lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Воропаев, Геннадий Степанович. - Проблемы идентификации неопознанных трупов в криминалистике: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Владивосток, 2001 196 с. РГБ ОД, 61:01-12/588-7

Posted in:

Министерство образования Российской Федерации

Дальневосточный государственный университет

Юридический институт

На правах рукописи

ВОРОПАЕВ Геннадий Степанович

ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ НЕОПОЗНАННЫХ ТРУПОВ В КРИМИНАЛИСТИКЕ

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Диссертация

на соискание ученой степени кандидата

юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Яровенко В.В.

И

**

J

Владивосток 2001

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. Теоретические основы идентификации

личности в криминалистике 11

ГЛАВА II. Получение и анализ комплекса

идентификационно-поисковой информации о личности

на первоначальном этапе расследования 33

§1. Тактические приемы получения и анализа

комплекса идентификационной информации в ходе

следственного осмотра и оперативно-розыскных

мероприятий на этапе доследственной проверки 33

§2. Тактические приемы получения и анализа

идентификационной информации путем следственных действий

и оперативно-розыскных мероприятий на

первоначальном этапе расследования 75

§.2 Получение идентификационной информации о

неопознанном трупе при проведении

судебных экспертиз 92

ГЛАВА III. Проблемы идентификации неопознанных трупов 118

§1. Традиционные методы идентификации личности по

неопознанному трупу 118

§2. Нетрадиционные методы идентификации личности по неопознанному трупу 144

Заключение 161

Список использованной литературы 163

Приложение 189

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Установление личности граждан по неопознанным трупам - важная задача работников органов внутренних дел и прокуратуры с момента поступления сведений о совершенном преступлении. Отождествление неопознанного трупа, его идентификация, обеспечивает возможность быстрого раскрытия преступления, розыска преступника или пропавшего без вести гражданина. Оно осуществляется во исполнение конституционных требований об охране законных прав и интересов граждан.

Основная сложность такой идентификации заключается в том, что за- ранее нельзя определить, на каком этапе расследования она будет завершена. Здесь встречаются два информационных потока: сведения, полученные от родственников и из других источников о розыске без вести пропавшего человека; и сведения органов внутренних дел по комплексу идентификационных признаков неопознанных трупов.

В настоящее время необходимость идентификации личности неопо- знанных погибших возникает в следственной практике довольно часто. Это жертвы преступлений, террористических актов в жилых домах, на вокзалах, рынках; несчастные случаи на транспорте, пожары, внезапная смерть на улице, факты самоубийств.

Генеральная Прокуратура и МВД России постоянно уделяют внимание совершенствованию деятельности правоохранительных органов по установлению личности неопознанных трупов: с 5 мая 1993 года действует Инструкция «Об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам, а также больных и детей, которые по состоянию здоровья или возрасту не могут сообщить о себе сведений» (приказ МВД РФ №213 от 5 мая 1993 г.); приказом № 349 от 21 июля 1993 «О состоянии и мерах по раскрытию и расследованию тяжких преступлений против личности» преду-

4

смотрено создание во всех экспертно-криминалистических подразделениях медико-криминалистических отделений (групп) по обеспечению раскрытия и расследования преступлений против личности, отождествления неопознанных трупов. В Дальневосточном регионе пока только в г. Хабаровске при Краевом бюро судебно- медицинской экспертизы создано специализированное отделение идентификации и исследования неопознанных трупов.

Совершенствование работы по розыску без вести пропавших лиц пре- дусматривают и указания Генеральной прокуратуры и МВД России от 20 ноября 1998 №83/96 «О совершенствовании деятельности по раскрытию убийств, связанных с безвестным исчезновением граждан и розыску лиц, пропавших без вести».

Продолжают существовать серьезные проблемы, требующие научного решения и повышения уровня оперативно-следственной работы, на которые обращено внимание также в информационном письме Генеральной прокуратуры РФ «О повышении эффективности работы по идентификации неопознанных трупов» от 03.10.2000. Согласно данным ГИЦ МВД России, в 1999 г. зарегистрировано почти 33 тыс. случаев обнаружения неопознанных трупов, что на 28% больше, чем в 1998 г. Больше всего их было поставлено на учет в Москве (1955), Московской (2075), Челябинской (1482), Иркутской (1118) областях и в других промышленно развитых регионах с высоким уровнем миграции людей и деловой активности. Принятыми мерами установлена личность лишь 22 тыс. погибших, что составляет только 70% от общего их числа, 11000 остались” неопознанными. Расследовано более 3300 уголовных дел, возбужденных в связи с обнаружением неопознанных трупов с признаками убийства, по подавляющему большинству которых лица, со- вершившие преступления установлены.1

‘См.: Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ «О повышении эффек- тивности работы по идентификации неопознанных трупов» от 03.10.2000, №36/839-00.

5

В последние пять лет в Приморском крае наметилась устойчивая тен- денция к росту количества неопознанных трупов. Так, если в 1995 году в розыске числилось 910 неопознанных трупов, то в 2000 году уже 1317. Количество же трупов, по которым установлена личность потерпевшего, возросло незначительно: с 657 в 1995 году до 794 в 2000 году. За указанный период органами внутренних дел края не установлена личность по 784 неопознанным трупам.

В решении сложных задач идентификации указанной категории лиц важнейшее значение имеет разработка следственной и экспертной методики процесса идентификации неопознанных трупов и пропавших без вести лиц, построенная на прочной научной базе криминалистических и смежных с ней наук: судебной медицины, биологии, антропологии, физиологии и других наук, обеспечивающих достаточное установление идентификационной информации.

Идентификация неопознанного трупа на практике проводится по ком- плексу демографических данных и анатомических признаков внутренней и внешней организации человека, включая как врожденные, так и приобретенные, которые являются предметом различных видов учетов. Однако если лицо при жизни не было взято на учет или эти признаки не сохранились на трупе в результате умышленных действий по сокрытию преступления, то успешная идентификация возможна лишь при тщательном сборе и анализе полного объема информации посредством производства комплекса следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и судебных экспертиз.

Несмотря на выход в последние годы ряда документов, регламенти- рующих работу сотрудников правоохранительных органов и судебно- медицинских служб по установлению личности по трупам, основные сложности обусловлены недостатками именно в организации совместной работы

6 вышеуказанных органов. Теоретические исследования в криминалистике посвящены в основном методике расследования различных видов убийств, в то время как по идентификации неопознанного трупа посредством производства комплекса следственных и оперативно-розыскных действий, проведения раз- личного вида судебных экспертиз имеются лишь отдельные публикации.

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью диссертаци- онного исследования является разработка теоретических основ методики идентификации неопознанного трупа на основе информации, полученной в процессе производства комплекса следственных, оперативно-розыскных действий и различного вида судебных экспертиз. Поставленная цель достигается поэтапным решением частных задач, к важнейшим из которых относятся:

а) изучение научной литературы по данной проблеме, включая публи кации по нетрадиционным методикам идентификации;

б) изучение соответственно уголовного и уголовно- процессуального законодательства, ведомственных нормативных актов;

в) изучение практической деятельности правоохранительных органов по идентификации неопознанных трупов;

г) обоснование методики идентификации неопознанного трупа путем комплекса следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и судебных экспертиз;

д) выявление имеющихся проблем, разработка предложений по их разрешению и совершенствованию действующего законодательства;

е) разработка программы спецкурса: «Методика комплексной иденти фикации неопознанного трупа».

Объект исследования. Объектом исследования является изучение и анализ литературных источников по данной проблеме, а также обобщение деятельности правоохранительных органов и экспертных учреждений по идентификации неопознанного трупа.

7

Предметом исследования являются материалы розыскных и уголовных дел по идентификации неопознанного трупа, материалы и заключения различных видов экспертиз, а также сводные отчеты и аналитические справки Генеральной прокуратуры РФ, прокуратуры Приморского края, МВД РФ и УВД Приморского края, Министерства здравоохранения РФ и бюро судебно-медицинской экспертизы Приморского края.

Методология и методика исследования. Методологическую базу исследования составляют комплексный программно-целевой подход к изучению признаков неопознанного трупа, являющихся источниками идентификационной информации о личности. На основе диалектико- материалистического метода, принципов системного подхода, логического анализа, конкретно-социологических исследований, других обще- и частно-научных методов изучения и анализа теоретико- прикладных проблем.

Выводы и предложения диссертации основаны на изучении материалов уголовных и розыскных дел по Приморскому краю за 1980-2000 годы (404), материалы судебно-медицинских экспертиз трупа (241); практики Томской и Тюменской областей, а также опубликованных материалов следственной, экспертной и судебной практики по исследуемой теме.

Выдвинутые теоретические положения и рекомендации базируются на работах ведущих отечественных криминалистов: Р.С. Белкина, А.Н. Ва- сильева, И.А. Возгрина, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова, Г.А. Густова, Л.Я. Драпкина, Ю.П. Дубягина, В.Я. Колдина, В.П. Колмакова, В.Е. Корноухова, Г.И. Кочарова, Г.Н. Мудьюгина, В.А. Образцова, СМ. Потапова, Д.П. Рас-сейкина, М.Я. Сегая, Н.А. Селиванова, В.А Снеткова, Д.А. Турчина, Б.А. Фе-досюткина, В.И. Шиканова, Н.П. Яблокова и др.

Кроме того, были изучены работы по анатомии, судебной медицине М.И. Авдеева, С.А. Бурова, В.И. Громова, М.М. Герасимова, В.И. Добряка, М.И. Кисина, Ю.М. Кубицкого, В.П. Петрова, и др.

8

Научная новизна исследования. Научная новизна определяется тем, что оно является первым монографическим исследованием комплексной ме- тодики отождествления неопознанного трупа на основе идентификационных моделей, детерменированных биосоциальной природой человека и полученных в процессе проведения системы следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и различного вида экспертиз.

Автором впервые была предпринята попытка разработки основных положений идентификации неопознанного трупа, используя многосторонний подход установления комплекса идентификационных признаков совокупностью следственных, оперативно-розыскных действий и различных экспертиз.

Практическое и теоретическое значение исследования. Практическая значимость теоретических выводов, предложений, заключается в созда- нии системы идентификации неопознанного трупа. Последующее развитие ряда положений диссертации создает предпосылки для дальнейшего совершенствования методики проведения, прежде всего нетрадиционных, криминалистических исследований.

Выводы, классификационные разработки и предложения по их при- менению, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в практической деятельности правоохранительных органов при идентификации неопознанного трупа.

Материалы диссертации могут быть полезны в процессе преподавания криминалистики, при переподготовке экспертов-криминалистов, следователей и других работников правоохранительных органов, при совершенствовании уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В предлагаемой к защите диссертации автором исследован и вы- несен на обсуждение следующий круг проблем:

• Проведен анализ современных тенденций развития исследований идентификации неопознанного трупа в отечественной криминалистике, пока-

9

заны причины недостаточной разработанности вопросов идентификаций посредством комплекса следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и судебных экспертиз;

• Дано определение и показаны возможности установления социально- демографических, внешних и внутренних биологических, врожденных и приобретенных в процессе жизни идентификационных признаков трупа посредством следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и судебных экспертиз; • • Изучена и проанализирована практика идентификации неопознанного трупа, выявлен положительный опыт и возможности его использования в практике расследования убийств; • • Разработана методика фиксации индивидуальных признаков в учетных документах (картотеки, ориентировки); • • Показана роль и значение банка данных ДНК, дактилоскопических и дерматоглифических отпечатков, стоматологического статуса, по группам крови, посмертных масок, видеоряда неопознанных трупов и без вести пропавших лиц для их идентификации; • • Указано на необходимость создания самостоятельного органа, осу- ществляющего централизованный учет всех без вести пропавших лиц и неопознанных трупов, а также представителей групп риска - служащих силовых ведомств, банкиров, крупных бизнесменов, ответственных чиновников, а также лиц с сердечной недостаточностью, без определенного места жительства и др.; • • Высказано предложение о создании специализированных моргов с целью получения комплекса идентификационной информации по неопознанным трупам и процессуального проведения опознания трупов; •

10

• Показана важность взаимодействия различных служб, осуществ- ляющих идентификацию личности потерпевшего.

Апробация результатов исследования. Основные положения дис- сертации, выводы и предложения автора были предметом обсуждения на научных конференциях профессорско-преподавательских составов Юридических институтов Дальневосточного (1998-2000 гг.) и Томского (2000 г.) государственных университетов. Теоретические положения нашли свое отражение в опубликованном учебном пособии (в соавторстве), курсе лекций (в соавторстве) и научных статьях. Результаты диссертационного исследования используются автором при преподавании курса криминалистики и спецкурса «Криминалистическая идентификация» в Юридическом институте ДВГУ.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения; объем соответствует требованиям ВАК Российской Федерации. Тема диссертации определена основной тематикой научных исследований кафедры криминалистики Юридического института Дальневосточного государственного университета и утверждена Ученым Советом.

11 ГЛАВА I

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ В КРИМИНАЛИСТИКЕ

Идентификация неопознанного трупа является одной из важнейших задач при расследовании дел о похищении людей, убийстве, без вести пропавших в результате катастроф, террористических актов, стихийных бедствий. Решается она на практике путем выявления индивидуализированных связей специфического объекта (трупа) с различного рода следами, оставленными потерпевшим при жизни и, прежде всего с материально-фиксированными следами-отображениями, а также с информацией, сохранившейся в сознании других людей, данными, зафиксированными документально.

Возможность идентификации вообще и трупов, в частности, базирует ся на свойствах теории отражения материального мира. Свойства отражения могут проявляться по-разному в зависимости от сложности и организованно- ^ сти взаимодействующих объектов.1

Так, одним из простейших свойств отражения является след - матери альное отображение на каком-либо предмете признаков внешнего строения и других свойств объекта, имеющего устойчивые пространственные границы. В возникновении и формировании следа в равной степени участвуют обра зующий (повреждающий) и воспринимающий (повреждаемый) объекты. Та кое свойство отражения, как след, присуще неживой природе (следы сколь жения шин автомобиля на асфальте, следы взлома замка, следы обуви на h’ влажной земле и т.п.). Однако на объектах живой природы при механическом

См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М., Юрид. лит. 1987. - С.218.

12

воздействии различных предметов (острых, тупых и др.), под влиянием факторов внешней среды, на теле человека также остаются материальные следы.

Кроме трасологических следов, в научной литературе обращено вни- мание на более сложные формы отражения. Психика и сознание позволяют человеку получать и сохранять в своей памяти, например, зрительные образы людей, участвующих в том или ином событии, а потом воспроизводить их с помощью присущей человеку второй сигнальной системы. В таких случаях также возможна идентификация, но она осуществляется по чувственно-конкретным отображениям, сохранившимся в памяти человека, например, путем следственного действия как опознание трупа.

Теоретическими основами идентификации являются законы философии. В теории высказаны две точки зрения о методологических основах идентификации. Одни авторы придерживаются мнения, что формально- логический закон тождества составляет основу идентификации. Другие, что такую основу составляет закон диалектического тождества, рассматривающий все в процессе развития, движения и взаимосвязи.3

Как правильно, на наш взгляд , отметили В.Д. Арсеньев и Н.Н. Мед- ведев, «абстрактное тождество лишает возможности познать закономерности следообразования, вскрыть различие внутри тождества, непрерывного противоречивого процесса изменения исследуемых объектов, выявить их связи. Поэтому, не отрицая значения формально- логического тождества для иден-

См.: Турчин Д.А. Научно-практические основы криминалистического учения о ма- териальных следах. -Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. С. 9.

См.: Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М, 1969. С. 6

См.: Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1982. С. 8.

13

тификации, ее научной основой необходимо признать «диалектическое тождество».

Следует заметить, что большинство авторов, придерживающихся первой точки зрения, в процессе изложения основ идентификации неизменно основываются также на положениях закона диалектического тождества. Исследования ученых-криминалистов закона диалектического тождества применительно к рассматриваемой проблеме позволили выработать основные положения теории идентификации.

  1. Объекты, используемые в идентификации, подразделяются на идентифицируемые, которые должны быть отождествлены и идентифицирующие, по которым производится идентификация.3

В развитие этой классификации В.Я. Колдин ввел понятия «искомый» и «проверяемый».4 Искомый - это единичный объект, связанный с рассле- дуемым событием. Его существенными признаками являются: объективная связь с преступлением, образование отображения, возможность его установления путем доказывания с использованием идентификации. Проверяемый же объект только предполагается искомым и исследуется с целью отождествления. Такое деление объектов имеет смысл, поскольку процесс идентификации рассматривается как самостоятельное научно-техническое исследование и в то же время неразрывно связанное с доказыванием, без которого оно теряет юридическое значение. Применительно к нашей проблеме искомый объ-

Арсеньев В.Д., Медведев Н.Н. Идентификация и доказывание по уголовному делу// Вопросы борьбы с преступностью. - Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1971. С.199.

См. например: Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969,с.6-14.

См.: Потапов СМ. Принципы криминалистической идентификации// Сов. гос. и право, 1940. №1. С. 15.

См.: Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969. С.24.

14

ект- это личность неопознанного трупа, проверяемые объекты - это без вести пропавшие лица.

  1. Материальной основой идентификации являются свойства, как внутренняя качественная характеристика, и признаки, отражающие внешние свойства объекта. В теории криминалистической идентификации понятие идентификационных свойств и признаков является фундаментальным и рассмотрены во многих работах.1

Например, такое свойство кожного покрова фаланг пальцев рук как неповторяемость, неизменность на протяжении жизни человека, восстанавливаемость при нарушении, внешне находят свое выражение в определенном рисунке кожного покрова, образуемого различными типами линий, их взаимном расположении, что сохраняется на протяжении всей жизни.

На наш взгляд, нельзя останавливаться на свойствах и признаках как единственных инструментариях идентификации. На практике чаще всего используются идентификационные (опознавательные) комплексы признаков, имеющие своим содержанием такую качественно- количественную определенность родовых и частных признаков, которая составляет целостную идентификационную систему, позволяющую устанавливать личность потерпевшего. На основе таких комплексов как: «словесный портрет», опознавательная фотография, череп, стоматологический статус, одежда, особые приметы и других, ведется идентификационная, оперативно-розыскная, следственная и судебная деятельность.

См.: Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлеж- ности. -М, 1961. С.26; Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. - М., 1978. С. 13; Селиванов Н.А. Актуальные теоретические вопросы идентификации// Вопросы борьбы с преступностью, вып. 15, М., Юридическая литература, 1972,с. 135- 159. Се-гай М.Я. Методология судебной идентификации. - Киев, 1970. - С. 171-172; Корноухов В.Е. Теория идентификации// Курс криминалистики. Раздел «Судебная экспертология»: Учеб. пособие. - Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1995. - С. 65-69.

15

В.Я. Колдин оперирует понятием «идентификационная совокупность признаков», а А.А. Эйсман использует термин «идентификационное поле». Представляется, что эти понятия не отражают диалектического подхода к процессу отождествления. Например, такие идентификационные объекты как отпечатки пальцев или словесный портрет, хотя и составлены из родовых признаков, но в комплексе они имеют строго взаимосвязанную, внутренне детерменированную организацию, определяющую индивидуальность человека.

  1. Для идентификации необходима достаточная полнота отражения (отображения) свойств и признаков объекта, что зависит от нескольких ус ловий. Во-первых, недостаточно одного факта отражения свойств объекта в других предметах, которые позволили бы отобразиться в объекте исследуе мым свойствам, используемым в дальнейшем с целью идентификации; во- вторых, от способности объектов не только отображать свойства, но и сохра нять их в неизменном или мало изменяемом состоянии в течение определен ного времени.

В большей степени это относится к повреждаемому объекту, который должен иметь достаточные следовоспринимающие свойства. Важно, чтобы отобразившиеся особенности повреждающего предмета были специфическими, то есть такими, которые можно считать индивидуальными, а сочетание их было бы достаточным для обоснованного вывода о тождестве, так как в процессе взаимодействия объектов не всегда и не обязательно отображаются все свойства повреждающего предмета.

  1. Интерес представляет вопрос о делении идентификационных при знаков на существенные и несущественные. М.Я. Сегай считает, что иден-

См.: Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969. С.20; Эйсман А.А. Заключение эксперта. М: Юрид. лит., 1967. С.38.

16 тификационными должны быть все признаки материального объекта, которые могут оказаться существенными при отождествлении объекта.

В.Е. Корноухов, придерживается позиции, что классификация признаков на существенные и несущественные имеет значение только при научном отборе признаков. Если признаки определены, то для решения той или иной задачи они являются существенными.2

На наш взгляд, проблему существенных и несущественных признаков следует рассматривать: а) с точки зрения теории идентификации, которая определяет широкий перечень признаков, используемых при отождествлении объектов; б) с точки зрения достижения положительного результата по конкретному объекту идентификации.

Представляется, что данная классификация имеет достаточные осно- вания, и должна рассматриваться применительно к каждому этапу идентификационного процесса отдельно. Так, на этапе сбора идентификационной информации, особенно по такому объекту как труп или без вести пропавшее лицо, полагаем, должна быть собрана максимально полная криминалистически значимая информация, поскольку при различных следственных действиях (розыске, опознании, экспертизе) существенными могут оказаться даже самые, на первый взгляд, малозначительные сведения. С точки зрения результата - достижения положительной идентификации, существенными могут оказаться признаки, которые способствовали установлению личности.

  1. Важное значение имеет идентификационный период, то есть вре- менной интервал, в течение ‘ которого объект сохраняет качественно- количественную определенность, а возникающие изменения не приводят к преобразованию тех характеристик объектов, которые используются при

См.: СегайМ.Я. Актуальные теоретические вопросы криминалистической идентификации, С. 171.

См.: Корноухов В.Е. Теория идентификации// Курс криминалистики. Раздел «Су- дебная экспертология». 1995.С.68.

17

отождествлении.1 Это, в первую очередь, относится к такому биологическому объекту как труп, который по данным судебно- медицинских исследований через три дня видоизменяется, а через неделю идентификация по внешним признакам существенно затруднена.

Разработка методов восстановления в значительно измененных биоло- гических объектах (например, ткани загнивших или мумифицированных трупов) идентификационных признаков является важной задачей, требующей научного разрешения. Так, например, при отторжении эпидермиса пальцев рук наука разработала несколько методов восстановления папиллярного узора по сосочковому слою.2

Изложенные положения характерны как для технического отождеств- ления (например, идентификационная работа ОТК на предприятии по определению качества продукции), так и для психологического процесса узнавания (в процессе оперативно-розыскной работы по фотографии, словесному или скульптурному портрету). Это непроцессуальные формы идентификации, они носят технический или психологический характер, применяются в других науках, производстве или, например, в розыске, но являются материальной основой для криминалистической идентификации, осуществляемой в процессуальной форме, предусмотренной законом.

Правильно отмечает В.Я. Колдин, что судебная медицина, физика, химия, биология не имеют и не могут иметь своей, отличающейся от криминалистики, теории и методологии, поскольку они возникли и развиваются не как отрасли науки, а как элементы комплексного криминалистического зна-

См.: Колмаков В.П. О криминалистическом понятии идентификационного периода //Проблемы социалистической законности на современном этапе развития советского государства. - Харьков, 1968. - С.63.

2См.: Дубягин Ю.П. Проблемы расследования фактов гибели граждан в вооруженном конфликте в Чечне//Криминальная ситуация на рубеже веков в России. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.И. Долгова. Криминологическая ассоциация. -М, 1999. С. 212.

18

ния, необходимого для раскрытия и предупреждения преступлений . В криминалистических научных исследованиях отмечается особенность криминалистической идентификации, в отличии от ее применения в других науках:

а) она служит для раскрытия и расследования преступлений и разре шения в суде гражданских дел, что соответствует требованиям ч.1 и 2 ст.2 УПК РСФСР, предусматривающей требование быстрого и полного раскры тия преступлений, охране прав и свобод граждан.

Путем идентификационного исследования конкретных объектов можно установить их связь с событием определенного происшествия. Это поло- жение характерно только для криминалистики, которая выявляет преступника и его связь с преступлением. Следует согласиться, что «Техническая идентификация всегда должна сочетаться с квалифицированной юридической оценкой связи единичного объекта с расследуемым событием»2 (ст. ст. 69, 70, 186 УПК РСФСР).

б) отождествляются объекты, являющиеся вещественными доказа тельствами, которые служат средствами к обнаружению преступления, уста новлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к оп ровержению обвинения или смягчению ответственности (ст. 83 УПК РСФСР).

в) важное доказательственное значение имеет вывод как о наличии, так и об отсутствии тождества. Положительный результат подтверждает вер сию о том, что отображение вызвано исследуемым объектом, отрицательный - опровергает ее и требует выдвижения и проверки новых версий.

г) исходным материалом для идентификации могут служить только фактические данные (материальные объекты), полученные и зафиксирован ные в соответствии со ст. 70 УПК РСФСР, что является гарантией достовер-

‘См.: Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. С.42.

2См.: Там же. С. 32.

19

ности их происхождения. Результаты криминалистического исследования должны быть оформлены в соответствии со ст. 80 УПК РСФСР.

Применяя это положение, следует добавить, что эксперту необходимо соблюдать требования не только уголовно-процессуального законодательства, но и ведомственных инструкций, специально предусматривающие ход самого процесса исследования и его оформление. Так, эксперты физико-технического, судебно-химического, судебно-биологического отделений, нередко производят идентификацию объектов, не представленных следователем, а изъятых судебно- медицинским экспертом при исследовании трупа (или освидетельствовании граждан) без соблюдения требований, предусмот- ренных ст. ст. 108, 186 УПК РСФСР.

При этом соблюдаются те же правила, что и при производстве экспер- тизы, однако результаты исследования оформляются не в качестве заключения эксперта, а в виде акта, который не является доказательством по делу.

д) методы идентификации должны быть научными и объективными, апробированными, утверждены соответствующими инструкциями и не про тиворечить общим принципам уголовного процесса. Для экспертных целей используются только достоверные и проверенные практикой методы.

е) идентификационное исследование носит ретроспективный харак тер, событие познается по различным следам, установленным путем следст венных действий: осмотра места происшествия, обыска и выемки, опознания, судебных экспертиз. Поэтому необходимо разрабатывать методы исследова ния (и расшифровки) преобразованной, то есть закодированной в следах ин формации об объектах, оставивших следы, а также методы, позволяющие со хранять эту информацию в неискаженном виде и отождествлять объект в различные сроки после события.

Рассмотренные выше технико-психологический и процессуальный ас- пекты идентификации содержат только общие положения ее характеристики.

20

Представляется, что идентификация как процесс имеет сложную систему по- ^ лучения, анализа и отождествления полученной идентификационной инфор-

мации, которая реализуется в механизме идентификации, имеющем свою структуру элементов, методы и формы их взаимодействия в целях отождест- вления объекта.

Механизм идентификации неопознанного трупа представляет собой многоэтапный и многоуровневый процесс взаимодействия его составных элементов (субъектов и объектов идентификации) посредством системы форм и методов следственной, оперативно-розыскной и экспертной деятель-ности, объединенных общей направленностью на получение и анализ комплекса идентификационной информации и последующее опознание трупа.

В научной литературе имеются исследования отдельных элементов механизма идентификации личности неопознанного трупа. Так, подробно рассмотрены сущность идентификационных свойств и признаков, классификация субъектов и объектов идентификационного процесса, уровни и этапы идентификационных исследований.

Важной чертой механизма идентификации неопознанного трупа явля- ^ ется комплексность. Необходимость комплексного подхода к обоснована В.Е

Корноуховым применительно к. судебно-экспертному исследованию свойств человека в целях установления субъекта преступления.1 Проведенное нами исследование позволяет выделить особенности трупа как многостороннего объекта криминалистической идентификации, требующего комплексной ме- тодики его отождествления. На. наш взгляд, в структуру комплексного подхода к идентификации неопознанного трупа наряду с комплексом экспертных исследований следует включать тактические действия органов дознания

См.: Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. - Красноярск: Изд-воКраснояр. ун-та, 1982. С. 13-41.

21

и следствия в целях получения и анализа комплекса идентификационной информации о непознанном трупе и без вести пропавших лицах.

Одним из основных элементов механизма реализации идентификаци- онного процесса является объект исследования, который признан как определяющий момент любой науки.1 Непознанный труп из общего круга объектов идентификации выделяется множеством особенностей, определяемых его биосоциальной природой, внутренней структурой организма, внешними морфологическими признаками и функциональными характеристиками.

Разновидности неопознанного трупа определяются комплексом при- знаков, который детерминируется его состоянием в пределах одного идентификационного периода: 1).Неизмененным, в том числе замороженным; 2). Измененный, в том числе: а) гнилостный; б) скелетированный либо в форме отдельных костных останков; в) сожженный.

Данная классификация имеет дополнительные разновидности с учетом: а) пола - мужской, женский; б) возраста - новорожденный, несовершен- нолетний, взрослый, престарелый; в) целостности трупа - расчлененный, не-расчлененный. Названные классификации лежат в основе формирования разновидностей идентификационных моделей неопознанных трупов, имея своим содержанием различный набор идентификационных комплексов.

По основанию правовых последствий смерти индивида, на наш взгляд, следует выделить классификацию трупов: а) без признаков насильст- венной смерти; б) с признаками насильственной смерти. С учетом такого разделения объектов, по нашему мнению, целесообразно выделить две идентификационные модели неопознанных трупов:

а) идентификационная модель неопознанного трупа без признаков насильственной смерти;

1 Седова Т. А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистиче- ской идентификации. Л., Изд-во ЛГУ. 1986. С.9.

22

б) идентификационная модель неопознанного трупа с признаками насильственной смерти, куда входит и блок криминалистической характеристики преступления, необходимого для установления личности по неизвестному трупу.

Необходимость последней классификации, которая не выделяется в научной литературе применительно к проблеме опознания неизвестного трупа, определяется, на наш взгляд, следующими обстоятельствами. В первом случае по трупу идентифицируется личность человека для установления факта смерти. Это необходимо для реализации конституционного права человека быть похороненным под своим именем и наступления определенных гражданско-правовых последствий: право на наследование родственниками или государством, льготы и пенсии для членов семьи.

Во втором случае идентификация в первую очередь служит планиро- ванию расследования преступлений, выдвижению версий и, в конечном итоге, изобличению преступника, так как социальные связи потерпевшего помогают органам следствия определять круг лиц, среди которых может находиться преступник.

Кроме этого, определяется тактика и процессуальные формы иденти- фикационной работы: в первом случае - вопросами установления личности занимаются органы дознания, во втором - органы следствия и дознания в строго процессуальной форме, определенной УПК РСФСР. С учетом вида правоохранительных органов идентификация, на наш взгляд, может быть подразделена как: а) оперативно-розыскная (органами дознания; б) следственная; в) экспертная; г) судебная.

Приведенная классификация объектов позволяет сгруппировать ком- плексы идентификационных признаков, определяемые качественно- количественной определенностью объекта отождествления и сформировать

23

модели, неодинаковые по степени детализации.1 Целесообразно создание идентификационных моделей общего и частного планов, отражающих структуру человека как биосоциального существа: его социально- демографические свойства, признаков внутренней и внешней структуры, а также функций жизнедеятельности.

Впервые в научных исследованиях применительно к неопознанным трупам группировку признаков произвел В.И. Шиканов, подразделив их на три группы: а) физические признаки; б) данные социально- демографического характера; в) иные данные . По иным основаниям классифицирует идентифицирующие признаки применительно к живому субъекту В.Е Корноухов, который выделил три основные группы признаков в структуре свойств человека: субстративные (внутренние), морфологические (внешние) и функциональные.4 Представляется, что противопоставлять субстративные и морфологические признаки как внутренние и внешние нельзя. По крайней мере это будет не всегда корректным, так как большинство свойств человека определяются его наследственностью, а значит они внутренне присущи природе человека и, как правило, имеют как внутреннюю детерминацию, так и внешнее проявление. Например, относить категорично внешний облик человека к морфологическим, внешним свойствам нельзя в силу того, что он определяется наследственностью, всем субстратом человека и, в первую очередь, его структурной основой - черепом и скелетом. Движение как функция человека

‘Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М: Юрид. лит. 1981.- С. 96-112.

Критику классификаций свойств человека в криминалистике, предложенных В.П.Колмаковым, Г.А.Самойловым, В.Я.Колдиным и другими, см. Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. С. 165

“См.: Шиканов В.И. Тактическая операция «атрибуция трупа» (некоторые вопросы теории и практики)//Проблемы советского государства и права. - Иркутск, 1975, вып. 11-12. - С. 132-135; Аббасова И.С, Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент криминалистически значимой информации о событии преступления. Тактико- криминалистические и процессуальные аспекты. - Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1994. С.137-145.

См.: Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. - Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1982. С. 18.

24

определяются физиологической и психологической составляющими его организма, которые внешне проявляются в таком функциональном комплексе как походка или осанка.

Представляется, что с определенной долей условности возможно вы- деление субстративных свойств и признаков, которые присущи внутренней природе человека, с той оговоркой, что они имеют как внутреннюю детерминацию так и внешнее проявление. Более продуктивной, на наш взгляд, является классификация идентификационных признаков на атрибутивные, определяемые внутренней природой человека и приобретеиные (используемые) в процессе жизни.

В этом случае идентификационная модель неопознанного трупа в своей структуре, по нашему мнению, должна содержать атрибутивно- внутренние и атрибутивно-внешние, морфологические блоки признаков, атрибутивно-функциональные состояния и комплекс признаков, приобретенных (используемых) в процессе жизни. В теории идентификации общепризнанно, что обязательным элементом идентификационной модели является блок социально-демографических признаков:

  1. Атрибутивно-внутренние свойства и комплексы признаков присущи внутренней организации человека и, как правило, не находящие проявления во внешней организации человека. Это такие свойства как генетический код индивида - ДНК; групповые свойства крови, спермы, волос; различные выделения организма (пот, моча и др.); остеологические особенности структуры костей и черепа, по которым определяются внешний вид человека, особенности стоматологического статуса, а также пол, возраст, рост; наследственные заболевания. Существенную подструктуру образуют психологические свойства (темперамент, бисексуальность, и др.), пограничные психиатрические патологии, а также психиатрические заболевания индивида.

25

  1. Атрибутивно-морфологические (внешние) свойства и признаки, ха- рактеризующие внешний вид индивида (рост, телосложение, тип, форма и черты лица, и др.). Комплексным отражением морфологических свойств, например, является опознавательная фотография, описание внешнего вида по правилам словесного портрета; папиллярные узоры тела человека (дактилоскопия и дерматоглифика).
  2. Атрибутивно-функциональные комплексы: осанка, походка, жести- куляция, мимика, взгляд, голос, речь, почерк, профессиональные навыки и другое;
  3. Приобретенные (используемые) в процессе жизни индивида: ком- плексы признаков одежды и обуви, нательной живописи (татуировки), следы профессиональной деятельности, последствия травм и операций, патологические и профессиональные заболевания и т.д.
  4. Социально-демографические: фамилия, имя отчество; пол, возраст, раса, национальность; место рождения, место работы, профессия, семейное положение и состав семьи, наличие или отсутствие судимости.
  5. С позиций криминалистической идентификации рассмотренная иден- тификационная модель неопознанного трупа не достаточна для решения полного комплекса проблем, так как не включает блока признаков, составляющих криминалистическую характеристику преступления и, в первую очередь, способа его совершения и сокрытия. Поэтому, идентификационная модель непознанного трупа с признаками насильственной смерти должна включать блок признаков, свидетельствующих о совершенном убийстве гражданина, чей труп неопознан. Такими признаками являются: время и место наступления смерти, причина смерти, характер и расположение телесных по- вреждений: орудия и средства совершения преступления; способ, место сокрытия и поза трупа, микроследы и микрочастицы, признаки садизма, жестокости; отсутствие документов и ценностей; сопутствующие мелкие вещи

26

(билеты, обрывки газет, записные книжки и др.). Все это связывает потерпевшего с преступлением, личностью преступника, способом совершения и сокрытия преступления. Раскрытие преступления, выявление личности преступника и личности потерпевшего, являются взаимосвязанными задачами, взаимно работающими на выяснение истины по делу. Если труп потерпевшего неопознан, то осложняется работа по установлению личности обвиняемого,1 вины, мотива, цели и других обстоятельств совершенного преступления.

Предложенные нами модели идентификации неопознанного трупа, включая в том или ином объеме подсистемы общего комплекса идентификационных признаков человека как биосоциального существа, составляют содержание механизма идентификации.

К настоящему времени в науке в основном определились составляющие подструктуры идентификационной модели неопознанного трупа. Оста- ется не определенным место психолого-психиатрической признаков. Конечно, психические особенности человека не обладают устойчивыми признаками, но они могут найти отражение в поведении потерпевшего и стать ключом при установлении истины. Как правильно отметил В.И. Шиканов, проблема использования в процессе расследования преступлений данных о психических особенностях личности индивида (потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого) пока привлекает внимание криминалистов только в аспекте тактики проведения отдельных следственных действий.

Конечно, выявить психические особенности при изучении внешних признаков мертвого тела достоверно невозможно. Однако анализ следов действий потерпевшего на месте обнаружения его трупа может способствовать выводам о его психических особенностях. По признакам внешнего вида, например, мужчина, одетый в нижнее женское белье, крашеные волосы, ногти

См.: Ведерников Н.Т. Изучение личности обвиняемого по отдельным категориям преступленийУ/Правовые проблемы борьбы с преступностью: Сб. статей// Под ред. В.Д. Филимонова. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1990. - С. 170-177.

27

свидетельствуют о его бисексуальности; нахождение телесных повреждений в местах, свойственных больным эпилепсией, указывает на необходимость розыска среди субъектов с пограничными состояниями либо психическими заболеваниями.

Как правильно отметил Д.А. Турчин, на разрешение экспертов могут быть поставлены вопросы, направленные на получение психической и психологической характеристики субъекта преступления, а также потерпевших по их следам1.

Так следственной практике известен следующий случай. На расстоянии 20 км от г. Ялуторовска Тюменской обл., в пойме реки Тобол 4 ноября 1991 года был обнаружен без одежды высохший труп мужчины, висевший в петле на ветке дерева на высоте 4 метров от поверхности земли. Высота расположения тела и признаки самоубийства послужили основанием для выдвижения версии, что потерпевший являлся психически больным. При проверке медицинских учреждений удалось установить гражданина К., который был неоднократно судим за тяжкие преступления. Последний раз он был освобожден 20.10.84 г. и направлен в психбольницу. Весной 1991 год пропал без вести. Проведенная дактилоскопическая экспертиза установила принад- лежность обнаруженного трупа гражданину К.2

В науке криминалистике и правоохранительной практике традиционно считается, что по трупу не выявляются признаки функциональных осо- бенностей человека. На наш взгляд, данное положение является спорным, поскольку, например, при различной длине ног или наличии горба, протеза, увечий ступни, возможно выдвижение версий о походке и осанке. Наличие магнитофонной записи голоса при потерпевшем позволяет провести фоно-

1 См.: Турчин Д.А. Теоретические основы учения о следах в криминалистике. - Вла дивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1983. -С.54

2 См.: Заключение эксперта ЭКО УВД Тюменского облисполкома № 1529 от 30 ок тября 1992. Архив кафедры криминалистики ДВГУ

28

скопическую экспертизу по голосам без вести пропавших лиц и в совокупности с другими родовыми признаками отождествить неопознанный труп.

Спорным в структуре идентификационной модели неопознанного трупа является место такого опозновательного комплекса признаков как та- туировки. В.И. Шиканов относит их к числу анатомических признаков1. На наш взгляд, татуировки нельзя относить к этой подструктуре идентификационной модели, поскольку они являются не природными, а приобретенными атрибутами тела в процессе жизнедеятельности человека. В научной литературе татуировки определяются как нательная живопись, поэтому более правильно, по нашему мнению, относить их к признакам внешнего рельефа и состояния кожи человека.

