lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Гусева, Светлана Владимировна. - Особенности предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 221 с. РГБ ОД, 61:01-12/675-1

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи ГУСЕВА СВЕТЛАНА ВЛАДИМИРОВНА

ОСОБЕННОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛАМ

НЕВМЕНЯЕМЫХ И ЛИЦ, ЗАБОЛЕВШИХ ПСИХИЧЕСКИМ

РАССТРОЙСТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс- криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, ^ iM профессор С.П.Щерба

Москва 2000

2

ОГЛАВЛЕНИЕ. СТР.

ВВЕДЕНИЕ стр.5-20

ГЛАВА 1. ОСНОВАНИЯ И ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИЗНАНИЯ ЛИЦА НЕВМЕНЯЕМЫМ ИЛИ ЗАБОЛЕВШИМ ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

CTp.2L-73

§ 1. Понятие, содержание и правовое значение невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние.

стр.21-42

§ 2. Основания и критерии для признания лица, заболевшим после совершения преступления психическим расстройством, исключающим назначение и исполнение наказания.

стр.43-50

§ 3. Процессуально-правовой статус невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления.

стр.51-73

3

:пЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ НЕВМЕНЯЕМЫХ И ЛИЦ, ЗАБОЛЕВШИХ ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

стр.74-114

§1. Обязательное производство предварительного следствия по всем уголовным делам.

стр.74-84

:5 2: Обязательное участие защитника в деле при производстве предварительного следствия.

стр.84-99

§ 3. Участие в деле законного представителя лица, совершившего общественно опасное деяние.

стр.10С-114

:?ЛАВА 3. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ И ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛАМ НЕВМЕНЯЕМЫХ И ЛИЦ, ЗАБОЛЕВШИХ ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

стр.115-133

4

§ 1. Специфика обстоятельств, подлежащих доказыванию.

стр.115-133

§ 2. Особенности производства важнейших следственных действий по делам об общественно опасных деякиях’ невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления:

.2.1. Обязательное производство суде:бно- психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оцекка).

2.2. Допрос эксперта.

2.3. Допрос в качестве свидетеля законного представителя и близких родственников лица, совершившего общественно опасное деяние.

стр.134-178

§ 3. Некоторые особенности окончания предварительного следствия и ознакомления с материалами уголовного дела.

стр.175-196

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

стр.197-203

5

ВВЕДЕНИЕ

J Актуальность темы настоящего исследования

обусловлена прежде всего тем, что на современном этаг:е развития юридической науки возникла объективная потребность осуществить системный анализ норм нового УК РФ и УПК РСФСР, регламентирующих основания, цели, поря:док и процедуры применения принудительных мер медкцинского характера к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости или заболевшим психическим расстройством после совершения преступления. Стало очевидным, что закрепленные в УК РФ новое понятие невменяемости, основания и порядок освобождения субъектов с психическими расстройствами от уголовной ответственности или наказания и применения к ним принудительных мер медицинского характера до сих пор не нашли полного и адекватного отражения в уголовно- процессуальном законодательстве России. Так, в УПК РСФСР по-прежнему используется устаревшее понятие невменяемости, архаичное наименование юридических и медицинских критериев невменяемости и невозможности применения к лицу наказания, хотя правильное их обозначение и установление имеет существенное значение для принятия процессуальных решений по уголовному делу.

6

Действующие ныне процедуры производства предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, в значительной мере устарели и зачастую не отвечают современным потребностям практики. В числе актуальных проблем является разработка процессуально- правовых, криминалистических и нравственных основ деятельности следователя, прокурора, суда и защитника по делам рассматриваемой категории, особенно в части установления порядка и праьил возбуждения производства по применению принудительных мер медицинского характера; выделения дел о невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, в отдельное производство; расширения прав защитника и уточнения момента его вступления в дело; определения правового статуса законного представителя невменяемого или лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления; усте.новления в УПК сроков производства стационарных СПЭ; усиления процессуального контроля и прокурорского надзора в сфере охраны прав и законных интересов процессуально недееспособных участников процесса и др.

Результаты проведенного нами исследования и официальные статистические данные показывают, что качество предварительного следствия и судебного разбирательства по делам этой категории ухудшается из

7

годе. в год. Стабильными остаются показатели принятых органами следствия и судами незаконных и необоснованных решений.

В этой связи в целях повышения качества досудебного производства по делам этой категории необходимо обобщить типичные ошибки, недостатки и упущения органов предварительного следствия и дать современную научную интерпретацию причинам их возникновения, а также наметить пути и средства устранения.

С теоретической точки зрения актуальность настоящего исследования определяется тем, что после вступления в силу нового УК РФ и соответствующих изменений и дополнений, внесенных в УПК, эта сложнейшая проблема не подвергалась комплексному монографическому исследованию.

Опубликованная более 50 лет назад новаторская монс’графия П.С.Элькинд явно устарела и стала библиографической редкостью. Отдельные концептуальные направления исследования этой проблемы и актуальные вопросы производства по применению принудительных мер медицинского характера освещены в работах видных учекых-юристов: В.Д.Адаменко, Ю.М.Антоняна, С.В.Бородина, Ю.С.Богомягкова, С.Е.Вицина, А.И.Галагана, Б.И.Дергай, В.Н.Исаенко, П.А.Колмакова, В.В.Кальницкого, А.М.Ларина, Р.И.Михеева, Г.В.Назаренко, В.И.Никандрова, В.В.Николюка, А. П. Овчинниковой, И. Л. Петрухина, Б. А. Протче^нко,

8

В.В.Радаева, М.С.Строговича, В.С.Трахтерова, А.А.Хомовского, С.П.Щербы, Н.А.Якубович, А.Г.Яцкевича, а также психиатров, В.Н.Волкова, А.С.Дмитриева, Я.М.Калашника, Т. В. Климе^нко, Г.В.Морозова, Д. Р. Лунца и других. Отдавая должное результатам их исследований, отметим, что в них не содержится комплексного изучения всех особенностей предварительного следствия по делам рассматриваемой категории, отдельные выводы и предложения авторов основаны на анализе устаревшего уголовного и уголовно- процессуального законодательства, либо покоятся на спорных аргументах. Ряд новых проблем, возникших в последние годы, потребовал обобщения и анализа современных эмпирических данных.

Очевидно, что в такой проблемной ситуации трее>уется восполнить дефицит научных познаний в сфере досудебного производства по применению принудительных мер медицинского характера.

Е’. период правовой реформы и обновления уголовно- процессуального законодательства возникла также необходимость разработать и внести предложения по совершенствованию проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания РФ, в части закрепления в нем надежных и простых праьил производства по применению принудительных мер медицинского характера и механизмов охраны прав и законных интересов лиц, которые в силу психических

9

расстройств не могут сами осуществить свое право на защкту и др.

Наконец, актуальной остается задача разработать и представить в распоряжение практикующих юристов научно-обоснованные рекомендации по организации и методике производства как отдельных важнейших следственных действий, так и в целом предварительного следствия по делам этой категории.

Изложенное в полной мере подтверждает обоснованность выбора темы диссертационного исследования и актуальность ее научной разработки.

Цель и задачи исследования.

Целью настоящего исследования является комплексное изучение особенностей досудебного производства по делг.м невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, и использование полученных результатов для разработки теоретических и прикладных основ предварительного следствия по делам такой категории, механизмов усиления защиты прав и законных интересов недееспособных участников процесса, предложений по совершенствованию российского уголовно-процессуального законодательства в сфере производства по применению принудительных мер медицинского характера.

1’,ля достижения поставленной цели в ходе исследования в приоритетном порядке решены следующие задс.чи:

10

  • изучен процессуально-правовой статус невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, и на этой основе сформулирован ряд предложений об уточнение их места среди процессуально дееспособных субъектов уголовного процесса;

  • раскрыты материально-правовые и процессуальные последствия признания лица невменяемым или заболевшим психическим расстройством после совершения преступления, а также особенности принимаемых в связи с этим юридических решений по уголовному делу;

обоснована необходимость установления в законе

момента и процессуальной формы начала

производства по делам о .. применении

принудительных мер медицинского характера,

регламентации оснований и процедур выделения

уголовного дела в отдельное производство в

отношении невменяемых и лиц, заболевших

психическим расстройством после совершения

преступления;

рассмотрены обязательные для исполнения

процессуальные правила производства

предварительного следствия по делам этой

категории; показаны цели и механизмы реализации

особых процедур на досудебной стадии; даны

рекомендации по совершенствованию деятельности

органов предварительного следствия по делам

II

невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления; изучен
вопрос о целесообразности введения специализации
следователей, адвокатов и судей, (Осуществляющих процессуальную деятельность по этой сложной категории дел;

выявлены проблемные ситуации, возникающие в следственной и судебной практике при назначении и производстве судебно-психиатрической экспертизы и внесены конкретные предложения по их разрешению «организационно-правовыми средствами; - разработана теоретическая модель процессуально-правового статуса законного представителя невменяемого и лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления, уточнено его место среди других участников процесса; определен оптимальный круг его полномочий, необходимых для защиты недееспособного субъекта, а также момент вступления его в дело на стадии досудебного производства по .. применению принудительных мер медицинского характера;

изложены процессуально-криминалистические и нравственные особенности производства важнейших следственных действий по делам рассматриваемой категории, обобщены и показаны наиболее типичные ошибки и недостатки при их подготовка и проведении, даны рекомендации по методике и тактике
производства судебно-психиатрич€:ской

экспертизы, допроса эксперта, законных представителей и близких родственников; исследованы особенности окончания предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, сформулировано предложение о том, что ознакомление с материалами дела защитника и законного представителя процессуально недееспособного субъекта должно осуществляться ими одновременно и совместно; •• разработана структура и содержание основных частей протокола о невозможности лица с психическим расстройством, совершившего общественно опасное деяние, участвовать в производстве следственных действий. Объект и предмет исследования.

Объектом данного исследования являются специфические правоотношения, возникающие в сфере производства по применению принудительных мер медицинского характера, а также практика предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, которые не могут самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

Предметом исследования выступают уголовно- процессуальные нормы, регулирующие порядок

13

производства по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, а также другие законодательные акты, гарс.нтирующие усиленную охрану прав и законных интересов этих лиц, материалы обобщений судебной практики и архивные уголовные дела, в которых содержится важная информация о расследовании общественно опасных деяний невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления.

Методология и методы исследования.

Методологической основой исследования стали общенаучные и часнонаучные методы познания социально- правовых явлений и деятельности участников процесса в сфере . уголовного судопроизводства (исторический, сравнительно-правовой, системного анализа, конкретно- соцкологические и др. ) . Теоретическую основу работы составили современные достижения науки уголовного, уголовно-процессуального права, судебной психиатрии, криминалистики и других отраслей знаний. Эмпирической базой исследования послужили результаты изучения уголовных дел и анкетирования следователей внутренних дел, адвокатов и лиц, производящих дознание. Нормативной основой исследования являются Конституция РФ, УК РФ, УПК РСФСР, другие федеральные законы, постановления высших судебных органов России, нормативные акты МВД и других министерств и ведомств,

14

а также международно-правовые акты, относящиеся к теме: исследования.

Достоверность и обоснованность выводов,

полученных в результате исследования, определяется репрезентативностью эмпирических данных, собранных автором. В целях получения необходимой информации диссертантом по специально разработанной анкете изучено 100 уголовных дел названной категории, рассмотренных в Московском городском суде, в Черемушкинском межмуницилальном суде г.Москвы, в Егорьевском городском суде Московской облс1.сти, опрошено 114 следователей органов внутренних дел, адвокатов и лиц, производящих дознание.

Автором изучены и научно интерпретированы материалы обобщения следственной и судебно-психиатрической практики по делам о невменяемых, проведенного ГСУ Генеральной прокуратуры РФ, а также решения высших судебных инстанций, опубликованные в Бюллетене Верховного Суда РФ.

Необходимая информация о проблемных ситуациях, возкикающих по делам этой категории, получена методом включенного наблюдения во время участия автора в судебном разбирательстве дел о невменяемых в Черемушкинском и Зюзинском межмуниципальных судах.

Научная новизна исследования. Научная ноь^зна исследования состоит в том, что после вступления в силу нового УК РФ и соответствующего обновления уголовно-процессуального законодательства России на

15

монографическом уровне осуществлено комплексное изучение процессуально-правовых, криминалистических, суде:бно-психиатрических и нравственных проблем досудебного производства по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления.

В диссертации разработаны научно-обоснованные рекомендации по выполнению особых правил и процедур предварительного следствия по делам этой категории, а также механизмы охраны прав и законных интересов процессуально недееспособных субъектов уголовного процесса. Автором сформулированы новые теоретические положения по разрешению проблемных ситуаций, а также предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и практики его применения в стадии досудебного производства по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления.

На защиту выносятся следующие положения: 1) предложение об уточнении понятия невменяемости с учетом элементов предмета доказывания, а также предложение о включении в ст. 4 04 УПК РСФСР и ст. 4 96 проекта УПК РФ юридических и медицинских критериев психических расстройств, в силу которых лицо не может быть подвергнуто наказанию или отбывать его;

2) вывод автора о том, что в целях определения праЕ.ового статуса невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения

16

преступления, целесообразно указать в законе на необходимость принятия процессуального акта, который фиксировал бы привлечение рассматриваемых лиц в качестве участников уголовного процесса. Таким CLKTOM должно быть постановление следователя, констатирующее налкчие уголовно-процессуального отношения между указанными субъектами и органом предварительного следствия, а также удостоверяющее начало производства по применению принудительных мер медицинского характера;

3) предложения об обязательном допуске к участию в деле) законного представителя невменяемого или лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления, и о включении в УПК РСФСР и прое-кт УПК РФ конкретных норм, регламентирующих процессуально-правовой статус, права и обязанности законного представителя, в редакции сформулированной автором;

•1) предложение об уточнении в ст. 4 04 УПК РСФСР и в ст.497 проекта УПК РФ обстоятельств, подлежащих докс.зыванию по делам об общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, и о включении в их число: установление фактических (клинических) данных о прогнозе развития психического расстройства и возможном выздоровлении субъекта, а также обстоятельств, способствующих совершению общественно опасного деяния невменяемым;

17

Ь) предложение диссертанта о том, что в целях единообразного применения уголовно-процессуального закона и повышения качества предварительного следствия и судебного разбирательства по делам этих лиц необходимо в ст.79 УПК РСФСР и в ст.213-1 проекта УПК РФ закрепить перечень формализованных вопросов, предназначенных для разрешения экспертами при производстве судебно-психиатрической экспертизы;

5) предложение об усилении процессуального контроля и прокурорского надзора за помещением этих лиц в стационарное психиатрическое учреждение для производства судебно-психиатрической экспертизы и направлением достаточных материалов для решения поставленных вопросов;

7) предложение об установлении в статье 188 УПК РСФСР и в ст. 221 проекта УПК РФ сроков производства суде^бно-психиатрических экспертиз и процедур их продления постольку, поскольку помещение гражданина в психиатрическое учреждение и проведение стационарной суде’бно-психиатрической экспертизы предполагает ограничение его свободы и прав, а также глубокое вторжение в сферу личных интересов;

3) предложение о необходимости установления в уголовно-процессуальном законе обязательных правлл и механизмов выделения уголовных дел о невменяемых в отдельное производство.

Теоретическая и практическая значимость

исследования состоит в том, что сформулированные в

18

диссертации выводы, предложения и рекомендации обогащают науку уголовно-процессуального права новыми познаниями в сфере досудебного производства по делам о применении принудительных мер медицинского харг.ктера, способствуют формированию процессуально-праьовых и нравственных основ деятельности органов предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, определяют надежные механизмы охраны прав и законных интересов процессуально недееспособных участников процесса.

Концептуальные подходы и предложения автора по закреплению в проекте УПК РФ новых социально обусловленных правил и процедур производства по применению принудительных мер медицинского характера могут быть использованы в законотворческой работе, а научно-обоснованные рекомендации по методике; и тактике предварительного следствия могут найти успешное применение в ходе производства по конкретным уголовным делам этой категории.

Результаты диссертационного исследования могут стать надежным теоретическим и методическим материалом в учебном процессе высших и средних специальных заведений юридического профиля, а также в системе первоначальной подготовки, повышения квалификации и переподготовки следователей, начальников следственных отделов (управлений), прокуроров, судей, адвокатов
и экспертов-суде;бных

19

психиатров по курсу уголовный процесс, криминалистика, судебная психиатрия.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные результаты проведенного исследования обсуждены на заседании кафедры уголовного процесса Московской Академии МВД РФ. Теоретические выводы и предложения представлены научной общественности и практикующим юристам в виде трех научных степей, опубликованных в официальных изданиях: Особенности предмета доказывания по делам о невменяемых, Российская юстиция, 1999,№2 (в соавторстве); Особенности обстоятельств, подлежащих доказыванию по делс.м о невменяемых.//Проблемы уголовно- процессуального права: Сб.науч.трудов- КВШ КНБ РК,Караганда, 1999; Типичные недостатки при производстве судебно-психиатрических экспертиз. Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. 2000.№1(102)

Результаты исследования, имеющие научное и прикладное значение, внедрены в практику следователей оргё.нов внутренних дел, в учебный процесс Карггандинской Высшей школы МВД РК, а также Московской Академии МВД РФ, где они используются при проведении занятий по теме: «Производство по применению принудительных мер медицинского характера». Соответствующие акты о внедрении находятся в деле соискателя.

20

Структура работы определяется целями, ..задачами и логккой исследования. Работа включает в себя введение, три главы, заключение, список нормативных актов и литературных источников, использованных в диссертации.

*

21

ГЛАВА 1. ОСНОВАНИЯ И ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИЗНАНИЯ ЛИЦА НЕВМЕНЯЕМЫМ ИЛИ ЗАБОЛЕВШИМ ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

?? 1. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ, НЕВМЕ- НЯЕМОСТИ ЛИЦА, СОВЕРШИВШЕГО ОБЩЕСТВЕННО ОПАСНОЕ ДЕЯНИЕ.

В сфере уголовного судопроизводства проблема невменяемости занимает ключевое место при решении вопроса о привлечении или освобождении лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасные деяния, от уголовной ответственности и о применении к ним принудительных мер медицинского характера.

Поэтому, очевидно, что проблемы совершенствования за- конодательства, повышения качества предварительного следствия, установления и правильной оценки состояния невменяемости субъекта1, принятия своевременных и пра- вильных решений по делам этой категории в настоящее время являются особо актуальными. Среди них, к числу приоритетных, относится вопрос о понятии, значении и процедуре установления состояния невменяемости.

История современных представлений о понятии невменяемости отражает различные подходы к решению данной проблемы, в основе которых выступает философское учение о

1 В настоящей работе мы сознательно не рассматриваем проблему так называемой «уменьшенном», «ограни- ченной) вменяемости постольку, поскольку пограничное состояние психики, не исключающее вменяемости (ст. 22 УК РФ), является самостоятельным предметом исследования. К тому же особенности судопроизводства по делам вменяемых обвиняемых, страдающих психическими расстройствами, в силу которых они не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту, детально изложены в фундаментальных работах: Щербы СП. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдающих физиче- скими и психическими недостатками. Дисс. на соискание ученой степени докт. юрид. наук. М. Н’90.; Радаев В.В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками: Учеб. пособие. Вол- гоград: ВСШ МВД СССР. 1987.; Полшков М.И. Осуществление защиты по делам лиц, страдающих психиче- скими и физическими недостатками. Автореф..дисс. … канд.юрид.наук. М. 1981.

22

свободе воли, то есть свободы распоряжаться своими дей- ствиями, выбирать характер и род поступка.

Со времен Сократа продолжается спор о том, свободен ли человек в своих поступках или его свобода является мнимой, а характер поведения целиком обусловлен причинами внешними по отношению к субъективным намерениям лица, например, божественным предопределением, биологической конституцией индивида, формирующей личность средой и др.

Однако бурное развитие естественно-научных исследований психической деятельности и поведения человека в течение 19-2 0 в.в. привело к возникновению научных свидетельств того, что все феномены сознания произЕЮдны от деятельности материального органа - головного мозга. Только изучение высшей нервной деятельности человека объясняет детерминированность поведения людей и ее за- висимость от внешнего мира, показывает возможности ре- гуляции ими своих поступков, действий, высказываний, которые связаны с состоянием психики, типом личности, критическим отношением и т. п.

Психическое заболевание является результатом сложных и разнообразных расстройств деятельности органов и систем человека с преимущественным функциональным или ор- ганическим поражением головного мозга,1 нарушения отра- жательной деятельности, вследствие чего происходит из- менение приспособления человека к внешней окружающей природной и социальной среде.

1 См.: Еюлков В.Н. Судебная психиатрия: Учебник. - М: Издательство БЕК. 1998. С.84.

23

Психиатры установили, что существует определенная за- висимость психического состояния человека от ряда био- логических и социальных факторов:

патологическая наследственность (шизофрения, эпи- лепсия, олигофрения);

  • поражения головного мозга;
  • острые и хронические интоксикации спиртосодержащими и наркотическими веществами или их суррогатами, ни-
  • , котином, лекарственными препаратами;

  • перенесенные острые и хронические инфекционные за- болевания (тиф, грипп, энцефалит);
  • активное нарушение генетического механизма (при об- лучении, газификации);
  • психотравмирующие потрясения в семье, в обществе, значимые для человека, затрагивающие его честь, достоинство, социальный престиж, карьеру, связанные с угрозой личному благополучию, здоровью и жязни.
  • Человеческая психика является продуктом общественно- исторического развития и ее формирование во многом за- висит не только от анатомических и биологических момен- тов, но и от внешних воздействий и условий, в которых пребывает человек в семье, коллективе, обществе.

Выдающийся российский психиатр В.А. Гиляровский в ре- зультате многолетних исследований сделал созершенно обоснованный вывод о том, что элементы, из которых складываются психические расстройства, в зачаточной форме заложены в психике каждого, но они слабо зыражены и нужны определенные причины и условия, при которых эти

24

нарушения проявились бы в виде психического заболевания .*

Неблагоприятные социально-экономические условия жизни, загрязнение окружающей среды, алкоголизм, наркомания и ряд других социальных негативов, обусловливают рост числа лиц, страдающих психическими заболеваниями.

Социальные катаклизмы приводят не только к возникновению расстройств психики у здоровых людей, но и к появлению острых психотических симптомов у лиц с уже расстроенной психикой, к усложнению и видоизменению клинической картины их заболевания.

Существующие условия жизни способствуют деградации, приводят к самоубийствам, насильственному удовлетворению элементарных потребностей. Это приводит к тому, что состояние конфликтности, стресса, злобности и агрессив- ности становится нормой в нашем обществе. Результатом оказывается значительный рост количества общественно опасных деяний, совершаемых этими лицами.2

Волевое в том числе и криминальное действие человека всегда опосредовано отражательной деятельностью мозга, сложной работой его сознания.

Воля - психический процесс, заключающийся в способности к активной планомерной деятельности, направленной на удовлетворение потребностей человека. Эта деятельность рассматривается как производная и целенаправленная тогда, когда она осуществляется в соответствии с представлением о конечных результатах, когда сна контролируется на каждом из этапов. Волевой процесс связан

1 См.: Е;.А.Гиляровский. Психиатрия: Руководство, 2-ое изд. М.: Биомедизд.,1935. С.83.

2 См.: Щерба СП. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдаю щих ф}зическими или психическими недостатками. Автореф.на соиск.ученой степени доктора юрид.наук. М.199С.С.З.

25

с мотивационной сферой, побуждениями, желаниями, которые становятся осознаваемыми целями поведения.

Отсюда вытекает осознанный характер волевых действий, то есть осознание человеком того, что он совершает и каковы могут быть последствия его поступков.

Исходя из сказанного, лицо может быть признано виновным и нести уголовную ответственность только тогда, когда оно осознавало происходящее, понимало социальную сторону совершаемого деяния, действовало умышленно или по неосторожности, предвидело причинные связи и последствия криминального акта, саморегулировало свою познавательную и волевую деятельность.

Следовательно, субъектом правового поведения может быть только вменяемое лицо, которое по уровню социально психологического развития и социализации, возрасту и состоянию психического здоровья способно отдавать отчет в своих действиях (бездействии), осознавать фактическую сторону и общественную опасность деяния и руководить ими во время совершения противоправного деяния и нести в связи с этим уголовную ответственность и наказание.1

Однако хронические и временные психические расстройства либо иные болезненные изменения психики могут повлечь утрату лицом указанных мыслительных и волевых способностей, нарушение отражательной деятельности го- ловного мозга, что приводит к искаженному представлению об окружающей действительности, неспособности регулировать свое поведение, а совершенный им акт общественно опасного деяния является ни чем иным, как непосредственным проявлением психического расстройства.

’ См.: Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: нормам патология М.: Наука, 1982.С.71; Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические анамалии. - М.: Наука, 1987. С. 123-124

26

Психическое расстройство и невменяемость — понятия органически взаимосвязанные, но отнюдь не тождественны: вовсе не каждый психически больной, совершивший общест- венно опасное деяние, может быть признан невменяемым.

Согласно действующему законодательству (ст.21 УК РФ) лицо признается невменяемым и не подлежит УГОЛОЕ*НОЙ от- ветственности, если оно в момент совершения общественно опасного деяния, вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, сла- боумия либо иного болезненного состояния психики не могло осознавать фактический характер и общественную опасность свокх действий (бездействия) либо руководить ими.

Сравнительно-правовой анализ этой нормы показывает, что в действующем уголовном законе критерии состояния не- вменяемости лица определяются в более точной и понятной формулировке - «… не могло осознавать фактический харак- тер и общественную опасность своих действий (бездейст- вия)…», по сравнению с критериями, закрепленными в статье 11 УК I960 года - «…не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими…».

С учетом последних достижений отечественной и зарубежкой клинической и судебной психиатрии в новом Уголовном кодексе Российской Федерации совершенно обоснованно уточнена и медицинская терминология: устаревшее понятие «душевная болезнь», заменено более современным, отвечающим международным стандартам, понятием «психическое рас- стройство».

Сделано это постольку, поскольку рамки нарушений пси- хик^:, приводящих к расстройствам адаптации, изменениям

27

прИЕ.ычных форм поведения и осознания действительности значительно шире, чем понятие болезнь.

В психиатрии, наряду с описанием отдельных более или менее очерченных заболеваний (нозологических форм), упоминаются различные реакции, развития, декомпенсации состояния, аномалии (уродства) личности. Констатируется значительное увеличение контингента лиц с впервые выявленной .психической патологией. Вместе с тем, не всегда речь идет о выраженных нарушениях психики, приводящих к глубоким необратимым изменениям. Именно поэтому принято боле^е широкое понятие «психическое расстройство», которое включает практически все возможные виды психической пато- логии .х

Для обеспечения унифицированной оценки психически боль ных психиатрами различных стран Всемирная организация здравоохранения, подготовила в течение нескольких лет ряд вариантов Международной классификации болезней (МКБ), способствующих единообразию диагностики психичес?:их рас- стройств, обеспечению сопоставимости клинических данных с результатами научных исследований.

В настоящее время происходит переход отечественной психиатрии на новую МКБ-10, которая потерпела заметные изменения по сравнению с предыдущими классификациями. Эти изменения касаются прежде всего, введения некоторых новых рубрик, сужения границ шизофрении, использования гораздо боле^е подробных характеристик психических расстройств и четких диагностических критериев.

1 См.: Судебная психиатрия: учебник для вузов/ Под ред,проф.Б.В.Шостаковича.М.1997.С.!5

28

МКБ - 10 состоит из десяти блоков, каждый из которых включает отдельные психические заболевания, варианты этих психических заболеваний и психопатологические синдромы.

  1. ? Органические, включая симптоматические,
    психи-

ческие расстройства. Этот блок включает группу психических расстройств,, возникающих при непосредственном или опосредованном поражении головного мозга физическими или токсическими факторами. Психические расстройства в этом блоке представлены такими тяжелыми проявлениями как эпилепсия, различные формы слабоумия, психопатологические расстройства, протекающие с галлюцинаторными и бредовыми синдромами, грубыми расстройствами памяти, а также эмоциональными и личностными нарушениями.

  1. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ (алкоголя, наркотических и других средств).
  2. Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства.
  3. Аффективные (эмоциональные) расстройства.
  4. Невротические, связанные со стрессом, и сомато- формные расстройства.
  5. В этот блок включен ряд пограничных психических рас- стройств, некоторые формы острых психических расстройств, возкикающих в виде реакции на стресс.

Отдельно рассматривается группа психических расстройств, именуемых как соматоформные, когда больные высказывают жалобы соматического характера, порой имитирующие соматические заболевания при отсутствии органических изменений внутренних органов.

29

  1. Поведенческие синдромы, связанные с физиологи ческими нарушениями и физическими факторами.

Сборная группа психических нарушений в связи с физиологи- ческими дисфункциями различных систем организма, зключает расстройства питания, сна, сексуального функционирования и т. д.

  1. Расстройства зрелой личности и поведения у взрослых.

  2. ? Умственная отсталость (олигофрения).

  3. Нарушение психологического развития.
  4. Поведенческие и эмоциональные расстройства, на- чинающиеся в детском и подростковом возрасте.1
  5. ^Невменяемость определяется совокупностью условий, ис- ключающих уголовную ответственность лица вследствие нару- шений его психической деятельности. Она представляет собой единство двух критериев - медицинского и юридического .

Признаки медицинского критерия.

Медицинский критерий невменяемости определяет психическое состояние лица в сравнении с биологической нормой и представляет собой обобщающий перечень психических заболеваний. Медицинский (биологический) критерий указывает только на наличие психического заболевания, но не раскрывает признаков его глубины и тяжести.2

Как видно из содержания ст.21 УК РФ, медицинский критерий включает в себя четыре вида (формы) патологических .состояний: хроническое психическое расстройство,

1 См.: Хариков Н.М., Морозов Г.В., Хритинин Д.Ф. Судебная психиатрия: учебник для ВУЗов. М„ 1997. С. 140- 142.

2 См.: Дмитриев А.С, Клименко Т.В. Судебная психиатрия: учебное пособие М.:, 1996. С. 13

30

временное психическое расстройство, слабоумие, иное бо- лезненное состояние психики.

Первым признаком медицинского критерия невменяемости в законе названо хроническое психическое расстройство, то есть длительно протекающее расстройство психики, иногда с периодами нарастания и усложнения психической патологии или ремиссии. К таким психическим расстройствам относят- ся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, пара- нойя:, маниакально-депрессивный психоз, сенильный (старческие: ) психоз, сифилис мозга и др.1

В последние десятилетия отмечаются значительные изменения в течении ряда психических заболеваний, увеличивается: контингент лиц с впервые выявленной психической па- тологией, а широкое применение психотропных средств спо- собствует формированию стойких терапевтических ремиссий с хорошей социальной и трудовой адаптацией.2

В связи с этим постоянно возникают новые вопросы, связанные с совершенствованием критериев вменяемости- невменяемости .

Развитие общей и судебной психиатрии, изменение форм течения психических заболеваний (патоморфоз), новые мето- ды лечения изменили представление о клинических границах, формах, ? динамике и исходах некоторых психических рас- стройств, что позволяет иначе подходить к оценке медицин- ского критерия с позиции понятия хронического психическо- го расстройства.3

’ См.: Там же.С.36

2 См.: Хариков Н.М., Морозов Г.В., Хритинин Д.Ф. Судебная психиатрия. Учебник для вузов. Под общей ре-

дакцие 1 академика Российской академии медицинских наук Г.В.Морозова.- М.: Издательская группа ИНФРА

M-HOFMA. 1997.C.45

’ См.: Судебная психиатрия: учебник для вузов / Под редакцией проф. Б.В. Шостаковича. - М. : Зерцало,

1997.С87.

31

Примером этому может служить оценка прогрессивного парс.лича, леченного прививками малярии. Хорошие и стойкие терапевтические ремиссии при этом заболевании не могут быть расценены как хроническое заболевание медицинского критерия.1

Современное учение о шизофрении, наряду со злокачест- венными формами, дает описание одноприступной шизофрении с наличием стойкой многолетней ремиссии, что позволяет сомневаться в правомерности трактовать все случаи ее про- явления’ в рамках хронического психического расстройства.’”

Следовательно, понятия хронического психического рас- стройства в общей и судебной психиатрии могут не совпадать .

Вторым признаком медицинского критерия является временное психическое расстройство, протекание которого ог- раничивается определенными временными рамками, от не- скольких минут, часов до нескольких месяцев и заканчива- ется:, как правило, выздоровлением. Следовательно, времен- ной фактор, лежащий в основе определения этих состояний, является ведущим. Поэтому основным показателем временного психического расстройства является его обратимость. К та- кой форме временной патологии относятся: реактиь.ные со- стояния, алкогольные психозы (делирии), психические нару- шения при соматических заболеваниях и др.3

Самостоятельным признаком медицинского критерия является слабоумие, которое характеризуется грубым нарушением интеллектуальной функции головного мозга либо полным упадком- психической деятельности. Указанный признак меди-

’ См.: Там же.С87-88

2 См.: Там же. С.88

3 См.: Судебная психиатрия: Учебник/ Под редакцией проф. Л.С. Дмитриева, проф. Т.В. Клименю. - М: Юрист >, 1998. С.36.

32

цинского критерия включает врожденную олигофрению, имею- щую три степени (легкую— дебильность, среднюю— имбециль- ность, самую тяжелую (глубокую) — идиотию), а также сла- боумие приобретенного характера (деменцию).

Четвертый признак медицинского критерия включает в себя: «иные болезненные состояния психики», которые харак- теризуются стойкими психическими нарушениями, возникающи- ми при различных неврологических, инфекционных заболева- ниям. К ним относятся, например, травмы головного мозга, бредовые и галлюцинаторные явления на почве брюшного тифа или иного тяжелого инфекционного заболевания, некоторые формы психопатии.

Само по себе наличие медицинского критерия не является достаточным для признания лица невменяемым. Медицинский критерий указывает лишь на необходимость распознать заболевание и квалифицировать его применительно к меди- цинскому критерию. Многие психические заболевания вызыва- ют различные по выраженности психические расстройства -от легких, не нарушающих осмысление ситуации и не изменяющих социальную адаптацию, до тяжелых, выключающих человека из социума. Например, та или иная степень слабоумия: не всегда влечет невозможность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Поэтому для признания ли- ца невменяемым необходима констатация как медицинского, так и юридического критерия на момент совершения общест- венно опасного деяния.2

1 См.: Там же. С.37.

2 См.: Комментарий к УК РФ. Общая часть. — М., Издательская группа ИНФРА. М— Норма, 19%. С.41

33

Юридический (психологический) критерий характеризует уроьень и состояние интеллектуальных возможностей субъек- та, волевую сторону его психики в момент совершения обще- ственно опасного деяния. Таким образом, юридический кри- терий невменяемости включает в себя два признаке- — ин- теллектуальный и волевой. Интеллектуальный признак пред- полг.гает невозможность лица осознавать фактический харак- тер и общественную опасность своего деяния. Лицо не пони- мает фактическую сторону запрещенного уголовным законом деякия, не понимает причинную связь между совершенным действием и наступившими последствиями. Однако, главное, что оно не понимает социальный смысл своего деяния, что выражается в отсутствии понимания его общественной опас- ности. Вполне возможны случаи, когда одно и то же лицо осознает фактическую сторону своего поведения, но не осознает опасность своего поведения.

Так, субъект, страдающий шизофренией, может осознавать , что лишает жизни рабочего, производящего осмотр или ремонт железной дороги, но его воображение, воспаленное психическим расстройством, связывает это не с совершением общественно опасного деяния (убийства) , а с предупрежде- нием мнимого терроризма. В связи с этим лицо считает свои действия актом выполнения общественного долга, а не со- вершением преступления.

