lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Шаталов, Александр Семенович. - Проблемы алгоритмизации расследования преступлений: Дис. ... д-ра юрид. наук :. - Москва, 2000 411 с. РГБ ОД, 71:01-12/9-4

Posted in:

Московская академия МВД РФ

На правах рукописи и** 43/s/fW с» JJ- *3. J&a&t.

Шаталов Александр Семенович

ПРОБЛЕМЫ АЛГОРИТМИЗАЦИИ РАССЛЕДОВАНИЯ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Специальность: 12.00.09. — уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно - розыскной деятельности.

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени доктора юридических наук

Л

Науч ный консу льтан т — докто р юрид ическ их наук, проф ессор Белки н Р. С.

in (. [‘•

Моск ва - 2000 /efi- u^jfri teau- TJ

’? ^Шх^ ^&Щ .

СОДЕРЖАНИЕ

Введение стр. 3

Глава I. Сущность криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений стр. 15

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики, стр. 16

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений стр. 54

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений стр. 91

Глава II. Актуальные проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений стр. 130

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений стр. 130

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений стр. 168

2.3. Проблемы создания алгоритмов и программ расследования стр.204

Глава III. Прикладные аспекты криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений стр.237

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в процессе расследования стр. 237

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ стр.275

3.3. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений стр. 312

Заключение стр. 350

Библиография . стр. 356

Приложения стр. 405

Введение ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Глубина и масштаб социально- экономических и правовых преобразований, происходящих в нашей стране в течение последних лет, при всей их непоследовательности и противоречивости свидетельствуют о коренном обновлении российской государственности. Изменение признаваемых и защищаемых государством ценностей закономерно влечет трансформацию доктрины борьбы с преступностью. Этого обстоятельства вполне достаточно, для того чтобы рассматривать организацию расследования преступлений в целом и каждый её элемент в отдельности в качестве приоритетного объекта исследования в отечественной криминалистике.

С принятием новых законов современная законодательная база Российской Федерации постепенно приобретает качественно более высокий уровень. Вместе с тем методическая сторона организации расследования преступлений пока остается без существенных изменений. Это создает определенные трудности в преодолении присущих ей недостатков и не лучшим образом отражается на решении многих вопросов, возникающих в практике расследования преступлений. Если ученые-правоведы, замыкаясь в своей специализации, не всегда стараются вникнуть в современные достижения смежных областей знания, то следователь, расследуя уголовные дела, не задумывается — где в его действиях формально заканчивается уголовный процесс или уголовное право и начинается, к примеру, криминалистика или правовая информатика. Сведения этих и многих других наук для него неразрывно связаны единым процессом расследования.

з

Введение

Как специфичный процесс познания расследование преступлений представляет собой особую разновидность интеллектуальной деятельности. Наиболее сложными ее элементами являются анализ и оценка сложившейся следственной ситуации, которые предшествуют совершению практически всех без исключения процессуальных действий. Все это сопровождается трудоемкой, монотонной, сугубо технической работой следователя.

Для успешного решения стоящих перед ним задач в криминалистике объективно должна существовать

унифицированная система научных положений и основанных на них рекомендаций, представленная для практического использования в виде криминалистических алгоритмов и программ расследования. Они должны выступать связующим звеном между современными достижениями криминалистики, действующими законодательными положениями и практической деятельностью органов предварительного расследования.

Научная разработка проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений становится оправданной в полной мере на фоне негативных явлений в динамике и структуре преступности, а также крайне неблагоприятных условий работы следственных подразделений правоохранительных органов России. Их результативное функционирование затруднено без адекватного новым условиям технико-криминалистического, тактического и, что необходимо выделить особо, методического обеспечения всего процесса расследования.

Одним из наиболее важных его элементов являются соответствующие виду или группе преступлений научные рекомендации, которые наукой разрабатывались и разрабатываются,

4

Введение

но широкого применения на практике не находят. Противоречия между высоким теоретическим уровнем криминалистических рекомендаций и чрезвычайно низким уровнем их использования в практической деятельности органов предварительного

расследования с течением времени способны достигнуть критической отметки. Причин тому много. Одна из них, на наш взгляд, кроется в логической незавершенности их теоретической формы.

Кроме того, стало очевидно — стремление найти исчерпывающие ответы на множество частных вопросов, возникающих в процессе расследования, отрицательно влияет на систематику методических разработок, придает им громоздкую, излишне теоретизированную форму, мало пригодную для использования в практической работе органов предварительного расследования.

Научная новизна исследования. В последние годы возникла и сохраняется настоятельная потребность всестороннего

теоретического исследования возможностей криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. В современных условиях это научное направление приобрело характер актуальной юридической проблемы в полной мере соответствующей логике развития криминалистики. Необходимость ее скорейшей разработки вызвана, в частности, и тем, что методические рекомендации расследования преступлений в своем нынешнем, довольно громоздком виде обладают низкой возможностью адаптации к условиям расследования как одного, так и нескольких преступлений. Поэтому использование даже наиболее важных научных положений частных криминалистических методик в работе следователя и лица, производящего дознание, во многих

5

Введение

случаях затруднено, либо вообще невозможно. Представляется, что причина этого кроется в отсутствии специальных криминалистических алгоритмов и программ расследования, которые позволят с учетом имеющихся научных рекомендаций определять за короткий промежуток времени целесообразный способ процессуального и тактического поведения субъектов расследования на всех этапах работы по уголовному делу.

Как показало наше исследование, результативное применение научных рекомендаций криминалистики может быть достигнуто через поэтапное решение комплекса взаимосвязанных проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Необходимость их скорейшего теоретического осмысления подтверждается не только многолетним интересом к ним ученых-криминалистов, но и практических работников.

В такой ситуации закономерно возникает потребность в появлении новых интегрирующих положений между различными разделами и учениями криминалистики, с одной стороны, и между научными методическими рекомендациями и практической деятельностью, с другой.

Научно-технический прогресс создал фундамент для появления целого ряда новых научных концепций — в том числе и в криминалистике. Одной из них, безусловно, должна являться криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений. Это позволит не только в полной мере интегрировать имеющиеся криминалистические знания, но и сформировать новые подходы в традиционных разделах науки.

Накопленный материал (как теоретический, так и эмпирический)
сформировал необходимые предпосылки для

б

Введение

дальнейшего анализа и совершенствования основных положений криминалистической методики. Прежде всего, через исследование проблем, связанных с криминалистической алгоритмизацией и программированием расследования преступлений. Они имеют сугубо прагматический характер, в отечественной криминалистике разработаны слабо.

Упомянутые выше процессы в самом общем виде связываются с построением конкретных конструктивных объектов, допускающих потенциальную осуществимость того или иного явления. Применительно к расследованию преступлений это должно выражаться, прежде всего, в разработке научно обоснованной системы криминалистических правил расследования, основанных на уголовно-процессуальном законе и отвечающих требованиям: массовости, детерминированности, типичности и

результативности. Они позволят следователю решать многие задачи расследования, преимущественно из разряда однотипных.

Важным условием эффективности криминалистических алгоритмов и программ расследования является организация криминалистического научного знания, сориентированного, прежде всего, на конкретные следственные ситуации. Будучи предназначенными следователю они должны содержать технические, тактические и методические рекомендации, типовые решения, приемы, операции (комбинации) в качестве обязательного элемента воздействия как на следственную ситуацию в целом, так и на отдельные её части. Более того, криминалистические знания в рамках алгоритмизации и программирования расследования преступлений по мере надобности могут усиливаться необходимыми сведениями из других наук.

7

Введение

Уровень научной разработанности проблемы. Отметим, что имеющиеся научные разработки, которые, вне сомнения, достойны высокой оценки, все же не свидетельствуют о наличии целостной теоретической концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Отдельные ее стороны изучалась в трудах российских и зарубежных криминалистов, однако, темой монографического исследования пока не являлись. Многие аспекты этого важнейшего направления криминалистики остаются пока за рамками научного анализа. Сформулированные отдельные выводы и предложения далеко не всегда соответствуют адекватному пониманию современных потребностей органов дознания и предварительного следствия.

Цель и задачи исследования. Автор в полной мере отдает себе отчет в том, что довольно сложно в рамках настоящей работы полностью проанализировать такую многоплановую проблему, как криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений. Поэтому круг рассматриваемых вопросов ограничен сознательно и очерчен наиболее важными понятиями, основными проблемами и прикладными аспектами.

Логика изложения накопленного материала основана на последовательности и результатах диссертационного исследования, проведенного на кафедре криминалистики Московской академии МВД РФ.

Перед нами стояла цель - базируясь на анализе данных, содержащихся в юридической литературе, на изучении современной следственной и судебной практики, сформулировать основные теоретические положения по кругу исследуемых проблем, а также выработать комплекс практических рекомендаций о порядке использования
криминалистических алгоритмов и программ

8

Введение

расследования в деятельности правоохранительных органов. Иными словами, автор взял на себя труд, отталкиваясь от имеющегося научного, нормативного и фактического материала, произвести теоретико-прикладную разработку наиболее важных проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, предложив собственную концепцию совершенствования криминалистической методики.

Эта цель обусловила постановку следующих задач:

проанализировать накопленный в криминалистике

теоретический и эмпирический материал, для исследования предпосылок возникновения криминалистической алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики;

разработать теоретические основы, ключевые понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, изучить их соотношение и связи с другими категориями криминалистики;

выявить закономерности использования криминалистических алгоритмов и программ в практической деятельности сотрудников правоохранительных органов;

исследовать практические аспекты криминалистической алгоритмизации и программирования в раскрытии и расследовании преступлений, в т. ч. в части использования программного обеспечения ЭВМ и мысленного моделирования в деятельности следователя;

разработать практические рекомендации, адресованные субъектам расследования, по разработке криминалистических алгоритмов и программ.

9

Введение

Объектом исследования явилась практика использования технических, тактических и методических рекомендаций криминалистики в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе: теоретические разработки, уголовные дела и ведомственные нормативные документы.

Предмет исследования составили закономерности процессов криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, их сущность, юридическая природа и практическое предназначение.

Практическая значимость проведенной работы в том, что криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования впервые представлены в качестве единой организационно - функциональной системы. Такой подход позволяет в дальнейшем широко разрабатывать прикладные криминалистические алгоритмы и программы расследования, существенно повышающие результативность деятельности следователя.

Решение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, носит универсальный характер, следовательно, способно стимулировать научные изыскания не только в криминалистике, но и в уголовном процессе, теории оперативно-розыскной деятельности, прокурорском надзоре и некоторых других науках уголовно-правового цикла. В свою очередь это повысит научный потенциал криминалистики, укрепит ее связи с различными отраслями знания, в том числе с логикой, кибернетикой и информатикой.

Использование накопленного криминалистикой научного знания постепенно становится невозможным без электронно- вычислительной техники и предполагает наличие
высокого

ю

Введение

интеллектуального и образовательного уровня субъектов расследования. Логично предположить, что уже через несколько лет умение применять криминалистические алгоритмы и программы расследования, станет обязательным критерием профессиональной пригодности российского следователя.

Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в том, что имеющиеся в диссертации выводы и предложения могут быть использованы:

для дальнейшего развития теоретических основ криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений;

при разработке частных методик расследования преступлений на программно - алгоритмической основе;

в процессе дальнейшего совершенствования отдельных положений криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методики;

в криминалистической науке, в качестве одной из отраслей криминалистической методики;

.для повышения результативности следственной, оперативно- розыскной, экспертной и судебной практики;

для совершенствования разрабатываемых и действующих информационных систем;

для унификации методических основ преподавания криминалистики и других юридических дисциплин;

при разработке спецкурсов по проблемам криминалистической алгоритмизации и программирования;

при подготовке учебных программ, пособий, других учебно- методических материалов.

11

Введение

В ходе диссертационного исследования нами использовался самый широкий спектр методов познания. Методологическую основу составил диалектический метод, позволивший полно и всесторонне исследовать интересующие нас проблемы, в полном соответствии с поставленными целями и задачами. Фактически он явился научным фундаментом разработки настоящей концепции.

Из общенаучных методов при исследовании проблем алгоритмизации расследования преступлений нами широко применялись наблюдение, описание, анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование, аналогия, сравнение, моделирование, прогнозирование, эксперимент, математические методы. В первой главе диссертации подробно аргументируется важность всех перечисленных методов для исследуемой проблематики. Кроме того, определены основные направления их использования в практической деятельности субъектов расследования, в научных изысканиях связанных с криминалистической алгоритмизацией и программированием и в процессе обучения.

Теоретической основой диссертационного исследования послужили труды как отечественных, так и зарубежных ученых. Фактическую сторону работы составили нормативно-правовые источники Российской Федерации, а также иностранных государств, приостановленные и оконченные расследованием уголовные дела, приговоры (решения) судов, результаты анкетного опроса практических работников, а также наблюдения автора за время многолетней работы в учебных заведениях, оперативных и следственных подразделениях органов внутренних дел.

Эмпирическая база диссертационного исследования целенаправленно формировалась с 1989 года и включает в себя:

12

Введение

материалы интервьюирования следователей из различных регионов Российской Федерации, в т. ч. членов следственно - оперативных групп, принимавших участие в расследовании преступлений, совершенных в условиях массовых беспорядков; мошенничества, с использованием подложных кредитовых авизо и чеков «Россия»; незаконного оборота наркотиков и др.;

материалы анкетирования 803 сотрудников органов внутренних дел в 26 субъектах Российской Федерации по вопросам совершенствования частных методик расследования преступлений;

материалы 149 уголовных дел (более 400 томов), возбужденных по преступлениям, совершенным в условиях массовых беспорядков в период с 1986 по 1990 г. г., расследование которых происходило в семи регионах СССР, но лишь в части, имеющей отношение к исследуемой проблематике.

Апробация результатов исследования проводилась в форме обсуждения основных положений диссертации на международных, всероссийских и межвузовских научно- практических конференциях, теоретических семинарах, проходивших в Москве (1989, 1991, 1993, 1995, 1996, 1998, 1999 г. г.), Рузе (1996), Якутске (1996, 1997, 1998 г. г.), Саратове (1998 г.), Белгороде (1999 г.).

Основные теоретические положения, выводы и практические рекомендации диссертационного исследования изложены в монографии, 2 учебных пособиях, 3 методических пособиях, 28 научных статьях.

Выводы и рекомендации, изложенные в диссертации, внедрены в практику деятельности следственных управлений при УВД Вологодской и Саратовской областей, а также докладывались на научно-практических семинарах работников правоохранительных органов, на криминалистических чтениях в Академии управления

13

Введение

МВД РФ и на совместных заседаниях кафедр криминалистики и судебной экспертизы Московской академии МВД РФ.

Результаты проведенного исследования позволяют вынести на защиту следующие основные положения:

  1. Генезис криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений в системе криминалистической методики, а также ее теоретические основы, цели и задачи;

  2. Определения основных понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений;

  3. Классификационная схема криминалистических алгоритмов и программ;

  4. Проблемные вопросы концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений;

  5. Порядок определения допустимости и методика разработки криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений;

  6. Комплекс предложений по повышению эффективности интеллектуальной деятельности следователя, в т. ч. с использованием электронно — вычислительной техники;

  7. Механизм мысленного моделирования в ходе криминалистической алгоритмизации и программирования при расследовании преступлений.

Структура работы соответствует содержанию и результатам проведенного исследования. Состоит из введения, трех глав, включающих в себя 9 параграфов, заключения, библиографии и приложений. Наглядность обеспечена структурно - логическими схемами и диаграммами.

14

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Глава I. СУЩНОСТЬ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ

АЛГОРИТМИЗАЦИИ И ПРОГРАММИРОВАНИЯ

РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Криминалистическая методика расследования преступлений в существующем виде точнее всего может быть охарактеризована как малоэффективная теоретическая система. Являясь совокупностью криминалистических рекомендаций для организации и осуществления расследования преступлений отдельных видов или групп, она практически лишена свойств массовости, детерминированности и результативности. Одна из причин такого положения кроется в невозможности использования субъектами расследования той полезной информации, которая содержится в криминалистических рекомендациях.

Многие недостатки в работе следователя связаны в основном с ошибками, допущенными при решении отнюдь не самых сложных задач расследования. Одновременного применения

профессионального опыта следователя и накопленного наукой знания часто не происходит вообще. Научное представление о структуре и содержании практически любой частной методики базируется на противоречиях между общими теоретическими и частными практическими интересами, возникающими в ходе расследования конкретного уголовного дела.

Таковы результаты нашего исследования.

Современные возможности преобразования криминалистически значимой информации позволяют заблаговременно находить возможные конструктивные решения самых разных задач, возникающих в процессе раскрытия и расследования преступлений.

15

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Воззрения, бытующие в сознании научных и практических работников, относительно прикладной направленности частных криминалистических методик различны, зачастую далеки от тех, которые должны были бы иметь место в действительности. Для устранения барьеров на пути проникновения теоретических разработок криминалистики в следственную практику следует прежде всего изменить устоявшиеся представления работников следствия и дознания о месте и роли криминалистической методики в их практической деятельности. Её нельзя понимать только как раздел науки и отождествлять с комплексом научных рекомендаций, имеющих сугубо теоретическое значение.

Концепция совершенствования методики расследования преступлений должна учитывать явления, порождаемые этими противоречиями, принимая во внимание изменяющуюся правовую ситуацию и современные потребности практики. Сейчас они связываются, в первую очередь, с криминалистической алгоритмизацией и программированием расследования преступлений. Если это так, то, прежде всего, необходимо определиться с их предпосылками - исходными положениями, которые в криминалистике не содержатся в законченном виде. Некоторые из них нуждаются в пересмотре, уточнении, признании в качестве таковых или же в новом формулировании.

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Криминалистическая методика, являясь составной частью криминалистики, неразрывно связана с
криминалистической

16

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

техникой и криминалистической тактикой. История ее возникновения и развития обстоятельно изложена в трудах Р. С. Белкина1.

Термин “криминалистическая методика” был предложен В. И. Громовым еще в 1929 году. Однако лишь сравнительно недавно стал использоваться для обозначения самостоятельного, завершающего раздела науки.

Становление криминалистической методики тесно связано с именем И. Н. Якимова. Более семидесяти лет назад, после изучения особенностей применения средств и методов криминалистической техники и тактики при расследовании отдельных видов преступлений ему удалось впервые создать типовую схему расследования и детализировать её. Первоначально она состояла из действий по «установлению вещественного состава преступления», «собиранию и оценке улик», выявлению личности предполагаемого “виновника преступления”2.

В первом советском учебнике криминалистики, изданном в 1935 году, для обозначения криминалистической методики использовался термин “частная методика”3. Впоследствии она непродолжительное время входила в содержание особенной части криминалистики4. Через несколько лет появилось первое определение, авторами которого явились С. А. Голунский и Б. М. Шавер. В своей совместной работе они писали: «Часть науки

1 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т. 1. - М., 1977. - С. 211 - 214; Он же, Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. - М.: Юрид лит., 1998. - Гл. 8 - 11; Он же, Криминалистическая энциклопедия. М.: Изд. БЕК, 1997. - С. 103 и др.

2 Якимов И. Н. Криминалистика. М., НКВД РСФСР, 1925, С. 336; Он же. Криминалистика М., 1929. - С. 167.

3 Криминалистика. «Советское законодательство» - М., 1935. - С. 7.

4 Криминалистика. Книга 2. Методика расследования отдельных видов преступлений. М., 1936.

17

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

криминалистики, обобщающая опыт расследования отдельных видов преступлений, определяющая соответственно специфическим особенностям данной категории дел наиболее целесообразные приёмы и методы их расследования., называется методикой расследования отдельных видов преступлений. Являясь составной частью науки криминалистики, методика расследования отдельных видов преступлений, или, как её принято называть, частная методика, разрабатывает вопросы применения технических и тактических приёмов при расследовании отдельных видов преступлений. Методика расследования отдельных видов преступлений, таким образом, есть особенная часть криминалистики» .

В этом определении впервые была выделена совокупность общих положений, присущих большинству отдельных методик расследования. Охарактеризовав их структурные части, они полагали, что эти общие положения и являются предметом частной методики. Значительно позже, Б. М. Шавер (уже без С. А. Голунского) назовет эти положения «основными», в которые входят: понятие методики и характеристика структурных частей отдельных методик6.

А. Н. Колесниченко, один из наиболее обстоятельных исследователей общих теоретических основ криминалистической методики расследования, понимал её как определённую систему средств расследования преступлений. В докторской диссертации, написанной на эту тему в 1967 году, он впервые выделил системность как важнейшее качество
криминалистической

5 Голунский С. А., Шавер Б. М. Криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений. М., Юриздат.: 1939. - С. 3 - 4.

6 Шавер Б. М. Криминалистика. Ч. 2. М., Госюриздат. 1952.

18

/. /. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

методики. И предложил считать её содержанием две части: общие положения и конкретные частные методики.

К общим положениям были отнесены пять элементов:

общая криминалистическая характеристика данного вида преступлений;

обстоятельства, подлежащие расследованию;

производство первоначальных следственных действий;

особенности построения следственных версий и производства последующих действий следователя;

деятельность следователя по предупреждению преступлений данного вида7.

Следует заметить, что позже отдельными криминалистами предлагались варианты иной, не двухчленной структуры криминалистической методики. Однако большинство ученых поддержало концепцию А. Н. Колесниченко. Так, В. Г. Танасевич, принимая участие в дискуссии, писал, что анализ и приведение в определённую систему рекомендаций тактики и техники, а также разработка на их основе методических рекомендаций означает «возникновение качественно новой системы целостного инструментария по раскрытию преступлений»8.

Постепенно, благодаря усилиям криминалистов, в общие положения криминалистической методики вошли в качестве структурных элементов её правовые основы, а также общие принципы. Среди них принципы взаимодействия, использования

7 Колесниченко А. Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений. Автореферат дис … д. ю. н. Харьков. - 1967, С. 9 - 10

8 Танасевич В. Г. Теоретические основы методики расследования преступлений. Тезисы доклада на заседании Учёного совета Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности 19 мая 1975 г. М., ВНИИ Прокуратуры СССР, 1975. - С. 6.

19

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

помощи общественности и специалистов9, проведения организационных мероприятий10 и др. Подчёркивалось, что появление новых составов преступлений вызовет необходимость разработки новых разделов методики отдельных видов преступлений11. Мысль эта не теряет своей актуальности и сейчас в связи с обновлением уголовного законодательства Российской Федерации.

В числе отличительных признаков понятия “методика” криминалистами все чаще стал упоминаться ее программный характер. Так, например, в специальной литературе понятие “частная методика” нередко интерпретировалось как программа практической работы; программа, осуществляемая комплексами познавательных средств; программа, носящая целенаправленный характер, содержащая определенную последовательность действий и т. п12.

Дальнейшее изучение проблемы сопровождалось появлением целого ряда научных статей, в которых излагались различные точки зрения на содержание и сущность криминалистической методики. Так, Н. А. Селиванов полагал, что это «обусловленная предметом доказывания система взаимосвязанных и взаимообусловленных следственных действий, осуществляемых в наилучшей последовательности для установления всех необходимых обстоятельств дела, и доказывания на основе
планирования и

9 Зуйков Г. Г. Понятие, сущность и общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Криминалистика т. 2. ВШ МВД СССР. 1970. - С. 241 - 252.

10 Колесниченко А. Н. Актуальные проблемы методики расследования преступлений. В сб. «Вопросы государства и права». М., Юр. Литература, 1970. - С. 333.

11 Глотов О. М. Некоторые проблемы предварительного следствия в связи с научно- технической революцией. \ 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия. Л., 1972. - С. 8 - 9.

12 Корноухов В. Е., Богданов В. М., Закатов А. А. Основы общей теории криминалистики. Изд - во Красноярского университета. - 1993. С. 108.

20

/. /. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

следственных версий, с учетом типичных способов совершения преступлений данного вида и характерных для их расследования особенностей применения тактических приемов и научно- технических средств»13.

По мнению Н. Л. Гранат, под методикой расследования преступлений следует понимать «наиболее целесообразно организованную систему тактических, технических, оперативно- розыскных и организационных приемов и средств, рекомендуемых криминалистикой для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений»’4.

В развитие своих взглядов по этой проблематике, В. Г. Танасевич писал, что криминалистическая методика - это «система совокупности рекомендуемых в целях раскрытия и предупреждения преступлений методов, приемов по последовательному исследованию обстоятельств совершения преступлений и изобличению лиц, их совершивших, опирающаяся на разработанные криминалистикой общетеоретические положения, научно технические средства и криминалистическую тактику»15.

По мнению И. Ф. Крылова, криминалистическая методика представляет собой «совокупность (систему) научных положений, технических средств, тактических приемов и методических рекомендаций (правил), применяемых при расследовании, раскрытии и предупреждении отдельных видов
преступлений с

Селиванов Н. А. Сущность методики расследования, и её принципы. «Социалистическая законность». -1976., №5 - С.61.

14 Гранат Н. Л. Первоначальные следственные действия и их роль в методике расследования. - В кн.: Методика расследования преступлений. - «Советское государство и право». - М., 1976. - С. 80.

15 Танасевич В. Г. Теоретические основы методики расследования преступлений. - «Советское государство и право», 1976, №6. - С. 92.

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминачистической методики

учетом особенностей каждого из них и строгого соблюдения требований законности»16.

Сущность научных положений, являющихся основой разработки методических рекомендаций криминалистики, на наш взгляд, наиболее полно раскрывается в определении И. А. Возгрина. Он писал, что криминалистическая методика «изучает закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предотвращения отдельных видов преступлений в целях выработки, в строгом соответствии с требованиями законности, научно обоснованных рекомендаций, по наиболее эффективному проведению следствия»17.

Несколько иначе выглядит определение А. Н. Васильева. Он считает что будет более правильно понимать криминалистическую методику «как основанную на изучении способов совершения преступлений и механизма формирования материальных и иных следов преступления систему наиболее целесообразных методов организации расследования в первоначальный и последующий его периоды, использования особенностей применения тактических приёмов и научно- технических средств в специфических условиях расследования отдельных видов преступлений»18. Однако здесь, в отличие, от предыдущего своего определения19, автору не удалось акцентировать внимание на рекомендательном характере положений криминалистической методики.

16 Криминалистика. ЛГУ, 1976. - С. 436.

17 Возгрин И. А. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Л., 1976.-С. 29.

” Васильев А. Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. МГУ. 1978.-С.24.

19 Васильев А. Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. «Социалистическая законность», 1975. № 4. - С. 63.

/./. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Определенное сходство с точкой зрения И. А. Возгрина имеет позиция Р. С. Белкина. Оставив за рамками своего определения криминалистической методики перечисление групп объективных закономерностей, он представляет ее как «систему научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации расследования и предотвращения отдельных видов престу пле ний»20.

Следует заметить, что простота и понятность этого определения оказала влияние на то, что сейчас в различной интерпретации оно является общепринятым. Именно на основе этого определения, Р. С. Белкин предложил понимать частную криминалистическую методику как «типизированную систему методических (научно -практических) рекомендаций по организации и осуществлению расследования и предотвращения отдельного вида преступлений»21.

Наиболее острая дискуссия в криминалистической литературе велась и ведётся по поводу структурных элементов криминалистической методики расследования отдельных видов преступлений, в частности, её общих положений.

Не перечисляя многочисленных точек зрения по этому вопросу, отметим лишь наиболее аргументированную, на наш взгляд, позицию А. Г. Филиппова, изложенную в работе восемнадцатилетней давности. Сопоставив и проанализировав имеющиеся высказывания по этой проблеме, он предложил включить в общие положения криминалистической методики десять структурных элементов.

Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. T.l. M., 1977. С. 211; Он же. Криминалистика: Учебный словарь- справочник. -М.: Юрист, 1999. — С. 87.

21 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т.З. М., 1979. С. 179.

23

/./. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

  1. Понятие и предмет методики расследования отдельных видов преступлений, соотношение методики с другими частями науки криминалистики, роль и значение методики в системе криминалистики.
  2. Структуру этого раздела криминалистики в целом, структуру его составных частей.
  3. Понятие и содержание обстоятельств, подлежащих доказыванию.
  4. Понятие, сущность и значение криминалистической характеристики преступлений.
  5. Понятие и сущность следственной ситуации.

  6. Понятие этапов расследования, задачи и общая характеристика каждого этапа.

  7. Общие положения использования специальных познаний в расследовании.
  8. Общие положения взаимодействия следователя с органами дознания.
  9. Общие положения использования помощи общественности в расследовании.
  10. Общие положения профилактической деятельности следователя .

В своих последних работах А. Г. Филиппов свой подход к системе криминалистической методики серьезно скорректировал, но правильность новой позиции вызывает у нас серьезные сомнения23.

22 Филиппов А. Г. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Материалы к лекции. М., 1981. - С. 5 -6.

23 Так, последние четыре элемента общих положений (использование специальных познаний и др.) уже отнесены к новому разделу, названному им «Организация расследования преступлений», но сохранены в структуре частных методик. Криминалистика: Учебник \ Под ред. проф. А. Г. Филиппова (отв. редактор) и проф Волынского А. Ф. - М.: Издательство «Спарк», 1998. —С. 332.

24

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

\ ?}’? ‘ :Ws>- ^ -, \’^

М? ^ЯМО«^ №$ i% »» «»4K^rfN-J?t »

Систе ма крим инал истич еской метод ики

V

Общие

Частные

Понятие и предмет

методики расследования

отдельных видов

преступлений

Структура

криминалистической

методики в целом и

отдельных её частей

Понятие и содержание

обстоятельств, подлежащих

доказыванию

Понятие и сущность следственной ситуации

Общие положения

использования

криминалистических

алгоритмов и программ н

расследовании

преступлений

Понятие этапов юасследования

Общие положения

использования

специальных познаний в

расследовании

Общие положения

взаимодействия

следователя с органами

дознания

Типичные

4

Криминалистическая характеристика преступлений

Обстоятельства, подлежащие

установлению при

расследовании преступлений

данного вида

Особенности возбуждения уголовного дела

Криминалистические

алгоритмы и программы

расследования, рекомендуемые

для управления типичными

следственными ситуациями,

возникающими при

расследовании преступлений

данного вила (группы)

Особенности использования

специальных познаний по делам

данной категории

Особенности использования помощи общественности

Организация взаимодействия следователя с органом дознания

Особенные (признаки)

Способ совершения преступления

Место совершения преступления

Характеристика личности преступника

Количество времени,

прошедшего с момента

совершения преступления

Количество следователей,

принимающих участие в

расследовании

Общие положения

использования помощи

общественности в

расследовании

Организация профилактической деятельности следователя

Общие положения

профилактической

деятельности следователя

Схема 1

25

/. 1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Приведенный перечень, как показало наше исследование, следует не сократить, а дополнить еще одним структурным элементом, предусматривающим общие положения использования криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений. Появление такого элемента в структуре общих положений криминалистической методики закономерно влечет конкретизацию структуры частных криминалистических методик. Новым элементом в ней будут криминалистические алгоритмы и программы расследования, рекомендуемые следователю для управления типичными следственными ситуациями, возникающими в процессе расследования преступлений данного вида (группы) (схема 1).

Отметим еще одно обстоятельство. Вызывает сомнение и то, что криминалистическая характеристика (с учетом устоявшихся научных воззрений на нее) носит характер самостоятельного элемента общих положений криминалистической методики. Видимо, правильнее считать, что ее содержание неотделимо и полностью охватывается обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Поэтому в нашей схеме понятие, сущность и значение криминалистической характеристики в качестве самостоятельного элемента не выделено.

Решение проблем, касающихся методик расследования конкретных видов (групп) преступлений в теории криминалистики происходило довольно сложно. Дискуссия об их структуре, классификации, других важных сторонах продолжается и в настоящее время.

Обосновывая приведенное выше определение частных криминалистических методик, Р. С. Белкин
справедливо

26

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

подчеркнул, что они имеют комплексный характер, отражая типичное для расследования преступлений определённого вида. Основанием комплексности служит характер задач, решаемых в процессе расследования; необходимость систематизации действий, предпринимаемых для решения этих задач; участие (кроме следователя) в раскрытии, расследовании и предотвращении преступлений работников органов дознания, экспертных учреждений, специалистов, представителей общественности; реально существующие связи и зависимости между рекомендациями24.

Аналогичное по существу мнение содержится в работах И. М. Лузгина: частные методики представляют собой систему теоретических положений и практических рекомендаций по наиболее рациональной организации расследования того или иного вида преступлений25.

Соглашаясь с такой трактовкой, И. А. Возгрин справедливо уточнил: методики должны содержать рекомендации по судебному исследованию не всех, а только конкретных видов преступлений, именно поэтому их называют не всеобщими, а частными. Они представляют собой «системы научно обоснованных рекомендаций по организации и осуществлению раскрытия, расследования и предотвращения отдельных видов преступлений»26.

Таким образом, криминалисты постепенно пришли к выводу, что
содержанием частных методик является совокупность

24 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. T.3.: М., 1979. - С. 180.

25 Лузгин И. М. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений \ Криминалистика. Под ред. Викторова Б. А. и Белкина Р. С. М., 1976. - С. 377.

26 Возгрин И. А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Часть4. СПб. 1993.-С. 6.

27

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

криминалистических знаний, изложенных в виде описания «условий и порядка расследования отдельных видов преступлений»27, имеющих высокую степень теоретической обоснованности. Каждая методика расследования того или иного вида преступлений отражает в своём содержании специфику их расследования, справедливо утверждал А. Н. Колесниченко .

Схожее мнение высказал И. Ф. Пантелеев: криминалистическая методика расследования преступлений как составная часть науки криминалистики содержит основанные на законе

криминалистические рекомендации по расследованию конкретных видов преступлений. Каждый из видов характеризуется своими особенностями расследования, и поэтому основной задачей “частных методик” является раскрытие и научное обоснование этих особенностей применительно к отдельным видам преступлений29.

Такое содержание частных методик логично вытекает из определения криминалистической методики как раздела криминалистики, изучающего закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предотвращения преступлений.

В криминалистической литературе справедливо обращалось внимание на то, что «частные методики - не готовые рецепты на все случаи жизни. Они не дают и не могут давать конкретного указания по организации расследования каждого преступления. В них содержатся только общие советы, отражающие особенности организационной и исполнительской
деятельности при

27 Возгрин И. А. Указ. работа С. 7.

28 Колесниченко А. Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступления. Харьков, 1965.-“С. 34.

” Пантелеев И. Ф. Методика расследования преступлений. М., 1975. - С.4.

28

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

расследовании какого-то вида (разновидности) преступлений» . Это означает, что рекомендации, составляющие содержание частных методик, не носят обязательного характера для сотрудников правоохранительных органов и не сковывают творческого начала в их работе. Порядок своих действий они должны определять самостоятельно, исходя из сложившейся следственной ситуации, принимая, конечно, во внимание соответствующие рекомендации криминалистики.

Развитие теоретических положений криминалистической методики одновременно сопровождалось поиском оптимальной структуры частных методик расследования. Первые попытки ее унификации приходятся на конец сороковых годов31. Однако на протяжении многих лет эта проблема не находила своего решения. В работах криминалистов семидесятых годов все чаще стали использоваться однотипные элементы частных методик. Имеющиеся в специальной литературе точки зрения свидетельствовали о сложности рассматриваемой проблемы. Но только в последние годы их структура постепенно приобретает всё более определенные формы.

Ряд принципиальных положений для построения частных методик указал в одной из своих работ В. Г. Танасевич. Он считал что наиболее важное значение для осуществления расследования имеют: уголовно-правовое понятие состава преступления; криминалистическая характеристика преступления; типичные обстоятельства, подлежащие выяснению; деление процесса раскрытия преступления на этапы; вопросы организации раскрытия

30 Возгрин И. А. Указ. работа. С. 8.

31 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т.З. М., 1979. СЛ81 - 182.

29

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

и расследования преступлений; вопросы научной организации труда следователя; планирование деятельности по раскрытию и расследованию преступлений; вопросы взаимодействия следователя с органами дознания; вопросы использования специальных познаний при расследовании преступлений; вопросы предупреждения преступлений и некоторые другие.32

Оригинальный подход в решении этого вопроса предложил в своих трудах Р. С. Белкин. В его понимании структурными элементами частных методик расследования преступлений являются:

криминалистическая характеристика преступлений;

определение направления и особенности планирования расследования, описание первоначальных следственных действий и оперативно - розыскных мероприятий;

изложение типичного круга и особенностей последующих следственных действий в их сочетании с осуществляемыми на этом этапе расследования оперативно - розыскными мероприятиями33.

Отдавая должное удачному определению типовой структуры частной методики, заметим, что более приемлемым для решения рассматриваемой проблемы нам представляется

дифференцированный подход предложенный И. А. Возгриным. Неоднократно рассматривая в своих работах содержание частных методик он пришел к важному выводу, что их видовое многообразие порождает в свою очередь многообразие их структур34. Поэтому,

32 Танасевич В. Г. Проблемы методики раскрытия и расследования преступлений. В кн. Советская криминалистика: Теоретические проблемы. М., 1978.- С.180 - 190.

33 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т.З.: М„ 1979.- С. 176-214.

34 Возгрин И. А. О содержании и структуре частных методик \ Материалы научной конференции (сентябрь 1973) \ Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. - С. 92 - 93; Он же. О структуре методик расследования отдельных

30

/. 1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

считает он, «более правильным является поиск не единой типовой структуры частных методик, а типовых структур нескольких групп частных методик … при решении данной проблемы целесообразно применять дифференцированный подход к определению внутренней организации методик расследования преступлений»35. Исходя из этих соображений было предложено структуру типичных и особенных методик рассматривать отдельно.

Соответственно в типичные методики расследования в качестве основных элементов им были включены:

криминалистическая характеристика преступления;

программы (алгоритмы) расследования преступления;

описание особенностей подготовки и проведения наиболее характерных для расследования данного вида преступления следственных действий;

описание особенностей подготовки и проведения предупредительной деятельности следователей при расследовании данного вида преступления.

Особенные же методики в силу своего разнообразия не имеют, по мнению И. А. Возгрина, общей структуры - «они нередко состоят из тех же основных элементов, что и типичные методики расследования преступлений, но с иным содержанием»36.

Такими методиками могут являться методики расследования преступлений:

с участием несовершеннолетних;

видов преступлений \ Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л. 1974 - С. 74 - 84; Он же. Структура методик расследования преступлений \ Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Л. 1976. - С.42 - 51; Он же. Структура частных методик расследования преступлений. Минск. 1983. - С. 198 - 214 и др.

35 Возгрин И. А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Часть 4. СПб. 1993.-С. 20.

31

/. 1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

совершённых организованными преступными группами и др.

В некоторых работах обосновывалась необходимость включения в структуру частной методики обстоятельств, подлежащих доказыванию, чтобы с их помощью в дальнейшем определять предмет доказывания по уголовному делу37. В этом вопросе, на наш взгляд, следует согласиться со следующими аргументами указывающими на ошибочность этой точки зрения.

Включение таких обстоятельств в частную

криминалистическую методику будет являться в основном дублированием отдельных положений уголовного и уголовно- процессуального законодательства. Известно также, что предмет доказывания образуют обстоятельства, имеющие в своём большинстве, сугубо индивидуальный характер, следовательно, являющиеся типичными лишь в определенной мере.

Наше исследование показало: применительно к структуре частной криминалистической методики следует говорить об обстоятельствах подлежащих установлению, но не доказыванию. Какие из них в дальнейшем образуют предмет доказывания по конкретному уголовному делу (за исключением обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК РСФСР) решает следователь, затем суд38.

На формирование теоретических взглядов о структуре частной криминалистической методики определенное влияние оказало и

36 Возгрин И. А. Указ. работа. - С. 35.

37 Филиппов А. Г. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Материалы к лекции. М., 1981. - С. 8;

38 В своих последних работах А. Г. Филиппов свою точку зрения пересмотрел и стал придерживаться именно такой позиции, т. е. вести речь об обстоятельствах подлежащих не доказыванию, а установлению. См.: Криминалистика: Учебник \ Под ред. проф. А. Г. Филиппова (отв. редактор) и проф Волынского А. Ф. - М.: Издательство «Спарк», 1998. — С. 332-333.

32

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

стремление ученых к периодизации процесса расследования. Сейчас его принято делить на этапы, представляющие собой, по мнению И. М. Лузгина, взаимосвязанную систему действий, объединённых единством задач, условиями расследования, спецификой криминалистических приёмов39.

Необходимость в периодизации расследования преступлений возникла практически одновременно с формированием основ криминалистической методики. Так, еще И. Н. Якимов делил процесс расследования (от возбуждения уголовного дела до момента предъявления обвинения) на три периода. В качестве взаимосвязанных этапов процесса расследования им были выделены:

установление вещественного состава преступления (завершается воссозданием картины преступления);

собирание и использование улик (завершается выявлением личности предполагаемого виновника преступления);

обследование предполагаемого виновника преступления (завершается предъявлением обвинения заподозренному)40.

Три стадии в процессе расследования41 описывал в своих трудах В. И. Громов - один из основоположников криминалистической методики.

Идея о периодизации расследования была воспринята многими учеными. Ее теоретическое осмысление постепенно привело к выводу о существовании двух этапов расследования - начальном и

Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., Юридическая литература. 1973,С. 86

40 Якимов И. Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. M., 1924, С. 168 — 171.

41 Громов В. И. Методика расследования преступлений. М.,1930, С. 44.

33

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

последующем42. Некоторые ученые считают, что такое деление и сейчас остается наиболее удобным в практическом отношении для многих категорий уголовных дел43, не отрицая однако, что в зависимости от характера расследуемого преступления число этапов может быть и более двух44.

К выводу о логической незавершенности такой периодизации пришёл И. А. Возгрин, обосновав в научных публикациях необходимость существования третьего этапа - заключительного. Определяя его место в процессе расследования он писал: «…во временном отношении третий этап должен начинаться с момента принятия следователем решения об окончании расследования, т. е. с момента прекращения следственных действий, направленных на собирание, исследование и оценку новых доказательств и заканчиваться направлением дела прокурору или вынесением постановления о прекращении уголовного дела»45. Многие ученые посчитали такую периодизацию наиболее приемлемой для криминалистической методики. Дискуссия развернулась шире — уже не о количественном, но о содержательном аспекте периодизации расследования преступлений. Так, разделяя существование заключительного этапа, Р. С. Белкин полагает, что его содержанием являются:

процессуальные действия по завершению производства расследования;

Криминалистика. Учебник. М., Госюриздат, 1959, С. 330.

43 Филиппов А. Г. Указ. работа. С. 17-18.

44 Криминалистика: Учебник \ Под ред. проф. А. Г. Филиппова (отв. редактор) и проф Волынского А. Ф. - М.: Издательство «Спарк», 1998. — С. 338.

45 Возгрин И. А. О структуре методик расследования отдельных видов преступлений. - В кн.: вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л., 1974, С. 82.

34

/. /. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

дополнительные следственные действия, проводимые по ходатайству обвиняемого или его защитника, по указанию прокурора или начальника следственного отдела, по определению суда;

повторные следственные действия, производимые по тем же основаниям, а также в связи с возобновлением производства по приостановленному или прекращённому делу, в связи с возвращением дела со стадии судебного разбирательства или после отмены приговора;

организационные и организационно-технические мероприятия необходимые для завершения расследования46.

Таким образом, в теории криминалистики процесс расследования получил условное деление на три этапа: начальный, последующий и заключительный.

Основанием для такого деления послужила направленность процессуальных действий, совершаемых на этих этапах. Так, в частности, на начальном этапе расследования определяющим является временной фактор. Поскольку следователь и работники органа дознания, как правило, стоят перед необходимостью проделать большой объем работы в сжатые сроки. Их действия характеризуются неотложным характером, наступательностью при их проведении, оперативностью в решении задач расследования, а, следовательно, и высоким темпом поиска, обнаружения и фиксации доказательств.

Началом этого этапа может являться вынесение следователем постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к

46 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т.З.: М., 1979. - С. 263 - 264.

35

/. /. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

своему производству. Или проведение осмотра места происшествия в неотложном порядке - до возбуждения уголовного дела. Его окончание, равно как и других этапов, не связывается подобно стадиям уголовного процесса с принятием какого-то однозначного процессуального решения. Он может закончиться как после предъявления обвинения, так и после окончания производства всех первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по установлению лиц, совершивших преступление.

В теории криминалистики последующий этап расследования связывается с осуществлением планомерного, методического доказывания в полном соответствии с планом.

Если преступление раскрыто, то содержание последующего этапа будет представлять собой доказывание предъявленного обвинения, установление возможных соучастников и неизвестных эпизодов преступной деятельности, а также причин и условий, способствовавших совершенному преступлению.

В ситуации когда преступление остается нераскрытым, задачи этого этапа гораздо шире, поскольку прежде всего планируются следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на раскрытие преступления.

Правильно писал И. А. Возгрин: заключительный этап обязательно «должен включать в себя оценку собранных по делу доказательств, принятие решения об окончании расследования, определение порядка окончания расследования и тактические приёмы его проведения»47. Завершается заключительный этап направлением уголовного дела с обвинительным заключением для утверждения прокурору.

47 Возгрин И. А. Там же. С. 82

36

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

На сегодняшний день в криминалистике разработаны многочисленные рекомендации по определению круга, последовательности и тактики производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при расследовании преступлений. В основном они предназначены для организации первоначального, реже последующего этапа расследования.

Многообразие частных криминалистических методик, неоднозначная трактовка их содержания закономерно породили необходимость их научной классификации по различным основаниям. Так, например, И. М. Лузгин предложил разделить все частные методики расследования преступлений на четыре группы: по признакам криминалистических ситуаций; по признакам уголовно - правовой характеристики деяний; совершаемых в определённых условиях (крупных городах, сельской местности, на

?d ft

транспорте и т. д.); совершаемых определённой категорией лиц .

С учётом того что исследователи ограничиваются иногда разработкой методических рекомендаций по осуществлению только какого-либо одного этапа расследования, в криминалистической литературе было предложено классифицировать их по объёму — на полные и сокращённые49. Исследуя эту проблему, И. А. Возгрин предложил различать частные методики по охватываемым видам преступлений, как единичные и комплексные, а также по степени конкретизации - как одноступенчатые и многоступенчатые. По форме изложения, он выделил криминалистические методики, разрабатываемые
в виде монографий, диссертационных

48 Лузгин И. М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений \ Правоведение. 1977. №2.-С. 65.

49 Филиппов А. Г. Первоначальные следственные действия при расследовании хищений. М. Изд. ВШ МВД СССР. 1972.

37

/. /. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

исследований, учебников, учебных, методических и практических пособий50. Такая классификация, имеет важное методологическое значение в криминалистике, ибо, безусловно, верна по своей сути.

По мере изучения проблем, связанных с исследованием структуры и содержания частных методик расследования, предлагались и некоторые другие основания для их классификации; например по типовым исходным следственным ситуациям или же следственно-поисковым задачам, связанным с их решением. Однако за основу системы частных криминалистических методик, по предложению Р. С. Белкина, была принята уголовно-правовая классификация преступлений51. Таким образом, частные методики стали в основном соответствовать видам (группам) преступлений, изложенным в Особенной части действующего уголовного законодательства. Сейчас, по аналогии с её структурой, частные методики расследования преступлений могут быть условно объединены в большие группы, что перечислены ниже.

Методики расследования преступлений против личности.

Методики расследования преступлений в сфере экономики.

Методики расследования преступлений против общественной безопасности и общественного порядка.

Методики расследования преступлений против

государственной власти.

Методики расследования преступлений против военной службы.

Методики расследования преступлений против мира и безопасности человечества.

50 Возгрин И. А. Указ. работа. - С. 11 - 13.

51 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т.З.: М., 1979. - С. 197.

38

/./. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

По мнению И. А. Возгрина в подобные группы должны входить типичные частные методики расследования. Систематизация особенных методик возможна по иным основаниям.

Р. С. Белкин предлагал создание комплексов частнометодических криминалистических рекомендаций большей степени общности, охватывающих несколько видов и даже родов преступных посягательств, но совершаемых не вообще, а в специальных условиях места, времени; или же лицами, характеризуемыми общим для них отличительным признаком52.

Таким образом, в криминалистике своевременно была обоснована необходимость научной конкретизации типичных методик расследования, которая должна совершаться постоянно по мере пополнения криминалистических знаний. Справедливость этой точки зрения уже сейчас подтверждается наличием методических разработок особенного вида, где за основу берутся определённый субъект, способ совершения преступления, место, время и другие важные обстоятельства53.

Наиболее убедительными, заслуживающими дальнейшего развития нам представляются научные воззрения Р. С. Белкина. В своих трудах он предсказал неизбежность существенных изменений частных криминалистических методик. Он предположил что они «упростятся и станут более похожи на алгоритмы расследования в собственном смысле этого понятия,
т. е. на такие программы

52 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. T.3.: М., 1979. - С. 212.

53 Бородулин А. И. Актуальные вопросы методики расследования убийств, совершаемых наёмными лицами. Лекция. - Смоленск. 1977. - 44 С; Лавров В. П., Сидоров В. Е. Расследование преступлений по горячим следам. Учебное пособие. - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989, - 57 С; Клочков В. В. и др. Установление лиц, совершивших убийства, связанные с завладением личным имуществом фаждан в жилых помещениях. - М., 1990. - 80 С; Григорьев В. Н. Расследование массовых беспорядков в условиях чрезвычайного положения: Лекция. М.1992. 56 С; и др.

39

J.J. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

действий следователя, которые выглядят более жесткими и однозначными по сравнению с обычными частными методиками, где такие алгоритмы неизбежно многовариантны и менее категоричны»54.

Этот процесс представляется нам реальным, необходимым и своевременным.

Внутренние потребности криминалистики послужили поводом для широкого применения знаний, накопленных в математике, логике, кибернетике, информатике, статистике, научной организации труда и в некоторых других науках, в том числе для изучения проблем, связанных с криминалистической алгоритмизацией и программированием расследования преступлений.

В научной литературе по этому поводу справедливо отмечалось: использование достижений естественных наук позволяет составить алгоритмы процессов, происходящих в сложных динамических системах управления, создавать математические модели их функционирования, которые будут использоваться при работе на ЭВМ55.

Наряду с обработкой больших массивов информации человек сможет решать сложные расчетные и логические задачи. В криминалистике их решение сопряжено с разработкой новейших технологий обнаружения, фиксации и исследования доказательств, а также с углубленным изучением многих фундаментальных категорий, как криминалистической методики, так и всех других разделов науки.

54 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т.З.: М., 1979. - С. 218.

55 Основы применения кибернетики в правоведении. М., 1977. -С, 135 - 137.

40

/. /. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в ~” ‘ системе криминалистической методики

Изученный криминалистами опыт расследования преступлений, поиск новых способов передачи следователю необходимой, в т. ч. научной информации, закономерно привёл к необходимости обобщения, систематизации и типизации сведений содержащихся в частных криминалистических методиках.

Возникла настоятельная потребность в таких рекомендациях криминалистики, которые позволят следователю, по его усмотрению, производить операции, важные для расследования по конкретной, заранее разработанной схеме, представленной, в частности, криминалистическим алгоритмом или программой расследования. Их своевременное применение поможет сконцентрировать внимание субъектов расследования на всех важных направлениях предстоящей профессиональной деятельности и, что особенно важно, обеспечит интеллектуальную сторону решения многих задач расследования.

Частная криминалистическая методика для практического использования должна быть, по нашему убеждению, видоизменена, максимально упрощена и представлена в виде совокупности криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений. Используя содержащиеся в них сведения, следователь, с помощью несложных операций, довольно быстро сможет наметить оптимальные пути переработки исходных данных о следственной ситуации в искомые результаты.

Идея криминалистической алгоритмизации и

программирования расследования преступлений в криминалистике не нова. Наиболее важные аспекты ее возникновения и развития обстоятельно изложены в научных трудах Р. С. Белкина, Л. Г. Видонова, И. А. Возгрина, Н. Л. Гранат, Г. Л. Грановского, Г. А.

41

/. /. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Густова, Л. Я. Драпкина, А. В. Дулова, Е. П. Ищенко, А. А. Леви, И. М. Лузгина, В. П. Лаврова, В. А. Образцова, Н. С. Полевого, Н. А. Селиванова, Л. А. Соя-Серко, В. В. Степанова, В. И. Шиканова, А. Г. Филиппова, С. И. Цветкова, Н. П. Яблокова и других ученых.

Возникнув в связи с решением проблем низкой научной и информационной вооружённости следователя, она стимулировала теоретическую работу над выявлением недостатков в его работе, а также поиска путей их устранения. Известно, что в процессе расследования преступлений следователь сталкивается с огромным многообразием следственных ситуаций, которые необходимо адекватно воспринять, правильно оценить и грамотно разрешить. Поэтому в настоящее время проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования все больше овладевают мышлением криминалистов.

Предложение о необходимости программирования процесса расследования преступлений на новом, более высоком, чем раньше теоретическом уровне было высказано И. Л. Петрухиным в 1973 году: «В принципе возможно представить себе процедуру введения в память ЭВМ картотеки из доказательственных “прецедентов”, например, по вопросу достаточности доказательств (определенное сочетание доказательств по разрешенному делу с учетом факторов и критериев допустимости доказательств); постепенное накопление этих “прецедентов”, а затем “идентификация” (сначала родовая, групповая, а затем “индивидуальная”) доказательственной ситуации по данному и уже разрешенным делам»56.

Петрухин И. Л. Понятие и содержание оценки доказательств. \ Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.: 1973. С.433 -434.

42

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Такая постановка проблемы была в большей мере продиктована стремлением сделать процесс расследования посильным для любого, в т. ч. неопытного следователя. Понимая определенную преждевременность своего, рационального по сути, предложения и невозможность его скорого внедрения в следственную и судебную практику, И. Л. Петрухин в качестве имеющихся объективных препятствий выделил: «теоретические трудности, неэкономичность использования быстродействующих электронных машин для целей правосудия, трудности разработки для них алгоритмов» .

