lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Шварц, Ольга Альбертовна. - Организационные и процессуальные гарантии права человека и гражданина на судебную защиту: Сравнительно-правовой анализ : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 207 с. РГБ ОД, 61:00-12/164-1

Posted in:

6f!00-W/f?4-f

МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ

АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

ШВАРЦ ОЛЬГА АЛЬБЕРТОВНА

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ ПРАВА

ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА НА

СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

(СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

(специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности); 12.00.11 - судоустройство; прокуратура; адвокатура; нотариат)

Диссертация на соискание ученой стегани кандидата юридических наук

Научный руководитель

доктор юридических наук

профессор П.А.ЛУПИНСКАЯ

/1

МОСКВА, 1999 г.

/

/

2

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ ПРАВА

ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

(СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

Введение

Глава I. ПРАВО НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

§1.1. Понятие права на судебную защиту

§ 1.2. Характеристика внутренних и международных правовых

источников, определяющих право на судебную защиту

§ 1.3. Предоставление права на судебную защиту участникам уголовного

процесса

Глава II. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

§ 2.1. Организация судебных органов.

§ 2.2. Гарантии самостоятельности суда и независимости судей § 2.2.1. Независимость суда

§ 2.2.1.1. Институциональная независимость суда § 2.2.2. Независимость судей

§ 2.2.2.1. Функциональная независимость судей

§ 2.2.2.2. Подчинение судей Конституции РФ и федеральному закону

§ 2.2.2.3. Порядок замещения должности судьи

§ 2.2.2.4. Обеспечение срока полномочий судей

§ 2.2.2.5. Судейский иммунитет

§ 2.2.2.6. Защита судей

Глава III. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ § 3.1. Права обвиняемого на судебную защиту.

§ 3.1.1. Доступ к правосудию.

§ 3.1.2. Право на квалифицированную юридическую помощь.

§ 3.1.3. Право на обжалование в суд законности ареста.

§ 3.1.4. Право на незамедлительную передачу дела в суд.

§ 3.1.5. Право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей к

подсудности которых оно отнесено законом.

§ 3.1.6. Право на пересмотр приговора вышестоящим судом. § 3.2. Права потерпевшего на судебную защиту.

§ 3.2.1. Доступ к правосудию.

§ 3.2.2. Момент признания потерпевшим и права, обеспечивающие

защиту прав и интересов потерпевшего в стадии предварительного

расследования.

§ 3.2.3. Обеспечение следователем защиты прав и интересов

потерпевшего.

§ 3.2.4. Право на участие в судебном заседании.

§ 3.2.5. Право на поддержание обвинения.

§ 3.2.6. Право на возмещение ущерба, нанесенного преступлением.

3

Введение

Крах тоталитарной системы в нашей стране и выработка курса на построение нового демократического правового государства привели к необходимости переосмысления роли России в международном сообществе. Углубление взаимосвязанности государств ведет к расширению взаимодействия их правовых систем. Все большее число международных норм предназначено для реализации внутри каждого государства, входящего в сообщество государств. Наиболее показательны в этом плане международные нормы о правах человека. Согласно статье 15 Конституции Российской Федерации “Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.” Таким образом, эти нормы стали непосредственно действующими и включены в правовую систему страны, в связи с чем имеют прямое действие и верховенство над внутренним законодательством. Однако, их место определено не достаточно четко. В любом случае, уважение общепризнанных норм является необходимым условием членства в международном сообществе, поэтому знание принципов и норм международного права и приведение в соответствие с ними национального законодательства являются важной вехой на пути построения подлинно правового государства, включая и создание новой правовой системы процессуальных гарантий прав человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства.

4

%

а. !

В заявл ении Госу дарст венн ой Дум ы от 24 июня 1994 г. о собл юден ии Росс ийск ой Феде раци ей станд артов в облас ти прав челов ека сказа но, что Госу дарст венн ая Дума заявл яет о свое м наме рени и и далее совер шенс твова ть росс ийск ое закон одате льств о в облас ти прав челов ека в духе Всео бщей декла раци и прав челов ека, а такж е Евро пейс кой конв енци и “О защи те прав челов ека и осно вных свобо д” и Евро пейс кой конв енци и по пред упре жден ию пыто к и бесче ловеч ного или униж ающе го досто инст во обра щени я или наказ ания. 1 В февр але 1996 г. Росс ия вступ ила в Сове т Евро пы и при вступ лени и подп исала Евро пейс кую конв енци ю по права м челов ека, что обяз ывае т ее поло жить в осно ву росс ийск ого закон одате льств а прин ципы и станд арты Сове та Евро пы (Кон венц ия была рати фици рова на Госу дарст венн ой Думо й 20 февр аля 1998 года, Феде раль ный закон о рати фика ции подп исан През иден том РФ 30 марта 1998 года). N

В соотв етств ии с подп исан ными наше й стран ой межд унар одны ми доку мент ами в закон одате льств е Росс ийск ой Феде раци и долж ны найт и свое отра жени е права и свобо ды челов ека, а такж е мини маль ные требо вани я к судеб ной проц едуре .

Экон омич еские и поли тичес кие прео бразо вани я, прои сходя щие в Росс ии в течен ие посл еднег о десят илет ия, осно вател ьно изме нили подх од к закон одате льств у и потр ебно сть в нем. Изме нени я как в экон омич еско м, так и поли тичес ком устро йстве , вклю чая край не важн ые прив атиза цию прои зводс твен ных мощ носте й, созда ние демо крат ичес ких поли тичес ких инст итут ов и новы е обяза тельс тва, выте каю щие из вступ лени я Росс ийск ой Феде раци и в Сове т Евро пы и вклю чени я в Конс титу цию РФ круп ного блок а поли тичес ких прав и свобо д, не могу т быть реал изова ны без изме нени я подх ода к ряду

См.: “Российская газета”, 1994, 26 июля.

5

процессуальных и судоустройственных институтов, что влечет за собой

изменения на законодательном уровне.

Эффективное законодательство в одинаковой степени важно для

*Ш развития как рыночной экономики, так и
демократического

политического устройства. Прежде всего, не может быть подлинной

демократии пока не будет существовать работающего государства,

i государства, которое пользуется доверием в обществе и способно

h обеспечить применение большей части законодательства, принятого

демократическими политическими институтами.2 В равной степени

важным является то, что демократия требует защиты индивидуальных

политических прав, что легко можно закрепить в конституции, но

j у очень трудно реализовать на практике. Например, права
на

|™ “надлежащую правовую процедуру” включают в себя защиту
от

J произвольного и несправедливого применения государственной власти

I в сфере уголовного процесса, включая ограничение предварительного

1 заключения, презумпцию невиновности, адекватное и значимое право

j на защиту. Все эти жизненно необходимые либеральные права, на

i

! которых основана подлинная демократия, защищаются и реализуются

I

р только через крепкую систему законов и правовых институтов.

?р Все вышеизложенное обязывает российскую правовую
науку

исследовать теоретические и практические аспекты инкорпорирования

международных правовых норм во внутреннее законодательство.

Сознавая всю обширность данной темы, и отдавая себе отчет в

том, что осветить все ее стороны в рамках данной работы невозможно,

диссертант избрал предметом своего исследования организационные и

процессуальные гарантии осуществления одного из основополагающих

политических прав гражданина - права на судебную защиту.

0

?

2 Stephen Holmes, “Cultural Legacies or State Collapse? Probing the Postcommunist Dilemma,” in Michael Mandelbaum, ed. Post-Communism: Four Perspectives (N.Y., 1996), 22-76.

6

Прежде всего, международные нормы о правах человека реализованы в главе второй Конституции Российской Федерации, и в ряду прав и свобод граждан, закрепленных данной главой Основного закона особо следует выделить группу прав, обеспечивающих гражданам судебную защиту, в том числе и в связи с выдвинутым против них обвинением.

Как отмечает немецкий государствовед К. Штерн “Среди основных прав и свобод особое значение приобретают политические права … С ними тесно связаны так называемые процессуальные права, немыслимые без существования государственной судебной системы, в которой они себя преимущественно и проявляют… Они являются характерными составными частями судебной системы в правовом государстве и процессуальными дополнениями материальных основных прав. Эти права включают в себя: право на обращение в суд в случае нарушения субъективных прав, право на законного судью, гарантию быть заслушанным в суде по вопросам права, притязание на процессуальные гарантии в случае лишения свободы.”3

В исследовании темы автор опирался на общие положения, разработанные в теории уголовного процесса и судоустройства, в том числе в отношении гарантий институциональной и индивидуальной независимости судейского корпуса, обеспечения участникам уголовного процесса доступа к правосудию, квалифицированной юридической помощи и ряда других процессуальных принципов, а также на положения международной системы правового регулирования в области защиты прав человека.

Особое внимание автор уделяет исследованию международных норм, практики их применения, а также зарубежного законодательства, поскольку этот аспект менее известен и слабее

3 К.Штерн. Система основных л/>ав//Государственное право Германии, издатели Й.Йзензее, П. Кирхоф, сокращенный перевод с немецкого, ИГПАН РАН, М., 1994, том 2, С. 179-180

7

Г

w

осве щен в наше й лите ратур е, одна ко в насто ящее врем я прио брета ет особ ое значе ние для реше ния задач и испо льзов ания межд унар одно- прав овых актов и межд унар одны х догов оров, подп исан ных наши м госуд арств ом, при совер шенс твова нии росс ийск ого закон одате льств а.

Расс матр ивая орган изац ионн ые и проц ессуа льны е гаран тии, обес печи вающ ие реал изац ию права граж дан на судеб ную защи ту в межд унар одно м праве , в закон одате льств е Росс ийск ой Феде раци и, ряда веду щих евро пейс ких стран и США автор стави л своей цель ю выяв лени е общи х тенде нций в данн ой облас ти прав ового регул ирова ния, специ фичес ких особе нност ей, обусл овлен ных истор ией стран ы, ее трад иция ми, и поис к путе й совер шенс твова ния закон одате льств а Росс ии с учето м межд унар одно- прав овых норм и обоб щени я всего лучш его, что выра бота но челов ечест вом в облас ти уголо вного судо прои зводс тва.

Свои м иссле дова нием диссе ртант стре милс я оказа ть прак тичес кую помо щь в закон одате льно м проц ессе, поста вить неко торы е вопр осы совер шенс твова ния закон одате льств а, выск азать реко менд ации, кото рые позво лят при подг отовк е прое кта новог о Угол овно- проц ессуа льног о коде кса Росс ийск ой Феде раци и более точн о реал изова ть гаран тии, содер жащ иеся в межд унар одны х норм ах. Выбо р для иссле дова ния вопр осов совер шенс твова ния закон одате льств а в облас ти реал изац ии права граж дан на судеб ную защи ту в соотв етств ии с межд унар одны ми норм ами обус ловле н рядо м прич ин.

Эффе ктив ность межд унар одно го права обыч но завис ит от готов ност и госуд арств поже ртвов ать часть ю свои х сувер енны х полн омоч ий в инте ресах расш ирен ия межд унар одно го конт роля. В ее осно ве такж е може т лежа ть прин цип взаи мнос ти, подр азум еваю щий, что кажд ая из сторо н будет вести себя опре деле нным образ ом имен но пото му,
что
так
будет
пост упать
и
друга я
сторо на.
Та
часть

г

»

межд унар одно го права , кото рая регла мент ируе т защи ту прав челов ека, базир уется преж де всего на много сторо нних межд унаро дных догов орах, устан авлив ающ их не столь ко взаи мные права и обяза ннос ти, сколь ко объе ктив ные станд арты пове дени я госуд арств . Спец ифик а этих догов оров закл ючае тся в том, что они налаг ают обяза тельс тва на госуд арств а не столь ко в отно шени и друг их госуд арств - участ нико в догов ора, сколь ко в отно шени и частн ых лиц, нахо дящи хся под их юрис дикц ией.4 Тако го рода догов оры содер жат совок упно сть мате риал ьных и проц ессуа льны х норм о харак тере и пред елах дейст вия обяза тельс тв госуд арств - участ нико в, в то же врем я пред остав ляя и самы е разли чные возм ожно сти меня ть харак тер и эффе ктив ность их функ цион иров ания, расш иряя или огран ичив ая свои обяза тельс тва и тем самы м как бы усил ивая или ослаб ляя пред остав ляем ую защи ту.

К сожа лени ю, росс ийск ая наук а уголо вно- проц ессуа льног о права до сих пор не в долж ной мере обра щала вним ание на необ ходи мост ь прив еден ия внут ренн его закон одате льств а в соотв етств ие с межд унар одны ми станд арта ми, а в особе ннос ти на изуче ние прец едент ов Евро пейс кого Суда по права м челов ека, содер жащ их толк ован ие ряда поло жени й Евро пейс кой Конв енци и и даю щих, таки м образ ом, напр авлен ие для совер шенс твова ния закон одате льств а стран - участ ниц Конв енци и.

Необ ходи мост ь пров еден ия иссле дова ний имен но в данн ой облас ти вызы ваетс я и прак тичес кими сооб раже ниям и, возн икши ми у автор а диссе ртац ии в связи с его работ ой в Верх овно м Суде ССС Р, Мин истер стве юсти ции Росс ийск ой Феде раци и и высш ем закон одате льно м
орган е
стран ы, в
соста ве
рабо чей
груп пы
по

4 Д.Гомьен, Д.Харрис, Л.Зваак “Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика” М., Издательство Московского независимого института международного права, 1998, С.31.

9

подготовке нового российского уголовно-процессуального кодекса и ряда других законодательных актов, в том числе касающихся статуса судей, судебной системы, совершенствования действующего уголовно-процессуального законодательства. Краткая стажировка в Университете г. Бирмингема (Англия), связанная с изучением Европейской Конвенции по правам человека и практики ее применения, убедила автора в том, что национальная правовая система Российской Федерации оказалась в организационном и процессуальном аспектах недостаточно подготовленной к действию в новых условиях. Практика в данной области, с учетом времени ратификации Конвенции незначительна, в связи с чем особое значение приобретает изучение опыта других государств. Обобщить такого рода опыт, сделать его доступным для российских юристов и на его основе дать ряд рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства - такова была главная задача автора. Право граждан на судебную защиту было избрано в качестве предмета исследования поскольку является одним из основополагающих среди других процессуальных прав, требующих первоочередной и всесторонней реализации в законодательстве Российской Федерации и практике его применения.

Цель и задачи исследования. Опираясь на достижения российской правовой науки и результаты изучения международных норм, а также законодательства ряда европейских стран и США, автор ставит перед собой цель провести анализ комплекса теоретических и практических вопросов, касающихся организационных и процессуальных гарантий, обеспечивающих право граждан на судебную защиту в уголовном процессе.

Отсюда вытекают и конкретные задачи:

10

г

?

  • изучить международные нормы, касающиеся права на судебную защи ту, прак тику Евро пейс кого Суда по их прим енен ию и их реал изац ию в закон одате льств е ряда заруб ежны х стран ;

  • раскрыть содержание организационных и процессуальных гаран тий, обес печи вающ их прав о граж дан на судеб ную защи ту в уголо вном проц ессе Росс ии;

  • опи раясь на данн ую теоре тичес кую базу выяв ить проб елы в росси йском уголо вно- проце ссуал ьном закон одате льств е в этой сфере и отме тить труд ност и, преп ятств ующ ие реал изац ии указа нных межд унар одны х норм ;
  • на осно ве пров еден ного иссле дова ния и с учето м росс ийск ой спец ифик и выск азать реко менд ации по совер шенс твова нию уголо вно- проц ессуа льног о закон одате льств а.
  • Мето долог ия и метод ика иссле дован ия. Мето долог ическ ой осно вой диссе ртац ионн ого иссле дова ния явил ись поло жени я Конс титу ции Росс ийск ой Феде раци и, феде раль ных конс титу цион ных закон ов, Конц епци и судеб ной рефо рмы в Росс ийск ой Феде раци и, акты През иден та и Прав итель ства Росс ийск ой Феде раци и, напр авлен ные на совер шенс твова ние закон одате льств а и прав опри мени тельн ой прак тики, испо льзов ались работ ы по уголо вно- проц ессуа льно му прав у.

В диссе ртац ионн ой работ е в орган ичес ком един стве прим енен ы диал екти ческ ий, логи ческ ий, сравн итель но- прав овой, систе мно- струк турн ый и исто риче ский мето ды анал иза.

Теор етиче ские выво ды, реко менд ации и пред ложе ния, содер жащ иеся в работ е, опир аютс я на межд унар одны е норм ы, норм ы Конс титу ции Росс ийск ой Феде раци и, отрас левог о закон одате льств а, теоре тичес кие труд ы учен ых в облас ти уголо вно- проц ессуа льног о права .

11

щ

Эмпирическая база исследования включает в себя анализ прецедентов Европейского Суда по правам человека, уголовно- процессуального законодательства Великобритании, Германии, США, законодательства Российской Федерации о судах общей юрисдикции, проекта Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принятого Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении, Гражданского кодекса Российской Федерации, постановлений и определений Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации, опубликованной и неопубликованной практики судов Российской Федерации. При подготовке и написании диссертационного исследования также были изучены и проанализированы все поправки к проекту Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, поступившие в Государственную Думу от субъектов права законодательной инициативы, а также предложения, направленные научными организациями, учебными заведениями и

правоохранительными органами.

Научная новизна работы. Научная новизна работы заключается прежде всего в том, что впервые на основе сравнительного анализа ф международных норм и уголовно-процессуального законодательства

ряда зарубежных стран определяются организационные и правовые гарантии, обеспечивающие реализацию права граждан на судебную защиту, раскрывается их содержание, высказываются предложения по их закреплению в российском уголовно-процессуальном законодательстве.

Одним из важнейших институтов защищающих и реализующих права человека и гражданина являются суды. Сильные, автономные и

ш

w уважаемые суды становятся необходимой частью
подлинно

12

демократического общества, стремящегося к установлению господства права.

Как показывает проведенное исследование наличия организационных и процессуальных гарантий обеспечения лишь одного из основополагающих прав граждан - права на судебную защиту в уголовном процессе, в настоящее время в российском уголовно-процессуальном законодательстве существует ряд процессуальных принципов, соответствующих нормам Европейской Конвенции о правах человека и призванных гарантировать гражданам доступ к правосудию и адекватную судебную защиту. Однако, многие гарантии следует расширять и совершенствовать.

Так, предлагается более четко законодательно закрепить организацию судов общей юрисдикции, обеспечить должное финансирование судебной деятельности с целью ограждения судов от местных влияний, укрепить защиту судей путем развития Службы судебных приставов.

В области уголовно-процессуального законодательства необходимо шире реализовывать конституционные принципы, предусматривая возможность обжалования в суд действий и решений дознавателя, следователя и прокурора на досудебной стадии производства, необходимость замены существующего института обжалования в суд законности ареста и продления срока содержания под стражей на получение решения о суда о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, а также получение судебной санкции на производство ряда других важных процессуальных действий, таких как проведение следственных действий (осмотра, обыска и т.д.) в жилом помещении, прослушивание телефонных и иных переговоров, наложение ареста на корреспонденцию. Следует более четко
законодательно закрепить критерии гарантируемой

13

государством квалифицированной юридической помощи, а также гарантии прав защитника в уголовном судопроизводстве. Повсеместное нарушение предоставляемого Европейской Конвенцией о правах человека права на незамедлительную передачу дела в суд, требует пересмотра сроков предварительного следствия и судебного разбирательства, возможно даже путем установления предельных сроков содержания под стражей за судом.

Диссертантом приводятся дополнительные аргументы в пользу ранее уже высказывавшихся предложений, частично реализованных в принятых законодательных актах, о необходимости предоставления права на кассационное обжалование приговора, вынесенного Верховным Судом Российской Федерации, о возможности обжалования в суд действий и решений дознавателя, следователя и прокурора во время предварительного следствия, необходимости замены существующего института обжалования в суд законности ареста на получение решения о суда о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, и получение судебной санкции на производство ряда других важных процессуальных действий, о предоставлении потерпевшему права на поддержание обвинения по делам публичного и частно- публичного обвинения, в том числе и в случае отказа от обвинения прокурора.

