lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Назаров, Владимир Афанасьевич. - Назначение и проведение экспертизы в уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Оренбург, 1998 162 с. РГБ ОД, 61:00-12/125-0

Posted in:

ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

НАЗАРОВ Владимир Афанасьевич

НАЗНАЧЕНИЕ И ПРОВЕДЕНИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

12.000.09 - уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно- розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Жауцнъш руководит- ел ъ : ‘Здктсуо WJ&UVUUQPKUOC наук профессор сЛж-^/г/сълоба

Оренбург 1998

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава 1. Правовая природа экспертизы.

Ее роль в уголовном процессе 10

§ 1. Понятие экспертизы.

Её становление и развитие в России 10

§2.Предмет, объекты и методы судебных экспертиз 20

§3.Классификация судебных экспертиз и их возможности на

современном этапе 28

Глава 2. Назначение и проведение судебных экспертиз в стадии пре дварительного расследования 45

§1.Правовые основания назначения экспертизы.

Подготовка материалов на экспертизу в предварительном

следствии 45

§2.Права и обязанности эксперта 66

§3.Сущность и особенности назначения особых

экспертиз 83

Глава 3. Процессуальный порядок производства экспертизы в судебных

стадиях 92

§ 1 .Рассмотрение и разрешение вопросов экспертизы в стадии

назначения судебного заседания 92

§2.Производство экспертизы в судебном разбира тельстве 105

§3.Вопросы экспертизы в стадиях кассационного и над зорного производства 138

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 147

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 148

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. В сложный период становления демокра- тических основ государственной и общественной жизни, упрочения гарантии прав и свобод граждан, возрастает требование к повышению качества деятельности всех субъектов правоохранительных органов. Неслучайно, отмечается значительный рост производства экспертиз в процессе уголовного судопроизводства в последние годы уходящего XX века. Экспертиза стала неотъемлемой частью уголовно-процессуальной деятельности при расследовании многих составов преступлений как, например, по делам, связанным с наркотическими веществами, дорожно- транспортными происшествиями с человеческими жертвами, по убийствам с применением огнестрельного и холодного оружия и т.д.

Заключение эксперта оправданно занимает ведущее место в системе до- казательств, собираемых по уголовному делу. Так, по статистическим данным Оренбургского областного суда по каждому второму раскрытому тяжкому преступлению проводится от двух до четырех судебных экспертиз.

С помощью экспертизы, которая проводится на основе специальных по- знаний в науке, технике, искусстве или ремесле, полного и объективного исследования обстоятельств дела, устанавливаются фактические данные, имеющие доказательственное значение, что и позволяет решать основной вопрос судопроизводства о виновности (невиновности) лица.

Экспертиза оправданно выступает в качестве эффективного средства ус- тановления обстоятельств дела. Она позволяет использовать в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел весь арсенал современных научных средств. Она является основным каналом внедрения в следственную и судебную практику новых научных достижений в ходе расследования и рассмотрения дел судами.

4

Сегодня экспертиза переживает бурное развитие, обусловленное процес- сами интеграции и дифференциации научных знаний. Интеграция создает предпосылки для комплексного подхода к объектам ее исследования. Благодаря применению современных научных приемов и специальных знаний, доказывание как бы раздвигает границы сферы познания и проникает в ранее недоступные органам расследования и суду. С развитием науки возможности привлечения ее достижений в интересах правосудия непременно будут возрастать, а поэтому нужна соответствующая законодательная регламентация, идущая в ногу со временем. Все это подчеркивает актуальность избранной темы исследования.

Вопросы назначения и проведения экспертизы в уголовном процессе ис- следовались в работах многих ученых, как процессуалистов, так и криминалистов: Л.Е.Ароцкера, Р.С.Белкина, А.И.Винберга, В.И.Громова, Б.Е.Гордон, В.М.Галкина, А.В.Дулова, Б.М.Комаринца, И.Ф.Крылова, М.С.Строговича, М.А.Чельцова, Н.В.Жогина, М.Г.Любарского, В.С.Митричева, Ю.К.Орлова, А.Я.Палиашвили, И.Л.Петрухина, Р.Д.Рахунова, А.Р.Шляхова, А.А.Эйсмана и ряда других авторов, которые высказывали неудовлетворенность в законодательном урегулировании процессов назначения и проведения экспертизы на отдельных стадиях уголовного судопроизводства в различные периоды развития нашего общества.

Теперь, когда произошли существенные перемены в социально- экономической жизни, осуществляемые в рамках генеральной линии на построении в России подлинно демократического правового государства, когда наметились существенные изменения в российском законодательстве с учетом приоритетных личностных начал в уголовном судопроизводстве, роль экспертизы как одного из средств доказывания, существенно возрастает, а посему так остро встают проблемы несовершенства уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего назначение и производство судебных экспертиз.

Цели и задачи исследования:

Цель исследования заключается в изучении природы судебной экспер- тизы, в определении ее содержания, назначении и производстве таковой в различных стадиях уголовного процесса.

5

Достижение данной цели обеспечивается решением следующих задач:

  • раскрытие сущности и понятия экспертизы в уголовном процессе;

  • определение предмета, объектов и методов экспертизы, классификации экспертиз;
  • раскрытие правовых оснований назначения экспертизы;
  • исследование процессуального порядка производства экспертиз в раз- личных стадиях процесса;
  • анализ действующих норм уголовно-процессуального законодательст- ва по рассматриваемым вопросам;
  • исследование практики применения норм уголовно-процессуального закона и формулированием предложений по совершенствованию действующего законодательства.
  • Научная новизна исследования состоит в том, что на базе достижении науки впервые исследуется весь комплекс вопросов, относящихся к процессу назначения и производства судебных экспертиз на различных стадиях уголовного процесса.

Результатом разработки указанной проблемы являются следующие наи- более значимые выводы и предложения, которые выносятся на защиту:

  1. Раскрыта сущность и дано определение экспертизы как процессуаль- ного действия. ОХбосновывается необходимость отражения в законе, возможности привлечения в качестве эксперта лиц, владеющих про- фессиональными специальными познаниями в области науки, техники, искусстве, исключив при этом из статьи слово «ремесло » (ст. 78 УПК).
  2. Назначение взамен судебной экспертизы несудебной в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, по мнению диссертанта, недопустимо.
  3. Познавательная задача, которая проверяется при проведении экспертизы, должна соответствовать познавательным целям данного процессуального действия. В этой связи анализируется понятие предмета судебной экспертизы, аргументируется вывод: факты, обстоятельства, установленные с помощью экспертизы в процессе доказывания - есть

6

предмет экспертизы, а сведения об этих фактах и обстоятельства, об- разуют ее результат.

  1. Допустимость доказательств, как необходимое условие признания до- казательства доброкачественным, определяется не только тем, что оно предусмотрено законом, но и тем, что оно выбрано правильно и со- блюден законный порядок его проведения и закрепления результатов.
  2. Диссертант анализирует и вносит предложения о необходимости рас- ширения ст.79 УПК по включению в нее обязательного производства экспертиз до возбуждения уголовного дела с целью установления природы наркотического, ядовитого или сильнодействующего вещества (ст.234 УК).
  3. Анализируются вопросы предварительного исследования вещест венных доказательств в стадии осмотра места происшествия, обос новываются предложения о возможности производства экспертиз в стадии осмотра места происшествия и до возбуждения уголовного де ла по отдельным составам преступлений.

  4. Дается оценка дискриминирующего положения экспертов, участвую- щих в осмотрах мест происшествий в качестве специалистов и обос- новывается предложение об изъятии пункта З.а. из ст.67 УПК.
  5. В диссертации рассматривается процессуальное положение эксперта и руководителя экспертного учреждения, вносятся различные варианты по более четкой регламентации и расширению их процессуальных прав.
  6. Вносятся предложения о расширении субъектов, имеющих право на- значения и проведения экспертиз.
  7. 10.Формируется понятие комплексной экспертизы.

Методология и методика исследования. Эмпирическая база. Настоя- щее исследование базируется на материалистическо-диалектическом методе и вытекающих из него общих и частных научных методах, ориентированных при исследовании на разностороннее изучение экспертизы в различных стадиях уголовного судопроизводства.

7

В диссертации проведено сравнение действующих правовых норм, ка- сающихся судебной экспертизы, закрепленных в УПК, с проектами УПК, а также законодательством России в период исторического этапа становления судебной экспертизы. Целью такого сравнительного исследования было выявление наиболее оптимальных правовых норм, регламентирующих экспертизу в уголовном судопроизводстве.

Проведенное исследование практических материалов криминалистиче- ских экспертиз на базе экспертно-криминалистического отдела УВД Оренбургской области и областного суда, дало возможность проследить устойчивость недостатков, допускаемых в стадии назначения и проведения экспертиз.

Исследование избранной темы осуществлялось не только на основе ана- лиза практических материалов в экспертно-криминалистическом отделе, но также производилось сопоставление с действующим законодательством, регламентирующим порядок назначения и производства судебных экспертиз в суде, чему способствовали многолетняя практическая экспертная работа в экспертно- криминалистическом отделе УВД Оренбургской области и опыт преподавательской работы во Всесоюзном Юридическом Заочном институте и Оренбургском Аграрном Государственном университете. В связи с этим в диссертации использовались эмпирические методы, которые позволили выявить типичные следственные и судебные ошибки, определить перспективы дальнейшего развития законодательства, направленные на расширение возможности использования экспертиз в уголовном судопроизводстве, а также повышения профессионального уровня деятельности следственно-прокурорских и судебных органов.

Практическая значимость работы заключается в том, что сделанные в ней выводы и обобщения могут быть использованы в законотворческом про- цессе, научной, а также практической деятельности по совершенствованию и конструктивного регулирования судебных экспертиз. Непосредственно практическое значение имеют рассматриваемые вопросы по процессуальному положению руководителя
экспертного учреждения, начиная с момента поступле-

8

ния материалов на экспертизу, а также в отношениях со следователем и экспертом в процессе ее производства.

Предложения по процессуальному порядку проведения экспертизы, устранении дискриминирующей статьи п.З «а» ст. 67 УПК в отношении эксперта-криминалиста, участвующего в осмотре места происшествия в качестве специалиста, возможности предварительного исследования вещественных доказательств в процессе осмотра, расширении круга субъектов, назначающих экспертизы, могут быть использованы для совершенствования уголовно-процессуального законодательства и конструктивного регулирования организации производства судебных экспертиз.

Апробация и внедрение результатов исследования. Сформулирован- ные в диссертации научные положения получили широкое апробирование в организации практической деятельности экспертно- криминалистической службы УВД Оренбургской области, а также при разработке предложений и рекомендаций для Экспертно- криминалистического Центра МВД России по повышению эффективности криминалистических учетов в предупреждении и раскрытии преступлений.

Большая часть таковых содержится в публикациях автора:

  • « Страничка криминалиста» - бюллетень, издаваемый экспертно- криминалистическим отделом УВД Оренбургской области, 1980-1993г;
  • Основные требования при подготовке материалов для производства отдельный видов криминалистических исследований» - методические рекомендации (Оренбург, 1980 г.);
  • «Криминалистика» - учебное методическое пособие для студентов юридического факультета (Оренбург, ОГАУ, 1997г.);
  • «Инновационные процессы в образовании, науке и экономике России на пороге XXI века» - выступление на Международной научно- практической конференции (Оренбург, 1998г.);
  • Участие в межвузовских научно-практических конференциях: «Реформа и реформаторы в России» (Оренбург, 1997г.); «Проблемные вопросы личности и государства» (историко-правовой акт), (Оренбург 1998г.) с докладами:

9

  • «Осмотр места происшествия - первоначальное следственное действие;
  • Микроследы - объекты криминалистического исследования по уста- новлению обстоятельств конкретного уголовного дела.
  • Кроме того, разработаны на базе Экспертно-криминалистического отдела УВД Оренбургской области:

а) автоматизированная дактилоскопическая система «Папилон»;

б) созданы лаборатории по автотехническим, биологическим, взрывотех- ническим, пищевым и фоноскопическим исследованиям;

в) полностью компьютеризировано производство всех видов криминали стических экспертиз;

г) повсеместное введение «техников-криминалистов» в каждом ГРОВД области;

д) создание базовых экспертно-криминалистических подразделений;

е) открытие постоянно действующих курсов по обучению вновь приня тых сотрудников органов внутренних дел и прокуратуры на должности дозна вателя и следователя.

Все это позволило апробировать на практике отдельные новые идеи и обсудить спорные положения с практическими работниками.

Апробация научных идей диссертанта имела место также в учебном про- цессе Всесоюзного Юридического Заочного института и на юридическом факультете Оренбургского Государственного Аграрного университета посредством чтения лекционных курсов и проведения практических занятий по криминалистике, уголовному процессу и спецкурсу по основам судебной экспертизы, а также при чтении лекций практическим работникам прокурорско-следственных органов.

Структура и содержание диссертации

Работа состоит из введения, девяти разделов, сгруппированных в три гла- вы, и заключения. Текстовая часть диссертации изложена на 162 страницах машинописного текста, библиография насчитывает 175 источников.

10

Глава 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ЭКСПЕРТИЗЫ. ЕЁ РОЛЬ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

§1.Понятие экспертизы. Её становление и развитие в России

Производство экспертизы в уголовном процессе - это важное процессу- альное действие, предусмотренное уголовно-процессуальным законом, а заключение эксперта - один из видов (средств) доказывания (ч.2 ст.69 УПК) .! Экспертиза назначается в случаях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Экспертиза проводится экспертами соответствующих экспертных учреждений либо иными специалистами, назначенными лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и судом (ст.78 УПК).

В ст.78 УПК также указывается, что в качестве эксперта может быть вы- звано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения.

Заключение эксперта опирается на имеющиеся в деле фактические данные. Оно всегда является результатом исследования материальных объектов или отраженных в деле сведений. Во всех случаях заключение имеет своим содержанием новые фактические данные, существенные для дела, полученные в ходе производства экспертизы.

Закон не определяет, что понимается под специальными познаниями, в случаях, когда появляется необходимость назначить экспертизу.. А.А.Эйсман под специальными познаниями понимает такие знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов, но… которыми не располагает адресат дока-зывания (следователь, суд, участники процесса). И это правильно, ибо судеб-

1 Здесь и далее сокращенно Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Эйсман А. А. Заключение эксперта. М, 1967,с.89

11

ная экспертиза призвана устанавливать фактические данные на основе применения специальных познаний, которыми не обладают те, кто наделен правом ее назначать. Эксперт может исследовать только обстоятельства конкретного дела, которые отражены в представленных ему материалах.

На данный факт обращали внимание многие процессуалисты и крими- налисты, в частности: И.Л.Петрухин “Экспертиза как средство доказывания в Советском уголовном процессе” Л. 1964г., с.30,98; И.Ф.Крылов “Судебная экспертиза в уголовном процессе” Л. 1963; А.Р.Шляхов “Судебная экспертиза: организация и проведение” М.1979г, с.4. и другие.

В связи с тем, что законодатель не содержит указаний относительно за- прета ставить перед экспертом правовые вопросы, то одни ученые и практики считают, что попытки экспертов решать юридические вопросы является правомерной практикой, другие категорически против. В постановлении № 1 Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971г. указывалось, что “суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию.1 Правильно в этой связи подчеркивает В.И.Громов, что на практике даже категорические разъяснения Пленума Вер-ховного Суда в этой части далеко не всегда соблюдались. Конечно, эксперт не вправе вдаваться в юридические вопросы дела, в оценку доказательственного значения заключений других экспертов, иных источников доказательств, однако в практике в отдельных случаях следователи и суды обращаются к ученым -правоведам и лицам, достаточно компетентным и обладающим специальными познаниями в правовой науке. В этих случаях, как представляется, ученый вправе выступать в качестве эксперта, который может дать заключение по во-

Постановление Пленума Верховного Суда СССР № J от 16.03.71 г. О судебной экспертизе по уголовным делам. Сборник Постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской федерации) по уголовным делам, М.,1995.С66.

Громов В.И. Заключение эксперта как источник доказательства.// Российская юстиция. М.,1997, N9, с.42-43

12

просам, например, последствий преступного деяния, его причин и условий, юридической квалификации содеянного и т.д.

Заключение сведущего лица в правовой науке может быть использовано как доказательство. При этом, как верно замечает В.И.Громов, заключение не является обязательным для органов дознания, следователя, прокурора и суда, но выводы эксперта могут быть использованы при оценке доказательств.1

В тфке время М.С.Строгович утверждает, что заключение экспертизы нельзя заменить каким либо другим доказательством: “Для установления обстоятельств, указанных в ст. 79 УПК, необходимо в качестве доказательства заключение эксперта, и эти обстоятельства не могут быть доказаны иными доказательствами (например, свидетельскими показаниями)”.2 Рассматривая данное утверждение Н.М.Кипнис отмечает, что подобный взгляд не получил своего распространения и в подтверждение этому ссылается на высказывание В.Случевского: “ Все те обстоятельства, для оценки которых требуется применение особых знаний, т.е. приглашения экспертов, не означает, что приглашение таковых не исключает возможности применения других доказательств в целях выяснения подлежащих оценке суда обстоятельств”.3

В этой связи,учитывая, что познания в искусстве и ремесле в настоящее время основываются на достижениях науки и широком использовании современной техники, то надо полагать, было бы более правильным, отражение законодателем в законе возможности привлечения в качестве эксперта только лиц, владеющих знаниями в области науки, а не в искусстве и ремесле. Такой же точки зрения придерживается и А.В.Дулов.4 Продолжая обсуждение позиции данного автора, А.Р.Шляхов уточняет, что понятие “ремесло” устарело и

ГромовВ.И Заключение эксперта как источник доказательства. //Российская

юстиция. М., 1997, N9, с.42-43

2Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса., М, 1968.,т. 1,с.392. 3Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в
уголовном процессе.

М.,Изд.Юристъ., 1995.С. 18 ‘‘Дулов А. В. Вопросы теории и судебной экспертизы в Советском уголовном

процессе., Минск, 1959,с.5

13

нуждается в замене такими терминами как “профессиональное мастерство”, “кустарное производство”.1 Думается, что такая позиция ученых не устарела. Она актуальна и сегодня.

На основе специальных познаний в области науки и техники, полного изучения материалов дела судебные эксперты устанавливают фактические данные, которые позволяют устанавливать обстоятельства предмета доказывания и факты, имеющие доказательственное значение по отношению к таким обстоятельствам.

Однако, в проекте УПК, принятом в первом чтении Госдумой, в ст.56 отражено, что в качестве эксперта может быть приглашено незаинтересованное в данном деле лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве и ремесле.

Экспертизы, проводимые в предварительном следствии, оказывают существенную помощь правосудию в реализации важнейшего конституционного положения,сформулированного в ст.49 Конституции РФ: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Так как признание лица виновным в совершении преступления составляет исключительную прерогативу суда, привлечение лица в качестве обвиняемого не порождает начала реализации уголовной ответственности. Уголовная ответственность может быть выражена только приговором суда и только в отношении лица, виновного в совершении преступления. Отсюда так значимо название “ судебной экспертизы”, поскольку подчеркивает ее важное значение в уголовном процессе - обеспечить получение доказательств с помощью специальных познаний сведущих лиц, оказать суду необходимую помощь в решении важного вопроса судопроизводства о виновности (невиновности ) лица.

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение М, 1979, с. 14

14

Судебные экспертизы отличаются от несудебных тем, что порядок их назначения и производства, а также использование полученных при этом результатов в виде заключений предусмотрен процессуальным законодательством. Закон определяет основания и условия их назначения. В строгом соответствии с указанием закона составляется постановление следователя о назначении экспертизы, и оно возможно лишь по возбужденному уголовному делу. В законе также устанавливается принцип оценки и использования заключения как доказательства по делу. Конкретно определены права и обязанности участников процесса при проведении судебных экспертиз. Соблюдение процессуальной формы производства экспертизы - необходимое условие допустимости заключения эксперта как судебного доказательства.

В сложный период становления демократических основ государственной и общественной жизни, упрочения гарантии прав и свобод граждан, возрастает требование к повышению качества деятельности всех субъектов правоохранительных органов. Вероятно, этим можно объяснить, что производство судебных экспертиз значительно возросло. Так, по данным экспертно-криминалистического отдела УВД Оренбургской области в 1992г. проведено -8258 экспертиз, а в 1996 г. этот показатель равен - 10330. Комплексных судеб-но-психолого- психиатрических экспертиз в Оренбургской области, по данным А.П.Гуськовой, возросло с 4 в 1984г. до 101 в 1993г.1

В России функционирует пять систем государственных экспертных уч- реждений в составе ведомств: Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Федеральной службы безопасности, Министерства здравоохранения, Министерства обороны.

Ежегодно в данных экспертных учреждениях проводится в общей слож- ности более 2 миллионов экспертиз, в том числе в МВД до 800 тысяч исследований, в Минюсте - до 150 тысяч, в Минздраве по линии судебной медицины 800-900 тысяч и по линии судебной психиатрии до 200 тысяч.

Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления, данных о личности обвиняемого в уголовном процессе. Оренбург, 1996,с.59

15

Судебная экспертиза постоянно развивается путем создания новых и совершенствования имеющихся методик исследования. Это можно проследить на разновидностях проводимых экспертиз и их количестве на базе лабораторного комплекса экспертно-криминалистического отдела УВД Оренбургской области: кроме традиционных криминалистических экспертиз (дактилоскопических, трасологических, баллистических и т.д.) резко возросло производство физико-химических (1992 Г.-798, 1996 г. - 2346). Стали проводить автотехнические, пищевые, биологические, взрыво-технические, фоноскопические экспертизы, что значительно расширило круг вопросов разрешаемых с помощью экспертиз. В качестве объектов криминалистических исследований прочно вошли в практику работы следственных подразделений Оренбургской области микрочастицы и микрообъекты. По данным автора диссертации в 1996г. произведено их изъятие с 2247 мест происшествий, что составило - 19,2 % от всех изъятых следов при осмотрах мест происшествий.’

Небезынтересно проследить, хотя бы кратко, как становилась и развива- лась судебная экспертиза. Так, первые упоминания о судебной экспертизе можно найти в деформированных правовых актах России в виде отдельных предписаний, относящихся к деятельности сведущих лиц, преимущественно врачей призывавшихся для вскрытия трупов. Например, в воинском уставе Петра 1 в • 1716г. указывалось: “ Надлежит подлинно ведать, что смерть всеконечно ли от бытья приключилась… Того ради зело потребно есть, чтобы коль скоро кто умрет, который в драке бит, поколот или порублен будет, лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали и подлинно розыска ли, что какая причина к смерти его была и том иметь, свидетельство в суде и на письме по-дать.” В 1797 г. во всех губернских городах России были учреждены врачебные управы, которым было предписано “ вскрывать мертвые тела”.

Назаров В.А, Микроследы - объекты криминалистического исследования по установлению обстоятельств конкретного дела. // Проблемные
вопросы личности и государства., Сб.науч.статей ОГАУ., Оренбург. 1998,с.69 2 Свод законов Российской империи.Т.7. М, J99], с. J37.

16

Важным событием для становления и развития судебных экспертиз в России явилась судебная реформа 1864 г. Она качественно изменила как судоустройство, так и судопроизводство в России и вместе с этим открыла широкий простор для производства судебных экспертиз. Так, например, Устав уголовного судопроизводства определил положение экспертизы следующим образом: “эксперты должны приглашаться в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком либо занятии”1. Как можно заметить, здесь присутствует сходство с современной трактовкой понятия экспертизы на современном этапе развития законодательства.

В конце XIX - начале XX вв. в России начинает внедряться в судебную практику криминалистическая экспертиза, охватывающая целую группу экспертиз, назначаемых для исследований, главным образом вещественных доказательств, изымаемых с мест происшествий. Получают свое развитие дактилоскопические, химические и другие экспертизы.

Принятый в России в 1922 г. УПК впервые использует термин эксперт вместо бытовавшего понятия “сведущие лица”.

В Основах уголовного судопроизводств Союза СССР и союзных респуб- лик, принятых в 1958г., экспертиза упоминается как один из источников доказательств, однако никаких процедурных вопросов, связанных с назначением и производством экспертиз, Основы не содержали. Но именно принятие Основ послужило началом разработки и принятия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г, который вступил в силу с 1 января 1961г.

В данный УПК впервые были введены статьи о заключении эксперта, да- но понятие повторной и дополнительной экспертиз и т.д.

В настоящее время экспертиза является наиболее квалифицированной формой использования специальных познаний в уголовном судопроизводст-

1 Свод законов Российской империи. Г. 7. М., 1991, с. 138.

17

ве. Она значительно расширяет познавательные возможности следствия, суда и нередко выступает в качестве единственного способа установления подлинных обстоятельств дела. Судебные экспертизы имеют черты сходства с использованием специальных знаний специалиста в уголовном процессе. Отдельные вопросы, которые возникают во время проверки материалов и требуют специальных познаний, могут быть успешно решены следователем с участием специалиста без производства экспертизы (ст.1331 УПК).

Специалист, в отличие от эксперта, исследований не проводит, заключе- ний не дает, а лишь содействует следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Мнение специалиста не приравнивается к заключению эксперта. Об этом четко сказано в п.8 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР “О соблюдении судами РФ процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел” от 17 сентября 1975 г.’

Выше сказанное позволяет сформулировать следующее: судебная экс- пертиза - это процессуальное действие, которое проводится специально назначенным незаинтересованным лицом-экспертом на основании письменного задания органов предварительного расследования, прокурора или суда с целью установления обстоятельств (фактов), имеющих значение для дела. Все производство экспертизы фиксируется в особом процессуальном документе-заключении, которое является самостоятельным видом доказывания.

Здесь мы учитываем основные признаки (черты) судебной экспертизы, которые ранее были даны такими авторами как В.Д.Арсеньевым и В.Г.Заболоцким, В.М.Галкиным, Ю.К.Орловым,
А.Я.Палиашвили,

А.Р.Шляховым и т.д.2”6

В редакции постановления. Пленума Верховного Суда РСФСР от 21.12.1993г.// Сборник постановлений Пленума ВС РФ 1961-1993г. М., Юрид. литература 1994, с. 203.

Арсенъев В.Д., Заболоцкий В.Г.. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. 198б,с.55.

] Галкин В.М.. Средства доказывания в уголовном процессе. ч.2 М., ЦНИИСЭ, 1968, с.46.

18

Судебные экспертизы имеют черты сходные с несудебными экспертизами, которые проводятся сведущими лицами для разрешения вопросов на основе специальных познаний и в тоже время она обладает своими особенностям, которые Ю.К. Орлов характеризует следующим образом: а) использование специальных познаний; б) проведение экспертизы в определенной последовательности; в) проведение исследований в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела; г) наличие специального субъекта экспертизы; д) ход и результаты экспертного исследования оформляются специальным документом - заключением эксперта, которое является самостоятельным видом су-дебных доказательств.

Мы разделяем данную точку зрения, т.к. судебная экспертиза проводится для установления определенных обстоятельств, входящих в предмет доказывания по конкретному делу, порядок ее назначения и производство, а также использование полученных данных предусмотрены процессуальным законом (ст.78-82,184-194 УПК). Более того, исследование производится по внутреннему убеждению эксперта, и он несет за него личную ответственность. В настоящее время судебная экспертиза является наиболее квалифицированной формой использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве и проводится в случаях, когда для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, требуются специальные познания (ст.78 УПК).

Экспертиза значительно расширяет познавательные возможности след- ствия, суда и нередко выступает в качестве единственного способа установления подлинных обстоятельств дела.

4Орлов Ю.К. . Производство экспертизы в уголовном процессе. М. 1982, с.З-б.

5Палитивили А.Я. . Экспертиза в суде по уголовным делам М. 1973, с.2-18.

6Шляхов А.Р. Судебная экспертиза, организация и проведение. М.1979, с. 3-17 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка. М., Изд. Юрист., 1995. с. 4

19

Проблема же несудебной экспертизы сегодня остается т.к. получила в последнее время широкое распространение. Например, существует государственная экспертиза градостроительной и проэктно-сметной документации на основании Постановления Совета Министров - Правительства РФ от 20 июня 1993г. № 585.

Заключения таких экспертиз все чаще вовлекаются в орбиту уголовного судопроизводства и практика их рассмотрения в судах свидетельствует о том, что нет необходимости повторного их производства в экспертных учреждениях правоохранительных органов т.к. отличается только процессуальной формой производства. Мы солидарны с мнением Ю.К.Орлова о том, что “ если несудебная экспертиза проведена достаточно компетентным экспертом, при этом были разрешены все интересующие следствия и суд вопросы и не возникло никаких препятствий процессуального характера к использованию заключения в качестве доказательства (заинтересованность эксперта в исходе дела и т.п.), то параллельное проведение судебной экспертизы (за исключением случаев, когда она является обязательной по закону) теряет всякий смысл.”.1

В проекте нового УПК закреплено категорическое требование недопус- тимости замены экспертизы иными видами исследований (ведомственными), проведенными не в процессуальной форме. Мы разделяем данную позицию, т.к. назначение взамен судебной экспертизы несудебной в ходе расследования или судебного разбирательства совершенно недопустимо, но в тоже время вероятно можно допустить производство отдельных их видов, если они проведены с соблюдением всех процессуальных норм.

Все судебные экспертизы имеют определенную классификацию и свое название. Данная градация строится по определенному принципу на основе трехмерного понятия об экспертизе: а) по предмету конкретной экспертизы; б)по объектам, исследуемым данной экспертизой; в) по методу исследования.

1 Орлов Ю.К. Спорные вопросы судебной экспертизы.// Российская юстиция. 1995, №1, с. J1

20

Каждый из перечисленных признаков имеет свои особенности, а потому есть смысл рассматривать их отдельно.

§2. Предмет, объекты и методы судебных экспертиз

Предмет экспертизы - это устанавливаемые на основе специальных по- знаний фактические данные (факты, обстоятельства дела). Такой вывод о предмете экспертизы можно сделать на основе ст. 78 УПК.

Если при классификации экспертиз за основу принять только предмет экспертизы, то можно убедиться в том, что многие экспертизы имеют общие черты, признаки. Например, криминалистические: дактилоскопические и тра-сологические; медицинские и биологические, которые решают одну и ту же задачу - о тождестве лиц; криминалистические и товароведческие экспертизы при решении вопросов о материалах, из которых изготовлены предметы и изделия. Чаще всего исследование сводится к установлению родовой (групповой) принадлежности сравниваемых материалов и т.д.

Дифференциация экспертиз только по предмету затрудняет назначение их по конкретному уголовному делу, особенно когда требуется ответить на смежные вопросы, относящиеся к разным родам и видам судебной экспертизы, но связанные по исследованию одних и тех же вещественных доказательств. Ярким примером может являться судебно-медицинская экспертиза со следами крови на одежде и отождествление холодного оружия по следам на теле человека и одежде.

Предмет экспертизы - это существенный признак каждого рода и вида судебной экспертизы, т.к. им определяются сущность и источники специальных познаний, необходимых для всестороннего исследования обстоятельств дела и установления искомых фактов. Предмет экспертизы является решающим, но не единственным признаком, позволяющим отличить один род и вид экспертизы от других.

21

А.Р. Шляхов отмечает: “…попытки определить природу судебной экс- пертизы лишь по источникам научных знаний (“материнским” наукам”), применяемых в судебной экспертизе либо по группе объектов, либо по методам (и тем более по одному методу), не дают возможности отличить один род и вид экспертизы от другого, ведут к путанице и затрудняют решение методических и организационно - научных вопросов.”1 В.К.Лисиченко в качестве предмета криминалистической экспертизы называет различные вещественные доказательства, связывая их с определенными обстоятельствами расследуемого преступления.2 Вызывает, на наш взгляд, интерес и определение предмета экспертизы у Г.М.Надгорного”. Назначение судебной экспертизы начинается с опре- деления вопросов, которые ставятся перед судебным экспертом. Именно они определяют предмет конкретной экспертизы, а в совокупность вопросов, решаемых на основе определенной отрасли специальных знаний, предмет соответствующего вида экспертизы.”3

Анализируя данные понятия о предмете судебной экспертизы, можно сделать вывод о том, что предмет науки и предмет, основанной на ней экспертизы , нам представляются, понятиями разными, т.к. предмет науки - это определенная группа объективных закономерностей действительности, предмет же экспертизы - это те обстоятельства, которые можно установить с помощью результатов познания наукой своего предмета. А.Р. Шляхов справедливо отмечает по данному вопросу, “…что предмет экспертизы и предмет, лежащей в ее основе науки не совпадают, что между ними нельзя поставить знак равенства”.4

1 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. М. 1979г.с. 7. Лисиченко В.К. К вопросу о предмете и системе криминалистической экспертизы. Киев, 1959, с. 329

Надзорный Г.М. О понятии предмета судебной экспертизы. / Вопросы криминалистической и судебной экспертизы. Киев, 1989, Вып. 38, с. 15.

4 Шляхов А.Р. Предмет и система криминалистической экспертизы. // Труды ВНИИСЭ., М., 197I.e. 14

22

Под понятием предмета судебной экспертизы в криминалистике усмат- риваются факты, обстоятельства, устанавливаемые с помощью экспертизы, либо круга вопросов, разрешаемых конкретной экспертизой.

