lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Вершицкая, Галина Валентиновна. - Проблемы криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2001 218 с. РГБ ОД, 61:01-12/725-1

Posted in:

САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

ВЕРШИЦКАЯ Галина Валентиновна

ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ ВЕЩЕСТВ

Специальность - 12.00.09 уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза, оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

кандидат юридических наук, доцент

ХРУСТАЛЕВ В.Н.

САРАТОВ-2001

2

f

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. Теоретические основы экспертизы шфкотических средств и

сильнодействующих веществ 9

1.1. Предмет экспертизы наркотических средств и сильнодействующих

веществ. Ее место в системе судебных экспертиз 9

1.2 Общая характеристика наркотических средств и сильнодействующих

веществ 43

ГЛАВА 2. Подготовка материалов и назначение экспертиз наркотических средств и сильнодействующих веществ 78

2.1 Правовые и организационные аспекты криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ 78 2.2 2.3 Собирание материальных источников информации для предварительного исследования и экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ 92 2.4 ГЛАВА 3. Методика криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ 105

3.1. Методика предварительного исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ 105 3.2. 3.3. Методика экспертного исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ 135 3.4. 3.5. Особенности оценки заключений эксперта и их использование при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом 3.6. наркотиков 192

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 206

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 209

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Проблема наркомании и наркобизнеса является одной из основных меж- дународных проблем. По данным Всемирной организации здравоохранения, на 100 человек в мире приходится 1 наркоман. В некоторых государствах (например, Ирак, Шри-Ланка) за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, введено наказание в виде смертной казни. Пресечение контрабанды наркотиков стало одной из главных задач Интерпола. В ряде государств созданы национальные управления по борьбе с наркоманией и наркобизнесом. Организация Объединенных Наций приняла три международных Конвенции в целях обеспечения эффективности мер контроля за наркотиками.

Кроме того, нелегальный оборот наркотиков имеет еще и экономический аспект. Например, в 1990 году годовой оборот наркобизнеса в мире оценивался в 300 млрд. долларов США, а чистый доход - более чем в 100 млрд. долларов США в год [67, с. 5]. Традиционными производителями наркотиков для их нелегального оборота являются такие страны, как Колумбия, Перу, Боливия, Мексика, Таиланд, Лаос, Бирма, Пакистан. Наркодельцы обладают достаточными средствами, чтобы влиять на экономику и политику этих государств, а также распространять свое влияние и в странах - потребителях наркотиков. В большинстве стран, производящих наркотические средства, существует вполне определенная и постоянная технология их изготовления. Поэтому одной из ос-новных задач экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ является разработка методик сравнительного исследования с целью оп- ределения каналов поступления и сбыта наркотиков, а также технологии их изготовления.

Высокими темпами растет количество преступлений, связанных с неза- конным оборотом наркотиков и в России. Так, в 1996 году в наркологических учреждениях наблюдалось более 217 тыс. человек, что на 48% больше, чем в

4 1995 году [67,с.5]. Параллельно с увеличением числа злоупотреблений наркотиками растет и наркопреступность. В 1995 году число преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, увеличилось в 5 раз по сравнению с 1990 годом. Значительно чаще стали изыматься из незаконного оборота нетрадиционные для России наркотические средства, например, кокаин, героин, а также неизвестные ранее синтетические наркотические средства. Денежный объем незаконного оборота наркотиков в России неуклонно увеличивается, причем уровень цен российского «черного рынка» на ряд наркотиков, прежде всего кокаин и героин, уже превысил европейский и американский, что провоцирует экспансию международного наркобизнеса на территорию России [67,с.б].

Постановлением Правительства России от 5.07.1994 года № 774 «О пра- вительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту» была создана правительственная комиссия по осуществлению государственной политики в сфере контроля ‘за наркотиками. 15 апреля 1998 года вступил в действие закон «О незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ». Законодательство России на разных этапах по разному решало вопрос об уголовной ответственности за незаконные действия с наркотическими средствами. Совершенствование законодательных и подзаконных актов, регулирующих оборот наркотических средств и предусматривающих меру ответственности за их нарушение, продолжается до настоящего времени. Так, Уголовный Кодекс, введенный 1.01.1997 года, предусматривает уголовную ответственность за незаконные изготовления, приобретение, хранение, перевозку, пересылку, сбыт наркотических средств и психотропных веществ, а также за нарушение правил их производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, приобретения и использования. Ежегодно количество контролируемых государством веществ возрастает, что обусловлено увеличением способов совершения преступлений в сфере незаконного оборота нарко-

5 тических средств, приводящим, в частности, к расширению ассортимента син- тетических наркотических средств, являющихся предметом преступного пося- гательства. В связи с этим перед экспертизой наркотических средств и сильно- действующих веществ встают новые задачи, связанные не только с решением вопроса об относимости исследуемого вещества к наркотическим или сильно- действующим, но и с проведением сравнительных исследований синтетических наркотических средств с целью установления каналов поступления и сбы-

г

I

та, места и технологии изготовления, а также с выявлением новых веществ, не включенных в национальные или международные списки наркотических или психотропных веществ.

Сказанное обосновывает актуальность исследования проблем использо- % вания специальных познаний при собирании материальных носителей инфор-

мации о противоправных деяниях в сфере незаконного оборота наркотических средств и сильнодействующих веществ, а также при проведении предварительного исследования и криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ с целью обнаружения, закрепления и изъятия доказательств в процессе расследования уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью диссертационного исследования является комплексное исследование проблем использования специальных знаний, возникающих в ходе предварительного и экспертного ис- следования синтетических наркотических средств и сильнодействующих веществ.

В соответствии с указанной целью определены задачи, которые решаются в диссертации:

  • выделение оснований для единой криминалистической классификации нар- ?. котических средств и сильнодействующих веществ;

  • определение криминалистически значимых признаков
    наркотических средств и сильнодействующих веществ;

‘6

  • раскрытие уголовно-процессуальных и технико-криминалистических особенностей проведения предварительного и экспертного исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ;
  • разработка методических рекомендаций по криминалистическому исследованию героина с целью установления общности источника происхождения и принадлежности единой массе.
  • Предмет и объект исследования. Предметом исследования являются объ- ективные закономерности использования специальных знаний в ходе собирания, предварительного исследования и проведения криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ. Объектом исследования выступает практическая деятельность сотрудников экспертно-криминалистических подразделений ОВД по проведению предварительного и экспертного исследований наркотических средств и сильнодействующих веществ.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

  • обобщены классификации наркотических средств и сильнодействующих веществ и предложены основания для единой криминалистической классифи кации указанных веществ;

  • систематизированы криминалистически значимые признаки наркотических средств и сильнодействующих веществ;
  • исследованы правовые, организационные и методические проблемы проведения криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ;
  • разработаны методические рекомендации по криминалистическому исследованию героина с целью установления общности источника происхождения и принадлежности единой массе.
  • На защиту выносятся следующие основные положения: 1. Обоснование
    места криминалистической экспертизы наркотических

t

средств и сильнодействующих веществ в системе судебных экспертиз.

7

  1. Основания для единой криминалистической классификации наркотиче- ских средств и сильнодействующих веществ.
  2. Предложения о внесении изменений и дополнений в уголовно- процессуальное законодательство России.
  3. Методические рекомендации по криминалистическому исследованию нескольких образцов героина с целью установления общности источника их происхождения и принадлежности единой массе.
  4. Теоретическая и практическая значимость работы состоит в дальнейшем развитии научного аппарата криминалистики, обобщении классификаций наркотических средств и сильнодействующих веществ и предложении оснований для единой криминалистической классификации указанных веществ, разработке методических рекомендаций по криминалистическому исследованию героина, дополнении возможностей криминалистического исследования, как предварительного, так и экспертного, наркотических средств и сильнодействующих веществ.

Правовые положения, сформулированные в диссертации, могут быть использованы при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, связанного с расследованием преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков. Организационные положения диссертации могут быть предназначены для совершенствования системы мероприятий, направленных на технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Методические положения диссертации могут быть использованы при проведении предварительного исследования, диагностического и идентификационного экспертных исследований наркотических средств и сильнодействующих веществ.

Основные теоретические выводы и обобщения, практические рекоменда- ции могут быть использованы:

1) в деятельности оперативных и следственных подразделений по возбуждению и расследованию уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, практической деятельности судебно- экспертных

8 наркотиков, практической деятельности судебно-экспертных учреждений при

производстве предварительных исследований и криминалистических экспертиз

наркотических средств и сильнодействующих веществ;

2) при разработке законодательных и ведомственных нормативных актов, касающихся использования специальных знаний при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и сильнодействующих веществ; 3) 4) при преподавании ряда учебных дисциплин слушателям образователь- ных учреждений МВД, МинЮста, ФСБ, Государственного таможенного контроля, Федеральной Службы налоговой полиции и Министерства обороны РФ, проходящим обучение по специальностям 021100 Юриспруденция и 350600 Судебная экспертиза. 5) Апробация работы. Результаты диссертационного исследования внедрены в практику работы ГУ ЭКЦ МВД России ЭКУ УВД Саратовской области. Основные выводы и положения диссертации были представлены на научно-практической конференции молодых ученых в 1997 году и межвузовской конференции «Социальные и криминалистические аспекты борьбы с преступлениями, связанными с незаконным оборотом наркотических средств» в 1998 году в СЮИ МВД РФ и опубликованы в 6 работах, в том числе в 2 статьях в центральной печати (в журналах «Экспертная практика» и «Судебно-медицинская экспертиза»).

Положения диссертации используются при проведении занятий в СЮИ МВД РФ по дисциплинам «Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях» и «Технические средства и методы экспертных исследований».

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, семи пара- графов, заключения и библиографического списка использованной литературы.

9

ГЛАВА 1. Теоретические основы экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ.

1.1. Предмет экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ. Ее место в системе судебных экспертиз.

Судебная экспертиза является одним из способов получения доказа- тельств во всех судебных процессах: уголовном, арбитражном, административном, конституционном суде. В результате проведения экспертизы в распоряжении следствия и суда оказывается важная доказательственная информация, полученная с использованием достижений научно-технического прогресса, что значительно повышает ее результативность.

В целях отграничения экспертизы от других форм использования специ- альных познаний в гражданском и уголовном процессе многие авторы выделяют ее основные черты и признаки. В частности, Ю.К. Орлов [35,с.9] подчеркивает следующие признаки:

  1. Использование специальных познаний, необходимость которого является единственным основанием для назначения экспертизы. Только в этом случае заключение эксперта будет иметь доказательственное значение.
  2. Проведение исследований в целях установления обстоятельств, имею- щих значение для дела. Именно этим экспертиза отличается от других форм использования специальных познаний (предварительное исследование следов на месте происшествия, консультация и т.д.).
  3. Специальный субъект экспертизы, т.е. экспертиза может проводиться специально назначенным лицом, имеющим определенный процессуальный статус, наделенным рядом прав и обязанностей.
  4. Производство экспертизы в определенной процессуальной форме, что является необходимым условием допустимости заключения как судебного доказательства.

10 5. Оформление хода и результатов экспертного исследования в виде

специального процессуального документа - заключения эксперта, являющегося самостоятельным видом судебных доказательств, предусмотренных законом (ст.69 УПК РСФСР).

Таким образом, суммируя перечисленные основные признаки судебной экспертизы автор [35,с.13] дает ее определение: судебная экспертиза - процессуальное действие, основное содержание которого составляет проводимое по заданию органов расследования или суда специально назначенным ими лицом - экспертом, и в определенном законом порядке исследование с использованием специальных познаний в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела, ход и результаты которого фиксируются в особом документе -заключении эксперта, являющемся самостоятельным видом доказательств.

Кроме оснований назначения судебной экспертизы в литературе выде- ляются юридические основания ее проведения, в отличие от фактических оснований, каковыми считается потребность в специальных познаниях [15,с.7]. Ими признаются постановление или определение соответствующего лица или органа о назначении экспертизы по возбужденному уголовному делу. При отсутствии постановления о возбуждении уголовного дела судебная экспертиза не проводится.

Использование специальных познаний для получения фактических дан- ных, являющихся доказательствами по делу, позволяет отнести судебную экспертизу к одной из форм познавательной деятельности. Основополагающими понятиями теории судебной экспертизы считаются понятия предмета и объекта экспертизы.

Предмет судебной экспертизы - научно-практическое понятие, имеющее сложную структуру. Рассматривать структуру этого понятия необходимо как в теоретическом, так и в практическом аспектах. В теоретическом плане это важно для последующей классификации судебных экспертиз, для отграничения понятия предмета от тесно связанных с ним понятий - объекта, задач су-

11

дебной экспертизы и компетенции эксперта; в практическом - для правильного определения оснований назначения и проведения экспертизы данного класса, рода, вида, пределов компетенции эксперта конкретной специальности; правильного применения закона, оперирующего этим термином (ст.82, 288 УПК). Понятие предмета судебной экспертизы - одно из наиболее фундаментальных в науке о судебной экспертизе и экспертной практике. Без его раскрытия невозможно правильно представить сущность и содержание экспертной деятельности.

Поскольку судебная экспертиза является специфичной формой познава- тельной деятельности, определять предмет судебной экспертизы прежде всего следует из общефилософской трактовки понятия предмета познания. Предмет познания - это зафиксированные в опыте и включенные в процесс практической деятельности человека стороны, свойства и отношения объекта, исследуемые с определенной целью в данных условиях и обстоятельствах [93,с.41]. Т.е. каждый предмет познания - это логически и практически обусловленная представленность объекта в определенном знании, в нашем случае это знание из различных областей (родов, видов) судебных экспертиз.

В процессуальном аспекте представление о предмете судебной экспертизы как одном из средств доказывания охватывает круг обстоятельств (фактических данных), устанавливаемых на основе специальных научных познаний (ст.82, 288 УПК) и исследования материалов уголовного дела. Такое понимание предмета экспертизы согласуется с его криминалистическим определением понятия предмета доказывания [90,с.60] и находится с ним в таком же соотношении, как экспертиза с процессом доказывания, т.е. как часть с целым.

В литературе не всегда различают понятие предмета и объекта экспертизы [62,с.12], понимают под предметом стороны, свойства объекта, непосредственно исследуемые экспертом [5,с.7], сводят предмет к задаче экспертизы [77,с.14], не делают различия между предметом и конкретным исследованием [15,с.!1]. Анализируя понятие предмета познания, следует подчеркнуть трие-

12 динство составляющих его категорий: объект, цель исследования (задачи) и

условия исследования (методы познания). По аналогии, в судебной экспертизе понятие предмета включает объект, задачи и методы экспертного исследования, что служит критерием разграничения отдельных видов экспертиз и определения компетенции эксперта [52,с.6], которая обусловлена решением определенных задач - установлением ограниченного круга фактических данных на основе некоторого объема (имеющего пределы) специальных познаний с использованием находящихся в его распоряжении методических средств. На базе экспертных заключений строятся как доказательства события (отсутствия) пре-

г

I

ступления, так и его уголовно-правовая квалификация, механизм совершения и другие элементы предмета доказывания.

4tf Учитывая вышеизложенное, предмет судебной экспертизы можно опре-

делить как разрешение задач экспертизы по установлению фактических данных, отраженных в материальных носителях информации о них, методическими средствами экспертного исследования. Подчеркивая данное определение, В. Д. Арсеньев отмечает, что понятие предмета, объекта и задачи судебной экспертизы различаются объемом и системой организации их в структуру, подчиненную единой цели - установлению фактических данных по делу [56,с.21].

Следует отметить, что под фактическими данными понимаются как истина, событие, результат, так и знание, достоверность которого доказана [91,с.72]. В отношении предмета судебной экспертизы под фактом следует понимать и само событие и знание о нем, которое достоверно доказывается экспертизой.

Таким образом, предмет каждой судебной экспертизы характеризуется соответствующими объектами, задачами, методиками. Или, другими словами,

ф группа объективно существующих явлений (объект) изучается в определенном

аспекте (предмет) с помощью специфических способов, приемов (метод). Ас-

13 пекты и методы изучения объекта обуславливаются свойствами объекта, целями его изучения, уровнем современного развития научного знания.

Помимо предмета судебной экспертизы, категориальным понятием в общей теории является экспертная задача. Наиболее общим в науке является представление о задаче как о цели, заданной в определенных условиях. В отношении судебной экспертизы это понятие включает в себя цель, сформулированную в вопросе, поставленном на разрешение эксперта, содержащемся в постановлении следователя или определении суда, так и условия, при которых она может быть достигнута. В этом смысле понятие задачи судебной экспертизы тесно связано с представлением о предмете доказывания и более широким понятием обстоятельств, имеющих значение для расследуемого или рассмат- риваемого дела.

Задание, поставленное перед экспертом, субъектом доказывания всегда рассматривается как конечная цель. Задачи экспертизы классифицируются по различным основаниям. Наиболее существенным представляется деление задач по цели как основному содержанию понятия задачи. Большинство авторов в качестве основных классов задач выделяют:

1) идентификационные задачи, целью которых является установление факта индивидуально-конкретного тождества или общности групповой при надлежности конкретных материальных объектов;

2) диагностические задачи, целью которых является установление:

  • свойств объекта для отнесения его к общепринятому классу (классификационно-диагностические);
  • состояние’ объектов, включенных в сферу деятельности следствия и суда в связи с происшедшим событием (собственно диагностические);
  • внешней обстановки события (обстановочные);
  • причинно-следственных отношений, механизма эпизодов события, возможности совершения определенных действий и наступления конкретных последствий (причинно-динамические).

14 Как правило, при производстве экспертизы задачи различных классов

выступают во взаимосвязанном комплексе, поскольку решение одних задач, далее не будучи специально поставленными, может являться обязательным условием решения конечной задачи экспертизы. В рамках каждого вида судебной экспертизы нередко переплетаются экспертные задачи различных классов. Известны и другие классификации экспертных задач, например, по степени общности, По этому основанию выделяют общие задачи рода экспертизы, типичные задачи вида экспертизы, конкретные задачи проводимой экспертизы. Понимание сущности понятийной категории экспертных задач, классификация задач имеет важное значение, как для теории, так и для практики судебной экспертизы. В плане теории понятие и определение задачи раскрывает содержание одного из компонентов предмета экспертизы - цели познания. В прак- тическом плане это и ориентир для различения экспертиз, и указатель для выбора той экспертизы, которая должна быть назначена.

И, наконец, еще об одной характеристике предмета судебной экспертизы ,

  • объекте. Определение этого понятия существенно для разрешения многих теоретических и практических вопросов, таких, как классификация судебных экспертиз, определение компетенции эксперта и т.п. С точки зрения филосо фии, объект - это то, на что направлена познавательная или иная деятельность субъекта [92,с.458]. Объект любой экспертизы - это объект экспертного позна ния, который характеризуется тремя качествами:

  • объектом может быть любая вещь, процесс, явление, любой фрагмент реальной действительности;
  • объект тесно связан с предметом познания;
  • объект воспроизводится в мышлении субъекта.
  • В процессуальной и криминалистической литературе под объектом су- дебной экспертизы’ понимается материальный носитель информации о фактических данных, связанных с расследуемым событием, устанавливаемых с по-

15 мощью специальных познаний в рамках экспертизы как средства доказывания

по делу [74,с.24].

Существенными сторонами понятия «объект судебной экспертизы» яв-

ляются:

  • материальная природа объекта судебно-экспертного исследования;
  • информационная роль объекта судебной экспертизы в установлении определенных фактических данных;
  • связь устанавливаемых фактов с расследуемым событием [52,с.14]. Многие авторы подчеркивают, что средства получения информации о

фактах расследуемого события являются специальные познания, реализация которых в процессе исследования и составляет содержание экспертизы как ф процессуального действия, направленного на доказывание обстоятельств по

делу.

Событие преступления как действие (бездействие) состоит из совокупности материальных процессов действительности, способных вносить изменения, отражаться в предметах окружающей обстановки. Это материализованное от- ражение является носителем информации о происшедшем событии. Материальный характер объекта экспертизы как носителя информации подчеркивается в ряде научных публикаций. «Именно носителя информации, а не ее источ-ника» - такое утверждение А. Р. Шляхова является, на наш взгляд, наиболее точным, поскольку источником может быть только само событие, как дискретная часть действительности [52,с.1б].

В юридической литературе спорным является вопрос, всегда ли конкрет ным объектом судебной экспертизы является материальная субстанция (чело век, предмет, материал, вещество). Д.Я. Мирский и М.Н. Ростов [74,с.24] счи тают, что в числе объектов экспертизы главная роль принадлежит «вещной об- щ становке места происшествия». Хотя есть мнение, что в число объектов экс-

пертизы могут быть включены события, факты и другие идеальные объекты [86,с.6]. Чаще всего подобные сомнения на современные этапе развития су-

16

дебной экспертизы высказывают судебные психиатры, аргументируя тем, что их интересуют психические, духовные аспекты человеческого существования. В юридической литературе имеются указания на психическую деятельность человека как объект судебной экспертизы [86,с,11]. Мы считаем, что, даже учитывая те обстоятельства, которые должны быть выяснены, в ходе судебно-психиатрической экспертизы, нельзя отрицать материальный характер познаваемого объекта. Именно человек является материальным носителем информации о его, в данном случае, психической деятельности. А человек как объект познания, имеет материальную природу.

Рассмотренное понимание объекта экспертизы в процессуальном аспекте является отправным для характеристики его материально-овеществленной Щ природы как носителя информации о фактических данных, значимых для рас-

следования уголовного дела.

Все объекты в зависимости от процессуального статуса делятся на вещественные доказательства, документы как особый вид доказательств, живые лица, объекты без определенного процессуального статуса [78,с.4]. Но этого, на наш взгляд, недостаточно для раскрытия сущности понятия объекта судебной экспертизы как объекта экспертного познания. Важно знать не только, каков по природе материальный носитель, но и какого рода информация в нем отра-жена и как происходило ее отображение, т.е. рассмотреть целиком сложную структуру объекта исследования.

Исследуемый субъектами познания (следователем, судом, экспертом) факт, отображенный в материальной обстановке события, может быть воспри нят как информация о воздействующих и воспринимающих компонентах со бытия, а также о процессе этого воздействия. Поэтому объект экспертного ис следования должен рассматриваться в качестве сложной системы, элементами ijfi которой являются:

  • материальный носитель информации о факте;
  • источник информации о факте;

17

  • механизм передачи информации от источника к носителю, т.е. отра- жающий и отражаемый компоненты, а также механизм их взаимодействия.

С точки зрения криминалистики, важное значение имеет природа отра- жающего компонента, объединяющая материальные образования с одинаковыми свойствами, разграничивающими эти группы объектов. Такие объекты называют родовыми или предметными. Как носители информации они обладают общими качествами, свойствами, обусловленными их природой, закономерностями формирования, функционирования, изменения. Родовые объекты, связанные с вещной обстановкой события преступления, образуют типичные группы, характерные для определенных видов преступлений, экспертиз и их групп.

Характер и признаки отображаемых компонентов дают возможность их разделения на группы: физические (объекты неживой природы), биологические (объекты растительного и животного происхождения, в том числе и человек), функциональные (функционально-динамические комплексы навыков), психологические (психическая деятельность человека) и социальные (поступки человека как личности). Каждый из объектов имеет свои закономерности отражения в других объектах, зависящие от свойств отображающих компонентов и обусловленные соответствующей ситуацией их появления.

Закономерности возникновения отображения, в свою очередь, также мо- гут быть различной природы: физической (механической, термической, электрической и др.), химической, биологической, комплексной, технологической, функциональной, психической.

Сложность структуры объектов судебной экспертизы как системных об- разований нарастает по мере продвижения от более низких уровней неорганической природы отображаемого компонента к более высокому - психическому. Специфика отражаемого компонента и механизма передачи информации обуславливает объект экспертизы • как специальный объект данного класса, рода,

18 вида. Именно по этому признаку Ю. Н. Орлов выделяет непосредственный

объект экспертизы [78,с.5] как совокупность однородных свойств, которые подвергаются экспертному исследованию. Поскольку один и тот же объект обладает бесконечным числом свойств и признаков, он может быть объектом различных родов и видов экспертиз.

Например, живые лица могут быть объектами как судебно-медицинской, так и судебно-психиатрической экспертиз. А документы выступают в качестве объектов криминалистических экспертиз: судебно- почерковедческой, судебно-автороведческой, судебно-технической экспертизы документов и т.д. И, наконец, выделяют еще и конкретный объект - не абстрактную категорию, а индивидуально-определенный объект, проходящий по конкретному делу, исследуемый в процессе конкретной экспертизы [60,с.5]. В связи с тем, что каждый объект материального мира индивидуален и неповторим, он определяет спе- цифику данного экспертного исследования.

Таким образом, в концентрированном изложении различных точек зре- ния, существующих в юридической литературе, понятие объекта судебной экспертизы можно представить в виде следующих категорий с учетом возрастания их значений: общий объект судебной экспертизы, родовой (предметный), непосредственный и конкретный.

Основаниями для деления объектов экспертизы на виды являются: вид носителя информации; роль носителя информации в процессе экспертного исследования; место в процессе решения задачи экспертизы; объем; информативность; состояние. Эти качества реализуются в различных классах экспертиз в разном объеме и служат основанием для выделения соответствующих специальных для конкретной области экспертных знаний групп объектов.

По виду носителя информации объекты экспертиз делятся на объекты- отображения (информация о другом объекте отображается физически) и объекты-предметы (сами служат носителями информации о событии). Кроме того, в процессе идентификационного исследования объекты дифференцируются на

19 идентифицируемые и идентифицирующие, причем имеются различные их определения. Так, идентифицируемый определяют как объект, тождество, родовая (групповая) принадлежность которого должна быть установлена в ходе исследования, либо как объект, подвергающийся исследованию в целях идентификации. Идентифицирующий же объект как средство отождествления (идентификации) какого-либо другого объекта [90,с.27,28]. В процессе диагностического исследования различают диагностируемые объекты (главные, находящиеся в известной или предполагаемой связи с событием преступления) и диагностирующие объекты (вспомогательные, не связанные с данным преступлением). Диагностируемые объекты характеризуются индивидуальным комплексом связей с событием преступления. Диагностирующие - материальные объекты и обобщенные сведения о них, существующие вне связи с данным преступлением. Диагностирование осуществляется, как правило, путем сравнительного изучения характеристик диагностируемого объекта с характеристиками соответствующих диагностирующих объектов.

В зависимости от роли носителя информации объекты экспертизы делятся на следующие виды: исследуемые объекты; сравнительные материалы; прочие материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету экспертизы.

В зависимости от места, которое занимают объекты в процессе решения экспертной задачи, их можно разделить на конечные и промежуточные или основные и вспомогательные.

Большое частнометодическое значение имеет деление объектов экспер- тизы по объему (с точки зрения их полноты, величины, множественности), информативности (с точки зрения их пригодности к исследованию вообще и решению определенных классов и типов задач экспертизы, в частности) и состоянию (с точки зрения обычности, естественности либо необычности, измененное™).

20

Центральным понятием в учении об объекте экспертизы являются понятия «свойство» и «признак», поскольку основным содержанием экспертного исследования в целях решения задач судебной экспертизы является изучение свойств объекта, предстающих перед экспертом в виде признаков. Подчеркивая данное обстоятельство, А. И. Винберг отмечал: «Целенаправленное, научно обоснованное изучение определенных специфических свойств объекта судебной экспертизы составляет содержание предметной экспертной науки.» [59,с.5].

Сложная информационная структура объекта экспертизы определяет множественный характер его свойств. При его исследовании эксперт всегда имеет дело с системой свойств отражаемого компонента объекта (источника информации); механизма отражения; отражающего компонента объекта экспертизы (самого материального носителя информации).

*

Основными условиями, определяющими выбор свойств объекта экспер- тизы и их использование в экспертных целях, является способность:

  • свойств источника информации как отражаемого компонента объекта проявляться в других компонентах - носителях информации;
  • механизма отражения- передавать свойства источника информации и свои собственные ее носителю;
  • свойств носителя информации воспринимать, сохранять и передавать свойства источника и механизма отражения.
  • Требования, которым должны отвечать свойства объекта, используемые при экспертном исследовании, зависят от класса задач, решаемых в данном случае. Так, для решения идентификационных задач важно, обладает ли объект комплексом ярко выраженных свойств, способных его индивидуализировать. При установлении групповой принадлежности объекта необходимо, чтобы свойства позволяли максимально сузить объем группы. Для решения задач диагностирования важна избирательная изменчивость свойств, способность определенным образом реагировать на внешние и внутренние воздействия.

21

Для эксперта также важны и свойства механизма отражения, прежде всего в плане способности передавать свойства отражаемого объекта и проявлять собственные свойства в носителе информации. Передача свойств и их трансформация осуществляется различно в зависимости от вида источника информации и ее носителя. Это может быть либо следообразование, если отображаемый компонент объекта экспертизы - материальное тело, либо материализация в носителе информации непосредственно не воспринимаемых свойств объекта, если отображаемый компонент относится к процессам (явлениям), например, температура тела трупа и т.д.

Знание механизма отражения существенно для решения всех видов экс- пертных задач. В каждом случае необходимо знать, каким образом и в какой степени трансформируются свойства источника информации в процессе их передачи при отражении.

Свойства носителя информации (отражающего компонента объекта) важны в связи с тем, что они способны запечатлевать и сохранять свойства источника информации и механизма отражения. Собственные же свойства носителя информации могут как способствовать более полному отражению свойств объекта, так и являться помехой для отражения. Например, влажная почва способна передать в объемном следе обуви все признаки внешнего строения подошвы, а сухой песок не может сохранить эти признаки.

Говоря’ о проявлении свойств источника информации в его носителе, оперируют понятием признака.

Учение о признаках является одним из частных учений в криминалистике [6,с.81], а понятие «признак» - фундаментальным в криминалистической теории. Тем не менее, понятие признака и соотношение свойства и признака не имеют в литературе однозначной интерпретации. Одни авторы считают признак отображением’ свойства и определяют его как «объективное отражение свойства объекта, являющееся первоначальным материалом исследования», а «свойства отождествляемых объектов проявляются вовне в форме признаков»

22 [66,с.Ю]. Другие авторы практически уравнивают содержание этих понятий,

различая их по принципу отнесения свойства к понятиям, характеризующим вещи, явления сами по себе без способа их понимания (онтологическая категория), а признак к понятиям, которыми оперирует логика - наука о законах и формах мышления. Понятие признака формируется с учетом средств и способов познания. «Поскольку вещам самим по себе присущи свойства и только через них они взаимодействуют между собой и с изучающим их человеком, то признаками могут быть только свойства вещей.» [90,с.35].

Нам близка позиция Р. С. Белкина, который в качестве признака рас- сматривает выражение свойства, признает объективный характер признака и в системе «свойство - признак» отводит первому роль сущности, второму - явления, тем самым, подчеркивая невозможность существования свойств без признаков [6,с.84]. На наш взгляд, признак вторичен по отношению к свойству и является его объективным отражением, т.е. с философской точки зрения, придает свойству объекта экспертизы определенную форму вовне, что перекликается с интерпретацией В. Я. Колдина. [66,с. 10].

На основании приведенных позиций характеристиками признака можно считать следующие:

  1. Признак - категория гносеологическая, но вместе с тем объективная, так как существует только в сознании познающего субъекта, который, изучая проявление свойств, выявляя их, оперирует признаками как выразителями этих свойств.
  2. Признак неразрывно связан со свойством и вне его не существует.
  3. Признак имеет информационную природу.
  4. Признак - проявление свойства.
  5. Таким образом, признак - объективно существующее проявление свойства объекта, имеющее информационную природу и гносеологическое значе- ние [6,с.90]. Очень важным в решении задач экспертизы является познание закономерностей проявления свойств в признаках и вариационность отображе-

23 ния признаков в носителях информации. Изучению этих обстоятельств уделяется большое внимание в теоретических основах каждого вида экспертизы.

В связи с тем, что объект экспертизы является сложным системным об- разованием, множество его свойств и признаков имеет иеррархически упорядоченную структуру. При этом свойства и признаки, используемые в исследовании, различаются по степени выделяемости и доступности для выявления различными методами и средствами. Широкий спектр этих методов начинается органолептическими, визуальными и заканчивается аналитическими, инструментальными, математическими, компьютерными. Большое значение для правильного понимания и исследования свойств и признаков объекта имеет их систематизация и классификация, которая осуществлялась по следующим основным принципам:

  • систематизация такого количества и таких признаков, исследование которых обеспечивает решение экспертных задач экспертиз данного рода;
  • систематизация признаков по различным основаниям;
  • иерархическое построение признаков «от общего к частному».
  • С учетом этих принципов признаки классифицируют по следующим ос- нованиям:

  • по происхождению (собственные и приобретенные);
  • по природе (закономерные и случайные);
  • по длительности (устойчивые и неустойчивые);
  • по характеру (качественные и количественные);
  • по наличию связи с другими признаками (зависимые и независимые);
  • по числу множества объектов с данными признаками (родовые и иди- видуализирующие);
  • по значимости (существенные и несущественные);
  • по отношению объекта в целом или его части (общие и частные) [90.С.35].

24

Рассмотрев различные точки зрения на категориальные понятия судебной экспертизы, такие, как объект и его свойства и признаки, мы имеем осно- вания перейти к классификации судебных экспертиз, ибо она имеет важное значение для теории и практики. Судебные экспертизы можно классифициро-вать по организационно-процессуальным, научно- методическим и другим основаниям в зависимости от задач, которые должны быть решены в ходе экспертного исследования.

А. И. Винберг предлагает классифицировать экспертизы на идентифика- ционные, диагностические и ситуационные [58,с,12]. Попытки классифицировать судебные экспертизы по источникам научных знаний, применяемых в судебной экспертизе, по группе объектов либо по методам не дают возможности отличить один род и вид экспертизы от другого. Если взять за основу классификации только предмет судебной экспертизы, т.е. устанавливаемые экспертом фактические данные, можно заметить, что многие из них имеют общие черты. Например, многие роды криминалистических экспертиз решают одинаковые задачи - о тождестве. Свойства объектов исследования также не могут быть приняты основанием для классификации, поскольку одни и те же материальные предметы являются объектами различных видов судебных экспертиз в силу того, что обладают бесконечным множеством различных свойств. В литературе встречаются предложения принять за основу классификации судебных экспертиз методы исследования, т.е. выделить физические, химические, меха-носкопические и т.п. экспертизы. Но в науке и на практике существует комплексный подход к изучению объективной действительности и строгого различия между указанными методами нет. Поэтому определить природу метода и прикладную область его применения, каковой является судебная экспертиза, вряд ли возможно. Тем более, что методы исследования всегда целенаправленны, т.е. выбор метода исследования всегда зависит от предмета и объекта изучения. В нашем случае, это предмет и объект экспертизы.

25

Шляховым А. Р. было предложено деление судебных экспертиз по сово- купности трех ее существенных признаков - предмету, объекту и методике исследования, т.е. пользоваться трехмерным основанием классификации [51,с. 12-17]. При этом важно различать и учитывать сходные черты у разных родов и видов судебных экспертиз в целях определения пограничных вопросов, строгого соблюдения компетенции эксперта, так как одни и те же вещественные доказательства могут быть объектами различных видов судебных экспертиз, а заключения экспертов нередко становятся объектами изучения эксперта другой специальности и служат основанием для его выводов.

Резюмируя вышеизложенное, выделяют 4 уровня экспертиз: классы, ро- ды, виды, разновидности (подвиды).

Классы экспертизы составляют экспертные исследования, объединяемые общностью знаний, служащих источником формирования теоретических и методических основ судебных экспертиз, и объектов, исследуемых на базе этих знаний (например, класс криминалистических судебно- медицинских экспертиз).

Роды экспертиз различаются по предмету, объектам и методикам экс- пертного исследования (например, в криминалистической экспертизе на уровне рода выделяют судебные: трасологические, баллистические, почерковедче-ские и др. экспертизы).

Вид экспертизы составляют элементы рода, отличающиеся специфично- стью предмета в отношении общих для рода объектов и методик (например, в материаловедческой экспертизе различают: экспертизы металлов и сплавов, наркотических средств, горюче-смазочных материалов и др.).

Подвид экспертизы - составные части вида, отличающиеся своеобразной группой задач, характерных для предмета данного вида (рода) экспертизы, и комплексами методов исследования отдельных объектов или групп объектов (например, в рамках криминалистической экспертизы наркотических средств можно выделить экспертизы наркотических средств растительного происхож-

26 дения, синтетических наркотических средств, наркотических лекарственных

препаратов и др.).

В специальной литературе вопрос о классификации судебных экспертиз

является дискуссионным. Все судебные экспертизы разделяют на 10 классов:

  1. Криминалистические.
  2. Медицинские и психофизиологические.
  3. Инженерно-транспортные.
  4. Экономические.
  5. Инженерно-технические.
  6. Инженерно-технологические.
  7. Биологические.

<Ь< 8. Сельскохозяйственные.

  1. Экологические. , 10. Искусствоведческие.

Нас интересует класс криминалистической экспертизы и ее роды и виды. Исторически на основе предмета и объекта традиционно криминалистическую экспертизу подразделяют на судебную экспертизу документов, судебно- баллистическую экспертизу, трасологическую экспертизу и экспертизу по чертам внешности [55,с.9]. По мере развития теории и практики криминалистической экспертизы эта классификация становилась более дробной. Л. Е. Ароцкер приводит [55,с.53,54] классификацию уже с подвидами криминалистической экспертизы:

  1. Криминалистическое исследование документов:
  • почерковедческая экспертиза,
  • технико-криминалистическая экспертиза документов.
    1. Трасологическая экспертиза: щ; - механоскопическая экспертиза,
  • гомеоскопическая экспертиза,
  • криминалистическая экспертиза следов животных,

27

  • транспортно-трасологическая экспертиза,
  • трасологическая экспертиза с целью установления целого по частям.
  1. Криминалистическая экспертиза оружия и боеприпасов.
  2. Криминалистическое установление личности по внешним признакам.
  3. Широко используется и такое понятие, как традиционные криминали- стические экспертизы. Так, современная классификация Е. Р. Российской [39,с.58] выделяет класс, но уже традиционных криминалистических экспертиз, в которые входят следующие роды и виды:

  4. Почерковедческая.
  5. Технико-криминалистическая экспертиза документов.
  6. Автороведческая.
  7. Трасологическая:
  • дактилоскопическая (экспертиза следов рук),
  • трасологическая экспертиза следов ног и обуви,
  • трасологическая экспертиза следов зубов, губ, ногтей,.
  • механоскопическая (экспертиза следов орудий и инструментов),
  • трасологическая экспертиза запирающих механизмов и сигнальных уст ройств,

  • транспортно-трасологическая экспертиза.
  1. Экспертиза восстановления уничтоженных маркировочных изображений.
  2. Фототехническая экспертиза.
  3. Портретная экспертиза.
  4. Фоноскопическая экспертиза. $. Баллистическая экспертиза.
  5. Экспертиза холодного оружия.

С данной классификацией не согласен В. Н. Хрусталев, который предла- гает разделить класс криминалистических экспертиз на 3 подкласса: -
подкласс традиционных криминалистических экспертиз;

28

  • подкласс криминалистических экспертиз веществ, материалов, изделий;
  • подкласс иных нетрадиционных криминалистических экспертиз.
  • В подкласс традиционных криминалистических экспертиз автор предла- гает отнести экспертизы: дактилоскопическую, трасологическую, холодного и метательного оружия, баллистическую, почерковедческую, технико-криминалистического исследования документов и портретную [83,с.Н]. Причем данный перечень может пополняться только за счет дробления традиционных родов и видов криминалистических экспертиз. В соответствии с этим, например, к традиционным криминалистическим экспертизам можно отнести экспертизу денежных знаков и ценных бумаг, выделившуюся из технико-криминалистической экспертизы документов. К подклассу иных нетрадиционных криминалистических экспертиз автор предлагает отнести автороведче-скую, фототехническую, фоноскопическую, видеотехническую, взрывотехни-ческую, одорологическую экспертизы, а также экспертизу восстановления из- мененных и уничтоженных рельефных изображений. Такое разделение на подклассы достаточно условно и вызвано, по мнению автора, дифференциацией специальных познаний, которая основывается прежде всего на базовом образовании эксперта и научной организации его труда с учетом специализации по объектам и методам исследования.

Что касается криминалистической экспертизы веществ, материалов и из- делий, то процесс ее создания и становления прошел ряд исторических этапов. До сих пор в науке продолжается теоретический спор об относим ости КЭВМИ к криминалистической.

Еще в конце 50-х годов появилось упоминание среди объектов кримина- листической экспертизы материалов и веществ. А в 1959 году В. К. Лисиченко включил этот вид экспертизы в криминалистическую, имея в виду исследование волокнистых материалов, красителей, лаков, горюче- смазочных материалов и других веществ [68,с.8]. В 1977 году А. Р. Шляхов отнес к числу крими-

29 налистических уже 9 видов экспертиз материалов, веществ и изделий: экспертизу лакокрасочных материалов и покрытий, экспертизу нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов; экспертизу волокон, волокнистых материалов и изделий из них; экспертизу стекла, керамики и изделий из них; экспертизу металлов, сплавов, микроследов и микрочастиц; экспертизу полимерных материалов, пластмасс и изделий из них; экспертизу наркотических веществ, табака (махорки) и изделий из него [51,с. 12]. Таким образом, появилась концепция расширения перечня видов криминалистической экспертизы за счет отнесения к ней экспертизы веществ, материалов и изделий.

Однако основоположником КЭВМИ по праву считается В. С. Митричев, разработавший и предложивший, по нашему мнению, убедительную аргументацию включения КЭВМИ в криминалистическую технику. Определяющим признаком криминалистической экспертизы, как известно, является решение ею задачи индивидуальной идентификации. Ключевым для решения проблемы новых видов криминалистических экспертиз стало утверждение В. С. Митричева и некоторых других криминалистов о возможности индивидуальной идентификации жидких и сыпучих тел. Возможной считалась идентификация твердых тел с устойчивыми пространственными границами и выраженным рельефом. Экспериментально была доказана возможность идентификации жидких и сыпучих тел, обладающих при определенных условиях выраженной индивидуальностью. Мы согласны с мнением В. С. Митричева, который считает, что определение специфичной групповой принадлежности ве- ществ, материалов, изделий и отождествление образованных этими веществами и материалами индивидуальных материальных объектов в рамках естественных и технических наук невозможно [76,с.44], поскольку сами по себе данные о сходстве или различии свойств и отражающих эти свойства признаков определяемого объекта никоим образом не указывают на фактические данные, обстоятельства уголовного дела, подлежащие установлению. Только кримина-диетическая оценка полученных результатов, приводящая к формированию

30 выводов о групповой принадлежности, наличии или отсутствии индивидуального тождества, указывает на обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу.

Кроме того, КИВМИ - многостадийный, многоступенчатый процесс, ко- торый, как отмечал В. С. Митричев, не сводится только к КЭВМИ, а «понимается прежде всего как целенаправленная работа следователя (суда) с соответствующими элементами материальной обстановки преступления». Указанный процесс реализуется в ходе комплекса следственных (судебных) действий -осмотров, допросов, экспертиз и т.д. Проведение каждого следственного действия как бы расширяет возможности последующего в плане установления фактических обстоятельств дела на основе изучения материальной обстановки преступления [33,с.14,15].

Таким образом, для криминалистических исследований веществ, мате- риалов и изделий базовой, основополагающей отраслью науки является криминалистика с ее теорией криминалистической идентификации. По нашему мнению, закономерности возникновения, сохранения и передачи розыскной и доказательственной информации, изучаемые КИВМИ, являются базой для постоянного развития и совершенствования экспертных технологий.

Решение идентификационных задач не является исключительным при- знаком криминалистической экспертизы. В зависимости от конечной цели экспертного исследования в специальной литературе выделяют помимо идентификационных задачи диагностические, ситуационные (ситуалогические) и рет-рологические, которые считаются типовыми и определяются с позиции запросов оперативных работников в рамках оперативно-розыскной деятельности или следователей в рамках расследования преступлений.

Для дифференциации видЬв судебной экспертизы недостаточно одной характеристики решаемых задач. А. Р. Шляхов писал по этому поводу: «Судебная экспертиза вообще и криминалистическая экспертиза в частности могут быть подразделены на отрасли знания по совокупности трех ее существенных

31 признаков: предмета, объекта и методики экспертного исследования. Только в

совокупности они образуют отдельную отрасль специальных познаний, самостоятельный вид экспертизы» [87,с,18].

Что касается методов исследования, то, на наш взгляд, необходимо от- метить, что КЭВМИ базируется на основе междисциплинарных исследований в плане разработки методик и организации разного рода судебных экспертиз, поэтому при экспертном исследовании оправдано использование методов естественных и технических наук наряду с криминалистическими методами.

