы на преступную деятельность постоянного характера, наличие жесткой дисциплины, системы

55 Устинов B.C. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности. Н. Новгород. 1993. С. 45-46.

56 Кантемиров В.Т. Криминалистическая характеристика групп в сфере организованной преступности. Дис. канд. юр. наук. Волгоград. 1992. С. 160.

51 поощрений и санкций и их практической реализации; 2) конспирируемый, планируемый характер преступной деятельности, четкое распределение ролей, функций, ориентацию членов на специализацию, стремление к извлечению максимальных доходов; 3) существование лидера, имеющего авторитет в преступном мире, либо пользующегося поддержкой “авторитетов” из криминальной среды, (“воров в законе”); 4) использование современных технических средств, транспорта, оружия, постоянное стремление к повышению мобильности; 5) осуществление членами групп мер по нейтрализации форм социального контроля, целенаправленная разработка мер противодействия правоохранительным органам, коррумпирование чиновников из органов власти или управления; 6) стремление к расширению сфер деятельности и влияния в масштабах региона, и за его пределами; 7) наличие крупных сумм денежных средств, ценностей для воспроизводства преступности, материальная поддержка членов групп, преступных сообществ, организаций; 8) стремление и установление межрегиональных связей. Разделяя в основном взгляды автора, нельзя не отметить, что в данном случае отсутствуют весьма важные с точки зрения перспектив практического использования этих признаков факторы: их система, иерархия, не обозначаются взаимосвязи, что крайне необходимо для реализации целей и задач криминалистики.

Н. П. Яблоков к числу признаков, указывающих на большую вероятность совершения расследуемого преступления организованным криминальным сообществом, относит следующие факты: 1) тщательная продуманность и дерзость преступной акции и способа ее защищенности от раскрытия; 2) наличие нераскрытых аналогичных преступлений; 3) наличие соответствующих оперативно-розыскных данных; 4) минимальный объем первичной информации по делу; уверенное и наглое поведение задержанных преступников на следствии, их запирательство; 5) отсутствие свидетелей или их полная “неосведомленность”; 6) опережающие действия преступников, давление на следственных и оперативных работников.58

Думается, что большинство из отмеченных выше факторов являются объективными признаками преступных сообществ (организаций) и могут быть включены в крими- налистические характеристики на их разных организационных уровнях.

Анализ приведенных выше данных, имеющихся в отечественной литературе, свидетельствует о том, что криминалистика в этой сфере находится на одном из самых первых этапов прикладных и эмпирических исследований. Фактически необходима полная

Там же. С. 42 - 44.

Яблоков Н.Л. Общие положения криминалистической характеристики организованной преступности // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью. Минск. 1992. С.48-50.

52 разработка целостной системы криминалистических признаков преступного сообщества.

По нашему мнению, структурно-организационные элементы криминалистической характеристики ПС должны содержать сведения, по меньшей мере, о шести группах (блоках) ее признаков:

  1. особенности формирования ПС и его цели;
  2. структура ОПС как целостного организма;
  3. уровень криминального развития ПС;
  4. сфера (сферы) криминальной активности, преступной деятельности;
  5. особенности криминального функционирования;
  6. организации защиты от разоблачения.
  7. Именно эти группы признаков и сведения, их отражающие, непосредственно “срабатывают” при формировании оперативно-розыскных, криминалистических средств, приемов и методов раскрытия расследования и предупреждения ОПД. Рассмотрим их более подробно.

Особенности процесса формирования ПС в качестве блока элементов криминалистической характеристики ПС должны включать в себя сведения: а) о способе формирования ОПС; б) о нравственно-психологических и материальных основах их формирования ; в) об особенностях преследуемых корыстных целей; г) этапах эволюции ОПС, т.п.

Структура криминалистической характеристики ОПД строится на разделении всей совокупности ее элементов на три взаимосвязанных блока, названных “технологическим”, структурно-организационным, «личностным».

Выделение технологического блока элементов криминалистической характеристики необходимо для того, чтобы отразить в указанной характеристике специфику реализации ОПД во всем многообразии проявлений механизмов достижения криминальных целей, объектов и процессов, которые выступают в качестве предметов преступного пося- гательства, обстановки реализации отдельных эпизодов и частей ОПД и т.п.

Структурно-организационный блок элементов криминалистической характеристики ОПД необходимо выделить для эффективного “включения” в процесс выявления, раскрытия, расследования и предупреждения ОПД сведений об особенностях формирования структуры ПС, уровнях криминального развития, сферах активности, особенностях криминального функционирования, не несущих применительно к иным видам преступлении криминалистической нагрузки.

Выделение блока “личностных” элементов криминалистической характеристики ОПД необходимо для того, чтобы учесть все количественные и качественные параметры,

53 особенности ПС как коллективного субъекта криминальной деятельности, как особого “криминального организма”, действующего по законам неформальных групп.

Процесс формирования ПС и уровень его криминального развития имеет как общее, так и особенное по сравнению со становлением индивидуальных и иных “криминальных единиц”.

Так, некоторыми авторами отмечается, что основой формирования ОП зачастую являются преступные группы, уже обладающие в той или иной степени опытом. Большую роль в этом играют исправительно-трудовые учреждения, “вклад которых в повышение квалификации преступников, создание предпосылок для возрастания ОП весьма значителен, так как приобретенные там знания, установленные контакты лежат в основе организационного и духовного сплочения преступного мира, распространения преступной субкультуры».59

В специальной литературе отмечается, что однажды сформировавшаяся группа вне зависимости от ее криминальной направленности неизбежно претерпевает ряд эволюции. При этом первый существенный момент генезиса ОП состоит в возникновении устойчивой преступной группы. Следующим принципиальным этапом процесса становления ОП является возникновение связей между обособленными группами, оптимизация и упрочение этих связей. На завершающем этапе процесса становления ОП устойчивая преступная группа полностью теряет качественную обособленность и превращается в подчиненный элемент более сложного механизма.60

Преступное сообщество может возникать как бы “сверху”, когда исходным пунктом ее становления и развития оказывается не обособленная группа, а руководящий центр, в дальнейшем лишь “обрастающий” своими подчиненными структурами. Здесь, в “центре” может оказываться коррумпированная верхушка государственного аппарата, и, таким образом, организованная преступность возникает, непосредственно минуя два первых этапа.61Не исключены случаи, когда ПС создается сразу, без длительного периода становления.

В качестве способов формирования ПС используются протекционизм, сложившаяся во многих сферах производства и распределения круговая порука,

Волобуев А.Н. Организованная преступность в СССР: проблемы и перспективы // Проблемы борьбы с организованной преступностью-М.,1990. С.8.

60 Беляков А.Е. Проблемы борьбы с организованной преступностью // Организованная преступность-2. М., 1993.С. 56.

61 Там же. С. 58.

62 Беликовский Е.Л. Протекционизм и правовые средства борьбы с ним // Советское государство и право Л 984 .№8. С.25-33.

63 Волобуев А.Н. Стратегия и тактика борьбы с организованной преступностью // Организованная преступность. Проблемы, дискуссии, предложения. М. Юрид. лит. 1989.С. 237-273.

54 коррумпирование, вербовка людей среди соответствующих криминальных, криминогенных слоев населения и пр.64

Сказанное убеждает в том, что процесс формирования ПС на данный момент — существенный фактор ОПД, и он должен занять соответствующее место в криминалистической характеристике преступного сообщества.

Так, например, сведения о том, что конкретная ПС было сформировано на основе добровольного объединения входящих в него лиц, путем коррумпирования , либо с помощью физического насилия, шантажа отдельных ее членов, весьма перспективны для дестабилизации и попытки раскола группы в ходе предварительного следствия. В свою очередь, данные о наличии в ПС родственников и доверенных лиц, людей, объединившихся на служебно-должностной основе, могут определить тактику подхода следствия к отдельным членам сообщества. Знание особенностей корыстных целей ПС, как и особенностей отдельных ее членов может служить ориентиром в поиске похищенных средств, выявлении механизма ОПД и т.п.

Знание таких типичных предметных основ организации ПС как: объединение криминогенных субъектов вокруг материальных ценностей или производственных процессов, средств преступной деятельности, служащих источником незаконной наживы, вокруг лидеров, имеющих интеллектуальные, должностные, финансовые или иные воз- можности для осуществления ОПД, а также нравственно-психологических (стяжательских, идеологических, политических) основ формирования ПС призваны, на наш взгляд, служить целям своевременного и эффективного выявления этих преступных формирований.

Структура ПС как блок элементов криминалистической его характеристики, по нашему мнению, включает в себя: а) данные о количестве членов в ПС; б) сведения о внутренней организации и структурировании сообщества; в) знание сложности его внутренних структур; г) данные о криминальной направленности ПС; д) сведения о методах управления сообществом.

Правовая наука пока не располагает исчерпывающими сведениями о количественных характеристиках современных ОПГ. Так, например, Кантемиров В.Г. делит их на малые (до 10 человек), средние (до 20 чел.) и большие (свыше 20 чел.)65 Гуров А.И. отмечает то обстоятельство, что ОПГ по его наблюдениям составляют 2—3 человека, а бандитские формирования — свыше 10 человек.66

64 Кувалдин В.П. Проблемы борьбы с коррупцией в органах власти // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики: Материалы н. практ. конф. Выпуск 1. М.,1995.С.195-201.

65 Кантемиров В.Г. Организованная преступность. Проблемы и статистика. М. 1995. С.29.

66 Гуров А.И. Организованная преступность и борьбы с ней // Слово лектора. 1989. № 12. С.45.

55

Между тем, практика свидетельствует о том, что количественный состав организованных преступных формирований может существенно варьировать в зависимости от криминальной направленности, сферы деятельности ОПГ и многих иных факторов. Это касается и преступных сообществ (организаций).

Нельзя не отметить того, что по данным уголовной статистики в последние годы все чаще появляются ПС, включающие в себя три и более десятка активных членов. Очевидно эта жизненная реальность должна найти отражение и в структуре криминалистической характеристики. Например, в виде данных о суперсообществах, включающих в себя 3 й более десятка членов, структурированных и организованных в отдельные криминальные “подразделения”.

Развернутую гипотетическую модель внутренней структуры организованного преступного сообщества представил А. И. Волобуев. Он включил в нее элитарную группу, исполняющую организационно-управленческие и идеологические функции; группу обеспечения, осуществляющую реализацию планов ПС, контроль за деятельностью низовых звеньев, разрешение споров и т.д.; группу безопасности, различными доступными методами осуществляющую “прикрытие” ОПГ от разоблачения и группу исполнителей, совершающих конкретные корыстные преступления.67

А. И. Гуров в качестве одного из признаков, позволяющих отграничить преступные организации от иных организованных сообществ, называет такие элементы функционально-иерархической системы ОПГ, как разделение организации на составляющие группы, наличие руководящего ядра, телохранителей, держателей касс, связников, контролеров и т.п.68

Сложно-групповая структура обще уголовных сообществ отмечается и другими авторами.

В свою очередь, О.В. Пристанская в результате исследований организованной преступности хозяйственно-корыстной направленности, отмечает тенденции к надстраиванию в структуре преступных объединений (сообществ) дополнительных звеньев, аккумулирующих функции управления деятельностью всего преступного объединения, координации работы отдельных преступных групп; к разрастанию сети первичных звеньев ОПД в результате целенаправленной деятельности ее лидеров; и к внедрению ПС в средние и высшие звенья отраслевого аппарата управления.69

При этом в некоторых источниках отмечается, что в одних случаях криминальные “пирамиды” формировались, росли снизу и только в ходе роста скооперировались с

67 Волобуев А.Н., Галкин Е. Организованная преступность и ее сущность // Сов. Юстиция, 1989.№ 21. С. 53.

68 Гуров А.И. Там же. С.37.

69 Пристанская О.В. Проблемы исследования организованной преступности // Организованная преступность. Проблемы, дискуссии, предложения. М, Юрид. лит. 1989. С. 273 - 351.

56 представителями власти. В других случаях было встречное движение. В одних местах они надстраивались над дельцами теневой экономики, подпольного рынка, в
других — преимущественно над субъектами, занятыми иной преступной деятельностью.70

Работа по изучению внутренней структуры ПС активно ведется в криминалистике. Так, например, авторами отмечается, что внутреннюю функциональную структуру высокоорганизованных преступных групп составляют: подгруппы, группы, звенья, обеспечивающие исполнение специфических функций, а структуру преступных организаций — блоки и звенья, возглавляемые своими лидерами. В свою очередь, исследования особенностей расследования преступлений, связанных с оборотом наркотических веществ, большая часть из которых совершается преступными формированиями, показали, что в их структуре одновременно функционируют группы изготовителей, скупщиков, переработчиков, организаторов движения всей цепочки товара, содержателей притонов и разносчиков.7’Эти данные согласуются со сведениями, полученными в ходе анализа соответствующих уголовных дел.

Таким образом, приведенные данные говорят о том, что криминалистикой накоплен определенный эмпирический и теоретический материал, позволяющий продвигаться к решению проблемы структурирования преступных сообществ. При этом следует обратить внимание на следующие факторы внутренней организации преступных групп.

В настоящее время нельзя говорить о какой-то единой для всех регионов и направлений ОПД, универсальной структуре ПС. Тем более о жестком и формальном фиксировании создаваемой структуры и ее элементов. По нашим данным, современные сообщества организуются тремя способами: 1. ситуативно-волевым; 2. функционально-договорным; 3. формально-производственным.

Первый способ характерен для сообществ корыстно-насильственной ориентации, объединения лиц с криминальным прошлым, мало известных друг другу людей при относительно срочной необходимости совершения серии преступлений или в качестве первого этапа совместной деятельности. В изученных нами делах таких сообществ было 23%. В данном случае “наличные” лица, будущие члены ОПС берут на себя определенные организационные функции и в последующем сколачивают вокруг себя сообщества, члены которого постепенно по возможности принимают на себя ответственность за реализацию преступных целей. При этом формальная структура группировок может и не сложиться.

Второй способ реализуется тогда, когда у будущих лидеров сообществ есть время спланировать в деталях будущего ОПД, есть выбор среди криминально или

70 Там же. С .36.

71 Там же. С. 56.

57 профессионально подготовленных людей. Например, сговор в местах лишения свободы (31% изученных дел).

В данном случае люди подбираются под будущие криминальные функции сообразно их возможностям. Такие группы, по нашим данным, выявляются как в сфере корыстной ОПД, так и могут создаваться с некорыстными целями. Формальное структурирование людей на отдельные группы в данном случае происходит как само собой разумеющееся
и с самых первых этапов эволюции сообщества

Формально-производственный способ формирования сообществ характерен для корыстно- хозяйственной ОПД, когда отдельные структурные звенья преступного сообщества формируются на базе хозяйственных подразделений, повторяют государственную производственную или управленческую структуру, фактически ничего не меняя в ней, а лишь постепенно подстраивая путем коррумпирования и иными средствами недостающие, по мнению руководящего ядра, звенья. Члены ПС выполняют двойные функции (законные и криминальные).

Существенное значение имеет неформальное структурирование криминальных сообществ, отражающее расстановку сил и властных полномочий в них. Такими неформальными (иногда лишь временными) структурными объединениями являются: 1. лидеры ПС; 2. элита ПС; 3. руководящее ядро ПС; 4. руководители среднего звена; 5. исполнители (включая и их неформальных лидеров).

Следует обратить внимание и на то, что в реальной криминальной практике структурные элементы ПС имеют разные пространственно-временные рамки существования. В связи с этим могут быть выделены: 1. обязательные структурные элементы ПС; 2. функционально- целевые звенья; 3. временно-функциональные звенья. По изученным нами уголовным делам соотношение отмеченных структурных элементов сложилось следующим образом: обязательные структурные звенья выявлены в 91% уголовных дел; функционально- целевые звенья — в 64 %; временно-функциональные —в 28 % уголовных дел.

Обязательными элементами ПС являются организационно-управленческая группа (лидер), группы исполнителей конкретных преступлений и целых криминальных операций. Возникают эти группы одновременно или последовательно могут существовать самостоятельно, они же являются катализаторами расширения сообщества, носителями идей его последующего развития и т.п.

Такие функционально-целевые группы как элитарная, группа обеспечения, группа контроля, безопасности складываются и создаются позже, по мере возникновения необходимости в них, появления материальных и людских возможностей. Однажды возникнув, эта категория структурных подразделений уже не исчезает, а продолжает

58 усиливаться, развиваться вплоть до саморазрушения сообщества или его разоблачения правоохранительными органами.

И, наконец, временно-функциональные звенья создаются в случае необходимости для достижения определенных или временных криминальных целей. Например, коррумпирования должностных лиц в новых местах организации источников сырья или рынков сбыта, устранения конкурентов, ликвидации лиц, представляющих опасность и т.д. По одному из изученных нами уголовных дел таким временно-функциональным звеном сообщества, находившейся в г. Алма-Ате, были два члена, проживавшие постоянно в г. Караганде. В их обязанности входил сбыт в г. Караганде похищенных в других городах в результате квартирных краж видео-аудиоаппаратуры, ювелирных изделий и пр.

В криминалистической характеристике преступных формирований сведения об указанных данных, их структурных особенностях логично согласуются с данными об их сложности, уровне организованности, а также о методах управления структурой (непосредственном, многозвенном).

Структура преступного сообщества во многом предопределяется направленностью его деятельности.

В специальной литературе в настоящее время обозначилось несколько подходов к данной проблеме. Так, например, некоторые авторы считают субъектами ОП: 1. преступные объединения обще уголовного типа, специализирующиеся на эксплуатации проституции, наркобизнеса, порнографии, азартных игр, рэкете; 2. преступные объединения хозяйственно- корыстного типа, связанные с экономической деятельностью; 3. преступные объединения смешанного типа функционирующие с использованием легальных сфер экономики, управления и т.л.72

При этом отмечается, что второй и третий типы могут не создавать своей нелегальной системы, а паразитируют на звеньях экономической системы.73

Другие авторы выделяют: а) преступные сообщества, не связанные с использованием государственного аппарата безотносительно сферы и методов их деятельности: б) группировки, использующие в преступной деятельности возможности государственного аппарата: в) организованные преступные группы, сплоченные вокруг авторитетов преступного мира, которые сами не совершают преступлений.74

Третьи ученые видят лишь две их разновидности, первая из которых формируется

72 Организация преступность: Круглый стол издательства « Юрид. лит.»/ Под ред. А.И. Долговой , СВ. Дьякова. М., 1989. С.33-36.

73 Вопросы организованной преступности и борьбы с ней: Сб. науч. трудов НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. М.,1993. С.57.

74 Хомич В.М. Организованная преступность и институт соучастия в преступлении // Сов. дост. науки и техники в борьбе с преступностью. М.,1992. С.33-35.

59

вне официальных экономических и общественных структур, в “социальных нишах”, плохо контролируемых государством или в связи, как правило, с профессиональной и обще уголовной деятельностью членов преступных формирований. Она противостоит обществу в виде преступных объединений воров, мошенников, рэкетиров, бандитов. Вторая вырастает на базе хозяйственно-корыстных преступлений и проникает во все “поры” официальных организованных структур. Такого рода преступная деятельность теснейшим образом связана с производственной и служебной деятельностью.75

Существует и мнение, что организованную преступную деятельность следует классифицировать только по предметному признаку и выделять при этом предметно- специализированные преступные группы, предметно-специализированные сообщества и возникающие на их основе преступные объединения.76

Многообразие форм подтверждается и следственной практикой. Так, например, исследователи, изучавшие различные проявления ОПД, утверждают, что лица, совершающие кражи из помещений на определенных этапах своей деятельности объединяются в организованные группы и преступные организации.77 Бандитские нападения совершаются чаще всего в составе устойчивых преступных групп, стабильных объединений, преступных сообществ.78

Соответствующие организованные формирования обнаруживаются при раскрытии и расследовании разбойных нападений: должностных хищений,79 преступлений среди осужденных , находящихся в ИТУ, среди несовершеннолетних и т.п.80

Таким образом, многообразие проявлений типологических особенностей криминальных сообществ является объективной реальностью ОП и требует глубокого изучения. Этот фактор, существенно влияющий на практику правоохранительной деятельности, должен быть эффективно использован для разработки криминалистических рекомендаций.

Анализ следственной практики, проведенный нами, показывает, что в сфере ОП встречается несколько типов и видов функциональных структурных образований, которые можно обозначить термином “криминальное формирование”.

Указанные формирования не появляются сразу, а развиваются по восходящей, вплоть до пресечения их деятельности правоохранительными органами или в результате

Янин П. Уголовный закон и бизнес// Хоз-во и право.1994.№ 2. С.126.

76 Яблоков Н.Л. Указ. соч. С.50.

77 Гуров А.И. Указ соч. С.21.

78 Яблоков Н.Л. Указ соч. С. 54.

79 Куликов В.И. Проблемы расследования организованной преступной деятельности // Сов. дост. науки и техники в борьбе с преступностью: Тезисы н. практ. конф. Минск. 1992. С.86-89.

80 Петелин Б.Я. Организованная преступность несовершеннолетних // Соц. исслед.1990. № 9.С.117- 121.

60 саморазрушения. Так, например, развитие элементов организованности в деятельности группы, занимающейся преступной хозяйственной и экономической деятельностью, может последовательно достигать уровней: а) устойчивой, но слабо организованной группы, сформировавшейся для совершения единичных и незначительных по объемам преступных хозяйственных операций; б) взаимодействия руководителей небольших организованных преступных групп в рамках корпоративных связей для совместной реализации серии преступных операций; в) достаточно организованной, постоянно действующей преступной группы, но не обладающей до времени связями, облегчающими и расширяющими масштабы преступной хозяйственно-экономической деятельности, в том числе и коррумпированными лицами; г) высокоорганизованного, преступного формирования с набором всех связей , обеспечивающих возможность криминальной деятельности; временного или постоянного союза высокоорганизованных, преступных групп (сообществ).

Однажды возникнув из обыкновенной устойчивой преступной группы, например, расхитителей, взяточников, профессиональных воров, криминальное формирование далее развивается по своим внутренним законам, всегда проходит ряд этапов становления. При этом организационная структура, внутренняя субординация криминального формирования выкристаллизовывается не сразу, а в процессе осуществления отдельных преступных актов и операций, преодоления возникающих сложных организационных и криминальных ситуаций в ходе ОПД (хотя в практике имеют место и случаи, когда первоначальной их основой являются своеобразные “договоры” между вдохновителями, руководителями организованных преступных групп, привлекающих впоследствии исполнителей).

В принципе, в сфере современной организованной преступности одновременно проявляются, взаимодействуют и конкурируют организованные преступные группы, организованные преступные группировки и преступные сообщества (преступные ор- ганизации).

Исходной, первичной формой организации людей для занятия ОПД является, как правило, преступная группа. Основные качественные и количественные параметры этого вида криминального формирования более или менее известны в литературе. В процессе своего развития она, обычно: а) доходит до определенного качественного состояния и количественных характеристики стабилизируется; б) входит (принудительно вводится) в виде низового, исполнительского структурного элемента в более мощное территориальное, межрегиональное или специализированное криминальное формирование; в) становится основой формирования организованной преступной группировки или преступного сообщества (организации). Признаки указанных процессов обнаружены нами в более чем 80% изученных уголовных дел.

61

Анализ следственной практики показывает, что с точки зрения объемов ОПД, полноты внутренних структур, степени организованности основным функциональным образованием является преступное сообщество — система объединенных в группы лиц, осознанно участвующих своими материальными, интеллектуальными, служебно- должностными, организаторскими и исполнительскими возможностями в реализации единого плана коллективной ОПД или какой-либо ее части за определенную долю преступных доходов.

Преступные сообщества характерны корыстно-хозяйственной ОПД, но встречаются и в сфере обще уголовной ОП. Между тем, наиболее массовым ОП явлением все-таки остается организованная группа.81

При этом процессы консолидации ОП все чаще приводят к объединению таких групп, локальных по количественно-качественному составу, сферам и территориальности функционирования - в криминальные сообщества.

Изложенное позволяет дать следующее определение преступного сообщества в сфере ОПД.

Под преступным сообществом в сфере ОПД с криминалистической точки зрения следует понимать совокупность согласованно действующих в данной сфере или на определенной территории организованных преступных групп, а также причастных к ОПД лиц, прямо или косвенно когда-либо содействовавших реализации преступных операций (каких-либо их частей) за определенную долю похищенных ценностей, или по иным мотивам.

Разница между указанными типами организованных преступных формирований может быть весьма существенна и заключается, как уже отмечалось ранее, в качественно- количественных характеристиках, структурных особенностях, методах управления ОПД, криминальных, финансовых и иных возможностях и т.п.

В последние годы в публицистической и специальной литературе часто приводятся данные о мафиозном характере некоторых организованных преступных формирований.82

При этом высказывается множество, порой прямо противоположных по существу, суждений. На наш взгляд, мафиозный тип организованного криминального формирования проявляется в современной криминальной действительности Российской Федерации в качестве одной из элементарных его разновидностей, в виде клана.

Под преступным кланом можно понимать устойчивое, сохраняющее свою

81 Основы борьбы с организованной преступностью. Авторский коллектив под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яковлева. Москва. « Инфра» М., 1996. С.211

Овчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М.1993. С.78.

62 самобытность преступное формирование, состоящие из членов, связанных родст- венными связями, доверительными, длительными служебно-должностными или криминальными узами, а также иных входящих в это сообщество лиц, осведомленных о его ОПД и прямо или косвенно участвующих в реализации планов данного сообщества за долю в криминальных прибылях, либо за иные материальные вознаграждения. Мы допускаем возможность без корыстного участия в клане, например, по мотивам мести, в силу амбиций или преследуя иные цели. Однако такой допуск с учетом реалии выглядит скорее гипотетическим.

Отличия кланового типа организованного преступного формирования от всех иных типов указанных формирований заключаются в наличии между их членами и иными причастными, втянутыми в ОПД лицами практически нерасторжимых (в прошлом, настоящем и будущем) родственных и доверительных отношений; отношений, построенных на совместных криминальных делах, (особенно если они не были в свое время раскрыты правоохранительными органами); проистекающих из совместных служебно-должностных нарушений и преступлений и т.п. Примером такой связи могут служить многочисленные случаи, когда руководители предприятий делают директорами коммерческих фирм при заводах своих ближайших родственников, которые “не стесняются в средствах” достижения целей, в том числе и криминальных. Такой случай вскрыт при попытке контрабандного вывоза за границу 21 тыс. пистолетов ПМ и 4,5 млн. патронов к ним через таможню Санкт-Петербурга. Директор коммерческой фирмы “Байкал” Ч., пытавшийся вывести боевое оружие под видом спортивного, действовал с полного ведома и под покровительством своего отца, директора завода, выпускающего это оружие.

Такой тип ОПФ весьма опасен для общества, живуч и может, как показывает опыт зарубежных стран, стать превалирующим в структуре ОП, что в нашем государстве в период социально-экономического переустройства представляет повышенную
общественную

84

опасность .

Организованные преступные формирования в реальной криминальной практике проявляются по-разному, на основании чего можно различать несколько их подтипов.

Так, организованные преступные формирования обще уголовной направленности в настоящее время проявляются в виде различных групп и преступных сообществ: а) традиционного типа; б) гангстерского типа.

Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М.1996.

Астрашабов А.В. Правовые, организационные и тактические аспекты борьбы с транснациональной организованной преступностью // Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М.,1995. С. 57-65.

63 К первым можно отнести сообщества « наперсточников» и других мошенников, преступные формирования, похищающие художественные ценности из церквей, осуществляющие нападения на банки , совершающие разбойные нападения на дорогах и т.п. Например, одна из таких групп в составе 10 человек осуществила налет на пассажирский поезд Москва - Тбилиси 25 июня 1992 года у станции Салхино в Абхазии и изъяла у людей

85

деньги, драгоценности и ценные вещи.

Наиболее ярким примером крепнущего гангстерского типа формирований, на наш взгляд, являются группировки рэкетиров, ориентирующиеся на жесткие насильственные, вооруженные методы преступной деятельности; сообщества; специализирующиеся на наркобизнесе, банды террористов и т.д.

Среди формирований ОП хозяйственно-корыстной направленности особенно ярко выделяются своими особенностями ОПГ и сообщества закрытого и открытого типа.

К ОПФ закрытого типа, по нашему мнению, следует отнести те из них, которые “оседлали” какую-то одну (реже две) хозяйственную структурную единицу, обзавелись источниками дохода ( сырье, фальсифицированные изделия и т.п.) имеют стабильные рынки сбыта, и необходимые для относительно безопасной ОПД связи и не пытаются выходить за рамки определенной, относительно умеренной криминальной программы, объемов криминальных доходов и т.п. Признаки данного типа ОПФ обнаружены нами в 61% изученных дел.

Открытые организованные преступные формирования, напротив, нацеливаются на использование в криминальных целях любых возможностей, представляемых ныне действующим хозяйственным законодательством, новых форм и методов хозяйствования для расширения криминальных операций и максимального личного обогащения, нередко без прикрытия ОПД легальными, хозяйственными структурами. Пока по нашим данным таких ОПФ в структуре ОП меньшинство, однако, процессы усиления их роли и влияния явно прогрессируют.

Организованные преступные формирования управленческо-корыстной направленности можно разделить, по нашему мнению, локальные и вертикальные.

Первыми из них являются, например, те, которые организуют систему взяточничества, поборов с граждан только исходя из своих возможностей, или только на подконтрольных им территориях, только в своих интересах, присваивая себе все незаконно изымаемые денежные средства и ценности. Среди изученных нами ОПС таких было более двух третей.

К вертикальным типам ОПС управленческо - корыстной направленности, на наш

и Коновалов В. Что такое организованная преступная группа. Законность, 1993. № 8. С. 26-28.

64 взгляд, следует отнести те, которые изначально в процессе расширения сфер своей деятельности строятся на принципе “возгонки” части незаконно получаемых денежных средств в более высокие эшелоны социального и криминального управления. В таком случае передача части криминального дохода используется в качестве инструмента ОПД и обеспечения прикрытия от разоблачения. Как правило, такие ОПФ “поражают” какие-либо ведомства сверху донизу.

В последние годы, особенно в странах СНГ, преимущественно на националистической и этнической почве все чаще стали появляться вооруженные формирования политико- идеологической и откровенно шовинистической направленности. Нетрудно предположить, что в процессе дестабилизации общеполитической обстановки в этих странах отдельные формирования будут выходить (уже выходят) из-под контроля политических сип, их сформировавших, и деградировать до ОПФ, использующих откровенно бандитские методы преступной деятельности. Примером, подтверждающим реальность подобных ситуаций в массовом масштабе, может служить положение в Чечне. В этой республике органы государственного управления, силовые ведомства устранились от реальной борьбы с преступностью, в том числе и организованной. Свободный доступ к огнестрельному оружию, возможность скрыться от преследования преступлений, совершенных в других регионах, наводнили эту республику ОПГ, которые едва ли не в

87

открытую занимаются совершением тяжких преступлении.

Криминалистический анализ преступных сообществ позволяет сделать вывод о том, что преступления, о которых идет речь в ст.210 УК РФ, представляют собой наивысший предел проявления организованной преступности.

Именно в организационном плане она достигают совершенства, наиболее глубоко проникает в государственные структуры. Их основное поле деятельности - экономика, теневая, криминальная часть которой по различным оценкам составляет не менее 40 - 50% всего производства. Коррумпирование высокопоставленных государственных служащих позволяет преступным сообществам ( организациям ) оказывать влияние на политическую и законотворческую деятельность в области экономики.

В то же время правоохранительная система, включая предварительное следствие и судопроизводство, недостаточно внимания уделяет борьбе с этими преступлениями о чем, в частности, свидетельствует малочисленность уголовных дел, по которым деяния виновных квалифицируются по ст.210 УК РФ.

Асташабов А.В. Указ. соч. С.79. Яблоков Н.Л. Указ. соч. С.90.

65

2.2. Особенности формирования и функционирования преступного сообщества.

Для познания закономерностей, определяющих поведение лица в преступном сообществе, важно иметь четкое представление о закономерностях процесса формирования и функционирования организованных групп ( п.З ст.35 УК РФ ). Лишь уяснив закономерности формирования и функционирования организованных групп можно выявить цели и интересы каждого члена преступного сообщества предугадать его поведение в критический момент — в период разоблачения, ареста и привлечения к уголовной ответственности.

Организованная преступная группа — это определенный итог, закономерный результат развития (определенного рода) отношений людей. В формировании и функционировании всех типов и видов преступных групп имеется нечто общее. Вместе с тем проявляется и особенное, обусловленное типом и видом конкретной преступной группы, своеобразием личного состава, социально-демографической характеристикой, целью преступной деятельности, сферой функционирования и другими обстоятельствами.

Общими закономерностями формирования и функционирования преступных групп, на наш взгляд, являются:

— добровольность объединения участников; — — цель объединения; — — совместная преступная деятельность; — — развитие от простых объединений до групп более высокого уровня; — — постепенное расширение преступной деятельности во времени и пространстве; — — увеличение количества совершаемых преступлений; — — переход к более тяжким преступлениям; — — формирование внутренней психологической и функциональной структур в процессе функционирования и развития; выдвижение лидера; — — развитие тенденции к постепенной замене эмоциональных отношений сугубо деловыми , основанными лишь на совместном совершении преступлений; — — распространенность случаев наличия в преступной группе двух противоборствующих сил: одна направлена на дальнейшую интеграцию и сплочение членов группы, другая — на разъединение и дифференциацию участников. — Рассмотрим указанные закономерности. В формировании преступных групп различных типов и видов важным его основанием является добровольность объединения лиц в группу с целью совершения преступлений. Добровольность объединения участников

66

преступных групп несомненна и в том случае, когда отдельные лица втянуты в группу: в конечном счете решение о своем участии в преступной деятельности они принимают самостоятельно. Объединению отдельных лиц в преступные группы способствует их одинаковая антиобщественная направленность, низкий моральный уровень развития, нежелание честно трудиться, эгоистические устремления.

В чем причины объединения этих лиц в преступные группы? Почему они не совершают преступления в одиночку, а предпочитают групповую преступную деятельность? Прежде всего, участникам преступной группы легче решиться на совершение преступления, так как в обстановке эмоциональной общности с себе подобными они подталкивают, стимулируют друг друга на принятие такого решения. Кроме того, при совершении преступления члены группы получают взаимную психологическую и физическую поддержку. И, наконец, многие преступления просто невозможно совершить в одиночку,

88

поэтому преступники вынуждены оказывать взаимную помощь.

Целью объединения лиц в преступную группу является совместная преступная деятельность , которая выступает в качестве важнейшей психолого-криминалистической характеристики преступной группы и составляет ее психологическую основу. Именно совместная преступная деятельность является тем двигателем, который обеспечивает психологическое развитие группы. Успешная преступная деятельность обеспечивает развитие преступной группы. Если в течение длительного времени группа остается не разоблаченной, ее участники приобретают уверенность в своей безнаказанности, что стимулирует их на совершение новых преступлений. Отношения в группе в этот период все более укрепляются, и в ней преобладают центростремительные силы, обеспечивающие интеграцию участников группы и ее дальнейшее развитие. Для совместной преступной деятельности характерен групповой способ совершения преступления, когда каждый соучастник «умышленно, согласованно с другими, совместно, в полном объеме или частично

во

осуществляет выполнение единого для всех участников преступления» .

