lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Горленко, Сергей Владимирович. - Общие условия производства предварительного следствия в уголовном процессе: Понятие, история и современность : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2001 237 с. РГБ ОД, 61:01-12/629-8

Posted in:

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

ГОРЛЕНКО Сергей Владимирович

ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ПРОИЗВОДСТВА

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

(понятие, история и современность)

12.00.09 Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

заслуженной деятель науки РФ,

доктрор юридических наук,

профессор Лупинская П.А.

Москва 2000

2 СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 4

ГЛАВА I. Соотношение задач уголовного процесса, его принципов и общих условий предварительного следствия в истории уголовного процесса России
15

1.1. Общие условия предварительного следствия по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года 16 1.2. 1.3. Слом следственного аппарата и формирование общих условий предварительного следствия (1917-1922)
38 1.4. 1.5. Общие условия предварительного следствия по УПК РСФСР 1922-1923 г.г. и их дальнейшее развитие в уголовно-процессуальном законодательстве Союза ССР и РСФСР
43 1.6. ГЛАВА И. Общие условия предварительного следствия в свете

судебно-правовой реформы 65

2.1. Функции и задачи предварительного расследования
65 2.2. 2.3. Конституция как правовой источник формирования общих условий предварительного следствия в УПК РФ
74 2.4. 2.3. Международные правовые акты как источник формирования прав, регламентирующих в нормах УПК общие условия производства предварительного следствия
84

2.4. Значение постановлений и определений Конституционного Суда РФ в формировании общих условий предварительного следствия 98 2.5. 2.6. Общие условия предварительного следствия в проекте УПК РФ. Сравнительная характеристика с нормами УПК РСФСР 1960 года 2.7.

3 ГЛАВА III. Значение правовых и нравственных начал
общих

условий предварительного следствия для достижения

задач досудебного производства
127

3.1. Значение общих условий предварительного следствия для обеспечения прав и свобод личности
127 3.2. 3.3. Вопросы организации следственного аппарата (история и 3.4. современность). Полномочия следователя 141

3.3.Характеристика некоторых общих условий

предварительного следствия
172

3.4. Нравственные начала деятельности следователя, выраженные в общих условиях предварительного следствия 194

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
204

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
215

Приложение 234

4 Введение

Происходящие в последнее десятилетие социально-политические и экономические изменения в российском обществе объективно привели к необходимости проведения реформы законодательства страны. В ходе начавшейся реформы на основе новой Конституции России были приняты и в настоящее время действуют новый гражданский и уголовный кодексы, новые законы и постановления. Реформирование коснулось и уголовно- процессуального законодательства: внесены многочисленные изменения в уголовно-процессуальный кодекс РСФСР1, приняты постановления Конституционного и Верховного суда РФ, разъясняющие соответствие некоторых норм главному закону страны, активно ведется работа по созданию нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Общие условия производства предварительного следствия являются одним из базовых положений, на основании которого следователь в пределах своих полномочий, выполняя функцию предварительного расследования, производит следственные и иные действия для защиты прав и законных интересов как участвующих в деле лиц, так и других граждан, используя весь комплекс своих прав и обязанностей, стремится к установлению истины путем использования норм права и восстановления справедливости, в том числе в целях морального удовлетворения как потерпевшей стороны, так и всего общества в целом.

Находящиеся в уголовно-процессуальном кодексе общие условия предварительного следствия предусматривают проведение следствия только предусмотренными законом способами, что создает условия для соблюдения права на свободу и личную неприкосновенность, право не подвергаться пыткам, право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности. Общие условия
предварительного следствия

1 Далее УПК РСФСР.

5 гарантируют исполнение требования защиты прав человека, содержащиеся в

международных правовых актах.

Каждая статья общих условий предварительного следствия сформирована на базе единого для всех законодательных актов правового источника - Конституции Российской Федерации, нормы содержащиеся в общих условиях призваны обеспечить не только соблюдение прав человека и гражданина, но и построены таким образом, что способствуют их реализации. Статьи общих условий, вытекая из статей Конституции, и являясь лишь небольшой частью предусмотренных направлений правового регулирования жизни общества, способствуя охране прав и свобод граждан, создают условия для безусловного соблюдения конституционных норм.

Актуальность темы исследования обусловлена:

  • Необходимостью отражения взаимосвязи конституционных норм, международных правовых актов, постановлений Конституционного Суда Российской Федерации с общими условиями предварительного следствия. В общих условиях производства предварительного следствия, в первую очередь, реализуются конституционные принципы уголовного процесса. Закрепление в законе общих, наиболее важных условий предварительного следствия, правильное и единообразное понимание и применение их при производстве предварительного следствия должно в значительной степени повышать эффективность каждого следственного действия, способствовать достижению задач стоящих перед следствием. Для этого необходимо продолжать теоретическую разработку процессуального порядка предварительного следствия, находить наиболее точное выражение общих условий предварительного следствия в УПК.

Под общими условиями предварительного следствия следует понимать установленные законом правила, которые выражают характерные черты предварительного следствия и определяют наиболее существенные требования, предъявляемые к порядку производства следственных действий и принятию решений. Общие условия предварительного следствия распространяются на

6

всю деятельность именуемую расследованием. По существующей терминологии расследованием в теории уголовного процесса называется деятельность органов следствия и дознания, в то время как предварительным следствием называется деятельность проводимая следователем независимо от органа, где он работает. При этом следует заметить, что некоторые из норм, включенных в главу IX УПК РСФСР “Общие условия предварительного следствия”, распространяются и на деятельность органов дознания в тех случаях, когда они действуют по уголовным делам, где производство предварительного следствия обязательно (например, участие защитника в порядке статей 47, 49 УПК РСФСР, рассмотрение ходатайств в порядке статьи 131 УПК РСФСР).

  • Практической необходимостью обеспечения прав человека в процессе предварительного следствия в условиях правового государства. Состояние действующего законодательства и практики его применения в уголовно- процессуальной сфере, затрагивающей широким спектром область реализации прав и свобод человека и гражданина, постоянно требует совершенствования законодательства и практики его применения. Это настоятельно диктует потребность внесения изменений в уголовно- процессуальное законодательство, приведение ряда его положений в соответствие с Конституцией РФ, международно-правовыми нормами, требует внимания к социально-правовым условиям деятельности следственных работников и необходимость дальнейшей разработки теоретических основ и методического обеспечения деятельности следователей и прокуроров в процессе проведения предварительного следствия в современных условиях.
  • Ведущейся в настоящее время работой по подготовке УПК РФ, где должны найти надлежащее выражение и общие условия предварительного следствия.
  • Степень научной разработки проблемы.

Проблеме анализа общих условий производства предварительного следствия в уголовном процессе России уделено достаточно много внимания в

7 научной литературе, как в дореволюционной, так и в работах выходивших в

СССР, РСФСР и, наконец, Российской Федерации.

В работах П.В.Макалинского в 1907 году, И.Я.Фойницкого в 1910 году, С.И.Викторского4 в 1912 году, С.В.Познышева5 в 1913 году достаточно глубоко проанализированы особенности производства предварительного следствия в уголовном процессе царской России. Однако на большинстве этих работ не могло не сказаться то, что они были написаны в эпоху господства в России недостаточно развитого капиталистического общества.

Из работ вышедших в 20-50 годы XX века можно выделить труды

ft “7

П.И.Люблинского в 1923 году, А.Я.Вышинского в 1927 году, М.А.Чельцова-Бебутова8 в 1929 году, М.С.Строговича9 в 1940 году, Д.С.Карева10 в 1956 году, которые позволили уяснить некоторые особенности развития уголовно-процессуального права и тенденции такого развития как в период царской, так и после революционной России. Многие из них неоднократно переиздавались, интерес к ним не пропал и в настоящее время. Однако важно отметить, что в большинстве перечисленных работ тенденции развития уголовного процесса анализировались под значительным влиянием партийного мировоззрения, с марксистско-ленинских позиций. А это, в определенной степени,
снижало

Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей. Изд.6-е.- Ч.2.- СПб.: 1907.- С. 123-130.

Фойницкий И.Я., Курс уголовного судопроизводства в 2 т.- СПб.:Изд.Альфа, 1996.-С.387, 400.

4Викторский СИ., Русский уголовный процесс- М.: Юридическое бюро Городец, 1997.-С.363.

5Познышев СВ., Элементарный учебник русского уголовного процесса. - М.: Изд. Г.А.Лемана, 1913.- С237-244.

6Люблинский П.И., Предварительное следствие (общие условия производства предварительного следствия - глава IX уголовно- процессуального кодекса). Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Практический комментарий/ Под ред.Н.Н.Полянского и П.Н.Малянтовича, М., 1923.- СЗ-4.

Вышинский А.Я., Курс уголовного процесса, М.,1927.- С153-157.

Q

Чельцов-Бебутов М.А., Советский уголовный процесс, вып.2-й.- Харьков:

1929.-С.222-226.

9Строгович М.С. Уголовный процесс. М.: Юридическое издательство НКЮ

СССР, 1940.-312 с.

8

уровень объективности в оценке такого сложного феномена.

Очевидно, что во всех монографиях, учебниках, научно-практических пособиях, выходивших с момента издания первого УПК РСФСР до настоящего времени определенное место отводилось и рассмотрению общих условий производства предварительного следствия в целом и каждого из следственных действий. Особо выделялись вопросы о полномочиях следователя, роли прокурора по надзору за следствием. Вместе с тем, в условиях репрессивного характера уголовного процесса в целом значительно меньше внимания уделялось гарантиям прав граждан в том или ином процессуальном качестве участвовавших в предварительном следствии.

С момента принятия УПК РСФСР в 1960 году вышли работы А.А.Власова11, М.С.Дьяченко12, А.А.Капустина1 \ А.М.Ларина14,

А.В.Ленского15, П.А.Лупинской16, А.Г.Мамонтова17, Т.Н.Москальковой18,

10 Советский уголовный процесс/ Под ред. Д.С.Карева.- М., 1956.- С. 128.

11 Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Дис… Канд. юрид. наук. -М., 1979. - 188 с.

12 Дьяченко М.С. Общие условия предварительного расследования. - В кн.: Уголовно процессуальное право: Учебник /Под общ.ред.проф.засл.деятеля науки РФ П.А.Лупинской.- 2-е изд., перераб. Доп.- М.: Юристъ, 1997, - С.258 - 275.

13 Капустин А.А. Реформа советского предварительного расследования. (Сущность, предпосылки, основные направления): Дис. на соискание ученой степени кандидата юридических наук - Спб.: 1992.- 206 с.

14 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., Юрид.лит., 1986.- 159 с.

15 Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в современном уголовном процессе России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Н.Новгород, 1997.- 255 с.

16 Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации./Под ред. Лупинской П.А, изд. второе переработанное и дополненное, М.: Юристъ, 1997.- 591 с.

17

Мамонтов А.Г. Реформа предварительного следствия во второй половине 19 века в России (историко-правовое исследование).- Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М.: Юридический институт МВД РФ, 1996.-200 с.

1 о

Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования). - Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. - М., 1997.- 458 с.

9

В.И.Никандрова19, И.Л.Петрухина20, В.М.Савицкого21, Ю.В.Сорокиной22,

В.С.Чистяковой23, В.И.Швецова24, С.А.Шейфера25, Н.А.Якубович26 и некоторые другие, в которых большое внимание уделялось именно вопросам развития и совершенствования общих условий предварительного следствия.

Проведенные исследования позволили сделать значительный шаг в уяснении общих условий предварительного следствия в свете судебно- правовой реформы проходящей в стране. Большинство этих работ направлено на улучшение организации следственного аппарата и выработку соответствующих предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства. Вместе с тем, интересы практики сегодня требуют как продолжения научной разработки организации следственного аппарата, так и общих условий производства предварительного следствия в целом.

Актуальным представляется и выработка конкретных рекомендаций для

19 Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М.: ВЮЗИ, 1973. - 193 с.

Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение: Общая концепция. Неприкосновенность личности. М., Наука, 1985.- 239 с.

Савицкий В.М. Предисловие. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР.- Под ред. В.М.Савицкого, Б.Т.Безлепкина, П.А.Лупинской, И.Л.Петрухина.-М.: “Проспекут”, 1999. - С.4-19.

Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата и предварительного расследования в России 1860-1864 г.г. - Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -1994, Спб.: -120 с. ~ Чистякова B.C. Органы предварительного расследования преступлений и разграничение компетенции между ними. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1964. - 170 с.

24 Швецов В.И. Органы государства и должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу. В кн.: Уголовно- процессуальное право Российской Федерации./Под ред. Лупинской П.А, изд. второе переработанное и дополненное, М.: Юристь, 1997.- С. 53-64.

Of

Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., Юрид.лит., 1981.-127 с.

л/

Якубович Н.А. Процессуальные функции
следователя//Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. - М., 1980. - С. 15-

32.

10 законодателя и практических работников, в которых бы на основе анализа этих

общих условий, с учетом их соответствия международным правовым актам,

Конституции, как правовому источнику формирования общих
условий

предварительного следствия, была бы дана характеристика, более четко были

бы выражены правовые и нравственные начала самих общих
условий

предварительного следствия, использование которых позволит
выделить

значение общих условий для совершенствования практики и достижения задач

предварительного расследования в современных условиях.

Вместе с тем, анализ теоретических источников показывает, что в отечественной юридической, психологической и специальной научной литературе еще недостаточно раскрыты общие вопросы процессуального оформления предварительного следствия в современных условиях. На наш взгляд, в литературе и в диссертационных исследованиях еще не нашли достаточного изучения правовые и нравственные начала, выраженные в общих условиях предварительного следствия в современных условиях, как важнейший фактор обеспечения прав граждан России, тем более что их анализ дается с учетом проекта УПК РФ.

Все это в конечном итоге определило объект и предмет исследования, его цель и задачи, круг рассматриваемых в диссертации вопросов.

Объект диссертационного исследования - предварительное следствие в уголовном процессе России.

Предмет исследования - общие условия производства предварительного следствия в уголовном процессе современной России.

Цель диссертации - раскрыть сущность и тенденции развития института общих условий производства предварительного следствия в России и на этой основе исследовать общие условия производства предварительного следствия в соотношении с задачами и принципами всего уголовного процесса России.

11

Необходимость реализации поставленной цели обусловила решение следующих научных задач исследования:

  1. Проанализировать соотношение задач уголовного процесса, его принципов и общих условий предварительного следствия в истории уголовного процесса России.
  2. Изучить содержание и практическое значение общих условий предварительного следствия, рассмотреть различные предложения ученых и практических работников об их изменении в свете судебно-правовой реформы и закреплении в УПК РФ.
  3. Исследовать правовые и нравственные начала, которые должны быть выражены в общих условиях предварительного следствия в современных условиях.

  4. Внести предложения по изменению в уголовно-процессуальное законодательство, а также дать научно-методические рекомендации направленные на повышение эффективности деятельности следователей при соблюдении прав и свобод граждан в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Рамки исследования

Автор диссертации ограничивает свое исследованием анализом общих условий производства предварительного следствия как обособленного направления уголовного процесса, полагая, что изложенные в них нормы одинаково важны и необходимы для всех этапов предварительного следствия и концентрируют в себе наиболее важные аспекты досудебного следствия.

Исходя из принятого объема, в целях надлежащей полноты исследования, в диссертации подробно исследуются лишь некоторые вопросы, по мнению автора, наиболее дискуссионные и неоднозначно воспринимаемые, в первую очередь, практическими работниками. Так, например, рассматривается вопрос о том, имеется ли необходимость в выделении особого правового института - “Общие условия предварительного следствия” и его соотношение с задачами, принципами уголовного процесса. Автор стремится

12 определить, какие положения должны быть отнесены к общим условиям, а

какие, по мнению автора, к ним не относятся, хотя и включались в их число.

Эти вопросы автор рассматривает в историческом аспекте и применительно к

действующему законодательству и проекту УПК РФ.

Теоретическая и методологическая база исследования

Исследование базируется на законах и категориях философии и юридической науки, систематизированных теоретических выводах представителей философских, юридических и психологических школ, а также на отражающих общие закономерности развития человеческой цивилизации международно-правовых и конституционных доктринах прав и свобод человека и гражданина, на анализе отраслевых норм, имеющих отношение к теме. В работе использованы: Конституция РФ, законы регулирующие уголовное судопроизводство, решения Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации, ведомственные нормативные акты. Автор обращался к законодательству зарубежных стран, трудам ведущих отечественных и зарубежных ученых- правоведов, а также к материалы дискуссий и теоретическим разработкам процессуально-правовых проблем, содержащиеся в отечественной и зарубежной юридической, философской и психологической литературе.

Эмпирическая база исследования

В качестве иллюстраций и доказательств существования той или иной проблемы, требующей научного осмысления, дополнительной аргументации в пользу определенной авторской позиции, решения конкретных ее вопросов и в других научных целях в диссертации использованы материалы конкретных уголовных дел, результаты их изучения и обобщения, в том числе осуществленные при непосредственном участии автора. В качестве статистического материала в диссертационном исследовании анализируются данные официальной статистики по расследуемым уголовным делам на территории Российской Федерации. Автором, в процессе подготовки диссертационного исследования, было изучен и проанализирован значительный

13 массив уголовных дел, которые расследовались им лично, изучались при исполнении обязанностей прокурора, а также путем обращения к надзорным производствам в прокуратуре города Москвы и в Генеральной прокуратуре РФ. В работе использованы социологические и статистические данные, опубликованные в отчетах Уполномоченного по правам” человека в РФ, в работах ученых, в обзорах следственной практики.

Кроме того, при подготовке диссертационного исследования автор использовал и личный восьмилетний опыт работы в прокуратуре, в том числе в качестве следователя Коптевской межрайонной прокуратуры, прокурора-криминалиста прокуратуры города Москвы, прокурора отдела по надзору за расследованием преступлений управления по делам несовершеннолетних и молодежи Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем:

  • впервые за последние 25 лет комплексно с позиций общей теории права и отраслевых юридических дисциплин исследованы общие условия производства предварительного следствия;
  • впервые комплексно исследованы правовые и нравственные начала, выраженные в общих условиях предварительного следствия в современных условиях;
  • предлагаются рекомендации по внесению изменений в уголовно- процессуальное законодательство Российской Федерации;
  • формулируются научно-методические рекомендации для следственных работников направленные на повышение эффективности их работы в период проведения предварительного расследования.
  • На защиту выносятся:
  1. Результаты анализа соотношения задач уголовного процесса, его принципов и общих условий предварительного следствия в истории уголовного процесса России.
  2. Результаты исследования общих условий предварительного

14 следствия в свете судебно-правовой реформы и проекта УПК РФ.

Предложения к регламентации некоторых общих
условий

предварительного следствия в свете правовых и нравственных начал

реформы уголовно-процессуального законодательства.

Научно-методические рекомендации по повышению эффективности

деятельности следственных работников в период
проведения

предварительного расследования.

15 I. СООТНОШЕНИЕ ЗАДАЧ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА, ЕГО ПРИНЦИПОВ И ОБЩИХ УСЛОВИЙ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В ИСТОРИИ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА РОССИИ

Современная уголовная юстиция в целом и ее отдельные части не могут быть правильно осмыслены вне связи с историей ее развития, в противном случае останутся нераскрытыми глубинные механизмы, образовавшиеся когда-то давно, но действующие сегодня и в значительной мере определяющие будущее. Без исследования генезиса невозможно понять современное состояние общих условий производства предварительного следствия. В условиях происходящих преобразований отчетливо видно насколько важны анализ прошлого, объективное и тщательное изучение истории. Такой анализ позволит дать оценку исследуемого института на современном этапе, правильно определить направления реформирования.

Предпринятое в диссертационном исследовании обращение к истории - законодательству XIX и начала XX веков необходимо еще и потому, что процессы происходившие тогда и сейчас во многом сходны. Этот период истории России созвучен с переживаемым нами временем, так как шестидесятые годы XIX века в истории России - время изменения взглядов общества на многие процессы, стремление власти к созданию условий для обеспечения прав человека, сопровождающееся изменением законодательства.

При этом основные положения общих условий производства предварительного следствия в уголовном процессе современной России рассматриваются с точки зрения того, как они появились в истории, какие главные этапы в своем развитии щэоходили, и каково их положение сегодня и перспективы развития.

16

1.1. Общие условия предварительного следствия по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года

Наличие института предварительного следствия обусловило необходимость создания общих условий его производства, то есть таких правил, которые были бы обязательны для широкого круга следственных действий и касались бы всего предварительного следствия. И, фактически, применительно к предварительному следствию они существовали с момента возникновения последнего. Эти условия были созданы для единообразного и наиболее эффективного проведения задач предварительного следствия и, в целом, всего судопроизводства.

Общие условия как часть уголовно-процессуального законодательства должны способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан. В XX веке применительно к теме исследования дискуссионным являлся вопрос о том, стоит ли вообще выделять общие условия предварительного следствия в отдельную главу, отдельный институт и недостаточно ли существования принципов уголовного процесса в целом, плавно перетекающих в общие условия уголовного судопроизводства. Автор не согласен с указанной позицией, в связи с чем и предпринято историческое исследование данного вопроса, в контексте которого приводятся как мнения о необходимости выделения данного института, так и иные взгляды по этому вопросу.

Наиболее последовательное изложение общих условий предварительного следствия в России было впервые сделано в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года27.

Предварительное следствие по Уставу строилось под непосредственным влиянием изданного в 1860 году Наказа судебным следователям, который основывался на прежней системе розыскного процесса.
Предварительное

27 Далее Устав.

17 следствие поэтому более всего напоминает инквизиционный тип
этого

института.

Отличие от германского, английского и отчасти французского процессов И.Я.Фойницкий видит в том, что для открытия предварительного следствия по российскому законодательству не требуется формального искового прошения или публичной жалобы. Понятие жалобы заменяется понятием достаточного повода и законного основания. Поэтому предварительное следствие может быть начато не только без обвинителя, но даже без обвиняемого (ст.276 Устава). Судебный следователь, в определенных случаях, обязан, в силу закона, приступить к предварительному следствию, которое затем уже движется самостоятельно.

Предварительное следствие так же как и судебное следствие, направлено к отысканию истины. При составлении судебных уставов ставился вопрос, не следует ли уже обозначить пределы предварительного следствия, ограничив его собиранием материала, нужного для предания суду. Но предложение это не было принято, и на судебного следователя была возложена обязанность производить следствие до тех пор, пока все данные по делу не будут установлены полностью.

На предварительном следствии, по законодательству 1864 года, как считает И.Я.Фойницкий, и с чем полностью можно согласиться, игнорируется само понятие сторон. В лице судебного следователя сосредоточены функции как обвинителя, так и защитника. На него возложено приведение в известность как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого обстоятельств. Однако следователь не дает ответа по существу на главный вопрос, по которому производится следствие, то есть на вопрос о виновности, которого он может касаться
лишь косвенно, принимая те или иные меры предварительного

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в 2 томах. Репринт. изд. 1910 г.СПб.: Альфа, 1996.- т.2.- С.387-388.

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в 2 томах. Репринт. изд. 1910 г.СПб.: Альфа, 1996.- т.2.- С.387-400.

18 следствия. Материалы следствия направляются в неоконченном виде к другим органам, которые его оценивают и делают из него выводы. Не зная понятия сторон в предварительном следствии, Устав допускает участие в нем прокурора, но не в качестве стороны, а лишь лица надзирающего за действиями следователя. Предварительное следствие, как особая стадия процесса, обязательно лишь по делам особой важности - о преступных деяниях, влекущих уголовные или высшие исправительные наказания (с лишением всех особенных прав и преимуществ). По другим делам оно не обязательно (статьи 544-546 Устава).

Законодательству известно понятие «участвующих в предварительном следствии лиц», заменяющее понятие сторон.

Органом производства предварительного следствия является судебный следователь. По служебному положению он приравнивается к членам окружного суда, имеет определенный круг полномочий как по роду дел, так и по территориальности. В дисциплинарном отношении следователь был подчинен только надзору со стороны суда и считался на правах члена суда несменяемым, но, на практике, его дальнейшее продвижение по служебной линии (член окружного суда, товарищ прокурора) во многом зависело от прокурора, что приводило к зависимости следователя от прокуратуры. Назначение на должность судебного следователя происходило “высочайшим приказом”.

Министр юстиции, как генерал-прокурор, при назначении запрашивал

•г

соответствующую характеристику представленных кандидатов от прокурора судебной палаты, а последний обычно исходил из характеристики, данной прокурором окружного суда.

Но, если таким образом можно было воспрепятствовать дальнейшему продвижению неподходящего «по своим деловым качествам» следователя, то для увольнения его от должности часто применялся другой способ. Вместо того чтобы представлять кандидата на пост судебного следователя для назначения его «высочайшим приказом», что делано следователя несменяемым, министр

19

юстиции, в ряде случаев, «причислял к министерству» этих кандидатов, а

затем, своим приказом, «командировал их к исполнению должности следователя» в определенный участок. Таким образом, лицо, назначенное приказом министерства, не было уже несменяемым «судебным следователем» и могло в течение ряда лет оставаться “исполняющим должность следователя”. По представлению прокуратуры министр мог в любое время вновь “причислить к министерству” такое лицо, отозвав его от исполнения должности следователя. Если отозванное, таким образом лицо не получало в течение года нового назначения, оно оставалось за штатом. “Этим путем очень быстро было покончено с существованием независимых от прокуратуры судебных следователей, и они превратились в послушных агентов прокуратуры”.30

О широте применения порядка командирования чиновников министерства юстиции для исполнения должности следователя свидетельствуют следующие данные: к 1898 году из 1487 судебных следователей в России только 154 пользовались судейской несменяемостью.31

Кроме судебных следователей, в качестве заменяющих их органов, предварительное следствие могли производить: 1) исполняющие обязанности судебного следователя; 2) судебные следователи по важнейшим делам, состоящие при окружном суде, не имеющие своего участка и производящие следствие по предложению прокурора во всем округе того суда, при котором они состоят; 3) в столицах и городах, где находятся палаты, - судебные следователи по особо важным делам, круг деятельности которых был еще шире (даже на пространстве всей империи - по предложениям министра юстиции); 4) члены окружных судов (возложение на них судом по предложениям прокурора производства предварительного следствия установлено лишь в виде временной меры в 1905 году); 5) мировые судьи на отдаленных территориях государства.

Чельцов-Бебутов М.А., Курс уголовно-процессуального права. Спб.: «Альфа, Ровена», -1995.-С.785.

31 См. Бразоль, Следственная часть, «Судебные уставы за 50 лет», т.2, СПб.: 1914.-С.106.

20 Кроме них право производства предварительного
следствия

принадлежит и иным (особенным) органам, а именно:

  • по государственным преступлениям и уголовным делам в отношении губернаторов - одним из членов судебной палаты или одним из сенаторов кассационного департамента;
  • в отношении лиц, подлежащих верховному уголовному суду, - одним из сенаторов кассационных департаментов по «Высочайшему назначению»;
  • по делам о нарушении уставов казенных управлений в производстве предварительного следствия принимают участие органы тех управлений, чьи интересы нарушены;
  • по делам о преступлениях лиц военных ведомств - производство предварительного следствия возлагается на особо установленных следователей военного и военно-морского ведомств.
  • Надзор за производством предварительного следствия возлагается на прокуратуру. «Прокуроры и их товарищи, - гласит статья 278 Устава, - предварительных следствий сами не производят, но дают только предложения о том судебным следователям и наблюдают постоянно за производством сих действий»32.

В данном контексте уместно вспомнить нынешние, несомненно расширенные полномочия прокурора при производстве предварительного следствия, и, в частности, сделать вывод о том, что возможность проведения предварительного следствия непосредственно прокурором (по УПК РСФСР 1960 года) - это шаг к французской модели уголовного процесса.

Понятие участвующих в предварительном следствии лиц - это, заменяющее в предварительном следствии России понятие сторон, представляется И.Я.Фойницкому несравненно более широким.33 Лицами, участвующими в предварительном следствии, считаются все так или иначе

32 Российское законодательство Х-ХХ веков, Судебная реформа т.8,
М:. Юридическая литература, 1991.- С.147-148.

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в 2 томах. Репринт. - СПб.: Альфа, 1996.- т.2.- С.387-400.

21 соприкасающиеся с его производством, так или иначе заинтересованные в тех действиях, из которых оно состоит, постановлениях и распоряжениях, сделанных при его производстве. К ним относятся обвиняемый, «жалобщик», обвинитель, свидетели, эксперты, «окольные люди», поручители и т.п. Но положение их в процессе, процессуальные права и обязанности не одинаковы, так как только некоторым из них принадлежат права, характерные для сторон.

Обвиняемый на предварительном следствии, несомненно, не признается стороной. Ему не принадлежит право формальной защиты, его процессуальные права крайне ограничены. При составлении судебных уставов предполагалось допустить защиту на предварительном следствии, и разногласие возникло только по вопросу о том, кому можно доверить защиту: всем ли тем лицам, которые к ней допускаются на судебном следствии, или только некоторым из них. На этом разногласии выросло полное отрицание понятия защиты на предварительном следствии, что и утверждено Государственным советом. Таким образом, обвиняемые на предварительном следствии хотя и имеют возможность советоваться с юристами (особенно те, которые находятся на свободе), но осуществлять свои процессуальные права должны лично.

Предметом предварительного следствия признаются не только обстоятельства, указанные в первоначальном обвинении, но и все обстоятельства дела в полном объеме. Судебный следователь, приступив к производству предварительного следствия, производит его, не ограничиваясь теми пределами, которые указаны в жалобе лица, предложении прокурора или сообщении полиции. Исключением являются дела частного обвинения и должностного обвинения, где пределы исследования указываются обвинителем и не могут быть расширены ни в отношении лиц, ни в отношении деяний. Другое существенное начало, определяющее построение предварительного следствия России, воспроизводящего тип французского следствия, в отличие от австрийско- германского, состоит в том, что оно беспредельно не только по объему, но и по содержанию. Между тем как австрийско-германское право возлагает
на предварительное следствие обязанность расследования

22 обстоятельств дела настолько, насколько это необходимо для решения вопроса

о возможности предания суду и открытия судебного заседания, ни российское,

ни французское право не указывает этих пределов, так что оно
должно

производиться до тех пор, пока не будут установлены все обстоятельства, как и

на судебном следствии.

Однако предварительное следствие существенно отличается от судебного. Хотя собираемый на нем материал и может иметь важное доказательное значение, но в действительности на нем может основываться предание суду, а не приговор, то есть вероятность, а не достоверность вины.

Непосредственно в Уставе общим условиям производства предварительного следствия посвящена глава вторая раздела о предварительном следствии. Данная глава называется «Об условиях производства предварительного следствия» и состоит из девяти статей (статьи 288-296). К этим условиям относятся: место производства следствия; основания для начала следствия; подследственность; действия следователя при выявлении преступления, совершенного на “чужой” территории; поручения о производстве отдельных следственных действий; быстрота предварительного следствия; надзор прокурора за следствием. Также в данной главе указаны некоторые из полномочий следователя. С учетом большой исторической значимости реформы законодательства 1864 года и необходимости изучения исторических корней современного института общих условий предварительного следствия автор считает целесообразным подробно рассмотреть главу “Об условиях производства предварительного следствия” и взгляды ученых, имеющих различные мнения относительно данной реформы.

Статья 288 посвящена вопросу о месте производства предварительного следствия и устанавливает, что судебный следователь производит предварительное следствие в назначенном ему участке уезда или города, то есть для следователя и граждан это фактически означало, что расследованием

” Далее анализ по тексту Устава из книги Российское законодательство Х- ХХ веков, Судебная реформа т.8, М:. Юридическая литература, 1991.- С. 149.

23 совершенного на данной территории преступления будет
заниматься

конкретный человек (или один из группы этих лиц). В тоже время полномочия

следователя распространялась только на эту территорию, что должно было

способствовать определенности субъекта, который должен
расследовать

уголовное дело.

Далее в статье 289 Устава указываются поводы, когда судебный следователь приступает к следствию. Первый из них вновь указывает на необходимость соблюдения принципа территориальности, то есть проведения следствия тем следователем, на чьем участке совершено преступление. Вместе с тем, в этой же статье предусматриваются возможные случаи отступления от этого принципа: если преступное деяние совершено в ином месте, но обнаружилось на участке следователя, а также когда на участке пребывает обвиняемый или подозреваемый в совершении преступления на другом участке. Однако при более тщательном изучении этой нормы становится ясным, что в данной статье просто указаны другие варианты территориальности. Это необходимо для упрощения (в хорошем смысле этого слова) предварительного следствия и меньших финансовых затрат государства на его проведение. Следователь, после проведения неотложных следственных действий, в подобных случаях должен был передать производство по делу и обвиняемого тому судебному следователю, на участке которого совершено преступное деяние. А при не установлении места совершения преступления, согласно ст.291 Устава, он сам проводил предварительное следствие.

В общие условия производства предварительного следствия Уставом включены и известные в настоящее время отдельные поручения следователя. Правда такого понятия в Уставах нет, но указано, что при необходимости проведения допросов вне участка, данное действие проводит следователь того участка, на котором они должны быть проведены по вопросам лица, проводящего предварительного следствие. Исключением из правила является производство следственных действий в городе, разделенном на несколько участков. В этом случае допросы производятся лично следователем, в чем

24 производстве находится уголовное дело. В связи с отсутствием в Уставе соответствующей нормы, проведение иных следственных действий, кроме допросов, на территории чужого участка подпадало под требования ст.294 Устава, то есть следователь имел право по находящемуся в производстве уголовному делу производить все следственные действия (в том числе и допросы) самостоятельно, если «обстоятельства дела того требуют».

В условия производства предварительного следствия включена и статья требующая от следователя проведения предварительного следствия «со всевозможной скоростью». Следственные действия могли проводиться в «табельные и воскресные дни, если обстоятельства дела того потребуют».

В последней статье этой главы указаны полномочия прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов органами предварительного следствия. В статье дано лишь общее понимание этого вопроса, то есть указано, что «наблюдение за следственными действиями лежит на обязанности того прокурора, в ведомстве которого они должны быть произведены, хотя бы действия эти относились к преступному деянию, совершенному вне округа суда, при коем прокурор состоит».

Анализируя данную главу, не трудно заметить, что ее название не вполне соответствует содержанию. Она практически целиком посвящена вопросам подследственности. Такое несовпадение объясняется тем, что в первоначальном проекте в данной главе предполагалось в числе важнейших условий производства предварительного следствия установить гласность и право обвиняемого на защиту. Но они были отвергнуты Государственным советом на том основании, что, по его мнению, «гласность не везде и не всегда приемлема», и в частности «успешное открытие истины в уголовном деле зависит всегда и безусловно от негласности следственных действий и распоряжений». Кроме того, «нельзя не опасаться, что защитник сочтет своей

25 обязанностью противодействовать собранию обличительных доказательств и

способствовать обвиняемому в сокрытии следов преступления».

Не установлены в данной главе и сроки предварительного следствия (хотя еще статья 882 тома XV Свода законов Российской империи предписывала производить следствия «со всевозможной скоростью и оканчивать в месячный срок»). Устав не предусматривает приоритетов по срокам производства для тех или иных категорий дел, но позже специальными указами Сената и циркулярами министра юстиции судебным следователям поручалось «возможно скорейшее» окончание дел о повреждении железнодорожных путей и пожарах, а с 1914 года - о продаже спиртных напитков и самогоноварении.

Определение территориальной подследственности основывается на тех принципах, что и определение подсудности в статьях 208-217 Устава. Исключения сделаны лишь в статьях 293, 294 и 1074. Впрочем, условия подследственности не определены в этой главе достаточно четко. Так статья 290 предусматривает возможность передачи материалов следствия лишь в случае, когда по месту обнаружения преступления или задержания обвиняемого были совершены неотложные следственные действия. Но в соответствии со статьей 289, следствие могло быть начато по одному преступлению в трех различных участках. При этом разрешалось проводить не только неотложные следственные действия (в порядке статьи 258), но и иные. Устав ничего не говорит о том, кто из трех следователей в такой ситуации должен заканчивать следствие. Исходя из статьи 291, в каждом конкретном случае вопрос должен был решаться с учетом всех обстоятельств дела. На практике это привело к тому, что «судебные следователи очень часто старались

Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные государственной канцелярией. Ч.И.- СПб.: 1867. - С. 128. 36 См.: Макалинский П.В. Практическое руководство для
судебных следователей.- Изд.б-е. СПб.: 1907.- С. 177-178

26 передать друг другу дела при малейшем к тому поводе»37. Поэтому, в соответствии с толкованием Сената, если при производстве следствия выяснялось, что преступление не было совершено в месте его обнаружения, то дальнейшее расследование должно было проводиться в том следственном участке, где оно было совершено.

Многие положения Устава были подробно проанализированы в трудах современников реформы 1864 года, а также классиков российского и советского уголовного процесса.

Общим условиям производства предварительного следствия, указанным в Уставе 1864 года, большое внимание уделил в своей работе «Русский уголовный процесс», изданной в 1912 году приват-доцент С.И.Викторский . В параграфе, озаглавленном «Условия производства предвар. следствия» он указывает, что эти условия главным образом определяются двумя требованиями, предъявляемыми к следствию - полноты и скорости. Полнота в предварительном следствии необходима, так как судебное следствие почти исключительно лишь проверяет собранный ранее материал и, при неполноте его, у судей могут быть сомнения - как о вине подсудимого, так и о степени его виновности. Скорость же нужна для сохранения доказательств, а также чтобы наказание действительно было целесообразно, и обвиняемые не томились в неизвестности, ожидая решения своей участи, а иногда и в предварительном заключении. С данной точкой зрения нельзя полностью согласиться. Несомненно, полнота и скорость это важнейшие элементы, обуславливающие правильное исполнение задач судопроизводства, но суд не должен лишь проверять собранный на предварительном следствии материал, а должен сам проводить следствие, в направлении указанном предварительным следствием. Наконец, само название предварительное следствие, предусматривает, что на его выводах не может основываться законный и обоснованный приговор, и

” Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей.-Изд.б-е. СПб.: 1907.-С.152.

38 Далее анализ взглядов ученого по учебнику: Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М.: Юридическое бюро Городец.- 1997.- С.363.

27 непосредственность исследования судом обстоятельств дела имеет важнейшее

значение в первую очередь для установления истинных
обстоятельств

происшествия. Условия быстроты и скорости не могут быть отнесены только к

предварительному следствию, но здесь они имеют особое значение в виду

опасности потери, исчезновения доказательств. Тоже самое относится и к

полноте. Далее С.И.Викторский указывает, что в указанных целях каждый

следователь производит следствие в назначенном ему участке уезда или города

(статья 288 Устава). Все действия по возникшему в его участке делу, в целях

той же быстроты, производит непосредственно сам без передачи другому; да и

вообще следователь, если это окажется необходимым для открытия истины,

может производить следственные действия и в другом участке того же уезда

или в другом уезде (статьи 293, 294 Устава), даже вне округа Судебной Палаты.

С другой стороны, место производства следственных действий указано в законе

сравнительно неопределенно (участок), чтобы дать следователю возможность

выполнять их там, где это наиболее удобно. Обычно таким местом было

специально приспособленное помещение, что избавляло следователя от траты

времени на разъезды, и участвующим в деле лицам давало возможность знать,

куда им являться. С целью обеспечения эффективности предварительного

следствия и предоставления его органу большей свободы, у следователей

имелось право отправиться для допроса обвиняемого в место его пребывания

или дождаться прекращения препятствий к его явке (болезни или другой

уважительной причины); выбор того или иного действия зависит от усмотрения

«г

следователя (статья 397 Устава). Свидетели, допрашиваемые обыкновенно на месте производства следствия, также могут быть допрошены и по месту их жительства, если следователь посчитает это более удобным или необходимым в следствии болезни свидетеля или по иным причинам, мешающим свидетелю явиться для допроса (статья 433 Устава). Следователь обязан производить допрос по месту жительства свидетелей только в том случае, когда несколько лиц живет в одном «околотке» (статья 434). Воспитанники и воспитанницы закрытых учебных заведений допрашиваются в самих заведениях.

28

С.И.Викторский выделяет поводы к началу следствия: объявления и жалобы частных лиц, сообщения полиции, присутственных мест и должностных лиц, явка с повинной, возбуждение дела прокурором и возбуждение дела по непосредственному усмотрению следователя. Если преступление совершено вне участка следователя, но ему стало об этом известно, то он может приступить к следствию, не выжидая требования об этом от тех судебных установлений, в ведомстве которых преступление совершено. Однако в этом случае он должен ограничиться только теми действиями, которые должны быть произведены безотлагательно на месте обнаружения происшествия. По окончании же этих действий следователь немедленно передает как производство, так и самого обвиняемого, если таковой задержан, тому следователю, в участке которого совершено преступное деяние. Если же следователю не известно, где это деяние имело место, он продолжает следствие до его окончания или выяснения места происшествия.

Судебный следователь не должен допускать никакого промедления в обнаружении и сохранении следов и признаков преступления, которые могут исчезнуть (статья 266 Устава). Одна из основных обязанностей следователя принимать меры к обнаружению и сохранению этих следов и признаков виновности подозреваемого или его невинности. Скорость производства следствия ограничивается только требованиями полноты, так как если по имеющимся в нем данным у суда возникнут трудности при вынесении приговора, дело может быть возращено для дополнительного расследования.

Несколько на иных аспектах предварительного следствия останавливался в учебнике 1913 года профессор Императорского Московского Университета С.В.Познышев , который в большей степени чем С.И.Викторский уделял внимание вопросам организации следственного аппарата и состязательности. Он считал, что задача предварительного следствия собрать и сохранить все фактические данные, могущие
иметь

39 Далее анализ взглядов ученого по учебнику: Познышев СВ. Элементарный учебник русского уголовного процесса.- М.: Изд.Г.А.Лемана, 1913.- С.237-244.

29 значение для всестороннего освещения дела в суде. Закон требует,
чтобы

следователь с полным беспристрастием приводил в известность
как

обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства,
его

оправдывающие (статья 265 Устава). Следователь не только должен
быть

беспристрастен, но и должен вести себя так, чтобы у обвиняемого не было

оснований заподозрить его в пристрастии, чтобы обвиняемый относился к нему

с полным доверием.

С.В.Познышев, анализируя лежащую на следователе обязанность

беспристрастного и всестороннего исследования, считает, что
вполне

объяснимо существующее мнение, что ни один человек не может одинаково

ревностно исполнять функции обвинения и защиты по одному и тому же делу.

Далее автор ставит вопрос, о том, не следовало ли бы упразднить судебного

следователя, как советуют некоторые ученые, и построить предварительное

производство всецело по принципу состязательности, как в Англии? Однако,

отвечая на поставленный вопрос, он указывает, что такое упразднение вряд ли

могло бы иметь место. С одной стороны, многие лица не могли
бы

воспользоваться услугами защитников, даже если бы защита была
без

ограничений допущена в предварительном производстве, и не могли
бы

противопоставить обвинителю достаточно энергичную
деятельность,

направленную на собирание оправдывающих их данных. С другой стороны,

при неподготовленности полиции, отсутствии судебной полиции и
при

обремененности прокурорского надзора целым рядом других обязанностей, с

упразднением следователей могли бы пострадать государственные интересы.

Более правильным, поэтому, автору учебника представляется не упразднение

предварительного следствия и института следователей, а “установление таких

условий для деятельности следователей, которые возможно устраняли бы часто

присущую ей односторонность”.40 Иными словами С.В.Познышев предлагал

внести изменения в общие условия производства предварительного следствия.

40 Познышев СВ. Элементарный учебник русского уголовного процесса. - М.: Изд.Г.А.Лемана, 1913.-С.237-244.

30 Особенно необходимо, по его мнению, ввести в предварительное следствие

начало состязательности, так как предварительное следствие построено прежде

всего на началах розыскного процесса. В нем отсутствуют стороны и, в

частности, защита.

Следователи, по мнению профессора, должны обладать опытностью и независимостью. Они должны быть освобождены от чрезмерного давления на них обвинительной власти и обладать большей самостоятельностью от нее. Желательно, чтобы предварительные следствия производились не исполняющими обязанности следователя (как это к сожалению профессора часто бывает), а судебными следователями.

Рассматривая роль прокурора, С.В.Познышев указывает, что он на предварительном следствии выступает не как сторона в процессе, а как орган, возбуждающий предварительное следствие и надзирающий за его производством.

Небезынтересно как описывал и как относился к вопросам общих условий производства предварительного следствия один из виднейших ученых того времени, профессор Санкт-Петербургского университета, сенатор И.Я.Фогатацкий. В своем двухтомном произведении «Курс уголовного судопроизводства» в 1910 году он под предварительным следствием понимал ряд производимых судебными органами (в первую очередь судебным следователем) действий, которыми выясняется преступное событие и вероятная виновность или невиновность лиц, на которых падает обвинение в его совершении, в видах решения вопроса о направлении дела в суд для окончательного разбирательства. Предварительное следствие почти всегда направлено против определенного лица, которое является обвиняемым. Оно исследует степень участия данного лица в преступлении и опирается на принудительные меры. Предварительное следствие результат возбуждения

41 Далее анализ взглядов ученого по учебнику: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в 2 томах. Репринт. - СПб.: Изд.”Альфа”, 1996.-Т.2.-С.387, 400.

31 судебного преследования и может быть прекращено только судом. Оно несет

характер судебной деятельности и поручается судебным органам.
На

материале, собранном на предварительном следствии, может основываться

судебное решение. Оно, однако, отличается и от судебного
следствия.

Последнее исследует обстоятельства дела для окончательного решения вопроса

о виновности. Предварительное же следствие собирает материал, на основании

которого решается только предварительный вопрос о предании суду, что,

конечно, не освобождает следователя от обязанности помнить, что и собранный

им материал может лечь в основание окончательного приговора.

Таким образом, рассмотрев взгляды современников на общие условия производства предварительного следствия по Уставу 1864 года можно сделать общий вывод о том, что какой-либо реальной критики содержащимся в Уставе положениям не дается, в основном приводится только их описание и довольно расширительное толкование. В рассмотренных работах ученых не всегда видна грань между общими условиями производства предварительного следствия, условиями производства отдельных следственных действий, задачами и принципами всего уголовно-процессуального судопроизводства. Авторы не всегда разграничивают общие условия предварительного следствия от условий производства отдельных следственных действий. В рассмотренных работах содержатся идеи о необходимости воплощения принципа состязательности на предварительном следствии, указываются направления, по которым может двигаться судопроизводство по данному вопросу, но конкретные предложения практически отсутствуют. Из взглядов современников наиболее полная характеристика общих условий содержится в учебнике И.Я.Фойницкого, чьи взгляды наиболее совпадают с мнением автора.

Рассматривая взгляды классиков советского уголовного процесса на нормы Устава 1864 года, стоит отметить и подробно рассмотреть точку зрения такого бесспорно выдающегося ученого, как М.А.Чельцов-Бебутов. В своем

32 учебнике под названием «Курс уголовно-процессуального права» в 1957 году он писал, что образцом для построения процесса в России по общеуголовным делам послужил Французский кодекс 1808 года. Предварительное следствие по нему негласное, находящееся под сильным влиянием прокурора. Составители Устава уголовного судопроизводства внесли в него ряд поправок, смягчивших резко розыскной характер предварительного расследования французского процесса и придав особенности фигуре судебного следователя.

Одним из основных положений, провозглашенных при проведении судебной реформы, было отделение «обвинительной власти» от судебной и придание предварительному следствию характера судебной деятельности.

Расследование дела было поручено судебному следователю, который хотя и не имел формального звания судьи («следственный судья» французского процесса), но находился в организационном и процессуальном подчинении окружного суда, а не прокурора. Он был обязан вести расследование по предложениям прокурора и выполнять все законные указания последнего. Либерализм составителей Устава выразился здесь в том, что закон обязал следователя выполнять все указания наблюдающего за делом прокурора, если они направлены на пользу обвиняемого.

М.А.Чельцов-Бебутов считает, что в целом предварительное следствие сохранило инквизиционный характер дореформенного следствия. Во- первых, на практике, в большинстве случаев обвиняемые из низших слоев населения не могли проявлять достаточной активности в отстаивании своих интересов, а защитник не был допущен на предварительное следствие. Во-вторых, за полицией оставались довольно широкие права по производству первоначальных следственных действий (розыск и дознание), а также по совершению, следственных действий в порядке замены отсутствующего следователя. В-третьих, следователь по Судебным уставам никак не мог стать беспристрастным и не зависимым от прокурора судьей.