По мнению В. С. Митричева, на принадлежность к криминалистической экспертизе рассматриваемых видов исследований указывает характер специальных познаний, которыми должен обладать выполняющий их эксперт. В их содержание входят знания о свойствах и признаках объектов, о методах анализа материалов и веществ; о содержании и методах сравнительного исследования; о методах и критериях оценки признаков [75,с.7]. Тем не менее, к специфичным знаниям эксперта В. С. Митричев относит лишь знания в области процессуальных условий его деятельности и оценки результатов исследования. Позволим себе не согласиться с такой постановкой вопроса. Мы считаем, что помимо определенных процессуальных знаний, эксперт должен владеть знаниями в области естественных и технических наук. Именно в этом, на наш взгляд, и заключается специфичность знаний эксперта.

КЭВМИ в криминалистической литературе, как было показано выше, от- водится либо уровень рода, либо класса. В. Н. Хрустал ев в уже упомянутой работе [83.С.12] считает, что динамичный процесс создания и развития КЭВМИ привел к трансформации ее в самостоятельный подкласс криминалистической экспертизы, в котором на правах родов (по предмету и специальным методикам) входят как экспертизы, чьи научные основы уже созданы, а методики разработаны, так и экспертизы, находящиеся в стадии становления. К ним относятся:

32

  • криминалистическая экспертиза лакокрасочных материалов и покры- тий и окрашенных предметов;
  • криминалистическая экспертиза волокнистых материалов и изделий из них;
  • криминалистическая экспертиза нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов;
  • криминалистическая экспертиза металлов, сплавов и изделий из них;
  • криминалистическая экспертиза наркотических средств и сильнодей- ствующих веществ;
  • криминалистическая экспертиза силикатных материалов и изделий из них;
  • криминалистическая экспертиза материалов документов;
  • криминалистическая экспертиза взрывчатых веществ, продуктов вы- стрела и взрыва;
  • криминалистическая экспертиза продуктов почвенного происхождения;
  • криминалистическая экспертиза парфюмерных и косметических средств.
  • Перечень родов экспертиз нельзя считать завершенным, так как постоян- но расширяется круг используемых в быту и промышленности материалов.

Таким образом, при выделении из существующих или разработке новых видов криминалистических экспертиз и констатации их криминалистической природы необходимо руководствоваться комплексным критерием, включающим представления о предмете и целях данного вида экспертизы, ее объекте, методах и характере обосновывающего знания и учитывающим генезис ее развития.

Учитывая вышеизложенные положения о судебной экспертизе вообще и криминалистической экспертизе в частности, перейдем к рассмотрению в аналогичном ракурсе интересующего нас рода криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих
веществ из

33 наркотических средств и сильнодействующих веществ из подкласса криминалистических экспертиз веществ, материалов и изделий.

Становление криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ напрямую связано с принятием международных законодательных актов о борьбе с наркоманией и наркобизнесом. До принятия основных международных актов о борьбе с наркоманией и наркобизнесом и развития международных и национальных правоприменительных институтов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков экспертиза наркотических средств проводилась в рамках судебно-химической экспертизы, и ее производство во многих случаях было связано с проведением судебно-медицинской экспертизы. В настоящее время имеется большое количество публикаций по организационным и методическим вопросам, посвященным исследованию наркотических средств. Но, несмотря на это, следователи и судьи не всегда придерживаются содержащихся в методической литературе рекомендаций. Нет единообразия в определении вида экспертизы. Назначаемая криминалистическая экспертиза наркотических средств по- разному называется в постановлении, определении суда, обвинительном заключении: судебно-токсикологическая, судебно-медицинская, судебно- химическая, биохимическая, химико-биологическая, фармакологическая. Подобная нечеткость приводит в ряде случаев к постановке вопросов, выходящих за пределы специальных познаний - компетенции эксперта в области криминалистического исследования наркотических средств. Между тем, наименование конкретного вида экспертизы определяется ее предметом, т.е. задачами, которые конкретизируются в виде вопросов, объектами и методами (методиками) и,х исследования, что и составляет необходимый объем специальных экспертных познаний в области исследования наркотических средств.

Анализ экспертной практики по исследованию наркотических средств показывает, что современный научно- технический и методический уровень данного вида криминалистической экспертизы позволяет решать широкий круг

34 задач, необходимых для установления фактических данных по расследуемому

делу. Характер решаемой экспертной задачи (идентификационная, диагностическая, в том числе классификационно-диагностическая) обуславливает форму вывода эксперта, в котором сообщаются фактические данные, установленные им по конкретному делу. Эти данные должны быть достоверны и достаточно аргументированы, что является необходимым условием обеспечения всестороннего, полного и объективного рассмотрения обстоятельств дела.

Исходя из того, что для установления состава преступления при рассле- довании дел рассматриваемой категории необходимо установить факт принадлежности вещества к наркотическому, т.е. к классу веществ, определенному законом. Авторы [49,с.З] выделяют классификационные вопросы, которые относят к типовым в данном виде криминалистической экспертизы. На разрешение экспертизы ставятся следующие вопросы:

  • является ли изъятое вещество наркотическим; если да, то к какому виду оно относится;
  • имеются ли на предмете-носителе следы (микрочастицы) наркотических средств;
  • к какому виду относятся растения и содержат ли они наркотические вещества.
  • Для решения перечисленных экспертных задач необходимо установление родовой и групповой принадлежности объектов, исследуемых в связи с конкретным событием преступления. Установление родовой (групповой) принадлежности как одна из форм экспертного исследования представляет собой отнесение исследуемого объекта к определенному множеству (классу) объектов, обладающих аналогичными свойствами.

На наш взгляд, выделение отдельного вида классификационных задач является целесообразным потому, как любое экспертное исследование неизвестного вещества, будь то наркотическое средство или лекарственный препарат, начинается с качественного анализа с целью отнесения его к определен-

35 ному классу химических соединений, что обуславливает выбор методики дальнейшего экспертного исследования с целью разрешения уже собственно идентификационных задач. Как показывает анализ экспертной практики, идентификационные задачи в основном сводятся к сравнительному исследованию образцов с целью установления общего источника происхождения или принадлежности разделенных масс единому целому.

В связи с введением законодателем квалифицирующего признака «не- большого» и «крупного» размеров перед экспертом довольно часто ставится вопрос о количественном содержании наркотического средства в исследуемом образце, что обуславливает разграничение административной и уголовной ответственности за незаконные действия с наркотиками. Но этот вопрос является правовым, его решение - прерогатива следствия и суда, он выходит за рамки компетенции эксперта. Задача эксперта - определение вида изъятого наркотического средства, его массы и количественного содержания в нем наркотически активных компонентов. В заключении эксперта при решении такой задачи содержатся два квалифицирующих критерия, на основе которых проводится правовая квалификация преступления: общая масса наркотического средства и количественное содержание в нем наркотически активного компонента. На практике эти критерии зачастую взаимно исключают друг друга. Особенно это характерно для наркотических средств, изготовленных из конопли. Сложившаяся в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел практика использования методик только качественного определения кан- набиноидов не позволяет установить взаимосвязи между количеством наркотического средства, содержанием в нем наркотически активного компонента и наркотическим эффектом при его употреблении. Это приводит к тому, что масса вещества, изъятого при проведении следственных действий, не является критерием для определения уголовно- правовой квалификации преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств данной группы, поскольку содержание активного компонента в данном случае может изменяться

36 в процессе хранения. Концентрация тетрагидроканнабинола зависит также от

сорта, района произрастания конопли, погодных условий, времени сбора растений, от способа и технологии изготовления наркотического средства, времени и условий хранения. Экспертная ошибка зачастую происходит и в том случае, когда эксперт определяет тетрагидроканнабинол в измельченной растительной массе в следовых количествах и делает вывод о том, что растительная масса является наркотическим средством, хотя наркотический эффект при употреблении такого наркотического средства будет отсутствовать. Для решения данной проблемы необходимо определять количественное содержание тетрагидроканнабинола использованием прямых количественных методов исследования (например, газовой хроматографии); относить наркотические средства из конопли к крупным или особо крупным размерам только на основании общего количественного содержания тетрагидроканнабинола в объектах. Именно данная величина служит критерием, связывающим количество наркотически активного компонента с наркотическим эффектом при его употреблении, т.е. позволяет определить уголовно-правовую квалификацию преступления.

Самой сложной задачей в КЭВМИ, на наш взгляд, является раскрытие структуры такого рода элементов вещной обстановки, как отдельные источники происхождения. В. С. Митричев и В. Н. Хрусталев под источником происхождения понимают многокомпонентную локальную среду, в рамках и условиях которой возникают разного рода объекты: вещества, материалы, изделия и т.п. [34,с.З]. Авторы все источники происхождения условно делят на:

  • природные (например, отдельное месторождение золота, место про- израстания опийного мака и т.п.);
  • антропогенные (например, кустарное производство наркотических веществ, фальшивых денежных знаков, завод-изготовитель определенного рода продукции и т.п.).

37 Свойства источника происхождения отражаются в свойствах возникших

в нем объектов, поэтому для того, чтобы раскрыть структуру элементов вещной обстановки, т.е. определить источник происхождения, необходимо провести комплексное исследование совокупности веществ и материалов как особого рода системы объектов и проанализировать свойства, происходящие из этого источника носителей информации.

На наш взгляд, особого внимания заслуживает мнение авторов [34] о том, что объекты, совокупность которых образует отдельный источник проис- хождения, имеют уровни дифференцированности, одинаковым образом используемые в решении задач розыска и доказывания.

В ходе диагностического исследования веществ и материалов природного происхождения обычно используется их дифференцированность на таких уровнях, как:

  • классификационный, соответствующий определенным структурным уровням организации представителей минерального, растительного и животного миров; на данном уровне чаще всего определяется наименование вещества;
  • территориальный, соответствующий разделенности локальных участков местности; именно по такого рода свойствам определяется район произрастания наркотикосодержащих растений, место запыления предметов и т.д.;
  • временной, соответствующий циклическим изменениям растений, генезиса горных пород и т.п.
  • Существенно более сложный характер имеет дифференцированность веществ и материалов техногенного происхождения. В качестве основных для практики можно выделить уровни:

  • классификационный, находящий отражение прежде всего в системе наименований и классификаций объектов, заложенных в требование стандартов, технических условий, ассортиментных перечней и т.д.;

38

  • рецептурно-технологический, предусматривающий систему диффе- ренцирующих параметров производственной продукции, учитываемых при организации технологических процессов;
  • производственно-технологический, связанный с вариационностью од- нотипных технологических процессов изготовления веществ, материалов и изделий из них и являющийся причиной отличия свойств материала однотипных изделий разных периодов выпуска и т.п.;
  • эксплуатационный, вызванный влиянием внутренних и внешних фак- торов на вещество, материал и изделие.
  • В качестве иллюстрации выше перечисленных уровней дифференциро- ванности авторы приводят структуру таких элементов вещной обстановки, как источник происхождения анаши по месту ее изготовления, где сам процесс изготовления включал в себя: переработку отдельных объемов сырья, расфасовку в пакеты из полиэтилена и заклейку липкой лентой. Материаловедческим исследованием последовательно определяются:

  • сама природа веществ в обнаруженных упаковках;
  • наличие в упаковках веществ разного состава, что вызвано такими причинами, как разные источники происхождения сырья, разные объемы переработанных веществ, вариации технологии переработки;
  • сравнение между собой образцов веществ одинакового состава; определение материала упаковок последовательно от рода материала до изделия из него;
  • синтез всех полученных данных с выделением родовых (групповых) и индивидуализирующих признаков самого элемента вещной обстановки, т.е. отдельного кустарного производства по изготовлению анаши.
  • Что касается синтетических наркотических средств, то под источником их происхождения в специальной литературе понимают, как правило, место их изготовления (подпольная лаборатория либо завод-изготовитель). Учитывая выше перечисленные уровни дифференцированности для веществ и материа-

39 лов техногенного происхождения, нам представляется возможным предложить

структуру источника происхождения синтетического наркотического средства,

состоящую из следующих элементов:

  • исходное сырье (прекурсоры);
  • оборудование и инструменты для синтеза;
  • промежуточные и побочные продукты синтеза (примесный компо- нентный состав в зависимости от способа изготовления);
  • конечные продукты (их компонентный состав и количественное содержание наркотически активного компонента);
  • материальные объекты внешней среды (случайные примеси, отра- жающие условия хранения исходного сырья и конечных продуктов, условия соблюдения единой технологии изготовления);
  • упаковочные материалы и оборудование для упаковки.
  • В связи с такой структурой элементов вещной обстановки решение во- проса об источнике происхождения синтетического наркотического средства включает в себя не только идентификационное исследование по установлению исходных, промежуточных, конечных и побочных продуктов синтеза с целью определения способа изготовления, но и экспертное исследование по определению родовых (групповых) и индивидуализирующих признаков элементов вещной обстановки, т.е. отдельного производства по изготовлению синтетических наркотических средств.

При установлении каналов сбыта различных масс наркотических среден, изъятых у двух или более лиц, эксперт решает также задачу о принад- лежности разделенных масс единому целому (массе, объему). При этом необходимо иметь в виду, что задача идентификации целого по отделенным от него частям имеет важное значение в тех случаях, когда это целое конкретизировано следственным путем и имеет четкие границы существования. Т.е. спрессованная масса любого наркотического средства, имеющая определенную законченную форму в виде брикета, плитки, таблеток и т.п.,,разделенная на части в

40 связи с расследуемым событием, устанавливается экспертным путем по совокупности выявленных признаков целого.

Принадлежность наркотических средств, изъятых у разных лиц, единой массе, если это целое (масса, объем) не определены следственным путем, но любая его часть может быть использована для получения наркотического эффекта, выявляется экспертом по комплексу признаков, индивидуализирующих разделенные части и указывающих лишь на происхождение их от какой-то общей (неконкретизированной) массы наркотического средства. Конкретизация единой массы (целого) может быть осуществлена в процессе доказывания.

На практике решение задачи о принадлежности частей (масс) наркотиче- ских средств единой массе (целому), как правило, заканчивается установлением общей групповой принадлежности, т.е. установлением принадлежности разделенных масс (частей) общей группе наркотических средств, в том числе и той массе, ‘от которой отделены части (объемы). Это означает, что при сравнительном идентификационном исследовании эксперт выявляет совокупность как закономерных, так и случайных признаков, характеризующих общность происхождения сравниваемых объектов. Она позволяет констатировать лишь общий способ их изготовления либо общие условия их хранения. Следовательно, общая групповая принадлежность объектов устанавливается по особенностям «технологии» изготовления, условиям хранения, случайным примесям и иным признакам. При этом необходимым методическим условием явля- ется раскрытие экспертом понятия «группы» путем перечисления свойств и признаков объекта, объединяемых ею.

Класс диагностических задач, как правило, представлен следующими вопросами:

  • каков способ изготовления (кустарный, промышленный) данного вещества;
  • какова давность изготовления представленного на исследование ве- щества;

/

OCCur* - tt’CYC- • ??•

41 ‘ ЧБЛИОТМД >

  • имеются ли среди изъятых объектов необходимые для производства наркотического средства реагенты, растворители или прекурсоры;
  • возможно ли изготовление наркотического средства при помощи изъ- ятого оборудования;
  • имеются ли среди изъятых записей указания по получению наркоти- ческого средства или его прекурсоров;
  • какое наркотическое средство и в каком количестве можно изготовить из изъятого сырья;
  • имеются ли на изъятом оборудовании следы наркотических средств, реагентов или прекурсоров их синтеза.
  • Резюмируя вышеизложенное, в качестве предмета криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ можно определить разрешение следующих экспертных задач:

  • определение вида наркотического средства;
  • определение количественного содержания наркотически активных компонентов в исследуемом веществе;
  • установление источника происхождения наркотического средства;
  • установление принадлежности разделенных частей единому целому;
  • определение способа изготовления наркотического средства. Определив предмет криминалистической экспертизы наркотических

средств и сильнодействующих веществ, необходимо остановиться на объекте этого рода судебных экспертиз. Как было показано выше, под объектом любого вида судебной экспертизы понимается материальный носитель информации о фактических данных, связанных с расследуемым событием, устанавливаемых с помощью специальных познаний в рамках экспертизы как средства доказывания по делу.

Расследуемым событием, в данном случае, согласно Федеральному За- кону о наркотиках, вступившему в законную силу 15 апреля 1998 года, являет-

Л

42 ся незак онное прои зводс тво, изгот овлен ие, перер аботк а, расп редел ение, пере- возка и сбыт нарк отиче ских средс тв (ст.1).

Поэт ому матер иальн ыми носит елям и инфо рмац ии о факти чески х данн ых

г f

этих собы тий или объек тами крим инал истич еской экспе ртиз ы нарк отиче ских средс тв и сильн одейс твую щих вещес тв будут являт ься:

  • на ркоти чески е средс тва, куста рно изгот овлен ные в подп ольн ых лабо- рато риях, в виде жидк остей , поро шков, спрес сован ных форм , в мазе- образ ном состо янии;
  • ем кости и друг ое обор удова ние для изгот овлен ия нарк отиче ских ве- ществ ;
  • ис ходн ые реаге нты, раств орите ли, преку рсор ы, запис и хими чески х реакц ий, необх одим ые для синте за нарк отиче ских вещес тв в куста рных услов иях;
  • ле карст венн ые препа раты, испол ьзуем ые для изгот овлен ия нарк оти- чески х вещес тв, и емкос ти из- под них;
  • си льно дейст вующ ие, психо троп ные лекар ствен ные препа раты, при- меняе мые без назна чения врача ;
  • ш приц ы, инъек цион ные иглы, ватн ые тамп оны и друг ие пред меты- носит ели со следо выми коли честв ами нарк отиче ских вещес тв.
  • Таки м образ ом, крим инал истич еская экспе ртиза нарк отиче ских средс тв и сильн одейс твую щих вещес тв выде ляют ся на уров не рода из подк ласса кри- мина листи чески х экспе ртиз вещес тв, матер иалов и издел ий класс а крим инал и- стиче ских экспе ртиз в систе ме судеб ных экспе ртиз.

43

1.2 Общая характеристика наркотических средств и сильнодействующих веществ.

К наркотическим, психотропным и сильнодействующим средствам отно- сятся вещества, которые в соответствии с Единой конвенцией ООН о наркотиках 1988 года подвергаются ограничению и контролю в отношении их производства, транспортировки, ввоза, вывоза, провоза, продажи и применения.

В последние годы злоупотребления наркотическими средствами и силь- нодействующими веществами и их незаконный оборот стали одной из наиболее серьезных глобальных проблем и вызывают растущую тревогу всего мирового сообщества. Для объединения усилий в борьбе с распространением наркомании созданы и действуют специальные международные организации, принимаются и реализуются программы совместной деятельности государств. Генеральная Ассамблея ООН, провозгласив Десятилетие (1991-2000 годы) по борьбе против злоупотребления наркотиками, предложила каждому правитель-ству принять комплексные национальные программы противодействия.

В нашей стране комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту разрабатываются и осуществляются в соответствии с «Концепцией государственной политики по контролю за наркотиками в РФ». Краеугольным камнем в процессе проведения государственной политики в этом направлении явилось принятие в 1998 году Федерального За-кона «О наркотических средствах и психотропных веществах». В соответствии с упомянутым законом Правительство РФ Постановлением № 681 от 30.06.98 года утвердило Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ. В этом Перечне контролируемые вещества разнесены по 4 спискам в зависимости от жесткости мер контроля. В основу такого деления положена прежде всего степень воздействия вещества на человека. Критерии определения наркотических средств и психотропных

44 веществ утверждаются Постоянным Комитетом по контролю наркотиков, исходя из диспозиций таблиц 1 и 2 Конвенции ООН 1988 года. Присутствие веществ, внесенных в Единую Конвенцию, обязательно. Помимо этого, Государственный Комитет по контролю наркотиков может вводить в национальный список вещества, отсутствующие в Единой Конвенции, т.е. ужесточать контроль.

В специальной литературе (медицинской и криминалистической) встре- чаются классификации наркотических средств и сильнодействующих веществ, контролируемых на территории РФ, по различным основаниям. 1. По цели изготовления:

наркотические средства, изготавливаемые в рамках правомерного оборота, - фармакологические препараты (например, производные бензодиазепина, промедол, гидрокодон, фентанил, омно-пон и т.д.);

  • наркотические средства, изготавливаемые в рамках незакон ного оборота (например, героин, эфедрон, первитин, амфетамин и т.д.).
  1. По происхождению:
  • растительные наркотики и продукты их переработки (напри мер, кокаин, мескалин, опий, марихуана, псилоцин, псилоцибин, эфедрин и т.д.);

полусинтетические наркотики (например, героин, ацетилиро-ванный опий, дионин и т.д.);

синтетические наркотики, получаемые химическим синтезом. В свою очередь, их можно разделить на 2 подгруппы: - вещества, получаемые путем элементарных химических реакций в одну, две стадии (например, эфедрон и первитин из эфедрина);

45 вещества, получаемые путем многостадийных синтезов (например, амфетамин и его производные, бупренорфин, фенцикли-дин, метадон, ЛСД и т.д.).

  1. По способу изготовления:
  • кустарный (например, эфедрон, первитин, ацетилированный опий, гашишное масло);
  • лабораторный (например, героин, амфетамин и его производные);
  • промышленный (например, бупренорфин, этилморфин, гидро-кодон, промедол, пснтазоцин, фенамин и т.д.).
  1. По типу воздействия на человека (фармакологическая классификация):

наркотические анальгетики (вещества, подавляющие или устраняющие болевую чувствительность). Делятся на:

  • природные алкалоиды (например,морфин, кодеин);

  • полусинтетические, т.е. изготавливаемые из природных алкалоидов (например, этилморфин из морфина, текодон из тебаина, гидрокодон из кодеина);
  • синтетические (например, промедол, фентанил, эстоцин).
  • психотропные вещества (вещества, оказывающие влияние на психические функции, эмоциональное состояние и поведение че ловека). Делятся на:

  • нейролептические (например, аминазин, карбидин, галопери- дол и т.д.)

-транквилизаторы, к ним относятся:

а) производные бензодиазепина (например, феназепам);

б) карбаминовые эфиры пропандиола; в) производные дифенилметана.

  • антидепрессанты (например, метаквалон, ноксирон, циклические производные гидразина).

46 - психостимуляторы (фенилалкиламины и их аналоги - напри- мер, фенамин).

  • снотворные и противосудорожные средства. Делятся на:

а) производные барбитуровой кислоты (например,
барбитал- натрий, карбамид,.этаминал-натрий, фенобарбитал);

б) лекарственные средства алифатического ряда (например, хло ралгидрат, хлоробутанолгидрат).

  • галлюциногены (например, производные лизергиновой кисло ты, фенциклидин, псилоцин, псилоцибин, диметилтриптамин).

По химическому строению основного физиологически активного компонента (химическая классификация):

производные фенотиазина (например, дипразин, аминазин, левомепро-мазин);

производные бензодиазепина (например, диазепам, нитразепам, оксазе-пам);

сложные алкаминовые эфиры дифенилкарбоновых кислот (например, апрофен, бенактизин, метадон, BZ);

препараты алифатического ряда (например, мепротан, бромизовал, кар-бромал);

фенилалкиламины и их аналоги (например, фенамин, эфедрин, перви- тин, метамфетамин, мескалин);

производные пиперидина и пиридина (например, петидин, лидол, про- медол, просидол, ноксирон);

производные барбитуровой кислоты (например, этаминал-натрий, ами-тал-н атрий);

производные экгонина (например, кокаин, бензоилэкгонин, метилэкго- нин);

производные индола (например, диметилтриптамин, псилоцин, псило- цибин, ЛСД);

47 - производные хиназолина (например, метаквалон, меклоквалон).

Следует отметить, что приведенное выше деление наркотических средств и сильнодействующих веществ на группы довольно условно, поскольку одно и то же вещество может входить в несколько различных групп в зависимости от оснований классификации. Например, кокаин, являясь наркотическим средством растительного происхождения, может быть получен так же и путем химического синтеза. По химическому строению кокаин относится к группе производных экгонина, а по типу воздействия на человека - к психостимуляторам. То же самое можно сказать и в отношении любого другого вещества.

Вместе с тем, при современном многообразии наркотических средств и сильнодействующих веществ и использовании их в незаконном обороте все более остро встает вопрос о единой криминалистической классификации этих веществ, поскольку данная проблема, помимо медицинского и социального, имеет еще и юридический аспект. В качестве критериев для такой классификации А.В.Соловьев, с точки зрения процесса доказывания, предлагает физическую природу, химический состав, процентное содержание наркотической основы, происхождение наркотического средства, его влияние на организм человека [43,с.13]. К.С.Кузьминых классифицирует наркотические средства как предмет преступного посягательства по происхождению, цели, способу изго- товления и типу воздействия на человека [67,с.8]. Мы согласны с тем, что для криминалистической характеристики преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, важную роль играет цель и способ изготовления наркотических средств. Тип воздействия наркотического или сильнодействующего средства на человека, прежде всего, зависит от химического состава вещества и химического строения основного физиологически активного компонента. В уголовном законодательстве квалифицирующим признаком преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств является количество наркотического средства. Именно размеры количеств наркотических средств и пси-

48 хотропных веществ определяют вид преступления и, соответственно, меру

уголовной ответственности за его совершение. Критерии определения наркотических и сильнодействующих средств и размеры их количеств утверждаются Постоянным Комитетом по контролю наркотиков с учетом фармакологической оценки действия препарата на организм человека, другими словами, с учетом химического состава наркотического или сильнодействующего средства и химического строения физиологически активного начала. Кроме того, в методику расследования любого вида преступлений входит назначение и проведение криминалистической экспертизы. В нашем случае это - криминалистическая экспертиза наркотических средств и сильнодействующих веществ. Выбор методики криминалистического исследования, как предварительного, так и экс- пертного, зависит опять же от химического состава вещества и химического строения основного физиологически активного компонента. Таким образом, мы считаем целесообразным предложить в качестве оснований для единой криминалистической классификации наркотических средств и сильнодействующих веществ использовать цель и способ их изготовления, а также химическое строение физиологически активного компонента. Использование трех оснований позволяет построить трехуровневую структуру классификации. Первый уровень такой структуры представляет цель изготовления (в рамках правомерного и незаконного оборота), второй уровень - способ изготовления (промышленный, лабораторный, кустарный) и, наконец, третий уровень - химическое строение физиологически активного компонента. В такой жесткой структуре каждое индивидуальное вещество займет свое, строго определенное место.

С учетом вышесказанного рассмотрим общую характеристику наркоти- ческих средств и сильнодействующих веществ, находящихся в незаконном обороте на территории нашей страны.

49

НАРКОТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ИЗ КОНОПЛИ.

Наркотические средства из конопли занимают ведущее место в незаконном обороте наркотиков разных стран. В связи с этим конопля и продукты ее кустарной переработки заслуживают подробной характеристики.

Конопля является одним из самых древних и широко распространенных культурных растений. Это, обыкновенно, однолетнее травянистое растение. Стебли высотой 50-400 см и более, прямые, в нижней части цилиндрические, выше - ребристые, покрытые железистыми волосками. Листья черешковые, пальчатосложные, имеющие от 3 до 13 ланцетных долей.

Плод конопли - односеменной округлый орешек от светло-серой до темно- коричневой и черной окраски (у диких форм). Наркотически активный компонент конопли - тетрагидроканнабинол, содержащийся в волосках эпидермиса зеленых частей растения.

Согласно многочисленным литературным данным тетрагидроканнабинол накапливается в женских соцветиях, однако тщательно проведенные исследования во ВНИИ растениеводства совместно с ВНИИ МВД [83] показали, что это соединение в действительности содержится во всех фазах роста и развития женских и мужских растений. В соцветиях количество тетрагидроканнабинола возрастает от фазы бутонизации к фазе цветения.

Когда женские растения конопли зацветают, на цветках и прилегающих к ним верхних листьях появляются железистые волоски в которых образуется липкая золотистая смола со специфическим запахом. Смола выступает наружу и обволакивает цветки, стебли и листья, покрывая их своеобразной пленкой. Для приготовления наркотиков либо собирают смолу, либо засушивают цветки и листья.

Наркотические средства из конопли многочисленны и имеют различные названия, традиционные для определенных регионов, например, в Америке -марихуана, в Индии - бханг, в Северной Африке - киф, в Южной Африке -

50 дагга, на Дальнем Востоке - харас, ганжа. Действие чистой смолы в 6-8 раз

сильнее, чем действие высушенных цветков и листьев.

Ниже приведена краткая характеристика наркотических средств из коно- пли согласно Списку наркотических средств Постоянного комитета по контролю наркотиков по состоянию на 1 августа 1995 г.

Марихуана - приготовленная смесь высушенных или невысушенных верхушек с листьями и остатками стебля, любых сортов конопли без центрального стебля [48].

Гашиш, анаша, смола каннабиса - специально приготовленная смесь от- деленной смолы, пыльцы растения каннабис или смесь, приготовленная путем обработки (измельчением, прессованием и т.д.) верхушек растения каннабис с разными наполнителями, независимо от того, какая форма придана смеси -таблетки, пилюли, спрессованные плитки, пасты и др. [48].

Гашишное масло - наркотическое средство, получаемое из частей расте- ний любых видов и сортов конопли путем извлечения (экстракции) различными растворителями или жирами (может встречаться в виде раствора или вязкой массы); экстракты и настойки каннабиса [48].

В странах СНГ наиболее высоким содержанием наркотических компо- нентов обладают южные и восточные разновидности и сорта конопли. В наркотических средствах из конопли содержится до 30 каннабиноидов. Наиболее важными из них являются: тетрагидроканнабинол (ТГК), каннабинол (КБН), каннабидиол (КБД) и 09-тетрагидроканнабиноловая кислота (D9-iTK-кислота).

Содержание наркотически активного компонента -

тетрагидроканнабинола в марихуане составляет 0,5-5%, в гашише - от 2 до 10%, в гашишном масле - 10-30% [18].

D9-TTK представляет собой вязкое маслянистое вещество с температурой кипения 200°С, растворимо в ацетоне [18], этаноле, хлороформе, гексане; нерастворимо в воде.

51 КБН - твердое вещество с температурой плавления 7б-77°С, растворимо

в этаноле, хлороформе и гексане, нерастворимо в воде.

КБД - твердое вещество с температурой плавления 6б-б7°С, растворимо в этаноле, хлолороформе, гексане, нерастворимо в воде.

Изучение отечественных сортов и форм конопли показало, что наиболь- шее количество ТГК содержится в соцветиях женских растений, убранных в период молочной спелости семян в нижней части соцветия. Содержание ТГК у всех сортов увеличивается в направлении с северо-запада на юго- восток страны. Накопление ТГК зависит от генетической природы сорта и условий выращивания. Относительно высокие температуры воздуха и недостаточное увлажнение почвы в период вегетации растений способствует большему накоплению ТГК в конопле [63].

НАРКОТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ИЗ МАКА.

Наркотические средства из мака являются наиболее распространенными видами наркотиков в Российской Федерации.

В списки наркотических средств включены 4 алкалоида, содержащиеся в различных видах мака: морфин, кодеин (содержатся в маке снотворном - Papaver somniferum L. и маке щетинистом P. setigerum D. С), тебаин содержится в маке снотворном, щетинистом, прицветниковом - P. bracteatum Lindl., восточном - P. orientale L.), орипавин (содержится в маке восточном).

Основным растением из которого получают наркотические средства яв- ляется мак снотворный (P. somniferum L.). Мак снотворный - - однолетнее травянистое растение семейства маковых - Papaveraceae; старинное пищевое и лекарственное растение [10].

Все сорта и формы мака снотворного по способу использования пред- ставляют две возделываемые группы: 1) масличные маки, отличающиеся малоразвитой системой членистых млечников, содержащей очень мало млечного

52 сока и 2) опийные маки с хорошо развитой системой членистых млечников и

большим количеством млечного сока в них [10,17].

Кроме того, существует подвид мак-самосейка Ssp. somniferum - ветвящееся растение с небольшими коробочками, раскрывающимися при созревании. Эта полукультурная форма мака снотворного встречается повсеместно на огородах, пустырях, вблизи дорог и т.п. Бутоны, цветки и семена мельче, чем у других подвидов. [17].

Все части растений мака снотворного, кроме зр’елых семян, содержат наркотически активные алкалоиды, хотя основное количество их накапливается в коробочках.

В общей сложности в маке снотворном найдено около 50 алкалоидов. Содержание наиболее распространенных алкалоидов в опии и коробочках мака, по данным обзора [61], приведено в табл. 1.

ТАБЛИЦА!

Содержание алкалоидов в опии и зрелых коробочках мака снотворного

Наименование и тип ал- калоида Содержание в процентах на сухую массу

Опий-сырец Зрелые коробочки Морфин 3,0-20,0 0,04-1,48 Кодеин 0,2-6,0 0,006-0,3 Тебаин 0,2-3,5 0,003-0,15 Папаверин 0,5-3,2 до 0,08 Наркотин 0,75-12,3 следы-0,60 Некоторые особенности алкалоидного состава послужили основой для разработки методики, позволяющей различать опийный и масличный мак в лабораторных условиях [14].

Основными видами наркотических средств из мака снотворного являются опий, маковая солома, экстракт соломы мака или экстракционный опий,

53 ацетилированный опий и героин, кроме того, имеются фармацевтические препараты на основе опия и опийных алкалоидов.

Опий - свернувшийся сок опийного или масличного мака. Он представ- ляет собой вязкую или твердую массу темно-бурого цвета со специфическим запахом [48].

Опий медицинский - опий, подвергшийся обработке необходимой для его применения с медицинскими целями, в том числе - в порошке. Он пред- ставляет собой, как правило, порошок или таблетки буроватого цвета со специфическим запахом.

Экстракт маковой соломы (именуемый как экстракционный опий) - средство, получаемое из маковой соломы любым способом, путем извлечения (экстракции) наркотически активных алкалоидов водой или органическими растворителями; может встречаться в жидком, смолообразном и твердом состоянии [48].

Ранее в отечественной медицинской практике применялись опий в по- рошке и таблетках, экстракт опия сухой, настойка опия простая и опийно- бензойная [16]. Эти лекарственные средства исключены из реестра, но возможно появление подобных объектов в незаконном обороте.

Омнопон (пантопон) - смесь гидрохлоридов алкалоидов опия - применя- ется в качестве обезболивающего средства в отечественной и зарубежной медицинской практике. Порошок от кремового до коричневато-желтого цвета. Растворим в воде (1:15), трудно растворим в этиловом спирте (1:50), очень мало растворим в хлороформе и диэтиловом эфире. Содержание морфина - около 50%. Омнопон выпускается в виде 1% или 2% раствора для инъекций. Раствор представляет собой прозрачную бесцветную или слегка окрашенную в желтый цвет жидкость; содержание морфина гидрохлорида в 1 мл препарата должно быть, соответственно, около 0,0065 г или 0,0130 г.

Морфин - алкалоид, являющийся основным наркотически активным ал- калоидом опия и соломы мака, представляет собой порошок от белого до бу-

54 рого цвета в зависимости от степени очистки. Применяется в виде основания

или солей, часто с различными наполнителями. Морфин-основание C17H19NO3, молекулярная масса (М.м.) -285,33. Максимумы УФ-поглощения в кислой среде 285 нм, в щелочной среде 298 нм. Один грамм морфина-основания растворим примерно в 5000 мл воды, 1100 мл кипящей воды, 210 мл этилового спирта, 98 мл кипящего этилового спирта, 1220 мл хлороформа, 6250 мл диэтило-вого эфира, 10 мл кипящего метанола, 525 мл этилацетата; легко растворяется в едких щелочах, меньше - в аммиаке и растворах карбонатов щелочных металлов [16].

Морфин-основание техническое - порошок желтовато-кремового цвета с различными оттенками; может содержать примесь кодеина; содержание основного вещества - не менее 92%.

Морфина гидрохлорид - важнейшая соль морфина, применяемая в оте- чественной медицинской практике. СпН^ЫОз’НСГЗНгО; М.м. - 375,85. Белые игольчатые кристаллы или белый кристаллический порошок, слегка желтеющий при хранении. Медленно растворим в воде, трудно растворим в 95% этиловом спирте, очень мало растворим в хлороформе и эфире. Один грамм растворяется в 17,5 мл воды, 0,5 мл кипящей воды; 52 мл этилового спирта, 6 мл этилового спирта при 60°С; нерастворим в хлороформе, диэтиловом эфире.

Раствор морфина гидрохлорида 1% или 5% для инъекций. Прозрачная, бесцветная или слегка желтоватая жидкость.

Таблетки морфина гидрохлорида 0,01 г. Таблетки белого цвета, содер- жание морфина гидрохлорида - около 0,01 г, считая на средний вес одной таблетки.

Кодеин - C18H21NO3H2O; М.м. - 317,39. Бесцветные кристаллы или бе- лый кристаллический порошок без запаха, горького вкуса; на воздухе выветривается. Температура плавления 154-156°С. Один грамм растворяется в 120 мл

4

воды, 60 мл воды при 80°С, 2 мл этилового спирта, 1,2 мл горячего этилового спирта, 13 мл бензола, 18 мл диэтилового эфира, 0,5 мл хлороформа [16].

55

Кодеина фосфат. С^Нг^Оз.НзРОЛ^НгО; М.м. - 424,4; белый кристаллический порошок, без запаха, горького вкуса. На воздухе выветривается. Один грамм растворим в 2,3 мл воды, 0,5 мл воды при 80°С, 325 мл этилового спирта, 125 мл кипящего этилового спирта, 4500 мл хлороформа, 1875 мл ди-этилового эфира [16].

Таблетки кодеина 0,015 г. Состав на одну таблетку: кодеин - 0,015 г, вспомогательных веществ - 0,285 г. Таблетки белого цвета, сладковато-горького вкуса. Содержание кодеина - около 0,015 г, считая на среднюю массу одной таблетки [16].

Таблетки кодеина фосфата 0,015 г. Состав на одну таблетку: кодеина фосфата - 0,015 г; вспомогательных веществ 0,285 г. Таблетки белого цвета, ty сладковато-горького вкуса. Содержание кодеина - около 0,015 г, считая на

среднюю массу одной таблетки [16].

Этилморфин C19H23NO3; М.м. - 313,38. Этилморфина гидрохлорид (дионин) C19H23NO3HCI2H2O; М.м. - 385,89; белый кристаллический порошок без запаха; один грамм растворяется в 10 мл воды и 25 мл этилового спирта; трудно растворим в хлороформе, диэтиловом эфире [16].

Таблетки этилморфина гидрохлорида 0,01 г или 0,015 г. Состав на одну таблетку: этилморфина гидрохлорида 0,01 г или 0,015 г; вспомогательных ве-ществ - 0,11 г или 0,165 г. Таблетки белого цвета; содержание этилморфина гидрохлорида - 0,01 или 0,015 г, считая на среднюю массу одной таблетки [16].

Тебаин - C19H21NO3, М.м. - 311,37; кристаллизуется из этанола в бле стящих листочках или в прямоугольных табличках. Растворим в этиловом спирте, диэтиловом эфире, бензоле, хлороформе, почти нерастворим в воде, аммиаке и едких щелочах. Тебаин непосредственно не может быть использо- ф ван в качестве наркотика, но применяется для синтеза многочисленных нарко-

тических производных, включая героин.

56 Ацетилированный опий и героин. Ацетилированный опий - средство,

получаемое путем ацетилирования опия или экстракционного опия, содержащее в своем составе, кроме алкалоидов опия, моноацетилморфин, диацетил-морфин, ацетилкодеин, либо их смесь.

Особенности применяемой наркоманами технологии, в частности, малое количество добавляемого уксусного ангидрида, а также то, что ацетилируется упаренный до твердого состояния экстракт маковой соломы или твердый опий-сырец, приводят к тому, что реакция ацетилирования морфина часто не доходит до конца (до образования диацетилморфина), а останавливается на стадии образования моноацетилморфина. Проведенные исследования показывают, что тебаин при ацетилировании разрушается.

Ацетилированный опий представляет собой жидкость, цвет которой за- висит от используемой маковой соломы и применяемого для экстракции растворителя (от светло-желтого, до темно-коричневого).

Героин представляет собой диацетильное производное морфина.

Диацетилморфин-основание C21H23NO5, М.м. - 369,4; кристаллизуется из метанола; растворим в хлороформе, бензоле, горячем этаноле; практически нерастворим в воде. Диацетилморфина гидрохлорид растворим в воде, этаноле.

В зависимости от исходного сырья и способа приготовления нелегально изготовленный героин различается по цвету, содержанию активного компонента, химической форме (соль или основание), содержанию примесей, характерных для сырья (кодеин, тебаин, папаверин, наркотин), а также примесей, обусловленных технологией получения (ацетилкодеин, моноацетилморфин, меконин).

Часто встречается героин в смеси с наполнителями, в качестве которых используются индифферентные пищевые компоненты (глюкоза, крахмал, мука, сахар), лекарственные средства, усиливающие действие героина (барбитураты, кофеин, анальгин, новокаин и др.), неорганические вещества (карбонат каль-

57 ция, сульфат бария, аморфная окись кремния), другие наркотические средства

(метаквалон).

Внешний вид героина зависит от многих факторов, но обычно это поро- шок от белого до темно-коричневого цвета, часто с запахом уксусной кислоты [41].

Наркотические средства из мака прицветникового и мака восточного.

Мак прицветниковый и мак восточный - многолетние травянистые рас- тения, для которых характерны сильное опушение надземных вегетативных частей и крупные цветки с лепестками красного (мак прицветниковый) или красно-оранжевого (мак восточный) цвета различных оттенков. Широко используются как декоративные растения. Известны декоративные сорта мака восточного с лепестками розового цвета и почти белые; имеются и полумахровые формы.

Существует несколько «хемотипов» мака прицветникового и восточного, практически неразличимых по внешним признакам, но принципиально различающихся по составу алкалоидов. Солома тебаинового «хемотипа» мака при-цветникового относится к наркотическим средствам. Содержание тебаина в этом растении (в основном - в коробочках и корнях) может составлять от нескольких десятых долей процента до 5-7% и выше в пересчете на абсолютно сухое вещество. Химические тесты на солому мака прицветникового для полевых условий в литературе не описаны [14].

Солома мака восточного может содержать до 0,4% алкалоида орипавина, отнесенного к наркотическим средствам.

Орипавин - С^НщЫОз, представляет собой белое кристаллическое веще- ство. Орипавин, подобно тебаину, не обладает наркотическими свойствами непосредственно, но может служить сырьем для синтеза многочисленных наркотических производных, включая соединения типа героина.

Бупренорфин - синтетическое производное тебаина; C29H41NO4, М.м. - 467,7; 21-Циклопропил-7-а~[(8)-1-гидрокси-1,2,2-триметилпропил]-6,
14-

58 эндоэтано-6,7,8,14-тетрагидроорипавин. Кристаллическое соединение; температура плавления 209°С;

Бупренорфина гидрохлорид - C29H41NO4HCI.

Бупренорфин - подъязычные таблетки’, активное вещество -бупренорфина гидрохлорид; содержание в одной таблетке - 0,0002 г.

Бупренорфин - раствор для инъекций («Norphin») в ампулах по 1 и 2 мл; бесцветная прозрачная жидкость; 1 мл содержит 0,0003 г бупренорфина гид-рохлорида.-

Гидрокодон (дикодид, дигидрокодеинон) - синтетическое производное тебаина; C1SH21NO3; М.м. - 299,36. 4,5-Эпокси-3-метокси-17-метилморфинан-6- он. Кристаллизуется в виде призм из этилового спирта; растворим в этиловом спирте, нерастворим в воде.

Гидрокодона битартрат гемипентагидрат C22H27N09’2,5H20 (Duodin, Hycodan и т.п.). Один грамм растворяется в 16 мл воды, в 150 мл этилового спирта; почти нерастворим в диэтиловом эфире, хлороформе [13].

Гидрокодона фосфат C22H27NO91,5 Н3РО42/З Н20; М.м. - 446,4 (безводный). Белый кристаллический порошок без запаха; растворим в воде, практи- чески нерастворим в этиловом спирте, диэтиловом эфире, хлороформе.

Таблетки гидрокодона фосфата 0,005 г. Состав на одну таблетку: гид- рокодона фосфата - 0,005 г, вспомогательных веществ - 0,095 г; таблетки белого цвета [16].

Гидроморфон (дигидроморфинон) - синтетическое производное морфина; C17H19NO3; М.м. - 285,33. 4,5-Эпокси-3-гидрокси-17-метилморфинан-6- он. Кристаллизуется из этилового спирта. Гидрохлорид гидроморфона C17H19NO3HCI (дилаудид); кристаллы плавятся при 305-315°С (вакуумирован- ный капилляр); растворим в 3 частях воды; мало растворим в этиловом спирте.

59 СИНТЕТИЧЕСКИЕ НАРКОТИЧЕСКИЕ АНАЛЬГЕТИКИ - ПРОИЗВОДНЫЕ

ФЕНИЛПИПЕРИДИНА.

В настоящее время под международным контролем находится более 15 синтетических производных фенилпиперидина, относящихся к наркотическим анальгетикам.

Меперидин (петидин, демерол) - Ы-метил-4-фенил-4-

карбэтоксипиперидин; C15H21NO2, М.м. - 247,35.