Следующей общей закономерностью формирования и функционирования преступных групп является постоянное их развитие от простых объединений (типа случайных групп) до групп более высокого уровня (организованных групп и преступных организаций); преступная группа «проделывает путь от диффузного состояния до вполне организованной и устойчивой общности»90. При длительном, успешном функционировании группа имеет тенденцию все большей организованности, ее преступная деятельность

g8 Джекебаев У.С, Вайсберг Л.М., Судаков Р.Н. Соучастие в преступлении. Алма-Ата. 1987. С. 18.

Галиакбаров P.P. Квалификация групповых посягательств в составах с усложненной объективной стороной // Проблемы борьбы с групповой и рецидивной преступностью. Омск. Изд. Омск. ВШМ.1981. С.6-21.

Лукашевич В.Г. Криминалистические аспекты изучения преступных групп. 1991.С.15.

67 приобретает наиболее общественно опасные формы. На определенных этапах развитие преступной группы может приостановиться или замедлиться, например, в связи с выбытием лидера, изменением условий функционирования и др. Преступная группа как единый особый субъект преступной деятельности прекращает свое развитие и существование в случаях разоблачения и ареста ее участников либо при невосполнимых изменениях в личном составе, когда большинство участников выходит из группы в связи с выездом из данной местности на работу, учебу, к новому месту жительства и др.

Поступательное развитие преступной группы как социального организма с антиобщественной установкой обеспечивается успешной групповой преступной деятельностью.

Для функционирования преступной группы характерно постепенное расширение сферы преступной деятельности во времени и пространстве; увеличение количества совершаемых преступлений, переход к более тяжким преступлениям.

Приведем пример. Группа несовершеннолетних, возглавляемая Т., начав свою преступную деятельность с краж у лиц, находящихся в сильной степени опьянения, в дальнейшем стала совершать грабежи и разбойные нападения. Подростки были задержаны, против них возбуждено уголовное дело, однако вскоре оно было прекращено и передано в комиссию по делам несовершеннолетних. К сожалению, несовершеннолетние неправильно поняли всю гуманность этого решения и совершили более тяжкое преступление. Намереваясь провести ряд краж из магазинов в сельской местности, они решили захватить автомашину и, сев под видом пассажиров в такси, в отдаленном месте напали на водителя. Организатор преступления Т. ударил его ножом в шею. Однако раненый водитель выскочил из машины и позвал на помощь водителя проезжавшего мимо такси, после чего преступники разбежались. Впоследствии все они были задержаны и осуждены.91 В процессе расширения преступной деятельности внутри преступной группы происходит формирование психологической и функциональной структур. Чем выше уровень развития группы, тем более отчетливо выступает ее внутренняя психологическая структура. «Устойчивой группе свойственны четко выраженный принцип обособления и жесткая внутренняя организация. В ней завершается процесс интеграции индивидов, и объединение достигает равновесности, к которой неудержимо стремится любая социальная система. Группа становится сплоченной, состав ее стабилизируется, деятельность объединения утрачивает хаотические черты и

91 Архив Джамбульского областного суда. Дело № 19-17/88. С.111.

68 становится целеустремленной. Отношения в группе формализуются, происходит распределение ролей и функций между членами группы, устанавливается система взаимных обязательств. Роли стандартизируются и обезличиваются» . На определенном этапе развития преступной группы в ее внутренней структуре появляется фигура лидера, который обычно выступает в роли организатора и руководителя группы. С появлением лидера группа становится организованной и сплоченной, ее деятельность активизируется, получает целенаправленный характер и приобретает все более общественно опасный характер.

Одновременно с внутренней психологической структурой создается и функциональная структура преступной группы. Каждое новое преступление все более четко определяет роли участников группы, одни непосредственно исполняют преступления, другие подыскивают объекты преступлений, третьи обеспечивают сбыт похищенного и т. д. Функциональная структура определяется личным составом преступной группы, видом совершаемого преступления, объектом преступного посягательства и другими факторами. Преступные группы, занимающиеся организованными хищениями, «нередко в значительной мере повторяют формальную структуру предприятия, приспосабливаясь к ней для совершения хищения»93.

Закономерностью развития преступной группы является тенденция к постепенной замене эмоциональных отношений между участниками преступной группы на чисто деловые, функциональные, основанные исключительно на совместной преступной деятельности. Деловые отношения в организованной преступной группе приобретают решающий характер, значение эмоциональных, личных постепенно утрачивается, а в ряде случаев они могут и полностью отсутствовать. Та же самая тенденция наблюдается и в группах, участники которых связаны родственными отношениями. «Эмоциональные отношения, зиждущиеся на взаимных симпатиях и антипатиях, эволюционируют в отношения сугубо функциональные. Упрочение функциональных связей обусловливает консолидацию группы, согласованность действий ее членов»94 .

Последняя закономерность формирования и функционирования преступных групп — распространенность случаев наличия в ней двух противоборствующих сил — одна из них направлена на дальнейшую интеграцию и сплочение членов преступной группы, а другая — на их разобщение. В период успешной деятельности преступная группа представляет собой психологически спаянное формирование. Пока группа удачно совершает преступления, остается не разоблаченной, тенденция к интеграции и сплочению ее членов

Шибутанин Т. Социальная психология. М. 1969. С.422.

Чернова К.Т. Организованные группы расхитителей соц. имущества. М. 1989.С.7

Джекебаев У. С, Вайсберг Л.М., Судакова Р.Н. Указ. соч. С.78.

69 преобладает. Однако, когда преступная группа потерпела какую-либо неудачу и возникла опасность разоблачения и привлечения ее членов к ответственности, возникает тенденция к разъединению группы, проявляются скрытые конфликты,
противоречия, возрастает напряженность в отношениях между ее участниками.

Представляется справедливым вывод о том, что процессу формирования и функционирования всех преступных групп присущи общие социально-психологические закономерности. Вместе с тем у отдельных преступных групп процесс формирования и функционирования имеет особенности. Например, связанные со спецификой их членов. Эти особенности дают почву для различных градаций. Так, весьма наглядно проявляются следующие виды преступных групп:

— несовершеннолетних и молодежи; — — рецидивистов и ранее судимых ( профессионалы в преступной среде); — — профессионалы в области экономической, производственной или иной деятельности, использующие ее в преступных целях ( расхитители, взяточники и т.п.) — С учетом распространенности таких групп рассмотрим особенности их формирования и функционирования.

Как отмечают многие исследователи преступности несовершеннолетних, формированию преступных групп несовершеннолетних и молодежи предшествует стихийное образование досуговых групп, которые вследствие ряда негативных факторов (безнадзорность, отрицательное влияние старших, запущенность воспитательной работы, отсутствие полезных занятий и др.) перерастают криминогенные, а позже и антиобщественные группы.

Антиобщественные группы несовершеннолетних вначале совершают мелкие правонарушения, а затем переходят к совершению преступлений. Само формирование антиобщественных групп несовершеннолетних и молодежи обусловливается способом удовлетворения потребностей, совместного проведения досуга при ограниченных интересах, неумении организовать свое свободное время и другими определенными условиями. Отсутствие полезных занятий, узость интересов, неуважение к окружающим в антиобщественной группе постепенно приводят к образованию особых межличностных отношений, специфической групповой психологии, в которой возрастные особенности приобретают уродливые формы: повышенная эмоциональность выражается в невыдержанности, разболтанности, стремление к самоутверждению — в грубости, цинизме,

См. Попова Г. М. Классификация групп несовершеннолетних правонарушителей и предупреждение их преступных проявлений. - В сб. «Криминологическая характеристика и предупреждение групповых преступлений». М. 1976.С.ЗЗ-37.

70 отсутствие трудовых навыков — в пренебрежении к плодам труда взрослых, и т. д 96.

Антиобщественные группы несовершеннолетних строятся обычно на эмоциональных связях, по принципу взаимных симпатий и влечений, поэтому естественно, что такие группы формируются вначале на основе обычных личных контактов. По данным В. С. Прохорова,97 членов преступных групп несовершеннолетних связывало: соседство по дому — в 30,4% случаев, по улице — в 24,8%, совместная учеба — в 9,6%, работа — в 6,4%

Известно, что несовершеннолетние формируются в группы в процессе их

QR

социализации для самоутверждения личности в общении со сверстниками. Однако только в антиобщественных группах это общение в дальнейшем приводит к совершению несовершеннолетними групповых правонарушений и преступлений. Несовершеннолетние из антиобщественных групп, как правило, не способны проявить и утвердить себя в группах, деятельность которых является социально полезной и поддерживается государственными и общественными организациями (коллектив класса, спортивный коллектив и т. д.). Поэтому в преступных группах несовершеннолетних оказываются лица, у которых были конфликты с семьей, школой, неурядицы на производстве, отсутствовал контакт со сверстниками по месту учебы или работы. Так, по данным некоторых исследователей, 70% несовершеннолетних, совершивших групповые преступления, учились плохо и посредственно, 40% нарушали учебную и трудовую дисциплину, 37% уже совершали различные проступки и правонарушения.99 В силу указанных обстоятельств эти несовершеннолетние стараются утвердиться в группе себе подобных, отрицательно характеризующихся лиц. Нередко такое «утверждение себя» происходит путем совершения преступления.100

Вместе с тем и преступная группа, в которой оказался несовершеннолетний, активно воздействует на него, прививая ему антиобщественные взгляды и установки, поощряя к совершению правонарушений, подвергая его быстрому процессу «перевоспитания».

На каждом этапе формирования преступной группы несовершеннолетних еще возможен ее поворот к позитивному развитию, но для этого нужны определенные усилия, создание условий для ее позитивного функционирования. Предоставленная же сама себе, она чаще всего развивается в преступную группу.

В процессе перерастания антиобщественных групп в преступные в них происходят важные изменения: увеличивается количество участников; возрастает доля лиц с более

Игошев К.Е. Опыт социально- психологического анализа личности несовершеннолетних правонарушителей. М., 1967. С.50.

97 Прохоров B.C. О групповой преступности несовершеннолетних. Вестник ЛГУ. Вып.2. Л., с. 120.

98 Полонский И.С. Психологические особенности стихийных внешкольных групп подростков и юношей. Автореферат к.ю.н. М. 1970. С.4-6.

Там же. С. 4-6. 100 Бышевский Ю.В. Борьба с групповыми правонарушениями несовершеннолетних. М. 1978. С.59.

71 отрицательной социально-нравственной характеристикой (ранее судимые, неработающие, и т. д.); состав группы становится более разнородным; из числа лиц с особо отрицательной направленностью выдвигается лидер, который все чаще использует авторитарные методы управления преступной группой; все больше времени члены группы находятся под криминогенным влиянием.,0,В результате преступная группа несовершеннолетних становится спаянной и сплоченной и, превратившись в организованное объединение, переходит к совершению опасных преступлений.

Так, пять несовершеннолетних девушек в возрасте 15-17 лет часто собирались вместе в кафе и квартирах, где употребляли спиртные напитки. В компании постоянно велись разговоры, как бы разбогатеть, раздобыть золотые вещи, много денег и т. д. От разговоров девушки вскоре перешли к действиям: организовавшись в преступную группу и вооружившись ножом, они совершили разбойное нападение на двух учащихся педучилища, отобрав у них золотые вещи и деньги.

Социально- экономические условия, проблемы учебы и занятости, с которыми сталкивается современная молодежь, способствует формированию таких групп.

Несколько иначе формируются преступные группы, состоящие из рецидивистов, ранее судимых. Процесс образования данных преступных групп отличается рядом особенностей.

Во-первых, они сразу формируются как преступные, т. е. в отличие от групп несовершеннолетних, они создаются для совершения преступлений.

Во-вторых, группы рецидивистов могут образоваться как организованные, минуя низшие типы, поскольку уже на начальном этапе образования в них зачастую имеется лидер, который одновременно является и организатором преступной группы.

В-третьих, лица, входящие в такие группы, имеют преступный опыт, знакомы с методами и приемами следствия и оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Поэтому они могут использовать наиболее изощренные способы совершения групповых преступлений, а также принимать специальные меры для своей маскировки, тщательной конспирации преступной деятельности и связей внутри группы. Иногда рецидивисты вовлекают в преступные группы несовершеннолетних и молодежь. Естественно, это сказывается на характере групповых преступлений, длительности существования преступных групп и их устойчивости, распределении ролей при совершении преступлений. Обладая определенным преступным опытом, такие участники преступных групп совершают преступления более квалифицированно, чаще применяют технические средства, тщательнее скрывают следы преступлений и предметы, добытые преступным путем, нередко заранее

Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М., 1976. С.238.

72 договариваются о том, как вести себя в случаях задержания, на следствии и суде. Несовершеннолетние при расследовании уголовного дела и в суде зачастую пытаются выгородить взрослых подстрекателей и организаторов, скрыть их действительную роль.

В-четвертых, преступные группы из числа ранее судимых и рецидивистов, как правило, немногочисленные. Так, по данным Ю. В. Бышевского, 87,6% изученных преступных групп с участием рецидивистов состояли из двух-трех человек. Лишь 2,2% групп превышали пять человек. Чем больше в группе было членов, тем меньше в них участвовало рецидивистов. В то же время 20,7% групп воров, не являвшихся рецидивистами, состояли из четырех-пяти, а 4,9% групп—свыше пяти человек. Это объясняется тем, что обычно рецидивисты предпочитают иметь дело с опытными преступниками и избегают

102

участвовать в группах, где много лиц, «не проверенных в деле.»

Следующий вид преступных групп, имеющих особенности формирования и функционирования, — это преступные группы, состоящие из лиц, объединенных профессиональной деятельностью в определенной сфере (расхитители, и взяточники и т.п.). Особенности формирования и функционирования данных преступных групп в некоторой степени схожи с особенностями, присущими группам рецидивистов.

Во-первых, эти группы также создаются опытным организатором, который обычно является и сильным лидером.

Во-вторых, в преступных группах расхитителей и взяточников могут отсутствовать отношения, основанные на эмоциональной связи соучастников, а если они вначале и возникают, то имеют тенденцию к быстрому замещению на чисто «деловые» отношения, связанные исключительно с корыстными интересами.

В-третьих, как и группы рецидивистов, организуемые сильным лидером, преступные группы расхитителей уже в начальный период представляют более высокий тип развития и быстро эволюционируют в организованные группы.

В-четвертых, структура преступных групп рассматриваемого вида обычно повторяет структуру тех организаций и подразделений, в которых они функционируют. Организатор преступной группы привлекает к ней только людей «нужных» для совершения и сокрытия преступлений. Связь с производственной структурой заключается в том, например, что расхитители, подыскивая возможности совершения хищений, и их конспирации, приспосабливаются к ситуации и проникают во все звенья этой сферы. Группа расхитителей адаптирует готовую организационную систему, созданную в целях обеспечения нормальной работы предприятия или системы предприятий, для преступной деятельности. Переплетение

Бышевский Ю.В. Борьба с групповыми правонарушениями несовершеннолетних. М. 1978. С.90-91.

73 преступных действий с хозяйственной деятельностью, использование расхитителями — должностными лицами своего служебного положения дает группам
(сообществам) расхитителей определенное преимущество, создает « крышу» увеличивает их шансы на успех.

В-пятых, организатор преступной группы расхитителей использует специфические приемы для втягивания в группу нужных для совершения групповых хищений людей. Так, по данным К. Т. Черновой, преступники с целью привлечения к преступной деятельности нужных им лиц использовали: в 61,3% случаев компрометацию и шантаж, в 32% — постановку в материальную зависимость, в 6,7% — создание трудностей в работе и обещание помощи в случае согласия иступить в группу расхитителей. Иногда указанные приемы применялись в сочетании.103Другие исследователи также подтверждают, что при организации преступных групп расхитителей их организаторы применяли различные методы вовлечения в группу новых членов: просьбы, уговоры, обман, насилие, использование служебной или другой зависимости.

В статье 35 Уголовного кодекса РФ выделяются формы соучастия, имеющие квалифицирующее значение для применения уголовного наказания :

— преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении участвовали два и более исполнителей; — — преступлений признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления; — — преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений; — — преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях. — В п.7 данной статьи отмечается, что совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание.

В Уголовном кодексе РФ 72 статьи Особенной части имеют вышеперечисленные квалифицирующие признаки, характерные для различных проявлений организованной

.Чернова К.Т. Организованные группы расхитителей соц. имущества/Криминологическое и криминалистическое исследование: Дисс. канд. юрид. наук. М, 1974. С. 10.

74 преступности.

В разделе VII «Преступления против личности» таких статей 12 (убийство; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью; истязание; похищение человека; изнасилование; незаконное лишение свободы, торговля несовершеннолетними и др.)

В разделе VIII «Преступления в сфере экономики» их 23 (кража; мошенничество; грабеж; разбой; вымогательство; незаконное предпринимательство; незаконная банковская деятельность; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем; контрабанда и др.)

В разделе IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» их 23 (терроризм; бандитизм; незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; пиратство; незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ; вовлечение в занятие проституцией и др.)

В разделе X «Преступления против государственной власти» — 9 (диверсия; получение взятки; подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу; побег из места лишения свободы, из-под ареста или из- под стражи; незаконное пересечение Государственной границы РФ и др.).

В разделе XI «Преступления против военной службы» — 5 (неисполнение приказа; сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы; насильственные действия в отношении начальника; дезертирство и др.).

Особо стоит выделить статью 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации). Такая статья впервые введена в уголовное законодательство. Она предусматривает ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений; руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

Кроме того, предусмотрена ответственность за само участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Повышена уголовная ответственность за вышеперечисленные деяния, если они совершены лицом с использованием своего служебного положения.

Ни в теории, ни в уголовном законе достаточно четких разграничений всех

75 перечисленных выше форм преступных формирований нет.

Исключение составляет, пожалуй, только банда, которая качует по всем УК России и всегда привлекала внимание практиков и ученых. Но даже в отношении этого традиционного формирования организованной преступности со временем появляется необходимость в корректировке его характеристики. Примером может служить Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации « О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997г.104

Сравнение содержащихся в новом УК РФ понятий, относящихся к различным формам проявления организованной преступности, позволяет установить их общие черты и выявить специфические особенности. Однако проведение четких разграничений затруднено и нередко бывает весьма зыбким.

В качестве общих признаков наиболее признанными являются: совместная групповая деятельность, устойчивость группы, определенный уровень ее организованности.

Толкование их самим законодателем и материалы постановлений пленумов Верховного Суда РФ позволяют определить, что “совместность” как объективный признак в материальных составах состоит в том, что: а) действия каждого из соучастников являются необходимым условием для совершения действий другими соучастниками; б) наступивший преступный результат является общей целью; в) действия каждого из соучастников находятся в причинной связи с общим преступным результатом.

Устойчивость как конструктивный признак означает длительность и стойкость преступной связи между участниками, а организованность — наличие связи между ними, определенная иерархия в отношениях, взаимные обязательства, подчинение общей дисциплине.

Другие известные законодательству признаки относительно форм соучастия можно отнести к признакам особенным.

Что же касается зыбкости размеживания отдельных преступных формирований, то в этом можно убедиться так: во всех нормах о хищениях (ст. ст. 158-166 УК РФ) законодателем выделяется как квалифицирующее обстоятельство — “совершение преступления по предварительному сговору группой лиц”. Допуская, что исследуемые организованные преступные группы — это нечто отличное от указанного признака, по пытаемся подтвердить или опровергнуть отмеченную версию, выделив эти признаки. Предварительно сговорившаяся группа Организованная группа

Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам, с. 554.

76 1. Множественность участников 1..Множественность
участников

(постоянный признак) (постоянный признак)

2.Корыстная направленность 2.Корыстная
направленность

( переменный признак) ( постоянный признак)

  1. Предварительный сговор 3.Предварительный сговор (постоянный признак) (постоянный признак)

Судебная практика не выработала минимального срока, по истечении которого преступная связь между участниками группы признается устойчивой. Часто она зависит от характера преступной деятельности.

Исходя из того, что названные формы соучастия имеют определенное сходство, для большей точности, на наш взгляд, следует выделить характер (переменный или постоянный) таких признаков, которые их размежевывают:

  1. Предумышленный характер преступления 4. Предумышленный характер (переменный признак) преступления (постоянный признак)
  2. Устойчивость группового образования 5. Устойчивость группового (отсутствует) образования (постоянный признак)
  3. Интенсивность преступной деятельности 6. Интенсивность преступной группы (отсутствует) деятельности группы (постоянный
  4. признак)

Анализ позволяет заключить, что сравниваемые разновидности преступных формирований имеют качественные отличия.

И все же четкой границы приводимые аргументы не дают. Анализ классификаций, представленных в литературе, позволяет отметить большое их сходство, в том числе в части, касающейся выделения соучастия особого рода - организованной группы лиц.105

Основным критерием такого выделения большинство авторов считают степень устойчивости, что взято за основу и в ст. 35 УК. Данный признак также в литературе трактуется неоднозначно и предполагает “постоянно действующее преступное сообщество с устойчивыми организованными формами и четко определенными методами преступной деятельности” . Кроме того, устойчивость группы выражается в том, что се участники предполагают не совершение отдельного преступления и ликвидацию группы, а проявляют намерение осуществлять деятельность постоянно или временно, рассчитывая на неоднократность преступных действий.

Однако устойчивость, длительность преступной деятельности и их производные не

105 Яблоков Н.Л. Указ. соч. С. 29-32.

106

Гришаев П..И., Кригер Г.А. Соучастие по советскому уголовному праву. М.,1959. С.63.

77 могут исполнять роль оценочных признаков по причине их размытости и недостаточной определенности.

Дальнейший анализ классификационных структур форм соучастия позволяет прийти к выводу, что в большинстве своем все предлагаемые классификации нарушают по меньшей мере два непременных правила любой классификации:

1) Нарушается принцип обязательного использования единых унифицированных терминов и понятий;

2) Классификация должна осуществляться строго по одним и тем же основаниям.

В связи с этим ставить на третий уровень устойчивость (после простого соучастия и соучастия с предварительным сговором) организованную группу или преступное сообщество, видимо, не вполне корректно. Более того, признак устойчивости является скорее следствием, чем главным элементом.

В то же время, очевидно, что первые две формы соучастия не в полной мере отражают характер соучастия в групповой преступности.

Что касается, соисполнительство, то оно, как известно, соучастием в интересующем нас смысле вообще не являются. Наши исследования показывают, что в 7 процентах случаев члены группы выполняли одни и те же функции, и внешне выглядели как соисполнители. Однако только из соисполнителей организованная преступная группа, а тем более сообщество состоять не могут.

Определение понятие соучастия включает в себя наиболее типичные признаки данного института. К таковым относятся: участие в одном и том же преступлении двух и более лиц; совместность их участия в преступлении: умышленный характер деятельности соучастников.

Совместность является не только объективным, но и субъективным признаком соучастия. Причинная связь при соучастии в преступлении проявляется в установлении того обстоятельства, что в объективной действительности наступившие вредные последствия вызваны совместной умышленной преступной деятельностью всех соучастников. Преступный результат при соучастии по полной программе является следствием деятельности исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника. Хотя при соучастии действия, описанные в качестве конкретного вида преступления, непосредственно выполняются лишь исполнителем, действия других соучастников, также содержат все элементы состава преступления в полном объеме.

Решение вопроса о совместности во многом зависит от установления субъективных моментов (психической общности соучастников). Содержание психической связи (субъективный момент совместности) характеризуется знанием каждого соучастника о целях

78 их преступного формирования, и стремлением к достижению преступного результата общими усилиями.

Для субъективной стороны соучастия характерно не только отношение соучастников к совершенному совместно деянию и его последствиям, но и наличие субъективной связи между соучастниками, распределение между ними ролей.

В общей понятии соучастия, которое дается в ст. 32 УК, содержится указание на умышленный характер действий всех соучастников, что исключает возможность соучастия в неосторожных преступлениях или по неосторожности в умышленном для других. Умыслом соучастников должно охватываться осознание общественной опасности деяний, для совершения которых они объединились. Имеются в виду само действие (бездействие), общественно опасный результат и причинная связь между ними, т.е. все элементы объективной стороны преступления.

Психологическое единство соучастников организованной преступной группы характеризуется осознанием не только обстоятельств, относящихся к объективной стороне деяния, распределению ролей, а также распространяется на описание объекта преступления и действия исполнителя. Совместность деятельности соучастников это, в конечном счете, единство действий стрелка, оружия и пули, поражающей цель, их взаимосвязь в достижении преступного результата.

Содеянное неудавшимся исполнителем, когда преступления не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, должно квалифицироваться как покушение по ст.ЗО и ст.ЗЗ УК, а также по соответствующей статье особенной части УК. Содержание общего волевого момента на достижение единого, преступного результата вместе с тем не исключает не совпадения целей, мотивов, которыми руководствовались представители организованной преступной группы.

УК РФ классифицирует соучастников преступления по характеру выполняемых ими действий, по той объективной роли, которую играют соучастники в совершении преступления. В зависимости от характера выполняемых действий соучастники дифференцируются на исполнителей, организаторов, подстрекателей, пособников. Степень общественной опасности каждого соучастника в совершении конкретного преступления определяется не только обусловленной для него ролью, но и совместным участием каждого, в общем, для них преступлении. Именно на это обстоятельство указывает законодатель, когда говорит, что суд при назначении наказания обязан учесть характер и степень фактического участия каждого из соучастников в совершении преступления (ч. 1 ст. 67). Из этого положения следует, что суд обязан установить не только роль соучастников преступления (например, пособника), но и степень его участия в этом преступлении, т. е. интенсивность

79 его противоправного поведения.

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление, т. е. фактически выполнившее то деяние, которое является признаком того или иного вида преступления, предусмотренного в Особенной части УК.

Исполнителем равно, как и иным соучастником преступления может быть лицо, способное нести уголовную ответственность, удовлетворяющее общим требованиям к субъекту (достижение возраста уголовной ответственности и вменяемость), а также обладающее дополнительными признаками, обязательными для субъекта того или иного вида преступления.

Исполнителями преступления признаются и лица, которые используют для реализации преступной цели тех, кто не может являться субъектом преступления (не достиг возраста уголовной ответственности или невменяемый). Аналогично следует решать вопрос об исполнителе преступления, когда используются лица, введенные в заблуждении, либо исполняющие приказ или распоряжение.

Исполнителем преступления следует признать и тех лиц, которые, принуждая других, находящихся в состоянии крайней необходимости, достигают поставленной преступной цели.

Объективная сторона преступления может исполняться несколькими лицами. В этих случаях имеет место соисполнительство (вид соучастия). Соисполнителями признаются и такие лица, которые, хотя сами и не совершают деяний, описанных в статье Особой части УК, но в момент совершения преступления оказывают непосредственную помощь другим соисполнителям в осуществлении преступного деяния (держит потерпевшего при избиении, убийстве и т.д.).

Субъективная сторона преступления, совершенного исполнителем в соучастии, характеризуется только прямым умыслом. Возможен вариант, когда достижение преступного результата сопровождающиеся сопутствующими тяжкими последствиями, к наступлению которых исполнитель относился с косвенным умыслом. Ответственности других соучастников за сопутствующий результат возможна при условии, если они также предвидели и сознательно допускали наступление этих последствий, либо относились к ним безразлично. В случае же, когда исполнитель самостоятельно выходит за рамки договоренности, самостоятельно причиняет вред, наступление которого не охватывалось умыслом других соучастников, налицо эксцесс исполнителя. И за такие сопутствующие деяния ответственность возлагается только на него.

Организатор преступления — это лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением, а равно лицо, создавшее организованную группу или

80 преступное сообщество либо руководящее ими (ч. 3 ст. 33). Организатор преступления является наиболее опасным участником совместной преступной деятельности. Это инициатор преступления.

Организатор, как правило, действует в составе организованной группы или преступного сообщества. Однако это не исключает наличие организатора в менее опасных разновидностях соучастия.

Организация преступления заключается в сплочении соучастников, в выработке плана совершения преступления, в руководстве деятельностью соучастников. Организатор, являясь инициатором, создает организованную группу или преступное сообщество (склоняет участников, объединяет их, использует свой авторитет, поддерживает дисциплину, сложившиеся отношения и т. д.). Организатор замышляет совершение конкретных преступлений. Инициатива может принадлежать и подстрекателю, и одному из соисполнителей, но эти участники лишь провоцируют деяние, советуют организатору, которому принадлежит решающее слово.

Организация преступления может быть выражена и в форме осуществления руководства всей преступной деятельностью соучастников, обеспечивая достижение преступных целей. При этом организатор несет ответственность за все преступления, совершенные членами организованной группы или преступного сообщества, если эти преступления охватывались его умыслом (ч. 5 ст. 35).

Организатор действует всегда с прямым умыслом. Он осознает характер действий, которые должны быть выполнены участниками организованной группы или преступного сообщества, предвидит возможность совершения преступления (преступлений) в результате его деятельности и желает этого. Иногда законодатель, учитывая опасность организаторской преступной деятельности , устанавливает повышенную ответственность в рамках статьи Особенной части УК (см., например, ст. 212).

Подстрекатель преступления — это лицо, склонившее кого-либо к совершению преступления, т. е. умышленно возбудившее у другого лица решимость совершить конкретное преступление. В ч. 4 ст. 33 УК указаны далеко не все средства и формы под- стрекательства ( уговор, угроза, подкуп), ибо дать их исчерпывающий перечень невозможно.

В каждом случае подстрекательство приобретает индивидуальные черты. Способ подстрекательства избирается в зависимости от личных качеств подстрекаемого (его наклонностей, потребностей, возможностей), в зависимости от характера предполагаемого преступления, обстоятельств, при которых осуществляется подстрекательство и при которых должно совершиться преступление. Так, с учетом субъективных свойств, предполагаемого исполнителя подстрекатель может прибегать к шантажу и лести, а иногда достаточно намека,

81 вскользь брошенного слова и т.п. Чаще всего подстрекатели пользуются
подкупом, убеждением, просьбами, советами, уговорами, обманом, физическим воздействием.

Подстрекательство может быть осуществлено в виде приказа или устного распоряжения, адресованного подчиненным по службе. С объективной стороны подстрекательство характеризуется лишь как активное действие, направленное на возбуждение исполнителя решимости совершить конкретное преступление.

Надо отметить, что в традиционных формах соучастия основной критерий их дифференциации основывается на признаке, определяемом как сговор или соглашение. При классификации первых двух форм соучастия обычно подразумевается временной промежуток до начала преступления и отрезок времени, затрачиваемого на совершение преступления. Однако не учитывается время после совершения преступления, где, по нашему мнению, и находится ключ решения проблемы выделения критерия той особой формы соучастия, которая характерна для организованных преступных групп, включая сообщества.

Следуя указанной концепции, предполагается соучастие с предварительным сговором подразделить:

а) на соучастие с предварительным сговором без посткриминальной направленности;

б) на соучастие с предварительным сговором, имеющим посткриминальную направленность.

Представленную базовую классификацию можно использовать и для решения прикладных задач, то есть для разграничения форм и видов соучастия внутри организованных преступных групп, понимания природы организованных форм преступности и в том числе преступных сообществ (организаций ).

Рассмотрев формы соучастия и виды соучастников преступления, можно сделать вывод о том, что, имея целый ряд общих признаков, каждая форма соучастия проходит свой путь формирования, и каждое преступное формирование имеет свою специфику функционирования, которая сочетается с типовыми признаками ОПД. В конечном счете все они персонифицированы в конкретных лицах и индивидуальны, как всегда индивидуальна преступная деятельность в многообразии ее проявления.

Соучастие трансформируется от простого к сложному, представленному соучастниками различных видов. Процесс сопровождается возрастанием устойчивости и организованности и завершается такими формированиями, как организованная группа и преступное сообщество (преступная организация). Как правило, соответственно возрастает тяжесть совершаемых ими преступлений и их общественная опасность. Примером чему

82 может служить установление уголовной ответственности за сам факт создания таких организованных устойчивых преступных формирований, как банда (ст.209) или организованное преступное сообщество (ст.210) и за участие в них. Участие как сознательное вступление в эти формирования организованной преступности и соответственно проявление готовности к осуществлению нападений и иных преступных деяний. Таким образом, уголовной ответственности подлежат и те участники банд и преступных сообществ, которые сами не проявили себя в деле.

Общность интересов, круговая порука, возрастающая со временем организованность и устойчивость таких формирований укрепляет их единство, увеличивает масштабы преступной деятельности, повышает конспиративность и расширяет коррумпированные связи с органами власти, включая правоохранительные. В этом отношении преступное сообщество является наиболее квалифицированным преступного формирования.

Помимо расширенной и четко взаимодействующей сети соучастников преступные сообщества обрастают людьми (в первую очередь это члены семьи и близкие родственники членов сообщества), которые скрывают их преступную деятельность, дезинформируют окружающих, в том числе правоохранительные органы. Круг таких лиц и их «вклад» в преступную деятельность сообществ представлены на следующих таблицах.

Табл.1.

Косвенные участники ПС Родственники, близкие И
доверенные лиц, непосредственно причастных к ПС Причастность к ПС Прикосновенность к ОПД Лица, осведомленные об участии родственников в ПС в полной мере Лица, соучаствовавшие в отдельных эпизодах ОПД, но не знавшие об их отношении к ПС Укрыватели Лица, которые могли и должны были знать об участии родственников в ПС Лица, спровоцированные на преступные действия в интересах ПС Недоносители Лица не осведомленные об Лица, использовавшие ОПД Попустители

83

ПС, но пользовавшиеся плодами ОПД «вслепую»

Табл.2.

Исполнители ПС Главные исполнители Второстепенные исполнители Инициативные исполнители Активные исполнители Действующие в
ПС на постоянной основе Привлека - емые

эпизодически Используе- мые

«вслепую” Лидеры-исполнители
со смешанными функциями Лица, вложившие в «дело» материальные средства

Лица со

стяжательскими

Наклонностями Вынужденно активные исполнители

Находящиеся в «цепочке» ОПД Находящиеся под угрозой физического, психического воздействия

Отмеченная классификация поможет правоохранительной практике решать прикладные задачи квалификации |07.

Комментарий к УК РФ, М.. Спарк.1998. С.32-35.

84 2.3. Особенности предмета доказывания по уголовным делам об организации преступного сообщества

Под доказыванием по уголовным делам ( уголовно- процессуальным

доказыванием) понимается регламентированная уголовно- процессуальным Законом ( УПК ) деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда при участии других субъектов уголовного процесса по собиранию, проверке и оценке фактических данных об обстоятельствах, установление которых необходимо для правильного разрешения дела. Это определение уже вошло в учебную литературу; с него принято начинать изложение учебного материала по теории доказательств в уголовном процессе , потому что оно действительно занимает в названной теории стержневое положение.

Раскрытие этого теоретического положения, как в общей плане, так и применительно к расследованию любого преступления нуждается в уяснении следующих категории: предмет, пределы и процесс доказывания, а также понятие доказательства и источника доказательств.