Субъектами идентификации выступают граждане, должностные лица, которые в различных формах (процессуальных и непроцессуальных) проводят вербальными или инструментальными методами отождествление личности по трупу. В литературе существуют различные мнения по субъектному составу идентификации. Так, В. П. Колмаков выделил оперативно-следственную и следственную идентификацию,2 Р.А. Кентлер считает, что главной является следственная (судебная) форма идентификации. 3 Существуют и иные мнения.

Представляется, что вышеуказанные авторы смешивают понятие «субъект идентификации» с понятием «субъект собирания и субъект оценки доказательств». Согласно ст. ст. 69 УПК РСФСР фактические данные уста-

‘См.: Шиканов В.И. Тактическая операция «атрибуция трупа» (некоторые вопросы теории и практики). С. 137.

2 См.: Колмаков В.П. Сущность и задачи идентификации личности в советской кри миналистике// Учен, записки Харьковского юрид. Института, 1955. С. 101; Р.С. Белкин, А.И. Винберг. Криминалистика и доказывание. М., 1969. С. 121-122.

3 См.: Кентлер РА. Основные вопросы идентификации и возможности ее примене ния в криминалистике. Автореф. канд. дисс. Л., 1963. С. 10.

29

навливаются показаниями свидетелей, потерпевшего, подозреваемого, заключением эксперта, которые и являются субъектами идентификации.

В случае экспертной идентификации неопознанного трупа следователь или судья, как лица, не обладающие специальными познаниями, не мо- гут производить идентификацию. Поэтому когда эксперт выносит положительное или отрицательное решение в идентификационной экспертизе, следователь или судья при несогласии с его выводами, могут назначить дополнительную либо повторную экспертизу. Но в любом случае идентификацию производит эксперт.

Другое дело, когда эксперт проводит групповую идентификацию, яв- ляющуюся промежуточным звеном в системе доказывания, si следователь или судья производят идентификацию по совокупности признаков, установленных по делу. Очевидно, в данном случае, субъектом идентификации, выносящим окончательное решение, являются следователь или судья.

Свидетель или представитель потерпевшего, опознающие различные объекты, в том числе и труп человека, занимают процессуальное положение в механизме идентификации, аналогичное эксперту. Именно они, а не следователь или судья, являются носителем психологического образа опознаваемого объекта и могут произвести его отождествление.

Представители органов дознания, следствия и суда согласно ч. 1 ст. 70 УПК РСФСР являются «субъектами собирания доказательств». Они же в соответствии с ч. Ш ст. 70, 71 УПК РСФСР являются «субъектами оценки доказательств». Следовательно, субъектный состав в механизме идентификации определяется, исходя из смысла ст. 245 УПК РСФСР и равенства участников судебного заседания с учетом того, кто выносит окончательное идентификационное решение по делу. Орган дознания, следователь и суд выступают как в роли субъекта идентификации, так и субъектов собирания и оценки доказательств, эксперт или свидетель - только субъектом идентификации.

30

Механизм реализации идентификационного процесса, на наш взгляд, может проходить в двух формах: непроцессуальной (доследственной) и в процессуальной (следственной, судебной) формах совместного следственно-экспертного исследования обстоятельств дела.

Непроцессуальная (доследст венная) идентификация личности по трупу имеет место в тех случаях, когда орган дознания в соответствии с ч.Ш ст. 120 УПК РСФСР и Законом об ОРД путем розыска и опроса родственников, граждан, жителей населенного пункта или города, с использованием информации СМИ, криминалистических и оперативно- розыскных учетов, рассылкой ориентировок в ОВД производят опознание и передачу трупа родственникам без применения процессуальных форм. При этом используется такой идентификационный комплекс признаков как «словесный портрет», включающий узнавание по внешнему виду, особым приметам тела, одежды, обуви, дактилоскопической информации и т. д. Узнавание по аналогии в соответствии со ст.87 УПК РСФСР оформляется протоколом опознания;

Процессуальная, следственная форма согласно ст.ст. 165, 166 УПК РСФСР предполагает соблюдение определенных процессуальных правил поисково-познавательной деятельности при проведении тактических операций и отдельных следственных действий (осмотра, обыска, выемки, опознания), оперативно-розыскные мероприятия (опрос, ориентировки в СМИ, использование оперативных учетов), а также комплекса экспертных идентификационных исследований (криминалистических, судебно-медицинских и др. экспертиз).

Механизм идентификации осуществляется на трех уровнях -

31

приметоописательном, признаковом и знаковом. Сущность приметоописа-телъного уровня состоит в том, чтобы органам дознания и следствия получить как можно больше информации в ходе осмотра и исследования неопознанного трупа, допросов свидетелей, оперативных мероприятий в целях проведения в последующем идентификации. Практическим осуществлением данного метода является идентификация по методу «словесного портрета». При этом, как правильно отмечает В.Е. Корноухов, должен быть использован максимально возможный уровень выделения (детализации) частных особенностей.

Второй уровень идентификации - признаковый. Наличие развитой системы признаков требует перехода к более высокому уровню оценки индивидуального комплекса признаков - математическим методам, что повышает обоснованность и объективность вывода работы по идентификации. Так, при проведении медико-криминалистической экспертизы черепа методом фотосовмещения используются математические расчеты корреляционного анализа; метод графического анализа при исследовании предсмертной записки. Третий уровень идентификации обозначен как знаковый. Его сущность заключается в том, что идентификация осуществляется с использованием человеко- машинного комплекса.

Рассматривая механизм отождествления В.И. Шиканов, выделил три этапа, в рамках которых реализуется механизм идентификации неопознанного трупа:

а) накопление информации о погибшем, чей труп выступает в качестве непосредственного объекта исследования в процессе осмотра места про-

См. Корноухов В.Е. Теория идентификации// Курс криминалистики. Раздел «Судебная экспертология»: Учеб. пособие. - Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1995. - С. 74.

32

исшествия, работа со средствами массовой информации, накопление данных * о без вести пропавших лицах;

б) сравнительный анализ полученных данных в ходе накопления ин формации о неопознанном трупе и предполагаемых без вести пропавших субъектах;

в) формулирование выводов о принадлежности неизвестного трупа конкретному человеку или собственно идентификация .

Данная классификация источников идентификации имеет не только теоретическое значение, но и практическое поскольку идентификация ocv- ществляется не только ради отождествления следов и опознания трупа (первая идентификационная модель), но и для доказательства предмета (субъекта), оставившего следы с конкретным преступником, доказывает его причастность к преступному деянию (вторая идентификационная модель). Конкретное положение источника в механизме преступного поведения определяет комплекс следственных действий, экспертно-розыскных мероприятий и экспертных исследований в целях установления истины по делу.

Таким образом, анализ основных положений теории идентификации ^ применительно к процессу установления личности по неопознанному трупу

свидетельствует, что все они распространяются как на объекты следственных действий, так и на объекты криминалистических и судебных экспертиз, хотя последние имеют ряд особенностей, определяющих специфику их проведения.

к

1 См.: Аббасова И.С., Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Указ. соч. - С. 136.

ГЛАВА II

ПОЛУЧЕНИЕ И АНАЛИЗ КОМПЛЕКСА

ИДЕНТИФИКАЦИОННО-ПОИСКОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

О ЛИЧНОСТИ НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ

РАССЛЕДОВАНИЯ

§/. Тактические приемы получения и анализа идентификационной

информации в ходе следственного осмотра

и оперативно-розыскных мероприятий на этапе

доследственной проверки

Идентификационный процесс проходит три этапа реализации - сбор идентификационной информации, ее анализ и, наконец, непосредственно идентификация неопознанного трупа. Такое разделение процесса идентификации носит условный характер в целях правильного теоретического анализа. На практике все три этапа могут реализоваться практически одновременно, например, когда в морге родственники без вести пропавшего человека идентифицируют личность по предъявленному непознанному трупу. Сбор и анализ идентификационной информации, как правило, ведутся параллельно, что определило их одновременное рассмотрение во второй главе настоящей работы.

Субъектами сбора и анализа информации при установлении личности потерпевших по трупу (погибших, умерших) - являются органы следствия и дознания. В зависимости от характера смерти - насильственная или ненасильственная - идентификация личности по неопознанному трупу осуществляется этими органами в двух формах: следственно-оперативной и оперативно-розыскной, которые последовательно реализуются на доследственном и первоначальном этапах следственного процесса.1

При ненасильственном характере смерти потерпевшего органами дознания в порядке доследственной проверки может производиться только

В среднем по России в следственно-оперативной форме устанавливается личность 15% потерпевших, оставшиеся 85% - в оперативно-розыскной форме. См. Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ «О повышении эффективности работы по идентификации неопознанных трупов» от 03.10.2000,. № 36/839-00.С.2.

34

одно следственное действие из числа предусмотренных УПК РСФСР - осмотр места происшествия (ст. ст. 178-180, 182 УПК РСФСР). Дальнейшие действия по сбору идентификационной информации проводятся в соответствии с требованиями закона «Об оперативно- розыскной деятельности».

В случае насильственной смерти органы следствия совместно с оперативно-розыскными органами в порядке доследственной проверки (ст. ст. 108-109 УПК РСФСР), а после возбуждения уголовного дела в соответствии с требованиями, определяемыми ст. ст. 164-166 УПК РСФСР и законом «Об оперативно-розыскной деятельности» должны принять все меры для установления личности по неопознанному трупу1.

Таким образом, при различных обстоятельствах дела как органы следствия, так и органы дознания начинают реализацию механизма идентификации личности на этапе сбора идентификационной информации осмотром места происшествия, позволяющего в первом приближении зафиксировать основные идентификационные комплексы, имеющие важное значение для формирования идентификационной модели личности потерпевшего, в структуру которой, на наш взгляд, должны входит:

I. Демографические признаки: раса, национальность, пол, возраст, место рождения, семейное положение, наличие судимости и т.д.

См.: а) Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. Федеральных законов от 18.07. 1997 № 11-ФЗ, от 21.07.1998 № 117-ФЗ, от 05.01.1999 № 6-ФЗ, от 30.1.1999 № 225-ФЗ); б) Приказ МВД РФ от 21.07.93 г. № 349 «Об организации медико- криминалистического обеспечения установления личности неопознанных трупов; Уместно напомнить замечание Б.А. Федосюткина, что употребление понятия «личность неопознанного трупа» не совсем правомерно, поскольку личность характеризуется совокупностью свойств живого человека, а не трупа. См. его: Получение идентификационной и розыскной информации о личности погибшего (умершего). М., 1988. С.З. в) См. также: «Инструкция об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам, больных и детей, которые по состоянию здоровья или возрасту не могут сообщить о себе сведения». Приложение №2 к приказу МВД РФ от 5 мая 1993 года № 213. Далее «Инструкция об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам…».

35

II. Комплекс словесного портрета основанного на описании морфологических особенностей человека;

а) идентификационные признаки по параметрам и форме головы и лица (форма и размеры головы, лба, глаз, бровей, носа, рта, стоматологического статуса, подбородка, ушей, волос, шеи);

б) особенности телосложения (рост, телосложение, особенности конечностей, размер ног);

в) особые приметы (следы уродства, операций, увечий, татуировки, ремонт зубов - коронки, мосты, протезы);

г) функциональные признаки (например, особенности походки при укороченной ноге или речи и письма при наличие записки, кассет с магнитофонной записью и т.д.);

д) идентификационный комплекс признаков одежды и обуви;

е) сопутствующие телу предметы (украшения, бытовые принадлежности

зажигалки и т.д., билеты, справки, которые могут указать направления сбора информации о потерпевшем.

III. Комплекс заболеваний и патологий организма (болезни сердца, легких, желудка, эндокринной системы, неврологические и психические заболевания и т.д.). IV. V. Комплекс женских особенностей - следы родов, беременностей и др. VI. VII. Комплекс признаков, характеризующих профессиональную принадлежность человека, выявляемых по внешним признакам и внутренним хроническим заболеваниям. VIII. IX. Дерматоглифический комплекс, где дактилоскопия является наиболее разработанной и применяемой структурной составляющей. X. XI. Причины и время смерти (предварительная) по наружным особенностям трупа и места происшествия. XII. Приведенная выше идентификационная модель неопознанного трупа относиться к числу общих моделей, которая подлежит конкретизации с

36

учетом состояния трупа на разновидности идентификационных моделей неизмененного и измененного трупов. В рамках последнего различаются идентификационные модели гнилостного, скелетированного, сожженного и мумифицированного трупов. Каждой модели соответствует свой идентификационный период, в рамках которого отмечается неизменность идентификационных свойств и признаков, следовательно, обеспечивается и единая методологическая основа анализа полученной информации.

Реализация названных идентификационных моделей на основе изложенного методологического подхода начинается с первоначального следственного действия - осмотра места происшествия, где проводится сбор и анализ идентификационной информации. В литературе вопросы осмотра места происшествия рассмотрены достаточно полно применительно к методике расследования различных видов убийств в совокупности статической и динамической стадий этого следственного действия ‘. Общей направленностью этих работ является рассмотрение тактики осмотра места происшествия, как правило, под углом зрения поиска и установления личности преступника, а сбор и анализ идентификационной информации о неопознанном трупе в целях установления личности потерпевшего не рассматриваются как важнейшее направление этого следственного действия. В результате правоохранительные органы теряют реальную возможность своевременного установления личности потерпевшего, вынуждены проводить дополнительные следственные действия в виде эксгумации трупа, дополнительных экспертиз и т.д..

‘См.: Александров А.Н. и др. Осмотр трупа на месте его обнаружения: Руководство для врачей. - Л.: Медицина, 1989; Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. - Саратов: Приволжское книжн. изд-во, 1967; Салтыков О.Ф. Первоначальный осмотр трупа на месте его обнаружения: Учебное пособие. - М: Изд- во 1-го Московского мед. института, 1969; Ципковский В.П. Осмотр места происшествия и трупа на месте его обнаружения. - Киев: Госмедиздат, 1966.

37

Осмотр места происшествия с неопознанным трупом изложен в работе Б.А.Федосюткина (1988)1. Однако современное состояние дел в России, когда не устанавливается личность по каждому третьему трупу, обусловливает необходимость изучения практики идентификации неопознанных умерших, господствующие закономерности на всех трех этапах этого процесса и критически пересмотреть их теоретические и организационные основы.

Анализ 404 розыскного дел по установлению личности неопознанных трупов в Приморском крае позволил выявить основные положения, характеризующие, на наш взгляд, проведение осмотра места происшествия под углом зрения сбора и анализа комплекса идентификационной информации в целях опознания потерпевших:

1) комплексность в осмотре места происшествия, что возможно добиться только с участием следственной бригады в составе следователя, дознавателей, экспертов-криминалистов и судебных медиков, а также необходимых специалистов. При таком подходе будет достигаться полнота осмотра места происшествия по каждому идентификационному комплексу; 2) 3) нацеленность тактики правоохранительных органов на выявление и анализ идентификационной информации, проведение соответствующих следственных, оперативно-розыскных действий и идентификационных экспертиз в целях опознания потерпевшего; 4) 5) планомерность; 6) 7) максимальное применение технических средств для выявления идентификационной информации в целях отождествления личности; 8) 9) высокий уровень требовательности к фиксации идентификационной информации, которая может потребоваться спустя годы, когда получить ее будет практически невозможно; 10) ‘См.: Федосюткин Б.А. Получение идентификационной информации о личности погибшего (умершего): Учеб. пособие. -М: ВНИИ МВД СССР, 1988. С. 10-18.

38

6) быстрота действий по сбору # опознавательной информации вследствие малого идентификационного периода по трупу.

Идентификационная информация при осмотре места происшествия фиксируется несколькими основными способами: 1) описательным методом -составление протокола осмотра трупа и места происшествия; 2) техническими - путем фотографирования, составление композиционного портрета, снятия посмертной маски, изъятия образцов для экспертиз; применение измерительных методов; 3) художественным - рисованный портрет.

Изучение практики показало, что основные требования комплексного подхода к осмотру места происшествия следственно-оперативной группой постоянно нарушаются. Так, из 401 изученного протокола осмотра места происшествия1 только в каждый седьмой осмотр был проведен с участием следователя; более чем в половине случаев (52,87 %) ОМП проводили только представители органа дознания (участковый уполномоченный или инспектор УР); в подавляющем количестве (76,06 %) осмотр места происшествия проводился без участия судебно- медицинского эксперта2. Представляется, что отсутствие на месте происшествия судебно-медицинского эксперта и проведение осмотров, как правило, участковыми уполномоченными, единолично решающими вопросы установления причины и характера смерти потерпевшего, определение объема комплекса идентификационной информации без участия специалистов - не способствует квалифицированному установлению личности потерпевшего и оперативному расследованию преступлений.

По имеющемуся согласованию между краевой прокуратурой и УВД Приморского края следователи прокуратуры выезжают только на трупы с признаками насильственной смерти. При ненасильственном
характере

•Далее ОМП.

2См.: Приложение. С. 192 наст. соч.

39

смерти осмотр места происшествия должны производить следственные |% органы горраиотделов. Приведенные данные свидетельствуют, что в органах

УВД ПК первоначальная работа по сбору идентификационной информации переложена на участковых инспекторов, которые не отвечают за конечный результат - установление личности потерпевшего. Такая тенденция характерна для всей России, что отмечено в письме Генерального прокурора РФ1.

Важным положением, обеспечивающим выбор правильной

тактики обнаружения и фиксации комплекса идентификационной

*f информации, является всестороннее применение технических средств и в

первую очередь фотографии. Законом предусмотрено (ст. 179 УПК РСФСР),

! что при осмотре места происшествия составляется схема местоположения,

р

1 позы трупа и проводилась фотосъемка. Фотосъемку производил следователь,

| представители органа дознания или техник-криминалист.
Последний

| присутствовал при осмотре мест происшествия в 44,64 % случаев. При этом

труп в основном фотографировали (как и обстановку места происшествия в целом) в первоначальном положении, а двухсторонняя боковая фотосъемка [ применялась в небольшом количестве случаев. Линейная панорама
не

применялась.

Анализ 404 изученных материалов по розыску неопознанных трупов выявил следующие типичные недостатки при фотографировании: а) опознавательное фотографирование не производилось ни в ходе осмотра, ни в судебно- медицинских учреждениях - 21,45 %; б) в материалах розыскных дел отсутствуют фототаблицы, хотя имеется отметка о том, что фотографирование производилось в ходе осмотра - 15,5%; в) фотоснимки не соответствуют требованиям опознавательной фотографии - 51,1%; г) невыполнение туалета трупа привело к тому, что фотоснимки непригодны

‘См.: О повышении эффективности работы по идентификации неопознанных трупов. Письмо № 36/839-00 от 03.10.2000 2См.: Приложение. С. 192 наст. соч.

40

для опознания - 2\,\%.1 Подобная практика не может быть терпимой: во- первых, труп как объект исследования имеет малый идентификационный период; во-вторых, опознание может состояться спустя несколько лет. Его результативность во многом зависит от наличия фотоснимков потерпевшего, выполненных по всем правилам сигналитической фотосъемки. Так, в 1997 г. в г. Владивостоке обнаружили неопознанный труп, по которому были выполнены все виды фотосъемки. Розыскные мероприятия по особым приметам и другим индивидуализирующим признакам, в том числе проверка по отпечаткам пальцев, оказались безрезультатными. И только через два года наличие фотографий позволило дочери опознать своего отца. При отсутствии фотоснимков опознание было бы невозможным2.

Недостатки в применении фотографического способа фиксации, по нашему мнению, объясняется тем, что существующая служба техников- криминалистов МВД в своей работе не нацелена на получение комплекса идентификационной информации методами судебной фотографии, сказывается низкая требовательность руководства райгоротделов за установление личности по неопознанным трупам, что получило отражение в соответствующем письме Генеральной прокуратуры РФ3.

Неизмененный труп является основным видом трупов встречающихся на практике (75,5 % случаев), что объективно определяет возможность фиксации комплекса идентификационной информации в полном объеме и всеми видами средств4.

Осмотр и описание местоположения и позы трупа, предметов на трупе и его верхней одежды, составляет содержание статической стадии осмотра места происшествия. Описание трупа должно быть произведено
таким

‘См.: Приложение. С. 193 наст. соч.

2См.: Розыскное дело № 197 /1997. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока. 3См.:
О повышении эффективности работы по идентификации неопознанных трупов. Письмо № 36/839-00 от 03.10.2000 4См.: Приложение. С. 189 наст. соч.

41

образом, чтобы в дальнейшем при проверки версий по личности неопознанного трупа можно было реконструировать обстановку и место его обнаружения. Анализ протоколов осмотра мест происшествия показал, что в большинстве содержится правильное описание местоположения трупа, его ориентировка по частям света и относительно постоянно расположенных предметов, зданий. Получает отражение и поза трупа.

Демографические данные являются исходной характеристикой, определяющей социальный портрет личности. Их получение уже на месте обнаружения трупа позволяет выдвинуть первоначальные версии о личности, определить тактику действий по ее установлению, возможную географию поисков. Демографические данные, как правило, являются родовыми признаками, но их установление дает возможность выполнить одно из требований анализа идентификационной информации - максимально уменьшить контингент проверяемых без вести пропавших лиц.

Изучение 401 протоколов осмотра места происшествия показало, что данные по этому разделу идентификационной модели неопознанного трупа (раса, пол, возраст, признаки профессиональной принадлежности, наличие судимости и др.) фиксируются в протоколах и в дальнейшем определяют тактику действий по установлению личности. Так, в Приморском крае при обнаружении лиц монголоидного типа дактокарты направляются во все регионы Сибири и Дальнего Востока, где традиционно проживает данная раса и народности этого типа1.

Определение возраста пострадавшего позволяет из числа без вести пропавших выделить группу лиц в пределах возраста неопознанного трупа для проведения сравнительного анализа. Этот родовой признак в протоколах осмотра места происшествия обычно указывается с интервалом 5-10 лет.

‘См.: Розыскные дела № 163/ 1995. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока.

42

Имеются случаи, когда возраст определялся с точностью до нескольких лет, например, 41-43 года, что вряд ли объективно.1

В методике определения возраста потерпевшего, применяемой правоохранительными органами, его рекомендуется определять с интервалом в 10 лет, что объективно обусловлено использующимися биологическими критериями определения возраста по внешним признакам. Вместе с тем, такая дифференциация возраста в целях идентификационного анализа, где необходимо выделить наиболее малую группу без вести пропавших лиц, по нашему мнению, является недостаточной. Считаем целесообразным, при судебно-медицинском исследовании трупа определять его возраст более точно анализом стоматологического статуса с точностью до 5 лет.

Следует отметить, что в ряде случаев в протоколах осмотра места происшествия и актах судебно-медицинских исследований имеются существенные расхождения в определении возраста, что, на наш взгляд, может быть обусловлено отсутствием при осмотре трупа судебно- медицинского эксперта, имеющего профессиональный опыт в определении возраста потерпевшего.

Профессия, как социально-демографическая характеристика личности, является родовым признаком и используется в идентификационном анализе для ограничения группы без вести пропавших лиц. При осмотре трупа на профессиональные признаки личности погибшего могут указывать предметы, обнаруженные около трупа или в карманах (документы, ключи, мелкие инструменты), состояние рук, содержимое из-под ногтей, сера из ушей, загрязнение одежды и др. В процессе изучения практики нами не выявлено случаев направления на экспертные исследования серы из ушей и подногтевого содержимого, что, на наш взгляд, свидетельствует о недостаточном внимании практических работников к выявлению профессиональных признаков для идентификации личности.

‘См.: Розыскное дело № 131/. 1995. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока.

43

Установлены случаи, когда работники правоохранительных органов пытались определить профессиональную характеристику трупа, исходя из расположения места происшествия. Например, при обнаружении трупа около производственного предприятия выдвигались версии, что потерпевший мог работать именно в этой фирме и поэтому розыскные мероприятия, в первую очередь, проводились на ней1.

К числу родовых признаков, позволяющих ограничить количество вовлекаемых в идентификационный анализ без вести пропавших лиц, следует отнести и время наступления смерти - один из основных вопросов, подлежащих разрешению при первоначальном осмотре трупа. Время

наступления смерти можно определять по признакам, не требующим специальных медицинских знаний: обнаруженные документы, газеты, проездные документы. В помещении об этом может свидетельствовать степень свежести пищевых продуктов, состояние посуды и другое. Основным же способом определения времени смерти является заключение судебно-медицинского эксперта в ходе осмотра трупа.

Время смерти как элемент криминалистической характеристики преступлений получило достаточное освещение в криминалистике и судебной медицине, практических рекомендациях по ее определению2. Различают следующие этапы посмертных изменений в зависимости от времени смерти:

  1. Период суправитальных реакций, когда возможно определить давность наступления смерти с точностью до 2-4-х часов. К ним относятся:

‘См.: Розыскные дела №330/1992, №23, №104/1995. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока.

2См., например, Аббасова И.С, Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Указ. Соч.; Авдеев МИ. Судебно-медицинская экспертиза трупа. - М.: Медицина, 1976. - С.73-85;; Громов А.П., Капустин А.В. Судебно-медицинское исследование трупа. - М.: Медицина, 1991. Осмотр трупа на месте его обнаружения. Практическое руководство/Под ред. Малышева А.А. - СПб., 1997; Судебная медицина. - М: Медицина, 1975. - С.88-106; Сапожников Ю.С. Криминалистика в судебной медицине. -Киев: Здоровья, 1970. - С.28-41 и др.

44

реакция скелетных мышц на механическое и электрическое раздражение, реакция зрачков на фармакологические вещества, реакция потовых желез;

  1. Период ранних трупных явлений, в пределах которого время наступления смерти определяется по динамике понижения температуры тела и степени развития окоченения, возникающего через 2-6 часов после наступления смерти. В период 6-12 часов время смерти определяется по степени развития трупных пятен.

  2. Поздние трупные явления, проявляющиеся в развитии гнилостных изменений вплоть до скелетирования трупа, что затрудняет установление давности наступления смерти по внешним признакам. Поэтому следователю необходимо решение этого вопроса передать эксперту.

Приведенный нами анализ опубликованных методик установления давности смерти по трупным явлениям показывает, что она определяется с большими интервалами, поэтому следователю при оценке результатов судебно-медицинских экспертиз необходимо исходить из комплексного анализа условий места происшествия: климатических параметров с учетом времени года, наличия одежды, места сокрытия трупа и т.д.

Изучение 401 протокола осмотра мест происшествия показало, что только в 25 случаях (8,53 %)делались попытки определить время смерти потерпевшего либо указывалась температура тела на момент осмотра трупа. Это, на наш взгляд, неправомерно расширяет группу без вести пропавших лиц, которую необходимо подвергать идентификационному анализу в целях установления личности потерпевшего, снижает эффективность следственной и оперативно-розыскной деятельности.

Следующим идентификационным комплексом, который используется при установлении личности по неопознанному трупу, является словесный портрет внешнего вида, в который входит совокупность общих признаков туловища и головы человека, ее родовые признаки (форма и размеры головы и составляющих ее элементов: лба, носа, губ, подбородка, ушей, форма,

45

цвет глаз и волос), особые приметы, описание одежды и обуви1.

Анализ 401 протокола осмотра мест происшествия показал, что в большинстве не отражен полный словесный портрет внешности потерпевших в части фиксации идентификационных признаков головы и лица (93,3%). Во многих протоколах содержится указание только на три родовых признака -телосложение, цвет глаз и волос (59,7%), явно недостаточно описывается стоматологический статус (10,7%), особые приметы (14%), профессиональные признаки (1,1%). В целом, из 14 признаков описания трупа, указанных в п.2.2 «Инструкции об организации тактики установления личности граждан по неопознанным трупам…» только 10 получают полное или частичное отражение в протоколах осмотра места происшествия2 .По нашему мнению, это свидетельствует о низком уровне профессионализма и ответственности правоохранительных органов при фиксации такого идентификационного комплекса как словесный портрет внешнего вида, занимающего основное место в установлении личности по неопознанному трупу.

Следует обратить внимание, что при осмотре трупа следователи и работники органа дознания практически не фиксировали искусственной окраски волос или изменение их цвета от длительного пребывания в воде, как следствие работы на химических производствах, воздействия высоких температур у обгоревших трупов или приобретение рыжеватого оттенка от нахождения в земле. Представляется, что цвет волос как один из основных элементов словесного портрета, имеет важное идентификационное значение, должен тщательно изучаться и фиксироваться в протоколе осмотра неопознанного трупа.

Подробно см., Снетков В.А. Зинин A.M. Субъективные портреты. М., ВНИИ МВД СССР, 1972; Снетков В.А. Криминалистическое описание внешности человека: Учебное пособие. - М., 1984 и др.

2См.: Приложение. С.191 наст. соч.

46

При осмотре трупа недостаточно подробно описывалось состояние зубов (12,97 %), их особенностей (общее количество и отсутствие зубов на обеих челюстях, наличие и точная локализация кариозных поражений; пломбирования - локализация, материал пломб; протезирования - наличие коронок, цвет металла) Вместе с тем, в практике идентификации достаточно примеров установления личности потерпевшего по индивидуализирующим признакам стоматологического статуса и использования его частных и родовых признаков в комплексном опознании потерпевших. Так, в 1995 г. в г. Владивостоке обнаружен неопознанный труп мужчины в возрасте около 40 лет. В ходе осмотра места происшествия был зафиксирован весь идентификационный комплекс внешнего вида, в том числе наличие моста из белого металла в передней части верхней челюсти. Через три месяца розыскной работы по признакам одежды и зубному мосту потерпевший был опознан как гражданин К.1

Следует обратить внимание, что в протоколах осмотра мест происшествий и актах судебно-медицинских исследований не отмечались патологические особенности стоматологического статуса2. Последние, являясь как частными так и родовыми признаками, имеют меньшее распространение, чем пломбы или протезы и подлежат, на наш взгляд, обязательному выявлению и фиксации в протоколе осмотра трупа, что будет способствовать ограничению количества без вести пропавших лиц, вовлекаемых в идентификационный анализ.

Более профессиональный подход к отражению признаков словесного портрета головы и лица отмечен нами при исследовании 241 актов судебно-медицинской экспертизы трупов, но последние поступают в органы дознания не ранее двух-трех недель после осмотра места происшествия. Весь этот период розыск по установлению
личности ведется без подробного

‘См.: Розыскное дело № 131/1995. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока. 2См. подробно С. 60 наст.соч..

47

словесного портрета головы и лица потерпевшего. Обязательное участие судебно-медицинского эксперта в осмотре места происшествия, на наш взгляд, помогло бы избежать такого серьезного недостатка в работе следствия.

Таким образом, уже в стадии доследственной проверки такой идентификационный комплекс как словесный портрет в части характеристики головы и лица фиксируется недостаточно полно, что не соответствует цели быстрого установления личности по «горячим следам». В отношении такой категории пострадавших как лица без определенного места жительства (БОМЖи), составляющие 44.55 % от числа неопознанных трупов (404), положение еще более негативное.

Комплекс особых примет на неопознанном трупе имеет важное значение в опознании человека и относится к морфологической подсистеме идентификационной модели. Его целесообразно выявлять по областям тела в направлении сверху вниз, объединяя их описание в специальном разделе осмотра места происшествия и опознавательной карты трупа. Анализ 404 розыскных дел показал, что при наличии особых примет правоохранительные органы отражали классификационную особенность татуировок (авиационная, морская или религиозная тема; буквы, цифры, геометрические фигуры; различные предметы: кинжал, рюмка, наручники; и т.д.). Отмечаются характерные следы операций и ожогов (рубец, деформация); ампутации конечностей и их элементов; физические недостатки (косолапость, укорочение руки или ноги, отсутствие глаза, дефект ушной раковины, носа, губы); пороки развития (родимое пятно, родинка, бородавка, пигментное пятно, сросшиеся пальцы, «заячья губа», «шестипалость», «волчья пасть») и т.д. Представляется, что для выявления полного комплекса морфологических признаков, следует отмечать и такие внешние особенности тела как втянутость или выступание пупка, веснушки, кожные разрастания и угри, рахитические искривления
костей,

48

неподвижность суставов, варикозные расширения вен, видимые при наружном осмотре грыжи и геморроидальные узлы и т.д. Эта совокупность родовых морфологических признаков, при условии выявления их у без вести пропавших лиц, повысит эффективность идентификационного анализа.

Исследование практики розыска по неопознанным трупам показывает, что идентификационный комплекс особых примет активно используется в розыскной работе, описывается в ориентировках. Так, на Спортивной набережной г. Владивостока был обнаружен неопознанный труп мужчины, у которого имелся ряд татуировок, в том числе храм с четырьмя куполами, что свидетельствует о четырех судимостях. На плечах были наколоты погоны полковника, что указывало на определенный статус данного человека в преступном мире. Дальнейшими розыскными мероприятиями, в ходе которых обследовались колонии Приморского края, была установлена личность умершего1.

Одежда потерпевшего в криминалистике исторически выделилась как важный носитель идентификационных признаков и активно используется при идентификационном анализе. Следует отметить, что из 401 изученном розыскном деле в 273 фиксировались качественно- количественные характеристики одежды и обуви (68,07 %).2 При описании одежды в соответствии с пунктом 2.2 Инструкции «Об организации и тактике установления личности» указывались: наименование одежды (пальто, платье, рубашка, брюки, юбка и т.д.); цвет, рисунок, вид ткани, из которой она сшита (хлопчатобумажная, шерстяная и т.д.); степень изношенности; состояние застежек (пуговиц, петель, крючков); загрязнения и повреждения; содержимое карманов; фабричные клейма; метки и надписи на подкладке, которые могут быть использованы для идентификации личности по неизвестному трупу.

1См.: Розыскное дело № 216/1997. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока. См.: Приложение. С. 192 наст. соч.

49

Так, в районе морского вокзала г. Владивостока был обнаружен разложившийся труп мужчины. Описать внешний вид головы, провести дактилоскопирование не представлялось возможным из-за длительного пребывания трупа в воде. В результате взаимодействия двух РОВД г. Владивостока по основным параметрам телосложения, клетчатой рубашке в сине-белую клетку, брюкам, нижнему белью через шесть месяцев труп был опознан родственниками.1

Следует признать правильным, что необходимую идентификационную информацию о личности погибшего могут дать сведения о месте и времени изготовления одежды, произведенном ремонте и его качестве . Исследование практики показало - органы следствия и дознания в протоколах осмотра мест происшествия практически не фиксируют следов ремонта одежды и обуви, что снижает возможности идентификации личности. Как известно, следы ремонта обладают как индивидуальными так и родовыми характеристиками и могут быть эффективно использованы для отождествления человека и его трупа.

При описании повреждений одежды в протоколах осмотра мест происшествия правоохранительные органы только при трупах с насильственной смертью отмечали их локализацию, вид (поверхностное, сквозное, повреждение верхнего слоя, сквозное повреждение верха подкладки), форму (расположение и длину повреждения ориентируют по циферблату часов), размеры, особенности краев, концов и образующих их нитей, загрязнение окружающей ткани поврежденного предмета одежды, соответствие повреждений верхних слоев одежды повреждениям на нижних слоях и на трупе. Если повреждений несколько, то производится их произвольная нумерация и каждое повреждение описывается отдельно. Такое положение нельзя признать
правильным, поскольку и по трупам с

‘См.: Розыскное дело №91/1996. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока. 2См.:Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств. Конспект лекций. -Л., 1985. СМ.

50

ненасильственной смертью проблема идентификации должна решаться одинаково эффективно, поскольку выявление преступника и опознание неизвестного умершего являются важнейшими социальными задачами правоохранительных органов.

Результаты исследования 401 розыскного дела показали, что только в 159 случаях производилось изъятие одежды (39,65 %).’ Это, по нашему мнению, говорит о недостаточном использовании названного

идентификационного комплекса в анализе идентификационной информации, поскольку непосредственное опознание всегда более результативно, чем опосредованное - по описанию.

При осмотре и описании обуви в протоколах осмотра мест происшествия, как правило, фиксируются ее общие характеристики (вид, размер, цвет), но мало уделяется внимания исследованию подошв, на которых могут быть обнаружены индивидуализирующие признаки (потертости, подковки, рельеф подошвы, следы ремонта). Практически не отмечались загрязнение обуви, источники которого отсутствуют на месте обнаружения трупа, например, различные краски, известь, мука, глина. Это может свидетельствовать, что место обнаружения трупа не является местом наступления смерти. В целом полная характеристика обуви отмечена только в 68,07 % дел от всех изученных протоколов осмотра места происшествия (401).2

Важный идентификационный комплекс свойств дерматоглифического и дактилоскопического характера несут кисти рук Дактилоскопические узоры концевых фаланг пальцев рук представляют собой индивидуализирующий комплекс признаков, который обеспечивает уверенную идентификацию неопознанного трупа при условии наличия отпечатков в банке данных МВД или получения образцов без
вести

См. Приложение. С. 192 наст. соч. 2См. Приложение С. 192 наст. соч.

51

пропавшего лица. Дактилоскопирование концевых фаланг пальцев трупа производилось следователем или экспертом-криминалистом при участии судебно-медицинского эксперта, который проводил их подготовку, в частности, подрезание сухожилий в области запястья в целях разрушения трупного окоченения ‘.

Анализ практики показывает, что только в 263 случаях из 404 изученных розыскных дел при осмотре места происшествия трупы подвергались дактилоскопированию (65,1 %), в т.ч. в 177 случаях отпечатки пальцев снимались при осмотре трупа, в 86 - выполнялись в морге. При этом дактокарты имелись только в 222 розыскных делах.2 При наличии вшей и грязного тела представители правоохранительных органов вопреки указаниям ведомственных приказов не производили дактилоскопирования и в последующем труп не опознавался 3. Такое отношение органов следствия и дознания к фиксации дактилоскопических отпечатков, которые являются частными, индивидуализирующими комплексами при идентификации неопознанных трупов, на наш взгляд, является недопустимым.

При изучении практики не получено данных, свидетельствующих о работе правоохранительных органов с отпечатками ладонных поверхностей рук и ступней ног, что, по нашему мнению, говорит о неподготовленности практических работников к использованию дерматоглифического комплекса при опознании неизвестных трупов и в целом к использованию нетрадиционных методов идентификации.

При осмотре кистей рук практически не отмечается их общая форма (малые, большие, узкие, широкие, длинные, короткие), а также признаки свидетельствующие о профессиональной принадлежности: рубцы, локализация и характер мозолей, татуировки, окраска кистей и концов

‘Подробно проблемы изъятия отпечатков пальцев, образцов крови, выделений организма см. третий параграф наст, главы. 2См. Приложение. С. 193 наст. соч.. 3См.: Розыскное дело №119/1998. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока.

52

пальцев, окраска и состояние ногтей. При идентификации могут быть использованы и такие особенности пальцев рук как размер, форма, стрижка, следы обкусывания и наличие, вид маникюра на ногтях; кольца и следы на коже пальцев от их ношения, что является родовыми признаками, но в совокупности с другими видовыми отличиями может способствовать индивидуализации неопознанного трупа.

Важное значение в идентификации неопознанного трупа имеют микроследы, которые могут в своей качественной определенности содержать родовые и частные признаки, позволяющие отождествлять неопознанный труп. Например, сравнительное исследование ворсинок с одежды потерпевшего и образцов, изъятых в домах без вести пропавших, может привести к положительным результатам при отождествлении потерпевшего. При изучении 404 розыскных дел выявлено, что в протоколах осмотра мест происшествия при обнаружении загрязнений не отмечается их локализация, вид (пятно, потек, помарка), цвет, характер загрязняющего вещества (почва, пыль металлические стружки, опилки, маслянистое вещество); форма, размер и степень проникновения в ткань, состояние загрязняющего вещества (жидкое, подсохшее, сухое).