Тем не менее, научная разработка проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений оказалась востребованной криминалистами. В специальной литературе широко обсуждались ее отдельные аспекты. Так, в целом ряде работ обосновывалась необходимость раздельного изложения в частных методиках алгоритма расследования преступлений и тактики производства следственных действий. Перспективность данного предложения объяснялась тем, что созданные по такой конструкции частные методики, смогут включать большое количество вариантов программ расследования, не связывая каждую из них с особенностями тактики наиболее характерных для данного вида

~58

преступления следственных действии .

Большую исследовательскую работу по разработке криминалистических алгоритмов и программ
расследования

57 Петрухин И. Л. Указ. Работа. С.434.

38 Мирский Д. Я. О структуре работ по методике расследования отдельных видов преступлений. \ Материалы конференции по итогам научно-исследовательской работы за 1968 год. -Свердловск.: 1969. - С. 194 - 198.; Возгрин И. А. О структуре методик расследования отдельных видов преступлений. \ Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. - Л.: 1974. - С. 74 -84 и др.

43

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

проделал Л. Г. Бидонов59. Изучая закономерные связи между личностью потерпевшего, преступника, обстановкой и способом совершения преступления, он пришел к выводу, что в большей мере они обусловлены «универсальным законом материальных процессов, происходящих в объективной действительности…»60. (Результаты его работы представляют научный интерес для нашего исследования и будут рассмотрены в третьей главе настоящей работы).

В трудах криминалистов все больше проявлялось осознание того, что с точки зрения задач и специфики расследования, частная криминалистическая методика в оконченном виде должна представлять собой целевую программу, содержащую совокупность криминалистических алгоритмов, необходимых для расследования преступлений отдельного вида или группы.

Главными достоинствами должны быть простота и доступность.

Простота - это отсутствие пространных теоретических обоснований и множества частных деталей.

Доступность - лёгкость использования в процессе познания события преступления.

Именно такой подход характерен для работ Г. А. Густова, посвященных проблемам криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений61.
Разработка

39 Видонов Л. Г. Использование аналоговых схем при выдвижении версий о лицах, совершивших умышленные убийства \ Вопросы совершенствования деятельности прокуроров -криминалистов. - М., 1976. С. 72-95; Он же (в соавторстве с Н. А. Селивановым). Типовые версии по делам об убийствах. Справочное пособие. - Горький . 1981. - 55 С.

60 Он же. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах совершивших убийство без очевидцев. - Горький., 1978. СЮ.

61 Густов Г. А. Расследование хищений в торговле. Ч. 1. Криминалистические модели преступления. - Л.: 1979. 214 С; Он же. Обнаружение способа должностного хищения в

44

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений отдельных видов или групп и сегодня остается одной из актуальных задач современной криминалистики. В основе ее решения — закономерности познания всеобщей связи предметов и явлений.

Уместно вспомнить, что материалистическая диалектика отрицает возможность существования познания вне познавательной деятельности отдельных индивидов. Однако они способны познавать лишь постольку, поскольку овладевают коллективно выработанной объективированной системой знаний, передаваемой от одного поколения другому . Для удобства пользователей эти знания могут и должны быть систематизированы в целевые программы, которые способствуют решению поставленных задач с помощью алгоритмов63.

В криминалистической литературе справедливо отмечалось: «…мы должны ясно себе представлять, что проблемы эти архисложные, для решения которых понадобятся и глубокие специальные знания, и эффективная разработка информационного обеспечения фиксированных поисковых процессов, и дорогостоящая компьютерная техника»64.

И все же объективные трудности не следует воспринимать как непреодолимые препятствия для дальнейшей теоретической разработки известного круга проблем
криминалистической

сложной ситуации. Факторный анализ. Учебное пособие. - Л.: 1985. 179 С; Он же. Проблемы профаммирования расследования преступлений. \ Проблемы профаммирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия. - Уфа.: 1989. - С. 17.

62 Философский энциклопедический словарь. - М.: Сов. Энциклопедия, 1983. - С. 506.

63 Таково одно из толкований слова «программа». См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка: - М.:Рус. яз., 1983.-С. 540.

64 Сидоров В. Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. - М.: Российское право, 1992. - С. 90.

45

/./. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

методики, связанных, в частности, с криминалистической алгоритмизацией и программированием расследования преступлений. Более того, их исследование следует проводить на качественно новом уровне. Для этого имеются объективные предпосылки:

потребность в создании надежного связующего звена между научными достижениями криминалистики и практической деятельностью, связанной с раскрытием и расследованием преступлений;

увеличившиеся по объёму и усложнившиеся по существу задачи расследования, решение которых во многом связано с необходимостью постоянного повышения эффективности интеллектуальной деятельности субъектов расследования;

большая совокупность сходных свойств, ситуаций, признаков и обстоятельств, изученных криминалистами, имевших место в расследовании преступлений определённого вида или группы;

широкие возможности использования различных форм моделирования, как самого процесса познания, так и познаваемого объекта;

регулярное осуществление глубокого статистического анализа, использование в прогрессе расследования преступлений многих репрезентативных параметров;

сформировавшаяся методология обнаружения, осмотра, фиксации, изъятия и исследования доказательственной информации;

внедрение компьютерной техники и новейшего программного обеспечения в работу следователя;

46

/./. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Эффективная переработка криминалистически значимой информации при раскрытии и расследовании преступлений в равной мере необходима и следователю, и работнику органа дознания, и эксперту. Их профессиональная деятельность несет в себе, наряду с индивидуальными особенностями, характерные черты самого общего порядка. В типичных следственных ситуациях они решают практически одни и те же задачи, осуществляют одни и те же действия, имеющие, как правило, комплексный характер, а значит и определенное сходство. Следовательно, на основе обобщения передового опыта и изучения закономерностей практической деятельности можно выделить оптимальную последовательность их действий в типовых следственных ситуациях. Затем изложить изученное для дальнейшего использования в виде криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений.

Теоретическое осмысление этих и многих других проблем алгоритмизации и программирования одновременно с их поэтапным решением приведет к существенному повышению «полезности методических рекомендаций»65.

Следует особо подчеркнуть необходимость их максимальной ориентации на потребности практики. «Знание - необходимый элемент и предпосылка практической деятельности человека, совокупность идей человека, в которых он выражает свое теоретическое овладение предметом. Чтобы знание служило средством практического овладения процессами и вещами, оно должно определенным образом выражать их
специфическое

Ищенко Е. П. Алгоритмизация расследования \ «Социалистическая законность». 1990, №3. -С. 63 - 64.

47

/. /. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

содержание и закономерности объективной реальности и видеть вещи не только таковыми, каковы они в природе, но и какими они могут быть в результате практической деятельности»66.

Накопленный опыт расследования преступлений объективно привел криминалистов к необходимости строгой типизации и систематизагщи полученных сведений. Например, всё многообразие следственных ситуаций наукой подразделяется на несколько групп, т. е. типизируется, что во многих случаях позволяет быстро и правильно определить наиболее оптимальное направление расследования. Версии, выдвинутые следователем, предполагают осуществление определённой совокупности следственных и оперативно-розыскных действий, которые необходимы для их проверки. Это в свою очередь влияет на их типизацию. Следовательно, есть все основания выделить типовые задачи расследования, а также алгоритмы действий следователя по их эффективному решению, как это неоднократно
предлагалось в

Л7

трудах криминалистов .

Большое значение для всестороннего рассмотрения проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования имеет разработка новых теоретических направлений в криминалистике. Сюда, прежде всего, следует отнести исследования, направленные на теоретическое осмысление прогнозирования68, моделирования69 и следственных ситуаций70. С

66 Копнин П. В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974. - С.296.

67 Густов Г. А. Моделирование - эффективный метод следственной практики и криминалистики. \ Актуальные проблемы советской криминалистики. - М, 1980.: С. 80; Колесниченко А. Н. Содержание и значение криминалистической характеристики преступлений. W Там же. - С. 81.

68 Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М., 1987. С. 240 - 248.; Зорин Г. А. Эвристические методы формирования стратегии и тактики следственной деятельности. Гродно, 1991. С. 18 - 24; Горшенин Л. Г. Криминалистическое прогнозирование М., 1992, и др.

48

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

проблемами алгоритмизации и программирования тесно связана и теория принятия решений. Именно в подготовке обоснованного решения следователя в сложившейся следственной ситуации, заключается по большому счету смысл использования криминалистических алгоритмов и соответствующих программ расследования преступлений. В криминалистической литературе отмечалось: без четко фиксированной связи понятий «ситуация - решение» сама постановка проблемы следственной ситуации теряет целевую направленность и прикладное значение. Процесс принятия решения начинается именно с возникновения проблемной ситуации и заканчивается выбором решения - действия, которое должно преобразовать эту проблемную ситуацию71.

Учение о криминалистической характеристике преступлений также находится в неразрывной взаимосвязи с проблемами криминалистической алгоритмизации и программирования расследования. Это можно объяснить тем, что необходимость обращения следователя к криминалистическим алгоритмам и программам вызвана не только сложившейся
следственной

Густов Г. А. Моделирование в работе следователя. Л., 1980; Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. - М., Юрид. лит. 1981. - 152 с; Хлынцов М. Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов, 1982; Волчецкая Т. С. Ситуационное моделирование в расследовании преступлений. Дисс. … канд. юр. Наук. М., 1991, и др.

70 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. T.3 М., 1979; Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987; Грановский Г. Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа \ Следственная ситуация. М., 1985. С. 20 - 25; Балугина Т. С. Следственные ситуации и планирование расследования \ Там же. С. 54 - 58; Ищенко Е. П. Ситуационный подход к применению научно-технических средств на первоначально этапе расследования преступлений. \ Там же. С. 47 - 50; Седова Т. А. Следственные ситуации и их значение при производстве экспертизы. \ Там же. С. 50 - 54 и др.

71 Цветков С. И. Криминалистическая теория тактических решений. Дисс. .. доктора юрид. наук. М., 1991.

49

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

ситуацией72, но и стремлением получить дополнительную доказательственную, либо ориентирующую информацию по расследуемому уголовному делу.

Тесная взаимосвязь перечисленных учений и теорий с проблемами криминалистической алгоритмизации и

программирования расследования позволяет сделать вывод о новом подходе к разработке частных методик. Вместе с тем криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования выступают дополнительным системообразующим фактором для ряда криминалистических учений и теорий, которые обеспечивают своими разработками создание адекватной методики расследования. Это объясняется тем, что «процесс расследования преступлений относится к такому классу объектов, где познание типичного основано на изучении отдельного (расследование по конкретному уголовному делу), в котором объединены свойства общего, особенного и единичного. Ученые, отвлекаясь от единичного при разработке той или иной методики, отражают в ней типичное и особенное» .

Современное состояние криминалистического знания в области алгоритмизации и программирования расследования преступлений закономерно привело к необходимости создания новой теоретической конструкции общего характера. По нашему мнению криминалистическую алгоритмизацию и программирование расследования преступлений логично представить в виде оригинальной концептуальной модели.
Поскольку все

72 Яблоков Н. П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации, как важные элементы разработки методики расследования. \ Вопросы борьбы с преступностью. - Вып. 30-М., 1979.-С. 110- 122.

73 Корноухов В. Е., Богданов В. М., Закатов А. А. Основы общей теории криминалистики. Изд - во Красноярского университета. - 1993. - С. 107.

50

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

криминалистические рекомендации реализуются, как правило, в конкретных следственных ситуациях, такая концепция могла бы выполнять роль связующего звена между наукой и практикой расследования преступлений. Ее содержание может быть представлено совокупностью элементов, объединенных в три подгруппы (схема 2).

Проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

*&»?uvS^i#

Сущность

криминалистической

алгоритмизации и

программирования

расследования

преступлений

Актуальные проблемы

криминалистическ ой

алгоритмизации и

программирования

расследования

преступлений

Прикладные аспекты

криминалистической

алгоритмизации и

программирования

расследования

преступлений

Предпосылки

формирования

криминалистической

алгоритмизации и программирования в

системе

криминалистической

методики

Теоретические основы

криминалистической

алгоритмизации и

программирования

расследования

преступлений

Цели и задачи

криминалистической

алгоритмизации и

программирования

расследования

преступлений

Классификация

криминалистических

алгоритмов и

программ расследования преступлений

i

Допустимость криминалистических

алгоритмов и программ в процессе

расследования

Вопросы организации

расследования

преступлений с

использованием

криминалистических

алгоритмов и

программ

Понятия

криминалистической

алгоритмизации и

программирования

расследования

преступлений

Проблемы создания

криминал истических

алгоритмов и

программ расследования преступлений

Криминалистическая

алгоритмизация и

программирование в

моделировании при

расследовании

преступлений

Схема 2

51

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

Состоятельность этого утверждения подтверждается не только необходимостью дальнейшего развития общей теории криминалистики и системы частных криминалистических теорий, но и довольно высоким уровнем развития смежных отраслей знания. Представляется, что именно криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования будет активно содействовать научной интеграции положений криминалистической техники и тактики в частные методики расследования. Так, например, интегрируясь с криминалистической теорией принятия решений, криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования позволят создавать универсальные, в т. ч. компьютерные системы поддержки принятия адекватных решений, ориентированных на типичные следственные ситуации.

В практике борьбы с преступностью положения криминалистической алгоритмизации и программирования будут способствовать повышению эффективности всего процесса расследования преступлений путем непрерывной диагностики, моделирования и управления сложившейся следственной ситуацией. Как показало наше исследование, решение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования позволит следователю:

быстро принимать важные процессуальные и тактические решения;

предвидеть возможные последствия принятия отдельных решений и вероятный исход многих ситуаций тактического риска;

усовершенствовать технологию своей работы;

избежать многих ошибок в решении поставленных задач;

52

1.1. Предпосылки формирования алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики

наиболее полно использовать криминалистически значимую информацию.

Основные положения концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования могут использоваться и в дидактических целях. Накопленный нами опыт преподавания криминалистической методики в высших учебных заведениях позволяет сделать вывод: криминалистические алгоритмы и программы действий следователя в типичных следственных ситуациях являются наиболее понятным и хорошо усваиваемым учащимися учебно-методическим материалом.

Таким образом, сейчас в науке имеются все необходимые предпосылки для дальнейшего совершенствования

криминалистической методики через обстоятельную концептуальную разработку проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования. В такой концепции должна быть описана и объяснена суть криминалистических алгоритмов, программ, исследованы их научные основы, порядок формирования, а также наиболее важные прикладные аспекты. Решение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования позволит в дальнейшем осуществлять разработку универсальных

криминалистических рекомендаций нового поколения,

предназначенных для решения задач в различных следственных ситуациях в ходе работы над преступлениями, имеющими видовое и групповое сходство. Криминалистические алгоритмы и программы расследования, несомненно, принесут большую пользу следователю в решении многих вопросов возникающих в его профессиональной деятельности.

53

1,2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программ ирован ия рассл едования

.1. 2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

Процесс расследования преступлений предполагает осуществление целенаправленной деятельности органа дознания, следователя, прокурора и суда, которая должна привести к достижению желаемых результатов. Одной из слабых сторон такого процесса в криминалистической литературе признавалось74 и признается75 нерациональное использование познавательных возможностей субъектов расследования. Так, на досудебных стадиях это может выражаться в неумении следователя результативно решать стоящие перед ним задачи, а значит и в полной мере управлять трудоемким процессом.

Умение решить задачу расследования, по существу, всегда сопряжено с использованием некоторого криминалистического алгоритма, либо программы. Поэтому интенсивная теоретическая разработка частных криминалистических методик вполне может рассматриваться в качестве важнейшего этапа научного становления криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

По мере количественного накопления частных методик в теории криминалистики стала обостряться проблема использования

74 Колесниченко А. Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступления. - Харьков., 1965. — С. 12 - 37; Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., Юр. литература, 1973. —С. 9 -10; Он же. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений. - «Правоведение», 1977, №2 — С. 58 - 65; Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. М., 1977. Т. 3. — С. 175 - 284 и др.

75 Бахин В. П. Следственная практика: проблемы изучения и совершенствования. Киев, 1991.; Карагодин В. Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Свердловск, 1992.; Руководство для следователей Л Под ред. Селиванова Н. А„ Снеткова В. А. - М.: Инфра - М., 1997 . — 375 -726 С; Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной опасности. \ Под ред. Селиванова Н. А., Дворкина А. И. - М., Лига Разум, 1998. — 444 С. и др.

54

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

имеющихся в них многочисленных рекомендаций на практике. Особенно в работе следователя как организатора познавательного процесса. Адресованные ему научные разработки сегодня исчисляются сотнями, но, отличаясь сложностью и многословностью изложения, нередко утрачивают

привлекательность и, как следствие, не находят широкого применения на практике. Более того, опубликованные работы (даже на сходные темы) имеют различия в структурном построении, содержат рекомендации, отличающиеся по целям и предназначению76. С одной стороны во всем этом нет ничего плохого. С другой, необходимые следователю методические сведения приобретают определенную хаотичность.

Дальнейший научный поиск путей решения проблемы позволил предположить, что именно в криминалистической методике расследования возможны «выделение и познание своеобразных информационных структур, систем и процессов и разработка оптимальных алгоритмов действий органа дознания, следователя, прокурора и суда в различных ситуациях при возбуждении, расследовании и разрешении дела по существу»77.

Постепенно проявилось и осознание того, что криминалистическая методика должна быть представлена в виде своеобразной информационно-поисковой системы, элементы которой взаимодействуют не только на уровне единичного преступления, но и на уровне видов и групп
преступлений,

16 Соя-Серко Л. Программирование расследования. Социалистическая законность. №1 - М.: 1980. С. 51.

77 Гавло В. К. К вопросу о криминалистической методике, как информационно - познавательной системе в деятельности по предотвращению, раскрытию и расследованию преступлений. \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский научный сборник. -Уфа, 1989, - С. 103.

55

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

фиксируясь в качестве устойчивых закономерностей78. Такая интерпретация предмета криминалистической методики предполагала наличие у него четких, общепризнанных границ.

В теоретических разработках предмет криминалистической методики долгое время трактовался неоднозначно. Одни ученые ограничивали его рамками предварительного следствия (А. Н. Васильев, Н. П. Яблоков и др.), другие распространяли на судебное разбирательство (Р. С. Белкин, И. А. Возгрин) и на оперативно-розыскную деятельность (В. Г. Танасевич, И. Ф. Пантелеев). Поэтому возникал вопрос - кому конкретно должны быть адресованы рекомендации криминалистической методики, а значит криминалистические алгоритмы и программы расследования: органу дознания, следователю, прокурору или суду?

Исследуя эту проблему, В. Я. Колдин обосновал необходимость ее решения исключительно на основе единства, целостности информационно-познавательного процесса раскрытия, расследования и предупреждения преступлений79. Учитывая то, что весь процесс целиком нацелен на познание истины можно сделать вывод об ограничении предмета криминалистики рамками уголовного судопроизводства, т. е. деятельностью, регламентируемой уголовно-процессуальным законодательством80. При этом на каждой из стадий
объективно обеспечивается

78 Там же. С. 103.

79 Колдин В. Я., Полевой Н. С. Информационные процессы и структуры в криминалистике.: МГУ, 1985. -С. 17.

80 Впрочем, если быть до конца точным, то, выявляя свои закономерности, криминалистика разрабатывает средства и методы не только для борьбы с преступностью, но и решения вопросов, требующих специальных познаний по гражданским, арбитражным и иным делам, находящимся в производстве правоохранительных органов. Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство БЕК, 1997. —С. 6.

56

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

преемственность накопленной информации, необходимость ее дальнейшего получения.

Становится ясно, что событие преступления познается в пределах своих полномочий и органом дознания, и следователем, и прокурором, и судом на всех стадиях уголовного судопроизводства.

В криминалистической литературе
неоднократно

подчеркивались существенные отличия закономерностей, являющихся предметом криминалистической методики расследования преступлений, от закономерностей изучаемых криминалистической техникой и тактикой81. В основном это связывалось с тем, что они обеспечивают своими разработками раскрытие и расследование преступлений безотносительно их видовой и групповой принадлежности.

Было очевидно, что применение тактических приемов, технико- криминалистических методов и средств позволяет эффективно решать многие задачи расследования из разряда однотипных. И все же, учитывая специфику следственных ситуаций, их нередко оказывалось недостаточно.

Острота этой проблемы в теории криминалистики практически была нейтрализована полностью за счет целенаправленной интеграции тактико-технических разработок в систему криминалистической методики расследования преступлений отдельного вида (группы).

Дальнейшее познание ее закономерностей привело к выделению такого важнейшего информационного звена
как

81 Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. - М., Юрид. лит., 1987., С.59 - 107; Колдин В. Я., Полевой Н. С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. - М.: МГУ., 1985., С. 5 -20; Селиванов Н. А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования \ Социалистическая законность, 1985., №7 С. 52; Яблоков Н. П. Криминалистическая методика расследования. - М.: МГУ, 1985., С. 3 - 24 и др.

57

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

SO

следственные ситуации . Это обстоятельство предопределило появление фактической основы для формирования криминалистических алгоритмов и программ расследования, предназначенных для всестороннего познания события преступления, а также последующую трансформацию накопленного знания в целостную систему научных взглядов, отличающихся новизной и теоретическим своеобразием. Не исключено, что со временем они трансформируются в новую частную теорию криминалистики, основы которой нам предстоит исследовать в настоящей работе.

В научной литературе было справедливо отмечено — проблемы, формирующие основу нового теоретического образования, сами по себе не являются новыми и уже существуют в других отраслях знания. Представляется естественным, что на первых стадиях развития частной теории набор ее проблем «может быть взят из других областей, в результате взаимодействия которых и зарождаются элементы новой теории»83.

Тематика нашего исследования предполагает их всестороннее, обстоятельное рассмотрение.

Известно, что событие преступления является результатом деятельности человека, а значит, имеет не только социальную, но и материальную природу. Совершение любого преступления сопровождается определенными энергетическими затратами, которые материализуются в конкретных преступных действиях. Они фиксируются в материальной среде либо отображаются в сознании

82 Криминалистика. Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. М.1994. С. 6; Криминалистика. Под ред. Н. П. Яблокова М., 1995. С. 7 и др.

83 Полевой Н. С. Криминалистическая кибернетика. -2-ое изд. - М.: Изд - во МГУ, 1989. - С. 38.

58

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программ ирован ия расследован ия

человека. Взаимосвязь объективных и субъективных свойств конкретного преступления в известном смысле неразрывна. И отражает логику противоправного поведения определенного индивида, придавая его действиям специфичность и неповторимость .

Материализуясь в конкретных противоправных действиях, событие преступления квалифицируется как противоправное с позиций закона, которым руководствуется общество в данный момент. Это происходит в результате деятельности уполномоченных должностных лиц, органов предварительного следствия прокуратуры и суда по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств. Содержательная сторона события преступления, как явления материального мира, определяет логику, формы и методы познавательного процесса. Он специфичен и является особой разновидностью процесса познания, которому присущи его общие черты в том виде, в каком они рассматриваются материалистической диалектикой.

По этому поводу справедливо отмечалось, что процесс познания при расследовании преступлений не может ограничиваться чисто эмпирическим знанием, «… оно предполагает в качестве обязательного элемента применение рациональных приемов познания и, как следствие этого, достижение более высокого логического уровня с присущим ему сложным
выводным

ос

характером знания» .

В трудах криминалистов к основным элементам процесса познания при расследовании преступлений отнесены:
уголовно

84 Волков Б. С. Детерминистическая природа преступного поведения. Казань, 1975. — С. 20.

85 Корноухов В. Е., Богданов В. М., Закатов А. А. Основы общей теории криминалистики. Издательство Красноярского университета, 1993. — С. 81.

59

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

правовая и криминалистическая характеристика преступлений; особенности возбуждения уголовного дела; обстоятельства, подлежащие установлению; производство первоначальных и последующих следственных действий; использование технико- криминалистических методов и средств; выдвижение версий и планирование расследования; сочетание следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; использование помощи общественности86.

Специфические особенности познавательного процесса рассматриваются в теории криминалистики в качестве основных факторов, определяющих структуру частных криминалистических

87

методик .

В юридической литературе, при освещении методологических проблем расследования подчеркивалось: как бы ни была своеобразна специфика процесса доказывания, в сущности - это «разновидность познавательной деятельности, поскольку его цель заключается в том, чтобы установить истину» . При решении вопросов, связанных с поиском истины в уголовном судопроизводстве, теория доказательств исходит из принципиальных положений диалектического материализма, признающих способность человека «как в научной, так и в практической деятельности познавать явления
реальной

89

действительности» .

86 Возгрин И. А. Принципы методики расследования отдельных видов преступлений. Л., 1977.

— С. 10.

87 Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973. - 214 С; Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск., 1975. - 102 С; Драпкин А. Я. Разрешение проблемных ситуаций в процессе расследования. Свердловск, 1985. — 69 С. и др.

88 Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. — С. 9.

89 Дорохов В. Я. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1966.

— С. 45-46.

60

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

Эти принципиальные положения правильно отражают методологическую сущность криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, органически связывая ее с диалектическим подходом в рассмотрении собственных проблем.

Однако этого еще недостаточно для того, чтобы однозначно ответить на вопросы: станет ли криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений в перспективе частной теорией науки? Насколько длительным окажется путь ее теоретического становления?

Изучая проблемы, тенденции и перспективы криминалистики, Р. С. Белкин в разделе «система частных криминалистических теорий и тенденции ее развития» справедливо различает криминалистические теории не только по степени их научной и практической значимости, но и по степени разработанности90.

Для правильного разрешения поставленных вопросов следует обратиться и к другим научным исследованиям.

Вопрос о сущности научной теории довольно подробно рассмотрен в научной литературе и представляет определенный интерес для нашего исследования. Выступая в качестве своеобразного результата использования всеобщего метода познания, теория представляет собой наиболее глубокую и концентрированную форму выражения научного знания,91 являясь, по существу, определенной системой взаимосвязанных понятий и высказываний об объектах, изучаемых с ее
помощью92. Точнее

Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории. М., 1987.— С. 141-151.

91 Мостепаненко М.В. Философия и методы научного познания. М.,1972. — С. 196.

92 Кураев В.И. Формализация языка науки и философское исследование \ Философия, методология, наука \ Отв. ред. В. А. Лекторский Ю. М.,1972.— С.29.

61

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

говоря, «теория — это система научного знания, описывающая и объясняющая некоторую совокупность явлений и сводящая открытые в данной области закономерные связи к единому объединяющему началу»93.

Научная теория в философии с точки зрения своей внутренней организации понимается как концептуальная система, с помощью которой отображаются определенные закономерности

функционирования и развития соответствующих реальных систем, как система абстрактных понятий и утверждений, представляющих собой идеализированное отображение действительности.

В качестве основных элементов, присущих всякой (в т. ч. и криминалистической) научной теории, называются: «во-первых, модель, которая с помощью абстрактных объектов описывает в идеализированной форме некоторые закономерности поведения реальных систем; во-вторых, исходные понятия, фундаментальные законы и принципы, посредством которых выражаются связи и отношения между абстрактными объектами идеализированной модели; в - третьих, вся совокупность логических следствий, которая вытекает из фундаментальных законов и принципов»94.

Наличие перечисленных элементов, безусловно, отличает теорию от простого описания явлений и объектов даже при условии систематизации такого описания.

Таким образом, основу любой научной теории образует система понятий и высказываний об изучаемом объекте. Они должны быть взаимосвязаны между собой, а не представлены в виде разрозненных суждений. Это важно для
формирования

93 Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М.,1974. —С. 504.

94 Рузавин Г.И. Научная теория: логико - методологический анализ. М.,1978. — С. 14.

62

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и програлт ирован ия расследован ия

представлений о теории как о целостной концепции с единым объектом исследования. Вместе с тем, для того чтобы рассматривать какую-либо совокупность знаний в качестве системы необходимо выявить связи между отдельными теоретическими построениями. Они должны обладать спецификой и являться научно обоснованными. Главное достоинство теории в том, что это именно та форма научного знания, которая наиболее полно раскрывает сущность отображаемого объекта, исключая поверхностное рассмотрение изученных явлений. Следовательно, «научная теория, в конечном счете, представляет собой не что иное, как систему законов, с помощью которых мы понимаем и предсказываем происходящее»95.

Обладая описательной, объяснительной, прогностической и другими важными функциями, криминалистическая теория, как разновидность научной теории предстает в виде системы понятий, принципов, концепций, знаний о закономерных связях, касающихся проблем как общих для всей науки криминалистики, так и относящихся к отдельным ее частям. Первые - представляют собой общую криминалистическую теорию (учение), вторые - частные

96

теории .

Возникновение нового знания - это основной критерий, определяющий необходимость формирования криминалистической теории как системы. К появлению нового знания приводит целенаправленная систематизация сведений, накопленных наукой в процессе их трансформации, в теорию. Такое знание возникает

95 Карпович В.Н. Проблема, гипотеза, закон. М.,1980. - С, 18.

96 Селиванов Н. А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. — С. 12.

63

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

вследствие системных свойств самой теории и объективного развития всей ее системы.

Являясь составными частями общей теории криминалистики, частные теории различаются по степени общности своего предмета, отражая при этом большую или меньшую предметную область, более или менее значительную группу явлений и процессов.97 История развития криминалистики показывает, что совокупность новых теоретических положений, пусть даже весьма значительных и относящихся целиком к предметной области криминалистической науки, далеко не во всех случаях будет частной криминалистической теорией. Новые теоретические построения могут быть объединены в частную криминалистическую теорию только тогда, когда они относятся исключительно к определенной совокупности связанных между собой явлений.

Осмысление теоретических основ криминалистической алгоритмизации и программирования расследования напрямую связано с интеграцией знаний непосредственно касающихся криминалистической характеристики преступлений, следственных ситуаций, принятия решений, выдвижения версий и планирования расследования, со знаниями, накопленными в математике, информатике, кибернетике, статистике, психологии, теории управления, научной организации труда и некоторых других науках.

Возникшее новое знание, касающееся, к примеру, организации расследования преступлений с использованием алгоритмов и программ, будет качественно другим знанием, существенно
отличающимся от того, которое послужило

Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М., 1987.— С. 136.

64

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

фундаментом для его трансформации в новую концепцию совершенствования криминалистической методики.

Современный этап развития науки характеризуется совершенствованием существующих и интенсивным появлением новых частных теорий криминалистики. В научной литературе по этому поводу было справедливо отмечено, что «система частных криминалистических теорий, являясь замкнутой понятийной системой, в то же время представляет собой открытую систему, число элементов которой является конечным только в данный момент, поскольку развитие науки предполагает появление новых частных криминалистических теорий» .

Известно, что общую теорию криминалистики образует система взаимосвязанных между собой, отражающих предмет науки частных криминалистических теорий. Важное место среди них занимает теория следственных ситуаций, в которой определяется их сущность и классификационные основы. Неотъемлемой частью этой теории является проблема закономерных взаимосвязей между действиями участников расследования и сложившейся следственной ситуацией.

Этот аспект имеет непосредственное отношение к проблемам криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, обусловливая необходимость преобразования совокупности знаний, накопленных криминалистикой в качественно новую концепцию, способную выполнять функции описания, обобщения, объяснения и предсказания.

Ее важной особенностью является дополнение понятийного аппарата (языка) криминалистики новыми научными категориями, в

Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. T.l, M.: 1977. — С. 228.

65

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

т. ч. теми, которые распространятся на все элементы деятельности следователя:

получение и анализ исходной информации;

выдвижение версий;

планирование;

принятие тактических решений;

производство следственных действий.

Место теоретических основ алгоритмизации и программирования расследования преступлений в системе криминалистической методики, а значит и в общей теории криминалистики, традиционно должно определяться их содержанием. Однако подход криминалистов к уяснению сущности общей теории криминалистики на сегодняшний день весьма неоднозначен и требует определенности. Проблемы общей теории криминалистики обстоятельно изучались в трудах ученых- криминалистов.

Так А. А. Эйсман, называя общей теорией, по сути дела, лишь один из разделов криминалистической науки — ее теоретические и методологические основы полагает, что общая теория криминалистики — «это раздел науки, содержащий учения, теории, которые являются общими для всех отраслей этой науки и имеют приложения только к практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, а не к самой науке»99.

Иной подход содержится в работах Р. С. Белкина, по мнению которого общая теория криминалистики — методологическая основа криминалистической науки100, т. е. система
принципов,

99 Селиванов Н.А., Танасевич В.Г.., Эйсман А.А., Якубович Н.А. Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М.,1978. — С. 28.

100 Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство «БЕК», 1997. -С. 140.

66

/. 2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

теоретических концепций, категорий и понятий, методов и связей, определений и терминов; «это научное отражение всего предмета криминалистики, включая ее науковедческую часть, основное содержание которой составляет система частных

криминалистических теорий, взятая в целом»101. Неоднократно конкретизируя свою позицию он справедливо отмечал, что частные криминалистические теории могут быть «более общими» и «менее общими», отражая соответственно большую или меньшую предметную область, более или менее значительную группу явлений

102

и процессов .

Не менее логично, на наш взгляд, по этому поводу высказывался Н. А. Селиванов, считая, что «криминалистическая теория — это система понятий, принципов, знаний о закономерных связях, касающихся как общих для всей науки криминалистики проблем, так и относящихся к ее отдельным частям. Первые представляют собой общие криминалистические теории, а вторые -

103

частные» .

Следовательно, под теорией криминалистики нужно понимать всю сумму теоретических знаний. В свою очередь ее содержание будет представлено совокупностью частных криминалистических теорий. К частным криминалистическим теориям, в таком случае, следует относить наиболее полно изученные криминалистами научные положения, которые могут быть использованы как в одном, так и во всех разделах криминалистики.

101 Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. — С. 227 - 228.

102 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории.

М, 1987. -С. 136.

103 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М.,1982. — С. 12.

67

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

В качестве структурных элементов здесь могут выступать разрабатываемые криминалистами новые научные концепции, систематизированные по соответствующим разделам науки, к которым они имеют непосредственное отношение (технике, тактике, или методике). При таком подходе в каждом разделе наиболее полно раскрываются специфические закономерности объективной действительности, составляющие, в конечном счете, предмет криминалистики.

Опираясь на эти аргументы, логично предположить, что теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования являются научным фундаментом новой концепции в криминалистике предназначенной, в частности, для совершенствования криминалистической методики расследования преступлений.

Подобные концепции уже привели науку к появлению частных криминалистических теорий о розыске, версиях, основах организации, планирования расследования; о криминалистических средствах, приемах и методах работы с доказательствами и некоторых других. Специальный раздел общей теории криминалистики — криминалистическая систематика

рассматривает принципы систематизации частных

криминалистических теорий и разрабатываемых в науке концепций посредством системно-структурного подхода. Это привносит особый смысл в единообразное толкование основных терминов языка криминалистической науки.

Теория криминалистики адекватно отражает предмет науки при том условии, что ее теоретическая база наиболее полно представлена системой взаимосвязанных теорий.

68

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

Взаимосвязь всех криминалистических теорий выражается, в свою очередь, в том, что в совокупности они образуют единую науку не дублируя при этом исследований друг друга. Следует подчеркнуть состояние их непрерывного взаимодействия, обмена результатами, а, следовательно, и научного взаимообогащения.

Вертикальные связи между ними обеспечивают тесную взаимосвязь всех теоретических концепций криминалистики; горизонтальные — взаимосвязь концепций одного уровня, объединенных общим объектом познания. Такие связи обеспечивают целостность общей системы криминалистики. Следовательно, криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений имеет в теории криминалистики как вертикальные, так и горизонтальные связи. Например, на горизонтальном уровне она тесно связана с криминалистической теорией ситуаций и теорией принятия решений. В криминалистической литературе указывалось: принятие решения в определенной мере характеризует мыслительный процесс, закономерности которого зависят от методов расследования, влияющих на определение компонентов той или иной ситуации104. Именно поэтому рассмотрение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования не будет иметь смысла без обращения к проблематике этих важнейших частных криминалистических теорий.

По нашему убеждению, применение криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений должно приводить к углубленному анализу следственной ситуации. Такой

104 Гранат Н. Л., Ратинов А. Р. Решение следственных задач: Учебное пособие, - Волгоград, 1978; Гранат Н. Л. Следственная ситуация (психологический аспект)//Следственная ситуация М., 1985-С. 35-38 и др.

69

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

анализ необходим для эффективного управления ею через подготовку и реализацию обоснованного решения. Если развивать научные положения этих теорий еще дальше, то можно сделать следующий вывод: при отсутствии непосредственной связи понятий «следственная ситуация - программа расследования (либо криминалистический алгоритм) - адекватное решение», проблематика алгоритмизации и программирования теряет теоретическую значимость и свое прикладное значение.

Таким образом, накопление знаний о предмете и объекте криминалистической алгоритмизации и программирования расследования осуществляется в рамках целого ряда криминалистических учений и теорий.

Одновременно ряд научных положений криминалистической алгоритмизации и программирования расследования имеет большое значение для их дальнейшего поступательного развития. Так, учения о моделировании и принятии решений опираются, в частности, на практические рекомендации криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Теория следственных ситуаций постепенно обогащается типовыми криминалистическими алгоритмами и программами расследования, составленными с учетом основных теоретических положений моделирования и принятия решений.

Характеристика теоретических основ криминалистической алгоритмизации и программирования была бы неполной без исследования вопроса об имеющихся связях с другими, прежде всего юридическими науками. Известно, что деятельность следователя, а точнее отдельные группы ее свойств, являются объектом познания многих отраслей научного знания. Объектом

70

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

криминалистики выступают, в частности, познавательные процессы, закономерности которых впоследствии отражаются в теории. Они являются основой для разработки практических рекомендаций, которые компонуются в криминалистические алгоритмы и программы расследования, а затем, в частные методики или отдельные методические указания (схема 3). В определенной мере это объясняется общей тенденцией развития отечественной криминалистики, связанной с использованием в своих целях достижений других наук.

«Как любая разновидность человеческой практической деятельности, — справедливо отметил Р. С. Белкин, — расследование преступлений базируется и использует положения из самых различных областей знания. Часть из них адаптируется через криминалистическую науку и, в конечном счете, обретает форму криминалистических методических рекомендаций. Другая часть используется практикой помимо криминалистики

непосредственно»105.

Специфика процесса формирования теоретических концепций криминалистики обусловливает необходимость постоянного обращения к отдельным положениям уголовного права, уголовного процесса, криминологии, судебной статистики и некоторых других наук. Поэтому в криминалистических исследованиях следует четко определять границы предмета и изучения объекта между криминалистикой и другими науками.

Являясь наукой уголовно - правового цикла, криминалистика изучает закономерности механизма преступления, возникновения

Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т.З. Академия МВД СССР. - М.: 1979. — С. 226.

71

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

информации о преступлении, его участниках, а также собирания, исследования, оценки и использования доказательств. Помимо этого в ее предмет входят специальные средства и методы судебного исследования и предотвращения преступлений106. Предмет любой частной криминалистической теории, как справедливо отмечалось в специальной литературе, «становится организующим началом для ее содержания, которое подчинено структуре предмета, отражает связи между элементами его системы, формы проявления данных объективных закономерностей в той предметной области, которая составляет объект познания в этой теории»107.

Опираясь на эти аргументы, можно предположить, что предмет криминалистической алгоритмизации и программирования расследования (в т. ч. после ее трансформации в частную теорию криминалистики) составят закономерности объективной реальности, связанные с использованием технических, тактических и методических рекомендаций криминалистики в раскрытии и расследовании преступлений. Как видно предмет определен широко. Но иначе быть не может, поскольку в основных чертах он должен перекликаться с предметами других криминалистических учений (о версии, криминалистической регистрации и др.).

Объект частной теории складывается под воздействием разнообразных факторов. Поэтому он должен быть исследован со всех сторон применительно к различным условиям. При этом необходимо выявить его генезис, компоненты и структурные связи. В содержании теории объект выступает как научный
факт, а

Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство БЕК, 1997. - С. 8.

107 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М.,1987. — С. 140.

72

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирован ия расследован ия

предметная область как совокупность научных фактов108. Объектом любой теоретической концепции в науке принято считать ту часть предметной области, в которой проявляются исследуемые объективные закономерности: ее научное познание должно происходить поэтапно.

Уголовное право Уголовный процесс Иные науки

4 4 I

Деятельность следователя

Методически е указания

К

Оперативно- розыскная деятельность

Частная

методика

расследования

Криминология

Криминалистик а

.- {. . .

Закономерности

Практические рекомендации

1

• *?Ъ” я—ftvm v~-

Криминалистичес кие алгоритмы

Программы расследования

Схема 3

; Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. Т. 1. —С. 304.

73

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

На первоначальном этапе накопленный эмпирический материал после тщательного изучения, исследования и описания приобретает характер научных фактов. Они обобщаются и строго систематизируются. Происходит переход от эмпирического уровня

познания к более высокому теоретическому. Все теоретические

процедуры и операции на иных этапах выполняются не с эмпирическими, а исключительно с научными фактами, получившими соответствующую научную интерпретацию в рамках объясняющей их теории.

Исследователи методологии научного познания по этому поводу справедливо отметили: «выявление различных свойств событий и других явлений внешнего мира как существенных признаков, на основании которых определенные факты объединяются и сравниваются с другими фактами, противопоставляются им и т. д., означает использование ранее накопленных теоретических знаний, с помощью которых эта процедура осуществляется. Ибо для отбора существенных признаков нужно знать уже заранее, какие из наблюдаемых признаков существенны, а какие нет»109.

Такой подход позволяет рассматривать объект криминалистической алгоритмизации и программирования расследования как довольно сложное образование, являющееся частью объективной реальности и состоящее из нескольких подсистем. Среди них: сущность, криминалистическое назначение алгоритмов и программ, предназначенных для раскрытия и расследования преступлений, а также возникающие при их применении организационно - правовые отношения
субъектов

[т Штофф В. А. Введение в методологию научного познания. М., 1975. — С. 115.

74

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

уголовного судопроизводства. В зависимости от целого ряда критериев: вида преступления, этапа расследования, следственной ситуации, следственного действия, решаемых задач и т. д. криминалистические алгоритмы и программы расследования могут иметь множество разновидностей, а, следовательно, научную классификацию по целому ряду оснований.

Как и любая теоретическая концепция, криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений по мере трансформации в частную теорию, должна быть наделена необходимым множеством важных функций, среди которых можно выделить: прикладную, объяснительную, эвристическую и прогностическую.

Так, прикладная функция обеспечит то, что ее основные научные положения будут эффективно реализованы в практической деятельности органов предварительного расследования. Криминалистическая алгоритмизация и программирование позволят до определенной степени усовершенствоваться судебной, следственной, оперативно - розыскной и экспертной практике. Объяснительная функция криминалистической алгоритмизации и программирования будет иметь своей задачей не только описание, но и объяснение всех характерных признаков отражаемого ею реального существующего объекта, с учетом всех взаимосвязей и взаимообусловленностей. Через свою эвристическую функцию она приобретет новое знание в виде оригинальных идей, концепций, подходов, принципов, методов и решений.

Научная интерпретация фактов, полученных в результате исследования теоретических основ и обобщения эмпирического материала, позволит постепенно создать принципиально
новую

75

1,2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

систему знания в области криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, определить потенциальные возможности и перспективы дальнейшего развития. Прогностическая функция выразится в том, что исследование и описание объекта исследования сочетается с указанием обозримых перспектив, тенденций дальнейшего развития научного знания, как в рамках развивающейся теории, так и всей науки.

Следовательно, собранный нами теоретический и эмпирический материал после комплексного научного обобщения может быть востребован при определении новых познавательных ориентиров в криминалистике, а также для разработки конкретных криминалистических алгоритмов и программ расследования.

Гносеологическая сущность процесса расследования преступлений подтверждает всеобщий характер процесса познания, основанного на одном из важнейших свойств материи - способности отражаться. В познавательной деятельности следователя присутствуют все уровни этого универсального свойства с характерной нарастающей сложностью его структуры: отражение в неживой природе (механическое, физическое и химическое); отражение в живой природе (чувствительность, ощущение, восприятие, представление и т. д.); и, наконец, отражение в обществе, т. е. в сознании людей, а также создаваемые на его основе производные формы - модели, знаковые системы, материальные изображения и т. д.110

Обязательным условием любого научного исследования является отыскание приемлемых научных способов познавательной

110 Белкин Р. С. Общая теория советской криминалистики. Саратов. 1986. — С. 19.

76

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

деятельности, обеспечивающих получение истинного знания
об изучаемом объекте.

Решение методологических проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования мы связываем с выбором определенной системы методов, средств и. приемов познания. В основе методологии нашего исследования лежит материалистическая диалектика с оригинальным подходом к изучению сущности и явлений действительности. Она базируется на принципах всеобщей связи развития, единства логического и исторического восхождения от абстрактного к конкретному. Исключительная значимость такой методологии состоит в том, что она дает надежные ориентиры в научном познании, позволяет определить тенденции и перспективы развития криминалистической методики, найти оптимальные пути ее совершенствования,

Важнейшей стороной этого процесса является использование всего потенциала криминалистического знания, следственной практики, а также достижений естественных, технических и гуманитарных наук.

Применение в познании самых разнообразных методов, основанных на понимании их возможностей, позволяет сделать любую деятельность человека рациональной и эффективной. В частности, изучение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, реализация основных теоретических положений позволит на практике расследовать многие преступления наиболее быстро и полно.

Теоретические основы криминалистической методики расследования преступлений, их отдельных видов и
групп

77

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

определяют криминалистический порядок познания истины и гносеологическую природу процесса расследования.

В юридической литературе указывалось на необходимость комплексного осмысления и понимания внутренних взаимосвязей накопленного опыта расследования преступлений, а также на необходимость дальнейшего изучения гносеологической сущности следственных действий с общеметодологических и частнометодологических позиций111.

Методы, используемые в криминалистике, традиционно делятся на три группы: всеобщий метод (материалистическая диалектика), общенаучные и специальные112.

Система познавательных приемов, которые используются для формирования теоретических основ криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, а также для познания ее предметной области, образует целостную методологию. Она включает в себя практически все методы общей теории криминалистики, за исключением отдельных специальных методов, которые пока не находят применения.

В методологии теоретической концепции необходимо четко различать научные методы, предназначенные для изучения объекта познания и для ведения исследовательской работы. Проанализируем их применение в рамках криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

Как уже отмечалось, основой любой науки, а также основополагающим подходом к познанию всех процессов и явлений

111 Белкин Р. С, Винберг А. И. Криминалистика и доказывание. - М., 1969; Коновалова В. Е. Проблемы логики и психологии в следственной тактике. Киев, 1970; Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973; Пантелеев И. Ф. Методология криминалистики. - М., 1982 и др.

112 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т. 1.- M., 1977., — С. 233-266.

78

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

является диалектический метод. Он предполагает выявление всех свойств, связей и отношений, присущих изучаемому объекту. При этом нужно учитывать, что исследуемые предметы и явления находятся в непрерывном развитии во времени и пространстве, состоят из взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, представляют собой определенную совокупность количественных и качественных свойств, имеют конкретную форму и содержание.

Событие преступления объективно находится в причинно следственной связи с другими явлениями действительности.

С точки зрения гносеологии это означает, что установление причинной зависимости позволяет получить фактическую основу для объяснения данного события, а также для прогнозирования хода и результатов расследования. Это в свою очередь влияет на определение форм и методов деятельности следователя. Расследование преступления, как процесс познания, протекает от незнания к знанию, т. е. от явления, к его сущности, преследуя цель установления истины.

Процесс целенаправленного познания истины отражает взаимосвязь диалектического метода с методами конкретных познавательных процессов. Следовательно, специфика диалектики познания не теряет изначальной общефилософской природы в криминалистических алгоритмах и программах расследования преступлений. С одной стороны здесь имеется взаимосвязь категорий всеобщего, особенного и единичного, где всеобщим является диалектико-материалистический подход к сущности познаваемых явлений; особенным — конкретизация в процессе расследования; единичным — криминалистические алгоритмы и программы расследования преступлений. С другой стороны, сами

79

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

законы диалектики являются универсальным инструментом познания в деятельности следователя.

Так, например, закон перехода количественных изменений в качественные, как и другие законы диалектики, пронизывает весь процесс криминалистической алгоритмизации и программирования расследования. Законы о всеобщей связи и взаимосвязи объектов материального мира и об их непрерывном развитии и изменении предписывают рассмотрение объектов познания в их постоянном изменении, развитии, а главное — во взаимосвязи. Поэтому криминалистические алгоритмы и особенно программы расследования преступлений должны видоизменяться, либо корректироваться в соответствии с изменяющейся действительностью, являясь при этом источником взаимного обогащения.

Криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений, как результат познания и специфический инструмент деятельности следователя, имеет вполне определенную функциональную обусловленность. Дальнейшая разработка и конкретизация общенаучных и специальных методов в этой сфере, их рациональное соотношение с диалектическим методом определяют теоретическую вооруженность процесса расследования и, в конечном итоге, его эффективность.

Если рассматривать процесс в целом, то он включает в себя обнаружение, собирание, исследование, оценку и использование доказательств. Объектом познавательной деятельности при этом являются обстоятельства расследуемого события, т. е. объективная реальность или ее отражения. Требование законодателя о быстром и полном раскрытии преступления в
гносеологическом аспекте

80

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

должно восприниматься как установление фактических обстоятельств дела в установленные сроки и в точном соответствии с действительностью.

Содержанием объективной истины выступают предмет доказывания по конкретному делу. В свою очередь сущность доказывания, как средства познания истины, обнаруживается в его предмете и в субъектах, а также в особенностях, установленных правил доказывания113.

Таким образом, законы и категории материалистической диалектики имеют всеобщее значение как для познавательной деятельности человека в целом, так и при расследовании преступлений в частности.

Являясь методологической основой криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, они позволяют объективно рассмотреть ее предметную область и частные методы познания объекта. Вместе с тем методологическое значение диалектического метода не исчерпывается тем, что законы и категории диалектики служат основой для деятельности, связанной с познанием криминалистических алгоритмов и программ расследования.

В криминалистической литературе отмечалось: всеобщий метод познания не может реагировать на изменение деталей предмета познания. «Поэтому необходимы специальный подход к изучению конкретного предмета, специфически приспособленные методы исследования, получения, накопления, переработки и использования научной информации»114.

113 Полянский Н. Н., Строгович М. С, Савицкий В. М., Мельников А. А. Проблемы судебного права.-М., 1983, —С. 180.

114 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики.: Т. 1.-М., 1977. — С. 243.

81

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

Для создания системы выводов о связи объекта теории с теми условиями, в которых он существует, применяются общенаучные методы. Они основаны на применении в определенной последовательности мыслительных операций к объекту познания теории, хотя практически не зависят от предмета исследования. Из их числа в ходе криминалистической алгоритмизации и программирования расследования широко применяются наблюдение, описание, анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование, аналогия, сравнение, моделирование эксперимент, а также математические и кибернетические методы.

По большому счету, все они предназначаются для создания криминалистических алгоритмов и программ расследования. При этом помогают определить: основания их построения, содержание, сферу использования, пределы корректировки и т. д.

Наблюдение и описание позволяют воспринимать и фиксировать сведения необходимые для криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, распознавать в этом процессе единичное и общее, в полной мере охарактеризовать его.

Анализ и синтез традиционно находят свое применение в концепции криминалистической алгоритмизации и

программирования расследования в качестве поисковых и исследовательских методов. Несмотря на то, что по своему содержанию эти методы существенно различаются, они органично дополняют друг друга.

Метод анализа используется для выявления типовых элементов следственной ситуации, предопределяя применение определенного

82

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

криминалистического алгоритма или программы расследования для эффективного управления ею.

Метод синтеза применяется при построении сложных многовариантных моделей криминалистических алгоритмов и программ расследования; например, объединяющих разнородные типовые классификаторы (следственные ситуации, тактические задачи, следственные действия, оперативно - розыскные и организационные мероприятия и др.), создавая необходимые предпосылки для использования метода моделирования.

Дедуктивный метод, обусловливающий направление познания от общего к частному, имея явно выраженную прогностическую направленность, используется для прогнозирования развития следственной ситуации. Его действие выражается в том, что для результативного применения криминалистических алгоритмов и программ расследования соблюдается определенный порядок собирания необходимой следователю исходной информации.

Индуктивный метод помогает вскрыть внутренние связи конкретных событий, фактов, предметов. С его помощью устанавливаются причины возникновения того или иного явления, связанного с преступлением, обусловившего применение определенного криминалистического алгоритма или программы расследования.

Метод абстрагирования, значение в том, что его использование помогает отсеять всю несущественную информацию по конкретному уголовному делу. Особое значение он приобретает при создании типовых криминалистических алгоритмов и программ расследования, обеспечивая в известной мере «чистоту» доказательственной информации.

83

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

Метод аналогии применяется при использовании криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений в сходных по содержанию следственных ситуациях.

Метод сравнения может быть востребован для определения степени устойчивости элементов криминалистического алгоритма или программы расследования, тенденций их изменения во времени и пространстве.

Метод эксперимента находит свое применение при апробации криминалистических алгоритмов и программ в расследовании конкретных уголовных дел.

Метод моделирования служит надежным средством познания следственных ситуаций и управления ими при помощи соответствующих криминалистических алгоритмов и программ расследования. Сама возможность моделирования деятельности следователя обеспечивается высоким уровнем теоретических и экспериментальных исследований в области кибернетики.

Проблемы решения криминалистических задач при помощи кибернетических методов детально изучались в трудах Л. Г. Видонова, Н. Л. Гранат, Г. А. Густова, В. Я. Колдина, А. М. Ларина, Н. С. Полевого, А. Р. Шляхова, А. А. Эйсмана и других криминалистов.

Результаты их исследований позволяют сделать вывод, что одной из особенностей формирования теоретических основ криминалистической алгоритмизации и программирования расследования является поиск путей внедрения

кибернетических методов и средств в процесс расследования преступлений. Однако они не могут полноценно применяться в отрыве от достижений математики. Поэтому важным показателем

84

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирован ия расследован ия

зрелости теоретической концепции является использование в исследовании собственного объекта математических методов.

