lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Батуев, Виктор Васильевич. - Обеспечение при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 228 с. РГБ ОД, 61:00-12/140-4

Posted in:

ei-‘OC-W/MO ~l/

ЛКЛДКМИЯ УПРЛВЛНМИЯ МВД РОССИИ

Ma правах рукописи

БАТУЕВ ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ

ОБЕС ПЕЧЕНИЕ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГРАЖДА11СКОГО ИСКА ПОТЕРПЕВШЕЮ

Диссертация на соискание ученой сгепени кандидата юридических наук

?>

/

Спец иальн ость 12.00 .09 уголо вный проц есс; крим инал истик а.: теори я опера тивн о-ро:- ш окно и деяте льнос ти

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Л.Н. Масленникова

Москва- 1999

Не <*

  • «>:..:

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1.

Правовая природа обеспечения при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего 18

§ 1 .Конституционное право потерпевшего

на возмещение и компенсацию вреда от преступления 18

§ 2.Понятие и сущность обеспечения гражданского иска потерпевшего 34

§ 3. Предмет гражданского иска потерпевшего 52

§ 4 Основания заявления потерпевшим гражданского иска 80

ГЛАВА 2.

Обеспечение органами предварительного расследования

гражданского иска, заявленного потерпевшим 97

§ I. Своевременное признание гражданско-правовых требований почерневшего как мера обеспечения заявленного им гражданского иска 97

§ 2. Доказывание заявленного потерпевшим гражданского иска

как мера его процессуального обеспечения 125

§ 3.Процессуальный порядок обеспечения при расследовании

преступления гражданского иска, заявленного потерпевшим М5

ГЛАВА 3.

Совершенствование публично-правовой деятельности органов расследования по обеспечению гражданских исков, заявленных потерпевшими 177

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 194

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 197

ПРИЛОЖЕНИЯ 220

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертации. Одна из важнейших задач судебно-правовой реформы, осуществляемой в России, состоит в обеспечении нрав и законных интересов лиц, почерневших от преступлений. Государство призвано защитишь человека от преступности, охранять его жизнь, здоровье и честь. Конституция Российской Федерации провозглашает субъективные нрава и свободы человека высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту приоритетной обязанностью государства, его органов расследования, прокурорского надзора и правосудия.

Эффективность деятельности органов расследования, прокурорского надзора и органов правосудия определяется не только законностью и обоснованностью выносимых ими процессуальных актов, по и процессуальными способами и средствами, с помощью которых обеспечивается их реальное исполнение в целях защиты от преступлений прав и свобод человека и фажданина, интересов Огечества и государства. Защита органами расследования и органами правосудия прав и законных интересов потерпевших должна относиться к приоритетным задачам уголовного судопроизводства Российской Федерации. Составная часть данных задач обеспечение при расследовании преступлений фажданских исков потерпевших.

Исследование проблемы совмещения суголовным процессом исковой защиты нрав человека и гражданина, нарушенных преступлениями, актуально в теоретическом и практическом аспектах. Еще в 1890 году А.Ф. Кони заявлял, что гражданский иск является «одной из наиболее спорных и наименее разработанных частей уголовного процесса». И в настоящее время проблема иска в уголовном процессе продолжает оставаться актуальной, особенно применительно к гражданскому иску потерпевшего, к проблеме обеспечения органами расследования исковых требований о возмещении и компенсации материального, физического и морального вреда, причиняемого преступлениями.

Исследование проблемы обеспечения при расследовании преступлений гражданских исков потерпевших важно для повышения
эффективности

4

деятельности органов расследования по защите прав и охраняемых законом интересов граждан. Об этом заявили 100% опрошенных автором настоящей диссертации следователей и руководителей следственных управлений при МВД, УВД семнадцати регионов Российской Федерации полагающие, что возмещение и компенсация причиняемого преступлениями вреда должны стать приоритетной задачей уголовного судопроизводства, решение которой во многом зависит от обеспечения гражданских исков потерпевших.

В настоящее время внимание органов расследования к защите прав потерпевших от преступлений недостаточно. Органы расследования, возбудив уголовное дело в связи с причинением лицу материального, физического и морального вреда, нередко оттесняют проблему защиты прав потерпевшего на задний план, отводят потерпевшему роль пассивного созерцателя их действий, ориентируясь главным образом на формализованные показатели раскрытия преступлений, забывая о том, что весь механизм уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности должны приводиться в действие для восстановления нарушенного преступлением правопорядка, в том числе путем восстановления и компенсации прав потерпевших, нарушенных преступлением.

Недооценка важности обеспечения во время предварительного расследования прав потерпевших приводит к негативным последствиям. В ходе исследования автором диссертации установлено, что побудительным мотивом подачи заявлений в органы внутренних дел о совершенных преступлениях для 84% пострадавших от корыстных преступлений являлась надежда на розыск и возврат похищенного или возмещение ущерба. Если жизнь человека, его здоровье и имущество не имеют надежной защиты со стороны государства, то следствием этого является не только падение престижа власти, рост правового и нравственного нигилизма, по и бесперспективность экономических реформ. Гак как речь идет об активизации деятельности государственных органов по защите прав и законных интересов потерпевших, диссертационное исследование проблемы обеспечения их гражданских исков
представляется актуальным,

5 - особенно если учесть, что в монографических работах проблема гражданского

иска потерпевшего и его обеспечения специально не исследовалась.

Вся совокупность приведенных обстоятельств позволяет полагать, что названная тема диссертации вполне заслуживает специального и -всестороннего изучения.

Проблема обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступления освещалась в науке не специально, а. попутно с проблемой гражданского иска в уголовном судопроизводстве. Субъективное право как правовая категория, его понятие, общие признаки и характеристика исследованы в общей теории права С.С. Алексеевым и 11.И. М ату зовы м. Соотношение личных прав граждан и возникающие в связи с их обеспечением обязанности государства рассматривали специалисты в области охраны прав личности П..И. Люблинский, Ф.М. Рудинский и др. Аспектам возмещения ущерба и обеспечения гражданского иска в уголовном деле посвятили труды Ю.Р. Адоян, В.А. Азаров, С.А. Александров, Ь\Т. Безлепкил, В.II. Вожьев, Г.И. Власснко, И.И. Газетдинов, П.П. Гуреев, В.Г. Даев, СП. Вфимичев, 3.3. Зинатуллин. Э.Ф. Куцова, СМ. Курмакаева, А.Г’. Мазалов, Л.II. Масленникова, В.А. Михайлов, КС Никулин, В.’Г. Нор, В.Я. Попарил, В.Н. Чичко, B.C. Смирнов, В.Т. Томин, А.А. Хандурин, B.C. Шадрин, И.А. Якубович и др.

Отечественными правоведами внесен значительный вклад в разработку проблемы гражданского иска в уголовном процессе. Однако работы большинства авторов изданы до обновление конституционного, гражданского,’ уголовного и уголовно- процессуального законодательства, поэтому при всех достоинствах результаты их научных исследований не отражают в полной мере произошедших изменений в законодательстве, определяющих в современной России приоритетность задачи по охране конституционных прав и свобод личности, в том числе в таком важном аспекте деятельности органов расследования, как обеспечение гражданского иска потерпевшего.

Измененное когютитугnwi11юс, i раждапское, уголовное законодательство %
создало правовую основу для развития института фаждаиского иска

6

потерпевшего в уголовном процессе. Конституция Российской Федерации (ст. 52) не только констатирует требование охраны законом нрав потерпевших от преступлений, но >? гарантирует им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Однако действующее уголовно-процессуальное законодательство не в полной мере соответствует положениям Конституции, ГК РФ и УК РФ по вопросам возмещения и компенсации ущерба потерпевшим ‘от преступлений. Предъявление гражданского иска в уголовном процессе статьи 29, 30, 54 УПК РСФСР связывают с причинением лицу материального ущерба. Однако физическое лицо, потерпевшее от преступления, может понести от преступления не только материальный, но также физический или моральный вред. По действующий УПК РСФСР не предусматривает правовых основ защиты имущественных прав потерпевшего, которому преступлением причинен моральный либо физический вред.

Гражданский кодеке РФ (ст. 151) допускает возможность возложения на причинителя вреда обязанности по денежной компенсации причиненного гражданину морального вреда, физических или нравственных страданий. В связи с данными положениями гражданского законодательства в российском уголовном судопроизводстве возникает принципиально новая основа для развития института гражданского иска физического лица, потерпевшего от преступления. Требуется научная разработка и законодательное урегулирование вопросов предмета гражданского искя потерпевшего в уголовном процессе, оснований его заявления, механизма обеспечения органами расследования возмещения и компенсации ущерба от причинения различных видов вреда.

Предметом исследовании являются научно-теоретические, правовые и научно-практические проблемы применения в досудебных стадиях уголовного процесса конституционных, уголовно-процессуальных, уголовно-правовых и гражданско-правовых норм, касающихся обеспечения при расследовании преступлений гражданских исков потерпевших; закономерности правового регулирования института обеспечения органами расследования и прокурорами гражданского иска лица, почерневшего от преступления, и
закономерности

7 уголовно-процессуальной деятельности органов расследования по
реализации

данного правового института, правовая теория, изучающая вьп неуказанны с

проблемы.

Объектом диссертационного исследовании являются общественные отношения, возникающие в сфере досудебного производства по уголовным делам в связи с обеспечением органами расследования и прокурорами гражданского иска липа, почерневшего от преступления; нормы Конституции Российской Федерации и международного права, УПК РСФСР, ГК РФ и УК РФ, на основании которых осуществляется обеспечение при расследовании преступлений гражданского иска потерпевшего; материалы практики, статистические данные, научная литература и другие материалы и разработки по теме диссертации.

Цели и задачи диссертационного исследовании. Цели исследования заключаются в том, чтобы на основе анализа конституционного и международного права, уголовно-процессуального, гражданского и уголовного законодательства Российской Федерации, практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел разработать совокупность логически взаимосвязанных теоретических и научно-практических положений относительно обеспечения в досудебном производстве по уголовным делам гражданского иска потерпевшего и на основе этих положений разработать предложения по совершенствованию законодательства, регулирующего вопросы обеспечения гражданского иска потерпевшего, а также рекомендации органам расследования по оптимизации их деятельности, связанной с обеспечением гражданских исков потерпевших. Достижение данных целей связано с решением относящихся к досудебным стадиям уголовного судопроизводства ряда теоретических и научно-практических задач. В их числе:

разработка теоретических и научно-практических основ обеспечения при расследовании преступлений гражданских исков лиц, потерпевших от преступлений;

выявление сущности и раскрытие содержания конституционных прав потерпевшего на возмещение и компенсацию причиненного ему преступлением

8 материального, физического и морального вреда и на судебную (уголовно-процессуальную) защиту от преступлений, причиняющих такой вред;

исследование правовой характеристики сущности, понятия, предмета гражданского иска потерпевшего и оснований для его заявления в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, а также сущности и содержания деятельности органов расследования и прокуроров но обеспечению гражданского иска потерпевшего;

  • подготовка научно обоснованных предложений по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующего в досудебных стадиях уголовного процесса вопросы обеспечения гражданского иска лица, которому преступлением причинен материальный, физический и моральный вред, разработка научно-практических рекомендаций по оптимальному применению органами расследования и прокурорами предусмотренных законодательством и выработанных практикой мер, реально обеспечивающих гражданские иски лиц, потерпевших от преступлений.

Методологические основы и методика исследования. Общую методологию исследования составляют общефилософские принципы диалектики и системный подход. Теоретическую базу исследования составили научные труды в области общей теории права и государства, конституционного, уголовно-процессуального, уголовного, гражданского, гражданско- процессуального и других отраслей права. При подготовке диссертации автором использованы общие и специальные методы познания окружающей действительности в их взаимосвязи и взаимообусловленности, в том числе: сравнительно-правовой, логико-юридический, исторический, социологический, статистический, формально-логический. В работе по теме диссертации автор опирался на положения Конституции Российской Федерации, нормы международного права и федерального законодательства, Указы Президента России, ведомственные нормативно-правовые акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России, постановления Конституционного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда РСФСР (Российской Федерации), па многочисленные

9 труды отечественных ученых С,С Алексеева, К).Р. Адояна, В.А. Азарова, С.А. Александрова, В.П. Божьсва, СВ. Бородина, В.Г. Даева, H.JI. Гранат, 1С.Ф. Гуцснко, СП. Вфимичева, А.С. Кобликова, A.M. Ларина, А.Г. Мазалова, П.И. Матузова, В.А. Михайлова, В.Я. Попарина, В.Т. Томила, М.С. Строговича, М.А. Чельцова, Н.А. Якубович и др.

В диссертации рефоспектжшо проанализированы научные труды дореволюционных российских процессуалистов Л.М. Берлина, СИ. Викторекого, М.В. Духовского, А.Ф. Кони, Н.Н. Розииа, Г.Б. Слоозберга, В.К. Случевского, Д.Г. Гальберга, И.Я. Фойпицкого и др., а также уголовно- процессуальное законодательство на различных этапах развития российского государства и общества. Важнейшими источниками диссертационного исследования явились законодательство- Союза ССР, РСФСР и практика его применения органами расследования, прокурорами и судами.

Автором изучена опубликованная практика Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда РСФСР (Российской Федерации). При анализе практики органов расследования, прокуроров и судов автором применялся метод сплошного просмотра уголовных дел за определенный период. По специально разработанным анкетам автором проведен двухуровневый опрос 17 начальников следственных управлений при МВД, УВД РФ и 120 следователей из 44 регионов Российской Федерации. При подготовке диссертации использован))! данные исследований, проведенных другими авторами, а также личный опыт работы автора диссертации в следственном аппарате МВД Республики Бурятия.

В работе лад диссертацией особое внимание уделено сравнительному методу исследования. Применение автором этого метода дало возможность выявить отдельные нормы, в которых наиболее удачно решены конкретные вопросы, необоснованность некоторых различий, существующих в законодательстве, неясность отдельных формулировок, обнаружить пробелы в регулировании института обеспечения при расследовании преступлений фажданского иска потерпевшего.

К) Достоверность и обоснованность теоретических и научно- практических

положений, выводов и предложений диссертации обеспечены комплексным подходом к исследованию законодательства и других норм отечественного права, практики его применения, трудов ученых-правоведов и эмпирического материала. Эмпирический материал диссертации представлен статистической и конкретно-практической информацией о деятельности органов расследования по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлениями потерпевшим. Автором диссертации исследованы статистические, а также текстовые отчеты и справки Следственного комитета при МВД РФ, материалы 184 уголовных дел, расследованных и рассмотренных в Коптевском и Головинском районах города Москвы в период с 1994 но 1998 гг. Изучение уголовных дел проведено с целью получения конкретно-социологической базы для сравнения и выявления позитивных и негативных сторон в обеспечении при расследовании преступлений гражданских исков потерпевших соответственно о возмещении и компенсации причиненного им материального, физического и морального вреда и обоснования мер по совершенствованию закон ода гсльсгва и деятельности органов расследования.

OCIЮВНЫК ПОЛОЖЕНИЯ

диссертационного исследования, выносимые на защиту

  1. Содержание права потерпевшего в процессе предварительного расследования на судебную защиту его законных интересов, нарушенных преступлением, реализуется путем обращения потерпевшего к органам расследования (прокурору) с гражданским иском и путем обеспечения гражданского иска по основаниям и в порядке, вытекающих из соответствующих положений Конституции Российской Федерации, УПК РСФСР, УК РФ, ГК РФ и других законов, применяемых в уголовном процессе Российской Федерации.

  2. Право потерпевшего на возмещение и компенсацию материального, физического и морального вреда, причиненного преступлением,
    есть

II

ti субъективное право потерпевшего, отражающее его частый интерес по восстановлению нарушенных преступлением прав и законных интересов, средством защиты которого выступает гражданский иск в уголовном процессе.

  1. Гражданский иск потерпевшего в уголовном процессе это обращенное к суду требование лица, понесшего непосредственно от преступления ущерб, о признании судом нарушенных преступлением прав, подлежащих восстановлению, и о принуждении осужденного за данное преступление или лиц, несущих за нею материальную ответственность, к совершению действий в пользу потерпевшею лица, заявившего гражданский иск, направленных на возмещение и компенсацию причиненного преступлением ущерба.

  2. Основания заявления гражданского иска потерпевшим это те юридические факты, на которых потерпевший основывает свои гражданско- правовые требования, подлежащие рассмотрению в уголовном процессе и обеспечению органами расследования и прокурорами. Ими являются: совершение преступления; наличие ущерба, нанесенного в результате причинения непосредственно преступлением материального, физического и морального вреда; наличие причинной связи между преступлением и вредом. Необходимым условием возникновения в уголовном процессе правовых оснований для заявления потерпевшим гражданского иска является наступление вреда в качестве последствия преступления, а не иных обстоятельств, хотя бы и связанных тем или иным образом сданным преступлением.
  3. Обеспечение уголовно-процессуальных условий для возмещения и компенсации причиненного непосредственно преступлением вреда потерпевшему есть публично-правовая обязанность органов расследования и прокуроров, осуществляющих досудебное производство по уголовному делу, выражающая интерес всего общества и государства но защите каждого пострадавшего от преступления.
  4. По своей сущности обеспечение при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего представляет собою уголовно-процессуальную
  5. % деятельность органов расследования и прокуроров, содержание
    которой

12 составляет совокупность их действий и решений (по привлечению обвиняемого к

уголовной ответственности, по установлению на основе доказательств всех видов

вреда, причиненного непосредственно преступлением, по
установлению

характера и размера нанесенного ущерба, обнаружению и наложению ареста на

имущество в целях обеспечения заявленного гражданского иска потерпевшего и

др.), адресуемых к обвиняемому или лицам, несущим
материальную

ответственное]!, за преступные действия обвиняемого, и направленных
на

принудительное обеспечение возмещения и компенсации причиненного вреда в

целях исполнения будущего судебного решения по заявленному гражданскому

иску, а также в целях принятия уголовно-процессуальных мер, обеспечивающих

выплату вознаграждения (компенсации) за причиненный вред.

  1. Предложения по внесению дополнений и изменений в УПК (проект УПК

РФ).

7.1. Внести изменения и дополнения в часть первую ст. 2.9 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «Лицо, понесшее непосредственно от преступления материальный, физический и моральный вред, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом. Гражданский иск потерпевшего в уголовном деле освобождается от государственной пошлины». 7.2. 7.3. Внести изменения и дополнения в часть четвертую ст. 29 УПК РСФСР (в соответствующую статью проста УПК РФ) следующего содержания: Реализуя установленную статьей 2 Конституции Российской Федерации обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, суд как орган правосудия Российского государства должен по собственной инициативе при постановлении приговора разрешить вопрос соответственно о возмещении и компенсации материального, физического и морального вреда, причиненного почерневшему непосредственно преступлением, если потерпевший не предъявил гражданский иск. 7.4.

13

7.3. Внести дополнение в часть вторую ст. 53 УПК РСФСР

соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «Гражданин, признанный потерпевшим, вправе. … предъявлять исковое требование соответственно о возмещении и компенсации материального, физического и моральною вреда, причиненного непосредственно преступлением, и пользоваться в этой связи правами гражданского истца, предусмотренными частью второй статьи 54 настоящего Кодекса…».

7.4. Внести изменения и дополнения в часть первую ст. 30 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «При наличии достаточных данных о причинении потерпевшему непосредственно преступлением материального, физического и морального вреда орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны принять меры обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска». 7.5. 7.6. Внести дополнения и изменения в пункт четвертый части первой ст. 68 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив его в следующей редакции: «При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежат доказыванию: .. .4) характер и размер материального, физического и морального вреда, причиненного непосредственно преступлением». 7.7. 7.8. К мерам обеспечения гражданского иска потерпевшего о возмещении и компенсации ущерба, причиненного непосредственно преступлением, наряду с наложением ареста на имущество, являющимся мерой принуждения, следует отнести в законодательном порядке также залог, вносимый обвиняемым или другим лицом в качестве меры добровольного обеспечения будущего судебного решения по гражданскому иску. В этой связи внести дополнение в часть первую ст. 99 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «Залог состоит в деньгах или ценностях, вносимых в депозит суда обвиняемым, подозреваемым либо другим лицом или организацией в обеспечение явки обвиняемого, подозреваемою по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, а также в обеспечение 7.9.

14 Ш судебного решения о возмещении и компенсации ущерба,
причиненного непосредственно преступлением. О принятии залога
составляется протокол, копия которого вручается залогодателю».

7.7. Часть первую ст. 119 УПК РСФСР дополнить нормой следующего содержания: «В целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества орган дознания обязан наложить арест на имущество подозреваемого или лиц, несущих но закону материальную ответственность за его действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем». 7.8. 7.9. Дополнить ст. 119 УПК РСФСР частью пятой следующего содержания: «При наличии достаточных оснований в целях обеспечения гражданского иска орган дознания после передачи дела следователю продолжает принимать оперативно- розыскные меры для установления и розыска имущества, подлежащего аресту, уведомляя следователя о результатах. В целях обеспечения гражданского иска орган дознания на основании постановления следователя об аресте имущества производит опись установленного и разысканного им имущества обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у когорых находится имущество,, приобретенное преступным путем ». 7.10. 7 9. Внести изменения и дополнения в ст. 136 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «Установив, что непосредственно преступлением причинен материальный, физический и моральный вред гражданину, следователь по собственной инициативе или на основании заявления этого лица выносит постановление о признании его потерпевшим. С) признании потерпевшим следователь уведомляет потерпевшего и его представителя. При допросе или явке потерпевшего следователь разъясняет ему права, предусмотренные статьей 53 настоящего Кодекса, в том числе право предъявить гражданский иск, о чем составляет протокол, копия которого вручается потерпевшему под расписку. При

15 огказс в признании тражданексьправовых требований потерпевшего ему или его представителю вручается копия соответствующего постановления следователя».

7.10. Дополнить статьи 1!8 и 127 УПК РСФСР (соответствующие статьи проекта УПК РФ) нормами, предусматривающими материальное стимулирование должностных лиц органов дознания и следователей, реально обеспечивших гражданско-правовые требования потерпевших от преступлений. 7.11. 7.12. Дополнить часть вторую ст. 53 УПК РСФСР (соответ-ствующую статью проекта УПК РФ) нормой, устанавливающей право потерпевшего на получение государственных компенсационных выплат, если причиненный преступлением вред не возмещен или не компенсирован обвиняемым либо гражданским ответчиком. 7.13. S. Предложения по совершенствованию практической и организационной деятельности органов расследования и прокурорского надзора.

8.1. Предложения по оптимизации планирования и реализации планов в сфере обеспечения органами расследования тражданских исков потерпевших; ориентирование в процессе планирования практической деятельности органов расследования и прокурорскою надзора не только на выявление преступлений и виновных в их совершении, но также на доказывание траждаиско-правовой ответственности обвиняемых и установление лиц, которые по закону несут материальную ответственность за результаты преступных деяний обвиняемых.

8.2. Рекомендации по совершенствованию деятельности органов расследования, связанной с обеспечением гражданских исков потерпевших, путем выявления, розыска и наложения ареста на имущество и путем уголовно- правовой реституции.

8.3. Рекомендации по внедрению принципа специализации в организацию расследования преступлений, причиняющих потерпевшим материальный, физический и моральный. 8.4. 8.5. Предложения по оптимизации организационной структуры органов предварительного расследования с учетом их задач по обеспечению гражданских исков потерпевших. 8.6.

16

8.5. Предложения по разработке и внедрению системы отчетности, учета и оценки деятельности органов расследования в сфере обеспечения гражданских исков почерневших. 8.6. 8.7. Рекомендации по методике обобщения практики обеспечения органами расследования гражданских исков потерпевших в целях выявления и устранения недостатков и в целях выявления и распространения передового опыта реального обеспечения гражданских исков. 8.8. Научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования. Новизна заключается в том, что автором диссертации во многом по-новому па монографическом уровне комплексно и детально исследованы теоретические и научно-практические вопросы обеспечения органами расследования гражданского иска потерпевшего от преступления на основе Конституции Российской Федерации и норм международного права, обновленного уголовно-процессуального, уголовного и гражданского законодательства, разработаны теоретические и научно- практические положения относительно понятия и сущности обеспечения гражданского иска потерпевшего, предмета гражданского иска потерпевшего и оснований для его заявления. Рассмотрение диссертантом новых или малоизученных аспектов темы позволило ему сформулировать ряд положений, выводов и предложений, обладающих новизной и имеющих значение как для законодательного развития института гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе, так и для совершенствования практической деятельности органов расследования по его обеспечению. Автором обоснованы законодательные .предложения, основанные на ею собственных исследованиях и теоретических нывепах, а также предложения но совершенствованию уголовно-процессуальной деятельности, связанной с обеспечением гражданских исков потерпевших.

Теоретическая и практическая значимость диссертационных результатов исследования определяется тем, что автором диссертации решены ранее не исследованные или неполно исследованные теоретические и научно- практические

17 *. проблемы обеспечения гражданского иска потерпевшего, возникающие
в

повседневной уголовно-!ipojвхсуалы i ой дсят елыюс 1 и органов
расследования

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в

законотворчестве по совершенствованию уголовно-процессуального

законодательства, в практической деятельности органов расследования по

обеспечению гражданских исков потерпевших, а также в учебном процессе и

научной работе юридических учебных заведений.

Апробация и практическая реализация результатов диссертационного

исследования. Основные положения диссертации, выводы, предложения и

рекомендации ее автора получили апробацию в четырех работах, опубликованных

в 1997 1999 гг., а также в его выступлениях на научной конференции адъюнктов

и соискателей, состоявшейся в Московском юридическом институте МВД России

17 апреля 1997 г., на научных конференциях, состоявшихся в Академии

управления МВД России 26 мая 1998 г. и 28 мая 1999 г., а также на научно-

i

практических семинарах следственных аппаратов МВД Республики Бурятия в

1997-1998 тт.

Материалы диссертации внедрены в учебный процесс Владимирского юридического института МВД России, Московского обласлиого филиала юридического института МВД России, филиала Астраханской специальной средней школы милиции МВД РФ в г. Махачкале, а также в практическую и управленческую деятельность органов предварительного следствия при УВД Усть- Ордынского Бурятского автономного округа, при МВД Республики Дагестан, что удостоверяется соответствующими актами.

Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, внутритекстовых сносок, списка использованной литературы и приложений.

41

18

ГЛАВА /. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА ПОТЕРПЕВШЕГО

§ 1. Конституционное право потерпевшего на возмещение и компенсацию вреда от преступления

В соответствии со ст. 8 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах судами в случаях нарушения его основных нрав, предоставленных ему конституцией или законом. Статья 46 Конституции Российской Федерации гласит: каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. В литературе по теории государства и права и в ряде других отраслевых наук о нраве проблема защиты прав рассматривается только в связи с исследованием вопросов, связанных с содержанием субъективного нрава. Субъективное право включает в себя возможность осуществления самим уиравомоченным лицом своего права требовать определенных действий от обязанного лица, включая и возможность обратиться к соответствующим органам за защитой нарушенного права. Это означает, что лицо, потерпевшее от преступления, вправе обратиться не только в суд, но и к государственным органам и должностным лицам, осуществляющим досудебное производство по уголовному делу, с требованием защиты нарушенного субъективного нрава. B.N. Грибанов правильно подчеркнул, что такой взгляд на проблему «права на судебную защиту» является материально-правовым и вполне допустим. Однако он сам подчеркивает узость только материально-правового подхода. К анализу права на защиту необходимо, по его мнению, включать в это право и возможность применения принудительного воздействия к правонарушителю1. П.Ф.Елисейкин предложил исследовать право на судебную защиту с двух позиций как право субъективное и как право конституционное.

Обращение к суду и другим компетентным государственным органам с требованием о защите предполагает, что оно должно быть рассмотрено в

Грибанов В.II. Пределы осуществления и защиты фажданских прав. М., 1972. С. 153-155.

19

специальной процессуальной форме, предписанной законом. Определенная законом сфера деятельности органа, его процессуальная особенность, безусловно, оказывает существенное влияние и на форму защиты нарушенного права.

Следовательно, право на судебную защиту включает в себя не только возможность обратиться с требованием в суд либо иной компетентный орган о принудительном воздействии на нарушителя, но и как обязательное условие того, чтобы это воздействие было произведено в определенной форме. В этом смысле право на защиту выходит за рамки традиционного понятия субъективного материального права и включает в себя деятельность суда или другого государственного органа по защите этого права.

Поэтому проблема права на защиту одновременно присуща как материальному, так и процессуальному праву. До последнего времени в процессуальной литературе говорили лишь о праве на иск. О содержании материально-правового и процессуального понятия права на иск будет сказано ниже.

Интерес конкретного лица в защите своих субъективных прав и охраняемых законом интересов совпадает с интересами государства, по защите нрав своих граждан. Предоставляя возможность обращаться к государственным органам за защитой нарушенного права и охраняемого законом интереса по защите от преступных посягательств на жизнь, здоровье, личную свободу, честь и достоинство человека и гражданина, его жилище и имущество, гарантированные Конституцией, государство тем самым как бы опосредует интерес потерпевшего от преступления, который обращается за защитой своего собственного интереса.

Такое опосредование государством интереса субъекта как своего собственного придает ему государственный характер, поднимает его до уровня государственного интереса. Поэтому вполне закономерна
возрастающая заинтересованность государства в повышении активности своих органов, в

20

частности, органов расследования» в обеспечении прав потерпевших от преступления. .

Из сказанного можно сделал» вывод, что при своей реализации право на судебную защиту реализуется is право на обращение в органы расследования и правосудия за обеспечением их гражданских исков на возмещение и компенсацию материального, физического и морального вреда, причиненного преступлениями. Поэтому государство стремится так урегулировать деятельность органов, осуществляющих расследование уголовных дел, чтобы интерес государства в охране установленного правопорядка и потребность граждан (субъектов) удовлетворялись. В данном случае должно происходить совпадение интересов, их опосредование, но не поглощение и не подчинение интересов потерпевших от преступлений интересам государства.

Право на судебную защиту представляет собой гарантированное конституцией правовое средство, с помощью которого потерпевший от преступления может добиваться восстановления нарушенного нрава путем обращения в суд либо другой соответствующий государственный орган.

Выступая как наличное право субъекта и как средство (способ, форма) защиты прав, право на судебную защиту имеет две особенности. Во-первых, право на судебную защиту обеспечивается всеми предусмотренными Конституцией способами защиты и гарантиями. Во-вторых, ему соответствует обязанность государства в лице его специальных органов принять на себя функцию защиты и осуществит!, ее. Р.Г’. [убснко считает, что государство в целом может быть субъектом лишь учредительных правоотношений, а с участием граждан в правоотношениях субъектами могут быть только органы государства . Полагаем, что более прав Р.Е. Гукасян, который утверждает, что

I’убснко P.V. Конституционные правоотношения. Вопросы теории и государственно-правовая практика: Лвторсф. дис… канд. юрид. наук- М., 1981. С. 12.

21

государство в целом, а не его органы, должны гарантировать реализацию основных прав и свобод граждан’.

Право на судебную защиту в большей мерс служит интересам потерпевшего, поэтому в дополнение к ст. 46 Конституции Российской Федерации право потерпевшего па доступ к правосудию закреплено » отдельной статье, которая одновременно гарантирует еще одно весьма существенное конституционное право личности право на компенсацию

причиненного ущерба (от. 52 Конституции Российской Федерации).

Право на судебную защиту представляет собой гарантированное Конституцией правовое средство, с помощью которого потерпевший от преступления может добиваться восстановления нарушенного права.

Таким образом, выступая как наличное право субъекта и как средство (способ, форма) защиты прав, право на судебную защиту имеет ряд особенностей:

  • право потерпевшего от преступления на судебную защиту есть его субъективное право, отражающее частный интерес по восстановлению нарушенного преступлением права;
  • гграво на судебную защиту обеспечивается всеми предусмотренными Конституцией способами защиты и гарантиями;
  • при своей реализации право на судебную защиту реализуется через право на обращение в органы расследования и правосудия;
  • праву на судебную защиту соответствует обязанность государства в лице ее специальных органов принять на себя функцию защиты и осуществить ее.
  • Право на возмещение и компенсацию’1 вреда, причиненного преступлением, с точки зрения международного права, находит непосредственное выражение в двух актах международных организаций

Гукасян Р.Е. Реализация конституционного права на. судебную защиту // Процессуальные средства реализации конституционного права на судебную защиту. - Калинин, 1982.

Or лат. Compcnsatio вознаграждение за что-либо. Современный словарь иностранных слов. - М., 1982 С. 2.95.

22

Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью* и в европейской Конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений6. Несмотря на различия, гот и другой документы определяют в качестве оснований возникновения права на компенсацию вреда причинение преступлением имущественного, морального и физического вреда. В соответствии с актами международных организаций право на компенсацию вреда это субьективное право физических лиц, как непосредственно потерпевших от преступления, так и их родственников, иждивенцев, а также физических лиц, которым был причинен вред при оказании помошм жертвам и предотвращении виктимизации. Право на компенсацию вреда, причиненного преступлением, в законченном виде в правовой системе России стало возможным только после принятия Закона РСФСР «О собственности в РСФСР»7 и Конституции Российской Федерации 1993 г , закрепивших охрану законом прав потерпевших от преступлений и обязанность государства обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба9.

Априори, под правом на возмещение и компенсацию вреда, причиненного преступлением, в российском законодательстве понимается субъективное право лица, пострадавшего от преступления, требовать возмещения и компенсации причиненного непосредственно преступлением материального, моральною и физического вреда.

Аналогично актам международных организаций, в российском законодательстве право на возмещение и компенсацию вреда, причиненного

s Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 25 ноября 1985 // СССР и международное сотрудничество. С. 537-541. В дальнейшем «Декларация».

Принята Советом Ивроиы 24 ноября 1983. В дальнейшем «Конвенция по возмещению ущерба» или «Конвенция».

Примят 24 декабря 1990 г. Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. 1990. №30. Ст.416.

Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.

Статья 52 Конституции Российской Федерации, ч. 3 ст. 30 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР».

преступлением, проявляется в таких основных правах человека, как право на жизнь, право на неприкосновенность, право на честь и репутацию (достоинство), цраво на владение имуществом, право на восстановление в правах.

Конституция Российской Федерации 1993 г. почти дословно восприняла отдельные нормы, содержащиеся в актах международных организаций, регламентирующих основные права человека. Так, статьи 20 и 22 Конституции аналогичны ст. 3 Всеобщей декларации нрав человека и устанавливаю] право па жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Статья 35 Конституции провозглашает право на владение, пользование и распоряжение имуществом и невозможность произвольного лишения кого- либо его права имущества. Данное право, но своему содержанию совпадает с правом на владение имуществом, регламентированным ст. 17 Всеобщей декларации. Статьи 21 и 23 Конституции так же, как и ст. 12 Всеобщей декларации, закрепляю! право на честь и достоинство и их защиту (охрану). Статья 46 Конституции гарантирует право человека на эффективное восстановление в правах, отраженное и в ст. 8 Всеобщей декларации.

Тождество содержания рассмотренных прав в совокупности с гарантированной государством защитой прав и свобод (ч.1 ст. 45 Конституции) влечет необходимость признания справедливости тезиса о проявлении права на компенсацию вреда, причиненного преступлением, с аналогичными правами в действующем российском законодательстве.

В отличие от актов международных организаций, Конституция содержит более широкий перечень прав, гак или иначе отражающих право на компенсацию вреда, причиненного преступлением. Наряду с дословным заимствованием, она конкретизирует содержание некоторых прав человека, зафиксированных в актах международных организаций, используя для этого другие субъективные права. Нел и Всеобщая декларация в ст. 8 закрепляет право человека на эффективное восстановление в правах национальными судами, то Конституция, помимо аналогичного права (ч. 1 ст. 46), содержит’

24

норму, гарантирующую юсу дарственную защиту прав и свобод (ч. 1 .ст. 45), а также право каждою защищать спои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45). Право человека и гражданина на компенсацию причиненною преступлением вреда является следствием преступления. Акты международных организаций и Конституции гарантируют данное право нулем установления социальное помощи жертвам преступлений. Таковыми являются, в частности, право на социальное обеспечение в случае инвалидности и потери кормильца в результате преступления, предуCMOipenнос ч. I ст. 39 Конституции и право на бесплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, предусмотренное ч. I ст. 41 Конституции. Статья 52 Конституции непосредственно касается прав потерпевших от преступлений; в ней содержится три положения, имеющих прямое отношение к пеме учебного пособия. Первое положение ст. 52 Конституции связано с охраной законом прав потерпевших от преступлений. Второе положение данной статьи касается обязанности государства обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию. Третье положение ст. 52 Конституции определяет обязанность государства обеспечивать потерпевшим компенсацию причиненного ущерба. Подобные положения сформулированы в нормах действующего законодательства, что будет показано далее. По мнению российских теоретиков права к основным субъективным правам относятся нрава, которые выражают коренные интересы граждан и общества в целом, отражают наиболее существенные связи гражданина с обществом и государством. Основные права имеют решающее значение в оформлении конституционного статуса личности и закреплены в Конституции10. Основное право предоставляется всем гражданам, а не отдельным категориям лиц. Иные права производив) от основных прав.

Головин U.K. Конституционное право: Курс лекций. - Нижний Новгород, 1993. С. 51-52; Юридический энциклопедический словарь. - М: Советская энциклопедия, 1987. С. 280-281.

Таким образом, конституционное право потерпевшего от преступления на возмещение и компенсацию вреда не удовлетворяет ни одному из двух вышеприведенных признаков основного права,

Сказанное позволяет сделан» вывод, что в российском законодательстве право потерпевшего на компенсацию вреда, причиненного преступлением, прямо не закреплено, но данное право вытекает из ст. 52 Конституции, имеющей в соответствии с ее ст. 15 высшую юридическую силу и прямое действие. Помимо этого, рассматриваемое право выражено в других отраслевых законодательных нормах. В этой связи право потерпевшего па компенсацию вреда от преступления правомерно признавать его субъективным правом, производным от основных и отраслевых прав человека и гражданина.

В качестве субъектов права на возмещение и компенсацию вреда, причиненного преступлением, по законодательству Российской Федерации, в отличие ог норм международного права, понимаются как физические, так и юридические лица.

В соответствии со ст. 8 ПС Российской Федерации” тражданские права и обязанности возникают вследствие причинения лицом вреда другому лицу, в том числе и в результате совершения преступления. Напомним, что «лицо» может быть как физическим, так и юридическим. Статья 1064 I К Российской Федерации устанавливает право личности и организации, которым был причинен вред, на его возмещение.

Статья 25 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, ст. 54 УПК РСФСР предусматривают право лица, как физического, гак и юридического, понесшего материальный ущерб от .преступления, предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за его преступные действия, гражданский иск требование о возмещении и компенсации причиненного преступлением вреда12. Необходимо иметь в виду, что П< Российской Федерации в частности допускает возможность возложения

Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая. Ьюллстснь Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 3. С. 9-11.

на нарушителя обязанности по денежной компенсации причиненного фаждапину морального вреда (физических и нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. При этом компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (ст. 151, 1099 ПК Российской Федерации). В соответствии с приведенными положениями Гражданского кодекса находится Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». В этом Постановлении 11ленум Верховного Суда России разъяснил, что применительно к статье 29 УПК потерпевший вправе при производстве по уголовному делу предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда.

Таким образом, можно утверждать, что отраслевое законодательство Российской Федерации, в том числе уголовно-процессуальное, признает в качестве субъекта права па возмещение и компенсацию вреда, причиненного преступлением, как физическое так и юридическое лицо, что соответствует содержанию термина «потерпевший от преступления» и находи! подтверждение в приведенном нами толковании этого законодательства.

Вывод. В качестве субъектов права на возмещение и компенсацию вреда, причиненного преступлением, в законодательстве Российской Федерации, в отличие от актов международных организаций, понимаются как физические, так и юридические лица. Основанием возникновения права потерпевшего на возмещение и компенсацию является фак’? причинения преступлением материального, морального и физического вреда.

Конституционное право потерпевшего от преступления па возмещение или компенсацию вреда аналогично праву, установленному актами международных организаций, слагается из права на реституцию, права на компенсацию и права па социальную помощь. В Конституции лишь однажды упоминается о формах возмещения ущерба: в ст. 52 содержится норма, в

соответствии с которой «1 осуди реп ю обеспечивает потерпевшим компенсацию причиненного ущерба». На государство возлагается обязанность обеспечить компенсацию причиненного вреда. Именно «обеспечить», а не «произвести», «выплатить» и т. д. Значение употребляемого сказуемого даст основания полагать, что это отнюдь не означает только лишь выплату потерпевшему средств из бюджета государства. Возмещение ущерба, а именно об этом, судя по содержанию ст. 52 Конституции, идет речь, может быть обеспечено государством и другими путями за счет правонарушителя, за счет общественных, благотворительных организаций в виде оказания социальной и медициj iской помощи.

Таким образом, текст Конституции не позволяет определить конкретные формы реализации декларируемой обязанности государства, а значит и пргша потерпевшего. Его неопределенность дает возможность усмотреть в нем не только компенсацию, но и любые методы, восстанавливающие имущественное положение потерпевшего в том числе и реституцию, и социальную помощь. Истинность выдвинутой гипотезы подтверждают данные, полученные при изучении других нормативно-правовых актов. Право потерпевшего и иных лиц, понесших затраты в связи с преступлением на компенсацию государственную и за счет правонарушителя и лиц, несущих материальную ответственность за его действия, установлено ст. 66 Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан, а также ст. 29, 30, 54, 137 УПК РСФСР и другими нормами. Право потерпевшею на реституцию закреплено в ст. 85, 86, 317 УПК РСФСР. Право на государственную социальную помощь находит выражение в бесплатном государственном медицинском обслуживании потерпевших, в получении ими государственных пенсий по инвалидности (ст. 41 и 39 Конституции). Приведенные нормы в качестве субъектов, на каюрых возлагается обязанность произвести выплаты в счет возмещения ущерба, называют аналогично актам международных организаций правонарушителя, лиц, несущих материальную ответственность за его действия, и государство..

28

Обратимся еще раз к ст. 52 Конституции. Совокупное значение закрепленных в ней норм мы понимаем следующим образом. Государство объявляет себя стороной в договоре со своими гражданами, в соответствии с которым, оно отвечает за соблюдение им же установленных законов., запрещающих ущемлять чьи-либо права. Заметим, что употреблен термин «потерпевший», иными словами в соответствии со ст. 53 УПК физическое лицо. Правомерен вывод, что действие данной статьи и соответственно обязанности государства распространяются только на физических лиц. По «забота государства не в том, чтобы каждый достигал своих частных целей и осуществлял свою выгоду это его личное дело, а лить в том, чтобы, стремясь к этой выгоде, он не нарушал равновесия с выгодами других, не устранял чужого интереса» . Иначе говоря, государство - гарант соблюдения прав общества в целом и каждой личности в отдельности. Вели все же преступление совершается, а это свидетельствует о недобросовестном исполнении государством своих обязанностей, потерпевший в порядке компенсации наделяется в соответствии с законодательством дополнительными правами, в которые входит право требовать от государства восстановления й компенсации своих прав, нарушенных преступлением, в том числе имущественных и личных неимущественных. Государство в связи с этим использует специальный вид государственной деятельности судопроизводство и обеспечивает доступ потерпевшего к правосудию.

Устанавливая общее требование к случаям правомерного нарушения прав личности, ч. 3 ст. 55 Конституции определяет возможность ограничения прав и свобод человека лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц. Коти судебное разбирательство показывает, что рассматриваемый случай нарушения прав человека не является правомерным, государство обеспечивает пострадавшим физическим и юридическим лицам

Соловьев B.C. Предварительные замечания о праве вообще // .Власть и право: Из истории правовой мысли. Л., 1990. С.95.

29

компенсацию причиненного вреда путем задействования своего аппарата па установление, розыск виновного и принуждение его к возмещению вреда, а в случае невозможности этою - посредством финансовых выплат из своей казны потерпевшим (физическим) лицам.

Результаты анализа изложенных конституционных норм свидетельствуют о том, что закрепленная в них концепция российского законодателя об отношениях между государством и лицами, потерпевшими от преступления, хотя и имеет свои небольшие особенности, в целом совпадает с международной концепцией «протекционизма».

Право потерпевшего от преступления на возмещение или компенсацию причиненного вреда по сути своей специфично. Оно возникает только в тех случаях, когда равновесие системы отношений «государство -личность» нарушено тем, что личные права члена общества или их объединения уже ущемлены преступником. Факт возникновения в связи с этим у государства и виновного лица обязанностей, направленных на восстановление прав пострадавшего позволяет утверждать, что право последнего на возмещение ущерба носит обязательный для них характер и представляет собой право- ‘фебоваиие. Из чего следует, что российское законодательство гак же, как акты международных организаций предполагает проявление в реализации права на компенсацию причиненного преступлением вреда реституции, компенсации (как государственной, так и за счет виновных лиц) и государственной социальной помощи. Субъектами, на которых возлагается обязанность произвести выплаты в счет возмещения ущерба, являются правонарушитель, лица, несущие за его действия материальную ответственность и государство. Установленная российским законодателем концепция отношений между лицами, которым преступлением причинен ущерб, подобна международной концепции «протекционизма». Конституционное право на компенсацию причиненного преступлением вреда представляет собой право посфадавнюго требовать от виновного и государства возместить ему причиненный ущерб.

30

Вопросы осуществления права па возмещение ущерба, причиненного преступлением, находят отражение в отраслевом законодательстве.

Уголовное законодательство. УК Российской Федерации (ст. 1) среди задач уголовного законодательства называет охрану прав и свобод человека и гражданина, а также собственности от преступных посягательств, определяя этим одно из направлений правоохранительной деятельности государстве!IHE>IX органов и закрепляя возможность уголовно-правового воздействия па лиц, препятствующих ее осуществлению. Пункт «к» ст. 61 УК Российской Федерации, определяя обстоятельства, учитываемые при назначении наказания виновному, указывает добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

Кроме этого, ст. 75, 76 УК Российской Федерации предусматривают заглаживание причиненного вреда в качестве одного из условий освобождения виновного от уголовной ответственности. Исходя из чего, можно констатировать, что уголовное законодательство являясь карательным по своей сути, пытается стимулировагь виновного к действиям, направленным на реализацию права потерпевшего от преступления, на компенсацию причиненного вреда, обещая за это смягчение кары за совершенное преступление либо определяет наказа)те, суть которого состоит в компенсации причиненного преступлением вреда.

Уголовно-процессуальное законодательство. По нашему предположению непосредственное и наиболее конкретное проявление конституционного права потерпевшего от преступления на компенсацию вреда мы обнаружим в уголовно-процессуальном законодательстве.

Перечисляя цели уголовного процесса1”1, Основы уголовного судопроизводства и УПК РСФСР в ч. 2 ст. 2 указывают охрану прав и свобод

В определении содержания ч. 2 ст. 2 Основ уголовного судопроизводства и УПК как целей уголовного судопроизводства мы присоединяемся к авторитетному в данном вопросе мнению П.С. Элькипд. Элькиид П.С. Цели и

31

граждан. Безусловно, что это в полной мере относится и к правам на жизнь, неприкосновенность личности, честь и достоинство, владение и распоряжение имуществом, на восстановление указанных прав в случае их нарушения, а следовательно - к нраву на компенсацию причиненного преступлением вреда как вытекающего из вышеперечисленных прав.