42 Далее анализ взглядов ученого по учебнику: Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. - Спб.: “Альфа, Ровена”, 1995.- С.780-794.

33 В фигуре судебного следователя были смешаны судебные
и

административные функции, и задача розыска оттесняла в
деятельности

следователя задачу объективной проверки обстоятельств, говоривших в пользу

обвиняемого.

Другое, по мнению ученого, противоречие в положении следователя заключается в соединении в его руках функций обвинителя и защитника. Как обвинитель, следователь обнаруживает следы преступного деяния, оценивает их значение для обвинения, принимает все меры к закреплению их. В этой своей роли он помощник прокурора. Иногда на него прямо возлагаются обвинительные функции, как, например, пункт 5 статьи 297, в силу которого следователь сам вправе возбуждать уголовное преследование. Одновременно с этим следователь обязан собирать обстоятельства, оправдывающие обвиняемого (статья 265), и не домогаться признания им своей вины (статья 405). Иными словами, по мнению М.А.Чельцова, если предварительное следствие существовало и приводило к цели, то это объясняется тем, что следователь давно отрешился от этой двойственности и определенно занял сторону обвинительной власти.

Но если деятельность следователя, как считает М.А.Чельцов-Бебутов, давала мало гарантий его беспристрастия для обвиняемых из эксплуатируемых классов, то очень скоро правительство приняло ряд мер для того, чтобы уничтожить даже тень самостоятельности судебного следователя и превратить его в послушное орудие в руках прокуратуры. Такими мерами были усиление зависимости следователя от прокурора и увеличение числа сменяемых исполняющих обязанности следователя.

Профессор М.С.Строгович, уделяя во всех своих произведениях повышенное внимание праву обвиняемого на защиту и состязательности в уголовном процессе, в своем учебнике уголовного процесса, анализируя условия производства предварительного следствия и всего
буржуазного

34 процесса в целом, писал, что классическая форма буржуазного процесса -

43

состязательная.

Однако она не является полным воспроизведением обвинительного процесса, так как руководящая и активная роль во всех стадиях процесса принадлежит органу государственной власти: на предварительном следствии -следственному судье, действующему под контролем прокурора, при судебном рассмотрении - суду. Но все же это в основном состязательная форма: состязательный процесс судебного рассмотрения, система процессуальных прав обвиняемого во всех стадиях процесса. Эта состязательная форма и является основной характерной чертой классического буржуазного уголовного процесса.

Далее М.С.Строгович указывал, что при несомненной прогрессивности Устава, содержащиеся в них положения служат интересах буржуазии. Но к последнему утверждению ученого необходимо относиться с учетом того, что во времена написания учебника (1940 год) подобные высказывания были необходимы хотя бы для выпуска в печать учебника, не говоря уже о том, что при других взглядах велика была бы вероятность подвергнуться репрессиям.

Анализируя взгляды классиков советского уголовного процесса, можно сделать вывод, что ими безусловно признается прогрессивная роль реформы законодательства 1864 года, при этом их отличает и обязательно применимый в то время во всех работах, так называемый «классовый подход», то есть изобличение антинародной сущности большинства буржуазных институтов. Вообще же в послереволюционной научной литературе реформа предварительного следствия не стала объектом пристального внимания. Среди работ этого периода, кроме трудов классиков советского уголовного процесса, пожалуй, можно выделить
только статью «Вопрос о защите на

4~ Далее анализ взглядов ученого по учебнику: Строгович М.С. Уголовный процесс, М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1940.- С.44.

35 предварительном следствии в дореволюционном русском уголовном процессе»

А.Л.Цыпкина44.

Вопросам реформы предварительного следствия 1864 года повышенное внимание стало уделяться в девяностых годах XX века. Это внимание было обусловлено целым рядом причин. Во-первых, в уголовном процессе Российской Федерации наметилась тенденция к реформированию не только предварительного следствия, но и всего уголовного процесса. Во-вторых, как и в то время, реформа уголовного процесса проходит в период экономического и политического кризиса общества.

Из наиболее значимых работ современных авторов можно выделить статью М.Г.Коротких и Ю.В.Сорокиной «Реформа следственного аппарата России в 1860-1864 г.г.»45, Б.Сазонова «Предварительное следствие прежде и теперь»46 и, особенно, диссертационное исследование Мамонтова А.Г.47

Так, А.Г.Мамонтов в своей работе «Реформа предварительного следствия во второй половине XIX века в России (историко-правовое исследование)» высоко оценивая цели реформы и признавая ее необходимость и бесспорную прогрессивность, писал, что в результате судебной реформы 1864 года в рамках смешанной (следственно-обвинительной) формы уголовного процесса была создана стройная модель предварительного следствия, обеспечивавшая интегрирование судебных следователей в механизм нового буржуазного судопроизводства и дальнейшее обеспечение принципов их судейской независимости, но при этом не всегда учитывавшая реальные условия следственной деятельности, что отрицательно сказалось на функционировании следственного аппарата и вызвало проекты его новой реорганизации. “Исторический опыт реорганизации показывает, что она не

44 Ученые записки Саратовского юридического института. Вып.4.- Саратов: СЮИ, 1957.-С.161-197.

45 Советское государство и право // 1991.- № 10.- С.122-129.

46 Законность //1993.- № 10.- С.26-32.

47 Мамонтов А.Г. Реформа предварительного следствия во второй половине XIX века в России (историко-правовое исследование): Дис. … канд. юрид. наук. - М.: Юридический институт МВД РФ. -1996. - 200 с.

36 может быть эффективной, если производится в отрыве от комплексной реформы всех правоохранительных органов, если этой реорганизацией преследуются цели, мало связанные с достижением большей эффективности уголовного судопроизводства, если она не учитывает конкретные условия борьбы с гфеступностью, финансовые, кадровые и другие факторы.”48

Он же подчеркивает, что Уставы медленно вводились в действие на территории России. Хотя в 1866 году они начали действовать в Москве и Санкт-Петербурге, но к 1894 году в 23 губерниях действовали старые законы. Возникали и определенные проблемы при расследовании дел по Уставам. Так, в 1877 году только 25% дел доходило до суда, в 40% случаях судами выносились оправдательные приговоры, производство велось медленно, так в 1890 году 146640 дел расследовалось до 6 месяцев, 65837 - более 6 месяцев, 1076 - более 1 года.49 Такие сроки зачастую приводили к тому, что наказание во многом теряло свой смысл.

Плохие результаты предварительного следствия А.Г.Мамонтовым объясняются отсутствием четких юридических границ между дознанием и предварительным следствием, отсутствием надлежащего контроля за следствием, в том числе прокурорского в связи с большим объемом дел, перегруженностью судебных следователей.50

С мнением о перегрузке и отсутствием реальной процессуальной самостоятельности согласна Ю.В.Сорокина, которая в своем диссертационном исследовании «Реформа следственного аппарата и предварительного расследования в России 1860-1864 г.г.» приводит
пример расследования

АО

Мамонтов А.Г. Реформа предварительного следствия во второй половине 19 века в России (историко-правовое исследование): Дис. … канд. юрид. наук. -М.: Юридический институт МВД РФ,- 1996.- С. 15-16.

49 Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части. Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава уголовного судопроизводства, т.2, Дознание и предварительное следствие. Спб., 1900.-С.16-17.

50 См.: Мамонтов А.Г. Реформа предварительного следствия во второй половине 19 века в России (историко-правовое исследование): Дис. … канд. юрид. наук. - М.: Юридический институт МВД РФ, 1996.- С. 169.

37 конкретного дела: «Губернатор предписал следователю г.Тулы произвести следствие в составе следственной комиссии об ослушании купцами Соловьевыми полицейской власти и окончить такое в три дня, представить ему. От подобной поспешности по делу, по которому следователи трудились по 12 часов в сутки, замечены были многие неточности. Но примеры подобных нарушений не редки».51

Таким образом, с учетом проведенного анализа, можно утверждать, что Судебная реформа 1864 года несмотря на недостатки связанные с не учетом реальных условий следственной деятельности и медленного проведения ее на территории России, отсутствием четких юридических границ между дознанием и предварительным следствием, отсутствием надлежащего контроля за следствием в связи с большим объемом дел (данный недостаток актуален и для современной России) и перегруженностью судебных следователей явилась прогрессивным явлением, которое способствовало переходу от инквизиционного процесса средневекового абсолютизма Российского уголовно-процессуального законодательства к буржуазно-демократической состязательной форме, которая представляет известные гарантии сторонам и основывается на таких принципах как гласность, непосредственность, устность, состязательность и т.д.

Институт общих условий предварительного следствия России после реформы 1864 года являлся неотъемлемой частью системы уголовно- процессуального судопроизводства, которая, несмотря на определенные недостатки, достаточно успешно исполняла возложенные на нее функции до февраля 1917 года.

Взгляды современников на общие условия производства предварительного следствия по Уставу 1864 года содержат лишь описание и расширительное толкование имеющихся в них положений, не выделяя четкой грани между общими условиями производства предварительного следствия,

51 Сорокина Ю.В., Реформа следственного аппарата и
предварительного расследования в России 1860-1864 г.г.: Дис. … канд. юрид. наук. - Спб.: Санкт-

38 условиями производства отдельных следственных действий,
задачами и

принципами всего уголовно-процессуального судопроизводства.

В настоящее время, с учетом практики применения Устава уголовного

судопроизводства 1864 года, в рамках концепции судебной
реформы,

рассматривается возможность возвращения фигуры судебного следователя. Эта

идея продиктована стремлением поставить предварительное следствие
под

контроль судебного органа. Однако в проекте УПК РФ, прошедшем первое

чтение, она не закреплена, хотя в Конституции России,
изменениях и

дополнениях, внесенных в УПК РСФСР некоторые действия
следователя

поставлены под судебный контроль (например, статьи 220-1, 220-2
УПК

РСФСР и др.).

1.2. Слом следственного аппарата и формирование общих условий предварительного следствия (1917-1922)

Слом следственного аппарата и новые общие условия предварительного следствия, фактически отрицающие многолетний опыт развития процессуального права во всех развитых странах мира, привели к тому, что вся судебно-следственная система была поставлена на службу достаточно узкой партийно-государственной прослойки, на словах провозглашавшей равенство всех граждан перед законом.

В дальнейшем эта реформа (слом) привела к общему снижению правовой культуры населения, когда в общественном сознании укрепился принцип партийности в оценке практически всех явлений и событий окружающей действительности. Значительную роль этот принцип играл в уголовно- процессуальном законодательстве, когда суды при вынесении обвинительных приговоров помимо норм УК и УПК руководствовались социалистическим правосознанием и революционной целесообразностью.

Петерб. гос. ун-т., 1994.- С.73.

39

Своеобразное понимание отдельными руководителями страны принципа

партийности и руководящей роли партии в строительстве нового общества в значительной степени способствовало искривленному пониманию и, естественно, обоснованию этого понимания в соответствии с решениями очередного съезда партии, основных прав (в том числе и процессуальных) личности в обществе.

В первые годы Советской власти были отброшены прогрессивные положения общих условий предварительного следствия, которые дала России реформа 1864 года. А это в значительной степени дало возможность законодательного оформления репрессий, которым была подвергнута значительная часть населения страны.

Конечно, фактическому отсутствию законности во многом способствовали объективные условия (война, голод, разруха), а также упрощенные взгляды некоторых руководителей на проблемы борьбы с преступностью. Идеи о скором исчезновении преступности, как пережитка буржуазного общества, не способствовали дальнейшему развитию общих условий предварительного следствия и обеспечению в связи с этим реализации прав личности.

Вместе с тем, уничтожив вместе со всем старым государственным аппаратом и буржуазным правом старый буржуазный суд и буржуазный процесс, Октябрьская революция 1917 года одной из своих задач ставила расчистить дорогу для настоящего народного суда, создать принципиально новый советский уголовный процесс.

Новый суд и процесс были нужны прежде всего “для борьбы против эксплуататоров, пытающихся восстановить свое господство”… и для того чтобы “обеспечить строжайшее проведение дисциплины и самодисциплины трудящихся”52.

Ленин В.И. Первоначальный вариант статьи “Очередные задачи Советской власти”// Поли. собр. соч. - Т. 36.-С. 163.

40

В целях создания основ нового советского законодательства были приняты Декреты о суде 1917-1918 гг. и другие нормативные акты первых лет Советской власти по вопросам судоустройства и судопроизводства, которые заменили существовавшую судебную систему системой пролетарских судебных учреждений и ограничили использование старого законодательства.

Нормативное закрепление общих условий предварительного следствия в том виде, какой оно имеет место в УПК РСФСР, подготовлялось всем ходом развития предшествующего законодательства, отчасти и законодательством первых лет Советской власти.

В нормативных актах 1917-1919 гг. были сформулированы некоторые из общих условий предварительного следствия, хотя большого значения для развития уголовно-процессуального права по данному вопросу они, как представляется, впоследствии не сыграли. Так, нормы об органах предварительного следствия имелись в Декретах о суде № 1 и № 2 (статьи 3, 8, 21), в Положении о народном суде 1918 (статья 28 и др.).53 Полномочия органов предварительного следствия определялись статьей 3 Инструкции ВКЮ «О революционном трибунале…» от 19 декабря 1917 г.54, статьей 4 Декрета СНК от 28 января 1918 г. «О революционном трибунале печати»55; статьей 12 «Положения о революционных трибуналах», принятого Декретом ВЦИК и опубликованного 12 апреля 1919г.56

Декретом СНК от 4 мая 1918 г. «О революционных трибуналах»57 были учреждены коллегии обвинителей при каждом революционном трибунале, на которые возлагались и функции надзора за деятельностью
следственных

~ 58

комиссии.

“СУ РСФСР 1917 г., № 4, ст.50; 1918 г., № 26, С. 347; 1918 г., № 28, С. 53.

54 СУ РСФСР1917 г., № 12, ст. 170.

55 СУ РСФСР 1918 г., № 28, ст. 362.

56 СУ РСФСР 1919 г., №13, ст. 132.

57 СУ РСФСР 1918 г., № 35, СТ.471.

со

Н.В.Крыленко правильно указывал, что деятельность коллегий обвинителей представляла собой прообраз прокурорского надзора (см. его “Судопроизводство РСФСР”, М., 1923.- С.83).

pactum “5f 41 • ?Чбяиох’ЫЙГ J

Впервые в советском законодательстве об общих условиях применительно к отдельным стадиям уголовного процесса было сказано в “Положении о полковых судах”, утвержденном Декретом ВЦИК от 10 июля 1919г. Этот нормативный акт содержал специальный весьма обширный раздел (14 статей) - «Общие условия судебного разбирательства» (ст. ст. 116-129)5 .

Абсолютное большинство статей этого раздела содержало нормы, имеющие общий для всей стадии судебного разбирательства характер. С рядом дополнений и изменений они вошли в состав одноименной главы ныне действующего УПК.

Так, в упомянутом разделе Положения о полковых судах содержались нормы: о непосредственности, устности и непрерывности судебного разбирательства (ст. 116); об обязанностях председательствующего (ст.ст.120-122); о распорядке судебного заседания (ст. 119); о мерах, применяемых к лицам, нарушающим этот распорядок (ст.ст. 122-124), о ведении журнала судебного заседания (ст.ст.126-129), который заменял собой протокол судебного заседания, и другие (сравнительно со ст.ст.240, 243, 262, 263, 264 УПК РСФСР 1960 г.).

“Содержание этого раздела, равно как и сам факт его наличия в одном из первых нормативных актов о суде, представляют собой важную объективную предпосылку для правильного понимания сущности, назначения и места в системе норм уголовно-процессуального права общих условий как судебного разбирательства, так и предварительного следствия. В частности, при учете того обстоятельства, что общие условия свойственны не только предварительному следствию, но и судебному разбирательству, нельзя прийти к пониманию общих условий как “инструкционных” необязательных правил, действующих только в отношении менее совершенного предварительного следствия в отличие от обязательных принципов, действующих в судебном

59 См.: СУ РСФСР 1919 г., № 31-32, ст. 326. Любопытно отметить, что данный раздел помещается восьмым по порядку (нумерация разделов в Положении отсутствовала); после разделов, озаглавленных: «Подготовительные к суду распоряжения», «Судебное разбирательство» и «Постановление приговора».

42 разбирательстве, как это делал позднее, например, П.И.Люблинский. Первый

шаг к четкому нормативному закреплению общих условий предварительного

следствия как относительно самостоятельной группы норм, входящей в состав

сложного процессуального института предварительного следствия был сделан в

“Положении о военных следователях”, утвержденном и введенном в действие

Приказом Реввоенсовета Республики № 1595 от 30 сентября 1919 г. “60

В раздел - “Условия производства предварительного следствия”, вошли семь статей с 18 по 24: об органах военного следствия и их подследственности (ст. 18), об основаниях и процессуальном порядке направления следователем отдельных поручений (ст.19), о сроке предварительного следствия (ст.21), об участии на предварительном следствия защитника (ст.23), о наблюдении за производством предварительного следствия, осуществляемом председателем военного трибунала и коллегией военных следователей (ст. 24), о случаях и порядке выполнения следователем неотложных действий по делу, которое ему неподследственно (ст.20).61

Более подробное, чем в Положении о военных следователях, нормативное выражение общие условия нашли в “Инструкции народным следователям по производству предварительных следствий”, изданной НКЮ РСФСР в октябре 1920 г.

Она не содержала специального раздела об общих условиях, но значительное число норм, их составляющих, было помещено в двух первых её разделах - “Основные положения” и “Цели, поводы и средства предварительного следствия”.

Нормами этих разделов устанавливалось: обязательность производства предварительного следствия (ст.ст.1, 13); круг органов предварительного следствия (ст.ст.2, 3); полномочия следователя (ст.ст.5, 9, 11, 15,
16);

60 Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1973.- С.34.

61 Более подробно об этом нормативном акте см.
И.Я.Мирошниченко, Положение о военных следователях от 30 сентября 1919 г. и его значение в

43 подчиненность следователя суду (ст.1); территориальная и
родовая

подследственность уголовных дел следователям (ст.ст.З, 5); порядок заявления

и разрешения отводов на предварительном следствии (ст. 10); основания и

порядок направления отдельных поручений следователя (ст. 16);
права

Губисполкома на ревизию и контроль за работой следователя, осуществляемые

через Губюсты (ст.4); право следователя признать материалы
дознания

достаточно полными (ст. 17).62

Таким образом, в уголовно-процессуальном законодательстве первых лет Советской власти были сформулированы некоторые нормы, которые составляли основные положения, характеризующие предварительное следствие. Уже тогда отчетливо наметилась тенденция к все более полному сосредоточению относящихся к ним норм в специальных разделах нормативных актов, к постепенному закреплению системы общих условий стадии предварительного следствия как одного из видов уголовно- процессуальных норм.

В таком, не до конца урегулированном положении, когда не было единого законодательного акта, а отдельные нормы общих условий предварительного следствия содержались в различных документах, уголовно-процессуальное законодательство России находилось вплоть до судебной реформы 1922 года.

1.3. Общие условия предварительного следствия по УПК РСФСР 1922- 1923 г.г. и их дальнейшее развитие в уголовно-процессуальном законодательстве Союза ССР и РСФСР

Дальнейшее развитие общих условий предварительного следствия, как и всего процессуального законодательства, связано с судебной реформой 1922

развитии института предварительного следствия в советском
уголовном процессе// “Вестник МГУ. Право”.- 1967.- № 1.- С.46-54.

“Инструкция народным следователям по Производству предварительных следствий”.-Воронеж, 1920.

44 года, учреждением прокуратуры и созданием уголовно- процессуального

кодекса РСФСР и других союзных республик.

К моменту принятия первых советских УПК уже был накоплен определенный опыт следственной работы в условиях советского государства. Жизнь требовала от законодателя детальной и строгой регламентации процессуальной деятельности следователя, наделения его большими полномочиями и создания прочных правовых гарантий того, чтобы такие полномочия не могли быть использованы иначе, как в соответствии с их назначением. Интересами выполнения этой задачи и было обусловлено включение в УПК в 1922 году главы “Общие условия производства предварительного следствия”.

В УПК РСФСР 1922 года система общих условий предварительного следствия получила закрепление в главе IX, которая так и называлась: “Общие условия производства предварительного следствия”. В нее вошли шестнадцать статей (110-125), которыми закреплялись следующие правила: обязательность предварительного следствия (ст. 110); право следователя признать материалы дознания достаточно полными и перечень следственных действий, которые при этом обязательно должны быть выполнены следователем (ст. 111); начало производства предварительного следствия (ст. 112); объективность предварительного следствия (ст. 113); всесторонность и полнота предварительного следствия и обязательность удовлетворения ходатайств, имеющих значение для дела (ст. 114); обстоятельства, имеющие значение для дела (ст. 115); порядок разрешения ходатайств следователем (ст. 116); право обвиняемого и потерпевшего присутствовать при всех действиях следователя (ст. 117); недопустимость публичного оглашения данных предварительного следствия (ст. 118); срок предварительного следствия (ст. 119); соединение уголовных дел (ст. 120); надзор прокурора за производством предварительного следствия (ст. 121); разъяснение потерпевшему права на гражданский иск (ст. 122); разрешение ходатайства о признании гражданским истцом (ст. 123);

45 принятие мер по обеспечению гражданского иска (ст. 124); порядок заявления и разрешения отвода следователя (ст.125).63

Следует сразу заметить, что перечень перечисленных общих условий практически полностью сохранился в УПК РСФСР 1960 года.

Характерно, что нормы общих условий сочетают закрепление полномочий следователя (право признавать материалы дознания достаточно полными, разрешать ходатайства участников процесса и др.) с гарантиями их законного осуществления - поднадзорностью всей деятельности следователя прокурору, запрещением производства следственных действий до возбуждения уголовного дела и т.д.

В IX главе было сосредоточено большинство процессуальных норм кодекса, имеющих общий характер для всего предварительного следствия. В своей совокупности они определяли большинство наиболее характерных черт расследования уголовных дел следователем: круг подследственных ему уголовных дел, процессуальный порядок взаимодействия следователя с прокурором, судом и органами дознания, важные процессуальные средства обеспечения им прав и законных интересов участвующих в деле лиц и т.д. Вместе с тем, нормы этой главы содержали и такие требования, пределы действия которых не ограничиваются рамками данной стадии. Таковы, например, положения статей 113-115 о всесторонности, полноте и объективности исследования материалов дела и об основаниях соединения уголовных дел в одно производство. Иными словами, законодатель еще не во всех случаях отграничивал общие условия предварительного следствия от принципов процесса и общих положений, характерных и для других стадий процесса.

В связи с принятием Положения о судоустройстве РСФСР в 1922 году уголовно-процессуальный кодекс Постановлением 17 сессии ВЦИК от 31 октября 1923 года был пересмотрен и утвержден в новой редакции.

63 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Введен в действие на территории Р.С.Ф.С.Р. с 1-го июля 1922-го года. - Гомель: Изд.Томпечать”, 1922.- С.28-31.

46

При этом из гл. IX УПК об общих условиях предварительного следствия

и вообще из уголовного процессуального закона были исключены положения, представляющие обвиняемому и потерпевшему право присутствовать при всех следственных действиях и задавать вопросы свидетелям и экспертам. По УПК 1922 года отказать им в осуществлении данного права следователь мог лишь в том случае, если их присутствие могло препятствовать установлению истины по делу, либо повлечь преждевременное разглашение данных предварительного следствия (ст. 117 УПК 1922 года).

Анализ современной следственной практики привел диссертанта к мнению, что одновременное участие потерпевшего и обвиняемого в производстве всех следственных действий не всегда было бы оправданным. Этот вопрос является дискуссионным до настоящего времени и такое участие безусловно расширило бы круг реальных и значимых прав сторон на предварительном следствии, но усложнило бы деятельность следователя, мешало оперативному и быстрому расследованию дела. Будучи неизбежно связано с преждевременной осведомленностью участников процесса с данными следствия, оно создавало для них объективную возможность использования своих процессуальных прав с тем, чтобы уйти от законной ответственности, либо осуществить иные незаконные интересы.

Законодатель также исключил положение ст. ПО УПК 1922 г. о праве сторон (обвиняемого и потерпевшего) ходатайствовать перед судом о признании необходимым проведения предварительного следствия в случаях, когда его проведение по закону было не обязательно, чем, несомненно были ограничены права сторон.

Кроме того, согласно новой редакции Кодекса разрешение вопроса об отводе следователя отнесено к компетенции прокурора, а не суда, как это было по УПК 1922 г. Тем самым был сделан важный шаг к ликвидации двойственной зависимости следователя: в административном отношении от суда, при котором он состоял, и в процессуальном отношении от прокурора,

47 который осуществлял надзор за исполнением законов в
деятельности следователя.

Окончательно вопрос о передаче следственного аппарата в ведение прокуратуры как в административном, так и в процессуальном отношении был решен в 1928 году.64

В целях обеспечения единства уголовного судопроизводства первый УПК РСФСР был взят за образец и основу построения уголовно- процессуальных кодексов других союзных республик. Например, в постановлении Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета от 13 сентября 1922г. “О введении в действие уголовно-процессуального кодекса УССР” говорилось: “ВЦИК признает необходимым объединить все процессуальные правила в единый уголовно-процессуальный кодекс, приняв в целях достижения единства судебного права в советских республиках за основу уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”. За основу последующих изменений законодательства союзных республик также, как правило, принимались аналогичные акты РСФСР.

Это было обусловлено единой социально-экономической сущностью всех союзных республик, единым партийным руководством, развитием их законодательства, обеспечившим построение всех УПК союзных республик на принципиальных основах, закрепленных первыми декретами о суде и Программой РКП(б) 1919г. Кроме того, при разработке первого УПК РСФСР и при внесении в него последующих изменений учитывался правовой опыт всех

•г

союзных республик. Наконец, в самой разработке проекта УПК и в его обсуждении принимали участие специалисты союзных республик.66

м См.: СУ РСФСР 1928 г.- № 117.- ст. 733.

65 СУ УССР 1922 г.- № 132.- ст. 39.

66 См. подробно: Гусев Л.Н. Советский уголовно-процессуальный закон, М.: 1958. - С.22-23; Гапанович Н.Н. Развитие уголовно-процессуального законодательства и его кодификации в Белорусской ССР. - Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 1960.-С. 14.

48

Важное значение для обеспечения единообразного и четкого разрешения вопроса об общих условиях предварительного следствия в УПК союзных республик имело закрепление в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924г. положений об органах предварительного расследования, о прокурорском надзоре за исполнением законов в их деятельности и о круге уголовных дел, по которым производство предварительного следствия обязательно (ст.ст.7- 9,12 и др.).

Благодаря этому главы об общих условиях предварительного следствия в УПК союзных республик, принятых в 1922-1928гг. и в УПК Армянской ССР 1934г. также как и в УПК РСФСР, назывались “Общие условия производства предварительного следствия”, а их содержание ничем существенно не отличалось от содержания соответствующей главы УПК РСФСР. Текст абсолютного большинства статей данных глав совпадал, как правило, буквально.

Включение в главы’ об общих условиях норм, формулирующих требования полноты, всесторонности и объективности исследования материалов дела, в определенной мере способствовало тому, что в процессуальной литературе на них и подобных им правилах, как наиболее важных, стало сосредоточиваться все внимание авторов в ущерб всем остальным нормам этих глав, а в конечном счете, и в ущерб правильному пониманию сущности общих условий предварительного следствия и их роли в обеспечении реализации единых принципов уголовного процесса.

67 СЗ СССР 1924 г. - № 24.- ст. 206.

УПК УССР был принят в первой редакции 13 сентября 1922 г., а во второй -20 мая 1927 г.; УПК БССР соответственно, - 24 июня 1922 г. и 30 марта 1923 г.; УПК Грузинской ССР - 22 июня 1923 г.; УПК Азербайджанской ССР - 16 июня 1923 г.; УПК Армянской ССР - 28 сентября 1923 г. и 22 июня 1934 г.; УПК Узбекской ССР - 16 июня 1926 г. и 29 июня 1929 г.; УПК Туркменской ССР 28 мая 1928 и 11 сентября 1932 г. Временные правила производства предварительного расследования были утверждены постановлением ВЦИК и СНК Грузинской ССР от 1 марта 1931 г. взамен УШ-Х1Х глав Уголовно-процессуального кодекса о дознании и предварительном следствии Грузинской ССР (СУ 1931г. -Xo4.- C.54).

49 “Большинство постановлений, касающихся предварительного следствия,

  • писал профессор П. И. Люблинский сразу после принятия УПК 1922- 1923 гг.,

носят характер не строгих юридических правил, а скорее гибких
норм

инструкционного порядка, признание уместности применения
или

неприменения которых в определенном конкретном случае зависит
от

следователя. Этим объясняется и то, почему нельзя указать таких “Основных

начал” предварительного следствия, какие установлены для
следствия

судебного; вместо них кодекс говорит об “общих условиях производства

предварительного следствия”. К числу общих условий
предварительного

следствия по УПК 1923 года П.И.Люблинский относил: его быстроту (статьи

110,116); полноту и всесторонность (статьи 112,113); негласность (статья 115);

отсутствие состязательности (статьи 112,114); беспристрастие (статьи 111,112);

подчиненность надзору прокуратуры (статья 118).69 При такой трактовке общих

условий, закрепленных в главе IX УПК, получилось, что действие принципов

уголовного процесса не распространяется на предварительное
следствие.

Вместо них в данной стадии, как менее совершенной по сравнению с судебным

разбирательством, действуют правила общих условий, исполнение
или

неисполнение которых всецело зависит от усмотрения следователя. В качестве

общих условий предварительного следствия П.И.Любинский рассматривал

нормы только десяти из шестнадцати статей соответствующей главы УПК.70

См.: П.И. Люблинский, Предварительное следствие (общие условия производства предварительного следствия - глава IX уголовно- процессуального кодекса). Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР/ Практический комментарий, под ред.Н.Н.Полянского и П.Н.Малянтовича, М., 1923.-С.З-4.

Позднее к числу общих условий предварительного следствия П. И.Люблинский дополнительно отнес положения об участии потерпевшего и обвиняемого ст.ст. 114,120,121 УПК РСФСР 1923 г.). См. С.Канарский Уголовно-процессуальный кодекс. Научно-теоретический и практический комментарий. Теоретическая часть составлена проф. П.И.Люблинским, Харьков, 1930 г.-С.127-139.

50

В последующие годы тенденция к ограничению числа общих условий предварительного следствия немногими, наиболее важными положениями все более усиливалась.

В.У.Громов в своих работах о предварительном расследования (1925 и последующие годы) говорил только о “важнейших” условиях предварительного следствия: его быстроте, возможной непрерывности, полноте, всесторонности, беспристрастном и спокойном объективизме, учитывая, таким образом, требования лишь пяти статей главы IX УПК 1923г.

В основном на такой же позиции стояли и авторы первых советских учебников по уголовному процессу.72

Начиная с 1931 года и до принятия уголовно-процессуального законодательства 1958-1961 годов, в работах большинства советских процессуалистов вместо общих условий предварительного следствия формулировались особые принципы этой стадии. В качестве таких принципов рассматривались чаще всего объективность предварительного следствия его полнота, активность и быстрота, т.е. те требования закона, которые имеют принципиальный и общий не только для предварительного следствия, но и для всего уголовного судопроизводства характер. Профессор М.С.Строгович, первым высказавший этот взгляд в своем учебнике 1931г., придерживался его и

73

в дальнейшем.

См.: Громов В.У. Дознание и пгУедварительное следствие/ Под ред. Н.Е.Крыленко.- М., 1925.(Указанная работа переиздавалась в 1926-1935 гг. Свою точку зрения автор по данному вопросу не изменял). 72 Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М.,1927.- С.153-157; Чельцов-Бебутов М.А. Советский уголовный процесс. Вып.2-й, Харьков: 1929.- С.222-226.

” Строгович М.С. Учебник уголовного процесса для областных и краевых юридических курсов,- М., 1931.- С. 34-35; Уголовный процесс для правовых школ и юридических курсов/ Под ред. А.Я. Вышинского.- М., 1936.-С.50-51; Уголовный процесс- М., 1946.-С.279 и след.; Курс советского уголовного процесса.- М., 1958.-С. 285 и след.; Курс советского уголовного процесса.- Т.2.-М., 1970.-С.51-56; Чельцов М.А. Уголовный процесс. М., 1948.-С.368-375; Саркисянц Г.П. Принципы предварительного следствия в советском уголовном

51 Концепция специальных принципов, свойственных
стадии

предварительного расследования, не только не разрешала, но и
вообще

устраняла постановку проблемы о сущности и назначении общих условий

предварительного следствия.

Представляется, что деление процессуальных норм на принципиальные - обязательные к исполнению и на менее важные и необязательные, а равно, ограничение круга общих условий предварительного следствия немногими наиболее важными требованиями обусловливались, в известной мере процессуальным упрощенчеством.

Сущность тенденции процессуального упрощенчества ярко выражена в предисловии к первому изданию комментария к УПК написанного М.С.Строговичем и Д.А.Карницким (1925г.). Автор этого предисловия Н.Я.Нахамкин писал: “Мы хотим показать, что … не все нормы УПК равнозначны, и если одни из них мы считаем обязательными для применения…, то другие мы низводим до степени обыкновенных инструкций, отнюдь не претендующих на силу “Закона”.74

Эта ошибочная концепция в течение длительного времени разделялась рядом советских ученых, в том числе и некоторыми из наиболее видных.

Процессуальное упрощенчество отрицательно сказалось на развитии теории уголовного процесса, уголовно-процессуального закона и, в конечном счете, на обеспечении законности в судебной и следственной практике тех лет. Процессуальное упрощенчество не могло не
сказаться отрицательно на

т.

раскрываемости преступлений, на качестве предварительного расследования.

процессе: Автореф. дис. … канд.юр.наук.- М., 1952.-С.8; Тарасов- Родионов П.И. Предварительное следствие.- М., 1955.- С.50-52.

74 Строгович М.С., Карницкий Д.А. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.// Текст и постатейный комментарий./ Под ред.Н.Я.Нахамкина.- М., 1925.- С.1-2. (Указанная работа переиздавалась в 1926,1928 и 1934гг).

75 См.: Крыленко Н.В. “Пора!” // “Революция права” - М., 1927.- С.88-89; Чельцов-Бебутов М.А. Очерк истории развития советского уголовно- процессуального закона.- М., 1948; Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса.- М., 1960; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М., 1968.-Том 1.-С.113-118.

52 Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 октября 1929г.76 был

расширен круг дел, по которым дознание могло заменять следствие. Издано ряд

директив, предусматривающих сокращение сроков следствия и ослабление

требования полноты расследования.

В течение 1929-31гг. НКЮ РСФСР с позиции процессуального упрощенчества был разработан ряд проектов УПК РСФСР. Стремление их авторов исключить из УПК все “технические” нормы, освободить его от “ненужных формальностей” привело к тому, что ряд важных вопросов не получил в них сколько-нибудь подробной регламентации, другие же и вовсе были опущены. Число статей, например, в проекте УПК РСФСР 1931 года было доведено до 94, вместо 465 в УПК РСФСР 1923г.

“Если “упрощенческие” проекты УПК 1927-31гг. НКЮ РСФСР, -отмечает М.А.Чельцов, - были отвергнуты законодателем, они все же нашли отражение в УПК некоторых союзных республик. Так, не без влияния этих проектов были изданы УПК Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР”.

В результате такого “усовершенствования” в УПК Узбекской ССР 1929г. осталось только 175 статей, в УПК Туркменской ССР 1932г. - 180, в УПК Таджикской ССР 1935г. - 154 статьи.

В УПК союзных республик 1929-35 годов, как правило, говорилось не об общих условиях предварительного следствия, а об общих условиях (вопросах, положениях) предварительного расследования, то есть дознания и предварительного следствия. Тем самым нивелировались существенные различия в процессуальных средствах и формах, с помощью которых каждый из соответствующих органов ‘государства участвует в разрешении задач уголовного судопроизводства, затруднилось понимание роли каждого из них в уголовном процессе.

76 СУ РСФСР 1929, № 78.- ст.756.

“7*7

Чельцов-Бебутов М.А. Очерк истории советского уголовного процесса. М., 1948; Умаров В.У. Новый уголовно-процессуальный кодекс Узбекской ССР -новый этап в осуществлении ленинских принципов социалистического правосудия.: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., I960.- С. 13-14.

53

Одним из отрицательных последствий процессуального упрощенчества являлось исключение уголовно-процессуальными кодексами союзных республик, кроме УПК Туркменской ССР (ст.46), требования о недопустимости разглашения данных предварительного следствия (ст.115 УПК РСФСР 1923г.). УПК же Туркменской ССР разрешал следователю поручать производство следственных действий представителям общественности, а также предусматривал возможность проведения предварительного следствия непосредственно на собраниях рабочих и колхозников (ст. 36). Такие процессуальные новшества рекомендовались некоторыми юристами для широкого применения.78

Вместе с тем кроме процессуального упрощенчества и правового нигилизма нельзя не отметить и отдельных прогрессивных черт в развитии советского уголовно-процессуального закона и, в частности, развития системы общих условий предварительного следствия.

УПК союзных республик 1929-35 годов дополнили главы об общих условиях рядом важных положений: о местной подследственности, об отдельных поручениях следователя, о протоколах следственных действий и об обжаловании действий следователя (ст.ст.6, 7, 20, 21 УПК Узбекской ССР; 3, 4, 15, 16 Временных правил Грузинской ССР; 19, 21, 24 УПК Таджикской ССР; 38, 39, 48,49 УПК Туркменской ССР).

При этом все перечисленные правила в указанных статьях получили достаточно четкую и подробную регламентацию. Например, текст ст. 48 УПК Туркменской ССР о протоколах следственных действий почти без изменений вошел в содержание соответствующих статей УПК РСФСР.

“Большое значение для развития норм об общих условиях и всего процессуального института предварительного следствия имело закрепление нормами соответствующих глав УПК 1929-35 гг. права следователя давать органам дознания задания о производстве розыскных и следственных действий

См.: Громов В.У., Лаговиер Н. Новые формы и методы расследования должностных и хозяйственных преступлений. - М., 1932.- С. 12-17.

54 с немедленной передачей ему добытых материалов (ст.43 Туркменской ССР).

Этими же УПК впервые в советском законодательстве было закреплено право

следователя привлекать к участию в расследовании
представителей

общественности (ст. 36 УПК Туркменской ССР). Главы об общих условиях

дополнились нормами, наделяющими следователя правом обжаловать указания

прокурора в случае несогласия с ними, вышестоящему прокурору (ст.
2

“Временных правил” Грузинской ССР; ст.37 УПК Туркменской ССР)”79.

Принимая во внимание, что порядок заявления и разрешения отвода следователя в основном совпадает с порядком обжалования действий следователя и прокурора на предварительном следствии, надо признать удачным помещение регулирующих их норм некоторыми УПК, в одной статье общих условий (ст. 21 УПК Узбекской ССР, ст. 49 УПК Туркменской ССР).

Тенденция слияния республик в составе Союза ССР привела к идеям создания УПК СССР. Он был разработан НКЮ СССР в 1939 году и его шестая глава называлась “Общие условия расследования” и состояла из 16 статей (с 54 по 69)80, которые получили наименование: задачи расследования, органы расследования, руководство расследованием, обязательность расследования, подследственность по роду дел, место производства расследования, отдельные поручения при расследовании, сроки расследования, полнота и всесторонность расследования, объединение дел, оглашение данных расследования, гражданский иск в стадии расследования, обеспечение гражданского иска, обеспечение возможной конфискации, отвод лица, производящего расследование, обжалование действий по расследованию.

Этот проект УПК СССР, также как и созданные позже проекты так и не был принят.

Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1973.- С.50-51.

См.: Проект Уголовно-процессуального кодекса СССР. Переработанный Всесоюзным Институтом НКЮ СССР. - М: Юр.издат НКЮ СССР, 1939. -

С.24-29.

55

В начале 50-х годов наметилась тенденция ко все более четкому отграничению общих условий отдельных стадий от принципов процесса, к пониманию роли общих условий как важного средства реализации принципов.

Так, в 1951 году МА.Чельцов писал, что на предварительном следствии, кроме принципов всего уголовного процесса, действуют и общие условия, как бы подчеркивая, что это тоже своего рода принципы для определенной стадии. Наличие последних связывалось им с необходимостью для предварительного следствия «процессуальных форм, отличающихся от форм судебного разбирательства».81 Т.В.Малькевич в 1952 году высказалась за необходимость выделения “кроме принципов уголовного процесса, обязательных и подчиненных им и из них вытекающих, условий отдельных его стадий”.82

В годы, непосредственно предшествующие принятию действующего уголовно-процессуального законодательства, эта тенденция определилась уже более отчетливо. М.М.Гродзинский (1955 г.) выступил с резкой критикой теории особых принципов предварительного следствия. “Если признать, что активность следственно-прокурорских органов, а также полнота, всесторонность и объективность исследования обстоятельств дела, - писал он, -есть особые принципы, присущие лишь стадии предварительного следствия, то отсюда с логической неизбежностью следует, что во всех других стадиях, где эти принципы не находят своего места, соблюдение указанных требований не является столь обязательным и во всяком случае не имеет такого важного значения.83

Д.С.Карев (1956г.) отмечал, что принципы или конституционные начала определяют весь строй всего уголовного процесса, а не отдельных его стадий,

Чельцов М.А. Советский уголовный процесс- М., 1951.- С.233-242.

82 Творческая научная дискуссия о системе принципов советского уголовного процесса// Социалистическая законность.- 1952.- №. 6.- С. 82.

83 Гродзинский М.М. Укрепление социалистической законности и вопросы советского уголовного процесса//Советское государство и право.- 1955.-№ 3.- С. 93.

56 что на предварительном следствия действуют не особые принципы, а общие

условия этой стадии.84

Поскольку изменения, внесенные в регламентацию общих условий предварительного следствия в связи с принятием действующего законодательства позволяют прийти к вполне определенным выводам о сущности, назначении и месте этого вида норм в системе уголовно- процессуального права, рассмотрим УПК РСФСР 1923 и 1960 годов и более подробно остановимся на их характеристике.

О существенности изменений говорит уже их внешняя характеристика. Глава 10 об общих условиях предварительного следствия УПК 1960 года содержит 21 статью вместо 16 статей аналогичной главы УПК 1923 года. При этом содержание 6 статей последней не вошло в состав норм главы нового УПК, из них нормы одной (ст. 109 УПК 1923г.) вообще отменены, а содержание остальных перенесено в другие разделы кодекса. В то же время глава об общих условиях действующего УПК дополнена 13 новыми статьями, из которых содержание 10 представляли собой новеллу, а содержание других перенесено в данную главу из других разделов УПК 1923г. Почти все нормы общих условий были уточнены или изменены.

“Внесенные изменения имели своей целью:

а) Укрепление законности при производстве предварительного следствия и совершенствование прокурорского надзора за процессуальной деятельностью следователей.

Нормами гл.10 действующего УПК четко определен круг органов предварительного следствия, их предметная и местная подследственность, создана новая процессуальная фигура (начальник следственного отдела) осуществляющая контроль за своевременностью действий следователей по раскрытию и предупреждению преступлений. Уточнены правила о начале производства предварительного следствия. Требования ст. 118 УПК 1923г. развиты, детализированы и сосредоточены в статьях специальной главы 18

Советский уголовный процесс/ Под ред. Д.С.Карева.- М., 1956.- С. 128.

57 “Надзор прокурора за исполнением законов при производстве дознания и предварительного следствия” (ст.ст. 125,126,127,129,132,211- 217 УПК 1960г.) и т.д.;

б) Расширение гарантий процессуальной самостоятельности следователя и полноты его личной ответственности за законное и своевременное расследование уголовных дел (ст. 127 УПК 1960г.);

в) Расширение участия общественности в раскрытии преступлений, розыске лиц, их совершивших, а также в выявлении и устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений (ст. 128 УПК).

г) Расширение гарантий прав и законных интересов участвующих в деле лиц (ст.ст. 131,136-138 УПК);

д) Совершенствование способов собирания и процессуального закрепления доказательств на предварительном следствии (ст.ст. 127 ч.4, 129 ч.З, 132ч.З, 133, 135, 140, 141, 141-1, 142 УПК);

е) Дальнейшее развитие процессуальных средств, применяемых следователем в целях устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений (ст. 140 УПК)”85.

Для правильного понимания сущности, назначения и системы

общих условий предварительного следствия важное значение
имели и

изменения, которые состоят в следующем: во-первых, из главы 9 УПК 1923г.

законодатель перенес в главу I УПК 1960г. “Основные
положения,

объединяющие нормы о принципах уголовного процесса,
требования о

«г

полноте, всесторонности и объективности исследования материалов дела (статьи 111, 112 УПК 1923 года и статья 20 УПК 1960 года). Во-вторых, из главы об общих условиях 1923 года перенесены в раздел общих положений УПК 1960 года нормы о принятии мер обеспечения возмещения материального ущерба, причиненного преступлением и исполнения приговора в части конфискации имущества, а также нормы о соединении и выделении уголовных

Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1973.- С.34.

5$ дел (статьи 117,121,121а УПК 1923г. и статьи 26, 30 УПК I960 года), в-

третьих, к числу правил главы X УПК 1960г. отнесены нормы об участии

понятых, о протоколах следственных действий, о месте
производства

предварительного следствия и об отдельных поручениях следователя, которые

ранее были помещены в составе норм других глав УПК 1923 года (статьи 74-

76,123-126 УПК 1923 года и 135, 141, 142 УПК 1960 года.). Эти “переносы”

привели к тому, что большинство вновь созданных норм, вошедших в состав

главы X УПК 1960года, имеют общий характер для всего предварительного

следствия и пределами их действия охватывается производство только этой

стадии процесса (статьи 125,127,141-1 др. УПК 1960 года).

Во всех случаях “перемещения” норм из главы общих условий предварительного следствия в раздел общих положений процесса в их формулировку вносятся уточнения, распространяющие действие соответствующих требований на все уголовное судопроизводство. И напротив, включение тех или иных норм в главу об общих условиях предварительного следствия предполагает соответствующее сужение пределов их действия именно данной стадией.

Все это говорит о том, что законодатель в процессе совершенствования системы общих условий производства предварительного следствия всегда стремился сосредоточить в специальных главах все относящиеся к ним нормы, устранить из состава норм об общих условиях предварительного следствия принципы и общие положения, относящиеся в целом к уголовному процессу, равно как и достичь цели абсолютно точного выражения пределов действия всех процессуальных норм, правильного определения их видовой принадлежности.

Точное определение видовой принадлежности процессуальных норм, будучи неразрывно связано с правильной передачей их содержания, представляет собой одно из важных средств дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального закона, а, значит, и одно из условий, способствующих развитию теории и практики уголовного судопроизводства.

59 Важное значение для правильного понимания назначения
общих

условий предварительного следствия и их роли в реализации принципов

уголовного процесса имеет включение законодателем в состав
УПК

специальных положений об общих условиях судебного разбирательства (статьи

240-266 УПК РСФСР). Таким образом законодатель подчеркнул, что общие

условия не есть явление, присущее только предварительному следствию, что

они не заменяют собой принципов уголовного процесса для этой стадии, а

находятся с последними во взаимодействии.

Исходя из содержания Основ уголовного судопроизводства 1958г. закрепляющих исходные положения о дознании и предварительном следствии (об органах дознания и предварительного следствия, о полномочиях следователя, о прокурорском надзоре и др.), УПК РСФСР I960 года разрешил вопрос о системе общих условий предварительного следствия.

Сразу после принятия УПК РСФСР 1960 года интерес к исследованию общих условий предварительного следствия значительно возрос. Во всех учебниках уголовного процесса и работах о предварительном следствии этой проблеме стали отводиться специальные главы, вышел в свет и ряд работ об общих условиях предварительного следствия. Многими авторами были высказаны интересные идеи о понятии общих условий, их взаимодействии с принципами уголовного процесса, роли в уголовно- процессуальном праве и по другим вопросам.