Более тридцати лет назад криминалисты стали подчеркивать, что их применение в криминалистических исследованиях открывает новые возможности практики доказывания115. Сама постановка проблемы применения математических методов уже «свидетельствует о достижении криминалистикой такого уровня развития, когда она, как и другие развитые науки, испытывает потребность в тех точных методах познания своего предмета, которые может предоставить ей современная математика»116.

Расширение сферы применения математических методов в современной криминалистике напрямую связано с процессом интеграции научного знания. Он ведет к более полному качественному и количественному познанию изучаемых закономерностей объективной действительности. При помощи математических методов обеспечивается высокая точность полученных результатов. Как и методы других наук, они обогащают научный поиск, расширяют и совершенствуют диапазон средств познания предмета криминалистики. Однако при этом они не меняют своего содержания, не становятся частными в науке и применяются, как правило, в комплексе с другими методами. В частности, математические методы
интегрируются в сферу

115 Винберг А. И. Некоторые актуальные вопросы советской криминалистики. \ Сов. государство и право. - 1962, №5; Шляхов А. Р. Проблемы судебной экспертизы и задачи научно-исследовательских лабораторий судебной экспертизы \ Проблемы судебной экспертизы, № 1. - М.:1961; Эджубов Л. Г, Об автоматизации дактилоскопической экспертизы. «Советская криминалистика на службе следствия», Вып. 14. М„ Госюриздат. - 1961; Эйсман А. А. Вопросы теории установления родовой принадлежности (родовой идентификации) в криминалистике. В сб. «Проблемы судебной экспертизы», №1. М., 1961 и др.

116 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики.: Т. 1. - М., 1977. —С. 251.

85

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

управления процессом расследования и познания его закономерностей посредством кибернетических методов.

Известно, что многие задачи, которые решает следователь, содержат элементы неопределенности. Отчасти это объясняется тем, что формирование доказательственной информации происходит под влиянием множества факторов. Их комбинации в каждом случае различны и плохо поддаются однозначной оценке.

Такая информация выступает в качестве исходных данных и не носит такого устойчивого характера, как уголовно - правовая или уголовно - процессуальная. Поэтому объективные закономерности, присущие массовым, однородным случайным событиям, могут исследоваться при помощи математических вероятностных методов.

Применительно к нашему исследованию это выражается, например, в том, что при реализации следователем комплекса криминалистических рекомендаций, в т. ч. имеющихся в криминалистических алгоритмах и соответствующих программах, случайные события, имеющие объективные предпосылки для своего появления в процессе расследования преступлений, могут произойти, а могут и не произойти117.

117 Следует заметить, что, например, степень вероятности случайного обнаружения следователем источников информации может обосновываться математически, но при условии, что во внимание будут приняты практически все, самые разнообразные факторы объективного и субъективного свойства. К сожалению, пока они плохо поддаются точным математическим преобразованиям, хотя история таких попыток имеет более чем вековую историю. Еще в прошлом столетии русский математик В. Я. Буняковский, широко применял вероятностные методы, исследуя российское уголовное судопроизводство. Однако к обнадеживающим выводам так и не пришел, полагая, что «вопрос о правдоподобии свидетельств вообще остается навсегда нерешенным». Примерно в то же время француз О. Курно проводил опыты по применению этих методов в оценке судебных решений и свидетельских показаний. Еще дальше в своих научных изысканиях пошел англичанин И. Бентам, разработавший методику оценки правдивости показаний свидетелей по десятибальной системе. См. Буняковский В. Я. Основания математической теории вероятностей. СПб, 1846, С. 306 - 310; Курно О. Основы теории шансов и вероятностей. М., 1970; Бентам И. Трактат о судебных доказательствах. Киев, 1876.— С. 46.

86

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

Одной из важных задач криминалистического анализа события преступления является получение научно обоснованного заключения о взаимосвязи двух или более объектов или явлений. Если их свойства проявляются случайным образом, эта задача может быть выполнена при помощи криминалистического алгоритма или программы расследования с использованием методов математической статистики, а также регрессионного и корреляционного анализа.

Методы регрессионного анализа позволяют со всей определенностью устанавливать связь между отдельными явлениями. Методы корреляционного анализа позволяют установить численные значения сходства, а значит и взаимосвязи объектов и явлений.

Выявление корреляции возможно по двум направлениям. Так, если наличие связи уже известно, то при помощи методов математической статистики определяют количественные соотношения признаков обследуемых объектов. В другом случае -определение самого факта и уровня связи между явлениями происходит заблаговременно, путем статистической обработки параметров изучаемых событий. Следует заметить, что сейчас многие следователи не в состоянии широко пользоваться этими методами; в основном по причине отсутствия совершенной компьютерной техники, соответствующего программного обеспечения.

Математизация и кибернетизация криминалистической деятельности, т. е. использование математического аппарата, а также идей, средств и методов кибернетики для решения конкретных задач и построения криминалистических информационных систем, как

87

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

справедливо отметил Н. С. Полевой, неминуемо приводит к проблеме организации и управления такой деятельностью в новых условиях . Ее решение включает в себя:

накопление значительного числа эмпирических данных, требующих научно-теоретического обоснования;

трансформацию качественных методов криминалистики в комплексные, качественно-количественные методы исследования;

изменение не только круга криминалистических задач, но также технологии и методики их решения (в частности, при использовании в процессе экспертного исследования ЭВМ, и сама задача, и исходная информация об исследуемом объекте должны быть формализованы; разработаны алгоритм ее решения и программа для использования вычислительной машины);

расширение круга субъектов, точнее говоря специалистов, прямо или косвенно участвующих в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, определение их прав и обязанностей119.

Эти и другие факторы закономерно влекут изменения в теории и методологии криминалистики, что в свою очередь приводит к формированию новых теоретических концепций и дополнению понятийного аппарата (языка) науки.

Подчиняясь общим закономерностям, изменение системы знания «…вначале происходит в рамках данной теории и ее принципа, путем включения новых и некоторого изменения прежних входящих в нее положений. Однако наступает такой момент, который обозначается пределом развития теории, т. е.
в

118 Полевой Н. С. Криминалистическая кибернетика. - 2-ое изд. - М.: Изд-во МГУ, 1989. — С. 38.

119 Там же. — С.38.

88

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

теоретическом построении при включении в него новых фактов обнаруживаются противоречия не разрешимые в рамках данной

~ 120

системы знании» .

Так возникают предпосылки для формирования основ новой теории в науке, которые закономерно влекут изменения в ее структуре. Дальнейшее углубление исследований проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений позволит выявить новые формы и направления развития научного знания.

Подчиняясь логико-методологическим принципам и законам диалектики, ее предмет с течением времени будет конкретизироваться, наполняться новым содержанием.

Проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений чрезвычайно многообразны. Они взаимосвязаны и образуют целостную систему нового знания, оформленного в результате нашего исследования в самостоятельную теоретическую концепцию. Ее основная функция состоит в целенаправленном научном изучении способов решения криминалистических задач, с использованием соответствующих алгоритмов и программ расследования. Их разработка с учетом характера непосредственного объекта исследования, изучение общетеоретических основ, принципов этой деятельности, а также накопленного опыта, являются важнейшими задачами в современной криминалистике.

Концепция криминалистической алгоритмизации и программирования необходима для оптимизации и повышения эффективности деятельности, уполномоченных
субъектов.

120 Копнин П. В. Гносеологические и логические основы наук. - М., 1974. — С. 240.

89

1.2. Теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

Практическая реализация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений осуществляется при решении следователем задач в типичных следственных ситуациях и принятии наиболее целесообразных решений. По большому счету она призвана повысить эффективность функционирования большинства важных элементов уголовного судопроизводства — в основном на досудебных стадиях.

Таким образом, по своей природе криминалистическая алгоритмизация и программирование
расследования

преступлений является новым теоретическим концептуальным образованием, способным со временем достигнуть уровня частной криминалистической теории с высокой степенью научной разработанности,

Пройдя путь интеграции криминалистических знаний с данными естественных и технических наук, она только начинает формироваться. Поэтому в нашем исследовании мы стремились выделить лишь наиболее важные ее характерные черты и структурные элементы, но на таком теоретическом уровне, чтобы в полной мере обеспечить дальнейшее научное познание проблем, непосредственно связанных криминалистическими алгоритмами и реализующими их программами расследования преступлений.

При исследовании предмета и других науковедческих вопросов нами учитывались не только достижения криминалистики, но и сведения других наук, в результате взаимодействия которых криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования выделилась в самостоятельную теоретическую концепцию.

90

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

В фундаментальном философском знании мышление связывается не с отдельными фактами, а с предельно широкими понятиями, всеобщими категориями и законами. Опираясь на теоретические положения конкретных наук посредством философского знания, можно вычленить из них общее и существенное, т. е. их закономерную взаимосвязь и смысловую основу.

Разрабатывая всеобщие категории познания, философия создает понятийный аппарат, «при помощи которого образуется видение мира в различных отраслях знания»121. Его можно рассматривать двояко: во-первых, как способ достижения, выражения и фиксации знаний122, а во-вторых, как специфическое знаковое образование, являющееся средством существования научного мышления, детерминированного как объектом исследования, так и совокупностью практических связей, в которые включён любой объект анализа123. Он содержит наиболее понятные термины и правила оперирования ими, позволяя, таким образом, добиться однозначного понимания научной терминологии.

Взяв за основу принципы материалистической диалектики, конкретизируя их в общенаучных и специальных методах нашего исследования, можно отыскать оптимальные пути формирования комплекса взаимосвязанных понятий
криминалистической

121 Федосеев П. Н. Философия и научное познание. М., 1983. — С. 39 - 40.

122 Маслихин А. В. Философское ведение в науку. Йошкар - Ола,1994. — С. 85.

123 Ким В. В. Семиотические аспекты системы научного познания. Философско- методологический анализ. Красноярск, 1987. -С. 162.

91

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Однако решение этой задачи представляет собой сложную многоаспектную проблему.

Любой теоретической концепции собственные понятия необходимы как для однозначного выражения результатов научного познания, так и для самой научно-познавательной деятельности. Они служат эффективным средством мышления и поэтому должны быть в высшей степени специализированы для воспроизведения неповторимости предмета своего исследования.

Криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений, как и любая другая научная концепция, должна иметь собственный язык. Он необходим для воплощения ее содержания в научные термины и понятия, для решения специфических научных задач и описания соответствующей предметной области. Собственный язык в полной мере позволит представить криминалистическую алгоритмизацию и программирование расследования преступлений в виде абстрактной модели изучаемого объекта. И в дальнейшем использовать её результаты в области борьбы с преступностью средствами и методами криминалистики.

Новые теоретические представления следует рассматривать не только как средство научного общения, но еще и средство выражения результатов исследования объекта познания.

Криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений не является исключением из этого правила. Следовательно, как и любая другая теоретическая концепция, она должна иметь характерные понятия, специфика которых формировалась не только с учетом
индивидуального

92

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

объекта познания, но и также средств и методов, которые для этого использовались.

Мы уже акцентировали внимание на том, что основу любой научной теории образует система понятий и высказываний об изучаемом объекте. Они обязательно должны быть взаимосвязаны, а не представлены в виде разрозненных суждений. Это важно для формирования представлений о ней как о целостной концепции, зрелость которой подчеркивает наличие системы собственных определений. Поскольку именно они «указывают» — к каким конкретным предметам, свойствам, характеристикам или познавательным действиям относятся введенные термины, знаки, понятия, заменяют интуитивно подразумеваемое содержание точным смыслом, задающим характер обращения с объектами и с используемыми средствами познания - материальными, языковыми, математическими.

Использование таких правил - одна из самых важных особенностей познавательной деятельности в науке и одно из важных условий эмпирической проверки научных систем знаний124.

Мы убеждены, что в недалеком будущем язык криминалистических алгоритмов и программ расследования будет широко использоваться в криминалистике. Сейчас он формируется в рамках частных криминалистических теорий, описывающих те или иные стороны предмета криминалистики, с течением времени унифицируется. Одновременно происходит «обновление и пополнение криминалистической терминологии за счет использования терминов, новых областей научного знания - теорий

124 Герасимов И, Г. Научное исследование. М., 1972. — С. 110.

93

/. 3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

информации и моделирования, математической и вероятностной логики, теории управления и т. п.»125.

Концепция криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений уже сейчас должна иметь глубокую терминологическую проработку. Формирование ее лексики должно базироваться на системном подходе, предполагающем логическую упорядоченность и

последовательность в формировании собственного понятийного пространства, а также на поэтапном введении новых понятий и их определений.

Основным принципом системности является иерархичность. Это предполагает существование определенной структурной организации многоуровневой системы понятий. Упорядочивается взаимодействие между уровнями в порядке от высшего к низшему. Имеет место функциональная дифференциация, при которой каждый уровень системы понятий выполняет определенные функции.

На высшем уровне реализуются функции обобщения информации, необходимой для деятельности всей системы. На низших уровнях информация детализируется либо конкретизируется для охвата одной из ее сторон.

Иерархичность обеспечивает строгую последовательность формирования понятий: каждое новое понятие должно содержать уже сформулированный в науке термин.

На построение логичной системы понятий в определенной степени влияют различия в оценках методологического значения отдельных категорий науки. Главный критерий дифференциации, как отмечалось в научной литературе, - степень обобщенности или

125 Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство «БЕК», 1997. - С. 274.

94

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

конкретности понятия. Поэтому большинство терминов юридических наук различаются по своей значимости, частоте употребления, смысловой нагрузке и «охвату социальной реальности подлежащей правовому регулированию»126. В криминалистике одни из них носят основополагающий характер, другие составляют понятийные ряды частных криминалистических теорий. Разумеется, такое деление условно, поскольку некоторые термины, не являясь основополагающими, могут использоваться в нескольких разделах одной и той же науки.

Для нашего исследования основополагающими являются понятия: «криминалистический алгоритм» и «программа расследования», которые в специальной литературе четко не определены, хотя и являются важными знаковыми элементами для всей науки.

Отчасти это объясняется тем, что знаковые системы криминалистики являются наименее разработанной и в то же время перспективной частью ее языка: «именно с нею связана возможность использования в криминалистике некоторых положений кибернетики, математической логики, семиотики и других развивающихся областей знания»127.

Специфика любого термина, как знаковой единицы теории, состоит в том, что его смысл в большей мере становится понятным не из семантического предназначения, а из понимания объекта исследования. Следовательно, понятия “криминалистическая алгоритмизация” и “программирование расследования” в идеализированной модели должны быть описаны в основном с

126 Козлов В. А. Проблемы предмета и методологии общей теории права. - Л., 1989. — С. 19.

127 Белкин Р. С. Указ. работа. — С. 274.

95

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

помощью криминалистических понятий и категорий. Определяя эти и другие понятия, мы будем стремиться не называть одно и тоже явление различными терминами и обозначать понятия, имеющие определенное сходство, одним и тем же словом. То и другое снижает уровень их формальной определенности, противоречит здравому смыслу.

Для достижения единства и научной сочетаемости терминологии необходимо, чтобы при обозначении определенного понятия «последовательно употреблялся один и тот же термин, а при обозначении разных, не совпадающих между собой понятий использовались различные термины»128. Но вначале необходимо уточнить, что же представляет собой система понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

Безусловно она должна быть представлена составной частью языка криминалистики, т. е. более общей системы «общих и частных понятий, выражаемых определениями и обозначениями (знаками, терминами)»129. Научные категории и понятийный аппарат криминалистики, как языковая основа формирования концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, привносят в нее особый смысл, поскольку позволяют добиться аутентичного толкования всей, в т. ч. новой терминологии.

Понятия криминалистической алгоритмизации и

программирования расследования преступлений
логично

128 Язык закона \ Под ред. Пиголкина А. С. - М., 1990.— С. ИЗ.

129 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории.

М.,1987. — С. 98; Он же. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство БЕК, 1997. - С.

273.

96

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

представить в виде системы общих и частных представлений, выраженных терминами, определениями. Или же формально сконструированных при помощи соответствующих знаков и символов. Они необходимы для удовлетворения не только “внутренних” потребностей, но и отчасти должны служить информационной базой для всех отраслей криминалистики, в полной мере обеспечивая их терминами и определениями, выражающими наиболее общие и одновременно наиболее существенные признаки своего предмета.

Структурно система понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений состоит из таких элементов, как совокупность специфических для данной концепции определений, образов, а также знаков, посредством которых они выражаются. Такие знаки передают информацию не столько о самих себе, сколько о том, что ими обозначено. По этому поводу в криминалистической литературе справедливо отмечалось: что такая информация «способствует приобретению субъектом знания об обозначенном знаками объекте. Происходит познавательное отражение содержания знака в сознании субъекта. Достигается такое познавательное отражение … не столько через отдельные знаки, сколько через их определенные сочетания,

130 т

связи и структуру, через систему знаков» . Так, в частности, при помощи различных знаковых систем создаются формализованные описания типичных следственных ситуаций.

В систему понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования должна быть включена
вся

Винберг А. И. Язык науки и применение знаковой теории в криминалистике. \ Белкин Р. С, Винберг А. И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. - М., 1973. — С. 232.

97

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

совокупность знаковых средств, используемых для образования и функционирования ее структурных элементов. По замечанию И. Г. Герасимова «однозначное отношение вводимых терминов, знаков и понятий к выявленным факторам и предполагаемым свойствам принципиально важно для всех познавательных действий, и прежде всего для эмпирической проверки законов, теорий, гипотез»131. Эта цель достигается реализацией научных функций понятийного аппарата, т. е. применением системы правил и определений, представляющих в самом общем виде языковую форму предметного выражения мысли.

Концептуальные понятия любого теоретического образования в соответствии с современными науковедческими воззрениями призваны выполнять следующие основные функции:

коммуникативно-информационную;

мыслеоформляющую;

объединительно - регламентирующую.132

Коммуникативно-информационная функция обеспечивает существование системы понятий как средства общения, передачи и распространения теоретического знания. Именно эта функция позволяет сориентировать криминалистику на использование научных сведений, содержащихся в концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений во всех своих разделах и отраслях.

Мыслеоформляющая функция позволяет придать научной мысли исследователя конкретные формы и в общепринятом порядке

131 Герасимов И. Г. Научное исследование. М.,1972. — С. 110.

132 Маслихин А.В. Указ. работа. — С. 85.

98

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

зафиксировать новое знание. Она реализуется через преобразование языковых понятий в научные категории и закономерности.

Объединительно - регламентирующая функция системы понятий позволяет стремиться к однозначности понимания терминов как в отдельно взятой теоретической концепции, так и науке в целом.

Исследуя язык криминалистики, Р. С. Белкин справедливо отметил, что он подвержен изменениям133, которые, прежде всего связаны с расширением круга употребляемых определений134. Подчеркивая его взаимосвязь с естественным языком, он сделал важное заключение, что язык криминалистики «это не какой-то особый, доступный только узкому кругу специалистов понятийно- терминологический аппарат. Такого языка нет и быть не может. Речь идет о системе понятий: во-первых, обыденного и общенаучного характера; во-вторых, функционирующих в структуре языка криминалистики»135, и большей частью предназначенных для конкретных отраслей знания126.

Наличие четких дефиниций помогает создавать благоприятные условия для понимания и толкования нового криминалистического научного знания. Вместе с тем
необходимость определения

Применительно к теме нашего исследования следует отметить то обстоятельство, что, в частности язык криминалистики существенно изменяется в связи с разработкой унифицированных знаковых систем, связанных с созданием математических и иных символов, определяющих или выражающих определенные криминалистические понятия (например: системы цифрового обозначения признаков папиллярных узоров, элементов внешности человека, обнаруженных объектов и др.). См.: Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство «БЕК», 1997. - С. 274.

134 Белкин Р. С. Указ. работа. - С. 273.

135 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики - Т. 2.: М.,1978. — С. 178.

136 В этой связи необходимо отметить, что кроме известных трудов Р. С. Белкина, существенным вкладом в развитие понятийного аппарата (языка) криминалистики стала монография Н. А. Селиванова. См.: Селиванов Н. А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982.

99

7.5. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

различных терминов в юриспруденции в целом учеными- правоведами оценивается неоднозначно.

Одни полагают, что определения должны даваться всем терминам, а также понятиям, не имеющим общераспространенного употребления или употребляемым в ином значении по сравнению с общеизвестными . Другие убеждены, что термины должны разъясняться только в законе обращенном ко всему обществу или к значительной его части138. Третьи предостерегают в своих трудах от чрезмерного увлечения определениями139.

Действительно, некоторые понятия и научные дефиниции в определенной степени сужают возможность интерпретации отдельных теоретических положений, ограничивая, таким образом, предмет их толкования. Но это можно расценивать двояко. С одной стороны, неточное употребление понятия при отсутствии соответствующей дефиниции дает возможность манипулирования несколькими его смыслами140. С другой, на практике нередко приходится выходить за пределы содержания того или иного понятия, что, в частности, может привести к следственным и судебным ошибкам141.

137 Язык закона \ Под ред. Пиголкина А. С. - М., 1990. — С.126 - 128.

138 Керимов Д. А. Культура и техника законотворчества. - М., 1991. — С. 99.

139 Кнапп В., Герлох А. Логика в правовом сознании \ Пер. с чешского. - М., 1987. — С. 279,

140 Здесь следует отметить заслуживающий внимания опыт законотворческой работы Государственной Думы, связанный с предупреждением подобных явлений в государственных документах. В ее структуре создан и функционирует отдел лингвистической экспертизы, специалисты которого оценивают соответствие текстов законопроектов нормам современного русского языка и фактически делают все, чтобы они не попали в категорию “шедевров” отечественной безграмотности. Особое внимание в своей работе они уделяют анализу понятийного аппарата каждого законодательного акта, унификации терминологии, однородных стилистических структур с учетом общеправового языкового контекста и общих закономерностей развития языка. См.: Калинина М. А. Лингвистическая экспертиза законопроектов: Опыт, проблемы, перспективы (на примере работы Правового управления Аппарата Государственной Думы Федерального собрания РФ). - М., 1997. — С. 19.

141 Правильность этого утверждения дополнительно можно подкрепить и тем фактом, что ныне действующее уголовное законодательство не использует понятный в смысловом отношении

100

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

В специальной литературе неоднократно отмечалось: некоторые криминалисты наряду с идентификацией, как отождествлением индивидуального предмета, используют понятие видовой (групповой) идентификации, понимая под этим отнесение предмета к некоторой группе или классу.

Вывод эксперта о том, что пуля, извлеченная из тела потерпевшего, выстреляна из пистолета, принадлежащего обвиняемому, представляет индивидуальную идентификацию, а вывод о том, что выстрел произведен из пистолета “маузер”, принадлежащего обвиняемому, или любого другого пистолета той же системы, - групповая идентификация.

… Такая терминология способствует смешению понятий “тот же” и “такой же”142.

В криминалистической алгоритмизации и программировании расследования преступлений, как и в других теоретических концепциях криминалистики, имеется немало терминов, нуждающихся в точных определениях.

Мы видим свою задачу в выделении из всего массива лишь наиболее общих, часто используемых понятий и формулировании их дефиниций. Заметим, что при выборе способа определения, на наш взгляд, обязательно следует учитывать не только достижения криминалистики и других юридических наук, но и научные разработки логики и лингвистики. В юриспруденции, равно и в

термин “телесные повреждения”, предпочитая новое, более широкое понятие “вред здоровью”. Очевидно, что по своему смыслу оно не исчерпывается одними телесными повреждениями и может правильно толковаться только через определение понятия “здоровье”, которого нет не только в УК РФ, но и в Основах законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» (1993г.) См.: Лысов М. Д. Логико-структурный анализ понятий и признаков преступлений в действующем УК РФ \ Государство и право. - 1997, №12 — С. 74 - 78.

142 Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика. Научно - практическое и учебное пособие. - М., БЕК, 1996 - С. 29 - 30.

101

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

любой науке, «задача определения (дефиниции), как логической операции над понятиями заключается в том, чтобы раскрыть содержание этих понятий путем указания на основные, существенные признаки изучаемого предмета, которые отличают его от других общественных явлений и выделяют из числа правовых»143. Однако этот процесс не должен приводить к ситуации, «когда исследователь дает определения понятным терминам, употребляемым в своем обычном значении или известным из других отраслей знания»144.

Для правильного выбора способа определения понятия необходимо выяснить насколько точным должно быть его содержание, как оно должно соотноситься с его объемом.

Невозможно всем понятиям науки давать интенсиональные определения (т. е. через описание соответствующих свойств), поэтому иногда смысловые границы термина правильнее определять через исключение отдельных явлений (элементов), не относящихся к данному понятию.

В соответствии с законом логики об обратном соотношении объема и содержания понятия, чем больше предметов входит в объем, тем меньше признаков у содержания, и наоборот. Следовательно, чем абстрактнее будет сформулирована дефиниция в концепции криминалистической алгоритмизации и

программирования расследования преступлений, тем меньше в ней будет содержаться сведений о ее предмете. И наоборот, чем точнее будут ее понятия, тем больше информации об их признаках будет иметься в определении.

143 Васильев А. М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976. — С. 86.

144 Керимов Д. А. Культура и техника законотворчества. - М., 1991. — С. 99.

102

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Очевидно, что все приведенные аргументы могут быть сведены к тому, что понятия нашей концепции, как и криминалистики в целом, вполне могут быть дифференцированы не только по признаку их подчиненности145, но и по точности их смыслового значения: на определенные и неопределенные.

Определенные - это те понятия, которые имеют четко обозначенное криминалистическое значение, либо общепринятую дефиницию, позволяющую толковать их.

Неопределенные понятия более сложные и неоднозначные, ибо их смысловое значение находится в зависимости от множества разнообразных факторов. В теории криминалистики они либо не конкретизированы вообще, либо имеют весьма неопределенную характеристику. Поэтому их содержание может оцениваться различно в каждом отдельном случае. Например, если сравнить содержание понятия “след” применительно к сознанию человека, подразумевающее наличие мысленного образа о событии прошлого, и применительно к материальным новообразованиям, то можно убедиться в изменении его конкретно-научного содержания при неизменности самого термина.

Использование одних и тех же слов в различных смыслах является характерной особенностью не только криминалистики, но и

146

других наук .

При разработке новой концепции многозначности избежать также довольно сложно. Тем не менее использование
в

Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т. 1 - М., 1977. — С. 194.

146 В русском, равно и в других языках (науках), это явление достаточно распространено и носит название «полисемия»: наличие различных значений у одного и того же слова (словосочетания, фразы); различных интерпретаций у одного и того же знака или знакосочетания.

103

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

криминалистике однозначных терминов со строго очерченным смыслом представляется нам более предпочтительным147.

Криминалистическая наука и следственная практика выработали для этого необходимые признаки и критерии. Они и должны быть положены в основу таких определений.

Известно, что криминалистика оперирует многими понятиями, заимствованными из других наук. Простота их, как показывает анализ юридической литературы, кажущаяся, чисто внешняя. И это нередко приводит к различному толкованию одних и тех же правовых явлений. Более того, чем большее распространение имеет то или иное слово в обыденной жизни, тем меньше единства в

148

понимании его роли и содержания в науке .

«В криминалистической литературе, посвященной методике расследования отдельных видов преступлений, иногда без достаточных оснований применяют терминологию теории алгоритмов, считая видимо проблему алгоритмизации
процесса

~ » 149

раскрытия и расследования преступлении почти решенной» - справедливо отметил Л. Я. Драпкин. Следовательно, система понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений по мере своего развития и пополнения вполне естественно должна
стремиться к отсутствию

147 В этой связи еще раз отметим опыт упомянутого нами отдела лингвистической экспертизы, сотрудники которого по специальной методике выявляют как логические, так и стилистические ошибки в определениях основных терминов законопроектов, в т. ч.: алогизмы; тавтологию; подмену понятий; использование слов без учета их семантического значения; лексическую не сочетаемость; логические сбои и терминологические неточности в дефинициях, речевую недостаточность; нарушение родовых и видовых отношений между понятиями и многое другое. См.: Калинина М. А. Указ. работа. — С. 18-22.

148 Правильность этого утверждения применительно к нашему исследованию можно продемонстрировать на примере слова «программа», имеющего в русском языке пять значений. См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М.: Рус. яз., 1983. — С. 540.

149 Драпкин Л. Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования. \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский научный сборник. - Уфа, 1989. - С. 27 - 28.

104

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

двусмысленности и неоднозначности в понимании собственных терминов и определений. Заметим, что избежать этого удается далеко не всегда.

Формирование понятийного аппарата (языка) занимает важное место среди задач, стоящих перед криминалистикой. Учитывая ее тесную взаимосвязь с другими науками, становится оправданным и межотраслевое единство терминологии, которого достичь также чрезвычайно сложно.

Проиллюстрируем это на примере понятия “механизм преступления”, широко используемого в криминологии и криминалистике. В криминологии термином «механизм преступления» обозначается лишь механизм
преступного

поведения150. Криминалисты же понимают его намного шире, как сложную динамическую систему, которая формируется и функционирует под воздействием определенных закономерностей действительности151. Особую актуальность единство терминологии наук уголовно-правового цикла приобретает в связи с обновлением российского законодательства152.

От концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений требуется, чтобы с течением времени система ее понятий стала применимой для необходимых эквивалентных преобразований всех

150 Криминология / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. - М.,1994. С 131; Рябыкин Ф. К., Данилевская М. В. Кириллов С. И. Криминология и предупреждение преступлений органами внутренних дел: Учебное пособие (альбом схем). Под ред. Профессора Аванесова Г. А. - М.: ЮИ МВД РФ, 1998.- С.27 и др.

131 Криминалистика: Учебник \ Под ред. Проф. А. Г. Филиппова и проф. А. Ф. Волынского. - М.: Издательство «Спарк», 1998. — С. 3 -4.

132 Одной из новаций современного российского законодательства является то, что в тексте законов, помимо самих норм, нередко даются определения некоторых основных понятий. Это исключает необходимость их субъективного толкования. См.: ст. ст. 158, 171, 198, 201 и др. УК РФ.

105

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

криминалистических алгоритмов и программ расследования. Именно с помощью такой совокупности взаимосвязанных понятий должна происходить оценка относимости, допустимости и достоверности их содержания. Это вытекает из самой идеи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, которая состоит в том, чтобы, записав на языке криминалистики все оправдавшие себя на практике научные рекомендации, не ставить лишний раз под сомнение их смысл, а переработав их в правила, конструировать вытекающие из них всевозможные программы расследования, как результат преобразования одной совокупности

криминалистических алгоритмов в другую.

Научные рекомендации, сконцентрированные в

криминалистических алгоритмах, трансформированные по определенным правилам в программы расследования, а затем и в частные криминалистические методики, представляют собой основное содержание нашей концепции.

По мере ее развития, преобразования в частную криминалистическую теорию наверняка возникнет необходимость в появлении качественно нового языка, предназначенного для формализованного описания криминалистических алгоритмов, которые в отдельности мало что значат, являясь, тем не менее, правильными и полезными, особенно после их объединения в целевые программы расследования. В любой следственной ситуации всегда найдутся такие предметы и явления, свойства которых, будучи поставленными во взаимно-однозначные соответствия с криминалистическими алгоритмами, способны превратиться в истинные предложения, а затем и в утверждения о предметах,

106

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

явлениях и их свойствах, относящихся к расследуемому событию. Это закономерно вытекает из методологической природы алгоритмизации и программирования.

Первоначальные алгоритмические представления возникли в одной из самых древних наук - математике. Они носили эмпирический характер153, обладали логическим совершенством, а также дидактическим удобством.

Диалектичность и эвристический характер этих методов получили общее признание, а понятие «алгоритм» стало фундаментальным в мировой науке. Сейчас термин «алгоритмизация» также как и «программирование» является первичным, однако понятием строго не определяемым в науке. Однозначно можно утверждать лишь то, что с течением времени и «алгоритмизация», и «программирование» трансформировались в универсальные методы систематизации информации. Результатом их применения являются алгоритмы и программы целевого назначения, которые используются практически во всех без исключения сферах человеческой деятельности: в естественных и гуманитарных науках, медицине, социологии, технике, экономике и, наконец, - праве. Криминалистика также не является исключением154. Конкретное толкование понятий «алгоритмизация»

133 На ранней стадии развития математики (Древний Египет, Вавилон, Греция) ученые вели целенаправленный поиск точно сформулированных правил решения некоторого класса задач, конечная совокупность которых впоследствии стала называться алгоритмом. Но сам термин появился намного позже, от транскрипции имени средневекового узбекского математика Мухаммеда Аль - Хорезми, который в IX веке (ок. 825 г.) впервые сформулировал четкие правила выполнения четырёх арифметических действий. Сейчас в математике «алгоритмами» называются многие вычислительные процессы. Имея универсальный характер, они содержат в себе определённый вид задач и способы их решения. Вместе с тем, термин «алгоритм» приобрел методологическое значение и чисто математическим понятием давно не является. См. например: Алфёрова 3. В. Теория алгоритмов.: M., 1973. - С. 6.

154 Быховский И. Е. Программированное расследование: возможности и перспективы \ Актуальные проблемы советской криминалистики. - М., 1980.— С. 17 - 20; Грановский Г. Л. Теоретические вопросы программирования трасологической экспертизы \ Программированные

107

/. 3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

и «программирование» зависит не только от общепринятых представлений, но и от предмета, а также методов конкретной науки, которой они используются.

В русском языке понятия «алгоритм» и «программа» имеют несколько толкований. Так, под алгоритмом чаще всего понимается совокупность действий, правил для решения данной задачи155. В ином толковании - это «конечная последовательность общепонятных предписаний, формальное, не требующее человеческой изобретательности, исполнение которых позволяет за конечное время, получить решение некоторой задачи или любой задачи из некоторого класса задач»156. По другому определению алгоритм — это программа, определяющая способ поведения и представляющая собой систему правил (предписаний) для эффективного решения задач157.

Видимо здесь кроется причина того, что в криминалистической литературе нередко можно встретить использование понятий «алгоритм» и «программа» в качестве синонимов158. Это не всегда бывает оправдано, поскольку слово «программа» (от греч. programma - объявление, предписание), носит несколько иную, хотя

и ситуалогические методики трасологических исследований. - М, 1970; Соя-Серко Л. А. Программирование расследования \ Соц. законность. - 1980., № 1; Зуйков Г. Г. Применение математической логики и ЭВМ для решения криминалистических задач на основе «модус операнди» \ Правовая кибернетика. - M., 1973, и др.

155 Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М., Рус. яз., 1983. - С. 24

156 Заморин А. П., Марков А. С. Толковый словарь по вычислительной технике и программированию. Основные термины: - М.: Рус. яз., 1987. - М.: — С. 19.

137 Философский энциклопедический словарь. М., Сов. Энциклопедия, 1983. - С. 18.

158 Возгрин И. А. Криминалистическая методика расследования преступлений. - Минск.: Вые. Школа, 1983. — С. 205 (215 с); Он же. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Часть 4. СПб.: 1993. С.21-36; Зорин Г. А. Прогнозирование при расследовании преступлений. Гродно. - 1985. - С. 2; Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство «БЕК», 1997. - С. 176 и др.

108

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

и имеющую определённое сходство со словом «алгоритм», этимологию.

В криминалистической литературе отмечалось, что эти понятия «не совпадают, но очень близки и по сути объединяются в одном этапе подготовки решения тех задач, которые существуют в следственной тактике и методике расследования преступлений»159.

Возникает вопрос: приемлемо ли вообще использование слов - синонимов при обозначении ключевых понятий

криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений?

В научной литературе справедливо отмечалось, что употребление синонимов, в частности при обозначении одних и тех же понятий, является наиболее распространенным нарушением единства юридической терминологии. «Внешне оно кажется незначительным отклонением, не затрагивающим основных смысловых соответствий… Однако это впечатление неверное, поскольку в языке практически нет абсолютных синонимов. Они обязательно отличаются по оттенкам значения, стилистической или экспрессивной окраске»160. Более того, сам факт употребления синонимических терминов нередко создает ложное впечатление, будто они не имеют явных смысловых различий.

При наличии нескольких значений одного и того же слова, как это имеет место в нашем исследовании, лингвистами рекомендуется использовать его главное значение. «”Главным” или “свободным”, значением слова называется то значение, которое максимально независимо от сочетаний с другими словами (поскольку полная

159 Клименко Н. И., Биленчук П. Д. Логико - математические и кибернетические методы в криминалистике: Уч. пособие. - Киев, 1988. -— С. 61.

160 Язык закона \ Под ред. Пиголкина А. С. - М., 1990.— С. 114.

109

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

независимость невозможна), которое не меняется сколько-нибудь существенно при сочетании данного слова с другими словами в речи, т. е. не зависит существенно от позиции в разных конкретных высказываниях. Неглавными значениями называются те, которые зависят от позиции, т. е. могут быть поняты только в сочетании с какими - либо определениями, а не любыми словами»161.

Таким образом, “алгоритм” и “программа” вполне логично должны рассматриваться как тесно взаимосвязанные и в то же время относительно самостоятельные понятия. Являясь, в сущности, только описанием алгоритма решения задачи для работы вычислительной машины (т. е. программный алгоритм)162, а в другом значении, содержанием (планом) деятельности163, программа может состоять из одного или нескольких алгоритмов. Алгоритм в такой трактовке предстает важным элементом программы, но далеко не единственным.

Подобное понимание этих терминов в криминалистике соблюдается не всегда. Так, например, в новейшем фундаментальном справочном издании термин «алгоритм» используется в “чистом виде”, только применительно к решению экспертной задачи и расшифровывается через слово программа164. В другой статье отождествляется уже не с “программой”, а с разработанным наукой, либо установленным экспертом правилом165.

Степанов Ю. С. Основы общего языкознания. М, 1975.— С. 21.

Ожегов С. И. Указ. работа. - С.540.

Советский энциклопедический словарь -М.: Сов. Энциклопедия, 1984. -С. 1060.

Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство «БЕК», 1997. - С. 16.

Там же. — С. 191 -192.

ПО

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Заметим, что в такой трактовке область применения этого термина ограничивается, по существу, одним разделом криминалистики - криминалистической техникой. Применительно к решению тактических и методических задач предлагается использовать термин «программирование расследования», которое связывается только с разработкой «программ (алгоритмов) действий следователя, как правило, на начальном этапе расследования»166.

Анализ перечисленных определений позволяет

охарактеризовать их содержание, в большей мере, как интуитивное, а, следовательно, неточное. Такому пониманию может быть противопоставлено формальное определение, более верное по своему смыслу и одновременно более широкое по охвату соответствующей предметной области.

Не отрицая того, что понятия «алгоритм» и «программа» имеют почву для определенного отождествления, мы будем их четко различать. В основном из-за того, что в нашем исследовании они не имеют, и не могут иметь одинакового смыслового содержания.

Очевидно, что главным значением понятия

«криминалистический алгоритм» является слово «правило», а понятия «программа расследования» - слово «план». Учитывая, что любой план составляется с использованием некоторых правил, включающих в себя вполне определенную совокупность научных рекомендаций криминалистики, логично предположить, что программа расследования должна рассматриваться не иначе, как подобранный следователем или рекомендуемый наукой “набор” криминалистических алгоритмов и необходимой
типовой

См.: Белкин Р. С. Указ. работа-С. 176.

111

/. 5. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

криминалистически значимой информации, предназначенный для расследования конкретного события преступления.

Постараемся это обосновать.

Как показало наше исследование, к криминалистическим алгоритмам, например, не относятся правила, что-либо запрещающие (на месте происшествия ничего не трогать), что- либо разрешающие (создание банка данных) либо имеющие непрерывный характер (копирование опыленных порошком следов рук производится на липкую пленку).

Примером простейшего криминалистического алгоритма может служить следующее правило: «идентификации оружия и боеприпасов предшествует установление их групповой принадлежности». Здесь необходимо обратить внимание на важную особенность любого криминалистического алгоритма - дискретный характер определяемого им процесса. Такие процессы специфичны и, как правило, многочисленны. Они характеризуются простотой действий, выполняемых на каждом шагу, и нередко имеют решающее значение в деятельности по расследованию преступлений.

Особенности и некоторые проблемы алгоритмического процесса — в следующей главе настоящей работы. А сейчас заметим, что важной (но не единственной) прикладной областью криминалистических алгоритмов являются, прежде всего, программы расследования. Для того чтобы криминалистические алгоритмы могли через них в полной мере реализоваться не на каком-то одном, а на всех этапах расследования преступления, формальное определение термина «криминалистический алгоритм», на наш взгляд, должно быть достаточно широким. В основном из-за

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

того, что формальный характер позволит своевременно включать в его содержание все новейшие достижения криминалистики, а широта обеспечит потенциальную возможность применения криминалистического алгоритма как автономно, так и в любой программе расследования, т. е. в совокупности с другими криминалистическими алгоритмами, отличающимися друг от друга задачами, которые можно решить с их помощью.

Поставив перед собой задачу, следователь надеется решить ее. Но криминалистический алгоритм ее решения может отсутствовать. Если же он существует, то видимо эта задача уже ему знакома, сформулирована достаточно четко и вполне может быть решена с его помощью.

Для наибольшего удобства в практическом использовании криминалистический алгоритм должен быть формализован посредством языка, понятного следователю и иметь собственное имяХ(Л. Таким образом, правильность утверждений типа того, что «….в криминалистике разрабатываются алгоритмы “ослабленного типа”, не всегда позволяющие достичь поставленной цели»168, вызывает у нас серьезные сомнения и представляется надуманным искажением изначальной сущности алгоритма вообще и криминалистического алгоритма в частности.

Криминалистический алгоритм выглядит, прежде всего, как научно обоснованное предписание о выполнении в заданном порядке, системы последовательных операций, рекомендуемых следователю для решения задач определенного типа.

167 Здесь напрашивается аналогия с музыкальным произведением, где система нотной записи выступает формальным алгоритмическим языком, а его название - собственным именем.

168 Лаврухин С. В. Предмет, задачи, методы и система криминалистики: Лекция. Саратов: СВШ МВД РФ, 1997, - С. 14; Он же. Понятие криминалистики. Государство и право. №4 - М., 1998, — С. 78.

113

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Его характерными чертами являются:

целевое назначение;

наличие системы предписаний, состоящих из простых операций, ведущих от исходных данных к искомому результату, имеющих свое начало и конец;

предписание о выполнении рекомендуемой совокупности операций в заданной последовательности;

последовательное выполнение каждого последующего криминалистического алгоритма в том же порядке, что и предыдущего.

Являясь способом концентрации криминалистического знания и руководством к действию при решении однотипных задач расследования, он должен рассматриваться одновременно и как способ экономии интеллектуального труда следователя.

Криминалистический алгоритм должен быть представлен в нашей концепции, как правило, сформулированное при помощи понятийного аппарата (языка) и научных рекомендаций криминалистики, определяющее процесс переработки субъектом расследования исходных данных в искомые результаты.

Такое правило характеризуется понятностью для исполнителя, массовостью (допустимостью для него всех предложений языка исходных данных) и определенностью. Оно будет потенциально осуществимо только в тех случаях, когда сможет применяться к каждому допустимому исходному данному. Допустимыми исходными данными для этого правила являются формализованные предложения языка исходных данных, содержащие в частности информацию о типичной следственной ситуации. При сложности

114

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

исходных данных они могут быть разделены на отдельные, в достаточной степени простые части.

Криминалистический алгоритм имеет узкую сферу применения, т. к. он используется только в практической деятельности, связанной с раскрытием и расследованием преступлений. Он способен оказывать существенное влияние не только на деятельность следователя, но и на поведение преступника. Помимо индивидуальной сферы применения от алгоритмов других разновидностей отличается спецификой решаемых с его помощью задач и криминалистическим характером знаний. Эти же критерии придают каждому отдельному криминалистическому алгоритму неповторимую практическую индивидуальность.

Криминалистическая алгоритмизация привносит в расследование определённую формализацию процесса поэтапного преобразования доказательственной информации, что достигается за счёт исключения возможности принятия необоснованных решений. Это свойство алгоритма выражается в его детерминированности, ибо процесс применения содержащихся в нем правил к исходным данным должен определяться однозначно. При использовании криминалистического алгоритма решение частных
задач

расследования происходит, как правило, поэтапно, т. е. так, что заранее становится известной последовательность и содержание наиболее вероятных действий следователя.

Криминалистическая алгоритмизация органично дополняет известную науке совокупность закономерностей деятельности следователя.

С. В. Лаврухин утверждает: алгоритмизация «… предполагает разработку алгоритмов решения общих и частных
задач

115

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

деятельности - определение оптимальных средств, приемов и методов, наилучшей последовательности их применения; пошаговое описание действий следователя, приводящих к решению задачи»169.

Другим важным свойством криминалистического алгоритма является его результативность. Она достигается через определенную автономность процесса его применения, изолированность от постороннего воздействия. Полученный результат обязательно находит свое выражение в соответствующих решениях следователя.

Использование криминалистических алгоритмов в процессе расследования может быть как обязательным, так и целесообразным. Но в обоих случаях они предназначены для стимулирования деловой активности следователя. При помощи криминалистических алгоритмов его мыслительная работа существенно облегчается, не утрачивая при этом своего творческого начала. В типичных следственных ситуациях они способны обеспечить быстроту принятия адекватных решений с учетом всех без исключения рекомендаций криминалистики и требований действующего законодательства.

Криминалистические алгоритмы повышают результативность деятельности следователя, делают ее управляемой и контролируемой, но не повсеместно, а только там, где это необходимо. Их важнейшей функцией является и то, что они предопределяют содержание программ расследования, а при возможности создают предпосылки для автоматизации отдельных процессов (схема 4).

Лаврухин С. В. Понятие криминалистики. Государство и право. №4 - М., 1998. - С. 78.

116

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Создание

предпосылок для

автоматизации

отдельных

процессов

Предопределени е

содержания

программ

расследования

Основные функции

Криминалистический алгоритм

Характерные черты

Общие

Специ фичес кие

А

I

А

Целевое назначение -

решение задач определённого типа

Предписание о

выполнении

рекомендуемой

совокупности операций

от начала и до конца

Дискретный характер

Наличие системы

формализованных

предписаний

Простота операций,

ведущих от исходных

данных к искомому

результату

Понятность для исполнителя

Использование в

практической

деятельности, связанной

с раскрытием и

расследованием

преступлений

Специфика решаемых задач

Массовость

Детерминированность

Последовательное выполнение каждого

последующего

алгоритма в том же

порядке, что и

предыдущего

Определенность

Результативность

Применимость к

каждому допустимому

исходному данному

Схема 4

Криминалистический характер знаний

Составная часть

программы

расследования

Криминалистическая алгоритмизация должна рассматриваться, прежде всего, как составная часть программирования расследования. Применительно к задачам расследования, решаемым с помощью ЭВМ, в криминалистической литературе справедливо отмечалось, что
«без формализации невозможны алгоритмизация и

117

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

осуществление следующего этапа решения задач - программирования»170. Наше исследование показало: как правило, задача расследования может быть решена результативно только в том случае, если следователем найден криминалистический алгоритм ее решения. Сам процесс криминалистической алгоритмизации возможен только тогда, когда какая-либо общая задача расследования поддается расчленению на свои составные, более простые задачи. А если это вызвано необходимостью, то и на строгие элементарные одновариантные операции. Именно поэтому, этап программирования решения задачи расследования, может, иногда за ненадобностью, отсутствовать.

Что же касается термина “программа расследования”, то, очевидно, что он не имеет однозначного характера криминалистического алгоритма, но также должен употребляться в широком смысле «включающем в свое содержание не только операциональную часть, состоящую из тактических решений и комплексов следственных, оперативно - розыскных и других действий, но и информационную часть - типовые версии, итоги рефлексивных рассуждений в отношении возможных позиций конфликтующей стороны, обобщенный вывод об обоснованности того или иного способа действия в ситуации тактического риска и т. д.»’7’.

Особенности программы расследования зависят от специфики следственной ситуации, для управления которой она предназначена. Для успешного решения задач, возникших в
той или иной

170 Клименко Н. И., Биленчук П. Д. Логико-математические и кибернетические методы в криминалистике: Уч. пособие. - Киев, 1988. — С. 61.

171 Драпкин Л. Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования. \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский научный сборник. -Уфа, 1989. - С. 31.

118

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

следственной ситуации, следователь должен иметь не
только программу расследования, но и алгоритм ее реализации.

Таким образом, изменчивость и многовариантность программы расследования являются одновременно ее характерными чертами и основными отличиями от криминалистического алгоритма. Иными словами, программа расследования может и должна содержать как формализованное, так и не формализованное криминалистическое знание.

Другим, не менее важным, признаком программы является ее целевая направленность, которая, по мнению Н. А. Селиванова, представляет собой «систему практической деятельности, обусловленную предметом доказывания»172. Следует подчеркнуть и прогностическую функцию программы расследования, т. к. она позволяет следователю смоделировать перспективы развития следственной ситуации.

Криминалистами высказывалось мнение, что программа может быть выражена не только в виде жестко детерминированной системы действий, но и в виде методических указаний, правил173.

Если программа расследования будет выражена в форме правил, то она перестает быть программой, а становится криминалистическим алгоритмом, т. к. теряет такое важное качество, как многовариантность и утрачивает некоторые другие, присущие ей характерные черты (схема 5).

Наше исследование показало: в криминалистической литературе нередко допускается не только отождествление понятий

2 Селивановы. А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. Вып. 14. - С. 112. 13 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т. 3. - С. 180.

119

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

‘алгоритм” и “программа”, но и подмена терминов “методика” и

программа

,174

Криминалистические алгоритмы

Научные

рекомендации,

содержащие

Программа расследования

типовую

криминалистически

значимую

информацию

Характерные черты

www?

У

Общие

1

Отсутствие однозначного

характера

рекомендуемых

действий

Наличие алгоритма собственной реализации

Многовариантность

Целевая направленность

Типовой характер

Наличие системы сведений

Специфические

Наличие

операциональной и

информационной

составляющих Зависимость от

специфики

следственной

ситуации Обусловленность

предметом

доказывания Форма

систематизации

криминалистических

алгоритмов и

практических

рекомендаций

криминалистики Принадлежность к

частной

криминалистической

методике

Применение в практической деятельности,

связанной с

раскрытием и

расследованием

преступлений Использование для

управления

типичной

следственной

ситуацией

Схема 5

Здесь возникает другой вопрос: не отождествляются ли при нашем
подходе термины “программа расследования” и “план

Корноухов В. Е., Богданов В. М., Закатов А. А. Основы общей теории криминалистики. Изд - во Красноярского университета, 1993. - С. 108.

120

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

расследования”? Очевидно, что нет, поскольку их действительное соотношение может быть охарактеризовано однозначно как “типовое” и “конкретное”17*. Подтверждение правильности этой мысли мы находим в работах Р. С. Белкина. Указав на большое разнообразие форм планирования176, он справедливо заметил, что следователь никогда не обходится без каких либо заметок программного характера, выполняющих по существу функции письменного плана.

«Это может быть перечень следственных действий, намеченных к производству, список возможных свидетелей, подлежащих допросу, перечень гаражей, подлежащих осмотру в поисках аварийного автомобиля и т. д.»177. Очевидно, что все они «выполняют функцию письменного плана»178, выражая одновременно «программу действий следователя»179.

Мы уже отмечали, что в криминалистической литературе термин “программа расследования” трактуется неоднозначно, встречается намного чаще, чем термин “криминалистический алгоритм”.

Например, в одном случае, программа расследования — это «систематизированный перечень методических рекомендаций по уяснению ситуации, определению цели и выбору средств решения

175 Примечание: О подобном соотношении терминов “программа расследования” и “план расследования”, предполагал в своей работе М. С. Шалумов, однако без необходимой в таком случае аргументации. См.: Шалумов М. С. Программирование в криминалистической методике и его информационная база \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский научный сборник. - Уфа, 1989, - С. 157.

176 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. - М., 1979. - Т. 3. - Гл. 7.

177 Белкин Р. С. Очерки криминалистической тактики: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993.-С.41.

178 Там же. — С.41.

179 Там же. — С.41.

121

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

некоторых типичных следственных задач» . В другом - рекомендации, «направленные на создание определенных алгоритмов, обеспечивающих быстрое расследование уголовных дел»181. Во многих дефинициях не проводится четких различий между программой расследования и криминалистическим алгоритмом182, но правильно отмечается их типовой характер, а

183

также прогностическая природа .

Такая точка зрения в основном базируется на научных воззрениях И. А. Возгрина, успешно исследующего длительное время проблемы криминалистической методики. В своей монографии он одним из первых слил воедино понятия программы и алгоритма, полагая, что это самостоятельный элемент структуры частной криминалистической методики, находящийся во взаимодействии с другими структурными элементами. В частности, со следственной ситуацией, которая, являясь исходным моментом выработки алгоритма (программы) расследования, выступает одновременно, таким же самостоятельным структурным элементом частной методики184.

В более поздних работах он конкретизировал свои взгляды и сформулировал определение алгоритма (программы) расследования, считая его системой сведений о последовательности следственных

180 Соя - Серко Л. А. Программирование расследования \ Соц. Законность. - 1980., №1, С. 50 - 51.

181 Гизатуллин Ф. К. К вопросу о месте криминалистической характеристики преступлений в компьютерных экспертных системах \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский научный сборник. - Уфа, 1989.-С. 107.

182 Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство «БЕК», 1997. - С. 176; Шалумов М. С. Указ. работа. С. 151 и др.

183 Зорин Г. А. Прогнозирование при расследовании преступлений. Гродно., 1985. -С. 2.

184 Возгрин И. А. Криминалистическая методика расследования преступлений. - Минск.: Вые. Школа, 1983. —С. 205.

122

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

действий, наиболее характерных для расследования данной категории уголовных дел. Подчеркнув целевой характер алгоритма (программы), он отметил, что они разрабатываются для различных этапов расследования по наиболее часто встречающимся следственным ситуациям, но с учётом целого ряда факторов185.