Статья 25 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, статья 29 УПК устанавливают право лица, понесшего вред от преступления, на возмещение материального ущерба и компенсацию за моральный и физический вред посредством предъявления гражданского иска. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает, что право па компенсацию причиненного вреда должно быть обеспечено обязанностью лиц нести ответственность за действия обвиняемого (ст. 26 Основ, ст. 55 УПК), а также обязанностью органа дознания, следователя, прокурора и суда (ст. 30 УПК) обеспечить реализацию данного права. УПК (ст. 175) предусматривает специальное средство обеспечения права на компенсацию причиненного вреда - наложение ареста на имущество обвиняемых и гражданских ответчиков,

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает данное право опосредованно, определяет его соблюдение в качестве составляющей цели уголовно-процессуальной деятельности и содержит нормы, регламентирующие порядок его реализации в уголовном процессе.

Гражданское законодательство. Статья 8 ГК Российской Федерации предусматривает в качестве одного из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей причинение вреда другому лицу. Ст. 1064 ГК Российской Федерации устанавливает обязанность лица, причинившего вред личности или имуществу гражданина, а также имуществу организации возместить его в полном объеме. Добавив, что каждая обязанность порождает соответствующее право, мы можем утверждать, что перечисленное является основанием к признанию факта опосредованной регламентации в
гражданском

средства их достижения в советском уголовно-процессуальном нраве. Л.: ЛГУ, 1976. С.29- 31.38 45.

32

законодательстве права па компенсацию причиненного вреда. Глава 59 УК Российской Федерации регламентирует все особенности возникновения и осуществления права па компенсацию вреда, определяя основания, объем, характер и размер возмещения вреда, особенности возмещения при причинении вреда специальными субъектами и иные детали, не осаженные более ни в одном другом законодательстве.

Таким образом, гражданское законодательство дополняет уголовное и уголовно-процессуальное законодательство еще одним случаем осуществления нрава на компенсацию причиненного преступлением вреда и содержит детальную регламентацию оснований возникновения данного права,

Гражданско-процессуальное законодательство регламентирует порядок производства в суде по фажданским делам. В частности, оно определяет перечень лиц, наделенных правом на комггеисацию причиненного вреда, их права в процессе и возникающие в связи с осуществлением ими нрав обязанности у. другой стороны и государства. .Гражданско-процессуальное законодательство (ст. 126 ГПК РСФСР) содержит регламентацию формы заявления права истца па возмещение причиненного ущерба и регламентирует порядок осуществления права па компенсацию причиненного вреда в гражданском судопроизводстве. Таким образом, право на компенсацию вреда проявляется в уголовном, уголовно- процессуальном, гражданском, гражданско-процессуальном законодательстве, что дает основание признать его межотраслевым субъективным правом.

Выводы.

Право на судебную защиту представляет собой гарантированное конституцией правовое средство, с помощью которого потерпевший от преступления может добиваться восстановления нарушенного права.

Выступая как наличное право субъекта и как средство (способ, форма) защиты прав, право па судебную защиту имеет ряд особенностей:

33

  • право потерпевшею от преступления на судебную защиту есть его субъективное право, отражающее частный интерес по восстановлению нарушенного преступлением права;
  • право на судебную защиту обеспечивается всеми предусмотренными Конституцией способами защиты и гарантиями;
  • при своей реализации право па судебную защиту реализуется через право потерпевших на обращение в органы расследования и правосудия за обеспечением их гражданских исков на возмещение и компенсацию материального, физического и морального вреда, причиненного преступлениями.
  • Право потерпевшего па возмещение и компенсацию вреда, причиненного преступлением, прямо не закреплено, но данное право вытекает из ст. 52 Конституции Российской Федерации. Оно выражено в законодательных нормах, гарантирующих защигу основных прав человека и гражданина, таких как право на жизнь и здоровье, право на неприкосновенность, право на честь и репутацию (достоинство), право на владение имуществом, право на восстановление в правах, гарантированных Конституцией, российским о’фаслсвым законодательством и соответствующими нормам международного права и является субъективным правом, производным от основных и отраслевых прав человека и гражданина.

Основанием возникновения права потерпевшего на возмещение и компенсацию вреда является факт причинения непосредственно преступлением материального, физического и морального вреда.

Право на. возмещение и компенсацию вреда предполагает его реализацию путем реституции, компенсации и социальной помощи; возлагает обязанности по производству выплат в счет компенсации вреда на правонарушителя, лиц, несущих ответственность за его действия и государство; по содержанию состоит в праве требовать от указанных лиц возмещения и компенсации причиненного вреда.

Различия касаются:

34

  • субъектов права. Если в актах международных организаций в качестве субъектов данного права признаются «потерпевшие», «жертвы», т.е. только физические лица, то в российском законодательстве ими наделяются и юридические лица;

социальной помощи. Российское законодательство пока не предусматривает государственную компенсацию причиненного вреда потерпевшим от преступления;

  • характеристик в зависимости от сфер проявления. Право ‘на возмещение или компенсацию ущерба, причиненного преступлением, в российском законодательстве является межотраслевым субъективным правом и регламентируется уголовным, уголовно-процессуальным, тражданским и гражданско-процессуальным законодательством. Акты международных организаций данную особенность не рассматривают.

§ 2. Понятие и сущность обеспечения гражданского иска потерпевшего

В соответствии со ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.

каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными органами государства в случаях нарушения его основных прав, предоставляемых конституцией или законом. В современных условиях для обеспечения прав лицам, которым преступлением причинен имущественный или иной вред, особое значение приобретает Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятая

Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г15. В этом международном правовом акте дано понятие жертв преступлений. Ими, согласно Декларации, являются лица, которым преступлением причинен вред в виде телесных повреждений, морального ущерба, эмоциональных страданий, материального ущерба, существенного ущемления основных прав (п.
1 раздела «А»),

Л Сборник стандартов и норм OOII в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Пью Йорк, 1992.

35

Указанные последствия преступлений в основном охватываются сложившимися в уголовно-процессуальном праве представлениями , о моральном, физическом, имущее!пенном вреде с причинением хотя бы одного из которых закон связывает понятие потерпевшего как субъекта уголовного процесса (ст. 53 УПК РСФСР, ч. 1 ст. 49 проекта УПК16).

Развитие общественных отношений и правосознания в России в конце XX столетия позволили заявить о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью с вытекающей отсюда обязанностью государства. их признавать, соблюдать и защищать (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Признание человека высшей ценностью заставляет по иному взглянуть на проблему возмещения вреда, причиняемого преступлением . не только обществу в целом, но и в каждом конкретном случае отдельному человеку. Исходными, базовыми для регламентации правового статуса жертв17 преступлений и обеспечения их прав в нашей стране являются положения ст. 52 Конституции Российской Федерации «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного вреда», гарантируя при пом защиту каждому его прав и свобод (ч. 1 ст. 45, ч. J ст. 46). Указанные положения получили развитие в отраслевом законодательстве, прежде всего в ст. 29, 30, 54, 137 УПК РСФСР.

Преступление относится к числу наиболее опасных посягательств на права и законные интересы граждан, общества, государства, государственных и

1 В указанном, и остальных случаях имеется в виду проект УПК” Российской Федерации, одобренный в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в 1997 г.

Нойков А.Д. относит к жертвам преступлений не только физическое лицо, против которого направлено посягательство, но и его близких и членов семьи, потому что они также несут’ имущественный и моральный «ред. Ьойков А.Д. Третья власть в России: Очерки правосудия, законности и судебной реформы 1990- 1996 гг. М. ,1997.264.

36

общественных организаций. Последствия преступлений затрагивают не только многие сферы жизни нашего общества, но и отдельного гражданина.

Потерпевший, заявивший при производстве но уголовному делу гражданский иск, поддерживая его в суде, добивается реального возмещения причиненного вреда преступлением. Однако в ряде случае» приведение в исполнение благоприятного дня потерпевшего, заявившего гражданский иск, решения суда становится затруднительным, порой невозможным .из-за того, что обвиняемый и гражданский ответчик за время, которое проходит между предъявлением гражданского иска и вынесением судебного решения может совершить действия по отчуждению имущества, на. которое может быть обращено взыскание. С целью предупреждения такого рода нарушений прав потерпевшего от преступлений и гарантий реального исполнения решения суда законом возложена публично-правовая обязанность на государственные органы и должностных лиц, осуществляющих расследование, суть которой сводится к принятию ими соответствующих мер, направленных на обеспечение реального исполнения будущего судебного решения, поскольку «…без удовлетворения потерпевшего не достигается успокоение общественного правосознания, возмущенного преступлением»18. Заметим, что данная мысль, высказанная более ста лет назад, не потеряла актуальности и сегодня.

Определяя исключительное право суда на осуществление правосудия и применение наказания к лицам, признанным виновными в совершении преступлений закон исходит из того, что обеспечение высокого качества работы суда и вынесение справедливого приговора по большинству уголовных дел невозможно без досудебного производства в виде предварительного расследования. Это обусловлено тем, что суд без предварительной досудебной подготовки не может должным образом решить возложенные на него задачи по обеспечению правосудия. До судебного разбирательства специально уполномоченные на то законом органы дознания и предварительного следствия

Ьерлин Л.М. Гражданский иск. Сапкт 11стербург, 1888. С.34.

37

в установленном законом порядке должны выяснить все обстоятельства совершенного преступления, предусмотренные ст. 68 УПК РСФСР и в соответствии с ч. 4 ст. 30 УПК РСФСР, определить характер и размер ущерба от преступления и принять меры по обеспечению его возмещения.

Немаловажное значение данному вопросу уделялось и в деятельности полицейского ведомства царской России. Так, согласно статьям 776, 777 Устава уголовного судопроизводства, носители полицейской власти обязаны были в порядке предупреждения и пресечения преступлений отобрать у воров и разбойников пожитки и вещи с тем, чтобы частью возвратить почерневшим, а частью отослать в приказ общественного призрения .

Таким образом, общее состояние и результативность обеспечения заявленных гражданско-правовых требований в уголовном процессе в значительной степени зависит от того, насколько указанные права обеспечиваются при расследовании преступлений. Особенностью стадии предварительного расследования является то, что на этой стадии может быть обеспечено полное и объективное исследование всех обстоятельств дела, в том числе связанных с гражданским иском и его обеспечением (ст. 20, 29, 30, 54, 55, 56, 137, 138, 169, 170, 175, 206 УПК РСФСР). Кроме того, именно в этой стадии уголовного процесса возникают наиболее острые проблемы, связанные с обеспечением органами, ведущими расследование заявленного гражданского иска потерпевшего. Исходя из того, что реализация мер обеспечения заявленного гражданского иска потерпевшего принимается лишь определенными должностными лицами органа расследования, можно сделать вывод, что принцип публичности в деятельности по обеспечению )ражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений является господствуют] in м.

Деятельность органа расследования по обеспечению ]ра.жда.нского иска потерпевшего в уголовном процессе призвана регулировать процессуальные

Случевский В.К. Учебник русского уголовного судоустройства- судопроизводства. 2 - е изд. перераб. - Санкт-Петербург, 1895. С.511-512.

38

отношения, связанные с обеспечением возмещения вреда и обладает в связи с этим специфическими чертами. По своей природе обеспечение гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений является институтом уголовно-процессуального и гражданско-процессуального права. При атом форма уголовного судопроизводства обусловливает существенные особенности ею применения.

Правовая природа обеспечения гражданского иска ‘потерпевшего при расследовании преступлений обусловлена особенностями самого гражданского иска. Поэтому определить свое отношение к отдельным сторонам данного института можно, лишь установив саму природу гражданского иска, его понятие, право на иск. Представляется, что их также нельзя исследовать без уяснения частного вопроса проблемы исковой формы защиты права - института гражданского иска в уголовном процессе.

Паше отечественное право издавна было весьма благоприятно настроенным к ограждению интересов потерпевшего. «Истцов иск доправити», «что покрал, то и взяти из животов» было всегда задачей российского суда. В этих целях был установлен особый институт «выть», «отдача головой до искупа» и -т.д. Судебные уставы 1864 г. также допускали присоединение (ражданского иска к уголовному процессу. Гражданский иск в уголовном (соединенном) процессе являлся предметом пристального внимания ученых. Основы учения о гражданском иске в уголовном деле заложены еще в дореволюционной юридической литературе. Соединенный процесс определялся как присоединение потерпевшим от известного преступления лицом своего гражданского, вытекающего из преступления требования о вознаграждении за вред к возбужденному ранее уголовному производству по поводу того же. преступления .

Несмотря на существовавшие возражения относительно того, что «гражданский иск нарушает равноправность, равновесие между защитой и

Тальберг Д.Г. Гражданский иск в уголовном суде или соединенный процесс - Киев: Киевские университетские известия. 1887. № 10. Часть 2. Отдел 2. С. 3.

39

обвинением»21, данный институт был включен в уголовное судопроизводство. При этом отмечалось, что соединенный процесс полезен и в этой полезности заключается его необходимость и правовое его основание» . И.П. Розин, разделяя данную мысль отмечал: «…Когда одно и то же юридическое событие порождает два иска уголовный и гражданский, если очевидна связь этих исков, а именно единство основания для того и другого, заключающееся в действии обвиняемого (cadem causa) и единстве лица, к которому они предъявляются (cadem persona), то создастся возможность допустить соединение обоих исков в одном процессе» .

Свое начало институт гражданского иска в советском уголовном процессе берет с Декретов «О Суде» от 24 ноября 1917 и 7 марта 1918 годов. В этих документах сказано, что «местные» суды решают уголовные дела, если обвиняемому угрожает наказание не свыше 2-х лет лишения свободы и если гражданский иск не превышает 3000 рублей . В последующие годы он нашел свое отражение в Положении об исковых судах от 10 июля 1918 г. и в УПК РСФСР 1922 и УПК РСФСР 1923 гг25.

В советской юридической литературе 1ражданский иск трактовался как процессуальное средство судебной защиты имущественных прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступления. Следует отмстить чрезвычайно лаконичную правовую регламентацию гражданского иска в уголовном деле; этому вопросу были посвящены ст. 25, ч. 4 ст. 40 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и до десяти статей УПК РСФСР.

Слоозберг Г.Б. К вопросу о гражданском иске в уголовном суде // Юридическая летопись. - СПб., 1890. 1.2. С. 257. ;. Тальберг Д.Г. Указ. соч. С. 34.

_ Розин 11.П. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916. С. 256. 7Л СУ РСФСР. 1917 г. № 4. Ст. 50.

История законодательства Союза ССР и РСФСР по уголовному процессу, организации суда и прокуратуры 1917 1954 гг. Сборник документов /11од ред. С.А. Голунского. М., 1955. С. 31 32, 40-44, 89-103, 187-229.

40

Восстановление нарушенных прав потерпевшим от преступлений известно и уголовному законодательству СССР. В соответствии со ст. 21, 32 УК РСФСР 1960 года на виновною возлагалась в качестве основною и дополнительного наказания обязанность загладить причиненный вред. Однако новый УК Российской Федерации не предусматривает такое наказание. Разработчики УК Российской Федерации объясняют это тем, что суды на практике эту норму применяли крайне редко и тем, что проблема возмещения вреда от преступления является исключительно 1ражданеко-правовой проблемой и должна быть отделена от проблематики уголовного права.

Но действующему УПК РСФСР гражданский иск в уголовном деле вправе предъявлять лицо, понесшее материальный ущерб от преступления (ст. 29 УПК РСФСР). В соответствии со складывающейся практикой потерпевшие стали предъявлять гражданские иски и для компенсации морального вреда, причиненного им преступлением26. Несомненно, данная новелла, вводимая практикой, необходима. Для того, чтобы она не осталась лишь декларацией, необходим механизм ее закрепления в виде нормы УПК РСФСР.

Допускаемая законом возможность одновременного рассмотрения уголовного дела и гражданского иска обусловлена, как представляется, наличием единого юридического факта, лежащего в основе привлечения лица к уголовной и фажданско-правовой ответственности. Это предпочтительно и для суда, и для заинтересованных лиц: экономия средств на производство по делу,

В соответствии с фажданским правом компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного преда (ст. 15!, 1099 ПС Российской Федерации). В соответствии с приведенными положениями Гражданского кодекса Российской Федерации находится Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации Российской Федерации № К) от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». В этом Постановлении Пленум Верховного Суда России разъяснил, что применительно к ст. 29 УПК РСФСР потерпевший вправе при производстве но уголовному делу предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда.

РОССИЙСКАЯ 41 ГОСУДАРСТВ*»!»^

освобождение истца от государственной пошлины, наличие условий для более полного и быстрого доказывания и установления лиц, обязанных нести гражданско-правовую ответственность, более эффективные; явки ответчика, возможность скорейшего возмещения ущерба или компенсации причиненного вреда и т. п.

Целесообразность рассмотрения гражданского иска в уголовном деле

обусловливается также тем, что установление размера ущерба имеет не только гражданско-правовое, но и уголовно-правовое значение, так как в числе обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, закон называет характер и размер ущерба, причиненного преступлением (ст. 68 УПК РСФСР).

В определении понятия гражданского иска в уголовном процессе в процессуально - правовой литературе до настоящего времени нет единства27. По в этом как раз и заключается одно из свойств диалектики научного творчества.

Гражданский иск в уголовном процессе, являясь способом правоохраны, неоднократно являлся предметом диссертационных и
монографических

Чельцов М.А. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1945. С.5; Гурьев П.П. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве. - М., 1977. С.З; Попарил В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела.

Воронеж, 1978. С. 5; Лльперт С.А. Защита в советском уголовном процессе нрав и законных интересов лиц, понесших имущественный ущерб от преступления. - Харьков, 1984. С.6.

Клюшииченко А ..П. Охрана социалистической и личной собственности путем гражданского иска в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук - Киев, 1953; Фурман И.С. Гражданский иск в уголовном деле в советском процессе: Дис… канд. юрид. наук - М., 1954; Адояи IO.P. Гражданский иск в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук - Тарту, 1967; Зиннатулин 3.3. Возмещение причиненного преступлением материального ущерба в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук - Казань, 1971; Чичко В.]Г Гражданский истец и гражданский ответчик на предварительном следствии: Дис… канд. юрид. паук - Саратов, 1970; Давлстов А.Д. Гражданский иск в уголовном деле - важное средство охраны социалистической и личной собственности: Дис… канд. юрид. наук - Ташкент, 1969; Мазалов А.Г. Гражданский иск в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук -М., 1966; Александров С.А. Правовые гарантии интересов (ражддпекого истца и гражданского ответчика в уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук - М.„

42

исследовании ряда ученых. Существует множество определении понятия гражданского иска в уголовном деле. Наименее удачными, на наш взгляд, представляются формулировки, данные 3.3. Зинатуллипым и А. И. Хандуриным. Согласно первой из них, гражданский иск в уголовном процессе представляет собой вызванную предъявлением искового заявления, регламентированную уголовно-процессуальным законодательством,

достаточно многогранную и конкретную деятельность вовлеченных в се орбиту лиц и органов по исследованию и разрешению вопросов, связанных с возмещением причиненною преступлением материального ущерба. При определении иска как деятельности не находят отражения такие процессуальные вопросы, как предъявление иска, поскольку можно предъявить требование, но .не деятельность, доказывание иска, удовлетворение иска и т.д.

1966; Даев В.Г. Применение исковой формы защиты права в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук - Владивосток, 1967; Кожевников. Адвокат - представитель гражданского истца, гражданского ответчика в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук Свердловск, 1974; Понарин В.Я Производство по гражданскому иску при рассмотрении уголовного дела: Дис… канд. юрид. наук - Воронеж, 1975; Хандурин Н.И. Проблемы теории и практики гражданского иска в уголовном процессе: Дис. канд. юрид. наук - Киев, 1987; Курмакаева СМ. Регрессный иск в уголовном деле: Дис… канд. юрид. наук Ленинград, 1989; Смирнов СВ. Проблемы реализации в уголовном процессе права на возмещение ущерба, причиненного преступлением, в условиях перехода государства к рыночной экономике: Дис… канд. юрид. наук-Нижний Новгород, 1994.

Шабанов М.П. Гражданский иск в уголовном деле. - М, 1948; Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1961; Никулин B.C. Возмещение ущерба, причиненного правонарушением. - М.5 1983; КуцоваЭ.Ф. Гражданский иск в уголовном процессе. - ML, 1963; Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. - Горький, 1978; Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе Российской Федерации: Дис… д-ра юрид. наук - Воронеж, 1994; Азаров В.А. Проблемы •теории и практики охраны имущественных интересов личности в уголовном судопроизводстве: Дис…д- ра юрид. наук - Омск, 1996; B.C. Шадрин Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Дис…д-ра юрид. наук - Волгоград, 1997.

43

По мнению Л.И. Хандурина, гражданский иск в уголовном деле представляет собой выражение в установленной законом форме волеизъявление лица, с помощью которого он имеет возможность обратиться в суд, содержащее требование к суду о защите нарушенного или оспоренного субъективного материального права этого лица, вытекающее из спора между этим лицом и предполагаемым нарушителем его субъективного материального права о юридических фактах, являющихся основанием возникновения субъективного материального права. Представляется, что юридические факты являются основанием для возникновения (изменения, прекращения) конкретных правоотношений, по отнюдь не субъективного материального права.

Не менее авторитетный ученый В.Г. Даев определял гражданский иск в уголовном процессе как подлежащее рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства обращение юридически заинтересованного или иного управомоченного лица к суду с заявлением о возмещении обвиняемым или лицами, несущими материальную ответственность за действия обвиняемою, имущественного ущерба, причиненного преступлением . На нал] взгляд, необходимо принимать во внимание, что с требованием об обеспечении возмещения вреда лицо, потерпевшее от преступления, вправе обратиться не только к суду, но и к органам предварительною расследования.

Представляется правильным определение, высказанное В.П. Божьевмм, согласно которому гражданский иск в уголовном процессе представляет собой требование лица (i ражданина, учреждения, предприятия, фирмы, объединения) о возмещении материального ущерба, причиненною преступлением. Причем, не ограничиваясь в толковании предмета гражданского иска, вытекающего из

Зинагуллин 3.3. Понятие гражданского иска в советском уголовном процессе и основание его возникновения // Сборник аспирантских работ. - Казань, 1971. С. 19.

Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. -

Л., 1972. С. 22.

44 буквального текста ст. 29, 54, 137 УПК, он предлагает допускать компенсацию

“si

за моральный вред в уголовном процессе .

На наш взгляд, гражданский иск потерпевшего в уголовном процессе это обращенное к суду требование лица, понесшего непосредственно от преступления ущерб, о признании судом нарушенных преступлением прав, подлежащих восстановлению, и о принуждении осужденного за данное преступление или лиц, несущих за него материальную ответственность, к совершению действий в пользу потерпевшего лица, заявившего гражданский иск, направленных на возмещение или компенсацию причиненного преступлением ущерба.

Разногласш! во взглядах па понятие гражданского иска в уголовном деле связаны с влиянием различных концепций о понятии «иск» в теории гражданского процесса. Спорным, в частности, является вопрос о значимости материально-правового содержания искового требования и в связи с этим о принадлежности иска к материальным или процессуальным отраслям права. В теории гражданского процессуального нрава существуют различные взгляды на соотношение процедуры рассмотрения предъявленного иска и самого субъективного материального права или охраняемого законом интереса о защите которого просит истец. Отсюда и различные точки зрения на сущность иска. Среди них можно выделить три научных направления.

Представители первого направления (СИ. Абрамов, М.А. Гурвич, П.Ф. Елисейкии, П.Б. Зейдер) определяли иск как категорию, присущую двум отраслям права: материальной (гражданской) и процессуальной, выделяя два самостоятельных понятия иска в материально-правовом и процессуальном смысле . Иск в материал ыю-правовом смысле понимается ими
как

’ Уголовный процесс. Общая часть / Под ред. В.П. Божьева. - М, 1997. С 103- 104.

в Гурвич М.Л.. Учение об иске (состав, виды). - М., 1981. С. 5-11; Зейдер П.Б. Элементы иска в советском гражданском процессе // Ученые записки Саратовского юридического института. Выи. 4. - Саратов, 1956; Абрамов СП. Гражданский процесс. - М.5 1948; Клисейкин П.Ф. Предмет судебной деятельности в советском гражданском процессе (его понятие, место и значение): - Авторсф… дис… д-ра., юрид. паук. -Л., 1974. С.9.

45

субъективное право, благо, защищаемое судом. Иск в процессуальном смысле это обращение к суду с требованием о защите субъективного права или охраняемого законом интереса.

Второе направление представляю! Л.Ф. Клейн ман, А.Л. Добровольский, С.А. Иванова, Н.И. Авдеенко. Они рассматривают иск как единое понятие, органически сочетающее материально-правовую и процессуальную стороны . По их мнению, суд имеет дело только с одним понятием иска и дает в своем решении один ответ по заявленному иску. Давая ответ на материально- правовое требование истца к ответчику, суд тем самым дает ответ и на обращение истца к суду о защите его права . Сторонники единого понятия иска с его двумя сторонами (процессуальной и материально-правовой) считают, что право на иск это в первую очередь право на судебное разбирательство, заявленное требование, право на процесс и на судебное решение (приговор), это процессуальная сторона права на иск. Но истца обычно интересует не само судебное решение вообще, а положительное решение, т.е. решение о принудительном осуществлении своего требования к ответчику, иначе говоря, решение об удовлетворении иска. Это материально- правовая сторона права на иск. Предъявляя иск, истец исходит из того, что у него есть право и на предъявление иска и на его удовлетворение36.

Позиция авторов третьего научного направления (К.С.Юдельсон, К.И.Комиссаров, В.М.Семенов и др.) заключается в понимании иска как чисто процессуальной категории самостоятельного института гражданского процессуального права . По сути речь идет о двух автономных юридических конструкциях .

Клейнман А.Ф. Некоторые теоретические вопросы учения об иске в советском фажданском процессе // Ученые труды Саратовского юрид. ин - та. Саратов, 1969. С.М7-165; Гражданский процесс. - М, 1968. С. 142-144.

Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. С. 19. 36 См. там же. С. 93.

Юдельсон КС. Советский гражданский процесс. - М., 1956. С. 200; Комиссаров К.И. Право на иск и прекращение производства по гражданскому

46

Если не выделять в гражданском иске потерпевшего материально-правовую сторону, то не совсем будет понятна связь между гражданским иском потерпевшего и его обеспечением, то есть, если нет материальной стороны гражданского иска потерпевшего, то не нужно и обеспечение, гражданского иска потерпевшего. Материально-правовая сторона иска отчетливо видна из ст. 32 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик и из статьи 133 ГПК РСФСР, которые допускают обеспечение иска во всяком положении дела. Значит законодатель, регулируя институт обеспечения иска, имел в виду иск не как средство возбуждения процесса, а как материально-правовое требование истца к ответчику.

Однако нельзя видеть в гражданском иске потерпевшего только его материально-правовую сторону Материально-правовое
требование

потерпевшего, заявившего гражданский иск, до его обращения к компетентным органам не может быть обеспечено пока не предъявлен 1ражданский иск потерпевшего, т.е. для гражданского иска потерпевшего необходима также процессуальная сторона, гак как определяющим Для исковой формы защиты права является не характер требования, а именно само обращение в определенной процессуальной форме к государственным органам. Следовательно, меры обеспечения гражданского иска потерпевшего принимаются только тогда, когда требование предъявлено к защите в определенном процессуальном порядке, в данном случае при расследовании преступлений.

Судя по всему, наиболее можно считать позицию тех авторов, которые считают, что для определения понятия иска необходимо единство двух его сторон процессуальной и материально-правовой. Обе стороны гражданского иска потерпевиюго органически взаимосвязаны и только единство их образует

делу (некоторые вопросы) // Сборник ученых трудов Свердловского юрид. института. Вып. 9. -Свердловск, 1969 С. 160.

Советский гражданский процесс. /11од ред. К.И.Комиссарова., В.М.Семенова -M.t 1988. С. 231-233.

Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. -Л., 1972. Сб.

47

гражданский иск потерпевшего. При отсутствии одной из сторон гражданско- правового спора по поводу зреда, причиненного преступлением пет и самого правового спора. Это единство хорошо видно и применительно к институту обеспечения гражданского иска потерпевшего. Обеспечение гражданского иска потерпевшего есть одна из процессуальных гарантий надлежащего и своевременного исполнения будущего решения. Действительно, обеспечение гражданского иска потерпевшего включает в себя целую систему процессуальных действий. Однако конечная цель их состоит в удовлетворении материального притязания потерпевшего, заявившего гражданский иск в достижении реальности исполнения судебного решения. Поскольку право на обеспечение гражданского иска потерпевшего имеет чисто процессуальную природу40, постольку его необходимо рассматривать как часть процессуальной правоспособности, а субъективное право на обеспечение иска как составную часть процессуального правоотношения.

Право на обеспечение гражданского иска потерпевшего как часть процессуальной правоспособности, состоит в том, что д^ражданин вправе в порядке, установленном законом, обратиться к компетентным государственным органам о защите нарушенного права или охраняемого законом интереса. Правом на обеспечение гражданского иска потерпевшего обладают все граждане, гак как гражданской процессуальной правоспособностью в широком смысле слова обладают все граждане Российской Федерации, независимо от их происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств,

Условиями реализации для граждан права на обеспечение гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений являются его правоспособность и дееспособность.

Право потерпевшего, заявившего гражданский иск, реализуется после предъявления гражданского иска и при наличии определенных условий. Право

” Алексеев С.С. Структура советского права. - М., 1975. С. 255.

48

на обеспечение гражданского иска не находится в прямой связи с правом на удовлетворение гражданского иска. Наличие права на удовлетворение гражданского иска выясняется в конце процесса, к этому времени право па обеспечение гражданского иска может быть осуществлено. Вместе с тем меры обеспечения гражданского иска потерпевшего принимаются на случай, если гражданский иск потерпевшего будет удовлетворен. Они обеспечивают эффективность исполнения этого решения.

Вели под гражданским иском потерпевшего понимать только право потерпевшего на обращение с исковым требованием к суду, то гражданский иск потерпевшего после принятия дела судом к своему производству перестает существовать, поскольку указанное право реализуется, исчерпывается возбуждением процесса. Спрашивается: где же обеспечение гражданского иска потерпевшего? Предположим, что потерпевший, заявив гражданский иск, просит также .обеспечить тражданский иск. Возникает вопрос, что можно обеспечивать, если под гражданским иском потерпевшего понимать только средство возбуждения процесса. Огсюда вытекает, что обеспечение гражданского иска потерпевшею оказалось за пределами понятия самого тражданского иска потерпевшего.

Когда мы говорим, что потерпевший, заявивший гражданский иск просит обеспечить гражданский иск, то мы имеем в виду не требование, адресованное к суду, которое в гаком обеспечении не нуждается, да и просто невозможно, а именно меры, принятые по охране материально-правового требования потерпевшего, заявившего гражданский иск.

Гражданский иск потерпевшего является таким обращением заинтересованного лица к компетентному органу, которое всегда сопровождается материалыю-правовым требованием обеспечить заявленный гражданский иск. Гак, предъявляя гражданский иск о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, и ходатайствуя об обеспечении гражданского иска, потерпевший, заявивший гражданский иск просит- орган расследования наложить арест па имущество обвиняемого или

49

гражданского ответчика. Отсюда напрашивается вывод, что под гражданским иском подразумевается исковое требование потерпевшего (гражданского истца) к ответчику. Однако он преждевременен, поскольку не учитывает специфики уголовного процесса.

Мы разделяем мнение Л.П. Масленниковой^1 относительно того, что в ряде случаев потерпевший не может утверждать, что вред ему причинен конкретным лицом, исходя из того, что большая часть преступлений совершается в условиях неочевидности. Отсюда следует, что у него нет права адресовывать материально-правовое требование к конкретному лицу (ответчику). Право утверждать, что конкретное лицо совершило преступление и является ответственным за причинение преступного вреда возложено на органы предварительного расследования и суд, следовательно, необходимо им и адресовывать данное материально-правовое требование. Поскольку гражданский иск потерпевшего в уголовном деле является иском о присуждении42, здесь всегда допустимо принятие мер обеспечения гражданского иска потерпевшего. Принятие таких мер не только допустимо, но, как правило, необходимо. Специфика его состоит в том, что компетентный орган выполняет действия принудительного характера в отношении обязанного лица.

11равовая природа обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений является комплексным уголовно- процессуальным институтом. Понятие комплексного института относится к числу дискуссионных в теории права. Под ним, как правило, понимается институт,

Масленникова Л.И. Деятельность органов расследования по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступлений в России: - Лекция. - М., 1995. С.7.

Гурвич М.Л, взяв за исходный критерий вид судебной защиты, различает в гражданском процессе иски о присуждении, иски о признании, иски
об изменении или прекращении правоотношения, т.е. преобразовательные. Гурвич М.Л. Учение об иске. - М., 1981. С. 21-39. Советский гражданский процесс /1 lo;t ред. М. Л. I урвина - М., ! 97 5. С. 105-? 112.

50 * обладающий в част предмета, метода и механизма правовою регулирования

43

чертами, присущими нескольким отраслям права .

При рассмотрении »идок обеспечения иска в судопроизводстве отмечается определенное сходство мер обеспечения иска в гражданском и уголовном процессах, состоящее в том, что в уголовном процессе применяются меры известные и гражданскому процессу — арест имущества. Это сходство единственное. Все остальные меры обеспечения иска, применяемые в гражданском процессе, в уголовном судопроизводстве не применимы. Например, такие как приостановление реализации имущества, приостановление взыскания по исполнительной надписи и др.

Правовое регулирование обеспечения гражданского иска потерпевшего имеет ряд своеобразных черт, вызванных спецификой формы уголовного судопроизводства, а также целями его обеспечения в уголовном процессе. Как в уже высказано ранее, принятие мер обеспечения гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе является не только правом, как это имеет место в гражданском процессе, но и обязанностью органов расследования, прокурора и суда (ст. 139 ГТ1К РСФСР, ст. 30 УПК РСФСР).

В отличие от обеспечения иска в порядке гражданского судопроизводства в уголовном процессе допускается обеспечение не только предъявленного, но и возможного в будущем гражданского иска. Его отличие от обеспечения иска в гражданском процессе состоит в различных условиях, при которых допускается обеспечение иска. Характерной особенностью обеспечения гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе является возможность применения следственных и розыскных действий, необходимых для обнаружения скрытого имущества в том числе имущества, находящегося у других лиц. В отличие от гражданского процесса, в уголовном судопроизводстве круг лиц, принимающих и исполняющих меры обеспечения гражданского иска шире.

Поленипа СВ. Теоретические проблемы системы советского «t законодательства. - М., 1979 С 53; Алексеев С.С. Структура советского права.

М„ 1975. С. 64.

51

По своей сущности обеспечение при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего представляет собою уголовно- процессуальную деятельность органов расследования и прокуроров, содержание которой составляет совокупность их действий и ранений (по привлечению обвиняемого к уголовной ответственности, по установлению на основе доказательств всех видов вреда, причиненного непосредственно преступлением., по установлению характера и размера нанесенного ущерба, обнаружению и наложению ареста на имущество в целях обеспечения заявленного гражданского иска потерпевшего и др.), адресуемых к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность . за преступные действия обвиняемого и направленных на принудительное обеспечение возмещения или компенсации причиненного вреда в целях исполнения будущего судебного решения по заявленному граж:данскому иску, а также в целях принятия уголовно-процессуальных мер, обеспечивающих выплату вознаграждения (компенсации) за причиненный вред.

О понимании целевого назначения обеспечения гражданского иска потерпевшего и уголовном процессе можно выделить фи взгляда представителей науки уголовно-процессуального права, Одни считают целевым

АА

назначением - удовлетворение интересов пострадавших , другие устранение последствий преступления, третьи защиту субъективных прав гражданского истца и ответчика (обвиняемого)^.

Вполне очевидно, что удовлетворение интересов пострадавших всего одна из задач, решаемых с помощью обеспечения гражданского иска. Вторая немаловажная задача оказание предупредительного воздействия46.

11о нашему мнению, наиболее точное целевое назначение действий органов расследования по обеспечению гражданского иска потерпевшего

Мазалов Л.Г. Указ. раб. С. 5. “•’Даев В. Г. Указ. раб. С. 17-18.

Шевченко Я.II. Правовое регулирование
ответственности

несовершеннолетних. Киев, 1976. С.37

52

состоит в создании процессуальных условий для принудительного, по решению суда, восстановления нарушенных преступлением прав потерпевшего. В этом случае, одновременно решаются две задачи: защищаются интересы пострадавших лиц и оказывается предупредительное воздействие на тех лиц, которые склонны совершать преступления.

§ 3. Предмет гражданского иска потерпевшего

Поскольку спор всегда связан с притязанием истца к ответчику, закон требует, чтобы в исковом заявлении истец указал суть своего требования

(ст. 126 128 W.K РСФСР). Согласно концепции, получившей распространение в науке гражданского процесса, предмет иска составляет материально- правовое требование истца к ответчику, вытекающее из спорного правоотношения47.

Предмет гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе составляет его требование о возмещении или компенсации за материальный, физический и моральный вред, причинение которого явилось непосредственным следствием совершенного преступления.

Как было сказано выше при характеристике восстанови тельных и компенсационных отношений необходимо основываться на понятии ущерба.

Однако нельзя оставлять без внимания ряд существенных аспектов, связанных с причинением морального и физического вреда от преступления. Игнорировать же данные стороны невозможно, потому что как свидетельствует история научной мысли, практическая правоприменительная деятельность, именно вопросы компенсации (возиаграждения) за моральный и физический вред от преступления в настоящее время составляю! стержень проблемы обеспечения заявленного гражданского иска потерпевшего при расследовании преступления, определяя ее сложность и актуальность.

Курс советского гражданского процессуального права. Теоретические основы правосудия по гражданским делам. Т. 1. М., 1981. С. 435.

В действующем законодательстве и теории нрава фактический вред дифференцируется и обозначается соответственно теми благами, которых фажданин лишен или которые подверглись уничтожению, повреждению либо умалению. В качестве объекта правоотношений законодатель признает существование трех видов фактического вреда имущественного, физического и морального. Вместе с тем каждый из перечисленных видов фактических лишений заслуживает отдельного анализа. Представляется, что формулировка «возмещение вреда», применяемая законодателем, когда речь идет о моральном и физическом вреде не соответствует буквальному смыслу, гак как возместить можно то, что утеряно, испорчено, повреждено и т.д. В рассматриваемом нами случае уместнее вести речь о денежной компенсации, которая сглаживала бы переживания потерпевшего за физический и моральный вред.

Необходимое условие рассмотрения гражданского иска потерпевшего совместно с уголовным делом состоит в наличии определенных предпосылок права на предъявление гражданского иска в уголовном деле. Такими предпосылками являются:

  • утверждение потерпевшею, заявившего гражданский иск, о причинении ему непосредственно преступлением материального, физического и морального вреда;
  • обращение искового требования не к обвиняемому и гражданскому ответчику, который в силу закона несет материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого., а к государству в лице его органов расследования, прокурора и суда.
  • С учетом сказанного анализ проблемы целесообразно начать с анализа вреда имущественного (материального). В недалеком прошлом ученые утверждали , что предметом иска в уголовном процессе являются требования истца к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, причем не любые требования, а лишь о возмещении

Махова Т.М. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей редакцией П.Л. Лупипской М.: Юриегь, 1997. С. 200.

54

материального ущерба, причиненного преступлением. Суждение основывалось существовавшим мнением, что предметом гражданского иска в уголовном процессе является требование о возмещении вреда, который может быть представлен в денежном выражении. Это объяснялось тем, ‘ что в тексте уголовного, а также уголовно-процессуального закона (например, п. ] ст. 33 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик , п. 1 ст. 38 УК РСФСР, ст. 24, 25 Основ уголовного судопроизводства, ст. 53, 54 УПК РСФСР) неоднократно упоминаются оба термина материальный ущерб и материальный вред.

Административное (ст. 25 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях) и трудовое законодательство о материальной ответственности рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации (ст. 49 и 93 Основ законодательства о труде, ст. 118-123 КЗоТ РСФСР) предпочитало пользоваться только понятием ущерба. Существовало даже мнение, что между ними нет различий50.

Таким образом, в юриспруденции нет четкого определения понятия ущерба. Цивилистами принято выделять две его разновидности убытки и вред. Убытки это вред, выраженный в денежной форме, вред это уничтожение либо умаление личного или имущественного блага. В уголовном праве называются три разновидности ущерб, вред, тяжкие последствия, причем грань между ними не всегда уловима.

Еще римские юристы понятие имущественного вреда слагали из двух элементов: a) dumnum emergens, положительные потери, т. е. лишение того, что уже входило в. состав имущества данного лица; б) lucmrncessans, упущенная выгода, иначе говоря непоступление в имущество данного лица тех ценностей,

В дальнейшем - Основы уголовного законодательства.

Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1977. С. 30.

55

которые должны были поступить при нормальном течении обстоятельств (т. е. не будь обстоятельства, которое служит основанием возмещения)

За первым из названных элементов в русском языке закрепился «ущерб». Зачастую к нему присовокупляются еще и такие словесные обозначения, как «прямой» и «действительный» или «положительный». С этими языковыми опенками считается и законодатель.

В советской правовой теории тоже относительно широко была распространена, трактовка, согласно которой под имущественным ущербом понимались только такие отрицательные последствия в имущественной сфере потерпевшего, которые сопряжены с уменьшением его наличного имущества , а иод вредом всякое умаление, повреждение или уничтожение охраняемого правом блага, вызвавшее у иогерпевшего негативные последствия имущественного характера. В отличие от ущерба вред может выражаться не только в утрате или повреждении имущества, в уменьшении возможности его использования в соответствии с назначением, но и в неполучении доходов, которые потерпевший получил бы, если бы вред не был причинен .

В действующем УПК РСФСР одновременно говорится о причинении преступлением «материального ущерба» (ст. 30, 54) и о причинении преступлением «имущественного вреда» (ст. 53). Сопоставление данных понятий показывает, что они используются как идентичные. Правильнее, как представляется, использовать единое понятие «имущественный вред или ущерб». Понятием материального ущерба в некоторых случаях охватывается и физическим вред. Желательно также, чтобы и термины «вред» и «ущерб» знали каждый свое место. Преступлением лицу «причиняется вред», он же затем по

Новицкий И.К. Основы римскою гражданского права. - 3-е изд. - М., 1972. С. 185. S;’ Иоффе О.С. Обязательственное право. - М., 1975. С. 102.

Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик / Под ред. СМ. Ьратуся., К.Л. Флсйшиц- М., 1962. С. 32!.

56

возможности «возмещается» либо «компенсируется» (возншраждается). Само же лицо в результате причинения вреда «несет ущерб».

Бесспорно, что «имущественный вред» и «материальный ущерб» - разные стороны одного и того же явления, но правильное определение соответствующей стороны в конкретной ситуации имеет свое смысловое значение. Примером может служил, наименование ст. 1088 ГК Российской Федерации: «Возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца». ‘Гак В.Г. Власенко и Л.Г. Мазаиов’”, фактически уравнивают «материальный ущерб» с «имущественным вредом».

Па наш взгляд, по данному вопросу предпочтительнее позиция 3.3. Зинатуллина 6, утверждающего, что материальный ущерб проявляется «как в прямом уменьшении совокупности имущественных благ физических или юридических лиц, так и в расходах, связанных с восстановлением здоровья в случае причинения физического вреда» . Определенный им перечень объектов охватывает понятием «материальный ущерб» не только случаи причинения вреда имущественного, но и вреда физического при условии возможности их денежного исчисления.

Судебно-следственная практика идет- но пути признания правомерным предъявление в уголовном процессе права на возмещение ущерба, исчисленного из имущественного и физического вреда .

Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного и
общественного имущества. Саратов, 1972. С. 15. “’ Мазал о в Л.Г. Указ. соч. С.37. 1 Зина.туллин 3.3. Указ соч. С. 6-7.

Аналогичной точки зрения придерживаются и другие процессуалисты. Газетдинов И.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. - Казань, 1990. С. 5-6.

() практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г.; О практике применения судами Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 г.

Таким образом, в уголовном процессе рассматриваются только случаи причинения имущественного и физического вреда, а значит и право реализуется в этих пределах.

Здоровье человека бесценный капитал, обладать которым стремится каждый. Понятием физического вреда охватывается нарушение анатомической целостности или физиологической функции органов и тканей человека и как следствие этого причинение потерпевшему боли и физических страданий. При этом физические страдания являются результатом повреждения не только органов и частей тела, ухудшения функций организма, но и результатом связанного с ними нарушения сложившегося образа жизни, изменения потребностей человека. Состав и нормы удовлетворения физиологических потребностей определяются на основе медицинских критериев и в большей степени зависят от состояния здоровья. Отсюда ухудшение здоровья неизбежно влечет за собой увеличение расходов, направленных на поддержание жизни и восстановление работоспособности. Вследствие причинения физического вреда здоровью утрачиваются перспективы, связанные с продолжительностью жизни. Полагаем, что в данном случае может идти речь о самостоятельном виде вреда, подлежащем компенсации.

В результате полученного телесного повреждения возникают потребности в дополнительном питании, лекарствах, постороннем уходе, протезировании, санаторно-курортном лечении и прочих услугах, приобретение которых
необходимо для восстановления функций

«О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, пострадавших от преступных действий»: п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 13 декабря 1974 г. № 9; О дополнении в Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 № 13 «О возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»: Постановление Пленума Верховного Суда от 29 марта 1991 г. № 6 // Социалистическая законность. 1991. № 6 7; «О судебной практике по долам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»: Постановление Пленума Верховного (“уда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. № 3 // Российская юстиция. 1994. № 7.

58

поврежденных органов и может быть осуществлено с помощью дополнительных материальных (денежных) затрат. Указанные средства вместе с возмещением утраченного заработка, направлены на компенсацию имущественных потерь в результате причинения преступлением физического вреда. Сказанное подтверждаег мысль, чго физический вред в ряде случае охватывается материальным ущербом.

При установлении ответственности за посягательства на такие неотъемлемые права, человека, как жизнь и здоровье, необходимо, прежде всего, исходить из интересов потерпевшего и его иждивенцев, что будет соотвегсгвовагь принципам, провозглашенным в Декларации прав и свобод человекам гражданина 1991 г. Принцип полного возмещения должен в раиной степени относиться к любому виду вреда, в том числе компенсации за физический вред.

До настоящего времени было принято считать, что физический вред, независимо от того, в какой сфере он причинен, сам по себе, с точки зрения восстановительных или компенсационных правоотношений, невозможен. В настоящее время к сфере регулирования гражданско-правовых отношений физический вред от преступлений относим лишь к тем случаям, когда им обусловлены имущественные лишения (траты), поскольку он выступает причиной убытков, вследствие полной или частичной утратой трудоспособности потерпевшим. .Это подтверждается данными проведенных автором настоящего учебного пособия опросов: 65,7% из числа опрошенных следователей признали, что причиненный преступлением физический вред охватывается материальным ущербом, 34,2% не разделили мнения большинства. Устанавливая общее правило, виновный должен возместить потерпевшим ущерб в соответствующем объеме. Законодательством РФ применяется устаревшая норма , в соответствии с которой
материальный

О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий: Указ Президиума ‘Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 г. // Ведомости Верховного Сонета СССР. 1973. № 27. Ст. 27.

50

ущерб взыскивается с осужденного, в отношении которого состоялся приговор в связи с совершением им умышленного преступления, в результате которого потерпевшему были причинены телесные повреждения, повлекшие его госпитализацию (оплата стоимости стационарного лечения).

