lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Коршунов, Артем Викторович. - Использование результатов оперативно-розыскной деятельности следователей органов внутренних дел в доказывании по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств: Дис. ... канд. юрид. наук :. - СПб., 2001 178 с. РГБ ОД, 61:01-12/587-9

Posted in:

Министерство внутренних дел Российской Федерации Санкт- Петербургский университет

На правах рукописи

Коршунов Артем Викторович

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

В ДОКАЗЫВАНИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С

НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

Специальность 12.00.09 -

уголовный процесс,

криминалистика - судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических
наук

Научный руководитель -доктор юридических наук, профессор
Ривман Д. В.

Санкт-Петербург - 2001

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1.Общие вопросы использования результатов

оперативно-розыскной деятельности в

уголовном процессе 15

1.1.Соотношение доказывания и оперативно- розыскной деятельности. Зарубежная практика 15

1.2.Представление результатов оперативно- розыскной деятельности 4 9

1.3.Проверка возможности использования в доказывании

оперативно-розыскной информации 54

Глава 2. Использование в доказывании результатов

некоторых оперативно-розыскных мероприятий и конфиденциального сотрудничества граждан при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств … 65 2.1.Оперативное наблюдение. Использование

оперативной видеозаписи в уголовном процессе …. 65 2.2.Использование результатов контролируемой поставки. . 91 2.3.Использование результатов проверочной закупки . . . 108 2.4.Использование результатов исследования

предметов и документов 115

2.5.Использование информации, полученной в ходе

конфиденциального сотрудничества граждан 120

Заключение 141

Библиографический список использованной литературы . . .147 Приложение 176

3

Введение

Актуальность темы. В настоящее время особо актуальной становится проблема раскрытия преступлений, связанных с не- законным оборотом наркотиков. Общий рост количества такого рода преступлений (в 1996 г. зарегистрировано 1814 преступ- лений, связанных с незаконным оборотом наркотиков в крупных размерах, за первое полугодие 2000 г. - 182022), увеличение в общей массе наркотических средств так называемых «тяжелых» наркотиков (в 1996 г. к уголовной ответственности привлечено 856 потребителей героина, а в первом полугодии 1999 - уже 15019) предопределяет необходимость применения превентивных мер ко всему спектру лиц, участвующих в преступном обороте.

Сложность раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков обусловлена тем, что преступники применяют разнообразные, нередко изощренные приемы соверше- ния и сокрытия такого рода преступных деяний. В современных условиях борьбы с наркопреступностью, требующих расширения доказательственной базы по уголовным делам, существует ост- рая необходимость в законодательной регламентации механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе.

Оперативно-розыскная деятельность играет важную роль среди наиболее эффективных средств борьбы с преступностью. При этом использование специфических сил, средств и методов ее субъектами является одним из важнейших, неотъемлемых компонентов успешной работы по решению задач, возложенных

4

на них законодательством в данной сфере правоохранительной деятельности.

Познание криминогенных факторов, характеризующих поведение и образ жизни тех или иных лиц, выделение последних в составе населения, изучение на уровне целей, решаемых индивидуальной профилактикой, - все это порождает оперативно-розыскную информацию, «указывающую» область поиска преступников, дислокаций лиц с отклоняющимся поведением1.

Оперативно-розыскная деятельность наиболее приближена к событию преступления, а также к лицам, его совершившим. Это объясняется тем, что начало проведения некоторых оперативно- розыскных мероприятий не связывается жестко с моментом совершения преступления или возбуждением уголовного дела, как при уголовно-процессуальном доказывании. При этом опе- ративно-розыскные мероприятия осуществляются, а их резуль- таты закрепляются в процедурах, существенно отличающихся от правил, регламентирующих уголовно-процессуальное доказывание .

Процессуальная форма, регламентирующая ряд методических и тактических аспектов следственной и судебной деятельности, несомненно, создает гарантии познания истины, однако в ряде случаев необходимо немедленное негласное проникновение в сферу преступных отношений, «выведывание, констатация ос- ведомленности отдельных лиц и ее пределов, обнаружение тай- ников и других мест укрытия предметов, которые должны стать вещественными доказательствами»2.

*См.: Овчинский С. С. Оперативно-розыскная информация. М., 2000. «Инфа-М». С. 62-63. ?Там же. С. 59

5

Таким образом, знания, а также информацию о событии преступления, о лицах, его совершивших или подготавливаю- щих, можно и необходимо получать вне процессуальной формы, используя при этом установленные законом (не уголовно- процессуальным! ) методы и средства. Доказывание же с помо- щью этих знаний осуществляется в рамках уголовного процесса .

В этой связи представляется актуальным рассмотреть возможность использования научных методов в обеспечении объективизации результатов оперативно-розыскной деятельности и перехода их в форму доказательств в уголовных делах о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Поскольку законодательство, регулирующее использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, находится в стадии становления, можно предположить, что оно будет совершенствоваться, уточняться и дополняться.

Кроме того, актуальной представляется проблема изучения личностно-ситуативной виктимности наркоманов и иных лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств (своеобразных добровольных жертв) применительно к возможно- стям обращения к ним, как источникам оперативной информации по делам данной категории.

Объект и предмет исследования. В качестве объекта ис- следования выступают объективные закономерности, обуславли- вающие необходимость широкого использования оперативной ин- формации в доказывании по уголовным делам, связанным с не- законным оборотом наркотических средств.

6

Предметом исследования являются проблемы реализации ма- териалов, добытых оперативным путем, в уголовных делах о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков; порядок производства непроцессуальных действий органами дознания в стадии возбуждения уголовного дела в целях по- следующего использования их результатов в уголовном процес- се; проблемы получения оперативной информации от лиц, стра- дающих наркоманией. Предметом исследования являются также специфические правоотношения, возникающие между оперативным работником и следователем, прокурором и судом при легализа- ции непроцессуальной информации.

Цель и задачей исследования. Целью диссертационного ис- следования является комплексное изучение состояния право- применительной практики и возникающих в связи с ней проблем расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, включающее:

а) раскрытие сущности оперативно-розыскного документи рования по делам данной категории, определение его значения для формирования процессуальных доказательств;

б) определение уголовно-процессуальных и оперативно- розыскных особенностей раскрытия и расследования преступле ний, связанных с незаконным оборотом наркотиков;

в) анализ дискуссионных проблем, связанных с возможно стями использования информации, полученной в ходе осуществ ления оперативно-розыскной деятельности, в доказывании по уголовным делам;

г) подготовку практических рекомендаций по совершенст вованию законодательства в области расследования преступле ний, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

7

Исходя из намеченной цели, автор ставит перед собой следующие задачи:

  1. проанализировать основные понятия и элементы незаконного оборота наркотических средств, специфику незаконного оборота наркотиков в Восточно-сибирском регионе и практику раскрытия и расследования данной категории преступлений в целях выявления основных проблем, возникающих при реализации оперативной информации по такого рода делам;
  2. изучить и обобщить имеющиеся в научном обороте материалы, определить степень и уровень теоретической разработки данной темы;
  3. изучить практику расследования уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, практику ис- пользования данных, полученных в ходе осуществления опе- ративно-розыскной деятельности;
  4. определить требующие решения теоретические положения и проблемы, возникающие в практике применения оперативных материалов при расследовании преступлений в сфере неза- конного оборота наркотиков;
  5. провести анализ практики использования, как источников оперативной информации, лиц, страдающих наркоманией, с учетом специфики их психологического и физического со- стояния;
  6. определить конкретные пути упорядочения работы по пред- ставлению, проверке и использованию в доказывании опера- тивной информации, полученной в стадии возбуждения уго- ловного дела.

8

Научная новизна диссертационного исследования. Научная новизна положений, сформулированных в диссертационном ис- следовании, заключается в том, что:

  • раскрывается теоретическая и практическая значимость проблемы реализации материалов, добытых оперативным путем, в уголовных делах о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков;

-исследованы проблемы теории и практики использования оперативно-розыскной информации, полученной в стадии возбу- ждения уголовного дела в доказывании по уголовным делам;

-раскрывается сущность оперативно-розыскного документи- рования, его роль в процессе уголовно-процессуального дока- зывания;

-рассмотрены оперативно-розыскные мероприятия, наиболее часто проводимые по преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотиков, а также возможность и способы исполь- зования их результатов в качестве доказательств по уголовным делам;

-предложен порядок ввода и участия в уголовном процессе конфидентов с целью получения доказательственной информации;

-обоснована необходимость использования в качестве ис- точников оперативной информации (при условии их вменяемости) лиц, страдающих наркоманией, находящихся в состоянии наркотической абстиненции;

Положения, выносимые на защиту. По результатам проведенного исследования на защиту выносятся следующие выводы и предложения, имеющие теоретическое и практическое значение:

9

  1. На основе анализа уголовно-процессуального законодатель- ства и Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а также практики их применения, сформулирован вывод: ре- зультаты оперативно-розыскной деятельности, будучи одним из основных средств познания юридически значимых фактов, должны входить в систему уголовного судопроизводства.
  2. Принимая во внимание, что при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, большое значение имеет информация, полученная от конфидентов, учитывая, что по такого рода делам ими в основном выступают лица, злоупотребляющие немедицинским потреблением наркотических средств, обосновывается предложение об использовании их болезненного состояния (абстиненции) в целях получения оперативной информации, имеющей значение для разрешения задач, стоящих перед оперативными аппаратами в борьбе с наркопреступностью. При этом подчеркивается, что допрос такого лица в состоянии абстиненции невозможен. Как следствие, показания такого лица должны быть признаны недопустимым доказательством.
  3. Учитывая, что допустимость доказательств, полученных в результате реализации материалов, добытых оперативным путем, определяется как совокупность требований, предъявляемых как со стороны уголовно-процессуального законодательства, так и законодательства оперативно-розыскного, сформулирован вывод о недопустимости использования в доказывании по уголовным делам материалов, полученных с существенным нарушением порядка, предусмотренного Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и других ведомственных нормативных актов, регламентирующих ОРД.

10

4 . Исходя из того, что в настоящее время процессуальный по- рядок использования результатов негласного сотрудничества граждан в уголовном судопроизводстве не определен, вносится предложение о включении в нормы УПК, регламентирующие порядок вызова и допроса свидетеля, положения о про- цессуальном порядке допроса лица, представленного руково- дителем органа дознания, под псевдонимом без указания его анкетных данных.

  1. Принимая во внимание тот факт, что для комплексного реше- ния проблемы использования результатов негласного сотруд- ничества граждан необходима законодательно закрепленная процедура судебного разбирательства, вносится предложение о включении в нормы уголовно-процессуального кодекса, раскрывающие сущность общих условий судебного разбира- тельства, а также определяющих порядок производства су- дебного следствия, положения о возможности проведения до- проса лица, оказывающего конфиденциальное содействие пра- воохранительным органам, путем применения средств видео- конференцсвязи или через стекло с односторонним зеркальным покрытием, с зашифровкой его анкетных данных.
  2. Анализируя понятие и природу, а также практику применения такого предусмотренного Законом об ОРД оперативно-розыскного мероприятия, как проверочная закупка, а также учитывая то, что результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные с нарушением Закона об ОРД, не могут быть использованы в доказывании по уголовным делам, вносится предложение о включении в Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» положения, содержащего запрет совершать действия, побуждающие или провоцирующие

и

проверяемых лиц к совершению противоправных действий, а также последствия нарушения данного положения - невозмож- ность использовать такие данные в уголовном судопроизводстве . 7. Анализируя процессуальные нормы и соответствующую практику назначения и производства экспертизы наркотических средств, учитывая, что в соответствии с УПК РСФСР, по такого рода делам после проведения предварительного исследования и возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ, требуется производство экспертизы, вносится предложение о включении в главу УПК РСФСР, регламентирующую назначение и производство экспертизы, нормы, позволяющей назначать и проводить экспертизу до возбуждения уголовного дела. В целях расширения полномочий органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, вносится предложение о включении экспертизы в перечень проводимых органами дознания неотложных следственных дей- ствий.

Методология и методика исследования. Методологической базой исследования явились диалектический метод познания социально-правовых явлений; использовались также системно- структурный, сравнительно-правовой, логический, статистиче- ский методы.

Нормативно-правовая и теоретическая база исследования. При
написании диссертации использовались Конституция Российской Федерации, Уголовное и Уголовно-процессуальное законодательство, Закон РФ «Об оперативно-розыскной дея-

12

тельности», другие законы и подзаконные нормативные акты, ведомственные нормативные акты министерств и ведомств.

Теоретической основой исследования являются научные положения по теории права, уголовному процессу, уголовному праву, криминологии, виктимологии, криминалистике, теории оперативно-розыскной деятельности, представленные в трудах В. И. Баскова, Д. И. Беднякова, Б. Т. Безлепкина, Р. С. Белкина, Л. В. Брусницына, В. И. Брылева, В. С. Бурдановой, В. В. Вандышева, И. А. Возгрина, Ю. А. Горинова, В. Н. Гри- горьева, Н. А. Громова, И. Ф. Демидова, Е. А. Доля, В. И. Зажицкого, В. Н Зайковского, Г. В. Зазулина, В. К. Зникина, В. В. Золотых, Л. М. Карнеевой, Ю. Ф. Кваши, Н. М. Кипниса, Ю. В. Кореневского, А. М. Ларина, А. А. Леви, П. А. Лулин- ской, В. М. Мешкова, В. И. Михайлова, С. С. Овчинского, В. Л. Попова, Д. В. Ривмана, А. П. Рыжакова, В. П. Сальникова, В. А. Семенцова, К. В. Суркова, Б. С. Тетерина, М. Е. Токаревой, В. Т. Томина, Е. 3. Трошкина, А. Чувилева, С. А. Шеифера, А. Ю. Шумилова, П. С. Элькинд и других известных ученых.

В диссертации также использованы диссертации и авторефераты диссертаций по теме исследования, публицистические материалы, посвященные проблемам незаконного оборота нарко- тических средств, а также вопросам реализации в уголовном процессе результатов оперативно-розыскной деятельности.

Эмпирическая база исследования. Эмпирической базой ис- следования явились результаты анализа следственной, опера- тивно-розыскной и судебной практики, в том числе данные, полученные в ходе изучения и обобщения 217 прекращенных

13

уголовных дел, возбужденных по признакам преступлений, пре- дусмотренных ч. 2-4 ст. 228 УК РФ за 1998-2000 года.

Теоретическая и практическая значимость. Теоретическое значение работы заключается в раскрытии объективного содер- жания и юридической природы данных оперативно-розыскной деятельности, их значения в доказывании по уголовным делам; в теоретическом обосновании положений процесса доказывания, относящихся к собиранию оперативно-розыскной информации, ее проверке и оценке в уголовном судопроизводстве; в рас- крытии потенциально доказательственного значения результатов оперативно-розыскной деятельности для расследования по уголовным делам, возбужденным в связи с незаконным оборотом наркотических средств.

Практическая значимость работы заключается в том, что в результате исследования выработаны предложения по совершен- ствованию законодательной базы, регламентирующей порядок ввода и использования в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности.

Разработаны методические рекомендации по расследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, а именно - проведению проверочных мероприятий в стадии возбуждения уголовного дела, производству некоторых неотложных следственных действий.

Выработаны предложения по процессуальному использованию материалов, полученных в ходе осуществления некоторых опе- ративно-розыскных мероприятий, наиболее часто проводимых по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств.

Результаты исследования могут быть использованы:

14

  • в дальнейших научных исследованиях проблем использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам;
  • в рамках взаимодействия органов дознания и предвари- тельного следствия при проведении оперативно-розыскных ме- роприятий, возбуждении и расследовании уголовных дел, свя- занных с незаконным оборотом наркотических средств;
  • при разработке законодательных и ведомственных нормативных актов по этим вопросам;
  • в преподавании таких юридических дисциплин, как уголовный процесс, криминалистика, оперативно-розыскная деятельность, криминология, административное право.
  • Апробация результатов исследования

Результаты исследования обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского уни- верситета МВД России. Диссертация неоднократно обсуждалась на кафедре уголовного процесса и криминалистики Восточно- сибирского института МВД России, г. Иркутск.

Основные идеи и положения исследования внедрены в учебный процесс по курсу «Уголовный процесс» Восточносибирского института МВД России при проведении занятий по темам «Доказательства и доказывание в уголовном процессе», «Следственные действия», «Предварительное расследование».

15

Глава 1. Общие вопросы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе.

1.1. Соотношение доказывания и оперативно-розыскной деятельности. Зарубежная практика.

Рассматривая отечественный (так называемым смешанный) и западный (в первую очередь состязательный) уголовные про- цессы, необходимо отметить разницу в отношении законо- дательной и правоприменительной практики к использованию результатов оперативно-розыскной деятельности и к уголовно- процессуальному доказыванию вообще.

В странах с так называемой англосаксонской системой права, и, в первую очередь, США, несмотря на «состязательность» уголовного судопроизводства, в доказывании очень широко используется непроцессуальная информация вообще и результаты оперативно-розыскной деятельности в частности. Это обусловлено отсутствием четкого определения стадии предва- рительного расследования и, соответственно, методов (спосо- бов) собирания информации, которая впоследствии может стать доказательством. Сбор такой информации осуществляют в первую очередь должностные лица полиции и атторнетура.

Однако собственное «расследование» могут вести и частные детективы, а также адвокаты, собирающие доказательства невиновности своих подзащитных. Собранные указанными лицами данные могут иметь в суде статус доказательств практически так же, как и информация, представленная официальными орга- нами, осуществляющими предварительное расследование.

16

При этом в США весьма широки процессуальные полномочия полиции. Детективы нередко выступают там в роли следовате- лей. Сотрудник полиции, получивший сообщение о преступлении и указание о расследовании, остается, как правило, ответст- венным за ведение дела вплоть до передачи его в судебные инстанции.

В различных странах вопрос о полномочиях криминальной полиции при осуществлении уголовно-процессуальных мероприя- тий решается не одинаково. Это обусловлено, в частности, различными формами уголовного судопроизводства.

В Великобритании служащие полиции по жалобе потерпевшего или по собственной инициативе проводят следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия и, собрав необходимые доказательства, самостоятельно решают вопрос о возбуждении уголовного дела в суде. Во время судебного разбирательства полицейские выступают в качестве свидетелей обвинения и дают показания суду1.

В большинстве государств Европы (а также Латинской Америки) предварительное следствие является частью судебной деятельности и осуществляется следственными судьями.

В Германии уголовное преследование является компетенцией прокуратуры, оперативные работники в большинстве случаев проводят лишь первоначальные следственные действия, концен- трируя усилия на проведении оперативно-розыскных мероприя- тий.

Необходимо отметить разницу в методах контролирования деятельности оперативных органов зарубежных стран и России.

1 Губанов А. В. Полиция зарубежных стран. Организационно-правовые основы, стратегия и тактика деятельности. М., МАЭП. 1999. С. 107.

17

Основным способом контроля над законностью деятельности криминальной полиции в большинстве стран является оценка судом добытых ею доказательств с точки зрения их приемлемо- сти для вынесения приговора1. В России контроль над опера- тивно-розыскной деятельностью осуществляется в первую оче- редь органами прокуратуры. В суде же оцениваются процессу- альные доказательства, полученные на основе оперативно- розыскной информации, с точки зрения их допустимости.

Характерным для специализированных подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков является использование нетрадиционных методов работы. Сотрудники полиции внедряются в преступную среду под видом подпольных дельцов, наркоманов, рэкетиров и т. д. Считается возможной в целях конспирации скупка ими краденых товаров, наркотиков и т. п.

Характеризуя тактику работы полиции в преступной среде, бывший директор федерального ведомства криминальной полиции ФРГ В. Питржик отмечал: «Расследование, ориентированное на личность, означает слежку, «просвечивание», работу с лицами, являющимися объектами наблюдения, где бы они не находились. Более того, речь идет не только о подозреваемых, их связях друг с другом, распределении их функций, поведении и привычках, но также и о «просвечивании» всего их окружения, может быть, еще ни в чем не подозреваемого, и вообще лиц, имеющих к ним какое-либо отношение»2.

1 Губанов А. В. Полиция зарубежных стран. Организационно-правовые осно вы, стратегия и тактика деятельности. М., МАЭП. 1999. С. 108.

2 The Police: Methods of Operations and Investigations. Wash., 1994. P. 44-46.

18

Согласно единой директиве федеральных и земельных мини- стерств юстиции и внутренних дел ФРГ 198 6 г. «Об использо- вании криминальной полицией информаторов, агентов и секрет- ных сотрудников (детективов)», секретным детективом является специально отобранный, подготовленный и снаряженный служащий полиции, который каким-либо путем вступает в контакт с уголовными элементами с целью получения исходных данных для разработки и осуществления оперативных мероприятий полиции. Там же говориться, что использование секретных детективов, особенно при расследовании тяжких преступлений, допустимо в тех случаях, когда другие криминалистические методы и оперативные мероприятия не обеспечивают достижения требуемого результата. В каждом конкретном случае должна осуществляться тщательная проверка допустимости и целесооб- разности использования детективов. Основная цель осуществ- ления этой деятельности - получение информации о скрытой деятельности преступников и подозреваемых лиц, содействие получению доказательств, необходимых для вынесения судебного приговора1.

Такой подход с полным основанием можно считать наиболее целесообразным, поскольку, как уже давно выяснено специали- стами, «классические» методы расследования (открытый розыск, производство следственных действий и т. д.) в борьбе с организованной преступностью, и, в частности, с наркобиз- несом, не дают желаемых результатов. Еще в 1983 году специ- альная комиссия МВД ФРГ пришла к выводу, что «в будущем с

Смирнов М. П. Зарубежная налоговая и криминальная полиция и их оперативно-розыскная деятельность. М. АНП, Издательство МГУ, ЧеРо. 2000. С. 111-112.

19

организованной преступностью эффективно бороться можно будет только если удастся длительное время поддерживать с по- дозреваемым ‘ контакты для добывания информации о структуре преступной организации, которую в нужный момент можно будет использовать в ходе операций по захвату»1.

Многие ученые (как отечественные, так и западные) достаточно критически относятся как к подобным методам вообще, так и к некоторым в частности. Наибольшее число вопросов (и противников) имеет установленная некоторыми государствами возможность допроса должностных лиц полиции в суде об об- стоятельствах, ставших известными им от их доверенных лиц (агентов)2. По их мнению, использование таких сведений про- тиворечит сущности уголовного судопроизводства, его процес- суальной форме, правилу о применении только предусмотренных законом средств доказывания.

Более подробно данный вопрос будет рассмотрен в главе 2, сейчас можно сказать лишь, что, как показывает практика, давно назрела необходимость в «нетрадиционных» средствах получения доказательств.

Жизнь наглядно показывает, что преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, совершаемые, как правило, хорошо организованными преступными группами, «чисто» след- ственным путем раскрыть зачастую не удается. Как уже гово-

1 Губанов А. В. Полиция зарубежных стран. Организационно-правовые осно вы, стратегия и тактика деятельности. М. , МАЭП. 1999. С. 114.

2 См., например: Филимонов Б. А. Об использовании агентурных сведений в уголовном процессе ФРГ // правоведение. 1984. № 3. С. 102-105; Гэст С. Правило о недопустимости использования в качестве доказательства сви детельства со слов других лиц // СССР - Англия: юстиция и сравнитель ное правоведение (материалы советско-английского симпозиума). М., 1986. С. 126-136. Гесснер Р., Герцог У. За фасадом права. Методы новой тайной полиции. М., Юрид. лит. 1990. С. 224.

20

рилось (этого придерживается западная практика), успех рас- следования такого рода дел обеспечивается только применением наряду с процессуальными средствами (которые остаются основными - именно они являются содержанием материалов предварительного расследования и судебного рассмотрения де- ла) методов оперативно-розыскной деятельности. Специфика таких методов в том, что преступление «регистрируется» опе- ративным аппаратом уже в момент его совершения, а нередко выявление его признаков имеет место и в стадии подготовки злоумышленников к его совершению.

Установление фактических обстоятельств совершенного преступления ретроспективно, то есть обращено в прошлое: картина происшедшего, обстоятельства преступления и виновные лица восстанавливаются по следам, оставленным в памяти людей и на предметах материального мира. Но когда «…опытные преступники, нередко с помощью квалифицированных специали- стов, заранее принимают меры к тому, чтобы таких следов не оставить, а оставленные скрыть, уничтожить, надежд на рас- крытие преступления только процессуальными средствами оста- ется мало. Традиционный набор таких средств - допросы по- терпевших, свидетелей, подозреваемых - во многих случаях оказывается недостаточным»1.

Кроме того, многие преступления совершаются «по согласию», с ведома всех участников противоправных действий, при их совершении нет потерпевших в привычном смысле этого слова (сбыт наркотиков, дача-получение взятки и т. д.), и по-

1 Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность / Под ред. В. А. Власихина. М., «Юристъ». 2000. С. 36.

21

тому не от кого ждать официального обращения в правоохрани- тельные органы.

Наконец, даже при выявленных преступлениях и их испол- нителях, процессуальными средствами зачастую не удается проникнуть во «внутренний круг», получить информацию об ор- ганизаторах и руководителях преступной группы.

С помощью различных оперативно-розыскных мероприятий, таких, в частности, как наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, оперативное внедрение в преступные груп- пировки, использование при этом необходимых технических средств, появляется возможность проникать в преступную сре- ду, более или менее длительное время поддерживать контакты с подозреваемыми, отслеживать и в определенной мере контро- лировать их деятельность1.

Если «критерий практики в наиболее простой, непосредственной форме недоступен органам расследования и суду применительно к целостному их представлению о преступлении»2, то в оперативной разработке, по мнению С. С. Овчинского, когда негласный сотрудник внедрен в среду преступников, наблюда- ется как раз иное: «критерий практики становится доступным в непосредственной форме»3.

Однако, как свидетельствует практика, потенциал опера-

1 Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование результатов оператив но-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., «Юрли- тИнформ». 2000. С. 4.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., «Юридическая литература». 1973. С. 67.

3 Овчинский С. С. Оперативно-розыскная информация М., 2000. «Инфа- М». С. 59.

22

тивных подразделений реализуется в борьбе с наркопреступно- стью (и с преступностью вообще) далеко не в полную силу, о чем говорят факты длительной безнаказанной деятельности преступных группировок и объединений, несвоевременное ис- полнение органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, поручений следователей, указаний прокуроров, определений судов, прекращение либо резкое снижение актив- ности оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц и групп, занимающихся совершением преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков в связи с кажущейся невоз- можностью дальнейшей их реализации в уголовных делах.

Кроме того, в оперативно-розыскной практике правоохра- нительных органов нередко имеет место применение норм Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и некоторых других законодательных актов методом проб и ошибок. То, что оперативно-розыскные мероприятия, указанные в законе, лишь названы, но как понятия и определения не раскрыты, создает предпосылки для их произвольного толкования и может привести не только к утрате доказательственного значения результатов оперативно-розыскной деятельности, но и к действиям оперативно-розыскных служб, нарушающим права и законные ин- тересы физических и юридических лиц.

Главная задача заключается в том, чтобы, «…с одной стороны, эффективнее использовать в доказывании, когда это действительно необходимо в интересах дела, результаты опе- ративно-розыскной деятельности, а с другой - не допустить вытеснения, подмены ими процессуальных доказательств, не- критического принятия оперативных данных, …подавления «по-

23

лицией юстиции»1. Для этого, как минимум, необходимо: обес- печить точное исполнение установленных законом и подзакон- ными актами правил представления результатов оперативно- розыскной деятельности органам дознания, следователям и в суды; требовательно подходить к проверке представляемых данных, прежде всего с точки зрения их допустимости, закон- ности их получения; регламентировать в УПК порядок введения оперативных данных в уголовный процесс, формирования на их основе процессуальных доказательств.

Согласно Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. б), к оперативно-розыскным мероприятиям относятся:

— опрос граждан; — — наведение справок; — — сбор образцов для сравнительного исследования; — — проверочная закупка; — — исследование предметов и документов; — — наблюдение; — — отождествление личности; — — обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и
транспортных средств; — — контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; — — прослушивание телефонных переговоров; — — снятие информации с технических каналов связи; — — оперативное внедрение; — 1 Кореневский Ю. В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика). //В книге: Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность / Под ред. В. А.
Власихина. М., «Юристъ». 2000. С. 41.