С возражениями против термина “фактические данные” в определении предмета экспертизы выступает Н.А.Селиванов, который считает что: “Предметом экспертизы может быть только факт, который реально произошел (мог произойти) в прошлом, существует (мог существовать) в настоящем, а также закономерности, связи и отношения, обуславливающие данные факты Фактические же данные (сведения о фактах) образуют, по его мнению, не предмет, а результат экспертизы.”1

На наш взгляд, оснований для противопоставления указанных терминов нет. В ходе экспертизы устанавливаются определенные обстоятельства, факты действительности (но не закономерности, о чем будет сказано ниже). Однако для последующих субъектов, следователя, суда они выступают уже в качестве сведений о фактах (фактических данных), поскольку эксперт, как известно, не является конечным субъектом доказывания, и признавать какие-либо факты установленными могут только следствие и суд. Поэтому эти понятия в данном случае не являются антогонистическими, они отражают различные аспекты одного и того же: в рамках экспертизы для эксперта это будут факты, обстоятельства, в рамках процесса доказывания в целом; для других субъектов - сведения, фактические данные.

В юридической литературе различаются понятия предмета конкретной экспертизы и родового (видового) предмета. Это разграничение имеет важное значение. Родовой (видовой) предмет определяет компетенцию эксперта данной специальности, возможности данного вида экспертизы. Конкретный предмет - это круг вопросов, решаемых данной конкретной экспертизой. Он не может выходить за рамки родового объекта.
Конкретный предмет имеет

Селиванов НА. Спорные вопросы судебной экспертизы.//Социалистическая законность, J978, №5. с.63

23

значение для выбора эксперта, определения его полномочий в данной экспертизе. Например, исследовать материалы дела, задавать вопросы допрашиваемым и тому подобное, эксперт может лишь в случаях, когда это имеет отношение к предмету проводимой им экспертизы. Именно в этом смысле говорится о предмете экспертизы в ст. ст. 82, 288 УПК.

Под предметом конкретной экспертизы М.Н.Ростов рассматривает “…не факты и не обстоятельства, ибо ни те, ни другие получить или представить следователю и суду невозможно, а фактические данные, т.е. информация о фактах и обстоятельствах расследуемого события”.1

Мы уже отмечали, что предмет экспертизы при всей его важности не может служить единственным и достаточным критерием разграничения от- дельных видов экспертиз и определения компетенции эксперта. В качестве такого критерия может выступать лишь совокупность трех элементов, один из которых мы рассмотрели, им является предмет. Вторым элементом является • объект.

Объектом экспертизы являются те источники сведений об устанавли- ваемых фактах, те носители информации, которые подвергаются экспертному исследованию и посредством которых эксперт познает обстоятельства, входящие в предмет экспертизы. Таким образом, если факты, образующие предмет экспертизы, являются целью и результатом исследования, то свойства объекта являются средством познания этих фактов.

Классификация объектов судебной экспертизы может рассматриваться в теоретическом и практическом аспектах. В первом случае речь идет о клас- сификации понятий, относящихся к объекту, во втором - о классификации самих объектов. Из сложившейся практики все объекты делятся на общие, родовые, конкретные и непосредственные.

Ростов М.Н. О содержании понятий, обозначаемы терминами «объект (экспертизы, экспертного исследования)», «качество», «свойство» и «признак». // Методология судебной экспертизы., Сб. науч. Статей ВНИИСЭ.М.,1986. с. 42.

24

Общий объект - понятие, обозначающее теоретическую совокупность всех без исключений носителей информации, которые исследуются в ходе производства судебных экспертиз. Общий объект Ю.К.Орлов определяет как “предметы материального мира, свойства которых позволяют эксперту на основе его специальных познаний установить факты, относящиеся к предмету экспертизы”.1

Родовой объект - понятие, обозначающее определенную группу, кате- гории носителей информации, отличающихся от других своими свойствами. Родовой объект может исследоваться несколькими различными классами или родами судебной экспертизы. Раскрывая сущность родового объекта, М.Н.Ростов дает следующее определение: “Абстрактным является и понятие “родовой объект судебной экспертизы”, включающее в себя представление о некотором множестве вещей, обладающих одинаковыми или сходными свойствами, которые объединяют эти вещи в группы и ограничивают их от других вещей.

Ю.К.Орлов и В.М.Галкин под родовым объектом понимают “категорию предметов, обладающих какими-либо общими свойствами, которые объединяют их и в то же время разграничивают с другими материальными предметами”.30 Не трудно заметить, что смысловое содержание данных определений сводится к тому, что все же это группа носителей информации.

Конкретный объект - носитель информации, представленный на экс- пертизу по определенному расследуемому или рассматриваемому в суде делу. Термин “конкретный объект” обозначает предмет, поступивший на экспертизу для производства исследования. Этим термином обозначается не абстрактное

1 Орлов Ю.К. Объекты экспертного исследования. //Труды ВНИИСЭ вып.8, М.1974,с.41.

2 Ростов М.Н. О содержании понятий, обозначаемы терминами «объект (экс пертизы, экспертного исследования),» «качество,» «свойство» и «признак». // Методология судебной экспертизы., Сб.науч.статейВНИИСЭ.М.,1986. с.43.

25 понятие, а индивидуально определенная вещь, как правило, вещественное доказательство по расследуемому или рассматриваемому в суде делу. Чаще же всего эксперт исследует не весь конкретный объект, а лишь часть его - отдельный фрагмент. Исходя из этого, В.М.Галкин предложил ввести понятие “объекта исследования в узком смысле”.1 Мы разделяем данную точку зрения.

Непосредственный объект - фрагмент конкретного объекта, который указан в поставленном перед экспертом вопросе. Ю.К.Орлов предлагает обозначать этим термином “совокупность однородных свойств предмета, которые подвергаются экспертному исследованию”.2

Нам это понятие более импонирует, поскольку один и тот же предмет может оказаться объектом различных видов экспертиз. Например, после исследования денежной купюры экспертом - криминалистом, она поступает на исследование к эксперту - химику, который исследует бумагу, краситель, клей и т.д. Понятие непосредственного объекта может служить критерием для разграничения тех ее отраслей, которые исследуют один и тот же родовой объект. Кроме указанного деления объектов Д.Я.Мирский предлагает рассматривать “ специальный объект”, “конкретный непосредственный объект” и дает им следующее определение: “специальный объект” - понятие, охватывающее со- вокупность сторон, свойств носителя информации (родового объекта), которые являются специфическими для определенного класса, рода или вида судебной экспертизы”; “конкретный непосредственный объект” - это фрагмент конкретного объекта, который указан в вопросе, поставленном перед экспертом.3

Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе. М.,1968,ч.2.: за- ключение эксперта. с.46.

Орлов Ю.К, Галкин В.М., Средства доказывания, в уголовном процесс. М. H3.1970.CA5.

Мирский Д.Я. Некоторые теоретические вопросы классификации объектов судебной экспертизы, их свойства и признаки. // Сборник научных трудов ВНИИСЭ. M.J986, с.59

26

Нам кажется, что такое дополнение необходимо, т.к. дает наиболее пол- ное представление об объекте экспертизы. В практике все чаще приходится встречаться именно с решением вопросов по отдельно взятым конкретным непосредственным объектам. Таким примером могут служить экспертизы по наркотическим веществам, поступающим в ампулах.

Объекты экспертного исследования различаются также и по своей процессуальной форме. Их классификация по этому принципу распространяется на все объекты, независимо от класса, рода или вида судебной экспертизы, потому что в данном случае мы абстрагируемся от сущности, содержания, заключенных в объекте, и рассматриваем только его место в системе доказательств по делу. Деление же по вещной природе является для каждого класса, рода или вида судебной экспертизы специфическим.

Следует отметить, что поскольку классификация объектов по процессу- альной природе и по вещной природе производится по различным основаниям, каждое деление имеет самостоятельное значение: в группу, однородную по вещной природе, могут входить объекты, имеющие разную процессуальную природу, и, наоборот, в однородную по доказательственному значению группу могут входить объекты различные по вещной природе.

Деление по процессуальной природе распространяется только на те объекты, которые исследуются в связи с проведением расследования или судебного рассмотрения. По этому признаку они могут быть разделены на следующие виды: 1) вещественные доказательства, т.е. предметы, приобщенные в этом качестве к уголовному делу. Вещественные доказательства являются объектами многих видов экспертиз (дактилоскопической, трасологической, баллистической и т.д.); 2)документы,как особый вид доказательств. Они являются объектом судебно-бухгалтерской, пожарно-технической, строительной экспертиз и т.д.; 3)живые лица. Они выступают в качестве объектов судебно- медицинской, судебно-психиатрической, судебно-психологической экспертиз. Процессуальное положение таких лиц может быть различным (обвиняемый, потерпевший и т.д.); 4)объекты, не имеющие определенного
процессуального

27

статуса. К ним относятся трупы, а также иные объекты, не закрепленные процессуально в деле в качестве доказательств (например, место происшествия).

Особое место при классификации судебных экспертиз отводится мето- дике экспертного исследования.

Под методикой судебных экспертиз понимается система научно обос- нованных методов, приемов и технических средств (приборов, аппаратуры, приспособлений), упорядоченных и целенаправленных на изучение специфических объектов и решение вопросов, относящихся к предмету судебной экспертизы.

Методика каждого рода и вида экспертизы специфична, что определяется природой изучаемых объектов и вопросами, которые ставятся следовате- лями и судьями, а так же разрешаемые экспертами определенной специальности.

Методика экспертного исследования характеризуется, прежде всего, системой (совокупностью) методов, используемых в определенной последовательности. Они могут изменяться как в зависимости от поставленных задач и этапов исследования, так и от условий, в которых проводятся исследования.

Методы и технические средства экспертизы заимствуются из различных достижений наук (естественных, технических и т.д.), но в экспертном иссле- довании они применяются в трансформированном виде, что обуславливается своеобразием задач и специфичностью объектов экспертизы, а потому они отличаются качественно новыми формами и процедурами их реализации -своеобразной системой использования общих и частных методов, приборов и аппаратуры. Причем происходит не механическое внедрение их в экспертную технику, не элементарное заимствование, а синтезирование, преобразование в соответствии со своеобразной целенаправленностью их применения.

Следует различать общую и частную методики каждого рода, вида судеб- ной экспертизы и уровня их развития. Частные методики создаются по от- дельным ее видам и разновидностям.

28

Например, в судебно-технической экспертизе документов имеются частные методики для исследования реквизитов документов, идентификации и дифференциации материалов, из которых изготовляются документы - бумага, чернила и т.д. В судебно-трасологической экспертизе разработаны методики исследования отпечатков папиллярных узоров и кожного покрова человека, следов транспортных средств и т.д. Вместе с тем,в целом,судебно-техническая экспертиза документов или судебно- трасологическая и другие роды криминалистической экспертизы имеют общие методики экспертного исследования, объединенные единством задач, предмета, общностью изучаемых свойств и признаков объектов.

От уровня разработки частных методик зависят и возможности проводи- мых экспертиз. Так, ввиду недостаточной разработанности методики определения давности производства выстрелов из представленного на экспертизу оружия, экспертам баллистам удается решить этот вопрос либо в вероятной форме, либо вообще отказаться от его решения. Таким образом, имея представление о предмете, объекте и методике исследования следователю, судье легче разобраться в выборе о назначении того или иного вида судебной экспертизы, а так же определить последовательность их производства.

§З.Классификация судебных экспертиз и их возможности на современном этапе.

Все судебные экспертизы, с учетом предмета экспертизы, объекта и ме- тодики исследования делятся на девять классов:

1) криминалистические; 2) 3) медицинские и психофизиологические; 4) 5) инженерно - технические; 6) 7) инженерно - транспортные; 8) 9) инженерно - технологические; 10) 11) экономические; 12)

29

7) биологические; 8) 9) экологические; 10) 11) сельскохозяйственные; 12) На наш взгляд, эта классификация уже не соответствует запросам сего- дняшнего дня. Очень остро встал вопрос об искусствоведческих исследованиях. Отсутствие такой экспертизы начали ощущать практические работники правоохранительных органов, когда столкнулись с потоком порнографической продукции в нашей стране, а также ростом краж из музеев и попыток вывоза исторических ценностей из страны.

Развитие всех видов судебной экспертизы на базе общего прогресса нау- ки, появление новых методов и объектов исследования, процессы интеграции и дифференциации научного знания не могли не отразиться на криминалистической экспертизе и ее теоретических основах. На повестку дня был поставлен вопрос о пополнении перечня криминалистических экспертиз новыми видами и, как следствие, о критерии отграничения криминалистической экспертизы от других видов судебной экспертизы.

Рассматривая каждый класс судебной экспертизы, необходимо иметь в виду, что он делится в свою очередь на роды, виды и подвиды.

/ класс. Криминалистические экспертизы. Они занимают значительное положение в структуре судебных экспертиз.

На современном этапе развития криминалистической экспертизы ее можно разбить на три рода: род традиционных криминалистических экспертиз; род новых видов экспертиз, сформировавшихся в последнее десятилетие; род криминалистических экспертиз, занимающихся исследованием материалов, веществ и изделий из них. А.И.Винберг по данному вопросу отмечает, что: “Исторически и на этой основе, традиционно, криминалистическую экспертизу подразделяют на судебную экспертизу документов, судебно-баллистическую

30

экспертизу, трасологическую экспертизу и экспертизу по чертам внешности (портретно-криминалистическую экспертизу)”.’

С развитием теории и практики, а так же научно-технического прогресса, классификация криминалистической экспертизы становилась более дробной. Так Л.Е.Ароцкер приводит уже классификацию, охватывающую не только виды, но и подвиды криминалистической экспертизы:

” 1 .Криминалистическое исследование документов:

  • криминалистическая экспертиза почерка (почерковедческая экспертиза);
  • технико-криминалистическая экспертиза документов. 2.Трасологическая экспертиза:
  • механоскопическая трасологическая экспертиза;
  • гомеоскопическая трасологическая экспертиза;
  • криминалистическая экспертиза следов животных;
  • транспортно-трасологическая экспертиза (криминалистическая экспер тиза следов транспорта;

  • трасологическая экспертиза с целью идентификации целого по частям. 3.Криминалистическая экспертиза оружия и боеприпасов. 4.Криминалистическое установление личности по внешним признакам”.2 В современной классификации Е.Р.Россинская в класс традиционных

криминалистических экспертиз включает следующие роды и виды экспертиз: “ 1 .Почерковедческая экспертиза;

2.Технико-криминалистическая экспертиза документов. З.Автороведческая экспертиза; 4.Трасологическая экспертиза:

  • дактилоскопическая экспертиза (экспертиза пальцев рук);
  • трасологическая экспертиза следов ног и обуви;
  • Винберг A.M. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М.1956, с32.

Ароцкер JJ.E. Сущность криминалистической экспертизы. /Криминалистическая экспертиза вып..М. 1966, с.53.

31

  • трасологическая экспертиза следов зубов, губ и ногтей;
  • трасологическая экспертиза следов орудий и инструментов (механоско- пическая экспертиза);
  • трасологическая экспертиза запирающих механизмов и сигнальных устройств;
  • транспортно-трасологическая экспертиза.
  • 5.Экспертиза восстановления уничтоженных маркировочных

обозначений.

6.Фототехническая экспертиза.

7.Портретная экспертиза.

8.Фоноскопическая экспертиза.

9.Баллистическая экспертиза.

10.Экспертиза холодного оружия.”1

Однако уже очень скоро под сомнение был поставлен основной критерий разграничения. Была признана правомерность производства некоторых идентификационных исследований судебными медиками с использованием трасологических методов, высказаны суждения о существовании, наряду с криминалистической и медицинской, автотехнической, агробиологической, товароведческой и иных видов судебной идентификации. Индивидуальная идентификация перестала рассматриваться как сфера только криминалистической экспертизы. Этому предшествовало упоминание среди объектов криминалистической экспертизы материалов и веществ. На наш взгляд, заслуживает внимание точка зрения по данному вопросу Р.С.Белкина “… трудно сказать , кому принадлежит пальма первенства в провозглашении экспертизы материалов и веществ новым видом именно криминалистической экспертизы. Во всяком случае, уже в 1959 г. В.К.Лисиченко включил этот вид экспертизы в кри-

Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М.1996г, с.63.

32

миналистическую экспертизу, имея ввиду исследование волокнистых материалов, красителей, лаков, горюче-смазочных материалов и других веществ”.1

Не трудно заметить, что в основе более детальной классификации от- дельных видов криминалистической экспертизы лежит дальнейшая дифференциация ее объектов. Эту тенденцию можно проследить и применительно к методам экспертного исследования: разрабатываются отдельные методики для исследования, например, подписей буквенного, цифрового письма и т.п. Однако эти процессы не затрагивают содержания перечня основных - названных впоследствии традиционными - видов криминалистической экспертизы, которая в последнее время пополнилась новыми видами и подвидами экспертиз: 1. Видеофоноскопическая. Она в свою очередь развивается по двум направлениям: 1)видеофоноскопические исследования средств видеозаписи; 2)фоноскопические исследования звуковой информации, зафиксированной на видеопленке.

Ещё в 1946г. А.И.Винберг и А.А.Эйсман впервые выступили с научным обоснованием возможности и целесообразности применения звукозаписи, как технического средства фиксации устной речи в уголовном процессе.2

Определением названия данного вида криминалистической экспертизы занимался ряд ученых. Так, польский криминалист А.Шварц предложил назвать его “криминалистической (судебной) фоноскопией”. Немецкий криминалист Х.Користка предложил термин “криминалистическая (судебная) акустика”. Нам представляется, что предложение А.Шварца более полно отражает существо рассматриваемого вопроса, хотя и предполагает употребление специальных понятий, до этого в криминалистике не использовавшихся.3

1 Белкин Р.С.Курс криминалистики. М. 1997 г., т.2, с.321. Винберг А.И, Эйсман А.А. Фототелеграфия и звукозапись в криминалистике. M.J946.C.5.

Ложкевич А.А, Снетков В.А .и др. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм. / ВНИИ МВД СССР. М.,1977., с. 4.

33

Объектами исследования первого из указанного направления являются: магнитофоны, микрофоны, магнитные ленты, средства передачи, диктофоны, видеомагнитофоны, кассеты к ним. При исследовании данных объектов устанавливается истинность записи, а также тип и вид носителя ленты. При этом устанавливается наличие копии или оригинала, их последовательность, а также монтаж.

При решении задач, связанных с анализом звуковой информации, осуще- ствляется идентификация говорившего лица, а также условия записи, состояние человека и его речи, анализ иных звуков и т.д.

По нашему мнению процесс возникновения данных видов экспертиз протекает двояко:

а) в результате дробления традиционных видов и появления новых объ ектов данного класса или новых методов исследования.

б) как следствие поиска инструментальных средств и методов решения традиционных криминалистических задач. Считаем, что именно таким путем возникли фоноскопическая и одорологическая экспертизы.

Идентификация человека по признакам голоса - традиционная кримина- листическая задача, которая решалась средствами криминалистической тактики: путем предъявления для опознания. Широкое распространение звукозаписывающей аппаратуры и стремление сделать объективными результаты опознания по голосу привели к возникновению методики отождествления человека по фонозаписям, т.е. появилась фоноскопическая экспертиза. Фоноскопическая экспертиза, как самостоятельная криминалистическая экспертиза, развивается, ее возможности расширяются и со временем, как считает Р.С.Белкин, “Она может перейти в криминалистическую акустическую экспертизу”.1 Так же традиционной криминалистической задачей является установление человека по запаху. Эта задача решается с помощью служебно- розыскных собак при

Ложкевич А.А,Снетков В.А.и др. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм / ВНИИ МВД СССР. М.,1977., с. 12.

34

проведении соответствующего оперативно-розыскного мероприятия. Использование одорологических методов в доказывании требует необходимости развития как органолептической, так и одорографической экспертиз, т.е. новых средств решения этой традиционной задачи криминалистки. При выделении из существующих или разработке новых видов криминалистических экспертиз, или подтверждения их криминалистической природы, очень важную роль играет традиционное представление о видах, объектах и задачах криминалистической экспертизы. А.А.Эйсман, говоря об исторически сложившейся системе специализированных экспертных знаний, справедливо отмечал, что при их разграничении “только сочетание аналитического и исторического подхода к решению подобных вопросов может привести к удовлетворительному ответу…”. Любые теоретические выводы должны строиться с учетом исторически сложившегося распределения функций между различными учреждениями и распределения знаний между отраслями науки”.1

Нам представляется, что при разграничении экспертиз следует руково- дствоваться комплексным критерием, который включает представление о предмете и целях данного вида экспертизы, ее объекте, методах и характере, а также следует, как думается, учитывать и процесс ее развития.

  1. Взрывотехническая экспертиза. Она появилась и стала развиваться по мере роста террористических актов в России.

Объектами данного вида экспертизы являются взрывные устройства и взрывчатые вещества. Применяемые во взрывчатых устройствах взрывчатые вещества представляют собой химические соединения или смеси веществ, способных к быстрой химической реакции, сопровождающейся выделением большого количества тепла и образованием газа.

Основными вопросам, разрешаемыми данной экспертизой, являются: а) установление вида использованных взрывчатых веществ; б) способы их произ-

Криминалистика в системе юридических и естественных наук. // Научные работы ЛитНИИСЭ. Вильнюс, 1963, Вып.1. с.34.

35

водства; в) назначение и сферы применения, г) эквивалентность примененного взрывчатого вещества; д) принцип действия взрывного устройства; е) из каких частей оно состояло; ж) способ его изготовления; з) наличие или отсутствие у его изготовителя профессиональных навыков;

  1. Экспертиза восстановления уничтоженных номерных знаков и иных маркировочных обозначений. Прообразом данного вида экспертизы является исследование огнестрельного оружия с измененными (спиленными, забитыми, перебитыми ) номерами. В настоящее время наибольшее распространение в качестве объектов данного вида экспертизы выступают автотранспортные средства, видеомагнитофоны, аудио технические средства и т.д.

В результате данной экспертизы восстанавливаются маркировочные обо- значения, номера изделий, государственные и фирменные товарные знаки с целью их индивидуализации. На наш взгляд, заслуживает внимания выпущенный справочник НИЦ ГАИ МВД РФ “Справочник регистрационных знаков транспортных средств” М.1996г, который дает полное представление о местах расположения номеров на отечественных автомобилях и разновидностях регистрационных знаков ГАИ. Но остается проблема исследования номерных знаков на иномарках, т.к. по данным автомобилям у экспертов справочная литература отсутствует.

Для восстановления уничтоженных маркировочных обозначений на ме- таллах и сплавах используют ряд физических и химических методов.

  1. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий как самостоятельный род криминалистической экспертизы. К данному роду кри миналистической экспертизы относятся следующие ее виды: а) экспертиза ла кокрасочных материалов и покрытий; б) экспертиза объектов волокнистой природы; в) экспертиза нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов; г) экспертиза стекла, керамики и изделий из них; д) экспертиза металлов, сплавов и изделий из них; е) экспертиза пластмасс, резины и изделий из них; ж) экс пертиза наркотических средств и сильнодействующих препаратов; з) эксперти за спиртосодержащих жидкостей;

36

На первых порах аргументация сторонников расширения перечня видов криминалистической экспертизы^ счет отнесения к ней экспертизы материа-
t лов и веществ^была весьма туманной и расплывчатой.

В.К.Лисиченко, например, обосновал это тем, что “… используемые в криминалистической экспертизе аналитические (биологические, химические) методы являются подчиненными по отношению к сравнительному методу, применение которого составляет содержание криминалистической эксперти- зы”.1 Существенным для аргументации сторонников новых видов криминалистических экспертиз было утверждение В.С.Митричева, а также некоторых других криминалистов, о возможности индивидуальной идентификации - хотя бы в принципе - жидких и сыпучих тел.2 На наш взгляд,это утверждение остается спорным и является ключевым для решения рассматриваемой проблемы.

Определяющим признаком криминалистической экспертизы является решение ею задачи индивидуальной идентификации. До настоящего времени идентификация считалась возможной только в отношении твердых тел с устойчивыми пространственными границами и выраженным рельефом. Экспериментально доказана возможность идентификации жидких и сыпучих тел, обладающих при определенных условиях выраженной индивидуальностью. Поскольку ни химия, ни физика, ни иные естественные науки не решают задачи установления индивидуального тождества, а жидкие и сыпучие вещества., в рассматриваемом случае, исследуются именно в этих целях, такая экспертиза является криминалистической.

Помимо основного аргумента - возможности решения экспертизой жидких и сыпучих тел идентификационных задач - сторонники рассматриваемой концепции подкрепляют свою позицию следующими обоснованиями:

Лисиченко В.К. К вопросу о предмете и системе криминалистической экс- пертизы. Киев, 1959, с.332.

Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и из- делий - новая отрасль криминалистической техники. // Труды ВНИИСЭ., М., 1973.N7c.44.

37

1 .научные основы экспертизы материалов и веществ - это не только со- ответствующие данные химии, физики, биологии и других естественных наук, но и криминалистики, представленной теорией криминалистической идентификации. Более того, теория криминалистической идентификации является методологической основой криминалистического исследования материалов и веществ.

По этому вопросу В.С.Митричев отметил: “Стремление вести такого рода исследования на основе методологических положений других наук (химии, биологии и т.п.) приводит к выхолащиванию специфически криминалистического их содержания, лишает органы расследования и суды важной информации об обстоятельствах дела”.1

  1. Б.Е.Гордон, отстаивая эту точку зрения, также отмечает: “Судебная аналитическая химия, объектом исследования которой являются почва, горюче-смазочные материалы, яды, наркотики т.п. разрабатывает и использует некоторые методы, которых не знает общая аналитическая химия. Это устраняет, по-видимому, возражения, выдвигавшиеся против включения экспертизы материалов (веществ) в число криминалистических экспертиз”. Иными словами, методы этих экспертиз не разрабатываются в соответствующих естественных науках, и поэтому экспертизы должны считаться криминалистическими.

“При таком положении, - считает В.С.Митричев, - отрицание принадлеж- ности рассматриваемых видов исследований к числу криминалистических вообще, по нашему мнению, допустимо лишь в случаях, когда авторы соответствующих точек зрения смогут точно указать, в рамках какой именно естественной или технической науки, по их мнению, в настоящее время возможно определение специальной групповой принадлежности материалов, веществ и

1 Митричев B.C. Актуальные вопросы криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий. // Материалы Всесоюзной научной конференции. М., 1972, ч.Ш, с.4.

Гордон Б. Е. Судебная аналитическая химия, ее задачи и перспективы разви-тия.с.17.

38

изделий и отождествление образованных этими материалами и веществами индивидуально определенных материальных объектов”.1

  1. На принадлежность к криминалистическим экспертизам рассматри- ваемых видов исследований указывает характер специальных познаний, которыми должен обладать эксперт, выполняющий их. В их содержание входят знания о свойствах и признаках объектов; о методах анализа материалов и веществ; содержании и методах сравнительного исследования; о методах и критериях оценки признаков.

На наш взгляд, мнение, что экспертиза материалов и веществ считается криминалистической, так как ее методы не разрабатываются соответствующими естественными науками, необоснованно. В естественных науках, может быть, не разрабатываются некоторые методы, многие из этих задач, действительно, решаются этими науками; но отсюда не следует, что по этим причинам экспертизу материалов и веществ следует считать криминалистической. Ее возможности, методы и методики формулируются и разрабатываются не криминалистами, которым это не под силу по роду их специальных познаний. Но если криминалист владеет, например, достаточными физическими или химическими познаниями, то он в состоянии осуществлять такие разработки. Но в этом случае он выступает как криминалист, а не как специалист - физик или химик.

Мы согласны с мнением А.Н.Васильева, который отмечает, что: “Можно, конечно, подучить эксперта-криминалиста, например, трасолога, для уча- стия в расследовании автопроисшествий или поджогов, но это не сделает его ученым в области специальных наук, а лишь ремесленником для простых слу-

Митричев В. С. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий - новая отрасль криминалистической техники, // Труды ВИИИСЭ., М., 1973.N7c.44.

39

чаев. Ведь для разрешения многих вопросов необходимы прочные теоретические знания и постоянная связь с науками и с изменяющейся практикой”.1

Естественно, криминалист может овладеть тем или иным естественно- научным или техническим методом и использовать его в своей практике, но от него неправомерно ожидать разработки таких методов, такого решения задач, которое должно выполняться на профессиональном уровне.

Экспертные задачи, разрешаемые при криминалистическом исследовании материалов, веществ и изделий из них могут быть представлены в виде че- тырех групп:

1) Классификационные - отнесение исследуемого объекта к определен ному множеству объектов (классификационной группе ) по основаниям, при нятым в той или иной области научного или практического знания.

2) Идентификационные - сравнение, в том числе и отождествление источника происхождения искомого объекта. 3) 4) Диагностические - это установление наличия определенных свойств объекта, исследование его состояния, определения причин видоизменения тех или иных свойств, возможности их появления в связи с теми или иными условиями криминальной ситуации расследуемого события. 5) 6) Реконструктивные - установление первоначального вида изме- ненных под влиянием внешних факторов объектов, их определенных свойств. 7) Решение любой из указанных задач, на наш взгляд, способно иметь важное значение, как в поисковой деятельности, так и в процессе доказывания. Здесь многое зависит от профессионализма следователя, от знания им возможностей каждого вида экспертизы, от грамотного изъятия вещественных доказательств и образцов для сравнения.

Второй класс. Судебные медицинские и психофизиологические экспер- тизы. Этот класс включает 4 рода экспертиз:

Васильев А.Н. Проблемы советской криминалистики. //Социалистическая законность, N3,19 79, с. 29.

40

1)судебно-медицинскую, которая делится в свою очередь на три вида: а)судебно-медицинское исследование трупов; б) судебно-медицинское освидетельствование живых лиц; в) судебно-биологическое исследование вещественных доказательств (кровь, волос, выделений организма и т.д.);

2) судебно-психиатрическая экспертиза, которая занимается главным образом изучением обоснованности медицинских критериев вменяемости; 3) 4) судебно-психологическая экспертиза. Задачей экспертизы данного рода является определение причин поведения человека в определенной ситуации, отсутствие должной реакции на воздействовавшие на него факторы или реагирование, неадекватное ситуации. 5) 6) комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Она является достижением последнего десятилетия. Она позволяет разобраться в сложных случаях отклонения поведения от нормы. 7) Необходимо отметить, что по данным видам экспертиз, как ни по каким другим, привлекаются профессора, доценты, преподаватели кафедр медицинских институтов, научные сотрудники научно-исследовательских институтов судебной медицины, специалисты учреждений здравоохранения и других ведомств.

Третий класс. Судебные инженерно - технические экспертизы. В данном классе различают три рода экспертиз: а) пожарно-технические; б) экс- пертизы по технике безопасности; в) строительно-технические;

Данные экспертизы широко используются следователями и судами. Они имеют хорошо отлаженную методику исследований применительно к объектам и задачам исследования. Но прослеживается тенденция открытия нового вида исследования в данном классе экспертиз - “инженерно-компьютерная”, предметом изучения, которой станут технические действия, приемы и средства проникновения в компьютерные системы и все. что с ними связано (“ взлом системы”, использование чужих данных и т.п.).

Четвертый класс. Судебные инженерно - транспортные экспертизы. В этот класс входят следующие роды экспертиз: автотехнические, железнодо-рожно-технические, водотранспортно-технические. Это наиболее сформиро-

41 #oec»wcKA*v

41 ft>CY ДАРСТВЕННА

-ЧБЛИОТЕКА

вавшийся вид исследования из данного класса экспертиз и имеет разветвлен- ную сеть экспертных учреждений системы Минюста и МВД. Экспертизой наработан большой теоретический практический опыт, обеспечивающий достоверность экспертных заключений и единообразие применения методик, коэффициентов, расчетных формул. Широкое применение в исследовании получила компьютерная техника.

Все многообразие вопросов, решаемых автотехнической экспертизой, можно сгруппировать по следующим видам: а) экспертное исследование технического состояния транспортных средств; б) определение механизма дорожно-транспортного происшествия; в) транспортно-трасологическая экспертиза; г) инженерно- психофизиологическая экспертиза; д) экспертиза дорожно-транспортная ( определение состояния дороги ).

К данному виду экспертиз также относятся железнодорожно-технические; авиационно-технические и воднотранспортные.

Сведения об этих экспертизах, к сожалению, все чаще стали появляться в прессе и телевидении. В системе Минюста и МВД такие экспертизы не про- водятся и как правило в качестве экспертов выступают специалисты ведомств конкретной отрасли.

Пятый класс. Инженерно - технологические экспертизы. Этот класс включает в себя два рода экспертиз, которые на первый взгляд очень далекие друг от друга:

  • взрывотехнологические экспертизы, которые можно было бы назвать судебно-техногенными, т.к. объектами исследования являются промышленные взрывы,ведущие за собой катастрофы, аварии и пожары.
  • товароведческие экспертизы. В основе этого рода экспертиз также лежит знание технологии производства (промышленных, продовольственных товаров и т.д.). Данная экспертиза изучает не только вопросы технологии производства, не только сами товары (изделия), их потребительские свойства, но и факторы, оказывающие влияние на потребительную стоимость, а также ос-

42

новные и вспомогательные материалы, из которых изготовлено изделие; изучается также тара и упаковка.

