lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Андреев, Александр Сергеевич. - Ложное алиби и криминалистические методы его разоблачения : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Ростов н/Д, 2001 195 с. РГБ ОД, 61:01- 12/684-0

Posted in:

РОСТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

АНДРЕЕВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

ЛОЖНОЕ АЛИБИ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ

ЕГО РАЗОБЛАЧЕНИЯ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная

деятельность

Диссертация

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

Заслуженный деятель науки ]\ Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор В.П. Лавров

Ростов-на-Дону - 2001

2

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава I. СУЩНОСТЬ ЛОЖНОГО АЛИБИ И МЕТОДЫ ЕГО ВЫЯВЛЕНИЯ § 1. Понятие, сущность и криминалистическое значение ложного алиби как приема противодействия

раскрытию и расследованию преступлений 9

§ 2. Факторы, детерминирующие формирование

ложного алиби 35

§ 3. Признаки ложного алиби

и методы их выявления 49

Глава II. ТАКТИКА ПРОВЕРКИ И РАЗОБЛАЧЕНИЯ ЛОЖНОГО АЛИБИ § 1. Выдвижение версии о ложности

алиби и планирование ее проверки 57

§ 2. Тактика отдельных следственных действий

по разоблачению ложного алиби 75

§ 3. Взаимодействие следователя и оперативного работника при

разоблачении ложного алиби 115

§ 4. Использование специальных познаний

в разоблачении ложного алиби 130

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 148

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 153

ПРИЛОЖЕНИЯ 163

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Актуальность темы исследования обусловлена тем, что с начала 90-х годов XX века социально- политическая обстановка в России характеризуется рядом негативных явлений, одним из которых является рост преступности и ее качественное изменение. К сожалению, правоохранительные органы не смогли своевременно отреагировать на такое изменение ситуации и быстро перестроить свою работу. Одним из следствий этого явилась недостаточная эффективность преодоления противодействия раскрытию и расследованию преступлений.

Изучению в криминалистике способов сокрытия преступлений и про тиводействия расследованию в целом посвящены работы Р.С. Белкина, И.А. Бобракова, А.Ф. Волынского, СЮ. Журавлева, Г.Г. Зуйкова, В.Н. Ка- рагодина, А.Н. Колесниченко, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина, А.А. Шмидта, Н.П. Яблокова и некоторых других ученых. В этой связи практический и на учный интерес представляет изучение отдельных способов, приемо в противодействия расследованию. На протяжении многих десятилетий уче ные-криминалисты неоднократно отмечали, что одним из распространенных способов уклонения от ответственности и одновременно - приемом противо действия расследованию является выдвижение на допросе подозреваемым или обвиняемым ложного алиби, то есть не соответствующего истине утвер ждения о собственной невиновности в связи с нахождением в момент совершения преступления в другом месте. Между тем, проблема разоблаче ния ложного алиби в современных условиях на уровне диссертационного исследования не разрабатывалась (единственная известная нам диссертация о ложном алиби в криминалистике была защищена А.Т. Тимербаевым в 1975 году).

4

Выявление и систематизация методов разоблачения ложного алиби должны усилить профессиональную подготовку субъектов расследования, повысить эффективность их деятельности, позволят внести определенный вклад в одно из фундаментальных направлений криминалистики - криминалистическую тактику.

Указанные обстоятельства определили выбор темы и направления ее исследования.

Цели и задачи исследования. Целями настоящего исследования является комплексное изучение ложного алиби как приема противодействия предварительному расследованию и выработка рекомендаций по совершенствованию деятельности субъектов расследования, направленной на предотвращение, выявление и разоблачение данного приема.

Для достижения указанных целей автор поставил перед собой следующие задачи:

  • определить понятие ложного алиби; исследовать его сущность и криминалистическое значение; соотнести с такими понятиями f как “сокрытие преступления” и “противодействие расследованию”, произвести анализ его содержания применительно к современным условиям борьбы с преступностью в России;
  • исследовать факторы, детерминирующие формирование ложного алиби;
  • разработать и систематизировать методы выявления ложного алиби;
  • исследовать особенности тактики отдельных следственных действий при проверке и разоблачении ложного алиби;
  • выявить особенности взаимодействия следователя и оперативного работника при разоблачении ложного алиби;
  • исследовать возможности использования специальных познаний при разоблачении ложного алиби.

5

Объект и предмет исследования.

Объектом исследования является деятельность субъектов преступле ния и иных лиц по обоснованию, выдвижению и отстаиванию ложного алиби в ходе расследования и судебного разбирательства, а также дея тельность правоохранительных органов по выявлению, предупреждению и разоблачению ложного алиби.

Предметом исследования являются закономерности объективной дейст- вительности, действующие в процессе обоснования, выдвижения и отстаивания ложного алиби, его установления и разоблачения.

Методологическая основа исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляет материалистическая диалектика, служившая для автора мировоззренческой основой. В процессе подготовки диссертации использованы и такие методы научных исследований, как анализ, синтез, системно-структурный, сравнительно- правовой методы, интервьюирование, анкетирование, анализ содержания материалов уголовных дел.

Правовой основой исследования явились Конституция Российской Фе- дерации, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”, а также подзаконные акты правоохранительных органов.

В своей работе диссертантом использовались материалы научных кон- ференций и семинаров, труды ученых в области уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности, уголовного права, криминологии, философии, социологии, социальной психологии и других наук.

Эмпирическую базу исследования составляют:

результаты изучения и обобщения 180 проанкетированных уголовных дел, возбужденных по ст.ст. 102, 103, 112, 117, 1251, 144, 146, 147, 1481, 206,

6

207 УК РСФСР и ст. 105, 111, 112,114, 115, 126,127, 131, 132, 133, 135, 158, 159, 161, 162,163, 209, 213, 228 УК РФ, в материалах которых было выявлено 214 случаев ложных алиби и соответственно заполнено 214 специально разработанных анкет (по одной на каждый случай ложного алиби). Дела расследовались в органах внутренних дел, прокуратуры и рассматривались судами Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев, Республики Адыгея и г. Москвы с 1989 по 1999 годы. Превышение числа анкет над количеством уголовных дел имеет место по следующим причинам: во-первых, по 37 уголовным делам преступления совершены группой от 2 до 9 лиц (96 преступников); во- вторых, отдельные уголовные дела являются мно-гоэпизодными: от 2 до 57 эпизодов преступной деятельности; в-третьих, 7 преступников заявили ложное алиби 16 раз (в связи с выявлением новых эпизодов их преступной деятельности или утверждали о совершенно другом времени и местонахождении вне места преступления в момент его совершения, то есть фактически заявляли новое ложное алиби, которое, наряду с предыдущим, проверялось органом дознания, следователем, прокурором, судьей);

  • результаты опроса 150 дознавателей, следователей органов внутренних дел.

Научная новизна исследования. Ряд статей, посвященных проблеме ложного алиби (Н.В. Кручинина, В.И. Шиканов), и единственное диссертационное исследование, написанное А. Т. Тимербаевым до 1975 года (Алиби подозреваемого и обвиняемого. - Дисс. …канд. юрид. наук. М.: Академия МВД СССР), не исчерпывали всех проблемных вопросов ложного алиби и требовали их научного исследования в новых условиях работы правоохранительных органов России. Поэтому в нашей работе обосновываются и выносятся на защиту следующие основные положения теоретического и практического характера:

  • понятие ложного алиби как приема противодействия раскрытию и расследо-

7

ванию преступлений;

  • характеристика деятельности субъекта преступления и иных лиц по обосно ванию, выдвижению и отстаиванию ложного алиби;

  • комплекс факторов, детерминирующих выдвижение ложного алиби;
  • практические рекомендации по выявлению, планированию и осуществлению комплекса (и отдельных) следственных действий, направленных на проверку и разоблачение ложного алиби;
  • рекомендации по взаимодействию следователя с оперативным работником при разоблачении ложного алиби;
  • тактические особенности использования специальных познаний для проверки и разоблачения ложного алиби.
  • Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследо- вания заключается в том, что в нем на основе теоретического анализа сформулировано понятие ложного алиби как приема противодействия раскрытию и расследованию преступлений; определены те факторы, которые детерминируют выдвижение ложного алиби; установлены и систематизированы признаки ложного алиби и методы их выявления; изучены особенности выдвижения и планирования проверки версии о ложности алиби, применительно к типовым ситуациям, возникающим в ходе расследования; рассмотрены особенности тактики отдельных следственных действий; выделены эффективные формы взаимодействия между следователем и оперативным работником и наиболее типичные оперативно-розыскные мероприятия; показаны особенности использования специальных познаний при разоблачении ложного алиби.

Содержащиеся в диссертации теоретические положения направлены на повышение профессионального мастерства субъектов расследования в условиях противодействия при разоблачении ложного алиби, на эффективность всего процесса расследования и поэтому могут быть использованы как в

8

учебном процессе по криминалистике, так и в следственной практике.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты работы докладывались диссертантом на международной научно-практической конференции «Серийные убийства и их предупреждение, юридические и психологические аспекты» (г. Ростов-на-Дону 1998г.), на Всероссийском «круглом столе» 15-16 июня 2000 года (г. Ростов-на-Дону) и обсуждались на заседаниях кафедры криминалистики Ростовского юридического института МВД России и Юридического института МВД России (г. Москва). Сформулированные автором научные выводы и практические рекомендации внедрены в учебный процесс этих учебных заведений.

Материалы исследования используются также в практической деятель- ности органов расследования ГУВД Ростовской области.

9

ГЛАВА I.

СУЩНОСТЬ ЛОЖНОГО АЛИБИ И МЕТОДЫ

ЕГО ВЫЯВЛЕНИЯ

§ 1. Понятие, сущность и криминалистическое значение ложного алиби как приема противодействия раскрытию и расследованию преступлений

В этимологическом значении алиби /от латинского alibi/ означает “ где- нибудь в другом месте”1.

Юридический термин «алиби» впервые появился в 1967 году в законо- дательстве Англии2. Несмотря на различия в англосаксонской и российской правовых системах,этот термин с XIX века использовался и русскими дореволюционными учеными.

Термин «алиби» и в настоящее время отсутствует в российском законе, однако, широко используется в уголовном процессе и криминалистике. На наш взгляд, наиболее аргументированными являются взгляды тех авторов3, которые считают, что алиби - факт нахождения обвиняемого в то время, когда совершалось преступление, в другом месте (вследствие чего это преступление физически не могло быть совершено данным лицом).

Проведенное (в 1980 - 1985 г. г.) коллективом кафедры криминалистики Московского филиала юридического заочного обучения при Академии МВД СССР (ныне Юридический институт МВД РФ) исследование показало, что из 1112 дел об убийствах, телесных повреждениях, грабежах, разбойных нападениях, кражах и мошенничестве, с
различными приемами сокрытия,

1 Латино - русский словарь. М: Политиздат, 1949. С. 47.

2 См.: ст. 11 Закона о правосудии по уголовным делам от 27 июня 1967 г.; См., так же Шиканов В.И. «Американизированные» предложения, противоречащие принципу презумпции невиновности // Сибирские криминалистические чтения. Вып. V. - Иркутск, 1995. С. 16-21.

3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М: Юридическая литера тура, 1968. С. 380.

10

ложное алиби было выявлено по 141 уголовному делу, то есть в 12,8% случаев1. По аналогичным преступлениям автором было исследовано 1089 уголовных дел, при этом было выявлено 102 ложных алиби , что составило 10,67% изученных дел. По результатам проведенного коллективом кафедры криминалистики МФЮЗО исследования процент дел с ложными алиби оказался на 2,13% выше, чем при исследовании автора диссертации. Это связано с тем, что базой исследования кафедры МФЮЗО послужили дела с ярко выраженными способами сокрытия, а мы изучали все дела, хранящиеся в архиве и зарегистрированные по линии уголовного розыска. Поскольку дела с ярко выраженными способами сокрытия сейчас составляют более половины всех уголовных дел, то частота встречаемости ложного алиби в делах с ярко выраженными способами сокрытия составляет не менее 21,34% случаев. Таким образом можно сделать вывод, что имеется тенденция к росту числа заявленных алиби, по сравнению с периодом 70-х - 80-х годов XX века.

Определяя понятие ложного алиби, необходимо, на наш взгляд, соотнести его с такими терминами как способ преступления, способ сокрытия преступления и способ противодействия расследованию.

Составной частью криминалистического учения о способе преступления являются научные положения о способах сокрытия преступных деяний и участия в них.

Криминалистическое учение о способе преступления в России получило свое развитие в 60-х - 80-х годах XX века. В разработке этого учения участвовали видные отечественные ученые-криминалисты Р.С. Белкин, Г.Г. Зуйков, В.Н. Карагодин, В.П. Колмаков, А.Н. Колесниченко, В.П. Лавров, И.М. Лузгин, В.Г. Танасевич, Н.П. Яблоков и другие.

См.: В.Е. Сидоров, В.П. Лавров. Расследование преступлений по горячим следам. М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. С. 33.

2 Остальные 112 случаев ложных алиби были выявлены и исследованы путем опроса дознавателей, следователей и судей.

II

Большинство криминалистов, вслед за Г.Г. Зуйковым, под способом со- вершения преступления в течение двух десятков лет понимали “систему взаимосвязанных действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированных совокупностью объективных и субъективных факторов” . В настоящее время сам термин уточнен и криминалисты, вслед за специалистами в области уголовного права, пишут о способе преступления, вкладывая, однако, в это понятие более широкое содержание, чем это делается в теории уголовного права.

Говоря о соотношении способа совершения преступления с его сокры- тием, мы присоединяемся к точке зрения тех авторов, которые считают, что действия по сокрытию могут быть элементом способа его совершения в тех случаях, когда они охватываются единым преступным намерением”.

В последние годы в криминалистической литературе все чаще употреб- ляется термин “противодействие расследованию” (Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, И.Л. Бобраков, А.Ф. Волынский, В.Н. Карагодин, А.В. Кучеров, В.П. Лавров и др.).

Современное развитие криминалистической мысли и складывающаяся негативная обстановка в сфере борьбы с организованной преступностью обусловили необходимость четкого определения этого социального явления. В науке криминалистике уже сделаны попытки на уровне диссертационных исследований, а также в ходе плодотворных дискуссий и проводимых научно-практических конференций, определить содержание данного понятия.

Так, еще В. В. Вандышев писал, что более точным будет употребление термина “противодействие расследованию”, а не понятие “сокрытие преступления” в связи с тем, что первый в этимологическом плане шире второго. По

См.: Зуйков Г. Г. Способ совершения преступлений и способ уклонения от ответ- ственности // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Иркутск: ИГУ, 1981. С. 65.

12

его мнению, обезображивание лица трупа, например, собственно не скрывает преступление, а противодействует расследованию.1

Характерны следующие подходы к решению данной проблемы, опреде- ляющие содержательную сторону противодействия:

  1. Рассмотрение сокрытия как цели и одновременно формы противодействия. Для данного аспекта характерным является подход, предложенный СЮ. Журавлевым, который рассматривает противодействие расследованию как комплекс форм и составляющих их способов по реализации цели сокрытия преступлений, выражающейся в действиях (бездействиях) участников преступной группы и связанных с ним лиц по недопущению вовлечения в сферу уголовного судопроизводства фактических последствий преступлений или их должного использования для решения задач уголовного судопроизвод- ства2. Получается, что сокрытие есть цель противодействия и в то же время его форма, что вряд ли можно признать правильным.
  2. Рассмотрение противодействия расследованию как деятельности субъектов, относящихся к определенным группам.
  3. Так, A.M. Кустов пишет: “Противодействие расследованию рассматри- вается с одной стороны, как активная деятельность, с другой - как система активных действий различных лиц, связанных с событием преступления, препятствующих следователю или судье в достижении объективной истины по уголовному делу и осуществлению правосудия; во-вторых, как целенаправленное пассивное поведение лиц, являющихся носителями криминалистически значимой информации о событии преступления и его участниках, препятствующее осуществлению правосудия и расследованию; в-третьих, как система действий иных лиц, направленных на воспрепятствова-

1 Вандышев В.В. Связь “жертва - преступник” и ее использование в раскрытии и расследовании умышленных тяжких телесных повреждений. Ленинград: ЛВК МВД СССР, 1987. С. 46-47.

2 Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. Нижний Нов город. 1995. С.345.

13

ние достижению объективной истины по одному или нескольким делам и осуществлению правосудия; в-четвёртых, как система действий лиц, не являющихся прямыми участниками преступного события, но в силу определённых обстоятельств, заинтересованных в дезорганизации расследования и его отрицательном исходе1».

  1. Раскрытие понятия с содержательной стороны. На наш взгляд, наибо- лее емким и отражающим внутреннее содержание термина является понятие, предложенное В.П. Лавровым и А.Ф. Волынским, которые считают, что “противодействие раскрытию и расследованию преступлений есть совокупность противоправных и иных действий преступников и связанных с ними лиц, направленных на воспрепятствование установлению истины правоохранительными органами в их деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений ». С этой точки зрения сокрытие есть часть, элемент противодействия; эти понятия соотносятся как общее (противодействие) и частное (сокрытие).

Исследуя проблему ложного алиби как одного из приемов сокрытия преступления и одновременно противодействия расследованию, мы исходили из того, что как сокрытие преступления, так и противодействие расследованию существуют в объективной действительности, отражаются в окружающей среде и соотносятся как частное и общее.

Проанализировав имеющиеся точки зрения авторов, а также полученные результаты своего исследования практики, мы полагаем, что главной конечной целью субъекта выдвижения ложного алиби является необоснованное решение лица, производящего расследование или суда (о прекращении в

Кустов А. М. Механизм преступления и противодействие его расследованию. Ав- тореферат дисс. … докт. юрид. наук. М., 1996. С. 8.

ВОЛЫНСКИЙ А. Ф., Лавров В. П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации // Материалы научно - практической конференции. М.: ЮИ МВД России, 1997. С. 95.

14

отношении субъекта алиби уголовного преследования, назначении более мягкого наказания, чем следовало бы, и др.).

Ложное алиби выступает как элемент способа противодействия, при этом содержание деятельности по его реализации тесно связано и взаимообу- словлено с различными другими приемами противодействия.

Рассмотрим следующие основные проблемы, относящиеся к содержанию и назначению ложного алиби:

  1. Субъект ложного алиби и субъект выдвижения ложного алиби, их со- отношение.
  2. Содержание деятельности субъекта ложного алиби и связанных с ним иных лиц.
  3. Объект, на который направлена данная деятельность.
  4. Криминалистическое значение ложного алиби.
  5. Субъект выдвижения ложного алиби и иные, причастные к нему лица. Проблема субъекта алиби имеет уголовно - процессуальный, уголовно - правовой и криминалистический аспекты, от выбора которых и зависит, с каких позиций рассматривать содержание данного термина.

Существует три группы подходов к понятию субъекта алиби: субъект - лицо, заявившее об алиби подозреваемого (обвиняемого); субъект - исполнитель преступления; субъект - участник преступления, а также свидетель или потерпевший.

Мы считаем, что, независимо от результатов проверки алиби (установ- ления его истинности либо ложности), круг лиц, которые могут выдвинуть его, должен быть одинаковым. В связи с тем, что вопрос в отношении исполнителя преступления достаточно широко рассмотрен в криминалистической и процессуальной литературе, попытаемся определить, в каких случаях, наряду с исполнителем, алиби может быть выдвинуто организатором, подстрекателем, пособником. На наш взгляд, для решения этой проблемы необходимо

15

четко разграничить два понятия: 1) субъект ложного алиби; 2) субъект выдвижения и обоснования ложного алиби.

Под субъектом алиби мы понимаем лицо, в целях доказывания неви- новности которого выдвинуто алиби. Субъект выдвижения и обоснования ложного алиби - лицо, участвующее в реализации данного приема противодействия. В ряде случаев указанные субъекты могут совпадать (90% случаев), в других случаях (10%) - они различны. Исследуя проблему субъекта алиби, мы столкнулись с рядом трудностей, в первую очередь связанных с тем, что в науке уголовного права вопрос о формах соучастия на протяжении многих десятилетий является спорным и до сих пор ученые не пришли к единообразному решению.

Представляется необходимым рассмотреть вопрос о субъекте алиби, исходя из характера организованности преступной группы, а также характера связей между соучастниками и наличия единого замысла на выдвижение алиби.

Изучение юридической литературы и анализ уголовного закона позво- ляет выделить следующие, по характеру организованности, группы :

1) группы без распределения ролей (в смысле ч.1 ст. 35 УК РФ). 2) 3) группы с распределением ролей (в смысле ч.2, 3,4 ст. 35 УК РФ). При этом, если для первой группы характерным является простой вид 4) соучастия, при котором каждый является соисполнителем преступления независимо от объема выполнения объективной стороны состава преступления (а значит, каждый из соучастников может быть субъектом алиби), то для второй группы характерным является сочетание как простого, так и сложного соучастия. Для сложного соучастия все действия должны находиться в причинно-следственной связи, а роли соучастников четко распределены.

Исходя из полученных результатов исследования следственной и су- дебной практики, можно выделить два характерных вида
поведения

16

подозреваемых, обвиняемых и подсудимых при выдвижении ложного алиби в ходе расследования и судебного разбирательства:

  1. Лицо, версия о совершении преступления которым проверяется, может иметь заранее подготовленное алиби, выдвигаемое в случае наступления уголовного преследования, особенно задержания в качестве подозреваемого.
  2. Один из участников признается в совершении преступления, о котором стало известно правоохранительным органам (при этом группа обеспечивает получение “доказательств”, подтверждающих данный факт), а остальные заявляют о своем алиби. Как показывают проведенные рядом ученых - криминалистов исследования , в 60% случаев, если разоблачен один или несколько членов преступной группы (организации), на предварительном следствии ими принимаются следующие меры: используются коррумпированные связи (в 20% случаев), даются ложные показания, целью которых является вывести других членов преступной группы (организации) из-под уголовного преследования. Распространенными приемами противодействия в данном случае являются ссылки на заранее подготовленное ложное алиби (11% случаев), воздействие на свидетелей и потерпевших, самооговор. Чаще всего ложное алиби готовится для представителей высшего и среднего звена иерархии преступной группы (организации), причем такое алиби подтверждается заранее сфабрикованными документами, показаниями свидетелей (в том числе и не являющихся членами группы). Следует иметь ввиду, что субъектами алиби могут быть любые соучастники. Само же преступление является таким, где необходимо физическое нахождение субъекта в месте его совершения.
  3. 1 См.: Яблоков Н.П. в книге “Основы борьбы с организованной преступностью”. М.
  4. С. 259. По результатам нашего исследования в 16,39 % случаев (30 раз) в ложных заявлениях об алиби субъекты делали ссылки на 41 соучастника.

17

Сам субъект алиби, независимо от его ролевого участия в группе, может находиться в процессуальном положении подозреваемого, обвиняемого и подсудимого. В содержание понятия “субъект ложного алиби”, на наш взгляд, следует включить также лицо, которое заподозрено в совершении преступления, но еще не задержано в порядке ст. 122 УПК РСФСР, либо к нему пока не применена мера пресечения (заподозренный). Данный термин возник по той причине, что круг лиц, версия о совершении преступления которыми проверяется, гораздо шире круга лиц, подпадающих под признаки ст. 52 УПК РСФСР1. В соответствии со ст. 52 УПК подозреваемым признается лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. Однако, как показывает анализ следственной практики, нередки случаи, когда при расследовании преступлений лицо не задерживается в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а также нет необходимости избирать меру пресечения, нет достаточных доказательств для предъявления обвинения, но есть основание заподозрить лицо в совершении преступления. В данной ситуации лицо фактически подозревается следователем, но не является подозреваемым по УПК.

На практике такой заподозренный допрашивается в качестве свидетеля. Однако тогда нарушается либо ст. 51 Конституции РФ (“Никто не обязан свидетельствовать против себя”), либо требование ст. 158 УПК РСФСР: (“Следователь предупреждает свидетеля об ответственности за отказ или уклонение и за дачу заведомо ложных показаний”).

Включить такого “свидетеля” в содержание понятия субъекта ложного алиби представляется целесообразным. До устранения законодателем существующих противоречий между нормами уголовно - процессуального закона и Конституции РФ, мы считаем возможным использовать такой тактический

См.: Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. С. 5.

18

термин, как заподозренный (12,48 % случаев, от всех исследованных субъектов ложного алиби), и включить это лицо в число субъектов алиби.

Исследовав примеры и другие аргументы, которыми оперируют ученые1, считающие необходимым в содержание исторически сложившегося термина “субъект ложного алиби” включить свидетеля и потерпевшего, мы не можем согласиться с этой позицией. Если для подозреваемого и обвиняемого давать показание - это право, а не обязанность, а утверждение об алиби -средство защиты, то для свидетеля - это его прямая обязанность, а в случае установления ложности данных им показаний (в отличие от подозреваемого и обвиняемого) наступает уголовная ответственность. Ложные показания свидетеля и потерпевшего не только образуют состав преступления, но и представляют собой типичные, к тому же распространенные приемы противодействия расследованию преступлений.

В целом же круг субъектов деятельности по противодействию рассле- дованию шире круга субъектов по сокрытию преступления2.

Проведенное нами исследование показало, что, кроме субъекта ложного алиби, можно выделить следующие группы лиц, обосновывающих ложное алиби этого лица (т.е. субъектов выдвижения ложного алиби):

  1. Лица, вступившие в сговор с субъектом ложного алиби: а) соучастники; б) лжесвидетели (знакомые, сослуживцы, лица, ранее не знакомые с субъектом алиби, но специально подготовленные участниками преступной группы).
  2. Добросовестные свидетели, введенные в заблуждение относительно даты и времени пребывания совместно с ним: а) знакомые; б) сослуживцы.
  3. 1 См.: Кручинина Н.В., Шиканов В.И.. Алиби: теоретические проблемы и их при кладное значение в уголовном судопроизводстве. Иркутск: ИГУ, 1992.

2 См.: Бобровский И.В. О совершении противодействия расследованию и сокрытию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступле ний и меры по его нейтрализации. Материалы научно - практической конференции (29- 30 октября 1996 г., г. Руза). М.,1997. С. 104-106.

19

Деятельность по реализации ложного алиби. Содержание основных компонентов человеческой деятельности в полной мере распространяется на ее специфическую разновидность - преступную деятельность. В связи с этим наукой криминалистикой заимствован ряд общих положений психологии человеческой деятельности и ее компонентов.

А.Н. Леонтьев отмечал: «Деятельность - это не реакция и не совокупность реакций, а система, имеющая строение, свои внутренние превращения и переходы. Совокупность действий, операций, поступков образуют деятельность1».

Связь компонентов человеческой деятельности может быть выражена следующим образом: человеческая деятельность побуждается мотивом и определяется целью, реализуется путем решения задач через действия, операции, элементарные движения субъекта, выполняемые с помощью ору-дийно-инструментальных средств, направленных на изменение исходного объекта2.

Объектом исследования криминалистической науки является деятель- ность двух типов: 1) преступная деятельность; 2) деятельность по раскрытию и расследованию преступлений.

Под организованной преступной деятельностью как общественно опас- ным социальным явлением мы понимаем сложную системно- структурную совокупность преступников, организованных преступных формирований и деятельности этих субъектов в целях получения незаконных доходов и иных выгод3.

Анализ юридической литературы показывает, что преступная деятель- ность определяется прежде всего в соответствии со стадиями преступления.

См.: Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М: Политиздат. 1975. С.82

2 См.: Криминалистика. Т.1. М.: Академия МВД России, 1995. С. 79.

3 См.: В.П. Лавров в Курсе лекций по криминалистике для слушателей следствен ного факультета ЮИ МВД России. Выпуск 12 / Под. ред. доктора юридических наук, профессора Е.Р. Российской. М.: ЮИ МВД России, 1999. С. 63.

20

Так, Р.С. Белкин пишет, что стадии, из которых складывается преступная деятельность - это подготовка, непосредственное совершение преступлений и сокрытие последствий. Хотелось бы отметить, что преступная деятельность в целом не только представляет собой переход от одной системы действий к другой (способ подготовки - способ совершения преступления - способ сокрытия), но и в процессе осуществления такой деятельности деяния, подпадающие под действие статьи УК РФ, перекрещиваются, взаимодействуют с действиями некриминального характера, образуя при этом сложную структуру (например, в способ подготовки могут входить действия по пред- варительному изучению личности, подбору будущих свидетелей, которые могут “подтвердить” ложное алиби)1.

Мы согласны с мнением тех авторов, которые считают, что деятельность по обоснованию ложного алиби является одной из составляющих преступной деятельности, хотя и не всегда образует состав какого-либо преступления. Закон представляет обвиняемому право на защиту всеми возможными средствами, если при этом не нарушаются нормы уголовного права или процесса; фактически позволяет в некоторых случаях защищаться от возникшего подозрения и предъявленного обвинения, прибегая к противодействию (в частности, выдвигая ложное алиби). Однако, проведенное исследование показало, что деятельность по реализации такого приема противодействия, как выдвижение ложное алиби, может носить и противоправный характер (например, в связи с преступлениями, предусмотренными ст. ст. 294, 303, 307, 309 УК РФ).

В деятельности по реализации ложного алиби можно выделить сле- дующие сменяющие друг друга системы действий:

  • обоснование ложного алиби;

  • выдвижение ложного алиби;
  • отстаивание ложного алиби.
  • 1 См.: Белкин Р.С. Указанная работа. С.80.

21

Содержание обоснования ложного алиби. Обоснование ложного алиби - действия по созданию искусственных доказательств якобы существующего алиби. Данные действия совершаются для того, чтобы придать правдоподобность не соответствующему истине утверждению заподозренного, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого о своем алиби. Как показывает проведенное нами исследование, ложное алиби обосновывается доказательствами в 85,51% случаев. В 14,49% случаев ложное алиби не обосновывается, т.е. выдвигается голословно. Ложное алиби, соединенное с искусственными доказательствами, имеет место тогда, когда субъект обоснования алиби путем определенных действий (формирует, формулирует) представляет несоответствующие истине сведения (данные) относительно места нахождения подозреваемого и обвиняемого вне места преступления в момент его подготовки, совершения и сокрытия следов.

Обоснование ложного алиби - действия субъекта алиби и иных лиц по подготовке “подставных свидетелей”, вещественных и письменных доказательств с целью их дальнейшего использования при выдвижении ложного алиби.

Одним из распространенных способов обоснования ложного алиби яв- ляется подготовка “подставных свидетелей”. Проведенное нами исследование выявило закономерные связи выдвижения ложного алиби с таким распространенным приемом противодействия расследованию, как воздействие преступников на свидетелей и потерпевших (50,81 %). В криминалистической литературе на проблему воздействия преступников на свидетелей и потерпевших в последнее время обращено пристальное внимание. Данная проблема была затронута в ряде работ В. В. Вандышева, В. Н. Карагодина; на уровне специального диссертационного исследования впервые ее разработал И. А.

22

Бобраков . “Такое воздействие, - писал он, - можно определить как осуществляемые с целью уклонения от уголовной или гражданско- правовой ответственности за содеянное преступное деяние (комплекс действий) преступника или иных, связанных с ним лиц по склонению свидетелей, потерпевших к ложным показаниям, направленное на противодействие уголовному судопроизводству”. При склонении свидетелей или потерпевших ко лжи субъект воздействия обычно применяет насилие, угрозу насилия, шантаж, подкуп, уговоры. Проблема насилия наиболее разработана специалистами в области уголовного права. Ученые в области уголовного права, как известно,различают психическое и физическое насилие. Даже такие виды воздействия, как уговор или подкуп свидетеля, несут в себе элемент насилия над личностью. В уголовно - правовом аспекте данные действия в структуре деятельности по реализации ложного алиби преследуется уголовным законом по ст. 309 “Подкуп или принуждение к даче показаний или принуждение к неправильному переводу”. В отличие от УК РСФСР (ст. 183) законодатель к квалифицирующим признакам данного состава отнес виды насилия и отдельно выделил в качестве одного из отягчающих признаков деяние, совершенное группой. В случае же, когда защитник создает искусственные доказательства и предоставляет их органу, расследовавшему преступление, данное деяние квалифицируется по ранее не существовавшей и введенной новым УК ст. 303 “Фальсификация доказательств”.

Кроме указанных способов создания ложного алиби (уговоры, подкуп, насилие), можно выделить более сложный способ, который заключается в об-

1 Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и крими налистические методы его преодоления. Дисс канд. юрид. наук. М.: ЮИ МВД России.

  1. С.16.

При сравнении результатов исследования И. А. Бобракова с нашими, была выявлена интересная закономерность, которая заключается в том, что практически одинаково преступники и иные заинтересованные лица воздействуют как на посторонних свидетелей-очевидцев данного преступления (25,8%), так и на подготавливаемых свидетелей ложного алиби (27,86%), находящихся в близких родственных отношениях с преступником.

23

мане используемых лиц о времени местонахождения субъекта алиби в определенном месте (29,52% случаев).

Анализ следственной и судебной практики показал, что обвиняемый и связанные с ним лица для обоснования ложного алиби используют следующие способы обмана:

I. Полный обман (когда, например,факт встречи обвиняемого и будуще го свидетеля не имел места).

Сущность этого способа обмана заключается в том, что субъект алиби утверждая,что находился (встречался) с лицом вне места преступления в момент его совершения, надеется на то, что это лицо в силу различных причин (забывчивости, алкогольного опьянения, большого периода времени, постоянного посещения субъектом алиби этих мест, родственных или семейных связей и т.п.) подтвердит их совместное местонахождение в момент совершения преступления, либо указывает на встречу с неизвестным лицом.

II. Частичный обман (когда факт встречи или визуального наблюдения свидетелем обвиняемого имел место).

а) Обман без подготовки.

События, которые происходили в реальности, до или после совершения преступления (встречи субъекта алиби со знакомыми или незнакомыми лицами), переносятся при заявлении ложного алиби на время совершения преступления, или остается такой промежуток времени, за который невоз- можно преодолеть расстояние от местонахождения со свидетелем к месту преступления и наоборот.

б) Обман с подготовкой.

Незадолго до или после совершения преступления субъект алиби появ- ляется в людном месте, а в случае его задержания утверждает, что был во время совершения преступления на этом месте и лица, которые там находились, могут это подтвердить.

24

Так, Гринев, Коленцев, Пилев по заказу Ефремова совершили убийство К., в 17 часов 30 мин. 18 января 1991 года в г. Ростове-на-Дону.

Допрошенный в качестве заподозренного Пилев пояснил, что в интере- сующее следствие время он находился на работе и указал на лиц, которые якобы видели его в это время. Допрошенные свидетели опровергли алиби Пилева, после чего он сознался, что совершил убийство К. с Гриневым и Ко-ленцевым, по заказу Ефремова. При этом пояснил, что Гринев и Пилев подготовили себе ложное алиби: на случай их задержания они будут утверждать о совместном нахождении в ресторане «Арагви» в момент свершения преступления, поскольку после совершения убийства они действительно поехали туда отдыхать (они часто в этом месте отдыхали и их знает обслуживающий персонал)1. Гринев и Пилев пытались обмануть обслуживающий персонал «Арагви» относительно их нахождения в ресторане в момент совершения убийства К. и тем самым обосновать ложное алиби.

Наряду с вышеперечисленными способами обмана при обосновании ложного алиби, в следственной практике встречаются и более сложные способы обоснования ложного алиби. Приведем пример. Зам. директора завода Прошин убил (из пистолета) вечером в коридоре конторы директора Миронова, внедрявшего систему Хаббарда и хотевшего уволить своего друга Миронова за запои. На место убитого пришел Ваксман, и его Прошин тоже решил убить, но для этого использовать уже других лиц - по найму. Он нанял двух ранее судимых автослесарей Зандера и Горелкина. Ваксман 13 января 1999 года около 19 часов выехал с территории завода и исчез. За рулем служебной «Волги» он находился сам, водителя у него в то время не было. Спустя два месяца нашли машину («Волгу» Ваксмана), а в багажнике труп Ваксмана.

Из приговора Ростовского областного суда .Уголовное дело № 9176232.