Предмет доказывания - это система обстоятельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, преимущественные для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства. |()9Эта система обстоятельств установлена непосредственно в законе (ст,68 УПК):

1) событие преступления ( время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) 3) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; 4) 5) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанных в статьях 38 и 39 Уголовного кодекса РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 6) 7) характер и размер ущерба, причиненного преступлением. 8) Подлежат выявлению также причины и условия, способствующие совершению преступления.

Предмет доказывания един по всем уголовным делам, независимо ни от квалификации преступления, ни от других свойства преступления и, соответственно, уголовного дела как такового. Поэтому о его особенностях применительно к делам об организации преступного сообщества можно говорить лишь в том смысле, какие конкретные типичные обстоятельства установлены в рамках, строго обозначенных каждым

Советский уголовный процесс: Учебник под ред. В.П. Божьева М., юрид. лит.1990. С.75.

85 из пунктов статьи 68 УПК. В этом смысле методика предмета доказывания по делам о преступлениях, предусмотренном ст.210 УК РФ, законна, она вытекает из очевидных особенностей, как объективных, так и субъективных признаков данного преступления, с ярко выраженным усеченным составом.

Одна из существенных особенностей преступления, предусмотренного ст.210 УК, выражается в том, что в нем органически взаимосвязаны объективная сторона, то есть само деяние и причастность определенных субъектов к его совершению как элемент виновности в том смысле, в котором данное понятие употребляется в качестве элемента доказывания (п.2 ст.68 УПК). Иначе говоря, практически невозможно говорить об организации преступного сообщества, отвлекаясь от того, кто же его организовал, и кто в данное сообщество входит.

Эта особенность данного преступления предопределяет такое направление уголовно- процессуального доказывания по делам об организации преступного сообщества, когда основная тяжесть работы приходится на установление сразу двух элементов предмета доказывания - событие преступления ( время, место и другие объективные обстоятельства -п.1 ст. 68 УПК ) и круг лиц , причастных к этому событию (п.2 ст.68 УПК ). При этом, как показывает практика, доказывание ведется, как правило, не от события преступления к виновности участников, а, наоборот - от выявления и разработки лиц, заподозренных в причастности к организации преступного сообщества и к существованию самого сообщества. При этом наиболее типичным в этом отношение является такое развитие событий, когда признаки существования преступной организации проявляются во вне в виде конкретных преступлений, ради совершения, которых она создана, и доказывание осуществляется по схеме: установление данного конкретного события преступления и его раскрытие, путем установления круга виновных, т.е. установление факта существования преступной организации и всех лиц, ее составляющих.

В сентябре 1998 г. Научно- исследовательской лабораторией Московского института МВД России была проанализирована практика расследования уголовных дел об организации преступных сообществ за прошедший - 1997 год. Этот анализ показал, что в этот первый год применения нового уголовного законодательства в производстве следователей органов внутренних дел находилось 37 дел о преступлении, предусмотренном ст.210 УК, причем не отмечено ни одного случая привлечения к уголовной ответственности исключительно только по одной этой статье. Все деяния квалифицированы по совокупности ст.210 УК со статьями, предусматривающими уголовную ответственность за квалифицированное вымогательство ( рэкет), за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков ( ст.ст.228 - 234 УК РФ ), а также за различные преступления в сфере экономики, в том числе за преступления

Теория доказательств в советском уголовном процессе. М, Юрид. лит. 1973. С. 139.

86 против собственности ( ст.ст.159 - 163 УК РФ ), разглашении сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну ( ст. 183 УК РФ) и изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ ).

Аналогичная картина просматривается и в других аналитических документах. Например, в записке под названием « Аналитический материал с предложениями по правовым проблемам документирования противоправной деятельности членов организованных преступных сообществ (групп), действующих в сфере экономики», подготовленной Научно-исследовательской лабораторией- 3 ВНИИ МВД России и 6 отделом ГУБОП России (1998 г.), составленной по материалам уголовных дел о тяжких крупномасштабных и особо тяжких преступлениях, в частности, о хищении 80 автомобилей марки КАМАЗ с Нефтекамского автомобильного завода, о хищении денежных средств на сумму 895 млрд. руб. (Уральский регион), об организации выпуска и распространении подложных векселей ЗАО « Якутск-Золото-Трест» и др. В записке утверждается, что «цель, которую преследовал законодатель, устанавливая уголовную ответственность всех членов преступной организации, особенно лидеров, даже если они и не принимали участия в совершении каких-то других конкретных преступлений - не достигнута ( скорее даже получен отрицательный результат, т.к. при вменении ст.210 УК РФ уголовные дела отправляются на дополнительное расследование или же уголовное расследование по ст.210 УК РФ прекращается прокурором или судом). Во-первых, за время действия нового уголовного кодекса оперативные разработки заводились, и уголовные дела возбуждались не по фактам создания или участия в преступных сообществах, а по фактам совершения иных конкретных преступлений членами преступных организаций. И только потом по ходу предварительного следствия отдельным членам преступных организаций дополнительно вменялись ч. 1 или 2 ст.210 УК РФ. Во-вторых, не было ни одного случая, чтобы какому-нибудь члену преступного сообщества было предъявлено обвинение только по ст.210 УК РФ, без привлечения к ответственности по какому-то иному тяжкому или особо тяжкому преступлению».

Так, одно из первых и наиболее крупных уголовных дел о преступном сообществе, которое длительное время орудовало в сфере столичного игорного бизнеса (расследовалось прокуратурой Центрального административного округа Москвы в 1998 г.), возникло на основе фактических данных о конкретных эпизодах мошенничества, совершенного изощренным, тщательно отработанным типовым способом, в результате чего у обманутых граждан, втянутых по специальному сценарию в имитацию игры с применением компьютерной техники, изъяты крупные денежные суммы. Раскрытие этих преступлений вывело следствие на довольно примитивно-организованные
группы, слаженно

87 действовавших в конкретных точках столичного вещевого рынка «Лужники». В их состав входили руководители- сценаристы .подставные лица , держатель кассы, статисты, а также соучастник, в специальную обязанность которого входило урегулирование конфликта с потерпевшими.

Дальнейшее расследование показало, что действовавших на первый взгляд обособленно друг от друга типовые организованные группы являлись структурами огромного преступного единого синдиката, функционировавшего под единым руководством в сфере игорного бизнеса на основе отработанных методик « отъема» денег у азартных лиц. Он состоял из 14 структурных подразделений, каждое из которых в свою очередь включало несколько организованных групп, под руководством бригадиров. Входившие в эти структуры соучастники обеспечивали бесперебойную деятельность 43 игорных мошеннических заведений, использовавших не лицензированные игровые устройства кустарного типа и постоянно перемещавшиеся по территории вещевого рынка, выкачивая из карманов азартных и доверчивых людей огромные деньги.

Преступный синдикат функционировал под крышей официально зарегистрированного товарищества с ограниченной ответственностью, которое в соответствие со своим уставом получило право на организацию и эксплуатацию предприятий игорного бизнеса в порядке и на условиях, определенных законодательством. Организаторы и руководители ТОО, они же организаторы и руководители преступного сообщества, совмещая легальную и нелегальную деятельность, осуществляли всю полноту своей власти, включая « кадровые» вопросы подбора, расстановки членов групп, выдвижение бригадиров, а также распределение вознаграждения за выполненную в преступном сообществе роль в строжайшей зависимости от занимаемого места в его иерархичной пирамиде.

В подобных случаях процесс уголовно-процессуального доказывания строится по принципу от частного к общему и развивается по пути накопления доказательств обвинения в отдельных тяжких и особо тяжких преступлениях, сумма и характер которых позволяют выдвинуть и обосновать версию о существовании преступной организации (преступного сообщества). И лишь на завершающем этапе такого доказывания предпринимаются усилия, порой запоздалые, по установлению объективных обстоятельств, образующих состав преступления, предусмотренного ст.210 УК.

Отдельные проблемы доказывания по делам, связанным с деятельностью преступных групп поднимались еще задолго до появления УК РФ 1996 г., в который впервые была включена статья об ответственности за организацию преступного сообщества.

На наш взгляд по уголовным делам о преступлениях, совершаемых

88 организованными преступными сообществами, подлежат доказыванию
следующие обстоятельства, входящие в предмет доказывания по данной категории уголовных дел:

1) структура преступного сообщества организованной преступной группы; характер распределения ролей в каждой конкретной преступной группировке; 2) 3) существующая система правил поведения для членов сообщества (преступной группировки), а также санкций за нарушение указанных правил; характер поощрений членов сообщества со стороны организаторов преступной группы; факты применения санкций и поощрений к отдельным членам соответствующей группировки; 4) 5) способы конспирации преступной деятельность, используемые организованной преступной группы; характер связей ее членов группы ( прежде всего ее организатора ) с представителями органов государственной власти и управления; факты взяточничества со стороны государственных служащих, передачи ими той или иной информации, направленной на облегчение совершения преступлений и скрытие доказательств; факты, свидетельствующие о том , что, со стороны представителей органов государственной власти и управления принимались меры по уводу от уголовной ответственности тех или иных членов отдельной организованной преступной группы; 6) 7) характер технических средств, использованных членами преступного сообщества для облегчения совершения преступлений , для скрытия следов преступлений и обеспечения безопасности членов преступной группировки, а также для повышения эффективности противодействия деятельности правоохранительных органов по раскрытию, расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел в отношении членов сообщества; 8) 5)размеры денежных фондов , используемых членами организованных преступных группировок для обеспечения « расширенного воспроизводства « преступной деятельности и в качестве своеобразного фонда социального страхования» ,для помощи осужденным сообщникам и членам их семей; места хранения указанных денежных средств; лица, ответственные за сохранность этих денежных фондов , следящие за правильностью их использования , за расходом и приходом денег ; цели создания подобных фондов денежных средств и факты их использования;

6) характер связей преступного сообщества, в отношении членов которого ведется расследование уголовного дела, с иными преступными группировками; обстоятельства, свидетельствующие о борьбе за сферы влияния в регионе, о характере этой борьбы, ее средствах и методах; обстоятельства, свидетельствующие о кооперации преступной деятельности, о разделе сферы влияния. “°

Опарин Н.Б. Особенности доказывания по делам о преступлениях, совершаемых организованной преступной группой. Академия МВД РФ. 1992. С.7-8.

89

Теоретики и практики уже высказывали свое резко отрицательное отношение к тому, как на деле осуществлялся процесс доказывания по анализируемым делам. Так, в упоминающемся уже обзоре « Аналитический материал с предложениями по правовым проблемам документирования противоправной деятельности членов организованных преступных сообществ (групп), действующих в сфере экономики» его авторы отмечают:

В силу недопонимания, какие же признаки свидетельствуют о наличии преступного сообщества, оперативные работники в процессе документирования, а следователи в процессе расследования, основные усилия направляют на сбор фактических данных, свидетельствующих о совершении членами преступных групп конкретных преступлений, а сбору доказательств, свидетельствующих о создании преступного сообщества с целью совершения тяжких и особо тяжких преступлений, руководства сообществом и участии в нем, в чем заключаются характерные признаки, свидетельствующие, что это именно сообщество, а не организованная группа, внимание практически не уделяется, о чем свидетельствуют оперативные материалы и копии обвинительных заключений. Даже если следователь и указывает ( фактически голословно ) в обвинительном заключении, что кто- то создал преступное сообщество, с соответствующим иерархическим построением, четким распределение ролей и другим признакам, то затем приводит только доказательства виновности членов группы в совершении конкретных иных преступлений, а чем же подтверждается факт создания преступного сообщества, какие доказательства свидетельствуют о его сплоченности, цели совершения тяжких и особо тяжких преступлений, о руководстве сообществом конкретным лицом, о распределение ролей и т.п. следователь в обвинительном заключении, как правило, не приводит, так как таких доказательств в деле нет, в связи, с чем суды направляют уголовные дела на доследование или же исключают из обвинения ст.210 УК РФ.’’’

Действительно, сложившуюся оперативно- следственную практику, которую в определенной мере можно было оправдать на самом первом этапе применения ст.210 нового УК РФ , сегодня признать удовлетворительной нельзя. Эту статью было бы неправильно рассматривать только как « довесок» к квалификации конкретных преступлений, совершенных преступным сообществом. Законодательный замысел в этом отношении очевиден, он глубже, о чем уже говорилось в данной работе выше, при характеристике социальной обусловленности уголовно-правовой нормы, о которой ведется речь: установить ответственность лиц, принадлежащих к организованному уголовному миру за действие на самых ранних этапах преступной деятельности и,
тем самым, предоставить

90 правоохранительной системе государства законную возможность пресекать ее уголовно-правовыми средствами « на дальних подступах», когда сообщество уже организовалось, но еще не приступило к совершению конкретных тяжких или особо тяжких преступлений.

Поэтому и оперативно-розыскная, и следственная , и прокурорская практика в сфере борьбы с организованной преступностью вообще и с преступлением, предусмотренным ст.210 УК РФ , в частности и в особенности должна быть ориентирована не только на задачу полного раскрытия всех преступлений, совершенных уже самореализовавшимся преступным сообществом и правильную квалификацию всего содеянного им, но и на выявление, а в первую очередь негласным оперативно-розыскными средствами таких сообществ на более ранней стадии и пересечение их деятельности путем умелого применения мер уголовной репрессии, которые предоставлены новым УК России. Без такого подхода ст.210 УК РФ теряет свой подлинный смысл. Факт совершения тяжкого или особо тяжкого преступления, ради чего создано сообщество, не является элементом объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.210 УК. Достаточно этого, что совершение таких преступлений является целью сообщества.

Другая особенность доказывания по уголовным делам об организации преступных сообществ, предопределяется законспирированным характером данного преступления. В силу этих обстоятельств раскрытия преступлений, предусмотренных ст.210 УК РФ, практически невозможно без применения специальных негласных оперативно-розыскных мероприятий, как правило, связанных с проникновением в преступную среду, использованием специальной техники и других средств, которые по природе своей являются контрразведывательными. Поэтому и сама оперативно- розыскная деятельность по таким делам в значительной мере является контрразведкой в изначальном смысле данного понятия.

Добытые в результате такой деятельности фактические данные все чаще используются в качестве доказательств по уголовному делу. Так, в ходе расследования уголовного дела о сбыте преступным сообществом крупной суммы поддельных долларов США, в преступную среду был внедрен оперативный сотрудник милиции, который не только добьш ценнейшую информацию о составе преступного сообщества и каналах сбыта фальшивой валюты, но и неоднократно сам покупал фальшивые доллары за российские деньги (оперативный эксперимент), получая, таким образом, важные вещественные источники доказательств о распространении фальшивой иностранной валюты. В непосредственной связи с последней такой сделкой сразу трое сообщников были задержаны с поличным, что и, облегчило раскрытие преступления на предварительном следствии и

Ситковец Н.Г., Романов А.И. Когда нет единого толкования ( что мешает борьбе с организованными преступными сообществами ( преступными организациями ) // М.. Бюллетень « Оперативно- розыскная

91 обеспечило доказывания в судебном заседании. Оперативный сотрудник милиции был допрошен в качестве свидетеля и дал подробные показания относительно организованной преступной деятельности, ее соучастников и других обстоятельств дела. Эти показания суд принял в качестве доказательств, и дал им детальный анализ в обвинительном приговоре.

По этому делу в порядке, предусмотренном Федеральным законом « Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации» производилось прослушивание переговоров участников преступного сообщества. Полученная аудиозапись подверглась экспертизе, результаты которой наряду с вещественными доказательствами также были использованы в уголовно-процессуальном доказывании сначала - на предварительном следствии, а затем в судебном разбирательстве и нашли отражение в обвинительном приговоре.”2

Такая практика уголовно- процессуального доказывания , когда в качестве судебных доказательств используются фактические данные , полученных из нелегальных источников оперативно-розыскного характера , относительно нова. Она появилась в связи с введением в действие закона, регламентирующий оперативно- розыскную деятельность , что стало в свою очередь возможным только в условиях расширения открытости и гласности , в том числе и в деятельности органов дознания ( « спецслужб» ), отказа ( в разумных пределах) от не вызываемой необходимости завесы секретности в этой сфере. Ее непосредственной законодательной основой в настоящее время служат следующие положения Федерального Закона « Об оперативно-розыскной деятельности»:

1 ) Результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляются в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также используются в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации , регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

2 ) Представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами (ч.ч.2 и 3 ст. 11 ).

3 ) Материалы оперативно- розыскной деятельности могут свидетельствовать о признаках подготавливаемого , совершаемого или совершенного противоправного деяния , по которому производство предварительного следствия обязательно ( ч. 1 ст.8 ).

работа»№3. 1999

92

Верховный Суд Российской Федерации дал по этому поводу следующие разъяснения:

принимать к рассмотрению материалы, связанные с ограничением права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с нелегальным проникновением в жилище, должны суды субъектов Российской Федерации, то есть Верховные Суды республик, краевые, областные и равные им суды. Но если такие материалы предоставлены в районный (городской) суд, то в их рассмотрении также не может быть отказано;

по результатам рассмотрения материалов судьей единолично выносится мотивированное постановление о разрешении провести соответствующие оперативно-розыскное мероприятия или об отказе в этом. “3

Реализация возможностей оперативно- розыскной деятельности и практика их прямого - использования в уголовно-процессуальном доказывании всегда связана с определенными трудностями, может вторгаться в криминальную сферу, и всегда порождала целый ряд вопросов. Первый из них связан с тем, что оперативное внедрение кадрового оперативного сотрудника или же лица, сотрудничающего с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность на конфиденциальной основе, в такую специфическую среду как преступное сообщества сопряжено с огромным риском вовлечения его в преступную деятельность. Больше того по смыслу ст.210 УК РФ всякий « свой» в таком сообществе- уже виновен в данном преступлении, точно так же, как и всякий член бандитского формирования виновен в бандитизме ( ст.209 УК ) , хотя он и не совершил ни одного активного действия в рамках банды.

Единственное общее правовое основание для освобождения от уголовной ответственности, которое может применяться в отношении внедренного сотрудника, закреплено в части 4 статьи 31 УК, которая гласит:

« Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления».

Очевидно, что данная норма не может служить универсальной и достаточно

112 Уголовное дело 2-175/ 97 по обвинению Бочарниковой, Ильчук, Канева, Каранчи- Оглы Шукури и других по ст. ст.210 и 186 УК РФ.- Архив Новосибирского обл. суда.

113 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993г. « О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ. В кн.: Практика Верховного Суда РФ по уголовным делам за 1992-1994г.г. ДЕ-ЮРЕ. 1995. С.74- 75.

93 надежной гарантией освобождения внедренного сотрудника от уголовной ответственности, и это обстоятельство служит серьезным препятствием для
оперативных подразделений, лишает самого эффективного средства раскрытия преступных сообществ, что не менее важно, для обеспечения успеха будущего уголовно- процессуального доказывания.

Можно также воспользоваться в качестве обстоятельств, исключающих преступность деяния, положениями, содержащимися в ст.39 УК (крайняя необходимость) и в ст. 41 (обоснованный риск ).

Так, если внедренный в преступное сообщество оперативный сотрудник или агент причинили вред охраняемым уголовным законом интересам, но это было сделано для устранения опасности, угрожающей лично им или иным лицам, либо охраняемым законом интересам общества или государства, и эта опасность не могла быть устранена иными средствами, что такие деяния не являются преступлением. Разумеется, при условий, что не было допущено превышение пределов крайней необходимости.

Возможность применения ст.39 УК для вывода из-под уголовной ответственности лиц, осуществляющих оперативно- розыскные мероприятия , нам представляется очевидной. В то же время не вызывают сомнения и вся сложность такой процедуры, наличие множества преград на пути такой « реабилитации».

Еще более условной выглядит возможность применения ст.41 УК, когда для достижения общественно полезной цели причиняется вред охраняемым уголовным законом интересам.

Применение всех перечисленных норм, содержащихся в Общей части УК РФ и имеющих универсальное значение для решения вопроса об освобождении от уголовной ответственности, применительно к лицам, внедренным в преступные сообщества, весьма ограничено и затруднено.

Добровольный отказ (ст.31 УК) от преступления предполагает прекращение приготовления к преступлению либо прекращение непосредственно самих деяний, направленных на совершение преступления. Лица, о которых мы ведем речь, сами преступлений не замышляют, а тем более не выступают в качестве организаторов и подстрекателей к созданию преступного сообщества. В крайнем случае, можно говорить о неком наказуемом пособничестве.

Что же касается крайней необходимости и обоснованного риска, то их проявление при создании преступного сообщества и участия в нем без совершения тяжких и особо тяжких преступлений выглядит более чем сомнительно.

В специальной литературе и в методических разработках, посвященных вопросам раскрытия и расследования преступлений, предусмотренных ст.210 УК, уже обращалось

94 внимание на рассматриваемую нами проблему. В этой связи вносились
различные предложения. “4

Опыт решения сходных проблем в законодательстве уже имеется. Так, согласно примечанию к ст.205 УК РФ, устанавливающей ответственность за терроризм: лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности , если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления. А согласно примечанию к ст.208 УК РФ, устанавливающей ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования: лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится состава преступления.

Статью 210 УК также следовало бы снабдить общим примечанием, согласно которому лицо, участвовавшее в преступном сообществе (преступной организации) и добровольно прекратившее такое участие может быть освобождено от уголовной ответственности. А лицо, участвовавшее в преступном сообществе (преступной организации) обязательно освобождается от уголовной ответственности, если оно явкой с повинной, своевременным предупреждением органов власти или иным способом добровольно способствовало выявлению преступного сообщества (преступной организации) или пресечению его деятельности. Такое освобождение допускается лишь при условии, что в действиях данного лица не содержится состава иного преступления.

Такой законодательный шаг позволил бы создать необходимые предпосылки для доказывания по уголовным делам о преступлении, предусмотренном ст.210 УК, без которых она может оказаться мертворожденной или же выполнять декоративную роль при квалификации содеянного преступным сообществом. Во-первых, предлагаемая норма стимулировала бы отдельных сообщников т. к. называемому деятельному раскаянию, что имеет громадное значение для приобретения ценнейших свидетелей обвинения и пресечения

Если лицо внедрено в преступное сообщество (банду), то оно автоматически становится субъектом преступления, предусмотренного ч.2 ст. 210 (ч.2 ст.209) УК РФ и действующим законодательством оно не может быть защищено от уголовного преследования. Согласно ст. 75,74 УК РФ может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно впервые совершило преступление небольшой тяжести, или же если таковое предусмотрено статьями Особенной Части Уголовного Кодекса. Преступления, предусмотренные ст. ст. 209 и 210, относятся к особо тяжким преступлениям и в тексте статей не заложена возможность освобождения от уголовной ответственности (в отличие от ст. ст. 205,206, 208 и др.).

В целях обеспечения защиты лиц, внедренных в преступные сообщества МВД России подготовить предложение Правительству для обращения в Государственную Думу о дополнении ч.1 ст. 75 УК РФ следующими словами: « Лицо, внедренное в преступное сообщество подразделением по борьбе с организованной преступностью или выполняющее задания этого подразделения из числа членов сообщества, не может быть привлечено к уголовной ответственности, если оно в процессе этой работы не совершило иного тяжкого или особо тяжкого преступления».

95 преступной деятельности. Во- вторых, позволили бы на законном основании выводить из операции лиц , которые принимали участие в преступных сообществах по заданию или под контролем оперативных служб правоохранительных органов , освобождать их от уголовной ответственности и использовать свидетельские показания таких лиц в качестве законного источника судебных доказательств.

Представляется заслуживающей внимания деятельность полиции в Италии, США, Германии и других государств, где остро стоит проблема борьбы организованными началами в преступности. Там признается высокая общественная опасность преступных объединений независимо от тяжести тех преступлений, ради которых они создаются. И это правильно, так как создание преступных формирований не бывает связано с четким очерчиванием круга деяний, которое будут совершаться. Уже само по себе существование преступного формирования признается опасным. Его будущая деятельность, как правило, непредсказуема.

В 1982 году в УК Италии введена статья 416.1, которая гласит: « Всякий, кто участвует в объединении мафиозного типа, состоящем из трех или более лиц, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 6 лет. Все те, кто создают, руководят или организуют объединение, наказываются только за это лишением свободы на срок от 4 до 9 лет».

Объединение относится к мафиозному типу, когда те, кто, участвуя в нем, пользуются насилием, а также зависимостью и законом молчания (омерты) в отношении него для совершения преступлений, для установления прямого или косвенного руководства, или иного контроля, за экономической деятельностью, концессиями, разрешениями, подрядами или извлечения преимуществ, для себя либо для третьих лиц. То есть здесь принимаются во внимание направленность и содержание деятельности самого преступного объединения.

В Германии ст. 129 УК « Создание преступных объединений « предусматривает: « Кто основывает объединение, цели или деятельность которого направлены на совершение преступлений, или кто участвует в подобном объединении в качестве члена, вербует в это объединении или поддерживает его, тот наказывается лишением свободы на срок до 5 лет или штрафом.

В Японии в 1999 году был принят закон, направленный на борьбу с разными проявлениями организованной преступности , который выделял « преступную группировку», « союз преступных группировок», «объединения и союзы преступных организаций».

Крайне важно наличие специальной правовой основы предупреждения, пресечения самого факта создания организованных групп , объединений. И не случайно, как видим уже само такое создание и участие в соответствующем объединении
объявляются

96 самостоятельным преступлением.”5

Вторая, органически связанная со спецификой рассматриваемого преступления особенность уголовно- процессуального доказывания по делам, возбужденным по признакам ст. 210 УК РФ, заключается в чрезвычайной важности, которую по таким делам приобретают вещественные и документальные источники информации, полученные в результате проведения нелегальных оперативно- розыскных мероприятий. Речь идет прежде всего, об аудио- и видео материалах, полученных в результате применения техники при документировании факта существования преступного сообщества.

Следует сразу же оговориться, что данная проблема имеет общий характер, она относится не только к делам о преступлениях, предусмотренных ст.210 УК РФ. Но здесь она приобретает особое значения, потому что раскрыть тяжкое преступление до того как преступное сообщество приступило к реализации намерений, ради которых оно создано, без глубокого оперативно- розыскного технического проникновения в самый центр преступной среды, практически невозможно. Так как ни свидетельские показания, ни документы, прежде всего бухгалтерские, будучи самыми распространенными источниками доказательств по другим уголовным делам, по делам о преступлениях, предусмотренном ст.210 УК РФ, такой роли играть не могут.

Не случайно в условиях обострения борьбы с организованной преступностью вопросы об использовании вещественных и документальных источников информации, полученных оперативно- розыскным путем, с применением аудио-визуальной техники, в частности негласном наблюдении, негласном прослушивании и др., привлекает внимание ученых специалистов. 16

В теории данного вопроса преобладает точка зрения , согласно которой возможность использования указанных источников судебных доказательств ( вещественных доказательств в смысле ст.83 УПК и документов в смысле ст.88 УПК ) находится в прямой зависимости от того, может ли быть раскрыто ( расшифровано ) и точно указано в гласном уголовном судопроизводстве кем, когда , как и при каких обстоятельств , получен соответствующий источник информации. Если да, то орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность (ст. 13 Федерального Закона об оперативно-розыскной деятельности), основываясь на ч.2 ст.70 УПК РСФСР, согласно которой доказательства могут быть представлены не только участниками уголовного процесса, но и любыми
гражданами,

115 Преступность и законодательство. М., 1997. С. 54-55. Под ред. Долговой А.И.

6 Мешкова B.C. Изобличение лидера (организатора) преступной группы в ее создании и в руководстве преступной деятельностью. Кандидат. дис.М. 1998. Бедняков И.Д. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. M.I99I.; Доля Е.А. Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам// Российская юстиция. 1994,№ 10. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М.,1995.

97 предприятиями, учреждениями и организациями, может направить следователю или прокурору, в производстве которого находится уголовное дело, полученный в результате негласно (тем более гласного ) оперативно-розыскного мероприятия материал (фотографии, киноленту, звукозапись, видеозапись) с соответствующим максимально подробным изложением в постановлении и препроводительном письме всех обстоятельств, которые связаны с получением данного источника информации и которые, по мнению органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, могут иметь значение для ее оценки. Дальнейшая судьба представленных источников информации находится в руках лица, производящего предварительное следствие.

Согласно ч.2 ст. 11 Федерального Закона « Об оперативно- розыскной деятельности», они могут быть использованы в доказывании по уголовному делу « в соответствии с положениями уголовно- процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств». Это значит, что следователь, (прокурор) могут принять, приобщить, подвергнуть следственному осмотру и экспертному исследованию соответствующий источник информации, но могут и не принять. Орган же, представивший его, во всех случаях обязан по требованию следователя (прокурора) предоставить дополнительные данные об обстоятельствах, связанных с получением фото- кино аудио-видео материала, в том числе быть готовым к вызову на допросы в качестве свидетеля любого из своих сотрудников, имеющих отношение к получению данного материала.

В подобных случаях отношения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с органами следствия и прокуратуры согласуются не только в юридическом смысле, но и в нравственном; они предельно открыты и подчинены общей идее установления истины. В них нет элементов недоговоренности, легендирования, когда один правоохранительный орган нелоялен и неискренен в отношениях с другим правоохранительным органам одного и того же государства, что совершено недопустимо.

Эту принципиальную схему отношений следовало бы закрепить в новом УПК. Она могла бы служить эффективным средством раскрытия не только преступления, предусмотренных ст.210 УК, но и всех других, ему подобных, профессионально организованных, хорошо законспирированных деяний, когда обычные, традиционные «кабинетные» методы расследования почти полностью непригодны, бессильны, когда без агентурного и технического проникновения в преступную среду практически сделать ничего нельзя.

Гораздо сложнее является такая ситуация, когда орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность, располагает полученным негласно аудио- или видео-

98 материалом, несущим важную и ценную информацию о преступном сообществе, однако не может легализовать все обстоятельства, при которых этот материал был получен. Имеются в виду случаи, когда разконспирация следователю, прокурору и суду определенных данных означало бы разглашение сведений, содержащих государственную тайну ( ст. 12 Федерального Закона « Об оперативно- розыскной деятельности» ), на что в данном случае оперативные работники пойти не могут.

В подавляющем большинстве подобных случаев негласно полученные материалы остаются лишь как источники информации, ориентирующего свойства, указывающей пути обнаружения судебных доказательств, но сами в таком качестве остаются невостребованными. Из-за невозможности проверки обстоятельств их получения под неразрешимыми сомнениями оказывается их допустимость, относимость и достоверность.

Если аудио или визуальный материал « не привязан» к конкретному месту и времени и никто не может его «привязать» своими документальными или устными свидетельствовами, он, как правило, бесполезен, потому что его связь с предметом доказывания (ст.68 УПК) отсутствует, а, следовательно, фактические данные следует рассматривать, как лишение одного из признаков доказательства относимости.

И все же из этих общих положений имеются редкие исключения. Так, если по делу о преступном сообществе в распоряжении органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, имеется полученная негласным путем фотография или видеозапись, на которой изображены члены этого сообщества в обстановке, свидетельствующей, что они хорошо знают друг друга, тогда как на допросах эти лица вообще отрицают свое знакомство, фотография сама по себе независимо от обстоятельств ее получения приобретает свойства ценного вещественного доказательства (изобличающего, обвинительного). Подлинность фотографии может быть подтверждена соответствующей экспертизой.

В качестве подтверждения высказанных доводов для доказывания преступной деятельности созданного и функционирующего организованного преступного сообщества может служить уголовное дело № 150014, возбужденное 24 марта 1998 года прокуратурой Центрального административного округа г. Москвы по обвинению в ноябре 1998 года по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст.210 ч.2, 159 ч.З УК РФ, лидеров и членов преступного сообщества на вещевом рынке « Лужники» (г. Москва), созданного для совершения тяжких преступлений- мошенничеств в сфере игорного бизнеса под вывеской товарищество с ограниченной ответственностью ( ТОО) « САТ-КО» в 1993 году. Длительное время, данное преступное сообщество в количестве 12 человек, возглавляемое Алехчевым А.Б. причинило путем неоднократных хищений чужого имущества и злоупотребления доверием значительный ущерб гражданам. В ходе производства следственных действий

99 члены преступного сообщества, обвиняемые в совершении преступлений, отрицали не только свою вину, но и знакомство между собой. Однако, правильно спланированные и проведенные следователем допросы членов сообщества и своевременно предъявленные изъятые в ходе обысков фотокарточки и альбомы с фотокарточками с изображенными на них членами сообщества и добытые негласным путем фотографии и аудиозаписи их разговоров преступной деятельности сыграли важную роль - как ценного доказательства, полностью изобличающего их в совершении тяжких преступлений. После чего обвиняемые признали себя виновными в инкриминируемых им преступлениях, были арестованы и предстали перед судом.

Мы остановились на двух, как представляется основных особенностях, связанных обеспечением доказывания по делам о преступных сообществах. Но ими полностью особенности не исчерпываются, т.к. в конечном счете, расследования любой категории уголовных дел специфично, а каждое преступление всегда индивидуально.

Даже конкретные задачи, которые выдвигаются при осуществлении традиционных следственных действий ( осмотр , допрос, очная ставка, выемка и др.), организация и тактика их проведения имеют свои особенности и характерные видовые черты. Это касается, например, установления, иерархических связей между членами преступных сообществ и выявления роли каждого из них, документирования фактических данных, подтверждающих планирование тяжких и особо тяжких преступных деяний и т.п.

При этом в оперативно-розыскной и следственной практике важно не упустить те детали, которые свидетельствуют о том, что имеет место именно преступное сообщество, если даже оно пребывает в состоянии стагнации.

100

Глава 3.

«Особенности первоначального этапа расследования по уголовным делам об организации преступного сообщества »

3.1. Возбуждение уголовного дела и сбор первоначальных сведений о преступных сообществах.

Для возбуждения уголовного дела о преступлениях, совершаемых организованными группами, характерны две следственные ситуации: а) возбуждение уголовного дела на основе данных, полученных в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий; б) в связи с поводами и основаниями, предусмотренным в действующем УПК РСФСР. Если в первой ситуации имеется представление о групповом субъекте преступления, то во втором — версия о совершении криминального деяния организованной группой может быть выдвинута на основе исходной информации, полученной в ходе проведения неотложных следственных действий, и в первую очередь следственного осмотра и допроса потерпевших и лиц, явившихся с повинной.

Версия о групповом совершении преступления может возникнуть по различным обстоятельствам: например, по объему и характеру произведенных разрушений; количеству и весу похищенного, по числу ранений, нанесенных разными орудиями, по следам ног и отпечаткам рук; количеству и виду окурков, использованной посуды и т. д. Данные осмотра могут свидетельствовать и об опыте, знаниях, навыках, привычках и умениях лиц, совершивших криминальное деяние. Данные о личности участников группового преступления могут быть дифференцированы и персонифицированы, обладать способностью подтверждать не только факт коллективных противоправных действий, но и свидетельствовать о распределении ролей среди участников группы, о степени ее организованн ости.