М.А.Чельцов, исходя из единства системы принципов для всего уголовного процесса, обосновывает недопустимость конструирования самостоятельных систем принципов для отдельных его стадий, в частности, для стадии предварительного следствия. Назначение (служебная роль) общих условий предварительного следствия, по его мнению, состоит в том, чтобы закреплять особенности осуществления задач уголовного судопроизводства в этой стадии уголовного процесса.
Круг положений, являющихся общими

60 условиями, впервые дается им в основном в соответствии с действующим

86

законодательством.

Г.А.Воробьев отмечает, что в главах об общих условиях УПК “конкретизируются пути и формы осуществления принципов уголовного процесса на предварительном и судебном следствии”.

Г.Н.Агеева определяет общие условия предварительного следствия и судебного разбирательства как «наиболее общие правила соответствующей стадии, в которых выражены ее специфические особенности, и которые неизменны при производстве любой категории дел» и считает, что в теории уголовного процесса, в отличии от законодательства, общие условия должны выражаться в обобщенной форме. В соответствии с этим общими условиями предварительного расследования она считает: 1) осуществление предварительного расследования в форме дознания и предварительного следствия; 2) обязательность предварительного следствия по делам, указанным в ст. 126 УПК РСФСР; 3) проведение предварительного следствия следователем, несущим полную ответственность за его законное и своевременное проведение; 4) осуществление прокурорского надзора; 5) оперативность и быстроту расследования; 6) индивидуализацию предварительного следствия 8. К числу общих условий она относит все те положения закона, которые помещены в соответствующих главах УПК.

М.С.Дьяченко показывает, как требования отдельных принципов процесса развиваются и конкретизируются каждым из общих
условий

89

предварительного следствия.

См.: Чельцов М.А.. Советский уголовный процесс- М., 1962.-С. 254 - 264.

от

Воробьев Г.А. Соотношение предварительного и судебного следствия: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.- М., 1967.-С. 5.

88 См.: Агеева Г.Н. Принципы советского уголовного судопроизводства и общие условия предварительного расследования и судебного разбирательства. Сборник тезисов преподавателей ВЮЗИ / Под ред. А.М.Васильева.- М/.ВЮЗИ, 1968.-С. 61-62.

89 См.: Уголовный процесс/ Под ред. М.А.Чельцова.- М.,1969. - С.199-217.

61

С.П.Бекешко считает, что общие условия предварительного следствия в совокупности всех своих требований представляют собой систему правовых

90

норм.

“Если принципы уголовного процесса, - справедливо подчеркивает А.С.Кобликов, - объединяют все его стадии, то общие условия разных стадий процесса выражают их отличие” 9

В учебнике уголовного процесса под редакцией А.С.Кобликова говорится, что общие условия “представляют собой требования правовых норм, действующих на протяжении всего предварительного расследования и определяющих наиболее существенные особенности процессуальной деятельности и отношений на этой стадии уголовного судопроизводства в целях успешного выполнения ее задач .

Вместе с тем и в процессуальной литературе многие авторы не проводят четкой грани между принципами уголовного процесса и общими условиями предварительного следствия. Так, Н.Б.Жогин и Ф.Н.Фаткуллин предлагают “выделить некоторые основные положения, которые могут рассматриваться в качестве принципов и общих условий предварительного следствия”. Кроме норм глав об общих условиях УПК, в число таких положений они включают принцип обеспечения обвиняемому права на защиту, принцип всесторонности, полноты и объективности исследования материалов дела, то есть значительную часть требований закона, являющихся принципами всего уголовного процесса,

93

а не одной его стадии.

90 См.: Бекешко СП. К вопросу о понятии и системе общих условий производства предварительного расследования. В сборнике “Проблемы совершенствования советского законодательства и деятельности государственных органов (Тезисы докладов на республиканской научной конференции)”.- Минск, 1969.- С. 185-187.

91 Кобликов А.С. Судебное разбирательство уголовного дела в военном трибунале.-М.: 1972.-С.26.

92 См.: Советский уголовный процесс/ Под ред. А.С.Кобликова. - М.: 1972.-С. 210.

См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.П. Предварительное следствие. - М.: 1965.- С. 71-72.

62 Д.С.Карев, Н.М.Савгирова и некоторые другие авторы считают полноту,

всесторонность и объективность исследования материалов дела одним
из

общих условий предварительного следствия.

Некоторые авторы даже в работах прямо посвященных общим условиям предварительного следствия, не дают определения этого вида норм, или дают ему такое определение, которое не отграничивает общие условия от других норм предварительного следствия.95

“Общие условия, - пишет, например, С.В.Бородин, - включают положения, раскрывающие назначение и содержание отдельных уголовно- процессуальных институтов предварительного расследования, обеспечивающих производство следственных действий в целях установления истины по делу”.96

Перечень положении, составляющих общие условия предварительного следствия, дается порой произвольно. Так, авторы учебника по уголовному процессу 1972 года, не приводя каких-либо аргументов, производство расследования только управомоченными органами, четкое определение и разграничение их компетенции; полноту всесторонность и объективность расследования считают общими условиями, а участие понятых, недопустимость разглашения данных расследования относят к гарантиям соблюдения основных условий производства предварительного расследования. Называя общие условия нормами о “наиболее характерных чертах процессуального порядка расследования”, они в качестве таковых формулируют правила, ряд из которых

«г

94 См.: Карев Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел.- М., 1967.-С.22-23.; Советский уголовный процесс/Под ред. Д.С. Карева; Уголовный процесс БССР./Под ред. Д.С.Карева и Е.А.Матвиенко.- Минск, 1965.-С. 128.

95 См. подробно: Бородин СВ., Белозеров Ю.Н. Дознание и предварительное следствие. Общие условия. - М., 1965; Викторов Б.А. Общие условия предварительного следствия. М.: 1972.

9 Советский уголовный процесс. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование./ Учеб.пособие, под ред.С.В.Бородина и И.Д.Перлова.- М.: 1968.-С.95; См. также: Уголовный процесс РСФСР./ Под ред. В.Е.Чугунова и Л.Д.Кокарева, Воронеж, 1968.- С. 172.

63 имеют не специфический для предварительного расследования, а общий и принципиальный для всего уголовного процесса характер.97 Налицо подмена общих условий предварительного следствия принципами уголовного процесса, которая едва ли может способствовать правильному пониманию сущности как первых, так и вторых. Что же касается деления общих условий на “основные”, а, значит, и не основные, то оно, на взгляд автора, чревато опасностью возврата к процессуальному упрощенчеству со всеми его вредными последствиями.

Рассмотренные точки зрения, свидетельствуя о сложности проблемы общих условий предварительного следствия, еще раз убеждают в необходимости системного и исторического подхода к ее исследованию. Только такой подход дает реальную возможность собрать воедино и обосновать все то ценное и истинное, что было по ней высказано в процессуальной литературе.

Таким образом, результаты анализа соотношения задач уголовного процесса, его принципов и общих условий предварительного следствия в истории уголовного процесса России дают основание считать, что общие условия предварительного следствия являются базовыми положениями, на основании которых лицо, проводящее следствие, действуя в рамках своих полномочий, руководствуясь принципами уголовного процесса, проводит следственные или иные действия для защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса. Выполнение следователем указанных действий должно способствовать реализации задач уголовного процесса. Существует необходимость системного и исторического подхода к ее исследованию, чтобы избежать как упрощенческого похода к этому сложному институту, так и не допустить подмену общих условий предварительного следствия принципами уголовного процесса.

Рассмотрение истории о формировании общих условий предварительного
следствия позволяет придти к определению позиции о

97 См.: Уголовный процесс/Под ред. Н.С.Алексеева,
В.З.Лукашевича, П.С.Элькинд, М., 1972.- С.244.

64 необходимости закрепления в УПК общих условий
предварительного следствия. По-прежнему, дискуссионным остается вопрос о том, по каким критериям должны быть отобраны нормы для включения их в раздел “общих условий предварительного следствия”.

65 И. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В

СВЕТЕ СУДЕБНО-ПРАВОВОЙ РЕФОРМЫ 2.1. Функции и задачи предварительного расследования

Анализируемые в настоящей работе общие условия предварительного следствия содержат в себе правовые и нравственные начала. Правовые начала необходимы в связи с нахождением общих условий в одной из отраслей права -уголовно-процессуальном праве, а нравственные начала призваны объяснить потребность в той или иной норме в этой отрасли, необходимость ее для сохранения существующих устоев и традиций общества.

Исполнение функций предварительного следствия тесно взаимосвязано с вопросом реализации общих условий предварительного следствия. Общие условия являются теми основополагающими нормами, на которых держится все предварительное следствие.

Само по себе понятие “функция” очень многогранно. В словаре С.И.Ожегова функция определена как работа, производимая органом, организмом; роль значение чего-нибудь; обязанность, круг деятельности; назначение, роль. В социологии функция понимается как роль, которую определенный социальный институт выполняет относительно потребностей общественной системы более высокого уровня организации или интересов составляющих ее социальных групп и индивидов.99 Применительно к праву применимы оба этих определения.

А.М.Ларин считал, что “… процессуальные функции в уголовном судопроизводстве - виды уголовно-процессуальной деятельности,
которые

См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок.57000 слов / Под ред.докт.филол.наук, проф. Н.Ю.Шведовой.-16-е изд., испр.- М.:Рус.яз., 1984.-С.746.

99 См.: Философский энциклопедический словарь / Гл.редакция: Л.Ф.Ильичев, П.Н.Федосеев, С.М.Ковалев, В.Г.Панов - М.: Сов. Энциклопедия, 1983. - С.751.

66

различаются по особым непосредственным целям, достигаемым в итоге производства по делу”.1

И.В.Тыричев полагал, что “виды, направления деятельности субъектов, обусловленные их ролью, назначением или целями участия в деле, называются процессуальными функциями”.101

Функция предварительного расследования тесно связана с задачами предварительного расследования, так как именно исполнение поставленных задач призвано обеспечить исполнение функции субъектов, ведущих предварительное расследование.

Анализируемую функцию нельзя рассматривать и в отрыве от функций лица, производящего предварительное расследование, так как именно это лицо своими действиями обеспечивает выполнение функции предварительного следствия.

Рассмотрим подробно какие же задачи стоят перед предварительным расследованием, через которые определяются и реализуются функции следователя и других субъектов, ведущих предварительное расследование.

По данному вопросу в науке нет единой точки зрения. Так, А.К.Гаврилов выделяет три задачи, свойственные стадии предварительного расследования: 1) быстрое и полное раскрытие преступлений; 2) обеспечение прав обвиняемого и других участников процесса; 3) надлежащая подготовка уголовного дела для его рассмотрения судом.102

Ряд авторов выделяет четыре задачи предварительного следствия, например, С.П.Бекешко выделяет следующие задачи: 1) быстрое и полное раскрытие преступлений, 2) привлечение в качестве обвиняемых только виновных и их изобличение, а также недопущение привлечения к уголовной

100 Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.: Юрид.лит., 1986.- С. 5.

101 Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией профессора, заслуженного деятеля науки РФ П.А.Лупинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристь, 2000. - С.50.

См.: Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений, (правовые и организационные вопросы).- Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1976. - С.53.

67 ответственности невиновных; 3) обеспечение неуклонения
обвиняемого от

ответственности; 4) предупреждение и искоренение преступлений, воспитание

граждан в духе неуклонного исполнения законов.

Н.Ф.Чистяков и К.И.Никитенко формулируют аналогичные задачи, но

вместо третьей задачи указывают задачу компенсации ущерба и создания

104

условии для его возмещения после вступления приговора в законную силу.

А.А.Власов, опираясь на вышеуказанные взгляды С.П.Бекешко, четвертую задачу расчленяет на две самостоятельные
задачи профилактическую и воспитательную и таким образом видит пять задач,

105

стоящих перед органами предварительного следствия.

В.М.Савицкий пишет о семи задачах органов предварительного следствия: 1) отыскание и закрепление доказательств с целью установления события преступления; 2) установление и изобличение лиц, виновных в совершении преступления; 3) воспрепятствование обвиняемому (подозреваемому) продолжить преступную деятельность; 4) исключение возможности уклонения обвиняемого от суда; 5) обеспечение реализации судебного приговора в части удовлетворения гражданского иска или конфискации имущества; 6) выявление конкретных причин и условий, способствовавших совершению преступления и принятие мер к их устранению; 7) ограждение невиновных от привлечения к уголовной ответственности, ареста или другого незаконного ограничения в правах, а также принятие мер к реабилитации обвиняемых, чья вина не подтвердилась.106 Последняя из задач

п.

особенно актуальна в настоящее время, так как является важнейшей предпосылкой, способствующей обеспечению прав и свобод граждан,
но

103 См.: Уголовный процесс БССР/Под редакцией С.П.Бекешко и Е.А.Матвиенко. - Минск, 1979. - С.218.

104 См.: Чистяков Н.Ф. Народному следователю - о работе следователя. - М., Знание, 1982. - С.7-8; Никиенко К.И. Предварительное расследование. Учебное пособие. -Кишинев, 1979.-С.10.

105 См.: Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1979. - С.9.

68 относится она, пожалуй, ко всему уголовному процессу, а не
только к рассматриваемой в настоящем исследовании стадии.

По данной проблеме высказывались и другие ученые и практические работники.107

Анализ работ указанных авторов, а также личный опыт автора позволяют сделать вывод, что задачами предварительного следствия являются: 1) собирание, проверка и оценка доказательств, на основе которых устанавливаются имеющие значение для дела обстоятельства в целях быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения и привлечения в качестве обвиняемого лица, его совершившего; 2) принятие мер по пресечению преступления; 3) выявление причин и условий, способствовавших его совершению; 4) принятие мер по обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением.108

Определив основные взгляды на задачи предварительного следствия, обратимся к проблеме уголовно-процессуальных функций органов предварительного расследования.

На основании наиболее полного обзора литературы, приведенного в работах В.М.Савицкого109, а также в произведениях других авторов, можно прийти к выводу, что единая концепция о функциях органов предварительного следствия до сих пор не выработана.

См.: Савицкий В.М. Очерк теории прбкурорского надзора. - М.: Наука, 1975. -С.138.

107 См.: Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. - М., 1981.- С.4; Крутиков А.П. Правовое положение органа и лица, производящего дознание в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -Свердловск, 1975. - С.11-13; Найденов В.В. Советский следователь. - М., 1980. -С.45.

См.: Дьяченко М.С. Глава X Предварительное расследование, п.1. Понятие и значение стадии предварительного расследования. / Уголовно- процессуальное право: Учебник/Под общей редакцией проф., заслуж. деят. науки РФ П.А.Лупинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2000. - С.246. 109 Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М.: Наука, 1975. -С.34,43.

69

Рассмотрение функций органов, производящих расследование, позволяет более конкретно решить вопрос как о содержании деятельности таких органов, так и о ее направленности. Решение проблемы функций является одним из ключевых моментов для выработки общей оценки эффективности функционирования системы предварительного расследования в целом и определения путей ее дальнейшего повышения. Оно способствует совершенствованию повседневной деятельности органов предварительного следствия, улучшению ее правовой регламентации.

В качестве основного направления можно выделить точку зрения о наличии у следователя одной функции - функции расследования уголовного дела. Эту позицию, обоснованную в работах В.М.Савицкого, разделяют О.Я.Баев110, А.А.Власов111, Е.Н.Лифанов112. Некоторые из этих авторов разделяли функцию расследования на функции обвинения и защиты.

Также единственную функцию у органов предварительного следствия видит Л.В.Павлухин, считая, что это - функция раскрытия преступлений. Некоторые авторы считали что функцией органов предварительного следствия является обвинение.1 ы

М.С.Строгович выделял три основные функции органов предварительного следствия : обвинение, защиту и разрешение дела.115

См.: Баев О.Я. Цели уголовного судопроизводства и процессуальная функция следователя // Актуальные проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка. - Куйбышев, 1982. - С.98- 99.

111 См.: Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дис канд. юрид. наук. -М., 1979. - С. 10.

См.: Лифанов Е.Н. Об аспектах процессуальной функции следователя // Итоговая научная конференция юридических факультетов: Доклады. - Томск, 1971.-С.161-164.

113 См.: Павлухин Л.В. Задача и функция раскрытия преступления // Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. - Томск, 1980. - С. 102-108.

114 См.: Советский уголовный процесс / Под ред. М.И.Бажанова
и Ю.М.Грошевого. - Киев: Вища школа, 1983. - С.84-90.

115 См.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и
презумпция невиновности. - М.: Наука, 1984. - С.36-38.

70 По мнению автора, функции предварительного следствия,
органа

предварительного следствия и следователя практически тождественны. В то же

время вопрос о существовании различий и их выявление в
функциях

предварительного следствия, функциях органа предварительного следствия и

функциях следователя выходит за рамки настоящего исследования.

Н.А.Якубович выделяет основные функции - раскрытие преступлений, уголовное преследование, предупреждение преступлений и дополнительную -обеспечение гражданского иска.116

Г.Р.Гольст и Л.А.Мариупольский утверждают о существовании пяти функций следователя - обвинения, защиты, воспитательной
и

117

предупредительной функций и привлечения общественности.

М.П.Шешуков видит также пять функций, но несколько иных: установление лица, совершившего преступление, обвинение, установление ущерба и обеспечение его возмещения, предупреждение преступлений, правовое воспитание.118

Шесть функций следователя отмечает А.М.Ларин - это исследование обстоятельств дела, уголовное преследование, отстаивание интересов, нарушенных преступлением, обеспечение участником расследования их прав и охрана законных интересов, пресечение и предупреждение преступлений, процессуальное руководство и разрешение уголовного дела.119

Ф.Н.Фаткулин писал, что деятельность следователя характеризуется семью функциями: обвинением, защитой, разрешением дела, предупреждением

116 См.: Якубович НА. Теоретические основы предварительного следствия. -М.: Юр.лит., 1971. - С.57; Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. - М., 1980.-С. 15-32.

117

См.: Гольст Г.Р., Мариупольский Л.А. К вопросу о процессуальных функциях следователя // Советское государство и право. - 1963.- № 6. - С. 112-116.

?tip

См.: Шешуков М.П. Участники советского уголовного процесса на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1972. -С.68.

71 преступлений, воспитанием, участием общественности,
обеспечением возмещения ущерба.120

Сразу несколько работ посвятил исследованию данной проблемы А.Н.Гуляев. В результате проведенного анализа им было выделено семь функций следователя: рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях, исследование обстоятельств дела, обвинение, ограждение граждан от необоснованного обвинения, обеспечение возмещения материального ущерба и исполнения приговора в части конфискации имущества, пресечение и предупреждение преступлений, розыск обвиняемых, разрешение уголовных. дел.

Я.В.Понарин, анализируя книгу Гуляева “Следователь в уголовном процессе” к семи функциям Гуляева добавляет еще две -
раскрытия

122

преступления и доказывания гражданского иска.

Из всего изложенного следует вывод о том, что вопрос о том, сколько и каких функций в процессе предварительного расследования спорный и неоднозначно решаемый различными учеными. При этом важно подчеркнуть, что у сторонников множественности функций присутствует стремление к их детализации.

Детализируя и выделяя различные аспекты деятельности следователя, возможно выделять все новые и новые функции, что однако противоречит принятому определению функций, как основных направлений деятельности, . роли, для которой данный субъект включен в процесс.

При наличии различных подходов вышеуказанных авторов в научной литературе по уголовному процессу к функциям органов предварительного

См.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.: Юрид.лит., 1986.- С. 19-23, 29,44,49-50, 58-101,104-109, 116- 119. 1 ° См.: Фаткулин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань, 1965. - С.62-63.

121 См.: Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., Юр.лит, 1981.- С.1- 192; Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. М., 1981.

122 См.: Правоведение. - 1983. -№ 1. - С.140.

72 следствия такие функции преимущественно выводятся из задач и принципов

уголовного процесса или других посылок.

Так на принципе состязательности основана точка зрения М.С.Строговича о трех основных процессуальных функциях. Точка зрения о наделении следователя единственной функцией базируется на положение о необходимости полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств дела. А у А.П.Гуляева каждая функция - это воплощение в деятельности следователя соответствующего правового института.

Диалектико-материалистическая методология признает существование лишь некоторых исходных принципов, лежащих в основе научного знания и обладающих особыми методологическими функциями в процессе научного познания. К ним, в частности, относятся общие принципы системного подхода, обращение к которому диктует необходимость выведения конкретных функций органов предварительного расследованиях из их целей и задач.

Цели органов предварительного следствия, поставленные перед ними государством с учетом потребностей всей правоохранительной системы, а также потребностей общественного развития в целом и соответствования моральным и нравственным устоям общества, служат объективным основанием для определения количественного состава и содержательной характеристики функций.

Общая цель является тем критерием, который позволяет объединить разнородные действия органов предварительного следствия в единое направление, соответствующее нравственным потребностям и интересам граждан в сфере уголовного судопроизводства. Под объединяющим влиянием подцелей, из которых складывается общая цель, тот или иной вид уголовно-процессуальной деятельности, то есть функция “складывается не просто из множества разнородных действий, а
представляет собой цельную,

73 обособленную систему действий, качественно
отличающуюся от

примыкающих к ней других функций”.

При строгом следовании этому положению очевидно, что каждой задаче органов предварительного следствия соответствует определенная уголовно-процессуальная функция.

Такой подход категорически не позволяет признать наличие у органа проводящего предварительное следствие таких функций как процессуальное руководство, привлечение и участие общественности, уголовного преследования, розыска обвиняемых.

С точки зрения автора настоящего исследования - деятельность следователя характеризуется одной функцией - предварительного следствия. Все остальные указанные выше “функции”, по мнению автора, являются действиями способствующими осуществлению этой функции, не входящими в ее содержание при проведении предварительного следствия. Так как предварительное следствие следователь производит всеми разрешенными ему законными средствами, то в процессе этих действий он обязан принимать меры для полного и объективного расследования преступления в целях установления и изобличения лица, виновного в совершении преступления, принятия мер к возмещению причиненного вреда, то есть в ходе выполнения своего функционального предназначения следователь выполняет те действия, которые указанные выше авторы относят к самостоятельным функциям.

Функция следователя и следствия обусловлены его полномочиями, так как только путем исполнения своих должностных обязанностей (полномочий) следователь выполняет функцию предварительного следствия. Функция следователя - это осуществление им своих полномочий для выполнения поставленных перед ним конкретных задач и целей.

Понятия полномочия следователя и компетенция следователя в уголовно- процессуальном судопроизводстве синонимы.

123 Витченко A.M. Теоретические проблемы исследования государственной власти. - Саратов, 1982.- С.66.

74 Таким образом, общие условия производства предварительного следствия являются одним из базовых положений, на основании которого следователь в пределах своих полномочий, выполняя функцию предварительного расследования, производит следственные и иные действия для защить1 прав и законных интересов как участвующих в деле лиц, так и других граждан, используя весь комплекс своих прав и обязанностей, стремится к установлению истины путем использования норм права и восстановления справедливости в целях морального (а иногда и материального) удовлетворения как потерпевшей стороны, так и всего общества в целом.

2.2. Конституция как правовой источник формирования общих условий предварительного следствия в УПК РФ

Основные начала, на которых построено предварительное следствие, в том числе и нормы, содержащиеся в общих условиях предварительного следствия, должны быть основаны на Конституции РФ.

Необходимо согласиться с мнением И.Л.Петрухина и Л.Б.Алексеевой о том, что построение правового государства и гражданского общества как его необходимой социальной основы ставит перед юридической общественностью задачу на базе Конституции РФ как можно четче и конкретнее определить пределы власти государства в отношении гарантированных Конституцией прав и свобод, закрепить их в федеральных законах и обеспечить судебной защитой.124

Содержащиеся в Конституции положения, касающиеся порядка производства предварительного следствия, условно можно разделить на две группы. В первую группу включаются положения-принципы касающиеся всего уголовно-процессуального права и прав человека. Ко второй группе можно

См.: Алексеева Л.Б. Рецензия на монографию Петрухина И.Л. Личные тайны (человек и власть).// Государство и право.- 2000.- № 5. - С.119.

75 отнести положения относящиеся непосредственно к
предварительному

следствию.

И первая и вторая группы положений содержатся во второй главе Конституции РФ - “Права и свободы человека и гражданина”.

К первой группе можно отнести установленные гарантии прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Если рассматривать вопрос для чего же нужно предварительное следствие и, соответственно, его общие условия, то, наверное, самым правильным будет ответ, что предварительное следствие необходимо именно для осуществления задач поставленных перед ним уголовно-процессуальным законодательством с целью обеспечения охраны прав и свобод личности. Следовательно, содержащаяся в общих условиях предварительного следствия статья об обязательности предварительного следствия необходима для охраны конституционных прав и свобод граждан, если они нарушаются уголовным деянием. Именно путем расследования преступления пресекается преступная деятельность лица, нарушающего чьи-то права и свободы, желаемым результатом расследования всякого преступления является восстановление чьих-то прав, компенсация причиненного ущерба и наказание виновных.

Закрепленные в статьях Конституции РФ положения о равенстве всех перед законом и судом (ст. 19), об охране достоинства, недопустимости пыток, насилия, другого жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения или наказания (ст.21), право на свободу и личную неприкосновенность (ст.22), неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23) и другие являются источником формирования всех общих условий, так как именно с учетом этих положений построен уголовный процесс в целом и общие условия предварительного следствия в частности.

76

Необходимо сразу же уточнить, что вопреки существующей практики, УПК РСФСР 1960 года не соответствует Конституции РФ 1993 года в полном объеме, так как был принят в рамках действовавшей в то время Конституции СССР. Тем не менее, основополагающие положения, содержащиеся в действующей Конституции, УПК РСФСР предусмотрены: большая их часть в УПК РСФСР 1960 года содержалась с момента его принятия, часть была внесена при принятии поправок законодательными органами РФ, часть положений УПК разъяснена решениями Конституционного суда Российской Федерации. В настоящее время Государственной Думой Федерального Собрания РФ ведется работа по созданию нового УПК РФ, положения которого должны в полной мере соответствовать требованиям Конституции России.

Рассмотрим положения Конституции РФ для раскрытия норм общих условий предварительного следствия.

Важнейшим положением Конституции является статья 49, в которой сформулирован принцип презумпции невиновности. С учетом этого принципа построены не только статьи главы об общих условиях производства предварительного следствия, но и все уголовно- процессуальное законодательство в целом.

Статья об органах предварительного следствия сформирована на основе положений статей 10 и 46 Конституции о том, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения
на

законодательную, исполнительную и судебную; каждому
гарантируется

•t.

судебная защита его прав и свобод.

Все органы, ведущие предварительное следствие, относятся к исполнительной власти, они отделены от органов правосудия. Те подразделения, которые готовят материалы на досудебных стадиях (и для судебного разбирательства) не являются частью правосудия. Судебное решение основывается на материалах судебного следствия.

И хотя в положениях Конституции не предусмотрено, что в Российской Федерации органами предварительного следствия являются
органы

77 прокуратуры, Министерства внутренних дел, федеральной
службы

безопасности, налоговой полиции, но фактически эти органы
призваны

способствовать осуществлению судом правосудия, без их
деятельности

вынесение законного обоснованного и справедливого судебного
решения

зачастую невозможно.

Обязанность предварительного следствия также прямо в Конституции не указана, но данное положение общих условий сформировано под непосредственным влиянием таких положений главного закона России как статьи 17, 19, 48, 52, в которых указано, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина; государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина; каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи; права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Именно для охраны прав и интересов граждан предусмотрено само предварительное следствие. Предварительное следствие проводится в интересах как потерпевшего, так и всего общества, так как при положительном результате это позволит потерпевшему возместить причиненный ему ущерб. Органы предварительного следствия в этом случае, исполняя свои обязанности, восстанавливают справедливость, являющуюся во многом нравственным понятием, ценным для всего общества, проводят воспитательную работу, смысл которой сводится к профилактике преступлений, укреплению доверия со стороны общественности, в части возможности раскрытия преступления и привлечения виновных к заслуженной ответственности.

Статьи о начале и окончании предварительного следствия как бы развивают содержащиеся в Конституции РФ положения об охране прав человека. Любой гражданин должен быть уверен, что процесс начала предварительного следствия тщательно регламентирован, при наличии указанных в УПК оснований и мотивов уголовное дело будет возбуждено и

78 проведено предварительное следствие. Регламентация окончания предварительного следствия не менее важна, чем его начало. Окончание следствия также необходимо для обеспечения прав и свобод граждан. Потерпевший по окончании следствия должен иметь возможность ознакомиться с материалами дела. Согласно ст.24 Конституции “органы государственной власти …, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы.” Соответствующие нормы находятся и в уголовно-процессуальном законодательстве. Это статьи 53-55, 200 (в части ознакомления потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика с материалами уголовного дела), 52 (в части ознакомления подозреваемого с материалами уголовного дела), 46, 193, 201 (в части ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела) УПК РСФСР. Положениями УПК, при определенных законом условиях, предусмотрена возможность ознакомления участников процесса с некоторыми материалами уголовного дела (особенно важными для обеспечения прав и свобод граждан) до окончания предварительного следствия. Именно по результатам ознакомления с материалами дела у потерпевшего формируется мнение: правильно ли проведено следствие, все ли необходимые следственные действия выполнены для установления истины по делу, все ли меры приняты для восстановления его прав и законных интересов. Ознакомление обвиняемого с материалами при окончании предварительного следствия также необходимо для того, чтобы он осознавал, что существуют материалы, на основании которых к нему применялись меры уголовно-процессуального принуждения. Обвиняемый рассматривает вопрос о том, проверены ли данные о совершении преступления другими лицами, правильно ли установлены обстоятельства совершения преступления. Таким образом, акт окончания предварительного следствия позволяет приступить к реализации гражданином части его прав, установленных Конституцией Российской Федерации.

79 Статья о сроке предварительного следствия при
рассмотрении

Конституции, как правового источника общих условий
предварительного

следствия, тесно взаимосвязана с положениями о начале и
окончании

предварительного следствия, так как срок следствия это промежуток между

началом и окончанием предварительного следствия, за исключением случаев

приостановления предварительного следствия. Кроме того, законодательное

закрепление срока предварительного следствия способствует реализации права

гражданина предстать перед судом без неоправданной задержки.

Прокуратуре Российской Федерации в Конституции России посвящена статья 129, где даются организационные принципы построения этого ведомства. А часть пятая этой статьи указывает, что полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом. То есть Конституция, установив основные принципы, отсылает к федеральному закону. В УПК же указаны должностные обязанности прокурора, его полномочия по надзору за расследованием уголовных дел.

Статьи общих условий предварительного следствия о полномочиях начальника следственного отдела, производстве предварительного следствия группой следователей, полномочиях руководителя следственной группы, деятельности органов дознания по уголовным делам, по которым предварительное следствие обязательно прямо не вытекают из положений Конституции РФ. Тем не менее они косвенно вытекают из Конституции России, так как они необходимы для быстрого расследования преступлений, что позволит обеспечить охрану прав и интересов граждан.

Положения общих условий производства предварительного следствия об обязанности разъяснения и обеспечения прав участникам уголовного процесса сформированы с учетом статей 17 о признании и гарантиях прав человека и гражданина и 48 Конституции о гарантиях права на получение квалифицированной юридической помощи и оказании ее бесплатно в случаях, предусмотренных законом. Именно лицо, проводящее предварительное следствие, знает основы уголовного процесса,
всегда имеет в наличии

80 соответствующую литературу и потому может и должно
обеспечить

предоставление бесплатной квалифицированной юридической помощи, которая

выражается в разъяснении прав и порядка их реализации. Кроме
того,

получается, что с целью исполнения требований Конституции о признании и

гарантии прав человека, применительно к процессу
производства

предварительного следствия, норма УПК о необходимости разъяснения прав

гарантирует возможность реализации лицом, участвующем в уголовном деле,

этих прав.

Статья 131 УПК РСФСР об обязательности рассмотрения ходатайств прямо следует из статьи 33 Конституции - “Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления”. Так как следственные органы являются государственными, то фактически получается, что эта статья общих условий предварительного следствия просто конкретизирует статью Конституции применительно к стадии предварительного следствия.

Необходимость принятия мер попечения о детях, иждивенцах и охране имущества подозреваемого или обвиняемого на предварительном следствии (соответствующая статья в проекте УПК РФ помещена в главу об общих условиях предварительного следствия) вытекает сразу из нескольких положений Конституции России. Во-первых, согласно статьи 38 материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание право и обязанность родителей, трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях. Во-вторых, согласно статьи 35 право частной собственности охраняется законом, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Так как вместе с приданием лицу статуса подозреваемого или обвиняемого могут следовать его задержание или арест, то такое лицо может потерять возможность ухода за родителями или детьми. Это в ряде случаев может повлечь такие тяжкие последствия, как смерть или неблагоприятное развитие

81 заболевания. Ущерб при таком развитии событий будет невозместимым, чем нарушится пожалуй основное право человека - право на жизнь. Необходимость принятия мер для охраны собственности обусловлена возможностью его утраты или повреждения без непосредственного надзора за ним его владельца. Таким имуществом обычно бывает квартира, дача, автотранспорт, но может быть и другое недвижимое или движимое имущество.

Недопустимость разглашения данных предварительного следствия (статья 139 УПК РСФСР) прямо следует из статьи 23 Конституции РФ, где указано, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени; каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. В статье 24 Конституции говорится о том, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются, а согласно статье 49 Конституции, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Так как при разглашении данных предварительного следствия без разрешения лица, проводящего следствие, которое также должно учитывать положения Конституции, имеющей к тому же прямое действие, может быть раскрыта одна из указанных выше тайн, в сознании общества и в первую очередь друзей и знакомых такое лицо, являясь лишь подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, уже будет считаться лицом признанным виновным в его совершении, потому эта норма общих условий неразрывно связана с положениями Конституции, обеспечивает их исполнение, вытекая из конегтуционных положений.

Одной из наиболее консервативных норм советского и российского уголовно-процессуального законодательства является положение об участии переводчика на предварительном следствии. По этому вопросу практически отсутствуют какие-либо споры в научной среде.
Согласно статьи 19

82 Конституции запрещаются любые формы ограничения прав
граждан по

признакам языковой принадлежности, а в статье 26 указано, что каждый имеет

право на пользование родным языком. Так как проведение
каждого

следственного действия имеет большое значение для
процесса

предварительного следствия, а результаты следственных действий с участием

обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего имеют большое значение и для

этих лиц, то даже при знании языка судопроизводства им целесообразнее

давать показания на родном языке. Положения Конституции, из
которых

вытекает указанная статья, также обусловлены, кроме точности получаемых

показаний, вопросом защиты прав и интересов таких лиц. Ведь зачастую, кроме

незнания своих прав и обязанностей они и не владеют
языком

судопроизводства. Для этих лиц, кроме обеспечения участия
переводчика

необходимо и предоставление возможности получения квалифицированной

юридической помощи.

Если рассмотреть взаимодействие конституционных норм с нормами общих условий предварительного следствия и морали, то можно прийти к выводу, что конституционные нормы, “нормы уголовно-процессуального права и … морали формируются в рамках одного и того же общества, в силу чего, как правило, не вступают в антагонизм с друг другом” .

Нормы уголовно-процессуального права обязательны для всех участников уголовного процесса, их исполнение контролируется и обеспечивается государством. Нормы нравственности хотя официально не систематизированы, но согласно воззрениям в обществе имеют единое значение и обязательную силу для всех людей, их появление не связано с волей законодателей, они выполняют регулятивную роль в процессе расследования. Уголовно-процессуальные нормы едины для всех членов общества, в то время как нормы морали не являются однородными.

Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Дис. … докт. юрид. наук.- М., 1997. - С.40.

83 Конституционные, уголовно-процессуальные и нравственные нормы

также взаимосвязаны с международными нормами. Одним из ярких примеров

их взаимодействия является принятый Генеральной Ассамблеей ООН Кодекс

поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка от 17 декабря 1979

года. В нем объединены нормы, обязывающие работников правоохранительных

органов, в первую очередь осуществляющих предварительное
следствие,

уважать человеческое достоинство, защищать права человека, держать в тайне

полученные при исполнении служебных полномочий сведения, нетерпимо

относиться к насилию. В этом документе, во-первых, изложены моральные и

нравственные принципы, важные для всего человечества, во-вторых - это

результат международного сотрудничества государств, в-третьих аналогичные

положения закреплены в Конституции РФ и являются основополагающими

началами для всего нашего государства, в-четвертых - имеют непосредственное

отношение ко всему уголовно-процессуальному праву в целом и
общим

условиям предварительного следствия в частности.

Небезынтересный пример отношения к конституционным нормам в

США указан В.Н.Маховым и М.А.Пешковым, которые пишут: “Оценивая

данные о пострадавших при исполнении служебных обязанностей полицейских

на время принятия решений (335 убитых и 9113 раненых при 23851 нападении

за 1960-1966 г.г.) Верховный суд заключил, что, несмотря на некоторое

нарушение конституционных гарантий, полицейский, в
определенных

обстоятельствах вправе проводить “неполный” обыск одежды подозреваемого

при его задержании с целью выявить наличие оружия, использование которого

может угрожать самому полицейскому или окружающим людям. При этом

сотруднику полиции вовсе не нужно быть твердо уверенным в наличии у

1 ‘У!

задержанного оружия. Достаточно разумного подозрения”. Этот пример

Подробное рассмотрение данного документа см.: Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Дис. … докт. юрид. наук.- М.: 1997.-С.50.

Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. М.: ЗАО “Бизнес-школа “Интел-Синтез”, 1998.- С.68.

84 свидетельствует о том, что принцип целесообразности в США может быть преобладающим над конституционными положениями, регламентирующими акт производства обыска.

Таким образом, анализ рассмотренных положений общих условий предварительного следствия позволит сделать вывод: каждая статья общих условий предварительного следствия существует на базе единого для всех законодательных актов правового источника - Конституции Российской Федерации, нормы содержащиеся в общих условиях призваны обеспечить не только соблюдение прав человека и гражданина, но и построены таким образом, что способствуют их реализации. Следовательно, получается обратная связь, когда статьи общих условий, вытекая из статей Конституции, и являясь лишь небольшой частью предусмотренных направлений правового регулирования жизни общества, способствуя охране прав и свобод граждан, создают условия для безусловного соблюдения конституционных норм.

2.3. Международные правовые акты как источник формирования прав, регламентирующих в нормах УПК общие условия производства предварительного следствия

Необходимость совершенствования старого и принятия нового уголовно- процессуального законодательства в России обусловлена не только внутренними причинами, из которых можно выделить изменение общественно-политической формации и процесс развития общества, но и внешними причинами, которые неразрывно взаимосвязаны с внутренними. Так, проходящий в последнее десятилетие XX века процесс демократизации, изменения внешней и внутренней политики нашего государства позволили продвинуть на качественно новую ступень взаимоотношения России с международным сообществом и в первую очередь с промышленно развитыми странами Европы, Америки и Азии.

85 Процесс улучшения взаимоотношений с этими государствами

постепенно привел к тому, что Россией были ратифицированы
многие

международные правовые акты, Российская Федерация стала членом многих, в

том числе правозащитнь1х и правоохранительных
организаций, на

многочисленных совещаниях, симпозиумах и встречах
руководители

государства и правоохранительных органов совместно решают
задачи,

направленные на борьбу с преступностью, защиту прав и законных интересов

граждан, координируют совместные действия для достижения конкретных

задач и целей.

Вступая в международные организации, Российская Федерация взяла на себя определенные обязательства, предусмотренные нормативными актами этих организаций.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции РФ “общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора”. Следовательно в Российской Федерации ее основным законом признан приоритет международных норм над внутренними нормативными актами.

Сама система законодательства построена таким образом, что влияние норм международного права на все отрасли довольно велико.

Нормы международного права, обязательные к исполнению правоохранительными органами Российской Федерации, закреплены в конвенциях, соглашениях, актах, договорах, ратифицированных российской стороной.

Существующие международные правовые акты, в которых содержатся положения, регулирующие общие условия предварительного следствия, можно

Конституция Российской Федерации. - М.: Издательство “Ось-89”, 2000. -

С.7.

86 разделить на многосторонние, то есть подписанные несколькими государствами, и двусторонние, подписанные двумя государствами. Из многосторонних можно выделить нормативные акты открытые для подписания любой стороной, признающей содержащиеся в таких актах принципы, и соглашения конкретных государств, подобранных по определенным признакам. Такими признаками могут являться территориальная близость, например, нахождение на одном континенте (различные Европейские соглашения и договоры и т.д.), уровень экономического развития (восьмерка индустриально развитых стран и т.д.), принципы построения внешней политики (страны проводящие политику неприсоединения и т.д.) и некоторые другие.

Существует и единая организация - ООН, чья компетенция распространяется на страны мира независимо от указанных выше признаков. Российской Федерацией соблюдаются принятые ООН акты в случае их ратификации высшим законодательным органом страны.

Рассмотрим требования к общим условиям предварительного следствия, содержащиеся в наиболее часто упоминаемых и используемых актах - решениях Организации Объединенных Наций и сообщества европейских государств.

Большинство из этих актов было принято задолго до начала проведения существенных изменений в уголовно-процессуальном законодательстве России (то есть до 90-х годов XX века). Время их принятия это 40-е - 70-е годы XX века.

«г

Среди них можно выделить Всеобщую декларацию прав человека от 10 декабря 1948 года, Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 года, Международный Пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года, принятый на основе Всеобщей декларации прав человека, Конвенцию о предотвращении преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, а том числе дипломатических агентов от 14 декабря 1973 года. С учетом вступления в

87 Совет Европы и присоединением к его уставу Россия стала также участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года.

Находящиеся в уголовно-процессуальном кодексе общие условия предварительного следствия предусматривают проведение следствия только предусмотренными законом способами, что является важнейшей предпосылкой для соблюдения права на свободу и личную неприкосновенность, право не подвергаться пыткам, право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности (ст.ст.7, 9, 10 Международного Пакта о гражданских и политических правах).

В настоящее время за рубежом всерьез говорят об европейской юриспруденции, о сближении методов ведения процесса в странах, для которых общим является одно - неизбежный контроль за уголовным судопроизводством со стороны Европейского суда по правам человека в Страсбурге.129

В связи со стремлением европейских государств к созданию единых или близких к нормам других государств уголовно-процессуальных норм, принятие новых нормативных актов должно производиться не только исходя из внутригосударственных потребностей, но и с учетом законодательства других европейских стран.

Говоря о таких важнейших составляющих общих условий предварительного следствия как полномочия следователя и вопросы организации следственного аппарата, в частности включение его в состав того или иного ведомства, нужно иметь в виду рекомендации Совета Европы по вопросам организации следствия. В частности рекомендации “Об упрощении уголовной юстиции”, принятые 17 сентября 1987 года Комитетом министров Совета Европы. В них указывается, что судебное предварительное следствие,

См. Дельмас-Марти. Интернационализация преступности и ответ движения социальной защиты. Европейская модель уголовного правосудия // Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. - М., 1995. - С.37.

88 бесспорно, укрепляет гарантии прав личности, однако оно не может носить

обязательного и всеобъемлющего характера.

То есть, стремясь к унификации законодательства, европейские страны в вопросе организации следственного аппарата фактически остановились на том, что лучшим вариантом организации следственного аппарата является институт судебных следователей. Такая идея была заложена и в концепции судебно-правовой реформы в Российской Федерации. К ней неоднократно возвращаются и сейчас, в частности, в связи с новыми полномочиями суда по контролю за судебным следствием.

Большое внимание в международных правовых актов отводится такому важному принципу, как недопустимость разглашения информации о ходе расследования, главным образом той, которая нарушает презумпцию невиновности,

Европейская комиссия четко следит за неуклонным соблюдением этой нормы общих условий предварительного следствия. Применительно к вопросу охраны прав личности позиция Европейского сообщества по этому вопросу может быть рассмотрена на примере решения по делу Козик против Германии, где суд признал, что нахождение лица на государственной службе налагает на него определенные ограничения в свободе слова и самовыражения, а оглашение информации в ходе расследования не должно нарушать презумпции невиновности, от кого бы такая информация не исходила. Европейская комиссия по правам человека отметила, что если виновность лица не доказана согласно закону, то оно по-прежнему считается невиновным. Любые должностные лица не могут до решения суда заявлять о виновности подозреваемых. Тем не менее комиссия считает, что должностные лица вправе

См.: Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие по уголовным делам во Франции (основные тенденции развития): Дис. … канд. юрид. наук. М., 1995.-С.П1.

89 информировать общественность о ходе расследования, указывать на лицо как

131

подозреваемого по делу, либо что он сознался в совершении преступления.

По делу Аленэ де Рибемон (1995 год) “действия министра внутренних дел и полицейского надзирателя, ответственных за ведение уголовного расследования, были расценены как нарушение п.2 статьи 6 Конвенции в связи с тем, что они заявили на пресс-конференции о виновности подозреваемого вскоре после его ареста и до предъявления обвинения. Аналогичным образом Суд согласился с осуждением журналиста, который в выступлении на пресс-конференции нарушил тайну предварительного следствия (дело Вебер против Швейцарии, 1989).”132

Такие прецеденты решений международного суда должны учитываться и в законодательном процессе и в практике применения действующих в Российской Федерации правил.

В России с учетом требований внутреннего законодательства и международных правовых норм предпринимаются определенные меры для сохранения тайны следствия и недопустимости объявления лица виновным до вынесения об этом судебного решения. Так, в соответствии с приказом Генерального прокурора РФ № 45 “О задачах органов прокуратуры по взаимодействию со средствами массовой информации, совершенствованию общественных связей” от 8 июля 1998 года взаимоотношения со средствами массовой информации должны исключать случаи как необоснованного отказа в предоставлении информации, так и вмешательства в осуществление прокурорского надзора и расследование преступлений. Отмечается, что информация, исходящая из органов прокуратуры, не должна содержать неуместной сенсационности, ажиотажа и легковесности, а должна быть точной и сбалансированной. Нацеливая
на конструктивное взаимодействие со

См.: Нафиев С.Х., Васин А.Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. - Казань: Магариф, 1998.-С.190.

90 средствами массовой информации, Генеральная прокуратура обращает особое

133

внимание на соблюдение при этом прав и свобод личности.

К международным правовым актам можно отнести и межведомственные соглашения, которые практически все правоохранительные ведомства заключают для координации своей деятельности. В их ряду можно выделить Генеральную прокуратуру и Министерство внутренних дел Российской Федерации, чьи соглашения наиболее часто затрагивают сферу уголовно-процессуального права.

Наиболее частая форма реализации международных соглашений - международные следственные поручения. Заместитель Генерального прокурора Украины С.М.Винокуров указывает, что в 1998 году “… в Генеральную прокуратуру Украины поступило свыше 3 тысяч ходатайств об оказании правовой помощи… Большинство из них поступило именно из государств-участников СНГ. Например, из Российской Федерации таких ходатайств в 1998 году было получено свыше 1300, из Молдовы, Беларуси, Азербайджана - более чем по 100. В свою очередь, правоохранительные органы Украины свыше 1200 раз обращались с ходатайствами о правовой помощи к компетентным органам России, тогда как всего таких обращений к компетентным органам иностранных государств в минувшем (1998 - прим. автора) году было немногим более 2300.”134

На протяжении 1997-1999 годов в круг служебных обязанностей автора настоящего исследования в прокуратуре города Москвы входили вопросы организации исполнения и непосредственного исполнения международных следственных поручений, в настоящее время организация
международных

Нафиев С.Х., Васин А.Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. - Казань: Магариф, 1998.-С. 191.

133 См.: Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М.: Изд.Норма, 1999.-С.551-555.

134 Винокуров СМ. Повышение эффективности
взаимодействия правоохранительных органов государств СНГ при оказании правовой помощи.

91 следственных поручений в пределах своей компетенции (по преступлениям совершенным несовершеннолетними в поднадзорных субъектах Российской Федерации или несовершеннолетних совершивших преступления за рубежом и скрывшимся на территории поднадзорных субъектов РФ) также входит в круг обязанностей соискателя. Наиболее близкими аналогами этого института, содержащимися в общих условиях предварительного следствия являются так называемые “отдельные поручения”, направляемые следователями органам дознания в порядке ст. 127 УПК РСФСР и направляемые другим следственным органам (с учетом территориальности) в порядке ст. 132 УПК РСФСР.