Меперидина гидрохлорид, (лидол, долантин, демерола гидрохлорид); по- рошок горьковатого вкуса, устойчивый на воздухе; растворим в воде, ацетоне, этилацетате, слабо растворим в этаноле, изопропаноле; нерастворим в бензоле, диэтиловом эфире.

Тримепиридин (промедол) - 1,2,5-триметил-4-фенил-4-

пропионоксипиперидин; C17H25NO2; молекулярная масса 275,4; возможно су- ществование четырех изомеров:

Примечание: В многоязычном словаре наркотических средств [21] на- звание «тримеперидин» (синонимы диметилмеперидин, промедол и др.) относится к основанию; в пособии М.Д. Машковского [31] и Государственной фармакопее СССР X издания [16] термином «промедол» обозначен тримепе-ридина гидрохлорид.

Согласно Государственной фармакопее [16] промедол представляет собой белый кристаллический порошок без запаха или со слабым запахом; легко растворим в воде и хлороформе, растворим в этиловом спирте, практически нерастворим в диэтиловом эфире и бензоле.

Раствор промедола 1% или 2% для инъекций представляет собой про- зрачную бесцветную жидкость, плохо смачивающую стекло. Раствор разливают в ампулы [16] или шприц-тюбики по 1 мл.

Таблетки промедола 0,025 г. Таблетки белого цвета; состав на одну таб- летку: промедола - 0,025 г, вспомогательных веществ - 0,075 г [16].

60 Промедол сравнительно с лидолом значительно более активен (в 5-6 раз),

не отличаясь существенно по токсичности [31].

ПросидолЛ -(2-этоксиэтил)-4-фенил-4-пропионилоксипиперидина гидро- хлорид; C18H27NO3HCI, молекулярная масса 341,5; белый кристаллический по- рошок; легко растворим в воде, этиловом спирте, хлороформе; практически нерастворим в эфире.

Просидол является сильным анальгетиком центрального действия; по биологической активности превосходит промедол в 5 раз, по токсичности - в 2 раза.

Глютетимид; 2-этил-2-фенилглутаримид, ноксирон, дориден; З-этил-3- фенил-2,6-пиперидиндион; C13H13NO2; молекулярная масса 217,3.

Кристаллизуется из диэтилового эфира или смеси этилацетата с петро- лейным эфиром; температура плавления 84°С; легко растворим в этилацетате, ацетоне, диэтиловом эфире, хлороформе; растворим в этаноле, метаноле; практически нерастворим в воде.

Пентазоцин - 2-окси-5,9-диметил-2-(3,3-диметилаллил)6,7-бензоморфан, фортрал, талвин; C19H27NO; молекулярная масса 285,44. Кристаллизуется из смеси метанол-вода. Гидрохлорид C19H27NOHCI [13].

Пентазоцин - синтетическое соединение. Имелись основания предпола- гать, что пентазоцин будет обладать морфиноподобной анальгизирующей активностью без недостатков, присущих морфину. Пентазоцин частично удовлетворяет этим требованиям. Но все же привыкание и пристрастие к препарату могут иметь место; возможны также явления абстиненции [31].

АМФЕТАМИНЫ (фенилалкиламины)

Амфетамины являются стимуляторами центральной нервной системы, некоторые из них широко используются в медицине. Некоторые производные амфетамина по ароматическому кольцу, однако, обладают галлюциногенным и психотропным действием. В эту группу соединений входят амфетамин, ме-

61

тамфетамин, их метилендиокси- и метокси-производные, например метилен-диоксиамфетамин (МДА), мескалин (3,4,5-триметоксиамфетамин), эфедрин, псевдоэфедрин и др.

В виде оснований амфетамины (кроме эфедрина и псевдоэфедрина), представляют собой маслянистые малолетучие жидкости. Их соли с хлористоводородной и серной кислотами - белые или кремоватые порошки или кристаллы, легко растворимые в полярных растворителях (воде, этаноле, метаноле) и практически нерастворимы в хлороформе, диэтиловом эфире.

В медицинской практике амфетамины используются в виде таблеток или растворов, нередко - в комплексе с другими лекарственными веществами.

Под международным контролем находится более 25 производных фени- лэтиламина. В перечень № 1 Списка наркотических средств [46] включено 17 соединений этой группы, из них 14 запрещено для применения на людях (перечень № 3). Кроме того, 7 объектов включены в Список сильнодействующих веществ [47].

Ниже приведены характеристики наиболее распространенных амфета- минов.

Амфетамин (2-амино-1-фенилпропан); CyHnN; М.м. - 135,2.

Амфетамина фосфат; C9H13N Н3Р04; М.м. - 233,2.

Амфетамина сульфат; (C9Hi3N)2H2S04; М.м. - 368,5.

ТАБЛИЦА 2 Растворимость амфетамина и его солей в различных растворителях.

Растворитель Основание Фосфат Сульфат Вода Плохо Растворим Растворим Этанол Растворим Плохо растворим Плохо растворим Хлороформ Растворим Нерастворим Нерастворим Диэтиловый эфир Растворим Нерастворим Почти нерастворим

62 Лекарственное средство фенамин (амфетамина сульфат) представляет

собой белый мелкокристаллический порошок горького вкуса. Таблетки фенамина белого цвета, горьковатого вкуса; состав на одну таблетку: фенамина -0,01 г; вспомогательных веществ - 0,24 г [16].

Кроме того фармацевтической промышленностью в различных странах выпускается амфетамина фосфат. Амфетамины содержатся в лекарственных формах в виде таблеток, капсул, сиропа и элексира.

Амфетамина сульфат, синтезированный незаконным путем, имеет различную окраску - от белого порошка, подобного продуктам официального производства, до розового, желтого или коричневого, в зависимости от типа и количества примесей и фальсифицирующих добавок. Он часто бывает влажным, с характерным неприятным запахом из-за присутствия остаточных растворителей.

Метамфетамин - 2-метиламино-1-фенилпропан; C10H15N, молекулярная масса 149,2.

Метамфетамина гидрохлорид CmHisNHCl; молекулярная масса 185,7.

ТАБЛИЦА 3 Растворимость метафетамина в различных растворителях

Растворитель Основание Гидрохлорид Вода Растворим Растворим Этанол Растворим Растворим Диэтиловый эфир Растворим Нерастворим Хлороформ Растворим Растворим Метамфетамина гидрохлорид официально выпускается в виде таблеток и 0у растворов для инъекций. Незаконный метамфетамина гидрохлорид произво-

дится обычно в виде лепешек (плиток), порошка или раствора. Он может быть

63 белого, коричневого или фиолетового цвета в зависимости от присутствия

примесей.

4-Метоксиамфетамин; 4-метокси-а-метилбензоэтанамин, РМА, ПМА; CioHisNO; М.м. - 165,2; основание - бесцветное маслянистое вещество; гидрохлорид кристаллическое вещество.

2.5-Диметоксиамфетамин; 2,5-диметокси-а-метилбензоэтанамин, DMA, ДМА; CnHnNd; основание - бесцветное маслянистое вещество; гидрохлорид кристаллическое вещество.

3.4.5-триметоксиамфетамин; 3,4,5-триметокси-а-метил-бензоэтанамин, ТМА; C12H19NO3; М.м. - 225,3; основание - бесцветное маслянистое вещество; гидрохлорид кристаллическое вещество.

4-Бром-2.5-диметоксиамфетамин; 4-бром-2,5-диметокси-ос-

метилбензоэтанамин, DOB, ДОБ; CnH^NC^Br; М.м. - 274,2; основание - температура плавления 63-65°С; гидрохлорид - температура плавления 198-199°С.

2.5-Диметокси-4-метиламфетамин; 2,5-диметокси-4,а- метил-

бензоэтанамин, STP, DOM, ДОМ; C12H19NO2; М.м. - 209,3; основание - темпе- ратура плавления 60,5-6ГС; гидрохлорид -температура плавления 190- 19ГС.

2.5-Диметокси-4-этиламфетамин: 2,5-диметокси-4-этил- а-

метилбензоэтанамин, DOET, ДОЭТ; Ci.-!H2iN02; М.м. - 223,3; основание - температура плавления 61-61,5°С; гидрохлорид - температура плавления 195°С.

3,4-Метилендиоксиамфетамин; а-метил-1,3-бензодиоксо-5-этанамин; MDA, МДА; СюН^ИОг; М.м. - 179,2; основание - бесцветное масллянистое

л.

вещество; гидрохлорид - температура плавления 183-185°С.

3-Метокси-4.5-метилендиоксиамфетамин; 7-метокси-ос-метил-1,3-

бензодиоксо-5-этанамин; MMDA, ММДА; C11H15NO3; М.м. - 209,2; основание - бесцветное маслянистое вещество; гидрохлорид - температура плавления 190-191°С.

64 3.4-Метилендиоксиметамфетамин;Ы.а-диметил-1,3-бензодиоксо-5-

этанамин; MDMA, МДМА; C11H15NO2; М.м. - 193,2; основание - бесцветное

маслянистое вещество; гидрохлорид - температура плавления 147-148°С.

3.4-Метилендиоксиэтиламфетамин; N-этил МДА, MDE, МДЕ, MDEA, МДЕА, C12H17NO2; М.м. - 207,3; основание бесцветное маслянистое вещество; гидрохлорид - температура плавления 197-198 °С.

N- метил-1-(3.4-метилендиоксифенилУ2-бутанамин; МБ ДБ, MBDB. Гидрохлорид - белое кристаллическое вещество.

Свободные основания перечисленных производных амфетамина обычно нерастворимы в воде и растворимы в органических растворителях - этаноле, диэтиловм эфире и хлороформе. Гидрохлориды растворимы в воде и этаноле, трудно растворимы в хлороформе и нерастворимы в диэтиловом эфире.

Чистота незаконно получаемых продуктов может быть 75-99%. Для тор- говых целей ее обычно доводят до 40% или ниже углеводами (глюкозой, лактозой, сахарозой, маннитом), Сульфатом магния, кофеином, эфедрином и т.п.. Производные амфетамина обладающие галлюциногенным действием (МДА) и психотропным действием (МДМА, МДЕА, МБДБ) поступают в незаконный оборот в виде таблеток и капсул. На таблетках часто имеется маркировка (например изображение птички, машинки, головы буйвола и др.)

Мескалин - 3,4,5-триметоксибензоэтанамин; CnHnNCV, М.м. - 211,25. Галлюциногенный алкалоид, выделяемый из цветущего кактуса Lophophore williamsii (Lemaire) Coult., семейства Cactaceae. Кристаллы с температурой плавления 35-36°С; умеренно растворим в воде, растворим в этаноле, хлороформе, бензоле; почти нерастворим в диэтиловом эфире и петролейном эфире. Поглощает СОг из воздуха и превращается в кристаллический карбонат.

Мескалина гидрохлорид, CnHnNCVHCl; кристаллическое вещество, рас- творим в воде, этаноле. Мескалина сульфат двухводный, (CiiHnN03)2’H2S04’2H20 растворим в горячей воде, метаноле; мало растворим в холодной воде и этаноле [131.

65

В природе встречаются также и N-ацетилмескалин относящиеся к гал- люциногенам.

Эфедрин; 1-фенил-2-метиламинопропанол, QoHisNO; М.м. - 165,2. Кри- сталлическое вещество растворимое в воде, этаноле, диэтиловом эфире, хлороформе, маслах.

Гидрохлорид эфедрина (эфетонин, рацеэфедрина гидрохлорид), C10H15NOHCI. Кристаллы, один грамм растворим в 4 мл воды, в 40 мл этилового спирта при 20°С; практически нерастворим в диэтиловом эфире.

Сульфат эфедрина (рацеэфедрина сульфат), (CioHi5NO)2. H2S04; кри- сталлы, растворимые в воде и этаноле.

Раствор эфедрина гидрохлорида 5% для инъекций. Прозрачная бесцвет- ная жидкость в ампулах по 1 мл.

Таблетки эфедрина гидрохлорида 0,025 г. Таблетки белого цвета; состав на одну таблетку: эфедрина гидрохлорида - 0,025 г, вспомогательных веществ -0,175 г [16].

Кроме того, выпускаются: таблетки по 0,002, 0,003 и 0,010 г эфедрина (детская лекарственная форма); 2% и 3% раствор во флаконах по 10 мл (для ринологической практики); табЛетки эфедрина гидрохлорида и димедрола по 0,01 г (для детей), форма выпуска - таблетки с риской в упаковке по 10 штук.

Таблетки «Теофедрин» - содержат по 0,05 г теофиллина, теобромина и кофеина, по 0,02 г амидопирина и фенацетина, по 0,02 г гидрохлорида эфедрина и фенобарбитала, 0,004 г экстракта красавки густого и 0,0001 г цитизина.

«Солутан» - комплексный препарат, содержащий в 1 мл алкалоидов корня красавки - 0,1 мг, сапонина - 1 мг, масла укропного - 0,4 мг, новокаина - 4 мг, эфедрина гидрохлорида - 17,5 мг, натрия иодида - 0,1 г, экстракта толу-танского бальзама - 25 мг, воды горькоминдальной - 30 мг, спирта этилового и воды - до 1 мл. «Солутан» представляет собой прозрачную жидкость желто-коричневого или оранжево-коричневого цвета. С течением времени может образоваться мелкий, растворимый при взбалтывании осадок [31].

66

Кроме того, эфедрина гидрохлорид содержится в следующих препаратах: таблетки «Антастман», аэрозоль «Эфатин».

Псевдоэфедрин, - ОЬ-трео-2(метиламино)-1-фенилпропан-1-ол; кристаллы с температурой плавления 118°С.

Трава эфедры. В «Списке сильнодействующих веществ» [47] числится только трава эфедры хвощевой, используемая для промышленного производства эфедрина и псевдоэфедрина. Но для этой цели применяются также эфедра промежуточная и некоторые другие ее виды, содержащие не менее 1% суммы алкалоидов в пересчете на абсолютно сухую массу.

Эфедры хвощевая и средняя или промежуточная, Ephedra equisetina Bgl., Е. intermedia Schrenk., семейство эфедровые - Ephedraceae - представляют собой многолетние кустарники высотой до 1,5 м, диаметром ствола до 4 см. Надземная часть эфедры состоит из многолетних одревесневших стволиков с серой корой, многолетних одревесневших ветвей и одно-, двухлетних зеленых членистых веточек. Зеленые ветки прямые, гладкие, тонкобороздчатые.

Сырье (трава эфедры) состоит из цельных или частично измельченных неодревесневших верхушечных частей эфедры (кустарника). Цвет сырья - светлозеленыи, запах отсутствует, вкус не определяется, т.к. сырье ядовито [88].

Все части эфедры содержат алкалоиды: эфедрин, псевдоэфедрин, N- метилэфедрин и другие. Их содержание в сырье изменяется от 0,1% до 3% и более в зависимости от видовой принадлежности и условий произрастания. Известны формы различных видов эфедры, практически не содержащие эфедрин и псевдоэфедрин [88].

Амфепрамон; 1 -фенил-2-диэтиламинопропанон, диэтилпропион, C13H19NO; М.м. - 205,3. Амфепрамона гидрохлорид (фепранон), C13H19NOHCI, Мм. - 241,8. Фепранон представляет собой белый или белый со слегка кремо-ватым оттенком кристаллический порошок с характерным запахом, температу-

67 pa плавления 171-175°С (разл.) или 168°С. Легко растворим в воде, этиловом

спирте, хлороформе, практически нерастворим в эфире и бензоле.

Амфепрамона глутамат, C13H19NOC5H9NO4, М.м. - 352,4. Форма выпуска фепранона: драже по 0,025 г (25 мг) в упаковке по 50 штук [31].

Фепранон может рассматриваться как аналог амфетамина, однако, осо- бенности его химического строения обуславливают некоторые различия в фармакологических свойствах этих соединений. В незаконном обороте встречается в виде таблеток, часто коричневого цвета.

БАРБИТУРАТЫ

Производные барбитуровой кислоты [2,4,6,(1 Н,ЗН,5Н)-

пиримидинтриона] являются депрессантами центральной нервной системы и часто используются в качестве успокаивающих, снотворных средств. Барбитураты применяются самостоятельно или в сочетании с другими лекарственными препаратами.

В настоящее время синтезировано более 2500 барбитуратов, из них 50 представляют интерес для медицины. Из этих 50 бабитуратов 12 препаратов находятся под международным контролем. В «Список наркотических средств» [48] включены этаминал натрия и амитал натрия, в «Списке сильнодействующих веществ» [46] содержится 11 производных барбитуровой кислоты и соответствующие лекарственные формы.

Большинство барбитуратов в виде свободных кислот растворимы в орга- нических растворителях, например, в диэтиловом эфире, этилацетате, хлороформе и метаноле и нерастворимы в воде. Натриевые и кальциевые соли барбитуратов, в основном, нерастворимы в диэтиловом эфире, этилацетате и хлороформе; растворимы в метаноле и воде.

В медицинской практике используются смеси двух типов барбитуратов (например, амобарбитал и секобарбитал), а также комбинированные лекарст-

68 венные формы, содержащие, помимо барбитуратов такие вещества, как кодеин, аспирин, эфедрин, теофиллин и кофеин [16].

БЕНЗОДИАЗЕПИНЫ

Бензодиазепины относятся к транквилизаторам - веществам, которые действуют успокаивающе на нервную систему (от латинского tranquillo(are) -делать спокойным, безмятежным). В числе транквилизаторов бензодиазепины остаются непревзойденными по активности, спектру терапевтического действия и малой токсичности [18].

В группу бензодиазепинов входит около 100 наименований импортных и отечественных препаратов и более 2000 фармакологически активных соединений. 33 производных бензодиазепина находятся под международным контролем. В «Список сильнодействующих веществ» [47] включены 23 соединения этой группы и лекарственные формы некоторых из них (диазепама, клоназепа-ма, лоразепама, нитразепама, оксазепама, феназепама, хлордиазепоксида). Ниже приводится характеристика наиболее известных препаратов.

Диазепам; 7-хлор-1,3-дигидро-1-метил-5-фенил-2Н-1,4-бензодиазепин-2- он, сибазон, реланиум, седуксен, валиум;

Ci6HnN2OCl; М.м. - 284,8; Температура плавления 125-126°С; растворим в хлороформе, диметилформамиде, бензоле, ацетоне, этаноле; мало растворим в воде. Белый или белый со слабым желтоватым оттенком мелкокристаллический порошок. Форма выпуска: таблетки белого или белого со слабым желтоватым оттенком цвета по 0,005* г (5 мг) в упаковке по 50 таблеток, а также таблетки для детей по 0,001 и 0,002 г оранжевого или желтого цвета в упаковке по 20 штук. «Седуксен» (Венгрия) выпускается в виде таблеток по 0,005 г в упаковке по 20 таблеток и 0,5% раствор в ампулах по 2 мл. «Реланиум» (Польша) выпускается в таблетках по 0,002, 0,005 и 0,010 г и в виде 0,5% раствора по 2 мл [31].

69 Нитразепам; 1,3-дигидро-7-нитро-5-фенил-2Н-1,4-бензодиазепин-2- он,

«Радедорм», «Неозепам», Эуноксин», «Могадон», C15H11N3O3, М.м. - 281,3. Кристаллизуется в виде желтых кристаллов из этанола; температура плавления 224-226°С; растворим в этаноле, ацетоне, хлороформе, этилацетате; практически нерастворим в воде, диэтиловом эфире, бензоле, гексане. Нитразепам применяют в качестве снотворного средства. Фармакопейный препарат представляет собой светло-желтый или светло- желтый с зеленоватым оттенком кристаллический порошок. Форма выпуска: таблетки (белого цвета с желтовато-зеленоватым оттенком) по 0,005 г (в упаковке по 20 таблеток) и по 0,01 г (в упаковке по 10 таблеток) [31].

Оксазепам; 7-хлоро-1,3-дигидро-3-гидрокси-5-фенил-2Н- 1,4-

бензодиазепин-2-он, «Тазепам», «Нозепам». C15H11N2O2CI; молекулярная масса 286,7. Растворим в этаноле, хлороформе, диоксане, практически нерастворим в воде.

Кроме того могут быть использованы в незаконном обороте такие бен- здиазепиньг как клоназепам (5-(о-хлорфенил)-1,3-дигидро-7-нитро-2Н- 1,4-бензодиазепин-2-он, клозепам, «Антэлепсин», клонопин, ривотрил); лоразепам (7-хлор-5-(о-хлорфенил)-1,3-дигидро-3-гидрокси-2Н-1,4- бензодиазепин-2-он, «Тавор», «Ативан»); феназепам (7-бром-5(о- хлорфенил)-2,3-дигидро-1Н-1,4бензодиазепин-2-он); медазепам (7-хлор- 2,3-дигидро-1-метил-5-фенил-1Н-1,4-бензодиазепин, мезапам, «Нобриум», «Рудотель»), хлордиазепоксид (7-хлор-2(метиламино)-5- фенил-ЗН-‘бензодиазепин-4-оксид; хлозепид, элениум, либриум, радепур);

Производные бензодиазепина, находящиеся в незаконном обороте, по- ступают на рынок большей частью в виде таблеток и капсул.

КОКАИН

Кокаин является алкалоидом, который получают из листьев южноамери- канского полукустарника «кокаинового куста» (Erytroxylon coca Lam.).

70 Кокаин - метиловый эфир бензоилэкгонина; 2-Ь-каробометокси-2Ь-

бензокситропан; C17H21NO4; М.м. - 303,4. Кокаин возгоняется при температуре

около 90°С. Один грамм растворяется в 600 мл воды, 270 мл воды при 80°С, 6,5

мл этанола, 0,7 мл хлороформа, 3,5 мл диэтилового эфира, а также растворим в

ацетоне, этилацетате, сероуглероде.

Кокаина гидрохлорид; C17H21NO4HCI; М.м. - 339,8; бесцветные игольчатые кристаллы или белый кристаллический порошок без запаха, горького вку- са, вызывает на языке чувство онемения [16]. Один грамм растворим в 0,4 мл воды, 3,2 мл холодного и 2 мл горячего этанола, 12,5 мл хлороформа, растворим также в глицерине, ацетоне; нерастворим в диэтиловом эфире и маслах; при приготовлении растворов следует избегать нагревания из-за разложения [31]. Форма выпуска фармакопейного препарата - порошок [31].

В большинстве случаев подпольные образцы кокаина - это белые или слабо окрашенные порошки; изредка увлажненные; имеют характерный запах. Случаи фальсификации кокаина относительно редки (хотя не исключены); в международном незаконном обороте чистота продукта нередко составляет 80-90% (кокаин-гидрохлорид). При фальсификации обычно добавляются неконтролируемые местноанестезирующие вещества (например, лидокаин, новокаин, бензокаин) или углеводы (маннитол, лактоза, глюкоза). Изредка кокаин встречается в виде материала, содержащего крупные, иногда бесцветные кристаллы («рок-кокаин»). Эти кристаллы могут быть очень твердыми. Зачастую в таких образцах содержится также обычный «порошкообразный» кокаин.

Кроме того к наркотическим средствам отнесены содержащиеся в листьях коки экгонин (-)-3-гидрокситропан-2-карбоксилат), бензоилэкгонин, мети- лэкгонин.

ПРОИЗВОДНЫЕ ИНДОЛА

Контролируемые вещества индольного ряда составляют две группы со- единений: производные триптамина и производные лизергиновой кислоты. Все

71 они обладают галлюциногенными свойствами и запрещены для производства и

применения на людях [48].

N.N-Диметилтрилтамин (DMT); Ы^-диметил-Ш-индол-З-этанамин. Ci2Hi6N2; М.м. - 188,3; содержится в растениях, обладающих галлюциногенными свойствами; выделен из листьев Prestonia amazonica (Benth.) Macbride, семейства кутровых - Apocynaceae; кристаллическое вещество свободно растворимое в разбавленных кислотах.

Псилоцин; 3-[2-(диметиламино)этил]-1Н-индол-4-ол; 4гидрокси-Ы,Ы- диметилтриптамин. C^H^^O; М.м. - 204,3; минорный галлюциногенный компонент ритуальных грибов Мексики; выделен в следовых количествах из плодового тела гриба Psilocybe mexicana Heim.; кристаллизуется из метанола с температурой плавления 173-176°С; аморфное вещество; нестабильно в растворах, особенно - щелочных; трудно растворим в воде.

Псилоцибин; 3-[2-(диметиламино)этил]-1Н-индол-4-ол дигидрофосфата эфир; 0-фосфорил-4-гидрокси-Ы,Ы-диметилтриптамии. C12H17N2O4P; М.м. - 284,3; макрокомпонент ритуальных грибов Мексики; выделен из плодового тела Psilocybe mexicana Heim.; растворим в 20 частях кипящей воды, 120 частях кипящего метанола; трудно растворим в этаноле; практически нерастворим в хлороформе, бензоле.

Лизергиновая кислота; 9,10-дигидро-6-метилэрголин-8-карбоксикислота. C16H16N2O2; М.м. - 268,3. Лизергиновая кислота - важнейшая составная часть ряда алкалоидов гриба спорыньи - Claviceps purpurea Tulasne, паразитирующего на ржи и других злаках; в некоторых штаммах спорыньи встречается в свободном виде.

(+>Лизергид - производное лизергиновой кислоты; (+)N,N- диэтиллизергамид, ЛСД, ЛСД-25. C20H25N3O; М.м. - 323,4 [10].

Химически ЛСД относительно стабилен, однако чувствителен к действию света; образует соли с органическими и неорганическими кислотами, как

72 правило, хорошо растворяющиеся в воде; большинство солей в водных растворах сохраняют физиологическую активность.

При комнатной температуре ЛСД очень медленно гидролизуется с отще- плением диэтиламина. В щелочной среде гидролиз ускоряется, однако для полного разложения ЛСД необходимо кипячение его в течение 1 часа в 7% растворе КОН. Продукты гидролиза физиологически неактивны [3].

СИНТЕТИЧЕСКИЕ НАРКОТИКИ И СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА

РАЗЛИЧНОГО СТРОЕНИЯ

Производные хиназолипа

Метаквалон; 2-метил-3-(2-метилфенил)-4(ЗН)-хиназолинон; ортонал. C16H14N2O; М.м. - 250,3. Белый кристаллический порошок с температурой плавления 120°С; растворим в этаноле, диэтиловом эфире, хлороформе; практически нерастворим в воде; форма выпуска: таблетки по 0,2 г в упаковке по 10 штук [31]. В Болгарии выпускается под названием «Метаквалон», в Венгрии -«Мотолон» [31].

Метаквалона гидрохлорид; C16H14N2OHCI; М.м. - 286,8; кристалличе- ский порошок; растворим в воде, этаноле, хлороформе; практически нерастворим в диэтиловом эфире.

Метаквалон является одним из ингредиентов препаратов Акалон-Т, Би- фетамин Т, Гаммагриппил, Мандракс, Мерпродем, Спазмипронт [31].

Меклоквалон; 3(2-хлорфенил)-2-метил-4(ЗН)хиназолинон. C15H11N2OCI; Мм. - 270,7. Кристаллический порошок, нерастворим в воде; растворим в эта- ноле и диэтиловом эфире; хорошо растворим в хлороформе.

Меклоквалона гидрохлорид; Ci5HnN2OCl’HCl; М.м. - 307,2; растворим в воде, этаноле, хлороформе; нерастворим в диэтиловом эфире.

Незаконно производимый метаквалон на подпольном рынке встречается в виде коричневого, серого или черного клейкого порошка с чистотой 30- 70%; цвет зависит от состава примесей; он может подпольно производиться также в

73 виде таблеток или капсул. В последнее время метаквалон стали использовать в

качестве наполнителя для героина; в этих случаях он обычно присутствует в концентрации около 30%. Несколько лет тому назад рынок был наводнен поддельными таблетками метаквалона, реально содержавшими диазепам.

В качестве наполнителей и фальсифицирующих добавок для метаквалона могут быть использованы также димедрол, хлорфениламин, тиоридазин, эфедрин, п-диаминодифенилметан, лактоза, крахмал.

Эфиры дифенилкарбоновых кислот и родственные соединения

Апрофен; а,а-дифенилпропионовой кислоты (З-диэтиламиноэтиловый эфир; C21H27NO2; М.м. - 325,4; жидкость.

Апрофена гидрохлорид; апрофен; C21H25N2OHCI; белый кристалличе- ский порошок; легко растворим в воде, 95% этаноле и хлороформе; трудно растворим в ацетоне и бензоле; очень мало растворим в эфире [16].

Раствор апрофена 1%-ный для инъекций. Прозрачная бесцветная жид- кость в ампулах нейтрального стекла по 1 мл; состав: апрофена - 10 мг, воды для инъекций - до 1 мл.

Таблетки апрофена 0,025 г - белого цвета; состав на 1 таблетку: апрофена - 0,025 г, вспомогательных веществ - 0,075 г [16].

Апрофен является основной составной частью таблеток «Тарен» (состав на 1 таблетку: апрофен - 0,0225 г, циклозил - 0,0015 г, хлорозил - 0,00075 г, карбахолин - 0,000125 г, глюкоза - 0,12 г, крахмал, тальк, стеарат кальция - до 0,2 г.

Апрофен и таблетки «Тарен» включены в список сильнодействующих веществ [45].

Бенактизин; этиламиноэтиловый эфир бензиловой кислоты; C20H25NO3; М.м. - 327,4; кристаллическое вещество белого цвета.

Бенактизина гидрохлорид; амизил; C20H25NO3 HC1; М.м. - 362,9; белый кристаллический порошок; растворим в воде, трудно растворим в этаноле; водные растворы при длительном хранении подвергаются гидролизу. Форма

74 выпуска: таблетки белого цвета по 0,001-0,002 г и порошок для приготовления

растворов [31].

Ранее амизил входил в состав таблеток «Тарен»; не исключено появление подобного лекарственного средства в незаконном обороте. Амизил включен в список ядовитых веществ [47]. В наборе «NIK» имеются тесты для идентификации этого соединения во внелабораторных условиях.

Вещество BZ: 3-хинуклидинил бензилат; 3-хинуклидиловый эфир дифе- нилоксиуксусной кислоты; C21H23NO3; М.м. - 337,42. Белое кристаллическое вещество без вкуса и запаха; плотность пара по воздуху 11,6; практически нерастворим в воде; растворим в хлороформе и других галоидированных углеводородах; соединение химически устойчиво, обладает свойствами сложных эфиров и оснований; образует растворимые в воде соли с неорганическими и органическими кислотами; соли обладают такой же психоактивностью, как и основание.

Вещество BZ достаточно устойчиво к нагреванию’ и переводится в аэро- зольное состояние методом термической возгонки без заметного разложения

[3].

Вещество BZ включено в список ядовитых веществ [47].

Метадона гидрохлорид; б-диметиламино-4,4-дифенил-3-гептанона гид- рохлорид; фенадон; C21H27NOHCI; М.м. - 345,9. Растворимость (г/100 мл): в воде - 12, в этаноле - 8, в изопропаноле - 2,4; практически нерастворим в ди-этиловом эфире.

Ранее метадона гидрохлорид (фенадон) выпускался в виде таблеток бе- лого цвета, содержащих по 0,0025 г или по 0,005 г действующего вещества. В настоящее время это соединение и все его формы включены в число объектов, запрещенных для производства и применения на людях [48].

В России метадон является одним из основных синтетических наркотиков в подпольном производстве и незаконном обороте; распространен в смесях с различными веществами, в частности - в виде растворов с димедролом.

75 Сильнодействующие вещества различных классов

Промазин; ^Ы-диметил-ЮН-фенотиазин-Ю-пропанамин; C17H20N2S; М.м. - 284,4. Жидкое масло с запахом аминов; обладает щелочной реакцией.

Промазина гидрохлорид; C17H20N2SHCI; пропазин [31]. Белый или белый со слабым желтоватым оттенком кристаллический порошок; на свету порошок и его растворы приобретают си’невато-зеленую окраску; гигроскопичен; один грамм растворяется примерно в 3 мл воды; растворим в метаноле, этаноле, хлороформе; практически нерастворим в диэтидовом эфире, бензоле; водные растворы дают слабокислую реакцию по лакмусу [16, 31].

Формы выпуска: драже и таблетки, покрытые оболочкой, по 0,025 и 0,05 г; ампулы по 2 мл 2,5% раствора [31].

Транквилизатор; известны экспресс-тесты для идентификации промазина во внелабораторных условиях.

Трамадол; 2-[(диметиламино)метил]-1 -(З-метоксифенил)-циклогексанол; C16H25NO0; М.м. - 263,4. Широко известен в виде гидрохлорида C^l^sNCVHCl (препарат «Трамал»); белый кристаллический порошок с температурой плавления 180-181°С; растворим в воде. Форма выпуска: капсулы по 0,05 г с наполнителями; включен в список сильнодействующих веществ [47].

Фендиметразин; 3,4-диметил-2-фенилморфолин; Ci2Hi7NO; М.м. - 191,3. Жидкость; гидрохлорид C12H17NOHCI имеет температуру плавления 19ГС (Отто) или 208°С (Берингер). Препарат находится под международным контролем и включен в список сильнодействующих веществ [47].

Фенциклидин; 1-(1-фенилциклогексил)пиперидин; РСР; C17H25N; М.м. -243,4. Кристаллическое вещество с температурой плавления 46-46,5°С; гидро- хлорид C17H25NHCI - кристаллическое вещество.

Фенциклидин является одним из наиболее опасных наркотических средств; его производство и применение на людях запрещено [48].

В образцах подпольно изготовленного фенциклидина могут встречаться в качестве добавок кокаин, метамфетамин, метаквалон, аспирин, сахароза, лак-

76 тоза, борная кислота, стеариновая и пальмитиновая кислоты. Фенциклидин наносят на листья петрушки, мяты, марихуану и употребляют в таком виде курением.

Цикл о дол; 1 -фенил- 1-циклогексил-3-(М-пиперидино)-пропанола-1 гид- рохлорид; тригексифенидила гидрохлорид; Паркопан; Апаркан; C20H31NO HC1; М.м. - 337,9. Растворимость (г/100 г): в воде при 25°С - 1,0; в этаноле - 6; в хлороформе - 5; более растворим в метаноле; очень мало растворим в диэти-ловом эфире: бензоле. Форма выпуска: таблетки по 0,001; 0,002; 0,005 г. Включен в Список сильнодействующих веществ [47].

Мы рассмотрели общую характеристику наркотических средств и силь- нодействующих веществ, которая содержит преимущественно химические и фармакологические признаки этих веществ. Приведенные признаки, на наш взгляд, бесспорно играют важную роль при выборе методики криминалистического исследования, как предварительного, так и экспертного. Но с точки зрения собирания и оценки доказательств при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, существенную роль будут играть так называемые криминалистические признаки интересующих нас материальных носителей информации о расследуемом событии, которые позволят верно оценить уголовно-правовую квалификацию совершенного деяния.

С целью определения криминалистических признаков наркотических средств и сильнодействующих веществ вернемся к описанным в работе [34,с.7] уровням дифференцированности объектов техногенного происхождения. С учетом дифференцированности наркотических средств и сильнодействующих веществ на таких уровнях, как классификационный, рецептурно-технологический, производственно-технологический и эксплуатационный, нам представляется возможным выделить следующие криминалистические признаки, используемые для решения задач розыска и доказывания: - классификационные (химический состав препарата, химическое строение физиологически активного компонента, характер воздействия на человека);

77

  • рецептурно-технологические (компонентный состав препарата, агрегатное

состояние, лекарственная форма);

  • производственно-технологические (исходные, промежуточные, побочные, конечные продукты синтеза, т.е. примесный состав препарата, и признаки, характеризующие процесс упаковки);
  • эксплуатационные (признаки, характеризующие условия хранения, транспортировки и сбыта готовой продукции).
  • По нашему мнению, анализ совокупности данных признаков, выявленных в ходе криминалистического исследования, позволит дать исчерпываю- щую оценку противоправного деяния в соответствии с Уголовным Кодексом РФ.

78

ГЛАВА 2. Подготовка материалов и назначение экспертиз наркотических средств и сильнодействующих веществ.

2.1 Правовые и организационные аспекты криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ.

Государственная судебная экспертиза обеспечивает деятельность судов и правоохранительных органов, предоставляя доказательства по расследуемым делам на основе исследования объектов с применением специальных познаний в области науки, техники, искусства или ремесла. Экспертиза проводится во всех видах судопроизводств, предусмотренных Конституцией РФ: конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном, административном (ст.118 Конституции РФ). Значительная часть судебных экспертиз проводится по уголовным делам, которых рассматривается в судах от 800 до 900 тысяч в год. В каждом ведомстве, располагающем системой судебно-экспертных учреждений, имеются различные нормативные акты, регулирующие производство экспертиз. Судебная экспертиза, независимо от ее класса, рода и вида, едина по сво- ей сути и предназначению и поэтому, как процессуальное действие, она должна осуществляться в своей основе с соблюдением общих процессуальных норм, одинаковых для любого вида судебной экспертизы. В связи с этим возникла острая необходимость определить правовые основы судебно-экспертной деятельности как области правоотношений в сфере судопроизводства, закрепить нормами права общие принципы этой деятельности (такие, как законность, защита прав и свобод личности, гарантированных Конституцией РФ, независимость эксперта, объективность и полнота исследования), отрегулировать общие для различных государственных судебно-экспертных учреждений организационные аспекты.

79

Принятый Государственной Думой в третьем чтении проект Федерально- го Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» [97] предусматривает единообразное правовое регулирование порядка производства судебной экспертизы в государственных экспертных учреждениях. В него включены общие положения и принципы государственной судебно-экспертной деятельности, требования, которым должна отвечать судебная экспертиза; правовое положение субъектов государственной судебно-экспертной деятельности; порядок производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях; научно-методическое и финансовое обеспечение судебно-экспертной деятельности в государственных судебно-экспертных учреждениях.

При подготовке законопроекта были учтены положения Конституции РФ, других федеральных законов и международно-правовых документов, на- правленные на соблюдение основных прав и свобод человека и гражданина.

В целом принятие в третьем чтении проекта межотраслевого федераль- ного закона «О государственной судебно-экспертной деятельности» позволяет решить следующие задачи:

  • установить для различных видов судопроизводств единые принципы и общий порядок производства судебных экспертиз в государственных су- дебно-экспертных учреждениях;
  • обеспечить соблюдение прав и свобод гражданина при производстве судебных экспертиз;
  • обеспечить четкую организацию производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях различных систем и ведомств.
  • Что касается общих положений, то прежде всего проект Федерального Закона определяет суть судебно-экспертной деятельности, которая состоит в организации и производстве судебной экспертизы, и задачу судебно- экспертной деятельности, которой является установление обстоятельств, под-

80 лежащих доказыванию по конкретному делу по поручению судов, судей, органов дознания, следователей и прокуроров. Эти определения по сути своей согласуются с понятием предмета судебной экспертизы, которое является основным категориальным понятием общей теории судебной экспертизы и по содержанию представляет собой разрешение задач по установлению фактических данных, отраженных в материальных носителях информации о них, методическими средствами экспертного исследования. Другими словами, в данном законопроекте впервые закреплены основные положения теории судебной экспертизы.

Правовой основой государственной судебно-экспертной деятельности является прежде всего Конституция РФ, отраслевые процессуальные кодексы и федеральные законы, регулирующие порядок судопроизводства, организацию и производство судебной экспертизы (ст.б). Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ (ст. 17-25), независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты экспертных исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники (ст.б).

Содержание принципа независимости эксперта перекликается с содер- жанием ст.78, 82, 187 Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР. Поскольку заключение эксперта является одним из видов доказательств в уголовном процессе (ст. 69 УПК РФ), устанавливающих обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, то оно должно основываться на современных достижениях науки и техники, дающих возможность проверить его достоверность, даваться по внутреннему убеждению эксперта без какого-либо внешнего воздействия.

Ст.8 настоящего законопроекта касается объектов экспертного исследо- вания. Согласно теории судебной экспертизы, объектами исследования являются материальные носители информации о фактических данных, связанных с

81 расследуемым событием, устанавливаемых с помощью специальных познаний.

Ст. 8 в перечень объектов экспертных исследований включает и образцы для сравнительного исследования. На наш взгляд, это не совсем соответствует выше приведенному определению объектов судебной экспертизы. Образцы для сравнительного исследования сами по себе не несут информации о фактических данных, связанных с расследуемым событием, в связи с чем они не являются и вещественными доказательствами по конкретному делу (ст. 83 УПК РСФСР). Образцы для сравнительного исследования, на наш взгляд, являются скорее необходимым средством проведения сравнительного исследования с целью решения идентификационных экспертных задач.

Глава 2 Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» отражает правовое положение руководителя государственного судебно-экспертного учреждения и эксперта. По сравнению со ст. 82 УПК РСФСР вышеназванный Федеральный Закон конкретизирует права и обязанности эксперта и дает эксперту, помимо перечисленных в ст.82 УПК РСФСР прав, право ходатайствовать о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, по решению суда участвовать в исследовании материалов’дела на стадии судебного разбирательства и делать при этом заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключений или показаний; обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначившего судебную экспертизу, в случаях нарушения прав эксперта (ст. 15). На наш взгляд, такое значительное расширение прав эксперта, закрепленных законодательно, в полной мере способствует реализации принципов независимости’ эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, на которых, согласно обсуждаемому законопроекту, основывается государственная судебно- экспертная деятельность. Кроме того, ст. 15 дает эксперту право отказаться от производства судебной экспертизы, если нарушен процессуальный порядок назначения судебной экспертизы; поставленные перед экспертом вопросы выходят за рамки его специальных по-

82 знаний; объекты экспертного исследования не пригодны для дачи заключения

и эксперту отказано в их дополнении; отсутствуют условия, оборудование и

методические средства для проведения исследований; имеется угроза жизни и

здоровью эксперта. УПК РСФСР такого права эксперту не предоставляет.

Рассматриваемый законопроект не только определяет права эксперта, но и расширяет круг его обязанностей (ст. 16). В качестве обязанностей эксперта Федеральный Закон выделяет обязанность явиться по вызову суда, судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора; давать показания в суде, на предварительном следствии и дознании по вопросам, связанным с проведенными исследованиями и данным заключением; не разглашать сведений, известных ему в связи с производством судебной экспертизы, которые могут нанести ущерб конституционным правам граждан, а также сведения, составляющие тайну, охраняемую законом; обеспечивать сохранность представленных объектов исследований и материалов дела. За неисполнение должностных обязанностей, указанных в настоящем законопроекте, эксперт несет ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Нам представляется целесообразным оговорить в рассматриваемом зако- нопроекте санкции, налагаемые на эксперта в случае неисполнения им обязанностей и нарушения положений настоящего Федерального Закона.

Проект Федерального Закона определяет структуру заключения эксперта (ст.25), что является очень важным, поскольку заключение эксперта в уголовном процессе является одним из видов доказательств и должно оформляться в строгой последовательности и иметь жесткую структуру.

По сравнению со ст. 191 УПК РСФСР ст.25 проекта Федерального Закона определяет структуру заключения эксперта более развернуто и конкретно, что позволяет соблюдать единую форму этого вида доказательств.

Становление криминалистической экспертизы наркотических средств напрямую связано с принятием законодательных актов о борьбе с наркоманией и наркобизнесом, в том числе и международных. Законодательство СССР а в

83 настоящее время России, на разных этапах по-разному решало вопрос об уголовной ответственности за незаконные действия с наркотическими средствами. Совершенствование законодательства, регулирующего оборот наркотических средств, продолжается. Это связано прежде всего с увеличением количества контролируемых веществ, являющихся предметом незаконного оборота наркотиков, что влечет увеличение способов совершенствования преступных действий в сфере незаконного оборота наркотических средств.

Мировое сообщество серьезно озабочено распространением наркотиче- ских средств и психотропных веществ, увеличением их незаконного оборота, что приобрело в последние десятилетия глобальные масштабы. Организация Объединенных Наций приняла 3 международных конвенции в целях обеспечения эффективных мер контроля за наркотиками. В нашей стране общий прогноз ситуации с наркотиками на ближайшие годы крайне не благоприятен, поэтому стало чрезвычайно важным законодательное закрепление правил деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и ответственности за их нарушение.

Разработка нового закона была предусмотрена Концепцией государст- венной политики по контролю за наркотиками в РФ, а также целевой програм-мой «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1995-1997 годы». Концепция государственной политики по контролю за наркотиками в РФ была принята постановлением Верховного Совета РФ 22 июня 1993 года (№ 5494-1). Цель настоящего документа -установить концептуальные основы государственной политики по контролю за наркотиками, в первую очередь в ее организационных и законодательных аспектах, а также в плане выработки единой скоординированной межведомственной программы.

В соответствии с Концепцией государственной политики по контролю за наркотиками в РФ была разработана Федеральная целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незакон-

84 ному обороту на 1995-1997 годы», которая была утверждена постановлением

Правительства РФ от 3 июня 1995 года (№ 542).

С целью пресечения незаконного оборота наркотических средств Про- грамма предусматривает разработку новых портативных экспресс- анализаторов для определения вида наиболее распространенных наркотических средств и осуществление мер по укреплению материальной базы и приобретению необходимых технических средств для подразделений ОВД.