В статье \2’i проекта УПК Российской Федерации конкретизируется, что в уголовном процессе могут рассматриваться иски «…о возмещении расходов на погребение или стационарное лечение потерпевшего и сумм, выплаченных ему в качестве страхового возмещения, пособия или пенсии». В связи с этим вызывает сомнение формулировка правила о возможности заявления и уголовном деле иска о возмещении расходов «на стационарное лечение потерпевшего». Потерпевший в результате причинения ему физического вреда может нести расходы в связи с восстановлением здоровья не только при стационарном, но и при амбулаторном лечении, приобретая необходимые лекарства. Конкретизация вида расходов при буквальном толковании данной нормы ведет к неоправданному сужению возможностей для возмещения потерпевшему причиненного преступлением вреда. Если рассматриваемая норма является «наследницей» положений Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 г. «О возмещении средств, затраченных па лечение граждан, потерпевших от преступных действий», предусматривающих взыскание с причииителя физического вреда затрат- на лечение потерпевшего в государственных медицинских учреждениях, то следует уточнить, что речь идет именно о расходах государства. Или лучше вообще говорить просто о лечении без использования слова «стационарное».

В соответствии с ч. 4 ст. 67 Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан»60 при причинении вреда здоровью

ст. 348; п. 3,4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 июня 1973 г. «О возмещении средств, затраченных па лечение граждан, потерпевших от преступных действий» // Советская юстиция. 1975. .№ 4. С. 27.

Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан». Примяты Верховным Советом Российской Федерации

60

граждан несовершеннолетними обязанность возместить ущерб возложена па их родителей или лиц их заменяющих, а в случае причинения вреда здоровью граждан лицами, признанными в установленном порядке недееспособными на государство61. К актам, регламентирующим случаи реализации права на возмещение ущерба, причиненного жизни и физическому здоровью, в том числе приведших к смерти, относится также Закон Российской Федерации «О ритуальном пособии»62. В нем устанавливается обязанность государства в случае обращения за пособием членов семьи умершего или других граждан (предприятий, учреждений), которые взяли на себя организацию похорон выплатить пособие на погребение. Это подтверждается и Постановлением Верховного Совета Российской Федерации № 4214-1 от 24 декабря 1992 г., в соответствии с которым утверждены новые Правила, возмещения работодателями вреда, причиненнного работникам увечьем или в связи с профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей.

Таким образом, в случае повреждения здоровья или лишения жизни человека объектом восстановительных и компенсационных правоотношений выступает не физический, а имущественный вред. Подводя причинение физического вреда под определение имущественного (материального) ущерба, юристы под понятие имущества вкладывают более широкое содержание по сравнению со словарным, указывая па то, что в правовом значении имущество это не только вещь или совокупность вещей, но и деньги.

22 июля 1993 г. // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1993. № 33. Ст. 1318.

Гарантируя бесплатную медицинскую помощь, данных вопросов не разрешали в статье 3 Основы законодательства Союза ССР и
союзных республик о здравоохранении. Утв. Законом СССР от 19 декабря 1969 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. № 52. Ст. 466. ‘ О ритуальном пособии: Закон Российской Федерации. Принят 12 марта 1992 I’. // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 14. Ст. 1713 № 35. Ст. 1419.

61

В силу сказанного можно сделать вывод, что в случае причинения преступлением потерпевшему физического вреда, вопрос о возмещении вреда в юридическом плане может быть поставлен лишь в том случае, когда вред имеет имущественный характер. По.’этому в теоретических выводах и предложениях о законодательном решении данной проблемы имелся в виду имущественный вред. Это в полной мере касалось и случаев, когда убытки проистекают из факта повреждения здоровья или лишения жизни участника уголовного судопроизводства.

По нашему мнению, физический вред и рассмотренные виды компенсации являются как бы первостепенными, поскольку такие ценности как жизнь и здоровье невосполнимы. Разделяя мысль относительно того, что физический вред охватывается материальным ущербом, полагаем, что, наряду с этим такой вред подлежит самостоятельной компенсации. Коль скоро в уголовный процесс введена компенсация морального вреда, не совсем понятна позиция законодателя, отвергающего компенсацию вреда физического.

Представляется, что государство должно применить к отдельным категориям граждан, почерневшим от преступления, принцип социального страхования с тем, чтобы в какой-то мере компенсировать потерпевшим страдания, вызванные причинением телесных повреждений различной степени тяжести. Не совсем понятна позиция законодателя, рассматривающего физический вред только с точки зрения материального ущерба, а физические страдания (боль, последствия телесных повреждений) совместно с моральным вредом. Представляется, что законодатель должен разобраться и ответить, что следует понимать под нравственными страданиями и что понимается под страданиями физическими.

Интересен подход к решению данного вопроса судебной практикой США: «стоимость» физической боли и страданий в США оценивается с помощью
«рыночных» критериев, т.е. тем, за какую сумму человек

62 добровольно согласится на компенсацию его боли деньгами в той или иной

63

сумме .

Представляется, что в интересах практики законодателю необходимо определить исчерпывающий перечень увечий в зависимости от степени утраты трудоспособности на основе медицинских критериев и установить средние размеры компенсации. Заметим, что теоретические подходы, используемые в англо-американской системе права для решения данной проблемы исходят из того., что жизнь человека и функции его организма являются такими же ценностями как любое имущество, например, дом, акции и т.п. Следовательно, любая часть тела имеет объективную ценность и в случае ее повреждения или утраты своих функций подлежи! компенсации. Судебной практикой в США выработана и применяется своеобразная «тарифная система», в соответствии с которой размер компенсации зависит от тяжести увечья.

Справедливым, по нашему мнению, является следующее утверждение русского ученого Беляцкина С.А, высказанное им в начале века; «…нельзя будет создать надлежащего порядка, если закон будет чутко реагировать и прибегать па помощь своими исками, когда по небрежности разбит старый горшок, а при тягчайших нарушениях идеальных благ остается холодным, бесчувственным»64.

В плане поставленной задачи не менее серьезную проблему заключает в себе определение неимущественного вреда, который также называют нематериальным или моральным. Данная правовая норма является принципиально новой для отечественного законодательства, которое на протяжении 76 лет советского периода не признавало возможности денежного удовлетворения данного вида вреда, хотя теоретики и практики неоднократно высказывали предложение о необходимости возмещения морального вреда в материальной форме, что с точки зрения обеспечения прав потерпевшего от

Мачульскаи В.К. Проблемы возмещения морального вреда в трудовом праве //Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 1994. № I. С. 28. Ьсляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда.

М., 1997. С. 27.

63

to преступления давно является объективной необходимостью. Еще
В.К.

Слуневский решительно выступал за реализацию идеи «допущения морального вреда как основания гражданского иска» в уголовном судопроизводстве’’. В советской цивилистической литературе еще 20-х годов встречались высказывания в пользу возмещения морального вреда. Раньше других уделил внимание этой проблеме Б. Лапицкий66. Он считал, что деньги в данном случае выполняют функцию не .’эквивалента душевных страданий, а удовлетворения, позволяющего их облегчить. Аналогичное мнение высказывается учеными и сегодня67.

Отграничивать предмет гражданского иска в уголовном процессе рамками традиционных представлений, вытекающих из буквального текста .ст. 29, 54 и 137 УПК РСФСР не совсем правильно, так как необходимо учитывать не только нормы УПК, но и нормы Конституции Российской Федерации и

^ принятых на ее основе новых материальных законов Гражданский
и Уголовный кодексы Российской Федерации. В предмет гражданского иска составной частью должно входить и требование о возмещении морального вреда.

Устав у головного судопроизводства 1864 г. Системный комментарий.

Вып.1 С. 52. “Лапицкий Б. Вознаграждение за неимущественный вред // Сборник Ярославского университета. Ярославль, 1920. Вып. 1.

Малеин Н.С. О моральном вреде //Государство и право. 1993. № 3 С. 32-33.

Статья 131 Основ гражданского законодательства. При этом компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (ст. 151, 1099, 1101 ГК; п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. № I). ‘В соответствии с приведенными положениями Гражданского кодекса находится Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». В Постановлении Пленум Верховного Суда России разъяснил, что применительно к ст. 29 УПК ^ потерпевший вправе при производстве по уголовному делу
предъявить

гражданский иск о компенсации морального преда.

64

to Заметим, что вред нематериальный, нравственный, состоящий
в

огорчении, болезненном чувстве, печали, нравственных страданиях но общему правилу российским законодательством ранее никогда не признавался. А йог в 1847 году решением Кассационного Суда Франции было установлено правило, что вред чисто нравственного свойства может служить основанием для гражданского иска раз он истекает из преступления. Всякое лицо имеет такой же интерес относительно вознаграждения за ущерб, нанесенный его репутации какой и за вред, причиненный его телесной или имущественной неприкосновенности69.

Развитие этих взглядов нашло свое отражение и в проекте УПК Российской Федерации, статья 132 которого содержит указание на возможность рассмотрения гражданского иска о возмещении морального70 ущерба, 11ричиненного непосредственно преступлением.

~ Моральный вред это результат посягательства на личность, ее честь и

достоинство, который образует один из элементов состава преступления71.

Подобный моральный вред причиняют клевета, оскорбление, ложный донос, По под моральным вредом нельзя понимать лишь умаление чести и достоинства граждан, он может также заключаться в причинении лицу иных

72

нравственных страданий, вызванных совершением противоправного деяния .

Вульферт А.К. Курс русского уголовного судопроизводства.

-Санкт-Петербург, 1887/8. С.95.’

Под моральным вредом мы понимаем ущерб, причиненный чести, достоинству потерпевшего, а также его душевному состоянию в виде причиненных нравственных страданий, ибо расширительное толкование прилагательного «моральный» означает «внутренний», «душевный». Ожегов СИ, Шведова II.Ю. Толковый словарь русского языка. М, 1992. С. 374.

Савицкий 15.М, Потсружа И.И. Потерпевший в советском уголовном ггроцсссс. М., 1963. С. 7.

7” Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964. С. 7; Дубривпый В.А. Потерпевший
на

  • предварительном следствии в советском уголовном процессе. Саратов, 1966.

С. 7-9.

65

  • Такой вред могут причинить убийство, изнасилование, понуждение женщины к

вступлению в половую связь, хулиганство, кража и т. д.73.

В теории уголовного процесса проблема возмещения морального вреда не имеет единого решения. Одни авторы считают возможным возмещение морального вреда в сфере уголовно-процессуальных отношений71, другие полагают, что моральный вред не может быть основанием для. гражданского иска в уголовном судопроизводстве. Обосновывалось это чем, что моральный ущерб (в том числе честь, совесть 7’s) не может быть выражен в деньгах. Позиция авторов, отрицающих возможность имущественного возмещения морального вреда, не находит поддержки в действующем законодательстве. Гак ч. 2 ст. 27 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов…» 6.

Имущестиенное возмещение морального вреда является важным

% средством защиты личных неимущественных прав граждан. Оно обусловлено необходимостью искоренения противоправных, преступных деяний. Поэтому нужно восстанавливать не только имущественные, но и нравственные отношения, нарушенные преступлением. FicjiH этого не делать, то «семена

Л Горбачева К.В. Виктимологические аспекты уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних // Правоведение, 1981, № 3, С. 95; Грошевой Ю.М., Шумилин С.Ф. К вопросу о защите чести и достоинства в советском уголовном процессе // Проблемы правоведения. Вып. 46. - Киев. С. 93. 7 Слуневский В.К. Гражданский иск на уголовном суде. Общие замечания // Устав уголовного судопроизводства. Систематический комментарий. М., 1914. С. 51-53; Кокорев ТгД Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. - Воронеж. 1964. С. 93-94; Ерошен ко А. А. Правовая регламентация гражданского состояния в СССР: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. - Л., 1980. С. 30-32; Малеин II.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М., 1981. С. 165; Толстой Г. Законная собственность неприкосновенна. О проекте Основ гражданского законодательства // Известия. 1991. 27 мая.

Александров С.А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. - Горький, 1978; Алы юрт С. А Защита в советском уголовном процессе прав и законных интересов лиц, понесших имущественный ущерб от преступления. Харьков, 1984. С. 12; Мазалов A.I’ Гражданский иск в уголовном процессе // Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. М., 1987. * С. 84-85.

7’ Известия. 1989. 1 I декабря.

66

рецидива будут находиться в хорошей почве для совершения новых преступлений» .

Имущественное возмещение морального вреда допускают и нормы некоторых отраслей права. В этом плане особый интерес представляет ст. 8 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей .

Моральный вред является одним из последствий преступления неимущественного. Он имеет различные формы проявления. Среди этих форм следует выделить: психический вред, вызываемый психическим насилием над личностью при преступном посягательстве; общественный вред, вызываемый преступлениями, направленными в первую очередь против государственного и общественного строя, против политических прав граждан7’; иные вредные последствия правонарушения нематериального характера.

В уголовном процессе моральный вред может быть возмещен и заглажен80. Мы разделяем мнение ученых относительно того, что моральный вред может быть лишь заглажен8’. Понятие «заглаживание» шире понятия «возмещение морального вреда». Возмещение морального вреда допустимо только в денежной форме. Заглаживание морального вреда предполагает как его возмещение в денежной форме своими средствами, так и уорансние последствий иным способом, например, путем публичного извинения перед потерпевшим или путем компенсации (вознаграждения) за причиненные моральные страдания.

Панько К. А. Рецидив в советском уголовном праве. Воронеж, 1983. С. 94- 113.

Российская галса 1993. 26 января.

Бапок В.И Проблемы выявления и устранения последствий преступления органами расследования: - Лнтореф. дис… канд. юрид. паук. Киев, 1983. С.9.

Ткачевский Ю. Возложение обязанности загладить причиненный вред // Советская юстиция. 1986. № 5. С.20-21.

Мазалов Л.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1967. С. 38.

67

Основаниями мри компенсации морального вреда в уголовном судопроизводстве являются те же юридические факты, которые используются в качестве правовых оснований для взыскания с виновных лиц материального ущерба, причиненного преступлением.

АД. Бойков в статье «О перспективах судебной реформы» пишет: «Мы до сих пор плохо представляем сущность морального ущерба и не знаем способов его возмещения»82. Заявление Л.Д. Бойкова соответствует действительности, но лишь в части ‘того, что мы до сих пор не проникли в сущность морального ущерба, плохо ориентируемся в пределах его возмещения. Однако, что касается правовых способов возмещения, то они закреплены в уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве (ст. 29 УПК РСФСР). Уголовно-процессуальная реституция (ст. 85, 86 УПК РСФСР) для возмещения морального вреда не применима, поскольку она как правовой способ зшциты права предназначена для восстановления материального положения потерпевшего посредством лишь возвращения ему вещественных доказательств. Право на возмещение морального вреда может появиться только у лиц, непосредственно понесших моральный вред от преступления. Третьи лица, которые не являются носителями вреда, причиненного указанным способом, права на его возмещение в уголовном процессе не имеют.

Есть два исключения из правила. Первое, когда моральный вред от преступления возник вследствие смерти потерпевшего. В таком случае лица, понесшие расходы на погребение вправе требовать компенсации расходов (ст. 53 УПК; ст. 130 Основ гражданского законодательства). При этом иждивенцы имеют право на возмещение вреда независимо от того, состояли ли они с погибшим в родственных отношениях или нет. Следует иметь в виду, что иск о возмещении вреда, причиненного увечьем или смертью, не может быть рассмотрен до разрешения вопроса о назначении пособия или
пенсии

Бойков Л.Д. О перспективах судебной реформы // Социалистическая законность. 1988. № 9, С. 18.

68

потерпевшему, т.е. до установления размера причиненного ущерба. Второе исключение связано с предъявлением в уголовном деле регрессных требований.

Изложенное позволяет сделать следующие предварительные выводы:

  • любое преступление сопровождается причинением морального вреда, поскольку оно нарушает нормы морали;

нельзя считать компенсацию морального вреда разновидностью возмещения материального ущерба, причиненного преступлением;

в уголовном процессе подлежит компенсации ущерб, причиненный потерпевшему в результате морального и психического вреда, непосредственно явившегося следствием преступления, состав которого в качестве объекта. уголовно-правовой охраны образует нравственные ценности, те. честь, достоинство личности, ее половую свободу, половую неприкосновенность и т.д., ущемление которых вызывает страдания человека.

Нравственные ценности, выступающие в качестве объекта уголовно-правовой охраны, определяют квалифицирующие признаки данных составов преступлений и соответственно определяют предмет доказывания по уголовному делу.

Из этих методологических предпосылок и нужно, видимо, исходить при определении круга лиц, которые могут претендовать иа компенсацию морального вреда по уголовному делу.

Ответ же на вопрос о том, на кого при производстве по уголовному делу может быть возложена обязанное’]], по возмещению морального вреда, можно найти в гражданском законодательстве (ст. 126-133 Основ фажданского законодательства), а также в иных нормативных актах.

В соответствии со ст. 131 Основ гражданского законодательства, моральный вред возмещается причипитслем при наличии его вины. Уголовно- процессуальное законодательство не содержит четкого порядка возмещения морального вреда в денежном выражении. Нет соответствующих наработок в этом вопросе и в судебной практике. Думается, что решение этого вопроса надо оставить на усмотрение суда; постепенно выработается и судебная практика.

69

В повседневной жизни часто встречаются случаи, когда потерпевшие, заявившие гражданские иски сами определяют сумму, которую они желали бы получить с виновных лиц за оскорбление их чести и достоинства. Это вполне понятно, поскольку моральный вред коренится в облает личностных ощущений потерпевшего. К тому же определение размера вреда, причиненного правонарушением - это момент субъективный, оценочный. Тем не менее, законодателем принимаются попытки определить хотя бы минимальные пределы взыскиваемой суммы за моральный вред “.

Это положение было воспринято затем законом «О средствах массовой информации» (ст. 62), Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» (ст. 13), а также другими нормативными актами в том числе г/г. 131 Ослов гражданского законодательства.

В уголовно-процессуальном законодательстве следовало бы дать четкое определение термина «моральный вред». Дело в том, что из ст. 151 VK Российской Федерации вытекает, что правом на компенсацию морального вреда пользуются только лица, понесшие физические или нравственные страдания в связи с посягательством на их неимущественные права или нематериальные блага. Таким образом, потерпевшие почти по веем видам преступлений корыстной направленности, составляющих более половины всех совершаемых преступлений, лишаются возможности компенсировать причиненные им психические страдания. По всей видимости, мало кто будет отрицать огромный психологический стресс, испытываемый людьми, у которых похитили из квартиры все ценные вещи или угнали автомобиль. Материальная компенсация такого рода страданий была бы в высшей степени

В Верховном Совете СССР при чтении законопроекта о печати и других средствах массовой информации много споров вызвал вопрос о сумме штрафа, которую предлагалось налагать на журналистов в порядке возмещения морального вреда, нанесенного гражданину в результате распространения сведений, которые не соответствуют действительности и порочат честь и достоинство. Предлагаемая первоначальная сумма штрафа в 50 тысяч рублей при доработке законопроекта уменьшалась до разных величин. В итоге народные депутаты сошлись на том, что размер возмещения морального вреда в

70

оправдана. Одним из способов решения этой проблемы может явиться введение в уголовное судопроизводство еще одного термина «психический »

(эмоциональный) вред.

Длительное время вопрос о компенсации за моральный вред ассоциировался с уголовно-правовой ответственностью за посягательства на честь и достоинство личности при клевете и оскорблении. В уголовном процессе это дает право потерпевшим при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 128 УК” (клевета) и ст. 129 УК (оскорбление), заявить тражданский иск с ‘требованием денежной компенсации за причиненный моральный вред.

Как уже сказано, вопрос о моральном вреде, причиняемом другими видами преступлений, отечественной правовой наукой рассматривался очень узко. Следует отмстить, что и УК Российской Федерации не решил данную проблему и пр\ совершении насильственных видов преступлений. Ведь если преступления против собственности, конституционных прав граждан, деятельности государственных и местных органов власти и управления причиняют’ материальный ущерб, препятствуют работе учреждений и должностных лиц, дезорганизуют отношения в обществе, то насильственные преступления посягают на самое ценное благо жизнь человека, на его здоровье, телесную неприкосновенность. Это создает- атмосферу страха, неуверенности в своей безопасности, беспокойство о судьбе близких.

Анализ УК Российской Федерации (главы о преступлениях против личности) показывает наличие преступных последствий в виде морального вреда уже в диспозициях статей УК Российской Федерации, хотя в санкции ни слова не говорится о его компенсации потерпевшему. Например, ст. 121 УК (заражение венерической болезнью) допускает в качестве санкции штраф в пользу государства, но не в качестве компенсации потерпевшему: Штраф, но не компенсация потерпевшему за моральный вред, предусмотрен также в санкции

дет южном выражении должен определят!, не истец, а суд. Долган о в В. Закон о печати накануне второго чтения // Известия. 1990. 9 апреля.

71

’ статьи 125 УК, карающей виновного за оставление в опасности. Бесспорно, что в обоих случаях потерпевший претерпевает моральный вред. Однако законодатель как бы не замечает этого, не устанавливая компенсации потерпевшему за моральный вред, что нельзя признать оправданным. В данных случаях следует предусмотреть в качестве санкции не только штраф в пользу государства, но и компенсацию потерпевшему за моральный вред в размерах, адекватных моральному вреду. Не понятна позиция законодателя, не определившего в качестве санкции компенсацию морального вреда потерпевшему за совершение преступлений против половой неприкосновенности личности (Например, за совершение развратных действий (ст. 135 УК) в качестве наказания допускается лишение свободы, штраф или ограничение свободы). Санкция в виде компенсации потерпевшему за моральный вред законодателем не установлена и за остальные преступления против личности. В
приведенной ниже таблице

I* автором диссертационного исследования иллюстрируется соотношение видов наказаний в статьях УК Российской Федерации за преступления против личности.

Виды санкций в гл.

2УК Кол-во составов преступлений в гл. 2 УК В % ко всем санкциям гл. 2 УК Лишение свободы 37 35 Арест 14 13 Ограничение свободы 10 9 Конфискация имущества 4 4 Исправительные работы 13 12 Обязательные работы 8 8 Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью 6 6 Штраф 14 13

у”1!111011’ясч(; ,.)Л ч >i;ui “UIO{‘,\H",: 1’isj юн чинипниЬлон м(;ьАп / иои, «,f 7\n)V

лМЧМ(ЛГ{) I/\ (HI теП’ШПЧЫ^О)/ i,’j(AlVj(fi[ H 1ШЛ>л’И fAjll» Ш’ШЧНШ’кШ ИСКИ! MlUhHillI ;l\l ‘ <(?•?,(Я ,’.)U > ‘) <Я1^И
!h)f| ‘ИМиоПИЛ I/.) nil! Л’.ц:|,’,)П ) AlAjU!/’)!;!,’;! Oil V’Jf’b’i W l”f I |’Ш”‘,ч’1оИ

.’ ) iJlJUfjml.i’.nii !>М’,Ж 0 1!’Я’)”!Н(,1’1’! 1 (M(I-J’ AI; »;tif ,(<( < “‘f “I »l’ VM И И И И И HII!I’ II’M’;H;),”?*W N’HI НАдЬю
K)MMlO’U* ЧРОипАЖОЖГС l>i,4 ‘i’,)l ^”MHI’UJ^IAMII ( ^И1 .ЮНЬИ’Г «1ИНЧ [            

очк iniAi.n.ifSi MUiDHK’biin’j и(Ь| ьчАчНи идиичпчч’!о1Л1 ии’пслипкп;! о очмшч-^нЬноп I’M ч n K’M.iH’Mf’Ji’tmti
л,иил,) н (Ьи. i’f’ ‘11,:;к ){’)<Uh4 in ж iroi, ,>ж >J i >j

и,)!’!<!’) i,и< In wo’-in 1,\л/{ )!,’) и oi’ij, )OiuK’H’’‘)ii ;<lii’> >;* !, ^i|;|;!H)H (ОШЧГЬЧЮ >MI ‘AdV ‘ИИТЦИи!п \К) ГПГ ; I P,U\,4/ )\i 4 H’ll.ii

/,H”M, ;l Ч’н’П.Г.НИ.О АиОЖ.ъГ! V)U !!МИ DUifl’i .’СПЧЬ.ЛЩК’ИЖ.ПюНЧСп! О ,Ii ‘M ni,i’,)i/Uf.

’,’An id’, ) VOJH HCJHMKUKJOI’M t;i, ии’ии’Мипиня о ^жж очпх.жьч/’жгл! i нин.и, iH’.mjn м’’ • i”N,;wi опнмч , *i )i’iini,i;ilf)f) и.))!.’1 ir.ib.i, m’ «’In ;;n ч %j/’xo хжжпж’Ь.л 4i

i! ПЖ K’jUi’Ului; ‘ И J/)OUiilHi UkMOillj ИИКИП’ HlllA l/Mtlll ‘,) vniiilt;* Klf’j ‘(!,’ll”)V’ /NiHOilUHA

[•;J isiUiii/’Uii 11”)к’ xrmmHiuiA witjotm! >’ft пш.Л’мИ ;чш,”иг i-jiMHUMDii чид

%j l ф(;(1 , П’<> ОП l/iOIIMIt’.H lf’,i)(‘ ?HOH IJ)u)U,;<i U<
.’,’< I, ‘HKII’t ИШИ (-U^OIiVHOl/ ‘JfMHSfl ‘UDIAMIIH» ‘LiCHI’lilU, «Ml ,4ilil \VA i’j ,l   j
‘7tlM l’4,’)Cj»’ll .’ЛЧ.ЖШ Ч,^!,!’Ч)0 ‘’%(‘ 1 I’M O^lif L ‘. 1ЧЖЖ\Н,Ж1{Л   10К >/{Д >\ ‘!’,’ ilH-‘ И1!

HIM глчфпо i “/n(-j rиАн)ЖЖ ‘ИПоиишчИо’%; | JAMSJI: %ЧО nidi’jon жжнжш ‘‘-jn,! ж iMi.’-iiMiln и.жожжп v.HiMihi нипопкл жж1«1 I:I, fuiiiiiiji1,, г,ж} нии.япош.ои,’ с .;iu njiiC’Jn ‘i ииоижш ни,ux in KHKMU’i iA 1, J-. я In ж; )|д
,r; жжп 1 «,i чжжж »

/o>f I

(A,

,’1,,’ия )И’!1’, HIOH IXKV.j !}lii’!,H;i\;H ШИЖ I ЖЧ A H JIIWH 4) li i, Ж Ж 1 Ж’!ЧЖ Ж h ! ‘I

73

пределах; орган расследования принять меры к обеспечению заявленного гражданского иска потерпевшего; а суд с учетом обстоятельств дела, имущественного положения обвиняемого и лиц, несущих за него материальную ответственность, окончательно определит размер гражданского иска почерневшего.

Правомерность таких гражданских исков потерпевших на практике не вызовет затруднений, гак как установление виновности обвиняемого входит в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Меры обеспечения гражданского иска потерпевшего о компенсации за моральный вред, по нашему мнению, могут быть анаиогичиы мерам, которые применяются при возмещении материального ущерба.

Подводя итог можно предположить, что в действующем уголовном законодательстве, в частности в главе о преступлениях против личности, причинение морального вреда преступлением равнозначно наступлению тяжких или менее тяжких последствий. Исходя из того, что потерпевший является субъектом не только уголовно-правовых, но и гражданско-правовых отношений, защиту и восстановление нарушенных прав потерпевших, куда составной частью входит обеспечение гражданского иска о компенсации морального вреда, следовало бы закрепить в нормах уголовного законодательства Российской Федерации с тем, чтобы компенсация реализовалась на основе карательных санкций или замены карательных санкций на какие-либо другие или же па основании приговора суда в дополнение к карательным санкциям.

Анализ пуоликации относительно возможности возмещения морального

Казанцев В. Возмещение морального вреда // Российская юстиция. 1996. № 5; Эрделевский A.M. Ответственность за причинение мораныюго вреда // Российская! юстиция. 1994. № 7. С. 35-38; Эрделевский А. М. О размере возмещения морального вреда // Российская юстиция. 1994. № 10, С. 17-19; Эрделевский A.M. Добровольное возмещение морального вреда (комментарий к ст.63 УК РФ) // Следователь. 1996, № 3; Эрделевский А. М. (‘поры о компенсации морального вреди // Российская юстиция. 1997. № 2 С. 38-40;

74

вреда потерпевшему от преступления позволяет утверждать, что их авторы в основном сконцентрировали свое внимание на понятии морального вреда, способах его исчисления и формах возмещения, утверждая, что именно эти вопросы являются наиболее сложными для разрешения. Мы разделяем высказывания относительно того, что под моральным вредом в уголовном судопроизводстве понимаются физические и нравственные страдания, ущерб психическому здоровью, который человек может понести от любого преступления.

Итак, право потерпевшего от преступления требовать вознаграждение за моральный вред должно быть признано обоснованным. Однако мы видим проблему не только в определении понятия морального вреда и способах его исчисления. Полагаем, что методологической основой для решения вопроса о возможности и способах возмещения морального вреда в уголовном процессе могли бы послужить следующие положения.

Любое преступление, поскольку оно посягает на общественные отношения, относящиеся к нравственным ценностям, причиняет потерпевшему моральный вред, подлежащий компенсации. Однако следует определить подсудность гражданского иска о возмещении морального вреда, причиненного преступлением. Полагаем, что для этого необходимо рассмотреть моральный вред: I) как объект посягательства на нравственные ценности, взятые уголовным законом под защиту; 2) как последствие совершенного преступления.

Если объектом преступления являются нравственные ценности, непосредственно взятые законодателем под охрану (например, честь, достоинство, доброе имя и т. д.), то речь идет о причинении морального вреда непосредственно преступлением и у потерпевшего есть право на заявление гражданского иска. » уголовном процессе о возмещении морального вреда. Вели

!)рделевский Л. М. Моральный вред и компенсация за страдания: Научно- практическое пособие. ? М., 1998.

объектом преступления является ие непосредственно нравственная ценность, то нельзя отрицать, что в результате данного преступления человеку также может быть причинен моральный ущерб. Однако данный ущерб следует рассматривать как последствие совершенного преступления непосредственно не связанного с предметом доказывания по уголовному делу, а потому ис подлежащее рассмотрению в уголовном процессе. Однако это не лишает потерпевшего права обратиться в гражданский суд с иском и доказательствами, что последствием преступления явились страдания, которые причинили ему моральный вред, и требовать его компенсации. Правовой основой для подобного иска явится приговор уголовного суда, вступивший в законную силу. Обязанность доказать страдания как последствия преступления, полагаем должна быть возложена на потерпевшего.

Проект УПК РФ (ч. 1 ст. 132), признавая возможность денежной компенсации за моральный вред от преступления, допускает также требования о вознаграждении за вред, причиненный общественно опасным деянием невменяемого85. Не соглашаясь с этим, мы придерживаемся мнения авторов, позиция которых сводится к тому, что лица, которым причинен ущерб подобными деяниями вправе требовать его возмещения, но не в уголовном процессе, а в порядке гражданского судопроизводства . Нельзя предъявлять иск лицам, не способным отдавать себе отчет в своих действиях, поскольку за эти действия по закону несут ответственность другие лица. В указанном случае ущерб причинен ие преступлением. Поэтому рассмотрение требований о его возмещении - предмет гражданского судопроизводства.

В юридической литературе высказано суждение о расширении пределов ]ражданского иска в уголовном деле. Предлагается совместно с уголовным делом рассматривать гражданские иски не только о присуждении, но и о

о -с

Статья 127 проекта УПК Российской Федерации // Юридический вестник. 1995. № 31; Статья 302 модели УПК РСФСР: Уголовно- процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР (теоретическая модель) / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1990. С. 174. 1 Уголовный процесс. Общая часть. / Под ред. 1>ожьева В.П. –М., 1997. С. 107.

76

признании (лишении) родительских прав, о выселении, о признании брака недействительным, о признании недействительной сделки, совершенной с целью противной интересам государства и иные иски нематериального характера*7. В результате совершения преступления могут пострадать не только имущественные, но и другие права и законные интересы потерпевшего, защищаемые в исковом порядке. Отсюда, казалось бы следует, что не должно быть принципиальных возражений против допущения в уголовный процесс любых исков, вытекающих из содержания предъявленного обвинения. Поэтому вполне объяснимы и понятны соображения тех авторов, которые в разнос время высказывались за расширение границ исковой защиты права и уголовном процессе, в частности путем допущения в него исков о взыскании алиментов на ребенка, родившегося в результате изнасилования; о возвращении ребенка родителям по делу о его хищении или подмене; выселении в виду невозможности совместного проживания лица, обвиняемого в «квартирном» хулиганстве; о признании недействительным ордера на жилое помещение, полученного путем дачи взятки; о лишении родительских прав лица, виновного в изнасиловании дочери или падчерицы; о признании брака недействительным по делу о сокрытии обстоятельств, препятствовавших вступлению в брак и т.

оо

п . На первый взгляд, все эти предложения достаточно привлекательны, ибо обещают значительную процессуальную экономию. При более внимательном их рассмотрении оказывается, что это далеко не так. Допущение в уголовный процесс любого из названных исков способно затормозить и порой весьма серьезно, решение основного вопроса уголовного дела о виновности или

Гуценко К, Ф. Больше внимания делам частного обвинения // Советская юстиция. 1958. № 4. С. 43; Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления. Воронеж, !964. С. 96; Даев В.Г. Применение исковой формы защиты права в советском уголовном процессе: Двтореф. дис… канд. юрид. паук. Л., 1967, С. 10-11; Мотовиловкер Я.О. Вопросы теории советского уголовного процесса. Томск, 1971. С. 186.

Кокорев Л.Д. Указ. раб. С. 96-98; Бопдарспко Д., Джандиери Д. Лишение родительских прав преступников при рассмотрении уголовных дел // Социалистическая законность. 1968. N(> 7; Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе Л., 1972. С. 55-68.

77

невиновности липа, привлеченною к уголовной ответственности и о наказании виновного.

В самом деле, признание обвиняемого виновным в совершении изнасилования вовсе не означает, что он является отцом родившегося ребенка и поэтому не может быть обязан к уплате алиментов. Этот факт нужно доказать. Доказывание же отцовства (и особенно по делам о lpyimoBbix изнасилованиях) процесс длительный и достаточно сложный. Поэтому до тех пор, пока научные достижения в области экспертизы не позволяют решать этот вопрос быстро, уверенно и однозначно, предложение о рассмотрении алиментного требования совместно с делом об изнасиловании, вряд ли может быть принято по чисто практическим соображениям.

Вще более сложным может оказаться решение вопроса о судьбе ребенка по делу о хищении или подмене. В соответствии с требованиями закона и действующими на этот счет разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данный вопрос должен решаться, исходя, прежде всего, из интересов ребенка. Это предполагает необходимость привлечения к участию в деле органов опеки, а также установления и оценки множества фактов и обстоятельств, которые лежат за рамками уголовного дела. Выяснение таких фактов может потребовать значительного времени и способно существенно затормозить разрешение уголовного дела по существу.

Па полное, более оперативное удовлетворение интересов потерпевшего направлено предложение о расширении исковой формы защиты в рамках уголовного дела. В частности, предлагается допустить рассмотрение в уголовном процессе всех без исключения исков имущественною характера, связанных с преступлением, либо с расследованием, если в ходе следствия собраны для этою в достаточном объеме доказательства, подтверждающие характер и размер вреда.

В юридической литературе распространенным является мнение, согласно которому лица, понесшие материальный ущерб от преступления вследствие причинения вреда их имуществу, имеют- право на возмещение
только

78

положительного ущерба. «Под убытками при причинении вреда следует понимать только положительный ущерб в имуществе, т.е. умаление наличного имущества потерпевшего… Поэтому потерпевший, понесший материальный ущерб от преступления имеет право на взыскание с обвиняемого или гражданского ответчика, голыш возмещение ущерба в имуществе и не имеет права на взыскание упущенной выгоды».89

Высказывались также предложения о рассмотрении в уголовном процессе гражданских исков к лицам, участвовавшим в совершении преступления, но не привлеченным к уголовной ответственности. В целях достижения процессуальной экономии и упрощения производства по делу Л.Д. Кокорев считал возможным рассмотрение таких гражданских исков даже на базе действующего законодательства , однако он не получил поддержки ни в литературе, ни со стороны судебной практики.

Особенности рассмотрения гражданского иска потерпевшего вместе с уголовным делом обусловлены зависимостью фаждаиского иска от характера преступления. Связь гражданского иска с преступлением предопределяет отношение к совершенному преступлению и его последствиям как потерпевшего, гак и обвиняемого, а в ряде случаев также гражданского ответчика.

Вопрос о том, охватывается ли предметом гражданского иска потерпевшего материальный ущерб, состоящий из не полученных потерпевшим хозяйственных доходов, которые он мог получить, если бы преступление не было совершено, является дискуссионным. Зииагуллин 3.3. считает, что целью возмещения причиненного преступлением материального ущерба является восстановление существовавшего до преступления объема материальных благ потерпевшего, если взыскивать не только
положительный ущерб, но и

Гуреев 11.11. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1961. С. 15-16. Кокорев Л.Д. Указ. Соч. С. 91.

7Q

упущенную выгоду, то УГО привело бы не к восстановлен и JO прежнего материального состояния потерпевшею, а к его увеличению91.

Сданной точкой зрения нельзя согласиться по следующим основаниям. В соответствии с нормами гражданского и гражданско-процессуального права должник обязан возместить убытки, под которыми понимаются расходы, произведенные кредитором, утрата или повреждение имущества, а также неполученные кредитором доходы, которые он получил бы, если обязательство было бы исполнено должником.

Правильно замечает в связи с этим В.Т Пор: «Трудно было бы понять логику законодательства, если бы при установлении имущественной ответственности за вред, причиненный деликтом, в том числе и крайним проявлением преступлением, ставил правонарушителя в более выгодное положение, обязывая его возместить только часть причиненного ущерба, которую составляет положительный ущерб в имуществе по сравнению с такой же ответственностью в договорных обязательствах, где неисполнение или ненадлежащее исполнение влечет возмещение как положительного ущерба, так и неполученных доходов. В противном случае получается: «совершил преступление возмещай убытки частично, только положительный ущерб в имуществе; не выполнил или ненадлежащим образом выполнил условия договора - возмести убытки в полном объеме»92.

Вывод. Предмет гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе составляет его требование о возмещении или компенсации за материальный, физический и моральный вред, причинение которого явилось непосредственным следствием совершенного преступления.

Разделяя мысль относительно того, что физический вред охватывается материальным ущербом, полагаем, что наряду с этим такой вред подлежи!

Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань: КГУ, 1974, С. 39.

Нор В.Т. Правовые и теоретические основы защиты нарушенных преступлением имущественных прав в советском уголовном процессе: Дис… д-ра. юрид. наук. Львов, 1989. С. 78.

80

самостоятельной компенсации.

Исходя из того, что основаниями при компенсации морального вреда н уголовном судопроизводстве являются те же юридические факты, которые используются в качестве правовых оснований для взыскания с виновных лиц материального ущерба, можно заключить что:

любое преступление сопровождается причинением морального вреда, поскольку оно нарушает нормы морали;

нельзя считать компенсацию морального вреда разновидностью возмещения материального ущерба, причиненного преступлением;

в уголовном процессе подлежит компенсации ущерб, причиненный почерневшему в результате морального и психического вреда, непосредственно явившегося причинным следствием преступления. Следовательно, объектом уголовно-правовой охраны являются нравственные ценности (честь, достоинство личности, ее половая свобода, половая неприкосновенность и т. д.), ущемление которых вызывает счрадания человека. Нравственные ценности, выступающие в качестве объекта уголовно- правовой охраны, определяют квалифицирующие признаки данных составов преступлений и соответственно определяют предмет доказывания по уголовному делу.

Из тгих методологических предпосылок необходимо исходить при определении круга лиц, которые могут претендовать на компенсацию морального вреда в уголовном процессе.

§ 4. Основания заявлении потерпевшим гражданского иска

В науке гражданского процесса, наиболее детально разработавшей учение об иске, принято различать в качестве одного из элементов данного института основание иска , т. е. юридические факты, на которых истец основы вас (свои исковые требования. Это положение всецело распространяется на гражданский иск почерневшего в уголовном процессе. Гражданский иск

’ Юдельсон IC.C. Советское гражданское процессуальное право. М, 1965. С.

1%.

81

потерпевшего не может4 быть обеспечен, более того не может быть рассмотрен судом, если нет юридического фата, обусловливающего возникновение материально-правового отношения.

Под основанием иска04, согласно наиболее распространенной теории, понимаются юридические факты, из которых истец выводит свои исковые требования, т.е. обстоятельства, которыми истец обосновывает свои исковые требования. Этими юридическими фактами в уголовном процессе принято считать: а) совершение преступления; б) наличие ущерба (вреда), причиненного непосредственно :гтим преступлением; в) наличие причинной связи между преступлением и ущербом (вредом).

Право на возмещение ущерба субъективное право физических лиц, которым вред был причинен преступлением непосредственно. Оно находит непосредственное выражение в двух актах международных организаций в Европейской Конвенции но возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений и в Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью%. В то же время следует отмстить, что эти два основных документа, регламентирующих право на возмещение ущерба, по-разному определяют круг субъектов и основания возникновения указанного права.

В соответствии с Конвенцией, в качестве оснований возникновения права по возмещению ущерба указывается причинение вреда физическому состоянию или здоровью жертвы в результате преступлений, являющихся умышленными и насильственными; имущественного - иждивенцу погибшего в результате умышленного насильственного преступления (в связи с утратой кормильца ).

Основание, т.е. причина, достаточный повод, оиравдываютций что-либо // Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1960. С. 451. Принята Советом Европы 24 ноября 1983 г.

1 Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 I’. //СССР и международное сотрудничество. С. 537-541.

Преамбула Европейской Конвенции по возмещению ущерба
жертвам насильственных преступлений.

82

Декларация существенно расширяет перечень оснований возникновения данного права. В соответствии со ст. 1, 2 Декларации к ним относятся индивидуальные и коллективные действия или бездействия, нарушающие национальные уголовные законы в результате которых: жертве причинен физический вред, включая телесные повреждения; жертве причинен моральный вред, включая эмоциональные страдания; существенно ущемлены основные права жертвы; близкие родственники или иждивенцы в результате смерти потерпевшего утратили источник существования; причинен вред лицу, пытавшемуся оказать помощь жертвам, находящимся в бедственном положении, или предотвратить виктимизацию98. .

Для уяснения основания заявления гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе представляется необходимым рассмочрение этой категории с точки зрения процессуальных отношений. В настоящее время ни одна проблема права не может быть разрешена по существу без уяснения применительно к системе правовых отношений. Более того, как в свое время отмечал М.С. Строгович, любой процессуальный акт представляет собой процессуальные правоотношения’9.

1 Сел и приготовлением к преступлению или покушением на него, а равно оконченным” преступлением гражданину причиняется моральный, физический или имущественный вред, то при этом возникают охранительные уголовно-правовые и «ражданско-иравовыс”отношения. Факт совершения преступления означает нарушение запретов, установленных нормами уголовного права. Он порождает уголовно-правовые отношения. Преступление, как сложный юридический факт, вызывает к жизни и другие материально-правовые опюшсния, в частности гражданско-правовые. По не все гражданско-правовые отношения, возникающие в связи с совершением преступления, могут быть

’ Сборник стандартов и норм OOl 1 в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. - Пыо-Йорк, 1992.

Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. - ML 1939. С. 69

83

установлены и реализованы в процессе производства по уголовному делу, а только те, которые возникли в результате причинения 1раждапину непосредственно преступлением материального ущерба, морального либо физического вреда.

Но мнению В.II. Божьсва, «возникновение, а затем существование уголовно- процессуальных отношений обусловлено уголовно-правовыми отношениями. Появление в результате совершения преступления гражданско-правовых отношений также предполагает необходимость существования процессуальных отношений, призванных «обслуживать» материальные фажданеко-правовые отношения. По если уголовно-правовые отношения обусловливают необходимость появления и развития всей совокупности уголовно-процессуальных отношений, то возникшие в связи с совершением преступления гражданско-правовые отношения обусловливают не возникновение и даже не существование уголовно-процессуальных отношений, а. появление у них второй, можно сказать производной задачи установления и реализации гражданско-правовых отношений»100.

При предъявлении иска в порядке фаждаиского судопроизводства возникают гражданские процессуальные отношения. Вели же гражданский иск предъявлен при производстве по уголовному делу, то по отношению к фажданско-правовым отношениям служебную роль выполняют уголовно- процессуальные отношения, которые получают как бы двойную нагрузку. Однако и в этом случае детерминант всей системы уголовно-процессуальных отношений один уголовно-правовые отношения. Что же касается гражданско- правовых отношений, возникающих вследствие совершения преступления,.’то нельзя отрицать их обусловливающего воздействия на характер и содержание уголовно-процессуальных отношений по конкретному
делу, но зга

Уголовный процесс. Общая часть: Учебник для учащихся вузов / Под. ред. В.П. Божьева- М., 1997. С. 105.

84

обусловленность, гак сказать, второго порядка, по своей сути она субсидиарна101.

На страницах юридической печати распространенным является мнение о том, что охранительное уголовно-правовое отношение, возникающее вследствие причинения вреда потерпевшему, складывается между двумя субъектами: государством и преступником . Однако это не совсем так. Субъектом охранительно-правового уголовного и гражданско-правового отношения наряду с государством и преступником является лицо, потерпевшее вред от преступления и заявившее требование о его возмещении (гражданский иск).

Если бы потерпевший не предъявил исковое требование, го он не пользовался бы правом гражданского истца, правом требовать от государства, в его лице органов расследования, обеспечить заявленный гражданский иск.

Интересной в этом отношении является позиция авторов, зафиксированная во втором примечании к главе шестой проекта УК РФ 1992 г., «Лицо, совершившее хищение, независимо от назначенного наказания обязано возместить похищенное либо полностью возместить собственнику причиненный ущерб».

Как видим в указанном примечании, авторы делают попытку смоделирован» уголовно-правовое отношение, субъектами которого являлись бы с одной стороны - преступник, с другой государство и потерпевший от преступления. Содержание этого правоотношения должно составлять право потерпевшего требовать от правонарушителя возместить причиненный вред и право государства подвергнуть преступника наказанию за причиненный вред, а также корреспондирующая этим правомочиям обязанность
виновного

,0] Божьев В.II. Указ. соч. С. 105 106.

Элысиид П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. С.34; Личность преступника и уголовная ответственность. - Л., 1968. С. 31; Безлепкип Ь.’Г. Субъекты правоотношений по возмещению имущественного ущерба, причиненнпого необоснованным уголовным преследованием // Правоведение. 1982. № 6. С. 57-62.

85

претерпеть уголовное наказание и возвратить похищенное или полностью возместить причиненный вред.

Трудно найти удовлетворительное объяснение позиции тех авторов, которые по делам о преступлениях, где аккумулируются уголовно-правовые и гражданско-правовые отношения, считают потерпевшего субъектом только граждан ско-правововых отношений и в категорической форме отрицают его причастность к уголовно-правовым отношениям . Сторонами гражданско- правового отношения в обязательстве по возмещению причиненного вреда, как известно, является лричинитель вреда или лицо, несущее в силу закона материальную ответственность за его действия (должник), и лицо (кредитор), которому причинен вред. В этом правоотношении праву кредитора требовать возмещения вреда корреспондирует обязанность должника возместить причиненный ущерб и в случае уклонения’ должника от добровольного исполнения этой обязанности, кредитор вправе использовать правовой механизм принудительного исполнения. Однако, но мнению некоторых авторов, государство не является субъектом спорного гражданского правоотношения10’1. Несколько иную точку зрения занимает по этому поводу li.il. Мотовиловкср, который считает, что в спорном гражданско-правовом отношении, порожденном преступлен нем, наряду с потерпевшим и иричинителем вреда присутствует суд. По этому поводу он пишет: «…причинение вреда влечет как правоотношение между потерпевшим и правонарушителем, так и отношение между обеими сторонами и судом, связанное с возможностью принудительной реализации возмещения вреда.