Товароведческая экспертиза подразделяется на два вида:

  • экспертиза продовольственных товаров, которая делится на подвиды: мясо-молочных товаров, рыбных, бакалейных, виноводочных и т.д.
  • экспертиза непродовольственных товаров, которая также делится на подвиды: товаров легкой промышленности, галантерейных товаров, электробытовых и т.д.
  • Экспертами-товароведами устанавливаются род, вид, наименование това- ров, артикул, размер, сорт, комплектность, состояние товаров и т.д.

Шестой класс. Судебно-экономические экспертизы. Данный класс экс- пертиз представлен тремя родами: а) судебно-бухгалтерской; б) планово - экономической; в) экспертизой экономики труда;

В настоящее время практически действует только судебно-бухгалтерская экспертиза, т.к. нет планового ведения народного хозяйства и, как следствие, не может идти речи об экономике труда, связанной с установлением реальных экономических показателей по производству выпускаемой продукции.

Претерпела существенные изменения и судебно-бухгалтерская экспертиза, возникла потребность в создании новых родов экспертиз: финансово - экономических, инженерно - экономических, экспертиз по ценам, ценообразованию и т. д.

Разгосударствление и приватизация собственности, развитие частного предпринимательства, налоговая, ценовая и банковская реформы, новые условия хозяйствования, расширение прав предприятий во внешнеэкономической деятельности породили разнообразие неизвестных ранее форм экономических преступлений. Эти преступления все больше смещаются в сферу финансовых отношений: получение незаконных доходов, утаивание прибыли, недоуплата налогов, нецелевое использование привлеченных по договорам оборотных средств и т.п.
Поэтому так стала необходима трансформация су-

43

дебно-бухгалтерской экспертизы на современном этапе развития нашего общества.

Седьмой класс. Судебно-биологические экспертизы. Данный класс состоит из двух родов экспертиз:

  • судебно-ботанической, которая изучает объекты растительного проис хождения с целью установления связи этих элементов вещной обстановки с самим событием преступления. Чаще всего, при обнаружении микрочастиц бо танического происхождения, например, на одежде подозреваемого, возникают вопросы классификационного, идентификационного и диагностического плана.

судебно-зоологическая экспертиза, которая исследует объекты животного происхождения, выступающие в качестве элементов вещной обстановки преступного события (животные или их части, продукты жизнедеятель- ности, изделия из кожи, меха, пера, пуха и т.д.). С помощью данных исследований решаются вопросы наличия или отсутствия микрочастиц зоологического происхождения; отнесения к определенной классификационной группе; идентификации конкретного объекта животного происхождения.

Восьмой класс. Судебно-экологические экспертизы. Данный вид иссле- дования получает в настоящее время все большее значение и популярность. Они проводятся в связи с выбросами вредных веществ в окружающую среду, загрязнением рек и водоемов и т.п. Для проведения данного вида исследования привлекаются сведущие лица самых различных специальностей, как правило, из работников санитарно - эпидемиологических станций, а также биологи, химики, физики и т.д.

Девятый класс. Судебные сельскохозяйственные экспертизы. Данный класс состоит из трех родов:

  • агробиологическая экспертиза - это исследование сельхозпродукции с целью определения ее качества, вида, сорта, загрязненности, поражения вредителями и т.п.
  • агротехническая экспертиза - решает вопросы, связанные с надлежащим ведением полевых и садовых работ (сев, обработка, уборка и т.д.);

44

  • зооветеринарная экспертиза - решает задачи по установлению нарушений в области животноводства, птицеводства, звероводства, контроля за правильностью содержания животных, причин их заболевания и падежа и т.п.

|L Производство данных экспертиз осуществляется специалистами
лабораторий

зооветеринарной службы, учеными высших учебных заведений агропромыш- ленного комплекса страны.

На этом классификация судебных экспертиз не заканчивается, т.к. все выше указанные экспертизы можно классифицировать по последовательности их проведения, по объему исследования, а также по характеру использования знаний при их производстве. Данные экспертизы принято относить к разряду

ь “особых экспертиз” и они имеют свои специфические особенности при подго-

товке и производстве, в связи с чем и будут нами рассмотрены в следующей главе.

#

45

ГЛАВА 2. НАЗНАЧЕНИЕ И ПРОВЕДЕНИЕ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

§1.Правовые основания назначения экспертизы. Подготовка материалов на экспертизу в предварительном следствии1

Назначение экспертизы в предварительном следствии - это процессуальное действие, которое реализуется при соблюдении определенных законом ос- нований и условий. Оно не сводится только к составлению постановления о производстве экспертизы, хотя является единственным правовым основанием ее проведения. К сожалению, законодателем не указываются конкретные основания назначения экспертиз. В каждом конкретном случае они определяются лицом, ведущим следствие. Постановление о назначении экспертизы выносится с соблюдением процессуальных требований (ст. 184 УПК).

Постановление состоит из трех частей - вводной, описательной и резо- лютивной. В вводной части указывается место, время составления постановления, кем оно было вынесено, уголовное дело, по которому назначена экспертиза. В описательной части кратко излагаются обстоятельства дела и приводятся основания назначения экспертизы. По некоторым видам экспертиз следует указывать данные, необходимые для экспертного исследования, например, автотехнического. В резолютивной части отражается решение о назначении экспертизы, кому поручается ее проведение (фамилия эксперта или наименование экспертного учреждения) и приводятся вопросы, которые ставятся следователем эксперту для разрешения. Здесь же указываются объекты и материалы дела, представленные в распоряжение эксперта. После этого следователь обязан ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы.

Здесь и далее мы ссылаемся на предварительное следствие, ибо основным видом предварительного расследования является предварительное следст- вие, осуществляемое специально созданными для этого вида деятельности органами.

46

В соответствии со ст.ст.78,81,84 УПК, следователь назначает экспертизу в тех случаях, когда необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле и проведение ее тактически целесообразно и возможно (собраны объекты будущего исследования, определено экспертное учреждение или конкретный эксперт, сформулированы вопросы и т.д.). Не следует назначать экспертизу, когда с ее помощью предполагается получить сведения о фактах, достоверно установленных другими средствами доказывания, но в то же время экспертиза, как нам представляется, необходима, если данные, полученные в ходе других следственных действий, вызывают сомнения или основаны только на признании обвиняемого, в этом случае экспертиза должна быть назначена. Так в практике очень часто можно наблюдать факты признания обвиняемым выполнения им подписи в документе на стадии предварительного расследования и обратного утверждения в стадии судебного разбирательства.

Назначение экспертизы не следует откладывать на конец расследования, так как это может привести к затягиванию сроков расследования, невозможности производства экспертизы вообще из-за утраты объектов (например, вследствие их порчи или изменений вещественных доказательств - разложения трупа, высыхания яблока со следами откуса и т.п.) Наконец, это может послужить поводом продления срока следствия из-за невозможности эксперта выполнить в срок данное исследование, ввиду большой степени его загруженности или сложности самой экспертизы. К сожалению, на практике чаще всего получается, что следователь выносит постановление о производстве экспертизы в самом конце расследования, когда остаются считанные дни до окончания следствия, а у эксперта в производстве масса материалов и он просто не в состоянии выполнить данную экспертизу к назначенному сроку. Мы отрицательно относимся к такой “ порочной “ практике, т.к. это ставит в сложное положение, как следователя, так и эксперта. Например, по делам о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации
транспортных средств (ст.264 УК), когда у

47

следователя, после осмотра места происшествия имеются все необходимые данные для производства экспертизы, ее назначение почему-то откладывается.

Вынесение постановления о назначении экспертизы возможно лишь по возбужденному уголовному делу. Однако, в юридической литературе и на практике все чаще стали подниматься вопросы о производстве экспертизы параллельно с осмотром места происшествия. Одной из таких форм исследования предлагается - “ предварительное исследование” следов на месте происшествия.

Рассматривая вопросы предварительного исследования обнаруженных следов и вещественных доказательств в стадии осмотра места происшествия, С.М.Сырков и Г.Н.Меженцев отмечают, что: “Производство предварительного исследования обнаруженных следов и вещественных объектов не является процессуальной обязанностью специалиста и должно рассматриваться как реализация непроцессуальных функций сотрудника криминалистического подразделения, несущего наравне с другими членами следственно - оперативной группы ответственность за раскрытие неочевидного преступления”1. На наш взгляд, это просто завуалированная форма необходимости в отдельных случаях производства исследований в процессе осмотра места происшествия. Действительно, при осмотре места происшествия можно получить дополнительные сведения о лице, совершившим преступление путем проведения различных исследований. Так, в практике работы органов внутренних дел Оренбургской области широко используется исследование обнаруженных следов пальцев рук в ходе осмотра места происшествия. Это чаще всего практикуется по квартирным кражам, когда эксперт во время производства осмотра места происшествия дактилоскопирует потерпевших и исключает их по обнаруженным следам пальцев рук, что дает возможность уже в процессе осмотра места происшест-

Сырков СМ, Меженцев Г.Н. Предварительное исследование следов орудий взлома на месте кражи. М., ВНИИ МВД, 1985. с. 7.

48

вия сделать вывод о том, что обнаруженные следы пальцев рук оставлены лицами, причастными к совершению квартирной кражи.

В.А.Ивашков более прямолинеен: “ Обстановка места происшествия, общий вид предметов, изменения, внесенные преступником в первоначальную обстановку, и мысленная ее реконструкция, а также вид следов рук и место их обнаружения - все определяет механизм следообразования и дает возможность решать некоторые вопросы в процессе предварительного исследования следов рук непосредственно в ходе осмотра”.1

На наш взгляд, это оправдывает себя, т.к. дает возможность работникам уголовного розыска и следователю незамедлительно осуществлять поиск лиц, совершивших квартирную кражу, с помощью автоматизированных дактилоскопических учетов типа “Папилон”, “Сонда-Фрес”, “ Точка” и т.п.

Конечно, экспертиза должна проводиться по постановлению следователя, но почему только после возбуждения уголовного дела? Так при расследовании неочевидных преступлений остро встает вопрос о необходимости производства экспертизы, когда обстановка самого места происшествия, подлежащая изучению в своем первоначальном, не нарушенном действиями следователя, состоянии. Например, случаи, связанные с катастрофами на транспорте, производственных площадях и т.п.

Производство экспертизы на месте происшествия параллельно с его осмотром в большинстве случаев оказывается невозможным по причинам процессуального характера: осмотр места происшествия, как правило, проводится до возбуждения уголовного дела, что не позволяет следователю до принятия решения о его возбуждении назначить экспертизу. В то же время выявить признаки преступления и закрепить следы его в соответствии с требованиями закона порой бывает просто невозможно без проведения экспертного исследова-

Ивашков В. А. Работа со следами рук на месте происшествия. М, ЖЦ МВД, 1992. с.З.

49

ния. Именно это послужило поводом к постановке нами вопроса о возможности назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела.

О целесообразности закрепления в ст. 109 УПК возможности проведения судебно-медицинских экспертиз, в стадии возбуждения уголовного дела, выступает например, С.А.Шейфер, обосновывая это устранением параллелизма в работе судебных медиков, когда подмена судебно- медицинской экспертизы исследованием трупа и освидетельствование потерпевшего или иного лица причиняет ущерб делу установления истины и правам участников процесса.1

На наш взгляд, точка зрения по данному вопросу высказана достаточно убедительно Р.С.Белкиным: “ Ссылки на то, что разрешение назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела может создать опасный прецедент и повлечет за собой нарушение закона в части обязательного условия проведения следственных действий только по возбужденному делу, не имеет под собой почвы. Таким прецедентом вполне мог бы уже стать осмотр места происшествия, однако этого не случилось в силу императивного указания закона.”2

Мы поддерживаем позицию автора еще и потому, что производство экс- пертизы до возбуждения уголовного дела не затрагивает ничьих интересов, т.к. на этой стадии еще нет ни подозреваемого, ни обвиняемого, а потерпевший, еще не получив своего процессуального статуса, как правило, является заинтересованным лицом в раскрытии преступления и, тем более, в производстве экспертизы сразу же в процессе осмотра места происшествия. Более того, в настоящее время мы столкнулись с такой проблемой, когда без компетентного заключения эксперта следователь не в состоянии решить вопрос о наличии оснований для возбуждения уголовного дела. Например, при личном досмотре одежды доставленного лица в отдел милиции за нарушение общественного по-

Шейфер С.А. Судебно-медицинская экспертиза и судебно-медицинское освидетельствование. (Межвузовский сборник статей. Уголовно-правовые и процессуальные проблемы реализации уголовной ответственности, Куйбышев, 1986. с. 139-J 40)

•у

Белкин Р. С. Курс криминалистики, М. 1997. т.З, с. 102

50

рядка, у него обнаруживается вещество, похожее на наркотики. Для вынесения постановления на экспертизу необходимо возбудить уголовное дело, но без справки эксперта о том, что данное вещество является наркотическим, следователь не может возбудить уголовное дело. Круг замкнулся. Это один из примеров несовершенства законодательства в отношении судебной экспертизы.

Попытки подменить экспертизу некими “предварительными исследова- ниями”, как в нашем примере с наркотическим веществом, когда эксперт проводит исследование по заданию работника уголовного розыска и выдает справку об исследовании, которая будет являться основанием для возбуждения уголовного дела, не только не решает проблемы, но создает новые. При предварительном исследовании наркотического вещества эксперт вынужден израсходовать какое-то его количество и при повторном исследовании, уже по постановлению следователя, эксперт вновь расходует наркотики т.к. “установление физиологически активного компонента - тетрагидроканнабинола - является обязательным условием любого экспертного исследования растения и продуктов его переработки”1. В результате двойного исследования меняется их вес, а это влечет изменение квалификации ст.228 УК.

Аналогичную оценку сложившейся ситуации дает И.Н.Кожевников: “В следственной практике возникают ситуации, когда заключение эксперта является основным доказательством, например, по делам о хранении наркотических средств, незаконном ношении оружия. Так от того, является ли изъятое у гражданина вещество наркотиком, зависит, будет ли возбуждено уголовное дело, можно ли задерживать лицо в качестве подозреваемого. Для этого проводится предварительное исследование изъятого вещества, в ходе которого изъятое зачастую расходуется полностью, и на экспертизу направлять уже нечего. Поэтому, разумнее было бы установить возможность производства экспертизы до возбуждения уголовного дела в тех случаях, когда это необходимо для уста-

Е.П.Семкин, В.Г.Савенко. Количественный анализ наркотиков растительного происхождения. М.ВНИИ МВД, 1987. с.5.

51

новления признаков преступления и не связано с ущемлением прав личности (например, для выяснения, относится ли обнаруженное вещество к наркотическим или предмет - к холодному оружию)”.1

А.В.Дулов по данному вопросу так же высказал следующее:” В ряде слу- чаев экспертизу надо назначать еще тогда, когда обстановка места происшествия не нарушена. В подобных случаях следователь должен назначать экспертизу сразу, чтобы обеспечить участие эксперта в осмотре места происшествия. Здесь следователь поставит на разрешение эксперта только те вопросы, которые у него сразу возникают при ознакомлении с обстоятельствами происшествия на месте. В дальнейшем, по мере накопления материалов, он сможет поставить на разрешение эксперта дополнительные вопросы. Этим самым следователь обеспечит возможность непосредственного восприятия места происшествия экспертом, и будет способствовать получению более объективного заключения.”2

Приоритет в постановке вопроса о производстве экспертиз в стадии ос- мотра места происшествия принадлежит Б.М.Комаринцу, который первый выдвигал идею проведения экспертизы на месте происшествия в следующих случаях:

” 1 .когда для разрешения вопросов, стоящих перед ней, важно исследо- вать не только отдельные вещественные доказательства, но и обстановку места происшествия;

2.если для ее успеха нужно исследовать взаимосвязь между следами на различных предметах, имеющихся на месте происшествия;

3.когда вещественные доказательства со следами преступления или пре- ступника не могут быть доставлены с места происшествия в криминалистическую лабораторию из-за громоздкости или вследствие опасности искажения

Кожевников И.И. Упорядочить полномочия следователя.// Российская юстиция. М., 1997. N12., с.22. 2 Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы. М. 1957. с. 39-40.

52

или порчи следов при транспортировке”.1 Действительно, на практике все чаще эксперту автотехнику приходится производить исследование транс- портных средств с человеческими жертвами в стадии самого осмотра места происшествия.

Реализация права производства экспертиз в процессе осмотра места про- исшествия является основанием для постановки этого вопроса в процессуальной и криминалистической литературе. Учитывая, тем более, что такие попытки уже наметились в практической деятельности.

Р.С.Белкин вообще предлагает производство экспертиз в отдельных случаях до возбуждения уголовного дела: “ Исходя из реальной следственной практики, особенно в области судебно-медицинских исследований до возбуждения уголовного дела, предлагается внести соответствующие изменения в процессуальное законодательство, разрешив, наряду, с осмотром места происшествия, при необходимости или в определенных случаях назначение судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела”.2

Как уже отмечалось, для производства экспертизы в предварительном следствии необходимо вынесение постановления следователем.

В уголовно-процессуальном законе не установлен момент назначения экспертизы и, тем более, его нельзя сводить только к написанию постановления о назначении экспертизы.

Рассматривая вопросы экспертизы в уголовном судопроизводстве, на фоне все возрастающей потребности в ней, мы, к сожалению, обнаруживаем и многочисленные пробелы в законодательстве, обеспечивающем назначение и производство экспертиз, и даже ограничения возможности их применения.

Исследуя данную проблему со стадии возбуждения уголовного дела, Р.С.Белкин отмечает: “Стадия возбуждения уголовного дела не одномоментный акт, а процесс, деятельность, продолжительность которой закон устанавливает

Комаринец Б.М. Теория судебной экспертизы. С6.1.М., 1964. с.21-22. 2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 1997, т .3, с. 101

53

в трое (а в исключительный случаях - до десяти) суток. Этот срок предоставлен органу, правомочному возбуждать уголовные дела, для установления достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ст. 108 УПК)”.1

Такая проверка, предпринимаемая на стадии возбуждения уголовного дела в целях выявления признаков преступления, не может осуществляться путем производства следственных действий. Исключение составляет, как известно, осмотр места происшествия, который проводится до возбуждения уголовного дела. Логическим основанием для такого исключения послужили, по нашему мнению, требования ст.ст.112Д14 УПК, обязывающие в стадии возбуждения уголовного дела принимать меры к закреплению следов преступления. Нам представляется, что было бы вполне оправдано и целесообразно, чтобы экспертизы, например, по наркотическим средствам или психотропным веществам (ст.228 УК) проводились до возбуждения уголовного дела, подобно тому, как это допустимо в отношении осмотра места происшествия. Без проведения указанных экспертиз, т.е. получения достоверных сведений о квалифи- цирующем преступлении, не может быть начато уголовное преследование и возбуждено уголовное дело.

Мы считаем, что ст. 79 УПК необходимо расширить, включив в нее обяза- тельное производство экспертиз для установления природы наркотического или психотропного вещества. Пока же без возбуждения уголовного дела не могут быть проведены данные виды экспертиз. Мы уже рассматривали “способ” выхода из данной “тупиковой” ситуации на примере с наркотиками и к чему это может привести. Мы полагаем, что настало время, когда этот вопрос следует решать законодательным способом, сделав исключение для производства экспертиз до возбуждения уголовного дела в виде исключения, как это сделано для осмотра места происшествия.

Необходимо отметить и то, что на практике уже давно расширен круг случаев обязательного назначения экспертизы, регламентируемых статьей 79

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М. 1997. т.З, с. 100.

54

УПК. Так, редкое дело о дорожно-транспортном происшествии с человеческими жертвами обходится без производства автотехнической экспертизы или о пожарах - без пожарно-технической экспертизы, не говоря уже о делах, связанных с наркотиками, подпольным производством алкогольных напитков и т.д. Более того, отсутствие по этим и некоторым другим категориям уголовных дел заключений соответствующих экспертиз почти всегда рассматривается в судебном процессе как существенный пробел предварительного расследования со всеми вытекающими из этого процессуальными последствиями.

Мы разделяем точку зрения по данному вопросу, высказанную Р.С.Белкиным: “ В Законе о судебной экспертизе целесообразно предусмотреть возможность проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела для установления наличия (или отсутствия) оснований к возбуждению уголовного дела, когда решение этого вопроса требует использования специальных познаний и должно иметь доказательственное значение”.1

Возможны несколько вариантов устранения данного упущения в зако- нодательстве - первый вариант нами рассмотрен, когда законодатель расширяет перечень ст.79 УПК.

Р.С.Белкин предлагает и другой путь несколько более сложный: “фор- мулирование в УПК правовой нормы, в которой было бы выражено общее требование, общие условия обязательного назначения экспертизы в замен детального перечня таких случаев, имея ввиду, что практика вносит коррективы в любой такой перечень. Сконструировать такую норму непросто, хотя неко-торые исходные для нее положения фактически содержатся в ст.78 УПК”. Действительно, очень сложно в общих требованиях предусмотреть обязательное производство экспертиз.

Поэтому нам более реальным, кажется, третий вариант - комбинирован- ный. Это конструирование такой нормы, которая бы в своем содержании име-

1 Белкин Р. С. Курс криминалистики. М., 1997. т.З, с. J07, 101

2 Там же с. 119.

55

ла перечень наиболее распространенных случаев обязательного производства судебной экспертизы, и, позволяющую их расширить в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Кроме прецедента по осмотру места происшествия, проводимого до воз- буждения уголовного дела, являлся и Указ Президента РФ от 14.06.94г.: “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности “ № 1226, в п.1. которого отмечалось: “ При наличии достаточных данных о причастности лица к банде или иной организованной преступной группе, подозреваемый в совершении тяжких преступлений, по согласованию с прокурором до возбуждения уголовного дела могут быть проведены экспертизы, результаты которых рассматриваются в качестве доказательств по уголовным делам данной категории”1. Нам представляется, что это являлось ярким примером того, что вопросы экспертизы в новом УПК ре- шались бы именно таким образом.

Действующий закон ограничивает и круг субъектов назначения экспертизы органом расследования и судом. Защитник обвиняемого по закону имеет право “представлять доказательства”, но о том, каким путем он может их получить и в том числе производством экспертизы, закон умалчивает. При существовавших ранее значительных ограничениях положения защитника в уголовном судопроизводстве такой проблемы как бы и не существовало. Но в настоящее время положение коренным образом изменилось, и в условиях правовой реформы, повлекшей за собой расширение возможностей защиты, закон, на наш взгляд, должен представить защите не только фактически ничем не подкрепленное право представления доказательств, но и обеспечивающие реализа-

Коиституционное право России.// Сборник конституционно-правовых актов. Том!, M.J998, а ^240.

56

цию этого права возможности собирания доказательств, в том числе и с помощью проведения различных судебных экспертиз.

По действующему УПК, обвиняемый,, при назначении экспертизьцимеет право заявить отвод эксперту, просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц, представлять дополнительные вопросы эксперту, просить о назначении дополнительной или повторной экспертизы (ст.193 УПК), но не первоначальной. В судебном же заседании подсудимый со своим защитником могут представить в письменном виде вопросы эксперту и участвовать в допросе эксперта (ст.288-290 УПК).

Все эти права весьма существенны и они должны быть в той или иной редакции сохранены. Однако, наряду с ними, необходимо указанным участникам процесса предоставить право самостоятельно решать вопрос о необходимости проведения судебной экспертизы и дать возможность реализовать это право, независимо от усмотрения следователя и суда. Полагаем, что закон должен предоставить право защитнику обвиняемого, по собственной инициативе или по желанию обвиняемого, обращаться в экспертные учреждения для производства экспертизы или исследований. Такие исследования проводятся в экспертных учреждениях системы МВД по письменным заданиям работников уголовного розыска и других оперативных подразделений. Нам кажется, что на фоне финансового дефицита экспертных учреждений, они смогли бы за определенную плату производить такие исследования.

Предоставление защите права самостоятельно решать вопросы произ- водства экспертизы не исключало бы возможность и привлечения пенсионеров экспертных учреждений, профессорско-преподавательского состава высших учебных учреждений РФ в качестве экспертов.

Мы солидарны с мнением Р.С.Белкина о том, что “…закон должен пре- доставить право защитнику обвиняемого по собственной инициативе или по желанию обвиняемого назначать судебную экспертизу, поручать ее произвол-

57

ство выбранному также по собственному усмотрению эксперту (экспертам), присутствовать при производстве экспертизы.”1

Основная масса экспертиз проводится в экспертных учреждениях. В этих условиях право обвиняемого заявить отвод эксперту представляется фикцией. Что касается его права просить о назначении эксперта из числа указанных лиц, то оно представляется в настоящее время нереальным по тем основаниям, что и рассмотренные ранее. Исключение составляют случаи, когда обвиняемый заведомо знает фамилии наиболее авторитетных экспертов в определенной области знаний. Как правило, это касается ведущих специалистов в области науки, техники. Например, в последнее время все чаще стали поступать просьбы о производстве экспертизы конкретным экспертом-автотехником.

Для реализации прав обвиняемого, предусмотренных ст. 185 УПК, долж- ны быть указаны в законе гарантии, обеспечивающие выполнение этих прав. Так, в ст. 187 УПК целесообразно предусмотреть обязанность руководителя экспертного учреждения сообщать следователю (например, в течение трех суток) фамилию эксперта, назначенного им для производства экспертизы. В данном случае следователь мог бы обеспечить реализацию обвиняемым его права на отвод эксперта. Что касается выбора эксперта из числа лиц, указанных обвиняемым, то для осуществления этого права, обвиняемому должна быть предоставлена возможность получать сведения об экспертах, проводящих экспертизы определенного рода. Думается, что наилучшим образом это может быть выполнено адвокатом, допущенным в процесс с момента предъявления обвинения.

В целях регулирования ситуаций, когда экспертиза поручается как со- труднику (сотрудникам) экспертного учреждения, так и лицам, не работающим в экспертном учреждении, необходимо дополнить ст. 187 УПК следующим положением: “Если для проведения экспертизы привлекаются наряду с сотрудниками экспертного учреждения лица, не работающие в этом учреждении, то

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 1997. т.З, с.117-118.

58

они должны быть указаны в постановлении следователя и на них распространяются правила ст. 189 УПК (производство экспертизы вне экспертного учреждения)”. Введение данного положения обеспечило бы четкую регламентацию такого важного действия, как назначение экспертов. Разумеется, если в постановлении следователя указаны два экспертных учреждения (производство комплексной экспертизы), то в каждом из них экспертов назначает руководитель соответствующего учреждения.

В целях формального уравнения в правах эксперта государственного уч- реждения и эксперта, не работающего в таком учреждении, должны быть приведены в соответствие заключительные части ст.ст. 187 и 189 УПК. В настоящее время, в ст. 189 УПК, предусмотрена обязанность следователя составить протокол, если эксперт делает заявление или возбуждает ходатайство. В ст. 187 УПК этого положения нет. Вместе с тем оно необходимо в данной статье, так как ходатайство эксперта, направленное из экспертного учреждения в соответствии со ст.82 УПК, также должно найти отражение в протоколе. Это не только демонстрирует равенство в правах экспертов, независимо от места их работы, но и обеспечит гласность в отношении ходатайства эксперта государственного учреждения. К сожалению, практика свидетельствует о том, что следователи не всегда должным образом реагируют на ходатайство эксперта и нередко делают это несвоевременно. Если учесть, что ходатайство эксперта о представление ему материалов (сведений), относящихся к предмету экспертизы, - залог объективности и полноты заключения, становится очевидной без-нравственностьЬ безразличном отношении к такому ходатайству.

Момент назначения экспертизы определяется в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств расследуемого дела и важности факта, устанав- ливаемого путем проведения экспертизы. Решая вопрос о назначении экспертизы, следователь должен учитывать не только особенности расследуемого дела, но и его перспективы. Как правило, все материалы на экспертизу подготавливает следователь самостоятельно. Вместе с тем закон (ст. 186 УПК), например, допускает в необходимых случаях участие эксперта в оказании помощи следо-

59

вателю в подготовке получения образцов для сравнительного исследования. Практикуется и оказание помощи следователю экспертом в отборе самих объектов на экспертизу, получение консультации у эксперта о выборе объектов на экспертизу, а так же в постановке вопросов перед экспертом и о возможностях производства выбираемой экспертизы в данном экспертном учреждении.

Очень важным моментом в подготовке материалов на экспертизу отво- дится решению следователя о направлении собранных материалов в конкретное экспертное учреждение. Следователь должен знать возможности выбранного им экспертного учреждения и для исключения ошибок в подготовке материалов на экспертизу, проконсультироваться у эксперта, который будет проводить исследование. В практике иногда бывают случаи, когда материал на экспертизу поступает в экспертное учреждение, которое не проводит данное исследование. Это происходит чаще всего при постановке вопросов из области судебно-медицинских и биологических экспертиз.

Подбор материалов на судебную экспертизу зависит во многом от вида экспертизы: идентификационной или неидентификационной. Если в результате экспертизы решаются вопросы о тождестве, то это идентификационная экспертиза. При подготовке материалов, на этот вид экспертизы в обязательном порядке следует представлять в распоряжение эксперта кроме идентифицируемых объектов и материалы для сравнительного исследования.

Вопрос о процессуальной природе образцов для сравнительного иссле- дования заслуживает отдельного рассмотрения. На наш взгляд, они являются разновидностью производных вещественных доказательств.

Согласно ст. 184 УПК,в постановлении следователя о назначении судебной экспертизы кратко излагаются обстоятельства дела, по поводу которых возникла необходимость в использовании специальных познаний; указывается экспертное учреждение, либо фамилия, имя, отчество конкретного эксперта, которому поручается производство экспертизы; дается наименование выбранной экспертизы; перечень вопросов, подлежащие разрешению, а так же объекты, представляемые в распоряжение эксперта.

60

К сожалению, мы должны констатировать, что вышеперечисленные тре- бования не всегда выдерживаются. Путем выборочного анализа 120 посту- пивших материалов в адрес экспертно-криминалистического отдела УВД Оренбургской области было выявлено, что в постановлениях следователей не указываются статьи УК, по которым проводится следствие (более чем в 10 процентах); в 23 процентах вещественные доказательства поступали с грубыми нарушениями их процессуального оформления (вещественные доказательства без соответствующих подписей и печатей на упаковках); в 5 процентах упаковка вещественных доказательств не соответствовала сохранности объектов экспертизы при транспортировке.

Мы солидарны с мнением А.Р.Шляхова в части взаимодействия следо- вателя и эксперта: “Следователь должен не только правильно сформулировать задачи экспертизы, но и создать реальные условия для их решения. Это достигается, прежде всего, путем представления в полном объеме соответствующих вещественных доказательств, сравнительных образцов, иных материалов дела, содержащих “биографические” данные о происхождении и условиях хранения исследуемых объектов”.1 Такое взаимодействие облегчит и ускорит процесс подготовки материалов на экспертизу.

После вынесения постановления о назначении экспертизы следователь должен не только ознакомить с ним обвиняемого, но и разъяснить ему его права, предусмотренные ст. 185 УПК (исключение составляют случаи назначения судебно-психиатрических экспертиз, если психическое состояние обвиняемого делает невозможным такое ознакомление - ст. 184 УПК). Об ознакомлении обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы составляется протокол. В нем фиксируются ходатайства и заявления обвиняемого, если таковые имеются.

Эта процедура проводится в целях максимальной гарантии полного экс- пертного исследования при реализации права обвиняемого на защиту. После

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., J979., с.65.

61

ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и разрешении заявленных ходатайств, следователь направляет постановление на экспертизу. Если экспертиза проводится вне экспертного учреждения, следователь вызывает лицо, назначенное экспертом, и вручает постановление о назначении экспертизы, разъясняет ему права и обязанности, предусмотренные ст. 82 УПК, и предупреждает его об уголовной ответственности по ст.307 УК. Об этом делается отметка в постановлении, удостоверенная подписью эксперта. Если эксперт делает какие-либо заявления или возбуждает ходатайства по делу, следователь обязан составить протокол с соблюдением требований ст.ст.141 и 142 УПК (ст. 189 УПК).

При производстве экспертизы в экспертном учреждении следователь направляет в это учреждение свое постановление, объекты и материалы, необходимые для исследования.

Все материалы экспертиз, поступающие в экспертные учреждения, в обязательном порядке рассматриваются его руководителем. Именно он определяет, кому из экспертов поручить производство того или иного исследования. Это происходит от того, что руководитель знает возможности своего экспертного учреждения и уровень подготовки каждого эксперта.

В действующем процессуальном законодательстве нет перечня процес- суальных правомочий руководителя экспертного учреждения, но фактически они существуют. А.Р.Шляхов по этому поводу высказывается следующим образом: “При производстве судебных экспертиз руководитель экспертного учреждения осуществляет двоякого рода функции: во-первых, процессуальные и, во-вторых, административные (служебные), причем вторые являются производными и подчиненными процессуальным требованиям.1

В числе процессуальных правомочий руководителя экспертного учреж- дения, в частности, следует назвать:

1) поручение проведения экспертизы одному либо нескольким сведущим лицам, работающим в данном учреждении;

1 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза : организация и проведение. М., 1979. с.53

62

2) разъяснение эксперту его прав и обязанностей; 3) 4) предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заве- домо ложного заключения (ст. 307 УК), о чем у эксперта отбирается подписка (ст. 187 УПК). 5) С нашей точки зрения, это далеко не полный перечень процессуальных возможностей руководителя экспертного учреждения. Действительно, если рассматривать эту проблему с самого начала поступления материалов на экспертизу, то необходимо отметить, что уже на этой стадии у руководителя экспертного учреждения появляются процессуальные права. Так, при ознакомлении с материалами, поступившими на экспертизу, руководитель экспертного учреждения решает вопрос о возможности производства данных исследований в экспертном учреждении. Это происходит, на наш взгляд, по двум причинам: 1) вопросы, поставленные перед экспертом, не решаются в данном экспертном учреждении, т.е. материалы ошибочно направлены не в то экспертное учреждения (к сожалению, это часто происходит из-за неопытности следователя и незнания возможностей выбранного им экспертного учреждения); 2) от- сутствие эксперта по данному профилю исследования в момент поступления материалов на экспертизу (если в экспертном учреждении имеется всего один лишь эксперт по исследованию, например, пищевых продуктов, и он находится в отпуске, длительной командировке и т.п.).