В рассматриваемом нами аспекте информация о совершении уголовно наказуемого деяния организованной группой может быть получена путем осмотра предметов и документов, имеющих доказательственное значение: орудий преступления, объектов криминального посягательства, документов, принадлежащих преступникам, и документов, с помощью которых совершены хищения, подлоги, злоупотребления и т.п. С помощью письменных документов могут быть выявлены связи проходящих по делу фигурантов и

101 причастность других лиц. Важное значение может иметь информация, хранящаяся в памяти ЭВМ, которую целесообразно отпечатать на принтере и приобщить к делу.117

Информационная неопределенность, характерная для начального этапа расследования, в результате последующих следственных действий сменяется достоверными сведениями о деятельности криминального сообщества.

Исходная информация, служащая основанием для возбуждения уголовного дела, может
быть получена по различным каналам: в результате экономического анализа

I 10

хозяйственно-финансовой деятельности коммерческой организации, ревизий ,

контрольных проверок и закупок; сообщений, поступивших от потерпевших в результате насилия, имеющего криминальный характер. Но основным источником получения информации о совершении преступления организованным сообществом являются оперативно-розыскные мероприятия, проводимые органом дознания. Действия, посредством которых устанавливаются фактические обстоятельства преступления, подразделяются на следственные, предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом, и на оперативно-розыскные мероприятия, проводимые в целях обнаружения признаков преступления, розыска уголовных элементов, похищенного имущества, установления источников судебных доказательств.

Оперативные данные способствуют выдвижению версий по делу, составлению плана расследования, разработке тактики проведения следственных действий, определению последовательности предъявления доказательств.

Следователь, располагая ориентирующей информацией о численности криминальной группы, об уровне ее организации, о ролевых отношениях между ее участниками, об эпизодах противоправной деятельности, имеет возможность выдвинуть наиболее вероятную следственную версию. Планирование расследования в этом случае представляет собой в сущности определение путей и средств реализации оперативных данных.

Оперативно-розыскные мероприятия способствуют установлению соучастников и свидетелей, которым известны обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, выявлению данных, характеризующих личность организатора преступного сообщества, позволяют узнать его позицию, линию поведения, связи, отношения между членами и группировками сообщества, а отсюда —- избрать соответствующую тактику следствия

Основы борьбы с организованной преступностью. Автор, коллектив, под ред. B.C. Овчинского, В. Е Эминова, Н.П. Яблокова. М, «Инфра» M.J996.C.367.

Яблоков Н.П. О криминалистических проблемах борьбы с организованной преступностью. В сфере экономики // Актуальные проблемы правового регулирования общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике. Барнаул. 1991.С.215.

102 средства изобличения.”9 Зная намерения подозреваемых, можно подготовить дока- зательства, опровергающие их доводы, провести следственные действия, которые упреждали бы их. Оперативная информация является средством контроля эффективности и оценки тактики следственных действий, способствует более правильному определению доказательственного значения данных, полученных при их проведении.

Но как бы ни была велика и важна роль сведений, полученных в результате оперативно- розыскной деятельности, они могут быть положены в основу обвинения или непосредственно использованы для доказывания каких-либо обстоятельств расследуемого преступления, только при обеспечении необходимых гарантий их достоверности, а до этого имеют лишь вспомогательное значение для расследования. Оперативно-розыскные данные служат ориентиром, поводом и основанием для проведения различных действий в целях обнаружения и процессуального закрепления судебных доказательств.

Фактически данные, выявленные в процессе осуществления оперативно-розыскных мероприятий, могут быть использованы в качестве доказательств по делу после их проверки и процессуального оформления.

По значимости и роли в получении судебных доказательств оперативную информацию, используемую в раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых организованными сообществами, можно разделить на три группы.

  1. Оперативная информация, относящаяся непосредственно к обстоятельствам преступления. При помощи следственных действий она легализуется в судебные доказательства, и используется следователем при расследовании практически для установления всех преступлений, совершенных криминальным сообществом.

  2. Оперативная информация, носящая ориентирующий характер и относящаяся к характеристике личности участников преступного сообщества. Этот вид оперативной информации важен для правильного выбора тактики расследования, ориентирования следователя, хотя и далеко не всегда легализуется в доказательства.
  3. Оперативная информация, указывающая пути поиска и проверки доказательств, способствующая правильной их оценке. Так, следователю важно знать настроение, намерения того или иного члена преступного сообщества, ориентироваться насколько он будет откровенен, насколько примененные тактические приемы изобличения окажутся действенными.
  4. Оперативно-розыскная информация реализуется через определенные следственные действия. Выбор тактического приема проведения следственного действия и возможности доказательственного использования оперативной информации определяются тем, насколько

119 Костю А.С. Организация и тактика розыскных действий: Учебное пособие. Хабаровск. 1992. С.56-57.

103 они соответствуют принципам уголовного процесса и очерченной в законе компетенции следователя. Именно законность должна лежать в основе выбора любого
тактического приема.

Принципиальной особенностью использования оперативно-розыскных данных является полная недопустимость ложной информации в любой форме ее проявления. С точки зрения этого требования не могут быть признаны отвечающими задачам предварительного следствия такие приемы, как обман в любой его форме, невыполнение обещаний, использование процессуальной неосведомленности либо отрицательных качеств личности. Так, применение приемов, связанных с демонстрацией какого-то предмета в расчете на возникновение определенных ассоциаций, свидетельствующих о причастности к совершенному преступлению, возможно лишь при условии, что следователь не ссылается на этот предмет как на доказательство, не приписывает ему несуществующих качеств.

Использование в ходе следственных действий оперативно-розыскной информации возможно при тех же условиях, при которых вообще осуществляется предварительное расследование: при выполнении требований закона и при соблюдении норм морали. Это первое условие использования оперативно-розыскной информации в предварительном следствии.

Второй предпосылкой использования оперативно-розыскной информации является наличие тесного и откровенного взаимодействия следователя с органом дознания. Необходимость его обусловлена общностью задач, стоящих во время расследования перед органами дознания и предварительного следствия, а также различием их правомочий и форм деятельности.

Третье условие использования оперативно-розыскной информации — строжайшее соблюдение конспирации источника получения информации и неразглашение данных предварительного следствия.

Перед использованием данных, ставших известными следователю в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, он обязан позаботиться о том, чтобы не были расшифрованы источники оперативной информации, методы оперативно-розыскной деятельности. Такая опасность существует, так как преступники знают или могут догадываться о некоторых оперативных возможностях органов дознания. Поэтому они пытаются узнать, откуда следователю стал известен тот или иной факт, тщательно анализируют его слова, внимательно изучают реакции, а иногда и провоцируют ложными заявлениями с целью узнать источник и степень осведомленности. Отсюда общим правилом для следователя должно быть запрещение пользоваться в целях изобличения членов преступного

104 сообщества такими оперативно-розыскными данными или приемами, которые могут повлечь расшифровку источника или методов оперативно-розыскной деятельности.

Допрос, в процессе которого используется оперативная информация, обычно ведется от общего к частному, от известных фактов к неизвестным, Важно перед допросом подумать, что ответить допрашиваемому, если он спросит, откуда тот или иной факт известен следователю. Здесь большое значение приобретают косвенные ответы, т. е. такие, которые имеют второй смысл, подтекст, разночтение. Плохо, если допрашиваемый догадается об источнике происхождения оперативной информации. Следователь должен умело отвести подозрения, сослаться на вполне официальный источник.

Повышенная осторожность требуется при формулировании вопросов, которые предполагается задать обвиняемому. Нельзя спрашивать об обстоятельствах, которые известны лишь из оперативных источников. Вопросы должны быть поставлены так, чтобы допрашиваемый не смог определить объем известного, источник осведомленности, чтобы обвиняемый извлек из них для себя как можно меньше информации о том, что известно следователю, какими он располагает доказательствами, наконец, чтобы вопросы не подсказывали ответ допрашиваемому.

Информация, используемая в расследовании организованной преступной деятельности, должна быть законспирированной, персонифицированной, целенаправленно приспособленной, защищенной от утечки, удобной для пользования, гарантирующей доступность ее адресатам, использование в необходимом количестве, возможной для обратной связи. Так, информация, полученная в результате применения технических средств для записи телефонных разговоров в процессе производства оперативно- розыскных мероприятий, позволяет узнать состав криминального сообщества, планы подготовки и совершения преступлений, роль каждого члена криминальной группы, время и место встреч, а негласное применение фото-, кино- или видеосъемки способствует получению доказательств совместной преступной деятельности.

Использование возможностей компьютерной техники — одна из особенностей раскрытия и расследования преступлений, совершаемых преступными сообществами. Наличие компьютерной сети ускоряет процесс передачи информации, данных, содержащихся в криминалистических и оперативных учетах, получение информации из внешних банков данных, в том числе и на межгосударственном уровне, т. е. той информации, которая столь необходима на первоначальном этапе раскрытия и расследования преступлений.

По делам рассматриваемой категории средства вычислительной техники могут быть использованы для составления плана расследования групповых преступлений, организации

105 поиска участников криминальных формирований по признакам внешности; для установления связи между ними, а также между организациями, входящими в преступное сообщество; в систематизации предварительных данных по эпизодам и участникам преступлений. Компьютерные системы могут быть использованы не только для информа- ционного обеспечения процессов раскрытия и расследования преступлений, но и для рационализации деятельности следователя, оперативного работника, эксперта.

В настоящее время уголовные дела о преступлениях, совершенных организованными преступными группами, возбуждаются в следующем порядке:

1) сразу по результатам оперативной проверки, в предварительной оценке которых принимает участие следователь или прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов в данной деятельности (ст. 108 п.4 в УПК РСФСР); 2) 3) после соответствующей оценки оперативных сообщений и заявлений о совершении преступлений организованным криминальным сообществом, которым не предшествовала оперативно-розыскная проверка. Пока такая проверка осуществляется в порядке ст. 109 УПК РСФСР. 4) Первейшей задачей такой проверки является, возможно, быстро выявление в изучаемом событии признаков деятельности организованной преступной группы. Для этого, прежде всего, необходимо ориентироваться на типовые черты организованной преступности и специфические черты, присущие ее, отдельным видам, рассмотренные в предыдущей главе.

Вместе с тем необходимо обращать внимание на конкретные признаки проявления указанных черт. К числу указанных признаков можно отнести, например, следующие: 12°

  • предумышленность, дерзость деяния, признаки тщательной продуманности деяния по месту и времени совершения;
  • сложный способ совершения преступной акции и возможность ее безопасного совершения при участии в ней нескольких лиц с четким распределением ролевых функций;
  • длительное, тщательное и скрытное проведение наблюдения за объектом преступного посягательства;
  • наличие следов и иных материальных последствий совершенного деяния, указывающих на высокую техническую оснащенность и вооруженность ее исполнителей, что присуще лишь преступной организации, обладающей большими материальными средствами
    (использование подслушивающих устройств, передатчиков, автомашин
  • Ананьин А.Ф. Организация, подстрекательство и пособничество в групповом преступления. Свердловск. 1980. Автореферат, к.ю.н. С. 16.

106 иностранных марок, милицейской формы и соответствующих документов, современного огнестрельного оружия, электрошоковых дубинок и пр.):

  • характер направленности преступной акции, связанной с получением крупных де нежных сумм или дорогостоящих материальных ценностей;

тщательно продуманный (неслучайный) выбор объектов преступного посягательства (банковские, коммерческие и иные структуры, обладающие большими ценностями, полученными в результате различного рода некорректных коммерческо-финансовых сделок; отдельные граждане, обладающие большими денежными суммами или ценным имуществом, часто добытыми спекулятивным и иным незаконным путем);

хитроумные, изощренные и быстрые способы реализации преступно нажитых денег и материальных ценностей;

наличие оперативно-розыскных данных, указывающих на связь совершенного деяния с деятельностью преступного формирования, находящегося под контролем соответ- ствующих правоохранительных органов, либо на совершение его какой-то еще неизвестной группой;

  • специфическое поведение задержанных подозреваемых лиц (наглость, запирательство, обструкция, конфронтация со следователем, сложные отношения задержанных между собой и пр.);
  • частое отсутствие свидетелей или их полная «неосведомленность», неискренность потерпевших и свидетелей;
  • быстрое срабатывание защитных средств, характерных именно для преступной организации, имеющей коррумпированные связи, группы безопасности, своих адвокатов (угрозы следователю и его близким, давление на следствие разных влиятельных лиц, подключение к участию в расследовании наиболее подготовленных адвокатов, создание помех расследованию действиями организованного преступного формирования и пр.).
  • Конечно, это не исчерпывающий перечень указанных признаков, но даже вышепри- веденные, как показывает следственная практика, более или менее обоснованно определяют преступный почерк организованного преступного формирования, как до начала расследования, так и в его процессе. Выявление отмеченных признаков осуществляется не только в ходе доследственной проверки, но и с началом расследования. Однако далеко не все перечисленные черты могут быть выявлены в начале расследования. Процесс выявления указанных выше признаков при отсутствии материалов оперативно- розыскной проверки деятельности организованного преступного формирования имеет определенную этапность. Вначале устанавливается факт совершения деяния группой лиц, затем - их предварительный сговор и устойчивость этой группы, а затем
  • сплоченность

107 организованной группы в преступное сообщество.

Сведения о том, что расследуемое преступление совершено группой лиц обычно получают из исходных сведений (заявлений, сообщений), поступивших к следователю, из проверочных материалов и собранных в ходе оперативно-розыскных мероприятий сведений, данных осмотра места происшествия или использованных при совершении преступления документов, орудий, оружия, технических, транспортных и иных средств. Например, такую информацию можно получить по следам пальцев рук, обуви, обнаруженным пулям и гильзам, орудиям преступления, оружия, механизма и способу совершения деяния, а также из показаний потерпевших и свидетелей о нескольких преступниках и т.п.

Вторая, более сложная часть расследуемого процесса, связана не только с выявлением следователем в исходной информации и результатах первоначальных следственных действий признаков группы лиц, и признаков деятельности организованной преступной группы, а затем - признаков преступного сообщества. Это процесс требует использования всей возможной оперативно-розыскной информации, указывающей на наличие или отсутствие в данном районе, городе или регионе преступных формирований, способных совершить расследуемое преступное деяние.

Тщательная процессуально - криминалистическая оценка первичной информации необходима и тогда, когда к следователю поступают результаты длительной работы опера- тивно-розыскных органов, указывающих на то, что подлежащее расследованию преступное деяние имело место и совершено организованной криминальной группой. Данная оценка должна осуществляться не только с позиции ее процессуально - криминалистической значимости для расследования и возможности получения другой необходимой доказательственной информации в ходе расследования, но и с точки зрения действительного наличия в этой информации признаков деятельности преступной организации с выходом на отдельных, причастных к этому лиц.

Именно наличие в первичной оперативно-розыскной информации сведений о событии преступления и лицах, к нему причастных, и обеспечивает не только следственную и судебную перспективу, но и позволяет четче спланировать расследование. Дальнейшее же расследование должно быть нацелено не только на проверку факта действия, в данном случае организованной преступной группы, но и на установление факта ее реального существования, цели создания, численности, структуры, характера распределения ролевых функций между членами, степени общности их преступных интересов, а также сферы и района действия выявленной организованной группы.

Для обеспечения дальнейшего расследования важно как можно быстрее разобраться в механизме совершения таких преступных деяний, и особенно в сфере экономики и

108 кредитно-банковской области. Именно такого рода знания вместе со сведениями о предмете преступного посягательства помогают выявить базовую направленность преступной деятельности группы, ее систематичность и устойчивость. Отсутствие же должного представления об этом не только не позволит разобраться в вышеуказанном, но и не создаст условий для четкого выделения определенных эпизодов в данной преступной деятельности, обеспечивающих судебную перспективу уголовного дела.

При изучении особенностей данного преступного формирования следует иметь в виду, что обычно легче сначала собрать информацию о менее защищенных от разоблачения звеньях преступной организации, ибо их деятельность не столь тщательно замаскирована. К их числу относятся группы исполнителей, боевиков, телохранителей, посредников, обслуживающий персонал и т.п. Выявление членов таких звеньев и тактико - пси- хологически продуманная оперативно-розыскная и следственная работа с ними с учетом выявленного характера существующей в группе внутренней борьбы ее членов за власть и доходы, могут давать определенную информацию о многих сторонах функционирования криминального объединения и о его лидерах.

Очень важно по собранной информации проследить характер и частоту участия в преступной деятельности данного формирования всех его членов, как рядовых испол- нителей, так и высшего звена организации, а также выявить его коррумпированные связи. При этом, как справедливо отмечается в литературе, своевременное получение подробной информации о лидерах преступного формирования и наиболее активных звеньях и членах, свидетельствующей об их руководящей и организующей роли, участии в преступных акциях, позволит нанести внезапный удар по «мозговому центру» группировки, изолировать коррумпированных сообщников и дезорганизовать ее преступную деятельность, в том числе и противодействие правоохранительным органам.

С целью доказывания главной роли лидеров преступной организации в ее создании и руководстве, а также их вины в преступной деятельности, очень важно уже на начальном этапе расследования получить сведения о всех волевых проявлениях и аспектах этой деятельности, связанных с функционированием данного сообщества, которые можно ис- пользовать в рамках применения ст. 17 УК РСФСР. В частности, таковыми сведениями могут быть данные об их организаторско-управленческих функциях, характере распоряжений, требований и указаний, советов и элементах практической помощи в подготовке к отдельным преступным акциям, а также об их психической и волевой деятельности в распределении преступных доходов, финансировании коррумпированных должностных лиц и т.п.

109

Законспирированность функционирования организованных преступных формирований и связей между их отдельными членами, круговая порука сообщников, тщательная подготовка преступных акций и сокрытие ее следов, дерзость, жестокость, изощренность, быстрота совершения самого преступления, частое оказание преступниками вооруженного сопротивления оперативным и следственным органам, возможность утечки и расшифровки оперативно-розыскной информации как результат действия коррумпированных связей, необходимость защиты от преступников свидетелей и потерпевших — все это вносит определенную специфику в комплекс методов и средств расследования организованной преступной деятельности и оперативно-розыскных мероприятий.

Закон (ч.1 ст. 108 УПК) в число поводов к возбуждению уголовного дела включает:

заявления и письма граждан; сообщения предприятий, учреждений и организаций, а также должностных лиц; явку о повинной.

Разработчики «Примерной инструкции о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях», утвержденной Приказом МВД СССР от II ноября 1990 года N415, сводят их к информации, которая требует установленного законодательством процессуального порядка их рассмотрения (п.1.3.).

Примерная инструкция N415 к поводам к возбуждению уголовного дела относит «письменные заявления или письма граждан, имеющие необходимые реквизиты и оформленные в соответствии с уголовно-процессуальным законом» (п. 1.З.), но ни того, ни другого условия не раскрывает.

Устное заявление гражданина, явка о повинной сами по себе отнюдь не вызывают тотчас же возбуждение уголовного дела. Законом (ч. 1 ст. 110, ст. 111 УПК) предусмотрено обязательное составление протокола и выполнение ряда других действий. Затем только решается вопрос о принятии решения, причем, не обязательно о возбуждении уголовного деда. Письменные заявления граждан, сообщения предприятий, учреждений, организации и должностных лиц также не влекут автоматически возбуждение уголовных дел. Для этого необходимо наличие оснований, то есть достаточных данных, указывающих на признаки преступления, которых иногда и не бывает. Поэтому правильнее указанные обстоятельства именовать поводами к возбуждению уголовного производства, его началу. Поводами же к возбуждению уголовного дела они становятся при соответствующем процессуальном их оформлении, а также наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Эти данные могут содержаться не» обязательно в заявлении,
сообщении.

121 Антонян Ю.М., Пахом В.Д. Организованная преступность и борьба с ней // Сов. государство и право. 1989. №7. С.36-42.

110 Отсутствие их, а также наличие обстоятельств, исключающих производство по делу, обусловливают принятие прямо противоположного решения об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 1 ст. 113 УПК).

К заявлениям, сообщениям о преступлениях организованных групп и преступных сообществ следует отнести те из них, которые содержат данные о преступных деяниях, предусмотренных УК РФ, с квалифицирующим признаком «совершение преступления организованной группой», то есть устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений» (ч. 3 ст. 35 УК РФ) или « организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо опасных преступлений либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях» (ч. 4 ст. 35 УК РФ). К такого рода преступлениям относится 69 (27,05%) видов общественно опасных деяний от общего количества, предусмотренного УК РФ. К ним относятся, в частности, убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, истязание, похищение человека, незаконное лишение свободы, разбой, вымогательство и другие. Вид преступления и указанный выше критерий позволяют определить их подследственность, включая соответствующую службу милиции. Очевидно, именно этими показателями руководствовалось Региональное управление по организованной преступности г. Москвы и его низовые подразделения, направив «по подследственнности» в 1995 г. 1799 из 4047 заявлений, сообщений о преступлениях, что составило 44,45%. В первом полугодии 1996 г. этот показатель был равен 35,57%.

Если исходить из уголовно-процессуального законодательства, уголовное производство может начинаться с непосредственного обнаружения признаков преступления органом дознания (а значит и криминальной милицией), следователем, прокурором, судьей или судом (п. 6 ч.1 ст. 108, ст. ст. 255 и 256 УПК) или адресованного им заявления гражданина, сообщения предприятия, учреждения, организации и должностного лица о преступлении (п.п.1-8, 5 ч.1 ст. 108), статьи, заметки, письма, и опубликованных в печати (п.4 ч.1 ст. 108 УПК).

Относительно рассматриваемых нами преступлений большинство уголовных дел возбуждается по признакам конкретных деяний, в процессе расследования которых происходит сбор доказательств, указывающих на наличие признаков ст. 210 УК РФ. Однако дело может быть возбуждено и сразу по этой статье на основании материалов оперативно-розыскной деятельности после непосредственного обнаружения признаков организованного преступного сообщества или преступной организации (п. 6 ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР). В таких следственных ситуациях, проведение расследования связано с дополнительными

Ill

затруднениями, поскольку информационную базу составляют сведения, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Одна из первых задач — выявление базовой преступной ориентации сообщества или организации, ее криминальной «окраски». От данного обстоятельства зависят работа по выдвижению версий и корректировка планов расследования. Особое значение имеет свое- временная фиксация следов нетипичных и побочных преступлений, совершаемых отдельными членами организованного преступного формирования, с последующей переориентацией на раскрытие базовых преступлений. Фактором, способствующим успеху такой тактики, является то, что нетипичные преступления обычно менее подготовлены, часто ситуативны, а, следовательно, оставляют после себя доказательственную базу, достаточную для изоляции отдельных членов формирования.

Выявление признаков преступного сообщества (преступной организации) значимо для своевременного обеспечения расследования в этом направлении и выбора тактических приемов. Прежде всего, это обнаружение и фиксация доказательств, свидетельствующих о продуманности преступлений, их предварительной подготовке и мерах по сокрытию. Обстоятельствами, подтверждающими организационные начала в преступном формировании, могут быть следующие:

  • хорошая осведомленность о конкретном объекте посягательства;

  • высокий уровень технической оснащенности преступной группы (современные средства связи, подслушивающие устройства, вооружения);
  • использование преступной группой служебных документов, форменной одежды, автотранспорта и иной атрибутики правоохранительных и контролирующих органов;
  • ощущение явной подавленности, испуга и замкнутости потерпевших и свидетелей, при их контактах с правоохранительными органами;
  • крайнее вызывающее и циничное поведение подозреваемых в отношении следователей и оперативных работников;
  • отрицание своей причастности к преступной деятельности, даже вопреки очевидным фактам; немедленное включение защитных средств,
  • появление наиболее подготовленных адвокатов (нередко двух и более одного по- дозреваемого);
  • попытки дискредитировать следствие, саботировать ход расследования;
  • Возгрин И.Л. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования // Вопросы профилактики преступлений. Л.,1979. С.61-64

112 массированное использование коррумпированных и иных связей в правоохранительных органах, властных структурах, средствах массовой информации в целях оказать давление на следствие, изменить его направление в интересах подозреваемых;

  • постоянно проявляемое «внимание» к потерпевшим и основным свидетелям с тем, чтобы повлиять на их позицию;
  • попытки поставить под контроль ведение следствия, завладеть инициативой.
  • В зависимости от конкретных условий, помимо этих проявляются и другие признаки, свидетельствующие о том, что следствия имеет дело со сплоченной преступной организацией.

На первоначальном этапе расследования необходимо иметь представление о факторах, противодействующих деятельности правоохранительных органов по разоблачению преступных сообществ (преступных организаций). Их знание помогает следователю и оперативным работникам прогнозировать развитие тех или иных ситуаций, предвидеть поведение подозреваемых и обвиняемых, более осмысленно и взвешенно подходить к выбору тактических приемов проведения следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий. Многие из этих факторов обусловлены психологией участников преступного сообщества или организации. Например, ориентация на интересы всего организованного преступного формирования, схожесть показаний, в том числе в деталях , свидетельствующая о наличии предварительной установки.

В силу этого на первоначальном этапе расследовании подозреваемые и обвиняемые обычно выступают перед следователем как группа очень высокой степени сплоченности, с четко выраженной установкой на отказ от какого-либо психологического контакта. Выражается это в скоординированной позиции на допросах и при проведении других следственных действий, демонстративно вызывающем поведении, в запугивании и шантаже потерпевших и свидетелей, иногда и следователей, попытках сорвать выполнение следственных действий, стремлении к поддержанию связей на «воле» и т. п.

Другим фактором является наличие сплоченности между фрагментами внутренней структуры преступного формирования. Так, функционирование структурных подразделений сообщества или организации переключается на оказание всесторонней поддержки задержанным или арестованным, активное противодействие следствию, что может создать для последнего значительные проблемы. К этому следует добавить динамичность преступного сообщества или организации, способность к регенерации криминальной деятельности в различных формах.

В сочетании с наличием коррумпированных связей в правоохранительных органах и иных
властных структурах, возможностью тратить значительные средства на подкуп

113 должностных лиц не только в период следствия, но и в течение всего времени движения дел в судебных стадиях процесса, создавать вокруг процесса удобное для обвиняемых общественное мнение — все это создает реальные опасности «развала» дела на всем протяжении уголовного судопроизводства вплоть до момента вступления приговора в законную силу.

Дополнительным неблагоприятным для следствия фактором является то, что по многим делам потерпевшие не отличаются корректностью поведения и чистотой гражданских позиций, а порой их деятельность прямо противозаконна. Это обстоятельство используется защитой, с учетом неподготовленности судей к рассмотрению дел этой категории.

Существенным фактором являются проблемы в уголовно-процессуальном законо- дательстве относительно регламентации порядка и условий участия в предварительном следствии сразу нескольких защитников одного подозреваемого (обвиняемого), что в некоторых случаях, особенно при отсутствии достаточного опыта у следователя, вносит дезорганизацию в расследование. Злоупотребление правом адвоката на свидания с подзащитным наедине без ограничения их времени и количества используется для са- ботирования запланированных следственных действий, умышленного затягивания времени с целью добиться освобождения задержанных или арестованных по истечении процессуальных сроков.

Противодействие расследованию со стороны защиты может быть формально как правомерным (в рамках, установленных процессуальным законом), а также завуалированно или явно неправомерным. Первый способ противодействия используется наиболее активно. Для его нейтрализации следователь должен обладать высоким уровнем процессуальной культуры, неукоснительно и точно исполнять все предписания процессуального законодательства.

Ход расследования должен постоянно контролироваться руководителем соответствующего следственного подразделения и надзирающим прокурором. В последнее время очень часто применяются и способы неправомерного противодействия расследованию. Иногда отдельными адвокатами организуется воздействие на потерпевших и свидетелей, инспирируются дискредитация и клевета на правоохранительные органы, его представителей, активно используются личные связи в целях оказания давления на следствие. В некоторых случаях действия адвокатов образуют признаки состава пре- ступления, что не должно оставаться без внимания.

Способом дискредитации органов предварительного следствия и оперативных под- разделений является, например, направление жалоб и заявлений в различные органы и

114 должностным лицам, в которых выдвигаются обвинения в материальной и иной заинтересованности правоохранительных органов, обусловленности их действий интересами определенных групп и лиц, коммерческих и иных организаций. Одновременно предпринимаются попытки освобождения задержанных и арестованных в судебном порядке; освобожденные, как правило, немедленно переходят на нелегальное положение.

Следует специально подчеркнуть, что весь этот арсенал противодействия правосудию бывает, пущен в ход немедленно уже на стадии возбуждения уголовного дела.

Расследование дел о преступных сообществах и преступных организациях необходимо поручать наиболее опытным, а лучше — специально подготовленным для этого сле- дователям, избирая в каждом конкретном случае оптимальный количественный и качественный состав оперативно-следственной группы. Причем такая оптимизация рас- следования должна осуществляться незамедлительно по обнаружению признаков пре- ступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ. Всякое промедление грозит утратой судебной перспективы дела.

Помимо факторов, препятствующих расследованию, следователь должен хорошо знать закономерности и обстоятельства, способствующие нейтрализации и разложению организованных преступных формирований, и использовать их для достижения успеха в раскрытии и расследовании преступлений.

Объективной основой возникновения таких факторов является структура взаимо- отношений в преступной организации, жесткая дисциплина, иерархическое строение, эксплуатация рядовых членов организации его ядром, его паразитирование на криминальном бизнесе и присвоение львиной доли преступных доходов при наименьшем риске быть разоблаченным и подвергнуться наказанию. Стремление преступного формирования к получению максимальной прибыли усиливает эту эксплуатацию и паразитирование, порождая порой очень острые конфликты с ее отдельными членами. В свою очередь, в погоне за прибылью отдельные организации, члены, выходя за рамки общего умысла, могут, например, «перебрать» в давлении на потерпевших. Особенно часто это бывает по делам о вымогательстве. В результате наступает «срыв» и кто-то из жертв посягательства обращается в правоохранительные органы. В таких случаях крайне необходимы быстрое реагирование в целях сбора и закрепления доказательственной базы, предупреждение любой утечки информации. В своих заявлениях и на первом допросе потерпевшие часто называют лиц, которые прямо или косвенно могут подтвердить и показания о деятельности преступной организации ее членов.

Как уже отмечалось, когда преступное сообщество или организация включает значительное количество участников, появляются центробежные тенденции.
Ядро

115 формирования стремится к установлению еще более жесткой дисциплины, а с другой стороны, ряд членов как бы уходит в «оппозицию», некоторые из них отклоняются от базовой направленности преступной деятельности и даже пытаются создавать
свои внутренние группировки, разлагающие организованное формирование.

Характерным фактором является постоянное противоборство между

конкурирующими преступными группировками по отраслевому или территориальному признаку. Такая борьба неизбежно оставляет информацию о численности, структуре, криминальной направленности преступных формирований, их лидерах, взаимоотношениях между членами, сведения о потерпевших. Все это может быть с успехом использовано в организации расследования и определении тактики проведения отдельных следственных действий. Помимо этого неизбежным результатом такого противоборства является совершение преступных посягательств в отношении друг друга, материальные следы, которых должны использоваться при расследовании не только этих конкретных преступлений, но и для доказывания наличия функционирования преступного сообщества (преступной организации)123 .

Практика расследования дел об организованной преступности показывает, что самым распространенным препятствием и основным врагом на пути достижению результата при сборе первоначальных сведений является пассивность расследования и выжидательная позиция следователя, именно на первоначальном этапе. Быстрое реагирование и насту пательность с момента возбуждения уголовного дела и до направления его в суд, постоянное прогнозирование следственной ситуации, нейтрализация деятельности по противодействию расследованию и упреждение негативных факторов способны сразу же обеспечить стратегическое преимущество правоохранительных органов.

3.2. Следственные ситуации и основные
направления

расследования на первоначальном этапе.

В криминалистике понятие следственной ситуации можно считать вполне устоявшимся, однако, различия в ее толковании остаются. Так, в одних случаях ее определение связывается с условиями (обстановкой), в которых осуществляется расследование; в
других - понимание следственной ситуации представляется как

Лузгин И.М. Проблемные вопросы методики расследования отдельных видов преступлений // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов. 1982.С. 19-20.

116

совокупность информации, характеризующей состояние расследования по уголовному делу, без учета обстановки и условий, в которых оно происходит на основании доказатель- ственной, тактической, методической и организационной информации (иногда к этому добавляют некоторые элементы обстановки в которой осуществляется расследование).

Если теоретические проблемы ситуационного подхода в криминалистике разработаны на достаточно высоком уровне, то прикладной аспект данной проблемы, особенно применительно к ситуациям расследования организованной преступной деятельности, исследован явно недостаточно, и возможность практического применения имеющихся здесь знаний невелика.

Необходимым условием для практического использования ситуационного подхода непосредственно в практической деятельности по расследованию преступлений, совершаемых участниками организованных преступных групп, является составление подробных классификационных элементов, определяющих ситуации (правильнее называть их тезаурусами). В перспективе должны появиться соответствующие стандарты на криминалистические ситуационные тезаурусы. Такие стандарты сэкономят значительные суммы денежных средств и время на разработку самых различных методических документов и программ.

Ситуационные тезаурусы необходимы для решения самых различных прикладных задач криминалистических научных исследований. Назовем некоторые из них.

  1. Формирование автоматизированных информационных систем и документов-носителей первичной информации в криминалистических учетах.
  2. Создание баз данных научной литературы по криминалистике.
  3. Разработка криминалистических научных рекомендаций, ориентированных на действия следователей и оперативных работников в конкретных ситуациях.
  4. Разработка компьютерных систем поддержки процесса принятия следователем тактических решений.

Формирование ситуационных классификаторов особенно важно для разработки рекомендаций по расследованию преступлений, совершаемых участниками организованных преступных групп. Именно с этого должна начаться серьезная работа по методическому обеспечению раскрытия и расследования данной категории преступлений.

Без разработки таких классификаторов не могут быть решены и многие научные проблемы, особенно моделирование организованной преступной деятельности и ориентации на эти модели соответствующих тактических комплексов (типовые тактические операции и комбинации). С их помощью могут быть разработаны адекватные криминалистические

117 характеристики отдельных категорий преступлений и обобщенные криминалистические характеристики организованной преступной деятельности.

В ходе решения вопроса о возбуждении уголовных дел при выявлении преступной деятельности организованных криминальных формирований, с начала расследования и в процессе следствия, как и по другим уголовным делам, возникают разнообразные и весьма специфические криминалистические ситуации оперативно-розыскного и следственного характера. Умелая оценка этих ситуаций имеет важное значение для правильной ориентации следствия на определенном этапе расследования для принятия оптимальных процессуальных и криминалистических решений и определения путей и средств дальнейшего расследования.

Однако в криминалистической литературе до самого последнего времени не имелось какой-либо научно-исследовательской информации, по поводу существа и типовых черт ситуаций, возникающих при расследовании дел о преступных сообществах, а также рекомендаций, обеспечивающих следователей и оперативных работников необходимой научно-методической базой. В настоящем диссертационном исследовании предпринята попытка на основе проведенных исследований, выделить наиболее типичные ситуации при расследовании анализируемых дел и соответственно определить наиболее эффективные направления дальнейших действий по их расследованию.

Анализ соответствующей следственной практики показывает, что криминалистическим ситуациям расследования организованной преступной деятельности присущ ряд характерных особенностей, не свойственных ситуациям, возникающим при расследовании преступлений, совершенных неорганизованной группой преступников или преступником-одиночкой.