24

— контролируемая поставка; — — оперативный эксперимент. — Эти мероприятия носят, как правило, разведывательно- поисковый характер и направлены на получение следующей ин- формации :

— о лицах, замышляющих, подготавливающих, совершающих преступления, а также о лицах, способствующих этой дея- тельности; — — о наличии материальных следов противоправной деятельности, в том числе орудий преступлений, предметов, добытых преступным путем, и о возможности их использования в качестве источников доказательств при раскрытии пре- ступлений; — — о существовании и местонахождении лиц, обладающих ин- формацией об интересующем оперативного сотрудника событии; — — о местонахождении лиц, скрывающихся от следствия и суда; — — о без вести пропавших гражданах. — Основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий могут быть: 1) наличие возбужденного уголовного дела; 2) сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уго- ловного дела; 3) данные о событиях или действиях, создающие угрозу государственной, военной, экономической или экологи- ческой безопасности РФ; 4) информация о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от

25

уголовного наказания; 5) данные о лицах, без вести пропав- ших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Как правило, при решении вопроса о проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий в области незаконного оборота наркотиков, отсутствует возбужденное уголовное дело, поэтому основанием для их проведения являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о подготавливаемом (совершаемом) противоправном деянии.

Могут ли впоследствии стать доказательствами данные, полученные в ходе таких оперативно-розыскных мероприятий? Наиболее частым возражением против использования их в каче- стве доказательств является довод о том, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвине- ния, а также использоваться при вынесении приговора. Как справедливо отмечает В. Маевский, «при этом считается как бы само собой разумеющимся, что под законом, нарушение которого влечет признание доказательства не имеющим юридической силы, имеется в виду уголовно-процессуальный закон»1.

На первый взгляд, действительно, различные рапорта, справки, акты, протоколы досмотра и другие документы, составленные должностными лицами органов дознания в процессе выявления (пресечения) преступлений и административных правонарушений, никакими статьями УПК не предусмотрены, поэтому при формальном подходе вывод о недопустимости их исполь-

Маевский В. Допустимость доказательств, полученных органами дознания до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. 2000. № 6. С. 38.

26

зования в качестве доказательств представляется закономер- ным.

Между тем, для понимания ошибочности такого вывода не требуется каких-либо глубоких изысканий, нужно только вни- мательно прочитать закон. В ч. 3 ст. 69 УПК действительно говорится о недопустимости доказательств, полученных с на- рушением закона, но не конкретно уголовно-процессуального, а закона вообще. Поэтому следует согласиться с автором, что «нет никаких законных оснований требовать от различных пра- воохранительных органов, чтобы до возбуждения уголовного дела, при осуществлении оперативно-розыскных… полномочий они выполняли требования уголовно-процессуального закона, определяющего порядок ведения дознания и предварительного следствия»1.

Как справедливо отмечают некоторые авторы, поскольку речь идет об использовании результатов оперативно-розыскных мероприятий в расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел судом, оно должно регулироваться как Законом об оперативно-розыскной деятельности (получение, фиксация, представление оперативных данных, имеющих значение для следствия и суда), так и уголовно-процессуальным законом (введение указанных данных в уголовный процесс, использова- ние их в доказывании)2.

В соответствии со ст. 11 Закона «Об оперативно- розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года «результаты

1 Там же.

2 См., например: Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование ре зультатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., «ЮрлитИнформ», М., 2000. С. 7; Гущин А. И. Понятие доказа тельств, средств доказывания и отграничение их от оперативно-розыскной информации // Следователь. 2000. № 6. С. 17.

27

оперативно-розыскной деятельности могут… использоваться в доказывании по уголовным делам». Статья 8 5 проекта УПК так- же говорит об использовании результатов ОРД, но не указыва- ет, в каком качестве эти результаты могут быть использованы.

Решение этого вопроса осложняется историей его нормативного регулирования. В 1990 году был принят Закон СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» от 12 июня

1990 года. В соответствии с этим Законом, ст. 29 Основ гла- сила: «на органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных мер… в целях обнаружения признаков преступлений и лиц, их совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказа- тельств по уголовному делу в соответствии с уголовно- процессуальным законодательством. В концепции судебной ре- формы в России (принятой Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 1992 года) было однозначно отмечено, что «результаты опро- сов, розыска и негласного наблюдения доказательственного значения не имеют»1. Спустя полгода - 13 марта 1992 года - парламентом России принимается Закон «Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации», в статье 10 которого содержится диаметрально противоположное положение: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в качестве доказательств по уголовным делам». 1993 Таким образом, Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности», рассмотрев цели и задачи ОРД, пол-

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 93.

28

номочия оперативных работников, лишь вскользь коснулся во- проса использования оперативных материалов в качестве дока- зательств по уголовному делу, несмотря на то, что на него возлагались определенные надежды1.

Отсутствие четкого нормативного регулирования этого вопроса привело к тому, что в оперативно-розыскной практике соответствующих подразделений нередко имеет место применение норм Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и других законодательных актов с ориентацией на ведомственные интересы.

Действующий УПК упоминает об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности лишь в самом общем виде в статьях, регламентирующих деятельность органов дознания, предусматривая принятие необходимых оперативно-розыскных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших (ст. 118), и проведение розыскных действий по поручению следователя (ст. 119 УПК).

Проект УПК РФ (ст. 85) по существу лишь воспроизводит положение ст. 11 Закона об ОРД: «Результаты оперативно- розыскной деятельности, полученные при соблюдении требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями настоящего Кодекса, регламен- тирующими собирание, проверку и оценку доказательств». Представляется, что порядок введения в уголовный процесс и

1 См., например: Бедняков Д. И. Указ. сочинение. С. 82; Михайленко А. Р. Некоторые вопросы деятельности органов дознания и совершенствование ее законодательной регламентации. // В сб. Актуальные проблемы отраслевых юридических наук. Саратов, 1982. С. 93.

29

использования в доказывании данных, полученных оперативным путем, должен регламентироваться в кодексе более конкретно.

Это вполне реальная задача: с момента принятия Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» прошло сравнительно немного времени, однако разработаны уже теоретические основы использования результатов этой деятельности в доказывании и накоплена определенная практика.

Изучение практики показывает, что, как правило, результаты оперативно-розыскной деятельности представляются для использования в доказывании в стадии предварительного рас- следования. Это и понятно, поскольку интересы раскрытия и расследования преступления, собирания всех необходимых для разрешения дела доказательств требуют получения и использо- вания оперативных данных на возможно более раннем этапе.

Применительно к предварительному и судебному следствию под результатами оперативно-розыскной деятельности принято понимать фактические данные, сведения, информацию, получен- ные при проведении оперативно-розыскных мероприятий, преду- смотренных ст. б Закона «Об оперативно-розыскной деятельно- сти», и способствующие установлению обстоятельств, связанных с подготавливаемым или совершенным преступлением, розыском лиц, скрывающихся от следствия и суда и без вести пропавших1 .

Эти данные могут содержаться или могут быть закреплены в следующих материальных результатах оперативно-розыскной деятельности:

1 См.: Мешков В. М., Попов В. Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно-практическое пособие, М., 1999. С. 45.

30

  • в справках, актах, рапортах, составленных лицами, осуще- ствлявшими данные мероприятия, а также объектах, приобщенных к данным письменным источникам;
  • на технических средствах фиксации информации (в материалах фото-, кино-, видеосъемки, на магнитных лентах и т.
  • д.);

  • в объяснениях лиц, участвовавших в оперативно-розыскных мероприятиях;
  • в сообщениях конфиденциальных источников.
  • Так как сбор первичной информации не без оснований считается самым сложным этапом при осуществлении предварительного расследования, именно от степени владения искусством работы в условиях острого дефицита времени и противоречивости информации, которые сопутствуют начальному этапу рас- следования абсолютного большинства уголовных дел, зависит успешность всей дальнейшей деятельности по раскрытию пре- ступлений. Это особенно очевидно при расследовании преступ- лений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, совер- шенных организованной группой.

Как отмечает А. М. Яковлев, есть два основных пути борьбы с организованной преступностью: «Первый - схватить тех, кого мы подозреваем. ., засунуть их в камеру и держать до тех пор, пока во всем не сознаются.

А есть другой путь, гораздо более трудный, более сложный. Он требует усилий, и денег, и ножками потопать, и экспертизу провести, а именно: следить за преступниками - либо

31

застичь их на месте преступления, либо добыть доказательства объективного характера»1.

Причем последние, по мнению А. М. Яковлева, могут быть получены в результате прослушивания телефонных переговоров, при съемках скрытой камерой, от информаторов - агентов уго- ловного розыска при условии, если они будут предусмотрены в законе2.

Несомненно, разрешение вопроса о соотношении оперативно- розыскной информации и доказательств непосредственно связано с соотношением оперативно-розыскной деятельности и уголовно- процессуального доказывания.

По этому вопросу в литературе высказаны две основные позиции.

Так, например, С. А. Шейфер считает, что непроцессуальные мероприятия по обнаружению носителей информации оказывают существенную помощь в собирании доказательств, однако лежат за пределами доказывания, как деятельности процессуальной. По его мнению, «…выделение из окружающей среды носителей доказательственной информации, т. е. лиц, подлежащих допросу, мест нахождения искомых предметов и документов, служит необходимой предпосылкой собирания доказательств»3.

Из этого можно сделать вывод, что оперативно-розыскная информация для следователя может иметь значение только ори- ентирующей в расследовании и используется лишь в определе-

1 Интервью журналу «Эхо планеты» // Ленинская смена. 1989. 7 сент.

2 Указ. интервью журналу «Эхо планеты».

3 Шейфер С. А. Методологические и правовые проблемы собирания доказа тельств в советском уголовном процессе. Дисс. докт… юр. наук. Куйбы шев, 1981. С. 56.

32

нии тактики следственных действий, для обнаружения источни- ков - носителей доказательственной информации. Этого мнения придерживаются и другие ученые1.

Подобная практика имела место и в дореволюционной России. Так, И. Я. Фойницкий писал: «Успех дознания обеспечивается всего более возможностью проводить его быстро и без- остановочно, поэтому установление разных формальных требо- ваний в этой стадии было бы не только бесполезно, но даже вредно для интересов уголовного правосудия»2.

С одной стороны, органы дознания должны были установить само событие преступления, наличие его признаков. С другой - «открыть следы, которые могли бы привести к указанию на определенное лицо как на причину преступного события, на связь его с преступлением. Все усилия дознания должны быть направлены к тому, чтобы разыскать данные, которые служили бы подтверждением этой связи и дали бы возможность собрать впоследствии доказательства вины и невинности заподозренно- го»3 .

В мировом разбирательстве органы дознания (в первую очередь - полиция) уведомляли судью о результатах дознания письменно или устно, при этом такие уведомления не были подчинены строгим формальным правилам. Но в судебном заседании указанные результаты (так называемые акты дознания) не подлежали прочтению в суде и не могли (за некоторыми ис-

1 См., например: Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказа тельств. С. 38-39; Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Пробле мы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 207.

2 Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. «Аль фа». Т. 2. С. 385.

1 Фойницкий И. Я. Там же. С. 384-385.

33

ключениями - по делам о государственных преступлениях) иметь значения
судебных доказательств.

Признавая вспомогательный характер оперативно-розыскной деятельности по отношению к доказыванию, другая группа авторов полагает, что такое их соотношение не исключает рассмотрения ОРД в качестве составной части некоторых элементов доказывания, связанного с обнаружением доказательств материального происхождения1.

Д. И. Бедняков справедливо считает, что использование процессуальных и непроцессуальных методов на этапе обнаружения доказательств трудно разделить и разграничить. Следует согласиться с его мнением, что «…процессуальная деятельность без применения непроцессуальных методов была бы невозможной, а непроцессуальная деятельность без последующего использования ее результатов в уголовном процессе -бесцельной»2.

Это, однако, не означает, что уголовно-процессуальное законодательство по существу является правовой основой для развития и совершенствования оперативно-розыскной деятельности3. Следует согласиться в этом вопросе с А. Е. Казак, что уголовно-процессуальная деятельность не включает и не может включать в себя деятельность оперативно-розыскную в силу специфики последней4.

1 См., например: Робозеров А. Ф. Оперативно-розыскные меры в системе судебного доказывания // Правоведение. 1978. № 6. С. 106-108; Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. Юр. литература. М., 1991. С. 79-81.

’! Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.,
Юр. литература, 1991. С. 80.

3 См., например: Осипов А. Ф. Вопросы соотношения уголовно- процессуальной и оперативно-розыскной деятельности. М., 1970. С. 17.

4 Казак А. Е. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел и права человека. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1997. С. 31.

34

Однако уголовно-процессуальная и оперативно-розыскная деятельности выступают по отношению друг к другу как само- стоятельные части единого целого. Если говорить о процессе доказывания, то любой вид непроцессуальной деятельности по обнаружению доказательств (без фиксации результатов обнару- жения с помощью процессуальной формы) можно рассматривать в качестве составного элемента обнаружения (но не собирания) доказательств. Но в совокупности с возможностью представле- ния доказательств в порядке ч. 2 ст. 70 УПК, непроцессуаль- ные (в том числе и негласные) методы образуют один из спо- собов собирания доказательств.

Следует согласиться с С. С. Овчинским, что предмет познания при оперативно-розыскном установлении обстоятельств «сконцентрирован вокруг предмета доказывания, который опре- делен УПК, однако по содержанию значительно шире, насыщен событиями, указывающими путь к получению доказательств…»1.

Характерно в этом смысле высказывание И. М. Лузгина. «Если познание, - пишет он, - в широком смысле этого слова представляет собой получение знаний о тех или иных предметах и явлениях, то доказывание заключается в обосновании установленных положений, в создании условий для познания тех же обстоятельств другими лицами»2.

Этого же мнения придерживается и С. А. Шейфер, который полагает, что собирая доказательства и удостоверяя резуль- таты следственных действий, следователь осуществляет позна- ние не только «для себя», а «мыслит себя частью познающей

1 Овчинский С. С. Оперативно-розыскная информация М., 2000. «Инфа- М». С. 59-60.

2 Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973.

35

системы, в которую входят и последующие адресаты доказыва- ния: прокурор, суд»1.

Если обратиться к исследованиям природы доказательств (одни прямо и непосредственно, другие косвенно и опосредствованно отражают отдельные факты или группы фактов), то оперативно- розыскная информация, возникая путем выбора из «разнообразия», во-первых, «улавливает» факты, имеющие от- ношение к событию преступления, во-вторых, фиксирует связь этих фактов между собой и с источниками, которым они из- вестны.

Таким образом, должно быть известно происхождение фак- тических данных, полученных в ходе непроцессуальной дея- тельности. Хотя правило о запрете использования в качестве доказательств фактических данных неизвестного происхождения сформулировано лишь относительно показаний свидетеля и по- терпевшего (в статьях 74 и 75 УПК РСФСР), данное правило имеет общий характер, что подтверждается как судебной прак- тикой, так и процессуальной теорией.

Характерно в этом смысле высказывание одного из наиболее известных русских процессуалистов, В. Случевского: «Ма- териальная истина, к обнаружению которой стремится судья… должна быть познаваема, а не только чувствуема… Внутреннее судейское убеждение вытекает из объективных оснований, по- рождающих в судье объективную уверенность»/ оно должно быть

1 Шейфер С. А. Понятие и цели доказывания в уголовном процессе // Госу- дарство и право. 1996. № 9. С. 62.

36

«сознательным, т. е. таким, в отношении которого судья мог бы всегда дать себе отчет, почему сложилось оно у него»1

С этим согласен Б. Т. Безлепкин, который, проецируя это утверждение на современное судопроизводство, отмечает: «Ны- нешняя практика высших судебных инстанций, как правило, от- казывает в статусе источника доказательств объектам, способ получения которых затемнен и теряется в недрах негласной оперативно-розыскной деятельности… В принципе, такое отно- шение правосудия к подобным источникам информации с позиции теории доказательств безупречно. Неясность по поводу того, как, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий соответствующую информацию, и невозможность исследовать эти вопросы путем производства следственных и судебных действий не только порождает неразрешимые сомнения в достоверности такой информации, лишая ее тем самым дока- зательственного значения, но и создает почву для подозрений в том, что обвинительные доказательства сфальсифицированы»2.

Но, как считает В. В. Золотых, установление обстоятельств, связанных с происхождением конкретного предмета или документа, в целях их проверки не во всех случаях является обязательным. По его мнению, главное в том, что об- стоятельства получения представляемого предмета или доку- мента могут быть засвидетельствованы в любой момент по тре- бованию следователя или суда тем лицом, которому такие об- стоятельства непосредственно известны. В тех же случаях, когда возникает конкуренция интересов уголовного процесса и

1 Учебник русского уголовного процесса / под ред. В. Случевского. 4-е изд. СПб., 1913. С. 379.

2 Безлепкин Б. Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Со ветское государство и право. 1991, №8. С. 100-101.

37

негласной оперативно-розыскной деятельности, предпочтение должно быть отдано тому из них, который социально более значим1.

С этим нельзя согласиться. Во-первых, доказательства -это любые фактические данные, полученные из установленных законом источников в установленном законом порядке. Невоз- можно отделить фактические данные (доказательства) от их источника. Процессуальной формой получения, сохранения и воспроизведения информации являются те предусмотренные за- коном источники, из которых правоохранительные органы такую информацию получают. Эти источники сведений о фактах (об- стоятельствах) дела названы в ст. 69 УПК, причем их перечень обоснованно предлагается дополнить указанием на возможность использования в качестве доказательств видео-, аудиозаписи, фотоснимков, отражающих результаты оперативно-розыскной деятельности. Сведения, полученные из других источников (или без указания на источник происхождения) не могут стать доказательствами по уголовному делу, поскольку не будут отвечать требованиям допустимости. Таким образом, доказательство по уголовному делу выступает в единстве сво- его содержания (сведения о фактах) и процессуальной формы (источники получения доказательств).

Во-вторых, при решении вопроса о первостепенности интересов уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности по поводу использования непроцессуальной информации, «предпочтение» в большинстве случаев будет отдано последней. Заманчиво, конечно, использовать результаты оператив-

См. : Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, «Феникс», 1999. С. 212-213.

38

но-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам путем простого их «переименования» в доказательства, но це- лесообразность не может быть превыше законности.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы только в том случае, «…когда на стадии предва- рительного следствия или судебного рассмотрения дела воз- можно установить источник получения той или иной информации, доказать ее истинность, объективность и достоверность и перепроверить ее содержание в ходе других следственных или судебных действий, а также при производстве соответствующей судебной экспертизы»1.

Необходимо отметить, что доказывание не следует путать с познанием, так как доказывание всегда отличается от познания в первую очередь наличием удостоверительного момента. Кроме того, как верно подмечает В. С. Джатиев, познание - деятельность «для себя», а доказывание - «для адресата». Целью познания является получение знания, а целью доказыва- ния - убеждение адресата в этом2.

Наличие удостоверительного момента является обязательным критерием уголовно-процессуального доказывания, который и отличает этот сложный и трудоемкий процесс от оперативного документирования, хотя последнее включает в себя почти все составляющие доказывания, за исключением удостоверительного момента. (Впрочем, это не совсем так: удостове-ренность в ОРД, конечно, есть, но она редко требует допол-

1 Мешков В. М., Попов В. Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно-практическое пособие. М., 1999. С. 46.

2 Джатиев В. С. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Автореф. Дисс… д.ю.н. Владикавказ. 1995. С.5.

39

нительных усилий, поскольку оперативный работник - пользо- ватель информации обычно сам ее и получает, зная свои ис- точники) .

Сказанное не означает, что оперативная информация должна быть менее объективной, чем доказательства. Напротив, она также должна содержать полноценное и истинное знание, но временно предназначенное только для узкого круга специа- листов. При этом «…специализированность оперативных данных обеспечивается их особой формой, квалифицированно дешифро- вать которую может только профессионал»1.

В. Н. Зайковский справедливо полагает, что наличие у оперативной информации такой формы объективно обусловлено необходимостью быстрейшего обнаружения сведений о готовя- щемся или совершенном преступлении и надежного их сохранения в интересах расследования. Последнее из названных об- стоятельств обеспечивает возможность последующего физиче- ского контакта следователя со «следами преступления», что не всегда бывает возможным при проведении только следственных (судебных) действий в силу ограниченности их поискового компонента2.

Особое значение при этом приобретает документирование при производстве оперативно-розыскных мероприятий. Докумен- тирование - необходимая предпосылка для последующего ис- пользования полученных материалов в качестве доказательств. Пользуясь терминологией Р. С. Белкина, в ходе документиро-

1 Зайковский В. Н. Использование результатов оперативно-розыскной дея тельности в ходе доказывания по уголовному делу. Дисс… канд. юр. наук. СПб. 1996. С. 93.

2 Там же. С. 93.

40

вания происходит установление и обнаружение, а в процессе расследования - доказывание1.

Как в документировании, так и в доказывании используются такие общенаучные познавательные методы, как беседа, осмотр, наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент, исследование каких-либо объектов с помощью специалистов и т. д.

Применение последних оперативным работником может быть представлено в виде информационного процесса, состоящего из набора следующих элементов: собирание (обнаружение, фикса- ция, изъятие), исследование и оценка информации. Однако если методы сбора доказательственной информации достаточно подробно урегулированы уголовно-процессуальным законом, то оперативно-розыскные средства и методы, применяемые для сбора материалов документирования, находятся за рамками уголовного процесса.

Вообще, оперативное документирование в широком смысле -это фиксация в материальном виде информации, имеющей значение для решения вопросов оперативно-розыскной деятельности. Это могут графические материалы: печатные и рукописные, официальные и неофициальные документы, рисунки, планы, схе- мы, копии, печати, стенограммы, фотографии и негативы. Кроме того, оперативная информация может быть зафиксирована (и таким образом овеществлена) на магнитных компьютерных носи- телях, а также путем применения средств кино-, аудио-, ви- деозаписи. В этом случае предметом-носителем оперативно значимой информации являются соответственно кинопленка, ау- дио- и видеокассеты.

1 Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М. , 1987. С. 177.

J»C’CCVl’CXfc [

ЧблисткАГ ^

В рамках рассматриваемой темы можно выделить два вида оперативно-розыскного документирования. Во-первых, «простое» оперативно-розыскное документирование, то есть фиксация оперативной информации без преследования специальной цели использования ее в качестве доказательства. Такая информация в принципе может быть использованы в доказывании по уголовным делам, однако это осложняется тем, что в свое время при производстве оперативно-розыскных мероприятий не были приняты должные меры к надлежащему закреплению (доку- ментированию) их результатов. Трудности использования в до- казывании такой информации обусловлены и тем, что изначально она могла быть предназначена только для «внутреннего пользования», например, для проведения комплекса других оперативно-розыскных мероприятий.

Второй вид документирования можно назвать «перспективным» (или перспективно-доказательственным)- в плане последующей реализации материалов в уголовно-процессуальном доказывании. Как правило (хотя и необязательно), такое документирование осуществляется оперативным работником в процессе оперативной разработки, предшествующей возбуждению уголовного дела, или при оперативном сопровождении уголовного расследования. С этой целью оперативный работник должен фиксировать имеющую значение для дела информацию таким образом, чтобы в последующем облегчить ее ввод в уголовное судопроизводство.

Деятельность по документированию оперативного работника регулируется лишь ведомственными нормативными актами МВД РФ, которые определяют порядок, условия и последовательность
принятия оперативно-розыскных мер, предусматривают

42

определенную форму и реквизиты документов, в которых должна отражаться информация, полученная оперативным работником. С одной стороны, такая процедура повышает гарантии достовер- ности полученной информации, с другой - все же не позволяет автоматически использовать её в качестве доказательства.

Следует согласиться по этому вопросу с Д. И. Бедняко-вым, утверждающим, что о документировании -можно говорить, как об одном из уровней удостоверительнои деятельности (низшем по сравнению с доказыванием) и, кроме того, о существовании оперативно-розыскной формы1.

Но оперативно-розыскная форма - это одно, а уголовно- процессуальная - совсем другое. Их симбиоз невозможен, но переход материалов из одного «состояния» в другое путем применения норм уголовно-процессуального закона возможен и необходим.

По мнению диссертанта, наличие удостоверительного момента является обязательным критерием уголовно-процессуального доказывания, который и отличает этот сложный и трудоемкий процесс от оперативного документирования, хотя последнее, как справедливо считает В. К. Зникин, включает в себя почти все составляющие доказывания, за исключением удостоверительного момента2.

Необходимо отметить, что несмотря на то, что в основе оперативно-розыскной деятельности лежат общеправовые прин- ципы законности, уважения и соблюдения прав и свобод чело-

1 Бедняков Д. И. Указ. сочинение. С. 81.

2 Зникин В. К. Использование оперативно-розыскной информации в уголов но-процессуальном доказывании. Дисс… канд. юр. наук. Томск, 1998. С. 17-18.

43

века и гражданина, а также отраслевые (оперативно- технические) принципы конспирации, сочетания гласных и не- гласных методов работы и использования конфиденциального сотрудничества граждан, сведения о силах, средствах, источ- никах получения информации, организации и методике проведе- ния оперативно-розыскных мероприятий, полученных при этом результатах, о штатных негласных сотрудниках, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, составляют госу- дарственную тайну. Именно поэтому результаты оперативно- розыскного документирования зачастую не могут быть пред- ставлены следователю для их реализации в уголовном деле.

Однако не вызывает сомнений, что использование в борьбе с преступностью негласных оперативно-розыскных средств и методов наряду с гласными является вынужденной, необходимой мерой. Конституционный Суд РФ в определении по делу о про- верке конституционности отдельных положений Закона об ОРД по жалобе И. Г. Черновой, в частности, указал, что «оперативно- розыскная деятельность… объективно невозможна без значительной степени секретности»1.

Действительно, в общем случае неясность по поводу того, как, где и при каких условиях получена та или иная информация либо материальные объекты, содержащие определенные сведения, значимые для дела, и невозможность их исследования путем производства обладающих удостоверительным компонентом следственных и судебных действий не только порождают нераз- решимые сомнения в достоверности такой информации, но и вы- зывают подозрения о ее возможной фальсификации. При наличии

Вестник Конституционного Суда. 1998. № 6. С. 10-27.

44

таких сомнений оперативные данные не могут непосредственно использоваться в процессе доказывания.

На этот случай классическая теория доказывания предложила свой вариант реализации материалов, полученных оперативным путем - в основном в качестве «ориентира» для уголовно- процессуальной деятельности.

Фактически это выразилось в том, что теорией оперативные материалы рекомендовалось использовать при выработке наиболее целесообразной тактики и методики следственных действий, отыскания возможных источников судебных доказа- тельств, в проверке и оценке уже имеющихся фактических дан- ных, для принятия некоторых решений в интересах расследова- ния.

Практика подсказала и другие пути. Так, для упрощения возможностей последующего судебного контроля за процессом получения имеющих значения для уголовных дел фактических данных к проведению отдельных оперативных мероприятий, по возможности стали привлекаться незаинтересованные предста- вители общественности, задача которых состояла в подтвер- ждении «чистоты» оперативных действий, проводимых органами дознания - так называемое «общественное документирование».

Общественное документирование1 сводится к тому, что при получении предметов и документов, производстве фото-, кино-, видеозаписи в ходе оперативно-розыскных мероприятий принимают участие незаинтересованные лица (представители общественности, администрации, граждане и др.).

1 См., например: Салтевский М. В. Современные проблемы собирания доказательственной информации техническими средствами // В сб. Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами. Киев. 1980. С. 9-10.

45

Несомненно, указанная мера в значительной степени облегчает проверку на следствии и в суде достоверности полученной информации и препятствует ее фальсификации. Однако возможности данного способа удостоверения оперативных мате- риалов весьма ограничены. Общественное документирование тех оперативно-розыскных мероприятий, которые проводятся в ус- ловиях строгой конспирации либо при наличии реальной опас- ности для жизни и здоровья их участников, невозможно1. Сле- довательно, необходимо изыскивать другие средства фиксации оперативно-розыскных мероприятий, которые позволят при не- обходимости трансформировать их в процессуальные. Достаточно часто используется такой метод, как фиксация значимых для дела обстоятельств при помощи оперативно-технических средств. Часть 3 ст. б Закона «Об оперативно-розыскной дея- тельности» допускает использование в ходе проведения опера- тивно-розыскных мероприятий кино-, фото-, видеосъемку, а также других технических средств. Этот способ дает возмож- ность фиксировать результаты негласных оперативно-розыскных мероприятий без опасности разглашения порядка их проведения (доказательственное значение таких материалов достаточно подробно рассмотрено в гл. 2). Кроме того, по мнению дис- сертанта, такой способ фиксации более эффективен в плане дальнейшего использования полученных материалов в качестве доказательств.

Как известно, непроцессуальную информацию можно подразделить на гласную - полученную с помощью гласных оператив-

1 См.: Зайковский В. Н. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу. Дисс… канд. юр. наук, СПб. 1996. С. 54-55.

46

но-розыскных мероприятий (например, при опросе граждан, не- залегендированном наведении справок), и негласную - полу- ченную при проведении негласных мероприятий (оперативного внедрения, контролируемой поставки и др) .