25

Когда преступление раскрыли, оказалось, что 13 января 1999 года в конце рабочего дня Вячеслав Ваксман пришел в заводской гараж. Там Зан-дер и Горелкин ремонтировали его служебный автомобиль. Директор, сердясь на медлительность, стал их отчитывать, в этот момент Зандер сбил Ваксмана с ног, а Горелкин приказал Зандеру закрыть гаражную дверь, сам же накинул на шею Ваксмана провод и задушил его. После чего Горелкин одел на себя шапку и пальто Ваксмана, а Зандер поместил труп в багажник автомобиля. Горелкин сел за руль автомобиля («Волги» Ваксмана ), как директор выехал с завода, пока Зандер отвлекал охранников разговорами1. Охранники завода подтвердили выезд директора. Так Зандер и Горелкин обманули охранников относительно факта и времени выезда с завода Ваксмана и тем самым подготовили себе ложное алиби.

Подготовка документов и иных вещественных доказательств.

Подготовка документов - действия заподозренного и иных причастных к нему лиц по изготовлению, подделке, покупке, иных способах приобрете- ния документов, в которых отражены не соответствующие истине сведения о будто бы имевшем место нахождении субъекта вне места преступления в момент его совершения (3,27% случаев).

Субъект ложного алиби и иные лица воздействуют на объект неживой природы - документ. В связи с этим целесообразно рассмотреть основные виды содержания таких документов в их взаимосвязи с действиями лиц по обоснованию ложного алиби.

/. Документ, содержание которого является предметом воздействия. Любое воздействие требует у его субъекта наличия средств двух видов: интеллектуальных, в виде знаний и умений, сформированных на их основе навыков, и материализованных или орудийно-инструментальных.

1 См.: И. Гамаюнов. Путь наверх //Дорожный патруль,1999. №6. С. 24. Все участники убийства Ваксмана осуждены Московским городским судом к длительным срокам наказания.

26

Предметом деятельности по обоснованию ложного алиби чаще всего является содержательная часть документа, которая фальсифицируется либо непосредственно, либо опосредованно, под воздействием общественных отношений.

Проведенное нами исследование практики и анализ юридической лите- ратуры показали, что в структуре деятельности по обоснованию ложного алиби можно выделить такой приём противодействия расследованию, как подделка документов. Подделка документов при обосновании ложного алиби, как и вообще, может быть полной или частичной.

Технология подделки документов и виды такой деятельности достаточно широко освещены в криминалистической науке, поэтому рассмотрим деятельность по обоснованию ложного алиби как воздействие на объект с целью получения информации, не соответствующей истине^опосредованно -через гражданско-правовые и иные отношения. При этом реквизиты документа подделываются в той части документа, которая содержит информацию о субъекте алиби, его местопребывании в определенное время.

Существующие в обществе правоотношения позволяют субъекту по- средством различных действий получить документы, подтверждающие нахождение субъекта вне места преступления, хотя на самом деле он в момент преступления на месте преступления был. По нашему мнению, эти действия (в нашем аспекте - подделка документов) будут являться искусственным созданием доказательств. Хотя в подобном документе может и не быть материальных изменений, однако содержащиеся в нем данные не соответствуют действительности, поскольку лицо, совершившее преступление, находилось на месте преступления, а не вне его, как зафиксировано в документе.

Отметим, что в связи с развитием научно-технического прогресса обви- няемый и иные лица для обоснования ложного алиби могут использовать не

27

только машинописные и рукописные документы, выполненные с помощью средств полиграфии, но и ссылаться на видео-, фоно, фотодокументы, а также на информацию, содержащуюся в ЭВМ.

//. Документ как средство противодействия раскрытию и расследованию преступлений.

С позиции теории доказательств в уголовном процессе документ важен как материально фиксированная форма сообщения фактических данных1. Представление доказательств - одно из важнейших прав обвиняемого, при этом являющееся средством его защиты (ст. 52, 70 УПК РСФСР).

Субъект ложного алиби использует данное право, предоставляет сфаль- сифицированные документы и иные доказательства, тем самым вовлекая в уголовно-процессуальные отношения заранее подготовленные поддельные документы. Иными словами, конечным этапом такой деятельности является не столько само изменение содержания документа, а вовлечение его в сферу уголовно-процессуальных отношений и передача тех искусственно созданных фактов, которые отобразились в поддельных документах.

Выдвижение ложного алиби - активные действия обвиняемого, подоз- реваемого, подсудимого, иных лиц по передаче ложной информации о временных связях, исключающих уголовное преследование. Эти действия заключаются в передаче информации и осуществляются как устно (вербально) на допросе, так и письменно - в виде заявлений, ходатайств.

Орган расследования по своей инициативе выясняет не только ули- чающие, но и оправдывающие подозреваемого (обвиняемого) обстоятельства, поскольку данные обстоятельства должны не только учитываться судом при назначении наказания (ст.60 УК РФ), но и влиять на квалификацию либо исключать уголовное преследование (ст.5 УПК РСФСР).

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М: Юридическая литература, 1973. С. 164.

28

С момента выдвижения алиби (а нередко - еще раньше) начинается дея- тельность лица, производящего расследование, по проверке алиби (построение и выдвижение версий об истинности или ложности алиби, планирование их проверки, производство следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по проверке алиби).

Отстаивание ложного алиби. Действия по реализации ложного алиби не заканчиваются передачей сфальсифицированной информации органам расследования, а нередко продолжаются - с целью отстаивания своей позиции (35% случаев).

Отстаивание ложного алиби - действия обвиняемого и иных лиц, на- правленные на подтверждение ранее выдвинутого обвиняемым утверждения об алиби. Исследуя деятельность по отстаиванию ложного алиби, мы пришли к выводу о том, что хотя её содержание и носит многоплановый характер, однако можно выделить в ней два аспекта:

I. Криминалистический аспект деятельности по отстаиванию ложного алиби - представляет собой линию поведения обвиняемого и иных лиц после выдвижения ложного алиби, а также оценку ее следователем и меры по разоблачению, преодолению такой деятельности II. III. Уголовно-процессуальный аспект - представляет собой те же действия обвиняемого, следователя и иных лиц, оцениваемые с позиций процессуального закона в связи с осуществлением обвиняемым (подозреваемым) своих прав, а также с защитой интересов государства. IV. Рассматривая действия по обоснованию ложного алиби в криминали- стическом аспекте, можно выделить:

1) утверждение об алиби на повторном допросе;

Заключается в передаче ложной информации, сообщенной ранее либо измененной в связи с обнаружением доказательств (например, ссылка на то, что обнаруженный след пальца руки обвиняемого оставлен им, когда он был

29

на месте преступления до его совершения);

2) воздействие на свидетелей, потерпевших с целью изменения их пока заний; а) дача показаний подставными свидетелями; б) изменение показаний свидетелей, ранее допрошенных, содержание которых опровергало алиби, ли бо отказ свидетелей и потерпевших от дачи показаний.

Данные действия направлены на подтверждение факта о нахождении обвиняемого в указанном месте в момент совершения преступления (например, ушел до совершения преступления и был в указанном месте, либо был в указанном месте и пришел на место преступления после его совершения);

3) воздействие на лиц, производящих расследование, а также их родст венников.

Криминальная обстановка, чрезвычайно обострившаяся в России в по- следние годы, породила многочисленные способы противоправного воздействия со стороны организованных преступных структур не только на свидетелей и потерпевших, но и на лиц, производящих расследование, судей. Целью таких действий является вынесение лицом, производящим расследование, необоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо оправдательного приговора, судьями;

4) публикация сообщений, заметок, трансляция теле- и радио передач, содержание которых дискредитирует работников правоохранительных орга нов, расследующих дело, или судей, его рассматривающих.

Признаком данного приема противодействия является появление статей, заметок, сообщений, передач о нарушении презумпции невиновности и якобы незаконном ходе расследования. Целью такой деятельности является воздействие на ход расследования с помощью средств массовой информации путем создания ложного общественного мнения о нарушениях работниками правоохранительных органов закона и т. д.

Рассматривая действия по отстаиванию ложного алиби, необходимо от-

30

метить, что наряду с криминалистическим аспектом таких действий, как утверждение об алиби на повторном допросе и воздействие на свидетелей и потерпевших, они одновременно имеют и процессуальный аспект. Кроме указанных действий, в уголовно - процессуальном аспекте можно выделить необоснованные:

а) заявления, жалобы о незаконных действиях работников правоохрани тельных органов в связи с собиранием доказательств при проверке алиби;

б) ходатайства защитника о прекращении уголовного преследования ввиду отсутствия состава преступления;

в) ходатайства об истребовании доказательств.

Действия по отстаиванию ложного алиби в процессуальном аспекте представляют собой регламентированные законом действия обвиняемого, защитника и иных лиц в связи с осуществлением своих прав, а также в большинстве в целях противодействия установлению истины по делу. Целью такой деятельности нередко является стремление получить время и определить дальнейшую линию поведения и тактику отдельных действий, указанных выше, при рассмотрении криминалистического аспекта выдвижения и отстаивания ложного алиби.

Объект, на который направлена деятельность по реализации лож- ного алиби. В научной литературе термины “цели” и “задачи” применительно к предварительному расследованию нередко употребляются как синонимы или вообще как единое целое. Сложность и многогранность задач уголовного судопроизводства зачастую не позволяет разрешать их на одной стадии. В связи с этим в уголовном процессе выделяется несколько стадий, имеющих собственные задачи. Как отмечал А. М. Ларин, “специфика каждой стадии выражается также в круге участников процесса, в особом порядке деятельно-

31

сти этих лиц, в особых правоотношениях между ними”1. Если же ложное алиби выдвигается в суде, то оно перерастает в противодействие правосудию.

Противодействие расследованию напрямую связано с установлением объективной истины по делу. Достижение объективной истины по уголовному делу на основе уголовно-процессуального доказывания лицом, производящим расследование, во многом определяется четким представлением о предмете данной деятельности.

Однако предмет уголовно-процессуального доказывания как объект деятельности по реализации ложного алиби нельзя смешивать с объектом уголовно - процессуального доказывания.

Под последним понимается “совокупность обстоятельств, явлений и процессов, истинное и достоверное познание которых определяет правильное разрешение уголовного дела, выполнение задач уголовного процесса”. А под предметом - «система обстоятельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, существенные для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае судопроизводств2».

Анализ процессуальной литературы показал что, в литературе и сегодня нет единого подхода к вопросу об объективной истине. Содержание диссертационного исследования не позволяет раскрыть более подробно имеющиеся точки зрения ученых, разрабатывавших указанную проблему. Однако, необходимо остановиться на положении, высказанном профессором М.С. Строговичем, который против деления доказательств в процессе доказывания на главные факты, установление которых обязательно, и факты, которые менее существенны. Он писал: “Все, что входит в предмет доказыва-

1 См.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: планирование, организация. М: Юридическая литература, 1970. С. 223.

2 Зеленецкий B.C. Объект уголовно - процессуального познания действительности. Харьков. 1975. С. 247; Стойко Н.С. Объект и предмет уголовно - процессуального доказы вания // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. Межвуз. сб. науч. трудов. Красноярск: КГУ, 1985. С. 28.

32

ния, имеет существенное значение для дела и должно быть доказано с абсолютной достоверностью и несомненностью1”.

Поскольку обстоятельства, подлежащие доказыванию, указанные в ст. 68 УПК РСФСР, являются элементами в структуре доказывания, по этой при- чине, на наш взгляд, необходимо рассмотреть объект деятельности по реализации ложного алиби (для краткости - объект ложного алиби), исходя из структуры самой статьи 68 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР.

В статье 68 УПК РСФСР законодатель выделил следующие обстоятель- ства, подлежащие доказыванию по уголовному делу:

  1. Событие преступления (время, место, способ совершения и другие обстоятельства совершения преступления).

В уголовном процессе событие преступления трактуется более узко, чем в уголовном праве и тем более в криминалистике, охватывая далеко не все уголовно - релевантные обстоятельства. Данное положение напрямую связано с деятельностью по реализации ложного алиби, поскольку в ее логической схеме основные уголовно - релевантные обстоятельства, подлежащие доказыванию, следующие: место преступления, время преступления, действия определенного лица на этом месте в это время (отсутствие этих действий). Обвиняемый, выдвигая ложное алиби, может сам (прямо или опосредованно) передать информацию о месте и времени преступления, либо это может быть установлено следователем. Однако совокупность обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 68, сама по себе не может подтверждать либо опровергать совершение преступления конкретным лицом. Рассматривать указанные факты необходимо с учетом требования ч. 2 ст. 68 (виновность обвиняемого и мотивы преступления).

Хотелось бы отметить, что в качестве обстоятельств, подлежащих дока- зыванию, в ч. 4 ст. 68 называются характер и размер ущерба, нанесенного

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М: Юридическая литература. 1968. Т. I.e. 369.

33

преступным деянием. В то же время ст. 168, 175, 233 УПК требуют от органов расследования принимать меры к возмещению ущерба, т. е. возмещение ущерба является одной из важных самостоятельных задач предварительного следствия. Ввиду того, что размер ущерба от преступного деяния является квалификационным признаком ряда преступлений (ст. 158 УК РФ), деятельность по реализации ложного алиби и применительно к проблеме определения ущерба препятствует установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию, и тем самым - квалификации преступления.

Таким образом, можно сделать вывод, что деятельность по реализации такого приема противодействия расследования, как ложное алиби, представляет собой процесс передачи сфальсифицированной информации лицу, производящему дознание, а объектом его (ложного алиби) является деятельность правоохранительных органов по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию и решению задач уголовного судопроизводства.

В заключение, рассмотрев объект, на который направлена деятельность по реализации ложного алиби, можно привести слова известного российского ученого Л. Е. Владимирова: “Алиби не разрушает ни одной из собранных обвинительных улик, они все остаются в своем значении. Но алиби разрушает все обвинения целиком, оно разгромляет все обвинение. Подсудимый не мог совершить преступление; он был во время совершения преступления в другом месте”1.

Рассмотрев основные виды субъектов ложного алиби и иных субъектов деятельности по его реализации, объект, на который направлена эта деятельность, а также основное значение этой деятельности, мы пришли к выводу, что ложное алиби как прием противодействия раскрытию и расследованию преступлений представляет собой совокупность противоправных либо не противоречащих закону действий обвиняемого и иных лиц по обоснованию.

1 Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. СП б., 1913. С. 379.

34

выдвижению и отстаиванию ложной информации о нахождении лица, совершившего преступное деяние,в момент совершения преступления и тем самым направленных на воспрепятствование установлению объективной истины правоохранительными органами в их деятельности по раскрытию и расследованию преступных деяний. Ложное алиби как прием противодействия расследованию имеет криминалистическое значение, которое заключается в следующем:

1) деятельность по обоснованию ложного алиби представляет собой элемент как преступной, так и непреступной деятельности и является объектом изучения криминалистической науки; 2) 3) деятельность по реализации ложного алиби тесно связана с законо- мерностями возникновения, собирания и исследования (исчезновения) доказательств, поэтому входит в предмет науки криминалистики; 4) 5) ложное алиби связано с такими категориями и понятиями, как кри- миналистическая характеристика преступлений, способ преступления, следственная ситуация и т. д. Это криминалистические категории и понятия из области общей теории данной науки, на которых базируются криминалистическая тактика и методика расследования отдельных видов преступлений и без учета которых невозможно полно определить систему методов по разоблачению ложного алиби; 6) 7) проверка и разоблачение ложного алиби является важным звеном в доказывании виновности лица, совершившего преступление; 8) 9) в связи с ростом организованной преступности такой прием противо- действия как ложное алиби, является не только элементом криминалистической характеристики конкретного вида преступления, но и элементом криминалистической характеристики деятельности преступной группы, организации, сообщества, поскольку служит средством защиты от разоблачения участников организованного преступного формирования. 10)

35

§ 2. Факторы, детерминирующие формирование ложного алиби

Детерминизм - это учение о всеобщей обусловленности объективных явлений. В науке криминалистике детерминация преступного поведения рассматривается прежде всего при исследовании способов преступления. На проблему детерминированности способов сокрытия преступления ученые обратили свое внимание лишь в середине 80-х годов. Правда факторы, детерминирующие формирование ложного алиби, исследовались ранее А.Т. Тимербаевым1, который к объективным факторам отнес обстоятельства, связанные с событием преступления и с особенностями расследования данного дела, а под субъективными факторами понимал психологическую структуру субъекта алиби и ухищрения, которыми он пользуется для его подкрепления. Перечисленные факторы несомненно детерминируют формирование ложного алиби. Однако особенно с учетом социальных, политических и экономических изменений в России конца 20-го века, мы считаем, что ряд факторов, детерминирующих реализацию данного приема противо- действия, в предложенной А.Т. Тимербаевым классификации отсутствует. Поэтому полагаем необходимым рассмотреть результаты исследований, полученные А.Т. Тимербаевым, и соотнести их с результатами своего исследования проблемы, с целью выявления динамики и изменений в содержании факторов, формирующих выдвижение ложного алиби и его отстаивание.

На наш взгляд, к основным объективным факторам, детерминирующим формирование ложного алиби, следует отнести:

  1. Вид преступления. Преступная деятельность влечет за собой множество следствий, одним из которых факультативно является выдвижение ложного алиби лицом, совершившим общественно-опасное деяние. Прове-

1 См.: Тимербаев А.Т. Тактика проверки заявления об алиби на предварительном следствии. Одесса: УВД Одесского облисполкома, 1989. С .12.

36

денное исследование показало, что выдвижение и отстаивание ложного алиби характерно для тех преступлений, которые регистрируются по линии уголовного розыска.

Частота встречаемости ложного алиби по отдельным категориям пре- ступлений составила:

Кражи- 168 дел. Убийства- 172 дела. Изнасилование- 144 дела Нанесение телес- ных повреждений

  • 163 дела. Хулиганство - 128

дел. 12 ложных алиби (7,14% случаев). 24 ложных алиби ( 13,2% случаев). 29 ложных алиби

(20,13% случаев). 12 ложных алиби (7,36 % случаев). 5 ложных алиби (3,8 % случаев). Из таблицы видно, что ложное алиби чаще всего выдвигается по делам об изнасилованиях и убийствах.

  1. Предмет посягательства и объективная обстановка совершения пре- ступления. Формирование ложного алиби во многом зависит от того, в какой связи находятся предмет посягательства, обстановка совершения преступления, орудия и средства преступления; имелась ли связь между преступником и жертвой.

При этом сама обстановка может быть благоприятной или неблагопри- ятной для последующего использования отдельных ее деталей при обосновании и выдвижении ложного алиби.

В данном случае существуют и используются такие связи, как связь личности преступника и объективной обстановки преступления, связь между отдельными элементами обстановки и информацией, содержащейся в ложном алиби.

В связи “преступник и объективная обстановка преступления” можно выделить следующие обстоятельства:

  • кратковременность или длительность нахождения субъекта алиби на месте преступления;
  • реальные события, информация о которых может быть использована

37

при проверке алиби;

  • круг лиц, присутствовавших на месте преступления или около него. Существуют следующие связи между элементами обстановки и инфор мацией, содержащейся в доводах заподозренного:

  • время преступления - время, указанное в ложном алиби;
  • место преступления - место нахождения лица, указанное в заявлении об алиби;
  • Другим фактором, детерминирующим формирование ложного алиби, является связь “жертва - преступник”. Как отмечают криминалисты (В.В. Вандышев, Л.В. Франк, Е.Е. Центров и др.), данные о жертве широко используются лицом, совершившим преступление, при выборе своей линии поведения во время расследования и в суде. Как весьма существенные для формирования ложного алиби, на наш взгляд, можно выделить следующие обстоятельства:

  • наличие либо отсутствие каких - либо взаимоотношений с потерпевшим до совершения преступления. Содержание взаимоотношений преступника и жертвы определяется наличием, степенью и характером знакомства;
  • наличие воздействия на потерпевшего до совершения преступления, во время преступления и в последующем.
    1. Воздействие субъекта алиби и иных заинтересованных лиц на потер- певшего, как отмечалось, выступает одним из важных элементов деятельности по подготовке и отстаиванию ложного алиби. Поэтому можно выделить указанный фактор как детерминирующий формирование исследуемого нами приема противодействия.
  1. Количественный и качественный состав группы. На наш взгляд, коли- чественные и качественные характеристики лиц, входящих в преступную группу, являются фактором, который потенциально детерминирует противодействие расследованию в целом, а также отдельные его приемы и способы, в

38

том числе формирование ложного алиби. Так по результатам, проведенного исследования из 37 уголовных дел по преступлениям, совершенным группой лиц выдвинуто 68 ложных алиби, т.е. в среднем на одно уголовное дело два ложных заявления об алиби. Отметим, что преступная группа может осуществлять свою деятельность в различных районах, регионах страны и даже различных государствах. Это способствует выдвижению ложного алиби в надежде, что проверить его в данных условиях будет затруднительно.

  1. Следственная ситуация. В связи с тем, что выдвижение ложного алиби имеет место чаще всего в процессе расследования (83,28 % случаев из 214), мы считаем, что данный прием противодействия во многом детерминирован следственной ситуацией в целом.

Сущность и содержание следственной ситуации, несмотря на достаточную разработанность в целом проблемы ситуаций, в криминалистике по- прежнему понимается разными авторами неоднозначно. Мы склонны присоединиться к мнению Р.С. Белкина, который считает, что следственная ситуация это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания’. Как справедливо отмечает О. Я. Баев, реальные следственные ситуации неисчерпаемо разнообразны2. Поэтому мы считаем необходимым выделить те следственные ситуации, которые предоставляют обвиняемому и иным лицам возможность и вызывают необходимость выдвинуть и отстаивать ложное алиби, а также те условия, которые усложняют процесс проверки выдвинутого утверждения. Это прежде всего исходная следственная ситуация, в которой выдвигается ложное алиби.

Под исходной следственной ситуацией понимается обстановка, в которой
начинается расследование. Существенный вклад в исследование

1 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т.З. М.: Юристь, 1997. С.134-135.

2 См: Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж: ВГУ, 1984. С. 7.

39

исходной следственной ситуации внес коллектив кафедры криминалистики МФЮЗО при Академии МВД СССР (Москва, 1979-1985 годы).

Как отмечал В. П. Лавров: “… теоретически различные основания клас- сификации исходных следственных ситуаций “равны”, но когда рассматриваются ситуации применительно к отдельной криминалистической задаче или научной теме, мы вправе сделать одно из оснований деления главным, а остальные - вспомогательными1”.

Применительно к нашей теме исходные следственные ситуации целесо- образно рассматривать с точки зрения их очевидности и неочевидности, при этом очевидная или неочевидная ситуация может быть благоприятной или неблагоприятной.

Под очевидной следственной ситуацией понимается такая исходная си- туация, когда в материалах содержатся поводы и основания к возбуждению уголовного дела, уже содержатся данные об основных обстоятельствах, входящих в предмет доказывания - о самом событии преступления и о лице, его совершившем. Данная следственная ситуация детерминирует формирование ложного алиби таким образом, что непосредственный контакт лица, совершившего преступление, с правоохранительными органами становится неизбежным, а объяснение им своего поведения в определенное время в связи с определенным событием, имевшим определенное место, обязательно.

Непосредственный контакт при этом осуществляется в ходе проведения неотложных следственных действий, регламентированных нормами уголовно-процессуального закона.

Под неочевидной следственной ситуацией понимается та исходная си- туация, когда отсутствуют данные, относительно по крайней мере одного из обстоятельств, подлежащих доказыванию - о личности человека^ совершившего преступление. Формирование ложного алиби у субъекта, совершившего

1 См.: В.П. Лавров в сб. науч. тр.: Исходные следственные ситуации и криминали- стические методы их разрешения. М.: ВЮЗШ МВД РФ, 1991. С. 8.

40

преступление, при неочевидной ситуации, складывается под воздействием многих объективных факторов. Хотелось бы выделить фактор времени (который действует непосредственно на субъекта ложного алиби, на обстановку преступления и на следственную ситуацию), а также деятельность правоохранительных органов в неочевидной следственной ситуации, которая в определенной мере также обуславливает поведение субъекта по подготовке и реализации данного приема противодействия.

Увеличение времени между совершением преступления и возбуждением уголовного дела, возбуждением дела и задержанием подозреваемого предоставляет субъекту алиби возможность выбора и принятия решения, а также осуществления отдельных подготовительных действий (например, приобретение железнодорожных билетов). Увеличение либо уменьшение отрезка времени между совершением преступления, возбуждением уголовного дела и задержанием прямо зависит от деятельности правоохранительных органов по предотвращению, раскрытию и расследованию преступлений. Сама же деятельность правоохранительных органов находится во взаимосвязи с факторами объективного характера (исчезновение доказательств) и субъективного характера (плохая подготовка следователя или действия субъекта по уничтожению следов).

Представляется необходимым рассмотреть следственную ситуацию, складывающуюся на момент выдвижения ложного алиби, под углом зрения того, что противодействие почти всегда вызывает конфликт, разрешение которого зависит от благоприятности или неблагоприятности следственной ситуации, складывающейся на конкретном этапе расследования.

На благоприятность или неблагоприятность следственной ситуации также влияет наличие либо отсутствие в деле адвоката с заранее подготовлен- ным алиби. Некоторые адвокаты извращенно понимают возложенную на них функцию по защите подозреваемого и прибегают к различным незаконным

РОСС*’:А* .

ЛЫ1ИСТЫЖ J

либо по меньшей мере неэтичным приемам противодействия расследованию. Наиболее четко такие действия проявляются при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами. Как отмечает Н.П. Яблоков, зачастую именно по таким делам подозреваемым представляется следствию заранее заготовленное или позднее согласованное с адвокатом алиби1.

На момент выдвижения ложного алиби следственная ситуация характе- ризуется конфликтностью и информационной неопределенностью, в связи с чем можно сделать вывод о том, что одной из причин выдвижения ложного алиби является отсутствие достаточных доказательств о лице, совершившем преступление.

  1. Невозможность проверки отдельных обстоятельств заявленного алиби. При принятии решения о заявлении алиби субъектом учитываются и те обстоятельства, которые осложняют проверку алиби. Среди таких обстоя- тельств А.Т. Тимербаев выделяет отсутствие контроля со стороны администраторов гостиниц, общежитий; смерть свидетеля; неблагоприятные условия восприятия свидетелем деталей совершенного преступления.

Такие обстоятельства действительно влияют на формирование ложного алиби. Однако хотелось бы дополнительно отметить те обстоятельства, ос- ложняющие проверку ложного алиби, которые появились и стали характерными в последнее время.

При обосновании ложного алиби подозреваемый или обвиняемый, зная о том, что родственники в соответствии со ст. 51 Конституции РФ обладают свидетельским иммунитетом, ссылаются именно на них (22,9%).

Родственники подчас дают показания о том, что в момент совершения преступления подозреваемый или обвиняемый находился дома, а в ходе судебного разбирательства используют свое право не давать показания.

1 См.: Н.П. Яблоков. Там же. С. 256-265.

42

Другим обстоятельством, содержащимся на практике в реализации алиби и осложняющим его проверку, является то, что субъект использует для его обоснования сведения из своей частной жизни.

Например, в совершении разбойного нападения на автобус, перевозивший челноков по трассе Йошкар-Ола - Москва, подозревались Заза Шенгерели, Ваха Чантурия, Каха Торадзе, Зураб Сарагушидзе. В процессе расследования Сарагушидзе выдвинул алиби: преступление совершить не мог, ибо в ночь, когда кто - то напал на автобус, он спал со своей девушкой по имени Лена в ее московской квартире. Допрошенная Лена опровергла выдвинутое алиби. Заза Шенгерели также выдвинул алиби: во время совершения преступления он якобы находился в Москве и навещал свою сожительницу в роддоме. “Если не верите, допросите родственников”, - требовал Шенгерели. Родственники (все как один) подтвердили алиби. Сестра сожительницы, чтобы выгородить “родственника”, дала следующие показания: “В ту ночь, когда кто - то напал на автобус, мы с Зазой, поужинав, посмотрели видик, после чего провели всю ночь в одной постели”. И если ложность алиби Сарагушидзе была установлена легко, то разоблачение ложного алиби Шенгерели потребовало от следователей немалых усилий .

Субъективные факторы, детерминирующие формирование ложного алиби. К ним, прежде всего относятся: цель и мотивы субъектов ложного алиби, а также свойства лиц, участвующих в реализации ложного алиби.

Цель и мотив как факторы, детерминирующие исследуемый прием про- тиводействия имеют определяющие значение в формировании ложного алиби.

В философии и психологии цель понимается как мыслительный образ будущего результата. В связи с тем, что нередко не одно, а несколько лиц участвуют в реализации такого приема противодействия, как ложное алиби,

1 И. Иванова. Идет охота на челноков. Секс как алиби // Милиция. 1998, №3. С. 22-

23.

43

цели у них могут быть различными. И различны в принципе они у лиц, выдвигающих (обосновывающих) такое алиби, и сотрудников правоохранительных органов, судей, проверяющих, разоблачающих это алиби.

Одна из основных целей при выдвижении и обосновании ложного алиби, как мы уже отмечали выше, - прекращение уголовного преследования в отношении лица, совершившего преступление.

Наше исследование показало, что субъекты, не участвовавшие в пре- ступной деятельности, могут выступать инициаторами и организаторами выдвижения ложного алиби. В данном случае основная цель задается извне. Поэтому основные цели могут быть классифицированы на цели, к мысли о которых субъект пришел сам, и цели, заданные извне.

Основная цель, заданная извне, должна осознаваться и согласовываться с действиями всех лиц, участвующих в противодействии.

Дополнительная цель может совпадать по времени с основной целью или достигается до или после нее. Так, применительно к свидетелю, подтвер- ждающему ложное алиби, дополнительной (для инициатора) и основной (для свидетеля) целью будет прекращение воздействия в отношении него. Для адвоката, например, с достижением основной для субъекта алиби цели достигается его личная основная цель - повышение гонорара. Дополнительные цели для лиц (кроме самого лица, чье алиби доказывается), которые участвуют в реализации ложного алиби (соучастников и родственников), нередко доминируют над основными. В случае же, когда задержан член преступной группы, основной целью лидера (организатора) группировки является избежание от разоблачения самой группы. А дополнительной -избежание уголовной ответственности для самого или кого-либо из членов группы. Деление на основные и дополнительные цели условно, поскольку детерминировано многими объективными факторами и зависит от субъекта

44

целевых действий.

Поскольку в деятельности по реализации ложного алиби, как отмечалось, содержатся действия по подготовке, выдвижению и отстаиванию алиби, на наш взгляд, следует выделить в такой деятельности и промежуточные це- ли, которые предшествуют основной и способствуют ее достижению (например, подделка документов, которые будут использованы при выдвижении или отстаивании алиби).

Являясь необходимым элементом волевого поведения, цель сама опре- деляется мотивом деятельности. В психологии мотивом называют побуждение к деятельности, направленность на нее, удовлетворение потребностей. Мотив же выражается только идеально, то есть в форме мысли, понятия, образа. Реализация мотива возможна, когда есть объект, на который направлена деятельность^ условия ее осуществления, что позволяет следователю, судье правильно определить основную и промежуточную цели субъекта ложного алиби и организовать предотвращение его реализации посредством выполнения определенных действий.

Важнейшее свойство человеческого сознания заключается в возможности отрыва от непосредственной ситуации в прогнозировании и планировании более или менее отдельных событий и собственных поступков.

В связи с тем, что цели у субъекта ложного алиби противоположны целям и задачам расследования, этот субъект нередко планирует и прогнозирует не только действия свои и лиц, способствовавших противодействию, но и возможные действия лица, производящего расследование. Поэтому среди интеллектуальных свойств личности, которые влияют на формирование ложного алиби, мы выделяем прежде всего знания уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Прогнозируя свои действия и действия лица, производящего расследование, субъект представляет свою линию поведения на допросе и ту информацию, которую он
должен передать

45

следователю. Иными словами, представляет себе не только свои действия, но в определенной мере и действия следователя при проверке выдвинутого им довода.

Способность потерпевшего воспринимать реально происходящие со- бытия. Нередко преступник, зная о том, что потерпевший в силу различных причин (возраст, психическое заболевание и др.) не может полностью осознать совершаемое в отношении него деяние, выдвигает ложное алиби.

Свойства личности субъектов реализации ложного алиби. Личность преступника давно является объектом пристального внимания ученых- специалистов в различных отраслях знаний, в том числе и криминалистов.

Криминалистический аспект проблемы во многом освещен благодаря разработкам Н.Т. Ведерникова, Ф.В. Глазырина, М.Г. Коршика, А.С. Криво-шеева, С.С. Степичева, П.П. Цветкова. Одним из первых предпринял попытку определения влияния отдельных свойств личности преступника на способ сокрытия М.П. Гутерман1.

В связи с тем, что нравственные и психологические качества лиц, уча- ствовавших в реализации ложного алиби, не нашли достаточного отражения в изученных уголовных делах, нами из общей структуры личности были выбраны некоторые характеристики, больше других отраженные в материалах дел: 1) социально-демографические; 2) культурно - образовательные; 3) уголовно - правовые;

Рассмотрим некоторые результаты и зависимости, полученные при ис- следовании свойств личности субъекта ложного алиби (см.: приложение № 2, таблица № 1, с. 178).

В подавляющем большинстве субъектом ложного алиби является муж- чина (92,67%). Доля женщин в общем числе субъектов ложного алиби незначительна (7,33%). Это обусловлено прежде всего особенностью совер-

46

шаемых преступлений и тем, что по данным ГИЦ МВД России доля женщин, совершивших преступление, ежегодно составляет 10-12%.

Субъектом ложного алиби являются в большинстве случаев (62,4%) со- вершеннолетние люди в возрасте от 18 до 40 лет, которым свойственны такие личностные качества, как знание отдельных положений уголовного и уголовно-процессуального закона, жизненный опыт, физическая развитость.

Несмотря на то, что субъект ложного алиби чаще всего (65%) имеет лишь среднее образование, однако уже на этом уровне граждане знают значе- ние алиби в уголовном судопроизводстве.

Лица, судимые за ранее совершенные преступления, составляют 42,64%; ранее не судимых 57,36%. Из приведенных в таблице данных можно сделать выводы: почти каждое второе преступление совершено ранее судимым субъектом ложного алиби. Кроме этого, выявлена зависимость между содержанием ложного алиби и судимостью субъекта, его выдвинувшего.

Ранее судимые субъекты при выдвижении ложного алиби, как правило, пытаются сузить круг лиц, которые видели его в момент совершения преступления (ссылаются на родственников, знакомых и соучастников), либо выдвигают алиби без ссылки на кого-либо. Так, из 44 судимых субъектов (53,65% от всех судимых субъектов ложного алиби) 35 (42,68% от всех судимых субъектов ложного алиби) сослались при выдвижении ложного алиби на 39 человек (16 родственников, 12 знакомых и 11 соучастников), а 9 из них заявили алиби без ссылки на факты. Не судимые, напротив, пытаются привести сведения о максимальном количестве лиц, видевших их вне места преступления. Так, 99 не судимых субъектов сослались при выдвижении ложного алиби на 134 свидетеля.

Более половины субъектов ложного алиби холосты (50,96 %) или разве- дены (12,12%). Отсутствие крепких семейных связей, с одной
стороны

1См.: Гутерман М.П. - в сб. науч. тр.: Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. М.: Академия МВД СССР,

47

затрудняет проверку местонахождения в момент совершения преступления, а с другой открывает новые возможности для тактики отдельных следственных действий (например, допрос лиц, не обладающих свидетельским иммунитетом).

Большинство субъектов ложного алиби (64,36 %) - жители города, села в котором было совершено преступление. Этот факт дает объективную воз- можность для проверки и разоблачения ложного алиби следователем

Выявлена зависимость между содержанием ложного алиби и местожи- тельством субъекта, его выдвинувшего. Так, городские жители при обосновании ложного алиби утверждают, что:

а) встречались с обманутыми относительно даты или времени их совместного местонахождения в момент совершения преступления.

Если взять за 100% те 54 случая, когда субъект ложного алиби ссылался на обманутых свидетелей, то 43 раза (79,62% случаев) это было сделано городскими жителями;

б) находился в жилище;

Если взять за 100% 89 случаев, то из них 56 раз (62,92% случаев) субъект ложного алиби утверждал, что был в квартире многоэтажного дома.