При этом обращают на себя внимание следующие характерные обстоятельства:

во-первых, в силу частого наличия организованных преступных формирований кор- румпированных связей, в том числе и в правоохранительных органах, нередко сведения об имеющейся следственной и оперативно-розыскной информации частично или полностью становятся известными преступному формированию, деяния которого расследуются. Используя связи группа пытается, со своей стороны, контролировать развитие данной ситуации и предугадывать возможные «ходы» следствия. Конечно, всех особенностей и нюансов именно следственной ситуации, связанной с личностью следователя, его помощников, ведущих расследование, преступники знать не могут, но определенной информацией, объективно отражающей ситуацию, они все же владеют, могут по-своему её интерпретировать и использовать в своих интересах;

118

во-вторых, в силу вышеуказанного, а также того, что следствию противостоят возможные сообщники задержанных и другие лица, не желающие раскрытия преступления, расследование чаще всего бывает весьма осложненным значительным числом фактов противодействия со стороны еще не «разваленной» организованной преступной группы, попытками нейтрализовать, сделать возникшую ситуацию более благоприятной для этого сообщества;

в-третьих, в информационной основе таких ситуаций, особенно первоначальных, обычно содержится больше оперативно-розыскных и в основном ориентирующих сведений, нежели уголовно-процессуальных данных, что тоже в определенной мере усиливает их проблематичность;

в-четвертых, многоаспектность указанной базы, которая, в частности, определяется не только собранными фактическими розыскными и следственными данными о самом рас- следуемом событии или преступной деятельности, но и целым рядом влияющих на ее содержание информационных факторов. К их числу можно, например, отнести следующие: влияние на характер возникающей ситуации наличия или отсутствия данных, позволяющих уяснить перспективу решения вопроса об ответственности всех членов данной организованной группы; характер имеющихся у следствия правовых и криминалистических средств для обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей; правовая урегулированность методов легализации разведывательной работы оперативно- розыскных органов по данному делу; уверенность (неуверенность) в возможности обеспечения сохранения тайны следствия от оставшихся на свободе членов данной преступной группы и ее руководства; характер имеющихся сведений из информационно- справочных источников МВД и налаженной взаимосвязи между следователем и оперативными сотрудниками; теоретический и практический уровень подготовки следователей и оперативных работников к раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами; особенности проявления у задержанных членов организованного криминального формирования преступной солидарности и в то же время соперничества между собой и другие факторы.

Криминалистические ситуации по анализируемым делам могут носить не только следственный, но и доследственный и постследственный характер. Причем доследственные ситуации расследования организованной преступной деятельности в некоторых случаях, особенно когда ОПГ достаточно долгое время находились под контролем или в оперативной проверке субъектов ОРД, оказывают весьма значительное влияние на ход и результаты следствия, ибо такие ситуации содержат существенную для развития расследования информацию.

119

В свою очередь, постследственные ситуации расследования организованной преступной деятельности характерны для уголовных дел, по которым, несмотря на усилия следствия, удается выявить и осудить не всех, а какую-то часть членов организованных преступных групп. В таких ситуациях оставшиеся на свободе члены данной группы, пополнив ряды своей преступной организации, через некоторое время, как правило, вновь начинают свою преступную деятельность. В то же время отдельные члены этой преступной группы могут по разным причинам разоткровенничаться в местах отбытия наказания о деятельности их преступного формирования. Подобное поведение преступников, с учетом уже имеющейся информации о данном преступном формировании, позволяет продолжать работу по выявлению скрывшихся от следствия и суда его членов и особенно лидеров по поиску скрытых от конфискации денежных средств, а также по окончательному развалу данного сообщества.

Следственные ситуации, возникающие при расследовании дел о преступных сообществах в научно-методическом плане, могут быть дифференцированы по самым разным основаниям. Остановимся на главных, наиболее распространенных специфических их видах.

По месту и роли в расследовании ОПД следственные ситуации в отличие от ситуаций, возникающих при расследовании обычных преступлений, целесообразно делить не только на ситуации, связанные с этапом расследования, и ситуации определяемые отдельными следственными действиями, но и на ситуации, требующие проведения отдельных криминалистических операций.

В свою очередь, ситуации по этапам расследования можно разделить на ситуации стратегического характера и ситуации тактического характера. К ситуациям стратегического характера обычно относятся такие, которые заключают в себе независимые от следствия позитивные или негативные факторы, облегчающие или затрудняющие (даже делающие невозможным) полное раскрытие ОПД и решение всех основных задач расследования преступной деятельности организованного криминального сообщества и его ликвидацию. Чаще всего такие факторы связаны с воздействием на ход расследования каких-то политических, международных, правовых, национальных и других обстоятельств аналогичного уровня, а также высоких коррумпированных связей преступников. Такие факторы нередко делают следователя заложником политической или межнациональной борьбы, несовершенного уголовно-правового и уголовно- процессуального законодательства и других независящих от него сложных внешних обстоятельств. Эти обстоятельства могут оказать и позитивное влияние. Например, принятие Президентом Указа от 14 июня 1994 г., существенным образом расширило полномочия правоохранительных органов и позволило

120 сдвинуть с мертвой точки расследование ряда крупных преступных махинаций, совершенных организованными криминальными формированиями. Напротив, отказ Государственной Думой отменить депутатский иммунитет в отношении депутата, заподозренного в связи с организованной преступной деятельностью, или не реагирование правоохранительных органов других стран СНГ на официальные запросы Российских правоохранительных органов о задержании и выдаче членов преступных формирований, совершивших преступления на территории России, существенно затрудняют расследование, а порой лишают смысла все остальные усилия правоохранительных органов по данному делу.

Ситуации тактического характера не способны существенно затруднить или сделать невозможным решение стратегических задач расследования, тем не менее, и они могут осложнить или облегчить достижение каких-то важных промежуточных его задач. На- пример, решение одного из задержанных членов криминального формирования на каком- то этапе расследования в результате умелой работы следователя пойти на сотрудничество со следствием может облегчить процесс дальнейшего расследования. Безуспешные тактические операции способны серьезно осложнить ход следствия, но не сделать его невозможным.

Ситуации, связанные нами с криминалистическими операциями в процессе расследования анализируемых преступлений возникают в связи с необходимостью проведения различного рода достаточно крупно масштабных акций силами следователей и оперативно-розыскных органов (например, операции по взятию с поличным, установлению места содержания заложников и их освобождению, розыску и задержанию преступников и

др.)-

По степени возможного воздействия следователя ситуации можно разделить на полностью контролируемые, частично контролируемые и неконтролируемые. Первые ситуации, в свою очередь, можно разделить на ситуации, контролируемые оперативно-розыскными средствами, возникающие в ходе доследственного оперативно-розыскного собирания и накопления разведывательной информации о преступной деятельности криминальной организации, и ситуации, контролируемые процессуальными средствами, возникающие уже в процессе расследования. Эти ситуации чаще всего носят типовой характер.

Частично контролируемые ситуации возникают, а случаях, когда влияния на них и прогнозирование их дальнейшего развития ограничены. Такими чаще всего бывают ситуации с примерно одинаковым содержанием в них типовых и типичных признаков. Это более сложные для следствия ситуации, требующие нестандартного подхода к
их

121 разрешению, нежели типичные ситуации. Здесь могут применяться,
например, организационно- управленческие и психологические средства и приемы.

Правильный выбор средств реагирования приемов и методов воздействия, должен определяться с учетом оценки, а типичных признаков ситуации и определением возможных направлений ее регулирования. Вместе с тем данные приемы и методы выбираются и с учетом возможностей следствия и помогающих ему специалистов. Например, среди криминалистических средств, наряду с применением традиционных тактических приемов работы с группой преступников, использованием целенаправленных допросов на основе оперативно-розыскных данных, необходимо искать и применять нетрадиционные приемы, используя рекомендации социологов и психологов.

К числу организационно-управленческих средств воздействия на ситуации расследования можно отнести инициирование различного рода внешне обычных ведомственных и вневедомственных контрольно-ревизионных проверок, с помощью которых есть вероятность заставить членов организованных преступных формирований менять линию своей криминальной деятельности и соответственно в чем-то « засвечиваться», что позволит в дальнейшем контролировать эту деятельность. Особенно эффективны подобные средства бывают при регулировании сложных ситуаций расследования организованной преступной деятельности в сфере экономики, где организационно- управленческий контроль — дело обычное и может не вызвать особого подозрения у членов разоблачаемой преступной группы.

В качестве психологических средств регулирования сложных ситуаций расследования организованной преступной деятельности, могут в определенных случаях служить хорошо продуманные и организованные «утечки» выгодных для следствия сведений в прессу, криминальную среду, использование методов рефлексивного управления и др.

Неконтролируемые следствием и оперативно-розыскными органами ситуации, воз- никающие в процессе расследования, обычно носят непродолжительный характер, ибо одной из важных задач расследования подобных преступлений является обеспечение постоянного контроля за возможным развитием следственных ситуаций и применение надлежащих средств их регулирования в интересах следствия. Некоторые из числа выделенных следственных ситуаций имеют больше научно-методический, нежели практический интерес, ибо в основном информируют о возможных направлениях научно- криминалистического поиска в деле разработки и совершенствования научно- методического арсенала расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами |24.

Шиенок В.П. Совершенствование оперативно-розыскной тактики борьбы с организованной преступностью// Проблемы борьбы с организованной преступностью: Сб. статей. Минск. 1991. С.138- 142.

122

Все следственные ситуации, возникающие по делам анализируемой категории, как и по другим делам, складываются из ситуации, относящихся к первоначальному, по- следующему и заключительному этапам расследования. На первоначальном этапе рас- следования следственные ситуации во многом зависят от следующих факторов:

находилась ли организованная криминальная группа, преступная деятельность которой расследуется, какое-то время (или постоянно) под оперативным контролем пра- воохранительных органов или о его существовании стало известно лишь в результате вы- явления преступления, совершенного ее членами;

при возбуждении дела задержаны основные члены известной организованной группы или только один или несколько рядовых исполнителей;

сразу в начале расследования или в конце этого этапа были выявлены признаки орга- низованной преступной деятельности в расследуемом деянии.

Вместе с тем на этом и последующих этапах расследования характер возникающих следственных ситуаций очень часто зависит от примененных отдельными преступниками и их организацией в целом способов оказания противодействия начавшемуся и продолжающемуся расследованию, а также от того, удалось ли следствию склонить кого- либо из задержанных членов преступной организации к сотрудничеству, участвуют ли в расследовании защитники.

В ситуациях, когда преступная деятельность находилась под контролем оперативно- розыскных органов до начала расследования, в ходе оперативного наблюдения, чаще всего выявляются и фиксируются основные моменты отдельных криминальных деяний пре- ступной группы, например моменты хищения государственного или иного чужого иму- щества, передача ценностей при вымогательстве, мошеннических действиях в кредитно- банковской сфере и пр. В какой-то мере выявляется ее состав, связи преступников.

В результате накапливается материал, позволяющий осуществить операцию по за- держанию преступников с поличным и другие операции, связанные с их задержанием. В этом случае первой и основной задачей следователя (руководителя следственно- оперативной группы) является тщательное планирование этой операции. Группа задержания при необходимости должна быть достаточно вооружена для подавления возможного активного сопротивления. Действия виновных при этом необходимо фиксировать с помощью видеозаписи (операция должна быть отражена полно и четко).

При этом следует фиксировать время, место проведения операции, ее характерные детали, которые впоследствии могут быть использованы для составления соответствующего протокола.

123

Другой задачей следователя, которая была рассмотрена в первом параграфе, является быстрое процессуальное закрепление ранее полученной оперативно-розыскной информации. Учитывая особенности ее добывания и возможность получения не вполне достоверной информации, необходимо тщательно перепроверять указанную информацию, используя иные источники оперативно-розыскных данных, а также данные, добытые следственным путем. Только после такой проверки ее можно использовать при расследовании (например, при допросе подозреваемого и обвиняемого).

Задача установления базовой направленности преступной деятельности этого кри- минального формирования (даже при наличии соответствующих оперативно-розыскных данных, указывающих на это) не снимается с повестки дня. В этих случаях следователь также должен тщательно перепроверять имеющуюся оперативно-розыскную информацию по этому поводу. В частности, для такой проверки могут использоваться материалы различных служебных проверок, осуществленных исполнительными и законодательными органами государства, а также соответствующая официальная документация (особенно когда расследуется преступная деятельность организованной группы в сфере экономики или кредитно-финансовой области).

Если же расследование начинается с выявления преступления, в котором обнаруживаются признаки организованной преступной деятельности но неизвестной правоохранительным органам криминальной организации, то в этих случаях, наряду с расследование данного деяния обычно целесообразно провести оперативно-розыскную работу с целью выявления реальности существования преступной группы и проверку ее деятельности с целью получения общего представления о ней и пополнения необходимой для расследования информации.

После получения общего представления о наличии организованной преступной группы следственные и оперативные органы должны позаботиться о доказательствах, подтверждающих взаимосвязи между ее членами, распределение их ролей, а также обеспечить выявление всех преступных акций, совершенных ее членами.

Полученные оперативным путем сведения необходимо по возможности безотлагательно закреплять процессуальными действиями (допрос подозреваемых, свидетелей и потерпевших, выемка и осмотр-изучение документов, обыск и др). При этом весьма важно обеспечить качественный анализ информации, поступающей из различных источников, ее стыковку, перепроверку и надежное закрепление для тактического и стратегического использования.125

Дулов Л.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск. 1990. С.48-49.

124

Одним из тактических приемов, открывающих возможности для получения ценной информации, как справедливо рекомендуется некоторыми авторами, является оставления на свободе « под колпаком» кого-то из членов сообщества. Выбор такого лица необходимо производить с учетом его личности и места в иерархии преступной группы.

Его активная оперативная разработка, установление негласного наблюдения с применением технических средств фиксации поведения позволяют выявить других ранее неизвестных следствию членов данной преступной группы, места содержания заложников, хранения ценностей и предметов, добытых преступным путем, и иные фактические данные.

Для эффективного осуществления такой операции необходимо, чтобы выбранный объект наблюдения обладал важной для следствия информацией, испытывал потребность связаться с интересующими следствие людьми по своим личным качествам соответствовал поставленной задаче. Вместе с тем желательно чтобы и оперативно-розыскные органы могли осуществить полный и негласный контроль за всеми действиями этого субъекта на должном, профессиональном уровне. Несоблюдение этих условий может не только не дать желаемого результата, но и повлечь негативные последствия, когда, например, почувствовав слежку, объект не только скроется сам, но и предупредит об опасности других членов преступного формирования.

Сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий может ускорить положительные результаты, независимо от того связано ли возбуждение уголовного дела с задержанием членов известной организованной преступной группы, или же в самом начале расследования в преступном деянии только намечается признаки организованной преступной деятельности.

В ситуациях, когда первичные сведения и результаты первых следственных действий не позволяют сразу с уверенностью разобраться в том, что в данном случае действует не случайная группа преступников, а члены организованного преступного формирования, — при расследовании должна использоваться, как уже отмечалось, методика расследования такого вида преступления, под которое подпадает выявленное деяние. Однако с первых же шагов расследования следует ориентироваться на возможное противостояние, которое будет свидетельствовать о том, что следствие имеет дело с организованным преступным формированием, для которого характерны круговая порука ее членов, а также использование в целях собственной защиты многих средств противодействия правоохранительным органам.

Поскольку расследование преступной деятельности ОПФ начинается с одного из вы- явленных эпизодов, важно предпринять меры к быстрейшему выявлению всех совершенных данным криминальным формированием преступлений и его базовой направленности. В этой

125 связи большая роль отводится соответствующей оперативно-розыскной проверке ОПФ и следственно-розыскным действиям следователя по выявлению иных эпизодов, свидетельствующих об организованной преступной деятельности. Для этого можно не только сравнить способы совершения расследуемых деяний со способами ранее нераскрытых преступлений, но и определить вероятные их проявления. Выявление сферы деятельности преступного формирования и задержание отдельных его членов, обычно приводят к некоторому, а иногда и явному, затуханию соответствующих преступных проявлений. Такие результаты помогают выяснить не только объем преступной деятельности криминальной организации, но и ее базовую направленность.126

После того как будет выявлен в расследуемой деятельности «почерк» определенной преступной организации, а затем и направленность ее интереса, применяемая методика расследования конкретного вида преступления, как отмечалось в предыдущем параграфе, должна быть методически и организационно скорректирована. В частности, она должна быть нацелена на полное раскрытие преступной деятельности базового характера. Более продуманно должна использоваться информация из негласных источников и реализовываться меры по получению возможной информации из исследуемых материальных следов преступления с применением всех современных научно-технических возможностей.

Активное и разнообразное противодействие проводимому расследованию также со-здает специфическую ситуацию, осложняющую работу следователя и оперативно-розыскных органов.

Не способствует эффективной борьбе с преступными сообществами и отсутствие возможности использования такого результативного оперативного мероприятия, как “оперативное внедрение” оперативных работников органов внутренних дел и лиц, оказывающих им содействие, в преступное сообщество (или банду) (ст. ст.2Ю, 209 УК России).

Во-первых, в соответствии с «Наставлением об основах организации оперативно- розыскной деятельности органов внутренних дел», “оперативное внедрение” в преступные сообщества (преступные организации) не предусмотрено. Во-вторых, если лицо внедрено в преступное сообщество (банду), то оно автоматически становится субъектом преступления, предусмотренного ч.2, ст.210 (ч.2 ст.209) УК России и действующим законодательством, как уже отмечалось оно практически не защищено от уголовного

Целищев А.Я. Узловые проблемы методики расследования преступлений // Советское государство и право. 1982 .№8.С71.

Ситуационный подход в раскрытии отдельных групп преступлений // Особенности расследования отдельных групп преступлений. Свердловск: Изд. УрГУ.1986.С. 10-21.

126 преследования. Согласно ст. ст.75, 77 УК России лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно впервые совершило преступление небольшой тяжести или же если таковое предусмотрено статьями Особенной части Уголовного Кодекса. Преступления, предусмотренные ст. ст. 209 и 210 относятся к особо тяжким и в тексте статей не заложена возможность освобождения от уголовной ответственности (в отличие от ст. ст.205, 206, 208 и др.).

Склонение кого-либо из задержанных членов преступной организации к сотрудничеству со следствием существенным образом облегчает решение основных задач расследования. Позитивный эффект такой операции во многом зависит от того, какое место этот человек занимает в иерархии преступной организации, насколько он осведомлен о преступной деятельности своей криминальной группы, и ее руководителей, об их роли в проведении преступных акций, психологической атмосфере внутри данного формирования и пр.

При этом очень важно, прежде всего, получить от такого информатора как можно больше сведений о руководителях преступного сообщества, организаторах отдельных преступных акций. Следственная практика показывает, что даже в этих случаях такой участник преступления, сначала согласившийся на сотрудничество со следствием под воздействием намеренной обработки 127 в следственном изоляторе, затем под влиянием более опытных соучастников может отказаться от этого сотрудничества.

Полученные от лица, согласившегося на сотрудничество, данные следует с максимально быстро использовать в следственной и оперативно-розыскной работе по делу. В частности, полученные от него сведения об особенностях иерархического построения преступной группы, ее лидерах, характере сложившихся отношений между отдельными звеньями преступной организации (рядовыми членами, руководителями), дополненные имеющимися оперативно-розыскными и следственными данными, обрисовывающими картину всего «организма» криминальной организации, могут создать благоприятные условия для проведения операций по нанесению удара по ее руководству и активу. Успешность данной операции может не только повысить результативность расследования, но и привести к развалу данного преступного сообщества.

Участие защитника в расследовании с момента объявления подозреваемому постановления об аресте также иногда создает весьма своеобразную следственную ситуацию, требующую от следователя определенной тактической перестройки его деятельности. Особенность данной ситуации заключается в том, что адвокат получает возможность уже в самом начале расследования знать о доказательствах, которыми располагает следователь, в

Джекебаев У.С, Вайсберг Л.М., Судакова Р.Н. Соучастие в преступлении ( криминологические и уголовно-правовые проблемы ) Алма-Ата. « Наука»,1981. С.51-54

127 том числе и о тех, значение которых еще до конца не осмыслено самим следователем. В результате квалифицированный адвокат предпринимает попытки
повлиять на ход расследования, и следователь в определенном смысле теряет «свободу» в тактическом использовании этих доказательств.

Организованные преступные группы (сообщества) в целях своей защиты от правосудия чаще всего содержат «своих», хорошо оплачиваемых адвокатов, которые, как, правило, сразу же появляются после задержания члена организованной преступной группы. Действия добросовестных адвокатов в этой ситуации в строгом соответствии с законом может даже способствовать объективному расследованию. К сожалению, не все адвокаты в этой ситуации выбирают законные пути в своей деятельности. Некоторые из них начинают« обрабатывать» задержанных с целью заставить его отказаться от ранее данных неблагоприятных для организованной преступной группы показаний, принимают меры по сокрытию следов и вещественных доказательств, о которых задержанный проговорился и которые, следователь не успел еще процессуально закрепить. Начинают обрабатывать лично или посредством других членов ОПГ свидетелей и даже понятых. Факты подобного поведения защитников особенно по делам, связанным с организованной преступностью, довольно распространены. Случаи же применения ст.ЗОЗ (фальсификация доказательств) и ст.309 (подкуп или принуждение) УК РФ практически отсутствуют.

Следователь должен тактически приспособиться к подобным ситуациям. В частности, следователи должны максимально эффективно использовать время до момента допуска адвоката к делу, использую все тактические приемы расследования по горячим следам, после задержания субъекта преступления. Необходимо тактически правильно использовать фактор внезапности задержания, ограниченность сведений об объеме имеющихся против него улик, которыми располагает следствие, надежно процессуально закреплять изобличающие доказательства.

При получении от подозреваемого лица данных, которые указывают на новые возможные источники доказательств, необходимо как можно быстрее использовать эти источники, и процессуально закрепить полученную из них доказательственную информацию. Все это позволит уверенно вести работу с подозреваемым и при участии адвоката.

Рассмотренные нами обстоятельства и факторы, как представляется, являются наиболее типичными по своему влиянию на следственные ситуации, которые складываются на стадии возбуждения уголовного дела и осуществления первоначальных следственных действий. В дальнейшем, вплоть до заключительного этапа расследования их влияние затухает или усиливается, вступают в действие новые обстоятельства и
факторы,

128 определяющие следственную ситуацию и требующие адекватных действий со стороны следствия.

Выделим среди них следующее:

  • характер собранного к определенному моменту фактического материала о деятельности (всей или только части ) преступного сообщества, его численности и особенностях функционирования; количество выявленных и задержанных членов сообщества, их положение в преступной организации;

  • наличие сведений о том, какие звенья данной организации или конкретные члены являются наиболее уязвимыми элементами ее системы;
  • степень влияния следствия на нарушение единства, взаимосвязей основных и второстепенных членов преступной группы;
  • готовность с учетом реальных условий, обеспеченных собранными оперативно- розыскными и следственными данными, нанести решительный удар по руководству группы
  • 128

с целью ее развала и уничтожения.

Приведем пример применения тактических средств по выявлению одной из преступных группировок г. Москвы. Преступная группа изначально была сформирована для совершения мошеннических действий, т.е. совершения тяжких преступлений. Постепенно отлаживалась структура группы, происходило четкое определение роли каждого ее участника. Так, в данную разоблаченную группу входили:

  1. Организаторы - два.

  2. Получатели и реализаторы продукции, в т.ч. два наводчика, их роль заключалась в подыскании предприятий, объектов мошеннических действий; три реализатора, их задача- реализация похищенной продукции в других городах ; два сводника, подыскивали покупателей и знакомили их с реализаторами.

  3. Боевики - 5 человек, из бывших и действующих сотрудников милиции. Их роль
    • защита от других преступных группировок, а также последующее запугивание потерпевших.
  4. Коррупционное прикрытие - оперативный работник одной из служб УВД. Оперативная работа строилась следующим образом. 3 марта 1997 г. была получена

первичная оперативная информация о мошенническом завладении консервной продукцией неизвестными лицами. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что двое неизвестных обманным путем под видом покупки убыточного ТОО взяли у директора печать, штампы якобы для оформления учредительного взноса. В течение нескольких дней от имени этого ТОО по паспортам с переклеенными фотографиями они

Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Учебное пособие. Ташкент. 1980. С.61.

129 оформили с консервным заводом договор на приобретение большого количества продукции. Получили ее, реализовали в другом городе, деньги присвоили, а печати и штампы вернули в ТОО. От агентуры поступила информация, что реализацией продукции занимались 3 человека. Было заведено ОД и осуществлена целевая вербовка 5 агентов, от которых вскоре была получена информация, что подобные мошеннические действия совершены и в ряде других городов края, а организатором преступной группы является гр- н П., который снял офис в городе под прикрытием одного из ТОО, которым завладел путем вымогательства и использовал его реквизиты при совершении преступлений. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий (ПТП, СН и др.) проверки возможных пострадавших предприятий установлены численность преступной группы, ее структура, распределение ролей, наличие системы защитных мер с элементами внутренней контрразведки, а также выявлены и раскрыты в целом 8 фактов совершенных преступлений, начиная с 1995 года, в т.ч. 5 фактов приходилось на 1997 год. Продукцию (консервные и кондитерские изделия, соки и напитки, бензин, металл) мошенническим путем они похищали в одних городах края, а сбывали в других.

Первоначально по фактам мошеннических действий было возбуждено 4 уголовных дела по ст. 159, ч. 3 УК России. В октябре 1997 года они были объединены в одно производство по признакам преступления, предусмотренного от.210 УК России. Правильная оценка сложившейся следственной ситуации позволила наметить план последующих оперативных мероприятий и следственных действий и в результате обеспечила успешный ход расследования. Сплоченность группы и ее направленность для совершения тяжких преступлений подтверждалась доказательствами о том, что именно эта группа с четким распределением ролей в течение длительного времени совершала мошенничества, т. е. тяжкие преступления.

Данный пример показателен и в том отношении, что работа, в целом очень важная, большая и кропотливая, носила в то же время не упреждающий, наступательный характер, а была несколько запаздывающей и строилась в старом традиционном стиле, присущем аппаратам уголовного розыска - от конкретного преступления к лицу (группе лиц) и затем - к банде (преступному сообществу).

Следственная ситуация это своего рода стоп—кадр, который позволяет детально изучить и оценить обстановку на определенный момент расследования и принять решения по его оптимальному продолжению.

130 3.3. Организация и тактика взаимодействия органов

предварительного следствия и других правоохранительных органов на

первоначальном этапе расследования.

Сложившаяся практика борьбы с организованной преступностью (преступными сообществами) и действующие правовые нормы о подследственности ( ст. 126 УПК РСФСР) позволяют констатировать, что из 70 предусмотренных УК РФ видов преступлений с квалифицирующим признаком «совершение преступления организованной группой» - 56 традиционно относятся к компетенции органов внутренних дел и прокуратуры; 9 - к компетенции органов федеральной службы безопасности: 5 - к компетенции органов военной юстиции. Из этого числа 11 составов преступлений по своему характеру и новизне логично отнести к смешанной компетенции органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов федеральной пограничной службы, органов федеральной службы налоговой полиции, таможенных органов. Это терроризм (ст. 205); организация незаконного вооруженного формирования (ст.208), организация преступного сообщества (ст.210); угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211), хищение либо вымогательство, незаконное хранение оружия, комплектующих деталей к нему, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст.226); незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст.228), пиратство (ст.227), легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного недозволенным путем (ст. 174); хищение либо вымогательство радиоактивных материалов (ст.221); незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст.234), контрабанда (ст. 188). Причем этот перечень нельзя считать исчерпывающим.

Таким образом, в целом успешная борьба с преступлениями, совершаемыми организованными преступными структурами включая сообщества, предполагает комплексное участие органов внутренних дел, службы безопасности, пограничной службы, налоговой полиции и таможенных органов. Объектом оперативного внимания этих органов являются не столько отдельные из названных 70 видов преступлений, сколько сами организованные группы и преступные сообщества как наиболее опасные преступные формирования, выявление и изобличение которых требуют активной оперативно-розыскной деятельности. Одновременно возникает необходимость в том, чтобы эта деятельность не оказалась обезличенный, и чтобы соответствующие службы каждого правоохранительного органа решали конкретные задачи и несли за них « персональную» ответственность. Нужно нормативно закрепление сфер их деятельности по борьбе с организованной преступностью

131 и координации этой деятельности. Приходится однако отмечать, что в определении функций по борьбе с организованной преступностью государственных органов, наделенных правом ведения оперативно-розыскной деятельности, имеются существенные пробелы. «Функции и полномочия многих органов исполнительной власти аморфны и нередко дублируются» , -справедливо подчеркивается в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию.1 Сегодня основной груз ответственности за состояние борьбы с организованной преступностью несут органы внутренних дел, а ФСБ, ФПС, ФСНП и ФТС, наделенные правом ведения оперативно-розыскной деятельности, обеспечивают лишь отдельные направления этой борьбы. Надо сказать, что общая тенденция к обособлению, автономизации, в частности регионов, отражается и на стремлении каждого государственного федерального органа изолироваться от соседа в рамках своей, закрепленной в отдельных нормативных актах, компетенции

При разрешении вопроса о компетенции названных государственных органов в борьбе с организованной преступностью определяющими являются нормы уголовно- процессуального закона о подследственности. В то же время в силу глубоких интеграционных процессов в организованной преступной деятельности уголовно-про- цессуальные нормы о подследственности не могут в полном объеме служить регламентом компетенции органов, занимающихся оперативно-розыскной деятельностью. Возьмем Федеральную службу безопасности России. Согласно ст. 10 Федерального Закона Российской Федерации «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации» эти органы в сфере борьбы с преступностью осуществляют оперативно- розыскные мероприятия по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды и других преступлений, отнесенных законом к их ведению. Между тем уголовно-процессуальным законом к их ведению (подследственности) отнесены лишь 9 видов преступлений с квалифицирующим признаком «совершение преступления организованной группой»: ст. 188, ч.4 (контрабанда); ст.205 (терроризм); ст.206, ч.З (захват заложника); ст.208 (организация незаконного вооруженного формирования); ст.210 (организация преступного сообщества); ст.211 (угон воздушного судна); ст.272 (неправомерный доступ к компьютерной информации); ст.281 (диверсия); ст.322 (незаконное пересечение государственной границы РФ).

Что касается закрепленных в Федеральном Законе «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации» задач борьбы с иными видами организованной преступности, коррупцией, незаконным оборотом оружия и наркотических средств, то они

Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. М. 1996 г.

132 звучат скорее как декларация, поскольку эти функции в соответствии с действующим законодательством возложены на органы внутренних дел. Следовательно, за выполнение задач борьбы с организованной преступностью по статьям УК, выходящим за рамки норм о подследственности, органы Федеральной службы безопасности фактически нагрузки не несут. Наличие же соответствующих структурных звеньев по борьбе с организованной преступностью в системе ФСБ может находить оправдание и обосновываться эпизодическим разоблачением отдельных организованных формирований. Представляется, однако, нерациональным, что такая мощная оперативно-розыскная система в условиях ослабления внешнего политического противоборства и переориентации взглядов на политического внутреннего противника остается незагруженной, а ее деятельность в борьбе с организованной преступностью, малоэффективной.

Поскольку определение компетенции в борьбе с организованной преступностью и коррупцией органов, наделенных правом ведения оперативно-розыскной деятельности, механическим распространением на них подследственности, не является достаточно корректным, возникает необходимость дополнительной регламентации этого вопроса Указом Президента Российской Федерации, который закрепил бы сферы влияния субъектов оперативно-розыскной деятельности.

Такое распределение сфер могло бы выглядеть следующими образом:

  1. Федеральная служба безопасности Российской Федерации. Государственные органы и хозяйствующие субъекты, имеющие постоянные экономические и иные связи с иностранными государствами;
  • приоритетные отрасли военно-промышленного комплекса;
  • органы судебной власти (суды, органы прокуратуры);
  • органы Федеральной службы безопасности;
    1. Министерство внутренних дел Российской Федерации;
  • все сферы общественной и экономической жизни общества, за исключением отнесенных к компетенции других субъектов оперативно-розыскной деятельности;
  • органы исполнительной власти Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления, арбитражные суды;
    1. Федеральная служба налоговой полиции Российской Федерации;
  • хозяйствующие субъекты, обязанные выплачивать налоги;

  • органы налоговой службы и органы налоговой полиции;

Федеральная пограничная служба и Федеральная таможенная служба Российской Федерации

133 - учреждения и организации, обеспечивающие перемещение грузов и людей через государственную границу, территориальные таможенные терминалы. 5. Главное управление охраны Российской Федерации.

  • Законодательные органы и Президентские структуры федерального уровня и субъектов Федерации;
  • подразделения Главного управления охраны.
  • Нормативное закрепление сфер компетенции субъектов оперативно-розыскной деятельности - одно из важнейших условий борьбы с организованной преступной деятельностью и коррупцией. Только на этой основе могут обеспечиваться плодотворные рабочие отношения между правоохранительными органами в ходе совместной деятельности, а также координацию их взаимоотношений. Не урегулированность этой проблемы приводит и неизбежно будет приводить к несогласованности и даже к конфликтам между силовыми структурами, подобным тяжбе в Новороссийской таможне, скандальному выносу «коробки с долларами» из дома Правительства и т.п.

Соответственно на таком подходе должна быть построена и государственная статистика учета результатов борьбы с организованной преступностью и коррупцией в органах государственной власти, и система критериев оценки деятельности каждого субъекта оперативно-розыскной деятельности.

Разрешение названных проблем в законе обеспечит налаживание эффективного взаимодействия всех субъектов оперативно-розыскной деятельности. Не секрет, что в настоящее время должное их взаимодействие не поддерживается, более того, государственные органы, обязанные вести борьбу с организованной преступностью и коррупцией, втягиваются в политическую борьбу и даже конфликтуют. В этой связи было бы целесообразным утверждение Указом Президента России специального положения о взаимодействии субъектов оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью и коррупцией.

Плодотворное взаимодействие государственных органов в борьбе с организованной преступностью и коррупцией может быть обеспечено лишь его эффективной координацией. Действующими институтами власти России делались попытки координации усилий правоохранительных органов. Вначале большие надежды возлагались на межведомственную комиссию Совета Безопасности Российской Федерации по общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией, созданной в 1995 году в связи с принятием Закона Российской Федерации «О безопасности». В соответствии с Положением о Комиссии, на нее возложили ряд стратегических функций, реализация которых рассчитана на длительные годы. Подготовкой очередной, как и
в советское время, Федеральной программы

134 Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью и закончила активную деятельность эта комиссия. Реализацию предусмотренных программой мер на ближайшие три года она не обеспечила. Другим координирующим органом стала образованная в 1994 году Правительственная комиссия по противодействию злоупотребления наркотическими средствами и их незаконному обороту, которая также подготовила соответствующую комплексную Федеральную целевую программу. Третьим координирующим органом яв- ляется Совет по государственному финансовому контролю при Министерстве финансов Российской Федерации, который также разработал проект концепции государственного регулирования внешнеэкономической деятельности, предусматривающий комплекс мер по защите от организованной преступности во внешнеэкономической деятельности.