Изучая международный опыт, не следует отказываться и от ряда хорошо зарекомендовавших себя положений национального законодательства. Исходя из этого автором предлагаются пути реализации в уголовно-процессуальном законодательстве постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 декабря 1998 года, закрепившего право сторон на участие в заседании суда второй инстанции, в особенности на личное участие подсудимого и потерпевшего, а также предлагается более четко закрепить момент

14

признания лица потерпевшим от преступления, предоставить право на обжалование в суд решения дознавателя, следователя о непризнании таковым, право обвиняемого на незамедлительную передачу уголовного дела в суд.

В целом, в работе большое внимание уделяется вопросам, касающимся совершенствования законодательства о статусе судей, организации судебной системы и уголовно-процессуального законодательства в целях улучшения порядка отправления правосудия. Выводы и предложения, вытекающие из проведенного исследования, могут быть использованы в законотворческой деятельности и при оценке путей совершенствования судебной деятельности по охране прав и свобод человека и гражданина.

Глава I. ПРАВО НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

§1.1. Понятие права на судебную защиту

Вопрос о роли права в развитии общества, а также о месте судебной власти и роли суда в формировании права имеет длительную историю, а выработанные в результате этого постулаты привели к сохранению в некоторых странах за судебным решением значения источника права (к примеру судебный прецедент в Великобритании), другие же страны пошли по пути формирования писаного права, однако и там не снимается и постоянно дебатируется вопрос о значении судебных решений по конкретным делам для последующего формирования судебной практики. Для рассмотрени;; данного вопроса целесообразно хотя бы кратко остановиться на истории формирования

15

отношения к судебному решению и волеизъявлению суда в целом в России и за рубежом.

Как историки, так и философы рассматривают наличие совокупности правил, установлений в качестве неотъемлемой черты организованного общества.5 В любом сообществе существуют правила, которые призваны обеспечивать ту структуру, в рамках которой отдельные личности могут осуществлять свои общественные отношения. И среди всей совокупности социальных норм поведения понятие “право” занимает особое место.

Господство права в современном понимании своими корнями уходит к Magna Carta 1215 года. Тогда король Джон согласился с требованиями дворянства о том, что:

“Ни один свободный человек не должен быть схвачен или (и) заключен в тюрьму, или незаконно лишен права владеть недвижимостью, или объявлен вне закона, или сослан, либо каким- то образом убит. Мы не имеем над ним никакой воли и не можем изгнать его иначе как по законному решению суда пэров или (и) в соответствии с законом земли”.

Накануне эпохи просвещения Джон Лок написал, что даже законодательство суверена, должно управляться “всенародно провозглашенными законами и [толковаться] известными полномочными судьями”. Традиции людей, которые подчинялись сложившимся привычкам, так называемого “общего права”, послужили основанием для развития концепции господства права или “верховенства позитивного права”. И должен был возникнуть институт, отличный от самой законодательной власти, призванный решать, принят ли данный закон в установленном порядке.

5 Roberts “World History” p. 57; Pollok & Matland “History of English Law”, 2nd ed. p.
xciii; X.L.A.Hart “Concept of Law”, p. 121; Fridman “Law Theory”, p. 14

16

Также в судебные функции входит право властного определения того, каким образом применить закон к конкретному делу (проф. Рональд Дворкин обобщил случаи, в которых требуется более чем просто механическое применение общих правил к специфическим фактам, в своей ранней работе “Судебное усмотрение”)6:

“(i) По многим делам суд бывает вынужден, а по некоторым делам действительно производит отмену писаной нормы и устанавливает новую.

(ii) Даже в случае, когда по большинству дел суд должен следовать конкретной писаной норме, применимой в данных обстоятельствах, такая норма может быть настолько неясной и двусмысленной, что непонятно когда конкретно она подлежит применению, и суд не может вывести это просто из изучения языка, которым изложен закон.

(iii) Бывают случаи, когда могут быть применены две писаные нормы, и суду следует решить какая из них больше подходит к данному конкретному случаю. По некоторым делам необходимость в поиске может быть скрытой, поскольку упоминается только одна норма, но исследовательская работа (или память) раскрывают наличие и другой нормы, которую суд может счесть в большей степени подлежащей применению.

(iv) Иногда сам суд решает, что ни одна из писаных норм не подходит к данному случаю. В некоторых случаях этот пробел может быть восполнен “распространением” уже имеющейся нормы на этот случай, но чаще всего должна быть разработана новая норма.

(v) Большой объем дел, количество которых продолжает возрастать, разрешается с помощью отсылочных норм, которые даже нельзя назвать двусмысленными: критические слова, содержащиеся там,
это “разумно”, “необходимо”, “материально”, “важно” и

6 R.Dworkin “Judicial Discretion”, 1967, p. 627

17

подобные.”. Однако до сих пор идут споры о том, что в теории “… смысл закона не включает в себя необходимости наличия особой профессии юристов, в том числе судей и адвокатов…”, хотя исследования правовых антропологов подтверждают существование судебной власти и судебного разбирательства на достаточно высоком уровне развития в “примитивных” обществах”.7

Судебная функция признавалась даже во времена Французской революции. Тенденции в Парламенте по слиянию с аристократией и игнорированию прогрессивного законодательства привели к всего лишь видимому разделению властей и фактическому руководству судебной властью. Создание законов было прерогативой законодательных органов, а Кассационный трибунал (Tribunal de Cassation) был создан для того, чтобы следить за соответствием сущности законов их судебного толкования. Но даже создание такого трибунала с присущими ему функциями, говорило о том, что функция толкования законов является неотъемлемой частью судебной власти, и в процессе эволюции привело к созданию современного Кассационного суда Франции (Cour de Cassation).

В Соединенных Штатах видные судьи описывали свою задачу как разрешение споров о применении законов к конкретным дискуссионным вопросам.

В России до 1775 года разрешение споров производилось не судами либо особо уполномоченными должностными лицами, а различного рода административными чиновниками, исполнявшими также и иные обязанности. В 1775 году Императрица Екатерина учредила достаточно сложную систему судов, которые были существенно ограничены в своей деятельности. Для каждого из трех

7 Цитируется по докладу Джонатана Т. Фрида, Report of the Inter-American Legal Commitee of the Organization of American States Improvement of the Administration of Justice Order in America: Protection and Guarantees for the Judges and Lawyers while Performing their Duties, December, 13, 1994

18

основных сословий - дворян, купцов и государственных крестьян - существовала своя судебная система, однако крепостные вообще не имели доступа к суду, а правосудие для них вершилось хозяином. Хотя некоторые судейские должности были выборными, суд в этот период был зависим от политической власти. Губернаторы обладали полномочиями по надзору за судами, включавшими возможность опротестования судебных решений в Сенат или царю, а также окончательное утверждение смертных приговоров. С другой стороны и сами судьи, большинство из которых принадлежало к местной аристократии, не имели склонности к противостоянию местным властям. Обычный судья того времени очень плохо знал законы, зависел от своих секретарей в толковании дел и был подвержен коррупции.

В целях строгого исполнения законов царская власть того периода ввела в судах чисто инквизиционный процесс, который полностью был основан на изучении соответствующих документов. По уголовным делам, к примеру, соответствующий чиновник изучал материалы, собранные предварительным следствием и имел крайне малые полномочия в области применения закона. Результаты предварительного следствия оспаривались весьма редко, поскольку открытого судебного процесса не существовало и адвокат в суде не присутствовал. В связи с тем, что услуги адвоката практически не требовались, существование института адвокатуры, а также государственных обвинителей, не предусматривалось.8

Первые крупные перемены в этой области произошли в России в период судебной реформы 1864 года. Прежде всего система классовых судов, подконтрольных губернаторами была заменена новой судебной

8 См. М.А.Чельцов-Бебутов Курс уголовно-процессуального права: Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах, Спб.: Альфа, Равена,1995

19

структурой, доступной всем гражданам, включая бывших крепостных. Новые суды были отделены от исполнительной власти, самостоятельны и независимы. На уровне районных судов и судебных палат судьи пребывали в должности пожизненно и могли быть отстранены только при наличии веских оснований. Судьи приобрели новые функции при применении закона, в том числе возможность опираться на собственное правосознание при реализации своего права на судебное усмотрение, и - на уровне вышестоящих судов - право толковать закон и дополнять его в своей практической деятельности. Изменения произошли и в судебной процедуре. Инквизиционное производство стало приобретать черты состязательности, судебный процесс стал открытым, гласным, в нем участвовали стороны, обсуждавшие публично различные аспекты рассматриваемого дела. Возникновение подобного процесса потребовало развития институтов профессиональных защитников и государственных обвинителей. Одним из главнейших достижений реформы явилось создание суда присяжных, то есть предоставление обвиняемому возможности доверить свою судьбу равным себе. Таким образом, судебная система, созданная в результате реформы 1864 года, впервые бросила вызов абсолютной власти монархии. Однако, несколько громких политических убийств, при рассмотрении которых присяжные не нашли оснований для обвинения и вынесли оправдательный вердикт, завели реформу в тупик. Последовавшие вслед за этим контрреформы фактически свели на нет достижения судебной реформы 1864 года.9

После революции 1917 года как суды, так и закон в целом были адаптированы для служения новому режиму. Все достижения реформы 1864 года, связанные с защитой судейской независимости
от

9 См. М.Г.Коротких Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России, Воронеж, Изд. Воронежского Университета, 1989; М.Казанцев Суд присяжных в России, Л., Изд. Ленинградского Университета, 1991

20

посягательств, были пересмотрены новым тоталитарным режимом, и восстановлено традиционное подчинение закона политической власти. Коммунистическая идеология никогда не признавала теорию разделения властей, считая ее буржуазной выдумкой, вуалирующей классовую сущность эксплуататорского государства, либо утопической теорией, подрывающей “единство власти”. Однако, поскольку ни одно государство не могло обойтись без такого специфического инструмента разрешения социальных конфликтов каким исторически является суд, то и большевики, придя к власти, Декретом о суде № 1 от 22 ноября 1917 г. утвердили на территории РСФСР, а затем и СССР систему судебных органов. Эта система в достаточно демократическом виде была обрисована в советских конституциях и отраслевых законах. Многие правовые нормы, регламентировавшие организацию и осуществление правосудия, могут считаться эталонными даже с точки зрения мировых стандартов, хотя уже и в тот период в законодательстве содержался ряд положений, противоречащих принципу независимости судей - краткий срок полномочий, выборность. В целом же можно сказать, что между конституционными декларациями и реальной действительностью существовала колоссальная пропасть, порожденная безраздельным всевластием Коммунистической партии.10 Назначение судей производилось лишь с одобрения партийных лидеров, срок пребывания судей в должности был ограничен и повторное назначение зависело прежде всего от политической лояльности. Зависимость судей от местной власти еще больше усиливало финансирование их деятельности из местных бюджетов. Порядок отправления правосудия, сформированный в течение первого десятилетия советской власти отошел от процедуры,

10 См: В.М.Савицкий “Российские суды получили реальную возможность контролировать исполнительную власть” Судебный контроль и права человека (Материалы российско-британского семинара, Москва, 12-13 сентября 1994 г.). - М.: “Права человека”, 1996., С. 46

21

существовавшей после реформы 1864 года. Суды присяжных были заменены коллегией народных заседателей, при формальном сохранении открытых судебных слушаний все меньшее значение придается роли защиты. В тридцатые годы начинает доминировать позиция тех большевиков, которые не придавали роли права в обществе большого значения. Такие взгляды привели к упрощению судебной процедуры и тенденции разрешения дел в специально создаваемых внесудебных органах, наиболее известными из которых являются “тройки”, созданные в целях проведения кампаний против так называемых “антисоветских элементов” и борьбы с политическими оппонентами, представлявшие собой особые органы Министерства внутренних дел. Эти органы были наделены исключительным кругом полномочий и при рассмотрении дел могли не соблюдать установленную законом судебную процедуру. Слушания в “тройках” обычно были закрытыми, подсудимый не имел права на участие защитника и на обжалование принятого решения, подлежавшего немедленному исполнению. Законы, применяемые данными органами, постоянно изменялись, причем часто не публиковались, в связи с чем ряд лиц был осужден за действия, которые официально не считались незаконными. Но и те процессы, которые проходили в рамках существующей судебной системы, часто являлись лишь фарсом, разыгранным по указке Сталина с целью борьбы с его политическими противниками (процессы 1936-1938 г.г. над троцкистско-бухаринским блоком).

Таким образом, престиж и роль закона в глазах населения резко снизились. Некоторые реформы как материального права, так и процесса, в том числе ликвидация внесудебных органов и попытка уменьшить влияние партийных чиновников на суд, были произведены в первые годы после смерти Сталина, однако эти реформы не повлияли

22

на существенные черты советского правосудия. В период правления Хрущева зависимость судов от партийных чиновников все более усиливалась и составила одну из главных проблем. В этот же период возникает и еще один вид зависимости - зависимость нижестоящих судей от вышестоящих.

Только с началом перестройки, после долгих лет самоизоляции мы наконец поняли, что приобщиться к мировой цивилизации можно лишь усвоив и приняв за точку отсчета общечеловеческие ценности, что одной из таких ценностей является концепция правового государства, что суть этой концепции - разделение власти на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную, что эти ветви должны быть самостоятельными и в то же время взаимосдерживающими и взаимокорректирующими - именно тогда посттоталитарное сознание восприняло эти идеи как свои собственные и мы вплотную подошли к необходимости создания новой судебной власти. Именно к этому периоду относятся изменения в порядке отбора и назначения судей, усиление роли защиты в уголовном процессе и появление первых органов конституционного надзора.

Анализ действующего законодательства показывает, что одной из тенденций его развития является расширение сферы судебной деятельности, в том числе судебного контроля за законностью решений и действий должностных лиц, государственных органов и общественных объединений. И это не случайно, поскольку преимущества судебного порядка обжалования, по сравнению с административным, очевидны. Суд независим и подчиняется только закону. Он не связан узковедомственными интересами. Судьи профессионально сведущи в вопросах законодательства. Кроме того, деятельность суда протекает в судебном заседании и порядок его проведения точно регламентирован законом. Он
обеспечивает

23

гласность, публичность разбирательства, личное участие заинтересованных лиц. Во всем мире контрольная функция суда признается одной из ведущих. Как отмечал в своем докладе на заседании Интер-Американского Юридического комитета Джонатан Т. Фрид “Государство… это еще и правопорядок. Обычно такой правопорядок закрепляет общественные отношения на территории, охватываемой организацией, во всем мире называемой национальным государством. Такое закрепление является эффективным, когда большинство граждан, даже имея пробелы в знании законодательства, подчиняются ему, ожидают того же от других, и знают, что в случае конфликта, они могут рассчитывать на независимое разрешение дела в судебном порядке одним из сегментов государственного аппарата -судом. Гражданские и политические права (демократия), также как и контрактные права и права собственности (капитализм) могут быть записаны на бумаге, но они будут эффективными только там и тогда, где и когда вышеперечисленные условия соблюдаются.”11 Анализ показывает, что наблюдательная функция, которую исполняет судебный контроль, отражает принцип господства права.

По словам Лорда Томаса Бингхэма “нет более важной и основополагающей задачи для реализации целей современной демократии, или более основополагающей задачи для развития судебных функций, чем поиски способов защиты, в рамках закона, основных прав любого гражданина от посягательств других граждан или самого государства”12.

Данная задача нашла свое отражение в Конституции Российской Федерации 1993 года. В свете самой концепции Конституции, где

11 См.: Report of the Inter-American Legal Commitee of the Organization of American States Improvement of the Administration of Justice Order in America: Protection and Guarantees for the Judges and Lawyers while Performing their Duties, December 13, 1994

12 CM: Sir Thomas Bingham, The European Convention on Human Rights: Time to Incorporate (1993) Law Quartely Review, p. 390

24

защита прав и свобод человека и гражданина определяется в качестве основной задачи государства, защита прав человека и гражданина в судебном порядке приобретает основополагающее значение. Всеобщая декларация прав человека установила: “Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему Конституцией и законом”. Право на судебную защиту закрепляется также в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и части 1 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека. Статья 6 Конвенции гарантирует право индивида при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела.13 Практика применения Европейской Конвенции свидетельствует о том, что право на судебную защиту распространяется на все процессуальные действия, подразумевающие применение публичного права, если они имеют решающее значение для гражданских прав и обязанностей. По делу Ringeisen v. Austria Европейский суд констатировал, что пункт 1 статьи 6 Европейской Конвенции “распространяется на любую процедуру, результат которой имеет решающее значение для гражданских прав и обязанностей.”14

В Конституции Российской Федерации право на судебную защиту закреплено в статье 46. Названное право принадлежит каждому физическому лицу, в том числе и недееспособному, которое может защищать свои права в суде через представителя (в частности, адвоката) или родителя, иного законного представителя. В интересах лица могут выступать и различные правозащитные
организации,

13 Д.Гомьен, Д.Харрис, Л.Зваак “Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика” М., Издательство Московского независимого института международного права, 1998, С. 202.

14 См. 1 EHRR 455

25

однако они не могут обратиться в суд по собственной инициативе.15 Для судебной защиты нарушенных прав необходимо непосредственное участие самого пострадавшего. Также, согласно статье 27 Закона Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации” в случае нарушения прав и свобод человека и гражданина, защищаемых в порядке гражданского судопроизводства, когда пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать в суде или арбитражном суде свои права и свободы или когда нарушены права и свободы значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение, прокурор предъявляет и поддерживает в суде или арбитражном суде иск в интересах пострадавших.16 Прокурор в любой момент вправе вступить в дело частного обвинения возбужденное по жалобе потерпевшего, и поддерживать обвинение в суде, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав граждан. При этом вступление прокурора в дело не лишает потерпевшего его прав, предоставленных законодательством, но дело прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежит (статья 27 УПК РСФСР).

Еще совсем недавно в России право человека на судебную защиту было существенно ограничено и роль суда в связи с этим снижалась. Кардинальное решение этой проблемы было впервые найдено лишь в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой 5 сентября 1991 года Съездом народных депутатов СССР. В настоящее время эта гарантия нашла свое конституционное закрепление. В соответствие с Конституцией РФ 1993 года (статья 46) судебная защита прав и свобод гарантируется каждому, причем если исчерпаны все

15 См. Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий под редакцией Б.Н.Топорнина, М., 1997, С. 314.

16 Собрание законодательства РФ, 20.11.95, N 47, ст. 4472

26

внутригосударственные средства правовой защиты предоставляется возможность обращения в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека.

Следует заметить, что в странах где действуют “писаные” конституции, требование о существовании справедливых судебных процедур и доступа к ним граждан имеет конституционный статус.17

Таким образом, каждый человек, считающий, что его право или охраняемый законом интерес нарушены, может обратиться в суд на основании общей конституционной нормы, несмотря на то, что может отсутствовать специальная норма, допускающая судебную защиту данного права, либо в других законах сохраняется запрет на обращение в суд.18

Право на судебную защиту реализуется через совокупность различных процессуальных средств, обеспечивающих справедливое правосудие и эффективное восстановление нарушенных прав граждан. В зависимости от характера нарушаемого права защита может осуществляться в порядке уголовного, административного, гражданского и конституционного судопроизводства. Именно эти виды судопроизводства, через которые реализуется судебная власть в России, закреплены статьей 118 Конституции РФ.

Несомненно особое внимание, с учетом особого характера уголовных дел, уделяется здесь уголовному судопроизводству, недаром пункты 2 и 3 статьи 6 Европейской Конвенции выделяют и конкретизируют некоторые аспекты права на защиту для обвиняемых в уголовных преступлениях, а также Конвенция особо отмечает необходимость защиты жертв преступлений.

17 Van Marseveen H., von den Tang G. “Written Constitutions: A Comparative Computerized Study”? 1978, pp.105-106

18 Л.Б.Алексеева, В.М.Жуйков, И.И.Лукашук “Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации (практическое пособие)”, М., “Права человека”, 1996, С.70.

27

§ 1.2. Характеристика внутригосударственных и международных источников, определяющих право на судебную защиту

Среди внутригосударственных источников, определяющих право на судебную защиту, следует прежде всего назвать Конституцию Российской Федерации. Принятая 12 декабря 1993 года всенародным голосованием, новая Конституция Российской Федерации закрепила важнейшие права и свободы человека и гражданина и механизм их защиты. В соответствии с частью первой статьи 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и в соответствии с настоящей Конституцией. Также здесь следует назвать Декларацию прав и свобод человека, принятую 5 сентября 1991 года Съездом народных депутатов СССР которая, после ее принятия, фактически являлась основным законом о правах человека, имеющим прямое действие и обязательным к исполнению всеми государственными органами, должностными лицами и гражданами, и принятую на ее основе 22 ноября 1991 года Верховным Советом РСФСР Декларацию прав и свобод человека и гражданина, в соответствии с которой была изменена действовавшая на тот период российская Конституция. Названные акты впервые закрепили основные права и свободы человека и гражданина и были приведены в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права еще до принятия Конституции РФ 1993 года.