Как правило, не отражались факты изъятия и направления на экспертное исследование обнаруженных загрязнений и иных микроследов (в полиэтиленовом или бумажном пакете, стеклянной пробирке). Нет соответствующих записей, что отдельные предметы одежды снимались с трупа с целью сохранения имеющихся наложений и загрязнений. Не отмечено фактов разрезания в этих целях одежды. В материалах дел не прослеживается дальнейшая работа с микроследами и в тех редких случаях, когда производилось изъятие волос, подногтевого содержимого, ворсинок тканей. Тем самым, на наш взгляд, следственные и оперативно-розыскные органы упускают реальную возможность получения полной опознавательной информации для установления личности по неизвестному трупу.

53

При осмотре женских трупов отмечалось особое физиологическое состояние организма (беременность, послеродовое состояние), что рассматривается в качестве идентификационного признака, позволяющего анализировать информацию женских консультаций и родильных домов по вести пропавшим лицам.

Сложность представляет идентификация трупов новорожденных и несовершеннолетних детей. В 1990 году по России зарегистрировано 102 детоубийства, осуждено -27 женщин. В 1995 году зафиксировано 198 детоубийств и лишь 9 человек осуждено. По большинству случаев как личность матери так и личность ребенка не были установлены1. На наш взгляд, данная статистика свидетельствует о недостаточном уровне работы по сбору и анализу идентификационной информации, а также является следствием отсутствия банка данных, необходимого для розыска и опознания трупов новорожденных. Методика осмотра места происшествия с трупом новорожденного и судебно-медицинской экспертизы и получения идентификационной информации разработаны В.К.Гавло, который считает, что при своевременном и качественном проведении следственно-оперативных мероприятий возможно достижение более высоких показателей опознания трупов новорожденных2. Так при осмотре лесного массива около Бульвара Энтузиастов в г. Находка в 1995 году была обнаружена портьерная ткань желтого цвета, длина которой соответствовала высоте от пола до потолка квартиры в домах крупнопанельного домостроения. Полотнище имело подрубленные концы, а также следы от зажимов, что указывало на ее использование в качестве портьеры. Однако данная информация не использовалась для поиска квартиры и личность матери по
трупу

‘См.: Кургузкина Е.Б. Причины убийства матерью новорожденного// Криминальная ситуация на рубеже веков в России. - С.74.

2См.: Гавло В.К. Основы методики расследования и предотвращения убийства матерью новорожденного ребенка: Учеб.пособие. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1998.-С. 18-23.

54

новорожденного не была установлена.’ Следует согласиться, что правильная 4 оценка полученной информации, способствует оптимальному выдвижению

версий о матери ребенка.2

Таким образом, процесс получения и анализа идентификационной информации при осмотре места происшествия с неизмененным трупом характеризуется возможностью полного выявления всех внешних частных и родовых признаков, морфологических идентификационных комплексов и достижение положительного результата - установление личности по неопознанному трупу. Однако правоохранительные органы во многих t” случаях недостаточно профессионально фиксируют
идентификационную

информацию, «описание внешности и особых примет погибших зачастую выполняется произвольно и не поддается систематизации»,3 что объективно определяет и низкую эффективность их работы по опознанию неизвестных трупов.

Особенности тактики выявления идентификационной

информации при осмотре гнилостного трупа определяются его иной качественно-количественной определенностью внешнего вида по сравнению ^л с неизмененным трупом, формирующей специфическую модель опознания

потерпевшего со своим идентификационным периодом. Это объективно опосредует иную методику получения и анализа идентификационной комплекса в целях опознания неизвестного трупа: а) уменьшается количество идентификационной информации, которая основывается на внешних морфологических признаках и увеличивается объем информации, получаемой методами экспертных исследований; б) большее значение приобретает исследование внешних факторов, например, наличие флоры и

‘См.: Дело № 32341/ 1995. Архив народного суда г. Находки Приморского края.

2См.: Гавло В.К. Основы методики расследования и предотвращения убийства матерью новорожденного ребенка. - С. 18-19.

3Указ. Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ № 36/839 от 5.07.2000,- С.З.

55

фауны на трупе и влияние климатических условий на его разложение; в) вышеперечисленная специфика объекта детерминирует комплексность исследований при получении идентификационной информации с учетом всех внешних факторов окружающей среды.

По данным обобщения типичными местами обнаружения гнилостных трупов в Приморском крае являлись: подвал - 38,1%; море - 26,1%; река -7,1%; безлюдное место - 9,5%; колодец теплотрассы - 4,7%; общественное место - 11,9%; и иные - 2,3%1. Удельный вес этой категории трупов в общем количестве неопознанных потерпевших по стране в среднем составляет 10-15 %, по данным нашего исследования 404 розыскных дел (Приморский край)-19,55 %.3

Анализ протоколов осмотра мест происшествия с гнилостным трупом (79) позволяет выделить следующие недостатки их проведения: а) отсутствие, как правило, комплексного анализа гнилостных процессов, их биохимической природы в конкретно складывающихся климатических условиях и условиях места обнаружения трупа; б) отмечается низкая эффективность опознания по делам с гнилостным состоянием трупа;

в) видоизмененные, с отталкивающим видом объекты осмотра опосредуют неадекватное служебному долгу поведение представителей правоохранительных органов, выражающееся в поверхностном проведении осмотра мест происшествий; г) получение дактилоскопических отпечатков и определение давности наступления смерти имеют особенности, опосредованные гнилостным состоянием объекта, когда наряду с внешними признаками используются и комплексные экспертные исследования с учетом внешних факторов окружающей среды.

‘См.: Новосельцев Ю.А. Указ. соч. - С.45.

Указ. Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ №36/839 от 5.07.2000. С.5.

См.: Приложение. С. 190 наст. соч.

56

Применение комплексного анализа гнилостных процессов в конкретно ^ складывающихся климатических условиях и условиях места обнаружения

трупа объективно определяется их биохимической природой. К сожалению, следователи слабо владеют подобными знаниями, что обуславливает необходимость привлечения на осмотр трупов специалистов со знаниями судебной медицины, но судебно-медицинские эксперты на осмотрах мест происшествия в большинстве случаев (76,06%) не присутствовали. В результате этого протоколы ОМП не содержат полного комплекса опознавательной информации, необходимой в дальнейшем для установления ^ личности.

Низкая эффективность опознания по делам с гнилостным состоянием трупа, когда из 79 изученных дел личность установлена только в 28 случаях (35,44 %У обусловлено тем, что у практических работников сложилось мнение о невозможности выявить у этой категории объектов внешних идентификационных признаков, поскольку из-за выраженных гнилостных изменений они имеют сходный внешний облик. Поэтому по данной категории объектов, как правило, производиться только описание одежды и сопутствующих предметов. Видоизмененные, с отталкивающим видом объекты осмотра, на наш взгляд, опосредуют неадекватное служебному долгу поведение представителей правоохранительных органов. Так в протоколах осмотра мест происшествия не отмечалось экстренных мер по восстановлению внешнего облика потерпевшего, практически не проводился «туалет трупа». Фотографии головы трупа выполнены без соблюдения правил сигналитической фотосъемки и не отражали как индивидуальных так и родовых особенностей погибшего, имели малое идентификационное ^ значение. Это не способствует, на наш взгляд, эффективному осуществлению

мероприятий, направленных на розыск и опознание личности потерпевшего.

‘См.: Приложение. С. 191 наст. соч.

57

Следует обратить внимание, что имеющиеся научные разработки позволяют подготавливать ориентировки на основе внешних признаков, которые сохраняются длительное время у трупов: форма, цвет волос и бровей, форма ушных раковин и наклон лба, особенностям стоматологического статуса.1 Например, по ширине коронок резцов и радиуса закругления переднебоковых отделов зубных дуг можно судить о величине рта, по виду прикуса - о толщине губ и степени их выдвижения вперед, по высоте коронок резцов - о ширине красной каймы губ.2 Особенности строения подбородочной области позволяют оценить величину и степень раздвоенности подбородка. Асимметрия челюстно-лицевых костей определяет соответствующую асимметрию лица и т.д.3.

Перечисленные закономерности дают возможность подготовить рисованный портрет погибшего и целенаправленно анализировать комплекс идентификационной информации по предполагаемому потерпевшему и без вести пропавшим лицам. Данная положительная практика применяется, например, в медико-криминалистическом отделении УВД г.Томска, в составе которого работают эксперты, имеющие навыки художников.4 Возможно и иное решение проблемы, в частности, оснащение правоохранительных органов автоматизированными информационно- регистрационными системами с компьютерными программами восстановления внешнего облика человека, что делало бы
работу по

См.: Снетков В.А., Зинин A.M. Субъективные портреты. - М, 1972; Эминов BE., Юрин Г.С. Использование при расследовании составных фотографических и рисованных портретов. - М, 1973; Снетков В.А., Зинин A.M. Использование признаков внешности при установлении личности. - М., 1976.

См.: Кисин М.В., Чантурия А.В. Следы губ как объект комплексного экспертного исследования при идентификации личности// Суд. мед. экспертиза. 1983, №3,- С. 18.

3См.: Герасимов ММ. Восстановление лица по черепу. - М., 1955; ; Гужеедов В.И., Воронцов B.C. Использование стоматологического статуса при проведении идентификационных исследований//Суд. мед. экспертиза. 1983, №3. -С.27;

“Положительный опыт криминалистов Томской области отмечен в указ Информационном письме Генеральной прокуратуры РФ № 28-7/506 от 5.07.2000г. С.З.

58

идентификации личности трупа менее трудоемкой и доступной каждому эксперту-криминалисту.

Эффективным методом установления личности при гнилостном состоянии трупа, по нашему мнению, может оставаться идентификация по дактилоскопическому комплексу. В последнее время проведены научные разработки по использованию дерматоглифики при отождествлении человека.1

Эпидермис пальцев рук гнилостного трупа, как правило, не пригоден для получения качественных отпечатков обычным способом. Так в 79 случаях обнаружения гнилостных трупов только каждый третий дактилоскопировался при проведении осмотра мест происшествий, поскольку состояние объекта требует применения специальных методик получения отпечатков в лабораторных условиях. Согласно приказа МВД РФ, следователь должен поручить судебно-медицинскому эксперту отсечь кисти рук, поместить их в сосуд с водой для направления в криминалистическое учреждение 2.

Однако практика идет по другому пути. По изученным розыскным делам отчленение кистей рук и направление их на экспертизу не применялось, поскольку труп в обязательном порядке направляется на судебно-медицинское исследование, где специалисты должны принять адекватное решение по постановлению следователя о необходимости восстановления отпечатков пальцев. Представляется, что в соответствующий ведомственный приказ необходимо внести изменения, реально отражающие положение дел.

Определение давности наступления смерти как идентификационный признак имеет особенности определения, детерминированные его гнилостным состоянием, когда наряду с внешними признаками
для

‘См.: Яровенко ВВ., Чистикин А.Н. Дерматоглифика в криминалистике и судебной медицине. Тюмень: Высшая школа МВД РФ, 1995.

2См.: Приложение 1 к приказу № 273 МВД России от 21 июля 1993. С.2.

59

определения времени смерти используются комплексные экспертные исследования с учетом внешних факторов окружающей среды. Методология определения времени смерти, на наш взгляд, должна основываться на том положении, что любые изменения, происходящие в объектах живой и неживой природы, являются материальными выражением времени, как базисного элемента информации о событии преступления.1

Анализ актов судебно-медицинских исследований по гнилостным трупам показал, что эксперты, как правило, не указывают время давности смерти. Вместе с тем, теория и практика судебной медицины имеют достаточно методических разработок, позволяющих решать эту проблему. Так при гнилостном состоянии объекта идентификации при определении времени смерти могут использоваться и внешние признаки. Например, в вначале вторых суток после наступления смерти в подвздошной области живота появляются гнилостные пятна. Через трое - четверо суток, после смерти в результате бурного образования трупных газов в подкожной клетчатке грязно-зеленоватую окраску принимает кожа на всех частях тела. На четвертые - пятые сутки развивается выраженная подкожная эмфизема, в связи с чем ощущается хруст (крепитация) при надавливании на кожные покровы. На пятые - десятые сутки эпидермис начинает отторгаться, без усилия отделяются ногти рук и ног2.

Как правильно отмечено в научных исследованиях, в зависимости от многих индивидуальных особенностей умершего (наличие заболеваний, ожирение, истощение и т.д.), возможны расхождения в определении сроков разложения трупа.3 Полное гнилостное размягчение наступает в летнее время в период от четырнадцати до тридцати дней.

‘См.: Аббасова И.С, Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент криминалистически значимой информации о событии преступления. С. 82.

2См.: Локтев В.Е., Федосюткин Б.А. Определение давности наступления смерти на месте происшествия (пособие для оперативно-розыскных и следственных работников). -М: 1992. - С.22-23. Марченко Н.П. Классификация энтомофауны трупа. Биология мух и их судебно-медицинское значение. - С. 17-20.

3См.: Марченко Н.П. Классификация энтомофауны трупа. Биология мух и их судебно- медицинское значение. - С. 17-20.

60

Наиболее быстро загнивают трупы при температуре окружающей среды >30 С и высокой влажности воздуха. Гниение приостанавливается при температуре < О С и > +50С. Наиболее медленно оно развивается в земле, куда затруднен доступ гнилостных микробов и кислорода.1

Время наступления смерти может быть установлено и по процессу утилизации мертвых тканей различными видами живых организмов, что является закономерной составной частью общебиологического процесса посмертного изменения и распада трупа. Активными участниками его разложения являются насекомые. В настоящее время опубликованы исследования энтомофауны трупа с разработкой классификаций, основанных, как правило, на трофической специализации отдельных видов насекомых2.

Задачей следователя является объективное выявление изменений картины разложения трупа, правильного сопоставления их с иными обстоятельствами (условия внешней среды, время года, и др.). К внешним проявлениям жизнедеятельности насекомых относятся различной величины личинки мух, пустые оболочки куколок, которые указывают на то, что смерть наступила по меньшей мере 4 недели тому назад/

Наряду с обнаружением и фиксацией в протоколе этих видов насекомых, следователь должен собрать образцы личинок и куколок в

‘См.: Локтев В.Е., Федосюткин Б.А. Определение давности наступления смерти на месте происшествия (пособие для оперативно-розыскных и следственных работников). -М: 1992. - С.22-23; Букаев Н.М., Воропаев Г.С., Втюрин А.В. Комбинированная идентификация, осуществляемая посредством следственных действий и судебных экспертиз. - Владивосток, 1999. - С.87-98.

2См.: Рубежанский А.Ф., Очаковский B.C. К возможности установления времени смерти путем определения насекомых и их останков, найденных на скелетированном трупе. - 50-52.

3Так, В.Е. Локтев и Б. А. Федосюткин приводят стадии развития распространенных мух (синие, зеленые, серые мясные мухи). Полный цикл развития при температуре + 20 градусов составляет в среднем 22-24 дня. При температуре внешней среды + 20 градусов: в течение суток (12-24 часа) мухи кладут яйца, через 1-2 суток после кладки из яичек по являются личинки, через 9-12 суток личинки превращаются в куколки (препятствует окукливанию контакт с водой) с еще через 11-12 суток куколки превращаются в мух. При более высокой температуре цикл развития уменьшается, а при низкой - увеличивается. См.: Локтев В.Е., Федосюткин Б.А. Указ. соч. - С.24

61

фиксирующую жидкость и направить их на биологическую либо энтомологическую экспертизу. Установив стадию развития насекомых, можно ориентировочно определить время отложения мухами яичек и высказать вероятностное суждение о давности наступления смерти.

Условия внешней среды - время года, влажность, открытая местность, закрытое помещение, вентилируемое помещение (чердак), влияют на скорость и сочетание процессов гниения, мацерации и высыхания. Поэтому, отсутствие в протоколе осмотра места происшествия информации об этих условиях либо сведений о метеорологических данных не позволяет с высокой степенью достоверности определить время нахождения трупа на месте происшествия и установить давность наступления смерти.

Таким образом, только комплексное исследование трупа с учетом внешних и внутренних факторов, а также окружающей обстановки места происшествия, обуславливающих скорость его разложения и влияющих на модификацию идентификационных признаков, возможно наиболее точно определить время наступления смерти потерпевшего и обеспечить наиболее благоприятные условия идентификационного анализа с группой без вести пропавших лиц. Осмотр места происшествия при гнилостном состоянии трупа имеет следующие особенности:

а) ограниченные возможности использования при опознании таких идентификационных комплексов как внешний вид методом словесного портрета, дактилоскопического комплекса, в силу того, что пропущен идентификационный период для такого специфического объекта как труп;

б) необходимость перехода в идентификации на компьютерные методики отождествления аналогичных методу установления личности по черепу методом фотосовмещения по прижизненной фотографии без вести пропавших лиц;

в) работу по восстановлению дактилоскопического комплекса полностью передать бригаде, комиссии судебно-медицинских экспертов и

62

экспертов-криминалистов физико-технических отделений ЭКО УВД, МВД уь РФ, применяя современные методики восстановления папиллярного узора;

г) аналогичного подхода требует выявление татуировок, которые возможно восстановить особыми методами1.

Тактике осмотра скелетированных останков присущи особенности, определяемые его качественной определенностью. Для этого вида объектов идентификации характерно минимальное использование подсистемы внешнего морфологического блока (внешний облик человека по правилам словесного портрета). Основой его идентификационной модели является (Г атрибутивная подсистема комплекса опознавательных признаков скелета,

подсистема идентификационных признаков одежды и обуви (при их сохранности), а также совокупности признаков предметов, сопутствующих телу. Методика формирования идентификационной модели скелетированного трупа основана на комплексном анализе названных подсистем с учетом идентификационного периода и влияния факторов окружающей среды.

Анализ 20 розыскных дел со скелетированными останками (4,95% от 404 изученных дел) показали что в основном возникают следующие следственные ситуации:

  1. Необходимо подтвердить (или исключить) принадлежность обнаруженных останков определенному лицу, когда сведения о личности и месте захоронения трупа указаны подозреваемым (с его участием происходило их обнаружение и осмотр). Предварительные исследования костей могут сравнительно быстро подтвердить расу, пол, возраст, телосложение (рост, размер стопы), давность наступления смерти и при

!См. подробно: Букаев Н.М., Воропаев Г.С., Втюрин А.В. Комбинированная идентификация, осуществляемая посредством следственных действий и судебных экспертиз. С. 57-123.

2См.: Приложение. С. 190 наст, соч.

63

наличии индивидуализирующих признаков остеологического
комплекса провести идентификацию останков потерпевшего.

  1. Если останки трупа обнаруживаются вместе с одеждой на последней стадии разложения, то исключается необходимость установления принадлежности костей человеку, необходима разработка версий по личности покойного.
  2. При отсутствии атрибутов человека (одежда, череп) на месте обнаружения останков на первоначальном этапе идентификационного процесса следствием должна быть решена задача установления принадлежности их человеку или животному. Так, в Михайловском районе Приморского края был обнаружен скелет человека, рядом с которым находилось множество мелких костей. Проведенной остеологической экспертизой было установлено, что кости принадлежали собаке.1
  3. В данном случае была решена задача родовой идентификации. На втором этапе формируется идентификационная модель потерпевшего: демографические, внутренние и внешние, частные и родовые признаки человека, позволяющие идентифицировать определенную личность.2

В зависимости от конкретной следственной ситуации правоохранительные органы определяют тактику накопления идентификационной информации, порядок проведения следственных и розыскных действий, а также комплекса экспертных исследований. В любом случае первоначальным следственным действием будет осмотр места происшествия.

Осмотр места происшествия со скелетированным трупом обладает наименьшими возможностями выявления идентификационных признаков по методу словесного портрета. Так, при описании идентификационного комплекса внешнего вида возможно определение только общих размеров

‘См. Розыскное дело № 25/1997. Архив Михайловского РОВД Приморского края. 2См.:
Пашкова В.И. Некоторые аспекты судебно-медицинской идентификации личности по костям скелета. - С. 19-28.

64

останков: рост человека, величина стопы, головы, патологии скелета: горб, различные длины конечностей или их частичное отсутствие, следы переломов костей. Повышается значимость стоматологического статуса в установлении личности через такие частные и родовые признаки зубов как наличие пломб, коронок, мостов, протезов. Поэтому основной акцент должен быть сделан на подготовку скелетного материала к судебно-медицинскому и экспертно-криминалистическому исследованию.

Невозможность использования для опознания большинства внешних морфологических признаков в структуре идентификационной модели скелетированного трупа возрастает роль подсистемы «одежда и обувь» при условии их полной или частичной сохранности, а также сопутствующих телу предметов.

Анализ протоколов осмотра мест происшествия со скелетированными останками показал, что при их обнаружении в первую очередь проводилось фотографирование без изменения местоположения. Осматривался череп, выяснялось состояние зубного аппарата. Следует согласиться, что при указании на труп исчезнувшей беременной женщины следует искать кости плода . При осмотре места происшествия со скелетированным трупом в Михайловском районе Приморского края кости человека были разнесены животными на расстояние до 40 метров в окружности . В то время как в большинстве изученных протоколов осмотра мест происшествия со скелетированным трупом не встретилось указаний на тщательное обследование местности в целях сбора всех костей трупа или их фрагментов, что на наш взгляд может затруднить судебно-медицинское исследование останков и их идентификацию.

‘См.: Густов Г.А. Указ. соч. - С. 53-54; Пашкова В.И. Некоторые аспекты судебно- медицинской идентификации личности по костям скелета // Следственная практика. - М., вып. 132.-С. 19-28.

2См. Розыскное дело № 51/1998. Архив Михайловского РОВД Приморского края.

65

При осмотре костей не отмечались условия их обнаружения, в первую очередь, характер местности (сухая, влажная, болотистая) и почвы (песчаная, глинистая, сухая, влажная). В редких случаях указывалось наименование и общее состояние костного материала (цвет, крепость, влажность), наличие мягких тканей, не отражались годовые изменения температуры в данной местности, что необходимо для комплексного анализа объекта с факторами окружающей обстановки.

Вместе с тем, как правило, отмечалось наличие или отсутствие костных повреждений, фиксировалась их форма и размеры. Интерес представляет розыскное дело, когда был обнаружен череп с расхождением швов, что ошибочно может быть принято следователем за следы травм. Например, при осмотре места происшествия около села Михайловка Приморского края был обнаружен череп человека с трещиной в височной части. В целях исключения версии убийства была назначена физико-техническая экспертиза, которая констатировала ее происхождение как результат естественного размораживания в зимний период.1 Поэтому особое внимание должно быть уделено тщательному осмотру, описанию, фотографированию повреждений и назначению дополнительных исследований в целях выяснения их характера (прижизненные, нанесенные после смерти или погребения, при эксгумации).

Необходимо быть осторожным в выводах о характере повреждений костей, поскольку они могут быть причинены домашними и дикими животными, особенно грызунами. Например, при осмотре скелетированного трупа г. Владивостоке было обнаружено отверстие округленной формы в верхней части черепа. Для решения вопроса о характере повреждений и исключении насильственной смерти была назначена физико-техническая

‘См. например розыскное дело № 51/199. Архив Михайловского РОВД Приморского края.

66 экспертиза, которая установила, что повреждения нанесены грызунами и версия о насильственном характере смерти не получила развитие.1

Как отмечается в литературе, наибольшей информационностью обладает череп человека, по которому возможно установить расу, пол, возраст, размер головы. Общая форма черепа его относительные размеры позволяют провести идентификацию личности методом фотосовмещения одноракурсных фотографий без вести пропавших лиц. Поэтому основной задачей следователя является сохранение черепа как важнейшего носителя комплекса идентификационных признаков.

Важно присутствие судебно-медицинского эксперта на осмотре места происшествия, поскольку описание костей их систематизация должны производиться специалистом. Следует согласиться с существующим мнением, что нельзя сваливать останки в мешок, они должны переносится в упаковку с примерным сохранением позы и общей формы скелета, чтобы специалисты могли получить максимум идентификационной информации.

При осмотре места происшествия со скелетированным трупом важное криминалистическое значение имеет давность наступления смерти. Об этом можно судить по проросшим через труп растениям, по развитию плесени, наличию насекомых, их остатков. Обнаруженные вместе с костями насекомые, их части, куколки, личинки должны подробно описываться в протоколе, а часть из них изымается для последующего направления на ботаническую экспертизу.2

Ведомственные нормативные акты правоохранительных органов предписывают после описания скелетированных останков направлять их по постановлению следователя на судебно-медицинскую экспертизу для всестороннего исследования специалистами с привлечением, анатомов, антропологов, патологов, рентгенологов. Обобщение практики показало, что

‘См. Розыскное дело № 51/1995. Архив Фрунзенского РОВД г.Владивостока. 2Эти
вопросы нами подробно рассмотрены в третьей главе настоящего исследования.

67

такие комплексные исследования проводятся только при насильственном характере смерти, что по нашему мнению, является нарушением конституционных прав неизвестных умерших. Правоохранительные органы обязаны обеспечить захоронение такой категории граждан под своим именем и обеспечить реализацию прав их наследников.

Таким образом, осмотр места происшествия, как первоначальное следственное действие, играет важную роль в сборе идентификационной информации по неопознанному трупу и все негативные тенденции сказываются на результатах по отождествлению личности. Опрос практических работников Приморского края показал, что из основных причин недостаточной результативности в идентификации неопознанных трупов является поверхностное проведение и фиксация осмотра места происшествия.

Отправкой трупа с места происшествия в морг, как правило, заканчивается участие следственных и оперативно-розыскных работников в обследовании трупа. Так анализ 404 розыскных дел показал, что в большинстве случаев (97,47%)’ следователи, работники органов дознания не присутствуют при судебно-медицинском исследовании неопознанных трупов. Это вполне согласуется с положениями статьи 190 УПК РСФСР, в которой определено, что следователь вправе присутствовать при судебно-медицинской экспертизе (исследовании) трупа. Согласно же ведомственных нормативных актов при исследовании трупа в морге необходимо присутствие бригады: следователя, представителя органа дознания, занимающегося установлением личности потерпевшего, эксперта-криминалиста, а при необходимости - других специалистов.

Следует согласиться с Ю.А. Дубягиным, Б.А. Федосюткиным и другими
авторами, что личное присутствие следователя в морге при

‘См.: Приложение. С. 195 наст. соч.

См.: «Инструкция об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам…». С.50.

68

вскрытии трупа создает самые благоприятные условия для сбора идентификационной информации в целях установления личности неопознанного трупа1.

По нашему мнению только в условиях морга возможно закончить полное выявление идентификационных признаков трупа, необходимых для производства розыска и в ст. 190 УПК РСФСР следует определить обязанность следователя присутствовать при вскрытии трупа в целях проведения отдельного следственного действия в процессуальной форме дополнительного осмотра трупа.

В задачу эксперта-криминалиста входит изготовление фотоизображения потерпевшего по правилам судебной фотографии, которое часто не возможно выполнить на месте происшествия из-за отсутствия специальных приспособлений, а также при наличии повреждений лица либо расчлененного трупа. Методика сигналитической фотосъёмки хорошо исследована в литературе и описана в методических рекомендациях»2.

Изучение практики работы по неопознанным трупам показало, что фотографирование трупа в морге проводится редко. Неудивительно, поскольку правила исследования трупа не включают в задачу судебно- медицинских экспертов опознавательную фотосъёмку,” а следователь или оперативный работник, как правило, не присутствуют на
экспертизе.

‘См. например: Дубягин Ю.А. Проблемы расследования фактов гибели граждан в вооруженном конфликте в Чечне// Криминальная ситуация на рубеже веков в России. Под ред. А.И. Долговой. - М, 1999. С. 213; Федосюткин Б.А. Получение идентификационной информации о личности погибшего (умершего): Учебн. Пособие. - М: ВНИИ МВД СССР, 1988.

2См. Кондратов В.Т., Яровенко ВВ. Практика установления личности потерпевшего при неопознанных трупах//Информационный бюллетень. - Тюмень, 1983, вып. 14. С.65-72; Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной информации о личности погибшего (умершего). Учебное пособие. - М.: ВНИИ МВД ССС. -С. 18-26.

3См. Приказ Минздрава РФ № 407-96 г. «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз».

69

Вследствии этого невозможно составить качественную оперативную ориентировку и вести розыск через средства массовой информации.

Представляется, что только в морге может быть выполнен туалет либо реставрация трупа с последующей качественной опознавательной фотосъемкой, изготовление посмертной гипсовой маски, произведено дактилоскопирование, выполнены слепки патологических особенностей зубного аппарата, выявлены (если таковые имеются) индивидуальные особенности костной системы, наличие на коже человека всех особых примет: рубцов, следов травм, операций, татуировок, признаков профессиональной принадлежности.

При осмотре трупа на месте происшествия в силу различных обстоятельств невозможно произвести полный и всесторонний осмотр одежды с целью установления следов ремонта, фабричных этикеток, потайных карманов, а также обуви на наличие следов ремонта, заводской маркировки либо выполнение, например, по специальному заказу фирмой при ортопедическом заболевании. В отдельных случаях на теле имеются несъёмные кольца, перстни, которые изымаются и хранятся в деле для последующего опознания. Так в 1999г. в г. Владивостоке был обнаружен труп неизвестного лица. Проведенный поверхностно осмотр трупа на месте происшествия не позволил установить личность потерпевшего. И только тщательный осмотр одежды в морге позволил обнаружить вшитый паспорт и быстро опознать человека.1

Следует согласиться с В.Е. Корноуховым, что следователь должен предупредить эксперта о необходимости возврата материала, в который были упакованы части расчлененного трупа, так как они могут быть объектами изучения других экспертиз с целью распознавания свойств материала и его идентификации .

‘Розыскное дело № 24 / 1999. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока 2См.: Корноухов В.Е. Курс криминалистики. Раздел «Судебная экспертология. -С.7.

70

Изучение актов судебно-медицинский исследований подтвердило закономерность, выявленную Ю.П. Дубягиным и Б.А. Федосюткиным, что следователи, работники органа дознания в редких случаях ставят вопрос о необходимости реставрации лица с последующим фотографированием экспертом-криминалистом1. В результате следствие и розыск теряют реальную возможность получить фотоизображение потерпевшего, являющегося важным комплексом идентификационных признаков.

Следует отметить, что при гнилостном состоянии трупа реставрация лица имеет малую эффективность. В таких случаях п. 2.8 «Инструкции об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам…» предписывает провести отчленение головы, подготовку черепа и направление его на экспертизу методом фотосовмещения по фотографиям без вести пропавших лиц. Однако по всем 79 розыскным делам с гнилостным состоянием трупов отсутствуют факты подготовки черепа, который является важным опозновательным комплексом, к последующим идентификационным экспертизам, что по нашему мнению, отрицательно сказывается на эффективности опознания потерпевших.

Нормативные акты МВД РФ при работе по неопознанным трупам предусматривают, кроме фотографирования, изготовление посмертных масок. Они по сравнению с фотографией имеют ряд преимуществ: объемное, рельефное изображение позволяет производить фотографирование и опознание с различных ракурсов; проводить целый ряд работ по реконструкции внешнего облика, названное Ю.П. Дубягиным «оживление лица» , что исключает необходимость
производства опознания с

!См.: Дубягин Ю.А. Проблемы расследования фактов гибели граждан в вооруженном конфликте в Чечне// Криминальная ситуация на рубеже веков в России. Под ред. А.И. Долговой. - М., 1999; Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной информации о личности погибшего (умершего). - М., 1988. - С.59.

2См.: Дегтярев A.M., Посмертные маски в судебно-медицинском отношении. -С.64-65; Дубягин Ю.П. Следующая жертва Ты! Непридуманные криминалистические сюжеты и азбука безопасности/ Худ. Е.Р.Соколов. - М.: Печатное дело, 1995. - С. 233-236; Он же: Отождествление личности погибших по слепкам с лица и частей тела и проведение реконструкции внешнего облика трупа// Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы. Экспресс-информация. Вып.5. - М: ВНИИСЭ, 1984. - С. 14 -20.

71

проведением эксгумации трупа. В практике Приморского края (по 404 изученным делам) данный метод фиксации внешнего облика потерпевшего не использовался. Большое количество неопознанных трупов за последние пять лет по Приморскому краю, на наш взгляд, требует расширения арсенала средств в целях повышения эффективности идентификационной работы.

Опознание трупа возможно методом фотосовмещения рентгенограмм и фотоснимков зубов. Поэтому следователь должен поручить эксперту изготовить слепки зубов обеих челюстей, если они содержат индивидуальные особенности: искривление зубов, патологический или открытый прикус, патологическое выступание челюстей вперед (прогения), особенности строения твердого неба,1 тем самым обеспечить исходным материалом стоматологическую идентификационную экспертизу.

Обнаруженные на теле трупа особые приметы - татуировки подробно описывались в акте исследования (локализация, форма, место расположения на теле). Однако при интенсивном развитии гнилостных процессов на трупе обнаружение и фотографирование татуировок оказывается затруднительным. Поэтому, для их проявления В.А. Брюханов рекомендует эффективную методику с последующей фотосъемкой. Метод применяется в случаях далеко зашедших гнилостных изменений кожи, например, покрытой плесневыми грибками; высохшей и т.д. Видимость татуировки в зависимости от ее площади наступает в течение суток и создается возможность для фотографирования либо видеосъемки2.

Обобщение практики показало, что в актах исследований гнилостных трупов нет информации о применении специальных методов, направленных на обнаружение и выявление татуировок. В тоже время по ряду групп риска татуировки выступают при жизни человека как характеристика его социального статуса, например, судимые, военнослужащие определенных

‘Подробно эти вопросы нами изложены в третьей главе настоящего исследования.

2См.: Брюханов В.А. Использование метода просветления для выявления татуировки на гнилостно измененной коже// Проблемы советского государства и права. Вып. №9-10.-Иркутск, 1975,-С. 164-165.

72

родов войск, участники известных событий (война в Корее, Афганистане, поднятие целины, строительство БАМА и др.). Поэтому, при наличии таких оперативных данных по характеристике личности неопознанного трупа, следователь должен поставить перед экспертом вопрос о возможности нахождения на теле татуировок в характерных местах с использованием специальных методов. На наш взгляд, целесообразно обязательное проведение общего туалета трупа при гнилостном, расчлененном или обугленном состоянии, что позволит обнаружить индивидуальные особенности, включая и татуировки. Так, например, в г. Владивостоке был обнаружен частично сожженный труп, покрытый плотным слоем сажи. При осмотре на месте происшествия следователь не выявил особых примет. При опознании в морге по настоянию родственников экспертом была удалена копоть и на сохранившемся участке кожи проступили контуры татуировки. Путем применения вышеперечисленных методик удалось проявить полный рисунок и в дальнейшем идентифицировать личность потерпевшего.1 К сожалению, обобщение практики показало - в актах судебно- медицинских исследований нет информации о проведении туалетов сожженных трупов. Это свидетельствует, по нашему мнению, что правоохранительные органы не принимают исчерпывающих мер к полному выявлению идентификационной информации.

Одной из задач дополнительного осмотра трупа является заполнение опознавательной карты, содержащей характеристики основных идентификационных комплексов. В ней отражается: время обнаружения трупа, предполагаемое время смерти (более точно устанавливается экспертом при вскрытии), подробное описание одежды и внешности; признаки, свидетельствующие о национальности и профессии умершего, перечень вещей, обнаруженных при трупе и т.д. К карте прилагаются фотографии лица умершего - в фас, правый и левый
профиль. Выполняются

‘См.: Розыскное дело № 132/1994. Архив кафедры криминалистики ДВГУ

73

дактилоскопические отпечатки всех десяти пальцев рук. По всем обобщенным делам (404) названный документ был приобщен в 277 случаях (68,57 %)’, что по нашему мнению, указывает на недостаточную оценку органами дознания документа, где формируется комплекс идентификационной информации. Его содержание должно быть положено в основу дальнейшей работы по идентификации трупа

Таким образом, проведенное нами исследование показывает, что дополнительный осмотр трупа в морге, проведенный с участием различных специалистов, позволит сформировать полный комплекс необходимой идентификационной информации по неопознанному трупу, наметить оперативно-розыскные и следственные мероприятия.

В то же время исследование выявило разрозненность действий следственных, оперативно-розыскных работников и специалистов в едином процессе получения и анализа идентификационной информации. Приказ МВД РФ от 21.07.1993г. № 349 предписывал органам внутренних дел создать медико-криминалистические отделения в целях объединения усилий по идентификации неопознанных трупов. В 2000 г. в известном Информационном письме Генеральной прокуратуры РФ «О повышении эффективности работы по идентификации неопознанных трупов» отмечена положительная работа в этом направлении только УВД десяти субъектов федерации. По Дальневосточному региону только при Хабаровском краевом бюро судебно-медицинской экспертизы создано специализированное отделение идентификации и исследования неопознанных трупов. Представляется, что объективная необходимость создания такого специализированного органа давно назрела, поскольку за последние пять лет по Приморскому краю накопилось 784 неопознанных трупа. Однако создавать такой специализированный орган, на наш взгляд, необходимо в структуре МВД, поскольку именно
органы внутренних дел выполняют

’ См.: Приложение. С. 192 наст. соч.

74

основной объем работы по идентификации неопознанных трупов и этой системой ведется розыск без вести пропавших лиц, которые в механизме опознания являются идентифицирующими объектами.

Кроме этого, для единства действий всех заинтересованных лиц считаем необходимым создать для этого процессуальное основание и внести дополнение в ст. 180 УТЖ РСФСР следующего содержания: «По неопознанному трупу в морге проводиться дополнительный осмотр в целях получения полного комплекса идентификационной информации в присутствии следователя, оперативных работников с участием различных специалистов».

75

§2. Тактические приемы получения и анализа идентификационной информации путем следственных действий *- и оперативно-розыскных мероприятий на первоначальном

этапе расследования

При установлении внешних признаков насильственной смерти уголовно- процессуальный закон (108 и 109 УПК РСФСР) обязывает следователя вынести постановление о возбуждении уголовного дела. При ненасильственной смерти должно быть принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. На наш взгляд, такое постановление может быть вынесено лишь при наличии
результатов судебно-медицинского

j исследования трупа, которое констатирует причину смерти. Однако анализ

розыскных дел показал - в каждом пятом случае постановление об отказе возбуждения уголовного дела вынесено до получения результатов судебно- медицинского исследования. Негативным моментом является и то, что только в каждом четвертом случае осмотра трупа на месте его обнаружения

| присутствовал судебно-медицинский эксперт. Подобные
обстоятельства,

\ при прочих равных условиях, по нашему мнению, могли способствовать

принятию необъективных решений и нарушению принципа неотвратимости

i и наказания.

Задача первоначального этапа расследования по трупу с признаками

,! насильственной смерти состоит в том, чтобы собрать сведения, необходимые

I

, для построения версий о личности потерпевшего, месте,
времени,

| обстоятельствах, мотивах и целях убийства, личности
подозреваемого.

! После проведения осмотра места происшествия продолжается тактическая

1 операция «опознание трупа» с целью установления личности потерпевшего.

,| [ Элементами этой операции являются: а) подготовка и назначение, по мере

’! # необходимости, комплекса экспертиз: судебно-медицинская,
судебно-

химическая, судебно-биологическая и других, а также требуемых

1См.: Приложение. С. 192 наст. соч.

76

криминалистических; б) проверка по оперативным и криминалистическим учетам; в) проведение оперативно-розыскных мероприятий: предъявление трупа для опознания лицам, проживающим в районе его обнаружения; выявление и допрос свидетелей относительно факта обнаружения трупа; ориентирование органов внутренних дел, а также населения через средства массовой информации; постановка на учет неопознанного трупа и другие.1

В качестве негативного примера как не надо проводить осмотр места происшествия можно привести следующий пример из следственной практики. После обнаружения трупа неизвестного мужчины были направлены ориентировки с подробным описанием примет внешности и одежды, изготовлен розыскной плакат, выполнена проверка по учету в ИЦ УВД, но все эти меры не дали положительного результата.