Вполне очевидно, что «координация» на уровне подготовки комплексных целевых программ и концепций мало влияет на практическую деятельность по борьбе с организованной преступностью. Поэтому вскоре появился еще один координирующий орган. Указом Президента Российской Федерации № 567 -1996 года утверждено Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, согласно которому деятельность органов внутренних дел, органов Федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции, таможенных органов Российской Федерации и других правоохранительных органов координируют Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры субъектов Федерации, юродов, районов и другие территориальные прокуроры путем созыва координационных совещаний и обсуждения проблем борьбы с преступностью, как это делалось в недалеком прошлом.

Названные органы координации в области борьбы с преступностью, конечно же, играют определенную роль в подготовке программ, концепций и новых законодательных актов, а также решении других вопросов, однако на организацию и тактику борьбы с организованной преступностью, коррупцией, повышение эффективности взаимодействия субъектов оперативно-розыскной деятельности и органов предварительного следствия в этой борьбе должного влияния оказывать не могут.

Дело в том, что координация как управленческая категория предполагает наличие мастных полномочий у координатора относительно взаимодействующих, не подчиненных друг другу структур. Только в таком случае координация может быть эффективной. Председатель межведомственной комиссии или координационного Совета - руководитель одного из правоохранительных органов, не имеет властных управленческих полномочий относительно других коллег и, следовательно, полноценным координатором взаимодействия субъектов оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью быть не может. Такая координация неизбежно превращается в формализм, в иллюзию.

135

Интересы активизации борьбы с организованной преступностью и повышения согласованности действий правовых институтов на нынешнем этапе требуют иных решений. Координацию в этой области должен осуществлять орган, наделенный властными полномочиями относительно всех правоохранительных органов. Таковым применительно к действующей системе власти является Совет безопасности Российской Федерации, но не в лице его межведомственной комиссии. Должен быть создан специальный штатный рабочий орган Совета безопасности, возглавляемый специальным заместителем секретаря Совета безопасности, с полномочиями координации деятельности всех правовых институтов страны по борьбе с организованной преступностью и коррупцией в органах государственной власти. Такой аппарат, конечно же, мог бы обеспечить формирование единой политики в данной области и повышение эффективности работы правоохранительных органов по борьбе с этими негативными явлениями.

Говоря о необходимости кардинального усиления борьбы с организованной преступностью, следует также заметить, что своевременное возмездие ныне не обеспечивается не только в силу слабости наших оперативно-розыскных институтов, но и в связи с исторической архаичностью российского судопроизводства, которое в период демократизации, к сожалению, обрастает волокитой. В Москве, например, с июля 1993 года ведется следствие по группе лиц в количестве 9 человек, занимавшихся хищением путем мошенничества с использованием фальшивых ценных бумаг, в Нижегородской области более 3-х лет ведется следствие по деятельности одной из банд, совершившей опасные умышленные деяния, расследование которых не требует ни длительных ревизий, ни трудоемких специальных исследований.

Нуждаются в дополнительных решениях и проблемы международного сотрудничества России в борьбе с организованной преступностью. В связи с распадом СССР, как известно, криминальное поле в сфере организованной преступной деятельности расширилось, а правовое раздробилось и сузилось до границ вновь образованных суверенных государств. И хотя правоохранительными органами стран СНГ многое делается для обеспечения взаимодействия в борьбе с организованной преступностью, создано и функционирует в Москве Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными преступлениями на территории СНГ, ряд проблем в этой сфере ожидает своего решения. В частности, остаются пока неурегулированными международными соглашениями стран СНГ вопросы определения сроков выполнения отдельных поручений; порядка пребывания и взаимодействия сотрудников правоохранительных органов на территории государств-участников СНГ; квалификации длящихся преступлений, начавшихся на территории одного государства и закончившихся в пределах другого; квалификации

136 преступной деятельности лиц, судимых в одном государстве Содружества и вновь совершивших однородные преступления на территории другого государства; сотрудничества в области борьбы с актами терроризма, легализацией доходов, наркобизнесом, незаконным оборотом оружия; порядка передачи для отбывания наказания лиц , осужденных к лишению свободы, и другие.130

В условиях небывалого в истории нашей страны расширения связей с иностранными государствами и широкой миграции преступных элементов серьезной проблемой в изобличении организованных преступных групп и преступных сообществ, становится розыск преступников, скрывающихся за границей. Так, между Россией и США установи- лись тесные отношения, налажены контакты и между правоохранительными органами обеих стран. Сотрудники полиции, ФБР и прокуратуры США читают в наших учебных заведениях лекции по проблемам борьбы с организованной преступностью, проводят двухнедельные сборы сотрудников МВД России на учебных базах ФБР. Идет активный и полезный обмен информацией. В то же время в сфере практического взаимодействия наших правоохранительных органов больших подвижек не наблюдается. В последние годы правоохранительным органам России на джентльменских началах удалось заполучить и этапировать из Соединенных Штатов Америки около 10 уголовных преступников. В ряде же случаев мы получаем отказ. Более того, отказав в выдаче опасного преступника Б., совершившего в Нижнем Тагиле несколько убийств, Соединенные Штаты Америки вскоре предоставили ему политическое убежище.

Очевидно, что экстрадиция - выдача преступников - является важнейшей проблемой международного сотрудничества России в сфере борьбы с организованной преступностью. 131 “Поскольку этот вопрос затрагивает проблему суверенитета и нередко носит политический характер, то наладить действующий механизм выдачи можно лишь на основе норм международного права и специальных соглашений между странами - договоров о выдаче, которые Россия с США, как и с другими странами, пока не заключила. Компетентные органы нашей страны должны активизировать работу по заключению таких договоров со всеми странами, где находят убежище российские преступники и размещаются нажитые ими теневые капиталы.

Российская система судебной юстиции, ориентированная на общенациональные приоритеты, должна быть интегрированной в мировую правоохранительную систему. Это

Николаев Н. О проблемах борьбы с организованной преступностью // Соц. Законность. 1988 г.№ б.с.45-47. 131 Основы борьбы с организованной преступностью. Авторский коллектив под ред. B.C. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова. Москва. «Инфра» М., 1996. С. 352.

137 диктуется, прежде всего, интересами самой России в борьбе с
организованной преступностью и вытекает из положений Конституции РФ.

3.4.Тактические особенности производства следственных действий на первоначальном этапе расследования.

Для раскрытия и расследования преступлений, связанных с созданием преступных сообществ, как правило, требуется образование оперативно- розыскных, следственно- криминалистических бригад, следственно- оперативной группы и т.п. Определение тактики расследования с учетом бригадного метода- особенность раскрытия и расследования анализируемой категории дел. Следственно-оперативная группа (бригада) является приоритетной формой расследования преступлений, совершаемых преступными сообществами.

К особенностям раскрытия и расследования преступлений, совершаемых сообществами, следует отнести и специфику тактических приемов, комбинации, характерных для данных случаев. Так, наряду с рассмотренной выше конспирацией источника оперативной информации следователь должен позаботиться об обеспечении надежной изоляции участников преступного сообщества друг от друга при задержании и транспортировке, а также на период следствия при содержании их в ИВС и следственном изоляторе.

Среди средств получения информации о совершении преступления организованным сообществом особое место занимает допрос, который позволяет следователю и суду получить наиболее полное представление обо всем случившемся. При расследовании преступлений, совершенных организованными группами, следователю противостоит, как правило, человек, не желающий говорить правду или вообще давать показания. Все это лишний раз подтверждает тезис о сложности и трудности данного следственного действия, о его важной роли в установлении истины по делу.

Предмет допроса, т. е. круг выясняемых обстоятельств, в общей форме предопределен предметом доказывания. По делам о преступлениях, совершенных сообществами, особенности предмета допроса состоят именно в установлении тех данных, которые относятся к групповому субъекту преступления, групповым действиям и позволяют не только констатировать факт совершения противоправного деяния группой, но и получить о ней максимально полное представление, индивидуализировать роль и вину каждого из участников.

138

К допросам по групповым делам в полной мере относятся общие требования тактики проведения рассматриваемого следственного действия. Это — активность допроса, его целеустремленность, объективность и полнота, необходимость учета свойств личности, ее процессуального положения, а если это подозреваемый или обвиняемый, то его положения и роли в преступном сообществе. Тактическое обеспечение допроса заключается в разработке тактики его осуществления и составлении в необходимых случаях письменного плана его проведения.

Разработка тактики допроса — это выбор тактических приемов, в том числе продуманной линии поведения самого допрашивающего, а также подготовка доказательств, которые, возможно, потребуется предъявить допрашиваемому. Следователь предварительно решает вопрос о том, в какой момент допроса и какие доказательства могут потребоваться, подбирает и расставляет их в нужном порядке, заранее обдумывает меры по обеспечению их сохранности при предъявлении, выбирает место для их хранения до предъявления.

Письменный план предпочтительно составлять в тех случаях, когда предстоит сложный допрос члена преступного сообщества, а также, если при допросе предполагается использование оперативной информации. Планирование допроса в этом случае имеет целью предупреждение неосторожной расшифровки источника сведений непродуманными вопросами либо предъявлением доказательств, наличие которых у следователя на данном этапе расследования позволяет допрашиваемому догадаться об источнике их получения. Сложность допроса этой категории лиц требует особенно тщательного продумывания и отбора тактических приемов допроса, установления их строгой очередности, точности формулировки задаваемых вопросов, прогнозирования последствий предъявления допрашиваемому имеющихся доказательств.

Момент допроса определяется с учетом важности сведений, которыми, по предположению следователя, располагает допрашиваемый, его процессуального положения, роли в преступном сообществе и конкретно в расследуемом эпизоде, связей с другими лицами, подлежащими допросу по делу.

Весьма важное значение при этом имеет последовательность допроса членов сообщества. Если из оперативных источников известно, что кто-то из них виновен менее других или менее всех устойчив, то с него и нужно начинать допросы, чтобы затем наиболее эффективно использовать его показания. Иногда же, наоборот, первым допрашивается организатор группы. В случае получения от него правдивых показаний более простыми оказываются допросы остальных участников сообщества.

Выбор момента допроса и способов вызова на допрос тоже имеют свое тактическое значение. Здесь следует учитывать возможность (или необходимость) огласки факта вызова,

139 ее желательные и нежелательные последствия, возможность воспрепятствования
явке допрашиваемого на допрос и даже его устранения после того, как становится известным, что он оказался в поле зрения правоохранительных органов.

Существенные особенности имеет предмет допроса свидетелей по делам о преступлениях, совершенных организованными сообществами в области экономики. Свидетелями по таким делам могут выступать лица самых различных категорий: сотрудники контрольно- ревизионных органов, административный персонал, руководители отдельных звеньев производства, работники транспортных предприятий, ведомственной и вневедомственной охраны, кооператоры и др. Помимо вопросов типичных для дел о хищениях, свидетелям по рассматриваемой категории дел должны быть заданы вопросы, имеющие целью получить информацию в любом (даже минимальном) объеме о том, каков способ хищения, его подготовки, совершения, сокрытия; какие конкретно лица (исходя из этого способа) должны были принимать участие в совершении преступления; кто был инициатором хищения, разрабатывал план действий; каким образом формировалось криминальное сообщество, как был вовлечен в него каждый участник; кто, кроме работников данного предприятия, входил в преступное сообщество, каким образом эти лица были вовлечены в криминальную деятельность, на каких условиях; кто осуществлял подготовку к хищениям , в чем заключались действия каждого из участников; какие конкретно действия и в течение какого времени совершал каждый участник сообщества; в чем заключались действия (или бездействия) коррумпированных лиц, содействовавших сообществу; что известно свидетелю об организационном построении преступного сообщества, о распределении ролей между его участниками, их характерах и поведении; как распределялись доходы от преступной деятельности, каков размер похищенного имущества в целом и конкретно каждым участником сообщества; кто конкретно порвал связь с сообществом, по каким причинам, как на это реагировали остальные члены и руководитель. Одна из задач, решаемых допросом свидетелей по рассматриваемой категории дел, заключается в получении исчерпывающей информации о каждом конкретном участнике преступного сообщества.

Следователь может столкнуться с отказом потерпевшего или свидетеля от дачи показаний. Мотивами такого отказа могут быть стремление скрыть свое аморальное поведение, трусость, неблаговидные поступки; боязнь мести со стороны преступников или их связей; нежелание в последующем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд; отрицательное отношение к правоохранительным органам, неверие в их возможность раскрыть преступление, в то, что ему будет обеспечена личная безопасность либо возмещен материальный ущерб. Преодолеть

140 подобный отказ можно, попытавшись убедить свидетеля или
потерпевшего в неправильности занятости им позиции или используя в этих
целях имеющиеся доказательства, в том числе показания других проходящих по делу лиц, свидетельствующие о причастности в той или иной степени данного гражданина к расследуемому событию.

В ходе расследования может возникнуть и необходимость в изобличении свидетеля или потерпевшего в даче ложных показаний, которые они дают чаще всего из боязни испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу; желания выгородить или смягчить вину конкретного участника преступного сообщества в силу родственных, семейных, дружеских отношений или из корыстных соображений либо, наоборот, пытаются усугубить его вину из мести, ревности или иных низменных побуждений.

Тактика допроса подозреваемых и обвиняемых определяется в зависимости от характера криминальной деятельности сообщества: насильственные, корыстно-насильственные преступления (разбой, грабеж), ненасильственные имущественные уголовно наказуемые деяния (кража, мошенничество и др.); преступления в области экономики. Тактика допроса указанных лиц зависит от положения и роли участников преступного сообщества, их прошлой (до преступной) деятельности, профессии, образования, семейного положения, наличия в прошлом судимости, знакомства с методами раскрытия и расследования преступлений.

В аспекте нашего исследования интерес представляют особенности предмета допроса, определяемые главным образом положением и ролью допрашиваемого в криминальном сообществе. Руководствуясь этим критерием, целесообразно рассмотреть особенности предмета допроса организаторов (руководителей) сообщества, непосредственных исполнителей преступных замыслов, членов групп (или блоков) защиты и прикрытия. При этом надо иметь в виду , что объем имеющейся по данным обстоятельствам информации у допрашиваемых может быть различным именно в силу их места и роли в преступной организации. 132При допросе организаторов (руководителей) криминального сообщества следует стремиться установить:

как и у кого возник замысел организации преступного сообщества, при каких обстоятельствах, что было побудительным мотивом к этому, в какой последовательности реализовывался замысел;

какая противоправная деятельность предполагалась, какая в действительности осуществлялась; эпизоды этой деятельности, ее конкретные участники; принимал ли непосредственное участие в совершении преступлений сам организатор;

Робозеров В.Ф. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Л.1990.С.44-47.

141

каким способом (способами) совершались преступления, как был избран или разработан этот способ, из какого источника получена информация о нем, у кого из членов сообщества имелся опыт применения данного способа; то же — в отношении способов сокрытия преступной деятельности;

какова структура сообщества, есть ли в ней специализированные блоки, каковы меры конспирации, средства и приемы связи;

каково материально-техническое оснащение, вооружение сообщества; какие имеются средства передвижения, связи, конспирации;

каковы способы вовлечения в сообщество новых лиц; связи с коррумпированными элементами в государственных или иных структурах; состав группы прикрытия, ее деятельность, каналы получения разведывательной («наводки») и иной информации;

существует ли группа (блок) защиты, если да, то каковы ее состав, действия;

кто является исполнителями — их всесторонняя характеристика, факты эксцессов и реагирование на них; имеются ли лица, порвавшие с сообществом — их характеристика, реагирование остальных на «отступничество»;

как распределялись между членами сообщества имущество, деньги, ценности, нажитые преступным путем, какова доля организатора, имеется ли в группе «общак»; осведомлены ли члены сообщества о преступных доходах;

каковы личностные отношения в сообществе, бывают ли конфликты, как они разрешаются, какова система наказаний и поощрений;

есть ли конкурирующий лидер, каковы его отношения с руководителем.

Разумеется, этим предмет допроса организатора сообщества не исчерпывается, так как является лишь примерным перечнем того, что необходимо выяснить.

При допросе непосредственных исполнителей преступных деяний, помимо сведений об организации (в этом предмет их допроса может совпадать с предметом допроса организаторов с поправкой на степень возможной информированности), целесообразно выяснить:

в совершении, каких конкретно криминальных деяний допрашиваемый принимал личное участие, в чем оно заключалось;

кто был инициатором совершения деяния, кто его планировал, были ли допущены отступления от первоначального плана;

какие меры намечались для сокрытия преступления, как предписывалось вести себя в случае провала или неудачи по иным причинам; содержание легенды при задержании с поличным;

142

места сбыта похищенного имущества, наличие конспиративных квартир для того, чтобы «залечь на дно»; какова доля имущества или ценностей, полученных в результате совершения преступления; имеет ли преступник доступ (и на каких основаниях) к общей кассе сообщества;

его отношения с соучастниками и другими членами сообщества;

как он был вовлечен в криминальную деятельность сообщества, каковы причины, побудившие его встать на преступный путь.

При допросе членов группы (блока) защиты следует попытаться установить:

как был завербован конкретный человек в сообщество, какие его качества послужили основанием для того, чтобы привлечь его к участию в этом формировании;

в чем заключаются его обязанности, кто их определил;

кто еще состоял в группе, в чем заключались его (их) обязанности;

имел ли данный член сообщества оружие, какое, каким путем оно было приобретено, были ли случаи его применения, при каких обстоятельствах;

участвовал ли он в конфликтах с членами других криминальных образований, когда, где, из-за чего, при каких обстоятельствах, с какими последствиями;

какие эпизоды преступной деятельности группы (блока) известны, в каких из них допрашиваемый принимал непосредственное участие и в чем оно заключалось;

какие имеются средства связи между членами группы, каковы приемы конспирации;

какова была доля обогащения от преступной деятельности, кем она определялась и когда, как передавалась, как и на что расходовалась.

При допросе членов группы (блока) прикрытия, помимо аналогичных вопросов, выясняется:

что могли знать о преступной деятельности допрашиваемого или о чем могли догадываться сослуживцы по месту его работы;

какие препятствии и каким образом приходилось преодолевать конкретному члену группы, чтобы получить информацию для преступного сообщества; каким путем эта информация ему передавалась;

были ли у него провалы и каким образом удавалось их нейтрализовать, оправдаться; изменялось ли после этого отношение к нему сослуживцев;

как удавалось входить в доверие к источнику нужной информации.

Если допрашиваемый был сотрудником правоохранительных органов, то у него следует установить, как ему удавалось маскировать свое участие в преступном сообществе, влиять на операции , направленные против этого формирования.

143

Особую сложность представляет допрос обвиняемого — (особенно руководителя криминального сообщества) из числа ранее судимых, рецидивистов, «воров в законе». Во- первых, потому что он уже был, неоднократно судим, его несколько раз допрашивали, он сумел накопить определенный опыт, знает, как надо вести себя со следователем. Во- вторых, для него характерны аморальный образ жизни, верность криминальным традициям, наличие определенных связей и, как правило, значительное ослабление социально-полезных взглядов, устойчивость антиобщественных тенденций. Преступники этой категории пытаются компенсировать аморальность своего образа жизни искусственно создаваемой и усиленно внушаемой себе и окружающим идеи о собственной исключительности, необычности и превосходстве над другими. Чтобы скрыть свою причастность к совершенному уголовно наказуемому деянию, они прибегают на допросе к различным уловкам, оговорам, отказываются давать показания, пытаются скомпрометировать следователя.

С другой стороны, допрос такого подозреваемого или обвиняемого бывает более успешным в связи с тем, что он знаком с процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, знает значение того или иного доказательства, а поэтому при предъявлении ему веских доказательств осознает бесперспективность запирательства и быстрее сознается в содеянном, дает правдивые показания. Допрос в этом случае подчиняется тактическим приемам, которые направлены на получение показаний, подтвержденных другими материалами уголовного дела.

В допросе лиц, ранее судимых, широко используются данные, полученные работниками дознания в процессе проведения оперативно-розыскных мер. Эти данные могут касаться как самого допрашиваемого, так и его соучастников. С их помощью устанавливается, кто из соучастников склонен давать правдивые показания. Именно они допрашиваются в первую очередь, их показания используются для построения плана и выработки тактики последующих допросов соучастников. Следует изучить архивные уголовные дела, запросить данные о судимостях. Расследуемое криминальное деяние по способу совершения вполне может быть похожим на ранее совершены, поэтому в материалах архивных уголовных дел можно найти сведения о способах совершения и сокрытия аналогичных преступлений, о том, как вел себя на следствии тот или иной обвиняемый и что в отношении него можно предполагать теперь.

Нужно получить по возможности подробное представление о среде, в которой жил обвиняемый. Для этого надо оперативным путем осмотреть его дом, квартиру, дачу, рабочее место, познакомиться с сослуживцами, изучить ближайшее окружение, узнать имена его друзей. Знание среды, в которой обвиняемый проводил свое время, имеет существенное

144 значение для понимания его личности. Кроме того, обращение к личной жизни допрашиваемого — наиболее верный путь установления контакта с ним. Необходимо учитывать и то, с кем обвиняемый содержится в камере следственного изолятора, какое влияние оказывают на него сокамерники. Осведомленность следователя о поведении допрашиваемого в прошлом, об обстоятельствах его личной жизни нередко с самого начала пресекает попытки исказить факты.

Важно знать, какую роль играл в организованной группе допрашиваемый, с кем из соучастников находился в конфликтных ситуациях. Чаще всего они возникают между лидером и всей группой либо кем-то из оппозиционеров , между старыми и новыми членами группы; между членами группы, решившими прекратить преступную деятельность, и всей группой; между членами преступной группы, выполняющими разные функциональные роли при совершении преступлений; между членами группы, стремящимися занять более высокое иерархическое положение в ее структуре; между группой в целом и одним из ее членов, чем-либо скомпрометировавшим себя; между отдельными членами группы на почве личных неприязненных отношений. Использование противоречий, существующих в преступной группе, может способствовать получению правдивых показаний допрашиваемых и их объективной оценке.

Обвиняемые в преступлениях, совершенных организованными группами, нередко заранее продумывают объяснения, не соответствующие истине, подкрепляя их «доказательствами», ссылаясь на лжесвидетелей, подготовленных ими заранее, представляя ложные документы. Этим объяснениям необходимо противопоставить доказательства, опровергающие неверные утверждения.

В допросе желательно участие прокурора. Особенно это необходимо при наиболее важном для дела и сложном допросе либо в тех случаях, когда обвиняемый утверждает, что следователь применяет к нему недозволенные приемы ведения следствия. При сложности или большом объеме дела предварительное следствие может быть поручено нескольким следователям. Однако из этого не следует, что обвиняемого допрашивают все члены группы попеременно. Из практики известно, что ведение допроса обвиняемого несколькими следователями нередко отрицательно сказывается на результатах. Поэтому целесообразно, чтобы на протяжении всего расследования допрос вел один и тот же следователь.

Однако бывают случаи, когда желательно допрашивать вдвоем. Вторым может быть руководитель группы, начальник следственного подразделения, прокурор. Два человека видят и слышат больше, чем один, и какая-нибудь подробность, какое-либо противоречие могут быть подмечены вторым участником, а не тем, кто ведет допрос. Но для подобного сотрудничества необходимы согласованность действий и строгое распределение ролей.

145 Допрос ведет один следователь, в то время как второй внимательно слушает, делает для себя пометки и лишь тогда вступает в допрос, когда первый его об этом попросит каким-либо условным знаком. Участие в допросе второго лица следует рассматривать как тактический прием рассчитанный на демонстрацию разной линии поведения: один из допрашивающих стремится к обострению отношений с допрашиваемым, а на этом фоне второй направляет усилия на установление с ним психологического контакта, взаимопонимания.

Нельзя забывать о мерах, исключающих возможность побега, нападения на следователя, уничтожение доказательств. К таким мерам относятся: присутствие конвоира при допросе, наличие решеток на окнах кабинета, изготовление фотокопий изобличающих документов и фотографий вещественных доказательств. Материалы уголовного дела, вещественные и иные доказательства необходимо держать в ящике стола. На самом же столе не должно быть предметов, которые представляют интерес для обвиняемого и могут быть им похищены либо использованы для каких-либо иных целей; лезвий безопасной бритвы, карандашей, стержней для авторучки и т. д.

Допрос ранее судимого обвиняемого, возглавлявшего преступную группу, не следует начинать издалека. Если в деле имеется достаточно доказательств его вины, они должны быть ему предъявлены. Вслед за этим следует предложить обвиняемому самому дать правдивые и подробные показания. Детализируя их, можно установить, что преступление обвиняемый совершил не один либо что он себя оговаривает. Последнее часто встречается там, где рецидивисты под влиянием криминальной среды, воровских традиций преступление, совершенное группой, берут на себя. В целях обличения самооговора следует предложить допрашиваемому изложить детали, которые заведома могут быть известны только лицу, действительно совершившему конкретное деяние. Если имеются сведения, что обвиняемый опасается обнаружения определенных доказательств, целесообразно начать изобличение именно с них.

Признание своей вины рецидивистом, лицом, ранее судимым, возглавляющим преступное сообщество, при отсутствии прямых изобличающих доказательств — явление крайне редкое. Зачастую они вообще отказываются давать какие-либо показания. Закон не содержит прямых указаний на то, как процессуально оформляется такой отказ. На практике следователи удостоверяют факт отказа обвиняемого давать показания на постановлении о предъявлении обвинения или на бланке протокола допроса с указанием мотива отказа, если он был изложен обвиняемым. Допрашиваемого приходится убеждать в том, что этим он не достигнет своей цели, что отсутствие его показаний может привести к неправильному, в ущерб его интересам, решению тех или иных вопросов по делу. Поэтому после некоторого запирательства вначале молчавший обвиняемый иногда начинает говорить. Рецидивист,

146 который не дает правдивых показаний, становится подчас дерзким и нахальным. Но это не должно сразу же расцениваться, как обстоятельство, исключающее дальнейший диалог, т.к. не внешнее поведение играет здесь роль, а его внутреннее состояние. Дерзость, которая, по мнению рецидивиста, должна означать невиновность, часто является внутренней неуверенностью и замешательством. Она нередко вскоре проходит и сменяется раскаянием.

Используя отдельные тактические приемы, следователь воздействует на психику допрашиваемого, внимательно следит за тем, насколько эффективен тот или иной из них. К примеру, оглашение показаний других лиц при допросе такой категории обвиняемых следует использовать весьма осмотрительно и осторожно, так как эти показания могут быть неточными и неполными. Зачитывать необходимо только проверенные части показаний, точность и достоверность которых не вызывает у следователя сомнений. В случае, если организатор группы при допросе в качестве подозреваемого отрицал свое участие в совершении преступления, необходимо начать допрос с доказательств, опровергающих ранее данные им показания. Как правило, рецидивисты при допросах пользуются словами из воровского жаргона. Знать их следователю обязательно, но самому пользоваться ими не следует.

Протокол допроса целесообразно давать читать самому обвиняемому, чтобы впоследствии он не мог заявить, что с ним его не знакомили и что показания в протоколе записаны неправильно. С этой целью следует предложить допрашиваемому написать, что протокол с его слов записан правильно и им прочитан.

Важным источником исходной информации, содержащей указание на совершение преступления организованной группой или организованным преступным сообществом, служит осмотра места происшествия, проводимый до возбуждения уголовного дела, как правило, следственно- оперативной группой.

На основании обнаруженных в ходе осмотра места происшествия следов, особенностей предмета преступного посягательства, способа совершения преступления и орудий преступления, изменений в обстановке совершения преступления могут быть выдвинуты версии о совершении преступления группой лиц.

Как известно, к следам преступников, свидетельствующим о причастности к преступлению группы лиц, относятся следы рук, ног, губ и т.д. Обнаруженные при осмотре следов рук, которые принадлежат разным лицам, как правило, является надежным способом установления совершения преступной группой. Безусловно, наибольший интерес представляют следы с четким отображением папиллярных узоров. Если выявлены следы рук, которые, судя по рисункам папиллярных линий, принадлежат разным людям, следует

147 обязательно проверить, не оставлены ли они потерпевшим, членами его семьи и другими лицами, имеющий законный доступ в осматриваемое помещение.

Определить количество преступников, находившихся на осмотре происшествия, нередко удается по следам ног. В ходе осмотра особое внимание надо обращать на размер этих следов, особенности отпечатавшегося рисунка и другие признаки внешнего строения подошвы обуви. Когда следовоспринимающая поверхность способствует образованию следов, в них отражаются достаточное число индивидуализирующих признаков, и несложно установить, сколько лиц находилось на месте происшествия.

Из других следов, дающих возможность предположить участие преступной группы в совершении преступления, можем назвать наличие окурков. Если на месте происшествия обнаруживаются окурки различных марок папирос и сигарет, то можно сделать вывод о т ом, что на месте происшествия находилось несколько лиц. При этом следует обращать внимание на особенности прикуса папиросы, своеобразие манеры тушить ее. Изъятые окурки целесообразно направлять на судебно-биологическую экспертизу для решения вопроса, оставлена ли слюна на них одним или несколькими людьми.

Число лиц, присутствовавших на месте происшествия, устанавливается по следам употребления каких-то пищевых продуктов и их остаткам, по использованной посуде. В случае применения при совершении преступления огнестрельного оружия количество оружия количество стрелявших определяется после исследования найденных пуль и гильз. Об участии группы людей подчас свидетельствуют обнаруженные на месте происшествия следы крови, спермы и пр.

Совершенный группой лиц, следует отнести следы перемещения, переноса громоздких или тяжелых предметов, что не под силу одному взрослому человеку. Об этом же свидетельствуют значительный объем и вес похищенного, использование транспортных средств и характер этих средств.

Осмотр предметов, оставленных на месте происшествия, также может подсказать следователю, сколько лиц действовало здесь.

О групповом характере преступления свидетельствуют следы повреждений на трупе, нанесенные разными орудиями, а также различие в механизме нанесения травм, наличие разных профессиональных узлов при связывании потерпевшего или при упаковке трупа, различные следы истязаний потерпевшего при жизни. Признакам группового преступления может послужить и способ сокрытия убийства (место захоронения, способ расчленения трупа, инсценировки несчастного случая и т.п.).

Все обнаруженные следы, предметы, изменения обстановки места происшествия должны быть оперативно оценены под углом зрения их относимости к расследуемому

148 событию в плане версии совершения преступления группой. При этом, как справедливо замечает В.М. Быков, даже при отсутствии признаков групповых действий, групповое преступление в принципе не исключается, поскольку не все члены преступной группы могут непосредственно принимать участие в его совершении либо « не каждый из соучастников оставил следы пребывания на месте».133 Что же касается преступной организации, то ее организатор, как правило, лично в совершении преступлений не участвует и поэтому, естественно, следов на месте преступления не оставляет.

Полученная исходная информация становится базой для выдвижения следственных и оперативно- розыскных версий. Именно они определяют направление расследование на его начальном этапе.

Из версий о совершении преступления выводятся следствия, на основе которых планируется расследование преступления.

Следствие являются логическими выводами, вытекающими из предположения о достоверности тех фактов и обстоятельств, которые должны иметь место, если версия отражает истинное положение вещей. О совершении преступления группой, выдвинутой лишь по результатам осмотра места преступления, в общей форме могут быть представлены такие следствия:

  • о числе преступников;
  • о числе преступников, непосредственно принимавших участие в реализации избранного способа совершения преступления;
  • о числе лиц, реализовавших способ сокрытия преступления;
  • о ролевом распределении исполнителей;
  • об использовании орудий преступления единолично( только одним из участников), персонифицированно, группой ( количественный состав группы);
  • о числе лиц, на которых могли остаться следы предпринятых ими действий или следы с места происшествия.
  • После выведения следствий определяются следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия, проведение которых необходимо для подтверждения или опровержения следствий. После чего перечень действий и мероприятий с указанием сроков их проведения и исполнителей и составляет основу плана расследования на его начальном этапе.

Разумеется, приведенная схема существенно пополнится, если в распоряжении следователя уже в первые часы работы по делу будет информация, полученная от потерпевших и свидетелей. Следствия должны охватывать собой не только факт

133 Быков В.М. Указ. раб. С. 15.

149 коллективных преступных действий, но и их содержание, реальное распределение функций между участниками преступной группы, признаки, указывающие на главенство в ней того или иного лица, свидетельствующие об уровне организованности группы.

Помимо следственного осмотра и допроса, тактические особенности имеют и другие следственные действия, проводимые при расследовании преступлений, совершенных организованными сообществами, — обыск, следственный эксперимент, предъявление для опознания,экспертизы.

Обыск может служить средством как установления группового характера совершенного преступления, так и получения информации о существовании преступного сообщества, его составе, целях, распределении ролей между участниками, личности организатора и лидера и т.п.

Производство обыска осуществляется в соответствие с криминалистическими рекомендациями и основная особенность этого следственного действия, целью которого является изобличение организатора и участников преступного сообщества в преступной деятельности, заключается в сборе информации именно об организации преступного сообщества или о руководстве ею. Как правило, об этом свидетельствуют письменные материалы, составленные лично организатором (схемы, фотоальбомы, списки телефонных номеров, тексты договоров, клятв членов группы или сообщества на верность воровским традициям, информация на машинных носителях). Удержать в памяти все данные о деятельности сообщества ее организатору довольно сложно, поэтому она зачастую каким- то образом фиксируются на материальных объектах, находясь в той или иной степени зашифрованности. Обнаружить эти источники и расшифровать их содержание - одна из важнейших задач, стоящих перед следователем.

Следственная практика свидетельствует о том, что в последнее время руководители преступных сообществ, все чаще используют компьютеры для накапливания и анализа информации о своей деятельности.

Компьютеры могут находиться как в офисах организаторов преступной деятельности, зачастую замаскированных под « бизнесменов», так и в жилых помещениях. Одна из распространенных, основных ошибок сотрудников правоохранительных органов желание немедленно и самостоятельно ознакомиться с имеющейся информацией, что нередко способствует утрате документов. Поэтому считаем, что оправданной является рекомендация при обнаружении компьютера не пытаться самостоятельно найти пароль, защищающий имеющуюся информацию, а изъять и компьютер, и дискеты к нему, чтобы впоследствии предложить специалистам « прочитать» интересующие предварительное следствие сведения.

150

В связи с повышением роли и активности защитников при изобличении организаторов преступных сообществ, их готовности оспорить результаты любого оперативного мероприятия или следственного действия, вызванных не в последнюю очередь солидными суммами гонораров, желательно самым подробным образом фиксировать и ход обыска и его результаты. С этой целью используется фото, видеосьемка.

Обыски следует проводить по всем известным местам постоянного и временного пребывания подозреваемых, иных лиц, где могут быть обнаруженные вещественные доказательства и документы, имущество, приобретенное преступным путем.

В зависимости от характера преступной деятельности сообщества в ходе обыска могут быть обнаружены орудия преступления, предметы, изъятые из гражданского оборота, сохранившие на себе следы криминальных действий, деньги и ценности, банковские до- кументы, ценные бумаги, а также дневниковые записи, фотоснимки, видеопленки, записные книжки, «теневая бухгалтерия», а также информацию, содержащуюся в компьютерах. Чтобы не утратить доказательственное значение информации, соприкасающейся со сведениями о частной жизни, с тайной переписки и телефонных переговоров, следственные действия целесообразно проводить на основании судебного решения.