Совместные усилия государств по контролю за наркотиками определя- ются Единой Конвенцией по наркотикам (1961 г.), Конвенцией по психотропным веществам (1971 г.) и Конвенцией 1988 г. о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, принятых Организацией Объединенных Наций.

В списки Конвенций включены наркотические средства, психотропные вещества и их препараты, их изомеры, если существование таковых возможно в рамках химических формул этих веществ; сложные и простые эфиры этих веществ, когда существование таковых возможно; соли этих веществ, включая соли сложных эфиров, соли простых эфиров и изомеров, во всех случаях, когда существование таких солей возможно.

Государственной Думой’Российской Федерации 27 октября 1995 года был принят Федеральный Закон «О присоединении РФ к Протоколу 1972 года о поправках к Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 года», который вступил в законную силу 23 ноября 1995 года. Кроме того, Россия заключила ряд межправительственных соглашений с другими государствами о сотрудничестве в борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ и злоупотребления ими.

На основании ст.71 Конституции РФ, установление единых требований, регламентирующих оборот наркотических средств и психотропных веществ, предусматривается на уровне федерального закона, так как эти вопросы относятся к исключительному ведению РФ. Поэтому встал вопрос о принятии Фе-

85 дерального Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»,

который представляет собой объединенный вариант законопроектов, внесенных в Государственную Думу в феврале 1996 года Комитетом по безопасности и Комитетом по охране здоровья. Закон полностью учитывает требования Конвенций ООН 1961, 1971 и 1988 годов, других международно-правовых документов, а также ряд рекомендаций авторитетных международных организаций. Кроме того, он в полной мере учитывает сложившуюся в нашей стране правоприменительную практику и дает возможность установить более строгие меры контроля за наркотиками на территории РФ. Закон учитывает реалии в вопросах собственности и новый Гражданский Кодекс РФ, закрепляет особенности процессуального механизма.

Федеральный Закон в ст.2 устанавливает Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, и в зависимости от применяемых государством мер контроля разбивает их на 4 списка:

Список 1 - наркотические средства и психотропные вещества, оборот которых в РФ запрещен в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ;

Список 2 - наркотические средства и психотропные вещества, оборот которых в РФ ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ;

Список 3 - психотропные вещества, оборот которых в РФ ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ;

Список 4 - прекурсоры, оборот которых в РФ ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ.

86

Перечень утверждается Правительством РФ, по представлению феде- ральных органов исполнительной власти в области здравоохранения и внутренних дел и подлежит официальному опубликованию в соответствии с законодательством РФ. Порядок внесения изменений и дополнений в Перечень устанавливается Правительством РФ.

С точки зрения криминалистической экспертизы наркотических средств и психотропных веществ, Федеральный Закон прежде всего законодательно утверждает новые списки наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, на которые может ссылаться эксперт при проведении идентификационных исследований и решении вопроса об отнесении исследуемого вещества к наркотическому или психотропному. Помимо этого, Перечень содержит список веществ, используемых для синтеза наркотиков (прекурсоров). В настоящее время это очень актуально, так как производство синтетических наркотиков неуклонно возрастает, причем происходит увеличение не только объема синтезируемых наркотиков, но и расширение их ассортимента. Таким образом, Федеральный Закон учитывает возможность появления новых веществ, не включенных в национальные или международные списки наркотиков. Недостатком документа, как нам представляется, является то, что в нем нет полного перечня лекарственных и психотропных средств, которые будут производиться в государственных унитарных учреждениях и в системе частной фармакологической промышленности.

Федеральный Закон «О наркотических средствах и психотропных веще- ствах» напрямую не касается организации и проведения криминалистической экспертизы наркотических средств и психотропных веществ. Но поскольку экспертиза - вид познавательной деятельности, осуществляемой на основе специальных познаний с целью получения доказательств по конкретному делу, то, вне всяких сомнений, экспертиза может быть частью государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и в области

87 противодействия их незаконному обороту, правовые основы которой и устанавливает рассматриваемый закон.

В Уголовном Кодексе РФ, введенном с 1 января 1997 года, определяется уголовная ответственность за незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, а также правила производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ; веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психо- тропных веществ (ст.228). К сожалению, в 1991 году на демократической волне была отменена статья об ответственности за незаконное потребление наркотических средств, новый вариант Уголовного Кодекса такой статьи тоже не содержит, что влечет за собой необратимые последствия как правового, так и нравственного характера. Уголовно наказуемыми, в соответствии с новым законодательством, являются такие деяния, как хищение либо вымогательство наркотических средств и психотропных веществ (ст.229), склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст.230), незаконное культивирование запрещенных к возделыванию наркотикосодержащих растений (ст.231), организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств либо психотропных веществ (ст.232), незаконная выдача либо подделка рецептов либо иных документов, дающих право на получение наркотических или психотропных веществ (ст.233), незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст.234).

Наряду с Уголовным Кодексом РФ вступила в законную силу Сводная таблица заключений Постоянного Комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, обнаруженном в незаконном хранении или обороте. Сводная таблица была утверждена на за-

88 седании Постоянного Комитета по контролю наркотиков 4 июня 1997 года

(протокол № 3/57-97) и учитывает не только медицинские критерии, но и реальную социальную опасность, обусловленную незаконным распространением любых количеств новых для РФ высокоактивных наркотических средств и психотропных веществ, производство и применение которых запрещено в РФ. Перечень размеров составлен на основе преемственности с ранее действовавшими сводными таблицами размеров. По ряду позиций, касающихся наркотиков растительного происхождения, доминирующих в РФ, размеры существенно изменены, поскольку физиологическая активность наркотиков растительного происхождения связана не только с их физической массой, но и с содержа- нием в них наркотически активных компонентов (морфина, тетрагидроканна-бинола и др.). А содержание действующих начал в растительном материале изменяется в зависимости от генетических признаков, географического происхождения растений и способов их переработки и хранения. В последние годы в России произошло резкое повышение наркотической активности растительных средств в результате принципиальных изменений сырьевой базы и совершенствования технологий незаконного изготовления наркотических средств. Поэтому Постоянный Комитет по контролю наркотиков не может рекомендовать их прежние «небольшие» размеры для использования в судебной и следственной практике. Для наркотических средств и психотропных веществ приведены небольшие, крупные и особо крупные размеры в соответствии с требованиями нового Уголовного Кодекса РФ и Кодекса об административных правонарушениях и на основании протоколов заседаний Постоянного Комитета по контролю наркотиков от 9 сентября 1996 года (протокол № 51/7-96), от 17 декабря 1996 года (протокол № 53/9-96), от 25 декабря 1996 года (протокол № 54/10-96).

Помимо федеральных законодательных актов, эксперт при проведении криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ должен также руководствоваться протоколами заседаний Постоянного

89 Комитета по контролю наркотиков. В связи с неуклонным расширением ассортимента синтетических наркотических средств, появляющихся на нелегальном рынке, и увеличением фактов немедицинского употребления сильнодействующих веществ, Постоянный Комитет регулярно вносит изменения и дополнения в действующие списки наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров, инструментов и оборудования, используемых при незаконном изготовлении наркотических средств и психотропных веществ. Кроме того, Постоянный Комитет рассматривает и утверждает методики для использования в криминалистической экспертизе наркотических средств и сильнодействующих веществ. Так, на расширенном заседании Президиума Постоянного Комитета по контролю наркотиков 18 августа 1994 года были утверждены следующие методики:

  1. Обнаружение продуктов сгорания марихуаны, гашиша в пепле табачных изделий.
  2. Криминалистическое исследование опийного и масличного маков.
  3. Экспертное исследование наркотических средств, кустарно приготовленных из эфедрина.
  4. Количественное определение морфина в маковой соломе и опии.
  5. Криминалистическое исследование материалов, содержащих клофелин.
  6. Исследование наркотического средства - МДА.
  7. Экспертиза героина и ацетилированного опия.
  8. Исследование вещества «B/Z».
  9. Экспертное исследование бупренорфина.
  10. 10.Экспертное исследование 3-метилфентанила. 11 .Экспертное исследование метадона.

(Протокол № 32 от 18 августа 1994 года).

В последующие годы были также утверждены, например, методика ис- следования кокаина (протокол № 41/1-96 от 7 февраля 1996 года), методика исследования производных амфетамина (протокол № 7/61-97 от 20 октября

90 1997 года) и др. Или, например, 9 октября 1996 года в список сильнодействующих веществ был включен оксибутират натрия (протокол № 51/7-96), а 14 марта 1997 года в список психотропных веществ были включены кетамин и препараты на его основе (протокол № 1/55-97).

Таким образом, наряду с Федеральным Законом «О наркотических сред- ствах и психотропных веществах» в распоряжении экспертов появились документы, законодательно закрепляющие списки наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, а также утвержденные Постоянным Комитетом по контролю наркотиков 9 октября 1996 года (протокол № 51/7-96) списки одурманивающих веществ и список инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем, используемых при незаконном изготовлении наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ. Это дает экспертам возможность при проведении криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ ссылаться на вышеперечисленные списки и перечни, что повышает доказательственное значение заключения эксперта, которое получено не только с использованием специальных познаний, но и имеет вполне определенную правовую основу.

Производство экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел регламентируется законодательством РФ, законодательством республик в составе РФ, нормативными актами МВД РФ, а также Положением о производстве экспертиз в ЭКП ОВД, являющимся дополнением к приказу министра внутренних дел «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности ОВД РФ» № 261 от 1июня 1993 года. Настоящее Положение определяет круг экспертиз, которые проводятся в ЭКП ОВД при наличии соответствующих специалистов. Это экспертизы: дактилоскопические, трасологические, почерковедческие, технического исследования документов, баллистические, холодного оружия, портретные (отождествление личности по признакам внешности), криминалистические экспертизы веществ, материалов, изделий, биологические, пищевых продук-

91 тов, почвоведческие, ботанические, автотехнические, видео- фоноскопические,

фототехнические. Перечисленные экспертизы выполняются в порядке очередности поступления материалов и в срок, не превышающий 15 суток.

Основные права и обязанности эксперта ЭКП ОВД определяются зако- нодательством РФ. Настоящее Положение конкретизирует как обязанности, возложенные на эксперта, так и права, предоставленные ему. В частности, эксперт обязан применять все рекомендованные методики и имеющиеся в его распоряжении технические средства с целью научно обоснованного решения вопросов, поставленных перед ним. Заслуживает внимания пункт 2.4 рассматриваемого Положения о том, что эксперт не вправе использовать для обоснования выводов сведения, полученные им из непроцессуальных источников, отыскивать, изымать и использовать для производства экспертизы материалы, не предоставленные ему в установленном законе порядке. Содержание данного пункта еще раз подчеркивает то, что эксперт - лицо процессуальное, и его действия в ходе экспертного исследования должны производиться в строгом соблюдении требований процессуального законодательства.

Настоящим Положением регламентируется порядок производства экс- пертиз, в том числе комплексных и комиссионных, в ЭКП ОВД, порядок составления и форма заключения^ эксперта по результатам исследований, порядок хранения и возврата вещественных доказательств. В пункте 4.8 конкретизируются выводы, которые могут быть сформулированы экспертом на основе всестороннего, глубокого и объективного анализа и синтеза результатов, полученных при исследовании вещественных доказательств. Эксперт может дать выводы:

  • категорические (положительные или отрицательные);
  • вероятные (положительные или отрицательные);
  • о невозможности решения вопроса.
  • Если эксперт дает вероятный вывод или приходит к выводу о невозмож- ности решения вопроса, то в исследовательской части заключения он обязан

92 изложить причины, по которым не представилось возможным решить вопрос в

категорической форме либо пришлось отказаться от решения вопроса.

В разделе 5 Положения определяются условия хранения различных ве- щественных доказательств. Что касается наркотических средств и сильнодействующих веществ, то они должны храниться в специальных опечатанных металлических шкафах отдельно от других вещественных доказательств. Доступ к ним разрешается только эксперту, которому поручено производство экспертизы. После составления заключения вещественные доказательства вместе с заключением эксперта передаются лицу, назначившему экспертизу, под расписку в журнале регистрации материалов, поступивших на экспертизу.

Контроль за производством экспертиз осуществляется руководителем ЭКП.

2.2 Собирание материальных источников информации для предварительного исследования и экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ.

Новый Уголовный Кодекс РФ предусматривает целый ряд преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст.ст.228, 229, 230. 231, 232, 233 УК РФ). Расследование этих преступлений представляет повышенную сложность, поскольку совершаются они, в основном, преступными группами, криминальная деятельность которых разорвана во времени и пространстве.

Имеется целый ряд работ: Е.П.Коновалова (1976), Н. Г. Шурухнова (1987), В. А. Коханова, А. В. Сивачева (1989), Г. М. Меретукова (1992,1995), А.В.Соловьева по методике расследования данной категории уголовных дел.

Учитывая специфический способ совершения и сокрытия данного вида преступлений, материальные источники информации для предварительного и экспертного исследования по особенностям их проявления можно разделить на

93 несколько групп. В настоящее время определилось два направления незаконного изготовления наркотических средств, а именно: кустарное производство наркотических средств из растительного сырья и лекарственных препаратов с использованием общедоступных предметов (например, кухонной утвари) и химический синтез наркотических средств в подпольных лабораториях полупромышленного характера с использованием специального оборудования. Отсюда, нам представляется целесообразным разделить материальные источники информации следующим образом:

1 группа: следы хранения, изготовления или переработки наркотических средств. Сюда следует отнести сами наркотические средства и психотропные вещества, наркотикосодержащие растения и лекарственные препараты, инст рументы и оборудование для изготовления и переработки наркотических средств (лабораторная и бытовая посуда с остатками продуктов приготовления или синтеза наркотических средств), исходные, промежуточные и конечные продукты синтеза, а также записи схем синтеза.

2 группа: следы сбыта, приобретения и потребления наркотических средств. Это прежде всего следы инъекций на теле человека, употребляющего наркотики, сигареты, иглы, шприцы, ампулы, бинты, смывы с рук, ногтевые срезы и волосы, следы наркотических средств на предметах одежды (манжеты и ворот рубашки, карманы и т.п.), рецептурные бланки, в том числе поддельные, на получение наркотиков в аптеках и документы,покрывающие хищение наркотических и сильнодействующих веществ в лечебных учреждениях. 3 4 группа: следы перевозки наркотических средств. Это специально изго- товленные или приспособленные упаковки и контейнеры, капсулы, ампулы, на которых могут быть следы пальцев рук, наслоение различных веществ, разнообразные микрообъекты, а также частицы наркотических средств. 5 А.В.Соловьев отмечает важное значение для расследования преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков сопутствующих объектов, кото- рые он классифицирует по целевому назначению (предметы, используемые для

94 изготовления и употребления наркотических средств, упаковочные материалы)

и по характеру следов (предметы-носители следов наркотических веществ, следов их применения, изготовления, хранения, хищения и др.) [43,с.1б]. В работе предлагаются рекомендации по правильному изъятию и фиксации подобных объектов, определению круга решаемых с их помощью вопросов доказывания, включая судебные экспертизы.

В решении задач коренной перестройки следственной работы, резком повышении качества следствия и обеспечения раскрытия каждого преступления все более возрастает необходимость в эффективном и своевременном применении научно-технических средств, широком привлечении специалистов. Но фактически признанный и играющий важную роль в освоении достижений науки и техники институт специалистов в российском уголовном процессе до сих пор не имеет четкой правовой регламентации, в связи с чем в следственно-судебной практике возникают непростые проблемы. Наиболее существенными, на наш взгляд, являются следующие вопросы: 1) о возможности привлече- ния специалистов к участию в тех следственных действиях, которые законодательством не урегулированы; 2) о привлечении специалистов для оказания различного рода помощи следователю, ее значимости в расследовании и раскрытии преступлений; 3) об изменении законодательства в части запрета поручать проведение экспертизы лицу, ранее привлекавшемуся в качестве специалиста по данному делу. Вопросы эти взаимосвязаны и отражают, по нашему мнению, сущность, значение и перспективы дальнейшего развития института специалистов в уголовном процессе.

Первый из поставленных вопросов обусловлен тем, что ст. 133 УПК оп- ределяет участие специалистов на стадии расследования только в конкретных рамках, а именно: при производстве выемки и обыска (ст. 170), выемки почто-во-телеграфной корреспонденции (ст. 174), осмотра (ст. 179), наружного осмотра трупа (ст. 180), следственного эксперимента (ст. 183), освидетельствования (ст. 181), получения образцов для сравнительного исследования (ст. 186), до-

95 проса несовершеннолетних свидетелей и обвиняемых (ст.ст. 159, 397). Но научно-технический прогресс, повышение значимости специальных знаний и применения современных технических средств в уголовном процессе для выяснения истины по делу диктуют необходимость все более широкого участия специалистов и в тех следственных действиях, которое законодательством не предусмотрено.

Перечень следственных действий с участием специалиста, несомненно, должен быть расширен, но едва ли он приобретет устойчивые границы. Как правильно в свое время указывал А. И. Винберг, «круг вопросов, по которому следователю может понадобиться помощь специалистов, безусловно, потребует их участия в других следственных действиях, а поэтому не может быть заранее определен или ограничен законом»[12,с.88]. Например, целесообразность участия специалистов в допросах взрослых подозреваемых, обвиняемых и свидетелей отмечается в ряде работ ученых и практиков [72,с.17, 30,с.21]. Мы считаем, что при производстве допросов в ходе расследования преступлений, связанных с незаконным изготовлением и переработкой наркотических и сильнодействующих препаратов участие специалиста в области криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ должно быть обязательным. Даже самая тщательная подготовка следователя к допросам по таким делам не сможет обеспечить должную оценку им ответов допрашиваемых, касающихся специфических вопросов, таких как схемы синтеза нелегально изготавливаемых наркотических средств в подпольных лабораториях, использования тех или иных химических реактивов, специального либо приспособленного оборудования. Специалист указанного профиля сразу же обратит внимание следователя на неверные ответы, поможет сформу- лировать дополнительные вопросы, что окажет положительное влияние на эффективность работы. Кроме того, использование специальных знаний при проведении допросов в таких случаях обеспечивает дополнительную гарантию

96 прав участников процесса, поскольку помогает избежать ошибочных и неточных записей в протоколе.

Нам также представляется целесообразным присутствие специалиста при задержании подозреваемого в совершении преступления (ст. 122 УПК). Это будет способствовать полноте выявления и детальной фиксации признаков объектов, обнаруженных в результате его обыска, осмотра одежды, транспортного средства и т.д.

Резюмируя вышеизложенное, мы предлагаем внести поправку в ст. 133 (прим.) действующего УПК, а именно, закрепить в статье право следователя привлекать специалиста к участию в любых следственных действиях, для производства которых необходимо использование специальных познаний с целью более квалифицированного обнаружения, закрепления и изъятия доказательств.

В следственной практике явно прослеживается тенденция к расширению участия лиц, обладающих специальными знаниями, не только в следственных действиях, но и для организации и проведения ряда оперативных мероприятий, направленных на выявление признаков преступления. Использование специальных знаний желательно в целях определения относимости объектов к изделиям, свободное обращение которых ограничено или запрещено (к взрывчатым или наркотическим веществам, холодному или огнестрельному оружию), что является одним из оснований возбуждения уголовного дела. Но не все ученые-юристы признают правомерной данную тенденцию. В. К. Лисиченко и Б. В. Циркаль считают, что процессуальные формы применения специальных знаний и участие специалиста на стадии возбуждения уголовного дела не допустимы, поскольку это не предусмотрено действующим УПК [70,с.13]. С таким утверждением трудно согласиться, поскольку в УПК нет четкой регламентации участия специалистов. Кроме того, деятельность специалиста на любой из стадий уголовного процесса, включая стадию возбуждения уголовного дела, может приобрести процессуальную форму при оформлении ее результатов в

97 предусмотренном законом порядке. Например, путем составления протокола

следственного осмотра документов либо протокола обыска лица, задержанного по подозрению в совершении преступления.

Интересна еще одна позиция В. К. Лисиченко и Б. В. Циркаль, изложенная в этой же работе [70,с.15]. Они считают, что деятельность специалиста по подготовке проведения следственных действий, пояснения по специальным вопросам, возникающим при производстве следственных действий и фиксации их хода и результатов, не имеют самостоятельного процессуального значения и не должна фиксироваться в протоколе. Эта деятельность расценивается авторами как консультативная помощь и доказательственного значения, по мнению авторов, не имеет. С тем, что консультативная помощь специалиста не может приобрести форму доказательств, мы согласны. А вот с тем, что деятельность специалиста не имеет самостоятельного процессуального значения и не должна фиксироваться в протоколе, мы согласиться никак не можем. На основании действующего УПК (ст. 133) специалист как участник уголовного процесса имеет определенные права и, в частности, имеет право обращать внимание следователя на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением, изъятием доказательств и делать соответствующие заявления, подлежащие занесению в протокол. Это важно в случаях, когда следователь нарушает нормы действующего законодательства (например, в части хранения вещественных доказательств), и эти действия специалиста как раз подчеркивают его процессуальную самостоятельность и роль в уголовном процессе. Кроме того, разъяснения привлеченного к участию в деле специалиста могут послужить ориентиром для назначения экспертизы, причем он в состоянии оказать существенную помощь в постановке соответствующих вопросов, в подготовке необходимых материалов, образцов для сравнительного исследования и т.д. Акты ревизий, ведомственных расследований и другие материалы, содержащие фактические данные, имеющие значение для дела, становятся процессуальными документами (доказательствами) и требуют тщательной проверки и оценки. Уча-

98 стие в этой работе специалиста создает возможности для более квалифицированного определения значимости и достоверности выявляемой информации.

Таким образом, отрицать, процессуальную форму консультационной дея- тельности специалистов - значит исключать из материалов уголовного дела источник сведений по значительному кругу вопросов. Однако нельзя согласиться с выводами А. Р. Шляхова и Н. В. Сибиловой о возможности отнесения письменных заключений (консультаций) специалистов к источникам доказательств - иным документам согласно ст.69 УПК [52,с.17], или к «самостоятельным источникам фактических данных» [79,с. 11].

Статьи 78,80 УПК определяют источником информации, полученной в результате использования специальных знаний, только, заключение эксперта, данное с соблюдением установленных законом гарантий, обеспечивающих его достоверность. Таких гарантий для научных консультаций специалистов не установлено. Надо учитывать также, что утверждение о доказательственном значении консультаций специалистов как «самостоятельных источников доказательств» в принципе противоречит определению понятия доказательств в уголовном процессе (ст. 16). Тем не менее, разъяснения, сообщения, консультации специалистов, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием до- казательств, должны рассматриваться как процессуальная деятельность и вноситься в протоколы следственных действий, опять же на основании действующего УПК (ст.133).

Вопрос об изменении законодательства в части запрета назначать экс- пертом лицо, ранее привлекавшегося по данному делу в качестве специалиста, тесно связан с предыдущим и достаточно полно рассмотрен в юридической литературе. Большинство авторов сходятся в одном: убедительных (фактических и юридических) оснований для такого запрета нет. Мы считаем, что лицо, которое привлекалось в качестве специалиста к участию в производстве следственных действий, например, к участию в производстве обыска в подпольной лаборатории по изготовлению.синтетических наркотических средств и оказы-

99 вало следователю помощь в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, т.е. непосредственно воспринимало элементы вещной обстановки, и, возможно, проводило предварительное исследование обнаруженных наркотических средств на месте проведения обыска, должно привлекаться и к производству экспертизы в качестве эксперта. Это способствовало бы более быстрому и качественному проведению экспертизы. На основании этого, мы предлагаем убрать п.За из ст.67 УПК, а в ст.78 внести поправку о том, что при определении лица, которое будет производить экспертизу, предпочтение отдавать лицу, которое участвовало в производстве следственных действий по обнаружению, закреплению и изъятию доказательств.

В литературе также неоднократно отмечалась целесообразность исполь- зования специальных знаний на стадии возбуждения уголовного дела в форме экспертизы [71,с. 14]. Предлагалось также составление специалистом «Заключения специалиста» [84,с.19]. Это вызвано тем, что для обоснованного возбуждения уголовного дела (как и для отказа в его возбуждении) следователю требуется наличие достаточных оснований, одним из которых является установление групповой принадлежности ряда объектов (например, наркотических средств). Для этого следователю необходимо использование специальных знаний. Закон предоставляет следователю право проведения до возбуждения уголовного дела лишь одного следственного действия - осмотра места происшествия. Экспертиза до возбуждения уголовного дела, согласно действующего УПК, назначена быть не может. Тем не менее отнесение каких-либо объектов к наркотическим веществам и их количество часто является условием правильной квалификации преступления. На практике в таких случаях обращаются к проведению криминалистического исследования по оперативным материалам, результатом которого является «Справка эксперта о предварительном исследовании». На основании этой справки следователь либо возбуждает уголовное дело, либо отказывается от его возбуждения. Затем уже в рамках возбужденного уголовного дела производится криминалистическая экспертиза. В результа-

100 те решения вопроса таким образом составляется два однородных документа.

Более того, оба мероприятия проводятся, как правило, одним и тем же лицом, что фактически исключает различие в полноте и объективности исследования. Естественно, что подобная практика не может признаваться нормальной. Ко всему прочему, она приводит к дополнительной загруженности судебно-экспертных учреждений, не способствует повышению эффективности и улучшению качества проводимых в них экспертиз. Помимо этого, мы считаем необходимым обратить внимание на название документа «Справка эксперта о предварительном исследовании», которое, по нашему мнению, является противоречивым по своей сути. Эксперт - лицо процессуальное, и результаты его деятельности (заключение эксперта) являются доказательствами в уголовном процессе. Предварительное исследование - действие непроцессуальное и не может выполняться процессуальным лицом. Поэтому нам представляется це- лесообразным исключить из практики «Справку эксперта о предварительном исследовании», а процессуальная регламентация, допускающая возможность назначения в необходимых случаях экспертиз до возбуждения уголовного дела, способствовала бы, по нашему мнению, не только экономному использованию сил и средств, но и привела бы к более эффективному решению задач, стоящих перед уголовным судопроизводством.

При расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, наиболее информативным следственным действием с точки зрения обнаружения доказательств является следственный осмотр. Вместе с этим осмотр - один из обязательных элементов целого ряда следственных действий: обыска, выемки, освидетельствования, проверки показаний на месте, при производстве которых осмотру подлежат все обнаруженные доказательства с последующим описанием их в протоколе, фиксацией и изъятием. Осмотр, фиксация и изъятие перечисленных объектов осуществляются в процессе производства различных видов следственного осмотра: места происшествия, местности, помещений, предметов и документов.

101 В зависимости от разновидности и способов совершения преступлений,

связанных с незаконным оборотом наркотиков, объектами осмотра могут быть помещения химико-фармацевтических предприятий, баз, складов, аптек, лечебных и научно-исследовательских учреждений; притоны наркоманов; транспортные средства, используемые для перевозки и сбыта наркотиков; участки местности естественного произрастания или культурного возделывания наркотикосодержащих растений; места переработки наркотикосодержащих растений, кустарного изготовления и хранения наркотических средств; места задержания лиц, подозреваемых в изготовлении, хранении и сбыте наркотических средств; одежда и носильные вещи задержанных; рецепты, используемые для получения наркотиков в аптеках и документы, покрывающие хищения нарко- тических и сильнодействующих веществ в лечебных учреждениях.

С целью повышения эффективности следственного осмотра следователь имеет право привлекать к участию в его проведении специалиста. В зависимости от осматриваемого объекта это может быть специалист- материаловед, фармацевт, ботаник, нарколог, агроном и т.д. Производство следственных действий по делам об изготовлении, хранении, потреблении, сбыте наркотиков требует от специалиста исключительного внимания и хорошей естественнонаучной и криминалистической подготовки. Особенно важно произвести ква- лифицированный отбор исходных, промежуточных и конечных продуктов синтеза наркотических веществ в подпольных лабораториях, изъятие записей химических реакций, лабораторной и бытовой посуды с остатками продуктов синтеза или приготовления наркотических средств. Кроме того, необходимым условием успешной работы специалиста на месте происшествия является проведение качественных химических реакций по обнаружению в исследуемых образцах наркотических веществ, а также использование наборов для экспресс-анализа.

На наш взгляд, одной розыскной и следственной деятельности для поиска и обнаружения наркотиков недостаточно. Немаловажную роль в решении

102 этой задачи могут сыграть технические средства, принцип действия которых

основан на различных научных методах. В литературе встречаются попытки классифицировать применяемые методы и средства. В частности, Аленин А.П. делит средства поиска и обнаружения наркотических веществ на живые системы и технические устройства [54,с.22]. К живым системам автор относит людей, животных, птиц и т.д. Техническими устройствами являются приборы, аппараты, установки и т.д., принцип действия которых базируется на различных инструментальных методах (микроскопических, фотографических, рентгеновских, спектральных, хроматографических, электрохимических, генетических, цитологических). С помощью данных средств можно вести поиск и обнаружение наркотических веществ на различных расстояниях: от нескольких миллиметров до нескольких километров.

Научные средства поиска и обнаружения наркотиков подразделяют на передвижные (живые системы, роботы), переносные и стационарные (приборы, аппараты, установки и т.д.).

Как показывает мировая и отечественная практика борьбы с наркоманией, для поиска и обнаружения наркотических веществ наиболее часто исполь- зуются собаки охотничьих и служебных пород: овчарки, спаниели и др. В некоторых странах для этих целей пытаются использовать молодых львов, так как диапазон распознавания запахов у них значительно шире, чем у собак. Помимо живых систем, как за рубежом, так и в России создан ряд приборов - так называемые «детекторы запахов». В основу их действия положены хромато-графические методы разделения веществ на отдельные компоненты и последующего анализа. К их числу относится прибор «Пурга», созданный в 1986 году на биологическом факультете МГУ. Аналогичный по принципу действия прибор «Суперное», разработанный для таможенной службы английской фирмой «Астрофизике рисерч лимитед», способен анализировать состав воздуха с поверхности багажа и улавливает микроскопические дозы наркотиков. В 1992 году в США была предложена установка мультифонной ионизации воздуха,

103 позволяющая определять даже одну молекулу наркотически активного вещества в пробе. В 1991 году в литературе появилось сообщение об изобретении в США системы аэрозольных реактивов, предназначенной для идентификации малых количеств кокаина, марихуаны, гашиша и ряда других препаратов. Система дает возможность определять следовые количества названных препаратрв на различных поверхностях (дереве, картоне, коже и т.д.). На международной выставке «Таможня-87», проводимой в 1987 году в Москве, западногерманской фирмой «Шторц» демонстрировались эндоскопы (фиброскопы), позволяющие вести визуальный поиск наркотиков в недоступных местах.

В России для поиска и обнаружения наркотиков на таможнях получили распространение малые и средние рентгеновские установки, с помощью которых проверяется содержимое багажа пассажиров. На приграничных контрольно-пропускных пунктах ряда стран Ближнего Востока начали использовать крупногабаритные рентгеновские установки, позволяющие просвечивать грузовые контейнеры большегрузных автомобилей. Наряду с устройствами, излучающими рентгеновские лучи, в некоторых странах (Англия, США, Япония и др.) стали применять установки для поиска наркотиков, в которых используется источник гамма-лучей. Последние позволяют выявлять спрятанные наркотические вещества с помощью радиоактивного источника путем измерения разности плотностей некоторых объектов. Нам представляется, что подобные гамма-установки было бы целесообразно использовать в крупных международных аэропортах России. Это позволит ускорить процесс таможенного дос- мотра, увеличит эффективность поиска как наркотических веществ, так и других, запрещенных к перевозке объектов (например, взрывчатых или ядовитых веществ).

Помимо технических средств близкого радиуса действия „для поиска наркотиков и наркотикосодержащих растений в последние годы стали применять дистанционную аппаратуру, размещаемую на различных летательных устройствах: космических спутниках, самолетах, вертолетах и др. Например,

104 использование вертолетов и самолетов со специальной аппаратурой в Каракалпакии в 1986 году позволило выявить в 40 раз больше площадей, по сравнению с 1984 годом, на которых выращивались наркотикосодержащие растения. В США с 1995 года для этих целей используют разведывательный самолет с установленным на нем инфракрасным линейным сканером. Запуск в 1988 году на околоземную орбиту французского спутника «СЛОТ» в рамках Международной программы борьбы с наркоманией позволил обнаружить три четверти опийных полей в районе «золотого треугольника».

В России космические спутники и станции в правоохранительных целях не используются, хотя с помощью принципиально новой аппаратуры, установленной на спутниках серии «Космос» можно производить так называемые многозональные съемки, охватывающие видимый и ближний инфракрасный диапазоны спектра электромагнитного излучения. Причем съемка со спутника значительно дешевле фотосъемки с самолета, осуществляется намного быстрее, а это позволяет оперативнее выявлять и уничтожать посевы наркотикосодержащих растений.

Таким образом, для поиска и обнаружения наркотических веществ в на- стоящее время используются технические средства, основанные на достижениях естественных наук, а также животные, насекомые, бактерии и т.д. Технические средства, основанные на хроматографических и электрохимических методах, а также средства биологической природы, как правило, реагируют на наркотические вещества на близком расстоянии (от нескольких миллиметров до десятков метров). Технические средства, основанные на физических методах, позволяют обнаруживать наркотические вещества как на близкой, даже контактной дистанции, так и на значительном (до сотен, тысяч километров) удалении от них. При этом используются принципы ультразвукового сканирования, гамма и рентгеноизлучения, оптического визирования видимой и невидимой частей спектра, фотографирование, как в видимой, так и невидимой (УФ и ИК) зонах спектра, осуществляемое с летательных устройств.

105

ГЛАВА 3. Методика криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ.

5.7. Методика предварительного исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ.

Следы преступления содержат большое количество информации, однако современная криминалистическая практика выделяет из этой массы только ро- зыскную и доказательственную информацию. Под розыскной информацией мы понимаем любые сведения, которые можно использовать для раскрытия пре- ступления - установление лица, его совершившего. Источниками информации

о преступном деянии являются люди, предметы и следы. Сведения от людей

Ш

(потерпевших, свидетелей, подозреваемых и пр.) черпаются в ходе допроса. От

следов и предметов нужные данные получают в ходе предварительного и экс- пертного исследования.

Ряд криминалистов высказывают мнение о том, что целью предваритель ного исследования является «определение пригодности-объектов для пред стоящей экспертизы и в оперативном использовании результатов исследования при расследовании преступлений» [64,с.64]. П П. Ищенко в дополнение к ука- ^ занным выделяет следующие цели предварительного исследования:

  • решение вопроса об относимости обнаруженных следов к расследуемому событию;
  • получение информации о личности преступника;
  • выявление свойств и признаков следа, а также сравнительных образцов;
  • решение вопроса о целесообразности назначения идентификационной экспертизы либо проведения диагностических, ситуационных, классификационных и иных исследований [21,с.7].
  • В криминалистической литературе существует несколько определений понятия предварительного исследования. Так, С. М. Сырков считает, что пред-

106 варительное исследование на месте происшествия - внепроцессуальное исследование обнаруженных материальных следов, проводимое на основе специальных познаний, соответствующих методов и технических средств, для получения ориентирующих данных о механизме, обстоятельствах, условиях совершения преступления и личности преступника [50,с.6]. П.П. Ищенко в работе [21,с.7] определяет предварительное исследование как «применение специальных познаний для определения относимости обнаруженных следов к расследуемому событию, получения данных о механизме их образования, установления признаков следообразующего объекта и сбора сведений о возможных приметах, привычках и других данных, характеризующих преступника. Проведение предварительного исследования позволяет точнее определить вид экспертизы и необходимые образцы, конкретизировать задание эксперту, облегчает выдвижение и проверку следственных версий». Мы считаем оба приведенных определения слишком громоздкими и содержащими в себе лишь цели одной из форм познавательной деятельности, именуемой в криминалистике предварительным исследованием. По нашему мнению, предварительное исследование - это прежде всего непроцессуальное действие, проводимое на основе специальных познаний, направленное на получение розыскнрй информации с целью раскрытия преступления ^установления истины по делу.

Что же касается наркотических средств и сильнодействующих веществ, то в качестве задач, решаемых предварительным исследованием этих матери- альных носителей информации о противоправном деянии, нам представляется возможным выделить следующие задачи:

  • решение вопроса об относимости обнаруженных веществ и препаратов к наркотическим или сильнодействующим;
  • определение природы, вида и количества обнаруженных веществ и препаратов;
  • определение круга вопросов, выносимых на разрешение криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий;

107 - получение розыскной информации о личности преступника.

В соответствии с «Концепцией государственной политики по контролю за наркотиками в РФ» одной из мер противодействия злоупотреблению наркотиками в нашей стране является создание и внедрение в практику работы правоохранительных органов современных методов и технических средств быстрого выявления наркотических и сильнодействующих веществ во внелабора-торных условиях (экспресс- тесты), представляющие собой комплекты химре-активов и принадлежностей. С их помощью за несколько минут можно на основе цветных химических реакций исследовать обнаруженные объекты, не имея химической подготовки. Вместе с тем, при современном многообразии наркотических и сильнодействующих веществ необходимо знать определенную последовательность использования отдельных тестов для распознавания неизвестных объектов, напоминающих по внешним признакам фармацевтическую или пищевую продукцию, предметы бытовой химии и т.п. (порошки, таблетки, драже, капсулы). Особую группу объектов составляют мази, свечи, а также жидкости. Как правило, их исследование на присутствие наркотических веществ во внелабораторных условиях затруднителен, поскольку требуется специальная подготовка проб таких объектов.

В настоящее время для предварительного исследования наркотических и сильнодействующих веществ различные фирмы выпускают наборы экспресс-тестов, отличающихся по составу и способам применения химических реагентов (капельные, ампульные, аэрозольные и т.д.). Нередко для тестирования одного объекта рекомендуется несколько цветных реакций.’При этом их особенности и последовательность проведения в различных комплектах тестов неодинаковы, а методические указания по выбору оптимальных вариантов отсутствуют.

Большинство цветных химических реакций, рекомендуемых для обнару- жения наркотических и сильнодействующих веществ во внелабораторных условиях, являются групповыми и не обладают достаточной селективностью по

108 отношению к индивидуальным соединениям. Поэтому положительные результаты таких исследований рассматриваются как ориентирующие, предварительные, не имеющие доказательственной силы и требуют обязательного дальнейшего подтверждения путем экспертизы с применением современных физико-химических методов (хроматография, масс-спектрометрия и др.). В частности, экспресс-методика определения наркотиков, разработанная Е. В. Борисовым, М. В. Кисиным и Е. П. Семкиным в 1971 году [9] включает ряд химических реакций, для осуществления которых необходим следующий набор реактивов:

  1. каломель,
  2. формалинсерная кислота 1:10,
  3. вода дистиллированная,
  4. 10%-ный раствор хлорида окисного железа,
  5. раствор цинкуранилацетата в концентрированной соляной кислоте,
  6. концентрированный раствор аммиака,
  7. смесь равных по объему количеств бикарбоната натрия и крахмала,
  8. концентрированная серная кислота,
  9. раствор нингидрина в спирте,
  10. раствор хлорида бария.

Прежде, чем применить качественную реакцию, авторы предлагают оце- нить исследуемое вещество по предварительной схеме с целью отнесения его к одной из групп, а затем, в зависимости от предполагаемой группы, использо-вать тот или иной реактив в последовательности, указанной в рабочей схеме. Данная методика позволяет качественно определять такие наркотики, как кокаин, морфин, кодеин, фенамин, опий, омнопон. Причем приведенные в ней качественные реакции дают возможность дифференцировать морфин основание из опия и маковых головок, морфин основание и морфин хлоргидрат, кодеин основание и кодеин фосфорнокислый.

109 Но при современном многообразии наркотических средств и сильнодей ствующих веществ, ассортимент которых с каждым годом неуклонно возраста ет, данная методика становится явно несовершенной. ‘* В 1983 году ВНИИ МВД СССР предложил методику предварительного

! исследования неизвестного лекарственного препарата [25]. Предварительное

лабораторное исследование предлагалось проводить в следующей последова- ! тельности:

  • внешний осмотр упаковки (вид лекарственной формы, размеры, масса);
  • определение однородности лекарственного препарата (визуальный осмотр, микроскопическое исследование);
  • I - гомогенизация объектов (измельчение таблеток, перемешивание, упари-

,4, вание растворов), отбор средней представительной пробы;

  • определение растворимости исследуемого препарата в воде, цвета, запаха, ! флуоресценции, рН раствора и т.п.;
- качественный анализ по предлагаемой схеме.

”’ Предлагаемая схема исследования предполагает строгое соблюдение по-

| следовательности выполнения операций, причем каждая последующая прово-

; дится при условии, если предыдущие были отрицательными. При получении

I положительного результата наличие того или иного препарата подтверждается

j | качественными реакциями. Методика позволяет не только определять такие

лекарственные препараты, как производные бензодиазепина, сложные алками-

м

новые эфиры карбоновых кислот, препараты алифатического ряда, фенилалки- ламины и их аналоги, производные пиридина и пиперидина, но и дифференци ровать препараты внутри каждой группы. Недостатками данной методики, на наш взгляд, являются трудоемкость процесса исследования и невозможность его проведения во внелабораторных условиях. Ф ГУ ЭКЦ МВД РФ в 1996 году было разработано пособие по предвари-

тельному исследованию наркотических средств и сильнодействующих ве-

ществ, в котором использовались результаты исследований, полученные в

по

процессе создания изделия «Экспресс», «Политест», «Сигма», а также данные исследований научно-производственного объединения «ВИЛАР», Центра по химии лекарственных средств ВНИХФИ [45]. Данное пособие предназначено для оперативных работников и сотрудников экспертно- криминалистических подразделений органов внутренних дел. В пособии приводятся рекомендации по безопасному использованию наборов тестов, а также по утилизации и уничтожению отработанных тестов. Учитывая, что некоторые реактивы, входящие в состав тестов, являются агрессивными и ядовитыми веществами, в наборах предусмотрено применение нейтрализующих реагентов, а также меры первой медицинской помощи в случае неожиданных контактов исполнителя с этими веществами.

Поскольку действие наркотестов основано на капельном химическом анализе, авторы пособия систематизируют сведения о цветных химических реакциях, которые, по мнению авторов, можно разделить на две группы:

  1. Реакции, пригодные для проведения во внелабораторных условиях. Обязательным условием для этих реакций авторы считают отсутствие

операций, требующих специальной лабораторной техники: нагревания, фильтрования, отбора проб мерными пипетками, жидкофазной экстракции с точным разделением слоев жидкости, центрифугирования и др. Кроме того, необходимо, чтобы реакции были доступны для проведения лицами, не имеющими специальной химической подготовки, не требовали применения спецодежды, защитных приспособлений (очки, перчатки) и вентиляции. Наконец, во внелабораторных условиях необходимо пользоваться заранее приготовленными реагентами, которые должны сохранять свои свойства в течение длительного времени и быть пригодными для использования на свету, при достаточно высоких и низких температурах.

  1. Реакции, предназначенные для использования в лабораторной практи ке.

Ill

Для этих реакций не требуются перечисленные выше ограничения. Вместе с тем, необходимо учитывать, что в современной лабораторной практике цветные химические реакции • используются, как правило, для определения подлинности объектов (качественные химические реакции), а также в сочетании с хроматографией и (или) для количественного анализа с помощью инструментальных методов (спектрофотометрии, денситометрии и др.). Кроме перечисленных требований, реакции, применяемые для наркотестов, должны еще протекать достаточно быстро, чтобы общее время тестирования не превышало 5-10 минут.

Большинство цветных химических реакций, используемых для наркоте- стов, являются групповыми и не. обладают достаточной селективностью по отношению к индивидуальным веществам. Поэтому положительные результаты качественного определения наркотиков и сильнодействующих веществ во вне-лабораторных условиях с помощью этих реакций также требуют дальнейшего подтверждения путем экспертизы с применением современных физико-химических методов. Тем не менее при создании наркотестов разработчики стремятся повысить их селективность различными способами с тем, чтобы уменьшить возможность ложного срабатывания. Недопустимо ложное срабатывание наркотестов с медикаментами, входящими в аптечку первой помощи, пищевыми продуктами, пряностями, товарами бытовой химии и т.п.

Особенностью большинства цветных химических реакций, применяемых в наркотестах, является использование реакционноспособных, агрессивных реагентов, обеспечивающих быстрое проведение процесса при комнатной температуре (сильные минеральные кислоты, щелочи, комплексообразователи, органические соединения с активными группами атомов, например, диазосое-динения, альдегиды и др.).

Большинство наркотических и сильнодействующих веществ относится к классу органических оснований и их солей. Для определения этих соединений чаще всего используют концентрированную серную кислоту, концентрирован-

112 ную азотную кислоту, смесь этих кислот (реактив Эрдмана), концентрированную серную кислоту, содержащую нитрит натрия, за счет которого образуется нитрозилсерная кислота (реактив Либермана), концентрированную серную кислоту, содержащую молибденовую кислоту или ее соли (реактив Фреде), ванадиевую кислоту или ее соли (реактив Манделина), селенистую кислоту (реактив Мекке), а также смеси концентрированных минеральных кислот с различными альдегидами.