Гласная непроцессуальная информация может использоваться следователем относительно свободно. На нее нельзя ссылаться как на доказательство, (например, предъявлять ее в качестве такового на допросе), а тем более «напрямую» использовать в уголовном деле. Такую информацию можно использовать для формулировки вопросов допрашиваемому, применения различных психологических приемов. Это относится и к ориентирующей информации оперативно-розыскных подразделений, полученной гласно.

Л. М. Карнеева, характеризуя этап расследования, следующий за возбуждением уголовного дела, отмечает его специфику, связанную с необходимостью определить направление поиска доказательств. При этом автор констатирует, что решение этой задачи во многом зависит от той информации, которая содержится в данных, послуживших основанием к возбуждению уголовного дела1. Это рассуждение можно дополнить указанием на роль в поиске доказательств оперативно-розыскной информации.

Сложнее использовать информацию органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, полученную путем прове- дения негласных мероприятий, а также полученную из неглас- ного источника. Такая информация носит характер вспомога- тельной (ориентирующей) . Она служит в основном для проверки

1 Карнеева Л. М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М. «Юридическая литература». 1971. С. 49.

47

версий, возникающих в ходе производства по уголовному делу, и не подлежит обязательному приобщению к материалам дела1.

Кроме того, результаты одного итого же оперативно-розыскного мероприятия на разных этапах предварительного расследования могут быть использованы по одному и тому же делу и в качестве ориентирующей информации, и как непосредственный источник формирования доказательства.

Следователь, зная о возможностях оперативно-розыскных подразделений по получению непроцессуальной информации, не- обходимой для организации планирования, отработки следст- венных версий, избрания наиболее рациональной тактики про- изводства отдельных следственных действий, может и должен активно их использовать, в том числе - путем дачи органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, отдельных поручений, ориентирующих на поиск интересующей его информа- ции.

В компетенцию следователя и прокурора не входит выбор видов оперативно-розыскных мероприятий, которые используются при выполнении их поручений и указаний. Следователь лишь должен в своих поручениях ставить конкретные задачи по поиску вещественных, письменных, иных доказательств.

Средства для получения такой информации у органов, осу- ществляющих оперативно-розыскную деятельность, есть, хотя не всегда они используются в должной мере2. По делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, оперативными службами чаще всего проводятся следующие оператив-

1 См.: Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование результатов опе ративно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., «ЮрлитИнформ». 2000. С. 33-35.

2 Там же. С. 49.

48

но-розыскные мероприятия: наведение справок, отождествление личности, опрос граждан - соседей лиц, занимающихся сбытом наркотиков, а также возможных очевидцев их противоправных действий. Реже проводятся такие эффективные оперативно- розыскные мероприятия, как наблюдение, оперативный экспери- мент, проверочная закупка - в случаях, когда лицо подозре- вается в совершении преступления, предусмотренного ч. 2-4 ст. 228 УК - приобретение, изготовление, переработка, пе- ревозка наркотических средств в целях сбыта либо их сбыт. В исключительных случаях проводятся контроль почтовых отправ- лений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефон- ных переговоров, контролируемая поставка, хотя потребность в данных оперативно-розыскных меропирятиях достаточно высока .

В деятельности специальных подразделений по борьбе с организованной преступностью и других оперативно-розыскных формирований (в частности, ОНОН) с первых часов задержания подозреваемых и взятия под стражу обвиняемых проводятся та- кие оперативно-розыскные мероприятия, как наблюдение и опе- ративное внедрение, результаты которых позволяют в ряде случаев получить полезную для следствия ориентирующую ин- формацию1 .

Процесс ввода и использования данных, полученных оперативно- розыскным путем, состоит из нескольких этапов. Подробнее рассмотрим каждый из них.

1 Жук О. Д. Организованная преступность в современной России. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Томск. 1998. С. 146, 169.

49

1.2. Представление результатов оперативно-розыскной деятельности.

Как правило, результаты оперативно-розыскной деятельности представляются для использования в доказывании в стадии предварительного расследования.

Согласно ч. 3. ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», представление результатов ОРД органу дозна- ния, следователю или в суд осуществляется на основании по- становления руководителя органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ве- домственными нормативными актами.

Хотя установление прядка представления результатов опе- ративно-розыскной деятельности для использования в доказы- вании отнесено к компетенции ведомств, осуществляющих эту деятельность, указанные правила должны быть известны долж- ностным лицам, использующим представляемые данные: дознава- телю, следователю, прокурору, судье. Только при этом условии они могут контролировать соблюдение установленного порядка, а если возникнет необходимость - проверить, соответствует ли данный порядок закону.

Именно в этих целях была разработана Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, которая согласована с Генеральным прокурором РФ и 13 мая 1998 г. утверждена совместным приказом федеральных органов, осуществляющих ОРД: Федеральной службы налоговой полиции, Федеральной службы безопасности, Министерства внутренних дел, Федеральной службы охраны, Государственного таможенного комитета, Службы внешней разведки.

50

В соответствии с п. 10 Инструкции представление результатов ОРД включает:

— вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд; — — вынесение, при необходимости, постановления о рассекре- чивании отдельных оперативно-служебных документов, со- держащих государственную тайну; — — оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т . д. ) . — Содержание постановления о представлении результатов ОРД раскрывается в п. 12-15 Инструкции.

Согласно п. 18 Инструкции, результаты ОРД могут пред- ставляться в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов. Степень секретности представляемых материалов, виды приложений и способ передачи определяются, в соответствии с правилами ведения секретного делопроизводства, в каждом конкретном случае отдельно.

Что касается документов, которыми должны оформляться результаты оперативно-розыскных мероприятий, то перечень их весьма широк (он приведен в прилагаемой к Инструкции таблице - см. приложение): рапорт, сводки, справка (справка- меморандум) , акт сотрудника органа, объяснения граждан, участников оперативно-розыскных мероприятий или заявления граждан, акт или иной документ ведомства и т. д. При этом, как указывается в Инструкции, приведенный перечень докумен- тов, не является обязательным и исчерпывающим.

51

Относительно содержания представляемых материалов в п. 7 Инструкции приводится хотя и краткое, но весьма важное положение: «Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовле- творяющие требованиям уголовно-процессуального законода- тельства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соот- ветствующим видам доказательств, и содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник полу- чения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сфор- мированные на их основе.

В представляемых материалах должна содержаться информация о виде оперативно-розыскного мероприятия, что необходимо как для правильного использования данных, так и потому, что для некоторых оперативно-розыскных мероприятий законом предусмотрены особые условия проведения1.

Кроме того, в направляемых материалах следует указывать :

— какие именно получены сведения, имеющие значение; — — кем получены указанные сведения (то есть кто проводил оперативно-розыскное мероприятие) — — обстоятельства, при которых эти сведения получены: время,
место, обстоятельства изъятия в ходе проведения — 1 См.: Кореневский Ю. В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) // В книге: Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность / Под ред. В. А. Власихина. М., «Юристъ». 2000. С. 44.

52

оперативно-розыскных мероприятий предметов и документов, получения видео-, аудиозаписей, кино-, фотоматериалов, копий, слепков. Должны быть указаны технические характеристики применявшихся технических средств. Кроме того, должно быть проведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов. Допускается представление материалов в копиях, в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель, что обязательно должно оговариваться в сопроводительных документах. Оригиналы в этом случае хранятся в оперативном подразделении до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу; — через какой вид доказательств, по мнению представившего материалы оперативного подразделения, полученные данные предпочтительнее вводить в процесс. Собирая путем проведения
оперативно-розыскных мероприятий информацию, которая может оказаться значимой для раскрытия преступления, расследования и рассмотрения дела, оперативные сотрудники должны заранее продумать, каким образом полученные сведения могут быть использованы в доказывании по уголовному делу.

Несомненно, окончательное решение о способе введения оперативной информации в уголовный процесс будет принимать лицо, в производстве которого находится дело. Однако мнение специалистов, которые целенаправленно собирали информацию в целях последующего ввода ее в уголовный процесс, не безраз- лично следователю и может ему существенно помочь.

53

Необходимое условие использования результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам - защита от возможного разглашения относящихся к этой дея- тельности сведений, составляющих государственную тайну1.

В ст. 3 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в которой закреплены принципы этой деятельности, наряду с законностью, уважением и соблюдением прав и свобод человека и гражданина, названы также принципы конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств, в ч. 1 ст. 12 пере- числены сведения об этой деятельности, составляющие госу- дарственную тайну.

Выход в том, чтобы вопрос о возможности представления тех или иных материалов, содержащих государственную тайну решался самим органом, осуществляющим оперативно-розыскные мероприятия. Дело в том, что достаточно часто необходимость сохранения в тайне сведений о средствах, источниках, методах оперативно-розыскной деятельности, может оказаться важнее, чем интересы раскрытия того или иного конкретного пре- ступления. Если это так, то такие сведения не будут пред- ставлены. Но если начальник соответствующего оперативного подразделения принимает решение о представлении результатов ОРД следователю, прокурору или в суд, он должен быть готов к тому, что доказательства, сформированные на основе таких данных, будут подвергнуты тщательной, всесторонней проверке, как и любые другие доказательства.

Там же. С. 47.

54

1.3. Проверка возможности использования в доказывании оперативно-розыскной информации.

Допустимость результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе определяется в первую очередь совокупностью норм, которые должны быть соблюдены при сборе оперативной информации. Данные нормы предусматривают соот- ветствующие основания, условия, методику проведения опера- тивно-розыскных мероприятий. Соблюдение таких норм облегчает дальнейший «ввод» полученной информации в уголовное су- допроизводство .

Одновременно с проверкой доказательств на предмет их допустимости, как правило, осуществляется уяснение их со- держания - речь идет об относимости представленной информа- ции (материальных объектов) обстоятельствам, которые инте- ресуют правоохранительные органы либо, если дело возбуждено, - обстоятельствам уголовного дела.

Собственно проверка обычно осуществляется путем получения новых доказательств, прямо или косвенно подтверждающих (опровергающих) проверяемое доказательство либо свидетель- ствующих об их допустимости (недопустимости) и относимости (неотносимости) 1.

В. И. Зажицким было предложено выяснять применительно к каждому виду фактических данных источник осведомленности (в законе такое требование содержится только применительно к фактическим данным, сообщенным потерпевшим и свидетелем -ст. 74, 75 УПК)2.

1 См.: Орлов Ю. К< Основы теории доказательств в уголовном процессе. М., «Проспект». 2000. С. 77-78.

2 Зажицкий В. И. Источники осведомленности в уголовно- процессуальном доказывании // Советская юстиция. 1983. № 8. С. 6-8.

55

Подобных позиций придерживаются и другие авторы, утверждающие, что получение показаний от лица, представившего следователю предмет или документ, является обязательным элементом определения как допустимости, так и относимости содержащихся в них сведений1.

Так, Н. М. Кипнис утверждает, что отсутствие указания на источник означает, что фактические данные недопустимы, так как получены из ненадлежащего источника. Далее автор делает вывод, что и процессуальная форма таких источников фактических данных, как вещественные доказательства и документы, включает в себя указание на источник осведомленности. Если такого указания нет, то фактические данные признаются полученными из ненадлежащего источника2.

Однако кроме проверки процессуальными и непроцессуальными методами источника фактических данных и собственно самих доказательств, полученных на основе оперативной информации (в ходе осуществления оперативно- розыскных мероприятий) , следует проверить законность получения тех или иных результатов оперативно-розыскной деятельности. Как уже было сказано, такая проверка должна осуществляться как процессуальными (например, посредством допроса оперативного сотрудника), так и непроцессуальными (ознакомление с соответствующими сопроводительными документами)
средствами.

Итак, следует проверять:

1 См.: Тетерин В. С. О способах собирания доказательств в уголовном процессе // Правоведение. 1964. № 2. С. 71; Шабалин В. Е. Докумен тальная фиксация и формирование доказательств. / В сб. Теоретические проблемы криминалистической практики. Свердловск, 1981. С. 128; Доля Е. А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. С. 31.

2 Кипнис Н. М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995. С. 56.

56

  1. Соблюдены ли положения закона о том, в каких целях может проводиться оперативно-розыскная деятельность. Со гласно ст. 1 Закона об ОРД эта деятельность может осуществ ляться в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод чело века и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Необходимо учитывать, что в Законе об ОРД содержатся также некоторые положения, запрещающие осуществление оперативно- розыскной деятельности для достижения целей и задач, не предусмотренных федеральным законом: проведение оперативно- розыскных мероприятий в интересах какой-либо политической партии, общественного или религиозного объединения и т. д.

  1. Проведены ли оперативно-розыскные мероприятия упра-;. вомоченным на то государственным органом.j В Законе об ОРД (ст. 13) содержится исчерпывающий перечень органов, право- мочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность.
  2. Предусмотрены ли законом оперативно-розыскные мероприятия, в результате которых получена представляемая информация. В рамках ОРД могут осуществляться только те оперативно- розыскные мероприятия, которые предусмотрены законом (ч.1 ст. 6 Закона об ОРД).
  3. 4 . Имелись ли предусмотренные законом основания для производства оперативно-розыскных мероприятий. Закон об ОРД содержит исчерпывающий перечень оснований, при наличии ко- торых допускается производство указанных мероприятий (ч. 1 ст . 7) .

  4. 1 ст. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельно сти» предусматривает возможность проведения оперативно-

57

розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела, если для этого есть фактические основания (наличие сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления). Как правило, интерес с точки зрения реализа- ции в уголовном процессе представляют как раз те данные, которые получены до возбуждения уголовного дела. Дополни- тельные данные, которые будут получены в результате прове- денных мероприятий, как правило, и позволяют решить вопрос о возбуждении уголовного дела, а впоследствии могут быть использованы в доказывании.

  1. Имелись ли дополнительные условия, предусмотренные законом для проведения некоторых оперативно-розыскных меро- приятий. Эти условия установлены ст. 8 Закона об ОРД. В со- ответствии с ней, проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализа- ция которых запрещена, а также оперативный эксперимент и оперативное внедрение проводятся не иначе, как на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осущест- вляющего ОРД.

Как верно подметил Ю. В. Кореневский, в указанных случаях оперативно-розыскные мероприятия имеют деликатный характер, и нужны особые меры предосторожности, чтобы не допустить действий, провоцирующих совершение преступления1. Необходимость решения руководителя оперативного подразделе- ния - одна из таких гарантий.

1 См.: Кореневский Ю. В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) // В книге: Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность / Под ред. В. А. Власихина. М., «Юристъ». 2000. С. 53.

58

  1. Соблюден ли установленный законом порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые связаны с ограни- чением некоторых конституционных прав граждан. В соответст- вии с Конституцией РФ ограничение тайны переписки, телефон- ных переговоров, телеграфных и иных сообщений, а также права на неприкосновенность жилища допускается только на основании судебного решения (ст. 23, 25).

К числу оперативно-розыскных мероприятий, которые огра- ничивают указанные права, относятся:

— контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сооб- щений; — — прослушивание телефонных переговоров; — — снятие информации с технических каналов связи. — По вопросу использования результатов указанных мероприятий необходимо руководствоваться разъяснениями, данными в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия»: «Поскольку ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ), судам надлежит иметь ввиду, что в соответствии с Федеральным Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», проведение ОРМ, ограничивающих указанные конституционные права граждан, может иметь место только при наличии у органов, осуществляющих ОРД, информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного проти- воправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создаю-

59

щих угрозу государственной, военной, экономической или эко- логической безопасности РФ».

Далее подчеркивается, что результаты указанных оперативно- розыскных мероприятий могут быть использованы в доказывании лишь тогда, когда имеется разрешение суда на проведение таких мероприятий и они проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством1 .

Помимо этого, с нарушением неприкосновенности жилища могут быть связаны: наблюдение и обследование помещений, если они сопровождаются проникновением в жилище. При этом речь идет не только о физическом проникновении, но также о тех случаях, когда наблюдение ведется извне, при помощи технических средств. На это, в частности, обратил внимание Конституционный Суд в определении по делу о проверке кон- ституционности отдельных положений Закона об ОРД по жалобе гр-ки И. Г. Черновой2.

При проверке законности проведения оперативно-розыскных мероприятий, результаты которых представлены для использо- вания в доказывании, может возникнуть вопрос: в какой мере допущенные при получении оперативных данных нарушения закона влияют на возможность использования этих данных?

Авторы комментария к Закону об ОРД считают, что в отличие от процессуального закона, Закон об ОРД «не предусматривает санкции ничтожности результатов оперативно-розыскных мероприятий», проведенных с нарушением закона. Правда они признают, что в большинстве случаев «нарушение требований

1 Сборник Постановлений Пленума ВС РФ: 1961-1996. М., 1997. С. 11- 19.

2 Вестник КС РФ. 1998. № 6. С. 10-17.

60

Федерального закона препятствует получению тех результатов, ради достижения которых осуществляется ОРД». Однако, по их мнению, «возможна… ситуация, когда нарушался закон, но само нарушение не стало помехой для получения значимого для уго- ловного процесса результата…». Такой подход предлагается, в частности, применять при решении вопроса «о придании про- цессуального статуса вещественного доказательства матери- альному предмету, полученному оперативно-розыскным путем с нарушением Федерального закона»1.

С приведенными соображениями трудно согласиться. Прав Ю. В. Кореневский, утверждающий, что «санкции ничтожности результатов оперативно-розыскных мероприятий, проведенных с нарушением закона, не выводятся путем логического анализа нормативных предписаний Закона об ОРД». Указанные нарушения, пишет он, «влекут ответственность, предусмотренную за- конодательством РФ. Было бы странно, если бы, установив на- рушение закона и приняв соответствующие меры, следователь, прокурор или суд в то же время использовали бы незаконно полученные данные в доказывании по уголовному делу»2.

Действительно, в ст. 50 Конституции РФ речь идет о запрете использовать при осуществлении правосудия доказательства, полученные с нарушением закона, но не уголовно- процессуального, а закона вообще. Это подтверждает и ч. 3 ст. 69 УПК, которая гласит о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона. То есть подразумевается лю-

Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. А. Ю. Шумилова. М., 1997. С. 120.

2 Кореневский Ю. В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) // В книге: Доказывание в уголовном процессе. Традиции и со- временность / Под ред. В. А. Власихина. М., «Юристъ». 2000. С. 57.

61

бой закон, регламентирующий порядок получения информации, в том числе и Закон об ОРД.

В качестве иллюстрации этого вывода можно привести положение концепции «плодов отравленного дерева» (название, заимствованное из американской правовой науки, где так об- разно именуются доказательства, добытые с нарушением закона) . Несмотря на различие позиций по этому вопросу1, следует согласиться с тем, что доказательства (информация), полу- ченные с нарушением установленного законом порядка, влекут недопустимость полученных посредством их, а также производ- ных от них доказательств. Это, по всей видимости, должно относиться и к использованию незаконно полученных материалов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопро- изводстве .

Вместе с тем, остается не решенной проблема использования фактических данных, не вызывающих абсолютно никаких сомнений в их достоверности - например, безусловно подлинной накладной, но найденной следователем у себя на столе, т.е. полученной неким странным путем.

Следует заметить, что не во всех случаях нарушения, до- пущенные при проведении оперативно-розыскных мероприятий, будут влечь недопустимость использования материалов, полу- ченных в ходе их осуществления. Речь должна идти о сущест- венных нарушениях Закона об ОРД и ведомственных нормативных

1 См., например: Чувилев А., Лобанов А. «Плоды отравленного дерева» // Российская юстиция. 1996. № 11. С. 47-49; Некрасов С. Допустимость доказательств: вопросы и решения // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 9; Орлов Ю. К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М., «Проспект». 2000. С. 46-52.

62

актов. Во всех случаях требуется устанавливать источник происхождения объекта, но в случае, когда это невозможно (а когда речь идет о результатах оперативно-розыскной деятель- ности - такое явление не редкость), это не должно стать препятствием для его дальнейшей проверки. В случае, когда достоверность такого объекта не вызывает сомнений - он дол- жен быть признан допустимым доказательством по делу.

Речь в данном случае идет не о смешении двух понятий - достоверности и допустимости, но об их взаимосвязи. Дейст- вительно, путем производства других следственных и процес- суальных действий происходит своего рода «компенсация» не- достатка сведений о происхождении полученного объекта (опе- ративной информации). На наш взгляд, при установлении без- условной достоверности такого доказательства оно должно быть признано допустимым к рассмотрению в судебном заседании.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  1. Результаты оперативно-розыскной деятельности, будучи одним из основных средств познания юридически значимых фак- тов, должны входить в систему уголовного судопроизводства. В современных условиях оперативно-розыскная деятельность является основной, максимально приближенной к противоправным действиям, нередко - до возбуждения уголовного дела.
  2. Оперативно-розыскная деятельность, в совокупности с возможностью представления результатов в порядке ч. 2 ст. 70 УПК, образует один из способов собирания доказательств, то есть входит в процесс доказывания.
  3. В нынешних условиях, помимо традиционного в уголовном судопроизводстве направления использования, а именно в

63

качестве ориентирующей информации, а также для проверки возникающих в ходе расследования версий, результаты опера- тивно-розыскной деятельности должны использоваться в каче- стве доказательств по уголовному делу после придания им уголовно-процессуальной формы.

А . Порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий с целью дальнейшего использования их результатов в уголовном процессе должен регламентироваться только Законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Существенные нарушения, допущенные при производстве оперативно-розыскных мероприя- тий, влекут невозможность дальнейшего их использования в доказывании по уголовному делу.

  1. В уголовно-процессуальном законодательстве должен быть определен порядок «ввода» оперативно-розыскной инфор мации в уголовный процесс. Порядок дальнейшей проверки и оценки полученных доказательств должен осуществляться на основе действующего законодательства без каких-либо изъя тий.

Исключением из этого правила должно являться использование в доказывании материалов, составляющих государственную тайну (речь идет в первую очередь о негласном сотрудничестве граждан, об этом подробнее - в главе 2 настоящей работы) .

  1. Только полученные в установленном законом порядке доказательства, а не результаты оперативно-розыскной дея тельности, должны подвергаться проверке в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и использоваться в процессе доказывания. При решении вопроса о «вводе» мате риалов, добытых оперативно-розыскным путем, необходимо про-

f

64

веря ть, в уста новл енно м ли Зако ном об ОРД поря дке они были обна руже ны, собр аны (изъ яты) , зафи ксир ован ы, а такж е пред став лены .

?

65

Глава 2. Использование в доказывании результатов некоторых оперативно-розыскных мероприятий и конфиденциального сотрудничества граждан по делам , связанным с незаконным оборотом наркотиков.

При расследовании уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, органы дознания вправе проводить все, предусмотренные Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативные мероприятия.

Однако, исходя из анализа уголовных дел, можно конста- тировать, что наиболее целесообразными при расследовании такого рода дел являются следующие мероприятия: оперативное наблюдение с применением видеозаписи, контролируемая по- ставка, проверочная закупка. Кроме того, широко применяется, но, к сожалению, практически не используется в доказывании конфиденциальное сотрудничество граждан.

По мнению диссертанта, именно эти мероприятия (а также их комплекс) образуют «костяк» средств получения информации о противоправном деянии, которую необходимо использовать в доказывании по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

2.1.Оперативное наблюдение. Использование оперативной ви- деозаписи в уголовном процессе.

Как правило, оперативное наблюдение с применением ви- деозаписи осуществляется при обнаружении (а также в этих целях) признаков преступления, предусмотренного ч. 2-4 ст. 228 УК РФ. Если при возбуждении дела о преступлении, преду-

66

смотренным ч. 1 ст. 228 УК РФ (изготовление, хранение, пе- ревозка наркотических средств без цели сбыта) необходимо установить наличие при себе у лица наркотиков, то в случае со сбытом наркотических средств необходимо доказать умысел на это. Необходимо зафиксировать саму процедуру продажи (обмена) наркотического средства.

До возбуждения уголовного дела производство следственных действий недопустимо. Вместе с тем имеющиеся признаки, дающие основание утверждать именно о сбыте наркотического средства (акт продажи наркотика), должны быть закреплены в материалах уголовного дела. Обнаружение и закрепление этих признаков может быть произведено только посредством прове- дения оперативно-розыскных мероприятий с последующим их «вводом» в уголовный процесс.

Одним из средств отображения и фиксации преступных действий по сбыту наркотических средств является видеозапись. Во многих случаях только благодаря применению технических средств записи в ходе оперативно-розыскных мероприятий «до суда возможно «донести» и сговор соучастников, вымогатель- ство, шантаж, а также действия организатора преступления, который нередко остается «за кадром»1.

Как справедливо отмечает В. А. Семенцов, применение ви- деозаписи во многом определяет результативность оперативно- розыскной деятельности. Именно с помощью такого средства фиксации «…удается выяснить признаки готовящегося или скрытно совершаемого преступления, документировать факты преступных проявлений. Кроме того, устанавливаются данные о

Карнеева Л. М. Уголовно-процессуальный закон и практика доказывания // Социалистическая законность. 1990, № 1. С. 35.

67

лицах, совершивших преступления, их связи, действия по сокрытию преступлений и уничтожению доказательств, …о местах нахождения интересующих следствие предметов, документов и т. д. Незаменима видео- и звукозапись при проведении оперативно-розыскных мероприятий в неординарных ситуациях, когда, например, лица, за которыми ведется наблюдение, обмениваются репликами на незнакомом языке, либо прибегают к каким-то непонятным жестам…»1.

По делам о незаконном обороте наркотиков особо важен акт сбыта наркотического средства, переход его из одних рук в другие. На видеопленке эти обстоятельства запечатлеваются в динамике. Будет ли являться такая видеозапись, сделанная вне уголовного процесса, доказательством?

Однозначного мнения среди юристов нет. Одни авторы ни при каких условиях не считали возможным использование ре зультатов оперативно-розыскной деятельности в качестве до казательств в уголовном процессе2. Другие предлагали исполь зовать их в качестве доказательств, оговаривая, одна ко, их использование определенными условиями3.

Законодатель определил доказательственное значение оперативной записи в ст. 29 Основ уголовного судопроизводства: «На органы дознания возлагается
принятие необходимых опера-

1 Семенцов В. А. Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя: дисс. … канд. юрид. наук, 12.00.09. Екатеринбург, 1994. С. 40.

г См., например: Леви А. А., Горинов Ю. А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве, М., 1983. С. 9; Савицкий В. М. Закон нужно совершенствовать, но не ухудшать // Социалистическая законность. 1990, №1. С. 30.

3 См., например: Лукашевич Р. 3., Шимановский В. В. Процессуальные вопросы применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве // Правоведение, 1992, № 3. С. 61; Семенцов В. А. Видео- и звукозапись в
доказательственной деятельности следователя. М., 1997. С. 38.

68

тивно-розыскных мер, в том числе с использованием видеоза- писи, кинофотосъемки и звукозаписи, в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в каче- стве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством».

Безусловно то, что оперативная видеозапись, получаемая вне уголовного процесса, не обладает той степенью достоверности, которую обеспечивает фактическим данным уголовно- процессуальный порядок их получения. Однако диссертант раз- деляет точку зрения В. Т. Томина, что «…звуко- и видеозапись должны стать не худосочными, факультативными приложениями к протоколам, а полнокровными источниками доказательств»1. И в этом смысле особое значение приобретает нормативное закрепление оперативной информации в системе доказательств по уголовному делу.

Как правило, местами сбыта наркотических средств в настоящее время являются квартиры или жилые дома частного сектора (в первую очередь, речь идет о таком распространенном и опасном наркотике, как героин). Оперативные работники обычно устанавливают визуальное наблюдение за такой квартирой (либо другим объектом). Могут применяться технические средства: бинокли, фото- и видеотехника. Сведения, полученные в ходе такого наблюдения, могут быть использованы в доказывании в первую очередь через свидетельские показания этих работников (значение результатов видеозаписи, получен-

1 Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991 С. 91.

69

ной в результате оперативного наблюдения, будет рассмотрено далее).

Анализ уголовных дел показывает, что, как правило, ре- зультаты оперативного наблюдения, не сопровождаемого приме- нением средств аудио-, видеозаписи, никак не отражаются в материалах дела. В лучшем случае в уголовном деле присутст- вует рапорт оперативного сотрудника о назначении оператив- ного наблюдения, реже в этом же рапорте имеется своеобразная сводка наблюдения, где указывается, кто, в какое время, как (пешком или на транспортном средстве) прибывал по на- блюдаемому адресу.

Так, начальником ОНОН было вынесено постановление о проведении оперативно-розыскных мероприятий: скрытого на- блюдения за квартирой Л. и проверочной закупки у него нар- котических средств. Отражение в деле нашли лишь материалы, полученные в ходе проведения проверочной закупки. Результаты же оперативного наблюдения отражены не были, несмотря на то, что проверочная закупка, по всей видимости, явилась ло- гическим продолжением проводимого наблюдения1.