Труп в период осмотра на месте его обнаружения не был дактилоскопирован, а в течение недели наступили резко выраженные гнилостные изменения тканей, поэтому возникла необходимость в отчленении кистей рук для производства судебно-медицинской экспертизы в целях реставрации папиллярных линий и дактилоскопирования пальцев рук. Но данная экспертиза не была проведена, что значительно усложнило дальнейшую поисковую работу.

На трупе имелась особая примета - на ступне татуировка с изображением мужчины в шляпе «Гриб Боровик». Татуировка была сфотографирована, фотографию следователь предъявлял для опознания ранее судимым. Таким путем был установлен без вести пропавший С. Так как труп к этому времени уже захоронили, то следователь вынес постановление об эксгумации трупа и отчленении черепа для проведения физико-технической

Шиканов В.И. называет ее тактической операцией «атрибуция трупа». См. его «Тактическая операция «атрибуция трупа» (некоторые вопросы теории и практики). С. 132-135; Букаев Н.М., Яровенко В.В. Криминалистика: методика расследования преступлений. Курс лекций. - Владивосток: Изд-во Дальневостю ун-та, 2000. С. 23

77

экспертизы в целях идентификации личности методом фотосовмещения. Экспертиза установила принадлежность черепа гражданину С.1

Таким образом, несвоевременное проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий потребовало увеличения времени для установления личности неопознанного трупа путем проведения дополнительных следственных действий: эксгумации, физико- технической экспертизы.

По фактам обнаружения неопознанных трупов с признаками насильственной смерти либо без признаков насильственной смерти выдвигаются версии по личности неопознанного трупа, которые определяются содержанием исходной следственной ситуации: а) обстоятельствами обнаружения трупа; б) результатами осмотра трупа и места происшествия; в) показаниями свидетелей; г) оперативными данными.

Отсутствие точных сведений о личности потерпевшего позволяет выдвинуть следующие типичные версии о лицах, подвергающихся риску насильственной или внезапной смерти: а) лицо без определенного места жительства; б) коммерсант, предприниматель; в) командировочный, турист; г) лицо из криминальной среды; д) человек, предрасположенный к внезапной смерти.

По уголовным делам розыск в целях установления личности по неопознанному трупу является основным направлением расследования, поскольку личность потерпевшего, характер взаимосвязи потерпевшего и преступника являются основополагающими в определении тактики розыска убийцы и объективного раскрытия преступления.

Мы согласны с мнением, что поручение розыска следователем органу дознания не освобождает следователя от обязанности обеспечить успешность розыска по установлению личности потерпевшего2.
Представляется, что

‘См.: Розыскное дело № 11167. Архив кафедры криминалистики ДВГУ. 2См.: Криминалистика. М: Юрид. лит., 1968. С.465.

78

необходимость непосредственного руководства розыском по неопознанному трупу со стороны следователя объективно определяется различием сроков расследования: так следователю согласно ст. 133 УПК РСФСР время расследования определено двумя месяцами, а органам розыска в соответствии с п.4.10 Инструкции МВД РФ время на установление личности потерпевшего - пять лет 1.

Поэтому не единичны случаи, когда вина подсудимых в убийстве была доказана, они понесли заслуженное наказание, а личность по трупу так и не установлена. Так, М. и В. двое суток совместно пьянствовали в группе с Г. и К. Периодически между ними возникали драки, после которых М. и В. загоняли компаньонов под кровать и до утра не выпускали. В результате загнанный под кровать К. от полученных травм и отсутствия медицинской помощи скончался. Проведенным расследованием вина М. и В. была доказана показаниями свидетелей и потерпевшего Г., но личность погибшего К. так и не была установлена2.

В действующем уголовно-процессуальном кодексе РСФСР нет указаний о розыске такого специфического объекта как труп. Согласно ст. 196 УПК РСФСР объектами розыска, проводимого следователем, являются «установленные обвиняемые». В научной литературе к числу объектов подлежащих розыску относят не только людей, но и другие объекты: трупы людей и их части; животных; вещественные доказательства; имущество и иные ценности; оружие, личные и иные документы.3

‘См.: «Инструкция об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам…». С.57.

2См.: Уголовное дело № 44213/1985. Архив народного суда Фрунзенского района г. Владивостока.

3См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории. М: Юрид. лит. 1987. С. 181.; Он же: Курс криминалистики. В 3-х т. Т.2. Частные криминалистические теории. М: Юрид. лит. 1997. С.216.; Коновалов Е.Ф. Розыскная деятельность следователя. М: Высшая школа МВД СССР, 1973. С.5; Косенко А.С. Розыскные действия в советском уголовном процессе: Учеб. пособие. Хабаровск: Хабаровская ВШ МВД СССР, 1989. СП; Втюрин А.В., Букаев Н.М. Тактические особенности розыска похищенного огнестрельного оружия: Учеб. пособие. Сургут: Изд-во Сургут, ун-та, 2000. С. 22.

79

В настоящее время следственными органами выноситься решение о розыске иных объектов кроме «установленного обвиняемого» по аналогии со статьей 196 УПК РСФСР. На наш взгляд, прав Д.А. Турчин, что в уголовном процессе не должно быть места применения аналогии закона ], когда пробел в законе подменяется приказами и инструкциями правоохранительных органов. Следует согласиться с учеными которые считают, что законодатель, как правило, использует нормы, предписывающие правила выполнения конкретных процессуальных действий определенными участниками уголовного судопроизводства, но мало применяет нормы «общего и специального требования»2. Тем самым выпускает из-под контроля важнейшее направление в расследовании обстоятельств дела - установление личности потерпевшего. И в случае, если обвиняемый известен, доказательствами подтверждается его вина, то в условиях дефицита времени следственные органы объективно будут подталкиваться к доказыванию вины подозреваемого, а не установлению личности погибшего.

Таким образом, считаем целесообразным в статью 196 УПК РСФСР, регулирующую порядок производства розыска, включить общие положения о необходимости проведения розыска как следователем, так и органом дознания с указанием объектов: людей, трупов людей и их частей, животных, оружия, транспортных средств и других вещественных доказательств, имеющих значение по делу.

При отсутствии признаков насильственной смерти выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, материалы передаются в орган дознания, где заводится розыскное дело. Розыск является

‘См.: Турчин Д. А. Аналогия в уголовном процессе и криминалистике. Дальневостоные криминалистические чтения. Вып.5: Сб. науч. тр./ Отв. ред. ВВ. Яровенко. -Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. С..3-12.

2См.: Карагодин В.Н. Основные направления развития криминалистических исследований в современных условиях// Российский юридический журнал. Вып. 2(26). Екатеринбург, 2000. С. 95.

80

комплексным оперативным действием, в задачу которого входит: получение и анализ информации по неопознанным трупам методами опроса, наведения справок, сбора образцов для сравнительного исследования, в том числе предметов и документов. Орган дознания проводит также оперативные эксперименты, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств в целях отождествления личности1. Основанием для оперативно-розыскных мероприятий является возбуждение уголовного дела2 или сведения о лицах без вести пропавших, а также обнаружение неопознанного трупа . Применительно к проверке версий о личности неопознанного трупа на практике используются следующие основные направления работы розыска: а) сбор и анализ идентификационной информации, полученной в ходе судебно-медицинского исследования трупа; б) проверка по криминалистическим и оперативным учетам, подготовка опознавательных карт и образцов; в) проведение оперативно-розыскных мероприятий: направление ориентировок в органы внутренних дел и средства массовой информации (объявления в газетах, радио, по телевидению), помещение наглядной информации в общественных местах и наведение справок в адресном бюро; квартирные обходы работниками милиции и другие.

Розыск по установлению личности неопознанного трупа имеет особенности по взаимосвязи времени смерти потерпевшего и времени поступления заявления об его исчезновении как без вести пропавшего лица, что влияет на тактику проведения розыскных мероприятий. В зависимости от их соотношения на практике, например, могут встретиться следующие розыскные ситуации:

См. ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.081995. №144-ФЗ (ред. от 12.30.1999) 2См. Там же, п.1 ст.7 ФЗ ОРД. 3См. Там же, п.4 ст.7 ФЗ ОРД.

81

1) Интервал между временем смерти потерпевшего и временем поступления заявления об его исчезновении соответствует процессуальным срокам на заведение розыскных дел; 2) 3) смерть потерпевшего наступала через несколько месяцев после заявления об его исчезновении; 4) 5) заявление об исчезновении потерпевшего поступало через несколько месяцев после обнаружения его трупа; 6) 7) заявление о розыске в данный регион не поступало (например: бомж, командировочный или турист). 8) Вышеперечисленные следственные ситуации определяют тактику установления личности потерпевшего. Во всех случаях, пока не установлено время исчезновения потерпевшего, идентификационный анализ необходимо вести как ретроспективно, так и перспективно с контингентом без вести пропавших лиц, формирующимся в течение последних пяти лет, поскольку по истечении этого срока розыскные дела передаются в архив ‘.

Основной объем опознавательной информации содержит труп, который после осмотра места происшествия направляется на судебно-медицинское исследование. Нами выявлена закономерность - в процессе исследования трупа решаются общие задачи судебно-медицинской экспертизы: установление причины и времени смерти, характер и расположение телесных повреждений, наличие алкоголя, группа крови и другие, но слабо используются ее возможности в получении идентификационной информации. Такой недостаток объясняется тем, что работники органа дознания решают свою первостепенную задачу - принятие в течение десяти дней решения о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовного дела, упуская из виду не менее важное направление своей деятельности - сбор идентификационной информации для опознания
в

См.: Пункт 4.10 «Инструкции об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам…», С. 57.

82

дальнейшем потерпевшего. На наш взгляд, указанные задачи должны решаться одновременно путем обязательного составления направления на судебно-медицинское исследование трупа, в котором кроме общих задач следует формулировать специальные вопросы по установлению комплекса идентификационной информации. В настоящее время сложилась практика, когда работники органа дознания нередко без получения результатов исследования, выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и начинают производство розыска, что противоречит прямым указаниям закона о необходимости объективного рассмотрения дела.

Представляется, что правоохранительные органы должны всесторонне изучать обстоятельства дела, поскольку при исследовании 241 акта судебно-медицинских исследований неопознанных трупов имелось 12 случаев (4,98 %), когда в морге выявлялись факты скрытой насильственной смерти1. Кроме этого, имеются факты скрытой деятельности преступных групп по убийствам владельцев квартир. Так, по данным Московского уголовного розыска, в 1997г. в Москве зарегистрировано около 300 преступлений при осуществлении сделок с жильем. Обобщение материалов судебно-следственной практики в Алтайском крае в период с 1993 по 1998 гг. раскрыто и расследовано 62 мошенничества, 24 вымогательства и 9 убийств в отношении владельцев квартир2. Аналогичная ситуация отмечалась и в других регионах. Так, в феврале 2001г. сотрудниками Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью была задержана с поличным банда при попытке убийства отравленной водкой очередного владельца квартиры. Преступники в течение последних 10 лет совершали преступления в Свердловской, Астраханской
областях,

‘См.: Приложение. С. 195 наст. соч.

2Гавло В.К., Алешин В.В. Расследование преступлений, сопряженных с отчуждением жилья граждан: Учебн. пос. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1998. С.З.

83

Ставропольском крае и Москве1. Следует согласиться с В.К.Гавло и В.В.Алешиным, что при безвестном исчезновении граждан и обнаружении неопознанного трупа необходимо в обязательном порядке прорабатывать версию об убийстве в целях завладения имуществом потерпевшего .

По результатам осмотра места происшествия ведомственные нормативные акты предусматривают обязательное составление опознавательной карты неизвестного трупа, аккумулирующей основной комплекс идентификационной информации, позволяющей сопоставить ее с информационной базой данных без вести пропавших лиц по региону. Несмотря на то, что опознавательная карта является основной формой, содержащей признаки идентификационной модели потерпевшего, из 404 исследованных розыскных дел в 277 она вообще не составлялась (68,56 %); из 127 заполненных опознавательных картах неизвестного трупа только в 90 (70,87 %) имелась полная информация. Серьезным информационным недостатком следует признать отсутствие опознавательной фотографии, которая дает комплексное представление об облике человека, а также позволяет в последующем произвести криминалистическую экспертизу по методу фотосовмещения.

Исследования других авторов также подтверждают, что опознавательные карты на неизвестные трупы представляются в информационные центры с большим опозданием и отражают далеко не все позиции. Так, в заполненных картах группа крови определялась только в 31,4% случаев, размер головы - 60,5%, зубной аппарат - 28,9%. В опознавательных картах без вести пропавших отсутствовало до 80% необходимой информации. Сведения о татуировках были неполные и не

‘См.: Московский комсомолец. № 7, 2001. С.5. 2Гавло В.К., Алешин. Указ. Соч.

84

позволяли произвести объективную идентификацию трупа из-за сходства рисунков 1.

Кроме того, при организации розыска необходимо подготовить карту образцов одежды. При анализе практики идентификации 404 неопознанных трупов такие карты встречались в 127 случаях. (31,44 %). Нередко образцы одежды хранятся вперемешку в конвертах при розыскном деле, что затрудняет или делает невозможным их использование при идентификации личности. По нашему мнению, это является одной из причин, что только в 21 случае (6,77 %) идентификация потерпевших проведена по одежде и обуви, в 32 случаях (10,32 %) по совокупности признаков, в том числе по одежде.

На первоначальном этапе розыск в целях установления личности по неопознанному трупу в течение месяца осуществляется на межрайонном уровне. Затем опознавательная карта выставляется в краевое (областное) УВД для регистрации в системе учета АИПС «Опознание». Полагаем, что сроки применения данной системы должны быть максимально приближены к факту обнаружения трупа. Представляется, что уже при окончании предварительной проверки материалов и заведением розыскного дела (не позже 10 дней со дня обнаружения трупа) необходимо направлять опознавательную карту в АИПС, что ускорит проведение сравнительного анализа с базой данных без вести пропавших лиц.

Одной из форм розыскной работы является направление ориентировок органам внутренних дел с идентификационной информацией на неопознанные трупы для проверки информационного массива без вести пропавших лиц и в случае совпадения общих и частных признаков начинается совместная работа отделов внутренних дел по идентификации.

В ходе проведенного исследования 404 розыскных дел ориентировки органам внутренних дел Приморского края имелись только в 302 случаях

См.: Новосельцев Ю.А. Установление личности граждан по непознанным трупам. Следователь, № 6,1996. С. 46.

2См.: Приложение. С. 191 наст. соч.

85

(74,75 %). При анализе информационного содержания ориентировок установлено, что они не отвечают требованиям обязательного объема идентификационной информации. Например, только в каждой третьей ориентировке (35,1 %) имелось полное описание лица потерпевшего, фотография - только в каждой седьмой (14,24 %). Более полно отражались признаки телосложения (в 88,08 % ориентировок), а также признаки одежды и обуви (в 94,04 % ориентировок). Представляется, что недостаточное качество информации, содержащейся в ориентировках, снижает эффективность их применения. Положение ухудшается тем, что из 39 райгоротделов Приморского края регулярно отвечают на ориентировки по розыску неопознанных трупов не более 30%.!

По указанным ранее причинам еще меньше информации содержится в ориентировках органам внутренних дел при обнаружении гнилостных и скелетированных трупов. На наш взгляд, в данном случае эффективными могут быть ориентировки, содержащие композиционно- фотографический, рисованный, композиционно-рисованный и композиционно-компьютерный портреты. Важно также указать какие элементы описания внешности воспроизведены методом словесного портрета, а какие - условно2.

В настоящее время назрела настоятельная необходимость внедрения в работу по установлению личности неопознанных трупов компьютерных систем в масштабе края, что позволит каждому отделу внутренних дел непосредственно подключаться к этой системе, ликвидируя излишнюю и емкую по времени пересылку ориентировок по почте между подразделениями управления внутренних дел Приморского края. Последнему, в силу расположения на побережье Японского моря, необходима связь посредством компьютерных систем со всеми регионами Дальнего Востока и Сибири. Предлагаемое нами
решение позволяет

‘См.: Приложение. С. 193 наст. соч.

2См.: Снетков В.А. Зинин A.M. Субъективные портреты. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1972.-С. 64.

86

устранить ряд недостатков в существующей практике обмена ф* ориентировками между райгоротделами, сосредоточив всю работу по

анализу и опознанию неизвестных трупов в единой автоматизированной информационно- поисковой системе.

Полноценное проведение всех оперативно-розыскных мероприятий и получение полного комплекса идентификационной информации не гарантирует опознание неизвестного трупа, если эти материалы не дойдут до лиц, знавших этого человека. Поэтому только широкая информация населения самыми различными средствами, является залогом успешного

I , решения задачи по установлению личности потерпевшего.

I Анализ практики показал, что из 404 розыскных дел только в 138

(34,16 %) имелись материалы об использовании средств массовой информации (печать, радио, телевидение) в ходе розыска по установлению

j личности потерпевших. Это позволяло установить свидетелей, родных

потерпевших и предполагаемых без вести пропавших.

В практике работы СМИ появилась новая форма визуальной

идентификации. Так, в большинстве регионов России популярными среди
населения являются телевизионные передачи, в которых показывают

I ‘Щ эпизоды с мест происшествий, передаются идентификационные признаки

I

< жертв. Известны случаи, когда родственники опознавали среди потерпевших

своих родных, знакомых, а сотрудники медицинских учреждений через

телевидение помогли опознать больных, родственники которых и милиция

1

1 вели розыск более года. Так в 1998г. родственники С, прослушав сообщение

„J? по телевизору с описанием опозновательной информации о неизвестном

трупе женщины, обратили внимание на совпадение черт лица и телосложения с образом своей без вести пропавшей дочери. При опознании в * морге родственники погибшей не пришли к единому мнению, так как лицо и

87

тело женщины было сильно травмированы, а одежда отсутствовала. И только по шраму на ноге удалось опознать погибшую.

Обобщение практики показало, что информация населения через органы СМИ использовалась в 138 случаях из 404 (34,16 %), что по нашему мнению, явно недостаточно. Распространенными недостатками информационного содержания объявлений является неполнота обязательного идентификационного комплекса, предусмотренного ведомственными нормативными актами: отсутствие фотографий либо их неудовлетворительное качество в 85,76 % случаев; неполный словесный портрет - 35,1 % случаев; отсутствие описания обуви в 5,96 % случаев.*

Нами выявлена тесная взаимосвязь недостатков фиксации комплекса идентификационных признаков при осмотре места происшествия и содержания ориентировок ОВД, опознавательных карт для АИПС «Опознание», объявлений в СМИ, что по нашему мнению, снижает эффективность работы по установлению личности потерпевших. Представляется, что информационное содержание перечисленных документов должно соответствовать, как минимум, идентификационному комплексу признаков опозновательной карты неизвестного трупа.

Как информационно-аналитический процесс розыск связан со сбором, обработкой, анализом идентификационной информации, которая сосредоточена в криминалистических и оперативно-розыскных учетах с выходом на отождествление лиц без вести пропавших и неопознанных трупов. В зависимости от уровня централизации учетов они подразделяются на местные, которые ведутся на уровне горрайорганов внутренних дел и информационных центрах (ИЦ), экспертно- криминалистических отделах (ЭКО) или отделах уголовного розыска; региональные - в зональных информационных центрах (ЗИЦ) и
экспертно-криминалистических

‘См.:Розыскное дело № 99/1998. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока. 2См.: Приложение. С. 194 наст. соч.

88

управлениях или отделах (ЭКУ/ ЭКО МВД/УВД) субъектов Российской Федерации и УВД на железнодорожном и воздушном транспорте и центральные - в Главном информационном центре (ГИЦ) и Экспертно- криминалистическом центре (ЭКЦ) МВД РФ. Многие из них являются централизованно-местными и функционируют на всех указанных уровнях .

Криминалистические и оперативно-розыскные учеты непосредственно не предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством. Однако порядок их ведения определяется на основании требований УПК РСФСР, касающихся правил фиксации, изъятия и хранения вещественных доказательств (ст. ст. 84, 141, 171), получения образцов для сравнительного исследования (ст. 186), привлечения специалиста (ст. 133), назначения и производства экспертиз (ст. ст. 184, 187 и др.). Правовыми основаниями криминалистической регистрации является так же Закон «О милиции» и Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» в Российской Федерации.

Процедура сбора учетных материалов детально регламентируется подзаконными актами - приказами и инструкциями МВД России с использованием как ручной, так и машинной обработки2. В большинстве подразделений органов внутренних дел Российской Федерации функционируют автоматизированные дактилоскопические системы (АДИС) «Папилон». Создано оптоэлектронное устройство - «живой сканер», который позволяет получать отпечатки папиллярных узоров пальцев рук с хорошим качеством без использования типографской краски. Кроме того, НИИСТ Российской Федерации сконструировал малогабаритный эффективный комплект для бесцветного дактилоскопирования (КБД-1), предназначенный для снятия
отпечатков пальцев без окрашивания кожного покрова.

См.: Букаев Н.М., Воропаев Г.С., Втюрин А.В. Криминалистика: криминалистическая техника. Курс лекций. - Владивосток: Изд-во Дальневост ун- та, 1999. С. 189-200.

2Тамже. С. 189-200.

89

Комплексное исследование применения данных систем подробно изложены в докторской диссертации В.В. Яровенко1.

Существующая система опознания методом дактилоскопирования нацелена на розыск криминальных элементов и удовлетворительно работает с контингентом, привлекавшимся к суду. Так в УВД Приморского края содержится более 300 тыс. отпечатков пальцев осужденных. Однако эта система имеет низкую эффективность при опознании всех других категорий населения и не соответствует современному состоянию научно-технического прогресса и науки криминалистики. Данный учет позволяет частично решать проблемы опознания групп риска, поскольку по каждому третьему неопознанному трупу личность не устанавливается, а с помощью системы дактилоскопического учета опознается только 33,23 % потерпевших2.

Кроме этого, необходимо в существующих ведомственных нормативных актах по этому вопросу устранить противоречия. Так, в Приложении №1 к приказу МВД России № 349 от 21 июля 1993 г. в числе основных функций медико-криминалистических отделений определены дактилоскопирование неопознанных трупов и производство медико- криминалистических экспертиз и исследований. Выполнение данного приказа невозможно, так как для этого требуется соответствующая материально-техническая база, медицинский персонал. По сути, это означает создание параллельной бюро судебно-медицинской экспертизы структуры с тем различием, что здесь будет осуществляться весь комплекс судебно-медицинских и криминалистических исследований по неопознанным трупам.

1 См.: Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифических исследований в криминалистике. Докт. дисс. Екатеринбург, 1996. С. 167-213.

Определенные успехи в формировании системы опознания на основе дактилоскопирования достигнуты в США, где уже в 1956 году в картотеке ФБР хранилось более 140 млн. дактокарт, в том числе более 112 млн. принадлежали честным гражданам, что позволяет проводить опознание при катастрофах, стихийных бедствиях, войнах и т.д. См.: Торвальд Ю Век криминалистики. Пер. с нем. - 3-е изд. - М.: Прогресс, 1991. С. 123.

90

На наш взгляд, при наличии действующей судебно-медицинской службы это нецелесообразно как с организационных, так и с экономических позиций.

Основой базы данных для розыска и идентификации является система учета без вести пропавших и неопознанных трупов - АИПС «Опознание». Определенным недостатком этой системы является ее ретроспективность - она формируется по факту исчезновения человека и определяется фактическим блоком информации, которая собирается «задним» числом. Как правило, в этом блоке информации отсутствуют важные опознавательные комплексы по без вести пропавших: дактилоскопия, информация об антигенных характеристиках крови, волос и выделений человека, наличие патологических заболеваний и других. Комплекс внешнего вида представлен устаревшим описанием внешности по правилам словесного портрета. Редко встречались хорошо выполненные фотографии по
правилам

опознавательной фотосъемки, позволяющие проводить идентификацию фотосовмещением. В органах внутренних дел отсутствуют компьютерные программы, воссоздающие композиционно-компьютерные портреты для идентификации личности. Практически не используется формула ДНК.

На наш взгляд, система опознания должна носит государственный характер и работать в интересах всего населения, поскольку количество неопознанных трупов по России и Приморскому краю имеет неумолимую тенденцию к росту. Систему опознания следует формировать заранее, с полным набором элементов опознавательного комплекса, учитывая все последние достижения в области идентификации личности на основе полной компьютеризации и охватывать основные группы населения.

Согласно п.9 Федерального закона РФ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» основу базы данных составят лица групп риска, которые в числе первых оказываются в районах боевых действий или техногенных катастроф и в силу специфики

91

службы в наибольшей степени подвержены риску гибели и необходимости проведения опознания. Принудительному дактилоскопированию также подлежат лица, подозреваемые в совершении преступления или осужденные судом, подвергнутые административному аресту или совершившие административное правонарушение и другие.

По нашему мнению, список лиц, перечисленных в п.9 названного закона, должен быть расширен введением следующих категорий граждан:

а) лиц, проживающих в районах с повышенной сейсмичностью, подверженных частым наводнениям и другим техногенным катастрофам;

б) граждан, профессии которых связаны с повышенным риском: шахтеры, работники морского, водного, железнодорожного транспорта, водители автотранспорта, работники химических производств, атомной промышленности и другие;

в) индивиды, наиболее подверженные конфронтации с криминальным миром: государственные служащие, коммерсанты, банкиры, предприниматели, командировочные;

г) лица, склонные к внезапной смерти или неконтролирующие свое поведение: сердечники, люди преклонного возраста, пациенты психиатрических заведений; лица без определенного места жительства, склонные к бродяжничеству, подверженные побегам дети и др.

По нашему мнению, это в значительной степени продвинет формирование информационной базы системы опознания населения, усилит ее государственный характер.

92

§3. Получение идентификационной информации о неопознанном трупе при проведении судебных экспертиз

Проведение следователем и органом дознания комплекса следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий не всегда позволяет установить достаточное количество идентификационных признаков, по которым возможно опознание трупа неизвестного потерпевшего. В этом случае требуется проведение комплекса экспертных исследований, с помощью которых выявляются внутренние атрибутивные, а также восстановление наружных атрибутивных признаков, позволяющих в значительной степени дополнить качественно- количественную

определенность идентификационной модели неизвестного трупа. Применение специальных познаний особенно важно для получения идентификационной информации о расчлененном, обезображенном, сожженном, гнилостно измененном и скелетированном трупах.

На наш взгляд, правильно отмечает В.И. Шиканов, что если все ранее предпринятые меры при осмотре места происшествия не дали возможности опознать труп, то следователь обязан обеспечить выполнения комплекса предыдентификационных действий, которые способствуют более глубокой и целеустремленной проверке по установлению личности потерпевшего.1

Изучение 404 розыскных дел по установлению личности потерпевших показало, что свыше 80% неопознанных трупов поступают в морги без признаков насильственной смерти. Поэтому, наряду с судебно- медицинским исследованием трупа, которое в ряде случаев проводится в сроки до 2-3 недель, медико-криминалистическому изучению подвергаются, как правило, только трупы с признаками насильственной смерти. Аналогичное положение наблюдается и в других регионах России.2

1См.: Шиканов В.И. Тактическая операция «атрибуция трупа» (некоторые вопросы теории и практики). - С. 140.

2См.: Указ. Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 3.10.2000, № 36/839-00. С. 3-4.

93

Подтверждением сказанному является случай с актером А. Соловьевым, который 26 декабря 1999 года был доставлен в больницу Склифосовского без документов, с множеством повреждений головы. Несколько дней он пролежал в коме, ему сделали трепанацию черепа, однако, не приходя в сознание, он скончался. В течение месяца никаких мероприятий по опознанию трупа актера Соловьева не проводилось. Только через месяц, с грубыми нарушениями всех сроков ведения дела по установлению личности неопознанного трупа, сотрудники вспомнили, что кто-то из милиционеров признал в нем Красавчика из фильма «Зеленый фургон». Вспомнили, что вместе с Красавчиком в этом фильме снимался Дмитрий Харатьян. Дозвонились до него, информация подтвердилась, было проведено опознание. Время для установления убийц было упущено1.

Сложность объекта идентификации с одной стороны и несовершенство базы данных по без вести пропавшим - с другой, объективно предопределяют комплексный подход к экспертным исследованиям и выборке идентификационной информации по неопознанным трупам, ее хранению и оперативному использованию.

Анализ 404 розыскных дел и 241 акта судебно-медицинских исследований и экспертиз показывает, что основными проблемами при сборе и анализе комплекса идентификационной информации в процессе экспертных исследований являются:

а) отсутствие комплексного подхода к экспертному исследованию трупа, как многоаспектного носителя идентификационной информации, слабое взаимодействие со специалистами при проведении экспертных исследований;

См.: Левина Е. Красавчик из фильма «Зеленый фургон» месяц лежал неопознанным в морге//Комсомольская правда. 2000,4 февраля. С. 1-2.

94

б) недостаточная направленность методики экспертного tk идентификационного исследования на максимальное выявление
как

идентифицирующих, так и родовых признаков отождествления личности;

в) орган дознания не формулирует вопросы, направленные на выявление идентификационной информации по неопознанному трупу. Такая информация поступает к ним чаще всего в результате экспертной инициативы.

Следует согласиться, что для получения комплекса идентификационной информации о неопознанном трупе следователь и орган ? дознания должны быть нацелены на проведение комплекса
судебно-

экспертных исследований1. Последнее опосредуется, с одной стороны, многосторонностью качественно-количественной определенности такого объекта исследования как труп; с другой стороны, для исследования многоаспектных качеств человеческого тела необходимы познания в различных науках, что объективно определяет назначение комплекса экспертиз. Поэтому, наряду с выявлением идентификационной подсистемы тяжелых, патологических и профессиональных заболеваний, определения и ф, уточнения социально-демографических данных в ходе
судебно-

медицинского исследования, должны проводится химические исследования в целях обнаружения в теле ядовитых веществ (алкоголь, наркотики, яды), биологические анализы крови, волос, подногтевого содержимого и выделений, ботанические исследования флоры и фауны на трупе, остеологическое изучение костей скелета и стомотологического статуса. При обнаружении неопознанных трупов с признаками насильственной смерти в комплекс судебно-экспертных исследований могут входить медико-криминалистическая экспертиза на предмет выявления характера телесных

‘См.: Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976; Корноухов BE. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. - Красноярск: Изд-во Краснояр ун-та, 1982.

95

повреждений и различные криминалистические исследования, например

<Ь судебной баллистики, трасологии и другие.

Изучение 241 акта судебно-медицинских экспертиз и исследований показало, что органы следствия и дознания ограничиваются решением судебно-медицинских задач и практически не используют другие виды экспертиз для получения комплекса идентификационной информации по неопознанному трупу. В отдельных случаях судебно-медицинские эксперты по своей инициативе изымают и передают соответствующим специалистам образцы внутренних органов, тканей, содержимого желудка, крови, волосы

^ для решения судебно-медицинских задач установления причин, времени

смерти, возраста и других социально-демографических данных. Однако следователем или органом дознания по большинству обобщенных нами дел вообще не ставился вопрос, например, о проведении биологических, химических, остеологических или стоматологических исследований в целях получения комплекса идентификационной информации о неопознанном трупе.

В комплексе экспертиз по сбору идентификационной информации о

^ неопознанном трупе ведущая роль отводится судебно- медицинскому

исследованию. В настоящее время разработаны наукой и проверены на практике методики судебно-медицинских экспертиз по установлению причин, времени, характера телесных повреждений, выявления или исключения признаков насильственной смерти и решения «других вопросов», поставленных органом дознания, следователем, прокурором или судом \

См.: Приказ Минздрава РФ № 407-96 г. «О введении в практику правил производства судебно- медицинских экспертиз». В данном параграфе нами будут рассмотрены лишь особенности исследования трупов с целью получения комплекса идентификационной информации. Что касается общих вопросов судебно-медицинской экспертизы трупа (причина смерти, тяжесть и характер телесных повреждений), то методика исследований в этом направлении представляется отработанной.

96

На наш взгляд, «решение других вопросов» при нынешнем состоянии дел с установлением личности по неопознанным трупам требует конкретизации содержания, позволяющей нацелить судебно- медицинскую экспертизу на получение комплекса опознавательной информации по этой категории трупов: времени и причины смерти при гнилостном и скелетированном состоянии, подсистемы патологических отклонений, тяжелых профессиональных заболеваний, следов операций на внутренних органах, переломов костей и другое.

При изучении 404 розыскных дел установлено, что представители органа дознания при работе по неопознанному трупу, не имеющему внешних признаков насильственной смерти, ограничиваются лишь решением вопроса о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. В розыскных делах отсутствовали отношения о назначении судебно-медицинских и других исследований с постановкой задач по сбору идентификационной информации. Поэтому закономерно, что в ходе судебно-медицинского исследования трупа эксперты решаются задачи, определенные соответствующими ведомственными нормативными актами.

Дополнительный осмотр трупа в морге является первоначальной стадией судебно-медицинского исследования и рассмотрен нами ранее. Следующая стадия - экспертное исследование, которая решает задачи, определенные законом и ведомственными нормативными актами. В случае с неопознанным трупом орган дознания или следователь должны поставить вопросы, позволяющие выявить как индивидуализирующие, так и родовые признаки, установление которых после захоронения трупа невозможно.

Среди родовых идентификационных признаков важным является возраст потерпевшего, позволяющий по этому основанию выбрать из числа без вести пропавших конкретного индивида. Определение возраста в судебно-медицинской практике проводится по различным методикам применительно к различным возрастным группам:
новорожденные,

97

малолетние, несовершеннолетние, средний возраст, пожилые и престарелые люди.

Внешними признаками, установления возраста являются облик человека с учетом состояние кожи и волосяного покрова, татуировки с датой рождения, службы в армии, отбывания наказания. По этим данным, исключая случаи, когда имеются отдельные татуировки, указывающие год рождения, возраст устанавливается относительно - в интервалах 10 лет.

В основном количестве судебно-медицинских экспертиз (исследований) возраст определяется предположительно по внешнему виду, что, на наш взгляд, приводит к ошибкам при гнилостных изменениях и не возможно при скелетированном трупе. Кроме этого, неоправданно расширяется база без вести пропавших лиц для идентификационного анализа. Более точно возраст вычисляется по степени стертости жевательной поверхности, состоянию корней и пульповых камер постоянных зубов1. Представляется, что следователь или орган дознания в постановлении (отношении) по проведению судебно-медицинской экспертизы (исследования) этих объектов в обязательном порядке должны ставить вопрос об определении возраста по состоянию стоматологического статуса, особенно при гнилостном или скелетированном состоянии объектов. При изучении 241 акта судебно-медицинских исследований выявлены единичные случаи, когда судебно-медицинский эксперт по своей инициативе определял возраст трупа по состоянию зубного аппарата2. Например, в одном экспертном заключении возраст определен в пределах 30 лет, что составило разницу в 4 года по
сравнению с определением возраста по внешним

‘См.: Дмитриев И.Б. Отождествление личности по зубам // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Вып. №5. - Ставрополь, 1967; Дмитриев И.Б., Кравчинская А.С. Материалы к отождествлению личности по фотоснимкам зубов и черепа // Вопросы судебной медицины. - М., 1968. - С.421-427; Гужеедов В.И., Воронцов B.C. Использование стоматологического статуса при проведении идентификационных исследований//Суд. мед. экспертиза. 1983, №3-С.27- 29.

2См.: Розыскное дело №61/1996. Архив Фрунзенского РОВД г. Владивостока.

98

признакам1. Следовательно, этот метод является более эффективным при идентификации личности по возрастному критерию. Для вывода о возрасте следует учитывать совокупность полученных при исследовании данных, в том числе рентгенологические и остеологические по зубам, костям черепа, проксимальных концов плечевой и бедренной костей.

Определение возраста возможно по черепу путем изучения состояния черепных швов. Швы черепа с возрастом становятся менее выраженными в результате зарастания, который развивается изнутри к наружи в определенной последовательности как по времени наступления, так и по месту возникновения. Зарастание швов начинается между 20 и 30 годами. В возрасте 30-40 лет зарастание отчетливо заметно в височной части венечного шва, в верхушечной и задней частях стреловидного шва. В 40-50 лет постепенно зарастают глазничные и височные части клиновидно-лобного шва в клиновидно-теменной шов. С 50-55 лет начинают зарастать и другие участки швов черепа: первым зарастает стреловидный и последним -затылочный шов. Полное зарастание всех швов происходит в глубокой старости.

Например, при исследовании неизвестного трупа установлено, что швы черепа на отдельных участках выражены в различной степени. Отмечается заращение брагматической и задней части стреловидного шва, затылочно-сосцевидного. Полное заращение затылочно-основного шва. Со стороны внутренней поверхности черепа отмечается полное заращение венечного шва и частично стреловидного в заднем отделе. Данное состояние швов черепа, с учётом его половой принадлежности и формы, соответствует возрасту 35-40 лет2.

‘См.: Заключение эксперта № 248 от 22 октября 1987 года. Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

2См,: Заключение эксперта № 248 от 22 октября 1987 года. Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

99

Немаловажное значение при идентификации трупа неизвестного потерпевшего имеет установление времени наступления смерти. Этот вопрос нами был рассмотрен в первом параграфе этой главы, где в качестве отправных моментов исследования учитывались свойства неизмененного трупа, которые, как правило, у гнилостных трупов обнаружить затруднительно. В этих случаях установление времени смерти проводится при исследовании экспертами внешних и внутренних признаков с учетом воздействия внешних условий.Так например, если труп был зарыт, а затем вырыт то критерием давности захоронения считают наличие или отсутствие жировоска в костно-мозговых каналах длинных трубчатых костей, а также проникновение жира в вещество кости, на что требуется около 10 лет.1

В числе вопросов поставленных следователем перед экспертом необходимо предусмотреть выявление идентификационных признаков наработанных наукой и практикой, обнаружение которых возможно при внутреннем исследовании трупа: патология внутренних органов, следы операций, наличие хронических и профессиональных заболеваний. При идентификации трупов женщин необходимо дополнительно ставить вопросы о признаках и сроках беременности, родов и их количестве2.

При судебно-медицинском исследовании возможно выявление индивидуализирующих идентификационных признаков и совокупности родовых, на основе которых возможно установление личности потерпевшего. Например, такая патология внутренних органов, как отсутствие от рождения либо после операции одной почки приводит к опознанию личности.

Выявление родовых признаков позволяет ограничить круг лиц из числа без вести пропавших, имевших данное заболевание, и в комплексе с другими

‘См.: Осмотр трупа на месте его обнаружения. Практическое руководство/Под ред. Матышева А.А. - СПб., 1997; Судебная медицина. - М.: Медицина, 1975. - С. 88 -106; Сапожников Ю.С. Криминалистика в судебной медицине.-Киев: Здоровья, 1970.- С.28- 41.

2См.: Осмотр трупа на месте его обнаружения. Практическое руководство/Под ред. Матышева А.А. - СПб., 1997; Судебная медицина. - М.: Медицина, 1975. - С. 88 -106; Сапожников Ю.С. Криминалистика в судебной медицине- Киев: Здоровья, 1970.-С.28- 41.

100

родовыми признаками провести идентификацию личности. Изучение 241 акта судебно-медицинских исследований неопознанных трупов показало, что названные родовые признаки выявляются в каждом четвертом случае (23,65 %), но при идентификации неопознанных трупов практически не использовались. Отсутствие в направлениях (постановлениях) вопросов о необходимости выявления заболеваний ведет к потере идентификационной информации. В отдельных случаях эксперты по своей инициативе отмечали наличие перенесенного инфаркта, раковых поражений горла, желудка, печени. Среди лиц пожилого возраста нередки случаи внезапной смерти в общественных местах от сердечной недостаточности, гипертонии, что обязывает, по нашему мнению, внести дополнение в закон «О дактилоскопической регистрации в РФ» о выделении данной категории граждан в группу риска с постановкой их на обязательный дактилоскопический учет. Представляется, что данное предложение позволит повысить эффективность розыскной работы по идентификации неопознанных трупов.