По мнению Л. А. Соя-Серко, программу расследования следует рассматривать и как способ самоконтроля следователя. Но для этого в ее основе должны находиться нормативные акты, комментарии закона, подзаконные акты, специальная литература, анализ уголовных дел и опыт лучших следователей. .

Предпочитая термин “типовая криминалистическая программа”, но не “программа расследования”, Г. А. Густов видит в ней «систему рекомендаций (включающих описание средств, приемов, методов их решений), целью которой является оказание работникам правоохранительных органов помощи в получении новых знаний по уголовному делу и организация его расследования»187.Анализ двух последних определений показывает: авторы непроизвольно отождествляют понятия “программа” и “методика”.

Е. П. Ищенко рассматривает программирование как один из ведущих методов планирования, а программу как предварительный

1 ОО

план следственной деятельности . Но если программирование истолковать как ведущий метод планирования, то понятия план и

Возгрин И. А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Часть4.СПб.: 1993. — C.2I-36.

186 Соя-Серко Л. Там же.— С. 50 - 51.

187 Густов Г. А. Проблемы программирования расследования преступлений. \ Проблемы программирования организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа. 1989., С. 18.

188 Ищенко Е. П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск.

1987.-С. 42.

123

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

программа должны отождествляться, что будет являться очевидной логической ошибкой.

На наш взгляд, программа расследования представляет собой определяемую следователем, либо рекомендуемую наукой совокупность криминалистических алгоритмов, которая предназначена для реализации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Помимо криминалистических алгоритмов, программа расследования может содержать отдельные, не вошедшие в них научные рекомендации, содержащие необходимую типовую, криминалистически значимую информацию.

Программирование расследования выступает

целенаправленной практической деятельностью по

систематизации криминалистических алгоритмов и иной необходимой информации в целях эффективного управления следственной ситуацией при расследовании преступлений отдельных групп, видов и разновидностей.

Такая трактовка программирования позволяет утверждать: программироваться может расследование конкретного преступления либо их реальной совокупности.

По справедливому замечанию Г. А. Густова, программы не сводят расследование к механическому процессу. Несмотря на то, что содержат типовую криминалистическую информацию. «Успех в конечном счете определяют трудолюбие, честность следователя, его настойчивость, воля, стремление к истине, воображение, умение мыслить логически. Программы лишь создают условия для реализации всех этих качеств, высвобождают для выполнения подлинно творческих операций»189.

189 Там же. — С. 24.

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Действительно, криминалистические алгоритмы и программы расследования преступлений изначально предназначены только для управления объективными факторами, формирующими следственную ситуацию, т. е. той совокупностью информации, которая имеется у следователя в данный момент расследования. Его практический опыт и психологическое состояние, уровень знаний и умений, способность находить неординарные решения, последствия ошибочных и непредвиденных действий иных субъектов расследования либо проходящих по делу лиц, в том числе противодействие установлению истины и многое другое - лишь характеризуют конкретный процесс расследования.

Все эти условия индивидуальны, отличаются стабильностью, как правило, сохраняются на всем протяжении работы по уголовному делу и, безусловно, должны учитываться следователем при принятии собственных решений. Но на управление следственной ситуацией при помощи криминалистических алгоритмов и программ расследования они не оказывают практически никакого влияния и не формируют её индивидуальные черты.

Изменение следственной ситуации, как результат применения криминалистических алгоритмов и программ расследования, в свою очередь, не влечет перемен в перечисленных индивидуальных условиях, поскольку они носят объективный характер. Иначе говоря, можно сформулировать правила и создать соответствующие им программы, но нельзя запрограммировать многочисленные субъективные факторы, сопровождающие конкретный акт расследования — интеллектуальный уровень, опыт работы именно с

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

этой разновидностью преступлений, наступательность и другие важные качества следователя.

Криминалистические алгоритмы и программы расследования не предназначены для того, чтобы заменять индивидуальность, профессионализм, стиль мышления следователя. И не могут наделять его способностью достойно выходить из неординарных следственных ситуаций. Видеть в них замену следователю или посягательство на его процессуальную самостоятельность просто нелепо. При всем желании нестандартные решения в расследовании преступлений запрограммировать невозможно.

Таким образом, стало очевидно, что система понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, как и любой научной концепции, не является статичной и основана на совокупности научных принципов, постулатов, либо аксиом.

Однозначность в понимании их действительного смысла в нашем исследовании может быть достигнута путем определения следующих основных терминов:

криминалистический алгоритм — научно обоснованное правило о выполнении в заданном порядке системы последовательных операций, рекомендуемых следователю, для решения задач определенного типа в ходе расследования преступлений;

программа расследования - определенная совокупность криминалистических алгоритмов и необходимых научных рекомендаций, содержащих типовую криминалистически значимую информацию, предназначенную для реализации в профессиональной деятельности следователя;

126

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

криминалистическая алгоритмизация — закономерность деятельности, непосредственно связанной с раскрытием и расследованием преступлений, которая состоит в разработке криминалистических алгоритмов, приводящих к решению конкретных задач расследования;

программирование расследования - это разработка конкретных программ расследования, состоящая в систематизации криминалистических алгоритмов и необходимой следователю типовой криминалистически значимой информации в процессе разработки и записи программ расследования для эффективного управления следственной ситуацией;

субъекты криминалистической алгоритмизации и программирования расследования - это лица, непосредственно занятые составлением и практическим применением криминалистических алгоритмов, а также программ расследования (т. е. следователь, лицо, производящее дознание, эксперт, научный работник);

объекты криминалистической алгоритмизации

программирования расследования - научно обоснованные и апробированные криминалистические рекомендации для следственной практики, касающиеся выбора и применения технико-криминалистических средств, криминалистических приемов и методик обнаружения, собирания, исследования, оценки и использования доказательств;

управление следственной ситуацией - возможность активного влияния субъектом расследования на следственную ситуацию при помощи криминалистических алгоритмов и программ расследования

127

1.3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

для ее целенаправленной трансформации в оптимальном направлении;

формализованное описание криминалистического алгоритма либо программы расследования — описание криминалистических алгоритмов и программ расследования формально-логическим способом на языке криминалистики;

система понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений - это совокупность взаимосвязанных общих и частных понятий, выраженных терминами, определениями либо формально сконструированных при помощи соответствующих знаков и символов, которые предназначены для удовлетворения потребностей концепции криминалистической алгоритмизации и

программирования расследования преступлений, а так же других отраслей криминалистики.

В заключение следует отметить, что благодаря многолетним усилиям криминалистов по разработке проблем

криминалистической методики, понятийный аппарат

криминалистики постоянно развивается и пополняется рядом новых понятий и определений.

Это в полной мере согласуется с тенденциями его развития, перечисленными в специальной литературе:

расширение круга употребляемых определений;

изменение существующих определений;

дифференциация определений;

унификация терминологии криминалистики;

128

/. 3. Понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

разработка знаковых систем криминалистики190.

Полагаем, что перечисленные тенденции в полной мере характерны и для системы понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Другим перспективным направлением ее развития и одновременно актуальной проблемой, безусловно, является формализация понятийного аппарата.

190

Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М.: Юрид. лит., 1987.-С. 98 - 101.

129

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Глава II. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ АЛГОРИТМИЗАЦИИ И ПРОГРАММИРОВАНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования

преступлений

Установление закономерных связей между событием преступления, личностью преступника, потерпевшего, обстановкой и способом совершения преступления составляет существо ряда современных криминалистических исследований. Многие из них, несмотря на очевидную научную состоятельность, широкого применения на практике так и не находят. Скептическое отношение субъектов расследования (в т. ч. к действительно полезным научным рекомендациям) отчасти объясняется отсутствием надежных способов предварительной апробации результатов, получаемых в ходе научных изысканий, их соотнесения с реальным многообразием следственных ситуаций.

Результаты нашего исследования исключением не являются. Но в целом это не умаляет как теоретических, так и безусловных практических достоинств концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

В подтверждение этого тезиса достаточно вспомнить, например, такое важное свойство программ расследования как многовариантность, предоставляющее следователю возможность и одновременно вызывающее потребность выбирать,
сравнивать,

130

  1. /. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

искать альтернативы, находить наиболее приемлемые решения и средства их реализации. Вся деятельность, охваченная программированием, предстает как процесс рационального преобразования посредством многообразного комбинирования не только криминалистических алгоритмов, исходных целей, задач, стоящих перед следователем, но и правил, принципов, приемов, а также методов в поисках оптимального решения возникшей проблемы. Основным назначением любой программы является «… упорядочивание следователем дискретной, неполной информации, характерной для процесса расследования при условии видения его направлений и перспектив в целом по делу. На их основе строится процесс собирания необходимых для доказывания данных, выдвигаются версии, организуется само расследование. С технической стороны эти системы, предназначенные для аналитической работы, могут быть самыми различными: схемы, логические структуры, взаимосвязанные перечни вопросов и т. п.»191.

Современными носителями алгоритмов и программ являются различные справочники, инструкции, методические рекомендации и описания. Все они создаются конкретным человеком или группой людей, являясь, в сущности, обобщением накопленного опыта или отдельных технологических разработок рассчитанных на конкретного исполнителя. Излагаются они, как правило, в самой общей форме, без расчета на реализацию в неординарных условиях. С таких позиций программирование расследования в начале 80-х годов получило обстоятельное рассмотрение в докторской диссертации Л. А. Соя - Серко, который рассматривал его, прежде

191 Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ. \ Социалистическая законность. №3. 1990.— С. 49.

131

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

всего, как метод оптимизации планирования следователем предстоящей работы по расследованию уголовного дела, состоящий в разработке программ, их последующем использовании в процессе планирования.

«Программы, особым образом организованные в систему криминалистические предписания по распознанию наличной ситуации, определению задач расследования и выбору средств, для их достижения» - писал он, — справедливо полагая, что на информационной обеспеченности процесса расследования строится вся необходимая база для его последующего программирования192.

Современные возможности криминалистической

алгоритмизации и программирования расследования преступлений представляются намного шире и не ограничиваются лишь оптимизацией планирования. Это связано, в частности, с тем, что в отличие от плана и криминалистические алгоритмы, и программы расследования рассчитаны на четыре категории субъектов:

на следователей и лиц, производящих дознание;

на иных должностных лиц, наделенных процессуальными полномочиями;

на лиц, обучающихся в учебных заведениях юридического профиля;

на разработчиков прикладного программного обеспечения для ЭВМ.

Криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования в большей мере, чем планирование носит упреждающий характер, фактически предопределяя развитие запланированных событий. В остальном планирование соотносится

192 Соя-Серко Л. А. Криминалистические проблемы организации труда следователя. Дисс.д. ю. н.-М„ 1982.-С.273-283.

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

с криминалистической алгоритмизацией и программированием расследования преступлений таким образом, что трудно разграничивать сферы их применения и возможностей. Например, подготовка допроса обвиняемого с использованием большого объема исходной информации, а, следовательно, связанного с выяснением самого широкого круга обстоятельств в соответствии с рекомендациями криминалистической тактики, заключается в составлении письменного плана, содержащего обстоятельства, подлежащие выяснению при допросе, уже имеющиеся у следователя данные, а также примерный список вопросов допрашиваемому.193 Иными словами, все те действия, которые так или иначе охватываются криминалистическими алгоритмами, либо типовой программой расследования. Они призваны, как и план, составленный следователем, «…устранять информационную неопределенность, а также служить преодолению разобщенности действий следователя и оперативно-розыскных служб в работе по уголовным делам»194.

Программируя расследование преступления, следователь оперирует двумя потоками информации, один из которых поступает извне в виде того, что становится известно о конкретной следственной ситуации. Второй поток появляется как результат его профессионального и жизненного опыта в виде понятий, субъективных представлений, профессиональных знаний и многого другого.

Руководство для следователей \ Под ред. Н. Л. Селиванова, В. А. Снеткова - М.: Инфра - М, 1997 - С. 243 - 375; Криминалистика: Учебник \ Под ред. проф. А. Г. Филиппова и проф. А. Ф. Волынского. - М.: Издательство «Спарк», 1998, — С. 282 - 299; Расследование дорожно- транспортных происшествий. - М.: Лига Разум, 1998. — 130 - 137 и др.

194 Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ. Указ. работа. - С. 49.

133

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Программирование расследования, в сущности, заключается в специфической деятельности по организации и обеспечению следователя достаточным количеством криминалистически значимой информации, составляющей основу его профессиональных знаний. Она не извлекается из памяти, а сопровождает процесс программирования, которое в свою очередь способствует грамотному составлению плана, как по конкретному уголовному делу, так и плана отдельного следственного действия195.

Чтобы следователь мог осуществить такое сопровождение, он должен представлять конкретный акт планирования в качестве проблемной следственной ситуации, состоящей из иерархически построенных систем следственных задач, а затем обеспечить криминалистическими алгоритмами и программами расследования каждый элемент следственной задачи и всю задачу в целом.

В трудах криминалистов высказывались сомнения — нужно ли в программах расследования подробно формулировать следственные задачи. Предлагалось делать основной акцент на изложении средств и методов решения этих задач, особенно трудных в начале расследования, «…чтобы алгоритмом мог воспользоваться даже начинающий следователь»196. Но следственная задача, как было точно подмечено в специальной литературе, воспринимается следователем в качестве системообразующего фактора для всей последующей
организации криминалистически значимой

1 197

информации .

Хлопонин Ю. Д. Типовая программа помогла раскрыть замаскированное убийство \ Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып. 6,:. - Л., 1980. — С. 150 - 154.

196 Ищенко Е. Алгоритмизация расследования \ Соц. Законность №3, 1990. — С. 64.

197 Соя - Серко Л. А. Указ. работа. - С. 273 - 283.

134

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Программирование расследования предстает последовательным описанием действий следователя в виде советов по управлению типичной следственной ситуацией. Программа расследования преступления, будучи нечеткой логической структурой, не ущемляет процессуальную самостоятельность следователя. Равно как и творческое начало в его работе, она лишь помогает решить стоящие перед ним задачи, исполняя роль формализованного интеллектуального советчика.

В самом общем виде такая программа расследования будет представлять собой конструкцию, логически отражающую типичное развитие традиционных стандартных действий, где она выступает в роли типового каркаса, на основе которого можно комбинировать сочетаемые криминалистические алгоритмы, отдельные тактические приемы, находить компромиссные варианты их реализации, определять приоритеты и т.п. Сложность и многовариантность программы расследования порождает, в свою очередь, множественность путей обнаружения объективной истины по уголовному делу.

С учетом изложенного заметим, что в криминалистической литературе правильно предлагалось одновременно прогнозировать и программировать действия не только самого следователя, но и других участников расследования на двух взаимосвязанных уровнях.

Во-первых, должна быть спрогнозирована основная стратегическая линия поведения каждого участника следственного действия (от исходной следственной ситуации до поставленной им конечной цели).

Во-вторых, осуществляется прогнозирование вариантов реакций,
ожидаемых извне, на действия следователя

135

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

(предполагающее рефлексивное проигрывание каждой возможной реакции на все тактически значимые действия следователя) .

Такой подход к программированию расследования позволяет структурировать действия следователя с четко выраженной ориентацией на конечную цель, поскольку предполагает такую последовательность решения задач для достижения искомого результата, выработку таких правил поведения, принимая во внимание которые, следователь, избегая неоправданных умственных и временных затрат, сможет формировать индивидуальную систему действий, позволяющих достичь если не всех, то во всяком случае многих из поставленных им целей.

Функциональная сторона такого способа программирования состоит из последовательных алгоритмизированных этапов, что вполне позволяет рассматривать его в качестве оригинального метода многовариантного распределения разрозненных криминалистических алгоритмов в искомую логическую структуру, состоящую целиком из профессиональных знаний, которая определяется целями и задачами, стоящими перед следователем.

• Криминалистическую алгоритмизацию и программирование расследования преступлений сопровождает процесс интерпретации профессиональных знаний. Если их однозначно связывать с этим методом, то можно прийти к выводу: криминалистическая алгоритмизация и практическое программирование - это не что иное, как сопоставление и анализ криминалистических алгоритмов и типовых программ, но «без “сквозной” формализации методики в

199

целом» .

198 Зорин Г. А. Криминалистическая эвристика. Учебное пособие по курсу «Криминалистика». Т. 2.-Гродно, 1994. —С. 111.

199 Гавло В. К. К вопросу о криминалистической методике, как информационно - познавательной системе в деятельности по предотвращению, раскрытию и расследованию

136

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Криминалистами правильно отмечалось, что программа, рассчитанная на реализацию следователем, прежде всего, должна содержать следующие элементы:

формулировку задач (либо системы конечных и промежуточных задач применительно к исходным данным);

выбор средств и методов решения каждой задачи;

оптимальную последовательность действий по решению задачи;

вспомогательную информацию, способствующую решению

200

задач .

Адаптируя типовые логические конструкции подобного содержания к реальной следственной ситуации, следователь может преобразовывать их отдельные (типовые) элементы по своему усмотрению.

Новые алгоритмы и программы могут формироваться по аналогии, либо на основе совершенствования старых. Все это осуществляется следователем до тех пор, пока совокупность криминалистических алгоритмов, которой он отдает предпочтение, не станет максимально пригодной для реализации в сложившейся следственной ситуации. Таким образом, в процессе криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений вопросы, возникшие у следователя, переадресуются к накопленным у него профессиональным знаниям, а точнее, к типовым блокам, в которые они оформлены. Отдельные из них могут отсутствовать или попросту быть не заполненными до конца. Например, в силу отсутствия
профессионального опыта.

преступлений. \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский научный сборник. -Уфа, 1989, - С. 106.

200 Эйсман А. А. Теоретические вопросы программирования расследования \ Вопросы борьбы с преступностью. М., 1987. Вып.45. — С. 85.

137

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Другими причинами могут являться: утрата доказательственной информации (в т. ч. по вине следователя), атипичное развитие преступного события и многое другое.

Процесс криминалистической алгоритмизации и

программирования расследования преступлений представляется нам в виде своеобразного объединения двух относительно самостоятельных составляющих, имеющих соответственно объективный и субъективный характер.

Первая составляющая существует независимо от сознания следователя и может быть представлена в виде совокупности неупорядоченной информации, неизбежно влияющей на ход и результаты криминалистической алгоритмизации и

программирования.

Вторая составляющая индивидуальна, поскольку большей частью связана с поиском оптимальных сочетаний предстоящих действий следователя по расследованию преступления. При этом криминалиститически значимая информация интерпретируется и приводится в определенную систему. Далее следователь выявляет признаки типичной следственной ситуации, определяет главные и второстепенные цели, к которым он должен стремиться, средства их достижения, сроки, исполнителей, а также формы контроля, за качеством выполнения намеченных действий.

Криминалистический алгоритм и программа расследования в таком ракурсе могут быть представлены как формализованная следователем последовательность тактических действий со всеми вытекающими отсюда практическими преимуществами. Они состоят в том, что следователь получает возможность сократить сроки поиска оптимального решения конкретной проблемы, формирует многовариантную модель решения поставленных задач, снижает

138

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

тактический риск собственных действий, активизирует усвоение криминалистически значимой информации, лучше решает нестандартные задачи.

Каждый криминалистический алгоритм, каждая программа расследования должны работать на конечную цель. Криминалистами правильно отмечалось: «… используемые мыслящими людьми любые формализованные системы, созданные не умозрительно, а на основе широких обобщений следственной практики, отнюдь не исключают возможности и необходимости при расследовании конкретного уголовного дела остроумных, нетрадиционных решений, эвристических приемов, в том числе и в атипичных случаях» . Формализация помогает глубже осмыслить, понять процесс расследования, выявить факторы, обусловливающие его успех, обеспечить разработку криминалистических алгоритмов и программ расследования.

При таком подходе криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений может рассматриваться как процесс создания оригинально й

формализованной системы, состоящей в основном из профессиональных знаний следователя (в т. ч. облеченных в форму криминалистических алгоритмов), типовых программ расследования и модели следственной ситуации, которой необходимо управлять. В трудах криминалистов подобные системы иногда выглядят довольно сложно, за счет включения элементов, необязательных с нашей точки зрения. Например, таких как логические и эвристические методы, оптимизирующие решение стандартных следственных задач, используемые в
целях комбинирования . Фактически

201 Гуняев В., Кузьмин С. Указ. работа. - С. 47.

202 Зорин Г. А. Указ. работа. - С. 117.

139

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

эффективность такой системы зависит не столько от насыщенности криминалистическими алгоритмами и программами, сколько от их качества, а также методов, используемых следователем для преобразования собственных профессиональных знаний.

Таким образом, мы окончательно пришли к пониманию того, что в основе теоретической концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, по большому счету, лежит идея формализации познавательных процессов, позволяющая плодотворно сочетать присущую ей строгость с индивидуальными интеллектуальными

возможностями субъектов расследования.

Криминалистические алгоритмы и программы позволяют упорядочить формализацию профессиональных знаний, необходимых каждому следователю, существенно облегчить процедуру описания методик раскрытия и расследования преступлений, а главное - сделать их пригодными для массового практического использования.

Главной целью криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений фактически выступает повышение продуктивности труда следователя за счет мобилизации и последующего использования всех ресурсов его интеллекта, а, следовательно, создания предпосылок для повышения эффективности существующих и разработки новых технологий расследования преступлений.

Четкое обозначение всех иных целей и вытекающих из них задач рассматривается нами как принципиальное решение вопроса о характере и пределах вмешательства в деятельность следователя. Отсюда следует, что в самом общем плане, и цели, и задачи криминалистической алгоритмизации и
программирования

140

2,1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

расследования преступлений должны быть представлены нами в качестве своеобразного костяка формализации, адекватность которой обусловлена такой специфической чертой уголовного судопроизводства, как множественность его субъектов и источников. Одним из них являются частные криминалистические методики, предназначенные для расследования преступлений отдельного вида или группы.

В фундаментальном справочном издании по криминалистике отмечено: каждая из них должна представлять собой, прежде всего, комплекс советов типизированного характера, отражающих типичное для расследования и предупреждения преступлений определенного вида203. Главное — частная криминалистическая методика должна выглядеть как своеобразная программа (алгоритм) действий следователя204. Однако ее структурное построение и чрезмерно общее содержание, ставшие традиционными в криминалистике, соответствуют такой верной по своей сути трактовке весьма условно, так как во многом устарели.

Общепринятый подход к структуре криминалистической методики, по существу, разрывает вертикальные связи криминалистических знаний, представленных комплексом: задача -— версия — частная криминалистическая методика— цели — действия следователя— тактические приемы.

Не придавая криминалистическим рекомендациям форму криминалистического алгоритма или программы расследования, трудно добиться их безусловной ориентации на реальные следственные ситуации и соответственно на решение задач стоящих перед следователем.

203 Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство БЕК, 1997. - С. 103.

204 Там же.-С. 103.

141

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Это положение усугубляется тем, что в науках уголовно- правового цикла фактически отсутствует единая продуманная стратегия, нацеленная на устранение междисциплинарных барьеров и преследующая цель — вооружить субъектов расследования всеми необходимыми профессиональными знаниями. Такой недостаток, на наш взгляд, может и должен быть устранен в рамках криминалистической методики. Следовательно, концепция криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, изменяя представления о структуре и содержании частных криминалистических методик, вполне резонно должна опираться именно на междисциплинарный подход. С учетом этого, в настоящей работе мы попытаемся ставить во главу угла не только проблемные вопросы алгоритмизации расследования преступлений, составляющие существо нашего исследования, но и рассматривать наиболее оптимальные варианты их решения, соответствующим образом детализированные.

Известно, что профессиональные знания должны отвечать многим требованиям, но главное — привести соответствующего субъекта к ожидаемому практическому результату.

Процесс их изложения на формальном или частично формальном языке принято называть формализацией. Полагаем, что в идеале она должна быть достаточно легкой и доступной для любого следователя, хорошо знающего свое дело. Это означает, что, имея в своем распоряжении такое эффективное средство делового общения, он сможет формализовать профессиональные знания самостоятельно, без посторонней помощи, выражая собственные мысли на хорошо понятном ему профессиональном языке, но в строгой формализованной форме. Трудность в том, что фактически профессиональные знания, необходимые следователю, охватывают

142

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

всю совокупность сведений, которые он использует в своей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. По этой причине мы сознательно ограничим это понятие, ибо нас будут интересовать лишь те профессиональные знания, которые целесообразно в той или иной степени формализовать, представив их соответственно в виде криминалистического алгоритма или программы расследования преступлений.

Классификация профессиональных знании, содержащихся

в криминалистических алгоритмах и программах

расследования преступлений

Знания, содержащиеся в

криминалистическом алгоритме, либо

программе расследования преступлений

правляющие Командные знания знания . •’X:.»’

-^ Г”

t?»4 ?

Целесообразно

представлять в виде

текста

Целесообразно

представлять в виде

графических изображений

Схема 6

143

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Каждое из этих формализованных образований и будет представлять собой некоторую сумму профессиональных знаний, которые для удобства следует расчленить на императивный и декларативный блоки (схема 6).

Чтобы лучше понять содержание каждого из них, мы предлагаем использовать базовую и альтернативную системы.

Первая заключается в том, что профессиональные знания, сосредоточенные в декларативном блоке, будут представлены единым массивом, а знания, сконцентрированные в императивном блоке, будут разделены на управляющие и командные. В качестве критерия для второй - альтернативной системы, нами предлагается вопрос: какие средства в данном случае следует использовать для представления профессиональных знаний следователя - текстовые или графические?

Как показало наше исследование, для представления управляющих знаний лучше применять графические изображения в качестве наглядных оптимальных путей возможного изменения следственной ситуации; для командных и декларативных знаний — текстовые205. Таким образом, в альтернативной системе профессиональные знания должны быть классифицированы на визуальные (управляющие) и текстовые (командные и декларативные)206.

205 Изучение специальной литературы убедило нас в том, что использование текста для изложения управляющих профессиональных знаний, особенно сложных, практически в любой сфере человеческой деятельности выглядит так же нелепо, как, например, попытка описать математическое уравнение исключительно словесными выражениями, а не соответствующими общепринятыми символами. Тот факт, что при изложении частных криминалистических методик, криминалистами предпочтение отдается текстовому, а не графическому выражению, можно объяснить лишь тем, что криминалистика намного моложе математики.

106 Классическим примером изложения командных и декларативных знаний в текстовой форме может являться разработанная в начале 70-х годов во ВНИИ МВД СССР типовая программа действий участников следственно - оперативной группы на месте происшествия при расследовании преступлений. В зависимости от вида преступления в ней приводились рекомендации об оптимальном составе следственно - оперативной группы, функциональные

144

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Наши наблюдения свидетельствуют о том, что восприятие следователями визуальной информации, необходимой для пополнения профессиональных знаний, происходит быстрее и легче, чем текстовой. Поэтому во всех случаях, когда быстрота и качество восприятия рассматриваются как один из главных критериев приемлемости криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений, никакой текст не может конкурировать с визуальными изображениями. Удачное графическое изображение не только позволяет сделать наглядной и понятной суть решаемой проблемы, но и нередко способно подсказать принципиально новое соображение, гипотезу, идею, которые при другом подходе, что называется, не приходят следователю в голову.

Здесь необходима оговорка: само по себе визуальное изображение еще ничего не гарантирует. Успех в процессе расследования достигается за счет одновременного, тщательного и скрупулезного применения методов нескольких наук. Если говорить точнее, то, прежде всего, речь идет о синтезе методов криминалистики, логики и информатики, т. е. по сути о формировании нового междисциплинарного направления — информационной криминалистики и соответственно, о дальнейшей разработке, но уже на новой основе, концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

Из основных препятствий для реализации этого плана следует выделить инертность мышления не только практиков, но и отдельных исследователей проблем раскрытия и
расследования

обязанности каждого участника осмотра, технико-криминалистические средства, составляющие ее оснащение и другая полезная информация. См.: Волков Н. П., Зуев Е. И.,Чувашев Н. В., Шавшин М. Н„ Шванков В. М. Программированные действия участников оперативной группы на месте происшествия. - М., 1972.

145

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

преступлений. Чтобы изменить сложившиеся стереотипы, прежде всего, нужно внести целый ряд изменений, как в программу, так и в методы преподавания криминалистики

Уместно вспомнить одну из первых удачных попыток алгоритмизации действий следователя применительно к судебному доказыванию, предпринятую еще в 1963 году. Разработанные тогда алгоритмы имели вид упрощённых схематичных изображений208. В это же время в научной литературе стали высказываться серьезные сомнения по поводу дальнейших перспектив формализации209. Но, несмотря на
отдельные возражения, в криминалистической

литературе продолжали появляться описания криминалистических

»

алгоритмов и программ расследования, для изложения которых использовались не только текстовые, но и графические изображения. Примером может служить один из первых наглядных алгоритмов в отечественной криминалистике — алгоритм применения основных тактических приёмов допроса210.

Основу его предписаний составляли правила и тактические приёмы, выработанные наукой. Недостатком являлось лишь то, что разработчиками алгоритма не были рассмотрены
конкретные

Следует заметить, что за последние годы в этом направлении определенная работа проделана коллективом кафедры криминалистики Московской академии МВД РФ, которым подготовлено несколько изданий учебного пособия по криминалистике, состоящего исключительно из наглядных (а главное понятных и студентам, и преподавателям, и практическим работникам) изображений профессиональных знаний субъектов расследования. См. Криминалистика: Учебное пособие в схемах \ Под ред. проф. А. Г. Филиппова. - М.: Новый Юрист, 1998. - 224 С.

208 Эйсман А. А. Некоторые вопросы построения алгоритмов судебного доказывания. \ Применение теории вероятностей и математической статистики, в судебной экспертизе. (Материалы к конференции). М., 1963. -С.33.

209 Порой они были излишне категоричными. Вот пример одного из них: «Приписывать неопределённым по своей сути величинам какую-то точность бесполезно и нечестно …. В настоящее время и в обозримом будущем область управления не только не может быть полностью описана алгоритмами, но и вообще полностью формализована». См.: Винер Н. Творец и робот. М., 1966. - С. 100.

210 Карнеева Л., Кертес И. Система основных тактических приёмов допроса и алгоритм их реализации. \ Правовая кибернетика соц. стран. - М.: 1987. —- С. 327-333.

146

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

условия и тактические задачи, как имеющие индивидуальную определённость. Для обозначения же рекомендуемых операций в этом алгоритме впервые были использованы общепринятые условные графические символы, предусмотренные государственным стандартом для алгоритмов и программ, который действует и сейчас. Именно наглядные изображения обеспечили однозначную трактовку сущности и назначения каждой операции в его общей структуре, т. к. это позволяло учитывать не только основные, но и производные свойства криминалистических алгоритмов.

Основные свойства алгоритма не нуждаются в повторении, т. к. мы их перечисляли в первой главе настоящей работы.

К производным же свойствам, на наш взгляд, необходимо отнести следующее: алгоритм должен иметь начало и конец (один вход и один выход); каждая операция криминалистического алгоритма (кроме операции проверки условия) должна иметь один вход и один выход; операция проверки условия имеет один вход и два выхода.

Дальнейшее выполнение алгоритма по тому или иному выходу происходит в зависимости от того, выполнено ли проверяемое условие.

В научной литературе наиболее часто используются следующие формы представления алгоритмов:

математические и логические выражения, которые для человека, знающего правила работы с ними, являются последовательностью указаний о том, с какими числами и переменными, какие операции необходимо выполнить, чтобы получить искомый результат;

в форме инструкций, т. е. в виде последовательности указаний, представляющих собой лаконичные, четкие,
ясные,

147

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

недвусмысленные (насколько это позволяет использование литературного, неформализованного языка) текстовые выражения;

логические блок-схемы, где для обозначения проводимых операций используются условные общепринятые графические символы, предусмотренные государственным стандартом для алгоритмов и программ, обеспечивающие однозначную трактовку сущности и назначения каждой операции в общей структуре алгоритма211.

Так, в соответствии с ГОСТом, прямоугольник с закругленными боковыми сторонами обозначает начало, конец или прерывание процесса обработки данных, или выполнения программы; прямоугольник - выполнение операции или группы операций; ромб - решение, т. е. выбор направления выполнения алгоритма в зависимости от некоторых переменных условий.

Наиболее распространенной наглядной формой представления алгоритма является блок-схема (схема 7).

Блоки №1 и №2 обозначают начало и окончание выполнения алгоритма. Под №3 изображен операторный блок, в котором указывается содержание операции или группы операций, выполняемых на этом этапе. Условный блок, в котором указывается условие, проверяемое на этом этапе, представлен под №4. Если предложенные условия выполняются, то дальнейшая работа при использовании алгоритма осуществляется по выходу «да»; если не выполняется - по выходу «нет».

Любая, из трех перечисленных форм, предполагает:

наличие определённого названия алгоритма с отражением в нём цели либо объекта исследования;

”” Обработка данных и программирование схемы алгоритмов и программ. Обозначения условные, графические. ГОСТ 19428 - 74. - М.: 1974.

148

2.1, Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

достаточно полное и систематизированное содержание, соответствующее установленным требованиям (в т. ч. профессиональной этики);

выражение каждого из структурных элементов в форме относительно простых, кратких, ясных, однозначно понимаемых и практически выполнимых предложений (выполнить определённое действие);

расположение элементов в таком порядке, чтобы каждый предыдущий облегчал применение всех последующих;

способность обеспечивать возможность пополнения алгоритмов новыми предписаниями без существенной перестройки программы в целом.

Условные обозначения, используемые для наглядного представления алгоритмов в форме логических блок-схем

начало

L^J4

конец

I

содержани е операции

условие

№4

№3

%

да

нет

Схема 7

149

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Здесь следует заметить, что точное описание и наглядное изображение алгоритма предполагает не только наличие соответствующих рекомендаций о возможном способе действий, но и потенциальную возможность изменения имеющихся исходных данных в определённых пределах. Это обеспечивает массовость его применения и обусловливает наличие связи с решением поставленных задач.

Через решение задач в заданной логической последовательности обеспечивается получение достоверного результата при использовании алгоритма. Сам алгоритм — определённая древообразная структура, в каждом звене которой содержатся формализованные вопросы, предполагающие односложные ответы («да» или «нет»).

После ответа на такие вопросы, решение задач направляется по определённой ветви. Решения, формулируемые при помощи алгоритма, не навязываются, а предлагаются. Процесс их принятия отражается наглядно. Правильности выводов способствует определённая совокупность информации, сконцентрированная в алгоритме. Методологическая помощь от его использования конкретно следователю выражается в получении всесторонней и объективной криминалистически значимой информации о фактах и обстоятельствах, имеющих существенное значение для разрешения уголовного дела.

Проанализировав содержание каждой задачи,

последовательность предлагаемых решений, он может их отклонить, поступив по своему усмотрению. Это распространяется, например, на некоторые частные задачи, для решения которых не существует какого-либо общего приёма. Их принято считать алгоритмически неразрешимыми. Однако
это не является

150

2.1. Цели и задачи криминалистическом алгоритмизации и программирования расследования преступлений

свидетельством несостоятельности криминалистических алгоритмов вообще, а предполагает применение сугубо индивидуального, творческого подхода со стороны следователя. Неправильное или несвоевременное уяснение задач расследования закономерно влечет нерациональное использование имеющейся криминалистически значимой информации.

Наше исследование показало, что именно по этой причине следователями нередко допускаются ошибки в расследовании преступлений. Чтобы их избежать, процесс алгоритмизации должен осуществляться в строгой последовательности — от простого к сложному, а завершаться — разработкой полного комплекса криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений того или иного вида212. В идеале, он должен содержать «… все средства решения всех задач расследования, начиная от момента возбуждения дела до составления обвинительного заключения»213. Иными словами, как это предлагалось криминалистами, должен разрабатываться для всех стадий расследования214.

Основаниями для формирования такого комплекса должны служить:

реально существующие связи и зависимости между криминалистическими рекомендациями;

комплексный характер целей, стоящих перед следователем, а также задач, решаемых им в процессе расследования;

212 Здесь следует отметить, что криминалисты в своих работах предлагали типизировать следственные ошибки применительно к методикам расследования преступлений отдельных видов и групп. Ценность подобной информации при разработке криминалистических алгоритмов и программ расследования очевидна. См., например: Зорин Г. А. Криминалистическая эвристика. Учебное пособие по курсу «Криминалистика». Т.2. - Гродно, 1994. —С. 217.

213 Ищенко Е. Указ. работа. - С. 64.

151

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

необходимость формализации определенной совокупности профессиональных знаний;

обеспечение взаимодействия с работниками органа дознания, экспертных учреждений, со специалистами и др.

Задачи, решаемые следователем е

помощью комплекса

криминалистических алгоритмов и

программ

Определение

оптимальной

последовательности

собственных

действий

-»**

Точная оценка

всей имеющейся

информации

Выдвижение версий

Упрощение

процедуры

планирования

Своевременная

оценка

результативности

тактических

приёмов и

операций

Эффективное

управление

следственной

ситуацией

Своевременное

принятие

оптимальных

тактических

решений

Снижение

тактического

риска

Схема 8

Гуняев В., Кузьмин С, Указ. работа. - С. 49.

152

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Комплекс криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений позволит следователю решать следующие задачи:

дать точную оценку всей имеющейся у него информации;

выдвинуть правильные версии;

упростить процедуру планирования;

своевременно оценить результативность тактических приёмов и операций;

выработать оптимальную последовательность собственных действий;

эффективно управлять следственной ситуацией;

своевременно принимать оптимальные решения;

избегать следственных ошибок за счёт снижения уровня тактического риска (схема 8).

Криминалисты правильно отмечали в своих работах необходимость поэтапного построения алгоритмов и программ, начиная с момента получения следователем первичной информации и обнаружения признаков преступления, подчеркивая при этом, что особенно подробными они должны быть для первоначального этапа

-lie

расследования . В ходе собственного исследования, мы также пришли к выводу, что разработка комплекса криминалистических алгоритмов и программ расследования, должна осуществляться поэтапно (схема 9).

На первом этапе следователь анализирует исходную информацию для отнесения исследуемого события к определенному виду или группе преступлений, сопоставляет
свои выводы с

” Возгрин И. А. Криминалистическая методика расследования преступлений. Минск.: Выш. школа, 1983-С. 210-211.

153

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

конкретной методикой расследования, выдвигает версии
и приступает к планированию.

На втором этапе, после составления плана он принимает решение о криминалистической алгоритмизации
и

программировании дальнейших действий.

На третьем этапе, с учетом региональной специфики и накопленного опыта расследования аналогичных преступлений, определяются задачи, методы, сроки, а также пределы криминалистической алгоритмизации и программирования, анализируется информация о сложившейся следственной, ситуации, определяются перспективы ее дальнейшего развития.

На четвертом этапе происходит отбор, изучение и определение допустимости известных криминалистических алгоритмов и типовых программ расследования.

На пятом этапе, следователь акцентирует свое внимание на отражении в криминалистических алгоритмах и программах всех необходимых индивидуальных особенностей организации раскрытия и расследования соответствующего преступления, адаптируя их постепенно к сложившейся следственной ситуации.

На шестом этапе следователь дает оценку проделанной работе и принимает решение о применении отобранных им криминалистических алгоритмов и программ расследования. На седьмом этапе происходит их практическая реализация. Становится очевидно, что сам процесс криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений - это, в сущности, совокупность последовательных операций, базирующихся на системе перечисленных принципов, методов и концепций. Механизм практической реализации

криминалистических алгоритмов и программ состоит в

154

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

последовательном выполнении следователем

запрограммированных процессуальных действий, направленных на поэтапное приближение к поставленной цели — полному раскрытию преступления и доказыванию вины обвиняемого.

Основанием для возобновления приведенного нами цикла алгоритмизации и программирования является составление нового плана, либо дополнение уже имеющегося.

Преступление вначале предстает перед следователем как своеобразная сумма фактов, отличающихся высоким уровнем неопределенности. Они подлежат тщательному анализу, специальным исследованиям, после чего на их основе строится вероятностная модель механизма преступления, которая по мере реализации криминалистических алгоритмов и программ расследования должна уточняться, дополняться доказательствами и версиями подлежащими проверке.

Выполняя соответствующую программу, следователь стремиться получить результат, который отвечает требованиям закона о полноте, объективности и всесторонности расследования. Положительный результат позволяет считать преступление раскрытым, вину обвиняемого доказанной, а цели, поставленные следователем в начале расследования, достигнутыми. Следовательно, они являлись реальными, а практическая деятельность по их достижению была взвешенной, обдуманной и рациональной.

Но бывают и другие обстоятельства. Так, при расследовании сложных уголовных дел, когда одновременно задействовано несколько следователей, нередко возникает вопрос: каким образом следует добиваться между ними профессионального взаимопонимания? Трудность в том, что каждый
участник

155

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

расследования хорошо знает лишь свой, относительно небольшой участок работы (отдельный эпизод) и смутно представляет что происходит у его коллег. Отсюда — различные недоразумения, неувязки и следственные ошибки. Расследование преступлений соответственно затягивается на месяцы, а то и на годы.

С такими или примерно такими проблемами мы столкнулись в Следственном комитете МВД РФ, участвуя несколько лет тому назад в расследовании уголовного дела, возбужденного по факту хищения, путем мошенничества государственных денежных средств в особо крупных размерах с использованием подложных кредитовых авизо и чеков “Россия”.

Накопленный нами опыт показывает, что вопрос профессионального взаимопонимания следователей, работающих в одной следственно-оперативной группе, а также привлеченных оперативных работников, специалистов, зачастую играет основополагающую роль и во многом определяет успех расследования.

Таким образом, чтобы избежать печальной участи строителей вавилонской башни, участники расследования должны не просто взаимодействовать, но и хорошо понимать друг друга. В противном случае, решение стоящих перед ними задач, а значит полное, объективное и всестороннее расследование преступления будет весьма затруднено.

Изучение криминалистами психологической структуры общих задач расследования показало: любая задача имеет, по меньшей мере, два компонента — условия или данные, и цель или требование.

156

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Рекомендуемая последовательность разработки комплекса криминалистических алгоритмов и программ пасслелгования ппеступлений

1 этап: Анализ исходной информации;

Отнесение исследуемого события к определенному виду или группе преступлений;

Сопоставление собственных выводов с конкретной методикой расследования;

Выдвижение версий и последующее планирование;

??::- ???-?-?—jqt _–’-^^~-^-

2 этап: Принятие решения о криминалистической алгоритмизации и программировании дальнейших действий;

”“?—яГ

3 этап: Определение задач, методов, сроков и пределов криминалистической алгоритмизации и программирования;

Анализ информации о стожившейся следственной ситуации; Определение перспектив ее дальнейшего развития;

4 этап: Отбор, изучение и определение допустимости известных криминалистических алгоритмов и типовых программ расследования; 5 6 этап: Отражение в криминалистических алгоритмах и программах, всех необходимых индивидуальных особенностей организации раскрытия и расследования соответствующего преступления; 7 Адаптация криминалистических алгоритмов и программ к сложившейся следственной ситуации;

т:.. j ., >а дд,Д 1 ,- .’.t.jijnb–» —^^«iS Iiiiiiwrt» I Tmifc iri”ili и’-** ?? - ‘*-• 1 [IB ni> iii J i TIII i” - ^-:Ц- „7т„ %ifti”;i»r..Tnvfflrir –’–“iFliMwMft MbffiaUciiTl«ajiiimnin™

б этап: Оценка проделанной работы;

Принятие решения о применении криминалистических алгоритмов и программ расследования;

iirrt ? »мГ|1|>|Д^а^«Й.1 *??№? iritiii n»> iWw	iJMiiirii ^??ifoiitfirtfimnw'L Йиии/ 1	Hjf "   firr	Miili'Bii	n	rf~-**f- '"*    '      ?"'*""»    i ? г ??= ...^ d    ..-?-,	?.«*?

7 этап: Практическая реализация криминалистических алгоритмов и программ расследования

Схема 9

157

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Конечная цель достигается путем установления промежуточных ее составляющих, т. е. по ходу решения происходит многократное преобразование и целей, и условий задачи. Сама задача, преобразовываясь на каждом последующем этапе, существенно видоизменяется. И нередко воспринимается как принципиально новая. Тем не менее, без изменений остается ее структурная характеристика, включающая в себя цель и условия, которые связаны между собой так, что от решающего требуется их преобразование216.

Цель - это желаемый результат, к которому стремится следователь, расследуя преступление. В известной степени она определяется элементами состава преступления предусмотренного уголовным законодательством, а так же содержанием, формой, структурой и объемом криминалистически значимой информации, подлежащей установлению. Чаще всего цель носит вероятностный характер, поскольку следователю точно не известно, как в действительности развивались расследуемые события.

Анализ механизма преступления при помощи соответствующих криминалистических алгоритмов и программ расследования помогает найти ответы на многие вопросы. Полученные результаты могут быть самыми неожиданными. Поэтому по мере приближения к установлению истины, цель должна постоянно корректироваться. Ее достижение предполагает строго индивидуальное тактическое воздействие на объект исследования. Следователь не может рассчитывать на то, что применение возможно большего числа криминалистических алгоритмов и программ расследования гарантирует ему получение ожидаемого результата. Как показало

216 Гранат Н. Л., Ратинов А. Р. Решение следственных задач: Учебное пособие. - Волгоград., 1978. —С. 34.

158

  1. /. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

наше исследование, задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений — ближайшие цели. А цели в свою очередь — это отдаленные задачи, которые следователь должен решить в процессе своей профессиональной деятельности. Характер и тех и других во многом определяется процессуальными функциями следователя.

Теоретически отличия между целями, задачами и определяющими их функциями довольно условны. Но фактически деятельность следователя (его функционирование в качестве субъекта расследования) даже при условии надлежащего выполнения всех профессиональных функций может как привести, так и не привести его к решению поставленных задач. А значит и к достижению целей. Это возможно, в частности, потому, что процесс выполнения функций носит очевидный перманентный характер, а процесс решения задач и достижения целей - дискретный. Иначе говоря, характер криминалистического алгоритма.

У нас есть все основания предположить, что процесс решения задач, стоящих перед следователем, равно, как и достижения целей, фактически пронизан криминалистическими

алгоритмами и соответствующими программами

расследования. Попытаемся с этих позиций продолжить рассмотрение целей и задач криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

Цели, стоящие перед следователем, чаще всего сводятся к устранению информационной неопределенности, одновременно играя роль своеобразного стержня криминалистической алгоритмизации и программирования расследования. Желание достигнуть их за минимальный промежуток времени с наибольшей результативностью формирует у следователя
потребность в

159

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

использовании соответствующих средств и методов, наиболее эффективными из которых являются криминалистические алгоритмы и программы расследования.

Прежде чем приступить к их составлению, осуществляются следующие необходимые действия:

следователь формулирует желаемые результаты;

определяет цели, которые необходимо достичь для их получения;

систематизирует поставленные цели на начальные, конечные и промежуточные;

выявляет условия, способствующие и препятствующие их достижению;

выбирает методы, обеспечивающие достижение поставленных целей и приступает к их практическому использованию.

Показателем эффективности криминалистической

алгоритмизации и программирования в каждом случае расследования будет наличие сходств и различий между желаемыми и фактически достигнутыми следователем результатами. Чем меньше различий, тем выше эффективность его действий.

Теоретические разработки, составляющие содержание настоящей концепции, преследуют достижение следующих целей:

формализацию профессиональных знаний следователя;

обновление существующих и разработку новых криминалистических алгоритмов и типовых программ расследования;

обучение субъектов расследования навыкам

криминалистической алгоритмизации и программирования;

160

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

решение идентификационных и диагностических задач;

описание структуры деятельности следователя, тактических решений, моделей, типовых способов решения задач расследования и процессов функционирования интеллектуальных систем в криминалистике;

наглядное представление императивных знаний, накопленных в уголовном праве, уголовном процессе, криминалистике, оперативно —розыскной деятельности, теории управления и других науках;

описание порядка поиска и устранение допущенных просчетов в работе следователя;

накопление профессиональных знаний и последующей автоматизации информационного обеспечения деятельности следователя;

разработка прикладного программного обеспечения;

повышение эффективности диалога следователя с ЭВМ;

создание технологий нового поколения, предназначенных для раскрытия и расследования преступлений, отдельных видов и групп (схема 10).

Заметим, что приведенный перечень носит самый общий характер, отнюдь не являясь исчерпывающим, хотя и нацелен на обозримую перспективу. По мере дальнейшей разработки проблем алгоритмизации он, безусловно, будет меняться, но детализировать его можно уже сейчас. Включив, например, задачи, решение которых сопровождается использованием схем тех или иных действий следователя. Поскольку именно они являются по существу функциональным аналогом криминалистических алгоритмов и программ. Это позволит подробно описать многие выполняемые ими функции, в т. ч. с помощью терминов, не являющихся распространенными в криминалистической литературе.

161

2.1. Цели и задачи криминалистической ачгоритмизации и программирования расследования преступлений

Формализация профессиональных знаний следователя

Создание технологий

нового

поколения,

предназначенных

для раскрытия и

расследования

преступлений

отдельных видов

и групп

Описание структуры деятельности следователя,

тактических решений, моделей, типовых способов

решения задач расследования и процессов

функционирован ия

интеллектуальны х систем в

криминалистике

Наглядное

представление

императивных знаний,

накопленных в

уголовном праве,

уголовном процессе,

криминалистике,

оперативно -

розыскной

деятельности, теории

управления и других

науках

Решение

идентификацион ных

и диа1 ностическнх

задач

Повышение эффективности ^_

диалога

следователя с

ЭВМ

Обновление

существующих и

разработка новых

криминалистическ

их алгоритмов и

типовых программ

расследования

Цели

криминалистич еской

алгоритмизаци и и

программирова ния

расследования

преступлений

*гЛ

Описание порядка поиска и

устранения допущенных

просчетов в работе

следователя

Обучение субъектов

расследования, навыкам

криминалистическ ой

алгоритмизации и

программирования

Разработка

прикладного

программного

обеспечения

\

.V-==

Накопление

профессиональных

знаний для

автоматизации

информационного

обеспечения

деятельности

следователя

.О . - 1 Г\

^Асма ли

Речь, в частности, идет:

о стратегическом обзоре функций следователя;

162

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

об описании логических отношений между разрозненными познавательными процессами в расследовании преступлений;

об изложении детальной логики и укрупненной структуры криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений;

о стимулировании анализа и разработки детальной логики процесса расследования при обучении следователей;

об описании процедур организационного управления следственной ситуацией, в т. ч. с помощью компьютерных методологий, и о многом другом.

Перечисленные цели могут быть конкретизированы и в задачах, решение которых оптимизируется криминалистической алгоритмизацией и программированием расследования преступлений. Многие из них обстоятельно рассматривались в трудах криминалистов, следовательно, были соответствующим образом классифицированы.

В одном случае их предлагалось разделить на три большие группы.

•В первую включить задачи, непосредственно связанные с использованием имеющейся в деле информации;

во вторую — задачи по поиску дополнительной информации;

в третью — задачи, связанные с оказанием помощи работникам правоохранительных органов в получении новых знаний об организации расследования преступлений217.

В другом случае была предложена классификация, включающая пять групп задач:

” Густов Г. А. Программирование расследования \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия. Межвуз. сб. научных трудов. Уфа. 1989.— С. 17-18.

163

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

диагностические, поисковые задачи, направленные на распознание механизма функционирования объекта в исследуемых криминальных условиях;

интерпретационные, аналитические задачи, направленные на истолкование скрытого содержания объекта, его связей и смыслов;

гипотетические, версионные задачи, направленные на использование данных интерпретаций и построение общих, частных и рабочих версий;

идентификационные задачи, направленные на распознание объекта и его отождествление с опознанным, через сопоставление с признаками ранее исследованного объекта;

композиционные задачи, связанные с построением систем доказательств при организации следственных действий, тактических воздействий на партнера и составлении процессуальных документов.

Все они, по мнению автора, решаются через процесс взаимодействия элементов соответствующей задачи с системой следственных эвристик, в рамках которых каждый элемент должен взаимодействовать с методами преобразования (по форме, структуре, свойствам связей и т. д.)218. Очевидно, что классификация может быть произведена и по иным основаниям, поскольку задачи, входящие в перечисленные группы, носят в своем большинстве частный характер и, по существу, логично вытекают общих целей — задач криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

Зорин Г. А. Указ. работа. - С. 126.

164

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Завершая рассмотрение вопроса, следует коротко остановиться на дальнейших перспективах решения проблем формализации в криминалистике.

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать две оригинальные точки зрения.

Согласно одной из них, следователь не должен самостоятельно формализовать свои профессиональные знания, ибо задача для него слишком трудна. Ведь фактически большую часть имеющихся знаний опытные следователи не в состоянии передать кому-либо. Не потому, что они не желают делиться секретами профессионального мастерства, многие из них не в состоянии сделать это из-за незнания методики формализации собственных знаний. Общаясь со следователями, мы постоянно убеждаемся: фактически они знают намного больше, чем сами осознают.

Вывод: решение задач криминалистической алгоритмизации и программирования следует полностью передать научным работникам, которые, действуя по специальной методике, будут интервьюировать следователей, формализовать «извлеченные» знания и с помощью ЭВМ, составлять криминалистические алгоритмы и типовые программы расследования.

Другая точка зрения: следователь должен формализовать свои знания самостоятельно — при минимальной поддержке со стороны ученых—криминалистов. Такой метод можно назвать «автоформализацией профессиональных знаний следователя».

Автоформализация полезна тем, что устраняет ненужных посредников и позволяет свести к минимуму следственные ошибки. Однако возникает вопрос — сможет ли следователь формализовать свои знания самостоятельно? Будет ли для него задача посильной?

165

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

Для сомнений есть веские основания, поскольку диапазон методов формализации довольно широк. Некоторые из них (например, языки программирования), в силу принципиальной сложности, исключают достижение многих целей, стоящих перед следователем. Как найти решение?

Для того чтобы формализация оказалась для него посильной, ученые-криминалисты должны максимально упростить технологию формализации процесса расследования

преступлений.