При заключении международных соглашений вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам обычно подробно оговариваются. Предусматривается, какой орган одного государства имеет право направить поручение какому органу другого государства. Предусматривается и вопрос, на каком языке происходит общение между государствами. Стороны обычно исходят из того, что выбирают один язык общения, каким, например, является русский для государств членов Содружества независимых государств или инициатор международного следственного поручения представляет поручение на том языке, который является государственным в стране исполнителе. Государство исполнитель дает ответ на своем национальном языке, к которому может прилагаться заверенный уполномоченным лицом перевод.

В международных следственных поручениях могут содержаться ходатайства о проведении следственных или оперативно-розыскных действий, задержании, выдаче лица, обвиняемого в совершении преступления. Так как законодательство России и других стран не предусматривает выдачу собственных граждан для их привлечения к уголовной ответственности на территории другого государства, то при наличии соответствующего договора, и если совершенное в одной из взаимодействующих стран т^еступление является преступлением на территории другой, в страну, чьим гражданином является

// Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. -М.,1999.- № 1-2. - С.72.

92 лицо совершившее преступление, может быть направлено уголовное дело для

привлечения такого лица к уголовной ответственности. Такой порядок, например, предусмотрен между странами СНГ Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1992 года.

Существует и особый порядок исполнения такого рода международных поручений. Если рассматривать этот вопрос только с позиций уголовно- процессуального кодекса, то ни в общих условиях предварительного следствия ни в других главах о том, кто, каким образом и в какой срок исполняет международные следственные поручения упоминаний нет, как нет и самого понятия международного следственного поручения. Порядок же их исполнения близок к порядку исполнения следователем поручения другого следователя в пределах Российской Федерации в порядке ст. 132 УПК РСФСР, то есть так называемого “отдельного поручения”. Существенное отличие международного поручения о выполнении, например, конкретных следственных действий от поручения, направленного в пределах Российской Федерации по территориальности (ст. 132 УПК РСФСР) состоит в том, что к международным поручениям в отличии от внутригосударственных могут не прилагаться различного рода постановления (например, постановление о производстве обыска), на основании которых проводятся следственные действия. Это обусловлено тем, что постановления любого следователя Российской Федерации действуют на территории всей России, у нормативных актов, полученных из-за границы такой юридической силы нет. Кроме того, в связи с большими различиями в законодательстве (кроме стран СНГ) в других странах существует различный порядок проведения следственных действий, не везде, например, предусмотрены должности следователей или прокуроров. По таким поручениям следователь (точнее лицо исполняющее поручение, каковыми также могут быть прокурор, помощник прокурора, начальники отделов и управлений прокуратуры и МВД), рассмотрев материалы поручения, выносит при необходимости соответствующее постановление и проводит следственные

93 действия. Таким образом, на примере международных следственных поручений хорошо видно, что хотя вопрос исполнения таких поручений непосредственно не предусмотрен в полномочиях следователя и в УПК вообще, но, учитывая приоритет международных норм, следственные органы исполняют такое поручение, при этом руководствуясь близкими по значению нормами общих условий предварительного следствия и в первую очередь статьями 127 и 132 УПК РСФСР.

Кроме направления международного поручения в компетентные органы обычно предусматривается и особый порядок их составления. Такой порядок включает в себя ссылку на нормативный акт, регулирующий взаимоотношения в подобных вопросах между государствами, описание совершенного деяния, выписку со статьями закона, которые нарушает это деяние, указание на то, в связи с чем возникла необходимость в проведении следственных действий на территории другого государства. При необходимости задержания лица, совершившего преступление или его выдачи дополнительно должны быть представлены его установочные данные, по возможности фотография и дактокарта, документы подтверждающие его гражданство, нормативный акт, который по законодательству запрашивающей стороны является основанием для заключения этого лица под стражу. Таким образом, требуется представление всех необходимых данных для рассмотрения ходатайства с учетом внутреннего законодательства.

При отсутствии каких-либо из указанных в договоре сторон данных международное следственное поручение может быть не исполнено и возвращено инициатору с указанием о нарушении установленного порядка представления.

Основываясь на проведенном автором анализе послушавших в прокуратуру города Москвы международных следственных поручений, можно выделить еще один достаточно часто встречающийся вопрос, возникающий при их исполнении - это возможность представителей заинтересованной стороны участвовать при проведении следственных действий. Данный момент подлежит

94 обязательному предварительному согласованию сторон.
Положение о

присутствии при допросах заинтересованных представителей правоохранительных органов зарубежных стран также не предусмотрено общими условиями предварительного следствия. Но для выяснения всех обстоятельств дела зачастую такое присутствие целесообразно, так как в зависимости от первых результатов проводимой работы владеющие всеми материалами и знающие обстоятельства дела представители зарубежных правоохранительных органов могут вовремя придать следственным действиям необходимое направление. Кроме того, по законодательству ряда стран (например, Норвегии) при проводимых сотрудниками полиции допросах (даже свидетелей) могут участвовать адвокаты подозреваемых и обвиняемых, которые имеют право задавать интересующие их вопросы. Процессуальное положение таких лиц, как уже было сказано выше, не предусмотрено уголовно-процессуальным кодексом, они, например, не могут при допросе непосредственно задавать вопросы допрашиваемым лицам, так как для этих лиц они не являются управомоченными лицами, они фактически лишь ходатайствуют перед проводящим допрос лицом о постановке указанного ими вопроса. Бели следователь считает, что такой вопрос нарушает права гражданина, законы Российской Федерации или нецелесообразен, он может отказать в его постановке перед допрашиваемым лицом. Фактически положение присутствующих при допросе лиц близко к положению специалиста участвующего в следственном действии и рекомендующего с учетом своих

•г

познаний применение каких-то определенных методов, хотя еще раз подчеркну, что никакими правами присутствующие лица не обладают, а возможность их присутствия обусловлена лишь приоритетом норм международного права над внутренними нормами.

Говоря о международном сотрудничестве государств необходимо отметить, что наиболее тесным является сотрудничество Российской Федерации со странами СНГ. Это обусловлено целым рядом причин, из которых можно выделить следующие: единое историческое прошлое в составе

95 одного государства; существующий общий язык общения, понятный большинству граждан СНГ; схожесть законодательства; отсутствие охраняемых границ; давние связи преступников одной республики с другой; сложное экономическое положение, обусловленное однородными причинами; наличие у граждан государств СНГ родственников и друзей в других государствах СНГ, что обуславливает постоянную миграцию населения.

С учетом указанных и других факторов страны Содружества независимых государств предприняли ряд действенных шагов для координации борьбы с преступностью, среди которых можно выделить подписание вышеупомянутой Конвенции, создание модельного УПК, проведение рабочих встреч и семинаров, издание совместного печатного органа - журнала “Прокурорская и следственная практика”.

Анализ статей в указанном журнале и проведенные автором опросы лиц, обращающихся за помощью в проведении следственных действий на территории других государств показал, что наиболее проблемными вопросами в практике взаимодействия правоохранительных органов стран СНГ являются: невозможность создания совместных (межгосударственных) оперативно-следственных бригад для расследования межгосударственных преступлений, длительность исполнения международных следственных поручений и заформализованная процедура оформления и направления международных следственных поручений, согласно которой ходатайство о правовой помощи может направить только один из руководителей Генеральной прокуратуры РФ, перед ним об этом должен ходатайствовать руководитель прокуратуры субъекта Российской Федерации. Для направления такого ходатайства необходимо представлять значительное количество материалов.

Так, заместитель Генерального прокурора РФ С.Г.Кехлеров в выступлении на конференции министров стран “восьмерки” по проблемам борьбы с транснациональной организованной преступностью 19-20 октября 1999 года подчеркнул: “Контуром сотрудничества могло бы стать изучение возможности создания международных следственно- оперативных групп для

96 совместного расследования финансовых преступлений,
учитывая их

интеграционный характер”.

Прокурор Витебской области Республики Беларусь Н.С.Шахметов отмечает: “Проблема заключается в том, что прохождение поручений слишком затягивается, не всегда они качественно исполняются, поэтому, на наш взгляд, необходимо … чтобы они исполнялись в жестко установленные сроки и качественно. Должен сказать, что анализ документов, которые проходят через прокуратуру Витебской области, позволяет сделать вывод, что в основном задержки с исполнением различных поручений происходят не по вине конкретных следователей, исполнителей, а в основном в результате длительной процедуры прохождения документов через центральный аппарат … Следует согласиться с теми практическими работниками, которые предлагают расширить полномочия сторон и дополнить … положением о том, что в необходимых случаях правовая помощь оказывается путем обеспечения участия в производстве расследования официальных представителей заинтересованной стороны”.136 Он же указывает и на необходимость создания совместных оперативно-следственных групп. С мнением о необходимости дальнейшего углубления сотрудничества нельзя не согласиться.

А старший помощник Главного военного прокурора РФ А.Г.Волеводз вообще предлагает “включить в Конвенцию новую статью о проведении совместных расследований и оперативно-розыскных действий по уголовным

Кехлеров С.Г. Финансовые аспекты международной организованной преступности. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ.- М.,1999. - № 3-4. - С.27-28.

136 Шахметов Н.С. Преступность не знает границ. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ.- М.,1999.-№3-4.-С.128-129.

Волеводз А.Г. О создании правовых основ межгосударственного сотрудничества правоохранительных органов стран - членов СНГ в розыске, аресте и конфискации денежных средств и имущества, нажитых преступным путем, и доходов от преступной деятельности. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ.- М., 1999.- № 3-4.- С. 151.

97 На необходимости создания совместных следственно- оперативных

бригад и упрощения процедуры направления международных следственных

поручений настаивает и Генеральный прокурор Республики Беларусь Божелко

О.А.138

С учетом изложенного считаю необходимым включение в число положений о полномочиях следователя, кроме права давать поручения о производстве следственных действий на территории Российской Федерации -права лично направлять международные следственные поручения, если иное не предусмотрено международным соглашением Российской Федерации с государством-получателем поручения или иными международными нормативными актами. Норму УПК о создании и функционировании следственных (следственно-оперативных) групп (бригад) дополнить положением о том, что по ходатайству правоохранительных органов одного из государств, с которым у Российской Федерации заключено соответствующее соглашение, возможно создание совместной следственной (оперативно-следственной) группы (бригады) из представителей правоохранительных органов этих государств. Причем любой из участников такой группы имеет право на проведение следственных (оперативно-розыскных) действий на территории любого из этих государств в рамках конкретного уголовного дела (по которому создана группа) с соблюдением законодательства страны, на территории которой проводятся такие действия.

В контексте вопроса международного сотрудничества, пожалуй, уместным было бы подчеркнуть, что хотя регулируемые нормами международного права, внутригосударственного права и морали взаимоотношения целиком не могут совпадать, но правовые нормы и в первую очередь это касается международных правовых актов во многом созданы на основе существующей морали и нравственности и процесс их изменения во

См.: Божелко О.А. О проблемах совершенствования сотрудничества государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступностью. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. - М.,1999.- № 1-2.- С.59.

98

многом обусловлен изменением норм нравственности и морали. Как правильно

заметила Г.К.Дмитриева: “Основные сферы действия морали и права в международных отношениях совпадают. Это касается, прежде всего сферы, связанной с основными ценностями международной системы.”139

Таким образом, хотя имеющиеся в международных правовых актах положения и не противоречат существующему уголовно-процессуальному законодательству, но многие нормы внутренним законодательством не предусмотрены. Для обеспечения эффективности уголовного процесса и общих условий предварительного следствия как его составной части необходимо с учетом вышеуказанных и других мнений принимать действенные меры для приведения внутреннего законодательства в соответствие с жизненными реалиями, развивать процесс взаимодействия с другими странами.

“Международное сообщество входит в такую эпоху своего развития, когда жизненной потребностью становится развитие межгосударственных отношений на основе норм общепринятой морали и права, как условия выживания человечества”.140

2.4. Значение постановлений и определений Конституционного суда РФ в формировании общих условий предварительного

следствия

Одним из существенных достижений судебно-правовой реформы в Российской Федерации явилось создание Конституционного суда Российской Федерации.

В соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом “О Конституционном Суде Российской Федерации” 1994 года Конституционньш Суд - судебный орган конституционного
контроля,

Дмитриева Г.К. Взаимодействие морали и международного права: Дис. … докт. юрид. наук. М., 1991.- С. 133.

140 Дмитриева Г.К. Взаимодействие морали и международного права: Дис. … докт. юрид. наук. М., 1991.- С.385.

99 самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

“Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по своему характеру является юрисдикционной. Она осуществляется в судебно- процессуальных формах, и, как правило, направлена на разрешение социально-правовых конфликтов, то есть содержит все признаки, позволяющие утверждать, что Конституционный суд РФ осуществляет правосудие, а не “контроль”, “надзор” или что-нибудь в этом роде”.141

Особенность функционального предназначения позволяет говорить о двойственности юридической природы Конституционного Суда России: с одной стороны, это судебный орган, занимающий ведущее место в иерархии судебной системы, с другой стороны - это федеральный орган государственной власти, который вместе с высшими органами государства - Президентом РФ, Федеральным Собранием РФ, Правительством РФ осуществляет функцию конституционного контроля и существенно влияет на деятельность этих органов.

По мнению некоторых авторов, Конституционный Суд с одной стороны является судебным органом, а с другой обладает полномочиями нормотворческого органа.142 На взгляд автора настоящего исследования, Конституционный Суд нормотворческими полномочиями не наделен, так как они не предусмотрены ни Конституцией Российской Федерации, ни Федеральным конституционным законом “О Конституционном Суде Российской Федерации”.

По мнению ряда ученых, решения Конституционного Суда являются источником права143, другие полагают, что они не содержат в себе новых норм,

Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России. // Государство и право. - № 7. - 2000 - С. 18.

142 См.: Саматов Ф.С. Юридическая природа актов Конституционного суда: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997. - С. 12.

143 См.: Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право России. Учебник для вузов. М., 1996. - С.33.; Белкин А.А. Вопросы юридической силы решений

100 в связи с чем не могут рассматриваться как нормативные и источниками права

144

не являются.

Решение этого вопроса имеет большое значение для всех отраслей права, в том числе и для уголовного процесса.

Признавая постановления и определения Конституционного Суда источниками российского права, ученые-правоведы аргументируют свою позицию особым статусом Конституционного Суда, обязательностью его решений для всех субъектов права на территории Российской Федерации. Решениями Конституционного суда некоторые нормативные акты (например, положения УПК) утрачивают силу, не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению, решения судов и иных органов не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных случаях. Поэтому можно сказать, что Конституционный Суд обладает полномочиями “негативного законодателя”.

В сфере применения решений Конституционного Суда к уголовному процессу вообще и положениям об общих условиях предварительного следствия в частности, Конституционный Суд, несомненно, выступает в первую очередь в качестве “негативного законодателя”, который сверяет статьи Конституции России с нормами уголовно-процессуального кодекса, других законодательных актов и выносит решение о том, соответствуют ли эти нормы главному закону страны, подлежат ли они применению в практической деятельности.

М.А.Митюков считает, что законодатель придал решениям Конституционного Суда ту же силу действия, что и конституционным нормам,

Конституционного суда Российской Федерации. // Вестник Конституционного Суда РФ.- 1997.- № 2.- С.21-23 и др.

144 См.: Богданова Н.А. Конституционный Суд Российской Федерации в системе конституционного права // Вестник Конституционного Суда РФ.- 1997-№ 3.- С.59-68; Крылов Б.С. О некоторых решениях Конституционного Суда Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ.- 1997.- № 2-СЛА и др.

101 так как нередко постановления и определения Конституционного Суда РФ фактически создают новые нормы, закрывающие пробелы Конституции. Подтверждением этому является и то обстоятельство, что в соответствии со ст.79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” решения Конституционного Суда действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами, а их опубликование осуществляется в том же порядке, какой установлен для федеральных законов, указов Президента и постановлений Правительства, объединяемых в широком смысле термином “законодательство”.145

Обоснование правотворческой функции Конституционного Суда связывают с предоставленным данному органу Конституцией РФ правом давать официальное толкование основного закона. Эта точка зрения исходит из того, что превращение Конституции в “трудноизменяемую” предопределяет возрастание роли Конституционного Суда в развитии конституционных норм. В результате того, что при рассмотрении конкретных обращений Конституционный Суд дает толкование Конституции РФ, отражающее общественное развитие, основной закон государства подвергается преобразованию, хотя его текст не изменяется. Б.С.Эбзеев полагает, что Конституционный Суд идет дальше простой интерпретации, он формирует конституционно-правовую доктрину, тем самым выполняя правотворческую функцию, а его решения, хотя формально и считаются имеющими силу только для тех дел, в связи с которыми они были вынесены, в действительности являются источниками права.146

Автор с подобной позицией не согласен, так как признание решений Конституционного Суда РФ источниками права повлекло бы за
собой

145 См. Милюков М. Вопросы парламентского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации. // Проблемы парламентского права России.- М., 1996. - С.78.

102 нарушение принципа разделения властей и могло бы отрицательно сказаться на

состоянии законности.

Фактически функцией конституционного суда является “дисцигшинирование” законодательной и исполнительной власти путем конституционного контроля.

Рассмотрим более подробно контрольную функцию Конституционного Суда, призванную освободить действующее законодательство от противоречащих Конституции России норм.

Решения Конституционного Суда в уголовно-процессуальной сфере представляют собой результат познавательной деятельности Суда по уяснению смысла и содержания нормы обжалуемого уголовно- процессуального акта (чаще всего УПК) и соответствующей нормы Конституции РФ и основанное на них разъяснение этих норм в целях их правильного понимания и применения. Это процесс толкования уголовно- процессуальных норм, а его результаты -акты толкования.

Решения Конституционного суда РФ, касающиеся предварительного следствия, применительно к настоящему исследованию, можно условно разделить на две группы: решения, о соответствии Конституции РФ норм общих условий предварительного следствия и решения, о соответствии Конституции РФ других норм, относящихся к предварительному следствию.

К первой группе, несомненно, можно отнести постановление Конституционного суда Российской Федерации о соответствии Конституции РФ статьи 133 УПК РСФСР. В суде оспаривалась возможность продления сроков следствия “до бесконечности”. Конституционный Суд РФ решением от 23 марта 1999 года № 5-П постановил: “Признать статью 133 УПК РСФСР не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку ее положения сами по себе не предполагают произвольного и неограниченного продления срока предварительного расследования. Соответствующее конституционное

146 См.: Эбзеев Б.С. Конституционный Суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля. // Вестник Конституционного суда РФ. -

103 истолкование данной нормы … должно обеспечиваться судами путем проверки

по жалобам граждан законности и обоснованности постановлений о продлении

срока предварительного расследования”.147 При принятии этого
решения

Конституционным судом учитывалось, что хотя предельного срока следствия и

не существует, но продление срока следствия осуществляется для проведения

конкретных следственных действий, то есть фактически существуют сроки для

проведения следственных действий.

Среди других решений необходимо отметить постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года по делу о проверке соответствия Конституции РФ части 4 статьи 47 УПК РСФСР; дважды в Конституционный Суд Российской Федерации обжаловались положения ст. 97 УПК РСФСР “Сроки содержания под стражей”, в связи с чем выносились постановление от 13 июня 1996 года и определение от 25 декабря 1998 года; постановление от 3 мая 1995 года по делу о проверке соответствия Конституции РФ статей 220-1, 220-2 УПК РСФСР; постановление от 13 ноября 1995 года о проверке конституционности части 5 статьи 209 УПК РСФСР.

По результатам вынесенных решений были внесены изменения в уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации, некоторые нормы получили новое толкование. Так, время ознакомления обвиняемого, содержащегося под стражей, с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия было включено в срок содержания под стражей, судебное обжалование меры пресечения - заключения под стражу стало возможным лицом, в отношении которого такая мера пресечения вынесена заочно; решения органов предварительного следствия, кроме обжалования их прокурору, стало возможным обжаловать в суд.

1995.-№2, 3.-С.84,90.

147 См.: Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 23.03.99 № 5-П. Компьютерная версия программы Консультант Плюс: Версия Проф.-С. 1-4.

104

Переоценить важность этих решений для организации предварительного следствия тяжело, так как они затрагивают наиболее насущные и острые вопросы, касающиеся ограничения прав и свобод личности.

Несомненно, что необходимость постоянной сверки Консгтуционным судом положений УПК с положениями Конституции России во многом обусловлена тем, что Конституция была принята через 33 года после принятия УПК. Многие положения УПК были “приспособлены” к прежнему порядку судоустройства, прежней общественно-экономической формации и отвечали тем целям, которые государство ставило на том этапе. В настоящее время, в период судебно-правовой реформы всего законодательства, именно Конституционному суду отводится роль определять - соответствует ли Конституции Российской Федерации 1993 года, принятой с учетом новых общественно-политических и правовых реалий, нормативно-правовые акты в уголовно-процессуальной сфере и в первую очередь некоторые положения УПК 1960 года.

Однако, соискатель считает, что даже при принятии нового уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (несомненно с учетом всех определений и постановлений Конституционного Суда РФ) необходимость разрешения споров о соответствии Основному закону страны тех или иных положений УПК РФ (да и других нормативных актов) все равно останется.

Многими авторами постановления и определения Конституционного Суда по делам о проверке конституционности тех или иных нормативных актов рассматриваются в качестве источников права в форме правовых прецедентов, в связи с тем, что они имеют обязательное значение не только для участников рассматриваемого спора, но и для всех субъектов права, что подтверждается положением ст.6 Закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” об обязательности решений данного органа, а также практикой применения.

Такой подход нарушает концепцию сложившейся российской правовой системы, которая принадлежит к романо-германской правовой системе, не признающей судебный прецедент в качестве источника права из-за отсутствия

105 у судебных органов нормотворческой функции. Для данной правовой системы

характерно, что на судебные органы возлагается обязанность
точной

реализации принятых в государстве общих норм в конкретных судебных актах,

что в конечном счете обеспечивает единообразие судебной практики в рамках

всего государства. Судья романо-германской правовой группы не
обязан

следовать ранее принятому решению суда, за исключением судебной практики

верховного или конституционного суда. Однако и в этом случае высшие

судебные инстанции не вправе создавать своими решениями новые нормы, а

148

могут лишь толковать имеющиеся в нормативно-правовых актах.

2.5. Общие условия предварительного следствия в проекте УПК РФ. Сравнительная характеристика с нормами УПК РСФСР 1960 года

Проводимые в СССР, а затем в Российской Федерации реформы, направленные на изменение общественного строя и демократизацию общества не могли происходить без реформы законодательной базы. При этом неоправданному забвению многие годы предавалось уголовно- процессуальное законодательство, а ведь именно оно регулирует реализацию основных прав граждан, его демократическое построение, их неуклонное соблюдение один из признаков правового государства.

Следует заметить, что руководство страны в последнее время пытается активизировать процесс принятия нового УПК РФ. Об этом в частности свидетельствует встреча в апреле 2000 года избранного Президентом страны В.В.Путина с Председателем Конституционного суда, на которой рассматривалась необходимость ускорения принятия нового уголовно- процессуального кодекса РФ.

Последний УПК РСФСР был принят 27 октября 1960 года и его действие в последние десятилетие XX века вызывало множество нареканий.
Из

148 См.: Синюков В.Н. Правовые системы и правовые семьи. //
Теория государства и права. Курс лекций. / Под ред.Матузова Н.И., Малько А.В. - М.,

106 появлявшихся коллизий законодатель выходил путем отмены некоторых положений УПК, путем включения в УПК новых положений, статей и даже глав, изданием нормативных актов, действующих параллельно с УПК и зачастую противоречащих его положениям, например Указа Президента Российской Федерации №. 1226 от 14 июня 1994 года “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности”, то есть “латания” старого законодательства без приведения его в соответствие с положениями Конституции РФ.

В рамках настоящего диссертационного исследования сравнительному анализу подвергнуты положения УПК РСФСР 1960 года и положения, содержащиеся в проектах УПК РФ, рассмотрены некоторые предложения о включении в УПК новых положений.

Попытки предложить альтернативу УПК РСФСР 1960 года предпринимались как научными организациями, так и рабочими группами, созданными при государственных учреждениях и ведомствах. В конце 80-х годов Институт государства и права Академии наук СССР опубликовал Теоретическую модель уголовно-процессуального кодекса, предполагая изучение ее не только российским законодателем, но и заинтересованными органами, организациями и работниками союзных республик. Однако только в 1994 году для обсуждения научной общественностью представили альтернативные проекты УПК РФ рабочие группы Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации и Научно- исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры России. При обсуждении проектов основные дискуссии велись по вопросам доказательственного права, предоставления стороне защиты возможности проведения своего расследования, понимания принципа состязательности и презумпции невиновности. Проект, составленный в соответствии с требованиями
Конституции РФ, предусматривал сужение полномочий

1997.-С.173.

107 прокуратуры и расширение полномочий суда (дача санкций на заключение под

стражу, обыск, продление срока содержания под стражей).

Проект УПК РФ, подготовленный рабочей группой Государственно- правового управления Президента РФ стал основой для Модельного уголовно-процессуального кодекса для государств - участников СНГ, одобренного Межпарламентской ассамблеей 17 февраля 1996 года. Модельный УПК исходит из последовательно состязательной концепции уголовного судопроизводства, предоставляет стороне защиты возможности для самостоятельного поиска доказательств и предоставления их следственным органам и суду. В Модельном УПК учтен опыт функционирования новых институтов уголовно- процессуального права: суда присяжных, судебного контроля за законностью заключения под стражу, исключение из числа доказательств недопустимых материалов. Данный проект был представлен Российской Федерацией в Совет Европы в 1995 году, когда решался вопрос о членстве России в этой международной организации, и получил положительную оценку. Проект прорабатывался и в других странах СНГ. УПК Республики Беларусь не включил многие из его положений, но проект учитывался при его создании и оказал существенное влияние на некоторые его положения. В Армении он лег в основу УПК Республики, вступившем в силу в 1999 году.150

Проекты Министерства юстиции Российской Федерации и Научно- исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры, притерпевшие многочисленные модификации и подвергшиеся изменениям были использованы как материал для деятельности созданной при Комитете по законодательству и судебно-правовой реформе Государственной Думы Федерального
Собрания Российской Федерации

149 См.:Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. - Минск.: “Тисей”,2000.-С5.

150 См.: Казинян Г.С. Соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в досудебных стадиях судопроизводства по УПК Республики Армения.// Прокурорская и следственная практика. М.- 1999. № 3-4.- С. 106-115.

108 рабочей группы по подготовке проекта нового УПК. В ее состав вошли ученые-правоведы, депутаты, работники аппарата названного Комитета, представители “силовых ведомств”.

В июне 1997 года, написанный рабочей группой Комитета по законодательству и судебно-правовой реформе, проект УПК Российской Федерации был принят в первом чтении Государственной Думой. Его содержание вызвало отрицательные отзывы известных российских ученых, правозащитных организаций, но представитель Президента в Государственной Думе согласился с принятием в первом чтении этого документа, при условии учета при его подготовке ко второму чтению норм Модельного уголовно-процессуального кодекса для государств - участников СНГ.

В настоящее время проект УПК РФ находится в Государственной Думе в стадии подготовки ко второму чтению. Кроме того, научные и практические работники продолжают его обсуждение151.

В данном проекте в разделе VIII “Предварительное следствие и дознание” глава 21 называется “Общие условия предварительного следствия”. Она состоит из 23 статей (с 163 по 185), в то время как в УПК РСФСР в аналогичной главе находилась 21 статья.

Итак, к общим условиям проект относит: органы предварительного следствия; обязательность предварительного следствия; подследственность; место производства предварительного следствия; начало производства предварительного следствия; окончание предварительного следствия; срок предварительного следствия; полномочия прокурора по надзору за расследованием уголовных дел; полномочия начальника следственного отдела; производство предварительного следствия группой следователей; полномочия руководителя следственной группы; деятельность органов дознания по делам, по которым предварительное следствие обязательно; общие правила производства следственных действий; протокол
следственного действия;

151 См.например: Ананьин А. Проект УПК требует
серьезной доработки/ЛРоссийская юстиция. - 2000. - № 10. - С.4 - 6.

109 удостоверение факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия; обязательность разъяснения и обеспечения прав участникам уголовного процесса; обязательность рассмотрения ходатайств; меры попечения о детях, иждивенцах и по охране имущества подозреваемых или обвиняемых; недопустимость разглашения данных предварительного следствия; представление по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления и других нарушений закона; участие специалиста; участие переводчика; участие понятых.

Рассмотрим каждую из них в отдельности, сравнив с нормами УПК РСФСР.

Первая из них посвящена органам, осуществляющим предварительное следствие. Как и в УПК РСФСР (с внесенными в него изменениями) таких органов пять - это следователи прокуратуры, органов внутренних дел, налоговой полиции, федеральной службы безопасности и органы дознания. Не смотря на жесткую критику существовавшей системы организации следственного аппарата нормы этого института реформированию не подверглись.152 Единственное, более отчетливо и конкретно записан пункт о праве прокурора провести предварительное следствие по любому уголовному делу. Критикуя положения проекта в этой части, Ю.А.Костанов предлагает изложить статью 163 в следующей редакции: “Предварительное следствие по уголовным делам производится следователями прокуратуры”. Он же считает, что до создания в стране самостоятельного следственного аппарата органы предварительного следствия должны быть сохранены только в прокуратуре, как органе наиболее независимом от местнических и иных влияний.153 Соискатель

Подробный анализ вопросов организации следственного аппарата дан в III главе настоящего исследования, (прим. автора)

153 Костанов Ю.А. Произвол опирается на ущербность процессуального законодательства. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно-практический анализ. Сборник статей экспертов Независимого экспертно-правового совета под ред.С.А.Пашина. - М.: Комплекс-Прогресс, 1999. - С.55.

по

не согласен с данной позицией и обосновывает свое мнение в III главе исследования.

Выделенная в проекте УПК РФ отдельной статьей норма о обязанности предварительного следствия также каких-то существенных новшеств, кроме упоминаний о неизвестных УПК РСФСР мировых судах не внесла, ее разделение в УПК РФ с подследственностью, на взгляд автора, не является чем-то насущным и необходимым. Кроме того, в проекте УПК выражен фактический отказ от дознания как формы расследования, оно предусмотрено только по делам, где раньше использовалась протокольная форма. Саму же подследственность по УПК РФ предполагается оставить неизменной, с чем нельзя согласиться.154

Статья 166 проекта УПК РФ о месте производства предварительного следствия соответствует аналогичной по содержанию статье 132 УПК РСФСР. В настоящее время назрела необходимость дополнения, изложенных в статье 132 УПК РСФСР полномочий следователя возможностью непосредственно направлять международные следственные поручения, что уже подробно рассматривалось в параграфе “Международные правовые акты как источник формирования прав, регламентирующих в нормах УПК общие условия производства предварительного следствия”.

Статья 167 проекта УПК РФ отличается от аналогичной 129 статьи УПК РСФСР только отсутствием, выделенного в отдельную норму, указания о возможности расследования уголовного дела группой следователей.

Новеллой можно считать включение в рассматриваемую главу проекта УПК РФ статьи об окончании предварительного следствия. Ее включение в эту главу вполне оправдано. В УПК РСФСР аналогичная статья находилась в главе приостановление и окончание предварительного расследования. Отсутствие данной статьи в главе об общих условиях предварительного следствия в УПК РСФСР свидетельствовало о непоследовательности авторов документа, так как,

Подробное рассмотрение вопроса подследственности автором предпринято в главе III диссертационного исследования, (прим. автора)

Ill

начиная предварительное следствие, следователь должен ставить перед собой цель его окончить и именно это решение является логическим завершением следствия. Кроме того, в УПК РСФСР в главе об общих условиях имелась статья о начале предварительного следствия, а статья о его окончании, как уже отмечалось, находилась совсем в другой главе.

Статья 169 проекта близка по содержания статье 133 УПК РСФСР - это сроки предварительного следствия. В статье 169 лишь отсутствует указание о том, кто продлевает срок предварительного следствия при возвращении уголовного дела на дополнительное расследование, в статье же 133 было прямое указание, что это делает прокурор.

Необоснованным продление срока следствия можно признать лишь в том случае, если по уголовному делу не выполняются следственные действия, для производства которых испрашивалось продление, когда уголовное дело находится без движения, следственные действия по нему не проводятся или проводятся без достаточной интенсивности.

Ранее следователь представлял постановление о продлении срока следствия до истечения процессуальных сроков, по проекту УПК РФ следователь представляет постановление не позднее чем за 3 дня до истечения процессуальных сроков. Статья УПК РСФСР в части сроков представления постановлений о продлении процессуальных сроков дополнена указаниями Генерального прокурора РФ № 38/36 от 18.06.98 “Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при продлении сроков предварительного следствия, дознания и содержания обвиняемых под стражей”. Это указание предусматривает, что ходатайства о продлении срока следствия по делу представляются не позднее чем за 5 дней до истечения процессуального срока. В нем же указан порядок составления ходатайства о продлении срока следствия.155 Касательно исчисления сроков предварительного следствия необходимо отметить, что указаниями Генерального прокурора РФ

155 См.: Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М: Изд.Норма, 1999.- С.199-205.

112 регулируются и другие, не предусмотренные ни УПК РСФСР, ни проектом УПК РФ вопросы, например, № 55/15 от 18 сентября 1996 года “Об изменении порядка исчислении срока предварительного следствия при соединении нескольких уголовных дел”156, необходимость включения которого в уголовно-процессуальный кодекс назрела уже давно. Вместе с тем, необходимо отметить, что данное Указание Верховным Судом Российской Федерации признано незаконным и не действующим на территории России157.

Так как для расследования уголовных дел различных категорий требуются различные сроки следствия, что обусловлено количеством необходимых следственных действий, целесообразно рассмотреть вопрос об установлении различных сроков следствия по разным категориям уголовных дел. Так как по уголовным делам об убийствах в обычный минимум следственных действий входит кроме допросов, осмотра и проведение судебно-медицинских, биологических, судебно- психиатрических экспертиз. Поэтому в установленный УПК 2-х месячный срок закончить уголовное дело об умышленном убийстве практически невозможно, в то время как уголовное дело по факту кражи может содержать только протоколы допросов и осмотра и этого будет достаточно для его завершения в этот срок. Конечно, существуют и многоэпизодные уголовные дела о групповых кражах, расследование которых займет больше времени, чем расследование “бытового” убийства, но все же сроки следствия должны быть соизмеримы с требованиями к расследованию конкретных составов преступлений.

Кроме того, можно отметить, что сокращение сроков следствия, исходя из исторического опыта, далеко не всегда способствует интересам граждан, позволяя с одной стороны в кратчайшие сроки расследовать преступление и изобличить виновных, а с другой неизбежно сказывается на качестве собранных материалов. Одни из самых коротких сроков
следствия

156 См.: Сборник основных приказов и указаний Генерального
прокурора Российской Федерации. М.: Изд.Норма, 1999.- С.216-217.

157 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2000.- № 10. - С.12-13.

113 существовали именно в период репрессий. Так, после убийства С.М.Кирова

вышло Постановление ВЦИК от 01.12.34, которым регламентировался вопрос о

сроке следствия по делам о террористических организациях
и

террористических актах. Он составлял 10 дней. По законодательству 1919

года срок следствия был установлен - 1 месяц. За такой короткий срок

следствия и примерно такой же срок судебного рассмотрения изучение всех

обстоятельств оказывалось невозможным, сложившаяся система
ведения

следствия не всегда стремилась к установлению истины, результаты следствия

зачастую были известны до его окончания. Вследствие этого, вопрос
о

доказанности совершения обвиняемым инкриминируемого деяния
решался

наспех, без учета всех обстоятельств дела, зачастую лишь на основании мнения

государственного обвинителя, которое базировалось в первую очередь
на

“главном доказательстве” - признании обвиняемого.

Целесообразно в свете рассмотрения данного вопроса обратиться к

положительному, на взгляд автора, опыту Республики Украина, где
срок

предварительного следствия согласно ч.5 ст. 120 УПК Украины
не

распространяется на дела, по которым не установлено лицо, совершившее

преступление. Течение срока следствия по таким делам начинается со дня

установления лица, совершившего преступление.160 И действительно, а для чего

вообще нужен срок следствия? Мнение практических работников по этому

поводу обычно сводится к тому, что срок следствия позволяет контролировать

процесс расследования преступления, выявлять и пресекать
волокиту и

нарушения закона при продлении срока или при
приостановлении

предварительного следствия. Также он нужен для того, чтобы обвиняемые, к

которым применены иные меры пресечения, кроме заключения под стражу,

Строгович М.С. Уголовный процесс. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1940.- С.48.

159 Чельцов М.А. Уголовный процесс. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1948.-С. 120.

160 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Украины (с изменениями и дополнениями по состоянию на 15 января 2000 года). Харьков: ООО “Одиссей”.- 2000.- С.80.

114 знали, что установлен определенный срок, в течении которого следователь

должен доказать их виновность или прекратить уголовное преследование.

Возможно, для соблюдения прав обвиняемых это действительно необходимо,

хотя обеспечение действенного контроля за расследованием уголовного дела

позволило бы не затягивать срок пребывания гражданина в
статусе

обвиняемого. При выполнении всех необходимых следственных
действий

предварительное следствие и так может приостанавливаться и прекращаться,

независимо от того, установлены сроки или их нет. А вопрос выявления

нарушений и волокиты необходимо решать путем
систематизированных

обязательных проверок уголовных дел. Таким образом,
необходимости в

установлении срока предварительного следствия, к тому же такого, который

может продлеваться практически до бесконечности, автор не видит.

В статье проекта также не содержится указание на то, что время

ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела не входит в срок

предварительного следствия (согласно УПК РСФСР время
ознакомления

обвиняемого с материалами уголовного дела в срок следствия не включается).

Это положение проекта не совсем логично так как признав предварительное

следствие оконченным, а собранные материалы достаточными для составления

обвинительного заключения, следователь объявляет обвиняемому об окончании

предварительного следствия и предоставляет возможность ему ознакомиться с

материалами уголовного дела. Таким образом, срок следствия
должен

исчисляться с момента возбуждения уголовного дела (а при возвращении

уголовного дела судом для производства дополнительного расследования с

принятия уголовного дела следователем к своему производству), то есть с

момента, когда следователь может проводить следственные действия,
до

момента вынесения решения о его окончании или до момента представления

материалов для ознакомления обвиняемому, то есть когда следователь не

может проводить следственные действия. Таким образом, так как во время

ознакомления обвиняемого с материалами дела следствие уже завершено и

следственные действия проводить нельзя, то в срок следствия
время

115 ознакомления обвиняемого с материалами дела, по мнению
соискателя,

включаться не должно. При необходимости проведения следственных действий

в период ознакомления обвиняемого с материалами дела или
при

удовлетворении ходатайства о проведении следственных действий
по

окончании ознакомления с материалами дела, срок следствия
должен

возобновляться на время выполнения таких действий.

Применительно к этому же вопросу вероятно логичным было бы по

окончании следствия составление следователем (или
прокурором)

обвинительного заключения и передача дела без ознакомления с
его

материалами обвиняемого в суд, где, имея на руках копию обвинительного

заключения, он мог бы ознакомиться с материалами дела. По окончании

следствия и после составления итогового документа следователь
должен

освобождаться от дела, а в практической деятельности не редко встречаются

случаи, когда процесс ознакомления следователем обвиняемого с материалами

дела длится почти столько же сколько и следствие (особенно
по

многоэпизодным групповым преступлениям) что, по-моему мнению, как бы

оттесняет следователя от его важнейшей (или основной) функции - проведения

предварительного следствия и принуждает посещать следственный изолятор,

наблюдая чтение обвиняемыми уголовного дела (при содержании обвиняемых

под стражей), а не заниматься расследованием преступлений.
Проблему

длительности ознакомления с материалами дела некоторых обвиняемых с

целью достижения момента, когда станет невозможным продление их сроков

содержания под стражей подчеркивал и Генеральный прокурор РФ доктор

юридических наук Ю.И.Скуратов, который, рассматривая в качестве примера

уголовное дело по обвинению А.Ю.Ильюшенко, писал: “…неудача
с

Ильюшенко - это неудача всей нашей уголовно-процессуальной системы, когда

у обвиняемого есть возможность растянуть сроки ознакомления с уголовным

делом до размеров резины, превратить их в виртуальное пространство …

Ильюшенко вышел на свободу и теперь знакомится со своим уголовным делом.

И будет знакомиться, видимо, столько, сколько его душе будет угодно - делать

116

выписки из толстых томов, используя пробелы в уголовно- процессуальном законодательстве. А расследование - то, чем занималась прокуратура, -закончено. Если бы Ильюшенко чувствовал свою невиновность, то ему совершенно незачем было бы затягивать процесс ознакомления с делом …”.

Возложение на суд обязанности ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела не будет являться нарушением права обвиняемого на защиту, более того, суд сможет более объективно, чем лицо, проводящее следствие, рассмотреть ходатайство обвиняемого о дополнении предварительного следствия и, при необходимости, направить дело для проведения дополнительного расследования. Хотя при этом нельзя не учитывать, что у суда в настоящее время отсутствуют реальные возможности ознакомления обвиняемых с материалами уголовных дел. Кроме того, исходя из принципа состязательности, суду необходимо также ознакомить с материалами дела помимо обвиняемых и их защитников, потерпевшего, гражданского истца и др.

Обсуждаемая последнее время возможность снятия светокопий с материалов уголовного дела (для ускорения ознакомления обвиняемого с материалами дела), в настоящее время, скорее всего не осуществима. У правоохранительных органов отсутствуют соответствующие возможности, а, разрешив снятие копий за счет обвиняемых или самими обвиняемыми (их защитниками), будут нарушены права других обвиняемых, которые не в состоянии снять копии.

В главу об общих условиях предварительного следствия проекта УПК РФ включена статья о полномочиях прокурора по надзору за расследованием уголовных дел. В УПК РСФСР эта норма содержалась в главе “Надзор прокурора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия”.

Полномочия начальника следственного отдела по проекту УПК РФ остались неизменными с положениями ст. 127-1 УПК РСФСР, хотя некоторые

161 Скуратов Ю.И. Вариант дракона.- М.:Детектив-Пресс, 2000. - С. 154.

117 авторы продолжают настаивать на том, что эта процессуальная
фигура в

предварительном следствии не нужна, так как ее полномочия препятствуют

реализации положений о процессуальной самостоятельности следователя.162

“Участие начальника следственного отдела в расследовании по
делам,

находящимся в производстве следователей органов внутренних дел, нередко

называется ведомственным контролем.” Само понятие
начальника

следственного отдела было введено в 1963 году в системе органов внутренних

дел. Первоначально он не имел процессуальных прав и обязанностей,
а

обеспечивал организационно-методическое руководство,
контролировал

исполнение следователями ведомственных нормативных актов. Но в 1965- 66

годах УПК был дополнен нормой о процессуальных полномочиях начальников

следственных отделов органов внутренних дел и
государственной

безопасности. Они получили право давать указания
следователю о

производстве предварительного следствия, о привлечении в
качестве

обвиняемого, квалификации обвинения и т.д.

С.А.Шейфер считает, что “руководство расследованием - это важная

функция прокурора, хотя фактически ее осуществляет и
начальник

следственного отдела”1 . “Учитывая … низкое качество
деятельности

последних, а также несоответствие руководства расследованием функциям

органов МВД” С.А.Шейфер полагает необходимым ограничение “полномочий

См.: Костанов Ю.А. Произвол опирается на ущербность процессуального законодательства. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно-практический анализ. Сборник статей экспертов Независимого экспертно-правового совета под ред.С.А.Пашина.- М.: Комплекс-Прогресс, 1999. - С.55.

16 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М.: Юрид.лит., 1986. -С.137.

164 Шейфер С.А. Рецензия на монографию Г.С.Казиняна “Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в третьей Республике Армения. // Государство и право. - 2000.- № 4.- С. 126.

118 начальников следственных отделов лишь мерами
организационного

характера” .

Автор настоящей работы, соглашаясь с этим мнением, считает, что необходимости в существовании начальника следственного отдела, который к тому же является не обязательным участником расследования, но обладает процессуальными функциями, не имеется. В настоящее время они фактически стали подменять прокуроров и их помощников, осуществляющих надзор за следствием, целесообразнее их существование в рамках положений, установленных в 1963 году.

Статья 172 проекта о производстве предварительного следствия группой следователей изменена по сравнению с ч.З ст. 129 УПК РСФСР. В ней указано, что решение о создании следственной бригады вправе принять прокурор или начальник следственного отдела. Также внесено важное исправление по сравнению с УПК РСФСР о том, что к производству уголовное дело принимает руководитель бригады, а по УПК РСФСР к производству уголовное дело в указанном случае принимал один из следователей, который руководит бригадой, то есть получалось, что тот из следователей, кто составит постановление о принятии уголовного дела к своему производству, и станет руководителем бригады, хотя на практике этого, конечно, не происходило, так как вопрос о руководителе бригады указывался в постановлении о создании следственной бригады.

Новеллой проекта УПК РФ является статья о полномочиях руководителя следственной группы. Данные полномочия можно охарактеризовать как принятие основных решений о движении уголовного дела, мерах пресечения, возможность осуществлять контроль за деятельностью членов группы. Решение о придании руководителю группы таких полномочий выглядит вполне обоснованным, так как по общему смыслу он должен быть единым “мозговым

Шейфер С.А. Рецензия на монографию Г.С.Казиняна “Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в третьей Республике Армения. // Государство и право. - 2000. - № 4. - С. 126.

119 центром” по делу, он несет наибольшую ответственность за
результат

расследования.

В проекте, также как и в предыдущих законодательных актах, остался нерешенным вопрос о расследовании преступлений, совершенных одним лицом (или группой), на территориях различных государств, совместными оперативно-следственными группами этих государств. Тем более, что этот вопрос далеко не праздный. После распада СССР на территории ранее единого государства продолжили свою деятельность преступные группы, совершающие преступления на территориях различных государств или начинающие совершение одного преступления на территории одной страны и заканчивавшие на территории другой. Этот вопрос частично был решен с принятием “Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам” от 22 января 1993 года166, но данным актом в основном урегулированы вопросы экстрадиции и исполнения международных следственных поручений. Хотя исполнение и этих действий представляет довольно длительную и сильно заформализированную процедуру. “Практика межрегионального сотрудничества очертила необходимость упрощения процедуры направления обращений об оказании правовой помощи по уголовным делам, создания и функционирования совместных следственно-оперативных бригад по раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами, проведения совместных оперативных мероприятий в приграничных регионах по преследованию преступников по “горячим” следам.” Создание совместных оперативно-следственных бригад - это эффективное средство для борьбы с

См.: Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. М.: Спарк, 1996.-С. 122-130.

Божелко О.А. О проблемах совершенствования сотрудничества государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступностью. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. - М. - 1999. - № 1-2.- С.59.

120 международной преступность.168 В данном вопросе возможно заимствование

опыта Соединенных Штатов Америки и Канады, где в середине XX века также,

как и в настоящее время в России была сложная криминогенная ситуация,

особенные хлопоты доставляла “Коза Ностра” - преступная
организация,

состоявшая из этнических итальянцев. “С 1957 по 1967 годы наступление

правоохранительных органов на Козу Ностру шло черепашьими темпами - до

тех пор, пока в Баффало, штат Нью-Йорк … не была образована первая Сводная

Бригада. Она быстро собрала в своих рядах нескольких
обвинителей,

сотрудников ФБР, ряда других федеральных правоохранительных агенств и

Канадской Королевской Конной Полиции и добилась привлечения к суду

нескольких членов Козы Ностры в городе, до сих пор отличавшемся в борьбе с

мафией весьма скромными успехами. По их подобию были созданы Сводные

бригады еще в шестнадцати городах”.169 При этом в США имеется
не

приемлемая для России специфика в создании сводных бригад -
они

организуются только в городах, где установлено наличие “мафиозных семей”.