Далее идет ряд Федеральных конституционных законов, которые в иерархии нормативных правовых актов Российской Федерации следуют после Конституции РФ - акта высшей юридической силы. Наибольшее значение для обеспечения права на защиту имеют Федеральные конституционные законы “О Конституционном
Суде

28

Российской Федерации” от 21 июля 1994 года19, закрепивший полномочия и процедуру деятельности Конституционного Суда РФ, а также гарантии независимости его судей, “О судебной системе Российской Федерации” от 31 декабря 1996 года20, установивший судебную систему РФ, юрисдикцию каждого ее звена и Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 года “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации”21, закрепивший его право обращаться в суд в защиту интересов граждан.

Федеральный конституционный закон о Конституционном суде, реализуя конституционные нормы, существенно обновил формы участия Конституционного Суда в защите прав человека. Частью четвертой статьи 125 Конституции легализуется институт конституционной жалобы. Речь идет о проверке не собственно правоприменительной практики, а нормы закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Жалобы могут быть как индивидуальными, так и коллективными. Правом обращаться с ними в Конституционный Суд обладают граждане, чьи конституционные права и свободы нарушены законом, применяемым или подлежащим применению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе. Хотя права и свободы человека, закрепленные в международных документах, имеют прямое действие, Конституция РФ закрепляет право граждан обжаловать нарушение лишь их конституционных прав и свобод, поскольку в функции Конституционного Суда входит проверка законов и иных нормативных актов на их соответствие конституционным нормам. Также, хотя Конституция говорит о законе, нарушающем права и свободы граждан, данный термин употреблен

19 Собрание законодательства РФ, 1994, № 13, ст. 1447

20 Собрание законодательства РФ, 1997, № 1, ст. 1

21 Собрание законодательства РФ, 1997, № 9, ст. 1011

29

здесь в широком смысле, и если права и свободы нарушаются, предположим, указом Президента, он также может быть обжалован в Конституционный Суд, однако это не касается судебного толкования законов в ходе правоприменительной практики. Таким образом, жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан допустима при двух условиях: 1) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан; 2) закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон. Полномочия Конституционного Суда имеет огромное значение для каждого человека и на практике может стать одной из наиболее эффективных гарантий реального обеспечения прав и свобод граждан России.

Право граждан на защиту в судах общей юрисдикции, закрепленное в статье 46 Конституции РФ, реализуется в Законе Российской Федерации “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан”22 от 27 апреля 1993 года. Основное, принципиальное содержание этого закона состоит в том, что в суд можно обжаловать действия широкого круга органов, и не только государственных, но и местного самоуправления, общественных объединений. По существу Конституция закрепила действовавшие правила в более четкой редакции.

Объектом обжалования в суд могут быть решения, действия и бездействия. Под решениями следует понимать как нормативные (законы, указы Президента РФ, постановления Правительства, нормативные акты министерств и ведомств), так и правоприменительные (приказы, распоряжения и т.д.) акты. Бездействие может выразиться, например, в
нерассмотрении

22 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № 19, ст. 685

30

должностным лицом жалобы, невыдаче пособия, пенсии и т.д. Объектом обжалования являются решения и действия (бездействие) органов и должностных лиц всех ветвей государственной власти - законодательной, исполнительной и судебной; органов местного самоуправления; должностных лиц; общественных объединений.

Допускается обжалование в суд решений и действий всех правоохранительных органов - прокуроров, следователей, дознавателей и органов дознания, начальников следственных отделов, исправительно-трудовых учреждений, должностных лиц оперативно-розыскных органов, внешней разведки, налоговой полиции, таможенной службы. До последнего времени решения и действия указанных органов и должностных лиц обжаловались в прокуратуру, которая считалась основным надзирающим и контролирующим органом в сфере правоохранительной деятельности.

Ни Конституция, ни иное законодательство не дают конкретного перечня действий (решений) органов, должностных лиц, государственных служащих, которые могут быть обжалованы, поскольку исходят из того, что в суд можно обжаловать любые действия и решения, если они нарушают права и свободы граждан. Однако, в суд могут быть обжалованы только те действия и решения, в результате которых: 1) нарушены права и свободы гражданина; 2) созданы препятствия для осуществления прав и свобод; 3) на гражданина незаконно возложена какая-нибудь обязанность; 4) гражданин незаконно привлечен к какой-либо ответственности. В жалобе должно быть указано в чем гражданин видит неправомерность направленных против него решений или действий.

Также, в соответствии со статьей 3 упомянутого Закона не могут стать объектом судебного обжалования в рамках указанного Закона: 1) действия (решения), проверка которых отнесена к исключительной

31

компетенции Конституционного Суда Российской Федерации; 2) действия (решения), в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования.

В целом следует отметить, что до настоящего времени действующее законодательство нуждается в приведении его в соответствие со статьей 46 Конституции. Хотя в последнее время институт судебного обжалования постепенно расширяется, и, например, Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 года “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР” допущено обжалование в суд законности арестов в стадии предварительного расследования; в соответствии с Законом РФ “О статусе судей в Российской Федерации” приостановление полномочий судьи может быть обжаловано им в Верховный Суд, однако в целом ряде законов нет даже упоминания о праве гражданина на возможность обжалования незаконных действий и решений в суд. В их числе можно назвать Закон РСФСР “О милиции” от 18 апреля 1991 года, Закон РФ “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы” от 21 июля 1993 года, Закон РФ “О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации” от 24 сентября 1992 года, Закон РФ “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации от 11 марта 1992 года и ряд других.23

Среди Законов РСФСР, Российской Федерации и Федеральных законов, содержащих гарантии права на судебную защиту, следует назвать Закон РСФСР от 20 ноября 1980 года, которым было утверждено Положение об адвокатуре Российской Федерации24, Закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР” от 8 июля 1981 года25, Закон РФ

23 См. Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий под редакцией Б.Н.Топорнина, М., 1997, С. 316.

24 Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1980, № 48, ст. 1596

25 Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1981, № 28, ст. 976

32

от 26 июня 1992 года “О статусе судей в Российской Федерации”26, Федеральный закон РФ от 17 ноября 1995 года “О внесении изменений в Закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации”27 с последующими изменениями и дополнениями. Положение об адвокатуре, реализуя конституционное положение о праве каждого на квалифицированную юридическую помощь, закрепило порядок организации и деятельности адвокатуры, порядок оказания адвокатами юридической помощи, в том числе в предусмотренных Законом случаях бесплатно. Законы о судоустройстве и о статусе судей содержат ряд организационных и правовых гарантий самостоятельности суда и независимости судей, что позволяет суду рассматривать дела, сохраняя объективность и беспристрастность, устанавливают судебную систему, законодательно закрепляя те суды, которые правомочны осуществлять защиту граждан в рамках закона. Законодательство о прокуратуре содержит полномочия прокурора по защите в суде государственных и общественных интересов, а также интересов граждан.

Важнейшим кодифицированным источником, определяющим право на защиту в уголовном процессе является Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР, принятый 27 октября 1960 года, поскольку установленный им порядок производства является обязательным по всем уголовным делам и для всех судов, органов предварительного следствия и дознания (статья 1 УПК). Однако, будучи принятым в шестидесятые годы, он в целом построен на прежней идеологической основе, и принятие Конституции РФ 1993 года с новой силой обнаружило противоречия между ее идеологий,

26 Ведомости Съезда народных депутатов Росийской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 30, ст. 1792

27 Собрание законодательства РФ, 1995, № 47, ст. 4472

33

закрепленными в ней принципами и УПК РСФСР.2” Так, например, в УПК РСФСР прежде отсутствовало право на судебную защиту, и только после принятия Декларации прав человека и гражданина, а также Концепции судебной реформы в УПК Законом РФ от 23 мая 1992 года29 были внесены изменения, существенно расширившие право обвиняемого на защиту, права защитника на предварительном следствии, а также предоставившие обвиняемому и его защитнику право на судебную проверку законности ареста и продления срока содержания под стражей. В УПК РСФСР был внесен и ряд других демократических дополнений, однако такое “латание” документа, основанного на иных идеологических принципах, не могло коренным образом исправить положение, в связи с чем 6 июня 1997 года Государственной Думой был принят в первом чтении новый Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации ставший новым этапом на пути совершенствования уголовно-процессуального

законодательства в сторону его демократизации и соответствия международно-правовым стандартам.

В международном праве в области прав человека сложилась и действует целая система как международных документов, так и соответствующих механизмов контроля за их исполнением. Международно-правовые документы могут быть подразделены на несколько категорий в зависимости от их юридической значимости. Это универсальные документы, региональные соглашения и двусторонние соглашения Российской Федерации. К универсальным документам относятся документы Организации Объединенных Наций, важнейшими из которых в области прав человека являются Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной ассамблеей ООН 10

28 См. Ларин A.M. “Конституция и Уголовно-процессуальный кодекс”, Государство и право, 1993, № 10.

29 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, №25, ст. 1389

34

декабря 1948 года, и Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года с Факультативным протоколом к нему. Среди региональных соглашений участником которых является Российская Федерация, следует назвать соглашения в рамках Совета Европы, среди которых наибольшее значение для защиты прав человека имеет Европейская конвенция 1950 г. “О защите прав человека и основных свобод”, а также соглашения, заключенные в рамках Содружества Независимых Государств, важнейшим из которых является Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, принятая в Минске 22 января 1993 года. Двусторонними соглашениями Российской Федерации являются договоры о правовой помощи, заключаемые с различными государствами, причем и эти соглашения могут быть подразделены на две категории: договоры собственно Российской Федерации и договоры, исполнение которых связано с международно-правовым правопреемством в отношении междуьародных прав и обязанностей Советского Союза.

До сравнительно недавнего времени на международно-правовом уровне не существовало гарантий уважения прав человека и было гораздо меньше возможностей для судебного контроля, сопоставимого с предусмотренными национальным правом. Согласно господствовавшей в XIX и начале XX века философии международного права утверждалось, что международное право - это право только для государств. Поэтому выводилась антитеза о наличии международных юридических прав, которые отдельные лица могли бы отстаивать в тяжбе с государствами.30 Согласно этой доктрине связь, воплощенная в гражданстве, дает государству право защищать своих граждан от злоупотреблений других государств. Однако в результате

30 См. M.W.Janis “An Introduction to International Law” (2nd edn, 1993), p. 227-240

35

такого подхода традиционная доктрина резко ограничила доступ физических лиц к международной юридической процедуре. В сороковых годах, когда встал вопрос об ответственности государств фашистской коалиции, четыре государства-союзника заявили, что к ответственности за нарушения международного права будут привлечены физические лица - немцы.31 В принятом 8 августа 1945 года Уставе Международного военного трибунала те же государства учредили Нюрнбергский трибунал, которому предстояло судить не государства, а отдельных лиц.

Приговор Нюрнбергского трибунала не только воплотил моральный и юридический императив, согласно которому отдельные лица должны привлекаться к юридической ответственности за нарушения международного права, но и стал подтверждением обычной международно-правовой нормы, устанавливающей, что права отдельного человека следует защищать на международно-правовом уровне. Заимствование международным правом из национального основных норм о правах человека завершилось в 1948 году с принятием Всеобщей декларации прав человека. Однако, Всеобщая декларация не предусматривала какого-либо правового механизма, обеспечивающего реализацию ее норм. Государства системы Организации Объединенных Наций были связаны нормами международного права о правах человека, но предоставлены сами себе в вопросах соответствующих обязательств. Из-за политических споров разработка эффективных международно-правовых процедур в области прав человека на универсальной основе затягивается. Поэтому оказалось разумным создать, прежде всего в Европе, региональные

з! Док. ООН A/CN.4/5 (3 марта 1949 года)

36

международные механизмы обеспечения прав человека, способные реально осуществлять защиту соответствующих прав.32

Наиболее значительные результаты, бесспорно, были достигнуты на европейском континенте в рамках Совета Европы. Одной из наиболее важных его функций стала защита прав человека. Подобное предназначение Организации вытекает из целого ряда положений ее Устава, в котором провозглашаются такие принципы, как уважение личной свободы и политическая свобода. Двумя старейшими и наиболее важными договорами по правам человека Совета Европы являются Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия. Европейская Конвенция о правах человека является старейшим международным договором, назначение которого состоит в том, чтобы гарантировать соблюдение прав человека. Поэтому предоставляемый ею инструментарий защиты является наиболее развитым. Он послужил богатейшим источником международных судебных решений по правам человека. Конвенция -это также и уникальная система, выступающая в качестве “международного общего права” и функционирующая в режиме преемственности и независимости.33

Документы СНГ и двусторонние договоры Российской Федерации о правовой помощи призваны обеспечить гражданам договаривающихся сторон и лицам, проживающим на их территориях, предоставление во всех договаривающихся сторонах в отношении личных и имущественных прав такой же правовой защиты, как и собственным гражданам. Таким образом, граждане каждой из договаривающихся сторон, а также другие лица, проживающие на ее

32 См. М.Дженис, Р.Кэй, Э.Брэдли “Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии)”, М., “Права человека”, 1997, С. 15-21.

33 См. Д.Гомьен, Д.Харрис, Л.Зваак “Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика” М., Издательство Московского независимого института международного права, 1998, С. 21-30.

37

территории, имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения других договаривающихся сторон, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, могут выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данного государства.

§ 1.3. Предоставление права на судебную защиту участникам

уголовного процесса

Как уже отмечалось выше, право на судебную защиту принадлежит каждому физическому лицу и очень важной с точки зрения развития данного принципа явилась статья 46 Конституции РФ устанавливающая возможность обжалования в суд решений и действий (или бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Таким образом создается единый механизм судебной защиты для всех граждан Российской Федерации и именно судебный контроль становится серьезнейшим заслоном от бюрократических извращений, задевающих права и законные интересы личности.

Это придает судебному разбирательству значение важнейшей стадии и выделяет суд, ставя его в особое положение гаранта прав и свобод человека.

Право на судебную защиту, закреплявшееся и ранее в Конституции РСФСР 1978 г., нашло лишь косвенное отражение в уголовно- процессуальном законодательстве в виде ряда правил, относящихся к организации и деятельности суда, а также путем предоставления только суду права признать обвиняемого виновным, поскольку изначально функция защиты нарушенных прав граждан по уголовным делам возлагалась на правоохранительные органы.

38

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством на протяжении всего уголовного судопроизводства в качестве субъекта права на защиту неизменно выступает обвиняемый, хотя его процессуальное положение на различных стадиях неодинаково. Наиболее широкие права в силу смешанного характера российского уголовного процесса обвиняемый приобретает в судебном разбирательстве. Основы процессуального статуса обвиняемого закреплены в Конституции РФ (ст. 21, 22, 26, 45-51, 123), а в уголовно-процессуальном законе они детализируются и развиваются. Среди уже существующих в законодательстве гарантий права обвиняемого на судебную защиту следует назвать право на квалифицированную юридическую помощь, включающую в себя допуск защитника с момента задержания, ареста или предъявления обвинения; право на обжалование в суд законности ареста; право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом; право на пересмотр приговора вышестоящим судом; право на возмещение ущерба, нанесенного незаконными действиями правоохранительных органов.

Теперь, в связи с принятием новой Конституции РФ и ратификацией Европейской Конвенции о правах человека, в УПК следует также учесть, что ограничение конституционных прав и свобод граждан мерами уголовно-процессуального принуждения требует судебного разрешения (ст. ст. 23, 25 и др. Конституции, ст. 5 Европейской Конвенции), подозреваемый, обвиняемый (а в случае смерти обвиняемого его близкие родственники), не согласные с прекращением дела по основаниям, которые затрагивают его доброе имя, нарушают его права, могут требовать судебного разбирательства дела до полной реабилитации. На необходимость принятия таких мер указывается и в Постановлении Конституционного Суда Российской

39

Федерации № 18-П от 28 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса. Таким образом, возможность доступа обвиняемого к правосудию должна быть расширена. Следует также распространить право обжалования приговора в кассационном порядке на приговоры Верховного Суда РФ и предоставить гарантии права обвиняемого на незамедлительную передачу дела в суд. В связи с признанием Российской Федерацией юрисдикции Европейского суда по правам человека, следует указать на возможность обращения в данный орган после исчерпания всех внутренних средств правовой защиты, а также определить тот этап, который и будет считаться исчерпанием внутренних средств правовой защиты.34

Права потерпевшего на судебную защиту находятся в еще большей зависимости от решения правоохранительных органов. В силу публичного начала, характеризующего уголовный процесс, защита прав лица, пострадавшего от преступления, изначально возлагается на органы государства и лишь по узкому кругу так называемых дел частного обвинения потерпевший наделен правом самостоятельно обратиться в суд за защитой и поддерживать обвинение. Таким образом особое значение приобретает момент признания лица потерпевшим, поскольку только с этого момента он становится субъектом уголовного процесса и может также воспользоваться рядом гарантий своего права на судебную защиту. Действующим уголовно-процессуальным законодательством
предусматриваются такие

34 Об ограничении права граждан на обжалование приговоров Верховного Суда РФ, возможности обращения к международным средствам правовой защиты и применении международных норм в уголовном процесе см. А.М.Ларин О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК-1997/l Российская юстиция, 1997, № 9, С. 9-11; Р.Х.Ильясов Право личности на судебную защиту и его обеспечение Верховным Судом РФ в уголовном процессе!! Юрист, 1997, № 11, С. 35-43; В.Т.Томин “Права и свободы человека” - большой блеф XX века (Уголовный процесс России: аспекты взаимодействия с международным правом)// Проблемы теории и истории российского государства и права, Вестник Нижегородского Государственного Университета им. Лобачевского, - Нижний Новгород, 1996, С. 54-60; В.М.Волженкина Проблемы, связанные с применением международных норм в уголовном процессе// Преступность: стратегия борьбы. -М., 1997,С. 90-94

40

гарантии права на защиту для потерпевшего, как право на поддержание обвинения по делам частного обвинения, право на возмещение ущерба, причиненного преступлением, право на участие в судебном рассмотрении дела, право на обжалование вынесенного приговора в вышестоящий суд.

Однако, действующим законодательством право потерпевшего на доступ к правосудию весьма ограничено. Согласно Конституции РФ (статья 52) доступ потерпевшего к правосудию обеспечивается государством, таким образом потерпевший должен получить возможность обжаловать в суде отказ в возбуждении уголовного дела, если этот отказ лишает его права защищать свои права и свободы в суде. На необходимость наделения потерпевшего правом обжаловать решение о прекращении уголовного дела указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 года. В соответствии с Конституцией любые действия и решения дознавателя, следователя и прокурора могут быть обжалованы в суд, что следует отразить в законодательстве. Однако здесь возникает две проблемы: какой круг указанных решений может быть в действительности обжалован, и в какой мере суд может оценивать правомерность отказа в возбуждении дела либо прекращения дела, не переходя при этом на позицию обвинителя. Представляется, что обжалованию должны подлежать прежде всего решения, носящие пресекательный характер и закрывающие в дальнейшем доступ к правосудию для обвиняемого и потерпевшего. В этот круг не могут входить решения, связанные с собиранием, проверкой и оценкой доказательств. При рассмотрении жалобы суд должен оценивать лишь процессуальную сторону, не вдаваясь в существо дела. Установив, что решение принято с нарушением закона, нарушило права и свободы граждан, либо при его принятии должностное лицо, ведущее производство по делу, вышло за

41 ^РОССИЙСКАЯ*

fOCY?A?CTH?M»

рамки своих полномочий, суд выносит постановление об обязанности прокурора устранить выявленные нарушения, не предрешая при этом исход дела. Возможно следует расширить и право потерпевшего на поддержание обвинения в суде, позволив ему в некоторых случаях, при отказе от обвинения прокурора, самостоятельно поддерживать обвинение по любым делам.