Исследование показало, эта цель может быть достигнута, прежде всего, за счет широкого использования возможностей криминалистической алгоритмизации и программирования. С одной стороны — это возможность постоянно разрабатывать неограниченное никем число криминалистических алгоритмов и программ; с другой — фиксировать и распространять заслуживающий внимания опыт расследования преступлений.

Здесь вновь возникает мысль о возможности и целесообразности создания универсального технологического языка на базе накопленного в криминалистике научного знания.

Эта мысль опирается на следующие предпосылки.

Абсолютное большинство следователей пока не умеет программировать. Между тем, многие из них успешно решают поставленные задачи. Следовательно, они обладают необходимыми профессиональными знаниями для их решения. Знаниями, которые можно назвать алгоритмическими (либо технологическими, императивными, процедурными).

Возникает нелепая ситуация: большинство следователей, обладая формализованными знаниями, не в состоянии их выразить из—за
отсутствия легкого и удобного языка, предназначенного

166

2.1. Цели и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений

специально для криминалистической алгоритмизации и программирования, позволяющего любому субъекту расследования выразить знания в единой стандартизированной форме.

Именно такой язык призван играть роль межотраслевого и даже междисциплинарного средства профессионального общения. Содействующего решению важнейшей проблемы

криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений - проблемы взаимопонимания между работниками научными и практическими.

167

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

    1. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Взяв за основу положения системно - структурного подхода к изучению явлений действительности, мы смогли убедиться в том, что криминалистические алгоритмы и программы расследования имеют свою специфику, методику и пределы применения. Причем не только при производстве отдельных процессуальных действий, но и в организации расследования в целом. Они не сковывают инициативы следователя, а лишь способствуют достижению поставленных целей и решению общих задач расследования, играя роль своеобразного мыслительного ориентира.

Очерчивая в сложившейся следственной ситуации круг рекомендуемых решений, программа расследования обеспечивает их соответствие поставленным задачам, помогая следователю заблаговременно разрешать спорные вопросы, избегать неоправданных повторов, стимулировать работу логического и образного мышления, не требуя при этом обязательного совершения тех или иных действий. Однако, как и криминалистический алгоритм, программа расследования существует в основном для того, чтобы следователь имел возможность не просто чем-то руководствоваться, но и заранее рассматривать возможные последствия собственных действий. Следовательно,

криминалистические алгоритмы и программы в любом из случаев их применения нельзя рассматривать в качестве некоего безусловного предписания. Это всего лишь рекомендации — о наиболее рациональном объеме и последовательности тех или иных действий

168

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

субъектов расследования в типичной следственной ситуации, выполнение которых может привести к достижению стоящих перед ними целей и к решению соответствующих задач.

Предположим, возникнут отдельные возражения по поводу того, что нельзя запрограммировать организацию расследования дела в целом, ибо процесс этот во многом непредсказуем. Но ведь программа, объединяя следственные и многие другие процессуальные действия в единую систему, по мере продвижения расследования, может и должна изменяться. Более того, следователь, оценивая перспективы своей деятельности, постепенно дополняет используемую программу новыми следственными задачами, соответствующими криминалистическими алгоритмами, а при необходимости заменяет ее другими программами, специально предназначенными для решения новых задач.

Основу такой программы вполне может составить следующая последовательность операций, рекомендованная в специальной литературе:

‘уяснение условия задачи и искомого;

ориентирование в исходных данных;

классификация и разделение основной задачи на подзадачи;

выбор программированной методики или эвристический поиск плана решения;

выбор методов и технических средств;

получение дополнительной информации (с помощью информационно - поисковой системы и т. д.);

определение действий, необходимых для решения подзадач (осмотры, допросы и др.);

169

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

выполнение конкретного набора операций;

проверка полученных результатов;

синтезирование результатов исследования и формулирование вывода;

описание процедуры решения задачи и процессуальная фиксация результатов219.

Применение криминалистического алгоритма или программы, как правило, влечет за собой последовательное снижение неопределенности исходной информации. Следователь получает возможность осуществлять контроль за результативностью своих действий, оперативно выявлять и устранять следственные ошибки, сопоставлять ожидаемые промежуточные результаты расследования с фактическими. Он постоянно дает оценку индивидуальным условиям расследования, в которых протекает или будет протекать реализация криминалистических алгоритмов и программ.

Изменяя, либо дополняя их по своему усмотрению, следователь старается использовать весь арсенал известных ему логических приёмов и средств - дедукцию, индукцию, сравнение, абстрагирование, анализ, синтез и т. д., которые реализуются в его понятиях, суждениях, либо умозаключениях. Используется достаточно большой объем криминалистически значимой информации, вт. ч. не имеющей непосредственного отношения к расследуемому событию.

Итогом этой деятельности является создание своеобразной семантической сети, связывающей воедино все сведения, которыми

219 Грановский Г. Л. Понятие и основные положения общей теории решения криминалистических задач \ Современное состояние и перспективы развития традиционных методов криминалистической экспертизы. Сб. научных трудов. - М.: 1987. — С. 8.

170

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

он располагает. Иногда таких сведений бывает настолько много, что у следователя невольно возникают затруднения, закономерно порождающие взаимосвязанные вопросы: каким образом из огромного многообразия практических рекомендаций быстро выбрать те, которые лучше других подходят для управления сложившейся ситуацией? С помощью каких криминалистических алгоритмов и программ расследования можно упростить этот процесс?

Понимая непосредственную связь подобных вопросов с исследуемой проблематикой, мы пришли к выводу: концепция криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений должна содержать не только теоретические основы, ключевые понятия, цели, задачи, методику составления криминалистических алгоритмов и программ, но и также их научную систематизацию. Это вызвано тем, что, как и любое другое теоретическое образование, она нуждается в определенном упорядочении — классификации, которая соответствовала бы объективно существующим закономерным связям между элементами научного познания. И отражала бы эти связи, основываясь «…на разделении множества предметов, явлений, отношений, свойств, признаков и т. п. на отдельные группы по тем или иным основаниям»220.

Классификация - категория логическая. В формальной логике она рассматривается в качестве инструмента для распределения

” Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М.: Юрид. лит., 1987. - С. 129.

171

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

предметов на классы по существенным признакам, которые подразделяются на формальные и содержательные .

Материалистическая диалектика трактует классификацию несколько шире, как научный метод, используемый для раскрытия внутренних связей между группами . Всякое предметное классифицирование, т. е. распределение материальных объектов по группам в соответствии с научной классификацией, не является разновидностью последней, а представляет собой ее «материализацию в натуре»223, так как производится по определенным правилам. При этом учитываются закономерности присущие группам, соразмерности единого основания и непрерывности224.

Криминалисты понимают классификацию как необходимое условие эффективного познания объекта, важное средство проникновения в его глубинные, базисные слои и обеспечения продуктивного движения мысли исследователей от исходного целого к образующим его частям. И от них — снова к целому. Для выявления закономерностей, знание которых необходимо для его научного объяснения и описания225.

В криминалистике основы систематизации рассматриваются специальным разделом общей теории — криминалистической систематикой, исходным принципом которой является целостность исследуемой системы.

221 Карпенко Л. А. Короткий логический словарь. М., 1985. - С. 373.

222 Философская энциклопедия. М„ 1982. Т. 2. — С. 523.

223 Белкин Р. С. Указ. работа. - С. 130.

224 Кондаков Н.И. Логика. М., 1964. — С. 364 - 371.

225 Образцов В. А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. - С.5.

172

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Криминалистическая методика, фактически являясь подсистемой криминалистической науки, одновременно является «системой научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и осуществлению расследования преступлений»226, которая, в свою очередь, содержит две подсистемы - общие положения и частные криминалистические

227

методики .

Очевидно, что системой следует считать некоторое множество взаимосвязанных элементов, обладающее индивидуальными свойствами, не сводящимися к свойствам каждого из них в отдельности. Так, программа расследования имеет свойства (многовариантность и др.), которыми ни один ее элемент в отдельности не обладает.

Из приведенных примеров видно, что все элементы системы будут являться подсистемами, являющимися, в свою очередь, системами для своих подсистем. Кроме того, каждая система входит в ту или иную надсистему. Если состав подсистем для конкретной системы четко определен, то надсистемы у нее могут быть разные, в зависимости от точки зрения. Та же концепция криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений может рассматриваться как часть надсистемы «криминалистическая методика», «криминалистическая тактика», «криминалистическая техника»
либо «криминалистика». Таким образом, система, ее

” Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство БЕК, 1997. — С.103. 227 Там же.-С. 103.

173

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

подсистемы и надсистемы образуют иерархию, т. е. расположение

228

частей в порядке от высшего к низшему .

Иерархичность необходима для облегчения выполнения некоторого комплекса полезных функций, достижения целей и решения соответствующих задач. В таком смысле систему «программа расследования» или «криминалистический алгоритм» можно рассматривать как некий передаточный механизм, реализующий определенную связь между ее входом и выходом. Связь осуществляется с помощью функциональных звеньев (“преобразователей”), преобразующих известное состояние следственной ситуации на входе, в желаемое состояние на выходе. Звенья также состоят из элементов, которые условно можно разделить на основные и вспомогательные. И те, и другие бывают системообразующими, т. е. обеспечивающими не только существование системы как единого целого, но и подсистемы, обеспечивающей нормальную работу системы.

Система будет полной только в том случае, если имеет все необходимое для выполнения своих функций без участия человека. Подавляющее большинство современных систем являются неполными.

Неполная система и каждый ее элемент в отдельности могут быть условными в зависимости от интереса, проявляемого (либо не проявляемого) со стороны того или иного субъекта. Например, следы, обнаруженные на месте происшествия, как правило, не являются системой для одних участников осмотра (понятых), но

228 Возможны и другие структуры, например ретикулярная (сетчатая), в которой все подсистемы связаны с друг другом сложными обратными связями, влияют друг на друга, поэтому невозможно выделить какую-то иерархию однозначно.

174

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

являются системой для других (следователь, специалист, оперативный работник, судебно-медицинский эксперт и др.). Для преодоления условности каждая исследуемая наукой система может быть расчленена на отдельные элементы различными способами. Свойства и функции каждого из них закономерно обусловливаются свойствами и функциями системы, которая, в свою очередь, может рассматриваться как «подсистема по отношению к системе более высокого уровня»” . Для того, чтобы наше исследование полностью удовлетворяло системным требованиям, оно должно адекватно отражать не только полученные результаты научного познания, но также обозримые перспективы их дальнейшего использования для решения новых задач.

Исходя из таких посылок, мы пришли к выводу, что классификация криминалистических алгоритмов и программ должна являться составной частью криминалистической систематики, имеющей познавательное и практическое значение для всей науки. Она рассматривается нами не только как важнейший элемент настоящей теоретической концепции, но и как одно из необходимых условий эффективного использования следственной практикой криминалистических рекомендаций вообще и формализованных профессиональных знаний, в частности.

Системный подход позволит нам, не разрушая устоявшиеся внутренние научные связи, разработать научную классификацию криминалистических алгоритмов и программ, а также упорядочить ее содержание применительно к предмету и объекту исследования. По своему характеру она практически ничем не будет отличаться

Белкин Р. С. Указ. работа. - С. 130.

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

от классификаций других объектов в криминалистике, поскольку ее основу составят известные правила и принципы, деления объема понятия формальной логики (обратное отношение, родовые и видовые признаки, собирательность и др.).

Известны различные по содержанию классификации криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений.

Прежде, чем изложить собственную точку зрения, необходимо остановиться на их рассмотрении.

По мнению Г. Л. Грановского, виды программ зависят исключительно от видов криминалистических задач и подразделяются на стандартные и нестандартные (эвристические).

Структура стандартной задачи содержит исходную информацию, достаточную для ее решения. Но при использовании, например, типовой программы допроса, характерного для исследуемой ситуации, отдельные частные вопросы могут дополняться следователем с учетом особенностей изучаемой криминальной ситуации. Эвристические задачи предполагают поиск форм и методов допроса, которые выходят за рамки традиционных типовых программ. Но при этом они могут использоваться при решении эвристических задач. Более того, именно наличие разработанных типовых программ допросов по конкретным методикам облегчает решение нестандартных задач.

Следователь, решая нестандартную задачу, фактически создает для себя типовую (стандартную) программу для решения задач данного вида. Предложенная классификация программ на стандартные и нестандартные, по мнению автора, носит характер

176

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

условный; программирование, обеспечивая взаимодействие алгоритмических и эвристических способов решения, должно быть достаточно гибким, чтобы максимально использовать сочетание алгоритмов и эвристик230.

В другом случае, программы расследования классифицированы на высший и низший уровни.

Первые — призваны обеспечить методической информацией следователя, для решения простых задач — тех, которые решаются посредством применения известного способа при известных обстоятельствах.

Вторые — обеспечивают следователя методической информацией по обнаружению решения творческих задач, тех, в которых не хватает исходных данных или неизвестен способ действия. При помощи программ низшего уровня возможно, по мнению автора, качественное планирование при расследовании совершенно определенных дел, когда выявлено, что преступление совершено в условиях очевидности. Программы высшего уровня призваны, в основном, обеспечивать выполнение предписаний следователя, дабы содействовать решению эвристических задач231.

В трудах И. А. Возгрина программы расследования классифицированы сразу по нескольким основаниям.

По содержанию решаемых задач они разделены на программы с первоочередной задачей розыска; программы
исследования

Грановский Г. Л. Алгоритмические и эвристические методы решения экспертных задач \ Экспертные задачи и пути их решения в свете НТР. Сб. научных трудов ВНИИСЭ. Вып.42. М., 1980.-С. 32-35.

231 Соя-Серко Л. Я. Криминалистические проблемы организации труда следователя. Дисс. … доктора юрид. наук. М., 1982. - С. 285 - 287.

177

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

доказательств в целях изобличения преступников; комплексные программы расследования.

По структуре — на одногрупповые и сложные.

По объему — на краткие и объемные.

По месту в процессе расследования — на программы первоначального этапа, дальнейшего расследования и заключительного этапа.

По уровню обобщения автором выделены типовые программы на уровне разработки принципов криминалистической методики; методик отдельных видов преступлений; методик расследования отдельных групп уголовных дел232.

В работах Г. А. Густова программы различаются по объекту, на исследование которого они направлены и по структуре, что важно для их разработки и дальнейшего использования на практике.

Подразделение по первому основанию: программы расследования дела в целом; программы решения отдельных задач расследования (раскрытие преступления, возмещение ущерба, предупреждение преступления, проверка версий, исследование обстоятельств и т. д.); программы выполнения следственных и иных действий (осмотр места происшествия, поиск свидетелей и т. д.); программы описания следов и предметов.

Подразделение по второму основанию: краткие; развернутые; отражающие возможные результаты действий следователя.

Краткие программы представлены Г. А. Густовым как логически упорядоченные системы типовых задач, излагаемых применительно к конкретным объектам познания, ориентирующих

232 Возгрин И. А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в системе частных методик расследования \ Следственная ситуация. М., 1985. —С. 69 -70.

178

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

следователя на то, что надо выяснить при расследовании отдельного вида преступлений, изучении определенного обстоятельства, проведении следственного действия и т. д. Сюда относятся программы, включающие в себя только основные типовые задачи, применение которых помогает осуществить анализ исходных материалов дела; программы, в которых, наряду с основными содержатся промежуточные и конечные задачи; программы, в которых типовые задачи излагаются применительно к определенной ситуации.

Развернутые программы представлены автором, как логически упорядоченные системы не только типовых задач расследования, но также их типичных решений, рекомендуемых в отношении определенных объектов познания.

Наряду с типовыми задачами и адекватными типовыми решениями они отвечают на вопросы: что и как следователь может выяснить. Структура их имеет вид «дерева целей», ветви которого завершаются конкретными фактическими действиями, предлагаемыми для решения той или иной задачи. В отличие от развернутых, программы, отражающие возможные результаты действий следователя, имеют вид типовых поисковых систем. Наряду с типовыми задачами и решениями содержат перечень возможных результатов действий следователя, а также версий по оценке этих результатов и рекомендаций о способах их проверки233.

В криминалистической литературе содержатся и совсем простые классификации, нередко имеющие сходство с изложенными

233 Густов Г. А. Программирование расследования \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия. Межвузовск. сб. научных трудов. Уфа, 1989. —С. 18-23.

179

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

нами выше. Являясь в определенной мере полезными и обоснованными, они не дают полного представления о содержательной стороне криминалистических алгоритмов и программ расследования.

Примером такого подхода может являться разделение последних на три группы:

программы организации расследования уголовного дела определенной категории, в целом;

программы, ориентированные на решение отдельных частных, в том числе и типовых задач расследования;

программы, указывающие на типовые приемы проведения тех или иных следственных действий234.

В работах криминалистов также встречаются классификации отдельных разновидностей программ. Например, Г. А. Зорин, изучая программирование следственных действий, справедливо отметил, что оно может быть линейным и разветвленным.

В первом случае, принятый вариант тактического решения последовательно подвергается преобразованиям при помощи различных эвристических методов; программа при этом обретает новые качества. Во втором - следователь осуществляет одновременное параллельное воздействие на программу: преобразование происходит избирательно и, как правило, по довольно сложной схеме.

В зависимости от степени неопределенности элементов, автор подразделяет программы на жесткие и свободные.

Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ. \ Социалистическая законность. №3. 1990. — С. 49.

180

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Первые предполагают наличие точных, последовательно выполняемых предписаний, делающих деятельность следователя более гибкой и альтернативной.

Классификационная схема криминалистических

алгоритмов и программ расследования

преступлений

Система

криминалистических

алгоритмов и программ

i

i

Криминалистические алгоритмы

Программы расследования

V/

Основание

I

Основание

Линейная систематиз ация

., г-1 •?*•>-

Вид

Вид

Вид

Основ ание

Группы

Группы

Г

Горизо нтальна я система тизация

Криминалистические алгоритмы

Основание

Основание

Основание

Группы

Группы

Группы

Програм мы расследо вания

Схема 11

181

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Вторые, менее структурированные, разделены на программы широкие и узкие, а равно и программы с элементами явного риска и программы с латентным риском235.

Анализ перечисленных точек зрения показывает: многие авторы при разработке классификационных схем ошибочно отождествляют различные по своей сути понятия криминалистического алгоритма и программы расследования. Несостоятельность такого подхода нами была аргументирована в первой главе настоящей работы. Однако заметим, что по нашему убеждению, любая предлагаемая классификация должна базироваться на понимании криминалистического алгоритма как научно обоснованного правила — о выполнении в заданном порядке системы последовательных операций, рекомендуемых следователю для решения задач определенного типа.

Нужно понять, что это всего лишь элемент программы расследования, причем далеко не единственный.

Систематизированные соответствующим образом

криминалистические алгоритмы в совокупности с другими практическими рекомендациями образуют программу расследования преступлений, включающую в себя различные сочетания следственных действий, производство каждого из которых, в свою очередь, может программироваться.

Развернутая классификационная схема должна создаваться именно на этой основе, содержать две взаимосвязанные подгруппы, раздельно систематизирующие программы расследования и криминалистические алгоритмы, каждая из
которых, в свою

235 Зорин Г. А. Криминалистическая эвристика. Учебное пособие по курсу «Криминалистика». Т. 2.-Гродно, 1994.—С. 120.

182

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

очередь, будет иметь как вертикальные, так и горизонтальные ряды (схема 11). Их смысл и основное назначение видится в том, что первые должны способствовать систематизации по видам и группам, а вторые раскрывать особенности расследования в видовых и групповых рамках.

Такая иерархия подразумевает основания для классификации, полностью отвечающие поставленной задаче — раскрытию внутренних связей между криминалистическими алгоритмами и программами расследования.

Первым основанием выделения любой программы расследования из общего ряда должны являться исходные следственные ситуации. Вернее, объем и характер содержащейся в них информации, обусловливающей существование системы тактических целей и соответствующих им задач.

Следует выделить следующие разновидности программ расследования:

предназначенные для доследственных ситуаций, т. е. содержащих совокупность практических рекомендаций по осуществлению проверочных действий;

предназначенные для исходных следственных ситуаций, складывающихся на первоначальном этапе расследования;

предназначенные для следственных ситуаций, характерных для последующего и заключительного этапов расследования;

предназначенные для осуществления отдельных тактических операций (комбинаций) в типичных следственных ситуациях (схема 12).

183

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Линейная систематизация

программ расследования

пцеступлений

Исходные следственные ситуации

XX

Оиьсм и характер криминалистически значимой информации

Качественная характеристика

Качественная характеристика

Задачи

I I ПЩ ll’l \1111 I

предназначенн ые для

доследственны х

ситуаций

^ia»«s0s2E

Программы,

предназначенн ые для

исходных

следственных

ситуаций

Задачи

Следственные действия

Программы,

предназначен ные для

последующег о и

заключительн ого

этапов расследовани я

“5^«в^Е’

Следственные действия

Программы,

предназначенные для

осуществления

\ отдельных

тактических операций

(комбинаций) в

типичных следственных

Схема 12

184

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Это — линейная систематизация, являющаяся основой для всех дальнейших разветвлений. В свою очередь, они должны перекликаться с классификацией следственных ситуаций, основанием которой, как правило, служит характеристика одного из компонентов236.

Таких классификаций несколько. Большинство носит частный характер. Теоретически и практически значимыми являются лишь те, в которых следственные ситуации подразделяются на типичные и специфические, бесконфликтные и конфликтные, начальные, промежуточные и конечные237, а в общем виде на благоприятные и неблагоприятные238. Следовательно, основанием для дальнейшей разветвленной систематизации программ расследования может служить их качественная по отношению к поставленной цели характеристика.

С такой точки зрения, по аналогии со следственными ситуациями, программы расследования преступлений могут быть классифицированы еще на две группы, предназначенные для благоприятных и неблагоприятных ситуаций (схема 13).

Всякое достижение следователем намеченных целей с помощью криминалистических алгоритмов и программ должно начинаться с

Наиболее полно классификации следственных ситуаций описаны Л. Я. Драпкиным и Т. С. Волчецкой. См.: Драпкин Л. Я. Понятие и классификация следственных ситуаций. В кн. Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Научные труды Свердловского юридического института, вып.41. Свердловск, 1975; Он же. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987; Волчецкая T.C. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. Калининград, 1994; Она же. Криминалистическая ситуалогия. Дисс. .. д. ю. н. М.;1997.

237 Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории ^ к практике. - М.: Юрид. лит., 1998.-С.96.

238 Он же. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство БЕК, 1997. - С. 204.

185

2.2, Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

оценки реально существующей следственной ситуации и осознания необходимости ее изменения в благоприятную сторону.

Систематизация программ расследования по качественным

характеристикам

Программы расследования

благоприятных

следственных

ситуаций

и^сдпалктспы дли

неблагоприят ных

следственных

ситуаций

Схема 13

Далее программы расследования должны быть дифференцированы в зависимости от разновидности следственного действия, в ходе которого они реализуются.

По этому основанию следует различать следующие программы:

допроса (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого);

очной ставки;

предъявления для опознания;

выемки;

обыска;

наложения ареста на имущество;

задержания;

186

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

осмотра;

освидетельствования;

следственного эксперимента;

экспертизы;

получения образцов для сравнительного исследования;

проверки и уточнения показаний на месте;

прослушивания телефонных и иных переговоров (схема 14).

Это основание для классификации носит самый общий, т. е. линейный характер, поскольку дальнейшая, разветвленная систематизация программ расследования может продолжаться уже в рамках данной классификационной группы.

Так, например, классификация программ следственного осмотра должна быть продолжена, как минимум, на трех взаимосвязанных уровнях: исходя из их вида, объема и последовательности проведения.

По виду следует различать программы осмотра места происшествия, трупа (на месте его обнаружения), предметов, документов, животных (и их трупов), участков местности, помещений (не являющихся местом происшествия).

По объему выделяются программы основного и дополнительного осмотра. По последовательности проведения — программы первоначального и повторного осмотра. Эту классификацию можно продолжать, взяв, например, за основу спаренные
основания, проявляющие специфику действий

239 Проверка и уточнение показаний на месте, а также прослушивание телефонных, иных переговоров, строго говоря, следственными действиями не являются, т. к. не имеют правовой основы в УПК РСФСР. Тем не менее, они широко проводятся на практике, как не противоречащие новейшему российскому законодательству. Целесообразность их законодательного закрепления и урегулирования в новом УПК России, сомнений у нас не вызывает.

187

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

следователя более четко. Скажем, по объекту и объему осмотра можно выделить программу дополнительного осмотра места происшествия, а по объектам и последовательности проведения, например, повторный осмотр участка местности и т. п. Сделаем оговорку, можно, но пока нецелесообразно, на наш взгляд, рассматривать в качестве самостоятельного основания для классификации криминалистических алгоритмов и программ расследования факторы их реализации в условиях той или иной ситуации следственного действия (например: конфликтная - бесконфликтная). Иначе она окончательно утратит свой общий характер. Безусловно, подобные факторы нужно учитывать, (например, личность, отдельных участников уголовного судопроизводства, объем доказательственной информации и др.). Но самостоятельным основанием для проведения системно- структурного анализа, в данном случае, они являться не будут. По этой же причине нами не рассматриваются в качестве основания для классификации обстоятельства, подлежащие установлению.

*В качестве следующего основания, мы предлагаем задачи, для решения которых могут быть использованы программы расследования. Здесь следует различать те из них, которые направлены на получение доказательственной или иной, интересующей следователя информации, а также те, которые предназначены для ее проверки. В зависимости от участия в их реализации тех или иных лиц они могут быть подразделены следующим образом: используемые следователем единолично; используемые при активном участии иных субъектов расследования

188

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

(следователей, оперативных работников, специалистов,

представителей общественности и т. д.) (схема 15).

Систематизация программ расследования в зависимости от разновидности следственного действия, в котором они

реализуются

Программа допроса (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого)

Программа очной ставки

Программа предъявления для опознания

Программа выемки

Программа обыска

Программа наложения ареста на имущество

Программа задержания

  • . - -» . . - < . - .. . . t „ -.– -, . . . -г- • * ;i . f , , — . ._•- i ?

Программа осмотра Программа освидетельствования

? ; ‘ …,„?. - • * mi . ; — - _ ,”,’** У.’.” I . “РЖ 4”‘fc™ * ? “!>• J-‘>^ “~ ч?ч

Программа следственного эксперимента

Программа экспертизы

Программа получения образцов для сравнительного исследования

Программа проверки и уточнения показаний на месте

Программа прослушивания телефонных и иных переговоров

Схема 14

189

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Перейдем к разработке второй части классификационной схемы систематизации криминалистических алгоритмов. Для того чтобы убедиться, что она обусловлена свойствами и функциями всей системы, необходимо еще раз коротко остановиться на рассмотрении тех общих свойств и функций, которые присущи каждому из них.

Систематизация программ расследования по задачам, для решения которых они используются

^^b^^si^:^ з?ь

tofh’~&r~4A№J»u&J^s;.u. ?ajl?

Программы расследования

Программы,

направленные на

получение

доказательственной и

иной криминалистически значимой информации

Программы, используемые следователем единолично

Программы,

предназначенные

дли проверки

доказательственной и

иной

криминалистически

значимой информации

Программы, используемые

при активном участии иных

субъектов

расследования

Схема 15

Мы выяснили, что в основе программирования расследования лежит алгоритмизация действий следователя. Иными словами, создание формализованных предписаний, содержащих указания на совокупность операций и описание оптимальной

190

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

последовательности их выполнения. Они обеспечивают интеллектуальную поддержку решения задач, возникающих в процессе раскрытия и расследования преступлений.

В программировании различают три вида алгоритмов - параллельные, последовательяостные и эквивалентные.

Параллельные - это алгоритмы, в которых определена последовательность действий, предназначенных для независимого, параллельного их исполнения.

Последовательяостные предназначены для строгого и последовательного выполнения всех без исключения предписаний.

Эквивалентные: алгоритмы, которые при каждом исходном данном (к которому применим хотя бы один из них) приводят к получению одинаковых результатов240. Но независимо от своей принадлежности к той или иной разновидности, алгоритмы (в т. ч. криминалистические) должны быть ясными, точными, емкими, наглядными. Отличаться однозначностью понятий, характерной структурой и понятным языком. Перечисленные свойства придают в совокупности алгоритму массовый характер.

Распространённое мнение о том, что пригодность криминалистических алгоритмов для многих частных случаев расследования является непременным показателем их массовости, следует признать ошибочным. Расплывчатость критериев, подобных этому, косвенно подтверждается известным в естественных науках парадоксом Эвбулида241. Полагаем,
что массовость

240 Заморин А. П., Марков А. С. Толковый словарь по вычислительной технике и программированию. Основные термины. M.: Рус. яз., 1987. - М.: — С. 20.

241 Его еще иногда называют «парадоксом кучи», суть которого можно передать, задавая следующие вопросы, и тут же отвечая на них. Один камень - это куча? Нет! А два камня? Тоже нет! … И так, далее. В конце концов, можно прийти к выводу, что “куч” вообще не существует.

191

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

криминалистического алгоритма должна трактоваться несколько иначе. Она состоит в потенциальной возможности применения практических рекомендаций, содержагцихся в нем, к неограниченному числу схожих по ряду параметров реальных следственных ситуаций.

Криминалистический алгоритм можно считать применимым к той или иной следственной ситуации, если с его помощью будет достигнута поставленная следователем цель или получен ожидаемый результат. Если то и другое невозможно, то следует считать, что криминалистический алгоритм не применим в сложившейся следственной ситуации.

В этой связи нельзя не отметить, что важным шагом к повышению эффективности криминалистических алгоритмов является научное осмысление ситуационного моделирования, широко применяемого в теории управления. Суть метода в том, что большое число ситуаций, аналогичных по существу, искусственно сливаются в типовые. Затем для них разрабатываются алгоритмы принятия решений и практических действий. При их разработке абстрагируются от многих индивидуальных и даже особенных черт, которые являются не столь существенными.

По нашему убеждению, именно так сведениям алгоритма, а иными словами действиям рекомендуемым следователю, должна придаваться целостность, т. е. свойство, соответствующее принципу полной согласованности.

Либо к тому, что есть такое число камней, увеличение которого на единицу, приводит к образованию кучи. И то, и другое противоречит действительности, поскольку является ни чем иным, как следствием «расплывчатости» рассматриваемого термина.

192

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Как мы успели убедиться, в теории криминалистики этапы расследования определяются через задачи.

По роли в достижении конечной цели можно выделить четыре группы задач: исходные, промежуточные, частные, конечные. По характеру они могут быть поисковыми и решаемыми в процессе доказывания; с точки зрения сложности решения простыми и сложными.

Такая система задач может быть положена и в основу классификации криминалистических алгоритмов. Но в отличие от задач, характерной чертой криминалистических алгоритмов является то, что объединяющие их элементы неотделимы друг от друга. Каждый последующий как бы вытекает из предыдущего, являясь его логическим продолжением. Взятые изолированно они следователю ничего не дадут. Следовательно, в зависимости от количества действий, которые образуют криминалистические алгоритмы, они могут быть отнесены лишь к категории простых и сложных.

Прежде чем четко определить точное место каждого вида криминалистических алгоритмов в нашей классификационной схеме, связав его прочно с задачами расследования, дать оценку их природе, необходимо сформулировать следующие вопросы:

по каким критериям следует определять, что одна задача, стоящая перед следователем, сложнее другой?

какие задачи и, в какой последовательности могут быть решены с помощью криминалистических алгоритмов?

существуют ли криминалистические алгоритмы для их решения?

если не существуют, то можно ли их создать?

193

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

какая информация будет достаточной для решения каждой задачи?

какова потенциальная результативность криминалистического алгоритма, необходимого для ее решения?

Следователь должен стремиться получить ответы на перечисленные вопросы. В каждом отдельном случае расследования — в рамках собственного криминалистического предвидения, основанного на методе рефлексии. Технология применения этого метода состоит в том, что следователь, словно занимает позицию участника следственного действия. И уже с позиций этих рассматривает самого себя, весь процесс общения, анализирует прошлое и прогнозирует перспективу развития каждого своего действия242. В подобных случаях криминалистическое предвидение оказывается довольно эффективным, поскольку позволяет не только смоделировать возможное развитие следственной ситуации, но и заранее наметить благоприятные направления ее трансформации, предусмотреть весь необходимый комплекс криминалистических алгоритмов и программ расследования.

Любой криминалистический алгоритм основан на системе криминалистических методов. Его составные части сочетаемы, взаимосвязаны и видоизменяемы как по форме, так и по содержанию. Это, в свою очередь, обеспечивает взаимозаменяемость криминалистического алгоритма в тех или иных программах и, его изначальную адаптируемость к индивидуальным условиям расследования.

Таков результат нашего исследования.

242 Зорин Г. А. Проблемы применения специальных логико-психологических методов при поготовке и проведении следственных действий. Автореферат … д. ю. н. - М.: 1991. —С. 28.

194

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Одной из обязательных характеристик криминалистического алгоритма, безусловно, является свобода его выбора. Но не абсолютная — обусловленная: этапом расследования, конкретным процессуальным действием, качеством его подготовки, избранной линией поведения участников уголовного судопроизводства.

Мысленное моделирование позволяет типизировать незнакомую следственную ситуацию, своевременно выбрать или разработать наиболее подходящие криминалистические алгоритмы для ее разрешения.

Криминалистический алгоритм формализует процесс решения отдельных задач расследования, фактически предопределяя уровень его технологичности, а значит и сложности. Однако, ни то, ни другое не способно лишить субъекты расследования творческого подхода в работе, поскольку структура их познавательной деятельности однозначностью не отличается. Особенно при рассмотрении через призму соотношения технологичности и творческого подхода в каждом отдельном случае применения криминалистического алгоритма. Более того, она целиком зависит от уровня профессиональных знаний следователя и научного осмысления частных методик расследования преступлений.

Последнее обстоятельство предопределяет различия в пределах отдельной программы расследования, отражая, таким образом, неодинаковый уровень разработанности, а значит и формализованности методов и методик познания конкретного события преступления.

195

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Например, в расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, сразу после обнаружения “вещества”, в одном случае, следователь, определяя и фиксируя его принадлежность к категории наркотических, может использовать известные ему криминалистические алгоритмы, соответствующие относительной простоте задачи.

В другом — криминалистические алгоритмы не решающие эту задачу в целом, а лишь частично снимающие неопределенность сложившейся ситуации.

В третьем случае, кроме криминалистических алгоритмов он может использовать другие практические рекомендации (не имеющие характера криминалистического алгоритма),

формализованные лишь отчасти, имеющие преимущественно ориентировочный характер, а значит не в полной мере соответствующие сложившейся следственной ситуации.

Практически любая частная криминалистическая методика сочетает в себе формализуемые компоненты, а также компоненты, определяющие те или иные действия следователя, исключительно в самых общих чертах.

Логично предположить, что и то, и другое должно в разных пропорциях присутствовать не только в программах расследования, но и в каждом криминалистическом алгоритме. С той лишь разницей, что здесь компоненты, образующие вторую группу, реализуются исключительно благодаря активной мыслительной деятельности следователя. Соотношение формализованного и творческого компонентов предопределяется характером решаемых

196

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

задач, а значит и определенной разновидностью криминалистического алгоритма или программы расследования.

Становится очевидно, что алгоритмический компонент присутствует в любой программе расследования, а значит и в частной криминалистической методике. Криминалистические алгоритмы, лежащие в ее основе, различны. Следовательно, могут быть классифицированы по степени общности. Сейчас трудно дать исчерпывающую классификацию по этому признаку. Однако вполне возможно выделить наиболее общий ее вариант:

криминалистический алгоритм решения общей задачи расследования (диагностические; идентификационные;

классификационные);

криминалистический алгоритм решения частной задачи расследования (обнаружения, фиксации, исследования и оценки криминалистически значимой информации).

Криминалистические алгоритмы такого рода предопределяют структуру программы расследования, заполняют ее своими предписаниями, определяют необходимые ключевые моменты. Следовательно, в каждой программе криминалистические алгоритмы упорядочиваются по-разному. Это обстоятельство вполне может стать предметом специальных криминалистических исследований. Мы остановимся лишь на самых общих принципах алгоритмизации, лежащих в основе построения соответствующих блок-схем.

Как мы успели убедиться, визуализация криминалистических алгоритмов и программ является эффективным средством для улучшения их понимаемости. Общая блок-схема, независимо от

197

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

вида решаемой задачи, должна отражать (учитывать) самые общие закономерности процесса расследования. Среди них — формализованную последовательность решения задачи. И наличие в ее структуре двух обязательных составляющих — исследовательской и оценочной.

Однако в современной научной литературе блок-схемы243 все чаще подвергаются критике. Противники их использования утверждают: они плохо приспособлены для структурного программирования, не поддаются формализации, поэтому их нельзя «использовать как программу для непосредственного ввода в машину»244. Они занимают много страниц, причем в клеточки можно вписать весьма ограниченные сведения. Блок- схемы удобны не для всех пользователей, они «затрудняют обучение и снижают производительность при понимании»245.

Не вступая в дискуссию, заметим: огромные потенциальные возможности блок - схем фактически не используются, в т. ч. криминалистами. Рано или поздно возникнет необходимость полностью или частично устранять отмеченные выше недостатки для того, чтобы блок-схемы стали пригодными для формализованной записи любых профессиональных знаний, удовлетворяющей требованию высокой понимаемости (в т. ч. субъектами расследования).

ГОСТ 19.701 - 90. Схемы алгоритмов, программ, данных и систем. Условные обозначения и правила выполнения. — М.: Издательство стандартов, 1991.

2-14 Вельбицкий И. Знакомьтесь, Р - технология \ НТР: проблемы и решения. - 1987. - №13. — С.

5.

243 Шнейдерман Б. Психология программирования. Человеческие факторы в вычислительных и информационных системах. - М.: Радио и связь, 1984. - С. 90 - 92.

198

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Особенности профессиональных знаний следователя обусловливают многие важные свойства его мышления. К их числу следует отнести: системность; способность к саморазвитию; осознание необходимости определенных действий; знание криминалистических алгоритмов и программ; избирательность.

В процессе решения следственных задач осознание распространяется на основные моменты познавательного процесса, в особенности связанные с оценкой следственной ситуации. Избирательность и знание криминалистических алгоритмов и программ состоит в том, что следователь из известной ему совокупности выделяет лишь те, которые помогут решить стоящие перед ним задачи. Системность состоит в постоянном, но не в эпизодическом их использовании.

Способности к саморазвитию профессиональных знаний способствует внутреннее убеждение, предполагающее оценку познанных с помощью криминалистических алгоритмов и программ, сведений о фактах.

Критическое отношение к любому полученному результату, с точки зрения приближения к намеченной цели, порождает у следователя убежденность в правильности своих действий. Одновременно он дает оценку достоверности или недостоверности предписаний криминалистического алгоритма или программы расследования. Если обнаруживается несоответствие между уверенностью следователя в успехе решения поставленных задач и предписаниями криминалистического алгоритма, либо программы расследования, необходимо выяснить его причины.

199

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Криминалисты отмечают: нельзя ориентировать

криминалистические алгоритмы и программы только на опытных следователей, указывая лишь что нужно сделать, но не поясняя как это делается246.

Создание криминалистического алгоритма - половина проблемы. Вторая половина связана с его распространением в следственной практике, а также с обучением порядку его применения.

Знание нового криминалистического алгоритма способно существенно пополнить опыт следователя, накопленный им в процессе практической работы. Он сможет различать сходство следственных ситуаций и управлять их развитием по аналогии. При отсутствии, либо недостатке опыта, следователь, в поиске оптимального пути управления следственной ситуацией, будет вынужден прибегать уже не к аналогии, а к мысленному моделированию. Особенно в тех случаях, когда по скудной первоначальной информации необходимо воссоздать условия, которые породили то или иное событие преступления.

Изложенное позволяет более определенно классифицировать криминалистические алгоритмы по степени общности — на типовые и конкретные (схема 16). Типовые криминалистические алгоритмы представляют собой формализованное выражение обобщенного опыта решения типовых задач расследования. Во многих случаях они могут применяться следователем без каких либо изменений. Конкретные криминалистические алгоритмы — по существу — являют собой способ решения конкретной
задачи

246 Ищенко Е. Алгоритмизация расследования \ Социалистическая законность №3, 1990. — С.64.

200

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

расследования, результат изменения типового криминалистического алгоритма, а иначе говоря, плод творческого подхода следователя к решению типовой задачи.

Такой криминалистический алгоритм может быть результатом:

реализации следователем профессиональных знаний для решения какой- либо новой задачи, впервые возникшей в его следственной практике, ввиду отсутствия типового криминалистического алгоритма;

проявления следователем творческого подхода для усовершенствования отдельных блоков известного ему типового криминалистического алгоритма;

решения задачи на основе синтеза нескольких известных следователю криминалистических алгоритмов.

Классификационная схема криминалистических алгоритмов

?К fcO&tn&UcI « ?—»—-1Л»*.Л’

Основания для классификации

Д

В зависимости от количества действий

По степени общности

Типовые

Группы

криминалистических

алгоритмов

Конкретные

*-

Группы

криминалистических

алгоритмов

Схема 16

201

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Классифицируя криминалистические алгоритмы и программы расследования, следует постоянно помнить о динамичности процесса их создания и трансформации. По существу, все они находятся на различном уровне своего развития. Одни известны давно, широко используются следственной практикой, другие еще только создаются, третьи лишь просматриваются в перспективе общего развития криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

Криминалистические алгоритмы и программы расследования могут быть, по перечисленным признакам, сгруппированы в еще одну классификационную совокупность, основанием для создания которой явилась бы степень их научной и практической разработанности.

Предложенная нами классификация пока не может считаться полностью завершенной и во всех отношениях бесспорной. Однако это не лишает ее очевидной практической привлекательности, поскольку она позволяет:

быстро определить криминалистические алгоритмы и программы, необходимые следователю для управления сложившейся следственной ситуацией;

упростить процедуру планирования;

улучшить подготовку и переподготовку субъектов расследования, а в конечном итоге, повысить уровень их профессиональных знаний;

предвосхитить создание новых криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений.

202

2.2. Классификация криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Кроме того, предложенная классификация вполне выдерживает проверку с позиций системно-структурного подхода. Изучение такой классификации, практическое ее использование, позволит интенсивно применять и совершенствовать все то, что уже разработано криминалистами, выстроено в систему криминалистических алгоритмов, логически увязано, апробировано практикой и способно обеспечить получение определенного положительного результата. В совокупности с другими достижениями научного знания, она вполне может стать своеобразным импульсом для дальнейшей разработки качественно новых эффективных методов, в т. ч. имеющих
эвристический

247

характер .

Эти методы позволят следователю:

адаптировать имеющиеся типовые программы и криминалистические алгоритмы к индивидуальным условиям расследования;

комбинировать их в различных сочетаниях и получать от применения положительный эффект;

преобразовывать существующие и создавать новые криминалистические алгоритмы, программы расследования с новыми функциями, широким кругом объектов взаимодействия, обеспечивающих, в конечном итоге, рост результативности их применения.

Зорин Г. А. Проблемы применения специальных логико-психологических методов при подготовке и проведении следственных действий. Автореферат …д. ю. н. М.: 1991— С. 1-2.

203

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

    1. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Возникла необходимость еще раз обратиться к проблематике нашей концепции. Но не только для того, чтобы закрепить авторский подход к пониманию всего круга рассматриваемых проблем. К тем из них, которые фактически являются ключевыми в формализации расследования преступлений, следует вернуться вновь. Это тем более важно, что при научном анализе они оказываются актуальными не только для криминалистической методики, но и для других разделов науки. Еще конкретней — речь о проблемах затрагивающих фундаментальные положения многих отраслей криминалистики, связанных непосредственно с ответом на вопрос: способна ли каждая из них решать свои задачи, не прибегая к формализации?

Это касается не столько того хорошо или плохо они могут решаться, сколько глубины научного проникновения в суть процесса — именно того, что мы в нашем исследовании и пытаемся выяснить. Возникают также другие вопросы: как проблемы формализации в отечественной криминалистике решались раньше? Достаточно ли для рассмотрения этих проблем на новом, более высоком в качественном отношении уровне накопленного наукой опыта? Попробуем разобраться.

Прообразом криминалистической алгоритмизации и программирования, хоть и с большими оговорками, но можно признать неоднократные попытки видного русского криминалиста И. Н. Якимова разработать формализованные типовые схемы действий следователя по преступлениям отдельных видов. Однако в

204

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

первой половине века его идеи так и не были полностью реализованы. В основном из-за того, что имели мало сторонников248. Но стремление к максимальной четкости и оперативности всех действий, связанных с расследованием преступлений, сохранилось в науке надолго.

В начале 70—х это проявилось в разработке и внедрении в практику (сразу после поступления сообщения о происшествии) типовых планов первоначальных действий дежурного по органу внутренних дел и членов следственно - оперативной группы.249

Постепенно стали получать распространение и другие методические пособия, инструктивные предписания

алгоритмического и программного типа. Наиболее ценными для следственной практики оказывались те, которые включали в себя профессиональные знания, изложенные в виде криминалистических алгоритмов и программ действий следователя (в т. ч. при обнаружении трупа, разбойном нападении, изнасиловании, краже, пожаре, дорожно- транспортном происшествии, повлекшем гибель людей и др.). Довольно быстро они получили официальное одобрение. Коллегия МВД СССР рекомендовала их для повсеместного использования. Практически во всех подразделениях милиции, при всех дежурных частях стали создаваться развернутые картотеки неотложных действий следственно-оперативной группы.

Крылов И. Ф. Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы. - Л., 1975. — С. 158.

249 Речь идет о типовой программе действий участников следственно - оперативной группы на месте происшествия при расследовании преступлений, разработанной и внедренной в практику ВНИИ МВД СССР. В ней, в зависимости от вида преступления, приводились рекомендации об оптимальном составе следственно-оперативной группы, технико-криминалистические средства для ее оснащения, функциональные обязанности каждого участника осмотра и другая полезная информация. См.: Волков Н. П., Зуев Е. И., Чувашев Н. В., Шавшин М. Н., Шванков В. M. Программированные действия участников оперативной группы на месте происшествия. - М., 1972.

205

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

. j.	.

(В зависимости от вида совершенного преступления). В основном

они были ориентированы на работу по горячим следам. И в

лучшем случае охватывали собой первоначальный
этап

расследования. Криминалисты предлагали не останавливаться на

достигнутом, стремиться к разнообразию,
совершенствованию

способов программирования, не ограничиваться только тем, что уже

испробовано 52. Такие пожелания находили отклик как у научных

работников, так и в следственной практике.

Постепенно программы наполнялись не только типичными

следственными ситуациями, типовыми версиями, но и конкретными,

наиболее целесообразными действиями субъектов расследования253.

По инициативе региональных следственных подразделений стали

разрабатываться и внедряться многочисленные
памятки

следователю по изучению личности обвиняемого, потерпевшего, о

взаимодействии с защитником, специалистом,
оперативными

работниками. В основном они содержали типовые
программы

действий следователя на первоначальном этапе расследования. И, по

мере признания следственной практикой,
распространялись

централизованно254. Нам известно, что и сейчас в следственных

Официальное одобрение научных разработок при их внедрении в практику расследования преступлений и сейчас играет немаловажную роль. Так, по мнению опрошенных нами сотрудников органов внутренних дел, внедрение криминалистических алгоритмов и программ в первую очередь зависит от руководства (44%) и научных учреждений МВД РФ (44%). Значительно меньше — от непосредственных начальников (15%) и самих субъектов расследования (12%). Здесь и далее — результаты собственного анкетирования, в котором участвовало 803 человека. Процентные показатели округлены до целых долей.

1 Лавров В. П. , Сидоров В. Е. Расследование преступлений по горячим следам. Учебное пособие. - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - С. 15 - 16.

252 Эйсман А. А. Теоретические вопросы программирования расследования. \ Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 45 -М., 1987. — С. 91.

233 Юмашев Н. С. Программирование отдельных следственных действий W В сб. Повышение эффективности деятельности правоохранительных органов (процессуальные и криминалистические проблемы) - M., 1988. - С. 123.

Методические рекомендации: по организации раскрытия преступлений органами внутренних дел; по тактике и методике раскрытия преступлений отдельных видов компетенции

206

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

подразделениях России они регулярно
обновляются, разрабатываются заново и распространяются среди следователей.

Так, в одном из подразделений Следственного управления МВД Республики Саха (Якутия), после введения в действие
нового уголовного законодательства, была разработана памятка, в которой излагались следующие программы действий следователя: при выезде на место происшествия;

при принятии уголовного дела (от другого следователя) к своему производству;

при допросе подозреваемого (обвиняемого);

при проверке по учетам;

при направлении дела в суд и некоторые другие.

Многочисленная ценная информация, которая особенно необходима следователю неопытному, систематизировалась в них по блокам. Например, какие предупредительные действия и в какой последовательности следует проводить при возможной конфискации имущества обвиняемого, при отсутствии документов удостоверяющих его личность, при невозможности хранения в специализированном помещении вещественных доказательств и т. д. Стоит также отметить, что ни в нормативных документах, ни в специальной литературе нет тех практических рекомендаций, что содержатся в такого рода памятке. Скажем такая: направляя дело в суд (если обвиняемый содержится под стражей), следует подготовить уведомление об этом в трех экземплярах - прокурору, начальнику следственного изолятора и для приобщения к делопроизводству следственного подразделения.

криминальной милиции; по выявлению и раскрытию преступлений, по делам, о которых производство предварительного следствия не обязательно. МВД России. М., 1994.- 112 С.

207

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Еще пример. Заслуживающий внимания опыт составления формализованного плана - памятки по каждому расследуемому уголовному делу — накоплен в следственном управлении УВД Мурманской области. Этот документ содержит более пятидесяти позиций, предусматривающих ответственного исполнителя и сроки производства следственных действий, все обязательные запросы (на характеристики, о судимости и др.), рекомендуемую последовательность составления практически всех необходимых документов (в т. ч. представлений и учетных карточек установленной формы для информационного центра).

Следователь, приступая к расследованию, заполняет в типовом бланке лишь те разделы, которые намеревается выполнить в ходе расследования уголовного дела, указывая при этом сроки и фамилию исполнителя. Здесь же, отдельной графой, предусмотрена отметка об исполнении каждого из отобранных действий. Ненужные позиции остаются незаполненными. Использование таких планов-памяток, утверждают следователи, уже вошло в привычку, является неотъемлемой частью организации их работы — особенно полезной, при одновременном расследовании нескольких уголовных дел.

Очевидно, что потребность в формализации процесса расследования преступлений возникла достаточно давно, но главное, сохраняется и сейчас. Этот вывод подтвержден результатами нашего исследования.

Многие опрошенные следователи и оперативные работники (61%), по имеющимся у нас данным, испытывают настоятельную необходимость в овладении практическими навыками применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений. Эта потребность не проявилась лишь у десятой части

208

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

опрошенных (10%); остальные (29%) затруднились ответить
на вопрос. Такое положение дел вполне объяснимо.

Главным предназначением криминалистических алгоритмов и программ было и остается упорядочение дискретной, неполной информации, характерной для процесса расследования преступлений определенного вида или группы. Они изначально призваны способствовать следователю в собирании необходимых сведений, выдвижении версий, организации расследования в целом. И, что немаловажно, могут иметь различную форму: методической схемы, логической структуры, взаимосвязанного перечня вопросов и

^ гт255 Т. П

Наряду с обязательными предписаниями, выполнение которых обусловлено требованиями закона, криминалистические алгоритмы и программы могут включать в себя самый широкий диапазон рекомендуемых действий, операций, предусматривать возможность возвратов, изменений, пропуска действий, циклов, выбора вариантов, и т. д.

Вопрос: зависит ли от содержания криминалистического алгоритма или программы объективность, полнота и всесторонность исследования обстоятельств дела?

Безусловно. Результативность применения криминалистических алгоритмов и программ при решении следственных задач, зависит не только от «формализмов», использованных составителем, но и от сведений, которые в них сконцентрированы. Более того, чтобы в полной мере отвечать требованиям следственной практики, они непременно должны
снабжаться всей необходимой,

” Это достоинство криминалистических алгоритмов и программ неоднократно подчеркивалось в специальной литературе. См.: Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ. \ Социалистическая законность. №3. 1990. - С. 49.

209

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

формализованной совокупностью профессиональных знаний высокого качества. Не следует забывать и о том, что следователи нередко пользуются алгоритмами и программами иного рода, носителями которых являются справочники, инструкции, методические рекомендации, различные описания, не - имеющие прямого отношения к расследованию преступлений. Независимо от области знания все они создавались одним или несколькими специалистами и, в сущности, являются обобщением профессиональных знаний, либо отдельных технологических разработок, рассчитанных на конкретного исполнителя. От криминалистических алгоритмов или программ они отличаются лишь содержанием и намного реже своей формой.

Такое обстоятельство дополнительно подтверждает состоятельность наших утверждений об универсальном характере формализации и позволяет логично предположить: если ее закономерности носят общий характер для многих (если не всех) сфер деятельности человека, то и ее ключевые проблемы должны интерпретироваться по аналогии. Но это не все. Остается актуальной проблема передачи профессиональных знаний опытных следователей менее опытным коллегам.

Ранее, при ее рассмотрении, мы столкнулись с необходимостью ответить на вопросы: что такое формализация профессиональных знаний и каково ее прикладное значение в расследовании преступлений.

Сейчас назрели другие, более сложные вопросы, в частности: что собой представляет адекватное решение при управлении следственной ситуацией? Следует ли его принимать при помощи криминалистических алгоритмов и программ?

210

2.3, Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Поставленные вопросы не являются легкими уже только потому, что в современной криминалистике постепенно формируется несколько конкурирующих по сути концепций, предлагающих свои рекомендации и свою же логику рассуждений. В теории принятия решений, например, это привело к тому, что в качестве основы формирования структуры частных криминалистических методик предлагаются не отдельные категории преступлений, а тактические задачи” . Впрочем, эта проблема так и осталась заявленной, поскольку пока не нашла удовлетворительного решения в трудах криминалистов. Наконец актуальность поставленных вопросов определяется и потенциальной опасностью отнесения проблем, рассматриваемых в настоящей работе, к разряду тривиальных.