Деятельность органа дознания по уголовным делам по сравнению с УПК

РСФСР претерпела существенные изменения. Во-первых, в проекте УПК РФ

она включена в главу об общих условиях предварительного следствия, тогда

как ранее находилась в главе “Дознание”. Срок работы органа дознания по

уголовному делу снижен вдвое и составляет 5 дней, что
является

целесообразным, так как смысл проведения следствия органом
дознания

состоит в проведении комплекса неотложных следственных
действий

Подробное обоснование необходимости нормативного закрепления возможности создания и порядка деятельности совместных международных оперативно-следственных бригад (групп) автором приведено в параграфе “Международные правовые акты, как источник прав, регламентирующих в нормах УПК общие условия производства предварительного следствия” III главы настоящего исследования, (прим. автора)

169 См.: Сводные бригады - историческая справка. Материалы для занятий с российскими прокурорами и следователями. Департамент юстиции США. Управление по уголовным делам. Отдел по оказанию содействия прокуратурам зарубежных стран по вопросам совершенствования работы и обучения прокуроров (OPDAT). -1999. - С.З.

121 направленных на сохранение следов преступления, сбор информации по “горячим следам”, принятие мер к немедленному задержанию лица совершившего преступление. На проведение данных мероприятий до прибытия следователя вполне достаточно и 5 дней. Однако проблемы с соблюдением данного срока могут произойти в районах Крайнего Севера, труднодоступных и отдаленных местностях из-за проблем с сообщением о совершенном преступлении и проблем с доставкой следователей к местам, где целесообразно проведение следственных действий. Далее, в данной статье, как и УПК РСФСР указывается, что уголовное дело органом дознания должно быть передано следователю, что, как представляется, не совсем верно, так как орган дознания не знает и не может знать какому конкретно следователю передавать уголовное дело, да и следователь не может принять уже возбужденное уголовное дело к своему производству без указания руководителя следственного подразделения, поэтому точнее было бы указать, что орган дознания передает уголовное дело прокурору, к компетенции которого относится надзор за расследованием или расследование данного уголовного дела. А уже начальник в обычном порядке поручает расследование дела следователю или принимает иное предусмотренное законом решение.

Еще одной новеллой, содержащейся в проекте УПК РФ является статья 175 “Общие правила производства следственных действий”, хотя новеллой в полном смысле этого слова можно назвать лишь ее название, так как содержащиеся в ней положения об удостоверении следователем личностей участвующих в следственных действиях лиц и разъяснении им прав, обязанностей и порядка производства следственного действия; недоггущении производства следственного действия в ночное время, кроме случаев, не терпящих отлагательства; о применении при производстве следственных действий технических средств и использовании научно обоснованных способов обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств; о недопустимости насилия, угроз и иных незаконных мер, а также создания опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц; о

122 праве следователя привлечь к участию в следственных действиях работника органа дознания и до этого содержались в УПК РСФСР, но были размещены в различных статьях и разделах. По мнению автора, включение этих положений в одну статью является оправданным.

Статья “Протокол следственного действия” тоже претерпела некоторые изменения по сравнению с УПК РСФСР. В ней указаны способы составления протокола: рукописный текст, машинописный на печатной машинке или компьютере, что ранее не указывалось, а также появилась ссылка на возможность применения кино, звуко и видео записи, что ранее содержалось в других статьях. Также среди новшеств обращает внимание необходимость указания начала и окончания следственного действия с точностью до минуты и фиксация следственного действия в той последовательности, в которой оно имело место. С целью охраны прав и интересов граждан, вероятно, в качестве контрольной меры указано, что протокол после его составления предъявляется для ознакомления всем участвовавшим в следственном действии лицам, в то время как по УПК РСФСР он только прочитывался всем участвовавшим в следственном действии лицам. Пункт 8 статьи 176 проекта УПК предусматривает ранее практически отсутствовавшие меры охраны граждан от возможного преступного посягательства. Так, при необходимости обеспечения безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля можно не приводить данные о их личности непосредственно в протоколе. Они приводятся в специальной справке, которая обвиняемому для ознакомления не предъявляется. Актуальность этой нормы обусловлена сложившейся сложной криминогенной ситуацией. Обвиняемые через оставшихся на свободе сообщников могут оказать давление на потерпевшего или свидетеля с целью изменения показаний или из мести причинить им вред. “В современной юридической литературе нередко стали обращать внимание на проблему, связанную с обеспечением безопасности граждан, участников уголовного процесса. Выборочное
интервьюирование свидетелей и потерпевших

123 показывает, что большинство из них были основательно
запуганы”.170

И.Л.Петрухин считает, что “государственная защита лиц,
содействующих

правосудию, стала важнейшим условием усиления контроля
над

преступностью”171.

В эту же главу помещена норма об удостоверении факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия. Каких-либо нововведений законодатель в этой статье не предлагает.

Нормы об обязанности разъяснения и обеспечения прав участникам уголовного процесса ранее не содержались в одной статье, а были размещены в различных главах УПК РСФСР. Интересным и прогрессивным в данной статье является то, что в ней указан круг участников уголовного процесса, которым перечень их прав вручается в письменном виде. Это те процессуальные фигуры, которые имеют определенный интерес в конкретном деле, поэтому в их число не включены свидетели, эксперты, специалисты, понятые.

Статья об обязательности рассмотрения ходатайств вызвала неоднозначное восприятие среди деятелей науки.

Так Ю.А.Костанов считает, что в проекте УПК РФ “возможность собирания доказательств стороной защиты существенно ограничена и исчерпывается правом ходатайствовать перед следователем о проведении тех или иных следственных действий или приобщении к делу тех или иных материалов. Причем, следователь вправе эти ходатайства отклонить, а в случае их удовлетворения, участие обвиняемого и его защитника в проведении следственных действий, совершаемых по ходатайству защиты, зависит от усмотрения следователя. Нечеткое требование закона об обязанности следователя удовлетворять всякое ходатайство об установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела
… не исправляет положения,

Гончаров В.Б., Кожевников В.В. Проблемы безопасности участников уголовного процесса.// Государство и право. - 2000. - № 2.- С.49.

1”71

Углубление социального контроля преступности - одна из предпосылок решения социально-экономических проблем (материалы “круглого стола”). // Государство и право. - 1999. - № 9.- С.77.

124 поскольку степень существенности (как и степень выяснения этих обстоятельств уже имеющимися в деле материалами) определяется самим следователем… В связи с этим представляется необходимым предусмотреть безоговорочную обязанность следователя удовлетворить ходатайство обвиняемого и (или) его защитника о производстве следственных действий с наделением обвиняемого и (или) его защитника правом принимать в них участие (независимо от возражений следователя). Он же предлагает внести соответствующие изменения в проект УПК РФ, направленные на невозможность отклонения следователем ходатайства обвиняемого, подозреваемого и их защитников о проведении следственных действий. Автор настоящего исследования считает, что исполнение всех ходатайств следователем повлечет зачастую необоснованное затягивание сроков следствия по делу, а при истечении сроков содержания обвиняемых под стражей предлагаемая норма может быть использована как способ освобождения подзащитных из-под стражи в случаях невозможности продления их срока содержания под стражей. С учетом такого признака доказательств, как относимость, ходатайство может быть удовлетворено, только если имеет отношение к делу. Эта статья проекта осталась практически идентичной статье 131 УПК РСФСР об обязанности удовлетворения ходатайств, имеющих значение для дела, только в ней указан конкретный срок рассмотрения ходатайств - не более пяти дней.

Статья УПК РСФСР “Меры попечения о детях и охраны имущества заключенного под стражу” в проекте УПК РФ дополнена мерами попечения о престарелых родителях и других иждивенцах и соответственно перенесена из главы “Меры пресечения” в главу об общих условиях предварительного следствия.

Костанов Ю.А. Произвол опирается на ущербность процессуального законодательства. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно-практический анализ. Сборник статей экспертов Независимого экспертно-правового совета под ред.С.А.Пашина. - М.: Комплекс-Прогресс, 1999. - С.25, 33.

125 Недопустимость разглашения данных предварительного
следствия

сохранилась в проекте УПК РФ, но существенно дополнена тем прямым

указанием, что данные предварительного расследования не
подлежат

разглашению. Эти данные могут быть переданы для оглашения, если это не

противоречит интересам следствия и не нарушает прав и законных интересов

участников уголовного процесса. Данная норма в современных
условиях

требовала дополнительного пояснения о том, в каких случаях, кто и каким

образом может разглашать данные предварительного следствия. Некоторые из

этих вопросов урегулированы Указанием Генерального прокурора РФ “О

порядке предания гласности материалов прокурорской и
следственной

деятельности работниками Генеральной прокуратуры Российской Федерации”

от 05.02.98 и приказом Генерального прокурора РФ “О задачах органов

прокуратуры по взаимодействию со средствами массовой
информации,

совершенствованию общественных связей” от 08.07.98.

Детальное рассмотрение вопроса о неразглашении данных предварительного следствия автором вынесено в III главу, где дается характеристика некоторым, наиболее важным, с точки зрения соискателя, из общих условий предварительного следствия.

Статьи о внесении представлений по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления и других нарушений закона, участии на предварительном следствии специалиста, переводчика, понятых практически идентичны аналогичным нормам УПК РСФСР 1960 года.

Сравнительная характеристика исследуемых глав проекта УПК РФ и УПК РСФСР 1960 года представлена в приложении к диссертационному исследованию.

Обращает на себя внимание, что при общем увеличении в проекте УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР числа статей в рассмотренной главе с 21 до 23 в ней отсутствуют статьи о полномочиях следователя,
привлечении

173 См.: Сборник основных приказов и указаний Генерального
прокурора Российской Федерации. М.: Изд. Норма, 1999.- С.551-557.

126 общественности к раскрытию и расследованию преступлений, порядок разрешения отвода следователя, порядок признания потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком. Все эти нормы законодатель вывел из этой главы, посчитав уместным внесение их в другие главы УПК, что, по мнению автора, вполне оправдано относительно потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, так как они могут являться участниками не только предварительного следствия, но и судебного разбирательства. Полномочия следователя желательно сохранить в числе общих условий предварительного следствия, так как он принимает участие только в одной стадии уголовного процесса - предварительном следствии.

Все это вновь приводит соискателя к содержащемуся в I главе исследования выводу, что до настоящего времени критерии внесения норм в число положений об общих условиях предварительного следствия не выработаны, хотя понимание общих условий, как установленных законом правил, которые выражают характерные черты предварительного следствия и определяют наиболее существенные требования, предъявляемые к порядку производства следственных действий и принятию решений является общепринятым и не вызывает возражений.

127 III. ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВЫХ И НРАВСТВЕННЫХ НАЧАЛ

ОБЩИХ УСЛОВИЙ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЗАДАЧ ДОСУДЕБНОГО

ПРОИЗВОДСТВА

3.1. Значение общих условий предварительного следствия для обеспечения прав и свобод личности

“Проблема прав человека не имеет однообразного решения и столь же многообразна, как и само представление о цивилизации. По существу если она и не эквивалентна представлению человека о том, что есть понятие “добра”, то тесно с ним связана”.174

Соблюдение прав и свобод человека и гражданина в настоящее время является одним из приоритетных направлений в сфере уголовно- процессуального судопроизводства. Реформирование уголовного процесса России в последнее десятилетие XX века проходит именно под знаком обеспечения реальных прав граждан, недопущения произвола следственных и судебных органов.

“Под обеспечением прав личности при расследовании преступлений в широком смысле может подразумеваться обеспечение прав всех участвующих в расследовании лиц, включая следователей, прокуроров, дознавателей”175. В контексте настоящего исследования проблема прав и свобод рассматривается применительно к потерпевшему и обвиняемому (подозреваемому).

Само же понятие личности можно рассматривать в различных аспектах - философском, социологическом, этическом, правовом. В философии и социологии бытует мнение о личности как человеке в совокупности его

174 Права человека в России: декларации, нормы и жизнь, (материалы международной конференции, посвященной 50-летию Всеобщей декларации прав человека) // Государство и право. - 2000. - № 3. - С.37.

128 социальных качеств; индивидууме, обладающем свойствами разумности, духовности, ответственности перед обществом и т.д. В психологии также принято считать, что не всякий человек личность, хотя всякая личность -человек. Для правовых наук верной представляется иная точка зрения: любой человек - личность.

Анализ использования понятия “личность” в различных отраслях права, в том числе в конституционном, уголовно-процессуальном, уголовном, свидетельствует о его применении в самом широком смысле как синонима понятия “человек”.

Предусмотренное Конституцией РФ понятие “личность” должно охватывать все многообразие индивидуумов, чтобы обеспечить надежную защиту их прав и интересов.

Какие же предпосылки необходимы для реального соблюдения прав и свобод личности?

Думается, что, во-первых, для этого необходимо существование законодательной базы, предусматривающей эти права и свободы и во- вторых создание реального обязательного для государственных и других органов процесса реализации прав.

Простой и эффективный способ обеспечения реализации прав и свобод - это установление комплекса обязанностей для определенных органов и лиц по обеспечению ими прав и свобод личности. Причем при неисполнении этих обязанностей должны быть предусмотрены реальные санкции, которые государство берет на себя обязанность обеспечить. Это относится к обеспечению любых прав и законных интересов в любой отрасли, и уголовно-процессуальная не является исключением.

Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Монография. - 2-е издание.- Волгоград: Волгогр. юрид. ин- т МВД России, 1999.-С.З.

См.: Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. - М., 1968. - С.26- 27; Тугаринов В.П. Личность и общество. - М., 1965. - С.88.

129

Для рассмотрения вопроса о правах личности и их гарантии в уголовном процессе важно рассмотреть, какие права и свободы личности в сфере уголовного процесса наиболее уязвимы, требуют повышенного к себе внимания и защиты или обеспечения реализации.

Принятая 10 декабря 1948 года III сессией Генеральной Ассамблеи ООН “Всеобщая декларация прав человека” установила, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, никто не должен подвергаться пыткам, жестокому бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию. “Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона… Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию… Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, что бы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом… Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты. Никто не может быть осужден за преступление на основании совершения какого- либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое могло быть применено в то время, когда преступление было совершено”.

Это далеко не полный перечень прав и свобод личности, которые охраняются уголовно-процессуальным законодательством.

Международное право в документах: Учебное пособие./Сост. Н.Т.Блатова. М: Юрид. лит., 1982.- С.302-308.

130 “Уголовно-процессуальные гарантии прав и законных интересов лиц,

участвующих в расследовании, - это предписанные законом
действия

следователя (и их результаты), которыми создается реальная возможность

?J *JQ

использования субъективных прав и охраняются законные интересы”.

Использование этой “реальной возможности” требует умения правильно оценить имеющиеся объективные данные и выбрать такое решение, целесообразность которого будет обоснованна.

“Обеспечение прав личности при расследовании зависит не только от гарантий прав, но и от состояния собственно расследования, его типа или формы, роли в уголовном процессе. Судебная реформа, начавшаяся в основном в связи со сменой приоритетов в отношениях между личностью и государством и обусловившая необходимость реформирования уголовного процесса, не может не затрагивать такую его значительную часть, как стадия расследования, и связанных с ней вопросов организации деятельности следователя.”179

Наибольшие нарекания с точки зрения нарушения прав личности в уголовном процессе всегда вызывали деятельность органов предварительного следствия и дознания по уголовным делам. И это вполне объяснимо. Сам факт возбуждения уголовного дела имеет в своей основе предположение о том, что были нарушены значимые (основные) права, свободы, интересы личности или государства в целом. Расследование уголовного дела дает правовые возможности ограничения прав, свобод, интересов граждан. Причем, в основном, происходит ограничение прав лица предположительно причинившего ущерб (задержание подозреваемого, арест обвиняемого, наложение ареста на имущество, изъятие отдельных предметов и т.п.), но при этом закон предусматривает возможность вмешательства в сферу прав и интересов других граждан. Такие случаи возможны, например, при проведении

178 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М.: Юрид.лит., 1986.- С.60.

Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Монография. - 2-е издание.- Волгоград: Волгогр. юрид. ин- т МВД России, 1999.-С.50.

131 обыска в жилище у подозреваемого или обвиняемого, когда просматриваются

вещи проживающих с ним лиц, данных о виновности которых у следствия не

имеется, прослушивании телефонных переговоров, компенсации причиненного

материального ущерба родителями несовершеннолетнего правонарушителя и в

ряде других случаев. Без таких ограничений проведение следствия практически

невозможно, так как предполагаемый преступник, которого еще до вынесения

судебного решения ограничивают в правах (для обеспечения
процесса

производства по делу, для возмещения причиненного им материального вреда и

неуклонения от наказания, если оно будет назначено судом, для пресечения

возможности сокрытия им следов ггоестутгления), проживает в обществе, где

его права, свободы и обязанности тесно переплетены с правами, свободами и

обязанностями других лиц. Поэтому ограничивая права и свободы этого лица,

следователь не может не учитывать то, как это отразится на других лицах. Не

случайно в статье 89 УПК РСФСР указывается на необходимость учитывать

при применении меры пресечения семейного положения. Но, при ограничении

прав предполагаемого преступника следователь должен исходить
из

предоставленного ему права выбора с учетом целого ряда обстоятельств, в том

числе и грозящего наказания. Поэтому закон запрещает заключение под стражу

обвиняемого в преступлении, за которое не может быть назначено наказание

менее одного года лишения свободы. В тоже время
проведение

принудительных мер, например, ареста имущества у лица, обвиняемого в

совершении хищений в особо крупных размерах, обоснованно и целесообразно.

“Необходимо так организовать поиски личности по каждому уголовному

делу, чтобы при этом не страдали права, свободы и законные интересы

1 ЯП

граждан”, - справедливо считает И.Л.Петрухин.

Почему же большинство нарушений прав и свобод личности происходит именно при производстве предварительного следствия?

Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. (Общая концепция неприкосновенности личности). - М.:Наука, 1985.- С.З.

132 Так, за 1998 год при обращении в суд с жалобами в порядке ст.220-1 УПК

РСФСР в 16,5 % судьями были приняты решения о незаконности избрания

обвиняемым меры пресечения - заключения под стражу и она была изменена на

другую меру пресечения.181

Можно полностью согласиться с точкой зрения И.В.Ростовщикова, который одной из причин нарушения прав и свобод личности сотрудниками органов внутренних дел считает их невысокий уровень правосознания, для обеспечения соблюдения прав человека “должны измениться стиль служебной деятельности сотрудников милиции, правовые основы организации и функционирования органов внутренних дел, их правовая культура” .

Кроме того, начиная с 1984 года, с увеличением численности следственного аппарата в органах внутренних дел стал снижаться процент следователей, имеющих высшее образование. Произошло значительное омоложение личного состава следственных подразделений как по возрасту, так и по стажу работы. Если в 1980 году 81 процент следователей МВД имели высшее юридическое образование, то в 1999 году их число снизилось почти

1 SIT,

вдвое и составило 46,7 процента от общего числа следователей.

Как показывает практика, на стадии предварительного расследования период наибольшего ограничения прав и свобод подозреваемого (обвиняемого) обычно приходится на первоначальный этап предварительного расследования (в том числе при совершении неотложных следственных действий), так как именно в этот период следователь стремится собрать максимальное количество данных, которые обеспечат раскрытие преступления и изобличение виновного. Если эти возможности упущены, то по истечении времени многие доказательства
могут быть безвозвратно утеряны, а поиск других будет

См.: Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России. // Государство и право. - 2000. - № 8. - С.5.

Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. // Государство и право. - 2000. - № 1. - С.124- 125.

См.: Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД Российской Федерации: история, современное состояние и перспективы/Под ред. В.А.Алферова. - М.: Спарк, 2000. - С. 12.

133 значительно осложнен. Лицо же подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления (особенно с умышленной формой вины), наоборот в этот период стремиться воспрепятствовать установлению истины по делу, чем подталкивает следствие к применению принудительных мер, ограничивающих его права и интересы.

В этой связи важно не только избрать допустимые и необходимые в этом случае принудительные меры, но и своевременно отменить или изменить их, когда отпали те основания, по которым эта мера была избрана.

В практике Совета Европы большое значение уделяется организации следствия гуманными методами, недопущению насилия и издевательств. Так, “в решении … по делу 2/1976/18/31 Ирландия против Соединенного Королевства бесчеловечными и унижающими достоинство человека признается обращение с задержанными по подозрению в причастности к террористической деятельности, состоящее в их содержании с надетыми на голову капюшонами и оказании на них других форм воздействия в целях получения необходимой информации. Задержанных подвергали шумовой обработке. Им не давали спать или прерывали сон через короткие интервалы времени. Их ограничивали в пище и заставляли часами стоять у стены в неудобной позе”.184 Подобное обращение было квалифицировано как пытка.

В тоже время законодательно установленный перечень ограничения прав и свобод личности при производстве предварительного следствия должен быть достаточным для возможности расследования преступления и обеспечения компенсации причиненного потерпевшей стороне ущерба. Так, “американской полиции предоставлены большие полномочия по производству арестов и обысков, которые позволяют ей на законном основании ограничивать конституционнь1е права граждан”185. Действия полиции при проведении обысков в США регламентируются ведомственными актами и прецедентами,

Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека: Опыт Совета Европы. - М.: Издат. МНИМП, 1997.- С.205.

1 ОС

Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. М.: ЗАО “Бизнес-школа “Интел-Синтез”, 1998.- С.57.

134 принятие необходимых решений при производстве обыска (или по его результатам) во многом зависит от усмотрения полиции, которая в данном случае сама может интерпретировать нормы права. Полиция в США часто производит обыски без санкции судьи, а объем ее полномочий при производстве обысков зависит от степени тяжести деяния, в связи с которым производится обыск.

В контексте прав человека на предварительном следствии и обеспечении их общими условиями предварительного следствия важное место занимает вопрос о применении насилия к лицам, нежелающим в добровольном порядке выполнять какие-либо требования следствия или препятствующих выполнению следователем своих полномочий. Относительно обвиняемого и подозреваемого такое нежелание как правило обусловлено нежеланием помочь следствию, стремлением скрыть улики. Такие противодействия оказываются при проведении следственных действий в присутствии обвиняемого (например обыска) или с участием обвиняемого (освидетельствования, отобрания образцов для сравнительного исследования). При противодействии следственным действиям, при которых такое лицо присутствует, обвиняемый может быть решением следователя удален и следственное действие будет проведено в его отсутствии, а при противодействии при изъятии у него образцов для сравнительного исследования (крови, отпечатков пальцев и т.д.) они изымаются насильственно. Нарушаются ли при этом права личности ?

Европейская конвенция о правах человека решая данную проблему, допускает насильственные меры в отношении индивида по двум основаниям: за невыполнение законного решения суда, а также с целью выполнения любого обязательства, предписанного законом ( ст.5 n.l-b). При этом практика Европейского суда исходит из того, что указанное в Конвенции предписание закона должно удовлетворять требованию точности, конкретности и определенности в отношении налагаемого на личность обязательства. В ином случае возникает опасность произвола и такое обязательство не подлежит исполнению, даже если оно основано на нормах закона.

135 В этой связи возникает вопрос о насильственном принуждении потерпевшего в случае отказа подвергнуться освидетельствованию, экспертизе, извлечению из тела инородного предмета и т.п. О путях решения данной проблемы существуют два диаметрально противоположных мнения. “Сторонники принудительных мер обосновывают свою позицию необходимостью установления истины по делу. Их оппоненты замечают, что установление истины допустимо лишь предусмотренными законом способами в

1 Sift

той мере, в которой это соответствует воле и чувствам потерпевшего”.

Хотя однозначного ответа на вопрос что делать в такой ситуации нет, наверное целесообразно было бы первоначально установить мотивы и причины отказа потерпевшего, затем разъяснить ему, к каким последствиям может привести его отказ выполнить законные требования следователя.

Можно согласиться с мнением И.Л.Петрухина, который считает, что “государство вынуждено прибегать к принуждению в случаях, когда гражданин не согласен с ограничением его конституционного права, а без такого ограничения невозможно раскрыть преступление, возместить причиненный им ущерб, наказать виновного, пресечь преступную деятельность”. Он же, позднее, опираясь на п.З ст.44 Конституции РФ, подчеркивал, что права и свободы человека могут быть ограничены федеральным законом, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Предусмотреное УПК в числе других общих условий предварительного следствия положение о неразглашении данных предварительного следствия

Нафиев С.Х., Васин АЛ. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. - Казань: Магариф, 1998. - С.25.

187 Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. (Общая концепция неприкосновенности личности). - М.: Наука, 1985.- С.З.

См.: Алексеева Л.Б. Рецензия на монографию Петрухина И.Л. Личные тайны (человек и власть).// Государство и право. - 2000. - № 5- С.119.

136 также во многом направлено на защиту прав личности. Это
положение полностью согласуется и с позицией Совета Европы.

Так, “в решении по делу Козик против Германии (1986) Суд признал, что нахождение лица на государственной службе налагает на него определенные ограничения в свободе слова и самовыражения… Оглашение информации в ходе расследования не должно нарушать презумпции невиновности, от кого бы такая информация не исходила. Европейская комиссия по правам человека отметила, что если виновность лица не доказана согласно закону, то оно по-прежнему считается невиновным. Любые должностные лица … не могут до решения суда заявлять о виновности подозреваемых. Тем не менее комиссия считает, что должностные лица вправе информировать общественность о ходе расследования, указывать на лицо как подозреваемого по делу, либо что он сознался в совершении преступления.”189

Можно полностью согласиться с мнением М.С.Строговича, который считал, что “процессуальными гарантиями являются те установленные законом средства, при помощи которых участвующие в уголовном процессе граждане могут защищать свои права и интересы”190.

Я.О.Мотовиловкер видел проблему соотношения гарантий интересов личности и правосудия в том, что ведущие уголовный процесс государственные органы не могут стремиться к обеспечению справедливого наказания виновного любой ценой, абстрагируясь от общеправовых принципов демократизма и гуманизма.191

В тоже время критикуемые в настоящее время положения советского уголовного процесса, как направленные на защиту прав государства и лишь потом на защиту прав отдельной личности не являются
однозначно

Нафиев С.Х., Васин А. Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. - Казань: Магариф, 1998.-С. 190.

190 Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и
принцип состязательности: Дис. … докт. юрид. наук. - М, 1939.-С.83.

191 Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты.- Воронеж, 1984,-С.55.

137 отрицательными. При правильном понимании этого вопроса интересы государства это и есть интересы граждан, каждой отдельной личности и всего общества, другой вопрос, что недопустима подмена личных интересов определенной группы лиц понятием интересов государства и интересов государства в ущерб интересам личности. Эту мысль, на наш взгляд, правильно выразил В.С.Шадрин, который писал: “Личность и правовое государство - не противоположные, враждующие стороны, хотя пределы государственной власти, опирающейся на возможность принуждения и возможность правомерного вмешательства в личную жизнь граждан для достижения целей борьбы с преступностью, в отношении личности должны быть строго и недвусмысленно определены”.

Признавая приоритет прав личности по отношению к интересам государства, следует учитывать тесную взаимосвязь интересов личности с интересами государства и понимать, что без государства, без устанавливаемых и обеспечиваемых государством юридических процедур эти права личности не могут быть реализованы. В то же время “общество, обеспечивая свободу личности, не может допустить анархии, беззакония, ущемления прав и законных интересов других граждан. Поэтому в обществе должна устанавливаться определенная мера свободы человека, достаточная для его полного самовыражения и в то же время, препятствующая всяким попыткам личности использовать предоставленную ей свободу в ущерб обществу, государству, согражданам”.193

Своевременное информирование гражданина, вовлекаемого в уголовный процесс в качестве того или иного участника, о принадлежащих ему правах обычно рассматривается как одна из гарантий прав личности, а разъяснение

См.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Монография. - 2-е издание.- Волгоград: Волгогр. юрид. ин- т МВД России, 1999.- С.38-39.

Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. (Общая концепция неприкосновенности личности). - М.: Наука, 1985.- Сб.

138 прав - в качестве составной части или элемента их обеспечения.
Эта

обязанность лежит на лицах, ведущих уголовный процесс (статья 58 УПК

РСФСР).

Кроме общих условий предварительного следствия законодателем

выдены некоторые обязательные условия следствия для отдельных категорий

лиц, которым при производстве предварительного следствия предоставляются

дополнительные гарантии. Здесь, в первую очередь, необходимо выделить

несовершеннолетних, принимающих участие в предварительном следствии в

качестве подозреваемых, обвиняемых, свидетелей. Их
дополнительные

гарантии, касающиеся обязанности участия защитника, присутствия
при

проведении следственных действий законных представителей,
педагогов,

применения к ним в исключительных случаях меры пресечения - заключения

под стражу, необходимость изучения следователем причин и
условий

совершения несовершеннолетними преступлений и принятия
мер

профилактического характера необходимы для создания
дополнительных

гарантий этой, наименее защищенной категории граждан.

“Проблема обеспечения защиты граждан в уголовном процессе актуализируется особенно в тех случаях, когда расследуются уголовные дела, где материальные следы преступлений отсутствуют либо их явно не достаточно, а обвинение строится в основном на доказательствах, полученных в ходе допроса потерпевших и свидетелей.”195

“Международным сообществом рекомендовано предусмотреть в национальных законодательствах меры безопасности для содействующих правосудию. Но если во многих зарубежных странах, в том числе в ряде бывших субъектов СССР (Латвии, Литве, Молдавии, Украине) такие меры предусмотрены и применяются, то в Российской Федерации принятие
и

См.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.-М., 1986.-С.61.

19э Гончаров В.Б., Кожевников В.В. Проблемы безопасности
участников уголовного процесса. // Государство и право. - 2000. - № 2.- С.50-51.

139 введение в действие соответствующего законодательства крайне затянулось.”

Особенно был бы полезен для России в этой области опыт Латвийской

Республики.

Важнейшим способом реализации контроля за правами человека на предварительном следствии является возможность подачи жалоб (обжалования решений) и закрепленное в общих условиях предварительного следствия положение об обязательности рассмотрения обращений участников процесса, удовлетворении обоснованных ходатайств, извещении подавшего жалобу лица о результатах ее рассмотрения.

Надзор и контроль за соблюдением прав человека, законности и обоснованности их ограничения возложен на прокурора и начальников следственных отделов. В соответствии с действующим законодательством на них возложена обязанность при обнаружении нарушений прав, свобод, интересов личности вообще и общих условий предварительного следствия в частности принимать предусмотренные законом меры реагирования. Это выражается в первую очередь в отмене незаконных решений следователей.

В ведомственных актах прокуратуры неуклонно указывается на необходимость соблюдения прав и свобод граждан. Так, в приказе и.о.Генерального прокурора РФ № 56 от 25.04.2000 “Об организации надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” указано: “…При организации и осуществлении надзора исходить из того, что его предметом является обеспечение: гарантий соблюдения прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и корреспонденции…”.

“Позиция Совета Европы … свидетельствует о высокой роли и значении прокурорского надзора за законностью расследования уголовных
дел,

196 Брусничин Л.В. О компетенции должностных лиц и иных субъектов при обеспечении безопасности граждан, содействующих уголовному правосудию. // Государство и право. - 2000. - № 2.- С.44.

140 средствами которого можно и нужно предотвратить
нарушения как

европейских, так и внутригосударственных требований по обеспечению прав и

свобод личности. Поэтому даже при наличии достаточно высокой степени

повторяемости случаев незаконного воздействия на подследственных лиц, если

их удается своевременно выявлять и эффективно реагировать на
них

средствами прокурорского надзора, правозащитные механизмы
государства

будут признаны удовлетворительными.” Роль надзора со стороны начальника

следственного отдела также значительна, хотя и меньше роли прокурора, что в

первую очередь происходит из-за большего объема полномочий,
больших

возможностей прокурора и отсутствии у него
ведомственной

заинтересованности в конкретном результате при расследовании преступлений.

Последняя позиция актуальна только при сравнении прокурора с начальниками

следственных отделов органов внутренних дел, ФСБ, налоговой полиции,

исключая прокуратуру.

Деятельность следователя играет важную роль в обеспечении профилактики, предотвращении причин и условий совершения преступлений, нарушающих права человека. Так, изучение причин и условий, способствовавших совершению преступлений и внесение по уголовным делам представлений об их устранении необходимо для создания условий невозможности совершения аналогичных преступлений, то есть для защить! прав граждан, которые еще не нарушены, но условия для их нарушения имеются и следователь принимает меры для ликвидации возможностей совершения преступления.

И, наконец, одним из сравнительно новых способов защиты прав при проведении предварительного следствия является институт судебного обжалования решений органов предварительного следствия.

1 Л”?

См.: Шешуков М.П. Латвийское законодательство о защите лиц, содействующих правосудию по уголовным делам // Государство и право.- 1999. - № 2. - С.84-88.

141

“Любой опасности ограничения свободы и личной неприкосновенности

должно противостоять право на судебное обжалование” , - считает профессор В.М.Савицкий.

“Реализация прав человека, признаваемых Европейской конвенцией (о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50) состоит прежде всего и главным образом в соблюдении национального законодательства, приведенного

с «200

в соответствие с требованиями конвенции.

Именно общие условия предварительного следствия - это те границы, в рамках которых действует следователь (орган дознания при производстве предварительного следствия, прокурор, начальник следственного отдела). На их основе строятся и с ними тесно взаимосвязаны условия проведения отдельных следственных действий.

Обеспечение правильного применения закона заключается в строжайшем соблюдении и применении норм закона в ходе производства по делу. Лишь при этом условии открывается возможность подвергнуть виновного справедливому, соответствующему тяжести преступления и его личности наказанию и оградить невиновного от необоснованного привлечения к уголовной ответственности.

3.2. Вопросы организации следственного аппарата (история и современность). Полномочия следователя

Проблема организации следственного аппарата и возникающие в связи с этим вопросы реализации общих условий предварительного следствия кроме законодательного отражения в действующем уголовно- процессуальном законодательстве находят место и в ведомственных нормативных актах.

Нафиев С.Х., Васин А.Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. - Казань: Магариф, 1998. - С.24-25.

199 Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Под ред. В.М.Савицкого, Б.Т.Безлепкина, П.А.Лушшской, И.Л.Петрухина. - М.: Проспект, 1999.-С.17.

20 Энтин МЛ. Международные гарантии прав человека: Опыт Совета Европы. - М.: Издат. МНИМП, 1997.- С. 162.

142 В настоящее время в рамках своих ведомств ( прокуратуры, МВД, ФСБ,

налоговой полиции) имеются следователи производящие
предварительное

следствие по подследственной им категории уголовных дел, круг которых

указан в Уголовно-процессуальном кодексе. Следователи
объединены в

следственные отделы, которыми руководят начальники следственных отделов

или руководители прокуратуры. Внутри ведомств существует вертикальная

подчиненность от территориальных отделений до руководства федеральными

ведомствами. Кроме того, надзор за расследованием преступлений
и

соблюдением законов органами предварительного следствия осуществляется

органами прокуратуры. Прокурор имеет полномочия дать указания по любому

уголовному делу, передать уголовное дело для расследования в другой орган (с

рядом ограничений) или другому следователю.

Вопрос организации следственного аппарата имеет долгую и нелегкую историю прежде всего потому, что именно структура и организация следственного аппарата напрямую связана с реализацией общих условий предварительного следствия, а следовательно обеспечивает реальные права граждан.

С конца 20-х годов следователи всех уровней - от народных в районе, до следователей по важнейшим делам в центре - находились в ведении прокуратуры. Других следователей закон не предусматривал. Это положение было введено Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР “Об изменении положения о судоустройстве РСФСР” от 03 сентября 1928 года и Постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января 1929 года.201 Однако в 30-х годах положение изменилось. Органы НКВД создали свои “ручные” следственные аппараты. В результате, критической оценки следователями НКВД проведенной оперативно-розыскной деятельности не давалось. Все это явилось неотъемлемой частью существовавшего беззакония и репрессий. От следователя требовалось получение любой ценой признания обвиняемого и оформление дела. В целях восстановления законности в 1960 году был принят

201 См.: СУ РСФСР, 1928, № 117, ст.733. СЗ СССР, 1929, № 3, ст. 106.

143 новый УПК РСФСР, который в первой своей редакции
установил, что

предварительное следствие по всем уголовным делам производят следователи

прокуратуры и, как исключение, лишь по ограниченному кругу дел об особо

опасных государственных преступлениях - также следователи
органов

государственной безопасности. Следственные аппараты в органах МВД были

упразднены. Ю.А.Костанов считает, что упразднение следственного аппарата

МВД было одним из первых шагов по преодолению культа личности Сталина в

1954 году.202

Обновление уголовно-процессуального законодательства в 1960 году совпало по времени с идеологическими установками на ускоренную ликвидацию преступности путем изобличения и наказания каждого совершившего преступление. Подобная установка привела к тому, что органы внутренних дел скрывали сообщения о преступлениях, под надуманными предлогами прекращали уголовные дела. Однако некоторый диссонанс в борьбе за “хорошие” показатели вносили независимые от милиции следователи прокуратуры. Получая для дальнейшего расследования дела от милиции и обнаруживая злоупотребления, они принимали адекватные меры - придавали делам законное направление, несоответствующее мнению милицейского руководства.

С целью избежать подобных неприятностей, тесно связанные с партийной верхушкой, руководители МВД уже в первой половине 60-х годов добились воссоздания собственных следственных аппаратов. Законодательно это было закреплено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года, предоставившим право производства предварительного следствия также органам охраны общественного порядка (милиции). Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 апреля 1963 года “О внесении изменений в

202 Костанов Ю.А. Доработка проекта УПК мало что изменила/ЯТроект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно- практический анализ. Сборник статей экспертов Независимого экспертно- правового совета. Под ред.С.А.Пашина. - М.- 1999., Комплекс-Прогресс- С.35-38.

144 уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”203 были внесены и соответствующие

изменения в УПК РСФСР. В начале органам внутренних дел были отданы дела

о не особо опасных преступлениях. Затем, в результате ряда изменений закона,

их подследственность распространилась на 90 % уголовных дел. Этот процесс

захватил и следственный аппарат органов государственной безопасности. Если

в 1960 году им были подследственны дела 10 составов, то по состоянию на 1

мая 2000 года уже 32, а в проекте нового УПК РФ они претендуют на

расследование 39 видов преступлений. Впрочем следователи
органов

государственной безопасности также как и появившиеся в 1995
году

следователи налоговой полиции сравнительно малочисленны.
Подлинную

проблему составляют следственные аппараты МВД. Следователи завалены

делами о преступлениях, которые они не в состоянии
квалифицированно

расследовать, должности следователей нередко занимают сотрудники
без

специального образования и профессионально непригодные. Более половины

из них (53,3 процента) не имеют высшего юридического
образования.204

Сложившаяся ситуация вызвана, по-видимому тем, что сменявшие друг друга

руководители МВД, добиваясь расширения власти над следствием,
не

соизмеряли свои усилия с количеством и качеством находящихся
в их

распоряжении кадров. Немаловажен и социально-психологический фактор

противоречие между статусом следователя по УПК и фактическим
его

положением. Независимость следователя в структуре МВД
нереальна. В

системе МВД на всех уровнях доминируют спецслужбы: уголовный розыск,

РУБОПы и др. Следователь, с их точки зрения, нужен только для того, чтобы

придавать легальную форму оперативно-агентурным сведениям
(зачастую

ненадежным). В иерархической пирамиде МВД следователю отведено одно из

нижних мест. Над ним стоят начальник следственного подразделения и его

203 Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1963. - № 15.- С.298.

204 См.: Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД Российской Федерации: история, современное состояние и перспективы/Под ред. В.А.Алферова. - М.: Спарк, 2000. - С. 12.

145 заместитель, руководители районного управления (отдела) внутренних дел и

вышеуказанных учреждений, которые в свою очередь, находятся в двойном

подчинении: по одной линии у министерства, по другой - у местных органов

исполнительной власти.

Таким образом, в настоящее время вместо одного следственного подразделения их функционирует четыре, роль ведомственного контроля за деятельностью следователя выше прокурорского надзора, так как следователь в большей степени зависит от своего ведомства, чем от надзирающего прокурора, что приводит к отсутствию указанной в УПК процессуальной самостоятельности следователя.

При видимой простоте вопроса, тем не менее, на протяжении уже длительного времени не стихают дискуссии о необходимости изменения существующего порядка практически по каждому из указанных положений.

Приступая к подробному рассмотрению предложений по совершенствованию следственного аппарата необходимо отметить, что вопросы организации следственного аппарата и функционирования других общих условий предварительного следствия тесно и неразрывно взаимосвязаны. Так при изменениях организационного строения следственного аппарата автоматически изменятся многие основополагающие положения общих условий производства предварительного следствия. Кроме статьи, предусматривающей виды органов, которые имеют следственный аппарат, изменениям повергнется подследственность. Но, пожалуй, один из важнейших аспектов, в свете которого нужно рассматривать возможное реформирование следственного аппарата, - это полномочия следователя и его процессуальная самостоятельность. Несомненно, что при непродуманной реорганизации может быть нанесен серьезный вред наиболее критикуемому звену уголовно-процессуальной системы - следователю. Поэтому при проведении любых изменений в следственном аппарате необходимо исходить из того: 1) сможет ли реформа усилить процессуальную самостоятельность следователя (При этом автором имеется в виду
квалифицированный следователь, добросовестно

146 исполняющий свои обязанности, так как говорить о процессуальной самостоятельности неквалифицированного или недобросовестного следователя не имеет смысла, потому что если следователь неквалифицирован в силу своего небольшого стажа или жизненного опыта, то его самостоятельность в значительной степени ограничивается мнениями наставников и руководителей следственных подразделений, к чьему мнению ему необходимо прислушиваться и учитывать их опыт и авторитет для повышения своего профессионального роста. П.А.Лупинская отмечает, что знания и навыки, оценочные отношения к праву, правовые установки и ценностные ориентации проявляются и в правильном понимании лицом, принимающим решение, своих функций в процессе и функций других государственных органов и должностных лиц205) ; 2) будут ли в результате реформирования созданы дополнительные (или хотя бы сохранены существующие) условия для эффективного использования следователем его полномочий.

Дискуссии о том, в каких ведомствах должны быть следственные аппараты развернулись еще до принятия УПК 1960 года.

В 1957 году М.В.Барсуков в своей статье высказал мнение о необходимости устранения параллелизма в построении следственного аппарата. Сделать это предлагалось путем сосредоточения предварительного следствия в органах МВД .

Данную точку зрения тем не менее не разделяли многие ученые и казалось бы принятие в 1960 году УПК РСФСР, согласно которого следствие в органах МВД отсутствовало, должно было разрешить все споры, но если это и произошло, то только на непродолжительное время.

Профессор М.С.Строгович, критикуя указанное выше мнение, писал: “Милиция - административный орган, выполняющий разнообразные функции по поддержке общественного порядка и ведущий
оперативно-розыскную

205 Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. - М., 1976. - С.58.

Барсуков М.В. За дальнейшее совершенствование организации и деятельности советской милиции // Советское государство и право. - 1957. -

№4.

147 работу. Предварительное же следствие - деятельность процессуальная, она не

может быть соединена с оперативно-розыскной работой и
иной

административной деятельностью. Поэтому передача следствия в милицию

лишала бы этот институт его самостоятельного положения, не обеспечила бы

надлежащего качества предварительного следствия, а в то же время отвлекла

бы милицию от выполнения непосредственных обязанностей”.207

Г.Ф.Горский отмечал, что “в ходе почти полувековой дискуссии о месте следственного аппарата сторонники передачи его в прокуратуру, составляющие большинство по численности208, не создали такой солидной базы аргументации, какая имелась у сторонников подчинения следователей судам”.209

Одна группа авторов предложения о передаче следственного аппарата в ведение прокуратуры исходила в основном из того, что множественность органов дознания и предварительного следствия приводит к безответственности, параллелизму, смещению функций. Вторая группа авторов обосновывала свое предложение тем, что именно на прокуратуру возлагается общее руководство борьбой с преступностью, координация усилий всех следственно-судебных органов. Поэтому, считали они, прокурор должен быть наделен и всей полнотой административной власти в отношении следственного аппарата. Третья группа авторов, понимая,
что следствие, оторванное от

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, т.2. Порядок производства по уголовным делам по советскому уголовно- процессуальному праву. - М.: Наука, 1970. - С.76.

См.: Ундревич В. Основные вопросьг реформы нашего судопроизводства // Революция права.- 1928.- № 1; Крыленко Н.В. Суд и право в СССР, ч.1. - М., 1927; Люблинский П.И. Предварительное следствие. - М., 1923; Рахунов Р.Д. Предварительное расследование в советском уголовном процессе: Дис. … докт. юрид. наук.-М.,1954; Александров Г.Н. Насущные вопросы предварительного следствия // Социалистическая законность. - 1954.- № 4; Строгович М.С. О дознании и предварительном следствии и о “едином следственном аппарате” // Социалистическая законность.- 1957.- № 5; Митричев СП. О едином следственном аппарате // Известия - 02.07.57; Полянский Н.И. Очерк развития советской науки уголовного процесса. - М., 1960.

209 Горский Г.Ф. Научные основы организации и деятельности следственного аппарата в СССР. - Воронеж: Изд. Воронеж, ун-та, 1970. - С.29-30.

148 органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не может быть

эффективным в выполнении возложенных на него задач,
предлагала

конструкцию следственного аппарата под эгидой прокуратуры, объединяющую

организационно уголовный розыск, дознание и следствие.

Основным аргументом их противников являлась боязнь за возможную необъективность прокуратуры в осуществлении надзора за “своим” следствием, меньшую эффективность прокурорского надзора, как одного из основных средств пресечения допущенных нарушений законности. Так, Ф.М.Нахимсон считал, что прокуратура должна оставаться органом надзора, а не стремиться идти по пути наименьшего сопротивления, посредством подчинения себе поднадзорных органов. И.Д.Перлов и Ю.М.Рагинский утверждали, что административное подчинение следователей прокурору препятствует нормальному осуществлению прокурорского надзора за законностью предварительного следствия.211

О подчинении следствия в административном отношении Министерству юстиции высказались И.Т.Гомеков, С.В.Бородин, А.Я.Грун, ставившие вопрос о полной независимости следственного аппарата от влияний прокуратуры, милиции и судов.212

Дискуссии времени принятия УПК РСФСР 1960 года не потеряли своей актуальности и в настоящее время, особенно с учетом критического положения предварительного следствия.213 Выдвигаются и анализируются почти те же

Нахимсон Ф.М. К дискуссии о следственном аппарате // Рабочий суд. - М.- 1929.-№П.-С.З.

Перлов И.Д., Рагинский Ю.М. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Советское государство и право. - 1957. - № 4. -С.119.

См.: Бородин СВ., Грун А.Я. К вопросу о реформе судебного управления и следственного аппарата в СССР // Советское государство и право. - 1957.-№7 ; Гомебеков И.Т. О едином следственном аппарате и функциях Министерства юстиции // Советская юстиция. - 1957. - № 7.

См.: Ларин A.M., Савицкий В.М. Каким быть следственному аппарату // Сов. государство и право.- 1991.- X2l.-C.36; Гуценко К. Следственный комитет -благо ли?//Соц.законность.-1991.- № 3.-С.20.; Кондратов Б. Щербинский Е.

149 точки зрения, применительно к положению сегодняшнего момента. Хотя более четко стала проявляться позиция сторонников создания института судебных следователей. На основании исторического опыта России и структуры следственного аппарата ряда европейских стран В.С.Шадрин считает “положение судебного следователя и вообще существование института судебных следователей в уголовном процессе более предпочтительным” с точки зрения обеспечения процессуальной самостоятельности следователя и прав человека.214

Однако позиция автора по данному, несомненно важному вопросу, такова, что его решение должно быть опосредовано решением других более важных проблем предварительного следствия. Это - повышение квалификации, поднятие престижа должности следователя; усиление процессуальной самостоятельности следователя; искоренение появившегося в последнее десятилетие в законодательной области крена в сторону увеличения прав подозреваемых, обвиняемых и их защитников при оставлении на прежнем уровне прав и обязанностей других участников процесса; увеличение и усиление материально-технического обеспечения следственного аппарата, от которых в большей степени зависит квалифицированность предварительного расследования, а значит и реальность обеспечения прав всех участников уголовного процесса. Перечисленное является необходимым для выполнения задач уголовного процесса - быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и правильного применения закона.

Рассмотрим различные точки зрения, высказанные по данному поводу за период проведения реформы уголовно-процессуального законодательства России в конце XX века.