Мотовиловкер И. Я. Проблема охранительного материального правоотношения и предмет уголовно-процессуальной деятельности // Проблемы охраны прав и законных интересов личности в социалистическом уголовном праве и процессе. Ярославль, 1985. С. 75 77.

Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе // Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. - М., 1987. С.83; Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. - Киев, 1989. С..9.

86

Точнее сказать, возникает охранительное гражданское правоотношение, в котором взаимодействуют ‘фи субъекта»105.

Приведенное положение дает основание полагать, что в спорном гражданско- правовом отношении, порожденном преступлением, субъектами являются не только потерпевший, пользующийся правами гражданского истца, с одной стороны, и причинитель вреда обвиняемый или гражданский ответчик с другой, как это полагают авторы, поддерживающие первую точку зрения, по и третья сила, способная принудительно обеспечить реализацию охранительного правоотношения.

М.Я Моговиловкер полагает, что такой силой является суд. Однако это далеко не так. Как известно, суд всего лишь субъект
уголовно-

процессуальных отношений, но не спорных гражданско-правовых отношений, возникших вследствие причинения вреда. Поэтому он не является стороной материально-правовых отношений. Третьей стороной в охранительном гражданско-правовом отношении, порожденном преступлением, является государство. Оно обеспечивает реализацию спорного гражданско-правового отношения, но не непосредственно, а через органы расследования, в том числе и через суд.

Таким образом, гражданский иск, рассмафиваемый с точки зрения процессуальных отношений, представляет собой не требование к обвиняемому и гражданскому ответчику, основанное на субъективном материальном праве, а обращение (требование) к органам расследования по поводу осуществления государственного принуждения для защиты права.

Как отмечалось выше, необходимым условием рассмотрения гражданского иска потерпевшего совместно с уголовным делом является наличие определенных предпосылок106. Вместе с тем в уголовном деле, вместо

105 Моговиловкер В.Я. Указ. раб. С. 75-76.

Матюхнн В.Л. Условия рассмотрения тражданского иска в уголовном процессе // Актуальные проблемы общественных, естественных и технических наук. Пермь., 1983. С. 75-76;, Он же: О значении в условиях рассмотрения фажданского иска, в уголовном процессе // Государство и право и системе социалистического управления. Свердловск, 1081. С. 101-104.

87

процессуальных предпосылок можно пользоваться антиподами обстоятельствами, исключающими производство по гражданскому иску потерпевшего. Ими являю гея: отсутствие преступления; отсутствие вреда, причиненного потерпевшему; отсутствие причинной связи между преступлением и вредом; отсутствие повода к возбуждения) производства по гражданскому иску; наличие отказа в иске, постановленного в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 29 УПК); наличие вступившего в законную силу решения суда, вынесенного но спору между теми же сторонами,

0 том же предмете и по тем же основаниям или определения суда о принятии отказа истца от иска, или об утверждении мирового соглашения сторон10’; истечение срока давности привлечения к гражданской ответственности (ст. 78

1 К). Обстоятельства, исключающие производство по гражданскому иску, точнее отражают сущность в уголовном процессе. Поэтому их целесообразно было бы закрепить в соответствующей статье УПК. Уголовно- процессуальные отношения, возникающие в связи с производством по гражданскому иску, складываются ? между субъектами уголовного процесса и имеют своим содержанием деятельность, направленную на защиту и восстановление имущественных прав лиц, пострадавших от преступления.

Мы разделяем общее мнение, согласно которому необходимой предпосылкой (основанием) возникновения, изменения и прекращения правоотношения служат юридические факты, т.е. события и действия, с которыми закон связывает наступление юридических последствий °8.

Гражданско и уголовно-процессуальные отношения имеют в своей основе определенные фактические отношения, характерным отличием которых от иных общественных отношений является то, что они существуют всегда только в форме правовых отношений. Между лицом, причинившим своими

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 28 ноября 1968 г. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1969. № 2. С. 8.

О понятии юридических фактов в праве и их значении в системе правоотношений. См.: Гражданский процесс. Учебник для вузов / Под ред. К.И.Комиссарова., Ю.К.Осипова. 2-е изд. персраб. и доп. М., 1996. С. 224.

88

преступными действиями ущерб, и потерпевшим существуют отношения и до предъявления гражданского иска. Само уголовное противоправное деяние (преступление) в этих случаях выступает в качестве юридического факта, влекущего возникновение обязательств по возмещению вреда до предъявления иска и даже до возбуждения уголовного дела. Однако эти отношения еще’не являются уголовно-процессуальными, выступая лишь в качестве юридически значимого факта, который может породить (а может и не породить при определенных обстоятельствах) уголовно-процессуальные отношения.

Нел и юридическим фактом для возникновения уголовно-правовых отношений является факт совершения преступления, а юридическим фактом для возникновения гражданско-правовых отношений является причинение вреда, то юридическими фактами возникновения уголовно-процессуальных отношений являются сами процессуальные действия.

Деятельность у частиков процесса являегся обязательным звеном между материально-правовыми и процессуальными отношениями. Именно с действием (или бездействием) лиц, участвующих в процессе, нормы процессуального права связывают наступление определенных правовых последствий. Сказанное не означает отрыва процессуальных отношений от материально-правовых. Однако связь правонарушения с процессуальными отношениями является не непосредственной, а выражающейся посредством iгроцессуапьных действий.

Юридическим фактом, влекущим возникновение исковых отношений, являегся обращение с гражданским иском заинтересованного или иного у правом очешюго лица. Однако не всякое обращение влечет за собой обеспечение гражданского иска, а лишь обращение, имеющее определенное материально-правовое содержание, которое и является, на наш взгляд, основанием гражданского иска потерпевшего. Основания гражданского иска потерпевшего различаются материально-правовым содержанием.

В теории советскою гражданскою процесса было высказано два предложения
о способах и п,ли визуализации исков в зависимости от

89

материально-правового содержания оснований исков. Сторонники фактической индивидуализации считали основанием иска непосредственно право производящие юридические факты109. Сторонники иной точки зрения считают, что . приведение в качестве основания иска лишь фактов не обеспечивает разрешения ряда вопросов, связанных с определением в том числе права на предъявление иска.

Наличие ущерба является фактом, влекущим возможность предъявления гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе лишь при наличии данных о причинении этого ущерба действиями обвиняемого. Сам по себе факт приобретает значение юридическою фаюа лишь в связи с его относимосгыо к какому-либо правовому отношению, связанному с преступлением. Следовательно, для определения юридической значимости тех или иных фактов, необходимо всегда рассматривать их в связи с конкретными правовыми отношениями, возникшими в результате совершения преступления, в которых выражается их «правоироизводящая» сущность.

Таким образом, в качестве основания гражданского иска потерпевшего следует рассматривать не сами по себе факты, а действительные или мнимые правоотношении в совокупности с порождающими их фактами110. В пользу высказанных соображений говорит и необходимость выявления подлинного волеизъявления потерпевшего, заявившего гражданский иск. Обосновывая свои исковые требования, потерпевший ссылается не только на факты, например, преступного причинения ему телесных повреждений, но и на причиненный ему ущерб как содержание притязания Гражданский иск обосновывается при этом не наличием какого-либо юридического факта, а субъективным правом потерпевшего, заявившего гражданский иск действительным или мнимым,

Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. М.: МГУ, 1964. С. 118
119; Юдельсон КС. Советское гражданское процессуальное право. -М., 1965. С. 196.

11( Убедительные, на наш взгляд, доводы в пользу принадлежности правоотношений к основанию иски приведены Л.А. Добровольским. Добровольский Л.Л. Исковая форма защиты права. М., 1979. С. 127.

90

являющимся частью определенных правоотношений. Именно наличие, по мнению потерпевшего, такого правоотношения, субъективною права требования порождает притязание в исковой форме.

Орган расследования при наличии достаточных данных признает гражданский иск потерпевшею обоснованным, т. е. имеющим основание или отказывает в таком признании не в зависимости от наличия того или иного юридического факта, а в результате признания спорного правоотношения соответствующим или отсутствующим. В пользу приведенной точки зрения свидетельствует также существование в качестве отрицательных объективных предпосылок права па предъявление фажданского иска. Гражданский иск и некоторых категориях уголовных дел (из числа дел, подлежащих судебному рассмотрению по мотивам незащищенности законом интереса) не подлежит защите (например, отказ в приеме искового заявления о возвращении взятки и т. д.).

В то же врем>1 определение характера интереса невозможно без установления характера спорного правоотношения. Следовательно, спорное правоотношение должно лежать в основе гражданского иска. В теории уголовного процесса допускается смешение оснований соединения гражданского иска с уголовным процессом и оснований самого фажданского иска. В свое время ЮР. Лдоян указывал, что основанием для совместного рассмотрения гражданского иска с уголовным делом является причинение материального ущерба преступлением, делая вытекающий из этого положения вывод о том, что основанием имущественной ответственности в уголовном деле является само преступление111. Этот вывод не может- быть признан правильным, так как основанием гражданско-правовой ответственности является факт противоправного причинения материального, морального или физического вреда, а преступление представляет
собой лишь способ

Лдоян ЮР. К вопросу о гражданском ответчике в советском уголовном процессе// Правоведение. 1966. К” 1 С. 67-86.; Гуреев 11.11. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1977. С. 6.

91

причинения вреда. Практическим последствием такого вывода является неправильное положение о возмещении рассматриваемого гражданского иска, вытекающего из факта причинения ущерба преступными действиями только после разрешения уголовного дела. Между тем, как указывалось ранее, действующее гражданско-процессуальное законодательство не содержит такого ограничения, предусматривая приостановление производства по делу до рассмотрения другого дела, в порядке уголовного судопроизводства лини, в случае невозможности его самостоятельного разрешения (ст. 214 ГПК). Вопрос рассмотрения гражданского иска потерпевшего до рассмотрения уголовного дела зависит в каждом конкретном случае от ряда обстоятельств (необходимости расследования, определенной сложности анализа действий, носящих характер уголовно наказуемого деяния и т. д.).

Для рассмотрения вопроса о том, какие именно материально-правовые отношения могут лежать в основе гражданского иска потерпевшею в уголовном процессе, необходимо прибегнуть к принятой в теории гражданского процесса классификации гражданских правоотношений. Классификация гражданских правоотношений проводится в зависимости от характера заключенных в них прав и обязанностей, т.е. от содержания правоотношений. Основным видом классификации является деление гражданских правоотношений па отношения имущественные и отношения личного неимущественного характера.

В теории гражданского процессуального права факты основания иска подразделяют натри группы, факты, непосредственно правопроизводящие, т.е. свидетельствующие о наличии у истца субъективного материального права, за защитой которого он обращается в суд; факты активной . и пассивной легитимации, указывающие на связь истца и ответчика с материал ьп о-ггравовым спором, поставленным на рассмотрение суда; факты повода к иску, послужившие причиной обращения в суд (в нормах материального права иногда не указываются такого рода факты, по общей причиной, побуждающей заинтересованное лицо обращаться в суд, является то обстоятельство, что

92

субъективное материальное право или охраняемый законом интерес утрачивают определенность лз-за их нарушения или оспаривания обязанными лицами).

Как было сказано выше, сами по себе юридические факты, отдельно взятые, не образуют еще основания процессуального искового правоотношения. Тем не менее характер юридических фактов, вызывающих возникновение материально-правовых оснований через их посредство при существующих процессуальных действиях и процессуальных отношениях, имеет значение для установления характера процессуальных отношений.

R связи с этим необходимо рассмотреть сходство и отличие фактов, являющихся основаниями иска в гражданском и уголовном процессе112.

Такими фактами в области гражданско-правовых отношений считаются обстоятельства, из которых вытекает право соответствующего лица на заявление соответствующих этому праву обязанностей других участников материального правоотношетшя.

В области отношений по гражданскому иску потерпевшего в уголовном процессе основным правопроизводящим фактом является само противоправное уголовное деяние (действие или бездействие), т.е. преступление. Правопроизводящие факты потерпевший, заявивший гражданский иск, указывает в качестве оснований гражданского иска (с учетом гипотез конкретных правовых норм, закрепляют данные юридические факты в качестве юридических оснований гражданского иска).

Способы причинения вреда преступлением многообразны: присвоение, растрата или порча имущества, повреждение здоровья и т. д. Однако, характерным для всех них является причинение; потерпевшему имущественного, морального или физическою вреда. При этом необходимо, чтобы вред наступил в качестве непосредственного результата преступления, а не иных, хотя и связанных тем или иным образом с
преступлением

О классификации фактов основания иска. Юдсдьсоп К.С. Указ. раб. С. 196.; Клейиман Л.Ф. Советский гражданский процесс. - М., 1954. С. 150.

93

обстоятельств (невозможность выплатить долг, выполнить иное обязательство вследствие заключения под стражу, виндикация вещи у
добросовестного

приобретателя).

Следовательно, к основным правопроизводящим фактам, входящим в

основание гражданского иска, т.е. к факту действия и к факту причинения

вреда, предъявляется требование их причинной взаимосвязи.

В судебной практике встречаются случаи неправильной оценки фактов в качестве правопроизводящих по отношению к исковым требованиям, не вытекающим непосредственно из преступления ввиду отсутствия необходимой причинной связи. Причиной этих ошибок является, как правило, рассмотрение преступления в качестве правопроизводящего факга применительно к материальным правоотношениям, возникшим в результате иного факта действия. Нередки случаи рассмотрения в уголовном деле гражданских исков покупателей похищенного имущества, понесших ущерб в результате изъятия у них этого имущества. В этих случаях само по себе преступление не является непосредственно правопроизводящим фактом, так как основанием возмещения убытков будет не факт кражи, а нарушение продавцом условий договора купли продажи.

Следует отметить, что вопрос о лравопроизводящем значении того или иного факта, кроме случаев, прямо указанных в законе, подлежит судебному разрешению, и оценка такого значения в стадии приема искового заявления может носить лишь предварительный характер, так как правовая и фактическая обоснованность требования не может* рассматриваться в качестве предпосылки права на предъявление иска1,3.

Ко второй группе фактов, входящих в основание гражданского иска потерпевшего относятся факты, устанавливающие связь между данным требованием и потерпевший, заявившим гражданский иск (так называемая активная легитимация). Такими фактами являются
обстоятельства,

til

Рябова И.В. Основание иска в советском гражданском процессе: - Лвтореф. дис… 1са.пд. юрид. паук. - М., 196И. С. 10.

94

указывающие на принадлежность субъективного права, на основании которого выводится исковое требование определенному лицу. Активная легитимация в процессе предъявления гражданского иска потерной ним, как правило, еще не может быть произведена, так как оценка, обстоятельств, свидетельствующих о принадлежности нрава производится в совокупности со всеми материалами дела в судебном решении. В отдельных случаях при предъявлении гражданского иска становится возможным установление отсутствия связи между данным требованием и потерпевшим, заявившим гражданский иск.

Критерием для обоснованного решения вопроса об активной легитимации является правильное определение лица, понесшего ущерб от преступления, следователем в процессе признания гражданско-правовых требований гражданского истца и судом при рассмотрении гражданского иска потерпевшего гго существу.

В ряде случаев обращение с гражданским иском потерпевшего в уголовном процессе вызывается неправильным поведением лиц, фактически понесших ущерб от преступления, но не желающих принять меры к ею возмещению в результате оспаривания своей обязанности перед третьими лицами.

Установление фактов активной легитимации имеет значение и для правильного осуществления следователем своих обязанностей по установлению лиц, потерпевших от преступления и разъяснения им прав па. заявление гражданского иска и пользование правами гражданского истца в уголовном процессе. К этой группе актов, входящих в основание гражданского иска потерпевшего также относятся факты, устанавливающие связь между определенной обязанностью и данным ответчиком (так называемая пассивная легитимация). К фактам пассивной легитимации относятся обстоятельства, дающие возможность правильно определить лицо на котором лежит обязанность возместить утцсрб. Так, предъявление гражданского иска к несовершеннолетнему, не достигшему 15 лет, свидетельствует об отсутствии в данном случае пассивной jiei итимации, так как причинение в этом случае вреда

95

и основанное па этом правоотношение влечет ответственность не самого несовершеннолетнего, а его законного представителя. В следственной практике распространены ошибки, связанные с неправильным определением надлежащего ответ1!ика ввиду нарушения порядка установления фактов пассивной легитимации. Так, в ряде случаев гражданские иски предъявляются к непосредственным причини/елям вреда источником повышенной опасности, при неправомерных действиях должностного лица и т.д. Хотя ответственным причинителом вреда в УТИХ случаях является, соответственно, владелец источника повышенной опасности и организация.

К третьей группе фактов, входящих в основы те гражданского иска потерпевшего относятся так называемые факты повода к иску. Фактом повода к иску но общему правилу, является отсутствие добровольного исполнения обязательства должником. По мнению К.С. Юдельсона, указание в составе основания иска факта повода к иску является обязательным лить в случае установленной, законом обязательности предварительного рассмотрения претензии ответчиком или каким-либо органом, которому поручено рассмотрение /санной категории споров, а в остальных случаях «предъявление иска говорит само за себя», т. е. наличие повода к иску нрезюмирустся

Па наш взгляд в уголовном процессе факты повода к гражданскому иску потерпевшего приобретают юридическую значимость лишь в качестве процессуальной предпосылки права на заявление гражданского иска при установлении законом порядка предварительного рассмотрения споров, а в остальных случаях вообще не имеют процессуального значения, гак как должны рассматриваться в качестве правопроизводящих фактов с точки зрения наличия или отсутствия действительного ущерба. При этом оценка таких фактов может производиться лишь судом при рассмотрении гражданского иска по существу, так как по утверждению потерпевшего, заявившего гражданский иск, наличие у пего ущерба при присутствии фактов активной легитимации’не

Юдельсон К’.С. Советский гражданский процесс М., 1956. С. 198.

*

96

може т
полу чить
оценк у и
разре шени е в
стади и
предв арите льног о рассл едова ния. Выво ды.

Осно вания заявл ения граж данск ого иска поте рпев шим это те юрид ическ ие факт ы, па кото рых поте рпев ший основ ывае т свои граж данск о- право вые треб овани я, подле жащ ие рассм отре нию в уголо вном проце ссе и обесп ечени ю орган ами рассл едова ния и проку рора ми. Ими являю тся: а) совер шени е прес тупле ния; б) налич ие ущер ба, нанес енног о в резул ьтат е прич инени я непос редс твенн о прес тупле нием, мате риаль ного, фшзи ческо го и мора льног о вреда ; в) налич ие прич инной связи мелсд у прес тупле нием, и вредо м.

Необ ходи мым, услов ием возни кнове ния в уголо вном, проце ссе право вых основ аний для заявл ения поте рпев шим, граж данск ого иска являе тся наст уплен ие вреда в качес тве после дств ия прес тупле ния, а не иных обст ояте льств , хотя бы и связа нных тем или иным образ ом с данн ым прес тупле нием.

97

ГЛАВА 2. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОРГАНАМИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА, ЗАЯВЛЕННОГО ПОТЕРПЕВШИМ

§ 1. Своевременное признание гражданско-правовых требований потерпевшего кик мера обеспечения заявленного им гражданского иска

Решение по гражданскому иску при возбуждении уголовного дела Но общему правилу, интересы потерпевших”* от преступления, совпадают с интересами государственного органа в раскрытии и расследовании преступления, изобличения виновных и привлечения их к уголовной и гражданско-правовой ответственности. Осуществление предоставленных потерпевшим процессуальных прав объективно содействует деятельности органов расследования.

На наш взгляд, необходимо обратить внимание на особенности обеспечения гражданского иска потерпевшего в момент возбуждения уголовного дела. Именно с указанного момента становится возможным признание тражданского иска потерпевшего и начало последующего его обеспечения.

“к В действующем УПК не раскрывается, какие «лица» признаются потерпевшими. Пленум Верховного Суда СССР в действующем по настоящее время Постановлении № 16 от 1 ноября [ 985 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» пояснил: но смыслу закона «потерпевшим должен признаваться гражданин… Юридические лица не могут быть признаны потерпевшими» (п. 2) // Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов по уголовным делам. 297. В проекте УПК Российской Федерации, подготовленном ПИИ Генеральной прокуратуры России, вопрос о «лице», подлежащем признанию потерпевшим, также оставлен открытым (ст. 31). Вариант проекта УПК ГПУ Президента России исходит из того, что потерпевшим признается только физическое лицо (ст. 73). Итоговый проект УПК Российской Федерации, подготовленный с учетом всех, ранее разрабатываемых проектов, и поступивший затем в Государственную думу для принятия в качестве закона, предусматривает возможность признания потерпевшими также юридических лиц (ч. 9 ст. 46), как предполагалось проектом Министерства юстиции (ч. 7 ст. 34). Независимо от возможного окончательного решения законодателя по данному вопросу, в настоящей работе в соответствии с ее темой в качестве потерпевших рассматриваются только физические лица.

98

Обеспечение гражданского иска потерпевшего в уголовном процессе имеет ряд особенностей в отличие от обеспечения иска в гражданском судопроизводстве. В уголовном процессе допускается обеспечение не только предъявленного, но и возможного в будущем гражданского иска потерпевшего. Обеспечение возможного в будущем фаждаиского иска потерпевшего это не предположение относи тельно возникновения возможного проблематичного материального ущерба от преступления, а наличие достаточных данных о действительном и реальном ущербе в результате причинения материального, морального или физическою вреда преступлением, о котором возможно будет заявлен гражданский иск потерпевшим.

Меры по обеспечению гражданского иска потерпевшего могут быть приняты не в любой стадии процесса, а лишь как это предусмотрено ч. 2 ст. 29 УПК РСФСР, с момента возбуждения уголовного дела до начала судебного следствия, т.е. в стадиях расследования, назначения судебного заседания и судебного разбирательства.

А.Г. Мазалов, считая акт возбуждения уголовного дела правовой основой для начала производства по гражданскому иску в уголовном процессе, по существу исходит из возможности предъявления иска только после возбуждения дела Между тем, законодатель для определения начала производства по гражданскому иску, видимо неспроста использует формулировку не «после», а именно с «момента» возбуждения уголовного дела. В настоящее время, применяемое в данном случае понятие «момент» может трактоваться как довольно растяжимое. В дореволюционном российском уголовном процессе принятие жалобы о преступлении, сводило в единый момент возбуждение уголовного дела и «начатие следствия». В советском уголовном процессе этот момент развернулся в целую стадию.

С учетом указанных обстоятельств, формулировка «с момента возбуждения уголовного дела» фактически означает «со стадии возбуждения уголовного дела». Это должно найти отражение в ст. 28 проекта УПК, определяющего начало

114 Мазалов Л.Г. Указ. соч. С.92.

99

уголовно-процессуальной деятельности по гражданскому иску и уголовном судопроизводстве. Обращение с просьбой о возмещении причиненного преступлением вреда, может полностью совпадать по времени с сообщением о преступлении и в гаком случае должно рассматриваться как начальный момент производства по гражданскому иску в уголовном процессе. Разработчики названного законопроекта фактически предоставляют пострадавшим от преступлений право формулировать исковые требования одновременно с уведомлением о преступлении120.

11роизводство по обеспечению гражданского иска потерпевшего допускается только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Следовательно, пока не будет возбуждено уголовное дело, нет уголовно- процессуальных оснований для признания гражданско-правовых требований и /.ииг принятия мер по обеспечению гражданского иска. Вопрос о принятии мер обеспечения гражданского иска должен решаться с момента возбуждения уголовного дела при условии, что имеются налицо достаточные данные о причинении потерпевшему материального, морального или физического вреда преступлением. Гак, УПК РСФСР 1922 г. допускал принятие мер по обеспечению гражданского иска, если следователь признает, что не принятие этих .мер может лишить гражданского истца аошолаюсти получить возмещение понесенных вреда и убытков. Данное положение являлось условием допустимости обеспечения предъявленного гражданского иска.

Характерно, что указанный закон уже в то время допускал возможность обеспечения гражданского иска при отсутствии заявления со стороны заинтересованного лица. УПК РСФСР 1922 г. (ч. 2 ст. 121) содержал следующую норму, регламентирующую принятие мер но обеспечению
будущего

Суждения такого рода высказывались неоднократно как дореволюционными, так и советскими юристами. См.: Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. - Спб., 1913. С. 419; Берлин Л.М. Гражданский иск потерпевшего от наказуемого правонарушения. -Спб., 1888. С. 217; Калашникова Н.Я. Расширение прав потерпевшего ь уголовном судопроизводстве // Вопросы судопроизводства и судоустройства в законодательстве Союза ССР, - М., 1959. С. 248 253.

S

100

гражданского иска: «Следователь, усмотрев, что потерпевшему причинен вред, убытки, что имеется основание ож-идать предъявления им. гражданского иска, вправе принять меры, обеспечения, хотя бы иск еще не был. предъявлен». Из содержания этой статьи вытекало, что меры по обеспечению будущего гражданского иска могли быть приняты при следующих условиях: если налицо вред и убытки; если имеются основания ожидать предъявления иска.

Гражданский истец121 и почерневший два «родственных» субъекта в уголовном процессе. Признание лица потерпевшим, как и гражданским истцом, обусловлено наличием материально-правовых и иных последствий в виде вреда, причиненного преступлением. В качестве того и другого субъекта может выступать одно лицо, если потерпевший, понесший вред от
преступления,

122

признан одновременно гражданским истцом , причем он становится обладателем прав и потерпевшего и гражданского истца (ст. 53, 54 УПК РСФСР).

До судебного разбирательства фажданский истец в отличие от потерпевшего, вправе просить следователя о принятии мер обеспечения заявленного им гражданского иска (ч. 2 ст. 54 УПК РСФСР). Следует обратить внимание на то, что в соответствии со ст. 30 УПК РСФСР принятие мер обеспечения гражданского иска потерпевшего является не только правом, но и обязанностью следователя, органа дознания и прокурора .

В последнее время, идея уточнения и повышения значимости процессуального статуса потерпевшего, заявившего гражданский иск в стадии возбуждения уголовного дела, стала привлекать к себе пристальное внимание.

121 г,

Согласно закону в уголовном процессе допускается признание гражданскими истцами как физических, так и юридических лиц. Особенности процессуального положения и обеспечение прав последних здесь не рассматриваются, поскольку их рассмотрение выходит за пределы данного исследования.

Божьев В.П. Условия допуска потерпевшего к участию в предварительном следствии // Предварительное следствие в условиях правовой реформы. - Волплрад, 1991. С. 98-99.

На это в свое время обращал внимание и Пленум Верховною Суда СССР в постановлении от I ноября 1985 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Социалистическая законность. 1986. № 2. С.74.

101

** Это обусловлено усилением внимания вообще к обеспечению нрав потерпевшего от пресгунления в уголовном процессе. По мнению одних авторов А, необходимо разграничить понятия заявителя, чьи права преступным посягательством нарушены не были и заявителя, которому преступлением причинен вред. При этом последнего называть термином «пострадавший» в отличие от ‘потерпевшего, признаваемого таковым по постановлению следователя (ст. 136 УПК). По существу авторы предлагают ввести в уголовный процесс нового участника, имеющею шанс после возбуждения уголовного дела стать «обычным» почерневшим, подобно тому как подвергаемое уголовному преследованию лицо вначале может фигурировать в качестве подозреваемого, а затем становиться обвиняемым. Попытка реализации указанной идеи отражена в проекте общей части УПК, подготовленной Государственным правовым управлением Президента России (ст. 132)12\

Другие авторы полагают ‘, что принятие заявления гражданина о преступлении должно быть равносильно признанию пострадавшего от преступления потерпевшим. Высказано также предложение изложить ст. 53 УПК в редакции, предусматривающей признание потерпевшим лица, чьим правам «причинен вред деянием, содержащим признаки преступления, достаточные данные о котором послужили основанием для возбуждения уголовного дела»1 .

Белозоров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. - М, 1994. С.7.

125

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Общая часть). Проект Государственно-правового управления Президента Российской Федерации II Российская юстиция, 1994. № 9,

I УС

‘Тихонов Л. Потерпевший; уголовно-процессуальный аспект. С.26.

127 “

Яни П. О признании потерпевшим по уголовному делу // Советская юстиция. 1992. С. 19.

(.)’?

’!• ‘> дин

CI Я .IN It; H) .;,,(>/

I’ t’CVH.niCHMK) ulijlH paOCJfCJCOj’.aHKH \/l n.liOBlfblX Л’-)! KM)’, (K>*Ol Ibin.’WI аП-Ши’

шоденпых автором исчиклдонгшин, imn,o, пострадавшие от преступи,чае.^ “iuaenwu
потерпелпшш с, })(Гщичпое еремч, нередко при окончании

‘?лодоалпиа; и срок о.п 1 ,ло Л ;п;ем у ‘И случаях е MuM^ii’b’t соаСпелусанн, лошюго
репа (1’Нуа), к. срок от ‘5 до ; дней I; /ч” случая ч’ (la%), d ‘. ли ‘0 и к i-

/ случала ((>%).от Ш до Г) дней И 41 oiivnajo (xv%)’, И > “?[ н *к 1 л и иыию v о) чаах i >6%), ‘I’m <д теотнонио="" не="" шеи.оцчет="" venom="" унм:апа=""> пасен jhdhucnuм . <еч-

‘,ei’smict(hii- права ita анумсцепие vim, кампеш ацию у>ричллне{,ен\, crifwneaiveM ajx’da

ПрОМСНчаПЛЯаЛСХ, M’tO ЩУУУУ] 1С aHS’O’pbia KufOpUC НЫСКНааЛМ I ‘>lflv у ,|>:ПИ1 ОСИТСЦЬПО ‘COCO, MI’O lipt’t иЛИОПрсМСППОМ •«ТЛПЛОКИМ О CC liOpi’K HH ич

:е’рунлч:)!||ИИ и треД’клшнии обеошашна помещение причиненною нр< слупленном ла. на од сдует раосмаоритагл. и как наличие оононалий для 111ч 1’uifXIUIHrs ли1 ч ^рпелчним HI как комод оепонанна а 1:1,риаплишо его нражрап’ноанраиона’>’ Ооааиий: При, соолнщенми некоюрыо’ уелошийа с-с,,) in у, д^ нлепии (Тмюлспм тнакн прсотунт !im:4 и Tf<vi оисдедаин о ложности оеобшдемьна * » слепни ‘, : нес о iey te,’f nyio’i /iiufbte .JIIIIIIIHC OCTCTI иине onpoaepi шошис eootiui i’ маю yc.i мча

Г он стаю н на отсутствия поденных стчдешай млн дипиыа и момент крипаi на плени:- ,
исходи ид ьрел положения поотрадаачисго до^рооопоетиым п)01шр?1До”шим гражданином,, должна шгеча аа ооСюи пемердонпос оужлс.чне уголовного рела н беае’иааппельпое нрнпнтие мер i ойтоиеччтчо

Маолтп никогда)!,! a ‘Усолалнна нронеееуальпые гарни i ни нрав косчрисыпс! с - r\11.„ 1 ipoCyicMas обеспечения нраи личности is современных условият, (. ‘, Ч’),

103

заявленного или возможного в будущем гражданского иска без всяких проверок. Дополнительной гарантией правомерности данного решения может служит]» предупреждение заявителя независимо от формы сообщения устного или

письменного — об ответственности за заведомо ложный донос.

В связи с изложенным представляется целесообразным внести дополнение в часть вторую ст. 53 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта. УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «Гражданин, признанный потерпевшим, вправе: …предъявлять исковое требование соответственно о возмещении и компенсации материального, физического и морального вреда, причиненного непосредственно преступлением, и пользоваться в этой связи правами гражданского истца, предусмотренными частью второй ст. 54 настоящего Кодекса…».

Далее, продолжая мысль о признании гражданско-правовых требований потерпевшего, следует заметить, что подобное решение возможно только при условии установления двух фактов:

1) факта причинения потерпевшему ущерба; в результате непосредственно причиненного преступлением материального, морального, физического вреда.

2) предъявления потерпевшим лицом требования о возмещении или компенсации этого ущерба.

В связи с этим необходимо внести изменения и дополнения в ст. 136 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «Установив, что непосредственно преступлением причинен материальный, физический и моральный вред гражданину, следователь по собственной инициативе или на основании заявления этого лица выноси! постановление о признании его потерпевшим. О признании потерпевшим следователь уведомляет потерпевшего и его представителя. При допросе или явке потерпевшего следователь разъясняет ему права, предусмотренные статьей 53 настоящего Кодекса, в том числе право предъявить гражданский иск, о чем составляет протокол, копия которого вручается потерпевшему под расписку. При

104

огказе в признании гражданско-правовых фсбований потерпевшего ему или его представителю вручается копия соответст вующего постановления следователя».

Деятельность по обеспечению гражданского иска потерпевшего

Деятельность но обеспечению заявленного гражданского иска начинается с признания гражданско-правовых требований. Мы полагаем, что в случае когда идет речь о потерпевшем заявившем гражданский иск, признание его гражданским истцом себя не оправдывает поскольку признавая потерпевшего гражданским истцом одно лицо начинает фигурировать в уголовном процессе в качестве двух самостоятельных субъектов уголовного процесса. Анализ проведенных исследований показывает, что это создаст трудности в деятельности органа расследования по обеспечению заявленного гражданского иска и приводи] в итоге к негативным последствиям, допускаемым органами расследования в защите прав потерпевших от преступлений, к таким как.

не разъяснение или несвоевременное разъяснение потерпевшему права на заявление гражданского иска в уголовном процессе;

не признание или несвоевременное признание потерпевшего гражданским истцом;

не обеспечение или ненадлежащее обеспечение заявленного или возможного гражданского иска потерпевшего.

На наш взгляд уместно вести речь о своевременном признании следователем гражданско-правовых требований потерпевшего с тем, чтобы потерпевший, заявивший гражданский иск мог более эффективно защищать свои интересы, используя права гражданского истца. Об этом будем сказано ниже.

Сторонники трактовки гражданского иска, как требования гражданского истца к гражданскому ответчику, на наш взгляд, упускают из вида специфику уголовно-процессуального отношения, одним из участников которого является государственный орган в лице органа расследования, прокурора или суда. Уголовно-процессуальное отношение между потерпевшим, заявившим гражданский иск и органом, обеспечивающим заявленный гражданский иск,

105

является тем цементирующим началом на котором строится вся система гражданско-правовых отношений в уголовном деле.

11отерпевший использует права гражданского истца тогда, когда следователь, усмотрев из дела, что совершенным преступлением причинен материальный ущерб гражданину, разъясняет ему право предъявить гражданский иск (ч. I ст. 137 УПК РСФСР). Связывая признание за потерпевшим права на предъявление гражданского иска с установлением преступления и его последствий (ст. 137 У1IK РСФСР), законодатель как бы наделил следователя правомочиями, которые относятся к исключительной компетенции суда. Прежде всего потому, что предоставление потерпевшему прав гражданского истца преследует чисто прагматические цели: наделить его процессуальными правами с тем, чтобы защитная нарушенные интересы, он мог фебовать от органов уголовного преследования надлежащего обеспечения заявленного гражданского иска с целью последующего судебного разрешения данного иска. Следовательно, факт признания гражданско-правовых требований потерпевшего в уголовном судопроизводстве важно, прежде всего, на стадии предварительного расследования хотя бы потому, что именно в этой стадии можно должным образом обеспечить заявленный гражданский иск потерпевшего.

Поскольку в объекте уголовно-процессуального исследования в виде материального ущерба, причиненного преступлением, заинтересовано лицо, потерпевшее от преступления, ‘требующее обеспечить гражданский иск, постольку целесообразно рассмотреть вопрос о признании гражданско- правовых требований потерпевшего (ст. 29, 54, 137 УПК РСФСР).

Решение о признании за потерпевшим от преступления прав гражданского истца, некоторые авторы относят к решениям, обеспечивающим доступ потерпевшего к правосудию1^. По нашему мнению, к ним следует отнести такое

Масленникова Л.П. Ограничение доступа к правосудию потерпевшего от преступления // Процессуальные и криминалистические проблемы производства по уголовным делам. Сборник научных трудов. - М.: Академия МИД России. 1995. С. 25 и др.

106

решение, как не разъяснение потерпевшему прав на заявление гражданского иска, несвоевременное признание гражднпско-правовых требований потерпев!ilero, непринятие мер к обеспечению заявленного гражданского иска.

Согласно ст. 54 действующего УПК РСФСР, гражданским истцом признается гражданин, понесший материальный ущерб от преступления и предъявивший требование о его возмещении в соответствии со ст. 29 УПК РСФСР. Но российский законодатель не ограничился только этим. В ч. I ст. 54 УПК РСФСР указано, что о признании гражданским истцом лицо, производящее дознание, следователь, судья выносят постановление, а суд определение. Применительно к рассматриваемому нами вопросу, по закону ян я признания следователем гражданско-правовых требований потерпевшего в уголовном процессе, требуется наличие уголовно-правовых и уголовно-процессуальных оснований. При этом под первым, имеется в виду наличие ущерба, причиненного непосредственно преступлением, под вторым - вынесение правоустанавливающего процессуального акта - постановления или определения о признании гражданско-правовых требований потерпевшего. К сожалению, указанные основания в действующем УПК РСФСР регламентированы далеко не лучшим образом.

Во-первых, ст. 54 УПК РСФСР по прежнему признает потерпевшего гражданским истцом, что является по нашему мнению не верным, поскольку недопустимо совмещение процессуальных статусов двух участников уголовного процесса: потерпевшего и гражданского истца. Представляется, правильнее вести речь о признании гражданско-правовых требований потерпевшего с тем, чтобы он с более ранней стадии мог пользоваться правами гражданского истца. Во -вторых, признание гражданско-правовых требований почерневшего как это предусмотрено ст. 54 УПК РСФСР, противоречит по смыслу ст. 53 УПК РСФСР, устанавливающей, что потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен материальный, моральный или физический вред. Поскольку, признавая гражданско-правовые требования
учитывается ‘только материальный ущерб,

107

фактически остаются без внимания требования о компенсации ущерба за причиненный физический и моральный вредп<.

11е совсем понятна также позиция законодателя, признающего в соответствии со ст. 53 УПК РСФСР лицо потерпевшим при причинении физического вреда, однако не дающего права на сто восстановление (ст. 54 УПК РСФСР не указывает физический вред в качестве самостоятельного вида вреда, подлежащего компенсации). Объясняется это, видимо, косвенным предположением того, что физический вред охватывается материальным ущербом.

В практической деятельности это трактуется по-разному, например, нередко не в интересах лиц, потерпевших физический вред от преступлений, вследствие чего обеспечение гражданского иска потерпевшего о компенсации данного вида вреда весьма затруднено. Сказанное подтверждается анализом уголовных дел, проведенных автором настоящей диссертации. Практически но каждому из расследованных, уголовных дел о причинении вреда здоровью, следователи признавали гражданско-правовые требования потерпевших по истечению 15 30 дней со дня возбуждения уголовного дела (78,6%), мотивируя это отсутствием точных данных о материальных затратах на оказание медицинской помощи.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УПК РСФСР, принятие органами расследования и прокурором мер обеспечения заявленного или возможного «раждапского иска допустимо лишь при наличии достаточных данных о причинении материального ущерба преступлением. Па наш взгляд, такими достаточными данными могли бы служить сведения, указывающие на то, что потерпевший находится в медицинском учреждении и ему оказана медицинская, психологическая помощь и в этой связи понесены соответствующие материально финансовые затраты. При получении сообщения о преступлении следователь располагает предварительной информацией о степени тяжести причиненного вреда здоровью, исходя из чего обязан одновременно с установлением лица, совершившего преступление, решать

ПО о г

Законодатель,’ допуская предъявление в уголовном процессе требовании о компенсации морального вреда, до настоящего времени не выработал механизм его обеспечения (Прим. автора)

I OK

вопрос о его гражданско-правовой ответственности в связи с тем, что вред здоровью равнозначен имущее! венному вреду.

Представляется, что органы расследования при возбуждении уголовных дел, связанных с причинением физического вреда различной степени тяжести, могли бы по собственной инициативе не дожидаясь заявления заинтересованных лиц принимать меры к обеспечению возможного гражданского иска потерпевшего. Очевидно, что в данном случае орган расследования должен действовать по аналогии с тем как он должен действовать на основании ст. 30 УПК РСФСР.

В связи с чем нами предлагается внести изменения в ч. 1 ст. 30 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «При наличии достаточных данных о причинении непосредственно преступлением материального, физического и морального вреда орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны принять меры обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска».

Действующий УПК разделяет во времени реализацию гражданином его права обратиться к компетентным органам с сообщением (заявлением) о совершенном преступлении (п. 1. ст. 108 УПК РСФСР) и реализацию гражданином его права требовать о возмещении или компенсации причиненного ущерба (ст. 29, 58 УПК РСФСР). В первом случае, осуществление права допускается с момента противоправного проявления, во втором с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Такая дифференциация представляется неоправданной. Прежде всего, она нежизненна, так как искусственно разрывает одинаково важные уголовно правовые и гражданско-правовые интересы. Это становится особенно понятно, если учесть, что течение срока исковой давности, согласно ст. 83 ПС Российской Федерации, начинается до возбуждения уголовного дела о совершенном преступлении.

Полагаем, что фактически лицо, пострадавшее от преступления, должно приобретать права с момента совершения в отношении него преступных действий, и не совсем правильно обусловливать приобретение им соответствующих нрав в зависимости от добросовестности лица, производящего

;-,’л1’Л1.ПЧ о,ЮШ1<»ИП, ИНИ V/AHiUl il’VOhilwll’HA’l/.r.xfti О (Olliumi/vt fh’M MHII’.ili’iil’ilHU;).)!/.! О Hill’ ИНргЬ I’M’JO’JO О MJ.HilKIJ!, ЧПдН О. I, НЛОП MnXOIU.’VWt.’dl (i ПИКЖ’«;ШИ’ ‘IfJHA; , ;)-,)( U ,’НИ i “i|4’i H MfM !,>;! WWO’U’J
i’4lll”)ll’l(/4l/J’.Kflt U> t)iblU\ П)Н I’. ЮГ ПН f ‘ ОНИ И’ ‘ };>Г)И ОНИ’ ЖПГ’)',1! ,Ь,

/нв’ин i,4i 1,’iH’du ишнмгкЬ.н! ‘> ‘jWiioH/oiron OOUQOVUH UIJ ridr,(MO;)j j

‘HHii’jsii’.ju хи ii’i, [aiii{;(i()i(Jji!v.nM:<l Hi’Aiiinujdu HHII.KIHKIU И

rtirnnulu i,(;i’’,;i(,s,i/tH,n чн/’ нчпшиго <л ^’HIHHI’H’UIAI U ‘И-ИЧЬИ ‘•ои’чни’чнпи r >C r i. J HI

)’,i”;n woiiin’i’’ (%/<>) y\ } хинн-ниИми иипгь Hout’iiro’j ‘(%;) 4«i;b/0i’’.: 01 u si niV

Hi ()i \S> I’H.L/ H .(%f)(‘.’ Xl’.LM.AllM ;’ 1 И H«)i’(jf’ (),j O’j/ ^ 1,(5 >,10 H '(% 0, [ ) VHM.Hf ?

,; ‘ w’.’Kw ^ он’ г i,u >io(Ki vi ‘’(%H) НН-ИМС) <; j и и.л иг’ ?> щ/ i i,u но,” ? ч иоы 1-н’;{ ттш п 1’,1,лх,н1 ннип ииштсшНн и Н’Г.слсюши’дш мнпхчаикйЛЖ’.; ншоо HI u нплчол ^ ппг’ %»,н ‘Я ил’нгон. о’пнопнгпн!
ончн) Лн\ж’ ЛиоичопччЛ ом икн

’ Hi -X. <”lf>IO*’ l JW’fl.Hf’UKIH, (! ! ()Ht:<ln O’lH l HHIHHHMOH ‘НШИКЛННГИН! ЮШКИ’О ;ni’ j

^^ЙШ1111^

  N? ‘H J.!= lb;.;

;”Ч«’ ЩЩ

’’‘*’;’’^’’^:WiiIAll<,,ij J> “”

K’-‘iiV i,

/u / МОПК’ (, j •{)[

%«H HOII’I,
Ul( s

HI1 HI;

,’!U<f И

Ч’М-Спнс!

И’.(Id ‘;

‘KWnOir.H ‘H!;, UHH.HUi W

lA.Hi > ппкшиЬо оио
л,.и i,’,)(Uj( Hifhi
ожниинч
‘,кннчшм |
‘gdvMH/ V
июпккпч ог АИИ’ПНИ КЧПИЛНГ ОН *м
иин-ши,
и’н’и’Ььо
otAudoti
я
‘НУ.МЪШ И
о.юпконг д;

H’CllI
W.jUHOl i’MAj/.Jj CllI
0,!иШК)П) Л!)!,’Ц
‘jH:(.HI” H’.)il!AI,’ .KH»i(
i),Ui
‘/lilH’LLK li,^

HI 1/ЛИ fXHOl’Hn .’H’;’-‘!,!1 i I
^iil’i’.KWII Ulli Ы
l.VI’JM
П lOUOIlH’If’ M.’.IMLl
^ИИ’ИГЯК ПЬ 11!П
Hinlill > (HH-l-‘i
Ни;, ,(

s’.i Л I’M ‘ин.гзтЬц я! и^ц’лигя ои’-яко nHM’,j( CH<- i,niid w)iii\j\/'j< Uw>\y.) “wmn’.uH fiLnnii ?idn
<’
чшкЖ’кИ ‘-п^он
‘кии
ини ггнпми
иНи
i’;i’'’ti,(“,H )u’.)|i’j
;imin” „on’

(j(i

шли,

4f%

» i»«!i,i i(4]

”.

Й

i ь i,,irtJi,stJ^ УУ&(

ЧЧЧ^жь’Ч№1

?аш т& Ш< *”

к& Щ КХ

4%

И ‘ИК’И

‘Ч)%

Иесчнугоначиг. ио’качычасч ; чго ‘^<*> чоманнчшпчч (/U%) ниц, жик .чти- .мим.’ от ttpf-дм .чшчпи-!, поящим иокоьог ‘< роЬоиапчч в /кчн. чичруждгчнчл у: сне; .i
л о ‘Н’)’г’, !’] чпч-рпччпч i (10%) л ‘ж.ччиич ‘\ дней иоопю ночЬужд’ЧЛи’л уно1ччччч о леи ! ,’о потм-члччнич (“>0%) у. ерок до ГО рнп-р И пптерпчи^мч PVPP и чу ч< /м одно)’1 у«.,чч!чч 1.”, потери и я них (П%; no окончании np(4ii’.,’[iifi’-iH ;:u .