В настоящее время судебно-медицинской наукой и практикой разработаны различные методы, позволяющие выявить родовые признаки патологий, тяжелых и професиональных заболеваний при исследовании гнилостных трупов1. Например, при далеко зашедшем процессе гниения, можно определить болезненные изменения клапанного аппарата сердца, сосудов и имеющийся атеросклероз. Инфаркт миокарда обнаруживается до периода развития аутолитических процессов, при дальнейшем распаде выявляются только поля рубцовой ткани в мышце сердца. Данные сведения могут быть использованы при установлении медицинских учреждений, оказавших медицинскую помощь больным, с целью получения их биографических данных.

См.: Бедрин Л.М., Загрядская А.П. Судебно-медицинские возможности исследования эксгумированного трупа. -Горький, 1978.

101

В легких болезненные изменения в виде абсцессов удается обнаружить в тех случаях, когда легочная ткань еще не подверглась высыханию или гнилостному расплавлению. Язвы желудка, особенно с большим соединительно-тканным валом, сохраняются в течение длительного времени, до окончательного распада (аутолиза) стенки желудка. Раковые и доброкачественные опухоли желудка, воспалительные заболевания печени хорошо выявляются при гистологическом исследовании, как и хронические изменения почек с образованием рубцов (первично и вторично сморщенная почка).

Можно выявить также кровоизлияния под мягкую оболочку, в желудочки и вещество головного мозга, атеросклеротические изменения сосудов мозга, гнойные менингиты, абсцессы мозга, а также деформирующий артроз, остеохондроз межпозвонковых дисков, опухоли костей, рахит, различные заболевания зубов1.

При исследовании эксгумированных трупов в сроки, не превышающие одного месяца после захоронения, удается, например, выявить плеврит, пневмонию, атеросклероз (с его различными проявлениями), калькулезный холецистит, фибромиому матки, перитонит туберкулезной этиологии, гидронефроз, язвенный колит, миокардит, гипертоническую болезнь; в сроки до 2 месяцев - атеросклероз, туберкулез, пневмонию, плеврит; до 3 месяцев -плеврит, атеросклероз2.

Экспертная практика свидетельствует, что в отдельных случаях в срок до 4 месяцев с помощью гистологического исследования внутренних органов и тканей могут быть диагностированы пневмония, кровоизлияние в головной мозг, послеоперационный перитонит, изменения в сосудах и мышце сердца, а

См.: Поркшеян О.Х. Судебно-медицинская экспертиза эксгумированного трупа. Вып. 1.2.-Л, 1971.

2См.: Громов А.П., Капустин А.В. Судебно-медицинское исследование трупа. - М.: Медицина, 1991. - С. 62.

102

спустя даже один год - туберкулез, рак различной локализации и некоторые другие заболевания.

Если следователь не знает о таких возможностях экспертизы, а эксперт не проявил экспертную инициативу, то возникает необходимость в производстве дополнительной экспертизы. Проведение этой экспертизы может не вызывать дополнительных трудностей при условии сохранности трупа в морге. При захоронении трупа возникает необходимость в проведении эксгумации из-за погрешностей следователя.

При обнаружении трупа с признаками насильственной смерти первостепенное значение приобретает информация, свидетельствующая об орудии убийства. Изучение практики и научной литературы по вопросам судебно-медицинской экспертизы трупа показало, что сложность его состояния не является препятствием для обнаружения на стенках раневых каналов, проходящих через кожу и одежду, выявления микрочастиц и отдельных волокон. При рентгенографическом исследовании головы трупа удается обнаружить дробины, пули и другие предметы, зерна пороха. В тканях при микроскопическом исследовании в отраженном свете также возможно установление зерен пороха. В тех случаях, когда входное отверстие утрачивает свои первоначальные характерные особенности (округлую форму, поясок обтирания и т.п.), при гистологическом исследовании мягких тканей головы в области дефектов иногда обнаруживают диффузное кровоизлияние в подкожную клетчатку1. Это дает возможность высказаться в пользу прижизненного образования данного повреждения, а изъятые вещественные доказательства использовать для идентификации.

Сапожников Ю.С. Криминалистика в судебной медицине. - Киев: Здоровья, 1970. - С. 128- 149; Корноухов BE. Курс криминалистики. Раздел «Судебная экспертология. -С.7; Шиканов В.И. Тактическая операция «атрибуция трупа»(некоторые вопросы теории и практики)//Проблемы советского государства и права. -Иркутск, 1975, вып. 11-12.

103

Таким образом, при экспертном исследовании выявляются родовые и индивидуализирующие идентификационные признаки, основанные на установлении различных заболеваний. Они в совокупности с рядом других особенностей индивида позволяет среди без вести пропавших выявить лиц с аналогичными заболеваниями и через медицинские учреждения получить истории болезни, провести первичный анализ, по необходимости назначить идентификационную экспертизу.

Наряду с определением атрибутивно-внутренних идентификационных признаков не менее важной задачей судебно-медицинских специалистов является восстановление атрибутивно-внешних идентификационных комплексов, например, дактилоскопического рисунка пальцев рук.

Экспертная практика накопила достаточное количество методик по восстановлению папиллярного узора гнилостно измененных трупов. Так, в экспертной практике Приморского края разработан мало известный следователям метод фотографирования дермальных покровов в косопадающем свете с последующим изготовлением фотоснимков папиллярных узоров, пригодных для идентификации.

Другим методом является восстановление папиллярного узора по сосочковому слою, который применяется в случае отторжения эпидермиса кожных покровов рук и их непригодности для дактилоскопирования обычным путем. В этом случае необходимо организовать применение специального метода получения образцов папилярных узоров пальцев, состоящий в восстановлении сосочкового слоя судебно-медицинским экспертом. При положительном решении проблемы эксперт -криминалист проводит дактилоскопическую экспертизу. Например, данный метод был применен по уголовному делу №916015, возбужденному по факту обнаружения трупа неизвестного мужчины в лесу в пойме р. Тобол в близи г. Ялуторовска.
Криминалистическая экспертиза по восстановлению

104

папиллярного узора была проведена экспертом ЭТО УВД Томской области , а положительная дактилоскопическая экспертиза экспертом ЭКО УВД Тюменской области2.

Положительный опыт по опознанию трупов военных и гражданских лиц, погибших в Чечне, накоплен в 124 судебно-медицинской лаборатории Министерства обороны РФ, где хорошо зарекомендовали методики, разработанные Ю.П. Дубягиным по восстановлению папиллярных узоров: с помощью заливки тепловым гипсовым раствором соответствующих дермальных и эпидермальных покровов; введение кожно-мышечных наполнителей при смарщивании и посмертных дефектах поверхности ладони или стоп; помещение исследуемых объектов в кипящие растворы костного масла; получение объемно негативной папиллярной информации с помощью пластических слепков.3

В настоящее время продолжает оставаться достаточно актуальной проблема получения идентификациолнной информации по

скелетированному трупу4. Остеологической экспертизой решается ряд вопросов по определению таких родовых идентификационных признаков как давность наступления смерти, пол, возраст, рост индивидуума, особенности строения его скелета (в том числе зубов), имеющихся на костях повреждений

‘См.: Заключение эксперта ЭТО УВД Томского обл. № 1693 от 10 марта 1992 года Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

2См.: Заключение эксперта ЭКО УВД Тюменской обл. № 1529 от 30 октября 1992 года. Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

3См.: Дубягин Ю.П. Проблемы расследования фактов гибели граждан в вооруженном конфликте в Чечне/УКриминальная ситуация на рубеже веков в России. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.И. Долговой. Криминологическая ассоциация - М., 1999. - С.212; Кисин М.В. Методическое письмо об обработке для дактилоскопирования рук неопознанных трупов, подвергшихся разрушению в силу развития трупных явлений или воздействия внешней среды. - М.: Изд-во Мин. здрав. СССР, 1960.

“Например, 2 марта 2000 г. в пригороде г. Грозного погибло 20 человек. Пять человек не успели выпрыгнуть и полностью сгорели прямо в грузовике. Трупы не опознаны. См.: Война длиной в 3 дня// Аргументы и факты, № 10, 2000 г.

105

и т.д.1 Поэтому последовательность проведения экспертизы скелетированного трупа, отдельных костей или их фрагментов, и используемые при этом методы, находятся в полном соответствии с указанными основными целями.

Полученные данные в совокупности со сведениями из историй болезней и других материалов без вести пропавших лиц, позволяют перейти к выявлению, анализу и оценке частных признаков, отождествляющих потерпевшего. Изложенные выше методики получения идентификационных признаков не применимы к скелетированным трупам из-за малого объема информации содержащейся как в объектах изучения, так и отсутствии её в медицинских документах без вести пропавшего лица. В таких случаях идентификация возможна лишь при проведении комплекса экспертных исследований: рентгенологических, физико-технических, ботанических, судебно-химических и других.

Сложность идентификации состоит в том, что установленные признаки (пол, возраст, расовая принадлежность, время наступления смерти) носят групповой характер, а это значительно расширяет круг предполагаемых без вести пропавших. Индивидуальная идентификация требует разработки и внедрения методик высокого научного уровня, прежде всего идентификация по ДНК, применения сложных технических приборов и оборудования2.

При обнаружении останков трупа эксперт должен располагать информацией о времени года, колебаниях температуры воздуха, характере местности (сухая, влажная, болотистая и т.п.), флоре и фауне данного места, состоянии костей, загрязнений, которые должны быть отражены в протоколе осмотра трупа. Особое внимание следует обращать на наличие и изъятие

1 См.: Добряк В.И. Возрастная характеристика и дифференцировка трубчатых костей человека и некоторых животных как объектов судебно-медицинской экспертизы. Автореф. докт. дисс. - Л., 1968; Герасимов М.М. Восстановление лица по черепу. - М., 1955.

2 Подробно см: Громов А.П., Капустин А.В. Судебно-медицинское исследование трупа. -М.: Медицина, 1991. -С. 62-71.

106

насекомых или их частей1. В случае обнаружения скелетированного трупа в воде следователь должен дать эксперту сведения об особенностях берега водоема и прибрежной растительности, характера дна в месте обнаружения костей.

Для полного и объективного экспертного исследования скелетированного трупа с целью получения идентификационной информации, эксперту необходимо предоставить все кости, вплоть до мелких костных фрагментов, зубы, остатки волос и тканей . В тех случаях, когда труп не полностью скелетирован, целесообразно направлять мягкие ткани на судебно-химическое исследование для определения ядовитых или сильнодействующих отравляющих веществ.

При определении давности наступления смерти А.Ф. Рубежанский, наряду с обязательным сопоставлением особенностей почвы, данных о ее морфологических и физико-химических свойствах, применил эмиссионно-спектральный анализ, декальцинацию с помощью ультразвука, окраску бромфенолом синим . Эмиссионно-спектральный анализ с количественной характеристикой отношений элементов позволяет определить давность захоронения костей в пределах 2-4-х лет.

Более значительные трудности имеет определении давности наступления смерти по отдельным костным останкам. Авторы, занимавшиеся изучением костей скелета, приводят лишь сведения общего характера4.

Установление такого родового признака, как пол человека, играет важную роль в дифференциации контингента без вести
пропавших и

‘Подробно эти вопросы нами рассмотрены на 66 страницах настоящего исследования.

2См.: Рубежанский А.Ф. Определение по костным останкам давности захоронения трупа.-М.: Медицина, 1978. -С. 102-115.

3См.: Рубежанский А.Ф. Определение по костным останкам давности захоронения трупа. -М: Медицина, 1978.

“См.: Добряк В.И. Судебно-медицинская экспертиза скелетированного трупа. -Киев, 1960.

107

возможности сравнительного анализа на выявление конкретной личности. Определение пола по костям возможно лишь после того, как формирование скелета закончилось. При этом используют различные кости. Наиболее просто установить пол, когда в распоряжении эксперта имеется полный скелет взрослого человека. Из отдельных костей наибольшее значение имеют череп и кости таза. Половые признаки человека устанавливаются, например, по стадиям, размерам, форме костей таза, которые начинают выявляться в 10-12-летнем возраста и становятся хорошо выраженными после окончания периода полового созревания.

Отличия мужского черепа от женского проявляются прежде всего в форме и характере строения, а также в абсолютной и относительной величинах черепа и отдельных частей. По сравнению с женским - мужской череп характеризуется большими размерами свода и основания; большей угловатостью очертаний за счет наибольшей выраженности бугристости и шероховатостей в местах прикрепления мышц; большей развитостью надбровных дуг и надпереносья (у женщин больше развиты лобные и теменные бугры); более сильным развитием сосцевидных отростков; большими размерами нижней челюсти; более частой скошенностью лба; отчетливо выраженными носолобными углами; более низкими глазницами, чаще прямоуголной формы с утолщенным и тупым верхним краем.

Ошибки в определении пола человека приводят к выдвижению неправильных следственных, розыскных версий о личности потерпевшего и заводит следствие в тупик. Так, в одном из районов Приморского края был обнаружен скелетированный труп. Проведенной остеологической экспертизой г.Уссурийска была неправильно установлена половая принадлежность костных останков. Повторная экспертиза, проведенная в

108

краевом бюро судебно-медицинской экспертизы, исправила допущенную ошибку и направила следствие по верному пути .

Из анатомических признаков идентификационное значение имеет рост потерпевшего. Определение роста основано на том, что каждая кость в процессе своего развития сохраняет определенное количество индивидуальных признаков, которые находятся в прямом соотношении с ростом человека . Экспертной практикой установлено, что чем больше костей, особенно длинных, предоставлено для исследования, тем точнее результаты определения роста. Наиболее точные результаты получаются при исследовании бедренной и большеберцовой костей3.

Родовым идентификационным признаком является возраст потерпевшего, методика определения которого изложена нами при рассмотрении вопросов идентификации гнилостного трупа.

Индивидуализирующими признаками при идентификации личности могут быть следы переломов, имеющихся на исследуемых костях. Изучение полученных рентгенограмм совместно со специалистом- рентгенологом (трубчатых костей у лиц с простыми переломами предплечья, кистей рук, голени и бедра) позволяют выявить костные мозоли, сроки появления и период формирования которых зависят от ряда факторов: места перелома, возраста, состояния организма пострадавшего, осложнения инфекцией, вида срастания и т.п.

По литературным данным и экспертным исследованиям установлено, что при правильном срастании обломков (без смещения) через 1,5 -2 года костная мозоль рассасывается. Это позволяет в данном интервале времени

См.: Розыскное дело № 51 за 1998. Архив Михайловского РОВД Приморского края.

2См.: Пашкова В.И., Кравчинская А.С. О некоторых недостатках при судебно- медицинской экспертизе отождествления личности по черепу //Сб. трудов Литовского общества судебных медиков, Т,3, -Каунас, 1973.

3См.: Матышев А.А., Деньковский А.Р. Судебная медицина. - Л.: Медицина, 1985. - С.460-470.

109

определять среди без вести пропавших лиц, имевших переломы и по истории болезни проводить идентификационную экспертизу.

В качестве примера установления личности неопознанного трупа приведем экспертизу по исследованию следов перелома 5-ой пястной кости. В ходе проверке по учетам и проведения розыскных мероприятий установили без вести пропавшую С. Из показаний свидетелей установили, что С. имела перелом мизинца на правой руке. Рентгенограммы правой кисти показали наличие на 5-ой пястной кости наличие костной мозоли. Личность потерпевшей была установлена1.

Бывший перелом длинных трубчатых костей конечностей хорошо выявляется по наличию костных разрастаний после неправильного срастания костей со смещением фрагментов по длине, к периферии или под углом. Затруднения в распознавании переломов могут встретиться при деформациях тел позвонков, костей таза и длинных трубчатых костей, которые могут иметь место при травмах и как следствие хронических воспалительных процессов (туберкулез, сифилис) или рахита .

Индивидуальные признаки, имеющие значение для отождествления личности могут находиться на черепе. Например, зажившие дырчатые переломы с вдавливанием обломков в полость черепа отличаются сглаженностью краев наружной и внутренней пластинок, слиянием отдельных обломков с рядом лежащей костью, что свидетельствует о факте и времени нанесения повреждений. После хирургических вмешательств (декомпрессионная трепанация и т.п.) отверстие в кости имеет сравнительно ровные очертания в виде овала или круга с гладкими, закругленными краями. Перечисленные следы травм и хирургических вмешательств находят отражение в амбулаторных картах, поэтому важной задачей для следователя

См.: Заключение эксперта № 92 по уголовному делу №9134. Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

2См.: Добряк В.И. Судебно-медицинская экспертиза скелетированного трупа. -Киев, 1960.

• по и органа дознания является их обнаружение в материалах на безвестно отсутствующих лиц.

Таким образом, научными исследованиями и экспертной практикой выработан комплекс методик выявления идентифицирующих признаков. В целях полного и всестороннего изучения личности неопознанного трупа следователь, на наш взгляд, обязан в постановлении о назначении и проведении судебно-медицинской экспертизы ставить комплекс вопросов, охватывающих все направления выявления идентифицирующих свойств.

Рассмотренные нами выше положения касаются исследования скелетированного трупа либо останков, которые не вызывают сомнения их видовой принадлежности человеку. Однако в следственной практике возникают случаи обнаружения отдельных костей, которые лишь предположительно относятся к человеку.

Несмотря на кажущуюся самостоятельность и специфичность исследования костных останков, все они тесно связаны с идентификационными задачами, решение которых требует определенной последовательности. Так, например, нельзя приступать к изучению расовой, половой, возрастной характеристики костей и определению роста человека, к скелету которого они относились, не зная, кому принадлежат они - человеку или животному. Следовательно, рассмотрение вопроса о видовой принадлежности костей является первым из числа всех других, поставленных следователем перед экспертом.

Подтверждением сказанному является следующий пример из экспертной практики. На исследование поступил «кусочек обгоревшей мышцы с косточкой», обнаруженный в угольном шлаке котельной, где предположительно были сожжены трупы гражданки Д. и ее трехлетнего сына. Указанный объект был первоначально направлен в биологическую лабораторию Бюро судебно-медицинской экспертизы для установления видовой принадлежности. Реакция преципитации на белок
человека

Ill оказалась отрицательной и «кусочек обгоревшей мышцы с косточкой» был направлен в биологический отдел института судебной медицины, откуда его предварительно передали для сравнительно-анатомического анализа.

При сравнительно-анатомическом сопоставлении исследуемого объекта с соответствующими ему участками пяточной кости человека, лошади, крупного и мелкого скота, свиньи, собаки и медведя оказалось, что по перечисленным выше признакам он имеет тот же анатомо- морфологический характер строения, что и аналогичный участок левой пяточной кости человека.

Несмотря на отрицательные результаты серологических реакций, полученные при первичном и повторном исследованиях, удалось сравнительно-анатомическим исследованием установить видовую принадлежность кусочка. Это оказалось возможным лишь потому, что при первичной постановке реакции преципитации хотя и были нарушены отдельные детали строения кости, но не были полностью уничтожены характерные морфологические особенности строения фрагмента1.

Обоснованность результатов судебно-медицинской остеологической экспертизы костных останков зависит от того, с какой степенью достоверности решен первый основной вопрос - видовая принадлежность представленных на экспертизу костей. Достоверное решение этой задачи будет только тогда научно обоснованным, когда вместо простого отрицания, что данные объекты не являются костями скелета человека, эксперт докажет, какому же животному свойственны имеющиеся на костях признаки и приведет соответствующие обоснования, позволяющие исключить принадлежность фрагмента костям животных.

К комплексу методов, привлекаемым к установлению видовой принадлежности костей, относятся: сравнительно- анатомический

‘См.: Заключение эксперта № 172 по уголовному делу №713104. Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

112

сравнительно-гистологический (микроскопический), спектральный и серологический.Выявление, анализ и оценка этих признаков, сопоставление их в деталях сходства и различия и лежат в основе сравнительно-анатомического метода установления видовой принадлежности костных останков.

В качестве примера можно привести одну экспертизу. При раскопке погреба, принадлежащего гражданке Ш., обвиняемой в производстве абортов, обнаружен смерзшийся комок, состоящий из тряпки, похожей на чулок. Внутри комка находилась трубчатая кость длиной 5 см, диаметром около 2 см. Обвиняемая показала, что произвела аборт гражданке Т., труп ребенка закопала в снег, а впоследствии бросила в погреб, наполненный водой. К моменту раскопки погреб был превращен в помойную яму, куда выбрасывали пищевые отбросы и все нечистоты.

При исследовании указанного объекта оказалось, что он представляет собой клиновидный, белого цвета, обезжиренный фрагмент кости длиной 4,7 см. Анатомо-морфологические особенности строения фрагмента - форма, размеры, толщина компактного слоя, наличие костно-мозговой полости и перекладин губчатого вещества - позволили отнести его к одному из концов длинной трубчатой кости человека.

При серологическом исследовании кусочка кости в биологической лаборатории Бюро судебно-медицинской экспертизы не получено специфического осадка с сыворотками, преципитирующими белок человека и животных. При сравнительно-анатомическом анализе (сопоставлении) исследуемого кусочка кости с концевыми участками всех длинных и отдельных коротких трубчатых костей скелетов детей, подростков, взрослого человека, собаки, свиньи, овцы оказалось, что по общим признакам и отдельным деталям (вогнуто-выпуклая поверхность широкого конца, расположение и характер сосудистого отверстия, толщина компактного слоя, округлость обеих поверхностей) объект относится к нижнему концу левой

из плечевой кости мелкого рогатого скота, вероятно, овцы. Несколько меньшие размеры исследуемого кусочка кости по сравнению с аналогичным участком плечевой кости взрослой овцы и отсутствие на нем шероховатостей в местах прикрепления к ней мышц указывают на то, что она принадлежал молодому животному.

Параллельно со сравнительно-анатомическим исследованием видовую принадлежность устанавливали в биологическом отделе института судебной медицины реакцией Чистовича-Уленгута. В трех случаях постановки реакции с компактным веществом кости получены отрицательные результаты с сыворотками человека, животных и птицы. В четвертом случае в реакции с соскобом, взятом с боковых стенок открытой костно-мозговой полости, где сохранились перекладины губчатого вещества с небольшим наложением вещества черного цвета, наблюдался осадок с сывороткой, преципирующей белок человека.

Таким образом, результаты биологического исследования как будто бы позволяли предположить, что кость принадлежит человеку. Однако, как указано в заключении биологического отдела, учитывая условия обнаружение ее в погребе, превращенном в помойную яму, куда выбрасывались нечистоты, нельзя исключить, что на кость животного попал извне белок человеческого организма.

К подобному выводу оказалось возможным прийти только при учете данных осмотра места происшествия и сравнительно-анатомического исследования. При отсутствии последних видовую принадлежность кости расценили бы неправильно, со всеми вытекающими отрицательными последствиями при расследовании уголовного дела.

Приведенный пример иллюстрируют не только принципы и критерии, лежащие в основе сравнительно-анатомического метода установления видовой принадлежности костных останков, но и необходимую при этом тщательность и разносторонность комплекса выполнения подобного рода

114

экспертиз. Следовательно, нужен не механический разрыв единого комплекса экспертных исследований, а всестороннее изучение, анализ и обобщение полученных данных.

Успех сравнительно-анатомического исследования, как отмечалось выше, зависит во многом от количества и состоянии представленных следователем на экспертизу объектов. Так, при осмотре места происшествия со скелетированным трупом в одном из районов Приморского края следственной бригадой обнаружен череп и большое количество костей, что позволило выдвинуть версии об убийстве нескольких лиц. Проведенные остеологические исследования, установив видовую принадлежность, позволили отграничить кости человека от костей коровы и по иному подойти к оценке следственной ситуации1.

Начиная с 60-х годов, для изучения костей человека и животных широко стал применяться эмиссионный спектральный анализ2. В частности, изучен микроэлементный состав (от 8 до 15 элементов) затылочной, бедренной, подвздошной костей, а также ребер и грудины скелета человека, крупного мелкого рогатого скота, оленя северного, собаки, лисицы обыкновенной, медведя бурого, кролика и курицы.

Таким образом, можно сделать вывод, что научные исследования и экспертная практика выработали надежные методы дифференциации костей человека от костей животных. Изучение следственной практики обнаружения скелетированных трупов в городской и сельской местности показал, что в условиях города не возникало необходимости
установления видовой

‘См. Розыскное дело № 51/1998. Архив Михайловского РОВД Приморского края.

2См.: Овсянников В.Н. Установление видовой принадлежности костной ткани спектрографическим методом // Проблемы криминалистики и судебной экспертизы. - Алма-Ата, 1965; Колосова В.М., Туровец А.И. Зольность и качественный спектральный анализ ребер человека, барана и овцы //Материалы 5-го Украинского совещания судебно-медицинских экспертов. - Херсон, 1967; Высоцкая Т.П. О видовой дифференциации фрагментов тазовых костей человека и коровы // Судебно- медицинская .экспертиза. - М.: Юрид. лит, 1980; Иванов В.К., Пашкова В.И. К вопросу установления видовой принадлежности костных останков эмиссионным спектральным анализом // Судебно-медицинская экспертиза. 1974, № 3.

115

принадлежности костных останков, которые выбрасивались волнами на побережье моря либо находились в замкнутых пространствах (подвалах, теплотрассах, чердаках). В сельской местности скелеты людей подвергались растаскиванию зверями и обнаруживались в лесных массивах вместе с костями животных.

Биологическая идентификационная экспертиза позволяет определить групповые свойства человека: крови, тканей, волос, выделений, ногтей, и отграничить группу без вести пропавших лиц с аналогичными родовыми признаками. Например, при соблюдении ряда условий возможно получение индивидуализующих признаков крови (редкое заболевание крови, аномалии хромосомного габора), которые позволяют идентифицировать личность потерпевшего. Анализ практики показал, что данная экспертиза не назначается как самостоятельная в комплексе судебно-экспертных исследований трупа, а проводится в рамках судебно-медицинской без определения индивидуальной принадлежности по системе АВО (при необходимости - Льюис, Резус, Р и др.)- На наш взгляд, назначение самостоятельной биологической экспертизы с постановкой вопросов о выявлении индивидуальных свойств биологических объектов позволят полнее устанавливать идентифицирующие признаки потерпевшего, необходимые для розыскной работы.

Методами биологической экспертизы возможно определение такого родового признака как время наступления смерти потерпевшего путем определения вида, стадий развития и останков насекомых, найденных на трупе1. М.И. Марченко, основываясь на характере биологической связи

‘См.: Рубежанский А.Ф., Очаковский B.C. К возможности установления времени смерти путем определения насекомых и их останков, найденных на скелетированном трупе // Судебно-медицинская экспертиза. 1964, №1,. - 50-52.

116 насекомых с трупом, предложил научную классификацию различных видов мух, имеющую важнейшее судебно-диагностическое значение1.

Время наступления смерти можно определить появлением отряда жесткокрылых, на стадиях гниения, позднего распада и скелетирования трупа, Важную информацию содержат представители всеядных видов - полифаги. Среди них наибольшим вниманием судебных экспертов пользуются жесткокрылые семейства щелкунов. Особенности биологии и фенологии этих жуков и главным образом их личинок позволяют судебно-медицинским экспертам определять сроки распада тканей трупа.

Личинки жуков-щелкунов способны разрушать высохшие части трупа, а также различные ткани одежды (хлопчатобумажные, шерстяные, синтетические), образуя повреждения, похожие на различные механические нарушения ее целости (например, дробью), что должны учитывать следователи. Наконец, поселение личинок полифагов на трупе создает возможность для судебно-медицинского установления давности объектов, особенно в условиях неочевидности преступления.2

Таким образом, при исследовании различных видов насекомых либо их останков находящихся на гнилостном трупе возможно установление времени наступления смерти, имеющего значение для идентификации потерпевшего.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы:

  1. В настоящее время состояние законодательной базы, ведомственная разобщенность специалистов, отсутствие у большинства из них заинтересованности в положительном конечном результате, не позволяют достичь высокой эффективности установления личности неопознанного трупа;

‘См.: Марченко М.И. Классификация энтомофауны трупа. Биология мух и их судебно- медицинское значение// Судебно-медицинская экспертиза. 1980, № 2. - С17-20.

2См.: Рубежанский А.Ф., Савченко СВ., Вьюн В.В. Анализ биофенологии случайной энтомофауны загнившего трупа и его ложа // Судебно-медицинская экспертиза. 1993, №2.-С. 3-5.

117

Для повышения качества идентификации личности по неопознанному трупу необходима жесткая координация деятельности различных ведомств, четкое распределение обязанностей специалистов, принимающих участие в этой работе из одного центра на основе компьютеризации, создания банка данных идентификационных признаков с одной стороны неопознанных трупов, с другой - без вести пропавших граждан. Таким центром может стать центр по идентификации неопознанных трупов и без вести пропавших лиц на базе Бюро судебно-медицинской экспертизы с обязательным участием экспертов медико-криминалистических отделений МВД;

  1. Дополнить правила о судебно-медицинском исследовании неопознанных трупов, где предусмотреть максимальное использование комплекса современных возможностей научно-технических средств и методов по выявлению и фиксации идентификационных признаков неопознанных трупов, особенно объектов в стадии разложения.

  2. В каждом случае обнаружения и доставления в морг неизвестного трупа необходимо выполнить весь комплекс специальных видов работ и исследований, направленных на детальную фиксацию идентификационных признаков, вне зависимости от категории пострадавшего как в рамках дополнительного осмотра трупа в морге, так и в ходе специальных идентификационных исследований наряду с решением основных задач судебно-медицинской экспертизы трупа.

Внести дополнение в ст. 190 УПК РСФСР о необходимости проведения дополнительного осмотра трупа в морге с обязательным присутствием следователя или представителя органа дознания и специалистов;

4.Считаем целесообразным в статью 196 УПК РСФСР, регулирующую порядок производства розыска, включить общие положения
о

необходимости проведения розыска следователем или органом дознания с указанием объектов: людей, трупов людей и их частей, животных, оружия, транспортных средств и других вещественных доказательств, имеющих значение по делу.

ГЛАВА III ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ НЕОПОЗНАННЫХ ТРУПОВ

§1. Традиционные методы идентификации личности по неопознанному трупу

Традиционными методами являются устоявшиеся в криминалистикой практике методы исследования за значительный период времени развития науки криминалистики. Нетрадиционными называются методы, которые применяются лишь в решении единичных следственных ситуациях в целях расследования преступления, при условии, что данный прием, метод не принят в качестве рабочего, постоянного1.

В целях эффективной борьбы с преступностью необходимо внедрение в практическую деятельность различных как традиционных, так и нетрадиционных методов не только исследования, но и идентификации неопознанных трупов: совокупность методов опознания по признакам внешности, дактилоскопии2, стоматологических методов, метода фотосовмещения, восстановления облика лица по черепу, по костным останкам и прижизненным рентгенограммам, по данным медицинских документов; ДНК, дерматоглифика’. Теоретически перечисленные методы в совокупности могут обеспечить установление личности неизвестного трупа. Однако в реальной действительности этого не происходит в силу самых различных причин, что и вызвало интерес в их рассмотрении..

См.: Мальцев В.В. К вопросу о понятии нетрадиционных методов исследования в криминалистике// Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 4.: Сб. науч. тр. -Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. С.87-88; Звягин В.Н., Щербаков ВВ. О необходимости разработки нетрадиционных методов исследования // Материалы IV Всероссийского съезда судебных медиков: Проблемы идентификации в теории и практике судебной медицины. -Москва-Владимир, 1996.

2Эти методы подготовки кожных покровов нами подробно рассмотрены во второй главе настоящей работы.

3См.: Нетрадиционные методы идентификации будут рассмотрены во втором параграфе настоящей главы.

119

Традиционными формами идентификации неопознанного трупа являются:

а) визуальное опознание, которое можно подразделить на непосредственное восприятие опознающим обнаруженного трупа, и опосредованное - путем анализа фотоснимков, видеозаписи, ориентировок, объявлений в СМИ, одежды, отдельных предметов с дальнейшим решением идентификационных задач;

б) комплексная идентификация по криминалистическим и оперативным учетам с использованием базы данных неопознанных трупов и без вести пропавших лиц (опознавательные системы АДИС «Папилон», АИПС «Опознание»). Перспективной является перевод уголовной регистрации МВД в общероссийскую систему «Розыска и опознания человека»;

в) идентификационные экспертизы: дактилоскопическая, судебно- медицинская, судебно-биологическая, остеологическая, стоматологическая, и др.

Опознание как форма идентификации трупа. Уголовно- процессуальный закон РСФСР (ст. ст. 164, 165, 166 УПК РСФСР) не раскрывает содержание опознания. В теории опознание как следственное действие заключается в идентификации объекта по его мысленному образу в сознании лица, проходящего по делу1.

Это определение воспринято новой редакцией УПК России (ст. ст. 209, 210), где включено определение опознания как следственного действия с целью установления тождества или различия с ранее наблюдавшимся лицом или объектом. Тем самым, законодатель рассматривает отождествление как метод установления личности, идентификации предметов и вещей и др. Проект также предусматривает возможность проведения опознания в целях

‘См.: Криминалистика: Краткая энциклопедия / Авт. Сост. Р.С. Белкин. - М.: Большая Российская энциклопедия, 1993. С. 48; Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М., 1996; Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. - М., 1962, и др.

120

безопасности опознающего в условиях, исключающих визуальное наблюдение его опознаваемым, что для идентификации трупа практически редко применимо.

В теории опознания трупа основное внимание уделялось техническим приемам подготовки объекта и обстановки к опознанию. Теоретические вопросы, в частности, особенности опознания трупа по сравнению с другими объектами не рассматривались, так как еще десять лет назад данные ситуации были малочисленными в следственно-оперативной практике.

На наш взгляд, опознание трупа имеет следующие особенности:

а) опознается не живой субъект, а труп, являющийся своеобразным объектом, содержащим частные признаки, индивидуализирующие личность неопознанного трупа. На практике нередко идентификация трупа проводится по комплексу родовых признаков, которые в совокупности позволяют выявить индивидуальность личности. Основное место в этой совокупности занимает описание признаков внешности человека по правилам словесного портрета;

б) законодатель предусматривает предъявление для опознания трупа в единственном числе, учитывая особенность объекта;

в) в отличие от опознания живого субъекта при опознании трупа опознающий в обязательном порядке должен знать потерпевшего;

г) опознание трупа не всегда связано с совершением преступления. Так, при ненасильственной смерти опознание проводится только для установления личности, при насильственной смерти следственное действие проводится и с целью установления обстоятельств уголовного дела;

д) опознание трупа как при насильственной, так и ненасильственной смерти должно проводиться в процессуальной форме, поскольку смерть человека является юридическим фактом, порождающим гражданско- правовые последствия, подлежащие доказыванию в суде (признание, например, умершим или безвестно отсутствующим). Обобщение практики показало, что в настоящее время орган дознания и при отсутствии признаков

121

преступления проводит опознание в уголовно-процессуальной форме - тем самым действует в рамках аналогии закона (ст.11 ФЗ ОРД).

На наш взгляд, в целях соблюдения конституционных прав граждан и устранения пробела в законе необходимо требование ст. 11 ФЗ ОРД, предусматривающей использование уголовно-процессуальной формы по делам с возбуждением уголовного дела, распространить и на случаи розыска лиц без признаков насильственной смерти. Данное предложение имеет существенное значение, в частности, для гражданского процесса, где отсутствует самостоятельный институт розыска. Косвенным подтверждением правильности такого подхода является предоставление отдельным государственным структурам функции розыска, например, налоговой полиции, таможни.

е) при опознании людей вероятность ошибки выше, чем при опознании вещей; в то же время надежнее, чем результаты опознания по фотоснимкам1. Опознание трупа требует учета многочисленных факторов, например, в результате болезни и посмертных процессов изменяется внешний вид, что даже близкие родственники не могут узнать погибшего. При тяжелых травмах головы, повлекших обезображивание, вероятность ошибки возрастает2.

Практические работники должны проявлять необходимую критичность к действиям опознающих даже в тех случаях, когда результаты опознания положительные . Так, при опознании изуродованного тела родственники, едва взглянув на знакомые наколки (выделено мною - Г.В.), узнали труп С. Баранова. Вечером после официальных поминок он вдруг появился на

‘См.: Познышев СВ. Косвенные улики и их значение при расследовании преступлений //Учен. Зап. ВИЮН. Вып. 11. - М, 1940. - С. 259.

2См.: Кубицкий Ю.М. Отождествление личности неопознанного трупа по черепу// Советская криминалистика на службе следствия. Вып.9. -М, 1957. - С. 140.

3См.: Шиканов В.И. Тактическая операция «атрибуция трупа» (некоторые вопросы теории и практики)//Проблемы советского государства и права. - Иркутск, 1975. Вып. 11-12. - С. 129. Кондратов В.Т., Яровенко В.В. Практика установления личности потерпевшего при неопознанных трупах//Информационный бюллетень №14. - Тюмень, 1983.-С.67.

122

пороге. Как потом выяснилось, родственники похоронили некоего П. Бузина вместо С. Баранова1.

На основании изложенного, полагаем, необходимо производить комплексное предъявление для опознания наряду с трупом предъявлять вещи, одежду, сопуствующие предметы. К сожалению, проект УПК РФ не учитывает рекомендаций, высказанных учеными и практиками применительно к опознанию трупа.

Так, при авиа и иных катастрофах, террористических актах, взрывах в шахтах, массовых беспорядках и т.д., когда возбуждается уголовное дело по факту аварии, имеется большое количество жертв, которых требуется опознать в процессуальном порядке. В частности, много нового в тактику проведения опознания внесено в результате расследования кораблекрушения в Новороссийске, железнодорожной катастрофы в Башкирии, взрывов жилых домов в Москве, Волгодонске, где опознание проводилось по фотостендам, фотоальбомам, видеофильмам с изображением погибших. В случае опознания родственникам предъявляли труп либо его части.

Произошли изменения и в тактике предъявления для опознания вещей: одежды погибших, часов, украшений и других предметов. Множественность этих объектов исключает возможность предъявления их по отдельности, в группе сходных. Все вещи, принадлежащие погибшему и обнаруженные вместе с трупом, предъявляются одновременно2.

На практике наблюдаются случаи, когда к осмотру трупа в целях его опознания предварительно «допущены все лица, которые по своей инициативе или по рекомендаций следователя желают выяснить, не известен ли им умерший»3. Данное действие получило название узнавание, в отличие от опознания и проводится вне процессуальных правил.

‘См.: Алексеев Н. Покойник ожил //Аргументы и факты № 8, 2000 г. - С. 13. 2См.: Багаутдинов Ф. Опознание//Законность, 1999, № 10. - С. 19-23. 3Кочаров Г.И. Опознание на предварительном следствии. М, 1955. — С. 45.

123

Такой подход является весьма эффективными для установления личности неизвестного трупа, особенно, когда приходится отождествлять при осмотре множество трупов после техногенных катастроф: землетрясений, наводнений, оползней, селей. Однако содержание их не подпадает под признаки «предъявления для опознания» как следственного действия, в определенной процессуальной форме. Поэтому в подобных случаях рекомендуют составлять не протокол предъявления для опознания, а протокол допроса потому, что опознающий ранее знал этого человека1.

Однако в силу рассмотренных ранее нами особенностей опознания трупа, которое приобретает силу юридического факта для регулирования правоотношений в других отраслях права, полагаем необходимым факт узнавания в последующем оформлять протоколом опознания. В данном случае узнавание является первым техническим этапом установления личности. Вполне допустимо и повторное опознание, так как оно влияет только на установление личности, но не влечет никаких уголовно-правовых последствий при доказывании обстоятельств по уголовному делу. Анализ практики показал, что труп порой предъявляется одним и тем же лицам неоднократно, например, до и после туалета трупа или реставрации.