Следственный комитет России - кто “за” и кто “против”? // Органы внутренних дел в условиях судебно-правовой реформы в России.- Омск, 1993.- С.24-38. 214 См.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности
при расследовании преступлений: Монография. - 2-е издание.- Волгоград: Волгогр. юрид. ин-т МВД России, 1999.- С.56-63.

150 Спектр мнений здесь самый разнообразный. Официальная линия была

провозглашена еще в 1988 году в тезисах XIX всесоюзной
партийной

конференции: сосредоточить расследование основной массы уголовных дел в

следственном аппарате МВД, выделив его в самостоятельную структуру, не

подчиненную республиканским и местным органам внутренних дел. Однако

уже в “Законе о советской милиции”, принятом 6 марта 1991
года, о

следственной функции органов милиции даже не упоминается. Министерство

внутренних дел фактически не взяло себе в прямое подчинение следственный

аппарат. Относительно ФСБ можно отметить, что руководители
данного

ведомства всегда отстаивали идею о сохранении в их структуре следствия. Еще

В.Бакатин в 1991 году заявлял, что тогдашнему КГБ нужно следственное

управление. В 1990 году Верховный Совет СССР в п.5 постановления “О

выводах комиссии по проверке материалов, связанных с
деятельностью

следственной группы Прокуратуры Союза ССР, возглавляемой Т.Х.Гдляном”

дал поручение правоохранительным органам “подготовить
предложения о

создании Союзного следственного комитета” . Вопрос о самостоятельном

Следственном комитете прорабатывался сначала в РСФСР и других союзных

республиках, затем уже в России, однако до настоящего времени остался

нерешенным.

“Практика показала, что передача большей части следственного аппарата

в систему МВД … не привела к улучшению дела, напротив, тесная связь

следователей с оперативными службами дознания породила и
новые

нарушения законности, и новые злоупотребления”217. Даже бывший начальник

Главного следственного управления МВД СССР В.Новиков, убежденный, что

единственным ведомством, которое реально может создать базу будущего

следственного комитета - это МВД, отмечает: “Стало совершенно очевидным,

Мостовщиков С. Вадим Бакатин: структура госбезопасности была опасной для государства // Известия. - 1991. - № 207. - 31 августа.

Известия.- 1990.- 19 апреля. 217 Курс советского уголовного процесса. Общая часть. Под ред. А.Д.Бойкова и И.Н.Карпеца. - М.: Юридическая литература, 1989. - С.37.

151 что в недрах милиции не может родиться и существовать самостоятельный следственный аппарат. Процессуальная независимость следователей без их организационной самостоятельности невозможна” . Он же считает, что изначальной идеей реформы следственного аппарата в МВД было создание следственного аппарата, независимого от милиции, следственные отделы не должны подчиняться начальникам районных и областных управлений внутренних дел, а только министру внутренних дел. Состояние дел на тот период (да и в настоящее время) таково, что приказ начальника органа внутренних дел для следователя имеет приоритет перед другими распоряжениями и даже законами, поэтому следователей, в ущерб их непосредственной работе, привлекают (из-за нехватки кадров и для оперативного разрешения заданий руководства) к патрулированию улиц, проверке паспортного режима. В.Новиков приводит конкретные статистические данные, из которых делает вывод о том, что проведенный эксперимент по отделению следствия от милиции в ряде республик, областей и районов дал однозначно положительные результаты: улучшилось состояние законности, снизились сроки предварительного следствия, уменьшилось число уголовных дел, возвращенных судами для производства дополнительного расследования, большинство практических работников встретили эксперимент с пониманием. Делая выводы, начальник Главного следственного управления МВД отмечает, что при реформировании следственного аппарата нужно учитывать, что исторически следственный аппарат существует в различных ведомствах, при изменении сложившегося положения могут возникнуть проблемы взаимоотношения с оперативно- розыскными службами, кроме того, проблематичным вопросом видится материальная база нового подразделения. При реформе предварительного следствия одной из первоочередных задач ему

Где быть следствию? Беседа Ю.Феофанова с В.Новиковым // Известия. Московский вечерний выпуск.-1989. - № 96 (22634).- 5 апреля. - С.4.

152 видится ликвидация дознания, “так как это не демократичная
форма

предварительного следствия”.

Похожей позиции придерживался и заместитель министра внутренних дел Ю.А.Кукушкин, который анализируя постановление Верховного Совета СССР от 18.04.90, которым он обязал свой Комитет по вопросам правопорядка и борьбы с преступностью, Комитет по законодательству Совета Министров СССР совместно с соответствующими правоохранительными органами подготовить предложения о создании союзного Следственного комитета, указал, что в условиях роста преступности увеличился и прирост уголовных дел, расследуемых следователями МВД, каждый из них расследовал за год 64 уголовных дела. При реформировании следственного аппарата рассматривались варианты от независимого следственного комитета до включения следственного аппарата в состав криминальной милиции. Но последний вариант Ю.А.Кукушкин не одобряет, он считает, что в этом вопросе возвращение к законодательству 1860 года, когда полиция расследовала все преступления, было бы шагом назад. Также он указывает, что следователи даже при создании независимого от МВД следственного комитета все равно будут зависеть от прокурора, который имеет право давать им указания, проводить в отношении их проверки, принимать решения о движении дела и т.д., суда, рассматривающего дело, начальника следственного подразделения и вышестоящих начальников, местных органов исполнительной власти (например, по вопросу о предоставлении жилой площади, другим материально-бытовым вопросам), кроме того, на* реформу следствия уйдут большие материальные ресурсы. Укрепление же следствия необходимо начать с обеспечения высокого профессионализма кадров, организации нормальной материально-технической базы, создания системы подготовки и переподготовки кадров, совершенствования уголовно-процессуального кодекса. При проведении реформы следственного аппарата целесообразно

219 См.: Где быть следствию? Беседа Ю.Феофанова с В.Новиковым // Известия. Московский вечерний выпуск. 1989.- № 96 (22634).- 5 апреля. - С.4.

153 предварительное следствие сосредоточить в системе МВД, для этого есть

определенная база и это не будет болезненным процессом, так
как

следователями МВД расследуется около 93 % уголовных дел, по которым

предварительное следствие обязательно.

Альтернативной рассмотренной точке зрения стала другая - создание самостоятельного следственного органа - следственного комитета. Это, пожалуй, наиболее перспективное направление реорганизации следственного аппарата, поддерживаемое сейчас большинством как научных, так и практических работников. Расхождения во мнениях в основном имеется в вопросе: при каком органе будет существовать следственный комитет ?

Проведенное А.А.Капустиным анкетирование показало, что 53% слушателей Института усовершенствования следственных работников города Санкт-Петербурга и 40% следователей Кемеровской области четко высказываются за создание следственного комитета, а проведенные Р.Н.Шагаевым социологические исследования в органах предварительного следствия города Уфы свидетельствуют о том, что 72,2% опрошенных прямо высказались за создание единого следственного аппарата, организационно обособленного от органов управления, правосудия и прокуратуры, а против лишь 8,9%. При этом 61,1% сторонников единого следственного аппарата считают, что административное подчинение руководителю ведомства, где находится аппарат, приводит на практике к фактической утрате следователем процессуальной самостоятельности; 90% опрошенных следственных работников органов внутренних дел убеждены, что административное подчинение следственного аппарата руководителю органа внутренних дел препятствует осуществлению процессуальной самостоятельности

следователей.221

ООП

См.: Каким быть следствию.” Беседа Б.Васильева с Ю.А.Кукушкиным // Экономика и жизнь. -1990.- № 30 (8307).- 30 июля.- С. 16-17.

См.: Капустин А,А. Реформа советского предварительного расследования: сущность, предпосылки, основные направления: Дис. … канд. юрид.наук.- Спб., 1992.-С.120-121.

154 Интересно, что свое мнение по данному вопросу высказывал и первый

Президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин, который говорил: “Необходимо

законодательно объединить следственные органы
государственной

безопасности и внутренних дел в рамках единой организации - Российского

следственного комитета, который следует подчинить Верховному
Совету

Республики”.222

Произошедшие в последнее десятилетия изменения в уголовно- процессуальном законодательстве, из которых можно выделить: введение и работу суда присяжных, включение в срок содержания обвиняемого под стражей времени его ознакомления с материалами дела, сужение оснований возвращения судом уголовного дела для дополнительного расследования, невозможность возбуждения судом уголовного дела и конечно же подготовку нового уголовно-процессуального кодекса223 несколько заморозили дискуссии о месте следственного аппарата в системе государственных органов, но отдельные мнения не перестают появляться в печати и в настоящее время. Так, “в Кремле всерьез поговаривают о создании новой, не имеющей аналогов спецслужбы (рабочее название - Федеральный следственный комитет). Речь идет об органе центрального подчинения (на правах министерства)…”.

Кроме указанных двух точек зрения, между которыми идут основные дискуссии, имеются и такие как: сохранить существующую систему следственных органов; передать следствие в ведомство судебных органов.

Давыдов А., Курасов В. 2 претендента, 2 программы // Известия. - 1990.- №147. -27 мая.

См.: Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Под ред.В.М.Савицкого, Б.Т.Безлепкина, П.А.Лупинской, И.Л.Петрухина.- М.: Проспект, 1999. - С.4-19, 159-161, 261-262, 489-546. Постановление Конституционного суда РФ № 1-П от 14.01.2000. Проект УПК РФ, поступивший из Генеральной прокуратуры РФ в прокуратуру г.Москвы 25.06.97 за № 22-140-97. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно-практический анализ. Сборник статей экспертов Независимого экспертно-правового совета /Под ред.С.А.Пашина. -М.: Комплекс-Прогресс, 1999. - С.5-71.

224 Хинштейн А. Путинский кулак. Готовится объединение
спецслужб?// Московский комсомолец. - 2000. - № 22 (21.323). - 1 февраля. - С.2.

155

Некоторые авторы указывают на конкретные элементы в системе следственных органов, которые подлежат изменению. Так, М.Н.Машунов считает: “Реформа следственного аппарата, в частности путем изъятия его из прокуратуры, - настоятельная необходимость”.225

В диссертационном исследовании А.В.Ленского автор, на мой взгляд безуспешно, пытается показать ненужность следственного аппарата в прокуратуре и в связи с этим необходимость его передачи в МВД. Так, он прямо заявляет: “Низка эффективность следствия в прокуратуре… Следственный аппарат не должен находиться в прокуратуре…” Он считает, что деятельность следователей МВД более эффективна, чем прокуратуры, а у органов дознания показатели еще лучше, чем у следователей МВД, но это последнее обусловлено “маловажностью” дел дознания. “Можно сделать вывод о том, что следователи прокуратуры во много раз чаще прекращают уголовные дела по реабилитирующим основаниям и также относительно чаще по направленным ими в суд делам суд выносит оправдательные приговоры. Указанное обстоятельство свидетельствует не только о более низкой эффективности работы следователей прокуратуры, но и о явно выраженном в их деятельности обвинительном уклоне. Поэтому еще раз подчеркиваю насущную необходимость выделения следственного аппарата из органов прокуратуры”. С мнением А.В.Ленского автор настоящей работы категорически не согласен. Если вообще можно говорить о “маловажности” каких-либо уголовных дел, то тогда стоило бы указать, что основной категорией уголовных дел, расследуемых прокуратурой являются убийства и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть, в то время как основными категориями уголовных дел, расследуемых следователями МВД являются различного рода хищения, незаконный оборот наркотических средств

225 Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. - Л.: Изд. Ленинградского университета, 1990. - G.128.

Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в современном уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук. - Н.Новгород, 1997. -С.20, 68, 160.

156 и хулиганство. Приоритет человеческой жизни над имущественным ущербом очевиден. Хотя необходимо подчеркнуть, что “маловажных” дел действующее законодательство не предусматривает, оно лишь разделяет их по степени тяжести, что наверное и имел в виду А.В.Ленский. Нельзя согласиться с выводами автора диссертации и в части более высокой эффективности деятельности следователей МВД и “явно выраженном обвинительном уклоне” в деятельности следователей прокуратуры. Действительно, по данным официальной статистики за 1999 год следователями прокуратуры расследовано и направлено в суд 73255 уголовных дел, а следователями МВД 732869 уголовных дел (то есть в 10 раз больше), а прекращено следователями прокуратуры 23034 уголовных дел, а следователями МВД 171106 уголовных дел (то есть в 7,5 раза больше). Высокая прекращаемость уголовных дел в прокуратуре зачастую объяснима необходимостью проверки сообщений о совершении тяжких преступлений следственным путем; кроме того в силу определенной законом подследственности и требований п.5 ч.1 ст.49 УПК РСФСР (обязательность участия защитника у лиц, обвиняемых в совершении преступления, за которое может быть назначена смертная казнь) по подавляющему числу уголовных дел, расследуемых следователями прокуратуры (в отличии от следователей МВД) присутствует защитник, чья позиция в большинстве случаев направлена на прекращение уголовного преследования подзащитного; многие из уголовных дел, расследованных органами прокуратуры рассматриваются судами областного (краевого, республиканского) уровня, которые имеют более квалифицированных сотрудников, чем районные суды, а в настоящее время с учетом введения в ряде областных судов суда присяжных, процент уголовных дел, по которым присяжными выносится оправдательный вердикт, значительно выше, чем процент оправдательных приговоров, выносимых судами районного и областного уровня, не имеющими суда присяжных.

157 Таким образом, содержащиеся в указанной диссертации
доводы о

необходимости изъятия следственного аппарата из прокуратуры считаю не

состоятельными.

Из последних произведений ведущих ученых в области теории и

практики предварительного следствия можно выделить работы А.М.Ларина и

С.А.Шейфера.”А.М.Ларин, выступая за выделение следственного аппарата из

структуры МВД подчеркивал, что необходимо “выведение
следственного

аппарата из министерств и ведомств, осуществляющих оперативно- розыскную

007

деятельность” . Он предполагал возможность его нахождения только в прокуратуре, считая, что сама система МВД, содержащаяся и оперативные и следственные подразделения, постоянно стремящаяся к улучшению статистических показателей, не способствует своевременному возбуждению и качественному расследованию преступлений. “В милиции и в следственных аппаратах органов внутренних дел практикуются десятки способов уклонения от возбуждения уголовных дел и регистрации преступлений”228.

С.А.Шейфер, будучи сторонником создания независимого следственного комитета, писал: “Нельзя не согласиться с тем, что существование ведомственных следственных аппаратов несовместимо с различными функциями госорганов, в которых они состоят (например,
прокуратура

000

осуществляет надзор за деятельностью собственного подразделения)” .

В рамках затронутого вопроса целесообразно кратко рассмотреть зарубежный опыт наиболее развитых стран мира.

Прокуратура в них прежде всего орган уголовного преследования (США, Италия, Япония, Франция, Швеция, Австрия и др.), то есть функция обвинения является главной. В большинстве этих стран она входит в судебную систему и

Ларин A.M. Преступность и раскрываемость преступлений// Государство и право.-1999.-№4.-С.88.

228 Ларин A.M. Преступность и раскрываемость преступлений// Государство и право.-1999.-№4.-С.87.

229 Шейфер С.А. Рецензия на монографию Г.С.Казиняна “Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в третьей Республике Армения // Государство и право. - 2000. - № 4. - С. 126.

158 действует под руководством министра юстиции (Италия, Япония, Германия,

Швеция, Турция и др.). Кроме функции обвинения, что
проявляется в

возбуждении уголовного дела, составлении обвинительного
заключения,

участии в суде в качестве государственного обвинителя, -
прокуроры

выполняют чисто следственную функцию руководства полицейским дознанием

и предварительным расследованием вообще (США, Франция,
Германия,

Австрия, Япония и др.). Полиция почти везде основной орган расследования. В

своей деятельности она сочетает функцию дознания и следствия (фактически

между которыми нет различия) и специфические полицейские
функции.

Полицейское дознание в некоторых странах могут проводить не только

служащие полиции, но прокурор и судья (судья-дознаватель в Германии и

преторы в Италии). По подавляющему большинству уголовных
дел

осуществляется лишь полицейское дознание, а предварительное
следствие

совершенно не проводится, либо полиция, действуя по собственной инициативе

или по поручению, проводит настоящее “параллельное следствие”, оставляя на

долю судьи и прокурора выполнение отдельных процессуальных функций.

В США “основным органом расследования уголовных дел … является полиция”, в которой состоит более 1 миллиона человек. “Особенностью уголовного процесса США является незначительное законодательное регулирование досудебного расследования уголовных дел. Деятельность полиции по обнаружению и изъятию доказательств в лучшем случае регламентируется ведомственными актами или прецедентами”.230

В наиболее близком с исторической точки зрения и в связи с совпадением ряда основных условий производства уголовном процессе Франции, как и в России, кроме предварительного следствия существует понятие дознания, органом проводящим которое является полиция, дознание осуществляется до момента возбуждения уголовного дела. В обязанности судебной полиции входит производство первичных неотложных
следственных действий.

Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. - М.: ЗАО “Бизнес-школа “Интел-Синтез”, 1998.- С.56.

159 Прибытие для расследования следственного судьи лишает
полицию и

прокурора полномочий по производству следственных действий.
Органы

предварительного следствия там организационно разделены на органы первой и

второй инстанции. Органом первой инстанции является следственный судья,

органом второй инстанции является обвинительная камера, состоящая из

председателя и двух советников. При проведении аналогии с российским

законодательством полномочия обвинительной камеры во Франции близки к

полномочиям начальника следственного отдела в России. Из незнакомых

нашему уголовному процессу положений можно выделить лишь возможность

привлечения к уголовной ответственности юридических лиц,
отсутствие

исчерпывающего перечня следственных действий да ограничение
времени

свидания задержанного с адвокатом (30 минут). Таким образом, следственный

аппарат во Франции сосредоточен в судебном ведомстве.

В уголовном процессе Австрии также установлена должность следственного судьи, который под надзором прокурора проводит предварительное следствие. В ряде случаев отдельные следственные действия или дознание в целом может проводить полиция, то есть опять же следствие проводится судебным департаментом.232

На “всей территории Соединенных Штатов (Америки) проведение расследования и поддержание обвинения возложено только на одну из трех ветвей власти - исполнительную. Обвинители, следователи и полицейские принадлежат к исполнительной власти, а не к судебной или законодательной. В соединенных Штатах не существует концепции следственного судьи. Следственные комитеты Конгресса не могут применять уголовный закон, хотя

См.: Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие по уголовным делам во Франции (основные тенденции развития): Дис. … канд. юрид. наук.-М., 1995. - С.7, 41, 76, 82, 114; Обвинительная камера в уголовном процессе Франции // Российская юстиция. - 1998. - № 7.

232 См.: Бушов В.Н. Уголовное судопроизводство Австрийской Республики: опыт и проблемы организации и деятельности: Дис. … докт. юрид. наук. - М.: МГЮА, 1995. -С.53,85, 98.

160

они наделены правом вызывать повестками свидетелей для публичной дачи

-» 233

показании .

Небезынтересным по вопросу организации следственного аппарата являются и мнения практических работников органов прокуратуры, полученных при проведении анкетирования А.А.Капустиным.2 Так, бывший прокурор Кемеровской области Н.В.Селезнев указал, что в перспективе должен быть создан отдельный комитет, а в прокуратуре оставить расследование уголовных дел против правосудия и по правоохранительным органам”. А.Н.Силаев (начальник отдела по надзору за следствием и дознанием органов МВД прокуратуры Кемеровской области) считает, что реформа следствия должна проводиться в два этапа: передать все следствие в МВД, а затем на этой основе сделать отдельный следственный комитет; в прокуратуре оставить дела только против правосудия; дознание, уголовный розыск, отдел борьбы с экономической преступностью оставить в милиции. Н.А.Сафронов (бывший прокурор Кемеровской области) уверен, что никакого следственного комитета создавать не надо. В прокуратуре обязательно должны быть свои следователи, чтобы оперативно решать вопросы возбуждения уголовных дел. Изменить надо только подследственность - следствию МВД отдать все дела по убийствам, изнасилованиям, хозяйственные и должностные преступления; в прокуратуре оставить дела о нарушениях техники безопасности, против правосудия, дела в отношении несовершеннолетних. В милиции по его мнению нужно вывести следствие из подчинения начальников РОВД, подчинив напрямую областному звену и выше. В.В.Самодуров (заместитель начальника следственной части прокуратуры Кемеровской области) подчеркнул, что сначала необходимо стабилизировать положение, оставив все пока на своих местах, а в дальнейшем,

233 Материалы для занятий с российскими прокурорами и следователями. Департамент юстиции США. Управление по уголовным делам. Отдел по оказанию содействия прокуратурам зарубежных стран по вопросам совершенствования работы и обучения прокуроров (OPDAT). - 1999. - С.11-13.

234 См.: Капустин А.А. Реформа советского предварительного расследования: сущность, предпосылки, основные направления: Дис. … канд. юрид. наук.- Спб., 1992.-С.205-206.

161

когда будет создана материальная и техническая база, образовать следственный комитет при Правительстве страны, при этом следователи не должны быть гражданскими лицами. В.С.Баринов (начальник следственного управления прокуратуры Кемеровской области) считает, что создание отдельного следственного комитета только усугубит положение, так как следствие не должно быть оторвано от дознания; следствие нужно полностью передать в органы милиции, но подчинение там должно идти не по горизонтали, а по вертикали (т.е. выход в подчинении территориального следователя на УВД области), а в прокуратуре необходимо оставить часть следователей с небольшой подследственностью.

Автор, разделяя некоторые из указанных точек зрения, считает, что в настоящее время государство и общество не располагает возможностью реорганизации следственного аппарата, а при проведении такой реформы ее положительный эффект практически будет равен нулю, хотя, без сомнения, идея создания независимого следственного комитета очень заманчива и перспективна. Однако при создании такового законодателю придется дать ответ на неоднозначный вопрос: каково место в этой системе криминальной милиции, ведь ее включение в одно ведомство со следователями, с одной стороны, способствовало бы оперативности и эффективному объединению усилий для раскрытия преступлений, единой целью этого ведомства было бы раскрытие уголовным розыском преступления и обеспечение помощи следователям в расследовании преступления и доведении следствия до принятия окончательного решения, с другой стороны, разделение следствия и криминальной милиции в различные ведомства обусловило бы четкое разграничение обязанностей между следователями и уголовным розыском, способствовало бы процессуальной самостоятельности следователя, так как в отличии от работы в одном ведомстве над следователем не давлели бы показатели уголовного розыска, что повысило бы законность принимаемых решений. Но даже при создании независимого следственного комитета считаю, что органом, в котором необходимо
оставить следователей должна быть

162 прокуратура. Это обусловлено целым рядом причин. Во-первых, само по себе сосредоточение следствия “в одних руках” представляет опасность для института прав человека. Создание такого “монстра” как следственный комитет в любом случае повлечет множество жалоб граждан на необъективность расследования в нем уголовных дел (например, в случаях, когда к совершению преступления причастен сотрудник следственного комитета, их родственники, бывшие работники) в этих случаях и при других схожих обстоятельствах, при сомнении в объективности расследования, целесообразно расследование дела сотрудником другого ведомства, а с учетом авторитета и “силы” следственного комитета это может быть только следователь прокуратуры (или прокурор). У гражданина в любом случае должна существовать возможность (при наличии оснований) сменить орган следствия по уголовному делу. Во-вторых, при отсутствии у прокурора возможности ведения следствия многие его полномочия - дача указаний по уголовным делам, надзор за деятельностью следователя, возможность возбуждения уголовного дела (особенно в отношении нарушившего закон следователя) уже не будут восприниматься следователем с должным вниманием, так как получится ситуация, когда прокурор может только давать указания, а принять то решение, которое он считает законным не может. При отсутствии следствия в прокуратуре следователь следственного комитета будет иметь право на возбуждение и расследование уголовного дела в отношении надзирающего за ним прокурора, что фактически приведет к некоторой зависимости прокуратуры от следственного комитета, отсутствию остроты прокурорского реагирования на нарушения закона, что в конечном итоге может привести к многочисленным нарушениям прав отдельных граждан и невозможности восстановления причиненного в результате этого ущерба. Кроме того, для осуществления действенного прокурорского надзора за расследованием уголовных дел необходима постоянная практическая деятельность прокуратуры по ведению предварительного следствия. Процессуальная независимость следственного аппарата прокуратуры всегда

163 была обусловлена отсутствием в системе органов производящих оперативно-розыскную деятельность.

Тут же необходимо отметить, что несмотря на все дискуссии о создании единого следственного ведомства практика в России идет по другому пути, причем зачастую без учета мнений научных и практических работников. Так совсем недавно появился следственный аппарат в органах налоговой полиции, имеется проект о выделении из системы Министерства внутренних дел в отдельное ведомство Федеральной службы по борьбе с организованной преступностью, причем в последнем предполагается наличие как уголовного розыска, так и следственных отделов, в которых “будут работать только высококлассные юристы”. При этом “по мнению экспертов, это существенно увеличит количество уголовных дел, по которым суды выносят обвинительные приговоры. Ведь сегодня матерым преступникам с их именитыми адвокатами зачастую противостоят следователи из низовых подразделений МВД, не имеющие даже высшего юридического образования.” С точки зрения соискателя точка зрения не названных в статье “экспертов” не выдерживает никакой критики, так как нет оснований считать, что именно опытные и квалифицированные юристы перейдут в эту структуру, но даже и в этом случае маловероятно, чтобы качество следствия улучщилось, так как на места откуда уйдут эти следователи опять же придут малоопытные и неквалифицированные кадры, которым к тому же не у кого будет учиться и перенимать опыт.

К сожалению не получил удовлетворительного решения вопрос о месте следственного аппарата в проекте УПК РФ, находящемся на рассмотрении в Государственной Думе. Согласно проекта, органов проводящих предварительное следствие в соответствии с установленной подследственностью по-прежнему пять - это следователи прокуратуры, органов внутренних дел, налоговой полиции, федеральной службы безопасности и органы дознания.

МВД разделят пополам. // Московский комсомолец. - 2000. - № 26 (21.327). -5 февраля. - С.1.

164

С вопросом организации следственного аппарата тесно связан вопрос о полномочиях следователя.

Под полномочиями необходимо понимать права, предоставленные кому- нибудь на совершение чего-нибудь. То есть следователю предоставляется определенная совокупность прав для реализации своих обязанностей, выполнения поставленных задач и целей и тем самым выполнения задач предварительного следствия.

При этом реализация своих прав является служебной обязанностью следователя. При наличии указанных в законе обстоятельств следователь обязан воспользоваться своими правами для исполнения обязанностей перед государством и обществом.

Компетенция органов предварительного следствия в действующем уголовно-процессуальном законе выражена через полномочия следователя. Законом следователь рассматривается как орган предварительного следствия.

Рассматривая виды полномочий следователя, А.А.Власов разделял их на четыре составляющих части: 1) полномочия по направлению предварительного следствия; 2) полномочия по производству следственных действий; 3) полномочия по признанию лиц участниками процесса и обеспечению их прав;

ЛОТ

4) полномочия на применение мер процессуального принуждения.

Любой следователь имеет право производить те действия, которые входят в компетенцию следственных органов.

Содержащиеся в уголовно-процессуальном кодексе положения фактически ставят знак равенства между понятиями “полномочие следователя” и “компетенция следственных органов”.

Следователи прокуратуры, органов внутренних дел, федеральной службы
безопасности и налоговой полиции имеют различия в объеме

См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок.57000 слов / Под ред.докт.филол.наук, проф. Н.Ю.Шведовой.-16-е изд., испр.- М.:Рус.яз., 1984.-С.479.

См.: Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1979. - С.44.

165 компетенции только по подследственности. В уголовно- процессуальном

кодексе заложены общие принципы, позволяющие считать, что самой широкой подследственностью обладают следователи прокуратуры, которые кроме персональной подследственности имеют право по указанию прокурора расследовать любое уголовное дело. Подследственность следователей органов внутренних дел, федеральной службы безопасности и налоговой полиции предусматривает расследование указанных в законе составов преступлений.

В.С.Чистякова по данному вопросу считает, что подследственность является частью компетенции следственных органов, и в понятие компетенции органов дознания и предварительного следствия таким образом входит объем полномочий этих органов и их подследственность, то есть тот круг дел,

238

которые они уполномочены расследовать.

При проведении предварительного следствия полномочия следователя совокупно с другими объективными и субъективными факторами можно считать основой всей деятельности следователя. Его полномочия являются предпосылкой для решения поставленных перед следствием целей. Путем реализации своих прав и обязанностей следователь производит процессуально значимые действия. Предоставленные полномочия следователь должен использовать целесообразно. Соизмеряя имеющиеся полномочия с расследованием конкретного уголовного дела, следователь должен принимать законные, обоснованные и, что очень важно, своевременные решения, позволяющие придавать процессу следствия по делу направление необходимое для скорейшего расследования преступления, привлечения виновных к ответственности и принятию мер для защиты прав и интересов всех участвующих в деле лиц.

См.: Чистякова B.C. Органы предварительного расследования преступлений и разграничение компетенции между ними: Дис. … канд. юрид. наук. -М.,1964.-С.170.

166

Проведение предварительного следствия в соответствии с установленными нормами позволяет максимально строго соблюдать права всех участвующих в деле лиц. При нарушении в процессе расследования прав одной из сторон, негативные последствия наступают не только для стороны, в отношении которой непосредственно были нарушены нормы права или нравственности, но это может негативно отразиться и на правах противоположной стороны и даже большой группы непосредственно не причастных к данному делу лиц. Так, при нарушении прав обвиняемого (подозреваемого) на предварительном следствии, уголовное дело может быть, в случае его направления в суд, возвращено судом по ходатайству для проведения дополнительного расследования, чем нарушатся права и обвиняемого и потерпевшего на быстроту и объективность предварительного следствия и рассмотрение дела судом без неоправданной задержки. Исключение же добытых с нарушением закона на предварительном следствии материалов из числа доказательств может повлечь, кроме возвращения уголовного дела для дополнительного расследования, оправдание подсудимого за недоказанностью его вины, неудовлетворение притязаний потерпевшего и гражданского иска. Нарушение законов на предварительном следствии может привести к привлечению к уголовной ответственности невиновных и невозможности возмещения причиненного ущерба. В результате этого у общества порождается недоверие к правоохранительным органам, зачастую отсутствует надежда на действенную защиту с их стороны. Отсюда и возникают попытки самозащиты от преступлений (известны случаи самосуда, расправ, и т.п.). Следовательно, результатом нарушения прав и интересов граждан на предварительном следствии является негативная оценка деятельности органов предварительного следствия.

Немаловажная роль отведена полномочиям следователя по решению задач предупреждения преступлений, воспитательного воздействия предварительного следствия. Например, следователь в соответствии со ст. 128 УПК РСФСР обязан широко привлекать общественность для
раскрытия

167 преступлений и розыска лиц, их совершивших, а также для выявления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления. “Наряду с процессуальными формами участия общественность может привлекаться к решению задач предварительного расследования в выработанных практикой формах, прямо не предусмотренных законом, однако не противоречащих ему.” Привлечение граждан к участию в предварительном следствии необходимо как для оказания воспитательного воздействия в целях уважения законов, так и из мотивов нравственности: только глубоко осознав необходимость следственной работы гражданин в последствии будет оказывать помощь следственным органам, при положительном результате своей помощи следствию в нем будет развиваться чувство гордости за свою работу, более обоснованными для него станут действия правоохранительных органов. Он будет считать себя причастным к расследованию преступления, наказанию виновного и восстановлению прав потерпевшего.

Как отмечает Т.Н.Москалькова: “Организация и осуществление расследования преступлений на основе принципов, норм и требований нравственности способствует повышению эффективности и культуры уголовно-процессуальной деятельности, позволяет сориентировать правосознание должностных лиц, осуществляющих дознание и следствие, на системы моральных ценностей и идеалов, определить нравственные приоритеты, положительно воздействовать на формирование позитивных профессиональных качеств и установок у дознавателя, следователя и прокурора… Нравственное сознание позволяет участникам уголовного процесса сделать осознанный выбор в пользу добра, поступков, которые признаны в

Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Под ред.В.М.Савицкого, Б.Т.Безлепкина, П.А.Лупинской, И.Л.Петрухина. - М.: Проспект, 1999. - С.200-201.

168

обществе моральными, а в определенных случаях предписывает им совершать

?>?> 240

определенные поступки в качестве их долга .

Как уже отмечалось, полномочия следователя находятся в тесной взаимосвязи с задачами и целями следователя. Полномочия необходимы для выполнения задач и целей.

Процесс постановки целей перед следователем бесконечен, при отсутствии цели нет необходимости и в самой деятельности следователя. После выполнения одной цели появляется следующая и так далее. В процессе предварительного следствия задачами следователя является проведение следственных и иных предусмотренных законом действий.

А.А.Власов считает, что полномочия следователя целесообразно рассматривать в двух уровнях. “Эти уровни должны охватить и выразить в системе всю совокупность прав и обязанностей следователя. К полномочиям первого уровня следует отнести права и обязанности следователя, выраженные в его задачах и целях. Задачи … и цели представляют собой идеально положенные конкретные результаты, ради которых предпринимаются усилия. Полномочия - возможность и необходимость добиваться этих результатов”.241

Именно для достижения конечных целей следователь выполняет конкретные задачи по расследуемому им уголовному делу.

Процессуальные полномочия следователя можно разделить и на две другие группы - это полномочия связанные с направлением предварительного следствия и полномочия связанные с проведением отдельных следственных действий. Направление предварительного следствия определяется версиями, составлением плана, умелым выбором следственных действий, их очередностью, определением участников и принятием решения о возбуждении уголовного дела (ст. 109 УПК РСФСР), его приостановлении (ст. 195 УПК

Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Дис. … докт. юрид. наук.- М, 1997.- С.401-402.

241 Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Дис канд. юрид. наук. -М., 1979. -С.34.

169 РСФСР) или прекращении (ст.ст.199, 209 УПК РСФСР), составлении итогового

акта при направлении дела в суд (ст.ст.199, 205 УПК РСФСР), решением

вопроса о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст.ст.143, 144 УПК

РСФСР). Ко второй группе полномочий относятся полномочия на производство

допросов, обысков, выемок, других следственных действий (ст.ст. 150-151, 158-

160, 167-177 и др. УПК РСФСР). Посредством этой группы
действий

следователь собирает данные, часть из которых будет в последствии иметь

доказательственное значение.

Рассматривая эти две группы полномочий необходимо отметить, что при их выполнении следователем должны учитываться и обеспечиваться права и интересы всех участвующих в деле лиц. При производстве некоторых следственных действий законом предусмотрена обязанность следователя разъяснять участвующим в следствии лицам права и обязанности, обеспечивать защиту их прав (ст.ст. 149, 158, 159 и др. УПК РСФСР).

Следователь имеет право на производство розыскных действий, определяет процессуальное положение участвующих в деле лиц.

Одним из важнейших направлений в компетенции следователя является возможность применения мер процессуального принуждения (задержание, избрание мер пресечения, и.т.д.) (ст.ст. 89, 122, 127 и др. УПК РСФСР).

Важным направлением в деятельности следователя является обязанность принимать меры по устранению причин и условий, способствовавпшх совершению преступления (ст. 140 УПК РСФСР). К сожалению, в последние годы этот институт вследствие низкой своей эффективности зачастую необоснованно придается забвению.

Как видно из перечисленных полномочий следователя, их разделение на две группы весьма условно, многие полномочия нельзя в полной мере отнести ни к одной из них.

Возможно также систематизировать полномочия следователя и по степени самостоятельности при их принятии. Законом в целях гарантий основополагающих прав и интересов граждан предусмотрен
процесс

170 санкционирования (согласия, утверждения) прокурором, а
согласно

Конституции и судом, ряда процессуальных актов следователя. Это заключение

под стражу, обыск, наложение ареста на имущество и т.д. Решения о некоторых

следственных действиях следователь принимает самостоятельно, но должен

известить об этом прокурора, который при необходимости может проверить

законность и обоснованность принятого решения и отменить его.
Другие

следственные действия следователь производит самостоятельно.

Все процессуальные действия, выполненные следователем в рамках своих полномочий фиксируются в специальных правовых актах. Такая фиксация позволяет закрепить полученные сведения. Она необходима для соблюдения прав и свобод участников уголовного процесса. Именно на основании таких актов следствие придает определенное направление уголовному делу, с ними может на определенном этапе знакомиться обвиняемый и потерпевший, эти акты стороны имеют право обжаловать.

Несмотря на наличие в УПК РСФСР статьи о полномочиях следователя, эта норма не включает в себя все полномочия следователя. Нормы, определяющие его полномочия входят и в другие статьи. Так, среди задач уголовного судопроизводства предусмотрена обязанность следователя раскрывать преступления и изобличать виновных лиц.

В проекте УПК РФ в отличии от УПК РСФСР статья о полномочиях следователя помещена не в раздел об общих условиях предварительного следствия, а в главу “Государственные органы и должностные лица”. То есть вновь встает вопрос критерия отнесения тех или иных положений к числу общих условий предварительного следствия.

Считаю, что исходя из необходимости сосредоточения общих положений, касающихся всего предварительного следствия, в главе об общих условиях предварительного следствия, более логичным было бы сохранение нормы, предусматривающей полномочия следователя в числе статей главы “Общие условия предварительного следствия”.

171

И, наконец, применительно к теме полномочий следователя нельзя не коснуться вопроса о его процессуальной самостоятельности.

Согласно положений уголовно-процессуального закона следователь при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора или разрешения суда, и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение.

В связи с этим возникает сразу несколько вопросов. С одной стороны, зачем следователю процессуальная самостоятельность и если она нужна, то в достаточных ли пределах она предусмотрена УПК. Думается, что за процесс расследования по делу должна быть установлена чья-то персональная ответственность. Таким лицом и является следователь. А раз он персонально отвечает за ход и результаты следствия, то решения о производстве следственных действий и направлении дела он должен принимать самостоятельно. У сторон в уголовном процессе при возникновении сомнений в объективности следователя или предположении о нарушении их прав должна быть возможность обжалования таких решений. На этот случай и предусматривается прокурор и суд. А решения о наиболее значимых ограничениях граждан в правах следователь как бы коллегиально принимает с прокурором или судьей и они вместе несут за принятое решение ответственность. Хотя “коллегиальность” здесь довольно условная, ведь прокурор может просто принять уголовное дело к своему производству и сам единолично принять правильное с его точки зрения решение, например, заключить под стражу обвиняемого (хотя, необходимо учитывать, что такая возможность является временной, до приведения УПК в соответствии с Конституцией РФ, когда заключение под стражу станет возможным лишь с санкции судьи).

Следовательно, считаю, что вопрос о процессуальной самостоятельности следователя в действующем законодательстве предусмотрен

172 достаточно обстоятельно, так как с одной стороны позволяет ему проводить независимое расследование, а с другой учитывает права и интересы граждан, когда наиболее важные решения принимаются по согласованию с прокурором или судом.

Таким образом, с учетом проведенного анализа, считаю, что в настоящее время назрела насущная необходимость в изменении существующих приоритетов и передаче ведущей роли в расследовании уголовных дел органам прокуратуры, а также принятии мер для того, чтобы следователи территориальных отделов органов внутренних дел подчинялись не начальникам органа внутренних дел, а только руководству вышестоящего следственного подразделения. Эти меры в сочетании с усилением прокурорского надзора и судебного контроля должны способствовать повышению независимости следователей.

3.3. Характеристика некоторых общих условий предварительного следствия

Рассмотрев задачи и функции предварительного следствия, Конституцию Российской Федерации, международное и российское законодательство, регулирующее общие условия предварительного следствия, в рамках настоящего исследования, по мнению автора, целесообразно остановиться на некоторых неоднозначно воспринимаемых как в научной среде, так и среди практических работников положениях общих условий.

Такими положениями являются подследственность, сохранение тайны предварительного следствия, выявление причин и условий, способствовавпшх совершению преступления и принимаемые в связи с этим меры профилактического характера.

Правильное и однообразное толкование этих норм, содержащихся в УПК РСФСР (статьи 126, 139, 140) и проекте УПК РФ (статьи 165, 181, 182) имеет большое значение: от решения вопроса подследственности во многом

173 зависит независимость следователя, объективность
предварительного

расследования; от сохранения в необходимых случаях тайны предварительного

следствия зависит успешное расследование уголовного дела,
привлечение

виновных к уголовной ответственности; от своевременного и качественного

выявления причин и условий совершения преступлений и
принятия по

результатам этого мер профилактического характера зависит как правильная

квалификация содеянного, так и предотвращение аналогичных преступлений в

будущем. Наконец, вопросы подследственности, сохранения
тайны

предварительного следствия, выявления причин и условий, способствовавших

совершению преступления и принимаемые в связи с этим
меры

профилактического характера очень тесно взаимосвязаны с охраной
прав

граждан, их соблюдение, несомненно, необходимо для обеспечения прав и

интересов личности.

В уголовно-процессуальном законодательстве России определение подследственности отсутствует, но понимание данного института как совокупности установленных законом признаков уголовного дела, в соответствии с которыми производство следствия относится к ведению определенного органа расследования вполне отражает его сущность и основные черты.

Разделение подследственности на признаки: предметный, территориальный, персональный, альтернативный и по связи дел обусловлено наличием ее разных видов.

Кроме того, само понимание подследственности, вероятно, выходит за пределы предварительного следствия и соответственно его общих условий. Это происходит из-за того, что подследственность может оказывать влияние на подсудность, так как в случае споров о подсудности при неопределенности территории совершения преступления, уголовное дело может быть направлено в тот суд, на чьей территории проводилось предварительное следствие. Также небезынтересным является вопрос о подследственности проверочных материалов. Хотя в УПК прямо не
указано, какой орган проводит

174 предварительную проверку по каким проверочным материалам, на практике положения общих условий предварительного следствия действуют и в процессе такой проверки, когда, например заявление об изнасиловании рассматривается сотрудником прокуратуры, а заявление о краже - сотрудником органа внутренних дел. Поэтому вполне возможным является рассмотрение вопроса об исключении подследственности из общих условий предварительного следствия и включение в общие принципы уголовного процесса статьи о подведомственности уголовных дел, где будет предусмотрена и их подследственность, хотя именно на процессе эффективности или улучшении качества следствия такое изменение вряд ли скажется.

Вопрос подследственности тесно связан с вопросами организации следственного аппарата, так как, например, при сосредоточении всего следственного аппарата в независимом следственном комитете, прокуратуре или другом органе, вопрос о подследственности автоматически отпадает. При сохранении же существующей системы следственных органов, наверное, было бы целесообразным, наконец, разобраться - по какому же принципу распределены составы преступлений между различными министерствами и ведомствами. Если с подследственностью органов налоговой полиции и, пожалуй, федеральной службы безопасности можно согласиться, представив упрощенную формулу о том, что налоговая полиция расследует уголовные дела о налоговых преступлениях, а ФСБ расследует преступления, угрожающие безопасности государства, большого числа людей, могущие дестабилизировать общество, то с разделением подследственности между органами внутренних дел и прокуратурой автор не согласен. И в УПК РСФСР и в проекте УПК РФ этот вопрос решается бессистемно. С одной стороны создается впечатление, что следователи прокуратуры расследуют наиболее тяжкие преступления, но в то же время это не в полной мере соответствует действительности, так как расследуемые МВД составы преступлений - разбой, бандитизм, причинение тяжкого вреда здоровью несомненно являются более тяжкими чем преступления связанные с производством и распространением контрафактной

175 продукции, развратными действиями или воспрепятствованием деятельности

журналистов, предварительное следствие по которым проводят следователи

прокуратуры.

Мнение о том, что в подследственные органам прокуратуры уголовные дела в основном входят преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина - то есть наиболее значимые для государства основополагающие понятия также не верно. Разве потеря здоровья человеком после разбойного нападения или при причинении тяжкого вреда здоровью менее важна, чем другие права и свободы граждан (или охрана государством здоровья от преступных посягательств не входит в перечень основных прав и свобод?) Думаю, что нет. Возможно, что все-таки целесообразным было бы определить подследственность органов прокуратуры не конкретными статьями, а, например, указанием, что прокуратура расследует преступления тяжкие и особо тяжкие или только особо тяжкие. В этом была бы определенная логика. Также возможен другой вариант, когда прокуратура расследует только должностные преступления или преступления совершенные сотрудниками правоохранительных органов. Имеются и другие варианты, но в любом случае выбор этих составов должен поддаваться логическому осмыслению.

Кроме того, при рассмотрении подследственности вызывают недоумение и некоторые данные официальной статистики. Так, за 1999 год следователями МВД направлены в суд с обвинительным заключением 10 уголовных дел об умышленных убийствах, 41 уголовное дело об изнасиловании, 8 уголовных дел о захвате заложников, 11 уголовных дел о посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа и применении насилия в отношении представителя власти. Как же объяснить то, что данные составы, исключительно подследственные органам прокуратуры расследовались органами МВД? На первый взгляд объяснения этому нет и можно лишь догадываться, что это или ошибки в статистических данных или к этому

См.: Отчет о следственной работе за 1999 год ведомственной государственной статистической отчетности. Форма 1 Е.

176 привело незнание подследственности лицами, принявшими дело к своему производству. Но в своей практической деятельности автору исследования пришлось встретиться и с другим пониманием подследственности, чем то, которое общепринято и, при котором расследование уголовных дел, например, об убийствах, невозможно следователем органа внутренних дел. Рассмотрим конкретный пример. В 1999 году в Генеральную прокуратуру Российской Федерации обратился заместитель начальника Следственного комитета при МВД Российской Федерации с письмом, в котором он обжаловал решения прокуратуры Ульяновской области. Суть спора между двумя подразделениями оказалась в следующем. Следственным управлением при УВД Ульяновской области в соответствии с действовавшей в 1993-1994 годах подследственностью (все уголовные дела по обвинению несовершеннолетних расследовались органами внутренних дел) расследовалось уголовное дело по обвинению несовершеннолетних К. и Д. в совершении умышленного убийства. Производство по делу было приостановлено, а в 1999 году возобновлено и с учетом изменившейся подследственности дело передано для дальнейшего расследования в прокуратуру, по было сразу же возвращено в следственное управление УВД с указанием - принять к своему производству и закончить расследование. Аналогичные решения были приняты прокуратурой области и по другим уголовным делам по обвинению несовершеннолетних в совершении умышленных убийств и изнасилований. При этом в сопроводительных письмах и сообщениях в Генеральную прокуратуру РФ руководство прокуратуры области обосновывало свою позицию тем, что в соответствии с п.8 ст. 126 УПК РСФСР при соединении в одно производство дел по обвинению одного или нескольких лиц в совершении преступлений, подследственных разным органам предварительного следствия, подследственность определяется прокурором. По нескольким из указанных дел обвиняемым инкриминировалось совершение двух составов преступлений, один из которых подследственен МВД, а другой прокуратуре. В этом случае прокурор и направил дела для расследования в органы внутренних дел. По части дел, подследственных согласно ст. 126 УПК

177 РСФСР только органам прокуратуры, прокуратура области сослалась на п.9 ч.1 ст. 211 УПК РСФСР указывающий на полномочие прокурора передавать дело от одного органа предварительного следствия другому в целях обеспечения наиболее полного и объективного расследования. Мотивацией для принятия решения в соответствии с п.9 ч.1 ст.211 УПК РСФСР послужила волокита и нарушения закона допущенные органами дознания в период проведения доследственной проверки или первоначального этапа расследования. По ряду таких дел к моменту обжалования, судами уже были вынесены обвинительные приговоры. Генеральная прокуратура РФ с такой позицией прокуратуры области не согласилась, указав на недопустимость нарушения подследственности. Данный момент по моему мнению является пробелом в УПК РСФСР, так как по смыслу УПК и принятой практике дела, подследственные органам прокуратуры, следователями МВД не расследовались, нарушение подследственности является одним из оснований возвращения уголовного дела для дополнительного расследования. Исходя же из позиции прокуратуры Ульяновской области с учетом п.9 ч.1 ст.211 необходимость в статье 126 УПК РСФСР вообще отсутствует, так как прокурор по своей воле может распределять уголовные дела среди поднадзорных следователей различных министерств и ведомств. Да и понимание прокуратурой области п.8 ст. 126 УПК РСФСР явно не укладывается в содержащуюся в УПК РСФСР концепцию подследственности и идет в разрез с практикой применения ст. 126 УПК РСФСР в целом. Всегда при такой коллизии предпочтение должно быть отдано следственному аппарату прокуратуры.