Руководитель экспертного учреждения в письменной форме извещает следователя о невозможности производства данного исследования в экспертном учреждении и рекомендует, куда следует направить материалы на экспертизу или приостановить сроки проведения экспертизы из-за отсутствия эксперта на данный момент.

Рассматривая вопросы, относящиеся к процессуальной деятельности ру- ководителя экспертного учреждения, на наш взгляд, к ним можно отнести и вопросы методического руководства производством экспертиз. Однако в действующем УПК об этом ничего не сказано, а вопрос вытекает из принципов организации судебной экспертизы в государственных учреждениях. Думается,

63

что руководитель экспертного учреждения вправе давать методические рекомендации в процессе исследования. Так, в экспертно- криминалистическом отделе УВД Оренбургской области еженедельно подводятся итоги работы, и руководитель изучает состояние дел, связанных с производством экспертиз и, в том числе, на какой стадии исследования находятся материалы, срок производства которых на исходе, дает рекомендации по применению различных методов производства экспертиз.

О роли руководителя экспертного учреждения при контроле за качеством проводимых экспертиз заслуживает, на наш взгляд, мнение Р.С.Белкина “среди прав руководителя наибольшие сомнения и споры вызывает вопрос о праве на контроль за качеством экспертиз. В системе СЭУ МЮ такое право руководителю представлено; в экспертных учреждениях органов внутренних дел оно молчаливо допускается; в экспертных учреждениях Министерства здравоохранения документально это право не зафиксировано. Целесообразность представления руководителю права контроля за качеством экспертизы очевидна, ибо это один из путей не только своевременного обнаружения экспертных ошибок, но и повышения эффективности экспертизы. Однако представление такого права порождает коллизию с принципом независимости судебного эксперта, с критерием внутреннего убеждения эксперта в правильности своих выводов”.1

Мы считаем, что нет оснований у руководителя чем-то ограничить права эксперта в части его независимости, так как он руководствуется только принципом объективности и полноты исследований, проводимых в его учреждении. Трудно согласиться и с мнением Р.С.Белкина о том, что в экспертных учреждениях системы МВД контроль за качеством экспертиз “молчаливо допускается”, т.к. в положении о криминалистических подразделениях имеются функциональные обязанности экспертов и,в том числе,руководителя, которому вменяется право осуществления контроля за качеством и сроками про-

Белкин Р. С. Курс криминалистики. М, 1997. т.З, с. J08.

64

изводства экспертиз. Он может обратить внимание эксперта на неполноту исследования, нечеткость или неточность изложения полученных результатов в заключении, недостатки в иллюстрации, потребовать провести дополнительные исследования, уточнить отдельные положения при описании результатов экспертизы в заключении и т.д. Как специалист, руководитель экспертного учреждения в дискуссии с экспертом может убеждать его в ошибочности выбранных им методик исследования, ссылаясь на научные положения и собственные специальные познания, но он не вправе при этом прибегать к административным способам воздействия. Методические рекомендации руководителя учреждения способствуют повышению качества исследования и достоверности выводов эксперта.

Руководитель экспертного учреждения не может обязать эксперта дать то или иное заключение, навязывать свою точку зрения по существу решения поставленных перед экспертом вопросов либо изменить заключение. Эксперт несет полную ответственность за существо ответов на поставленные перед ним вопросы; он не связан оценкой результатов исследования, которая дается руководителем экспертного учреждения либо его коллегам, но и эксперт не должен проявлять самонадеянность, не замечая промахов в исследовании и формулировании выводов, быть самокритичным и не отвергать без всяких мотивировок рекомендации руководителя экспертного учреждения. Если руководитель экспертного учреждения не согласен с выводами эксперта по существу и считает его ошибочным, обязан ли он направить такое заключение органу, назна- чившему экспертизу? В экспертной практике этот вопрос решается по- разному. Например, руководитель экспертного учреждения ставит на обсуждение коллектива заключение эксперта, примененную им методику и технику исследования. Выслушав мнение своих коллег, эксперт самостоятельно решает вопрос о приемлемости методических замечаний и советов. В конечном итоге все зависит от эксперта, согласиться или не согласиться с доводами руководителя и коллектива учреждения, изменить или не менять решение вопроса по существу, или их мнение для него просто консультация и не может рас-

65

сматриваться как приказ, указание или коллективное заключение. Если эксперт не примет во внимание обоснованные рекомендации руководителя экспертного учреждения, то, по нашему мнению, руководитель может воспользоваться правом поручения экспертизы нескольким специалистам или направить заключение эксперта следователю (суду) вместе с аргументированным изложением своих замечаний и выводов. Такое уведомление не является процессуальным актом и не влечет за собой никаких правовых последствий. Следователь (суд) после оценки заключения эксперта и мнения руководителя может принять заключение за доказательство либо отклонить его и назначить дополнительную или повторную экспертизу. В таких случаях, по нашему мнению, целесообразным является расширение круга специалистов и передача материалов для исследования комиссии экспертов (с участием и первого эксперта). Такое решение вполне согласуется с правом руководителя поручать экспертизу сразу нескольким экспертам (ст. 187 УПК). Каждый эксперт дает заключение самостоятельно, затем эти результаты обсуждаются, оцениваются и формулируются выводы (ст.80 УПК). Очень часто в таких случаях эксперты приходят к единому мнению: либо соглашаются с выводами первого эксперта, либо тот убеждается в необоснованности первого заключения.

Руководитель экспертного учреждения имеет право в такой ситуации ставить вопрос перед квалификационной комиссией о лишении права производства отдельного вида экспертиз конкретным экспертом.

В практике работы экспертно-криминалистического отдела УВД Орен- бургской области широко используется титульный бланк экспертного учреждения, которым руководитель сопровождает следователю готовое заключение эксперта. В данном бланке содержится наименование экспертизы, номер уголовного дела, по которому она произведена, указываются вещественные доказательства, возвращаемые после экспертизы. Данный сопроводительный документ подписывается руководителем экспертного учреждения. Именно это и является одной из форм контроля за качеством и сроком производства экспертизы.

66

По действующему законодательству поручение производства экспертизы конкретному сотруднику экспертно-криминалистичекого учреждения осуществляет руководитель этого учреждения (ст. 187 УПК). Аналогично решен вопрос и в проектах УПК. Вместе с тем считается, что следователь может поручить производство экспертизы персонально какому-нибудь сотруднику этого учреждения, и что такое указание его является обязательным для сотрудника экспертного учреждения. Ю.К.Орлов полагает, что с данной трактовкой согласиться нельзя. Мы разделяем такой подход. Если наделить следователя правом персонального назначения эксперта-сотрудника экспертного учреждения, то это может повлечь дезорганизацию работы экспертного учреждения. У одного эксперта будет большое количество экспертиз, а у другого вообще отсутствовать.

Поэтому, как замечает Ю.К.Орлов: “…есть смысл закрепить в новом законодательстве исключительное право руководителя экспертного учреждения персонально поручать производство экспертизы конкретным сотрудникам этого учреждения. Экспертиза должна быть выдана от имени экспертного учреждения, которое в целом должно нести ответственность за надежность своих методик и выводов, которые сделают эксперты.”.1

Рассмотренные вопросы далеко не исчерпывают весь круг обязанностей руководителя экспертного учреждения, но, к сожалению, они процессуально не закреплены законодательством в полной мере и решаются, поэтому, на местах по-разному.

§2 Права и обязанности эксперта.

Рассматривая вопрос о правах и обязанностях эксперта, мы можем от- метить, что в действующем законодательстве они регламентированы более четко, чем права и обязанности руководителя экспертного учреждения.

Орлов Ю.К. Спорные вопросы судебной экспертизы //. Российская юстиция М., 1995. с. 13.

67

Для успешного и полного выполнения возлагаемых на эксперта обязан- ностей закон предоставляет ему определенные права:

  • знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы (ст.ст.82,288 УПК);
  • ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для достоверного решения вопросов (ст.82 УПК);
  • присутствовать с разрешения следователя (суда) при производстве следственных (судебных) действий, задавать допрашиваемым вопросы и просить о занесении в протокол существенных для дачи заключения обстоятельств (ст.ст.82, 288 УПК);
  • совещаться до дачи заключения (ст.80 УПК);
  • указывать в своем заключении на обстоятельства, о которых ему не были поставлены вопросы, если эти обстоятельства имеют существенное зна- чение для установления истины по делу (ст.ст. 191,288 УПК);
  • излагать на допросе свои показания собственноручно (ст. 192 УПК);
  • давать заключение и показания на родном языке, если не владеет языком судопроизводства (ст. 17 УПК);
  • получать возмещение расходов, связанных с явкой по вызову и произ- водством экспертизы (ст.ст.105,106 УПК).
  • обжаловать действия лица, ведущего дознание, следователя, прокурора, суда (ст.22 УПК).
  • Основной процессуальной обязанностью эксперта является проведение всестороннего и полного исследования на подлинно научной основе, с использованием современных достижений науки и техники. Эксперт обязан дать объективное заключение по всем поставленным вопросам в строгом соответствии с научными положениями и представленными ему материалами. Рассмотрим обязанности эксперта. Они отражены в УПК:

  • явиться по вызову следователя и суда (ст.82 УПК);
  • дать объективное заключение (ст.ст.80 и 82 УПК);
  • нести личную ответственность за данное заключение (ст.80 УПК);

68

  • явиться на допрос по поводу данного заключения и дать правдивые по- казания (ст.ст. 192,289 УПК);
  • заявить самоотвод при наличии указанных в законе оснований (ст.ст.59 и 67 УПК);
  • сообщить о невозможности дать заключение, когда поставленный вопрос выходит за пределы компетенции эксперта или представленные материалы недостаточны для решения вопроса (ст.82 УПК);
  • проводить экспертизу в присутствии следователя и обвиняемого (ст.ст.185 и 190 УПК);

  • не разглашать данные предварительного следствия и дознания (ст. 139 УПК).

Каждый раз перед дачей заключения эксперт предупреждается об уго- ловной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.307 УК. Это делается в целях гарантии объективности и достоверности экспертного заключения. А.Р.Шляхов по этому поводу дает такое определение: “Многолетняя экспертная практика в учреждениях судебной экспертизы Министерства юстиции не знает случаев привлечения к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения либо уклонения от дачи заключения. Это, бесспорно, свидетельствует о высокой нравственной чистоте и глубоком понимании процессуального и морального долга специалистов, работающих в учреждениях судебной экспертизы”.1

Разделяя такой взгляд автора, и учитывая свой многолетний экспертный стаж работы в экспертно - криминалистической службе УВД Оренбургской области, не представляется возможным также припомнить случая привлечения эксперта к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В экспертно- криминалистическом отделе УВД Оренбургской области повсеместно использовались формализованные бланки, на которых типографским способом, в самом начале экспертного заключения имелась подписка эксперта

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979. с.81.

69

0 том, что ему разъяснены его права и обязанности и он предупрежден об уго ловной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.307 УК.

С переходом на производство экспертиз с помощью компьютеров, такая подписка введена в банк данных каждого компьютера, и любое заключение эксперта сопровождается ею. Необходимо отметить, что внедрение компьютеров для производства экспертиз намного повысило их качество, сократило сроки производства, повысило эстетическую сторону оформления экспертиз. Практически пишущие машинки в отделе уже не находят своего применения. Ценность компьютеризации производства экспертиз заключается еще и в том, что в любое время эксперт в состоянии вернуться к ранее выполненному исследованию по просьбе следователя и проанализировать его.

Разделяя мнение А.Р.Шляхова о том, что неправильно поступают некото- рые практические работники, ставя вопрос об уголовной ответственности эксперта по ст.307 УК за дачу ошибочного заключения: “Привлечение эксперта к уголовной ответственности возможно лишь в случаях, когда будет установлено, что им дано заведомо неправильное заключение, т.е. если он сознавал, что дает ложное заключение, и желал этого (из корысти, мести и т.д.).1

В то же время, обращает на себя внимание и принудительный принцип производства экспертизы экспертом, закрепленный в ст.82 УПК: “ эксперт не может отказаться от производства порученной ему экспертизы под угрозой уголовной ответственности”. Принуждение в этом случае неэффективно, ибо оно может рассматриваться как разновидность принужденного труда, запрещенного Конституцией РФ. Поэтому более правильным и разумным будет закрепить обязанность лишь экспертных учреждений обеспечивать проведение экспертизы. Что же касается частных экспертов, то здесь взаимодействие следователя и эксперта должно быть построено на основе добровольности.

Нельзя рассматривать, как отказ от дачи заключения вывод эксперта о невозможности решить тот или иной поставленный вопрос. Так, в практике

1 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М. 1979. с.82

70

часто эксперты-баллисты делают ссылку на то, что из-за отсутствия научно-разработанной методики не представилось возможности определить точную дату производства выстрела из представленного на исследование огнестрельного оружия. Несмотря на высокую степень технического оснащения современных экспертных учреждений, иногда приходится давать такие ответы, но и бывает, что этому способствует неполнота представленных вещественных доказательств или их недоброкачественность. Немаловажным фактором может сказаться в данном случае и компетенция эксперта.

Компетенция эксперта - это круг полномочий, представленных законом, уставом или иным актом конкретному органу или должностному лицу. В данном случае имеется в виду способность эксперта решать определенные вопросы при производстве экспертиз. В экспертных учреждениях каждый эксперт имеет допуск на право производства того или иного вида экспертиз. Он специализируется по производству конкретных их видов. Поэтому именно у него повышаются знания и опыт исследования объектов определенной категории. Эксперт имеет определенную аппаратуру, литературу и справочные данные, способствующие производству данного вида исследований.

В тех случаях, когда перед ним ставятся вопросы, выходящие за пределы его познаний, он имеет право отказаться от их решения, ссылаясь на то, что они не входят в компетенцию эксперта и для их решения необходимы дополнительные исследования в другой области судебной экспертизы.

Мы разделяем мнение А.Р.Шляхова по данному вопросу: “Личная ком- петенция эксперта-криминалиста не всегда соответствует общему содержанию специальных познаний, общепринятому представлению о предмете отдельного рода экспертизы и всех его видов. Это обстоятельство надо учитывать следователю и суду при поручении экспертизы конкретному лицу. Эксперт при строгом выполнении указаний закона (ст. 82 УПК) обязан отказаться от дачи заключения, если он недостаточно (не полностью) компетентен в решении по-

71

ставленной перед ним группы вопросов, относящихся к разным родам и видам экспертизы”.1

Считаем, что в данной ситуации возрастает роль руководителя эксперт- ного учреждения, т.к. именно он распределяет производство того или иного исследования. При этом учитываются наряду с методическими и организационными положениями также и процессуальные требования, согласно которым, сведущее лицо не должно при определенных условиях участвовать в качестве эксперта. Эти требования направлены на то, чтобы гарантировать объективность и достоверность экспертного исследования.

В ст.67 УПК определены условия, наличие которых исключают возмож- ность поручения конкретному лицу производства экспертизы:

1) если сведущее лицо является потерпевшим, гражданским истцом, гра- жданским ответчиком, свидетелем, а также если оно участвовало в конкретном деле в качестве переводчика, лица, производившего дознание, следователя, судьи, обвинителя, защитника, законного представителя обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика; 2) 3) если сведущее лицо является родственником потерпевшего, граждан- ского истца, гражданского ответчика или их представителя, родственником обвиняемого или его законного представителя, родственником судьи, обвинителя защитника, следователя или лица, производившего дознание. Учитывая это обстоятельства, по нашему мнению, супруги совместно не могут производить конкретное исследование; если первая экспертиза выполнялась одним из них, то второй не может принять на себя проведение повторной или дополни- тельной экспертизы; 4) 5) если по данному делу лицо участвовало в качестве специалиста в следственных (судебных) действиях - в обнаружении, фиксации и изъятии вещественных доказательств, сравнительных образцов, других данных; 6) Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. Л/., J979. с.83

72

4) если лицо находилось или находится в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского от- ветчика; 5) 6) если имеются обстоятельства, дающие основание считать, что эксперт прямо или косвенно заинтересован в деле; 7) 8) в случаях, когда эксперт не является компетентным лицом в вопросах, поставленных на разрешение экспертизы. 9) При наличии названных условий эксперт должен сам заявить себе само- отвод, а, кроме того, согласно ст.66 УПК эксперту может быть заявлен отвод подозреваемым, обвиняемым, защитником, обвинителем, а также потерпевшим, или их представителями. Когда экспертиза проводится в экспертном учреждении, его руководитель не может поручать экспертизу лицу, в отношении которого возможен отвод.

На наш взгляд, это очень сложная ситуация, т.к. руководитель может и не знать о причастности эксперта к вышеперечисленным ситуациям. Как пра- вило, руководитель узнает об этом от самого эксперта и только после этого принимает решение о передаче материалов на исследование другому эксперту.

В процессуальной и криминалистической литературе длительное время ведется дискуссия о том, что может ли эксперт, принимавший участие в качестве специалиста в проведении следственных действий, выступать по тому же делу в качестве эксперта?

Рассматривая вопрос о возможности производства экспертизы экспертом после его участия в осмотре места происшествия в качестве сведущего лица или специалиста необходимо отметить, что высказывается два полярных суждения:

1) сведущее лицо не может давать заключение по материалам дела, по которому оно участвовало в обнаружении, фиксации и изъятии доказательств, т.к. в ст.67 п.З “а” сказано: “Эксперт не может принимать участия в производстве по делу, если он участвовал в деле в качестве специалиста, за исключением

73

случая участия врача - специалиста в области судебной медицины, в наружном осмотре трупа”.

2) что это обстоятельство не служит препятствием к выполнению им экспертных функций - проведению экспертизы.

Л.Е.Ароцкер придерживается другой точки зрения: “…следователь вправе в качестве эксперта привлечь специалиста, принимавшего участие в осмотре места происшествия”.1

В подтверждение последней точки зрения можно выдвинуть еще ряд ар- гументов. Во-первых, участие специалиста в производстве следственных действий облегчает в последующем экспертное исследование и оценку его результатов; как правило, не возникает необходимости истребования дополнительных материалов. Во-вторых, сотрудник экспертного учреждения, выступая в качестве специалиста, оказывает научно- техническую, консультативную помощь по вопросам, которые не требуют проведения экспертизы. Такой специалист выполняет свои функции под руководством следователя и суда, которые и несут ответственность за результаты его действий.

На наш взгляд, нельзя отождествлять деятельность специалиста и экспер- та, подменять производство экспертизы участием специалиста в следственных (судебных) действиях (согласно ст.ст. 131,170,174,179,180, 181, 183,186,291,293 УПК). Специалист не проводит исследования для решения вопросов, требующих специальных познаний, не дает заключения, не составляет каких-либо других процессуальных документов. Он оказывает, как сведущее лицо, консультативную, научно- техническую помощь, выполняя поручение следователя, суда, содействуя “в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств” (ст. 133 УПК).

Экспертно-криминалистический центр МВД проводил опрос руководи- телей экспертно-криминалистических отделов МВД, УВД краев и областей

Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбира- тельстве уголовных дел. М., 1964. с. 164.

74

России, в которой принимал участие и автор диссертации, и все единогласно высказывались за отмену данного ограничения в деятельности экспертов районного звена. МВД в качестве законодательной инициативы, в числе ряда других вопросов, вносило это предложение в Государственную Думу.

При решении указанных вопросов следует учитывать, что Российской процессуальной наукой отвергнута концепция, согласно которой эксперт рассматривается как помощник следователя и суда. Экспертное заключение действительно помогает следователю и суду в установлении истины, но это ни при каких условиях не может поставить эксперта в положение помощника, консультанта следователя и суда. И хотя в последнее время в системе МВД практикуется “кураторство” руководителя следственной службы над экс-пертно-криминалистической, мы склонны критически относится к такому “кураторству”, т.к. это ставит в зависимость руководителя криминалистической службы от требований следствия. Мы считаем, что настало время объединения экспертных служб и передачи их в ведение Минюста России, тем более с 1 июля 1998г. уже одну службу передали - “Управление по делам исполнения наказания».

Предоставление судебному медику выступать в деле в качестве специа- листа, а затем и эксперта,является вполне логичным и правильным. Но очень трудно объяснить, чем руководствовался законодатель, выражая явное недоверие объективности эксперта-криминалиста, эксперта- автотехника, эксперта-пожарника и т.д., которым запрещено такое двойное участие.

Мы категорически против такой дискриминации и более того, можем ут- верждать обратное, что участие, например, эксперта-автотехника при осмотре места происшествия только способствует качественной стороне будущей экспертизы. Как бы тщательно и квалифицированно не был составлен протокол осмотра места происшествия, его нельзя заменить тем восприятием увиденного лично при осмотре места происшествия. Аналогично, можно сказать и про остальных экспертов - баллистов, трасологов, пожарно-технических экспертов и т.д. Данное противоречие
отрицательно сказывается на практической дея-

75

тельности правоохранительных органов. Например, как быть в том случае, когда эксперт-криминалист в районе один? Он обязан выехать на место кражи, обнаружить и изъять следы пальцев рук, но исследовать их дальше он не имеет право. Адвокаты тут же стали на судебном следствии выискивать такое “нарушение”, а практические работники-следователи вынуждены не включать эксперта в протоколы осмотра места происшествия. Кому это выгодно? Такое положение безнравственно и дискриминационно. Несомненно, участие судебного медика в качестве специалиста в осмотре трупа на месте происшествия позволит ему в дальнейшем, при производстве экспертизы, полнее использовать данные, полученные им в ходе осмотра, почему же это пойдет во вред эксперту- автотехнику? Необходимо сказать, что получаемые сведения в процессе осмотра места происшествия относятся к числу специальных познаний, представителем которых выступает, в конечном счете, эксперт.

Вместе с тем, придавая важное значение такому далеко неформальному акту, как отвод эксперта, и, рассматривая указанное процессуальное действие с позиции его нравственной сущности, нельзя не обратить внимание на то, что закон ничего не говорит о действиях самого эксперта в этом плане. Нам представляется, что ст.67 УПК должна быть дополнена обязанностями эксперта сообщать лицу, назначившему экспертизу, об основаниях отвода его как эксперта, если таковые имеются. Подобный “самоотвод” должен найти процессуальное закрепление в законе, как отражение нравственного долга эксперта сообщать о невозможности проведения им экспертизы по данному делу.

Принцип уважения к закону, верности его букве должен сочетаться с таким принципом, как гуманное отношение и уважение к личности. Причем этот принцип, действующий в отношениях между всеми участниками процесса, необходимо особенно соблюдать по отношению к обвиняемому. К сожалению, права обвиняемого, предусмотренные при назначении и производстве экспертизы, в подавляющем большинстве случаев не реализуются и реализованы быть на могут. Мы имеем в виду, право обвиняемого заявлять отвод эксперту и просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц.

76

На наш взгляд, ситуация повторяется и очень схожа с проблемой про- изводства экспертизы в процессе осмотра места происшествия. Мы по данному вопросу высказали свою точку зрения.

Принцип публичности и полноты раскрытия преступления заставляет обратить внимание на необходимость отражения в законе деятельности эксперта в плане профилактики преступлений. Разумеется, закон не может и не должен охватывать все стороны этой многогранной и важной деятельности, вносящей определенный вклад в общую превентивную деятельность участников уголовного процесса. Речь может идти о том, что в соответствии с общими целями и задачами уголовного судопроизводства (ст.ст.2,21 УПК) необходимо указать на допустимость использования специальных познаний для выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Для этого можно было бы дополнить ст.78 УПК: “Перед экспертом могут быть поставлены вопросы по поводу обстоятельств (условий), способствовавших совершению преступления, если для определения этих обстоятельств (условий) требуется наличие специальных познаний”.

В данном случае в статье, определяющей права и обязанности эксперта (ст. 82 УПК), следовало бы указать на его право, при наличии достаточных оснований,формулировать на основе специальных познаний предложения, направленные на устранение обстоятельств, способствовавших совершению преступления и выявленных экспертом при производстве экспертизы.

Введение такого предложения было бы правильным актом, весьма нрав- ственным по своей сути, так как это не просто бы повышало роль и значение экспертизы в уголовном процессе, но и позволяло бы действеннее использовать большие возможности приложения специальных познаний к превенции преступлений.

Следует подчеркнуть, что путем расширения прав эксперта могут быть реализованы многие нравственные принципы, составляющие основу базовых положений уголовного процесса.

77

Так, дополнение ст. 82 УПК, правом эксперта устанавливать при произ- водстве экспертизы обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, будет более правильным и по форме, и по существу, чем наличие этого положения в ст. 191 УПК. Указание на подобные действия эксперта, как на его право, явится выражением уважения к каждому эксперту и к самому институту судебной экспертизы. При этом четко просматривается и такой немаловажный нравственный принцип, как творческое отношение к своим обязанностям, отказ от шаблона, заинтересованность в объективном установлении фактов.

Нравственные принципы профессионального долга эксперта, стремяще- гося как можно полнее изучить представленные объекты, могут быть реализованы путем включения в закон положений, определяющих круг объектов, исследуемых экспертом, и гарантирующих полноту исследования, оценку его результатов на различных стадиях процесса. Так, например, эксперт-химик, исследуя одежду потерпевшей и одежду подозреваемого, практически осуществляет поиск микроволокон, т.е. вещественных доказательств и затем их же исследует. Мы полагаем, что ст. 179 УПК (“Порядок производства осмотра”) должна быть расширена и предоставляла бы право: “Эксперту, присутствующему на месте следственного осмотра и при производстве экспертиз, должна быть предоставлена возможность самостоятельного осмотра объектов, отно- сящихся к предмету экспертизы”. (В нашей редакции).

Такое положение указывало бы на допустимость производства экспертизы на месте происшествия. Вместе с тем, оно, в сочетании с отменой п.З “а” ст.67 УПК, легализует деятельность сведущего лица и,как специалиста^ ходе осмотра места происшествия, в том числе до возбуждения уголовного дела, и как эксперта, назначенного здесь же после возбуждения уголовного дела и вынесения постановления о производстве экспертизы. Такие ситуации будут наиболее типичными по делам об изнасилованиях, грабежах и разбойных нападениях, автодорожных преступлениях, пожарах, промышленных взрывах, авариях, катастрофах и т.п. В итоге, эксперту будет предоставлена реальная

78

возможность полнее применить свои познания в интересах дела, т.е. лучше, добросовестнее выполнить профессиональный долг.

В качестве продолжения данной тенденции, направленной на макси- мальное использование возможностей экспертизы и творческого потенциала эксперта, следовало бы уточнить некоторые положения ст. 186 УПК (получение образцов для сравнительного исследования). В частности, учитывая важность исходных данных для проведения объективного исследования, необходимо предоставить эксперту право принимать участие вместе со следователем в процессе получения образцов для сравнения, используя для этого свои специальные познания и сведения, полученные в ходе изучения вещественных доказательств и материалов дела, относящихся к предмету экспертизы.

Все это требует проверки достоверности, полноты и объективности за- ключения эксперта на всех стадиях уголовного судопроизводства. Для осуществления такой проверки большое значение имеет возможность обратиться в любой момент к сравнительным образцам, исследованным экспертом при производстве экспертизы. Учитывая важную роль сравнительных образцов в получении объективного достоверного заключения эксперта и его оценки следствием и судом, целесообразно предусмотреть в ст. 186 УПК обязанность хранить сравнительные образцы в деле наравне с вещественными доказательствами.

Рассмотрим еще несколько важных вопросов, как, например, ознакомле- ние эксперта с материалами дела. В соответствии со ст.82 УПК,эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы.

Следственно-судебная и экспертная практика показывают, что иногда целесообразно представление эксперту почти всех материалов дела, даю- щих возможность провести полное исследование; экспертам чаще всего направляются, кроме исследуемых объектов (вещественных доказательств, образцов и т.п.), протоколы осмотров места происшествия, экспериментов, обысков и изъятия вещественных доказательств, в которых содержатся сведения, помогающие эксперту правильно определять методику исследования и сделать более

79

достаточные выводы. Это наблюдается, например, при производстве автотехнических исследований, когда в распоряжение эксперта поступают все материалы дела с планами и схемами дорожно-транспортного происшествия, что дает возможность эксперту более детально разобраться в механизме дорожно-транспортного происшествия.

А.Р.Шляхов по данному вопросу высказывается следующим образом: “Для эксперта первостепенное значение имеют сведения, которые относятся к предмету экспертизы. Преимущественно это все фактические данные, связанные с предметом и объектом экспертизы. Так, после совершения преступления ножи, топоры, орудия взлома, другие объекты подвергаются различным воздействиям, ведущим к изменениям их признаков. Сообщение об этих изменениях существенно - без него экспертное исследование вообще может быть бесцельным, а данное без учета таких обстоятельств заключение может оказаться неточным”.1

Данное мнение разделяется нами, и мы находим, что в каждом конкрет- ном случае решение вопроса о пределах ознакомления эксперта с обстоятельствами дела, объеме представляемых эксперту материалов должно быть продумано следователем (судом), с учетом мнения и запроса эксперта о предоставлении ему объектов для будущей экспертизы.

Эксперту необходимо сообщать все объективные сведения, касающиеся происхождения, природы, места обнаружения и хранения, способа изъятия и упаковки вещественных доказательств. Об условиях отбора образцов, так как для эксперта очень важно иметь полное представление об объектах,направляемых на исследование. Следователь (суд), по возможности, выясняет и фиксирует в протоколе осмотра происхождение отдельных свойств и признаков, посторонних частиц (пыли, волокон, краски и т.п.), признаки совместно хранимых с ними вещей, предметов. Он описывает место нахождение вещественных доказательств при обнаружении, условия хранения в последующем,

1 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979. с.87

80

т.е. все обстоятельства, связанные с вещественными доказательствами с момента их обнаружения до отправки или передачи в экспертное учреждение.

Эксперты должны знакомиться, с материалами дела, но мы против их ознакомления с показаниями о признаниях обвиняемыми определенных фактов (составления документа, совершения выстрела, взлома, убийства и т.п.); сведениях, негативно характеризующих личность обвиняемого (подозреваемого), в отношении которых ставятся вопросы перед экспертом; содержании решения вышестоящих органов относительно действий следователя и суда и о прочих обстоятельствах, не имеющих непосредственного отношения к предмету экспертизы. Осведомленность эксперта о подобных обстоятельствах может повести к созданию неблагоприятной обстановки для его работы. На практике мы часто с этим сталкиваемся, когда следователь пытается “навязать” свое мнение, например, о том что в ведомости на выдачу пенсии расписалась сама пенсионерка и просто забыла, что получила деньги. Такая “осведомленность” будет идти только во вред эксперту. В то же время сведения о том, что подозреваемый после совершения дорожно- транспортного происшествия заменил разбитую фару на автомобиле, поможет эксперту установить факт ее замены.

Присутствие эксперта при производстве следственных действий. Этот вопрос затрагивает наше внимание. В процессе выполнения экспертизы иногда возникает необходимость в получении дополнительной информации. Эта информация не всегда может быть сообщена эксперту путем направления ему материалов. Может потребоваться личный осмотр обстановки места происшествия либо эксперимент, проведенный экспертом на месте происшествия.

В соответствии со ст.82 УПК эксперт вправе обратиться к лицу, произво- дящему дознание, следователю, суду с ходатайством о предоставлении ему возможности присутствовать при производстве различных следственных (судебных) действий: осмотров, экспериментов, допросов и т.д.

Мы согласны с А.Р.Шляховым о возможности участия эксперта в от- дельных следственных действиях: “В процессе производства экспертизы может появиться необходимость осмотреть фрагменты места происшествия
(на-

81

пример, места поворота и столкновения автомобилей, обстановки пожарища, следов выстрела на преграде и т.п.), либо провести какие-либо опыты на месте происшествия, экспертный осмотр фрагментов места происшествия, а также эксперимент по существу и в процессуальном смысле, конечно не являются следственными или судебными действиями.”1

Присутствие следователя (суда) в данной ситуации обязательно, т.к. именно с его разрешения и могут проводиться данные действия: фиксация каких-либо фактических данных, служащих исходными для эксперта, следователь может изложить их в протоколе следственного действия, который составляется, как обычно, согласно ст.ст. 141,142,264 УПК.

Следователь может оказать эксперту необходимую помощь в организации осмотра, эксперимента. Например, в случае, если эксперт не сможет само- стоятельно пройти на территорию завода с целью уточнения технологического процесса или исследования оборудования. Чаще всего такие исследования проводятся в процессе следственного действия. Полученная при этом информация и выводы излагаются экспертом в заключении, а исходные фактические данные, кроме того, в протоколе следственного (судебного) действия.