Распространенным способом опосредованного опознания является предъявление фотоснимков трупа, лица, татуировок, одежды и других предметов. Эффективность опознания в данном случае зависит от качества фотоизображения и соблюдения правил сигналетической фотосъемки. Так, изучение практики показало, что в 28,46% розыскных дел отсутствуют фотографии, в 48,14 % - непригодны для проведения опознания, поскольку не отражают внешнего облика лица. Это делает невозможным проведение такого следственного действия как опознание потому, что в процессе розыска не получена информация для проведения идентификации.

‘См.: Бурданова B.C., Быховский И.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. - М, 1975. - С.61.

124

Другим новшеством опосредованного опознания является использование современных технических возможностей на основе компьютерных технологий. Центр «ИНФОРМОС» по заданию Западно- Сибирского РУОП в сотрудничестве с Вычислительным Центром СОР АН разработал систему компьютерных видеокаталогов «FaceManager», являющейся гибко настраиваемой универсальной графической базой данных. Изображение в систему может вводиться с помощью видеокамеры (живая съемка), видеомагнитофона (накопленные ранее видеозаписи), цифрового фотоаппарата (выезд на место происшествия или стационарная съемка), сканера (фотографии из паспорта или формы № 1 и др.), из любого графического файла (присланные по сети).

Данная система предназначена для идентификации лиц с криминогенной направленностью, которые составляют некоторую часть неопознанных трупов. В тоже время основная часть неопознанных трупов не включается в эту систему, так как не были на учете в правоохранительных органах. На наш взгляд, необходимо иметь видеокаталог фотоизображений неопознанных трупов за пятилетний период, в течение которого ведутся розыскные мероприятия по установлению личности. При проверке заявлений о без вести пропавшем лице просмотр видеоряда в отдельных случаях позволяет идентифицировать пропавшее лицо.

В ряде регионов России при опознании применяются видеоизображения. Такая практика была применена в ЭКУ УВД Томской области, где разработана и компьютерная программа. Практика убедительно показывает, что время субъективных портретов - фотороботов проходит. Необходимо обратить внимание, что создание видеокартотек и порядок их предъявления не урегулирован ни одним нормативным актом.

Следует согласиться с мнением, что при проведения опознания по видеозаписи необходимо провести сам процесс видеосъемки по всем правилам статьи 165 УПК РСФСР. Процессуальным документом оформления производства видеозаписи может быть акт применения
последней, в

125

котором указывается цель, лица, участвующие в производстве видеосъемки, условия съемки, данные о видеоаппаратуре и видеопленке, ее содержание, наличие заявлений и дополнений участников после демонстрации видеозаписи. Акт подписывается всеми лицами, участвующими в видеосъемке. К акту прилагается видеокассета с записью происшедшего1.

Одним из эффективных методов опосредованного опознания является изготовление посмертных масок трупа. Опыт работы с посмертными масками свидетельствует о том, что маски передают натуральную величину, объем, микрорельеф лица. Они позволяют проводить опознание по внешним признакам спустя длительное время после захоронения без эксгумации трупа. Кроме того, предъявление посмертных масок для оперативно-розыскной и экспертной идентификации личности целесообразно как с этических, так и психологических причин. Отражая объемные параметры лица в целом и локализацию повреждений, маски, тем самым передают микрофиксацию следообразующей поверхности, что важно для экспертного трасологического исследования. Посмертные маски могут быть эффективно использованы в средствах массовой информации, в частности, при предъявлении для опознания по телевидению .

Особую практическую ценность имеет данный метод фиксации внешних признаков несовершеннолетних, установление личности которых представляет повышенную сложность из-за ограниченного объема идентификационных признаков. В нашем обобщении встретилось 4 таких случаях, но ни в одном из них не изготовлено посмертной маски. Для следственной практики интерес .представляет опознание по слепкам зубных

См.: Реховский А.Ф. Проведение опознания личности при отказе опознающего от непосредственного опознания //Дальневосточные криминалистические чтения. Вып.2. Науч. сб. - Владивосток. Изд-во Дальневост. ун-та, 1997. - С.43-44.

2См.: Дегтярев A.M., Посмертные маски в судебно-медицинском отношении. -С.64-65.

126

рядов, с ушных раковин и кистей рук. Процедура и методика изготовления слепков описана и апробирована Ю.П. Дубягиным1.

К числу внешних индивидуальных признаков, по которым часто проводится опознание являются татуировки, содержащие информацию об имени, дате рождения, национальности лица, профессии, группе крови, службе в армии, что позволяет получить информацию о демографических характеристиках и выдвинуть версии о его принадлежности к определенной социальной группе2.

В существующем бланке опознавательной карты в алфавитном порядке перечислена тематическая направленность и виды возможных татуировок, что не дает полного представления об ее индивидуальных признаках, необходимых для идентификации. Этот же недостаток в полной мере относится и к обозначению цифрой области расположения татуировки на теле человека. При составлении опознавательной карты требуется указывать не общую характеристику татуировки и область расположения на теле человека (например, «кинжал с розой», «храм с пятью главами»), а индивидуализирующие признаки рисунка, что можно зафиксировать путем копирования рисунка либо фото-видео съемкой.

Мы предлагаем составлять ориентировку (см. приложение), которая отражает в полном объеме индивидуальные признаки татуировки, содержит объективные сведения о неопознанном трупе, ориентирует на источники идентификационной информации о личности. Она вместе с опознавательными картами может быть использована ИЦ УВД для создания автоматизированной информационно-поисковой системы графических данных - АШ1С «Татуировка». Полная фиксация особых примет трупа, введение их в базу данных, позволит быстро выдвинуть и проверить розыскные версии, относительно конкретной личности.

‘См.: Дубягин Ю.П. Следующая жертва Ты! Непридуманные криминалистические сюжеты и азбука безопасности/ Худ. Е.Р.Соколов. - М.: Печатное дело, 1995. - С. 233- 236.

2См. например: Вакутин Ю.А. Словарь жаргонных слов и выражений. Татуировки. - Омск, 1978.

127

Таким образом, на основе анализа теории и следственной практики опознания трупа, считаем необходимым предусмотреть в проекте УПК РФ отдельную статью, регулирующую порядок и тактические особенности предъявления трупа для опознания, как специфического объекта идентификации. Статья 209’ УПК РФ Опознание трупа. «Труп, опознание которого производится, предъявляется опознающему вместе с одеждой, сопутствующими предметами, ранее знавшего его.

С учетом состояния и проводимой работы по реставрации внешнего облика трупа возможно неоднократное предъявление для опознания

Труп при непосредственном опознании и по фотографиям предъявляется в единственном числе».

Криминалистический учет как способ идентификации личности, является информацинно-аналитическим процессом, связанным со сбором, обработкой, анализом идентификационной информации с выходом на отождествление лиц без вести пропавших и неопознанных трупов. В плане нашего исследования интерес представляет рассмотрение

криминалистических учетов с позиции информационности, законодательной и технической сторон.

Информационной базой данных для учета без вести пропавших и неопознанных трупов является система - АИПС «Опознание» и АДИС «Папиллон», основным недостатком которых является их ретроспективность - они формируется по факту исчезновения человека. А содерожание определяется фактическим блоком информации, собираемой по прижизненным следам и следам мертвого тела, изложены во второй главе настоящего сочинения ‘.

В идентификационные экспертизы входят криминалистические - дактилоскопическая, судебно-медицинские: хронических и

профессиональных заболеваний, стоматологическая, остеологическая; комплексные медико-криминалистические: медико- криминалистическая

‘См.: С. 89-93 наст. соч.

128

методом фотосовмещения1, восстановление внешнего облика по черепу и другие.

Во второй главе настоящего исследования были рассмотрены проблемы выявления различных индивидуальных признаков неопознанного трупа методами судебно-медицинских экспертиз, не являющихся идентификационными, но необходимых для последующего идентификационного анализа с данными, полученными следственным и оперативно-розыскным путем:

а) истории болезней (в том числе и зубоврачебные карты) лечебно- профилактических учреждений (клиник, больниц, поликлиник, амбулаторий, диспансеров, санаториев), дневники и карты физического развития школьников и детей в детских учреждениях о тяжелых патологических, профессиональных заболеваниях, перенесенных операциях, переломах и увечиях костного аппарата, состоянии стоматологического статуса и другие;

б) рентгенограммы, независимо от давности их изготовления и преследуемой при этим цели, но с обязательным наличием полного или частичного изображения тех костей (зубов), которые представлены на экспертизу;

в) отпечатки пальцев, ладоней, подошв ног без вести пропавших лиц;

г) ДНК, образцы крови, волос, выделений;

д) прижизненные фотографии отождествляемого лица. При этом эксперт должен располагать снимками хорошего качества, по возможности, в разных положениях (фас, профиль, ЪА поворота, с наличием видимых при улыбке зубов). Фотоснимки, подвергшиеся ретуши, для отождествления непригодны;

Судебно-медицинская (остеологическая) идентификационная

экспертиза личности по костным останкам проводится на
основе

‘Мы согласны с аргументацией В.И. Шиканова, который относит данный вид экспертизы к комплексным медико-криминалистическим. См. подробно: .: Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. - Иркутск, 1976. С. 117-149.

129

выявления таких индивидуальных признаков костной основы трупа как заболевания, травмы, следы операций; особенности скелета, связанные с профессией погибшего, расовой принадлежностью, которые устанавливаются при судебно-медицинском исследование. При этом последовательно должны быть решены следующие вопросы: видовая принадлежность костей или костных останков; расовая принадлежность; пол, возраст и рост человека; имеются ли на костях какие-нибудь признаки индивидуального значения (аномалии развития, признаки заболеваний, повреждений и т.п.).

Методика идентификации основана на том, что эксперт, сравнивая признаки, полученные при исследовании останков с признаками пропавшего без вести (по данным медицинских документов, фотоснимков, рентгенограмм и других материалов, добытых следственным путем), решает вопрос о тождестве личности.

Признаки, идентифицирующие личность по костям скелета и зубам, можно подразделить на две группы.

Первую группу составляют общие данные, характеризующие видовую, расовую и половую принадлежность, рост человека, к скелету которого они относились, и частных данных: особенностей строения костей скелета и зубов, обусловленных их формой, величиной, структурой и рядом других свойств. Общие данные устанавливаются в ходе судебно- медицинской экспертизы и свидетельствуют о видовой принадлежности, частные -позволяют идентифицировать личность на основе индивидуальных признаков.

Эти особенности проявляются у каждого конкретного индивидуума только ему присущих сочетаниях, соотношениях, качественных и количественных показателях, создающих в комплексе индивидуальность объекта, на основе которой и строится процесс отождествления личности.

Вторую часть признаков в зависимости от этиологии и симптоматики заболевания костной системы А.П. Русаков подразделяет на травматические,

130

инфекционные (воспалительные), дистрофические и диспластические1. К таким заболеваниям травматической группы относятся переломы: инфекционной - острые и хронические поражения костей и суставов; дистрофической - рахит, уровская болезнь, заболевания, обусловленные расстройством эндокринных желез (акромегалия, гигантизм, панизм и некоторые другие); диспластической - частично недоразвитие костей или избыточное образование их, опухоли, деформации костей патологического характера и т.д.

Остеологическая экспертиза по костным останкам и прижизненным рентгенограммам требует полноценного сравнительного материала по медицинской документации без вести пропавших лиц, прижизненно выполненные рентгенограммам, данным стоматологического статуса и т.д.

Так например, на территории совхозной свалки был обнаружен обгоревший труп человека, у которого на нижней челюсти слева коронки из желтого металла. Кроме того, на верхней челюсти 1 зуб и на нижней челюсти два зуба слева, 1 справа изготовлены из синтетических материалов. Мостовидный зубной протез из желтого металла в деформированном состоянии свободно располагался в полости рта. Судебно-медицинская экспертиза не смогла установить причину смерти из-за значительных изменений трупа в результате воздействия пламени и высокой температуры. В то же время по сохранившимся костям скелета и зубам удалось установить принадлежность трупа лицу женского пола.

Исходя из полученной информации, работники органов внутренних дел провели розыск и изучили данные обо всех без вести пропавших в сроки до обнаружения трупа неизвестной женщины. Привлекли к себе внимание сведения о без вести пропавшей гражданке Э., которая находилась в розыске после ухода из дома. Родственники сообщили, что она во время дорожно-транспортного происшествия получила перелом костей правой голени. Из

См.: Русаков А.П. Патологическая анатомия болезней костной системы. - М ., 1959.

131

архива травматологического отделения городской больницы была изъята медицинская карта, в которой имелась запись о проведении операции с использованием проволоки и металлической пластины с 5 шурупами, причем 3 шурупа расположены на одинаковом расстоянии друг от друга. В дистальнои части кости видна циркулярно расположенная металлическая проволока (шов).

С учетом обнаруженных на рентгенограммах данных произведена рентгенография обеих костей правой голени трупа неизвестной женщины в 4-х проекциях, причем в боковой проекции выявлена консолидация перелома большой и малоберцовой костей. Диаметр указанных дефектов и расстояние между ними полностью совпадали с аналогичными параметрами мест расположения шурупов и расстояния между ними на прижизненных рентгенограммах костей правой голени гражданки Э.

Кроме этого, по данным стоматологической поликлиники ей было проведено протезирование зубов верхней нижней челюстей, изготовлены мостовидный протез.

Таким образом, результаты сравнительного исследования рентгенограмм костей правой голени трупа неизвестной женщины и прижизненных рентгенограмм аналогичных костей без вести пропавшей, а также данные о стоматологическом статусе трупа и сведения из ее медицинской карты о проведенном ей протезировании зубов позволили прийти к выводу о принадлежности обугленного трупа гражданке Э.1

В медицинских документах (истории болезни, амбулаторной карте и др.) имеются данные, которые могут быть использованы для идентификации личности: хирургических операциях; особенностях зубочелюстной системы; рентгеноскопии, рентгенографии и т.п. Все эти данные, отражающие индивидуальные особенности человека, сопоставляются с

соответствующими признаками, полученными при судебно-медицинском исследовании трупа неизвестного человека.

‘См.: Розыскное дело №908212 Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

132

На рентгенограммах обычно отражается высокая степень индивидуальности разных отделов костной системы. Это послужило основой для использования рентгенограмм в целях регистрации и последующего установления личности. Как правило, для этого используются рентгенограммы, сделанные не специально для целей идентификации, а в процессе медицинского обследования.

Исследование начинается с изучения прижизненных рентгенограмм пропавшего без вести человека, направленных следователем в качестве сравнительных материалов. Эксперт должен установить изображенную на снимке область тела, ее сторону, проекцию рентгенограммы и другие ее особенности. На основании полученных данных решается вопрос, с каких частей трупа и какие рентгенограммы необходимо сделать. Рентгенограммы одной и той же области тела, подлежащие сравнению, должны быть по возможности сделаны в одинаковой проекции, с одного и того же расстояния.

Успешно используются для отождествления личности рентгенограммы лобных пазух, турецкого седла (на боковых снимках черепа), ногтевых фаланг пальцев рук, а также рентгенограммы с изображением костей, измененных в результате болезненных процессов или перенесенных ранее травм, повреждений1.

Таким образом, выводы в идентификационных экспертизах (исследованиях) по отождествлению скелетированного трупа формируется на базе сравнительного исследования всех имеющихся объективных материалов по обнаруженному трупу и пропавшему без вести. Структуру таких исследований можно представить в следующем виде: совпадает пол; время исчезновения и время обнаружения трупа с учетом выраженности трупных явлений - не исключается; анатомо- антропологические данные о возрасте, росте и особенностях тела имеют расхождения, не превышающие точности

‘См.: Матышев А.А., Деньковский А.Р. Судебная медицина. - Л.: Медицина, 1985. - С.460-470.

133

методов их определения; отсутствуют не совпадающие у трупа или у пропавшего без вести яркие индивидуальные признаки.

Стоматологическая идентификационная экспертиза относится к классу судебно-медицинских экспертиз, позволяющая идентифицировать личность путем выявления индивидуальных особенностей зубов: различного рода аномалии развития челюстей и зубов, результаты одонтологического и стоматологического лечения, находящие отражение в амбулаторных картах, которые должны быть представлены следователем эксперту.

Стоматологический статус хорошо изучен в судебно-медицинском отношении1, он используется при проведении идентификации неопознанных трупов, находящихся в стадии гниения, скелетирования, сожжения, мумификации. В качестве примера приведем следующий пример из экспертной практики. На судебно-медицинскую экспертизу был доставлен гнилостный труп неизвестной женщины. Труп исследован 30 апреля 1992 года. Эксперт по своей инициативе в заключении описал особенности стоматологического статуса. Путем розыскных мероприятий была установлена без вести пропавшая С, идентификационные признаки которой частично совпадали с неопознанным трупом. 29 июля 1992 года следователь вынес постановление о проведении дополнительной экспертизы с целью выяснения соответствуют ли индивидуальные признаки трупа (расположение зубов, следы удаления и лечения) истории болезни С. На экспертизу была представлена амбулаторная карта потерпевшей. На основании изучения заключения от 30 апреля 1992 года и амбулаторной карты эксперт смог дать положительный ответ без эксгумации трупа2.

Для исследования важно, чтобы следователь в распоряжении эксперта предоставил череп. Однако недостаточная осведомленность
органов

‘См.: Гужеедов В. Н., Воронцов B.C. Использование стоматологического статуса при проведении идентификационных исследований// Судебная медицина. 1984, №1. - С. 27-29.

2См.: Заключение эксперта № 626 от 30 апреля и № 626а от 29 июля 1992 года. Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

134

дознания и следствия о возможностях судебно-стоматологических исследованиях приводит к потере ценных идентификационных признаков. Следует, во-первых, различать группу врожденных - ширина отдельных зубов, ход линии смыкания зубов, аномалии постановки зубов в зубных рядах, межзубные промежутки и др. Во- вторых, приобретенные признаки -следы ремонта зубов: наличие коронок, мостов, отсутствие зуба. На кафедре криминалистики Дальневосточного государственного университета проведено дипломное исследование слепков зубов. Полученные слепки передают индивидуальные признаки и пригодны для опознания, а также для проведения экспертизы методом фотосовмещения, с имеющимися рентгеновскими снимками (см. приложение).

Последствия некоторых заболеваний и аномалий развития костной системы и зубов проявляются в различных отклонениях от нормального их строения и расположения - искривления, поворот вокруг продольной оси, асимметрии, атрофии, укорочения (например, конечности), а также в виде результатов имевших место оперативных вмешательств и травм - костные мозоли, дефекты, деформации и т.д.

Отдельные стоматологические признаки могут быть оценены с точки зрения их влияния на внешность: по ширине коронок резцов и радиуса закругления переднебоковых отделов зубных дуг можно судить о величине рта, по виду прикуса - о толщине губ и степени их выступания, по высоте коронок резцов - о ширине красной каймы губ; особенности строения подбородочной области позволяют предположить о величине и степени раздвоенности подбородка1.

Зубоврачебные вмешательства, помимо пломбированных зубов, широко представлены различного рода искусственным восполнением отсутствующих у человека зубов (коронки, мосты, протезы, зубы). Иногда на экспертизу попадают зубы, находящиеся в стадии лечения (временная пломба, турунда и т.д.).

‘См.: Там же. -С. 27.

135

Так, например, при проведении экспертизы скелетированных костных останков было обращено внимание на необычную окраску больших коренных зубов. Их корни на всем протяжении и на отдельных участках были интенсивно красного цвета, как и обнаженный дентин на коронке. Эмаль самой коронки также имела красноватый оттенок за счет просвечивающегося дентина.

Для микроскопического исследования был изготовлен продольный шлиф 1-го нижнего моляра (толщиной 200 мкм) в мезиодистальном направлении. При его исследовании в отраженном и проходящем свете (стереоскоп МБС-1, микроскоп биологический МБР-1) отмечено сплошное окрашивание дентина как в области корня, так и на уровне коронки. По шкале цветов Автандилова она была наиболее близка к темновато-красному и красно-оранжевому цвету («1д» и «2г» по шкале).

При изучении медицинских документов, представленных для сравнительного исследования, наряду с совпадениями в особенностях зубочелюстного аппарата (пломбирование, экстракция зубов и т.д.) были обнаружены сведения о том, что в полости некоторых зубов при жизни вводили резорцинформалиновую смесь. В литературе не встречается указаний на возможность использования данного признака для сравнительного исследования при проведении экспертиз отождествления личности, в связи с чем и было произведено детальное изучение этого вопроса.

Резорцинформалиновую смесь (жидкость Альбрехта) в стоматологической практике вводят при пломбировании корневых каналов в случаях лечения воспаления пульпы и периодонта, что приводит к окрашиванию тканей зуба в красный цвет. Обнаружение этого признака свидетельствует о воздействии на зуб конкретного стоматологического материала.

Таким образом, стойкое красноватое окрашивание дентина при введении резорцинформалиновой смеси в полости больших коренных зубов

136

может служить индивидуализирующим признаком при проведении экспертиз по отождествлению личности.

Комплексная медико-криминалистическая экспертиза

отождествления личности методом фотосовмещения производится при обнаружении обезображенных, гнилостно измененных, сожженных либо скелетированных трупов. В истории развития комплексных экспертиз известны следующие методы идентификации, основанные на исследовании закономерностей математических измерений и физиологических особенностей черепа: метод Герасимова1, метод фотосовмещения, метод алгоритмо-графической идентификации (например, АГИ-4), координатно-диаграммный метод (КДМ). Отождествление осуществляется по черепу и прижизненной фотографии субъекта путем фотоналожения, фотоапликации до совмещения изображения головы пропавшего человека и черепа обнаруженного трупа. При этом решается основной вопрос: принадлежит ли исследуемый череп человеку, изображенному на фотоснимке .

Анатомо-морфологические и краниометрические признаки строения мозгового и лицевого отделов черепа имеют свое непосредственное и четкое проявление на мягких покровах головы и лица. Плотно облегая костную основу черепа и, повторяя его форму, контуры и рельеф, мягкие ткани создают внешний облик головы и лица с комплексом индивидуальных признаков, аналогичных таковым на лицевом скелете и черепе.

Анализ возможностей методов, подтвержденных практикой, позволяет выделить три категории элементов и признаков внешности, воспроизводимых достоверно, приближенно и условно.

Достоверное воспроизведение общих размеров и формы головы и лица, лба, разреза глаз обусловлено строгим соответствием их строения

‘Метод М.М. Герасимова является трудоемким и поэтому он не нашел широко применения на практике. Более доступным и распространенным является метод фотосовмещения.

2См.: Цветков П.П., Петров В.П. Идентификация личности по фотоснимкам. - Л.: ЛГУ,
1966.-С.25.

137

костной основе черепа. Приближенно восстанавливаются общая полнота лица, нижняя часть подбородка, глаза, веки. Условно воспроизводятся волосяной покров, цвет глаз и кожи, уши, складки и морщины, постановка головы. Естественно, что достоверность восстанавливаемых признаков внешности в значительной степени зависит от детальных сведений, полученных при осмотре и исследовании трупа, фиксации и изъятия остатков одежды, волос, бороды, усов, зубов и зубных протезов, ушных раковин.

Математический анализ и последующая оценка его результатов, полученных на большом экспериментальном материале, позволили С.А. Бурову сделать вывод о том, что «определенный комплекс признаков на черепе, имеющий свое отражение на мягких тканях головы, является практически неповторимым»1.

Исследования А.С. Кравчинской, посвященные объективным критериям оценки метода фотосовмещения по черепу при различных положениях головы отождествляемой личности2, полностью подтверждают выводы С.А. Бурова и, помимо того, дополняют объективными данными, значительно расширяющими возможности использования в следственно- экспертной практике.

Однако в литературе высказано и иное мнение. Следует согласиться с В.И. Шикановым, который подверг критике подходы С.А. Бурова, Е.А. Норейко, В.П. Петрова, Б.П. Краверского и др., к осуществлению идентификационной экспертизы методом фотосовмещения, в частности, методика приводила к нарушению требования о соблюдении единого масштаба фотоизображений и установления правильного ракурса. Экспериментальные исследования подтвердили, что метод не исключает

^м.. Буров С.А. Отождествление личности по черепу и прижизненным фотографиям. - Саратов, 1961.

2См.: Кравчинская А.С. Отождествление личности методом фотосовмещения по черепу без нижней челюсти // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Вып.5. - Ставрополь, 1967.

3См.: Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. - Иркутск, 1976. С. 117-149.

138

возможность ошибок при совмещении черепа с фотоснимками различных лиц1.

На общем фоне весьма убедительных научно обоснованных данных об эффективности установления личности рассматриваемым методом, на наш взгляд, мнения отдельных авторов, а также практических работников о непригодности метода фотосовмещения для категорического решения вопроса о принадлежности исследуемого черепа определенному лицу должны восприниматься с большой осторожностью и реальной их оценкой. В настоящее время, когда доказана научная достоверность метода фотосовмещения, когда разрабатываются объективные показатели для оценки его результатов и когда, наконец, он должным образом апробирован многолетней практикой, оснований для утверждения о неполноценности метода нет.

Другое дело, что выполнение подобных исследований требует высокой квалификации. Они могут осуществляться лишь в медико- криминалистических отделениях судебно-медицинскими экспертами, имеющими хорошую подготовку по производству экспертизы скелетированного трупа и специальную - по идентификации личности методом фотосовмещения по черепу и прижизненной фотографии отождествляемого лица. При невыполнении этих условий названный вид экспертизы превращается в механическое «наложение», «вписывание» изображения черепа на фотоизображение лица (головы) со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями как в оценке метода вообще, так и в оценке каждого конкретного случая отождествления в частности .

Если прижизненные фотографии одноракурсные (или близкие по ракурсу), то категорический вывод сделать также нельзя. Исключение составляют фотоснимки, на которых различимы передние зубы. В этом

‘См.: Финн Э.А. Фотосовмещение и его применение в следстввенной практике// Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 9. - М., 1957. С. 133-139.

139

случае выполняется тщательное фотосовмещение зубов черепа1 с зубами на фотоснимке, и при полном их совпадении возможен категорически положительный вывод.

Поэтому для получения достоверного вывода при выполнении данной экспертизы необходимо выполнение следующих условий к качеству фотоснимка: а) качественное состояние представленных фотоснимков; б) разноракурсное положение лица на фотоснимках; в) один масштаб изображения; г) желательно отображение на фотоснимках идентификационных признаков (например, снимок зубов).

Определенным требованиям должна соответствовать и подготовка черепа к экспертизе: а) объект должен быть целым; б) при отсутствии нижней челюсти она может быть дополнена из коллекции, что обязательно отражается в заключении; в) по возможности выявлены индивидуальные признаки черепа (следы травмы, операции, состояние зубов).

Особо внимательно должны быть проанализированы полученные данные при отсутствии нижней челюсти, при наклонах и запрокидывании головы на прижизненном фотоснимке отождествляемого2.

Для положительного решения вопроса об идентификации черепа методом фотосовмещения необходимо исключить возможность «ложного» фотосовмещения. В таких случаях черепу придается тот же ракурс, который имеет отождествляемое лицо на фотоснимке. После получения изображения обоих объектов одного масштаба, коррекция черепа в пространстве достигается под контролем размеченного диапозитива.

Приведем пример из экспертной практики. На берегу реки был обнаружен труп женщины в возрасте 25-35 лет. Следственным путем установить личность потерпевшей не удалось. Следователь назначил физико-техническую экспертизу для установления принадлежности трупа неизвестной женщины. В качестве дополнительных материалов
были

‘См.: Гужеедов В. Н., Воронцов B.C. Указ. соч. - С. 27.

2См.: Пересункин А.Ю. Методики идентификации личности по фотоизображению (портретная экспертиза) // Криминалистическая экспертиза. Вып. 8. - М, 1973. - С. 119.

140

предоставлены амбулаторная карта и рентгенограмма зубов без вести пропавшей К. Исследовав все материалы, проведя фотосовмещение, эксперт сделал категорический вывод - представленный череп принадлежит гражданке К.1

Таким образом, идентификационные исследования упрощаются при наличии рентгенограмм каких-либо отделов костей скелета и черепа, когда на снимках отражены индивидуальные особенности структуры костной ткани, форма и размеры отдельных анатомических образований. Ценную идентификационную информацию содержат описания стоматологического статуса.

В последнее время все чаще идентификация личности достигается методом графической реконструкции, когда рисованный портрет погибшего выполняется по фотографиям или обводам черепа специалистом-медиком, владеющим приемами рисования. В качестве одного из вариантов разработана методика восстановления внешнего облика неопознанного трупа по диапозитивам черепа с применением компьютерных программ, которые, в частности, применяются в работе 124 криминалистической лаборатории МО РФ. Использование типовых элементов внешности позволяет достаточно быстро и достоверно получить субъективный портрет погибшего с возможностью дорисовки отдельных индивидуальных признаков при монтаже изображения лица человека по диапозитиву черепа2.

Графическое моделирование внешнего облика в научной литературе было подвергнуто критике. Так, по мнению И.М. Лузгина «опасения состоят в том, что информационное значение избранных для моделирования точек на

‘См.: Заключение эксперта № 331 по уголовному делу № 913404/34. Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

2См.: Эльбур Р.Э. Графические алгоритмы и возможности их использования в процессе идентификационных криминалистических экспертиз// Графические алгоритмы. - Рига, 1965; Он же: Использование аппарата проективной геометрии в процессе идентификации личности по фотоснимкам// Вопросы кибернетики и права. - М., 1967; Дубягин Ю.А. Проблемы расследования фактов гибели граждан в вооруженном конфликте в Чечне// Криминальная ситуация на рубеже веков в России. Под ред. А.И. Долговой.-М., 1999.

141

фотографическом изображении лица зависит от множества факторов, из которых не все могут быть учтены (ракурсы, светотени, количество фотоснимков и др.) Возможно искажение геометрической модели и преобразование информации из одного вида в другой»1.

На наш взгляд, вряд ли можно создать универсальный метод идентификации трупа. Графическое моделирование - это один из вспомогательных методов идентификации, осуществляемых с учетом влияния различных внешних и внутренних факторов на выявление индивидуальных признаков. Полученные положительные результаты применения данного метода позволяют прийти к выводу, что его нельзя исключать из арсенала научных методов идентификации трупа.

Комплексная медико-кр1тиналистическая экспертиза восстановления внешнего по черепу, разработанная М.М. Герасимовым,2 носит

промежуточный характер из-за отсутствия идентифицирующего объекта. При проведении розыскных мероприятий по идентификации неопознанного трупа не всегда удается установить круг без вести пропавших лиц фотоснимки, которых могут быть исследованы методом фотосовмещения. Для идентификации необходимо представление двух объектов: идентифицирующего и идентифицируемого. В данном случаи это требование не может быть соблюдено из-за отсутствия фотоснимков. Задача исследования состоит в создании скульптурного облика, а затем розыска лица, внешний облик которого имеет сходство. После установления лица происходит идентификация личности3.

Не смотря на это, данный метод нашел положительную оценку в научной литературе и следственной практике, как один из возможных вариантов разрешения возникшей следственной ситуации.

См.: Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. - С. 130. См. подробно: Герасимов М.М. Основы восстановления лица по черепу. - М., 1949.

См.: Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. — С. 110.

142

В соответствии с составленным описанием о выявленных особенностях специалисты решают вопрос о выборе метода реконструкции. На практике применяют три метода реконструкции лица по черепу: пластический, графический, комбинированный графический (КГМ) с использованием рисунков элементов внешности из прибора ИКР-2. Пластический метод состоит в том, что на черепе с помощью пластилина или специальной слепочной мастики воспроизводят элементы лица в натуральную величину. Изготовленный муляж гримируется, иногда вставляются глазные протезы, подбираются соответствующие парики. Исследование заканчивается фотографированием муляжа в различных ракурсах. Если сохранилась одежда погибшего, то она обязательно используется на манекене при фотографировании. С восстановленной головы изготавливаются гипсовые копии.

Большое внимание разработке этих методов в практической деятельности по идентификации неопознанных трупов в настоящее время уделяет Ю.П. Дубягин, который внес ряд усовершенствований. При отсутствии волос муляж женщины фотографируется в нескольких различных париках, а муляж мужчины, кроме того, - под стрижку «ноль», то есть проводят «оживление»1.

В практике идентификации неопознанных трупов применяются методы алгоритмо-графической идентификации (например, АГИ-4) и координатно-диаграммный (КДМ). Они требует выполнения сложных технических приемов, а поэтому в идентификационных экспертизах применяются значительно реже2.

При наличии прижизненных рентгенограмм каких-либо отделов головы или участков тела выполняется рентгеносъемка одноименных отделов
черепа или костей скелета в тех же масштабах и ракурсах.

См.: Дубягин Ю.П. Следующая жертва ТЫ! Непридуманные криминалистические сюжеты и азбука безопасности. - С.217.

2См.: Дворкин А.И., Федосюткин Б.А. Установление личности по неизвестному скелетированному трупу. Информационное письмо. - М.: МВД СССР, 1977.С. 11.

143

Сравнительное изучение таких рентгенограмм, как правило, дает основание для категорически положительного или отрицательного вывода.

Идентификационная биологическая экспертиза, в задачу которой входит установление групповой принадлежности и типа крови, волос, выделений, сохраняющих постоянство на протяжении всей жизни человека, позволяет идентифицировать конкретного человека. Так, на месте происшествия в руке у женщины был обнаружен пучок волос. Судебно- медицинская экспертиза установила, что это волосы с головы человека, относящихся к группе Ва(Ш). Групповая принадлежность крови убитой Ва(Ш). В дальнейшем на экспертизу были предоставлены образцы волос и крови от трех мужчин, которые подозревались в совершении преступления и имели группу крови Ва(Ш). Волосы одного мужчины
имели

морфологическое сходство как с волосами, обнаруженными в руке убитой женщины, так и с волосами с её головы.

В данном случае только установление половой принадлежности волос с корневым концом исключало его происхождение от убитой женщины. Решающую роль в этой экспертизе сыграло обнаружение в указанном волосе в результате исследования У-хроматина аномального хромосомного набора (ХУУ), что позволило определить его возможную принадлежность одному конкретному лицу из трех подозреваемых мужчин1. Глубокое исследование свойств крови индивидуализация признаков позволяет решать проблему отождествления при сравнении банка данных без вести пропавших лиц.

Таким образом, нами показано, что в следственной практике с учетом состояния трупа, а также из-за отсутствия сведений о том, какой индивидуальный признак окажется решающим, необходимо применение комплекса методов идентификации, лишь в этом случае возможно установление личности погибшего. Если же положительного результата не получено, то не следует прекращать работу по неопознанному трупу, так как есть возможность использовать иные методы - нетрадиционные.

‘См.: Федоровцев А.Л., Королева Е.И., Тиминова Л. А., В.В. Донцов. Установление личности по У-хроматину// Суд. мед. экс-за. 1981, №3. С. 14.

144

§2. Нетрадиционные методы идентификации личности по неопознанному трупу

Рассмотренные выше традиционные методы идентификации неопознанного трупа не всегда дают положительный результат, поэтому требуется научная разработка и немедленное внедрение новых ранее не известных методов, которые получили название нетрадиционных (то есть, пока не являющиеся общепризнанными), в частности, ДНК- дактилоскопия, дерматоглифика. Наиболее полно все эти методы используются 124-й судебно-медицинской лабораторией Министерства обороны при идентификации неопознанных солдат, погибших в Чечне. «Надо подчеркнуть, что ее сотрудники использовали все возможности криминалистической науки, включая еще спорную дерматоглифику)»1. На 1 сентября 1999 года было неопознано 277 останков.

Нетрадиционные методы исследования все шире используются при расследовании преступлений, расширяется перечень экспертных исследований. Следственной практике известны примеры, когда назначались нестандартные - оригинальные экспертизы, которые способствовали раскрытию преступлений2. Мы разделяем точку зрения тех авторов, которые не относят к научным методам различные новшества: домонологию, гипнологию, и др.3

Применительно к проблеме комплексной идентификации неопознанного трупа считаем необходимым рассмотреть геномную «дактилоскопию» и дерматоглифику, позволяющих получить положительные

Петухов С. Опознание невозможно/УСолдат удачи, №3, 1998. - С. 17.

2См.: Каневский Л.Л., Безруков ЮН. О нетрадиционных медотах расследования в криминалистике//Западно-Сибирские криминалистические чтения. Тюмень: ТЮИ МВД РФ, 1997; Звягин В.Н., Щербаков ВВ. О необходимости разработки нетрадиционных методов исследования //Материалы IV Всероссийского съезда судебных медиков: Проблемы идентификации в теории и практике судебной медицине. Москва - Владимир, 1996; Протопопов А. Ложный путь криминалистики//Законность, № 10, 1999. - С. 36-38; Исаенко В. О криминалистических новшествах//Законность, №10, 1999. - С..39,

См.: Протопопов А. Ложный путь криминалистики// Законность, № 10, 1999. С. 36-38.

145

результаты при исследовании различных частей тела человека, но не нашедшие должного отражения в науке криминалистике.

В криминалистике термином «дактилоскопия» обозначают метод идентификации личности, основанный на изучении и сравнительном анализе кожных узоров ладонных поверхностей, ногтевых фаланг пальцев рук. В генной «дактилоскопии» речь идет о новом способе идентификации личности, основанном на анализе индивидуальных вариаций дезоксирибонуклеиновых кислот (ДНК) человека. Вероятность совпадения ДНК у двух людей 1:30 млрд., т.е. практически нулевая (исключение составляют однояйцовые близнецы). Поскольку этот генный «отпечаток» имеется в любой клетке, появляется возможность использования для идентификации личности1.

Свойство неповторяемости ДНК, неизменяемости на протяжении всей жизни человека и после его смерти, возможность длительного сохранения в останках трупа, что значительно увеличивает идентификационный период, позволяет использовать данный метод для идентификации личности. В силу этих свойств ДНК является индивидуализирующим признаком, на основе которого проводиться отождествление человека. Так, например, останки членов царской семьи были идентифицированы методом ДНК спустя 74 года со дня наступления смерти.

Таким методом можно идентифицировать (с той или иной степенью вероятности) не более 7 из каждых 10 неопознанных тел из хранилища ростовского госпиталя. 30% - бесперспективны, не хватит чувствительности приборов, которыми оснащены российские федеральные центры молекулярно-генетической идентификации МВД, Минюста и Минздрава .

На наш взгляд, генная «дактилоскопия» может быть использована в целях идентификации личности по неопознанному трупу в
двух

‘См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Издательство БЕК, 1997. С. 57.

2См.: Петухов С. Опознание невозможно//Солдат удачи, №3, 1998. - С. 38-39.

146

направлениях: а) проведение идентификационных экспертиз; б) опознание по ДНК учету, который должен являться составной частью государственной системы «Опознания» наряду с дактилоскопическим учетом и регистрацией по методу словесного портрета.

Изучение и анализ научной литературы, экспертной практики показали, что основными проблемами внедрения метода ДНК в целях идентификации личности являются: а) отсутствие законодательной базы, предусматривающей случаи обязательного ДНК-типирования; б) большие финансовые затраты на создание лабораторий, разработку новейших методик и подготовку специалистов; в) отсутствие банка данных ДНК лиц, входящих в группы риска; г) недостаточный уровень эффективности методик, существующих в российских федеральных центрах молекулярно-генетической идентификации.

Как мы полагаем, определенным отрицательным моментом является отсутствие законодательной базы генной регистрации. В 1996 году принят Федеральный закон «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности», в котором можно было предусмотреть и этот аспект. Однако применение генно-инженерной деятельности к человеку, тканям и клеткам в составе его организма не является предметом регулирования настоящего Федерального закона1, следовательно, необходимо принятие еще одного закона.