Концентрированная серная кислота, в зависимости от условий проведения реакции и химической структуры объектов, может выполнять роль окислителя, дегидратирующего средства или катализатора некоторых химических процессов. Органические соединения различной химической структуры, например эфиры, содержащие аминогруппу, под действием концентрированной серной кислоты образуют окрашенные оксониевые соли.

Концентрированная серная кислота образует также окрашенные продук- ты окисления, взаимодействуя со сложными эфирами жирноароматических кислот (амизил, апрофен и др.), производными бензилизохинолина и морфи-нана.

Одним из важных реагентов, который рекомендуется использовать па- раллельно с концентрированной серной кислотой, является реактив Либермана, представляющий собой 10%-ный раствор нитрита натрия в концентрированной серной кислоте. Этот реактив дает широкий спектр окрасок в зависимости от химической структуры анализиремых объектов. Так, морфинаны, мескалин и МДА дают черное окрашивание, производные фенил пиперидина (глютетимид, лидол), барбитураты, фенамин, эфедрин дают красно-оранжевый цвет.

Исключительным разнообразием окрасок реакционных смесей отличают- ся продукты взаимодействия наркотических и сильнодействующих веществ с реактивом Манделина (0,5%-ный раствор ванадата аммония в концентрированной серной кислоте). При интерпретации результатов применения этой ре-

113 акции следует учитывать окраску, образующуюся при использовании концентрированной серной кислоты и реактива Либермана. Так, если результаты применения .реакции Манделина отличаются от результатов реакции с концентрированной серной кислотой и реактивом Либермана, то это означает, что в испытуемом объекте присутствуют ароматические циклы, а также 5-, 6- и 7-членные циклы, содержащие только один атом азота. Например, морфин, кодеин и героин не дают характерных окрасок с концентрированной серной кислотой; при действии на них реактива Либермана образуется черное окрашивание, а взаимодействие с реактивом Манделина приводит к образованию красно-фиолетового (морфин, героин) окрашивания или зеленого, переходящего в синее.

Наличие в концентрированной серной кислоте ионов переходных эле- ментов (молибден, ванадий, селен и др.) позволяет получать окрашенные комплексные соединения с исследуемыми объектами и продуктами их взаимодействия с серной кислотой. При этом наблюдается большое разнообразие окрасок реакционных смесей, в отличие от чистой концентрированной серной кислоты. В ряде случаев, особенно при использовании серномолибденовой кислоты (реактив Фреде), наблюдается быстрое по времени изменение окраски реакционных смесей, позволяющее различать индивидуальные. соединения. Так, при наличии амизила (диэтиламиноэтиловый эфир бензиловой кислоты) образующаяся оранжевая окраска реакционной смеси переходит в зеленовато- коричневую; при наличии ближайшего аналога - апрофена (диэтиламиноэтиловый эфир дифенилпропионовой кислоты) образуется относительно устойчивая светлозеленая окраска, а в присутствии хинуклидилового эфира дифени-локсиуксусной кислоты (3-хинуклидил бензилат) желтая окраска переходит в сиреневую; промедол дает розовую окраску, которая в течение одной минуты переходит в серую. •

С помощью реактива Фреде легко отличить также кодеин от морфина и героина: в присутствии кодеина сразу образуется зеленая окраска, а морфин и

114 героин дают сначала фиолетово-пурпурную окраску, которая постепенно переходит в зеленую.

Наличие селенистой кислоты в концентрированной серной (реактив Мек- ке) позволяет получить с рядом наркотических и сильнодействующих веществ характерные окраски: от желтой (метадон) до темнозеленой (бупренорфин, фенциклидин). Это дает возможность в некоторых случаях определять индивидуальные соединения, для которых неселективно применение других реагентов.

К групповым реакциям, применяемым для качественного определения наркотических и сильнодействующих веществ, относят реакции с участием концентрированной азотной кислоты и ее смеси с концентрированной серной кислотой (реактив Эрдмана). Концентрированная азотная кислота используется в некоторых случаях в качестве дифференирующего реагента (различие морфина, героина, кодеина). Однако этот реактив весьма неселективен и дает желтые, оранжевые окраски со многими органическими соединениями, не относящимися к наркотическим и сильнодействующим веществам, например, желтая окраска с нафталином, белками и т. п.

Наиболее распространенными химическими реакциями, которые исполь- зуются для предварительной идентификации наркотиков растительного происхождения, являются реакции с участием альдегидов жирного и ароматического ряда. Сюда относятся, прежде всего: формальдегид, входящий в состав реактива Марки; п-диметиламинобензальдегид (реактив Эрлиха); ванилин, ацеталь-дегид, метальдегид и другие. Как правило, эти реакции проводятся в присутствии концентрированных минеральных кислот: серной, соляной, фосфорной.

Вместе с тем, известны реакции с участием альдегидов, протекающие в щелочной среде. Так, соли морфина в аммиачной среде реагируют с формальдегидом с образованием желтой окраски [9]. Метамфетамин взаимодействуете ацетальдегидом и нитропруссидом натрия в растворах карбонатов щелочных металлов с образованием характерной синей окраски. Аналогичную реакцию

115 дают также вторичные алифатические амины и незамещенные гетероциклические амины в виде свободных оснований.

Действие наиболее распространенного в практике реактива Марки, пред- ставляющего собой раствор формалина в концентрированной серной кислоте (от 2% до 10%), основано на реакции конденсации с формальдегидом и окислении веществ, содержащих фенольный гидроксил. Роль концентрированной серной кислоты и в этой реакции заключается в её конденсирующем и окислительном взаимодействии с образованием окрашенного соединения хиноидного строения.

Реактив Марки образует продукты взаимодействия с различными клас- сами соединений, окрашенные* во все основные цвета спектра. В направлении от фиолетовой через зелёную до оранжевой и красной области можно проследить следующую закономерность. На первом месте по интенсивности окраски находятся соединения, содержащие циклическую серу в присутствии ароматического кольца или без него. Далее’идут соединения, содержащие кислород в ароматическом кольце, вещества с эндоциклическим кислородом и серой (по отношению к ароматическому кольцу) и, наконец, ароматические и гетероциклические соединения, состоящие исключительно из атомов углерода, водорода и азота [10].

Наряду с классическим реактивом Марки, широко используется реактив следующего состава: 8-10 капель 40%-ного формальдегида в 10 мл ледяной уксусной кислоты (реактив А) и концентрированная серная кислота (реактив Б). Реактив этого состава рекомендуется для исследования опия, морфина, кодеина, героина, метадона, амфетаминов. При этом опий даёт окраску от пурпурного до фиолетового цвета, морфин, кодеин и героин - окраску от фиолетового до красновато- пурпурного цвета, метадон окрашивается от розового до фиолетового цвета; от оранжевого до коричневого цвета окраску даёт амфетамин, а метамфетамин - желтовато-зелёную окраску.

116

Известен также реактив под названием «Формальдегид с серной кисло- той», представляющий собой смесь 4 объёмов 95% H2SO4 и 6 объёмов 34-38% (вес.) раствора формальдегида. Этот реагент отличается от реактива Марки и для определения наркотических и сильнодействующих веществ требует нагревания при 100° в течение 1 минуты. При этом, например, промазин даёт красную окраску, а бензодиазепины - в основном оранжевую, за исключением бро-мазепама, который окрашивается в жёлтый цвет и фторазепама (розовый).

Ряд авторов использовали смесь формальдегида, концентрированной серной кислоты и сульфата трёхвалентного железа для определения морфина, кодеина и героина [17].

Наиболее распространённой реакцией на соединения, содержащие цикл с незамещённым а- или |3- положением, является реакция с п- диметиламинобензальдгидом (п-ПАБ) в сильнокислой среде. При этом образуется голубое окрашивание. Добавление хлорного железа ускоряет появление и развитие окраски и делает излишним облучение прямым солнечным светом.

Раствор ванилина (2%) в концентрированной серной кислоте может быть использован для качественного и количественного определения морфина и апоморфина, дающих с этим реактивом красно-фиолетовую окраску. В области 560 нм оптическая плотность реакционного раствора пропорциональна концентрации алкалоида [9].

С алкалоидами спорыньи этот реактив даёт красное окрашивание, ста- бильность которого достигается в темноте [9].

Если в растворе заменить концентрированную серную кислоту на соля- ную, появляется возможность определения соединений, имеющих свободную вторичную гидроксильную группу (некоторые морфинаны). Кетосоединения: дигидроморфинон, дигидрокодеинон, дигидрооксикодеинон, - дают окраску после предварительного восстановления цинком в концентрированной соляной кислоте. Подобным образом (только несколько медленнее) реагирует кодеин.

117

Этанольный раствор смеси ванилина с ацетальдегидом и концентриро- ванной соляной кислотой используется для установления наличия каннаби-ноидов в продуктах кустарной переработки конопли (реактив Дюкенуа-Левина). Окраска реакционной смеси изменяется от серой до зелёной через голубую и фиолетово-голубую. Наилучшие результаты получаются при использовании свежего растительного материала. Для отличия продуктов переработки конопли от зелёного кофе, пачулевого масла, листьев чая, которые могут давать близкую окраску, используют экстракцию хлороформом. Хлороформный слой окрашивается в фиолетовый цвет только при наличии в испытуемом объекте каннабиноидов. Не дают фиолетового окрашивания другие растительные объекты: базилик, лавровый лист, эвкалиптовое масло, майоран, розмарин, тимьян, мускатный орех, шалфей, табак.

Среди цветных реакций с участием ацетальдегида важное место занимает реакция Саймона. Она заключается во взаимодействии вторичных алифатических, жирноароматических и некоторых незамещённых гетероциклических аминов (пиперидин, пирролидин и др.) в мягких условиях с ацетальдегидом и нитропруссидом натрия в щелочной среде (растворы карбонатов щелочных металлов). Окраска продуктов этой реакции преимущественно синяя или фиолетовая в зависимости от структуры амина. Так, метамфетамин и 3,4-метилендиоксиметамфетамин (МДМА) дают характерное синее окрашивание, в течение 1 минуты действия реактива Саймона [59]. Чувствительность реакции с метамфетамином 10 мкг в пробе. Амфетамин и замещённые по ароматиче- скому кольцу амфетамины (ДМА, ТМА, ММДА и т.п.) не дают характерной окраски.

Если в реактиве Саймона ацетальдегид заменить на ацетон, то в тех же условиях фенамин и другие амфетамины дают характерную тёмно- красную (пурпурную) окраску. Вместе с тем другие запрещённые вещества могут давать подобную окраску. Таким образом, реакция Саймона не отличается специфичностью.

118

Известно, что фенолы, а также ароматические и некоторые гетероцикли- ческие амины легко вступают в реакцию азосочетания с солями диазония на холоду и/или при комнатной температуре с образованием интенсивно окрашенных в различные цвета азосоединений. Эта реакция применяется для определения некоторых наркотических и сильнодействующих веществ, прежде всего, каннабиноидов.

Для внелабораторного обнаружения таких веществ, как наркотики из ко- нопли, чаще всего используются стойкие формы солей диазония, в первую очередь прочный синий Б (диазотированный дианизидин, см. ниже). Поскольку по химической структуре каннабиноиды конопли представляют собой производные фенола со свободными о- и п- положениями ароматического кольца по отношению к ОН-группе, легко протекает их реакция азосочетания с прочным синим Б в щелочной среде с образованием окрашенных продуктов от оранжевого до пурпурного цвета в зависимости от состава каннабиноидов и их содержания в испытуемых объектах.

Следует отметить, что прочный синий Б обладает канцерогенным дейст- вием, поэтому наряду с ним широко используют другую стойкую соль диазония - прочный синий ББ. В некоторых случаях используют прочный чёрный К.

Характерной особенностью продуктов азосочетания каннабиноидов яв- ляется их растворимость в малополярных и неполярных растворителях (хлороформ, тетрахлорэтан, циклогексан, н-гептан и другие). Эта особенность позволяет обнаруживать каннабиноиды в присутствии многих гидрофильных соединений растительного происхождения’(флавоноиды, дубильные вещества, фенол оальдегиды, фенолкарбоновые кислоты и т.п.).

Для выявления барбитуратов применяют растворы других солей кобальта в сочетании с органическими аминами. При этом амины участвуют в качестве лигандов в образовании окрашенного в сиреневый или фиолетовый цвет комплекса, включающего барбитураты. В частности, реакция Дил-Коппани основана на взаимодействии барбитуратов с раствором ацетата кобальта в абсо-

119 лютном метаноле, содержащем ледяную уксусную кислоту, и с изопропилами-

ном. Аналогично протекает реакция нитрата кобальта и пиперидина в этаноле

(вариант Коппани-Цвиккера).

Следует особо отметить, что реакции Дилл-Коппани и Коппани-Цвиккера не отличаются специфичностью. Например, анальгин, цитрамон и ряд других веществ дают такую же или подобную окраску, как барбитураты.

В связи с этим представляет интерес цветная реакция барбитуратов с со- лями меди в щелочной среде. При действии реактива, состоящего из 0,5% раствора пентагидрата сульфата меди в 5%-ном водном растворе пиперидина (или пиридина) образуются окрашенные в голубой или синий цвет комплексы с барбитуратами, в желто-зеленый - с тиобарбитуратами. Эти комплексы легко извлекаются из водно-щелочной фазы хлороформом.

Водные растворы сульфата меди в присутствии растворов едкого натра или карбонатов щелочных металлов образуют с рядом соединений окрашенные в фиолетовый, голубой или пурпурный цвет металлоорганические комплексы, извлекаемые не смешивающимися с водой растворителями: диэтило-вый эфир, циклогексан, н-бутанол и др.

Структура медного комплекса аналогична структуре цветного аммиаката меди. Эта реакция (Чен и Као) широко применяется в различных вариантах при определении эфедрина и псевдоэфедрина в лекарственных препаратах (реакции подлинности), а также рекомендуется для определения сырья эфедры. По реакции Чен и Као эфедрин и псевдоэфедрин дают характерное фиолетовое окрашивание.

На основе реакции Чен и Као создана методика для установления наличия эфедрина в таблетках и масляных растворах, однако, в других объектах типа сиропов и мазей, обнаружению и определению мешает присутствие Сахаров (лактоза) и жиров (ланолин).

Реакция Чен и Као может быть успешно использована для отличия ко- каина от ряда известных синтетических анестетиков (тримекаина, пиромекаи-

120 на, лидокаина), которые дают одинаковую голубую окраску хлороформного

слоя в реакции с водным раствором роданида кобальта. Указанные синтетические анестетики дают по реакции Чен и Као комплексные соединения, окрашивающие слой органического растворителя в светло- пурпурный цвет, переходящий в грязно-желтый. Только труднодоступные сильнодействующие ди-каин и совкаин, подобно кокаину, не окрашивают этот слой.

Во внелабораторных условиях нашла применение реакция Циммермана на бензодиазепины, которая заключается в их взаимодействии с 1,3- динитробензолом в метаноле (этаноле или изопропаноле) в сильнощелочной среде (5-15% или 2 М водный раствор гидроксида калия). При этом в присутствии 1,4-бензодиазепинов через 0,5-1 минуты появляется окраска, цвет которой зависит от строения последних. Так, сибазон (диазепам) и некоторые другие бензодиазепины дают темно- фиолетовую или темно-красную (пурпурную) окраску, в то время как мезапам практически сохраняет окраску исходного реактива [16].

Реактив Циммермана оказался пригодным для обнаружения метаквалона: в этом случае в течение 10-12 минут наблюдается изменение окраски от кремовой до вишневой [5].

Обзор цветных реакций, применяемых для внелабораторного исследова- ния наркотических и сильнодействующих, веществ свидетельствует о важной роли жидкофазной экстракции в анализе этих объектов. Извлечение продуктов реакции гидрофобными растворителями, в особенности неполярными или малополярными, позволяет значительно повысить селективность этих реакций. Этот прием успешно используется как при анализе растительного сырья (извлечение хлороформом продуктов взаимодействия реактива Марки с алкалоидами опия и соломы мака; извлечение хлороформом продуктов взаимодействия каннабиноидов с реактивом Дюкенуа; извлечение неполярными ацикличе- скими растворителями продуктов азасочетания каннабиноидов с прочным синим ББ и др.), так и при определении фармпродукции (кокаина, эфедрина,

121 барбитуратов, бензодиазепинов, амизила, апрофена, метадона, метаквалона,

фенциклидина и др.). Однако во внелабораторных условиях жидкофазная экс-тракция может быть осуществлена только в экспресс-анализаторах ампульного типа. При использовании капельных и аэрозольных наркотестов этот прием осуществить технически невозможно. Поэтому ампульные тесты являются наиболее селективными среди тестов, основанных на цветных химических реакциях.

Наборы химических реагентов, предназначенные для предварительного исследования наркотических и сильнодействующих веществ во внелабораторных условиях с помощью цветных реакций, можно разделить на три основные группы по способу применения реагентов:

КАПЕЛЬНЫЕ - предназначены для проведения анализа на фарфоровых или стеклянных пластинках с углублениями (плашках), куда помещаются образцы объектов, которые затем обрабатываются реагентами с помощью пипеток или капельниц. Наиболее известным комплектом реагентов капельного типа является набор ООН. Другим известным набором наркотестов капельного типа является набор фирмы Фолин-Фогель (Австрия) с комплектом реагентов фирмы Мерк. Особенностью этого набора является сочетание капельного анализа со специальными полосками, пропитанными цветными реагентами. В отдельных наркотестах капельного типа вместо плашек используются полосы фильтровальной или хроматографической бумаги или ткани. Первым отечественным набором химических реагентов был набор капельного типа «ЭАН», выпущенный в 70-х годах.

АЭРОЗОЛЬНЫЕ - предназначенны для проведения анализа на фильтро- вальной или хроматографической бумаге, на которую помещаются испытуемые объекты с последующим опрыскиванием цветными реагентами из аэрозольных баллончиков. Наиболее известными тестами аэрозольного типа являются тесты на кокаин и каннабиноиды; в последнем случае используется тот же реагент, который применяют в тестах капельного типа.

122

АМПУЛЬНЫЕ - предназначенны для проведения анализа путем механи- ческого раздавливания стеклянных ампул с реагентами в прозрачных реакционных контейнерах, полимерных пакетах или трубках. Это наиболее распространенный в практике тип наборов включающий комплекты «NIK», «Narcotest», «Политест». К тестам ампульного типа можно отнести специальные полимерные трубки, состоящие из отсеков с реагентами, разделенных хрупкими перегородками.

КАПЕЛЬНЫЕ НАБОРЫ НАРКОТЕСТОВ

Полный комплект тестов ООН включает 19 реагентов, предназначенных для предварительного исследования опия, индивидуальных опиатов, метадона, амфетаминов, каннабиноидов, барбитуратов, бензодиазепинов, лизергидов, кокаина, метаквалона. фенциклидина.

Опий определяют с помощью реагента Марки и теста, содержащего сульфат железа.

Морфин, кодеин, героин обнаруживаются реагентом Марки, сульфатом железа, концентрированной азотной кислотой и реагентом Мекке. Два последних реагента рекомендуется использовать только в лабораторных условиях.

Наличие метадона устанавливают использованием реагента Марки и концентрированной серной кислоты с примесью концентрированной азотной.

Амфетамин и его производные обнаруживаются реагентом Марки, кон- центрированной серной кислотой, а также реагентами Саймона с ацетальдеги-дом и ацетоном; последний рекомендуется только для применения в лабораторных условиях.

Каннабиноиды обнаруживаются реагентом Дюкенуа-Левина с прочным синим Б в присутствии 0,1 н. раствора едкого натра.

Барбитураты определяют реагентом Дилл-Коппани. Для идентификации диазепама и .других бензодиазепинов используется реагент Цимменрмана, 2 н. раствор соляной кислоты и реагент Витали-Морина (концентрированная азот-

123 ная кислота, ацетон и 0,1 н. спиртовым раствор едкого кали), рекомендуемый

только для лабораторных условий.

Для установления наличия лизергидов применяют реагент Эрлиха. Кока- ин идентифицируют с помощью двух вариантов реагента Скотта. Первый из них (I) состоит из 16% раствора соляной кислоты и 2,5% водного раствора тиоцианата кобальта; второй включает смесь тиоцианата кобальта с 10% уксусной кислотой и глицерином, концентрированную кислоту и хлороформ.

Метаквалон определяют с помощью реагента Скотта (I). Фенциклидин обнаруживают с помощью реагента Скотта (I) и реагента Мекке (последним -только в лабораторных условиях).

Реагенты для капельного набора наркотестов, выпускаются, например, фирмой Фолин-Фогель.

При использовании капельных наборов порцию испытуемого объекта помещают в углубление плашки или на лист бумаги (ткани), обрабатывают одной или несколькими каплями растворителя, а затем - цветным реагентом. Во многих случаях ограничиваются раствором реагента. В случае использования комбинированных тестов (например, в наборе фирмы Фолин-Фогель) объект обрабатывают растворителем или жидким реагентом капельным способом, а затем в полученную смесь опускают индикаторную полосу, им премированную другим реагентом. Во всех случаях окраску реакционных смесей или, соответственно, бумажных полос сравнивают с прилагаемыми цветными метками.

Достоинствами капельных тестов являются простота технологии изго- товления и экономичность в использовании. Вместе с тем для работы с этими тестами от исполнителя требуются определенные химико- аналитические навыки. В целом капельные тесты неудобны для оперативной работы во внела-бораторных условиях и уступают по этому признаку тестам ампульного и аэрозольного типа.

124 АЭРОЗОЛЬНЫЕ ТЕСТЫ

В состав аэрозольных тестов входят аэрозольные баллончики, заполнен- ные растворами специфических цветных реагентов, многоатомным спиртом (полиолом),.подходящим растворителем, поверхностно- активным эмульгатором и пеногасителем. Аэрозольные баллончики предназначены для опрыскивания бумажных полос, пропитанных подходящими специфическими реагентами, обеспечивающими протекание цветной реакции с испытуемым объектом, помещенным на бумагу.

В качестве содержимого аэрозольных баллончиков предложены: глице- рин, пропиленгликоль, сорбит (многоатомные спирты), Фреон-12, Фреон 113, хлористый метилен (аэрозольные пропелленты), моноолеат сорбита, триолеат сорбита, моноолеат полиэтиленгликоля (неионогенные эмульгаторы), а также -фирменные кремнеорганические пеногасители.

Чаще всего аэрозольные тесты используются для обнаружения кокаина, фенциклидина, каннабиноидов.

Для обнаружения кокаина и фенциклидина применяют аэрозольные бал- лоны, содержащие 1-2% растворы тиоцианата кобальта в смесях глицерина или полипропиленгликоля с водой.

Для обнаружения каннабиноидов используют аэрозольные баллоны, со- держащие в качестве цветного реагента раствор прочного синего ББ в метил-целлозольве с добавкой ZrOC^ НгО и Ыа3Со(ЫОг)б.

Аэрозольные тесты, в отличие от капельных, более удобны в оперативной работе во внелабораторных условиях. Вместе с тем по селективности от- дельно взятые аэрозольные тесты уступают лучшим ампульным тестам.

АМПУЛЬНЫЕ ТЕСТЫ

Комплекты реагентов для определения наркотиков «NIK» (фирмы Бек- тон-Дикинсон, США) включают от 5 до 15 тестов в зависимости от заказа потребителей. Полный набор тестов позволяет проводить идентификацию следующих объектов: опиаты (героин, морфин, кодеин), амфетамины, метамфе-

125 тамины, барбитураты, ЛСД, каннабиноиды, кокаин (соль и свободное основание), метадон, фенциклидин, метаквалон, пентазоцин (талвин), пропоксифен, эфедрин, диазепам (валиум), героин различных типов (белый, бурый и др.), демерол (лидол), метедрин, бенактизин, псилоцибин, диметил- и диэтилтрип-тамины. Для большинства перечисленных объектов достоверные результаты получаются только при использовании политестовой системы.

В современном наборе «NIK» известен состав только шести тестов: А (реагент Марки), В (концентрированная азотная кислота), С (реагент Дилл-Коппани), D (реагент Эрлиха), Е (реагент Дюкенуа-Левина), G (реагент Скотта), которые входят в наиболее распространенные комплекты фирмы Бектон-Дикинсон.

В наборе «NIK» фирмы Бектон-Дикинсон выявление любого неизвестного объекта начинают с обработки реагентом Марки. В зависимости от окраски продуктов реакции вещества подразделяются на 6 основных групп.

Первую группу составляют вещества, не дающие окраску с реагентом Марки (тест А). Их, в свою очередь, обрабатывают четырьмя тестами (G, J, С, Н), выявляя кокаин, фенциклидин, барбитураты, метадон, соответственно.

Если с реагеном Марки (тест А) наблюдается фиолетовая окраска (вторая группа), то исследуемый объект относят к морфину и его производным и подтверждают это с помощью тестов В и К.

Третью группу составляют вещества, дающие оранжево-коричневую ок- раску с тестом А. В зависимости от дальнейшего изменения окраски в этой группе различают пять подгрупп.

Если с реагентом Марки (тест А) наблюдается коричнево-оранжевая ок- раска, быстро переходящая в фиолетовую, то после обработки исследуемого объекта реагентами В и D объект относят к ЛСД.

Если с реагентом Марки (тест А) наблюдается коричнево-оранжевая ок- раска, переходящая в оливковую, то после действия теста В объект относят

126 либо к мескалину (пурпурная окраска), либо к другим амфетаминам (отсутствие окраски).

Если с реагентом Марки (тест А) наблюдается коричнево-оранжевая ок- раска, переходящая в темно-зеленую, то при дальнейшем действии теста L объект относят либо к петидину (бледно-желтая окраска), либо к ММДА (светло-зеленая окраска).

Если с реагентом Марки-(тест А) наблюдается коричнево-оранжевая ок- раска переходящая в синюю, то при дальнейшей обработке независимых порций объекта тестами В, К, L можно определять наличие бенактизина (красная окраска).

В случае образования устойчивой оранжево-коричневой окраски после действия реагента Марки независимые порции объекта также обрабатывают тестами В, К, L, что позволяет определять мескалин (темнозеленая окраска) или гидробромид метамфетамина (отсутствие окраски).

Четвертую основную группу составляют объекты, дающие с реагентом Марки (тест А) ярко желтую окраску; последующее применение тестов В и К позволяет обнаружить псилоцибин, ДОМ/STP (ярко зеленая окраска).

Пятую основную группу составляют объекты, дающие с реагентом Марки (тест А) зеленую окраску; последующее применение тестов В и К позволяет определить диметилтриптамин (DMT) или диэтилтриптамин (DET) (зеленая окраска).

Шестую основную группу составляют объекты, дающие с реагентом Марки коричневую окраску, переходящую в фиолетовую. При последующем применении тестов В и К можно установить наличие МДА (синяя окраска).

Ближайшим аналогом этого набора «NIK» является комплект «Narcotest» фирмы ODB (США, Франция). Основное конструктивное различие этих наборов заключается в форме реакционных емкостей (полимерные прозрачные пакеты в наборе «NIK» и трубки в наборе «Narcotest»).

127

В наборе «Наркотест диспосакит» фирмы ODB Инкорпорейтед использу- ется подобная политестовая система предварительного исследования наркотических и сильнодействующих веществ. Вначале неизвестный объект обрабатывается реагентом Майера. При наличии светло- кремового желатинообразного осадка дальнейшее исследование проводят с помощью реагента Марки. В случае отсутствия осадка дальнейшее исследование начинают с реагента Дилл-Копани; образование сиреневой окраски свидетельствует о наличии в объекте барбитуратов или дилантина; при отсутствии окраски дальнейшее исследование продолжают последовательно с реагентами Марки (определяют фенцикли-дин, метадон, дилантин, дориден, ЛСД, лизергиновую кислоту, бенактизин, прометазин), Манделина (определяют метиприлон, бенактизин, бензокаин, фенциклидин, метадон, лизергиновую кислоту прометазин, дориден) и модифицированного реагента Эрлиха (определяют ЛСД, лизергиновую кислоту, бензокаин, фенциклидин).

При использовании реагента Марки, в зависимости от окраски получен- ных продуктов реакции, исследуемые объекты разделяют на три группы.

Если объект дает с реагентом Марки пурпурную или фиолетовую окра- ску, то можно установить наличие морфинанов, пропоксифена, дармина, МДА,

г что подтверждают дальнейшей обработкой реагентами Манделина, Скотта и

концентрированной азотной кислотой.

Если объекты дают с реагентами Марки оранжевую, красную или корич- невую окраски, то можно предполагать наличие: амфетаминов, демерола (ме-перидина, промедола), ДЕТ, ДМТ, мескалина, промазина, ТМА, что подтверждается реагентом Манделина и концентрированной азотной кислотой.

Третью группу веществ составляют объекты, не дающие окраски с реа- гентом Марки. К ним относятся кокаин («крэк»), фендиметразин, а также группа неконтролируемых веществ, преимущественно местных анестетиков. Их наличие подтверждается реактивами Скотта, Манделина и Дюкенуа.

128 Исчерпывающая оценка возможностей политестовой системы комплекта

«NIK» не представляется возможной из-за отсутствия сведений о составе тестов Н, К, L, которые применяются для определения восьми групп и подгрупп контролируемых веществ.

Существенным недостатком системы является применение дымящей азотной кислоты при анализе восьми групп и подгрупп веществ; отсутствуют сведения об объектах ложного срабатывания по этому тесту (В) и по системе в целом. В то же время известно, что реакции органических веществ с концентрированной азотной кислотой неселективны. В отечественной оперативной практике известны случаи когда с помощью теста В ошибочно «обнаруживали» героин в объектах, не имеющих отношения ни к наркотикам (например нафталин), ни вообще к азотсодержащим соединениям. Достоинством системы «NIK» является широкое использование различных вариантов реагента с тио-цианатом кобальта, повышающих селективность обнаружения кокаина и ряда синтетических наркотиков.

Отличительной особенностью политестовой системы набора «Narcotest» является применение на начальной стадии анализа реагента Майера, содержащего токсичную двухлористую ртуть, что в принципе нежелательно для реагентов, применяемых во внелабораторных условиях.

Одним из основных дифференцирующих реагентов этой системы является реагент Манделина (1% раствор ванадата аммония в концентрированной серной кислоте). Выше отмечалось, что этот реагент дает большое разнообразие окрасок с различными объектами, включая неконтролируемые вещества, в зависимости от способов его приготовления, условий проведения анализа, а также содержания воды в объекте. Поэтому достоверность получаемых результатов может быть подкреплена независимым методом, .например ТСХ, и сопоставлением по другим цветным реакциям.

Прямое использование реагента Манделина в политестовой системе на- бора «Narcotest» не может гарантировать от многочисленных случаев ложного

129 срабатывания. Например, практически невозможно отличить бенактизин и

фенциклидин от бензокаина (коричневая окраска различных оттенков); трудно

отличить лизергиновую кислоту от прометазина (грязно-зеленая окраска), ЛСД

от доридена (желтая окраска), морфин и героин от кодеина и мескалина (бурая

или буровато-лиловая окраска) и др. В связи с этим оказалось целесообразным

исключить из наборов концентрированную азотную кислоту, реагенты Майера

и Манделина без снижения достоверности результатов тестирования.

Для повышения селективности анализа и с учетом отечественной но- менклатуры наркотических и сильнодействующих веществ, подлежащих контролю во внелабораторных условиях, в России была создана система анализа «Политест-2», имеющая следующие особенности: наряду с общепринятыми реагентами Марки, Дилл-Коппани, Цвиккера, Скотта, Эрлиха, Циммермана, Чен и Као, в систему включены концентрированная серная кислота и реагенты на ее основе (реагент Мекке и Фреде), реагенты Саймона (с ацетоном или аце-тальдегидом), а также экстракционный тест с индикатором бромфеноловым синим для отличия морфина от героина.

Особенно эффективным оказалось применение реактива Фреде, отсутст- вующего в зарубежных наборах. С его помощью можно отличить морфин и героин от кодеина, определить наличие «бурого» героина с высоким содержанием балластных веществ, получить характерные окраски с трамалом, проме-долом, амизилом, хинуклидил-бензилатом, отличить лизергиды от неконтролируемых индольных соединений триптофана и триптамина, фенциклидин от апрофена. Впервые показана целесообразность применения модифицированного реактива Циммермана (с 5% этанольным раствором едкого кали) для определения метаквалона.

С помощью системы «Политест-2» можно выявить около двадцати нар- котических и сильнодействующих веществ, используя для любого из неизвестных объектов от двух до пяти реагентов.

130

Отечественный ампульный набор «Политест» выпускается в двух вари- антах. Вначале был создан комплект «Политест-1» с упаковкой ампул в полимерные пеналы с прозрачными реакционными контейнерами.

В этом варианте были использованы стандартные медицинские ампулы, которые раздавливаются только с помощью специальных пробок. Пеналы рассчитаны на 2 ампулы; недостающие реактивы помещены в стандартные тюбик-капельницы. В настоящее время налажен выпуск этих наборов с тонкостенными ампулами, помещенными в прозрачные полимерные пакеты аналогично набору «NIK».

В первом варианте набора цветовые метки и краткие инструкции по применению индивидуальных тестов напечатаны на картонных пачках, в последнем наборе - на полимерных пакетах.

Тест представляет собой изделие, состоящее из полиэтиленового пенала с полупрозрачными реакционными контейнерами, двумя стеклянными ампулами, заполненными химическими реактивами, и двумя полиэтиленовыми пробками.

При нажатии на пробки ампулы разрушаются и их содержимое поступает в реакционный контейнер, в который предварительно помещена проба ис- следуемого объекта. Некоторые тесты дополнительно снабжены стандартными тюбик-капельницами с водными растворами карбоната калия различных концентраций. Тест на опий и солому мака снабжен дополнительным контейнером для проведения экстракции.

Тесты, содержащие ампулы с концентрированными кислотами, снабжены ампулами с нейтрализатором - окисью алюминия.

Пеналы вместе с контейнерами, тюбик-капельницами и полиэтиленовами шпателями для взятия проб помещены в картонные пачки, на которых нанесены: текст инструкции по применению каждого теста и цветные метки, с которыми сравнивают окраску продуктов реакции в полупрозрачном реакционном контейнере.

131 Результат тестирования считается положительным, если основной цвет

реакционной смеси совпадает с цветной меткой на картонной пачке. Положительный результат является основанием для направления подозрительных объектов на экспертизу в лабораторных условиях.

Количественный и качественный состав этих наборов должен определяться потребителем с учетом конкретных задач тестирования исследуемых объектов и получения максимально достоверных результатов.

Для повышения надежности тестирования рекомендуется один и тот же объект анализировать несколькими тестами.

Помимо описанного выше, и широко применяемого на практике набора «Политест» разработан расширенный комплект реагентов для набора «Политест-2», позволяющий проводить исследование более 20 видов наркотических и сильнодействующих веществ. Несмотря на то, что процесс предварительного исследования объектов с помощью набора реагентов «Политест-2» является более трудоемким и продолжительным по времени, чем описанный выше, он имеет ряд криминалистически значимых преимуществ. А именно, при исследовании наркотических средств, кустарно изготовленных из растения мак, есть возможность дифференцировать объекты из мака снотворного и мака прицвет-никового. В последнем случае в исследуемых образцах обнаруживают тебаин - алкалоидный компонент соломы мака прицветникового или экстракционного опия из этого вида сырья.

Для установления наличия каннабиноидов предлагаются 2 варианта реа- гентов: с прочным синим Б и прочным синим ББ. Следует отметить, что процесс исследования с использованием предложенных реагентов невозможен во внелабораторных условиях. Аналогичный недостаток имеет и методика предварительного исследования объектов из травы эфедры, которая позволяет определять в исследуемых объектах эфедрин или псевдоэфедрин.

Проведение химических реакций с фармацевтической продукцией также имеет ряд своих особенностей. Предлагаемая методика предварительного ис-

132 следования фармпрепаратов более пригодна для лабораторных условий, поскольку осуществляется в несколько этапов. Все исследуемые объекты, не относящиеся к растительному сырью и продуктам его кустарной переработки, сначала испытывают с помощью реактива Марки. Контролируемые вещества, на обнаружение которых распространяется комплект реактивов «Политест-2», дают с реактивом Марки окраски в широком диапазоне спектра: от бесцветной и бледно-желтой до красной и. фиолетовой. Поэтому для упрощения дальнейшего исследования все возможные виды получаемых окрасок делят на 3 группы:

1) окраска исходного реагента - барбитураты, бензодиазепины, кокаин, метаквалон; 2) 3) желтая, оранжевая, красная или коричневая и промежуточные окраски - амфетамины, апрофен, метадон, промедол, трамал, эфедрин и псевдоэфед- рин; 4) 5) голубая, сине- и серовато-фиолетовая, красно-фиолетовая и фиолетовая окраска - амизил, морфинаны, BZ, лизергиды, фенциклидин. 6) Для дальнейшего определения лекарственных препаратов внутри каждой группы используются реагенты соответствующих тестов.

Описанные выше и применяемые на практике методики предварительного исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ позво- ляют решить основную задачу предварительного исследования - молсет или не мол<ет исследуемое вещество относиться к наркотическим или сильнодействующим, и если да, сориентировать его групповую принадлежность и определить количество исследуемого вещества, поскольку именно эти критерии служат основанием для возбуждения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Тем не менее существует ряд проблем, требующих своевременного решения.

Основной проблемой, на наш взгляд, является проблема использования результатов предварительного исследования наркотических средств и сильно-

133 действующих веществ. В настоящее время, если в ходе предварительного исследования решается вопрос об относимости исследуемого вещества к наркотическим или сильнодействующим, то на основании результатов предварительного исследования возбуждается уголовное дело, в процессе раследования которого назначается производство экспертизы. Предварительное исследование наркотических средств и сильнодействующих веществ в силу их сложной химической структуры и многокомпонентного состава проводится, как правило, в лабораторных условиях и требует участия сотрудника экспертно- криминалистического подразделения, имеющего право самостоятельного производства соответствующей экспертизы. Этот же сотрудник ЭКП после возбуждения уголовного дела и вынесения постановлеия о назначении экспертизы практически переписывает из ранее им составленной справки весь ход исследования и оформляет заключение эксперта с выводами, к которым пришел еще в ходе предварительного исследования. Такое положение приводит к неоправданным потерям дефицитного времени и излишней загруженности ЭКП ОВД. В связи с этим мы считаем, что предварительное исследование наркотических средств и сильнодействующих веществ, проведение которого невозможно во внелабораторных условиях, должно быть заменено экспертизой и оформляться в виде полноценного заключения эксперта. А на основании выводов, содержащихся в заключении эксперта, уже решать вопрос о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении. Таким образом, нам представляется необходимым внести изменения в УПК РСФСР и разрешить производство экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела. Кроме того, мы считаем возможным сохранение и существующей формы предварительного исследования как непроцессуального действия в отношении наркотических средств и силь- нодействующих веществ, если его проведение осуществляется во внелабораторных условиях лицами, не имеющими специальных познаний в области криминалистического исследования указанных веществ, и целью такого исследо-

134 вания является получение розыскной информации о личности преступника и

обстоятельствах совершения преступления.

Проблемы, возникающие при проведении предварительного исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ, также связаны с их многообразием на нелегальном рынке. Это прежде всего касается синтетических наркотических средств. Существующие методики криминалистического исследования, как предварительного, так и экспертного, в большинстве своем ориентированы не на отдельные вещества, а на группы веществ. Это обусловлено сходной химической структурой веществ, рядом общих физических и химических свойств, общим типом наркотического действия и общими признаками интоксикации, аналогичными потребительскими формами и сходными технологиями изготовления.

Такие методы предварительного исследования, как внешний осмотр и капельный анализ, не дают полезных результатов при отсутствии у объектов внешних индивидуализирующих признаков. Внешний осмотр лекарственных форм, изъятых без упаковок и не имеющих маркировочных обозначений, является малоэффективным и затрудняет специалисту выбор подходящего реагента для капельного анализа. Кроме того, известные капельные химические реакции на физиологически активные компоненты не всегда обладают достаточной селективностью, как уже отмечалось выше.

В связи с этим просматриваются основные направления решения выше указанных проблем. Представляется целесообразным для экспертно- криминалистических подразделений сбор натурных коллекций синтетических наркотических средств и сильнодействующих веществ, получивших распространение на нелегальном рынке в конкретном регионе. Это особенно важно для препаратов, не имеющих внешних индивидуализирующих признаков. Не менее важное значение для дальнейшего экспертного исследования имеет подготовка базы данных о наркотических средствах и лекарственных препаратах, которые уже были объектами экспертного исследования в конкретном регионе.

135 А вот повышение селективности качественных химических реакций на отдельные вещества с учетом их химической структуры и функциональных групп, а также снижение трудоемкости процесса капельного анализа и увеличение возможностей его использования во внелабораторных условиях - это темы научных разработок соответствующих организаций.

3.2. Методика экспертного исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ.

Исследование доказательств, являясь частным случаем процесса познания объективной действительности, подчиняется общим закономерностям это- го процесса. Поскольку процесс исследования доказательств как разновидность познавательной деятельности имеет свои специфические черты, такие, как предмет познания, условия и средства познания, то и закономерности исследования доказательств обладают своими специфическими особенностями:

  • определяют содержание процесса познания объектов, связанных с событием преступления;
  • проявляются в специфических условиях расследования и судебного разбирательства;
  • отражают специфику методов судебного исследования;
  • отражают своеобразие цели исследования доказательств [7,с.21].
  • Методика занимает важнейшее место в методологии экспертного иссле- дования. В словаре основных терминов судебных экспертиз под методикой судебной экспертизы понимается «система методов (приемов, технических средств), применяемых при изучении объектов судебной экспертизы для установления фактов, относящихся к предмету определенного рода, вида и подвида судебной экспертизы» [90,с.43]. Система методов предполагает целенаправленность и упорядоченность их использования. Любая методика экспертизы -

136 это программа использования комплекса методов, приемов и технических

средств, применяемых в определенной последовательности для решения экспертных задач. Типовая методическая схема экспертного криминалистического исследования включает в себя следующие основные этапы: 1) подготовительный; 2) раздельное исследование; 3) сравнительное исследование; 4) экспертный эксперимент; 5) синтез результатов исследования и формулирование выводов [38,с.32].

Криминалистическое исследование наркотических средств и сильнодей- ствующих веществ носит комплексный характер. В судебно-экспертной практике различают два уровня комплексности: комплексная экспертиза (понятие процессуальное) и комплексные исследования (понятие методическое), характеризующее технологическую сторону производства судебных экспертиз. А. Р. Шляхов указывает: «Комплексное исследование нами не отождествляется с комплексной экспертизой: любая методика экспертизы является по существу комплексной. Комплексная экспертиза - понятие процессуальное» [85,с.22]

Среди наркотических средств и сильнодействующих веществ, получивших наибольшее распространение на нелегальном рынке, выделяют следующие группы веществ:

  • наркотики растительного происхождения и продукты их переработки;
  • наркотические лекарственные препараты (содержащие морфин, кодеин, промедол, трамадол, кокаин и др.);
  • синтетические наркотики, не относящиеся к фармпрепаратам (первитин, эфедрон, фенадон, амфетамины).
  • Наркотики последней группы по сложности синтеза могут быть разделены на две подгруппы:

1) вещества, получаемые путем элементарных химических превращений в одну, две стадии (эфедрон и первитин из эфедрина); 2) 3) вещества, получаемые путем многостадийных синтезов (фенамин, ам- фетамин). 4)

137 Ассортимент синтетических наркотических средств, синтезируемых в

подпольных лабораториях, и сильнодействующих веществ, выпускаемых фармацевтической промышленностью, неуклонно расширяется. Одним из важных факторов, способствующих этому, является наличие широкодоступной электронной информации о действии и способах изготовления синтетических наркотиков. Кроме того, в качестве реагентов и исходных продуктов применяются химические вещества, которые легко могут быть синтезированы лицами с химическим образованием.

В связи с этим одной из актуальных проблем криминалистической экс- пертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ является разработка новых универсальных и совершенствование существующих методик их исследования.

Методика криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ, применяемая в настоящее время включает следующие этапы исследования, обусловленные частными задачами, которые решает эксперт на пути к поставленной цели:

1) определение характеристических особенностей исследуемых веществ;

2) установление качественного состава компонентов исследуемых веществ; 3) 4) определение количественного содержания физиологически активного компонента; 5) 6) криминалистическая интерпретация полученных результатов. 7) Для решения поставленных задач используются традиционные методы исследования: капельный химический анализ, тонкослойная, газожидкостная и газовая хроматография, ИК-спектроскопия, хроматомасс-спектроскопия. Капельный химический анализ мы рассматривали в предыдущем параграфе как метод предварительного исследования, который позволяет предположительно определить природу и вид исследуемого объекта. Основным методом экспертного исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ, по-

138 лучившим широкое распространение в экспертных подразделениях МВД, является тонкослойная хроматография.