В проекте УПК РФ, принятом Государственной Думой Федерального Собрания в первом чтении предпринята попытка учесть данные требования. Как отмечала в своем выступлении на конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы” Э.Ф.Куцева “Нельзя… не признать, что права потерпевшего в уголовном процессе нуждаются в расширении, нуждается в углублении, усилении его гарантий предусмотренное Конституцией РФ право потерпевшего на судебную защиту… В расширении нуждается и право обвиняемого на защиту.”35 Далее некоторые гарантии права на судебную защиту в уголовном процессе обвиняемого и потерпевшего и их реализация в проекте УПК РФ будут рассмотрены более подробно.36

Глава II. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ ПРАВА НА

СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

§2.1. Организация судебных органов.

35 См. Э.Ф.Куцева “Проект УПК: законодательная техника и содержание”// Материалы конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы”, М., Московский общественный научный фонд, 1997, С. 105-106

36 О праве потерпевшего и обвиняемого на судебную защиту см. Б.Ф.Тимошенко Защита прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве и права человека!! Прокурорская и следственная практика, 1997, № 1, С. 84-89; А.Абабков Защитить права потерпевшего! [Комментарий проекта УПКРФ]11 Российская юстиция, 1997, № 3, С. 16-17; М.Т.Аширбекова О процессуальном равенстве потерпетиего и обвиняемого по проекту УПК РФН Вестник Волгоградского гсоударственного университета, серия 3, Экономика, Право, 1996, № 1, С. 112-116; С.А.Пашин Задержание и арест в практике уголовного судопроизводства!! Законодательство, 1998, № 3, С. 70-80; Н. Колоколов Судебный контроль за арестами/1 Российская юстиция, 1998, Mb 3, С. 10-11.

42

Одним из требований статьи 6 Европейской Конвенции по правам человека, предъявляемым к трибуналу (суду) является его создание в рамках закона. Органы, применяющие Конвенцию, истолковали эти слова как “в соответствии с национальным законом”.

Согласно части третьей статьи 118 Конституции РФ суды учреждаются Конституцией и федеральным конституционным законом. Система судов, осуществляющих в государстве судебную власть, имеет важное политическое и правовое значение и, как правило, определяется на конституционном уровне. Причем, если перечень судов закреплен именно в Конституции, то никакие другие суды не могут быть учреждены при помощи обычного закона, ибо для этого необходимо изменить Конституцию. Конституционным закреплением системы судов закрепляется стабильность судебной деятельности, создаются дополнительные гарантии прав личности. К сожалению, в новой Конституции, в отличие от прежней, не содержится перечень судебных инстанций. Объясняется это тем, что в настоящее время продолжается реформирование судебной системы, не закончена еще проработка в деталях отдельных ее звеньев, отношений между ними. В таких условиях конкретное конституционное предписание сузило бы возможности для поиска и предварительной апробации предварительного варианта построения судебной системы. Поэтому законодатель ограничился формулированием в Конституции лишь следующих положений, относящихся к структуре судебной власти: 1) действуют Конституционный Суд, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (статьи 125, 126 и 127 соответственно); 2) действуют также и другие федеральные суды (пункт “е” статьи 83, часть вторая статьи 128); 3) судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией и
федеральным

43

конституционным законом (часть третья статьи 118); 4) создание чрезвычайных судов не допускается (часть третья статьи 118).

В соответствии с Федеральным конституционным законом РФ “О судебной системе Российской Федерации” и другим действующим в Российской Федерации законодательством (например, Законом РСФСР от 8 июля 1981 года “О судоустройстве РСФСР”, который действует на территории Российской Федерации в части, не противоречащей Закону о судебной системе) судебную систему Российской Федерации составляют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации. Единство судебной системы РФ обеспечивается путем соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства; применения всеми судами Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации; признания обязательности исполнения на всей территории Российской Федерации судебных постановлений, вступивших в законную силу; законодательного закрепления единого статуса судей; финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета.

Правосудие по гражданским, уголовным делам и делам, возникающим из административных правонарушений, осуществляют суды общей юрисдикции: Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик в составе Российской Федерации, краевые, областные суды, суды автономной области, автономных округов, суды городов федерального значения,
районные суды. Военные суды,

44

включаемые в федеральную судебную систему, рассматривают дела о преступлениях военнослужащих и лиц, приравненных к ним по закону. В своей деятельности военные суды руководствуются тем же законодательством, что и другие суды, действующие на территории Российской Федерации. Военные суды учреждаются в гарнизонах, армиях, флотилиях, воинских соединениях, военных округах, группах войск, флотах, видах Вооруженных Сил. В настоящее время военные суды действуют на основании Федерального закона РФ от 03.12.94 N 55-ФЗ “О некоторых вопросах организации и деятельности военных судов и органов военной юстиции” в соответствии с которым до принятия Федерального конституционного закона о судебной системе Российской Федерации и федерального закона о военных судах Российской Федерации в отношении военных судов применяется Положение о военных трибуналах (в редакции Закона СССР “О внесении изменений и дополнений в Положение о военных трибуналах” от 25 июня 1980 года) в части, не противоречащей действующему законодательству.37 Статья 22 Закона о судебной системе подтвердила прежние принципы формирования и компетенцию военных судов.

Возникающие в процессе предпринимательской деятельности споры, вытекающие из гражданских правоотношений, либо из правонарушений в сфере управления рассматриваются в системе арбитражных судов Российской Федерации. Согласно статье 3 Федерального конституционного закона от 28.04.95 N 1-ФКЗ “Об арбитражных судах в Российской Федерации” систему арбитражных судов в Российской Федерации составляют Высший Арбитражный Суд Российской Федерации; федеральные арбитражные суды округов; арбитражные суды республик, краев, областей,
городов

37 Собрание законодательства РФ, N 32, от 05.12.94 ст. 3305

45

федерального значения, автономной области, автономных округов или арбитражные суды субъектов Российской Федерации.38

Федеральным конституционным законом “О судебной системе Российской Федерации”, производится разграничение системы федеральных судов и судов субъектов Российской Федерации. Как указывал, в частности, проректор Института юстиции Российской правовой академии Валентин Ершов “соответствующие статьи Конституции определяют судебную систему Российской Федерации фактически как унитарного государства, не предусматривает самостоятельные судебные органы в республиках, входящих в Федерацию”39 Хотя статьей 71 Конституции установление системы федеральных органов судебной власти отнесено к исключительной компетенции Федерации, Конституция не говорит ничего о возможности существования судов субъектов Российской Федерации и не определяет какие же из названных судов являются федеральными. Закон о судебной системе объявляет федеральными все существующие ныне суды общей юрисдикции, Конституционный Суд РФ и систему арбитражных судов, оставляя субъектам Российской Федерации конституционные (уставные) суды и мировых судей, являющихся судьями общей юрисдикции.

В дискуссиях о судебной реформе в 1998 году определение сущности судов субъектов Российской Федерации (республик и областей) и их взаимоотношений с федеральными судами стало одним из важнейших вопросов. Хотя Закон о судебной системе в Российской Федерации, принятый в конце 1996 года, как уже отмечалось выше решил этот вопрос, отнеся все существующие суды (районные, областные/республиканские верховные и высшие суды) к федеральным

38 Собрание законодательства РФ, 01.05.95, N 18, ст. 1589

39 В.Ершов Третья - не значит третьестепенная, “Юридический вестник”, № 12-13 (38-39) июнь 1993 г., С. 3

46

и гарантируя субъектам Российской Федерации контроль над мировыми судами (хотя и финансируемым из федерального бюджета), а также право создавать свои конституционные или уставные суды, отнеся все суды системы судов общей юрисдикции к федеральным, закон 1996 года подтвердил право Президента назначать большинство судей и гарантировать им защиту, предоставленную Законом РФ 1992 года “О статусе судей Российской Федерации” (то есть невозможность увольнения за исключением оснований, установленных Квалификационной коллегией судей). Проблема состоит в том, что политические лидеры некоторых республик не приняли положений закона 1996 года. Так, Башкортостан принял собственные законы о судах и судьях, которые противоречили федеральному законодательству в очень важных чертах. Судьи в этой республике избираются не пожизненно, а на десятилетний срок, и, в соответствии с башкирским законодательством, избираются республиканским законодательным органом (по предложению президента республики). (Проект закона о судебной системе Татарстана воспринял ту же модель). И, на какое-то время, башкирские руководители отказались направлять подобранных таким образом судей на утверждение Президента Российской Федерации, единственного лица, наделенного по закону правом назначать федеральных судей. В ответ на это, Верховный Суд РФ отменил все решения башкирских судей, назначенных в республике, на том основании, что эти судьи были “нелегитимны”. Положение, которым руководствовались башкирские юристы, включая главу конституционного суда республики, при защите башкирских инициатив в судебной области, было соответствие этих инициатив двустороннему договору о разграничении предметов

47

ведения, который республика заключила с Российской Федерацией в 1994 году.40

С другой стороны лидеры некоторых субъектов Российской Федерации начали вновь ставить вопрос о распределении судов между федеральным правительством и правительством субъектов Российской Федерации. На парламентских слушаниях (организованных Федеральным Собранием), в ходе дискуссий была предпринята неудачная попытка оспорить положения Закона 1996 года о судебной системе, и вновь региональными лидерами был поднят вопрос о передаче вопросов формирования районных судов в ведение субъектов Российской Федерации.41 В феврале 1999 года данный вопрос еще более остро был поставлен Президентом Республики Ингушетия Русланом Аушевым, который объявил референдум по вопросу о праве Президента Республики назначать районных судей, прокуроров и руководителей органов внутренних дел. Положительное решение указанного вопроса на референдуме могло привести лишь к углублению кризиса между руководством национальных республик и центром, поэтому путем переговоров с Президентом Аушевым конфликт был сглажен, однако в результате Аушев получил право не просто рекомендовать кандидатуры на указанные должности, как это предусматривается Законом “О статусе судей” и иным действующим законодательством, но и давать согласие на их назначение.

Вопрос распределения судов и структур судебной системы между федеральным правительством и правительством субъектов РФ стал

40 “Стенограмма заседания Совета при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосудия” 13 мая 1998, С. 32-34; “О судебной системе республики Татарстан”, законопроект (1998); “Пояснительная записка к проекту закона “О судебной системе республики Татарстан”. Проектом закона “О судебной системе” республики Татарстан было установлено, что судьи назначаются Государственным Советом Республики Татарстан по представлению Президента Республики Татарстан или одной из квалификационных коллегий. Верховный Суд Татарстана выступает как высший орган кассационного и апелляционного пересмотра, а юрисдикция Верховного Суда РФ ограничена лишь пересмотром дел в порядке надзора.

41 Константин Катанян, “Что делают Москва и Казань? Шаймиев предложил поделить судебную систему между Федерацией и Татарией” Независимая газета. 12 февраля 1998, 3; Павел Мирзоев.

48

основополагающим вопросом на весенних 1998 года слушаниях в комиссии по подготовке проекта нового закона о судах общей юрисдикции, одного из ряда законов, необходимых для наполнения содержанием Закона 1996 года о судебной системе, который содержит лишь общие параметры судебной системы. На первых заседаниях рабочей комиссии был обнародован и обсужден целый комплекс вариантов. Хотя было очевидно, что комиссия вряд ли порекомендует передать существующие суды субъектам Российской Федерации (как требовал этого Башкортостан), был хороший шанс на то, что она поддержит создание новых судов субъектов РФ, которые будут рассматривать апелляции на решения мировых судов, хотя бы в случаях, когда затронуто местное законодательство. Один из вариантов проекта пошел даже дальше, и позволил лицу, обжалующему решение мирового суда, выбирать между федеральным районным судом и местным апелляционно- кассационным судом, совершив шаг, ставящий под угрозу единство федеральной юрисдикции в области уголовного законодательства.42 Несмотря на Закон 1996 года о судебной системе, основная форма существования судебной системы в России остается до сих пор неопределенной43.

В настоящее время проект федерального конституционного закона “О судах общей юрисдикции”, внесенный Президентом РФ в Государственную Думу, предусматривает сохранение существующей судебной системы, закрепленной Законом 1996 года. На обсуждении концепции проекта, прошедшем на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосудия 13

42 Павел Мирзоев, “Судебную систему ждут великие потрясения: Регионы могут получить больше, чем требовали,” Р^одшй_л^етраф^ 14 мая 1998, 2; о том же.. “Страсти по судебной системе продолжаются: Регионы готовы к победе над Конституцией,” там же.. 19 июня 1998; Р. Орехов, “Судебная система требуеа радикального подхода,” Российская юстиция. 1998, № 8, 2-4; “Системе судов общей юрисдикции: настоящее и будущее” там же.. 1998, №. 10, 5-7; “Стенограмма заседания Совета;” “Проект Федерального конституционного закона “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации” (1998).

43 См. также Peter H. Solomon, Jr., Todd S. Foglesong Courts and Transition in Russia: Challenge of Judicial Reform. Готовится к публикации.

49

мая 1998 года, большинство участников, включая представителей регионов, подвергли резкой критике предложение о введении дополнительного звена судебной системы - суда субъекта Российской Федерации, по своему статусу равного федеральному районному суду и создаваемого для обжалования решений мировых судов по применению местного законодательства. В числе аргументов приводились как соображения финансового порядка, так и более глубокие мотивы единства судебной системы и укрепления федерализма. Представитель Республики Татарстан М.М.Мавлятшин, указал на бесполезность существования судебного органа на местном уровне, решения которого являются окончательными и не могут быть обжалованы в рамках федеральной судебной системы. Многие из выступавших, в том числе заместитель Председателя Совета С.Е.Вицин, Председатель Московской городской Думы В.М.Платонов, заместитель Председателя Государственной Думы Российской Федерации С.Н.Бабурин подчеркнули недопустимость создания конкуренции судебных систем, что повлечет дополнительные проблемы для обеспечения права на судебную защиту, создаст угрозу стабильности государства и его единству.44

§ 2.2. Гарантии самостоятельности суда и независимости судей.

Становление нового правового строя в России требует появления судов, которые были бы независимыми и обладали бы существенной властью, особенно перед лицом государственных чиновников.45

44 См. “Стенограмма заседания Совета при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосудия” 13 мая 1998, С. 18-26

45 См. Питер Г. Соломон, младший Проблемы развития правового строя в постсоветской России - М., Центр конституционных исследований Московского общественного научного фонда, 1997, С.

17.

50

Одним из основополагающих элементов справедливости судебного разбирательства, определенным Европейской Конвенцией по правам человека, является ряд требований в отношении организации и состава суда.

Трибунал, как определяет его Конвенция, - это орган, функция которого состоит в определении на основе правовых норм предмета, относящегося к его ведению в соответствии с предписанными процедурами (параграф 36 дела Sramek v. Austria). В соответствии с требованиями статьи 6 Конвенции суд (или трибунал) должен быть: а) независимым; б) беспристрастным; и в) учрежден в рамках закона.

§ 2.2.1. Независимость суда

Международные нормы определили, что суд или трибунал должен быть независимым как от исполнительных органов, так и от сторон, участвующих в судебном процессе. По делу Campbell and Fell v. United Kingdom (1985)46, Европейский суд указал на несколько факторов, которые должны приниматься во внимание при определении того, является ли трибунал независимым с точки зрения статьи 6 Конвенции о правах человека. Суд “… рассмотрел то, как назначаются судьи, и продолжительность сроков действия их полномочий, существование гарантий против давления со стороны и вопрос о том, производит ли данный орган впечатление, что он независим” (параграф 78 постановления).

Судья Верховного Суда США Хоуланд так охарактеризовал роль независимости суда в правовой системе:

“Независимость судей, также как и господство права, является одним из краеугольных камней правовой системы. Суды встают между государством и личностью для поддержания верховенства закона. Они

« См.: Cambell and Fell v. United Kingdom, 1985, 1 EHRR 252

51

охраняют права личности и обеспечивают невмешательство в личную свободу граждан, кроме случаев, установленных законом”.47

По Кауфману “сущность судейской независимости это … сохранение отдельных государственных институтов, которые могут беспристрастно разрешать дела или противоречия”48. Обязанностью судьи является разрешение представленных ему дел беспристрастно, в соответствии с собственным восприятием фактов и пониманием закона без каких-либо ограничений, влияний символов, давления, угроз, прямых или косвенных, с любой стороны и по любой причине.

Как отмечалось в Принципах независимости судебной власти 1995 года, подписанных тридцатью четырьмя председателями Верховных Судов стран Азии и Тихоокеанского региона, “независимость судебной власти требует: (а) чтобы судебная власть решала вопросы, входящие в ее компетенцию, в соответствии со своей беспристрастной оценкой фактов и собственным пониманием закона, без неуместных влияний, прямых или косвенных, из любого источника; и (Ь) чтобы юрисдикция судебной власти распространялась, напрямую или в порядке пересмотра, на все вопросы судебного характера.”49

Так почему же независимость судебной власти так важна? Поддержание независимости судебной власти жизненно необходимо для достижения объективности в судебном руководстве верховенством закона и должном исполнении судами своих функций в свободном обществе.50 Такая независимость должна быть
гарантирована

47 Цитируется по докладу Джонатана Т. Фрида, Report of the Inter-American Legal Commitee of the Organization of American States Improvement of the Administration of Justice Order in America: Protection and Guarantees for the Judges and Lawyers while Performing their Duties, December, 13, 1994

48 Там же, С. 20

49 Принципы независимости судебной власти, подписанные председателями Верховных Судов стран Азии и Тихоокеанского региона и впервые принятые в Пекине, Китай, в 1995 году. Цитируется по Judge G. Clifford Wallace, Solving the Problem of Judiciary Corruption Preserving the Independence of the Judiciary, Intern. West.-Calif. L.J., Spring 1998, Vol. 28. No 2.

50 CM. Paul Riker, Political Paradox, “Legality and State” (William Connely edition, 1984) (“Независимое осуществление правосудия и независимое формирование мнения являются двумя легкими политически крепкого государства. Без этого происходит асфиксия.”); Rassel Wilier, Judicial administration and its connection with judicial independence (1988).

52

государством и охраняться Конституцией или законом так, чтобы могли быть выявлены любые незаконные действия со стороны законодательной и исполнительной властей. Как отмечал Александр Гамильтон, ограничения, налагаемые на деятельность правительства “на практике могут быть сохранены не иначе как через посредство судов… Без этого любое сохранение отдельных прав или привилегий не будет значить ничего.”51

Независимость судебной власти обеспечивает подчинение закону даже лиц, обладающих большой властью и влиянием; при независимости судейского корпуса никто не может быть выше закона или ниже его. Без этого, надежда на подлинное верховенство закона становится весьма мала. Как памятно заявил Лорд Актон: “Власть имеет тенденцию к коррупции, а абсолютная власть абсолютно коррумпирована.”52 Чтобы эффективно устранить неправомочное использование власти, судьи должны быть вне досягаемости тех, кто может их перевести или отстранить от должности из-за принятых ими решений.

Таким образом, независимость судей необходима не только для судей или судебной власти как таковых, но и для народа. Судья Верховного Суда США Стивен Брейер объяснил важность независимости судебной власти и роль судей следующим образом: “Джордж Вашингтон отмечал, что “[подлинное] отправление правосудия является одним из самых крепких столпов [хорошего] правительства.”… То добро, которое может принести должное рассмотрение дел судом правосудию и стабильности государства, может быть достигнуто лишь при условии, когда судьи принимают решения руководствуясь исключительно законом, и любой в их окружении чувствует, что решения должны приниматься
только

я Alexander Hamilton, FEDERALIST, № 78, С. 465, 466 (Clinton Rossie edition, 1961). « “Bartlett’s Famouse Quotations” 521:5 (Justin Caplan edition, 16 ed., 1992).

53

руководствуясь законом, а не по их прихоти, либо подчиняясь воли влиятельных политических фигур. Независимость судей обеспечивает ту организационную концепцию, благодаря которой мы думаем и развиваем те институциональные гарантии, которые позволяют судьям исполнять эту важную общественную роль.”53

“Важная общественная роль” судей в охране свободы и установлении стабильного государства зависит от силы судейской независимости. “Хотя притеснение отдельных личностей в судах может время от времени возникать, свобода народа в целом не может быть поставлена под угрозу… до тех пор, пока судебная власть остается подлинно независимой от законодательной и исполнительной властей.”54

Как советская, так и в последствии российская правовая доктрина, а также законодательство того времени, признавали принцип независимости судей и подчинения их только закону. Подобные положения содержались как во всех Конституциях, начиная с Конституции 1936 года, так и в Законе РСФСР “О судоустройстве (статья 12). Однако, из-за культивировавшихся Коммунистической партией пренебрежения к регулирующим возможностям права, подмены юридических актов волевыми решениями, суд изначально оказался низведенным до уровня обычного управленческого учреждения. В СССР никогда не было независимой, самостоятельной судебной власти. Все, что делалось судами, прокуратурой, органами дознания и следствия от имени государства, делалось по прямому указанию различных партийных комитетов. Признавая суд на словах вершиной пирамиды правосудия, на деле власть имущие считали суд самым последним звеном карательно-репрессивной системы государства в цени других, более эффективных и престижных - КГБ,

” Stiven J. Breyer, Judicial Independence in the United States, St. Luis Univ. L.J., No. 40, 989, 996 (1996). 54 Hamilton, Ук. соч., С. 466.