Далее, необходимо остановиться и на праве эксперта на инициативу в установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. В настоящее время такое право нашло отражение в процессуальном законодательстве. В ст. 191 УПК, в частности,говорится: “Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении”. Это и есть, по сути, признание в законе непрерывного прогресса науки и техники, объективности лиц, привлекаемых в качестве судебных экспертов. Знакомясь с обстоятельствами уголовного дела, исследуя вещественные доказательства, эксперту учетом своего опыта и познаний^может ино-

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и производство. М., 1979. с.89

82

гда полнее, чем следователь и суд, определить круг вопросов, подлежащих экспертному исследованию, и в необходимых случаях выявить новые обстоятельства, имеющие существенное значение для установления истины. Указанное право обычно реализуется в двух направлениях:

1) для установления фактических данных, имеющих значение для выяс- нения обстоятельств, относящихся к предмету доказывания; 2) 3) для исследования причин и условий, способствующих совершению правонарушений. 4) В учреждениях судебной экспертизы поощряется инициатива экспертов при производстве экспертиз. Вправе ли эксперт самостоятельно указать в своем заключении на новые обстоятельства, установленные им по собственной инициативе, либо он должен согласовывать это с лицом, назначившим экспертизу? В процессуальном законодательстве не оговорены условия, которые бы в какой-то мере ограничивали инициативу эксперта.

Эксперт проявляет инициативу, во-первых, когда речь идет об установле- нии обстоятельств, предусмотренных ст.68 УПК, если эксперт лично компетентен в исследовании этих обстоятельств; во-вторых, если представленные материалы позволяют ему успешно разрешить возникшие вопросы, полно и объективно исследовать существенные для дела обстоятельства. В экспертной практике признается целесообразным во всех случаях сообщать следователю о возможностях выявления новых фактов (по представленным материалам). Следователи часто не только соглашаются с мнением эксперта, но и содействуют ему, представляя в случае необходимости новые документы, сообщая новые данные. Отдельные следователи, получив информацию эксперта, дополняют постановление о назначении экспертизы новыми вопросами, знакомя с ними также и обвиняемого.

Экспертная инициатива не сводится к выяснению отдельных обстоя- тельств, относящихся к событию преступления. Из содержания ст.ст.68,191 УПК вытекает правомочие эксперта указывать в заключении на факты, которые служили бы непосредственной причиной, способствовали или облегчали со-

83

вершение действий и событий, рассматриваемых органами следствия и судами как правонарушения.

Задача следственных органов, как известно, состоит не только в том, чтобы установить событие преступления, виновность лиц, но и выявить причины и условия, способствовавшие совершению данного события. Исследование экспертом подобного рода обстоятельств, конечно, может сыграть существенную роль в выполнении указаний ст.ст.21,68 УПК о необходимости установления причин и условий, способствовавших совершению преступления, и принятия мер к их устранению.

§3 Сущность и особенности назначения особых экспертиз

Кроме деления экспертиз по их предмету, объекту и методам существует еще классификация по иным основаниям. Так по последовательности проведения различаются первичные и повторные экспертизы, по объему исследования - единоличные и комиссионные, по характеру используемых знаний - однородные и комплексные. В целом эти виды именуются особыми экспертизами.

Повторная экспертиза проводится в случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности (ст.81 УПК). Обоснованность заключения эксперта означает аргументированность. Необоснованным заключением эксперта может быть признано такое заключение, в котором вызывает сомнение примененная методика исследования, недостаточный объем проведенных исследований, выводы эксперта не вытекают из результатов исследований или находятся в противоречии с ними.

Повторную экспертизу надо отличать от дополнительной. При последней решаются вопросы, которые ранее не были разрешены, а при повторной заново исследуются и перепроверяются уже разрешенные вопросы. Понятно, что процессуальный порядок этих видов экспертиз различен. Дополнительная

84

экспертиза поручается тому же эксперту, повторная - другому или другим экспертам (ст. 81 УПК).

Дополнительная экспертиза возможна в следующих случаях:

1) для разъяснения ранее данного заключения; 2) 3) для решения нового вопроса по прежним исходным данным либо того же вопроса по дополнительным исходным данным. 4) Нельзя считать дополнительной экспертизу, если на исследование посту- пает один предмет. Например, после исследования ножа экспертом - баллистом на предмет установления к какому типу оружия он относится, данный нож поступает на исследование эксперта - биолога, но уже для установления на нем следов крови. В данном случае речь идет уже о новой, другой экспертизе.

Закон не запрещает производство дополнительной экспертизы тем же экспертом, который ранее ее проводил. Представляем, что это хорошо, когда эксперт, например, уже изучал вещественные доказательства и ему легче разобраться в вопросах дополнительной экспертизы. Но она может быть выполнена и другим экспертом. Допустим в том случае, когда эксперт, который ранее проводил экспертизу, отсутствует на месте.

Нельзя подменять дополнительную экспертизу допросом эксперта, т.к. это уже совершенно другое следственное действие. В соответствии со ст. 192 УПК “Следователь вправе допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения. Эксперт вправе изложить свои ответы собственноручно. А.Р.Шляхов по этому вопросу высказывается так: “Во всех случаях, когда для уточнения и уяснения заключения требуются дополнительные исследования либо в связи с изменением исходных данных необходимо скорректировать проведенные ранее исследования, должна быть назначена дополнительная экспертиза, завершающаяся заключением эксперта, а не протоколом допроса”.1
Считаем, что данная точка зрения заслуживает внимания.

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979. с.71-72.

85

Изменение или дополнение исходных данных, представляемых в распо- ряжение эксперта, является основанием для назначения новой или дополнительной экспертизы, но, однако не повторной. Такое же суждение высказывает по данному вопросу А.Р.Шляхов: “Изменение исходных данных и формулирование аналогичных по форме, но новых по существу вопросов в отношении прежних фактов, служит основанием для назначения не повторной, а новой или, возможно, дополнительной экспертизы”1. Это чаще всего можно наблюдать по дактилоскопическим исследованиям, когда сначала след пальца руки признается пригодным для идентификации личности, а затем появляется подозреваемое лицо и следователь ставит вопрос об идентичности следов и оттисков на дактилоскопической карте.

Законодатель отмечает, что проведение повторной экспертизы поручается “другому эксперту или другим экспертам”. В юридической литературе отмечается, что понятие “другим” Законодателем дано не совсем определенно. Так не совсем ясно, может ли эксперт, проводивший первую экспертизу, входить в состав комиссии при производстве повторной
экспертизы.

А.Р.Шляхов отмечает: “Одни ученые считают, что повторная экспертиза во всех случаях должна проводиться иными экспертами; другие же полага- ют, что в состав комиссии может входить эксперт, проводивший первичную экспертизу. Сторонники второй точки зрения ссылаются на тот факт, что предыдущее участие эксперта в процессе не служит основанием для его отвода. (ст.67 УПК); эксперты, давшие заключение на предварительном следствии, могут быть вызваны для дачи заключения в суде по тем же вопросам. Кроме того, по их мнению, такая практика оправдана в организационно-методическом отношении. Участие того же эксперта в повторном исследовании помогает другим экспертам всесторонне оценить исследуемые материалы, особенно если некоторые материалы частично утрачены либо в результате физических и

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М, 1979. с. 70-71.

86

химических методов подверглись изменениям”1. Такая позиция ученого, как нам представляется, заслуживает внимания. Действительно, нельзя предполагать, что в каждом случае эксперт будет только отстаивать свою точку зрения по первому заключению, необходимо учесть, что и другие эксперты смогут дать оценку правильности вывода эксперта, правильности самого хода и методики исследования. При этом должно соблюдаться требование о проведении каждым экспертом самостоятельного исследования, равноправном обмене мнениями при обсуждении полученных результатов, формировании выводов (статья 80 УПК).

Участие того же эксперта в повторном исследовании облегчает оценку первичной и повторной экспертиз. С этим следует согласиться. Между тем кажется, что это неприемлемо, если повторную экспертизу будет выполнять один и тот же эксперт в одном лице. Например, по почерковедческой экспертизе, где чаще всего и проводятся повторные исследования, ее проведение тем же экспертом, как нам представляется, недопустимо. В процессуальной литературе было высказано мнение, что основанием назначения повторной экспертизы нередко называются существенные нарушения процессуальных норм при назначении и проведении первичной экспертизы. В этой связи Ю.К.Орлов считает: “что такая позиция ученых, и в частности П.Л.Петрухина, требует неко-торого уточнения”. По нашему мнению, он прав. Процессуальные нарушения, влияющие на допустимость доказательств, могут быть устранимы и недопустимы. Об этом писали авторы теории доказательств в уголовном процессе. (Теория доказательств в советском уголовном процессе МЛ 972 стр.232). Там приводится пример, в котором процессуальное нарушение выразилось в том, что обвиняемый, допустим, не был своевременно ознакомлен с заключением эксперта. В принципе это можно устранить и не будет влечь за собой автоматически недопустимость такого заключения как доказательства. Другое дело,

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979. с. 72. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка. М., 1995. с. 30

87

если производство экспертизы было поручено эксперту, который подлежал отводу или ему были представлены фальсифицированные документы. Такие нарушения неустранимы и заключение, конечно, является недопустимым. Экспертное исследование в данном случае является не повторной, а первичной экспертизой.

Комиссионная экспертиза - это многообъектные исследования в рамках одного рода и вида экспертизы. Данные экспертизы могут выполняться одним или несколькими экспертами единой специальности. Все заключается только в сроках производства данной экспертизы, т.к. если ее будет выполнять один эксперт потребуется значительно больше времени, а если несколько экспертов будут проводить исследование, то, естественно, времени затрачено будет меньше. Один эксперт просто физически не сможет изучить большое количество объектов в сроки, отведенные для расследования. Именно поэтому несколько экспертов одной специальности проводят исследование параллельно друг другу. Чаще всего это происходит при производстве судебно-бухгалтерских экспертиз, либо почерковедческих, когда всем экспертам нет смысла исследовать одни и те же объекты, и потому каждый эксперт исследует круг объектов, определенных ему руководителем экспертного учреждения, или они распределяются между собой экспертами, проводящими исследования.

Результаты своего исследования каждый эксперт излагает в отдельном заключении и при этом строго соблюдается процессуальное требование, в соответствии с которым, эксперт дает заключение на основе лично им проведенного исследования.

Действующий УПК о комплексной экспертизе вообще не упоминает; в сущности, следователь (суд), назначая комплексную экспертизу, или руководитель экспертного учреждения, принимая соответствующее решение, молчаливо руководствуются лишь упоминанием о ней в Постановлении Пленума Верховного Суда №1 от 16 марта 1971г. “О судебной экспертизе по уголовным делам”.

88

Комплексная экспертиза назначается для решения смежных задач раз- личных родов экспертиз, которые невозможно решить на основании только одной отрасли экспертных знаний. В производстве комплексной экспертизы участвуют обьино несколько специалистов, представляющих разные роды экспертиз и сообща определяющих методику конкретной экспертизы. Это ее главный отличительный признак. К сожалению, законодатель не дает понятия комплексной экспертизы и не определяет ее порядок назначения и в то же время не запрещает производство исследований несколькими экспертами-специалистами в различных областях знаний. Производство комплексной экспертизы обусловлено потребностью решения практических вопросов. Но не всякое комплексное исследование может быть названо комплексной экспертизой.

Для комплексной экспертизы является характерным:

1) использование разных специальных знаний смежных наук для решения задачи, которую невозможно решить путем применения знаний только какой- либо одной науки;

2) одновременным или последовательным исследованием разных свойств (признаков) объекта (взаимосвязанных объектов) с целью решения за дач разных экспертиз.

Эксперты, проводившие комплексное исследование, составляют одно за- ключение и отвечают за его содержание и выводы.

Вместе с тем далеко не всегда можно составить заключение таким обра- зом. В этой связи А.Р.Шляхов отмечает, “что при разрешении сложных вопросов (например, об установлении источника происхождения материалов и изделий, идентификации лакокрасочных покрытий, частиц почв, патронов, спичек, табачных изделий) и других сложных объектов, участвующих в комплексной экспертизе эксперт проводит лишь часть исследований, применяя хорошо ему известные методы. Один, например, пользуется микрохимическими методами, второй - инфракрасной спектроскопией и т.д. Выводы одного эксперта нередко используются другими экспертами. Например, данные физиче-

89

ского исследования используются при химико-биологическом, затем при сравнительном баллистическом изучении объектов”.1

Каждых эксперт при этом подписывается за проведенные им исследования в части экспертизы или ее разделе. Если же синтезирующая часть исследо- вания и ответы на вопросы формируются сообща, то все эксперты должны подписываться под выводами. Когда выводы по результатам исследования формулируются одним из экспертов, то последний единолично подписывает эту часть заключения со ссылкой на полученные другими экспертами данные.

В практике все чаще встречаются случаи, когда комплексное исследование проводится одним экспертом. Так, например, эксперт-биолог, имея право на исследование холодного оружия, после его проведения и обнаружения на лезвии клинка ножа следов крови, проводит исследование крови. Поэтому нельзя считать, что для производства комплексной экспертизы необходимо не менее двух экспертов.

Составленное единое комплексное заключение более удобно при рас- смотрении его в суде, т.к. в одном документе содержатся обобщенные и систематизированные ответы на поставленные вопросы.

На наш взгляд, вопрос о понятии комплексной экспертизы на протяжении длительного времени является дискуссионным, и многие ученые выска- зывают мнение о том, что применение различных отраслей знаний - является не правовым, а методическим, и характеризует скорее не комплексную экс-пертизу, а комплексное исследование. (Р.Д.Рахунов, М.С.Строгович).” В тоже время высказывалось и другое мнение (В.И.Виноградов, Г.И.Кочаров, Н.А.Селиванов), (А.Р.Шляхов),4”5 что с правовой точки зрения комплексная

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация, и проведение. М., 1979. с. 78

Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертиз в советском уголовном процессе.

M.1953.C.217. 3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1968г. с.304.

Виноградов В.И., Кочаров Г.И., Селиванов Н.А. Экспертиза на предварительном следствии. М.1967. с. 15. 5 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. М.1979. с. 77.

90

экспертиза является правовым и важным моментом, который должен учитываться, при этом здесь присутствует компетентность эксперта, а не отрасли знания.

По вопросу комплексной экспертизы в проектах УПК (рабочей группы Государственно-правового управления Президента РФ и рабочей группы Минюста РФ, а также депутатов - членов Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформы) комплексная экспертиза нашла свое отражение. Однако, остались спорными по меньшей мере два вопроса - об основании ее назначения и о лицах, определяющих комплексный характер экспертизы. Ю.К.Орлов так расценивает данную ситуацию: «Нельзя согласиться с формулировкой обоих проектов УПК… Оптимальным было бы закрепить в УПК, что комплексная экспертиза может проводиться, как по постановлению следователя, так и по инициативе экспертного учреждения. Для этого, нынешние формулировки проектов «комплексная экспертиза назначается в случаях…» достаточно заменить более нейтральной: “«комплексная экспертиза проводится в случаях…“1

Мы разделяем данную точку зрения и отмечаем, что по данному вопросу так же убедительно выступает и Р.С.Белкин, что насущные потребности экспертной практики настоятельно требуют законодательного решения таких вопросов:

“1) объем компетенции в смежных областях знаний экспертов, участ- вующих в производстве комплексной экспертизы;

2) порядок формулирования выводов участников комплексной эксперти- зы; 3) 4) порядок производства межведомственных комплексных экспертиз, определение в этом случае ведущего судебно-экспертного учреждения (подразделения); 5) Орлов Ю.К. Спорные вопросы судебной экспертизы. //Российская юстиция. 1995, №1, с. 13.

91

4) правовой статус ведущего эксперта (эксперта-интегратора) как органи- затора и руководителя деятельности комиссии экспертов, определение его функций, прав и обязанностей (потребности экспертной практики диктуют необходимость подобной процессуальной фигуры, о которой упоминается в ряде ведомственных актов; но законом она не предусмотрена, что порождает обоснованные сомнения в ее правомерности и, как следствие, разнобой в практике); 5) 6) возможность проведения комплексной экспертизы одним экспертом, профессионально владеющим знаниями в нескольких областях науки и техни-ки”.1 7) Обобщая данные точки зрения, мы считаем, что целесообразно ст.78 УПК дополнить ч.2 со следующей формулировкой: “Если для решения вопро- сов требуется привлечение различных специальных познаний, может быть назначена комплексная экспертиза”.

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М, 1997. Изд.Юристъ т.З., с. 116-117

92

Глава З.ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРОИЗВОДСТВА ЭКСПЕРТИЗЫ В СУДЕБНЫХ СТАДИЯХ

§1. Рассмотрение и разрешение вопросов экспертизы в стадии назначения судебного заседания

В стадии назначения судебного заседания перед судьей стоит узкая задача - установить по письменным материалам уголовного дела насколько пол- но и всесторонне выяснены все обстоятельства уголовного дела, соблюдены ли требования закона по обеспечению прав обвиняемого, собраны ли в отношении обвиняемого достаточные доказательства, позволяющие поставить его в положение подсудимого и рассмотреть тем самым в судебном разбирательстве дело о нем по существу предъявленного обвинения. Поскольку эта стадия процесса является промежуточной между стадиями предварительного расследования и судебного разбирательства, то принято эту стадию именовать кон- трольно-подготовительной. Контрольной, по отношению к предварительному расследованию, подготовительной - к судебному разбирательству. А в целом эта стадия является стадией судебной, поскольку дело из предварительного расследования поступает в суд, с тем, чтобы рассмотреть и разрешить его в судебном разбирательстве по вопросу виновности и наказания. Вот почему по поступившему делу в этой первоначальной судебной стадии уголовного процесса судья принимает одно из следующих решений:

  • о назначении судебного заседания;
  • о возвращении дела для производства дополнительного расследова- ния;
  • о приостановлении производства по делу;
  • о направлении дела по подсудности;
  • о прекращении дела (ст.ст.221,230,231,232,234 УПК).
  • Как можно заметить, в целях исключения поверхностности предвари- тельного расследования, при назначении судебного заседания принимаются

93

меры к тому, чтобы дело в следующую стадию процесса поступило при наличии достаточных фактических и юридических оснований. Поэтому судья, проверяя материалы дела, назначает его к слушанию в судебном разбирательстве лишь при положительном ответе на вопросы, предусмотренные ст.222 УПК. При проверке материалов дела судья обязан рассмотреть имеющиеся ходатайства и заявления лиц, организаций и соответственно их разрешить, если они относятся к его компетенции и имеют значение для дела.

В числе вопросов, разрешаемых в этой стадии процесса, в плане исследо- вания постановочных вопросов, в нашем исследовании, безусловно, будет являться вопрос, обозначенный в п.З ст.222 УПК: “собраны ли доказательства, достаточные для рассмотрения дела в судебном заседании”.

Поэтому для принятия решения о назначении судебного заседания судья оценивает доказательства, собранные в стадии предварительного расследования, на основе письменных материалов с точки зрения относимости, допустимости и достаточности этих доказательств для назначения судебного разбирательства. Соответственно, заключение эксперта, как вид доказательства, совместно с другими доказательствами подлежит оценке по общим правилам, т.е. по внутреннему убеждению судьи при требовании закона, что никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы (ст.71 УПК). При этом, как верно отмечает Ю.К.Орлов, что: “На практике довольно распространено чрезмерное доверие к заключению эксперта, завышенная оценка его дока- зательственного значения. Считается, что коль скоро оно основано на точных научных расчетах, то не может быть и каких-либо сомнений в его достоверности”.1

Мы разделяем данную точку зрения и в подтверждение этому можем привести анализ участия экспертов экспертно-криминалистической службы УВД Оренбургской области в судебном следствии за 1996 год:

Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., Изд.Юрист. 1995.,с.40.

94

Вид экспертиз. Количество . экспертиз Вызов эксперта в суд Назначено дополнительных, комплексных Дактилоскопиченские 4326 5 1 Трасологичесие 881 8 3 Почерковедческие 307 2 1 Физико-химические 2346 15 4 Автотехнические 302 46 18 Пищевые 105 8 2 Таким образом, из 8267 проведенных экспертиз, эксперты участвовали в судебном следствии всего 84 раза или чуть более 1 %.

В свою очередь, на наш взгляд, правильно замечено А.Я. Палиашвили, что при оценке заключения эксперта, как одного из видов доказательств, необходимо убедиться в том, что:

“а) экспертиза проведена в том случае, когда для разрешения вопросов необходимы были специальные познания эксперта;

б) экспертиза была проведена для установления существенных для дела обстоятельств;

в) заключение эксперта получено при соблюдении требований уголовно- процессуального закона;

г) эксперт, проводивший исследование, является квалифицированным, компетентным и не заинтересованным лицом;

д) в заключении эксперта содержатся ответы на все поставленные вопро сы;

е) оно не противоречит другим источникам доказательств;

95

ж) нет оснований сомневаться в обоснованности и законности заключения эксперта”.1

В зависимости от решения этих вопросов определяется дальнейший ход уголовного дела: или оно направляется для производства дополнитель- ного расследования или подлежит рассмотрению.

Если судья придет к выводу, что в процессе следствия были допущены недостатки и нарушения закона, он должен убедиться в том, что установленные недостатки и отдельные нарушения могут быть устранены в судебном заседании, и они не будут препятствовать рассмотрению уголовного дела по существу.

При положительном решении вопросов судья в этой стадии процесса вы- носит постановление о назначении дела слушанием в судебном разбирательстве. В постановлении указывается, какие недостатки установлены и каким путем их следует устранить при рассмотрении уголовного дела в судебном заседании.

Сомнение в полноте и правильности заключения эксперта не должно служить критерием для возвращения дела на дополнительное расследование, а лишь невозможность устранения выявленных недостатков в судебном заседании будет являться таким основанием.

Судья в этой стадии не может производить судебные действия, а также назначать экспертизу. Между тем на практике еще бытуют случаи, когда производство экспертизы назначается судьей в стадии назначения дела к слушанию, что противоречит закону.

Экспертиза не проводится, а лишь может ставиться вопрос о ее производ- стве в судебном разбирательстве и приниматься меры для ее проведения.

Суду, при вынесении приговора, следует дать оценку доказательствам, в том числе заключению эксперта, а потому, как указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N1 от 29 апреля 1996 г. “О судебном приговоре”, «суд должен раскрыть в приговоре содержание заключе-

1 Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., 1973, с.53

96

ния эксперта. Более того, в случаях, когда в деле имеется несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу. В этой связи, если экспертиза не проводилась в предварительном следствии, судья может в судебном разбирательстве вызвать специалиста».1

Исключение допускается при рассмотрении дел частного обвинения. При производстве экспертизы в порядке подготовки, в этом случае, судья, принимая заявление потерпевшего, может назначить дело к слушанию, до судебного разбирательства. Но и здесь, в обязательном порядке, должны быть соблюдены следующие условия: уголовное дело должно быть уже возбуждено и должны быть соблюдены все права обвиняемого, установленные уголовно-процессуальным законом в связи с назначением экспертизы.

В этой стадии процесса судья должен рассмотреть и разрешить посту- пившие заявления и ходатайства участников процесса. Как считает А.Я.Палиашвили, наиболее часто заявления и ходатайства касаются следующих вопросов: “а) необходимости проведения первичной, дополнительной или повторной экспертизы; б) постановки перед экспертом новых и дополнительных вопросов; в) необъективности и некомпетентности эксперта; г) нарушений норм закона при проведении экспертизы; д) необходимости вызова эксперта в судебное заседание; е) истребования дополнительных материалов для производства экспертизы в судебном заседании; ж) возвращения дела для дополнительного расследования с целью производства экспертизы”.2

Мы считаем, что кроме проведения первичной, дополнительной и по- вторной экспертиз целесообразно решать вопрос и о комплексных экспертизах, т.к. при этом используются знания нескольких экспертов из разных областей

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995, с. 376. Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М, 1973. с. 56

97

науки и техники. Судья, в случае необходимости, может вызвать заинтересованных лиц, заявивших ходатайство, для дачи объяснения.

На основе проводимого нами обобщения уголовных дел, рассматри- ваемых судами Оренбургской области за период 1993-97г., было выявлено: из 100 изученных выборочно уголовных дел в стадии назначения дела к слушанию заявлено 17 ходатайств, из них 9 ходатайств о производстве различных экспертиз, т.е. почти 50 процентов от всех заявленных ходатайств.

В связи с потребностью проведения экспертизы в судебном заседании су- дья должен разрешить две группы вопросов:

  • об истребовании дополнительных материалов и создании условий для производства экспертизы в судебном разбирательстве;
  • о вызове эксперта (экспертов) в судебное заседание.
  • Если судья принимает решение о необходимости проведения в судебном заседании первичной, дополнительной, повторной или комплексной экспертизы, судья должен определить:

  • какие конкретно дополнительные документы и материалы целесообразно истребовать для проведения экспертизы;
  • откуда их следует получить;
  • не возникнет ли в связи с проведением экспертизы необходимость в производстве новых судебных действий, например, выезд всем составом суда на место совершения преступления и т.д.
  • какие конкретно дополнительные или новые вопросы будет решать экс- перт;
  • какую экспертизу нужно назначить и кто конкретно будет ее проводить;
  • где она будет производиться, и что для этого потребуется дополнительно эксперту;
  • сколько времени потребуется для ее производства.
  • Исходя из обстоятельств дела, судья должен решить вопрос о необходи- мости вызова эксперта в судебное заседание. Допрос эксперта в суде предусмотрен ст.289 УПК, согласно которой после оглашения экспертом заключе-

98

ния, ему могут быть заданы вопросы для разъяснения и дополнения данного им заключения. Тем не менее, допрос эксперта в суде - процедура необязательная, поскольку вопросы к эксперту могут и не возникнуть.

Участие эксперта в судебном заседании, конечно, способствует всесто- роннему и полному проведению судебного следствия. Необоснованный же вызов эксперта отрывает его от работы и нарушает ритмичность производства всего экспертного учреждения, создаются условия увеличения сроков производства других экспертиз.

Между тем в теории и на практике спорным является вопрос о том, во всех ли случаях проведения в процессе предварительного следствия экспертизы необходимо вызывать эксперта в судебное заседание?

В ст.240 УПК не содержится указания об обязательном вызове эксперта в суд, если экспертиза была проведена в ходе предварительного следствия. В ней сказано: “Суд первой инстанции при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключения экспертов…” Следовательно, суд обязательно должен исследовать заключение эксперта как источник доказательств. Но исследование может проводиться путем непосредственного заслушивания заключения эксперта самим экспертом, либо путем оглашения заключения, когда эксперт не присутствует на судебном заседании.

Мы считаем, что суд должен либо вызвать эксперта или просто зачитать проведенное исследование по делу и дать ему оценку. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении №1 от 16 марта 1971г. “О судебной эксперти- зе по уголовным делам” по рассматриваемому вопросу указывал:”… что приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, а по делам, по которым экспертиза проводилась в стадии предварительного расследования, в необходимых случаях суд должен обеспечить участие эксперта в судебном заседании”.1

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995, с. 70.

99

Вероятно, никто не сможет оспаривать тот факт, что участие эксперта является желательным, но практически невозможным по каждому проведенному исследованию. Например, эксперты криминалистического отдела УВД Оренбургской области в 1997г. выполнили более 15 000 экспертиз и исследований, реально ли их участие по каждому исследованию в суде? Конечно нет.

Если эксперт не вызывается в судебное заседание, заключение обязательно должно быть оглашено в судебном следствии, иначе суд не сможет крити- чески проверить и оценить его заключение. В постановлении N1 Пленума Верховного Суда СССР от 16.03.71г.” О судебной экспертизе по уголовным делам” отмечается, что “если суд в порядке ст.277 УПК признал возможным рассматривать дело в отсутствие эксперта, давшего заключение, то оно должно быть оглашено и исследовано в судебном заседании”.’

Мы разделяем мнение А.Я.Палиашвили о том, что вызов эксперта в су- дебное заседание нецелесообразен, например, в случаях, когда: “ а) его за- ключение обосновано и согласуется с другими материалами дела; б) заключение эксперта не оспаривают обвиняемый и другие заинтересованные участники процесса и не ставят вопроса о вызове эксперта в судебное заседание; в) эксперт устанавливает такие несущественные факты, которые бесспорно доказаны другими доказательствами; г) в заключении эксперта разрешены вопросы, вы- ходящие за пределы его компетенции; д) эксперт отказался от решения по существу поставленного перед ним вопроса из-за непригодности объектов исследования или ввиду научной неразработанности и спорности методики”.2

В соответствии со ст.408 УПК - вызов эксперта в судебное заседание следует признать обязательным при рассмотрении вопроса о психическом состоянии обвиняемого, имеющее существенное значение для разрешения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

Вызов эксперта в судебное заседание целесообразен и желателен, как от- мечает М.Г.Любарский в случаях, когда: “ а) необходимо допросить эксперта;

1 Там же, с. 70.

2 Палиашвили А.Я, Экспертиза в суде по уголовным делам. М., J973. с.60.

100

б) заключение вызывает сомнения или противоречит другим собранным по делу доказательствам; в) заключением эксперта устанавливаются существенные для уголовного дела факты; г) возникает необходимость в проведении в судебном заседании первичной или повторной экспертизы; д) когда имеется две или более экспертизы с противоположными выводами; е) при производстве комиссионной экспертизы мнения экспертов не совпадают и, каждый из них, составляет свое заключение; ж) заинтересованные участники процесса возбуждают ходатайство о необходимости вызова эксперта в судебное заседание; з) заключение основывается на взятых из показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетеля исходных данных и есть основания опасаться, что они будут изменены в судебном заседании; и) заключением эксперта устанавливаются обстоятельства, способствовавшие или облегчившие совершение пре- ступления, и эксперт, в связи с этим, предлагает профилактические мероприятия. ‘ Мы разделяем данную точку зрения, хотя из вышеприведенного анализа перечень оснований вызова экспертов в суд значительно уже.

При производстве комиссионной экспертизы, в случае разногласия между экспертами, когда каждый из них составил отдельное заключение, допрашиваются все эксперты в отдельности, по поводу данных ими заключений. Когда же они дают совместное заключение, можно ограничиться вызовом одного эксперта, и он оглашает заключение в суде и отвечает на возникающие вопросы, но это не исключает возможности допроса и других экспертов, участвующих в производстве экспертизы. В данной ситуации целесообразно ставить вопросы не перед конкретным экспертом, а перед всеми членами комиссии.

Если выводы проведенной первичной и повторной экспертиз противоре- чивы, целесообразно вызвать в судебное заседание экспертов, проводивших как первичную, так и повторную экспертизы, т.к. в
соответствии со

Любарский М.Г. Деятельность защитника при производстве экспертиз по уголовным делам в суде первой инстанции. (Вопросы экспертизы в работе защитника., Л., 1970., с.57).

101

ст.ст. 192,289 УПК предусматривается допрос лишь того эксперта, который дал заключение в процессе предварительного или судебного следствия.

Трудно согласиться с мнением А.Я.Палиашвили в части возможности ознакомления вызванного в суд эксперта с материалами экспертизы, ранее проведенной по данному делу: “Вызванный в судебное заседание новый эксперт не вправе проверять правильность заключения, данного другим экспертом поскольку он может производит лишь первичную, дополнительную или повторную экспертизы на основании соответствующего определения суда и соблюдения требований закона в связи с производством экспертизы.1

Аналогичное мнение высказано и в учебнике “Судебная психиатрия”: “Вызванный новый эксперт не может быть допрошен также по поводу данного другим экспертом заключения.”2

Мы считаем, что это ошибочная точка зрения, т.к. прежде чем назначить дополнительную, повторную или комплексную экспертизу, суд должен убедиться в этой необходимости и ознакомить нового эксперта с предыдущими выводами эксперта, согласовать с ним вопросы будущей новой экспертизы. Это даст возможность суду, а также эксперту избежать ранее допущенных ошибок при производстве первоначальной экспертизы.

Подводя итоги рассматриваемого вопроса, мы должны констатировать, что в стадии назначения дела к слушанию рамки и пределы оценки доказательств ограничены спецификой этой стадии, однако, без оценки имеющихся в деле источников доказательств, нельзя решить вопросы о полноте, всесторонности и объективности проведенного дознания и предварительного следствия, достаточности собранных доказательств, их допустимости, относимости и согласованности отдельных источников доказательств.

В случае возвращения уголовного дела для дополнительного расследова- ния, судья в соответствии с требованиями ст.232 УПК должен установить дос-

Плиашвши А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам, с.62. Судебная психиатрия, М. 1971. с. 38.

102

товерность или недостоверность выводов проведенной экспертизы; не считать доказанными такие факты и обстоятельства, которые возможно было установить посредством уже проведенной экспертизы, но они не были установлены в процессе дознания и предварительного следствия, а также не делать выводов

0 преимуществе источников доказательств.

Из перечисленных в ст.232 УПК случаев возвращения дела для дополни- тельного расследования с вопросами экспертизы необходимо рассматривать следующие: дознание или предварительное следствие в стадии назначения дела к слушанию признается неполным, вследствие непроведения экспертизы или необоснованности выводов проведенной экспертизы; при проведении экспертизы были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона; заключение эксперта дает основание для переквалификации предъявленного лицу обвинения на более тяжкое или для предъявления ему нового обвинения.