В работе [26] даются основные положения хроматографии как физико- химического метода разделения сложных смесей веществ. Суть метода ТСХ заключается в том, что разделяемые компоненты сложных смесей перемещаются вместе с подвижной фазой вдоль неподвижной и распределяются между этими двумя фазами за счет различной скорости движения. В результате, при движении группы образуется зона (пятно) с максимальной концентрацией вещества в средней части. Наряду с вертикальной диффузией молекул имеет место и горизонтальная диффузия в направлении, перпендикулярном движению потока. Степень диффузии и размеры пятна зависят от времени хроматографи-рования и концентрации определяемого вещества. Авторы классифицируют методы ТСХ по различным основаниям (по способу изготовления пластин, по направлению потока растворителя), обосновывают требования, предъявляемые к сорбентам, растворителям и способам проявления хроматограмм. В работе также приводятся условия хроматографирования гашиша и некоторых лекарственных форм (опий, морфин, омнопон, кодеин, дионин, промедол, фенадон, фенамин, первитин, фенатин, кокаин).

В литературе имеются данные о’ круговом варианте ТСХ, так называемой нанотонкослойной хроматографии [13]. Прибором для нано-ТСХ является U-камерный хроматограф швейцарского производства, который предполагает использование пластин с нанесенным слоем силикагеля 60F254 фирмы «Merck» (ФРГ), для детектирования зон применяется ультразвуковой осветитель. Несмотря на более сложную технологию процесса исследования, нано-ТСХ имеет ряд преимуществ: а именно, позволяет разделять значительно большее количество компонентов, исследовать следовые количества вещества. Время разделения значительно сокращается за счет того, что вещество движется не против силы тяжести, как в линейной ТСХ, а по горизонтальной поверхности. По этой же причине требуется меньшее количество элюента.

139

ГУ ЭКЦ МВД России разработан ряд методических рекомендаций по ис- следованию различных синтетических наркотических средств и сильнодействующих веществ с использованием метода ТСХ.

В работе [13] приводится, методика исследования лекарственных средств, которая дает возможность определения качественного состава физиологически активных компонентов исследуемого вещества, что позволяет получать ориентирующую информацию о виде лекарственного средства или, если анализируется многокомпонентный препарат, устанавливать его наименование.

Одна из важных стадий ТСХ лекарственных средств - подготовка пробы. Чтобы выделить все составляющие активного начала препарата, авторы предлагают использовать комбинацию экстрагентов (этанол, хлороформ и вода), с помощью которых последовательно обрабатываются порошкообразные пробы лекарственного средства. При исследовании жидких образцов пробу упаривают досуха и остаток экстрагируют как указано выше. Пробы мазеобразных лекарственных средств экстрагируют этанолом или водой.

Для хроматографирования данная методика предполагает использовать пластины «Силуфол-УФ-254» и следующие системы растворителей:

  • хлороформ-этилацетат (5:1)
  • диэтиловый эфир
  • этилацетат-изопропанол-вода-уксусная кислота (30:15:10:1).
  • Хроматографические зоны компонентов исследуемых лекарственных средств обнаруживают по их люминесценции при облучении пластины УФ-светом с длиной волны 366 им, гашению люминесценции” фона пластины, образованию окраски после обработки проявляющими реагентами. Авторы предлагают 3 реактива для проявления хроматографических пластин:

1) концентрированная серная кислота - раствор ванилина в этаноле 2) 3) раствор нитрата кобальта в этаноле - концентрированный аммиак 4) 5) водный раствор перманганата калия. 6)

140

Данную методику также можно использовать для исследования барбиту- ратов, препаратов клофелина (в качестве проявителя в этом случае следует использовать 1%-ный раствор роданида кобальта).

В 1991 году на территории России появилось не встречавшееся ранее синтетическое наркотическое средство булренорфин, которое производится из тебаина в нескольких странах. В частности, в Индии производится лекарственное средство, содержащее бупренорфин, которое официально закупается нашей страной для использования в медицине. Это лекарственное средство представляет собой водный раствор бупренорфина гидрохлорида с добавкой мальтозы либо таблетки, содержащие 0,2 мг бупренорфина. При хроматографиче-ском исследовании жидкость из ампул наносят на пластину «Merck» (ФРГ) либо SORBFIL и хроматографируют в системе бензол - этанол - триэтиламин (9:1:1). Зона бупренорфина выявляется в УФ-свете (254 нм), а затем проявляется реактивом Марки (фиолетовое окрашивание). Трудности, возникающие при хроматографировании, связаны с наличием в лекарственном средстве Сахаров. Для удаления из пробы Сахаров ГУ ЭКЦ МВД России предлагает проводить экстракцию гексаном или пентаном в присутствии аммиака, с последующим отделением органического слоя, упариванием его досуха и растворением образовавшегося осадка в хлороформе. Этот раствор и наносят на хроматографиче-скую пластину.

В последнее время на территории России участились случаи применения лекарственных средств, содержащих в качестве действующего начала трама-дола гидрохлорид. Препараты, содержащие трамадол, по действию являются анальгетиками, относятся к сильнодействующим веществам и выпускаются фирмами в Германии, Югославии, Кипре в виде растворов, свечей, капсул. Сложности исследования этих объектов связаны с отсутствием соответствующих методик.

В работе [81,с.7] даются рекомендации по проведению хроматографиче- ского исследования лекарственного препарата трамал. ТСХ проводится на

141 пластинах SORJBFIL со слоем немодифицированного силикагеля. Осуществляется однократное разделение в системе толуол - этанол - триэтиламин (9:1:1) или метанол - 25%-ный водный раствор аммиака (100:1). Выявляют трамадол по гашению люминесценции в УФ-свете (254 нм) с последующим проявлением реактивом Марки (буро-зеленое окрашивание зоны трамадола).

В литературе имеются данные о хроматографическом исследовании от- дельных групп фармакологических препаратов. В частности, в работе [29] содержится информация об использовании метода ТСХ для иследования транквилизаторов и антидепрессантов. Разделение компонентов предлагается вести на пластинах SILUFOL методами восходящей, адсорбционной, одномерной, ступенчатой двумерной хроматографии. Пробы исследуемых лекарственных препаратов необходимо готовить в этаноле. Выявление пятен на пластинах проводится УФ-излучением, детекцией парами йода с последующим проявлением водой, выявлением люминесценции соединений после иодирования в йод-крахмальной реакции, а также реактивами Драгендорфа в модификации Мюнье. Реакция иодирования применяется для транквилизаторов с сопряженной двойной связью с ароматической группой (бензодиазепины); для соединений со структурным фрагментом карбамидной группировки -C-NH- применяется реакция с насыщенным раствором нитрата закисной ртути. Для азотсо- держащих гетероциклических соединений применяется реактив Драгендорфа, для соединений, имеющих аминный характер - нингидрин. Наибольшей эффективностью разделения обладают аминные системы, в которых применяется дополнительное импрегнирование слоя сорбента парами 25%-ного аммиака. Отделение примесных соединений неалкапоидной природы (нейтральные и кислые компоненты) возможно при предварительном элюировании в системе бензол - хлороформ - этилацетат - метанол (5:4:0,5:0,5) в слое, импрегирован-ном парами концентрированной уксусной кислоты.

Для хроматографического разделения транквилизаторов и антидепрес- сантов предлагается использование нескольких систем растворителей:

142

1) бензол - этанол - диэтиламин (9:1:1:) 2) 3) бензол - этанол - диэтиламин (9:1:1) с 25%-ным раствором аммиака 4) 5) толуол - ацетон - этанол - 25%-ный раствор аммиака (45:45:7:3). 6) С целью более эффективного разделения препаратов и выделения актив- ного начала рекомендуется последующее проведение одномерной, ступенчатой и двумерной хроматографии.

Методика исследования лекарственных средств группы анальгетиков описана в работе [28]. ТСХ проводится на пластинах SILUFOL UV-254, активированных при ПО °С в течение 15 минут. Исследуемые вещества наносятся на пластину в виде спиртовых растворов. Пластины погружают в камеру, насыщенную парами растворителя, затем сушат в сушильном шкафу, осматривают в УФ-свете и проявляют реактивом Драгендорфа (оранжевое окрашивание пятен) или- в йодной камере (желтое окрашивание пятен). Рекомендуемые системы растворителе:

  • хлороформ - ацетон - диэтиламин (5:4:1)
  • циклогексан - хлороформ - диэтиламин (5:4:1)
  • бензол - этилацетат - диэтиламин (7:2:1)
  • хлороформ - изопропанол - аммиак (3:1:0,1)
  • хлороформ - ацетон- 25%-ный раствор аммиака (12:24:1)
  • бензол - этанол - 25%-ный раствор аммиака (9:1:0,2)
  • бензол - этанол - диэтиламин (9:1:1).
  • Последняя система является наиболее эффективной. По приведенной ме- тодике возможно выявление основных алкалоидов (морфин, кодеин, тебаин, дионин, наркотин), наличие которых является качественным признаком для отнесения вещества к наркотическим средствам. Другие пятна на хроматогра-фической пластине могут служить дополнительным признаком для определения названия лекарственного препарата.

Информация об исследовании снотворных средств методом ТСХ содер- жится в статье [27]. Предлагается методика, которая дает возможность иссле-

143 довать методом ТСХ производные барбитуровой кислоты, производные пиридина, производные бензодиазепина и других гетероциклических систем, а также соединений алифатического ряда.

Хроматографирование проводится на пластинах SILUFOL UV-254, в ко- торых силикагель закреплен крахмалом, а в микроструктуру сорбента встроен флуоресцирующий индикатор (сульфид кадмия), вызывающий флуоресценцию фона при УФ-облучении (254 нм). Условия ТСХ подбираются с учетом химических свойств и полярности входящих в состав заместителей. Рекомендуемые системы растворителей:

  • бензол - хлороформ - метанол (5:4:1)
  • бензол - хлороформ - этанол (5:4:1)
  • бензол - хлороформ - метанол - этилацетат (5:4:0,5:0,5)
  • бутанол - уксусная кислота - вода (5:1:40)
  • хлороформ - изопропиловый спирт - 25%-ный раствор аммиака (4,5:4,5:1)
  • хлороформ - н-бутанол - 25%-ный раствор аммиака (7:0,5:0,5)
  • бензол - этанол - триэтиламин (1:1:1).
  • В качестве проявителя предлагается насыщенный раствор ртути закис-ной азотнокислой.

Безусловным «лидером» среди синтетических наркотиков был и остается фенамин (амфетамин) и его производные. Синтез соединений ряда фенилалки-ламинов достаточно прост и а силу доступности исходных соединений легко может быть осуществлен лицами с химическим образованием. В литературе достаточно полно описан порядок получения синтетических наркотиков этой группы [82]. В настоящее время известно 13 производных амфетамина, которые могут быть синтезированы в подпольных лабораториях. Наибольшее распространение в незаконном обороте получили такие соединения, как МДА (3,4- метилендиоксиамфетамин), МДМА (3,4-метилендиоксиметамфетамин), МДЕА (3,4-метилендиоксиэтиламфетамин), МБДБ (Ы-метил-1- (3,4-

144 метилендиоксифенил)-2-бутанамин), ДОБ (2,5-диметокси-4- бромамфетамин) и

мескалин.

Амфетамин синтезируют по реакции Лейкарта. В качестве исходных ве- ществ берутся 1-фенил-2-пропанон и формальдегид. Первитин (метамфетамин) синтезируют аналогично с использованием на стадии конденсации метиламина и муравьиной кислоты или N-метилформамида [53]. Реакция Лейкарта хорошо изучена. В литературе имеются данные о качественном составе примесных компонентов, характерных для этого метода. Первитин также может быть кустарно получен из кристаллического эфедрина гидрохлорида либо из эфедрина, выделенного из лекарственных препаратов «Теофедрин» (таблетки), «Суно-реф» (мазь), «Солутан», «Бронхолитин» (растворы) по реакции восстановления в присутствии красного фосфора, кристаллического йода и ледяной уксусной кислоты [53]. Из эфедрина реакцией окисления перманганатом калия в присутствии уксусной кислоты может быть получен эфедрон [24]. В ряде случаев для изготовления эфедрона и первитина используют эфедрин,кустарно выделенный из травы эфедры щелочной либо кислотной экстракцией.

Амфетамины содержатся и в составе нового наркотического средства растительного происхождения, выделенного из растения кат. В его составе содержатся норпсевдоэфедрин и катинон - основной фенилалкиламин свежего ката [24].

Методика экспертного исследования фенилалкиламинов предусматривает качественное и количественное определение амфетамина, эфедрина, эфед- рона, метамфетамина, 3,4-метилендиоксиамфетамина (МДА). При исследовании лекарственных преператов, содержащих эфедрин, и препаратов, кустарно изготовленных из эфедрина, определяют качественное и количественное содержание фенилалкиламинов и компонентов смеси (исходных веществ и продуктов синтеза). При исследовании наркотических средств растительного происхождения определяют фенилалкиламины в кате и траве эфедре.

145 Для качественного определения в объектах фенилалкиламинов возможно

использование ТСХ [42]. С объектов-носителей делают смывы водно- спиртовой смесью (1:1), мази, дисперсии, твердые вещества нагревают в водно-спиртовой смеси до кипения, охлаждают и исследуют. Пробы из растворов наносят на хроматографические пластины, не упаривая. Хроматографирование проводят в системе растворителей бензол-этанол- триэтиламин (9:1:1). Выявление хроматографических зон осуществляется в УФ-лучах, для проявления пластин используют раствор нингидрина в ацетоне с последующим нагреванием до 70 °С, при этом появляются зоны эфедрина (синий цвет), амфетамина (голубой цвет), первитина (желто- коричневый цвет) и эфедрона (фиолетово-синий цвет). Кроме того, отличают эфедрон, полученный из лекарственных препаратов, от эфедрона из травы эфедры. Появляется также зона продукта разложения эфедрона, которая имеет сочный розовый цвет и расположена за пятном эфедрина.

ГУ ЭКЦ МВД России была разработана методика ТСХ для исследования наркотического средства МДА [20], которое было синтезировано в 1992 году на заводе «Латбиофарм» г. Олайне, Латвия. Этот галюциноген широко распространен в странах Западной Европы, встречается в виде таблеток и порошка. Для синтеза МДА могут быть использованы сафрол, изосафрол, формамид, пиперонал, нитроэтан, алюмогидрид лития, аммиак, бромистоводородная кислота, перекись водорода, муравьиная кислота.

При исследовании МДА методом ТСХ рекомендуется применять системы растворителей бензол-этанол-триэтиламин (9:1:1) и толуол-этанол- триэтиаамин (9:1:1). Предпочтительнее использовать систему № 2, поскольку толуол менее токсичен, чем бензол. Возможно использовать пластины Merck HPTLC и SORBFIL. После хроматографирования зоны выявляют по гашению флуоресценции в УФ-лучах (254 нм), а также реактивом Марки. В зависимости от используемых пластин, зона МДА окрашивается либо в синий цвет, посте-

146 пенно переходящий в серо-синий (пластина Merck), либо в синий цвет, переходящий в серо-зеленый (пластины SORBFIL).

В последние два-три года на нелегальном рынке торговли наркотиками широкое распространение получило наркотическое средство метадон. Его действие аналогично действию морфина, т.е. он является наркотическим анальгетиком, но с более продолжительным периодом действия. В нашей стране метадон выпускался в качестве лекарственного средства под названием фенадон. Синтез метадона довольно сложен, требует достаточно высокой квалификации изготовителя и наличия большого числа различных химических реагентов и растворителей. Для получения’метадона могут быть использованы хлористый аллил, окись пропилена, диметиламин, цианистый бензил (фенилацетонитрил), бромистый этил. Кроме того, для получения метадона необходимы серная кислота, магниевые стружки, различные растворители (бензол, дихлорэтан и др.). Кустарно приготовленный метадон поступает на нелегальный рынок в виде прозрачного бесцветного раствора, запаянного в ампулы объемом 5 мл из-под новокаина, новокаинамида, хлорида натрия, сульфата магния, воды для инъекций и др. С целью фальсификации в раствор метадона добавляют димедрол, часто в значительных количествах. Очень редко метадон изымается в виде кристаллического порошка.

В работе [73] приводятся условия проведения ТСХ. После однократного хроматографирования в системе бензол-этанол-триэтиламин (9:1:1) и сушки пластину проявляют реактивом Драгендорфа. Метадон и димедрол можно также выявлять в УФ-лучах (254 нм) по гашению флуоресценции индикатора с последующим проявлением реактивом Марки. При этом зона димедрола окрашивается в ярко-желтый цвет, а зона метадона не окрашивается. Хорошее разделение достигается также при применении системы гексан-диэтиловый эфир-триэтиламин (10:20:1).

В конце 1991 года на нелегальном рынке неожиданно и в большом коли- честве появилось ранее не встречавшееся на территории России наркотическое

147 средство 3-метилфентанил, которое является анальгетиком, его действие аналогично действию морфина, но с более коротким временем действия. По своей наркотической активности один из его изомеров - цис- 3-метилфентанил превосходит морфин в 5500 раз.

Синтез 3-метилфентанила относительно сложен, длится около 4 дней, требует высокой квалификации исполнителя и определенных условий проведения. В качестве исходных компонентов для получения 3- метилфентанила используют фенэтиламин, метилметакрилат, метилакрилат, анилин, пропионо-вый ангидрид. Кустарно изготовленный 3-метилфентанил поступает на нелегальный рынок в виде прозрачного, бесцветного раствора, запаянного в ампулы объемом 5 мл из-под новокаина, новокаинамида, хлорида натрия, сульфата магния, воды для инъекций и других лекарственных средств. Отмечены случаи изъятия 3- метилфентанила на твердых веществах-носителях (например, сахаре).

По причине высокой активности 3-метилфентанила пробоподготовку для проведения ТСХ ГУ ЭКЦ МВД России рекомендует проводить троекратной экстракцией в пентане с последующим упариванием экстракта и добавлением к сухому остатку 4-7 капель хлороформа. Полученный раствор наносят на пластину SORBFIL и хроматограф ируют в системе гексан-толуол-триэтиламин (15:10:2). После однократного хроматографирования пластину опрыскивают реактивом Мунье (2 мл реактива Драгендорфа, 0,1 г аскорбиновой кислоты, 0,1 г уксусной кислоты и 8 мл воды). При этом на пластине проявляют две зоны светло- коричневого цвета, верхняя из которых является цис-изомером 3- метилфентанила, а следующая за верхней - транс-изомером. Иногда на хрома-тограмме появляется третья зона, которая относится к фентанилу. Фентанил образуется при синтезе 3-метилфентанила в случае несоблюдения условий синтеза. Пластину можно также проявлять йодплатинатом калия. В УФ-лучах (254 нм) можно также увидеть гашение люминесценции 3-метилфентанила, однако это гашение недостаточно интенсивно.

148 Одним из самых распространенных синтетических
наркотических

средств галюциногенного действия является фенциклидин, который встречается в виде таблеток и капсул, в виде порошка и водных растворов, а также может быть нанесен на растительные объекты, такие, как петрушка, табак, мята и марихуана. Употребляется фенциклидин перорально, внутривенно и курением. В качестве прекурсоров для синтеза фенциклидина используют циклогексанон и пиперидин.

Для выявления фенциклидина методом ТСХ ГУ ЭКЦ МВД России реко- мендует следующие системы растворителей:

  • метанол - 25%-ный водный раствор аммиака (100:1);
  • этанол - 25%-ный водный раствор аммиака (100:1).
  • При однократном хроматографировании фенциклидина на пластинах SORBFIL его зона выявляется по гашению флуоресценции в лучах УФ- ламйы (254 нм) и при опрыскивании реактивом Драгеидорфа. Пробы растительных объектов, а также объектов в виде таблеток и порошка готовят экстракцией в хлороформе или этаноле.

В конце 1992 года имел место случай распространения импортных сига- рет, содержащих в качестве наркотического средства вещество BZ, которое является психотропным веществом и применяется в армиях ряда стран в качестве боевого отравляющего вещества. Его действие на организм человека похоже на действие известного наркотического средства ЛСД. Химическое название вещества - 3-хинуклединовый эфир бензиловой кислоты или 3-хинуклединовый эфир дифенилоксиуксусной кислоты. BZ - белое кристаллическое вещество без вкуса и запаха, в воде практически не растворяется, но растворяется в хлороформе и других галоидированных углеводородах.

При исследовании методом ТСХ в качестве системы растворителей ГУ ЭКЦ МВД России предлагает применять бензол-этанол-триэтиламин (9:1:1), толуол-ацетон-этанол- 25%-ный водный раствор аммиака. Хроматографирова-ние проводят на пластинах SORBFIL, зоны выявляют по гашению флуорес-

149 ценции в УФ-лучах (254 нм), а также опрыскиванием пластины реактивом Му-

нье, при этом зона BZ имеет светло-коричневый цвет, а при проявлении реактивом Марки, в зависимости от типа пластин, зона BZ имеет голубой либо зелено-голубой цвет.

Наряду с чисто синтетическими наркотическими средствами (метадон, амфетамин, метамфетамин) получают распространение полусинтетические наркотики на основе алкалоидов опийной группы. Одним из методов повышения активности наркотических средств опийной группы является ацетилирова-ние. Известны ацетилированный опий, получаемый из опия либо экстракционного опия, и героин, получаемый из чистого или технического морфина.

С химической точки зрения процесс получения ацетилированного опия и героина сводится к ацетил ированию уксусным ангидридом исходного сырья. По применяемой наркоманами технологии (малое количество уксусного ангидрида, исходное вещество в твердом состоянии) реакция ацетилирования не доходит до конца (до образования диацетилморфина), а останавливается на стадии образования моноацетилморфина, а точнее, одного из его изомеров.

В опии и экстракционном опии, как правило, содержатся три наркотически активных компонента (морфин, кодеин, тебаин). В ацетилированном опии могут присутствовать в большом количестве 5 наркотически активных компонентов: ацетильные производные морфина и кодеина - моиоацетилморфин, ацетилкодеин, диацетилморфин, не прореагировавшие с уксусным ангидридом морфин и кодеин. Тебаин при ацетилировании практически полностью разрушается и, как правило, в ацетилированном опии и героине не содержится. Кроме того, в ацетилированном опии и героине могут присутствовать не обладающие наркотической активностью алкалоиды опия: наркотин, папаверин и др.

Героин - полусинтетическое наркотическое средство, диацетилпроиз- водное морфина. В зависимости от исходного сырья и способов его приготовления героин различают по цвету (порошок от белого до темно- коричневого

150 цвета), содержанию активного компонента, химической форме героина (соль

или основание), содержанию примесей, характерных для сырья (кодеин, теба-ин, папаверин, наркотин), а также примесей, обусловленных технологией получения (ацетилкодеин, моноацетилморфин, меконин). Героин часто встречается в смеси с веществами-наполнителями (глюкоза, крахмал, мука, сахар), лекарственными .средствами, усиливающими действие героина (барбитураты, кофеин, анальгин, новокаин и др.), неорганическими наполнителями (сода, сульфат бария и др.). В ряде случаев примеси, обусловленные технологией получения и использованным сырьем, могут служить определяющим признаком при установлении общности источника происхождения.

Одна из основных задач экспертизы - выявление в представленных объ- ектах наркотически активных алкалоидов опия, их ацетильных производных. В работе [41] даются методические рекомендации по экспертному исследованию героина и ацетилированного опия. Выбор схемы исследования, хроматографи-ческих систем и проявителей для этих соединений основан на результатах внешнего осмотра. Для ацетилированного опия применяется система: бензол-этанол-триэтиламин (9:1:1) или хлороформ-гексан-триэтиламин (9:9:4). Выявление зон осуществляется в УФ-лучах, проявление - реактивом Марки либо реактивом Драгендорфа. При проявлении реактивом Драгендорфа зоны окрашиваются в светло-коричневый цвет. Чтобы избежать появление «хвоста» на хроматограмме из-за наличия примесей в ацетилированном опии, следует произвести предварительную очистку образца экстракцией в хлороформе, подкисленном 2%-ным раствором лимонной кислоты.

При исследовании героина задача несколько усложняется, так как основ- ную массу вещества (50% и более) составляет диацетилморфин, остальная часть - наполнители. Возможно использование следующих систем растворителей: хлороформ-метанол (9:1) и метанол-25%-ный раствор аммиака (100:1,5). В первой системе выявляется большинство наполнителей, добавляемых в героин. Во второй системе происходит удовлетворительное разделение. В качестве

151 проявителя используют УФ-излучение, раствор иодплатината калия, реактивы

Драгендорфа и Марки. Для определения наполнителей проводят разделение компонентов: «кислое» и «щелочное» извлечение, которые исследуют по отдельности.

Отличительными признаками ацетилированного опия при проведении ТСХ являются: наличие на хроматограмме, наряду с зонами ацетилпроизвод-ных морфина и кодеина, зон самих морфина и кодеина. При этом зоны морфина и моноацетилморфина являются доминирующими. Зона диацетилморфина часто отсутствует. Другим признаком является наличие на хроматограмме интенсивных зон наркотически активных алкалоидов - папаверина, наркотина, наркотолина. Для героина характерно наличие на хроматограмме доминирующей зоны диацетилморфина, а также зон каких-либо разбавителей: барбитуратов, кофеина, новокаина, совкаина, димедрола, анальгина и др. Кроме того, на героин указывает наличие в объекте муки, сахара, крахмала, глюкозы и т.д.

В отечественной и зарубежной литературе опубликовано множество на- учных статей, обзоров, методических рекомендаций по исследованию наркотических и психотропных средств. Эти работы широко используются в экспертной практике. Вместе с тем, динамично расширяющийся в последнее время ассортимент наркотических и психотропных средств, синтезируемых в под-польных химических лабораториях и появляющихся в незаконном обороте, требует разработки универсальных методик исследования веществ, подозреваемых в принадлежности к синтетическим наркотическим или психотропным средствам (СНПС). В работе [2] даны рекомендации по проведению хромато-графического исследования веществ органической природы на принадлежность к СНПС, наиболее распространенных в незаконном обороте, с использованием метода ТСХ.

Исследование СНПС методом ТСХ включает подготовку пробы и разде- ление компонентов проб на полярных и неполярных сорбентах при использовании ряда подвижных растворителей. В данной работе приведены условия

152 ТСХ разделения группы СНПС (около 100 соединений), которые уже были

объектами экспертного исследования, или тех, появление которых прогнозируется на отечественном нелегальном рынке СНПС. При разработке методики ТСХ исследования в первую очередь учитывались следующие факторы:

  • подбор подвижных растворителей, обеспечивающих эффективное и се- лективное разделение СНПС на двух неподвижных фазах различной при- роды - немодифицированном силикагеле (полярный сорбент) и силикаге- ле, модифицированном три ал кил сил ильными группами (неполярный сорбент);
  • использование в качестве компонентов подвижных фаз доступных и, по возможности, нетоксичных растворителей.
  • В работе представлены результаты хроматографического разделения компонентов СНПС на слое силикагеля (пластины «Сорбфил», МП «Сорбпо-лимер», г. Краснодар) и модифицированного силикагеля (пластины «Плазмо-хром RP 3», НПО «Манометр», г. Москва и пластины «Сорбтон-2», МПВ «Хромдет-экология», г. Москва) при использовании следующих подвижных растворителей:

  • этилацетат -изопропанол - аммиак (5:5:1);
  • ацетон - гексан - аммиак (20:20:1);
  • этанол - вода-аммиак (3:2:3).
  • Представленные результаты свидетельствуют о высокой эффективности и селективности ТСХ разделения СНПС при рекомендуемых условиях хрома-тографирования. Кроме того, надежность качественного определения разделяемых компонентов СНПС можно повысить, применяя следующие способы:

  • обработка пластин проявляющими реактивами, специфичными для данно го компонента СНПС, присутствие которого в анализируемой пробе пред полагается по результатам, полученным в ходе хроматографического раз деления пробы;

г

153

  • регистрация спектров отражения хроматографических зон разделенных

компонентов анализируемой пробы и сравнение их с со спектрами СНПС, использованных в качестве «свидетелей»;

  • элюирование разделенных компонентов пробы из слоя сорбента и их ка чественное определение методом ИК-спектроскопии.’

Для выявления наркотически активных компонентов синтетических нар- котических средств и сильнодействующих веществ, а также для количественного определения их содержания при экспертном исследовании возможно применение метода газовой хроматографии. Наибольшее распространение в ЭКП МВД РФ для проведения газохроматографического исследования получило оборудование фирмы «Хыоллет-Паккард» (США).

Имеется ряд методических разработок, посвященных газохроматографи- ческому исследованию различных синтетических наркотических средств и сильнодействующих веществ.

В работе [81] приводятся условия исследования лекарственных средств, содержащих в качестве действующего начала трамадол. Исследованию подвергают хлороформный экстракт. Для проведения исследования используется кварцевая капиллярная трубка длиной 10-20 м и диаметром 0,2 мм со стационарной фазой OV-101. Температура испарителя равна 275 °С, детектора - 290 °С. Температура колонки изменяется от 100 до 280 °С со скоростью 10 “С/мин. Газ-носитель - азот. Трамадол элюирует между насыщенными нормальными углеводородами с числом атомов углерода 19 и 20.

Наркотическое средство МДА при аналогичных условиях исследования элюирует между насыщенными нормальными углеводородами с числом атомов углерода 14 и 15 (индекс удерживания равен 1476) [20].

Исследование амфетаминов методом газовой хроматографии применяют как для их качественного выявления,- так и для количественного определения [4]. Газохроматографический анализ проводят при следующих условиях: колонка кварцевая капиллярная длиной 12-20 м и диаметром 0,2-0,3 мм с метил-

154 силиконовой стационарной фазой (OV-101, SE-30, SE-54, OV-1); температура

испарителя - 220 °С, температура детектора - 290 °С, температура колонки меняется со скоростью 10 °С/мин; газ-носитель - гелий (азот), детектор - пламенно-ионизационный. Пробоподготовку для исследования проводят экстракцией в хлороформе. Однако амфетамины часто хроматографируются в виде несимметричных пиков, поэтому необходимо проводить исследование, получая их ацетильные производные. Для этого к упаренному досуха экстракту добавляют 0,2 мл уксусного ангидрида или ангидрида трифтороуксусной кислоты, выдерживают при 70 °С в течение 30-40 мин, охлаждают и хроматографи-руют при указанных выше условиях. В работе [4] приведены индексы удерживания амфетаминов и их ацетильных производных. Количественное определение амфетаминов проводят методом внутреннего стандарта, в качестве которого используют метилстеарат. Перед определением проводят калибровку хроматографа с использованием чистых метилстеарата и соответствующего амфетамина. При отсутствии образцов чистых амфетаминов используют относительные массовые коэффициенты, которые приводятся в работе [4].

Определение бупренорфина методом газовой хроматографии проводят, получая его ацетильные или силильные производные, так как из-за наличия полярных функциональных групп он адсорбируется в газохроматографйческой системе, что приводит к нелинейной зависимости между количественным содержанием бупренорфина в образце и площадью хроматографического пика [44]. Пробоподготовку исследуемого образца проводят экстракцией в хлороформе. Далее упаренный досуха экстракт подвергают либо силилированию, добавляя последовательно пипиридин, гексаметилдисилазан и триметилхлор-силан, либо ацетилированию, добавляя уксусный ангидрид. Условия хромато- графического анализа: колонка кварцевая капиллярная длиной 12-25 м и диаметром 0,2 мм, заполненная диметилсиликоновой стационарной фазой (OV-101). Температура испарителя 280 °С, детектора - 290 °С. Температура колонки меняется от 200 °С до 280 “С со скоростью 10 °С/мин. Время выдержки при

155 конечной температуре 10-25 минут. Газ-носитель - гелий (азот), детектор -

пламенно-ионизационный.

Перед количественным определением готовят калибровочную смесь, ис- пользуя стандартные образцы папаверина и бупренорфина. При отсутствии образца бупренорфина используют относительный массовый коэффициент. Относительный массовый коэффициент бупренорфина к папаверину при аце-тилировании равен 0,51, при силилировании - 2,63. Вместо папаверина в каче-стве внутреннего стандарта можно использовать другие соединения, например насыщенные углеводороды.

Для медадона условия газохроматографического определения приведены в работе [73]. Исследование проводят на набивной колонке длиной 2 м, диаметром 3 мм, заполненной носителем CHROMATON N-AW-DMCS, с нанесенной на него фазой SE-30 (5%), либо кварцевой капиллярной колонке длиной 25 м, диаметром 0,2 мм с фазой OV-101, Температура испарителя - 275 °С, детектора - 290 °С. Температура колонки изменяется от 200 до 280 °С со скоростью 10 °С/мин. Газ-носитель - азот, расход газа - 30 мл/мин. Детектор - плазмен-но-ионизационный. Линейная скорость газа-носителя в капиллярной колонке 15 см/сек, индекс удерживания метадона 2148. Количественное содержание метадона в исследуемой жидкости определяют методом внутреннего стандарта, в качестве которого используют хлороформный экстракт метилстеарата. Относительный массовый коэффициент метадона по отношению к метилстеа-рату равен 1,2.

Газохроматографическое исследование 3-метилфентанила проводят на кварцевой капиллярной колонке длиной 10-20 м, диаметром 0,2 мм, заполненной фазой OV-101. Температура испарителя - 275 °С, детектора - 290 °С, Температура колонки изменяется от 200 до 280 °С со скоростью 10 °С/мин. Время выдержки колонки при конечной температуре - 10 минут. Газ-носитель - азот. 3-метилфентанил выходит в виде двух пиков (цис- и транс-изомеры). За этими пиками может следовать еще один пик, который не является ни фентанилом,

156 ни 3-метилфентанилом. Транс-изомер в этих условиях выходит между насыщенными нормальными углеводородами с числом атомов углерода 27 и 28 (индекс удерживания 2775), а цис-изомер - между углеводородами с числом атомов углерода 28 и 29 (индекс удерживания 2804). При количественном определении в качестве внутреннего стандарта используют диоктилфталат. Относительный массовый коэффициент каждого из изомеров З-метилфентанила по отношению к диоктилфталату равен 1,2 (52).

Определение фенциклидина методом газовой хроматографии проводят на капиллярной кварцевой колонке длиной 10-20 м, диаметром 0,2 мм, со стационарной фазой OV-1-1. Температура испарителя - 275 °С, детектора - 290 °С. Температура колонки изменяется от 100 до 280 °С со скоростью 10 °С/мин. Газ-носитель - гелий. В этих условиях фенциклидин элюирует между насыщенными нормальными углеводородами с числом атомов углерода 19 и 20 (индекс удерживания 1909). Относительный массовый коэффициент фенциклидина по отношению к метилстеарату равен 0,82 (52).

В ГУ ЭКЦ МВД России разработана методика газохроматографического исследования вещества BZ. Исследование проводят на кварцевой капиллярной колонке длиной 10-20 м, диаметром 0,2 мм с нанесенной фазой OV-101. Температура испарителя - 275 °С, детектора - 280 “С. Температура колонки изменяется со скоростью 10 °С/мин. Время выдержки колонки при конечной температуре - 10 минут. Газ-носитель - азот. BZ в этих условиях элюирует между насыщенными нормальными углеводородами с числом атомов углерода 26 и 27 (индекс удерживания 2630).

Использование традиционных методов исследования (ТСХ и ГХ) для анализа единичных частиц растительного происхождения, микронаслоений наркотических средств на различных предметах- носителях не всегда позволяет обнаружить наркотически активные компоненты по причине их малого содержания, частичного разложения в процессе хранения и т.д.

157 В криминалистической технике широкое применение находит метод пи-

ролитической газовой хроматографии (ПГХ), основанный на пиролизе - термическом воздействии на исследуемый объект [57]. В зависимости от природы исследуемого вещества и температуры пиролиза происходит либо термоэкстракция, либо термодеструкция вещества. Пиролиз осуществляется в пироли-зерах, продукты пиролиза поступают в хроматографическую колонку, где происходит их разделение с последующей регистрацией плазменно-ионизационным детектором. К преимуществам данного метода следует отнести:

1) возможность исследования единичных микрочастиц (размером до не- скольких десятков микрон); 2) 3) объект исследуется непосредственно, что позволяет избежать потерь органических компонентов при экстракции органическими растворителями; 4) 5) значительно сокращается время проведения анализа (микрочастица наркотического средства непосредственно вводится в пиролизер); 6) Недостаток данного метода заключается в том, что при анализе происхо- дит полное уничтожение частиц.

При исследовании наркотических средств методом ПГХ предварительной подготовки проб не требуется. Но при несоблюдении рекомендаций воз- можно значительное загрязнение микрочастиц потожировыми выделениями человека, что искажает полученные результаты. Поэтому частицы следует переносить в кювету пиролизера под микроскопом специально подготовленной препаровальной иглой (кончик иглы выдерживают в неорганической кислоте до получения «рыхлой» поверхности). «Прилипание» микрочастицы к игле происходит в результате механического сцепления поверхности иглы с микрочастицей. Анализ проводится на газовом хроматографе с пиролитической при- ставкой. Для определения количественного содержания наркотически активных компонентов в качестве внутреннего стандарта используется метилстеа-

158 рат, микр окол ичест ва котор ого вводя тся в пиро лизер вмест е с иссле дуем ыми

микр очаст ицам и.

Для иссле дован ия мног оком понен тных сильн одейс твую щих вещес тв пред почте ние отдае тся метод у газож идкос тной хром атогр афии.

В работ е [29] прив одятс я услов ия иссле дован ия транк вилиз аторо в и ан- тидеп ресса нтов метод ом ГЖХ. Анал из пров одилс я на хром атогр афе «Хро м-42» со стекл янно й спира леоб разно й коло нкой длин ой 2 м, внутр енни м диам е- торо м 3 мм. В качес тве непод вижн ой фазы испол ьзова лся Инер стон AW с зер- нение м 0,20- 0,25 мм, покр ытый 5%- ным раств ором SE- 30. Детек тор плаз мен- но- иониз ацио нный. Темп ерату ра испар ителя - 270 °С, темпе рату ра терм остат а коло нки - 235 °С, газ- носит ель - азот, расхо д 40 мл/м ин, расхо д водо рода - 50 мл/м ин, возду ха - 250 мл/м ин. При опре делен ии относ итель ного време ни удер жива ния за едини цу прин имал и врем я удер жива ния внутр еннег о станд арта (фено барб итала ) - 2 мин 40 сек. Отно сител ьные време на удер жива ния тран- квили затор ов; от 0,6 для метр опана до 17,3 для гранд аксин а; у антид епрес сан- тов: от 0,6 у ниала мида до 21,8 у азафе на. Это свиде тельс твует о возм ожно сти хоро шего разде ления на SE- 30.

Качес твенн ое опре делен ие пров одят с помо щью индек сов удер жива ния Кова ча, котор ые рассч итыв аются по форм уле:

j, &*/»^&?4&:’ w

,где

m и N - число атомов углерода нормальных парафиновых углеводо родов с четным числом атомов;

tN - время выхода предшествующего определяемому компоненту нормального парафинового углеводорода;

tm - время выхода последующего углеводорода;

tx - время выхода неизвестного вещества между предшествующим и последующим углеводородом.

159

Совместное применение ТСХ и ГЖХ позволяет по характерным призна- кам лекарственных средств (цвет пятен при проявлении различными реактивами, Rr, время удерживания, индекс Ковача) в совокупности с данными химического анализа (молекулярная спектроскопия, масс- спектроскопия, рентгено-фазный анализ) определить природу исследуемого вещества, наличие примесных компонентов, родовые признаки и название неизвестного соединения.

В работе [28] отмечается возможность использования газожидкостной хроматографии для исследования анальгетиков. Условия анализа аналогичны предыдущим. Расшифровку хроматограмм проводят по относительным временам удерживания (за единицу принимают время удерживания внутреннего стандарта (фенобарбитала) - 2 мин 34 сек) или по индексам Ковача (относительная величина, отражающая энергию взаимодействия разделяемого вещества с неподвижной фазой по сравнению с н-парафином с тем же количеством атомов углерода). Это является качественными признаками при идентификации фармпрепаратов, при этом наличие активных компонентов (кодеин, дионин, тебаин, промедол) является достаточным для отнесения лекарственного средства к наркотическим, а сопутствующие компоненты (кофеин, амидопирин, фенобарбитал и др.) могут установить название анальгетика.

Методы ТСХ и ГЖХ рекомендуется использовать в совокупности.

Условия исследования снотворных веществ приводятся в работе [27]. Они аналогичны предыдущим. Качественное определение исследуемого веще- ства проводится по относительному времени удерживания (по отношению к нонану) и индексам Ковача.

Газожидкостная хроматография при исследовании наркотических средств, получаемых из эфедрина, позволяет определять количественное содержание первитина, эфедроиа и эфедрина [42]. Для анализа используется стеклянная колонка длиной 3,6 м с диаметром 3 мм. Газ- носитель - азот, расход 30 мл/мин. Детектор - плазменно-ионизационный. Температура меняется от 120 °С до 250 °С, скорость нагрева - 10 °С/мин. На хроматограмме выходят

160 пики растворителя, первитина, эфедрона, эфедрина, амфетамина. Количественное содержание первитина и эфедрона проводят методом
внутреннего стандарта, в качестве которого используют кофеин. Для количественной оценки можно также воспользоваться и весовым методом.

Газожидкостная хроматография может использоваться для разделения компонентов ацетилированного опия и для количественного определения содержания героина в исследуемом веществе [41], хотя для этих целей предпочтение отдается все же газовой хроматографии.

Одним из современных инструментальных методов исследования объек- тов криминалистической экспертизы является высокоэффективная жидкостная хроматография, оборудованием для которой являются микроколоночные хроматографы серии «Милихром». Метод ВЭЖХ может применяться с момента установления объекта для проведения количественной оценки получаемых результатов и диагностического исследования. Разработаны методики экспертного исследования следующих объектов [22]:

  • каннабиса и других кустарно изготовленных препаратов из разных сортов конопли для определения наркотически активных компонентов - тетра-гидроканнабинола и других каннабиноидов;
  • наркотических средств, изготовленных из мака, а также лекарственных форм, содержащих опийные алкалоиды для их качественного и количест- венного определения.
  • В работе [23] даны рекомендации по экспертному исследованию фени- лалкиламинов. Предлагаемая методика предназначена для количественного определения амфетамина, эфедрина, эфедрона, метамфетамина, 3,4-метилендиоксиамфетамина (МДА), 4- метоксиамфетамина (ПМА). При исследовании лекарственных препаратов, содержащих эфедрин, и кустарно изготов-ленных препаратов’ из эфедрина определяют качественное и количественное содержание фенилалкиламинов и компонентов смеси (исходных веществ и продуктов синтеза) для установления общности источника происхождения.

161

При исследовании наркотических средств и сильнодействующих веществ растительного происхождения определяют фенилалкиламины в кате и траве эфедре.

Анализ проводят на микроколоночном жидкостном хроматографе серии «Милихром» (или аналогичных жидкостных хроматографах), используя для разделения компонентов один из вариантов высокоэффективной жидкостной хроматографии - обращенно-фазную распределительную хроматографию.

Определение эфедрина в лекарственных препаратах включает растворение объекта в подвижной фазе, фильтрование и последующий анализ на жид- костном хроматографе. Исследовались «Бронхолитин», «Теофедрин», «Солу-тан» и другие лекарственные формы на основе эфедрина (его растворы и таблетки Дэфедрина (d-изомер). Химическая идентификация компонентов смеси, элюирующих из колонки, проводилась по временам удерживания и по УФ-спектрам стандарта. Полная расшифровка компонентного состава лекарственных форм, содержащих эфедрин, обусловлена необходимостью получения профиля концентраций для установления способа синтеза амфетаминов, общности источника происхождения в случае выполнения сравнительных исследований.

Для определения первитина (метамфетамина) в исследуемых объектах в работе [23] предлагаются следующие условия хроматографирования: колонка КАХ 4, подвижная фаза - 0,2М раствор фосфорной кислоты- диэтиламин-метанол (75:1:20), УФ-детектор - 210, 250, 280 нм; скорость потока - 10 мкл/мин, объем вводимой пробы -4мкл.

Для сравнения использовали хроматограммы исходных лекарственных форм. Качественное определение компонентов проводили по временам удерживания и УФ-спектрам свободных образцов.

В аналогичных условиях проводят исследование эфедрона методом ВЭЖХ. Но подготовка пробы исследуемого объекта требует особой осторожности, поскольку эфедрон при кустарном окислении эфедрина, выделенного из

162 лекарственных препаратов, образуется в виде основания, которое подвергается

димеризации в обычных условиях и кислородсодержащих растворителях. Эфедрон основание чувствительно к действию сильных оснований. Экстракцию из водных растворов лучше проводить, подщелачивая насыщенным раствором карбоната натрия (рН 11). Для экстракции эфедрона используют хлороформ и дихлориетан. Для получения более устойчивой формы эфедрона (в виде солей сильных кислот - сульфатов, гидрохлоридов) к экстракту, высушенному над безводным сульфитом натрия, добавляют смесь изопропанола (этанола) - соляной кислоты (4:1) и упаривают растворитель. Для получения

г

чистого вещества проводят перекристаллизацию из пропанола.