Сельские жители, напротив, при выдвижении ложного алиби чаще ут- верждают, что находились дома у родственников или с лицами, находящимися в близких родственных отношениях (крестный, свояк, шурин и т.д.). Из 42 раз (100%), когда субъект ложного алиби делал ссылку на то, что он находился у родственников и близких знакомых, 24 раза (57,14% случаев), это делал сельский житель.

Рассмотрим некоторые результаты, полученные при исследовании свойств личности субъекта ложного алиби по отдельным категориям уголовных дел.

  1. С.55.

48

Половина субъектов ложного алиби женского пола (7 чел.) совершили преступления против собственности. Субъект ложного алиби в возрасте от 14 до 18 лет выявлен только по преступлениям против собственности, а также половой неприкосновенности и половой свободы личности - 39,26% и 19,44% соответственно. В возрасте от 18 до 24 лет наибольшее число случаев субъектов ложного алиби - по преступлениям против жизни и здоровья граждан (50,3%>). В возрасте старше 40 лет наибольшее количество субъектов ложного алиби - по преступлениям против жизни и здоровья граждан (38,9%) и половой неприкосновенности и половой свободы личности (55,55%), а наименьшее - по преступлениям против собственности.

Больше всего количество случаев ложного алиби среди не судимых у лиц по преступлениям против половой неприкосновенности и половой сво- боды личности (58,33%). При этом по данной категории дел, если сложить все судимости субъекта ложного алиби, судимого 3 и более раза, то их на 6 меньше, чем всех ранее судимых один раз субъектов ложного алиби по другим категориям преступлений. Меньше всего количество случаев не судимых субъектов ложного алиби по преступлениям против общественной безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспорта (47,08%.) Количество случаев холостых субъектов ложного алиби больше всего по преступлениям против собственности (60,56%). Более половины количества случаев среди субъектов ложного алиби женаты или замужем по преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности (52,77%о). От всех субъектов ложного алиби без определенного места жительства, 79,99% - лица, совершившие преступления против собственности. В большинстве случаев субъекты ложного алиби по преступлениям против жизни и здоровья граждан (44,06%) и половой неприкосновенности и половой свободы личности (58,33%)) проживают в районе, где было совершено преступление.

49

Знание факторов, детерминирующих формирование ложного алиби, по- зволит успешнее выявить признаки исследуемого приема противодействия. Этой проблеме посвящен следующий параграф диссертации.

§3. Признаки ложного алиби и методы их выявления

Признак в криминалистическом отношении является проявлением свой- ства. Поскольку признаки выражают свойства предмета, являются его приметами, характеризуют объект определенным образом, они могут и должны использоваться для его узнавания и отождествления.

Анализ юридической литературы показал, что в ней вопрос о признаках ложного алиби рассматривается явно недостаточно. Сущность признаков ложного алиби может быть характеризуема, на наш взгляд, следующим:

  1. Признаки ложного алиби - это определенная информация, а поскольку данный прием противодействия установлению истины на практике характеризуется различными признаками, при расследовании должны быть выявлены и оценены все имеющиеся в конкретном случае сведения, факты, свидетельствующие о возможном ложном алиби.
  2. Признак ложного алиби может выражать различные стороны этого приема противодействия. Причем выражаются не только свойства исследуемого приема противодействия, но и “признаки признаков”, то есть других фактов и обстоятельств, которые связаны опосредованно с ложным алиби и затрудняют или облегчают его выявление и разоблачение.
  3. Правовая природа признаков ложного алиби зависит от источника и средств их выявления; сведения о признаках ложного алиби могут быть получены как из процессуальных, так и непроцессуальных источников
  4. Признаки ложного алиби выступают основанием для выдвижения

50

версии о том, что довод субъекта выдвижения алиби о нахождении заподозренного в момент совершения преступления в другом месте не соответствует истине, либо предположения о возможности выдвижения такого довода в дальнейшем.

Проведенное исследование показало, что можно выделить следующие группы рассматриваемых признаков:

А. Признаки для ситуации, когда лица, заподозренного в совершении преступления, не имеется, но у лица, производящего расследование, есть основание полагать, что в случае его установления оно может выдвинуть ложное алиби. К ним относятся:

  1. Кратковременность преступного события;

  2. Отсутствие сведений о точном времени совершения преступления;
  3. Способ совершения преступления, позволяющий преступнику нахо- диться вне места его совершения (непосредственно исполнения);
  4. Беспомощное состояние потерпевшего;
  5. Доступность объекта преступного посягательства;
  6. Наличие информации о том, что неизвестный преступник может про- живать в другом районе (регионе) по отношению к месту преступления;
  7. Наличие у преступника времени для подготовки алиби;
  8. Признаки совершения преступления организованной группой.
  9. Б. Признаки, когда заподозренный установлен. Их можно разделить при- менительно к двум ситуациям:

а) когда алиби заявлено;

б) когда существует возможность выдвижения алиби в дальнейшем.

К признакам ложного алиби, когда утверждение об алиби заявлено, относятся:

  1. Противоречивость показаний разных лиц по поводу алиби (47% опрошенных следователей).

51

  1. Наличие следов субъекта алиби на месте преступления (2 % опрошенных следователей).
  2. Предложение субъекта алиби или его адвоката вызвать и допросить новых лиц, ранее неизвестных следствию, которые якобы готовы сообщить информацию, подтверждающую местопребывание субъекта в определенное время.
  3. Стремление направить следствие по ложному пути, отвести подозрение от преступника, проявляющееся в сообщении подозреваемыми, свидетелями различного рода слухов, мнений, сомнительных версий происшедшего.
  4. Сообщение на повторном допросе новых фактов, прямо или косвенно подтверждающих ложность алиби.
  5. К признакам ложного алиби, проявляющимся в ходе его выдвижения и отстаивания, относятся также:

  6. Детальное воспроизведение в показаниях событий, происшедших за- долго до допроса.
  7. Заученность, отрепетированность показаний об алиби, повторение их в строго определенной последовательности и одними и теми же словами.
  8. Отсутствие обоснования алиби либо обоснование алиби фактами, ко- торые невозможно проверить.
  9. Затруднительность при ответах на уточняющие вопросы относительно обстоятельств, связанных с алиби.
  10. Показания свидетелей об алиби, противоречащие другим собранным доказательствам, в частности, сокрытие обстоятельств, касающихся события преступления (времени, места, личности преступника и т.д., которых свидетели, потерпевшие не могли не знать).
  11. Уклонение свидетелей и потерпевших от участия в следственных действиях (очной ставки с субьектом алиби, предъявлении его для опозна- ния).
  12. Невозможность по времени преодоления расстояния от места престу-

52

пления к месту нахождения, указанному в алиби (7% опрошенных следователей).

  1. Обоснование утверждения об алиби документами, которые доступны в получении, как до момента совершения преступления, так и после его со- вершения.
  2. Отрицательная характеристика личностей свидетелей, на которых ссылаются в обоснование алиби (многократные прежние судимости, негативное отношение к правоохранительным органам, наркозависимость, алкоголизм и т.п.).
  3. Признаки, как основание для выдвижения версии о том, что заподоз- ренный и иные лица выдвинут ложное алиби в будущем:

  4. Отрицательная характеристика заподозренного (наличие уголовного опыта).
  5. Резкое изменение показаний свидетелей о лице, совершившем преступле- ние.
  6. Возможность по времени (после совершения преступления) подготовить ложное алиби.
  7. Наличие организованного преступного формирования, членом которого является заподозренный.
  8. Наличие оперативной или доказательственной информации о воздействии на свидетелей и потерпевших с целью подтверждения ими алиби.
  9. Наличие информации о неожиданном невыходе на работу, выезде заподозренного в день совершения преступления.
  10. Заинтересованность заподозренного в получении информации о ходе расследования и его результатах.
  11. Перечисленные признаки в большинстве своем являются косвенными. Однако можно выделить и прямые признаки ложного алиби. Данные признаки могут быть выявлены на любом этапе расследования, их можно
    также

53

сгруппировать:

  1. Наличие доказательственной и оперативной информации о том, что лицо, совершившее преступление (показания свидетелей, соучастников и т. д.) подготовило либо подготавливает ложное алиби (3 %).
  2. После признания подозреваемым своей вины, не противоречащего другим собранным доказательствам, им выдвигается алиби.
  3. Выдвижение алиби после опознания заподозренного или очной ставки между ним и потерпевшим.
  4. Обоснование ложного алиби документами, имеющие визуальные признаки частичных изменений.
  5. Отметим, что прямые признаки ложного алиби, по крайней мере, на первоначальном этапе, относительно редко выявляются субъектом расследования.

Следует подчеркнуть, что рассмотренные выше признаки - это далеко не всегда доказательства ложности алиби, а лишь основания для выдвижения версии о таком алиби, о том, что выдвинутый или возможный в будущем довод не соответствует истине.

Приведенный перечень не является исчерпывающим, он имеет ориенти- рующее значение. Возможны и иные основания для выдвижения версии о ложности алиби, носящие ситуационный характер. Например, по делам о дорожно-транспортных происшествиях, когда водитель скрылся с места ДТП, ложные алиби имеют специфические свойства. Признаком такого приема противодействия является ложное заявление о похищении транспортного средства. В дальнейшем, когда расследуется преступление, совершенное на данном транспортном средстве, а водитель с места происшествия скрылся, с данным транспортом, его владелец или просто его водитель утверждает, что совершить дорожно-транспортное преступление не мог, так как машина была угнана, а он в момент ДТП находился дома.

54

Так, 15 мая 1992 в 18 часов 30 мин., Евстратов, не имея путевого листа, зная}что тормозная система машины неисправна, управлял автобусом Икарус 256, принадлежащем комиссионному магазину Авто-Ретро и на пр. Стачки г. Ростова-на-Дону допустил наезд на опору электроосвещения, с места ДТП скрылся, автобус бросил в центре города. Утром следующего дня заявил директору, что автобус угнан от его дома. Впоследствии ложное алиби Евстратова было разоблачено1.

Эффективность разоблачения ложного алиби во многом зависит от тех методов, которые использует лицо, производящее расследование, для выявления признаков данного приема противодействия.

Под криминалистическим методом разоблачения ложного алиби мы по- нимаем систему приемов в рамках следственных действий, оперативно- розыскных и организационных мероприятий, направленных на выявление, проверку и доказывание обстоятельств, предусмотренных ст. 68 УПК РСФСР.

Процесс разоблачения ложного алиби можно условно разделить на два этапа: 1) выявление признаков ложного алиби, 2) проверка и доказывание ложности алиби.

Деятельность по выявлению признаков ложного алиби имеет обеспечи вающее значение по отношению к деятельности по проверке и доказыванию ложности алиби. Выявление признаков ложного алиби является первым эта пом его разоблачения. Вместе с тем мы считаем, что деятельность по выявлению признаков ложного алиби имеет и относительно самостоятельное значение по отношению к деятельности по проверке и доказыванию ложности алиби. Это связано прежде всего с наличием необходимости выявления и оценки большого количества объективных и субъективных факторов, детер минирующих формирование ложного алиби. Деятельность правоохранительных органов во многом находится в зависимости от деятель-

55

ности лица, совершившего преступное деяние, по подготовке, выдвижению и отстаиванию ложного алиби. Оба вида деятельности детерминированы различными, а подчас и совпадающими факторами. Как и всякая деятельность, подготовка, выдвижение и отстаивание ложного алиби отражаются в объективной действительности. Установление отражений деятельности субъекта по реализации ложного алиби и есть деятельность правоохранительных органов по выявлению его признаков.

Методы выявления признаков ложного алиби реализуются в специфи- ческих условиях судопроизводства. Однако они могут и не носить правового характера. Прежде чем рассмотреть методы выявления признаков ложного алиби, необходимо четко разграничить вопрос о соотношении методов и источников получения информации о ложности алиби.

Метод - в широком смысле слова - способ подхода к действительности, способ объективного познания мира, изучения природы, общества и мышления. При выявлении признаков ложного алиби в ходе расследования наиболее распространенными методами являются: наблюдение, измерение, вычисление, сравнение, эксперимент, моделирование, описание, системно-структурный анализ. Поскольку в познании истины всегда должна существовать связь между методом и объектом познания, вопрос о методах выявления признаков ложного алиби следует рассматривать и исследовать во взаимосвязи с вопросом о средствах и источниках получения информации о данном приеме противодействия, тем более, что на практике применение указанных методов самих по себе невозможно без деятельности правоохранительных органов по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Например, метод наблюдения при выявлении признаков ложного алиби может реализоваться при производстве осмотра места происшествия, осмотра документов, обыска, допроса. При этом сами методы выявления признаков

1 Архив суда Советского района г. Ростова - на - Дону. Уголовное дело № 9288916.

56

данного приема противодействия используются с учетом тактического со- держания следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Источники - это носители информации о деятельности по обоснованию и выдвижению ложного алиби. Источники могут быть как неодушевленными предметами (документы, вещественные доказательства), так и живые люди (свидетели, потерпевший, заподозренный). В свою очередь, средства - это те процессуальные и непроцессуальные действия, в ходе которых может быть получена информация о ложности алиби.

Опрос 150 следователей и работников органов дознания показал, что работа по выявлению признаков ложного алиби осуществлялась только 41 раз (27,3%), и они были выявлены:

А. Процессуальными действиями, направленными на выявление признаков ложного алиби явились: допрос; следственный осмотр; предъявление для опознания (22%).

Б. Непроцессуальными действиями, осуществляемыми оперативным работником, являются оперативно - розыскные мероприятия, предусмотренные ст. 6 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”(78%).

Результаты опроса следователей показали явно недостаточное знание или незнание признаков ложного алиби и отсутствие должного внимания к работе по их выявлению, планированию предотвращения и разоблачению рассматриваемого приема противодействия установлению истины. Вторая глава диссертации «Тактика проверки и разоблачения ложного алиби» и посвящается исследованию вопросов, связанных с особенностями выдвижения версии о ложности алиби, планирования ее проверки; с тактикой проведения отдельных следственных действий; взаимодействия следователя с оперативным работником в разоблачении ложного алиби, использования специальных познаний при разоблачении ложного алиби.

57

ГЛАВА 2.

ТАКТИКА ПРОВЕРКИ И РАЗОБЛАЧЕНИЯ

ЛОЖНОГО АЛИБИ

§1. Выдвижение версии о ложности алиби и планирование ее проверки

Версия о наличии (или отсутствии) алиби, как и версия о ложности вы- двинутого алиби, являются частными криминалистическими версиями. Они должны выдвигаться и проверяться в соответствии с положениями и рекомендациями учения о криминалистической версии.

Учение о криминалистической версии - одна из детально разработанных криминалистических теорий. Современные определения версии, даваемые различными авторами, отражают достижения гносеологии, логики, теории моделирования1.

На наш взгляд, заслуживает одобрения определение И.М. Лузгина: «Криминалистическая версия - это основанное на фактических данных предположение о сущности или отдельных обстоятельствах события, имеющего признаки преступления, принятое к проверке следователем или другим уполномоченным на то лицом при решении о возбуждении уголовного дела, расследовании и судебном разбирательстве по делу»2.

В ходе расследования конкретных преступлений построение общих версий о преступном событии тесно связано с процессом выдвижения версии о возможности заявления ложного алиби лицом, совершившем преступление, и истинного алиби лицом, непричастным к данному преступному событию.

1 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. С. 24.

См.: Криминалистика. Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского, М.: “Спарк”, 1998. С. 194.

58

Основанием для выдвижения такого рода версий являются теоретические и фактические данные.

Теоретические данные представляют собой сведения о типичных для подобных ситуаций признаках готовящегося или заявленного ложного алиби. Признаки ложного алиби и методы их выявления были рассмотрены в предыдущей главе (§3).

К фактическим данным (основаниям) для выдвижения версии о ложности алиби относятся сведения имеющиеся в распоряжении лица, производящего расследование, судьи, о деятельности по реализации данного приема противодействия, то есть наличие либо отсутствие доказательственной и иной информации. Содержание фактических данных, являющихся основаниями для выдвижении версии о ложном алиби, напрямую зависит от конкретной следственной ситуации, более того - входит в ее содержание.

С целью повышения эффективности рекомендаций по проверке и разо- блачению ложного алиби представляется необходимым выделить наиболее типичные ситуации при выдвижении версии о ложности алиби (заявленного или возможного):

  1. Ложное алиби не выдвинуто, однако имеется информация, что за- подозренный и иные лица его готовят.
  2. Ложное алиби не выдвинуто, отсутствует заподозренный, однако лицо, ведущее расследование, располагает информацией, что в случае его ус- тановления и задержания он или иные, связанные с ним лица такое алиби выдвинут.
  3. Ложное алиби заявлено.
  4. Для ситуаций первого и второго типа важное значение приобретает вы- движение типовой версии о возможности заявления ложного алиби. Это обусловлено прежде всего тем, что ложь лучше всего предотвращать, нежели ее разоблачать. Такая версия по сути может быть выдвинута следователем

59

(оперативным работником) с самого начала его деятельности по раскрытию и расследования преступления. Она не может быть отброшена и после первой проверки, а должна иметься в виду постоянно, ориентируя дознание, следствие на пресечение и нейтрализацию исследуемого приема противодействия и установления точного местонахождения заподозренного в момент совершения преступления, с целью предотвращения изменения показаний с выдвижением ложного алиби в суде. Данная версия нацеливает субъекта расследования на поиск признаков деятельности по обоснованию, выдвижению и отстаиванию ложного алиби. Примерное содержание подобной версии может быть таким: “Преступник и иные, связанные с ним лица подготовили ложное алиби и, в случае задержания лица, совершившего преступление, оно будет заявлено”. Вместе с тем типовая версия не должна подменять конкретных частных версий. В ситуациях первого и второго типа могут быть выдвинуты следующие более частные версии:

  1. По времени подготовки ложного алиби.

а) в процессе “своей” деятельности преступники заранее подготавлива ли ложное алиби;

б) ложное алиби подготовлено после совершения преступления;

в) ложное алиби подготовлено после того, как правоохранительным ор ганам стало известно о совершенном преступлении и лице, его совершившим;

  1. По способу обоснования ложного алиби.

а) преступники и иные лица будут обосновывать ложное алиби ссылкой на заранее подготовленных лжесвидетелей;

б) ложное алиби будет обосновано показаниями соучастников совер шенного преступления;

в) ложное алиби будет обосновано документами;

г) ложное алиби будет выдвинуто без обоснования;

  1. По времени заявления ложного алиби.

60

а) после задержания;

б) на повторном допросе;

в) после предъявления обвинения;

г) в ходе судебного разбирательства;

  1. По информации, содержащейся в ложном алиби.

а) утверждение с указанием своего местонахождения в то время, когда было совершено преступление (будет утверждать, что был дома, у родствен ников, на работе, в местах отдыха и т.д.)

б) утверждение о времени нахождения в момент совершения преступ ления (месяц, неделя, день, часы, минуты).

В ситуации третьего типа, когда алиби заявлено, субъект расследования выдвигает следующие частные версии:

  • алиби истинно (заподозренный, подозреваемый, обвиняемый, подсу- димый в момент совершения преступления находился в том месте, которое он указал в алиби).
  • алиби истинно (заподозренный, подозреваемый, обвиняемый, подсу- димый в момент совершения преступления находился не в том месте, которое он указал в алиби, но и не был на месте преступления).
  • алиби ложно (заподозренный, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый в момент совершения преступления находился на месте преступления и совершил данное преступление).
  • В ситуации третьего типа могут быть выдвинуты и иные, более частные версии:
  1. По целям и субъектам.
  • ложное алиби выдвинуто преступником с целью избежать уголовной ответственности за содеянное;
  • ложное алиби заявлено иным субъектом выдвижения алиби с целью помочь лицу, совершившему преступление, избежать уголовной ответствен-

61

ности за совершенное им преступление и т.д..

  1. По степени подготовленности:
  • алиби заранее подготовлено;
  • алиби заявлено спонтанно.
    1. По кругу участников разработанного алиби:
  • ложное алиби разработано лицом, совершившим преступление;
  • ложное алиби разработано организатором преступной группы;
  • ложное алиби разработано совместно или отдельно несколькими уча- стниками преступной группы.
    1. О линии поведения участников преступного формирования:
  • все участники будут утверждать об общем алиби;
  • все участники будут утверждать о своем алиби;
  • один или несколько участников признаются в совершении преступления, а остальные будут утверждать об общем или своем алиби;
    1. По способу обоснования ложного алиби;
  • обосновано лжесвидетелями (после шантажа, подкупа, уговоров, ис- пользования иных способов воздействия)1;
  • обосновано ссылкой на документы (имеющиеся у субъекта выдвижения алиби или на те, которые необходимо получить).
  • Итак, рассмотрев типичные ситуации, в которых выдвигаются версии о ложности алиби, рассмотрим другую сторону деятельности субъекта расследования - по планированию проверки версий. Выдвижение версий о ложности алиби и планирование их проверки представляют собой две стороны единого процесса мышления субъекта расследования.

Анализ криминалистической литературы показал, что вопросам плани- рования проверки версии о ложности алиби в науке уделено явно недостаточно внимания.

1 В. А. Образцов. Выявление и изобличение преступника. М.: Юристь, 1997. С. 175.

62

Вместе с тем эта деятельность имеет некоторые особенности, которые влияют на весь последующий процесс проверки и разоблачения ложного алиби. Обусловлено это нескольким причинами:

  • обязанностью органа дознания, следователя, прокурора, суда проверить алиби подозреваемого, обвиняемого, подсудимого;
  • содержанием анализа материалов уголовного дела и возможного или заявленного ложного алиби;
  • комплексностью принимаемых мер по проверке и разоблачению лож- ного алиби.
    1. Обязанность органа дознания, следователя, прокурора, суда прове рить алиби подозреваемого, обвиняемого, подсудимого основана на следующих положениях уголовно-процессуального закона:

а) “ суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, обязаны принять предусмотренные законом меры для . . . полного и объективного ис следования дела . . . “(ст. 20 УПК РСФСР).

б) “ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы “ (ст. 71 УПК РСФСР).

в) “ все собранные по делу доказательства подлежат тщательной всесторонней и объективной проверке со стороны лица%производящего доз нание, следователя, прокурора и суда” (ст. 70 УПК РСФСР).

г) Верховные суды СССР и Российской Федерации, начиная с совет ского периода и на современном этапе развития уголовного судопроизводства, проводят в своей практике положение о том, что доводы обвиняемого, выдвинутые им в свою защиту, подлежат полной и всесторон ней проверке, а особенно тщательно должно проверяться алиби обвиняемого.

  1. Содержание анализа материалов уголовного дела и проверка воз можного или заявленного ложного алиби во многом зависит от следственных ситуаций, которые рассмотрены выше.

63

Анализ материалов уголовного дела и иной информации относительно возможного или заявленного ложного алиби может проводиться, во- первых, до заявления ложного алиби, если субъект расследования выявил его признаки и проверял типовую версию о возможности его заявления; во-вторых, после заявления ложного алиби, если признаки данного приема противодействия отсутствовали; в-третьих, после заявления ложного алиби, если признаками данного приема противодействия и ранее располагал субъект расследования. Поскольку с содержательной стороны анализ в третьей ситуации отражает полностью деятельность субъекта расследования, присущую как первой, так и второй ситуациям, остановимся на третьей ситуации более подробно.

Анализ материалов уголовного дела при выдвижении по нему алиби, предполагаемого ложным, проводится по следующим направлениям:

  • изучение личности субъекта выдвижения алиби и субъекта алиби;
  • линия поведения субъекта алиби в ходе расследования;
  • наличие или отсутствие доказательств и иной информации, подтвер- ждающих или опровергающих его местопребывание на месте преступления;
  • формулирование ситуационной модели заявленного алиби;
  • При изучении личности субъекта выдвижения алиби и субъекта алиби необходимо установить:

  • социально-биографические данные;
  • имелся ли опыт преступной деятельности;
  • не является ли это лицо членом преступного формирования;
  • в каких связях находятся субъект алиби и субъект выдвижения алиби;
  • в каких связях находятся субъект алиби и свидетели, подтверждающие его отсутствие на месте преступления.
  • Круг и характер следственных действий и оперативно-розыскных меро- приятий, направленных на изучение личности заподозренного при проверке

64

алиби, определяются на основе общих рекомендаций, изложенных в криминалистической литературе1, но имеют и некоторую специфику, связанную с увеличением отрезка времени, в течение которого проявляет себя личность. Можно выделить три временных отрезка поведения субъекта алиби:

  • предкриминальное поведение;
  • криминальное поведение;
  • посткриминальное поведение, в котором, в свою очередь, обращается особое внимание на поведение изучаемого лица в ходе расследования.
    1. При анализе предкриминального поведения следует установить:
  • направления (маршруты) движения субъекта алиби до дня совершения преступления (время прибытия в населенный пункт, цель прибытия, место проживания), если он находился в населенном пункте, где совершено преступление;
  • когда, куда и с какой целью субъект алиби выехал из населенного пункта, где совершено преступление.
  • возможность или невозможность преодоления расстояния от места, указанного в алиби, к месту преступления;
  • направление (маршрут) движения потерпевшего.
    1. При анализе криминального поведения следует установить:
  • с какой точностью установлено время совершения преступления (год, месяц, день, часы, минуты);
  • с какой достоверностью установлено место преступления;
  • можно ли незаметно проникнуть на место преступления;
  • какие следы, позволяющие идентифицировать преступника, оставлены на месте преступления;
  • в каком состоянии находился потерпевший и как он себя вел;
  • См.: Криминалистика. Под. ред. проф. А.Ф. Волынского. М: Закон и право, ЮНИТИ- ДАНА, 1999. С. 207.

65

  • возможное время преодоления расстояния от места, указанного в али би, к месту преступления;
  1. При анализе посткриминального поведения следует установить:
  • возможно ли преодолеть расстояние от места преступления к месту, указанному в алиби;
  • чем именно обосновано алиби;
  • При анализе улик и поведения в ходе расследования следует установить:

  • как лицо попало в круг заподозренных;
  • по каким основаниям было задержано;
  • на основе каких доказательств предъявлено обвинение;
  • не противоречит ли выдвинутое алиби ранее данным показаниям субъ- екта алиби и его соучастников;
  • имеются ли иные доказательства, противоречащие выдвинутому алиби;
  • нет ли признаков воздействия субъекта алиби на иных лиц: на свиде телей и потерпевшего;

Результаты анализа применительно к указанным выше временным от- резкам сравниваются с ситуационной моделью заявленного алиби.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что наиболее существенными признаками информации, содержащейся в заявлении о ложном алиби, являются признаки события, которые содержат информацию о временных связях (отношениях).

Основываясь на положениях материалистической диалектики, теории отражения, информации и моделирования, а также частной криминалистической теории временных связей, рассмотрим информацию, содержащуюся в алиби.

Нами была подвергнута исследованию информация, которая отражена и

66

зафиксирована в протоколах допросов субъекта алиби (заподозренного, подозреваемого, обвиняемого и подсудимого) по изученным нами делам.

При анализе такой информации мы пришли к выводу о необходимости и возможности конструирования и построения типичных моделей информа- ции, содержащейся в ложном алиби.

Сущность моделирования как одного из методов познания состоит, как известно, в создании модели исследуемого события и его изучении с помо- щью этой модели. Под моделью понимается мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая и воспроизводя объект исследования, способна замещать его таким образом, что исследование модели дает новую информацию1.

Модель не повторяет объект, а лишь представляет его в актах познания. Она является аналогом объекта, с помощью которого можно получить новую информацию об объекте.

Таким образом, основываясь на теоретических положениях, сформули- рованных И.М. Лузгиным, а также на актах познания (имеющиеся данные, полученные в ходе исследования), смоделируем информацию, которая передается органам расследования при выдвижении ложного алиби в процессе уголовного судопроизводства.

При построении информационной модели мы преследовали следующие цели:

  1. Классификация ложного алиби с содержательной стороны.
  2. Отграничение заявлений о ложном алиби от других видов ложных показаний.
  3. Выявление новых признаков данного приема противодействия уста- новлению истины при расследовании.
  4. 1 См.: Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М.: ВЩ МВД СССР. Научно-исследовательский и редакционно-издательский отдел, 1969. С.109-125.

67

Для построения модели ложного алиби, как и любой модели, необходимо выделение наиболее существенных и значимых признаков моделируемого события, явления. Исследование показало, что к таким признакам должна, прежде всего, относиться информация:

  1. О месте и времени события, происходящего на месте преступления.
  2. О местонахождении субъектов алиби в момент совершения преступ- ления.
  3. Обоснование вышеуказанных сведений доказательствами, иными фактическими данными, и источниками их получения.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что наиболее существенными признаками информации, содержащейся в заявлении о ложном алиби, являются признаки события, которые содержат информацию о временных и пространственных связях (отношениях)1.

Временные отношения являются объектом исследования частной кри- миналистической теории временных связей.

Используя классификацию, предложенную В.П. Лавровым, мы пришли к выводу о том, что в указанных признаках ложного алиби содержится ин- формация о временных связях, относящихся к предмету доказывания, а именно:

  1. Связи, определяющие само событие (место, время совершения).

  2. Временные связи, определяющие отношение обвиняемого лица к событию преступления: его нахождение в определенном месте, в определен ное время.

  3. Временные связи, исключающие уголовную ответственность: невоз можность физического совершения преступления, если, например обвиняемый находился вне места преступления . Представляется, что, кроме

‘См.: Приложение № 3 - «Ситуационная модель заявленного алиби». С. 187.

2 См.: Криминалистика. Т.1. История, общие и частные теории. Учебник// Под ред. Р.С. Белкина, И.М. Лузгина, В.Г. Коломацкого. М.: Академия МВД РФ, 1995. С. 203-204.

68

информации о временных связях, важным информационным признаком является степень и характер обоснования (доказательствами, иными сведениями и источниками их получения) указанных связей.

Важными условиями осуществления анализа пространственно-временных связей по материалам уголовного дела являются:

  • наличие информации о времени и месте преступления;
  • временной интервал, указанный в алиби;
  • Возможность определить место события в прошлом, установить дли- тельность, последовательность нескольких событий создается наличием определенных точек отсчета, их восприятием, запоминанием и воспроизведением допрашиваемым лицом. Р.С. Белкин пишет: “При установлении длительности расследуемого события и локализации его во времени, помимо материальных следов преступления и преступника, следователь может воспользоваться для этой цели представлениями, возникшими во временных отношениях у свидетелей и потерпевших1”. Мы считаем, что это положение распространяется на подозреваемых и обвиняемых”.

Временной интервал применительно к алиби - отрезок времени, исполь- зованный в заявлении об алиби, в один из моментов которого произошло преступное событие.

Схематически этот интервал выглядит так:

/А. (9ч.30мин.) /В.(10ч.05мин.) Г.(10ч.18мин.) / Б(11ч. 15мин.)./

АВ( с 9ч. ЗОмин. до 11ч. 15 мин.) - временной интервал, указанный в алиби;

ВГ(с10ч. 05мин. до 10ч.18мин.) - время совершения преступления;

Анализ материалов уголовного дела и заявленного ложного алиби осу- ществляется с использованием различных общенаучных методов, однако, основным выступает метод сравнения.

1 См.: Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М.: Юридиче ская литература, 1966. С. 184.

2 См. также Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. М.: ВШ МВД СССР, 1972. С.70.

69

В ходе анализа могут быть составлены вспомогательные документы, содержанием которых являются маршруты передвижения субъекта алиби и потерпевшего или места появления лиц на месте преступления.

Таким образом, анализ материалов уголовного дела и ситуационной модели ложного алиби позволяет, во-первых, выявить признаки данного приема противодействия, во-вторых, на основе указанных признаков выдвинуть версию о ложности алиби, определить круг вопросов, связанных с проверкой алиби. Содержание версий о ложности алиби и круг вопросов, подлежащих установлению, влияют, в свою очередь, на содержание планируемых следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий.

Результаты проведенного исследования позволяют сделать вывод о том, что успех в деятельности по разоблачению ложного алиби зависит от ком- плексного сочетания следственных действий, оперативно-розыскных и организационно-подготовительных мероприятий, в рамках тактической комбинации (операции)1. Мы убеждены, что одним из перспективных направлений, основанном на ситуационном подходе и позволяющем создать гибкие системы следственных действий, оперативно-розыскных и организационно-подготовительных мероприятий, является теоретическая концепция криминалистической тактики: концепция тактического приема и тактической комбинации (операции). Одним из первых проверку и разоблачение ложного алиби подозреваемого отнес к числу тактических операций А.В. Дулов . Как отмечал Н.П. Яблоков, проверка и разоблачение такого рода лжесвидетельства требует разработки и
реализации криминалистической операции, по

1 Вопрос о соотношении понятий тактической комбинации и тактической операции является спорным в науке криминалистике, однако мы считаем,что нет существенных раз личий между определениями тактической комбинации и тактической операции, а как следствие нет - достаточных оснований для такого деления.

2 См.: А.В. Дулов. О разработке тактических операций при расследовании преступ лений // 50 лет советской прокуратуре и проблемы совершенствования следствия. Л.: ЛГУ. 1972. С. 23-26.

70

количеству оперативно - розыскных и следственных мер не уступающей самостоятельному расследованию неочевидных преступлений.

На наш взгляд, проверка алиби представляет собой тактическую комбинацию (операцию), состоящую из совокупности тактических приемов или комплекса согласованных и взаимосвязанных следственных действий, организационных, оперативно - розыскных мероприятий, проводимых в соответственно отраженной в плане тактической линии следователя и направленных на установление местонахождения подозреваемого в момент совершения преступления и решения задач расследования применительно к сложившейся конфликтной следственной ситуации1.

Основываясь на ситуационном подходе, можно выделить две схемы осуществления рассматриваемой тактической комбинации (операции).

В ситуации, когда ложное алиби заявлено, тактическая комбинация (операция) складывается из двух этапов:

  • анализ материалов уголовного дела, выдвижение версии о ложности алиби, планирование проверки этой версии;
  • реализация и корректировка плана тактической комбинации (операции) по проверке версии, анализ собранных данных в совокупности с имевшимися.
  • Для ситуации, когда ложное алиби не выдвинуто, схема осуществления тактической комбинации (операции) предусматривает три этапа:

  • выдвижение типовой версии о возможности выдвижения ложного али би;

  • установление и накапливание информации о местонахождении заподоз- ренного в момент совершения преступления, а также выявления признаков

В то же время - это процесс, причем процесс познания и процесс доказывания.

71

ложного алиби; приведение полученных фактических данных в определенную систему;

  • анализ собранных фактических данных.

Актуальной задачей науки криминалистики является исследование связей как между отдельными тактическими приемами в рамках одного следственного действия, так и между отдельными следственными действия- ми, осуществляемыми в соответствии со складывающейся следственной ситуацией, при расследовании конкретного уголовного дела. Такие связи определяют системность тактических приемов и следственных действий, зависимость друг от друга и от следственной ситуации, взаимную детерминированность1.

На основе сказанного мы считаем необходимым рассматривать систему следственных действий при проверке и разоблачении ложного алиби, как категорию тактико-криминалистическую, имея ввиду такое упорядочение системы, которое наилучшим образом обеспечивает собирание, исследование, использование и оценку доказательств, в ситуациях, когда ложное алиби заявлено либо имеются признаки применения исследуемого приема противоде йствия.

На практике в среднем на одно ложное заявление об алиби приходится 3-4 следственных действия по его проверке. Получается, что:

  • простая тактическая комбинация в рамках одного допроса при заявлении о ложном алиби осуществляется всего в 0,9 % случаев;
  • сложная тактическая комбинация (операция) по проверке и разоблачению ложного алиби осуществляется в 99,1% случаев, из них 38,78% составляют сложную оперативно-тактическую комбинацию (операцию).
  • См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград: ВСШ МВД РФЛ993.С. 119.

72

Для ситуации, когда ложное алиби выдвинуто, можно выделить три блока следственных действий (наиболее типичных), проводимых при проверке и разоблачении ложного алиби:

I. Допрос субъекта выдвижения ложного алиби.

II. Иные следственные действия, связанные с содержанием заявленного али би.

III. Следственные действия, непосредственно не связанные с содержанием алиби, но в ходе которых может быть получена информация о ложности за явленного алиби.