Волевой признак юридического критерия невменяемости — это неспособность лица руководить своими действиями. Это самостоятельный признак, который может подтверждать наличие юридического критерия невменяемости и при отсут- ствии интеллектуального признака. Например, расстройство вол€:вой сферы наблюдается у наркоманов в состоянии абсти-

34

ненции, когда лицо осознает уголовную противоправность, допустим, незаконного проникновения в аптеку и зазладение лекарством, содержащего наркотические вещества, но не мо- жет воздержаться от совершения этих действий.

Следовательно, при определенном состоянии психики лицо, совершившее общественно опасное деяние, может отдавать себе отчет в своих действиях, у него, как правило, «сохраняется формальная оценка событий, их понимание, но снижается, а иногда утрачивается способность удержаться от поступка, руководить своими действиями».1 Наиболее ярко ?>ти признаки проявляются у клептоманов. В таких случаях для признания наличия юридического критерия не требуется: установления обоих его признаков. Для признания лица невменяемым «достаточно наличия медицинского критерия в сочетании хотя бы с одним из признаков юридического кри- терия».2 В целом же судебно-психиатрической практикой до- казано, что нарушения интеллектуальной и волевой сферы у психически больного субъекта тесно взаимосвязаны и допол- няют друг друга. Поэтому отсутствие у него способности осознавать фактический характер своих действий (бездейст- вия) означает, как правило, и отсутствие возможности ру- ководить ими.

В юридической литературе неоднократно предпринимались попытки пересмотреть устоявшееся положение о двух крите- риях невменяемости.

Наиболее существенные возражения на определение понятия невменяемости в рамках двух критериев связаны с отрицанием их юридического характера. Так, Шишков С.Н. считаем.: Морозов Г.В., Печерникова Т.Т., Шостакович Б.В. Методологические проблемы вменяемости — невменяемое ги//Проблемы вменяемости в судебной психиатрии. — М., 1983. С.4-6

2 См.: Уголовное право. Общая часть. Учебник /Под ред. М.П. Журавлева, А.И. Рарога. — М.. Институт между- народного права и экономики, 1996. С. 46-47

35

ет, что «критерии невменяемости представляют собой не что иное> как медико-психологические1 характеристики психиче- ского расстройства. Хомовский А. А. в целях установления юридического характера критериев невменяемости и несводи- мости его понятия к болезненному патологическому состоя- нию психики указывает, что без совершения общественно опасного деяния нет невменяемости.

В связи с этим он выделяет три признака невменяемости:

  • юридический (факт совершения общественно опасного деяния);
  • психологический (интеллектуальные и волевые нарушения, указывающие на степень психического расстройства) ;
  • медицинский (различные формы психического расстрой- ства). 2
  • 13.А Протченко относит к юридическим признакам невме- няемости: факт совершения общественно опасного деяния; совершение деяния психически больным лицом; невиновное совершение общественно опасного деяния, то есть отсутст- вие умысла либо неосторожности в действиях лица, которое в силу расстройства психической деятельности не могло отдавать себе отчет в совершенном или руководить своими действиями.3

При этом автор рассматривает интеллектуальный и волевой признаки в двух аспектах: правовом и медицинском. На егс взгляд, медицинский аспект выражает неспособность

1 См.: Шишков С.Н. Понятие вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. - В сб.: Проблемы вменяемости в судебной психиатрии. М., 1983. С.32

1 См.: Хомовский А.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера в совет- ском уголовном праве - Автореф. дисс.канд.юрид.наук M.J967.C.3. 1 См.: Протченко Б.А. К понятию невменяемости. Сов.юстиция.1978.№17. С.3,21-22

36

лииа во время совершения общественно опасного деяния отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. Юридический аспект выражается в правовой оценке указанной неспособности лица, констатацию, судом его невиновности.1 Как видно, автор рассматривает указанные аспекты изолированно друг от друга и ставит знак равенства между невменяемостью и невиновностью.

В этой связи профессора Антонян Ю.М. и Бородин СВ. обоснованно отмечают, что «категория невиновности может быть отнесена только к вменяемому лицу, когда отсутствует его вина в содеянном, когда оно действительно невиновно, то есть при отсутствии умысла или неосторожности. Невменяемость исключает не вину лица, совершившего обще- ственно опасное деяние, а его уголовную ответстзенность за это деяние, не содержащее состава преступления».2

Ю.С Богомягков также отрицает рассмотрение невменяемости посредством двух ее критериев - медицинского и юридического. Он предлагает три критерия невменяемости: уголовно-правовой (факт совершения общественно опасного деяния и совпадение во времени этого факта с болезненным состоянием лица); патопсихологический критерий - показы- вает, каким образом болезненное состояние психики влияет на ее общественно опасное поведение, психиатрический (наличие психической болезни или иного болезненного со- стояния) . 3

Указанные положения отражают процессуальный подход к определению понятия невменяемости и не показывают, как

1 См.: Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера по советскому уголовному праву. Ав-

тореф.дисс.канд.юрид.наук. М.,1979. С.9-11

См.: Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические аномалии. М. 1987. С. 117

3 См.: Еогомягков Ю.С. Уголовно-правовая невменяемость: критерии и признаки. Сов.гос. и право, 1989. №4.

С. 103,108

37

соединяются в единое понятие совершенно разные элементы: факт совершения деяния и субъективное состояние лица во время его совершения.

Однако нельзя забывать и того, что медицинский и юри- дический критерии не исчерпывают понятия невменяемости.

Психическое состояние, в силу которого лицо не осознает фактический характер своих действий, не предвидит наступившие последствия и не руководит своими действиями, взятое вне факта совершения общественно опасного деяния, не является обстоятельством, исключающем уголовную ответственность и наказание. Однако сам фак^ совершения общественно опасного деяния не входит в содержание невменяемости, как ее критерий. Названное дечние не больше, чем условие, необходимое для постановки вопроса о невменяемости.1

В ст. 21 УК РФ законодатель излагает норму о невме- няемости, прибегая к выражению - «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения обще- ственно опасного деяния находилось в состоянии невменяе- мости…». Последнее представлено в законе как раззернутое описание патопсихологического состояния, поэтому здесь следует говорить не о «состоянии невменяемости», а о психическом состоянии лица, совершившего общественно опасное деяние.

Следует признать, что «состояние невменяемости» не тождественно «невменяемости» и несопоставимо с ним по объему содержания. Юридический и медицинский критерии характеризуют лишь психическое состояние, с которым за-

1 См.: Шишков С.Н. Понятие вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. - В сб.; Проблемы вменяеиости в судебной психиатрии. M.J983.C.30

38

кон связывает неответственность лица, находившегося в Heiv во время совершения общественно опасного деяния.

Формулировка статьи 21 УК РФ «Невменяемость» пред- стаЕ.ляется не совсем удачной, она должна соответствовать юридической природе невменяемости и охватывать ее содер- жанке. И поскольку точная дифиниция понятия невменяемости имее:т существенное значение для определения круга обстоя- тельств, подлежащих доказыванию, и принятия законных и обоснованных процессуальных решений по делам о невменяе- мых, то, на наш взгляд, статью 21 УК РФ желательно изло- жить в следующей редакции: «Лицо признается невменяемым и не подлежит уголовной ответственности, если оно в момент совершения общественно опасного деяния, вследствие хрони- ческого психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими».

Итак, для признания лица невменяемым необходима сово- купность (единство) двух критериев невменяемости - меди- цинского и юридического. Невменяемость устанавливается только в отношении конкретного уголовно наказуемого дея- ния. При этом следует учитывать, что не существует невме- няемости «вообще», как постоянной характеристики субъекта, невменяемости ко времени производства по уголовному делу, невменяемости потерпевшего, свидетеля и.т.п. Психическое расстройство, обусловливающее невменяемость, должно существовать в момент совершения общественно опасного деякия и лишать лицо способности осознавать фактический

39

характер и общественную опасность своих действий (бездей- ствия) и руководить ими.

Невменяемость, установленная в порядке, предусмотренном законом, имеет очень важное правовое значение; и приводит к возникновению определенных уголовных и уголовно- процессуальных последствий.

Общественно опасные действия, совершенные психически больным человеком, в силу изменения его сознания и иного восгриятия внешнего мира не могут быть поставлены ему в вину и потому не считаются преступлением. Мотивы, побуж- дения и намерения лица, страдающего психическим расстрой- ством, при определении общественной опасности могут быть прикяты во внимание только в психопатологическом .аспекте, главным образом для оценки его психического состояния. Однг.ко именно последняя позволяет установить степень об- щественной опасности человека с расстроенной психикой. Совершенно очевидно, что психически больной человек, со- вершивший общественно опасное деяние, как и психически здоровый преступник, представляет опасность как для себя, так и для других лиц. Эта опасность тем больше, чем, с одной стороны, тяжелее совершенное им деяние, а с: другой

чем более выражена психотическая симптоматика. Возмож- ность предупреждения общественно опасных деяний лиц, стрг.дающих психическим расстройством, заключается в ста- билизации психического состояния, значительном улучшении здоровья или даже полном выздоровлении от заболевания, приведшего в прошлом к неосознанным действиям, представ- ляющим общественную опасность.

Именно поэтому в ст.21 Уголовного кодекса РФ преду- смотрено, что лицо, которое во время совершения общест-

40

венко опасного деяния находилось в состоянии невменяемости не подлежит уголовной ответственности. К такому лицу по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера. Они, как и уголовное наказание, представляют собой меру государственного принуждения, которую назначает суд. Однако между ними существуют серьезные различия. Наказание применяется к виновным в совершении преступления, принудительные меры медицинского харс.ктера к психически больным, представляющим социальную опасность вследствие психического расстройства и соверше- ния ими общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Меры медицинского характера лишены ка- рательных признаков и не влекут судимости, их целями яв- ляется излечение лиц или улучшение их психического со- стояния, а также предупреждение совершения ими новых об- щественно опасных деяний.

В соответствии со ст.97 УК РФ принудительные меры ме- дицинского характера могут быть назначены судом лицам:

а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Осо бенной части, в состоянии невменяемости;

б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назна чение или исполнение наказания;

:з) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости; :?) совершившим преступление и признанным нуждающимися :з лечении от алкоголизма или наркомании. 4.2 ст.’ 97 УК РФ предусматривает, что принудительные меры медицинского характера назначаются только в тех случаях, котх’Л
психические расстройства связаны с возможностью

РОССИЙСКАЯ1

41 JjbCVQ’ ‘ “-‘^НМД*

причинения этими лицами иного существенного вреда либо опасностью для себя или других лиц.

Е. соответствии со ст. 99 УК РФ и ст. 409 УПК РСФСР к психически больным, освобождаемым от уголовной ответст- венности или наказания, в зависимости от их общественной опасности могут быть применены судом следующие виды при- нудительных мер медицинского характера:

L)амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у

психиатра;

2)принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

3)принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

4) принудительное лечение в психиатрическом стационаре

специализированного типа с интенсивным наблюдением. При выборе вида принудительного лечения следует исходить из того, что социальная опасность психически больных завксит от их психического состояния, течения заболевания, его прогноза и от особенностей совершенных опасных действий, их повторности.

Установление состояния невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, влечет изменение процес- суальных правил производства по уголовному делу, связан- ных с возбуждением уголовного дела, обстоятельствами, подлежащими доказыванию, проведением отдельных следствен- ных действий, применением мер пресечения, окончанием предварительного следствия и др.

Для полного, объективного и всестороннего расследования дел об общественно опасных деяниях невменяемых обяза- тельно производство предварительного следствия.

42

По делам данной категории возникает необходимость в более глубоком исследовании некоторых специфических об- стоятельств, связанных с психическим состоянием лица, для выяснения которых, при наличии в деле данных, вызывающих сомнение относительно вменяемости, обязательно проведение суд€:бно-психиатрической экспертизы.

Совершение лицом противоправного деяния в состоянии невменяемости исключает возможность предъявления ему об- винения, что, однако, не исключает необходимости обеспе- чения охраны прав и законных интересов такого лица. Уго- ловно-процессуальный закон предусматривает дополнительные гарантии по усилению защиты и охраны прав и законных ин- тересов лиц, страдающих психическим расстройством, по- средством обеспечения обязательного участия в деле защит- нике., а также законных представителей лиц, совершивших общественно опасное деяние.

^Расследование общественно опасных деяний невменяемых включает в себя и определенные требования к действиям, составляющим заключительный этап расследования, а именно: предъявление материалов дела защитнику, законному пред- став. ителю, разрешение ходатайств, составление не обвини- тельного заключения, а постановления о направлении мате- риалов дела в суд для решения вопроса о применении прину- дительных мер медицинского характера и др.

43

§ 2. ОСНОВАНИЯ И КРИТЕРИИ ДЛЯ ПРИЗНАНИЯ ЛИЦА, ЗА- БОЛЕВШИМ ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

Судопроизводство по применению принудительных мер медицинского характера включает в себя также стадию обязательного производства предварительного следствия по делам о преступлениях лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления.

Признание лица, заболевшим психическим расстройством после совершения преступления, осуществляется по основаниям и критериям, установленных в статьях 81, 97 УК РФ и статьях 79, 403, 409 УПК РСФСР.

Факт признания лица, заболевшим после совершения преступления психическим расстройством, делающим не- возможным назначение или исполнение наказания, влечет различные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные последствия.

Возникновение у лица психического расстройства после совершения им преступления во вменяемом состоянии обусловлено, как правило, острыми психическими трав- мами или длительными психотравмирующими ситуациями, нередко оно формируется постепенно и становится особо заметным вслед за дополнительным толчком.

Так, совершение преступления и приведшие к нему обстоятельства, тяжело переживаемая человеком ситуация следствия, возбуждение уголовного дела, предъявление обвинения, арест, предстоящее судебное разбирательство и наказание, довольно часто приводят к возникновению психического расстройства. Перечисленные обстоятельства направлены непосредственно на лич-

44

ность, угрожают ее социальному существованию, будущему. Человек не может существовать вне общества, он является его частью, исполняет ту или иную роль, которая важна для него, определяя его значение и место среди других членов общества. Утрата этой роли чрезвычайно болезненна для каждого человека, касается внутреннего мира человека, его ощущений, мыслей, са- мооценки, оказывается причиной переживаний, приводящих к возникновению психического расстройства.

Далеко не у всех ситуация следствия и другие пси- хотравмирующие обстоятельства вызывают психическое расстройство. Здесь играют роль психологические об- становки субъекта, его мировозрение, готовность к произошедшему событию и, главное характерологические свойства данного человека, особенности его психики.

В ряде случаев играет определенную роль реакция личности на содеянное особенно при совершении престу- пления по неосторожности, в состоянии алкогольного опьянения, аффективных деликтах и т. п.

Согласно ст.21 УК РФ, лицо, которое в момент со- вершения общественно опасного деяния, не осознавало фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), вследствие хронического пси- хического расстройства, временного психического рас- стройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, освобождается от уголовной ответственности. Ввиду отсутствия таких двух элементов, как субъект и субъективная сторона, законодатель не зря говорит о совершении такими лицами общественно опасного деяния, а не преступления.

В отличие от невменяемых, лица, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступ-

45

ления на момент его совершения признаются вменяемыми и подлежат уголовной ответственности. Но она не может быть реализована в наказании, которое в данном случае неприменимо, его нельзя ни назначить, ни исполнить по отношению к субъекту, страдающему психическим расстройством.

Итак, лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общест- венную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания. Таким ли- цам суд может назначить принудительные меры медицин- ского характера (ч. 1 ст. 81 УК РФ).

Думается, что изложенная формулировка этого положения представляется не совсем удачной. В указанной статье также содержаться медицинский и юридический критерии. Однако по своему содержанию они не идентичны, критериям состояния невменяемости.

Медицинский критерий выражен лишь одним наименованием - «психическое расстройство». Однако в содержательном отношении медицинский критерий «психическое расстройство» представляет собой достаточно полиморф- ную совокупность клинических проявлений. Их тяжесть и

характер с точки зрения длительности и обратимости,

«

имеет принципиально важное значение для соблюдения правил производства предварительного следствия и для принятия обоснованных решений по уголовному делу.

Данное обстоятельство учитывается уголовно- процессуальным законодательством. В соответствии со ст.4 09 УПК РСФСР, в случае, когда лицо, после совер- шения им преступления заболело временным психическим расстройством, уголовное дело лишь приостанавливается

46

до выздоровления или такого улучшения

психического состояния лица, когда оно вновь может участвовать в производстве по уголовному делу, после чего оно подлежит возобновлению, если не истекли сроки давности.

Если заболевание является хроническим, то лицо подлежит освобождению от наказания.

Следовательно, действие ст.81 УК распространяется на психические расстройства, как временные, так и хронические, возникающие после совершения преступле- ния. Поэтому, при диагностике психических нарушений, возникающих после совершения преступления, эксперт должен оценить форму психической патологии, ее нозо- логическую принадлежность, а также варианты ее течения и исход. Важность точности такой квалификации психического состояния определяется необходимостью конкретных рекомендаций относительно мер медицинского характера и дальнейшей, после выздоровления, процес- суальной деятельности субъекта.

Между тем, формулировка юридического критерия пси- хического расстройства, призванная определять его глубину и тяжесть также представляется не слишком удачной - «…психическое расстройство лишающее его возможности осознавать фактический характер и обще- ственную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими…».

В рассматриваемом случае суть дела не в том, что психическое заболевание не позволяет лицу осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Раз данный субъект в момент совершения противоправного деяния был вменяем, то он не был лишен указанных способ-

47

ностей. Однако возникшее после совершения

преступления лишает его способности к моменту произ- водства по делу осознавать фактический характер своих действий или руководить ими, делают невозможным на- значение или исполнение наказания за содеянное.

В соответствии со статьей 97 УК РФ к лицам, совер- шившим преступления и заболевшим после этого психиче- скими расстройствами, делающими невозможным назначение или исполнение наказания, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного сущест- венного вреда либо с опасностью для себя или -для других лиц.

Юридическими и медицинскими основаниями, критериями для применения в этих случаях принудительных мер медицинского характера являются:

1) наличие достаточных доказательств того, что именно это лицо совершило преступление, будучи вменяемым; 2) 3) наличие медицинских показаний (данных) о том, что это лицо после совершения преступления, к моменту производства по уголовному делу заболело психическим расстройством; 4) 5) наличие критериев, признаков того, что обнаруженное психическое расстройство, лишает лицо возможности (способности) к моменту и в ходе производства по делу отдавать себе отчет о всех своих действиях или руководить ими (п. 2 ст. 79, п. 4 ст. 409 УПК РСФСР); 6) 7) наличие клинических показаний того, что диаг- ностированное психическое расстройство делает 8)

48

невозможным назначение или

исполнение уголовного наказания; 5) наличие фактических данных и медицинских показаний о том, что выявленное психическое расстройство связано с возможностью причинения этим лицом иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. При наличии в деле перечисленных оснований, суд, признав доказанным, что это лицо совершило преступление и после этого заболело психическим расстройством, лишающим его возможности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими, а также делающим невозможным назначение или исполнение наказания, выносит определение об освобождении этого лица от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера с указанием, какой именно, либо о прекращении уголовного дела и о неприменении таких мер в случаях, когда лицо, по характеру совершенного им деяния и своему психическому состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительных мерах медицинского характера.

Признав, что психическое расстройство лица, совер- шившего преступление, не устраняет применение к нему мер наказания, суд своим определением возвращает уго- ловное дело для производства дополнительного рассле- дования и дальнейшего направления дела в общем поряд- ке .

В случае, когда суд признает, что участие данного лица в совершении преступления не доказано, он выно- сит определение о прекращении дела по установленному им основанию вне зависимости от наличия и характера

49

заболевания(психического расстройства) лица, сообщая об этом органу здравоохранения (ст. 410 УПК РСФСР),

Как видно, к лицу, совершившему преступление, у которого после его совершения наступила психическое расстройство, делающее невозможным назначение или ис- полнение наказания, применяются такие же принудитель- ные меры медицинского характера, как к невменяемому.

По уголовному закону принудительные меры медицинского характера являются разновидностью мер государ- ственного принуждения. Однако они не преследуют цели оказания исправительного воздействия на личность, их назначение диктуется исключительно медицинскими пока- заниями купировать (прервать) расстройство психики и агрессивное поведение субъекта своевременным и эффек- тивным принудительным лечением. Целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение указанных лиц, улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими но- вых деяний, предусмотренных уголовным законом (специ- альная превенция). Принудительные меры медицинского характера не выражают отрицательной оценки деяния и личности от имени государства, хотя их применение влечет ограничение свободы и прав лица, в отношении которого они назначены. Прежде всего, это выражается в том, что лицам, совершившим преступление, и после этого заболевшим психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания, по- мещаются принудительно в лечебное медицинское учреж- дение без их согласия и без согласия их законных представителей. Им запрещается самовольно уходить из лечебного психиатрического учреждения, а в случаях,

50

отягченных психическим расстройством, - покидать палату или процедурный кабинет, им могут быть запре- щены свидания и т. п. По решению лечащего врача, за- ведующего отделением или главного врача лечебного психиатрического отделения они могут быть ограничены в использовании некоторых субъективных прав, если их реализация затрудняет процесс лечения или создает уг- розу безопасности для него самого или для других лиц.1

1 ‘ См.: Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для ВУЗов. - М.: ЮНИТИ - ДАНА, Закон и право, 1999. С.393.

51 § 3. ПРОЦЕССУАЛЬНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС НЕВМЕНЯЕМЫХ И ЛИЦ, ЗАБОЛЕВШИХ ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕ- СТУПЛЕНИЯ .

Уголовно-процессуальный статус представляет собой систему взаимосвязанных процессуальных средств, обеспечивающих активное участие лица в уголовно-процессуальной деятельности, эффективную защиту его прав и законных ин- тересов, решение задач уголовного судопроизводства.1

Специфика процессуально-правового статуса указанных субъектов заключается в том, что с момента установления у лице., совершившего общественно опасное деяние психическо- го расстройства, исключающего возможность привлечения его к уголовной ответственности и применения наказания, оно не может занимать процессуальное положение подозреваемого и обвиняемого. Однако в этой связи встает вопрос, если лицо совершило запрещенное нормами уголовного закона про- тивоправное деяние, в отношении него возбуждено уголовное дело и ведется расследование, но при этом оно не является ни подозреваемым, ни обвиняемым, то кем же должен име- новаться этот участник процесса? Каково его процессуальное положение в сфере судопроизводства?

Действующий УПК недостаточно полно и четко разрешает вопросы, связанные с правовым положением невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления. В уголовном судопроизводстве ни одна его норма не включает таких лиц в число самостоятельных участников уголовного процесса, оставив тем самым вопрос о и>: правовом статусе открытым.

’ См.: Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Дисс.канд.юрид.наук. Саратов. 1987.С. 108.

52

Проблема процессуального положения указанных лиц об- суждалась в юридической литературе и на этот счет сущест- вуют различные точки зрения.

По мнению М.С. Строговича, лицо, в отношении которого ведется предварительное следствие в порядке, предусмот- ренном ст. 404 УПК РСФСР, не может быть наделено процес- суальными правами.1

Учитывая, что процессуальные интересы сторон объекти- вируются в правах и обязанностях участников процесса, то аналогичной точки зрения придерживается Р.Н. Гукасян, ко- торый пишет, что « если исходить из того, что вне сознания интересы не существуют, то придется признать, что ма- лолетние, а также лица с нарушенной психикой интересов не имеют».2

Э.Ф. Куцова высказала суждение, что в случае допроса такого лица оно может занимать процессуальное положение свидетеля.3

Среди процессуалистов существует и такая точка зрения, что если психическое состояние лица не устраняет его участия в производстве по делу, то оно на предварительном следствии наделяется правами обвиняемого, а в суде праьами подсудимого.4

Утверждение, что невменяемые и лица, заболевшие психи- ческим расстройством после совершения преступления, не имеют никаких интересов в процессе производства по уго- ловному делу и не могут пользоваться никакими правами,

’ См.: (трогович М.С. Курс советского уголовного процесса.1958. С.471.

2 См.: Гукасян Р.Н. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов. 1970. С. 12.

3 См.: Куцова Э.Ф. Расширять процессуальные права свидетеля. Советская юстиция. 1965.№ 22.(Г. 13.

4 См.: Хомовский Л.Л. Производство по применению принудительных мер медицинского характера: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1967.С.14; Улицкий С.Я. Проблемы принудительных мер медицинского характера. Владивосток. С. 19; Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера. М. 1976. С.35; Овчиннико ва А.П. Сущность и назначение принудительных мер медицинского характера. М. 1977.С.27.

53

очеьидно, исходит из убеждения, что психическое расстрой- стве» во всех случаях исключает уголовно-процессуальную дееспособность. Между тем уголовно-процессуальный закон не исключает участия лица в производстве следственных действий и в судебном заседании, если этому не препятст- вует характер его психического расстройства (ч.4 ст. 4 04 и ч. 2 .ст.407 УПК). Поэтому в тех случаях, когда указан- ные лица принимают участие в следственных и судебных дей- ствиях, они должны обладать определенным правовым стату- сом, то есть должны быть наделены процессуальными правами и обязанностями.

Недееспособность лица, признанного в отношении рас- следуемого общественно опасного деяния невменяемым, явле- ние не постоянное. Невменяемость не всегда исключает уго- ловно-процессуальную дееспособность. Глубокое психическое расстройство в момент совершения общественно опасного деякия в силу ряда причин (кратковременность болезни, че- редование болезненных приступов с ремиссиями и проч.) мо- жет уже через несколько дней значительно смягчиться или исчезнуть совсем, так что лицо, невменяемое в отношении инкриминируемого деяния, оказывается способным участвовать в производстве по делу.1

На наш взгляд, нельзя также согласиться с мнением Р.Н. Гукасяна о том, что лица с нарушенной психикой не имеют никаких интересов в процессе производства по уголовному делу.

Объективность процессуального интереса заключается не в тэм, что будучи объективным проявлением общественных

1 См.: Шишков С.Н. Психические расстройства как обстоятельства подлежащие доказыванию. В кн.: Суд и применение закона. М.1982.С 143.

54

отношений, он защищается государством вне и независимо от сознания субъекта.1

13 праве отражаются не только объективные, но и субъ- ективные аспекты интереса, когда он не осознается рас- сматриваемыми лицами. Однако его способны осознавать дру- гие, в частности, их законные представители и защитники, которые и являются официальными носителями и хранителями интересов таких лиц. В этом случае интересы не находятся вне человеческого сознания.2 Поэтому лица, страдающие психическим расстройством, все же имеют процессуальные интересы и как полноправные участники уголовного судопро- изводства должны пользоваться для их защиты процессуаль- ными: правами.

На наш взгляд, нельзя также согласиться с мнением Э.Ф. Куцовой о том, что невменяемые и лица, заболевшие психическим расстройством после совершения преступления, могут допрашиваться в качестве свидетелей. Свидетелями по уголовно-процессуальному законодательству признаются лица, которым могут быть известны какие-либо сведения о со- вершенном общественно опасном деянии, но к нему не прича- стны.

Думается, что с позицией других авторов о возможном наделении психически больных лиц правами обвиняемого можно согласиться. Эти права в значительной степени совпадают по своему характеру с правами обвиняемого, но полностью им не идентичны. Лицо, страдающее психическим расстройством, совершает общественно опасное деяние, освобождаемся от уголовной ответственности, ему не предъявляет-

’ См.: Керимов Д.А, Философские проблемы права. М. 1972. С.131.

2 См.: Колмаков П.А, Законные интересы лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицинско- го характера.// Осуществление правосудия по уголовным делам. Калининград. 1987. С.68-72.

55

ся обвинение в совершении преступления. Его права могут соответствовать правам обвиняемого, но это правг. именно того лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера. Указанное лицо - не подозреваемый, не обвиняемый, не под- судимый, а самостоятельный участник уголовного судопроиз- водства.

Тем ? не менее в результате неопределенного процессу- ального положения невменяемых и лиц, заболевших психиче- ским расстройством после совершения преступления, дейст- вующее уголовно-процессуальное законодательство ставит решение вопроса о том, предъявлять или не предъявлять об- винение лицу, вменяемость (дееспособность) которого вызы- вает сомнение, в зависимость от усмотрения следователя.

Судебная практика свидетельствует о том, что даже при обоснованном сомнении в психическом состоянии лица, сле- дователь предъявляет обвинение. По данным П.А. Колмакова, в lb % уголовных дел о применении принудительных мер ме- дицинского характера выносились постановления о привлече- нии психически больных лиц в качестве обвиняемых.1 Иссле- дования В. В. Радаева показали, что лишь в 5 % случаев экспертные исследования производились в отношении подоз- реваемых, в остальных случаях до назначения и проведения экспертизы лицу предъявлялось обвинение.2 Аналогичные ре- зультаты получены В. И. Никандровым, который указывает, что в 75 % дел рассматриваемой категории психически не-

’ См.: Колмаков П.А. О совершенствовании законодательства по применению принудительных мер медицин- ского характера // Вестник Ленингр.ун-та. Серия История КПСС, научный коммунизм, философия, право. Выпуск 1. С. 79-83.

2 См.: Fanaee В.В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостаткши. Волго- град. 1<>87. С.27.

56

полноценные лица были привлечены в качестве обвиняемых.1 Выборочное изучение 100 уголовных дел, проведенное нами спустя 10 лет, подтверждает, что такая негативная практика сохранилась до сих пор. Почти по 80 % дел этой категории следователи выносили постановления о привлечении не- вменяемых в качестве обвиняемых и объявляли эти решения их защитникам.

При этом ни один из присутствующих адвокатов не заявил следователю ходатайства о том, что такое решение по делу является незаконным.

Так, по делу Пересядько Д.В., признанному невменяемым в отношении совершенных им деяний, предусмотренных ст.105 ч.2 п. «д» УК РФ, в связи с обнаруженным у него хрониче- ским психическим расстройством, следователь в присутствии защитника предъявил ему обвинение после получения заклю- чения судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости. 2

X сожалению, некоторые авторы дезориентируют практику.

Так, Дремина Н.А. высказала рекомендацию о том, что любое сомнение во вменяемости лица не должно служить пре- пятствием для предъявления последнему обвинения.3

На наш взгляд, предъявление обвинения лицам, страдающих психическим расстройством, - грубое нарушение закона, праь и законных интересов этих лиц.

Михеев Р. И. считает недопустимой даже практику при- влечения лица в качестве обвиняемого до установления его

1 См.: Никандров В.И. Производство по применению принудительных мер медицинского характера// Сов.государство и право. 1989. № 12. С.71-72.

2 См.: Архив Мосгорсуда. Дело № 2-570/98.

3 См.: Дремина Н.А. Проблемы профессиональной защиты по делам о применении принудительных мер меди цинского характера. Автореф.дис.насоиск.уч.степени канд.юрид.наук. Харьков. 1991. С.20.

57

вменяемости, то есть до проведения судебно-психиатрической экспертизы.1 Аналогичную позицию занимают Л.М. Карнеева и А.А. Чувилев, которые справедливо замечают, что если возникает сомнение во вменяемости лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, необходимо провести экспертное исследование. Отступление от этого правила приводит к необоснованному привлечению в качестве обвиняемого.2

Вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого будет обоснованным лишь тогда, когда судебно- психиатрическая экспертиза даст заключение о вменяемости лице, на момент совершения общественно опасного деяния при условии, если с этим заключением согласится следователь. В этом случае производство по уголовному делу возобновля- ете;. и ведется в обычном порядке.

На наш взгляд, при явных признаках психического рас- стройства у лица, по поводу действий которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование, следователь не может и не должен привлечь его в качестве обвиняемого и предъявить обвинение. Нельзя ставить в положение обвиняе- мого лицо, которое по имеющимся у следователя данным, не- виновно ввиду невменяемости или заболело психическим рас- стройством после совершения преступления. Предъявление обвинения такому лицу иногда просто невозможно из-за его болезненного состояния психики. Очевидно, сначала нужно направить такое лицо на экспертизу, а потом уже с учетом ее результатов привлекать его в качестве обвиняемого.

1 См.: Михеев Р.И. Основы учения о невменяемости. -С.51-52.

2 См.: Карнеева Л.М., Чувилев А.А. Обеспечение законности и обоснованности привлечения в качестве обви- няемогхМ. 1976.С.24.

58

Статья 404 УПК допускает направление лица на судебно- психиатрическую экспертизу при наличии достаточных данных, что именно это лицо совершило общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведемся расследование. Как видно, закон не называет упомянутое лицо ни обвиняемым, ни подозреваемым.

В целях укрепления правового статуса невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, целесообразно указать в законе на необ- ходимость принятия процессуального акта, который конста- тировал бы привлечение рассматриваемых лиц в качестве участников уголовного процесса. Таким актом, на наш взгляд, должно быть постановление, удостоверяющее наличие уголовно-процессуального отношения между указанными субъ- ектг.ми и органом предварительного следствия.

Статья 551 Модельного УПК государств-участников СНГ предусматривает вынесение следователем, прокурором поста- новления о возбуждении производства по применению прину- дительных мер медицинского характера. Крайне желательно, чтоб>ы такое положение нашло свое закрепление в действую- щем УПК РСФСР и в проекте УПК РФ. Но, к сожалению,, в ука- занной норме не установлен момент вынесения соответствую- щего постановления, не определены его структура и содер- жанке .

По мнению П.А. Колмакова, основанием признания и допуска данного лица в качестве участника уголовного процесса может служить только правоприменительный акт, вынесенный компетентным органом после установления заключением судебно-психиатрической экспертизы факта психического

59

расстройства лица, совершившего общественно опасное деяние .1

Думается, что с данной точкой зрения нельзя согласиться, поскольку факт психического расстройства может быть установлен еще задолго до получения заключения су-дебко- психиатрической экспертизы.

В практике нередко возникает ситуация, когда следователь на первоначальном этапе расследования уголовного дела располагает сведениями, дающими основание полагать, что лицо будет признано невменяемым (применение к лицу ране.е принудительных мер медицинского характера, признание лица недееспособным по решению суда, наличие расстройства психической деятельности, повлекшего установление инвалидности и т.п.).

Как показывает практика, в большинстве случаев результаты проведения судебно-психиатрической экспертизы следователь оценивает на этапе окончания предварительного следствия, а это означает, что психически неполноценным лицс.м предъявляется обвинение в совершении преступления, применяются меры пресечения в то время как законные пред- ставители и защитник не могут оказать своевременную помощь по защите их прав и законных интересов.

На наш взгляд, в целях обеспечения законности, пре- дотвращения нарушения прав, личных и имущественных инте- ресов субъектов, страдающих психическим расстройством, в случаях сомнения в их психическом состоянии в момент со- вершения общественно опасного деяния или после его совер- шения, следователь должен вынести постановление о возбуж- дении производства по применению принудительных мер меди-

1 См.: Колмаков П.А. Правовое положение лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицин- ского характера // Правоведение. 1988. №6. С.64.

60

цинского характера, не дожидаясь результатов судебно- психиатрической экспертизы.

Постановление о возбуждении производства по применению принудительных мер медицинского характера должно вы- носиться органом предварительного следствия при наличии следующих уголовно-процессуальных оснований: доказанность самого события общественно опасного деяния и соответствие образующих его фактических обстоятельств признакам кон- кретного состава преступления (п. 1 ст. 404 УПК РСФСР); совершение общественно опасного деяния данным лицом (п. 2 ст. 404 УПК РСФСР); в случаях сомнения следователя в пси- хической полноценности лица, установления факта наличия психического расстройства в прошлом, в момент совершения общественно опасного деяния и после него.

Хак и большинство процессуальных документов, такое постановление должно состоять из вводной, описательной и резолютивной частей. Вводная часть, как обычно, должна содержать ответы на вопросы: кем, в отношении ксго и по какому делу выносится постановление. Описательная часть должна включать формулировку фактических обстоятельств совершения общественно опасного деяния. Здесь необходимо отразить время и место совершения общественно опасного деякия, психическое состояние лица на момент его соверше- ния и ко времени расследования по уголовному делу,, а также другие обстоятельства установленные материалами дела. В резолютивной части формулируется решение органа предварительного следствия об уголовно-правовой квалификации общественно опасного деяния и о признании лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, участником процесса.