54

МВД, прокуратуры. Считалось, что у суда общая задача с этими органами - борьба с преступностью, он просто обязан ставить последнюю точку в этой борьбе.55

Но и в этот период ученые-процессуалисты неоднократно указывали на необходимость соблюдения принципа независимости суда как принципа глубоко нравственного и гуманного, являющегося проводником законности и справедливости в правосудии. Подлинное же свое наполнение данный принцип получил с началом судебной реформы в России в 1991 году. Концепция судебной реформы особо подчеркнула, что одним из важнейших направлений судебной реформы в Российской Федерации должно стать утверждение судебной власти в государственном механизме как влиятельной силы, независимой от властей законодательной и исполнительной.56

Независимость суда обычно сводится к совокупности двух основных элементов: коллективной независимости судебной власти как института и независимости конкретных судей. Как отмечалось на прошедшей с 13 по 15 мая 1998 года в Будапеште встрече председателей и членов судейских сообществ двадцати стран Центральной и Восточной Европы по приглашению Ассоциации судей Венгрии на тему “Гарантии независимости судей”: “Независимость правосудия является прежде всего привилегией для граждан, а не для судей, и любое реформирование судебных институтов, производимое в соответствие с правилами демократии, должно
руководствоваться

55 См: В.М.Савицкий “Российские суды получили реальную возможность контролировать исполнительную власть” Судебный контроль и права человека (Материалы российско- британского семинара, Москва, 12-13 сентября 1994 г.). - М.: “Права человека”, 1996., С. 48

56 О независимости суда в различные исторические периоды более подробно см. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса (в 2-х т.) М.: Наука, 1968 и 1970; В.М.Савицкий Конституционные основы советского правосудия М.: Юридическая литература, 1981; Г.П.Батуров Организация судебной деятельности М.: Юридическая литература, 1977; Совершенствование законодательства о суде и правосудии/Редколлегия: Г.Л.Кригер, А.М.Ларин, В.М.Савицкий (отв. ред.), М.М.Славин; АН СССР, Институт государства и права. - М., 1985; Проблемы реализации судебной реформы в России I Редколлегия: Н.А.Громов, А.И.Гришин, В.В.Соловьев; Саратовский юридический институт - Саратов, 1998.

55

заботой о сохранении как независимости судов, так и независимости конкретных судей.”57

§ 2.2.1.1. Институциональная независимость суда

Центром концепции институциональной независимости судебной власти является идея о том, что суды не должны подчиняться как законодательной, так и исполнительной ветвям власти и должны обладать беспристрастием и независимостью. Господство права требует также, чтобы законодателю не разрешалось принимать законодательные акты аннулирующие, с эффектом обратной силы, решения суда или иным образом вторгающиеся в судебную функцию. Правосудие - самостоятельная область государственной деятельности, свободная от чьего бы то ни было руководства и надзора. Государственная власть, декретировавшая независимость, сама обязана соблюдать провозглашенный ею же принцип. Статьи Конституции РФ, посвященные полномочиям органов законодательной и исполнительной власти не содержат каких-либо указаний на то, что они имеют право принимать решения, вторгающиеся в компетенцию судебной власти.

Отправление правосудия как система требует административной независимости от иных ветвей власти. По мнению ряда американских юристов формирование бюджета и расходов, назначение и контроль за судебным персоналом, а также расходы на рассмотрение дел должны находиться под судебным контролем. Это необходимо для предупреждения наложения санкций или раздачи наград в виде соответствующего распределения ресурсов, а также для обеспечения гарантий постоянного доступа в суды:

57 Решение встречи председателей и членов судейских сообществ двадцати стран Центральной и Восточной Европы по приглашению Ассоциации судей Вешрии на тему “Гарантии независимости судей”, прошедшей с 13 по 15 мая 1998 года в Будапеште, Венгрия

56

“С первого взгляда кажется, что ни в какой мере указанный контроль за финансами и администрированием не угрожают судейской независимости. Но если данный предмет рассмотреть более подробно, по-моему очевидно, что контроль за финансированием и администрированием в судебной системе позволяет предупредить исполнение тех особых функций, которые должна охранять независимость судебного корпуса, то есть право гражданина на скорое и беспристрастное судебное рассмотрение его обращения независимым судьей. Если в целях иллюстрации взять самый фантастический пример, исполнение судами норм права будет полностью сведено на нет отказом в назначении судей, обеспечении залов судебного заседания, где они могли бы заседать, или в подборе персонала для обслуживания судов. Если взять менее фантастический пример, на мой взгляд существует препятствие в обеспечении права, когда невозможно финансирование назначения соответствующих судей или обеспечение судов соответствующими зданиями и персоналом, отвечающим современным требованиям общества, предъявляемым к правосудию. Чистота судебной системы зависит не только от честности каждого конкретного судьи. Также она зависит от обеспечения каждому гражданину возможности предстать перед независимым судьей и получить его решение”.58

Возможность обращения в суд есть неотъемлемый элемент права на справедливое судебное разбирательство. Когда вопрос касается гражданских прав и обязанностей, Конвенция гарантирует каждому право на возбуждение судебного разбирательства. Это право закрепляется в части первой статьи 46 Конституции РФ, а также, впервые частью 1 статьи 47 Конституции закрепляется право гражданина на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к

58 Brown-Wilkinson Independence of Judicial Power in 1980s, 1988, Public Law, 44, at 44-45

57

подсудности которых оно отнесено законом, что соответствует закрепленному Конвенцией праву на защиту в судах, обладающих надлежащей юрисдикцией59. Это требует четкого определения в законе дел, подсудных каждому суду, недопустимости для вышестоящего суда принимать к своему рассмотрению дело, подсудное нижестоящему суду, исключения из закона неопределенных признаков подсудности, таких как “особая сложность” или “особое общественное значение дела”. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 16 марта 1998 года № 9-П по делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР отметил, что изменение подсудности вышестоящим судом может быть необходимым в силу ряда обстоятельств, однако основания для такого изменения должны быть четко оговорены в законе. В настоящее время законодательно закрепленное полномочие по изменению установленной подсудности уголовных и гражданских дел, фактически ставят решение этого вопроса в зависимость не от выраженной в законе воли законодателя, а от субъективного усмотрения того или иного руководителя судебного органа, поскольку, в частности, не содержат каких-либо предписаний, формально определяющих круг оснований, по которым возможна передача дела из одного суда в другой.

Однако в настоящее время, доступ к правосудию для граждан затруднен по причинам, не имеющим отношения к законодательному обеспечению судебной деятельности. Как отмечалось в докладе Председателя Совета Судей Российской Федерации Ю.И.Сидоренко на IV Всероссийском съезде судей “в течение последних лет финансовая политика Правительства Российской Федерации объективно ведет к прекращению осуществления правосудия в стране… На практике это

См. дело Le Compte, van Leuven and dc Meyer v. Belgium, para 51.

58

приводит к тому, что многие суды вынуждены останавливать свою деятельность из-за отсутствия средств на оплату судебных расходов и иных расходов, необходимых для обеспечения судебной деятельности. В связи с невыплатой заработной платы и иных видов довольствия технические работники судов почти всех регионов России объявили предзабастовочное состояние, либо бастуют.”

Статья 124 Конституции РФ предписывает финансировать суды только из федерального бюджета, что имеет целью устранить опасность фактического подчинения судов органам представительной и исполнительной власти на местах. Лишь централизованное финансирование всех достаточно многочисленных и разноплановых потребностей (зарплата судьям и сотрудникам аппарата судов, строительство и ремонт судебных зданий, приобретение транспорта и оргтехники, оплата труда народных и присяжных заседателей и т.п.) в состоянии оградить суд от местных влияний, поставить заслон, так называемому, “телефонному праву”, унифицировать на должном уровне организационно-технический механизм осуществления правосудия. Во исполнение указанной конституционной нормы 10 февраля 1999 года был принят Федеральный закон “О финансировании судов в Российской Федерации” .60

Финансирование судов осуществляется на основе ежегодно утверждаемого законом федерального бюджета, проект которого готовится Правительством РФ и утверждается законодательной властью. Федеральным конституционного закона РФ “О судебной системе Российской Федерации”, принятым 31 декабря 1996 г., предусмотрен ряд дополнительных гарантий должного осуществления такого финансирования. Это финансирование судов в соответствии с утвержденными федеральным законом нормативами и с указанием

60 “Российская газета”, 18 февраля 1999 года

59

каждой из ветвей судебной власти в бюджете отдельной строкой, взаимодействие Правительства РФ при разработке проекта бюджета в части финансирования судов с председателями Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Советом судей РФ, возможность участия их представителей в обсуждении федерального бюджета в Федеральном Собрании Российской Федерации, уменьшение размера бюджетных средств, выделенных на финансирование судов в текущем году только с согласия Всероссийского съезда судей или Совета судей РФ.

Однако, федеральные ассигнования на судебную деятельность в значительной мере были опосредованы органом исполнительной власти - федеральным Министерством юстиции. Согласно положению о Министерстве юстиции, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 4 ноября 1993 г., на Министерство возлагались, в частности, организационно- правовое обеспечение судебной реформы, создание необходимых условий для функционирования судов общей юрисдикции и военных судов, выделение в установленном порядке финансовых средств в распоряжение судов, обеспечение контроля за их расходованием. Не является ли это одной из возможных форм влияния исполнительной власти на судебную?

Как отмечается в Концепции судебной реформы, хотя организационное руководство судами со стороны Министерства юстиции и его органов заменено организационным обеспечением деятельности судов (ст. 22 Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР и союзных республик) и органы юстиции лишились права проводить проверки в судах, заслушивать председателей судов, обобщать судебную практику, они не утратили всех рычагов власти. Это и подбор судебных кадров,
и их подготовка, и внесение

60

предложений по вопросам организации судов, и ведение судебной статистики, и материально-техническое обеспечение судов.61 Однако далее авторы Концепции говорят о том, что развитие независимой судебной власти требует переориентации юстиции на вопросы материально-технического обеспечения деятельности судов и исполнения судебных решений и полагают, что за Министерством юстиции могут быть закреплены такие функции как подбор судейских кадров и материально-техническое обеспечение судов.

В настоящее время в мире сложилось два подхода к вопросу о финансировании судов и обеспечении их кадрами. Об одном - американском (который также разделяется некоторыми азиатскими странами, например Южной Кореей, Таиландом, Японией) - уже говорилось выше. Другой подход сложился в ряде европейских стран. Среди них можно назвать Швейцарию, Германию, Францию и некоторые другие страны. Он состоит в том, что суд, являясь независимым органом и единственным органом, осуществляющим правосудие, должен быть полностью освобожден от несвойственных ему функций кадрового и материально-технического обеспечения. Ничто не должно отвлекать суд от его основной деятельности, в особенности ежедневная рутинная работа по “выколачиванию” финансов, ремонту зданий и т.д. Для этих целей и должен существовать отдельный орган, являющийся исполнительным, что несомненно способствует взаимодействию ветвей власти и строгому исполнению бюджета в части финансирования судов. То же касается и обеспечения судов кадрами.

До недавнего времени в нашей стране преобладала именно последняя позиция. Как говорил бывший Министр юстиции России Ю.Х.Калмыков в своем интервью, данном в преддверии Всероссийкого

61 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Изд. Верховного совета Российской Федерации. - М., 1992.

61

съезда судей в 1993 году: “Сегодня некоторые горячие головы предлагают - пусть суд сам себе подбирает кадры, сам занимается финансированием своей деятельности, настаивают на создании Судебного департамента. Не предвосхищая мнения делегатов предстоящего Всероссийского съезда судей по этому вопросу, выскажу лишь следующую мысль. Принцип разделения властей отнюдь не означает их разведение, как сейчас модно выражаться, по разным углам конституционного поля. Наоборот, он предполагает наличие определенных механизмов их взаимодействия. В нашем сюжете такой механизм существует: исполнительная власть (Минюст) отбирает претендентов на судебные должности, судебная (в лице своих квалификационных коллегий), экзаменует кандидатов по различным параметрам, представительная - избирает судей. Думаю, так и надо действовать в обозримом будущем.”62

Однако в последние годы видно отступление законодателя от этого подхода. В соответствии с Федеральными конституционными законами “О Конституционном Суде Российской Федерации” и “Об арбитражных судах в Российской Федерации” финансирование и материально-техническое обеспечение этих судов возложено на сами суды. Согласно статье 7 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” Конституционный Суд независим в организационном, финансовом и материально-техническом отношениях от любых других органов. Финансирование Конституционного Суда производится за счет федерального бюджета и обеспечивает возможность независимого осуществления конституционного судопроизводства в полном объеме. В федеральном бюджете ежегодно предусматриваются отдельной статьей необходимые для обеспечения деятельности Конституционного Суда

62 Ю.Х.Калмыков, Российская юстиция сегодня и завтра, “Юридический вестник”, № 12-13, июнь 1993, С. 4-5

62

средства, которыми Суд распоряжается самостоятельно. Смета расходов Конституционного Суда не может быть уменьшена по сравнению с предыдущим финансовым годом. Конституционный Суд самостоятельно и независимо осуществляет информационное и кадровое обеспечение своей деятельности.

В соответствии со статьей 46 Федерального конституционного закона “Об арбитражных судах в Российской Федерации” финансирование арбитражных судов производится за счет средств федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии
с

федеральным законом. Расходы на содержание арбитражных судов предусматриваются отдельной строкой в федеральном бюджете. Размер расходов на содержание федеральных арбитражных судов округов и арбитражных судов субъектов Российской Федерации устанавливается Высшим Арбитражным Судом с учетом мнения Совета председателей арбитражных судов.63

В соответствии с Федеральным конституционным законом “О судебной системе Российской Федерации” предусматривалось создание при Верховном Суде РФ Судебного Департамента, призванного “организацинно обеспечивать деятельность судов общей юрисдикции и органов судейского сообщества и предоставлять в их распоряжение необходимые ресурсы.”

Такая точка зрения на организационное, кадровое и ресурсное обеспечение судов являлась весьма спорной и часто не находила поддержки как в научных кругах, так и среди практиков. Доцент Московского Государственного Университета А.И.Трусов, например, в своей статье “Судебный департамент (где и каким ему быть)” подчеркивает, что “во первых, на Верховный Суд страны окажутся

“См.: Собрание законодательства Российской Федерации, № 18, от 01.05.95, ст. 1589

63

взваленными совершенно не свойственные, явно не совместимые с правосудием организационно-распорядительные, фактически

администраторские функции… а, во вторых, создание подобного рода структуры при Верховном Суде РФ … поведет отнюдь не к консолидации существующих у нас трех ветвей судебной власти, а скорее - к их противостоянию и даже конфронтации, к перетягиванию каждой из них “одеяла” на себя, по крайней мере при распределении ресурсов.” (“Человек и право”, № 8(91), 1996). Однако, на прошедшем с 3 по 5 декабря 1996 года IV Всероссийском съезде судей создание Судебного департамента при Верховном суде РФ было единогласно поддержано всеми делегатами, поскольку “Министерство юстиции и органы юстиции на местах на протяжении ряда лет не справлялись с материальным, ресурсным и кадровым обеспечением судов, а в настоящее время вообще уклоняются от решения этих вопросов”, что впоследствии было окончательно закреплено Законом о судебной системе.

Именно поэтому Федеральный закон “О судебном департаменте”, которым функции Министерства юстиции по финансированию и кадровому обеспечению судебной системы были переданы особому органу, созданному при Верховном Суде РФ только в этих целях - Судебному департаменту, был принят 8 января 1998 года. Однако, сейчас этот институт находится в стадии становления и пока рано говорить о его истинных возможностях коренным образом изменить положение дел в данной сфере.

Осуществление судебной власти также требует уважения судебной юрисдикции. Это включает в себя гарантии защиты против отмены судебных полномочий. Государство обязано гарантировать, что компетентная судебная власть, учрежденная в соответствии с законом, будет решать вопросы о защите прав граждан, ищущих средств

64

защиты, улучшать доступ к судебным средствам защиты и гарантировать, что компетентная исполнительная власть будет исполнять вынесенные судебные решения.

Закрепление в статье 47 Конституции РФ права каждого на рассмотрение его дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, предусмотренного статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, является важной гарантией от судебного произвола. Данный принцип требует четкого определения в законе компетенции каждого суда, то есть подведомственности и подсудности дел определенным судам и недопустимости споров о подсудности. Статьи 35-45 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, 113-125 Гражданского процессуального кодекса РСФСР и 24-31 Арбитражного процессуального кодекса РФ относят к ведению каждого из звеньев судебной системы дела строго определенного рода в зависимости от предмета рассматриваемого спора или вида преступления, а также от территории, на которой совершено преступление или возник спор, поскольку компетенция каждого суда распространяется на соответствующую административно- территориальную единицу. Российскому процессуальному законодательству известен также институт исключительной подсудности, то есть закрепление исключительно за определенными судами ряда дел в зависимости от субъекта преступления или предмета спора (статьи 39 УПК РСФСР, 119 ГПК РСФСР, 29 АПК РФ, 12 Положения о военных трибуналах). Закрепление подсудности дел судам исключает возможность произвольного ее изменения. Определение тех дел, которые законом отнесены к ведению того или иного суда, то есть его подведомственности, также способствует исключению субъективизма при решении вопроса о том, в каком суде должно рассматриваться

65

дело и установлению четкой юрисдикции суда. Отнесение дел к подведомственности суда обычно определяется характером правоотношения, из которого вытекает заявленное требование, его субъектный состав и спорность вытекающего требования (статьи 25 ГПК РСФСР, 22 АПК РФ). Наиболее расплывчато законом закреплена подсудность Верховного Суда РФ - это дела “особой сложности или особого общественного значения”, который Верховный Суд РФ вправе принять к своему производству по собственной инициативе или по инициативе Генерального прокурора РФ при наличии ходатайства обвиняемого. Также, в соответствии с Законом РФ “О статусе судей” уголовные дела в отношении судей всех судов по их требованию должны быть рассмотрены Верховным судом РФ.

Решение вопроса о подсудности входит в перечень вопросов, которые решаются следователем и прокурором при направлении дела в суд (статья 217 УПК). Судья, получивший дело от прокурора, еще раз решает вопрос о подсудности дела данному суду (пункт 1 статьи 222 УПК), и если дело данному суду неподсудно направляет его по подсудности. Суд вправе оставить дело, подсудное другому такому же суду, в своем производстве, если он уже приступил к его судебному разбирательству. Однако, если дело подсудно вышестоящему суду или военному суду, оно во всех случаях подлежит направлению по подсудности (часть вторая статьи 43 УПК). Принятие дела вышестоящим судом к своему производству может, как исключение, иметь место при отмене приговора и направлении дела для нового рассмотрения, при проживании обвиняемых, потерпевших, свидетелей в месте расположения другого суда, при наличии обстоятельств, устраняющих судей того суда, которому оно подсудно, от участия в рассмотрении дела, или при наличии ходатайства обвиняемого. Однако при этом, как указал
Конституционный Суд РФ в своем

66

Постановлении от 16 марта 1998 года № 9-П, законодателем должны быть установлены четкие критерии для изменения подсудности, а каждое решение о таком изменении должно оформляться мотивированным судебным постановлением (более подробно о подсудности как гарантии права гражданина на рассмотрение его дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом см. в главе III.)

§ 2.2.1. Независимость судей

Независимость конкретных судей, как носителей судебной власти, закрепленная статьей 120 Конституции РФ, - есть главное условие существования в стране самостоятельной и авторитетной судебной власти, способной объективно и беспристрастно осуществлять правосудие, защищать права и законные интересы граждан.