) i. дчи JHH а И И:, 4-1 по’!1!; ‘нюкшмл П I %) ычкч’.щ м он (>п .ччи>: не ч )4пчы ни чсчУччо

( ‘ИО ЧрЧМгПНО! ‘УЧНУиЧИЧе I рЧЛ’ДшекоГО ИОКЛ ЧМ’ЧЧ РОИЫНОО ЧЧЧ4Ш44 ь’,1,

<ч о чшилиллю еопшлддо’и с- оенопапж м дни пртьиия ‘нькрцчкичь л

НуИПУДИЧО.ЛНПЫХ Мер., ИаШИДеМЫХ 0[Ч;,ЧЛМИ рЧеелнЧКЛЧЧШЧ ПдпаКО И’ЧЧ1СЧ’1’н’ЧЧЧ ‘

? oKaaiiinavi , ч’чп ТОЛЬКО И ‘59, > % еп'ч./! >’ opt.im.i pas <ччуничшия прыч-шач., ч ,. i jj’> оЧеопгчснжо гргркдппекпго искл a уоде оесеи ра^чкчнтални! по унг-ю аюм < ‘;’4iN/uo
‘,!,/% iiant(*. мер пс- Оьми! пршчпо чпоОиле

! i 1ЧЧЧ-, о0ге, ‘ОЧеПИЯ ПО’Ч’ржЧЧИ^Му O’l Hpt <’/гунне 1И’<, [ОЗМИДЬ’Л 1

pi ч n-ysoii,’ и .’.спи проиеееуаныжн; ираиа (oi. ?l), V| , I }’/ У111< !’( Ф’ ‘p) чи-ую,»., нчч( ччкиы чыжнчачь ниччапочление о пунчпании лпич t раждапчким иччио.ч t

“ОМ.м’О В’. ГЛиЯЧИ Г, ЧОЧЧИОИНоПИЧМ ИМИ ИННЧИЧеЬЧКИ о Прспуи.ЧЧМНОЛ М ЧчрИ.НЧ >о’о

утери, pvi I.// VI IK РСФСР), no п у, ччячи е уччмжчин, \тсм ими то, -п.,

llpeO’iyFMieJJHfM ПРИЧИНОЙ уП’ЦСрО II рОЧ\ЧЧ4ЧЛе МОра.ЧЫН)! О И фВЧЖНЛ 44)14’ ) 4-41,4

[(ЧЧ’Ч’Юрнч, ч/го наличие данные л реу оепоинпий должно бьль р’ки’лсч рп :i t,0404X44)4*4bi’i ^^к/гоичрШ’ЛХ ^Ha^aaa’tenatvuy ИМС.КХЦИУСЧ м учолччч.сч^ учч;,

Ml

В связи с чем, нами предложено внести изменения и дополнения в часть первую ст. 29 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «Лицо, понесшее непосредственно от преступления материальный, физический вред и моральный вред, вправе при производстве но уголовному делу предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом Гражданский иск потерпевшего в уголовном деле освобождается от государственной пошлины».

Внести изменения и дополнения в часть четвертую ст. 29 У1IK РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ) следующего содержания: «Реализуя установленную статьей 2 Конституции Российской Федерации обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, суд как орган правосудия Российского государства должен но собственной инициативе при iiocTanoBJгении приговора разрешить вопрос соответственно 6 возмещении и компенсации материального, физического и морального вреда причиненного потерпевшему непосредственно преступлением, если потерпевший не предъявил гражданский иск»,

Внести изменения в ст. 137 УПК РСФСР и представить ч.1 в следующей редакции: «Следователь, усмотрев из дела, что совершенным преступлением лицу непосредственно причинен материальный, моральный или физический вред, разъясняет ему или его представителю право предъявлять гражданский иск, о чем составляется протокол и делает письменное уведомление»; ч.З ст. 137 представить в следующей редакции: «Постановление о признании гражданско- правовых требований сообщается потерпевшему, гражданскому истцу или их представителям.. Указанным лицам, разъясняются их права, предусмотренные ст. 54 Настоящего Кодекса, о чем. выносится постановление, копия которого вручается под расписку. При отказе в признании гражданско-правовых требований им вручается копия соответствующего постановления».

Высказанные соображения затрагивают и конструкцию ч. I ст. 54 УПК РСФСР. С учетом необходимости уточнения предпосылок, условий и оснований

признания гражданина гражданским истцом, ч.1 ст. 54 УПК предпочтительнее изложить в следующей редакции; «]’раждапским истцом признается лицо, которому непосредственно преступлением причинен материальный, моральный или физический вред, предъявившее требование о возмещении или компенсации ущерба. Потерпевший от преступления заявивший гражданский иск одновременно наделяется правами гражданского истца… ».

Примерные предложения предусмотрены, например, в проекте УПК (ст. 51 (1)) и проекте УПК (76 (1)), а равно в Модельном УПК (ст. 93 (1)).

Необходимость более раннего наделения потерпевшего от преступления правами участника процесса гражданского истца вызывается чем, что с момента поступления в компетентные государственные органы официальной информации, указывающей на признаки преступления, начинаются уголовно- процессуальные отношения’31 и осуществляемая по поступившему заявлению о преступлении уголовно-процессуальная деятельность но обеспечению гражданско-правовых требований.

При определении условий своевременного признания гражданско-правовых требований потерпевшего следователь должен исходить из установления юридических фактов. Установление факта совершения преступления предполагает напичие причиненною этим преступлением вреда. Кроме того, особенности самого дела, также обращают внимание более строго подойти к вопросу своевременного признания гражданско-правовых требований потерпевшего с тем, чтобы он с более ранней стадии мог* использовать права гражданского истца. В некоторых случаях, в уголовном процессе имущество возможный объект гражданского спора может- служить одновременно и доказательством самого преступления. Поэтому у обвиняемого или подсудимого могут быть намерения скрыть такое имущество, сделав тем самым затруднительным совершение процессуальных действий по уголовному делу в

м Вожьев ПИ. Уголовно-процессуальные отношения. М., 1975. С. 123; Жогин II.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. С.6.

113

том числе в части обеспечения гражданско-правовых требований. Необходимо иметь в виду особенности личности ответчика в уголовном процессе. Кроме того, зачастую одно и то же лицо является и обвиняемым (подсудимым) и ответчиком по гражданскому иску.

Признание гражданско-правовых требований потерпевшего должно включать два основания: 1) наличие действительною материального, морального и физического вреда, причиненного преступлением непосредственно; 2) наличие заявления соответствующего лица. Наличие этих оснований определяется органами расследования и прокурором на основании конкретных- обстоятельств уголовного дела, совокупности доказательств, которые обусловят достоверный вывод о причинении преступлением названных видов вреда. Именно такие основания следует рассматривать в качестве обязательных для признания гражданско-правовых требований в уголовном процессе.

Потерпевшему в уголовном процессе должны быть разъяснены его права и в особенности такое важное, как право на предъявление гражданского иска, права гражданского истца. Данная обязанность органов предварительного следствия, предусмотренная ст. 58 УПК была нарушена по делу Жигулина “ \ В деле имеется исковое заявление потерпевшей Дворниковой о взыскании с Жигулина в возмещение причиненного материального ущерба трех миллионов рублей. В ходе расследования потерпевшая Дворникова просила взыскать с обвиняемого в возмещение ущерба 500 тысяч рублей. Следователь не признал потерпевшую гражданским истцом, вследствие чего он не был обеспечен.

В качестве другого примера приведем уголовное дело по обвинению Мельниченко СВ. по ч. 1 ст. 117, ч. 2 ст. 145 УК РСФСР133. При изучении уголовного дела было установлено, что в ходе судебного разбирательства потерпевшая заявила гражданский иск, мотивируя это тем, что в ходе предварительного расследования по уголовному делу следователь отказал в

1 “У’Л

Архив Головинского межмуниципал ыюго суда г. Москвы. Уголовное дело № 11069. 1995.

См.: Там же, уголовное дело № 12003, 1995.

114

признании ее гражданским истцом. В материалах дела имеется справка, составленная следователем (л. д. 82), о том, что потерпевшая Ампилогова С).В. сообщила по телефону о нежелании знакомиться с материалами уголовного дела и об отказе заявить исковое требование. В данном случае уместно говорить о защите прав потерпевших именно в начальной стадии предварительного расследования и о ненадлежащем, можно сказать, незаконном исполнении своих обязанностей должностными лицами органа расследования.

Законодатель наделяет потерпевшего от преступления правом обжаловать действия и решения органов дознания и предварительного следствия прокурору. Мы полагаем, что этого недостаточно. 1 Ipoicypop в порядке надзора за следствием и дознанием может сам без всякой жалобы дать указание па принятие необходимых мер по обеспечению гражданского иска, или принятия процессуального решения.

Поскольку при неисполнении или ненадлежащем выполнении следователем мер, направленных на обеспечение гражданского иска нарушается конституционное право ногерпевшего на защиту его прав со стороны государства и компенсации причиненного ущерба, здесь было бы уместным говорить о роли суда. Данный вывод согласуется с ч. 2 ст. 46 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым решения и действия (бездействие) органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суде.

При наличии лица потерпевшего от преступления есть вес основания для возбуждения уголовного дела и основания для заявления гражданскою иска. В случаях незаконного или необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела, либо принятия решения о возбуждении уголовного дела с нарушением установленных сроков, нарушается и конепттуционное право лица на судебную защиту о возмещении или компенсации причиненного вреда, поскольку он лишается возможности права на заявление гражданского иска.

Далее остановимся на весьма сложной и но нашему мнению, до конца не решенной проблеме уголовного процесса. По действующему законодательству меры обеспечения гражданского иска не могут быть приняты в случае отказа в

115

возбуждении или прекращении уголовного дела по так называемым реабилити- рующим основаниям, предусмотренным п. I, 2 ст. 5 УПК РСФСР. Общеизвестно, что вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела исключает производство следственных действий.

  1. Отказ в возбуждении уголовного дела и прекращении уголовного делало п. I ст. 5 УПК РСФСР исключает удовлетворение судом гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства. Исключаются и основания для обеспечения гражданского иска в случае прекращения но п. I ст. 5 УПК РСФСР следователем, органом дознания, прокурором.
  2. Отказ в возбуждении уголовного дела и прекращении уголовного дела по п. 2 ст. 5 УПК РСФСР не всегда исключает удовлетворение судом гражданскою иска в порядке гражданского судопроизводства. Если в уголовном процессе устанавливаются юридические факты, исключающие существование уголовно- правовых отношений (п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР), уголовно-процессуальные отношения и производство по уголовному делу в целом прекращаются, хотя гражданско-правовые отношения продолжают существовать. Их реализация в таких случаях может состояться через посредство гражданско-процессуальных отношений.
  3. Изложенному выводу не противоречит возможность применения в уголовном деле в случаях, касающихся гражданского иска и не урегулированных уголовно-процессуальным законом, соответствующих положений i рождал со- процессу ал ьного закона1 Л Уголовное дело в подобных случаях не превращается в гражданское. Гражданский иск в уголовном процессе остается уголовно-процессуальным способом защиты нарушенных преступлением имущественных прав пострадавших’3S.

Пор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. Киев, 1980. С. 37-38.

Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе

Л. 1972. С. 8.

116

  1. Отказ в возбуждении уголовного дела и прекращение уголовного дела по п. 3-11 ст. 5 УПК РСФСР не исключает нрава гражданина обратиться с иском в суд в порядке гражданского судопроизводства. При этом постановление следователя, органа дознания, прокурора об отказе в возбуждении уголовкою дела и прекращении уголовного дела не обладают преюденциалы-шм для гражданского суда.

В другой ситуации, когда, уголовные дела прекращаются производством на основаниях, указанных п. 3, 4, 5, 8, 9, К), II ст. 5 УПК РСФСР, гражданские иски могут быть предметом разбирательства в гражданском суде. Однако, па наш взгляд, было бы целесообразнее рассмотрение гражданско-правовых требований в суде уголовном. Для этого, как нам представляется, следовало бы расследование по уголовному делу продолжить в обычном порядке для решения судьбы гражданского иска.

Попытаемся проанализировать данную ситуацию исходя из п. 8 ст. 5 УПК РСФСР. По нашему мнению, данная статья обязывала бы следователя продолжить предварительное расследование для разрешения гражданского иска и при отсутствии необходимых условий в случае смерти обвиняемого. В указанном случае судебная перспектива отсутствует, и если решаются вопросы о том, совершено ли преступление, виновен ли в нем умерший и какова слепень его виновности или его участия в преступлении, то лишь потому, что это необходимо для определения степени и размера обеспечения гражданского иска потерпевшего. С другой стороны, имело бы смысл предоставить потерпевшему от преступления право обратиться в суд с просьбой определить степень вины и размер возмещения вреда, которому подлежало бы лицо, совершившее преступление, если бы не было законного основания к прекращению уголовного преследования.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР не предусматривает в какой форме должен составляться и на чье имя направляться гражданский иск. Вопрос об адресате гражданско-правовых требований является дискуссионным.
В

117

отношении его высказаны, самые разные точки зрения ‘. В свое время В.М. Савицкий и П. П. Гуреев утверждали, что независимо от того, на каком пале уголовного процесса предъявляется гражданский иск, он должен направляться в

I 1*?

суд” . С этим нельзя согласиться, гак как гражданский иск в уголовном судопроизводстве специфичен. Производство по нему начинается в стадии расследования дела. Лицо, производящее дознание, следователь собирают доказательства в обоснование гражданского иска, принимают меры по его обеспечению. Этого нет в гражданском судопроизводстве, там все действия по иску совершают стороны и суд. Л гак как заявитель гражданского иска в стадии расследования предпочитает деятельность следственных органов, то заявителю и надо адресовывать им гражданский иск. При решении данного вопроса С.Л.Александров в свое время считал необходимым, наряду со ст. 29 УПК, учитывать требования ст. 126 ГПК РСФСР, обязывающие в исковом заявлении указывать «наименование суда», «наименование ответчика», разделяя мнение, согласно которому иск адресуется обвиняемому (третьим лицам) и компетентным органам одновременно . Суждение логичное, но не вполне учитывает специфику гражданского иска в уголовном деле.

В начальный период расследования исковое заявление лица, понесшего ущерб от преступления, может и не содержать конкретного обозначения ответчика и точного указания цены фажданского иска В дальнейшем следователь может предложить гражданскому истцу устранить эти недостатки и подать другое, уточняющее исковое заявление в дополнение к первому. Орган расследования не может осгавлять исковое заявление без рассмотрения на том основании, что оно не соответствует требованиям названной статьи ГПК РСФСР. Появление в уголовном деле гражданского истца допустимо уже тогда, когда совершившее преступление лицо еще неизвестно, размер причиненного вреда

Александров С.А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Горький, 1978. С.21.

Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном деле, подсудный военным трибуналам.-М., 1957. С. 13. ш Александров С.А. Указ. соч. С 21 22.

118

точно не определен, о подсудности дела конкретному суду ставить вопрос преждевременно..

Гражданин может сделать заявление об обеспечении возмещения причиненного преступлением материального, морального или физического вреда как в письменной гак и в устной форме. В отличие от установленной гражданско- процессуальным законом письменной формы предъявления иска (ст. 126 ГМК РСФСР), УПК РСФСР не содержит но этому поводу никаких указаний. Соответственно допускаются и те и другие. Предъявление исковых требований в устной форме должно находить отражение в материалах дела. Характерно, что при судебном разбирательстве дела потерпевшие заявляют гражданские иски обычно в устной форме (по изученным делам они составили 100%), па предварительном следствии это встречается сравнительно редко - 11,7%.

Таким образом, использование в уголовном процессе не только письменных, но и устных требований следует признать правильным. На наш взгляд, в данном случае в соответствии со ст. 102 УПК РСФСР следователь должен составлять протокол устного заявления. Целесообразно в данном случае применять по аналогии ст. 110 УПК, то есть составлять протокол устного заявления гражданского иска. Устные исковые заявления потерпевшею допустимо фиксировать в протоколе допроса потерпевшего.

Проект УПК РФ (ст. 128) предусматривает фиксацию устного искового заявления в протоколе, составляемом по правилам протокола принятия устного сообщения о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела. Вели пострадавший сообщает о преступлении и одновременно просит принять меры к возмещению причиненного преступлением вреда, то протокол заявления, о преступлении будет в то же время являться и протоколом искового заявления. Желательно только указать в уголовно-процессуальном законе на необходимость обозначения в исковом заявлении хотя бы первоначального, приблизительно определяемого вида и размера вредных последствий преступления. Характерно, что по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. уже в заявлении-жалобе пострадавшего от преступления предполагалось указывать «понесенный вред и

119

убытки» и приблизительное исчисление вознаграждения, если оно требуется (Ц.ц. 3, 4 ст. 302). Не усматривается оснований считать такой подход неправильным и сейчас.

То же самое можно сказать и о письменном заявлении пострадавшего, понесшего от преступления имущественный моральный или физический вред. Такое обращение может быть вполне выражено в заявлении гражданина о совершенном в отношении его преступлении. Гражданский истец в соответствии со ст. 29 УПК РСФСР заявляет гражданский иск с момента возбуждения уголовного дела. В соответствии с ГК Российской Федерации право на иск возникает со дня, когда лицо узнало, должно было узнать о нарушении своего права.

Признание за потерпевшим прав гражданского истца требует более взвешенного и осмотрительного решения, чем признание потерпевшим хотя бы потому, что оно может повлечь за собой ограничение прав других лиц, в частности при наложении ареста на их имущество по требованию гражданского истца. Кроме этого, действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность отказа в признании лица гражданским истцом в связи с заявленными им исковыми требованиями (ч. 2 ст. 137 УПК РСФСР). Однако это ни в коей мере не должно препятствовать осуществлению законных интересов лиц, потерпевших от преступлений.

Заявление потерпевшего о возмещении причиненного вреда следует рассматривать и как наличие оснований к тому, чтобы он пользовался правами гражданского исща и как совокупность повода к обеспечению гражданского иска при соблюдении некоторых условий: если в заявлении изложены признаки преступления и нет сведений о ложности сообщаемых сведений, а также отсутствуют явные данные, объективно опровергающие сообщаемые сведения. Констатация отсутствия подобных сведений или данных в момент принятия заявления, исходя из предположения потерпевшего добросовестным, добропорядочным гражданином, должна влечь за собой немедленное признание

120

его нрав и безотлагательное принятие мер к обеспечению заявленного им или возможного и будущем гражданского иска.

Изложенное вовсе не означает, что заявления пострадавших от преступления должны приниматься совершенно некритично и чисто автоматически означать принятие мер к обеспечению заявленных гражданских исков. Как и в основе любого решения, здесь также должны лежать фактические данные, позволяющие полагать, что преступлением причинены материальный, моральный или физический вред заявителю исковых требований.

Наличие в заявлении пострадавшего данных, указывающих на причинение ему в связи с преступным посягательством морального, физического или имущественного вреда, одновременно означает и наличие оснований для признания его потерпевшим пользующимся правами гражданского истца со всеми вытекающими отсюда последствиями. В постановлении о признании гражданина потерпевшим в обязательном порядке необходимо указать, что преступлением причинен материальный, моральный или физический вред в чем конкретно это выражается. После чего следователь обязан составить протокол в котором разъяснил» потерпевшему его права, в том числе право на заявление гражданского иска. В уголовно-процессуальном законодательстве следует закрепить совокупность прав потерпевшего пользующегося правами гражданского истца в стадии возбуждения уголовного дела.

Потерпевший, заявивший гражданский иск в стадии возбуждения уголовного дела, должен иметь как минимум, следующие права: знать о принятом решении по заявленному гражданскому иску; в случае когда он стал пользоваться правами гражданского истца, знать о подследственности и подсудности уголовного дела; в случае отказа в признании за почерневшим прав гражданского истца - получать копию мотивированного постановления об отказе; знакомиться с материалами проверки и иными данными, послужившими основанием для отказа в признании за потерпевшим прав гражданского истца; пользоваться помощью переводчика; иметь представителя с момента подачи искового заявления; обжаловать постановление об отказе в признании за потерпевшим прав гражданского истца

121 прокурору и в суд; обжалован» в суд пс обеспечение или не
надлежащее обеспечение гражданского иска потерпевшего должностными лицами органов расследования.

Результаты изучения уголовных дел, связанных с преступлениями против личности, проведенные нами в рамках диссертационного исследования в Головинском и Коптевском межмуниципальных судах г. Москвы в июле 1998 года показали, что вместо разъяснения потерпевшему процессуальных прав, предусмотренных ст. 54 УПК, производится как правило, ознакомление с правами. Обычно при вызове на допрос следователь объявляет лицу о признании его фажданским истцом, после чего предлагает прочитать перечисленные на бланке постановления о признании гражданским истцом права и заверить данный факт своей подписью. Разумеется, при гаком «разъяснении» смысл и значение предоставляемых прав доходит не до каждого потерпевшего. Нейтрализации проекте УПК права лица получать копию постановления о признании его гражданским истцом. Дополнительно желательно также предусмотреть обязанность следователя вручать или направлять потерпевшему копию данного постановления немедленно или не позднее двух суток с момента его вынесения.

Отсутствие активности следователя в проведении расследования не способствует активности потерпевших в заявлении ходатайств по поводу заявленных ими гражданских исков. Нередко следователи, признав лицо гражданским истцом, предпочитают вообще избавить себя от дальнейшего общения с ним. В таком случае потерпевшему, заявившему гражданский иск, предлагается собственноручно написать заявление о том, что гражданский иск им будет заявлен в суде, стоит ли говорить, что ни о каком обеспечении иска здесь уже не может быть и речи.

После этого потерпевшего, заявившего гражданский иск в суде ждет реальная перспектива остаться ни с чем, поскольку суд всего лишь разрешает заявленный иск по существу. Практика предварительного получения таких заявлений и использования их следователями для неисполнения своих обязанностей не. основана па законе и влечет ограничение предоставленных

122 потерпевшему прав, если даже заявление подано потерпевшим по собственной инициативе.

Лицо, заявившее о преступлении с требованием обеспечить возмещение причиненного ущерба, с момента принятия данного заявления станет обладать комплексом процессуальных прав потерпевшего и гражданского истца. При безотлагательном возбуждении уголовного дела, как и должно быть по общему правилу, следователь будет обязан в кратчайший срок выяснить основания гражданского иска с тем, чтобы признать потерпевшего гражданским истцом, либо отказать ему в пом. Для первого из названных решений необходимо наличие фактических данных, подтверждающих правомерность исковых требований потерпевшего. При принятии второго решения необходимо наличие достоверных данных об отсутствии надлежащих оснований для производства по гражданскому иску в уголовном деле.

В случае прекращения уголовного дела, когда причииитель вреда известен, потерпевший, добиваясь отмены решения о прекращении уголовного дела может одновременно обратиться в уголовный суд с жалобой на неправомерность решений органа расследования., а также в суд в порядке гражданского судопроизводства с просьбой принять и рассмотреть его гражданский иск.

В настоящее время постановление следователя об отказе признать гражданским лицом объявляется заявителю под расписку (ч. 3 ст. 137 УПК РСФСР). В проекте УПК предусматривается более благоприятствующее интересам личности правило о возможности получать копии процессуальных решений, относящихся к гражданскому иску (ч. 3 ст. 48 проекта УПК Российской Федерации), следовательно и копию постановления об отказе в признании гражданским истцом.

Ксли исковые требования не были заявлены в стадии возбуждения уголовного дела, то лицо, понесшее от преступления ущерб, может обратиться с иском уже в ходе расследования. Закон возлагает на следователя обязанность, усмотрев из дела факт причинения гражданину вреда, разъяснить ему или его представителю право предьявить гражданский иск, о чем составляется протокол

123 * или делается уведомление. Мри положительном решении по заявленному иску следователь выносит постановление о признании лица гражданским истцом. Согласно ст. 137 УПК РСФСР указанное постановление сообщается гражданскому истцу или его представителю. В случае явки гражданского истца или его представителя им разъясняются их процессуальные права, о чем на постановлении делается отметка, удостоверяемая подписью гражданского истца или его представителя. Изложенные правила явно небезупречны с точки зрения обеспечения прав гражданскою истца. Оставление разъяснения прав «на случай явки» нельзя признать удовлетворительным. Выходит, если гражданский истец не явится, он может вообще не знать о принадлежащих ему правах. А если сообщение о признании гражданским истцом вообще не найдет своего адресата?

В проекте УПК подобные правила сформулированы более удачно: лицу, предъявившему гражданский иск, его представителю объявляется постановление о признании гражданским истцом и разъясняются их процессуальные права (ч. 2 ст. 129 Проекта УПК), что естественно позитивно повлияет на обеспечение прав потерпевшего, заявившего гражданский иск.

Подводя итог сказанному, необходимо сделать следующие выводы:

  • необходимо максимально приблизить момент признания органом расследования (прокурором) 1ражданско-правовых фсбований потерпевшего ко времени заявления им гражданского иска, поскольку, с момента поступления в компетентные органы расследования (к прокурору) официальной информации, указывающей на признаки преступления, создаются основания для возникновения уголовно-процессуальной деятельности и уголовно-процессуальных отношений по поводу обеспечения гражданско-правовых фсбований потерпевшего;
  • исковое требование гражданина обеспечить возмещение и компенсацию причиненного ему преступлением вреда следует одновременно рассматривать и как юридическое основание для признания данного гражданина потерпевшим;
  • установив, что полученные данные о признаках преступления и причинения
    вреда гражданину являются достаточными для возбуждения
  • ф уголовного дела и признания гражданско-правовых требований, следователь по

12Л собственной инициативе или на основании заявления выносит постановление о возбуждении уголовного дела и одновременно принимает меры к обеспечению гражданского иска;

  • о признании фажданско-правовых требований потерпевшего, следователь уведомляет потерпевшего лично или ею представителя письменно или в иной, предусмотренной законом форме, о чем делается отметка на соответствующем постановлении или в протоколе следственного действия. Одновременно следователь выясняет имеющиеся ходатайства и излагает их в протоколе допроса. Письменные ходатайства, заявления или предложения потерпевшего прилагаются к делу.

Руководствуясь всеобъемлющим требованием закона об обязательном разьяснении потерпевшим их прав, связанных с заявлением ими гражданского иска, следователь обязан совершить следующие действия:

а) ознакомить потерпевшего, заявившего гражданский иск с постановлением об отказе в признании гражданско-правовых требований или с материалами уголовного дела прекращенного производством, в котором заявлен гражданский иск, независимо от основания принятою решения;

б) предоставить потерпевшему, заявившему гражданский иск и его представителю по их просьбе копии документов, в которых изложены процессуальные решения, затрагивающие их права и законные интересы (постановления об отказе в признании гражданско-правовых требований, о прекращении уголовного дела, в котором заявлен гражданский иск).

125

§ 2. Доказывание заявленного потерпевшим гражданского иска как мера его процессуального обеспечения

При расследовании преступлений к числу общих вопросов уголовно- процессуальной деятельности по гражданскому иску относится проблема его доказывания139. Закон возлагает обязанность на органы расследования осуществлять доказывание заявленного потерпевшим гражданского иска. Анализ следственной практики показывает, что обеспечение гражданскою иска при расследовании преступлений находится в прямой зависимости от того, насколько орган расследования согласовывает свою деятельность с принципом всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела (ст. 20 УПК РСФСР).

Двойственный характер статуса жертвы преступления (почерневший и гражданский истец) создает достаточно сложную систему процессуальных правоотношений, связанных с доказыванием заявленного гражданского иска. Бесспорно, что положение гражданского истца как субъекта доказывания облегчается чем, что па его стороне органы государства, осуществляющие функцию преследования. Несмотря на то, что решению задач в
области

140

доказывания подчинена вся система предусматриваемых законом уголовно- процессуальных действий и возникающих при их осуществлении

Впервые нормативно общее понятие предмета доказывания по уголовным делам сформулировано в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Статья 15 этого закона почти дословно воспроизведена в ч.1 ст. 68 УПК РСФСР 1960 г. (прим. автора).

МО и „

Доказывание разновидность практической, познавательной деятельности. Цель доказывания достижение истины, т.е. познание всех существенных обстоятельств, имеющих значение для принятия правильного решения
по уголовному делу. См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. /11од ред. II.В. Жогина - 2-е изд., испр. и доп. - М., 1973. С. 116.

126

правоотношений141, вопрос доказывания заявленного гражданского иска потерпевшего остается до конца не решенным. Это в некоторой степени объясняется тем, что в юридической литературе вопросы доказывания заявленного гражданского иска потерпевшего до сих пор не находили должного отражения и специальному исследованию не подвергались.

Уголовное дело до судебного рассмотрения проходит стадию предварительного расследования, которая не известна гражданскому процессу. В ходе предварительного расследования должны соблюдаться важнейшие требования:

  • всестороннее исследование всех обстоятельств дела, в том числе и тех, которые касаются характера и размера причиненного вреда - материального, морального и физического;
  • объективность при расследовании уголовного дела, которая предполагает, что органы расследования в ходе собирания, проверки и оценки доказательств по заявленному гражданскому иску проявляют беспристрастность, не допускают предвзятости, предубежденности.
  • Обстоятельства, подлежащие, доказыванию по гражданскому иску потерпевшего (предмет доказывания гражданского иска потерпевшего), представляют . совокупность фактов, подлежащих установлению для правильного разрешения спорного фажданско-ггравового отношения, а также для быстрого и полного обеспечения возмещения или компенсации вреда, причиненного преступлением.

Особенностью предмета доказывания связанного с характером и размером ущерба, причиненного преступлением, вытекающего из положений,

Проблемам теории доказательств посвящены многие исследования ученых. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1964; Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955; Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973; Курс советского утоловного процесса. - М., 1989; Кокорев Л.Д, Кузнецов II.II. Уголовный процесс: Доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995.

127

установленных п. 4 ст. 68 УПК РСФСР является то, что версия потерпевшего о предмете гражданского иска, изложенная им при предъявлении гражданского иска в уголовном деле должна исследоваться но правилам доказывания, установленным УПК РСФСР.

Факты, входящие в предмет доказывания по гражданскому иску потерпевшего, могут быть неравноценными по своему юридическому значению. Имеются также некоторые особенности их доказывания, i юз-тому целесообразна определенная их классификация. Полагаем, что в составе предмета доказывания по гражданскому иску почерневшего следует различать две группы обстоятельств:

1) обстоятельства, являющиеся основанием возникновения спорного гражданско-правового отношения при совершении преступления и определяющие размер гражданского иска потерпевшего;

2) иные обстоятельства, входящие в предмет доказывания по гражданскому иску потерпевшего: лицо, которому преступлением, причинен вред, и которое вправе заявить гражданский иск; лицо, несущее материшгьную ответственность по гражданскому иску; вина обвиняемого в причинении вреда почерневшему; вина потерпевшего в содействии возникновению или увеличению вреда от преступления; имущественное положение обвиняемого и гражданского ответч и ка.

Например, по делам о преступлениях, которыми причинен вред здоровью потерпевшего, выясняется степень тяжести вреда и наступившие последствия; степень расстройства психической деятельности, если оно имело место в

142

результате преступления; средства, затраченные на лечение, уход и т. д.

Для определения предмета доказывания гражданского иска имеют значение также рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации. При определении компенсации за причиненный преступлением моральный вред
необходимо учитывать характер причиненных страданий,

И2 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1977. № 1. С.З.

128

степень вины обвиняемого, его материальное положение и другие обстоятельства143.

Мам представляется, что в предмет доказывания но гражданскому иску потерпевшего должны быть включены все факты и обстоятельства, имеющие значение для правильного, законного и обоснованного разрешения дела. Главным образом это факты, положенные потерпевшим, заявившим гражданский иск в основание своего гражданского иска о возмещении и компенсации вреда и факты, на которые ссылается обвиняемый или фажданский ответчик, обосновывал несостоятельность исковых требований.

Правильно определить факты предмета доказывания при расследовании дел о возмещении вреда позволяют нормы уголовного, уголовно- процессуального, гражданского, а также трудового и семейного права.

Что касается обвиняемого, то следователь не вправе возложить на него как и на потерпевшего, гражданского истца, фажданского ответчика обязанность представлять доказательства. Однако обвиняемый имеет право представлять доказательства, в том числе касающиеся неосновательности гражданского иска в целом или в какой-то части.

Следователь обязан вести следствие по делу объективно, собирая не только доказательства, подтверждающие исковые требования потерпевшего и гражданского истца, но и доказательства опровергающие их.

Уголовно-процессуальный закон позволяет следователю включать в предмет доказывания по гражданскому иску его основания, т.е: характер144 и размер
ущерба, причиненного преступлением (ст. 68 УПК). Некоторые

Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. ?- М, 1906. С. 334-335; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 7. С.7.

I’M .-> ~ с

В юридической литературе под характером ущерба понимается его вид, а под размером денежное выражение материального ущерба. См.: Власенко В.Г. Теории и практика возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного или общественного имущества. - Саратов, 1972. Сб.

129

авторы145 в предмет доказывания по гражданскому иску предлагают включить еще и следующие обстоятельства: наличие (отсутствие) умысла или грубой неосторожности потерпевшего, а если последняя была допущена, то и степень вины потерпевшего, содействовавшей возникновению или увеличению причиненного ему вреда; имущественное положение обвиняемого, причинившего вред.

К предмету доказывания по гражданскому иску необходимо отнести и ряд других обстоятельств. В отдельных случаях, например, при причинении вреда несовершеннолетним к материальной ответственности может быть привлечен не сам непосредственный причинитоль вреда, а иные лица (ст. 450, 451 ГК РСФСР). Поэтому в процессе расследования дела надлежит выяснить лицо, которое конкретно несет материальную ответственность за причиненный преступлением несовершеннолетнего вред. Обязанность следователя установить это обстоятельство предусмотрена ст. 138 УПК РСФСР, определяющей основания и порядок привлечения соответствующего лица или предприятия, учреждения, организации в качестве гражданского ответчика. Разъяснения по данному вопросу содержатся и в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 8 августа 1983 г146.

Итак, в предмет доказывания по гражданскому иску необходимо включать данные об обвиняемом и гражданском ответчике и прежде всего, характеризующее имущественное положение обвиняемого и гражданского ответчика. При производстве по гражданскому иску необходимо выяснить кому преступлением причинен вред и кто может использовать права гражданского истца, гак как без установления данных вопросов нельзя правильно разрешить ни основное, ни регрессное требование.

Юдельсон К. Процессуальные вопросы судебного рассмотрения дел о возмещении вреда // Советская юстиция. 1964. № 17. С. 14; Мазалов Л.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1967. С. 105-106. И6 бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1983. № 32. Ст. 11 53.

130

Правильно определить факты предмета доказывания при рассмотрении дел о возмещении вреда позволяют нормы материального права, прежде всего, уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, реже трудового, семейного. Так, в нормах уголовно-процессуального законодательства, посвященных специальным деликтам, обычно называются те факты, которые органы предварительного расследования обязаны установить при обеспечении гражданского иска потерпевшего к обвиняемому (причинителю вреда).

При рассмотрении тражданского иска о возмещении вреда, причиненного малолетними до 14 лет, в предмет доказывания по гражданскому иску будут входить факты причинения имущее!венного вреда (поджог, порча имущества и тому подобные факты); факт, что причинитель вреда действительно является малолетним; факт неосуществления родителями или опекунами надлежащего надзора, размер причиненного малолетним ущерба.

Пределы ‘доказывания гражданского иска потерпевшего

Чтобы исследование обстоятельств, входящих в предмет доказывания по гражданскому иску не было поверхностным или напротив, бесконечно углубляющимся, теорией уголовного процесса выработано понятие пределов доказывания. Это понятие тесно связано с предметом доказывания, но не равнозначно ему1 . Вели предмет доказывания отвечает на вопрос: что подлежит исследованию, то его пределы указывают на степень глубины, оптимальные границы исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

В литературе можно встретить различные определения пределов доказывания. Одни авторы под пределами доказывания понимают круг доказательств, необходимых для правильного рассмотрения дела , другие

Существует и иное мнение. См.: Рахунон Р.Д. О понятии доказательства и главном факте доказывания // ‘Государство и право. 1965. № 12. С. 10.

148

Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории советского уголовно- процессуального законодательства. Кемерово, 1962. С. 106; Лупинекая II.Л.

131

[раницы исследования фактов, входящих в предмет доказывания . Мам представляется, что границы исследования фактов, входящих в предмет доказывания по уголовному делу и круг доказательств элементы одного и того же понятия пределов доказывания. Между ними прослеживается тесная связь, которая состоит в том, что без доказательства нельзя достичь определенных границ (глубины) исследования фактов. Поэтому, когда речь идет о пределах доказывания гражданского иска, следует иметь в виду оба этих элемента.

П.С. Алексеев под пределами доказывания понимает, с одной стороны - границы исследования фактов, служащих доказательствами, ас другой круг доказательств, необходимый для установления обстоятельств дела . Такое определение представляется правильным, оно соответствует и смысловому значению слова «предел»151. Целесообразно внести уточнение в том, что автор * говорит о границах исследования доказательств, а правильнее было
бы

говорить о границах познания обстоятельств, которые составляют предмет доказывания.

Согласно ст. 20 УПК РСФСР суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, «обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела».

Как видим, закон прямо указывает оптимальные границы исследования фактов, входящих в предмет доказывания. Такими границами является всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела. Отсюда,

Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М., 1976. С. 79.

Якубович П.А. Окончание предварительного следствия. - М., 1962. С.11; Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. - Саратов., 1968. С. 15; Котов Д.II, Теоретические проблемы доказывания обстоятельств, имеющих
психологическую природу, при расследовании преступлений. Автореф. дне… д-раюрид. паук. - Л., 1988. С. 26.

Алексеев И.С. Доказывание и его предмет в советском уголовном процессе // Актуальные проблемы советского государства и права в период #• строительства коммунизма. - Л., 1976. С.446.

Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1973. С. 532.

132

чтобы достичь необходимых пределов доказывания по гражданскому иску, нужно факты, входящие в предмет доказывания изучить всесторонне, полно и объективно. Всесторонне исследовать факты, составляющие предмет доказывания по гражданскому иску это значит выдвинуть и

проанализировать все реально возможные версии об основаниях и размере гражданского иска, а также иных обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по гражданскому иску. Полнота исследования фактов, составляющих предмет доказывания по гражданскому иску, означает уяснение всех обстоятельств, которые могут иметь значение для установления наличия или отсутствия спорного гражданского правоотношения, а также для правильного его обеспечения. Объективность означает беспристрастность при собирании, проверке и оценке доказательств, познании обстоятельств, связанных с гражданским иском в точном соответствии с действительностью.

Сказанное не означает, что круг фактов, входящих в предмет доказывания по гражданскому иску всегда является неизменным. Он может меняться в зависимости от конкретных обстоятельств дела, в том числе и от того, является ли требование потерпевшего о возмещении ущерба от преступления основным или регрессным.

Таким образом, заранее установить круг обстоятельств, которые могут иметь значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по гражданскому иску, невозможно. Круг тгих обстоятельств в первую очере/п. устанавливает следователь, разрабатывая и проверяя версии произошедшего события. Они могут быть установлены и по ходатайству потерпевшего и гражданского истца (ст. 131 УПК РСФСР).

Факты, входящие в”предмет доказывания по гражданскому иску, должны исследоваться всесторонне, полно и объективно но каждому уголовному делу о преступлении, причинившем материальный, физический или моральный вред. Отсюда можно сделать вывод, что оптимальные границы исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания, являются одинаковыми для каждого уголовного дела.

133

Что касается другого элемента понятия «пределы» доказывания, т.е. круга доказательств, то он может меняться в зависимости от конкретных обстоятельств дела. И в этом смысле, видимо, следует говорить о возможности расширения или сужения пределов доказывания по гражданскому иску при расследовании уголовного дела.

При неоправданном сужении пределов доказывания отдельные обстоятельства, связанные с гражданским иском, могут оказаться недостаточно исследованными, а истина не установленной. И в этом отношении, на наш взгляд, лучше расширить пределы доказывания гражданского иска, чем их сузить. Однако и чрезмерное расширение пределов доказывания фажданского иска вредно. Оно ведет к излишним затратам сил и энергии, увеличению сроков расследования дела, уменьшению шансов на быстрое и полное возмещение и компенсацию вреда, снижению воспитательного значения предварительного расследования. [Гоэтому при наличии в уголовном деле значительного числа источников доказательств, из которых можно получить одну и ту же информацию о гражданском иске, следует исходя из экономии процессуальных средств, стремиться к достижению необходимых пределов доказывания путем проведения оптимального количества умело организованных и профессионально выполненных следственных действий.

Исходя из того, что пределы доказывания это границы исследования фактов, входящих в предмет доказывания и круг доказательств, необходимый для правильного решения задач уголовного судопроизводства, применительно к теме нашей работы указанное положение можно было бы сформулировать так: пределами доказывания по гражданскому иску потерпевшего являются границы исследования фактов, составляющих предмет доказывания по гражданскому иску, и круг доказательств, которые позволяют правильно и быстро разрешить спорное гражданское правоотношение, с целью обеспечить возмещение и компенсацию причиненного преступлением ущерба.

134

Процесс доказывания гражданского иска потерпевшего

Процесс доказывания гражданского иска потерпевшего осуществляется путем проведения следственных действий и путем использования иных способов собирания доказательств, установленных ст. 70 УПК РСФСР. Закон не устанавливает специальных условий доказывания гражданского иска потерпевшего, а распространяет в этом случае общие условия доказывания в уголовном процессе ст. 29, 68-88 УПК РСФСР. Кроме этого, характер и размер причиненного материального ущерба по некоторым составам преступлений законодателем включен в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Отсюда следует, что обстоятельства в уголовном деле, имеющие значение для установления виновности обвиняемого в совершении преступления (ст. 68 УПК), являются в то же время и обстоятельствами, обосновывающими заявленный гражданский иск потерпевшего. В соответствии с п. 4. указанной статьи, должны быть установлены: наличие и характер материального ущерба, причинная связь между содеянным и ущербом, размер материального ущерба, наличие и местонахождение имущества, которое может быть обращено в возмещение ущерба152.

Руководствуясь общими положениями о процессе доказывания в уголовном судопроизводстве, органы расследования должны устанавливать фактический вред, причиненный преступлением. Только в таком случае будут созданы гарантии для обеспечения возмещения этого вреда. Данные о характере и размере вреда, причиненного преступлением, могут быть получены лишь из указанных в ст. 69 УПК РСФСР источников. В качестве способов получения фактических данных о характере и размера вреда, причиненного преступлением, должны использоваться органами расследования те, которые указаны в ст. 70 УПК РСФСР.

Научно-практический комментария к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. -2-е изд., перераб. и доп. М., 1997. С 133.

135

В ходе расследования преступлений, причинивших материальный ущерб,доказывание основания гражданского иска почерневшего и уголовной ответственности и вытекающей из нее гражданско-правовой ответственности происходит одновременно с установлением как состава преступного действия и виновности определенного лица в его совершении, так и причинения вреда и гражданско-правовой ответственности, что в конечном итоге влияет на квалификацию состава преступления.

Из сказанного следует, что причиненный ущерб может быть элементом состава преступления или же обстоятельством, влияющим на степень ответственности виновного лица лишь в тех случаях, когда этот ущерб представляет собой изменения в объекте преступною посягательства. В иных случаях наступивший ущерб как косвенное следствие преступления не имеет значения для определения характера и размера уголовной ответственности. Гак не имеет значения для реализации уголовно-правовых отношений размер расходов» связанных с погребением погибшего в результате преступления лица, размер заработка, уфаченпого потерпевшим вследсгг.ие утраты или уменьшения трудоспособности и т. д., хотя с гражданско-правовой точки зрения в указанных случаях налицо имущественный ущерб от преступления.

Деятельность по доказыванию заявленного хражданского иска потерпевшего при расследовании преступления состоит, прежде всего, в получении органами расследования фактических данных об обстоятельствах произошедшего преступления и его непосредственных последствий в форме материалы!ого, морального или физического вреда.

В связи с этим представляется целесообразным внести дополнения и изменения в пункт четвертый части первой ст. 68 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив се в следующей редакции: «При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежат доказыванию: …4) характер и размер материального, физического и морального вреда, причиненного непосредственно преступлением».

136

По делам о преступлениях, которыми причинен вред здоровью потерпевшего, выясняется степень тяжести вреда и наступившие последствия; степень расстройства психической деятельности, если оно имело место в результате преступлений , средства затраченные на лечение, уход и т.д. Для определения степени тяжести нанесенных телесных повреждений, следователь вправе назначить и провести судебно-медицинскую экспертизу. Для определения степени тяжести (нравственных) моральных страданий следователь вправе по ходатайству заинтересованных лиц провести психолого-психиатрическую экспертизу. При этом потерпевший, заявивший гражданский иск вправе обосновать размер заявленного гражданского иска о компенсации морального и физического вреда.

Процесс доказывания имеет не только познавательный, но и удостоверительный характер. Удостовери тельная сторона познания выражена в требовании закона об определенном порядке собирания, проверки и фиксации доказательств, в том числе при совершении ряда следственных действий.

Большинство авторов считают, что так как предмет познания при расследовании уголовного дела это преступление, событие прошлого, то следователь лишен возможности это прошлое событие воспринимать непосредственно1 и. Следователь воспринимает лично только сведения о фактах, составляющих событие преступления, а сами факты события преступления для следователя всегда лежат в прошлом и поэтому не могут быть восприняты непосредственно.

Иную точку зрения высказывали В.Я. Дорохов и др., полагающие, что некоторые факты преступления доступны непосредственному восприятию следователя. К числу таких фактов относятся факты, касающиеся последствий совершенного преступления, имеющих не только материальный, но и нематериa.i!ы iый характер.

’” Бюллетень Верховного Суда РСФСР. I ()77. № I. С.З.

Ларин A.M. Доказывание па предварительном расследовании в советском уголовном процессе. Одесса, 1089. С. 78.

137

Бесспорно, что событие преступления к моменту его расследования находится уже в прошлом и факты, ею составляющие, не могут быть объектом непосредственного восприятия следователем. Однако это не должно служить опровержением того, что доказывание заявленного фажданского иска со стороны следователя как лица, непосредственно не воспринимав)него событие преступления, невозможно. Характеризуя в целом доказывание гражданского иска почернев!пего как процесс опосредованного доказательствами познания, надо иметь в виду, что отдельные обстоятельства и факты могут быть восприняты органом расследования (прокурором) непосредственно. Это те факты и состояния, которые сохранились ко времени расследования: например, обезображенное лицо потерпевшего155, состояние женщины после изнасилования, состояние потерпевшего при причинении вреда здоровью различной степени тяжести, причиненный преступлением имущественный ущерб и т. д. Моральные переживания и физические страдания нередко оказывают такое воздействие на психику человека, что они ощущаются им как значительно большее зло, чем причинение материальных убытков150.

По нашему мнению, данные факты и обстоятельства могли бы входить в круг1 доказываемых фактов при решении вопроса о гражданско-правовой ответственности обвиняемого или гражданского ответчика, за причиненный преступлением материальный, моральный и физический вред. Все эти факты относятся к категории доказательств и признание возможности их чувственного познания имеет принципиальное значение как подтверждение всеобщности процесса познания. “Чувственное познание пронизывает все факты собирания, исследования и оценки доказательств. В одних случаях, например, при собирании доказательств, оно играет большую роль, в других, например, при оценке доказательств, когда на первый план выступает логическое мышление меньшую, однако оно носит всеобщий характер. Допрашивая потерпевшего, изучая обстановку па место происшествия, следователь прежде всего, сам

155 Бюллетень Верховного суда РСФСР. 1082. № 6. С. 6 7. 6 Михлин Л.С. Последствия преступления. М., 1969. С. 25.

138

познает обстоятельства преступления. Если при пом он не использует полученные данные для доказывания обстоятельств события преступления, в том числе характеризующих преступные последствия, то ои ire выполнит свою задачу. Расследование проводится не только для того, чтобы информация, полученная следователем, выполняла доказательственную функцию при назначении наказания, но и для установления последствий причиненного вреда с целью их последующего возмещения или компенсации.