61

Законодатель для характеристики участников уголовного судопроизводства по делам данной категории пользуется различной терминологией: лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости (ст. 4 03, 4 05 УПК); лицо, заболевшее после совершения преступления пси- хическим расстройством; невменяемые; лицо, о котором рас- сматривается дело (ст. 4 07 УПК).

По этому вопросу в юридической литературе встречаются различные мнения.

Так, П.А. Колмаков предлагает именовать указанного субъекта «лицом, нуждающимся в применении принудительных мер медицинского характера».1

?омазин С. и Михайлова Т. считают, что для обозначения процессуального положения этих лиц следует применять наименование «лицо, в отношении которого решается вопрос

0 применении к нему принудительных мер медицинского ха рактера» .2

Хальницкий В. В. и Николюк В. В. предпочли несколько иную редакцию - «лицо, в отношении которого ведемся про- изводство по применению принудительных мер медицинского характера».3

Лцкевич А. Г. высказывает мнение о том, что зозможно иное: решение этого вопроса. Автор предлагает вместо понятия «лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости», ввести другое - «лицо, признанное невменяемым в отношении расследуемого общественно опасного деяния», аргументируя свою позицию тем, что признание

1 См.: Колмаков П.А. Правовое положение лица, нуждающегося в применении принудительных пер медицин ского характера // Правоведение. 1988. № 6. С.65.

2 См.: Ромазин С, Михайлова Т. Судебное рассмотрение дел по применению принудительных мер медицинско го характера. Советская юстиция. 1985. № 1. С. 13.

3 См.: Кальницкий В.В., Николюк В.В. Уголовно-процессуальная деятельность по применению принудитель ных меэ медицинского характера. Омск. 1990. С. 12.

62

на предварительном следствии лица невменяемым не является окончательным.1

Формулировка, предложенная П.А. Колмаковым, хотя и отличается от тех, которые используются в законе, но представляется нам явно неудачной. Выяснение вопроса нуж- дается ли лицо в принудительном лечении, - одна из задач предварительного следствия и суда. Окончательный же ответ о нбюбходимости применения принудительных мер медицинского характера дает только суд.

Наименование субъекта лицом, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, не является корректным, так как оно не от- ражг.ет весьма существенного момента, состоящего в том, что в отношении лица ведется предварительное следствие и суд€;бное разбирательство, что оно является субъектом осо- бого производства, в процессе которого решается не один вопрос о применении принудительного лечения, а группа во- просов .

Поэтому наибольшего предпочтения заслуживает формулировка, данная Кальницким В.В. и Николюком В.В., в которой наш:г:а отражение специфика процессуального положения субъекте., в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера. К тому же данная формулировка не противоречит наименованию по- становления о возбуждении производства по применению при- нудительных мер медицинского характера, предусмотренного ст. 551 Модельного УПК государств-участников СНГ, что не

1 См.: Яцкевич Л.Г. Процессуальное положение лиц, участвующих в производстве по применению принуди- тельны ч мер медицинского характера. Дисс. … на соискание ученой степени кандидата юрид. наук, М. 1992.С38.

63

требует вынесения отдельного постановления о признании лице. самостоятельным участником уголовного процесса.

Если психическое состояние лица не лишает его возможности участвовать в производстве следственных действий, следователь знакомит его с постановлением о возбуждении производства по применению принудительных мер медицинского характера и о признании его субъектом, в отношении ко- торого ведется указанное производство, и разъясняет, в чем смысл такого признания. Выполнение этих действий должно удостоверяться подписями указанного лица и следователя . •

При производстве указанных действий следователь обязан также разъяснить данному участнику процесса е:го права и обязанности, о чем в постановлении должна быть сделана отметка, удостоверяемая подписью лица.

О момента вынесения рассмотренного постановления в соответствии со ст.405 УПК целесообразно допускать к уча- стию в деле защитника, а также законного представителя этого лица, которые должны быть ознакомлены с постановле- нием.

Если в силу психического состояния лица производство следственных действий с его участием невозможно, то по- становление должно объявляться защитнику и законному представителю с обязательным разъяснением им собственных праь, а также прав лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера.

Появление нового участника процесса автоматически предполагает возможность пользоваться соответствующими

64

субъективными правами и личными свободами, гарантирован- ным!’: законом.

К сожалению, в УПК РСФСР нет специальной статьи, в которой бы закрепились процессуальные права именно этих лиц как самостоятельных участников уголовного процесса.

В юридической литературе перечень прав, которыми должно обладать лицо, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, предложен П.А. Колмаковым1 и А. М. Лариным.2

Сформулированный ими перечень прав во многом совпадает с: правами обвиняемого, указанными в ст.4 6 УПК. Отличие состоит лишь в том, что лицо, о котором идет ре:чь, как справедливо отмечает П. А. Колмаков, не может обладать праьом знать, в чем он обвиняется и давать по существу предъявленного обвинения свои объяснения.3

Вместо права обвиняемого знать, в чем он обвиняется и давг.ть по существу предъявленного обвинения свои объясне- ния, по мнению П.А. Колмакова и A.M. Ларина, невменяемый должен быть наделен правом знать, в связи с чем к нему могут быть применены принудительные меры медицинского ха- рактера.

В связи с тем, что в действующем УПК нет специальной статьи, в которой бы закрепились процессуальные права не- вменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством по- сле совершения преступления, конечно, можно руководство- ваться положением, закрепленным в ст. 4 03 УПК (порядок судопроизводства по применению принудительных мер меди-

1 См.: Колмаков П.А. Процессуальное положение лица, нуждающегося в применении принудительных мер ме дицинского характера. Автореф.канд.дис. Л., 1985. С. 17.

2 См.: Ларин A.M. Производство по делам о применении принудительных мер медицинского характера. В кн.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. М., 19$9. С.636.

3 См.: Колмаков П.А. Права и обязанности лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицин ского характера. // Правоведение. 1985. № 3. С 89-93.

65

цинского характера определяется общими правилами настоя- щего» Кодекса), и распространять на этих лиц процессуаль- ный статус подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Эти праЕ.а в значительной степени совпадают по своему характе- ру с правами обвиняемого, но им не идентичны.

Процессуальное положение лица, в отношении которого ведб^тся производство по применению принудительных мер ме- дицинского характера, должно быть законодательно закреп- лено в специальной статье гл. 3 УПК «Участники процесса, их права и обязанности» и в гл. 33 УПК «Производство по применению принудительных мер медицинского характера».

13 отличие от действующего законодательства, в статье 500 Проекта УПК РФ предусмотрены права лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера.

В зависимости от степени и характера заболевания оно впрг.ве: знать, совершение какого общественно опасного деякия ему вменяется; иметь защитника; давать объяснения; представлять доказательства; с разрешения следователя участвовать в производстве следственных действий; знако- миться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и вносить замечания относительно полноты и правильности записей в них; заявлять ходатайства и отводы; по окончании производства по делу знакомиться со всеми материалами уголовного дела и делать любые выписки без ограничения их объема; получать копии постановлений о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера; принимать участие в судебном раз- бирс.тельстве; в исследовании доказательств; знакомиться с протоколом судебного заседания и делать замечания.

66

В тесной связи с вопросом о процессуальном статусе лице., в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, находится ьопрос о правомерности применения мер пресечения.

В юридической литературе на этот счет существуют различные точки зрения.

В связи с тем, что правила производства предварительного следствия и судебного разбирательства по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, не содержат каких-либо изъятий, касающихся оснований и порядка применения мер пресечения (гл. 33 УПК), некоторые ученые полагают, что приме-ненке указанных мер к лицам, страдающим психическим рас- стройством, происходит по общим требованиям УПК.1

’.?яд других процессуалистов считает, что мера пресечения к этим специфическим субъектам уголовного судопроиз- водства’ не может быть применена, а если была избрана, то подлежит отмене.2

На наш взгляд, вторая из приведенных точек зрения представляется более предпочтительной.

Избрание меры пресечения в отношении лиц, чье психическое состояние в момент совершения общественно опасного деякия и после него вызывает сомнение (обоснованное, под- твержденное соответствующими документами) - грубое нару- шение закона, ведь такие лица не могут быть признаны об- виняемыми (подозреваемыми) в совершении преступления.

’ См.: Сергеев А.И. В кн.: Вопросы организации и проведения судебно-психиатрической экспертизы в уголов- ном процессе. М. 1973. С. 91-92; Советский уголовный процесс. Под. ред СВ. Бородина. М.1982. С. 497-498; Радаев В.В. Расследование преступлений, совершаемых лицами с психическими недостатками. Волгоград. 1987. С.28-30. 2 См.: Элькинд П.С. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых. М. 1959, С. 51.

67

С другой стороны, такими лицами совершаются общест-венко опасные деяния, подпадающие под признаки определенной статьи Уголовного кодекса, и ими причиняется, по существу, такой же вред, что и преступлением. Лица с расстроенной психикой могут совершать те же действия, для пресечения которых в отношении обвиняемых (подозреваемых) в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством предусматривается временное ограничение или лишение свободы.

В этой связи, на наш взгляд, необходимо дополнить УПК нормами, прямо предусматривающими основания и порядок применения соответствующих мер к лицам, в отношении кото- рых ведётся производство по применению принудительных мер медицинского характера. Причем эти нормы следует поместить в гл. 33 УПК «Производство по применению принудительных мер медицинского характера».

Для обеспечения нормального хода расследования, прав и законных интересов лиц, страдающих психическим расстрой- ством, к ним должны быть применены особые меры, ограничи- вающие свободу их передвижения и создающие препятствия для того, чтобы они помешали установлению истины по делу, совершили новые общественно опасные деяния, скрылись от оргс.нов предварительного следствия и суда.

В связи с этим нельзя согласиться с позицией А.И. Га- лагс.на, что «эти меры по своей сущности ничем не отлича- ются: от мер пресечения, которые в установленных законом случ.аях применяются к психически здоровому обвиняемому (подозреваемому), и нет необходимости подыскивачь какое либо иное наименование этих мер для рассматриваемой си-

68

туации, так как термин «пресечение» отражает сущность этих мер».1

Все же формулировка «меры пресечения» для лиц с рас- строенной психикой неприемлима. Безусловно, такие лица могут совершить новое общественно опасное деяние, скрыться от органов следствия и суда, помешать установлению истины, но они совершают эти действия, в отличие от обвиняемого (подозреваемого), не умышленно, а в силу своего болезненного состояния.

Как видно, на практике существует необходимость в применении мер, ограничивающих права и свободу лиц, в от- ношении которых ведется производство по применению прину- дительных мер медицинского характера.

Приведенное нами исследование показало, что к лицу, признаваемому невменяемым в отношении расследуемого обще- ственно опасного деяния, обычно применяется мера пресече- ния в виде содержания под стражей, что неприемлимо по де- лам данной категории. Из всего числа изученных нами уго- ловных дел, такая мера пресечения избиралась в 98% случаях .

Избрание именно этой меры пресечения обусловлено прежде всего тем, что она, по мнению следователей, наиболее эффективно гарантирует достижение поставленных целей.’”

Безусловно, полностью отказаться от случаев предвари- тельного заключения под стражу психически больных лиц нельзя. Избрание такой меры как заключение под стражу, содержание психически больных лиц в следственных изолято- рах, с режимом, рассчитанным на здоровых, является более

1 См.: Г алаган А.И. Особенности расследования органами внутренних дел общественно опасных деяний лиц, признашемых невменяемыми. Киев. 1986. С.45

2 Там »е.

69

чем негуманным, может неблагоприятно отразиться на психи- ческом состоянии лица/ совершившего общественно опасное деякие, затруднит оказание ему необходимой медицинской помощи со стороны врачей-психиатров и создаст неудобства как для этого лица, так и для всех остальных.2 Поэтому при следственных изоляторах следует создать специальные палс.ты, где бы содержались лица, признанные невменяемыми или заболевшие психическим расстройством после совершения преступления.

Вряд ли целесообразно применение к ним таких мер пре- сечения как подписка о невыезде или залог. На наш взгляд, возможно лишь личное поручительство, так как при нем будет осуществляться должный контроль за поведением лица, при условии, что оно не представляет опасности как для себ^, так и для других лиц.

13 этой связи мы считаем, что ст. 557 Модельного УПК СНГ, вполне обоснованно предусматривает применение так называемых «мер безопасности» к лицам, совершившим обще- ственно опасные деяния в состоянии невменяемости:

L)передача больного под присмотр родственников, опекунов, попечителей с уведомлением органов здравоохранения; 2) помещение в психиатрический стационар. В целях обеспечения прав и законных интересов невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, крайне желательно, чтобы указанные меры нашли свое закрепление в проекте УПК РФ.

2 См.: Щерба СП. Ограничение возможности участия обвиняемого в доказывании и самостоятел >ном осущест- влении права на защиту в силу психических и физических недостатков. // Проблемы предварите.1 ьною следствия и дознания. Сборник научных трудов. -М.: ВНИИ МВД РФ, 1991. С.21-29.

70

Модельный кодекс указывает на возможность применения мер безопасности не с момента установления факта психического расстройства, а только после установления невменяемости и только к этой категории субъектов, оставляя открытым во- прос: о том, какие меры применяются к лицам, заболевшим психическим расстройством после совершения преступления.

На наш взгляд, указанные меры безопасности в зависимости от степени общественной опасности деяния и лица, его совершившего, а также с учетом его психического состояния могут применяться следователем после вынесения постановления о возбуждении производства по применению принудительных мер медицинского характера, а в исключи- тельных случаях после задержания лица, если уже к этому моменту следователь располагает информацией о нс.личии у задержанного психического заболевания, на срок до 10 су- ток.

При назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость помещения лица, стра- дающего психическим заболеванием, в медицинское психиат- рическое учреждение для выяснения его психического со- стояния и вменяемости.

Поскольку помещение лица в медицинское учреждение связано с серьезными ограничениями личной свободы граждан, было бы желательно поставить его под контроль суда. С эч?ой целью следовало бы предоставить право лицу, помещаемому в психиатрическое учреждение, его представителю и защитнику обжаловать в суд соответствующее постановление следователя, в том числе санкционированное прокурором.

Лицо, попадая в медицинское учреждение, подвергается ряду правоограничений.

71

На лиц, заключенных под стражу, распространяется за- конодательство о содержании под стражей,- они лишаются свободы передвижения, за ними осуществляется медицинское наблюдение. В отношении испытуемых, находящихся в состоя- нии острого психоза, чье поведение представляет опасность для них самих и окружающих, соответствующие нормативные акты о заключении под стражу допускают применение смири- тельных рубашек и наручников.

Переписка испытуемых полностью контролируется следо- вателем. Разрешение на свидание с другими лицами дает следователь. Все передачи и посылки подвергаются досмотру. Испытуемые имеют право на прогулку, предоставление которой, зависит от психического состояния подэкспертно- го.

В ГНЦ им. В.П. Сербского разрешены еженедельные передача: испытуемым весом до 5 кг. В этом отношении положение испытуемого значительно лучше, чем заключенного под стра- жу, который имеет право на получение передачи весом 5 ки- лограмм лишь один раз в месяц, при условии, если он не нарушает установленный в следственном изоляторе ре:жим.

Среди испытуемых немало психически больных, которые могут вести себя агрессивно, устраивать беспорядки, нападать на других и медперсонал. Согласно ст. 24 Правил содержания испытуемых в ГНЦ им. В. П. Сербского, санитары обязаны предотвращать и пресекать общественно опасные действия больных, «тщательно избегая при этом причинения… болу. и увечья».

72

.’Задача судебно-психиатрической экспертизы состоит не только в правильной диагностике, но и лечении психически больных лиц еще до завершения экспертного исследоЕ;ания.х

С одной стороны, эксперт-психиатр может правильно по- стаьить диагноз и дать заключение при условии, если он наблюдает естественное течение болезни, не искаженное в результате применения медикаментов. Но с другой стороны, у некоторых больных могут возникать тяжелые и частые эпи- лептические припадки, сумеречные состояния. Оставлять та- ких больных без помощи негуманно, бесчеловечно. Острые психозы или приступы не только сопровождаются тяжелыми стрс.даниями больных, могут привести еще к более серьезным расстройствам их психической деятельности, а иногда спо- собны вызвать даже летальный исход.

Лицо, совершившее общественно опасное деяние и помещенное в медицинское учреждение, пользуются в уголовном процессе гарантией самообвинения. Они не могут быть подвергнуты психическому воздействию посредством медикаментов или гипнотерапии с целью получить от них ка:<ие-либо сведения о совершенном противоправном деянии.2 Эта важная гарантия - элемент права лица, совершившего общественно опасное деяние, на защиту. Поэтому эксперты-психиатры не в коем случае не должны использовать препараты, которые действуют на психику испытуемого таким образом, что он начинает сообщать невыгодные для себя сведения, которые могут послужить основой для признания его психически здоровым и вменяемым. В связи с этим необходимо, чтобы эксперты в своем заключении в обязательном порядке описыва-

’ См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985. С. 171. 2 См.: Там же. С. 177.

73

ли, какие методы и препараты были использованы в ходе экспертного исследования.

В уголовно-процессуальном законодательстве следовало бы использовать рекомендации ООН, изложенные в Проекте Свода принципов и гарантий защиты прав психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи: запрещение превентивной изоляции больного; определение прав больного во время его нахождения в психиатрической больнице [в зависимости от его психического состояния); правило о выдаче лекг.рств только для лечения и недопустимости их использования для наказания больного или удобства медицинского персонала; регламентация прав защитника и законного представ ителя и др.1

Права на юридическую помощь, на общение и т. п. должны быть, им разъяснены и обеспечены. В УПК следует подробно указать на эти права и предусмотреть обязанность суда и других органов, ведущих процесс, проверять соблюдение этих прав и общепризнанных принципов и норм международно- го права.

Международный пакт о гражданских и политических правах запрещает всякое антигуманное и унизительное обращение с людьми. Декларация ООН о правах инвалидов и умственно отсталых лиц особо подчеркивает необходимость такого отношения к ним, которое основано на заботливом попечении и уважения их человеческого достоинства и помощи.2

1 См.: Стецовский Ю.И. история советских репрессий. - М.: Издательство «Знак - СП», 1997.- С.374.

2 См.: Щерба С.П.Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдаю щих ф1зическими и психическими недостатками: Автореф.докт.юрид.наук.М.1990.

74

ГЛАЕ1А 2. ОСНОВНЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ПРОИЗВОДСТВА ПО ЛЕЛЯМ НЕВМЕНЯЕМЫХ И ЛИЦ, ЗАБОЛЕВШИХ ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙ- СТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

3 1. ОБЯЗАТЕЛЬНОСТЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

Уголовно-процессуальное законодательство регламентирует порядок расследования преступлений, определяет общие условия производства предварительного следствия по уго- ловным делам, без соблюдения которых не могут быть успешно Е.ыполнены задачи уголовного судопроизводства.

Соблюдение общих условий производства по уголовным делс.м создает предпосылки полноты, всесторонности и объ- ективности предварительного следствия, способствует реа- лизации прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Общие условия предварительного следствия, по мнению В.И Никандрова,1 - это совокупность закрепленных в нормах праьа требований, которыми в целях успешного осуществления роли данной стадии в реализации задач уголовного су- допроизводства устанавливаются характерные для нее в целом особенности и гарантии реализации принципов и общих положений уголовного процесса.

На законодательном уровне общие условия - это система обязательных для исполнения процессуальных норм, которые устанавливают задачи судопроизводства, принципы и общие положения уголовного процесса, общие условия его само- стоятельных стадий, подследственность, особенности произ-

1 См.: Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовном про- цессе: Лвтореф.дисс.канд.юрид.наук. M.I973.C.3

75

водства по некоторым категориям уголовных дел, а также правовое положение субъектов уголовно-процессуальных от- ношений, правила проведения следственных действие и другие условия, обеспечивающие законность, демократизм и эф- фективность предварительного расследования.1

Судопроизводство по применению принудительных мер ме- дицинского характера в отношении невменяемых и лиц, у ко- торых психическое расстройство наступило после совершения преступления, производится по общим правилам УПК РСФСР с соблюдением особых требований и процедур, отражающих спе- цифику предварительного следствия, подготовительных дей- ствий к судебному заседанию, судебного разбирательства, обжалования и опротестования судебных решений, принимаемых по данной категории уголовных дел (ст. ст. 4 03-411 УПК РСФСР).

При общем росте в стране лиц, страдающих психическими заболеваниями, и числа совершаемых ими общественно опасных деяний, а также увеличении количества ошибок и недос- татков, допускаемых в досудебной стадии, возникает объек- тивная потребность совершенствовать уголовно- процессуальное законодательство и практику производства по делам этой категории.

Поскольку судопроизводство по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, имеет свои особенности и представляет значительную сложность, то здесь оказывается недостаточным быстро раскрыть и расследовать общественно опасное деяние, выявить лиц, его совершивших. Для успешного рас-

1 См.: Алексеева Л.Б. Теоретические вопросы системы уголовно-процессуального права: Авто- реф.дис,с…докт.юрид.наук.М.1975.С.10-11; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. M.197I.C.69

76

следования дел данной категории необходимо уменке найти подход к лицу, страдающему психическим расстройством, на- ладить с ним психологический контакт. Процессуальная дея- тельность по таким делам должна осуществляться ъ рамках специальных правил и процедур на педагогической и психо- логической основе, на тщательном и продуманном подходе к выполнению каждого процессуального действия.

В числе основных причин допущенных ошибок и процессуальных нарушений на предварительном следствии по делам данкой категории 4 0% опрошенных следователей органов внутренних дел назвали недостаточную профессиональную подготовку, а также отсутствие достаточного опыта работы.

Четверть опрошенных считает, что на качество предва- рительного следствия негативно сказывается отсутствие специализации по делам о применении принудительных мер медицинского характера. Не случайно только 12% из числа опрошенных следователей специализируются на расследовании дел о невменяемых и лиц, заболевших психическим расстрой- ством после совершения преступления, а более 40% признали, что они не владеют методикой расследования по делам данкой категории.

Трудности производства по делам этой категории состоят 13 выяснении значительного объема данных о личности: наличие психических недостатков, индивидуальных умственных и эмоционально-волевых особенностей, привычек и т.п. черт; решение вопроса о вменяемости-невменяемости субъекта; поведение до, после и в момент совершения общественно опасного деяния; способности самостоятельно осуществлять свое право на защиту, участвовать в производстве следст- венных действиях и др.

77

Поскольку речь идет о лицах с расстроенной психикой, с ограниченными способностями и возможностями, все произ- водство предварительного следствия по уголовному делу должно быть проникнуто сочувствием и милосердием, в полной мере гарантировать охрану прав и законных интересов таккх лиц.1

Очевидно, что роль нормативных предписаний об особенностях судопроизводства по делам о невменяемых и лицах, забелевших психическим расстройством после совершения преступления, исключительно велика. Они определяют не только специфику процессуальной деятельности по этой ка- тегории уголовных дел, но и выполняют организующие функции в следственной и судебной практике.

Суть особенностей судопроизводства по делам психически неполноценных лиц состоит в оптимальном регулировании условий и порядка расследования совершенных ими общест- венно опасных деяний, которые с одной стороны исключали бы всякие проявления субъективизма и произвола, а с другой обеспечивали бы быстрое, полное, всестороннее и объ- ективное исследование всех обстоятельств уголовного дела, усиливали бы гуманитарные и демократические начала уго- ловного судопроизводства, гарантировали бы охрану прав и законных интересов таких лиц.2

Особенности производства по данной категории уголовных дел определяются не только действием специальных уголовно- процессуальных норм, но и органов уполномоченных вести расследование общественно опасных деяний, совершенных лицами, которые в силу своего психического заболева-

’ См.: Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физиче< кими или психическими недостатками. М. 1975. С.207-208.

2 См.: Щерба СП. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдаю- щих фмическими или психическими недостатками: Автореф.дисс.докт.юрид.наук. М.1990.С.12-13.

78

ния не могут самостоятельно осуществлять свое граво на защиту.’

Действующее уголовно-процессуальное законодательство установило, что основной, наиболее оптимальной, формой расследования общественно опасных деяний невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, является предварительное следствие, а не дознание. Законодатель признал, что только эта форма производства по уголовному делу создает необходимые усло- вия для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств совершения общественно опасного деякия, в том числе для обеспечения охраны х:ичных и имущественных прав. Причем особенности лица, совершившего общественно опасное деяние, предопределяют основные черты этой стадии уголовного процесса.

Независимо от того к какой категории тяжести относится совершенное общественно опасное деяние, производство предварительного следствия обязательно по всем без исклю- чения делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления (ст. 4 04 УПК) .

Органы дознания осуществляют свою деятельность по делам это?: категории только в пределах полномочий, установлен- ных в статьях 118, 119 УПК.

Если расследование производится по возбужденному органом дознания уголовному делу, по которому обязательно предварительное следствие, то орган дознания производит неотложные следственные действия по установлению и за- креплению следов общественно опасного деяния, по выпол- нении которых, не ожидая указаний прокурора и окончания

79

срока дознания, обязан передать материалы уголовного дела следователю (ст.ст.119,121 УПК РСФСР). В компетенцию органа дознания по таким делам не входит обязанность установления обстоятельств, перечисленных в ст. 404 УПК РСФСР. Органы дознания не наделены полномочиями принимать процессуальные решения по делам этой категории и направлять их в суд для применения к лицу, совершившему общественно опасное деяние, принудительных мер медицинского характера.

В юридической литературе высказываются различные точки зрения на момент передачи материалов уголовного дела от дознавателя следователю для производства предварительного следствия. Одни авторы считают, что орган дознания должен посредством производства судебно-психиатрической экспертизы и получения заключения экспертов установить, что лицо совершило общественно опасное деяние в состоянии невменяемости либо заболело психическим расстройством после совершения преступления, и только после этого передать материалы уголовного дела следователю.х

Другие авторы утверждают, что орган дознания обязан передать по подследственности материалы уголовного дела следователю во всех случаях когда появляется необходимость решить вопрос о вменяемости лица в ходе проведения судебно-психиатрической экспертизы, при условии, что установлены достоверные сведения о наличии у лица признаков психического расстройства и достаточные данные о совершении общественно опасного деяния именно

’ См.: Хомовский А.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. М. 1974. С.30; Производство по применению принудительных мер медицинского характера к душевнобольным, Учебное пособи;. -Спб.: Издательство С- Петербургского университета. 1996. С.21.

80

этим лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело и производится дознание.2

Нам представляется этот вывод авторов наиболее обос- нованным.

Мы полагаем, что в случае сомнения в психической полноценности субъекта и обнаружения признаков психи- ческого расстройства посредством медицинских документов либо в ходе производства неотложных следственных действий, орган дознания должен направить материалы уголовного дела следователю на основании ст. ст. 119 и 12 6 УПК РСФСР; в соответствии с которыми, производство предварительного следствия обязательно по всем уголовным делам о преступлениях, совершенных лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

В случае сомнения в психической полноценности лица, выполнение такого следственного действия, как судебно- психиатрическая экспертиза, включающего в себя подготовку материалов для экспертного исследования, выбор вида судебно-психиатрической экспертизы, постановку вопросов и получение ответов, которые позволяют сделать вывод о том, с кем имеет дело следователь и суд, с преступником или лицом, совершившим общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, следует поручать именно следователю в рамках производства предварительного следствия по уголовному делу.

!5сли по каким-либо причинам, отмечает ВерхоЕНый Суд РФ, расследование по такому делу буде проведено органом

2 См.: Г алаган А.И. Особенности расследования органами внутренних дел общественно опасных деяний лиц, призна «аемых невменяемыми.Киев. 1986. С.9; Советский уголовный процесс. М, 1980. С.504; Ленский А.В., Якимопич Ю.К. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. - М.: Юристь, 1999. С.35.

SI

дознания, суд обязан возвратить его прокурору для про- изводства предварительного следствия. А в случае, когда по этому делу был вынесен приговор, он подлежи’:? отмене ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона.1

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. № 84 «О практике применения судами зако- нодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования»2, разъяснено, что дело подлежит возвращению для производства дополнительного расследования, если, в частности, допущено нарушение требований ст.126 УПК РСФСР, то есть вместо предва- рительного следствия проведено дознание, либо предвари- тельное расследование проведено лицом не уполномоченным на то законом.

Несмотря на это обязательное для исполнения разъяснение Пленума Верховного Суда РФ до сих пор имеет место практика, когда досудебное производство по применению принудительных мер медицинского характера проводится в форме дознания. Причем и здесь встречается разнобой в применении закона: часть дел возвращается прокурором для производства предварительного следствия, а другая часть необоснованно направляется в суд и по ним выносятся определения о применении принудительных мер медицинского характера.1

Между тем в этой ситуации суды в соответствии со ст. 232 УПК и постановлением Пленума Верховного Су,г;а РФ от

1 См.: Еюпросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР.,(1938 - 1978)., 980.C.41I

2 См.: Российская газета, 1999, 16 декабря.

82

31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» обязаны были вернуть дела для производства дополнитель- ного расследования постольку, поскольку нарушены требо- вания закона об их подследственности и производство по ним осуществлялось должностными лицами, не уполномочен- ными на проведение предварительного следствия.

13 случае принятия дела к производству суды должны были исключить из материалов доказательства по лризнаку их недопустимости, как полученные не надлежащим должностным лицом.

До сих пор в уголовно-процессуальном законодательстве и на практике не решен однозначно вопрос о выделении уголовных дел в отношении невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, в отдельное производство.

3 УПК РСФСР закреплены особые механизмы выделения уголовного дела в отдельное производство в отношении несовершеннолетних обвиняемых (ст. 396 УПК). Эти правила действительно учитывают все уголовно-правовые, уголовно- процессуальные, психологические и нравственные аспекты привлечения несовершеннолетних обвиняемых к уголовной ответственности и производства по их делам.

Что касается невменяемых, то следователь, орган дознания, прокурор при принятии решения о выделении в отдельное производство дел этой категории руководствуются общими правилами ст. 2 6 УПК РСФСР о том, что выделение дел допускается только в случаях, вызываемых необходимостью, если это не отразится на всесторонности,, полно-

1 См.: Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по применению принудительных мер медицинского харак- тера. - М.: Юрист. 1999. С.40.

83

те и объективности исследования и разрешения дела. С соблюдением этих условий по указанию прокурора из уго- ловного дела по обвинению лица или лиц в совершении не- скольких преступлений в отдельное производство для за- вершения расследования может быть выделено дело в отно- шении указанных лица или лиц о преступлении или престу- плениях при установлении по ним всех обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Поэтому неудивительно, что в следственной и судебной практике при выделении уголовных дел о невменяешых до- пускаются ошибки, различное понимание и применение за- кона, принимаются необоснованные решения.

Хак видно, правила, закрепленные в ст.2 6 УПК, регла- ментируют процедуру выделения уголовных дел в отношении взрослых, психически здоровых обвиняемых, совершивших преступление. Очевидно невменяемые, совершившие общест- венно опасные деяния, не являются подозреваемыми, обви- няемыми и подсудимыми, поэтому выделение их уголовных дел в самостоятельное производство должно, на наш взгляд, осуществляться по особым процедурам.

3 этой связи мы поддерживаем новеллы, созданные в проекте УПК РФ в части закрепления особых механизмов выделения уголовных дел в отношении невменяемых.

Предлагаем ст. 499 проекта изложить в следующей ре- дакции:

«Статья 4 99. Выделение уголовного дела

Ясли в ходе расследования будет установлено, что кто- либо из соучастников в момент совершения деянкя находился в состоянии невменяемости, то дело в отношении него выделяется в отдельное производство, о чем следо-

84

ватель, прокурор выносят постановление и одновременно возбуждает производство по применению принудительных мер медицинского характера».

Таким образом, расследование дел об общественно опасных деяниях невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, осуществля- ется в соответствии с общими и специфичными, обязательными для следователя требованиями, предъявляемыми уголовно- процессуальным законодательством.

Обязательное производство предварительного следствия обеспечивает полное, объективное и всестороннее исследо- вание всех обстоятельств дела, охрану прав и законных ин- тересов лиц, страдающих психическим расстройством, соблю- дение законности в сфере уголовного судопроизводства.

§ 2. ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УЧАСТИЕ ЗАЩИТНИКА ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

Конституция РФ (ст.48) декларирует положение о том, что « каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи». В случаях, предусмотренных законом «юридическая помощь оказывается бесплатно».

Право на защиту, принадлежащее лицу, в отношении которого осуществляется уголовное судопроизводство, является реальным средством ограждения личности от необоснованных стеснений и одновременно - необходимой гарантией справедливости принимаемого судом решения.1

’ См.: Дремина Н.И. Проблемы профессиональной защиты по делам о применении принудительных мер меди- цинского характера. Дисс. на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Одесса. Н’91. С.53.

85

Особенно важное значение приобретает обеспечение этого положения в уголовном судопроизводстве, и в частности по делам о невменяемых и лицах, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, так как в этих случаях речь идет о гражданах, которые в силу своего заболевания не могут сами осуществлять защиту своих прав и зс.конных интересов .

Они не могут надлежащим образом участвовать в выработке и принятии решений, затрагивающих их права и интересы, поэтому большую роль в реализации ими своего права на защиту должны играть квалифицированные адвокаты и законные представители этих лиц.

Поэтому для того, чтобы права этих лиц не были ущемлены, для того, чтобы создать им подлинное процессуальное равноправие наравне со здоровыми лицами, законодатель, исходя из гуманитарных и демократических принципов, пре- дусмотрел в уголовно-процессуальном законе случаи обяза- тельного участия защитника в уголовном судопроизводстве, моме^нт, с которого защитник допускается в производство по уголовному делу и последствия отказа от защитника, когда его участие обязательно.1

Если лицо обвиняется в совершении преступления, то деятельность защитника направлена на опровержение обвине- ния, установление всех обстоятельств, смягчающих его от- ветственность, на охрану чести, достоинства, жизни, здо- ровья, личной свободы и имущества от возможных посяга- тельств как со стороны органов, осуществляющих расследо- вание по уголовному делу, так и других участников процесса .

’ См.: ЩербаС.П. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдаю- щих фкзическими и психическими недостатками. Дисс.на соиск.уч.степени доктора юрид.наук.М.! 990.С, 148.

86

Деятельность защитника по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после созершения преступления, имеет свою специфику.

Люди с больной психикой не способны адекватно воспри- нимать действительность, не могут оценивать конкретную ситуацию в момент совершения общественно опасного деяния, не в состоянии осознавать фактический характер и об- щественную опасность своих действий (бездействия) и руко- водить ими. И как следствие этого такие лица признаются невменяемыми, им не предъявляется обвинение, в результате чего в .ходе производства по уголовному делу отсутствует такой участник процесса как обвиняемый.

13 связи с этим в юридической литературе высказана точка зрения, согласно которой, невменяемые в качестве обвиняемых не привлекаются, в совершении преступления не обвиняются и поэтому защищаться тут не от чего. Участие защитника по делам лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, вызвано не функцией за- щиты, а представительством. Представительство в этом слу- чае является не средством защиты, а самостоятельной дея- тельностью, направленной на оказание юридической помощи невменяемому в судопроизводстве.

Аргументируя эту позицию В.Д Адаменко пишет, что «без обвинения нет защиты, защита беспредметна при отсутствии обвинения».х

Поскольку по делам рассматриваемой категории не предъявляется обвинение лицу, в отношении которого рас- следуется уголовное дело, то отдельные процессуалисты

1 См.: Адаменко В.Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск.1983. С.23 -24

87

приходят к выводу, о том, что в данном случае «защита не защищает».1

Такое понимание защиты, является, на наш взгляд, глубоко ошибочным и узким. Право на защиту включает в себя не только возможность опровержения обвинения, установления смягчающих обстоятельств и т. п., но и доказывание защитником того, что в деле нет достаточных данных, ука- зывающих, что именно это лицо совершило общественно опас- ное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование, охрану чести, достоинства, жизни, здоровья, личной свободы и имущества от возможных по- сягательств со стороны следователя, суда, прокурора, а также других участников процесса.