При условии разработки и быстрого внедрения в практику нетрадиционных методов исследования повышается эффективность установления личности в 84% случаев неопознанных погибших. Теоретическая допустимость установления личности оставшихся 16% погибших молекулярно-генетическим методом представляется сомнительной не только по причине трудности преодоления экономического барьера, но и в

См.: Федеральный закон «О государственном регулировании в области генно- инженерной деятельности»// Российская газета, 12 июля 1996 года.

147

связи с вполне вероятной необходимой термодеструкцией костного материала, взятого из трупов1.

Генная «дактилоскопия», является разновидностью биологической идентифицирующей экспертизы, позволяющей при наличии ДНК- типирования устанавливать тождество личности. В арсенале средств идентификационной экспертизы важное место занимают выявление и регистрация специфических наследственных признаков и свойств организма, которые поддаются количественной и качественной оценке и дают возможность делать выводы о групповой принадлежности лица. Генетические маркеры широко используются в медико-биологическом анализе, а также в фундаментальных генетических исследованиях. В настоящее время в практике судебно-медицинской экспертизы получили распространение, главным образом, биохимические маркеры и маркеры групп крови - полиморфные белки (изоферменты, эритроцитарные, лейкоцитарные, сывороточные, группоспецифические антигены систем АВО, резус Р, Гл 0-1, ЭКФ, ФГМи и др).

Конкретные фенотипические формы этих белков выявляют иммунологическими методами или с помощью электрофореза при исследовании образцов крови, выделений, следов на вещественных доказательствах.

Проведенные научные исследования показали, что существующие методики биохимического исследования, на которых основаны экспертные оценки при идентификации личности, обладают существенным недостатком, - с помощью этих методик можно с достаточной степенью достоверности лишь исключить принадлежность исследуемого биологического материала тому или иному лицу. Позитивное же опознание практически всегда носит условный характер и ограничивается констатацией групповой принадлежности биологических объектов.

См.: Звягин В.К, Щербаков В.В. О необходимости разработки нетрадиционных идентификационных методов исследования. - С.44.

148

Стремительное развитие современной биологии, в частности, таких ее областей, как молекулярная генетика и генетическая инженерия, позволяет перейти к анализу индивидуализирующих личность признаков непосредственно на уровне геномной ДНК. Тот факт, что ДНК каждого человека индивидуальная (она заключает в себе наследственную программу развития всех его индивидуальных признаков и свойств), обеспечивает уникальную возможность предельной конкретизации экспертных выводов.

Роль генетических маркеров играют участки хромосомной ДНК человека, обладающие свойством структурного полиморфиза, в частности, луковицы волос, кусочки кожи или ногтя, следы крови и т.п., обнаруженные на месте происшествия. Вариабельные участки ДНК выявляются специальными методами блот-гибридизационного анализа, как гомологические фрагменты ДНК разной длины, образующиеся после гидролиза геномной ДНК высокоспецифичными ферментами ристрикационными эндонуклеазами (рестриктазами)1.

В настоящее время в ряде регионов России созданы лаборатории, располагающие методикой и базой данных для установления отцовства и идентификации обвиняемых, привлекаемых к уголовной ответственности за изнасилование. Так, в Тюменском Областном Бюро судебно- медицинской экспертизы с 1994 по 1998 гг. проведено 127 экспертиз в качестве объектов исследования были представлены: кровь в 21 случае, сперма - 46, волосы, мышцы, кости - 60. В 53 случаях решался вопрос об установлении отцовства, в 46 - экспертиза половых преступлений2. К сожалению данная методика не применима к идентификации личности по неопознанному трупу, где используются иные виды маркеров.

См.: Иванов П.Л., Пуртовая СВ. Геномная дактилоскопия с использованием в качестве зонда ДНК бактериофага М 13 // Экспертиза вещественных доказательств и идентификации личности. 1989, № 4. - С. 39.

2См.: Заключение экспертизы вещественных доказательств № 1136 от 14 ноября 1996 г., Заключение экспертизы вещественных доказательств №701 от 1997г. Архив кафедры криминалистики ДВГУ.

149

В основу генной «дактилоскопии» положены вариации в структуре геномной ДНК человека, являющиеся следствием различных генетических процессов (в том числе мутаций), приводящие к реорганизации полинуклеотидных цепей ДНК, - созданию новых или исчезновению существующих точек расщепления рестриктазами, что в свою очередь обусловливает изменение длины данного рестриктазного фрагмента. Эти изменения регистрируются при помощи молекулярной гибридизации с соответствующим зондом1. В 1985 году А. Джеффрис и соавторы обнаружили в ДНК человека семейство вариабельных участков -минисателлитов (их длина различна у разных людей), которые демонстрирует очень высокий индивидуальный полиморфиз. Применив для гибридизации специальный клонированный зонд на основе ДНК человека, авторы выявили на одной гибридизационной картине сразу все минисателлиты данного семейства и установили, что для каждого человека характерен свой, присущий только ему, вариант набора таких отличающихся по длине минисателлитов. Иными словами, гибридизационная картина, создаваемая всей суммой вариабельных участков, являясь, в сущности, комбинацией множества независимых полиморфных элементов (а их насчитывается несколько десятков), оказалась индивидуально высокоспецифичной и поэтому по аналогии с картиной папиллярных узоров была условно названа «дактилоскопическим отпечатком тела».

Эти исследования легли в основу разработки принципиально новой технологии, получившей название геномная «дактилоскопия», сначала с применением специальных клонированных зондов на основе ДНК человека. Надо отметить, что запатентованная англичанами проба была недоступна для исследователей других стран. Российские ученые в качестве основы взяли бактериофаг определенного вида, изменив стандартные условия эксперимента, они доказали, что
закономерности, выявленные в

‘См.: Там же. -С 39.

150

наследственном материале человека, характерны для всего живого1. В новом варианте с применением более совершенного, универсального зонда ДНК бактериофага М13, технология позволила получать для каждого индивидуума строго специфическую картину гибридизации его ДНК, открыла новые возможности для идентификации личности .

Технология геномной «дактилоскопии» включает ряд хорошо разработанных, ставших уже стандартными методов молекулярной биологии. Сначала из клеток выделяют ДНК. Принципиальное значение имеет тот факт, что ДНК для анализа можно брать из любых доступных клеток организма (лимфоциты, сперматозоиды, клетки волосяных луковиц и стержней волос, эпителиальные клетки, в том числе слизистых оболочек или клетки внутренних органов и тканей), поскольку во всех клетках одного организма ДНК идентична (исключения могут составлять злокачественные новообразования). Выделенную ДНК обрабатывают ферментом рестриктазой, специфически разрезающим молекулы ДНК на множество фрагментов. Затем фрагменты разделяют по размеру с помощью электрофореза в агарозном теле и получают отпечаток этого геля с распределенными в нем фрагментами ДНК на специальном мембранном фильтре (нитроцеллюлозном или полиамидном).

Фильтр с фрагментами анализируемой ДНК инкубируют в растворе, содержащем зонд (ДНК, меченную радиоактивным изотопом 32р). Фрагменты, имеющие комплиментарные зонду участки, связываются (гибридизируются) с радиоактивным зондом и выявляются при с помощью авторадиографии. В результате на рентгеновской пленке получается набор чередующихся темных полос разной толщины, образующих поперечно исчерченную дорожку. Это и есть
геномный «оттиск» - уникальное

См.: Там же.

См.: Иванов П.Л., Пуртовая СВ. Геномная дактилоскопия с использованием в качестве зонда ДНК бактериофага М 13 // Экспертиза вещественных доказательств и идентификации личности. 1989, № 4. - С. 39; Джимчарадзе А.Г., Иванов П.Л. Доклад Ан СССР, 1987.

151

генетическое удостоверение личности человека, которому и принадлежит анализируемая ДНК.

В целом индивидуальный графический образ такого отпечатка определяется числом детектируемых полос, их расположением на дорожке, относительной интенсивностью и морфологией каждой полосы. Проведенные расчеты показывают, что вероятность полного совпадения таких картин у двух неродственных людей значительно ниже, чем вероятность совпадения папиллярных характеристик тех же лиц. Для кровных родственников картины имеют большое сходство (число совпадающих полос заметно больше), а у одно-яйцевых близнецов они идентичны1. Доказано, что вероятность совпадение у разных лиц одного набора генов равна одной из сотни миллиардов, то есть практически нулевая. Исключение составляют однояйцовые близнецы2.

С 1985 года метод генной (геномной) «дактилоскопии» стал применяться за рубежом для целей криминалистики, а в 1987 году был узаконен в судебной практике Великобритании в качестве метода судебно-медицинской экспертизы. К 1990 году ДНК-анализ уже использовался более чем в 2000 судебных случаях в США. Тем не менее, далеко не каждый прецедент ДНК-анализа ведет к безоговорочному осуждению подозреваемого. По американской статистике, в 37% случаев доказывается непричастность подозреваемого, в 20-25% метод не дает однозначного ответа, в 40% выносится однозначное суждение о совпадении сравниваемых образцов3.

При использовании данного метода для идентификационной экспертизы не имеет значения природа биологического материала (кровь, сперма, влагалищное содержимое, волосы, ткани и т.д.). Поэтому метод геномной «дактилоскопии» позволяет однозначно идентифицировать лиц,

^м.: Рысков А.П., Джимчарадзе А.Г. и др. // Генетика. 1988, № 2. - С.227-237. 2См.: Ивченко Л. Еще одна тайна генов//Известия, №123. 2мая 1988 г. 3См.: ДНК и уголовный розыск// Солдат удачи, №3, 3998,- С.38.

152

подозреваемых в половых преступлениях, а также проводить опознание в особо сложных случаях (расчленение, обгоревшие, деформированные трупы). Единственным необходимым условием является возможность выделения ДНК, пригодной для анализа. Метод обладает высокой чувствительностью, и исследования можно проводить на небольшом количестве материала: 30-60 мкл крови, спермы или несколько десятков волосяных луковиц.

Труп взрослого человека можно идентифицировать по целому комплексу индивидуальных признаков, содержащихся в различных источниках, применительно же к несовершеннолетним число их ограничено. Поэтому, применение ДНК тем более необходимо при отождествлении трупов малолетних детей, источником отождествления которых является мать.

В качестве научной основы такой идентификации выступает молекулярно-генетический анализ так называемой митохондриальной ДНК. Эта ДНК принципиально отличается тем, что наследуется исключительно по женской линии (в сперматозоидах митохондрий нет). Поэтому

митохондриальная ДНК от матери передается всем детям - и сыновьям, и дочерям, потом от дочерей - уже их детям и так далее. Причем поскольку гены родителей при этом не смешиваются, то для митохондриального ДНК-анализа нужен только один родственник по женской линии. Парадокс ситуации состоит в том, что методику метохондриальной ДНК-дактилоскопии, которой сейчас пользуются американцы и англичане, разработал наш русский ученый - профессор Павел Иванов1.

Для сравнения можно сказать, что в США и Англии массовый ДНК- анализ неопознанных останков военнослужащих, полицейских, пожарных -обычная процедура, дающая стопроцентную гарантию. Например, в 1995 году в США во время катастрофы вертолета погибло три человека. Из под

!См.: Петухов С. Опознание невозможно// Солдат удачи. №3. 1998- С.38.

153

обломков машины извлекли свыше 800 обгоревших фрагментов тел. Все они были ДНК-типированы и выданы родственникам1.

Следует отметить, что монопольное, в течение нескольких лет владение зондом для анализа (проба Джеффриса) создало очевидные преимущества для развития этой технологии и ее практического использования в Великобритании.

Открытие нового зонда - ДНК фага М132 и публикации серии работ авторов, выполненных под руководством А.П. Рыскова, в которых детально исследованы свойства этого зонда и обоснована возможность применения нового варианта метода для идентификации личности, а также определения родства, в том числе прямого установления отцовства и материнства3, изменили ситуацию. Так, вследствие широкой доступности ДНК фага М13 (она имеется в каждой специальной лаборатории молекулярно-биологического профиля) технология геномной «дактилоскопии» может быть использована повсеместно.

О применение геномном дактилоскопии при идентификации неопознанных трупов в криминалистической литературе приводится мало примеров, так как такие экспертизы в следственной практике редкое явление из-за сложности и трудоемкости методик генетического анализа . На наш взгляд, можно назвать следующие трудности, с которыми сталкиваются эксперты: а) малое количество материала для экстрагирования ДНК; б) ненадлежащее изъятие и хранение материалов, направленных на экспертизу; в) нарушены меры предосторожности исключающие контаминацию ДНК; г) методики, применяемые при экспертизах по половым преступлениям, не рассчитаны на работу с разложившимися останками и

‘См.: Петухов С. Опознание невозможно// Солдат удачи. № 3, 1998. - С.37.

2См.: Иванов П.Л., Пуртовая СВ. Геномная дактилоскопия с использованием в качестве зонда ДНК бактериофага М 13. - С. 39; Джимчарадзе А.Г., Иванов П.Л. Доклад Ан СССР, 1987.

3См.: Рысков А.П., Джимчарадзе А.Г. и др. //Генетика. 1988, № 2. - С.227-237.

“См.: Томилин В.В., Барсегяец Л.О., Гладких А.С. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. - М.: Медицина, 1989. - С. 294.

154

обгоревшими трупами; д) отсутствие необходимого лабораторного оснащения для выполнения такого рода экспертиз; е) отсутствие банка данных ДНК граждан призванных на военную службу, проходящих службу в органах внутренних дел, внешней разведки, ФСБ, налоговой полиции, и др., а также входящих в группу риска.

Геномные «оттиски», обладающие высокой оценочной специфичностью, удается получить только при использовании относительно высокомолекулярной ДНК, обнаруживающей минимальную степень деградации. Однако такую ДНК можно выделить либо из очень свежего биологического материала, либо из быстро замороженных препаратов, хранившихся при глубоком охлаждении. Во всех других случаях необратимые процессы распада биологических тканей, переставших быть составной частью единой живой системы, довольно быстро приводят к деградации большинства клеточных структур, в том числе ДНК.

Следовательно, определяющую роль, с точки зрения возможности применения технологии геномной «дактилоскопии» для судебно- медицинского исследования, играют природа и физическое состояние анализируемых объектов. Очевидно, что как-либо влиять на состояние исследуемого материала можно только после того, как он поступает к эксперту, хотя в принципе это возможно сделать и ранее.

В настоящее время в практике судебно-медицинской экспертизы основным способом сохранения материала является его обезвоживание (просушивание при комнатной температуре). Однако хранение при положительной температуре не всегда обеспечивает защиту даже высушенного материала от неблагоприятного воздействия физико- химических факторов внешней среды и деятельности микроорганизмов. Кроме того, выделение ДНК из высушенного биологического материала может быть связано с определенными трудностями и оказаться неэффективным ввиду плохой растворимости пересушенных остатков материала и их прочного связывания с предметом-носителем.

155

Из вышесказанного следует, что вариант геномной «дактилоскопии» представляет в настоящее время наиболее высокий уровень чувствительности и достоверности в плане идентификации неопознанных трупов. Развитие молекулярной генетики может предоставить и новые, столь же эффективные пробы для анализа ДНК, однако пока следует с осторожностью подходить к имеющимся зондам, поскольку многие из них не отвечают предъявляемым требованиям в отношении чувствительности и эффективности ‘.

Дерматоглифическая нетрадиционная экспертиза выявляет группу людей с одинаковыми родовыми признаками, позволяющими в совокупности с родовыми признаки других структур идентификационной модели человека, провести его опознание.

Федеральный Закон Российской Федерации «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» в числе основных понятий предусматривает дактилоскопическую информацию, в которую включает информацию об особенностях строения папиллярных узоров пальцев рук человека и о его личности. В Законе дактилоскопическая информация понимается слишком широко, что противоречит существующему понятию «дактилоскопия» - папиллярный узор концевых фаланг пальцев рук, а не всего пальца и тем более о личности человека. На наш взгляд, более точным будет дерматоглифическая информация.

Интересно отметить следующий факт. В 1993 году кабинет криминалистики Прокуратуры РСФСР издал брошюру с рекомендациями об использовании на предварительном следствии хиромантии, не имеющей научных оснований предсказывания характера человека. В криминалистической литературе подобные работы
подвергнуты

‘См.: Иванов П.Л., Пуртовая СВ. Геномная дактилоскопия с использованием в качестве зонда ДНК бактериофага МП// Экспертиза вещественных доказательств и идентификации личности. 1989, № 4. - С. 39; Джимчарадзе А.Г., Иванов П.Л. Доклад Ан СССР, 1987.

156

справедливой критике \ так как установлено, что явления-признаки, которые различают хироманты, «читающие руку», и ученые- дерматоглифологи принципиально различны

Термин дерматоглифика был предложен для обозначения совокупности эпидермальных узоров гребней пальцев, ладоней и подошв человека и приматов. Дерматоглифика - наука, изучающая рисунки и другие особенности деталей рельефа кожи кистей рук и стоп. Она содержит больше информации о человеке чем традиционно воспринимаемая дактилоскопия, располагающая информацией прежде всего о концевых фалангах пальцев рук.

В нашем исследовании мы уже обращали внимание на то, что положительным методом идентификации является дактилоскопирование неопознанных трупов при условии, что в распоряжение эксперта предоставлены образцы предполагаемого потерпевшего либо ранее он был взят на дактилоскопический учет2. Если таких данных нет, то дальнейшее исследование папиллярных узоров прекращалось. Гребешковый узор на пальцах и подошвенной поверхности стоп ни по одному из возможных случаев не исследовался. В экспертной практике Приморского края не было в течение 10 последних лет ни одной экспертизы таких объектов.

Такое положение объясняется тем, что следователи, лица, производящие дознание, оперативные работники, а также эксперты медико- криминалистических отделов не имеют информации о научных исследованиях и практических приемах отождествления потерпевших дерматоглифическим методом исследования, указанных гребешковых узоров.

По данным В.Н. Звягина и В.В. Щербакова у 17% непригодных для визуального опознания тел сохранен гребешковый узор на
пальцах и

‘См.: Патрушева Т.В. Хиромантия и дерматоглифика// XXI век: юридическая наука - практике (проблемы теории, законотворчества и правоприменения). - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999.

2 См. подробно страницы 167-169.

157

подошвенной поверхности стоп, на пальцах и ладонях кистей при наличии грубых повреждений на теле, не допускающих использование традиционных методик, теоретическая возможность сравнения дерматоглифических особенностей трупа и предполагаемых родителей переходит в категорию необходимости1.

Внедрение в экспертную практику дерматоглифического метода дает реальную возможность с помощью ранее не используемой информации опознать неизвестный труп. Дерматоглифика (гр. derma (dermatos) - кожа и giyphe - резьба) - наука, изучающая узор кожного рельефа, образованный папиллярными линиями; данные дерматоглифики используются, в частности, в криминалистике.2

Научными исследованиями доказано, что папиллярные узоры формируются на пальцах и ладонях рук плода на третьем месяце беременности одновременно с развитием нервной системы, любые отклонения при созревании тотчас оставляют свой след (знак или метку) на коже. Своеобразные изменения узора имеются у лиц страдающих болезнью Дауна, шизофренией, язвой желудка, ИБС, хроническим алкоголизмом и другими заболеваниями.3 Так, например, у лиц страдающих эпилепсией, обнаружена повышенная частота встречаемости дуг, уменьшение размера папиллярных узоров, низкий
гребневой счет и нарушение гребневой

1 См.: Звягин В.Н., Щербаков В.В. О необходимости разработки нетрадиционных идентификационных методов исследования. - С.45.

2 См.: Тихомиров Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. - М., 1997. - С. 115; Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифических исследований в криминалистике. Автореф. докт. дисс. - Екатеринбург, 1996; Он же: Дерматоглифический метод - нетрадиционное криминалистическое исследование // XXI век: юридическая наука - практике (проблемы теории, законотворчества и правоприменения). - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун- та, 1999.

3См. подробно о дерматоглифики и ее роли в диагностике предрасположенности к заболеваниям работы А.Н. Чистикина. Например: В.В.Яровенко, А.Н.Чистикин. Дерматоглифика в криминалистике и судебной медицине. - Тюмень: Высшая школа МВД РФ, 1995.-С. 122-137.

158

конфигурации.1 Измениться этот узор в результате лечения не может. Тип и рисунов папиллярного узора является постоянным на протяжении всей жизни человека, а при повреждениях имеет свойство восстанавливаться.

Предметом изучения дерматоглифики являются генетические особенности состояния и функциональные свойства организма человека, отраженные в папиллярных узорах рук: передача кожного узора по наследственности, формирование кожного узора в зависимости от различных факторов внутренней и внешней среды, предрасположенность к отдельным видам заболеваний, склонность к определенным видам профессий, поведение человека в экстремальных ситуациях, совместимость супружеских пар и др.2.

Исследования в этих направлениях имеют важное значение и для криминалистики, в частности, при проведении идентификации неопознанного трупа, так как папиллярные узоры передаются по наследственности. Для установления тождества неизвестного трупа методом дерматоглифики необходимо предоставить эксперту образцы гребешковых узоров кистей рук и стоп родителей для сравнения с узорами идентифицируемого. Опыт таких исследований имеет 124-я судебно-медицинская лаборатория Министерства обороны при идентификации неопознанных трупов.

В настоящее время проведено исследование отображений узоров кожного покрова головы человека (лба, носа, губ, подбородка, шеи, ушных

‘См.: Бочков Н.П., Буланов А.Г., Бураковский Г.Г. Количественный дерматоглифический метод диагностики болезни Дауна//Вопросы охраны материнства и детства. 1972. Т. 17, №6.

2См.: Яровенко В.В., Чистикин А.Н. Дерматоглифика в криминалистике и судебной медицине. - Тюмень: Высшая школа МВД РФ, 1995; Чистикина Т.А. Дерматоглифика населения Западной Сибири и ее зависимость от уровня солнечной активности. Автореф. канд. дисс. мед. наук.- М, 1999; Звягин В.Н., Тарасов И.Б. Судебно- медицинские критерии родства по признакам дерматоглифики стопы// Суд.-мед. эксперт., №3, 1996; Тарасов И.Б. О применении дерматоглифики в экспертизе спорного происхождения детей// Дактилоскопические и идентификационные исследования объектов судебно-медицинской экспертизы. - Горький, 1988; Фокин В.И. Возможности определения устойчивых признаков человеческого организма с помощью дерматоглифического метода // Использование специальных знаний на первоначальном этапе расследования. -Волгоград: НИ и РИО ВСШ МВД СССР, 1983; и др.

159

раковин). В криминалистике практически отсутствуют сведения о возможностях идентификации неопознанных трупов по разнообразным патологических изменениях кожных складок лица, рук человека, изучаемых дерматологией, и являющихся важными идентификационными признаками.

Разносторонность и объем дерматоглифических исследований свидетельствует о большой их научной и практической значимости. В числе приоритетных направлений научных исследований Экспертно- криминалистического центра МВД России отмечена необходимость комплексного выявления и использования криминалистической информации и следов рук на основе дерматоглифических, серологических, одорологических методов2.

Проведенное нами исследование позволяет поддержать мнение о создании база данных дерматоглифической информации3, которая должна содержать отпечатки пальцев и ладонных поверхностей кистей рук, пальцев и поверхностей стоп, сведения из медицинских документов об индивидуальных физических и патологических особенностях, имеющихся заболеваниях, признаках внешности.

Для успешного использования результатов дерматоглифических исследований следователю необходимо получить консультацию у специалиста-дерматоглифолога. Консультация может касаться: а)техники получения и направления отпечатков на дерматоглифическое исследование; б) проведение предварительного дерматоглифического исследования; в) ознакомление с предварительными результатами; г) рекомендации о назначении дерматоглифической экспертизы.

^м.: Дворкин А.И., Викторова Л.Н. Возможности отождествления человека по отпечаткам губ. - М., 1980; Кисин М.В., Чантурия А.В. Следы губ как объект комплексного исследования при идентификации личности //Суд.-мед. эксперт., №3, 1983; Ненашев СИ. Криминалистическое исследование следов кожного покрова головы человека: Учеб. Пособие. -М.: МССШМ МВД СССР, 1990; и др.

2См.: Основные направления научных исследований ЭКЦ МВД России. - М.: МВД РФ.ЭКЦ, 1995.-С.З.

3См.: Яровенко В.В. Дерматоглифический метод исследования - нетрадиционное криминалистическое исследование. С.442

160

Разнообразие индивидуальных свойств личности практически бесчисленно. Это обусловливает необходимость постоянного поиска новых, все более эффективных приемов идентификации. Выбор и использование таких приемов неразрывно связан с необходимостью анализа криминалистами перспективных направлений современных наук, изучающих человека. Это позволяет разрабатывать нетрадиционные методы и получать новые результаты, что в полной мере может быть отнесено и к исследованиям кожных узоров в криминалистике методами дерматоглифики. Таким образом, можно сделать вывод, что практическая ценность дерматоглифического метода состоит в возможности идентификации неопознанных трупов по дерматоглифическим признакам, содержащихся в папиллярных узорах, передаваемых по наследству, родителей и детей.

161 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основные выводы диссертационного исследования, которые нашли отражение в соответствующих разделах диссертации:

  1. Учитывая, что необходимым условием идентификации неопознанных трупов является идентификационного модель, следует признать целесообразным данное направление криминалистического исследования в качестве приоритетного. Содержанием идентификационной модели является комплекс идентификационных признаков, устанавливаемых в ходе тактической операции «опознание трупа», совместными действиями следственных, оперативно-розыскных органов и различными видами экспертиз.

  2. По мнению автора наряду с основными задачами первоначального этапа расследования необходимо решать не менее важную проблему следствия - получение блока идентификационной информации о неопознанном трупе.
  3. Автор считает необходимым внести дополнение в ст. 180 УПК РСФСР; «Следователем, оперативными работниками с участием соответствующих специалистов в морге производится дополнительный осмотр неопознанного трупа в целях выявления и фиксации полного комплекса идентификационной информации ».
  4. 4.Автор обосновывает необходимость принятия самостоятельной нормы УПК, предусматривающей порядок производства розыска различных объектов: трупов людей и их частей; животных; вещественных доказательств; имущества и иных ценностей; оружия, личных и иных документов.

  5. Целесообразным является принятие статьи 209’УПК РФ (Опознание трупа) следующего содержания: «Труп, опознание которого производится, предъявляется опознающему, ранее знавшего его, вместе с одеждой и всеми сопутствующими предметами. Труп при непосредственном опознании и по

162

фотографиям предъявляется в единственном числе. С учетом состояния и проводимой работы по реставрации внешнего облика трупа возможно неоднократное предъявление его для опознания одному и тому же лицу».

  1. Перспективной является перевод уголовной регистрации МВД в общероссийскую систему «Розыска и опознания человека», связанной со сбором, обработкой, анализом идентификационной информации с выходом на отождествление лиц без вести пропавших и неопознанных трупов.

163

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

I. НОРМАТИВНЫЙ МАТЕРИАЛ

1.1. Конституция Российской федерации: принято всенародным голо- сованием 12.12.1993 г. М.: Юристь, 1999. 1.2. 1.3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. С изменениями и до- полнениями по состоянию на 1 января 1997 г. М.: Изд-во БЕК, 1997. 1.4. 1.5. Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. М.: Издательская группа Информ - Норма, 1996. 1.6. 1.7. Закон РФ от 12 июля 1996 года «О государственном регулиро- вании в области генно-инженерной деятельности»// Российская газета. 1.8. 1.9. Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции»// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного совета РСФСР. 1991. №16 1.10. 1.11. Закон РФ от 11 марта 1992 г. «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 17. 1.12. 1.13. Закон РФ №3185-1 от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании»// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 33. 1.14. 1.15. Закон РФ № 128. от 25 июля 1998 г «О государственной дактило- скопической регистрации в Российской Федерации». Консультант плюс: Версия Проф. 1.16. 1.17. Всеобщая декларация прав человека //Соц. законность, 1989. №4. 1.18. 1.19. Указ Президента РФ от 6 сентября 1993 г. «О профилактике без- надзорности и правонарушений несовершеннолетних и защите их прав»// Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 37. Ст.3449. 1.20. 1.21. Указ Президента РФ от 2 ноября 1993 г. «О мерах по предупреж- дению бродяжничества и попрошайничества»// Собрание актов Президента и 1.22.

164

Правительства РФ.1993. № 45. Ст. 4327.Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924-1977 г.г.) в 2-частях. М, 1978.

1.12. Постановление Верховного Совета РФ от 18.04.91 №1026-1 «Об организации медико-криминалистического обеспечения установления личности неопознанных трупов». 1.13. 1.14. Письмо генеральной прокуратуры РФ от 22.12.92. г. «О серьёзных недостатках в работе по установлению личности неопознанных и невостребованных трупов». 1.15. 1.16. Приказ МВД РФ № 400-93 г. «О формировании и ведении центра- лизованных оперативно-справочных, розыскных, криминалистических учётов, экспертно-криминалистических коллекций и карточек органов внутренних дел Российской Федерации. 1.17. 1.18. Приказ МВД РФ от 5 мая 1993 г. № 213 «Об утверждении Инст- рукции об организации и тактике розыскной работы органов внутренних дел и Инструкции об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам, больных и детей, которые по состоянию здоровья или возрасту не могут сообщить о себе сведения». 1.19. 1.20. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 20.5.93 №15 «Об улуч- шении организации работы по внедрению технико-криминалистических средств и научно-обоснованных методов в расследовании преступлений». 1.21. 1.22. Приложение 1 к приказу МВД РФ от 21 июля 1993 г. №349 «При- мерное положение о медико-криминалистическом отделении (группе) экс- пертно-криминалистического управления (отдела) МВД, ГУВД, УВДТ». 1.23. 1.24. Приказ МВД РФ от 21 июля 1993 г. № 349 «Об организации ме- дико-криминалистического обеспечения установления личности неопознанных трупов». 1.25.

165

1.19. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 30.11.93 г. №39 «О

со-

блюдении законности при разрешении заявлений и сообщений о безвестном исчезновении граждан».

1.20. Письмо МВД РФ от 9 марта 1994 г. №1/1026 «О мерах по соблю дению регистрационной и исполнительской дисциплины в проведении рабо ты по розыску пропавших без вести и установлению личности неопознанных трупов».

1.21. Приказ МВД РФ от 28.12.94 г. №437 «О введении в практику пра- т вил производства судебно-медицинских экспертиз (с изменениями и допол нениями на 5 марта 1997 г.).

1.22. Письмо МВД РФ от 22.06.94 г. №1/3003 «Об организации надзора за исполнением федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». 1.23. 1.24. Приказ Минздрава РФ № 407-96 г. «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз». 1.25. 1.26. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 9.08.96 г. №48 «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации». 1.27. 1.28. Информационное письмо Генеральной прокуратуры от 3.10.2000г. №36/839- 00 «О повышении эффективности работы по идентификации неопознанных трупов». 1.29. 1.30. Совместное указание Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ «О совершенствовании деятельности по раскрытию убийств, связанных с безвестным исчезновением граждан и розыску лиц, пропавших без вести». 1.31. П. НАУЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

2.1. Аббасова И.С, Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Время как базисный элемент криминалистически значимой информации о событии преступ-

166

ш ления. Тактико-криминалистические процессуальные аспекты. - Иркутск:

Изд-во Иркут. ун-та, 1994.

2.2. Авдеев М. И. Судебно-медицинская экспертиза трупа. - М.: Медицина, 1976. 2.3. 2.4. Александров и др. Осмотр трупа на месте его обнаружения: Руководство для врачей. - Л.: Медицина, 1989. 2.5. 2.6. Алексеев Н. Покойник ожил //Аргументы и факты. № 8, 2000. 2.7. 2.5. Арсеньев В.Д., Медведев Н.Н. Идентификация и доказывание по ч* уголовному делу// Вопросы борьбы с преступностью. - Иркутск: Изд- во Ир кут. ун-та, 1971.

2.6. Артыков А. Ш., Вахманов М. Ф., Санакулов Р. А. Отождествление личности по костным останкам обугленного трупа и прижизненным рент генограммам. //Судебно-медицинская экспертиза. №4. 1992.

2.7. Багаутдинов Ф. Опознание. //Законность, № 10, 1999.

2.8. Бакулев С. Н. О методике исследования трупных пятен.//Судебно- медицинская экспертиза. 1965. №3.

2.9. Бедрин Л. М., Загрядская А. П. Судебно-медицинские возможности ‘~ исследования эксгумированного трупа. - Горький, 1978.

2.10. Бедрин Л. М., Литвак А. С. Построение и обоснование выводов при судебно- медицинской экспертизе трупов. - Ставрополь, 1977. 2.11. 2.12. Белкин Р.С., Винберг А. И. Криминалистика и доказывание. - М., 1969. 2.13.

2.12. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М.: ВШ МДВ СССР, 1970. 2.13. 2.14. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - М.: Юрид.лит., 1987. 2.15.

167

2.14. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории. - М.: Юрид. лит., 1987. 2.15. 2.16. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Издательство БЕК, 1997. 2.17. 2.18. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. - М.: Юрид. лит., 1997. 2.19. 2.20. Богуславский Л.Г. Судебно-медицинская экспертиза неизвестного лица. - Киев, 1964. 2.21. 2.22. Волошин Г. Я., Олейников В. Т., Федосюткин Б. А. К вопросу о применении ЭВМ с целью о применении идентификации личности по черепу и прижизненной фотографии//Вопросы судебно-медицинской экспертизы. №5. 1977. 2.23. 2.24. Большая Российская энциклопедия. - М., 1993. 2.25. 2.26. Ботезату Г.А. Судебно-медицинская диагностика давности насту- пления смерти. - Кишинёв: Штиинца, 1975. 2.27.

2.21. Бочков Н.П., Буланов А.Г., Бураковский Г.Г. Количественный дерматоглифический метод диагностики болезни Дауна. //Вопросы охраны материнства и детства. Т. 17, № 6. 1972. 2.22. 2.23. Брюханов В.А. Использование метода просветления для выявления татуировки на гнилостно измененной коже. //Проблемы советского госу- дарства и права. Вып. № 9-10. - Иркутск, 1975. 2.24. 2.25. Бронников А.Г., Дубягин Ю.П. Использование сведений о татуи- ровках в целях предотвращения и раскрытия преступлений. - Пермь, 1986. 2.26. 2.24. Букаев Н.М., Воропаев Г.С, Втюрин А.В. Комбинированная идентификация, осуществляемая посредством следственных действий и су дебных экспертиз. - Владивосток, 1999.

168

2.25. Букаев Н.М., Воропаев Г.С., Втюрин А.В. Криминалистика: кри- миналистическая техника. Курс лекций. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. 2.26. 2.27. Букаев Н.М., Яровенко В.В, Криминалистика: методика расследо- вания преступлений. Курс лекций. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун- та, 2000. 2.28. 2.29. Бурданова B.C., Быховский И.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. - М, 1975. 2.30. 2.31. Буров С.А. О сроках окостенения скелета конечностей челове- ка.//Судебно-медицинская экспертиза. № 3. 1973. 2.32. 2.33. Буров С. А. Отождествление личности по черепу и прижизненной фотографии. - Саратов, 1961. 2.34. 2.35. Буров С.А., Резников Б.Д. Рентгенология в судебной медицине. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1975. 2.36. 2.37. Вакутин Ю.А. Словарь жаргонных слов и выражений. Татуировки. Омск, 1978. 2.38. 2.32. Ведерников Н.Т. Изучение личности обвиняемого по отдельным категориям преступлений//Правовые проблемы борьбы с преступностью: Сб. статей. //Под ред. В.Д. Филимонова. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1990.

2.33. Винберг А.И. Криминалистика. Разд.1. Введение в науку. Учебное пособие. - М., 1962.

2.34. Виноградов И.В. и др. Судебно-медицинская экспертиза. - М.: Юрид. лит., 1980.

2.35. Втюрин А.В., Букаев Н.М. Тактические особенности розыска по- хищенного огнестрельного оружия: Учеб.пособие. Сургут: Изд-во Сургут. ун-та, 2000.

169

2.36. Вьюн В.В. Анализ биофенологии случайной энтомофауны за- гнившего трупа и его ложа.//Судебно-медицинская экспертиза. 1993, № 2. 2.37. 2.38. Высоцкая Т.П. О видовой дифференциации фрагментов тазовых костей человека и коровы.//Судебно-медицинская экспертиза, 1971. Т. 14. 2.39. 2.40. Гавло В.К. Основы методики расследования и предотвращения убийства матерью новорожденного ребенка. Учеб.пособ. Барнаул: Изд- во Алт. ун-та, 1998. 2.41. 2.42. Гавло В.К. Проблемы расследования фактов безвестного исчезно- вения гражданина при подозрение на его убийство//Сибирские криминалистические чтения. Выпуск IV, Иркутск, 1995. 2.43. 2.44. Гавло В.К. Проблемы теории и практики применения криминали- стической теории расследования: Автореф. докт. дисс. - М., 1998. 2.45. 2.46. Гавлов В.К., Алешин В.В. Расследование преступлений, связанных с отчуждением жилья граждан. Учеб.пособ. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1998. 2.47. 2.48. Ганженко В.Н., Исанец А.А. К объективизации визуальных при- знаков разложения костей в почве.//Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. - Ижевск, 1975. 2.49. 2.50. Гаража Н.И. Визуальное и стереоскопическое исследование рельефа поверхности зубов трупов различной давности захоронения.//Судебно- медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Вып. 6. - Ставрополь, 1971. 2.51. 2.52. Гармус А.К. О применении рентгенологического исследования большеберцовых костей при идентификации личности. //Физико- технические методы в судебной медицине. - Ставрополь, 1972. 2.53. 2.54. Герасимов М.М. Восстановление лица по черепу. - М., 1955. 2.55.

170

2.46. Герасимов М.М. Основы восстановления лица по черепу. - М., 1949. 2.47. 2.48. Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М., 1996. 2.49. 2.50. Громов А.П., Капустин А.В. Судебно-медицинское исследование трупа. - М.: Медицина, 1991. 2.51. 2.52. Громов В.И. Определитель млекопитающих по костям скелета. Определитель по крупным костям заплюсны. Вып. 2. - М., 1960. 2.53. 2.54. Гужеедов В.И., Воронцов B.C. Использование стоматологического статуса при проведении идентификационных исследований//Суд. мед. экспертиза. №3,1983. 2.55. 2.56. Гужеедов В. Н., Воронцов B.C. Использование стоматологического статуса при проведении идентификационных исследований//Судебная медицина. 1984, №1. 2.57. 2.58. Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. - Л., 1980. 2.59. 2.60. Густов ГА. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств. Конспект лекций. -Л., 1985. 2.61. 2.62. Густов Г.А. Установление личности погибшего. - Л., 1984. 2.63. 2.64. Дворкин А.И., Викторова Л.Н. Возможности отождествления че- ловека по отпечаткам губ. - М., 1980. 2.65. 2.66. Дворкин А.И., Федосюткин Б.А. Установление личности по неиз- вестному скелетированному трупу. Информационное письмо. - М.: МВД, 1977. 2.67. 2.68. Дегтярев A.M., Посмертные маски в судебно-медицинском отно- шении. 2.69. 2.70. Деньковский А.Р., Матышев А. А. Судебная медицина. - Л.: Ме- дицина, 1976. 2.71.

171

2.59. Джигора СТ. Вопросы судебно-медицинской экспертизы скеле- тированных трупов. - Харьков, 1961. 2.60. 2.61. Джимчарадзе А.Г., Иванов П.Л. Доклад АН СССР. 1987. 2.62. 2.63. Дмитриев И.Б., Кравчинская А.С. Материалы к отождествлению личности по фотоснимкам зубов и черепаУ/Вопросы судебной медицины. -М., 1968. 2.64. 2.62. Дмитриев И.Б. Отождествление личности по зубам//Судебно- медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Вып. №5. - Ставрополь, 1967.