После того, как проанализированы материалы уголовного дела и опера- тивно-розыскная информация, на основе чего выдвинуты все возможные версии, относящиеся к ложности алиби, определен круг и последовательность следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, следователь совместно с оперативным работником или самостоятельно составляет план тактической комбинации (операции) по проверке и разоблачению ложного алиби.

На основе проведенного исследования мы можем рекомендовать сле- дующие формы письменных планов:

  • согласованный письменный план действий по проверке ложного алиби;
  • письменный план проверки отдельных обстоятельствах алиби;
  • аналитическая форма плана проверки алиби.
  • Согласованный письменный план составляется следователем совместно с работниками оперативных подразделений. Как правило, данный план со- ставляется, когда подозреваемый выдвинул алиби либо имеется совокупность признаков, дающих основание выдвинуть версию о возможности его выдвижения. Может быть рекомендована определенная форма согласованного письменного плана с учетом выдвинутых следственных версий (см.: Прило-

73

жение 6, №1), а также как вспомогательная форма письменного плана проверки алиби (см.: Приложение 6, №2). Когда проверка алиби требует исследования большой совокупности фактических данных, противоречащих друг другу, фрагмент аналитической формы плана проверки алиби выглядит несколько по-иному (см.: Приложение 6, №3).

В завершение параграфа хотелось бы остановиться на проблеме полноты проверки алиби. Неполнота проверки, как и иные следственные и судебные просчеты, связанные с проверкой алиби, приводят к наиболее тяжким последствиям: осуждению невиновных лиц либо к прекращению дел за недоказанностью виновности лица, совершившего преступление.

Хорошо известны примеры недостаточности и неполноты проверки ис- тинного алиби лиц, обвинявшихся в преступлениях, совершенных Чикатило, а также по так называемому Витебскому делу, по которым к смертной казни были приговорены невиновные люди. Ошибки, допущенные в ходе проверки алиби, завершаются вынесением следователями незаконного или необоснованного процессуального решения (о привлечении в качестве обвиняемого, о приостановлении дела, о его прекращении за недоказанностью виновности обвиняемого, либо оправдательным приговором в отношении лица, совершившего преступление, и т. п.). Как отмечает О. Я. Баев, “это лишь итог деятельности следователя, это верхушка айсберга, основу из которых составляют тактические ошибки”1. Выделим основные тактические ошибки при проверке ложного алиби:

  • пренебрежительное отношение к признакам ложного алиби и типовой версии о возможности его заявления;
  • невыведение всех необходимых следствий, вытекающих из сформули- рованной версии о лице, совершившем преступление;
  • бесплановость проверки алиби;
  • 1 См.: О.Я. Баев. Тактика следственных действий. Воронеж: ВГУ, 1995. С. 4-22.

74

  • незнание и нежелание субъектов расследования использовать совре- менные достижения криминалистической тактики и науки криминалистики в целом;
  • непринятие должных мер по преодолению воздействия объектов вы- движения ложного алиби на потерпевших 1 свидетелей и иных участников процесса:
  • отсутствие взаимосвязи между следственными действиями, входящими в тактическую операцию;
  • недостатки, связанные с установлением времени преступления;
  • недостатки, связанные с установлением времени встречи свидетеля с обвиняемым;
  • несвоевременное выявление очевидцев и иных свидетелей;
  • шаблонность принимаемых решений и проводимых на их основе следственных действий;
  • -неиспользование в необходимых случаях следственного эксперимента и обыска;

  • недостаточное использование специальных познаний при проверке и разоблачении ложного алиби.

Таковы основные причины следственных ошибок при проверке ложного алиби, выявленные нами при изучении уголовных дел.

На их предотвращение и повышение эффективности расследования рассчитаны те приемы и рекомендации, которые мы рассмотрим в следующем параграфе применительно к отдельным следственным действиям, направленным на проверку и разоблачение ложного алиби.

75

§ 2. Тактика отдельных следственных действий по разоблачению ложного алиби

  1. Допрос субъекта выдвижения ложного алиби

Тактика допроса при проверке ложного алиби строится с учетом след- ственной ситуации. Н. И. Порубов, предприняв попытку подхода к проблеме тактических комбинаций, используемых в конфликтной ситуации допроса, выделил три конфликтных ситуации:

  1. При наличии доказательств, полностью изобличающих допрашиваемого.
  2. При их недостаточности.
  3. При наличии подозрений, основанных лишь на косвенных уликах1.
  4. Выделение указанных ситуаций, служащих отправными точками в формировании тактического фундамента допроса подозреваемого и обвиняемого, имеет, несомненно, теоретическую и практическую ценность. Заявленное алиби является одним из субъективных факторов под воздейст- вием которого и формируется следственная ситуация. А характер исходных данных о выдвинутом алиби, которыми располагает субъект расследования представляет собой один из информационных компонентов данной следственной ситуации.

Поэтому, основываясь на положениях, предложенных Н.И. Порубо-вым, и результатах проведенного исследования, для выделения типичных конфликтных ситуаций, возникающих при заявлении ложного алиби, следует рассмотреть содержание этого информационного компонента, который включает в себя сведения: - о том, когда и кем заявлено ложное алиби;

Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск : Вы- шэйшая школа, 1973. С. 199-233.

76

  • кому заявлено ложное алиби;
  • о наличии либо отсутствии доказательственной и иной информации о ложном алиби, поддающейся проверке.
  • По изученным нами делам ложное алиби заявили:
  1. Заподозренный - 20 чел. ( 10,47%).
  2. Подозреваемый - 57 чел.( 29,84%).
  3. Обвиняемый - 71 чел. (31,17%).
  4. Подсудимый - 35 чел. (18,32%).
  5. Соучастники - 5 чел.(2,61 %).
  6. Родственники - 3 чел (1,57%).’
  7. Очевидно, что в подавляющем большинстве случаев (95,8 % случаев) это сами субъекты алиби, которые больше других заинтересованы в его реа- лизации.

Наиболее часто ложное алиби заявлялось в ходе расследования (78% случаев); в 22 % случаев ложное алиби заявляется в ходе судебного разбирательства.

Момент заявления ложного алиби причинно связан с субъектом рассле- дования, которому оно заявляется, и квалификацией совершенного преступления. Та^по результатам проведенного исследования ложное алиби было заявлено: 1. Следователю системы МВД - 43,48%. 2. Следователю прокуратуры - 28,03%. 3. Судье - 16,82%. 4. Дознавателю ОВД - 8,87%. 5. Оперативному работнику - 2,8 %.

Опрошенные лица, производившие расследование, показали, что на мо- мент заявления ложного алиби:

а) располагали достаточными доказательствами для его разоблачения 5 чел. (3%);

В случае заявления ложного алиби свидетелями (родственниками) тактика их допроса строится с учетом общих положений тактики допроса свидетелей при изобличении во лжи.

77

б) располагали ориентирующей информацией, не достаточной для утвер ждения об истинности или ложности выдвинутого алиби 83 чел. (55%);

в) не располагали на момент заявления алиби доказательственной либо ори ентирующей информацией относительно её правдивости либо ложности 70 чел. (42%).

На основе сказанного можно выделить следующие типичные ситуации, которые возникают перед допросом и на допросе при заявлении ложного алиби:

  1. Имеется информация о возможности заявления ложного алиби, субъект расследования располагает достаточным временем для подготовки к допросу.
  2. Отсутствует или недостаточна информация о возможности заявления ложного алиби и субъект расследования не располагает временем для подготовки к допросу.
  3. При заявлении ложного алиби:
  4. а) субъект расследования располагает доказательствами, полностью изобличающими допрашиваемого;

б) субъект расследования располагает лишь некоторыми (но явно не достаточными) доказательствами о ложности выдвинутого алиби;

в) субъект расследования не располагает доказательствами, а имеются лишь косвенные признаки ложного алиби либо они вообще отсутствуют.

Таким образом, следственная ситуация не всегда позволяет субъекту расследования достаточно тщательно подготовиться к заявлению ложного алиби при допросе лиц, совершивших преступление. На наш взгляд это связано в первую очередь со следующими факторами:

  • субъект алиби и иные лица нередко подготавливают ложное алиби за- ранее;
  • при возбуждении уголовного дела недостаточно исследуется прове-

78

рочный материал о круге заподозренных лиц;

  • в случае задержания субъект расследования не всегда располагает временем для подготовки к допросу и достаточными доказательствами о местонахождении подозреваемого в момент совершения преступления;
  • до предъявления обвинения у лица, совершившего преступление, всегда есть время продумать линию защиты, в том числе и путем выдвижения ложного алиби, сопоставляя его с собранными следствием доказательства- ми.
  • В тех случаях, когда следственная ситуация позволяет осуществить подготовку к допросу, она складывается как из общих мероприятий, проводимых при подготовке данного следственного действия, так и мероприятий, специально направленных на предотвращение и разоблачение ложного алиби в случае его заявления. К числу таких специально проводимых мероприятий мы относим:
  1. Следственные действия, входящие в тактическую комбинацию (опе- рацию) и предшествующие допросу субъекта выдвижения алиби.
  2. Оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление очевидцев как самого преступного события, так и лиц, находившихся в месте, указанном субъектом выдвижения алиби, даже если последний на таковых не ссылался.
  3. Анализ материалов уголовного дела и оперативно-розыскной инфор- мации, одной из целей которого, будет прогноз поведения допрашиваемого и содержание возможного ложного алиби.
  4. Мероприятия по изучению личности допрашиваемого.
  5. При составлении плана допроса необходимо отразить в нем (или в аналитической справке):
    • сведения о времени, месте и способе преступления и какими доказа тельствами подтверждается местонахождение подозреваемого в
      момент

79

совершения преступления.

  • какими доказательствами и оперативными данными подтверждается намерение подозреваемого заявить ложное алиби.
  • какие оперативные данные следует использовать при допросе.
  • перечень вопросов которые нужно задать допрашиваемому в случае заявления ложного алиби;
  • время и место предстоящего допроса;
  • содержание планируемой тактической комбинации, направленной на предотвращение или разоблачение ложного алиби.
  • В тех случаях, когда планируется тактическая комбинация, направленная на предотвращение ложного алиби, необходимо создать обстановку допроса, связанную с предполагаемым применением тех или иных тактических приемов и их возможных комбинаций (например, возможность наблюдения допрашиваемым предметов и документов, подтверждающих местонахождение подозреваемого на месте преступления в момент его совершения, либо обнаруженных объектов (или их копий), необходимых для использования в дальнейшем с целью показать осведомленность следователя, предъявление этих доказательств).

Поскольку ситуация, когда доказательств сразу достаточно для разобла- чения ложного алиби является не очень распространенной, а тактика допроса субъекта выдвижения ложного алиби аналогична тактике повторного допроса субъекта алиби при его разоблачении, мы рассмотрим ее в дальнейшем, при освещении вопроса о тактике повторного допроса субъекта алиби при его разоблачении.

Перейдем к ситуации, когда доказательственной и иной информации об истинности либо ложности алиби недостаточно или она вовсе отсутствует.

Ложное алиби обычно заявляется на стадии свободного рассказа и именно с этого момента перед субъектом расследования возникают новые

80

тактические задачи, заключающиеся, во-первых, в детализации и конкретизации фактов, содержащихся в алиби, во-вторых, в необходимости дальнейшей проверки и установления истинности либо ложности алиби.

После того, как алиби заявлено, субъект расследования должен кон- кретизировать все его пространственно-временные характеристики. На основе исследования с этой целью могут быть рекомендованы в числе других два приема осуществления вопросно-ответной стадии допроса:

  1. При наличии большого числа лиц, на которых ссылается субъект при заявлении алиби, можно попросить, чтобы он занес в протокол собственно ручные показания об алиби и зарисовал маршрут передвижения субъекта алиби с указанием времени и тех мест, в которых субъект алиби в тот или иной момент находился.

  2. Постановка детализирующих и конкретизирующих вопросов на ос нове заявленного алиби.

Ученые-криминалисты в работах, посвященных тактике допроса, за- трагивая проблему проверки алиби, неоднократно писали о необходимости в случае его заявления, детализации и конкретизации показаний посредством постановки вопросов. Сущность данного тактического приема заключается в том, что следователь путем постановки вопросов расчленяет ситуационную модель заявленного алиби на отдельные пространственно- временные элементы и получает по ним подробные объяснения. Однако, как показал анализ криминалистической литературы, последовательности и кругу задаваемых субъекту выдвижения алиби вопросов уделяется мало внимания. Мы считаем необходимым рассмотреть их детальнее.

Основываясь на ситуационной модели ложного алиби, представленной в предыдущем параграфе, можно выделить следующую последовательность и круг задаваемых вопросов:

I. О времени ;

81

  • когда и что именно происходило (применительно к предмету допроса);
  • по каким событиям запомнился допрашиваемому этот день;
  • какие программы и в какое время транслировались по телевизору, если он его смотрел;
  • чем занимались соседи, родственники, друзья, коллеги по работе в этот день.

Недооценка этой группы вопросов позволяет субъекту алиби заявить алиби, содержанием которого будет информация о совершенно другом дне или ином времени и его истинном местонахождении в этот день или данное время, а не в день совершения преступления.

П. О местонахождении, времени и лицах находящихся в указанном месте:

а) находился ли он на месте преступления до или после совершения преступления или возле него.

Анализ практики показывает, что субъекты расследования нередко упускают возможность задать подобного рода вопросы, что позволяет субъекту расследования изменить условия ложного алиби, в связи с установлением одного из отрезков времени и его местонахождения либо предъявлением обнаруженных следов, подтверждающих его местонахождение на месте преступления;

б) где конкретно находился заявивший об алиби до, в момент и после совершения преступления.

В зависимости от места его нахождения могут быть заданы следующие дополняющие и уточняющие вопросы: 1) если он находился дома:

какой период времени он находился дома;

куда, когда и с какой целью он покидал дом;

кто из родственников и знакомых находился вместе с ним;

82

в чем он и родственники были одеты; чем он занимался в этот период; кто приходил к нему в этот день.

2) если находился дома у родственников и знакомых:

по какому адресу они проживают;

откуда, с кем, с какой целью туда прибыл;

на каком транспорте он туда прибыл;

какой период находился в этом месте; когда, с кем и с какой целью прибыл;

в какое время покинул это место;

кого и в какой обстановке видел;

кто его видел;

с кем вступал в контакт;

что делали те, кто находился там; - кто находился в этом месте, кто давно их знает и в каких отношениях с ним находится;

причина несвоевременного заявления об алиби.

3) если он находился в местах отдыха:

где находится это место;

начало мероприятия;

имеются ли у него билеты, подтверждающие нахождение;

содержание постановки, фильма, счет матча и т.д.;

кто из обслуживающего персонала находился там;

кто из знакомых находился в этом месте;

часто ли он посещает это место;

какие события происходили в это время;

какое время он там находился;

с кем разговаривал и о чем;

83

какую пищу заказывал и кому; когда и с кем он покинул это место.

Использование перечисленных вопросов при заявлении ложного алиби на допросе позволит субъекту расследования, с одной стороны, грамотно реализовать тактические приемы и их комбинации, а с другой - не даст субъекту алиби возможности безмотивно изменить в дальнейшем содержание ложного алиби.

II. Иные следственные действия, связанные с содержанием заяв- ленного алиби. Тактика допроса свидетелей при проверке и разоблачении ложного алиби. Если допрос является самым распространенным следственным действием при проверке и разоблачении ложного алиби, то из отдельных разновидностей этого следственного действия наиболее распространенным является допрос свидетелей.

Тактика допроса свидетелей во многом определяется особенностями их процессуального положения (ст. 72 УПК РСФСР), как лиц, непричастных к преступлению и воспринимавших события, факты, относящиеся к рассле дуемому делу. При проверке и разоблачении ложного алиби свидетели являются, как правило, лицами в той или иной степени осведомленными о преступном событии или о местонахождении подозреваемого (обвиняемого) перед преступлением, в момент его совершения, или в посткриминальный пе риод. По результатам отдельных исследований тенденция роста заинтересованности свидетелей в исходе дела в последнее десятилетие сильно увеличилась. Это, на наш взгляд, прежде всего связано, с распространением такого приема противодействия раскрытию и расследованию преступлений, как воздействие преступников и связанных с ним лиц на свидетелей и потер певших. Применительно к теме исследования и основываясь на полученных результатах можно выделить следующие группы свидетелей:

  1. Свидетели, подтверждающие заведомо ложное для них алиби.

84

  1. Свидетели, обманутые виновным относительно даты и времени пре- бывания совместно с ним.
  2. Свидетели, опровергающие ложное алиби.
  3. На основе предложенной классификации рассмотрим особенности тактики допроса свидетелей, относящихся к той или иной группе.

Особенности тактики допроса свидетелей, подтверждающих ложное алиби (28,15%). Как отмечалось, факты лжесвидетельства достаточно распространены при обосновании ложного алиби. Проведенное исследование показало, что первую группу свидетелей, подтверждающих ложное алиби заподозренного, подозреваемого, обвиняемого, образуют:

  1. Лица, вступившие в сговор с субъектом алиби:

а) соучастники - 16,39 % (30 раз в ложном алиби субъект делал ссылку на 41 соучастника);

б) лжесвидетели - 50,81 % (51 раз (27,86%) в ложном алиби субъекты делали ссылки на 150 лжесвидетелей и 42 (22,9%) раза в ложном алиби субъ екты делали ссылки на 58 родственников).

То есть преступники и иные заинтересованные лица (из половины ис- следованных уголовных дел), обосновывая ложное алиби, подготавливают не менее одного лжесвидетеля, а в случае совершения преступления группой лиц пытаются обосновать ложное алиби показаниями соучастников этого преступного события.

Мотивы дачи ложных показаний лжесвидетелей, не находящихся в близких родственных отношениях с субьектом алиби, различны и напрямую зависят от способа воздействия на них со стороны преступника и иных лиц: уговоры, подкуп, шантаж, психическое и физическое насилие.

Избранная линия поведения таких свидетелей на допросе, заключается не в содействии, а в активном противодействии правоохранительным органам в установлении истины по делу.

85

Поэтому уже на подготовительном этапе допроса следует провести комплекс мероприятий, направленных на предотвращение ложных показаний лиц, подтверждающих ложное алиби.

Подготовительные мероприятия и сам допрос свидетелей этой группы осуществляются по двум взаимосвязанным направлениям:

  • нейтрализация воздействия со стороны преступников на свидетеля;
  • установление истинного местонахождения подозреваемого и свидетеля в момент совершения преступления.
  • Считаем, что при наличии признаков ложного алиби следует проверять типичную версию о возможности воздействия на свидетеля с целью обоснования ложного алиби. Для этого необходимо провести комплекс оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, направленных на выявление признаков воздействия и его нейтрализацию, установление истинного местонахождения подозреваемого в момент совершения преступления и установление истинного местонахождения свидетеля, на которого сослался подозреваемый в своем алиби, в момент совершения преступления.

Выявление свидетелей, особенно очевидцев происшествия, является одной из важных задач расследования; способы их установления будут рассмотрены в следующем параграфе. В случае, если имеются добросовестные свидетели и потерпевшие, необходимо допросить их в первую очередь с целью использования полученных показаний при допросе свидетелей, подтверждающих ложное алиби.

Изучение личности допрашиваемого и установление степени его зна- комства с подозреваемым. Уголовно-процессуальный закон обязывает органы расследования в начале допроса установить отношение свидетеля к обвиняемому и потерпевшему (ст. 158 УПК РСФСР). Однако мы считаем что, в ряде случаев мероприятия, направленные на установление отношения обвиняемого к свидетелю и потерпевшему, необходимо провести заранее. Так, по

86

результатам исследования И. А. Бобракова более 60% преступников были знакомы до совершения преступления со свидетелем и потерпевшим, на которых оказывалось воздействие, и еще 15% знали о существовании друг друга1.

Определение круга и последовательности допроса лиц, на которых со- слался подозреваемый в алиби, составление письменного плана допроса. Следователь должен принять меры, чтобы свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашивались порознь, в отсутствии других свидетелей, и не могли общаться между собой (ст. 158 УПК РСФСР). Для этого необходимо правильно определить время и место проведения допроса (ст. 157 УПК РСФСР).

На наш взгляд, содержание полученной информации о способе воздей- ствия на свидетеля, с одной стороны, и наличие (отсутствие) доказательственной и оперативно-розыскной информации о местонахождении подозреваемого с другой, влияет на выбор следователем тех или иных тактических приемов допроса.

На основе сказанного, следует выделить наиболее эффективные такти- ческие приемы и их комбинации, осуществляемые следователем для пресечения воздействия со стороны преступников и иных заинтересованных лиц на свидетелей, подтверждающих ложное алиби:

  • демонстрирование осведомленности об имевшем место воздействии со стороны преступника на свидетеля^ подтверждающего ложное алиби, с ис- пользованием возможностей фактора внезапности;
  • демонстрирование осведомленности следователя как о жизни подоз- реваемого и допрашиваемого свидетеля, их связях и знакомстве, так и об обстоятельствах воздействия с целью обосновать ложное алиби;
  • См.: И.А. Бобраков. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук. М, 1997. С. 196- 203.

87

  • предупреждение допрашиваемого об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу ложных показаний. К выполнению этого тре- бования закона следователь не должен подходить шаблонно. В зависимости от способа воздействия и личной установки свидетеля на дачу ложных показаний должна быть дифференцирована форма предупреждения (от строго официальной, до осторожного разъяснения требований закона);
  • разъяснение свидетелю последствий его лжесвидетельства, в том числе и для лиц, оказавших на него воздействие.
  • Например, факт физического воздействия, зафиксированный как путем показаний, так и с помощью судебно-медицинской экспертизы, является основанием для изменения преступнику меры пресечения на более тяжкую;

  • демонстрация следователем уверенности в успехе расследования. При этом целесообразно сообщить свидетелю о полноте собранных доказа тельств, подтверждающих факт воздействия, а также вину подозреваемого и ложность выдвинутого алиби.

Как показывает анализ следственной практики, без грамотного исполь- зования полученной информации о местонахождении подозреваемого и свидетеля в момент совершения преступления невозможно применить весь арсенал тактических приемов, разработанных наукой криминалистикой для разоблачения лжи в показаниях.

Основываясь на результатах исследования, можно выделить следующие тактические приемы, направленные на разоблачение ложных показаний:

  • воздействие на положительные качества допрашиваемого. Этот такти- ческий прием может быть эффективным при подготовке или в ходе допроса нейтрализации связи “преступник - свидетель”;
  • предъявление доказательств, опровергающих факт совместного место- нахождения вне места преступления с подозреваемым в момент совершения преступления. Этот тактический прием может быть осуществлен, во-первых,

88

путем предъявления доказательств, подтверждающих нахождение подозреваемого в момент совершения на месте преступления, а во-вторых, следователь может предъявить доказательства, опровергающие нахождение свидетеля в месте, которое было указано подозреваемым при заявлении алиби;

  • детализация показаний в части, касающейся их совместного местона хождения вне места преступления во время его совершения;

Подготавливая свидетелей ложного алиби, подозреваемый чрезвычайно редко договаривается с ними обо всех деталях, связанных с совместным местонахождением в момент совершения преступления. На эти детали, в первую очередь, и следует обратить внимание при допросе свидетеля, подтверждающего алиби, и максимально их детализировать (при этом мысленно сравнивая их с заявленным алиби). Нередки случаи, когда подготовленный преступником лжесвидетель не пытается ответить на детализирующие вопросы и признает, что дал показания по просьбе лица, заявившего алиби. Так, Каховский, заподозренный в совершении в ночь с 17 на 18 мая 1991 г., убийств своей сестры Матвиенко Е., ее малолетних дочерей Матвиенко Н. и О., и ее сожителя Миргородского С, пояснил что 17 мая он находился у своей сестры, в кв. № 74 по ул. Содружества и смотрел за ее детьми, в 19 часов Матвиенко Е. и ее сожитель пришли домой, а он ушел в общежитие к своей знакомой Тесленко, где и пробыл всю ночь. Свидетель Тесленко показала, что Каховский пришел ночью 18 мая, принес с собой кульки, попросил их спрятать и говорить, что с 19 часов он находился вместе с ней в общежитии1;

  • логический анализ противоречий между показаниями, подтверждаю щими ложное алиби, и другими собранными доказательствами, подтверждающими вину подозреваемого.

‘См.: Архив Ростовского областного суда. Уголовное дело № 9187028.

89

На приведенном выше примере рассмотрим, как суд логически проана- лизировал показания подсудимого Каховского (заявление нового алиби), показаний свидетелей Горшковой и Жадько, подтверждающих алиби Каховского, и других доказательств, подтверждающих вину Каховского.

В суде Каховский вину в совершении убийств не признал, и пояснил, что 17 мая он находился у своей сестры, в кв.№ 74 по ул. Содружества и смотрел за ее детьми, в 19 часов Матвиенко Е. и ее сожитель пришли домой, и в 20-21 час он поехал на такси к своим знакомым Жадько и Горшковой. Около полуночи он вспомнил, что забыл у сестры олимпийку с ключами от дома, поэтому вернулся к сестре. Входная дверь в квартиру сестры была открыта и там было темно. Включив свет, он увидел, что сестра, ее сожитель и дети убиты. Чтобы отвести от себя подозрение, он инсценировал ограбление. Вещи унес к Тесленко и попросил ее говорить, что находился у нее с 19 часов 17 мая 1991 года. Свидетели Жадько и Горшкова показали, что Каховский встретил их на железнодорожном мосту в 21 час. и до полуночи был с ними, после чего вспомнил, что забыл олимпийку, и поехал к своей сестре. Суд критически отнесся к показаниям этих свидетелей, так как:

  1. Они (Жадько и Горшкова) и Каховский по разному описывают, как произошла их встреча (Каховский утверждает,что он приехал к ним домой на такси, а Жадько и Горшкова показали, что Каховский встретил их на железнодорожном мосту).
  2. Кроме этого, Каховский, допрошенный в качестве свидетеля не рассказывал о посещении этих женщин, а выдвигал алиби, ссылаясь на свою сожительницу, с которой уже переговорил на эту тему.
  3. Из показаний Жадько, Горшковой и Каховского следует, что он вернулся в общежитие сестры около полуночи, двери были открыты. Свидетель Остапенко, вахтер общежития, пояснила, что входные двери она закрыла в 24 часа.

90

Из этого следует, что даже если верить Каховскому, то и тогда он вернулся в общежитие до 24 часов, а убийство согласно заключениям судебно-медицинской экспертизы могло быть совершено с 24 до 1часа, в ночь с 17 на 18 мая 1991 года. То есть ссылка на Горшкову и Жадько не подтверждает алиби Каховского1.

Перейдем к рассмотрению особенностей тактики допроса свидетелей, находящихся в близких родственных отношениях с субъектом алиби и потому подтверждающих ложное алиби.

Основным мотивом дачи ложных показаний свидетелей - близких родственников является желание выгородить подозреваемого в силу близких родственных отношений.

Особенности тактики допроса этих свидетелей определяются прежде всего их процессуальным положением. В следственной и судебной практике возник ряд вопросов, связанных с применением положений ст. 51 Конституции РФ2.

Рассмотрим их, поскольку их решение во многом и определяет тактику допроса свидетелей этой группы.

Прежде всего, это связано с содержанием самого понятия “близкие родственники”3. В Конституции РФ указано, что круг близких родственников

См.: Из приговора Ростовского областного суда по уголовному делу № 9187028; Крик души // Огонек №5 от 9 марта 1992.; Милицейский вестник № 13-14 от 28-29 сентября 1991.; Труд №34 от 21 февраля 1992 года.

2 См.: В.В. Золотых. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. С. 140.

3 В судебной практике этот вопрос решается неодинаково. Так, Саратовским обла стным судом по делу Дарчук судья Е.В. Друзин исключил из разбирательства как недопустимое доказательство протокол допроса Еранасяна, которому не разъяснено со держание ст. 51 Конституции РФ. При этом принималось во внимание, что Дарчук и Еранасян имели общего ребенка, между ними был заключен церковный брак, препятстви ем к заключению брака в органах ЗАГСа служила неизвестность нахождения бывшего супруга Дарчук.

В Ростовском областном суде, этот вопрос был решен по иному (дела братьев Власовых и Ковалевых): ходатайство об исключении из дела протокола допроса свидетеля (сожи- тельницы) удовлетворено не было.

91

определяется федеральным законом. Мы считаем, что применительно к проблемам, возникающим при расследовании, под федеральным законом следует понимать прежде всего уголовно-процессуальный кодекс, а не гражданско-процессуальный, хотя в принципе противоречия между ними быть не должно.

В соответствии с пунктом 9 ст. 34 УПК РСФСР близкие родственники -это родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг. В судебной практике возник весьма важный вопрос, о том, должен ли близкий родственник одного подсудимого давать показания против другого подсудимого, существенно изобличая его при этом и неблагоприятно влияя на своего родственника (подсудимого). Судебная практика после решения данного вопроса по делу Слончикова и Черникова, рассмотренному Московским областным судо^пошла по следующему пути: «близкий родственник подсудимого освобождается от дачи свидетельских показаний против другого подсудимого, если его показания, в которых он изобличает этого подсудимого, могут неблагоприятно повлиять на решение вопроса, касающегося близкого родственника этого свидетеля»1.

Указанные особенности должны учитываться следователем при подго- товке к допросу близких родственников, на которых сослался в алиби подозреваемый. Разъясняя право не свидетельствовать против подозреваемого, следователь должен не просто зачитать положения ст. 51 Конституции, а доходчиво разъяснить сущность и значение данной нормы Основного Закона; именно на этом этапе или еще раньше должен быть установлен психологический контакт с допрашиваемым.

При установлении психологического контакта важно проявить заботу о соблюдении указанных выше прав допрашиваемого и об удовлетворении его законных интересов. Необходимо разъяснить, что совместное присутствие

1 См.: Российская юстиция. № 6. 1994. С.9, а также БВС РФ. №5.1994. с.8-10.

92

подозреваемого и родственника в месте, указанном в алиби, исключает привлечение его (подозреваемого) к уголовной ответственности.

При изъявлении желания близкого родственника дать свидетельские показания, следует перейти к стадии свободного рассказа. При этом жела- тельно предложить допрашиваемому рассказать все известное ему о событиях, которые происходили с допрашиваемым и подозреваемым, в хронологическом порядке - до, во время и после совершения преступления, при этом не акцентируя его внимание на деталях самого преступления и доказательствах вины подозреваемого, если таковая имеется. Мы считаем, что если в ходе свободного рассказа или в вопросно-ответной стадии допроса выявились какие-то противоречия или имеются веские доказательства того, что алиби ложно, нет необходимости сразу пытаться уличить во лжи близкого родственника, однако следует максимально детализировать его показания. Детализация показаний может быть осуществлена по той же схеме вопросов, что и в ходе допроса подозреваемого при заявлении ложного алиби.

Допрос соучастников(4,51%). Мотивом дачи ложных показаний со- участников является, во-первых, желание избежать уголовной ответственности, во-вторых, стремление вывести из-под подозрения всю или часть группы лиц, участвовавших в совершении преступления, посредством полного или частичного признания вины (самооговора).

На основе сказанного, можно выделить две типичные ситуации допроса соучастника, подтверждающего уже заявленное ложное алиби другого соучастника.

  1. Соучастник подтверждает ложное алиби другого соучастника, факти- чески заявляя собственное алиби.

В данном случае может быть сказано, что оба соучастника находились вместе вне места преступления в момент его совершения или совместно на- ходились до определенной точки времени, после чего находились отдельно -

93

каждый в каком-либо другом месте, но не на месте преступления (в момент его совершения).

Соучастник подтверждает факт совершения им преступления, но отрицает факт совершения того же преступления субъектом алиби.

Тактика допроса для первой и второй ситуации строится, как и при вы- движении алиби и повторном допросе субъекта алиби.

Кроме указанных ситуаций может быть выделена типичная ситуация, когда соучастник не подтверждает ложное алиби, а напротив, его опровергает. В последнем случае тактика допроса осуществляется по схеме допроса добросовестного свидетеля. При этом следователь должен учитывать тот факт, что соучастник, давая в целом правдивые показания, может преувеличивать содержание и значение действий субъекта алиби, а своих действий -преуменьшать.

Особенности тактики допроса свидетелей, обманутых виновным относительно даты и времени совместного пребывания. В группу свидетелей, обманутых виновным относительно даты и времени пребывания совместно с ним, входят (29,52%):

а) знакомые - 26,25% (48 раз в ложном алиби субъект делал ссылку на 54 знакомых).

б) сослуживцы - 3,27% (6 раз в ложном алиби субъект делал ссылку на 8 сослуживцев);

Говоря другими словами, наибольшее количество обманутых относи- тельно даты или времени свидетелей были знакомы и часто встречались с обвиняемым.

В отличие от рассмотренной ранее группы, свидетели, обманутые отно- сительно даты или времени совместного местонахождения с обвиняемым, не заинтересованы в обосновании ложного алиби. Однако, обладая информацией о совместном местонахождении в определенное время, такой свидетель не

94

знает, что он обманут обвиняемым относительно даты или времени их совместного нахождения в определенном месте.

Как отмечалось в первой главе, для обоснования ложного алиби субьек- том алиби используются следующие способы обмана:

I. Полный обман (когда факт встречи не имел место).

II. Частичный обман (когда факт встречи или визуального наблюдения свидетелем обвиняемого имел место):

а) обман без подготовки;

б) обман с подготовкой.

Перечисленные способы обмана выступают основной причиной свиде- тельских ошибок в восприятии, запоминании, воспроизведении совместного местонахождения обвиняемого и обманутого во времени, и в последующем -больших затруднений и даже следственных и судебных ошибок.

Так, допрошенный Каменев Ю. в качестве подозреваемого в убийстве Н. показал, что 10 июля 1998 года (день убийства) он находился до 17 часов дома, где были Ятусевич и Чернышов; это он запомнил хорошодак как впервые остался ночевать у Холостовой Т., с 9 на 10 июля. Холостова Т. первоначально подтвердила его показания, а потом вспомнила, что это было не с 9 на 10 июля, ас 10 на 11 июля. Более двух месяцев потребовалось следователю, чтобы восстановить хронологию этих дней и установить, что указанный день (встречи с Холостовой и другими свидетелями) в алиби Каменева является не пятницей, а субботой, 11 июля. В приговоре суда, указано что день когда Ятусевич заходил к Каменевым, является не пятницей, а субботой, что сходится с показаниями самого Каменева Ю., в той части что Ятусевича и Чернышова он увидел в тот день, когда впервые переночевал у Холостовой и следовательно Ятусевич и Чернышов в своих показаниях добросовестно заблуждаются1.

1 Из приговора Ростовского областного суда по уголовному делу №1-167/3.

95

Поэтому, когда следователем будет установлено, что имеющиеся ошибки в дате или времени совместного местонахождения не предопределяются умыслом обосновать ложное алиби, перед ним возникают две тактические задачи:

  • определить возможные причины искажения даты или времени совме- стного местонахождения с обвиняемым;
  • оказать помощь в адекватном воспроизведении свидетелю имеющейся у него информации о дате или времени их совместного местонахождения с обвиняемым, либо в установлении фактов и обстоятельств достоверно объясняющих, почему допрашиваемый неадекватно воспринял дату и время их совместного местонахождения с обвиняемым.
  • Выявление причин искажения времени может быть установлено группой тактических приемов “оживления ассоциативных связей1’, в том числе таких, как допрос с использованием ассоциативных связей и повторный допрос.

Допрос с использованием ассоциативных связей. Этот тактический прием основан на том, что припоминание фактов, которые существовали до или после встречи с обвиняемым, может повлечь уточнение даты или времени встречи с обвиняемым.

Для установления причин искажения даты или времени совместного или возможного местонахождения свидетеля с обвиняемым, следователю не- обходимо локализовать во времени это событие. Локализуя во времени встречу с обвиняемым, следователь устанавливает также длительность этой встречи, время ее начала и её окончания.