Из сказанного можно сделан» вывод, что процесс познания органом расследования (прокурором) обстоятельств совершенного преступления, характера и размера причиненного вреда должен приводить их не только к уяснению данных обстоятельств, по и к установлению доказательственных фактов, относимых к предмету заявленного гражданского иска. Эти факты будут иметь доказательственное значение, если при их собирании соблюдена установленная законом процессуальная форма, а полученные при этом фактические данные надлежащим образом отражены в протоколах соответствующих следственных действий.

Рассмотрим элементы доказательственной деятельности в ходе расследования по заявленному гражданскому иску потерпевшего, т.е. процессы собирания, проверки и оценки доказательств, относимых к предмету гражданского иска потерпевшего.

Доказывание, как процесс незнания обстоятельств, входящих в предмет доказывания по гражданскому иску потерпевшего, должно осуществляться путем получения сведений непосредственно об обстоятельствах причиненного вреда (например, путем допроса для получения показаний потерпевшего, свидетелей, подозреваемого, обвиняемого), а также путем логического построения выводов от известных обстоятельств к неизвестным. Например, есть версия о том, что при грабеже или разбое одновременно с материальным ущербом причинен физический и моральный вред. Доказывание заявленного гражданского иска потерпевшего может происходить на. основе прямых доказательств. При этом основная задача следователя состоит в установлении

139

достоверности сведений, сообщаемых потерпевшим, заявившим гражданский иск, в обоснование заявленного им иска, для того, чтобы считать конкретное обстоятельство, входящее в предмет доказывания по гражданскому иску потерпевшего, установленным.

Доказывание гражданского иска потерпевшего может происходить и с помощью косвенных доказательств. В этом случае также необходимо установить достоверность полученных сведений и уже затем, на их основе установить те или иные доказательственные факты. Затем, по совокупности .лих фактов следователь может сделать вывод о наличии или отсутствии какого-либо обстоятельства, входящего в предмет докалывания по гражданскому иску (например, заключение судебно-медицинской экспертизы о тяжести вреда здоровью, заключение нсихолого-психиатримеской экспертизы об установлении глубины нравственных и психических сфаданий потерпевшего от преступления).

Поэтому при расследовании преступлений возникают трудности с установлением размера удовлетворения гражданского иска потерпевшего о компенсации за моральный или физический вред, сумма которой как правило., выражается в денежном исчислении и се определение дело сложное. В указанном случае, характер и размер причиненного вреда будет самостоятельным предметом доказывания по заявленному гражданскому иску как вполне самостоятельным должен быть вопрос о сумме компенсации’ за моральный и физический вред. В этой связи потерпевший, заявивший гражданский иск может представить следователю те фактические данные, которыми располагает или ходатайствовать о производстве тех или иных следственных действий, в том числе связанных с проведением различных экспертиз, привлечением различных специалистов для сбора доказательств по предмету гражданского иска потерпевшего.

В зависимости от результатов расследования уголовное дело направляется в суд дня рассмотрения по существу, либо прекращается производством;
расследование но делу может’ быть приостановлено при

140

наличии оснований, предусмотренных ст. 195 УПК РСФСР. Когда уголовное дело подлежит направлению в суд, следователь обязан выполнить те процессуальные действия, которые предусмотрены ст. 201 УПК РСФСР. В этой стадии процесса обвиняемый может ознакомиться со всем производством но делу, включая и материалы, касающиеся гражданского иска потерпевшего, В результате этого ознакомления обвиняемый вправе ходатайствовать о дополнительном расследовании. На эти ходатайства следователь должен обращать серьезное внимание, гак как нередко их неосновательное отклонение влечет в последующем возвращение уголовного дела на доследование или невозможность рассмотрения судом гражданского иска потерпевшего по существу вместе с уголовным делом.

В обвинительном заключении должны быть изложены определенные доказательства, относящиеся к гражданскому иску потерпевшего. В описательной части обвинительного заключения должен быть указан факт причинения преступлением того или иного вреда, его размер и характер; должно быть указано также, кем заявлен гражданский иск, на какую сумму и какие меры приняты следователем к обеспечению фажданского иска потерпевшего.

В обвинительном заключении наряду с систематизацией всех собранных по делу доказательств, должна быть дана систематизация доказательств по гражданскому иску потерпевшего.

В прилагаемом к обвинительному заключению списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, следует указать потерпевшего, заявившего гражданский иск и представителя его интересов, если таковой уполномочен потерпевшим, заявившем гражданский иск, а также экспертов и свидетелей, присутствие которых на суде необходимо при разрешении гражданского иска потерпевшего.

Субъекты доказывания гражданского иска потерпевшего это органы расследования, прокурор и суд (ст. 3 УПК РСФСР). Па эти же органы, осуществляющие производство по делу, возложена обязанность принять все

141

предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Указанные субъекты уголовного процесса (государственные органы) носители не только права, но и обязанности доказывания заявленного в уголовном деле гражданского иска потерпевшего.

11еправильно делать из этого вывод, что при расследовании уголовного дела о преступлении, которым причинен тот или иной вред, потерпевший не вправе доказывать гражданский иск, так как он доказывается во всех отношениях органом расследования. Представляется, что потерпевший, заявивший гражданский иск, вправе уклониться от доказывания фактов, составляющих основание его гражданского иска и подтверждающих размер причиненного ему ущерба. Наделяя потерпевшего, заявившего гражданский иск, правом представлять доказательства, действующим закон, по нашему мнению, имеет в частности в виду их право требовать от органа расследования приобщения к делу и проверки тех доказательств или иных доказательств, которые позволяют определить характер и размер ущерба от преступления (предмет гражданского иска потерпевшего), а также их право обжаловать бездействие органов расследования по установлению доказательств и отказ органов расследования приобщить к делу соответствующие, доказательства и проверить их, как об этом просит потерпевший, заявивший гражданский иск.

В тоже время заметим, что если гражданский иск заявлен в. деле частного обвинения, то бремя доказывания обстоятельств, составляющих основание гражданского иска и характеризующих размер ущерба, возлагается на потерпевшего, заявившего гражданский иск и суд, который возбудил уголовное дело и принял его к своему производству. По делам частно публичного и публичного обвинения такая обязанность в стадии расследования возлагается иа орган расследования и прокурора. Нел и в суде прокурор отказывается от обвинения, то и в этом случае бремя доказывания гражданского иска не переходит на потерпевшего, заявившего гражданский иск, хотя они не лишаются права доказывать гражданский иск. Если гражданский иск потерпевшего не доказан, то независимо от позиции потерпевшего, заявившего

142

гражданский иск в силу принципа публичности, орган расследования и прокурор прекращает производство по гражданскому иску.

Следует заметить, что потерпевший, заявивший гражданский иск, в соответствии с ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР, вправе представить фактические данные, которые признаются или не признаются доказательствами органом расследования и прокурором в производстве которых находится уголовное дело. Чтобы приобрести статус доказательства, эти фактические данные должны быть надлежащим образом задокументированы путем составления протокола и вынесения в необходимых случаях постановления. Документирование органами расследования представленных потерпевшим, заявившим гражданский иск фактических данных необходимый элемент превращения фактических данных в достоверное допустимое доказательство.

Доказательства о гражданском иске потерпевшего надо с соблюдением закона выявить, зафиксировать, проверить, оценить, систематизировать. Нередко эти доказательства могут и не иметь решающего значения для установления вины обвиняемого. Без этих специфических доказательств дело обвиняемого может быть назначено для судебного разбирательства, но разрешение гражданского иска потерпевшего будет исключено, тате как при отсутствии доказательств гражданского иска потерпевшего его разрешение в суде недопустимо. Зачастую, для определения состава преступления, учет всех материальных, моральных и физических последствий, которые возникли в результате причинения вреда от данного преступления, может не иметь существен ною значения.

Сказанное подтверждает мысль о том, что в уголовном процессе одним из руководящих принципов является принцип публичности, 15 силу которого бремя доказывания обстоятельств, составляющих основание гражданского иска потерпевшего . и характеризующих размер ущерба, лежит на органе расследования (ст. 3, 29, 68 УПК РСФСР).

143

В связи с изложенным, представляется необходимым сделать следующем вывод относительно обязанностей по доказыванию по гражданскому иску потерпевшего при расследовании преступлений:

1) доказывание факта противоправного деяния, являющегося одновременно правопроизводящим фактом основания гражданского иска потерпевшего, во всех случаях является обязанностью органа расследования и надзирающего прокурора; 2) 3) доказывание характера и размера ущерба, являющегося преступным последствием в форме элемента состава преступления или в форме обстоятельств, влияющих на степень ответственности обвиняемого, также составляет обязанность органа расследования и надзирающего прокурора; 4) 5) на потерпевшем, заявившем гражданский иск, не лежит обязанность доказывать свои гражданско-правовые притязания, но он вправе представить доказательства и заявлять ходатайства об их собирании и проверке органом расследования и прокурором. 6) 7) проверку гражданско-правовых притязаний потерпевшего, и возражений обвиняемого и фажданекого ответчика обязаны осуществлять орган расследования и надзирающий прокурор; 8) Общие выводы:

Обстоятельства, подлежащие доказыванию по гражданскому иску потерпевшего (предмет доказывания гражданского иска потерпевшего) представляю!4 совокупность фактов, подлежащих установлению для правильного разрешения спорного гражданско-правового отношения, в целях быстрого и полного обеспечения возмещения и компенсации ущерба потерпевшему, заявившему гражданский иск.

Особенностью предмета доказывания гражданского иска потерпевшего является то, что орган расследования наряду с характером и размером ущерба, причиненного преступлением (п. 4 ст. 68 УПК РСФСР), должен установить все фактические обстоятельства совершенного преступления: событие преступления, виновность обвиняемого и совершении преступления и мотивы

144

преступления, обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. 61, 63 УК Российской Федерации, иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.

Пределами доказывания, по гражданскому иску потерпевшего являются границы исследования фактов, составляющих предмет доказывания по гражданскому иску, и круг доказательств, которые позволяют правилыto и быстро разрешить спорное гражданское правоотношение с целью обеспечить возмещение или компенсацию причиненного преступлением ущерба.

Распределение обязанностей доказывания по гражданскому иску потерпевшего при расследовании преступлений:

1) доказывание факта противоправного деяния, являющегося одновременно правонроизводящим фактом основания гражданского иска потерпевшего, во всех случаях является обязанностью органа расследования и надзирающего прокурора; 2) 3) доказывание характера и размера ущерба, являющегося преступным последствием в форме элемепга состава преступления или в форме обстоятельств, влияющих на степень ответственности обвиняемого, ‘также составляет обязанность органа расследования и надзирающего прокурора; 4) 5) на потерпевшем, заявившем гражданский иск, не лежит обязанность доказывать свои гражданско-правовые притязания, по он вправе представить доказательства и заявлять ходатайства об их собирании и проверке органом расследования и прокурором; 6) 7) проверку гражданско-правовых притязаний потерпевшего, и возражений обвиняемого и гражданского ответчика, обязаны осуществлять орган расследования и надзирающий прокурор. 8)

145

§ 3. Процессуальный порядок обеспечения при
расследовании преступления гражданского иска, заявленного потерпевшим

На предварительном следствии требование потерпевшего, заявившего гражданский иск о принятии мер, обеспечивающих гражданский иск может быть заявлено при допросе, в исковом заявлении или оформлено в виде ходатайства. В нем могут содержаться требования общего характера (безотносительно к тому, каким образом действовать), гак и указание конкретных лиц, которые по мнению потерпевшего несут материальную ответственность за причиненный ущерб и место, где может храниться имущество, деньги, ценности, подлежащие взысканию.

В соответствии со ст. 30 УПК РСФСР независимо от того, поступила ли от потерпевшего просьба о возмещении или компенсации вреда, следователь при наличии достаточных данных о причинении преступлением вреда, обязан принять меры к обеспечению предъявленного или возможного в будущем гражданского иска. Ненадлежащее или несвоевременное исполнение ггих действий ведет к ущемлению законного интереса пострадавшего.

Относительно конкретного содержания обеспечения заявленного гражданского иска в правовой литературе высказаны различные суждения. По мнению одних авторов157, обеспечение гражданского иска заключается только и напожепии ареста на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материачьную ответственность за их действия или иных, лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем, (ст. J 75 УПК РСФСР).

Другие авторы предпочитают рассматривать указанное понятие в более развернутом виде и поэтому полагают, что совокупность действий по обеспечению гражданского иска должна быть дифференцирована в зависимости

Мазалов Л..1 \ 1 раждапский иск в уголовном процессе. М., 1977. С. 102. Зиннатулин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань, 1974. С. 63.

146

от вида преступления. По их мнению, применительно к хищениям эта совокупность включает в себя: розыск похищенных материальных ценностей; выявление других источников (средств) возмещения вреда, наложение ареста на имущество лиц, несущих материальную ответственность за причиненный вред. 11ри других преступлениях меры но обеспечению гражданского иска могут быть сведены только к совокупности действий по выявлению средств возмещения причиненного ущерба и наложению на них ареста.

Согласно несколько иной позиции, деятельность по обеспечению гражданского иска независимо от вида совершенного преступления, включает в себя три вида мер: обнаружение имущества, подлежащего аресту; наложение ареста на имущество и его опись; обеспечение сохранности арестованного и описанного имущества . Данная точка зрения в целом соответствует действующему уголовно-процессуальному законодательству, которая к таким мерам OTHOCHJ розыск, арест, опись, а в необходимых случаях изъятие и передачу на ответственное хранение имущества обвиняемого160.

Первый, из названных здесь видов мер но существу охватывает и розыск похищенного имущества и выявление других возможностей возмещения причиненного вреда. Такой подход является более универсальным и поэтому предпочтительным. В то же время включение в систему мер обеспечения гражданского иска в качестве их отдельного вида действий, связанных с сохранением арестованного имущества, преда является нецелесообразным. Не отрицая важности этих действий, их правильнее рассматривать как составную часть института наложения ареста на имущество и его описи, что в большей степени соответствует закону161.

С учетом существующих точек зрения под обеспечением при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего подразумевается в основном

[^ Лонарин В.Я. Указ. соч. С.47.

Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - 2-е изд., перераб. и доп. М., 1997. С.63.

Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. М., 1981. С.44.

147

деятельность следователя по обнаружению имущества, подлежащего аресту, налож-епшо на него ареста и описи.

Однако редакция ст. 30 УПК РСФСР не исключает. возможности рассматривать требования по обеспечению граждан скотча иска и в более широком смысле как обеспечение и собственно гражданского иска потерпевшего и процессуальных прав потерпевшего, заявившего гражданский иск, предоставляемых ему именно для получения возможности добиваться удовлетворения своих исковых прсбовалий. По нашему мнению, если права гражданского иста будут должным образом обеспечиваться, через их обеспечение будет достигаться и обеспечение в конечном итоге его требований, выраженных в гражданском иске,

Например, расследуя уголовное дело о преступлениях экономической направленности, следователь сразу же должен устанавливать данные о наименованиях похищенных предметов; о их стоимости; месте нахождения (фактическом, предполагаемом) на момент расследования дела; об имущественном положении обвиняемого (подозреваемого); о личных предметах и ценностях, изъятых при задержании обвиняемого (подозреваемого) и их стоимости; о лицах и иных источниках информации, от которых можно почерпнуть сведения о месте нахождения похищенного либо имущество обвиняемого, подозреваемого, на которое может быть обращено взыскание.

С учетом полученных данных следователю необходимо в кратчайшие сроки, если это не было сделано или сделано не надлежащим образом на более ранних этапах расследования, нредприггять необходимые следственные и инициировать оперативно-розыскные меры к поиску похищенного имущества, на которое можно обратить взыскание в целях обеспечения заявленного или возможного в будущем гражданского иска.

По нашему мнечию, в перечень указанных мер можно включать:

а) обыск (повторный обыск) по месту жительства обвиняемого (подозреваемого), его родственников, знакомых, если есть любые основания полагать, что похищенное имущество или имущество па которое можно обратить изыскание, находится там; б) наложение ареста на имущество, в том числе на денежные вклады обвиняемого или гражданского ответчика; в) допросы лиц,

148

которые могут дать сведения, связанные с обеспечением гражданского иска потерпевшего; г) отдельные поручения органам дознания о предоставлении необходимой информации из оперативных каналов или принятии мер по розыску похищенного имущества, на которое можно обратить взыскание; д) запросы в организации о наличии у обвиняемого и гражданского ответчика денежных средств, имущества. Причем, последовательность и необходимость отдельного мероприятия может диктоваться только конкретной ситуацией по делу.

Деятельность по розыску подлежащего аресту имущества может охватывать как оперативно-розыскные мероприятия, осуществляемые органами дознания, гак и различные действия следователя, включая следственные (прежде всего обыск и выемку) и розыскные в форме истребования необходимых сведений
от

предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан.

Общеизвестно, что в процессе деятельности по обеспечению гражданского иска, следователь взаимодействует с органами дознания. Несмотря на то, что этой проблеме на страницах юридической печати уделено много внимания162, коснемся ее применительно к нашей теме. Взаимодействие между следователем и органом дознания по обнаружению имущества, подлежащего apcciy, осуществляется не по каждому делу, а лишь тогда, когда возникает необходимость в применении специфических средств и способов, присущих органу дознания. Оно происходит главным образом тогда, когда: а) не известно лицо, к которому может быть предъявлен гражданский иск; б) не известно местонахождение обвиняемого и гражданскою ответчика; в) следователь испытывает затруднение в получении данных об имущественном положении обвиняемого и гражданского ответчика; г) необходимо срочно изъять
материальные ценности ввиду возможной их

’ Коврига З.Ф. Дознание в органах милиции. Воронеж, 1964; Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений: Авторсф. дне… канд. юрид. наук. Свердловск, 1966; Гуткин И.М. Правовые вопросы взаимодействия следователя и органов дознания в уголовном процессе. - М., С.67. Демидов И.Ф. Деятельность советской милиции по раскрытию и расследованию преступлений: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Ростов па Дону, 1969; Горский Г.Ф. Научные основы организации и деятельности следственного аппарата в СССР. Воронеж, 1970; Ьатищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами. Воронеж, 1992. С. 121-128.

149

реализации или сокрытия; д) имущество, подлежащее аресту, сокрыто от следственных органов и неизвестно его точное местонахождение.

В соответствии со ст. 119, 127, 132 УПК РСФСР и Закона РСФСР от 18 апреля 1991 года. «О милиции» ‘ взаимодействие следователя и органа дознания по обеспечению гражданского иска протекает в следующих процессуальных формах: производство органами дознания следственных действий по поручению следователя; производство органами дознания оперативно- розыскных и розыскных действий по поручению следователя; содействие органов дознания следователю при производстве отдельных следственных действий.

Действующий закон ориентирует органы дознания прежде всего на. обнаружение преступлений и лиц, их совершивших (ст. 118, ч. 4 ст. 119 УПК РСФСР). В целях активизации совместной работы следователя и органов дознания по обеспечению граясданского иска потерпевшего органы дознания следует нацелить на обеспечение гражданского иска потерпевшего, в том числе путем розыска имущества, подлежащего аресту.

Основным правовым средством обеспечения органами расследования и прокурорами траждаиских исков потерпевших является арест и опись имущества, в связи с чем автором данный институт уголовно-процессуального права исследован особенно тщательно, в том числе путем опроса 120 следователей и 17 руководителей органов предварительного следствия при МВД, УВД Российской Федерации, а также путем изучения 184 уголовных дел в Головинском и Коптевском районах города Москвы.

Обобщение результатов проведенного исследования показало, что но 39% изученных в 1995 1996 гг. уголовных дел следователи не принимали меры к наложению ареста на имущество обвиняемых или лиц, несущих материальную ответственность за действия обвиняемых, хотя по 80% уголовных дел почерневшими были заявлены гражданские иски, требующие обеспечения возмещения ущерба, причиненного преступлениями. В 1997 1998 гг. эти показатели составили 24% и 72%.

16 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

150

Эти результаты показывают, что органам дознания следует предоставить право производить наложение ареста на имущество самостоятельно (вне связи с обыском или выемкой). С этой целью автором настоящего учебного пособия предложено внести дополнения в ст. 119 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ):

Часть первую ст. 119 УПК РСФСР дополнить нормой следующего содержания: «В целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущ,ества орган дознания обязан наложить арест на имущество подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за его действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем».

Дополнить ст. 119 УПК РСФСР частью пятой в следующей редакции: «При наличии достаточных оснований в целях обеспечения гражданского иска орган дознания после передачи дела следователю продолжает принимать оперативно-розыскные меры для установления и розыска имущества, подлежащего аресту, г уведомляя следователя о результатах. В целях обеспечения гражданского иска орган дознания на основании постановления следователя об аресте имущества производит опись установленного и разысканного им имущества обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем».

Говоря о реституции необходимо иметь в виду, что она приемлема лишь в

случаях причинения преступлением материального ущерба. В связи с этим проблемным, с точки зрения обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений, является вопрос времени возвращения пострадавшему похищенного у него имущества, изъятого в ходе расследования и признанного вещественным доказательством по делу.

Статья 84 УПК РСФСР в качестве обычного порядка предусматривает хранение вещественных доказательств при уголовном деле. Исключения из данного правила оговорены в части 2 ст. 84 УПК РСФСР. Они касаются объективных обстоятельств, не позволяющих хранить предмет при уголовном • деле, связанных со свойствами данного предмета - громоздкости и иных причин. В соответствии с УПК предмет, признанный вещественным доказательством,

151

может быть возвращен владельцу при прекращении уголовного дела (ч. 2 ст. 209). Содержание указанной нормы не направлено на соблюдение прав потерпевшего, заявившего гражданский иск.

В ходе опросов следователей (по вопросам обеспечения гражданского иска потерпевшего в части возмещения материального ущерба) большинство респондент» (88,2%) указали, что сознавая ценность похищенного для потерпевшего имущества, стараются возвратить предметы и ценности немедленно после совершения предусмотренной в законе процедуры - изъятия вещественного доказательства и его осмотра, но исследования и приобщения к делу в качестве вещественного доказательства. Данную тенденцию подтверждает также наличие в 75/)% изученных уголовных дел по которым похищенное было изъято у виновного, сохранных расписок от имени потерпевших, заявивших гражданский иск.

Следственная практика, формально противореча законодательству, в большей мере учитывает необходимость восстановления прав потерпевших и гражданских истцов. Выработанный ею порядок оформления передачи предметов и ценностей гарантирует их сохранность и отсутствие негативных последствий для расследования. В связи с тгим, на наш взгляд, существует настоятельная необходимость внесения дополнения ст. 84 УПК РСФСР норму следующего содержания: «Орган дознания, следователь, прокурор, судья путем вынесения мотивированного постановления. , а суд мотивированного определения, в целях обеспечения гражданского иска вправе передать на хранение потерпевшим или другим законным, собственникам либо владельцам предметы и ценности, признанные в установленном порядке вещественными доказательствами, с составлением. сохранной расписки. Лицо, принявшее вещественное доказательство на хранение, предупреждается о необходимости его сохранения в неизменном виде до разрешения судом, вопроса о гражданском иске в уголовном деле».

Иные проблемы реституции сводятся к своевременности (неотложности) производства обысков и выемок в целях обнаружения похищенного имущества,

на которое может быть наложен арест - непосредственно после получения данных о его местонахождении, целесообразности повторного проведения обысков и выемок, повышению уровня взаимодействия органов предварительного расследования и органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, необходимости установления единого порядка оформления процедуры принятия органами расследования предметов и ценностей, имеющих значение вещественных доказательств.

Несовершенство действующего уголовно-процессуального законодательства проявляется и в отсутствии иных мер обеспечения при расследовании преступлений гражданского иска потерпевшего. Статьи 168, 167 и 175 УПК РСФСР прямо не предусматривают- такое, как поиск и изъятие имущества для наложения на нею ареста, что сдерживает активность органов расследования в решении задач обеспечения гражданских исков потерпевших.

Подобное положение создает трудности в практике наложения ареста на. имущество и, следовательно, требует внесения дополнений в уголовно- процессуальный закон - предусмотреть в качестве основания обыска - поиск имущества, на которое может быть наложен арест, а выемки - необходимость изъятия такового.

Далее, процессуальный порядок производства наложения ареста на имущество, несмотря на незаинтересованность виновного и его семьи в результативности проведения данною действия и конфликтность возникающей при этом ситуации, не предусматривает возможности проведения’ поисковых и принудительных действий. Из смысла ч. 2. ст. 175 УПК РСФСР вытекает, что наложение ареста на имущество может быть проведено как неотложное (немедленное) действие лишь при совместном его осуществлении с обыском или выемкой. Статья 119 УПК РСФСР не включает’ в число неотложных следственных действий наложение ареста на имущество, что является, по нашему мнению, упущением в законодательстве. Представляется, что в целях повышения значимости и обязательности наложения ареста па имущество, верным выглядит предложение об отнесении его к неотложным следственным действиям, что

153

требует соогветет»ую1 него дополнения ч. i ст. 119 УПК РСФСР. Кроме этого., представляется целесообразным следователю самому активно включаться в организацию и проведение повторных обысков, например, с целью поиска похищенного имущества по горячим следам.

Пробел в нормах УПК следует восполнить, прямо предусмотрев законодательным путем в статьях 167, 168, 175 УПК РСФСР, что в целях обеспечения гражданского иска потерпевшей) путем ареста и описи имущества обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем, следователь и орган дознания обязаны производить обыски и выемки. В этой связи предлагается законодателю утвердить часть первую ст. 168 УПК РСФСР в следующей редакции: «Следователь, имея достаточные основания полагать, что в каком-либо помещении или ином месте, или у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, или имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их, действия, на которое возможно намююение ареста, a maiaice другие предметы или документы, могущие иметь значение для дела, производит обыск для их отыскания и изъятия».

Часть первую статьи 167 УПК РСФСР предложено законодателю утвердить в следующей редакции: «И случае необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для дела, a maiaice имущества обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, на которое возможно напожхчше ареста, и если точно известно, где и у кого они находятся, следователь производит выемку. Выемка производится таю/се для ареста имущества, приобретенного преступным пут ем ».

Дискуссионным в уголовно-процессуальной литературе является вопрос о возможности материального стимулирования должностных лиц правоохранительных органов при розыске похищенного или скрытого имущества.

Л.Г. Крахмальник справедливо считал, что необходимо найти приемлемые формы морального и материального поощрения оперативных и следственных работников МВД и прокуратуры за каждый случай активной и успешной деятельности по возмещению имущественного вреда и зафиксировать их в надлежащем нормативном акте1м. Б.И. Алексеев и Л.Я. Грун предлагали отчисление 5% от взыскиваемых сумм в качестве материального вознаграждения ведущим расследование лицам’65. Мы полагаем, что есть смысл согласиться с приведенными мнениями, поскольку при расследовании уголовного дела следователь обязал доказать виновность лица в первую очередь. Вряд ли возможность получения определенной дополнительной платы заставит должностное лицо идти на злоупотребление, необъективность и обвинительный уклон в следственной работе. Кроме того, окончательная виновность лица устанавливается судом и соответствующие определенные выплаты материального характера могут быть получены оперативными и следственными работниками после вынесения соответствующего приговора и вступления его в законную силу.

Возможность получения компенсации за причиненный преступлением вред в общем случае представляет наибольший интерес среди возможных других интересов для потерпевшего от преступлений. По этой причине и суд может потребовать от правонарушителя определенной компенсации потерпевшему за причиненный преступлением вред.

При выполнении неотложных следственных действий параллельно с изобличением виновного, следователю необходимо уделять внимание сбору данных, определяющих выбор действий по обеспечению гражданского иска потерпевшего. В этих целях желательно еще до проведения допросов переговорить с пострадавшим, задержанным, оперативными сотрудниками и выяснить имеющуюся информацию потому перечню, который приводился выше.

Крахмальник Л.Г. За более эффективное возмещение материального ущерба //Советская юстиция. 1967. Ne 15. С. 19.

Алексеев Б.И., Грун А.Я. Возмещение ущерба от растрат1 и хищений // Советское государство и право. 1963. .N» 8. С. N.

155

lime до начала допросов следует поручить органам дознания производство обысков в местах вероятного нахождения похищенного имущества подозреваемого, на которое можно обратить взыскание. Им необходимо дать подробные инструкции о порядке проведения обысков и описи имущества па которых следователем наложен арест.

‘Таким образом, эффективность деятельности органов расследования по обеспечению гражданского иска потерпевшего определяется тем, насколько быстро и полно устанавливается и изымается имущество, подлежащее аресту/ и насколько стоимость имущества, на которое наложен арест, соотносима с вредом, причиненным потерпевшему.

С нашей точки зрения проблемным вопросом правоприменительной практики является обеспечение гражданского иска о компенсации морального и физического вреда путем наложения ареста на имущество в соответствии со ст. 175 УПК РСФСР. Исходя из того, что применительно к теме нашего исследования проблема имеет существенное значение, считаем необходимым высказать свою точку зрения но этому поводу.

В гражданско-процессуальном праве до настоящего времени не утихают споры относительно обеспечения неимущественного иска имущественным арестом. Данная проблема привела к острому теоретическому спору известных адвокатов I .Резника и Г. Падвы, защищающих разные стороны и разнородные судебные решения”. Последний исходил из того, что иск о возмещении морального вреда, причиненного опорочением чести и достоинства, может быть и должен обеспечиваться наложением ареста па имущество. Позиция Г.Резника

Поводом к судебному спору послужил иск фирмы «JO.C.C.Ю. Артс Групп, Ил к.» к редакции газеты «Россия» известным российским музыкантом о защите чести, достоинства, деловой репутации и возмещения морального вреда в сумме 1,150 млрд. рублей. См. подробнее: Падва Г., Короткова П. Обеспечение исков, вытекающих из личных неимущественных отношений // Российская юстиция. 1994. №> 3; Резник Г. Неимущественный иск не подлежит обеспечению имущественным арестом // Российская юстиция. 1994. № 6; Судебные документы // Российская юстиция 1994, № 8; Обеспечение неимущественного иска имущественным арестом возможно // Российская юстиция. 1994. № 10. С. 35 39.

156

такова, что неимущественный иск не подлежит обеспечении) имущественным арестом Аргументируя свою позицию, Г. Резник провел четкую линию, что наложение ареста на имущество в качестве меры по обеспечению иска о компенсации за моральный вред исключается самой природой морального вреда.

Руководствуясь ст. 371 ГПК о порядке исполнительного производства, описи имущества, которое при его аресте производится «в количестве, необходимом для погашения присужденной взыскателю суммы» ставит под сомнение возможность обеспечения указанного иска. По мнению Г.Падвы, у суда нет оснований в принятии таких решений, поскольку не существует ни цены иска, ни размера взыскания, ни его необходимых пределов. Развивая данную мысль, он приходит к выводу. «Посчюал истец, что его нравственные страдания должны быть компенсированы миллионом - имущество описывается на эту сумму, сотней миллионов - размер ареста соответственно увеличивается в сто раз».

Хотя приведенный нами пример лежит в иной плоскости плоскости гражданско- правовых отношений, полагаем, что суждение Г.Падвы можно интерпретировать применительно к уголовно-процессуальному праву. Выше автором настоящей диссертации высказывалась мысль о расширении пределов оснований заявления гражданских исков, среди которых и возможность заявления и обеспечения с некоторыми условиями требования о компенсации морального вреда. По этой причине мы не согласны с мнением Г. Резника, отвергающего меру обеспечения иска только на основании -юго, что не определены критерии морального вреда. Если следовать его логике, то можно прийти к выводу о .нецелесообразности заявления таких исков вообще. Получается, что при совершении преступлений пострадавшее лицо должно будет «придать дважды: первый раз от преступника, а второй от бездеятельности государственных органов.

Поскольку это дело в своем роде уникально и может быть ориентиром в решении коллизий в уголовно-процессуальном праве при обеспечении при расследовании преступления гражданскою иска потерпевшего остановимся на нем подробнее.

В феврале 1993 г. в газете «Россия» № 7 было опубликовано «Открытое письмо» президентам западных фирм производителям аудио и видео продукции, подписанное рядом деятелей исскуств, среди которых Петров П.А., Рождественский Г.Н., Башмет ЮЛ. и т.д. Фирма «Ю.С.С.Ю. Лртс. Групп, Инк» обратилась в суд о .защите чести и достоинства к газете «Россия» и в указанным авторам письма о возмещении морального вреда в сумме 1,5 млрд. руб.

Определением Свердловского районного народного суда г. Москвы по ходатайству истцов в целях обеспечения иска был наложен арест на имущество ответчика Петрова Н.А. относящихся к его профессиональной деятельности за исключением музыкальных инструментов. По частной жалобе представителя Петрова П.А судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда ранее вынесенное определение отменила и в удовлетворении заявления истцов о наложении ареста на имущество Петрова НА. отказала.

Далее постановлением президиума Московского городскою еуда оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене определения суда кассационной инстанции в части отмены определения суда о наложении ареста на имущество Петрова П.А.. Кассационная инстанция Московского городского суда мотивировала необходимость отмены определения народного суда и отказ в обеспечении иска тем, что по ее мнению, наложение ареста на имущество невозможно, так как моральный вред хотя и определяется в конкретной денежной сумме, но является вредом неимущественным. Президиум Московского городского суда, оставляя протест без удовлетворения указал, что обеспечение иска в виде ареста на имущество применяется по требованиям, носящим имуществени ы й характер.

Далее в своем протесте в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации приводит достаточно веские и аргументированные доводы по поводу законности и обоснованности ареста имущества в целях обеспечения иска о компенсации морального вреда. Приведем доводы. Согласно

158

ст. 133 ГПК РСФСР суд или судья но заявлению или ходатайству лиц, участвующих в деле или по своей инициативе может принять меры .по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер обеспечения может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

В ст. 134 ГПК РСФСР предусмотрено, что наряду с другими мерами по обеспечении) иска может быть наложение ареста на имущество и денежные суммы, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или у иных лиц. Исходя из сказанного, закон не устанавливает, что наложение ареста па имущество применяется только по определенным требованиям, например, по имущественным, как посчитала кассационная инстанция и Президиум Московского городского суда; о характере требований закон вообще не упоминает и с ними не связывает возможность или невозможность применения мер обеспечения иска.

Статья 133 ГПК РСФСР устанавливает только условия при которых обеспечение иска допускается: это, во-первых, если непринятие этих мер может затруднить исполнение решения, во-вторых, непринятие их может сделать невозможным исполнение решения суда. Другими словами, закон связывает возможность применения мер по обеспечению иска о компенсации морального вреда, хотя этот вред действительно является неимущественным возможно постольку, поскольку в случае его удовлетворения, исполнение решения состоит во взыскании денежных сумм его удовлетворения, исполнение решения состоит во взыскании денежных сумм, которое при определенных обстоятельствах может быть обращено и на имущество должника.

Определением Верховного Суда Российской Федерации данный протест удовлетворен и дело направлено на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Нще один аргумент в обосновании своей позиции адвокат Г. Надва представил мнение ученых. 7 декабря 1993 года по вопросу о возможности применения мер обеспечения иска по делам о защите чести и достоинства на

159

кафедре гражданского процесса, юридического факультета Московского Государственного университета, состоялся обмен мнениями по данной проблеме.

Мнение большинства ученых кафедры следующее: иски _о вшм^щс^ии

морального вреда, связанные с защитой чести и )10сщ.шщшлЗ?^1^Ш}0ЛИ^ЖШЯ

к искам о присуждении. В случае вынесения положительного
решения

необходимо исполнительное производство и осуществление реального исполнения присужденных к возмещению морального вреда сумм. Шшщ^ш^и любой другой иск о принуждении, данный иск может быть. o6c_eiic^ieir Следует отметить, что вывод столь авторитетного мнения подтверждает правильность наших рассуждений относительно обеспечения при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего о компенсации морального вреда.

Актуальным является вопрос о пределах имущества, на которое по уголовным делам может быть наложен арест. Имущество должно быть подвергнуто аресту постольку, поскольку это необходимо для обеспечения полного удовлетворения обоснованных требований гражданского истца. С другой стороны имущество не должно произвольно, «с запасом» ИЛИ на всякий случай выводиться из распоряжения его обладателя, поскольку они лишаются возможности пользоваться им или получать с его помощью какую-либо экономическую выгоду. При расследовании преступлений, особенно на начальном этапе производства по уголовному делу, правильно определить пределы наложения ареста на имущество бывает далеко не просто. Тем не менее, в любой ситуации необходимо иметь в виду общие критерии определения стоимости имущества, подлежащего аресту, исходя из принципиального требования ч. I ст. 444 УК Российской Федерации о необходимости обеспечения полного возмещения вреда, причиненного преступлением. Имущество, подвергаемое аресту, по своей ценности должно быть эквивален-шо ущербу, понесенному пострадавшим от преступления.

Возможность заявления гражданского иска, о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, ставит серьезную проблему наложения ареста на имущество иричипитсля. Па наш взгляд, прежде всего следует исходить
из

160

принципиального положения о правомерности такого акта. Следует отметить, что данная проблема актуальна для всей правовой системы, при слом нами рассматриваются лишь отдельные ее аспекты применительно к теме нашего исследования.

Ход рассуждений предпочтительнее начать с анализа гражданско- процессуального законодательства. ‘Гак, в ст. 10 ГПК РСФСР предусмотрено право суда при разрешении дел исходить из общих начал и смысла законодательства, сели отсутствует материальный закон, регулирующий спорное или сходное с ним отношение. Имущество, подвергаемое аресту, по своей стоимости должно быть эквивалентно материальному ущербу, понесенному почерневшим от преступления. В случае обеспечения компенсации морального вреда принцип эквивалентности неприменим в силу особой специфики. Поскольку вред причинен и должен быть компенсирован, при обеспечении компенсации морального вреда должен применяться принцип более «низкого» уровня принцип адекватности (соответствия). Иными словами, за больший моральный вред - больший размер компенсации, и наоборот.

Практика рассмотрения гражданских дел о возмещении морального вреда после периода колебаний в разные стороны, уже вполне определилась в данном вопросе. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации отвергает отказ в наложении аресга на имущество по тем мотивам, что моральный вред хотя и определяется в конкретной денежной сумме, но является вредом неимущественным. Представляется, что обеспечение гражданского иска в том числе в у головном процессе путем наложения аресга па имущество причинителя морального вреда, допускается во всяком положении дела, если непринятие мер обеспечения может’ затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда167.

Мерой ответственности за совершение преступления является уголовное наказание. Поэтому разумно предположить, что соотношение
максимальных

Жуй ков В. Возмещение морального вреда // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. Я° 1 I. О. 44

161

санкций норм уголовного кодекса наиболее объективно отражает общественную значимость благ, охраняемых от преступлений. В связи с этим целесообразно использование этих соотношений для определения размера компенсации вреда за причиненный моральный вред. Практикой уже выработаны некоторые критерии определения размеров денежных сумм, эквивалентных причиненному преступлением моральному вреду. Учены ми-правоведам и предпринимаются попытки создания научно обоснованных методик установления размера компенсации168.

Очевидно, что при определении стоимости имущества, подлежащего аресту могут использоваться следователями существующие достижения правовой науки и практики в указанной области с учетом требований ст. 151 1 К, предписывающей при определении размеров компенсации морального вреда принимать во внимание степень вины нарушителя, индивидуальные особенности пострадавшего и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Во всяком случае, следователь обязан сделать все от него зависящее для обеспечения исковых требований в уголовном деле, в том числе выявить подлежащее описи имущество и произвести наложение на исто ареста (как по просьбе гражданского истца, так и по собственной инициативе).

Представляется, что стоимость имущества, на которое налагается арест, должна быть как правило не менее, чем в два раза больше суммы гражданского иска. Прежде всего, это объясняется чем, что независимо от суммы имущественного вреда, подлежащей возмещению, необходимо учитывать инфляционный фактор. Сумма возмещения растет пропорционально времени от момента преступления до момента возмещения вреда с учетом процента инфляции за данный период. Одновременно на следователя возлагается обязанность обеспечить каждое из принадлежащих потерпевшему, заявившему гражданский иск процессуальных прав потерпевшего и гражданского истца, создавая необходимые условия и
оказывая содействие в их осуществлении.

Эрдслсвский А. О размере возмещения морального вреда // Российская юстиция. 1994. № 10. С. 17-19.

162

Реализуя свои процессуальные права, потерпевший, заявивший фажданекий иск в состоянии воздействовать на следователя, активизируя его деятельность по обеспечению гражданского иска. Сели, например, следователь игнорирует его просьбу но выявлению определенного имущества и наложению на него ареста, потерпевший, заявивший гражданский иск может обратиться с жалобой на действия следователя не только к прокурору, по и в суд.

11од»одя итог сказанному, можно отмстить, что сущность наложения ареста на имущество выражается в его отыскании, описании, включении в протоколе описи, объявлении владельцу (хранителю) имущества запрета распоряжаться им по усмотрению собственника (владельца). Другими словами, арест имущества предполагает временное изъятие его из гражданского оборота160. Современные экономические условия осложняют выявление денежных средств и наложение на них ареста.

После реформы системы кредитно-финансовых учреждений у ^аждан имеется возможность открывать счета в самых различных банках. Отсутствие единой системы учета вкладчиков значительно затрудняет проверку вкладов. Аналогичные проблемы возникают в связи с акционированием, приватизацией многих государственных предприятий, переходом объектов государственной собственности в частную собственность.

Следственная практика пока еще продолжает приспосабливаться к новым условиям, хотя определенные меры в решении вопросов предпринимаются. Так, 16 февраля 1993 г. Генеральный прокурор РФ, Министр внутренних дел РФ и Председатель Центрального банка России направили на места совместное письмо, согласно которому следственным органам разъяснено их право налагать арест на средства, находящиеся на счетах предприятий и организаций’/0. Нам представляется, что органы расследования в этом вопросе могут координировать

169 Мазалов А.1 . Указ. соч. С. 12.

Олейиик О. Арест денежных средств, предприятий и банков // Законность. 1993, № 10, С. 12; Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под ред. А.Я. Качапова - М., 1996. С. 264-265.

163

свою работу по обеспечению гражданского иска со службами безопасности и юридическими подразделениями коммерческих структур.

Серьезные упущения допускаются оперативными работниками органа дознания, выполняющими поручения следователей о наложении ареста на имущество обвиняемого (подозреваемого). Гак, со слои проживающих совместно с обвиняемым (подозреваемым) родственников, они указываю!, что имущества у названных лиц нет, хотя законом не запрещено описывать совместно нажитое имущество. В этом случае суд мог бы компетентно решить, какая доля имущества принадлежит обвиняемому и может быть взыскана в счет возмещения ущерба. В тех ситуациях, когда какое-либо имущество описывается, не всегда указывается его стоимость, что препятствует принятию решения о том, достаточны ли используемые меры для обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений. Поэтому следователям рекомендуется самим, не перепоручал органам дознания, выполнять такое следственное действие как наложение ареста на имущество обвиняемого (подозреваемого). Следователь лучше знает ситуацию с возмещением вреда по делу и сможет точно выбрать и оценить имущество, подлежащее взысканию. При затруднении в стоимостной оценке имущества необходимо пригласить специалиста. В случаях, когда постановление о наложении ареста, на имущество все же будет выполнять’по поручению следователя орган дознания, необходимо в обязательном порядке провести инструктаж сотрудников органа дознания и дать им рекомендации как вести себя, что и на какую сумму описывать.

Исследование по изученным нами уголовным делам о грабежах и разбоях свидетельствует, что в 16% потерпевшим от преступления было возвращено имущество, то есть гражданский иск потерпевшего о возмещении материального вреда был реализован в форме реституции. В остальных случаях, органами расследования принимались меры к компенсации и ее обеспечению - в виде добровольного возмещения ущерба и наложения ареста на. имущество.

Повышение эффективности деятельности органов расследования по обеспечению гражданских исков потерпевших возможно за счет изменений и

164

дополнений некоторых установлений уголовно-процессуального закона. Так, 36% опрошенных следователей заявили, что они ire налагали ареста па имущество, если третьи лица при наложении ареста на имущество утверждали, что имущество принадлежит им, а не обвиняемому или подозреваемому. )ти данные свидетельствуют о необходимости разъяснения содержания статьи от. 175 УПК РСФСР, позволяющей наложить арест на имущество обвиняемого (подозреваемого), или лиц, несущих по закону материальную OTBCTCI венноетъ за их преступные действия, или лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем.

Исследование, проведенное СВ. Смирновым показало, что абсолютное большинство потерпевших (100%) заявило о несовершенстве действующего порядка обеспечения возмещения причиненного преступлением вреда. При этом многие из них (74%) были бы согласны принять в счет возмещения имущество обвиняемого и заявляли, что это более способствовало бы восстановлению их нарушенных прав. 20% опрошенных не считали приемлемым для себя принимать чужие вещи, тем более - преступника, но мотивам брезгливости. 6% опрошенных не смогли дать однозначный ответ на этот вопрос.

Таким образом, установление в законе или ином акте, регламентирующем исполнительное производство, нормы, в соответствии с которой было бы возможно, по желанию пострадавшего компенсировать причиненный ущерб посредством передачи ему ценностей обвиняемого, способствовало бы более полному обеспечению гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений.

Несовершенство действующего закона, по нашему мнению, проявляется и в отсутствии иных мер обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений. К иным мерам, обеспечения, гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений, по нашему мнению, следовало бы отнести -итог.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству залог является мерой пресечения и состоит в деньгах или ценностях, вносимых на

165

депозит суда обвиняемым (подозреваемым), либо другим лицом или организацией в обеспечение явки обвиняемого (подозреваемого) по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда (ч. 1 ст. 99 УПК РСФСР). В дореволюционной России, например, Устав Уголовного судопроизводства 1864 года предусматривал возможность применения залога не только как меры пресечения, но и как способа обеспечения возмещения вреда потерпевшему. Залогодателем мог быть как сам обвиняемый, так и другое лицо. В случае побега обвиняемого указанная сумма расходовалась на возмещение ущерба пострадавшему лицу171. Представляется, что данное положение могло бы найти применение и в настоящее время. На наш взгляд, применение залога будет способствовать повышению уровня реального обеспечения гражданского иска в стадии предварительного расследования; стимулированию добровольного возмещения обвиняемым ущерба и заглаживанию причиненного вреда, сокращению числа лиц, к которым в качестве меры пресечения на предварительном следствии применяется заключение под стражу. Следует предположить, что в отличие от аресга имущества, являющегося принудительной мерой обеспечения гражданского иска, при внесении залога (не менее размера причиненного вреда) будет исключена необходимость в аресте, описи и оценке необходимого имущества, его установлении и розыске. В случае внесения зшюга обвиняемый и гражданский ответчик продемонстрируют, что в определенной мере они заинтересованы в обеспечении предъявленного или возможного в будущем гражданского иска и в результате обвиняемый сможет получить в свой актив не только обстоятельство, смягчающее уголовную ответственность, но и основание к прекращению производства по уголовному делу., прежде всего по делам частного и частно-публичного обвинения. С другой стороны, залог- в таких случаях будет стимулировать деятельность органов расследования.

Во всяком случае, очевидно, при применении залога в качестве меры обеспечения гражданского иска, должны учитываться обстоятельства:
тяжесть

Петру хин ИЛ. Меры пресечения в дореволюционной России // Советское государство и право. 1988. №. 7. С. 123.

166

совершенного преступления, личность обвиняемою (подозреваемого) и залогодателя, личность потерпевшего. В качестве залога могло бы выступать недвижимое имущество: приватизированная квартира, гараж, дача и т.п.