В ряде случаев оперативные работники в этом же рапорте отражают дальнейшие свои действия по обнаружению и фиксации обстоятельств, имеющих значение для дела, несмотря на то, что такие действия выходят далеко за рамки оперативного на- блюдения .

Так, в рапорте оперативных работников, осуществлявших наблюдение за квартирой К., подозреваемого в незаконном сбыте наркотических средств, помимо информации, полученной

1 Уголовное дело № 8 6391. Архив УВД Иркутской области.

70

непосредственно во время наблюдения (время прибытия и убытия лиц и автомобилей, их приметы, данные, а также совершаемые действия), отражен последующий осмотр этими сотрудниками квартиры с фиксацией в рапорте местонахождения имеющих значение для дела объектов (наркотических средств)1.

Во-первых, возникает вопрос, каким образом сотрудники ОНОН проникли в помещение и произвели его осмотр (понятно, что мнение занимающего это помещение лица не учитывалось).

Во-вторых, очевидно, что такой рапорт не имеет никакого доказательственного значения. После обнаружения наркотиче- ских средств был вызван следователь, который в протоколе осмотра места происшествия зафиксировал обстановку, а также обнаруженные и изъятые наркотические средства. Результаты же собственно оперативного наблюдения, кроме рапорта, нигде отражены не были.

Думается, что данные, полученные в ходе оперативного наблюдения, должны иметь большее значение, чем основание для проведения других оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Оперативные сотрудники непосредст- венно (визуально) воспринимают обстоятельства, имеющие зна- чение для дела: в данном случае - приобретение и сбыт нар- котических средств.

По мнению диссертанта, показания оперативных работников в этом случае могут иметь значение как косвенных, так и прямых доказательств. Косвенных - когда оперативные сотрудники наблюдают, например, как в помещение, являющееся по оперативным данным, местом сбыта наркотических средств,

1 Уголовное дело № 66783. Архив УВД Иркутской области.

71

входят лица, внешне напоминающие лиц, страдающих наркоманией и выходят из помещения в состоянии (конечно, предполо- жительно) наркотического опьянения.

Прямыми доказательствами такие показания могут быть, когда проводящие наблюдение сотрудники будут непосредственно (например, сквозь окно) видеть процесс вручения денег - передачи наркотика, после чего будет произведено задержание вышедшего лица, и у него при себе будут обнаружены наркоти- ческие средства.

Содержание показаний оперативных работников в данном случае составят «…сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, воспринятых… лично в условиях указанного оперативно-розыскного действия: лицах, посещавших помещение, времени посещения, предметах, которые они имели при себе и другие сведения.

К предмету допроса могут относиться и иные обстоятельства, связанные с производством оперативно-розыскного мероприятия в той мере, в какой они необходимы для правильного формирования, проверки и оценки получаемых показаний»1.

Однако показания оперативных работников - достаточно традиционный способ проверить информацию, полученную в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий. По мнению диссертанта, наибольший интерес вызывает возможность ис- пользования в качестве доказательства результатов видеоза- писи, полученной в ходе оперативного наблюдения.

1 Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1994, № б. С. 42-43.

72

Каково же место оперативной записи в системе доказательств по уголовному делу? Ст. 69 УПК РСФСР содержит определения доказательств, а также перечисляет их виды. Эта совокупность образует систему уголовно-процессуальных доказательств и всякое появление нового доказательственного средства может идти одним из двух путей: либо расширением указанного перечня, т. е. включением в него девятого, десятого и т. д. видов доказательств, либо сохранением перечня данной системы, в который вписывается вновь создаваемое дока- зательственное средство. По мнению В. А. Семенцова, «…это не показания лиц и не заключение эксперта. Оперативную за- пись, разумеется, также нельзя рассматривать как протокол следственного действия. Значит, одно из двух: это вещест- венное доказательство или иной документ, т. е. доказатель- ство, предусмотренное ст. 88 УПК РСФСР»1.

Одни авторы относят материалы оперативной видеозаписи к числу «иных документов»2, другие рассматривают их как веще- ственные доказательства,3 третьи - и как вещественные дока-

1 Семенцов В. А. Указ. Сочинение. С. 14

2 См., например: Коматовский В. Оперативная видео- и звукозапись в про цессе доказывания // Законность, 1992, № 12. С. 22; Кручинина Н. В., Шиканов В. И. Процессуальные аспекты использования результатов опера тивной видео-, кино-, фото-, и звукозаписи при расследовании преступ лений // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург, 1992. С. 395-396; Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование ре зультатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., «ЮрлитИнформ». 2000. С. 75.

3 См., например: Давлетов А., Семенцов В., Оперативная видео- и звуко запись // Социалистическая законность. 1991, № 11. С. 40; Доля Е. Ис пользование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказыва нии по уголовным делам // Советская юстиция. 1993, № 3. С. 7.

73

зательства, и как «иные документы» .

Диссертант разделяет позицию ученых, придерживающихся мнения, что оперативная видеозапись (и аудиозапись) в уго- ловном деле должна иметь статус вещественного доказательст- ва, даже если она получена до возбуждения уголовного дела.

Подобного подхода придерживается судебная практика.

Краснодарским краевым судом с участием коллегии присяжных заседателей Фокина оправдана по п. “в” ч. 4 ст. 290, ст. 30, п. п. “б”, “в” ч. 4 ст. 290 УК РФ, ст. 175 УК РСФСР за отсутствием события преступления. Определением Кассационной палаты Верховного Суда РФ приговор оставлен без изменения. Коллегия присяжных заседателей пришла к выводу о недоказанности события преступления, принимая во внимание постановление судьи об исключении из числа доказательств данных, полученных в результате оперативно - розыскной дея- тельности (аудиозапись и видеосъемка), в которых зафиксиро- вана передача Аккамом взятки Фокиной.

Решение мотивировано тем, что эти данные не могут быть признаны допустимыми доказательствами, так как, в нарушение требований ст. 119 УПК РСФСР, получены до возбуждения уго- ловного дела.

По тем же основаниям судья отказал в удовлетворении хо- датайства государственного обвинителя о просмотре в судеб-

См. , например: Лукъянчиков Е. Д. Приемы использования оперативно- розыскных данных, полученных с применением технических средств, при расследовании уголовных дел // Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижениями. Киев, 1987; Галков В. А. Документы как источник доказательств в советском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. М. , 1991. С. 116.

74

ном заседании видеокассеты и прослушивании аудиокассеты по факту получения взятки.

Между тем Президиум Верховного Суда РФ приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда и определение Касса- ционной палаты Верховного Суда отменил, дело направил на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Суд присяжных и Кассационная палата Верховного Суда не учли, что в данном случае орган дознания действовал в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». В соответствии со ст. ст. 7 и 11 этого закона оперативно-розыскная деятельность может производиться и до возбуждения уголовного дела, а результаты этой деятельности могут служить поводом для возбуждения уголовного дела.

Основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о подготавли- ваемом противоправном деянии, по которому обязательно про- изводство предварительного следствия, когда нет достаточных оснований для возбуждения уголовного дела.

В данном случае органу дознания было известно лишь со слов директора кафе о вымогательстве у него взятки Фокиной, поэтому в соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» были произведены аудиозапись и видеосъемка, в ходе которых зафиксировано получение взятки.

Указанные материалы сразу же были направлены начальником ОЭП линейного отдела УВД в транспортную прокуратуру, где в тот же день было возбуждено уголовное дело, что соответствует требованиям ст. 109 УПК РСФСР.

75

Результаты оперативно-розыскной деятельности, собранные органом дознания, проверены и оценены следователем прокура- туры, видеокассеты и кассета с аудиозаписью признаны веще- ственными доказательствами по делу.

Приведенный пример иллюстрирует возможность (и более того - необходимость) использования полученной подобным образом оперативной видеозаписи и по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств. Действительно, оперативная видеозапись по делам данной категории осуществляется, как правило, до возбуждения уголовного дела. Целесообразно и законно использовать ее, а также материалы, собранные в ходе ее проведения в качестве основания к возбуждению уголовного дела.

Аналогичным образом на практике решается вопрос об ис- пользовании в уголовном деле негласной аудиозаписи.

При рассмотрении дела в суде по делу Северовой и Игоши-на суд рассмотрел в качестве доказательства оперативную ау- диозапись, сделанную в ходе осуществления оперативного экс- перимента. При этом в судебном заседании были допрошены в качестве свидетелей оперативные работники, производившие это оперативно-розыскное мероприятие, лицо, у которого на- ходилось звукопередающее устройство, а также лица, участво- вавшие в качестве понятых при его проведении. Это было от- ражено в приговоре суда.

Доводы в жалобах о том, что аудиозапись разговора по об- стоятельствам взятки не может быть признана источником до- казательств, поскольку эта запись получена при проведении оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного

76

дела, признаны несостоятельными, как не основанные на зако- не1.

Для того чтобы оперативная запись стала полноценным до- казательством, она должна пройти три этапа процессуального закрепления:

1) «ввода» в уголовное дело/ 2) 3) проверки; 4) 5) признания допустимости (пригодности служить доказа- тельством по уголовному делу). 6) Процессуальная работа над оперативной записью начинается в тот момент, когда орган дознания представляет эту запись следователю. «Доказательством оперативная техническая запись становится не в момент ее физического обнаружения, получения, а после процессуального собирания, в ходе кото- рого к этой записи полностью применяется режим, определяющий допустимость вещественных доказательств»2.

Как справедливо отмечает Ф. Н. Фаткуллин, информация, полученная в результате оперативно-розыскных мероприятий, может стать доказательством, если она «вошла» в уголовное судопроизводство процессуальным путем. В противном случае она остается вне процесса, имея сугубо ориентирующее значе- ние, так как «не может быть непроцессуального пути в про- цессе»3 .

1 Определение N 80-ск099-15 по делу Северовой и Игошина. Обзор судебной практики Верховного Суда за первый квартал 1999 г. (по уголовным де лам) . Утв. Постановлением Верховного Суда РФ от 9 июня 1999г. П. 23.

2 Семенцов В. А. Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя. М., 1997. С. 37.

3 Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973. С. 130.

77

\

Собирание доказательств является первоначальным Этапом процесса доказывания. Ст. 7 0 УПК РСФСР называет следующие способы собирания доказательств:

1) следственные действия; 2) 3) истребование предметов и документов; 4) 5) представление доказательств участниками уголовного процесса, а также любыми иными должностными лицами и гражданами. 6) Следует согласиться с мнением В. А. Семенцова, считающего, что наиболее оптимальным способом вовлечения в процесс доказывания оперативной видеозаписи является ее пред- ставление в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 7 0 УПК РСФСР1. Почему не истребование?

В ст. 12 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 12 августа 1995 года сказано, что «сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах… а также об организации и

0 тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий со ставляют государственную тайну». Ст. 5 указанного закона, предоставляющая право лицу, виновность которого в соверше нии преступления не доказана, в установленном законом по рядке истребовать от органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, сведения о характере полученной в отношении его информации в пределах, допускаемых требова ниями конспирации и исключающих разглашение государственной тайны. Эти допустимые пределы определяет сам орган, осуще-

1 Семенцов В. А. Указ. Сочинение. С. 40.

78

ствляющий оперативно-розыскную деятельность либо суд. По- этому нельзя в данном случае говорить о таком способе соби- рания доказательств, как истребование. В отличие от истре- бования, при представлении инициатива исходит не от следо- вателя, а от лица, обладающего доказательством.

Представление может производиться как в стадии предва- рительного расследования, так и в стадии возбуждения уго- ловного дела. «Представление оперативными подразделениями результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и означает передачу в установленном … порядке конкретных оперативно-служебных документов, которые после определения их относимости и значимости для уголовного судопроизводства могут быть приобщены к уголовному делу»1.

Однако нельзя согласиться с правильностью того, что способом передачи следователю предметов и документов, полученных в ходе оперативно-розыскных действий с применением технических средств записи, является рапорт, составляемый оперативным работником на имя начальника органа дознания2. В соответствии с межведомственной инструкцией «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», пред- ставление результатов включает в себя вынесение руководите-

1 Текст межведомственной Инструкции «О порядке представления результа тов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» // Новые правила документирования результатов оперативно-розыскной деятельности. М., Издатель Шумилова И. И., 1999. С. 5.

2 См.: Семенцов В. А. Видео- и звукозапись в доказательственной дея тельности следователя: дисс. … канд. юрид. наук, 12.00.09. Екатерин бург, 1994. С. 134.

79

лем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представ- лении результатов ОРД соответственно органу дознания, сле- дователю, прокурору или в суд. Таким образом, вынесение со- ответствующего постановления обязательно для органа, пред- ставляющего материалы, полученные в ходе оперативно- розыскной деятельности. Постановление о представлении ре- зультатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд состоит из трех частей: вводной, описательной и резолю- тивной.

Вводная часть включает в себя наименование документа, место и время его вынесения, фамилию, имя, отчество, должность и звание руководителя органа, осуществляющего ОРД, а также основания вынесения данного постановления.

В описательной части постановления указывается, в результате какого оперативно-розыскного мероприятия получены материалы и какие именно, для каких целей они представляются (использования в качестве поводов и основания для возбу- ждения уголовного дела, подготовки и осуществления следст- венных и судебных действий, использования в доказывании по уголовным делам), когда и кем санкционировалось конкретное оперативно-розыскное мероприятие, наличие судебного решения на его проведение. По мнению С. А. Шейфера, в этом поста- новлении «…должны быть приведены обстоятельства получения фактических данных, которые будут определять допустимость доказательств: кем, когда, при каких обстоятельствах, с применением каких технических средств получены соответст-

80

вующие данные. В нем должно содержаться и предложение при- общить представляемые материалы к делу»1.

В резолютивной части постановления формулируется решение руководителя органа о направлении оперативно-служебных документов, отражающих результаты ОРД. Здесь же подробно перечисляются подлежащие направлению конкретные документы.

Постановление о представлении результатов ОРД подготав- ливается в одном экземпляре, подписывается руководителем органа и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела. Диссертант со- гласен с точкой зрения В. И. Зажицкого, что «данное поста- новление следователю не должно направляться, …а соответст- вующие материалы направляются ему с сопроводительным пись- мом»2 .

После передачи оперативной записи органу дознания, сле- дователю, прокурору или в суд, необходимо «ввести» ее в уголовное дело. Отсутствие регламентации данной процедуры привело к тому, что на практике представление доказательств закрепляется по-разному. В одних случаях это фиксируется в протоколе допроса лица, представившего предмет или документ; составляются протоколы «добровольной выдачи», «обнаружения», «изъятия», «доставления»; в других производится выемка; в третьих - ограничиваются рапортом о передаче объекта .

1 Шейфер С. А. Использование непроцессуальных познавательных мероприя тий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. 1997, № 9. С. 61.

2 Зажицкий В. И. Новый закон об оперативно-розыскной деятельности более совершенен // Государство и право, 1995, № 12. С. 54.

81

Большинство ученых признают такие протоколы и изъятые таким путем предметы и документы недопустимыми1, практики же допускают эти протоколы и изъятые предметы и документы; и если встречаются случаи их исключения, то не потому, что закон не предусматривает таких следственных действий как добровольная выдача и изъятие, а по другим основаниям2.

Следует согласиться с точкой зрения В. А. Семенцова, что «ни протокол допроса, ни тем более рапорт не могут содержать всех атрибутов, существенных моментов, необходимых в данном случае для обеспечения дальнейшего доказательственного значения передаваемого объекта. Ведь именно в данный момент объект вводится в уголовное дело и от того, насколько точно и полно он зафиксирован в своих свойствах, отраженных следах преступления и его обстоятельств, зависит признание за ним значения доказательств»3.

Наиболее правильной формой фиксации получения представленного объекта является протокол. Он позволяет отразить процедуру фиксации представленной оперативной записи, ее описание, участвующих при этом лиц и другие важные моменты.

Следует согласиться с мнением В. А. Семенцова, который предлагает назвать такой протокол «протоколом представления видео-, аудиозаписи», который на этом этапе претендует стать вещественным доказательством4. Дело в том, что
как уже

1 См., например, Лупинская П. А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных / Рассмотрение дел судом присяжных. Научно- практическое пособие для судей. Варшава. Бюро по демократическим институтам и правам человека, 1997. С. 103-104; Кипнис Н. П. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., «Юристъ», 1995. С. 64-65.

г См.: Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, «Феникс», 1999. С. 175.

3 Семенцов В. А. Там же. С.142-143.

4 Семенцов В. А. Там же. С. 145.

82

говорилось выше, представление оперативных материалов комплексное
действие, инициатива в производстве которого исходит от оперативного
работника (органа дознания).

А. М. Ларин и Б. В. Фуфлыгин1 предлагают оформлять представление следователю объекта протоколом принятия предмета или документа. Но, как справедливо отмечает С. А. Шейфер, действия лица, доставившего предмет или документ «…и возникающие в связи с этим правоотношения неминуемо ос- танутся в тени, если протокол будет назван протоколом принятия
доказательств»2.

Нельзя согласиться с авторами, предлагающими при наличии оснований считать представленный материал относимым и допустимым, приобщать его в качестве вещественного доказательства или иного документа3. Оформление протокола представления аудио-, видеозаписи еще не свидетельствует о том, что это полноценное доказательство, которое можно взять за основу принимаемого по уголовному делу решения. Прав С. А. Шейфер, утверждающий, что «…если для определения относимо-сти и допустимости материал необходимо проверить (с помощью экспертизы, иных следственных действий), постановление о приобщении выносится после получения положительных резуль-

1 Ларин А. М. Истребование и представление предметов и документов в стадии расследования // Актуальные проблемы совершенствования произ водства следственных действий. Ташкент, 1982. С. 67; Фуфыгин Б. В. Представление доказательств в советском уголовном процессе // Уголов но-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав гра ждан. Калинин, 1982. С. 35.

2 Шейфер С. А. Пути развития процессуальной формы получения доказатель ственных материалов на досудебных стадиях процесса // Уголовно- процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совер шенствования. Волгоград, 1985. С. 18.

3 См., например, Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, «Феникс», 1999. С. 216; Кипнис Н. П. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., «Юристъ», 1995, С. 62.

83

татов проверки. Таким образом, моменты принятия материала и приобщения его к делу в качестве доказательства могут и не совпадать во времени»1.

В настоящее время использование технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий регулируется ст. 10 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». В нем, в отличие от УПК, не упоминается о необходимости приведения в соответствующих оперативно-служебных документах данных о технических характеристиках этих средств, условиях и порядке их использования.

Вместе с тем, как верно подмечает Е. Доля, они имеют существенное значение не только для самой оперативно- розыскной деятельности - собирания, проверки и оценки опе- ративной информации, принятия на их основе законных и обос- нованных промежуточных решений. Указанные данные особенно важны для собирания, проверки и оценки судебных доказа- тельств, полученных с использованием технических средств2.

Причем они необходимы не только для того, чтобы при производстве следственного или судебного действия применить аппаратуру с соответствующими техническими характеристиками, позволяющими воспроизвести без искажений соответствующую запись и не внести в нее каких-либо необратимых изменений. Дело в том, что представленные видео-, аудиоматериалы могут послужить основой формирования в уголовном процессе производных вещественных доказательств только при условии

1 Шейфер С. А. Использование непроцессуальных познавательных мероприя тий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. 1997, № 9. С. 62.

2 Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1995. № 5. С. 41.

84

известности их происхождения. При этом известность характе- ристик технических средств, порядка и условий их использо- вания в ходе оперативно-розыскного мероприятия, становится одной из важных гарантий установления объективных связей видео-, аудиозаписей с обстоятельствами и фактами, подлежа- щими доказыванию.

Следует согласиться с Е. Доля, что «обязательно дадут о себе знать и будут обнаружены… не только малейшие неточности, касающиеся характеристик технических средств, использованных при производстве оперативно-розыскных мероприятий, но и времени, места, обстоятельств, условий их применения, содержания полученных при этом результатов»1.

Эти неточности могут проявиться в уголовном процессе в разных формах, например, в виде противоречия содержания та- кого доказательства содержанию других собранных по уголов- ному делу доказательств. Так, в результате экспертизы, про- веденной по требованию защитника с привлечением соответст- вующих специалистов, может быть сделан вывод о невозможности получения видеозаписи с помощью видеокамеры, параметры которой - цветовое разрешение, увеличение, четкость и т. д. (не соответствующие действительности) - сообщил орган, представивший его как результат оперативного наблюдения.

Установление в таких условиях фактов даже непреднамеренного, а тем более умышленного искажения результатов оперативной видеосъемки, представленной компетентными органами, может быть расценено, как попытка ввести в заблуждение органы предварительного расследования и суд.

Там же.

85

Отсутствие указанных данных не позволит проверить в процессе доказывания происхождение видеокассеты, а, следовательно, установить ее относимость и допустимость, исключив, таким образом, возможность ее использования в качестве доказательства по уголовному делу.

Согласно Закону «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. 11) проверка представленных результатов должна производиться в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Это означает, что для проверки оперативной записи необходимо привлекать процессуальные средства и способы доказательственной деятельности. Набор таких средств в каж- дом конкретном случае будет различным, но можно выделить основные способы: экспертиза, осмотр, допрос, опознание. Количество проводимых поверочных действий формально не оп- ределено и устанавливается по внутреннему убеждению следо- вателя.

Осмотр материалов видео-, звукозаписи имеет своей целью их проверку и закрепление. В понятие осмотра подобных объектов, представляющих интерес для следователя именно своим содержанием, входит не только и не столько их внешний осмотр, но главным образом просмотр, прослушивание1. Прежде всего, осматриваются коробка и футляр для хранения кассеты, указываются материалы, из которых они изготовлены, отмеча- ются форма, размеры, цвет, степень изношенности, наличие надписей, их содержание, расположение, способ нанесения. При осмотре самой кассеты указывается материал, из которого

1 См.: Семенцов В. А. Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя: дисс. … канд. юрид. наук, 12.00.09. Екатеринбург, 1994. С. 148.

86

она изготовлена, размеры, цвет, внешний вид, конструктивные особенности, наличие «язычков», отсутствие которых лишает возможности производства новой записи.

Просмотр, прослушивание видеофонограмм производится од- новременно с внешним осмотром. Результаты осмотра, а также просмотра и прослушивания материалов видео-, звукозаписи закрепляются в протоколе, составляемом с учетом требований, предусмотренных ст. ст. 141, 14 2 и 182 УПК. По окончании осмотра материалы упаковываются и опечатываются для того, чтобы в процессе их хранения они не потеряли доказательст- венного значения.

Вопрос о необходимости производства экспертизы для исследования записи, полученной внепроцессуальным путем, решает следователь. В случае необходимости следователь должен представить эксперту наряду с исследуемыми материалами со- ответствующие образцы для сравнительного исследования, а также данные, содержащиеся в уголовном деле, относящиеся к предмету экспертизы.

Заключение эксперта по материалам непроцессуальной видео-, звукозаписи является одним из доказательств, перечисленных в ст. 69 УПК РСФСР, но не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществами перед другими доказательствами и, как и все иные доказательства, подлежит оценке по внутреннему убеждению следователя, основанному на внутреннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоя- тельств в их совокупности1.

1 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. М., 1978. Ч. 2. С. 340-341.

87

Проверка непроцессуальной видео-, звукозаписи может производиться путем ее предъявления для опознания по внешним признакам объекта, по признакам голоса и речи, отображенным в подобных материалах.

«Основанием для производства этого следственного действия являются фактические данные, позволяющие полагать, что идентификация по материалам технической записи может быть произведена способом узнавания»1.

Эти данные могут быть получены из показаний опознающего, допрос которого предшествует производству опознания. В качестве опознающего могут выступать свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый. Придя к выводу о возможности производства опознания по материалам видео-, звукозаписи, следователь приступает к его подготовке. Для этого не- обходимо подобрать аналоги - соответствующий материал. По мнению А. А. Леви и Ю. А. Горинова, подбор фонограммного материала должен производиться следующим образом.

  1. Из фонограммы устной речи, подлежащей опознанию, вы- деляется участок с несколькими четко произнесенными фразами и наименьшим количеством помех. Содержание этих фраз изла- гается письменно.
  2. Подбираются двое лиц с голосами, похожими на голос опознаваемого, которых просят произнести данные фразы перед микрофоном для их звукозаписи2.
  3. Применительно к видеозаписям, фиксирующим помимо голоса и речи другие признаки опознаваемого, по мнению В. А.

1 Семенцов В. А. . Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя. М., 1997. С. 51-52.

” Леви А. А., Горинов Ю. А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М., 1983. С. 43.

88

Семенцова, опознание может быть произведено и по одной ви- деозаписи. Но в этом случае опознаваемый должен быть снят в одной группе с «нейтральными» лицами в количестве не менее трех, не имеющих резких отличий во внешнем облике1. Если этого нет, необходимо произвести подборку видеограммного материала. Это может сделать сам следователь на основе соз- данных в системе МВД видеотек.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, которое производится практически по каждому уго- ловному делу и может служить эффективным средством проверки материалов видео-, звукозаписи, полученных непроцессуальным путем. Речь идет о допросе лица (чаще всего оперативного работника), представившего техническую запись, для объясне- ния ее происхождения. Допрос, по мнению Б. С. Тетерина, В. Е. Шабалина, В. И. Зажицкого, является обязательным для ус- тановления обстоятельств получения представленного объекта, определения его относимости, допустимости, достоверности. Авторы утверждают, что без допроса такого лица представлен- ный объект не имеет никакого доказательственного значения2.

Так, в ходе допроса оперативного сотрудника «…должны быть выяснены технические данные оптических приборов, ис- пользованных при конспиративном наблюдении в целях установ-

1 Семенцов В. А. Указ. сочинение. С. 55.

2 Тетерин. Б. С. О способах собирания доказательств в уголовном процес се // Правоведение. 1964. № 2. С. 71; Шабалин В. Е. Документальная фиксация и формирование доказательств // Теоретические проблемы крими нальной практики. Свердловск, 1981. С. 128; Зажицкий В. Источник осве домленности в уголовно-процессуальном доказывании // Советская юсти ция. 1983. № 8. С. 6-8.

89

ления фактов и обстоятельств, о которых он сообщил на до- просе»1 .

Однако предметом допроса оперативного работника не могут быть вопросы организации и тактики проведения оперативно- розыскных мероприятий, которые составляют государственную тайну, на что указывает ст. 12 Закона «Об оперативно- розыскной деятельности». Если следователь ставит оператив- ного работника перед необходимостью раскрытия оперативно- розыскных средств и методов получения материалов технической записи, то оперуполномоченный может отказаться от дачи показаний. Этот отказ связан законным основанием недопусти- мости разглашения государственной тайны, поэтому уголовно- правовые последствия на него не распространяются.

В связи с этим заслуживает внимания позиция В. Т. Томи-на, считающего целесообразным рекомендовать законодателю «…ввести в уголовное судопроизводство институт служебной тайны, устанавливающий особый порядок сообщения следствию и суду специальной информации или вовсе освобождающий от обя- занности ее сообщить»2.

Д. И. Бедняков считает, что вопрос о проверке законности действий оперативного работника и возможности использования в качестве доказательств предметов и документов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности можно решить двумя путями: путем участия представителей общественности в ходе наблюдения за действиями предполагаемого пре-

1 Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1994, № 6. С. 42-43.

2 Томин В. Т. Острые углы доктринального обеспечения радикальной рефор мы уголовного судопроизводства // Цели и средства в уголовном судопро изводстве. Н-Новгород, 1991. С. 11.

90

ступника и их последующего допроса, а также путем использо- вания права прокурора проверять деятельность органов дозна- ния и давать заключения по возникающим в суде вопросам. Ав- тор считает, что, ознакомившись с оперативными материалами, прокурор может дать заключение о законности (в этом случае предмет исследуется в уголовном процессе с помощью других процессуальных средств) или незаконности (объект не исполь- зуется в доказывании) действий оперативного работника1.

Завершающим третьим этапом закрепления непроцессуальной технической записи в качестве вещественного доказательства является ее оценка, признание пригодности служить доказа- тельством по уголовному делу. Следователь приходит к одному из двух выводов: признать представленную оперативную запись либо доброкачественной, либо недоброкачественной. В обоих случаях следователь должен выразить свою оценку в процессу- альном решении, тем самым определив доказательственное зна- чение оперативной записи. В первом случае выносится поста- новление о приобщении оперативной записи к уголовному делу в качестве вещественного доказательства.

Диссертант согласен с мнением А. Давлетова и В. Семен-цова, считающих, что в случае признания оперативных материалов недоброкачественными, необходимо вынести постановление об отказе в приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств2.

Как и все другие доказательства, внепроцессуальные материалы видео- и звукозаписи, полученные оперативным путем,

1 Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступле ний. М., Юрид. Литература. 1991. С. 120-121.

2 Давлетов А., Семенцов В. Оперативная видео- и звукозапись // Социали стическая законность. 1991. № 11. С. 39-40.