2.63. Дмитриев И.Б. Целесообразная последовательность экспертиз по отождествлению личности по черепу//Судебно-медицинская экспертиза. 1968. №1. 2.64. 2.65. ДНК и уголовный розыск//Солдат удачи, №3, 1998. 2.66. 2.65. Добряк В.И. Возрастная характеристика и дифференцировка трубчатых костей человека и некоторых животных как объектов судебно- медицинской экспертизы: Автореф. докт. дисс. - Л., 1968.

2.66. Добряк В.И. Судебно-медицинская экспертиза скелетированного трупа. -Киев, 1960. 2.67. 2.68. Дубягин Ю.П. Изготовление слепков с частей тела трупов для ус- тановления личности погибших/УИнформационный бюллютень ГУВД Лен-горисполкома. -Л., 1982. 2.69. 2.70. Дубягин Ю.П. Использование типовых элементов внешности в графической реконструкции лица по черепу//Вопросы антропологии. 1978. № 58. 2.71. 2.72. Дубягин Ю.П. О возможности применения в следственной практике метода снятия посмертной маски//Следственная практика. Вып. 112. 1976. 2.73.

172

2.70. Дубягин Ю.П. Отождествление личности погибших по слепкам с лица и частей тела и проведение реконструкции внешнего облика тру- па.//Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы. Экспресс-информация. Вып.5. - М.: ВНИИСЭ, 1984. 2.71. 2.72. Дубягин Ю.П. Проблемы расследования фактов гибели граждан в вооруженном конфликте в Чечне/ЛСриминальная ситуация на рубеже веков в России. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.И. Долговой. Криминологическая ассоциация - М., 1999. 2.73. 2.74. Дубягин Ю.П. Следующая жертва Ты! Непридуманные кримина- листические сюжеты и азбука безопасности. - М: Печатное дело, 1995. 2.75. 2.76. Евгеньев М.Е. Идентификация в советской криминалистике.//Сб. статей и рефератов Саратовского отделения Всесоюзного общества судебных медиков и криминалистов. - Саратов, 1959. 2.77. 2.78. Евгеньев-Тиш Е.М. К определению давности смерти элементарными методами исследования. I Всесоюзный съезд судебных медиков. - Киев, 1976. 2.79. 2.80. Жбанков В.А. Принципы системного подхода в криминалистике и в практической деятельности органов внутренних дел при собирании, ис- следовании, оценке и использовании доказательств. - М., 1977. 2.81. 2.82. Загрядская А.П. Осмотр места происшествия и первоначальный наружный осмотр трупа: Методические рекомендации для студентов и врачей. -Горький: Изд-во Горьковского мед. института, 1982. 2.83. 2.84. Звягин В.Н., Таджиев Б. А. Совещание экспертов, посвященное вопросам идентификации личности по неопознанному трупу и его час- тям//Судебно-медицинская экспертиза. № 2. 1989. 2.85. 2.86. Звягин В.Н., Тарасов И.Б Судебно-медицинские критерии родства по признакам дерматоглифики стопы//Суд.-мед. эксперт., №3, 1996. 2.87.

173

2.79. Звягин В.Н., Щербаков В.В. О необходимости разработки нетра- диционных методов исследования//Материалы IV Всероссийского съезда судебных медиков: Проблемы идентификации в теории и практике судебной медицины. - Москва-Владимир, 1996. 2.80. 2.81. Зеленбуров В.Н. Количественное определение сульфимоглобина в крови гнилых трупов в зависимости от времени наступления смерти. - Тезисы доклада 2 конференции. - Л.: ННОСМ и К, Л, 1961. 2.82. 2.83. Зинин A.M., Дубягин Ю.П. Фиксация признаков внешности трупа.- М., 1976. 2.84. 2.85. Зорькин А.И. Судебно-медицинское определение давности насту- пления смерти в поздние сроки посмертного периода. I Всесоюзный съезд судебных медиков. - Киев, 1976. 2.86. 2.87. Иванов В.К., Пашкова В.И. К вопросу установления видовой при- надлежности костных останков эмиссионным спектральным анали- зом//Судебно-медицинская экспертиза. № 3. 1974. 2.88. 2.89. Иванов П.Л., Пуртовая СВ. Геномная дактилоскопия с использо- ванием в качестве зонда ДНК бактериофага М 1 ЗЮкспертиза вещественных доказательств и идентификации личности. №4. 1989. 2.90. 2.91. Ивченко Л. Еще одна тайна генов//Известия, №123. 2.05.98 г. 2.92. 2.93. Исаенко В. О криминалистических новшествах//Законность, №10, 1999. 2.94. 2.95. Кажев В.А., Чурикова А.С. Определение давности смерти по со- хранности антигенов системы АВО в органах и тканях загнивших тру- пов//Современные вопросы судебной медицины экспертной практики. - Ижевск. 1975. 2.96.

174

2.88. Каипова З.А., Гиясов З.А., Адылов О.А. Определение возраста по костям скелета рентгенологическим методом исследования/УСудебно- медицинская экспертиза. 1991. №3. 2.89. 2.90. Каневский Л.Л., Безруков Ю.Н. О нетрадиционных методах рас- следования в криминалистике//Западно-Сибирские криминалистические чтения. Тюмень: ТЮИ МВД РФ, 1997. 2.91. 2.90. Карагодин В.Н. Основные направления развития криминалисти ческих исследований в современных условиях/УРоссийский юридический журнал. Вып. 2(26). Екатеринбург, 2000.

2.91. Кежоян А. Установление личности убитого//Соц. Законность, № 2, 1972.

2.92. Кентлер Р.А. Основные вопросы идентификации и возможности ее применения в криминалистике. Автореф. канд. дисс. - Л., 1963.

2.93. Кисин М.В. Восстановление лица по черепу//Сб. методических ориентировок по вопросам криминалистики. - М., 1957. 2.94. 2.95. Кисин М.В. Дактилоскопирование трупов при отсутствии эпи- дермиса на пальцах/УСудебно-медицинская экспертиза. 1960.№2. 2.96. 2.97. Кисин М.В. Методическое письмо об обработке для дактилоско- пирования рук неопознанных трупов, подвергшихся разрушению в силу развития трупных явлений или воздействия внешней среды. - М.: Изд-во Мин. здрав. СССР, 1960. 2.98. 2.99. Кисин М.В., Снетков В.А., Финн Э.А. Установление личности по- гибшего по черепу. - М., 1973. 2.100. 2.101. Кисин М.В., Туманов А.К. Следы крови. - М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1972. 2.102.

175

р 2.98. Кисин М.В., Чантурия А.В. Следы губ как объект комплексного

экспертного исследования при идентификации личности//Суд. мед. экспертиза. 1983, №3.

2.99. Кишиневский А.Н. К вопросу об опознании личности по костным останкам: Реферат. -Кемерово, 1961.

2.100. Коган В.М. Сущность отождествления//Проблемы криминали стики и судебной экспертизы. - Алма-Ата, 1964.

2.101. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. - V М., 1978.

2.102. Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969. 2.103. 2.104. Колдин В.Я. Криминалистика. - М, 1971. 2.105. 2.106. Колмаков В.П. О криминалистическом понятии идентификационного периода //Проблемы социалистической законности на современном этапе развития советского государства. - Харьков, 1968. 2.107. 2.105. Колмаков В.П. Следственный осмотр. - М., 1969.

2.106. Колмаков В.П. Сущность и задачи идентификации личности в советской криминалистике//Учен. записки Харьковского юрид. института, 1955. 2.107. 2.108. Колосова В.М., Туровец А.И. Зольность и качественный спектральный анализ ребер человека, барана и овцы//Материалы 5-го Украинского совещания судебно-медицинских экспертов. - Херсон, 1967. 2.109.

2.108. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд.2-е, изм. и доп. - М: Норма - Инфра, 1999. 2.109. 2.110. Кондрашов В.Т., Яровенко В.В. Практика установления лично-сти потерпевшего при неопознанных трупах//Информационный бюллетень. Вып. 14.- Тюмень, 1983, 2.111.

176

2.110. Коновалов Е.Ф. Розыскная деятельность следователя. М.: Высшая школа МВД СССР, 1973. 2.111. 2.112. Косенко А.С. Розыскные действия в советском уголовном процессе: Учеб. пособие. Хабаровск: Хабаровская ВШ МВД СССР, 1989. 2.113. 2.114. Костылев В.И. Применение иммунологических методов иссле- дования давности наступления смерти/УСудебно-медицинская экспертиза. 1984. №1. 2.115. 2.116. Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. - Красноярск: Изд-во Краснояр ун-та, 1982. 2.117. 2.118. Корноухов В.Е., Орлов Ю.К., Журавлёва И.А. Курс криминали- стики. Раздел «Судебная экспертология»: Учеб. пособие. Изд-во Краснояр. ун-та, Красноярск, 1995. 2.119. 2.120. Корякин В.Я. Судебно-медицинское исследование трупа. - Сара- тов, 1966. 2.121. 2.122. Кочаров Г.И. Экспертиза с целью идентификации личности по чертам внешности. Расследование убийств. - М., 1954. 2.123. 2.124. Кравчинская А.С. Отождествление личности методом фотосо- вмещения по черепу без нижней челюсти/УСудебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Вып. 5. - Ставрополь, 1967. 2.125. 2.126. Криминалистика. - М.: Юрид. лит., 1968. 2.127. 2.128. Криминалистика: Краткая энциклопедия. /Авт.сост. Р.С. Белкин. - М. 2.129.

2.120. Криминалистика: Учебник. / Под ред. Филлипова А.Г. - М.: Юриспруденция, 2000. 2.121. 2.122. Криминалистика: Учебник. /Под ред. Яблокова Н.П. - 2-е пере-раб. и доп. Изд. - М.: Юристъ, 1999. 2.123.

177

2.122. Криминалистика: Учебник. /Под ред. Образцова В.А. - М: Юристъ, 1997.

2.123. Криминалистика: Учебник для юрид. вузов. /Под ред. Образцова В.А. -М.: Юристъ, 1995. 2.124. 2.125. Криминалистика: Учебник. /Под ред. Пантелеева И.Ф., Селиванова Н.А. - М.: Юрид. лит., 1993. 2.126. 2.127. Криминалистика: Учебник. /Под ред. Яблокова Н.П., Колдина В.Я. - М: Изд-во МГУ, 1990. 2.128. 2.129. Криминалистика. /Под ред. Пантелеева И.Ф. - М: Юрид. лит., 1984. 2.130. 2.131. Криминалистика. /Под ред. Васильева А.Н. - М.: Изд-во МГУ, 1980. 2.132. 2.133. Криминалистика: Учебник /Под ред. Крылова И.Ф. - Л.: ЛГУ, 1976. 2.134. 2.135. Кубицкий Ю.М. Отождествление личности неопознанного трупа по черепу//Советская криминалистика на службе следствия. Вып.9. - М., 1957. 2.136. 2.137. Кубицкий Ю.М. Редкий случай судебно-медицинского отожде- ствления личности трупа//Судебно-медицинская экспертиза. 1962. №4. Т. 5. 2.138. 2.139. Кубицкий Ю.М. Судебно-медицинское исследование неопознанных трупов и костных останков для задач отождествления личности. - М.: ВЮЗИ, 1959. 2.140. 2.141. Кугинский А.В. Преступники и преступления. Законы преступного мира. Обычаи, язык, татуировки.//Энциклопедия. -Л.: Сталкер, 1997. 2.142. 2.133. Кургузкина Е.Б. Причины убийства матерью новорожденно- го//Криминальная ситуация на рубеже веков в России.

178

2.134. Лебединская Г.В. Пластическая реконструкция лица по черепу и пути её развития//Сов.этнография. 1976. № 4. 2.135. 2.136. Леви А.А. Организация осмотра места происшествия. - М., 1970. 2.137. 2.136. Леви А.А. Процессуальные и криминалистические проблемы применения научно-технических средств в суде: Автореф. докт. дисс. - М., 1977.

2.137. Левина Е. Красавчик из фильма «Зеленый фургон» месяц лежал неопознанным в морге//«Комсомольская правда». 4 февраля, 2000. 2.138. 2.139. Локтев В.Н., Федосюткин Б.А. Определение давности наступления смерти на месте происшествия (пособие для оперативно-розыскных и следственных работников). - М., 1992. 2.140. 2.141. Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. -М: Юрид. лит., 1981. 2.142. 2.143. Майкова-Строганова B.C., Рохлин Л.Г. Кости и суставы в рент- геновском изображении. Конечности. - М., 1957. 2.144. 2.141. Макаров В.И. Восстановление кровоизлияний в посмертно- изменённых трупных тканях. Совершенствование организации и методик ла бораторных исследований в судебной медицине. - Ярославль, 1982.

2.142. Мальцев А.Е. Использование прижизненной окраски зубов при идентификации личности/УСудебно-медицинская экспертиза. № 2. 1992. 2.143. 2.144. Мальцев В.В. К вопросу о понятии нетрадиционных методов ис- следования в криминалистике//Дальневосточные криминалистические чте- ния. Вып. 4.: Сб. науч. тр. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. 2.145. 2.146. Маниатис Т., Фрич Э., Сэмбрук Дж. Молекулярное планирование. - Пер. с англ. - М., 1984. 2.147. 2.148. Мартынов И.А. Установление личности граждан по неопознанным трупам/Юперативно-розыскная работа. №4.1994. 2.149.

179

jt 2.146. Марченко М.М. Классификация энтомофауны трупа. Биология

мух и их судебно-медицинское значение//Судебно-медицинская экспертиза. 1980. №2.

2.147. Марченко М.М. К определению времени наступления смерти по энтомофауне трупа//Материалы науч. конф. судебных медиков. - Л., 1973. 2.148. 2.149. Марченко М.М., Найнис И.-В. И. Судебно-медицинское исследование ложа трупа//Судебно-медицинская экспертиза. 1986. № 1. 2.150. 2.149. Матышев А.А., Деньковский А.Р. Судебная медицина. - Л.: Ме- % дицина, 1985.

2.150. Мельников Ю.Л., Владимиров Ю.А. Материалы к определению давности смерти биофизическими методами//Судебно-медицинская экспертиза. 1994. № 6. 2.151. 2.152. Мельников Ю.Л., Жаров В.В. Судебно-медицинское определение времени наступления смерти. -М.: Медицина, 1978. 2.153. 2.154. Михеев Р.И., Резниченко И.М., Яровенко В.В. Конституционный принцип вины и его практическая реализация. Теория и практика. - Чита, 1999. 2.155. 2.156. Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбуждаемым в связи с исчезновением потерпевшего. - М., 1967. 2.157. 2.154. Найнис И.-В.И. Идентификация личности по проксимальным костям конечностей. - Вильнюс, Минтис, 1972.

2.155. Найнис И-В.И., Марченко М.М., Казак А.Н. Расчётный метод установления времени нахождения трупа на месте его обнаружения по энтомо-фауне/УСудебно- медицинская экспертиза. 1982. №4. 2.156. 2.157. Найнис И-В.И. Международный симпозиум по вопросам иден-тификации личности по черепу/УСудебно-медицинская экспертиза. 1989. № 4. 2.158.

180

0 2.157. Науменко В.Г., Мельников Ю.Л., Назаров Г.Н. Установление

давности наступления смерти/УСудебно-медицинская экспертиза. №2. 1981.

2.158. Науменко В.Г., Алисевич В.И., Богуславский В.Л. Состояние и перспективы применения морфологических методов исследования при экс пертизе трупа/УСудебно-медицинская экспертиза. № 2. 1986.

2.159. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. - М., 1996.

2.160. Ненашев СИ. Криминалистическое исследование следов кожно- % го покрова головы человека: Учеб. Пособие. - М: МССШМ МВД СССР,

1990.

2.161. Овсянников В.Н. Установление видовой принадлежности костной ткани спектрографическим методом/УПроблемы криминалистики и судебной экспертизы. - Алма-Ата, 1965. 2.162. 2.163. Орлов П.Г. Идентификация личности по фотокарточкам. - М., 1974. 2.164. 2.165. Осмотр места происшествия. - М., 1960. 2.166. 2.164. Осмотр места происшествия (справочник следователя). - М., т 1979.

2.165. Осмотр трупа на месте его обнаружения. Практическое руководство/Под ред. Матышева А.А. - СПб., 199792. 2.166. 2.167. Основные направления научных исследований ЭКЦ МВД России. - М.: МВД РФ, ЭКЦ, 1995. 2.168. 2.169. Патрушева Т.В. Хиромантия и дерматоглифика//ХХ1 век: юридическая наука - практике (проблемы теории, законотворчества и правоприменения). - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. 2.170.

181

2.168. Пашкова В.И., Кравчинская А.С. О некоторых недостатках при судебно-медицинской экспертизе отождествления личности по черепу//Сб. трудов Литовского общества судебных медиков. - Каунас, 1973. Т.З. 2.169. 2.170. Пашкова В.И. Некоторые аспекты судебно-медицинской иден- тификации личности по костям скелета//Следственная практика. - М., вып. 132. 2.171. 2.172. Пашкова В.И., Резников Б.Д. Судебно-медицинское отождеств- ление личности по костным останкам. - Саратов, 1978 2.173. 2.174. Пашкова. В.И., Томилина В.В. Лабораторные и специальные ме- тоды исследования в судебной медицине. - М.: Медицина, 1975. 2.175. 2.176. Пересумкин А.Ю. Методики идентификации личности по фото- изображению (портретная экспертиза)//Криминалистическая экспертиза. - М., 1973. Вып. 8. 2.177. 2.178. Петров В.П. Идентификация личности умершего человека. Ла- бораторные и специальные методы исследования в судебной медицине. - М., 1975. 2.179. 2.180. Петров В.П. Некоторый теоретические и методические вопросы сравнительного исследования черепа трупа и фотоснимка головы человека для отождествления личности//Физико-технические методы в судебной медицине. - М.-Ставрополь, 1972. 2.181. 2.182. Петров В.П. Судебно-медицинская экспертиза при установлении личности трупа умершего человека: Автореф. - Л., 1968. 2.183. 2.184. Петухов С. Опознание невозможно//Солдат удачи, №3, 1998. 2.185. 2.186. Познышев СВ. Косвенные улики и их значение при расследовании преступлений//Учен. Зап. ВИЮН. Вып. 11. - М., 1940. 2.187. 2.188. Попов В.И. Розыскная работа следователя. - М., 1950. 2.189.

182

2.179. Поркшеян О.Х. Судебно-медицинская экспертиза эксгумиро- ванного трупа (темп и характер изменений трупа в могиле). Лекция для врачей-курсантов. -Л.: ЛенГиДУВ, 1970. 2.180. 2.181. Поркшеян О.Х. Судебно-медицинская экспертиза эксгумиро- ванного трупа//Вып. 1,2. -Л., 1971. 2.182. 2.183. Поркшеян О.Х. Установление болезней по данным исследования эксгумированных трупов//Сб. трудов БГСМЭ и кафедры судебной медицины. - Ереван, 1971. Вып. 6. 2.184. 2.185. Потапов СМ. Принципы криминалистической идентификации// Сов.гос. и право, 1940. №1. 2.186. 2.187. Протопопов А. Ложный путь криминалистики//Законность, № 10, 1999. 2.188. 2.189. Пяткевич М.М. Количественное выражение некоторых морфоло- гических взаимоотношений между головой и черепом человека при составлении их фотоснимков: Автореф. канд. дисс. - М., 1974. 2.190. 2.191. Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при рас- следовании убийств. - Саратов: Приволжское книжн. изд-во, 1967. 2.192. 2.193. Ратневский А.Н. К восстановлению прижизненного облика головы гнилостно изменённых трупов//Судебно-медицинская экспертиза, 1977. 2.194. 2.195. Реховский А.Ф. Проведение опознания личности при отказе опо- знающего от непосредственного опознания//Дальневосточные криминалистические чтения. Вып.2. Науч. сб. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1997. 2.196. 2.197. Реховский А.Ф. Теоретические основы учения о криминалисти- ческих версиях. - Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1996. 2.198. 2.199. Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. - М., 1978. 2.200.

183

2.190. Розинов М.М., Шуран Н.М. Редкий случай естественной муми- фикации трупа//Судебно-медицинская экспертиза. 1963. Т. 4. № 2. 2.191. 2.192. Розинов М.В. Сочетание метода фотосовмещения с другими спо- собами сравнительного исследования внешности при отождествлении личности покойника/УВопросы травматологии, скоропостижной смерти и деонтологии в экспертной практике. - М., 1963. 2.193. 2.194. Розинов М.В. К вопросу о возможности использования обзорных рентгенограмм в качестве объектов, отождествляющих личность //Физико-технические методы в судебной медицине. - М., Ставрополь, 1972. 2.195. 2.193. Розинов М.В., Ушаков В.В. Возможности медико- криминалистической экспертизы в установлении личности при исследовании изменённых трупов//Вопросы судебно-медицинской экспертизы. -М., 1977.

2.194. Рубежанский А.Ф. Ворончук В.И. О планировании, организации и перспективах научных исследований по определению давности смерти и захоронения по костным и другим плотным тканям трупа//1 Всесоюзный съезд судебных медиков. - Киев, 1976. 2.195. 2.196. Рубежанский А.Ф., Очаковский B.C. К возможности установления времени смерти путём определения насекомых и их останков, найденных на скелетированном трупе//Судебно-медицинская экспертиза. №1.1964. 2.197. 2.198. Рубежанский А.Ф. Определение по костным останкам давности захоронения трупа. - М.: Медицина, 1978. 2.199. 2.200. Рубежанский А.Ф., Савченко СВ., Вьюн В.В. Анализ биофенологии случайной энтомофауны загнившего трупа и его ложа//Судебно- медицинская экспертиза. № 2. 1993. 2.201. 2.202. Руководство по расследованию убийств. - М., 1973. 2.203. 2.204. Русаков А.П. Патологическая анатомия болезней костной системы.- М., 1959. 2.205. 2.206. Рысков А.П., Джинчарадзе А.Г. и др. Генетика. № 2. 1988. 2.207.

184

2.201. Салтыков О.Ф. Осмотр трупа на месте его обнаружения. - М, 1974. 2.202. 2.203. Сапожников Ю.С. Криминалистика в судебной медицине. - Киев: Здоровья, 1970. 2.204. 2.205. Сегай М.Я. Методология судебной идентификации. - Киев, 1970. 2.206.

2.204. Седова Т.А. Криминалистика. /Под ред. И.Ф. Крылова. - Л., 1976. 2.205. 2.206. Седова Т.А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической идентификации. -Л., 1986. 2.207. 2.208. Селиванов Н.А. Актуальные теоретические вопросы криминали- стической идентификации//Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 15. - М.: Юрид. лит., 1972. 2.209. 2.210. Селиванов Н. А. Советская криминалистика. Теоретические проблемы. - М.: Юрид. лит., 1978. 2.211. 2.212. Сидоров СМ., Болотов Б.В. Отождествление личности трупа по черепу//Судебно-медицинская экспертиза. Т. 13. №4.1970. 2.213. 2.209. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы /Под ред. Образцова В.А. - М.: Юристъ, 1999.

2.210. Слесарев В.И. Метод построения составного профиля головы человека//Вопросы антропологии. Вып. 3. 1970. 2.211. 2.212. Снетков В.А., Зинин A.M. Использование признаков внешности при установлении личности. - М., 1976. 2.213. 2.214. Снетков В.А., Зинин A.M. Криминалистические средства и методы собирания, фиксации и использования признаков внешности при установ- лении личности. - М., 1976. 2.215. 2.216. Снетков В.А. и др. Криминалистическое описание внешности человека: Учебное пособие. - М., 1984. 2.217.

185

  • 2.214. Снетков В.А., Зинин A.M. Субъективные портреты. - М.: ВНИИ

МВД СССР, 1972.

2.215. Судебная медицина. - М.: Медицина, 1975. 2.216. 2.217. Тарасов И.Б. О применении дерматоглифики в экспертизе спорного происхождения детей//Дактилоскопические и идентификационные исследования объектов судебно-медицинской экспертизы. - Горький, 1988. 2.218. 2.219. Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. - М., 1961. 2.220. ^ 2.218. Тихомиров Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия

/Под ред. М.Ю. Тихомирова. - М., 1997.

2.219. Томилин В.В., Барсегяец Л.О., Гладких А.С. Судебно- медицинское исследование вещественных доказательств. - М.: Медицина, 1989.

2.220. Томилин В.В., Кисин М.В. Исследование объектов биологиче ского происхождения как источника идентификации личности/Судебно- медицинская экспертиза. 1981. № 2.

2.221. Томилина Л.А. Установление давности наступления смерти при I» экспертизе расчленённого трупа. - Барнаул, 1978.

2.222. Торвальд Ю. Век криминалистики. Пер. с нем. - 3-е изд. - М.: Прогресс, 1991. 2.223. 2.224. Турчин Д.А. Аналогия в уголовном процессе и криминалистике. Дальневостоные криминалистические чтения. Вып.5: Сб.науч.ст. /Отв. ред. В.В. Яровенко. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. 2.225. 2.226. Турчин Д.А. Научно-практические основы криминалистического учения о материальных следах. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2.227. 2.228. Турчин Д.А. Теоретические основы криминалистического учения о материальных следах: Афтореф. докт. дисс. - М., 1989. 2.229.

186

2.226. Федоровцев А.Л., Королева Е.И., Тиминова Л.А., В.В. Донцов. Установление личности по У-хроматину//Суд. мед. экс-за. 1981, №3. 2.227. 2.228. Федосюткин Б.А. Определение давности наступления смерти на месте происшествия. Пособие для оперативно-розыскных и следственных работников. - М., 1992. 2.229. 2.230. Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной информации о личности погибшего (умершего). - М., 1988. 2.231.

2.229. Федосюткин Б.А. Первоочередные задачи совершенствования организации работы по опознанию неизвестных трупов. II Всесоюзный съезд судебных медиков. - Минск, 1982. 2.230. 2.231. Федосюткин Б.А., Волошин Г.Я., Гаспарян С.А. Возможности использования ЭВМ в установлении личности скелетированного трупа. I Всесоюзный съезд судебных медиков. - Киев, 1976. 2.232. 2.233. Федосюткин Б.А., Дубягин Ю.П., Кузин В.М. Особенности ме- тодики получения композиционно-рисованного портрета погибшего по черепу на приборах ИКР-1. ИКР-2 в практике раскрытия преступлений. Вып. 2. М.,1981. 2.234. 2.235. Федосюткин Б.А., Кузин В.М. Криминалистическое значение ре- конструкции лица по черепу и формализация критериев оценки их качест-ва//Вопросы антропологии. - М., 1981. № 68. 2.236. 2.237. Федосюткин Б.А., Стенин B.C. Состояние и перспективы медико- криминалистической идентификации личности по скелетированным тру- памЮкспертная практика. 1979. № 14. 2.238. 2.234. Финн Э.А. Фотосовмещение и его применение в следственной практике//Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 9. - М., 1957.

2.235. Фокин В.И. Возможности определения устойчивых признаков человеческого организма с помощью дерматоглифического
мето-

187

да//Использование специальных знаний на первоначальном этапе расследования. - Волгоград: НИ и РИО ВСШ МВД СССР, 1983.

2.236. Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. - Саратов, 1982. 2.237. 2.238. Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. - М., 1962. 2.239. 2.240. Цветков П.П., Петров В.П. Идентификация личности по фото- снимкам. -Л., 1966. 2.241. 2.242. Цинковский В.П. Осмотр места происшествия и трупа на месте его обнаружения. - Киев: Госмедиздат, 1960. 2.243. 2.244. Шиканов В.И. Идентификация трупа человека по его черепу при расследовании убийств. - Иркутск, 1973. 2.245. 2.246. Шиканов В.И. Информация к тактической операции «атрибуция трупа». - Иркутск, 1975. 2.247.

2.242. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. - Иркутск, 1976. 2.243. 2.244. Шиканов В.И. Тактическая операция «атрибуция трупа» (неко- торые вопросы теории и практики)//Проблемы советского государства и права. - Иркутск, 1975, вып.11-12. 2.245.

2.244. Эйдлин А.Л. Новые методы видовой дифференциации кос- тей/Материалы 6-ой Всесоюзной научной конференции судебных медиков. -Л.,Т.1. 1969. 2.245. 2.246. Эйдлин А.Л. О некоторых новых возможностях судебно- медицинской дифференциации костей человека и животных: Автореф. канд. дисс.-М., 1971. 2.247.

2.246. Эйсман А.А. Заключение эксперта. М.: Юрид. лит., 1967. 2.247. 2.248. Экспертиза на предварительном следствии. /Под ред. Селиванова А.Н.-М., 1980. 2.249.

188

2.248. Эльбур Р.Э. Графические алгоритмы и возможности их исполь- зования в процессе идентификационных криминалистических экспер- тиз//Графические алгоритмы. -Рига, 1965. 2.249. 2.250. Эльбур Р.Э. Использование аппарата проективной геометрии в процессе идентификации личности по фотоснимкам//Вопросы кибернетики и права. -М, 1967. 2.251. 2.252. Эминов В.Е., Юрин Г.С. Использование при расследовании со- ставных фотографических и рисованных портретов. - М., 1973. 2.253. 2.254. Яблоков Н.П. Криминалистические методы расследования. - М, 1985. 2.255. 2.256. Яблоков Н.П. Криминалистика. - М.: Норма-Инфа, 2000. 2.257. 2.258. Якубович Н.А. Теоритические основы предварительного следствия. -М., 1971. 2.259. 2.260. Яровенко В.В., Чистикин А.Н. Дерматоглифика в криминалистике и судебной медицине. - Тюмень: Высшая школа МВД РФ, 1995. 2.261.

2.255. Яровенко В.В. Дерматоглифический метод - нетрадиционное криминалистическое исследование//ХХ1 век: юридическая наука - практике (проблемы теории, законотворчества и правоприменения). - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. 2.256. 2.257. Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифических ис- следований в криминалистике: Автореф. докт. дисс. - Екатеринбург, 1996. 2.258.

189

ПРИЛОЖЕНИЕ

Таблица 1

ИСХОДНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИОННАЯ ИНФОРМАЦИЯ О НЕОПОЗНАННОМ ТРУПЕ

Кол-во % /. Регион Приморский край 2. Годы 1980-2000 3. Общее количество исследованных дел 404 100 4. Место обнаружения трупа:

  • акватория, берег моря 72 17,82

  • подвалы, чердаки, подъезды, канализационные колодцы, подсобные помещения,
    заброшенные здания 116 28,71

  • на улице 122 30,2

  • квартиры домов 16 3,96

  • иные места 78 19,31 5. Лол (от общего кол-ва дел)

  • мужской 318 78,71

  • женский 86 21,29 6. Возраст (от общего кол-ва дел)

  • новорожденные 0 0

  • до 18 лет 3 0,74

  • от 18 до 30 лет 42 10,4

  • от 30 до 40лет 88 21,78

  • от 40 до 50 лет 125 30,94

  • от 50 до 60 лет 100 24,75

старше 60 46 11,39 7. Социальное положение (от общего кол-ва дел)

Работающий, учащийся: 171 42,33

Не работающий:

  • пенсионер

  • БОМЖ 37 180 9,16 44,55 8. Судимость (от общего кол-ва дел)

  • судимый ПО 27,23

  • не судимый 294 72,77 9. Состояние трупа (от общего кол-ва дел)

Неизмененное: 305 75,5

Таблица 1

Продолжение

Измененное:

  • гнилостное

  • скелетированное 79 20 19,55 4,95 10. Вид смерти (от общего кол-ва дел):

  • насильственная 30 7,43

  • ненасильственная 374 92,57 11. Причина смерти (от общего кол-ва дел):

  • травма 70 17,33

  • повешение (асфиксия) 32 7,92

  • утопление (асфиксия) 24 5,94

  • отравлением алкоголем 19 4,7

  • отравление угарным газом 8 1,98

  • общее переохлаждение 22 4,44

  • болезни сердца 93 23,02

  • иная установленная 34 8,42

  • не установлена 102 26,25

191

Таблица 2

  • СРОКИ И СПОСОБЫ УСТАНОВЛЕНИЯ

ЛИЧНОСТИ ПО НЕОПОЗНАННОМУ ТРУПУ

Кол-во % 7. Общее количество исследованных дел 404 100 2. Установление личности (от общего кол-ва дел):

  • установлена 310 76,73

  • не установлена 94 23,27 3. Срок установления личности (от числа случаев установления личности по
    неопознанному трупу): 310 100

  • до 1 месяца 142 45,81

  • от 1 до 3 месяцев 85 27,42

  • от 3 до 6 месяцев 42 13,55

  • от 6 месяцев до 1 года 16 5,16

  • более 1 года 23 7,42 4. Способы установления личности (от
    числа случаев установления личности
    по неопознанному трупу): 310 100

В процессе розыска: 202 65,16

  • опознание трупа в морге 68 1ТГ94

  • опознание по фото 76 24,51

  • опознание по словесному портрету 15 4,84

  • опознание по особым приметам 12 3,87

  • опознание по одежде 21 6,77

  • комплексное опознание по совокупности родовых признаков 32 10,32

По учетам: 103 33,23

  • д/учет ИЦ УВД ПК 100 32,25

  • д/учеты других регионов 1 0,32

  • д/учет ГИЦ МВД РФ 2 0,65

Идентификационная экспертиза 5 1,61 k

192

Таблица 3

ПОЛУЧЕНИЕ КОМПЛЕКСА ИДЕНТИФИКАЦИОННОЙ

ИНФОРМАЦИИ О НЕОПОЗНАННОМ ТРУПЕ НА ЭТАПЕ

ДОСЛЕДСТВЕННОЙ ПРОВЕРКИ

Кол-во % ]. Общее кол-во исследованных дел 404 100 2. Осмотр места происшествия (от общего кол-ва дел):

  • проводился 401 99,26

  • не проводился 3 0,74 3. Наличие в деле протокола осмотра места происшествия (от числа случаев проведения осмотра МП): 401 100

  • имеется .293 73,07

  • отсутствует 108 26,93 4. Отражение в протоколе осмотра места происшествия (от числа случаев наличия в деле протокола осмотра МП): 401 100

  • словесного портрета (по все правилам
    его составления) 34 11,6

  • телосложения, цвета глаз, цвета волос 194 66,21

  • стоматологического статуса 38 12,97

  • особых примет 61 20,81

  • профессиональных признаков 2 0,68

  • описание одежды, обуви 273 68,07

  • составление схемы места происшествия 127 43,35

  • время смерти 11 3,75

  • сведения о температуре трупа и окружающего воздуха 25 8,53 5. Состав следственной группы (от числа случаев проведения осмотра МП): 401 100

  • следственно-оперативная группа 211 52,62

  • следователь 56 13,97

  • оперуполномоченный ОУР 76 18,95

  • участковый инспектор 212 52,87

  • эксперт-криминалист 179 44,64

  • СМЭ-рт 96 23,94 6. Проведение опознавательной фотосъемки (от общего кол-ва дел): 289 71,54

Таблица 3

Продолжение

  • на месте происшествия (об общего числа случаев проведения опознавательной съемки) 227 78,55

  • в морге (от общего числа случаев проведения опознавательной фотосъемки): 62 21,45 7. Проведение дактилоскопирования (об общего кол-ва дел): 263 65,1

  • на месте происшествия (от числа случаев проведения дактилоскопирования) 177 67,3

  • в морге (от числа случаев проведения дактилоскопирования) 86 32,69

  • наличие в деле д/карты (от числа случаев проведения дактилоскопирования) 222 84,41 8. Снятие гипсовой маски (от общего кол-ва дел) 0 0 9. Обнаружение предметов, способствующих установлению личности н/трупа (от числа случаев проведения осмотра МП): 42 10,47 JO. Изъято с места происшествия (от числа случаев проведения осмотра МП): 161 40,15

  • образцы волос 3 0,75

  • образцы крови 4 0,99

  • срезы ногтей 2 0,5

  • образцы одежды 159 39,65

194

Таблица 4

ПОЛУЧЕНИЕ КОМПЛЕКСА ИДЕНТИФИКАЦИОННОЙ

ИНФОРМАЦИИ ПО НЕОПОЗНАННОМУ ТРУПУ В ХОДЕ

ОПЕРАТИВО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

Кол-во % /. Общее количество исследованных дел 404 100 2. Наличие в деле плана оперативно-розыскных мероприятий (от общего кол-ва дел): 272 67,33 3. Составление ориентировок (от общего кол-ва дел) 302 74,75 4. Наличие в ориентировках (от числа их составления): -

  • описание словесного портрета головы 106 35,1

  • описания телосложения 266 ПВ2Ц)8

  • описания особых примет 107 35,43

  • описания одежды, обуви 284 94,04

  • наличие фотографии 43 14,24 5. Составление опознавательной карты трупа (от общего кол-ва исследованных дел): 404 100

  • составлялась 127 31,44

  • не составлялась 277 68,56 6. Заполнение опознавательной карты трупа (от числа их составления):

  • заполнена полностью 90 70,87

  • заполнена частично 37 29,13 7. Работа со СМИ (от общего кол-ва дел): 138 34,16

  • радио (от числа случаев работы со СМИ) 71 51,45

  • телевидение (от числа случаев работы со СМИ) 119 86,23

  • пресса (от числа случаев работы со СМИ) 71 51,45 8. Опросы, объяснения (от общего кол-ва дел): 330 81,68 9. Проверка по учетам (от общего кол-ва дел): 292 72,28

  • без вести пропавшие 103 25,5

  • д/учеты 251 62,13

195

Таблица 5

ПОЛУЧЕНИЕ ИДЕНТИФИКАЦИОННОЙ ИНФОРМАЦИИ О

НЕОПОЗНАННОМ ТРУПЕ КОМПЛЕКСОМ СУДЕБНЫХ И

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ

Кол-во % /. Общее количество исследованных дел 404 100 2. Проведение СМЭ (от общего кол-ва дел):

  • проводилась 392 97,03

  • не проводилась 12 2,97 3. Наличие в деле акта СМЭ (от числа случаев проведения СМЭ):

  • имеется 241 61,48

  • отсутствует 151 38,52 4. Отражение в акте СМЭ (в зависимости от наличия акта СМЭ в деле):

Установление причины смерти: 179 74,27

  • в результате наружного и внутреннего исследования трупа 177 73,44

  • дополнительными исследованиями 2 0,83

  • выявление скрытой насильственной смерти 12 ‘ 4/>8

Установление возраста: 13 5,39

  • по внешним признакам 12 4,98

  • по зубам 1 0,42

  • по черепу 1 0,42

Установление времени смерти:

  • по внешним признакам; 0 0

  • по насекомыми или растениям 0 0

  • техническими средствами 0 0

Выявление особых примет в ходе СМЭ 124 51,45

Выявление патологий, хронических болезней 57 23,65

Стоматологического статуса 213 88,38 5. Присутствие при проведении СМЭ следователя, эксперта-криминалиста, о/у ОУР (от числа проведения СМЭ): 6 1,53 6. Биологическое исследование (от
числа проведения СМЭ): 184 46,94

  • волос (от общего кол-ва биол. исследований) 16 8,7

  • установление группы крови (от общего кол-ва биол. исследований) 42 22,83

  • установление времени смерти по растениям и насекомым (от общего кол-ва биол. исследований) 0 0

Таблица 5

Продолжение

7. Химическое исследование (от числа проведения СМЭ): 180 45,91

  • крови, мочи (от общего кол-ва хим. исследований) 171 95

  • волос (от общего кол-ва хим. исследований) 9 5

  • наличие алкоголя в крови н/трупа (от общего кол-ва хим. исследований) 77 42,78 8. Гистологическое исследование (от общего числа проведения СМЭ) 88 22,45 9. Д/экспертиза (исследование) (от общего кол-ва дел) 239 59,16 JO. Другие криминалистические экспертизы, исследования (от общего кол-ва дел) 10 2,48