Часть первую ст.99 УПК РСФСР законодателю предложено утвердить в следующей редакции: «Залог состоит л деньгах или в ценностях, вносимых в депозит суда обвиняемым, подозреваемым либо другим лицом или организацией в обеспечение явки обвиняемого, подозреваемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, а также в обеспечение судебного решения о возмещении или компенсации ущерба, непосредственно причиненного преступлением».

В недалеком прошлом Уголовный кодекс РСФСР I960 года предусматривал возможность возмещения вреда в форме возложения обязанности загладить причиненный материальный ущерб. Данная мера являлась видом уголовного наказания. К сожалению, действующее уголовное законодательство возможность назначения такого наказания не предусматривает, так как оно судами практически не применялось. И это вполне естественно, ведь данную меру невозможно реализовать. Давайте проанализируем понятие «возложение обязанности загладить причиненный вред». По нашему мнению, определение несколько некорректно, поскольку возлагает на обвиняемого загладить причиненный вред, не определяя нормы но принятию мер, направленных на реализацию подобного рода действий.

Слаба эффективность уголовно-процессуальных мер, предоставляющих должностным лицам правоохранительных органов право добиваться возмещения вреда. Уголовное и уголовно-процессуальное право содержит мало стимулов, побуждающих преступника возместить (за/-ладить) причиненный вред. По ряду преступлений полное возмещение вреда должно быть безусловным основанием либо для избрания меры пресечения, не связанной с лишением свободы (в частности, в сочетании с внесением денежного залога), либо к назначению условного наказания, либо как минимум, к назначению минимального наказания.

167

Представляется что, возлож-еиие. обязанности загладить причиненный преступлением вред реально в том случае, если к моменту направления уголовного дела в суд будут приняты соответствующие меры. По нашему мнению, этому виду наказания должна предшествовать деятельность по обеспечению гражданского иска при расследовании преступлений (например, следователь вправе принять меры обеспечения возможного в будущем гражданского иска). Кроме этого наличие в УК Российской Федерации такой санкции могло бы позитивно отразиться в работе следователей и на общей проблеме обеспечения )ражданекого иска потерпевшего при расследовании преступлений. Безусловно, что в данном случае возложение обязанностей загладить причиненный преступлением вред может быть назначено только решением суда, как уже было отмечено и если суд признает, что виновный способен непосредственно устранить его своими силами и средствами. На наш взгляд, такие действия со стороны лиц, виновных в причинении вреда, прежде всего должны проявляться в оказании содействия органам расследования в обеспечении гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений. Можно согласиться с тем, что в данной деятельности присутствует элемент добровольности, не присущий принудительной мере обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений. Однако мы не имеем в виду меру, направленную на обеспечение добровольного возмещения причиненного вреда, которое имеет место наряду со всеми существующими формами возмещения причиненного преступлением вреда.

Уголовно-процессуальное и уголовное законодательство слабо стимулирует лиц, причинивших ущерб преступлением, добровольно возмещать ущерб. В частности этот стимул, мог бы проявляться при избрании моры пресечения и сильнее действовать при определении меры наказания или сокращении назначенного судом срока лишения свободы.

По нашему мнению, необходимо учитывать и добровольность возмещения причиненного вреда со стороны лица, совершившего преступление в рамках обеспечения заявленного или возможного в будущем гражданского иска. И в том

168

и в другом случае присутствует признак добровольности. Различие, проявлясгея в том, что в первом случае добровольность рассматривается как одна из форм возмещения причиненного вреда и основывается на безусловном желании лица, совершившего преступление, загладить причиненный вред. Во втором случае, добровольность проявляется только после соответствующей деятельности следователя.

Следователь принимает меры принудительного характера в случаях, когда лицо, совершившее преступление отказывается возместить причиненный вред добровольно. В практической деятельности нередки случаи, когда лицо, совершившее преступление, возмещает или компенсирует вред почерневшему только после того, как следователь убедит его в этом. В этом случае возмещение -такого вреда нельзя признать добровольным, но и нельзя отрицать того, что его возмещение стало возможным только при участии лица, причинившего вред. Думается, это право должно быть разъяснено подозреваемому и обвиняемому в ходе их допроса, здесь же они должны выразить свое желание или нежелание добровольно возместить причиненный вред. Все это должно быть огражено в протоколе допроса. Если будет выражено обвиняемым или подозреваемым такое желание, то должно быть установлено наличие у пего средств, за счет которых может быть возмещен ущерб. Эти средства должны быть определены самим обвиняемым (подозреваемым). Следователю лишь необходимо удостовериться в наличии этих средств. Если лицо, совершившее преступление, выразит желание одолжить средства для возмещения ущерба у других лиц, следователь должен обеспечить ему такую возможность, поскольку он (подозреваемый, обвиняемый) имеет право заключить договор займа денег с любым лицом.

Существует мнение, что если требования по гражданскому иску удовлетворены, к примеру, путем добровольного возмещения вреда, то отпадает необходимость в обеспечении заявленного иска. Это бесспорный факт и с ним следует согласиться. Однако передки случаи, когда при добровольном возмещении компенсируется лишь часть причиненною вреда. Поскольку гражданский иск присутствует с момента возбуждения уголовного дела до начала

169

судебного следствия, все меры, направленные на его обеспечение, должны находить отражение в материалах дела, будь то добровольное возмещение причиненного преступлением вреда, содействие со стороны лица, причинившего вред органам расследования при обеспечении ими гражданского иска, заглаживание вреда и т.д.

В недалеком прошлом основополагающий признак уголовного права неотвратимость уголовной ответственности в каждом случае совершения преступления ныне (в определенной мере) поставлен под сомнение. Совет Европы рекомендует сочетать его с принципом «дикреционпого судебного преследования», т.е. правом компетентных государственных органов отказаться от уголовного преследования или прекратить его по делам, «влекущим мягкие наказания», при соблюдении подозреваемым некоторых условий, в частности возмещения причиненного преступлением вреда172.

В ряде европейских стран, в США и Канаде довольно эффективно функционируют внесудебные примирительные процедуры разбирательства. Одной из таких распространенных форм является договоренность (сделка) о признании вины. В российской юридической литературе эта актуальная проблема остается слабо исследованной. Нынешнее состояние российского правосудия требует серьезного и тщательного анализа и изучения внесудебной формы разбирательства, которая, несомненно, позитивно повлияет на проблему обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений.

На наш взгляд, примирительная форма разбирательства может иметь место при совершении преступления небольшой тяжести и она должна осуществляться по взаимному согласию между государством (в лице органа расследования, прокурора) и лицом, совершившим преступление или его представителем при обязательном участии потерпевшего от преступления. Впоследствии эта процедура может утверждаться судьей как законная. В отличие от традиционного правосудия примирительной форме разбирательства
конфликтов свойственны

Доступ к правосудию: Рекомендация Комитета министров № R (87) 18 от 17 сентября 1987 г. // Российская юстиция. 1997. № 8. С.2

170

следующие особенности; рассмотрение по преступлениям небольшой тяжести; примирение возможно при взаимном согласии между сторонами обвинения и защиты; реализация процедуры примирительного урегулирования происходит только при примирении обвиняемого и потерпевшего; процедура не должна противоречить действующему законодательству; разрешение дела сопровождается участием профессионального судьи.

Представляется, что примирительное урегулирование, основанное на согласии сторон, то есть потерпевшего от преступления, обвиняемого и их представителей, должностных лиц органов расследования рано или поздно внедрится в российскую практику уголовного процесса. Несмотря па то, что мы привыкли к рассмотрению дел в рамках устоявшейся системы правосудия, строго очерченного уголовно-процессуальным законодательством, в мировой судебной практике все более широкое распространение получают дискреционные формы улаживания конфликтов.

Механизм свободного усмотрения активно реализуется в США, Канаде, Англии, Франции и ФРГ. Правда, виды примирительного урегулирования в этих странах не скопированы друг- у друга, а имеют национальную специфику Вместе с тем общие схемы рассмотрения конфликта особо не отличаются друг от друга,

Примирение может быть основанием переквалификации обвинения в сторону менее сурового состава преступлений, а с другой - основанием смягчения ответственности за содеянное в рамках компромиссного решения о степени виновности и возможности загладить вред. В этих условиях увеличивается объем дискреции, то есть свободного усмотрения в уголовном процессе, а процедурные формальности упрощаются до крайности.

Примирительные формы урегулирования в условиях poena преступности и ограниченных возможностей органов расследования имеют немало достоинств, в том числе: применение примирительных процедур как на стадии предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства; достижение кратчайшим путем смягчения враждебности сторон в конфликтных ситуациях; реализация одной из главных функций судд -
социального

171

умиротворения; экономия ограниченных ресурсов судов и органов расследования для использования их по делам, где виновность обвиняемого стоит под серьезным вопросом или где имеются существенные сомнения, что обвинение сможет доказать виновность обвиняемого173; способствование обвиняемым органам расследования; освобождение органов расследования от бремени поиска новых улик по бесперспективным преступлениям, а судов от значительного количества дел, создание благоприятных условий для качественного рассмотрения более сложных дел и концентрации усилий органов расследования на расследовании тяжких преступлений11А.

Ключевая роль в процедуре примирения законодателем отводится почерневшему. Возбуждение примирительной формы разбирательства дел связано с согласием потерпевшего. В статье 9 УПК РСФСР указано, что орган дознания, следователь, прокурор и судья вправе начать процедуру примирения только с согласия потерпевшего. Представляется, что указанное положение является правильным. Следует отметить, что по п.п. 1-5, 7 11 ст. 5, 6, 7, 8 УПК РСФСР прекращение уголовных дел происходит независимо от позиции потерпевшего.

При прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, вследствие изменения обстановки (ст. 6 УПК РСФСР) и в связи с деятельным раскаянием (ст. 7 УПК РСФСР), а также в отношении несовершеннолетнего (с применением принудительных мер воспитательного воздействия) ущемляются права потерпевшего, заявившего гражданский иск в уголовном деле. Поэтому в уголовно-процессуальном законодательстве должно быть предусмотрено положение, в соответствии с которым на прекращение уголовного дела должно быть дано согласие потерпевшего и гражданского истца. Поэтому необходимо внести в указанные статьи формулировку в следующей редакции: «Постановление (определение) о прекращении уголовного дела по
нереабилитирующим

1/( Ллойд Л. Уайпреб. Отказ от правосудия: Уголовный процесс США. - М, 1985. С.102.

основаниям выносится с согласия потерпевшего и гражданского истца. Это будет способствовать стимулированию процесса примирения между сторонами, куда составной частью войдет прежде всего деятельность на добровольных началах по возмещению причиненного преступлением материального, морального и физического вреда.

В УПК РСФСР в ограниченных рамках предусмотрена примирительная форма разбирательства уголовных дел. Так, законом Российской Федерации от \6 июля 1993 г. в УПК РСФСР введена ст. 430, устанавливающая, что полный или частичный отказ прокурора от обвинения на предварительном слушании или в ходе судебного разбирательства влечет, соответственно полное или частичное прекращение дела судом снимая, таким образом, процессуальный конфликт. Российский законодатель проявил некоторую сдержанность, введя это правило только для дел, рассматриваемых с участием суда присяжных и обусловив прекращение дела согласием потерпевшего.

Как известно, по делам частного обвинения закон предоставляет пострадавшему и обидчику право самим урегулировать свой конфликт. Как известно, дела этой категории могут быть возбуждены не иначе как по жалобе потерпевшего. Представляется, что демократическому развитию российскою судопроизводства соответствовало бы расширение на начальной стадии хотя бы возможности урегулирования криминальных и уголовно-процессуальных конфликтов между потерпевшим от преступления и обвиняемым на основе распространения института частного обвинения на значительный круг дел о преступлениях против личности17’’.

Допустим, потерпевший примиряется со своим «обидчиком», прощает ему долг и просит прекратить уголовное дело. Ситуация вполне реальная, так как по многим уголовным делам (мы акцентировали внимание на :ш>м) потерпевшими являются супруги, иные родственники, соседи и т.п. Есть два варианта решения

Рустам о в Х.У. Уголовный процесс. Формы: Учебное пособие для вузов. - М., 1998. С. 83.

Ларин A.M. Паш инквизиционный процесс // Судебная власть: надежды и реальность. М., 1993. С. 71-77.

173

вопроса: либо просьба потерпевшего компетентным органом удовлетворяется, невзирая на то, что вред не заглажен (отсутствует одно из условий ст. 76 УК Российской Федерации, ст. 9 УПК РСФСР), либо признается невозможным (в таком случае освобождение от уголовной ответственности не наступает).

Все дело в том, что освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением сторон является не обязанностью, а правом соответствующих государственных органов. Следовательно, применение данного института возможно только тогда, когда с учетом обстоятельств конкретного деяния и личности подозреваемого либо обвиняемого суд, прокурор, должностное лицо органа расследования приходят к выводу о том, что прекращение уголовного дела не затрагивает охраняемые уголовным законом интересы граждан (а не только почерневшего), общества и государства в целом. В противном случае освобождение от уголовной ответственности по ст. 76 УК Российской Федерации исключено.

Итак, введение в УПК ст. 9 в новой редакции и ее альянс со ст. 76 УК Российской Федерации существенно расширили границы примирительной формы разбирательства уголовных дел. Исходя из процессуальной роли потерпевшего и сю специфической связи с виновным, уголовное законодательство предусматривает основание освобождения от уголовной ответственности, каковым является примирение лица, совершившего преступление с потерпевшим.

Необходимо иметь в виду, что рассматриваемая норма как бы дополняет уголовно-процессуальное положение о том, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит обязательному прекращению в силу примирения обвиняемого с потерпевшим по делам частного обвинения. Применительно к таким делам примирение лица, совершившего преступление, с потерпевшим является безусловным основанием, а освобождение гтого лица от уголовной ответственности обязательным.

Если же с публично-правовой точки зрения это в конкретном случае возможно, то нет никаких оснований привлекать лицо к уголовной ответственности только
потому, что потерпевший реализовал свое право на

174

прощение долга, предоставленною ему ст. 415 VK Российской Федерации и вред фактически не был заглажен.

Применяя указанную норму гражданского законодательства при прекращении уголовного дела, необходимо выяснить, отдает ли себе потерпевший отчет в юридических последствиях прощения долга, прекращения обязательств по возмещению причиненного преступлением вреда и способен ли он вообще отдавать себе в этом отчет. Нужно убедиться в -гам., что потерпевший прощает долг добровольно без физического или психического принуждения со

176

стороны лица, совершившего преступление .

Анализ статьи 76 УК Российской Федерации говорит о том, что первое условие ее применения состоит в том, что совершенное деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести. К ним помимо дел частного обвинения относятся все умышленные и неосторожные преступления, за которые закон предусматривает максимальное наказание не более, чем два года лишения свободы, которые связаны с причинением потерпевшему какою-либо вреда. Второе условие заключается в том, что преступление совершено виновным впервые, то есть он не имеет судимости и не состоит под следствием и судом. Третье условие освобождения от уголовной ответственности по ст. 76 УК Российской Федерации представляет сам факт примирения лица, совершившего преступление, с и отер певшим. Это означает оформленный в надлежащей процессуальной форме отказ потерпевшего от своих первоначальных претензий и требований к лицу, совершившему преступление, отказ от просьбы привлечь его к уголовной ответственности (если уголовное дело еще не возбуждалось) или просьбу прекратить уголовное дело, возбужденное по его заявлению. Четвертое условие заключается в том, что это лицо еще до примирения (и как условие такого примирения) загладило причиненный потерпевшему вред. Заглаживание вреда может означать реальное возмещение в дерюжной либо иной форме причиненного имущественного ущерба, устранение
своими силами

1 Головко Л. Прощение долга одно из оснований прекращения уголовного дела // Российская юстиция, 1998, № 4. (1.1 5-16.

175

материального вреда, компенсация морального и физического вреда. Компенсация за причиненный вред должна быть достаточной с точки зрения не лица, совершившего преступление, а самого потерпевшего. Только совокупность всех четырех рассмотренных условий образует основание для освобождения лица, совершившего преступление от уголовной ответственности в соответствии со ст. 76 УК.

С учетом требований ст. 76 УК Российской Федерации под разряд преступлений небольшой тяжести попали согласно ст. 15 УК Российской Федерации все преступления, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы.

Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации содержит 352 статьи, объединяющие 528 составов преступлений . Учитывая, что более чем пятая часть составов преступлений УК может быть урегулирована примирительной процедурой17Н, возникает объективная необходимость детальной законодательной разработки этой проблемы, которая может быть предметом отдельного самостоятельного исследования. Наша задача в постановке данной проблемы заключается, прежде всего, применительно к обеспечению гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений. На первый взгляд понятие «примирение» прямо противоположно понятию «обеспечения», поскольку в значении первого заложена добровольность, во втором принудительность. Рассматривая примирительную форму процедуры, мы исходим из того, что в случае эффективности данной меры это отразится позитивно на обеспечении гражданского иска при расследовании ‘преступлений. Нел и нет примирения, то действует принудительная процедура возмещения вреда, каковой является обеспечение иска или наоборот.

1 ‘7*7

Масленникова JI.H. Влияние потерпевшего от преступления на динамику уголовного процесса. Правовые исследования: Сб. научи, ip. Вып.7. Иркутск, 1998. С. 50.

Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы: Учебн. пособие для вузов. М.,

  1. С. 95.

176

На наш взгляд, статья 9 УПК носит обобщенный, концептуальный характер. Следует предусмотреть специальную главу, где бы были расписаны полномочия органа расследования в возбуждении примирительной процедуры; во-вторых, следует указать, с какой стадии предварительного расследования или судебного разбирательства, по каким конкретно основаниям начинается форма рассмотрения дел; в-третьих, необходимо обозначить правомочия потерпевшего, гражданского истца, подозреваемого, обвиняемого, их представителей, должностных лиц органа расследования при реализации процесса примирения; в-четвертых, в уголовно-процессуальном законе необходимо предусмотреть перечень условий и обстоятельств, вообще исключающих примирительное производство; в-пятых, обязательно следует закрепить основания обжалования решения по примирительному разбирательству.

Нам представляется, что состоявшееся между сторонами обвинения и защиты примирение должно завершаться подписанием мирового соглашения, в котором отражаются следующие данные: о сторонах примирения, краткая фабула дела, (рак*)- признания обвиняемым своей вины, позиция потерпевшего по причиненному вреду, согласованная сторонами мера предполагаемого наказания. Соглашение приобретает силу юридического документа после утверждения судьей. Безусловно, в специальной процессуальной норме должна быть обозначена особенность составления приговора и его оглашения.

Таковы меры, направленные на обеспечение гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений. Их успех находится в прямой зависимости от эффективности соответствующих правовых норм и правоприменительной деятельности.

177

/ ЛАВА 3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПУБЛИЧНО-ПРАВОВОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ РАССЛЕДОВАНИЯ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ 1РАЖДАНСКИХ ИСКОВ, ЗАЯВЛЕННЫХ ПОТЕРПЕВШИМИ

Проблема повышения эффективности правоприменительной деятельности в условиях борьбы с преступностью приобретает свою особую актуальность. Наша цель, разрешить ее применительно к теме исследования путем совершенствования публично-правовой деятельности органов расследования по обеспечению гражданского иска потерпевшего.

Об эффективности уголовно-процессуальных норм, регулирующих обеспечение при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего, можно судить лишь в неразрывной связи с процессом их реализации со стороны органов, производящих расследование по уголовному делу. Показатели - эффективности такой деятельности видятся нами в соотношении между: а) реально существовавшим до преступления объемом благ; б) их уменьшением в результате совершения преступления; в) степенью восстановления нарушенных прав при расследовании преступления. Относительно двух первых величин /юсгагочно одной лишь их констатации в общепринятых (обусловленных) выражениях и установления факта прямой зависимости произошедшего уменьшения материального состояния потерпевшего от преступления и наличие прямой необходимой причинной связи между преступлением и причиненным вредом.

Поиск и определение факторов, препятствующих обеспечению при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего, приводят к следующим общим выводам.

I. Обеспечение при расследовании преступления гражданского иска потерпев! него с сочетанием в нем гражданско-правовых и уголовно-процессуальных отношений четко реагирует па многие изменения, в том числе и па те, которые непосредственно не касаются сферы права.

/178

  1. Факторы, препятствующие обеспечению при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего, порождаются процессами развития государства и общества.

В свою очередь, не могут не сказаться на реализации права изменения в экономике: спад производства, инфляция и рост цен, увеличение численности населения с доходами ниже прожиточного минимума, усиление имущественного неравенства между отдельными слоями населения, увеличение числа безработных граждан и лиц без определенного места жительства.

Резкая смена идеологии повлекла падение доверия граждан к государству, пренебрежительное отношение к общественной морали, правовой нигилизм, нежелание граждан вступать в отношения с правоохранительными органами, отсутствие у работников правоохранительных органов стимула активно защищать права потерпевших от преступлений.

На обеспечение при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего оказывают воздействие процессы развития преступности, а именно рост и преобладание в структуре преступности насильственных и имущественных преступлений, усиление латетшюсти преступности, совершение большинства преступлений лицами, не имеющими постоянного источника дохода.

Одним из основных препятствий на пути обеспечения при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего является несовершенство и несоответствие уголовно-процессуального закона уровню общественного развития. Ими порождены следующие факторы:

  • несоответствие содержания права на заявление и обеспечение гражданского иска в уголовном процессе современным требованиям;

  • ориентация уголовного и уголовно-процессуального законодательства на уголовно-правовую, а не на гражданско-правовую ответственность;
  • игнорирование уголовно-процессуальным законом частных интересов в угоду интересам публичным;
  • неравенство процессуального положения сторон, влекущее ущемление прав потерпевшего, заявившею гражданский иск.

179 В качестве отдельного фактора, препятствующего обеспечению при

расследовании преступления гражданского иска потерпевшего,
выделяем

отсутствие точных данных о реальной возмещаем ости вреда по уголовным делам.

На процесс общественного развития и на преступность уголовно- процессуальная теория прямо повлиять не в силах. Поэтому мы можем предложить возможные пути устранения только для факторов применительно к теме нашего исследования.

Эффективность предпринимаемых действий по обеспечению при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего была положена нами в основу проведенного исследования. Учтены здесь также и достаточно обоснованные в литературе рекомендации по методике проведения социологических исследований. В основу данного исследования положены, в частности, изучение 184 уголовных дел о преступлениях против личности, данные анкетирования 120 следователей МВД, УВД из 44 регионов Российской Федерации, проведенных по специально разработанным анкетам.

Вследствие того, что большинство из полученных при этом данных в той или иной степени приводилось в предыдущих главах, а некоторые из них нами опубликованы, здесь мы их приводить не будем. Вместе с тем, эти данные еще раз подтверждают, что эффективность правоприменительной деятельности, в том числе и предпринимаемых следователем действий но обеспечению при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего, находится в прямой зависимости от целого ряда условий. Последние могут быть классифицированы на определенные группы по различным основаниям классификации.

При обращении к первой группе классификации, основанной, прежде всего па анализе таких существенных признаков, как характер и степень воздействия на механизм реализации права, приходим к выводу, что эта группа обстоятельств обусловлена внутренними, качественными свойствами предпринимаемых следователем мер по выполнению соответствующей задачи предварительного расследования.

180 Другая же группа классифицируется под внешним воздействием.. Такие

внешние условия эффективности деятельности следователя по обеспечению при

расследовании преступления гражданского иска потерпевшего в свою очередь

могут быть классифицированы по их отношению: а) к степени совершенства

законодательства, качеству соответствующих правовых норм.; б)
к

совершенству (качеству) общей правореализующей деятельности.

Анализ современного состояния правовых норм, регулирующих деятельность по обеспечению при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего, приводит нас к выводу о необходимости законодательной корректировки некоторых из них.

На конституционном уровне провозглашена взаимная ответственность государства и личности. Считаем, что деятельность органа расследования по обеспечению гражданского иска со временем должна претерпеть значительные изменения. При наличии достаточных оснований государство должно быть обязанным компенсировать вред, причиненный преступлением.

Предварительное расследование должно быть направлено не только на установление лиц, совершивших преступления с тем, чтобы привлечь их к уголовной ответственности, но и на решение задач, связанных с гражданско- правовой ответственностью обвиняемых и лиц, которые по закону несут материапьпую ответственность за результаты преступных действии обвиняемых.

В правовой литературе вот уже два десятилетия ставится вопрос о необходимости выделения непосредственно в тексте закона (ст. 2 Уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, ст. 2 УПК РСФСР) деятельности по возмещению причиненного преступлением вреда в качестве самостоятельной задачи уголовного судопроизводства. Пленум Верховного Суда Российской Федерации своим постановлением о возмещении причиненного преступлением вреда как само собой разумеющееся в очередной раз нацеливает суды на необходимость точного и неуклонного выполнения требований законодательства о возмещении вреда. Законодатель же все такие предложения до

181 настоящего времени осгавляег бе:* внимания. Между тем, задача «быстрого и

полного раскрытия преступления», в содержание которой включается и также

установление подлежащего возмещению причиненного преступлением вреда, не

всегда преследует цель установления всех обстоятельств,
подлежащих

доказыванию по уголовному делу. В тех случаях, когда преступные последствия в

виде материального, морального и физического вреда входят в
рамки

консфуктивных признаков конкретного состава преступления, названная задача в

определенной мере включает в себя и необходимость разрешения отдельных

вопросов обеспечения при расследовании преступления гражданского иска. В тех

же случаях, когда преступные последствия в виде причиненного вреда
не

охватываются конструктивными признаками состава преступления, «быстрое и

полное раскрытие преступлений» вообще ire включает в себя задачу обеспечения

гражданского иска для компенсации морального и ‘физического вреда. Четкое

закрепление в уголовно-процессуальном законе отмеченной задачи, вне всякого

сомнения, нацеливало бы следователя и орган дознания на
принятие

необходимых мер по обеспечению при расследовании
преступлений

гражданского иска потерпевшего, создавало бы для этого надлежащие надежные

правовые гарантии.

На основе проведенных исследований мы пришли к выводу, что в связи с расширением оснований заявления гражданского иска в уголовном деле проблема защиты нарушенных прав потерпевших могла бы быть решена принятием еле; [у ющих предложен и й.

Во-первых, исхода из того, что проблема обеспечения возмещения причиненного преступлением вреда является государственной, ее необходимо рассматривать в комплексе межотраслевых наук, не только с позиции уголовно- процессуального и гражданско-процессуального, но и уголовного, уголовно- исполнительного права. В случае принятия в уголовном законодательстве в качестве основных и дополнительных видов наказаний в виде обязанности возместить или загладить причиненный вред, это позитивно отразится и на

182 проблеме обеспечения лри расследовании преступления
гражданского иска

потерпевшего.

Во-вторых, иной аспект проблемы - ущемление нрава пострадавшего на скорейшее возмещение ущерба от преступления. Статья 58-1 УПК РСФСР и Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями», предусматривают немедленные компенсационные выплаты государством лицу, незаконно привлекавшемуся к уголовной ответственности.

В отношении потерпевшего от преступления в уголовно-процессуальном законодательстве подобная норма отсутствует. Как уже отмечалось, это не согласуется с требованиями международного правовою сообщества, но, тем не менее, данное противоречие до сих пор не устранено. Возмещение ущерба по 1ра.жданскому иску в большинстве случаев производится виновным в процессе исполнения приговора в течение длительного времени, что в условиях существующей в РФ инфляции препятствует реальному возмещению ущерба.

Третий аспект проблемы ущемление государством прав пострадавших от преступления. Государство в уголовном процессе явно является заинтересованной имущественной стороной. По действующему законодательству суммы штрафов, налагаемых судом на виновных, полностью присваиваются государством, в том числе в случаях когда интересы государства преступлением не затрагиваются. Часть 4 ст. 99 УПК предусматривает, что в случае нарушения обвиняемым или подозреваемым, меры пресечения в виде залога, сумма гакого залога, обращаются в доход государства. Однако ни уголовно-процессуальное законодательство, ни подзаконные акты, ни судебная практика не содержат положения, позволяющего из присвоенной государством суммы выплачивать потерпевшему от преступления сумму ущерба.

Правомерно поставить вопрос о необходимости не только погашения причиненного преступлением ущерба из суммы залога обращенного в доход государства, но и не присвоенного государством в тех случаях, когда виновный соблюдает меру пресечения.

183 Представляется, что в определенной законодательной
корректировке

нуждается, на наш взгляд, норма существующего уголовно- процессуального

закона. Согласно ч. 1 ст. 137 УПК, гражданский иск подлежит рассмотрению в

уголовном деле лишь в том случае, если вред причинен заявителю
иска

преступлением, составляющим предмет расследования или
судебного

разбирательства. Каким должен быть характер связи между преступлением и

вредом, закон не конкретизирует. Распространенным является (на наш взгляд,

правильное) мнение о том, что в данном случае вред должен
быть

непосредственным результатом преступления.

Статья 13? УПК РСФСР могла бы иметь следующее содержание: «Следователь, усмотрев из дела, что совершенным преступлением лицу непосредственно причинен материальный, моральный или физический вред, разъясняет ему или его представителю право предъявлять гражданский иск, о чем. составляется протокол и делает письменное уведомление»; ч.З ст. 137 представить в следующей редакции: «Постановление о признании гражданско-правовых требований сообщается потерпевшему, гражданскому истцу шш их представителям. Указанным лицам, разъясняются их права, предусмотренные ст. 54 Настоящего Кодекса, о чем выносится постановление, копия которого вручается под расписку. При отказе в признании гражданско-правовых требований им вручается копия соответствующего постановления».

Одним из условий признания лица гражданским истцом является причинение ему материального вреда. Действующий УПК не предусмалривает возможности предъявления иска с требованием компенсировать или возместить моральный и физический вред.

В юридической литературе неоднократно предлагалось установить в уголовно- процессуальном праве возможность компенсации за моральный вред, причиненный преступлением. Такое решение закреплено ст. 51 (1) проект УПК Российской Федерации. На наш взгляд, принятие этого предложения в полной мере отвечало бы интересам потерпевшего от преступления. Таким образом, ст. 54 действующего УПК РСФСР предпочтительнее изложить в
следующей

184 редакции: «Гражданским истцом признается лицо, которому непосредственно

преступлением, причинен материальный, моральный или физический
пред,

предъявившее требование о возмещении или компенсации ущерба. Потерпевший

от преступления заявивший гражданский иск одновременно наделяется правами

гражданского истца… ».

Согласно ч. 1 ст. 29 УПК РСФСР лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом. По сложившейся практике многие следователи слово «вправе» истолковывают как наличие у лица, понесшего от преступления вред, возможности требовать его возмещения, а не как законное право таких лиц на предъявление иска, надежную реализацию которого следователь обязан сгромиться обеспечить по каждому уголовному делу. Защита законных интересов лиц, пострадавших от преступления, для уголовного судопроизводства задача не менее важная, чем изобличение виновников совершения преступления и применения к ним справедливого наказания.

Сказанное не означает, что в тексте закона непременно необходимо указывать на обязанность лиц, понесших от преступления тот или иной вред, предъявлять к соответствующим лицам гражданские иски (-такого мы не исключаем, тем более что для юридических лиц это давно уже стало их обязанностью). Но в самой статье 2:9 УПК РСФСР есть, на наш взгляд, необходимость обратить внимание на то, что действия органа расследования по разъяснению потерпевшим от преступления лицам права на предъявление гражданского иска должны получить отражение в соответствующем протоколе, составленном в соответствии с требованиями ст. 141 УПК РСФСР..При отказе от предъявления гражданского иска в гаком протоколе должны были бы приводиться подробные основания и мотивы этого отказа. В этой же статье ст. 29 ч. 1 УПК РСФСР вызывает определенное возражение положение о том, что гражданский иск
предъявляется «к обвиняемому или к лицам, несущим

185 материальную ответственность за действия обвиняемого». Ставя возможность предъявления гражданского иска в зависимость от появления в уголовном процессе фигуры обвиняемого, закон тем самым ограничивает право лиц, понесших от преступления материальный, моральный или физический вред, на обеспечение его возмещения или компенсацию. Кроме того, такое указание закона не согласуется с принципом всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР), в известной степени тормозит реальное осуществление такого принципа.

В связи с чем, нами предложено внести изменения и дополнения в часть первую ст. 29 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта УПК РФ), представив ее в следующей редакции: «Лицо, понесшее непосредственно от преступления материальный, физический вред и моральный вред, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом Гражданский иск потерпевшего в уголовном деле освобождается от государственной пошлины».

Внести изменения и дополнения в часть четвертую ст. 29 УПК РСФСР (в соответствующую статью проекта. УПК РФ) следующего содержания: «Реализуя установленную статьей 2 Конституции Российской Федерации обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, суд как орган правосудия Российского государства должен по собственной инициативе при постановлении приговора разреишть вопрос соответственно о возмещении и компенсации материального, физического и морального вреда, причиненного потерпевшему непосредственно преступлением, если потерпевший не предъявил гражданский иск».

С позиции повышения эффективности обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений представляется удачным изложение ч. 3 ст. 29 УПК РСФСР положения о том, что «прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный потерпевшим гражданский иск, если этого требует охрана государственных пли общественных интересов
или прав

186 граждан». На наш взгляд, органы расследования и прокуроры, осуществляющие

досудебное производство по уголовным делам, должны быть сориентированы

•законодателем на качественно новый интерес в доказывании гражданских исков к

*

обвиняемым и поддержании этих исков в судах, им следует по иному относиться к решению задач по установлению лиц, совершивших преступления, по розыску обвиняемых, скрывшихся от следствия и дознания, к работе по приостановленным делам. Отсутствие претензий со стороны потерпевшего или гражданского истца по отношению к государству, в силу ряда причин, позволит по-новому решать проблему прекращения уголовного дела в стадии расследования при установлении отсутствия особой общественной опасности совершенного деяния либо лица, его совершившего, при условии возмещения или компенсации причиненного вреда.

В связи с изложенным, представляется заслуживающим внимания предложение о необходимости создания специального государственного фонда для возмещения потерпевшим ущерба, причиненного преступлением, если своевременное восстановление их имущественных прав не представляется. возможным из-за не розыска или неплатежеспособности виновных. Однако такой фонд должен иметь лишь вспомогательное значение, поскольку основное взыскание должно быть получено за счет имущества обвиняемого (осужденного) либо лица, несущего материальную ответственность за его действия.

В соответствующей уголовно-процессуальной норме (к примеру, в ст. 30 УПК РСФСР) должны получить отражение источники формирования и назначения такого фонда, условия и порядок возмещения причиненного преступлением ущерба за счет его средств, четкие запреты на использование фонда в иных целях не связанных с восстановлением материального положения потерпевших и гражданских истцов.

В уголовно-процесез’альном законе нет нормы, которая содержала бы прямое указание на возможность возмещения причиненного преступлением материального ущерба путем реституции, lie наличие ныне мы практически выводим только из указаний ст. 85 УПК РСФСР о возможности возвращения

187 вещественных доказательств их владельцам, если это возможно без ущерба для

производства по делу, а также если такие предметы являю гея скоропортящимися.

Но даже сама правовая процедура такого восстановления материальных благ

потерпевшего законодателем не урегулирована. Между тем, в процессуальной

литературе уже сравнительно давно были высказаны в этой части конкретные

предложения, сводящиеся, в частности, к тому, что если материальные ценности

возвращаются в связи с прекращением производства по уголовному делу, то о

принятом решении достаточно указал, в резолютивной части постановления о

прекращении уголовного дела. Возвращение материальных ценностей
по

приостановленному уголовному делу, а также по делу, по
которому

расследование продолжается или заканчивается и которое будет направлено в суд,

возможно только па основе специального постановления о
возвращении

владельцу вещественных доказательств. Сам процесс возвращения владельцу

такого имущества должен оформляться протоколом. В законе, на наш взгляд,

наряду с общей нормой об уголовно-правовой реституции (таковой, к примеру,

могла бы стать статья 2.91 УПК РСФСР), должны быть и такие, которые

определяют правовую процедуру ее осуществления.

В определенном совершенствовании нуждается и ряд существующих норм

уголовно-процессуального закона, связанных с правовым
регулированием

деятельности следователя (органа дознания) по обеспечению гражданского иска

потерпевшего при расследовании преступлений. Учитывая, в частности,
что

наложение ареста на имущество часто сопряжено с производством
таких

неотложных следственных действий, как обыск и выемка, есть необходимость

отнесения его к числу последних и дополнения в этой части ст. 119 УПК РСФСР.

I оворя о таком специфичном процессуальном действии, как наложение ареста на

имущество, призванном обеспечить сохранность материальных ценностей для

удовлетворения гражданского иска или возможной конфискации
имущества,

следует отметить, что его эффективность значительно повышается, если при

производимой при этом описи имущества принимает участие
специалист

(товаровед, инспектор по ценам) либо даже судебный пристав, которому в

188 будущем, возможно, придется исполнять мригопор и части
имущественных

взысканий. Думается, что возможность участия специалиста в наложении ареста

на имущество следовало бы предусмотреть в ст. 175 УПК РСФСР.

Эффективность ареста и описи имущества с участием специалистов во многом предопределяется и принятием надлежащих мер обеспечения сохранности подвергнутого аресту имущества. Законодатель разрешает оставлять арестованное имущество под сохранную расписку не только представителю органа местного самоуправления, либо жилищно-эксплуагациошюй организации, либо какому-то иному авторитетному лицу, но даже самому владельцу этого имущества или его родственникам. В печати уже приводились убедительные примеры того, что, пользуясь оставленным им на хранение имуществом, подозреваемые, обвиняемые и их родственники отчуждают его. Нам представляется, что из ст. 175 УПК РСФСР следует исключить указание на возможность оставления арестованного имущества на хранение всем таким лицам. Одновременно следует принять более энергичные меры к обеспечению надлежащих условий хранения имущества, подвергнутого аресту.

Что же касается наличных денег, облигаций государственных займов, иностранной валюты в банкнотах, монетах, чеках, а также изделий из драгоценных металлов и камней и другого особо ценного имущества (меха), то все это подлежит изъятию и передаче на хранение в учреждениях банка, либо в других специально предназначенных да я этого местах. Об этом также следовало бы предусмотреть в ст. 175 УПК РСФСР, расшифровав тем самым содержащееся в этой статье указание о том, что «в случае необходимости имущество, на которое наложен арест, может- быть изъято».

Некоторое уточнение необходимо, па наш взгляд внести « ч. 3 ст. 168 УПК РСФСР. Здесь, в частности, отмечается, что обыск возможен только по мотивированному постановлению, санкционированному прокурором или его заместителем. Отсутствие такой санкции закон связывает лишь с не терпящими отлагательства случаями, конкретизация которых законодателем нам представляется необходимой. В качестве таких обстоятельств могли бы стать

189 случаи, когда есть реальные основания опасаться, что разыскиваемый обьею,

ввиду промедления с производством обыска, может быть утрачен, уничтожен или

поврежден.

Думается, что, с учетом всего здесь сказанного, действующее законодательство сможет еще более эффективно способствовать достижению задач уголовного судопроизводства, в том числе и по обеспечению гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений.

В литературе предложен еще ряд аргументированных мероприятий по повышению эффективности деятельности следователя по обеспечению гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений.

Гак, заслуживает внимание мнение В.Я. Понарина, исследовавшего проблему применительно к гражданскому иску. К таковым относятся меры по повышению морального и материального стимулирования должностных лиц органов расследования; специализацию при расследовании преступлений разных видов; улучшение организационной структуры следственных аппаратов; разработку стройной системы учета, оценок и отчетности в деятельности органов расследования по обеспечению гражданских исков; периодические обобщения следственной практики в целях выявления и устранения ее недостатков, а также в целях выявления и распространения передового опыта.

Считаем необходимым остановиться, в дополнение ко всему здесь сказанному, еще па трех аспектах: на вопросах взаимодействия следователей с органами дознания при решении вопросов обеспечения гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений, роли прокурорского надзора в выполнении этой важной задачи предварительного следствия и мерах по склонению обвиняемых и гражданских ответчиков к добровольному возмещению причиненного преступлением вреда.

11редставляется, что порочная практика взаимодействия, которая с самого начала облекает орган дознания на пассивность, интересы потерпевшего, заявившего гражданский иск не может должным образом удовлетворить. Хотя после возбуждения уголовного дела составляется единый согласованный план

190 следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, в том
числе

затрагивающий вопросы обеспечения возмещения причиненного вреда, который

является стержнем взаимодействия следователя с оперативными работниками. И

в процессуальном, и в административном отношениях оперативный работник

подчиняется не следователю, а начальнику органа дознания. По нашему мнению,

такое опосредован “ос отношение следователя с оперативным
работником

снижает оперативность взаимодействия. Отсутствие в соответствии с
этим

прямой связи между следователем и оперативным работником на
практике

нередко приводит- к обезличке и пассивности органов и лиц,
обязанных

содействовать следователю в обеспечении заявленных гражданских исков. Порой

это же порождает между следственными и оперативными работниками трения и

взаимные обвинения в недостатках при решении ими задач, что, естественно,

отрицательно сказывается на исследуемой проблеме.

Завершая вопрос о совершенствовании публично-правовой деятельности

органов расследования по обеспечению при расследовании
преступления

гражданского иска потерпевшего, заметим, что в процессе его осуществления

следователю часто приходится склонять лиц, несущих ответственность
за

преступные действия, к добровольному возмещению причиненного
вреда.

Разъясняя, согласно ст. 58 УПК РСФСР участвующим в деле лицам их права,

следователь должен сказать об этом подозреваемому, гражданскому ответчику.

Правда, нормы уголовно-процессуального закона, в котором
закреплены

полномочия всех лиц, указанных выше (ст. 52, 46, 55 УПК РСФСР), прямо не

называют их право на добровольное возмещение причиненного вреда (в этом

усматривается несовершенство закона), но его можно вывести из
права

участников процесса на представление доказательств (похищенное имущество,

деньги, ценности, нажитые преступным путем, есть не только вещественные

доказательства, но и средства, источники возмещения ущерба), их права на дачу

объяснений и показаний по поводу перечисленных в ст. 68 УПК
РСФСР

обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.
Процесс

19] добровольного возмещения причиненного вреда должен
оформляться протоколом, отвечающим требованиям ст. 141 УПК РСФСР.

Регламентируя порядок производства таких следственных действий, как выемка и обыск, законодатель прямо ориентирует лиц, у которых проводятся указанные действия, добровольно выдать орудия преступления, предметы и ценности., добытые преступным путем, а также другие предметы или документы, могущие иметь значение для дела (ст. 170 УПК РСФСР). О добровольной выдаче искомых предметов делается отметка в протоколе следственного действия.

Общие выводы:

В настоящее время повысить эффективность обеспечения при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего способно изменение некоторых установлений уголовно-процессуального закона, в том числе:

  • расширение оснований заявления гражданского иска потерпевшего при расследовании преступлений.

производство компенсационных выплат потерпевшему за счет скрывающегося от следствия и суда обвиняемого при приостановлении производства в связи с неизвестностью его местонахождения.

возможность компенсации пострадавшему причиненного ущерба посредством передачи ему ценностей обвиняемого, аналогичных похищенному.

Представляется, что выплата государственных компенсационных вознаграждений потерпевшим определенной категории позволит рассматривать проблему обеспечения их гражданских исков в несколько ином контексте. Разработав механизм осуществления данной про1раммы, государство имело бы возможность реально осуществить, к сожалению, пока декларативные нормы.

Декларация может стать реальностью, если законодатель предпримет следующие шаги:

наложит ограничения на выплаты компенсаций, в виде четко оговоренных в законодательстве оснований, наделит потерпевшего, заявившего

192 гражданский иск правом иа государственную компенсацию и
условия его

применения;

признает необходимость привлечения к производству

компенсационных выплат общественных и благотворительных организаций;

Помимо четкого определения оснований, должны быть определены условия производства выплат. .Вопрос о выплатах должен рассматриваться судом по просьбе потерпевшего, заявившего гражданский иск в стадии расследования или в суде, а в случае его смерти или полной недееспособности- но просьбе близких родственников потерпевшего, после того как установлен объем вреда. При этом право на государственные компенсационные выплаты следует предоставлять: пострадавшим от преступления лицам, которые своевременно заявили органам расследования (прокурору) о совершении преступления и тем, кому сделать подобное заявление помешали объективные причины (например, нахождение в течение длительного времени в бессознательном состоянии);иотерпевшим по уголовным, делам, которые приостановлены производством” по пунктам 1 и 3 ст. 195 УПК РСФСР; потерпевшим по уголовным делам, которые прекращены по иереабилитирующим основаниям, но лишь в случаях, когда у обвиняемых нет средств для возмещения или компенсации вреда; потерпевшим по уголовным делам, находящимся в производстве более двух месяцев при отсутствии у обвиняемых средств для возмещения вреда.

При установлении указанных оснований и условий количество случаев возникновения права на государственные компенсационные выплаты существенно уменьшится. Ото будет препятствовать абстрактной реализации права на возмещение ущерба, но позволит реально компенсировать причиненный ущерб хоть бы части потерпевших, заявивших гражданские иски в уголовном процессе.

К производству компенсационных выплат потерпевшим от преступлений следует привлечь общественные и благотворительные фонды. Кик уже отмечалось рапсе, выплаты не производятся из-за неимения соответствующих средств.

193 Безусловно, что если государство само провозгласило
обязанность

компенсировать всем собственникам ущерб, причиненный преступлением, эта.

обязанность является государственной. Однако, это не отрицает возможности

добровольного оказания помощи пострадавшим от преступления, в том числе - и

финансовой, любыми негосударственными образованиями:
общественными,

организациями, частными лицами. В данном случае, пострадавшему абсолютно

безразлично, из какого именно источника поступает помощь. Для пето важно, что

она оказывается, вместе с тем государство могло бы инициировать подобную

благотворительность, например, снизив налоговые ставки
организациям,

постоянно оказывающим помощь пострадавшим.
Необходимость

государственного инициирования оказания негосударственными организациями

помощи пострадавшим подтверждают данные опросов
коммерсантов

Нижегородской и Карагандинской областей. И в том, и в другом регионе лишь

около 1/3 предпринимателей (соответственно - 30.2 и 24%) выразили готовность

принять участие в образовании фонда помощи пострадавшим от преступлений.

Таковы, на каш взгляд, основные пути повышения эффективности

деятельности следователя по обеспечению гражданского иска потерпевшего при

расследовании преступлений, Претворение их в реальную действительность есть

непреложное условие выполнения задач уголовного процесса по защите прав

потерпевших от преступлений, что является залогом успешной борьбы
с

преступностью.

194

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Диссертация на избранную тему является монографической работой, в которой комплексно с позиций Конституции Российской Федерации и норм международного права, уголовно-процессуального законодательства, теории права, ПК и УК Российской Федерации на базе проведенных автором исследований в определенной мере по-новому разработаны концептуальные положения относительно сущности, понятия, задач, предмета гражданского иска потерпевшего, оснований его заявления, а также относительно сущности, понятия и процессуальной формы обеспечения данного иска при расследовании преступления. Поскольку целый ряд вопросов, касающихся гражданского иска потерпевшего и его обеспечения в действующем уголовно-процессуальном законодательстве и проекте УПК Российской Федерации, одобренном в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, не урегулирован, автор диссертации обоснованно считает, что данный пробел подлежит устранению путем внесения соответствующих дополнений и изменений в УПК РСФСР и проект УПК Российской Федерации. В этой связи им предложены кошеретные формулировки норм доя их включения в статьи 29, 30, 53, 68, 118, 127, 136, ‘167, 168, 175 УПК РСФСР и проект УПК РФ. Па основе проведенных исследований автором диссертации сформулированы и обоснованы новые и отчасти новые теоретические и научно-практические положения и выводы, а также рекомендации практическим работникам по оптимизации их процессуальной деятельности, связанной с обеспечением гражданских исков потерпевших в досудебных стадиях уголовного процесса.