Если суд придет к убеждению, что экспертиза не была проведена, когда по закону ее проведение обязательно, или она не проведена для установления по делу существенных обстоятельств, расследование дела может быть признано неполным, а доказательства, собранные по делу, недостаточными. Например, когда не проведена психиатрическая экспертиза обвиняемого: “Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела включает в себя исследование и психического состояния обвиняемого, если его вменяемость вызывает сомнение”.1

В постановлении же Пленума Верховного Суда СССР №1 от 16 марта 1971г. прямо указано: “В тех случаях, когда во время дознания или предварительного следствия не проводилась экспертиза по обстоятельствам, для установления которых требуются специальные познания, судья или суд в распорядительном заседании обязаны решить вопрос о возможности проведения соответствующей экспертизы при судебном разбирательстве или о возвращении дела для производства дополнительного расследования”.

1 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971., N3, с. 18.

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М, 1995. С. 67.

103

К аналогичному выводу суд может прийти и в том случае, когда экспер- тиза, хотя и была проведена при расследовании уголовного дела, но она имеет существенные недостатки.

Недостатки дознания или предварительного следствия, связанные с вопросами экспертизы, могут служить основанием для возвращения уголовного дела для дополнительного расследования только в том случае, если они не могут быть восполнены в судебном заседании (п. 1 ст.232 УПК).

УПК (п.2 ст.232) предусматривает необходимость возвращения уголов- ного дела для дополнительного расследования в этой стадии процесса, когда при производстве дознания или предварительного следствия были допущены существенные нарушения требований уголовно- процессуального закона. Исходя из ч. 1 ст.345 УПК можно признать, какие из них являются нарушениями, хотя законодатель ничего не говорит по поводу экспертизы.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР №1 от 16 марта 1971 г. указано: «При возвращении дела для производства дополнительного расследования в определении надлежит указать, какие конкретно обстоятельства подлежат установлению путем проведения экспертиз».1

Судья в каждом конкретном случае должен сам определить, насколько существенны для рассмотрения дела установленные нарушения закона в связи с проведением экспертизы. Исходными положениями для правильного решения этого вопроса должны быть: во-первых, возможность исправления установленного нарушения закона в судебном заседании и, во-вторых, разъяснение ст.345 УПК о том, какие нарушения закона следует считать существенными.

А.Я.Палиашвили отмечает, что основанием для возвращения уголовного дела для дополнительного расследования могут служить: “ а) отсутствие заключения эксперта в том случае, когда факты, согласно закону, должны быть установлены лишь посредством экспертизы (случаи обязательного назначения экспертизы); б) когда вопрос о допустимости заключения эксперта, как источника судебного доказательства в этой стадии процесса, решается отрицатель-

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995. С. 67.

104

но. К таким случаям, прежде всего, можно отнести: а) проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела; б) проведение ее необъективным и неквалифицированным экспертом, выход эксперта за пределы своей компетенции при решении поставленных перед ним вопросов; в) экспертиза проведена без вынесения соответствующего постановления или определения; г) обвиняемый не был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы или с заключением эксперта; д) обвиняемый знакомится с постановлением о назначении экспертизы или с заключением эксперта без переводчика, когда он не владеет языком, на котором составлены эти документы; е) эксперту или обвиняемому, хотя и были разъяснены их права, однако, фактически, они были лишены возможности осуществить их (например, в момент ознакомления материала обвиняемый, как установлено заключением судебно- психиатрического эксперта, находился в состоянии временного психического расстройства и не мог реально осуществить свои права при ознакомлении с материалами дела); ж) когда лицо, производящее дознание, следователь или прокурор необоснованно отказывают эксперту или обвиняемому в их законных и обоснованных ходатайствах”.1

Эти требования закона не всегда соблюдаются, особенно когда экспертиза проводится до привлечения лица в качестве обвиняемого. Мы разделяем мнение Ю.К.Орлова о том, что “следователи, как правило, знакомят обвиняемого с материалами экспертизы лишь при выполнении ст.201 УПК, а суды не всегда реагируют на эти нарушения, полагая, что в конечном счете обвиняемый в этой стадии с материалами экспертизы ознакомлен и свои права, хоть и с опозданием, но реализовал.2

Судья может признать существенным нарушением закона и другие случаи игнорирования требований процессуального закона. Так,он может устано- вить, что совершенное деяние неправильно квалифицировано вследствие ошибочного понимания и истолкования заключения эксперта, данного при производстве дознания и предварительного следствия. Это может послужить основа-

1Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., 1973. с.65 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., Изд.Юрист 1995. с.41.

105

нием для возвращения уголовного дела для дополнительного расследования. К такому выводу суд может прийти только в том случае, когда вопрос о квалификации существенно меняет характер обвинения, или оно является более тяжким, чем предусмотрено в обвинительном заключении. Чаще всего это можно наблюдать по баллистическим исследованиям о признании предметов огнестрельным оружием или по наркотикам, когда эксперт в заключении не определяет вес изъятого вещества.

Нередко в заключении эксперта решаются такие вопросы, которые тесно связаны с квалификацией преступления. К ним, в частности, можно отнести:

  • установление причин смерти, характера и тяжести телесных повреж- дений;
  • установление причинной связи между действием лица и наступившими вредными последствиями.
  • В постановлении Пленума Верховного Суда СССР №1 от 29 апреля 1966г. «О судебном приговоре» в связи с этим отмечается: «Следует неукоснительно соблюдать конституционное положение (ст.49 Конституции РФ), согласно которому неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу».1

§2.Производство экспертизы в судебном разбирательстве

Вопросы экспертизы в стадии судебного разбирательства рассматривают- ся и разрешаются для обеспечения дальнейшего всестороннего, полного и объективного исследования материалов экспертизы в ходе судебного следствия. Нам представляется целесообразным решить здесь следующие вопросы:

1) выяснить, явился ли в судебное заседание вызванный эксперт; если не явился, то по какой причине он отсутствует (ст.268 УПК);

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995. С.67.

106

2) разрешить вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в от- сутствии эксперта, если он не явился (ст.277 УПК). 3) 4) разъяснить участникам процесса их право заявить отвод эксперту (ст.272 УПК); 5) 6) разъяснить эксперту его права и обязанности (ст.275 УПК); 7) 8) предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (ст.307 УК); 9) 10) рассмотреть и разрешить ходатайства, заявленные по вопросам экс- пертизы (ст.276 УПК); 11) 12) разрешить вопросы об оставлении эксперта в зале судебного заседания до дачи им заключения; 13) Если при расследовании уголовного дела была проведена экспертиза и суд решит положительно вопрос о вызове эксперта в судебное заседание, вызывается эксперт, производивший исследование и давший заключение. Для производства дополнительной, повторной или комплексной экспертизы в судебное заседание могут быть вызваны и другие эксперты, как из экспертного учреждения, в котором проводились ранее экспертизы, а также и другого экспертного отдела, по усмотрению суда. Это можно наблюдать в практике по уголовным делам, по которым проводились почерковедческие исследования. Так в Оренбургской области, как правило, после производства экспертизы в экспертно- криминалистическом отделе УВД, повторная экспертиза проводится с привлечением экспертов из филиала Самарской НИЛСЭ.

Секретарь судебного заседания в процессе проверки явки вызванных по делу лиц проверяет также явку эксперта, удостоверяясь в том, что явился именно тот эксперт, который был вызван. В случае неявки эксперта, секретарь судебного заседания выясняет конкретные причины неявки, в частности, устанавливает, по каким причинам (уважительным или неуважительным) он отсутствует. Выяснение действительных причин неявки эксперта суду необходимо для того, чтобы принять правильное решение в отношении неявившегося эксперта. После открытия судебного заседания секретарь судебного заседания

107

докладывает о явке вызванного в суд эксперта и сообщает о причинах в случае его неявки.

В подготовительной части судебного заседания при неявке эксперта суд должен решить вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в его отсутствие. Правильное решение этого вопроса способствует всестороннему, полному и объективному исследованию доказательств, а также правильной организации проведения экспертизы. Именно поэтому законодатель считает необходимым в подготовительной части судебного заседания разрешить вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участвовавших в деле лиц, в том числе и эксперта (ст.277 УПК).

В законе не предусмотрено оставление этого вопроса открытым до конца судебного следствия, а посему, он должен быть разрешен в подготови- тельной части судебного заседания.

Прежде чем принять решение о возможности или невозможности рас- смотрения уголовного дела в отсутствие эксперта, суд обязан выслушать мнение участников судебного разбирательства и заключение прокурора. Лишь после всестороннего и делового обсуждения этого вопроса суд выносит мотивированное определение о продолжении судебного разбирательства, либо о его отложении.

После объявления состава суда председательствующий сообщает, кто явился в качестве эксперта в суд. Однако закон не отражает, какие данные об эксперте, и в какой момент судебного разбирательства должны быть сообщены участникам судебного разбирательства. К таким данным, мы считаем, следует отнести: место работы эксперта, его должностное положение, ученая степень и звание (когда эксперт является сотрудником органов внутренних дел), общее и специальное образование; его узкая специализация, общий трудовой стаж работы по специальности.

Думается, что следует объявить и по чьей инициативе был вызван эксперт в судебное заседание (по инициативе суда, прокурора или по ходатайству адвоката, подсудимого и т.д.) и с какой целью. И.Л.Петрухин указывает,
что

108

“одновременно” с разъяснением эксперту его прав и обязанностей суд дол- жен, по нашему мнению, разъяснить, с какой целью эксперт вызван в судебное заседание”.’

С такой позицией согласиться нельзя, заявляет А.Я.Палиашвили: “ т.к. в момент объявления эксперта суд, в соответствии с законом, должен разъяснить участникам судебного разбирательства их право заявить отвод эксперту и, по существу, рассмотреть и разрешить заявленный отвод эксперту. Участники судебного разбирательства уже в этот момент должны знать основные данные об эксперте и его деловых качествах, а также цели его вызова. В противном случае вопрос об отводе эксперта в этот момент в большинстве случаев будет носить формальный характер”. Мы разделяем данную точку зрения, т.к. суд должен внимательно изучить основание для отвода, выслушать по этому вопросу мнение участников процесса, вынести мотивированное определение об отводе эксперта и разъяснить эксперту его права и обязанности, предусмотренные законом (ст.275 УПК).

Таким образом, эксперт обязан явиться в судебное заседание, для того, чтобы дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам в пределах своей компетенции; заявить самоотвод в случае его заинтересованности в исходе дела; в случае разногласия с другими экспертами составить свое отдельное заключение; дать заключение в письменной форме; разъяснить или дополнить свое заключение.

В соответствии со ст. 82 УПК эксперт наделен определенными правами: а)знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы; б) заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для заключения; в) с разрешения суда, производящего дознание, следователя, прокурора или суда присутствовать при производстве допросов и других следственных и судебных действий и задавать допрашиваемым во-

1 Петрухии ИМ. Экспертиза в суде./ / Советская юстиция, 1968. N2. с. 10.

2 Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам, с. 73-74.

109

просы, относящиеся к предмету экспертизы. Мы дополнили бы этот перечень и такими положениями, как: а) совещаться с другими экспертами (членами комиссии) до дачи заключения; б) отказаться от дачи заключения, если представленные ему материалы недостаточны или он не обладает достаточными знаниями для дачи заключения.

В соответствии со ст. 307 УК председательствующий должен предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного за- ключения. В этой связи уместно вспомнить, что И.Д.Перлов предлагал предупреждать эксперта не в подготовительной части судебного заседания, а в ходе судебного следствия, т.е. в тот момент, когда суд вручает эксперту список вопросов для подготовки заключения. Такой подход в решении данного вопроса нам представляется не совсем правильным. Объективность эксперта должна быть гарантирована уже с подготовительной части судебного заседания, поскольку именно в этой части впервые в судебном заседании рассматривается вопрос об отводе эксперта, возбуждаются ходатайства по вопросам экспертизы.’ Поэтому вопросы о разъяснении прав и обязанностей эксперту и его предупреждении об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения нет необходимости рассматривать в разных частях судебного разбирательства. Мы считаем, что будет более правильным, если сразу же после разъяснения прав и обязанностей предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

В соответствии со ст.276 УПК для обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования доказательств в судебном следствии, в законе предусмотрена необходимость рассмотрения заявлений, обсуждения и разрешения ходатайств в подготовительной части судебного разбирательств, но эксперт не упоминается. Нам представляется, что рассмотрение и разрешение ходатайств эксперта в названной части судебного разбирательства способствова-

Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства в советском уголовном процессе. М., 1956. с. 154.

по

ло бы правильной организации судебного следствия, всестороннему и объективному исследованию доказательств. Его ходатайства могут касаться необходимости предоставления новых объектов для сравнительного исследования, а иногда и создания условий для производства экспертизы. Именно поэтому, на наш взгляд, целесообразно дополнить ст.276 УПК указанием на то, что суд обязан рассмотреть и ходатайства эксперта. При этом суд выслушивает мнения всех участников судебного разбирательства. Кроме того, при обсуждении ходатайств, касающихся вопросов экспертизы, суд помимо мнения участников судебного разбирательства, как нам представляется, должен выслушать и мнение эксперта. Это способствовало бы принятию судом правильного решения по обсуждаемому ходатайству.

Вопрос об оставлении эксперта в зале судебного заседания может воз- никнуть как в подготовительной части судебного заседания, так и в ходе судебного следствия.

Вопрос об удалении эксперта из зала судебного заседания или освобож- дения от присутствия может возникнуть как по инициативе суда или ходатайству участников судебного разбирательства, так и по просьбе самого эксперта. Во всех случаях суд должен выслушать мнение участников судебного разбирательства по этому вопросу, проанализировать доводы и определить, с какого момента эксперт должен быть удален из зала судебного заседания или освобожден от присутствия (ст.277 УПК).

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР №1 от 16 марта 1971г. указывается, что “суд по ходатайству эксперта может ограничить его присутствие в судебном заседании временем, необходимым для исследования доказательств, имеющих отношение к предмету экспертизы. После дачи заключения экспертом и проверки судом этого заключения: «…эксперт может быть судом освобожден от дальнейшего присутствия в суде, о чем указывается в протоколе судебного заседания”.1

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995. С.67.

Ill

Вопрос об удалении и освобождении эксперта должен быть положительно решен в случаях, когда: а) его присутствие нежелательно в целях охраны государственной, военной или дипломатической тайны, и он не имеет соответствующего допуска; б) при рассмотрении обстоятельств интимной жизни, не связанных с проведением экспертизы; в) суд признает нежелательным ознакомление эксперта с некоторыми материалами дела или его присутствие при производстве отдельных судебных действий; г) суд признает необязательным дальнейшее присутствие эксперта в судебном заседании по просьбе эксперта после дачи им заключения и его допроса; д) эксперт нарушает порядок во время судебного заседания или не подчиняется распоряжениям председательствующего (ст.263 УПК).

Освобождение эксперта от присутствия в суде должно быть зафиксировано в протоколе судебного заседания.

В ходе судебного следствия рассматриваются и решаются основные во- просы, связанные с проведением экспертизы, проверкой и оценкой заключения эксперта.

Проведение экспертизы в судебном следствии, как нам представляется, можно разделить на следующие этапы:

1) участие эксперта при подготовке назначения экспертизы; 2) 3) формулирование, обсуждение и постановка вопросов подлежащих раз- решению экспертом; 4) 3) производство экспертизы и составление экспертом письменного за ключения;

4) оглашение экспертом своего заключения; 5) 6) допрос эксперта; 7) 8) оценка заключения эксперта. Рассмотрим их более подробно в отдельности: 9) /.Участие эксперта при подготовке назначения экспертизы. При рас- смотрении уголовного дела в суде может возникнуть необходимость в производстве первичной экспертизы, если она вообще не проводилась,
повторной,

112

дополнительной или комиссионной и комплексной. Если эксперт вызывается в суд для производства первичной экспертизы, то он принимает активное участие в ее подготовке, формулировании и обсуждении вопросов, которые будут поставлены перед ним и т.д.

Эксперт при этом вправе возбудить перед судом ходатайство о его уча- стии в осмотре места происшествия, если есть в этом необходимость, веще- ственных доказательств; присутствия при проведении судебного эксперимента; в допросе подсудимых, потерпевших, свидетелей с целью выяснения обстоятельств, относящихся к предмету экспертизы; о его участии при обсуждении и формулировании подлежащих разрешению вопросов; об истребовании материалов и документов, необходимых для дачи заключения, об оглашении в суде показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей, протоколов следственных действий, о необходимости истребования или отбора проб и образцов для сравнительного исследования. Все эти ходатайства эксперта должны быть удовлетворены судом, если действия, о которых ходатайствует эксперт, имеют отношение к назначаемой или проведенной экспертизе и необходимы для полного, всестороннего и объективного рассмотрения уголовного дела.

В связи с подготовкой к назначению экспертизы, суд должен внимательно рассмотреть ходатайства эксперта, предоставить ему возможность ознако- миться с материалами дела, связанными с предметом экспертизы, выяснить все вопросы, разъяснить эксперту его права и обязанности, в связи с подготовкой и назначением экспертизы и создать реальные условия для осуществления этих прав, поэтому подготовка зависит от того, с какой цель эксперт приглашается в судебное заседание - для производства первичной, дополнительной повторной экспертизы или для допроса.

В судебном следствии эксперт вправе задавать вопросы подсудимому, потерпевшему и свидетелям об обстоятельствах, имеющих значение для дачи заключения. В действующем УПК не содержится указания на необходимость постановки экспертом вопроса с разрешения суда, но мы полагаем, что эксперт должен просить разрешения у председательствующего задать вопросы

из

подсудимому, потерпевшему и свидетелям, так как председательствующий руководит ходом судебного следствия (ст. 243 УПК).

Совершенно противоположно по данному вопросу высказывается Р.Д.Рахунов: “В судебном заседании интересующие эксперта вопросы к подсудимому или к свидетелю не могут выясняться в порядке прямого допроса экспертом подсудимого или свидетеля, а задаются им через председательствующего”.1 Как думается, здесь речь должна идти о постановке экспертом интересующих его вопросов, а не о допросе в прямом смысле этого слова. Вот как по этому вопросу высказывается И.Д.Перлов: “То обстоятельство, что эксперт предлагает вопросы подсудимому и свидетелям каждый раз с разрешения председательствующего, не дает оснований для того, чтобы исключить прямой допрос экспертом подсудимого и свидетелей. Одно дело ставить вопрос с разрешения председательствующего в судебном заседании, совершенно другое дело вести допрос через председательствующего…”. В первом случае эксперт, получив разрешение ставить вопросы, предлагает их прямо подсудимому, во втором случае каждый вопрос формулируется экспертом для председательствующего, а последний в своей редакции ставит его допрашиваемому”.2 Несомненно, эксперт участвует в допросах подсудимого, потерпевшего и свидетелей, и его участие состоит в постановке интересующих его вопросов, связанных с предметом экспертизы и не более.

В соответствии со ст.243 УПК председательствующий может отклонить вопрос эксперта, если он не имеет отношения к рассматриваемому делу, к предмету экспертизы и задается не для выяснения специальных, а чисто правовых вопросов. Эксперт должен ставить вопросы в корректной форме, без употребления профессиональных терминов, в пределах своей компетенции с учетом уже установленных и выясненных в судебном следствии обстоя-

Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе. М, 1953. с. 144.

Перлов ИД. Судебное следствие в советском уголовном процессе. М., 1955. с.2 30.

114

тельств. Важно, чтобы каждый из вопросов эксперта был конкретным, четким, понятным. В соответствии со ст.288 УПК к постановке и обсуждению вопросов эксперту суд приступает после выяснения всех обстоятельств, имеющих значение для дачи заключения.

2, Формулирование, обсуждение и постановка вопросов перед экспертом. В ходе судебного следствия, если возникнет необходимость в производстве экспертизы, должна быть соблюдена процедура постановки вопросов перед экспертом, предусмотренная ст.288 УПК: а) предложение председательствующего участникам судебного разбирательства поставить вопросы перед экспертом; б) представление участниками судебного разбирательства вопросов эксперту; в) оглашение судом представленных ими вопросов; г) заслушивание мнений участников процесса, эксперта и заключения прокурора по поводу обсуждаемых вопросов (обсуждение вопросов); д) рассмотрение судом этих вопросов, устранение тех из них, которые не относятся к делу или к компетенции эксперта, и формулирование судом новых вопросов; е) оглашение пред- седательствующим вопросов, предлагаемых эксперту, в окончательном виде.

После выяснения всех обстоятельств, имеющих значение для дачи за- ключения, председательствующий предлагает обвинителю, защитнику, подсудимому, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям представить в письменном виде вопросы эксперту. Участники судебного разбирательства предлагают эксперту вопросы, как правило, в письменном виде. Однако они могут быть поставлены и в устной форме.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении №1 от 16 марта 1971г. дал следующее разъяснение: “В случаях, когда подсудимый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или другие участники судебного разбирательства не могут по уважительным причинам в письменном виде

115

представить вопросы эксперту, они могут изложить их устно. Эти вопросы заносятся в протокол судебного заседания”.1

Такой порядок, как нам кажется, способствует продуманности и кон- кретности в постановке вопросов, способствуют правильной организации назначения экспертизы и успешному ее проведению. После представления участниками судебного разбирательства вопросов, председательствующий оглашает их, и по ним заслушивается мнение участников судебного разбирательства и заключение прокурора. После этого суд должен удалиться в совещательную комнату (ст.261 УПК) и вынести определение в виде отдельного документа, подписываемого всем составом суда, в котором в окончательном виде формулируются вопросы эксперту.

Суд не связан формулировками вопросов, предложенных участниками судебного разбирательства, однако их отклонение или изменение обязан мотивировать.

Участники судебного разбирательства при обсуждении предлагаемых эксперту вопросов могут высказать свое мнение о правомерности и желательности постановки обсуждаемых вопросов, об их отклонении или исключении отдельных из них, о ясности или неточности поставленных вопросов, о значении факта, устанавливаемого путем разрешения того или иного вопроса. Все замечания и предложения должны быть обоснованными и мотивированными.

Эксперт, присутствующий в судебном следствии, должен высказать свое мнение по обсуждаемым вопросам: относятся ли предлагаемые вопросы к его компетенции; о возможности их решения путем производства данного вида экспертизы и если требуются дополнительные исходные данные для производства, то какие; о необходимости назначения комплексной экспертизы; о приглашении конкретных квалифицированных экспертов или проведении экспертиз в конкретном экспертном учреждении, а в случае неясности или неточности обсуждаемых вопросов, предложить, сформулировать их более четко и яс-

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995., с. 68.

116

но. Суд также анализирует поставленные перед экспертом вопросы и, если придет к выводу, что они не относятся к его компетенции или к рассматриваемому делу, устраняет их или ставит в новой редакции.

В связи с этим, суд обязан огласить вопросы эксперту до удаления в со- вещательную комнату для вынесения определения о назначении экспертизы. УПК не содержит ясного указания о необходимости оглашения в окончательном виде вопросов, предлагаемых эксперту.

В постановлении №1 Пленума Верховного Суда РФ от 16 марта 1971г. “О судебной экспертизе по уголовным делам” отмечается: “Разъяснить судам, что по смыслу ст.ст.261 и 288 УПК вопросы перед экспертом должны формулироваться в определении суда. В определении, помимо вопросов, предлагаемым судом на разрешение эксперта, должно быть указано, какие вопросы, представленные участниками судебного разбирательства, судом отклонены и мотивы их отклонения. Суд не связан формулировкой и перечнем вопросов, предложенных участниками судебного разбирательства, а также поставленных перед экспертом в процессе предварительного расследования”.1 Суд должен обсудить также вопрос о необходимости присутствия при производстве экспертизы состава суда и других участников процесса.

В указанном постановлении Пленума Верховного Суда СССР отмечается, что “судьи и участники судебного разбирательства вправе присутствовать при производстве экспертизы, проводимой вне зала судебного заседания”.2

Если суд принимает решение об участии при производстве экспертизы, то он должен указать конкретных лиц, которые могут присутствовать при производстве экспертизы, место и время начала производства экспертизы. Определение о назначении экспертизы, вынесенное во время судебного разбирательства, в соответствии с законом, подлежит оглашению (ст.261 УПК). После оглашения определение вручается эксперту или направляется в экспертное учреждение, где будет проводиться экспертиза, при этом суд принимает одно из следующих решений: продолжает судебное следствие, объявляет перерыв или

1-2 Там же, с.68-69.

117

откладывает дело слушанием до получения заключения эксперта и указывает время продолжения или возобновления судебного рассмотрения уголовного дела с учетом уже полученного заключения эксперта.

При решении вопроса о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования суд должен выслушать мнения всех участников судебного разбирательства и, с учетом их мнения, решить вопрос о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования.

Если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятель- ства, которые не могут быть восполнены в судебном заседании, уголовное дело подлежит возвращению для дополнительного расследования в соответствии со ст.ст. 232 и 258 УПК.

А.Я.Палиашвили по данному вопросу высказывается так: “В связи с производством криминалистической экспертизы нередко возникает необходимость истребовать дополнительные материалы, получить образцы для сравнительного исследования и т.п. Очевидно, что подобные пробелы дознания или предварительного следствия не всегда могут быть восполнены при судебном разбирательстве дела. Именно поэтому уголовное дело подлежит возвращению для производства дополнительного расследования с целью производства кри- миналистической экспертизы.

Аналогичные обстоятельства могут возникнуть при производстве любого другого вида судебной экспертизы”.1 Мы не разделяем данное мнение, что из-за непроведения экспертизы в стадии предварительного расследования, необходимо дело возвращать на дополнительное расследование. Суд может в ходе судебного следствия провести экспертизу. На практике так и происходит. Пока суд занимается исследованием других источников доказательства, экспертиза может быть успешно проведена. Мы согласны на этот счет с мнением Л.Е.Ароцкера: “Установив в судебном разбирательстве, что необходимая криминалистическая экспертиза не была проведена, суд должен сам назначить экс-

Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам, с. 89.

118

пертизу, и поручить эксперту произвести ее в суде или в соответствующем экспертном учреждении”.1

Совсем иную точку зрения высказал В.Златкович. Он пишет, что, если суд сам производит экспертизу, “от этого страдает качество экспертного за- ключения, полнота и всесторонность которого может быть достигнута в боль-шей степени на предварительном следствии”. С таким мнением трудно согласиться, ибо полноту и всесторонность проведения экспертизы автор связывает только с предварительным следствием, тогда как полнота, всесторонность и достоверность выводов экспертизы зависят не от того, кто назначает экспертизу (суд или следователь) и где она производится, а какая экспертиза назначается, какие дополнительные следственные или судебные действия необходимо провести и какие пробелы следствия требуется восполнить при ее производстве. Таким образом, возвращение уголовного дела на доследование для производства экспертизы необходимо в тех случаях, когда недостатки и неполнота первичной экспертизы не могут быть восполнены в суде.

  1. Производство экспертизы и составление экспертом письменного заключения. Экспертиза может быть проведена в помещении суда в отдельной, отведенной для эксперта комнате. Вот как А.Я.Палиашвили представляет это: “ В помещении суда чаще других проводится судебно- бухгалтерская экспертиза и другие исследования, при производстве которых не используются сложные методы и аппаратура. При проведении экспертизы в помещении суда должны быть созданы все условия для нормальной работы эксперта. Нередко производство экспертизы начинается в помещении суда, а продолжается в экспертном учреждении, так как в процессе исследования возникает необходимость в использовании специальной аппаратуры и методов. В каком бы месте

Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбира- тельстве. М., 1964. с. 164.

Златкович В.А. Исследование и оценка доказательств при новом рассмот- рении дела после отмена ранее вынесенного приговора. // Социалистиче- ская законность. 1954., N 3. с. 37.

119

ни проводилась экспертиза, исследование всегда должно быть проведено на надлежащем уровне, всесторонне и полно”.1

Мы солидарны с данной точкой зрения, но необходимо отметить, что технический прогресс сегодня коснулся и судебной экспертизы. В настоящее время стало возможным производство сложных экспертиз в зале суда, например, автотехнических, когда эксперт с помощью переносной ЭВМ в состоянии произвести сложные расчеты по дорожно- транспортному происшествию. Это значительно расширяет возможности производства судебных экспертиз в зале суда и носит более наглядный и убедительный характер.

При производстве экспертизы в суде применяется та же методика, что и в процессе исследования в экспертном учреждении. Особенность производства экспертизы в суде заключается лишь в том, что нередко эксперт дает заключение с учетом новых данных и обстоятельств, установленных при судебном разбирательстве дела, в частности, новых показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, которые в ряде случаев меняют или уточняют свои показания, касающиеся предмета экспертизы или ее исходных данных; новых, истребованных судом документов и доказательств, дополнительно полученных образцов и проб для сравнительного исследования; данных, касающихся объектов исследования, механизма образования отдельных признаков, и т.п. Эта специфика особенно наглядно проявляется в случаях, когда экспертиза была уже проведена при расследовании дела, и в судебном следствии вновь возникла необходимость в ее проведении.

В этой связи мы не можем согласиться с мнением А.Я.Палиашвили, когда он утверждает: “если при этом используются новые исходные данные, другие объекты исследования и сравнительные материалы, проводится первичная экспертиза, а не повторная”.2 Повторная экспертиза в соответствии с законом (ст. 81 УПК) может быть назначена лишь в случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности. Пленум Верховного Суда

Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., J973. с.90. 2 Там же, с. 91

120

СССР в постановлении №1 от 16 марта 1971г. по вопросам экспертизы подчеркнул, что: “в тех случаях, когда возникает необходимость в исследовании новых объектов, суд назначает эксперту в порядке ст.78 УПК, которая может быть поручена тому же эксперту, если предстоящее исследование не выходит за пределы его специальных познаний”.1 В данном случае должна проводиться дополнительная экспертиза, а не первичная. В вышеназванном постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971г. также отмечается, что “…экспертиза может быть поручена тому же эксперту”. Если уже проводилась экспертиза, то она не может называться первичной. Ярким примером того может служить ситуация, когда эксперт на стадии предварительного расследования признал след пальца руки пригодным для идентификации личности, а в суде его спрашивают о том, что не принадлежит ли он обвиняемому? Эксперт уже проводил исследование по данному делу и в связи с появлением новых данных, он проводит дополнительную экспертизу, а не первичную, как утверждает об этом А.Я.Палиашвили.

В соответствии со ст.288 УПК: “Заключение дается экспертом в пись- менном виде, оглашается им в судебном заседании и приобщается к делу вместе с вопросами”. Надо полагать, что это относится к любой форме экспертизы - первичной, дополнительной, повторной. Эксперт, во всех случаях, должен дать заключение в письменном виде. При подтверждении своих прежних выводов эксперт не составляет подробное заключение, однако, он должен отметить в новом заключении, какой суд поручил ему производство экспертизы, и указать основания для ее назначения, а также изложить свои выводы. В этом случае нет необходимости проводить новое исследование и излагать заново исследовательскую часть заключения эксперта. Более сложным является составление письменного заключения, когда с учетом установленных в процессе судебного следствия новых данных, эксперт должен изменить свои выводы или

Сборник постановлений Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. И., 1995., с.69.

121

их обоснование. Причины, в силу которых эксперт изменяет свои прежние выводы, очень разнообразны и, как утверждает А.Я.Палиашвили, могут касаться:

” - объектов исследования (ненадлежащее их процессуальное оформление, исследование других, а не подлинных объектов: новое объяснение от- дельных его признаков и фактов, установление иных условий образования механизма следов, признаков и т.д.);

  • проб и образцов, представленных в качестве сравнительного материала (их неподлинность, некачественность, недостаточность, ненадлежащее процессуальное оформление и т.д.);
  • тех исходных данных, на которых были основаны выводы ранее прове- денной экспертизы (изменение исходных данных, установление в суде новых исходных данных и т.д.)”.1
  • Мы разделяем данную точку зрения потому, что в зависимости от данных, установленных в процессе судебного следствия, у эксперта могут поя- виться дополнительные исходные для производства экспертизы и ее расчетов. Например, в ходе судебного следствия было установлено, в автомобиле находилось пять пассажиров, а не двое, как утверждалось ранее. Получив такую информацию, эксперт сделает новые расчеты - в результате загруженности автомобиля изменится скорость его движения по результатам замера тормозного пути, и изменится вывод о скорости транспортного средства до момента столкновения или наезда, т.е. дать иную оценку признакам и фактам, объяснить имеющиеся в материалах экспертизы противоречия и т.п.

В стадии подготовки экспертизы в судебном следствии эксперт должен уяснить, какие фактические данные и материалы можно использовать для исследования и при необходимости возбудить перед судом ходатайство о предоставлении дополнительных исходных данных, например, предоставления дополнительных образцов.

1 Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам, с. 92.

122

Мы разделяем мнение А.Я.Палиашвили о том, что при определении до- полнительных исходных данных эксперт должен руководствоваться следующими соображениями:

” а) использовать лишь такие исходные данные, которые отражены в ма- териалах уголовного дела и в протоколе судебного заседания, а не опираться на его личные впечатления, не зафиксированные в материалах дела; б) не использовать спорные, сомнительные или отвергнутые судом, при рассмотрении уголовного дела, исходные данные. В основу выводов эксперта могут быть положены лишь такие исходные данные и факты, которые оценены судом. В некоторых случаях эксперт должен отметить в заключении, что правильность его выводов находится в прямой зависимости от достоверности фактов или исходных данных, положенных в основу данного заключения.1

К сожалению, в практической деятельности экспертов влияние оперативно - следственного аппарата в системе МВД очень велико. И мы вновь кри- тически расцениваем “кураторство” в органах внутренних дел, “следствия” над экспертно-криминалистической службой и отстаиваем идею создания в России единой независимой системы экспертных учреждений под руково- дством Минюста РФ, куда бы мог обратиться любой гражданин, в том числе и защитник обвиняемого, и провести любую экспертизу.