Нельзя согласиться и с тем, что защита по делам о не- вменяемых и лицах, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, беспредметна. Рассмотрение предмета защиты по делам данной категории целесообразно в сопоставлении с предметом доказывания по уголовному делу.

Ломимо времени, места, способа и других обстоятельств совершения общественно опасного деяния, следователь должен доказать, что именно это, а не другое лицо совершило противоправное деяние. Опровержение выводов следователя относительно доказанности факта совершения подзащитным общественно опасного деяния может стать главной целью за- щиты.1

Поскольку признать лицо невменяемым и освободить от уголовной ответственности может только суд, защитник на предварительном следствии по делам о невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после созершения

1 См.: Советский уголовный процесс/ под ред. Алексеева НС, Лукашевича В.З. - М. 1989.С.424

88

преступления, может оспаривать законность и обоснованность выводов следователя по всем обстоятельствам, касающимся решения вопроса о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Причем несогласие защитника с позицией следователя мож€:т касаться вопросов установления и оценки психического состояния лица как в момент совершения противоправного деяния, так и после его совершения, а также необходимости применения в отношении лица принудительных мер меди- цинского характера.

Так,, основанием применения принудительных мер меди- цинского характера является общественная опасность лица, котсрая устанавливается в процессе расследования по уго- ловному делу, на основании данных, свидетельствующих о его психическом состоянии и возможности в связи с этим совершения им новых, опасных для себя и окружающих, дей- ствий.

Неустановление в деянии лица, признаков общественной опасности, не дает основания применения к нему принудительных мер медицинского характера. Если такое лицо по характеру заболевания нуждается в лечении, оно подлежат направлению в психиатрическую больницу по правилам недобровольной госпитализации, установленным Законом РФ от 2 июля 1992 года «О психиатрической помощи и гарантиях праь граждан при ее оказании».

Одинаково неправомерно применение принудительных мер медицинского характера к лицу, которое хотя и совершило общественно опасное деяние, но по своему психическому со- стоянию не способно причинить иной существенный вред. В

1 См.: Дремина Н.А. Проблемы профессиональной защиты по делам о применении принудительных мер меди- цинского характера. Дисс. на соискание ученой степени кандидата юрид. наук. Одесса. 1991 С. 7?.

89

этом случае уголовное дело подлежит прекращению. Материалы же в отношении больного лица могут быть переданы в местные органы здравоохранения для принятия мер к лечению на общих основаниях.

Вопросы о законности и обоснованности выводов предва- рительного следствия об общественной опасности деяния и лице, его совершившего, могут быть опровергнуты защитни- ком, что способствует не только предотвращению принятия необоснованного решения о применении принудительных мер медицинского характера, но и решения о применении предва- рительных мер безопасности (отдача под присмотр родствен- ников, опекунов и попечителей или помещение в психиатри- ческий стационар).

По делам лиц, совершивших преступление и заболевших временным психическим расстройством, решение вопроса об уголовной ответственности лишь отсрочивается, что не сни- мает с защитника обязанности использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выяснения об- стоятельств, опровергающих позицию обвинения, оправдываю- щих лицо, совершившее преступление или смягчающих его от- ветственность .

Следовательно, содержание защиты, как процессуальной функции, противостоящей обвинению, по делам данной кате- гории полностью сохраняется.

Хак ‘было уже отмечено выше, право на защиту зключает в се;бя защиту субъективных прав и законных интересов под- защитного .1

По делам рассматриваемой категории эта составная часть приобретает особое значение, поскольку психически

1 О содержании понятий субъективных прав и законных интересов обвиняемого см. подробнее: Матузов НИ. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. - Саратов. 1972.

90

неполноценные лица лишены способности и возможности в полкой мере осуществлять предоставленные им права,, совер- шенно необоснованно и незаконно они могут быть подвергнуты мерам принуждения и другим правоограничениям со стороны как следователя, так и органов здравоохранения.

В задачу адвоката входит обеспечение всех прав и законных интересов лица, даже если это непосредственно не связано со смягчением его ответственности.2

По делам о невменяемых и лицах, заболевших психическим расстройством после совершения преступления

уголовно-процессуальное законодательство (ст.405 УПК РСФСР) предусматривает обязательное участие защитника с момента установления факта душевного заболевания лица.

В юридической литературе нет единого мнения относительно того, что следует понимать под моментом установления факта душевного заболевания.

Так, Михайлова Т.А. считает, что « если даже в момент возбуждения уголовного дела имеются данные о душевной бо- лезни лица, совершившего общественно опасное деяние, сле- дователь должен принять меры к тому, чтобы в дело вступил защитник».1

Такое понимание формулировки закона соответствовало бы интересам психически больного лица, однако, закон пре- дусматривает допуск защитника с момента установления факта психического расстройства по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления. Получение следователем сведений о психиче- ском заболевании лица, совершившего общественно опасное деяние, на более раннем этапе расследования, если оно за-

2 См.: Захожий Л., Чугаев А. Гарантии прав невменяемых в судебном разбирательстве //Сов.юстшия. 1978.№3. С.23

91

держано в качестве подозреваемого или к нему применена мерс, пресечения в виде заключения под стражу до предъяв- ления обвинения, обязывает его допустить защитника с мо- мента объявления лицу протокола задержания или постанов- ления о предъявлении обвинения.

В процессуальной литературе высказана точка зрения, согласно которой допуск защитника по делам о невменяемых и лицах, заболевших психическим расстройством после со- вершения преступления, возможен только после проведения суде^бно-психиатрической экспертизы и получения заключения экспертов.х

Зависимость решения вопроса о допуске защитника от заключения судебно-психиатрической экспертизы нам пред- стаьляется необоснованной.

ЗЗо-первых, факт психического заболевания лица может быть установлен не только заключением экспертов, но и другими доказательствами по уголовному делу: заключением ВТЭК, справками психоневрологического диспансера и другими медицинскими документами. И в этом случае участие за- щитника в деле обязательно по основаниям, закрепленным в ст. 47, 4 9 УПК РСФСР.

Во-вторых, получение следователем заключения экспертов, как правило, происходит в конце предварительного следствия и приближает момент вступления защитника в производство по уголовному делу к моменту его окончания, что приводит к значительным ограничениям возможностей для защиты прав и законных интересов невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления .

1 См.: Михайлова Т.А.. Цит.раб. С.27

92

Допуск защитника после получения заключения судебно- психиатрической экспертизы делает невозможным его участие в решении вопросов, связанных с ее назначением.

Лицо, в отношении которого выносится постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы, чаще всего не знакомится с ним в силу своего психического состояния. В результате чего данное лицо лишено возможности пользо- ваться правами, предусмотренными ст.185 УПК РСФСР, поэтому защита его прав и законных интересов возможна только при участии защитника.

Таким образом, эффективность защиты психически непол- ноценных лиц требует допуска защитника к производству по уголовному делу до назначения судебно-психиатрической экспертизы. Такое решение не противоречит ст.405 УПК РСФСР, так как момент допуска защитника определяется в ней не в связи с установлением невменяемости, а в связи с установлением факта психического расстройства.

Но следователи откладывают решение вопроса о допуске защитника до получения заключения экспертов-психиатров. Это объясняется тем, что законодателем установлены раз- личные моменты допуска защитника по делам о невменяемых и лиц, страдающих психическими недостатками, не исключающих вменяемости.

Б связи с этим мы полностью разделяем позицию М.И Полшкова, который считает, что по всем делам с деянии лиц, страдающих психическим расстройством, целесообразно установить единый момент допуска защитника. Когда уста- новлено, что у лица имеются психические нарушения, но нельзя предугадать, как будет расследоваться уголовное

1 См.: балаган А.И. Особенности раследования органами внутренних дел общественно опасных деяний лиц, прична «аемых невменяемыми.Киев.С.53.

93

дело (по общим правилам или по правилам, установленным для производства по применению принудительных м€’р меди- цинского характера), необходимо создать условия для защиты таких лиц.1

С этой целью в уголовно-процессуальном законодательстве; должно быть отражено положение, согласно которому по делг.м о. деяниях лиц, имеющих психические недостатки, за- щитник допускается к участию в производстве по уголовному делу с момента получения сведений о наличии психического расстройства, но не позднее задержания лица, ареста или предъявления обвинения. Источниками таких сведений могут выступать показания лица, в отношении которого возбуждено yroj:oBHoe дело и проводится предварительное следствие, его близких родственников, справки медицинских учреждений и т. п.1

В соответствии с требованиями ст.47 УПК РСФСР лицо, совершившее общественно опасное деяние, может пригласить в качестве защитника адвоката, представителя профессио- нального союза или другой общественной организации. Если же защитник не был приглашен самим лицом, его законным представителем либо другими лицами по его поручению, то следователь обязан обеспечить участие в деле защитника.

Поскольку защита по делам этой категории имеет свою специфику, является чрезвычайно сложной, требует зысокого мастерства, опыта и знаний, то, очевидно, что следователь может помочь в выборе такого адвоката, который в состоянии профессионально осуществлять свои задачи. В этой связи мы поддерживаем положение Элькинд П.С. о том, что «ре-

1 См.: Полшков М.И. Осуществление защиты по делам лиц, страдающих физическими и психиче;кими недос- татками; Автореф. дисс.канд.юрид.наук. М. 1981.С. 14-15

1 См.: Радаев В.В. Типичные источники информации о психических недостатках обвиняемого // Уголовная от- ветственность и ее реализация - Куйбышев. 1985. С.169-174

94

алько осуществлять защиту лица с физическими и психиче- скими недостатками, может только достаточно квалифициро- ванный Юрист».2

Именно поэтому при назначении защитника через коллегию адвокатов целесообразно сообщить заведующему юридической консультацией о том, что лицо, чьи права и интересы необходимо защищать, страдает психическим расстройством, и ч:?о по уголовному делу необходимо участие опытного ад- вокг.та. В целях дальнейшего повышения эффективности защи- ты и оказания помощи психически неполноценным лицам, Щерба СП. внес обоснованное предложение о выделении в крупных’ (районных, городских, областных) юридических консультациях высококвалифицированных адвокатов, которые будут специализироваться на осуществлении защиты по делам рассматриваемой категории.1 Законодательный опыт решения этой проблемы в настоящее время имеется в ФРГ. В Германии есть адвокаты, которые специализируются на защите лиц с неполноценными умственными способностями. 2

Л. С. Кобликов ставит вопрос о более широком привлечении представителей общественных организаций в качестве защитников по таким делам.3 Однако в ходе специальных ис- следований установлено, что представители общестзенности не искушены в тонкостях юриспруденции, не знают психоло- гических и тактических аспектов предварительного следствия по делам этих лиц, практически не в состоянии разо-

2 См.: Элькинд П.С. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе.//Сов.юстиция. 1%8.№9. С. 12

1 См.: Щерба СП. теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам .шц, страдаю щих психическими и физическими недостатками. Дисс. на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1990. С. 158-159.

2 См.:Хорсткотт хартмут. Взаимоотношения между прокуратурой и системой судопроизводства. - В сб.: Про куратура в правовом государстве. Материалы многосторонней встречи; организованной советом Европы совме стно с Генеральной прокуратурой РФ. -M.1997.C.I50.

1 См.: Кобликов А.С. Участие защитника на предварительном следствии.// Практика применения нового уго- ловно-процессуального законодательства. М. 1962. С.96

95

браться в сложных вопросах права, процесса и судебной психиатрии, поэтому не могут оказать помощи тем, кто сам затруднен защищать свои права.1 Не случайно, «ни в одной из зарубежных стран, кроме адвокатов, никто не допускается к
участию в правосудии».5

Поэтому сейчас важнейшей проблемой остается усиление роли адвоката в защите прав и законных интересов невменяемых к лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, повышения его

ответственности за выполнение профессиональных обязанностей. К сожалению, уровень деятельности даже профессиональных адвокатов по делам этой категории остается низким. Деятельность защитника в таких случаях носи:? сугубо формальный характер. Защитник, допущенный к участию в деле, должен использовать все указанные в законе средства и способы защиты прав и законных интересов невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления. Для того чтобы защитник мог успешно выполнять возложенные на него задачи, закон наделяет его такой совокупностью прав, которая позволяет реально осуществить защиту.

С момента допущения к участию в деле защитник зправе: знать в связи с совершением какого общественно опасного деяния было возбуждено уголовное дело и проводится предварительное следствие с участием невменяемого и лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления;

1 См.: Щерба СП. Указ.соч. С. 160.

5 См.: Морозов С. В интересах защиты прав граждан.// Сов. Юстиция. 1990. №9. С.6

96

представлять доказательства, заявлять ходатайства, отводь::, приносить жалобы на действия и решения следователя, прокурора и суда;

участвовать в следственных действиях, производимых по его ходатайству или ходатайству законного представителя;

знакомиться с протоколами следственных действий, про- изведенных с участием самого защитника или законного пред- ставителя;

принимать участие в подготовке и назначении судебно- психиатрической экспертизы, знакомиться с постановлением о ее назначении и заключением экспертов;

иметь свидания наедине со своим подзащитным без ограничения- их количества и продолжительности;

по окончании предварительного следствия знакомиться со нсеми материалами уголовного дела и выписывать из них необходимые сведения и в любом объеме;

участвовать в судебном разбирательстве и др (ст.51 УПК РСФСР).

Закон говорит о праве, а не обязанности защитника при- сутствовать при производстве следственных действий. Однако особенности субъекта, страдающего психическим заболеванием, . требуют, по нашему мнению, обязательного участия защктника во всех следственных действиях, в которых не можс^т участвовать психически неполноценное лицо.

Активная деятельность защитника при производстве следственных действий призвана обеспечить создания для такого лица условий, компенсирующих вызываемые его болез- ненным состоянием затруднения в защите своих интересов.

Целесообразно предоставить защитнику право участвовать в допросах свидетелей, экспертов, потерпевших, в воспро-

97

извещении обстановки и обстоятельств события, в осмотре места происшествия.1

В целях охраны прав и законных интересов невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, и для обеспечения активного участия за- щитника в доказывании в законе следовало бы указать на обязанность следователя своевременно уведомлять о времени и м€;сте производства следственных действий с участием та- ких ЛИЦ’.

Практика показывает, что не имея возможности лично осу- ществлять защиту своих прав и законных интересов, психи- чески больные люди во многих случаях не получают надлежа- щей помощи защитника. Одной из причин сложившегося поло- жения является заочный порядок осуществления защиты. Как правило, адвокат, допущенный к участию в производстве по уголовному делу, после получения заключения экспертов о невменяемости не встречается со своим подзащитным и, сле- довательно, не имеет основанного на личном впечатлении мнения о нем и его психическом состоянии.

Предоставление защитнику возможности иметь свидания наедине с подзащитным, позволит ему установить с ним доб- рожелательные отношения, выяснить образ жизни, интересы, возможности и способности, уровень интеллектуального раз- витая. Кроме того, он выяснит и обсудит имеющиеся хода- тайства, обеспечит ему в рамках закона постоянную связь с семьей и внешним миром.1

Выяснение психологических особенностей, обусловленных психическим заболеванием, позволит защитнику тактически верно построить беседу наедине, настроить лицо, в преде-

’ См.: Каган Л. Об участии адвоката на предварительном следствии.// Рад.право. 1988.№7. С.55-56 1 См.: Щерба СП. Указ. раб. С. 170.

98

лах возможного, на активное участие в исследовании об- стоятельств совершения общественно опасного- деяния.

В законе не указано, как должно проходить свидание защитника с невменяемым и лицом, заболевшим психическим расстройством после совершения преступления. К тому же в ряде случаев, из-за «сложного» психического состояния ли- ца, защитник не может общаться со своим подзащитным. В тех случаях, когда защитнику трудно наладить контакт с психически неполноценным лицом, он может воспользоваться услугами специалиста в области психиатрии либо попросить помощи законных представителей и близких, родственников такого лица.

Одним из наиболее эффективных средств защиты в практике адвокатской деятельности является заявление ходатс1Йств.

Защитник имеет право ходатайствовать об отмене меры пресечения, обеспечении присутствия специалиста-психиатра и законного представителя при производстве следственных действий, принятии мер к обеспечению сохранности имуще- стве. подзащитного, а также о выяснении недостающих сведе- ний об обстоятельствах, имеющих существенное значение по уголовному делу. Роль защитника при этом сводится к пре- доставлению находящихся в его распоряжении документов, внесению предложения о получении новой информации (допрос новых свидетелей, изъятие и приобщение к материалам уго- ловного дела предметов, проведение дополнительных и по- вторных экспертиз и иных следственных действий по воспол- нению пробелов проведенного расследования).1

Отказ от защитника по делам о невменяемых и лицах, за- болевших психическим расстройством после совершения пре-

’ См.: Ейрфоломеева П.В. Криминалистика и профессиональная деятельность защитника. Киев. 1987. С.61

99

ступления, не обязателен для суда, равно, как для следо- вателя и прокурора.

Так, И.Л. Петрухин обоснованно отмечает, что в отдельных случаях государство, существенно заинтересовано в том, чтобы субъективное право было реализовано даже вопреки воле его обладателя, то есть под принуждением, так как не всякий человек способен понять, что_ предоставленное ему право служит его интересам.2

Действительно, лица, страдающие психическим расстройством, ущемлены в познавательных, социальных и правовых возможностях и способностях, не могут самостоятельно вы- рабатывать и принимать правильные решения по реализации свокх субъективных прав. И в данном случае речь идет не о принудительной защите, не об участии защитника «вопреки желг.нию», а об охране прав лиц, страдающих психическим расстройством, у которых отказ от помощи защитника не со- ответствует имеющимся у них способностям и возможностям.1

Таким образом, при отказе невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления от помощи защитника, необходимо учитывать, что в силу за- болевания из комплекса свойств личности выпадают такие способности, без которых лицо не может решать сложные праьовые, тактические вопросы и использовать весь объем предоставленных ему прав; эти лица, кроме того, не спо- собны предусмотреть и взвесить последствия отказе, от за- щитника. г

2 См.: Петрухин И.Л. уголовно-процессуальное принуждение и свобода личности // Сов. Государство и право. 1984. Л»4. C.82-83.

’ См.: Щерба СП. Указ. раб. С. 173.

100

§ 3, УЧАСТИЕ В ДЕЛЕ ЗАКОННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ЛИЦА, СОВЕР- ШИВБ1ЕГО ОБЩЕСТВЕННО ОПАСНОЕ ДЕЯНИЕ.

По своему происхождению понятие представительства является .гражданско-правовым и определяется как правоотношение, в соответствии с которым одно лицо, представитель, на основании имеющегося у него полномочия выступает от имеки представляемого, непосредственно создавая, изменяя, прекращая для него права и обязанности.1

Традиционно считается, что представительство в уголовном процессе возникает при наличии обстоятельств, исключающих или затрудняющих возможность самостоятельного осуществления субъектами своих прав и выполнения обязан- ностей, то есть при наличии полной или частичной недее- способности.

13 частности, своевременное привлечение к участию в производстве по уголовным делам о невменяемых v. лицах, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, законных представителей является важной га- рантией соблюдения прав и законных интересов таких лиц.

Действующий УПК РСФСР (п. 8 ст.34) относит к числу законных представителей - родителей, усыновителей,- опеку- нов, попечителей обвиняемых, потерпевших, а также пред- ставителей учреждений и организаций на попечении которых, находится обвиняемый и потерпевший.

Уголовно-процессуальное представительство складывается из двух отношений: внутренних, между представителем и

’ См.: Щерба СП. Ограниченные возможности участия в доказывании и самостоятельном осуществлении за- щиты лиц с физическими или психическими недостатками. / Проблемы предварительного следствия. - Сб.науч.трудов. - М: ВНИИ МВД СССР, 1991С.74.

101

представляемым, регулируемых нормами гражданского,, семей- ного, трудового законодательства, и, внешних - отношения представителя с органами расследования, осуществляющими производство по уголовному делу. Эти отношения регулиру- ются: нормами уголовно-процессуального права, которые оп- ределяют основания и порядок допуска представителя к уча- стию в деле, объем его прав и обязанностей по отношению к должностным лицам, содержание и направление их деятельно- сти, а также порядок осуществления этой деятельности в уголовном судопроизводстве.1

Вопрос об участии в уголовном судопроизводстве законных представителей невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения общественно опасного деякия, недостаточно полно исследован в науке уголовного процесса и не нашел правового регулирования в уголовно- процессуальном законодательстве.

Действующий УПК РСФСР не содержит ни одной нормы, которая бы определяла процессуальное положение, права и обязанности законных представителей этой категории лиц.

Совершенно очевидно, что лица, страдающие психическим заболеванием, не могут самостоятельно осуществлять свои праьа и отстаивать свои законные интересы. Они, как никто другой, нуждаются в сочувствии, милосердии, поддержке со стороны своих родных и близких, в допуске к производству по уголовному делу их законных представителей. В этой свяг.и в литературе высказана обоснованная точка зрения о том, что мера гуманности уголовно-процессуального законо- дательства в отношении психически неполноценных лиц, нуж- дающихся в усиленной защите, опеке, попечительстЕ.е и ми-

1 Юридический энциклопедический словарь. // Под редакцией А.Я. Сухарева. - М.: советская энциклопедия, 1984. С.284.

102

лосердии, - должна быть одним из критериев уровня цивили- зовс.нности уголовного судопроизводства.

Поэтому совершенно недопустимо, что в уголовно- процессуальном законе отсутствует даже упоминание о правах и обязанностях законного представителя лиц, которые в силу своего психического заболевания не могут самостоятельно осуществлять свои права и интересы.

В статье 407 УПК РСФСР лишь указано, что судья или председатель суда, получив от прокурора материалы уголов- ного дела, назначает его к рассмотрению в судебном засе- дании и извещает об этом законного представителя лица, совершившего общественно опасное деяние.

13 постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 2 6 апре- ля 1984 г. 4 «О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера» отмечено, что суд обязан обеспечить законному пред- стаЕ.ителю возможность знакомиться с материалами уголовно- го дела, участвовать в исследовании доказательств, заяв- лять ходатайства и отводы, обжаловать определения суда.3

Несмотря на разъяснения, содержащиеся в постановлении, полной ясности правового положения законного пред- стаь.ителя нет. Указания Пленума Верховного Суда касаются положения законного представителя в суде и не отражают его процессуального положения на предварительном следствии. Ни нормы, закрепленные в статьях гл.33 УПК РСФСР, ни содержание указанного постановления не называют никаких

1 См.: Туленков П.М. Участие представителей на предварительном следствии. Волгоград. 1976. С 5.

2 См.: ИДерба СП. Участие законных представителей в охране прав обвиняемых, страдающих фимческими или психичгскими недостатками.// Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1993. С.73.

3 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. № 3. С.34.

103

средств обеспечения участия законного представителя по делс.м данной категории.

Для определения процессуального положения законного представителя невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, необходимо исходить из того, что законный представитель этих лиц яв- ляется самостоятельным участником процесса, который во исполнение юридической и нравственной обязанности осуще- ствляет охрану прав и законных интересов лиц, которые в силу своего психического расстройства не могут самостоя- тельно осуществить свою защиту.

Вопрос о допуске законного представителя в производстве» решается следователем, что должно находить отражение в мсьтериалах уголовного дела. При отсутствии в материалах деле, сведений о допуске трудно определить, решался ли этот вопрос следователем, с какого момента представитель принимал участие в судопроизводстве, проверялись ли осно- вания и условия возникновения представительства, его за- конность и полномочия.

13 связи с отсутствием в уголовно-процессуальном законе норм, регулирующих допуск законного представителя к производству по уголовному делу, следователи в своей практической деятельности соответствующее решение: оформ- ляют различным образом: допрашивают родителя в качестве свидетеля и в протоколе допроса разъясняют ему права представителя; выносят постановление о признании лица участником процесса с одновременным признанием его пред- ставителем; составляют отдельное постановление о признании лица представителем.1

‘См.: Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск. 1978. С. 124-125.

104

Совершенно верно замечает В.Д. Адаменко, - «процессуальное признание лица представителем участника процесса -не простая формальность. Только с момента признания уча- стником процесса, в том числе представителем, и допущения в судопроизводство лицо официально вступает в процесс, наделяется процессуальными правами и вправе требовать создания условий для реального их выполнения».1

13 связи с тем, что законный представитель - это пред- стаЕ.итель, полномочия которого установлены не доверенно- стью, не административным актом, а законом, некоторые ав- торы полагает, что в вынесении постановления о признании лице, законным представителем нет необходимости.

Законный представитель, пишет В. В. Шимановский, выступает в защиту прав и интересов представляемого в силу закона. Законное представительство порождается, в частности, самим фактом усыновления либо административным актом органов опеки и попечительства, назначившим опекуна и попечителя, либо фактом нахождения лица на попечительстве государственных учреждений и организаций.2 Однако такая точка зрения не является общепризнанной.

Существует мнение, что законные представители могут стать участниками уголовного процесса только после признания их таковыми постановлением следователя или определением суда.3

Думается, что при решении данного вопроса речь должна идт1л не о вынесении постановления о признании лица закон- ным представителем (он признан таковым в силу закона), а

’ Там »е. С. 27.

2 См.: Шимановский В.В. Правовое положение представителей в уголовном процессе. Л. 1977. С.9-10.

3 См.: С’тецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М.1972.С.97; Адаменко В.Д. Процессуальная дееспособность участников уголовного процесса. Правоведение. №4.1978.С40

105

0 его допуске к участию в производстве по уголовному де лу.

Следует согласиться с мнением процессуалистов, полагающих, что вынесение постановления о допуске указанных лиц к участию в деле определило бы момент, с которого последний мог бы уже реализовывать свои объективные права и нести соответствующие обязанности.3

Итак, допуск законного представителя к участию в про- изводстве по уголовному делу осуществляется на основании соответствующих документов, удостоверяющих их родитель- ские, опекунские или попечительские полномочия, а также на основании постановления, которое выносит следователь с одновременным разъяснением им прав и обязанностей.

Появление законного представителя в производстве по уголовному делу не зависит от воли и желания представляе- мого, в отличие от представителя по договору, который приобретает все права и выполняет обязанности на основании договора с доверителем. Именно поэтому позиция законного представителя в уголовном деле, объем его процессуальных прав и обязанностей не зависят от воли представляемого им лица. Законный представитель может разойтись со своим подопечным во мне

ниях, самостоятельно определить свою позицию по отношению к органам предварительного следствия, суду и защитнику.

Представитель полностью свободен в выборе процессуальных действий, разрешении вопросов, связанных с предоставлением и использованием доказательств, в выборе процессуальных средств доказывания и защиты прав и законных интересов невменяемых и лиц, заболевших психиче-

1 См.: Гуткин И.М. Участники советского уголовного процесса. М.1970.С.79; Куцова Э.Ф. Участники процесса, их прага и обязанности.МЛ 968.С.84.

106

ским расстройством после совершения преступления, а также свое:х собственных интересов.

Другой аспект процессуальной самостоятельности законного представителя выражается в том, что если представителе: по договору обладают всеми правами предстазляемого лице, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, то законные представители в соответствие: с уголовно- процессуальным законодательством обладают лишь тем кругом прав, которые им предоставлены законодателем.

.’Законный представитель действует не вместо и не вместе с представляемым лицом, а наряду с ним, охраняя и защищая права и законные интересы своего подопечного, выполняя свои процессуальные обязанности.

Его участие не сужает общего объема прав леща, чьи интересы он представляет, а наоборот, участие з.аконного прех;ставителя по делам данной категории, является естест- венным и необходимым дополнением прав недееспособных, либо ограниченно дееспособных лиц, оно служит как защите праь и законных интересов таких лиц, так и интересам установления объективной истины по уголовному делу.1

В юридической литературе высказано мнение, в соответствен с которым участие в производстве по уголовному делу законного представителя психически неполноценного лица является обязательным.2

На наш взгляд, необходимо согласиться с данным суждением в полной мере. Законный представитель по этой кате-горе:и дел не только вправе, но и обязан участвовать в прое:зводстве по уголовному делу, так как это необходимо

’ См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (предмет, цель, содержание). М.1973.С.21,50.

107

для охраны прав и законных интересов лиц, которые в силу своего психического расстройства, не могут сами осуществ- лять свое право на защиту. Даже участие защитника на предварительном следствии и в суде не освобождае,:л закон- ного представителя от выполнения своих обязанностей по охре.не прав и законных интересов представляемого им лица в склу прямого указания на это закона.

Поэтому в целях усиления защиты прав и законных интересов невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, необходимо осуществить четкую регламентацию процессуального положения их законных представителей, как участников уголовнего процесса, согласовав в определенной мере уголовно-процессуальное законодательство с положениями СК РФ и ГК РФ.

Очевидно, что этот пробел в законодательстве должен быть восполнен путем установления прав и обязан ностей законных представителей в обобщенном виде в гл.3 УПК РСФСР «Об участниках процесса, их правах и обязанностям» .

Что касается законных представителей невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, то мы полагаем, что их права и обязанности, а также порядок вступления в производство по уголовному делу должны быть регламентированы в самостоятельной статье главы 33 УПК РСФСР.

Для того чтобы законный представитель с момента допуска к участию в производстве по уголовному делу мог эффективно защищать права и законные интересы представляе-

2 См.: Щерба СП. Указ.раб.С.74; Панкратов. Указ.соч.С.18; Матевосян Е.А. Участие прокурора ю делам о применении принудительных мер медицинского характера. Автореф.дисс.канд.юрид.наук.М.199?.С. 16

108

мого лица, необходимо наделить его следующими правами и обязанностями:

1)знать, в связи с совершением какого общественно опасного деяния возбуждено уголовное дело в отношении невменяемого и лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления, и проводится предварительное следствие;

2)представлять доказательства и участвовать в их иссле- довании, предъявлять следователю и суду необходимые справки, характеристики и другие документы, в том числе давать показания по уголовному делу в качестве свидетеля. Исходя из того, что заставить законного представителя свидетельствовать в ущерб своему представляемому невозможно даже под угрозой наказания, было бы правильно рассматривать дачу показаний не как обязанность, а как право, от использования которого законный представитель может отказаться в силу свидетельского иммунитета, гарантированного Конституцией ?Ф;

3) участвовать с разрешения следователя или прокурора зо всех следственных действиях, проводимых без участия невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, либо с их участием, если психическое состояние последних делает •это возможным. Следователь обязан уведомлять о месте, зремени и характере следственных действий, проводимых с участием этих лиц. В случае если, возникает необходимость в безотлагательном производстве конкретного следственного действия, а уведомить об этом законного представителя невозможно,
следователь может провести

109

таковое без его участия с последующем уведомлением последнего о выполнении и о праве ознакомиться с по- лученными результатами.

Некоторые авторы считают участие законных представителей в производстве следственных действий нецелесообразным в связи с тем, что, по их мнению, представители могут отрицательно воздействовать на своих подопечных и повлиять на ход и результаты следственного действия.1

Полагаем, что следователь при наличии данных о том, что законный представитель может отрицательно повлиять на представляемого, располагает правом и возможностью отстранить его от участия в следственном действии. 4)заявлять отводы следователю, прокурору, суду, перево- дчику, специалисту, эксперту, если они личнс, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе дела или обнаруживают некомпетентность, а также по иным основаниям, предусмотренным законом; 5)заявлять ходатайства о выяснении существенных обстоятельств дела; допросе
свидетелей и потерпевших; о производстве экспертиз,
ревизий, освидетельствований 11 других следственных действий. Законный представитель может ходатайствовать
о проведении судебно-лсихиатрической экспертизы из числа названных им экспертов. Он должен иметь право в своем ходатайстве оспаривать диагноз и заключение экспертов- психиатров о .сменяемости (невменяемости) своего
подопечного. Он может доказывать на предварительном следствии и в суде, что психическое расстройство представляемого не только лишило его способности осознавать фактический

’ См.: Г уковская Н.И., Долгова Л.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о пре- ступлениях несовершеннолетних. М. 1974. С.89.

МО

характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими в момент совершения общественно опасного деяния, но и возможности само- стоятельно осуществлять защиту своих прав и законных интересов. Во всех случаях законный представитель должен быть поставлен в известность о цели направления на судебно-психиатрическую экспертизу и помещении подопечного в лечебное психиатрическое учреждение. Следователь, суд должны разъяснить ему необходимость этого решения;

5) приносить жалобы на действия и решения следователя, прокурора или суда;

7) просить о применении к представляемому лицу в качестве меры безопасности отдачу под присмотр роди- телей, опекунов, попечителей или под надзор админист- рации учреждения, а также брать на себя обязательство обеспечивать явку к следователю или в суд своего по- допечного;

3) знакомиться с разрешения следователя, прокурора или суда с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия;

9) получать копии важнейших процессуальных документов (постановления о начале производства по применению принудительных мер медицинского характера, поста- новления о допуске к участию в деле, постановления о прекращении уголовного дела и направлении его в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера). На законного представителя невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения пре-

Ill ступления, должны быть возложены обязанности: являться по вызову к следователю, прокурору и в суд; не препят- ствовать установлению истины по уголовному делу; не оказывать отрицательного воздействия на представляемого; не разглашать ставшие известными ему сведения по уголовному делу; нести материальную ответственность в случаях, предусмотренных законом.

Если в деле имеются достаточные данные, указывающие на то, что эти действия могут нанести реальный ущерб правам и имущественным интересам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, либо воспрепятствовать установлению истины, то сле- дователь, прокурор и суд должны принять адекватные меры по v.x пресечению и предупреждению.

В связи с этим в действующем и проектируемом кодексе, следует предусмотреть нормы, регулирующие условия и поря- док отстранения законного представителя от участия в про- изводстве по уголовному делу, тем самым исключив случаи необоснованного ущемления прав законного представителя и его подопечного, а также случаи ненадлежащего выполнения законным представителем возложенных на него юридических и нравственных обязанностей по охране прав и защиты интере- сов его подопечного.

На наш взгляд, условиями отстранения законного пред- стаь.ителя от участия в производстве по уголовному делу является наличие установленных фактов, позволяющих судить , что своими противоправными действиями законный представитель создает угрозу защите законных интересов представляемого лица и правосудию. Это может быть психи- ческое и физическое насилие, склонение психически непол-

112

ноц€:нного к лжесвидетельствованию, использование его для уничтожения следов совершенного им общественно опасного деяния либо следов преступления, совершенного сг.мим за- конным представителем, склонение к иным противоправным действиям и др. В указанных случаях следователю необходи- мо вынести мотивированное постановление об отстранении законного представителя от участия в производстве по уго- ловному делу, незамедлительно сообщить ему об этом и разъяснить право и порядок обжалования такого решения.

Мы полагаем, что на законного представителя следует также возложить обязанность не разглашать данных предва- рительного следствия, для чего в число лиц, перечисленных в ст.139 УПК РСФСР следовало бы включить и законного представителя. Это способствовало бы повышению ответст- венности этого участника процесса перед законом за свои действия, усилению его процессуальной самостоятельности.

В заключение отметим, что проблему участия законного представителя по данной категории дел необходимо решить путем изменения и дополнения уголовно-процессуального за- конодательства, в котором надо отдать приоритет интересам человека и гражданина, созданию системы защиты прав и законных интересов психически неполноценных лиц.

В этой связи мы полностью поддерживаем новеллы, отра- женные в статье 501 проекта УПК РФ, и предлагаем изложить эту норму в следующей редакции:

По делам лиц, в отношении которых ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, к участию в деле в качестве законных представителей по постановлению следователя, прокурора, суда допускаются близкие родственники, супруги, представитель лечебного

из

учреждения, в котором находится лицо с момента возбуждения производства по применению принудительных мер медицинского характера, о чем законный представитель письменно уведомляется и допускается к участию в деле.