Независимость отдельного судьи состоит из двух основных элементов: фактической независимости и личной независимости. Фактическая независимость означает, что при принятии судебных решений и исполнении иных официальных обязанностей судья не должен подчиняться никакой власти, кроме власти закона. Личная независимость означает, что срок пребывания в должности судьи должен быть соответствующим образом защищен. Личная безопасность обеспечивается пребыванием назначенного судьи в должности, при его соответствующем поведении, вплоть до возраста выхода в отставку, и сохранением судейской заработной платы. § 2.2.2.1. Функциональная независимость судей

Закон “О статусе судей в Российской Федерации”, Гражданский процессуальный, Уголовно-процессуальный и Арбитражны й

процессуальный кодексы предусматривают в качестве одной из гарантий фактической независимости судей “предусмотренную законом процедуру осуществления правосудия”. Это означает, что

67

сама процедура осуществления правосудия должна обеспечивать судьям свободное от чьих-либо мнений, требований рассмотрение и разрешение дела, в том числе и выражение своих убеждений по делу при совещании судей. В частности, суд выносит решение по делу в совещательной комнате, в которой могут находиться только судьи, входящие в состав суда по данному делу. Присутствие иных лиц не допускается. Судьи не могут разглашать суждения, имевшие место во время совещания (статьи 302 УПК РСФСР, 193 ГПК РСФСР, 24 АПК РСФСР).

Законом устанавливается запрет на чье-либо вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия (статья 11 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации”); всякое такого рода вмешательство преследуется по закону вплоть до привлечения к уголовной ответственности. Так, действующим законодательством установлена уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования. Это является значительной правовой гарантией независимости судей, поскольку какое-либо вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия подрывает авторитет судебной власти, доверие к ней народа, нарушает справедливость при принятии судом решений. Наказание за совершение данного преступления установлено достаточно суровое - до двух лет лишения свободы, и, что особенно важно учитывая исторически сложившуюся в нашей стране зависимость судебных органов от органов исполнительной власти, в качестве квалифицирующего признака при совершении такого рода преступлений названо использование лицом своего служебного положения. Дача советов или указаний суду должностным лицом органа государственной власти или местного
самоуправления

68

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Уголовно- процессуальное законодательство, например, содержит систему норм, исключающих постороннее воздействие на судей. К их числу относятся регламент исследования судьями обстоятельств уголовного дела и разрешения всех вопросов, связанных с этим исследованием, пределы прав и обязательности указаний кассационных и надзорных инстанций. До вступления решения в законную силу дело никем не может быть истребовано из суда. После вступления решения в законную силу дело вправе истребовать лишь лица, уполномоченные процессуальным законом принести протест в порядке надзора. Таким образом, принцип независимости судей определяет также взаимоотношения судов различных звеньев. Кассационная и надзорная инстанции, отменяя судебное решение и направляя дело на новое рассмотрение, не вправе предрешать выводы судей и связывать своим решением их независимость и самостоятельность. При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции независим в выводах от вышестоящего суда и самостоятелен не только в части оценки доказательств и установления фактов, но и в отношении применения соответствующего закона (статьи 352, 353, 375, 380, 382 УПК). Интерпретация закона является исключительной прерогативой суда, разрешающего дело и эта область деятельности закрыта от постороннего влияния.

В связи с установлением Конституцией РФ нового порядка назначения судей (статья 128) они окончательно освобождаются от обязанности отчитываться перед кем-бы то ни было (раньше они отчитывались перед избирателями или органом их избравшим и такая подотчетность, среди других негативных факторов,
превращала

69

судейскую независимость в фикцию). Первым после падения тоталитарного режима законом, безоговорочно предписавшим, что судьи “никому не подотчетны” стал Закон о статусе судей 1992 года (статья 1). Судьи не обязаны давать какие бы то ни было объяснения по поводу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их для ознакомления иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом. Правосудие - самостоятельная область государственной деятельности, свободная от чьего бы то ни было руководства или надзора. § 2.2.2.2. Подчинение судей Конституции РФ и федеральному закону

Сформулированный в статье 120 Конституции принцип независимости состоит из двух неотделимых друг от друга компонентов, органически связанных между собой: 1) судьи независимы; 2) судьи подчиняются только закону. Разорвать эти два положения невозможно, поскольку это две стороны одной и той же медали. Независимость судей возможна при условии подчинения их только закону, а подзаконность возможна лишь при условии ограждения судей от влияния внешних и внутренних факторов. Независимость без подчинения закону может породить произвол. Именно подчинение судебной власти закону и внутренне ее разделение с выделением Конституционного суда РФ в качестве высшего органа судебной власти по защите конституционного строя называется авторами одного из проектов Конституции РФ несомненным шагом вперед на пути к построению демократического государства.64

Впервые в упомянутой статье Конституции независимость судей связывается с подчинением их не только закону, но и Конституции Российской Федерации, а также не просто закону, а федеральному закону. Специальное указание на Конституцию в контексте данной

64 О.В.Румянцев, Основы конституционного строя России, Москва, “Юрист”, 1994

70

статьи объясняется, видимо, тем, что Конституция занимает особое место в ряду законов, это акт высшей юридической силы, подчиняться которому необходимо в первую очередь, а также тем, что впервые, в отличие от прежних конституций, Конституция РФ 1993 года имеет прямое действие (статья 15) и суды обязаны и вправе непосредственно применять ее нормы, ссылаться на них в своих решениях независимо от того, приняты или неприняты законы, развивающие или детализирующие конституционные предписания.65 В связи с этим положением, Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” от 31.10.95 № 8 разъяснил судам, что при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, должен непосредственно применять Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

65 О подчинении судей Конституции и федеральному закону более подробно см. В.М.Савицкий Организация судебной власти в Российской Федерации: Учебное пособие для вузов I РАН, Институт государства и права; Академический правовой университет. - М.: БЕК, 1996; Г.Г.Черемных Судебная власть в Российской Федерации - М.: Манускрипт, 1998; Е.Б.Абросимова Судебная власть в Российской Федерации II Человек и закон, 1994, № 10, С. 3-12; В.М.Лебедев Оглядываясь на пройденное: /Беседа с Председателем Верховного Суда Российской Федерации В.М.Лебедевыми становлении судебной власти в России, ее проблемах и перспективах] II Человек и закон, 1998, № 3, С. 32-36

71

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.66

Сейчас нельзя сказать, что практика непосредственного применения судами Конституции РФ достаточно широка, однако такие случаи известны, например, по делам об уклонении от несения воинской службы по религиозным мотивам. Конституцией предусматривается возможность прохождения альтернативной воинской службы, закон о которой пока не принят. Однако это не означает, что лица, отказывающиеся от несения воинской службы в связи со своими религиозными убеждениями, должны нести за это уголовную ответственность, в связи с чем судом они обычно освобождаются и от уголовной ответственности и от обязанности несения воинской службы вплоть до принятия соответствующего закона. Также, после того, как Конституция РФ закрепила право каждого отказаться от дачи показаний против себя или своих родственников, поскольку это положение не отражено в УПК РСФСР, суды непосредственно разъясняют его свидетелям и принимают их

« См.: “Российская газета”, 28.12.95, № 247 (1358), С. 6

72

отказ, а также признают недопустимыми доказательствами показания свидетелей, данные на предварительном следствии, если им не было разъяснено данное конституционное право.

Как подчеркивается далее в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, в случае обнаружения несоответствия федерального закона Конституции, судья должен обратиться в Конституционный Суд с просьбой разрешить данную коллизию. Эта обязанность исполняется судьями гораздо чаще. Так, 12 ноября 1996 года Конституционным судом РФ был рассмотрен запрос судьи Каратузского районного народного суда Красноярского края о конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, обязывающей судью возбуждать уголовные дела по материалам, представленным органом дознания по протокольной форме, и 28 ноября 1996 года было вынесено решение о неконституционности данной статьи и ее применении только в части, не противоречащей Конституции РФ. Впоследствии данная статья была исключена, а порядок возбуждения уголовного дела по материалам протокольной формы изменен Федеральным законом “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР” от 15 ноября 1997 года.67 Как отмечала в своем выступлении на Российско-британском семинаре “Судебный контроль и права человека” судья Конституционного Суда Т.Г.Морщакова “представляется важным, чтобы производство в Конституционном Суде инициировалось общими судами лишь в случаях, когда судья убежден в неконституционности подлежащего применению закона. Обращение в Конституционный Суд при одном только сомнении в неконституционности норм должно признаваться недопустимым. Неверным был бы и при убежденности суда в неконституционности закона отказ от обращения по таким мотивам,

67 “Российская газета” N 223, 19.11.97

73

как, например, нецелесообразность, нежелание приостановить процесс и продлить тем самым сроки рассмотрения дела в общей судебной системе. И тот и другой подходы лишь отражали бы недостаточно ответственное отношение судей к обеспечению реального действия Конституции и защите конституционных прав граждан и умаляли бы роль общей судебной системы как их гаранта”.

Что касается упоминания о федеральном законе, которому должны подчиняться судьи, то имеется в виду, что судам чаще всего придется применять именно федеральные законы, потому что в них заключена преобладающая масса правовых норм, отнесенных Конституцией к исключительному ведению Российской Федерации и совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Это не исключает для судов необходимости подчиняться законам и иным нормативным актам субъектов Российской Федерации, если эти акты приняты по предметам совместного ведения и соответствуют федеральным законам. Также можно предположить, что суды обязаны подчиняться и нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации, изданным по вопросам, находящимся вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения, однако вряд ли федеральным судам придется обращаться к этой категории правовых актов. Нормативные указы Президента Российской Федерации как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам.68

Часть вторая статьи 120 Конституции РФ закрепляет положение о том, что суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в

68 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” от 31.10.95 № 8, “Российская газета”, 28.12.95, № 247 (1358), С. 6

74

соответствии с законом. Именно принцип подчинения судей только Конституции и закону диктует поведение суда в такой ситуации: установив, что правовой акт не соответствует закону, суд не применяет его, а принимает решение руководствуясь законом. Действие этой конституционной нормы распространяется на любые акты любого органа или должностного лица: указы Президента Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреждений и предприятий, акты субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, исполнительных органов общественных объединений и т.д. Отказываясь от применения не соответствующего закону акта, суд может одновременно своим определением (постановлением) обратить внимание органа или должностного лица, издавшего такой акт, на необходимость привести его в соответствие с законом, изменить или отменить. В таких действиях суда, в частности, проявляется его контрольная функция за правотворческой или правоприменительной деятельностью в Российской Федерации.

§ 2.2.2.3. Порядок замещения должности судьи Независимость судей также обеспечивается порядком замещения должности судьи (п. “е” статьи 83 Конституции, статья 13 Закона о судебной системе), неограниченностью срока их полномочий (статья 11 Закона о статусе судей, статья 14 Закона о судебной системе), несменяемостью судей (статья 121 Конституции, статья 14 Закона о статусе судей, статья 15 Закона о судебной системе), их неприкосновенностью (статья 122 Конституции, статья 16 Закона о статусе судей, статья 16 Закона о судебной системе) и рядом других гарантий. В целом судьям
необходим долгий срок полномочий,

75

должны быть гарантированы адекватная оплата труда и пенсионное обеспечение в целях эффективного обеспечения независимости. В таком же порядке судье необходима защита от вторжения в его личную автономию, включая защиту от критики, гражданский и уголовный иммунитет, и защиту от отстранения от должности. Каждый из этих элементов обсуждается ниже.

Отбор судей, фактически, должен быть свободен от политических мотивов, и должен основываться на таком объективном критерии, как знание законов и опыт работы. Назначение судей не должно базироваться на политической ориентации кандидата. Включение в процесс назначения судей элемента консультации помогает обеспечить беспристрастный отбор.

Хотя процесс отбора отличается от страны к стране, основной принцип его, который состоит в том, что процесс назначения не должен организовываться таким образом, чтобы привести к фактической или возможной предубежденности или

предрасположенности в отношении каких-то судей, является неотъемлемым элементом любой системы назначений.

В Америке используется пять типов отбора кандидатов на должности судьей:

свободный отбор кандидатур исполнительной властью с определенной формой их одобрения законодательной или судебной властью в качестве гарантии;

свободный отбор кандидатур исполнительной властью;

отбор кандидатур исполнительной властью из ранее составленных списков, подготовленных судебной или законодательной властью;

отбор кандидатур законодательной властью;

выборы всем населением.

76

Часть вторая статьи второй Конституции Соединенных Штатов требует ратификации Сенатом президентских назначений в Верховный Суд и федеральные суды, в то время как местные судьи и судьи штатов могут избираться всенародно.

В Бразилии лицо может начать свою карьеру в качестве судьи только после окончания специального учебного курса и получения лицензии от официальной ассоциации юристов.

Федеральным законодательством Канады и законодательством ее провинций устанавливаются минимальные требования к кандидатурам на должность судей. Судьи Верховного Суда Канады должны быть в настоящем или прошлом судьями высшего суда или суда провинции, либо барристерами или адвокатами, причем к моменту назначения на должность у них должно быть не менее десяти лет стажа юридической деятельности. Кандидаты на должности судей Федерального Суда и Налогового Суда Канады должны быть в настоящем или прошлом судьями высшего, окружного или районного суда, либо барристерами или адвокатами, со стажем по юридической специальности не менее десяти лет. Будущий судья высшего суда провинции должен быть барристером или адвокатом со стажем работы в этой должности не менее десяти лет в данной провинции, либо должен быть барристером, адвокатом или магистратом в этой провинции в совокупности не менее десяти лет. Назначения в низшее звено судов провинций обычно производятся при наличии не менее десяти лет работы по юридической специальности.69

Статья 119 Конституции РФ устанавливает основные требования к кандидату на должность судьи в Российской Федерации. Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 г. “О статусе судей в

69 См. доклад Джонатана Т. Фрида, Report of the Inter-American Legal Commitee of the Organization of American States Improvement of the Administration of Justice Order in America: Protection and Guarantees for the Judges and Lawyers while Performing their Duties, December, 13, 1994

77

Российской Федерации”70 в статьях 3 и 4 несколько расширяет данный перечень, как это и предусмотрено Конституцией РФ. Согласно Конституции судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет. Законом о статусе судей устанавливается, что данное положение распространяется только на судей районных судов, в то время как судьей вышестоящего суда может быть гражданин Российской Федерации, достигший 30 лет, а судьей Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - достигший 35 лет и имеющий стаж работы по юридической профессии не менее десяти лет.

Особые требования предъявляются к судьям Конституционного Суда РФ. В соответствии со статьей 8 Федерального Закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” судьей Конституционного Суда Российской Федерации может быть назначен гражданин Российской Федерации, достигший ко дню назначения возраста не менее сорока лет, с безупречной репутацией, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пятнадцати лет, обладающий признанной высокой квалификацией в области права.

Дополнительные требования к судьям, упомянутые в статье 119 Конституции РФ и закрепленные в Законе РФ “О статусе судей в Российской Федерации” сводятся к следующему:

а) судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы;

б) судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы

70 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992 г., № 30, ст. 1792

78

умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнения в его объективности, справедливости и беспристрастности. Соблюдение моральных правил должно стать основой названных дополнительных требований. Согласно “Основным принципам независимости судебных органов”, принятым VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Милан, 1985 г.), лица, отобранные на судебные должности, должны иметь высокие моральные качества и способности. Постановлением Совета судей Российской Федерации от 21 октября 1993 г. утвержден “Кодекс чести судьи Российской Федерации” (Юридический вестник, 1993, № 23/49, стр. 12-13), нарушение которого рассматривается квалификационными коллегиями судей, а ответственность судьи за совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи, умаляющего авторитет судебной власти, может привести к отставке судьи или к иным мерам, предусмотренным действующим законодательством. Согласно “Кодексу чести” судья должен избегать действий, которые подрывали бы авторитет судебной власти, в том числе сохранять личное достоинство, быть беспристрастным, проявлять терпение, вежливость и тактичность к участникам судебного процесса и требовать того же от работников аппарата суда;

в) судья не вправе быть депутатом. Прежняя Конституция Российской Федерации формулировала это требование ограничительно: “Судьи не могут быть депутатами Совета, которым они избираются” (часть третья статьи 92). Такая формула позволяла судье, например, районного народного суда совмещать свою деятельность с обязанностями народного депутата Российской Федерации, поскольку он не был избран российским парламентом, и практика знала такие случаи. В действующей Конституции нет нормы, регламентирующей возможность какого-либо
совмещения или

79

соединения в одних руках судейских и депутатских функций. Поэтому абсолютным остается запрет одному и тому же лицу совмещать обязанности судьи и депутата представительного органа любого уровня, предусмотренный Законом “О статусе судей в Российской Федерации”, что полностью соответствует одному из основополагающих конституционных принципов - принципу разделения властей (статья 10);

г) судья не должен принадлежать к политическим партиям и движениям. Ни один закон прежнего тоталитарного режима никогда не касался принадлежности каких-либо категорий служащих государственного аппарата, в частности судей, к политическим партиям и движениям. Поскольку в стране не было никаких других, кроме КПСС, официальных партий и движений, то регулирование политической ориентации государственных служащих достигалось элементарно: карьеру мог сделать только тот, кто попадал в пресловутую партийную номенклатуру, имевшую разные уровни и охватывавшую более 20 тысяч должностей, в том числе и все без исключения судебные. Вплоть до последних лет коммунисты составляли 85-90% всех народных судей и 100% судей вышестоящих судов. В силу своей принадлежности к КПСС все они были повязаны партийной дисциплиной и должны были руководствоваться не столько законом, сколько указаниями партийных комитетов и отдельных коммунистических функционеров. Именно система номенклатуры формировала в стране безликую и карманную, полностью зависимую от партаппарата судебную власть. Поэтому трудно переоценить важность предписания Закона, налагающего на судей запрет принадлежать к политическим партиям и движениям. Закон о Конституционном Суде детализирует это предписание: судья не только не должен принадлежать к политическим партиям и движениям, но и

80

не вправе “материально их поддерживать, участвовать в политических акциях, вести политическую пропаганду или агитацию, участвовать в кампаниях по выбору в органы государственной власти и органы местного самоуправления, присутствовать на съездах и конференциях политических партий и движений, заниматься иной политической деятельностью” (статья 11). Деполитизация судов есть непременное и обязательное условие их независимости.

д) судья не вправе заниматься предпринимательской деятельностью, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской, литературной и иной творческой деятельности. Это ограничение продиктовано тем, что всякая коммерческая деятельность мешает судье оставаться объективным и беспристрастным, ибо ставит его перед необходимостью руководствоваться, вольно или невольно, также и интересами того предприятия, где он занимается другой оплачиваемой работой, либо собственными интересами как предпринимателя.

Согласно статье 5 Закона о статусе судей отбор кандидатов на должность судьи осуществляется на конкурсной основе.

Любой гражданин Российской Федерации, имеющий высшее юридическое образование и достигший 25-летнего возраста, имеет право быть допущенным к сдаче квалификационного экзамена на должность судьи.

Квалификационный экзамен на должность судьи принимается состоящей при органе юстиции экзаменационной комиссией, персональный состав которой утверждается квалификационной коллегией судей.

Каждый гражданин Российской Федерации, отвечающий требованиям, предъявляемым к кандидату на должность судьи соответствующего суда, имеет право обратиться в квалификационную

81

коллегию судей с заявлением о рекомендации на эту должность. Квалификационная коллегия судей в пределах своей компетенции рассматривает заявление лица, претендующего на соответствующую должность судьи, и с учетом результатов квалификационного экзамена дает заключение о рекомендации данного лица либо об отказе в ней.

Квалификационная коллегия судей представляет председателю соответствующего суда заключение на каждого из рекомендованных кандидатов. В случае несогласия председателя суда с заключением, оно возвращается для повторного рассмотрения в ту же квалификационную коллегию судей. При
повторном

положительном заключении квалификационной коллегии судей кандидатура вносится председателем соответствующего суда для дальнейшего рассмотрения в установленном порядке. Полномочия квалификационных коллегий судей в области отбора кандидатов на должность судьи устанавливаются “Положением о квалификационных коллегиях судей”, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 13 мая 1993 года N 4960-1.