В работе [23] также описывается методика ВЭЖХ для исследования нар- котического средства растительного происхождения - кат. Сухие листья растения кат экстрагировали 0,5М раствором соляной кислоты. Водный экстракт промывали дихлорэтаном, органическую фракцию отбрасывали, подщелачивали до рН7-8 и экстрагировали дихлорметаном, упаривали досуха, остаток, содержащий алкалоиды, растворяли в дихлорметане и хроматографировали на хроматографе фирмы «Хьюлетт-Паккард» при следующих условиях: колонка NOVA РАК С18 (150x3,9 мм); подвижная фаза - фосфатный буфер :ацетонитри л (80:20); скорость потока элюента - 1,5 мл/мин;.объем вводимой пробы - 5 мкл. Идентификацию наркотически активных компонентов ката - катинона и катина проводили по их УФ- спектрам. Времена удерживания в этих условиях анализа для катинона - 7,84 мин, для катина - 1,70 мин.

Методика экспертного исследования производных амфетамина с исполь- зованием жидкостной хроматографии приводится в работе [4]. Исследование проводят на жидкостном хроматографе «Милихром-4». Условия анализа: колонка типа КАХ-4 размером 80x2 мм с обращенно- фазным сорбентом Separon С18 (НПО «Научприбор», г. Орел); подвижная фаза - фосфатный буфер :ацетонитрил (80:20); изократическое элюирование со скоростью 120 мкл/мин; спектрофотометрический детектор, работающий в режиме одновре-

163 менного пятиволнового детектирования на длинах волн 210, 220, 230, 250, 280

нм; объем вводимой пробы - 10 мкл.

Для определения хроматографических параметров разделения производ- ных амфетамина готовят тестовую модельную смесь индивидуальных веществ: навески индивидуальных веществ растворяют в подвижной фазе с таким расчетом, чтобы концентрация каждого компонента в растворе не превышала 0,1 мг/мл. Раствор перемешивают в ультразвуковой бане, фильтруют, дегазируют, продувают гелием и хроматографируют в указанных выше условиях.

Выявление хроматографических пиков, соответствующих производным амфетамина, проводят, сравнивая время удерживания пиков компонентов хроматограммы анализируемого вещества с временем удерживания компонентов хроматограммы модельной смеси. Для компонентов с близкими значениями времени удерживания проводят сравнение УФ- спектров и применяют метод добавок.

В работе [4] приведены хроматографические параметры разделения не- которых производных амфетамина для указанных условий, в приложении представлены хроматограммы и УФ-спектры производных амфетамина, полученные в режиме пятиволнового детектирования спектрофотометра хроматографа «Милихром-4».

Для проведения количественного определения производных амфетамина калибруют УФ-детектор, применяя для этого растворы индивидуальных ве-ществ в подвижной фазе с точной концентрацией 1,0 мг/мл (метод абсолютной калибровки). Далее растворы последовательно разбавляют подвижной фазой в 2 раза. Приготовленные растворы хроматографируют при неизменных условиях. По результатам анализа строят калибровочные графики, отражающие зависимость площади хроматографического пика вещества (при детектировании сигнала на строго заданной длине волны) от его концентрации в растворе. Концентрацию производного амфетамина в экстракте анализируемого вещества рассчитывают по формуле:

164 Х = (СУ/т)100,где

С - концентрация производного амфетамина в экстракте, найденная по калибровочному графику, мг/мл;

V - объем экстракта, мл;

m - навеска анализируемого вещества, мг.

Таким образом, по данным ВЭЖХ возможно проводить качественную и количественную оценку полученных результатов, которая включает не только определение амфетаминов, но и примесей. По наличию побочных и примесных компонентов, т.е. по профилю концентраций, можно определять способ синтеза наркотических веществ, устанавливать общность источника происхождения. Только совокупность всех данных позволит ответить на вопрос об общности источника происхождения объектов и их однородности.

Исследование лекарственных и синтетических наркотических средств в виде порошков, таблеток, растворов, свечей и предметов-носителей со следовыми количествами веществ заключается в выделении целевых компонентов и их последующего определения. На стадии выделения целевых компонентов возникают различные сложности. Поскольку объекты исследования в большинстве своем являются многокомпонентными системами с загрязнениями, промежуточными и побочными продуктами синтеза, то разделение, выделение и очистка целевых компонентов традиционными методами (жидкостной экс- тракцией) неэффективны или невозможны. Кроме того, в некоторых исследуемых растворах наркотических средств содержание наркотически активного компонента может быть крайне низким, поэтому для его обнаружения и идентификации необходимо концентрирование.

Решение данных проблем становится возможным при использовании на стадии пробоподготовки метода твердофазной экстракции. В основе метода лежит принцип колоночной хроматографии, который основан на специфическом взаимодействии распределенных в матрице компонентов с твердой фазой. Матрица представляет собой газообразную или жидкую среду, в которой

165 растворяется исследуемый объект. Твердая фаза - это, как правило, силика-

гель, модифицируемый веществами, содержащими различные функциональные, алифатические (С1-С18) и ароматические (фенильные) группы. Твердая фаза помещается между двумя пористыми фильтрами, находящимися на входе и выходе патрона, выполненного из инертного материала.

Процесс твердофазной экстракции заключается в сорбции исследуемого вещества и примесей, содержащихся в матрице, на сорбенте. Разделение происходит за счет различного сродства компонентов разделяемого раствора к сорбенту и элюирующему растворителю и благодаря возможности использования ступенчатого элюирования (изменение рН, ионной силы растворителя). Сорбированные компоненты смывают растворителями, отличными по полярности от матрицы. Применяя патроны с различными типами сорбентов, а также подбирая элюенты и матрицы, можно добиться степени концентрирования и степени очистки определяемого компонента, достаточных для дальнейшего исследования его методом ИК-спектроскопии.

В работе [8] приводится схема исследования неизвестных веществ с применением твердофазной экстракции как метода пробоподготовки с последующей идентификацией методом ИК-спектроскопии. Кроме того, даются методики исследования следующих наркотических и сильнодействующих средств с применением на стадии пробоподготовки метода ТФЭ: метадон, 3,4-метилендиоксиамфетамин (МДА), фенциклидин, этилморфин, кокаин, метак-валон, кодеин, бупренорфин, трамадол, эфедрин, барбамил и этаминал натрия, оксазепам и кетам ин.

Как уже было сказано выше, наиболее эффективным методом исследо- вания синтетических наркотических средств и сильнодействующих веществ является молекулярный спектральный анализ в ИК- и УФ- областях спектра. Этот метод позволяет быстро, при малых количествах исследуемого объекта определять его природу, проводить сравнительные исследования, однозначно

‘166

определять индивидуальность вещества, количественное содержание его в смеси или растворе.

В работе [40] описана методика исследования различных синтетических наркотических средств и сильнодействующих веществ. Методика включает следующие стадии:

  • приготовление образца для анализа в ИК-области спектра;
  • получение ИК-спектра, выявление значений максимумов полос поглощения для установления природы неизвестного соединения, проведение его химической идентификации;
  • приготовление образцов для анализа в УФ-области спектра;
  • получение УФ-спектра, определение основных спектральных характеристик и сравнение их с табличными данными или сравнительным раствором;
  • определение количественного содержания сильнодействующего лекарственного препарата в смеси с помощью УФ-спектроскопии.
  • Пробоподготовка препаратов различается в зависимости от вида лекар- ственной формы исследуемого объекта. Твердые лекарственные формы готовят для анализа в виде таблеток в смеси с бромидом калия. В случае исследования смесевых композиций необходимо разделение компонентов, которое проводят путем растворения твердой формы в водном растворе аммиака при рН=8-9. Экстракцию сильнодействующих веществ из раствора осуществляют хлороформом или диэтиловым эфиром. Экстракт высушивают сульфатом магния или натрия, фильтруют, упаривают, добавляют к навеске бромида калия и после удаления хлороформа, таблетируют.

Исходя из общности химических структур и химических свойств сильно- действующие лекарственные препараты делят на 7 групп:

1) производные феноциазина; 2) 3) производные бензодиазепина; 4) 5) сложные алкиламиновые эфиры карбоновых кислот; 6)

167

4) препараты алифатического ряда; 5) 6) фенилалкиламины и их аналоги; 7) 8) производные пиридина и пиперидина; 9) 10) производные морфина. 11) Четкого соответствия каких-то спектральных характеристик в каждой из групп не наблюдается, но существует определенная закономерность. Для ИК-спектров сильнодействующих веществ характерны следующие признаки:

  • наличие большого числа разрешенных полос поглощения в области 400-1800 см”1 и 2800-3500 см’1;
  • четкие полосы поглощения в области 2800-3500 см’1, вызванные валент- ными колебаниями СН-групп алифатических и ароматических связей.
  • Сравнивая ИК-спектры поглощения фармакопейных сильнодействующих веществ и химических соединений, поступивших на исследование, и диф- ференцируя характеристические полосы поглощения, можно с достаточной точностью определять каждый препарат в отдельности.

Следует отметить, что ИК-спектры многокомпонентных лекарственных средств представляют собой трудно интерпретируемые кривые, являющиеся результатом наложения многочисленных полос поглощения компонентов. В связи с этим авторы работы [1] предлагают для исследования сложных по составу смесей использовать сочетание методов ТСХ и ИК-спектроскопии. Метод ТСХ применяется для предварительного разделения компонентов смесей в тонких слоях сорбентов с последующим извлечением компонентов элюирова-нием. Для этого необходимо проделать следующие операции:

  1. Промыть хроматографическую пластину чистым полярным растворителем, высушить при 110-120 °С;
  2. Провести хроматографическое разделение компонентов лекарственного средства. Важно; чтобы количество каждого компонента в полученных хро-матографических зонах было не менее 50 мг (минимальное количество, при котором может быть получен иитерпретабельный ИК- спектр);

168

  1. Провести,концентрирование хроматографических зон анализируемых компонентов путем подачи с помощью капилляра последовательно в противоположные точки периметра анализируемой зоны подвижного растворителя;
  2. Извлечь анализируемое вещество из слоя сорбента (в работе [1] приводится подробная методика извлечения).
  3. Далее записывают ИК-спектр исследуемого вещества и проводят крими- налистическую интерпретацию полученных результатов. Достаточным услови-

Т I

ем установления торгового наименования лекарственного средства или физиологически активного компонента синтетического наркотического средства является совпадение ИК-спектра исследуемого образца с ИК- спектром одного из веществ каталога.

Для установления вклада в ИК-спектр анализируемого вещества помех, обусловленных сорбентом, записывают ИК-спектр «холостой» пробы (исследуются по указанной выше методике чистый участок сорбента, равный по площади участку сорбента с анализируемым веществом). Полученный спектр «холостой» пробы учитывают при интерпретации ИК-спектра исследуемого компонента лекарственного средства.

Что касается исследования синтетических наркотических средств спек- тральными методами, то в ГУ ЭКЦ МВД России разработаны методики для исследования таких веществ, как амфетамины, бупренорфин, трамадол, фен-циклидин, BZ.

В работе [4] описана методика исследования производных амфетамина методом ИК-спектроскопии. В настоящее время имеющиеся в ЭКП ОВД базы данных ИК-спектров наркотических средств содержат лишь небольшую часть спектров производных амфетамина и представляют собой как компьютерные базы данных, так и атласы ИК-спектров, содержащие графические изображения спектров. Как показывает анализ экспертной практики, таблетки, изымаемые из незаконного оборота, наряду с амфетаминами содержат другие вещества: сахара, крахмал, соду и пр. Поэтому ИК-спектры исходных объектов не да-

169 ют правильного представления о содержании наркотического средства, но могут иметь важное значение для получения информации о наполнителях, которые, как правило, достаточно четко различимы в ИК- спектре исходного объекта. Методика выделения амфетаминов с целью их последующего определения методом ИК-спектроскопии заключается в измельчении, гомогенизации порошков и таблеток, экстракции в хлорофорие, упаривании растворителя с последующим добавлением к полученному веществу бромида калия и прессования в виде таблетки. Если же исследуются амфетамины, нанесенные на бумажки (например, ДОБ, ДОХ и др.), то предварительно проводят вытяжку соляной кислотой с последующей экстракцией эфиром. Эфирный экстракт высушивают, сухой остаток перетирают с бромидом калия и прессуют в таблетку.

Далее регистрируют спектр на любом дисперсионном или ИК-Фурье- спектрометре с разрешением 4 см”1 и сопоставляют его с базой данных ИК-спектров наркотических средств: сравнивают спектры по наличию, форме и относительной интенсивности полос поглощения. При наличии в исходном объекте двух или более амфетаминов в хлороформный слой будут экстрагироваться все амфетамины и их идентификация методом ИК- спектроскопии будет затруднена. Поэтому в таких случаях необходимо использовать более способы пробоподготовки - твердофазную экстракцию или препаративную ТСХ для выделения индивидуальных компонентов и проведения их последующего определения методом ИК- спектроскопии.

При ИК-спектроскопическом исследовании МДА (3,4-диоксиамфетамин) таблетку растирают в фарфоровой ступке, заливают водой с добавлением нескольких капель водного раствора аммиака, затем добавляют хлороформ. Хлороформный экстракт пропускают через патрон «Диапак», который затем последовательно промывают хлороформом и метанолом. Последние 1,5 мл метанола по каплям наносят на пластинку из бромида калия, высушивая каждую каплю. Полученный тонкий слой маслянистого вещества сушат и записывают ИК-спектр.

170 Для проведения исследования бупренорфина методом
ИК-

спектроскопии проводят экстракцию препарата гексаном или пентаном в присутствии аммиака, после испарения растворителя и высушивания пробу перетирают с бромистым калием и прессуют в таблетку. Полученную таблетку спектрофотометрируют на ИК-спектрометре в диапазоне волновых чисел от 4000 до 400 см’1 при разрешении 4 см”1.

Исследование лекарственных препаратов, содержащих трамадол, методом ИК-спектроскопии осуществляется после очистки исследуемого лекарст- венного средства от примесей [79]/Пробоподготовку различных лекарственных средств проводят по-разному. Порошкообразные лекарственные средства экстрагируют хлороформом с добавлением нескольких капель водного раствора аммиака. Растворы из ампулы смешивают с пентаном и отбирают на исследование пентановый экстракт. При исследовании свечей пробоподготовку проводят с использованием метода твердофазной экстракции. Полученые экстракты во всех случаях выпаривают досуха, перетирают с брбмидом калия и прессуют в таблетки, после чего регистрируют ИК-спектры.

Водные растворы фенциклидина для исследования методом ИК- спектроскопии экстрагируют хлороформом, отбирают хлороформный слой, сушат, образовавшееся вещество перетирают с бромистым калием, прессуют в таблетку и спектрофотометрируют на ИК-спектрометре в диапазоне волновых чисел 4000-400 см”1 с разрешением 4 см”1.

Вещество BZ при ИК-спектроскопическом исследовании растирают в агатовой ступке с бромистым калием и прессуют в таблетку, которую спектрофотометрируют на ИК-спектрометре в диапазоне волновых чисел 4000-400 см”1 с разрешением 4 см’1.

Наиболее простым и экспрессивным методом для количественного опре- деления веществ является метод УФ-спектроскопии, который проводится только после качественного выявления в пробе определяемого вещества одним

171 из качественных методов анализа (тонкослойной
хроматографией, ИК-

спектроскопией, хроматомасс-спектроскопией и т.д.).

Преимуществами метода УФ-спектроскопии при количественном опре- делении веществ являются:

  • высокая точность и воспроизводимость результатов (относительная по- грешность измерения не превышает 2-3% отн.);
  • исследование водных растворов веществ; •
  • отсутствие влияния на результаты измерения различных наполнителей, часто встречающихся в смеси с наркотическими средствами (сахаров, крахмала, соды и пр.);
  • возможность анализировать летучие и нелетучие вещества;
  • экспрессность анализа;
  • отсутствие необходимости использования дорогостоящих и редких реактивов.
  • Количественное определение веществ методом УФ-слектросколии про- водят в соответствии с законом Бугера-Ламберта-Бера по предварительно построенной градуировочной кривой, представляющей собой линейную зависимость оптической плотности от концентрации вещества [4].

Для построения градуировочной кривой готовят стандартный раствор вещества, растворяя точную навеску чистого вещества (обычно в виде гидрохлорида) 10-25 мг в 50 мл дистиллированной воды. Из полученного таким образом стандартного раствора готовят путем разбавления не менее 3 растворов с концентрациями в интервале от 0,1 до 0,5 мг/мл. Для веществ, которые сильно поглощают в УФ-области (кокаин, морфин, метаквалон, производные амфетамина), исходный раствор разбавляют в 10 раз. Из полученного раствора также готовят путем разбавления не менее 3 растворов с концентрациями в интервале от 0,01 до 0,05 мг/мл. Кроме того, в качестве стандартов можно также использовать любые препараты или смеси с известной концентрацией определяемого вещества (напрмер, растворы из ампул или таблетки с известным содержанием

172 контролируемого вещества). На следующем этапе проводят измерение оптической плотности приготовленных стандартных растворов, используя кварцевые кюветы с толщиной поглощающего слоя 10 мм. В качестве раствора сравнения используют «холостой раствор», которым, как правило, является дистиллированная вода. Измерения оптической плотности анализируемых растворов проводят в максимуме поглощения. В приложении работы [4] приведены УФ-спектры некоторых наркотических средств. Затем строят градуировочную кри-

Г I

вую зависимости оптической плотности в максимуме поглощения от концентрации данного вещества. При построении градуировочной кривой используют либо абсолютную оптическую плотность (от нуля по оси координат), либо оптическую плотность относительно базовой линии, соединяющей минимумы на спектральной кривой, лежащие рядом с измеряемым максимумом оптической плотности.

УФ-спектр исследуемого вещества регистрируют в тех же условиях, что и УФ-спектры стандартных образцов. Затем определив значение оптической плотности образца в максимуме поглощения, по градуировочной кривой находят соответствующую ей концентрацию вещества в растворе. Содержание вещества рассчитывают по формуле:

Q= ^^?^Й . J?#/: , где

Q - содержание определяемого вещества, масс.%;

С гр - концентрация вещества в растворе, найденная по градуировочной кривой, мг/мл;

Vi - объем дистиллированной воды, в котором была растворена навеска образца, мл;

V2 - объем аликвотной части раствора, мл;

Уз - конечный объем анализируемого раствора, мл;

q - навеска исследуемого образца, мг.

173 Количественное определение проводят в трех (или более) паралельных

измерениях, из которых рассчитывают средний результат с указанием доверительного интервала при доверительной вероятности 0,95.

Описанный в работе [44] общий подход к количественному исследова-шлю методом УФ-спектроскопии можно применять к любым контролируемым веществам при наличии стандартных образцов и при отсутствии мешающих определению посторонних компонентов. Как правило, не будет мешать определению данного вещества любой компонент, если разница между длинами волн в максимумах поглощения этих веществ составляет не менее 20 нм.

Каждое из сильнодействующих веществ имеет свой УФ-спектр, который содержит от 1 до 5 максимумов полос поглощения, что позволяет по таблице установить вид исследуемого вещества. Так как препараты неодинаково ведут себя в разных растворителях, то анализ в двух растворителях дополняет информацию о природе исследуемого вещества. Окончательно идентифицировать образец можно, сравнив его УФ- и ИК- спектры со спектрами известных фармакопейных препаратов.

Наиболее важное значение метод УФ-спектроскопии приобретает при проведении количественных определений производных амфетаминов, так как отсутствует стадия сложной предварительной пробоподготовки объекта, анализу не мешают часто встречающиеся наполнители, оборудование для УФ-спектроскопии имеется практически во всех ЭКП.

Перед началом проведения исследований необходимо определить для данного вещества диапазон концентраций, в котором соблюдается линейная зависимость оптической плотности от концентрации. В работе [4] приводятся диапазоны концентраций производных амфетамина, в которых следует проводить количественные определения. Авторы работы [4] выделяют 2 способа количественного определения производных амфетамина.

Первый способ - самый простой, но он требует максимального знания состава объекта и применим к смесям, которые не содержат каких-либо ве-

174 ществ, поглощающих в той же области, что и определяемый компонент. Следует взять точную навеску анализируемого вещества, растворить в точно измеренном объеме дистиллированной воды, подкисленной несколькими каплями концентрированной соляной кислоты, разбавить раствор в 10 раз и сравнить оптические плотности пробы и стандартного раствора исследуемого амфетамина в максимуме поглощения. Содержание наркотического средства в анализируемой пробе определяют по формулам, приведенным в работе.

При наличии в пробе нескольких амфетаминов определять содержание наркотических компонентов данным способом нельзя, поскольку амфетамины имеют близкие значения максимумов поглощения в диапазоне 275 - 295 нм, что не позволяет проводить их индивидуальное определение. В таком случае следует использовать второй способ определения, который представляет собой сочетание методов ТСХ и УФ- спектросколии, требует более длительной про-боподготовки объекта, но является универсальным при исследовании различных смесей, содержащих один или несколько амфетаминов, а также различные наполнители.

Принципиальная схема количественного определения наркотических веществ методом УФ-спектроскопии с предварительным разделением методом ТСХ включает несколько этапов: -

  • приготовление раствора, содержащего определяемое вещество (в качестве растворителей используют метанол, хлороформ, воду и др.)
  • нанесение на хроматографическую пластинку анализируемого раствора и раствора, содержащего точно известную концентрацию определяемого вещества (стандартного раствора);
  • хроматографирование пластин в камере с одной из систем растворителей, которые рекомендованы для исследования амфетаминов методом ТСХ;
  • выделение (смыв) с пластины зон, содержащих определяемое вещество, полученное из анализируемого и стандартного растворов;

175 - сравнение оптических плотностей анализируемого и стандартного растворов в УФ-области, вычисление концентрации определяемого вещества в анализируемом растворе по формуле.

Относительная погрешность измерения количества вещества методом УФ- спектроскопии составляет 3-5 отн.%.

В работе [44] приведены методики количественного определения с ис- пользованием УФ-спектроскопии таких наркотических средств, как бупренор-фин, метадон, пентазоцин, метакволон, фенциклидин. Предлагаемые методики также основаны на законе Бугера-Ламберта-Бера и применяются с учетом химических свойств и индивидуальных особенностей исследуемых наркотических средств.

Наиболее информативным методом для определения качественного и количественного состава мнококомпонентных лекарственных препаратов,’ а также синтетических наркотических средств является молекулярный масс-спектральный анализ, что обусловлено широкими возможностями метода, позволяющего исследовать смеси органических соединений с низким порогом обнаружения при малом расходе пробы.

Мощным аналитическим средством, обеспечивающим экспрессную идентификацию компонентов сложных смесей и количественное .определение следовых концентраций органических веществ в настоящее время стала комбинированная система газовый хроматограф - масс- спектрометр. Газовая хроматография, широко применяемая для анализа смесей тех органических соединений, которые могут быть переведены в газовую фазу без заметного разложения, обеспечивает их разделение, детектирование и количественное определение. Несколько сложнее обстоит дело с определением качественного состава смеси. С помощью основной характеристики газохроматографического анализа - времени удерживания- нельзя надежно идентифицировать те многие сотни соединений, которые элюируютя из колонки при хроматографировании сложной смеси. Использование нескольких стационарных фаз для получения

176 разных индексов удерживания целесообразно лишь для простых смесей. Поэтому анализ сложных смесей предпочтительнее проводить, сочетая газовую хроматографию с другими методами.

Масс-спектрометр, поставляющий информацию о корреляции между структурой органических молекул и распределением интенсивностеи в их масс-спектрах, - несомненно, самый совершенный из современных приборов для идентификации и количественного анализа веществ. Достоинством современных масс-спектрометров является высокая чувствительность, большой динамический диапазон измерений и др. Совместимость газохроматографических и масс-спектрометрических приборов обусловливается общностью параметров: газовая фаза, непрерывность потока, температурный интервал, пределы обнаружения, характеристики системы регистрации.

В связи с резко возросшим ассортиментом СНПС, синтезированных в подпольных лабораториях, наряду с традиционными функциями диагностики и идентификации исследуемых СНПС, возникла необходимость в определении источника происхождения. Применительно к СНПС это означает качественное определение макро- и микроингредиентов исследуемых СНПС, в том числе тех из них, которые характеризуют состав исходных веществ и реагентов, примененных для синтеза данного средства.

В работе [22] предлагается методика ГХ/МС анализа веществ органиче- ской природы на принадлежность к СНПС. Она включает подготовку анализи-руемой пробы, ее разделение на компоненты в колонке газового хроматографа и масс-спектрометрическую идентификацию разделенных компонентов. Приводятся газохроматографические условия хроматомасс- спектрометрического исследования веществ органической природы на принадлежность к СНПС при использовании масс-селективного детектора «ИР527А» фирмы «Хыолетт-Паккард» (США) с ионизацией электронным ударом: разделение компонентов осуществляется на кварцевой, капиллярной колонке с диметилсиликоновой стационарной фазой (25x0,2 мм) в режиме программирования температуры

177 . анализа от 50 до 280 ° С со скоростью 15 ° С/мин при температуре испарителя

детектора 280 “Си линейной скорости газа-носителя (гелия) через колонку около 30 см/сек. Данные условия анализа позволяют разделять и качественно определять как физиологически активные компоненты СНЛС, так и прекурсоры и другие вещества, применяемые для синтеза наркотических и психотропных средств в подпольных лабораториях, что является важным для получения ориентирующей информации, используемой при проведении оперативных и следственных действий по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков.

На основании анализа литературных данных о методах исследования синтетических наркотических средств и сильнодействующих веществ можно сделать следующие выводы:

  1. Наиболее доступными’методами применительно к решению таких за- дач, как отнесение исследуемого вещества к наркотическим средствам или сильнодействующим веществам и определение количественного содержания физиологически активного компонента, являются хроматографические методы: ТСХ, ГХ, ГЖХ, ВЭЖХ. Наиболее простым и экспрессным из них является метод ТСХ, но его использование желательно на стадии предварительного исследования с целью качественного определения исследуемого вещества. Метод ГХ наиболее доступен и информативен для выявления наркотически активных компонентов синтетических ларкотичесих средств и сильнодействующих веществ и определения их количественного содержания. Недостатком этого метода, на наш взгляд, является невозможность исследования единичных частиц растительного происхождения и следовых количеств синтетических наркотических средств. Метод ГЖХ позволяет проводить эффективное разделение многокомпонентных сильнодействующих веществ и определение количественного содержания их компонентов. К недостаткам этого метода следует отнести трудоемкость процесса пробоподготовки и обязательное предварительное исследование препарата с использованием метода ТСХ. ВЭЖХ может

178 применяться только с момента установления групповой принадлежности ис-

следуемого вещества для количественного определения и получения профиля концентраций (т.е. установления побочных и примесных компонентов и, следовательно, определения способа синтеза наркотического средства). Этот метод, по нашему мнению, является наиболее перспективным для исследования синтетических наркотических средств с целью решения диагностических задач, одной из которых является установление общности источника происхождения. Но метод ВЭЖХ недостаточно разработан именно для этих целей. Кроме того, его использование также требует обязательного применения качественных методов исследования, в частности, метода ТСХ.

  1. Наиболее эффективным методом исследования синтетических нарко- тических средств и сильнодействующих веществ является молекулярный спектральный анализ в ИК- и УФ-областях спектра. Этот метод удобен для сравнительного исследования многокомпонентных систем, он позволяет достаточно быстро при малых количествах исследуемого объекта определять природу, наименование вещества, количество вещества в смеси или растворе, устанавливать наличие наполнителей синтетических наркотических средств. К недостаткам этого метода следует отнести трудоемкость процесса пробоподготовки многокомпонентных лекарственных средств и получение трудно .интерпретируемых РЖ- спектров этих соединений, что требует предварительного разделения компонентов смесей в тонких слоях сорбентов с последующим их извле- чением. Преимуществами метода УФ-спектроскопии является простота, экс-прессность, высокая точность и воспроизводимость результатов количественного определения веществ. Но для этого метода необходимо предварительное качественное выявление определяемого вещества, обязательное наличие стандартных образцов и отсутствие в пробе исследуемого вещества мешающих примесей.
  2. Наиболее информативным и перспективным является метод хромато- масс-спектрометрии, позволяющий не только качественно исследовать много-

179 компонентные смеси, коими являются СНПС, но и решать задачи диагностического характера, а именно, определять «источник происхождения» исследуемого вещества по наличию в смеси прекурсоров, полупродуктов и др. химических соединений, применяемых для синтеза наркотических и психотропных веществ в подпольных лабораториях. Однако применение метода хрома-томасс-спектрометрии требует наличия дорогостоящего оборудования, которым ЭКП областных УВД, как правило, не оснащены. Данный метод используется, в основном, в ГУ ЭКЦ МВД России для научных исследований, в част- ности, для установления компонентного состава новых синтетических наркотических средств, ассортимент которых на нелегальном рынке постоянно расширяется.

Тем не менее, вопрос об источнике происхождения синтетических нар- котических средств, распространенных в конкретном регионе нашей страны, по-прежнему остается актуальным. Из-за отсутствия методики диагностического исследования, которую можно было бы применять на местах с использованием имеющегося оборудования, следователи ставят перед экспертом неполный перечень вопросов, которые носят узко ограниченный характер:

  1. Является ли данное вещество наркотическим? Если да, то каким имен- но?
  2. Каков вес изъятого вещества?
  3. Вопрос об источнике происхождения препарата остается неразрешенным и требует разработки методики сравнительного исследования наркотических веществ, изъятых у разных лиц в разное время.

На основании оперативных данных, одним из наиболее распространен- ных в незаконном обороте наркотических средств является героин. Причем актуальной становится задача сравнительного исследования нескольких образцов героина с целью установления общности источника их происхождения и принадлежности исследуемых объектов единой массе. Для решения данной задачи

180 нами, в составе авторского коллектива, была предпринята попытка разработать

такую методику.

В зависимости от исходного сырья и способа приготовления разные пар- тии нелегально изготовленного героина различаются: по цвету, содержанию основного активного компонента (диацетилморфина), его химической форме (соль или основание), по содержанию основных примесей, характерных для сырья, так называемых естественных сопутствующих примесей (кодеина, папаверина, наркотина), и основных примесей, обусловленных технологией изготовления, так называемых технологических сопутствующих примесей (ацетил-кодеина, моноацетилморфина, морфина); по содержанию и соотношению мик- ропримесных компонентов - химических микропримесей (микропримесный профиль), определяемых при концентрировании из подкисленного раствора.

Кроме того, героин часто встречается в смеси с различными физиологи- чески активными и неактивными (индифферентными) веществами. В качестве добавок к героину используются лекарственные средства, многие из которых усиливают действие героина (фенобарбитал, кофеин, фенацетин, анальгин, новокаин, лидокаин, аспирин, антипирин, амидопирин, диазепам, анестизин, ни-котинамид, фенолфталеин, стрихнин, хинин и др.), наркотические средства (метаквалон, оксикодон, кокаин и др.) и иные физиологически активные компоненты (аскорбиновая, салициловая, бензойная, фталевая и борная кислоты). Препараты героина разбавляют пищевыми наполнителями (глюкозой, лактозой, фруктозой, маннитом, крахмалом, мукой и др.) и неорганическими веществами (хлоридом натрия, карбонатом кальция, сульфатом бария, аморфной окисью кремния и др.).

При сравнительном исследовании героина для решения поставленной задачи необходимо было выявить признаки, указывающие на общий источник происхождения по исходному сырью и технологии изготовления. К этим признакам относится наличие естественных и технологических сопутствующих примесей, а также содержание и соотношение микропримесей. При установле-

181 нии принадлежности сравниваемых образцов ранее единой массе необходимо

было установить наличие различных добавок и наполнителей органической и

неорганической природы.

Отбор представительных проб вещества для анализа проводился в соот- ветствии с имеющимися методическими рекомендациями [46]. Минимальное количество вещества, достаточное для обоснования категорического вывода при сравнительном исследовании препаратов- героина, должно составлять не менее 100 мг.

При разработке методики сравнительного исследования героина мы вос- пользовались стандартной схемой экспертного исследования наркотических веществ, которая складывается из следующих этапов:

  • предварительное исследование, включающее внешний осмотр и микро- скопический анализ, а также изучение растворимости исследуемых объек- тов в органических растворителях и в воде с целью установления наличия примесей и формы, в которой присутствуют исследуемые вещества (в виде соли или основания);
  • химическое исследование, включающее качественный и количественный анализы органических и неорганических компонентов, а также химическое профилирование микропримесей;
  • интерпретация полученных результатов анализа (криминалистическая оценка выявленных признаков);
  • формулирование выводов.
  • На этапе качественного химического исследования препаратов героина с целью решения вопроса о содержании наркотически активного компонента -диацетилморфина - возможно использование следующих методов: капельный химический анализ, тонкослойная хроматография, газовая хроматография, высокоэффективная жидкостная хроматография, хроматомассспектрометрия, ИК-спектроскопия. Методики определения
    известны и изложены в литературе

182 [41]. Следует подчеркнуть, что для подтверждения наличия исследуемых компонентов необходимо использовать два независимых аналитических метода.

С целью количественного определения ди ацетил морфин а применяются инструментальные хроматографические методы: ГХ и ВЭЖХ. Процесс исследования состоит из:

  • пробоподготовки исследуемых образцов (экстракция органическими растворителями);
  • хроматографирования полученных экстрактов;
  • расчета абсолютного или относительного количественного содержания диацетилморфина;
  • обработки полученных данных.
  • Количественное определение диацетилморфина в процессе разработки методики проводили методом внутреннего стандарта следующим образом. К пробам объектов массой по 24 мг добавляли по I мл раствора метилстеарата или докозана в хлороформе с концентрацией 1 мг/мл, по капле триэтиламина и полученные экстракты исследовали на газовом хроматографе (фирмы Хью-летт-Паккард, США) модели 5890 на капиллярной кварцевой колонке длиной 12 м, диаметром 0,2 мм с метилсиликоновой фазой. Условия анализа: температура инжектора - 280 ° С, температура детектора - 290 “ С, начальная и конечная температуры колонки - 200 и 280 ° С, скорость набора температуры термостата колонки - 10 “ С/мин, газ-носитель - азот (гелий), детектор - пламенно- ионизационный. Объем вводимой пробы - 1 мкл. Пробу вводили в режиме с делением потока 1:20 - 1:40. Каждое определение проводили не менее 3 раз. Затем определяли содержание диацетилморфина в процентном соотношении, рассчитывая также доверительный интервал. Далее определяли содержание ацетилкодеина и 6-моноацетилморфина относительно диацетилморфина (по площадям их пиков), принимая площадь пика диацетилморфина за 100%.

Количественное определение диацетилморфина и других опийных алка- лоидов в препаратах героина возможно проводить также на микроколоночном

183 жидкостном хроматографе «Милихром-4» (НПО «Научприбор», г.
Орел) .

Управление работой хроматографа, сбор данных и их обработку осуществляют с применением программы автоматизации хроматографических анализов «МультиХромСпектр» (АО»АМПЕРСЕНД», г. Москва) [22]. Для проведения анализа готовится модельная смесь, представляющая собой раствор в подвижной фазе диацетилморфина и естественных сопутствующих веществ - морфина, кодеина, 6-моноацетилморфина, ацетилкодеина, папаверина, наркотина. Концентрации компонентов в указанной модельной смеси имеют сопоставимые величины - от 50 до 100 мкг/мл. Для указанных условий хроматографиро-

Г I

вания получается достаточно хорошее разделение компонентов смеси, позволяющее провести их идентификацию по временам удерживания и УФ-спектрам. Условия анализа: микроколонка 80/2 мм, заполненная обращеннофа-зовым сорбентом Separon SGX C18 с размером частиц 5 мкм (ТОО «Медикант, г. Орел); подвижная фаза - фосфатный буфер:ацетонитрил (80:20); скорость элюирования - 120 мкл/мин; одновременное детектирование на длинах волн 210, 220, 230, 250, 280 нм; объем вводимой пробы - 10 мкл. Количественное содержание диацетилморфина и других опийных алкалоидов рассчитывается методом абсолютной калибровки. Дополнительно определяют содержание ацетилкодеина и 6-моноацетилморфина относительно диацетилморфина, принимая при этом площадь пика диацетилморфина за 100%. Содержание диацетилморфина, ацетилкодеина, 6-моноацетилморфина в пробах исследуемых объектов считаются одинаковыми, если перекрываются средние значения концентраций с учетом доверительных интервалов.

Для установления наличия в исследуемых образцах наполнителей на 3 этапе химического исследования возможно использование как хроматографических методов^ так и метода ИК-спектроскопии, который позволяет выявить пищевые добавки (глюкозу, крахмал, сахар) и некоторые вещества органиче-ской природы.

184

Исследование препаратов героина для качественного определения ос- новных примесных компонентов, добавок, разбавителей методом МС-ГХ проводят на газовом хроматографе (фирмы Хьюлетт-Паккард,США) с масс-селективным детектором моделей 5890, 5972. Определение разделенных компонентов смеси осуществляют по временам удерживания, сравнивая их масс-спектры с библиотечными масс- спектрами (библиотека масс-спектров Wiley 275, NIST). Подготовку пробы для исследования проводят следующим образом. Навеску препаратов героина массой 4-5 мг растворяют в метаноле и исследуют на капиллярной кварцевой колонке длиной 25 м и диаметром 0,2 мм с неполярной метил силиконовой фазой (OV-101). Условия анализа: температура инжектора - 280 ° С, начальная и конечная температура термостата колонки -50 и 280 ° С; скорость набора температуры термостата колонки — 15° С/мин; температура интерфейса масс- спектрометра - 290 “ С; газ-носитель - гелий. Настройку масс- спектрометрического детектора модели 5972 осуществляют по стандартной программе настройки AUTOTUNE. Анализ проводят при регистрации по полному ионному току и энергии ионизации 70 эВ.

Выявление в исследуемых препаратах героина добавок также может быть проведено методом ВЭЖХ, а определение их абсолютного содержания методом абсолютной калибровки.

Перед проведением исследования препаратов героина, содержащих есте- ственные сопутствующие вещества и добавки, готовят модельную смесь, представляющую собой раствор в подвижной фазе диацетилморфина, естественных сопутствующих веществ, добавок для фальсификации героина либо для усиления его действия. Концентрация диацетилморфина и добавок (в качестве которых используют аскорбиновую кислоту, анальгин, прокаин, кофеин и фенобарбитал) в указанной модельной смеси находятся в диапазоне от 500 до 600 мкг/мл, концентрации естественных сопутствующих веществ (морфина, кодеина, моноацетилморфина, ацетилкодеина, папаверина, наркотина) - в 6-8 раз меньше концентрации диацетилморфина (соотношение компонентов, близкое

185 к реальным «уличным» образцам героина). Хроматографирование проводят в

указанных выше условиях. Выявление диацетилморфина, основных естественных сопутствующих веществ и добавок проводят путем сравнения их времен удерживания и УФ-спектров с временами удерживания и УФ- спектрами компонентов модельных смесей, а также методом добавок.

Для определения наличия добавок в препаратах героина можно исполь- зовать метод тонкослойной хроматографии. Анализ препаратов героина методом ТСХ включает подготовку пробы для анализа, хроматографическое разделение на тонкослойной пластине и детектирование вещества в хроматографи-ческих зонах после разделения. Основу пробоподготовки составляет операция экстрагирования физиологически активных компонентов из препаратов героина. Для этого осуществляют последовательную экстракцию этанолом (метанолом), хлороформом, водой или хлороформом при подщелачивании аммиаком. Навески отобранных для анализа образцов массой 20 г обрабатывают последовательно указанными выше растворителями. Полученные экстракты концентрируют до объема 0,5 мл, после чего в количестве 3-5 мкл наносят на стартовую линию тонкослойной пластины. Одновременно с исследуемыми объектами наносят в качестве свободных образцов спиртовые растворы индивидуальных веществ, наличие которых в героине возможно. Разделение проводят на хроматографических пластинах (со слоем силикагеля, содержащего люминесцентную добавку) Merck, Германия или Sorbfil (ПТСХ-П-А-УФ-254 нм, Краснодар, Россия). Элюирование проводят в следующих подвижных фазах (системах растворителей):

  • гексан-ацетон-аммиак (20:20:1);
  • этилацетат-изопропанол-аммиак (5:5:1).
  • Длина пути элюирования составляет 10 см. Обнаружение хроматографи- ческих зон разделенных компонентов осуществляют по гашению люминесценции фона пластины при облучении ее УФ-светом с длиной волны 254 нм. Зоны алкалоидов и большинства лекарственных средств выявляются в виде темных

186 пятен на флуоресцирующем фойе. В качестве визуализирующих агентов используются соответствующие проявляющие реактивы.

Рекомендуемая методика хроматографического анализа проб в тонком слое сорбента дает возможность разделения и обнаружения основных физиологически активных компонентов препаратов героина и установления качественного компонентного состава сравниваемых образцов героина. Данная методика полезна для предварительной диагностики.

Для определения наполнителей в препаратах героина можно использовать то же оборудование, что и при качественном выявлении героина методом ИК-спектроскопии. Для выявления наполнителей пробоподготовку образцов героина проводят таким образом, чтобы удалить из образца ацетилпроизвод-ные морфина и кодеина. Для этого к навеске образца массой 5-10 мг добавляют 0,3-0,5 мл метанола, который затем после перемешивания или отстаивания декантируют.’Такую процедуру повторяют 2-3 раза. Далее полученный нерастворимый в метаноле осадок высушивают в термостате при температуре около 50 °С в течение 5 минут. После высушивания проводят осмотр осадка с использованием оптического микроскопа типа МБС-2 при увеличении 20\ Если полученный осадок представляет собой кристаллы или аморфные частицы одного типа, то используют стандартную методику прессования таблеток с бромидом калия для регистрации ИК-спектра и идентификации вещества или применяют ИК-микроскоп для получения ИК-спектра. В том случае, если полученный осадок представляет собой смесь разнородных кристаллов или частиц, их по возможности разбирают тонкой иголочкой на отдельные фракции и каждую фракцию исследуют методом ИК- спектроскопии по отдельности.

Использованные нами методики качественного и количественного ис- следования препаратов героина изложены в ряде методических рекомендаций, разработанных ГУ ЭКЦ МВД России и применяемых в экспертных подразделениях. Для достижения поставленной цели, т.е. решения вопроса об общности источника происхождения образцов героина, изъятых у разных лиц в разное

187 время, нам необходимо было осуществить химическое профилирование микропримесей.

Для разработки аналитической методики сравнительного исследования препаратов героина мы использовали газохроматографическое оборудование. Исследованию подвергались пробы «кислого» извлечения образцов героина, которые готовили следующим образом. Навески образцов массой 25-45 мг заливали 4 мл 0,5 М раствора серной кислоты и 5 мл метиленхлорида и нагревали на водяной бане при 40 °С в течение 20 мин, периодически перемешивая смесь. После охлаждения и отстаивания экстракта отбирали слой метиленхло-рида. Экстрагирование метиленхлоридом проводили дважды, после чего объединенные экстракты упаривали досуха. Далее сухой остаток повторно растворяли в 0,2 мл метиленхлорида.

Серная кислота при подготовке пробы использовалась для того, чтобы перевести алкалоиды в растворимые в воде сульфаты и позволить экстракцию фенолсодержащих соединений в органических растворителях.

Анализ проводили на газовом хроматографе (фирмы Хыолетт-Паккард, США) модели 5890 с масс-спектрометрическим детектором модели 5972 на капиллярной кварцевой колонке длиной 30 м и диаметром 0,2 мм с неполярной метилсиликоновой (OV-101) жидкой фазой. Условия анализа: температура инжектора - 280 °С, начальная и конечная температуры термостата колонки - 50 и 280 °С, скорость набора температуры термостата колонки - 15 °С/мин; температура интерфейса масс- спектрометра - 290 1|С; газ-носитель - гелий. Настройка масс- спектрометрического детектора модели 5972 осуществлялась по стандартной программе настройки AUTOTUNE. Анализ проводили при регистрации по полному ионному току и энергии ионизации 70 эВ. Определение разделенных компонентов проводили по индексам удерживания и при сравнении с библиотечными масс-спектрами (библиотека масс-спектров NIST, Wiley 275 и др.). При использовании метода масс-спектрометрического анализа возможно установление природы микропримесей, что позволяет выполнять срав-

188 нительное исследование более полно и сравнивать результаты анализа образцов героина, полученные ранее.

При использовании метода газовой хроматографии с пламенно- ионизационным детектором для проведения химического профилирования микропримесей пробоподготовку проводили так же, как и перед масс-спектрометрическим анализом. Анализ объектов проводили на газовом хроматографе (фирмы Хьюлетт-Паккард, США) модели 5890 на капиллярной кварцевой колонке длиной 12 м и диаметром 0,2 мм с нанесенной метилсиликоно-вой фазой. Условия анализа: температура инжектора - 280 “С, температура детектора - 290 °С, начальная и конечная температуры термостата колонки - 50 и 280 °С; скорость набора температуры термостата колонки - 10 “С/мин; газ-носитель - азот (гелий); детектор пламенно-ионизационный. Объем вводимой пробы - 1 мкл. Пробу вводили в хроматограф в режиме без деления потока. Для сравнения полученных хроматограмм применяли метод «отпечатков пальцев». При использовании данного метода принято считать сравниваемые вещества однородными, если количество пиков на хром ато грамм ах исследуемых веществ и времена выхода соответствующих пиков совпадают, а относительное содержание компонентов, определяемое по площадям пиков, либо одинаково, либо различается незначительно.