С учетом изложенного считаем необходимым тг.кже дополнить действующий УПК РСФСР статьей 405-1, а проект УПК РФ статьей 501-1 следующего содержания:

?«Статья … Участие законного представителя.

Но делам об общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших психическим рас- стройством после совершения преступления, к участию в деле е момента возбуждения производства по применению при- нудительных мер медицинского характера по постановлению следователя, прокурора или суда допускаются в качестве законных представителей близкие родственники, супруги, представитель лечебного учреждения, в котором находится лицо.

Законный представитель невменяемого письменно уведомляется о допуске его к участию в деле. Законный представитель имеет право: знать, в связи с совершением какого общественно опасного деяния возбуждено уголовное дело в отношении невменяемого и лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления, и проводится предварительное следствие; заявлять отводы следователю, прокурору, суду, переводчику, специалисту, эксперту по основаниям, указанным в законе; представлять доказатель- ства, и участвовать в их исследовании; участвовать с раз- решения следователя в производстве следственных действий, проьодимых с участием или без участия представляемого ли- ца; знакомиться с их результатами в случаях, если таковые

114

проЕ.едены безотлагательно - без его участия; заявлять ходатайства о выяснении существенных обстоятельств дела и о производстве следственных действий; приносить жалобы на действия и решения следователя, прокурора или суда; зна- комиться с разрешения следователя, прокурора или суда с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия, выписывать из него любые сведения и в любом объе^ме; обсуждать с защитником вопрос о заявлении хода- тайств о дополнении предварительного следствия; иметь свидание наедине или в присутствии врача с представляе- мым, находящимся в лечебном психиатрическом учреждении, и окас-;ывать ему помощь .

Законный представитель обязан: являться по вызову следователя, прокурора или суда; не препятствовать уста- новлению истины по уголовному делу; не оказывать отрица- тельного или противоправного воздействия на представляе- мого; нести материальную ответственность в случаях, пре- дусмотренных законом.

Следователь может не допустить законного представителя к участию в деле, если при наличии достаточных данных признает, что своими действиями он может нанести реальный ущерб правам и имущественным интересам представляемого, либо воспрепятствовать установлению истины; не разглашать данкых предварительного следствия».

115

ГЛАВА 3. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ И ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛАМ НЕВМЕНЯЕМЫХ И ЛИЦ, ЗАБОЛЕВШИХ ПСИХИЧЕСКИМ РАС- СТРОЙСТВОМ ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

§ 1.СПЕЦИФИКА ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ПОДЛЕЖАЩИХ ДОКАЗЫВАНИЮ.

Исследование особенностей и содержания предмета дока- зывания по делам об общественно опасных деяниях невме- няемых обусловлено необходимостью повышения качества предварительного следствия и судебного разбирательства по
делам этой категории.

Органы предварительного следствия и суды довольно часто допускают ошибки, как правило, связанные с определением предмета доказывания и исследованием обстоятельств совершенного общественно опасного деяния, с изучением данных о личности субъекта и его поведением до, во время и пэсле совершения такого деяния, о глубине и тяжести психического расстройства, влекущего невменяемость.

Около четверти опрошенных нами следователей признают, что они поверхностно исследуют обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делам рассматриваемой категории, а по мнению более трети опрошенных недостаточно глубокое изучение личности невменяемого и его поведения до совер- шения общественно опасного деяния является наиболее ти- пичной ошибкой, которую они допускают при производстве предварительного следствия.

116 Предмет доказывания по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, - это совокупность специфических обстоя- тельств, подлежащих обязательному выявлению и оценке при производстве предварительного следствия и разрешении су- дом уголовного дела. Правильное определение содержания и элементов предмета доказывания по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после соверше- ния преступления, позволяет четко обозначить границы ис- следования и круг обстоятельств, сведения о которых необходимы для установления истины и принятия обоснован- ных процессуальных решений по уголовному делу.

При производстве предварительного следствия по делам данкой категории должны быть выяснены следующие обстоя- тель ства:

1)время, место, способ и другие обстоятельства совершения общественно опасного деяния; 2)совершение общественно опасного деяния даьным лицом; 3)наличие у лица,
совершившего общественно опасное деяние, психических расстройств в прошлом, степень и характер психического расстройства в момент совершения общественно опасного деяния и ко времени расследования уголовного дела; 4)поведение лица, совершившего общественно опасное

деяние, как до его совершения, так и после; 5)характер и размер ущерба, причиненного общественно

опасным деянием (ст. 404 УПК РСФСР). По своему содержанию и объему эти обстоятельства являются специфическими и в определенной мере конкрети-

117

зируют обстоятельства, составляющие общий предмет до- казывания по всем уголовным делам: 1) событие преступления (время, место, способ и другие

обстоятельства совершения преступления); 2)виновность обвиняемого в совершении преступления и

мотивы преступления; 3)обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст.61 и 63 УК, а также иные обстоятельства,
характеризующие личность обвиняемого; 4)характер и размер ущерба, причиненного преступлением (ст.68 УПК РСФСР). Подлежат выяснению также причины и условия, способ- стовавшие совершению преступления (ч.2 ст.68 УПК). На’
содержание предмета доказывания по делам рассматриваемой категории заметное влияние оказали (и оказывают)
новеллы, закрепленные в УК Российской Федерации. Прежде всего это выразилось в том, что в статье 21 УК понятие невменяемости сформулировано иначе, нежели в статье 11 прежнего УК РСФСР. Как видно из сопоставления, устаревшая формулировка “не могло отдавать себе отчет в CBOV.K
действиях” заменена современной дефиницией “не могга осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)”.

Вместе с этим законодатель отказался от архаичной дефиниции “душевная болезнь” и ввел в оборот современное понятие “психическое расстройство,” которое закреплено в международных документах Всемирной организации здраво- охранения, стало общепринятым во многих странах мира.]

1 См. Дмитриев А.С, Клименко Т.В. Судебная психиатрия: Учебное поссбие - М.:, 1996. С. 35.

118

По сравнению со ст. 11 бывшего УК РСФСР в ст. 21 УК РФ ничего не сказано о лицах, которые после совершения преступления заболели психическим расстройством. И это не пробел в уголовном законодательстве. Названные лица признаются вменяемыми относительно совершенного им пре- ступления и поэтому к проблеме невменяемости, закрепленной в ст. 21 УК РФ, ровным счетом не имеют никакого отношения. Правовой статус указанных субъектов, порядок производства по их делам, а также правила освобождения от наказания и применения к ним принудительных мер медицинского характера закреплены в статьях 97, 103-104 УК РФ и статьях 403-410 УПК РСФСР.

В этой связи нам представляется редакция ч. 2 ст. 404 УПК РСФСР несовершенной. Она определяет предмет доказывания в основном по делам о невменяемых, совершивших общественно опасные деяния. Между тем в части 1 ст. 4 04 указано, что в ней определен порядок производства и по делг.м о преступлениях лиц, которые после их совершения заболели психическим расстройством. При производстве предварительного следствия по таким делам полностью со- храняет свое значение общий предмет доказывания с; учетом одной особенности: закон обязывает устанавливать все пе- речисленные в ст. 68 УПК РСФСР обстоятельства, а также наличие психического расстройства на момент расследования по уголовному делу.

На наш взгляд, в законе закреплен неполный перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам этой ка- тегории. В ч. 2 ст. 404 УПК РСФСР нет указания на необхо- димость’ установления причин и условий совершения: невме- няемым общественно опасного деяния, а также преступления

119

лицом, заболевшим после его совершения психическим рас- стройством, как это сделано в ст.68 УПК РСФСР. Очевидно, поэтому по абсолютному большинству изученных нами уголов- ных дел данной категории ни следователи, ни судь:: не ис- следовали обстоятельства, способствовавшие совершению об- щественно опасных деяний психически больными лицами. Такая практика имеет место в течение многих лет.1

При расследовании по делам данной категории необходимо учитывать, что в числе обстоятельств, способствующих совершению общественно опасных деяний, могут быть: ненад- лежг.щее диспансерное наблюдение больных; ошибки в диагно- зе психического расстройства; недостаточность лечебных мероприятий; несоблюдение правил учета больных, представ- ляющих по своему психическому состоянию общественную опасность; преждевременное освобождение больного из ле- чебного учреждения; ненадлежащее выполнение опекунами своих обязанностей; провоцирующее поведение потерпевшего и др.

Доказывание обстоятельств, способствовавших совершению общественно опасного деяния, позволяет, в частности, выявить и устранить недостатки в работе с психически больными лицами и, таким образом, предотвратить совершение ими новых противоправных деяний.

На наш взгляд, в процессе расследования по делам о невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, особое значение приобретает установление фактических (клинических) данных о прогнозе развития психического расстройства и возможном выздоровлении субъекта. Следователь посредством поста-

’ См.: Михайлова Т.А. Вопросы совершенствования судебной практики применения принудительных мер ме- дицинского характера.Вопросы теории и практики уголовного судопроизводства. М., 1984. С.111.

120

новки вопроса перед экспертом при назначении судебно- психиатрической экспертизы должен выяснить форму психической патологии, ее нозологическую принадлежность, варианты ее течения и исход. Важность точности такой квалификации психического состояния определяется необходимостью конкретных рекомендаций относительно вида и необходимости применения принудительных мер медицинского характера и дальнейшей в случае выздоровления процессуальной деятельности субъекта.

С учетом изложенного считаем целесообразным статью 4 97 проекта УПК РФ «Обстоятельства, подлежащие доказыванию» изложить в следующей редакции:

«По делам лиц, в отношении которых ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, должно быть установлено:

1) время, место, способ и иные обстоятельства совершения ими деяния, запрещенного уголовным законом; 2) 3) совершение деяния данным лицом; 4) 5) наличие у лица психического заболевания до совершения деяния, степень и характер заболевания в момент его совершения, после него, во время! производства расследования; 6) 7) поведение данного лица как до совершения деяния, так и после него; 8) 9) установление фактических (клинических) данных о прогнозе развития психического расстройства и возможном выздоровлении; 10) 11) характер и размер причиненного ущерба; 12) 13) установление обстоятельств, способствовавших совершению общественно опасного деяния невменяемым». 14)

121

Законодательное закрепление обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, в отдельной статье Уголовно-процессуального кодекса (ст. 4 04 УПК РСФСР) позволило некоторым учек.ым сделать обоснованный вывод о том, что по делам данной категории существует особый предмет доказывания.1

Обстоятельства, перечисленные в ст. 404 УПК РСФСР, объединяют в себе предметы доказывания двух видов: первый для лиц, заболевших психическим расстройством до совершения общественно опасного деяния, и второй - по делам лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления. Причем во втором случае подлежат установлению в полном объеме «обстоятельства, образующие предмет обвинения (ст. 68 УПК РСФСР), и, сверх того, обстоятельства, относящиеся к психическому заболеванию» .2

К выводу о существовании особого предмета доказывания по этой категории уголовных дел пришли и другие авторы.

Вместе с тем предмет доказывания по рассматриваемой категории дел нельзя считать «усеченным», как полагают отдельные авторы,1 поскольку все элементы общего понятия предмета доказывания используются полностью исходя из специфики расследования и судебного рассмотрения дел данной категории. Е; связи с этим в целом правильный вывод А.А. Хомов-ского о том, что предмет доказывания по делам данной ка-

1 См.: ;-1иколюк В.В., Кальницкий В.В. Уголовно-процессуальная деятельность по применению гринудитель- ных мер медицинского характера. Омск. 1990.С. 20-21.; Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уго ловном процессе: Автореф. дис… доктора юрид. наук. - М„ 1970.С.16-17; его же: Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С 59-61.

2 См.: Ларин A.M. Предмет доказывания как объект правовой регламентации. - В кн.: Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979. С. 259.

122

тегории имеет свою специфику, не нашедшую отражения в ст.68 УПК РСФСР, нельзя признать логически совершенным.3

Е’.едь. эта специфика и не должна быть отражена в указанной статье, поскольку ее диспозиция определяет общий предмет доказывания, который конкретизируется применительно к определенным категориям дел и при этом приобретает свои особенности и специализацию.

Эта совокупность не должна выводиться от общего к ча- стному, когда особенное закреплено в конкретной уголовно- процессуальной норме, при этом ни о каком дроблении общего предмета доказывания не должна идти речь. Общий предмет доказывания ориентирует органы предварительного следствия устанавливать обстоятельства совершения преступления подозреваемым, обвиняемым, в то время как ст. 4 04 УПК РСФСР определяет предмет доказывания по делам лиц, совершивших общественно опасные деяния, которые не явля- ются ни обвиняемым, ни подозреваемым. Кроме того, в соот- ветствии со ст. 4 04 УПК доказыванию подлежат тгкие об- стоятельства, понятие и содержание которых, не отражено в ст. 68 УПК (п.З, 4, ч.4).

Это понятно, так как при производстве по делам рас- сматриваемой категории расследуется не преступление, а общественно опасное деяние.

Ь п.2 ст. 68 УПК РСФСР содержится требование о доказывании виновности обвиняемого в совершении преступления и мотивов преступления. Разумеется, эти обстоятельства не могут подлежать доказыванию по делам о деяниях, совершенных лицом, которое не может быть признано виновным, по-

1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. С.161.

1 См.: Хомовский Л.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера в совет- ском уголовном процессе: Автореф. дис.канд. юрид. наук. - М., 1967. С.5.

123

скольку в силу психического состояния не осознавало фак- тический характер и общественную опасность своих действий и не; могло руководить ими. Не может идти речи и об уста- новлении мотивов совершения общественно опасного деяния. Однё.ко доказать факт совершения общественно опасного дея- ния именно данным лицом необходимо.

Рассматривая проблемы, связанные с предметом доказывания по делам об общественно опасных деяниях лиц, признаваемых невменяемыми, следует остановиться на вопросе о том, отражает ли он только лишь события прошлого (совер-шенкое общественно опасное деяние) или же в него включаются также и явления, относящиеся к настоящему. По этому вопросу в литературе высказаны различные мнения.

Так, В.Д.Арсеньев указывает: «Необходимость установления … обстоятельств дела путем доказывания их связана с тем, что они лежат в прошлом по отношению ко времени их расследования и, следовательно, органы расследоЕания (и суд) не в состоянии воспринимать их непосредственно».1 Аналогичной точки зрения придерживаются Ц.М.Каз^, О.Т.Сизякин3, С.А.Шейфер4 и некоторые другие авторы. Эта позиция подвергнута справедливой критике в правовой лите- ратуре.5

Необходимость доказывания определенных явлений настоящего времени отчетливо видна по делам об общественно опасных деяниях лиц, признаваемых невменяемыми, поскольку обязательному исследованию подлежат психическое состояние

1 См.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств, м., 1964. С. 19.

2 См.: Каз Ц.М Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. Саратов, 1968, С.4.

3 См.: Сизякин О.Т. Сущность и явление в уголовном процессе. Сов. государство и право. 1968..V°6, C.119.

4 См.: Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М, 1972. С.5.

5 См.: <3>аткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С.51; Дубинский А., Ми- хеенко М., Чангули Г. Рецензия на учебник «Советский уголовный процесс».Сов.юстиция. 1981 ,№З.С32.

124

данных лиц в период расследования по делу, последствия общественно опасных деяний, причины и условия их соверше- ния .

С учетом общего понятия предмета доказывания, опре- деленного в ст. 68 УПК, законодатель в ст. 4 04 УПК предусмотрел целый перечень особых фактических обстоя- тельств, установление которых в совокупности дает возмож- ность суду решить вопрос о применении принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, или заболевшим психическим расстройством после совершения преступления .

В соответствии с пунктом 1 ст. 404 УПК прежде^ всего необходимо установить время, место, способ и другие обстоятельства совершения каждого общественно опасного деяния (обстановка, в которой оно совершено, объективные последствия или реальная угроза их наступления и др.).

Если по делу будут собраны доказательства того, что лицо, лишенное возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психического расстройства, учинило правонарушение, запрещенное нормами другого, а не уголовного закона, то к нему не могут быть применены положения ст. 21 УК РФ и назначены принудительные меры медицинского характера. К такому субъекту применяются исключительно добровольные меры медицинского характера в соответствии с процедурами, определенными в Федеральном законе Российской Федерации “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее’ оказа-

125 НИИ’ .

В пункте 2 ст. 404 УПК особо указано на то, что при производстве предварительного следствия по делу о невме- няемом должно быть бесспорно установлено, что общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование, совершено данным (конкретным) лицом. И хотя личность невменяемого, совер- шившего такое деяние, обычно становится известной уже с моме?нта обнаружения содеянного (по данным нашего исследования, в 70% случаев), это не снимает со следователя обязанности собрать исчерпывающие и достоверные доказательства того, что именно этот субъект невиновно совершил деяние, запрещенное законом.

Такая же обязанность возложена частью 3 ст. 410 УПК и на суд. В случае, если суд при разбирательстве такого деле, признает, что участие данного лица в совершении об- щественно опасного деяния не доказано, он выносит опреде- ление о прекращении уголовного дела вне зависимости от наличия и характера его заболевания, извещая об этом ор- ганы здравоохранения.

Обязательность установления этого обстоятельства жестко связана с правилами части 3 ст. 4 04 УПК о том, что направление лица на судебнопсихиатрическую экспертизу до- пускается лишь при наличии достаточных данных, указываю- щих на то, что именно это лицо совершило общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование. Названная императивная норма имеет глубокий юридический смысл и большое правовое
значение.

Во-первых, если по делу не будет собрано достаточно

126

доказательств того, что именно данное лицо, совершило об- щественно опасное деяние, то следователь не может пред- стаЕ.ить в распоряжение судебных психиатров объективные и достоверные материалы, необходимые для дачи заключения о наличии или отсутствии у него какого-либо психического расстройства. Во-вторых, направление лица для проведения судебно-психиатрических исследований при отсутствии точкых сведений о субъекте данного деяния приведем к тому, что эксперты-психиатры не смогут дать егс деянию объективную психиатрическую характеристику, оценить его поведение до и после совершения общественно опасного деякия, но самое главное - сделать заключение о том, могло ли представленное им лицо осознавать фактический харб.ктер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психического расстройства.

В-третьих, при отсутствии в уголовном деле достоверных доказательств совершения данным лицом общественно опасных деяний, следователь даже в случае, если судебные психиатры представят ему подобное заключение, будет фактически лишен возможности объективно оценить их выводы и дать им юридическую оценку, что неминуемо повлечет

СУД€:6НУЮ ОШИбку.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суде. РФ, отменив определение Ульяновского областного суда от 03.02. 97 г. о назначении Васину принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением, совершившему ряд обществен!-.о опасных деяний в состоянии невменяемости и страдающему в
настоящее время реактивным истерическим психо-

127

зом, указала, что судебное разбирательство по делу про- ведено поверхностно, в суде не проверялись обстоятель- стве., имеющие существенное значение для решения вопроса о применении к Васину принудительных мер медицинского ха- рактера. В определении суда сделаны ссылки на показания невменяемого Васина на предварительном следствии, полу- ченные с нарушением закона, не приведены доказательства, устанавливающие или опровергающие совершение данным лицом общественно опасного деяния.1

В случае, если по делу не будет добыто доказательств совершения данным лицом общественно опасного деяния, а все возможности для их собирания исчерпаны, следователь обязан прекратить производство на основании п. 2 ст. 2 08 УПК.

Таким образом, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства должны быть тщательно исследо- ваны доказательства, подтверждающие или опровергающие факт совершения лицом общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом, а также другие существенные обстоятельства, имеющие значение для правильного разре- шения дела. Юридическая оценка деяний невменяемого может основываться лишь на данных, характеризующих их общест- венную опасность и общественную опасность самого больного, страдающего психическим расстройством. При этом не должны учитываться обстоятельства, не имеющие прямого отношения к рассматриваемому событию (судимости лица, помилование, применение в прошлом к нему принудительных

См. ВВС РФ. 1997. № 10. С. 8.

128

мер медицинского характера, прекращение дела по реабили- тирующим или нереабилитирующим основаниям и т.п.)1

К числу особых обстоятельств, характеризующих предмет доказывания и подлежащих обязательному установлению по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим рас- стройством после совершения преступления, является наличие у лица, совершившего общественно опасное деяние, психического расстройства в прошлом, степень и характер такого расстройства в момент совершения запрещенного за- коном деяния и ко времени рассмотрения дела в суде (пункт 3 ст. 404 УПК). Констатировать состояние вменяемости - невменяемости субъекта и решить вопрос о том, мог ли он и в какой мере осознавать фактический характер и обще- ственную опасность своих действий (бездействия) либо ру- ководить ими, невозможно без исследования клинической динамики (картины) психического расстройства, выявления его глубины и тяжести.

Именно поэтому пункты 3 и 4 ст. 4 04 УПК обязывают следователя устанавливать по таким делам наличие или от- сутствие у лица психического заболевания, исследовать его поведение, степень и характер мнестических и эмоционально- волевых расстройств в течение трех временных периодов:. в прошлом, в момент совершения общественно опасного деяния, ко времени расследования и рассмотрения уголовного дела. Но поскольку юридическим критерием невменяемости является способность субъекта осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, то при иссле-

’ См.: Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уго- ловным делам. - М.; «Спарк», 1995. С.246.

129

довё.нии- этих обстоятельств следователи и суды должны прежде всего устанавливать данные о личности субъекта и его поведении во время (в момент) совершения деяния. К сожс.лению, перечисленные выше обстоятельства следователи выясняют не по всем делам. Достаточно полные сведения о наличии или отсутствии в прошлом психических аномалий или психических заболеваний, о лечении в психиатрических больницах, о нахождении на учете в психоневрологическом диспансере и амбулаторном лечении имелись в 8 0% изученных нам*: уголовных дел. Медицинские документы (амбулаторные карты, истории болезни, заключения ВВК о комиссовании, заключения экспертизы о трудоспособности и т.п.), отра- жающие сведения о наличии психических расстройств в про- шлом не исследовались почти в 20% дел, от числа изученных. Важные для экспертов - психиатров и суда данные о наличии у невменяемых близких родственников., которые имели в прошлом или страдают в настоящее время психическими расстройствами различной степени тяжести устанавливались по этим делам лишь в 35% случаев.

Не случайно поэтому Верховный Суд Российской Федерации обращает особое внимание на такие недостатки органов предварительного следствия и требует неукоснительного со- блюдения правил, содержащихся вп. Зи4ст. 404 УПК.

Отменяя определение Московского городского суда от 27 августа 1997 г. о применении к Шалаеву принудительных мер медицинского характера в связи с освобождением его от уголовной ответственности за совершение общественно опас- ных деяний в состоянии невменяемости, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что по делу остались неисследованными основные вопросы в отноше-

130

нии Шалаева и прежде всего вопрос о его психическом сос- тоянии в момент рассмотрения дела, т.е. через два с лишким года после проведения судебно-психиатрической экспертизы (в апреле 1995г.) и др.1

Основанием для признания лица невменяемым и освобождения его от уголовной ответственности является заключение судебнопсихиатрической экспертизы, в которой конста- тируется наличие медицинского и юридического критериев этого состояния и которое оценивается в совокупности с другими доказательствами: первоначально следователем, прокурором, а окончательно - судом при решении вопроса о назначении принудительных мер медицинского характера.

Признав, что невменяемость лица, о котором рассмат- ривг.ется дело, не установлена, суд на основании части 4 ст. 410, УПК своим определением возвращает дело для производства дополнительного расследования.

Суд может не согласиться и с выводами экспертов - психиатров и органов следствия о вменяемости субъекта, совершившего общественно опасные деяния.

Так, отменив приговор Верховного Суда Республики Та- тарстан в отношении Мухутдинова Р., осужденного по ч. 2 ст. 218 и по п. ‘б’ ст. 102 УК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ вернула уголовное дело на доследование, указав, что вывод о вменяемости ос- нове.н на односторонних и неполных данных. Из материалов делг. видно, что Мухутдинов был комиссован из Вооруженных Сил Российской Федерации с диагнозом - психопатия возбу- димого круга. По заключению судебно-психиатрической экс- пертизы, у него обнаружены признаки психопатии возбудимо-

См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6. С. 20-21.

131

го круга в состоянии неустойчивой компенсации, а после совершения общественно опасных действий перенес реактивный психоз. Между тем в распоряжение экспертов не представлена история болезни обследуемого, им не было известно о состоянии здоровья его брата - Мухутдинова Г., который, согласно справке врача Республиканского психоневро- логического диспансера г. Душанбе, страдает психическим заболеванием и является инвалидом II группы. При таких обстоятельствах выводы судебно-психиатрической экспертизы о необходимости признания Мухутдинова Р. вменяемым в отношении инкриминируемого ему деяния не могут быть при- знакы основанными на всестороннем, полном и объективном исследовании данных о его личности. Органы предвари- тельного следствия при дополнительном расследовании должны истребовать историю болезни Мухутдинова Р., назначить в отношении него стационарную судебно-психиатрическую экспертизу и с учетом ее выводов решить вопрос о его вмекяемости.1

Учитывая, что признание лица невменяемым в отношении одного деяния не исключает возможности признания его вменяемым в отношении другого, в случае повторного решения вопроса о привлечении или освобождении от уголовной ответственности субъекта, необходимо каждый раз назначать и проводить судебно-психиатрическую экспертизу в целях определения вменяемости-невменяемости в отношении нового общественно опасного деяния.

Среди обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о невменяемых, особое место занимает выяснение вопроса о
возможности лица, совершившего общественно опасное

1 См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №4. С. 4.

132

деякие в состоянии невменяемости, правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить воспринятое, участвовать в следственных действиях. По смыслу положения, закрепленного ъ части 4 ст. 404 УПК, лицо, признанное “ невменяемым, может участвовать в проводимых следственных действиях и в разбирательстве уголовного дела только в случае, если в силу своего психического состояния оно ко времеши рас- смотрения дела обладает способностью правильно воспри- нимать, запоминать и воспроизводить воспринятое.

Установить наличие или отсутствие таких особенностей можко лишь с помощью судебно-психиатрической либо психолого- психиатрической экспертизы. Без выяснения способностей лица правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить воспринятое следователь, во-первых, не может допрашивать невменяемого по обстоятельствам деха, а в случае допроса - использовать его показания в качестве докг.зательств, поскольку они получены из ненадлежащего источника и не имеют юридической силы, во-вторых, правильно решить вопрос о возможности вызова этого лица в судебное заседание.

Однако, если будет установлено, что в силу психического расстройства производство следственных действий с участием лица, совершившего общественно опасные деяния, невозможно, следователь обязан составить об этом протокол, объявить его защитнику и законному представителю. По указанным основаниям лицо, признанное невменяемым, не подлежит вызову в суд для участия в судебном разбирательстве дела о применении принудительных мер медицинского характера.

Одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию по

133

уголовному делу, является характер и размер ущерба, при- чиненного общественно опасным деянием. Однако по 100% уголовных дел вопрос о возмещении материального и мораль- ного вреда не решался, следователи не признавали граждан- скими ответчиками законных представителей, и судьи не разрешали вопрос о возмещении материального и морального ущерба в порядке уголовного судопроизводства. Такой нега- тивкой практике способствует то обстоятельство, ч^о в за- коне! в ст.55 УПК РСФСР, регламентирован порядок возмеще- ния материального и морального вреда за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого. А о причинении такого вреда общественно опасными действиями невменяемого в этой норме ничего не сказано. В этой связи мы поддерживаем позицию разработчиков проекта УПК РФ, которые предлагает установить правило согласно которому подлежит возмещению ущерб, причиненный общественно опасными действиями невменяемых.

134 э 2. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ВАЖНЕЙШИХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ.

2.1 Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка).

Специфической чертой расследования деяний невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, является обязательное назначение су-дебко- психиатрической экспертизы, без производства которой невозможно установить психическое состояние таких лиц.

В соответствии с п. 2 ст.7 9 УПК РСФСР назначение су- дебко-психиатрической экспертизы обязательно «для опре- деления психического состояния обвиняемого или подозре- ваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по уголовному делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими».

В процессе производства по уголовному делу нередко возникают вопросы, связанные с психическими нарушениями у отдельных лиц, с их немотивированной агрессивностью и жестокостью, неадекватным поведением во время созершения общественно опасного деяния и после него.

Поскольку установление названных обстоятельств имеет существенное значение для правильного разрешения уголов- ного дела, то законодатель в ст. 343 УПК закрепил импера- тивное правило о том, что если по делу не была проведена экспертиза, когда ее производство по закону является обя- зательным, предварительное следствие во всяком случае

135

признается односторонним или неполным со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Возникающая в ходе предварительного следствия потребность в познаниях в области психиатрии служит фактическим основанием для назначения судебно-психиатрической экс- пертизы.

Но зачастую органы, осуществляющие произволство по уголовному делу, затрудняются в решении вопроса о доста- точности оснований для назначения судебно-психиатрической экспертизы.

Анализ судебной практики показывает, что в цеглях из- бежс.ния уголовной ответственности и наказания нередки случаи симуляции психического заболевания лицом, совер- шившим противоправное деяние, а также дачи экспертами- психиатрами неправильных заключений.1

Важно также не пропустить и случаи действительного заболевания, внешнее проявление которых мало чем отлича- ется от нормального поведения человека.

Во-первых, при многих психических заболеваниях наряду с более или менее выраженными психическими расстройствами спонтанно или под влиянием проводимого лечения у больных отмечаются глубокие и длительные ремиссии - улучшения. В этот период их состояние может быть близко к практическому ьыздоровлению, так что диагностировать заболевание без учета бывшего психопатического периода даже опытному врачу трудно. Во-вторых, психические расстройства мо:?ут про- являться болезненными переживаниями обыденного содержания малого размаха или в форме так называемого «кухонного

1 См.: Радаев В.В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками: Учеб.пособие.-Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987.

136

бреда». Поэтому неспециалист не может определить, болен или здоров такой человек,

Поэтому при назначении судебно-психиатрической экспертизы следователь должен проверить информацию, которая вызьала сомнение во вменяемости лица, позаботиться о качестве материалов уголовного дела, предоставляемых в распоряжение экспертов, критически оценить их заключение, сопоставить их выводы с другими установленными в ходе производства по делу доказательствами.

В ряде случаев судебно-психиатрическая экспертиза на- значается без достаточных оснований, что приводит к затя- гиванию процессуальных сроков, нарушению прав участников уголовного процесса, снижению эффективности уголовного судопроизводства.

В то же время не меньший ущерб интересам празосудия, праьам и законным интересам граждан наносит и необосно- ванный отказ в назначении экспертизы. В связи с этим, как справедливо отмечают Боброва И., Метелица Ю. , Шишков С, «вопрос об основаниях СПЭ в процессе расследования и судебного разбирательства дел приобретает большое практи- ческое значение».2

Чаще всего основаниями для назначения экспертизы выступают данные о том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, находилось под наблюдением психиатра по поводу психического расстройства. В таких случаях следователь должен принять меры к получению

медицинской документации из соответствующего психиатриче- ского учреждения. Из медицинских документов (историй бо-

1 См.: Диагноз без сенсаций// Сов.Россия, 1988, 30 марта.

2 См.: >оброва И., Метелица Ю„ Шишков С. Основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы по угаг овным делам. // Соц. законность. 1986 .№ 2. С. 48.

137

лезки, амбулаторных карт, медицинских справок и т.п.) можко получить сведения о психических расстройствах, вы- явленных ранее у лица при обследованиях психиатром, су- дебко-психиатрической, военно-врачебной, врачебно-трудовой экспертизами; о психическом состоянии в связи с конфликтным поведением в семье, в школе и т.п; о перене- сенных ранее травмах головы, инфекционных заболеваниях, интоксикациях.

Сведения о лицах, находившихся под диспансерным на- блюдением или на консультативном лечении в психоневроло- гических диспансерах, обычно включают не только данные о его состоянии во время посещения этих лечебных учреждений, но и оказании ему помощи в других психиатрических учреждениях. В последнее время имеет место довольно широ- кая сеть негосударственных - частных психиатрических кон- сультаций. Поэтому не всегда сведения о психических рас- стройствах данного гражданина могут быть зафиксированы в районном психоневрологическом диспансере. Если имеются сведения о лечении частным порядком, то целесообразно ис- требовать данные об этом у частного врача и допросить его о причинах обращения пациента за консультацией.

Хроме психоневрологических, существуют наркологические: диспансеры и больницы, в которых лечатся больные ал- коголизмом и наркоманией. Эти лица также обнаруживают психические расстройства, а некоторые из них страдают психическими заболеваниями, осложненными алкоголизмом и наркоманией.

Довольно частой причиной направления лица на СПЭ является особенность его поведения во время предварительного следствия. Так, необычные высказывания, немотивирован-

138

ный отказ отвечать на вопросы, растерянность или неоправ- данная ситуацией веселость, бессмысленные поступки во время производства следственных действий могут быть след- ствием психических расстройств.

В то же время некоторые проявления психических болезней могут ускользнуть от следователя и выглядеть как легкая туповатость или распущенность и ленность, или бесцеремонность, нахальство. Заметив необычные особенности поведения лица, совершившего общественно опасное деяние, или узнав об этом от родственников и друзей, следователь должен подробно допросить родных о детстве, развитии, школьной успеваемости, интересах, увлечениях и других проявлениях поведения, которые отражали бы особенности личности. При этом нельзя забывать и то, что участники процесса часто бывают заинтересованными в исходе про- изводства по уголовному делу. Показания родственников, как источник сведений о психическом заболевании, имеют двоя:кий характер: с одной стороны - это один из самых доступных источников, из которого скорее всего можно по- лучить информацию, с другой - родственники, будучи заин- тересованными в исходе по уголовному делу, могут давать искг.женные сведения, не соответствующие действительному состоянию психического здоровья лица. Известны случаи, когда лица, совершившие преступление, симулировали психи- ческое расстройство, инструктировали родственниксв о со- держании анамнеза, который надлежит сообщить следователю. 1

В случае сомнения следователя в психической полноценности лица, совершившего противоправное деяние1., важны

1 См.: Судебная психиатрия: Учебник для вузов / Под редакцией проф. Б.В. Шостаковича. 1997. С.359.

139

сведения о перенесенных заболеваниях, службе в армии, трудовой деятельности. Определенное значение имеют сведе- ния о семейных взаимоотношениях, состоянии в браке, нали- чии детей. Необходимо также выяснить данные об употребле- нии алкоголя, наркотиков, лечении в психиатрических учре- ждениях, поскольку само лицо, совершившее общественно опасное деяние, может скрывать эти неблагоприятные сведе- ния. Но иногда такие лица по собственной инициативе сооб- щают об имеющихся у них нарушениях психики или, прямо не называя психическое заболевание, жалуются на плохую па- мять, нервы, сообщают, что именно по этим причинам состоит на учете в психоневрологическом диспансере.

13 ходе первого допроса некоторые следователи практикуют постановку перед допрашиваемым вопроса о наличии у него психического расстройства и нахождении под наблюдением психиатра. Думается, что постановку этого вопроса можно считать допустимым, но вместе с тем следует помнить , что допрашиваемый может воспринять его отрицательно. Некоторые лица возмущаются самим подозрением на наличие у них психического расстройства, расценивают это как оскорбление и унижение их достоинства, отказываются отвечать . Поэтому следователь должен быть тактичным и осторожным, учитывать личность допрашиваемого. Иногда, чтобы получить общее представление о его психическом состоянии, достаточно просто попросить человека рассказать о себе, о проблемах, которые его беспокоят, о взаимоотноиениях с окружающими и т. п.

От наблюдения следователя не должны ускользнуть осо- бенности, присущие внешнему виду правонарушителя, которые

140

довольно часто позволяют предположить о наличии у него психического расстройства.

Так, внешнесоматические признаки выражаются в дис- пропорциях телосложения, например, слишком крупное туло- вищ€^ при коротких конечностях, аномалии строения черепа, налкчие детской внешности у взрослого человека и т. п.