Пока же очевидно, что разработка проблем формализации расследования преступлений в качестве самостоятельного направления исследований в криминалистике, обусловлена общими тенденциями развития науки. Как известно, они ориентированы на все более глубокое, рациональное вмешательство в организационную деятельность следователя по управлению следственной ситуацией через упрощение процедуры принятия адекватных решений. В самом же общем виде — на содействие организации и практическое осуществление расследования преступлений.

Именно такой научный смысл и практическое предназначение имеет концепция криминалистической алгоритмизации и программирования. Но эффективность любых научных разработок зависит, в конечном итоге, от того, насколько
они окажутся

256 Цветков С. И. Криминалистическая теория принятия решений. Дисс. … докт. юрид. наук. - С.

265.

211

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

нужными и полезными в работе следователя по конкретному уголовному делу. Способны ли они помочь найти ответы на возникающие у него вопросы?

Для выяснения этих обстоятельств, а также фактической потребности следственной практики в рекомендациях криминалистики вообще и формализованных, в частности, нами было проведено широкомасштабное анкетирование.

По специально разработанной анкете, состоящей из 28 вопросов, в 1998-99 г.г., было опрошено 803 человека, непосредственно занятых в раскрытии и расследовании преступлений на территории Российской Федерации. Анкета была разработана с учетом общей ситуации, сложившейся в следственной практике, рекомендаций изложенных в специальной литературе и ряда пожеланий, высказанных при ее обсуждении на кафедре криминалистики Московского юридического института МВД РФ (ныне Московская академия МВД РФ).

Анкетный опрос проводился в Москве, Белгородской, Вологодской, Калужской, Липецкой, Мурманской, Саратовской, Тамбовской, Тюменской, Ульяновской и Челябинской областях, в Краснодарском крае, а также в республиках Саха (Якутия) и Удмуртия (всего 14 регионов).

В опросе приняли участие отдельные следователи, работающие на территории Волгоградской, Воронежской, Калининградской, Кемеровской, Магаданской, Новосибирской, Омской, Пензенской и Тверской областей, республик — Коми, Мордовия, Татарстан, а также Ханты-Мансийского автономного округа (всего 13 регионов). Вопросы, поставленные перед опрошенными, были нацелены на получение информации по самому широкому кругу проблем, так или иначе связанных с формализацией расследования преступлений.

212

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Всего было разослано 1200 анкет. Своевременно возвращено 803 анкеты. После обобщения и анализа всех собранных данных поступило еще 48 анкет. Содержащиеся в них сведения из-за задержек с отправкой не были учтены: мы постараемся их использовать в последующих работах, посвященных криминалистической алгоритмизации и программированию.

Профессиональная специализация лиц, принявших участие в анкетном опросе

И Следователи

? Оперативные работники

? Эксперты ? ? Участковые инспекторы ? ? Начальники СО, УР, ОБЭП и др.

ч

Диаграмма i

Абсолютное большинство анкет заполнено следователями (63%), и оперативными работниками (19%).

213

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

В анкетировании приняли участие (диаграмма 1) руководители следственных и оперативных подразделений, участковые инспекторы и эксперты (всего 18%).

По образовательному уровню они распределились следующим образом: 37% с высшим - специальным образованием; 29% - с высшим и 30 % — со средним специальным либо средним образованием. Большое количество лиц без высшего образования объясняется тем, что в ряде случаев анкетирование проводилось среди сотрудников, обучающихся в высших учебных заведениях МВД РФ заочно.

Опрошенные имели следующий опыт практической работы, связанной с раскрытием и расследованием преступлений: до 1-го года — 17%; до 3-х лет — 24%; до 5-ти лет — 22%; до 10-ти лет — 20%. Обратим внимание на тот факт, что сотрудников, имеющих опыт работы свыше 10 лет, значительно меньше, чем неопытных (менее чем с трехлетним стажем) — 16% против 41% (диаграмма 2). Это означает, что прослойка в достаточной мере опытных следователей и оперативных работников, в действительности очень и очень небольшая.

Преемственность в современной следственной и оперативной работе — неудовлетворительная. Мириться с таким положением нельзя. И вот почему.

Опытный следователь — это прежде всего сотрудник, который умеет делать то, чего не умеют или делают хуже многие другие. Как правило, он работает в высшей степени профессионально, а главное результативно. Обладает практически всеми необходимыми для расследования преступлений познаниями и умеет применять их в любых ситуациях. В основе его поведения находится то, что принято называть компетентностью. Проанализировав массу информации, он

214

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

способен быстро добраться до главного. Каждого такого следователя можно сравнить разве что с одушевленной базой профессиональных знаний высокого качества. Если такие знания объединить и упорядочить, то получится своеобразный свод практических рекомендаций в виде регулярно обновляющейся совокупности криминалистических алгоритмов и программ, адресованных всем без исключения следователям.

Даже после ухода опытных сотрудников их профессиональные знания сохранятся, что особенно ценно для следственных подразделений с их частыми преобразованиями и персональными перемещениями.

ТТгГО IT»*”! \ 14 «?”!
О U.liU.1 I^CUVllVlCl Z.

215

Показатели стажа практической работы опрошенных сотрудников органов внутренних дел

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Однако опытность может рассматриваться и в качестве своеобразного препятствия формализации. Парадоксально, но факт — чем более компетентными в расследовании преступлений становятся следователи, тем меньше надежд на то, что они смогут передавать профессиональные знания самостоятельно.

Опытный следователь способен быстро решать сложные задачи, не утруждая себя лишний раз углубленным анализом и последовательными рассуждениями. Но вся криминалистически значимая информация перерабатывается им так быстро, что описать этот процесс впоследствии становится трудно, а то и вообще невозможно. Он может даже не подозревать о существовании тех отдельных шагов, которые позволили ему принять адекватное решение. Подобные действия принято относить на счет профессиональной интуиции, хотя, нам представляется, что все гораздо сложнее. Это результат последовательного логического процесса, основанного на профессиональных знаниях и жизненной опытности. Если профессионала следственной работы попросить объяснить свои действия, то он будет рассказывать далеко не все, а только то, что посчитает значимым.

Наблюдения показывают: многое, чему в своей работе придают значение опытные следователи, не нуждается в переоценке, указывает на компетентность и, как правило, вынуждает всех без исключения участников судопроизводства считаться с их высочайшим профессионализмом. Не исключено, что интуиция проявляется в способности следователя использовать свои знания, хранящиеся в памяти в виде многочисленных криминалистических алгоритмов и программ, а не в чем-то ином.

Логично предположить, что все профессиональные знания следователя просто обречены быть сжатыми и храниться в его

216

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

памяти в максимально емкой форме, что и усложняет их извлечение. Когда же возникает необходимость решать очередную следственную задачу, именно они позволяют быстро оценивать сложившуюся следственную ситуацию как разновидность той, с которой сталкиваться уже приходилось. Но если ситуация отличается абсолютной новизной, то опытный следователь будет стремиться применять общеизвестные принципы и дедуктивные шаги, постепенно выявляя причинно-следственные связи между отдельными этапами решения задачи.

Именно так, разумно и последовательно должны себя вести новички на следственной работе, стараясь найти ответы на два взаимосвязанных вопроса: имеются ли для решения поставленной задачи соответствующие криминалистические алгоритмы и программы расследования? Насколько они могут быть результативны в сложившейся следственной ситуации?

Первый вопрос не всегда может быть решен исключительно на основе профессиональных знаний. Особенно, когда поставленная задача решается следователем впервые. Также обстоит дело и с разрешением второго вопроса: если криминалистический алгоритм или программа расследования ранее им не применялись.

Такие различия в стратегии решения следственных задач позволяют нам предложить некоторые способы, предназначенные для собирания профессиональных знаний следователя. Один из них состоит в том, чтобы опытным следователям искусственно создать условия типичной следственной ситуации и наблюдать за тем как они себя ведут при решении поставленных задач. Другой способ заключается в предложении неопытным следователям решать новые для них, но фактически привычные в расследовании преступлений задачи, чтобы получить
представление о

217

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

действительном процессе их решения. Затем, после обобщения полученных результатов, использовать новые знания для разработки криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений.

Это будет походить на целенаправленную компиляцию профессиональных знаний. Анализ работы следователей свидетельствует: осуществлять ее нужно постоянно, т. к. за редким исключением, независимо от опыта работы, все они регулярно испытывают определенные трудности, связанные с расследованием преступлений. На опыте своих коллег, да и на собственном опыте, мы неоднократно убеждались — следователь легко может использовать свои профессиональные знания только до тех пор, пока не столкнется с незнакомой либо малознакомой проблемой. В таких случаях, прежде чем принять адекватное решение, он вынужден создать для дальнейших логических операций интеллектуальную основу. Иначе говоря, сделать некоторые выводы из целого ряда фундаментальных положений криминалистики, уголовного процесса и ряда других наук. Прибегнуть к такой помощи извне, которая позволит разрешить возникшую проблему.

Выясняя стереотипы преодоления профессиональных трудностей, сложившиеся на практике, мы получили следующие сведения: чаще всего, опрошенные предпочитали обращаться за помощью к коллегам по работе (54%), либо к своему непосредственному начальнику (43%). Значительно реже они занимались поисками рекомендаций, изложенных в специальной литературе (30%) или шли за советом к надзирающему прокурору (12%). И совсем редко (3%) действовали интуитивно.

В таких случаях могут и должны использоваться специально разработанные криминалистические алгоритмы и программы. Каким

218

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

должно быть их содержание? Нам это пока не известно. Остается надеяться, что в скором времени криминалисты изучат формализацию расследования преступлений настолько, что эта и другие, затронутые в настоящей работе проблемы, будут успешно разрешены.

Итак, круг проблем, связанный с описанием, обобщением, передачей и внедрением опыта следователей, проявился еще больше. Изучен он пока мало. Равно как и факторы, обусловливающие затруднения при разработке и внедрении практических рекомендаций. Их научное осмысление позволит криминалистам со всей определенностью ответить на вопрос: можно ли, исходя из целей уголовного судопроизводства, имеющихся в распоряжении следователя криминалистических алгоритмов и программ, предпринять такие процессуальные действия, которые привели бы его к решению следственной задачи самым оптимальным способом ?

Может следственной практике стоит дальше использовать только пространные, пусть и не лишенные некоторой конкретности, практические рекомендации? Но даже если в их основу будет положен статистический анализ и результаты обобщения разрозненной криминалистически значимой информации, они не смогут учесть все необходимые следователю сведения. Например, те, которые имеют ярко выраженную региональную специфику. Или же обусловленные индивидуальными условиями расследования. Все это усугубляется еще и тем, что даже если их включать в соответствующие методические разработки, то увеличение объема

” Именно так, в самых общих чертах, поставлена проблема формализации в специальной литературе: Ищенко Е. Алгоритмизация расследования \ Социалистическая законность №3, 1990. —С. 64.

219

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

повлечет за собой выявление многочисленных надуманных связей. Полное же игнорирование подобных сведений способно привести к вычленению лишь самых общих закономерностей, очевидных для многих практических работников. Это означает, что естественное желание следователя воспользоваться разработанными наукой рекомендациями, может повлечь непредвиденные коллизии.

Анкетирование между тем показало: абсолютное большинство опрошенных нами сотрудников использует рекомендации криминалистики постоянно или хотя бы изредка (45% и 48% соответственно). Тех, кто считает, что совсем не пользуется ими, оказалось значительно меньше (около 7%).

Примерно такие же ответы были получены на контрольный вопрос, поставленный несколько иначе: обращается ли опрашиваемый к научным рекомендациям для организации своей работы? Как выяснилось, многие делают это эпизодически (50 %) или постоянно (29%). Значительно меньше к ним совсем не обращается (5%) или делает это очень редко (17%).

Достоверность сведений подтверждается косвенно еще и тем, что абсолютное большинство опрошенных (92%) не сомневается в том, что научные рекомендации способствуют раскрытию и расследованию преступлений. По мнению остальных (8%) они не оказывают в подобных случаях никакого влияния.

Общеизвестно, что научные рекомендации первостепенное значение имеют для начинающих следователей и оперативных работников. Однако многообразие следственных ситуаций, необходимость постоянно оптимизировать свою работу и ряд других факторов, вынуждают и более опытных субъектов расследования регулярно пополнять накопленные знания. Особенно по организации расследования преступлений.

220

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Из материалов анкетирования видно: учебная и учебно- методическая литература в обучении сотрудников правоохранительных органов играет довольно большую роль. Многие из опрошенных изучают ее постоянно (35%) или эпизодически (59%). Совсем не проявляет к ней интереса явное меньшинство (около 6%). Но более отчетливо эта тенденция проявилась при выяснении фактической потребности в применении научных рекомендаций в расследовании преступлений. Она обнаружилась у многих опрошенных (71%). И лишь некоторые (10%) указали, что ее не испытывают.

Наибольший практический интерес вызывают методические рекомендации, в которых рассматривается тактика производства отдельных следственных действий (43%), особенности действий следователя на первоначальном (30%) и последующем (25%) этапах расследования, а также криминалистическая характеристика преступлений (24%).

Около четверти опрошенных (21%) указали на то, что при расследовании уголовных дел пользуются методической литературой. Большинство предпочитает брать за основу советы своего начальника (прокурора) (57%) либо руководствоваться собственным профессиональным и жизненным опытом (43%).

Ценность научных разработок, в том числе по методике расследования преступлений, зависит не только от того, как часто к ним обращаются субъекты расследования, но и от того, удается ли им найти ответы на вопросы, которые возникают в ходе работы по уголовному делу. Отчасти нам удалось это выяснить.

Анкетирование показало: качество научных разработок по вопросам раскрытия и расследования преступлений оценивают удовлетворительно половина опрошенных (50%). Другая часть —

221

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

затрудняется с ответом (35%), или же считает его неудовлетворительным (15%). Наиболее важными качествами криминалистических методик, по мнению опрошенных, являются: понятность (56%), полнота (48%) и компактность (23%).

Итак, полнота, или, говоря иначе, подробность криминалистических методик ценится чуть меньше понятности и находится вне конкуренции с компактностью.

Вопрос: должны ли криминалистические методики быть исключительно подробными? Нет, разумеется. Свыше двадцати лет назад криминалисты уже отмечали в своих работах отсутствие недостатка в криминалистических рекомендациях, в особенности касающихся собирания, оценки и использования доказательств258. Арсенал этот пополнялся с каждым голом все новыми разработками. По мере накопления научного знания, ориентироваться в криминалистически значимой информации становилось труднее. Это привело к тому, что интерес практических работников к многочисленным и, как правило, объемным криминалистическим рекомендациям стал постепенно снижаться. Соответственно снизилось использование достижений науки в борьбе с преступностью.

Отдаем себе отчет, что на фоне приведенных выше цифр, наше утверждение может звучать несколько вызывающе. И все же мы убеждены: формализация многочисленных практических рекомендаций сейчас и в обозримом будущем на порядок нужнее следственной практике, чем их подробное описание.

Решение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений (в т. ч. затронутых

“58 Бахин В. П., Пятницын К. Е. О понятии криминалистической рекомендации \ Проблемы борьбы с преступностью. Омск, 1978. - С. 117.

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

в нашем исследовании) со временем, безусловно, приведет к тому, что краткость (как и подробность) станет еще одной, возможно самой любимой «сестрой» криминалистов. Важным шагом на пути к этому должна стать систематизация и последовательное, формализованное описание всего фактического материала, основанного на сборе, классификации и использовании обобщенного опыта расследования в виде знаний отдельных профессионалов.

Массивы таких знаний, зафиксированные упрощенно в виде правил, типа «Если имеется такой—то факт, то должно иметь место такое—то действие», подготовленные для обработки на компьютерной технике, уже создаются и позволяют на приемлемом уровне имитировать процесс оценки следователем ситуации расследования, обеспечивая в режиме диалога консультационную поддержку принятия им адекватных решении
.

Важность продолжения этой работы трудно переоценить. Сбор, обработка и использование знаний опытных следователей в компьютерных, консультационных и обучающих системах позволит сохранить для новых поколений сотрудников правоохранительных органов наиболее ценный опыт расследования преступлений. Иначе он может исчезнуть вместе с профессионалами, покидающими следственные аппараты.

Однако рациональное использование любого ценного опыта становится практически невозможным без формализации. Следовательно, необходимо, чтобы в конечном итоге опыт, будучи

Таких систем несколько. В качестве примера можно привести экспертную систему поддержки принятия решений при раскрытии убийств, совершенных по сексуальным мотивам (условное наименование «Маньяк»), созданную совместными усилиями сотрудников ВНИИ МВД РФ и юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Предназначена для оказания помоши оперативным работникам и следователям при выдвижении версий.

223

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

преобразованным для нужд следственной практики, концентрировался в соответствующих криминалистических алгоритмах и программах.

Правильность этой мысли со всей очевидностью подтверждают собранные нами данные.

Более половины опрошенных (52%)
предпочитают

пользоваться методическими рекомендациями алгоритмического либо программного типа.

Потенциальная эффективность криминалистических

алгоритмов и программ большинством оценивается как средняя (37%) либо высокая (18%).

Посчитали их неэффективными лишь около 10% опрошенных.

Вопрос: каким образом они должны создаваться?

Криминалисты уже предлагали разрабатывать программы и в три этапа , и в четыре стадии . Вероятно существуют и другие точки зрения. Не останавливаясь на их анализе, решимся предложить собственную технологию криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, имеющую преимущественно описательный (отнюдь не императивный) характер. В ее основу может быть положена цепь взаимосвязанных операций для целенаправленного,

формализованного объединения и преобразования

профессиональных знаний следователя.

260 Среди них — отбор криминалистических предписаний, их систематизация и формирование программ. См. Соя-Серко Л. А. Криминалистические проблемы организации труда следователя. Дисс. … доктора юр. наук. — С. 291 -295.

261 По мнению Г. А. Зорина, методика программирования может быть представлена в виде следующих четырех стадий: обнаружение и интерпретация проблемы, постановка всех вариантов вопросов; поиск и перебор вариантов решений проблем (комплекса вопросов), обусловленных криминальной и следственной ситуациями; построение моделей программ решения поставленных проблем; адаптация и оперативная коррекция построенных тактических программ в процессе их реализации и анализа. См.: Зорин Г. А. Криминалистическая эвристика. Учебное пособие по курсу «Криминалистика». Т. 2. - Гродно, 1994., — С. 127 - 137.

224

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Результатом подобной трансформации должны стать криминалистические алгоритмы и программы расследования, обладающие компактностью, точностью, наглядностью, взаимозаменяемостью и некоторыми другими важными свойствами.

Предлагаемая технология может рассматриваться как результат синтеза уже известных походов к решению этой проблемы. Она базируется на следующих фундаментальных положениях:

криминалистические алгоритмы и программы должны создаваться в определенной последовательности;

этапы криминалистической алгоритмизации и

программирования должны быть сочетаемы и взаимосвязаны;

чтобы не лишать следователя возможности выбора адекватного решения и путей его реализации, криминалистические алгоритмы и программы расследования должны строиться на системе альтернатив;

практически любая программа расследования должна создаваться путем отбора криминалистических алгоритмов, их преобразования (по форме, содержанию, структуре связей и т. д.), рационального комбинирования и нести в себе элемент незавершенности;

для обеспечения решения не одной конкретной задачи, а группы однотипных задач с разными исходными данными, любые элементы (блоки) программы расследования должны быть

взаимозаменяемыми и видоизменяемыми (по форме, содержанию, связям и т. п.);

все без исключения криминалистические алгоритмы и программы
расследования обязательно должны оцениваться с

225

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

позиций допустимости и возможности их реализации в условиях типичной следственной ситуации.

Как показало наше исследование, процесс создания криминалистических алгоритмов и программ состоит из пяти взаимосвязанных этапов: идентификации, концептуализации, формализации, апробации и реализации (схема 17).

Этапы создания криминалистических

алгоритмов и программ расследования

преступлений

’ ^*»

+

Идентификация

т

Концептуализация

т ? ?• “,?”•’… .? Vе Формализация (

^Y - … ?.’ ‘ ??”?? i ‘—С\

Апробация <СУ

? ^

Реализация <^У

Схема 17

Оговоримся сразу — хоть разработка криминалистических алгоритмов и программ, как правило, начинается с идентификации и заканчивается реализацией, следователь (или другой субъект этой деятельности) может быть в любой момент вовлечен в каждый из перечисленных этапов. Поэтому логическая последовательность,

226

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

приведенная здесь, является более чем условной, имея лишь методологическое значение.

На этапе идентификации следователь должен стремиться обнаружить проблему и сформулировать задачи, решение которых последовательно ведет к быстрому и полному раскрытию преступления, изобличению виновных и т. д. Затем субъект криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, уточняет особенности каждой отдельной задачи, которую необходимо решить. К ним относятся ее характер, а также необходимые силы и средства. Наибольшие трудности, как правило, вызывает определение характера поставленной задачи. Нередко ее первоначальная формулировка отличается ничем не оправданной широтой и сложностью. Следовательно, чтобы иметь полное представление о ее действительном характере, следует сосредоточиться вначале на какой-либо подзадаче, определится со способом ее решения, а затем привести первоначально поставленную задачу в соответствие со всеми реалиями.

•Этап концептуализации связывается нами с определением совокупности практических рекомендаций, механизма их реализации при решении типовых задач расследования. Здесь же исследуются подзадачи, уточняются возможные ограничения. Это нужно для того, чтобы субъект криминалистической алгоритмизации и программирования мог четко определить уровень подробности изложения профессиональных знаний в разрабатываемых формализованных предписаниях. Как правило, до апробации криминалистического алгоритма или программы, полный анализ предложенных путей решения следственной задачи еще ничего не дает. Формировать и
направлять процесс

227

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

концептуализации в оптимальном направлении лучше позволяет абстрактный уровень детализации, обеспечивающий четкое выделение ключевых правил.

Формализация состоит в выражении профессиональных знаний некоторым формальным способом, обусловленным формальным же языком. Субъект формализации должен иметь полное представление о том, каким образом в каждом отдельном случае следует формализовать решение следственной задачи262. Так, для активизации поиска решения по аналогии, может быть рекомендована разработка простейших формализованных предписаний необязательного характера. Их содержание и степень категоричности варьируются в зависимости от формы. Это могут быть:

альтернативные советы, предполагающие не один, а несколько вариантов целесообразных действий следователя;

запреты, указывающие на недопустимость каких-либо действий;

команды, не допускающие двусмысленного толкования, указывающие следователю определенный образ действий;

объяснения, разъясняющие отдельные обстоятельства;

рекомендации, изложенные в виде разъяснения предпочтительности тех или иных действий в зависимости от сложившейся ситуации.

Если имеется потребность в использовании некоторой совокупности известных правил, то в качестве языка для написания криминалистических алгоритмов и программ
могут быть

262 В отечественной криминалистике широко используются императивно-словесные указания, формализованные символы (Г. А. Густов), стандартные графические обозначения (Л. М. Карнеева) и методические схемы (Л. А. Соя-Серко).

228

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

использованы, уже упоминавшиеся нами, «формализмы»: «Если … -То …».

Изложенные по такой схеме правила приобретут узкое предназначение, являясь фактическим результатом формализации. Но, только тех профессиональных знаний следователя, которые возникли «из эмпирических ассоциаций, накопленных за годы работы по решению задач в данной области»263.

Мы полагаем, что именно таким образом следует отражать:

указания на типичные следственные ситуации, в которых эти знания применимы;

потенциальные возможности и степень надежности криминалистических алгоритмов и программ;

предписания, касающиеся последовательности их применения;

возможные результаты, а также их характеристику.

Если речь идет об изложении криминалистических алгоритмов, предназначенных для применения в производстве отдельных следственных действий, то их следует излагать так, чтобы предписания каждого из них четко разъясняли порядок выполнения операций в общей последовательности действий, предусмотренных программой расследования.

В новейших трудах криминалистов встречаются схемы, при составлении которых с допустимыми особенностями и упрощениями, используются различные условные обозначения, в т. ч. соответствующие международному стандарту (схема 18). Например, с их помощью была успешно произведена формализация параллельных операций в криминалистических алгоритмах, предназначенных для осмотра места происшествия. Сделано это

263 Уотермен Д. Руководство по экспертным системам: Пер. с англ. — M.: Мир, 1989. - С. 70.

229

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

было таким образом, что их оптимальный выбор и последовательность должны окончательно определяться исполнителем. А циклы операций, связанных с решением промежуточных задач, дублироваться при необходимости неограниченное количество раз.

начало, конец

О

п.

данные, информация

  • действие, процесс

  • блок отдельных действий

решение

CD

границы цикла

комментарий

О - соединитель

__…,— - пропуск возможных (не показанных) действий

Схемы максимально упрощены за счет пропуска очевидного продолжения действий, а также возможных, но не обязательных, по мнению разработчика, операций264.

Далее — апробация. Она позволяет субъектам криминалистической алгоритмизации и программирования заново пройти предыдущие этапы, уточнить формализованные сведения, а главное, еще раз просмотреть предложенную схему управления

230

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

следственной ситуацией. Иными словами, апробация включает в себя оценку фактической полезности в расследовании преступлений, созданных криминалистических алгоритмов и программ. Она необходима, чтобы в дальнейшем улучшать их качество. Прежде всего, за счет выявления недостатков, допущенных при формализации профессиональных знаний и в механизме их использования.

Важнейшей целью этапа реализации является проверка адекватности решений, предлагаемых следователю. К его началу прошедшие апробацию криминалистические алгоритмы и программы расследования вполне могут быть преобразованы в программу для ЭВМ. В дальнейшем, при наличии портативного компьютера, они могут использоваться следователем практически в любом месте. Однако начало реализации совсем не означает, что апробация полностью завершена. Нет, она продолжается, но только в иных условиях. Соответственно, у субъектов криминалистической алгоритмизации и программирования сохраняется возможность вносить необходимые коррективы в содержание и форму вновь созданного формализованного образования.

Содержание может меняться за счет еще не использованных профессиональных знаний, применимых для решения данной задачи. Форма криминалистических алгоритмов и программ может быть изменена; например, путем замены языка.

По такой пятиступенчатой схеме криминалистические алгоритмы и программы могут создаваться для решения самого широкого круга проблем, возникающих на предварительном следствии. Дальнейшее их использование может увязываться с

264 Вандер М. Б. Схемы криминалистических алгоритмов. 2-ое изд., перераб. и доп. СПБ, 1999. -

32 С.

231

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

отдельными направлениями работы следователя. Перечислим их: интерпретация; прогноз; диагностика, планирование, наблюдение; исправление ошибок; обучение; управление следственной ситуацией и некоторыми другими.

Вот собственно, все.

Мы не ставили перед собой задачу более детально разработать последовательность операций, используя которые можно создавать криминалистические алгоритмы и программы расследования. Изначальная сложность, индивидуальность этого процесса, лишают нас необходимости излагать подробно все иные шаги субъектов криминалистической алгоритмизации и программирования. Да и нужно ли этим заниматься именно сейчас?

Полагаем, как только разработчик криминалистических алгоритмов и программ накопит достаточное количество профессиональных знаний и составит первый криминалистический алгоритм или же программу расследования, он начнет приобретать личный опыт, который будет использоваться в дальнейшем. Для начала можно взять за основу уже существующие модели криминалистических алгоритмов и программ. Затем, переходя от формализованного решения простых задач к решению более сложных, приобретать и развивать все необходимые навыки криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Однако, чтобы криминалистические алгоритмы и программы, разработанные по изложенной выше системе, могли стать легкими и востребованными в обращении, они должны быть подвергнуты основательной опытной эксплуатации. Это позволит выяснить, насколько успешно их разработчику удалось преодолеть факторы, объективно препятствующие формализации расследования преступлений. Особенно такие, как

232

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

индивидуальность следственных ситуаций, объективно исключающая возможность их полного обобщения; сложность отдельных процессуальных действий; недостаточный уровень профессиональных знаний субъектов расследования и ряд других.

Хотелось бы коротко остановиться на последнем из перечисленных факторов, существованию которого во многом способствует «неудовлетворительная подготовка в юридических ВУЗах, где основной упор, как известно, делается не на криминалистику и другие профилирующие дисциплины, формирующие не следователя-профессионала (а именно такой тип следователей особенно остро необходим сейчас, пред лицом организованной преступности), а юриста - гуманитария — широкого профиля»265.

Результаты нашего исследования убеждают, что именно по этой причине далеко не все следователи умеют действовать четко и криминалистически грамотно266. Так, во время опроса выяснилось, что свои знания о криминалистических методиках опрошенные получили в учебных заведениях МВД РФ (53%), в других высших учебных заведениях юридического профиля (17%). Среди них оказалось немало тех, кто проходил свои «университеты» в ходе практической работы (44%), путем самообразования (13%) и другими доступными способами (2%).

Ищенко Е. Указ. работа. - С.64.

266 Заметим, что проблемы подготовки следователей волновали еще основоположников криминалистического знания. Так, Г. Гросс не видел ничего хорошего в том, что студент юридического факультета не имеет четкого представления о конкретной разновидности юридической деятельности, к которой его готовят, и ратовал за специализированную подготовку. См.: Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. СПб., 1908.-С. 8-9.

233

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

Достаточными свои знания называет лишь третья часть опрошенных (33%). Большинство же считает их недостаточными (46%), либо, не знает, как ответить на этот вопрос (20%).

Потребность в регулярном пополнении знаний по криминалистической тактике и методике проявилась почти у всех (98%).

По общей теории науки и криминалистической технике желающих пополнить свои знания значительно меньше (18% и 28% соответственно).

Источники, которыми пользовались опрошенные для изучения частных методических рекомендаций

? учебники ? учебные пособия ? справочная литература ? монографии ? диссертации И периодическая печать ? иные

  • ч

ч»дай ?>””

Диаграмма 3

234

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

В результате анкетного опроса было установлено: диапазон источников пополнения профессиональных знаний довольно широк (диаграмма 3). Как правило, для этого используются учебные пособия (62%), справочная литература (35%) и учебники (24%). Значительно реже — периодическая печать (15%), монографии (8%) и диссертации (2%)267.

При их изучении наибольший интерес у опрошенных вызывают сведения: об обстоятельствах, подлежащих установлению (42%); о тактике подготовки и проведения следственных действий (39%); о способе совершения преступления (34%).

Криминалистическими алгоритмами и программами они интересуются значительно меньше (16%), но не так, например, как вопросами организации профилактической деятельности (8%).

На вопрос: имеется ли объективная потребность в использовании криминалистических алгоритмов и программ в вашей работе многие отвечали утвердительно (49%), или затруднялись с ответом (34%>). Отрадно отметить, что совсем не испытывает такой потребности явное меньшинство (17%).

“Результаты, полученные при анкетировании сотрудников органов внутренних дел, позволили нам окончательно убедиться, что, связав формализацию расследования с богатством криминалистического знания через соответствующие алгоритмы
и программы, можно не только повысить ценность

” В криминалистической литературе правильно отмечалось, что, к сожалению, перечисленные источники фактически не образуют удобной для использования системы криминалистической методической информации. Следовательно, они собой не могут полностью обеспечивать организацию раскрытия, расследования и предотвращения преступлений на территории всей страны. См.: Возгрин И. А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Часть 4. СПб.: Санкт- Петербургский юридический институт МВД России, 1993. -С. 66.

235

2.3. Проблемы создания криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений

профессиональных знаний следователя, но и сделать их фактически широко применяемыми.

Достижение единства формализованного изложения частных методик расследования, доведение их до высокого уровня технологичности было и остается насущной потребностью следственной практики.

Использование формализованных методик отнюдь не принизит процессуальную самостоятельность следователя. Во-первых, за ним есть и будет право выбора криминалистических алгоритмов и программ. Во-вторых, для успешного применения их в своей работе он просто вынужден будет задействовать весь свой интеллектуальный и творческий потенциал. И, наконец, в третьих, в формализованных предписаниях нет и, не может быть единственного «истинного» представления о путях решения той или иной задачи.

Вернее, оно может стать единственным и естественным, но только тогда, когда станет востребованным в решении конкретной задачи. В этом смысле, предложенная нами технология создания криминалистических алгоритмов и программ, является по сути дела механизмом пороэюдения такого представления, делающего очевидным порядок решения следственных задач. Адекватное представление сокращает путь принятия решения. В определенном смысле предопределяет его, делая невозможными либо неоправданными все другие решения рассматриваемые следователем.

236

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Глава III. ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ АЛГОРИТМИЗАЦИИ И ПРОГРАММИРОВАНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Широко известен совет начинающим следователям со стороны опытных коллег и непосредственных начальников: забыть все то, что они до прихода на практику изучали в учебных заведениях. Цинично по сути, что и говорить, но не лишено некоторого смысла.

Множество необходимых для успешного расследования ценных рекомендаций первоначально вырабатывается следственной практикой. И лишь потом, да и то не всегда, осмысливается наукой. Часть из них, так и не получив достаточного теоретического обоснования, неизбежно приводит к отрицательным последствиям, существенно снижающим качество следственной работы. Парадокс в том, что многие такие рекомендации, в том числе сомнительные с точки зрения законности, до сих пор широко используются, хотя объективно устарели, ибо в значительной степени нацелены на решение стоящих перед следователем задач, по принципу — “любой ценой”. Противоречие это остается скрытым, неявным. Поэтому не приобрело еще в криминалистике статуса приоритетной проблемы.

На таком фоне неизбежно возникают вопросы - каким образом можно улучшить интеллектуальную деятельность следователя; способствует ли формализация увеличению продуктивности его

237

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

профессионального мышления; можно ли уже сейчас разрешить эти проблемы при помощи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, хотя бы в принципе? Попробуем разобраться.

Поисками универсального алгоритма, позволяющего без излишних интеллектуальных затрат решать всевозможные проблемы, занимались еще мыслители прошлого. Р. Декарт, излагая свое учение о методе, справедливо полагал, что научные открытия и изобретения следует производить не путем беспорядочного блуждания наугад по дорогам науки, а с помощью метода. «Под методом же я разумею достоверные и легкие правила, строго соблюдая которые, человек никогда не примет ничего ложного за истинное» и сможет добывать новое знание «без лишней траты умственных сил» - писал он .

Так был определен важный критерий, который можно трактовать с современных позиций: при разработке эффективных методов реализации любой умственной работы, во главу угла, наряду с принципом быстрого и качественного выполнения работ, следует ставить принцип минимизации умственных усилий.

В специальной литературе очень точно замечено: достижения криминалистики, иных областей научного знания следует не просто описывать, но и определять пути их наиболее целесообразной реализации, оценивать слабые и сильные стороны, давать рекомендации по предупреждению возможных ошибок при использовании научных разработок на практике269.

~68 Декарт Р. Избранные произведения. Госполитиздат, 1950. -С. 80.

269 Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М.: Юрид. лит., 1988.-С. 4.

238

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Осознавая все это и, опираясь на результаты собственного исследования, поставим еще одну проблему, которая в специальной литературе пока широко не обсуждалась. Суть в том, что, добиваясь кардинального улучшения форм и методов следственной работы, совершенствуя деятельность следователя, авторы

криминалистических исследований практически не

задумывались над тем, как защитить его от неоправданных умственных перегрузок. Причем не только во время практической деятельности, но и на этапе профессиональной подготовки.

В частности, чтобы устранить дисбаланс между сложностью наук уголовно - правового цикла и скромными интеллектуальными возможностями среднего следователя, необходимо понять, что психологическая сложность любой науки, в т. ч. криминалистики - это переменная величина, которой можно управлять, т. е. уменьшать ее в желаемых, хотя и ограниченных пределах270. Для достижения этой цели необходимо произвести программно- алгоритмическую реконструкцию во всех ее разделах и отраслях, превратив, таким образом, в эффективный инструмент подготовки и работы следователя.

Перестройка криминалистики на базе достижений криминалистической алгоритмизации и программирования расследования — беспрецедентная по сложности задача. Решение — за пределами настоящей работы. И все же заметим, что уже сейчас прикладные аспекты нашего исследования должны рассматриваться

Здесь следует отметить, что практически все учебники по криминалистике, особенно изданные за последние годы, традиционно подробны. Даже отличаясь чрезмерно большим объемом, они, безусловно, остаются нужными и полезными. Тем не менее, возьмем на себя смелость утверждать, что ни авторы, ни преподаватели никогда не живут иллюзиями о том, что все учащиеся изучают их “от корки до корки”.

239

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

на фоне очевидных преимуществ интенсивной, но не экстенсивной формы деятельности следователя.

Приветствуемая руководителями следственных подразделений, практикуемая многими следователями работа “на износ” постепенно теряет своих приверженцев. Прагматизм все больше овладевает мышлением современного человека, в т. ч. и в вопросах профессиональной деятельности. Так, например, широко практикуемое “добровольное” увеличение продолжительности рабочего дня, приносит следователю лишь сиюминутную пользу, отражаясь пагубно на удовлетворении иных, не связанных напрямую с работой, но не менее важных социальных потребностей.

Во всем этом присутствует экстенсивное начало. Интенсивная же форма предполагает достижение аналогичных результатов в расследовании уголовных дел, но за счет создания если не всех, то многих необходимых условий для самореализации профессионала.

В частности, криминалистические алгоритмы и программы расследования, по большому счету, призваны содействовать изменению интеллектуального режима его работы в оптимальном направлении — через минимизацию умственных затрат на единицу результатов.

Идея не нова. Но лишь в том, что на протяжении всей истории развития криминалистики, ученые постоянно стремились изобретать средства, облегчающие и улучшающие работу следователя. Однако делалось это в значительной степени неосознанно и во многом стихийно. Тем не менее, общие усилия привели к тому, что сейчас все больше удается придать этому процессу целенаправленный, а главное массовый характер.

240

3.1, Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Использование сложных формул либо символов в алгоритмизации и программировании пока преждевременно, ибо «…отбивает у следователя желание пользоваться такими алгоритмами» . Замечание это безусловно верное, и, разумеется, не освобождает исследователей от разработки новых, пусть и непростых путей совершенствования его профессиональной деятельности. В настоящей работе нет необходимости (впрочем, как и возможности) решать все обозначенные нами проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования. Даже в самом общем виде. Полагаем, вполне достаточно продемонстрировать существование эффективного решения для некоторых значимых частных случаев расследования. Это позволит убедиться, что проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования не безнадежны и в принципе поддаются решению. Следовательно, появится надежда на то, что действуя по аналогии, можно искать приемлемые решения и для многих других случаев.

Таков замысел заключительной главы. В дальнейшем он будет детализирован вплоть до элементарных практических случаев, многочисленных примеров, призванных наглядно показать — создание криминалистических алгоритмов и программ, как криминалистических средств, обладающих всеми необходимыми свойствами, является хотя и трудным, но вполне осуществимым делом.

Считается что существует различие между искусством и технологией. По своей сути, это абсолютно разные
формы

271 Ищенко Е. П. Алгоритмизация расследования. \ Социалистическая законность №3 - 1990. — С. 64.

241

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

деятельности человека. Искусство неотъемлемо от свободной, творческой, раскрепощенной деятельности, предполагающей богатую игру воображения, изобретательность, оригинальность. Технология же подчинена правилам и ограничениям, следовательно, подразумевает механическое запоминание и рутинные действия со стороны человека.

Это не более чем навыки, полученные в результате тренировки. Смысл любой технологии в подражании и четком выполнении заранее разработанных предписаний. Такое различие в расследовании преступлений приобретает мифические пропорции, фактически превращаясь в симбиоз процессуальной самостоятельности следователя и его же безусловной подчиненности начальнику следственного отдела, прокурору (а в известном смысле и суду), трансформированный в стиль работы. Отражение этого различия хорошо наблюдается в упомянутых нами противоречиях между обучением и практикой.

В контексте нашего исследования наиболее ярко они проявились еще и в противопоставлении следователей, имеющих в производстве одно дело (пусть, сложное, с точки зрения объема требуемого познания), и следователей, занимающихся “отчужденным трудом” - обреченных на каждодневное, монотонное выполнение относительно простых задач по целому десятку, а то и более уголовных дел. Так, например в 1997 году, в производстве следователей МВД РФ находилось 2 040 010 уголовных дел, из них было окончено производством 838 704 (34,9%). Количество уголовных дел, находившихся в производстве, составило на единицу

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

следственного работника 43,2 (!) — при штатной численности 47 247 человек272.

Цифры эти убедительно свидетельствуют о непомерной нагрузке на каждого следователя.

Возникает вопрос: в расследовании каких преступлений должны использоваться криминалистические алгоритмы и программы — простых или сложных, наиболее распространенных или редко встречающихся? На наш взгляд, такая альтернатива неприемлема, ибо сравнительно простые, а, следовательно, и наиболее распространенные преступления составляют абсолютное большинство, оказывая наиболее существенное влияние на криминальную ситуацию в целом. Расследование же неординарных и сложных по своему характеру преступлений связано с серьезными проблемами, решением которых приходится заниматься довольно редко и далеко не каждому следователю.

…В юридической печати высказывались принципиальные возражения по поводу использования программ в расследовании преступлений. В частности, они сводились к тому, что следователи, воспитанные на “типовой основе”, превратятся из мыслящих людей, в подобие роботов, начиненных соответствующими алгоритмами273.

Эти опасения нам представляются напрасными, хоть и имеющими под собой определенную почву.

Не следует считать, что профессиональная деятельность следователя - это «… сплошное озарение, беспристрастные находки

Основные показатели работы следственных подразделений органов внутренних дел МВД России за январь - декабрь 1997 года. - Изд. МВД РФ: М., 1998. - С. 7.

273 Белкин Р. С, Быховский И. Е., Дулов А. В. Модное увлечение или новое слово в науке. \ Социалистическая законность. 1987., № 9. - С. 58.

243

  1. J. допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

и непрерывный поиск совершенно нового»274, а также, что им используются исключительно творческие способы мышления. На практике ничего похожего не происходит и видимо не произойдет. Большинство задач, современным человеком решается посредством умственных стереотипов” . Следователь, равно как и другие субъекты расследования, исключением не является.

Многие элементы его поведения, независимо от уровня мыслительной активности, регулируются определенными штампами, “автоматизмами”, приобретенными в результате жизненного и профессионального опыта. Более того, следователю не удастся избежать рутинной технической работы, в частности, связанной с неуклонным соблюдением предусмотренной законом процессуальной формы. Объективно она сводит на нет (либо существенно ограничивает) творческое начало в деятельности следователя.

Это — необходимая реальность. В таких случаях криминалистические алгоритмы и программы расследования позволяют методично выполнять все необходимые процессуальные условия, достигать поставленные цели и существенно экономить физические, психологические ресурсы следователя, развивая его алгоритмическое мышление. И наоборот — их отсутствие часто вынуждает следователя действовать методом проб и ошибок, тратить больше времени и сил.

Криминалистами уже отмечалось, что отсутствие более или менее полного представления обо всех вопросах, подлежащих решению (например, при производстве осмотра), даже опытного

274 Соя - Серко Л. А. Программирование и творчество в деятельности следователя. \ Проблемы предварительного следствия в уголовном производстве. - М., 1980. — С. 35.

275 См.: Пушкин В. Н. Эвристика - наука о творческом мышлении. - М., 1967. — С. 6.

244

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

следователя ставит в условия, когда он рискует допустить весьма существенные упущения276.

Это полностью соответствует выводам, к которым мы пришли, изучив 149 уголовных дел (более 400 томов) по преступлениям, совершенным в условиях массовых беспорядков за период с 1986 по 1991 г. г. Так, в 108 случаях осмотров мест происшествий было обнаружено и изъято лишь 84 следа (в среднем 0,8 следа на осмотр), из них только 37,1% приобрели впоследствии доказательственное значение. Собранные нами сведения позволяют утверждать, что в ходе этого следственного действия, многие следы попросту не обнаруживаются и не изымаются211.

Таким образом, следователь объективно заинтересован в существовании определенной системы правил и рекомендаций, которая с помощью криминалистических методов, приемов, средств, поможет определить процесс переработки исходных данных о преступлении в искомые результаты расследования. И все же есть и будут такие задачи, решение которых не может быть осуществлено посредством криминалистических алгоритмов и программ. В основном из - за несовершенства криминалистического знания, или же их изначальной алгоритмической неразрешимости. Это в свою очередь порождает другую проблему, с которой приходится сталкиваться следователю — проблему выбора. Например, какие следственные действия, в какой очередности и с чьим участием проводить в сложившейся следственной ситуации.

Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ. \ Социалистическая законность. №3. 1990. — С. 47.

277 Шаталов А. С. Технико - криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков. Дисс. … к. ю. н. - М., 1993. — С. 33-56.

245

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Здесь важно четко сформулировать возможные варианты решения криминалистических задач, имеющиеся процессуальные ограничения и критерии оптимальности выбора. Так, для решения проблемы выбора, при проведении ряда экспертных исследований

278

используются математические методы . В зависимости от вариантов, критерием оптимальности выбора служит минимум (максимум) какой - либо функции, принимающей, при заданных ограничениях, разные значения. Например, для решения задачи определения относительной частоты промаха: если в первом случае при стрельбе по цели из пистолета, изъятого у преступника, из 20 выстрелов получено 15 попаданий, а во втором случае из 10 выстрелов — 8 попаданий. В этой и ей подобных криминалистических задачах проблема выбора может быть успешно решена при помощи математического алгоритма. При условии, что критерий оптимальности будет выражен формальной математической величиной. Но как решать проблему выбора при помощи алгоритмов и программ, скажем, при подготовке задержания преступника с поличным?

Можно перебрать множество вариантов тактических комбинаций с критериями различной степени сложности. Получив множество оригинальных идей, следователь может не найти единственного оптимального варианта решения проблемы выбора, подходящего к сложившейся следственной ситуации. По большому счету это связано с тем, что ни одна программа не в состоянии принимать решения за самого следователя. Она может многое своевременно “подсказать”, но сделано это будет без учета многих

278 Егоров В. А., Нешко А. Н., Харламова И. Ю., Яковлев А. Н. Математические методы криминалистических исследований. Уч. пособие. \ Под ред. Харламовой И. Ю. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1996. - 60 С.

246

  1. ]. Допусгтшость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

аспектов (социальных, этических и т. д.) поставленной задачи и всех возможных неблагоприятных последствий сделанного выбора.

Например, криминалистические алгоритмы и программы расследования не могут избавить следователя от ситуаций, в которых приходится решать проблему выбора, в частности, напрямую связанную с нравственным компромиссом. Но в криминалистике давно уже сформировались научные подходы для правильного разрешения таких ситуаций . В том числе и благодаря отдельным заблуждениям. Наиболее известным из них является «алгоритм раскрытия убийств», разработанный Л. Г. Видоновым .

В течение нескольких лет он изучал уголовные дела о нераскрытых убийствах, совершенных на территории отдельной области: вел поиск закономерных связей между обстоятельствами совершенного преступления, личностью преступника и потерпевшего. Результаты исследования Л. Г. Бидонов изложил в виде таблиц, адресованных следователям. Отраженные в них связи исчислялись в процентах и характеризовались не только как вероятностные, но и как однозначные.

В итоге типовая версия приобретала следующий характерный вид, например: «Если убийство лица, мужского пола в возрасте до 23 лет путем нанесения одного ранения совершается в месте массового культурного развлечения и отдыха, то убийцей, вероятнее всего, является лицо мужского пола в возрасте 17- 22 года,

279 Ратинов А., Захарин Ю. Следственная этика \ Социалистическая законность. 1970. № 10. - С. 35 - 40; Хайдуков Н. П. Тактико - психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов. 1984. - С. 72 и др.

280 Бидонов Л. Г. Использование аналоговых схем при выдвижении версий о лицах, совершивших умышленные убийства \ Вопросы совершенствования деятельности прокуроров - криминалистов. М., 1976; Бидонов Л. Г. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах, совершивших убийство без очевидцев. Горький, 1978; Селиванов Е. А. , Бидонов Л. Г. Типовые версии по делам об убийствах. Справочное пособие. Горький. 1981.-56 С

247

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

состоящее в родственных или иных связях с потерпевшим и проживающее в радиусе 300 - 1500 м от места происшествия»281. Вот такая нелепость.

Если взять за основу процентные показатели, обозначенные в таблицах, то можно прийти к выводу, что, например, убийцей женщины старше 23 лет никогда не будет лицо, не достигшее семнадцатилетнего возраста либо находящееся в возрасте превышающем 58 лет. Такой подход к решению проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования в специальной литературе подвергался резкой, но конструктивной критике. Не только из-за категоричности суждений и весьма небольшой фактической основы (около 800 уголовных дел), но и за то, что следователю вместо необходимого множества типовых версий, по сути, предлагалась одна, на
деле редко

282

соответствующая действительности .

Стало очевидно, что идея подмены мизерных абсолютных цифр процентными показателями порочна сама по себе; к тому же вынудила исследователя оперировать специально

приспособленными под них примерами.

Вместе с тем, как показало наше исследование, работа, проделанная Л. Г. Видоновым, привнесла в криминалистику немало позитивного. Благодаря его публикациям язык науки получил дополнительный импульс для дальнейшего развития и обогатился новыми понятиями, способствовавшими дальнейшему осмыслению проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования. Но главное, стало
очевидно — идея поиска

281 Селиванов Н. А., Бидонов Л. Г. Указ. работа- С.6.

282 Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика. Научно - практическое и учебное пособие. - М.: Издательство “БЕК”, 1996. - С. 116 - 127.

248

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

“однозначных связей” в расследовании преступлений, имеющих видовое и групповое сходство, не оправдала себя. Статистические закономерности, которые фактически проявились в результате изучения нескольких уголовных дел, объединенных в самостоятельную группу, ни при каких условиях не могут быть признаны объективными.

Криминалистам все больше становилось понятно, что не может быть алгоритмов расследования преступлений вообще, а также алгоритмов расследования преступлений, объединенных в большие группы по принципу, например, соответствия главам уголовного

283

закона .

Так проявилась еще одна проблема — целесообразности использования алгоритмов и программ в раскрытии и расследовании преступлений. Сейчас нет сомнений в том, что их создание, внедрение и последующее использование потребует, прежде всего, соответствующего финансирования. Поэтому приходится соизмерять пользу, которую приносят криминалистические алгоритмы и программы расследования с их фактической стоимостью. Это обстоятельство, безусловно, сдерживает криминалистов в осуществлении комплексного решения проблем алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

Общеизвестно, что внедрение простейших экспертных систем сопровождалось в свое время организационными трудностями и повышенными финансовыми затратами. Однако со временем они приобрели способность обеспечивать логическое программирование

  • Клименко Н. И., Биленчук П. Д. Логико - математические и кибернетические методы в криминалистике: Уч. Пособие. - Киев, 1988. — С.61.

249

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

многих форм решения стандартных следственных задач284. Как обособленные системы знаний справочного характера, многие из них и сейчас предоставляют следователю возможность вести диалог с ЭВМ. С целью, например, выдвижения следственных версий при расследовании конкретного преступления. Но не позволяют построить принципиально новое тактическое решение. В частности, для эффективного управления типичной следственной ситуацией.

Слабая сторона экспертных систем проявилась в том, что, перебирая различные варианты рассуждений, среди которых вероятно существует и наиболее приемлемый, следователь практически не имеет возможности синтеза, а затем последующей трансформации нескольких вариантов в единое целое. Можно выбрать из запрограммированного списка, скажем, типичные мотивы поведения преступника. Но как получить например, вывод, о причинах совершения конкретного преступления и через это сформулировать суждение о причастности к нему того или иного лица?

Своеобразным накопителем знаний, в противовес изначальным недостаткам экспертных систем, выступают криминалистические алгоритмы и программы расследования. Являясь неотъемлемой частью механизма получения нового знания, они помогают следователю вычленить если не все, то многие проблемные аспекты следственной ситуации, которые затем могут выводиться за ее рамки с целью упрощения процесса изучения ее действительной сущности. Обособленные же проблемные элементы могут рассматриваться как отдельно, так и в совокупности, с позиций их происхождения или же

” Зорин Г. А., Попуцевич В. Ф. Введение в экспертно - креативные системы. Учебное пособие по спецкурсу «Криминалистическая эвристика» - Гродно, 1995. - 164 С.

250

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

реального влияния на конкретную следственную ситуацию. Как правило, все это характерно для мысленного моделирования, где могут широко использоваться догадки и предположения следователя. При этом обнаруженные проблемы и стоящие перед следователем задачи связываются в единое целое при помощи методов познания и осмысления, в полной мере обеспечивающих параллельную реализацию процедур пополнения и поиска криминалистически значимой информации в базах знаний.

Преимущества криминалистической алгоритмизации и программирования в расследовании преступлений совершенно очевидны и, все же, в отдельных случаях практической деятельности следователя пока затруднены. Проблема в том, что наука почти не оперирует точными количественными показателями криминалистически значимой информации, реально находящейся в распоряжении следователя.

Нет ответа на вопрос: когда получаемая информация является «новой». В прямом смысле этого слова. Положим, во время допроса следователь узнает от допрашиваемого, что он хорошо помнит приметы преступника и может опознать его. Видимо это и будет «новой» информацией, но при условии, что раньше следователь этого не знал.

Каков количественный показатель или объем информации, полученной на этом допросе? Речь, конечно же, не о числовом эквиваленте (скажем в битах или процентах), но о “коэффициенте неожиданности”, который зависит от информированности следователя по поводу осведомленности допрашиваемого о расследуемом событии еще до начала следственного действия. Например, если полученная информация имеет полное сходство со

251

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

сведениями, которые при производстве других следственных действий были получены ранее, то количественный показатель (или объем полученной информации) будет ничтожен.

Если же следователь имеет убедительные сведения об осведомленности вызванного на допрос лица относительно важных обстоятельств расследуемого преступления, которая во время следственного действия никак не проявилась, — ситуация меняется. Значит, количественный показатель криминалистически значимой информации зависит от вероятности ожидаемого события, которая в свою очередь зависит от множества других, пока малоизученных факторов.