Газохроматографическое исследование образцов героина по предложен- ной нами методике проводили неоднократно с целью подтверждения воспроизводимости полученных результатов. Кроме того, в качестве растворителей для подготовки пробы мы использовали не только метил енхлорид, а также хлороформ и толуол. Результаты исследования хлороформного экстракта были аналогичны результататам исследования экстракта в метиленхлориде по временам удерживания. При ГХ- исследовании экстрактов героина в толуоле интенсивность пиков на хроматограмме была меньше, а времена удерживания различных компонентов отличались от времен удерживания этих компонентов при исследовании экстракта в метиленхлориде. Газохроматографическому ис-

189 следованию мы подвергали также навеску героина, разбавленного сахаром, в

результате чего пришли к выводу, что разбавление препаратов героина не влияет на соотношение пиков на хроматограмме и времена удерживания компонентов смеси.

Таким образом, решение задачи сравнительного исследования героина сводится к выявлению признаков двух категорий:

  1. Признаки, обусловленные наличием примесей, характерных для кон кретных сырья и технологии изготовления:
  • абсолютное содержание диацетилморфина;
  • основной качественный состав опийных компонентов препаратов героина (папаверина, наркотина, кодеина, морфина, 3- и 6- моноацетилморфина, ацетилкодеина);
  • относительное содержание технологических сопутствующих примесей -3- и 6-моноацетилморфина, ацетилкодеина (по отношению к диацетил- морфину);
  • качественный состав и относительное содержание химических микропримесей.
  • Указанные признаки являются устойчивыми и могут указывать на общий источник происхождения сравниваемых образцов героина по сырью и технологии изготовления.
  1. Признаки, которые указывают на способ разбавления героина:
  • качественный и количественный состав добавок - физиологически активных веществ, усиливающих действие наркотических средств и др.;
  • качественный состав наполнителей.
  • Данные-признаки указывают на однотипность способа разбавления об- разцов героина.

При сравнительном исследовании нескольких образцов героина возмож- ны следующие варианты:

  1. При совпадении всех выявленных признаков:

190

  • полного качественного компонентного состава, включая добавки и наполнители;
  • абсолютного содержания диацетилморфина;
  • относительного содержания технологических сопутствующих примесей -3- и 6-моноацетилморфина, ацетилкодеина (по отношению к диацетил- морфину);
  • микропримесного состава
  • следует делать вывод: «Сравниваемые образцы ранее составляли единую массу».
  1. При совпадении:
  • основного качественного компонентного состава;
  • качественного состава микропримесей (профиля химических микропри- месей);
  • относительного содержания технологических сопутствующих примесей -6-моноацетилморфина и ацетилкодеина (по отношению к диацетилмор- фину), но при различном составе или количестве добавок и (или) напол- нителей
  • следует делать вывод: «Сравниваемые образцы могли иметь общий ис- точник происхождения по сырью и технологии изготовления, однако различаются между собой по компонентному составу добавок и наполнителей, т.е. способом разбавления».
  1. При различном составе основных компонентов, микропримесей, доба вок и наполнителей следует делать вывод: «Сравниваемые образцы различны по компонентному составу и ранее не составляли единую массу».

Предложенная нами методика сравнительного исследования различных образцов героина, разработка которой проводилась на материальной базе ГУ ЭКЦ МВД России, была опробована на оборудовании, имеющемся в ЭКУ УВД Саратовской области (газохроматографическое оборудование фирмы Хыолетт-Паккард, США). Было выполнено 17 экспертиз по исследованию образцов ге-

191 роина, нелегально ввозимого из республики Таджикистан. Экспертное иссле-

доваие проводилось по следующей схеме:

  • внешний осмотр;
  • качественный анализ методом тонкослойной хроматографии с целью определения в исследуемом образце диацетилморфина, а также естествен- ных и технологических сопутствующих примесей (опийных алкалоидов);
  • количественный анализ содержания диацетилморфина и других опийных алкалоидов методом газовой хроматографии;
  • химическое профилирование микропримесей ГХ- исследованием пробы «кислого» извлечения образца героина ;
  • криминалистическая оценка выявленных признаков;
  • формулирование выводов.
  • Нами было установлено, что положительный вывод об общности источ- ника происхождения исследуемых по предлагаемой методике образцов героина эксперт может сделать при совпадении следующих признаков:

  • абсолютное содержание диацетилморфина;
  • основной качественный состав опийных компонентов препарата героина (папаверин, наркотин, кодеин, морфин, моноацетилморфин, ацетилкоде-ин);
  • относительное содержание технологических сопутствующих примесей - 3- и 6-моноацетилморфина, ацетилкодеина (по отношению к диацетил- морфину);
  • качественный состав микропримесей.

192

3.3. Особенности оценки заключений эксперта и их использование при рас- следовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Заключение эксперта, как и все другие доказательства, не имеет никакой, заранее установленной силы и оценивается по общим правилам, т.е. по внутреннему убеждению (ст.71 УПК РСФСР). В законе прямо сказано, что заключение эксперта не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано (ст.80 УПК РСФСР).

Тем не менее, хотя заключение эксперта и не имеет каких-либо преиму- ществ перед другими доказательствами, оно обладает по сравнению с ними весьма существенной спецификой, поскольку представляет собой вывод, умозаключение, сделанное на основе исследования, проведенного с использовани-ем специальных познаний. Поэтому юридическая оценка экспертного заключения часто представляет для лиц, обладающих такими познаниями в ограниченном объеме, немалую сложность. По этой же причине судебные ошибки чаще всего допускаются при использовании именно этого вида доказательств.

Для осуществления всесторонней, полной и объективной оценки заклю- чения эксперта необходимо четко представлять сущность оценочной деятельности следователя, ее содержание, специфику. Оценка экспертного заключения является мыслительным процессом, направленным на определение значения данного средства доказывания для установления обстоятельств расследуемого события и принятия последующих решений следователем, прокурором, судом.

Заключение эксперта, как и любое другое доказательство, подлежит оценке следователем и судом на всех этапах доказывания [35]. Мы поддерживаем тех авторов, которые наряду со следователем, судом и прокурором, включают в число субъектов оценки заключения эксперта иных участников

193 уголовного процесса, отстаивающих свои или представляемые интересы (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и ответчика, защитника).

Однако в стадии предварительного расследования лишь оценка, произ- веденная следователем и прокурором, влечет непосредственно правовые последствия. В отличие от этого другие участники процесса расследования вправе (но не обязаны) производить оценку экспертного заключения, заявлять по своему усмотрению возражения, давать объяснения, ходатайствовать о постановке дополнительных вопросов и т.д. - правовое значение указанных действий определяется последующими решениями следователя. Экспертное заключение как объект оценки подвергается изучению в двух основных аспектах. Во-первых, определяется полноценность экспертного заключения как средства доказывания - носителя (источника) информации об установленных данных. Во-вторых, оценке подвергаются установленные фактические данные, т.е. собственно доказательства по делу. Оба эти аспекта неразрывно связаны между собой.

Для оценки заключения представляются полезными рекомендации В.К. Лисиченко, считающего, что оценку заключения эксперта необходимо проводить последовательно, с учетом его структурных элементов. В качестве последних автор выделяет: а) процессуально-организационные условия производства экспертизы по делу; б) вопросы, поставленные на разрешение эксперта; в) объекты и материалы, использованные экспертом; г) проведенные исследования и полученные результаты; д) ответы на поставленные вопросы; е) приложения к заключению [69, с.31].

Вызывает интерес и вопрос, с чего следует начинать оценку заключения эксперта. А.С.Подшибякин считает, что необходимо вначале дать анализ самого доказательства, выяснить его значимость безотносительно других доказательств и лишь потом рассматривать его в системе других [36,с162,1бЗ]. По мнению автора, такой путь логичен, ибо заключение эксперта может быть от-

194 вергнуто исходя лишь из его анализа, не касаясь других доказательств, которых может иногда и не быть. И, в то же время, обоснованное заключение эксперта может повернуть весь ход расследования, если даже некоторые другие доказательства и противоречат ему.

Анализ процессуально-организационных условий производства экспер- тизы проводится следователем и судом с целью проверки соблюдения предусмотренной законом процедуры назначения и проведения экспертизы, которые включают в себя ознакомление обвиняемого (в некоторых случаях подозреваемого) с постановлением о назначении экспертизы (ст. 184 УПК) и разъяснении ему его прав, которыми он обладает при производстве экспертизы (ст. 185 УПК). После окончания экспертизы обвиняемый должен быть ознакомлен с заключением эксперта, при этом он опять приобретает ряд прав (ст. 193 УПК).

Проверка соблюдения прав и обязанностей эксперта заключается в про- верке соблюдения требований ст. Ст.67,80,82,187 и др. УПК РСФСР, в частности, устанавливается, была ли эксперту предоставлена возможность знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, было ли удовлетворено ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения. Неполнота материалов, предоставленных эксперту, создает обоснованное сомнение в правильности его выводов. Проверяется также, достаточно ли компетентен эксперт и не заинтересован ли он в исходе дела.

При оценке допустимости заключения эксперта необходимо проверить соблюдение требований процесуалы-юго закона к его оформлению. Следователям и судьям следует обратить внимание на полноту сведений о личности экспертов и объеме проведенных ими исследований, об исследуемых материалах, о поставленных на разрешение эксперта вопросах и мотивированных ответах на них (ст. 191 УПК РСФСР). Также важно обратить внимание, имеется ли подписка эксперта о предупреждении его об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Анализ практики производства экспертиз по криминали-

195 стическому исследованию веществ, материалов, изделий показывает, что эксперты во вводной части заключения зачастую не приводят сведения об образовании, специальности, должности, стаже работы. Это может поставить под сомнение использование заключения эксперта в качестве доказательства, поскольку усложняет оценку компетентности эксперта. Некомпетентность эксперта, проводившего исследование наркотических средств и сильнодействующих веществ, может проявиться, во-первых, в отсутствии подготовки по применению необходимых естетвенно-научных и технических специальных знаний (следствие этого - неправильный выбор методов, ошибки в их использовании, истолковании результатов и т.п.) и, во-вторых, в неумении выделить и синтезировать криминалистически значимые признаки для решения поставленных вопросов. Сотрудники экспертных учреждений, проводящих экспертизу наркотических средств и сильнодействующих веществ, обязаны пройти специальную подготовку и аттестацию на право производства данного вида экспертиз. Соответствие проводимых исследований подготовке эксперта контролируется руководителем экспертного учреждения. Иногда эксперты выходят за пределы своей компетенции: делают выводы по вопросам, не относящимся к их специальности, дают заключение, не обусловленное полученными в процессе исследования данными. Очень распространенным случаем выхода за пределы компетентности является юридическое истолкование экспертом значения установленных фактов, их доказательственной роли по делу. Выводы, выходящие за пределы компетентности эксперта, в дальнейшем не могут быть использованы, но содержащиеся в выводах фактические данные, установленные проведенным исследованием в соответствии с компетенцией эксперта сохраняют свое значение.

Далее проводится проверка соответствия вопросов, принятых экспертом к разрешению, вопросам, поставленным в постановлении (определении) и полноты их разрешения. Судам надлежит учитывать, что вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение по ним не могут выходить за пределы спе-

196 циальных знаний лица, которому поручено производство экспертизы (ст.78

УПК РСФСР). В практике встречаются случаи, когда эксперт не дает ответы на все поставленные вопросы, указанные следователем в постановлении о назначении экспертизы. Такое экспертное заключение считается незавершенным, оно должно быть возвращено следователем эксперту для полного выполнения задания. При невозможности решения какого-либо вопроса эксперт должен указать это в заключении с обоснованной мотивировкой. Нередко эксперт изменяет формулировку вопросов следователя на том основании, что, по его мнению, они поставлены неправильно, неудачно, не соответствуют возможностям современной науки и т.д. Нужно иметь в виду, что у эксперта нет такого права, он может указать, как им понимается сущность вопросов на основе специальных знаний. При этом недопустимо упрощать вопросы, снижать объем задания, заменять идентификационную задачу неидентификационной (например, вопрос о происхождении следов- наслоений от кустарно изготовленного первитина в представленной миске эксперт не должен толковать как задачу определения однородности, наличия общих групповых признаков сравниваемых объектов).

Важное значение для оценки заключения эксперта имеет допустимость объектов, исследовавшихся экспертом, достоверность материалов, экспертизы. Поэтому всегда должна быть проверена процессуальная доброкачественность объектов экспертизы и процессуальный порядок получения следователем (судом) этих объектов, особенно при проведении следственных действий, а также надлежащее их хранение после изъятия. Условия хранения объектов экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ должны исключать возможность их подмены и контактного взаимодействия с другими вещественными доказательствами, так как сомнение в подлинности объекта экспертного исследования также может привести к недопустимости заключения эксперта и лишению заключения доказательственного значения.

197

Вторым аспектом оценки заключения эксперта является оценка установ- ленных экспертизой фактических данных, определение достоверности заключения. Это очень сложный процесс оценки, поскольку здесь нет таких четких критериев, как при оценке допустимости. Прежде всего должно быть проверено, насколько обоснованы выводы эксперта, достаточно ли они аргументированы и подтверждены проведенным^ исследованиями. Поэтому необходимо проанализировать само заключение эксперта вне его связи с другими доказательствами по делу, его содержание и структуру, внутреннюю логику. Такой анализ должен включать в себя оценку надежности, научной обоснованности и правомерности применения экспертом методики в данном конкретном случае; определение достаточности представленного эксперту исследовательского материала и полноты проведенного исследования. Далее, при оценке обоснованности заключения эксперта необходимо проверить, насколько вывод эксперта подтверждается проведенными им исследованиями. Это наиболее сложный момент оценки, так как лицам, не обладающим специальными знаниями (следователям, судьям), весьма затруднительно оценить те данные, которыми оперировал эксперт. На данном этапе следователям и судьям целесообразно использовать справочники, пособия, монографии, содержащие необходимые сведения в области естественнонаучных методов исследования, техники, математики. Большую консультативную помощь в оценке научных оснований прове- денной экспертизы могут оказать специалисты, прокуроры- криминалисты.

Помимо обоснованности, в оценку достоверности заключения эксперта входит определение его правильности, что оценивается путем сопоставления заключения с другими собранными по делу доказательствами. Как известно, сомнение в правильности заключения эксперта, наряду с его необоснованностью, является основанием назначения повторной экспертизы (ст.81 УПК РСФСР).

Последним элементом оценки заключения эксперта является определение его доказательственного значения (силы), которое зависит от фактов, уста-

198 новленных экспертом, от характера дела, от имеющейся на данный момент совокупности доказательств. Прежде всего доказательственное значение заключения эксперта определяется тем, входят ли установленные экспертом обстоятельства в предмет доказывания по делу (ст.68 УПК РСФСР) или являются доказательственными фактами, уликами. Нередко эти обстоятельства имеют решающее значение, от них зависит исход дела (например, отнесение исследуемого вещества к наркотическим или сильнодействующим). Заключение эксперта в таких случаях приобретает исключительно важное значеие по делу и поэтому подлежит особо тщательной проверке и оценке. В других случаях, когда устанавливаемые экспертом факты не входят в предмет доказывания, они являются косвенными доказательствами. Доказательственная ценность их также может быть различной.

Оценка заключений экспертов по исследованию наркотических средств и сильнодействующих веществ осуществляется в соответствии с общими принципами оценки доказательств, закрепленными в законе (ст.71 УПК РСФСР). Анализу подлежат не только выводы, но и заключение в целом с точки зрения его допустимости, относимости, достоверности и доказательственного значения. В ходе анализа экспертной и судебно- следственной практики были рассмотрены и изучены типичные недостатки и ошибки методического и процессуального характера, допускаемые при назначении экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ, при оценке результатов экспертного исследования и использовании выводов экспертов. Как показывает анализ практики, оценка заключения эксперта по исследованию наркотических средств и сильнодействующих веществ нередко начинается с выводов. Это объясняется тем, что субъекты оценки заключения эксперта не обладают в достаточном объеме специальными знаниями в области физических, физико-химических методов исследования указанных веществ. Внимание субъектов оценки заключений прежде всего должно быть обращено на научную обоснованность выводов, правильность применения методики исследования и произ-

199 веденных расчетов (например, количественного содержания наркотически активного компонента в исследуемом веществе). Должны быть оценены верность интерпретации выявленных признаков и их достаточность для формулирования выводов.

При определении доказательственного значения заключения эксперта следует оценивать полноту проведенного исследования и объем разрешенных вопросов. В данном случае важно правильно понимать логическую форму вывода, его смысл. Практика показывает, что многие ошибки возникают вследствие неправильной трактовки вывода, уяснения его смысла.

Несмотря на значительное количество публикаций по организационным и методическим вопросам, посвященным исследованию наркотических средств и сильнодействующих веществ, следователи и судьи не всегда придерживаются содержащихся в них рекомендаций. Например, нет единообразия в определении вида экспертизы. Назначаемая экспертиза наркотических средств и сильнодействующих веществ по-разному называется в постановлении, определении суда: судебно-токсилогическая, судебно-медицинская, судебно-химическая, биохимическая, фармакологическая. Указанная нечеткость в определении экспертизы приводит в ряде случаев к постановке вопросов, выхо-дящих за пределы компетентности эксперта в области криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих веществ. Между тем наименование конкретного вида экспертизы определяется ее задачами, ко- торые конкретизируются в виде вопросов, объектами и методами (методиками) их исследования, что и определяет объем специальных экспертных знаний.

При назначении рассматриваемого вида экспертизы следует исходить из следующих типовых вопросов:

  • установление принадлежности вещества к наркотическим или сильнодействующим и определение его конкретного вида;
  • определение веса изъятого вещества и количественного содержания в нем наркотически активного компонента;

200 - установление принадлежности различных образцов наркотического средства или сильнодействующего вещества единой массе и общности источника их происхождения. Анализ судебно-следственной практики показывает, что формулирование вопросов в неопределенной форме (например, тип воздействия наркотического средства на организм человека или количество доз, вызывающих наркоманию) приводит к нечеткой формулировке экспертного вывода, который практически лишает следователя и суд возможности использовать заключение эксперта в качестве доказательства по делу. Перечисленные вопросы являются предметом судебно-медицинской экспертизы, поэтому постановка их на разрешение криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ приводит либо к сообщению о невозможности дать заключение, либо дать вывод о невозможности решения вопроса. Кроме того, при назначении криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ нередко встречаются и устаревшие формулировки во-просов. Этому в какой-то мере способствуют издаваемые на местах пособия для следователей, содержащие рекомендации, противоречащие современным понятиям (особенно часто допускаются ошибки, когда криминалистические рекомендации составляются не криминалистами, а иными специалистами). Например, в постановлениях следователей встречаются вопросы о сходстве, об одинаковости химического состава исследуемых образцов наркотических средств или сильнодействующих веществ. Сходство и одинаковость в процессе доказывания по делу имеют небольшое значение. Также далеко не всегда можно использовать для исключения причастности к делу установленное различие. Устаревшими являются и вопросы об однородности различных образцов наркотических средств и сильнодействующих веществ. Термин «однородность» имеет разное значение (принадлежность к одному роду, равномерность распределения компонентов в массе, сочетание однокачественных составляющих в смеси). Поэтому подобные вопросы нуждаются в дополнительном ис-

201 толковании экспертом, без этого их доказательственное значение останется

неопределенным. Содержание вопросов прежде всего должно соответствовать

предмету доказывания.

Зачастую на разрешение эксперта ставится вопрос об отнесении количе- ства наркотического средства, изъятого у конкретного лица, к небольшому или крупному размерам, поскольку это является квалифицирующим признаком для разграничения административной и уголовной ответствености за незаконные действия с наркотиками. Этот вопрос выходит за пределы компетенции эксперта, поскольку является правовым и решается в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства. Однако в практике рассмотрения дел данной категории нередко заключение эксперта с содержащейся в нем правовой оценкой принимается судом как доказательство. Между тем выводы эксперта по правовым вопросам лишены доказательственного значения и, следо- вательно, такое заключение не соответствует принципу достоверности, предъявляемому к любому доказательству.

Как отмечалось выше, масса наркотического средства, изъятого у подоз- реваемого (обвиняемого) является квалифицирующим признаком, следовательно, однозначность ее определения и указание в соответствующих процессуальных документах имеют существенное значение для принятия правильных решений следствием и судом. Анализ уголовных дел рассматриваемой категории показывает, что при оценке допустимости заключения эксперта как доказательства суды не обращают внимания на процессуальные нарушения порядка изъятия наркотических средств и сильнодействующих веществ и приобщения их к делу. Так, в протоколе осмотра, как правило, отсутствуют сведения о первоначальной массе изъятого вещества, в постановлении о назначении экспертизы не во всех случаях приводится масса вещества, направляемого на экспертное исследование. С точки зрения доказательственного факта, перечисленные несоответствия весьма существенны. Поэтому следует фиксировать первоначальную массу изъятого наркотического средства или сильнодейст-

_02

вующего вещества во всех процессуальных документах, являющихся источником доказательственной информации: в протоколе осмотра, в постановлении о назначении экспертизы, в заключении эксперта.

При оценке доказательств с точки зрения их допустимости необходимо обращать внимание на правомерность приобщения к материалам дела справки о предварительном исследовании изъятого вещества. Такие справки не являются процессуальным документом и их использование как источника доказательственной информации при рассмотрении дела недопустимо. На это не всегда обращают внимание следствие и суд.

При оценке достоверности заключения эксперта необходимо учитывать терминологическое единообразие при определении вида наркотических средств и сильнодействующих веществ. Единообразное использование специальных терминов и определений в различных источниках доказательств в системе эксперт-следователь-суд является одним из требований эффективности расследования и рассмотрения дел о незаконных действиях с наркотиками. Анализ практики расследования дел показывает, что не только следователи, но и эксперты отождествляют различные формы наркотических средств. Речь идет о терминах «каннабис» и «марихуана», «диацетилморфин» и «героин», которые понимают как синонимы, что не согласуется с рекомендациями По- стоянного Комитета по контролю наркотиков [48].

Анализ судебно-следственной практики показывает, что, как правило, в обвинительном заключении в .числе доказательств вины подозреваемого (обвиняемого) используются только выводы эксперта, как уже отмечалось выше. В этой связи важно, чтобы у следователя и суда было единообразное толкование результатов исследования и выводов. В частности, недопустима трансформация смысла выводов эксперта даже в том случае, если он либо неопределенный, либо не полностью отвечает на вопрос. Например, экспертиза, назначенная по уголовному делу N4360 (Волжский районный суд г.Саратова) для установления факта
принадлежности вещества к наркотическому (заключение

203 N177 ЭКУ УВД Саратовской области) не содержит однозначного ответа на вопрос, поскольку в выводе эксперта указывается лишь возможность использования лекарственного препарата «Солутан» для изготовления наркотического средства первитин. Однако в обвинительном заключении и приговоре суда приводится ссылка на заключение эксперта, вывод которого трактуется как «принадлежность вещества, изъятого у обвиняемого к наркотическому средству». Таким образом, и следствие, и суд неопределенный вывод эксперта трактовали как доказательственный факт, который экспертным путем не был уста- новлен. Более того, данный факт не может быть установлен ни следствием, ни судом даже по совокупности собранных по делу доказательств, поскольку устанавливается на основании специальных экспертных знаний.

Недопустима также трактовка вывода об общей родовой (групповой) принадлежности сравниваемых масс наркотических средств как вывод об их тождестве (например, вывод о принадлежности их общей массе). Вывод об общей родовой принадлежности указывает лишь на факт принадлежности веществ, изъятых у одного либо’ у разных лиц, к одному классу наркотических веществ и одному конкретному виду (например, героину). Вывод эксперта о групповой принадлежности наркотических средств указывает на общность исследуемых объектов по признакам их изготовления, хранения, эксплуатации. Понимать указанные формы выводов как выводы о тождестве некорректно и использовать их как доказательственный факт недопустимо. Такие случаи наблюдаются при установлении следствием и судом каналов сбыта наркотических средств, когда экспертным путем решается задача установления общего источника происхождения.

При установлении каналов сбыта различных масс наркотических средств, изъятых у двух либо более лиц, эксперт решает также вопрос о при- надлежности разделенных масс единому целому (массе) по комплексу признаков, индивидуализирующих разделенные части и указывающих лишь на происхождение их от какой-то общей (неконкретизированной) массы наркотиче-

204 ского средства. В практике решение задачи о принадлежности различных образцов наркотических средств единой массе, как правило, сводится к установлению группового тождества. Это означает, что при сравнительном исследовании эксперт выявляет совокупность как закономерных, так и случайных признаков, характеризующих общность просхождения сравниваемых объектов. Она позволяет констатировать лишь общий способ их изготовления либо общие условия их хранения. Следовательно, групповое тождество объектов устанавливается по особенностям технологии изготовления, условиям хранения, случайным примесям и иным признакам. При этом необходимым методическим условием является раскрытие экспертом понятия «группа» путем пере- числения свойств и признаков объектов, объединяющих их.

Анализ экспертной и судебно-следствеиной практики показывает, что эффективность расследования и судебного разбирательства уголовных дел о незаконных действиях с наркотическими средствами и сильнодействующими веществами во многом определяется не только научно-методическим уровнем заключения эксперта, но также процессуальными аспектами деятельности следователя и судьи. Именно поэтому в системе следователь-эксперт-суд необходимо соблюдать единые требования в вопросах назначения экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ и подготовки материалов для ее проведения, использования специальных термино’в и определений веществ, относящихся к наркотическим или сильнодействующим, оценки ре- зультатов экспертного исследования и заключения эксперта в целом.

Таким образом, оценка заключения эксперта по исследованию наркоти- ческих средств и сильнодействующих веществ проводится с соблюдением общих принципов оценки доказательств, т.е. принципа относимости, допустимости, достаточности и достоверности. Этими же принципами необходимо руководствоваться эксперту при составлении заключения и формулировании вывода. Нарушение какого-либо из указанных принципов на любом уровне доказы-

Ъ

h

205 вания оказ ывает влиян ие на объек тивно сть устан авлив аемы х факто в и, следо вател ьно, на прав овую квали фика цию прест уплен ия.

206

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  1. Диссертационное исследование позволило определить место кримина- листической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ в системе судебных экспертиз. По мнению автора, указанную экспертизу следует выделять на уровне рода из подкласса криминалистических экспертиз веществ, материалов и изделий.
  2. Рассматривая процессуальные аспекты криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ, автор аргументирует свои предложения о внесении изменений в УПК РФ. В частности, диссертант считает необходимым закрепить законодательно право следователя привлекать специалиста к участию в любых следственных действиях, для производства которых необходимо использование специальных познаний с целью более квалифицированного обнаружения, закрепления и изъятия доказательств. По мнению автора, требует изменений и ст.67 УПК РФ, из которой необходимо исключить п.За, а в ст.78 внести поправку о том, что при определении лица, которое будет производить экспертизу, предпочтение отдавать лицу, которое участвовало в производстве следственных действий по обнаружению, закреплению и изъятию доказательств в качестве специалиста.
  3. Анализируя известные в специальной литературе классификации нар- котических средств и сильнодействующих веществ по различным основаниям, диссертант предлагает основания для единой криминалистической классификации. Автор считает, что в качестве таких оснований следует использовать цель и способ изготовления наркотического средства или сильнодействующею препарата, а также химическое строение физиологически активного компонента и тип его воздействия на организм человека.
  4. Рассматривая общую характеристику наркотичесих средств и сильно- действующих веществ, автор выделяет и аргументирует криминалистически

207 значимые признаки исследуемых веществ, используемые для решения задач

розыска и доказывания, по уровням дифференцированности:

  • классификационные (химический состав препарата, химическое строение физиологически активного компонента, характер воздействия на человека);
  • рецептурно-технологические (компонентный состав препарата, агрегатное состояние, лекарственная форма);
  • производственно-технологические (примесный состав препарата и при- знаки, характеризующие процесс упаковки);
  • эксплуатационные (признаки, характеризующие условия хранения, транспортировки и сбыта готовой продукции).
  1. Анализируя известные методики предварительного исследования объ- ектов криминалистической экспертизы наркотических средств и сильнодействующих веществ с учетом их специфики, диссертант предлагает заменить предварительное исследование экспертизой на стадии возбуждения уголовного дела с внесением соответствующих изменений в уголовно-процессуальное законодательство в случаях, когда проведение предварительного исследования невозможно на месте производства следственных действий и требует участия специалиста- криминалиста, имеющего право самостоятельного производства экспертиз наркотических средств и сильнодействующих веществ, а результаты предварительного исследования могут служить основанием для возбуждения уголовного дела. Автор также считает возможным сохранить и существующую форму предварительного исследования как непроцессуалыюго действия, если его проведение возможно во внелабораторных условиях, не требует участия специалиста указанного профиля и направлено на получение розыскной информации.
  2. Разработанные диссертантом методические рекомендации по крими- налистическому исследованию героина дополняют известные методики криминалистического исследования наркотических средств и сильнодействующих

208 веществ и позволяют наряду с идентификационными задачами решать диагностические задачи, в частности, устанавливать общность источника происхождения нескольких образцов героина и их принадлежность единой массе. Исследование с использованием методических рекомендаций не требует применения дорогостоящего оборудования, его проведение возможно в экспертно-криминалистических подразделениях областного уровня. Автор приводит схему экспертного исследования героина с использованием предложенных методических рекомендаций, опробованную на оборудовании ЭКУ УВД Саратовской области. Предложенные автором критерии оценки результатов сракни-тельного исследования героина позволяют использовать криминалистически значимую информацию в ходе оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий для выдвижения экспертных и следственных версий и установления фактических данных, имеющих значение для дела в рамках предусмотренного законом процессуального порядка.

209 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

УЧЕБНИКИ, МОНОГРАФИИ, ПОСОБИЯ

  1. Агинский В.Н., АнтанС.В.. Бибиков В.В., Сорокина Г.И. Криминалистическое исследование сильнодействующих лекарственных средств. Учебное пособие. - М., 1990.
  2. Агинский В.Н., Савилов А.П., Сорокин В.И., Сорокина Г.И. Экспертное исследование веществ неорганической природы на принадлежность к наиболее распространенным синтетическим наркотическим и сильнодействующим средствам. Методические рекомендации. - М., 1995.’
  3. Александров В.Н., Емельянов В.И. Отравляющие вещества. Издание
  4. -М., 1990.
  5. Алексеев И.Г., Беляев А.В., Дроздов М.А., Кимстач Т.Б., Семкин Е.П., Симонов Е.А., Сорокин В.И. Экспертное исследование производных амфетамина. Методические рекомендации. - М., 1998.
  6. Арсеньев В.Д., Заболоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1986.
  7. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 1. - М.: Юристъ, 1997.
  8. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методические проблемы советской криминалистики. - М.: ВШ МВД СССР, 1970.
  9. Беляев А.В., Понкратов К.В., Сорокин В.И., Семкин Е.П. Исследование наркотических средств с предварительной пробоподготовкой методом твердофазной экстракции. Методические рекомендации, - М., 1996.
  10. Борисов Е.В., Кисин М.В., Семкин Е.П. Лекарственные препараты, содержащие наркотики. - М., 1971.
  11. ВеховВ.Н., Губанов И.А., Лебедева Г.Ф. Культурные растения СССР. -М.: «Мысль», 1978.

210

  1. ВинбергА.И. криминалистическая экспертиза в советском
    уголовном

процессе. -М, 1956.

  1. Винберг А.И. Специалист в процессе предварительного следствия. Теоретические и процессуальные вопросы судебной экспертизы. - М., 1961.
  2. Владимиров СВ., Зибров Г.С, Кузьмин Н.М. Нанотонкослойная хроматография в исследовании некоторых объектов экспертизы. - М.. 1981.
  3. Временная инструкция .по проведению цветных химических реакций для идентификации наркотических и сильнодействующих веществ во внелабораторных условиях. - М.,1994.
  4. Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе. Москва, 1968.
  5. Государственная фармакопея СССР. X издание. - М., «Медицина», 1968.
  6. Грызлов В.П., Булгаков И.Ф., Кутейников В.Ф. Мак масличный и опийный. - М., 1963.
  7. Еремин С.К., Изотов Б.Н., Веселовская Н.В. Анализ наркотических средств. - М.: «Мысль», 1993.
  8. Инструкция по применению тестов одноразового использования для предварительной идентификации наркотических средств во внелабораторных условиях. - М., 1991.
  9. Исследование наркотического средства МДА. Информационное письмо исх.№3860от21.09.1993. - “
  10. Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. - М., 1991.
  11. Камаев А.В. Применение жидкостной хроматографии при исследовании объектов криминалистической экспертизы. Методические рекомендации. -М., 1994.
  12. КамаевА.В., Дроздов М.А., Шухин А.Ю. Экспертное исследование амфетаминов методом жидкостной хроматографии. Методические рекомендации. -М., 1996.

211

  1. Камаев А.В., Дроздов М.А., Шухин А.Ю. Экспертное
    исследование

амфетаминов методом жидкостной хроматографии.
Методические рекомендации. - М.,1996.

  1. Качественное обнаружение некоторых сильнодействующих лекарственных препаратов. Методическое письмо, №58. - М., 1983.
  2. Кисин М.В., Савина B.C., Семкин Е.П. Применение хроматографии в тонких слоях при исследовании вещественных доказательств. - М., 1973.
  3. Криминалистическое исследование лекарственных препаратов снотворного действия методами тонкослойной и газожидкостной хроматографии. Экспресс-информация. -Ташкент, 1982.
  4. Криминалистическое исследование наркотических анальгетиков и их лекарственных форм методами тонкослойной и газожидкостной хроматографии. Методическое пособие для экспертов. - Ташкент, 1985.
  5. Криминалистическое исследование транквилизаторов и антидепрессантов методами тонкослойной и газожидкостной хроматографии. Экспресс-информация. - Ташкент, 1988.
  6. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М., 1986.
  7. Машковский М.Д. Лекарственные средства. !Х издание, т.1. - М., «Медицина», 1984.
  8. Методические рекомендации по анализу наркотических средств ООН. -Нью-Йорк, 1986.
  9. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ, изделий. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1980.
  10. Митричев B.C., Хрусталев В.Н. Основы криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий из них. Учебное пособие. - Саратов: СЮИ МВД РФ, 2000.
  11. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка. Москва, «Юрист», 1995.

212

  1. Подшибякин А.С. Холодное оружие. - Криминалистическое учение. - М.:

Учебно-консультативный центр «ЮрИнфор», 1997.

  1. Полюдек-Фаини Р., Бейрих Т. Органический анализ. Пер. с нем. - Ленинград, «Химия», 1981.
  2. Прасолова Э.М. Теория и практика криминалистической экспертизы. Учебное пособие. - М., 1985.
  3. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. - М, 1996.
  4. Рубцов М.В., Шумаускас В.М. Использование ИК- и УФ- спектроскопии при исследовании сильнодействующих и лекарственных веществ. Методическое письмо №39. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1980.
  5. Савенко В.Г., Семкин Е.П., Сорокин В.И. Экспертиза героина и ацетилированного опия. Методические рекомендации. - М., 1981.
  6. Савенко В.Г., Семкин Е.П., Сорокин В.И., Казанков СП. Экспертное исследование наркотических средств, получаемых из эфедрина. Методические рекомендации. - М., 1989.
  7. Соловьев А.В. Расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Учебное пособие. - Саратов:СГАП, 1998.
  8. Сорокин В.И., Алексеев И.Г., Кимстач Т.Б., Дроздов М.А., Любецкий Г.В., Симонов Е.А. Количественное определение некоторых наркотических средств методами газовой, жидкостной хроматографии и УФ-спектроскопии. Методические рекомендации. - М., 1998.
  9. Сорокин В.И., Гаевский А.В., Дегтерев Е.В., Волков С.К. использование экспресс-тестов при исследовании наркотических средств и сильнодействующих веществ. -М., 1996.
  10. Сорокин В.И., Семкин Е.П., Беляев А.В. Отбор проб при исследовании наркотических средств. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1994.
  11. Списки сильнодействующих и ядовитых веществ и веществ таблицы 1 и 2 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота
    наркотических

213 средств и психотропных веществ 1988 года. По состоянию на 1.01.1994. -

М., 1993.

  1. Список наркотических средств (наркотических веществ и наркотических лекарственных средств, в том числе синтетических и природных). По состоянию на 1.08.1995. —М.., 1995.
  2. Схемы решения типовых экспертных задач при исследовании наркотических средств кустарного изготовления. Методическое письмо. - М., 1989.
  3. Сырков СМ., Фефилатьев А.В. Проведение предварительного исследования материальных следов на месте происшествия. Учебное пособие. -М., 1986.
  4. Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз и типизация их задач. -М., 1977.
  5. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. - М.: Юридическая лит-ра, 1979.
  6. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ.

  7. Авдеенко С.А. Экспертное исследование кустарно приготовленных препаратов из эфедрина растворов первитина // Экспертная практика. 1991, №32.
  8. Аленин А.П. Классификация научных методов и средств поиска ‘ и обнаружения наркотических веществ // Использование специальных познаний / Сборник научных трудов ВЮИ МВД РФ. Волгоград, 1996.
  9. АроцкерЛ.Е. Сущность криминалистической экспертизы // Криминалистическая экспертиза. М.3 1966. Вып.1.

214

  1. Арсеньев В.Д. Соотношение понятий предмета и объекта
    судебной

экспертизы // Проблемы теории судебной экспертизы / Сборник научных трудов ВНИИСЭ. М., 1980. Вып.44.

  1. Ауров Н.А., Воронков Ю.М., Зеленицкий B.C. Исследование микроколичеств наркотических средств, получаемых из растения конопли, методом пиролитической газовой хроматографии // Экспертная техника. 1990, №115.
  2. ВинбергА.И. Идентификационная, диагностическая и ситуационная криминалистическая экспертиза ‘// Советское государство и право JNy9, 1978.
  3. Винберг А.И. Некоторые философские учения об объекте судебной экспертизы // Актуальные проблемы теории судебной экспертизы / Сборник научных трудов ВНИИСЭ. М., 1984.
  4. Винберг А.И., Мирский Д.Я., Ростов М.Н. Гносеологический информационный и процессуальный аспект учения об объекте судебной экспертизы // Вопросы теории и практики судебной экспертизы / Сборник научных трудов ВНИИСЭ. М., 1983.
  5. Гаевский А.В. Разработка метода определения алкалоидов и изучение их содержания в сортах и формах мака масличного: Кандидатская диссертация. М., 1977. -
  6. Дильдин Ю.М., Жаров Е.А. Проблемы общей теории криминалистики // Теория и практика криминалистических экспертиз и исследований / Сборник научных трудов ВНИИ МВД. М., 1989.
  7. Захарова Н.С. Содержание каннабиноидов в коллекционных образцах конопли: Кандидатская диссертация. Ленинград, 1973.
  8. Кисляков В.А., Корниенко Н.И. Предварительное исследование в работе следователя // Социалистическая законность. 1972, №4.

215

  1. Козинер Э.П. Современные возможности и пути
    дальнейшего

совершенствования криминалистической экспертизы почв // Материалы Всесоюзной научной конференции. М., 1972. Ч.З.

  1. Колдин В.Я. Идентификационные признаки и свойства // Труды ВНИИСЭ. М., 1971.Вып.З.
  2. Кузьминых К.С. Криминалистические проблемы назначения и проведения экспертиз наркотических средств: Автореферат диссертации на соискание уч. степени кандидата юрид. наук. Санкт-Петербург, 1997.
  3. Лисиченко В.К. К вопросу о предмете и системе криминалистической экспертизы // Материалы 4-ой расширенной научной конференции. Киев. 1959.
  4. Лисиченко В.К. Особенности проверки и оценки заключения эксперта на предварительном следствии и в суде // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1982. Вып.24.
  5. Лисиченко В.К., Циркаль Б.В. Виды участия .. специалистов на предварительном следствии // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1985. Вып.30.
  6. Л у каш М.Н. Недостатки . при назначении судебно-медицинской экспертизы трупов // Социалистическая законность. 1973, №5.
  7. Махов В.А. Участие специалиста в расследовании преступлений // Социалистическая законность. 1969, №5.
  8. Мединов А.Б., Сорокин В.И. Экспертное исследование метадона // Экспертная практика. 1992, №34.
  9. Мирский Д.Я., Ростов М.Н. Понятие объекта судебной экспертизы // Актуальные проблемы теории судебной экспертизы / Сборник научных трудов ВНИИСЭ. М„ 1984.
  10. МитричевВ.С. Актуальные вопросы криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий // Материалы Всесоюзной научной конференции. М., 1972. Ч.З.

216

  1. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и

изделий - новая отрасль криминалистической техники // Труды ВНИИСЭ. М., 1973. №7.

  1. Надгорный Г.М. Предмет судебно-экспертной отрасли знаний и предмет судебной экспертизы // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1976. Вып. 13.
  2. Орлов Ю.К. Объект экспертного исследования // Труды ВНИИСЭ. М.,
  3. Вып.8.

г

  1. СибиловаН.В. Допустимость доказательств в советском
    уголовном

процессе: Автореферат диссертации на соискании уч. степени кандидата юрид. наук. Харьков, 1986.

  1. Симонов Е.А., Сорокин В.И., Кимстач Т.Б., Дроздов М.А., Любецкий Г.В., Вершицкая Г.В. Сравнительное исследование героина // Экспертная практика. 1999, №47.
  2. Сорокин В.И., Щерба О.С, Шухин А.10. Выявление трамадола на примере исследования лекарственного средства трамал // Экспертная практика. М., 1985, №4.
  3. Теньковцев А.В., Казанков СП. О возможности получения наркотиков ряда амфетамина в кустарных условиях // Экспертная практика. 1990, №29.
  4. Хрусталев В.Н. К вопросу о классификации криминалистических экспертиз // Вестник Саратовской Академии Права. 2000. №3.
  5. Шаркова Т.Ф. Использование специальных знаний в стадии возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1973. Вып. 10.
  6. Шляхов А.Р. Задачи судебной экспертизы // Экспертные задачи и пути их решения в свете НТР / Сборник научных трудов под ред. Винберга А.И., Прошиной Г.П., Арсеньева В.Д. и др. М.,19S0. Вып.42.

217

  1. Шляхов А.Р. О свойствах объектов и их отображениях,
    изучаемых

судебными экспертами // Актуальные проблемы теории
судебной экспертизы / Сборник научных трудов ВНИИСЭ. М, 1984.

  1. Шляхов А.Р. Предмет и система криминалистической экспертизы // Труды ВНИИСЭ. М., 1971. Вып.З.

г

t

СЛОВАРИ, СПРАВОЧНИКИ

  1. Лекарственные растения. Справочное пособие / Под. ред. Гринкевич. -М.: «Высшая школа», 1991.
  2. Словарь основных и специальных терминов криминалистических экспертиз веществ, материалов и изделий. - М: ВНИИСЭ, 1987.
  3. Словарь основных терминов судебных экспертиз. - М., 1980.
  4. Советский энциклопедический словарь. - М., 1979.
  5. Философский энциклопедический словарь. - М., 1983.
  6. Философский словарь / Под. ред. Фролова И.Т. - М., 1980. Изд. 4.
  7. НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

  8. Конституция Российской Федерации.
  9. Постановление Верховного Совета РФ №5494-1 от 22 июня 1993 года. «О государственной политике по контролю за наркотиками в РФ».
  10. Постановление Правительства РФ №542 от 3 июня 1995 года. «О Федеральной программе «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1995-1997 годы»».
  11. Постановление Государственной Думы РФ от 13 января 1998 года. «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

218

  1. Приказ министра внутренних дел №261 от 1 июня 1993
    года. «О

повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел РФ».

  1. Протоколы заседаний Постоянного Комитета по контролю наркотиков:
  • №32 от 18 августа 1994 года;
  • №41/1-96 от 7 февраля 1996 года;
  • №51/7-96 от 9 сентября 1996 года;
  • №53/9-96 от 17 декабря 1996 года;
  • №54/10-96 от 25 декабря 1996 года;
  • №1/55-97 от 14 марта 1997 года;
  • №3/57-97 от 4 июня 1997 года;
  • №7/61-97 от 20 октября 1997 года.
  1. Распоряжение Правительства РФ №1128-р от 13 августа 1997 года. «О продлении Федеральной целевой программы до 2000 года».
  2. Уголовно-процессуальное законодательство Союз’а ССР и РСФСР. Теоретическая модель. - М., 1990.
  3. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации.
  4. Уголовный Кодекс РФ от 1 января 1997 года.
  5. Федеральный Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 15 апреля 1998 года.
  6. Федеральный Закон «О присоединении Российской Федерации к Протоколу 1972 года о поправках к Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 года» от 23 ноября 1995 года.