  1. Оглашение экспертом заключения в процессе судебного следствия. Если в судебном следствии участвует эксперт, проводивший исследование, то он по предложению председательствующего оглашает свое заключение. Мо- мент его оглашения определяется судом с учетом последовательности исследования доказательств и ходатайств участников судебного разбирательства.

Эксперт может зачитать свое заключение или устно, в сжатой форме, из- ложить его суть и выводы. В суде допустимо оглашение лишь письменного заключения эксперта. Оно может рассматриваться как источник доказательств только в том случае, если дается экспертом в письменной форме. Оглашение

Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам, с. 93.

123

заключения эксперта, как правило, начинается с изложения поставленных перед ним вопросов, затем сообщаются выводы и научное их обоснование. При этом эксперт может сообщить суду, какие методы исследования он использовал, которую применял специальную аппаратуру, какие эксперименты проводил и т.д. Подробное обоснование выводов и их демонстрация зависят как от самого эксперта, так и от суда или участников судебного разбирательства. Нет необходимости без особой нужды употреблять в заключении специальные термины.

При оглашении заключения эксперта большое значение имеет иллюстра- ция выводов проведенных исследований. Как правило, эксперт стремится проиллюстрировать ход своего исследования в доступной форме для всех участников судебного следствия в виде фототаблиц, а в настоящее время широко используется видеозапись.

При производстве комиссионной экспертизы, при даче совместного за- ключения, один из экспертов оглашает и демонстрирует выводы экспертизы. Если же при исследовании, ввиду разногласия, эксперты составляли отдельные заключения, каждый из них оглашает лишь свое заключение и демонстрирует свои выводы.

  1. Допрос эксперта в процессе судебного следствия.

Эксперт может быть вызван в судебное заседание для допроса, как по инициативе суда, так и по ходатайству участников судебного разбирательства.

Необходимость в допросе эксперта возникает лишь в случаях, когда данное им заключение нуждается в дополнении или разъяснении.

Допрос эксперта в суде имеет много общего с допросом эксперта в про- цессе расследования. Однако, он имеет и некоторые особенности, обусловленные спецификой стадии судебного разбирательства: допрос производится в условиях гласности; может осуществляться в более разнообразных формах, чем при расследовании дела; проводиться в присутствии всех участников судебного разбирательства. Специфика проявляется и в тактике допроса.

124

Допрос эксперта в суде предусмотрен ст.289 УПК: “после оглашения экс- пертом заключения ему могут быть заданы вопросы для разъяснения или дополнения данного им заключения”.

Закон не случайно предоставляет суду и участникам судебного разбира- тельства право допросить экспертов. Этот завершающий этап производства экспертизы позволяет устранить все сомнения, возникающие в связи с производством экспертизы, получить необходимые разъяснения и дополнения заключения эксперта, оглашенного в судебном заседании. Каждое заключение эксперта представляет собой результат использования специальных знаний для решения конкретных обстоятельств дела. У суда и участников процесса, не обладающими такими специальными познаниями, могут возникнуть вопросы, требующие дополнительной аргументации эксперта.

Под дополнением заключения эксперта следует понимать разъяснение экспертом отдельных положений заключения, не требующие проведения исследования. В последнем же случае необходимо производство дополнительной экспертизы. Разъяснение заключения эксперта может касаться любых сторон проведенной экспертизы, непонятных суду или участникам судебного разбирательства. К допросу эксперта должны готовиться, как суд и участники судебного разбирательства, так и эксперт. Для допроса в суд вызывается тот эксперт (эксперты), который (которые) дал (дали) заключение. Вызов другого эксперта недопустим, хотя такие случаи все ж таки встречаются в судебной практике. Если же в суд по объективным причинам невозможно вызвать для допроса эксперта, давшего заключение, дело должно быть или отложено слушанием или проведение экспертизы поручено другому эксперту.

Допрос эксперта производится, когда для разъяснения и дополнения его заключения не требуется дополнительных исследований. Если же ответы эксперта на дополнительные вопросы требуют проведение таких исследований, должна быть назначена дополнительная экспертиза.

125

Не могут ставиться вопросы, не связанные с заключением эксперта, по которому проводится допрос. Если необходимость в их разрешении возникает, должна назначаться новая экспертиза.

Во всех случаях эксперт должен быть допрошен в суде лишь после оглашения заключения эксперта и, как правило, сразу же после его оглашения. Допрос эксперта в суде осуществляется с разрешения председательствующего.

Согласно ст.289 УПК вопросы эксперту сначала задают судьи, а затем обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, защитник и подсудимый. По данным исследования, проведенным Л.Уразгильдеевым, большая часть вопросов эксперту поставлены: “судом - 30 %, защитниками - 30 %, подсудимыми - 22,8%, государственными обвинителями - 11,4%, потерпевшими - 2,9 %, представителями потерпевших -2,9 %”.1

Из приведенного анализа судебной практики по данному вопросу в Орен- бургской области видно, что постановка вопросов преобладает со стороны так же защитников и подсудимых - более 60%.

Надо признать, что редакция этой статьи должна быть подвергнута уточнению, что первым задавать вопросы должны все же таки не судьи. Нам представляется, что в проекте УПК, который представлен депутатами - членами Государственной Думы по законодательству и судебно- правовой реформы (ст.329), правильно уточняется, что вопросы задают стороны, при этом первой задает сторона, по ходатайству которой назначена экспертиза. Суд вправе задавать вопросы в любой момент допроса. Это соответствует разграничению функций суда и сторон в судебном разбирательстве на основе принципа состязательности и равенства сторон.

Вопросы ставятся в устной форме с разрешения председательствующего в судебном заседании.

; Уразгильдеев Л. Допрос эксперта в суде.// Российская юстиция. М., 1997г., №6, с.27.

126

Представляется, что вопросы в письменной форме следует ставить перед экспертом независимо от их сложности и важности, во всех случаях, когда для их разрешения требуется производство экспертизы.

Существует и другая точка зрения. Любой вопрос при допросе эксперта может быть задан в устной форме. Независимо от формы, в которой задаются вопросы, эксперт вправе ответить на них в устной форме, так как его ответы заносятся в протокол судебного заседания. Вопросы, заданные эксперту, и его ответы на них не всегда точно и правильно фиксируются в протоколе судебного заседания. Однако, в законе (ст.265 УПК) не предусмотрено право эксперта, принести свои замечания по протоколу судебного заседания. В связи с этим в литературе правильно ставится вопрос о восполнении закона в этой части.

Допрос эксперта в суде направляет председательствующий. Он может отвести любой вопрос участника судебного разбирательства, если он не имеет отношения к проведенной экспертизе, или к рассматриваемому делу, или же выходит за пределы компетенции допрашиваемого эксперта. Если в судебном следствии присутствуют два или более экспертов, возникает вопрос, кого из присутствующих допросить первым. Решение его зависит от ряда обстоятельств. Если при производстве комиссионной экспертизы все эксперты пришли к общему выводу, допрашивается тот эксперт, который оглашает заключение в суде. Однако могут быть допрошены и другие члены, проводившие экспертизу. В подобных случаях представляется целесообразным ставить вопросы не перед конкретным экспертом, а перед всеми членами. Эксперты же в зависимости от их квалификации, деловых качеств, узкой специализации, научных интересов сами могут решить вопрос, кто из них должен ответить на той или иной вопрос. Такой порядок не исключает возможности допроса и каждого члена.

Если при производстве комиссионной экспертизы возникло разногласие между экспертами, и каждый из них составляет отдельное заключение, допрашивается каждый эксперт в отдельности по поводу данного им заключения. Представляется, что первым следует допросить эксперта, давшего категори-

127

ческое заключение, или заключение, выводы которого не противоречат материалам дела.

Такая рекомендация в большинстве случаев способствует выяснению в начале важных для данного дела обстоятельств, которые, естественно, могут быть уточнены и проверены в дальнейшем при допросе других экспертов, а также при оценке других материалов дела.

Если в судебное заседание вызваны эксперты, проводившие различные виды исследования (криминалистическое, судебно-медицинское, судебно- бухгалтерское и т.п.), первым целесообразно допросить того эксперта, который раньше всех дал заключение, и, установленные им факты относятся к более раннему периоду или же его заключение является основой для проведения другого вида исследования. Например, если эксперт-криминалист устанавливает такие факты, которые свидетельствуют о поддельности документов, а эксперт-бухгалтер по этим документам, в дальнейшем, определяет размер ущерба, первым целесообразно допросить эксперта-криминалиста. При производстве же первичной и дополнительной экспертиз первым допрашивается эксперт, давший первичное заключение. Если в судебное заседание вызваны эксперты, проводившие как первичную, так и повторную экспертизы, первым целесообразно допросить эксперта, проводившего повторную экспертизу, поскольку он может объяснить причины расхождения выводов первичной и повторной экспертиз.

Если выводы первичной и повторной экспертиз совпадают и в судебное заседание вызваны оба эксперта, первым рекомендуется допросить эксперта, проводившего первичное исследование, для разъяснения или дополнения данного им заключения. В отличие от предварительного следствия и дознания, где эксперт обычно допрашивается лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, при проведении судебного следствия он допрашивается, как правило, судом, обвинителем, защитником, подсудимым и другими участниками судебного разбирательства в последовательности, установленной уголовно- процессуальным законодательством. При перекрестном допросе одному

128

и тому же эксперту задают вопросы суд и участники судебного разбирательства. Его наиболее целесообразно применять в случаях, когда при производстве комиссионной экспертизы, ввиду разногласия, каждый эксперт составляет отдельное заключение, либо эксперты при производстве первичной или повторной экспертиз пришли к разным выводам. При таком допросе одни и те же вопросы сначала задают одному, а затем другому эксперту. С помощью перекрестного допроса легче обнаружить причины разногласий между выводами экспертов.

В какой бы форме не осуществлялся допрос эксперта в судебном заседа- нии, он должен дать на поставленные вопросы ясные, квалифицированные, определенные, конкретные и правильные ответы. Ответ эксперта должен основываться лишь на его специальных познаниях. В необходимых случаях эксперт может иллюстрировать свои выводы фотоснимками, схемами, диаграммами и другими наглядными материалами. В подтверждение своих ответов он может сослаться также на научные труды, а в ряде случаев зачитать даже выдержки из них.

Если суд в порядке ст.277 УПК признал возможным рассматривать дело в отсутствие эксперта, давшего заключение в предварительном следствии, то заключение должно быть оглашено и исследовано в судебном заседании.1

К сожалению, нет единого мнения по вопросу о возможности допроса эксперта в суде вместо производства экспертизы, если он ранее уже давал заключение в процессе предварительного расследования. По данным Л.Уразгильдеева из 58 случаев вызова эксперта в суд, когда экспертиза проводилась в процессе предварительного следствия, в 7 случаях (12,1%) экспертиза в суде заменялась допросом эксперта по ранее данному им заключению; в 4 случаях (6,9 %) эксперты допрашивались до дачи заключения в суде (причем два раза по экспертизам, произведенным ранее другими экспертами). Встреча-

Сборник постановлений Пленума Верховного Суда по уголовным делам 1961-1993. М, Юрид.литература, 1994. с. 201.

129

лись и попытки допроса экспертов в суде до дачи заключений, когда экспертиза в процессе предварительного следствия не проводилась вообще.1 Мы считаем, что эксперт может быть допрошен в суде только после дачи им заключения в стадии судебного разбирательства и существование различных мнений по данному вопросу обусловлено недостаточной конкретизацией ст.289 УПК, поэтому разделяем мнение Л.Уразгильдеева о том, что ч.1 ст.289 УПК необходимо изложить в следующей редакции: “После оглашения экспертом заключения, данного им в стадии судебного разбирательства, ему могут быть заданы вопросы для разъяснения или дополнения заключения эксперта, ранее дававшегося им по делу, не требуется дополнительных экспертных исследований, возможен его допрос без производства экспертизы в суде”.2

. 6. Оценка заключения эксперта в процессе судебного следствия. За- ключение эксперта, как доказательство, подлежит оценке по общим правилам, т.е. по внутреннему убеждению следователя и суда, исходя из его внутреннего содержания, так и в совокупности с другими собранными по делу доказательствами (ст.71 УПК). Оно оценивается с точки зрения его допустимости - соблюдения процессуальной формы, относимости и достоверности.

Оценка заключения начинается после оглашения заключения в суде и окончательно дается в приговоре. Суд должен: проверить отдельные стороны заключения эксперта; оценить его в совокупности с другими материалами дела и, таким образом, определить достоверность каждого факта, установленного в заключении эксперта; определить доказательственное значение установленного экспертом обстоятельства в цепи других источников доказательств. Проверка и оценка заключения эксперта судом обязательны во всех случаях. Ни одно заключение эксперта не может быть использовано судом и положено в обоснование приговора без всесторонней проверки и критической оценки его.

Уразгилъдеев Л. Допрос эксперта в суде.//Российская юстиция. М., J997, №6, с.27. Там же. с.27.

130

А.Р.Шляхов так определяет достоверность заключения эксперта: “Экс- пертное заключение не обладает ни большей достоверностью, ни непогрешностью, в сравнении с иными источниками доказательств и фактами, устанавливаемыми с помощью свидетелей, осмотра места происшествия и т.п. Вот почему заключение эксперта подлежит такой же тщательной оценке, как и все другие доказательства по делу”.1

Мы разделяем данную позицию, т.к. в ч.2 ст.71 УПК содержится требова- ние: “Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица производившего дознание, не имеют заранее установленной силы”.

А.Р.Белкин, определяя роль оценки заключения эксперта, отмечает: “Одними из решающих моментов в исследовании и оценке заключения экс- перта является анализ научной обоснованности заключения, под которой следует понимать: а) соответствие выводов эксперта проделанному исследованию, наличие внутренней логической связи между содержанием исследования и выводами из его результатов; б) применение экспертом современных, наиболее эффективных методов исследования; в) достаточность для сделанных выводов исследовавшегося материала”.2

Из выше перечисленных моментов при оценке заключения эксперта Ю.К.Орлов уточняет: “Наиболее сложный компонент такой оценки - определение достоверности заключения, т.е. научной обоснованности экспертного вывода”.3

Действительно, в настоящее время очень трудно разобраться в слож- нейших инструментальных и иных методах, применяемых экспертами в процессе производства исследования вещественных доказательств, и, тем более, определить их надежность.

Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М, J979., с. 122. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1965., с. 191.

Орлов Ю.К. Оценка судом достоверности заключения эксперта. // Российская юстиция. М., 1995., №11., с.29.

131

По нашему мнению, оценку заключения эксперта целесообразно начинать именно с проверки отдельных сторон заключения. В результате такой проверки можно убедиться в правильности выводов и затем уже оценить заключение эксперта в совокупности с другими материалами дела. Иногда заключение эксперта сначала целесообразно сопоставить с другими материалами дела (например, когда оно находится в противоречии со всеми материалами дела). О проверке и оценке заключения эксперта можно говорить только после того, как оно поступило в суд. В этой связи представляется ошибочным мнение А.В.Дулова, который считает, что “…оценка заключения эксперта происходит и до момента передачи следователю или суду процессуального документа-заключения эксперта. В результате постоянного взаимодействия с экспертом при производстве экспертных исследований орган, назначивший экспертизу, постоянно получает сведения о выявляемых фактах и производит оценку их всей своей деятельностью по расследованию или рассмотрению уголовного дела”.1

К сожалению, на практике такое “взаимодействие” между экспертом и следователем можно наблюдать крайне редко. Нами проанализировано более 100 экспертиз, по трем из них следователи вникали в ход проводимых исследований и только по делам, получившим большой общественный резонанс. Как правило, оценка заключения эксперта происходит только после получения следователем заключения. Выявленные экспертом отдельные факты и признаки не имеют значения, если они не получили оценки и объяснения в заключении. Единственным процессуальным документом, в котором в результате экспертного исследования устанавливаются те или иные обстоятельства, является за- ключение эксперта. Следовательно, об оценке заключения эксперта в целом и отдельных, установленных экспертом, фактах можно говорить лишь тогда, когда его заключение официально получено лицом,
назначившим производство

Дулов А.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы. М., 1980 с. 281.

132

экспертизы. До этого, ни о какой оценке заключения эксперта не может быть и речи. Как можно оценить заключение эксперта, если оно еще не получено следователем и судом? Как можно оценить отдельные выявленные экспертом обстоятельства, если они не нашли оценку в заключении эксперта?

Говоря о проверке и оценке заключения эксперта, необходимо уточнить понятия “проверка” и “оценка”. Проверка и оценка заключения эксперта - взаимосвязанные понятия. Проверка заключения эксперта содержит элементы оценки, а оценка предполагает проверку.

Подчеркивая взаимосвязь этих понятий, М.С.Строгович правильно от- мечает: “Оценка доказательства не может быть механически отделена от его проверки. С одной стороны, оценка доказательства вытекает из его проверки, обуславливается его проверкой, а с другой - сама проверка доказательств зависит от степени его убедительности, т.е. его оценки”.1

Р.С.Белкин также отмечает: “Исследование доказательств - это познание следователем или судом их содержания, проверка достоверности существования тех фактических данных, которые составляют содержание доказательства, установление согласуемости данного доказательства со всеми остальными доказательствами по делу”.2

Нам представляется, что, учитывая взаимосвязь оценки и проверки, наи- более правильным говорить о проверке заключения эксперта в случаях, когда суд анализирует отдельные стороны экспертизы (например, проверка достоверности, качественности и достаточности материалов экспертизы, обоснованность выводов экспертизы), а об оценке - тогда, когда заключение эксперта уже сопоставляется с другими материалами дела и рассматривается в совокупности с иными доказательствами. Оценка заключения эксперта в совокупности с другими материалами дела окончательно производится судом в приговоре.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, М., 1968. т. 1. с.304. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств, 1966., с.48

133

В случаях же прекращения уголовного дела в суде или назначения по- вторной экспертизы, заключение эксперта окончательно оценивается в процессе судебного следствия. При назначении повторной экспертизы суд должен мотивировать свое несогласие с выводами первичной экспертизы, что невозможно сделать без их всесторонней проверки и оценки.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении №1 от 16 марта 1971г. “О судебной экспертизе по уголовным делам” подчеркнул, “повторная экспертиза может быть назначена судом, если выводы эксперта противоречат фактам обстоятельства дела или если во время судебного разбирательства установлены новые данные, которые могут повлиять на выводы эксперта, а также в случаях, когда при назначении и производстве экспертизы были допущены существенные нарушения уголовно- процессуального закона”.1

В ходе судебного следствия могут появиться ходатайства о назначении повторной экспертизы, и суд должен их проанализировать, а также удовлетворить, если возникнет сомнение в достоверности первичной экспертизы и когда факт, установленный экспертизой, не доказан другими источниками доказательств или, по закону, установление определенных фактов возможно только путем проведения экспертизы (ст. 79 УПК - обязательное проведение экспертизы).

В вышеназванном постановлении №1 от 16 марта 1971г. “ О судебной экспертизе по уголовным делам” отметил: “необходимо иметь в виду, что при несогласии с выводами эксперта назначение повторной экспертизы не является обязательным. При решении этого вопроса следует учитывать наличие в деле других доказательств по обстоятельствам, являющимся предметом экспертизы, а также практическую возможность провести повторную экспертизу, например при утрате или существенном изменении исследуемых объектов”.2

Оценивая заключение повторной экспертизы, суд, наряду с другими во- просами, должен обратить внимание и на то, не проводилась ли повторная экс-

; Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам, М., 1995, с.69 2 Там же. с. 13.

134

пертиза экспертом, проводившим по этому делу первичную экспертизу. В ст.81 УПК указано, что “повторная экспертиза поручается другому эксперту или другим экспертам”.

В тех случаях, когда в суде осуществляется допрос нескольких экспертов, выводы которых не совпадают, Ю.К.Орлов рекомендует: “ В ситуациях экспертных коллизий, имеющих методологическую подоплеку, крайне целесообразен вызов в суд экспертов, оказавшихся на равных позициях. Во время допроса необходимо прояснить методологические истоки их разногласий, а потом уже и суть более частных расхождений”.1 Участие эксперта при проверке и оценке заключения облегчает сложный процесс оценки выводов эксперта в процессе судебного следствия, поскольку он, как лицо, обладающее специальными познаниями, может высказать свое авторитетное мнение по предмету экспертизы, объяснить, разъяснить и дополнить свое заключение.

Е.Селина предлагает в новом УПК отдельной статьей регламентировать участие эксперта в судебном заседании, обосновывая это тем, что: “назначение и проведение экспертизы в ходе судебного разбирательства является логическим продолжением исследования на основе специальных познаний, прово-димых в ходе расследования”. Мы разделяем данную точку зрения, хотя бы только потому, что участие эксперта в судебном следствии все же требует своей регламентации.

Мы согласны с мнением А.Я.Палиашвили в части концентрации основных моментов при оценке заключения эксперта. Он отмечает: “ чтобы избежать различное толкование доказательственного значения установленных экспертизой фактов, необходимо последовательно осветить следующие вопросы: а)допустимость заключения эксперта в качестве источника доказательства; б)личные качества эксперта; в) подлинность, достаточность и пригодность ма-

Орлов Ю.К, Оценка судом достоверности заключения эксперта. // Российская юстиция М, 1995., №11, с29. 2 Селина Е. Об экспертизе по уголовному делу в суде.// Российская, юстиция, М., 1997., №2, с.29.

135

териалов экспертизы; г) правильность составления заключения эксперта; д)обоснованность выводов эксперта; е) значение заключения эксперта в цепи других источников доказательств” (в нашей редакции).1

  1. Анализ и оценка заключения эксперта в приговоре. В стадии разработки постановления приговора суда производится окончательная оценка заклю- чения эксперта, как и всех других источников доказательств, обосновывается и мотивируется вывод, признавая те или иные, установленные заключением эксперта факты, достоверными или недостоверными.

Суд тщательно анализирует и критически оценивает заключение эксперта в описательной части приговора. Именно в этой части, в соответствии с зако- ном, приводятся доказательства, на которых основаны выводы суда, с указанием мотивов, объясняющих, почему суд основывает свой приговор именно на этих доказательствах и отвергает другие (ст.314 УПК). Подробная мотивировка выводов суда в описательной части приговора обязательна во всех случаях.

Суд не может положить в основу приговора заключение эксперта, которое хотя и было получено в процессе дознания или предварительного следст- вия, но не проверялось и не оценивалось в процессе судебного следствия (ст.301 УПК). При постановлении приговора суд не может ограничиться общими указаниями о том, что заключение эксперта подтверждает или не подтверждает виновность подсудимого. Он должен конкретно показать, какие выводы эксперта подтверждают виновность или невиновность подсудимого, достоверны или ошибочны эти выводы, получены ли они из надлежащего источника доказательств и т.д. Для решения перечисленных вопросов необходима критическая оценка заключения эксперта, даваемая судом в приговоре. Суд не вправе положить в основу приговора заключение эксперта, которое не было оценено им критически.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении №1 от 16 марта 1971г. “О судебной экспертизе по уголовным делам” в пункте 14 правильно обращает

1 Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам, с. 108-109.

136

внимание на то, что: “результаты оценки заключения эксперта должны найти полное отражение в приговоре. Суд обязан указать, какие факты установлены заключением эксперта, а не ограничиваться лишь ссылкой на его заключение”.1

На практике имеют место случаи, когда суд в приговоре, хотя и произ- водит оценку заключения эксперта, но дает ее ошибочно, что также может служить основанием для отмены приговора.

Причиной неправильной оценки заключения эксперта иногда является ошибочное истолкование судом заключения эксперта, неправильное понимание значения доказательственной ценности его выводов.

В вышеназванном постановлении в пункте 14 также указывается: “ Веро- ятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора”.2 Мы разделяем данную точку зрения, т.к. предположительный вывод лишает смысла проведенную экспертизу, он не имеет доказательственного значения, аналогично “предположительным показаниям” свидетелей.

Любые выводы эксперта - вероятностные, категорические - должны быть обоснованными по сути; как бы ни был он категоричен по форме, его нельзя признать достоверным.

Мы разделяем мнение И.Овсянникова о том, что: “Доказательственное значение вывода определяет не его форма, а то, способствует ли он подтверждению (опровержению) какой-либо версии. Следователь и суд, оценивая экспертное заключение, должны выяснить, вероятность какой из альтернатив эксперт считает наибольшей и какова степень этой вероятности”.3

Ю.К.Орлов более прямолинеен в данном вопросе: “Вероятное заключение эксперта является разновидностью косвенного доказательства, которое включает в себя не только посылки для вероятного вывода, но и сам этот вы-

~2 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., J 995, с, 70. Овсянников И. О допустимости
вероятностного заключения эксперта. // Российская юстиция. М., 1998 №6. с.29.

137

вод, поскольку для его формулирования требуются специальные познания. Разница, как видно, только в субъекте формулирования вероятного вывода: в одном случае им является эксперт, а в другом - следователь (суд). Поэтому в одном случае этот вывод включается в структуру косвенного доказательства, является его необходимым компонентом, а в другом - нет”.1

Но анализ судебной практики свидетельствует все же о том, что приго- воры отменяются вышестоящим судом на том основании, что они основаны на предположительных заключениях экспертов, которым придается характер категорических.2 Категорические выводы эксперта об определении групповой принадлежности суд не может оценить как устанавливающие тождество сравниваемых объектов экспертизы и на этом основывать приговор. Это часто можно наблюдать, например, при анализе экспертиз волокон, когда устанавливается только их природа происхождения, цвет и т.д.

А.Я.Палиашвили к недостаткам, наиболее часто встречающимся при анализе и оценке заключения эксперта в приговоре, относит следующие: “ 1)приговор основывается на заключении, полученном при существенных нарушениях процессуального закона, лишающих его значения источника доказательства; 2) в основу приговора положено заключение эксперта, обоснованность которого вызывает серьезное сомнение; 3) суд в описательной части приговора не объясняет и не разрешает противоречивых выводов эксперта по одному и тому же факту или же противоречит заключению эксперта и другими источникам доказательств; 4) иногда суд не соглашается с заключением эксперта, но при этом не приводит в приговоре никаких доводов; 5) наконец, в приговоре приводятся такие факты, которые могут быть установлены путем производства экспертизы, а она по делу не проводилась”.3

Мы считаем, что технический потенциал современных экспертных учре- ждений Минюста, МВД и Минздрава в состоянии осуществить любой сложно-

1 Орлов Ю.К. Автореферат. М, J985. с.43.

2 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1970., N3., с. 10.

3 Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам., с.112-113.

138

сти и на высоком профессиональном уровне необходимые экспертизы и тем самым способствовать устранению выше отмеченных недостатков в судебном следствии.

§3. Вопросы экспертизы в стадиях кассационного и надзорного производства.

Исходя из задач уголовного судопроизводства, необходимости проверки законности и обоснованности судебных решений с тем, чтобы предотвратить судебные ошибки и несправедливость вынесенных приговоров судом, Конституция РФ гарантирует “ Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном Федеральным Законом”. В этих целях, суд в стадиях кассационного и надзорного производства в пределах своей компетенции осуществляет проверку законности наряду с другими доказательствами, вопросов, касающиеся производства судебной экспертизы, для установления следующих обстоятельств: а) была ли проведена экспертиза, когда в соответствии с законом ее проведение было обязательным или когда путем экспертизы следовало установить существенные для дела обстоятельства; б) допустимо ли заключение эксперта как источник судебных доказательств; в) проведена ли экспертиза квалифицированным, компетентным и незаинтересованным в исходе дела лицом; г) достаточны, доброкачественны и достоверны ли материалы экспертизы и исходные данные, на которых основываются выводы эксперта; д) обоснованы и научно аргументированы ли выводы эксперта; е) не содержит ли заключение эксперта противоречий; ж) решил ли эксперт поставленные перед ним вопросы в полном объеме, и все ли вопросы были поставлены перед ним; з) не противоречит ли заключение эксперта другим доказательствам по делу; и) правильно ли оно было истолковано судом; к) правильно ли оценено им; л) обосновал ли суд в приговоре несогласие с выводами эксперта и достаточно ли оно мотивировано.

139

Суд кассационной и надзорной инстанции оценивают заключение эксперта в соответствии с общими принципами оценки доказательств (ст.71 УПК), но с учетом решаемых ими задач и их компетенции.

Если суд первой инстанции оценивает заключение эксперта в ходе судеб- ного разбирательства уголовного дела в присутствии участников процесса, то вышестоящие суды оценивают заключение эксперта на основании имеющихся в деле данных и с учетом новых материалов, представленных непосредственно в суд кассационной или надзорной инстанциями, и не бывших предметом рассмотрения судом первой инстанции. Они непосредственно не могут воспринимать показания эксперта и проводить судебные действия.

В соответствии со ст. 352 УПК суд, рассматривающий дело в кассацион- ном порядке должен: а) проанализировать и установить являются ли доказанными такие факты, которые должны были быть установлены в результате проведения экспертизы судом первой инстанции; б) не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые хотя и были решены путем производства экспертизы, но заключение эксперта не было предметом исследования и оценки судом первой инстанции; в) в результате анализа и оценки заключения эксперта и других материалов дела не могут устанавливать или считать доказанными факты, которые хотя и установлены заключением эксперта, но опровергнуты судом в приговоре; г) при возвращении дела для дополнительного расследования или судебного рассмотрения суд вправе указать, какие конкретно обстоятельства вызывают сомнения в достоверности или в недостовер- ности фактов, установленных путем проведения экспертизы, какие ошибки допущены при ее производстве, но не могут предрешать достоверность или недостоверность выводов эксперта. Этот вопрос решается судом при оценке заключения эксперта и других материалов дела в их совокупности; д) могут указать на недостатки оценки заключения эксперта, данной судом, на противоречия между источниками доказательств, но не вправе предрешать вопросы о преимуществах заключения эксперта перед другими источниками доказательств или о недоверии к выводам экспертизы.

140

Необходимо отметить, что были попытки расширить права суда кассаци- онной инстанции при проверке и оценке доказательств и разрешить положительно вопрос о производстве отдельных судебных действий. Так И.Д. Перлов писал: “Если у судей кассационной инстанции возникло сомнение в достоверности показаний одного или двух свидетелей или в правильности заключения эксперта, почему бы не разрешить им вызвать этих лиц в заседание кассационной инстанции, допросить их и разрешить возникшие сомнения?”1

Согласиться с приведенным мнением, на наш взгляд, нельзя. Законом (ст.335 УПК) не предусмотрено участие эксперта при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке. Вызов эксперта в суд кассационной инстанции вносит элемент апелляции и противоречит сущности этой стадии уголовного процесса. Допрос эксперта, свидетелей - судебное действие, и его правомочен производить только суд первой инстанции, рассматривающий и разрешающий дело по существу. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении №10 от 17 декабря 1971 г. “О практике рассмотрения судами уголовных дел в кассационном порядке” в п. 10 указал: “…по смыслу закона всякое дополнительное расследование по делу (допрос обвиняемых, потерпевших, свидетелей производство выемки, обыска, осмотра, экспертизы и др.) может проводиться лишь после отмены приговора, с направлением дела на новое рассмотрение или в порядке производства по вновь открывшимся обстоятельствам”.2

В этой связи А.Я.Палиашвили отмечает: “Если пределы оценки мате- риалов уголовного дела судами кассационной и надзорной инстанции в основном не вызывают спора в теории и на практике, то вопрос об истребовании в рассмотрении в качестве дополнительных материалов консультаций сведущего лица является спорным. Чтобы правильно решить его, следует рассмотреть следующие вопросы:

1 Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе, М., 1968. с. 309.

2 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уго ловным делам. М., 1995. с. 87.

141

а) круг лиц, правомочных истребовать консультацию сведущего лица;

б) ее процессуальная природа;

в) процессуальное и доказательное значение консультаций при рассмот рении уголовных дел судами кассационной и надзорной инстанций”.1

Мы разделяем данное положение, т.к. о возможности представления до- полнительных материалов в суд кассационной инстанции упоминается в ст.332 и ст. 325 УПК, а в соответствии со ст.337 УПК: “подсудимый, его защитник и законный представитель, а также потерпевший и его представитель, вправе представить в кассационную инстанцию дополнительные материалы как до, так и во время рассмотрения уголовного дела, но до дачи заключения прокурором”. Следовательно, круг лиц, имеющих право представить дополнительные материалы, и суд, куда их возможно представить, определены законом.

Сравнительно часто правом представления в суд кассационной инстанции консультаций сведущего лица пользуются прокуроры, при внесении про- тестов, и адвокаты, при обжаловании приговоров. Это не вызывает разногласий. Спорным является вопрос о том, вправе ли должностные лица вышестоящих судов, пользующие правом принесения протеста в порядке судебного надзора, а также сам суд, рассматривающий уголовное дело в кассационном или надзорном порядке, истребовать дополнительные материалы и, в частности, консультацию сведущего лица.