Порядок назначения судей в различных странах также различен, однако во всяком случае предусматривает утверждение кандидатур на должности судей представителями исполнительной или законодательной власти. В Аргентине, к примеру, Президент производит назначения федеральных судей с одобрения Сената. В Чили назначения в Верховный Суд и Апелляционный Суд производятся Президентом из списка кандидатов, составленного Верховным Судом. В Мексике Президент, с одобрения Сената, назначает членов Верховного Суда, которые в свою очередь назначают членов окружных и районных судов. В Панаме Совет Кабинета назначает членов Верховного Суда на десятилетний срок и Верховный Суд назначает апелляционных судей, которые в
свою очередь

82

назначают членов нижестоящих судов. В Парагвае Сенат ответственен за назначение судей Верховного Суда на пятилетний срок, а судьи Верховного Суда ответственны за назначение нижестоящих судей. Согласно Конституции Перу Президент назначает судей по рекомендациям Национального Совета Магистратов. В 1989 году на Гаити были ограничены ранее свободные права Президента на назначение судей. Сейчас Президент выбирает новых членов высшего суда, Кассационного Суда, на десятилетний срок из списка кандидатов, подготовленного Сенатом, не менее чем из трех кандидатур.

В Сальвадоре Ley del Consejo de la Judicatura учредил Судебный Совет, состоящий из юристов, выдвинутых Верховным Судом, других членов юридической ассоциации, судей различного уровня, профессоров права и представителя Генерального Атторнея (выдвинутого от Генерального Инспектора, Генерального Прокурора и прокурора по Защите Прав Человека), выбираемых

Законодательной Ассамблеей и действующих независимо в рамках личной компетенции по представлению кандидатур судей Верховного Суда в Ассамблею. Ассамблея производит назначения из числа представленных кандидатур, публично, большинством в две трети голосов. Назначение остальных судей производится Верховным Судом.71

Порядок назначения судей в России закреплен в статье 128 Конституции РФ и статье 6 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации”. В отличие от прежней Конституции Российской Федерации, которая предусматривала различные способы формирования высших судов (Конституционный Суд
избирался

71 См. доклад Джонатана Т. Фрида, Report of the Inter-American Legal Commitee of the Organization of American States Improvement of the Administration of Justice Order in America: Protection and Guarantees for the Judges and Lawyers while Performing their Duties, December, 13, 1994

83

Съездом народных депутатов, а Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд - Верховным Советом), новая Конституция отказалась от этого дискриминирующего различия и установила единый порядок наделения полномочиями судей трех высших судов, действующих самостоятельно и независимо друг от друга. Чтобы действительно уравновесить, сбалансировать механизм формирования высших органов судебной власти, учитывая опыт США и некоторых других государств, новая Конституция Российской Федерации устранила прежнее нарушение принципа разделения властей -монопольное право законодательной власти формировать состав Конституционного Суда, обоснованно сохранив за Федеральным Собранием (а точнее за верхней его палатой) одно из полномочий системы сдержек и противовесов - право назначения судей Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда. Одновременно Конституция ограничила это право возможностью назначать лишь тех кандидатов, которых предлагает Президент Российской Федерации. Парламент вправе неоднократно отклонять предлагаемые Президентом кандидатуры, однако без представления Президента назначение судьи состояться не может. Кандидатуры, представляемые Президентом РФ вносятся с учетом мнения соответственно Председателя Верховного Суда Российской Федерации и Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Президент Российской Федерации в месячный срок со дня получения необходимых материалов представляет кандидатов в судьи Верховного Суда Российской Федерации и Высшего арбитражного Суда Российской Федерации для назначения Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации либо отклоняет представленные кандидатуры, о чем сообщает председателю соответствующего суда.

84

Судьи других федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом. В настоящее время таким законом является Закон РФ “О статусе судей в Российской Федерации” от 26 июня 1992 г., принятый еще до принятия действующей Конституции, но с последующими изменениями и дополнениями, и Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации” от 31 декабря 1996 г., которые в настоящее время устанавливает следующий порядок назначения судей:

Судьи федеральных арбитражных судов округов назначаются Президентом Российской Федерации по представлению Председателя Высшего арбитражного Суда Российской Федерации.

Судьи других федеральных судов общей юрисдикции и арбитражных судов назначаются Президентом Российской Федерации по представлению соответственно Председателя Верховного Суда Российской Федерации и Председателя Высшего арбитражного Суда Российской Федерации с учетом мнения законодательного (представительного) органа соответствующего субъекта Российской Федерации.

Судьи военных судов назначаются Президентом Российской Федерации по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации.

Президент Российской Федерации в месячный срок со дня получения необходимых материалов назначает судей федеральных судов либо отклоняет представленные кандидатуры, о чем сообщает председателю соответствующего суда. В целях обеспечения реализации права Президента Российской Федерации на представление в Совет Федерации Федерального Собрания кандидатур для назначения на должности судей Верховного Суда Российской Федерации
и

85

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также назначение судей других федеральных судов распоряжением Президента Российской Федерации от 25 июля 1994 г. N 400-рп утверждено Положение о Комиссии Совета по кадровой политике при Президенте Российской Федерации для предварительного рассмотрения кандидатур на должности судей федеральных судов.

Назначение кандидатов на должности судей производится только при наличии положительного заключения соответствующей квалификационной коллегии судей. В случае отклонения представленной кандидатуры на должность судьи федерального суда общей юрисдикции и арбитражного суда соответствующая квалификационная коллегия судей имеет право при наличии повторного заявления кандидата, рассмотрев основания отклонения, повторно дать положительное заключение для назначения кандидата на должность судьи.

Предусмотренная Законом процедура назначения имела целью оградить судей от местных влияний и предотвратить назначение судей, “угодных” региональным властям, однако вокруг данной процедуры ведется борьба. Некоторые субъекты федерации, в основном республики, сами хотят назначать судей и не уступают это право Президенту. (Именно по этой причине проект Федерального конституционного закона “О судебной системе” до его принятия дважды был отклонен Советом Федерации). Так, например, Президент Республики Марий Эл обратился в Совет Федерации с письмом, в котором отмечал, что недопустимо сохранять положение, при котором законодательный орган субъекта Федерации никак не может повлиять на судью, который по его мнению неправильно себя ведет. После того, как Конституционный Суд РФ признал несоответствующими Конституции России некоторые положения Закона “О статусе судей

86

Кабардино-Балкарской Республики”, и досрочные выборы судей КБР, которые были уже на грани завершения, были отменены, власти КБР попросту стали игнорировать суды, стараясь при любой возможности поставить их в зависимость и создать о них у общественности негативное мнение путем публикаций в газетах, в которых суды обвиняются во всех возможных и невозможных грехах.72 В своем обращении к главам исполнительной власти и руководителям законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации от 4 ноября 1994 г. Президент России просил о приостановке принятия нормативно-правовых актов по вопросам деятельности судов и наделения полномочиями судей до издания соответствующих федеральных законов, однако оно не было принято во внимание рядом местных руководителей.

Если принять концепцию, которую предлагают некоторые президенты ряда республик, то это будет означать разделение судебной системы на местную и федеральную, разделение юрисдикции между ними, принятие материальных и процессуальных законов субъектов Федерации, что противоречит Конституции РФ. На IV Всероссийском съезде судей такая политика была названа путем к развалу единого государства.

Существующий порядок назначения судей предусматривает участие законодательного (представительного) органа субъекта Федерации в решении этого вопроса, путем высказывания своего мнения по той или иной кандидатуре. Это мнение несомненно принимается во внимание Президентом при принятии решений о назначениях. Хотя теоретически возможны случаи, когда Президент РФ при наличии отрицательного мнения законодательного органа субъекта
Российской Федерации все равно принимает решение о

72 См. Доклад Председателя Совета Судей Российской Федерации Ю.Н.Сидоренко на IV Всероссийском съезде судей.

87

назначении данного кандидата федеральным “судьей (закон не содержит каких-либо указаний на этот счет), вряд ли на практике такое может произойти. Для применения местного законодательства, принимаемого субъектами Федерации в рамках их конституционных полномочий, предполагается создание системы мировых судов, выбираемых непосредственно населением судебного округа. § 2.2.2.4. Обеспечение срока полномочий судей

Обеспечение срока полномочий, при условии “должного поведения” судьи, является неотъемлемой частью гарантий независимости. Судьи, которые могут быть смещены с поста по желанию исполнительной власти, могут подвергаться влияниям, и представать в общественном мнении как подверженные влияниям. Как основания, так и процедура отстранения судьи от должности, должны устанавливаться законом.

“Если судья должен быть действительно независим, должны существовать адекватные гарантии того, что он не может быть отозван произвольно. Решения, противоречащие желаниям правительства, или какой-то части общества, не должны ставить судью перед возможностью потерять место. Однако граждане тоже должны быть защищены существованием возможности отзыва судьи, который в силу неспособности уже не может должным образом справляться со своими функциями, или в силу своего неверного поведения, поставил под сомнение свою беспристрастность.”73

Так, например, Верховный Суд Канады по делу Valente v. Regina постановил, что гарантии срока полномочий являются неотъемлемым условием независимости судей в соответствии со статьей 11 (d) Хартии прав и свобод Канады, и полномочия по отзыву судьи должны быть строго ограничены: “соответствующими условиями,

73 Сире “Назначение судей и срок их пребывания в должности”, 24 ежегодная Конференция Международной ассоциации юристов, Лондон, Международная ассоциация юристов, 1992 г.

88

предусмотренными законом, совместно с возможностью проведения судейского расследования, на котором судье, чьи интересы затрагиваются, дается полная возможность быть заслушанным. Однако Верховный Суд не возложил ни на законодательную, ни на исполнительную ветви обязанности следовать отчету, подготовленному по результатам судейского расследования: “Существование отчета о судейском расследовании является важным ограничением полномочия на отзыв судьи, особенно там… где такой отчет должен быть представлен законодательному органу.”

Согласно закону, судьи федеральных судов Канады пребывают в должности при соответствующем поведении до семидесятипятилетнего возраста, однако могут быть отозваны Генерал-Губернатором по запросу Сената и Палаты общин.

Судебный Совет Канады, созданный в соответствии с частью второй Акта о судьях, проводит расследование жалоб и заявлений, оданных против судей федеральных судов и судов провинций. Совет состоит из Верховного Судьи Канады и главных судей и заместителей главных судей высших судов. По запросу Министра юстиции Канады или Генерального Атторнея, Совет должен проводить расследование по вопросам необходимости отзыва судьи с должности по основаниям немощи или дряхлости, неправильного поведения, невозможности должным образом исполнять свои обязанности, либо в результате созданного собственным поведением или иным путем положения, несовместимого с данной должностью. В дополнение к этому, Совет может сам проводить расследование по любой жалобе, поданной против судьи. Совет может сам провести расследование или сформировать из ряда своих членов, совместно с представителями юридических ассоциаций, назначенных Министром юстиции, комиссию по расследованию. Следственный орган, созданный таким

89

образом, обладает полномочиями высшего суда, и должен предоставить судье, деятельность которого поставлена под сомнение, возможность быть выслушанным, провести перекрестный допрос свидетелей и представить дополнительные доказательства. После окончания расследования Совет должен сообщить о своем заключении Министру; если по мнению Совета судья неспособен более, в силу объективных либо субъективных причин, исполнять свои

обязанности, он может в своем отчете рекомендовать отозвать такого судью.

В целом, судьи судов провинций могут быть отозваны правительством провинций до достижения ими возраста выхода в отставку только в одном случае - неверного поведения или невозможности, в силу состояния здоровья, далее исполнять свои обязанности - по итогам судейского расследования. Например, Согласно Акту о Судах справедливости Онтарио, судьи судов Онтарио пребывают в должности вплоть до выхода в отставку по достижении шестидесятипятилетнего возраста, кроме случаев их обоснованного отзыва заместителем губернатора. Основанием для отзыва является только подача жалобы на судью в Судебный Совет Провинции, если по результатам проведенного по ней расследования было рекомендовано отозвать судью с поста, в связи с его неправильным поведением или физической невозможностью исполнять далее свои обязанности, вызванной немощью, поведением, несовместимым с пребыванием в должности, либо неисполнением возложенных на него обязанностей.74

Впервые такая мощная гарантия независимости судей, как их несменяемость, ранее трактовавшаяся в советской литературе, вслед за

74 См. доклад Джонатана Т. Фрида, Report of the Inter-American Legal Commitee of the Organization of American States Improvement of the Administration of Justice Order in America: Protection and Guarantees for the Judges and Lawyers while Performing their Duties, December, 13, 1994

90

Лениным, не иначе, как лицемерный буржуазный принцип, призванный замаскировать классовый характер суда в эксплуататорском обществе, была задействована в Российской Федерации в Законе о статусе судей (статья 12) и впоследствии перенесена в новую Конституцию и Закон о судебной системе.

Несменяемость судьи означает стабильное сохранение им занимаемой должности в данном суде в течение всего срока полномочий. Вместо десятилетнего срока судейских полномочий, установленного в 1989 году Законом о статусе судей СССР, Законом о статусе судей в РФ введена в жизнь прежде неизвестная нашему праву норма о неограниченности их полномочий каким-либо сроком (статья 11). Наконец-то над головами судей перестал висеть дамоклов меч очередных выборов. Наконец-то судья, принимая решение по конкретному делу, перестал чувствовать себя заложником тех сил, которые через определенное время прямо или косвенно будут решать его судьбу. Исключение сделано лишь для судей, наделяемых полномочиями впервые: после пяти лет работы они вновь должны проходить процедуру назначения и тогда уже могут быть назначены на определенный срок. Однако в докладе, подготовленном экспертами Совета Европы, отмечается, что такой испытательный срок может нанести ущерб независимости судьи, который еще не назначен на эту должность, если в течение данного периода в отношении него осуществлялось прямое или косвенное давление, которое связано с последующим назначением. Можно было бы предусмотреть статус “судьи-стажера”, имеющего четко определенные полномочия, или гораздо более короткий испытательный срок. В любом случае необходимо без малейшей неопределенности установить гарантии того, что оценка
стажировки или испытательного срока будет

91

вынесена объективно.75 На встрече председателей и членов судейских сообществ двадцати стран Центральной и Восточной Европы по приглашению Ассоциации судей Венгрии, прошедшей с 13 по 15 мая 1998 года в Будапеште, на тему о гарантиях независимости судей отмечалось, что практика назначения судей на испытательный срок, существующая в ряде стран, а также назначения судей на ограниченный период времени, должна быть тщательно изучена с точки зрения независимости правосудия, поскольку такая практика порождает опасения в предвзятости судьи, в том, что он будет “стараться” быть назначенным на следующий срок, исполняя пожелания той ветви власти, от которой зависит его повторное назначение. Следует также отметить, что в отличие от всех других судей судьи Конституционного Суда наделяются полномочиями на 12 лет и не могут быть назначены на второй срок. В связи с этим в статье 14 Закона о судебной системе указывается, что полномочия судей федеральных судов не ограничиваются определенным сроком, если иное не установлено Конституцией Российской Федерации или федеральным конституционным законом. Поскольку Закон о статусе судей не является конституционным, положение об ограничении срока полномочий для впервые избранных судей утрачивает свою силу.

Поддерживая введение неограниченного срока полномочий, следует, однако, отметить, что он не имеет никаких границ, кроме естественных, то есть смерти судьи (пункт 8 статьи 14). Поэтому теперь придется время от времени сталкиваться с деликатной проблемой удаления в отставку судьи, который из-за своего преклонного возраста уже не в состоянии работать в полную силу. Не позавидуешь квалификационным коллегиям судей, которым придется решать этот

75 Доклад, подготовленный рабочей группой Совета Европы по реформе судебной системы в Российской Федерации, в рамках совместной прохраммы сотрудничества между российской Федерацией и Советом Европы от 8 марта 1996 года

92

вопрос при отсутствии в законе каких-либо объективных критериев. Не лучше ли в данном случае воспринять ряд положений Закона о Конституционном Суде от 21 июля 1994 года, в том числе об установлении предельного возраста, по достижении которого судья обязан выйти в отставку, который назван в статье 12 данного закона -70 лет. Такое решение является наиболее оптимальным, оно хотя и формализует, но существенно упрощает проблему и позволяет использовать еще один рычаг для сохранения высокого рабочего потенциала судейского корпуса.

Смена судьей места работы или должности может состояться только с его согласия, причем согласие должно быть не вынужденным, но по доброй воле. Согласие необходимо на любое изменение должностного положения судьи, в том числе перевод его в суд другого района или области, в вышестоящий суд, на другую, хотя бы и более высоко оплачиваемую, должность. Это очень важно, поскольку продвижение по службе и даже дача индивидуальной оценки, способствующей этому, может стать средством наказания за деятельность в области судопроизводства или принимаемые судебные решения. Хотя во многих странах бытует мнение, что в судебной системе не должна иметь места концепция продвижения по службе, поскольку такая концепция может принудить судей к вынесению неправосудного решения для снискания славы и популярности, а разница в заработной плате между различными уровнями судейского корпуса также должна оставаться небольшой,76 как отмечает английский профессор Эллиот “продвижения из судей низшего звена в окружное звено сейчас достаточно часты. Таким же образом, можно продвинуться из частной практики или из судей окружного звена в

76 Доклад Джонатана Т. Фрида, Report of the Inter-American Legal Commitee of the Organization of American States Improvement of the Administration of Justice Order in America: Protection and Guarantees for the Judges and Lawyers while Performing their Duties, December, 13, 1994

93

Высший суд. Будучи судьей Высшего суда можно надеяться на дальнейшее продвижение и членство в Апелляционном суде либо назначение на должность председателя отделения. Часто высказываемое суждение о том, что если различия в заработной плате невелики мотивация на продвижение по службе также крайне низка, является неверным. Уважение и положение в обществе являются не менее эффективным толчком, чем заработок. Являясь судьей любого звена, вряд ли, особенно будучи амбициозным, можно удержаться от заглядывания через плечо на последствия принятия определенных решений или тенденций в их принятии, и их влиянии на дальнейшую карьеру судьи”.77

Таким образом, невозможно избежать создания карьерного судейского корпуса, однако малоприемлем любой “контроль исполнительной власти за … переводом судей из одного суда в другой, либо с одного места в другое”. (Шитрит “Судейская независимость: новые концептуальные положения и современные недостатки”). Поэтому весьма положительным является тот факт, что качества судей, с целью дачи рекомендации на новое назначение, оцениваются, согласно закону, квалификационными коллегиями, то есть органами, состоящими из коллег судей.

Возможность перемещения судей внутри суда или перевода их в другой суд на равнозначную или вышестоящую должность ни в коей мере не противоречит конституционному принципу,

сформулированному в части первой статьи 47 Конституции (право на законный суд и законного судью), поскольку данный принцип закрепляет юрисдикцию различных звеньев судебной системы и невозможность ее изменения, а юрисдикция конкретных судей не является персональной, а зависит от юрисдикции суда, в котором они

77 Independence of the Judiciary in the Commonwealth Countries; problems and proposals Commonwealth Law Bulletin, October 1994, at 1435.

94

работают. Перевод судьи в вышестоящий суд соответственно изменяет его полномочия и круг дел, подлежащих его рассмотрению. Вопрос же распределения поступающих дел внутри суда является чисто административным и зависит от сложившейся специализации и распределения обязанностей между судьями, в связи с чем, поскольку все дела, поступающие в суд определенного звена, охватываются его юрисдикцией, распределение дел также не войдет в противоречие с принципом, сформулированным в статье 47.

Другой гарантией несменяемости судей является запрет приостанавливать или прекращать их полномочия иначе как в порядке и по основаниям, закрепленным федеральным законом. Такие порядок и основания установлены Законом Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации”. Решение приостановить или прекратить полномочия судьи вправе принять только соответствующая квалификационная коллегия судей. Такие коллегии образуются органами судейского сообщества: Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации - Всероссийским съездом судей, квалификационные коллегии судей Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - на собраниях этих судов, квалификационные коллегии судей общих судов и арбитражных судов субъектов Российской Федерации - на съездах (конференциях) судей соответствующих судов, квалификационные коллегии судей военных округов, групп войск, флотов и видов Вооруженных сил - на съездах (конференциях) судей соответствующих военных судов.

Если возникает вопрос о приостановлении или прекращении полномочий председателей либо заместителей председателей судов субъектов Российской Федерации, соответствующих арбитражных судов, военных судов округов, групп войск, флотов и видов

95

вооруженных сил, то этот вопрос рассматривается и решается Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации. В отношении всех других судей вопрос о приостановлении или прекращении полномочий решает соответствующая квалификационная коллегия.78

Полномочия судьи приостанавливаются решением

квалификационной коллегии судей при наличии оснований, перечисленных в Законе “О статусе судей в Российской Федерации”.