Среди функциональных признаков можно выделить различные двигательные расстройства - общая некоординирован-ность, обилие лишних движений (многие дебилы постоянно грызут ногти, чешутся), среди расстройств мимики могут наблюдаться бедность, вялость, манерность, вычурность, немотивированный смех, внезапный переход от слез к смеху и не.оборот.

Немалое значение имеет манера одеваться. Следователь должен обратить внимание на неопрятность, нелепость, чрезмерную яркость, несоответствие одежды возрасту, полу. 1

Одним из показателей назначения СПЭ является характер совершенного общественно опасного деяния, его кажущаяся безмотивность, противоречие между совершенным деянием и личкостью правонарушителя. Среди таких подозрений одно из важкых мест занимает жестокость деяния. Сама по себе жес- токость не является признаком психического расстройства. Жестокость поступка может зависеть от многих причин: ха- рактерологических черт, сложившейся ситуации, культурных особенностей и обычаев. Вместе с тем, в некоторых случаях она может быть связана с психическим расстройством лица, совершившего общественно опасное деяние. Так, нашумевшие, благодаря средствам массовой информации, уголовные дела

1 См.: Радаев В.В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатюми: Учеб.пособие.-Волгоград: ВСШ МВД СССР,1987.С16.

141

по совершению серийных сексуальных убийств, как правило, сопровождались направлением обвиняемых на судебно- психиатрическую экспертизу. При этом речь шла о вменяемых лицс.х, что было установлено в результате экспертного ис- следования, однако у многих из них были установлены пси- хические расстройства, чем и объясняется их агрессивное сексуальное поведение.1

По уголовным делам, где в качестве меры наказания предусмотрена смертная казнь, проведение СПЭ является обязательным.2

При вынесении постановления о проведении судебно- психиатрической экспертизы таким лицам, следователь должен указать, что обвиняемый направляется на экспертизу «в связи с тяжестью содеянного». Подобная формулировка может указать экспертам, что следствие не располагает данными о болезненных расстройствах психики, но, учитывая особую тяжесть содеянного, могут быть заподозрены скрытые прояв- ления психических нарушений.

Хаждая назначаемая судебно-психиатрическая экспертиза должна быть тщательно подготовлена следователем. От каче- стве. подготовительной работы во многом зависит полнота и всесторонность экспертного исследования, надежность экс- пертных выводов.

Результаты судебно-психиатрической экспертизы зависят в определенной мере от качества материалов дела, пред- ставленных в распоряжение экспертов. При направлении об- виняемого на экспертизу, следователь обязан приложить к уголовному делу постановление о назначении судебно-

’ См.: Там же. С.69.

2 См.: Постановление Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 года « О судебной практике по делам об умыш- ленны* убийствах».// Бюллетень Верховного Суда РФ 1993.№2. С.549.

142

психиатрической экспертизы, полученные из психиатрических больниц и экспертных учреждений подлинники амбулаторных и стационарных историй болезни, протоколы допросов родных, сослуживцев, знакомых, иных лиц, характеризующих обвиняе- мого, а также протоколы допросов очевидцев общественно опасного деяния, из которых видно, был ли он в тот момент в состоянии опьянения, как ориентировался в окружающем и т.д. Эти документы наряду с другими материалами уголовного дела помогают эксперту разобраться в обстоятельствах совершенного общественно опасного деяния и обосновывают направление лица в экспертное учреждение для решения во- проса о его психическом состоянии и невменяемости».х

Получение документов из медицинских учреждений произ- водится по письменному запросу следователя, скрепленного его подписью и печатью, на имя главного врача диспансера или больницы. Истребованию подлежат подлинники медицинских документов. Каждый медицинский документ долхен быть осмотрен и изучен следователем, ему необходимо удостове- риться в подлинности и полноте документа, в том, что он относится именно к лицу, о котором был произведен запрос.

.Немаловажным, как показывает практика, является со- держание запроса. Нередко следователь просит сообщить, не состоит ли обвиняемый «на учете в психоневрологическом диспансере». В прошлом, «стоящим на учете» автоматически считался каждый гражданин, хотя бы один раз обратившийся в диспансер за психиатрической помощью. С вступлением в действие с 1 января 1993 года Закона РФ «О психиатрическое помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» положение
изменилось. Он предусматривает так называемое

’ См.: Холодковская Е., Коканбаева Р. Значение материалов уголовных дел для судебно-психиатрического за- ключеьия. Соц. законность. 1983. №3. С.49

143

«диспансерное наблюдение» в качестве одного из видов ам- булаторной психиатрической помощи. Но диспансерное наблю- дение устанавливается за контингентом граждан, страдающих наиболее тяжелыми формами психических расстройств. Многие лицг., даже с достаточно серьезными психическими расстрой- ствг.ми, длительно наблюдавшиеся у психиатра не подпадают под указанную категорию и диспансерное наблюдение за ними не устанавливается. Между тем на практике наблюдается смешение психиатрического учета с диспансерным наблюдени- ем. Например, гражданин долгие годы находится под наблю- дением у психиатра. Однако диспансерное наблюдение за ним не устанавливалось или к настоящему времени отменено. На запрос следователя, состоит ли гражданин на «психиатриче- ском учете», следует отрицательный ответ, ведь в картотеке лиц, состоящих под диспансерным наблюдением, данный больной не значится. Получив ответ, следователь, лриходит к неверному выводу о том, что гражданин вообще никогда не наблюдался у психиатра по поводу психического расстрой- стве.. Этот вывод может привести к серьезным следственным либо судебным ошибкам. Поэтому следователю необходимо за- прашивать психоневрологический диспансер или иное психи- атрическое учреждение не о «состоянии на учете», а о на- лички в учреждении медицинской документации гражданина в свя^.и с его психиатрическим обследованием или иными вида- ми психиатрической помощи.

Собрав необходимые для предстоящей экспертизы материалы, следует еще раз оценить составляющие их доказательства - каждое в отдельности и всю их совокупность. Это позволит упорядочить и систематизировать полученную информацию, оценить ее с точки зрения полноты, точности,

144

непротиворечивости. Лишь по завершении такой работы мате- риалы для экспертизы можно считать подготовленными и вы- нести постановление о назначении экспертизы.

Изучение и обсуждение практики назначения и проведения судебно-психиатрических экспертиз в связи с расследованием уголовных дел на Всероссийском совещании по судебной психиатрии в г. Пензе 2-3 июля 1998 г., а также на оперативном межведомственном совещании в Генеральной про- кург.туре РФ 14 июля 1998 г. показало, что в этой сфере процессуальной деятельности имеются серьезные недостатки и нерешенные проблемы.1

Нередко СПЭ назначаются при отсутствии данных о наличии у лица признаков психических расстройств, в связи с неподтвержденными заявлениями о якобы перенесенной ранее траьме головы, о нахождении в момент совершения противо- правного деяния в нетрезвом состоянии и полном отсутствии памяти о происшедшем и т. п.

13 ходе расследования не всегда бывают собраны необходимые сведения о состоянии психики указанных лиц, особенности их поведения до совершения общественно опасного деякия и после него; в уголовных делах отсутствуют протоколы допросов родственников и других свидетелей, хорошо знающих обвиняемых; не истребуются подлинники медицинских документов, подтверждающих факты лечения испыт/емых в психиатрических больницах, нахождения под наблюдением психиатра, нарколога, освобождения от службы в армии в связки с психическим заболеванием и т. п.

Перечисленные недостатки не позволяют экспертам-психиатрам своевременно дать правильную оценку психиче-

1 См.: Архив Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ за 1998 г; Исаенко В.Н. Ис- пользоиание возможностей судебно-психиатрической экспертизы. Законность.№10. 1998. С.5-10

145

скому состоянию испытуемых во время совершения ими проти- воправного деяния и вынуждает их либо направлять запросы следователям о предоставлении им дополнительных материа- лов, либо сообщить в письменной форме о невозможности дать заключение судебно-психиатрической экспертизы в связи с тем, что предоставленные материалы недостаточны для дачк заключения.

На наш взгляд, в целях предупреждения подобных ошибок и недостатков необходимо установить в законе более жесткие механизмы процессуального контроля и прокурорского надзора за деятельностью следователя по назначению и производству судебно-психиатрической экспертизы.

Учитывая, что назначение и проведение недобровольных стационарных судебно-психиатрических экспертиз СЕ^язано с огрс.ничением свободы и прав личности, было бы желательно в сг?. 188 УПК РСФСР и ст. 221 проекта УПК РФ установить праЕ.ило, согласно которому в случае, если при производст- ве стационарной судебно-психиатрической экспертизы пред- стан.ленные в распоряжение экспертов материалы окажутся недостаточными для дачи заключения о вменяемости- невменяемости лица или его способности к моменту произ- водства по делу осознавать фактический характер своих дейс.твий и руководить ими, эксперт в письменной форме со- общает органу, назначившему экспертизу, и прокурору о не- полноте предварительного следствия и о невозможности дать заключение. С момента получения такого уведомления лицо, помеченное в лечебно-психиатрическое учреждение для ста- ционарного наблюдения, освобождается немедленно с санкции прокурора или его заместителя.

146

В постановлении о назначении судебно-психиатрической экспертизы необходимо точно и полно сформулировать во- просы, подлежащие экспертному разрешению. Они должны быть четкими, исключающими неоднозначное толкование, соответ- ствовать закону и не выходить за пределы компетенции экс- пертов. В связи с тем, что предметом СПЭ является уста- новление наличия или отсутствия психического расстройстве. у ‘лица, направляемого на экспертизу, то первый вопрос, ответ на который по существу определяет все остальное исследование должен касаться выяснения психического здоровья:

  1. Страдало ли. данное лицо в прошлом и стра.дает ли оно в настоящее время психическим расстройством и если страдает, то каким именно? Ответ на этот вопрос предпо-лагг.ет указание на психиатрический диагноз, значение которого определяется тем, что не существует абстрактных психических расстройств, каждое имеет нозологическую или синдромаль ную характеристику.
  2. Страдал ли испытуемый во время совершения инкрими- нируемого ему деяния психическим расстройством, которое делг^о его неспособным в тот период осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? К какой категории бо- лезненных состояний относится данное психическое рас- стройство - хроническому психическому расстройству, вре- менному психическому расстройству, слабоумию, иному бо- лезненному состоянию психики?
  3. В юридической литературе бытует суждение о том, что эксперт-психиатр вправе устанавливать только наличие или отсутствие того или иного психического расстройства, а

147

вопрос о невменяемости выходит за пределы его компетенции и яьляется прерогативой судебно-следственных органов.

Деяние и психическое состояние лица, его совершившего, неотрывны друг от друга. Действие человека является проявлением психики во вне либо для достижения определен- ных целей и желаний, либо реакцией на окружающую действи- тельность. Любой поступок может быть либо осознанным, либо неосознанным, обусловленным психическим расстройством определенной степени и глубины. Следовательно, человек и его действие всегда неразрывно связаны. Между психикой и внешним поведением человека, то есть его деянием всегда существует причинная связь.1 «Врач, устанавливая событие душевной болезни, должен точно также высказать заключение сво€: о том влиянии, которое оказала душевная болезнь на созкание и волю подсудимого, ибо только в этой части его заключения сосредотачивается цель его судебно- психиатрической экспертизы».2

Неспособность человека отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими и составляют основную сущность как психической болезни вообще, так и временного рас- стройства душевной деятельности.3

На точке зрения распространения компетенции эхеперта- психиатра на вопрос о вменяемости лица, совершившего об- щественно опасное деяние, стоит подавляющее большинство юристов и психиатров. Ни следствие, ни суд не будут, ко- нечно, удовлетворены заключением эксперта, если он не вы- скажется четко о вменяемости, если он в своем заключении

1 См.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М. I960. С. 12-22

2 См.: Судебная психопатология.Вып. l.M. 1895.С.40-41

3 См.: Случевский И.Ф. О понятии невменяемости и спорных вопросах с этим понятием связанных.// Тезисы докладов теоретической конференции по вопросам борьбы с общественно опасными действиями несовершен- нолетн IX и невменяемых. Л.1956. С.14

148

будет исходить только из медицинского критерия невменяе- мости, а не из совокупности медицинских и юридических критериев. Иначе говоря, эксперт компетентен и обязан не только констатировать определенную психическую болезнь, но и решать вопрос о том, могло или не могло лицо, совер- шившее то или иное общественно опасное деяние, отдавать себе: отчет в своих действиях и руководить ими. Действую- щая в настоящее время Инструкция о производстве судебно- психиатрической экспертизы в СССР от 27 октября 1970 г. прямо предписывает, что заключение эксперта должно содер- жать выводы о вменяемости (невменяемости) подэкспертно- го.г

  1. Не страдает ли обвиняемый психическим расстройством, которое делает его неспособным ко времени производства по уголовному делу осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? Когда началось это психическое рас- стройство? Является это расстройство временным или хрони- ческим? Суть первого вопроса не в том, что психическое расстройство не позволяет обвиняемому осознавать фактиче- ские: характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Им было совершено пре- ступление во вменяемом состоянии, субъект не бьл лишен данкой способности. Возникшее после этого психическое расстройство не позволяет ему самостоятельно участвовать в судопроизводстве. Он не может в силу заболевания адек- ватко воспринимать имеющие значение для дела обстоятель- стве., понимать сущность своих процессуальных праь* и обя-

1 См.: Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР от 27 октября 1970 г. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общей ред. И.Н. Кожевникова. Научны? ред. А.Я. Ка- чанов. 4зд. 2-ое, перераб.и доп.- М.: Издательство «Спарк», 1997.

149

занкостей, совершать действия, в которых реализуются его праЕ.а, самостоятельно осуществлять свое право на защиту, участвовать в производстве следственных действий.

Квалификация психического заболевания, возникшего после совершения преступления, и определение времени его начг.ла имеют значение для оценки показаний такого лица. Показания, данные лицом до возникновения заболевания, яв- ляются источником доказательств психически здорового че- ловечка. К показаниям, имевшим место после начала заболе- вания и во время него следует относиться как к показаниям, данным лицом в болезненном состоянии, и не имеющим юридической силы.

Точное распознавание психического расстройства, возникшего после совершения преступления, даже на синдро-мальном уровне, может иметь прогностическое значение. Например, неглубокие невротические реакции и явления психической подавленности довольно часто возникают НЕ. ранних этаг:ах следствия после привлечения к ответственности. Они харс.ктеризуют реакцию личности на ситуацию. Как правило, эти невротические реакции краткотечны, полностью обратимы и могут не оказывать существенного влияния на процессу- альную дееспособность подэкспертного. У лиц пожилого воз- раста, а также с последствиями органических заболеваний голс’вного мозга, неглубокие реактивные состояния часто обнЕ.руживают тенденцию к углублению состояния и затяжному течению и потому существенно влияют на процессуальную дееспособность.1 Поэтому необходимо точно определить, к какому периоду течения психического расстройства относят-

‘См.: Судебная психиатрия: Учебник для вузов/ Под ред. проф. Б.В. Шостаковича. 1997.С.94.

150

ся показания обвиняемого и следственные действия, прове- денные с его участием.

Выявленные после совершения преступления психические расстройства могут определенным образом сказаться на оценке психического состояния обвиняемого в момент совер- шения преступления. Например, выраженные депрессивные расстройства, диагностируемые экспертами в момент обсле- дования, иногда свидетельствуют об углублении скрытой де- прессии. с длительным течением и дают основание отнести указанные расстройства к моменту совершения противоправ- ных действий, и речь может идти о глубине депрессивных расстройств в тот период времени. Манифестация шизофрении нередко указывает на возможность стертых проявлений, свойственных этому заболеванию в начальных периодах имев- ших место задолго до совершения общественно опасного дея- ния.

Если после совершения преступления лицо заболело вре- менным психическим расстройством, которое препятствует определению психического состояния в момент совершения этого деяния, и в связи с этим нельзя решить вопрос о вменяемости-невменяемости, то данное обстоятельство не позЕ.оляет применить ни ст.21 УК РФ (невменяемость), ни ч.1 ст.81 УК, хотя заболевший может нуждаться в примене- нии принудительных мер медицинского характера. Эта ситуа- ция не предусмотрена действующим российским уголовным, уголовно-процессуальным законодательством. Применительно к прежнему уголовному законодательству данный пробел был восг:олнен специальным постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 13 июня 1985 г. «О применении ст.11 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных рее-

151

пуб^ик».1 Постановление допускало возможность применения к таким лицам принудительных мер медицинского характера до ныхода из временного болезненного расстройства психической деятельности. Существующая ныне практика решает этот вопрос следующим образом: если по заключению экспертов- психиатров обвиняемый после совершения преступления заболел временным психическим заболеванием, не позволяющим решить вопрос о вменяемости, то уголовное дело приос- танавливается до выхода из этого болезненного состояния. Заболевший либо направляется судом на принудительное ле- чение, либо на лечение на общих основаниях. По окончании временного психического расстройства уголовное дело во- зобновляется. Лицо вновь направляется на СПЭ для опреде- ления его психического состояния во время совершения про- тивоправного деяния. Такое решение этого вопроса подтвер- ждено определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Ш.2 Крайне желательно, чтобы это положение имелось либо в новом УПК РФ, либо в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, носящим для всех участников процесса обязательный характер.

Постановка вопроса о характере психического расстройстве. (временное или хроническое) обусловлена тем, что согласно ст.410 УПК РСФСР при наличии хронического психического заболевания лицо освобождается от наказания, если же психическое расстройство носит временный характер, то уголовное дело лишь приостанавливается до его выздоровле- ния (п.4 ст.409 УПК).

  1. Представляет ли обвиняемый по своему психическому состоянию опасность для общества? Объем понятия общест-

’ См.: Е’.едомости Верховного Совета СССР. 1985. №25.Ст.444 2 См.: Еюллетень Верховного Суда России. 1993. №1. С.7

152

венкой опасности лица, совершившего противоправное деяние раскрывается в законе, хотя и не прямо. УК РФ предусмат- ривает, что если невменяемый или лицо, заболевшее; психи- ческим расстройством после совершения преступления по своему психическому состоянию и с учетом характера совер- шенкого им деяния представляет опасность для общества, судом могут быть назначены принудительные меры медицин- ского характера. Отсюда следует, что объем понятия обще- ственной опасности лица, страдающего психическим заболе- ванием, ‘ включает два основных критерия: юридический - факт совершения общественно опасного деяния, предусмот- ренкого уголовным законом, и медицинский - психическое расстройство.

Существенной характеристикой психического расстройстве. является то, что оно в момент совершения противоправного деяния лишало лицо способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими и, обусловив общественно опасное- деяние однажды, может привести к его повторению. Совокупность приведенных характеристик деяния и заболева- ния образует содержание понятия общественной опасности психически больного, которую можно определить как вероят- ность совершения больным нового общественно опасного дея- ния1 при отсутствии изменений в его психическом состоянии и условий, в которых он находится.

С медицинской точки зрения обнаружение у субъекта об- щественно опасного деяния определенного психического рас- стройства обязательно включает знание об общественной опасности деяния. Такое знание по своей природе двойст-

1 См.: Дончев П. Прогнозирование общественной опасности психически больных. - Проблемы о^щей и судеб- ной психиатрии. Материалы симпозиума психиатров социалистических стран. М.1981. С.207-210

153

венко. Во-первых, оно обусловливается обстоятельствами совершения данного конкретного общественно опасного деяния и включает в себя этот факт. Во-вторых, оно определяется: накопленной в судебной психиатрии информации о частоте: противоправных деяний при конкретных видах психических расстройств. Таким образом, вероятность общественно опасного деяния опосредуется диагнозом и в абстрактном виде: присутствует в нем, причем даже в том случае, если данное лицо никаких противоправных деяний не совершало.[

Общественная опасность динамичная категория. Лицо, признанное невменяемым и представляющее общественную опасность в момент совершения общественно опасного деяния, может ее утратить к моменту рассмотрения дела в суде, вследствие изменения медицинского критерия.2 Поэтому нельзя согласиться с мнением А.А. Хомовского, «ч^о обще- ственная опасность - это чисто юридическая категория. Она завксит прежде всего от характера содеянного. И поэтому постановка вопроса об общественной опасности лице, не ос- нове.на на законе и выходит за пределы специальных позна- ний экспертов-психиатров».3

С вопросом об общественной опасности лица тесно связан вопрос о применении или неприменении той или иной принудительной меры медицинского характера.

!5. Нуждается ли обвиняемый в применении к нему прину- дительных мер медицинского характера, и если да, то в ка- ких именно? Некоторые юристы выбор вида принудительного лечения ставят в зависимость от тяжести и характера обще- ственно опасного деяния, а постановку данного вопроса пе-

’ См.: Первомайский В.Б. Понятие «общественная опасность душевнобольного» в судебной психиатрии.. С.60

2 См.: Там же., C.6I

’ См.: Хомовский А.Л. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. М.,

1974.С48

154

ред экспертами-психиатрами недопустимой, выходящей за пределы их компетенции.1 Между тем клинические особенности состояния пациента имеют очень большое значение. Нередко совершивший особо опасное деяние в остром психотическом состоянии больной менее опасен, чем сохраняющий внешние черты правильного поведения, но совершивший относительно не опасное действие больной с бредом.2

‘5.Способен ли обвиняемый по состоянию своего психиче- скохю здоровья правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные по- хазатия?

Показания лица, совершившего общественно опасное деяние является доказательством по уголовному делу (ч.2 ст. 69 и ст.77 УПК). Но в силу психического расстройства оно может быть лишено возможности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, поэтому выяснение указанной возмож- ности играет очень важную роль и направлено на исключение из уголовного процесса ненадлежащих средств доказывания.

  1. Если обвиняемый страдает психическим расстройством, при котором сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, то не относится ли данное психическое расстройство к категории психических недостатков, препятствующих самостоятельному осуществлению права на защиту?

Перечень приведенных вопросов не является исчерпывающим. При расследовании конкретных уголовных дел может возникнуть необходимость в установлении иных обстоя-

1 См.: Там же.С.49.

2 См.: Судебная психиатрия: учебник для ВУЗов/ Под. Ред. Шостаковича Б.В. М. 1997. С. 124.

155

тельств с привлечением специальных психиатрических позна- ний и, следовательно, с помощью судебно-психиатрической экспертизы.

Изучение практики назначения судебно-психиатрических экспертиз показало, что следователи на разрешение психи- атров ставят немало ошибочных, неправильных с точки зрения закона или психиатрической науки вопросов. Например, экспертам дают задание, определить вменяемость обвиняемого в настоящее время; оценить правильность показаний лица; можно ли относиться к показаниям лица как к показаниям психически больного; можно ли использовать показания психически больного в той мере, в какой они не противоре- чат другим доказательствам и др.

Самым распространенным недостатком в постановке вопросов является их неполнота. Так, поставив вопрос о налички или отсутствии психического расстройства и способности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими в момент совершения общественно опасного деяния, следователь не ставит тот же вопрос применительно ко времени производства по делу.

.На многие из недостающих вопросов эксперты-психиатры отвечают самостоятельно, используя предоставленное им за- коном право экспертной инициативы (ч.1 ст.191 УТЛО. Однако полноту формулирования экспертного задания следует, по возможности, обеспечивать всегда, ибо она является важной гарантией полноты экспертных исследований и экспертного заключения.

В связи с этим в целях единообразного применения уго- ловко-процессуального закона, повышения качества предва-

156

ритб^льного следствия и эффективности следственной и су- дебной практики по делам о невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, представляется целесообразным проект УПК РФ дополнить от- дельной статьей, предусматривающей перечень вопросов предназначенных для разрешения экспертами при назначении суде^бно-психиатрической экспертизы. Тем более что опыт законодательного решения этого вопроса имеется и в других государствах. Так, например, в ст. 568 УПК Узбекистана, перечислены формализованные вопросы, которые обязательно выясняются судебно-психиатрической экспертизой.

Дополнить проект УПК РФ статьей 213-1 следующего со- держания:

<:<При проведении судебно-психиатрической экспертизы подлежат выяснению следующие вопросы:

  1. Страдало ли данное лицо в прошлом и страдает ли оно в настоящее время психическим расстройством и если стре.дает, то каким именно?
  2. Страдал ли испытуемый во время совершения инкрими- нируемого ему деяния психическим расстройством, которое делг.ло его неспособным в тот период осознавать фактиче- ский характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? К какой категории бо- лезненных состояний относится данное психическое рас- стройство - хроническому психическому расстройству, вре- менному психическому расстройству, слабоумию, иному бо- лезненному состоянию психики.
  3. Не страдает ли обвиняемый психическим расстрой ством, которое делает его неспособным ко времени произ водства по уголовному делу осознавать фактический харак-

157

тер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими?

  1. Когда началось это психическое расстройство, явля ется: ли оно временным или хроническим?

  2. Представляет ли лицо по своему психическому со стоянию- опасность для общества?

э.Способено ли лицо по состоянию своего психического здоровья правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания?

  1. Если лицо страдает психическим расстройством, при котором сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (без- действия) и руководить ими, то не относится ли данное психическое расстройство к категории психических недос- татков, . препятствующих самостоятельному осуществлению права на защиту?

  2. Нуждается ли лицо в применении к нему принудительных мер медицинского характера, и если да, то в каких именно?

Мотивированные ответы на поставленные вопросы, к которым пришли эксперты-психиатры на основе своих специальных знаний в результате всестороннего, полного, объективного исследования предоставленных материалов излагаются в предусмотренном процессуальным законом письменном доку- менте, являющимся доказательством по уголовному делу - заключении эксперта.

Заключение экспертов- психиатров, как и всякое дока- зательство, подлежит оценке следователем, прокурором, су- дом. При оценке экспертного заключения анализируется его внутренняя структура, а также соответствие его выводов

158

другим доказательствам, собранным по данному уголовному делу. Оценка заключения включает анализ полноты исходных материалов, характера поставленных вопросов, соотзетствия выводов заданию и исследованиям, использования необходимых методов, компетентности и объективности эксперта. Особое внимание следует уделить оценке того, как аргументируется вывод об отсутствии у лица способности осознавать фактический характер своих действий (бездействия) и руководить ими. Переход к этому выводу непосредственно из диагноза (без анализа экспертами особенностей психического состояния в момент совершения деяния) влечет оценку заключения, как необоснованного. Оценивая экспертное за- ключение, следователь должен:

  • проверить соблюдение процессуального порядка подго товки, назначения и проведения экспертизы;

  • проверить, достаточна ли научная квалификация экспертов для ответа на поставленные вопросы, не Е.ЫШЛИ ли эксперты за пределы своих специальных познаний;

  • убедиться в полноте экспертных исследований и экс пертного заключения. Оценивая заключение эксперта с точки зрения его полноты, следователю предстоит ре шить вопрос - отвечает ли заключение на все постав ленные вопросы, содержит ли заключение подробное опи сание психического и соматического состояния лица как :ъо время обследования, так и в момент совершения об щественно опасного деяния. Подробное описание- психи ческого состояния означает, что в заключению обяза тельно должно быть отражено состояние сознания, ин теллекта, воли, эмоциональной сферы. Заключение долж но быть полным, обоснованным и понятным прежде всего

159

для следователя. В акте СПЭ описание соматического и психического состояния подэкспертного должно быть приведено с такой точностью и подробностями, чтобы читающий мог по этим данным сам сделать соответствующий вывод.г - оценить научную обоснованность методов
экспертного исследования и экспертных выводов. На необходимость описания методов научных исследований указывают многие авторы.2 С учетом требований, предъявляемых к доказательствам, выводы экспертов должны быть даны в категорической форме. Предположительные (вероятные) заключения недопустимы.3

Оценив экспертное заключение, следователь либо признаем его выводы полными и достоверными, а установленное экспертом доказательства кладет в основу принимаемых ре- шений, либо назначает повторную или дополнительную экс- пертизу.

В ряде случаев оценить экспертное заключение, а также устранить возникающие в ходе его оценки сомнения помогает допрос эксперта.

Судебно-психиатрическая экспертиза осуществляется врачами органов здравоохранения в соответствии с Инструкцией: о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР от 27 октября 1970 г, которая предусматривает следующие виды экспертиз: экспертиза в кабинете следователя; амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза; стацио-

’ См.: «Судебная психиатрия». М. 1966. С.23

2 См.: Чельцов М.А., Чельцова Н.В. Проведение экспертизы в советском уголовном процессе. М. 1954. С.24; Петрухин И.Л. Оценка заключения эксперта следователем и судом.«Вопросы криминалистики», вып. 6-7. М. 1962 С 103.

1 См. о(> этом подробно: Порядок заполнения медицинской документации по судебной пcиxиaтp^ и (методиче- ские указания). Утверждены председателем постоянного совета по психиатрии Минздрава СССР 21 августа 1981 г. №21-59/пс-81-П/СП//Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие/Под общ. ред. И.Н. Кожевникова. Науч. ред. А.Я. Качанова. Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Изд-во «Спарк», 1997. С 548-554.

160

наркая экспертиза; экспертиза в судебном заседании; заоч- ная и посмертная экспертизы.

В основном в процессе производства по уголовному делу назначается либо амбулаторная, либо стационарная судебно- психиатрическая экспертиза.

Основная, характерная черта амбулаторной судебно- психиатрической экспертизы заключается в однократном ха- рактере психиатрического освидетельствования испытуемого без его длительного экспертного медицинского наблюдения. Предварительно экспертами изучаются все материалы уголов- ного дела, относящиеся к предмету экспертизы, включая медицинскую документацию, если таковая имеется, один из экспертов опрашивает испытуемого и заносит данные психи- атрического опроса в историю болезни. Поэтому ко времени комиссионного освидетельствования эксперты обладают уже значительной по объему информационной базой, достаточной для выдвижения основных экспертных гипотез и экспертных выводов. Возможности амбулаторной экспертизы не столь малы и позволяют на многие экспертные вопросы давать окон- чательный ответ.

Но чаще всего в процессе производства по уголовному делу назначается стационарная экспертиза, которая заключается в длительном наблюдении за испытуемым в психиатрическом стационаре, в условиях которого, помимо клинических, применяются также, лабораторные методы исследования. Очевидно, что следователь исходит из предположения об ограниченности возможностей амбулаторной судебно- психиатрической экспертизы в решении поставленных вопро- сов. Такая практика приводит к тому, что неоправданно

161 большое число подэкспертных направляются в психиатрические: стационары.

.\мбулаторная экспертиза по ряду психических состояний испытуемых правомочна и способна решать все вопросы, ко- торые ставят перед ней органы следствия и суды.

,\мбулаторное исследование целесообразно проводить в отношении заведомо психически здоровых лиц, сомнения в психической полноценности которых, касаются только момента совершения общественно опасного деяния. Чане всего это экспертиза психического состояния лица, совершившего противоправное деяние в состоянии алкогольного опьянения. Эксперты при наличии тщательно собранных материалов, в особенности относительно поведения лица в момент соверше- ния деяния, могут вынести заключение либо о простом алко- гольном опьянении, либо о наличии так называемых «исклю- чительных состояний», в частности патологического опьяне- ния, патологического просоночного состояния и т. п.

Вместе с тем в ряде случаев вопрос о психическом состоянии не может быть решен в условиях амбулаторной экспертизы и требует стационарного обследования. Сюда относятся случаи, представляющие главным образом диагностические’ трудности, с которыми, естественно, связаны трудности оценки состояния подэкспертных.

На практике возникает вопрос о том, кто, следователь или эксперты-психиатры определяют, в какой форме будет проь.едена экспертиза. В процессуальной литературе нет едикого мнения на этот счет. Некоторые авторы считают, что следователь в постановлении о назначении судебно-

162

психиатрической экспертизы не вправе определять оорму ее проЕ.едения.1

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 16 марта 1971 г. разъяснил, «что решение вопроса о способе проведения экс- пертизы путем, например, амбулаторного либо стационарного обследования лица входит в компетенцию эксперта».2

Однако такое решение вопроса нельзя признать верным, так как от выбора формы проведения экспертизы зависит решение многих других сугубо юридических вопросов, которые выходят за пределы компетенции эксперта. Следователь ру- ководствуется не только медицинскими соображениями о трудности распознавания болезни, но и данными иного ха- рактера (тяжесть совершенного деяния, разногласия между леча.щими врачами по поводу диагноза заболевания и т.п.).3 Мы полностью разделяем точку зрения большинства процес- суалистов о том, что определение формы судебно- психиатрической экспертизы должно являться прерогативой того органа, который ее назначил.4

Более 30% опрошенных нами следователей испытывают трудности при производстве по делам данной категории, в связи с тем, что не обладают углубленными специальными позканиями в области судебной психиатрии, 24% кз числа опрошенных испытывают затруднения при назначении судебно- психиатрической экспертизы и постановке вопросов экспер- там, а также при оценке заключений экспертизы в силу

’ См.: Калашник ЯМ. Судебная психиатрия. - М., 1961. С.38; Шостакович Б. В. Клинические предпосылки вы- бора формы судебно-психиатрической экспертизы. - В кн.: Вопросы организации и проведения судебно- психиагрических экспертиз в уголовном процессе. - М., 1973.С.54.

2 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. № 2. С.9.

3 См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М 1985. С. 15’Э.

4 См.: Олькинд П.С. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых, С.26-27; Зинатуллин 3.3. Уго ловно-процессуальное принуждение и его эффективность. С. 116-117;

163

сложности предмета исследования и специальной психиатри- ческой терминологии.

Поэтому следователю необходимо использовать предос- тавленную ст.133 -1 УПК РСФСР возможность проконсультиро- ваться у специалиста в области психиатрии для решения во- просов о необходимости производства экспертизы, о форме ее проведения, составе экспертов, постановке вопросов, круге материалов, достаточных для дачи заключения и т.д.

Согласно статистике, в 90% случаев вопросы о психическом состоянии, направленных на обследование лиц, полностью решает амбулаторная экспертиза. Тем не менее для выяснения этих же вопросов необоснованно назначается стационарная СПЭ, в результате чего не происходит сокращения количества уголовных дел, по которым продлеваются сроки предварительного следствия в связи с проведением стацио- нарных СПЭ. В первом полугодии 1998 г. в Генеральной про- куратуре РФ они продлены по 3069 уголовным делаы, в том числе по 770 делам (25%) по названной причине. По 560 та- ким делам одновременно продлевались и сроки содержания испытуемых под стражей (в 7 3,5 % случаях).3

Остаются достаточно длительными и сроки выполнения стационарных экспертиз, что вызвано рядом причин.

В ГНЦ им. Сербского несвоевременно направляются уголовные дела на испытуемых с материалами, характеризующими их психическое состояние и поведение до совершения, в период совершения и после совершения общественно опасного деяния.

В следственные изоляторы, в которых содержатся испытуемые по месту производства предварительного следствия и

См.: Архив Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ за 1998 г.

164

кудс. они этапируются для последующего перевода в ГНЦ, не направляются копии постановлений о назначении СПЭ и другие необходимые документы.

Администрации следственных изоляторов не всегда представляют в ГНЦ справки с неистекшим сроком действия об отсутствии у испытуемых инфекционных, венерических и ВИЧ- заболеваний; отдельные испытуемые не всегда являются на момент доставки соматически здоровыми. Ведь до направления испытуемых из СИЗО Москвы в ГНЦ медицинские работника: следственных изоляторов отбирают у них различные биологические образцы для анализов и доставляют их в не- сколько’ лабораторий Москвы. Исследования занимают 7-10 дне?: и не всегда выполняются качественно по различным причинам. Срок действия подготовленных справок равен 7 дням. В случае положительного анализа хотя бы по одному заболеванию все исследования в дальнейшем приходиться по- вторять, соответственно затягиваются не только сроки про- изводства судебно-психиатрической экспертизы, но и сроки предварительного следствия по уголовному делу.

Существуют проблемы и в организации этапирования ис- пытуемых из мест ведения предварительного следствия в су- дебко-психиатрические экспертные учреждения. Не всегда об этом уведомляется администрация СИЗО, куда переводятся арестованные обвиняемые перед помещением в стационар. В отдельных случаях запаздывает поступление уголовных дел в судебно-психиатрические экспертные комиссии. Хотя эти не- достатки устраняются в рабочем порядке, изложенное влечёт дополнительные траты времени на производство экспертиз, затягивает сроки расследования.1

’ См.: Исаенко В.Н. Использование возможностей судебно-психиатрической экспертизы. Законность.№ 10. 1998.С5-10.