Наиболее важные результаты проведенного автором диссертации исследования состоят в следующем.

Содержание права потерпевшего на судебную защиту его прав и законных интересов, нарушенных преступлением, реализуется путем обращения потерпевшего с гражданским иском и путем обеспечения гражданского
иска органами расследования и прокурорского надзора по

195

основаниям и в порядке, которые вытекают из соответствующих положений Конституции Российской Федерации, норм международного права, УПК РСФСР, УК РФ и ГК Российской Федерации. По своей сущности обеспечение при расследовании преступления гражданского иска потерпевшего состоит в реализации органами расследования и прокурорского надзора их публично-правовых обязанностей, содержание которых составляет совокупность их уголовно-процессуальных действий и решений, адресуемых обвиняемому либо лицам, которые в соответствии с гражданским правом несут материальную ответственность за результаты преступных действий обвиняемого, направленные на принудительное обеспечение соответственно возмещения и компенсации материального, физического и морального вреда, причиненного непосредственно преступлением, а также на исполнение будущего судебного решения по гражданскому иску потерпевшего. В уголовном процессе подлежит доказыванию и соответственно возмещеншо и компенсации не только материальный, но также физический и моральный вред, непосредственно наступивший от преступления.

Предмет гражданского иска потерпевшего составляет его требование соответственно о возмещении и компенсации материального, физического и морального вреда, причинение которого непосредственно обусловлено совершением преступления и является предметом предварительного расследования и судебного разбирательства. Доказывание факта преступления, оснований гражданского иска потерпевшего, характера и размера материального, физического и морального вреда от преступления составляет публично-правовую обязанность органов расследования. и прокурорского надзора, что не исключает права потерпевшего заявлять гражданский иск и представлять доказательства в его обоснование.

Момент принятия органом расследования или прокурором процессуального решения о признании гражданско-правовых требований потерпевшего юридически значимыми и обоснованными должен
быть

1%

максимально приближен ко времени заявления потерпевшим гражданского иска и в принципе может совпадать с актом принятия решения о возбуждении уголовного дела. Признание гражданско-правовых требований потерпевшего юридически значимыми и обоснованными обязывает орган расследования и прокурора незамедлительно принять меры по обеспечению гражданского иска потерпевшего.

Незаявление или несвоевременное заявление потерпевшим гражданского иска не снимает с органа расследования и прокурора их публично- правовой обязанности обеспечивать защиту прав и законных интересов потерпевшего на соответственно возмещение и компенсацию материального, физического и морального вреда, который причинен потерпевшему непосредственно преступлением.

Предложения автора по внесению дополнений и изменений в уголовно- процессуальное законодательство позволят восполнить пробелы в праве и тем самым создать юридические основания и условия для организации эффективной деятельности органов расследования и прокурорского надзора по реальному обеспечению гражданских исков потерпевших. Положения диссертации по конкретным вопросам правоприменения и организации расследования имеют важное значение для практики защиты прав и законных интересов потерпевших, которым преступлениями причинен материальный, физический и моральный вред. Материалы диссертации полезно использовать в учебном процессе юридических вузов и научных исследованиях, а также в системе профессиональной служебной подготовки органов расследования.

197

CIIИСОК ЛИТЕРАТУРЫ I. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

  1. Всеобащя декларация прав человека Резолюция 217А (111) Генеральной Ассамблеи ООП от 10 декабря 1948 г. // СССР- и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. - М., 1989.
  2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Принята 4 ноября 1950 г. // Права человека: Сборник универсальных и региональных международных документов. - М.: МГУ, 1990.
  3. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью. Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1986 г. // СССР и международное сотрудничество. 1987.
  4. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка Принят резолюцией 34/169 Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 г. //Социалистическая законность. 1990. № 1.
  5. Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка. Рекомендованы резолюцией 40/32 Генеральной Ассамблеи ООП от 4 декабря 1985 г. // Международные соглашения и рекомендации ООН в области защиты прав человека и борьбы с преступностью: Сборник документов. Вып.1 - М., Академия МВД СССР, 1989.
  6. Объясни гельный отчет по Европейской Конвенции о компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений 1984 г.
  7. // Сборник переводов НИИ МВД РФ М> 535.

  8. Отчет Европейского комитета по проблемам преступности, оказанию помощи жертвам и предотвращению виктимизации. Приложение к

198

Резолюции ХУ R/87/21; утвержден Комитетом министров Ивропейекого Совета 17 сентября 1987 г. // Сборник переводов НИИ МВД РФ № 535.

Законодательство и подзаконные акты СССР

  1. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик: Введен;,: в действие с 1 января 1992 г. // Ведомости Верховного Сонета СССР. 1991. № 10.
  2. Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Утверждены Законом СССР от 8 декабря 1961 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. № 50. Ст. 526.
  3. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении: Утверждены Законом СССР от 19 декабря 1969 г.
  4. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. №52. Ст. 466.

П. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик: Приняты Верховным Советом СССР 2 июля 1991 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1990. № 23. Ст. 441.

  1. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Основы законодательства Союза ССР и союзных республик: Сборник. - М., 1987.
  2. О внесении изменений и дополнений в Основы Уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Закон СССР от 12 июня 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 26. Ст. 495.
  3. О печати и других средствах массовой информации: Закон СССР. Принят 12 июня 1990 г. // Бюллетень Верховного Совета СССР. 1990. №4.
  4. О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, почерневших от преступных действий: Указ Президиума Верховного Совета СССР. Принят 25 июня 1973 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1973. .№ 27. Ст. 348.

199

  1. Об усилении ответственности за хулиганство: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. №23. Ст.782.
  2. О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими своих служебных обязанное гей. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г // Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. № 21. Ст. 4.
  3. О мепах по защите прав граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с преступностью: Указ Президента Российской Федерации от 8 декабря 1992 г. № 1189 // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. №42. Ст. 2373.
  4. 06 основных гарантиях прав граждан Российской Федерации: Федеральный закон от 6 декабря 1994 г. // Собрание законодательства Российской Федерации 1994. № 33. Ст. 3406.
  5. Законодательство и подзаконные акты РСФСР (Российской Федерации)

  6. Декларация прав и свобод человека и гражданина: Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. I 865.
  7. Конституция Российской Федерации: Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.
  8. Об охране здоровья граждан: Основы законодательства Российской Федерации: Приняты Верховным Советом Российской Федерации 22 июля 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. №33. Ст. 1318.

200

  1. О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР: Закон РСФСР от 24 октября 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 21. Ст. 237.
  2. О собственности в РСФСР: Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г.
  3. // Ведомости Съезда народных дснугатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № з0. Ст. 416.

  4. О средствах массовой информации: Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 7. Ст. 300.
  5. Гражданский кодекс РСФСР: Утвержден Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г.
  6. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая: Принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 21 октября 1994 г., 22 декабря 1995.
  7. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР: Утвержден Законом РСФСР от 11 июня 1964 г.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Утвержден Законом РСФСР от 27 октября 1960 г.
  9. Уголовный кодекс РСФСР: Утвержден Законом РСФСР от 27 октября 1960 г.
  10. Уголовный кодекс Российской Федерации: Принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации
  11. 24 мая 1996 г.

  12. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон № 144-ФЗ от 12 августа 1995 г.
  13. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон № 168-ФЗ от 17 ноября 1995 г.
  14. О здравоохранении: Закон РСФСР от 29 июля 1971 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1971. № 31. Ст. 656.

201

  1. О милиции: Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г.

// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

  1. О средствах массовой информации: Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. // Ведомости Российской Федерации. 1992. № 7.

Ст. 300.

  1. О страховании: Закон Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. // Ведомости Российской Федерации. 1993. № 2. Ст. 56.
  2. О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству: Постановление Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 10 июня
  3. 1997 г. №187 СФ.

Проекты нового уголовно-процессуального законодательства

  1. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. - М: Институт государства и права Академии Паук СССР, 1990.
  2. Основы уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и республик: Проект опубликован в соответствии с Постановлением Верховного Совета СССР от 1 1 июня 1991 г. //Известим. 1991. 28 июня.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Общая часть: Проект Государственно-правового управления Президента Российской Федерации // Российская юстиция, 1994, № 9.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект научно-исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. – М., 1994.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект Министерства юстиции Российской Федерации. М., 1994.

202

  1. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М.,

1992.

Постановления Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР

и Российской Федерации

  1. О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества: Постановление Пленума Верховного (“уда СССР от 11 июля 1972 г. № 4 // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. №> 4.
  2. О судебной практике по делам о хулиганстве: Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 9 от 16 октября 1972 г. // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 -1986. - М.: Известия, 1987.
  3. О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий: Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 9 от 13 декабря 1974 г. «О практике применения судами Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 г.» // Советская юстиция. 1975. № 4.
  4. О практике применения судами законодательства. о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1 979 г. № I
  5. // Бюллетень Верховного Суда СССР 1979. № 3.

  6. () практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 нояб. 1985 г. Ш 16

// Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 1.

  1. О применении в судебной практике статьи 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик о защите чести и достоинства граждан и организаций: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 2 марта 1989 г. № 2 // Бюллетень Верховного Суда СССР.
  2. №3.

203

  1. О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990 г. № 10 // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 2.
  2. О возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья: Постановление Пленума Верховного Суда от 29 марта 1991. № 6. О дополнении в постановление Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1986 г. № 13 // Социалистическая законность. 1991. № 6.
  3. О применении судами РСФСР постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 апреля 1992 г. № 8 // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1992. №7.
  4. Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 20 декабря 1994 г. // Законность. 1995. № 4.
  5. О судебном приговоре: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г.
  6. Ведомственные нормативные правовые акты

  7. Инструкция о порядке и размерах возмещения расходов и выплат вознаграждений лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд: Утверждено Постановлением Совета Министров РСФСР от 14 июля 1990 г. № 245, с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Совета Министров, Правительством РСФСР. - Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1990. № 18. Ст. 132; 1993. № 10. Ст. 847.
  8. О дальнейшем совершенствовании прокурорского надзора за исполнением законов о возмещении ущерба, причиненного

204

правонарушениями государственным, кооперативным и общественным организациям: Приказ Генерального Прокурора СССР № 60 от 4 ноября 1983 г.

  1. Об улучшении работы по возмещению материального ущерба, причиненного преступлениями государственным, кооперативным и общественным организациям, и конфискации имущества: Указание Генерального Прокурора СССР № 43/8 от 16 июня 1987 г.
  2. Инструкция об исполнительном производстве: Утверждена приказом Министра юстиции СССР от 15 нояб. 1985 г. № 22. // ВИЛ СССР, 1987. № II.
  3. Нормативные правовые акты из истории процессуального

законодательства

  1. История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры 1917-1954 гг.: Сборник документов / Под ред. С.А. Голунского - М.: Юрид. изд. 1955.
  2. Положение о военных следователях: Утверждено приказом Реввоенсовета Советской Республики 30 сентября 1919 г: // Сборник приказов Реввоенсовета Советской Республики, 1991.
  3. Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть вторая Устав уголовного судопроизводства, изданы Государственной канцелярией. СПб., 1866; Второе изд. – СПб., 1867.
  4. Устав уголовного Судопроизводства ((“вод законов, т. XVI, часть 1 изд. 1914 г.) с позднейшими узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и циркулярами Министерства Юстиции. / Сост. МП. Шрамчегпсо и В.П. Широков. Седьмое изд., испр. и дон.
    Петроград, 1916.
  5. Устав уголовного судопроизводства. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.8: Судебная реформа. М., 1991.

205

  1. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г., издано Н.С. Таганцевым. 15 -е изд., переем, и доп. Спб., 1910.
  2. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Издания 1885 г. и по прод. 1912 г., с извлечениями из решений Правительствующего Сената, Свода Законов, Свода Военных и Морских Постановлений, с указанием подсудности, судопроизводственных правил и приложениями
  3. / Сост. ВВ. Волков. - Спб., 1914.

  4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 г. // СУ РСФСР.
  5. №20-21.

II. МОНОГРАФИИ, УЧЕБНИКИ, УЧККНМЕ ПОСОБИЯ

  1. Абрамов С.Н. Гражданский процесс. - М., 1948.
  2. Азаров В.А. Деятельность органов дознания, предварительного следствия и суда по охране имущественных интересов граждан. - Омск: Омская высшая школа милиции МВД СССР, 1990.
  3. Азаров В.А. Проблемы теории и практики охраны имущественных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Омск; Омская высшая школа милиции МВД СССР, 1995.
  4. Александров С.А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе (досудебные стадии). Горький: Горьковекая высшая школа МВД СССР, 1976.
  5. Александров С.А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе.
    Горький: Горьковекая высшая школа МВД СССР, 1978.
  6. Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975.
  7. Альперт С.А. Защита в советском уголовном процессе прав и законных интересов лиц, понесших имущественный ущерб от преступления. - Харьков, 1984.

206

  1. Батищев В. И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами. Воронеж, 1992.
  2. Белозеров Ю.П., Чугунок В.К, Чувилев А.А. Дознание в органах милиции и его проблемы. М., 1972.
  3. Беляцкин С. А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. - М., 1997.
  4. Берлин Л.М. Гражданский иск. - С. - Петербург, 1888.
  5. Божьев В.П. К вопросу о понятии потерпевшего в советском уголовном процессе. - М., 1962.
  6. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975.
  7. Бугаевский А.А. Гражданский процесс в его движении. - Л., 1924.
  8. Власенко В. Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного и общественного имущества. - Саратов: Саратовский Государственный университет, 1972.
  9. Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под общей ред. И.И. Кожевникова. - 2-е изд , перераб. и доп. - М., 1997.
  10. Вулъферт А.К. Курс русского уголовного судопроизводства. -СПб, 1887/8.
  11. Газетдинов П.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. - Казань: Казанский Государственный университет, 1990.
  12. Герасимов И.Ф. Система процессуальных действий следователя. Следственные действия: (Криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск. 1983.
  13. Горский Г.Ф. Научные основы организации и деятельности следственного аппарата в СССР. Воронеж, 1 970.
  14. Гражданский процесс: Учебник для вузов.

207

/ Под ред. К.И. Комиссарова., Ю.К. Оеипова - 2-е изд. перераб. и доп. М., 1996.

  1. Гранат Н.Л. Социалистическая законность в деятельности органов внутренних дел / Под ред. АЛ I. Коеицына М., 1985.
  2. Гранат Н.Л., Афанасьев B.C. Обеспечение и укрепление законности в деятельности органов внутренних дел: Методические рекомендации. -М., 1993.
  3. Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды). - М., 1981.
  4. Гурес» П.11. Гражданский иск в уголовном деле, подсудный военным трибуналам. - М., 1957.
  5. Гуреев П. П.. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1961.
  6. Гуреев 11.П. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве. -М„ 1977.
  7. Гуткин И.М. Правовые вопросы взаимодействия следователя и органов дознания в уголовном процессе. - М., 1967.
  8. Даев В.Г, Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. -Л., 1972.
  9. Демидов И. Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе. - М., 1995.
  10. Дубривный В. А. Потерпевший на предварительном следствии в советском уголовном процессе. - Саратов: Саратовский юридический институт. 1966.
  11. Духовской М.В. Русский уголовный процесс: Издание для студентов. - М., 1908.
  12. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М.: Издание Клю- кинаМ.В., 1910.
  13. Зипатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. - Казань: Казанский Государственный университет. 1974.

208

  1. Изменения преступности в России: Криминологический комментарий статистики преступности. - М., 1994.
  2. Иоффе ОС. Обязательственное право. - М., 1975.
  3. Квачсвский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании мрссгуплений по Судебным Уставам 1864 г. Часть 3, выпуск первый. Санкт - Петербург: Типография Сущинского Ф.С. 1870.
  4. Кипиис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М.5 1995.
  5. Коврига З.Ф. Дознание в органах милиции. Воронеж, 1964.
  6. Коган В.М. Социальные свойства преступности. - М.: Академия МВД СССР, 1977.
  7. Кокорев Л. Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1964.
  8. Концепция судебной реформы. - М., 1992.
  9. Курс советского гражданского процессуального права: Теоретические основы правосудия по гражданским делам. - М., 1981.
  10. Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1966.
  11. Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1977.
  12. Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. М., 1965.
  13. 114 Малсин Н.С. Охрана прав личности советским законодательством. - М., 1985.

  14. Михайлов В. А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве Российской Федерации. - М.: Институт защиты предпринимателя, 1997.
  15. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М., 1996.

209

  1. Мотовиловкер Я.О. .Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. Часть 2. - Кемерово, 1964.
  2. Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. / Иод ред. СИ. Брагуся., Е.А. Флейшиц - М., 1962.
  3. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общей ред. В.М. Лебедева - М., 1997.
  4. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. - 3-е изд. -М., 1972.
  5. Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. - Киев, 1989.
  6. Окончание предварительного следствия составлением обвинительного. заключения: Лекции для слушателей вузов МВД / Сост. Ю.Н. Белозеров., СП. Ефимичев - М., 1996.
  7. Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела. Воронеж, 1978.
  8. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М., 1961.
  9. Розин И.П. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916.
  10. Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы: Учебное пособие для вузов.
    М., 1998.
  11. Случевский В.К. Учебник русского уголовного судоустройства- судопроизводства. 2-е изд. перераб. - Санкт-Петербург, 1895.
  12. Советский гражданский процесс. / Под ред. К.И. Комиссарова., В.М. Семенова - М., 1988.
  13. Справочные материалы для автора. М.: РИО Академии МВД России, 1994.

2 I 0

130 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 Т. -М., 1968: 1970.

  1. Теория доказательств в советском уголовном процессе. 2-е изд., испр. и доп. / Под ред. II.В. Жогина. •- М., 1973.
  2. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общей ред. П.А. Лупинской 2-е изд., перераб. и доп. М., 1997.
  3. Уголовный процесс: Общая часть: Учебник / Под ред. В.II. Божьева - М., 1997.
  4. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. Гуценко К.Ф. - М., 1997.
  5. Чельцов М.А. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1945.
  6. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Монография. Волгоград: Волгоградский юридический институт МВД России, 1997.
  7. Шевченко Я.Н. Правовое регулирование ответственности несовершеннолетних. - Киев, 1976.
  8. Шсйфер С.А. Следственные действия: Система и процессуальная форма.
    М., 1981.
  9. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблема доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978.
  10. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального нрава. Л.: Ленинградский Государственный университет, 1963.
  11. Эрделевский A.M. Моральный вред и компенсация за страдания: Научно-практическое пособие. М, 1998.
  12. III. СТАТЬИ, ЛЕКЦИИ

  13. Азаров В.А. Обеспечение имущественных интересов граждан в связи с прекращением уголовного дела // Сборник научных трудов. - Волгоград, 1993.

21 I

  1. Александров С.А. Гражданский иск в уголовном деле

// Проблемы уголовно-процессуальной и управленческой деятельности в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственность // Сборник научиьгх трудов. - Горький: Горьковская высшая школа МВД СССР. 1976. №7.

  1. Александров С. А. К вопросу об исчислении материальных взысканий в уголовном деле // Груды Горьковской высшей школы МВД СССР. 1976.
  2. Александров С.А. Уголовно-процессуальная реституция // Советская юстиция. 1990. № 5.
  3. Алексеев Б.И., Грун А.Я. Возмещение ущерба от растрат и хищений // Советское государство и право. 1963. № 8.
  4. Алексеева А., Чефранов К. О возмещении ущерба причиненного гражданину // Советская юстиция. 1990. № 10.
  5. Бару М. Право регресса - реальное средство повышения ответственности // Советская юстиция. 1993. № 24.
  6. Башкатов П. Возмещение средств, затраченных, на лечение граждан потерпевших от преступных действий // Советская юстиция. 1987
  7. № 1.

  8. Башкатов П. Гражданский иск в уголовном деле // Советская юстиция.
  9. № 14.
  10. Божьев В.П. Процессуальный статус потерпевшего // Российская юстиция. 1994. № 1.
  11. Божьев В.П. Условия допуска потерпевшего к участию в предварительном следствии // Предварительное следствие н условиях правовой реформы - Волгоград, 1991.
  12. Бойков А. Д. Кодификация уголовно-процессуального законодательства 1958-1961 гг. и его дальнейшее совершенствование
  13. // Советское государство и право. 1986. № 6.

212

  1. Бородин СВ. Проблема возмещения ущерба за умышленные убийства // Государство и право. 1994. № 4.
  2. Вдовенков В. Компенсация морального вреда // Российская юстиция.
  3. № 7.
  4. 1 56. Ведернг.лова С. Фонд для жертв преступлений // Социалистическая законность 1990. № 1 I.

  5. Вербенский М.Г. Проблемы механизма осуществления законодательства о возмещении материального ущерба причиненного кражами личного имущества граждан // Проблемы действия нрава в новых исторических условиях. // Груды Академии МВД России. - М., 1993.
  6. Горбачева Е.В. Виктимологические аспекты уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних // Правоведение. 1981. № 3.
  7. Грошевой ЮМ. Шумилин С.Ф. К вопросу о защите чести и достоинства в советском уголовном процессе // Проблемы правоведения. Выпуск 46. - Киев, 1994.
  8. Гуценко К. Больше внимания делам частного обвинения // Советская юстиция. 1958. № 4.
  9. Замятин В. Почем ныне честь и достоинство? // Законность. 1991. №7.
  10. Зейдер Н.Б. Элементы иска в советском гражданском процессе.
  11. // Ученые записки Саратовского юридического института. Выпуск 4. - Саратов. 1956.

  12. Зинатуллин 3.3. Понятие гражданского иска в советском уголовном процессе и основание его возникновения // Сборник аспирантских работ.
    Казань, 1971.
  13. Каз Ц.М. Усиление гарантий прав потерпевших по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст. 117 УК РСФСР // Проблема охраны прав и законных интересов личности в социалистическом уголовном праве и

213

процессе: Сборник научных трудов. Ярославль: Ярославский Университет. 19X5.

  1. Казанцев В. Возмещение морального вреда // Российская юстиция. 1996. № 5.
  2. Карагодин В.Н. Материальные стимулы повышения эффективности предварительного расследования // Актуальные проблемы правового регулирования общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике. - Барнаул, 1991.
  3. Квашис В., Вавилова Л. Поможем жертвам преступлений // Российская юстиция. 1994. № 4.
  4. Клей;.мал А.Ф. Некоторые теоретические вопросы учения об иске в советском гражданском процессе // Ученые труды Саратовского юридического института. 1969.
  5. Комиссаров К.И. Право на иск и прекращение производства по гражданскому делу (некоторые вопросы) // Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Свердловск, 1969. Выпуск 9.
  6. Крахмалышк Л. Г. За более эффективное возмещение материального ущерба//Советская юстиция. 1967. № 15.
  7. Крашепников И. Защита охраняемых законом интересов в исковом производстве// Советская юстиция. 1990. № 8.
  8. Лапицкий Б. Вознаграждение за неимущественный вред // Сборник Ярославского университета. 1920. Выпуск 1.
  9. Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе
  10. // Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. - М., 1987.

  11. Малеин НС. О моральном вреде // Государство и право.1993. №3.
  12. Малеииа М. Компенсация за неимущественный вред. // Вестник Верховного Суда СССР. № 5. 1991.

214

  1. Масленникова Л.Н. Деятельность органов расследования по обеспечению доступа к правосудию потерпевших от преступлений в России // Лекция. М.: Академия МВД России. 1995.
  2. Масленникова Л.II. Влияние потерпевшего от преступления на динамику уголовного процесса. Правовые исследования: Сборник научных трудов Вып.7. Иркутск: ИГЭА, 1998.
  3. Масленникова JI.H. Ограничение доступа к правосудию потерпевшего от преступления // Процессуальные и криминологические проблемы производства по уголовным делам: Сборник научных трудов Академия МВД России. М. 1995.
  4. Матюхин В. А. О значении и условиях рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе // Государство и право в системе социалистического управления. - Свердловск, 1981.
  5. Матюхин В.А. Условия рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе // Актушн.ные проблемы общественных, естественных и технических наук. Пермь, 1983.
  6. Михайлов В. А. Правовая природа залога как меры пресечения
  7. // Предварительное следствие и прокурорский надзор: Сборник научных трудов ВНИИ МВД СССР. М., 1990.

  8. Михайлов В. А. Пределы ограничения социально-экономических прав граждан, заключенных под стражу в порядке применения мер пресечения // Правовые основы функционирования органов исполняющих наказание: Труды Академии МВД СССР. -• М., 1990.
  9. Мотовиловкер В.Я. Проблема охранительного материального правоотношения и предмет уголовно-процессуальной деятельности
  10. // Проблемы охраны прав и законных интересов личности в социалистическом уголовном праве и процессе. Ярославль, 19.85.

215

  1. Нарнжний С. Возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему: уголовно-процессуальный аспект // Российская юстиция. 1996. №9.
  2. Нарижний С. Компенсация морального вреда от судебных, следственных ошибок // Российская юстиция. 1997. № 10.
  3. Олейник О. Арест денежных средств предприятий и банков //Законность.
  4. № 10.
  5. Осокина Г. Понятие, виды и значение тождества иска (исков) Российская юстиция. 1995. № 3.
  6. Падва Г. Обеспечение неимущественного иска, имущественным арестом возможно // Российская юстиция. 1994. № 10.
  7. Падва Г., Короткова Е. Обеспечение исков вытекающих из личных неимущественных отношений // Российская юстиция. 1994. № 3.
  8. Поляков И.Н. Имущественный вред, причиненный преступлением: понятие, проблемы возмещения // Советское государство и право. 1989. № 6.
  9. Понарин В. Я. Уголовно-процессуальная реституция // Правоведение.
  10. № 1.
  11. Понарин В.Я., Бондаренко О. Возмещение материального ущерба, причиненного преступлением //Советская юстиция. 1986. № 10.
  12. Пономарев Г.С. Обзор постановлений Конституционного Суда Российской Федерации по делам о проверке конституционности ряда норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства // Современные проблемы теории и практики применения уголовного и уголовно-процес- суального законодательства: Учебно-методические материалы для судей. -М.: Российская правовая Академия министерства юстиции России. 1996.
  13. Рудииский Ф.М. О праве жертв преступлений и злоупотребления властью па защиту // Проблемы обеспечения прав личности в современных

216

условиях. - Волгоград: Волгоградская следственная школа МВД России. 1992.

  1. Рудияокий Ф.М. Жизнь и здоровье советского человека как объект конституционной охраны // Советское государство и право. 1979.

№ 1.

  1. Рясенцев В. Взыскание в доход государства противозаконно приобретенного имущества// Социалистическая законность 1983. №> 5.
  2. Сабитов РА. Уголовно-правовое значение возмещения ущерба, причиненного преступлением. Социальная эффективность норм об уголовной ответственности за посягательства на экономическую систему
  3. // Сборник научных трудов. - Горький, 1985.

1 98. Савицкий В.М. Правосудие и личность // Советское государство и право. 1983. № 5.

  1. Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. №. 6.
  2. Сидорова В. Гражданский иск в уголовном процессе // Советская юстиция. 1980. № 20.
  3. Сидорова 11.Л. Понятие судебных издержек в советском уголовном процессе // Правоведение. 1987. М> 1.
  4. Слоозберг Г.Б. К вопросу о гражданском иске в уголовном суде // Юридическая летопись. - Саикт Петербург. 1890. Т.2.
  5. Тальберг Д. Г. Гражданский иск в уголовном суде или соединенный процесс. Киев: Киевские университетские известия, 1887.
  6. № 10. Часть 2. Отдел 2.

  7. Геицов Э.С. О конкретизации признаков, характеризующих размер ущерба от преступлений против социалистической собственности. Проблемы охраны прав и законных интсресог» личности в социалистическом праве и процессе // Сборник научных трудов. - Ярославль. 1985.

217

  1. Ткачевский Ю. Возложение обязанности загладить причиненный вред // Советская юстиция. 1986. № 5.
  2. Шадрин B.C. Усиление правовой защищенности личности на предварительном следствии —-? важное направление правовой реформы
  3. // Предварительное следствие в условиях правовой реформы: Сборник научных трудов. - Волгоград: Волгоградская следственная школа МВД - СССР, 1991.

  4. Эрделевский А. М. О размере возмещения морального вреда // Российская юстиция. 1994. № 10.
  5. Эрделевский Д. М. Споры о компенсации морального вреда // Российская юстиция. 1997. № 2.
  6. Эрделевский A.M. Добровольное возмещение морального вреда (комментарий к ст.63 УК РФ) // Следователь. 1996. № 3.
  7. Эрделевский A.M. Ответственность за причинение морального вреда // Российская юстиция. 1994. № 7 .
  8. 211 Яни П.С. Законодательное определение потерпевшего от преступления // Российская юстиция. 1995. № 4.

IV. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

  1. Александров С. А. Правовые гарантии интересов гражданского истца в уголовном процесс: Дис. …канд. юрид. наук. Свердловск, 1968.
  2. Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение имущественных прав личности при расследовании преступлений: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1994.
  3. Сожьев В.II. Потерпевший в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. паук. - М., 1963.
  4. Голубев ВВ. Использование оперативно-розыскных данных при расследовании нреступлений, связанных с коррупцией: Дис… канд. юрид. наук.
    М., 1996.

218

  1. Гранат 11 Л. Правовые и нравственно-психологические основы обеспечения законности на предварительном следствии: Дис, д-ра юрид. наук.
    М., 1992.
  2. Давлетов А. Д. Гражданский иск в уголовном деле важное средство охраны социалистической и личной собственности: Дис. . канд. юрид. наук.
    Ташкент, 1969.
  3. Даев В.Г. Применение исковой формы защиты права в советском уголовном процессе: Дис. …канд. юрид. наук. Владивосток, 1967.
  4. Зинатуллин 3.3. Возмещение причиненного преступлением материального ущерба в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. Казань, 1971.
  5. Клюшниченко А.П. Охрана социалистической и личной собственности путем гражданского иска в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид наук. - Киев, 1953.
  6. Курмакаева СМ, Регрессный иск в уголовном деле: Дис… канд. юрид. наук. Ленинград, 1989.
  7. Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов проверочных действий в доказывании по уголовному делу: Дис… канд. юрид. наук. ?- М.5 1990.
  8. Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. - М., 1996.
  9. Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Автореф. дис… д-ра юрид. наук. -М., 1997.
  10. Повичкова З.’Г. Обеспечение иска в советском судопроизводстве. Автореферат дис… канд. юрид. наук. - М., 1973.
  11. Попарим В.51. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе Российской Федерации: Дис… д-ра юрид. наук. Воронеж, 1994.

т

219

    • Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при рассл едова нии уголо вного дела:
      Дис.. . канд. юрид наук.
    • Воро неж, 1975.
  1. Рябова Е.В. Основание иска в советском гражданском процессе. Авто рефе рат дис… канд. юрид . наук.
    • М., 1964.

229 Смир нов СВ. Проб лемы реш шзац ии в уголо вном проц ессе права на возме щени е ущер ба, прич иненн ого прест уплен ием в услов иях перех ода госуд арств а к рыно чной эконо мике: Дис… канд. юрид . наук. - Нижн ий Новг ород, 1994.

  1. Х анду рин Н.И. Проб лемы теори и и практ ики граж данск ого иска в уголо вном проц ессе: Дис.. .канд . юрид наук.
    • Киев, 1987.
  2. Ч ичко В. Граж данск ий истец и граж данск ий ответ чик на предв арите льно м следс твии: Дис.. .канд . юрид наук.
    • Сара тов, 1971.
  3. Я ни П.С. Обес печен ие прав потер певш его в уголо вном судоп роизв одств е: Авто реф. дис.. . канд. юрид . наук.
    • М., 1995.

220

Приложение 1 Анкета опроса следственных работников по вопросам обеспечения гражданского иска потерпевшего в процессе расследования

1 Что имеет преимущественное значение в расследовании

1.1. задача наказать виновного

1 2. задача полностью возместить причиненный ущерб, тем самым восстановив права

потерпевшего

1 .3. данные задачи равнозначны

2 В каждом ли случае при причинении преступлением вреда, потерпевший подаст заявление о признании гражданско-правовых требований?

2.1. да _ _. __ _. 2.2. 2.3. нет _ 2.4. 2.5. как правило . 2.6. 2.4.почти всегда … _…... - _ .._.

Наиболее часто встречается характер исковых требований:

3.1 о возмещении материального ущерба 3.2 3.3 о компенсации морального вреда __ _ 3.4 3.5 о компенсации за физический вред 3.6 4 Охватывает ли причиненный преступлением материальный ущерб

физический вред

4.1 да _ 4.2 4.3 ист _ _ ___ _ _____ ‘ 4.4 5 Считаете ли Вы физический вред, самостоятельным видом вреда

подлежащим возмещению

5.1 да .„ _ … _ __ .. ; 5.2 5.3 нет . __ 5.4 6 Считаете ли Вы, что любым преступлением потерпевшему может быть причинен моральный вред, подлежащий денежной компенсации в уголовном процессе

6.1. да _ . ..__ 6.2. 6.3. пег ._ _ ... 6.4. 6.5. почти всегда : _ __ . 6.6. 6.7. как правило __ _ _ _ ….. _. _ …… 6.8. 7 Возможно ли компенсировать моральный вред путем обеспечении заявленного гражданского иска

7.1 .да ...

7.2.пет _ __? __ _..

7.3.затрудняюсь ответить

8 Какая на Ваш взгляд мера по обеспечению гражданского иска потерпевшего при расследовании наиболее эффективна?

8.1 розыск похищенного имущества .. _ 8.2 8.3 наложение ареста на имущество _. 8.4 8.5 наложение ареста на вклады __ 8.6 8.7 наложение ареста на ценности 8.8 9 (“читаете ли Вы эффективным разрешение гражданского иска потерпевшею

внесудебными способами:

9.1 да 9.2 9.3 нет . 9.4 9.5 затрудняюсь ответить 9.6 10. Ксли да, то какая на Ваш взгляд наиболее эффективна

9.1 заглаживание причиненною ущерба 9.2 9.3 возмещение причиненного ущерба 9.’$ посредничество и примирение 9.4 9.4 иное (поясните):

221

Приложение 2 Анкета для опроса начальников (заместителей) следственных управлений МВД, УВД по «?опросам обеспечения гражданского иски потериеишего в процессе расследования

1 Оттаете ли Вы актуальной проблему возмещения и компенсации вреда,

причиненного преступлением

II да … __ . __ _

1.2 нет (укажите причину)

2 Относится ли, на Ваш взгляд право на возмещение и компенсацию вреда причиненного преступлением, к основным правам личности:

2.1 да _ __ _ . … __ _ _

1.1 нет _ ___LT_ZZ ZZZ.. Z.ZZZ… _” „..I…

3 Что имеет преимущественное значение при расследовании:

3 1 задана .наказать виновного..

3.2 задача полностью возместить причиненный пред, тем самым восстанови»

права потерпевшего

3.3 данные задачи равнозначны 3.4 3.5 иное (поясните): 3.6 4 В каждом ли случае при причинении преступлением вреда, потерпевший выдвигает гражданско-правовые требовании?

4.1 да _ . . ._ 4.2 4.3 нет __ __ ‘ _ 4.4 4.5 как правило . _ ___ _ ___ 4.6 4.7 почти всегда _ ., _ 4.8 5 Наиболее часто встречается характер исковых требований:

5.1 о возмещении материального ущерба .__. 5.2 5.3 о компенсации за моральный вред 5.4 5.5 о компенсации за физический вред 5.6 6 Наиболее часто принимаются следующие меры но обеспечению гражданского исча:

6.1 розыск похищенного имущества ___ 6.2 6.3 наложение ареста на имущество ___ 6.4 6.5 наложение ареста на вклады 6.6 6.7 наложение ареста на ценности _ 6.8 7 Какая на Ваш взгляд мера по обеспечение гражданского иска потерпевшего при

расследовании наиболее эффективна?

7.1 розыск похищенного имущества и имущества, на которое возможно наложение ареста _ ___ _ ___ _ ___ 7.2 7.3 наложение ареста на имущество _ 7.4 7.5 наложение ареста на вклады 7.6 7.7 наложение ареста на ценности 7.8 7.5 иные меры

8 Считаете ли Вы эффективным разрешение гражданского иска потерпевшего

внесудебными способами:

8.1. да _ 8.2. 8.3. нет _ 8.4. 8.5. затрудняюсь ответить _ _. 9.
Если да, то какая но Вашему инпшш наиболее эффективна 8.6. 9.1 заглаживание причинением о вреда

9.2 . возмещение причиненного ущерба 9.3.посредничество и примирение

9.4. иное (поясните):

  1. Считаете ли Вы, что любым преступлением может быть причинен моральный вред, подлежащий денежной компенсации

10.1 да 10.2 10.3 нет _ ‘_ _ _ _ .. 10.4 10.5 почти всегда 10.6 10.7 как правило 10.8 И. Считаете ли Вы возможным в уголовном процессе обеспечить почерневшему компенсацию за моральный вред ИЛ да__ _ .

11.2 нет 11.3 11.4 затрудняюсь ответить 11.5 12. Считаете ли Вы физический вред, самостоятельным видом вреда подлежащим компенсации

12.1 да _ . 12.2 12.3 нет _____ 12.4 13. В уголовном процессе возможна денежная компенсация

за причиненный преступлением физический вред

13.1 да ‘ . _ _.. __ 13.2 13.3 нет… _ _ __ 13.4 13.3 затрудняюсь ответить _____

223

11ри.)юженис 3 Анкета но уголовному делу

по иопросам обеспечения при расследовании преступления гражданского иска

потерпевшего

1 Дата возбуждении уголовного дела: 001 2 3 Квалификации преступления: 002 4 5 Вид причинении ущерба: 6

3.1 потерпевшему причинен материальный ущерб 003 3.2 3.3 потерпевшему причинен моральный вред 004 3.4 3.5 потерпевшему причинен физический вред 005 3.6 3.7 преступные действия повлекли затраты третьих лиц 006 3.8 4. Сроки расследования:

4.1 от 10 дней до 1 месяца 007 4.2 4.3 от I месяца до 2 месяцев 008 4.4

4.3 от 2 месяцев до. 3 месяцев _ 009 4.4 4.5 от 3 месяцев до б месяцев _ 010 4.6 4.7 свыше 6 месяцев _ 011 4.8

5 Дата признании потерпевшим 012 6 7 Потерпевшему было разъяснено право на заявление гражданского иска 8

6.1 да„. __ _ ..,’013 6.2 6.3 нег 2 _Z °14 . 6.4 6* Через сколько дней 014*

7 Дата подачи искового заявления 015

7* Через сколько дней 015*

8 Характер исковых требований: 016

8.1 о возмещении материального ущерба в сумме руб. 8.2 8.3 о компенсации морального вреда в сумме Руб 8.4 8.5 о компенсации за физический вред в сумме __ руб. 8.6 9 Дата решен ни о признании гражданско-правовых гребоваиий потерпевшего

	_			_			   017

9* Через сколько дней __ _ , ,. . 017*

10 1 ражданско-нравовые требования потерпевшего признаны в связи с причинением:

10.1 материального ущерба 018 10.2 10.3 физического вреда 010 10.4 Ю.З морального вреда . . . ..„„. 020

10* Ксгь ли постановление об отказе в удовлетворении исковых требований потерпевшего 10 4 да _ 020-1

Ю.5 нет _ ~ .ZZZ.Z.._ ZZZZ ZZI ZZ1~ 02°-2

10** Обоснован ли отказ но удовлетворению других видов ущерба

10.6 да _ _ _ _ 020-3

ю.7 нет ZZZZZZZZJZZZZZZZZZ”1_ZLZ ZZZZZZZZZZ 020-4

10*** Разъяснены ли потерпевшему, заявившему гражданский иск, его права 020-5

11 Исковые требования заявлены:

11.1. но время предварительного расследования 021

11.2. и день возбуждения уголовного дела 022 11.3. 11.4. после возбуждения уголовного дела в течение 3 дней 023 11.5. 11.4. в срок от 3 до 10 дней 024

11.5. от 10 дней до 1 месяца 025

12 по окончании предварительного расследования _ 026

1’! лицо, понесшее ущерб отказалось от заявления иска 027

М не заявлены (причины не установлены) 028

15 1>ыл ли разрешен гражданский иск потерпевшего в досудебном производстве.

15.1 путем реституции на общую сумму руб. •

224

15.2 путем заглаживания вреда на общую сумму

руб. ‘ ‘ “ “ “ “ “

15.3 путем добровольного возмещения ущерба на общую сумму_ руб. 15.4 15.5 другие меры (поясните) „.__.. . _ РУ0”. 15.6 16 Меры по обеспечению гражданского иска потерпевшего приняты:

16.1 да 029

16.2нет”~ “Z_z_ ZZ..,.!].’.”. 7ZZZZZ.. .” !.…” .” °30

17 1>ыли приняты меры:

17 I осуществлен розыск похищенного имущества 031

i/7 осуществлен розыск имущеепт обвиняемого (подозреваемого) 032

17.3 осуществлен розыск имущества гражданского ответчика _ 033 17.4 17.5 осуществлен розыск имущества приобретенного преступным путем 034 17.6 17 S иное поясните 035

17.е> наложен арест па имущество обииняемого(иодозренаемого)

общую сумму руб.

17.7 наложен арест на имущество лиц, несущих материальную ответственность

за действия обвиняемого на общую сумму руб.

17.8 наложен арест на имущество фажданского ответчика

на общую сумму руб.

17.9 наложен арест на ценности обвиняемого (подозреваемого)

па общую сумму руб.

17.10 наложен арест па ценности лиц, несущих материальную ответственность

за действия обвиняемого на общую сумму руб.

17.11 наложен арест на ценности гражданского ответчика

на общую сумму руб.

17.12 наложен арест на денежные вклады обвиняемого (подозреваемого)

на сумму _ __ __ руб.

17.13 наложен арест на денежные вклады лиц, несущих материальную ответственность за действия обвиняемого на сумму _____ руб. 17.14 17.15 наложен арест на денежные вклады гражданского ответчика 17.16 на сумму _ „Руб.

18 Потерпевший, заявивший гражданский иск, подавал жалобы, ходатайства по вопросам его обеспечения

18.1 да 036 18.2 18.3 нет _ _ „ ‘_1 .. ! ‘. _ _°37 18.4 19 Гражданский истец подавал жалобы, ходатайства об обеспечении гражданского иска

19.1 следователю 038 19.2 19.3 прокурору _ 039 19.4 19.з в суд ZZZZZZ’ZL ‘1ZZZ.Z ZZZZZZZZZZZZZZZZZZZZIZIZZ. 11 04°

20 По окончании предварительного расследования потерпевший, заявивший гражданский иск. с уголовным делом

20.1 ознакомлен 041 20.2 20.3 не ознакомлен _ _____ 042 20.4 21 Выли ли потерпевшим, заявившим гражданский иск, заявлены ходатайства при ознакомлении с материалами дела

21.1 да (о чем?) _ 043 ‘

21.2 мет ZZZZ.Z.ZZZZZ Z 777ГТГ7 . ZZ’. Г.Г.1_ .... Z… °44

22 Исковые требования потерпевшим заявлены в суде 044- 1

22* Результаты разрешения ^^. _____ 1 044-2

23 Решение но делу:

23.1 приостановлено (основания: ст. п. УПК) _____ 045 23.2 23.3 прекращено ( основания: ст. п. УПК) 046 23.4 23.3 направлено it суд 047

27.5

Приложение 4 Таблица №1

Статьи УК РФ Всего изуч. в% кол. дел Причинение Признание Обеспечение

Ма т мор физ мат мор физ Ма т мор физ Ст. 105 убийство 10 5,4 10 10 9 8 2 4 7 3 - Ст. 109 причинение смерти по неосторожности 5 2,7 5 5 5 5 - 2 2 - - Ст. 111 умышленное причинение Тяжкого вреда здоровью 44 23,9 40 30 21 44 12 38 16/ 12 11/ 8 9/3 Ст. 112 умышленное причинение Средней тяжести вреда 25 13,6 24 15 17 16 10 18 14/ 10 12/ 6/1 Ст. 115 умышленное причинение легкого вреда здоровью 8 4,3 4 5 6 8 3 8 1/4 -/5 4/- Ст. 116 побои 11 5,9 - 6 8 1 1 1 - - - Ст. 117 истязание 9 4,9 - 9 4

Ст. 119 угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью 6 3,7

6 4

3 1 -/6 -/4

Ст. 129 Клевета 7 3,8 - 7 - - 7 - - -/3 - Ст, 130 Оскорбление 8 4,3 - 8 - - 8 - - 1/5 - Ст. 131 Изнасилование 17 9,2 8 13 9 8 17 17 8 7 8 Ст. 158 Кража 12 6,5 12 - - 12 - - 6/5 - - Ст. 161 Грабеж 24 13,0 24 12 2 24 17 2 20 10 “2 Ст. 162 Разбой 14 7,6 14 10 8 14 14 10 10/

2 9 8 Ст. 163 Вымогательство 6 3,7 2 - - 6 6 - 6 - - Итого: (изучено 184 дела) 206

143 136 93 146 100 101

В таблице № 1 отражены обобщенные результаты изученных уголовных дел в рамках проведенного исследования. При изучении уголовных дел интерес главным образом представляют статьи, охватывающие в диспозиции все виды вреда: материального, морального и физического.

Автором акцентировалось внимание: на заявлении потерпевшими гражданско- правовых требований; на признании органами расследований исковых требований; на обеспечении гражданских исков потерпевших. Приведенные ниже гистограммы раскрывают содержание таблицы 1.

226

ст.-109 Причинение: смерти полеосторожности

всего : ‘ ‘Причинение. ‘признание . обеспечение

В материальный И моральный D физический

ст. 111 Умышленное ^причинение тяжкого вреда здоровью

-всего ‘ -; ? причинение - : - признание ? - обеспечение : \Щматериальный:
Нморальный: Q-физичеокий I::

СТ. 112Умышленное причинение :средней:тяжест вреда здоровью.

;его. : причинение : признание : обеспечение

(В материальный В моральный ‘Вфизический

ет.115 Умышленное; причинение: легкого вреда здоровью

: -причинение- ‘ .;призвание. ! : : обеспечение

Й материальный И моральный D физический г -

227

‘ст.. 117’ Истязание’

10f

сего; ‘ : :
причинен ие \ признани е : ‘ : обеспече ние’ ? |Иматери альный В моральн ый :И физическ ий

ст.! 19 “Угроза убийств.ом или причинением тявсого вреда здоровью

всего’ : . :причинение : признание: ; обеспечение

0 материальный В моральный; D физический I :

‘ст. 129 Клевета.

го . ; причинение’ : признание . обеспечение

0материальный -Вморальный Нфизический.I :

‘ст. 130 Оскорбление ?

? всего ? : причинение’ ? : признание. ‘ : обеспечение

Й материальный; ? ? ? моральный О физический

от: 131 Извасилование ?

причинение: : : призвание i обеспечение

В материальный Вморальный’ Ифизячески*

всего

. шжшатш

»териальный: Н моральный В физический
1

ст. 161 Грабеж

.всего.: : причинение .’ признание: ? ? обеспечение

1 материальный ? моральный Ш физический

14 1С

ст.162 Разбой

^причинение: ? ..; -призвание. : I обеспечение :