Процесс переработки информации в ходе раскрытия и расследования преступлений довольно сложен. Любая информация, криминалистически значимая в том числе, перерабатывается, как минимум на трех основных уровнях: физиологическом (т. е. при помощи органов чувств); на уровне рационального мышления; и на уровне подсознания. Результат переработки зависит от многих объективных показателей, наиболее важными из которых являются: профессиональный и жизненный опыт; образованность; темперамент; нравственные установки; заинтересованность следователя в успехе. Приведем примеры.

1.В нескольких протоколах следственных действий, которые производились следователем в разные дни, фигурируют в качестве понятых одни и те же лица. В протокол они вписаны чернилами, отличающимися по цвету от остальной записи.

Внимательный участник уголовного процесса (например, прокурор), обратив на это внимание, получает информацию
о

252

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

возможном умышленном искажении следователем действительного хода и результатов следственных действий.

2.При допросе водителя, участника дорожно-транспортного происшествия, следователь узнает, что за несколько минут до столкновения в работе тормозной системы автомашины появились характерные сбои, свидетельствующие о неисправности. Не придав этому значения, водитель продолжал движение.

Получив такую информацию, следователь должен предположить, что ДТП стало возможным в результате нарушения Правил дорожного движения. Поскольку водитель своевременно воспринял сигнал опасности продолжения движения, но легкомысленно рассчитывал на ее предотвращение.

3.Следователю сообщили: по факту кражи, совершенной несколько дней назад, его коллега возбудил и расследует уголовное дело.

Если он интересуется только уголовными делами, находящимися у него в производстве, то объем полученной информации для него равен нулю.

Если же этот факт его интересует, то объем информации будет зависеть, например, от фамилии подозреваемого в совершении кражи (в нашем примере — лицо, находящееся в розыске по приостановленному им уголовному делу).

В примерах 1 и 2 фамилии понятых и тормозная система — косвенные источники информации. Чтобы следователь мог их правильно истолковать, он должен обратиться к своей памяти, выступающей в роли своеобразной базы знаний — “запоминающего органа”. Если же база знаний является неполной (скажем, при отсутствии профессионального опыта) или
криминалистические

253

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

алгоритмы обработки этих данных неэффективны (быть может, при низких интеллектуальных способностях следователя), достоверную информацию из косвенных источников ему получить невозможно.

Здесь возникает другая, не менее сложная проблема, связанная с получением следователем новой криминалистически значимой информации.

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АЛГОРИТМ

ТИПОВОЕ РЕШЕНИЕ

Схема 19

В романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» швейцар, руководствуясь своей “базой знаний”, не пропускал в валютный магазин плохо одетых посетителей. Коровьев (он же Фагот), выказывая недовольство его действиями, сделал вывод: одежда не может служить надежным источником информации о наличии (или отсутствии) у человека валюты. Не сомневаясь в справедливости сказанного литературным героем, заметим, что применительно к рассмотрению проблем алгоритмизации и программирования расследования, криминалистически значимая информация, безусловно, должна пониматься в широком смысле — как совокупность любых полезных сведений, которые могут иметь

254

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

непосредственное отношение к расследуемому событию. В том числе из самых различных информационных фондов285. Это распространяется и на информацию, заведомо не имеющую доказательственного значения, но непосредственно относящуюся к расследуемому событию.

Криминалисты отмечают: для следователя нередко представляет интерес «сама реакция на заданный вопрос или неожиданно предъявленное доказательство, так как по ответной реакции можно судить о значимости этого вопроса или доказательства»286. Если даже криминалистические алгоритмы и программы расследования, например, при допросе лица, действительно виновного, «… не приведут к получению правдивых показаний, результатом может быть внутреннее убеждение следователя в позиции допрашиваемого об его действительной роли в расследуемом преступлении».

Такое убеждение не является доказательством. Но оно имеет значение для следователя при определении
направления

287

дальнейшего расследования .

В связи с этим следует считать неоправданным отказ от применения криминалистических алгоритмов и программ лишь на том основании, что полученные с их помощью результаты могут не иметь доказательственного значения.

Трудно бывает определить сразу: какая информация потребуется следователю в дальнейшем, в т. ч. для построения

2И Информационные фонды органов внутренних дел исчисляются миллионами документов, многие из которых необходимы следователям для использования в процессе расследования преступлений. См.: Информатизация в органах внутренних дел. Труды Академии МВД. М., 1995.-С.7.

286 Горский Г. Ф. , Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Судебная этика. Воронеж, 1973. - С. 107.

255

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

нового криминалистического алгоритма, либо программы расследования. Тем более, что она может не носить столь устойчивого характера, как, например, уголовно-правовая или уголовно-процессуальная.

расследован ия

Частные задачи

Версии

Типовые

варианты

решения

Тактические задачи

Действия следователя

Результат

Анализ и

оценка

совокупной

информации

V

Вывод

Постановка новых задач

Криминалистические алгоритмы

Схема 20

Представляя собой данные, выявленные в результате изучения и
обобщения криминалистических закономерностей, такая

287 Васильев А. Н., Карнеева Л. М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970. -С. 114.

256

3.1. Допустимость пргшенения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

информация наделена способностью трансформироваться в практические рекомендации, которые создаются на основе данных различных наук, а также их средств и методов, к которым в полной мере относится формализация информационных процессов. В частности, за счет алгоритмизации и программирования процесса познания события преступления по единой методологии.

Криминалистические алгоритмы, как мы уже убедились, могут быть различными по содержанию. Причем в качестве их элементов могут выступать отдельные положения из уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Обязательными же элементами алгоритма, определяющими его криминалистическую сущность, на наш взгляд, являются задача и типовое решение (схема 19).

Частные задачи расследования; версии; типовые варианты решения; тактические задачи; действия следователя; результат; анализ и оценка совокупной информации; вывод; постановка новых задач - являются важнейшими элементами программы расследования (схема 20).

Исследование наше показало: поиск и адаптация криминалистических алгоритмов и программ к индивидуальным условиям расследования могут происходить в следующей последовательности:

уяснение конкретной следственной ситуации;

выявление ее типовых признаков;

их отождествление с комплексом признаков типичной следственной ситуации (причем, чем более дифференцированный характер имеет типичная следственная ситуация, тем результативнее в дальнейшем окажется применение программ расследования);

257

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

адаптация криминалистических алгоритмов к сложившейся следственной ситуации;

создание одной или нескольких программ расследования; оценка их допустимости; практическое использование (схема 21).

шгтш&?&шш>’1штят’®

Последовательность поиска и адаптации криминалистических алгоритмов и программ к индивидуальным условиям расследования

Уяснение конкретной следственной ситуации

i I

О . .. …. ..

Выявление се типовых признаков

’-:-?:.-П

Их отождествление с комплексом признаков типичной следственной ситуации

J”*”. w”rrv- чч#

Адаптация криминалистических алгоритмов к сложившейся следственной ситуации

Создание одной или нескольких программ расследования

•’>”. „ t<Jii!ft-‘…». • ‘.’

Оценка их допустимости

”~’77”:.г

Практическое использование

Схема 21

258

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Практическому использованию криминалистических

алгоритмов и программ обязательно должна предшествовать оценка их допустимости. Следователь здесь никак не сможет обойтись без определения своеобразных “границ дозволенности”, для обозначения которых нами будет использоваться в дальнейшем термин “критерии допустимости”, не нуждающийся в расшифровке и дополнительном толковании .

Прежде чем приступить к рассмотрению “критериев допустимости”, четко отграничим их от “свойств”, криминалистических алгоритмов и программ расследования. Несмотря на наличие определенного сходства между этими категориями, об их полной адекватности говорить не приходится. Так, вопрос о свойствах криминалистических алгоритмов и программ расследования, в первую очередь связан с выяснением их качественной стороны: научности; характерного структурного построения; доступности для каждого следователя; правомерности; целевой направленности рекомендаций и др.

С критериями допустимости все обстоит несколько сложнее.

Чтобы прояснить эту ситуацию, при беседе со следователями нами задавался вопрос: какими должны быть критерии допустимости криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений?

Ответы были практически однозначными. И в общих чертах сводились к тому, что они целиком зависят от конкретного

В криминалистической литературе иногда можно встретить различную терминологию, по сути обозначающую одно и то же, ничего за собой не несущую, кроме множественности. Так, в частности, помимо критериев, нередко определяются пределы, принципы или даже условия допустимости. На наш взгляд, чтобы избежать теоретической путаницы, достаточно пользоваться одним из этих обозначений.

259

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

следователя. Еще точнее — от его интеллектуального уровня, образованности, профессионального опыта и т. п.

Полагая, что такой подход в определении критериев допустимости несколько примитивен, мы обратились к трудам криминалистов. Анализ специальной литературы окончательно убедил: критерии допустимости криминалистических алгоритмов и программ не отличаются новизной и должны определяться исключительно с традиционных научных позиций. В частности, следователь, руководствуясь своим правосознанием, существующими нравственными установками и обстоятельствами расследуемого события, дает вначале объективную оценку их содержанию, а затем принимает решение о допустимости отдельного криминалистического алгоритма, либо программы, в каждом конкретном случае расследования.

Критериями допустимости здесь должны выступать: правомерность, нравственная безупречность и избирательность воздействия. Такой подход делает ненужным установление, каких- либо других, особых критериев289.

Правомерность или законность криминалистических алгоритмов и программ предполагает их полное соответствие нормам уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Их применение не должно приводить к нарушениям законных прав и интересов граждан, наносить ущерб полноте, объективности и всесторонности расследования. Или же приводить к ситуациям,

289 Такой же подход сформировался в криминалистике для оценки допустимости тактических операций (комбинаций). «Критерии допустимости тактических комбинаций, основаны на общих принципах, действующих в отношении любого тактического приема» - пишет Н. И. Порубов. Аналогичная мысль содержится и в трудах Р. С. Белкина: «Допустимость тактической комбинации определяется допустимостью целей комбинации, тактических приемов, составляющих ее содержание, а также правомерностью и этичностью их сочетания». См.:

260

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

когда деятельность следователя будет являться «… законной формально и издевательской по существу»290.

Отсюда вытекает, что любой криминалистический алгоритм, как и программа расследования не должны:

содержать заведомо ложных сведений;

унижать честь и достоинство участников расследования;

влиять на позицию невиновного;

оправдывать совершение преступления и преуменьшать его общественную опасность;

способствовать эскалации насилия, проявлению низменных побуждений и чувств;

подрывать авторитет субъектов расследования - т. е. являться безнравственными .

Криминалистические алгоритмы и программы расследования должны применяться избирательно, по усмотрению следователя, для воздействия на следственную ситуацию таким образом, чтобы последовательно изменять ее в оптимальном направлении (схема 22).

Но возникает другой вопрос: как следует устанавливать соответствие (несоответствие) криминалистических алгоритмов и программ всем перечисленным критериям? Ответ мы пытались найти, исследуя причины изменения позиции, занимаемой обвиняемыми на предварительном следствии.

Порубов Н. И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. - С. 72; Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. T.3 М., 1979. -С. 132.

290 Баев О. Я. Конфликты в деятельности следователя. Воронеж, 1981. - С. 135.

291 Аналогичные требования в криминалистике предъявляются к тактическому приему. См. например: Быховский И. Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Диссертация … д. ю. н. М„ 1975. —С.219-220.

261

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Напомним: все расследуемые преступления, были объединены едиными условиями совершения — массовыми беспорядками. Анализ изученных уголовных дел показал, что обвиняемые, ознакомившись с предъявленным обвинением, полностью признали свою вину в 63 случаях (42,3%); частично в 31 случае (20,8 %) и полностью ее отрицали в 16 случаях (10, 7%). В 39 (26, 2 %) случаях обвинение не предъявлялось вообще.

Общие критерии допустимости криминалистических алгоритмов и программ

-‘^Д Л Д ? “

Правомерность

Нравственная безупречность

Избирательнос ть воздействия

‘?S±ikiS,SSiK

Избирательность применения

Соответствие

нормам уголовного

и уголовно -

процессуального

законодательства

Соблюдение

законных прав и

интересов граждан

Полная, объективная

и всесторонняя

оценка всех

обстоятельств

совершенного

преступления

Отсутствие заведомо ложных сведений

Обеспечение

уважения чести и

достоинства

участников

расследования

Предотвращение насилия, проявлений

низменных побуждений и чувств

Поддержание

авторитета субъектов

расследования

Воздействие на

следственную

ситуацию таким

образом, чтобы

обеспечить ее

последовательное

изменение в

оптимальном для

следователя

направлении

Схема 22

262

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

В ходе дальнейшего расследования, в 17 случаях (25,4 %), обвиняемые, ранее полностью признававшие свою вину, стали ее отрицать, изменив при этом ранее данные показания. Количественные же показатели случаев частичного признания и полного отрицания вины практически не изменились . Попытка выяснения факторов, под влиянием которых обвиняемые, полностью признававшие вину, впоследствии изменили свои первоначальные показания, ни к чему не привела. Поскольку из материалов уголовных дел не усматривалось — как примененная следователем программа расследования или отдельные криминалистические алгоритмы повлияли на сохранение либо изменение позиции конкретного обвиняемого.

Возник еще один вопрос: следует ли вообще отражать применение криминалистических алгоритмов и программ в материалах уголовного дела?

В научной литературе ответа нет. Встречаются рекомендации, касающиеся фиксации тех или иных тактических приемов, тактических операций (комбинаций) методом “сплошной (кино) видеозаписи” производства всех следственных действий по уголовному делу. (Якобы это позволит впоследствии «всесторонне проверить законность и допустимость примененных следователем приемов и методов»293.)

Опрометчивость такой позиции очевидна, поскольку потребность в осуществлении “проверки законности и допустимости” не может являться единственным основанием для

292 Шаталов А. С. Указ. работа. — С. 126 - 127.

293 Вологин М. В. К вопросу о правомерности “следственной хитрости” \ Этика предварительного следствия: Тр. высшей следственной школы МВД СССР. Волгоград, 1976. Вып. 15. —С. 95-96.

263

  1. /. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

применения технических средств в процессе расследования. В противном случае следователь окажется в таком положении, когда он будет применять, скажем, видеосъемку не по причине тактической целесообразности, а опасаясь за свое служебное благополучие. Здесь необходимо учитывать и многие другие факторы.

По нашим наблюдениям, ход и результаты следственных действий с использованием видеозаписи чаще всего фиксируются лишь при расследовании преступлений, представляющих повышенную общественную опасность. В то же время, как показывает практика, при расследовании, например, умышленных убийств, фиксируются ход и результаты далеко не всех, а только тех следственных действий, которые служат обнаружению и закреплению наиболее важных доказательств. Или же тех, которые могут оказаться решающими с точки зрения перспектив раскрытия расследуемого преступления.

Серьезным препятствием для принятия решения о применении видеозаписи нередко является необходимость ее осуществления самим следователем. Особенно при отсутствии опыта или практических навыков обращения с видеозаписывающей аппаратурой. Кроме того, следователю небезразлично как отнесутся участники уголовного судопроизводства (в особенности суд) к результатам его труда. Бывает и так, когда он, мягко говоря, не заинтересован в предоставлении дополнительного, наглядного материала для вполне вероятной критики следствия.

Остается другой способ, предусмотренный законом, - фиксация в протоколе следственного действия.

264

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Известно, что в соответствии с действующим законодательством294, можно зафиксировать, например, предъявление доказательств в ходе допроса, вопросы, которые задает следователь, после окончания свободного рассказа допрашиваемого, а также ответы на них. Такие сведения позволяют в определенной мере судить о законности, нравственной безупречности, избирательности воздействия отдельных действий следователя.

Но как следует отражать в протоколе использование криминалистического алгоритма либо программы расследования? Есть ли смысл преодолевать для этого, скажем, трудности терминологического и описательного характера? Учитывая то обстоятельство, что законодатель не обязывает следователя фиксировать абсолютно все, что происходит во время следственного действия.

Криминалисты все чаще высказываются за упрощение процедуры оформления материалов расследования, в т. ч. полученных в результате применения технико-криминалистических средств295. Можно предположить, что новое уголовно-процессуальное законодательство вряд ли изменит существенно содержательную сторону протокола. Во всяком случае, не усложнит ее. Думается, определение допустимости применения криминалистических алгоритмов и программ, как и тактических приемов, было и
останется, своеобразным “продуктом”

294 Ст. ст. 150, 151, 158-161 УПК РСФСР.

295 Быков В. М Проблемы применения технико-криминалистических средств и специальных познаний при расследовании преступлений \ Использование современных технико- криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24 - 25 апреля 1997 г. - Саратов: СЮИ МВД Росии. 1998.

-С.5.

265

5.7. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

процессуальной самостоятельности следователя и в протоколе фиксироваться не будет.

В криминалистической литературе неоднократно

предпринимались попытки включить в круг основных критериев допустимости — целесообразность и эффективность*” . Наше исследование показало: они не являются таковыми применительно к криминалистическим алгоритмам и программам расследования. В основном из-за того, что об их эффективности (точнее - результативности) и целесообразности можно судить лишь по конечному результату, т. е. только после их применения. Но можно ли ставить вопрос о недопустимости криминалистического алгоритма или программы расследования после того как следователь применил то или другое в конкретной следственной ситуации, не получив при этом ожидаемого эффекта? Видимо, нет. Применение такого криминалистического алгоритма или программы расследования в данной следственной ситуации было нецелесообразно.

Оценка целесообразности, т. е. фактической разумности действий следователя, полностью охватывается критериями правомерности, нравственной безупречности и

избирательности. Следователь в каждом случае должен сам определять — являются ли здесь допустимыми известные ему криминалистические алгоритмы и программы.

Карнеева Л. М. Судебная этика и тактика допроса \ Этика предварительного следствия: Тр. Высшей следственной школы МВД СССР. Волгоград, 1976. Вып. 15. М., 1958. - С. 60; Артамонов И. И., Порубов Н. И. Советская криминалистика (альбом схем). Минск, 1977. - С. 109; Криминалистика. Учебник. Под ред. Р. С. Белкина. М., 1986. -С. 214 и др.

297 Карнеева Л. M. Там же. С.60; Соловьев А. Б. О психологических приемах допроса \ Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. - С.81; Якушин С. Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань, 1983. - С. 54 и др.

266

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Этих трех, признанных наукой и проверенных практикой критериев, вполне достаточно, для того, чтобы с помощью обычной логики решать вопрос об их допустимости с единых методологических позиций.

В специальной литературе правильно отмечалось: логика правдоподобных заключений и логика индуктивная
образуют

298

фундамент доказывания по уголовному делу
.

Криминалистические алгоритмы и программы расследования, найденные самим следователем, полученные навыки определения их допустимости в сложившейся следственной ситуации, пополняют стереотипы его мышления, формируя в итоге взаимосвязанную цепочку профессиональных приемов. Так, решая вопрос о допустимости того или иного криминалистического алгоритма, следователь, по сути, заново интерпретирует его. Очевидно, что правильное определение соответствующих критериев, здесь будет напрямую связано со способностью следователя к преобразованию типовой программы расследования посредством известных ему криминалистических алгоритмов и извлечению из нее того, что ему требуется в сложившейся следственной ситуации.

После всех необходимых преобразований, проверки соответствия критериям допустимости, программа

приспосабливается к реальным условиям расследования. Такой подход, безусловно, влияет на результативность ее применения. Главное же — не лишает следователя самостоятельности в сложившейся следственной ситуации, выступая своеобразным регулятором его интеллектуальной деятельности.

Эйсман А. А. Логика доказывания. М., 1971. -С. 24.

267

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Правильное решение, найденное в результате собственных усилий, может сохраниться в памяти следователя в качестве образца, которым он будет руководствоваться неоднократно.

Апробированные криминалистические алгоритмы и программы расследования в дальнейшем будут приобретать новые детали. И с каждым актом расследования становиться все более совершенными.

Как известно, процесс расследования буквально пронизан решением задач различной степени сложности. Проблема в том, что все эти многочисленные задачи решаются следователем в условиях постоянно изменяющихся следственных ситуаций. Мы уже убедились, что практически каждой из них, соответствуют определенные криминалистические алгоритмы и программы расследования, качественная сторона которых во многом зависит от опыта работы следователя по делам данной категории, его профессионального мастерства и других важных обстоятельств. Оптимальный вариант его действий как бы выкристаллизовывается из них, и, благодаря интеллектуальным усилиям, становится адекватным сложившейся следственной ситуации, приобретая вид рациональной программы расследования.

Это можно проиллюстрировать на примере положительного опыта программирования управления следственной ситуацией, возникшей в момент задержания лица с поличным, при хищении сырья и лекарственных препаратов для последующего изготовления наркотиков (схема 23 )299. Чтобы стать полезными практике, программы расследования должны быть, как отмечено в научной литературе, написаны простым, понятным,
криминалистически

” Меретуков Г. М. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом, совершаемым организованными группами. Дисс… д.ю.н. - М., 1995. — С. 236-237.

268

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

безупречным языком с однозначными формулировками,

исключающими отступления от хода решения следственных

_300

задач

Программа управления следственной ситуацией,

возникшей в момент задержания лица с поличным, при

хищении сырья и лекарственных препаратов для

последующего изготовления наркотиков

Задержание подозреваемого

Проверка его личности по оперативному учету службы криминальной милиции и по литерным делам службы участковых инспекторов милиции в целях выявления преступной деятельности

Составление плана реализации оперативных данных в процессе расследования

Производство обыска по месту жительства (работы) с целью отыскания предметов, уличающих подозреваемого в незаконном обороте наркотиков

Осмотр места происшествия

Изъятие средств совершения преступления

Допрос задержанного о деталях события,

способах изготовления, приобретения, хранения,

перевозки или сбыта наркотических средств,

способах их сокрытия и маскировки, пока не

предприняты меры к сокрытию следов преступления

Допрос очевидцев преступления, а также родственников, соседей и других лиц о преступной деятельности подозреваемого

Ищенко Е. П. Указ работа. - С. 64.

Схема 23

269

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Несмотря, на то, что эта программа далека от совершенства, тем не менее, она соответствует следующим основным требованиям:

является инструментом решения типичных вопросов расследования; содержит комплекс криминалистических рекомендаций (не команды, не предписания);

может служить организующим началом для планирования расследования;

не подавляет инициативы следователя;

основывается на достижениях криминалистики, следственной практики и соответствует закону;

в определенной мере является компактной, точной, наглядной, не лишена удобств для восприятия и использования в деятельности по расследованию преступлений.

Адаптация этой, равно и других программ расследования может происходить по нескольким (опять же формализованным) вариантам.

Вот рекомендация (один из возможных вариантов), известная по криминалистической литературе:

выявление конкретной следственной ситуации;

выявление групповых признаков следственной ситуации;

запрос следователя о типовых программах расследования;

адаптация типовой программы, через создание конкретной программы301.

Схема эта в целом верна, хотя отличается от разработанной нами
тем, что имеет один, но существенный недостаток.

301 Драпкин Л. Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования \ Проблемы программирования организации и информационного обеспечения предварительного следствия. Межвузовский сборник научных трудов. -Уфа., 1989. — С. 31.

270

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Предусмотрев последовательные действия, касающиеся непосредственно процесса адаптации, она не включает в себя процедуру определения допустимости криминалистических алгоритмов и программ, являющуюся в таких случаях, на наш взгляд, обязательной. К тому же она носит самый общий характер и нуждается в дополнительных пояснениях.

Как показало наше исследование, адаптация

криминалистических алгоритмов и программ должна осуществляться поэтапно,

На первом этапе следователь производит подбор и систематизацию криминалистических алгоритмов, необходимых для управления сложившейся следственной ситуацией.

На втором этапе — формулирует задачи и определяет возможные пути их решения.

Третий этап характеризуется тем, что следователь рассматривает типовые программы расследования, выясняет — какие из них могут быть наиболее эффективными в данном случае, осуществляет разработку новых криминалистических алгоритмов, поиск их оптимального сочетания с другими, уже ему известными.

На последнем, четвертом этапе, происходит апробация отобранных криминалистических алгоритмов и программ расследования, а при необходимости — их совершенствование, т. е. практическая оптимизация.

Главные условия их успешной адаптации:

наличие в памяти следователя системы тактических приемов и соответствующих криминалистических рекомендаций;

владение умениями и практическими навыками по их использованию;

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

знание типичных следственных ошибок, а также способов их своевременного выявления и исправления.

При помощи одной и той же программы расследования можно достичь противоположных результатов. Поэтому следователь должен уметь не только ставить перед собой определенные цели, но и достигать их. И, разумеется, решать задачи, из которых они вытекают.

Прежде чем применять криминалистические алгоритмы и программы расследования на практике, следователь должен стремиться максимально их индивидуализировать. С учетом времени, места, участников расследования, возможного противодействия и т. д. Предусмотреть варианты изменения следственной ситуации и соответствующие этому, преобразования программы расследования, а также подготовиться к ее реализации.

В отличие от адаптации, процесс их оптимизации всегда менее динамичен и может продолжаться бесконечно долго. Последовательно оптимизируя криминалистические алгоритмы и программы расследования, следователь с течением времени имеет возможность пересмотреть собственные негативные установки, преодолеть консервативное отношение к решению отдельных задач. Это особенно ценно, когда следствие находится в состоянии информационной неопределенности, либо поискового тупика. Таким образом, путем постепенного преобразования в допустимых пределах криминалистических алгоритмов и программ следователь старается извлечь из их последующей реализации максимум возможностей для получения всей необходимой доказательственной информации.

272

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

Итак, процесс определения допустимости

криминалистических алгоритмов и программ носит выраженный субъективный характер. Это: результат индуктивных и дедуктивных умозаключений следователя; процесс переноса знаний об одних явлениях на другие, с аналогичными признаками; предвидение всех возможных направлений развития следственной ситуации и ожидание результатов, которые были получены ранее в аналогичных условиях.

Следователь может определить критерии допустимости только тех криминалистических алгоритмов и программ, к использованию которых он подготовлен. Если же они сложны, непонятны, то следователь их отвергает. Или упрощает до уровня понимания. И наоборот: сравнительно простые программы расследования могут им усложняться, пополняться новыми криминалистическими алгоритмами и постоянно оптимизироваться.

Все это приводит к мысли о том, что определение допустимости криминалистических алгоритмов и программ, носит, адаптационный характер, т. к. служит целям приспособления к конкретному акту расследования и отвечает требованиям объяснительной функции криминалистики, состоящей в раскрытии сущности анализируемого явления, факта.

Вывод: успех расследования во многом зависит от субъективного видения следователя, какими криминалистическими алгоритмами и программами расследования ему следует пользоваться в сложившейся следственной ситуации. Определение допустимости криминалистических алгоритмов и программ позволяет не только дополнительно исследовать ее, но и выявить стойкие
закономерности, соответствующие программируемым

273

3.1. Допустимость применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений

действиям следователя, вызвать постановку новых задач, ранее выпавших из внимания.

Однако нельзя переоценивать детерминирующую роль этого процесса, поскольку любой криминалистический алгоритм и программа расследования — своеобразное условие выбора следователем определенного варианта собственного поведения. Для его мышления характерна многопроблемность, порождающая необходимость самостоятельно искать ответы на множество вопросов, которые могут соприкасаться друг с другом самым неожиданным образом.

Деятельность следователя должна сопровождаться разнообразием криминалистических алгоритмов и программ, свободой их выбора, а также высокими требованиями к допустимости их применения.

Становится очевидной потребность в создании на базе ЭВМ персонального банка криминалистических алгоритмов и программ расследования.

274

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Рассматривая практические аспекты криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, невозможно обойти тему компьютеризации деятельности следователя. В основном из-за того, что она призвана комплексно и радикально способствовать решению самого широкого круга актуальных проблем современного уголовного судопроизводства. Однако, как показало наше исследование, в том виде, в каком компьютеризация осуществляется сейчас, она не улучшила процесс расследования преступлений, а скорее усугубила его, поскольку в самом общем виде сведена лишь к оснащению следственных подразделений компьютерами.

Пока именно материально-техническое обеспечение является приоритетной задачей: “бескомпьютерные” следственные подразделения стремятся получить современные ЭВМ, а те, что уже получили, решают вопрос: что с ними делать? В обозримом будущем особенностью деятельности органов предварительного расследования будет не столько недостаток компьютеров как таковых, сколько отсутствие методологии и технологий их применения. Понятно, что такое положение дел имеет в основном экономическую подоплеку, но нельзя не замечать и определенного подсознательного неприятия следователями самого процесса компьютеризации расследования преступлений. Для этого есть серьезные причины.

275

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Нами уже отмечалось, что движущей силой многих инноваций в криминалистике является следственная практика. Однако в случае с компьютеризацией деятельности следователя ситуация несколько иная. Здесь его профессиональная подготовка наталкивается на трудности, связанные с освоением целого комплекса формальностей, причем с заранее заданными познавательными традициями . Расширяя возможности следователя, особенно при выполнении рутинных функций, ЭВМ в известной степени закрепощает его мышление и подчиняет своеобразной логике.

Можно долго спорить о целесообразности этого процесса, но очевидно одно: если эта логика следователем будет усвоена, а сама ЭВМ будет им восприниматься как эффективное технико- криминалистическое средство, подчиненное законам постановки и достижения целей, многие проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, будут решены. В частности, появится возможность на более высоком технологическом уровне создавать, а затем и практически проверять отдельные фрагменты научного знания, переложенного на язык криминалистических алгоритмов, трансформированных в типовые программы расследования. Это позволит не только решать весь комплекс задач, стоящих перед следователем, но также анализировать пути и способы принятия решений по расследуемому

302 Персональный компьютер (ПК) или (ЭВМ), безусловно, является частью общечеловеческой культуры, хотя исторически он больше связан с англоязычными странами. На основе английских слов и выражений возникла и развивается базовая терминология, используемая в современном программном обеспечении. Несмотря на то, что почти все оно русифицировано, на экране нередко появляются не только русские неологизмы, но и слова и выражения на английском языке. Изобилие таких слов на первых порах является серьезной помехой в работе следователя, особенно не знающего английского языка. Но оказывается, что для полноценной работы на компьютере, ему достаточно выучить около трех десятков английских слов типа: error on drive А (ошибка на диске A), delete (удалить), соре (копировать), move (переслать) и т. д. Многие операции и клавиши на ПК имеют краткие англоязычные обозначения, принятые во всем мире, например: OK, Ctrl, Alt, Del и др.

276

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

уголовному делу, без чего невозможно полноценно пользоваться ни одной программой для ЭВМ.

Наиболее важные проблемы, непосредственно связанные с компьютеризацией практической деятельности по расследованию преступлений, как правило, всегда ставились криминалистами своевременно303. Так, одна из них была выражена альтернативой “человек или машина” и довольно долго дискутировалась в специальной литературе. Первоначально эта проблема рассматривалась лишь в контексте экспертной деятельности.

Вопрос ставился так: может ли машина заменить человека вообще, сделать ненужными человеческие способности, эмоции, разум, волю и в дальнейшем занять его место в обществе?

Специальный же аспект проблемы звучал иначе: может ли машина выполнять функции человека лучше, справляться с его деятельностью качественнее, быстрее и безошибочнее304.

По мере накопления научного знания выяснилось, что ЭВМ не способна заменить человека. Более того, она даже не уравнивает возможности различных людей, лишь улучшает процесс потребления их индивидуальных природных способностей305.

Персональный компьютер не является моделью мозга человека. Это, можно сказать, непреложная истина. И все же …

303 Шляхов А. Р. Перспективы использования достижений кибернетики в деятельности юридических учреждений. В кн. Вопросы кибернетики и права. М., 1967.; Он же. Проблемы правовой кибернетики. - В кн.: Проблемы правовой кибернетики. М., 1968; Ароцкер Л. Е. Организационные и процессуальные вопросы использования электронно-вычислительных машин в экспертной практике. - Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 6. Киев, 1968; Ланцман Р. М. Использование возможностей кибернетики в криминалистической экспертизе и некоторые проблемы уголовно - судебного доказывания. - Автореферат дисс. … д. ю. н. М., 1970; Батов В. И. Алгоритмизация некоторых процедур автороведческой экспертизы. - В кн.; Актуальные проблемы теории и практики применения математических методов и ЭВМ в деятельности органов юстиции. Вып. М., 1975 и др.

3 4 Белкин Р. С. Криминалистика, проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М.: Юрид. лит., 1988.-С. 10.

277

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Стремительное развитие компьютерных технологий не дает повода для столь категоричных утверждений. С одной стороны персональный компьютер — электронное устройство, предназначенное для механического исполнения команд человека, лишенное способности самостоятельной работы. С другой — носитель огромной электронной памяти, которая позволяет ему запоминать и хранить информацию, в т. ч. имеющую криминалистическое значение. Наличие возможности повторного обращения к ней, а также способность в высоком темпе оперировать ею, выводить результаты своей работы на экран монитора, бумагу принтера все больше делает ЭВМ незаменимой в работе следователя .

В криминалистической литературе последних лет отмечалось, что в области компьютеризации отдельных элементов процесса расследования уже достигнуты некоторые успехи. Например, существенно упростилась работа эксперта. В основном за счет внедрения широкого круга автоматизированных информационно- поисковых систем, таких как: «Опознание», «Спрут», «Кондор», «Сейф», «Дакто-эксперт», «Папилон», «Сонда-Фрем», «Портрет»,

См. Аймазян А. К., Стась Е. В. Информатика и теория развития. М., 1989. -С. 101.

306 Проблема оснащения компьютерной техникой и программными продуктами особенно остро стоит в низовых следственных подразделениях органов внутренних дел. Приказами МВД РФ №104 от 05. 07. 91 г. и №229 от 12. 05. 93 г. установлено, что обеспечение персональными компьютерами и программами для них должно происходить централизованно и бесплатно. Но фактически УВД и РОВД вынуждены приобретать их самостоятельно. Причем приоритетными в плане компьютеризации считаются отнюдь не следственные подразделения, а бухгалтерия, штабы, организационно-аналитические отделы. Так, например, в Республике Башкортостан Р(У)ОВД имеют в среднем по три - четыре ЭВМ, на которых, как правило, используются устаревшие версии программ текстовых редакторов, баз данных и т. п., большинство из которых - не лицензионные, т. к. лицензионное программное обеспечение иногда стоит не дешевле самих компьютеров. См.: Андреев Н. Д. , Антонов В. В. Проблемы использования современных информационных технологий. \ В сб. Использование современных технико- криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24 - 25 апреля 1997 г. - Саратов: СЮИ МВД России. 1998. -С. 65.

278

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

«Квадрат» и др . Улучшается организация документирования преступных действий в работе оперативных подразделений308.

В деятельности следователя таких успехов пока нет. Персональный компьютер в его работе чаще всего выполняет функции пишущей машинки. Электронными справочниками, архивами, библиографическими каталогами, записной книжкой, ежедневником, вычислительной системой могут пользоваться далеко не все. Среди распространенного в следственных подразделениях программного обеспечения специалисты выделяют лишь диалоговый конструктор «Бинар-3» и программный комплекс «Флинт», рассчитанные на следователя, имеющего минимальную компьютерную подготовку. Они предоставляют ему возможность работать в режиме диалога с ЭВМ, а также создавать необходимые банки данных309.

Практический опыт использования этих и некоторых других отечественных программных продуктов, показал, что наиболее серьезным недостатком является то, что фактически они способны упростить лишь отдельные, как правило, вспомогательные технические функции на начальных стадиях уголовно - процессуальной деятельности. В то же время,

Радаев В. В., Антонов В. В. Некоторые аспекты применения информационных технологий в отечественной и зарубежной практике раскрытия преступлений \ В сб. Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24 - 25 апреля 1997 г. -Саратов: СЮИ МВД России. 1998. - С. 55.

308 Например, разработана информационно-поисковая система, получившая название «Алгоритм выявления признаков хищений в строительных организациях», на которую авторами получено свидетельство о регистрации программ для ЭВМ. См.: Хасанов Г. И., Суслов В. M. Использование компьютерного алгоритма в организации оперативного документирования по преступлениям в сфере строительства. \ В сб. Использование современных технико- криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24 - 25 апреля 1997 г. - Саратов: СЮИ МВД России. 1998. -С. 53-54.

309 Вехов В. В. Компьютерные преступления: способы совершения и раскрытия. M., 1996. — С. 165-166.

279

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

большинство из них не позволяет следователю широко использовать криминалистические алгоритмы и программы расследования, в которых заложены логика уголовно- процессуального законодательства, рекомендации криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности и теории управления. Причины такого положения кроются в том, что разрабатываемые криминалистами методики расследования преступлений отдельных видов и групп в большинстве случаев пока не стали основой программного обеспечения, предназначенного следователю.

Необходимо отметить, что определенная работа в этом направлении уже проделана. Так, Следственный комитет МВД РФ совместно с Научно - исследовательским институтом систем автоматики еще в 1995 - 96 г.г. планировали совместную разработку не менее двадцати методик расследования, которые должны были составить основу программного комплекса для ЭВМ и после апробации получить распространение в следственных подразделениях310. Однако из-за сложностей с финансированием, эти планы до сих пор не осуществлены.

Более удачным оказалось сотрудничество Следственного комитета и ВНИИ МВД России, в результате которого были разработаны и внедрены в практику автоматизированные методики расследования некоторых видов преступлений. Среди них — пожары, разбои, грабежи, кражи, бандитизм, преступления связанные с незаконным оборотом наркотиков, преступления в сфере компьютерной информации, преступные посягательства на

310 Щербинин А. И., Ильин С. Н., Игнатов Л. Н., Кабанец Е. Е., Ганюшкин Ю. М., Манин В. А. Основные типовые решения по информатизации базовых следственных подразделений по линии CTPAC - СК \ Информационный бюллетень СК МВД России №2 (83). М„ 1995. - С. 98.

280

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

культурные ценности и дрзп. Но в процессе их практического использования выяснилось: из—за отсутствия единой методологической проработки, они имеют различную структуру и логику построения, что является неприемлемым. Во многом благодаря этому стало очевидно, что компьютеризация процесса расследования преступлений должна происходить на основе единой методологии, определяемой общей теорией криминалистики. Без этого следователь не сможет результативно использовать разработанное для него программное обеспечение.

Наше исследование подтвердило еще раз, — сфера использования компьютерной техники в деятельности следователя вообще и в достижении целей криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, в частности, может и должна быть намного шире. Предпосылками для этого являются новейшие разработки в области криминалистической тактики и методики312. Создание новых криминалистических алгоритмов и типовых программ расследования также является предпосылкой для их последующего перевода на язык ЭВМ и внедрения в деятельность следователя.

Этот процесс тесно связан со знаковой системой, состоящей из определенных символов (цифры, буквы и др.). Комбинацией из нескольких битов, как наименьшей единицы компьютерной информации, можно представить любое число или
знак,

31’ Щербинин А. И., Кузнецов А. В., Гаврилюк С. В. Некоторые вопросы информатизации деятельности следственных подразделений органов внутренних дел России \ Персональный компьютер на службе криминальной милиции и следствия. Возможности и перспективы. Сб. материалов научно - практического семинара. М.: ВНИИ МВД РФ, 1997.— С. 38.

312 Полевой Н. С. Криминалистическая кибернетика. М., 1989; Бахин В. П. Следственная практика: проблемы изучения и совершенствования. К., 1991; Горшенин Л. Г. Основы теории криминалистического прогнозирования. М„ 1993; Белкин Р. С. Очерки криминалистической тактики: Учеб. Пособие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993; Зорин Г. А., Полупцевич В. Ф. Введение в экспертно - креативные системы. Уч. пособие. Гродно. 1995 и др.

281

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

многообразие которых перерабатывается ЭВМ. Вся информация систематизируется в криминалистических алгоритмах и выражается набором некоторых команд. Каждая команда предписывает выполнение конкретной операции над имеющимися данными. Чтобы сориентироваться в криминалистическом алгоритме, а затем и в программе расследования, следователь должен четко представлять какие события в той или иной следственной ситуации невозможны, какие вероятны (и в какой степени), а какие неизбежны.

Криминалисты отмечают: машинная обработка алгоритмов и программ должна происходить по принципу «система признаков следственной ситуации - система следственных и иных действий»313. Иными словами, на основе типовой программы, при заданных условиях ЭВМ должна выдать следователю рекомендации о дальнейшем, наиболее оптимальном порядке программирования расследования.

Однако не следует забывать, самое совершенное программное обеспечение не сможет справиться с расследованием преступлений так, как это сделает сам следователь.

В частности, современная программа для ЭВМ не в состоянии обойти ситуацию, когда нормативные акты противоречат друг другу (например, Конституция РФ и УПК РСФСР); она никак не сможет ответить, если скажем, в законодательстве по конкретному вопросу ситуация расписана слишком расплывчато (например, определить

313 Гавло В. К. К вопросу о криминалистической методике, как информационно -познавательной системе в деятельности по предотвращению, раскрытию и расследованию преступлений. \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский научный сборник. - Уфа, 1989, - С. 106 - 107.

282

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

достаточность оснований для предъявления обвинения
или производства обыска).

При наличии нескольких факторов, влияющих на динамику следственной ситуации, программа не сможет отдать каким-либо из них предпочтение, особенно в случаях, когда следует опираться на прецеденты либо собственную интуицию.

И, наконец, программа не в состоянии поделиться личным опытом.

Эти аргументы еще раз подтверждают — персональный компьютер и программное обеспечение не в состоянии заменить следователя. Но они способны оказать помощь в его работе, т. е. взять на себя всю неинтеллектуальную ее часть.

Для того чтобы выяснить, чем в действительности ЭВМ может помочь в работе следователя, необходимо вспомнить самые трудоемкие особенности его работы:

заполнение процессуальных документов;

составление постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

оформление материалов профилактических мероприятий (представления);

систематизация материалов уголовного дела;

составление обвинительного заключения;

хранение, поиск, изменение необходимых документов и сведений.

По нашим оценкам вся эта работа занимает не менее половины рабочего времени следователя.

Анализ специальной литературы свидетельствует: серьезной проблемой расследования преступлений можно считать отсутствие

283

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

возможности быстрого обмена информацией не только на ведомственном и межведомственном314, но также на межрегиональном и межгосударственном уровнях. Следователь заинтересован не только в скорейшем получении, систематизации и хранении интересующей его информации, но и в возможности постоянно интерпретировать ее, обеспечивая тем самым приток собственных умозаключений о неизвестных обстоятельствах расследуемого события.

Выходом из сложившейся ситуации в перспективе может стать создание единой федеральной телекоммуникационной системы315, в которую будут внедрены типовые программы изучения всех, находящихся в производстве, приостановленных и рассмотренных судами уголовных дел316. Эта идея полностью согласуется с Положением о Министерстве внутренних дел России, утвержденном Указом Президента РФ от 18. 07. 96 г. № 1039, в соответствии с которым к его компетенции отнесено формирование, ведение и использование федеральных учетов, банков данных оперативно-справочной, розыскной,
криминалистической, статистической и

314 Определенные успехи в области внедрения современных информационных технологий, уже достигнуты федеральными органами налоговой полиции. Так, начиная с 1996 года, в Северном и Северо-западном регионах России эксплуатируется информационно - вычислительная сеть, позволяющая обмениваться информацией с налоговыми, таможенными и другими, в т. ч. правоохранительными, органами. Она позволяет оптимизировать управление всеми службами налоговой полиции, вести учет нарушений налогового законодательства, осуществлять информационно - аналитическое обеспечение оперативно - служебной деятельности и др. Это первые из восьми планируемых региональных комплексов на территории России. См.: Захаров В. В. Передовые информационные технологии в правоохранительной деятельности. \ В сб. Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24 - 25 апреля 1997 г. - Саратов: СЮИ МВД России. 1998. - С. 58.

315 Черкасов В. Н. Теория и практика решения организационно - методических проблем борьбы с экономической преступностью в условиях применения компьютерных технологий. Автореф. Дисс. … д. ю. н. М., 1994.— С.30.

jl6 Они уже разработаны, но пока широкого распространения не получили, хотя в полной мере обеспечивают унификацию различной информации о совершенных преступлениях и ее систематизацию по целому ряду направлений. См.. Радаев В. В., Антонов В. В. Указ. работа.- С. 56.

284

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

иной информации, осуществление справочно-информационного обслуживания органов внутренних дел и внутренних войск, заинтересованных государственных органов317.

Изложенное позволяет утверждать, что задачи, стоящие перед следователем, должны решаться при помощи комплекса взаимосвязанных программ, подразделенных на две большие группы: системные и прикладные (приложения).

К первой группе относятся операционные системы, их программные модули, большинство из которых включено в графические оболочки типа Windows.

При помощи программ входящих во вторую группу, могут решаться конкретные задачи, возникающие в ходе расследования преступлений. Они представляют собой совокупность инструкций, составленных на машинном языке, которые хранятся в виде файла на магнитном носителе и приобретаются как промышленные продукты либо составляются по специальному заказу .

По нашему убеждению, прикладные программы должны входить в состав технико - криминалистических средств, предназначенных для работы с доказательствами и комплексно использоваться в расследовании преступлений, т. е. единым пакетом319.

Собрание законодательства РФ. 1997. №30. — Ст. 3605.

318 Примером может служить опыт работы методико-криминалистического отдела прокуратуры Саратовской области, где для полноценного использования персональных компьютеров было апробировано и внедрено более 30 программ, многие из которых создавались работниками этого отдела. См.: Макаров Н. И. Технико-криминалистическое обеспечение следствия в органах прокуратуры \ В сб. Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24 - 25 апреля 1997 г. - Саратов: СЮИ МВД России. 1998. - С. 9.

319 Помимо программ адрессованых непосредственно следователю, в него должны входить программные продукты справочно-консультационного характера в области законодательства. Сейчас по качеству и объему данных выделяются базы данных компаний «КонсультантПлюс»,

285

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Криминалистами уже разработаны основные требования к единому пакету прикладных программ:

универсальность, т. е. способность работать с персональными компьютерами старого и нового поколения;

высокая эффективность при детальном или сплошном сканировании памяти;

безопасность — для полного исключения необратимых изменений в других программах и имеющихся данных;

защищенность от внесения несанкционированных изменений и

др .

Основой взаимодействия следователя с прикладным программным обеспечением, предназначенным для использования в расследовании преступлений321, должны являться два взаимосвязанных принципа: принцип соглашений и принцип умолчания.

Первый лежит в основе определения набора функций, выполняемых конкретной прикладной программой и варианта исполнения каждой из них.

Второй — устанавливает конкретный вариант исполнения отдельной функции при наличии альтернатив, если следователь при работе с программой не требует иного (схема 24). Действие принципов соглашения и умолчания обнаруживается не только при

«ЮСИС», «Гарант-Парк», превратившись, по сути, в средства массовой правовой информации, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

320 Рогозин В. Ю. Особенности расследования и предупреждения преступлений в сфере компьютерной информации. Автореферат дисс… к. ю. н. Волгоград., 1998. — С. 17.

321 Сейчас в качестве универсального прикладного программного обеспечения можно встретить систему «СИПОЛ», разработанную в центре компьютеризации МВД РФ (г. Новосибирск), основная задача которой состоит в интеграции данных, относящихся к борьбе с преступностью и выявление связей между различными объектами информации. Она способна “различать” большое количество объектов со сложными взаимосвязями и позволяет быстро извлекать информацию из базы данных. См.: Захаров В. В. Указ работа. — С. 59 - 60.

286

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

работе с прикладными программами, но и при использовании других технико-криминалистических средств, в расследовании

преступлений.

Определение набора функций выполняемых конкретной прикладной программой и

вариант исполнения каждой из них

Поиск конкретного

варианта исполнения

отдельной функции при

наличии альтернатив

Основа взаимодействия

следователя с программным

обеспечением

Я

ПРИНЦИП СОГЛАШЕНИЙ

ПРИНЦИП УМОЛЧАНИЯ

Схема 24

Например, предприятие, выпускающее металлоискатели, устанавливает соглашение: одна их модификация будет снабжена только двумя датчиками (для поиска объектов на широкой и узкой поверхности), а другая модификация - четырьмя, т. е. еще двумя дополнительными датчиками (для обследования горизонтальных поверхностей и вертикальных плоскостей). Об этом соглашении сообщается потенциальному потребителю металлоискателей,

287

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

который будет знать, что во втором случае возможностей для поиска больше, но и стоимость самого металлоискателя будет выше. Одновременно предприятие-производитель предусмотрело два режима его работы (альтернативу): «Все металлы» и «Разделение».

Умолчание проявляется при работе в первом режиме, когда металлоискатель реагирует на все металлы. Если в процессе поисковых мероприятий он был переключен на второй режим, то появляется своеобразная селекция металла — в зависимости от его размеров и количества; таким образом, устраняются помехи возникающие от мелких металлических предметов.

В криминалистической алгоритмизации и программировании расследования преступлений принципы соглашений и умолчания реализуются гораздо шире. Более того, процесс использования криминалистических алгоритмов и программ в режиме работы следователя на ЭВМ вполне может быть представлен как непрерывная цепь соглашений и умолчаний.

По соглашению, установленная на компьютере прикладная программа, выводит на экран весь список криминалистических алгоритмов.

По умолчанию компьютер выбирает все возможные варианты решения задач, предусмотренные выбранной следователем типовой программой расследования.

Наблюдения показывают, что в процессе расследования преступлений, соглашения, с которыми приходится сталкиваться следователю, оцениваются неоднозначно. Например, он никогда не будет задаваться вопросом: как при помощи того же металлоискателя обнаруживать и изымать следы пальцев рук? Но к ЭВМ, точнее, к прикладным программам, многие
ошибочно

288

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

относятся как к некоему интеллектуальному существу, полагая, что с их помощью можно производить любые операции.

Совокупность исходных данных

для выбора конкретного варианта

— сходного с имевшим место

событием преступления

Содержание

информации

подвергшейся

воздействию

Способ

воздействия на

информацию

Вид объекта,

подвергшегося

преступному

воздействию

Цели

совершения

преступных

действий

Информация,

участвующая в

кредитно -

финансовой

деятельности

Другая

информация

предприятий,

учреждений,

фирм

Несанкциони- рованное копирование

Изъятие вместе с носителем

Повреждение, модификация, уничтожение

Информация в базах данных

Программы для ЭВМ

Нарушение

авторских

прав

Совершение

(подготовка)

хищений

1ШМШШШ1М 111». ЬЛШШШЯШШ

Уничтожение

повреждение

имущества

Схема 25

Работая с прикладными программами, следователь сможет делать только то, что предусмотрено соглашениями. Любые отступления решительно пресекаются. Оговоримся, что речь идет только об отлаженных
программах, т. е. тех которые

289

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминапистических алгоритмов и программ

функционируют в полном соответствии с объявленными соглашениями. Изменения, вносимые в программы установленные на ЭВМ, как правило, означают изменение их соглашений.

Программа для ЭВМ - это прежде всего набор машинных команд, которые следует выполнить персональному компьютеру для реализации того или иного программного алгоритма.

При осуществлении процесса программирования используется определенная система условных обозначений для записи команд в понятной форме (язык программирования). Создается программа, выполняющая функции посредника, для перевода команд на язык, понятный машине. После этого, на том или ином языке программирования можно написать множество программ, пользуясь при этом единственной программой - переводчиком, выполняющей роль компилятора либо интерпретатора. Команды, записанные на языке программирования, принято называть операторами или инструкциями. Их последовательность, предназначенная для реализации того или иного программного алгоритма, является исходным текстом.

Программы расследования, переложенные на язык ЭВМ, должны позволять следователю работать с довольно сложными по логике машинными алгоритмами, с большим числом комбинаций исходных данных. Для любого вводимого параметра указывается способ его измерения. При упрощении процедуры программирования за основу могут быть взяты типовые программы, позволяющие обслуживать объемные базы данных и картотеки, а при необходимости создавать их временные варианты.

На первоначальном этапе разработки пакета прикладных программ для ЭВМ, помимо упомянутых выше общих

290

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

требований, формулируются требования индивидуальные, предъявляемые к каждой отдельно взятой программе. Как

показало наше исследование, каждая из них должна отвечать следующим необходимым условиям:

ускорять решение стоящих перед следователем задач;

содержать максимально возможное количество сведений о происшедшем событии и активизировать их усвоение;

позволять контролировать ход расследования и результаты, полученные после принятия следователем тех или иных решений;

снижать тактический риск следственного действия;

обеспечивать строгое соблюдение законности в расследовании преступлений (в т. ч. соблюдение установленных законом процессуальных сроков);

способствовать криминалистической алгоритмизации и программированию расследования преступлений;

предельно упрощать составление плана по конкретному уголовному делу;

предоставлять возможность оперативного поиска тех или иных сведений по определенным параметрам;

обеспечивать следователю возможность проявлять инициативу, а также учитывать специфику региона и особенности деятельности региональных правоохранительных органов.

Данные каждой программы охватываются кругом вопросов имеющих в своей основе элементную базу каждого из обстоятельств, подлежащих установлению. В обязательном порядке учитываются сведения, характеризующие личность
преступника,

291

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

потерпевшего, а также мотивы, обстоятельства и способ совершения преступления.

Типичные версии, предлагаемые следователю при расследовании

преступлений, связанных с

использованием компьютерной

информации

/. Преступление совершено группой лиц; группой лиц по предварительному сговору; членом организованной группы или преступной организации с участием сотрудника данного учреждения; лица, имеющего свободный доступ к компьютерной технике и в совершенстве владеющего навыками работы с ней

  1. Преступление совершено группой лиц; группой лиц по предварительному сговору; членом организованной группы или преступной организации, не имеющим свободного доступа к компьютерной технике, но по роду своих связей или деятельности имеющего представление о работе учреждения

  2. Преступление совершено сотрудником данного учреждения либо лицом, имеющим свободный доступ к компьютерной технике и владеющим навыками работы с ней

  3. Преступление совершено посторонним лицом, владеющим навыками работы с вычислительной техникой, входящим в круг связей (родственников, друзей, знакомых) сотрудников учреждения

~^Щ ? ?..:.-..:L:.-:.:”.”_i.’ir-*.:.!•… … ..-.. ‘-V У—,’-‘ ;•’•’ ?’’*,:гл’г,/г-?^.-Ч-.-“-‘.:–а:1:-/-’>’’

  1. Преступление совершено лицом или группой лиц, не связанных с деятельностью учреждения и не представляющих ценность компьютерной информации

N-.’Vf …. ? .. …,.,-. . qua -?•lat . . . .* • » — .!• J.-:J._. ..assets

Схема 26

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Криминалистами отмечалось: программы расследования должны быть сформированы с таким расчетом, чтобы следователь мог, опираясь на них, выдвигать версии по расследуемому делу и планировать производство следственных действий, используя при этом собственный практический опыт, свои интеллектуальные возможности, основываясь на интуитивных и эвристических решениях322. Программа для ЭВМ должна придавать работе следователя наступателъностъ и целеустремленность, не сковывая при этом личной инициативы и творческого подхода к работе. В итоге система вопросов и возможных ответов в форме целесообразных решений позволяет следователю работать с наибольшей эффективностью и формировать собственный банк данных.