91

подлежат оценке в совокупности со всеми обстоятельствами уголовного дела и не имеют заранее установленной силы неза- висимо от содержания.

В качестве логического завершения теоретических вопросов данного раздела предлагается примерный перечень процес- суальных документов, составляемых при закреплении непроцес- суальной видео-, звукозаписи:

  1. Постановление о представлении результатов оперативно- розыскной деятельности следователю.
  2. Протокол принятия видео-, звукозаписи, полученной оперативным путем.
  3. Протокол осмотра материалов видео-, звукозаписи.
  4. Постановление о назначении видеофоноскопической экс- пертизы.
  5. Постановление о получении образцов для сравнительного исследования.
  6. Протокол получения образцов для сравнительного ис- следования .
  7. Протокол предъявления для опознания.
  8. Протокол допроса свидетеля.
  9. Постановление о приобщении материалов видео-, звукозаписи к делу в качестве вещественного доказательства .
  10. 2.2. Использование результатов контролируемой поставки.

В соответствии со ст. б Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативные подразделения вправе производить такое оперативно-розыскное мероприятие, как контролируемая

92

поставка. При расследовании преступлений, связанных с неза- конным оборотом наркотических средств, данное мероприятие приобретает особое значение.

Практика свидетельствует, что эффективность борьбы с преступностью, в частности, в сфере незаконного оборота наркотиков, в настоящее время определяется, наряду с другими условиями, высоким профессионализмом сотрудников право- охранительных органов, а также наличием в их арсенале средств и методов, адекватных состоянию преступности. К числу последних относится и контролируемая поставка.

Однако, как показывает анализ уголовных дел, а также изучение оперативной практики УБНОН Иркутской области, это оперативно-розыскное мероприятие проводится крайне редко. Причиной тому является слабое организационное и финансовое обеспечение, а в ряде случаев и низкий профессиональный уровень сотрудников. Кроме того, достаточно сложно органи- зовать взаимодействие с линейными отделами внутренних дел других регионов, через которые проходит маршрут следования, например, поезда, в котором находится сопровождаемый объект .

В то же время в зарубежных странах указанное оперативно- розыскное мероприятие проводится достаточно часто. В ча- стности, в США, такие специализированные органы по борьбе с наркобизнесом, как Управление ДЕА США, успешно применяют данный метод для решения задач, связанных с разоблачением руководящих структур наркобизнеса, выявления международных связей наркомафии, каналов нелегальной транспортировки и сбыта наркотиков, а также для оперативного проникновения в

93

преступные сообщества, создания резидентур в странах массо- вого производства и сбыта наркотических средств1.

В практике оперативно розыскной деятельности под кон- тролируемой поставкой понимается «…разведывательная операция, предполагающая тщательное отслеживание маршрута прохождения находящихся под контролем оперативного подразделения предметов и иных объектов для выявления тайных с элементами маскировки преступлений и установления лиц, их подготавли- вающих, совершающих или совершивших»2.

Цели контролируемой поставки совпадают с целями оперативно- розыскной деятельности и уголовного судопроизводства - выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие преступ- лений и лиц, их подготавливающих, совершающих или совершив- ших, а также добывание информации о событиях или действиях, посягающих на здоровье населения, создающих угрозу государ- ственной, военной, экономической безопасности.

Контролируемые поставки подразделяются на:

  1. Внешние (осуществляемые на территории нескольких го- сударств в соответствии с порядком, установленным междуна- родными договорами и соглашениями);
  2. Внутренние (проводимые на территории России);
  3. Транзитные (через территорию России), которые проводятся на основании запросов государственных органов других стран.
  4. Кроме того, контролируемые поставки делятся на:

1 См.: Галахов С. С, Щербатенко В. В. Некоторые организационные аспек ты борьбы с наркобизнесом в США. Домодедово, РИПК. 1995. С. 11-12.

2 Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» / Коммента рий под ред. Пономарева П. Г. М., «Новый юрист», 1997. С. 246.

94

  1. Обычные (то есть обнаруженное оружие, наркотики не подвергаются подмене или изъятию до завершения операции);
  2. «Чистые» (подменные), когда в целях уменьшения риска потери контролируемого предмета или по соображениям безо- пасности на первоначальном этапе операции он полностью или частично тайно подменяется идентичным.
  3. Помимо этого, контролируемые поставки проводят путем:

наблюдения за грузовыми перевозками на железнодорожном, морском, речном, автомобильном, авиационном транспорте, в том числе в тайниках);

слежения за почтовыми отправлениями (письма, бандероли, посылки, в том числе и на подставные адреса) , а также за багажом и грузами, перемещаемыми в сопровождении курьеров или под видом других предметов или товаров1.

Диссертанта интересует, главным образом, внутренняя, сопровождаемая, как обычная, так и «чистая», контролируемая поставка наркотических средств, а также способы реализации результатов данного оперативно-розыскного мероприятия в уголовном деле.

В соответствии с методическими рекомендациями по организации и тактике проведения контролируемых поставок наркотиков2 контролируемая поставка наркотических средств, как правило, состоит из следующих основных этапов:

а) разведывательно-поисковые мероприятия по выявлению факта незаконной транспортировки наркотиков;

См.: Михайлов В. И. Контролируемая поставка как оперативно- розыскная операция // Учебно-практическое пособие. М., 1998. С. 10. 2 Методические рекомендации по организации и тактике проведения операций контролируемых поставок наркотиков // УНОН МВД РФ, 1996. С.6.

95

б) документирование факта незаконной транспортировки указанных средств, предусматривающее проведение всего ком плекса мероприятий, связанных с осмотром места происшест вия, выявлением и фиксацией следов преступной деятельности наркодельцов, оформлением соответствующей документации про цессуального значения;

в) реализация мер по обеспечению негласного контроля за перемещением запрещенного груза и лиц, его сопровождающих, на маршруте следования адресату;

г) захват получателей груза и разоблачение максимально полного числа лиц, причастных к противоправным действиям.

При проведении контролируемой поставки необходимо обес- печивать сохранение втайне информации об этом. Преждевре- менная огласка факта обнаружения наркотиков делает любую попытку осуществления контролируемой поставки бессмысленной. В той же мере важное значение приобретает обеспечение сохранности обнаруженных наркотиков. При организации опера- ции необходимо учитывать, что наркодельцы могут по каким- либо причинам приостановить перемещение груза и распоря- диться им по своему усмотрению. Необходимо предупредить та- кое развитие ситуации. При наличии оперативных данных о том, что перевозчики наркотиков установили или заподозрили свое обнаружение, операция по контролируемой поставке немедленно прекращается и принимаются меры к задержанию груза и его владельцев. В этом случае при задержании желательно документирование процесса захвата подозреваемых и изъятия наркотических средств на видеопленку (доказательственное значение видеоматериалов - § 1 настоящей главы).

96

Однако в этом случае вскрыть канал поступления груза, установить всех лиц, причастных к преступлению, обнаружить место изготовления наркотиков гораздо сложнее.

Следует обратить внимание на то, что в Законе «Об опе- ративно-розыскной деятельности» не содержится специальных разъяснений по вопросу о возбуждении уголовного дела в про- цессе осуществления оперативно-розыскных мероприятий, в том числе контролируемой поставки. В данном случае необходимо руководствоваться положениями уголовно-процессуального за- конодательства, определяющего, что дело возбуждается при наличии к этому повода и основания. Уголовное дело в таких случаях возбуждается не в отношении конкретных лиц, а по факту, событию преступления. После возбуждения уголовного дела следователь (или орган дознания в течение 10 суток) вправе производить любые следственные и процессуальные дей- ствия, в том числе задерживать подозреваемых лиц, избирать меры пресечения, давать поручения органам дознания для про- изводства других оперативно-розыскных мероприятий.

Однако в случае недостаточности данных для возбуждения уголовного дела контролируемая поставка проводится до при- бытия груза в конечный пункт, где и решается вопрос о воз- буждении уголовного дела.

В зависимости от характера действий правонарушителей контролируемая поставка наркотических средств подразделяется на сопровождаемые и несопровождаемые курьерами. Наличие сопровождения, а также вероятность контрнаблюдения со сто- роны наркодельцов особенно важно учесть при выборе тактики проведения подготавливаемого мероприятия.

97

Проведение операции контролируемой поставки наркотиков соблюдено с рядом организационных требований и тактической последовательностью принимаемых мер, призванных впоследст- вие обеспечить доказательственное значение добытых в ходе проведения операции материалов.

В соответствии с методическими рекомендациями по организации и тактике проведения операций контролируемых поставок наркотиков, подразделение внутренних дел, выступившее в роли инициатора мероприятия, помимо иных мер, обязано:

  • принять меры к сохранению в тайне информации о факте обнаружения груза с наркотиками;
  • с учетом сложившейся ситуации провести комплекс необ- ходимых действий по выяснению личности наркодельцов, доку- ментированию их противоправной деятельности;
  • совместно с другими субъектами операции отработать надежную систему негласного контроля за перемещением груза и лиц, его сопровождающих, установления и последующего изобличения перевозчиков, получателей и распространителей наркотиков в пункте назначения.

При выявлении запрещенного груза особенно важно правильно задокументировать факт его незаконной транспортировки. С этой целью составляется акт досмотра груза, а процесс документирования сопровождается видео-, фотосъемкой нарко- тического средства, мест сокрытия и средств перевозки.

Если наркотическое средство было выявлено с помощью рентгеновского оборудования, например, в ходе проверки ба- гажа авиапассажира, целесообразно провести фотографирование изображения на мониторе рентгенаппарата.

98

В акте указываются место и время проведения досмотра, данные присутствующих лиц, занимаемые ими должности, вид груза, в котором обнаружено наркотическое вещество, рейс, выполняемый транспортным средством, маршрут его следования, реквизиты сопроводительных документов, багажных квитанций и т. д. Здесь же необходимо дать подробное описание самого груза, в котором находились наркотики, указать размеры, цвет, материал, место его производства. Если наркотическое вещество обнаружено в багаже, ручной клади пассажира, либо в почтовом отправлении, необходимо перечислить все предметы и вещи, находящиеся в транспортируемом грузе. Обязательному занесению в акт подлежат сведения о тайниках, используемых для сокрытия наркотиков, результатах экспресс-анализов, об изъятии образцов указанных средств для производства лабора- торных исследований.

При производстве досмотра недопустимо оставлять следы, которые могли бы дать перевозчику основания для подозрения. Перед началом досмотра необходимо внимательно осмотреть груз (тайник) на предмет обнаружения контрольных меток и устройств, позволяющих владельцу установить факт вскрытия и осмотра1.

Участники операции обязаны обращать внимание на выявление и сохранение любых материальных объектов (особенно отпечатков пальцев, микрочастиц), которые впоследствии могут оказаться вещественными доказательствами.

1 См.: Гаврилов В. Г., Диденко В. И. Методика организации и проведения контролируемых поставок наркотических средств и психотропных веществ / Учебно-методическое пособие, 2-е изд. М., ЦИиНМОКП МВД России. 1999. С. 17-19.

99

Наряду с этим тщательно изучается документация на груз с целью установления лиц, связанных с его транспортировкой и получением. При наличии возможности необходимо организовать наблюдение за адресом грузополучателя, что часто спо- собствует быстрому выявлению организаторов преступления и их сообщников.

Внутренняя контролируемая поставка производится на основании мотивированного постановления. В нем указывается занимаемая должность лица, от имени которого выносится постановление, существо добытых сведений, преступление, признаки которого содержатся в имеющихся данных о лицах, фактах или событиях, а также когда, где и в отношении каких предметов предполагается осуществить контролируемую поставку. В соответствии со ст. 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» постановление утверждается начальником органа, наделенного правом осуществления оперативно-розыскной деятельности. Закон не требует уведомления или согласования с прокурором вопроса о проведении контролируемой поставки.

Оригинал данного постановления на период операции вручается одному из сотрудников оперативного подразделения, обеспечивающему контролируемое перемещение наркотиков, и может при необходимости, в зависимости от сложившихся об- стоятельств, использоваться для устранения возникших при этом препятствий. Такое постановление, являясь документом, в котором закреплено обоснование правомерности перемещения предметов, оборот которых запрещен или ограничен, может предъявляться в органы прокуратуры, суд или другие государ- ственные органы.

100

При осуществлении контролируемой поставки необходимо осуществлять наблюдение за грузополучателем. Выбор правиль- ного момента времени для последнего открытого проникновения в помещение грузополучателя и его обыска (если мероприятие проводится в рамках возбужденного уголовного дела) всегда представляет определенную сложность, но имеет решающее зна- чение. Часто возникают ситуации, когда по прибытии груза на место доставки, курьер покидает адрес, а груз перемещают в другое помещение. Сотрудник, отвечающий за ходом операции, всегда должен иметь наготове альтернативные варианты дейст- вий на непредвиденный случай. При этом необходимо задейст- вовать весь арсенал имеющихся в распоряжении средств и ме- тодов контроля за действиями подозреваемых: скрытое наблю- дение за курьерами и получателями грузов, прослушивание те- лефонных переговоров и помещений, видеосъемка контактов ме- жду подозреваемыми и т. д.

Получаемые в ходе проведения контролируемой поставки наркотических средств (как и в ходе любого другого опера- тивно-розыскного мероприятия) сведения могут использоваться по двум направлениям: в качестве ориентирующей органы пред- варительного расследования информации в целях быстрого и полного расследования преступления; в качестве результатов оперативно-розыскной деятельности для решения задач, ука- занных в ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельно- сти» .

Касаясь первого направления реализации оперативно-розыскной деятельности, следует отметить, что иногда добытые в процессе осуществления контролируемой поставки фактические данные могут доводиться до сведения органа дознания,

101

следователя, прокурора и суда в рабочем порядке. Эти сведе- ния не имеют процессуального значения, а выступают лишь как ориентирующая информация. В таких случаях в соответствующих оперативно-служебных документах целесообразно указывать ко- гда, с чьей санкции, какие сведения, в каких целях, кому и каким образом доведены, а также как они сказались на ходе и итогах расследования.

Нас больше интересует процессуальное значение данных, полученных в результате проведения контролируемой поставки.

В соответствии с положениями ст. 11 Закона «Об оперативно- розыскной деятельности» такие данные могут быть реализованы в следующих, предусмотренных Законом, формах:

  1. использоваться для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию незаконного оборота наркотиков, других преступ- лений, выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;
  2. использоваться в качестве поводов и оснований для возбуж- дения уголовного дела;
  3. представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело;
  4. 4 . использоваться в доказывании по уголовным делам в соот- ветствии с положениями уголовно-процессуального законода- тельства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Наибольшую практическую ценность представляет последняя форма реализации результатов оперативно-розыскной деятель- ности - использование в доказывании по уголовным делам. Об-

102

щие правила использования и легализации оперативных мате- риалов были рассмотрены выше, мы лишь рассмотрим вопросы реализации данных, полученных в ходе проведения контроли- руемой поставки.

В процессе контролируемой поставки осуществляющий ее оперативный работник может воспринимать совершение общест- венно опасных действий непосредственно (лично или через оперативную технику, лиц, оказывающих ему содействие). По- этому «процесс «непосредственного обнаружения признаков преступления» оперативным работником … должен происходить в условиях, позволяющих впоследствии осуществлять собирание, проверку и оценку доказательств в соответствии с уголовно- процессуальным законодательством»1. В частности, А. И. Тру- сов по этому поводу отмечал, что обнаружив оперативными средствами обстоятельства, которые могут интересовать след- ствие и суд, оперативный работник стремится создать условия, чтобы указанные обстоятельства стали как бы объектом наблюдения лиц, которых можно было бы допросить в качестве свидетелей2. И оперативный и следственный путь собирания информации предполагает использование всех форм фиксации доказательственной информации, а также их различных комби- наций, в том числе вербальную (словесную), графическую, предметную, наглядно-образную3.

Оперативная практика выработала методы, приемы обеспечения доказательств, применение которых существенно облег-

1 Михайлов В. И. Контролируемая поставка как оперативно-розыскная опе рация // Учебно-практическое пособие. М., 1998. С. 61-62.

2 См.: Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960. С. 84.

3 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3-х томах. Т. 2: Частные криминалистические теории. - М., 1997. С. 125.

103

чает «трансформацию» фактических данных, полученных при проведении контролируемой поставки.

Но обеспечение юридических доказательств не включается в процессуальное доказывание. Деятельность по обеспечению судебных доказательств нельзя смешивать с собиранием дока- зательств, хотя в ходе обеспечения юридических доказательств могут использоваться некоторые процессуальные формы.

Какие материалы могут быть представлены следователю для использования их в качестве доказательств по уголовному де- лу?

Как уже говорилось, это могут быть аудио-, видеозаписи, которые после надлежащего исследования и проверки могут стать вещественными доказательствами. Оперативные работники могут быть допрошены об обстоятельствах, ставших им извест- ными в результате негласного наблюдения, проверки докумен- тации на сопровождаемый груз.

Постановление о представлении результатов оперативно- розыскной деятельности (в том числе контролируемой поставки) органу дознания, следователю или в суд выносится должностным лицом, санкционировавшем постановление о проведении контролируемой поставки. Представленные материалы должны сопровождаться информацией о времени, месте, обстоятельствах изъятия предметов и документов, используемых в контро- лируемой поставке, а также получения видео-, аудиозаписей, кино-, фотоматериалов, копий и образцов. Кроме того, должно быть приведено описание индивидуальных признаков предметов и документов и указаны необходимые сведения о характеристиках технических средств, условиях, порядке их применения,

104

полученных результатах (см. гл. о видеозаписи). При этом необходимо принять меры по сохранению представляемых мате- риалов от деформации, размагничивания, обесцвечивания, сти- рания и т. д.

После поступления груза в помещение получателя необходимо немедленно производить его задержание. Следует отметить, что практически невозможно проникнуть в квартиру под видом «почтальонов», «ошибшихся адресом прохожих» и т. д., поскольку сбытчики наркотиков, представляя опасность задер- жания, открывают двери, как правило, только узкому кругу лиц из числа их знакомых. По той же причине маловероятна попытка проникнуть в помещение в связи с «отключением воды, газа, света и т. д.». В этих случаях из квартир, как правило, выходят все, кроме лиц, представляющих интерес для со- трудников следственно-оперативной группы.

В том случае, когда в составе организованной преступной группы есть женщина и планируется ее задержание, необходимо предусмотреть участие в работе следственно-оперативной группы сотрудницы-женщины для изъятия смывов, предметов бе- лья, например, бюстгальтера, где могут быть обнаружены следы наркотических средств1.

При производстве осмотра и обыска необходимо выполнение следующих требований:

  1. Обязательно участие понятых при всех действиях сотрудни- ков следственно-оперативной группы, особенно в момент изъятия наркотических средств, оружия, денег, ценностей.

1 Методические рекомендации «Реализация материалов оперативных разработок и использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий» // Раскрытие и расследование преступлений. М., МВД РФ, 1995. С. 89.

105

  1. Упаковка изъятых наркотиков, денег, иных ценностей произ- водится в приготовленные для этой цели материалы; они опечатываются печатью подразделения, правильность изъятия удостоверяется подписью понятых. Это предотвратит возможные жалобы обвиняемых и их защитников со ссылками на то, что наркотические средства «подкинуты» сотрудниками пра- воохранительных органов.
  2. Постоянный контроль за входом в помещение, где произво- дится обыск, в целях задержания возможных соучастников преступной деятельности.
  3. Исходя из данных службы наружного наблюдения и техниче- ского контроля необходимо предусмотреть участие специалиста- кинолога в тех случаях, когда в месте производства обыска могут находиться собаки крупных пород.
  4. При любом варианте необходимо осуществлять постоянный контроль за окнами помещения для предотвращения выбрасывания наркотиков или полученных за их сбыт денежных средств и документирование этого наблюдения с применением видеозаписи.

Обнаруженные и изъятые в ходе контролируемой поставки, а также последующего задержания объекты (наркотики) и доку- менты (документация на груз, фотографии, видеоматериалы), представленные в соответствии с установленным порядком, ис- следованные экспертом (осмотренные) и приобщенные к делу согласно требованиям ст. 84 УПК, могут получить статус ве- щественных доказательств. Сами по себе указанные документы (результаты фото-, видеосъемки) доказательствами не являют- ся. Для введения их в процесс в качестве таковых в деле должна быть информация о происхождении соответствующего

106

предмета или документа, обстоятельствах его обнаружения или получения. Многие авторы обоснованно отмечали, что неясность по поводу того, как, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий ту или иную информацию, лишает его доказательственной силы1. Поэтому и здесь, как правило, необходим допрос лица, обнаружившего указанный предмет (документ).

Таким образом можно подвести следующие итоги:

  1. Контролируемая поставка - это оперативно-розыскное меро- приятие, заключающееся в тщательном отслеживании маршрута прохождения находящихся под контролем оперативного подразделения объектов, производимое по постановлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.
  2. Результатами проведенной контролируемой поставки нарко- тических средств могут быть: справки о ходе и результатах оперативно-розыскного мероприятия, сводки наружного наблюдения, результаты фиксации хода контролируемой поставки с помощью оперативно-технических средств (кино-, фото-, аудио-, видеоматериалы), акты (протоколы) использования оперативно-технических средств, образцы продукции (наркотики), упакованные и опечатанные, объяснения принимавших участие в незаконной поставке лиц.
  3. Результаты контролируемой поставки могут быть представ- лены органу дознания, следователю, прокурору или в суд
  4. (ч. 2 ст. 70 УПК), а также истребованы следователем (ст. 127 УПК; п. 2 ст. 14 Закона об ОРД). Конечное решение о

1 См., напр., Лупинская П. А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. № 11. С. 3.

107

представлении следователю конкретных материалов произве- денной контролируемой поставки принимает руководитель оперативного подразделения, по постановлению которого было проведено это мероприятие (ст. ст. 5, 6 Закона об ОРД) .

Результаты контролируемой поставки (внутренней) могут быть использованы: 1. для принятия решений правового и тактического характера: о возбуждении уголовного дела, о проведении дополнительных оперативно-розыскных мероприя- тий, о направлении хода предварительного следствия и от- работки причастности к совершению преступления отдельных лиц/ 2. Для использования полученных результатов в каче- стве доказательств.

В целях использования результатов данного оперативно- розыскного мероприятия в уголовном деле следователь про- изводит следующие процессуальные действия: 1. Производит осмотр материалов, полученных в ходе проведения контро- лируемой поставки (сопроводительные документы, наклад- ные, образцы тары, упаковки и т. д.) - результатом явля- ется составление протокола осмотра (ст. 179 УПК), приоб- щение в качестве вещественного доказательства (ст. 83 УПК) или документ (ст. 88 УПК). 2. Выносит постановление о производстве экспертизы (отпечатков следов рук, изъя- тых образцов вещества, похожего на наркотическое, сопро- водительных документов, если есть основания считать их поддельными и т. д.) или ревизии - результатом является заключение эксперта или акт ревизии (ч. 2 ст. 69 УПК).

108

  1. Приобщает к делу оперативную видео-, аудиозапись - под- робно порядок «ввода» и использования видео-, аудиомате- риалов описан в гл. 2.

2.3. Использование результатов проверочной закупки.

Проверочная закупка состоит в затратном приобретении каких- либо товаров оперативным работником или гражданином, действующим по его поручению, у лица, подозреваемого в тор- говле запрещенными в гражданском обороте предметами, това- рами (например, наркотическими средствами, сильнодействую- щими веществами, оружием и др.) . Кроме того, в сфере тор- говли такое мероприятие проводится в целях проверки пра- вильности веса, стоимости и других норм законодательства, регламентирующих хозяйственную, финансовую деятельность.

Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. 8) предусматривает, что проверочная закупка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена или оборот которых ограничен, проводится на основании постанов- ления, вынесенного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. В постановлении указыва- ется время, место его составления, фамилия, имя, отчество, звание должностного лица, составляющего данный документ, приведены основания проверочной закупки с указанием предме- тов (веществ), которые подлежат проверочной закупке, место проведения данного оперативно-розыскного мероприятия.

Анализ уголовных дел показал, что более чем в половине случаев оперативные работники выносят постановления о про- ведении такого несуществующего оперативно-розыскного меро- приятия, как контрольная закупка (контрольный закуп), что

109

говорит об элементарном незнании Закона «Об оперативно- розыскной деятельности». В ряде случаев в уголовном деле вообще отсутствует постановление о проведении этого опера- тивно-розыскного мероприятия.

Одной из особенностей этого мероприятия является за- шифрованность его проведения. Продавец не подозревает, что «покупатель» - оперативный работник (подставное лицо), и, реализуя свой преступный умысел, участвует в незаконной сделке.

Факт проверочной закупки необходимо фиксировать с помощью технических средств: фотоаппарата, магнитофона, видеокамеры. Создаваемые при этом новые источники фиксации информации (фото-, аудио-, видеоматериалы) нередко способствуют эффективному доказыванию противоправной деятельности виновного, а иногда используются в качестве доказательств наравне с другими (подробно значение видео-, звукозаписи было рассмотрено в гл. 2).

Следует согласиться с мнением С. Ю. Косарева, что для проведения проверочной закупки можно привлекать несовершен- нолетних, так как такая возможность предусмотрена ст. 17 Закона Об ОРД. Это необходимо в связи с тем, что в настоящее время наблюдается резкое омоложение преступности, а также увеличение количества несовершеннолетних лиц, употребляющих наркотики. Поэтому возникает необходимость в привлечении на добровольной основе несовершеннолетних к участию в некоторых оперативно-розыскных мероприятиях, в частности, проверочной закупке. При этом, как справедливо отме-

по

чает автор, порядок проведения такой проверочной закупки не должен отличаться от обычной1.

Для проведения проверочной закупки не требуется наличия возбужденного уголовного дела, так как основанием для про- ведения оперативно-розыскных мероприятий могут служить све- дения о признаках подготавливаемого, совершаемого или со- вершенного преступления, а также о лицах, его подготавли- вающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (ст. 7 Закона об ОРД). Однако целесообразно проводить данное оперативно-розыскное мероприятие именно в рамках возбу- жденного уголовного дела, так как немедленно после его про- ведения требуется производство целого комплекса следственных действий по закреплению и проверке полученных фактических данных.

Для обеспечения сотрудникам ОВД возможности прослушивать разговоры участников сделки, а также записывать их на аудиокассету, «покупателю» вручается радиомикрофон, о чем составляется протокол. Ему же вручаются помеченные специ- альным составом (люминесцентным карандашом) деньги, на ко- торые он будет приобретать предметы, вещества, изъятые из гражданского оборота, о чем составляется протокол. В ходе операции сделка фиксируется на видеокамеру.

Анализ уголовных дел свидетельствует, что, как правило, перед вручением денежной суммы, «покупатель» подвергается

1 Косарев СЮ. Методика расследования преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта. Дисс. … канд. юр. наук. СПб. 2000. С. 102-103.

Ill

личному досмотру. Это делается с целью фиксации факта от- сутствия у него при себе наркотического средства.

Немедленно после вручения денег «продавец» задерживается, производится его личный досмотр (обыск), в ходе которого обнаруживаются и изымаются помеченные деньги, что служит доказательством того, что противоправная сделка была завер- шена. Деньги осматриваются, о чем составляется протокол ос- мотра .

Снова производится личный досмотр лица, осуществлявшего функции покупателя, при этом у него изымается приобретенное наркотическое средство, что фиксируется в протоколе.

По мнению диссертанта, не оправдана имеющая место практика вынесения постановления и последующая выемка наркотических средств с составлением соответствующего протокола. Как уже говорилось, выемка подразумевает принудительность изъятия, в данном же случае (да и при представлении результатов оперативно-розыскной деятельности вообще) проверочная закупка осуществляется как раз в целях получения доказа- тельств с целью последующей их реализации в уголовном деле. Это оперативно-розыскное мероприятие имеет добровольный ха- рактер и в случаях, когда в качестве «покупателя» выступает лицо, не являющееся сотрудником правоохранительных органов. Кроме того, проверочная закупка, как уже говорилось, зачас- тую проводится до возбуждения уголовного дела, в связи с чем невозможно произвести выемку немедленно.

Полагаю, что информация об изъятом наркотическом средстве должна быть отражена в протоколе личного досмотра. Дальнейшие действия по исследованию изъятого вещества должны исходить из того, возбуждено ли уголовное дело. Как пра-

112

вило, дело либо возбуждено, либо возбуждается немедленно по результатам проведенной проверочной закупки. В связи с этим можно говорить о том, что изъятое вещество необходимо на- правлять на экспертизу, минуя этап предварительного иссле- дования .

Полученные в ходе операции аудио-, видеоматериалы на- правляются в целях их проверки на экспертизу.