На объективность показаний этой группы свидетелей влияет способ восприятия ими протекавших во времени событий1.

1 См.: К.А. Скворцов. Расстройства восприятия времени у душевнобольных. // Советская невропатология, психиатрия, психогигиена. Т. 4. Вып. 3. М.: Политиздат, 1955. С.211. И. Кертэс подробно исследовал значение указанных видов восприятия времени в процессе расследования преступлений, показал типичные ошибки при оценке временных

96

В психологии различают три способа восприятия времени человеком:

  1. Хронометрия - это опосредствованное восприятие времени, с помощью средств, служащих для его измерения.
  2. Хронология - это такое переживание времени, которое получает свое объективное выражение благодаря соответствию общих для всех событий: временам года, месяцам, дням недели, явлениям природы, социально значимым для этого субъекта фактам.
  3. Хроногнозия - это непосредственное переживание длительности яв- лений.
  4. Основным способом восприятия времени встречи обманутого свидетеля с обвиняемым является хроногнозия, поскольку эта встреча является обычным событием его жизни и не окрашена какими - либо значимыми явлениями, в отличие от потерпевшего, в отношении которого совершено преступление. Поэтому задачей следователя будет установить хронологические границы расследуемого события на основе объективного выражения переживания времени указанными лицами, т.е. на основе “ привязки “ сообщаемых ими фактов к другим фактам, временная характеристика которых точно известна.1 Таким образом, для локализации во времени встречи с обвиняемым необходимо определить одну или несколько точек отсчета времени, которые воспринимал обманутый свидетель (хронометрически или хронологически).

С этой целью рекомендуется использовать следующие способы уста- новления точек отсчета времени.

отношений, способы актуализации связей и восстановление в памяти последовательности и длительности определенных промежутков времени; И. Кертэс. Тактика и психологиче- ские основы допроса. М.: Юридическая литература, 1965. С. 61-73.

1 Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М.: Юридическая литература, 1966. С. 184.

97

  1. От свободного рассказа в хронологической последовательности со- бытий до встречи, при встрече, после встречи с обвиняемым - к последовательности, обратной хронологической.
  2. После свободного рассказа в хронологической последовательности следователь вычленяет наиболее яркие и существенные для свидетеля события, которые существовали до (при, после) встречи с обвиняемым, а затем предлагает свидетелю продолжить рассказ до конца или, наоборот, к началу. Когда же определено время каждого эпизода, следует суммировать их и установить длительность всего события.
  3. Такое нестереотипное построение событий, происходивших со свидетелем, мобилизует память и способствует оживлению таких смысловых связей, между временем и протекавших в нем событий, о которых ранее обманутый свидетель и не задумывался ‘.

Когда точки отсчета времени установлены, следует задать контрольные вопросы:

  1. Назовите дату или день недели и все события, которые происходили до (при и после) встречи с обвиняемым?
  2. Когда (до, при, после встречи) последний раз воспринимали время, с помощью средств, служащих для его измерения?
  3. Чем занимались во время встречи с обвиняемым?
  4. 4.В каком состоянии Вы находились в момент встречи (был трезв, был в алкогольном, наркотическом опьянении и т.д.)?

  5. Во время встречи Вы постоянно наблюдали за обвиняемым или нет?
  6. Каким способом он прибыл на это место?
  7. Как был одет обвиняемый?
  8. Покидал ли он Вас по каким-либо причинам?
  9. Какие события происходили во время Вашей встречи?
  10. 1 См.: Э. Штельцер. Социалистическая криминалистика ГДР. Берлин. 1984.(на нем. языке). Перевод Всесоюзного центра переводов. М., 1986. №51531-51534.

98

  1. Кто еще находился в этом месте?

Повторный допрос обманутых свидетелей. При подготовке к повтор- ному допросу следователь должен учитывать, что возникшие искажения относительно даты (времени) нередко могут переноситься и на последующие показания.1

В подобных случаях гораздо целесообразнее перед повторным допросом при его подготовке выявить новых свидетелей, которые смогут дать какие- либо показания, рассказать о событиях, которые протекали до, при и после встречи свидетеля с обвиняемым, чем осуществлять серию повторных допросов, или повторно допросить других (известных уже) свидетелей, которые находились вместе во время встречи с обвиняемым. Нередко бывают полезными следственный эксперимент и оперативно- розыскные мероприятия, направленные на установление или уточнение времени встречи.

Особенности тактики допроса потерпевшего, очевидцев, свидетелей (17,26%). Проведенное исследование показало, что группу свидетелей, опровергающих ложное алиби, составляют:

  1. Очевидцы и потерпевшие.

  2. Свидетели, видевшие обвиняемого в районе места происшествия до или после совершения преступления.

  3. Свидетели, не поддавшиеся воздействию со стороны преступников или иных заинтересованных лиц.

Для этой группы свидетелей очень важно установить психологический контакт не только на время допроса, но и на весь этап расследования с целью предотвращения изменения показаний.

См.: В.П. Лавров. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. М: ВШ МВД СССР, 1972. С.56; А.Р. Ратинов. Судебная психология для следователей. М.: Юридическая литература, 1967.С.192.

99

Для детализации показаний может быть использована схема вопросов, предложенная Н. И. Порубовым1.

Однако, следует учитывать тот факт, что очевидец и потерпевший нередко воспринимают время с помощью средств его измерения до, при и после совершения преступления.

Например, в судебном разбирательстве по делу о грабеже Германцев свою вину не признал и показал, что 1.01 1997 года около 14 часов он с женой пошел в гости к знакомым и находился у них примерно до 21 часа 30 минут. Потом вместе с женой проводили гостей и вернулись домой; было начало одиннадцатого. Вскоре появились сотрудники милиции с Кузьменко, которая утверждала, что Германцев якобы на нее напал, похитив деньги и вещи. Вину не признает, так как никакого ограбления не совершал, телесные повреждения Кузьменко не причинял.

В суде Кузьменко показала, что 1.01.97 года она вечером была дома. В 21 час 15 минут кто-то постучал (время она запомнила точно, так как посмот- рела на будильник, удивившись позднему посещению). Она, подойдя к двери, увидела Германцева и, ничего не подозревая, открыла дверь. Германцев схватил ее и она упала на снег, затем она пошла через соседский двор и вызвала милицию.

Допрошенная в суде свидетель Пономаренко показала, что она проживает напротив Кузьменко; 1.01.1997 года, между 21 и 22 часами, она услышала крик, вышла во двор и видела, как из двора Кузьменко вышел мужчина, который нес две подушки. Она разглядела в лицо этого мужчину, это был подсудимый Германцев.

Н.И. Порубов. Тактика допроса на предварительном следствии. М.: БЕК, 1998. С. 188- 189.

100

На наш взгляд, в данном случае необходимо было провести следственный или судебный эксперимент по установлению возможности услышать крик и распознать лицо с определенного расстояния в сходное время суток.

Несмотря на то, что лица, на которых ссылался Германцев, подтвердили факт и время его пребывания в гостях, что является по утверждению защиты доказательством алиби подсудимого, суд признал Германцева виновным и посчитал, что показания об алиби даны лицами, заинтересованными в исходе дела, эти показания противоречивы и не последовательны. Так, Д. утверждал, что родители вернулись около 22 часов, а подсудимый дал показания, что это было около половины одиннадцатого1.

Для допроса свидетеля, видевшего обвиняемого в районе места проис- шествия, и свидетеля, не поддавшегося обману, может быть предложена следующая схема вопросов:

1) в какое время и где он увидел обвиняемого; 2) 3) знаком ли он с обвиняемым; 4) 5) в каком направлении двигался обвиняемый; 6) 7) во что был одет обвиняемый; 8) 9) с какого расстояния воспринимал обвиняемого; какие приметы ему запомнились. 10) Свидетелям, не поддавшимся воздействию, рекомендуется задать сле- дующие вопросы:

1) когда, где и каким способом воздействовали преступники на свидетеля; 2) 3) каково содержание возможного ложного алиби; 4) 3) какая известна свидетелю информация о совершенном преступлении. Очная ставка (9,52%) проводится, как известно, лишь тогда, когда

1 Из приговора Железнодорожного районного суда г. Ростова - на - Дону. Уголов- ное дело № 1-421/97.

101

имеются существенные противоречия в показаниях двух ранее допрошенных лиц (ст. 162 УПК). Если выдвинутое алиби обвиняемого и свидетелей, его подтверждающих, противоречит свидетельским показаниям, то для проверки и установления истинности или ложности алиби проводится очная ставка. Поскольку очная ставка имеет целью устранение противоречий, она проводится между ранее допрошенными лицами, к которым относятся: субъект выдвижения ложного алиби; субъект алиби; соучастники; лжесвидетели; иные свидетели; потерпевший.

Как показывает следственная практика, очная ставка по делам с ложным алиби чаще всего проводится для устранения существенных противоречий:

  • между показаниями обвиняемого о месте и времени нахождения в момент совершения преступления и показаниями свидетелей о нахождении обвиняемого на месте преступления или в районе места происшествия;
  • между показаниями обвиняемого о нахождении на месте преступления до или после совершения преступления и оставленными в связи с этим материальными следами и показаниями очевидцев и потерпевшего, о том что действия совершены определенным лицом, в связи с чем остались определенные следы;
  • между показаниями обвиняемого о совместном нахождении со свиде- телем вне места преступления в момент его совершения и показаниями этого свидетеля о том, что обвиняемый воздействовал на него, с целью обоснования ложного алиби.
  • Особенностью подготовительного этапа очной ставки в целях разобла чения ложного алиби нередко является принятие решения об отказе от производства этого следственного действия. Такое решение связано с такти ческим риском и непредсказуемостью хода и результатов этого следственного действия.

Так, допрошенный в качестве обвиняемого Шишкарев отрицал участие

102

в четырех эпизодах краж, заявляя по каждому эпизоду ложное алиби. При допросах в качестве подозреваемого вину в совершении краж он полностью признавал, что подтвердилось и проверкой показаний на месте, и аналогичными показаниями его соучастника Татаринцева, а также другими собранными по делу доказательствами. При проведении очной ставки Татаринцев сначала давал аналогичные прежним показания, однако, увидев, что Шишкарев отрицает свою причастность к совершению конкретного эпизода преступления, Татаринцев также изменил показания, заявив, что он кражу совершил один, без Шишкарева. Такая же ситуация сложилась и по остальным трем эпизодам краж при производстве следователем очных ставок.

В данном примере очная ставка использовалась Шишкаревым для со- гласования с Татаринцевым усилий по обоснованию ложного алиби. Поскольку Татаринцев изменил предыдущие показания и подтвердил алиби Шишкарева, это необходимо было учесть следователю при подготовке к производству остальных очных ставок, по другим эпизодам краж1.

В ситуациях, когда очную ставку производить нецелесообразно, следо- ватель должен попытаться устранить противоречия путем предъявления протоколов допроса других участников уголовного процесса; воспроизведение во время допроса звуко - или видеозаписи показаний лиц, опровергающих ложное алиби; одновременного (параллельного) допроса участников преступной группы или обвиняемого и свидетеля, опровергающего ложное алиби.

Если следователю известно о том, что один из участников группы дает объективные показания, а другой будет утверждать об алиби, можно провести параллельно (в одно время разными сотрудниками) допросы нескольких лиц поддерживая при этом телефонную связь между допрашивающими и внезапно оглашая субъекту алиби показания об
обстоятельствах, связанных с

1 См.: Уголовное дело №87512234. Архив суда Республики Адыгея.

103

совершением им преступления и подготовкой ложного алиби, не производя очную ставку.

Очная ставка между субъектом ложного алиби и потерпевшим, либо свидетелем, видевшими субъекта в районе места происшествия и ранее не знавшими этого человека, должна проводиться только после осуществления предъявления для опознания. Так, допрошенный в качестве подозреваемого в краже с дачного участка Нецветайло пояснил, что никакой кражи с дачного участка Гладченко Л. он не совершал, а узнал от Гладченко Л. о случившимся на следующий день, когда Гладченко обвинила его в краже. Ночевал он в ту ночь дома в другом конце г. Ростова-на-Дону, с женой. После этого его (Нецветайло) предъявили для опознания матери Гладченко Л., которая видела, как была совершена кража и опознала Нецветайло, как лицо совершившее кражу с их дачного участка. После этого следователем была проведена очная ставка между матерью Гладченко Л. и Нецветайло, в ходе которой последний признался в совершении кражи1.

Следственный эксперимент(5,41%). При проверке и разоблачении ложного алиби подчас возникает необходимость в производстве следственных экспериментов различных видов. Следственный эксперимент является средством проверки имеющихся доказательств и получения новых.

В процессе разоблачения ложного алиби следователю целесообразно проводить эксперименты для проверки возможности:

  • восприятия события или субъекта ложного алиби с определенного расстояния свидетелями, очевидцами;
  • преодолеть определенное расстояние за определенный промежуток времени;
  • с помощью эксперимента более точно установить время совершения преступления; время и длительность встречи обманутого свидетеля с обви-
  • 1 Архив Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону. Уголовное дело № 9966474.

104

няемым.

Из криминалистической литературы известно, что эффективность ре- зультатов следственного эксперимента обеспечивается рядом тактических приемов:

а) проведение эксперимента в то время суток, когда условия освещения и другие факторы максимально сходны с теми, в каких имело место иссле дуемое событие;

б) проведение эксперимента на том же месте, где происходило иссле дуемое событие;

в) сходство климатических условий подлинного и экспериментальных событий;

г) проведение в таких же условиях искусственного освещения, какие имели место при подлинном событии;

д) реконструкция обстановки для производства опытов;

е) использование при эксперименте подлинных или сходных с ним предметов;

ж) сходство темпов проделываемых опытов с темпом подлинного собы тия;

з) сходство звуковых условий: характера шума, его тональности, силы и т.п.;

и) учет изменившихся и не поддающихся реконструкции условий .

При производстве следственного эксперимента в процессе разоблачения ложного алиби могут быть использованы все вышеперечисленные тактиче- ские приемы. Наиболее значимыми приемами следственного эксперимента, осуществляемого при разоблачении ложного алиби, являются проведение эксперимента в то время суток, когда условия освещения и другие факторы

1 Р.С. Белкин, А.Р. Белкин. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. М.: Норма, 1997. С. 50-51.

105

максимально сходны с теми, в каких имело место исследуемое событие; проведение эксперимента на том же месте, где происходило исследуемое событие,’ реконструкция обстановки для производства опытов.

Мы считаем практически значимой применительно к нашей теме иссле- дования рекомендацию, о том, что при производстве эксперимента следует учитывать не только время суток, но и время года. Так, если подлинное событие имело место в 19 часов 10 августа, а эксперимент проводится 20 октября, то в 19 часов в октябре будут другие условия освещенности, и поэтому эксперимент следует провести в 17 часов, когда примерно так же светло, как и в 19 часов 10 августа.

Тактика повторного допроса подозреваемого (обвиняемого) при ра- зоблачении ложного алиби (14,43%). При повторном допросе следователь вновь возвращается к выяснению тех или иных обстоятельств, о которых допрашиваемый сообщал ранее, на предыдущем допросе.

Применительно к допросу подозреваемого, обвиняемого, заявивших о своем алиби, целями повторного допроса является установление точного местонахождения в момент совершения преступления субъекта алиби, а также установление других обстоятельств, свидетельствующих о правдивости или ложности выдвинутого алиби. Тактика повторного допроса при разоблачении субъекта ложного алиби зависит от различных факторов (следственной ситуации, положения субъекта в уголовном процессе , психологических свойств личности , количества и полноты собранной доказательственной информации, профессиональных навыков следователя по применению тех или иных тактических приемов и их комбинации). Подготовка к повторному допросу подозреваемого и обвиняемого, выдвинувшего ложное алиби, должна состоять во-первых, из обязательных мероприятий организационного характера (выбор времени допроса, места проведения допроса, способа вызова на допрос;
составление плана; решение вопроса о применении технико-

106

криминалистических средств фиксации хода данного следственного дейст- вия); во-вторых, поскольку проверка алиби является тактической комбинацией (операцией), направленной на установление либо разоблаче- ния выдвинутого довода, из оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление свидетелей-очевидцев самого преступного события, и лиц, находившихся в месте, указанном субъектом алиби, даже если на таковых лиц он не ссылался. При подготовке к такому допросу необходимо установить обстоятельства, повлиявшие и продолжающие влиять на формирование и отстаивание ложного алиби. Эти обстоятельства, как отмечалось в первой главе, могут носить как объективный, так и субъективный характер. В целях установления субъективных факторов до повторного допроса производится углубленное изучение психологических свойств личности и субъекта алиби.

Такое изучение важно для решения задач по установлению симптомов (признаков) лжи1, по установлению психологического контакта2.

Необходимо отметить, что при заявлении ложного алиби характерной является конфликтная следственная ситуация, что создает дополнительные сложности для установления такого контакта:

На основе результатов опроса следователей можно выделить следующие тактические приемы повторного допроса субъекта алиби при проверке и разоблачении ложного алиби:

  1. Приемы, направленные на установление психологического контакта - 114 раз (25,22%).

  2. Приемы эмоционального воздействия - 76 раз (16,81%).
  3. Приемы логического воздействия - 127 раз (28,09%).
  4. 1 См.: Закатов А. А. Ложь и борьба с нею. Волгоград: Ниж.- Волж. кн. изд-во, 1984. С. 128.

2 См.: Карнеева Л. М., Васильев А. М. Тактика допроса. М: Юридическая литерату ра, 1980. С. 33.

107

К тактическим приемам установления психологического контакта можно отнести снятие напряженности в ходе беседы; возбуждение интереса к общению со следователем; возбуждение заинтересованности в определенном результате предстоящего допроса.

К тактическим приемам эмоционального воздействия при изобличении свидетеля или потерпевшего относятся:

  • убеждение в неправильности занятой позиции, ее антигражданском характере;
  • воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого, использование информации о его привязанностях и увлечениях, высоком профессиональном мастерстве;
  • использование фактора внезапности путем постановки неожиданных вопросов в ситуации, когда допрашиваемый таких вопросов не ждет.
  • Необходимо отметить, что эффективность тактических приемов эмо- ционального воздействия возрастает тогда, когда они используются во взаимосвязи с другими приемами и входят в тактическую комбинацию допроса при проверке ложного алиби.

Следует согласиться с Е.М. Лифшицем и Р. С. Белкиным, что приемы логического воздействия “весьма эффективны при разоблачении ложного заявления подозреваемого и обвиняемого об алиби1’.1 К их числу относятся:

  • детализация показаний с целью выявления противоречий;
  • использование противоречий в показаний;
  • выяснение контрольных сведений, позволяющих проверить показания;
  • логический анализ противоречий между интересами допрашиваемого и интересами его соучастников;
  • 1 См.: Лифшиц Е.М., Белкин Р. С. Тактика следственных действий. М.: Юристь, 1997. С. 117.

108

  • логический анализ противоречий, имеющихся между интересами доп- рашиваемого, необъяснимых с точки зрения его объяснения случившегося.

Особое место в системе приемов логического воздействия занимают тактические приемы предъявления доказательств. В процессе расследования конкретного вида преступления “возможны два пути реализации следователем имеющихся у него доказательств для разоблачения и преодоления установки на ложь (в том числе и при проверке ложного алиби. - А.А.). С одной стороны, это предъявление доказательств на ряде сменяющих друг друга допросов, с другой, всей совокупности собранных доказательств на одном из допросов обвиняемого, специально предназначенном для его изобличения”.1

В следственной тактике известны по меньшей мере два порядка предъ- явления доказательств:

  1. Последовательно, в соответствии с их доказательственной силой от менее веских к более веским (например, от показаний свидетелей видевших субъекта алиби в районе места происшествия, к показаниям очевидцев, о том, как субъектом алиби было совершено преступление).
  2. Предъявление наиболее важных доказательств.
  3. Тактические комбинации, как разновидность реализации тактических приемов на повторном допросе в ситуации когда следователь располагает доказательственной и иной информацией о ложности алиби, осуществляются следующим образом:

  4. Любые факты, связанные с ложным алиби сразу пресекаются посред- ством применения тактических приемов и их комбинаций - предъявления доказательств или приемов логического воздействия;
  5. Следователь допускает преднамеренно “легенду” об алиби, после чего применяет тактические приемы и их комбинации группы “внезапность”:
  6. См.: А. Б. Соловьев Использование доказательств при допросе. М.: Юридическая литература, 1981. С. 38-50.

109

  • демонстрация неосведомленности на стадии свободного рассказа, когда заявляется ложное алиби, после чего неожиданно задаются такие вопросы, которые показывают, что следователь осведомлен - как о преступном событии, так и о деятельности по обоснованию ложного алиби;
  • внезапное предъявление доказательств, опровергающих алиби;
    1. Субъект расследования, заведомо зная, что не получит правдивый ответ на вопрос о местонахождении субъекта алиби в момент совершения преступления, задает сначала ряд вопросов второстепенных с точки зрения допрашиваемого, но фактически маскирующих главный вопрос. Сошлемся на пример, приведенный в литературе. На месте убийства был обнаружен каблук от старого сапога. Привлеченный к уголовной ответственности Инуков свою причастность к преступлению отрицал и заявил о своем алиби. В доме Инукова был проведен обыск, в результате которого была обнаружена пара старых сапог. Согласно заключению криминалистической экспертизы, каблук, найденный на месте происшествия, является каблуком от левого сапога, изъятого в квартире Инукова. На допросе следователь сначала уточнял, какая у обвиняемого имеется одежда, обувь, когда и где он ее приобрел (маскировка основного вопроса). Инуков в числе других сведений рассказал и о том, что за три года до описываемых событий приобрел у одного сержанта старые хромовые сапоги. Отвечая на вопросы следователя (отсечение возможных объяснений), Инуков заявил, что эти сапоги он носил по праздникам, только сам. И только после этого, предъявив заключение криминалистической экспертизы (внезапное предъявление доказательств), следователь спросил Инукова (основной вопрос) продолжает ли он утверждать, что вечером первого мая (время совершения убийства) не был на месте совершения убийства, и не думает ли он, что его левый сапог побывал там без него? Признав себя ви-

но

новным, Инуков подробно рассказал об обстоятельствах совершенного преступления.1’

  1. Одновременный (параллельный) допрос участников преступной группы или обвиняемого и лиц, опровергающих ложное алиби.

Если следователю известно о том, что один из участников дает объек- тивные показания, а другой будет утверждать об алиби, как уже отмечалось выше, можно провести одновременный допрос этих лиц, поддерживая при этом телефонную связь между следователем и сотрудником, допрашивающим второе лицо, неожиданно оглашая, субъекту алиби новые обстоятельства, связанные с совершением им преступления и подготовкой ложного алиби, возможно даже не раскрывая пока полученных сведений.

Как показывает проведенное исследование, при разоблачении субъект ложного алиби:

  • признался во лжи в 25% случаев;
  • отказался от дачи показаний в 35% случаев;
  • продолжал утверждать об алиби в 31% случаев;
  • частично изменил показания о ложном алиби в 9% случаев.
  • Таким образом, при разоблачении ложного алиби субъект нередко настаивает на своих доводах и продолжает противодействовать установлению истине, как в ходе расследования, так и в процессе судебного разбирательства (22 % случаев от исследованных уголовных дел).

Для предотвращения заявления ложного алиби в ходе судебного разби- рательства необходимо осуществить ряд тактических приемов уже в ходе первоначальных и последующих допросов при его разоблачении. Как правило, подсудимые, не признавая свою вину, в том числе заявляя ложное алиби в ходе судебного разбирательства, обосновывают это тем, что ранее давали неправдивые показания в связи с
недозволенными методами допроса

‘См.: Жавнерович М.К. Что предшествовало обыску у Инуковых. / В сб.: Следственная практика. М: Юридическая литература, Вып. 117. 1978, С.78-81.

Ill

оперативных работников и следователей. Так, исследование уголовных дел, рассмотренных Ростовским областным судом в 1996 - 1999 г.г., показало, что из 200 уголовных дел в 86 случаях подсудимые (43% случаев), не признавая полностью свою вину, в том числе заявляя ложное алиби, утверждали, что давали показания под воздействием незаконных методов работников уголовного розыска и следователей. Поэтому уже в ходе допроса, как при заявлении, так и при разоблачении ложного алиби следует осуществить тактические приемы, направленные на предотвращение заявления ложного алиби и изменение его содержания в дальнейшем. К таким приемам относятся:

  1. Применение видеозаписи при заявлении и разоблачении ложного алиби. К сожалению, только в 1,5% случаев при допросе субъектов ложного алиби применялась видеозапись.
  2. Предложение собственноручно описать все события, которые происходили с допрашиваемым в момент совершения преступления, когда он находился вне места преступления, а также зарисовать маршрут его передвижения.
  3. Проведение допроса на месте или проверки и уточнения показаний на месте события, с фиксацией всех показаний с применением видеосъемки.
  4. Допрос о том, в связи с чем связано несвоевременное заявление алиби либо почему ранее не заявлял алиби, с чем это связано, и почему не сообщал о свидетелях, которые подтверждают алиби.
  5. Выяснение, применялись ли к нему недозволенные методы ведения следствия; если да, то какие конкретно и кем.
  6. При разоблачении ложного алиби или когда субъект алиби сознался в совершении преступления, следователь должен разъяснить сущность и значение собранных по делу доказательств, в том числе и по поводу алиби.
  7. Кроме этих тактических приемов, в предотвращении заявления ложного алиби в суде немаловажную роль играет то, насколько отражена в обвинительном заключении занятая позиция обвиняемого в ходе расследо-

112

вания и какими доказательствами она опровергается. Так, результаты проведенного исследования показывают, что не во всех случаях в обвинительном заключении указывается на то, что обвиняемый не признает свою вину. При этом его позиция - утверждение об алиби отражена лишь в 53,7% случаев, а в 46,3% случаев следователь лишь констатирует непризнание вины при допросе в качестве обвиняемого или указывает на отказ обвиняемого о даче показаний в силу ст. 51 Конституции РФ, а затем перечисляет те доказательства, которыми подтверждается его вина. На наш взгляд, в обвинительном заключении необходимо отражать все доводы защиты обвиняемого и какими доказательствами они опровергаются. В случае, если обвиняемый отказался от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции, следует указать, какие показания он давал ранее, заявлял ли ложное алиби и какими доказательствами оно опровергнуто. Общим правилом при составлении обвинительного заключения должно стать отражение последовательности занятой позиции на допросах лица в качестве подозре- ваемого и обвиняемого. III. Следственные действия, непосредственно не связанные с содержанием алиби, но в ходе которых может быть получена информация о ложности заявленного алиби.

Предъявление для опознания (3,09%) как следственное действие, которое состоит в установлении тождества или групповой принадлежности ранее воспринимавшегося лицом объекта по его мысленному образу, несмотря на недостаточную распространенность в изученных делах, является по сути одним из эффективных следственных действий при разоблачении ложного алиби и установлении истины по делу. Вместе с тем необходимо учитывать, не заинтересован ли опознающий в оговоре, и достаточно ли для идентификации тех индивидуальных признаков, на которые он указал при допросе.

113

Наиболее распространенными видами предъявления для опознания яв- ляются предъявления для опознания субъекта ложного алиби очевидцу, потерпевшему, свидетелю, предъявление для опознания вещей и орудий преступления.

Субъект ложного алиби предъявляется для опознания в тех случаях когда он незнаком очевидцу, потерпевшему, свидетелю.

Так, в совершении убийства 3. в ночь с 15 на 16 июля 1998 года, по- дозревались К. и Б., которые утверждали, что в это время они находились на квартире в другом конце города Ростова-на-Дону. Потерпевшая Л. безоговорочно опознала неизвестных ей ранее лиц, пытавшихся проникнуть в машину, в которой находились З.и она. При этом Л. пояснила, что К. держал в руке нож, а Б. - предмет, похожий на охотничий обрез. Полученные в ходе предъявления для опознания данные были подтверждены в ходе судебно-баллистической экспертизы, следственного эксперимента и допросов лиц, на которых ссылались К. и B.f заявляя о своем алиби. Так с помощью опознания К. и Б. в совокупности с другими доказательствами было разоблачено ложное алиби1.

Если при производстве следственного осмотра или обыска обнаружи- ваются орудия преступления, иные предметы и документы, то их необходимо предъявить для опознания потерпевшему.

Подозреваемый К. категорически отрицал свою вину в совершении разбойного нападения на несовершеннолетнюю О. и ее изнасилования, ут- верждая, что в момент совершения данных преступлений находился у себя дома. При осмотре квартиры подозреваемого были обнаружены вещи и золотые серьги. При предъявлении для опознания обнаруженных вещей мать потерпевшей опознала золотые серьги, принадлежавшие ее дочери.”

Обыск как следственное действие, направленное на принудительное

‘См.: Уголовное дело № 9874635, Архив Ростовского областного суда.

114

обследование личности, помещений, сооружений, участков местности, находящихся в ведении обыскиваемого лица и членов его семьи или какой- то организации, для отыскания и изъятия скрываемых объектов, имеющих значение для дела, а также разыскиваемого лица или трупа, осуществлялся при проверке и разоблачении ложного алиби всего в 4,76 % случаев.

Как показывает проведенное исследование, в большинстве случаев ос- нованием для производства такого обыска являлась информация, полученная в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий.

При производстве обыска в помещении следователь должен стремиться обнаружить следы пребывания на месте преступления; предметы, документы^ свидетельствующие о деятельности по обоснованию ложного алиби.

Так, при расследовании убийства несовершеннолетней Н. после предъ- явления ее трупа мать убитой - Е. показала, что в день исчезновения дочери, она с ней после школы договорились съездить к родственникам и в 18 часов они встретились на вокзале. Дочь отказалась ехать к родственникам и куда-то убежала. Подождав дочь, Е. вернулась домой и рассказала о случившемся мужу. У следователя уже в первые дни возникло подозрение о том, что к убийству причастна мать убитой. Поэтому было решено произвести обыск по месту жительства убитой. Первый день обыска результатов не дал, а на второй день на рабочем столе дочери была обнаружена записка: “ Мама, я умру. Ты меня не жалей. Я иду на смерть к одному человеку”.

Спустя месяц, родители убитой принесли еще одну записку, следующего содержания: “Кто убил Вашу дочь, никто не узнает. Кто убил и писал эту записку, того уже нет в городе”. По заключению эксперта обе записки были выполнены матерью убитой - Е., умышленно измененным почерком. Впо- следствии на допросе Е. при предъявлении собранных доказательств было разоблачено ложное алиби и Е. подробно рассказала об убийстве своей до-

2 См.: Уголовное дело №8924475 Архив Ростовского областного суда.

115

чери1.

Таким образом, рассмотрев особенности тактики следственных действий при проверке и разоблачении ложного алиби, можно сделать следующие выводы:

  • основными способами разоблачения ложного алиби являются допрос и очная ставка;
  • недостаточно используются такие следственные действия, как следствен- ный эксперимент, обыск и предъявление для опознания.
  • при разоблачении субъект ложного алиби, как правило, не признает свою вину или отказывается от дачи показаний;
  • Эффективность отдельных следственных действий и в целом разоблачение ложного алиби зависит не только от правильного применения процессуальных средств, которые мы рассмотрели в этом параграфе, но и непроцессуальных и их грамотного сочетания. Этой проблеме и будет по- священ следующий параграф.

§ 3. Взаимодействие следователя и оперативного работника при разоблачении ложного алиби

Проблема взаимодействия между следователем и оперативным ра- ботником существовала в криминалистике практически с начала возникновения этой науки. Так, один из ее основоположников Г. Гросс от- мечал что “правильное положение полиции будет отведено в том случае, если следователь не будет себя ни возвышать, ни унижать перед полицией и в интересах дела будет работать рука об руку”.2 Как и сто лет назад, это

1 Следственная практика. Вып. 133. С. 45-46.

См.: Г. Гросс. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. СП б., 1908. С. 22.

116

положение не перестало быть актуальным. От ученых в области уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности требуется дальнейшее исследование этой проблемы применительно к реалиям сегодняшнего времени, одной из которых является активное и все растущее противодействие правоохранительным органам со стороны преступников и связанных с ними лиц.

Нейтрализация противодействия в целом и разоблачение ложного алиби, в частности, предполагает превосходство сил и средств всех подразделений правоохранительных органов над противодействующей стороной. Надлежащее взаимодействие между следователем и оперативным работником является важнейшим условием создания такого превосходства при проверке и разоблачении ложного алиби, как одного из приемов противодействия раскрытию и расследованию преступлений.

В теории и практике под взаимодействием понимают единовременное (разовое) или достаточно продолжительное (длительное по времени) объединение сил, средств и методов органов внутренних дел и других правоохранительных органов для достижения задач выявления, быстрого и полного раскрытия, расследования и предупреждения преступлений1.

В предыдущем параграфе были исследованы в основном процессуальные способы получения доказательственных фактов (ст. 69 УПК РСФСР) относительно ложности алиби. Другим способом получения фактических обстоятельств о ложности заявленного алиби являются оперативно- розыскные мероприятия (ст. 118 УПК РСФСР).

Большинство известных форм взаимодействия основаны на том, что оперативные подразделения органов внутренних дел предоставляют для совместного использования имеющиеся у них результаты ОРД.

См.: Криминалистика. Под. ред. проф. А.Ф. Волынского. М.: Закон и право, ЮНИТИ- ДАНА, 1999. С. 288 .

117

На основе проведенного исследования и в соответствии со ст. 6 Феде- рального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12 августа 1995г. с изменениями и дополнениями, внесенными федеральными законами от 18 июня 1997 г., 21 июля 1998 г. и 5 января 1999 г., при разоблачении ложного алиби чаще всего осуществляются следующие типичные оперативно-розыскные мероприятия: 1) опрос; 2) наведение справок; 3) наблюдение; 4) оперативное внедрение.

Необходимо отметить, что оперативный работник должен проверять типичную версию о ложности алиби и осуществлять совместную деятель- ность со следователем (или по собственной инициативе с последующей передачей информации следователю) по выявлению признаков ложного алиби и его разоблачению. Эта деятельность, как правило, начинается до возбуждения уголовного дела, продолжается после возбуждения при выявлении заподозренных лиц и далее.

Информация, полученная в ходе проведения оперативно-розыскных ме- роприятий, дает возможность знать о намерениях и линии поведения субъекта выдвижения ложного алиби и связанных с ним лиц во время предстоящего допроса. В ситуации, когда ложное алиби не заявлено, реализуется именно информация о намерении заподозренного его заявить. Зная о намерениях допрашиваемого заявить ложное алиби, следователь сможет более тщательно подготовиться к его допросу, изучить его личность, прогнозировать применение тактических приемов, изобличающих его во лжи, а также провести следственные действия, направленные на сбор доказательственной информации с целью установления истинного нахождения заподозренного в момент совершения преступления и пресечения возможного воздействия на свидетелей, лжесвидетельства.

На основе анализа практики раскрытия и расследования преступлений нами разработана программа действий оперативного работника по выявле-

118

нию признаков ложного алиби и (или) предотвращения такого заявления. Программой рекомендуется:

1.1. Выявить и опросить лиц, представляющих оперативный интерес, из района, где совершено преступление (лица, которые совершили преступления, а в последствии заявили ложное алиби, проживали, как правило, недалеко от места преступления - 74,87%). Этот факт определяет объективную возможность для проверки и разоблачения ложного алиби следователем и предотвращение такого заявления оперативным работником. 1.2. 1.3. Выявить и опросить лиц, возможно причастных к преступлению, путем проверки граждан, прибывших в регион места преступления незадолго до его совершения или убывших из региона места преступления сразу после его совершения. 1.4. 1.5. Опросить лиц, которые во время совершения преступления, по долгу службы или в силу иных обстоятельств обычно находятся в этом месте или неподалеку от него (дворники, водители автобусов, почтальоны и т.п.). 1.6. 1.7. Выявив лиц, наблюдавших преступное событие, изучить их личность (имеются ли связи с субъектом ложного алиби; не является ли кто-нибудь из них, лицом, которое могло совершить преступление, и т.д.). 1.8. 1.9. Опросить работников общественного и коммерческого транспорта, водителей такси и личного транспорта и пассажиров, проезжавших до, во время и после совершения преступления поблизости от места преступления. 1.10. 2.1. При наличии признаков совершения преступления организованной группой установить всех лиц, причастных к преступному событию, прове- рить, могли ли они находиться (совместно или раздельно) вне места преступления в момент совершения преступления, опросить свидетелей нали-

Этот способ дает положительный результат тогда, когда в автобусе, ином автомобиле, в вагоне находится сравнительно небольшое количество пассажиров. При переполненном транспорте результат использования такого метода может оказаться малоэффективным.