Крайне важно, чтобы обыски проводил следователь лично. К сожалению, как показывает следственная практика, процент участия следователей в таких обысках очень низок. В результате в ходе обысков не всегда выявляются, и изымается все, что имеет значение для расследования и изобличения преступников.

По делам рассматриваемой категории возникает необходимость в проведении одновременных обысков у нескольких членов сообщества. Кроме сбора необходимой информации о местах обыска и самих обыскиваемых, в этих случаях комплектуется должное количество следственно-оперативных групп для производства обысков, оговариваются формы и средства оперативной связи между группами с целью своевременного обмена значимой информацией. Если предполагается задержание обыскиваемых сразу же после производства указанного следственного действия, то заранее следует предусмотреть, как будет осуществляться это задержание, какие меры должны быть приняты для предупреждения общения задержанных между собой, где они будут размещены. Производство одновременных обысков у нескольких лиц обычно представляет собой элемент тактической операции, включающий в себя (помимо обысков) еще и задержания, допросы, всевозможные очные ставки, другие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия. Для успешного проведения операции создается следственно-оперативная группа и разрабатывается детальный план ее реализации.

151

Так, 17 апреля 1996 года сотрудниками ГУЭП совместно со Следственным комитетом и РУОП МВД России по г. Москве, а результате реализации оперативных материалов по уголовному делу, возбужденному 4 марта 1996 года по фактам в отношении преступной группы мошенников, совершивших хищение денежных средств из Акционерного коммерческого банка « Единство» на сумму более 120 млн. долларов США, задержан как подозреваемый организатор преступления - председатель Совета директоров АКБ « МонтажСпецБанк» Ангелевич при попытке вылететь за границу.

В результате проведения одновременных обысков по месту жительства и работы задержанного изъято 56 тыс. долларов США, бриллианты на сумму более 1 млн. долларов США, а также документы, печати и бланки, подтверждающие преступную деятельность Ангелевича и его связь с солнцевским преступным сообществом, что значительно облегчило следствию работу с обвиняемым и сбор доказательств.

По делам о преступлениях, совершенных организованной группой или сообществом, следственные эксперименты проводятся для проверки возможности совершения какого- либо действия, воспроизведения отдельных деталей механизма события, уточнения процесса образования следов. Целью этих экспериментов является проверка возможности совершения проверяемого действия одним лицом или участия нескольких причастных к проверяемому событию лиц. Экспериментально может быть получен предположительный ответ на вопрос о числе преступников, принимавших участие в расследуемом деянии.

Из числа разновидностей следственного эксперимента для установления факта совершения преступления организованной группой или сообществом наиболее эффективны:

  • эксперименты по установлению возможности совершения какого-либо действия ( возможность установления совершения действия одним лицом). Отрицательный результат эксперимента прямо указывает на наличие преступной группы. Например, при фальшивомонетничестве);
  • эксперименты по установлению отдельных деталей механизма события ( выясняются течение события и возможности именно такого течения события при условии лишь одного подозреваемого);
  • эксперименты по установлению процесса образования следов события, обнаруженных в ходе расследования (устанавливается, могли ли образоваться исследуемые следы при действиях одного человека или в результате деятельности нескольких лиц).
  • Важнейшим следственным действием при расследовании дел об организованных преступных сообществах является предъявление для опознания. Самой большой ошибкой, способной поставить следствие в крайне затруднительное положение, неподготовленность его проведения. Опознающий должен быть предварительно допрошен об обстоятельствах,

152 при которых он наблюдал лицо или предмет, и о приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание. Такие действия должны быть проведены в полном соответствии со ст. 163—165 УПК РСФСР. В некоторых случаях опознающими могут быть и обвиняемые, давшие правдивые показания, а опознаваемыми — свидетели или другие участники преступного сообщества. И еще одна особенность; по делам данной категории предъявление для опознания предпочтительно проводить по фотоизображениям, так как при этом опознающие — потерпевший или свидетель — психологически чувствуют себя более уверенно. В качестве примера служить уголовное дело № 150014, возбужденное 24 марта 1998 года по признакам преступлений, предусмотренных ст. ст. 210 ч.2, 159 ч.З УК РФ, лидеров и членов преступного сообщества на вещевом рынке « Лужники» г. Москва, созданного для совершения тяжких преступлений - мошенничеств в сфере игорного бизнеса под вывеской товарищество с ограниченной ответственностью (ТОО) « САТКО». Долгое время, данное преступное сообщество в количестве 12 человек причинило путем неоднократных хищений чужого имущества и злоупотребления доверием значительный ущерб гражданам. В ходе производства следственных действий члены преступного сообщества, обвиняемые в совершении преступлений, отрицали не только свою вину, но и знакомство между собой. Однако правильно проведенные следователем допросы членов сообщества, а затем своевременно предъявленное для опознания изъятые в ходе обысков фотокарточки и альбомы с фотокарточками с изображенными на них членами сообщества сыграли важную роль - как ценного доказательства, полностью изобличающего их в совершении тяжких преступлений. После чего обвиняемые признали себя виновными им преступления, были арестованы и предстали перед судом. С целью обеспечения личной безопасности опознающего предъявление для опознания целесообразно провести в условиях, когда он находится вне визуального наблюдения опознаваемого. В этих же целях опознание может быть проведено и по видеозаписи, если участник преступного сообщества заснят в группе со сходными лицами в количестве не менее трех.

Большое значение имеет проведение экспертиз. Каждый предмет, приобщаемый к делу в качестве вещественного доказательства, должен быть изучен с позиций возможности проведения комплекса экспертных исследований.

Многочисленность видов следов предопределяет и многочисленность судебных экспертиз при расследовании организованных преступных сообществ: дактилоскопических судебно- медицинских, психиатрических, технико-криминалистических экспертиз документов, трасологических, баллистических, почерковедческих, биологических, фоноскопических и т.д.

153

Так, заключением судебно-почерковедческой экспертизы устанавливаются, что подложный документ исполнен несколькими лицами. Наиболее часто это встречается по делам о хищениях и мошенничестве, совершенных с использованием подложных документов. Судебно- дактилоскопическая экспертиза может дать заключение о примерном количестве преступников, находившихся на месте происшествия. По всем преступлениям, связанным с применением огнестрельного оружия, с помощью судебно- баллистической экспертизы устанавливается, что обнаруженные при осмотре пули или гильзы выстреляны из разного оружия. С помощью производства комлекснои медико- криминалистической экспертизы можем определить, что телесные повреждения, имеющиеся на трупе, причинены разными орудиями.

Особое место среди судебных экспертиз принадлежит фоноскопической экспертизе. В процессе ее производства можно решить следующие вопросы:

  • установить принадлежность голоса и речи конкретному лицу;
  • установить дословное содержание разговора;
  • установить количество участников разговора и реплики, произнесенные каждым из них;
  • решить вопрос, является ли фонограмма оригиналом или копией;
  • решить вопрос, имеются ли в представленной фонограмме признаки привнесенных изменений в процессе записи или после ее окончания;
  • установить, производилась ли запись на представленном магнитофоне;
  • установить, является фонограмма оригиналом или копией;
  • получить данные о социальных, психологических и биологических свойствах лица, речь которого содержится в представленной фонограмме.
  • При назначении фоноскопической экспертизы следует сообщить эксперту дату и время производства звукозаписи, марку и тип магнитофона, микрофона и магнитной ленты, условия производства звукозаписи.

Вместе с фонограммой на исследование направляются экспериментальные или свободные образцы голоса проверяемого лица.

В ряде случаев следователь должен проявить настойчивость и упорство для получения желаемого результата, правильно тактически построить проведение следственного действия. В тех случаях, когда обвиняемые категорически отказываются от записи на видеомагнитофон или магнитофон, нельзя прекращать проведение следственного действия. Необходимо, не прекращая видеосъемки, попытаться « разговорить» обвиняемого, « втянуть» его разговор, иногда показав ему, что беседа не является следственным действием, раз он отказывается от дачи показаний. После окончания такого « разговора или

154 беседы» по поводу несостоявшегося следственного действия, необходимо
оформить полностью протокол следственного действия, в котором указать, что обвиняемый от дачи показаний по поставленным вопросам отказался.

При расследовании уголовного дела № 112841 в результате такой именно беседы следователя с обвиняемым М. 3. Мильготиным на протяжении двух часов удалось получить образцы голоса последнего.

По одному из уголовных дел требовалось получить образцы голоса обвиняемого на грузинском языке. Последний категорически отказывался от дачи показаний с применением видеозаписи не только на грузинском, но и на русском языке. В ходе состоявшейся с ним после оформления протокола дополнительного допроса беседы присутствовавший переводчик по поручению следователя последовательно предпринимал попытки «разговорить» обвиняемого, беседуя с ним на грузинском языке.

В приведенных примерах образцы голосов обвиняемых, необходимые для производства фоноскопических экспертиз, были получены и послужили в качестве сравнительного материала при производстве экспертиз.

Прослушивание телефонных переговоров можно успешно применять при проведении оперативных комбинаций, направленных на установление участников преступных сообществ, их изобличения и привлечения к уголовной ответственности.

Предъявление для опознания, проверка показаний на месте, очные ставки и криминалистические экспертизы широко используются на всех этапе расследования для установления полного объема деятельности криминального сообщества и конкретизации роли каждого соучастника в групповом преступлении, индивидуализации его вины.

Как показывает практика тактические решения, принимаемые в процессе реализации оперативно-розыскных материалов о деятельности организованных преступных структур, отличаются особой сложностью. Это связано с рядом обстоятельств, среди них:

необходимость учесть самые различные компоненты следственной ситуации, в частности, разветвленность преступной структуры, наличие межрегиональных и международных криминальных связей, достоверность и полноту полученной оперативной информации;

сложность организации процесса реализации оперативных материалов вследствие привлечения к расследованию преступлений, совершенных сообществами значительного количества сил и средств различных правоохранительных органов; наличие определенных противоречий между ними; сложность координации деятельности участников следственно-

Основы борьбы с организованной преступностью. Авторский коллектив по ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. Москва. « Инфра» М..1996.С. 290.

155 оперативной группы, состоящей из сотрудников, не подчиненных по службе друг другу, деятельность и критерии оценки работы которых регламентируются
различными ведомственными нормативными актами;

ограниченность времени, которое может быть использовано для подготовки тактической операции по реализации имеющихся материалов, а также времени, в течение которого такая операция должна быть осуществлена;

необходимость наряду с остальными тактическими задачами решать вопросы обеспечения безопасности участников уголовного процесса;

сложность сочетания особых требований к обеспечению тайны следствия, при существующей прямой опасности предательства со стороны отдельных работников правоохранительных органов и при массированном привлечении сотрудников на перво- начальном этапе, а также необходимостью согласования целого ряда мероприятий с ор- ганами прокуратуры и суда.

Успех ликвидации ОПГ (ОПС), пресечение ее деятельности, полнота раскрытия и расследований, совершенных этой организованной структурой, во многом зависят от правильности и своевременности действий на первоначальном этапе расследования.

3.5. Правовые, тактические и организационные основы

задержания участников преступного сообщества.

Основания для задержания лица, подозреваемого в участии в преступной организации, фактически подразделены на две группы. К первой из них следует отнести основания, изложенные в п. п. 1—3 ч. 1 ст. 122 УПК (когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление и когда на подозреваемом, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления), а ко второй—основания, содержащиеся в ч. 2 ст. 122 УПК (при наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, если оно покушалось на побег, не имеет постоянного места жительства или не установлена его личность).134

Хлюпин Н.И. Задержание и его роль в расследовании преступлений //Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Свердловск, 1972. С.44-48.

156 В уголовно-процессуальной литературе правильно отмечается, что различия между основаниями, названными в ч. 1 ст. 122 УПК, и «иными данными» заключаются в степени категоричности указания на конкретное лицо, совершившее преступление.

Характер оснований, содержащихся в п. п. 1—3 ч. 1 ст. 122 УПК, позволяет утверждать, что сведения об их наличии могут быть получены только процессуальным путем, после чего они приобретают значение, как правило, прямых доказательств.

Воспользовавшись термином «только», законодатель подчеркнул, что лицо может быть задержано при наличии хотя бы одного из названных оснований. Что же касается ч. 2 ст. 122 УПК, то принятие решения о производстве задержания при наличии «иных данных» связано с тремя условиями задержания: если это лицо покушалось на побег, не имеет постоянного места жительства или не установлена его личность.

Применительно к исследуемым нами делам о преступных сообществах при задержании их членов обычно основания, перечисленные в ч. 1 ст. 122 УПК, отсутствуют.

Возникает ряд вопросов: что понимать под «иными данными», каким путем и из каких источников они, а также сведения о наличии условий задержания могут быть получены, в каком соотношении находятся «иные данные» и условия задержания?

По вопросу о том, что понимать под «иными данными», в литературе были высказаны различные суждения. Так, И. М. Гуткин полагает, что «для водворения в ИВС лица, подозреваемого в преступлении, необходимо, чтобы подозрение против него основывалось на фактических данных, полученных из источников, которые могут исследоваться в рамках уголовного процесса и получить закрепление в материалах уголовного дела.135

Вместе с тем достаточно распространено мнение, что, рассматриваемая категория данных может быть получена не только из процессуальных источников (объяснения, показания свидетелей, потерпевших, результаты следственных действий и т.д.), но и из любых не процессуальных, в том числе и оперативных источников.

Представляется, что разрешение вопроса о том, что понимать под «иными данными», должно быть несколько иным. Анализ ч. ч. 1, 2 ст. 122 УПК дает основания утверждать, что данные, отнесенные законом к числу «иных», обязательно должны указывать на конкретное, совершившее преступление лицо. Это могут быть данные менее категоричные, по сравнению со сведениями об основаниях, указанных в п. п. 1—3 ч. 1 ст.

135 Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно- процессуального задержания. М.,1980.С36.

157 122 УПК. Представляется, что это данные предположительного, ориентирующего,
вероятного характера.

«Иные данные» также должны иметь процессуальный характер, т. е. быть доказательствами, но меньшей степени категоричности (косвенные доказательства), по сравнению с данными, указанными в п. п. 1—3 ч. 1 ст. 122 УПК.

Такой подход, на наш взгляд, предпочтительнее, так как иной дает основания для задержания по слухам, в результате случайного стечения обстоятельств и т. д. Это связано с тем, что подозрение в уголовном процессе не может иметь ничего общего с простой безосновательной подозрительностью.

При непосредственном обнаружении признаков преступления в ходе оперативно- розыскной деятельности основания для задержания могут содержаться в рапорте опе- ративного работника, непосредственно наблюдавшего преступные действия. Другие оперативные данные о совершении преступления для того, чтобы стать основаниями для задержания к моменту принятия процессуального решения, должны иметь процессуальный характер. К ним могут быть отнесены сведения, полученные в результате фактического задержания преступника с поличным, данные личного обыска, осмотра места задержания и рабочего места, различного рода документы, показания лиц, принимавших участие в задержании, других свидетелей и пр.

Что же касается сведений о наличии условий задержания (например, намерения лица совершить побег), то они могут быть получены и не процессуальным, в том числе и оперативным путем.136

Необходимость использования оперативных данных о намерении заподозренного лица скрыться от следствия объясняется невозможностью в ряде случаев получения таких сведений о побеге до производства задержания.

Оперативная информация может быть использована и в тактике задержания для определения его момента, тактического приема, численности участников задержания и т. д. (задержание взяткополучателей с поличным, расхитителей при вывозе и реализации похищенного, вымогателей-рэкетиров при получении «выкупа» и т. п.). Такое задержание, как правило, сопровождается наблюдением за действиями преступника с участием общественности, фото и киносъемкой или видеозаписью, что дает возможность использовать в последующем полученные материалы в качестве источников доказательств.

13 Облаков А.Ф. Некоторые вопросы теории и практики задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления // Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений в деятельности ОВД: Сб. науч. трудов. Хабаровск, 1989.С.65—71.

158 Таким образом, уголовно-процессуальный закон (ст. 119 УПК) предоставляет органу дознания и следователю право задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступлений, за которые может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Задержание - является мерой процессуального принуждения, производимой лишь по основаниям и в порядке, предусмотренными законом. Необоснованное принятие решения о задержании влечет за собой нарушение закона, а неверный выбор тактики задержания может привести к тяжким последствиям — человеческим травмам и жертвам, уклонению преступников от следствия и суда.

Задержание имеет процессуальный, административный и оперативно- тактический аспекты. В процессуальном отношении задержание — мера уголовно-процессуального принуждения, выражающаяся в кратковременном (не более 72 часов) лишении свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. В административном аспекте под задержанием понимается доставление в соответствующие органы лиц, совершивших административные правонарушения (проступки), за которые законодательством предусмотрена административная ответственность. Сущность оперативно- тактического задержания заключается в выполнении комплекса действий, составляющих тактическую операцию: физический захват правонарушителя, неотложное производство предварительного личного обыска, осмотр места захвата и места производства предварительного личного обыска, конвоирование и доставление задержанного в соответствующий орган дознания или предварительного следствия.

Задержание подозреваемого как следственное действие нужно отличать от заключения под стражу как меры пресечения и от привода как принудительного доставления свидетеля, потерпевшего, обвиняемого и других лиц, если последние не являются без уважительных причин по вызову органов расследования или суда.

Привод осуществляется работниками милиции по постановлению лица, ведущего дознание, следователя, прокурора или по определению суда. Задержание подозреваемого отличается от заключения под стражу: во-первых, тем, что задержание, как правило, нередко предшествует избранию меры пресечения и не заменяет ее. Во-вторых, задержание как мера процессуального принуждения применяется только при производстве дознания и предварительного следствия. В-третьих, задержанию подлежит только подозреваемый, мера пресечения может быть избрана обвиняемому и в исключительных случаях — подозреваемому. В-четвертых, срок содержания под стражей как мера пресечения может быть продлен. Срок содержания под стражей, задержанных подозреваемых продлению не подлежит.

159 Задержание подозреваемого проводится с целью пресечения его преступной деятельности, попыток помешать установлению истины, воспрепятствовать его уклонению от дознания, предварительного следствия или суда. Статья 122 УПК в качестве условий задержания предусматривает наличие в действиях подозреваемого признаков уголовно наказуемого деяния, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, а также наличие перечисленных в законе данных, дающих основание полагать, что преступление совершило именно это лицо.

Процессуальным основанием для задержания, обвиняемого или подсудимого, скрывшегося от следствия или суда, а также осужденного, совершившего побег из-под стражи или из мест лишения свободы, является постановление органа дознания, следователя об избрании в качестве меры пресечения содержания под стражей, санкционированное прокурором, или определение суда.

Задержания можно подразделить на единичные и групповые виды; одновременные и неодновременные; после подготовки или без нее. Осуществляться они могут в помещении, на открытом воздухе, по месту жительства, по месту работы, в общественном месте.

Задержание должно отвечать строжайшему соблюдению законности, быть обусловленным и мотивированным, проводиться с максимальной безопасностью для всех участников и граждан, случайно оказавшихся на месте проведения операции, и с оптимальной затратой сил, средств и времени, Оно должно отвечать принципу гуманности по отношению к задерживаемому — вред, причиняемый ему задержанием, должен быть по возможности минимальным.

При задержании применяются различные технические средства: инструменты для проникновения в закрытое помещение, приборы освещения, фото-, киносъемки и видеозаписи для фиксации хода и результатов следственного действия. Применительно к конкретным ситуациям задержание может производиться без предварительной подготовки и после таковой. В первом случае к тактическим приемам можно отнести наблюдение за задерживаемым, внезапности, решительность действий задерживающего, помощь ему находящихся поблизости работников милиции или представителей общественности (например, дружинников), использование оружия и некоторых технических средств, немедленный личный обыск задержанного и изъятие у него оружия, других предметов, ко- торые могут быть использованы для нападения или имеют отношение к расследуемому событию.

Успех операции по задержанию подозреваемого обусловливается подготовительными действиями. Их объем зависит от конкретной ситуации, в которой проводится задержание. Подготовительная стадия рассматриваемого следственного действия

160 включает следующие трудовые операции следователя: 1) изучение личности задерживаемого; 2) изучение места, где предполагается проведение следственного действия; 3) формирование следственно-оперативной группы и инструктаж ее участников; 4) подбор научно-технических средств и подготовка транспорта; 5) выбор времени задержания и способов проникновения к месту укрытия задерживаемого; 6) составление плана следственного действия.

В плане задержания, составляемом совместно с оперативным работником, целесообразно предусмотреть: а) количество групп задержания и их состав (из расчета три сотрудника милиции на одного задерживаемого); б) вооруженность и техническое оснащение групп; в) средства маскировки и связи между группами; г) распределение обязанностей между участниками; д) способ проникновения к месту задержания; е) необходимость и порядок применения специальных средств, служебно-розыскной собаки и личного обыска задержанного; ж) порядок доставления задержанного в органы милиции или к следователю и Др.

Задержание после предварительной подготовки предполагает реализацию плана проведения этого следственного действия и отличается большой тактической разнообразностью (в частности, в зависимости от места задержания). Тактические приемы могут относиться к способам проникновения к месту укрытия задерживаемого, способам преодоления его сопротивления, применению научно-технических средств, фиксации хода и результатов задержания и т. п.

В тактической операции по задержанию следователь выступает в роли организатора этого следственного действия, а непосредственными исполнителями являются работники милиции, специально подготовленные и проинструктированные для конкретной ситуации.

Задержание в бесконфликтной ситуации происходит при безоговорочном подчинении преступника законным требованиям. Ему объявляется о задержании либо аресте, проводится предварительный личный обыск, осматриваются места захвата и предварительного личного обыска. Затем задержанный конвоируется в ОВД для производ- ства личного обыска и водворения в ИВС. Задержание взяточника, мошенника, расхитителя обычно происходит без особых осложнений и сопряжено с меньшей опасностью, чем задержание лиц, совершивших опасные преступления против жизни и здоровья. Задержание второй категории преступников носит, как правило, остроконфликтный характер. Порядок задержания вооруженного преступника детально освещается в специальных подзаконных актах — ведомственных приказах и наставлениях.

161

Тактика задержания во многом определяется местом проведения этого следственного действия: в помещении, на улице, в транспорте или на местности.137

Задержание предпочтительнее проводить в помещении, так как в этом случае до минимума сведена возможность побега, исключаются вмешательство и скопление посторонних лиц, имеется больше возможностей для проведения личного обыска, изъятия у задержанного предметов, имеющих доказательственное значение. Однако задержание в помещении имеет и отрицательные моменты: оно становится известным семье и соседям, получает широкую огласку и не всегда обеспечивает внезапность захвата подозреваемого, что дает ему возможность уничтожить доказательства, оказать вооруженное или физическое сопротивление, покончить жизнь самоубийством. Здесь важны скрытый подход к дому и квартире группы захвата и внезапное проникновение в помещение под каким-либо предлогом. Для беспрепятственного проникновения в квартиру можно использовать и помощь лиц, появление которых не вызовет подозрений задерживаемого. Задержание в помещении целесообразно проводить ранним утром или вечером, предварительно установив, что подозреваемый находится дома. Следует заранее позаботиться о понятых, которые должны засвидетельствовать результаты личного обыска задержанного. Подгруппа наблюдения в момент операции по задержанию обеспечивает контроль за входами и выходами, окнами и балконами, располагаясь таким образом, чтобы в случае вооруженного сопротивления со стороны задерживаемого никто из личного состава группы не пострадал. Задержание в помещении учреждений целесообразно производить по согласованию с администрацией, для чего задерживаемый вызывается под благовидным предлогом в отдельную комнату. Вслед за задержанием немедленно производится предварительный личный обыск с целью отыскания оружия, которое преступник может использовать для нападения или самоуничтожения, и предметов, его уличающих. В ходе операции по задержанию преступника в помещении могут быть использованы специальные средства и служебно-розыскная собака.

Задержание вооруженного преступника на улице, в парке, на пляже, в сквере может быть осуществлено с предварительной подготовкой операции и без нее. При внезапности операции в большинстве случаев удается обеспечить сокрытие самого факта задержания от соучастников, родственников и знакомых преступника. Но такое задержание может быть осложнено: повышается опасность побега, вмешательства посторонних лиц и оказания ими препятствий сотрудникам милиции. В таких ситуациях только быстрота и внезапность, решительность и слаженность действий всех участников группы задержания не позволяют преступнику оказать сколько-нибудь серьезное сопротивление задерживающим.

Основы борьбы с организованной преступностью. Авторский коллектив под ред. В.С.Овчинского, В.Е.Эминова, Н.П. Яблокова. Москва, «Инфра» М. 1996. С.271.

162 Успех операции по задержанию подозреваемого вне помещения обеспечивается выполнением следующих тактических правил:

1) за подозреваемым до задержания устанавливается тщательное наблюдение;

2) группа захвата должна быть убеждена по внешним признакам и одежде в личности задерживаемого; 3) 4) сближение с задерживаемым осуществляется под легендируемым предлогом; 5) 6) в момент захвата и предварительного личного обыска нельзя требовать от задержанного предъявления документов. Это может быть использовано подозреваемым для применения оружия. 7) Задержание преступника, следующего в автомашине, относится к наиболее сложной и опасной операции. Она должна быть тщательно спланирована, до мельчайших подробностей следует отработать все ее возможные варианты.138 Наиболее безопасным и рациональным будет захват” преступников на остановках маршрутных автобусов, железнодорожном переезде, шлагбаум которого закрыт, участке проезжей улицы или шоссе, предварительно оборудованном спецприспособлением или перекрытом транспортными средствами. После остановки автомобиля с преступником подается команда по мегафону или через радиоустановку милицейской автомашины на выход задерживаемого из автомашины. Участники группы захвата занимают положение, обеспечивающее их безопасность и возможность контролировать действия преступника. Из машины преступнику предлагается выйти спиной вперед, руки держать на затылке, подойти к крылу автомашины и упереться руками, широко расставив при этом ноги. Можно предложить подозреваемому лечь вниз лицом к земле. Если в машине несколько человек, все эти команды подаются для каждого в отдельности. После того как выполнены эти требования, члены группы захвата приближаются к задерживаемому, в то время как другие с обнаженным оружием ведут за подозреваемыми наблюдение.

Наиболее удобные ситуации для задержания вооруженного преступника, пользующегося общественным транспортом , — при посадке в вагон, самолет, при досмотре личных вещей в аэропорту, при таможенной проверке в поезде, в очереди у железнодорожных касс, на речном вокзале, в порту, на перроне или причале, в здании аэропорта, в тамбуре вагона, в межкресельном проходе самолета, в купе или каюте во время сна, в общественном туалете.

Маркс А.В. Тактические особенности участия следователя и специалиста в следственных действиях, связанных с задержанием // Тактика и психология взаимодействия следователя и эксперта. Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1989.С.30-37.

163

При захвате заложников ведутся переговоры с преступниками, выполняются их условия с целью освобождения заложников и в зависимости от складывающейся ситуации силами спец. подразделений осуществляется операция по задержанию.

На открытой местности или в лесу задержание производится в случае преследования преступника по горячим следам или прочесывания местности, где предположительно он может скрываться. Для осуществления такой операции участники задержания разбиваются на подгруппы — заслона, засады, преследования, окружения, отвлечения — и выполняют обозначенные функциональные роли. Задержание обеспечивается применением служебно- розыскных собак и специальных средств. В прочесывании местности, обнаружении преступника в лесу может быть использована помощь воинских частей, а для обнаружения вооруженных преступников, скрывшихся на автомашине, — вертолеты ГИБДД.

Операция по задержанию в организационном отношении завершается конвоированием задержанных в отдел милиции, а в процессуальном — производством тщательного личного обыска и составлением протокола задержания и личного обыска.

164

Заключение.

В последние годы отчетливо прослеживается тенденция увеличения в общей структуре преступности доли ее организованных форм. При этом на современном этапе организованная преступность проникла во все сферы жизнедеятельности государства, поразив особенно экономику, и превратилась в серьезнейшую политическую проблему.

Результаты диссертационного исследования подтверждают сделать вывод о том, что проблема борьбы с преступностью, воля и способность государства обеспечить конституционное право граждан на личную безопасность превратились в политические факторы, влияющие на авторитет власти и ход реформ в стране. Активное противодействие преступности остается одним из ключевых направлений политики национальной безопасности.

Необходима разработка и осуществление неотложных мероприятий по коренному перелому криминогенной ситуации в стране. Прежде всего, должна быть разработана общая концепция обеспечения комплексной безопасности личности, общества и государства и концепция Основ государственной политики в области борьбы с преступностью. Их сущностью и основным направлением должны стать единство стратегии и действий всех ветвей государственной власти, вовлечение в борьбу с преступностью всего потенционала гражданского общества. В противном случае становится реальной опасность утраты контроля над преступностью, что чревато еще большим разгулом насилия, беззакония, а в итоге - социальным взрывом.

Эффективность борьбы с организованной преступностью зависит от многих факторов. Одним из ключевых обстоятельств в этом плане является глубокая и всесторонняя разработка положений уголовного права, касающихся соучастия в целом и его организованных разновидностей в частности.

Необходимо признать уровень, масштабы и тенденции организованной преступности в Российской Федерации, как представляющие реальную угрозу социально-экономическому развитию и стабильности государства, его национальной безопасности. В то же время органы предварительного следствия и правоохранительная система в целом оказались не готовы к обеспечению успешной противостояния ей.

В настоящее время и на перспективу борьба с организованной преступностью должна стать приоритетной государственной задачей. В диссертации делается вывод о том, что преступное сообщество представляет собой наиболее законспирированную, сплоченную,

165 организованную группу ( организацию), имеющую повышенную общественную опасность. Борьба с преступными сообществами специфична и весьма затруднительна.

Анализ действующего законодательства дает основание сделать вывод, что правоохранительные органы России в принципе располагают необходимой правовой базой для ведения решительной борьбы с организованной преступностью. Однако используется она далека не в полную меру. .Резерв в этой борьбе надо искать по многим направлениям. Это прежде всего улучшение взаимодействия и координации между правоохранительными органами, особенно на районном уровне, где слабо используются возможности контролирующих органов (налоговых инспекций, санэпиднадзора , торговых , трудовых инспекций и т. д.), сведения комитетов по имуществу, БТИ, лицензионных палат по выявлению экономических преступных формирований.

Повышение профессионального мастерства следственных и оперативных работников также может значительно активизировать работу правоохранительных органов. И конечно же, оснащение правоохранительных органов современными техническими средствами, обеспечение финансирования законов, программ по борьбе с преступностью — обязательные условия достижения успешных результатов в борьбе с организованной преступностью.

В диссертации делается вывод о том, что существенное значение для повышения эффективности борьбы с организованной преступностью имеет усиления оперативно- розыскной деятельности:

получение и проверка первичной информации о признаках криминальной активности конкретных лиц и групп, о совершенных преступлениях и причастных к ним лицах;

выявление лиц, осведомленных о преступлениях, обнаружение имущества, денег и ценностей, добытых преступным путем, предметов, документов и других объектов — но- сителей доказательственной информации, их сохранение;

установление преступников, местонахождения лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда;

решение частных задач по обеспечению достижения целей оперативно-розыскной деятельности, предусмотренных законом.

Все это направлено на эффективное получение скрываемой информации, повышение осведомленности оперативных аппаратов об организованной преступности, успешное профилактическое воздействие на преступные формирования.

Рекомендуется использовать тактику борьбы с преступными сообществами, базирующуюся на обобщении и критическом осмыслении совокупного опыта выявления и оперативной проверки разветвленных преступных групп, действующих в разных сферах

166

экономики; борьбы с бандитизмом; оперативного наблюдения за рецидивистами; негласной работы в террористических организациях; использовать опыт, основанный на глубокой разведке противоборствующей стороны, учитывать степень ее активности, преступную направленность («окраску»), возможность контр агентурных мероприятий.

В диссертации отмечено, что тактику борьбы с преступными сообществами в значи- тельной мере определяют, с одной стороны, маскировка ее системы (структур, их состава, лидеров, финансовых операций, планов, взаимоотношений с государственными органами, повседневной жизни членов преступных объединений) с другой — так называемая «активная оборона», то есть совокупность действий, направленных на дестабилизацию правоохранительной системы. Традиционно в ходе любой оперативной проверки рекомендуется тщательно изучать способы совершения преступлений, маскировки их сообщников и следов преступной деятельности.

В борьбе с преступными сообществами оперативно-розыскные подразделения не могут уповать на случай, благодаря которому «вдруг» возникают важные сведения. Необходимо заранее прогнозировать возникновение, продолжение и углубление контактов. Ввод негласного сотрудника в преступную среду — это глубоко продуманная тактическая операция, в которой само знакомство с представителями среды, представляющей оперативный интерес, негласным сотрудником должно оцениваться с перспективой получения полезной информации.

Не исключено стимулирование активности представителей ОПФ с помощью тревожных для них сообщений, которые передаются по разным каналам, в том числе с исполь- зованием тактико-психологического анализа внутренних и внешних отношений. Следует стремиться к наибольшему вкладу «тревожной ситуации» в актуализацию программ активного поведения, которое создает благоприятные условия для перехвата телефонных переговоров, фиксации перемещения денег, ценностей, оружия, сбыта автомашин, выезда из данной местности, иногда физической или юридической ликвидации предприятий и т.п.

Весь процесс получения информации об организованной преступной деятельности рекомендуется концентрировать на фиксации фактов и событий, которые могут:

непосредственно указывать на организаторско- преступную деятельность и в этой связи использоваться в доказывании преступной деятельности лидеров;

способствовать тактико-психологическому анализу взаимоотношений в среде лиц, связанных между собой совместной преступной деятельностью, что необходимо для решения многих оперативно-тактических задач;

указывать на латентные преступления, следовательно, на ранее неизвестных потерпевших, очевидцев и непосредственных исполнителей преступлений.

167

Диссертационное исследование выявило круг проблем, связанных с актуализацией применения современных тактических и оперативных средств и методов: в оперативно- розыскной тактике борьбы с преступными сообществами обостряются проблемы наступательности , полноты, объективности сбора информации и особенно конспирации, т.е. реализации важнейших принципов оперативно-розыскной деятельности.

Если традиционные тактические рекомендации чаще всего строятся на основе ис- следования механизма развития преступного поведения, способов совершения преступлений, типологии преступников, то в борьбе с сообществами важные значение приобретает такие факторы, как дислокация основных позиций, занятых лицами, входящими в преступные формирования, их социальное положение, деловые, служебные, политизированные связи на разных уровнях, и в различных ведомствах. Моделируются не только типичные ситуации совершения преступлений, но и вероятные ситуации противоборства, прогнозируются возможные «ходы» представителей преступных формирований, их покровителей. Эти модели и прогнозы приводят к выводам о необходимости «двойной» конспирации для достаточно длительной зашифровки оперативного интереса не только к лидерам, но и к второстепенным деятелям преступных формирований.