В этой связи интересно отметить, что согласно действующему УПК Украины в статье “подследственность” сначала перечисляются составы преступлений, подследственные органам прокуратуры, а затем указаны другие составы преступлений, предварительное следствие по которым производится

178 “также” (!) органами государственной безопасности и внутренних
дел.

Именно слово “также” показывает, что уголовные дела, например, по кражам и

измене Родине могут расследовать и следователи прокуратуры, чего в УПК

РСФСР нет.

В проекте УПК РФ составы преступлений разделены между следственными подразделениями различных министерств и ведомств, следователи прокуратуры имеют право расследовать уголовные дела не своей подследственности только по указанию прокурора, такие же права и у следователей других ведомств.

С точки зрения автора не достаточно правильно в законодательстве решен вопрос о подследственности органов военной прокуратуры. Согласно УПК при соединении уголовных дел, если одно из них подследственно органам военной прокуратуры следствие проводит военная прокуратура. Кроме того, при совершении преступления группой лиц, в состав которой входит военнослужащий, следствие проводится также органами военной прокуратуры. Думается, что такой порядок применим не для всех уголовных дел, хотя он во многом обусловлен тем, что такие уголовные дела направляются в военный суд. В своей практической деятельности автор изучал уголовное дело, которое на протяжении нескольких лет расследовалось краевой прокуратурой. По уголовному делу о совершении групповых убийств на религиозной почве за это время было проведено множество следственных действий, при активной помощи следствию работников уголовного розыска была изобличена группа лиц, виновных в совершении этого преступления, дело уже готовилось к направлению в суд, когда выяснилось, что одним из соучастников преступлений был находившийся в то время в отпуске солдат срочной службы. Прокуратура края обратилась с ходатайством в Генеральную прокуратуру Российской Федерации о поручении им окончания расследования с учетом хорошего знания уголовного дела следственным подразделением прокуратуры,

243 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Украины (с изменениями
и дополнениями по состоянию на 15 января 2000 года). - Харьков;Одиссей,

179 наличием в уголовном розыске большого числа оперативных данных, в том

числе требующих дополнительной проверки. Не были в этом письме указаны и

некоторые другие мотивы такого ходатайства - это данные
официальной

статистики, согласно которым работа следственной бригады в
течении

нескольких лет не будет закончена направлением дела в суд со снятием с учета

целой серии тяжких преступлений; невозможность поощрения
особо

отличившихся работников при признании судом обвиняемых виновными в

совершении инкриминируемых деяний. Заместитель Генерального прокурора

России отказал в удовлетворении ходатайства, указав, что судом это может

быть признано нарушением правил о подследственности, что
повлечет

возвращение уголовного дела для дополнительного расследования. Автор же

считает мнение прокуратуры края обоснованным, но не
подлежащим

удовлетворению из-за требований закона. Считаю возможным в связи с тем,

что Генеральный прокурор Российской Федерации является непосредственным

начальником Главного военного прокурора РФ, в соответствии с его указанием,

решать вопрос о подследственности в аналогичных случаях исходя из принципа

целесообразности.

Кроме того, зачастую бывает неэффективным расследование военной прокуратурой, например, уголовного дела о совершении большого числа хищений многочисленной группой лиц, когда роль в этих хищениях военнослужащего не является существенной. Однако рассмотрение вопроса о изменении подследственности военной прокуратуры обязательно должно затронуть и вопрос о том, кто при таких изменениях и в какой суд будет направлять уголовные дела для рассмотрения. Этот вопрос автором настоящего исследования не анализировался в связи с ограниченным объемом диссертационного исследования и как не имеющий непосредственного отношения к исследованию.

В теме подследственности дискуссионным является и вопрос о том, будет ли нарушен закон в случае возбуждения следователем уголовного дела по

2000.-С.74-76.

180

неподследственному ему преступлению. Наиболее интересными здесь будут

варианты, когда следователь расследуя уголовное дело своей подследственности, выявляет совершенное Обвиняемыми по его уголовному делу новое преступление на его территории, но подследственное другому органу предварительного следствия и возбуждает уголовное дело или когда следователь, расследуя уголовное дело выявляет преступление, также совершенное теми же лицами, состав которого подследственен его ведомству, но совершенное на другой территории. В уголовно-процессуальном кодексе подобные случаи своего отражения не нашли, хотя на практике в первом случае, при расследовании следователем прокуратуры преступления, подследственного его ведомству, и выявлении, например, состава преступления подследственного органу внутренних дел, следователь прокуратуры возбуждает такое уголовное дело без чьих-либо указаний и проводит следствие в обычном порядке соединив уголовные дела. При выявлении же следователем внутренних дел преступления подследственного следователю прокуратуры, обычно такой материал с постановлением, где указаны признаки состава преступления, подследственного прокуратуре, направляется прокурору для дальнейшего расследования. При выявлении преступления, указанного во втором случае когда следователь, расследуя уголовное дело выявляет преступление, совершенное теми же лицами, состав которого подследственен его ведомству, но совершенное на другой территории, следователь обычно возбуждает уголовное дело, сам соединяет уголовные дела и продолжает расследование.

Такой существующий на практике порядок противоречит правилам о подследственности, так как фактически игнорируются понятия подведомственности и территориальности. Считаю целесообразным закрепить только за надзирающим прокурором право возбуждения уголовных дел, подследственных органам внутренних дел, федеральной службе безопасности, налоговой полиции, при выявлении ими преступлений, совершенных на неподследственной территории.

181

Но по данному вопросу существуют и другие точки зрения. Так,

А.В.Селютин считает, что “интересы борьбы с преступностью вызывают необходимость установления такого порядка, который бы позволял возбуждать уголовные дела и тем органам, которым они не подследственны, но которые бы

, 244

могли принять по ним неотложные меры .

Актуальным для практических работников является и вопрос разделения составов преступления между различными звеньями одного ведомства. Так, в настоящее время встречаются случаи когда следователи областных прокуратур расследуют преступления менее тяжкие и трудоемкие, чем следователи районных прокуратур. Такая же ситуация сложилась и в органах внутренних дел. По данному поводу не редки нарекания со стороны практических работников о неравномерности нагрузки и неучета вышестоящими органами кадрового положения в нижестоящих органах. Причин тому видится сразу несколько. Это может быть и элементарное незнание того, какие преступления расследует нижестоящее подразделение. Кроме того и желание руководителей вышестоящих подразделений улучшить статистические показатели, приняв к производству практически расследованные нижестоящей инстанцией уголовные дела или уголовные дела, расследование которых не займет много времени. Такое положение не является верным, так как в вышестоящих подразделениях в основном работают сотрудники имеющие больший стаж работы, чем их коллеги из нижестоящих подразделений, они имеют более высокие должностные оклады и звания (или классные чины). Для ликвидации подобного положения целесообразнее было бы в рамках уголовно-процессуального кодекса или единого для всех следственных органов нормативного акта предусмотреть составы преступлений и (или) другие обстоятельства (например, многоэпизодность или совершение преступления группой лиц), при которых уголовные дела расследуются тем или иным звеном ведомства. При этом составы, которые расследуются вышестоящим звеном

244 Селютин А.В. Проблемы разграничения подследственности в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2000.- С.20- 21.

182 запретить расследовать нижестоящему звену, а составы
подследственные

нижестоящему звену разрешить расследовать вышестоящему подразделению.

Такой порядок, по моему мнению, способствовал бы
качественному

расследованию преступлений.

При рассмотрении подследственности также необходимо отметить, что

научное обоснование подследственности того или иного состава конкретному

ведомству практически отсутствует. В связи с этим А.Д.Назаров, например,

предполагает, что “в основу разграничения процессуальной
компетенции

следователей разных ведомств (подследственности) должна быть положена

специфика деятельности органов, в структуре которых состоит следственный

аппарат: следователи ФСБ должны специализироваться в основном
на

расследовании преступлений, представляющих угрозу миру и безопасности

человечества, безопасности общественному и государственному строю России;

следователи ФСНП должны расследовать преступления,
связанные с

нарушениями налогового законодательства; следователи прокуратуры,
вне

всякого сомнения, должны специализироваться в расследовании преступлений,

посягающих на конституционные права и свободы человека и гражданина,

правосудие и порядок управления, ( а следователи военных прокуратур также -

преступлений против военной службы); следователям МВД
надлежит

расследовать основную массу, так называемых,
“общеуголовных

преступлений” (кражи, грабежи, разбои, хулиганства и др.)”.245

По мнению автора, целесообразным было бы определить

подследственность органов прокуратуры не конкретными статьями,
а,

например, указанием, что прокуратура расследует преступления тяжкие и особо

тяжкие или только особо тяжкие. В этом была бы определенная логика. Также

возможен другой вариант, когда прокуратура расследует только должностные

преступления или преступления совершенные сотрудниками

245 Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса (по материалам Средне-Сибирского региона): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1999.- С. 17.

183 правоохранительных органов. Возможны и другие варианты, но в любом случае выбор этих составов должен поддаваться логическому осмыслению.

Таким образом, до решения вопроса о создании единого следственного комитета целесообразно сократить подследственность органов прокуратуры, поручив им расследование только особо тяжких (тяжких) преступлений, должностных преступлений и преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов.

Необходимо также распределить конкретные составы преступлений не только между ведомствами (министерствами), но и ввести институт подследственности и внутри этих ведомств (министерств). Следователи федеральных министерств и ведомств (старшие следователи по особо важным делам и следователи по особо важным делам) в пределах своей подследственности расследуют наиболее тяжкие (сложные, многоэпизодные) преступления. Следователи уровня субъектов Федерации (следователи по особо важным делам, старшие следователи) - тяжкие (сложные, многоэпизодные) преступления, которые не попадают в производство следователей министерств (ведомств). Следователи районного звена - остальные преступления своей подследственности. Введение этого института обяжет следователей, занимающих более высокое служебное положение расследовать наиболее тяжкие и сложные дела.

Анализ практики показал, что в ряде случаев возможно рассмотрение вопроса о проведении предварительного следствия по делам, где в качестве обвиняемых привлечены военнослужащие неспециализированными органами прокуратуры. Данное положение целесообразно отразить и в законодательном порядке.

Другим важнейшим институтом, подлежащим рассмотрению в настоящем исследовании, является статья о неразглашении тайны предварительного следствия.

Недопустимость разглашения данных предварительного расследования существовала и в УПК РСФСР и в проекте УПК РФ, где дополнена конкретным

184

указанием о том, что данные предварительного расследования не подлежат разглашению. Такие данные могут быть переданы для оглашения, если это не противоречит интересам следствия и не нарушает прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Чтобы понять сущность этой нормы, необходимо иметь в виду следующее. Первое - зачем нужна тайна предварительного следствия и второе -если тайна предварительного следствия все же нужна, то почему предусматривается возможность и условия ее разглашения, не проще ли было бы просто запретить разглашение данных предварительного следствия.

Тайна предварительного следствия необходима для охраны прав, свобод личности и в интересах следствия. Это касается не только обвиняемых (подозреваемых), но и потерпевших. Для обвиняемых и подозреваемых сохранение тайны предварительного следствия актуально, так как при разглашении сведений о совершении ими преступления это: во-первых, может повлиять на окончательное решение по делу. Судья, народные заседатели, другие должностные лица проживают в обществе и при рассмотрении дела могут так или иначе учитывать оглашенные данные о раскрытом преступлении и лице его совершившем. Во-вторых, еще до вынесения приговора суда родственники и знакомые лица обвиняемого в преступлении будут поставлены в известность о его виновности, что может иметь различные негативные последствия. Для потерпевшего оглашение сведений о расследовании уголовного дела часто нежелательно. Наиболее частыми примерами заинтересованности потерпевшего в сохранении тайны следствия являются дела об изнасилованиях и других половых преступлениях, также для потерпевшего может быть неприятным факт получения вреда здоровью, другие последствия преступления. Соответственно неблагоприятным оглашение данных предварительного следствия может оказаться и для родственников потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, так как эти факты могут стать известными их коллегам по работе и знакомым. Разглашение тайны следствия

185 может нести опасность расправы со стороны обвиняемого и его близких со

свидетелями и потерпевшими.

Положение о неразглашении тайны предварительного следствия вытекает из Конституции России, обеспечивающей охрану чести и достоинства граждан.

Оглашение материалов предварительного следствия может быть произведено в следующих целях. Во-первых, в последнее время особенно в средствах массовой информации постоянно указывается на право граждан знать о работе органов предварительного следствия, которые существуют для охраны прав и интересов личности на “деньги налогоплательщиков”.

Во-вторых, разглашение данных предварительного следствия может быть вызвано и исполнением требований других норм УПК. Например, любое привлечение общественности к участию в расследовании преступления связано с уведомлением ее представителей о тех или иных обстоятельствах дела. После разглашения сведений из материалов уголовного дела органы предварительного следствия зачастую просят граждан помочь в розыске обвиняемых, установлении личности потерпевшего или каких-либо обстоятельств дела.

Оглашение материалов дела может иметь и профилактическое значение. Оно предупреждает возможность совершения преступления способами, о которых население уже информировано. Это, например, особенно актуально для предотвращения “серийных убийств”, мошенничества, особенно в случаях, когда лицо, совершившее преступление, не установлено.

Необходимость оглашения данных следствия может диктоваться и интересами пресечения и предупреждения слухов, наносящих ущерб охраняемым законом интересам, а порой и сознательной дезинформации населения, исходящей от заинтересованных лиц, об обстоятельствах дела.

Выбор момента оглашения тех или иных сведений зависит как от цели, для которой предпринимаются подобные действия, так и от того, какие конкретно данные подлежат оглашению. Например, оглашение примет неопознанного трупа или примет предполагаемого преступника происходит,

186

обычно, на первоначальной стадии предварительного следствия. Подробное ознакомление граждан с материалами дела с указанием конкретных эпизодов деятельности обвиняемых, как правило, происходит на стадии окончания предварительного следствия, когда большинству из предполагаемых преступников уже предъявлены обвинения, избраны соответствующие меры пресечения, оглашение доказательств их виновности не создаст сложностей органам предварительного следствия.

Особенно важное значение для определения времени и объема подлежащих разглашению данных имеет учет следственным или надзирающим органом степени осведомленности виновных и связанных с ними лиц, так как такое оглашение должно отвечать интересам предварительного следствия.

Можно согласиться с мнением А.М.Ларина, который писал: “Думать, что тайна следствия полностью исключает просачивание информации о содержании дела, было бы наивно. Участие в следственных действиях понятых, допросы свидетелей, подозреваемых, обвиняемых и т.д. неизбежно приводят к разглашению круга интересующих следователя вопросов и полученных по ним фактических данных. В этих условиях искусство следователя состоит в том, чтобы продуманно, точно решать, какая информация, в каком объеме и в какой момент может стать известна предполагаемому преступнику и связанным с ним лицам, с таким расчетом, чтобы это не только не повредило, но и помогло достижению истины. Таким образом, сущность следственной хитрости состоит в маневрировании информацией. Благодаря следственной хитрости возможные попытки преступника и связанных с ним лиц применить в своих целях информацию о материалах и планах расследования не достигают цели, а, напротив, служат на пользу раскрытию преступления”.246

Иногда, вполне обоснованно, лицом, доводящим расследование, сознательно допускается разглашение информации, которая будет передана предполагаемым преступникам. Получение такой информации последними

246 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование. Организация. - М., 1970.’ - С.50.

187 может вызвать у них убежденность, что при наличии таких данных сокрытие

ими фактов своей преступной деятельности неэффективно, или
наоборот

заставит их сделать какие-либо неверные действия для уничтожения собранных

доказательств, что также может быть использовано следствием
для

установления их места нахождения или поиска новых доказательств.

Объем оглашаемых сведений и круг лиц, до сведения которых они

доводятся, применительно к конкретному случаю должны быть достаточными

для достижения той цели, во имя которой происходит оглашение таких данных.

В случае, если объем разглашенных сведений будет больше, чем это вызвано

той или иной необходимостью, это может повлечь отрицательные последствия.

Следователь или другое лицо, имеющее право разглашать
данные

предварительного следствия, должны исходить из предпосылки,
что

разглашение данных предварительного следствия недопустимо, а разглашение

возможно только для достижения какой-либо цели. В настоящее время, в

особенности при просмотре телепередач о совершенных преступлениях, часто

можно увидеть, как оперативные работники перед телекамерами рассказывают

о том, как было совершено преступление, какие улики оставил преступник на

месте преступления, а, нередко, называют лицом совершившим преступление

кого-либо из подозреваемых и показывают его фотографии или видеозапись

следственного действия. В большинстве своем такие телерепортажи
не

отвечают потребностям органов предварительного следствия.
Особенное

недоумение у автора настоящего исследования вызывают передачи,
где

сотрудники уголовного розыска, дежурные органов внутренних
дел,

участковые инспектора, руководители отделов внутренних дел рассказывают о

совершенных на их территории преступлениях. Ведь согласно действующего

законодательства для этого необходимо согласие следователя или прокурора, а

в подавляющем большинстве случаев эти лица такого согласия не получают.

Преступник же, увидев, какие он оставил улики на месте происшествия может

принять дополнительные меры для того чтобы избавиться от оставшихся улик,

188

сделать выводы “на будущее” по организации и исполнению преступления, выяснить версии проверяемые органом предварительного следствия, и т.п.

Источники получения доказательств обычно разглашению не подлежат. Разглашение источников может повлечь принятие преступником мер к изменению данных полученных от этого источника. Это в первую очередь касается свидетельских показаний. Результатом “работы” обвиняемого со свидетелем может быть изменение последним своих показаний в судебном заседании. Сами сообщения должны быть построены таким образом, чтобы на их основе нельзя было установить допрошенных по делу свидетелей.

Также определенный подход должен быть и к кругу лиц, которым оглашаются сведения. Например, если предполагается, что преступление было совершено местным жителем, в установлении личности которого просят помочь граждан, целесообразнее использовать региональные средства массовой информации.

Согласно указанию Генерального прокурора РФ “О порядке предания гласности материалов прокурорской и следственной деятельности работниками Генеральной прокуратуры Российской Федерации” от 05.02.98 “необходимо обеспечивать взвешенный подход к отбору материалов, подлежащих преданию гласности. При этом строго руководствоваться требованиями Конституции Российской Федерации, гарантирующей право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени граждан. Тщательно проверять данные, готовящиеся к освещению в прессе. Следить за тем, чтобы в них не содержались сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну, а также информации конфиденциального

«247

характера .

В приказе Генерального прокурора РФ “О задачах органов прокуратуры по взаимодействию со средствами массовой информации, совершенствованию общественных связей” от 08.07.98 более подробно в отличии от предыдущего

24 Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. - М.: Изд.Норма.- 1999. - С.556-557.

189

документа регламентируется порядок оглашения данных предварительного

следствия. Основными ошибками при оглашении данных предварительного следствия здесь указаны излишняя суетливость, преждевременное и ничем не оправданное разглашение материалов предварительного следствия. Взаимодействие с органами массовой информации, выраженное в том числе в оглашении сведений о расследуемых уголовных делах, по мнению Генерального прокурора РФ укрепляет авторитет прокуратуры, повышает доверие к ней, показывает общественности роль прокуратуры в обеспечении защиты прав человека и государства, укреплении режима законности и правопорядка, реально влияет на формирование общественного мнения о ее деятельности, способствует воспитанию уважительного отношения к закону и

~ 248

предупреждению правонарушении.

Содержание сообщения должно быть тщательно продуманным, четко отвечать поставленной цели, не содержать лишней информации. Так, информируя общественность о преступной деятельности определенных лиц, следователь (или другое уполномоченное лицо) должен представить сообщение не в форме рассказа о интересном событии или детективного романа, а должен представлять, что является должностным лицом, призванным обеспечивать законные права и интересы личности. Любое сообщение о преступлении должно стремиться преследовать профилактические цели. Недопустимы случаи, когда сотрудники правоохранительных органов детально описывают способы совершения преступлений, приемы их раскрытия, обеспеченную и беззаботную жизнь членов организованных преступных групп, придают жестокости и преступным действиям оттенки справедливости и указывают на необходимость соблюдения “законов” преступного мира, выдвигают мифы о всемогуществе лидеров преступных групп. Такие действия во многом влияют на появление аналогичных преступных групп, вызывают у определенной части

Сборник основных приказов и указаний. Генерального прокурора Российской Федерации. - М.: Изд.Норма, - 1999. - С.551-555.

190

населения симпатии, веру в существование справедливости в “преступном

мире”.

В качестве примера эффективного разглашения данных предварительного следствия можно привести пример из следственной практики автора. В 1993-95 годах мною расследовалось уголовное дело по факту обнаружения трупа неизвестного мужчины в пойме реки Лихоборки в г.Москве. К моменту принятия дела к производству, предварительное следствие было приостановлено в связи с не установлением лица, совершившего преступление, труп опознан не был. В результате показа по местному районному кабельному телевидению обнаруженного трупа и его вещей в следственные органы обратилась гражданка Д., которая сообщила, что за несколько дней до обнаружения трупа пропал ее сын, а со слов своей подруги ей известно, что по телевидению был показан труп, похожий на ее сына. Было проведено опознание, которое подтвердило предположение женщины. Новые обстоятельства повлекли возобновление предварительного следствия и вскоре была задержана организованная группа из пяти человек, интересам которой противоречила преступная деятельность сына гражданки Д. Этой группой и было организовано и совершено убийство. Все члены этой группы были задержаны, уголовное дело расследовано направлено в суд, где все обвиняемые были осуждены к длительным срокам лишения свободы.249

Таким образом, необходимость использования института оглашения данных предварительного следствия для достижения поставленных следствием целей очевидна, но в настоящее время назрела необходимость постановки этого института под строгий контроль, в связи с чем, автор считает, что принятое следователем или прокурором решение о разглашении данных предварительного следствия, должно исполняться или ими лично или путем составления письменных поручений органам внутренних дел (или другим министерствам, ведомствам, службам) с
указанием объема оглашаемой

249 См.: Архив Коптевского межмуниципачьного (районного) суда г.Москвы за 1995 г. Уголовное дело № 116521 по обвинению Ларионова В.В. и др.

191

информации и способа ее оглашения с обязательным ответом о результатах

исполнения такого поручения. В остальных случаях оглашения данных предварительного следствия виновные в этом должны привлекаться к ответственности.

Не обоснованно “подвергнутым забвению” в последнее время явился институт выявления причин и условий совершения преступлений и принятия мер профилактического характера.

Ранее данной норме уделялось достаточное внимание, так как процесс искоренения преступности вообще предполагалось вести в том числе и через выявление причин и условий совершения преступлений и принятие мер профилактического характера. Но в 80-90 годы XX века правоохранительными органами Российской Федерации была усвоена аксиома о том, что преступность победить невозможно, и процесс изучения причин и условий фактически стал иметь формальный характер.

Внимание на это обращалось в специальной литературе. Так, Е.Г.Горбатовская и Н.С.Матвеева писали: “Значительного усиления внимания следователей и прокуроров по делам об убийствах требует и такой важный участок работы, как выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления. В этой связи весьма показательны полученные данные: из 80 изученных дел всего по двум делам следователями были внесены в соответствии с требованиями ст.21-1 УПК РСФСР представления о принятии мер по устранению этих причин и условий. Необходимо также отметить, что в письменных указаниях прокуроров, надзиравших за следствием, данный вопрос ни по одному делу не ставился. Однако оснований для внесения представлений более чем достаточно. Как усматривается из материалов следствия, такие представления, по нашему мнению, следовало бы внести по каждому второму-третьему изученному делу…“.250

Горбатовская Е.Г., Матвеева Н.С. Криминологическая характеристика бытовых убийств и практика их расследования. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. - М.- 1999. - № 1-2.-С.164.

192

Меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, являются гарантией реализации задач и принципиальных положений всего уголовного процесса. Так как такие представления направляются в общественные организации, они имеют важное значение как средство обеспечения принципа участия общественности в уголовном судопроизводстве.

Представление следователя это требование уполномоченного должностного лица об устранении прямо указанных обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Такое требование направляется руководителям ведомств, которые в состоянии устранить такие нарушения. Следователь в представлении может рекомендовать определенные меры и способы устранения причин и условий совершения преступлений.

Эффективность и обоснованность этой меры реагирования следователя зависит от выполнения им своей обязанности по всестороннему полному и объективному выявлению причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

В предмет доказывания по уголовному делу входят обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Эти обстоятельства состоят из причин и условий, способствовавших его совершению. А для ликвидации причин и условий и необходимо принятие следователем такой меры реагирования, как направление представление об их устранении. Основная цель этой меры реагирования - профилактика преступлений.

Среди наиболее типичных нарушений, требующих внесения представлений, можно выделить следующие: плохая работа по выявлению, контролю и учету криминогенных точек в жилом секторе и прилегающих к нему объектах (чердаках, подвалах, подсобных помещениях и т.д.); отсутствие контроля за прибывающими гражданами, не выяснение их целей прибытия, средств существования, наличия регистрации; отсутствие реагирования на сообщения граждан о готовящихся и совершаемых преступлениях; неисполнение своих
обязанностей, лицами в ведении которых находятся

193 вопросы общественного порядка на определенных
территориях и в организациях; нарушения законности,
допущенные сотрудниками органов внутренних дел.

Для внесения представления необходимо установление правового и процессуального оснований. Правовым будет являться факт наличия причин и условий совершения преступления, а процессуальным доказанность такого факта материалами дела.

Немаловажным является и вопрос своевременности направления представлений по уголовным делам и контроль за их исполнением. Своевременность необходима в первую очередь для скорейшего устранения причин и условий способствующих совершению преступлений, недопущения возможности “воспользоваться” ими другим лицам. Контроль за исполнением поручений позволит следователю добиться поставленной перед ним цели. В настоящее время не редки случаи, когда после направления представления следователь заканчивает предварительное следствие или приостанавливает производство по делу, направляет дело в суд или архив, забывая про контроль за исполнением своего указания.

Не редко в настоящее время встречается и формальный подход к установлению причин и условий совершения преступлений. Так, в практической деятельности автора исследования, на запрос о том, были ли установлены причины и условия совершения преступлений несовершеннолетним обвиняемым, был получен ответ, что причинами и условиями совершения преступлений явились общее обнищание общества, невозможность трудоустройства “трудных подростков”, что побудило несовершеннолетнего к совершению корыстного преступления. Думается, что такая позиция, явно не обоснована, так как выявлению подлежат не общегосударственные “пробелы” и проблемы, а, в первую очередь, конкретные причины и условия, применимые к конкретной ситуации. А иначе почему же тогда находясь под влиянием одних и тех же причин и условий одно лицо совершает правонарушение, а другое нет?

194

Представление следователя очень близко по своей сущности с такими институтами, как представление прокурора и частное определение суда. У них общая цель - устранение причин и условий, способствовавших совершению преступлений, но возможности принятия мер реагирования судом и прокурором несколько шире, чем у следователя. Главное отличие состоит в том, что следователь вносит представление только по уголовному делу, находящемуся у него в производстве и не может вносить представление, например, о наказании лица проводившего предварительное следствие.

Обращает на себя внимание исторический опыт 1968-1970 годов, когда представления вносились по каждому второму уголовному делу, в месячный срок получались ответы более чем на 90 % из них.

Таким образом, в настоящее время имеется насущная необходимость уделения большего внимания причинам и условиям совершения преступлений и принятию по результатам их изучения соответствующих мер реагирования. Для “оживления” данного института предлагается усиление контроля со стороны начальников следственных отделов и прокуроров за его исполнением, проверки сроков исполнения представлений следователей и реальности исполнения принятых по результатам их рассмотрения решений.

3.4. Нравственные начала деятельности следователя, выраженные в общих условиях предварительного следствия

Общие условия предварительного следствия должны быть не только прямо предусмотрены в уголовно-процессуальном законодательстве и соответствовать требованиям, применяемым к нормативным актам, но и отвечать нравственным нормам.

См.: Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовному процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1973.-С.148.

195

Реализация следователем нравственных начал при производстве предварительного следствия обусловлена как требованиями законодательной базы, так и учетом последним моральных ценностей общества.

Одни и те же обязанности могут одновременно являться нравственными применительно к одним лицам и безнравственными применительно к другим. Например, дача показаний для свидетелей, экспертов является обязанностью, а для подозреваемого и обвиняемого только правом. Это обусловлено тем, что для свидетеля и эксперта давать показания - это помогать следствию, способствовать восстановлению справедливости, а для подозреваемого и обвиняемого дача показаний может повлечь неприятные последствия, такие как осуждение, применение меры пресечения, квалификацию содеянного по более тяжкой норме уголовного закона и другие.

Нравственные отношения - это вид общественных отношений, совокупность взаимосвязей, которые возникают у людей в процессе их нравственной деятельности. В уголовном процессе такие отношения имеют свою специфику, так как возникают при взаимоотношении субъектов, наделенных государством властными полномочиями (следователь) с субъектами, не имеющими таких полномочий по отношению к первым (гражданин).

Эти правоотношения приобретают нравственное содержание благодаря философской идее о том, что “степень подчинения лица обществу должна соответствовать степени подчинения самого общества нравственному добру, без связи с которым общественная среда никаких прав на человека не имеет.”252

Роль нравственности в деятельности следователя обусловлена главной целью уголовной юстиции - восстановлением справедливости, которая может быть достигнута только при наличии нравственных условий для отыскания истины в каждом конкретном случае.

Соловьев B.C. Оправдание добра: нравственная философия//Соч.в 2. Т.- М., 1989.-Т.1.-С.244.

196 Нравственные отношения в уголовном процессе строятся исходя из

следующих положений: во-первых, государство обеспечивает
гражданину

безопасность от преступных деяний, во-вторых, государство
обеспечивает

гражданину, обвиняемому в совершении преступления, достаточные средства

для защиты.

Единством правовой нравственной цели в деятельности следователя -

поддержание состояния справедливости в обществе, обусловлена их тесная

взаимосвязь. Она проявляется в том, что при недостаточности правовых мер, в

помощь следователю могут быть призваны нравственные нормы, которые для

некоторых граждан являются не менее важными, чем правовые. И, наоборот, в

случае низкого уровня нравственного сознания, следователь может применить

меры принуждения. Последнее может, например, применяться в случаях не

желания свидетеля являться для дачи показаний или нежелания
давать

показания. “В настоящее время в процессе зачастую возникают ситуации,

которые ставят правоприменителя не только перед правовым, но и перед

нравственным выбором. В наибольшей степени это имеет отношение
к

применению принудительных мер к различным участникам процесса. Как,

например, следует поступать субъектам правоприменения
в

правоохранительной сфере в отношении свидетеля или потерпевшего, который

отказывается давать показания или уклоняется от их дачи по причине боязни

возможной мести со стороны обвиняемого (подозреваемого),
его

родственников, иных лиц, заинтересованных в устранении из сферы уголовного

судопроизводства такого свидетеля (потерпевшего)”. Из этой
ситуации

имеется только два выхода: привлечение свидетеля (потерпевшего) к уголовной

ответственности по статьям 307 или 308 УК РФ или,
проникнувшись

нравственными соображениями, избежать привлечения таких лиц к уголовной

ответственности.

Гончаров В.Б., Кожевников В.В. Проблемы безопасности
участников уголовного процесса.// Государство и право. - 2000.- № 2. - С.55.

197

В основе всех уголовно-процессуальных отношений, и в том числе регулируемых общими условиями предварительного следствия, находятся такие нравственные источники, как уважение в каждом человеке достоинства и сострадание к каждому человеку, как пострадавшему от преступления, так и оступившемуся и нарушившему закон, признание за сторонами обвинения и защиты права на государственную помощь, восстановлении справедливости, гуманное обращение.

Справедливость, являясь целью деятельности следователя, - главный критерий нравственной обоснованности правовых норм и их практического применения.

“Важным элементом правового регулирования следственных действий становятся предписания, непосредственно охраняющие честь и достоинство участвующих в них лиц. В этом находит свое проявление тенденция к превращению нравственных норм в правовые. В первую очередь речь идет о запретах, устраняющих из доказывания небезупречные с нравственной точки зрения приемы. Так, нравственные соображения диктуют абсолютную недопустимость не только физического, но и психического насилия над личностью в целях получения доказательств”, - считает С.А.Шейфер.254

Необходимость некоторых запретов и ограничений в деятельности следователя обуславливается именно тем, что при отсутствии таковых запретов будет нарушено естественное чувство стыдливости, собственного достоинства, будет причинен моральный ущерб личности.

Именно исходя из этого установлен запрет личного обыска и освидетельствования лицом другого пола, так как в противном случае могут быть унижены честь и достоинство.

Положение общих условий о недопустимости разглашения данных предварительного следствия кроме интересов самого дела обусловлено и тем, что, например, при обыске или выемке могут быть выявлены обстоятельства

254 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. -М. Юрид.лит., 1981.- С.88-89.

198

интимной жизни лица, у которого проводились следственные действия или

других лиц и их оглашение будет неприятным для них.

Именно нормами морали и нравственности о не причинении вреда во многом продиктованы положения общих условий о необходимости соблюдения правил безопасности для участвующих в следственном действии и других лиц. Конкретное отражение это положение, например, нашло в рассмотренной выше норме о неучастии понятых в следственном действии при возможности причинения вреда их здоровью или жизни.

С.А.Щейфер ссылается на статью 186 УПК, которая содержит предписание нравственного характера - образцы для сравнительного исследования и свидетелей изымаются только, чтобы проверить, не оставлены ли ими следы на месте происшествия и вещественных доказательствах. Это забота о добром имени свидетеля, так как процедура дактилоскопирования может вызвать у свидетеля чувство, что его подозревают в совершении преступления.255

Во многом нравственными началами обусловлено и установление срока предварительного следствия. Волнения и переживания характерны для человека подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Совет Европы считает, что “разумный срок (следствия) необходим для того, чтобы защитить тяжущихся - и истцов, и ответчиков - от чрезмерных процедурных задержек, оберегать всех тех, кому предъявляется обвинение в совершении уголовного преступления, от слишком длительного пребывания в состоянии неопределенности относительно своей судьбы”.256

Моральные и нравственные принципы нельзя рассматривать как применяемые только к свидетелям, обвиняемым, подозреваемым и потерпевшим.

Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М.: Юрид.лит., 1981.-С.90.

Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека: Опыт Совета Европы. - М.: Издательство МНИМП 1997,- С.222-223.

199

Уважая моральные принципы, закон гарантирует независимость

внутреннего убеждения следователя. Прокурор, осуществляющий надзор за предварительным следствием, не имеет права обязать следователя выполнить его указания о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела для предания обвиняемого суду или о прекращении дела. Если следователь не согласен с такими указаниями прокурора, то он, согласно ч.2 ст. 127 УПК РСФСР, имеет право предоставить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. Вышестоящий прокурор в таком случае обязан отменить указания нижестоящего прокурора или поручить производство следствия по делу другому следователю.

Это высоконравственное положение контрастирует с

взаимоотношениями следователя с начальником следственного отдела, где преобладают отношения зависимости. Начальник следственного отдела может давать следователю обязательные для исполнения указания, связанные не только с собиранием и проверкой доказательств, но и с их оценкой. Правда, согласно УПК, такие указания можно обжаловать прокурору и на этот период исполнение указаний приостанавливается.

Подчеркнутая выше необходимость принятия мер для защиты граждан, способствующих производству предварительного следствия, содержащаяся в общих условиях предварительного следствия, - это не только правовая, но и глубоко нравственная проблема.

Как уже упоминалось, следователю в процессе своей деятельности зачастую приходится делать выбор - следовать правовым или нравственным началам, так как они не всегда совпадают. При этой коллизии норм правосознание призывает следователя поступать в соответствии с нормами права, а “душа” требует отдать предпочтение нравственным нормам. “Категории справедливости, свободы, ответственности, хотя и являются общими для морали и права, в системе нравственных и правовых оценок они по

200 содержанию не совпадают”. И все же, автор считает, что в стадии предварительного следствия, да и всего уголовного процесса первичными и преобладающими должны быть именно правовые нормы. Кроме того, само по себе отступление от следования нормам права уже будет безнравственным. Соблюдение закона также будет отвечать и требованию справедливости, а отступление от него справедливым не будет. Другой взгляд при коллизии норм права и нравственности способствовал бы постоянному поиску оправданий для нарушений законов, которое всегда находилось бы в зависимости от критериев оценки.

При рассмотрении справедливости в области правового регулирования предварительного следствия и нравственных начал выявляется очевидное противоречие. Нормы морали и нравственности обычно исходят из понятия добра и зла для отдельной личности, часто абстрагируясь от ситуации, других лиц. Нормы регулирующие предварительное следствие построены таким образом, чтобы при их применении следователем справедливость была применима ко всем участникам следствия, чтобы она наиболее широко коснулась пострадавшей стороны, учитывала конкретную ситуацию. С позиций морали препятствия к осуществлению свободы считаются несправедливыми, в праве же свобода существует в форме прав, которые могут ограничиваться обязанностями.

Уголовно-процессуальное законодательство основывается на позициях установления истины по каждому уголовному делу. Для выполнения этой цели интересы отдельных личностей могут ущемляться во имя публичного интереса. Это противоречие, по мнению автора, является неустранимым. Но следователь, действуя во имя публичного интереса, должен стремиться максимально соблюдать права и интересы каждой отдельной личности и помнить, что именно из интересов каждой личности и создается публичный интерес. Кроме того, в вопросе приоритетности публичного интереса над интересом личности,

Гончаров В.Б., Кожевников В.В. Проблемы безопасности
участников уголовного процесса.// Государство и право. - 2000.- № 2. - С.55.

201 который, наверное будет существовать еще длительное время (если не всегда) следственные и надзирающие за ними органы должны четко прослеживать отсутствие различных “перегибов”, всегда помнить о необходимости соблюдения прав и свобод человека, которые заложены в нравственных нормах и которые поручено охранять государственным органам (в том числе и следователю) путем применения правовых норм. В то же время личные интересы преобладают над публичными, когда законодатель освобождает близких родственников давать изобличающие обвиняемого (или подозреваемого) показания.

Ю.Е.Петухов считает, что противоречия между нормами права и морали в дальнейшем если и будут, то менее острыми, это он объясняет изменением уголовно-процессуального законодательства, особенно развитием частной формы обвинения.

Вообще же нравственная оценка процессуальных действий зависит не только от их соответствия той или иной процессуальной норме, но и от мотивов, по которым они совершаются, от цели, которую преследуют, от формы, в которой бывают выражены. Она зависит от уровня профессиональной и нравственной культуры лица проводящего предварительное следствие. Такое лицо должно овладеть моральными требованиями своей специальности, которая предполагает не только накопление определенного количества нравственных знаний, но и формирование убеждения в справедливости и необходимости предписаний морали.

“Нравственный срез уголовного процесса, в частности предварительного расследования, представляет собой многообразную гамму отношений, складывающихся по поводу восприятия, соблюдения и реализации различных моральных установок и норм”- считает Т.Н.Москалькова.259

См.: Петухов Ю.Е. Соотношение публичного и частного обвинения в уголовном процессе.: Автореф. дис канд. юрид. наук. - М., 1996.- С.З.

Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1997.- С.402.

202

При производстве следователем предварительного следствия нравственность, то есть представления следователя о добре и зле, справедливости проявляется через три основных элемента, связанных с расследованием преступлений и разрешением уголовных дел: нравственным сознанием, нравственной деятельностью, нравственными отношениями.

Нравственное сознание, сочетая в себе моральное и правовое требование, служит регулятором уголовно-процессуальных отношений, применяется ко всем участникам, кроме лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Нравственное сознание таких лиц проявляется в основном посредством категорий совести и самосознания, поскольку нельзя признать морально оправданными возложение на них обязанностей свидетельствовать против себя. Именно следователь, с помощью других членов общества, обязан установить истину по делу.

“Нравственная деятельность в уголовно-процессуальной сфере направлена на восстановление справедливости посредством выполнения задач раскрытия преступления, изобличения и наказания виновного в его совершении, восстановлении нарушенных прав потерпевшего и удовлетворения его оскорбленного чувства достоинства, а также реабилитации невиновного привлеченного к уголовной ответственности или осужденного”.

Нравственная цель не может быть достигнута не нравственными средствами. Деятельность следователя будет только в том случае морально безупречной, если будет производиться в соответствии с нормами морали и права.

Нравственные отношения при производстве предварительного следствия отличаются своим своеобразием, так как построены на взаимоотношениях власти (следователя, прокурора) с личностью (обвиняемым, свидетелем и другими). При этом степень подчинения лица обществу
должна

Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Дис докт. юрид. наук.- М., 1997.- С.403.

203 соответствовать степени подчинения общества заложенному в морали понятию

добра.

Одна из важнейших моральных категорий - категория справедливости в деятельности следователя обычно сводится к соразмерности между деянием и воздаянием, правами и обязанностями. Например, чем больше размер похищенного имущества, тем большее число предметов будет подвергнуто описи и наложению ареста, чем опаснее и тяжелее совершенное преступление, тем строже обычно бывает мера пресечения. Несоответствие принципу “за большее - большее, за меньшее - меньшее” расценивается как отсутствие справедливости.

Справедливость способствует нравственной обоснованности в деятельности следователя и одновременно является целью всего уголовного процесса.

Таким образом, рассмотрев правовые начала производства предварительного следствия, выраженные в главе об общих условиях предварительного следствия и нравственные начала деятельности следователя, появляется возможность определить, что же такое общие условия предварительного следствия.

Понимая под общими условиями предварительного следствия установленные законом правила, которые выражают характерные черты предварительного следствия и определяют наиболее существенные требования, предъявляемые к порядку производства. следственных действий и принятию решений, с учетом проведенного исследования, становится понятным, что конкретных критериев отнесения норм именно к этому институту существовать не может, содержащиеся в них положения находятся как бы между нормами всего уголовно-процессуального законодательства и нормами о проведении отдельных следственных действий, в их число целесообразно включать положения, относящиеся ко всему предварительному следствию (если они не применимы ко всему уголовному процессу) или необходимые при исполнении сразу нескольких отдельных норм предварительного следствия.

204 Заключение

Система уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации состоит из тесно взаимосвязанных друг с другом правовых норм, которые хотя и регулируют различные направления уголовно- процессуального права, но находятся в рамках одной процессуальной системы, взаимодействуют друг с другом и дополняют друг друга.

Общие условия предварительного следствия являются важнейшей составной частью положений, регулирующих производство предварительного следствия и составляющей всего уголовного процесса. Будучи совокупностью частных норм, регламентирующих определенные отношения, они конкретизируют применительно к предварительному следствию принципы всего уголовного процесса, содержащиеся в Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуальном кодексе, других законодательных актах.

Общие условия действуют на всем протяжении процесса предварительного расследования и выражают характерные особенности этого института.

В настоящей работе раскрыта сущность и тенденции развития учения об общих условиях предварительного следствия. В основе этого лежит соотношение общих условий предварительного следствия с задачами и принципами всего уголовного процесса.

В этих целях рассмотрен исторический опыт закрепления общих условий предварительного следствия по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года. Рассмотрена и история становления и развития общих условий предварительного следствия в Советской России и в современных условиях.

Анализ общих условий предварительного следствия, а также их практики применения в настоящий период, международный опыт взаимодействия правовых и нравственных начал, дали автору возможность сформулировать некоторые выводы и основывающиеся на них практические рекомендации.

205 Сложность проблемы общих условий предварительного
следствия

убеждает в необходимости исторического и системного подхода к
ее

исследованию, чтобы избежать как упрощенческого подхода к этому сложному

правовому институту, так и не допустить подмену общих
условий

предварительного следствия принципами уголовного процесса.

Судебная реформа 1864 года явилась прогрессивным явлением, которое способствовало переходу от инквизиционного процесса средневекового абсолютизма российского уголовно-процессуального законодательства к буржуазно-демократической состязательной форме, которая представляет определенные гарантии сторонам и основывается на таких принципах, как гласность, непосредственность, устность, состязательность и т.д.

Взгляды современников реформы 1864 года на общие условия предварительного следствия содержат лишь описание и расширительное толкование имеющихся в них положений, не выделяя четкой грани между общими условиями производства предварительного следствия, условиями производства отдельных следственных действий, задачами и принципами всего уголовно-процессуального судопроизводства.

Содержащиеся в главах и параграфах, посвященных общим условиям предварительного следствия, идеи о необходимости воплощения принципа состязательности на предварительном следствии нужно рассматривать как принцип всего уголовно-процессуального судопроизводства, а не только организации предварительного следствия.

Институт общих условий предварительного следствия России после реформы 1864 года являлся неотъемлемой частью системы уголовно- процессуального судопроизводства, которая, несмотря на определенные недостатки, достаточно успешно исполняла возложенные на нее функции до февраля 1917 года.

В уголовно-процессуальном законодательстве первых лет Советской власти сформулированы многие положения общих условий предварительного следствия, в которых наметилась тенденция ко
все более ПОЛНОМУ

206

сосредоточению относящихся к ним норм в специальных разделах нормативных актов, к постепенному обособленному закреплению системы общих условий стадии предварительного следствия, как составной части уголовного процесса.

В законодательстве 20 - 40 годов некоторые из общих условий получили развитие, но положительного влияния на практическую деятельность следователей это не оказало, так как внутренняя политика государства необоснованно сводилась, в основном, к борьбе с врагами существовавшей системы. Развитие института прав человека было “заморожено” во имя высших целей, что в значительной мере способствовало проведению репрессий, которые законодательно обеспечивались сокращенными сроками и ограничением возможностей для защиты и пересмотра принятых решений. Поэтому в деятельности всех правоохранительных органов во главу угла часто ставился не уголовно-процессуальный закон, частью которого являются общие условия предварительного следствия, а целесообразность и “государственный интерес”.

Современные актуальные вопросы предварительного следствия исследовались с учетом положений Конституции РФ, международных правовых актов, решений Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации. Проведен сравнительный анализ глав, посвященных общим условиям предварительного следствия в УПК РСФСР 1960 года и проекте УПК РФ.

Предложения, направленные на реорганизацию следственного аппарата, тесно связаны с вопросами реализации общих условий предварительного следствия. Изменения организационного строения следственного аппарата влекут за собой изменения ряда общих условий предварительного следствия. Например, изменение норм об органах предварительного следствия приведет к изменению подследственности.

Полномочия следователя и его процессуальная самостоятельность -один из важнейших аспектов, в свете которого необходимо рассматривать

207 возможное реформирование следственного аппарата. При непродуманной реорганизации может быть нанесен серьезный ущерб важнейшему звену системы предварительного следствия - следователю. Поэтому при проведении любых изменений в следственном аппарате необходимо установить: сможет ли реформа усилить процессуальную самостоятельность следователя, необходимую для принятия решений только на основании закона; будут ли в результате реформирования созданы дополнительные (или хотя бы сохранены существующие) условия для эффективного использования следователем его полномочий.

Во всяком случае, до начала реформирования следственного аппарата целесообразно решить важнейшие проблемы предварительного следствия: повышение квалификации следователей и работников дознания; поднятие престижа должности следователя; усиление процессуальной самостоятельности следователя; определение процессуальных прав всех участников предварительного расследования; увеличение материально- технического обеспечения следственного аппарата, от которого в большой степени зависит профессиональный уровень следствия, а значит и реальность обеспечения прав всех участников уголовного процесса. Именно это является необходимым для выполнения задач уголовного процесса - быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и правильного применения закона.

Планируя, при надлежащих условиях, реорганизацию следственного аппарата в единый следственный комитет, необходимо определить, каково место в этой системе займет криминальная милиция. Ее включение в одно ведомство со следователями, с одной стороны, способствовало бы оперативности и эффективному объединению усилий розыска и следствия для раскрытия преступлений, с другой стороны - разделение следствия и криминальной милиции в различные ведомства обусловило бы четкое разграничение обязанностей между следователями и уголовным розыском, способствовало бы процессуальной самостоятельности следователя, не вело бы к подмене доказательств данными, полученными в ходе оперативно-розыскной

208 деятельности. Над следователем не довлели бы показатели уголовного розыска,

что повысило бы законность принимаемых решений. По мнению автора, в

случае создания следственного комитета, прокуратура должна оставаться

органом, в котором необходимо оставить следователей.