При проведении проверочной закупки и последующих действий по закреплению ее результатов можно наблюдать тесную взаимосвязь процессуальных и непроцессуальных способов про- верки полученных фактических данных в рамках одного опера- тивно-розыскного мероприятия. Это обусловлено необходимостью немедленного производства некоторых следственных и процессуальных действий (задержание подозреваемого, личный обыск, осмотр, направление на экспертизу) , проводимых как для проверки непроцессуальных, так и в целях немедленного введения полученных фактических данных в уголовный процесс.

Анализируя другие оперативно-розыскные мероприятия, в ряде случаев можно наблюдать схожесть проверочной закупки с оперативным экспериментом, целью которого является выяснение намерений определенных лиц (преступных групп) совершить либо продолжить совершение преступных действий.

Как известно, к оперативному эксперименту предъявляется ряд требований, основное из которых - он не должен провоцировать лицо к совершению противоправных действий. В ряде случаев, однако, это нарушение имеет место и при проведении проверочной закупки.

Так, в ходе проведения проверочной закупки, неизвестный несовершеннолетнему К. мужчина (оперуполномоченный) подошел

113

и попросил его сорвать и принести головки мака, растущего у колхозного сеновала за оградой, пообещав заплатить огово- ренную сумму. К. выполнил это, после передачи денег был за- держан и доставлен в отделение милиции, где у него при лич- ном досмотре были изъяты помеченные люминесцентным каранда- шом денежные купюры1.

Очевидно, что в данном случае можно констатировать про- вокацию незаконной сделки, которая не осуществилась бы без побуждения к этому сотрудника органа дознания. Несмотря на наличие достаточно условной грани между провокацией и «ожи- данием» к совершению преступных действий путем создания со- ответствующих для этого условий, в ряде случаев можно на- блюдать реальное «подталкивание» к совершению противоправных действий.

По мнению диссертанта, требования, предъявляемые к опе- ративному эксперименту, а именно: касающиеся недопустимости провокации к совершению преступления, унижения достоинства участвующих в нем лиц - должны распространяться на правила проведения проверочной закупки наркотических средств (а также иных объектов, изъятых из гражданского оборота).

Для того чтобы результаты проверочной закупки, таким образом, имели значение доказательств, в уголовном деле должны содержаться следующие материалы:

  1. постановление сотрудника (начальника) оперативной службы, назначившего проведение проверочной закупки;

1 Уголовное дело № 11527. Архив УВД Иркутской области.

114

  1. протокол (акт) пометки денежных купюр, их передачи «поку- пателю». В деле, кроме того, должны быть ксерокопии поме- ченных купюр;
  2. протокол вручения лицу, которое будет участвовать в сделке в качестве «покупателя», радиомикрофона;
  3. протокол личного досмотра «покупателя» до проведения про- верочной закупки;
  4. протокол личного досмотра «покупателя» после проведения оперативно-розыскного мероприятия;
  5. протокол личного обыска «продавца», протокол его задержа- ния;
  6. протокол допроса «покупателя» в качестве свидетеля;
  7. аудиозапись переговоров во время сделки, заключение фоно- скопической экспертизы;
  8. видеозапись сделки, заключение видеофоноскопической экс- пертизы;
  9. заключение химической (биологической) экспертизы;
  10. протокол осмотра денег, изъятых при личном обыске. Думается, что указанный порядок реализации оперативно- розыскной информации при производстве проверочной закупки наиболее правилен. Обилие, на первый взгляд, процессуальных и непроцессуальных документов, на самом деле позволяет пра- вильно оценить полученные в ходе этого оперативно-розыскного мероприятия результаты. Кроме того, значительно упрощается процедура последующей судебной проверки допустимости имеющихся материалов.

115

2.4.Использование результатов исследования предметов и документов.

При изъятии (получении) наркотических средств до возбуждения уголовного дела, перед сотрудниками правоохранительных органов встает проблема исследования такого вещества для определения его вида, концентрации и массы с целью решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Такое мероприятие (направление его на исследование) может быть осуществлено как следователем, так и оперативным работником. Это обусловлено отсутствием уголовно- процессуального регулирования данного вопроса: в ст. 109 УПК РСФСР, в число проверочных действий в стадии возбуждения уголовного дела включены лишь два: истребование необходимых материалов и получение объяснений. С другой стороны, Закон об ОРД (ст. 6) предусматривает такое оперативно-розыскное мероприятие, как исследование предметов и документов.

Учитывая обстоятельство, что, как правило, данное действие осуществляется непосредственно после доставления, ад- министративного задержания или досмотра лиц оперативными работниками, описываемое мероприятие с полным основанием можно причислить к епархии именно оперативно-розыскной дея- тельности .

Представляется проблемным использование после возбуждения уголовного дела материалов такого исследования наркоти- ческого средства. Результатом такого исследования, как пра- вило, является справка лица, обладающего специальными по- знаниями (специалиста), которая приобщается к документам.

116

Нельзя согласиться с мнением авторов, полагающих, что справки о результатах предварительных исследований предметов, могущих стать вещественными доказательствами, проведенных в различных экспертных учреждениях вне рамок такого следственного действия, как производство экспертизы, будут иметь
доказательственное значение, как документы1.

Прав Е. А. Доля, утверждая, что результаты исследований предметов и документов, проводимых в ходе оперативно-розыскных мероприятий, не являются доказательствами и не могут подменить заключение эксперта как самостоятельный вид доказательства, так как правовая природа данных действий различна, как и их результаты2.

Интересна позиция Д. И. Беднякова, который считает, что участие специалиста в действиях по проверке заявлений и сообщений о преступлениях уголовно- процессуальным законом не предусмотрено и, соответственно, проведение специальных исследований до возбуждения уголовного дела, аналогичных по содержанию экспертизе, действующим законодательством не регулируется3. Поэтому следует согласиться, что в ст. 109 УПК целесообразно предусмотреть право следователя и органов дознания: а) приглашать специалиста для участия в проверочных действиях (в том числе оперативно-розыскного характера)

1 См., например, Зникин В. К. Использование оперативно-розыскной инфор мации в уголовно-процессуальном доказывании. Дисс. … канд. юр. Наук. М., 1998. С. 73-74., Арсеньев В. Д., Заблоцкий В. Г. использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголов ного дела. Красноярск. 1986. С. 124.

2 Доля Е. А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. М., СПАРК, 1996. С. 83.

3 Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступле ний. М., Юрид. литература. 1991. С. 123.

117

и б) поручать специалисту проведение специальных исследова- ний .

Кроме того, автор считает, что участие специалиста в исследовании каких-либо объектов до возбуждения уголовного дела по действующему законодательству не является основанием для его отвода в качестве эксперта, так как запрет относится лишь к участию специалиста по уголовному делу1 •

Необходимо в связи с этим отметить следующее: деятельность органов дознания по проверке заявлений и сообщений о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков (а также по преступлениям о незаконном хранении, ношении оружия, причинении телесных повреждений и т. д.) практически невозможна без привлечения специалиста к исследованию обнаруженного (изъятого) вещества.

Именно это обстоятельство вызвало вполне обоснованные предложения о необходимости законодательного закрепления производства экспертизы до возбуждения уголовного дела2.

По мнению Р. Белкина и Ю. Корухова, к числу экспертиз, разрешенных до возбуждения уголовного дела, помимо других, необходимо отнести экспертизу наркотических средств3.

Р. С. Белкин справедливо отмечает, что производством экспертизы до возбуждения уголовного дела не затрагиваются ничьи личные интересы: на этой стадии нет ни подозреваемо-

1 Там же. С. 12 4.

2 См., например: Криминалистическое обеспечение деятельности криминаль ной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. проф. Т. В. Аверьяновой и проф. Р. С. Белкина. М., 1997. С. 158; Бедняков Д. И. Указ. сочинение. С. 124; Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3-х томах. Т.З. М., 1997. С. 107.

J Белкин Р., Корухов Ю. Судебная экспертиза: нужды и перспективы развития // Социалистическая законность, 1989, № 7. С. 54.

118

го, ни обвиняемого, а потерпевший, как правило, заинтересо- ван в проведении экспертизы1.

В. Т. Томин расширяет перечень следственных действий, которые допустимо производить в стадии возбуждения уголов- ного дела любыми, не связанными с реальным применением мер процессуального принуждения2.

По мнению диссертанта, вести речь о возможности производства любых, не связанных с принуждением, следственных действий, в стадии возбуждения уголовного дела, нельзя. Исключением должно быть лишь назначение и производство экспертизы, так как часто именно от результатов предварительного исследования зависит, имеются ли основания для возбуждения уголовного дела. Кроме того, закон должен содержать исчерпывающий перечень ситуаций, при которых экспертиза мо- жет быть разрешена в стадии возбуждения уголовного дела.

Имеются примеры подобных решений. Так, УПК Республики Узбекистан (1994 г.) в ст. 180 прямо допускает, что «в не- обходимых случаях экспертиза может быть назначена и до воз- буждения уголовного дела». Более того, ст. 172 указывает, что «не допускается замена экспертизы исследованиями, про- водимыми вне установленного настоящим кодексом порядка». Таким образом, вопрос о возможности проведения до возбужде- ния уголовного дела предварительных исследований, широко распространенных в нашей практике, решен в УПК Узбекистана однозначно отрицательно.

Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., «Юристъ», 1997. С. 103. 2 Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М. Юридическая литература. 1991. С.117.

119

В практике раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, эта проблема является одной из ос- новных. Анализ прекращенных в соответствии со ст. 5 УПК РСФСР уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 228 УК РФ, показывает, что большинство из них (около 95%) прекращено в связи с нарушениями, допущенными именно в ста- дии возбуждения уголовного дела. Среди нарушений - направ- ление вещества для исследования после возбуждения уголовного дела (вместо проведения экспертизы), либо наоборот - на- значение и производство экспертизы до возбуждения дела.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  1. По делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, законодательно должен быть закреплен особый порядок производства, в частности - в стадии возбуждения уголовного дела.
  2. Анализируя процессуальные нормы и соответствующую практику назначения и производства наркотических средств, учитывая, что в соответствии с УПК РСФСР по такого рода делам после производства предварительного исследования и возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ, требуется производство экспертизы, вносится предложение о включении в ст. 184 УПК «Порядок назначения экспертизы» после части 1, текста следующего содержания: «В случаях, не терпящих отлагательства, экспертиза может быть назначена до возбу- ждения уголовного дела по признакам тяжкого или особо тяжкого преступления».
  3. З.В ч.1 ст. 119 УПК РСФСР «Деятельность органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия

120

обязательно» список неотложных следственных действий до- полнить словами «назначение экспертизы».

2.5.Использование информации, полученной в ходе конфи- денциального сотрудничества граждан.

Право осуществлять свою деятельность гласно и негласно - основополагающее право органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность. В практической деятельности во главу угла ставится оперативное добывание, накопление, оценка и обработка разведывательной информации о преступных структурах, так как «…конспиративность преступных сооб- ществ, предпринимаемые ими меры к сокрытию следов противо- правных действий, нейтрализации возможных свидетелей и иных неугодных лиц, проникновение в структуры власти, использо- вание современных технических средств создают условия, в которых поступление в правоохранительный орган полноценной оперативно значимой информации в состоянии обеспечить только специальные средства и методы негласного расследования: электронный контроль, наружное наблюдение, перлюстрация почтовой корреспонденции и, наконец, агентура»1.

В большинстве наиболее развитых государств допустимость сведений, полученных от конфиденциального источника, в качестве доказательства, признана законом как объективная необходимость. Это относится, прежде всего, к «беловорот- ничковой» и организованной преступности, представляющих особую опасность для общества и государства.

1 Зникин В. К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании. Дисс… канд. юрид. наук, М., 1998. С. 34.

121

«Использование секретных осведомителей или тайных агентов является законной и правильной практикой исполнения закона и оправдано интересами граждан. Фактически, без использования осведомителей многие преступления остались бы без возмездия и правонарушители избежали бы привлечения к ответственности» - говорится в одном из решений Верховного суда США1. Достаточно сказать, что, например, ФБР США с помощью агентуры раскрывает более 85% наиболее серьезных «не- очевидных» преступлений2.

Непосредственное использование агентурных данных в качестве доказательств допускалось при расследовании дел о государственных преступлениях в царской России3. В начале столетия разрабатываются весьма подробные инструкции по по- лицейскому сыску, например, инструкция по организации и ве- дению внутреннего (агентурного) наблюдения (1907), инструк- ция по организации наружного (фидерного) наблюдения и дру- гие. В них говорилось, что на приобретение и сбережение внутренней агентуры — «единственного, вполне надежного средства, обеспечивающего осведомленность»4, должны быть на- правлены все усилия лица, ведающего розыском. Наружное на- блюдение является лишь вспомогательным и притом весьма до- рогим средством. Однако и эти полицейские нормативные акты предостерегали сотрудников от возможных правонарушений: «В деле розыска нельзя пренебрегать никакими сведениями, но нужно научиться давать им надлежащую оценку и не считать их

aThe National Sheriff. 1973. April-May. P. 18.

2 Губанов А. В. Полиция зарубежных стран. Организационно-правовые осно вы, стратегия и тактика деятельности. М., МАЭП. 1999. С. 116.

3 Робозеров В. Ф. Оперативно-розыскная информация в системе судебного доказывания. // Правоведение. 1978. № б. С. 106.

4 Инструкция по работе полиции. М., 1912.

122

без проверки (дающего сведения лица и самих сведений) дос- товерными»1 .

Аналогичная практика имела место и в советский период, когда в качестве доказательств по уголовным делам, поступающим на рассмотрение Особого совещания МВД СССР, использовались материалы агентурной работы2.

В целях более успешного выполнения задач, стоящих перед оперативными подразделениями по делам, связанным с незакон- ным оборотом наркотиков, а равно по любым другим делам, оперативно-розыскные органы вправе устанавливать отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать им содействие на строго конфиденциальной основе. При этом такое сотрудничество устанавливается как на безвозмездной, так и возмездной основе.

Главная цель агентурной работы - получение информации о скрытой деятельности преступника и подозреваемых лиц, соз- дание благоприятной ситуации для задержания правонарушителя с поличным, а также содействие в получении доказательств, необходимых для привлечения виновного к уголовной ответст- венности. Основное содержание этой работы - в целенаправ- ленном и активном использовании агентурной сети для получе- ния оперативных сведений, непрерывности ее обновления и по- полнения.

Сложность в том, что при использовании таких результатов оперативно-розыскной деятельности, как данные, получен-

1 См.: Маркушин А. Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. Нижний Новгород. 1997. С. 27.

2 Демидов И. Ф. Значение оперативно-розыскной деятельности для уголов но-процессуального производства. Судебная реформа и проблемы судопро изводства. Сборник научных трудов. М., НИИ проблем укрепления законно сти и правопорядка. 1995. С. 87-88.

123

ные от конфиденциальных источников, требование конспирации, секретности многих сведений может вступить в противоречие с интересами полного, всестороннего и объективного исследова- ния обстоятельств дела, обнаружения истины.

В Инструкции о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной 13 мая 1998 года обосно- ванно указывается, что результаты оперативно-розыскной дея- тельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны содержать, в частности, «данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказа- тельства, сформированные на их основе» (пункт 7). Вместе с тем нельзя игнорировать и требования неразглашения сведений, составляющих государственную тайну. Каков же выход из создавшегося положения? По этому вопросу существуют различ- ные точки зрения.

Так, ряд авторов полагает, что использование агентурных сведений в качестве доказательств по уголовным делам проти- воречит сущности уголовного судопроизводства, его процессу- альной форме, правилу о применении только предусмотренных законом процессуальных средств доказывания1.

В то же время И. Ф. Демидов не исключает в принципе возможности вызова и допроса в качестве свидетелей лиц, со-

1 См., например: Доля Е. А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М. : СПАРК, 1996. С. 69; Филимонов Б. А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. М. : СПАРК, 1994. С. 107-112.

124

действовавших проведению оперативно-розыскных мероприятий на конфиденциальной основе1.

На первый взгляд возможность допроса в качестве свидетеля оперативного работника или самого конфидента относительно источника и обстоятельств получения сведений, имеющих значение для дела, исключена. Действительно, Закон об ОРД относит данные о личности негласных помощников оперативных органов к сведениям, составляющим государственную тайну.

В практике имеют место случаи, когда в виде официальных доказательств фигурируют сведения, которые согласно Закону «Об оперативно-розыскной деятельности» являются безусловно секретными и предание их гласности допускается лишь при со- блюдении ряда условий. Так, в Алтайском крае по двум делам:

0 сбыте наркотиков и об изготовлении и сбыте оружия - в су де был допрошен сотрудник органов внутренних дел, который внедрялся для сбора информации в преступные группировки2.

Однако, согласно ст. 12 Закона об ОРД, принадлежность лица к негласному аппарату органов дознания в отдельных случаях может быть предана огласке, например, с его письменного согласия и в иных случаях, предусмотренных федеральными законами.

Дело в том, что требование конспирации прежде всего вызвано заботой о безопасности лица, оказывающего конфиденци-

1 Демидов И. Ф. Значение оперативно-розыскной деятельности для уголов но-процессуального производства. Судебная реформа и проблемы судопро изводства // Сб. науч. трудов. М., НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1995. С. 95-96.

2 См.: Зильберт Т. Страна должна знать своих Шараповых. (Разговор с че ловеком, чья профессия - внедряться в банды) // Известия. 1998. 12 но ября.

125

альную помощь правосудию «изнутри» криминальной среды. Это предполагает такой порядок использования сведений о личности конфидента, который исключает ознакомление с ними по- сторонних лиц. При раскрытии его установочных данных созда- ется угроза его жизни, так как с этими сведениями будут иметь возможность ознакомиться заинтересованные лица - об- виняемый, его защитник, родственники и др.

Когда следователь получает от оперативно-розыскных служб сведения о предполагаемом свидетеле и допрашивает его, предупреждая об ответственности за отказ от дачи показаний, он может не знать, что имеет дело с лицом, находящимся под защитой закона1.

Есть ли выход в данной ситуации?

Авторы высказывают по поводу разрешения этого вопроса различные мнения. Так, В. Н. Зайковский предлагает легали- зовать в новом уголовно-процессуальном законе институт «свидетельства со слов», правда, в ограниченных пределах, например, для обоснования в суде целесообразности проведения тех или иных оперативных действий, требующих судебной санкции2.

В ходе законопроектных работ последних лет предпринимались попытки включить в УПК положения, позволяющие избежать допроса лица, непосредственно получившего те или иные данные в связи с участием в оперативно-розыскной деятельности, причем делалось это в интересах конспирации и безопасности

1 Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование результатов оператив но-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., «Юрли- тИнформ». 2000. С. 50.

2 Зайковский В. Н. Использование результатов оперативно-розыскной дея тельности в ходе доказывания по уголовному делу. Дисс… канд. юрид. на ук. СПб, 1996. С. 142.

126

такого лица. В проекте закона «О борьбе с организованной преступностью»1 предусматривалось, что при необходимости со- хранения в тайне непосредственного источника информации и конкретных обстоятельств ее получения подлинность соответ- ствующих результатов оперативно-розыскной деятельности под- тверждает должностное лицо специализированного подразделе- ния, которое может быть допрошено в качестве свидетеля по мотивированному постановлению прокурора или определению су- да.

Подобный подход поддерживается западной практикой. МВД Германии, в частности, подчеркивает, что в соответствии с положениями служебного права, необходимо и правомерно, не называя осведомителей, ограничиваться показаниями руководя- щих ими чиновников как «свидетелей со слов»2.

Однако большинство отечественных процессуалистов при- держиваются иного мнения.

Ю. В. Кореневский и М. Е. Токарева справедливо полагают, что допрос руководителя оперативного подразделения вместо того, кто непосредственно воспринимал обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, противоречит действующему УПК и не может использоваться в доказывании3.

С ними согласен В. И. Шиканов, который пишет: «…платные и добровольно-бескорыстные осведомители… - это мутный ис- точник, черпать из которого надлежит с величайшей осторож-

Законопроект был принят Федеральным Собранием, но отклонен Президентом РФ.

2 Губанов А. В. Полиция зарубежных стран. Организационно-правовые осно вы, стратегия и тактика деятельности. М., МАЭП. 1999. С. 118.

3 Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование результатов оператив но-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., «Юрли- тИнформ». 2000. С. 63-64.

127

ностью»1. Автор справедливо считает, что закрепление возмож- ности дачи показаний со слов осведомителя - значительный шаг в сторону полицейского государства2.

Эту мысль развивает Е. А. Доля, который, в частности, пишет, что реализация этого положения на практике «приведет к тому, что из поля зрения сторон и суда выпадет этап, связанный с формированием и получением информации, относящейся к делу, до того, как она стала известна должностному лицу. При этом стороны и суд будут лишены возможности учесть факторы, которые могли оказать и часто оказывают влияние на доброкачественность сведений, составляющих содержание пока- заний должностного лица. В результате показания такого сви- детеля не будут подвергнуты в уголовном процессе тщательной всесторонней и объективной проверке… как этого требует за- кон (ч. 3 ст. 70 УПК РСФСР).

Непреодолимые трудности в процессе доказывания возникнут с проверкой и оценкой доказательств, источники которых… предлагается не раскрывать… в том числе и путем отвода су- дом вопросов подсудимого, защитника и других участников уголовного процесса, направленных на установление личности свидетеля… Отклонение судом указанных вопросов будет озна- чать не что иное, как фактический отказ от надлежащей про- верки и оценки доказательств, неравноправие сторон в судо- производстве»3.

Шиканов В. И. Об использовании в уголовном процессе результатов оперативно- розыскной деятельности // В сб. Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Материалы международной научно-практической конференции. Ч. 3. Иркутск. 1995. С. 7-8.

2 Шиканов В. И. Там же. С. 10.

3 Доля Е. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. С. 95-96.

128

Для разрешения данной проблемы Е. Доля считает вполне достаточным отобрание от участников уголовного процесса подписки о недопустимости разглашения данных предваритель- ного следствия, а также наличия в УПК права суда на прове- дение закрытого судебного заседания1.

В. Т. Томин предлагает ввести в уголовное судопроизводство по примеру западных стран «институт служебной тайны», ограничивающий пределы возможного допроса некоторых свиде- телей2 .

В. И. Зажицкий полагает, что от лица, оказывающего негласную помощь органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, нельзя на допросе получать сведения о фактах, которые стали ему известны в результате указанного сотруд- ничества, так как это приведет к разглашению сведений, со- ставляющих государственную тайну3.

Н. Громов и А. Гущин считают, что допустимы оба пути «интерпретации» такого рода информации: допрос сотрудника правоохранительных органов об обстоятельствах, которые ему сообщил информатор и допрос самого осведомителя в качестве свидетеля4.

По мнению диссертанта, в данном случае для достижения целей предварительного расследования (установление истины по делу) и соблюдения интересов оперативных органов (сохранение в тайне личности конфидента) необходимо сочетание пе-

1 Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1994. № 6. С. 4 3

2 Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., Юрид. лит., 1991. С. 118-124.

3 Зажицкий В. И. Вопросы доказательственного права // Советская юсти ция. 1992. № 19-20. С. 4.

4 Громов Н. А., Гущин А. А. Проблемы интерпретации оперативно- розыскных данных в качестве доказательств // Профессионал. 1999. № 2-3.

129

речисленных мер. Порядок представления таких данных и лега- лизация их в качестве доказательств должны происходить сле- дующим образом.

Во-первых, необходимость сохранения в тайне информации об источнике сведений в определенных случаях может оказаться важнее, чем интересы раскрытия того или иного конкретного преступления1. Если так, то эти сведения, очевидно, не будут представлены (п. 2 6 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд от 13 мая 1998 года).

Согласно ч. 3 ст. 11 Закона об ОРД, решение о представлении данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, находится в компетенции руководителя соответ- ствующего оперативного органа. Если эти данные являются секретными, именно названный руководитель должен решить, подлежат ли они рассекречиванию, могут ли быть представлены для использования в доказывании. Вопрос о раскрытии личности информатора может быть поставлен лишь в том случае, когда речь идет о сведениях, способных оказать кардинальное влияние на судьбу дела. Решение зависит от того, насколько существенными являются показания информатора и имеются ли в деле прямые доказательства виновности подсудимого. Если ин- форматор является важнейшим свидетелем по вопросу о винов- ности или невиновности обвиняемого и в деле нет иных прямых доказательств, допрос такого свидетеля допустим в интересах

1 См.: Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М. , «ЮрлитИнформ», 2000. С. 19-20.

130

правосудия. Обвинение может согласиться с этим и принять дополнительные меры по обеспечению безопасности своего ин- форматора либо отказаться, но быть готовым в таком случае к оправдательному приговору.

Во-вторых, анкетные сведения лица, получившего доказа- тельственную информацию в связи с участием в оперативно- розыскной деятельности, зашифровываются. Следователь вызы- вает такое лицо на допрос через соответствующего руководи- теля оперативной службы (с согласия руководителя и самого лица), допрашивает его под псевдонимом. Несмотря на «зашиф- рованность» лица, допрос производится по правилам, преду- смотренным ст. 51 Конституции, ст. 158 УПК (однако, с неко- торыми исключениями) : ему разъясняется право не свидетель- ствовать против себя, своих близких родственников, супруга; следователь устанавливает его отношение к обвиняемому и по- терпевшему и выясняет другие необходимые сведения, но не разъясняет ответственность за дачу заведомо ложных показа- ний. При этом (на первом допросе) оговаривается псевдоним, под которым лицо будет участвовать в предварительном след- ствии и судебном заседании.

В-третьих, судебное разбирательство должно проходить в открытом заседании. Действительно, даже если дело слушается в закрытом судебном заседании, на нем, тем не менее, при- сутствует подсудимый, его защитник, законные представители. Именно от этих лиц исходит наибольшая опасность в разобла- чении конфидента, готового давать показания об обстоятель- ствах, ставших ему известными в результате участия в не- гласном сотрудничестве с оперативными органами. Указанная мера, поэтому, представляется малоэффективной. Какой же вы-

131

ход из данной ситуации? Ведь суд должен непосредственно воспринять источники фактических данных, которые могут слу- жить доказательствами по делу.

Выходом в данном положении может служить особый порядок допроса лиц указанной категории. В ходе судебного следствия сначала зачитываются показания, данные конфидентом на пред- варительном расследовании. После этого лицо, данные которого зашифрованы, допрашивается через средства видеоконферен- цсвязи (либо стекло с односторонней зеркальной поверхностью) . Изображение допрашиваемого проецируется на экран в зал судебного заседания. Кроме того, изменяется голос доп- рашиваемого в целях недопущения расшифровки его личности. Само лицо может при этом находится как в здании суда (доступ в комнату, где он находится, на время проведения судебного заседания должен быть строго ограничен) , так и в удаленном от суда месте. Современные средства компьютерных те- лекоммуникаций в настоящее время обеспечивают такую возмож- ность1 .

В этом случае суд и участники процесса непосредственно из первоисточника узнает необходимые для разрешения дела сведения и вправе задавать интересующие их вопросы.

Разумеется, есть основания утверждать, что подобное предложение противоречит важнейшим принципам уголовного процесса, в частности, ущемляется право обвиняемого на за- щиту, нарушен принцип непосредственности судопроизводства. Кроме того, описанный метод влечет увеличение расходов на

1 См., например, Алексеева Л. Видеоконференцсвязь в суде: технические проблемы решены, остались процессуальные // Российская юстиция. 2000. № 6. С. 12.

132

проведение судебных заседаний и дополнительные органи- зационные трудности. Однако, как справедливо отмечает В. Т. Томин, «…в той массе заведомой лжи, полуправды и умолчаний, с которыми приходится сталкиваться сегодня оперуполномочен- ному, следователю и суду, значительная часть - от боязни, от того, что по окончании уголовного процесса давший правдивые показания свидетель или сообвиняемыи может оказаться в одиночестве и беспомощности перед жаждущими мести «связями» осужденного»1. С этим трудно не согласиться. Поэтому пе- речисленные меры не кажутся чрезмерными, а напротив, явля- ются необходимыми в борьбе с организованной преступностью, и, в частности, с наркобизнесом.

Перечисленный же порядок, по мнению диссертанта, наиболее близок к существующей правовой системе. Изменения в за- конодательстве, которые повлекут указанные средства, пред- ставляются минимальными по сравнению с другими предлагаемыми решениями.

Особенности привлечения граждан к конфиденциальному со- трудничеству по делам о незаконном обороте наркотиков.

Как известно, среди основных источников разведывательной информации о незаконном обороте наркотиков, имеющихся в арсенале оперативных аппаратов, являются конфиденты, в том числе и сотрудничающие по контракту. Их неоценимая помощь обеспечивает успешное решение различных оперативно- следственных задач, в том числе: изобличение лиц, незаконно торгующих наркотиками; обнаружение тайников и специальных

1 Томин В. Т. Там же. С. 119.

133

мест, где могут храниться наркотические средства; определе- ние каналов поступления зелья и т. д.