165

Заявка на доставку испытуемых из ГНЦ в спецотделы СИЗО подается по телефону накануне дня доставки. Количество запрашиваемых и категории испытуемых зависят от числа ос- вободившихся коек в отделениях ГНЦ. Имеют месте факты, когда очередь подошла, испытуемому проведено предвари- тельное медицинское обследование, он имеет отрицательные результаты анализов, но в центре отсутствует уголовное дело на него либо к делу не приобщена медицинская доку- ментация. Возникают ситуации, когда в СИЗО отсутствуют кандидатуры испытуемых из запрошенных ГНЦ категорий (жен- щин, несовершеннолетних и др.). К моменту доставки испы- туемых в ГНЦ у них нередко выявляются вновь приобретенные заболевания, препятствующие помещению на экспертизу.

Перечисленные и другие причины приводят к тому, что не в полной мере обеспечивается заполнение свободных коек в стационаре ГНЦ. За истекший период 1998 г. поступили 7 08 испытуемых из 1127 запрошенных (66,6%), причем было отказано в стационировании 43 из них, поступиЕ.шим без личкых дел, медицинских карт, документов о продлении срока содержания под стражей и т. п.

Несоблюдение каждого из перечисленных условий явилось в 1Э97 г. обоснованным поводом для отказа в приеме 152 испытуемых, доставленных из следственных изоляторов.1

3 целях устранения указанных недостатков необходимо, чтобы следственные и судебные органы строго и неукоснительно соблюдали требования процессуального закона о налички соответствующих оснований для назначения первичных и повторных экспертиз.

1 См.: Архив Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ за 1998 г.

166

В случаях неочевидности признаков расстройстЕ.а волевой сферы, восприятия и мышления целесообразно привлекать специалистов из числа врачей-психиатров для реш€:ния во- просов о необходимости назначения СПЭ. Следует установить порядок, в соответствии с которым направление испытуемых на стационар для производства СПЭ осуществляется следова- телем только при наличии обоснованных данных в исключи- тельных случаях.

При продлении сроков следствия и содержания обвиняемых под стражей в связи с проведением стационарных СПЭ, обратившиеся с ходатайствами об этом прокуроры обязаны контролировать полноту подготовки материалов для СПЭ; приобщение к делам всех необходимых документов, характе- ризующих личность испытуемых; правильность формулировок вопросов экспертам; надлежащее оформление постановлений и других материалов уголовных дел; своевременность этапиро- ванкя испытуемых в места проведения СПЭ.

Проведение судебно-психиатрической экспертизы предполагает глубокое вторжение в сферу личных интересов граждан, ограничение их телесной неприкосновенности, получение от обследуемого сведений личного, интимного характера.

Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР 1970 г. устанавливает, что срок стацио- наркого испытания не должен превышать тридцати дней. В случае невозможности вынести окончательное заключение о психическом состоянии и невменяемости в указанный срок по причине сложности экспертного случая, требующего более длительного стационарного наблюдения, неполноты предос- тавленных экспертам материалов, которые могут быть вое-

167

полнены должностным лицом, назначившим экспертизу, ста- ционарная экспертная комиссия выносит решение о необходи- мости продления срока испытания до шестидесяти дней, а в исключительных случаях, по тем же основаниям, свыше шес- тидесяти дней, но не более трех месяцев.1 Не ясно, что подразумевается в данном положении под «исключительными слу^:аями», позволяющими при наличии тех же самых причин, характерных для продления срока до шестидесяти дней, про- длить его до трех месяцев. Следует, однако, иметь в виду, что срок пребывания испытуемых на стационарной судеб-но- г:сихиатрической экспертизе установлен ведомственными нормативными актами.2

Но нашему мнению, предельный срок нахождения лица на экспертизе в психиатрическом или ином медицинском учреж- дении, а также возможность его продления прокурором или судом, должны быть установлены законом. На наш взгляд, в большинстве случаев месячный срок нахождения лица., совер- шившего общественно опасное деяние, на стационарном об- следовании достаточен для определения его психического состояния. Дальнейшее содержание этого лица в лечебном учреждении, по нашему мнению, возможно на основании выне- сения следователем постановления о продлении срока нахо- ждения лица в медицинском учреждении, которое аналогично постановлению о продлении срока содержания под стражей. Оно должно быть санкционировано прокурором. Основанием для вынесения такого постановления следователем должно служить ходатайство экспертной комиссии о продлении срока исследования. В решении данной проблемы можно использо-

1 Положение о производстве судебно-психиатрической экспертизы в ГНЦ социальной и судебном психиатрии им. ВТ. Сербского. Утверждено ГНЦ социальной и судебной психиатрии им В.П. Сербского 20 февраля 1997 г.

2 Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР, 27 октября 1970 г., ст.23; Положе ние о пэоизводстве СПЭ в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, ст.62.

168

вать опыт других стран, например, § 81 п.5 УПК ФРГ. Поме- щенке в психиатрическую больницу, согласно абз. 1 § 81 не может превышать в общей сложности шести недель. До тех пор, пока не будет восполнен пробел в действующем Уго- ловно-процессуальном кодексе, предельный срок нахождения обвиняемого в психиатрическом учреждении не долхен пре- выше.ть установленных законом сроков заключения обвиняемо- го г.од стражу.

При назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы возникают вопросы, связанные с процессуальным положением лица, помещаемого на стационарное исследование .

Согласно ст.188 УПК РСФСР следователь при производстве зудебно-психиатрической экспертизы может поместить в соответствующее медицинское учреждение для стационарного наблюдения только подозреваемого или обвиняемого. Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления и в отношении которого применена мера пресечения - заключение под стражу, может находиться в качестве подозреваемого не боле^е десяти суток, по истечении которых, оно перестает быть, таковым, - освобождается из-под стражи или ему предъявляется обвинение. Если подозреваемый помещается в психиатрическое учреждение, то по истечении указанного срока, ему необходимо предъявить обвинение или освободить от пребывания в медицинском учреждении, в результате чего стационарное обследование окажется незаконченным. Но ст. 404 УПК РСФСР допускает направление лица, lie называя его ни обвиняемым, ни подозреваемым, на судебно- психиатрическую экспертизу при наличии достаточных данных, что именно это лицо совершило общественно опасное

169

деякие по поводу которого возбуждено уголовное дело и ве- дется расследование. Основания для помещения лица в меди- цинское учреждение в порядке ст. 4 04 УПК PCOCF должны быть указаны в санкционированном прокурором постановлении о назначении экспертизы. Таким образом, по истечении де- сяти: суток пребывания подозреваемого в психиатрическом учреждении он может быть оставлен в нем для завершения экспертизы, но уже в ином процессуальном качестве при ус- ловки, что факт совершения им общественно опасного деяния признан следователем доказанным. 2.2 Допрос эксперта.

Институт использования специальных познаний и науке, техкике, искусстве или ремесле предполагает ограниченный круг носителей таких знаний и определяет проблему передачи результатов работы специалиста или эксперта, субъектам доказывания.

«Многие этапы и элементы оценки достоверности заключения эксперта реально недоступны для следователя и судей, так как они не обладают специальными познаниями, на которых опирается в своих исследованиях эксперт». *

При всей сложности этого вопроса, практические результаты такого взаимодействия сторон (следователя и эксперта) вполне обеспечивает предусмотренная уголовно- процессуальным законом возможность допроса эксперта.

Согласно ст.192 УПК РСФСР следователь вправе допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения в тех случаях, когда не требуется проведение дополнительных исследований.

’ См.: Корухов Ю.Г. Достоверность экспертного заключения и пути совершенствования ее оценки. Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебных экспертных учреждений: Сб. научн. трудов ВНИИСЭ - М., 1986. С. 17.

170

Эксперт допрашивается в тех случаях, когда требуется разъяснение терминов и формулировок; уточнение компетенции эксперта и его отношение к делу; более детальное описание использованных материалов и методик; объяснение расхождений между объемом поставленных вопросов и вывода- ми, а также между членами экспертной комиссии; выяснение, в какой мере выводы основаны на следственных материалах и т. д.

Действительно, эксперты-психиатры в своем заключении при описании данных наружного осмотра подэкспертного, со- стояния его внутренних органов, признаков поражения цен- тральной нервной системы, результатов лабораторных иссле- дований, данных, характеризующих соматическое, неврологи- ческое и психическое состояние, и свидетельствующих о налкчии или отсутствии в этой сфере патологических изме- нений, используют специальную терминологию, не понятную лицс.м, назначившим экспертизу и не обладающим познаниями ь области психиатрии.

Очевидно, что в этих случаях следователь, судья нуждаются в определенного рода пояснениях, которые помогли бы оценить экспертное заключение с точки зрения полноты, истинности и достоверности.

Для оценки заключения экспертов и использования его в процессе расследования в качестве доказательства по уго- ловному делу следователю важно знать его образование, специальность, занимаемую должность и стаж работы в данной области знаний. Поэтому ст.191 УПК РСФСР требует указания этих сведений в заключении любого вида экспертизы. Но довольно часто перечисленные сведения в заключении эксг:ертов-психиатров не приводятся. В связи с этим неко-

171

торые следователи вполне обоснованно уточняют компетенцию эксперта, его профессиональные навыки и отношение к уголовному делу посредством допроса.

В ходе допроса могут быть выяснены обстоятельства, стаьящие под сомнение компетентность и объективность экс- перта или основания для его отвода.

Эксперт-психиатр допрашивается и в тех случаях, когда требуется более детальное описание использованных мате- риалов и методик.

Целесообразно производить допрос эксперта в случаях возникновения неясностей и в целях объяснения расхождений между членами экспертной комиссии.

Эксперт может допрашиваться только после дачи заключения, поскольку его показания являются составной частью заключения, а не самостоятельным видом доказательств. С помс»щью допроса можно дополнить экспертное заключение при условии, что это не потребует от эксперта дополнительных исследований. Допрос эксперта должен ограничиваться пред- метом экспертного исследования.

В связи с этим трудно согласиться с мнением А. К. Пе- денчука о том, «что явка на допрос по поводу данного за- ключения и обязанность давать правдивые показания ставит профессионального судебного эксперта в положение подруч- ного и далеко не соответствует современным условиям работы эксперта и уровню развития судебной экспертизы:». Автор относит- это требование к временам, когда не существовало государственных экспертных учреждений, профессии судебного эксперта как таковой и само заключение эксперта по форме и содержанию было таковым, что в большинстве случаев требовалось личное очное общение следователя или судьи

172

с экспертом. Автор, обосновывая свою позицию, указывает, что к настоящему времени уровень развития теории, методик и практики судебной экспертизы достиг стадии, при которой заключение эксперта представляет собой удостоверенный самостоятельный документ с развернутым доказательственным изложением процесса и результатов исследования, и только в весьма редких случаях может потребоваться очное общ€:ние с экспертом для решения вопросов, связанных с прон.еденной экспертизой.1

В следственной практике может возникнуть ситуация, когда подэкспертный в ходе экспертизы сообщает эксперту о совершении им деяний, неизвестных следствию. Ка?: должен действовать в таком случае эксперт?

Допрос эксперта имеет цель получить разъяснение и до- полнение ранее данного им заключения судебной экспертизы по уголовному делу. Последний является лицом, назначенным в качестве эксперта и отвечающим предусмотренным в УПК требованиям, в то время как такие требования не распро- стри.няются законом на лицо, допрашиваемое в качестве сви- детеля. Положение свидетеля в уголовном процессе сущест- венно отличается от статуса эксперта. Назначение свидетеля зз уголовном процессе состоит в сообщении следователю или суду в установленном порядке сведений о фактах, ставших известными ему благодаря личному или из указанного им источника восприятию. Причем этими сведениями свидетель, как правило, располагает до его допроса, они восприняты им вне производства по уголовному делу. Эксперт в своем заключении сообщает сведения о фактах, которые не были ему известны, но о наличии или отсутствии

1 См.: Педенчук А.К. Заключение судебного эксперта: логика, истинность, достоверность. Дис. HI СОИСК. учен. степени докт. юрид. наук. М. 1995. С 140-141.

173

которых он сделал вывод благодаря своим специальным по- знаниям и на основе исследования соответствующих объектов и материалов дела, предоставленных ему следователем или судом. Эксперт вне производства по делу не имеет никаких сведений об обстоятельствах дела, он знакомится с ними впервые по материалам предварительного и судебного след- ствия в тех пределах, в каких это необходимо ему для дачи заключения1. В противном случае то или иное сведущее лицо не может быть назначено экспертом по делу, а, будучи назначенным, подлежит отводу и должно допрашиваться как свидетель. В Уголовно-процессуальном кодексе закреплено праЕ.ило, в соответствии с которым недопустимо созмещение в одном лице обязанностей свидетеля и эксперта, поскольку иное^ означало бы, что экспертиза может быть поручена ли- цу, незаинтересованность которого вызывает сомнение.

?асполагая сведениями о тех или иных обстоятельствах, имеющих- значение для дела, свидетель незаменим. Эксперт же, напротив, всегда заменим, потому что факты, для ис- следования которых он призван в установленном порядке, существуют объективно в материалах уголовного дела и могут быть выявлены любым другим компетентным специалистом. 2

В заключении эксперта доказательственную силу имеют не только установленные им факты, но и научные положения, на которых основан вывод, а также соображения и доводы, приЕ.одимые в его обоснование. Во всяком случае последние не могут быть отвергнуты следователем и судом без доста- точных к тому оснований и должны получить оценку по суще- ству. Статья 80 УПК устанавливает, что несогласие лица,

’ См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С.434. 2 См.: Петрухин И.Л. Цитир.соч.С.59-60.

174

производящего дознание, следователя, прокурора и суда с заключением эксперта должно быть мотивировано.

В соответствии с правилами, установленными в УПК эксперта можно допрашивать не только по обстоятельствам, от- носящимся к предмету проведенной им экспертизы, но и о состоянии психики подэкспертного - его памяти, эмоцио- нальной сфере, отношении к содеянному, мышлении, о спо- собности связно и последовательно излогать ход событий и пр.

2.3 Допрос в качестве свидетеля законного представителя и близких родственников лица, совершившего общественно опасное деяние.

13 соответствии со ст.72 УПК участие в производстве по уголовному делу законных представителей подозреваемого, обвиняемого не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетеля. В п.8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 2 6 апреля 198 4 г. №4 «О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер ме- дицинского характера» рекомендовано, что суд при необхо- димости может допросить законного представителя лица, стрг.дающего психическим расстройством, в качестве свиде- теля: .1

Вместе с тем ст.51 Конституции РФ гарантирует, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых оп- ределяется федеральным законом. Думается, что правом на откс.з от дачи свидетельских показаний должны иметь не только близкие родственники, но и другие близкие лица,

Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1986. С.832.

175

находящиеся в силу жизненных ситуаций в тесном, непосред- ственном общении с обвиняемым.

Законные представители - это прежде всего близкие люд!-:, которые на протяжении нескольких лет, а иногда и веек жизни, находятся рядом с недееспособным или ограниченно дееспособным, осуществляют уход и лечение, оказывают необходимую физическую, моральную и материальную помощь . Всегда, находясь рядом, непосредственно общаясь, законный представитель знает особенности характера психически больного лица, его поведения в различного рода ситуациях, причины обострения психического расстройства, может предугадать реакцию на негативные или благоприятные для него обстоятельства и довольно часто выступаем «по- средником» в отношениях со следователем, помогает наладить с ним психологический контакт, устранить конфликтную ситуацию. Представляемый безоглядно верит своему предста- вителю, . в любой момент ждет от него помощи и подде-ржки.

Однако в процессе производства по уголовному делу возникает конфликт ценностей - с одной стороны, необходи- мость выполнения свидетелем своего гражданского долга да- вать правдивые показания, а с другой - естественные чув- стве. любви, привязанности, милосердия, которые существуют между людьми. В связи с этим А.Ф. Кони справедливо указы- вал на то, что таинственный голос крови или супружеской привязанности допускает ложь, которая в таких случаях бо- лее близка к внутренней правде жизни, чем объективная хо- лодная истина.1

Существование противоречия между моральными, этическими соображениями и правовыми предписаниями приводят к

1 См.: Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе// Журнал министерства юстиции. 1 №2. №1. С.22.

176

тому, что близкие невменяемого предпочитают вступать в конфликт с законом. Их показания, с одной стороны, один из самых доступных источников, из которого скоре;е всего можко получить интересующую следователя информацию, а с другой - родственники, будучи заинтересованными в исходе деле., могут давать искаженные сведения, не соответствую- щие действительности полностью либо в отдельных деталях. Доказательственная ценность подобных показаний родствен- ников и близких людей сводится к минимуму и не всегда мо- жет содействовать установлению истины по уголовному делу. По данным Адамова Ю.П, свыше 80% лжесвидетелей составляют родственники и иные лица непосредственного окружения об- виняемого .2

Иногда лица, выступающие в процессе производства по уголовному делу в качестве законных представителей, сами совершают преступление, а психически боль

ных лиц оговаривают, заранее зная, что они будут освобож- дены от уголовной ответственности в связи с невменяемо- стью. Давая ложные показания по уголовному делу, они могут склонять психически больного к лжесвидетельствованию, к совершению иных противоправных действий, использовать его для уничтожения доказательств как с целью сокрытия уже совершенного деяния, так и новых. Поэтому в процессе выяснения всех обстоятельств совершения общественно опас- ного деяния, показания родственников и близких людей должны оцениваться критически, следователь обязан сопос- тавлять и сравнивать их с другими доказательствами по уголовному делу.

2 См.: Адамов Ю.П. Борьба с лжесвидетельством. М, 1983. С.7.

177

Поскольку в предмет доказывания по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после; совер- шения преступления, в обязательном порядке входит уста- новление наличия у них психических заболеваний в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент со- вершения общественно опасного деяния и ко времени рас- следования уголовного дела (ст.404 УПК РСФСР), то для ус- тановления этих обстоятельств допрос законных представи- телей не просто целесообразен, он необходим. Кто, как не законные представители наиболее полно отразят сведения о состоянии здоровья подопечного, особенностях его характе- ра, потребностях, интересах, увлечениях, учебе, взаимоот- ношениях в семье, поведении лица до совершения им обще- ственно опасного деяния.

Показания законного представителя необходимо рассматривать не как обязанность, а как его право.1 Е данном случае сохраняются

естественные чувства привязанности, которые существуют между людьми, соединенными узами брака и близкого родства, а также чувства снисхождения к нарушившему закон близ;кому человеку.2

Если свидетель изъявит согласие на дачу показаний по уголовному делу, то его необходимо предупредить об уго- ловкой ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Однако по основаниям, указанным в ст.51 Конституции, сле- дователь не вправе задавать такому участнику процесса во- просы, уличающие его в соучастии в совершении общественно опасного деяния.

’ См.: Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе: Автореф. дисс. <анд. Юрид. наук.-Саратов. 1973. С. 41

2 См.: ИДерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. Пособие. - М.: Издательство «Спарк», 1996. С. 24-25

178

Перед проведением допроса следует разъяснить свидетелю сущность этого права, о чем сделать соответствующую отмб^тку в протоколе.

179 § 3. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ И ОЗНАКОМЛЕНИЯ С МАТЕРИАЛАМИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА.

Окончание предварительного следствия является важным этапом в расследовании любого уголовного дела. Согласно ст.199 УПК РСФСР производство предварительного следствия закё.нчивается:

1) составлением обвинительного заключения;

2) вынесением постановления о прекращении уголовного дела; 3) 4) вынесением постановления о направлении уголовного деле, в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. 5) Но, «завершающий этап расследования не является единовременным актом и не может быть сведен к определенному процессуальному документу, а представляет собой совокупность определенных действий».1

13 какой бы форме ни осуществлялось окончание предварительного расследования, следователь должен быть, твердо убежден в подтверждении собранными доказательствами всех обстоятельств, образующих предмет доказывания по уголовному делу. При этом следователь анализирует и оценивает собранные по делу доказательства с точки зрения их достоверности и достаточности для принятия процессуального решения об окончании расследования.

Признав предварительное следствие оконченным, следователь обязан систематизировать и надлежаще оформить материалы уголовного дела. Систематизация и оформление ма-

1 См.: Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и осуществление права обвиняемого на защиту. М. 1957. С. 14

180

теркалов уголовного дела - эффективное средство контроля следователя за полнотой собранных доказательств, а также за >ix соответствием требованиям закона и относкмости к делу. Поэтому систематизацию материалов уголовнсго дела необходимо проводить не в момент принятия решения об окончании предварительного следствия. Ей следует уделять внимание на протяжении всего расследования, располагая в определенном порядке собранные документы. Этот порядок может изменяться в зависимости от хода дальнейшего рас- следования по уголовному делу. Но окончательная система- тизация’ материалов уголовного дела завершается именно тогда, когда следователь принимает решение об окончании предварительного расследования. Она выступает как подго- товительные действия перед объявлением об этом участникам уголовного процесса и предъявлением им для ознакомления всех материалов уголовного дела в подшитом и пронуме- рованном виде.

В соответствии со статьей 406 УПК РСФСР по окончании предварительного следствия по делам об общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, за- болевших психическим расстройством после совершения пре- ступления, следователь выносит постановление:

1) о прекращении уголовного дела в случаях, преду смотренных ст. 208 УПК РСФСР, или в случаях, когда по ха рактеру совершенного общественно опасного деяния и своему психическому состоянию лицо, его совершившее, не пред- стаЕ.ляет опасности для общества;

2) о направлении материалов уголовного дела в суд при установлении оснований для применения к лицу, со-

181

вершившему общественно опасное деяние, принудительных мер медицинского характера. Уголовное дело подлежит прекращению во всех случаях, когда не будут собраны доказательства, подтверждающие факт участия лица в совершении противоправного деяния, ставшего предметом исследования, и если исчерпаны все возможности для их установления. В этом случае нет оснований говорить о том, что общественно опасное деяние совершено именно этим лицом и поэтому вне зависимости от характера психического расстройства лица уголовное дело подлежит прекращению.

В процессуальной литературе рассматриваются различные точки зрения на возможность прекращения производства по делам о невменяемых на том основании, что лицо не представляет общественной опасности.

Так/ П.С. Элькинд указывает, что следственной практике известны случаи, когда невменяемость лица, совершившего общественно опасное деяние, как и явная нецелесо- образность постановки вопроса о применении к такому лицу принудительных мер медицинского характера очевидна уже в стадии предварительного расследования и поэтому направление уголовного дела в суд в таких случаях ничем не оправдано. По мнению автора, следователь должен дей- ствовать иначе только тогда, когда возникает необходи- мость • в применении таких мер судом в результате судеб- ного разбирательства.1

1 См.: г’лькинд П.С. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых. М: 1959. С.54-57.

182

Аналогичного мнения по данному вопросу придерживаются Н.А.. Якубович, Н. В. Жогин, Ф.Н. Фаткулин, Б.М. Спири- донов .1

]3 юридической литературе существует также суждение, что следователь не может прекратить уголовное дело по причине того, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не представляет опасности для общества, и что такое право должно принадлежать только суду.2

На наш взгляд, последняя точка зрения является правильной. Окончательное решение о признании лица, совершившего общественно опасное деяние, невменяемым, принадлежит только суду. Суд в процессе судебного разбирательства по уголовному делу должен не только решить вопрос о том, является ли лицо опасным для общества и нуждается ли оно в применении принудительных мер медицинского характера, но и проверить: а) насколько полно, всесторонне и объективно проведено предварительное следствие; б) доказан ли факт, что именно это лицо совершило общественно опасное деяние; в) установлено ли наличие психического расстройства в связи с которым лицо не осознавало фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия); г) с соблюдением ли всех требований закона проведена СПЭ и правильно ли

’ См.: Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. М. 1962. С. 129; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М. 1965. С .300; Спиридонов Б. М. Процессуаль- ный поэядок применения принудительных мер медицинского характера. - В кн.: Советский уголовный процесс. Под ред. Д. С. Карева. М. 1968. С.502.

2 См.: Зеликсон Э.С. Процессуальный порядок применения принудительных мер медицинского характера. Алма-Ата. 1957. С. 13; Портнов И.П. Процессуальный порядок применения мер медицинского характера в со- ветском уголовном процессе: Автореф. дис, канд.юрид.наук. М. 1956. С.15-16; Митрохин Н.П. Окончание предварительного следствия в советском уголовном процессе: Автореф. дис… канд.юрид.наук. К иев. 1964. С.16.

183

дана оценка заключению экспертов; д) не нарушались ли в ходе производства по уголовному делу права и законные интересы невменяемого и других участников процесса. Только суд может дать окончательную оценку собранным по уголовному делу доказательствам с точки зрения их дос- таточности для достоверного вывода об общественной опасности лица, совершившего противоправное деяние, и о необходимости или нецелесообразности применения к нему принудительных мер медицинского характера.

Прекращая производство по уголовному делу пс любому перечисленному выше основанию, целесообразно довести до сведения органов здравоохранения о том, чтобы они взяли под наблюдение психически больного.

После того как следователь придет к выводу, что соб- ранные по уголовному делу доказательства подтверждают факт совершения общественно опасного деяния лицом, при- знанным на основании заключения СПЭ невменяемым или заболевшим психическим расстройством после созершения преступления, и признает предварительное следствие за- конченным, он уведомляет потерпевшего и его представи- теля, гражданского истца и гражданского ответчика и их представителей об окончании расследования и разъясняет им, что они вправе ознакомиться с материалами уголовного дела. Следователь предъявляет каждому из участников материалы производства по уголовному делу только в объ- еме, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Об ознакомлении каждого участника процесса с материалами уголовного дела составляется протокол. В протоколе отмечается: кто знакомился с материалами дела; факт разъяснения права на ознакомление с делом; заявленные

184

ходатайства о дополнении предварительного следствия; сведения о том, с какими материалами дела знакомился участник процесса и в течение какого времени.

Участники уголовного процесса могут заявлять различные ходатайства об установлении обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, в любой момент досудебного производства, в том числе при ознакомлении с материалами по окончании предварительного следствия. Необоснованный отказ следователя в удов- летворении ходатайств об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, заявленных участниками уго- ловного процесса, является существенным нарушением уго- ловно-процессуального закона.

Пленум Верховного Суда России указал, что к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, влекущим возвращение уголовного дела на дополнительное расследование, относится «необоснованное отклонение хо- датайств обвиняемого и других участников процесса об установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, если эти обстоятельства не могут быть ус- тановлены судом».г

После ознакомления с материалами уголовного дела по- терпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей следователь обязан предоставить ма- териалы уголовного дела для ознакомления защитнику и законным представителям лица, совершившего общественно опасное деяние. Эти участники уголовного процесса зна- комятся со всеми материалами уголовного дела. Они имеют право выписывать из него любые сведения и в любом объе-

’ См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. Спарк. С.419.

185

ме. Такое положение закона имеет особое значение по рассматриваемой категории дел, где роль названных уча- стников процесса в охране прав и законных интересов лиц, совершивших общественно опасные деяния, особенно велика.

К сожалению, уголовно-процессуальное законодательство не регулирует вопрос о том, может ли законный представитель знакомиться с материалами уголовного дела самостоятельно или только с обязательным участием защитни-„ ка?

Расследование по делам о невменяемых и лицах, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, - это сложная для фактической и юридической оценки категория уголовных дел, в которых сосредоточены сведения о сложнейших процессах психической деятельности человека, содержаться данные о его мнестических и эмоционально- волевых свойствах. Законные представители, не искушенные в тонкостях психиатрии и юриспруденции и не знающие психологических и тактических аспектов расследования по делам данной категории, практически не в состоянии разобраться в сложных вопросах права и процесса и могут их оценить только с участием профессионального юриста. 1 Поэтому, на наш взгляд, ознакомление с материалами уголовного дела указанных субъектов должно осуществляться совместно. К сожалению, изучение практики предварительного следствия по делам данной категории показало, что законные представители допускаются к участию в деле и к ознакомлению с

’ См: Щерба СП. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдаю- щих ф1зическими и психическими недостатками. Дисс. на соискание ученой степени доктора юрид. наук. М. 1990. С.160

186

его материалами лишь в 75% случаев. По остальным изученным нами делам законные представители невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, либо не были допущены к ознакомлению с материалами досудебного производства, либо не были уве- домлены об окончании предварительного следствия и о праве на ознакомление с делом, либо вообще не были признаны та- ковыми, в связи с чем они остались в полном неведении об итогах проведенного расследования и о судьбе близких им психически больных лиц.

Так, по делу Стацик В.М., признанному невменяемым в отношении совершенных им деяний, предусмотренных ст. ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п. п. «а», «б», «в», «е», 295 УК РФ, в связи с обнаруженным у него хроническим психическим рас- стройством, следователь не только не признал кого-либо из близких родственников законным представителем, но даже не сообщил им в Новосибирск о том, что их сын задержан в Мо- скве:, находится в ГНЦ им. В. П. Сербского и суд реиает вопрос: о применении к нему принудительных мер медицинского характера.1

Таким образом, до сих пор в уголовном процессе; грубо нарушаются права и законные интересы процессуально недее- способных лиц, а их законные представители лишаются меха- низмов доступа к правосудию.

13 теории уголовного процесса и следственной практике возникает вопрос о том, следует ли предъявлять для оз- накомления материалы уголовного дела самому лицу, со- вершившему общественно опасное деяние и заболевшему

1 См.: Архив Мосгорсуда. Дело №2-536/98

187

психическим расстройством после совершения преступления.

Одни авторы считают, что лицу, совершившему общественно опасное деяние, материалы уголовного дела для оз- накомления не предъявляются.

Думается, что при решении этого вопроса необходимо исходить из того, способно ли лицо, страдающее психиче- ским заболеванием, участвовать в производстве следст- венных действий, оценивать предоставленные для ознаком- ления материалы уголовного дела.

Ознакомление с материалами дела предполагает определенную мыслительную деятельность, сопоставление и оценку составляющих его документов и зафиксированных в них фактических данных. По мнению Якубович Н.А., решение данного вопроса должно зависеть от характера и степени психического расстройства лица и его состояния в момент окончания предварительного следствия. Возможность предъявления материалов уголовного дела в указанных случаях вытекает из ч.4 ст.404 УПК, в соответствии с которой следователь составляет протокол, если в силу психического состояния невозможно производство следст- венных действий с участием лица, совершившего общественно опасное деяние.2

По окончании предварительного следствия следователь составляет не обвинительное заключение, а постановление о направлении уголовного дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

1 См.: Олькинд П.С.Цит. соч. С.60; Советский уголовный процесс. Под ред. Д. С. Карева. М. 197:5. С.480.

2 См.: Якубович Н.А. Цитир. раб. С.132-133.

188

Хак справедливо отмечает Н.А. Якубович, следователь должен со всей ответственностью подходить к обоснованию своего решения о направлении уголовного дела з суд в отношении невменяемого.

13 этом постановлении излагаются все обстоятельства совершенного общественно опасного деяния, анализируются доказательства, подтверждающие совершение данным лицом конкретных общественно опасных действий, обоснозывается вывод об общественной опасности лица, его совершившего, о его невменяемости и необходимости применения принуди- тельных мер медицинского характера. Требования к анализу собранных по делу доказательств и мотивирозанности выводов в постановлении о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мбр меди- цинского характера должны быть такими же как и в обви- нительном заключении. Постановление о направлении дела в суд при установлении оснований для применения прину- дительных мер медицинского характера поступает в суд, который должен установить соответствие изложенного дей- ствительности .

Названные процессуальные документы имеют много общего: оба формулируют итог предварительного следствия; сходны по своей структуре; в них анализируются и оцениваются доказательства, на основе которых делается окончательные выводы по уголовному делу.

Обвинительное заключение, в отличие от постановления, содержит формулировку предъявленного обвинения и со- ставляется в отношении лиц совершивших преступление.

1 См.: Там же. С. 100.

189

Структура, содержание и правила составления обвинительного заключения достаточно полно регламентированы действующим угловно-процессуальным законом изложены в многочисленных методических рекомендациях, чего нельзя сказать относительно постановления о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

Неурегулированность в законодательстве и недостаточная научная проработка этого вопроса нередко приводит к тому, что следователи допускают правовые ошибки и стилистические погрешности при составлении этого важного итогового процессуального документа. В особенности это касается употребления юридически неправильных или ошибочных понятий и терминов, некорректных формулировок и т.п.

Например, деяние, совершенное невменяемым, зачастую называется «преступлением» или «общественно опасным пре- ступлением» со ссылкой на соответствующую статью УК РФ. А лица., признанные невменяемыми, именуются «обвиняемыми».1

Таким образом, некоторые следователи отожествляют понятая «преступление», «состав преступления» и «общественно опасное деяние», предусмотренное уголовным законом, а также «обвиняемый» и «невменяемый». Между тем все пере- численные понятия совершенно различны по своему содержанию и влекут различные правовые последствия. Деже если лицо заболело психическим расстройством после созершения преступления и ему было предъявлено обвинение, оно также не может именоваться обвиняемым до выздоровления и при- влечения его к уголовной ответственности.

1 См.: Архив Мосгорсуда. Дело №2-567/98

190

Постановление о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицин- ского характера должно быть полным и всесторонним. Струк- турно в нем должны содержаться все необходимые части, а в каждой из них - данные обо всех существенных обстоятель- ствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. По- становление должно быть объективным, обоснованным и моти- вированным. Существенные для дела обстоятельстве должны излагаться так, как они установлены собранными по уголов- ному делу доказательствами. Все утверждения и ЕЫВОДЫ О необходимости направления материалов дела в суд для при- менения принудительных мер медицинского характера должны быть основаны на собранных материалах и доказательствах с указанием источников и листов дела, на которых они зафик- сированы.

Названное постановление должно быть всесторонне грамотным, его необходимо излагать простым доступным языком. Весь доказательственный материал для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера необходимо свести в определенную систему, от стройности которой, в определенной степени зависят быстрота и опе- ративность исследования материалов дела в суде.

Постановление о направлении материалов уголовного дела в суд при установлении оснований для применения при- нудительных мер медицинского характера должно состоять из двух частей: описательной и резолютивной, каждая из которых имеет свои элементы, раскрывающие его содержание .

В нем постановлении должны быть указаны поводы и основания к возбуждению уголовного дела. Этот элемент,

191

как правило, помещается в начале описательной части по- становления и является как бы отправным моментом, ин- формирующим о поводах и основаниях производства по уго- ловному делу, расследование которого завершилось выне- сением процессуального акта о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер ме- дицинского характера.

13 постановлении о направлении такого дела в суд необ- ходимо указать: время, место, способ совершения, ха- рактер и степень общественной опасности деяния,, запре- щенного уголовным законом, характер и размер причинен- ного им ущерба, а также иные обстоятельства, составившие предмет доказывания. Если лицо заболело психическим расстройством после совершения преступления, то в по- становлении должны быть приведены доказательства совер- шения этим лицом преступления.

В постановлении обязательно приводятся сведения о по- терпевшем, что является определенной гарантией права последнего на защиту своих законных интересов. Наличие таких сведений будет способствовать более полному уяс- нению объема причиненного ущерба. Сведения о личности потерпевшего, его поведении в быту, а также в момент и после общественно опасного деяния, способствует уста- новлению и всесторонней оценке обстоятельств, имеющих значение для дела, принятию правильных процессуальных решений.

В постановлении о направлении уголовного дела в суд по указанным основаниям должны быть приведены и исследованы все фактические данные, указывающие на совершение совершение общественно опасного деяния именно этим

192

лицом. Необходимо, чтобы следователь был убежден в пол- ноте собранных доказательств, подтверждающих как факти- ческие обстоятельства общественно опасного его, так и совершение деяния данным лицом.