Нам представляется, что очевидно, если по закону, лица, правомочные опротестовывать или обжаловать приговор в кассационном порядке, имеют право представить в вышестоящий суд дополнительные материалы, то почему это не может сделать суд, рассматривающий уголовное дело в кассационном порядке? Действительно, чтобы внести протест, его надо подробно обосновать и мотивировать. В ряде случаев требуется и консультация сведущего лица по специальным вопросам. Особенно по сложным видам экспертиз при отмене приговора необходимо подробно обосновать и мотивировать несогласие с вы-

1 Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам, с. J18.

142

водами экспертов, что практически невозможно сделать без предварительной консультации со сведущим лицом по поводу проведенной экспертизы.

Мы считаем, что получение консультации у сведущих лиц вызывается интересами дела и не противоречит сущности кассационного и надзорного рассмотрения уголовного дела, не ограничивает права соответствующих участников судебного разбирательства, а способствует установлению истины по делу.

Оценка научной обоснованности заключения эксперта, имеет известную сложность, поскольку она иногда связана со специальными познаниями. Но для отмены приговора недостаточно сомнения вышестоящего суда в обоснованности заключения эксперта. Несогласие с заключением эксперта должно быть подробно мотивировано в определении или постановлении вышестоящих судов, а также в протесте прокурора.

На наш взгляд, у суда создается сложная ситуация, при которой требуется дать квалифицированную оценку проведенным исследованиям, но, в то же время, нельзя проводить дополнительные или повторные экспертизы, о чем четко сказано в пункте 16 постановления №1 Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971г.: “Разъяснить, что при рассмотрении дела в кассационном или надзорном порядке суды не вправе назначать экспертизу, в том числе дополнительную или повторную. Представленные дополнительные материалы, в частности мнение сведущего лица, не могут заменить заключения эксперта и служить основанием к изменению или отмене приговора с прекращением дела. При наличии сомнений в правильности заключения эксперта, имевшего существенное значение для вынесенного приговора, суд в кассационном или надзорном порядке должен отменить приговор и направить дело на новое расследование или на новое судебное разбирательство, дав мотивированное указание о необходимости производства повторной экспертизы”.

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М, 1995., с. 70..

143

Если производство экспертизы недопустимо в связи с рассмотрением уголовного дела в кассационном порядке или в порядке судебного надзора, то иначе решается этот вопрос при возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

В соответствии с законом при наличии оснований прокурор в пределах своей компетенции выносит постановление о возбуждении производства по вновь открывшимся обстоятельствам и производит расследование этих об- стоятельств, либо дает об этом поручение следователю. При расследовании вновь открывшихся обстоятельств могут быть произведены все необходимые следственные действия, в том числе и судебная экспертиза (ст.386 УПК).

Следовательно, в этом случае специальные познания могут быть исполь- зованы не в форме консультации, а в форме экспертизы.

Действующий УПК ввел фигуру специалиста (ст.1331 УПК), который оказывает следственным органам и суду необходимую консультационную помощь при производстве следственных и судебных действий. Так, например, в системе экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел с начала 1990 годов были введены должности “техник-криминалист”. Цель введения данного института специалистов заключалась именно в оказании помощи следственно-оперативным подразделениям в применении научно-технических средств. Данные специалисты стали повсеместно включаться в составы оперативно- следственных групп по выезду на осмотры мест происшествий, а так же при проведении других следственных действий, требующих применения научно-технических средств для фиксации процессов, производства следственных или оперативно-розыскных мероприятий (выход на место происшествие с подозреваемым; при производстве очной ставки или допросах с фиксацией на видеопленку; при производстве обысков и т.д.) Отличие данных специалистов от экспертов заключается в том, что они не имеют допусков к производству каких либо экспертиз. Их роль сведена только к оказанию помощи следователю и оперативному составу служб в применении научно-

144

технических средств для обнаружения, фиксации и изъятия вещественных доказательств.

Поскольку при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке и при его пересмотре в порядке судебного надзора недопустимо назначение экспертизы и получение заключения эксперта, то практикуются случаи получения консультаций сведущего лица с последующим рассмотрением их как заключения специалиста.

Такое решение вопросов представляется неверным. По закону, на специа- листа возложена обязанность оказывать консультационную помощь органам следствия и суду лишь при проведении следственных или судебных действий. Так как получение консультаций, в связи с рассмотрением уголовного дела в судах кассационной и надзорной инстанций, не является судебным действием, то очевидно, что сведущее лицо, дающее консультацию, не может выступать в качестве специалиста в процессуальном смысле слова..

Закон не предусматривает составление специалистами самостоятельного письменного документа. Консультативная помощь специалиста при проведении следственных действий оформляется протоколом следственных действий. Консультация же сведущего лица, даваемая в связи с рассмотрением уголовного дела в кассационном или надзорном порядке, оформляется отдельным письменным документом.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что письменные консульта- ции, даваемые в связи с рассмотрением уголовного дела в судах кассационной или надзорной инстанции, нельзя рассматривать как заключение специалиста в процессуальном смысле этого слова.

Мы положительно относимся к тому, что специальные познания можно использовать в уголовном судопроизводстве в форме консультации сведущего лица. Эта форма применения специальных познаний используется в основном до возбуждения уголовного дела или после вынесения приговора. Таким образом, консультации, даваемые вышестоящим судам, не должны именоваться “заключением эксперта” или
“заключением специалиста”. Подобную кон-

145

сультацию целесообразно, на наш взгляд, именовать “консультацией сведущего лица”.

Такие консультации должны осуществляться при соблюдении следующих правил:

а) вышестоящие суды или лица, имеющие право опротестовывать приго вор, могут обращаться к сведущим лицам в письменной форме (отношение, письмо должностного лица). Если же необходимость получения консультации возникает в заседании кассационного суда, требуется вынести определение о получении консультации. В общей форме об этом правильно сказано в ком ментариях УПК: “Истребование новых материалов производится определением кассационной инстанции, а если вопрос об этом возник до судебного заседания - председателем судебной коллегии”;

б) сведущему лицу должны быть представлены все материалы и объек ты, необходимые для дачи полной и всесторонней консультации;

в) перед консультантом должны быть поставлены вопросы, на которые ему следует дать ответы;

г) консультант должен произвести всестороннее, глубокое исследование и дать полные ответы на поставленные перед ним вопросы;

д) его ответы облекаются в письменную форму;

е) лицо, дающее консультацию, в дальнейшем не может быть назначе но в качестве эксперта по этому же делу. Соблюдение перечисленных условий гарантирует получение полных и всесторонних консультаций сведущих лиц. Следует рассмотреть также вопрос о значении консультаций сведущих лиц, даваемых ими в связи с рассмотрением уголовного дела в судах кассационной или надзорной инстанций.

Консультация сведущих лиц относится к тем дополнительным материалам, которые, хотя и не являются предметом изучения и рассмотрения в суде, но могут быть представлены непосредственно в суд, рассматривающий уголовное дело в кассационном порядке или в порядке судебного надзора. Поскольку возможность представления новых материалов
предусмотрена уго-

146

ловно-процессуальным законодательством, то консультации сведущих лиц приобретают процессуальное значение. С помощью подобных консультаций могут быть выявлены факты, которые стали известны в результате проведенной экспертизы, либо установлен новый факт, который не отражен в имеющимся в деле заключении эксперта. При этом любая консультация должна изучаться, анализироваться и критически оцениваться наряду с другими материалами уголовного дела. Если выявленный факт подтверждает выводы проведенной ранее экспертизы, то суд в этой части оставляет приговор без изменения. Если же устанавливается новый факт, вышестоящий суд может отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. В последнем случае консультация помогает вышестоящим судам критически оценить имею- щееся в деле заключение эксперта, установить недостатки проведенной экс- пертизы и вынести мотивированное, обоснованное определение (постановление) о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования или судебного рассмотрения.

Каково бы ни было значение нового факта, установленного консультацией сведущего лица, он, как правило, не может служить основанием для отмены приговора с прекращением уголовного дела или для изменения приговора. Такое решение вышестоящего суда означало бы превышение его компетенции, поскольку вышестоящий суд считал бы доказанным факт, который не был установлен судом первой инстанции.

Случаи, когда консультация сведущего лица способствует прекращению уголовного дела, крайне редки. Такой вопрос может возникнуть лишь тогда, когда по объективным причинам уже невозможно провести повторную экспертизу или же установить факт другими источниками доказательств. В этом случае нет необходимости в отмене приговора суда и направлении дела для дополнительного расследования с целью проведения повторной экспертизы.

Консультация сведущего лица не может заменить заключение эксперта, и она не является источником доказательств подобно заключению эксперта.

147 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В сложный период становления демократических основ государственной и общественной жизни в России, упрочения гарантий прав и свобод граждан, возрастают требования по повышению качества работы всех звеньев правоохранительной системы, и, в первую очередь, это касается следствия, прокуратуры и судов.

Принимаемые меры по реформированию Российского законодательства, открывающие широкие возможности при этом, приводят к необходимости пересмотра существующего законодательства, которое было приспособлено к нуждам тоталитарного государства. Судебная реформа заставляет нас по-новому взглянуть на многие вопросы, в том числе и использование достижений науки в уголовном судопроизводстве. Именно в уголовном судопроизводстве необходима разработка механизмов, обеспечивающих защиту прав, свободы, чести и достоинства граждан.

В ходе совершенствования законодательства, в частности в новом УПК РФ, должны найти подробную регламентацию вопросы судебной экспертизы и применения достижений науки, техники, как самостоятельного вида судебных доказательств. Отсутствие подобной регламентации не дает возможности эффективного их использования на различных этапах уголовного судопроизводства. Более того, имеются явно дискриминирующие статьи УПК в части участия экспертов в расследовании уголовных дел.

Очевидно, что новое законодательство не сможет сразу разрешить все накопившиеся противоречия в отношении судебной экспертизы и вопросы, связанные с самой системой их образования - ведомственность, порядок назначения и производства экспертиз и т.д. еще долго будут являться предметом исследования в уголовно-процессуальной науке, которая должна способствовать разрешению спорных вопросов в практической деятельности. Надеемся, что вопросы,нашедшие отражение в исследовательской работе, будут способными как-то повлиять на творческий процесс законодателя с тем, чтобы судебная экспертиза стала наиболее эффективным средством отыскания истины в уголовном процессе.

148 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1 .Международно - правовые, Законодательные и нормативные акты

  1. Всеобщая Декларация Прав человека, от Ю.ХИ-1948г.
  2. Декларация прав и свобод человека и гражданина, от 22.Х1-1991г.
  3. Конституция Российской Федерации, от 12.ХП-1993г.
  4. Федеральные законы: “О внесении изменений и дополнений в уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 22 марта 1995г.,”О внесении изменений и дополнений в уголовно- процессуальный кодекс РСФСР и исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации от 15 декабря 1996г.,”О судебной системе Российской Федерации от 23 октября 1966г.”

  5. Федеральный Закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 5 июля 1995г.
  6. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, от 18 августа 1993г.
  7. Уголовный кодекс РФ. от 13 июня 1996г.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. от 21 марта 1991г.
  9. Основы уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик, от 15 июля 1958г.
  10. Закон РФ “О прокуратуре Российской Федерации” от 17.Х1-1995г.
  11. Закон РФ “О милиции” от 18 апреля 1991г.
  12. Закон РФ “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” от 11 марта 1992г.

  13. Закон РФ “О государственной тайне” от 21 июля 1993г.
  14. Положение об адвокатуре РСФСР, от 20 ноября 1980г.
  15. Указ Президента РФ от 23 мая 1995г. “О некоторых орга низационных мерах по ускорению проведения судебной реформы в Российской Федерации”.

149

  1. Распоряжение Президента РФ от 3 сентября 1991 г. “О неотложных мерах по улучшению работы судов РСФСР”.
  2. Устав уголовного судопроизводства России, 1864 г.
  3. Кодекс чести судьи Российской Федерации. 2У. 1. 4993 г.
  4. Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражда- нину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.
  5. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации.
  6. П. Руководящие разъяснения Пленумов Верховных Судов Российской Федерации, РСФСР, СССР, судебная практика.

  7. Сборник постановлений Президиума и определений судебной кол- легии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1957-1959 г. / Под ред.пред.Верх.Суда РСФСР А.Т.Рубичева.М; ГосюриДиздат,1960,349с.
  8. Сборник постановлений Пленума Верховного суда РСФСР 1961- 1983 / Под ред. В.В.Шубина. М.; Юридлит., 1984,411с.
  9. Сборник Постановлений Президиума и определение судебной кол- легии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1964-1972 / Отв.ред. Пред.Верх. Суда РСФСР А.К.Орлов.М; Юрид.лит. 1974, 636 с.
  10. Сборник постановлений Пленума Верховного суда СССР. 1924-
  11. М., Известия, 1964, 469 с.
  12. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924- 1977 / Под ред. Е.А.Смоленцева.В 2-х частях.-М.; Известия, 1978, 2 часть, 472 с.
  13. Сборник постановлений Пленума и определений Коллегии Верхов- ного суда СССР по вопросам уголовного процесса. 1946-1962. / Под.ред. Л.Н.Смирнова.М. Юрид.лит., 1964,332 с.
  14. Сборник постановлений Пленума и определений Коллегии Верхов- ного Суда СССР по уголовным делам 1946-1962. / Под.ред. Л.Н.Смирнова. М.; Юрид. лит., 1964, 332 с.

150

  1. Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верхов- ного Суда СССР по уголовным делам 1971-1979 - М.; Известия, 1981, 989 с.
  2. Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховного судов СССР и РСФСР. 193 8-69 г. Изд. 1-ое, дополненное и переработанное / Под общ. ред. С.Б.Бородина - М.; Юрид.лит., 1971,429 с.
  3. Обзор рассмотрения Верховным Судом РСФСР уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1989 г. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, №6, с. 11-15.
  4. Обзор практики применения судами РСФСР материального и про- цессуального законодательства при постановлении приговора // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 4, с. 16.
  5. Обзор практики составления приговоров судами РСФСР // Бюлле- тень Верховного Суда РСФСР, 1990, № 6, с. 11-13.
  6. Обзор практики Верховного Суда Российской Федерации по рас- смотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1992 году // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993, № 6, с. 10.
  7. Обзор кассационной практики Верховного Суда РСФСР по делам с частными протестами на определения судов с направлениями уголовных дел для дополнительного расследования // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993, №1,с. 11.
  8. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1994 году // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995, № 11, с. 10.
  9. Постановление № 1 Верховного Суда РФ от 17 апреля 1984 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно- процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1984, № 7,с.9.
  10. Постановление № 1 Пленума Верховного Суда от 21 апреля 1987 г. “Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел” // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1987, № 7,с.8.

151

  1. Постановление № 4 Пленума Верховного Суда РСФСР от 29 августа 1989 г. “О соблюдении судами Российской Федерации процессуального за- конодательства при рассмотрении уголовных дел по первой инстанции” // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1989, № 11 сб.
  2. Постановление № 8 Пленума Верховного Суда Российской Феде- рации от 22 апреля 1992 г.” О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда СССР” // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1992, №7,с. 11-12.
  3. Постановление № 9 Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря
  4. “О некоторых вопросах применения судами уголовно- процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных // Бюллетень Вер ховного Суда РФ, 1995, № 3 с.3-7.

  5. Постановление № 15 Пленума Верховного Суда от 5 апреля 1984 г. “О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда СССР по уголовным делам” // Бюллетень Верховного Суда СССР, 1984, № 4, с.6-17.
  6. Постановление №15 Пленума Верховного Суда от 5 декабря 1986 “О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия” // Бюллетень Верховного Суда СССР, №1, с.8-12.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 4 “О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера от 26/IV-84” // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1984, №10, с.Ю.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 4 от 22 апреля 1992 г. “О судебной практике по делам об изнасиловании” // Бюллетень Вер- ховного Суда, 1992, № 71, с. 4.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 15 от 22 де- кабря 1992 г. “О судебной практике по делам об умышленных убийствах” // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993, №2, с. 5.

152

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №9 от 21 декабря 1993 “О судебной практике по делам о бандитизме”.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия”.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда СССР №1 от 16 марта 1971г. “О судебной экспертизе по уголовным делам”. Сборник постановлений Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995, с.66.
  4. Сборник конституционно-правовых актов, т.1. 1998, с.240.
  5. III. Специальная литература

  6. Авдонин А.В. Формы повышения квалификации судебных экспертов. // Сов. юстиция, №13, М.,1985, с. 14.
  7. Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. // Сб. научных трудов, ВНИИСЭ, М., 1989, с. 5.
  8. Актуальные проблемы криминалистических исследований и ис- пользования их результатов в практике борьбы с преступностью. I/ Международный симпозиум. ЭКЦ МВД РФ., М.,1994. с.7.
  9. Алексеев С.С. Общая теория права. В 2-х томах. М.: Юрид. лит-ра,
  10. Т. I.e. 276.
  11. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования. - М., 1966. с. 35.
  12. Андрианова Т.П. Оценка судом заключения эксперта в судебном разбирательстве. // Методология судебной экспертизы. Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ.,М.1986,с. 161.
  13. Аринушкин Г.В. Судебная экспертиза. // Человек и закон. №4. М., 1965, с. 30.
  14. Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве уголовных дел. М.; Юрид., 1964. с. 164.

153

  1. Ароцкер Л.Е. Сущность криминалистической экспертизы. (Крими- налистическая экспертиза, вып.1. М., 1966, с.53.).
  2. Ароцкер Л.Е. О нравственных началах деятельности советского су- дебного эксперта. // Материалы Всесоюзной научной конференции. ВНИИСЭ., М., 1973., с.70.
  3. Арсеньев В.Д. Основания назначения судебной экспертизы. // Соц. законность. N9, М., 1965, с. 55.
  4. Арсеньев В.Д. Теория судебной экспертизы в теории судебных до- казательств. // Некоторые вопросы теории суд. экспертизы, ВНИИСЭ, М., 1965, с.10.
  5. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966., Изд. “ Наука “, 293 с.
  6. Белкин Р.С. Криминалистика., / Краткая энциклопедия., Науч. изд.” Большая Российская Энциклопедия”. М.,1993. 111с.
  7. Белкин Р.С. Криминалистическая экспертиза на месте происшествия. // Теория и практика криминалистической экспертизы. Волгоград., 1980., с.16.
  8. Белкин Р.С. Курс криминалистики. 3-х томник, М., 1997., Изд. Юристъ. Том И, 463с; т.Ш, 478 с.
  9. Бородина Е.А. Правовое положение участников экспертного иссле- дования в уголовном процессе. // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы: Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ.,М., 1989., с. 131.
  10. Васильев А.Н. Проблемы советской криминалистики. //Социали- стическая законность №3,1979,с.29.).
  11. Васильев А.Н, Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические ос- новы криминалистики. / М., изд. МГУ.,1984.,142 с.
  12. Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при произ- водстве следственных действий. / ЭКЦ МВД РФ. М., 1995.,с. 129.
  13. Винберг А.И, Эйсман А.А. Фототелеграфия и звукозапись в крими- налистике.М., 1946.с. 5.

154

  1. Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголов- ном процессе. М. 1956, с.32.
  2. Винберг А.И. Выводы эксперта при неполном знании научного яв- ления. // Сов. государство и право, № 6, 1965. М., с. 76.
  3. Винберг А.И, Шляхов А.Р. Общая характеристика методов экс- пертного исследования. // Общее учение о методах судебной экспертизы. Сбор.научных труд. №28 ВНИИ-СЭ., М., 1977., с.54.
  4. Винберг А.И, и др. Проблемы эффективности и оценки методов ис- следования в судебной экспертизе. // Общее учение о методах судебной экспертизы. Сбор. науч. труд. №28 ВНИИСЭ, М., 1977. с.94.
  5. Винберг А.И, Малаховская Н.Т. О принципах классификации объ- ектов в судебно-экспертной объектологии. // Методология судебной экспертизы. Сбор.науч.труд. ВНИИ-СЭ.М.,1986.,с.27.
  6. Волков Н.П. и др. Программированные действия участников опера- тивной группы на месте происшествия. М., 1972. с.З.
  7. Водолазский Б.Ф. Психология осмотра места происшествия./ Омск, 1979., сб.
  8. Вопросы криминалистики № 6-7., / ВНИИ криминалистики проку- ратуры СССР., Госюриздат М., 1962. с.98.
  9. Вопросы криминалистики №4 (19), ВНИИ криминалистики проку- ратуры СССР, М.ДОрид.лит. 1962. с.67.
  10. Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе. ч.1 М., ЦНИИСЭ, 1968, с.46.
  11. Гальперин И.М, Лукашевич В.З. Предание суду по советскому уго- ловно-процессуальному праву, М., 1964, с.23
  12. Гегечкори Л.А.и др. Принципы создания банков данных для авто- матизации производства криминалистической экспертизы // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. Сб. науч. труд. ВНИИСЭ, М.,1989.,с.196.

155

  1. Гордон Б.Е. Судебная аналитическая химия, ее задачи и перспективы развития.с.17.
  2. Грановский Г.Л. Криминалистическое исследование следов ног., / Изд. Харьковского НИИСЭ., Киев., 1970, с. 62.
  3. Грановский Г.Л. Проблемы новой ситуационной экспертизы места происшествия. // Теория и практика криминалистической экспертизы. Волго-град.,1980., с. 28.
  4. Грановский Г.Л. Экспертные задачи: понятие, структура, стратегия решения. // Теоретические и методические вопросы судебной экспертизы. Сб. науч. труд. ВНИИСЭ,- М.,1985.
  5. Громов В.И. Заключение эксперта как источник доказательства. // Российская юстиция. 1997, № 9, с.42-43.
  6. Гуковская Н.И, Свешников В.А. О некоторых возможностях ис- пользования судебно-медицинской экспертизы живых лиц на предварительном следствии. // Вопросы криминалистики N4(19), ВНИИ криминалистики прокуратуры СССР., М., 1962. с.67.
  7. Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в уголовном процессе. Оренбург, 1996,с.59.
  8. Джумаини М. Вопросы проведения экспертизы в свете договоров об оказании правовой помощи между СССР и иностранными государствами. // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ.,М.,1989., с. 151.
  9. Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы. М. 1957 г. с. 39- 40.
  10. Дулов А.В. Вопросы теории и судебной экспертизы в Советском уголовном процессе. Минск, 1959, с.5.
  11. Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. М, 1973., 167 с.
  12. Ивашков В.А. Работа со следами рук на месте происшествия. М., ЭКЦМВД, 1992. С.З

156

  1. Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предвари- тельного исследования следов преступления. / М, 1994., с.6.
  2. Златкович В.А. Исследование и оценка доказательств при новом рассмотрении дела после отмены ранее вынесенного приговора. // Социалистическая законность 1954, №3, с.37.
  3. Зотов Б.Л. Криминалистическая экспертиза на предварительном следствии / Учеб.пособ. М., ВЮЗИ. с. 6.
  4. Кертэс И. Основы теории вещественных доказательств. / М., 1973., 100с.
  5. Кертэс И. Основы теории вещественных доказательств. / М., 1973., 101с.
  6. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном процессе. М., Изд. Юристъ., 1995. с. 18
  7. Клаус Д.П. Естественно - научная криминалистика. / М. Юрид. лит., 1985.301с.
  8. Коваленко В.Н. Особенности идентификации источника происхож- дения объектов фальшивомонетничества. // Теория и практика криминалистической экспертизы., Волгоград., 1980., с. 48.
  9. Кожевников И.Н., Статкус В.Ф. Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел. / М.,ЭКЦ МВД РФ., 1992., 72 с.
  10. Кожевников И.Н. Упорядочить полномочия следователя. // Россий- ская юстиция М, 1997, №12., с.22.
  11. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений., / М, изд. юрид. лит. 1978., 143 с.
  12. Комаринец Б.М. Теория судебной экспертизы.Сб.1. М., 1964 г. с. 21- 22.
  13. Конституционное право России. // Сборник конституционно- правовых актов, Том 1. М., 1998, с.240.

157

  1. Корухов Ю.Г. Криминалистическая экспертиза в арбитражной практике. // Актуальные теорет. и общеметод. проблемы суд. экспертизы. ВНИИСЭ.,М., 1965., с. 92.
  2. Корухов Ю.Г. Предмет и субъект экспертизы по УПК социалисти- ческих стран . // Методология судебной экспертизы., Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ.,М., 1986.,с.178.
  3. Кунчаев И.Д. Методный подход к анализу обстановки места про- исшествия как источника информации о неизвестном преступнике. // Методология судебной экспертизы: Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ., М., 1986., с.94.
  4. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. М., 1996., изд. БЭК.,179с.
  5. Лекарь А.Г.,Безруких Р.К. Организационно-тактические основы раскрытия преступлений. М., 1977., 118 с.
  6. Ложкевич А.А, Снетков В.А.и др. Основы экспертного криминали- стического исследования магнитных фонограмм. / ВНИИ МВД СССР. М.,1977., с.4., 12-13.
  7. Ломако З.М. Методологические основы измерений и их использо- вание в криминалистике., Киев., 1976., с.7.
  8. Лисиченко В.К. К вопросу о предмете и системе криминалистической экспертизы. Киев, 1959, с.329, 332.
  9. Литвак А.С. Программированное обучение в судебной медицине: М.,1970.,Изд. “Медицина”, 217 с.
  10. Лифшиц Е.М. Подготовка и направление материалов на кримина- листические экспертизы. / Учеб.пособ.М., 1970.,65 с.
  11. Лукашевич В.Г, Торсунов И.Х. Осмотр места происшествия как информационно-тактическая основа организации раскрытия преступлений по горячим следам. // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент. 1982., с.8.

158

  1. Мирский Д.Я. Некоторые теоретические вопросы классификации объектов судебной экспертизы, их свойств и признаков. // Методология судебной экспертизы.: Сбор.науч.труд. ВНИИСЭ, М., 1986., с.59.
  2. Митричев B.C. Актуальные вопросы криминалистической экспер- тизы материалов, веществ и изделий. // Материалы Всесоюзной научной конференции. М., 1972, ч.Ш, с.4.
  3. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий - новая отрасль криминалистической техники. // Труды ВНИИСЭ., М., 1973.N 7 с.44.
  4. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. - Саратов., 1980.,с.68.
  5. Надгорный Г.М. О возможности решения экспертом вопроса о при- чинной связи. // Материалы Всесоюзной научной конференции. ВНИИСЭ., М., 1973., с.74.
  6. Надгорный Г.М. О понятии предмета судебной экспертизы. (Во- просы криминалистической и судебной экспертизы.) Киев, 1989, Вып.38, с. 15.
  7. Назаров В.А, Микроследы - объекты криминалистического иссле- дования по установлению обстоятельств конкретного дела. // Проблемные вопросы личности и государства., Сб.науч.статей ОГАУ., Оренбург. 1998, с.69.
  8. Назначение и производство судебных экспертиз., / Пособие для следователей, судей и экспертов., М., ВНИИСЭ., Юрид.лит.,1988. с.7.
  9. Общее учение о методах судебной экспертизы. //Сборник научных трудов N 28.JVL, ВНИИСЭ, М., 1977. с.35.
  10. Овсянников И. О допустимости вероятностного заключения эксперта. // Российская юстиция. М., 1998, №6, с.29.
  11. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка. М., Изд. Юрист., 1995.30,40,64 с.
  12. Орлов Ю.К, Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном про- цессе. М. ч.З. 1970. с.45.
  13. Орлов Ю.К. Автореферат, М., 1985г., с.43 .

159

  1. Орлов Ю.К. Спорные вопросы судебной экспертизы. // Российская юстиция. №1. 1995., с. 11,13.
  2. Орлов Ю.К. Объекты экспертного исследования. // Труды ВНИИСЭ вып.8,М., 1974, с.41.
  3. Осмотр места происшествия., / Под ред. В.Ф.Статкуса., ЭКЦ МВД РФ.,М., 1995. с. 103.
  4. Основы теории вещественных доказательств. / Под ред. Р.СБелкина., ВНИИ МВД СССР., М.,1973. с.89.
  5. Основы теории вещественных доказательств. / Под ред. Р.СБелкина., ВНИИ МВД СССР., М.,1973. с.89.
  6. Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., 1973. 141с.
  7. Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства в советском уголовном процессе. М. 1956. с . 154
  8. Петрухин И.Л. Экспертиза в суде. // Советская юстиция, 1968г. N2. с.10.
  9. Постика И.В. О методах криминалистической экспертизы. // При- менение научных методов при расследовании преступлений и изучении преступности. М., 1973., ВНИИСЭ., с.66.
  10. Предварительные криминалистические исследования материальных следов на месте происшествия. / Учебное пособие ВНИИ МВД СССР. М.,
  11. с. 4.
  12. Профилактическая деятельность экспертных учреждений системы министерства юстиции СССР. / Метод, пособ. для судей, следователей и судебных экспертов, М., 1980. сб.
  13. Работа с микрообъектами на месте происшествия. / Метод, пособ. ВНИИ МВД СССР., М., 1978, с.49.
  14. Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе. М., 1953. С. 144.

160

  1. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996, с.63.
  2. Российская юстиция 1995 - №6, 10, 11 (с.29-30); 1996 - №6, 7, 9, 11, 12 (с.27-30); 1997 - №2, 6, 5, 11 (с.7, 27-29).
  3. Ростов М.Н. О содержании понятий, обозначаемых терминами “объект” (экспертизы, экспертного исследования)”, “качество”, “свойство” и “признак”. // Методология судебной экспертизы. Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ., М., 1986., с.41.
  4. Ростов М.Н. Некоторые аспекты обоснования объективной необхо- димости “эксперта- интегратора” // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ, М., 1989., с.34.
  5. Свод законов Российской империи, т.7, М., 1991, с. 137.
  6. Селиванов Н.А, Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. / М., 1969., Юрид. лит. 295 с.
  7. Селиванов Н.А. Привлечение специалиста к расследованию. - М.,: 1973., с.56.
  8. Селиванов Н.А. Спорные вопросы судебной экспертизы. //Социа- листическая законность N 5, 1978, с.63.
  9. Селиванов Н.А. Основные проблемы криминалистической экспер- тизы и пути их решения. // Теория и практика криминалистической экспертизы. Волгоград.,1980., с.З.
  10. Селина Е. Об экспертизе по уголовному делу в суде. // Российская юстиция. М., 1997, №2, с.29.
  11. Семкин Е.П, В.Г.Савенко. Количественный анализ наркотиков рас- тительного происхождения. М., ВНИИ МВД, 1987., с.5
  12. Серов В.А. Использование научно-технических средств в доказы- вании по уголовным делам. / Оренбург, ОГУ., 1996., 83 с.
  13. Скопенко С.Ф. Практика привлечения специалистов к участию в расследовании преступлений. // Криминалистика и суд. экспертиза. Вып. П., 1965., Киев., с.9.

161

  1. Скорик Н.В. Оценка и использование заключения эксперта судом. // Криминалистика и суд. экспертиза., Вып. П., 1965., Киев., с. 160 .
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, М., 1968,т.1.с.304
  3. Сырков СМ, Фефилатьев А.В. Проведение предварительных ис- следований материальных следов на месте происшествия., ВНИИ МВД СССР., М., 1985., с. 4.
  4. Сырко СМ., Меженцев Г.Н. Предваретильное исследование следов орудий взлома на месте кражи/М. ВНИИ МВД 1985. С.7
  5. Устинов А.И, Сонис М.А. О стандартизации методик в судебной экспертизе. // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ, М., 1989. с.91.
  6. Чава И.И. Правовая регламентация отношений эксперта и руково- дителя судебно-экспертного учреждения. // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. Сбор. науч. труд. ВНИИСЭ, М., 1989., с.91.
  7. Шапоров Ю.И. Предмет судебной экспертизы как практической деятельности. // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. ВНИИСЭ. М„ 1989., с.185.
  8. Шахтарина Н.И. Вопросы развития методологии судебной экспер- тизы, роль обобщения в этом развитии. // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы : Сбор.науч. труд. ВНИИСЭ., М., 1989., с.71.
  9. Шейфер С.А. Судебно-медицинская экспертиза и судебно- медицинское освидетельствование. // Межвузовский сборник статей. Уголовно-правовые и процессуальные проблемы реализации уголовной ответственности, Куйбышев, с. 139-140.
  10. Шляхов А.Р. Предмет и система криминалистической экспертизы. // Труды ВНИИСЭ., М., 1971. С.14.
  11. Шляхов А.Р. О предмете судебной экспертизы. // Человек и закон. N8.,M., 1965. с. 24.

162

  1. Шляхов А.Р. Классификация судебной экспертизы. // Общее учение о методах судебной экспертизы, Сбор. науч. труд. № 28.,ВНИИСЭ, М., 1977., с.9.
  2. Шляхов А.Р. Современные проблемы судебной экспертизы и пути их решения. // Применение научных методов при расследовании и изучении преступности ( материалы Всесоюзной научной конференции)., ВНИИСЭ., М., 1973, с. 17.
  3. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979, 165 с.
  4. Эйсман А.А. Заключение эксперта. М, 1967, с.89
  5. Эйсман А.А. Криминалистика в системе юридических и естественных наук. // Научные работы Лит. НИИСЭ, Вильнюс, 1963, вып.1, с.34.
  6. Яковлев Я.М. Профессиональные качества судебного эксперта. // Актуальные теорет. и общеметод. проблемы суд. экспертизы. ВНИИСЭ., М, 1965., с.18.
  7. Яковлев Я.М. Научные основы, компетенция и методы судебно- психологической экспертизы. // Материалы Всесоюзной научной конференции. ВНИИСЭ., М., 1973., с. 106.