В силу специфики преступлений такого рода, а также субъектов, постоянно находящихся в сфере этой незаконной деятельности, можно выделить две основные группы лиц, ока- зывающих содействие на конфиденциальной основе.

Во-первых, это лица, сами употребляющие наркотики либо (что чаще) уже страдающие наркоманией. Как правило, они не занимаются сбытом, однако эпизодически могут «зарабатывать» на зелье, занимаясь, в частности, сбором денег у других наркоманов, приобретая на них у торговца достаточно крупную партию наркотиков для сдавших деньги и получая за это «ко- миссионные» в виде разовой дозы. Тем самым они, с одной стороны, имеют возможность избежать абстиненции при отсут- ствии денег, с другой - обеспечить относительную безопас- ность наркоторговца, так как собственно операция с вручением денег - выдачей наркотика осуществляется этими двумя лицами, которые хорошо знают друг друга.

Указанная категория - самая многочисленная среди лиц, сотрудничающих на конфиденциальной основе. Их можно отнести к категории случайных, даже эпизодических, так как информа- цию они поставляют нерегулярно, а надежность таких сведений всегда вызывает сомнение. Обусловлено это в первую очередь их психологическим состоянием (психическим статусом), так как лица, страдающие наркоманией, как правило, патологически лживы, хитры и не склонны выдавать надежные источники приобретения наркотиков. Кроме того, информация, предостав- ляемая такими лицами, далеко не всегда представляет опера- тивный интерес, так как часто факты, о которых они сообща-

134

ют, давно известны или не нужны в силу их малозначительности либо невозможности проверить их.

Вторую группу осведомителей составляют лица, непосредственно связанные со сбытом наркотиков. Это могут быть как, собственно, сбытчики зелья, так и наркокурьеры, члены их семей (что, однако, встречается не часто, но типично для цыган). Лица данной категории привлекаются к негласной ра- боте достаточно редко, что обусловлено как их естественным нежеланием сотрудничать с правоохранительными органами, так и опасностью самому быть изобличенным и привлеченным к от- ветственности за участие в преступном бизнесе. Ценность предоставляемой ими информации обычно выше, чем у лиц первой категории, однако ее достоверность тоже может быть весьма сомнительна.

Как правило, эти лица также не сотрудничают на постоянной основе, а предпочитают «отделаться» какими-либо сведениями, когда возникает опасность самому быть разоблаченным в преступной торговле. Достаточно часто такие осведомители предоставляют оперативным аппаратам информацию, служащую для изобличения в незаконной торговле их конкурентов.

Процесс привлечения к сотрудничеству конфидентов из числа лиц первой категории (страдающих наркоманией) несколько отличается от подбора других кандидатур, в том числе и от лиц, непосредственно занимающихся незаконным оборотом наркотических средств.

Как известно, процесс работы с негласным аппаратом состоит из нескольких этапов: подбор кандидата, изучение его

135

кандидатуры, обучение и, наконец, использование негласного сотрудника1.

Однако при привлечении конфидента из числа лиц, страдающих наркоманией, этот процесс в силу специфики окружающей обстановки, а также личности вербуемого, имеет ряд осо- бенностей.

Во-первых, предложение о сотрудничестве, как правило, напрямую не поступает от оперативного работника. В ходе бе- седы он пытается выяснить интересующие его факты, о которых осведомлено лицо («цепь» поступления наркотиков, лица, за- нимающиеся сбытом, их помощники и т. д.), При этом побуж- дающим к сотрудничеству наркомана мотивом необязательно бу- дет являться потенциальная опасность лишиться в месте пред- варительного заключения доступа к наркотику. Состояние, из- вестное как абстиненция, (недостаток наркотического вещества в организме) наступает, как правило, намного быстрее, чем лицо оказывается в ИВС или СИЗО - в кабинете оперативного работника или следователя, помещении дежурной части. В ряде случаев, при доставлении лиц, страдающих наркоманией, в орган внутренних дел, задержанные, которые не успели при- обрести наркотик, уже испытывают ощущение дискомфорта. Это специфическое психофизиологическое состояние человека явля- ется доминирующим (в первую очередь - в психическом плане, физическое недомогание появляется позднее), однако он отдает себе отчет в своих действиях и руководит ими. Речь при этом не идет о состоянии сильнейшего физического недомога-

1 См., например: Смирнов М. П. Зарубежная налоговая и криминальная полиция и их оперативно-розыскная деятельность. М. АНП, Изд-во МГУ, Че-Ро. 2000. С. 120.

136

ния (т. н. «ломки»), когда требуется вмешательство врачей, но о психическом болезненном дискомфорте.

На первый взгляд аморальный, такой способ вербовки негласных сотрудников из числа лиц, страдающих наркоманией, эффективен и оправдан. Совершающие противоправные деяния, социально крайне опасные и потенциально готовые к совершению особо тяжких преступлений, такие лица «провоцируют» на применение к ним адекватных и, на первый взгляд, не вполне морально оправданных, жестких мер. Несмотря на то, что, по сути, работники оперативных подразделений пользуются анормальным состоянием кандидата в негласные сотрудники, такое состояние - «вина» самого лица. Более того - это состояние, а также невозможность обойтись определенный период времени без наркотического средства и является основной причиной его общественной опасности.

Казалось бы, оперативные работники, пользуясь тем, что лицо задержано (доставлено) и находится в болезненном состоянии, по сути, вынуждают его сотрудничать с ними. Но с таким же основанием можно говорить о вынужденном сотрудничестве, мотивом которого является боязнь привлечения к от- ветственности за правонарушение, о котором стало известно оперативному работнику. Ведь в подавляющем большинстве слу- чаев именно этот мотив - основа прочности установленных конфиденциальных отношений (по крайней мере - на первона- чальных этапах сотрудничества) между информатором и сотруд- ником оперативного подразделения, однако о нем не говорят как о неэтичном или противоречащем морали.

Другим доводом против обоснованности рассматриваемых предложений может быть то, что, казалось бы, оперативный

137

сотрудник, получив от осведомителя необходимые сведения или заключив соглашение о сотрудничестве, по сути, снова от- правляет лицо на совершение преступления. Ведь для избавле- ния от абстиненции наркоман снова вынужден приобретать нар- котики, а, следовательно, пусть и кратковременно, хранить их, совершая преступление, предусмотренное ст. 228 УК.

На это можно возразить, что лица, страдающие наркоманией, продолжают приобретать и употреблять наркотические средства, независимо от желания сотрудников оперативных подразделений, так как это обусловлено естественным болезненным и непреодолимым к ним влечением. Использование же их временного анормального состояния оправдывается возможностью раскрыть другие, более тяжкие преступления, в том числе связанные с незаконным оборотом наркотиков. При этом нельзя говорить о нарушении конституционных прав и свобод таких лиц, так как, осуществляя действия по их вербовке, к ним не применяются недозволенные методы, в том числе физическое и психическое насилие.

Другой особенностью сотрудничества с лицами, страдающими наркоманией, является специфика сведений, представляемых ими. Как правило, они часто ложны, поэтому при получении первичной оперативно-значимой информации ее необходимо не- медленно проверить посредством проведения других оперативно- розыскных мероприятий или следственных действий.

Достаточно часто такие осведомители представляют про- дуктивную информацию, только находясь в состоянии абсти- ненции (о чем говорилось выше). После того, как они покидают здание отдела внутренних дел и начинают регулярно принимать наркотики, качество предоставляемых сведений резко па-

138

дает. В связи с этим представляется нецелесообразным наце- ливание оперативных работников на длительные отношения с такого рода конфидентами. Правильнее видится использование их болезненного состояния для получения максимально большого количества информации, которую впоследствии можно будет проверить предусмотренными законом способами.

Эти, несомненно, непростые в моральном плане обстоятельства и, главное, ненадежность лиц, страдающих наркозависимостью, определили и практику использования их в качестве информаторов: они, как правило, привлекаются к содействию без заключения с ними контракта.

Логична постановка вопроса - каково доказательственное значение данных, полученных в ходе допроса такого лица, проводимом оперативным работником (например, по отдельному поручению следователя) либо самим следователем? Можно ли вообще проводить допрос лиц, находящихся в состоянии абсти- ненции, в том числе и в порядке, описанном выше (по предло- женным диссертантом правилам допроса конфиденциальных со- трудников) ? Ведь ценность такой информации может быть дос- таточно велика, что обеспечивается имеющейся в некоторых случаях возможностью немедленно проверить ее (например, вы- ехав на место, указанное допрашиваемым, произвести неотлож- ный обыск и т. д.).

Очевидно, что допрос в данном случае будет признан не- законным. Соответственно, доказательственного значения про- токол проведенного таким образом допроса иметь не будет в силу его заведомой недопустимости (думается, что практика судов пойдет именно по этому пути, несмотря на то, что, по сути, в законе такой случай не оговорен).

139

По существу, лицо, испытывающее абстиненцию, находится в анормальном состоянии, что обуславливает заведомую невоз- можность его допроса, а также недопустимость использования протокола такого допроса в уголовном процессе.

Таким образом, можно сделать следующие выводы: 1. Принимая во внимание тот факт, что порядок и условия использования результатов негласного сотрудничества граждан в уголовном процессе законом не определен, вносится предложение о включении в гл. 12 УПК «Допрос свидетеля и потерпевшего» положений, определяющих процессуальный порядок допроса лица, представленного руководителем органа дознания.

В частности, в статью 155 УПК «Порядок вызова свидетеля» должно быть указано следующее: «Лицо, оказывающее кон- фиденциальное содействие правоохранительным органам, вызы- вается через руководителя соответствующего органа, осущест- вляющего оперативно-розыскную деятельность».

После части 2 статья 158 УПК «Порядок допроса свидетеля» должна быть дополнена текстом следующего содержания: «Перед допросом лица, оказывающего конфиденциальное содействие правоохранительным органам, следователь определяет псевдоним, под которым данное лицо будет участвовать в уго- ловном процессе, разъясняет необходимость правдиво расска- зать все известное им по делу, но такое лицо не предупреж- дается об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний».

  1. Принимая во внимание тот факт, что для комплексного решения проблемы использования результатов негласного со- трудничества граждан необходима законодательно закрепленная процедура судебного разбирательства, вносится предложение о

140

включении в ст. 240 УПК «Непосредственность, устность и не- прерывность судебного разбирательства» (после ч. 1) текста следующего содержания: «При участии в судебном разбиратель- стве лица, оказывающего конфиденциальное содействие право- охранительным органам, суд обязан руководствоваться прави- лами, предусмотренными ст. 28 3 настоящего Кодекса. Статью 283 УПК «Допрос свидетелей» после части 1 дополнить текстом следующего содержания: «Свидетель, оказывающий конфиденци- альное содействие правоохранительным органам, допрашивается путем применения средств видеоконференцсвязи либо сквозь стекло с односторонней зеркальной поверхностью. Допустимо при этом изменение его голоса и изображения путем применения соответствующих технических средств.

3.Учитывая, что при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, большое значение имеет информация, полученная от конфидентов, учитывая, что по такого рода делам ими в основном выступают лица, злоупот- ребляющие немедицинским потреблением наркотических средств, обосновывается предложение об использовании их болезненного психического состояния (абстиненции) в целях получения опе- ративной информации, имеющей значение для разрешения задач, стоящих перед оперативными аппаратами в борьбе с наркопре- ступностью. Однако допрос такого лица в состоянии абстинен- ции невозможен; соответственно, показания такого лица должны быть признаны недопустимым доказательством. Это правило должно распространяться как на «обычный» допрос, так и на допрос «под псевдонимом», проводимый в порядке, предложенном диссертантом.

141

Заключение.

При расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, огромное значение имеет оперативная информация. Именно соответствующим оперативным подразделениям в первую очередь становятся известными факты совершения нелегальных сделок с наркотиками; оперативные сотрудники первые (и это закономерно в силу специфики их деятельности) получают данные о совершении противоправных действий конкретными лицами. Во многом именно от умелых действий оперативного работника зависит судебная перспектива уголовного дела, так как следственные действия, как правило, являются по сути закрепляющими первичную оперативную информацию мероприятиями.

Таким образом, при единой гносеологической природе методов познания, оперативно-розыскная информация, получаемая различными путями (наблюдение, опрос, контролируемая по- ставка, проверочная закупка, внедрение негласных сотрудников и т. д.), отражает явления и события на едином познава- тельном уровне, нужны лишь процессуальные гарантии для ис- пользования фактических данных в процессе доказывания. Опе- ративно-розыскная информация насыщает доказывание фактами и о главных, и о сопутствующих событиях, и, что очень важно, об источниках этих фактов.

Излагая систему общей теории криминалистики и выделяя в качестве самостоятельного направления закономерности «воз- никновения доказательств», Р. С. Белкин замечает, что, строго говоря, речь идет о возникновении фактических дан-

142

ных, которые лишь впоследствии в порядке, установленном за- коном, станут доказательствами1.

Поддерживая это мнение, а также учитывая, что в настоящее время привлечение к уголовной ответственности лиц, за- нимающихся незаконным сбытом наркотических средств (а также организованной преступности вообще), представляет значи- тельную сложность, считаю необходимым использовать такие данные, объективность и достоверность которых можно прове- рить в ходе предварительного расследования, в доказывании по уголовным делам.

При этом, безусловно, речь не должна идти о нарушении такого принципа уголовного процесса, как допустимость. Дей- ствительно, даже в рамках действующего оперативно-розыскного и уголовно-процессуального законодательства имеется возможность (и она все чаще используется на практике) реализовать оперативную информацию в доказывании по уголов- ным делам. По делам, связанным с незаконным оборотом нарко- тиков, такой информацией может быть негласная аудио-, ви- деозапись, результаты проверочных закупок и контролируемых поставок, объекты (в первую очередь - наркотические средст- ва) , изъятые при проведении других оперативно-розыскных ме- роприятий, а также следственных действий. И, тем не менее, действующее законодательство - далеко от идеального с точки зрения регламентированности процесса преобразования таких данных в доказательства.

Белкин Р. С. Общая теория криминалистики в условиях научно- технической революции // Советское государство и право. 1977. № 5. С. 100.

143

Особо острую полемику вызывает вопрос использования ре- зультатов негласного сотрудничества граждан с оперативными аппаратами. На наш взгляд, описанный в диссертации порядок реализации полученных подобным образом данных наиболее бли- зок к оптимальному, так как изменения, вносимые при этом в уголовно-процессуальное законодательство, минимальны.

В силу беспрецедентного распространения в настоящее время наркомании, в первую очередь - героиновой (и, соот- ветственно, увеличения оборота этого наркотика на нелегаль- ном рынке) проблема использования в ходе предварительного и судебного следствия такой оперативно-розыскной информации, по мнению диссертанта, требует немедленного разрешения.

Таким образом, можно сделать следующие выводы: 1.В связи с тем, что оперативно-розыскная деятельность является основной, максимально приближенной к событию преступления, а также противоправным действиям совершивших его лиц, ее результаты, будучи одним из основных средств познания юридически значимых фактов должны входить в систему уголовного судопроизводства. 2. Принимая во внимание, что при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, большое значение имеет информация, полученная от конфидентов (а ими по такого рода делам в основном выступают лица, страдающие наркоманией), считаем возможным использовать их болезненное состояние (абстиненцию) в целях получения оперативной информации, имеющей значение для разрешения задач, стоящих перед оперативными аппаратами в борьбе с наркопреступностью.

144

  1. Принимая во внимание, что допустимость доказательств, по- лученных в результате реализации материалов, добытых опе- ративным путем, определяется соблюдением порядка, преду- смотренного как уголовно-процессуальным законодательством, так и законодательством оперативно-розыскным, можно сделать вывод о недопустимости использования в доказывании по уголовным делам материалов, полученных с существенным нарушением порядка, предусмотренного Законом «Об оперативно- розыскной деятельности» и других ведомственных нормативных актов, регламентирующих ОРД.
  2. Исходя из этого, анализируя понятие и природу, а также практику применения такого предусмотренного Законом об ОРД оперативно-розыскного мероприятия, как проверочная закупка, учитывая, что при ее проведении часто имеет место нарушение
    • провокация на совершение преступления, необходимо включить в Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» положение, содержащее запрет на совершение действий, побуждающих или провоцирующих проверяемых лиц к совершению противоправных действий, а также последствия нарушения данного положения - невозможность использовать такие данные в уголовном судопроизводстве.
  3. В современных условиях помимо традиционного в уголовном судопроизводстве направления использования, а именно в качестве ориентирующей информации, а также для проверки возникающих в ходе расследования версий, результаты опе- ративно-розыскной деятельности должны использоваться:
  4. а) в качестве основания для принятия решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела/

145

b) для принятия решения о проведении других оперативно- розыскных мероприятий/ c) d) для принятия решения о производстве следственных действий; e) f) в качестве доказательств по уголовному делу после проверки, а также придания им уголовно-процессуальной формы. g) б. Так как на современном этапе действующее уголовно- процессуальное законодательство России, в принципе позво- ляющее использовать оперативную информацию в интересах процессуального доказывания, не содержит оптимального ме- ханизма ее реализации, а кроме того, некоторые положения теории доказывания уже не соответствуют требованиям времени, поскольку слабо учитывают характер современной преступной среды и, в частности, наркопреступности, необходимо внесение соответствующих изменений в УПК РФ:

a) в статье 78 УПК РСФСР, регламентирующей назначение экс- пертизы, закрепить возможность назначения и производства экспертизы по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств (а также всем тяжким и особо тяжким преступлениям), до возбуждения уголовного дела; b) c) в главе 12 УПК, регламентирующей порядок допроса свиде- теля, закрепить возможность допроса лица, представленного руководителем органа дознания, под псевдонимом без указания его анкетных данных. d) e) в главе 23 УПК, регламентирующей проведение судебного разбирательства, закрепить особый порядок участия лица, оказывающего конфиденциальное содействие правоохранительным органам, а именно возможность его допроса через f)

I*

#

*

146

сред ства виде окон фере нцсв язи либо чере з стек ло с одно стор онне й зерк альн ой пове рхно стью . Это долж но быть от- раже но и в стат ье, регл амен тиру ющей назн ачен ие суде бно- го засе дани я.

147

Библиографический список использованной

литературы.

Законы и подзаконные акты:

  1. Конституция Российской Федерации.

2 . Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 3 4 . Уголовный кодекс РФ. 5

  1. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Ведомости Верховного Совета СССР. 1959, № 1. С. 15; 1990, № 26. С. 495.
  2. Федеральный Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельно- сти» от 12.08.1995. // Российская газета. 1995, 18 августа.
  3. Закон РФ «О милиции» от 18.04.1991. // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991, №16. С. 503; 1993, № 10. С. 360.
  4. Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 2 6.06.1992. // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992, № 30. С. 1792; 1993, №1 7. С. 606.
  5. Закон РФ «О судоустройстве в РСФСР» от 08.07.1981. // Ве- домости Верховного Совета РСФСР. 1981, № 28. С. 976; Ве- домости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993, № 33. С. 1313.
  6. Федеральный Конституционный Закон РФ «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 2 4.06.1994. // Собрание за- конодательства РФ. 1994, № 13. С. 1447.

148

  1. Закон РФ «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992. // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992, № 8. С. 366.
  2. Федеральный Закон РФ «О содержании под стражей подозре- ваемых и обвиняемых в совершении преступлений» // Российская газета. 1995, 20 июля.
  3. Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота нар- котических средств и психотропных веществ. Вена, Австрия, 25.11-20.12.88.
  4. Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, пред- варительного следствия, прокуратуры и суда. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1981, № 21. С. 741.
  5. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М.,
  6. Принята Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 г.
  7. Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И. Г. Черновой».
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. № 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации».
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Кон- ституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» .
  10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связан-

149

ных с наркотическими средствами, психотропными, сильно- действующими и ядовитыми веществами».

  1. Постановление Правительства РФ от 5 июля 1994 г. № 774 «О правительственной комиссии по противодействию злоупот- реблению наркотическими средствами и их незаконному обороту»
  2. Инструкция «О порядке представления результатов опера- тивно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» Утверждена приказом ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ, СВР РФ от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/410/56. Согласована с Генеральным прокурором РФ 25 декабря 1997 г.
  3. Статьи:

  4. Агафонов Ю. А. и др. Незаконный оборот наркотиков и взаи- модействие правоохранительных органов // Использование зарубежного опыта в деятельности органов внутренних дел Российской Федерации; Материалы межвузовской научно- практической конференции 27-28 мая 1993 г. Ч. 3. СПб., 1995. С. 44-45.
  5. Азаров В. А. Уголовно-процессуальные и оперативно- розыскные средства достижения цели раскрытия преступления // Государство и право. 1997. № 10 С. 47-49.
  6. З.Александров А. О. О значении концепции объективной истины // Российская юстиция. 1999. № 1. С. 23-24.

  7. Алексеева Л. Видеоконференцсвязь в суде: технические про- блемы решены, остались процессуальные // Российская юстиция.
  8. № 6. С. 12.

150

  1. Архипов О. Г. О возможности использования некоторых форм и методов борьбы с организованной преступностью в зарубежных странах для улучшения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации // Использование зарубежного опыта в деятельности органов внутренних дел Российской Федерации; Материалы межвузовской научно-практической конференции 27-28 мая 1993 г. Ч. 3. СПб., 1995. С. 19-20.
  2. Бачила В. В., Варвашевич А. М. Документирование преступной деятельности вымогателей с помощью специальных технических средств // Проблемы совершенствования деятельности ОВД в современных условиях и подготовки кадров для системы МВД: Тезисы материалов научно-практической конференции 9-го апреля 1998г. Ч. 1. Минск. 1998. С. 62-63.
  3. 7.Баяхчев В. Г. Проблемы использования в доказывании по уголовным делам материалов, собранных оперативно-розыскными подразделениями органов внутренних дел // В сб.: Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Часть 2 / Под ред О. М. Латышева., В. П. Сальникова. СПб.,
  4. С. 82-85.

  5. Безлепкин Б. Т. Проблемы уголовно-процессуального доказы- вания // Советское государство и право. 1991. № 8. С. 100- 101.

Э.Белкин Р., Корухов Ю. Судебная экспертиза: нужды и пер- спективы развития // Социалистическая законность, 1989, № 7. С. 54.

151

  1. Белкин Р. С. Общая теория криминалистики в условиях на- учно-технической революции // Советское государство и право.
  2. № 5. С. 100.
  3. Белозер В., Долгишев В. Защита от наркотиков. // Рос- сийская юстиция, 1998. № 7.
  4. Брусницын Л. В. Международно-правовые и конституционные основы обеспечения безопасности лиц, содействующих уго- ловному правосудию // Государство и право. 1996. № 3. С. 100-109.
  5. Брусницын Л. В. Меры безопасности для содействующих уголовному правосудию: отечественный, зарубежный и между- народный опыт // Государство и право. 1998. № 9. С. 45-46.
  6. Брылев В. И., Матвеев М. Г. Вопросы выявления преступ- лений, связанных с незаконным приобретением, изготовлением и сбытом наркотических средств. // Сб. Актуальные проблемы следственной деятельности, Свердловск, 1990. С. 134-138.
  7. Быков А. Р., Селиверстова Т. В. О некоторых вопросах расследования преступлений, связанных с наркотическими средствами // В сб. : Правовое государство и деятельность органов внутренних дел по борьбе с преступностью. СПб.,
  8. С. 87-91.
  9. Вагин О. А. О характере правоотношений конфиденциально- го содействия граждан органам, осуществляющим ОРД // В сб.: Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Часть 1 / Под ред О. М. Латышева., В. П. Сальникова. СПб., 1998. С. 396-400.

152

  1. Васецов А. Факт приобретения наркотиков надо доказы- вать. // Российская юстиция, 1999. № 6.
  2. Вахермайр, Карл Хайнц. Борьба с организованной преступ- ностью в США // Переводы материалов о практике деятельности правоохранительных органов зарубежных стран. Главный информационный центр МВД России. № 10. М. , 1999. С. 4-7.
  3. Возгрин И. А. Зарубежный опыт в региональной борьбе с преступностью // Использование зарубежного опыта в дея- тельности органов внутренних дел Российской Федерации; Материалы межвузовской научно-практической конференции 27-28 мая 1993 г. Ч. 3. СПб., 1995. С. 4-5.
  4. Вольский В. Задержание и доставление лица, причастного к совершению преступления // Законность. № 10. 1998.
  5. Гаспарян Н. Что считать добровольной выдачей наркотиков // Российская юстиция. 1999. № 11. С. 39.
  6. Гриненко А. В. Об использовании результатов оперативно- розыскной деятельности при производстве по уголовным делам // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина в деятельности правоохранительной системы / Материалы меж- дународной научно-практической конференции. Белгород. 1998.
  7. Громов Н. А., Гущин А. А. Проблема интерпретации опера- тивно-розыскных данных в качестве доказательств // Про- фессионал, 1999. № 2-3.
  8. Громов Н. А., Лисоволенко В. В., Затона Р. Е. Доказа- тельственное значение представленных следователю предметов и документов // Следователь. 1999. № 2. С. 2-7.
  9. Громов Н. А., Франциров Ю. В., Алферов В. Ю. Критерий использования доказательств и результатов ОРД при доказы-

153

вании по уголовному делу // Следователь, 2000. № 1. С. 9-21.

  1. Гущин А. И. Понятие доказательства, средств доказывания и отграничение их от оперативно-розыскной информации // Следователь. 2000. № б. С. 11-21.
  2. Гэст С. Правило о недопустимости использования в каче- стве доказательства свидетельства со слов других лиц // СССР
    • Англия: юстиция и сравнительное правоведение (Материалы советско-английского симпозиума). М., 1986. С. 126-135.
  3. Давлетов А., Семенцов В. Оперативная видео- и звукоза- пись. // Социалистическая законность, 1991. № 11.
  4. Демидов И. Ф. Значение оперативно-розыскной деятельно- сти для уголовно-процессуального производства. Судебная реформа и проблемы судопроизводства // Сб. науч. Трудов. М., НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. 1995. С. 87-88.
  5. Доля Е. А. Оценка доказательств в российском уголовном процессе // Государство и право. 1996. № 5. С. 85-94.
  6. Доля Е. А. Соотношение гносеологической и правовой сто- рон доказывания в российском уголовном процессе // Госу- дарство и право. 1994. № 10. С. 118-128.
  7. Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. // Советская юстиция, 1993. № 3. С. 6-7.
  8. Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. // Российская юстиция, 1994. № 6. С. 42-44.

154

  1. Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. // Российская юстиция, 1995. № 5. С. 41-43.
  2. Драпкин Л. Я. Тактические и доказательственные аспекты использования результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания / Экономико-правовые и нравственные аспекты борьбы с преступностью: Сб. науч. трудов. Екатеринбург: ЕВШ МВД России, 1997. С. 19-21.
  3. Зажицкий В. И. Вопросы доказательственного права // Со- ветская юстиция. 1992. № 19-20.
  4. Зажицкий В. И. Закон об оперативно-розыскной деятельно- сти не идеален // Советская юстиция, 1993. № 5.
  5. Зажицкий В. И. Источник осведомленности в уголовно- процессуальном доказывании // Советская юстиция. 1983. № 8. С. 6-8.
  6. Зажицкий В. И. Новый закон об оперативно-розыскной дея- тельности более совершенен // Государство и право, 1995. №
  7. С. 54.
  8. Зажицкий В. И. Правовая регламентация деятельности по обнаружению признаков преступления. // Правоведение, 1992. №
  9. С. 104.
  10. Зажицкий В. И. Правовые предпосылки использования ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности в качестве оснований для производства следственных действий / Проблемы формирования уголовно-розыскного права: Вневе-домств. сб. науч. работ / Под общ. Ред. А.Ю. Шумилова. Вып. 1. М. 1998. С. 32-41.

155

  1. Зажицкий В. И. Трудности предоставления прокурору и ор- ганам расследования результатов оперативно - розыскной деятельности // Российская юстиция. № 1. 2000г.
  2. Зайковский В. Н., Голубев В. В. Методика использования в расследовании результатов оперативно-розыскной деятельности // Следователь. 1997. № 2(5).
  3. Зайцева С. А., Громов Н. А., Пономаренков В. А. Досто- верность и вероятность доказательств // Следователь. 1999. №
  4. С. 11-17.
  5. Зильберт Т. Страна должна знать своих Шараповых. (Раз- говор с человеком, чья профессия - внедряться в банды) // Известия. 1998. 12 ноября.
  6. Использование разведывательной информации в борьбе с наркомафией // Борьба с преступностью за рубежом: Инфор- мационный бюллетень ВИНИТИ. 1993. № 3. С. 29-30.
  7. Калиновский К. Б. К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Матер, межвуз. научно- практ. конф. / Под ред. О. М. Латышева, В. П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академиМВД России, 1997. С. 186- 189.
  8. Каневский Л. Л. Использование оперативно-розыскной ин- формации в процессе доказывания по уголовным делам // Ак- туальные проблемы борьбы с правонарушениями. Екатеринбург,
  9. С. 76.
  10. Капустина И. В. Дискуссионные вопросы расследования не- законного оборота наркотических средств // Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с ор-

156

ганизованной преступностью и наркобизнесом: Материалы ме- ждународной научно-практической конференции от 25 июля 1997г. Ч. 3. 1993. С. 87-91.