Доказательства пронизывают всю описательную часть по- становления, поэтому все утверждения, сделанные в нем, должны основываться на фактических данных и подкреп- ляться ссылками на листы уголовного дела. Несоблюдение указанных требований затрудняет изучение постановления и материалов дела, отыскание имеющихся в них доказательств .

В обязательном порядке постановление о направлении дела в суд должно содержать сведения о психическом состоянии лица. Должны быть приведены доказательства наличия у лица психического расстройства в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения общественно опасного деяния и ко времени расследования уголовного дела, а также данные судебно-психиатрического исследования о том, что обнаруженное психическое расстройство в момент совершения противоправного деяния лишало лицо способности осознавать фактический характер и общественную опасность свое;го действия (бездействия) и руководить им, то есть сделало его невменяемым. В постановлении обязательно приводятся доказательства, свидетельствующие о возможности (невозможности) участия лица в производстве следственных действий, о его процессуальной дееспособности в стадии предварительного следствия и судебного разбирательства. Необходимо также изложить сведения биографического характера, производственно-бытовую характеристику, данные

193

о соматическом состоянии здоровья и других особенностях личности.

Ввиду того, что к лицу, совершившему общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, могут быть применены принудительные меры медицинского характера лишь в тех случаях, когда это лицо по характеру содеянного и своему болезненному состоянию представляет общественную опасность, следователь должен оценить и то, и другое, и сделать об этом вывод в постановлении о направлении уголовного дела в суд.

Степень общественной опасности лица предопределяет выбор той или иной принудительной меры медицинского характера. Другими словами, в описательной части постановления необходимо сослаться на уголовно-правовые и уголовно- процессуальные основания направления уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, предусмотренные статьями 21, 97 УК и 4 03 УПК.

В резолютивной части постановления следователь излагает документально подтвержденные сведения о лице, со- вершившем общественно опасное деяние: фамилия, имя, отчество; число, месяц, год и место рождения; нацио- нальность; образование; семейное положение, применение в прошлом принудительных мер медицинского характера, если это имело место, нахождение под опекой или попечи- тельством и т.п. Такие сведения вносятся на основании паспорта или свидетельства о рождении, документа об об- разовании, свидетельства о браке, определения или реше- ния суда и т.п.

194

В этой части постановления следователь, должен квали- фицировать общественно опасное деяние по статье Уголов- ного кодекса, указать на отсутствие таких двух элементов состава преступления, как субъект и субъективная сторона, и сделать вывод о невозможности призлечения лица к уголовной ответственности. Если психическое расстройство наступило после совершения преступления, то следователь обязан привести доказательства и сделать вывод о том, что психическое состояние лица лишает воз- можности применения в отношении него наказания.

Постановление о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера передается в суд через прокурора. Поэтому следователь должен указать в постановлении, какому суду подсудно данное уголовное дело. Об этом сообщается лицу, если позволяет его психическое состояние, защитнику и законному представителю при ознакомлении их с мате- риалами уголовного дела. Такие процедуры дают указанным лицам возможность более четко ориентироваться о движении уголовного дела и знать те органы, в которые могут быть поданы жалобы или необходимые ходатайства.

Хак и иные процессуальные документы, постановление о направлении материалов уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера подписывается лицом, его вынесшим.

Необходимую информацию, которая обеспечивает качест- венное и быстрое изучение и рассмотрение судом и участ- никами уголовного судопроизводства материалов уголовного дела, содержат приложения.

195

X постановлению о направлении материалов уголовного дела в суд должны быть приложены:

L) список лиц, подлежащих, по мнению следователя, вызову в судебное заседание с указанием их места жительства и листов уголовного дела, на которых изложены их показания или заключения: (законный представитель, свидетели, потерпевшие, гражданский истец, эксперты); 2) справки о сроках следствия, об избранной мере пресечения с указанием времени содержания под стражей, о вещественных доказательствах, о гражданском иске, о принятых мерах обеспечения гражданского иска, об устранении причин и условий, способствующих совершению общественно опасного деяния. Постановление вместе с уголовным делом направляется прокурору, который при согласии с постановлением передает дело в суд, а при несогласии возвращает дело для производства дополнительного расследования. При отсутствии оснований для применения принудительных мор медицинского характера прокурор прекращает дело (ч.З ст.4 06 УПК РСФСР).

Прокурор принимает решение о возвращении уголовного дела для производства предварительного расследования, если придет к выводу, что не исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств, что по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона либо неправильно применен уголовный закон, что в деле отсутствуют достаточные основания полагать, что лицо, о котором ведется дело, явля-

196

ется невменяемым или что оно заболело психическим рас- стройством после совершения преступления.

Необходимо отметить, что дело об общественно опасном деянии лица, признаваемого невменяемым, подлежит пре- кращению на общих основаниях, если в процессе производ- ства по уголовному делу не доказано событие общественно опасного деяния либо установлено, что совершенное деяние по объекту и объективной стороне не образует состава преступления, под признаки которого оно подпадает.

При прекращении дела, когда по характеру совершенного общественно опасного деяния и своему психическому со- стоянию лицо, совершившее это деяние, не представляет опасности для общества, но страдает психическим рас- стройством, следователь или прокурор сообщают о нем ме- стным органам здравоохранения (ч.4 ст.406 УПК РСФСР).

197 ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

  1. Исследование убедительно показало, что проблема невменяемости занимает ключевое место при решении вопроса о привлечении или освобождении лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасные деяния, от уголовной ответственности и о применении к ним, принудительных мер медицинского характера.

Поскольку точная дефиниция понятия невменяемости имеет существенное значение для определения круга обстоятельств, подлежащих доказыванию, и принятия законных и обоснованных процессуальных решений по делам о невменяемых, то, на наш взгляд, формулировка статьи 21 УК РФ «Невменяемость» представляется не совсем удачной, она не в полной мере соответствует юридической природе невменяемости и не охватывает ее содержание. Поэтому статью 21 УК РФ желательно изложить в следующей редакции: «Лицо признается невменяемым и не полежит уголовной ответственности, если оно в момент совершения общественно опасного деяния, вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, не Morj:o осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими».

  1. В целях определения правового статуса невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, целесообразно указать Е законе

198

на необходимость принятия процессуального акта, который констатировал бы привлечение рассматриваемых лиц в качестве участников уголовного процесса. Таким актом, на наш взгляд, должно быть постановление, удостоверяющее наличие уголовно-процессуального отношения между указанными субъектами и органом предварительного следствия.

Представляется, что в целях обеспечения законности, предотвращения нарушения прав, личных и имущественных интересов субъектов, страдающих психическим расстройством, в случае сомнения в их психическом состоянии в момент совершения общественно опасного деяния или после его совершения, следователь должен вынести постановление о возбуждении производства по применению принудительных мер медицинского характера при наличии следующих уголовно- процессуальных оснований: доказанность самого события общественно опасного деяния и соотзетствие образующих его фактических обстоятельств признакам конкретного состава преступления (п. 1 ст. 404 УПК РСФСР); совершение общественно опасного деяния данным лицом (п. 2 ст. 404 УПК РСФСР); в случаях сомнения следователя в психической полноценности лица, установление наличия психического расстройства в прошлом, в момент совершения общественно опасного деяния и после него на основе собранных фактических данных.

  1. Лица, страдающие психическим заболеванием, не могут самостоятельно осуществлять свои права и отстаивать свок законные интересы. Они, как никто другой, нуждаются в
    сочувствии, милосердии, поддержке со стороны своих

199

родкых и близких, в допуске к производству по уголовному делу их законных представителей.

Деятельность законного представителя способствует всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств совершения общественно опасного деяния, бол€;е глубокому изучению данных о невменяемом и лице, заболевшим психическим расстройством после созершения преступления.

.Законный представитель по этой категории дел не только вправе, но и обязан участвовать в производстве по уголовному делу, так как это необходимо для охраны прав и законных интересов лиц, которые в силу своего психического расстройства, не могут сами осуществлять свое: право на защиту. Поэтому в целях усиленное: охраны лраь и -законных интересов невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, необходимо осуществить четкую регламентацию процессуального положения, а также порядка вступления в производство по уголовному делу их законных представителей. В этой связи мы полностью поддерживаем новеллы, отраженные в статье 555 Модельного УПК Государств-участников СНГ.

  1. Исследование особенностей и содержания предмета доказывания по делам об общественно опасных деяниях невменяемых обусловлено необходимостью повышения качества предварительного следствия и судебного разбирательства по
    делам этой категории.

Правильное определение содержания и элементов предмета доказывания по делам невменяемых и лиц, заболевших
психическим расстройством после созершения

200

преступления, позволяет четко обозначить границы исследования и круг обстоятельств, сведения о которых необходимы для установления истины и принятия обоснованных процессуальных решений по уголовному делу.

На наш взгляд, в законе содержится неполный перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам этой категории. В процессе расследования по делам о невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, особое значение приобретают фактические (клинические) данные о прогнозе разЕ.ития психического расстройства и возможном выздоровлении субъекта, а также обстоятельства, способствующие совершению общественно опасного деяния невменяемым.

С учетом изложенного считаем целесообразным статью 4 97 проекта УПК РФ «Обстоятельства, подлежащие доказыванию» изложить в следующей редакции:

?:<По делам лиц, в отношении которых ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, должны быть установлены:

1) время, место, способ и иные обстоятельства совершенного ими деяния, запрещенного уголовным законом; 2) 3) совершение деяния, запрещенного уголовным законом, данным лицом; 4) 5) наличие у данного лица психического расстройства в прошлом, степень и характер психического расстройства в момент совершения деяния, после него или во время рассмотрения дела; 6) ?1) . поведение данного лица как до совершения деяния, запрещенного уголовным законом, так и после него;

201

5) фактические (клинические) данные о прогнозе разЕ.ития психического расстройства и возможном выздоровлении данного лица;

5) характер и размер ущерба, причиненного общественно опасным деянием данного лица;

7) обстоятельства, способствовавшие совершению общественно опасного деяния невменяемым».

Специфической чертой расследования деяний невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, является обязательное проведение суде^бно- психиатрической экспертизы, без выводов которой невозможно установить психическое состояние таких лиц. Учитывая, что назначение и проведение недобровольных стационарных судебно-психиатрических экспертиз связано с ограничением свободы личности, было бы желательно в ст.]88 УПК РСФСР и ст.221 Проекта УПК РФ установить праьило, согласно которому в случае, если при производстве стационарной судебно-психиатрической экспертизы представленные в распоряжение экспертов материалы окажутся недостаточными для дачи заключения о вменяемости лица или о его способности к моменту производства по делу осознавать фактический характер свокх действий и руководить ими, эксперт в письменной форме сообщает органу, назначившему экспертизу, и прокурору о неполноте предварительного следствия и о невозможности дать заключение. С момента получения такого уведомления лицо, помещенное в лечебно- психиатрическое учреждение для стационарного наблюдения, освобождается немедленно с санкции прокурора или его заместителя.

202

7)5. В целях единообразного применения уголовно- процессуального закона, повышения хачества предварительного следствия и эффективности следственной и судебной практики по делам о невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, представляется целесообразным проект УПК РФ дополнить отдельной статьей, предусматривающей перечень вопросов предназначенных для разрешения экспертами при назначении судебно-психиатрической экспертизы. 5. ? Проведение судебно-психиатрической
экспертизы предполагает глубокое вторжение в сферу
личных интересов граждан, ограничение их
телесной неприкосновенности.

По нашему мнению, предельный срок нахождения лица на экспертизе в психиатрическом или ином медицинском учреждении, а также возможность его продления прокурором или судом, должны быть установлены законом. На наш взгляд, в большинстве случаев месячный срок нахождения лица, совершившего общественно опасное деяние, на стационарном обследовании достаточен для определения его психического состояния. Дальнейшее содержание этого лица в лечебном учреждении, по, нашему мнению, возможно на основании вынесения следователем постановления о продлении срока нахождения лица в медицинском учреждении, которое аналогично постановлению о продлении срока содержания под стражей. Оно должно быть санкционировано прокурором.

203

Основанием для вынесения такого постановления следователем должно служить ходатайство экспертной хомиссии о продлении срока исследования.

  1. Совершенствование уголовно-процессуального законодательства, регулирующего производство по лрименению принудительных мер медицинского характера :< невменяемым и лицам, заболевшим психическим расстройством после совершения преступления, предполагает, прежде всего, внесение дополнений, уточнений в действующие нормативные акты, включение в них новых норм, регулирующих особенности производства по делам этой категории. Внесение изменений в текущее законодательство дает возможность апробировать действие тех или иных новшеств, тем более, что в настоящее время мы стоим на пороге принятия нового Уголовно-процессуального кодекса.

204 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ, ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ПРИ НАПИСАНИИ

ДИССЕРТАЦИИ.

  1. Нормативные акты:

  2. Конституция Российской Федерации.

2.Гражданский кодекс Российской Федерации.

  1. Семейный кодекс Российской Федерации.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.
  3. Уголовный кодекс РСФСР.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации.
  5. Федеральный закон «О содержании под стражей подозре- ваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15. 07.95 г. // СЗ РФ.1995.№29.Ст.2759.
  6. Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» № 3185-1 от 2.07.1992 г. //Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1992.№33.Ст.1913.

9.Постановление Пленума Верховного Суда СССР №4 от 2 6.04.198 4 г. «О судебной практике по применению, изменению, отмене принудительных мер медицинского характера»/ /Сборник Постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам.- М.,1996.С.242-246.

10.Инструкция о производстве судебно-психиатрической экс- пертизы в СССР. Утверждена Министерством здравоохранения СССР от 27.10.1970 г., согласована с прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Министерством внутренних дел СССР № 10-91/14-70 3.11.1970 г.//Вопросы расследования преступ- лений .Справочное пособие.-М.,1997.С 543548.

205

11.Порядок заполнения медицинской документации по судебной психиатрии (методические указания). Утверждены пред- седателем постоянного совета по психиатрии Минздрава СССР 21.08.1981 г. №21-59/пс-81- /сп.

12.Положение о производстве судебно-психиатрической экс- пертизы в Государственном научном центре социальной и су- дебной психиатрии им. В.П.Сербского. Утверждено ГНЦ соци- альной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского 20.02.1997 г.

13.Положение об амбулаторной судебно-психиатрической экс- пертной комиссии. Утверждено Министерством здравоохранения СССР №06-14/30 от 5.12.1985 г., согласовано с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Министерством внутренних дел СССР и Министерством юстиции СССР. 14.Положение об отделении судебно-психиатрической экспертизы при психиатрической больнице для лиц, содержащихся под стражей. Утверждено МЗ и МВД СССР от 20.06.1975 г.

Международные нормативные документы

  1. Е’.сеобщая декларация прав человека. Принята и провоз глашена Генеральной Асамблееи ООН 217 А (Ш) от 10 декабря 1948г.// Правовые основы деятельности системы МВД России: Сборник нормативных документов.-М.,1996.

Всемирная программа действий в отношении инвалидов.- Нью- Йорк: ООН,1983(на русск.яз.)

  1. Европейская конвенция о защите прав человека и основ ных свобод от 4 ноября 1950г.// Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступ ностью.- М.,1998.

206

17.Международный пакт о гражданских и политических пра- вах// Правовые основы деятельности системы МВД России: Сборник нормативных документов.-М.,1996.

18.Декларация о правах умственно отсталых лиц 1971.

19.Декларация о правах инвалидов 1975г.

20.Декларация о принципах защиты лиц, страдающих психи- ческими заболеваниями, и улучшения здравоохранения в об- ласти психиатрии 1991.

  1. Иниги:

11.Адаменко В. Д. Советское уголовно-процессуальное представительство.Томск.1978.

12.Адаменко В.Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск.1983.

1 З.Адамов Ю.П. Борьба с лжесвидетельством. М.,1983. 2 3 4.Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические: аномалии. М.: Наука,1987. 4 2 5.Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказа- тельств. М.,1964.

1 6.Блейхер В.М.,Крук И. В. Толковый словарь психиатри- ческих терминов/ Под ред.канд.мед.наук Бокова С.Н. В 2-х томс.х.- Ростов-на-Дону, 1996.

17.Богомягков Ю.С. Понятие и признаки общественно опасных действий невменяемых//Региональные проблемы борьбы с преступностью в период совершенствования законода- тельства.- Тюмень,1992.

28.Варфоломеева Т.В. Криминалистика и профессиональная деятельность защитника.-Киев.1987.

207

29.Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. - М.: ЮНИТИ - ДАНА, Закон и право.1999.

30.Волков В.Н. Судебная психиатрия: Учебник.- М.:Издательство БЕК,1998.

31.Волков В.Н. Судебная психиатрия: Курс лекций.-М.: Юристъ,1998.

  1. Вопросы расследования преступлений. Справочное по- собие/Под общей ред.И.Н.Кожевникова.Изд.2-ое,перераб,и доп.-М.: Издательство «Спарк»,1997.

3 3.Вопросы уголовного права и процесса в практике Вер- ховных Судов СССР и РСФСР.,(1938-1978).,1980.

34.Галаган А.И. Особенности расследования органами внуа’ренних дел общественно опасных деяний лиц, признавае- мых невменяемыми,- Киев,1986.

35.Гиляровский В.А. Психиатрия: Руководство, 2-ое изд. М.: Биомедизд.,1935.

Зб.Гукасян Р.Н. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов.197 0.

37.Гуковская Н.И., Долгов А.И., Миньковский Г.М. Рас- следование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних.М.1974.

3 8.Гуткин И.М. Участие защитника на предварительном следствии в советском уголовном процессе.-М.,1966.

3 9.Гуткин И.М. Участники советского уголовного процес- са.М.1970.

<0.Дергай Б. И. Особенности расследования по делам не- вменяемых .-Волгоград,197 6.

<1.Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика. Повбдение. Ответственность. М.: Наука,1982.

208

4 2.Еникеева Д. Д. Популярная психиатрия.-М. :АСТ-ПРЕСС, 1998.

4 3.Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе.М.1965. .

4 4.Закатов А.А. Судебно-психиатрическая экспертиза. Монография. ВВШ МВД СССР.- Волгоград.198 3.

<5.Зеликсон Э.С. Процессуальный порядок применения принудительных мер медицинского характера.-Алма-Ата.1957.

<6.Ильинская И.М., Леснитская Л.Ф. Судебное представи- тельство в гражданском процессе.М.1964.

4 7.Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. Саратов,1968.

48.Калашник Я.М. Судебная психиатрия. - М.,1961.

49.Кальницкий В.В., Николюк В.В. Уголовно-процессуальная деятельность по применению принудительных мер медицинского характера. Омск.1990.

5 0.Капинос В.А. О недостатках в практике расследования дел, подлежащих направлению в суд для применения принуди тельных мер медицинского характера.- В кн.: Ежегодник Ки евской ВШ МВД СССР, Киев, 1970.

51.Карнеева Л.М., Чувилев А.А. Обеспечение законности и обоснованности привлечения в качестве обвиняемого. М.1976.

52.Керимов Д.А. Философские проблемы права.М.1972.

53.Кобликов А. С. Участие защитника на предварительном следствии.// Практика применения нового уголовно- процессуального законодательства.М.1962.

54.Кокорев Л.Д. Участники уголовного процесса. В сб.: Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. N. ,1987.

209

55.Колмаков П. А. Законные интересы лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицинского характера// Осуществление правосудия по уголовным делам. Калининград. 1987.

5 6.Колмаков П. А. Обеспечение прав лица, к которому применяются принудительные меры медицинского характера.-В кн.: Научно-практические проблемы уголовного судопроиз- водства в свете судебно-правовой реформы. Ижевск,1989.

  1. Комментарий к УК РФ. Общая часть. -.. М., Издатель- ская: группа ИНФРА. М - Норма,1996.

58.Комментарий к законодательству Российской Федерации в области психиатрии/ Под общей ред. Министра здравоохра- ненкяРФ,докт.мед.наук,проф.Т.Б.Дмитриевой.-М.: Издатель- стве- «Спарк»,1997.

59.Конах Е.И. Некоторые вопросы предварительного след- ствия, возникающие при обязательном участии защитника по делс.м лиц, имеющих физические и психические недостатки, и по делам об общественно опасных деяниях невменяемых.- В кн.: Расследование и прокурорский надзор за законностью деятельности следователей. Нижний Новгород,1994.

бО.Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов.1978.

61.Коркина М.В.,Цивилько М.А.,Марилов В.В.,Карева М.А. Практикум по психиатрии: Учебное пособие.-М.:Издательство УДН, 1985.

62.Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступле- ния.М.1960.

?.3.Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология - М.: Наука,1982.

210

64.Куцова Э.Ф. Участники процесса, их права и обязанности. М. 1968 .

65.Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уго- ловном процессе (предмет, цель, содержание).М.1973.

66.Ларин A.M. Производство по делам о применении при- нудительных мер медицинского характера. В кн.: У.головно- процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоре- тическая модель. М.,198 9.

67.Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Плани- рование, организация .М. , 1970 .

68.Ларин A.M. Предмет доказывания как объект правовой регламентации. - В кн.: Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности.М.,197 9.

69.Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по применению принудительных мер медицинского характера.-М.,1999.

”, О.Лунц Д.Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. М.: Медицина,196 6.

“/1 .Михайлова Т.А. Производство по применению принуди- тельных мер медицинского характера: Метод. пособие:// ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка.- М.,198 7.

~2.Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права.- Саратов.1972.

“3.Михайлова Т. А. Вопросы совершенствования судебной практики применения принудительных мер медицинского ха- рактера. Вопросы теории и практики уголовного судопроиза- водства.М.,1984.

Z4.Миньковский Г.М. Окончание предварительного рассле- дования и осуществление права обвиняемого на защиту. М. 1957.

211

“/5. Михеев Р. И. Невменяемый: Социально-правовой очерк.- Владивосток: Издательство Дальневосточного ун-та,]992.

“/6. Михеев Р. И. Основы учения о невменяемости.- Владивосток, 1980 .

“/7.Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве.Владивосток,1983.

“8.Морозов Г.В.,Качаев А.К.,Чугунов В.Е. Вопросы орга- низё.ции и проведения судебно-психиатрических экспертиз в уголовном процессе.-М.,1973.

“/9. Морозов Г. В., Печерникова Т. Т., Шостакович Б. В. Ме тодологические проблемы вменяемости- невменяемости//Проблемы вменяемости в судебной психиат рии. —М.,1983.

ЕО.Наумов А. В. Российское уголовное празо.Общая часть.Курс лекций.-М.:Издательство БЕК,1996.

Е1.Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. Изд.2-ое, перераб. И доп.- М.: Издательство «Спарк»,1997.

8 2.Николюк В.В., Кальницкий. Уголовно-процессуальная деятельность по применению принудительных мер медицинского характера. Омск.1990.

Е3.Овчинникова А.П. Сущность и назначение принудительных мер медицинского характера. М.1977.

Е 4. Ожегов СИ. Словарь русского языка . М. , 1968 .

Е5.Особенности предварительного расследования преступ- лений, осуществляемого с участием защитника. Методическое пособие.-М.,1995.

Еб.Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно- процессуальное принуждение.-М.,1985.

212

87.Печерникова Т.П. Судебно-психиатрическая оценка ма- териалов уголовных дел, характеризующих личность подэкс- пертного// Вопросы организации и проведения судебно- психиатрических экспертиз. М.,1973.

Е8.Подготовка следователем материалов для судебно- психиатрической экспертизы. Практическое пособие.-М.,1999.

Е9.Право и психиатрия.-М.: Юрид.лит. ,1991.

90.Производство по применению принудительных мер меди- цинского характера к душевнобольным. Учебное пособие.- Санкт-Петербург,1996.

91.Радаев В.В. Расследование преступлений, совершенных лица.ми с психическими недостатками. Волгоград.- ВСШ МВД СССР. 1987.

92.Радаев В. В. Типичные источники информации о психи- ческих недостатках обвиняемого// Уголовная ответственность и ее реализация.- Куйбышев,198 5.

93.Саркисянц Ю.И. Защитник в уголовном процессе.- Ташкент, 1971

94.Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РЗФСР (Российской Федерации) по уголовным делам.-М.: Издательство «Спарк»,1996.

95.Словарь иностранных слов.М.1987.

9 6.Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе .М.1973.

97.Советский уголовный процесс/Под.ред.Алексеева Н.С., Лукг.шевича В.З.-М.198 9.

98.Советский уголовный процесс/Под ред.С.В. Бородина.М. 1982.

99.Советский уголовный процесс. М.,1980.

213

300.Спиридонов Б.М. Процессуальный порядок применения принудительных мер медицинского характера.-В кн.:Советский уголовный процесс. Под ред. Карева.М.19 68.

]01.Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводством. 1972.

102.Стецовский Ю.И. История советских репрессий. - М.: Издё.тельство «Знак-СП», 1997 .

303.Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника.- М.,1982.

304.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.Т. 1.М.,1968.

3 05.Судебная психиатрия. Учебник/ Под ред.проф.А.С.Дмитриева,Т.В.Клименко.-М.,1998.

3 05.Судебная психиатрия. Учебник для вузов/Под редакцией Жарикова Н.М.,Морозова Г.В.,Хритинина Д.Ф.-М.,1997.

3 06.Судебная психиатрия/ Под ред. Г.В.Морозова.-М.,3986.

3 07.Судебная психиатрия. Учебник для вузов/Под ред. проф.Б.В. Шостаковича.-М.,1997.

3 08.Теория доказательств в советском уголовном процессе.- М.,1973.

3 09.Туленков П.М. Участие представителей на предвари-тель ном следствии.Волгоград.197 6.

310.Уголовное право. Общая часть. Учебник/Под ред.М.П.Журавлева, А.И.Рарога. - М.: Институт международ- ного права и экономики,1996.

311.Уголовно-процессуальное право Российской Федерации/Под ред.П.А.Лупинской.-2-ое изд., перераб. И доп.-М. :К)ристъ, 1997.

214

]12.Уголовный процесс: Учебник для вузов/Под ред.В.П.Божьева.-М.:Спарк,1998.

]13.Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального до- казывания .Казань,1976.

]14.Хомовский А.А. Производство по применению принуди- тельных мер медицинского характера.-М.,1974.

]15.Чельцов М.А., Чельцова Н.В. Проведение экспертизы в советском уголовном процессе. М.1954.

]1б.Шейфер С. А. Сущность и формы собирания доказательств в советском уголовном процессе.М.,1972.

]17.Шимановскии В.В. Правовое положение представителей в уголовном процессе.Л.1977.

3 18.Шишков С.Н. Понятие вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. - В сб.: Проблемы вменяемости в судебной психиатрии.М.,1983.

119.Шишков С.Н. Психические расстройства, как обстоя- тельства подлежащие доказыванию. В кн.: Суд и применение закона. М.1982.

]20.Шостакович Б.В. Клинические предпосылки выбора формы судебно-психиатрической экспертизы.-В кн.: Вопросы оргс.низации и проведения судебно-психиатрических экспер- тиз в уголовном процессе.-М.,1973.

]21.Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство л о делам лиц, страдающих физическими и психическими недостатками.М.197 5 .

]22.Щерба С.П.,Зайцев О. А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. Пособие.-М.: Издательство «Спс.рк», 19 96.

3 23.Элькинд П.С. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых.-М., 195 9 .

215

124.Юридический энциклопедический сло-

варь . //Под .ред. А. Я. Сухарева . - М.гСоветская
энциклопедия, 1984.

125.Ядов В.А.Социологическое исследование: методология, программа, методы.М.,1987.

126.Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия.М.1971.

127.Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия.М. 1962.

12 8.Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России.- М.,1993.

3.Статьи:

12 9.Адаменко В.Д. Процессуальная дееспособность участ- ников уголовного процесса./Правоведение.1978.№4.

130.Боброва И., Метелица Ю. , Шишков С. Основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы по уголовным делам.//Соц.законность.198 6.№2.

331.Богомягков Ю.С. Уголовно-правовая невменяемость: критерии и признаки. Сов.гос. и право,198 9.№4.

132.Вандыш-Бубко В. В. О проблеме дифференцированной судебно-психиатрической оценки психических расстройств с учетом новых законодательных подходов. Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России.1997.№2(91).

133.Големинов Б., Малюков В. Упущения при назначении судебно-психиатрической эксперти-

зы// Соц.законность.1988.№1.

134.Диагноз без сенсаций//Сов . Россия, 1988 , 30 мг.рта.

216

]35.Дончев П. Прогнозирование общественной опасности психически больных. - Проблемы общей и судебной психиат- рии. Материалы симпозиума психиатров социалистических стрс.н. М.1981.

]36.Дубинский А.,Михеенко М., Чангули Г. Резенция на учебник «Советский уголовный процесс:» .Сов.юстиция.1981.№3.

137.Захожий Л., Чугаев А. Гарантии прав невменяемых в судебном разбирательстве// Сов.юстиция.1978.№3.

138.Исаенко В.Н. Использование возможностей судебно- психиатрической экспертизы.Законность.1998.№10.

139.Каган Л. Об участии адвоката на предварительном следствии.//Рад.право.1988.№7.

14 0.Карнеева Л.М.,Кертэ СИ. Проблемы свидетельского иммунитета//Сов.гос. и право.1980.№6.

Ковтун Н. Судебно-психиатрическая экспертиза по уголовным делс.м: предмет и содержание прокурорского надзора .Законность.1998.№1.

141.Колмаков П.А. Правовое положение лица, нуждающегося и применении принудительных мер медицинского характе- ра//Правоведение.1988.№6.

14 2.Колмаков П.А. Права и обязанности лица, нуждающегося: в применении принудительных мер медицинского характере..// Правоведение.1985.№3.

14 3.Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процес- се//Журнал министерства юстиции.1902.№1.

144.Копытов И. Новые вопросы при назначении судебно- психиатрических экспертиз. Законность.1997.№11.

3 45.Корухов Ю.Г. Достоверность экспертного заключения и пути совершенствования ее оценки. Вопросы теории судеб-

217

ной экспертизы и совершенствования деятельности судебных экспертных учреждений: Сб . науч . трудов ВНИИСЭ-М. , 198 6 .

3 4б.Коченов М., Кульчицкий. Определение способности самостоятельно осуществлять свое право на защиту// Соц.законность.1978.№5.

]47.Куцова Э.Ф. Расширять процессуальные права свиде- теля:. Советская юстиция.1965.№22.

3 48.Ларин A.M. Следствие и суд по делам о невменяемых. Соц.законность.1969.№2.

349.Михайлова Т.А. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых. Сов.гос. и право. 1985.№2.

150.Морозов С. В интересах защиты прав граждан.// Сов.юстиция.1990.№9.

351.Назаренко Г.В. Эволюция понятия невменяемости. Го- сударство и право.1993.№3.

152.Насонов.С. Заключение эксперта.

Рос.юстиция.1997.№11.

153.Никандров В.И. Производство по применению принуди- тельных мер медицинского характера и прав личности// Сов.гос. и право.1989.№12.

3 54.Петрухин И. Л. Уголовно-процессуальное принуждение и СЕ.обода личности .//Сов . гос . и право . 1984 .№4 .

3 55.Петрухин И.Л. Оценка заключения эксперта следова- телем и судом. «Вопросы криминалистики»,вып.6-7,М.19 62.

356.Подольная Н. , Мельман Р. Значение судебно- психиатрической экспертизы по уголовному делу// Сов .юстиция.1983.№11.

357.Протченко Б.А. К понятию о невменлемости. Сов.юстиция.197 8.№17.

218

]58.Ромазин С, Михайлова Т. Судебное рассмотрение дел по применению принудительных мер медицинского характера. Советская юстиция. 1985.№1.

159.Сизякин О. Т. Сущность и явление в уголовном про- цессе./Сов. гос. и право.1968.№6.

]60.Российская газета,1999,16 декабря.

161.Холодковская Е., Коканбаева Р. Значение материалов

уголовных дел для судебно-психиатрического заключения. Соц.законность.198 3.№3.

]62.Холодковская Е. ,Боброва И. Какие материалы нужны для судебно-психиатрической эксперти-

зы/ /Соц.законность.197 9.№3.

163.Чувилев А.А. Проблема свидетельского иммунитета в свете задач реформы советского уголовного судопроизводст- ва/ /Укрепление общественного порядка и законности в пра- вовом государстве.М.,1990.

]64.Ширшов М.,Мотовиловкер Я. Психические недостатки обвиняемого как условие обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве//Сов.юстиция.1983.№2.

165.Шишков С. Могут ли психологические и психиатрические; заключения служить доказательствами. Законность . 1997 . №7 .

Збб.Щерба СП. Ограниченные возможности участия в до- казывании и самостоятельном осуществлении защиты лиц с физическими или психическими недостатками./Проблемы пред-

219

варктельного следствия.- Сб.науч.трудов.-М.:ВНИИ МВД СССР,1991.

]б7.Щерба СП. Участие законных представителей в охране прав обвиняемых, страдающих физическими или психическими недостатками.// Проблемы нравственного -следствия и дознания: Сб.науч.трудов.-М.: ВНИИ МВД РФ,1993.

]68.Элькинд П. С. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе.// Сов.юстиция.1968.№9.

4 . Диссертации и авторефераты:

]69.Алексеева Л. Б. Теоретические вопросы систе:мы уго ловно-процессуального права: ~ Авто- реф. дисс.докт. юрид. наук. М. 197 5 .

] 7О.Вицин СЕ. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. Дисс.на соискание ученой степени канд.юрид.наук.М.197 0.

171.Дремина Н.А. Проблемы профессиональной защиты по делс.м о применении принудительных мер медицинского харак- тере.. Автореф. дисс.на соискание ученой степени канд.юрид.наук.Одесса.1991.

172.Колмаков П.А. Процессуальное положение лица, нуж- дающегося в применении принудительных мер медицинского характера. Автореф.кан.юрид.наук. Л.,1985.

]73.Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы по- ложения личности в уголовном судопроизводстве. Дисс:. канд .юрид. наук. Саратов . 1987 .

220

174.Ландо А. С. Представители несовершеннолетних обви- няемых в советском уголовном процессе :Автореф.дисс.канд.юрид.наук.-Саратов .1973.

175.Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уго- ловком процессе: Дисс.докт.юрид.наук.-М. , 197 0.

176.Матевосян Е.А. Участие прокурора по делам о применении принудительных мер медицинского характера. Авто-реф. дисс. ..канд. юрид .наук. М. 1993 .

177.Митрохин Н.П. Окончание предварительного следствия в советском уголовном процессе: Авто- реф.дисс.канд.юрид.наук.Киев.1964.

178.Мухин Г.Н. Криминалистическая характеристика и особенности первоначального этапа расследования общест- венко опасных деяний лиц с психическими аномалиями: Авто- реф.канд.юрид.наук.-М.19 92.

179.Никандров В.И. Общие условия производства предва- рительного следствия в советском уголовном процессе: Ав- торе^ф . дисс…канд. юрид. наук. М. 1973 .

18 0.Педенчук А.К. Заключение судебного эксперта: логика, истинность, достоверность. Дисс.на соискание ученой степени докт.юрид.наук.М.1995.

181.Полшков М.И. Осуществление защиты по делам лиц, стрс.дающих физическими и психическими недостатками: Авто- реф. дисс…канд. юрид. наук. М. 1981.

]82.Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера по советскому уголовному праву. - Авто-реф.дисс. . .канд.юрид.наук. М.,1979.

183.Хомовский А.А. Производство по применению принуди- тельных мер медицинского характера в советском уголовном праве - Автореф . дисс…канд .юрид. наук М.,19 67.

221

184.Шишков С.Н. Доказывание психических расстройств в советском уголовном процессе:

Дисс.канд. юрид. наук. М. , 1983 .

185.Щерба СП. Теоретические основы и особенности уго- ловного судопроизводства по делам лиц, страдающих физиче- скими или психическими недостатками: Дисс.докт.юрид.наук.М.19 90.

18б.Ячкевич А. Г. Процессуальное положение лиц, участ- вующих в производстве по применению принудительных мер медицинского характера. Дисс.канд .юрид. наук.М. 1992:.