119

чия или отсутствия в наиболее вероятных местах нахождения заподозренных в момент совершения преступления.

2.2. Исходя из исходной ситуации и типичных признаков ложного алиби, установить, не подготавливалось ли ложное алиби заранее и какие действия по его обоснованию предпринимались. 2.3. 2.4. Осуществить оперативное внедрение в преступную группу. 2.5. 3.1. Установив заподозренного, оперативный работник должен изучить его личность: проверить по учетам на наличие судимостей, установить по стоянное местожительство, его семейное положение и т.д.1, затем решить следующие задачи:

3.2. Оперативным путем проверить (до допроса): где был заподозрен ный во время совершения преступления, не намерен ли заявить ложное алиби и каково может быть его содержание.

3.3. При наличии у заподозренного судимости установить его местожи- тельство и свидетелей, которые могли находиться по маршруту его движения от места жительства к месту преступления2, истребовать и изучить архивное уголовное дело по прежней судимости. 3.4. 3.5. При совместном проживании с близкими родственниками, сожителями (сожительницами), проверить, где они находились в момент совершения преступления. 3.6. О результатах действий информировать следователя; при обнаружении признаков ложного алиби составить совместный план проведения следственных действий и опера- тивно-розыскных мероприятий по его проверке, а также обсудить порядок использования в процессе предотвращения или разоблачения ложного алиби данных, полученных в процессе оперативно-розыскных мероприятий.

2 Это связано с тем, что по результатам проведенного нами исследования почти каждое второе преступление совершено ранее судимым субъектом ложного алиби, а также ранее судимые субъекты при выдвижении ложного алиби, как правило, пытаются сузить круг лиц, которые видели его в момент совершения преступления (ссылаются на родст- венников, знакомых и соучастников), либо выдвигают алиби без ссылки на подтверждающие его факты.

120

3.5. При отсутствии крепких семейных связей у заподозренного реко- мендуется установить лиц, не обладающих свидетельским иммунитетом, на которых может сослаться заподозренный в своем алиби и опросить их о местонахождении в интересующий момент времени.1 3.6. 3.7. Если заподозренный городской житель, рекомендуется провести опрос жильцов дома по месту его жительства2. 3.8. 3.9. Если заподозренный сельский житель, рекомендуется провести опрос соседей по месту его жительства, а также родственников и знакомых3. 3.10. 3.11. Если предполагается, что заподозренный будет утверждать, что на- ходился у себя дома в момент совершения преступления, необходимо, наряду с опросом лиц, находившихся в районе места преступления, необходимо опросить лиц, указанных в п. 4.5. 3.12.

4.1. Если предполагается, что заподозренный будет утверждать, что на- ходился дома у родственников или знакомых, необходимо проверить их местожительство в адресном бюро. 4.2. 4.3. Оперативным путем установить, находились ли заподозренный и его родственники (знакомые) в интересующий момент времени по местожи- тельству последних. 4.4. 4.5. Если предполагается, что заподозренный будет утверждать, что он находился в месте отдыха, следует опросить лиц, работавших либо отдыхавших в этом месте. 4.6. 4.7. Установить, находилось ли в конкретном месте отдыха проверяемое лицо, до, в момент и после совершения преступления; имеется ли документа- 4.8. 1 Более половины субъектов ложного алиби холосты (50,96 %) или разведены (12,12%).

2 Так, городские жители (субъекты ложного алиби) из 89 случаев 56 раз (62,92%) утверждали, что были в момент совершения преступления в квартире своего многоэтажного дома.

3 Сельские жители при выдвижении ложного алиби утверждали, что находились в момент совершения преступления дома у родственников или с лицами, находящимися в близких родственных отношениях (крестный, свояк, шурин и т.д.), из 42 раз - 24 раза (57,14% случаев).

121

ция о прибытии и убытии оттуда отдыхающих; оснащено ли это место системой охраны и наблюдения.

5.1. Получить образцы следов рук и иные необходимые образцы у за- подозренного в целях возможного оперативного сравнительного исследования. 5.2. 5.3. Информировать следователя о намерении заподозренного заявить ложное алиби и его содержании. 5.4. 5.5. Исходя из предполагаемого содержания алиби, провести опрос лиц, на которых будет ссылаться субъект при выдвижении ложного алиби. 5.6. 5.7. Опросить лиц, на которых оказывалось воздействие с целью обос- нования ложного алиби. 5.8. 5.9. Установить наблюдение за субъектом ложного алиби и связанными с ним лицами, оказавшими воздействие на свидетелей и потерпевших1. 5.10. 5.11. Установить оперативное прослушивание переговоров по месту жи- тельства субъекта алиби и связанных с ним лиц или лиц, на которых оказывалось воздействие при обосновании ложного алиби 2. 5.12. 5.13. Принять конкретные оперативные и организационные меры по ней- трализации воздействия на свидетеля или потерпевшего со стороны заподозренного и связанных с ним лиц. 5.14. 5.15. Согласовать со следователем необходимые процессуальные меры по преодолению воздействия на свидетелей при обосновании ложного алиби со стороны заподозренного и связанных с ним лиц. 5.16. На наш взгляд, такое содержание программы действий оперативного работника позволит ему совместно со следователем эффективно выявить при-

По результатам проведенного И.А. Бобраковым исследования нередки случаи не- однократного воздействия на свидетелей и потерпевших. (См.: И.А. Бобраков, указанная работа, С.204).

122

знаки ложного алиби и предотвратить такое заявление. Предлагаемый типовой алгоритм может быть осуществлен отдельно или в совокупности с другими мероприятиями в процессе раскрытия и расследования преступления.

Одним из перспективных направлений деятельности по выявлению при- знаков ложного алиби является опрос с использованием полиграфа.

Закон РФ “Об оперативно - розыскной деятельности” предусматривает применение различных научно-технических средств в ходе оперативной работы, а приказ МВД РФ № 437 от 28 декабря 1994 года “Об утверждении Инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан” регламентировал деятельность оперативного работника при использовании полиграфа в ходе опроса граждан.

Прошедшая в 1997 году в Краснодаре научно-практическая конференция “Опыт использования полиграфа в профилактике и раскрытии преступлений в ГУВД Краснодарского края” опровергла утверждения противников применения полиграфа, указывавших на то, что нет достаточно положительных примеров и результатов применения полиграфа при опросе граждан в раскрытии и расследовании преступлений. Так, только сотрудниками органов внутренних дел Краснодарского края было проведено 1226 полиграфных опросов в отношении 1211 подозреваемых в совершении преступлений граждан. Полиграфные проверки проводились по 523 преступлениям. После полиграфных опросов с использованием их результатов подтверждена непричастность к совершенным преступлениям 702 граждан, дана информация о причастности к преступлениям 509 подозреваемых.

После возбуждения уголовного дела обсудить со следователем вопрос о необходимости проведения следственного действия.

123

Анализ практики проведения опросов граждан с использованием поли- графа в ГУВД Краснодарского края показывает, что его применение преследует следующие цели:

  • определить причастность проверяемого лица к планированию, подготовке и совершению преступления;

  • оценить достоверность информации, сообщаемой опрашиваемым лицом и на этой основе сформулировать версии;

  • получить значимую информацию, которую получить другими путями в сложившейся ситуации невозможно;
  • создать условия для подготовки к опросу проверяемого лица» Указанные цели затрагивают, в той или иной степени, проверку алиби и выявление признаков ложности довода подозреваемого о том, что он в момент совершения преступления находился в другом месте.
  • Приведем пример. Приблизительно в 23 часа возле входных дверей в помещение сауны, расположенной на территории пансионата “Автотранспортники России” в г. Туапсе, были расстреляны два члена преступной группировки А. и Ш.. По подозрению в совершении преступления были задержаны пять человек, которых поместили в различные ИВС края в целях наиболее полного ограничения контактов задержанных с соучастниками и иными лицами, находящимися на свободе. Для полиграфного опроса гражданина Л. было составлено 20 тестов, по 5-7 вопросов в каждом. Свою причастность к совершению преступления опрашиваемый отрицал, заявляя при этом алиби: “долгое время отсутствовал в г. Туапсе и поэтому не мог совершить убийства, ничего о них не знаю”. Результаты опроса с применением полиграфа показали, что данное лицо осведомлено о данном преступлении и причастно к нему. Кроме того полученная ориентирующая информация позволила провести ряд оперативно-розыскных мероприятий, в результате которых была установлена машина, на которой скрылись преступники. Впо-

124

следствии полученная при опросе информация была тщательно проверена в ходе следственных действий, ложное алиби было разоблачено, а дело передано в суд1.

Использование полиграфа при раскрытии убийств, разбойных нападений, грабежей, нанесении телесных повреждений, краж, хулиганства, преступных взрывов, незаконного хранения оружия и т.д., подчеркивает эффективность данного оперативно-розыскного мероприятия и диктует дальнейшую разработку этого метода применительно к типичным оперативно-розыскным и следственным ситуациям.

Таким образом, оперативный работник совместно со следователем или по собственной инициативе может обнаружить информацию, содержащую в себе признаки подготавливаемого ложного алиби, а получение такой информации позволит следователю избрать наиболее оптимальную тактику следственных действий, направленную на предотвращение ложного алиби. В случае же его заявления будет иметься возможность целенаправленно и быстро произвести следственные действия, направленные на проверку и разоблачение доводов субъекта алиби.

Перейдем к ситуации, когда ложное алиби заявлено. В данной ситуации наиболее распространенными формами взаимодействия следователя с оперативным работником являются: поручение следователем органу дознания проведения оперативно-розыскных действий; работа с содержащимися в ИВС МВД РФ задержанными или заключенными под стражу; работа с содержащимися в СИЗО Министерства юстиции РФ заключенными под стражу.

Поручение следователем органу дознания проведения оперативно - розыскных действий. Взаимодействие следователя с оперативным работником на основе отдельных поручений является наиболее распространенной

Опыт использования полиграфа в профилактике и раскрытии преступлений в ГУВД Краснодарского края // Научно - практическая конференция. Краснодар. 1997. С. 23.

формой взаимодействия (38,78% изученных уголовных дел), после заявления ложного алиби при его проверке и разоблачении.

Как положительный аспект этой формы взаимодействия, следует отметить, что на практике разовое поручение следователя может перерастать в длительный контакт. Именно в ходе такого контакта составляется совмест- ный или раздельный план расследования, одним из направлений которого будет разоблачение ложного алиби, либо план специально предназначенный для решения этой задачи.

Следователь вправе давать поручения органу дознания, не определяя при этом конкретного вида оперативно-розыскных мероприятий. Сказанное отнюдь не означает, что его поручения не оказывают влияние на характер соответствующих мероприятий и что определенная направленность оперативно-розыскной деятельности вообще не находится в какой либо связи с поручениями следователя. Следователь, давая задание органу дознания, указывает на конечные цели выполнения такого задания. То есть для следователя важен конечный результат, информация, полученная в ходе оперативно-розыскной деятельности^ и возможность использовать ее в процессе расследования при разоблачении ложного алиби, а для оперативного работника важна четко поставленная в отдельном поручении следователя цель.

Таким образом, сочетание процессуальной и оперативно-розыскной деятельности в процессе разоблачения ложного алиби и расследования преступлений в целом предполагает, с одной стороны полную процессуальную независимость следователя и полную самостоятельность оперативного работника при определении вида оперативно-розыскного мероприятия и тактики проведения его, а с другой - взаимодействие определяет дружную совместную работу для достижения общей цели.

Несмотря на то, что в целом следователи все еще недостаточно исполь- зуют возможности органов дознания при разоблачении ложного алиби в 35%

126

от всех исследованных уголовных дел оперативно-розыскные мероприятия явились довольно эффективным способом получения информации о ложности заявленного алиби. Так, если взять за основу 100% всех исследованных поручений, дававшихся следователем органу дознания, то в 60% случаев была получена информация о ложности алиби, которая впоследствии был проверена следственными действиями- такими, как допрос (34%), обыск (22%), предъявление для опознания (3 %).

Из этих данных видно, что сведения оперативного характера при разо- блачении ложного алиби наиболее часто проверяются и реализуются при производстве допроса и обыска. Анализ следственной и оперативной практики показал, что следователь при подготовке к допросу реализует полученную оперативно-розыскную информацию по разному в зависимости от того, заявлено ложное алиби или еще нет.

Необходимым требованием при этом должно стать непосредственное ознакомление следователя с оперативными документами, имеющими отно- шение к допрашиваемому, содержанию возможного ложного алиби и предстоящему следственному действию.

Тактические приемы реализации оперативной информации должны быть согласованы с оперативным работником, который ею владеет. Эта мера необходима, чтобы избежать расшифровки источника информации и утечки сведений, представляющих служебную тайну. При этом следователь должен не только эффективно и правильно использовать оперативную информацию, но и сообщать оперативному работнику о результатах ее реализации (содержание заявленного алиби, лица, на которых сослался субъект алиби, и т.п.). Это дает возможность последнему определить уровень эффективности примененных им средств и методов, и содержание дальнейших его действий.

В ситуации, когда ложное алиби заявлено, полученная оперативно- розыскная информация может быть использована в целях оценки и проверки

127

показаний субъекта ложного алиби и лиц, подтверждающих его довод. Оперативная информация в данной ситуации позволяет знать - будет ли в дальнейшем обвиняемый настаивать на своем алиби, как в дальнейшем будет его (ложное алиби) обосновывать, о намерении воздействовать на лиц, опровергающих его доводы.

В работах, посвященных взаимодействию следователя и оперативного работника, ученые в области уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности неоднократно писали о проблеме легализации сведений оперативного характера и использования их в ходе предварительного и судебного следствия. На наш взгляд, эту проблему во многом разрешил Приказ МВД, ФСБ, ФСНП, ФПС, ГТК, СВР России от 13 мая 1998 года № 175/226/336/201/286/410/56 “ Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд”. Остановимся на некоторых существенных положениях этой инструкции, имеющих существенное значение для разрешения проблемы:

  1. Органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются те результаты ОРД, которые могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий (п.2.).
  2. Результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о лицах, скрывающихся от органов расследования и суда, о возможных источниках доказательств, лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, о местонахождении орудий и средств совершения преступления, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметах и документах, связанных с обстоятельствами предмета доказывания, и о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения следственных действий, выбрать наиболее

128

эффективную тактику их производства, выработать наиболее оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу (п.6).

Положения этой инструкции могут и должны быть использованы опера- тивным работником при выявлении и разоблачении ложного алиби.

В работе следователя и органов дознания по разоблачению ложного алиби принимают участие также аппараты ИВС, СИЗО. Как правило, поручение о необходимых мероприятиях, проводимых администрацией следственного изолятора, даются следователем через оперативных работников. В связи с этим, необходимо детально спланировать вместе с работником уголовного розыска весь комплекс действий, входящих в оперативно-тактическую комбинацию (операцию) по разоблачению ложного алиби обвиняемого, находящегося в следственном изоляторе.

Приведем пример. 26 февраля 1991 года, с 19 часов, братья Чаплины распивали спиртные напитки с Саенко Л.Ф. в его доме №63 по ул. Перспективная г. Новошахтинска. В ходе распития спиртных напитков между Чаплиными и Саенко произошла ссора, в ходе которой Чаплин В. вооружился топором и на почве возникших неприязненных отношений нанес Саенко 11 ударов обухом и лезвием топора, убив его. После убийства Саенко Чаплин В. предложил Чаплину Г. совершить кражу имущества погибшего. С этой целью они сходили домой за тележкой, положили в нее ковры и телевизор и отвезли похищенное к своему знакомому Рыдченко, спрятав похищенное в летней кухне.

Находясь в ИВС Шахтинского ГОВД, подозреваемые Чаплины пояснили, что никакого убийства они не совершали; примерно в 22 часа после употребления спиртных напитков Саенко уснул, а они ушли домой.

В результате личного досмотра содержащегося в ИВС Семенова была обнаружена записка. На одной стороне листа бумаги имелся план подхода к дому № 9 по ул. Перспективная от остановки №140 г. Новошахтинска. На

129

другой стороне сообщалось некой Зое, что человек, который передаст записку, скажет что надо, была и фамилия Чаплин В..

Оперативные сотрудники ИВС Шахтинского ГОВД немедленно про- информировали следователя, проводившего расследование по факту убийства Саенко, о перехвате записки В. Чаплина. Следователь дал отдельное поручение в порядке ст. 132 УПК РСФСР о допросе Семенова. На допросе Семенов пояснил, что Чаплин В. попросил его съездить к его жене Чаплиной Зое, которая должна была сходить к их куму Рыдченко и выкинуть из летней кухни ковры и телевизор.

При производстве обыска в летней кухне Рыдченко под кроватью были обнаружены 3 ковра и телевизор. Допрошенный в качестве свидетеля Рыд- ченко пояснил, что 26 февраля 1991 г. около 23 часов пришли братья Чаплины и попросили спрятать три ковра и телевизор.

Чаплин Г. после предъявления результатов обыска и допроса Рыдченко признался в совершении преступлений и показал, на месте убийства, как он и его старший брат совершили убийство и кражу1.

В приведенном примере своевременные действия оперативных сотруд- ников ИВС Шахтинского ГОВД и обмен полученной информации со следователем позволили предотвратить уничтожение вещественных доказательств и разоблачить ложное алиби братьев Чаплиных.

Важным условием выявления и разоблачения ложного алиби является взаимодействие следователя не только с оперативным работником, но и с экспертом-криминалистом, а также иными специалистами. Этой проблеме посвящен последний параграф диссертации.

См.: Архив Ростовского областного суда. Уголовное дело № 9121288.

130

§ 4. Использование специальных познаний в разоблачении ложного алиби

Использование специальных познаний - важное условие успешного решения любой криминалистической задачи, в том числе и задачи по выявлению и разоблачению ложного алиби.

Использование специальных познаний в криминалистике рассматривается как часть технико-криминалистического обеспечения расследования (ТКО). В последние годы проблеме ТКО в науке уделяется большое внимание - как применительно к общей теории криминалистики, так и к разделам тактики и методики1.

Общие вопросы использования специальных познаний, и в целом ТКО расследования преступлений, в значительной мере разработаны в криминалистической литературе, однако, при этом до решения многих из отдельных криминалистических задач очередь у исследователей пока, видимо, не дошла.

Поэтому мы посчитали важным проанализировать применение в практике форм специальных познаний при выявлении и разоблачении ложного алиби, а также определить еще неиспользованные возможности в указанном отношении.

На основе проведенного исследования нами составлена таблица типичных форм применения специальных познаний в процессе выявления признаков ложного алиби и его разоблачения, а также возможных, но не ис- пользовавшихся для решения этой задачи.

См.: Криминалистика / Под. ред. проф. А.Ф. Волынского. М: Закон и право, ЮНИТИ- ДАНА, 1999. С. 37.

131

Формы применения специ- альных познаний. Типичные формы для выяв- ления и разоблачения ложного алиби. (по
изученным уголовным

делам) Возможные но не исполь- зовавшиеся в выявлении и разоблачении ложного алиби. 1. Использование специаль- ных познаний самим следователем или оператив- ным работником. + 43% + 2. Участие специалиста в производстве следственных действий. + 11% + 3. Назначение и проведение экспертиз. + 34% + 4. Проведение предвари- тельных исследований.

+ 5. Консультационная дея- тельность специалиста, особенно при подготовке следственного действия (без привлечения такового лица к
непосредственному уча- стию в следственном действии). - -1- 6. Справочная деятельность специалиста.

  1. Документальные ревизии, проводимые специалистами. . . Из таблицы видно, что на практике более-менее широко применяются следующие формы: 1) использование специальных познаний самим следователем или оперативным работником - 43 %; 2) назначение и проведение экспертиз - 34%; 3) участие специалиста в производстве следственных действий - 11%’.

Рассмотрим более подробно особенности применения этих форм при решении задачи выявления и разоблачения ложного алиби. Специальные средства и методы криминалистической техники в целях предотвращения, выявления и разоблачения ложного алиби используются, как

Из 150 опрошенных следователей и дознавателей 68 чел. (45%) ответили что применяли специальные познания при выявлении и разоблачении ложного алиби.

132

правило, при производстве следственного осмотра (осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, освидетельствование, осмотр транспортных средств).

Используя технико-криминалистические средства и методы работы с вещественными доказательствами, в процессе осмотра места происшествия чрезвычайно важно обнаружить следы, указывающие на пребывание пре- ступника (как потенциального субъекта ложного алиби) на определенном месте в процессе совершения преступления и установить время совершения преступления. Поэтому при осмотре места происшествия логическое мышление следователя и использование собственных специальных познаний в области криминалистической техники, автотехники, других наук (наряду с юридическими) должно сочетаться с деятельностью специалиста-криминалиста, основанной на специальных познаниях в различных разделах криминалистической техники, а также других специалистов.

Для обнаружения следов пребывания на месте происшествия лиц, его совершивших (потенциальных субъектов ложного алиби), по нашему мнению целесообразно помимо реализации рекомендаций, имеющихся в любом учебнике по криминалистике, относящихся к тактике осмотра, осуществить следующее:

  1. До начала осмотра провести реконструкцию места происшествия, а если понадобится (в ходе осмотра) и отдельных объектов элементов обстановки.

Как отмечает И.М. Лузгин, в расследовании преступлений под реконст- рукцией понимается восстановление первоначального состояния обстановки или отдельного объекта, его частных признаков с целью решения специальных задач расследования. Реконструкция, являясь одним из тактических приемов, предшествующих осмотру места происшествия, проводится, чтобы: 1) изучить обстановку, 2) проверить возникшее предположение, 3) произвести

133

дополнительные измерения, 4) обнаружить следы преступления и вещественные доказательства. В ходе осмотра места происшествия, по нашему мнению, пространственные связи должны исследоваться обязательно вместе с временными, соотносительно с ними (а не безотносительно их). Иначе нельзя вычислить из всего многообразия объектов на месте происшествия именно те, которые по времени относятся к расследуемому событию и подлежат фиксации в протоколе иными способами. Другое дело, как отмечает В.П. Лавров, что по логике самого процесса исследования места происшествия следователь может обращать внимание раздельно то на пространственную, то на временную, то на любую другую (причинно-следственную) связь предметов и явлений. Это совершено не противоречит общему требованию к любому осмотру: глубоко исследовать все внутренние и внешние связи обстановки места происшествия, в их многостороннем единстве и взаимосвязи. Обнару- женные следы должны быть связаны не только пространственно (например: место кражи), но и со временем совершения преступления. Для более полного восстановления первоначального состояния обстановки преступного события необходимо совместно со специалистом- криминалистом опросить потерпевшего, очевидцев, заявителей о том, является ли данная территория, помещение местом преступления, в какое время совершено преступление и кем, в каких границах пространства действовал преступник.

  1. Проанализировать имеющуюся информацию с целью определения границ осмотра и проведения первоначальных оперативно-розыскных мероприятий,
  2. На основе анализа первоначальной информации дополнительно мыс- ленно реконструировать обстановку, в которой действовал преступник,
  3. 4.С учетом реконструкции и первой мысленной модели происшествия осуществить поиск следов, оставленных во время пребывания на месте пре- ступления лицом, его совершившим.

134

  1. Обнаружив при осмотре следы, необходимо установить оставлены ли они до, во время или после преступного события лицом его совершившим. Техника определения давности следов в криминалистике пока еще разработана недостаточно. Изучение уголовных дел, содержащих ложное алиби, показало, что в практике раскрытия и расследования преступлений существует серьезная проблема установления времени совершения преступления: лишь по 18,33% изученных дел время совершения преступления оказалось установленным с точностью до 15 минут; в других случаях дело обстоит гораздо хуже.

Увеличение установленности отрезка времени совершения преступле ния до часов, суток, недель, месяцев дает заподозренному, подозреваемому, обвиняемому, подсудимому возможность подготовить и заявить ложное али би. Как отмечает Л. Е. Викторова, “криминалистические исследования, направленные на установление времени, также как и деятельность во многих иных областях познания опирается на отражение двух видов. Первый из них представляет собой отражение в различных материальных объектах Вто рой вид отражения, предопределяющий принципиальную возможность установления факторов времени с криминалистическими целями, это отраже ние объектов и соответствующих обстоятельств в сознании людей путем чувственного восприятия ими окружающей действительности. Источниками признаков, по которым в криминалистике устанавливаются периоды времени, являются, наряду с событиями преступлений различного рода сопутствующие явления”’.

Таким образом, для того, чтобы установить, что обнаруженные следы оставлены предполагаемыми преступниками, следователь и специалист- криминалист должен изучить выступают ли они следствием преступных действий (в том числе во времени, поскольку следствие во временном отношении

1 См.: Викторова Л.Н. Фактор времени и его значение для раскрытия и расследования преступлений. М: ВНИИ МВД СССР, 1983. С. 14.

135

вторично, по отношению к причине), и во-вторых, имеются ли следы, которые сопутствовали преступному событию (возникли до, во время его совершения и после). На наш взгляд, установление времени оставления следов должно быть основано на закономерностях возникновения информации о преступлении и положениях теории криминалистической идентификации. Образование следов, т.е. его разнообразных отпечатков в окружающей среде, становится возможным в силу такого общего свойства материи как отражение. При осмотре места происшествия необходимо выделить те следы, которые относятся к механизму преступления. И поэтому, как отмечает Е.А. Логвинец, «обобщение и типизация объектов и конкретных ситуаций - основа решения задач установления временных связей»1. Для типизации ситуаций при поиске следов на месте преступления лиц, его совершивших, мы хотели бы выделить следующие основания:

  • наличие или отсутствие заявителей, потерпевшего, очевидцев; Следователь и специалист-криминалист при наличии заявителей, потерпевшего, очевидцев должны установить:
  • оставлены ли следы в связи с осуществлением действий преступника;
  • могли ли возникнуть следы до, во время или после совершения пре- ступления.
  • Когда потерпевший или заявитель не наблюдал преступного события, следует задать ряд вопросов о том, могли ли возникнуть обнаруженные следы (отображения, предметы, вещества) при совершении преступления или они оставлены случайными лицами. Например, при обнаружении следов пальцев рук или ног необходимо задать вопросы:

  • когда последний раз производилась уборка помещения;

Логвинец Е.А. Проблемные вопросы использования судебной экспертизы в уста- новлении временных связей: Дис. … канд. юрид. Наук. М., 2000. С. 15.

136

  • как и где осуществлялась очистка объекта, на котором оставлены следы;
  • кто мог оставить эти следы (если учитывать, что они оставлены в жи- лище, а не в общественном месте).
  • В ситуации, когда отсутствуют потерпевший или заявитель, которые могут сообщить информацию о времени совершения преступления и действиях преступника на этом месте, следователь на основе специальных познаний или с помощью специалиста должны установить, как отражен способ преступления в индивидуальных и общих признаках обнаруженных следов.

Это позволяет логически установить, оставлены ли они именно во время преступных действий на месте, которое подлежит осмотру. Выделим некоторые следы, в которых отражен, применительно к отдельным его эле- ментам, способ преступления:

  1. При подготовке к совершению преступления.

Следы нахождения в местах наблюдения за объектом преступного пося- гательства (проталины на снегу, следы ног с отслоившейся грязью на лест- ничной клетке, следы работающего двигателя автомобиля на снегу или ас- фальте);

Такие следы могут указывать как на время, проведенное в этом месте, так и на начало и конец пребывания там.

Следы, характеризующие действия наводчиков (спички или заклеенные дверные глазки).

Обнаружение таких следов свидетельствует о том, что преступники од- новременно проверяли, имеются ли в квартирах на лестничной площадке соседи. Эти следы позволят в дальнейшем, а в некоторых случаях уже при осмотре места происшествия или путем допроса жильцов соседних квартир, установить время совершения преступления.

137

  • Следы ног, рук, микрообъекты на преграде, свидетельствующие о воз- можности проникнуть на охраняемый объект в определенное время (ночное, дневное, пересмена и т.д.).
  • Следы ног неизвестного преступника, транспортного средства, позво- ляющие определить пути подхода в определенное время к месту преступления, передвижения там и ухода с этого места.
    1. При совершении преступления.
  • Характер и расположение следов на объекте преступного посягательства.
  • Следы орудий взлома, свидетельствующие о возможности проникнуть на охраняемый объект в определенное время.
  • Следы рук на орудии преступления или объекте преступного посяга- тельства.
  • Орудие преступления возле объекта преступного посягательства.
  • Следы-предметы, применение которых характерно для конкретного времени суток (фонарь, спички, свеча, солнцезащитные очки и т.п.).
  • Остановившиеся часы на руке потерпевшего или убитого.
  • При осмотре места происшествия (берег моря) на руке трупа Н. обна- ружены механические часы марки ЗИМ, стрелки на циферблате которых остановилось на 19 ч. 50 мин.. В дальнейшем судебно-техническая экспертиза дала заключение о том, что часы марки ЗРИМ, обнаруженные на трупе, остановились при соприкосновении с морской водой в течении 5- 10 мин. Следовательно, убийство Н. совершено в 19 часов 40 минут. Знание точного времени и места совершения преступления в совокупности с другими доказательст-вами позволило разоблачить ложное алиби лиц, совершивших убийство .

  • Телесные повреждения на теле потерпевшего или трупа.

2 Следственная практика. Вып. 133. С. 42.

138

  • Наличие подногтевого вещества у потерпевшего или трупа и телесные повреждения у заподозренного.
  • Микрообъекты на теле и одежде потерпевшего.
  • Наличие пулевых пробоин и гильз.
    1. При сокрытии преступления.

Повышенное внимание при осмотре места происшествия должно быть уделено негативным обстоятельствам, которые в дальнейшем позволят сделать вывод о подготовке к осуществлению преступником приемов противодействия расследованию, в том числе и ложного алиби. К таковым могут относиться:

  • наличие следов, свидетельствующих о том, что преступление совершено в другое время, нежели чем в заявлении о преступлении или показаниях потерпевшего (например, при инсценировке кражи или самоубийства);
  • наличие следов пальцев рук субъекта ложного алиби на рулевом колесе при инсценировке хищения автотранспортного средства, на котором совершено дорожно-транспортное преступление;
  • обнаружение следов пальцев рук субъекта ложного алиби в месте про- никновения или на объекте преступного посягательства с частицами копоти при попытке уничтожения следов путем поджога.
  • следы-предметы с надписями, указывающими на их владельца, могут быть специально оставлены субьектом алиби, чтобы направить возможные подозрения на лиц, не причастных к расследуемому событию.
  • При обнаружении следов, в которых отражены отдельные элементы способа преступления, необходимо обратить внимания на явления, которые могли иметь место при следообразовании и повлиять на него:

  • метеорологические явления (дождь, снег, оттепель);

  • естественные действия человека (прием пищи, просмотр телепро-

139

грамм, не выключенный телевизор, горячая или остывшая, испортившаяся пища, следы бритья и т.п.).

Наряду с закономерностями возникновения следов, для определения времени в криминалистике используются специальные познания, основанные на закономерностях исчезновения доказательственной информации.

Как отмечает В.П. Лавров, “время влияет на все этапы возникновения, существования и использования доказательственной информации: на возникновение и исчезновение доказательств, как отпечатков, отражений преступления, на обнаружение этих доказательств, их собирание, исследование, оценку и использование”1.

В теории криминалистической идентификации существует понятие “идентификационный период”. Этот период времени, прошедшего от момента возникновения объекта до того момента, когда осуществляется идентификация по данному объекту, не всегда может быть заранее определен какими-либо отрезками времени, так как изменяемость признаков объекта, равно как и его устойчивость, определяется не только длительностью отрезка времени, но и характером возможных изменений. Именно по характеру изменений, возникших в следе, специалист, а подчас начинающий следователь, на основе своих специальных познаний, может судить о том, какова давность оставленных следов. Например, при действии ярких прямых солнечных лучей красный цвет кровяных пятен превращается в буро-коричневый за 1-2 часа; при действии рассеянного солнечного света - за 5-7 часов, а при нахождении следов в темном прохладном месте - за 14-20 дней. Поэтому специалист в области судебной медицины, не будучи в состоянии учесть все многообразие воздействующих факторов и “удельный вес” каждого из них, вынужден ограничиваться указанием пределов, в которых может находиться действительное значение времени, прошедшее с момента возникновения исследуемых следов.

1 См.: Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. М: ВШ МВД СССР, 1972. С.ЗЗ.

140

Это относится и к изменениям в обнаруженных следах, возникающим в связи с климатическими условиями, имевшим место до, во время и после совершения преступления: припорошенные снегом следы ног, сухое место под ложем трупа, ржавчина на запирающем устройстве и др.

Специальные познания в целях разоблачения ложного алиби используются как при осмотре места происшествия, так и при производстве иных видов следственного осмотра (осмотра документов, предметов и освидетель- ствовании).

При осмотре документов, обосновывающих ложное алиби, необходимо зафиксировать общий вид документа и его состояние (размеры, изношен- ность, повреждения или загрязнения и др.) и особое внимание уделить:

  1. Официальным данным (реквизитам) документа (наименования, кому адресован или от кого исходит, дата и место выдачи, регистрационный номер и способ его исполнения - типографический, рукописный, на пишущей машинке, с помощью компьютера).
  2. Содержанию документа (особенно - данным о том, где именно и в какое время находился подозреваемый).
  3. Материалу документа (бланк или лист бумаги, наличие или характер ли- новки, вид и цвет красителя, которым исполнены записи); наличию и характеру удостоверительных знаков (оттисков печатей, штампов, штемпелей - их вид, содержание текста, краситель, которым выполнен текст и пр.).
  4. Данным о подписях (от имени кого они выполнены, транскрипция - бук- венная, смешанная, условная, каким красителем выполнены),
  5. Наличию следов изменения в той части документа, где указывается время и местонахождение субъекта алиби в момент совершения преступления (подчистки, дописки, исправления, следы травления).
  6. Освидетельствование как своеобразный вид следственного осмотра и в то же время как самостоятельное следственное действие, предусмотренное ст.

141

181 УПК РСФСР, может явиться важным средством обнаружения следов, относящихся к алиби. В результате следственного освидетельствования может быть установлено наличие на теле человека:

а) особых примет; их характер и расположение,

б) повреждений; их характер и локализация.

Задача специалиста-медика заключается в том, что необходимо не только выявить повреждения на теле субъекта алиби и охарактеризовать их с медицинской точки зрения, но и помочь следователю описать их в протоколе с использованием анатомических терминов;

в) частиц веществ, которые освидетельствуемый оставил на месте происшествия или унес с собой.

Особое место в разоблачении ложного алиби играет выявление и иссле- дование микрообъектов, которые субъект алиби оставил на месте преступления или унес с собой. Микрообъекты (микроследы, микрочастицы, микровещества) выступают носителями информации, которую можно извлечь, если располагать специальными познаниями и методиками соответствующих исследований. Для этого привлекается новейшая техника и методики из современной физики, химии, биологии, медицины и других отраслей естественных и технических наук. Конечные результаты исследований - это сведения о личности, профессии, роде занятий преступника, об орудиях преступлений, однородности и едином источнике происхождения сравниваемых объектов, о времени совершения преступления и других фактических данных по уголовному делу. Виды микрообъектов, с которыми может встретиться следователь или оперативный работник, чрезвычайно многообразны и зависят от категории преступления и обстановки совершения преступления.

При осмотре одежды субъекта алиби и потерпевшего следует особое внимание обратить: на пуговицы, застежки, крючки пряжки поскольку на них часто остаются волокна от борьбы с жертвой, а также учесть вид совершенно-

142

го преступления (в зависимости от способа проникновения при краже - стружка и металлическая пыль, частицы дерева, краски могут находиться на верхней одежде, а по преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы граждан, на нижнем белье потерпевшей и субъекта алиби могут быть обнаружены частицы веществ биологического характера).