Немаловажно и то, что накопление банка данных, по сути, является работой на перспективу и может использоваться не только в практической, но и в методической работе. Впоследствии это будет иметь важное значение при обобщениях любой направленности и любого объема.

Успех расследования нередко зависит от того, насколько быстро будут отобраны, изучены, сопоставлены и проанализированы материалы расследования преступлений, имеющих видовое и групповое сходство. Основной задачей при этом является установление сходных криминалистически значимых признаков — выбор для совершения преступлений определенного региона, населенного пункта, учреждения, группы граждан, сходство
способа совершения и сокрытия преступлений,

322 Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ. \ Социалистическая законность. №3. 1990. — С. 49.

293

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

обнаруженных следов, элементов внешности преступника, характера наступивших последствий, временная зависимость между отдельными действиями и др.

Приведем примеры.

Следственный комитет по инициативе и при активном участии криминалистов из Волгоградского юридического института МВД РФ осуществил разработку программы для ЭВМ, получившей название «Автоматизированная методика расследования преступлений, связанных с использованием компьютерной информации» 323. Ее несомненным достоинством является то, что за короткий промежуток времени она позволяет следователю рассмотреть самый широкий круг версий, подлежащих проверке, выявления в каждом конкретном случае преступлений в сфере компьютерной информации. В последнее время эта программа нашла применение в практической деятельности органов внутренних дел, в учебном процессе ряда учебных заведений МВД РФ и вполне заслуживает того, чтобы подробно остановиться на опыте ее составления и практического использования.

В самом начале, при выдвижении версий, следователю предлагается выбрать конкретный вариант имевшего место события преступления из совокупности исходных данных, имеющихся в программе (схема 25). Анализ первоначальной информации позволяет сформировать перечень наиболее вероятных для конкретной ситуации версий с необходимыми
пояснениями к

323 Остроушко А. В. Автоматизированная методика расследования преступлений, связанных с использованием компьютерной информации. \ Использование современных технико- криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24 - 25 апреля 1997 г. - Саратов: СЮИ МВД России. 1998. -С. 66-67.

294

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

каждой из них. Версии отбираются следователем из совокупности формализованных предположений, с учетом логической взаимосвязи с имеющейся первоначальной информацией (схема 26). Любая из отобранных версий полностью перекликается с разделом программы, которым охватывается исчерпывающий перечень обстоятельств, подлежащих установлению по делам данной категории (схема 27).

Принимая во внимание эти обстоятельства, используя возможности программы, следователь, может программировать комплекс следственных действий в зависимости от разновидности сложившейся следственной ситуации. Имеющиеся данные позволяют следователю установить ее тип (схема 28). Он получает возможность отобрать и распечатать перечень необходимых в этом случае следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий (схема 29).

Каждое из таких действий содержит разъяснение всех необходимых процессуальных и тактических особенностей, перечни конкретных вопросов, выясняемых при их производстве, а также необходимое следователю описание носителей машинной информации и рекомендации по их исследованию, в т. ч. экспертному. Помимо этого имеется уголовно-правовая характеристика всех преступлений в сфере компьютерной информации и различный справочный материал. В частности, программа содержит словарь специфических терминов, необходимых неквалифицированному пользователю (в т. ч. следователю) при работе с компьютерной техникой324.

124 В специальной литературе отмечалось, что следователи нередко испытывают потребность не только в специальных знаниях в области вычислительной техники и новых информационных технологий, но и зачастую просто не понимают, о чем говорят обвиняемые и свидетели из-за

295

3.2, Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Обстоятельства

совершения

преступления

(время, место,

тттштшявашатшш

Цели и мотивы

совершения

преступления

Средства,

использованные для

совершения

преступления

Наименование, назначение и

характеристика

объекта, где

совершено

преступление

Г

Состав

вычислительного

комплекса

’ Организация

работы на объекте и

доступа к средствам

вычислительной

техники

а J,

О

Б

С а J* Т

О

Я П а Г > Т О

Е

Л Д У ь л с с Е т т Ж А в А Н А, Щ О В

И Л я Е Е Н И С

Ю

G

Возможность

совершения

преступления извне

по сетям

телекоммуникации и

ЛВС

Наличие на объекте, путях подхода и

отхода,

компьютерной

технике и носителях

информации следов

преступления и

преступника

Наличие

квалифицирующих

признаков

преступления в сфере

компьютерной

информации

Сведен», „л„Ц,

(лицах), совершившем преступление

Характеристика, вид

и размер причиненного ущерба

Причины и условия,

способствовавшие

совершению

преступления

S

Содержание, назначение, количественные и

качественные характеристики

информации, подвергшейся воздействию,

похищенных устройств вычислительной

техники и машинных носителей

Схема 27

используемого ими специфического жаргона. Поэтому такое содержание программы, на наш взгляд, следует считать вполне оправданным, дополнив его вдобавок компьютерным сленгом. См. например: Мещеряков В. А. Словарь компьютерного жаргона. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1999. - С.5.

296

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

В дополнениях даны рекомендации по упаковке и транспортировке средств вычислительной техники, машинных носителей, а также по исполнению иллюстраций, отражающих устройство типового рабочего места на базе персонального компьютера и расположение устройств на системном блоке ЭВМ.

Системные требования для полноценного функционирования этой программы очень скромны: следователю требуется компьютер IBM PC 386 (или выше), и необходимый объем дисковой памяти около 1 мегабайта. Для установки программы на компьютер необходимо скопировать файл рс. ехе. на жесткий диск и запустить на выполнение. В автоматическом режиме будет создан каталог РС_2, в котором будут находиться все файлы автоматизированной методики. Работа с программой начинается с запуска файла start3. ехе.

Содержание приведенной программы еще раз подтверждает — каждому разделу криминалистики свойственно свое особое сочетание формализованных и неформализованных методов познания явлений, доказательственных и объяснительных процедур. Однако лишь криминалистическая методика, как объект окончательной формализации, восстанавливает внутренние связи науки, преодолевает предметные и концептуальные границы и тем самым обогащает сама себя.

Наше исследование убедительно показало: многообразие возможностей формализации при помощи ЭВМ уже само по себе требует рефлексии и представления криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, как особой реальности в криминалистике. Культура мышления следователя должна основываться на максимально корректном использовании

297

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

формализованных и неформализованных методов познания. Иными словами, он не должен полностью связывать процесс расследования только с уже известной ему прикладной программой, а четко представляя ограничения, в т. ч. свойственные любому криминалистическому алгоритму и программе расследования, открывать для себя предмет познания в многообразии его проявлений и опосредовании.

Дальнейшая разработка концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, безусловно, будет способствовать развитию этой потребности в мировоззрении следователя. Обязательная компьютерная грамотность будет означать его готовность включиться, будучи уже квалифицированным пользователем, в любую современную компьютерную технологию.

Прикладные программы в раскрытии и расследовании преступлений вполне могут являться организующим началом профессиональной деятельности следователя. С их помощью молено придать этому процессу не только целенаправленный, но и целесообразный характер. Это подтверждается имеющимися у нас результатами изучения уголовных дел, которые, в частности, свидетельствуют о том, что следователи в своей работе допускают множество просчетов.

Так, из 108 случаев производства осмотра места происшествия по фактам преступлений, совершенных в условиях массовых беспорядков, было выявлено:

43 случая (39,9%), когда следователь перепоручал производство осмотра и составление протокола оперативным работникам или участковым инспекторам;

298

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

57 случаев (53%), когда состав следственно-оперативной группы был неполным;

38 случаев (35,3%), когда обнаруженные следы в протоколах были описаны либо неполно, либо никак не зафиксированы;

18 случаев (16,5%), когда в протоколах отсутствовали всякие указания на осмотр изъятых следов и объектов;

42 случая (38,8%), когда отсутствовали всякие указания на условия и порядок использования технико-криминалистических средств.

Только в 20 случаях (18,4%) результаты осмотра впоследствии использовались для изобличения обвиняемых и доказывания их вины.

В результате произведенных осмотров, в общей сложности, было назначено лишь 32 экспертизы (примерно одна экспертиза на 3-4 осмотра) — в некоторых из них круг вопросов, поставленных

э •% с

перед экспертом, был неоправданно ограничен и др .

Очевидно, что многих из перечисленных недостатков впредь можно избежать при условии, что следователь будет пользоваться соответствующим прикладным программным обеспечением для ЭВМ, вт. ч. с целью накопления и анализа самой различной информации, которая впоследствии может пригодиться самым неожиданным образом .

Шаталов А. С. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков. Дисс. … к. ю. н. М., 1993. - С. 41- 56.

326 Криминалисты подчеркивали, что в память ЭВМ, необходимо вводить максимальное количество признаков следственной ситуации. Так, например, по делам, возбуждаемым при обнаружении трупа с признаками огнестрельного повреждения, только по результатам осмотра места происшествия и трупа можно выделить до 150 существенных признаков. Гавло В. К. К вопросу о криминалистической методике, как информационно - познавательной системе в деятельности по предотвращению, раскрытию и расследованию преступлений. \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский научный сборник. -Уфа, 1989, - С. 106.

299

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

В специальной литературе уже отмечалось, что упорядочить работу следователя и прибывших с ним на место происшествия лиц может помочь специальная программа, содержащая взаимосвязанные вопросы, в которой каждый ответ на предыдущий вопрос помогает найти решение последующего. А в итоге позволяет высказать обоснованное суждение
о лице, совершившем

преступление “ .

Данные, позволяющие

следователю типизировать

сложившуюся следственную

ситуацию

is^uiwii- I

1U\

Подозреваемый

Вид доступа к

носителям

информации

Способ

совершения

преступления

1

Задержан

С механиче ским воздейств ием

Неправом ерный

доступ к

компью терной

информа ции

Известен, но не задержан

iw^9^&Xeh^sJ^  

Неизвестен

I

Без механического воздействия

Создание,

использование и

распространен ие

вредоносных

программ

Нарушение правил эксплуатации

Схема 28

’” Ищенко Е. П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. - Красноярск, 1987,-С, 95.

300

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Так, в ряде региональных управлений внутренних дел созданы и функционируют программно-технические комплексы специального назначения, основу которых составляет автоматизированная дактилоскопическая информационная система (АИДС) «Сонда-Плюс» . По своей сути это дактилоскопический учет, который используется при проверке следов пальцев рук, обнаруженных на местах преступлений, а также для установления личности граждан и неопознанных трупов. С его помощью ведется учет лиц, представляющих интерес для правоохранительных органов, причем по самым различным признакам (пол, возраст и

ДР-)-

Все виды проверок осуществляются последовательно, через предварительную постановку конкретной задачи. В Волгоградской области только за двухлетний период эксплуатации такого программного комплекса был создан массив общим объемом около 14 тыс. дактилокарт. Соответственно накоплен определенный опыт по формированию базы данных и эксплуатации системы. Хранение поступающей информации осуществляется на ЭВМ в виде сжатых изображений и текстовых данных по двум базам: регистрационных дактилоскопических карт и следов.

С их помощью, посредством проверки анкетных данных интересующего следствие лица, имеющихся папиллярных узоров с последующей выдачей необходимых текстов и рекомендательных списков всех регистрационных карт, узоры на которых обладают

329

максимальным сходством с проверяемыми следами
,

328 Разработчиком этой системы является СП “Следопыт”, в г. Миасс, Челябинской области.

3”9 Фокин В. И., Павлов В. М., Часовской Ю. П. Организация монодактилоскопического учета на базе АИДС «Сонда - плюс». \ В сб. Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24-25 апреля 1997 г. - Саратов: СЮИ МВД России. 1998. - С. 72 - 73.

301

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

осуществляется поиск всей информации. Окончательный вывод о тождестве впоследствии делается экспертом по общепринятой методике дактилоскопической экспертизы330.

Есть и другие примеры успешного использования прикладного программного обеспечения. Так, анализ следственной и экспертной практики в региональных подразделениях внутренних дел на транспорте показал, что успех раскрытия и расследования краж из подвижного состава на железной дороге нередко зависит от того, насколько точно следователю удалось установить место совершения преступления. Для решения этой проблемы на всех станциях одной из российских железных дорог были отобраны образцы почвы и грунта. Исследование показало, что они имеют очевидные различия, предопределяемые уровнем концентрации тяжелых металлов, микроорганизмов, пыльцы растений и других веществ.

Полученные результаты были систематизированы и занесены в базу данных ЭВМ, получившей название «Почва-Транспорт». Ее главное предназначение состояло в содействии процессу точного определения территории станции на железной дороге, где было совершено преступление. Эксперты за короткое время выявили совпадения либо наибольшее сходство свойств и состава, изъятых с мест совершения преступлений почвенных наслоений, по имеющимся в базе данных аналогам331.

330 При этом могут широко использоваться заранее подготовленные и записанные на магнитный диск фрагменты текста, а процесс формирования его окончательного варианта может происходить в интерактивном или автоматическом режиме. См. например: Российская Е. Р. Использование ЭВМ для оптимизации формы и содержания заключения эксперта \ Вопросы теории криминалистики и экспертно - криминалистические проблемы: Сб. науч. тр. ВНИИ МВД СССР. М., 1990. С. 40 -44; Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тенденции развития. Под ред. В. П. Лаврова. - М.: ЮИ МВД РФ, 1994. - С. 220 и др.

3JI Программа «Почва - Транспорт» разработана на языке программирования Clipper 5.01 с использованием библиотеки Clipper Toois II для работы под управлением операционной системы MS DOS 5.0 и выше. Построена она по тем же принципам, что и предыдущие. При ее запуске, формируется файл базы данных, содержащий рекомендательный список

302

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

В криминалистической литературе постоянно упоминается о необходимости скорейшего внедрения в процесс расследования самого современного программного обеспечения, в т. ч. используемого зарубежными правоохранительными органами . Поэтому работа ряда специалистов, занимающихся разработкой программных продуктов для следственных подразделений России, сейчас направлена на внедрение метода кластерного анализа, позволяющего следователю производить так называемый “размытый” или “нечеткий” анализ информации. Прикладные программы, основанные на кластерном анализе, не являются альтернативой традиционным автоматизированным

информационно-поисковым системам. Их отличительная черта — возможность поиска и последующего объединения разрозненной криминалистически значимой информации не по строгим формальным критериям, а на принципиально новой математической основе. Вдобавок они могут использоваться в едином пакете с уже имеющимся прикладным программным обеспечением, удачно дополняя его и не требуя добавочного формализованного запроса со стороны следователя. Здесь в полной мере реализуется особая, в сравнении с другими системами, гибкость алгоритмов действия кластерных систем,
позволяющая анализировать, соотносить и

железнодорожных станций, удовлетворяющий условию поиска. Алексеев А. А., Омельянюк Г. Г., Матаруев А. Н. Использование автоматизированной информационно-поисковой системы «Почва-Транспорт» для установления мест краж из подвижного сотава на железнодорожном транспорте. \ В сб. Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: Материалы научно - практической конференции 24 - 25 апреля 1997 г. - Саратов: СЮИ МВД России. 1998. - С. 71 - 72.

332 Самойлов Ю. М. Организация работы правоохранительных органов по раскрытию серийных убийств \ Расследование убийств в зарубежных странах. M., 1991. С. 64; Российская Е. Р. Рентгеноструктурный анализ в криминалистике и судебной экспертизе. Киев, 1992. - С. 145 -148; Подшибихин Л. И. Практика применения законодательства об охране программ для ЭВМ и баз данных в России \ Компьютер и право. 1994. № 2. С. 2; Вехов В. В. Компьютерные преступления способы совершения и раскрытия. М. 1996. И др.

303

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

объединять объекты, которые не доступны традиционным формализованным системам в силу имеющихся концептуальных отличий. В итоге своей работы система выдает набор кластеров, позволяющих, например, точно производить отбор уголовных дел не только по группе или виду, но также по искомой разновидности преступлений. В частности, эффективно выявлять признаки серийности.

Практика свидетельствует — успех раскрытия преступлений, особенно совершенных организованными преступными группами, во многом зависит от того, насколько быстро будут отобраны, изучены, сопоставлены и комплексно проанализированы самые разные уголовные дела. Очевидно, что эта задача должна решаться параллельно с задачей установления наличия серии, в т. ч. по минимальному количеству эпизодов. Это позволяет четко определить территориальность и масштаб преступной деятельности, своевременно ее пресечь и дополнительно проанализировать оперативную обстановку в регионе.

Следственная практика убедительно подтверждает полезность таких рекомендаций. Например, выявление признаков, указывающих на серийность преступлений через сопоставление материалов уголовных дел с последующим их объединением в одно производство, позволили качественно спланировать расследование, спрогнозировать поведение преступника совершившего несколько убийств мальчиков младшего школьного возраста в г. Саратове, и в кратчайший срок обезвредить его333.

Наше исследование показало — выборка и анализ уголовных дел,
находящихся в производстве у следователей разрозненных

13 Михальчук А. Е., Егурнов Н. В. Указ. работа. — С. 30 - 32.

304

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

территориальных следственных подразделений, на практике занимает много времени и требует отвлечения определенных сил и средств. Используя соответствующее программное обеспечение, эти операции можно произвести в кратчайшее время. И, не прибегая к большим затратам получать хорошие результаты. Именно такие цели и преследует разработка программ с использованием кластерного анализа. Ключевым здесь является вопрос о порядке формирования всех необходимых баз данных, т. к. сам метод предусматривает введение максимально возможного количества точных параметров.

Все это требует определенной перестройки порядка учета и регистрации сведений, как о самих преступлениях, так и о возбуждаемых, приостанавливаемых либо рассмотренных судами уголовных делах. Но это задача не столько программистов, сколько юристов — самих следователей; равно и других работников правоохранительных органов.

Анализ научной литературы334 окончательно убедил нас в перспективности такого метода. Его дальнейшая разработка и внедрение в следственную практику нуждается в соответствующей поддержке не только со стороны научных, но и практических работников.

Белкин Р. С, Викарук А. Я. Концептуальные основания применения математических методов и ЭВМ в криминалистике и судебной экспертизе: Тр. ВНИИСЭ. М., 1987; Шнейдерман Б. Психология программирования. Человеческие факторы в вычислительных и информационных системах. - М.: Радио и связь, 1984; Видинеев Н. В. Природа интеллектуальных способностей человека. - М.: Мысль, 1989; Альтшуллер Г. С. Найти идею. Введение в теорию решения изобретательских задач. - Наука, 1991; Котов В. Е., Сабельфельд В. К. Теория схем программ. - M.: Наука, 1991; Паронджанов В. Д. Перспективы информационных технологий и повышение продуктивности интеллектуального труда \ НТИ. Сер.1. - 1993. - №5; Бульонков М. А., Кочетов Д. В. Схема эффективной специализации императивных программ \ Программирование. - 1995. №5 и др.

305

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Перечень следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, предназначенных для программирования расследования после отнесения следственной ситуации к тому или иному типу

Jl’iii*

м

Поручения органам дознания (о производстве розыскных действий в случае, если лицо совершившее преступление известно, но не задержано, либо не известно и не задержано). Оперативно-розыскные мероприятия.

Снятие информации с технических каналов связи.

Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.

Осмотр (места происшествия, вычислительной техники).

Допрос лица, подозреваемого в совершении преступления.

Допрос (опрос) представителей потерпевшей стороны.

Допрос свидетелей (из окружения подозреваемого или потерпевшего).

Назначение экспертизы (программно-технической экспертизы носителей машинной информации, программного обеспечения, баз данных либо аппаратного обеспечения; дактилоскопической экспертизы; экспертизы следов орудий взлома и инструментов; экспертизы для установления целого по частям и т. д.

Допрос эксперта.

Личный обыск.

Процессуальный порядок задержания.

Освидетельствование.

Обыск.

Выемка.

Опознание.

Следственн ый эксперимен т.

Проверка показаний на месте.

Получение образцов

сравнительного исследования.

для

Схема 29

306

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

Идея использования кластерного анализа в расследовании преступлений оправдана уже только потому, что позволяет дезавуировать объективную ограниченность интеллекта следователя, представленную трудностями запоминания и систематизации информации, сравнительно медленной ее переработкой и неизбежными искажениями.

Прикладные программы лишены этих недостатков. Более того, они упорядочивают интеллектуальную деятельность субъектов расследования, позволяя не только всесторонне познавать, но и осмысливать действительность.

Познавая событие преступления при работе с ЭВМ, следователь стремится выяснить все необходимые сведения. При этом его интеллектуальная деятельность не завершается лишь чувственным восприятием.

Прежде чем получить возможность осмыслить событие преступления, следователь распознает его признаки, через собственную мыслительную деятельность: «… по порождению новых образов, по проникновению в сущность воспринимаемого, установлению связи между объектами, выявлению закономерности развития наблюдаемых процессов, определению причин и следствий»335. Следовательно, применение прикладных программ для ЭВМ в любом случае сопровождается необходимым множеством мыслительных операций, в т. ч. направленных на усвоение выявленной совокупности нового знания.

Осмысливая происшедшее, следователь неоднократно возвращается к исходным фактам для того, чтобы наделить их

3,5 Зорин Г. А., Полупцевич В. Ф. Введение в экспертно - креативные системы. Учебное пособие по курсу “Криминалистическая эвристика”. - Гродно, 1995. — С. 11.

307

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

точным юридическим смыслом, проделывая при этом множество обратных операций, в т. ч. при помощи специальных прикладных программ. Заложенные в них криминалистические алгоритмы и программы расследования создают необходимую эвристическую основу для выдвижения версий, выработки тактических приёмов, составления оптимальных планов расследования, а также реализации процессуальных и тактических решений, принимаемых по уголовным делам. Именно они помогают избежать некоторых отрицательных последствий, характерных для моделирования336, поскольку предусматривают наличие максимально полного набора сведений, необходимых для расследования преступлений определённого вида или группы.

Известно, что познавательная деятельность - это не только мысленное оперирование определенной совокупностью фактов, но и стремление к их обнаружению . Поэтому, решая ту или иную проблему при помощи привычного механизма принятия решений, следователь, безусловно, может достичь определенных успехов в решении поставленных задач. Но и в этом случае у него появляется необходимость в построении мысленных моделей, комплексно отражающих воспринятые факты. В основном из-за того, что любой объект познания, как правило, не воспринимается сразу, во всей полноте. В дальнейшем его детали могут фигурировать в виде сохранившихся в памяти зрительных образов. В таких моделях изначально должны быть заложены
алгоритмы, позволяющие

336 На ряд отрицательных сторон моделирования, справедливо указывал в своих работах И. М. Лузгин. В частности, он правильно предостерегал, что, отвлекаясь от «несущественных, второстепенных с точки зрения задач расследования признаков, можно опустить те признаки, которые объективно являются существенными». См.: Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. - М.: Юридическая литература., 1981. - С. 15.

’” Дулов А. В. Судебная психология. Минск. 1975. - С. 55.

308

3.2. Вопросы организации расследования преступлении с использованием криминалистических алгоритмов и программ

следователю производить все необходимые мысленные преобразования, создавая при этом программу расследования, а затем и план конкретных действий.

Изложенная схема реализации мысленных моделей потребует в дальнейшем обстоятельного рассмотрения. Но уже сейчас можно утверждать, что прикладное программное обеспечение в процессе расследования может использоваться не только для установления фактов, интересующих следствие и связей между ними, но и для обнаружения неординарных путей выявления новых сведений о фактах (фактов о фактах).

Таким образом, в условиях увеличения количества совершаемых преступлений, а также стойкой тенденции к снижению их раскрываемости, профессиональная деятельность следователя постепенно становится все более трудной. Решаемые им задачи существенно усложнились и требуют применения большого объема знаний для анализа многочисленных сведений за минимальный промежуток времени.

Дефицит информации, противодействие заинтересованных лиц, другие негативные факторы приводят к тому, что во многих случаях, следователь вынужденно принимает поверхностные процессуальные и тактические решения, опираясь лишь на собственный опыт и профессиональную интуицию. Все это отрицательно сказывается на полноте, всесторонности и объективности расследования преступлений. Именно поэтому в следственной практике все больше берут верх прагматические соображения.

Применение современных научно-технических средств рассматривается криминалистами как один из эффективных путей

309

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

разрешения сложных проблемных ситуаций338. Возможности их использования должны расширяться прежде всего за счет широкого внедрения компьютерных технологий в процесс расследования преступлений.

В новолг уголовно-процессуальном законодательстве необходимо регламентировать основания, порядок, формы и пределы применения ЭВМ, а также прикладного программного обеспечения, расширив таким образом перечень научно- технических средств, как это уже предлагалось криминалистами339. Или же, не приводя такого перечня вообще, закрепить законодательно лишь общие критерии их использования
.

Могут возникнуть проблемы из-за отсутствия четкой регламентации правового положения иных, не обладающих полномочиями следователя лиц, но имеющих непосредственное отношение к составлению и реализации прикладного программного обеспечения. Этот вопрос далеко не так прост, интересует криминалистов очень давно 341, главное же — имеет самое непосредственное отношение к решению проблем

J Ищенко Е. П. Ситуационный подход к применению научно-технических средств на первоначальном этапе расследования неочевидных преступлений. \ Следственная ситуация. - М.: 1985.— С. 47.

339 Филиппова М. А. Экспертные методы фиксации данных на предварительном следствии: Дисс. … к. ю. н. Л., 1975.

340 Леви А. А. Вопросы правовой регламентации применения научно - технических средств в уголовном судопроизводстве \ Теоретические вопросы и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980; Быховский И. Е. Об актуальных вопросах совершенствования процессуальной регламентации следственных действий \ Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1982 и др.

341 Белкин Р. С, Лившиц Е. М. Правовое регулирование применения математических методов и ЭВМ в судебной экспертизе \ Проблемы автоматизации, создания информационно - поисковых систем и применения математических методов а судебной экспертизе: Тр. ВНИИСЭ. М, 1987 и др.

310

3.2. Вопросы организации расследования преступлений с использованием криминалистических алгоритмов и программ

криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

Завершая рассмотрение этого вопроса, заметим: впечатляющие успехи в программировании следует относить исключительно к наиболее значимым победам человеческого разума.

Специалисты в области искусственного интеллекта сейчас пытаются понять — какое поведение людей можно считать разумным, создать модели этого поведения и тем самым, при помощи компьютерной техники, ускорить интеллектуальную деятельность конкретного человека “. Вместе с тем наблюдается и некоторое разочарование в стремительных темпах развития отдельных интеллектуальных систем. В основном из - за того, что надежды на их эффективность нередко оказываются сильно преувеличенными. Поэтому в некоторых странах практические разработки, связанные с созданием новейших экспертных систем и баз знаний в области искусственного интеллекта, сейчас приостановлены.

Продолжая рассматривать проблематику криминалистической алгоритмизации и программирования в моделировании при расследовании преступлений, мы будем помнить об этом обстоятельстве. Равно и о том, что способность мыслить — прерогатива человека, но не машины.

4” Искусственный интеллект основан на идее принципа обратной связи, выдвинутой Н. Винером и Д. Бигелоу. Научная разработка этой идеи показала, что все живое добивается своих целей, лишь приспособившись к окружающей среде. В результате, появилась наука, изучающая моделирование мышления человека с использованием управляющих систем с обратными связями, названная кибернетикой. См.: Винер Н. Кибернетика и общество. М., 1958.

311

  1. 3, Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании

преступлений

Материалистическая диалектика рассматривает моделирование как одно из средств отображения и познания действительности. По своему изначальному предназначению оно призвано способствовать раскрытию закономерностей природы и общества. В том числе в такой специфичной сфере как расследование преступлений. Роль метода моделирования особенно возрастает, когда непосредственное исследование тех или иных фактов интересующих следователя по ряду причин невозможно или нецелесообразно. В сложных следственных ситуациях, отличающихся дефицитом времени, отсутствием информации, противодействием со стороны заинтересованных лиц, следователь, как правило, нуждается в четком руководстве своими действиями, дабы они опирались бы на изучение, обобщение и типизацию следственной практики, а также на собственные «образные и логические представления»343, существующие в виде мысленных моделей.

В таких случаях моделирование позволяет ему «… повысить коэффициент полезного действия от использования криминалистических рекомендаций в форме алгоритмов и программ, например, при выдвижении следственных
версий,

344

планировании начала расследования и т. д.» .

Идеализированной моделью может выступать, в частности, “событие преступления”, представленное
совокупностью

343 Штофф В. А. Моделирование и философия. - М., 1966. —С.23.

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

взаимосвязанных абстрактных объектов криминального события, образующих в единстве индивидуальную модель. Преобразуясь в отвлеченные научные понятия, эти объекты идеализируются, очищаясь от многообразия частностей и деталей, имеющих место в действительности.

В науковедческой литературе по этому поводу отмечалось, что все подобные системы абстрактных объектов вместе с законами, описывающими их взаимодействие, имеют смысл потому, что дают хотя и приблизительное, но верное отображение существенных свойств и отношений реальных предметов и явлений. «Это означает, что в научном исследовании можно отвлечься от весьма сложной и запутанной картины изучаемых реальных систем и вместо них анализировать отношения
между абстрактными объектами

345

теории» .

Моделируя единый теоретический макет криминального события и процесса расследования, в качестве главного элемента следует выделить событие преступления,
представленное

системой взаимосвязанных абстрактных объектов и информационных блоков. Модель криминального события образует совокупность сведений о личности преступника, способе совершения преступления и характерных следах.

Модель процесса расследования преступления будет представлять взаимосвязь следующих элементов: следователь, следственная ситуация, индивидуальные условия расследования, научные рекомендации, криминалистические алгоритмы и программы расследования (схема 30).

344 Ишенко Е. Алгоритмизация расследования \ Социалистическая законность. 1990., №3. - С. 64.

313

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

Единый теоретический макет модели криминального события и процесса расследования

Событие преступления

Совокупность сведении

Совокупность производных элементов

^*й№&Шйк#1даь~

4_

Сведения о личности преступника

Сведения о способе

совершения

преступления

Сведения о характерных следах

Следователь

Индивидуальные условия расследования

Следственная ситуация

Научные рекомендации

Криминалистические алгоритмы

Моделирование криминального события

Программы расследования

Модель криминального события

Моделирование процесса расследования

I

Модель процесса расследования

Г

Управление следственной ситуацией

Схема 30

Для всестороннего изучения интересующих нас прикладных аспектов криминалистической алгоритмизации и программирования, все перечисленные объекты в моделировании необходимо в определенной мере идеализировать. Прежде всего для того, чтобы

Рузавин Г. И. Научная теория: логико-методологический анализ. М.,1978. —С. 47,

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

вскрыть их главные и важнейшие связи, оградив предварительно от многочисленных воздействий, которые испытывают реальные предметы, процессы и явления. Главное внимание при этом целесообразно уделять разработке «… ситуационно обусловленных структур построения, взаимодействия и использования криминалистических моделей применительно к типичным ситуациям»346.

По нашему убеждению, управляя следственной ситуацией, следователь практически всегда предварительно формирует мысленную модель собственных действий. Построение и использование подобных моделей (во многом благодаря их опосредованному характеру) выступает в практике расследования не только своеобразной гарантией результативной реализации криминалистических алгоритмов и программ, но и существенно снижает неоправданные интеллектуальные затраты следователя. Создание благоприятных условий для согласованного применения формализованного^1 и неформализованного криминалистического знания при управлении следственной ситуацией связывается нами с неисчерпаемыми возможностями мысленного моделирования. Это и будет отправным пунктом дальнейшего теоретического анализа его прикладных аспектов. Но не всех, а только наиболее важных для настоящего исследования.

346 Образцов В. А. Криминалистическое моделирование в условиях проблемных ситуаций \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский науч. сборник \ Башк. ун-т. - Уфа, 1989. - СА6.

347 В современной философии применительно к процессам формализации научного знания, со всей определенностью отмечается: «… наряду с традиционным формализмом в виде математических уравнений, сейчас приобретает все большую значимость такой вид формализации, как алгоритмизация. Кроме того, в настоящее время с помощью всякого рода полустрогих приемов (“расплывчатые множества”) удается в определенной степени формализовать области, которые ранее задавались лишь описательно». Вартофский М. Модели: репрезентация и научное понимание. Пер. с английского: - М„ 1988. — С. 470.

315

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

Закономерности моделирования, проявляющиеся в раскрытии и расследовании преступлений, обстоятельно изучались в трудах Л. Е. Ароцкера, Р. С. Белкина, А. И. Винберга, Г. А. Густова, Г. А. Зорина, В. В. Куванова, А. А. Леви, И. М. Лузгина, В. А. Образцова, А. Р. Ратинова, Я. Г. Ципарского, С. А. Шейфера, А. А. Эйсмана и других криминалистов. Благодаря их продуктивным исследованиям, сущность моделирования в криминалистике понимается в целом однозначно — использование в процессе познания не того или иного объекта, но заменяющей его модели, которая «является средством получения информации об объекте-оригинале, заменяет его при постановке опытов и в иных познавательных процедурах»348. Будучи одним из методов формализации знаний, моделирование способствует абстрактно- теоретическому обобщению фактов и явлений действительности. Кроме того — «… повышает результаты поисковой деятельности, оптимизирует организацию управления процессом расследования и позволяет сократить его сроки, улучшает раскрываемость преступлений, обеспечивает полноту, всесторонность и объективность расследования»349.

В 60 - х годах метод моделирования, будучи изначально универсальным по своему характеру, получил распространение в уголовном судопроизводстве350.’ Постепенно стали появляться соответствующие рекомендации о применении моделирования в деятельности следователя. Так, применительно к формам, методам и средствам фиксации доказательственной информации, в качестве

Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1981. - С.

4.

349 Густов Г. А. Моделирование - эффективный метод следственной практики и криминалистики \ Актуальные проблемы советской криминалистики. - М., 1980. — С.68 - 69.

350 Белкин Р. С. Курс советской криминалистики М., 1978, т. 2. - С. 124.

316

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

технического приема рекомендовалось изготовление материальных моделей”331.

Большинство криминалистических рекомендаций, появившихся на начальном этапе научной разработки метода моделирования, до сих пор не утратили своей актуальности. Они и сейчас широко применяются при решении конкретных задач расследования.

Однако повышенный интерес к научному осмыслению моделирования привел к тому, что в криминалистике моделями стали называть и версию, и ситуацию, и план, и программу и чуть ли не отдельные графы в сетевом методе . Следы человека, фотографии хода результатов следственного действия, некоторые другие материальные объекты, хорошо изученные криминалистами, также иногда представлялись абстрактными моделями353. Все это способствовало тому, что в отдельных работах определения модели и моделирования становились
расплывчатыми, а критерии

354 т-г

применения самого метода неопределенными .
Понятие моделирования, нередко переставало «…обладать однозначностью,

351 Там же С. 97.

352 Ларин А. М. От следственной версии к истине. М., 1976. - С. 12; Лузгин И. М. Указ. работа. - С. 90, и др.

353 Ошибочность подобного подхода в научном осмыслении алгоритмизации и программирования мы подробно обосновали в первой главе настоящей работы. Что касается метода моделирования и самих моделей, то не следует забывать, что «… никакая сущность не может стать моделью вещи просто в силу того, что она подобна этой вещи». См.: Вартофский М. Указ. работа. — С. 124.

354 Подобная неопределенность наблюдалась более 50 - ти лет назад, на раннем этапе становления кибернетики. Первые исследователи моделирования ошибочно полагали, что не только не требуется, чтобы объект выступал в качестве модели самого себя, но вообще любой объект, любой природы, может становиться моделью любого другого объекта. В этой связи уместно вспомнить шутливую постановку вопроса о самотождественности модели, смысл которой сводится к тому, что лучшей материальной моделью кошки будет иная кошка, однако предпочтительнее, чтобы это была именно та - же самая кошка. См.: Rosenblueth A., Wiener N. The Role of Models in Science Philosophy of science. 1945. v.12, №4.

317

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

которая должна отличать его использование в той или иной науке»355.

Другой крайностью явились попытки представить моделирование в качестве чуть ли не единственного средства познания истины при расследовании преступлений. Проиллюстрируем сказанное несколькими цитатами из криминалистической литературы. Например, В. Н. Кудрявцев, подкрепив свои рассуждения выдержкой из работы философа И. Б. Новика: « …познать объект - значит, построить его мысленную модель» заключает, что «все наши представления о преступлении -это модели» . И. Н. Сорокотягин пришел к выводу: «в сущности, планирование — это мысленное моделирование расследования»357. О. Я. Баев полагает, что «понятие следственной ситуации, которым оперирует криминалистика, есть модель реальной ситуации, возникновение которой возможно при расследовании отдельных видов преступлений»358. В. В. Клочков и В. А. Образцов считают, что «криминалистическое понятие преступления и криминалистическую характеристику преступления можно рассматривать как типовые информационные модели, состоящие из нескольких частей, также моделей, но более низкого уровня.»359. В другой работе В. А. Образцов писал, что «… программы подготовки

355 Волчецкая Т. С. Моделирование как метод познания истины при расследовании преступлений (теоретические проблемы) \ Проблемы криминалистической теории и практики: Сб. научных трудов. - М.: ЮИ МВД РФ, 1995. - С. 26.

356 Кудрявцев В. Н. Взаимосвязь элементов преступления // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1978. Вып. 25. -С. 12.

337 Сорокотягин И. Н. Роль психологических и других специальных познаний в планировании предварительного следствия. // Версии и планирование расслеования. Свердловск, 1985. - С. 10.

358 Баев О. Я., Баева Н. Б. Реальные следственные ситуации и их модели // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984. - С. 56.

359 Клочков В. В., Образцов В. А. Преступление как объект криминалистического познания // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1985. Вып. 42. - С. 44.

318

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

и производства отдельных следственных действий, программы тактических операций и этапов расследования представляют собой специфические мысленные модели перспективного характера»360. И. А. Возгрин, рассматривая соотношение следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений, сделал вывод — «переход в криминалистической методике от описательного способа изложения программ расследования к формализованным моделям в виде алгоритмов последовательности следственных действий, представляется важным моментом в совершенствовании частных методик»361. Е. П. Ищенко признает реальной разработку информационных моделей не только видов, но и групп преступлений362….

Приводить цитаты такого примерно содержания можно долго. Однако из анализа криминалистической литературы ясно одно — метод моделирования сейчас в достаточной мере апробирован при производстве нескольких видов судебных экспертиз, а также в наиболее общих познавательных действиях следователя на предварительном следствии363. В частности, при выдвижении версий и планировании расследования. Реальное же многообразие видов и способов моделирования в криминалистике обусловлено наличием

*ш Образцов В. А., Образцов М. В. О соотношении и взаимосвязи криминалистических программ и моделей // Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Свердловск, 1989. - С. 21 -26.

361 Возгрин И. А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений. Л., 1977. - С. 63.

362 Ищенко Е. Алгоритмизация расследования.\ Социалистическая законность. № 3, 1990. - С. 64.

363 Наиболее важные практические аспекты применения метода моделирования при производстве экспертиз и в познавательной деятельности следователя, обстоятельно рассмотрены в работах Т. В. Аверьяновой, Л. Е. Ароцкера, Т. С. Волчецкой, Г. Л. Грановского, А. М. Зинина, 3. И. Кирсанова, А. М. Компанией, Р. М. Ланцмана, С. А. Литинского, Н. П. Майлис. В. С. Митричева, В. М. Плескачевского, Н. С. Полевого, Е. Р. Российской, М. Я. Сегая, Н. А. Селиванова, А. Г. Филиппова, С. И. Цветкова, Л. Г. Эджубова, Р. Э. Эльбура и др. криминалистов.

319

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в

моделировании при расследовании преступлений

множества нерешенных задач — как научной, так и практической деятельности. Это позволяет предположить, что для следователя, «… модели могут быть чем-то большим, а именно прототипами, планами, гипотетическими конструкциями различного
рода,

364

которые служат путеводителем действия» .

Судя по результатам нашего исследования, метод моделирования фактически применяется во многих сферах деятельности следователя, одной из которых является управление следственной ситуацией. Выступая в качестве объекта моделирования после комплекса взаимосвязанных преобразований, в т. ч. с помощью криминалистических алгоритмов и программ, этот процесс предстает перед следователем в виде мысленной, либо наглядной модели. С одной стороны, это выглядит как воплощение его профессиональных идей, с другой — является средством реализации поставленной цели, поскольку «модель одновременно учитывает цель и гарантирует ее реализацию»365.

Следует заметить, что, не отрицая важности существования мысленных моделей в деятельности следователя, криминалисты больше акцентировали внимание на очевидных преимуществах моделей наглядных (в т. ч. схем, планов, муляжей, макетов и т. п.). Возможности мысленного моделирования, в отличие от наглядного, в криминалистике пока глубоко не исследованы и нуждаются в дальнейшем обсуждении (в т. ч. в настоящей работе). Определенные разработки в научном арсенале уже имеются. Они позволяют рассмотреть многие «скрытые грани и неисчерпаемые возможности

Вартофский М. Указ. работа. — С. 124. Там же. — С. 127.

320

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

мысленного моделирования» , определить контуры

психологического, логического и процессуально-тактического аспектов этой проблемы, поставить вопрос о соотношении версий и мысленных моделей при моделировании системы доказательств по уголовному делу. И что необходимо для полноты нашей теоретической концепции, о наиболее важных прикладных аспектах мысленного моделирования.

В специальной литературе, по мере накопления криминалистического знания и продвижения научно-технического прогресса, появились первые рекомендации по использованию ЭВМ для моделирования решения организационно- управленческих задач в практике расследования преступлений. В частности, связанных с переработкой большого объема информации, одновременная и быстрая оценка которой не всегда бывает посильна следователю367. Именно по этой причине, еще в начале 80-х годов, криминалистами обосновывалась необходимость моделирования «программы розыска подозреваемого по заранее разработанным алгоритмам» 368 на малораспространенных в то время ЭВМ.

Накопленный за прошедшие годы опыт компьютерного моделирования позволил в определенной степени осмыслить диалектику формализованного и неформализованного в деятельности следователя и убедиться в подвижности границ между

366 Лузгин И. М. Указ. работа. — С. 74.

367 Эта проблема является актуальной не только для российских, но и зарубежных криминалистов уже на протяжении многих лет, что подтверждают, например, труды немецких ученых тридцатилетней давности, в которых разрабатывалась теория информационного потока о событии преступления, приемы ее накопления и использования, в т. ч. для управления процессом расследования. См.: Koristka Ch. Zu einer Teorie des Informatiosflusses und der Informationsspeicherung bei kriminalistisch relevanten Ereignissen. - Kriminalistik und Forensische Wissenschaften, 1970, H. 3 , S. 33 - 55.

Лузгин И. М. Указ. работа. — С. 13.

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

ними. То, что еще вчера многим криминалистам казалось принципиально не формализуемым, сегодня во многих случаях удается формализовать.

Однако роль ЭВМ в криминалистической алгоритмизации, программировании, равно как и в моделировании, не стоит абсолютизировать. Современная компьютерная техника не осуществляет моделирования сама по себе, не обеспечивает системности, но является важнейшим инструментом в деятельности следователя. Этот инструмент ему необходим: нередко без помощи ЭВМ и соответствующего прикладного программного обеспечения тяжело создать эффективную модель.

В моделировании — составной части познавательного процесса, главная роль принадлежит не различным техническим устройствам, а следователю, точнее его определяющим построениям. От него целиком зависит системность, выраженная в модели, а также ее целенаправленное субъективное осознание. Бесспорно, растущие возможности ЭВМ существенно обновляют и облегчают приемы моделирования, расширяют сферы его применения. Сейчас, в частности, криминалистами успешно моделируется не столько сама следственная ситуация, сколько поведение следователя — в т. ч. закодированное в форме криминалистического алгоритма, который и становится объектом модельных экспериментов на ЭВМ.

Как показало наше исследование, “слабым местом” в работе следователя на исходе 90-х годов уже являются не столько электронно-вычислительные, сколько его
собственные,

интеллектуальные ресурсы. Начиная с некоторого предела, дальнейшее наращивание мощности компьютеров, а также

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

научного потенциала криминалистических алгоритмов и программ расследования станет бессмысленным, если мозг следователя окажется не в состоянии результативно перерабатывать всю поступающую к нему информацию о расследуемом событии. Логично предположить, что вскоре будет наблюдаться резкое возрастание интереса и науки, и следственной практики именно к мысленному, а не к наглядному моделированию при расследовании преступлений.

Многолетние усилия криминалистов привели к пониманию того, что особенности изучаемого объекта, цели, стоящие перед следователем, криминалистические средства и приемы, обусловливают содержание процесса моделирования, а также сходство между моделью и оригиналом, которое одновременно исключает их полное тождество. Образуется логическая связь, элементами которой выступают следователь - следственная ситуация — модель - следственная ситуация. Их совокупность формирует целостную систему.

Важным качеством модели является то, что она может быть проще оригинала, ибо исключая из своего содержания многие детали и частности, помогает в решении задач, стоящих перед следователем.

Процесс моделирования при управлении следственной ситуацией представляет собой адекватные преобразования информации с условием ограничения ее качественного и количественного разнообразия. Сходство модели следственной ситуации и оригинала позволяет следователю в дальнейшем использовать по аналогии, применявшиеся в моделировании криминалистические алгоритмы и программы расследования при

323

    1. Криминачистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

управлении реальной следственной ситуацией по определенной схеме (схема 31).

Схематичная последовательность моделирования при управлении следственной ситуацией

Определение задач моделирования

Выбор или создание соответствующей модели

управления следственной ситуацией при

помощи криминалистических алгоритмов и

программ

  • • - •- I -. -. ? ‘

?/

Изучение полученной модели

???*”? -‘

Оценка результатов моделирования

??:-?;

Получение

дополнительной

модельной информации

4

Экстраполяция модельной информации

на реальную следственную ситуацию, в т. ч. преобразованной в „? v,–..:.”.;’?,” - J-J,.:. . .

. криминалистический Создание новых моделей

алгоритм, либо в управления следственной

программу ситуацией

расследования

Схема 31

Новое знание, полученное в процессе моделирования, носит приблизительный характер и может трактоваться как теоретическая модель типа гипотезы, научного представления либо образа в воображении следователя, имеющего определенное сходство с действительностью. При отсутствии тождества с оригиналом такая модель воспроизводит его первоначально более или менее полно в

324

    1. криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

виде психического образа, трансформированного в мысленную модель нового знания. Она формируется для решения познавательной задачи, стоящей перед следователем, напрямую связанной, в частности, с опосредованным исследованием сложившейся следственной ситуации. Подобно материальной модели, она является системой, но только мысленных элементов. Следовательно, допускает различные преобразования в форме анализа, синтеза, эксперимента или же сравнения с наглядными фрагментами действительности.

Главной отличительной особенностью такой мысленной модели, безусловно, является свойство определенного сходства с непознанными обстоятельствами и скрытыми связями, но с учетом модельного объяснения их предполагаемого существования. Так появляется реальная возможность переноса нового знания по законам аналогии с мысленной модели на наглядную, или, минуя ее, — сразу же на реальную следственную ситуацию.

Возникает вопрос: не препятствует ли мысленное моделирование применению криминалистических алгоритмов и программ расследования при управлении следственной ситуацией?

В отдельных трудах криминалистов можно встретить утвердительные ответы. Они берут начало от ошибочного понимания (либо недопонимания) действительной

методологической сущности криминалистического алгоритма и программы расследования, нередко связанного, к тому же, с их полным отождествлением. Отсюда ложная убежденность в том, что «… никакие самые детальные предписания (алгоритмы) не способны подвести к ответу на множество возникающих перед следователем

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

вопросов»369. Несмотря на очевидную логическую

несостоятельность этого утверждения (из-за подмены истинной цели криминалистической алгоритмизации), еще раз обратим внимание на то, что моделирование полностью раскрывает свою познавательную сущность лишь при наличии возможности сознательного ограничения, реального многообразия частностей и деталей, имеющих место в действительности.

Как показало наше исследование, мысленное моделирование осуществляется следователем поэтапно и практически по одной и той оке схеме. Наполняя модель конкретным содержанием, по мере поступления информации об условиях, в которых в данный момент осуществляется расследование, следователь стремится к наиболее полному отражению изучаемого события. При этом подсознательно приводится в действие не только его интеллект, но и, например, его профессиональная интуиция. В криминалистической литературе разрешение сложных следственных ситуаций правильно связывается с использованием дополнительной информации, содержащейся в памяти самого следователя, других взаимодействующих с ним лиц, в их личном и коллективном опыте370. Свою познавательную функцию мысленная модель утрачивает после того, когда с ее помощью получено искомое знание, достоверно и во всей полноте отражающее действительность, когда в аналогиях отпала необходимость.

В мысленную модель, которая по уровню своей адекватности оригиналу поначалу оставляет желать лучшего,
заложена

369 Лузгин И. М. Указ. работа. — С. 75 - 76.

370 Драпкин Л. Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования ситуаций \ Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский науч. сборник \ Башк. ун-т. - Уфа, 1989. - С. 3 1.

326

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

способность совершенствоваться, т.е. постепенно увеличивать свою информационную насыщенность. Такие переходы в мысленном моделировании должны пониматься не как разовый акт отображения новой информации, а как противоречивый познавательный процесс движения мысли следователя от явления к очередной сущности. И так без конца. Разумеется, при этом каждый конкретный этап моделирования конечен: и по количеству информации, вводимой в модель, и по времени, которое необходимо следователю на выбор и оценку собственных решений. При этом важнейшим “технологическим моментом” в реальном функционировании мысленной модели является функция интеллектуального диалога.

Вся система моделирования в свете ситуационного подхода приходит в движение лишь после постановки следователем вопроса: «Что будет, если мною будет сделано то - то… ?». Все элементы мысленной модели приходят в движение с момента запуска сценария и выдают набор возможных альтернативных действий. Выбор наиболее оптимальных из них остается за следователем. Это особенно эффективно в условиях неопределенности криминалистических задач, многозначности тактических решений и практически не поддающейся алгоритмизации оценки критерия предпочтения одного решения другому.

Следовательно, применительно к расследованию преступлений вообще и при управлении следственной ситуацией в частности, мысленную модель следует рассматривать как продукт интеллектуального системного абстрагирования. Эта модель предназначена для содействия в решении по определенным правилам стоящих перед следователем задач (в т. ч. по правилам, отраженным в криминалистическом алгоритме или
программе

327

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

расследования), через отображение в его сознании и дальнейшее умозрительное преобразование объективных условий

расследования, о которых говорилось выше.

Таким образом, могут быть результативно решены следующие задачи:

объяснение фактов, обладающих признаками преступления;

установление происхождения и связи между фактами, их временной последовательности (в т. ч. путем реконструкции события);

поиск преступника;

поиск и исследование следов преступления и других материальных источников информации;

поиск свидетелей (потерпевших);

устранение противоречий между фактами;

определение направления расследования;

решение иных общих и частных тактических задач371.

Их объединяет то, что все они направлены на получение новой, неизвестной следователю, информации. Как и то, что они могут быть решены не только посредством мысленного моделирования, но и другими, в достаточной мере эффективными способами отражения действительности.

Однако мысленное моделирование обладает рядом важных преимуществ. В самых общих чертах они сводятся к возможности использования, по усмотрению следователя, как всего многообразия форм познания, применяемых в моделировании, так и только некоторых из них. Не утрачивая своей специфики при реализации познавательных функций, они способствуют созданию мысленной

371 Лузгин И. М. Указ. работа. — С. 76.

328

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

модели, наиболее точно воспроизводящей следственную ситуацию. Наблюдения показывают — чем сложнее задача, стоящая перед следователем, тем сложнее мысленный аналог следственной ситуации, воспринятой им.

Мысленная модель опирается на конкретную информацию, учитывает индивидуальные условия расследования и, уподобясь материальной модели, оказывается источником нового знания. Несмотря на очевидный вероятностный характер, полученное знание во многих случаях существенно приближает следователя к решению всех стоящих пред ним задач. Его ценность — в возможности полной или частичной экстраполяции на условия реальной следственной ситуации. В том числе по схеме, что приведена выше.

Способы решения задач, характер следственной ситуации, объем информации, имеющейся в распоряжении следователя, обусловливают индивидуальную функциональную нагрузку каждой модели. Они учитываются при отборе криминалистических алгоритмов и при формировании программы расследования, принимающих на себя функцию организации деятельности следователя.

С учетом специфики расследования, можно предположить, что практическому использованию мысленных моделей, а значит и реализации их функций, предшествует предварительное исследование всех возможных последствий, т. е. реальных перспектив управления следственной ситуацией. Совокупность образующих ее условий нередко характеризуется информационной неопределенностью, следовательно, до определенного момента затрудняет установление таких перспектив. Предпосылки разрешения следственной ситуации складываются заблаговременно,

329

    1. Криминалистическая алгоритмизация и программирование в моделировании при расследовании преступлений

в процессе поэтапных логических операций, связанных с построением и оценкой мысленной модели.

На первом этапе, прежде чем приступить к практическому созданию мысленной модели, следователь должен четко представлять для себя следующие группы обстоятельств:

обстоятельства, которые ему достоверно известны;

обстоятельства, для полноценного анализа которых он испытывает недостаток информации;

обстоятельства, информация о которых полностью отсутствует.

Первая группа обстоятельств будет выступать в структуре деятельности по управлению следственной ситуацией как средство познания; а вторая и третья — как объекты