Проведенный анализ показал, что нет необходимости в существовании начальника следственного отдела, который не является обязательным участников расследования, но обладает процессуальными функциями. При оставлении в законодательстве этой процессуальной фигуры его полномочия необходимо сократить до уровня определенного изменениями, внесенными в УПК РСФСР в 1963 году.

Разделение подследственности особенно между органами прокуратуры и внутренних дел в настоящее время фактически является бессистемным.

Целесообразным было бы определить подследственность органов прокуратуры не конкретными статьями, а, например, указанием, что прокуратура расследует преступления тяжкие и особо тяжкие или только особо тяжкие.

Также возможен другой вариант, когда прокуратура расследует только должностные преступления или преступления совершенные сотрудниками правоохранительных органов.

Имеются и другие подходы, но в любом случае выбор составов преступлений при составлении подследственности должен иметь определенные объективные основания.

В положениях о подследственности отсутствуют четкие положения не позволяющие расследовать органу предварительного следствия неподследственные ему преступления. Хотя по смыслу УПК и принятой практике, дела, подследственные органам прокуратуры, следователями МВД не расследовались, нарушение подследственности является одним из встречающихся оснований возвращения уголовного дела для дополнительного расследования.

209 Важна также и необходимость разделения подследственности между

различными звеньями ведомств, осуществляющих предварительное следствие.

Целесообразнее было бы в рамках уголовно-процессуального кодекса или

единого для всех следственных органов нормативного акта предусмотреть

составы преступлений и (или) другие обстоятельства
(например,

многоэпизодность или совершение преступления группой лиц), при которых

уголовные дела расследуются тем или иным звеном министерства (ведомства).

При этом составы, которые расследуются вышестоящим звеном
запретить

расследовать нижестоящему звену, а составы подследственные нижестоящему

звену разрешить расследовать вышестоящему подразделению. Такой порядок

способствовал бы качественному расследованию преступлений.

Анализ практики показал, что в ряде случаев рассмотрения вопросов о проведении предварительного следствия по делам, где в качестве обвиняемых привлечены военнослужащие, неспециализированными органами прокуратуры. Данное положение целесообразно отразить и в законодательном порядке.

Существующий порядок исчисления сроков предварительного следствия и их продления в настоящее время не совершенен. Для расследования уголовных дел разных категорий требуются различные сроки следствия. Это обусловлено количеством необходимых следственных действий. Вопрос о возможности установления различных сроков следствия для разных составов преступлений требует тщательного изучения законодателями.

Международный опыт и процессуальная практика других государств свидетельствуют о необходимости изучения вопроса о возможном изменении порядка исчисления срока предварительного следствия по уголовным делам, где неустановлено лицо, совершившее преступление. Срок следствия по таким делам возможно фиксировать с момента установления лица, совершившего преступление (как в УПК Республики Украины).

В статье УПК, регулирующей проведение предварительного следствия органом дознания, указывается, что уголовное дело органом дознания должно быть передано следователю, что не точно, так как орган дознания не знает и не

210

может знать, какому конкретно следователю передается уголовное дело, а следователь не может принять уже возбужденное уголовное дело к своему производству без указания руководителя следственного подразделения. Поэтому точнее было бы сформулировать эту норму закона, указав, что орган дознания передает уголовное дело прокурору, к компетенции которого относится надзор за расследованием или расследование данного уголовного дела.

Положение общих условий о необходимости удовлетворения следователем только ходатайств, имеющих значение для дела обосновано. Исполнение всех ходатайств следователем, на чем настаивают некоторые ученые-правоведы, повлечет зачастую необоснованное затягивание сроков следствия по делу. А при истечении сроков содержания обвиняемых под стражей предлагаемая норма может быть использована и как способ освобождения обвиняемых из-под стражи в случаях невозможности продления их срока содержания.

Порядок и основания ограничения прав и свобод граждан на предварительном следствии предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством. В число таких положений входят и должны входить прежде всего общие условия предварительного следствия. Строгое руководство нормами общих условий предварительного следствия при проведении любого следственного действия способствует обеспечению законности, охране прав и интересов граждан.

Регулируемые нормами международного права, внутригосударственного права и морали взаимоотношения субъектов правоотношения могут полностью не совпадать, но правовые нормы,’ и в первую очередь международные правовые акты, отражают существующее в обществе требование нравственности и процесс их изменения в значительной степени обусловлен изменением норм морали. При этом основные сферы действия морали и права в международных отношениях совпадают. Однако, хотя имеющиеся в международных правовых актах положения и не противоречат существующему

211 уголовно-процессуальному законодательству, многие нормы
внутренним

законодательством не предусмотрены. Для обеспечения
эффективности

уголовного процесса и общих условий предварительного следствия как его

составной части необходимо принимать действенные меры для приведения

внутреннего законодательства в соответствие с
международными

требованиями, нормами нравственности.

В настоящее время в целях повышения эффективности борьбы с международной преступностью существует необходимость расширения некоторых положений общих условий предварительного следствия.

Необходимо включение в число положений о полномочиях следователя, кроме права давать поручения о производстве следственных действий на территории Российской Федерации - права лично направлять международные следственные поручения, если иное не предусмотрено международным соглашением Российской Федерации с государством- получателем поручения или иными международными нормативными актами. Норму УПК о создании и функционировании следственных (следственно-оперативных) групп (бригад) дополнить положением о том, что по ходатайству правоохранительных органов одного из государств, с которым у Российской Федерации заключено соответствующее соглашение, возможно создание совместной следственной (оперативно- следственной) группы (бригады) из представителей правоохранительных органов этих государств. Причем любой из участников такой группы имеет право на проведение следственных (оперативно-розыскных) действий на территории любого из этих государств в рамках конкретного уголовного дела (по которому создана группа) с соблюдением законодательства страны, на территории которой проводятся такие действия.

Существует возможность использования института гласности данных предварительного следствия для достижения поставленных следствием целей, но в настоящее время очевидна необходимость постановки этого института под строгий контроль. Принятое следователем или прокурором решение о разглашении данных предварительного следствия, должно исполняться только

212 ими лично, или путем составления письменных поручений органам внутренних

дел (или другим министерствам, ведомствам, службам) с указанием объема

оглашаемой информации и способа ее оглашения, с обязательным отчетом о

результатах исполнения такого поручения.

Для повышения эффективности института изучения причин и условий совершения преступлений и принятия по результатам изучения мер профилактического характера необходимо усиление контроля со стороны начальников следственных отделов и прокуроров за его исполнением, проверки сроков исполнения представлений следователей и реальности исполнения принятых по результатам их рассмотрения решений. Это позволит с большей эффективностью добиваться исполнения задач всего уголовного процесса и предварительного следствия в частности.

Понимая под общими условиями предварительного следствия установленные законом правила, которые выражают характерные черты предварительного следствия и определяют наиболее существенные требования, предъявляемые к порядку производства следственных действий и принятию решений, с учетом проведенного исследования, изучения истории формирования и закрепления общих условий в законодательстве, автор приходит к выводу, что конкретных критериев отнесения норм, касающихся производства предварительного расследования, именно к этому институту существовать не может. Содержащиеся в различных разделах УПК нормы зачастую относятся не только к общим условиям предварительного расследования, но и к общим условиями всего уголовного процесса, сразу нескольким его стадиям или различным главам. В главу об общих условиях предварительного следствия целесообразно включать положения, относящиеся ко всему предварительному следствию (если они не применимы ко всему уголовному процессу) или необходимые при исполнении сразу нескольких отдельных норм предварительного следствия.

Таким образом, в работе проведен анализ соотношения задач уголовного процесса, его принципов и общих условий предварительного
следствия в

213

истории уголовного процесса России; исследованы общие
условия

предварительного следствия в свете судебно-правовой реформы; выдвинуты предложения по корректировке некоторых положений уголовно-процессуального законодательства с учетом правовых и нравственных начал следственных действий.

Проведенное исследование позволило сформулировать научно- методические рекомендации, которые автор свел в следующие группы:

  1. Рекомендации, направленные на повышение
    эффективности обучения следственных работников:
  • В рамках проводимого планового обучения следственных работников включить в план занятия по теме: “Общие условия производства предварительного следствия, как гарантия обеспечения прав и законных интересов граждан”. В ходе проведения занятий особое внимание уделить необходимости соблюдения прав и свобод граждан, реализации нравственных начал уголовного процесса на стадии предварительного следствия.
  1. Рекомендации, направленные на совершенствование обучения студентов юридических высших учебных заведений (по кафедре уголовно- процессуального права):

Ввести дополнительный специальный курс для студентов специализирующихся по кафедре уголовно-процессуального права: “Общие условия предварительного следствия”. В ходе изучения данного курса особое внимание уделить необходимости правильного применения общих условий предварительного следствия как важнейшего условия эффективного расследования уголовных дел.

  • Включить в учебный план проведение совместных (кафедр уголовно- процессуального права и криминалистики) практических занятий со студентами по проведению следственных действий, где отрабатывать процессуальные и тактические правила их производства.
  1. Рекомендации, направленные на формирование морального облика следственного работника:

214

  • Предусмотреть специальный курс “Нравственные начала деятельности

следователя” (“Моральный облик следователя”). При проведении лекций и семинаров, затрагивающих следствие, особое внимание уделять вопросам соотношения правовых и нравственных начал предварительного следствия, возникающих при этом противоречиях и способах их разрешения.

  1. Рекомендации, направленные на совершенствование научно- исследовательской работы:
  • В связи с большим значением, но низкой эффективностью института изучения причин и условий совершения преступлений и принятия по результатам изучения мер профилактического характера необходимо изучение причин сложившейся ситуации, путей выхода из нее, а также места данного института в системе уголовно-процессуального права с учетом правовой реформы.

215 Список литературы

Законодательство и ведомственные материалы

  1. Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217 А (Ш) Генеральной Ассимблеи ООН от 10 декабря 1948 г.)// СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. - М., 1989.-С. 413-419.
  2. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 26 ноября 1987 т.II Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 36. - Ст.4465.
  3. Инструкция народным следователям по производству предварительных следствий. - Воронеж: Нар.ком.юст. РСФСР, 1920. - 22 с.
  4. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР, под ред.В.М.Савицкого, Б.Т.Безлепкина, П.А.Лугашской, И.Л.Петрухина. М.: “Проспект”.-1999.-576 с.
  5. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколы к ней//Собрание законодательства РФ. - 1998. - №
  6. -Ст.2143; № 31. - Ст.3835; № 36. - Ст. 4467.
  7. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.)// СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. - М., 1989. - С. 384-397.
  8. Конституция Российской Федерации. - М.: Издательство “Ось-89”, 2000.-48 с.
  9. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 т.II Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1994. - № 12. - С. 5- 11.
  10. Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств - участников СНГ. Рекомендательный законодательный акт. Принят на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств
    • участников СНГ 17 февраля 1996 г./ЛТриложение к

216 “Информационному бюллетеню”. - 1996. - № 10.

  1. О Конституционном Суде Российской Федерации. Федеральный конституционный закон Российской Федерации от 21 июля 1994 т.II Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 13. - Ст.1447.
  2. О милиции. Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. с изм. И доп., внесенными Законом РФ от 18 февраля 1993 г. и Федеральными законами РФ от 15 июня 1996 г. и от 31 марта 1999 г.//Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР (РФ) и Верховного Совета РСФСР (РФ). - 1991. - № 16. - Ст.503; 1993. - № 10. - Ст.361; Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - Ст.2964; 1999. - № 14. - Ст.1666.
  3. О прокуратуре Российской Федерации. Федеральный закон в редакции от 17 ноября 1995 г., с изм. И доп., внесенными Федеральными законами от 10 февраля и 19 ноября 1999 г.//Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 47. - Ст.4472; 1999. - № 7. - Ст. 878; Российская газета. 1999.-24 ноября.
  4. Об оперативно-розыскной деятельности. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. с изм. И доп., внесенными Федеральными законами от 18 июля 1997 г., от 21 июля 1998 г. и от 5 января 1999 г.//Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 33. - Ст.3349; 1997. - № 29. - Ст.3502;
    • № 30. - Ст. 3613; 1999. - № 2. - Ст.233.
  5. Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г.//Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 9. - Ст. 1011.
  6. Определение Конституционного суда РФ от 01.12.99. - № 211-О. УПК РСФСР с приложениями/Сост. Н.И.Кипнис. - М: Юриспруденция,
  7. -443-445.
  8. Определение Конституционного суда РФ от 17.02.2000. - № 84-0. УПК РСФСР с приложениями/Сост. Н.И.Кипнис. - М: Юриспруденция,
  9. -465-467.
  10. Положение об органах предварительного следствия в системе МВД РФ.

217 Утв. Указом Президента РФ “О мерах по
совершенствованию предварительного следствия в системе МВД РФ” от 23 ноября 1998 г. № 1422//Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 48. - Ст. 5923.

  1. Постановление Конституционного суда РФ от 03.05.95. - № 4-П. УПК РСФСР с приложениями/Сост. Н.И.Кипнис. - М: Юриспруденция,
  2. -258-261.
  3. Постановление Конституционного суда РФ от 13.06.96. - № 14-П. УПК РСФСР с приложениями/Сост. Н.И.Кипнис. - М: Юриспруденция,
  4. -290-297.
  5. Постановление Конституционного суда РФ от 28.01.97. - № 2-П. УПК РСФСР с приложениями/Сост. Н.И.Кипнис. - М: Юриспруденция,
  6. -307-319.
  7. Постановление Конституционного суда РФ от 16.06.98. - № 19-П. УПК РСФСР с приложениями/Сост. Н.И.Кипнис. - М: Юриспруденция,
  8. -333-343.
  9. Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 23.03.99 - № 5-П. Компьютерная версия программы Консультант Плюс: Версия Проф.- С. 1-4.
  10. Постановление Конституционного суда РФ от 14.01.2000. - № 1-П. УПК РСФСР с приложениями/Сост. Н.И.Кипнис. - М: Юриспруденция,
  11. -447-458.
  12. Постановление Конституционного суда РФ от 27.06.2000. - № 11-П. УПК РСФСР с приложениями/Сост. Н.И.Кипнис. - М: Юриспруденция,
    • 470-476.
  13. Проект Уголовно-процессуального кодекса СССР. Переработанный Всесоюзным Институтом НКЮ СССР. - М.: Юр.изд-во НКЮ СССР, 1939.-119 с.
  14. Проект УПК РФ, поступивший из Генеральной прокуратуры РФ в прокуратуру г.Москвы 25.06.97. - № 22-140-97. - 143 с.
  15. Решение Верховного Суда РФ о признании недействительным и не

218 подлежащим применению Указания Генерального прокурора Российской Федерации от 18 сентября 1996 г. № 55/15 “Об изменении порядка исчисления срока предварительного следствия при соединении нескольких уголовных дел” (в редакции от 30 марта 1999 г.)//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2000.- № 10. - С.12 - 13.

  1. Российское законодательство ХОСХ веков. Т.8. Судебная реформа/Под ред.проф. Б.В.Виленского. -М.: Юрид.лит, 1991.
  2. Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. -JM: Спарк, 1996.
  3. Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. - М-1999.- Изд.Норма.- 632 с.
  4. СУ РСФСР 1917 г. - № 4. - Ст.50.
  5. СУ РСФСР 1917 г. - № 12. - ст. 170.
  6. СУ РСФСР 1918 г. - № 26. - ст. 347.
  7. СУ РСФСР 1918 г. - № 28. - ст. 53, 362.
  8. СУРСФСР 1918г. -№35. - ст. 471.
  9. СУ РСФСР 1919 г.-№13.- ст. 132.
  10. СУРСФСР 1919 г. - № 31-32. - ст. 326.
  11. СУ РСФСР 1928 г. - № 117.- ст. 7S3.
  12. СУ РСФСР 1929 г. - № 78.- ст.756.
  13. СУ РСФСР, 1928 г. - № 117. - ст.733.
  14. СУ УССР 1922г.- № 132.- ст. 39.
  15. Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственною канцеляриею. В 5 т.- СПб., 1867.
  16. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Введен в действие на территории РСФСР с 1-го июля 1922-го года. -ГомелыИзд.Томпечать”, 1922.- 111с.
  17. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. (С изменениями и дополнениями на 1 мая 2000 г.). -М.: “Проспект”, 2000.-208 с.

219

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г.
    //Собрание

законодательства РФ. - № 25. - Ст.2954; 1998. - № 22. - Ст.2332; № 26. - Ст.3012; 1999. - № 7. - 871,873; №11.- Ст.1255; № 12. Ст.1407.

Другие источники

  1. Агеева Г.Н. Принципы советского уголовного судопроизводства и общие условия предварительного расследования и судебного разбирательства. Сборник тезисов преподавателей ВЮЗИ/ Под ред. А.М.Васильева.-М.:ВЮЗИ, 1968.-С. 61-62.
  2. Алексеева Л.Б. Рецензия на монографию Петрухина И.Л. Личные тайны (человек и власть).// Государство и право. № 5. 2000.- С. 119 - 121.
  3. Ананьин А. Проект УПК требует серьезной доработки//Российская юстиция. - 2000. - № 10. - С.4 - 6.
  4. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право России. Учебник для юридических вузов и факультетов,- М.: Изд. Группа ИНФРА М-Кодекс, 1996. - 509 с.
  5. Баев О.Я. Цели уголовного судопроизводства и процессуальная функция следователя // Актуальные проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка. - Куйбышев, 1982. -С.98- 99.
  6. Барсуков М.В. За дальнейшее совершенствование организации и деятельности советской милиции // Советское государство и право. - 1957.- №4.-С. 5-9.
  7. Бекешко СП. К вопросу о понятии и системе общих условий производства предварительного расследования. В сборнике “Проблемы совершенствования советского законодательства и деятельности государственных органов (Тезисы докладов на республиканской научной конференции)”. - Минск, 1969. - С. 185-187.
  8. Белкин А.А. Вопросы юридической силы решений Конституционного суда Российской Федерации. // Вестник Конституционного Суда РФ. -

220 1997.- №2.-С.21-23.

  1. Богданова Н.А. Конституционный Суд Российской Федерации в системе конституционного права // Вестник Конституционного Суда РФ.- 1997.-№3.-С.59-68.
  2. Божелко О.А. О проблемах совершенствования сотрудничества государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступностью. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. - М.- 1999.- № 1-2. - С.59-63.
  3. Бородин СВ., Белозеров ЮМ. Дознание и предварительное следствие. Общие условия.- М.: Изд. МООП РСФСР, 1965. - 67 с.
  4. Бородин СВ., Грун А.Я. К вопросу о реформе судебного управления и следственного аппарата в СССР // Советское государство и право. -1957.- №7.-С.24-25.
  5. Бразоль Б.Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Пг.: Гос.типограф, 1916.- 215 с.
  6. Брусницин Л.В. О компетенции должностных лиц и иных субъектов при обеспечении безопасности граждан, содействующих уголовному правосудию. // Государство и право. - 2000. - № 2. - С.44-48.
  7. Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. - М.: МГУ,
  8. -268 с.
  9. Бушов В.Н. Уголовное судопроизводство Австрийской Республики: опыт и проблемы организации и деятельности: Дис. … докт. юрид. наук. М.: МПОА, 1995. - 393 с.
  10. Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования в советском уголовном процессе. Учебное пособие. - М.: Высш.школа МВД СССР, 1971.-59 с.
  11. Викторский СИ., Русский уголовный процесс- М.: Юридическое бюро Тородец”, 1997.-447 с.
  12. Винокуров СМ. Повышение эффективности взаимодействия правоохранительных органов государств СНГ при оказании правовой

221 помощи. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных

прокуроров стран СНГ. - М. - № 1-2. -1999.- С.72-75.

  1. Витченко A.M. Теоретические проблемы исследования государственной власти. - Саратов: Издат.Сарат.универ., 1982.- 194 с.
  2. Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - М.: ВЮЗИ, 1979, -188 с.
  3. Волеводз А.Г. О создании правовых основ межгосударственного сотрудничества правоохранительных органов стран - членов СНГ в розыске, аресте и конфискации денежных средств и имущества, нажитых преступным путем, и доходов от преступной деятельности. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. - М. - 1999. - №3-4. - С.145 - 159.
  4. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие под ред.А.Я.Качанова. М.- “Спарк”. 1996. - 589с.
  5. Воробьев Г.А. Соотношение предварительного и судебного следствия: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.- М.: ВЮЗИ, 1967.- 15 с.
  6. Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части. Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава уголовного судопроизводства, т. 2, Дознание и предварительное следствие. - Спб., 1900.- С.16-17.
  7. Вышинский А.Я. и Ундаревич B.C. Курс уголовного процесса. - 2-е доп. и перераб. изд. -М: Сов.законодательство, 1936. - 564 с.
  8. Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений, (правовые и организационные вопросы).- Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1976. -105 с.
  9. Гапанович Н.Н. Развитие уголовно-процессуального законодательства и его кодификации в Белорусской ССР: Автореф. дис. … кандид. юрид. наук. - М.: Инст.права АН СССР, I960.- 26 с.
  10. Где быть следствию? Беседа Ю.Феофанова с В.Новиковым // Известия. Московский вечерний выпуск. - 1989. - 5 апреля.

222

  1. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие по уголовным

делам во Франции (основные тенденции развития): Дис. … канд. юрид. наук.-М., 1995.-194 с.

  1. Головко Л.В. Обвинительная камера в уголовном процессе Франции // Российская юстиция. - 1998. - № 7. - С.25-27.
  2. Гольст Г.Р., Мариупольский Л.А. К вопросу о процессуальных функциях следователя // Советское государство и право. - 1963. - № 6. - С.112-116.
  3. Гончаров В.Б., Кожевников В.В. Проблемы безопасности участников уголовного процесса.// Государство и право. № 2. 2000.- С.49-56.
  4. Горбатовская Е.Г., Матвеева Н.С. Криминологическая характеристика бытовых убийств и практика их расследования. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. -М.-1999. -№1-2. -С.158-165.
  5. Горский Г.Ф. Научные основы организации и деятельности следственного аппарата в СССР. - Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1970. - 208 с.
  6. Гродзинский М.М. Укрепление социалистической законности и вопросы советского уголовного процесса//Советское государство и право.- 1955.-№ 3.- С. 93-95.
  7. Громов В.У. Дознание и предварительное следствие (теория и техника расследования)/ Под ред. Н.В.Крыленко.- М.: Юрид.издат. НКЮ РСФСР, 1925.-210 с.
  8. Громов В.У., Лаговиер Н. Новые формы и методы расследования должностных и хозяйственных преступлений М.: Сов. Законодательство, 1932.- 101 с.
  9. Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. - М.: Академия МВД, 1981.- 61 с.
  10. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М.: Юр.лит, 1981.-191с.

223

  1. Гусев Л.Н. Советский уголовно-процессуальный закон. - М., 1958.- 48 с.
  2. Гуценко К. Следственный комитет - благо ли? // Соц.законность.- 1991.-№ 3.-С.20.
  3. Давыдов А., Курасов В. 2 претендента, 2 программы // Известия. -
    • 27 мая.
  4. Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора.
    • Л.: ЛГУ, 1990. - 135 с.
  5. Дмитриева Г.К. Взаимодействие морали и международного права: Дис. … докт. юрид. наук. М., 1991.- 426 с.
  6. Дьяченко М.С. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. Лекция для студентов ВЮЗИ. - М.:ВЮЗИ, 1956. - 51 с.
  7. Ескина СВ. Проблемы института направления уголовных дел на дополнительное расследование.-Автореф.дис. … канд. юрид. наук.-М.: Юрид.инст. МВД России, 2000.- 24 с.
  8. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.П. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.: Юрид.лит., 1965. - 367 с.
  9. И.Я.Мирошниченко, Положение о военных следователях от 30 сентября 1919 г. и его значение в развитии института предварительного следствия в советском уголовном процессе// “Вестник МГУ. Право”,- 1967.-№>1.-С.46-54.
  10. Казинян Г.С. Соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в досудебных стадиях судопроизводства по УПК Республики Армения.// Прокурорская и следственная практика. - М.- 1999. - № 3-4.- С.106-115.
  11. “Каким быть следствию.” Беседа Б.Васильева с Ю.А.Кукушкиным // Экономика и жизнь. - 1990. - 30 июля. - С. 16-17.
  12. Канарский С. Уголовно-процессуальный кодекс. Научно- теоретический и практический комментарий. Теоретическая часть составлена проф. П.И.Люблинским. - Харьков: Юрид.издат. НКЮ УССР, 1930. - 380 с.
  13. Капустин А.А. Реформа советского предварительного расследования:

224 сущность, предпосылки, основные направления: Дис. … канд. юрид. наук.-Спб., 1992.-206 с.

  1. Карев Д.С, Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел.- М.: “Высшая школа”, 1967.-142 с.
  2. Кехлеров С.Г. Финансовые аспекты международной организованной преступности. // Прокурорская и следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. - М. - 1999. - № 3-4. - С.25- 28.
  3. Кобликов А.С. Судебное разбирательство уголовного дела в военном трибунале.- М.: ВПА, 1972.- 65 с.
  4. Кондратов Б. Щербинский Е. Следственный комитет России - кто “за” и кто “против”? // Органы внутренних дел в условиях судебно- правовой реформы в России.- Омск, 1993.- С.24-38.
  5. Костанов Ю.А. Доработка проекта УПК мало что изменила.// Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно-практический анализ. Сборник статей экспертов Независимого экспертно-правового совета. Под ред.С.А.Пашина. М.: Комплекс- Прогресс, 1999.-С.32-68.
  6. Костанов Ю.А. Произвол опирается на ущербность процессуального законодательства./ЯТроект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно-практический анализ. Сборник статей экспертов Независимого экспертно-правового совета под ред.С.А.Папшна.- М.: Комплекс-Прогресс, 1999. - С.24-26.
  7. Кругликов А.П. Правовое положение органа и лица, производящего дознание в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск: СЮИ, 1975. - 24 с.
  8. Крыленко Н.В. “Пора Г // “Революция права”. - М. - 1927.- С.88-89.
  9. Крыленко Н.В. Суд и право в СССР. Теоретический и практический комментарий к основам судоустройства, судопроизводства и материального уголовного права СССР.-М.-Л.: Госиздат., 1927. - 160 с.
  10. Крыленко Н.В. Судоустройство РСФСР. (Лекции по теории и истории

225

судоустройства).- М: Юрид.издат. НКЮ, 1923.- 406 с. 109. Крылов
Б.С. О некоторых решениях Конституционного Суда

Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. -

№ 2. - С.44-45. НО. Курс советского уголовного процесса. Общая
часть. Под ред.

А.Д.Бойкова и И.Н.Карпеца. - М.: Юридическая литература, 1989. - 638

с.

  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. (Перераб. И доп.изд.- М.: “Наука”, 1970.- Т.2. - 516 с.
  2. Ларин A.M. Преступность и раскрываемость преступлений.// Государство и право. - 1999.- № 4. - 223 с.
  3. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М., Юрид.лит., 1986.- 160 с.
  4. Ларин A.M., Савицкий В.М. Каким быть следственному аппарату // Сов. Государство и право.- 1991.- №1-С.35-40.
  5. Ленин В.И. Первоначальный вариант статьи “Очередные задачи Советской власти”. - Поли. собр. соч. - Т. 36.-С. 127-164.
  6. Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в современном уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук. - Н.Новгород, 1997.-255 с.
  7. Лифанов Е.Н. Об аспектах процессуальной функции следователя // Итоговая научная конференция юридических факультетов: Доклады. - Томск, 1971. -С.161-164.
  8. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве их виды, содержание и форма. - М.: Юрид.лит., 1976. - 168 с.
  9. Люблинский П.И., Предварительное следствие (общие условия производства предварительного следствия - глава IX уголовно- процессуального кодекса). Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Практический комментарий, под ред.Н.Н.Полянского. - М.: “Право и жизнь”, 1923.-37 с.

226

  1. Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей. Изд.6-е.- СПб., 1907.- 4.1-2. - 232 с.
  2. Мамонтов А.Г. Реформа предварительного следствия во второй половине XIX века в России (историко-правовое исследование): Дис. … канд.юрид.наук.- М.: Юридический институт МВД РФ, 1996. - 200 с.
  3. Материалы для занятий с российскими прокурорами и следователями. Департамент юстиции США. Управление по уголовным делам. Отдел по оказанию содействия прокуратурам зарубежных стран по вопросам совершенствования работы и обучения прокуроров (OPDAT).- 1999. -226 с.
  4. Махов В.П., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. М.: ЗАО “Бизнес-школа “Интел-Синтез”, 1998.-208 с.
  5. Международное право в документах: Учебное пособие / Сост. Н.Т.Блатова. - М.: Юрид. Лит., 1982.- 856 с.
  6. Митюков М. Вопросы парламентского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации. // Проблемы парламентского права России. - М., 1996. - С.78.
  7. Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Дис. … докт. юрид. наук.- М.: Акад.упр. МВД России, 1997.- 469 с.
  8. Мостовщиков С. Вадим Бакатин: структура госбезопасности была опасной для государства // Известия. - 1991,- 31 августа.
  9. Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. Вопросы факта и права. - Воронеж: Ворон.универ.,1984.- 152 с.
  10. Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса (по материалам Средне-Сибирского региона): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.: НИИ проблем укреп.закон, и правопор., 1999.- 18 с.

227

  1. Найденов В.В. Советский следователь. - М.: Юр.лит., 1980. - 112 с.
  2. Нафиев С.Х., Васин А.Л. Европейские стандарты обеспечения конституционных прав личности при расследовании преступлений. - Казань: Магариф, 1998. -223 с.
  3. Нахимсон Ф.М. К дискуссии о следственном аппарате // Рабочий суд. -1929.- № п.-С.З.
  4. Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - М.:ВЮЗИ, 1973.-212 с.
  5. Никиенко К.И. Предварительное расследование: (Учебное пособие). -Кишинев: КГУ, 1979.- 70 с.
  6. Отчет о следственной работе за 1999 год ведомственной государственной статистической отчетности. Форма 1 Е.
  7. Павлухин Л.В. Задача и функция раскрытия преступления // Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. - Томск. -
  8. -С.102-108.
  9. Перлов И.Д., Рагинский Ю.М. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Советское государство и право. - 1957. - №4.- С.119-121.
  10. Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России. // Государство и право. - 2000. - № 7. - С. 15-21.
  11. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение: Общая концепция. Неприкосновеность личности. - М.: Наука, 1985.- 239 с.
  12. Петухов Ю.Е. Соотношение публичного и частного обвинения в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1996.- 22 с.
  13. Познышев СВ. Элементарный учебник русского уголовного процесса. - М.: Изд.Г.А.Лемана, 1913.- 329 с.
  14. Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. -М.: АН СССР, 1960. -212 с.

228

  1. Права человека в России: декларации, нормы и жизнь, (материалы

международной конференции, посвященной 50-летию Всеобщей декларации прав человека) // Государство и право. - 2000. - № 3. - С.37- 50.

  1. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно-практический анализ. Сборник статей экспертов Независимого экспертно-правового совета под ред.С.А.Пашина. М: Комплекс- Прогресс. 1999.- 72 с.
  2. Рахунов Р.Д. Предварительное расследование в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. - М.: Инст.юр.наук Минюста СССР, 1953. - 24 с.
  3. Российское законодательство Х-ХХ веков, под общей редакцией О.М.Чистякова. Судебная реформа. - М.\ Юридическая литература, 1991.- Т.8.-496 с.
  4. Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. // Государство и право. - 2000. - № 1. - С. 124-125.
  5. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М.: Наука, 1975. - 383 с.
  6. Сазонов Б. Предварительное следствие прежде и теперь/УЗаконность. -1993.-№10. -С.122-129.
  7. Саматов Ф.С. Юридическая природа актов Конституционного суда: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. -М., 1997. -25 с.
  8. Саркисянц Г.П. Принципы предварительного следствия в советском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд.юр.наук.- М., 1952. -26 с.
  9. Сводные бригады - историческая справка. Материалы для занятий с российскими прокурорами и следователями. Департамент юстиции США. Управление по уголовным делам. Отдел по оказанию содействия прокуратурам зарубежных стран по вопросам совершенствования работы и обучения прокуроров (OPDAT). - 1999. - С. 1-4.

229

  1. Селютин А.В. Проблемы разграничения подследственности
    в

уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М.: Юрид.инст. МВД России, 2000.- 24 с.

  1. Синюков В.Н. Правовые системы и правовые семьи. // Теория государства и права. Курс лекций. / Под ред.Матузова Н.И., Малько А.В. - М., 1997.-197 с.
  2. Скуратов Ю.И. Вариант дракона.- М.: Детектив-Пресс, 2000. - 320 с.
  3. Советский уголовный процесс / Под ред. М.И.Бажанова и Ю.М.Грошевого. - Киев: Вища школа, 1983. - 439 с.
  4. Советский уголовный процесс. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование./ Учеб.пособие, под ред.С.В.Бородина и И.Д.Перлова.- М.: Высш.школа МООП СССР, 1968.- 304 с.
  5. Советский уголовный процесс/ Под ред. А.С.Кобликова. - М.: ВПА, 1972.-531 с.
  6. Советский уголовный процесс/ Под ред. Д.С.Карева.- М.: Госюриздат, 1956.-416 с.
  7. Соловьев B.C. Оправдание добра/ Вступ.статья А.Н.Голубева и Л.В.Коновалова, доп. А.Ф.Лосева; примеч. А.Н.Голубева и др.- М.: Респ., 1996.-478 с
  8. Солодилов А.В. Судебный контроль за проведением следственных действий и решениями прокурора и органов расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе России: Автореф.дис … канд.юрид.наук.- Томск: ТГУ, 1999.-27 с.
  9. Сорокина Ю.В., Коротких М.Г. Реформа следственного аппарата России в 1860-1864 г.г.// Советское государство и право. - 1991.- № 10.- С.122-129.
  10. Сорокина Ю.В., Реформа следственного аппарата и предварительного расследования в России 1860-1864 г.г.: Дисс … канд. юрид. наук.-Спб.: Спб. госуниверс, 1994. - 120 с.

230

  1. Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД Российской Федерации: история, современное состояние и перспективы/Под ред. В.А.Алферова. - М.: Спарк, 2000. - 103 с.
  2. Стремовский В.А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе/Под ред. М.М.Гродзинского. - М.: Госюриздат, 1958.-136 с.
  3. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М.: Наука, 1968-1970.-470 с.
  4. Строгович М.С. О дознании и предварительном следствии и о “едином следственном аппарате” // Социалистическая законность. - 1957.
    • № 5. -С.28-33.
  5. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. - М.: Наука, 1984. - 143 с.
  6. Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. -М.: Юриздат, 1939.-152 с.
  7. Строгович М.С. Уголовный процесс для правовых ппсол и юридических курсов/ Под ред. А.Я. Вышинского.- М.: Сов.зак-во, 1936.- 130 с.
  8. Строгович М.С. Уголовный процесс. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1940.- 312 с.
  9. Строгович М.С. Учебник уголовного процесса для областных и краевых юридических курсов.- М.: Огиз-Советское законодательство, 1931.-96 с.
  10. Строгович М.С, Карницкий Д.А. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.// Текст и постатейный комментарий./ Под ред.Н.Я.Нехамкина.- М.: Юр.издат. НКЮ РСФСР , 1925.- 337 с.
  11. Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие. Пособие для следователей под ред. Г.Н.Александрова, С.Я.Розенблита. - М.: Госюриздат, 1955.- 247 с.
  12. Творческая научная дискуссия о системе принципов советского уголовного процесса// Социалистическая законность.- 1952.- № 6.- С. 82- 86.

231

  1. Тугаринов В.П. Личность и общество. - М.: Мысль, 1965. - 191 с.
  2. Углубление социального контроля преступности - одна из предпосылок решения социально-экономических проблем (материалы “круглого стола”) //Государство и право. - № 9. - 1999.- С.60-86.
  3. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации/Под ред. Лупинской П.А, изд. Второе переработанное и дополненное, М.: Юристъ, 1997.-591 с.
  4. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией профессора, заслуженного деятеля науки РФ П.А.Лупинской. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2000. - 732 с.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. - Минск.: “Тесей”, 2000.- 352 с.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Украины (с изменениями и дополнениями по состоянию на 15 января 2000 года). - Харьков:СОО “Одиссей”, - 2000.- 256 с.
  7. Уголовный процесс БССР / Под редакцией С.П.Бекешко и Е.А.Матвиенко. - Минск: Вышейш.школа, 1979. - 544 с.
  8. Уголовный процесс РСФСР./ Под ред. В.Е.Чугунова и Л.Д.Кокарева, Воронеж: Изд. Ворон.гос.универ., 1968. - 392 с.
  9. Уголовный процесс/ Под ред. М.А.Чельцова.- М.: Юр.лит., 1969.- 463 с.
  10. Уголовный процесс/Под ред. Н.С.Алексеева и др.- М.: Юр.лит, 1972.-583 с.
  11. Умаров В.У. Новый уголовно-процессуальный кодекс Узбекской ССР -новый этап в осуществлении ленинских принципов социалистического правосудия: Автореф. дис. … канд.юрид. наук. - М., I960.- 23 с.
  12. Ундревич B.C. Основные вопросы реформы нашего судопроизводства // Революция права. - 1928. - № 1. - С.5-8.
  13. Фаткулин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань: Каз.гос.универс, 1965. - 531 с.
  14. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства в 2 томах. Репринт.

232 изд. 1910 г. - СПб.: Альфа, 1996.- т.2.- 437 с.

  1. Цыпкин А.Л. Вопрос о защите на предварительном следствии в дореволюционном русском уголовном процессе//Ученые записки Саратовского юридического института. Вып.4. - Саратов: СЮИ, 1957. - С.161-197.
  2. Чельцов-Бебутов М.А. Советский уголовный процесс- М.: Госюриздат, 1951.-512 с.
  3. Чельцов-Бебутов М.А. Уголовный процесс. М.: Юридическое издательство, 1948. - 624 с.
  4. Чельцов-Бебутов М.А.. Советский уголовный процесс- М.: Госюриздат, 1962.- 503 с.
  5. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. - Спб.: «Альфа, Ровена», -1995.- 820 с.
  6. Чельцов-Бебутов М.А. Очерк истории развития советского уголовно-процессуального закона. Пособие для студентов заочников. - М.: Тип.”Красная звезда”, 1948. -40 с.
  7. Чельцов-Бебутов М.А. Советский уголовный процесс. Учебник для социально-экономических вузов. Вып.2-й, Харьков: Юр.издат., 1929.- 337 с
  8. Черкашин С.Н. Обеспечение прав и законных интересов личности при производстве обыска и выемки: Автореф.дис. … канд. юрид. наук.- М.: Юрид.институт МВД России, 2000. - 24 с.
  9. Чистяков Н.Ф. Народному заседателю - о работе следователя. - М.: Знание, 1982.-95 с
  10. Чистякова B.C. Органы предварительного расследования преступлений и разграничение компетенции между ними: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1964.- 17 с.
  11. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Монография. - 2-е издание.- Волгоград: Волгогр. юрид. ин-т МВД России, 1999.- 228 с.

233

  1. Шахметов Н.С. Преступность не знает границ. // Прокурорская и

следственная практика. Орган Генеральных прокуроров стран СНГ. -М. - 1999. - №3-4.- С.127-131.

  1. Швецов В.И. Осуществление принципа социалистической законности в стадии предварительного расследования. Учебное пособие.
    • М., 1975. -99 с.
  2. Шейфер С.А. Рецензия на монографию Г.С.Казиняна “Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в третьей Республике Армения // Государство и право. - 2000. - № 4.- С. 125-127.
  3. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М.: Юрид.лит., 1981.-128 с.
  4. Шешуков М.П. Латвийское законодательство о защите лиц, содействующих правосудию по уголовным делам // Государство и право.
        • № 2.- С.84-88.
  5. Шешуков М.П. Участники советского уголовного процесса на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1972.-23 с.
  6. Эбзеев Б.С. Конституционный Суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля. // Вестник Конституционного суда РФ. - 1995. - № 2, 3. - С.84- 90.
  7. Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека: Опыт Совета Европы. - М.: Издательство МНИМП, 1997.- 296 с.
  8. Якубович Н.А. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии: Методическое пособие. - М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1989. - 87 с.
  9. Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. - М. - 1980. -С. 15-32.
  10. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. Учебное пособие. - М.: Юр.лит., 1971. - 142 с.

Приложение

Сравнительная таблица норм общих условий предварительного следствия

по УПК РСФСР 1960 года с аналогичными нормами проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой Федерального Собра- ния Российской Федерации

Наименование статьи проекта УПК РФ Наименование соответ- ствующей проекту УПК РФ “статьи УПК РСФСР 1960 года Какие новые положения, отсутствовавшие в данной норме УПК РСФСР, появились в проекте УПК РФ Примечание Ст. 163 Органы пред- варительного следствия Ст. 125 Органы предвари- тельного следствия Прокурор вправе принять

к своему производству и

провести следствие по

любому уголовному делу Подобные полномочия прокурора в УПК РСФСР были предусмотрены в ст.211. Ст. 164 Обязательность

предварительного

следствия Ст.126 Обязательность предварительного следст- вия и подследственность

Ст. 165 Подследствен- ность Ст. 126 Обязательность предварительного следст- вия и подследственность Принципиальных изме- нений нет, в проекте УПК добавлены составы пре- ступлений, подследствен- ные органам дознания

Ст.166 Место произ- водства предваритель- ного следствия Ст. 132 Место производ- ства предварительного следствия

Ст. 167 Начало произ- водства предваритель- ного следствия Ст. 129 Начало производ- ства предварительного следствия

В статье проекта нет указания на возможность расследования дела группой следователей, но это положение закреплено в статье 172 проекта УПК РФ Ст. 168 Окончание

предварительного

следствия Ст. 199 Окончание пред- варительного следствия

В УПК РСФСР эта норма находится в главе “Приостановление и окончание предвари- тельного следствия” и в ней предусматривалось отсутствующее в проекте УПК РФ положение о возможности прекра- щения дела с направле- нием материалов в суд для применения мер административного взыскания Ст. 169 Срок предвари- тельного следствия Ст. 133 Срок предвари- тельного следствия Постановление о продле- нии срока следствия представляется следова- телем за 3 дня до истече- ния срока следствия (ра- нее было до истечения срока следствия) В проекте УПК РФ в

отличие от УПК РСФСР: 1) не указано, кто устанавливает срок следствия после воз- вращения уголовного дела для дополнитель- ного расследования или при возобновлении срока следствия (по УПК РСФСР это было закре- плено за прокурором); 2)отсутствует положение о том, что время

235

ознакомления обвиняе- мого с материалами уголовного дела в срок следствия не включается. Ст. 170 Полномочия

прокурора по надзору

за расследованием

уголовных дел Ст.211 Полномочия про- курора по осуществлению надзора за исполнением законов органами дозна- ния и предварительного следствия Прокурор может изымать

дела у одного следователя и передавать другому

независимо от подследст- венности. Кроме того, исключены полномочия

прокурора, противореча- щие Конституции РФ В УПК РСФСР эта норма находится в главе “Надзор прокурора за исполнением законов органами дознания и

предварительного след- ствия” Ст. 171 Полномочия начальника следствен- ного отдела Ст. 127-1 Полномочия начальника следственного отдела

В текстах статей имеются небольшие расхождения Ст. 172 Производство

предварительного

следствия группой

следователей Ст. 129 Начало производ- ства предварительного следствия (часть 3) Только прокурор и на- чальник следственного

отдела могут создать следственную группу, они же назначают руко- водителя группы, который принимает дело к

своему производству

Ст. 173 Полномочия руководителя следст- венной группы Отсутствует

На руководителя след- ственной группы воз- ложено исполнение ос- новных (наиболее важ- ных) следственных дей- ствий Ст. 174 Деятельность органов дознания по делам, по которым предварительное след- ствие обязательно Ст. 119 Деятельность ор- ганов дознания по делам, по которым производство предварительного следст- вия обязательно Срок проведения органом

дознания следственных

действий сокращен с 10

до 5 дней В УПК РСФСР эта норма находится в главе “Дознание” Ст. 175 Общие правила производства следст- венных действий Отсутствует

Нормы этой статьи про- екта УПК РФ находятся в различных статьях УПК РСФСР Ст. 176 Протокол след- ственного действия Ст. 141 Протокол следст- венного действия; ст. 141-1 применение звукозаписи при допросе. Добавлены способы со- ставления протокола (от руки и т.д.); возможность применения технических средств; меры безопасно- сти для свидетелей и др.; ?протокол читается участ- вующими лицами (а не следователем, как по УПК РФ)

Ст. 177 Удостоверение факта отказа от подпи- сания или невозмож- ности подписания про- токола следственного действия Ст. 142 Удостоверение факта отказа от подписа- ния или невозможности

подписания протокола следственного действия

Имеются несущественные различия Ст. 178 Обязательность разъяснения и обеспе- чения прав участникам уголовного процесса Ст. 136, 137,138 и др. Указан перечень лиц, ко- торым в письменном виде вручается список их прав Необходимость разъяс- нения и обеспечения прав участникам уголовного процесса в УПК РСФСР указана в статьях, предусматривающих процессуальное

236

положение обвиняемого, потерпевшего и т.д. Ст. 179 Обязательность рассмотрения хода- тайств Ст. 131 Обязательность удовлетворения хода- тайств, имеющих значение для дела Установлен срок - 5 дней для рассмотрения хода- тайства

Ст. 180 Меры попече- ния о детях, иждивенцах и по охране имущества подозреваемого или обвиняемого Ст.98 Меры попечения о детях и охраны имущества заключенного под стражу Новеллой является необ- ходимость принятия мер попечения о иждивенцах,

родителях; необходимость охраны имущества задержанного (а не только арестованного) лица В УПК РСФСР эта статья находится в главе “Меры пресечениям Ст. 181 Недопустимость разглашения данных предварительного следствия Ст. 13 9 Недопустимость разглашения данных предварительного следст- вия Сведения могут быть ог- лашены, если не будут нарушены права участни- ков уголовного процесса

Ст. 182 Представление по устранению обстоя- тельств, способство- вавших совершению преступления, и других нарушений закона Ст. 140 Меры по устране- нию причин и условий, способствовавших со- вершению преступления; ст.21 Выявление причин н условий, способствовав- ших совершению престу- пления; ст.21-1 Представ- ление органа дознания, следователя, прокурора по уголовному делу

Статьи 21 и 21-1 УПК РСФСР расположены в главе “Основные поло- жения” в УПК РСФСР Ст. 183 Участие спе- циалиста Ст. 133-1 Участие специа- листа - - Ст.184 Участие пере- водчика Ст. 134 Участие перево- дчика - - Ст. 185 Участие поня- тых Ст. 135 Участие понятых - ? - В главе “Общие условия предварительного следствия” УПК РСФСР име- ются нормы, которые в соответствующей главе проекта УПК РФ отсутствуют:

  1. ст. 127 УПК РСФСР “Полномочия следователя” (соответствующая статья 37 “Следователь” в проекте УПК РФ расположена в главе “Государствен- ные органы и должностные лица, осуществляющие функции уголовного преследования”).
  2. ст. 128 “Привлечение общественности к раскрытию преступлений”.
  3. ст. 130 “Порядок разрешения отвода следователя” (соответствующая статья 65 “Отвод следователя и дознавателя” в проекте УПК РФ расположена в главе “Обстоятельства, исключающие возможность участия в производстве по уголовному делу. Отводы”).

237

  1. ст. 136 “Признание потерпевшим” (соответствующая статья 49 “Потер- певший” в проекте УПК РФ расположена в главе “Участники процесса, защищающие свои и представляемые права и интересы”).
  2. ст. 137 “Признание гражданским истцом” (соответствующая статья 51 “Гражданский истец” в проекте УПК РФ расположена в главе “Участники процесса, защищающие свои и представляемые права и интересы”).
  3. ст. 138 “Привлечение в качестве гражданского ответчика” (соответст- вующая статья 53 “Гражданский ответчик” в проекте УПК РФ расположена в главе “Участники процесса, защищающие свои и представляемые права и интересы”).