Принцип полноты информации реализуется путем широкого охвата всех возможных видов документов, в которых отражены события, казалось бы, непосредственно не относящиеся к преступной деятельности. Поэтому необходимо иное отношение к учетам как средству оперативно-розыскной деятельности. В этом отношении поучителен опыт ФБР США, где активно используются сведения на граждан, сосредоточенные в канцеляриях концернов и фирм, страховых компаниях, совместных с иностранцами предприятиях, делах о разделе имущества и оспариваний наследства.

Особое внимание должно быть уделено учету информации о правонарушениях тех участников организованной преступности, квалификация действий которых (например, имеющиеся признаки подстрекательства) встречает затруднения. В архивных, уголовных и оперативных делах, «отказных материалах», в материалах об административных правонарушениях как раз и могут быть обнаружены факты подстрекательства, укрыва- тельства недоносительства, которые в свое время исследовались изолированно, не в контексте вскрытого позже преступного сообщества.

В диссертации отмечено, что полнота сбора информации об организованной преступности достигается применением средств оперативной техники для негласной аудио-и видеозаписи по возможности во всех местах, где может возникнуть информация, представляющая оперативный интерес.

168

Широкие возможности для совершенствования организации и тактики оперативно- розыскной деятельности заложены в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности». В соответствии с этим Законом дополнительно введены следующие оперативно-розыскные мероприятия: оперативное внедрение; контролируемая поставка; оперативный эксперимент; проверочная закупка.

Закон предполагает, что процесс и результаты проведения указанных оперативно- розыскных мероприятий отражаются в делах оперативного учета для последующей оценки и использования в уголовном судопроизводстве.

Для дальнейшего развития правового регулирования оперативного внедрения интерес представляет опыт США. Здесь проведение секретных операций Федеральным бюро расследований, Управлением по борьбе с наркотиками, другими спецслужбами и правоохранительными органами США, регламентируется в основном нормативными актами, изданными президентом и генеральным атторнеем (министром юстиции) США.

В диссертации предложены и конкретизированы основные параметры расследования дел об организации преступного сообщества (преступной организации) на первоначальном этапе расследования. В соответствии с этими параметрами определены следующие задачи оперативно-розыскной работы:

проведение разведывательно-поисковых мероприятий, направленных на добывание, сбор и анализ сведений об организованных преступных сообществах, негласное проник- новение в их структуры, выработка мер противодействия;

выявление преступных сообществ и их коррумпированных связей;

направление информации в аппараты уголовного розыска, борьбы с преступлениями в сфере экономики, оперативные подразделения по исправительным делам, совместное проведение крупномасштабных операций по разоблачению преступных структур;

информирование соответствующих органов власти и управления о состоянии и тен- денциях организованной преступности.

Указаны направления работы оперативно-розыскных подразделений: выявление и разоблачение преступных структур, возникших в результате «сращивания» обще уголовной и экономической преступности, пресечения фактов «отмывания» денег, документирование преступной деятельности членов организаций, предприятий различной направленности, созданных на незаконно нажитые средства;

выявление и пресечение каналов поставки партий оружия, антиквариата, драгоценных камней и металлов, предметов, представляющих культурную и историческую ценность для страны;

169

документирование преступной деятельности членов организованных преступных групп, занимающихся наркобизнесом;

изобличение коррумпированных лиц в органах власти и управления;

сбор информации и противодействие проникновению организованных преступных сформировании зарубежных стран на территорию России, проведение совместно с другими правоохранительными органами и иными организациями мероприятий по защите интересов страны по заключенным договорам на экспорт, импорт продукции, документирование деятельности преступных сообществ, имеющих международные связи;

сбор информации о «ворах в законе», авторитетах уголовной среды и «теневой эко- номики», способных организовать преступные группы, фиксирование сходок этих групп, проведение мероприятий по документированию их противоправной деятельности и противодействие вырабатываемой ими преступной стратегии;

пресечение попыток использования организованных преступных групп в террорис- тической и экстремистской деятельности.

Анализ уголовных дел о преступных сообществах позволил сделать вывод о том, что при сборе фиксации и использовании доказательств допускаются типичные ошибки, которые затрудняют или вовсе исключают прохождение дела в суде. Вот некоторые из них:

  • механический сбор протоколов следственных действий, заключений экспертов, документов без анализа и увязки содержащейся в них информации и без оценки доказательств;
  • обоснование выводов, подтверждение установленных обстоятельств объяснениями, рапортами работников милиции, справками экспертов, т. е. информацией, для фиксации и проверки которой уголовно-процессуальным законодательством предусмотрен конкретный порядок. Нарушение его влечет исключение доказательства из процесса доказывания;
  • обоснование выводов документами, достоверность которых вызывает сомнение

в силу самого процесса фиксации содержащейся в них информации. Например, нахождение в деле телефонограммы, справки и иного источника информации, не заверений подлежащим образом;

  • приведение в качестве доказательства непроверенной информации. Например, информации, содержащейся в протоколе прослушивания аудиозаписи переговоров вымогателя с лицом, заявившим в правоохранительные органы о преступлении. Аудиозапись не прослушивалась следователем с составлением протокола осмотра, фоноскопическая экспертиза не проводилась. Есть случаи, когда информация о существенных обстоятельствах преступления, зафиксированная в протоколе прослушивания оперативными работниками, не соответствует информации, зафиксированной на аудио-ленте;

170

Следует неотложно применять меры для жесткой борьбы с организованной преступностью на новом, более квалифицированном уровне, нейтрализовать ее самое опасное оружие, с помощью которого она держит всех в страхе,— убийства. И делать это нужно в комплексе всех факторов: правовых, экономических, социальных.

Целесообразно создание в регионах оперативно-следственное бюро (ОСБ) по раскрытию преступлений, совершенных преступными группами. В его состав должны быть включены следователи прокуратуры и УВД, специалисты-эксперты по медицине, криминалистике, баллистике, трассологии, бухгалтерскому делу, оперативные работники уголовного розыска и ОМОНа.

Практика следственных органов подтверждает высокую эффективность специализированных оперативных групп, концентрирующих свою деятельность на узких, конкретных направлениях. Специализированные ОСБ следовало бы создавать в центрах субъектов федерации России, возложив на них функции, предусмотренные Законом об ОРД и законодательством по обсуждаемой тематике.

На первых порах работу в этом направлении можно начать, исходя из существующей штатной численности работников следственных органов, что не потребует значительных финансовых затрат. В дальнейшем же внести коррективы, учитывая фактическую обстановку.

На наш взгляд, в зависимости от типа лидера могут быть разработаны тактические приемы расследования дел преступных сообществах, ориентированные на психологическое разобщение лидеров и членов преступной группы с целью получения от них правдивых показаний.

Усилия следователя по выявлению лидера преступной группы должны быть предприняты как можно раньше — уже в ходе первоначальных следственных действий. Далее следует изучить отношения между ее членами. Особый интерес представляют факты, свидетельствующие о конфликтах и противоречиях между лидером и членами группы.

Следственная практика показывает, что наиболее эффективны тактические приемы, основанные на фактах, которые компрометируют лидера в глазах остальных членов преступной группы. Так, по одному из дел о групповом хищении следователь удачно использовал тот факт, что лидер преступной группы регулярно присваивал себе большую часть преступных доходов, чем сообщал об этом своим соучастникам. После того, как следователь ознакомил с этими фактами других членов группы, они дали показания, ули- чающие лидера в организации и руководстве преступной группой. С другой стороны, правдивые показания самого лидера открывают большие возможности для следствия. Ведь лидер максимально осведомлен всех преступлениях, совершенных группой.

171 Для повышения эффективности борьбы с преступными сообществами (преступными организациями) по нашему мнению было бы целесообразно:

  1. Принять Федеральный Закон, предусматривающий правовую защиту лиц, внедренных в преступные сообщества (банды), например, по апологии со ст. 205, 208 и др).

  2. Пересмотреть отчетность ГИЦ МВД России. В раздел «Сведения о состоянии работы по делам оперативного учета подразделений организованной преступностью» (форма 6) выделить самостоятельную строку по преступным сообществам (преступным организациям).
  3. Пересмотреть практику заведения дел оперативного учета на преступные сообщества (преступные организации).
  4. Конкретизировать и с учетом уголовно-правовой терминологии уточнить п.4.26.1. «Наставления об основах организации оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел», где в п. а) указывается объект оперативного внедрения «организованные преступные группы». Уголовный Кодекс Российской Федерации, в частности, ст.35 такого понятия не содержит.
  5. Исключить случаи реализации дел оперативного учета на преступные сообщества (преступные организации) без участия следователя.
  6. Внести изменения в содержание ст. 35 УК России, имея в виду дать точное и полное определение организованной группы и преступного сообщества (преступной организации) с конкретными признаками, отличающими их друг от друга.

  7. Обобщить имеющуюся практику расследования и судебного рассмотрения уголовных дел на преступные сообщества (преступной организации) для принятия сот ветствующее постановления Пленума Верховного Суда.

В предложенной диссертации делается вывод в том, что настоящая ситуация в РФ характеризуется отсутствием надлежащей политической воли и системы организационно- правовых средств, противостояния организованной преступности, когда преступные элементы стали де-факто вершителями судеб. Усилия внутри России, направленные на борьбу ОП со стороны государственных органов остаются недостаточными, не адекватными происходящим негативным процессам. Показательно, что до сих пор не принят Закон о борьбе с коррупцией, который обсуждается уже много лет. Инициативой владеют криминальные структуры и, если не обеспечить должного отпора, то есть опасность, что страна превратится в «преступно-синдикалистское государство», контролируемое коррумпированными правительственными бюрократами, политиками, бизнесменами и преступниками.

Автором предлагаются, в частности, следующие меры:

172 Развитие свободного рынка в России, должно жестко регулироваться законом и основываться на его строгом соблюдении. Предупреждение ОП должно проходить красной нитью во всех политических и экономических решениях.

  • Деятельность правоохранительной системы нуждается в том, чтобы каждое ее звено обеспечивало исполнение положений уголовного, гражданского, договорного и иных отраслей права, направленного на возвращение в свои руки контроля над ходом расследования и вынесением судебных решений, на которые в настоящее время оказывают заметное влияние преступные формирования.

Особого внимания требует преступные сообщества в сфере экономики так, должны быть реализованы строгие требования, касающиеся обеспечения прозрачности использования Россией иностранной помощи, а также многосторонних кредитов и экспортного финансирования.

В РФ должна быть создана совместно используемая правоохранительными органами межведомственная база данных по ОП, включающая сочетание рассекреченных материалов и материалов из открытых источников. Эта база данных могла бы быть подкреплена секретной базой данных, предназначенных только для следственных и оперативных структур РФ.

В диссертационном исследовании делается вывод, что действующая дефиниция соучастия недостаточна для отображения существующих реалий, а поэтому нуждается в более четком законодательном закреплении разновидностей преступной группы. Законодательная интерпретация разновидностей соучастия тем более актуальна, что в статьях Особенной части УК квалифицирующий признак «группа лиц» представлен весьма широко и выступает под различными наименованиями, требующими определений. Например, банда (ст. 209 УК), сообщество, организация (ст. 210 УК) и т. п.

Необходимо совершенствовать законодательный механизм обеспечения безопасности лиц, содействующих правосудию, что обусловлено международно-правовыми, национальными конституционными нормами, а также недостаточностью правовых гарантий освобождения от уголовной ответственности лиц, участвующих в оперативных мероприятиях и, в частности, внедряющихся в преступные формирования, сам факт вступления в которые является уголовно-наказуемым деянием.

В диссертации на этот счет сформулированы конкретные предложения.

173

Библиография:

  1. Алексеев В. Понятие организованной группы // Соц. законность. 1989. № II.
  2. Анализ изменений преступности в развитых капиталистических странах. 70—80-е годы. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. № 134. М., 1991.
  3. Андреев И. С. Использование специальных познаний в борьбе с организованной преступностью // Проблемы борьбы с организованной преступностью: Сб. науч. трудов. Минск, 1991.
  4. Антонян Ю. М., Пахомм В. Д. Организованная преступность и борьба с ней // Сов. государство и право. 1989. № 7.
  5. Ананьин А. Ф. Организация, подстрекательство и пособничество в групповом преступлении. Свердловск, 1980. Автореф. дис. к.ю.н.
  6. Астрашабов А. В. Правовые, организационные и тактические аспекты борьбы с транснациональной организованной преступностью //Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М., 1995.
  7. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств, М.,1965.
  8. Белкин Р. С, Винберг А. И. Криминалистика и доказывание. М, 1969. 9.Беликовский Е. Л. Протекционизм и правовые средства борьбы с ними //

Советское государство и право. № 8.1984.

Ю.Бедняков И.Д. Непроцессуальная информация и расследование преступлений.М., 1991.

П.Бурнашев Н.А., Мухин Г.Н. Криминалистическое выявление фактов использования организованными группами лиц с психическими аномалиями // Проблемы борьбы с организованной преступностью: Сб. науч. трудов. Минск, 1991.

12.Быков В.М. Некоторые аспекты организации первоначального этапа расследования групповых преступлений //Проблемы первоначального этапа расследования. Ташкент. Изд-во Таш. ВШМ МВД, 1986.

1 З.Быков В. М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1980.

Н.Быков В. М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Ташкент, 1986.

15.Быков В.М. Преступная группа: криминологические проблемы. Томск, 1991.

16..Бурчак Ф.Г. Соучастие в преступлении ( социальные , криминологиеские и правовые проблемы): Дис. док. юр. наук., Киев, 1986.

174

17.Бурнашев Н.А., Мухин Г.Н. Криминалистическое выявление фактов использования организованными группами лиц с психическими аномалиями // Проблемы борьбы с организованной преступностью: Сб. науч. трудов. Минск, 1991.

18.Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995 г. № 19.

19.Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978.

20.Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981.

  1. Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета РФ. 1992 г., №51.

22.Виноградов СВ., Забарин С.Н. Правовые вопросы взаимодействия следователя с зарубежными правоохранительными органами //Проблемы предварительного следствия и дознания. М., 1993;

23.Волобуев А.Н, Галкин Е. Организованная преступность и ее сущность // Сов, юстиция, 1989. №21.

  1. Волобуев А.Н. Организованная преступность в СССР: проблемы и перспективы // Проблемы борьбы с организованной преступностью- М.,1990.

25.Волобуев А.Н. Стратегия и тактика борьбы с организованной преступностью // Организованная преступность. Проблемы дискуссии, предложения. М.: Юрид. лит.,1989.

26.Воробьева И.Б. Взаимодействие следователя с контролирующими органами в борьбе с преступностью. Саратов: Изд-во Сарат. юрид. ин-та, 1988.

27.Вопросы организованной преступности и борьбы с ней: Сб. науч. трудов НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. М., 1993.

28.Воробьева И.Б. Взаимодействие следователя с контролирующими органами в борьбе с преступностью. Саратов: Изд-во Сарат. юрид. ин-та, 1988.

29.Возгрин И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования // Вопросы профилактики преступлений. Л., 1979.

ЗО.Гапанович Н.Н., Мартирович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск: Изд-во БГУ, 1983.

ЗЬГаухман Л. Д. Организованная преступность: понятие, виды, тенденции, проблемы уголовно-правовой борьбы. М., 1993.

32.Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества. М.: Изд. « ЮрИнфор».,1997.

33.Громов В. Дознание и предварительное следствие (теория и техника расследования преступлений). М„ 1925.

  1. Гуров А. И. Красная мафия., “ Коммерческий вестник “.,1995.

175 35. Гуров А. Организованная преступность и борьба с ней // Слово лектора. 1989. № 12.

Зб.Гуров А. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М., 1990.

37.Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. МЛ 980.

38.Данилюк С. Е. Организованная преступность // Современное состояние преступности в Республике Беларусь и проблемы ее предупреждения. Минск, 1993.

39.Данилюк С. Е. Проблемы борьбы с организованной преступностью // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью. Минск, 1992.

40.Джандиери А.С. Расследование взяточничества. СПб., 1996.

  1. Джекебаев У.С. , Вайсберг Л.М., Судакова Р.Н. Соучастие в преступлении,Алма- Ата,1987.

42.Долгова А.И. Организованная преступность - 2. М., Криминологическая Ассоциация. 1993.

  1. Доля Е.А. Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам// Российская юстиция.№ 10.1994.

44.Драпкин Л. Я. Проблемы расследования преступлений, совершенных организованными сообществами // Криминалистика / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. М., 1994.

45.Жбанков В. А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. М., 1987.

46.Журнал “ Законность “ М.,1997..№ 7.

  1. Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. - Саратов, 1994.

48.Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. -М., 1991.

49.Кантемиров В.Т. Криминалистическая характеристика групп в сфере организованной преступности: Дис. канд. юрид.наук. Волгоград. 1992.

50.Кантемиров В.Г. Организованная преступность. Проблемы и статистика М., 1995.

51.Куликов В.И., Крохин А.А. Ситуационные особенности первоначального периода расследования хищений в системе материально-технического снабжения //Актуальные проблемы эффективности борьбы с хозяйственными и должностными преступлениями. Караганда. 1986.

  1. Коновалов В.И. Что такое организованная преступная группа., Законность, 1993. № 8.

176

  1. Корольков И. Кровавый передел. Известия. 1995. № 79.28 апреля Крминология. М.: Юрист, 1995.

54.Кукреш Л. И. Коррупция и злоупотребление властью // Современное состояние преступности в Республике Беларусь и проблемы ее предупреждения. Минск, 1993.

55.Куликов В. И. Проблемы расследования организованной преступной деятельности // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью: Тезисы научно- практ. конференции. Минск, 1992.

  1. Кувалдин В.П. Проблемы борьбы с коррупцией в органах власти // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики: Материалы н. практ. конф. Выпуск 1..М.Д995.

57.Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве.М.,1995.

58.Комиссаров B.C. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие преступления против безопасности общества. По новому УК РФ. М.: Издательство «Красна-Леке», 1997г.

59.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. (Отв. ред. В. И. Радченко. М. Издательство «Вердикт». 1996.

  1. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Общая часть. Под общей редакцией Ю. И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА. 1996.
  2. Комментарий к УК РФ. М., 1996. Под ред. А..В. Наумова.
  3. Коннов А. И. Взаимодействие субъектов оперативно-розыскной деятельности, ведущих борьбу с организованной преступностью //Основы борьбы с организованной преступностью. М.: «Инфра» М», 1996.

63.Кузнецова Н.Ф. Уголовно- правовая регламентация ответственности за организованную преступность // Вестник МГУ .Серия 11. Право ,№ 4, 1990.

64.Куликов В.И., Крохин А.А. Ситуационные особеннности первоначального периода расследования хищений в системе материально- технического снабжения // Актуальные проблемы эффективности борьбы с хозяйственными и должностными преступлениями. Караганда. 1986.

65.Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1973.

  1. Лунеев В.В. Преступность 20 века. Мировые, региональные и российские тенденции. Мировой криминологический анализ. Норма, Москва, 1997.

67.Лысов Н.Н. Криминалистическое учение о фиксации доказательственной в деятельности по выявлению и раскрытию преступлений. М., 1995.

68.Махов В.Н. Участие специалистов в следственных действиях. М.,1975.

177

69.Маркс А.В. Тактические особенности участия следователя и специалиста в следственных действиях, связанных с задержанием // Тактика и психология взаимодействия следователя и эксперта. Межвуз. Сб. н. тр. Свердловск, 1989.

70.Меретуков Г.М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркотиками. Ростов н/Д., 1994.

71.Мешков В.М. Основы криминалистической теории о временных связях. МЛ 994.

72.Мешков В.М. Криминалистическое учение о временных связях и отношениях при расследовании преступлений. Калининград, 1997.

73.Мешкова B.C. Изобличение лидера ( организатора ) преступной группы в ее создании и в руководстве преступной деятельностью.Канд. дис.М.,1998.

74.Митричев СП. Следственная тактика. М., 1975.

75.Милуша А.А. К вопросу организации взаимодействия подразделений МВД и ФСК России в борьбе с организованной преступностью и коррупцией //Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. М., 1994.

76.Морозов И. Р. Криминалистическая характеристика групп, организовавших хищения государственного и общественного имущества //Взаимодействие органов внутренних дел с другими государственными организациями в борьбе с правонарушениями. М., 1986.

77.Николаев Н. О проблемах борьбы с организованной преступностью // Соц. законность. 1988. N» 6.

78.Никулин С. Достаточно ли правовых средств в борьбе с организованной преступностью? // Соц. законность,№2 ,1989.

79.0вчинский В. С. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993;

  1. Опарин Н.Б. Особенности доказывания по делам о преступлениях, совершаемых организованной преступной группой. М.: Академия МВД РФ. 1992.

81.Облаков А.Ф. Некоторые вопросы теории и практики задержания лиц , подозреваемых в совершении преступлений // Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений в деятельности ОВД. Хабаровск, 1989.

  1. Основы борьбы с организованной преступностью. Авторский коллектив под ред. B.C. Овчинского, В.Е.Эминова, Н.П. Яблокова. Москва, «Инфра» М., 1996.

83.Организованная преступность: Круглый стол издательства «Юридическая литература» / Под ред. А, И, Долговой, С. В. Дьякова. М., 1989.

  1. Организованная преступность -2. Под ред. А.И. Долговой, СВ. Дьякова - М., Криминологическая Ассоциация, 1993.

178

85.Петелин Б. Я. Организованная преступность несовершеннолетних // Социологические исследования. 1990. № 9.

86.Преступность и реформы в России, Криминологическая Ассоциация, Москва, 1998 г.

87.Протокодов А.Л. Проблемы первоначального этапа расследования умышленных убийств в условиях большого города: дисс. канд. юрид. наук. М, 1987.

88.Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальные проблемы возбуждения уголовного дела в сфере экономики //Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступ- ностью в сфере экономики: Материалы н.-практ. конф. ВыпЛ.М., 1995.

89.Подлесских Г., Терешонок А. Воры в законе: бросок к власти. М., 1994.

  1. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии.- 3-е изд. Минск, 1978.

  2. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1987.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г.№ 13 “ О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ.В кн.: Практика Верховного Суда РФ по уголовным делам за 1992- 1994 г.г. Деюре.1995.
  4. 93.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995г. «0 некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против в собственности»(. п. 4.)- Российская газета, 1995г. 31 мая.

  5. Проблемы борьбы с организованной преступностью: Сб. науч. трудов / Под ред. Н. И. Порубова. Минск, 1991.

95.Пристанская О.В. Проблемы исследования организованной преступности// Организованная преступность. Проблемы , дискуссии , предложения.М.: Юрид. лит. 1989.

  1. Прхоров B.C. О групповой преступности несовершеннолетних.- Вестник ЛГУ. Вып.2. 1967.
  2. Преступность и законодательство.М.., 1997. Под ред. А.И. Долговой
  3. Радов А. Шайка, банда, «система». Уроки следователя // Огонек. 1988. № 48.
  4. Салтевский М.В. Собирание криминалистической информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980.

  5. Ситковец Н.Г. Романов А.И. Когда нет единого толкования ( что мешает борьбе с организованными преступными сообществами ( преступными организаиями )// Бюллетень “ Оперативно- розыскная работа “1999..№ 3.

  6. Ситуационный подход в раскррытии отдельных групп преступлений // Особенности расследования отдельных групп преступлений.- Свердловск: Изд. УрГУ,1986.

179

103.Скобликов П.А. Истребование долгов и организованная преступность. М, 1997.

  1. Советский уголовный процесс: Учебник / под ред. В.П. Божьева.-М.: Юрид.лит.1990.

105.Собрание законодательства РФ от 30 мая 1994 г.№ 5.

Юб.Соловьев А. Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1974.

Ю7.Соловьев А. Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии. - изд. 2-е, перераб. М., 1989.

Ю8.Теория доказательств в советском уголовном процессе.- М.: Юрид. лит. 1973.

109.Уголовное дело 2 - 175/ 97 по обвинению Бочарниковой, Ильчук, Канева, Каранчи- Оглы Шукури и других по ст. ст.210 и 186 УК РФ.- Архив Новосибирского областного суда.

ПО.Уголовное право РФ. Общая часть. Отв. ред. д. ю. н. Б.В. Здравомыслов. -М. :Юрист, 1996г.

111 .Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. Отв. Ред. Б.В. Здравомыслов-М: Юрист. 1996.

  1. Учебник уголовного права. Общая часть. М.: Издательство «СПАРК», 1996 г. 113.
    Указ Президента РФ от 4 апреля 1992 г. № 361 «О борьбе с коррупцией в системе
    государственной службы». ( Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ 1992 г. № 17.)

  2. Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» от 4 июня 1947 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1947. № 19.
  3. Устинов В. С. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности. Нижний Новгород. 1993.
  4. 116.Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996 -1997 годы. Утверждено Правительством РФ от 17 мая 1996 г., № 600 (Российская газета, 1996 г., 24 июля.)

П7.Хомич В. М. Организованная преступность и институт соучастия в преступлении // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью. Минск, 1992.

П8.ХмыровА. А. Косвенные доказательства. М., 1979. 119 .Хлюпин Н.И. Задержание и его роль в расследовании преступлений // Ленинский принцип неотвратимости наказазания и задачи советской криминалистики. Свердловск, 1972. 120.Шиенок В.П. Совершенствование оперативно- розыскной тактики борьбы с

180 организованной преступностью // Проблемы борьбы с организованной преступностью: Сб. статей.Минск, 1991.

121.Целищев А.Я. Узловые проблемы методики расследования преступлений // Советское государство и право. 1982.№ 8.

122.Чеботарев Г.Ф. Взаимодействие следователей со специальными подразделениями по борьбе с организованной преступностью //Бюллетень Главного следственного управления МИД СССР. 1989.

123.Чернова К.Т. Организованные группы расхитителей соц. имущества // Криминологическое и крниминалистическое исследование: Дис. к.ю.н.М.,1974.

  1. Элиты России о настоящем и будущем страны. М, 1996.

  2. Яблоков Н. Л. Общие положения криминалистической характеристики организованной преступности // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью. Минск, 1992.

126..Яблоков Н. П. Проблемы методики расследования преступлений, совершенных организованными преступными сообществами // Вестник МГУ. Сер. II: Право. 1993. №5.

127..Яблоков Н.П. О криминалистических проблемах борьбы с организованной преступнностью в сфере экономики // Актуальные проблемы правового регулирования общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике.- Барнаул. 1991.

  1. Янин П. Уголовный закон и бизнес // Хоз-во и право. 1994. № 2.

181 Приложения:

Анкета следователя ОВД

  1. Ваше место работы:

1.1В следственном аппарате - 29 1.2 В оперативном подразделении - О

  1. Ваш стаж работы:

2.1 ДоЗ лет- 1

2.2 До 5 лет - 5 2.3 2.4 До 10 лет-4 2.5 2.6 свыше 10 лет- 9 2.7 3. Знаете ли Вы правовые признаки отличия организованной преступной группы от организованных преступных сообществ (ОПС ):

3.1 ДА-22 3.2 3.3 НЕТ - 7 3.4 4. Участвовали ли Вы лично в оперативно-розыскных мероприятиях или
в следственных действиях при расследовании проявлений организованной преступности?

4.1 ДА-17 4.2 4.3 НЕТ- 12 4.4 5. К уголовной ответственности были привлечены:

5.1 Все участники преступного сообщества ( В том числе организатор) - 1 5.2 5.3 Только исполнители - 18 5.4 6. Удалось доказать руководителя организованного преступного сообщества (ОПС): 6.1 Во всех случаях - 0

6.2 В большинстве случаев - 0

182

6.3 Достаточно редко - 9 6.4 6.5 Не удалось ни разу - 12 6.6 7. Роль организатора:

7.1 В создании группы - О 7.2 7.3 Выделился из состава группы и подчинил ее себе - 6 7.4 7.5 Являлся идейным вдохновителем - 7 7.6 7.7 Принимал непосредственное участие в совершении преступления - 11 7.8 8. Признал ли организатор ОПС свою роль в организации
преступного сообщества:

8.1 Да, чистосердечно раскаялся - О 8.2 8.3 Да, после предъявления доказательств -О 8.4 8.5 Не признал-21 8.6 9. Использовали ли Вы при изобличении роли организатора ОПС:

9.1 Видеокамеры - 6 9.2 9.3 Полиграфы - 2 9.4 9.5 Другие технические средства - 17 9.6 10. Оказывал ли содействие организатор ОПС в разоблачении исполнителей:

10.1 ДА-5 10.2 10.3 НЕТ-13 10.4 11. Давали ли члены преступного сообщества показания, изобличающие организатора:

11.1 Да, изобличали все члены преступного сообщества - 0 11.2 11.3 Да, изобличали некоторые из них - 12 11.4 11.5 Нет, таких показаний не давал никто - 9 11.6 12. Отказывались ли потерпевшие (свидетели) от своих показаний, изобличающих организатора преступного сообщества:

12.1 Да , всегда- 1 12.2 12.3 Да, иногда- 16 12.4

183

12.3 Нет, не отказывались от показаний- 3

  1. Какими следственными действиями была изобличена организатор ОПС:

13.1 Осмотром- 3

13.2 Предъявлением для опознания - 7

13.4 Допросом -4

13.5 Очной ставкой - 8

13.6 Проверкой показаний - 5 13.7 13.8 Следственным экспериментом - 6 13.9 14. Для изобличения организатора ОПС были произведены судебные экспертизы:

14.1 да - 19 14.2. нет- 5

  1. В чем выражаются трудности в доказывании ОПС:

15.1 В отсутствии научно- обоснованных методик по доказыванию организованных преступных сообществ- 6

15.2 В дефиците времени - 6

15.3 В противодействии со стороны коррумпированных лиц - 9 15.4 15.5 Другие- 10 15.6 16. Причины успешности уклонения организатора преступного сообщества от уголовной ответственности:

16.1 Отсутствие изобличающих показаний - 13

16.2 Отсутствие вещественных доказательств - 15

  1. Что по Вашему мнению позволит повысить эффективность привлечения организатора преступного сообщества к уголовной ответственности:

17.1 Разработка научно-обоснованных рекомендаций- 10 17.2 17.3 Изменения в уголовном законодательстве - 13 17.4 17.5 Изменения в уголовно-процессуальном законодательстве -14 17.6 Справка: результаты анкетирования сотрудников следственных управлений ГУВД г. Москвы и МВД Чувашской республики.

184 Анкета оперативного работника ОВД

  1. Ваше место работы:

1.1В следственном аппарате - О

1.2 В оперативном подразделении - 47

  1. Ваш стаж работы:

2.1 До 3 лет-19 2.2 2.3 До 5 лет - 5 2.4 2.5 До 10 лет-4 2.6 2.7 Свыше 10 лет-19 2.8 3. Знаете ли Вы правовые признаки отличия организованной преступной группы от организованных преступных сообществ (ОПС):

3.1 ДА-24 3.2 3.3 НЕТ - 23 3.4 4. Участвовали ли Вы лично в оперативно-розыскных мероприятиях или в следственных действиях при расследовании проявлений организованной преступности?

4.1 ДА-23 4.2 4.3 НЕТ - 24 4.4 5. К уголовной ответственности были привлечены:

5.1 Все участники преступного сообщества ( В том числе организатор) - 5 5.2 5.3 Только исполнители - 33 5.4 6. Удалось доказать руководителя организованного преступного сообщества (ОПС):

6.1 Во всех случаях - 0 6.2 6.3 В большинстве случаев - 2 6.4 6.5 Достаточно редко -13 6.6 6.7 Не удалось ни разу - 32 6.8

185

  1. Роль организатора:

7.1 В создании группы - 6 7.2 7.3 Выделился из состава группы и подчинил ее себе - 8 7.4 7.5 Являлся идейным вдохновителем - 4 7.6 7.4 Принимал непосредственное участие в совершении преступления - 22

  1. Признал ли организатор ОПС свою роль в организации преступного сообщества:

8.1 Да, чистосердечно раскаялся - О 8.2 8.3 Да, после предъявления доказательств - 7 8.4 8.5 Не признал - 40 8.6 9. Использовали ли Вы при изобличении роли организатора ОПС:

9.1 Видеокамеры - 20 9.2 9.3 Полиграфы - 2 9.4 9.5 Другие технические средства (НАЗ, ПТП) - 35 9.6 10. Оказывал ли содействие организатор ОПС в разоблачении исполнителей:

10.1 ДА-2 10.2 10.3 НЕТ-36 10.4 11. Давали ли члены преступного сообщества показания, изобличающие организатора:

11.1 Да, изобличали все члены преступного сообщества- 3 11.2 11.3 Да, изоблачали некоторых из них - 9 11.4 11.3 Нет, таких показаний не давал никто - 25

  1. Отказывались ли потерпевшие (свидетели) от своих показаний, изобличающих организатора преступного сообщества:

12.1 Да, всегда-6

12.2 Да, всегда-16 12.3 12.4 Нет, не отказывались от показаний -19 12.5 13. Какими следственными действиями была изобличена организатор ОПС:

13.1 Осмотром -6 13.2 13.3 Обыском- 13 13.4

186

13.3 Предъявлением для опознания - 3 13.4 13.5 Допросом-9 13.6 13.7 Очной ставки - 15 13.8 13.9 Проверкой показаний - 13 13.10 13.7 Следственным действием - 11

  1. Для изобличения организатора ОПС были произведены судебные экспертизы: 14.1Да-21

14.2 Нет-22

  1. В чем выражаются трудности в доказывании ОПС:

15.1 В отсутствии научно- обоснованных методик по доказыванию организованных преступных сообществ - 9 15.2 15.3 В дефиците времени - 9 15.4 15.5 В противодействии со стороны коррумпированных лиц - 14 15.6 15.7 Другие- 11 15.8 16. Причины успешности уклонения организатора преступного сообщества от уголовной ответственности:

16.1 Отсутствие изобличающих показаний - 18 16.2 16.3 Отсутствие вещественных доказательств - 26 16.4 17. Что по Вашему мнению позволит повысить эффективность привлечения организатора преступного сообщества к уголовной ответственности:

17.1 Разработка научно-обоснованных рекомендаций- 14 17.2 17.3 Изменения в уголовном законодательстве - 33 17.4 17.5 Изменения в уголовно-процессуальном законодательстве -33 17.6

187 Некоторые частные замечания (предложения) по анкете:

По пункту 3 - несовершенное уголовное законодательство П.15 -коррупция;

  • Необходимо принятие Закона о коррупции

П. 16 - Ввести в Уголовный кодекс поощрительные меры к лицам, разоблачающим организованное преступное сообщество;

  • ввести в статью 210 УК РФ к участникам преступного сообщества освобождение от уголовной ответственности;
  • принять Закон об организованной преступности
  • П. 17 - несовершенное уголовно-процессуальное законодательство;

  • решить вопрос об использовании в качестве доказательств всех оперативных материалов;
  • расследование уголовных дел по ОПС должно поручаться наиболее опытным квалифицированным следователям;
  • формирование специальной следственно-оперативные группы по ОПС должно происходить в самом начале совершения преступления;
  • принять Постановление Пленума Верховного Суда РФ с обобщением практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел о преступных сообществах ;
  • решить вопрос об увеличении сроков предварительного следствия;

  • ход расследования должен постоянно контролироваться
    руководителем соответствующего следственного подразделения и надзирающим прокурором;

Справка: анкетирование проводилось в ГУВД г. Москвы и МВД Чувашской республики. Всего - 76 опрошенных следователей и оперативников.