Недостаточно используется такая непроцессуальная форма взаимодей- ствия, как справочно-консультативная деятельность следователя при подготовке к допросу свидетелей, на которых оказывалось воздействие при обосновании ложного алиби, свидетелей, обманутых относительно даты и времени совместного нахождения с субъектом алиби. Следователь в процессе такой деятельности может получить консультации у психолога по выявлению психофизиологических признаков воздействия; определению оптимального времени допроса лиц, на которых оказывалось воздействие; влиянию отдельных фактов на восприятие и запоминание увиденного (например, восприятия времени в состоянии алкогольного или наркотического опьянения или восприятия времени отдельными несовершеннолетними и т.п.). Полученные рекомендации психолога позволят следователю грамотно построить тактику допроса указанных выше лиц.

Назначение и проведение экспертиз (3,86%). При разоблачении ложного алиби наиболее распространенными являются следующие виды экспертиз: судебно-медицинская экспертиза живых лиц, трупа и вещественных доказательств, дактилоскопическая, криминалистическая экспертиза объектов волокнистой природы. Другие виды экспертиз встречаются лишь по отдельным уголовным делам. В ходе рассмотрения каждой из перечисленных экспертиз особое внимание будет уделяться тем вопросам, выносимым на разрешение, ответы на которые направлены на фиксацию признаков и доказывание ложности заявленного алиби.

Судебно-медицинская экспертиза имеет своим объектом исследования

143

живых людей (потерпевших, подозреваемых, свидетелей, подвергшихся воздействию в целях обоснования ложного алиби субъектом преступления и иными лицами), трупы и их части, вещественные доказательства биологического происхождения. При расследовании насильственных преступлений, в ситуации, когда отсутствует информация о времени совершения преступления, действиях преступника, для выявления признаков и разоблачения ложного алиби назначается и проводится судебно-медицинская экспертиза живых лиц (потерпевшего, свидетелей) и трупа, на разрешение которой выносятся следующие вопросы:

  1. Имеются ли у данного лица какие-либо повреждения, если да, то каковы их характер, локализация и количество?
  2. Когда наступила смерть?
  3. Какие повреждения имеются на трупе, каковы их характер, расположение и давность? Какие из них нанесены при жизни, а какие - после смерти?
  4. Принимал ли потерпевший незадолго до смерти алкоголь, если да, то когда и в каком количестве?
  5. Не могли ли повреждения быть причинены представленным орудием?
  6. Нанесены ли повреждения приблизительно в одно и тоже время?
  7. Каково количество ударов и их последовательность?
  8. Могли ли данные повреждения быть причинены в тот период и при тех обстоятельствах, которые указывает обвиняемый (потерпевший)?
  9. Каково было взаимное расположение потерпевшего и обвиняемого в момент получения повреждений?
  10. Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств назна-

чается чаще всего при расследовании насильственных и половых преступлений и позволяет установить наличие крови, волос, выделений на предметах одежды потерпевшего, подозреваемого (обвиняемого), на орудиях преступления и других предметах, а также источника их происхождения и тем

144

самым позволяет установить факт контактного взаимодействия потерпевшего с субъектом алиби на месте преступления во время его совершения. Для разрешения этих задач могут ставиться следующие вопросы:

  1. Каким веществом образованы данные следы? Не образованы ли они кровью?
  2. Принадлежит ли кровь человеку или животному, если человеку, то мужчине или женщине?
  3. Каковы группа, тип, резус обнаруженной крови?
  4. Каков механизм образования следа крови?
  5. Какова давность образования следа крови?
  6. Соответствуют ли показания потерпевшего (обвиняемого) об обстоятельствах причинения повреждений их характеру, механизму образования, расположению и степени тяжести?
  7. Каково региональное происхождение крови, волос?
  8. Не принадлежит ли данная кровь потерпевшему (обвиняемому)?
  9. За некоторым исключением данные вопросы ставится и на разрешение волос и биологических выделений.

В случаях, когда субъект алиби утверждает, что вообще не был на месте преступления - ни до, ни после совершения преступления, проверка и разоблачение ложного алиби возможны при проведении дактилоскопической экспертизы, на которую могут выноситься следующие вопросы:

  1. Не оставлен ли след руки (пальца, ладони), обнаруженный в определенном месте, данным лицом?
  2. Какой рукой оставлены следы пальцев - правой или левой?
  3. Каким пальцем какой руки оставлен след?
  4. Кроме решения данных задач, при проведении экспертизы может быть установлено, что документ, обосновывающий возможное ложное алиби - поддельный и тем самым создается возможность предотвратить заявление

145

или использовать заключение эксперта при разоблачении этого приема противодействия. Так, в г. Майкопе подозреваемые в совершении краж Т. и Б., на время совершения преступлений предоставляли по месту учебы справки о болезни. Для предотвращения ложных заявлений об алиби Т. и Б., следователь назначил криминалистическую экспертизу.

Заключением криминалистической экспертизы установлено, что оттиски печати на заголовках и в тетради, изъятых в квартире Т., оставлены той же печатью, оттиски которой имеются на справках, изъятых в техникуме. Штамп 2-ой поликлиники выполнен с нарушением технологии и не соответствует образцам. Так проведение криминалистической экспертизы повлияло на предотвращение ложного алиби и способствовало установлению истины по делу1.

С помощью криминалистической экспертизы объектов волокнистой природы может быть установлен факт контакта субъекта алиби с местом происшествия и потерпевшим. На разрешение такой экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

  1. Имеются ли на объекте-носителе наслоения посторонних частиц? Если да, то не имеют ли они общей родовой (групповой) принадлежности с волокнами, входящими в состав предметов одежды подозреваемого или потерпевшего?
  2. Если имеются взаимопереходящие волокна, то не находился ли ком- плект одежды в контактном взаимодействии с комплектом одежды, с орудием преступления или транспортным средство?
  3. Составляли ли ранее единое целое искомый по делу целостный элемент обстановки и часть (предмет, вещь), обнаруженная в определенном месте (указывается место или принадлежность).
  4. См.: Архив Майкопского городского суда. Уголовное дело №8754623.

146

Проведенное исследование показало, что эффективность экспертиз при разоблачении ложного алиби повышается, когда они носят комплексный характер, то есть когда при производстве экспертизы решение поставленного вопроса невозможно без одновременного совместного участия специалистов в различных областях знаний в формулировании общего вывода.

Не нашли своего отражения в материалах изученных дел результаты предварительных исследований (на эту непроцессуальную форму указало 8% опрошенных следователей и дознавателей), в том числе на месте осмотра. Согласно действующему УПК проведение судебной экспертизы возможно только после возбуждения уголовного дела. В результате на практике, как правило, в процессе осмотра места происшествия судебная экспертиза подменяется предварительным исследованием без документального отражения его хода и результатов, а после возбуждения уголовного дела проводится экспертиза по объектам, подвергшимся ранее исследованию.

Мы согласны с мнением тех авторов, которые указывают на необходи- мость разрешения проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела. Применительно к теме исследования это позволит:

  • безотлагательно установить время совершения преступления;
  • исключить потерю идентификационных свойств обнаруженных объектов;
  • сократить круг лиц, проверяемых на причастность к преступлению и установить лиц, заподозренных в совершении преступления;
  • установить принадлежность обнаруженных на месте преступления следов конкретным лицам;
  • предотвратить возможное заявление ложного алиби, выявить его при- знаки или на основе проведенного экспертного исследования разоблачить ложный довод заподозренного, подозреваемого о нахождении в момент совершения преступного деяния вне места преступления.

147

Таким образом, обнаруженные на основе использования специальных познаний следы, отобразившие действия субъектов алиби во время подготовки, совершения и сокрытия преступления, имеют исключительно важное значение для выявления, предотвращения и разоблачения ложного алиби: во-первых, уже при осмотре появляется возможность осуществить действия, направленные на установление времени и места совершения преступления и раскрытия преступления по “горячим следам”, во-вторых, на основе проведенных экспертиз и других следственных действий в дальнейшем построить доказательственные ряды, которые позволяют исключить все сомнения относительно истинности или ложности алиби подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

148

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты исследования позволяют сформулировать ряд выводов и предложений.

Ложное алиби как прием противодействия раскрытию и расследованию преступлений представляет собой совокупность действий обвиняемого и иных лиц по обоснованию, выдвижению и отстаиванию не соответствующей истине информации о нахождении лица, совершившего преступное деяние, в момент совершения преступления.

Выявление и разоблачение ложного алиби, а при возможности - пре дотвращение такого заявления - одна из важных тактико- криминалистических задач расследования преступлений и судебного рас смотрения уголовных дел в современных условиях беспрецедентного противодействия установлению истины по делу со стороны преступников и связанных с ними лиц.

Субьектом ложного алиби является, как правило, сам преступник. Субъ- ектом выдвижения ложного алиби может быть как лицо, совершившее преступление, так и иные (связанные с преступником) лица.

Проблема ложного алиби выходит за рамки криминалистической кате- гории “способ сокрытия преступления”. Главной и конечной целью субъекта выдвижения ложного алиби является необоснованное решение лица, производящего расследование, или суда о прекращении в отношении субъекта алиби уголовного преследования или назначении более мягкого наказания, чем следовало бы.

Ложное алиби выступает как элемент способа противодействия рассле- дованию, один из его приемов; при этом содержание деятельности по его реализации тесно связано с другими приемами противодействия.

Деятельность по реализации ложного алиби образуют сменяющие друг

149

друга подсистемы действий: обоснование, выдвижение и отстаивание ложного алиби.

Деятельность по обоснованию ложного алиби является одной из со- ставляющих преступной деятельности, хотя и не всегда действия по обоснованию, выдвижению и отстаиванию ложного алиби образуют состав какого-либо преступления. Проведенное исследование показало, что деятельность по реализации такого приема противодействия как ложное алиби может носить противоправный характер (в связи с преступлениями, предусмотренными ст. ст. 294, 303, 307, 309 УК РФ).

Существуют закономерные связи выдвижения ложного алиби с таким приемами противодействия расследованию, как воздействие преступников на свидетелей и потерпевших, фальсификация документов. Наряду с воздействием на свидетелей и потерпевших и фальсификацией доказательств, преступники и связанные с ними лица нередко используют способы обмана, которые выступают одной из причин искажений в восприятии, запоминании, воспроизведении информации о совместном местонахождении свидетеля и обвиняемого во времени, а в последующем - следственных и судебных ошибок.

Налицо тенденция к росту числа заявленных ложных алиби (6-7%) по сравнению с началом и серединой 80-х годов XX века. Особенно это характерно по делам о проявлениях организованной преступности.

На содержание, момент выдвижения, обосновывающие аргументы лож- ного алиби и методы разоблачения его правоохранительными органами влияет ряд факторов; некоторые из этих факторов появились лишь в последнее время в связи с социально-политическими изменениями в российском обществе, ростом организованной преступности в современной России.

Вид преступления, следственная ситуация, количественный и качественный состав преступной группы, свойства личности субъекта ложного

150

алиби влияют на содержание ложного алиби, что должно учитываться субъектом расследования в деятельности по его разоблачению.

В большинстве случаев (88,32%) в ложном алиби есть факты, которые можно проверить, что дает реальную возможность органам расследования и суду разоблачить такое алиби.

Криминалистические методы разоблачения ложного алиби представляют собой систему тактических приемов в рамках следственных действий, оперативно - розыскных и иных мероприятий, а также их комбинаций, на- правленных на решение указанной криминалистической задачи. В применении криминалистических методов разоблачения ложного алиби различаются два этапа: 1) выявление признаков ложного алиби, 2) проверка и доказывание его ложности.

Деятельность по выявлению признаков ложного алиби имеет обеспечи- вающее значение по отношению к деятельности по проверке и разоблачению ложного алиби. Это связано прежде всего с наличием большого количества объективных и субъективных факторов, детерминирующих как формирование ложного алиби, так и содержание самого процесса раскрытия и расследования преступлений, имеющего ситуационный характер.

Признаки ложного алиби - это определенная информация, а поскольку данный прием противодействия характеризуется различными признаками -это определенная часть информации соответственно и о ложном алиби. Признаки - это еще не доказательства ложности алиби, а лишь основания для выдвижения версии о таком алиби, о том, что выдвинутый или могущий быть выдвинутым довод не соответствует истине.

При наличии признаков ложного алиби субъектом расследования должна быть выдвинута типовая версия о возможности заявления ложного алиби в случае установления преступника. Данная версия нацеливает субъекта рас- следования на дальнейший поиск признаков деятельности по обоснованию,

151

выдвижению и отстаиванию ложного алиби, на планирование действий по ее проверке.

В работе по разоблачению ложного алиби рекомендуется сочетать ком- плекс следственных действий, оперативно-розыскных и организационно- подготовительных мероприятий, в рамках тактической комбинации (операции). Проверка и разоблачение ложного алиби представляет собой тактическую комбинацию (операцию), состоящую из совокупности тактических приемов и (или) комплекса согласованных и взаимосвязанных следственных, организационно - подготовительных, оперативно - розыскных мероприятий, проводимых в соответствии с планом расследования и направленных на установление местонахождения подозреваемого (обвиняемого) в момент совершения преступления и исходя из этого - решения задач расследования применительно к сложившейся конфликтной следственной ситуации.

Одним из наиболее распространенных и эффективных следственных действий при разоблачении ложного алиби является допрос свидетелей, на которых ссылался подозреваемый или обвиняемый. Недостаточно используются на практике в решении указанной задачи такие следственные действия, как следственный эксперимент, обыск, предъявление для опознания.

Для использования в практической деятельности органов внутренних дел и прокуратуры в процессе проверки и разоблачения ложных алиби, при- менительно к типичным ситуациям при проведении отдельных следственных действий предлагается использовать рекомендации по применению тактических приемов, содержащиеся в данной работе.

Рекомендуется шире использовать при разоблачении ложного алиби специальные познания, которые могут быть направлены как на поиск признаков ложного алиби, так и на его непосредственное разоблачение.

При проведении диссертационного исследования автор стремился рас- смотреть наиболее актуальные, недостаточно разработанные и освещенные в

152

литературе вопросы, касающиеся понятия и содержания ложного ал^ приема противодействия раскрытию и расследованию преступлений; вий субъекта алиби и иных лиц, направленных на реализацию этого i противодействия; факторов, детерминирующих выдвижение ложного применения общенаучных методов и тактических приемов для ВЫЯЕ признаков и разоблачения ложного алиби, а также использования в это правлении специальных познаний.

Реализация выводов и рекомендаций по результатам исследовани. жет, по нашему мнению, способствовать повышению эффективное качества деятельности органов расследования и суда.

153

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты

  1. Конституция (Основной закон) Российской Федерации. М., 1993.
  2. Федеральный Закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 18 августа 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации № 33,
  3. Ст. 3349; 1997. №29.
  4. УК Российской Федерации 1996 года. М., 1997. Ст. 3501; 1998. № 30. Ст. 3616; 1999. №2.ст. 233; 2000. № 1.
  5. УПК РСФСР - М: Проспект, 2000. С изменениями и дополнениями на 15 декабря 2000.
  6. Книги

  7. Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М.
    Юрид. лит., 1972.- 104 с.
  8. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. - М: Юрид. лит.,1978.- 104 с.
  9. Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. - Воронеж: ВГУ, 1984. - 170 с.
  10. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.: Нау- ка, 1966.-295 с.
  11. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. - М: Юрид. лит., 1969.-216 с.
  12. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.З. - М.: Акад. МВД СССР, 1979.-407 с.
  13. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М. : Юрид. лит., 1987. - 272 с.

154

  1. Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т.З. - М: Юристь, 1997. - 480 с.
  2. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М: Норма, 2001. - 240 с.
  3. Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. — Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1986. - 74 с.
  4. Вандер М.Б. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ, изделий. - СПб: Питер, 2001.-128 с.
  5. Вандышев В.В. Связь “жертва-преступник” и её использование в раскрытии и расследовании умышленных тяжких телесных повреждений. - Ленинград: ЛВК МВД СССР, 1987. - 96 с.
  6. Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений. - М.: Госюриздат, 1957. - 199 с.
  7. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1970. - 208 с.
  8. Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: Юрид. лит., 1976. - 197 с.
  9. Викторова Л.Н. Фактор времени и его значение для раскрытия и расследования преступлений. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1983. - 44 с.
  10. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. - Тула: Авто- граф, 2000.- 464 с.
  11. Волчецкая Т.С. Современные проблемы моделирования в криминалистике и следственной практике. - Калининград: Калинингр. ун- т., 1997. - 95 с.
  12. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. - Калининград: Кали- нингр. ун-т. 1997. - 248 с.
  13. Гельманов А.Г. Криминалистическая характеристика способа сокрытия преступлений против жизни и здоровья. - Омск: ОВШМ МВД СССР, 1989. -31 с.
  14. Гельманов А.Г., Гонтарь С.А. Как установить участие лица в правонарушении? Эффективный и экономичный метод диагностики
    скрываемой

155

причастности и получения признания виновного в отсутствие доказательств. - М: ОАО «Можайский полиграфический комбинат», 1999. - 160 с.

  1. Деятельность экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел по применению экспертно-криминалистических методов и средств в раскрытии и расследовании преступлений. Под ред. В.А. Снеткова. - М: ЭКЦ МВД России, 1996. - 104 с.

  2. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. - СПб, 1908., 104 с.
  3. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1976.-112 с.
  4. Доспулов Г.Г., Мажитов Ш.М. Психология показаний свидетелей и по- терпевших на предварительном следствии. - Алма-Ата: Наука, 1975. - 192 с.
  5. Дубровицкая Л.П., Лузгин И.М. Планирование расследования. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1972. - 56 с.
  6. Дулов А.В. Судебная психология. - Минск: Вышэйш. школа, 1975. - 462 с.
  7. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. - Минск: Белорус, ун-т, 1979. - 128 с.
  8. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд- во, 1984.-192 с.
  9. Зинатулин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск: Изд- во Удм. ун-та, 1993.-180 с.
  10. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999. - 288 с.
  11. Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способа совершения преступления. - М.: Юрид. лит., 1970. - 143 с.
  12. Криминалистика. Под ред. Р.С. Белкина, В.Г. Коломацкого, И.М. Лузгина. В 3-х томах.Т.1, - М.: Академия МВД РФ, 1995. - 290 с.

156

  1. Криминалистика. Отв. ред. Н.П. Яблоков. - М.: БЕК, 1995. - 708 с.
  2. Криминалистика. Под ред. А. В. Дулова. - Минск: НКФ «Экопереспекти-ва», 1996.-415 с.
  3. Криминалистика. Под ред. В. А. Образцова. - М.: Юристь, 1997. - 760 с.
  4. Криминалистика. Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф Волынского. - М: «Спарк», 1998.-543 с.

  5. Криминалистика. Под ред. А.Ф Волынского. М: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 1999.-615 с.
  6. Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тенден- ции развития. - М.: ЮИ МВД РФ, 1994 231 с.
  7. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. Под ред. Т.Ф. Аверьяновой и Р.С. Белкина. - М.: Новый Юрист, 1997. - 400 с.
  8. Кертес Имре, Тактика и психологические основы допроса. - М.: Юр ид. лит., 1965.- 175 с.
  9. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА М, 1998. - 288 с.
  10. Кустов A.M. Механизм преступления и противодействие его расследованию. - Ставрополь: Ставропольский университет, 1997. - 108 с.
  11. Лавров В. П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. - М.: ВШ МВД СССР, 1972. - 82 с.
  12. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. - М.: Юрид. лит., 1970. - 223 с.
  13. Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юрид. лит., 1976. - 199 с.
  14. Лифшиц Е.М., Белкин Р. С. Тактика следственных действий. - М.: Юристь, 1997. -176 с.
  15. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М.: ВШ МООП.

157

СССР, 1969.-177 с.

  1. Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1981.- 152 с.

  2. Лузгин И.М., Лавров В.П. Способ сокрытия преступления и его криминалистическое значение. - М.: Академия МВД СССР, 1980. - 85 с.
  3. Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. Волгоград: - ВШМ МВД СССР, 1973. - 107 с.
  4. Мешков В.М. Основы криминалистической теории о временных связях. -Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 1999. - 194 с.
  5. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. -М.:«Щит-М», 1999.-80 с.
  6. Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. - М.: Юристь, 1997.- 336 с.
  7. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М.: «Проспект», 2000. - 144 с.
  8. Основы оперативно-розыскной деятельности. Под ред. В.Б. Рушайло. Изд. 2-е, испр. и доп. - СПб.: «Лань», 2000. - 720 с.
  9. Особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы. - М.: ЭКЦ МВД России, 1993. - 264 с.
  10. Основы борьбы с организованной преступностью. Монография / Под ред. В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова - М.: «ИНФРА- М»,1996. -400с.
  11. Пещак Я. Следственные версии. - М.: «Прогресс», 1976. - 229 с.
  12. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. -Минск: Вышэйшая школа, 1978. - 712 с.
  13. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. - М: БЕК, 1998.-208 с.

158

  1. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: ВШ МООП, 1967.-290 с.
  2. Российская Е. Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. - М.: Право и закон, 1996. - 224 с.
  3. В. Е. Сидоров, В.П. Лавров Расследование преступлений по горячим следам. - М: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - 57 с.
  4. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. - М.: Наука, 1968.-470 с.
  5. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2. - М.: Наука, 1970.-516 с.
  6. Строгович М.С. Избранные труды. Т.З. Теория судебных доказательств. -М.,1991.
  7. Тимербаев А.Т. Тактика проверки заявления об алиби на предварительном следствии. - Одесса: УВД Одесского облисполкома,
    • 70 с.
  8. Халдеев Л.С. Судья в уголовном процессе. - М.: Юрайт, 2000. - 501 с.
  9. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. - М.: ЮИ МВД России. - 139 с.
  10. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. -Иркутск: Иркутский ун-т. 1978. -178 с.
  11. Статьи

  12. Гутерман М.П. Криминалистические методы разоблачения способов сокрытия следов преступлений (детерминированность, понятие и классификация) // Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. Сб. тр.- М.: Акад. МВД СССР, 1984.- с. 90-100.
  13. Еленюк Г.А. Сущность и криминалистическое значение маскировки при-

159

знаков внешности как приема сокрытия преступления // Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. Сб. тр.- М.: Академия МВД СССР, 1987.- с. 71-76.

  1. Зуйков Г.Г. Способы сокрытия преступления и уклонения от ответственности // Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. Сб. тр.- М.: Академия МВД СССР, 1984.- с. 20-34.
  2. Карагодин В.Н. Выявление признаков способа сокрытия преступления в процессе осмотра места происшествия // Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. Сб. тр.-М.: Академия МВД СССР, 1987.-е. 141-145.
  3. Кирсанов З.И. Маскировка как способ сокрытия следов преступления // Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. Сб. тр.- М.: Академия МВД СССР, 1984.- с. 86-90.
  4. Лавров В.П. Некоторые научные аспекты изучения способов сокрытия преступлений // Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. Сб. тр.- М.: Академия МВД СССР, 1984.- с. 34-42.
  5. Лавров В.П. Криминалистическая классификация способов сокрытия преступления // Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. Сб. тр.- М.: Академия МВД СССР, 1987.-е. 15-29.
  6. Лавров В.П., Черных А.Г. Тайник как одно из средств сокрытия следов преступлений // Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. Сб. тр.- М.: Академия МВД СССР, 1987.-е. 55-64.
  7. Лузгин И.М. Сущность, формы проявления и приемы сокрытия следов преступления // Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. Сб. тр.- М.: Академия МВД СССР, 1984.- с. 3-

160

11.

  1. Ратинов А.Р., Гаврилова Н.И. Логико-психологическая структура лжи и ошибки в свидетельских показаниях // Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1982.- Вып. 37.- с. 40-48.
  2. Соловьев А.Б. Использование системного подхода при изучении эффективности следственных действий // Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1985.- Вып. 43.- с. 60-65.
  3. Хазиев Ш.Н. Уничтожение как один из способов сокрытия материальных следов преступления // Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. Сб. тр.- М.: Академия МВД СССР, 1987.-с. 64-71.
  4. Диссертации

  5. Баранов Е.В. Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений: Дисс. … канд. юрид. наук. М, 1977.212 с.
  6. Вандышев В.В. Теоретические и практические аспекты взаимосвязи криминалистики и виктимологии: Дисс. …докт. юрид. наук. М., 1989. 526 с.
  7. Гельманов А.Г. Сущность, криминалистическое значение и методы установления способа сокрытия преступлений против жизни и здоровья граждан: Дисс. …канд. юрид. наук. М, 1982. 168 с.
  8. Гмырко В.П. Деятельность следователя в условиях информационной неопределенности в процессе расследования: Дисс. …канд. юрид. наук. М..
  9. 190 с.
  10. Гутерман М.П. Организационные мероприятия следователя в процессе расследования преступлений: Дисс. …канд. юрид. наук. М., 1979. 212 с.
  11. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления: Дисс. … канд. юрид. наук.

161

Нижний Новгород, 1992. 176 с.

  1. Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии: Дисс. …канд. юрид. наук. Одесса, 1971. 182 с.
  2. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия предварительному расследованию : Дисс. … доктора юрид. наук. Екатеринбург, 1992. 426 с.
  3. Кузьмина С.С. Лжесвидетельство (уголовно-правовые, процессуальные и криминалистические аспекты). Дисс. …канд. юрид. наук. Санкт- Петербург, 1991. 184 с.
  4. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания: Дисс. …докт. юрид. наук. М., 1963.516 с.
  5. Овечкин Б.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками: Дисс. …канд. юрид. наук. Харьков, 1975. 214 с.
  6. Хабибуллин М.Х. Ответственность за заведомо ложный донос и заведомо ложное показание по советскому уголовному праву (уголовно- правовое и криминологическое исследование): Дисс. … канд. юрид. наук. Казань. 1972. 169 с.
  7. Шмидт А.А. Тактические основы распознания ложных показаний и изобличения лжесвидетелей: Дисс. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. 190 с.
  8. Тимербаев А. Т. Алиби подозреваемого и обвиняемого: Дисс….канд. юрид. наук. М.: 1975. 196 с.
  9. Авторефераты диссертаций

  10. Адамов Ю.П. Борьба с лжесвидетельством: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М.. 1974.-24 с.
  11. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления: Автореф. дисс… канд. юрид. наук.-М., 1997.-24 с.

162

  1. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Автореф. дисс.док. юрид. наук. М, 1997. - 50 с.
  2. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации: Автореф. дисс.канд. юрид. наук. - Волгоград,
    • 24 с.
  3. Кустов A.M. Криминалистическое учение о механизме преступления: Автореф. дисс.док. юрид. наук. -М., 1997. - 37 с.
  4. Лившиц Л.В. Проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений несовершеннолетних: Автореф. дисс.канд. юрид. наук. - Уфа, 1998.-26 с.
  5. Яджин Н.В. Психология явки с повинной и тактика проверки заявления явившегося: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М, 1998. - 24 с.

163

Приложение № 1.

Анкета

для изучения ложного алиби и

криминалистических методов его разоблачения.

/по материалам архивных уголовных дел/

I. Сведения об уголовном деле.

  1. Уголовное дело № .

/следственный, архивный, где хранится дело /

  1. Краткая фабула дела и связь ее с ложным алиби

/Из обвинительного заключения, приговора или уголовного дела/.

  1. Возбуждено .

/число, месяц, год/

  1. Следователем ОВД.
  2. Следователем прокуратуры.
  3. Органом дознания.
  4. Прокурором.
  5. Судом.
  6. Расследование по этому делу вели:

  7. Следователи системы МВД.

  8. Следователи прокуратуры.

  9. Органы дознания.

  10. Преступление совершено:

  11. Одним лицом.
  12. Преступление совершено группой лиц.

164

  1. Преступной группой.

  2. Преступной организацией. II. Субъект ложного алиби.

  3. Субъект ложного алиби:

  4. Заподозренный.
  5. Подозреваемый.
  6. Обвиняемый.
  7. Подсудимый.
  8. Пол субъекта ложного алиби:

  9. Мужской.
  10. Женский.
  11. Возраст:

  12. 14-18 лет.

  13. 18-24 года.
  14. 24-40 лет.
  15. Старше 40 лет.
  16. Образование:

  17. Неполное среднее.
  18. Среднее.
  19. Средне - специальное.
  20. Высшее.

  21. Наличие судимостей:

  22. 1 раз.
  23. 2 раза.
  24. • 3. 3 и более раза.

  25. Ранее не судим.

  26. Семейное положение:

  27. Холост.

165

  1. Женат.
  2. Разведен.
  3. Место жительства по отношению к месту совершения преступления:

  4. Без определенного места жительства.
  5. Житель данного:
  6. а) района;

б) города;

в) села.

  1. Житель другого:

а) сельского района;

б) города;

в) области;

г) республики.

  1. Род занятий:

  2. Рабочий.
  3. Служащий.
  4. Колхозник.
  5. Учащийся средней школы, ПТУ.
  6. Студент техникума, Вуза.
  7. Пенсионер.
  8. Предприниматель.
  9. Временно безработный.
  10. III. Информация, содержащаяся в ложном алиби:

  11. Обосновываемость утверждения об алиби:

  12. Субъект алиби ссылается на вымышленные факты, которые не существовали в реальности.
  13. Субъект алиби ссылается на факты, которые существовали в реальности, но не в то время или не в том месте.

166

  1. Субъект выдвигает алиби без ссылки на определенные факты.

  2. Наличие ссылок на доказательства, подтверждающие местонахождение субъекта алиби в момент совершения преступления:

  3. Субъект ложного алиби ссылается на доказательства и лиц, могущих подтвердить его местонахождение в момент совершения преступления.
  4. Ссылка на доказательства или на конкретное лицо отсутствует.
  5. Лица и доказательства, подтверждающие ложное алиби, на которое ссы лается субъект:

  6. Лица, вступившие в сговор с субъектом алиби:

а) соучастники;

б) лжесвидетели;

в) иные лица (указать, кто) .

  1. Свидетели, обманутые виновным относительно даты и времени пребывания совместно с ним:

а) знакомые;

б) сослуживцы;

в) иные лица (указать, кто) .

  1. Документы ( справки, билеты, иные) .

  2. Заявление о местонахождении субъекта в момент совершения преступле ния:

  3. В жилище (квартира, дом):

а) где проживает субъект ложного алиби;

б) где проживают родственники;

в) где проживают знакомые;

  1. В других местах:

а) на работе;

б) в местах отдыха;

в) рядом с местом происшествия;

167

г) в другом государстве;

д) в иных местах.

  1. О времени:

  2. Субъект алиби конкретно указал время его отсутствия на месте преступ ления (т. е. пребывания в другом месте):

а) часы, минуты;

б) время суток (утро, день, вечер, ночь);

в) число, день недели.

  1. Субъект алиби приблизительно указал время: а) месяц, неделя.

  2. О нахождении субъекта алиби на месте совершения преступления:

  3. Субъект алиби находился на месте преступления до его совершения.
  4. Субъект алиби находился на месте преступления после его совершения.
  5. Субъект алиби находился возле места преступления.
  6. Субъект алиби не находился на месте преступления.

IV. Тактика проверки и разоблачения ложного алиби.

  1. Субъект выдвижения ложного алиби:

  2. Заподозренный.
  3. Подозреваемый.
  4. Обвиняемый.
  5. Подсудимый.
  6. Соучастники.
  7. Родственники.
  8. Иные лица .

  9. Кому заявлено ложное алиби:

  10. Оперативному работнику.
  11. Дознавателю ОВД.
  12. Следователю системы МВД.

168

  1. Следователю прокуратуры.
  2. Судье.
  3. Следственные действия, проводившиеся для проверки ложного алиби и их результат:

  4. Допрос субъекта алиби, чье алиби заявили другие лица. 2. Допрос свидете лей, на которых указал субъект алиби. 3. Допрос свидетелей. 4. Допрос соучастников. 5. Очная ставка. 6. Обыск 7. Назначение и производство экс пертиз. 8. Предъявление для опознания. 9. Следственный эксперимент. 10. Повторный допрос свидетелей 11. Допрос субъекта выдвижения ложного алиби. 12. Повторный допрос субъекта ложного алиби. 13. Иные следствен ные действия (указать, какие) .

  5. Время совершения преступления установлено до:

а) часов, минут;

б) времени суток;

в) числа месяца;

г) месяца.

  1. После заявления об алиби следователь:

а) давал поручения в порядке ст. 127, 132 УПК РСФСР.

б) не давал поручений в порядке ст. 127, 132 УПК РСФСР.

  1. В ходе проведенных оперативно - розыскных мероприятий:

а) получена информация о ложности алиби. Если да, то какими следственны ми действиями проверена эта информация ;

б) не получена информация.

  1. Ложное алиби разоблачено:

1) при допросе субъекта выдвижения ложного алиби; 2) 3) при допросе свидетелей; 4) 5) при допросе потерпевшего; 6) 7) на очной ставке; 8)

169

5) при предъявлении для опознания; 6) 7) при производстве следственного эксперимента; 8) 9) по результатам осмотра; 10) 11) по результатам экспертизы (какой именно: ); 12) 13) по результатам обыска и выемки; 14)

10) прослушиванием и звукозаписью телефонных и иных переговоров; 11) 12) иными следственными действиями 13) 027. Использовалась ли видеозапись при допросе субъекта ложного алиби:

а) да;

б) нет.

  1. Ложное алиби разоблачено при проведении:

  2. Допроса субъекта выдвижения ложного алиби.
  3. Допроса субъекта алиби, чье алиби заявили другие лица.
  4. Допроса свидетелей, на которых указал субъект алиби.
  5. Допроса свидетелей.
  6. Допроса соучастников.
  7. Очной ставки.
  8. Повторного допроса свидетелей.
  9. Повторного допроса субъекта ложного алиби.
  10. Обыска.
  11. Экспертиз.

1 [.Предъявления для опознания. 12.Следственного эксперимента. 13. Следственного осмотра.

  1. При разоблачении субъект ложного алиби:

  2. Признался во лжи.
  3. Отказался от дачи показаний.

170

  1. Продолжал утверждать об алиби.
  2. Частично изменил ложное алиби.
  3. Отражено ли разоблачение ложного алиби в обвинительном заключении:

1.Да. 2. Нет.

171

Приложение № 2.

АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА

по результатам изучения уголовных дел с ложным алиби.

Всего проанкетированы материалы 180 уголовных дел по ст.ст. 102, 103, 112, 117, 1251, 144, 146, 147, 1481, 206, 207 УК РСФСР и ст. 105, 111, 112,114, 115, 126,127, 131, 132, 133, 135, 158, 159, 161, 162,163,209,213,228 УК РФ, возбужденных в 1990-1998 годах, в которых имели место заявления об алиби, неподтверлившиеся при расследовании. Дела расследовались в органах внутренних дел, прокуратуре и рассматривались судами Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев, Республики Адыгея и г. Москвы.

На 180 проанкетированных дел было выявлено 214 случаев ложных алиби и соответственно заполнено 214 анкет (по одной на каждый случай ложного алиби). Это произошло по следующим причинам: во-первых, по 37 уголовным делам преступления совершены группой лиц (от 2 до 9), всего 96 преступников; во-вторых, отдельные уголовные дела являются многоэпизод-ными: от 2 до 57 эпизодов преступной деятельности в одном уголовном деле; в-третьих, 7 преступников (утверждавших о ложном алиби) заявили ложное алиби 16 раз, в связи с выявлением новых эпизодов преступной деятельности либо утверждая о совершенно другом времени и местонахождении вне места преступления в момент его совершения, то есть фактически заявляли новое ложное алиби, которое, наряду с предыдущим, проверялось органом дознания, следователем, прокурором, судьей.

Расследование по этим делам вели:

1 .Следователи системы МВД- 85 дел.

  1. Следователи прокуратуры - 79 дел.

  2. Органы дознания - 16 дел.