  1. Карнеева Л., Мусиенко А. Доказательственное значение материалов, полученных в результате применения киносъемки, видео- и звукозаписи // Советская юстиция, 1983. № 3. С. 11- 12.
  2. Князев В. В. Защита свидетелей за рубежом // Полиция и борьба с преступностью за рубежом. Вып. 2. М., ВНИИ МВД РФ,
  3. С. 20-28.
  4. Ковалев В. Анонимные свидетели в буржуазном уголовном процессе // Социалистическая законность. 1983. № 4. С. 70.
  5. Ковтун Н. Н. Спорные вопросы в теории доказательств (об устранении действительных и мнимых противоречий в уголовном процессе) // Государство и право. 1997. № 6. С. 70-75.
  6. Коматовский В. Оперативная видео- и звукозапись в про- цессе доказывания. // Законность, 1992. № 12. С. 21-23.
  7. Комлев Б. А. О доказательственном значении информации, добытой в ходе оперативно-розыскной деятельности // Вопросы обеспечения законности в уголовном судопроизводстве. Сб. науч. Трудов - Тверь, ТГУ, 1993. С. 50-56.
  8. Кореневский Ю. В. Актуальные проблемы доказывания в уголовном процессе. // Государство и право, 1999, № 2. С. 55-62.
  9. Котов В. В. Проблемы взаимодействия следователя с орга- нами дознания при выполнении следственных действий. //

157

Актуальные вопросы следственной деятельности. Свердловск, 1990, С. 61-65.

  1. Кручинина Н. В., Шиканов В. И. Процессуальные аспекты использования результатов оперативной видео-, кино-, фото-, звукозаписи при расследовании преступлений // Актуальные
    проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург, 1992.
  2. Ларин А. М. Истребование и представление предметов и документов в стадии расследования // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1982. С. 67.
  3. Ларин А. М. Нетрадиционные методы раскрытия преступле- ний. // Государство и право, 1995, № 9. С. 60-66.
  4. Литвинова И. В. Некоторые проблемы использования ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании // Сб. Проблемы совершенствования законодательства крими- нального профиля. Иркутск. 2000. С. 103-114.
  5. Лукашевич Р. 3., Шимановский В. В. Процессуальные во- просы применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве // Правоведение, 1992. № 3. С. 61.
  6. Лукъянчиков Е. Д. Приемы использования оперативно- розыскных данных, полученных с применением технических средств, при расследовании уголовных дел // Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно- техническими достижениями. Киев, 1987.
  7. Лупинская П. А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. №
  8. С. 3.

158

  1. Маевский В. Допустимость доказательств, полученных ор- ганами дознания до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. 2000. № 6. С. 37-39.
  2. Мак Коли Д. Использование информаторов // Переводы ма- териалов о практике деятельности правоохранительных органов зарубежных стран. Главный информационный центр МВД России. № б. М., 1998. С. 16-21.
  3. Мамедов Ф. М. К проблеме законности и условий допусти- мости приемов и средств психологического воздействия на обвиняемого. // Прокурорская и следственная практика, 1998, № 3, с.135-145.
  4. Меликян М. Н. О специфике доказывания в ходе предвари- тельной проверки информации о преступлениях. // Государство и право, 1998. № 10. С. 76-82.
  5. Мирский Д. Я. Правовая природа задержания лица, подоз- реваемого в совершении преступления // Труды Иркутского ун- та. Серия юрид. Т. 45. вып. 8, ч. 4. Иркутск. Иркутский гос. ун-т, 1969. С. 298.
  6. Михайлов В. И., Федоров А. В. Модельный Закон СНГ «О борьбе с организованной преступностью»: содержание и структура // Государство и право. 1998 № 2. С. 78-84.
  7. Михайлов В. Опрос граждан как оперативно-розыскное ме- роприятие // Российская юстиция. 1998. № 12. С. 48-49.
  8. Некрасов С. Допустимость доказательств: вопросы и реше- ния // Российская юстиция. 1998. № 1.
  9. О необходимости использования видеозаписей в работе криминальной полиции // Борьба с преступностью за рубежом: Информационный бюллетень ВИНИТИ. 1992. № 2.

159

  1. Паршин И., Геворкян М. Правовой статус «оперативного внедрения» // Российская юстиция. 2000. № б. С. 51.
  2. Пека Ю. Некоторые спорные вопросы задержания подозре- ваемого // Ученые записки Латвийского ун-та. Т. 188. -Рига: Латвийский гос. ун-т, 1973. С. 108.
  3. Пешков М. Прослушивание и электронное наблюдение в уго- ловном процессе США // Российская юстиция. 1997. № 4.
  4. Ривман Д. В. Виктимность как социальное явление // Во- просы профилактики преступлений. Л., 197 6, С. 118.
  5. Ривман Д. В. К вопросу о гарантиях соблюдения прав че- ловека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий органами внутренних дел // В сб. : Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Часть1 / Под ред. О. М. Латышева., В. П. Сальникова. СПб.,
  6. С. 245-248.
  7. Ривман Д. В. Некоторые вопросы этики оперативного ра- ботника / Информационный бюллетень УВД Леноблгорисполко-мов.
  8. № 23. 0.75 п. л.
  9. Ривман Д. В. Обеспечение объективной и полной виктимо- логической информации - одно из условий успеха в предот- вращении и раскрытии преступлений / Информационный бюллетень ГУВД Леноблгорисполкомов. 1982. № 38. С. 74-80.
  10. Ривман Д. В. Показания потерпевшего, как источник опе- ративной и доказательственной информации / Информационный бюллетень УВД Леноблгорисполкомов. 197 0. № 16. 1.0 п. л.
  11. Ривман Д. В. Потерпевший от преступления: личность, по- ведение, оценка / Издательство УВД Леноблгорисполкомов. 197
  12. № 16. 5.5 п. л.

160

  1. Робозеров А. Ф. Оперативно-розыскные меры в системе су- дебного доказывания // Правоведение. 1978. №6. С. 106-108.
  2. Русаков М. Н., Ищенко Е. П. Киносъемка и видеозапись при расследовании преступлений // Сиб. юрид. зап. 1974, вып. 4, С. 195-201.
  3. Рябчук В. Н. Проблемы защиты информации о сотрудниках правоохранительных органов и осведомителях в США и ФРГ // Использование зарубежного опыта в деятельности органов внутренних дел Российской Федерации/ Материалы межвузовской научно-практической конференции 27-28 мая 1993 г. Ч.
  4. СПб., 1995. С. 174-175.

  5. Савицкий В. М. Закон нужно совершенствовать, но не ухудшать // Социалистическая законность. 1990. № 1. С. 30.
  6. Салтевский М. В. Современные проблемы собирания доказа- тельственной информации техническими средствами // В сб.: Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами. Киев. 1980. С. 9-10.
  7. Селезнев М. Эксперимент или провокация? // Российская юстиция, 1996. № 5. С. 50-51.
  8. Сергеев А. Н. Проблемы противодействия незаконному обо- роту наркотиков // «Известия» методического центра про- фессионального образования и координации научных исследо- ваний МВД России, Главное управление кадров. М., 1996. №
  9. С. 24-34.

  10. Сереброва С. П. Процессуальные аспекты использования информации, полученной в ходе ОРД // Следователь, 1998. № 9(17) .

161

  1. Соловьев И. Ф. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовно-процессуальном доказывании / Теория и практика борьбы с преступностью и право- нарушениями в современных условиях: Материалы научно- практической конференции. Екатеринбург Уральская гос. юрид. академия. 1994. С. 4 5-4 8.
  2. Сото Дж. Работа с информаторами // Переводы материалов о практике деятельности правоохранительных органов зару- бежных стран. Главный информационный центр МВД России. № 8. М., 1999. С. 4-15.
  3. Стрелец С. Использование данных оперативно-розыскных мероприятий // Законность, 1994. № 11. С. 26-27.
  4. Стрелец С. Применение Закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» // Законность, 1994. №4. С. 28-29.
  5. Сурков К. В. Сущность оперативно-розыскного процесса и его соотношение с уголовно-процессуальной деятельностью // В сб.: Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно- практической конференции. Часть 1 / Под ред. О. М. Латы- шева., В. П. Сальникова. СПб., 1998. С. 18-28.
  6. Тетерин. Б. С. О способах собирания доказательств в уголовном процессе // Правоведение. 1964. № 2. С. 71.
  7. Томин В. Т. Острые углы доктринального обеспечения ра- дикальной реформы уголовного судопроизводства // Цели и средства в уголовном судопроизводстве. Н-Новгород, 1991. С. 11.

162

  1. Ульянова Л. Т. О доказывании в стадии возбуждения уго- ловного дела. Вест. Моск. Ун-та, «Право», 1971. № 3. С. 22- 29.
  2. Филимонов Б. А. Институт запретов доказывания в уголов- ном процессе ФРГ // Вест. Моск. Ун-та. Сер. 11 «Право».
  3. № б. С. 46-54.
  4. Филимонов Б. А. Об использовании агентурных сведений в уголовном процессе ФРГ / Изд. вузов. Правоведение, 1984. №
  5. С. 102-105.
  6. Францифоров Ю. В., Лубнин В. Н., Громов Н. А. О дискус- сионных вопросах в теории доказательств. // Государство и право 1998. № 5. С. 104-106.
  7. Фуфыгин Б. В. Представление доказательств в советском уголовном процессе // Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин, 1982. С. 35.
  8. Хмыров А. А. Актуальные проблемы доказывания по уголов- ным делам. // Укрепление законности в борьбе с преступностью в условиях формирования правового государства. М., 1990.
  9. Чувилев А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых // Социалистическая законность.
  10. № 10. С. 66.
  11. Чувилев А., Лобанов А. «Плоды отравленного дерева» // Российская юстиция, 1996. № 11. С. 47-4 9.
  12. 10 6. Шабалин В. Е. Документальная фиксация и формирование доказательств // Теоретические проблемы криминальной практики. Свердловск, 1981. С. 128.

163

  1. Шаталов А. Правовое регулирование оборота наркотических средств // Российская юстиция, 1998. № 9.
  2. Шеифер С. А. Использование непроцессуальных познава- тельных мероприятий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. 1997. № 9. С. 57-63.
  3. Шеифер С. Доказательственное значение задержания подоз- реваемого. В помощь следователю // Соц. законность, 1972. №
  4. С. 55-56.
  5. Шеифер С. А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе // Государство и право. 1996. № 9. С. 60-66.
  6. Шеифер С. А. Пути развития процессуальной формы получе- ния доказательственных материалов на досудебных стадиях процесса // Уголовно-процессуальные проблемы предвари- тельного следствия и пути его совершенствования. Волгоград,
  7. С. 18.
  8. Шиканов В. И. Об использовании в уголовном процессе ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности // В сб. Про- блемы борьбы с преступностью в современных условиях. Ма- териалы международной научно-практической конференции. Ч. 3. Иркутск, 1995. С. 7-8.
  9. Шумилов А. Ю. Реформа правового регулирования оператив- но-розыскной деятельности: вопросы теории и практики. Сб. науч. статей. М.: Академия ФСБ РФ, 1996. С. 152.
  10. Щербаков В. Ф., Рыжаков А. П. Иные, помимо следственных действий, способы собирания доказательств в уголовном процессе // В сб.: Законность, оперативно-розыскная дея- тельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Часть 1 / Под ред. О. М. Латышева., В. П. Сальникова. СПб., 1998. С. 372-374.

164

Книги и монографии:

I. Алексеев Н. С, Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, Изд-во Во ронежского ун-та, 1980. С. 172.

2.Арсеньев А. В. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. М., 1967.

З.Арсеньев В. Д. Понятие научно-технических средств и неко- торые вопросы их использования при производстве по уголовным делам. Красноярск, 1997.

4.Арсеньев В. Д., Заблоцкий В. Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск. 1986. С. 124.

  1. Басков В. И. Оперативно-розыскная деятельность. М., «БЕК»,
  2. С. 52-78.
  3. Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. Юридическая литература. М., 1991. -206 с.
  4. 7.Бекешко С. П., Матвиенко Е. А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, Вышейша школа, 1969. С. 97.

  5. Белкин А. Р. Теория доказывания. М., 1999.
  6. Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3-х томах. Т. 2: Ча- стные криминалистические теории. - М., 1997. С. 107-125.
  7. Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Кримина листические средства, приемы и рекомендации. М., «Юристъ», 1997. - 480 с.

II. Брылев В. И. Некоторые проблемы раскрытия, расследова ния и предупреждения преступлений в сфере наркобизнеса. Екатеринбург: Екатеринбургская ВШ МВД РФ, 1994.

165

  1. Бурданова В. С. Расследование преступлений о незаконных действиях с наркотическими средствами. Метод, рекомендации. СПб., Институт повышения квалификации прокурорско- следственных работников Ген. Прокуратуры РФ, 1990.
  2. Бурданова В. С. Расследование преступлений о незаконных действиях с наркотическими средствами. Метод, рекомендации. СПб., Институт повышения квалификации прокурорско- следственных работников Ген. Прокуратуры РФ, 1992.
  3. Бурданова В. С. Расследование преступлений о незаконных действиях с наркотическими средствами. Метод, рекомендации. СПб., Институт повышения квалификации прокурорско- следственных работников Ген. Прокуратуры РФ, 1993.
  4. Бурданова В. С. Расследование преступлений о незаконных действиях с наркотическими средствами. Метод, рекомендации. СПб., Институт повышения квалификации лрокурорско- следственных работников Ген. Прокуратуры РФ, 1995.
  5. Бурданова В. С. Расследование преступлений о незаконных действиях с наркотическими средствами. Метод, рекомендации. СПб., Институт повышения квалификации прокурорско- следственных работников Ген. Прокуратуры РФ, 1996.
  6. Борьба с преступностью за рубежом: Информационный бюл- летень ВИНИТИ. 1993. № 2. С. 3.
  7. Вандышев В. В. Уголовный процесс. Учебно-метод. посо- бие. Ч. 1 - СПб ВШ МВД России, 1996. - 96 с.
  8. Викторский С. И. Русский уголовный процесс. М., «Горо- дец». 1997.
  9. Волчков И. М. Понятие и структура оперативно-розыскной информации / Учебное пособие. Псков, ПССШ МВД РФ. 1997. -47 с.

166

  1. Гаврилов В. Г., Диденко В. И. Методика организации и проведения контролируемых поставок наркотических средств и психотропных веществ. / Учебно-методическое пособие, 2-е изд. М., ЦИиНМОКП МВД России. 1999. - 28 с.
  2. Галахов С. С, Щербатенко В. В. Некоторые организационные аспекты борьбы с наркобизнесом в США. Домодедово, РИПК. 1995.
    • 28 с.
  3. Гесснер Р., Герцог У. За фасадом права. Методы новой тайной полиции. М., Юрид. лит. 1990. - 222 с.
  4. Гиленсен В. М. Система федеральных органов США, осуще- ствляющих борьбу с наркоманией: Учебное пособие. М., ВНИИ МВД СССР. 1983. - 72 с.
  5. Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978.
    • 303 с.
  6. Григорьев В. Н. Задержание подозреваемого. «ЮрИнфоР», М., 1999. - 542 с.
  7. Губанов А. В. Полиция зарубежных стран. Организационно- правовые основы, стратегия и тактика деятельности. М., МАЭП.
    • 288 с.
  8. Гуткин И. М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. - М.: Академия МВД СССР, 1980. С. 28.
  9. Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современ- ность / Под ред. В. А. Власихина. М., «Юристъ», 2000 г. -272 с.
  10. Доля Е. Д. Использование в доказывании результатов опе- ративно-розыскной деятельности. М., Изд-во «СПАРК», 1996. - 111 с.

167

  1. Ефремов А. М. Человек и оперативно-розыскная деятель- ность: Учебное пособие. Иркутск. ВСИ МВД Росии. 1999. -97 с.
  2. Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Возбуждение уголовного де- ла. М., Госюриздат, 1961. - 206 с.
  3. Жук О. Д. Организованная преступность в современной России. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Томск. 1998. С. 146-169.
  4. Зинченко И. А. Использование в уголовно-процессуальном доказывании фотоснимков, кинолент и видеограмм. Ташкент,
    • 66 с.
  5. Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, «Феникс», 1999. - 288 с.
  6. Ищенко Е. П. Проблемы первоначального этапа расследова- ния преступлений. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та.
    • 167 с.
  7. Карнеева Л. М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М. «Юридическая литература».
    • 135 с.
  8. Кваша Ю. Ф., Сурков К. В. Сущность, задачи, правовая основа и принципы оперативно-розыскной деятельности. Лекция. СПб., Санкт-Петербургский юридический институт МВД России.
    • 56 с.
  9. Кипнис Н. М. Допустимость доказательств в уголовном су- допроизводстве. М., «Юристъ», 1995. С. 64-65.
  10. Кипнис Н. М. Спорные вопросы теории и практики допусти- мости доказательств // в кн. Доказывание в уголовном про-

168

цессе. Традиции и современность // под редакцией В. А. Власихина. М., «Юристъ». 2 000. С. 168-207.

  1. Климов И. А. Методы теории и практики оперативно- розыскной деятельности. Лекция. М., Юридический институт МВД России. - 38 с.
  2. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно- розыскной деятельности» / Под ред. А. Ю. Шумилова. М., 1997.
  3. Кондратов В. Т. Некоторые особенности возбуждения уго- ловных дел по делам о наркомании. // Актуальные вопросы правоведения в современный период. Томск, 1995. С. 263-264.
  4. Кореневский Ю. В. Доказывание в уголовном процессе (за- кон, теория, практика) // в кн. Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность // под редакцией В. А. Власихина. М., «Юристъ». 2000. С. 7-168.
  5. Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование резуль- татов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам: Методическое пособие, «Юрлитинформ», М., 2000.
  6. Коршунов А. И. Отражение, деятельность, познание. М.,
  7. С. 139.
  8. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т. В. Аверьяновой и Р. С. Белкина. М., 1997. С. 158.
  9. Крылов И. А., Бастрыкин А. И. Розыск, дознание, следст- вие. Ленинград, ЛГУ, 1984. - 217 с.

169

  1. Куклин В. И. Неотложные следственные действия. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1976. С. 38.
  2. Леви А. А., Горинов Ю. А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве, М., 1983. - 112 с.
  3. Лившиц Е. М. Тактика следственных действий. М. , Новый Юристъ. 1997. - 176 с.
  4. Ложкевич А. А., Макаров А. М., Шаршунский В. Л. Звуко- запись и фоноскопическая экспертиза на предварительном следствии. М., 1984.
  5. Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973. - 215 с.
  6. Лупинская П. А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных // Рассмотрение дел судом присяжных.: Научно-практическое пособие для судей. Варшава. Бюро по демократическим институтам и правам человека, 1997. С. 103-104.
  7. Маркушин А. Г. Оперативно-розыскная деятельность - не- обходимость и законность. МВД РФ, НЮИ. 2-е издание. Н. Новгород. 1997. - 218 с.
  8. Методические рекомендации по организации и тактике про- ведения операций контролируемых поставок наркотиков // М., УБНОН МВД РФ, 1996.
  9. Методические рекомендации по совершенствованию правовых и организационно-тактических основ проведения контролируемых поставок наркотических средств. М., УБНОН МВД РФ, 1997.
  10. Мешков В. М., Попов В. Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе

170

предварительного следствия. Учебно-практическое пособие, М., «Щит-М». 1999. - 80 с.

  1. Миньковский Г. М. Доказательства // научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Научная редакция В. П. Божьев. М., 1997. С. 138.
  2. Михайлов В. И. Контролируемая поставка как оперативно- розыскная операция // Учебно-практическое пособие. М., 1998. С. 10.
  3. Наркотики в России: преступления и расследование / Под ред. В. П. Сальникова. СПб., 1999. - 426 с.
  4. Овчинский С. С. Оперативно-розыскная информация. М., «Инфра-М», 2000 г. С. 59-64.
  5. Орлов Ю. К. Основы теории доказательств в уголовном процессе / Научно-практическое пособие. М., «Проспект», 2000 г. - 144 с.
  6. Осипов А. Ф. Вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности. М., 1970. С. 17.
  7. Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В. С. Овчинского, О. Е. Эминова, Н. П. Яблокова. М., «ИНФА- М», 1996. - 400 с.
  8. Рассмотрение органами дознания заявлений и сообщений о преступлениях. Учебное пособие / С. П. Щерба, Г. П.Химичева. Н. Н. Донковцев. А. А. Чувилев. М.: ВНИИ МВД СССР. 1987. - 71 с.
  9. Ривман Д. В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. Л., ВПУ МВД СССР, 1975.

171

  1. Ривман Д. В. Виктимологический аспект аналитической ра- боты в органах внутренних дел / Учебно-практическое пособие. Л., ЛВКШР Академии МВД СССР. 1977. 4.5 п. л.
  2. Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология. СПб., «Юриди- ческий центр пресс». 2000. - 332 с.
  3. Рыжаков А. П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. Тула, 1996. - 300 с.
  4. Семенцов В. А. Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя. Учебно-практическое пособие. М.,
    • 76 с.
  5. Смирнов М. П. Зарубежная налоговая и криминальная поли- ция и их оперативно-розыскная деятельность. М., АНП, Изд-во МГУ, «ЧеРо». 2000. - 584 с.
  6. Сурков К. В. Принципы оперативно-розыскной деятельности и их правовое обеспечение в законодательстве, регламенти- рующем сыск. СПб, 1996. - 216 с.
  7. Сурков К. В. Принципы полицейской разведки. СПб. СпбЮИ МВД РФ. 1995. - 112 с.
  8. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., «Юридическая литература». 1973. С. 65-68.
  9. Тетерин Б. С, Трошкин Е. 3. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1997. - 224 с.
  10. Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М.,
    • 240 с.
  11. Треушников М. К. Судебные доказательства. М., «Горо- дец», 1997. - 320 с.
  12. Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. М.,
  13. 176 с.

172

  1. Уголовно-процессуальная политика в странах Западной Ев- ропы и США / Александров А. И. Уголовно-процессуальная политика в России в условиях реформирования государства: история и современность. СПб., 1998. Гл. 2. С. 160-207.
  2. Участие иностранцев в контрабанде и торговле наркотиками за рубежом // Зарубежная информация: Информационный бюллетень. МВД СССР. 1983. № 1.
  3. Учебник русского уголовного процесса / под ред. В. Слу- чевского. 4-е изд. СПб., 1913. С. 379.
  4. Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказы- вания. Казань, 1973. С. 130.
  5. Филимонов Б. А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. М., СПАРК, 1994.
  6. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2-х томах. Т. 2. СПб., Изд. «Альфа». 1996. - 606 с.
  7. Цитш У. Контроль за телефонными разговорами // Переводы материалов о практике правоохранительных органов зарубежных стран. М., 1997. № 3. С. 8.
  8. Чувилев А. А. Использование следователем оперативно- розыскной информации. Учеб. пособие, М., 1992.
  9. Шейфер С. А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М., 1972.
  10. Широков Ю. М., Бородин В. И. Применение оперативной техники сотрудниками органов внутренних дел. М., 1992.
  11. Шнайдер Г. Й. Криминология. Пер. с нем. / Под общ. ред. и с предисл. Л. О. Иванова. М., «Прогресс»-«Универс». 1994. - 504 с.
  12. Элькинд П. С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М, Юрид. лит., 1967. - 192 с.

173

Диссертации:

  1. Галков В. А. Документы как источник доказательств в со- ветском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1991
  2. Зайковский В. Н. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1996.
  3. Зазулин Г.В. Противодействие незаконному обороту синтези- рованных гаркотиков . Дисс…канд. юрид. наук. СПб. , 2000 .
  4. Зникин В. К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании. Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1998.
  5. Казак А. Е. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел и права человека. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1997.
  6. Копылова О. П. Проверка заявлений и сообщений о преступ- лениях. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1999.
  7. Косарев СЮ. Методика расследования преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 2000.
  8. Лядов А. О. Уголовный сыск в дореволюционной России (ис- торико-правовой аспект). Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1997.
  9. Э.Паршин В. Н. Уголовно-правовые и криминологические про- блемы борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1999.

174

  1. Роганов С. А. Особенности расследования незаконного из- готовления, хранения и сбыта синтетических наркотических средств. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1997.
  2. Семенцов В. А. Видео- и звукозаписи в доказательственной деятельности следователя. Дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.
  3. Строгий В. Н. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 2000.
  4. Шейфер С. А. Методологические и правовые проблемы соби- рания доказательств в советском уголовном процессе. Дисс. … докт. юрид. наук. 12.00.09. Куйбышев. 1981.
  5. Авторефераты:

  6. Газизов Д. А. Административно-правовые основы предупреж- дения и пресечения милицией правонарушений в сфере оборота наркотических средств. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Омск, ОЮИ МВД РФ. 1999.
  7. Гридчин А. А. Обеспечение допустимости доказательств на предварительном следствии (процессуальные вопросы). Авто- реферат дисс. … канд. юрид. наук. М., 1999.
  8. З.Дармилов А. М. Установление объективных и субъективных признаков преступления как предмет доказывания в процессе расследования незаконного оборота наркотиков (теоретические и тактико-методические аспекты). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. М., МИ МВД РФ. 2000.

175

4 . Джатиев В. С. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Автореферат дисс. … д-ра юрид. наук. Владикавказ. 1995.

  1. Кравченко А. Н. Уголовно-правовые проблемы борьбы с нар- кобизнесом. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 1999.
  2. Кузьминых К. С. Криминалистические проблемы назначения и проведения экспертиз наркотических средств. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1997.
  3. Лысов Н. Н. Криминалистическое учение о фиксации доказа- тельственной информации в деятельности по выявлению и раскрытию преступлений. Автореферат дисс. … д-ра юрид. наук. М., 1995.
  4. Яшин В. Н. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. М., 2000.
  5. Зарубежная литература:

  6. The National Sheriff. 1973. April-May. P. 18.
  7. The Police: Methods of Operations and Investigations. Wash., 1994. P. 44-46.
  8. 3.Remberg, Charles. The Tactical Edge. Surviwing High-Risk Patrol / Calibre Press - Northbrook, IL. 1996. P. 349-389.

4 . Report to the Nation on Crime and Justice. 1993.

ю

О) W

п

о

JB*“JH» into

О

«3

W

СИ

•g

3.*

я~ га-

©

о

а

fa S п> н

а я

1 ? 2 3 ° 4 5, о ж х о

»

л 2 О

» л э

л “а <г

?а о “О

к

я о

ё a g

х

О н

а -с 3

S-g

  • G ?

О <* В

на основан ии судебног о решения

на основан ии постанов ления Руковод ителя органа

Рапорт

Сводка

Справка (справка - меморан дум)

Акт сотрудн ика органа

Агентур ное сообщен ие или записка

Объясне ния фаждан - участник ов ОРМ- тий или заявлени я фаждан

Акт или иной докумен т ведомств а

Доверен ность, приходн о- расходн ые докумен ты.

С Докумен ты, предмет ы и т. д.

  • Аудио-, видеозап иси и другие техничес кие носители .

S ft

5» 2

о и

В
  • 3

СП

о

X

5

н

о

3

43

Е л>

S. О

“8

$5

и

о

3

•у

ее

а

ч

0-

*•

о

?е-

о

“О а 2 “О и 1го S5 i-j ft rs ?* Н Li о* а Л ля е а

65 S а е- •е N4 о Л 03 п о 43 и а w v

0” и м т ге ч о ь» а ч ft ?> тз ?> as a Ч ор га а я

а

о 3 •о

о о Е, w п а Т. а а

В” а ге ч# > г > ft ч •в ед ов а о а тз

а ч » Л ч ^i а 5 н

^^*\ а О тз ?d о

«5 J пз

о 69 “О ч < М а С s ft я О ft 3 и S

ft

а

ч

ег

а

а

•а

«

ч

i

л

ч

Е

Сбор образцов для сравнительного исследования

Проверочная закупка

Исследование предметов и документов

Наблюдение ОПМ

Отождествление личности

Контроль почтовых

отправлений, телеграфных и

иных сообщений

Наблюдение НАЗ, НВНВД

Обследование

сооружений, зданий,

помещений

Прослушивание телефонных переговоров

Снятие информации с технических каналов связи

  • Оперативно-розыскные мероприятия, указанные в п. 8-11 ст. 6 Закона «Об оперативно проводимые по обеспечению собственной безопасности органов, разрешается осуществлять без су 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).

** Перечень указанных документов и приложений не является обязательным