172

В целях использования метода сравнения по преступлениям против собственности, жизни и здоровья, половой неприкосновенности и половой свободы личности, общественной безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспорта автором было изучено 1089 уголовных дел, при этом было выявлено 102 ложных алиби, то есть такие алиби оказались в 10,67% дел. По результатам проведенного в 1980-84 годах коллективом ка- федры криминалистики МФЮЗО исследования ложное алиби было выявлено в 12,8% дел, меньше на 2,13%, чем по результатам нашего иссле- дования. Это связано с тем, что наше исследование проводилось не выборочным способом - по делам с любым ярко выраженными способами сокрытия, а последовательно по нумерации уголовных дел, хранящихся в архиве и зарегистрированных по линии уголовного розыска. Поскольку дела с ярко выраженными способами сокрытия, как установлено другими исследователями, составляют более половины всех дел, то частота встречаемости ложного алиби в них теперь составляет не менее 21,34%случаев (10,67x2). Таким образом, имеется тенденция к росту числа заявленных алиби, по сравнению с началом и серединой 80-х годов XX века.

Частота встречаемости ложного алиби по отдельным категориям пре- ступлений составила:

Кражи - 168 дел. Убийства- 172 дела. Изнасилование- 144 дела Нанесение телес- ных повреждений - 163 дела. Хулиганство- 128

дел. 12 ложных алиби ( 7,14% случаев ). 24 ложных алиби ( 13,2% случаев). 29 ложных алиби (20,13% случаев). 12 ложных алиби (7,36 % случаев). 5 ложных алиби (3,8 % случаев). Из таблицы видно, что ложное алиби чаще всего выдвигается по делам об убийствах и изнасилованиях.

Преступление совершено: 1. Одним лицом - 143 дела.

173

Преступления против собст- венности. Преступления против жизни и здоровья. Преступления против половой неприкосновен- ности и половой свободы лично- сти. Преступления против общест- венной

безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспорта Другие Всего. 45 дел. 43 дела. 34 дела. 17 дел. 8 дел. 143 дела. Из 143 уголовных дел, совершенных одним лицом, выдвинуто 146 ложных алиби.

  1. Преступление совершено группой лиц - 33 дела ( 75 чел.).
  2. Преступной группой - 3 дела (18 чел.).
  3. Преступной организацией - 1 дело (3 чел.).

Преступления
против собственности. Преступ- ления против жизни и здоровья Граждан. Преступления против поло- вой

неприкосно- венности и половой сво- боды Личности. Преступления против обще- ственной безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспорта И Т о

г о Группа без предварительного сговора 5 дел ( 10 чел.) 6 дел ( 14 чел.) 2 дела ( 7 чел.) 2 дела (5 чел.) 15 (36) Группа по пред- варительному сговору 13 дел (27чел.) 5 дел ( 12 чел.)

18 (39) Преступная группа и воору- женная банда

3 дела ( 18 чел.)

3 (18) Преступная ор- ганизация I дело (3 чел.)

I (3) ИТОГО: 19 дел ( 40 чел. ) 14 дел (44 чел) 2 дела ( 7 чел.) 2 дела ( 5 чел.) 37 (96) Из 37 уголовных дел по преступлениям, совершенным группой лиц, выдвинуто 68 ложных алиби.

Субъект ложного алиби: 1 .Заподозренный - 12,48 % случаев;

174

Преступления против собст- венности. Преступления против жизни и здоровья фаждан. Преступления против половой неприкосновен- ности и половой свободы личности. Преступления против общест- венной

безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспорта Д Р У Г И Е И Т О Г О 5 чел. 12 чел. 2 чел. 5 чел.

24 чел. (12,48%) 2. Подозреваемый- 31,88 % случаев;

Преступления Преступления Преступления Преступления д И против собст- против жизни и против половой против общест- р т венности. здоровья неприкосновен- венной У О

фаждан. ности и половой безопасности и г Г

свободы безопасности И О

личности. движения и

эксплуатации

транспорта Е

22 чел. 13 чел. 10 чел. 9 чел. 6 чел. 60 (31,88%). 3. Обвиняемый - 36, 92 % случаев;

Преступления против собст- венности. Преступления против жизни и здоровья фаждан. Преступления против половой неприкосновен- ности и половой свободы личности. Преступления против общест- венной

безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспорта д

р

У

г и

Е И

т

О

Г О 32 чел. 19 чел. 18 чел.

2 чел. 71 чел. (36,92%). 4. Подсудимый - 18,72 %.

Преступления против собст- венности. Преступления против жизни и здоровья фаждан. Преступления против половой неприкосновен- ности и половой свободы личности. Преступления против общест- венной

безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспорта Д Р У Г И Е И

т о г

О 12 чел. 15 чел. 6 чел. 3 чел.

36 чел.

(18,72%). Поскольку субъект ложного алиби может неоднократно в ходе рассле- дования и судебного разбирательства заявлять ложное алиби, поэтому за

175

число субъектов алиби взято число лиц, которые впервые заявили алиби или полностью изменили его в ходе расследования. Следует отметить, что 7 преступников (утверждавших о ложном алиби) заявляли 16 раз ложное алиби в связи с выявлением новых эпизодов преступной деятельности или утверждали о совершенно другом времени и местонахождении
вне места преступления в момент его совершения, поэтому в ходе исследования будет рассматриваться 191 субъект ложного алиби, а анкет - 214. Пол субъектов ложного алиби: 1.Мужской - 177 субъектов (92,67 %). 2. Женский - 14 субъектов (7,33 %).

Доля женщин в общем числе субъектов ложного алиби незначительна. В подавляющем большинстве, субъектом ложного алиби является мужчина. Это, по нашему мнению, обусловлено прежде всего особенностью совершаемых преступлений и тем, что по данным ГИЦ МВД России доля женщин в общем массиве лиц, совершивших преступление, составляет 10- 12%. Возраст:

  1. 14-18 лет-7 (3,64%).
  2. 18-24 года-37(19,24%). 3.24-40 лет-83(43,16%).
  3. Старше 40 лет -64(33,96%).

Субъектом ложного алиби являются в большинстве случаев (43,16%) взрослые люди в возрасте от 24-40 лет, которому свойственны такие личностные качества, как знание отдельных положений уголовного и
уголовно-процессуального закона, жизненный опыт, физическая развитость. Образование:

  1. Неполное среднее - 37 субъектов (19,24 %).
  2. Среднее - 93 субъекта (48,35 %).
  3. Средне - специальное -38 субъектов (19,76%).

176

  1. Высшее - 23 субъекта (12,65 %).

Несмотря на то, что субъект ложного алиби чаще всего (68%) имеет лишь среднее образование, уже на этом уровне граждане знают значение алиби в уголовном судопроизводстве. Наличие судимостей:

  1. 1раз - 42 субъекта (21, 84 %).
  2. 2 раза- 23 субъекта (11,96 %).
  3. 3 и более раза - 17 субъектов (8,84 %).
  4. Ранее не судим - 109 субъектов (57,36 %).
  5. Таким образом, доля судимых за ранее совершенные преступления со- ставляет 42,64% случаев, а не судимых ранее - 57,36% случаев. Очевидно, что эти данные значительно превышают общий процент рецидива среди ежегодно осуждаемых лиц. Кроме этого, выявлена зависимость между содержанием ложного алиби и судимостью субъекта, его выдвинувшего. Ранее судимые субъекты при выдвижении ложного алиби, как правило пытаются сузить круг лиц, которые видели его в момент совершения преступления (ссылаются на родственников, знакомых и соучастников), либо выдвигают алиби без ссылки на подтверждающие факты. Так, из 44 судимых субъектов 35 сослались при выдвижении ложного алиби на 39 человек (16 родственников, 12 знакомых и 11 соучастников), а 9 из них заявили алиби без ссылки на фактические данные. Не судимые, напротив, пытаются сослаться на максимальное количество видевших их вне места преступления лиц. Так, 99 не судимых субъектов сослались при выдвижении ложного алиби на 134 свидетеля. Семейное положение:

  6. Холост - 50,96%.
  7. Женат-36,92%.
  8. Разведен- 12,12%.

177

Более половины субъектов ложного алиби холосты (50,96 %) или разве- дены (12,12%). Отсутствие крепких семейных связей с одной стороны затрудняет проверку местонахождения в момент совершения преступления, а с другой - открывает новые возможности для тактики отдельных следственных действий (например, допрос лиц, не обладающих свидетельским иммунитетом). Место жительства по отношению к месту совершения преступления:

  1. Без определенного места жительства -15 (7,85%).
  2. Житель данного:
  3. а) района- 64 (33,5%);

б) города-47 (24,61%);

в) села-32 (16,76%). Всего: 143(74,87%).

  1. Житель другого:

а) сельского района-11 (5,76 %);

б) города- 15(7,85%);

в) области-4 (2,1 %);

г) республики-3 (1,57 %). Всего: 33 (17,28%).

Большинство субъектов ложного алиби (74,87%) - жители города, села в котором было совершено преступление. Этот факт дает объективную воз- можность для проверки и разоблачения ложного алиби.

Выявлена зависимость между содержанием ложного алиби и местожи- тельством субъекта, его выдвинувшего. Так, городские жители при обосновании ложного алиби утверждают, что:

а) встречались в момент совершения преступления с лицом, обманутым от- носительно даты или времени их совместного местонахождения. Если взять за 100%> те 54 случая, когда субъект ложного алиби ссылался на обманутых

178

свидетелей, то 43 раза (79,62% случаев) это было сделано городскими жителями;

б) находились в жилище;

Из 89 случаев 56 раз (62,92% случаев) субъект ложного алиби утверждал что был в квартире многоэтажного дома.

Сельские жители, напротив, при выдвижении ложного алиби чаще ут- верждают, что находились: дома у родственников или с лицами, находящимися в близких родственных отношениях (крестный, свояк, шурин и т.д.). Из 42 раз (100%), когда субъект ложного алиби делал ссылку на то, что он находился у родственников и близких знакомых, 24 раза (57,14% случаев) это делал сельский житель.

Таблица №1.

Свойства личности субъекта ложного алиби Свойства личности 191 субъекта ложного али- би. Преступле- ния против собственно- сти ‘. Преступления против жизни и здоровья граждан”. Преступления про- тив половой неприкосновенности и половой свободы личности 3. Преступления против об- щественной безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспор-

4

та . Пол

Л. Мужской - 177 чел

(92, 67%).

Б. Женский - 14 чел.

(7,33%). Л.- 64 чел. 90,14%. Б.7чел. 9,86%. А. - 56 чел. 94,9%. Б. - 3 чел. 5,1%. А.-36 чел. 100% Б.- 0% А,- 16 чел. 94,11% Б.- 1 чел. 5,89% Возраст:

  1. 14-18-7(3,64%).

  2. 18-24-37(19,24%).

  3. 24-40-83(43,16%).

  4. Старше 40 лет -64 (33,96%). 1.-4 чел. 5,63%. 2.-26 чел. 36,62%. 3.- 35 чел. 49,29%. 4,- 6 чел. 8,45%. 1.-0%.

2.- 6 чел.

10,8%.

3.- 30 чел.

50,3%.

    • 23 чел.

-38,9%. 1.-3 чел. 8,33%. 2,- 4 чел 11,11%. 3.-0 чел. 25,01%. 4,- 20 чел. 55,55%. 1.-0%.

2- 0%.

3- 8 чел. 47,05%.

4- 9 чел. 52, 95%. Образование:

  1. -19,24%”

  2. _ 48,34%.
  3. -23 чел. 32,39%.

    • 27 чел.
  4. -8 чел. 13,55%.

    • 32 чел.
    • 4 чел. 11,11%.
  5. -21 чел. 1.-2 чел. 11,76%. 2.-13 чел. ‘За 100% взят 71 субъект ложного алиби, совершавший преступление по данной ка- тегории уголовных дел.

23а 100% взято 59 субъектов ложного алиби, совершавших преступление по данной категории уголовных дел.

33а 100% взято 36 субъектов ложного алиби, совершавших преступление по данной категории уголовных дел.

43а 100% взято 18 субъектов ложного алиби, совершавших преступление по данной категории уголовных дел. По другим преступлениям процентные соотношения не просчитывались, ввиду малого количества субъектов ложного алиби.

179

  1. -19,76%.

    • 12,64%. 38,02%.
    • 12 чел. 16,9%.
    • 9 чел. 12,71%. 54,23%.
    • 16 чел. 27,11%.
    • 3
      чел. 5,1%. 58,33%. 3.-6 чел. 16,66%. 4.-5 чел. 13,9%. 76,48%. 3.-0%.

4,- 2 чел. 11,76%. Наличие судимостей:

1.1-42 (21,84%).

2.2-23 (11,96%).

3.3 и более раза - 17

(8,84 %).

  1. Не судим - 109

(57,36%). 1.-21 чел. 29,6%. 2. - 10 чел. 14,1%. 3.-5 чел. 7,04%. 4.-35 чел. 50,7%. 1.-12 чел. 20,36%. 2.-8 чел. 13,55%. 3. -2 чел.

8,47%. 4.-37 чел. 57,62%. 1.-7 чел. 19,46%.

    • 1 чел 2,77%.
    • 7 чел. 19,46%.
  1. -21 чел 58,33%. 1.-4 чел. 23,52 %. 2.-4 чел. 23,52%. 3. - 1 чел. 5,88%. 4.-8 чел. 47,08%. Семейное положение:

  2. Холост-50,96%.

  3. Женат (замужем)
    • 36,92%
  4. Разведен 12,12%. 1.-43 чел. 60,56%. 2.- 25 чел. 35,21%. 3.-3 чел 4,23%. 1.- 27 чел. 45,76%. 2.- 22 чел. 33,89%.

3.-12 чел. 20,35%. 1.- 10 чел 27,77%. 2.- 19 чел. 52,77%.

3.-7 чел. 19,46%. 1.-12 чел. 70,59%. 2.-5 чел. 29,41%.

3.-0%. Место жительства по отношению к месту совершения преступ- ления:

  1. Без определенного места жительства- 15(7,85%) 1.-12 чел. 16,9%. 1.-2 чел. 3,38%. 1.- 1 чел. 2,77%. 1.-0%.
  2. Житель данного:

A) района- 64 (33,5%). Б) города-47 (24,61%).

B) села-32 (16,76%). Всего:

143 (74,87%). 2.:

А)-13 чел

18,3%.

Б)-23чел.

32,3%.

В)-7 чел.

9,85%

Всего:

43 чел.

60,45%. 2.:

А)-26чел. 44,06%. Б)-11 чел. 18,64%. В)-2чел. 15,26%. Всего: 46 чел. 77,96%. 2.:

А)-21 чел.

58,34%. Б)-6 чел.

16,66%. В)- 7 чел.

19,46% Всего: 35 чел. 94,46%. 2.:

А)- 1 чел.

5,88%.

Б)- 4 чел.

29,41%.

В)- 6 чел.

35,3%.

Всего:

12 чел.

70, 59%. 3. Житель другого:

A) района-11 чел. (5,76 %).

Б) города- 15 чел. (7,85 %).

B) области- 4 чел. (2,1 %).

Г)республики-

3(1,57%).

Всего:

33

( 17,28%). 3.

А)- 5 чел 7,2%.

Б)-8 чел. 11,23%. В)-
3 чел. 4,22%. Г).- 0%.

Всего:

16 чел. 22,65%. 3.

А)- 3 чел. 5,48%. Б)- 5 чел.

8, 11%. В)- 1 чел.

1,69%. Г)- 2 чел.

3,38%. Всего: 11 чел. 18,66%. 3.

А)- 1 чел.

2,77%.

Б)-

0%.

В).-

0%.

Г).-

0%.

Всего:

1 чел.

2,77%. 3.

А).- 2 чел.

11,76%. Б).- 2 чел. 11,76%. В).-

0%.

Г).- 1 чел. 5,88%. Всего: 5 чел. 29,41%. Некоторые результаты и зависимости, полученные при исследовании свойств личности субъекта ложного алиби по отдельным категориям уголовных дел: 1. Половина субъектов ложного алиби женского пола (7 чел.) соверши-

180

ли преступления против собственности.

  1. Субъект ложного алиби в возрасте от 14 до 18 лет выявлен только по делам о преступлениях против собственности, а также половой неприкосновенности и половой свободы личности - 39.26% и 19,44% соответственно.
  2. В возрасте от 18 до 24 наибольшее число субъектов ложного алиби по делам о преступлениях против жизни и здоровья граждан (50,3%).
  3. В возрасте старше 40 лет наибольшее количество субъектов ложного алиби - по делам о преступлениях против жизни и здоровья граждан (38,9%) и половой неприкосновенности и половой свободы личности (55,55%), а наименьшее - по делам о преступлениях против собственности.
  4. Больше всего ранее не судимых субъектов ложного алиби - по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности (58,33%). Меньше всего не судимых субъектов ложного алиби - по делам о преступлениях против общественной безопасности и безопасности движения и эксплуатации транспорта (47,08%.)
  5. Количество холостых субъектов ложного алиби больше всего по пре- ступлениям против собственности (60,56%).
  6. Более половины субъектов ложного алиби женаты или замужем - по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности (52,77%).
  7. В значительной доле случаев субъекты ложного алиби по делам о преступлениях против жизни и здоровья граждан (44,06%) и половой неприкосновенности и половой свободы личности (58,33%) проживали в районе, где было совершено преступление.
  8. Информация, содержащаяся в ложном алиби: Обосновываемость утверждения об алиби:

  9. Субъект алиби ссылается на вымышленные факты, которые не существовали в реальности - 49,54% всех исследованных ложных алиби.

181

  1. Субъект алиби ссылается на факты, которые существовали в реальности, но не в то время или не в том месте - 38,78% случаев исследованных ложных алиби.
  2. Субъект выдвигает алиби без ссылки на определенные факты - 11,68% случаев исследованных ложных алиби.
  3. В большинстве случаев (88,32%) в заявлениях об алиби содержались факты, которые следовало проверить, что давало следователю реальную возможность разоблачить ложное алиби.

Наличие ссылок на доказательства, подтверждающие местонахождение субъекта алиби в момент совершения преступления:

  1. Субъект ложного алиби ссылается на доказательства и лиц, могущих подтвердить его местонахождение в момент совершения преступления - 85,51% случаев.
  2. Ссылка на доказательства или на конкретное лицо отсутствует - 14,49% случаев.
  3. Лица и доказательства, якобы подтверждающие ложное алиби1, на которое

ссылается субъект:

  1. Лица, вступившие в сговор с субъектом алиби:

а) соучастники - 16,39 % (30 раз в ложном алиби субъект делал ссылку на 41 соучастника);

б) лжесвидетели - 50,81 % (51 раз (27,86%) в ложном алиби субъект делал ссылку на 150 лжесвидетелей и 42 (22,9%) раза в ложном алиби субъект делал ссылку на 58 родственников).

При сравнении результатов исследования И. А. Бобракова с нашими была выявлена интересная закономерность, которая заключается в том, что практически одинаково преступники и иные заинтересованные лица воздействуют как на посторонних свидетелей - очевидцев данного преступления

1 За 100% взято 183 ложных алиби, содержащих ссылки на доказательства, под- тверждающие местонахождение субъекта алиби в момент совершения преступления.

182

(25,8%), так и на подготавливаемых свидетелей ложного алиби (27,86%) не находящихся в близких родственных отношениях с преступником. Всего-67,21 %.

  1. Свидетели, обманутые виновным относительно даты и времени пребывания совместно с ним:

а) знакомые - 26,25% (48 раз в ложном алиби субъект делал ссылку на 54 знакомых).

б) сослуживцы - 3,27% (6 раз в ложном алиби субъект делал ссылку на 8 сослуживцев).

Всего: 29,52%.

  1. Документы (справки, билеты, иные):- 3,27%.

Наиболее часто субъект ложного алиби делает ссылку на лжесвидетелей.

Заявление о местонахождении субъекта в момент совершения преступления: 1. В жилище (квартира, дом):

а) где проживает субъект ложного алиби - 41,58%;

б) где проживают родственники - 16,83%;

в) где проживают знакомые - 9,81%. Всего: 68,22% случаев.

В других местах:

а) на работе - 3,74 %;

б) в местах отдыха - 4,67%;

в) рядом с местом происшествия - 15,9%;

г) в другом государстве - 2,33%;

д) в иных местах - 5,14%. Всего: 31,78%

Наиболее распространенным местом, в котором по его заявлению нахо- дился субъект ложного алиби, является его собственное жилище - 41,58%

183

случаев. О времени:

  1. Субъект алиби конкретно указал время его отсутствия на месте преступле ния (т. е. пребывания в другом месте) - 69,16% (148 из 214 ложных алиби):

а) часы, минуты - 11,68 % (25 из 214 ложных алиби);

б) время суток (утро, день, вечер, ночь) - 24,77% (53 из 214 ложных алиби);

в) число, день недели -32,71% (70 из 214 ложных алиби).

  1. Субъект алиби приблизительно указал время - 30,84%. а) месяц, неделя - 30,84% (66 из 214 ложных алиби).

О нахождении субъекта алиби на месте совершения преступления:

  1. Субъект алиби находился на месте преступления до его совершения - 12,61%.
  2. Субъект алиби находился на месте преступления после его совершения - 2,8%.
  3. Субъект алиби находился возле места преступления - 18,23 %.
  4. Субъект алиби не находился на месте преступления - 66,35 %.
  5. Нередко субъект ложного алиби не отрицает присутствие на месте пре- ступления до или после совершения преступления (15,41%), пытаясь тем самым обосновать возникновение тех или иных своих следов или привязать ложное алиби к тем событиям, которые протекали до или после совершения преступления.

Большинство субъектов ложного алиби вообще отрицают присутствие на месте преступления - 66,35 % случаев.

Тактика проверки и разоблачения ложного алиби

Субъект выдвижения ложного алиби: 1. Заподозренный - 20 чел. (10,47%).

184

  1. Подозреваемый -57 чел.(29,84%).
  2. Обвиняемый - 71 чел. (31,17%).
  3. Подсудимый - 35 чел. (18,32%).
  4. Соучастники - 5 чел.(2,61 %).
  5. Родственники - 3 чел ( 1,57%).
  6. Таким образом, в содержание понятия субъекта выдвижения ложного алиби наиболее часто входит сам субъект алиби - 183 чел. (95,81 %); иные лица - 8 чел. (4,19%). Кому заявлено ложное алиби:

  7. Оперативному работнику - 2,8 %.

  8. Дознавателю ОВД - 8,87%.

  9. Следователю системы МВД - 43,48%.
  10. Следователю прокуратуры - 28,03%.
  11. Судье-16,82%.
  12. Достаточно большой процент заявления ложного алиби в ходе судебного разбирательства объясняется тем, что лица, ведущие расследование, не всегда проверяют типовую версию о возможности выдвижения ложного алиби подозреваемым либо обвиняемым, или недостаточностью созданной доказательственной базы для его разоблачения. Время совершения преступления установлено до:

а) 15 минут - 33 дела( 18,33%);

б) часов, - 47 дел (26,11%);

в) суток, чисел месяца 64 дела (38,68%);

г) месяца - 25 дел (13,88%).

Следственные действия, проводившиеся для проверки и разоблачения ложного алиби:

Количество следст- венных действий, направленных
на проверку
ложного алиби

Эффективность проводившихся следственных действий при проверке и разоблачении ложного алиби.

185

  1. Допрос субъекта выдвижения лож- ного алиби - 214 (20,16%). Допрос субъекта выдвижения ложного алиби - 3,27% случаев (7 допросов).
  2. Допрос субъекта алиби, чье алиби заявили другие лица
    • 8 (0,75%). Ни одного случая разоблачения ложного алиби при допросе субъ- екта ложного алиби, чье алиби заявили другие лица, выявлено не было.
  3. Допрос свидете- лей, на которых указал субъект алиби-270(25,44 %) Допрос свидетелей, на которых указал субъект алиби, - 62,98% случаев (161).
  4. Допрос свидете- лей-134 (12,62%). Допрос свидетелей и потерпевших - 56,71% случаев (76).
  5. Допрос соучаст- ников-41 (3,86%). Допрос соучастников - 31,42 % случаев (11).
  6. Очная ставка -70 (6,59%). Очная ставка- 41,42% случаев (29).
  7. Повторный до- прос свидетелей -62 (5,84%). Повторный допрос свидетелей - 46,77% случаев (29).
  8. Повторный до- прос субъекта ложного алиби - 112(10,55%). Повторный допрос свидетелей - 84,82% случаев (95).
  9. Обыск - 37

(3,48%). Обыск - 67,56 % случаев (25). 10. Назначение и производство экс- пертиз - 30 (2,82%). Назначение и производство экспертиз - 79,99 % случаев (24). 11. Предъявление для опознания - 24 (2,27%). Предъявление для опознания - 58, 33 % случаев (14). 12 Следственный эксперимент - 42 (3,95%). Следственный эксперимент - 71, 42 % случаев (30). 13. Следственный осмотр- 17 (1,6 %).

Итого: 1061 следственное действие осуществлялось для проверки 214 выдвинутых на допросе ложных алиби. Наиболее распространенными и эффективными следственными действиями являются: допрос свидетелей, на которых указал субъект алиби, допрос иных свидетелей, повторный допрос субъекта ложного алиби.

186

Недостаточно используются такие следственные действия, как следст- венный эксперимент, обыск и предъявление для опознания, назначение экспертиз. При разоблачении ложного алиби следственный эксперимент, как способ проверки собранных по делу доказательств, применяется далеко не во всех случаях (по полученным данным из 63 случаев, когда в этом была необходимость, он применялся 11 раз, то есть в 27,6 % случаев). После заявления об алиби следователь:

а) давал поручения в порядке ст. 127, 132 УПК РСФСР - 38,78% случаев;

б) не давал поручений в порядке ст. 127, 132 УПК РСФСР - 61,22% случаев. При разоблачении субъект ложного алиби:

  • признался во лжи - 26,63 %.
  • отказался от дачи показаний - 36,91 %.
  • продолжал утверждать об алиби - 24, 76 %.
  • частично изменил ложное алиби- 11,7 %.
  • Таким образом, при разоблачении ложного алиби субъект в большинстве случаев продолжает настаивать на своих доводах и противодействует установлению истины, как в ходе расследования, так и в ходе судебного разбирательства.

Отражено ли разоблачение ложного алиби в обвинительном заключении: 1.Да- 53,7%; 3. Нет-46,3%;

Это свидетельствует о том, что следователи, дознаватели и прокуроры явно недооценивают доказательственное значение результатов работы по разоблачению ложного алиби.

187

Приложение № 3.

Ситуационная модель заявленного алиби

О нахождении субъ- Время нахождения Местонахождение Наличие ссылок на О лицах и доказа- екта алиби на месте

обвиняемого в мо- доказательства, тельствах, совершения престу-

мент совершения подтвержда ющие подтверждающих пления.

преступления местонахождение субъекта алиби в момент соверше- ния преступления: алиби, на которое ссылается субъ- ект: 1. Субъект алиби 1. Субъект алиби 1. В жилище 1. Подозревае- 1. Лица, всту- находился на точно указал (квартира, дом): мый ссылается пившие в месте преступ- время - а) Где проживает на доказатель- сговор с ления до его 64,49%. субъект ложного ства и лиц, субъектом совершения - А) Число, день не- алиби-41,58%. могущих под- алиби: 12,61%. дели-31,3%. б) Где проживают твердить его а) Соучастники - 2. Субъект алиби Б) Время суток ( родственники - местонахожде- 16,39% находился на утро, день, ве- 16,83%. ние в момент б) Лжесвидетели- телем и потер- чер, ночь) - в) Где проживают совершения 50,81% певшим, на 27,7%. знакомые - 9,81%. преступления - Всего-67,21%. которых В) Часы, минуты - Всего: 68,22% слу- 85,51%. 2. Свидетели, оказывалось 8,49 %. чаев. 2. Ссылка на до- обманутые возд 2. Субъект алиби В других местах: казательства виновным 3. Субъект алиби приблизитель- а) На работе - 3,74 или на кон- относительно находился воз- но указал %. кретное лицо даты и вре- ле места время б) В местах отдыха отсутствует - мени преступления - 35,51%. - 4,67%. 14,49%. пребывания 18,23%. А) Время года в) Рядом с местом

совместно с Субъект алиби не - 2,8%. происшествия -

ним: находился на месте б) Месяц, не- 15,9%.

а) знакомые - преступления - деля-32,31%. г) В другом госу-

26,25%. 66,35 %.

дарстве - 2,33%. д) В иных местах - 5,14%. Всего: 31,78%

Б) Сослуживцы - 3,27% (6 раз в ложном алиби субъект делал ссылку на 8 со- служивцев); Всего: 29,52%. 3.
Документы: (справки, билеты, иные)

3,27%

188

Приложение № 4.

АНКЕТА

ДЛЯ ИНТЕРВЬЮИРОВАНИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ

РАЗОБЛАЧИВШЕГО ЛОЖНОЕ АЛИБИ

  1. Орган расследования:

а) следователь системы МВД.

б) следователь прокуратуры.

в) дознаватели ОВД.

  1. Стаж следственной работы.

а) от 1 доЗ лет.

б) от 3 до 5лет.

в) от 5 до 10 лет.

г) 10 лети более.

  1. На момент заявления алиби:

а) Вы располагали достаточными доказательствами для его разоблачения;

б) Вы располагали ориентирующей информацией, но не достаточной для ут верждения об истинности или ложности выдвинутого алиби;

в) На момент заявления алиби доказательственной либо ориентирующей ин формацией относительно её правдивости либо ложности не располагали;

  1. Осуществлялась ли работа по выявлению признаков ложного алиби.
  2. Да. 2.Нет.

Если да, то каким путем они выявлены: А. Процессуальным. Б. Непроцессуальным.

  1. По каким признакам Вы установили, что утверждение об алиби ложно:
  • наличие доказательственной и оперативной информации о том, что лицо, совершившее преступление (показания свидетелей, соучастников и т. д.), подготовило либо подготавливает ложное алиби.

189

  • наличие следов субъекта алиби на месте преступления.
  • противоречивость показаний разных лиц по поводу алиби.
  • затруднительность при ответах на уточняющие вопросы относительно обстоятельств, связанных с алиби.
  • невозможность по времени преодоления расстояния от места преступления к месту нахождения, указанному в алиби.
  • иные
  1. Планировалась ли Вами проверка алиби. 1. Да. 2. Нет.
  2. Происходил ли взаимный обмен информации с оперативным работником в процессе проверки и разоблачения ложного алиби.
  3. Да. 2. Нет.

  4. Вы после заявления об алиби:

а) давали поручения в порядке ст. 127, 132 УПК РСФСР.

б) не давал поручения в порядке ст. 127, 132 УПК РСФСР. В ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий:

а) получена информация о ложности алиби и проверена следующими следст венными действиями:

б) не получена информация о ложности алиби.

  1. Какие тактические приемы повторного допроса субъекта алиби при про- верке ложного алиби Вами применялись:

  2. Приемы, направленные на установление психологического контакта.
  3. Приемы эмоционального воздействия.
  4. Приемы логического воздействия.
  5. Сочетание этих тактических приемов в рамках
    тактических

190

комбинаций.

  1. Использовались ли Вами специальные познания при выявлении и разоблачении ложного алиби а) Да. б) Нет.

Если да, то какие формы применения специальных познаний Вами при- менялись при выявлении и разоблачении ложного алиби:

  1. Участие специалиста в производстве следственных действий.
  2. Предварительное исследование.
  3. Назначение и проведение экспертиз.
  4. Использование криминалистических учетов.

  5. Иные (указать какие именно)

191

Приложение № 5.

Аналитическая справка по результатам опроса 150 следователей и дознавателей, разоблачивших ложное алиби

  1. Орган расследования:

а) следователь системы МВД - 130 чел. (86 %).

б) дознаватели ОВД - 20 чел. (14%).

  1. Стаж следственной работы.

а) от 1 доЗ лет -12 чел. (8%).

б) от 3 до 5лет - 44 чел. (29%).

в) от 5 до 10 лет - 67 чел. (45%).

г) 10 лет и более - 27 чел. (18%).

  1. На момент заявления алиби:

а) Вы располагали достаточными доказательствами для его разоблачения

5чел. (3%);

б) Вы располагали ориентирующей информацией, но не достаточной для ут верждения об истинности или ложности выдвинутого алиби - 83чел. ( 55%);

в) На момент заявления алиби доказательственной либо ориентирующей ин формацией относительно его правдивости либо ложности не располагали - 70 чел. (42%);

Таким образом, в большинстве случаев (97%) следственная ситуация не позволяет субъекту расследования достаточно тщательно подготовиться, к заявлению ложного алиби на допросе лиц, совершивших преступление.

  1. Осуществлялась ли работа по выявлению признаков ложного алиби.

  2. Да-41 раз (27,3%).
  3. Нет- 109 раз (72,7%).
  4. Если да, то каким путем они выявлены:

  5. Процессуальным, при производстве следственных действий - 9 раз (22%):

192

допрос (2раза); следственный осмотр (6 раз); предъявление для опознания

0 раз).

  1. Непроцессуальным, при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий- 32 раза (78%).

  2. По каким признакам Вы установили, что утверждение об алиби ложно:

  • наличие доказательственной и оперативной информации о том, что лицо, совершившее преступление (показания свидетелей, соучастников и т. д.) под готовило либо подготавливает ложное алиби - 7 раз (3,41 %).

-наличие следов субъекта алиби на месте преступления - 5 раз (2,43 %).

  • противоречивость показаний разных лиц по поводу алиби - 97 раз (47,4%).
  • затруднительность при ответах на уточняющие вопросы относительно обстоятельств, связанных с алиби - 60 раз (29,21 %).
  • невозможность по времени преодоления расстояния от места преступления к месту нахождения, указанному в алиби - 15 раз (7,31 %).

-иные-21 раз (10,24%).

  1. Планировалась ли Вами проверка алиби.

  2. Да-34 раза (22,7%).

  3. Нет- 116 раз (77,3%).

  4. Происходил ли взаимный обмен информации с оперативным работником в процессе проверки и разоблачения ложного алиби.

1 .Да-57 раза (38%).

  1. Нет - 93 раза (62 %).

  2. Вы после заявлении об алиби:

а) давали поручения в порядке ст. 127, 132 УПК РСФСР - 48%.

б) не давал поручения в порядке ст. 127, 132 УПК РСФСР - 52%. В ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий:

а) получена информация о ложности алиби - 35%, и проверена следующими следственными действиями:

193

  • допрос - 22 %,
  • обыск- 10%,
  • предъявление для опознания - 3 %.
  • б) не получена информация о ложности алиби - 13 %.
  1. Какие тактические приемы повторного допроса субъекта алиби при про верке ложного алиби Вами применялись:

  2. Приемы, направленные на установление психологического контакта - 114 раз (25,22%).

  3. Приемы эмоционального воздействия - 76 раз (16,81%).
  4. Приемы логического воздействия - 127 раз (28,09%).
  5. Сочетание этих тактических приемов в рамках
    тактических комбинаций - 135 раз (29,88%).

  6. Использовались ли Вами специальные познания при выявлении и разо блачении ложного алиби

а) Да - 68 чел. (45%). б) Нет - 82 чел. (55%).

Если да, то какие формы применения специальных познаний Вами применялись при выявлении и разоблачении ложного алиби. Из 68 (100%) опрошенных следователей указали, что применяли 142 раза следующие формы специальных познаний:

  1. Участие специалиста в производстве следственных действий - 15 раз (11%).

  2. Назначение и проведение экспертиз - 48 раз (34%).
  3. Предварительное исследование - 12 раз (8%).
  4. Использование криминалистических учетов - 6 раз (4%).

194

Приложение № 6.

План (№1) расследования по уголовному делу№ Фабула дела и краткая связь с алиби

№ п/п Следственные вер- сии Следственные действия

и оперативно-розыскные мероприятия Срок исполнения. Исполнитель

План №2.

№ п/п Какие об- стоятельства следует ус- тановить Какие ма- териалы подтвер- ждают

алиби. Какие ма- териалы опровер- гают

алиби. Следственные действия и

ОРМ, направ- ленные на

проверку алиби Сроки испол- нения.

Исполнитель.

*

195

План №3.

№ п/п Источники ин- формации 0 ложности заяв- ленного алиби. Содержание заявленного алиби и об- стоятельства подлежащие проверке. Следственные действия и ОРМ, направленные на проверку алиби Сроки испол- нения. Исполнитель.