Судья, полномочия которого приостановлены в соответствии с пунктами 2 и 3 или которому отказано в приостановлении полномочий, может обжаловать это решение в Высшую квалификационную коллегию судей в течение 10 дней со дня получения копии решения. Решение Высшей квалификационной коллегии судей может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в тот же срок.

Приостановление полномочий судьи, за исключением случая, когда ему в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, не влечет за собой прекращение выплаты судье, а если он признан безвестно отсутствующим - его семье заработной платы или уменьшение ее размера. Приостановление полномочий судьи, за исключением случая избрания ему в качестве меры пресечения заключения под стражу, не влечет за собой снижение уровня иных видов материального и социального обеспечения судьи и не лишает его гарантий неприкосновенности, установленных Законом о статусе судей.

Решение о возобновлении полномочий судьи принимает квалификационная коллегия судей, приостановившая его полномочия. (статья 13 Закона о статусе судей).

78 См. пункты 1, 12 и 13 Положения о квалификационных коллегиях судей, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 13 мая 1993 года N 4960-1

96

Полномочия судьи прекращаются также только по основаниям, предусмотренным законодательством о статусе судей, решением соответствующей квалификационной коллегии судей, которое может быть обжаловано судьей в Высшую квалификационную коллегию судей в течение 10 дней со дня получения копии решения. Решение Высшей квалификационной коллегии судей может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в тот же срок.

В случае отмены решения квалификационной коллегии судей о прекращении полномочий судьи или отмены состоявшегося о нем обвинительного приговора суда либо судебного решения, указанного в пункте 8 судья подлежит восстановлению в прежней должности с выплатой причитающейся ему заработной платы (статья 14 Закона о статусе судей).

Судейский корпус в настоящее время оставляет желать лучшего. Так, по данным Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации в 1996 году региональными квалификационными коллегиями были прекращены полномочия 96 судей, а в 1997 году - 75, причем около половины из них были молодыми судьями, со стажем работы в этой должности менее пяти лет.79

Отставкой судьи по смыслу этого Закона признается почетный уход или почетное удаление судьи с должности. За лицом, пребывающим в отставке, сохраняются звание судьи, гарантии личной неприкосновенности и принадлежность к судейскому сообществу. Каждый судья имеет право на отставку по собственному желанию независимо от возраста. Судья считается умершим или удаленным в отставку, если его полномочия прекращены по
основаниям,

79 См. Справка о работе Высшей квалификационной коллегии судей РФ за период с 1993 года по декабрь 1996 года; Справка о работе Высшей квалификационной коллегии судей РФ за 1997 год

97

предусмотренным пунктами 1, 2, 4, 5, 10 и 12 статьи 15 Закона о статусе судей).

Особый порядок приостановления и прекращения полномочий предусматривается в отношении судей Конституционного Суда РФ.

Приостановление полномочий судьи Конституционного

Суда Российской Федерации осуществляется по решению Конституционного Суда Российской Федерации, принимаемому не позднее месяца со дня выявления основания к их приостановлению.

Полномочия судьи Конституционного Суда Российской Федерации могут быть прекращены по основаниям, перечисленным в Федеральном конституционном законе “О Конституционном Суде”, а также ввиду его неспособности по состоянию здоровья или иным уважительным причинам в течение длительного времени (не менее десяти месяцев подряд) исполнять обязанности судьи.

Прекращение полномочий судьи Конституционного Суда Российской Федерации осуществляется по решению

Конституционного Суда Российской Федерации,
которое

направляется Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и является официальным уведомлением об открытии вакансии (статья 18 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”).

§ 2.2.2.5. Судейский иммунитет

Одной из существенных гарантий независимости судей является установленная статьей 122 Конституции их неприкосновенность или иммунитет. Иммунитет судей также является неотъемлемым компонентом независимости судебной власти. Судьи должны иметь возможность вынести решение без опасения, что с любой стороны последуют ответные меры, или после того, как решения будут вынесены и обоснованы, кто-либо потребует их разъяснить. Институт

98

неприкосновенности ограждает от всяких посягательств прежде всего личность судьи. Но неприкосновенность распространяется также на его жилище и служебное помещение, используемые им транспорт и средства связи, его корреспонденцию, принадлежащие ему имущество и документы. Система правовых средств, обеспечивающих неприкосновенность судьи, предусмотрена в статье 16 Закона “О статусе судей в Российской Федерации”.

Конституция РФ специально упоминает лишь особый порядок привлечения судей к уголовной ответственности. И это понятно, поскольку речь идет о самой острой форме отступления от принципа неприкосновенности судей. Но при этом нужно иметь в виду, что судья, безусловно, не подлежит административной ответственности и к нему не может быть применена ни одна из мер административного взыскания (предупреждение, штраф и т.п.). Точно так же к судье неприменимо ни одно из предусмотренных трудовым законодательством дисциплинарных взысканий (замечание, выговор и т.п.). В принципе, судья может нести в определенных случаях гражданскую и уголовную ответственность. Но для него исключается всякая ответственность за мнения или решения, высказанные или принятые в ходе осуществления правосудия, если не будет установлено вступившим в законную силу приговором суда, что эти мнения или решения - результат преступного злоупотребления, нарушения запрета уголовного закона.

Уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором Российской Федерации или лицом, исполняющим его обязанности, при наличии на то согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.

В

постановлении Конституционного Суда РФ от 7 марта 1996 г. N 6-П отмечается, что установленное в пункте 3 статьи 16 Закона Российской

99

Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” правило о недопустимости возбуждения уголовного дела в отношении судьи без согласия на то квалификационной коллегии судей выступает одной из гарантий неприкосновенности судей.

Дав согласие на возбуждение дела квалификационная коллегия не устраняется от дальнейшего контроля за ходом расследования, ибо без ее согласия судья не может быть подвергнут приводу, заключен под стражу, привлечен к участию в деле в качестве обвиняемого. Причем заключение судьи под стражу допускается не иначе как с санкции Генерального прокурора или лица, исполняющего его обязанности, либо по решению суда (в дальнейшем, после приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией, санкцию на заключение под стражу будет давать только суд.) При отказе квалификационной коллегии дать согласие на производство в отношении судьи таких действий Генеральный прокурор может обратиться по этому поводу в Высшую квалификационную коллегию Российской Федерации.

Судья ни в коем случае не может быть задержан, а равно принудительно доставлен в какой бы то ни было государственный орган в порядке производства по делам об административных правонарушениях. Судья, задержанный по подозрению в совершении преступления, задержанный или доставленный в орган внутренних дел, другой государственный орган в порядке производства по делам об административных правонарушениях, по установлении его личности должен быть немедленно освобожден.

Проникновение в жилище или служебное помещение судьи, в личный или используемый им транспорт, производство там досмотра, обыска или выемки, прослушивание его телефонных переговоров, личный досмотр и личный обыск судьи, а равно досмотр, изъятие и

100

выемка его корреспонденции, принадлежащего ему имущества и документов производятся не иначе как на основании судебного решения и только в связи с производством в отношении судьи уголовного дела (до принятия новой Конституции такие действия допускались в связи с производством уголовного дела в отношении судьи и с санкции прокурора).

В настоящее время уголовное дело в отношении судьи по его требованию, заявленному до начала судебного разбирательства, должно быть рассмотрено Верховным Судом Российской Федерации, а не иным судом. Это правило создает для судьи дополнительную гарантию вынесения ему законного, обоснованного и справедливого приговора. Концепция судебной реформы не предполагала сохранения за Верховным Судом Российской Федерации полномочий суда первой инстанции по гражданским и уголовным делам, передав их, в целях приближения правосудия к населению, ряду межрегиональных судов, создаваемых на местах, с юрисдикцией, охватывающей несколько крупных регионов страны (что соответствует рекомендациям экспертов Совета Европы). Однако в настоящее время, в силу ряда организационных, экономических и кадровых факторов, создание таких судов не предусмотрено Федеральным законом о судебной системе, и за Верховным Судом РФ сохранено право на рассмотрение дел по первой инстанции. В проектах Уголовно- процессуального и Гражданского процессуального кодексов уголовные и гражданские дела в отношении судей, прокуроров и депутатов Федерального Собрания отнесены к обязательной подсудности Верховного Суда РФ.

Такой перечень субъектов не случаен, поскольку иммунитет судей сходен с иммунитетом прокурорских работников, депутатов, а также Президента РФ. Согласно статье 98 Конституции депутаты Совета Федерации и Государственной Думы обладают неприкосновенностью

101

в течение всего срока их полномочий. Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей. Вопрос о лишении депутатской неприкосновенности решается по представлению Генерального прокурора Российской Федерации соответствующей палатой Федерального собрания. Статья 42 Закона “О прокуратуре в Российской Федерации” также устанавливает, что не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления.80 Однако иммунитет депутатов и прокуроров не настолько широк, как иммунитет судей, что свидетельствует об особом положении последних. Так, попытка установления федеральным законом более широкого, чем указанный в Конституции Российской Федерации, перечня случаев, при которых парламентарий не может быть лишен неприкосновенности без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания была признана неконституционной. Как отметил Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 20.02.96 г. N 5-П “Из смысла статьи 98 и пункта 9 раздела второго “Заключительные и переходные положения” Конституции Российской Федерации вытекает, что

неприкосновенность парламентария не означает его освобождения от ответственности за совершенное правонарушение, в том числе уголовное или административное, если такое
правонарушение

80 См. Федеральный закон Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации” от 17.11.95 N 168- ФЗ, Собрание законодательства РФ, 20.11.95, N 47, ст. 4472

102

совершено не в связи с осуществлением собственно депутатской деятельности. Расширительное понимание неприкосновенности в таких случаях вело бы к искажению публично-правового характера парламентского иммунитета и его превращению в личную привилегию” (Собрание законодательства РФ, 19.02.96, № 8, ст. 828). В то же время в своем постановлении от 07.03.96 г. N 6-П по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 16 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” Конституционный Суд РФ указал, что “конституционное положение о неприкосновенности судьи, закрепляющее один из существенных элементов статуса судьи и важнейшую гарантию его

профессиональной деятельности, направлено на обеспечение основ конституционного строя, связанных с разделением властей, самостоятельностью и независимостью судебной власти (статьи 10 и 120 Конституции Российской Федерации).

Судейская неприкосновенность является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, и прежде всего интересов правосудия. Следует также учитывать особый режим судейской работы, повышенный профессиональный риск, наличие различных процессуальных и организационных средств контроля за законностью действий и решений судьи.

Судья призван осуществлять свои полномочия независимо от чьих- либо пристрастий и посторонних влияний. В этих целях Конституция Российской Федерации закрепляет специальные требования, предъявляемые к кандидатам на должности судей и порядку их назначения, гарантирует несменяемость, независимость и неприкосновенность судей. Тем самым обеспечивается самостоятельность судебной власти. Наличие такой регламентации на

103

конституционном уровне отличает правовой статус судей от статуса граждан и тех должностных лиц, которые согласно Конституции Российской Федерации (статьи 91, 98) обладают

неприкосновенностью.” (Собрание законодательства РФ, 01.04.96, N 14, ст. 1549).

§ 2.2.2.6. Защита судей

Очевидно, что для исполнения судебной властью своих функций должны обязательно поддерживаться физическая безопасность судей, персонала судов и охрана судебных помещений. Судьи должны быть наделены соответствующими полномочиями по защите судов и процесса рассмотрения дел.

В соответствии со статьей 9 Закона о статусе судей, судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. Органы внутренних дел обязаны
принять

необходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление. Судья имеет право на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия, которое выдается ему органами внутренних дел по его заявлению в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации “Об оружии”. В развитие данного положения, в целях обеспечения государственной защиты судей и иных лиц правоохранительных и контролирующих органов, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также создания надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступлениями и другими правонарушениями Федеральным законом от 20.04.95 N 45-ФЗ “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”81 установлена

81 См. Собрание законодательства РФ от 24.04.95, N 17, ст. 1455

104

система мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких.

К мерам правовой защиты судей можно отнести установление в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года ответственности за угрозу по отношению к судье или народному заседателю и оскорбление судьи или народного заседателя, а также установление административной ответственности за проявление неуважения к суду. В новом Уголовном кодексе Российской Федерации, принятом 13 июня 1996 года и вступившем в действие с 1 января 1997 года82 предусматривается привлечение к ответственности за такие деяния как посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие, угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия, клевета в отношении судьи и иных лиц, участвующих в отправлении правосудия и проведении предварительного следствия. Уголовным преступлением в соответствии с новым кодексом становится и неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства. В проекте Уголовно-процессуального кодекса РФ за иные проявления неуважения к суду предусматривается процессуальная ответственность, что дает судье возможность не обращаться за защитой в органы, уполномоченные вести уголовное преследование, а на месте наказать виновника удалением из зала судебного заседания или наложением штрафа. В связи с принятием Закона о государственной защите судей в Уголовном кодексе появился и такой состав, как разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса.

Меры социальной защиты судей предусмотрены в статье 20 Закона о статусе судей и Закона о государственной защите судей и должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов.

82 См.Уголовный кодекс Росийской Федерации. Официальный текст. - М.,: Издательская группа ИНФРА * М - НОРМА, 1996. - 208 с.

105

Согласно Закону о статусе судей жизнь, здоровье и имущество судьи подлежат обязательному государственному страхованию за счет средств федерального бюджета. При этом жизнь и здоровье судьи подлежат страхованию на сумму его пятнадцатилетней заработной платы. Тот же размер суммы страхования указан и в Законе о государственной защите судей.

Однако, в связи с недостатком финансирования (о чем уже говорилось выше) данные положения обоих законов практически не выполняются. До сих пор судьям не предоставлено оружие, обещанное двумя законами (в настоящее время они располагают лишь газовыми пистолетами). В своем Указе “О некоторых мерах по стабилизации положения в судебной системе” № 1612 от 2 декабря 196 года Президент постановил, что Правительству РФ начиная с I квартала 1997 года необходимо обеспечить выдачу органами внутренних дел судьям служебного оружия. Однако не все судьи хотят воспользоваться этим своим правом. В своем интервью Российскому телевидению 4 декабря 1996 г. (на Всероссийском съезде судей) Председатель Московского областного суда С.В.Марасанова подчеркнула, что поскольку две трети судейского корпуса составляют женщины, которым вряд ли удастся полностью освоить правила обращения с огнестрельным оружием, они станут еще более уязвимы для нападения со стороны криминальных элементов, желающих завладеть оружием.

В целях должного обеспечения независимости судьям необходима адекватная оплата труда. Как отмечалось на встрече председателей и членов судейских сообществ двадцати стран Центральной и Восточной Европы прошедшей по приглашению Ассоциации судей Венгрии с 13 по 15 мая 1998 года в Будапеште, обеспечение соответствующих условий работы и заработной платы составляют важные гарантии независимости судьи. Система денежных выплат и пенсий, основанная

106

на четких и объективных критериях, должна быть определена законом и подчиняться принципу стабильности. Ни один орган власти не должен иметь право на произвольное изменение размера заработной платы, ни в целом по стране, ни в отношении конкретных судей. Если заработная плата может быть увеличена или уменьшена по желанию исполнительной власти, в умах людей всегда будет подозрение, что это влияет на судебные решения. Подобным же образом, поскольку большинством стран от лиц, занявших должности судей, требуется порвать все свои связи с бизнесом, заработная плата должна быть соответствующей, чтобы привлекать квалифицированных кандидатов, принимая во внимание, что доход по предыдущему месту работы будет для них недоступен. Требуется рациональный и объективный процесс для обеспечения судьям должной заработной платы.

Статьей 19 Закона о статусе судей устанавливается, что заработная плата судьи (денежное содержание судьи военного суда) состоит из должностного оклада, а для военных судей - и оклада по воинскому званию, доплат за квалификационный класс, выслугу лет и 50- процентной доплаты к должностному окладу за особые условия труда, которые не могут быть уменьшены. Судье производятся также иные выплаты, предусмотренные законами и другими нормативными правовыми актами. Размеры доплат за квалификационные классы и выслугу лет судей устанавливаются Федеральным законом. Размеры должностных окладов судей устанавливаются в соответствии с их должностью в процентном отношении к определяемому Федеральным законом должностному окладу Председателя Верховного Суда Российской Федерации и Председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации и не могут быть менее пятидесяти процентов их оклада.
Должностной оклад судьи не может быть менее

107

восьмидесяти процентов должностного оклада председателя соответствующего суда.

Президент РФ своим Указом от 30.05.95 N 549 “О дополнительных гарантиях социальной защищенности работников органов судебной власти”83 предоставил право председателям Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации устанавливать судьям указанных судов надбавки к должностным окладам за сложность, напряженность, высокие достижения в труде и специальный режим работы в размере 50 процентов должностного оклада, и установил с 1 марта 1995 г. должностные оклады работников аппаратов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации применительно к должностным окладам соответствующих категорий работников аппаратов палат Федерального Собрания.

Федеральным законом от 10.01.96 N 6-ФЗ “О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппарата судов Российской Федерации”84 заработная плата судей определена как совокупность должностного оклада, а для военных судей - и оклада по воинскому званию, доплат за квалификационный класс, выслугу лет, 50-процентной доплаты к должностному окладу за особые условия труда, надбавок за ученую степень или ученое звание, почетное звание “Заслуженный юрист Российской Федерации”, сложность, напряженность, высокие достижения в труде и специальный режим работы, денежных поощрений (премий) по итогам работы за квартал и год, стоимости продовольственного пайка (если он не выдан в натуральном виде).

83 См. Собрание законодательства РФ, 05.06.95, N 23, ст. 2205

84 См. Собрание законодательства РФ, 15.01.96, N 3, ст. 144

108

Судьям и работникам аппаратов судов Российской Федерации производятся также иные выплаты, предусмотренные законами и другими нормативными актами.

Размер денежных поощрений (премий) судей и работников аппаратов судов Российской Федерации по итогам работы за квартал и год не может быть меньше размеров, установленных для соответствующих работников органов исполнительной власти.

Законом о статусе судей, а также Законом о дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппарата судов РФ предусматривается ряд дополнительных льгот для судейских работников, среди которых можно назвать предоставление дополнительного оплачиваемого отпуска в зависимости от стажа работы по юридической специальности, внеочередное предоставление жилой площади, установка телефона и обеспечение местами в детских дошкольных учреждениях, возможность пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием и санаторно-курортным лечением (причем не только для судьи, но и членов его семьи), бесплатный проезд на всех видах общественного транспорта, освобождение заработка от налогообложения, льготы по оплате коммунальных услуг, 50% скидка в оплате жилой площади.

Однако, по результатам исследований экспертов Совета Европы оплата труда судей является весьма низкой (примерно 105 долларов в месяц для судьи первой инстанции) и к тому же в некоторых судебных округах происходят постоянные задержки с выплатой заработной платы. Именно с целью компенсации низкого уровня зарплат судьям предоставлен ряд иных материальных льгот и преимуществ, но такое положение нельзя признать удовлетворительным. Решение об индексировании заработной платы судей относительно зарплаты председателя Верховного Суда также признано недостаточной мерой,

109

поскольку должный уровень вознаграждения за труд так и не обеспечивается.85 В целом практику предоставления судьям ряда гарантий и компенсаций при сохранении низкого уровня заработной платы нельзя признать допустимой, поскольку социальная защищенность судей, а также их высокий статус, могут поддерживаться только при условии предоставления им достойной их положения оплаты труда, которая не может подвергаться произвольным изменениям. Именно по такому пути пошло большинство стран Европы, а также Американского континента.

Следует отметить, что в той или иной степени многие страны сталкиваются с проблемами адекватной оплаты труда судейского корпуса и пытаются найти резервы повышения заработной платы судей до должного уровня. Так, в 1985 году Верховный Суд Аргентины постановил, что конституционная гарантия неснижаемости заработной платы судей должна толковаться как реальная и требующая обеспечения, особенно в отношении нижестоящих судов, необходимой корректировки заработной платы в соответствии с инфляцией. В Соединенных Штатах заработная плата судей в реальных долларах также снижается. Судьи подают иски, обжалуя конституционность провала Конгресса в подъеме оплаты труда. В Мексике Конституция 1917 года гарантировала несокращаемость заработной платы действующих судей, как это устанавливалось законом и статьей 127 Конституции запрещалось повышение заработной платы в период срока пребывания судьи в должности. В связи с обвальной инфляцией мексиканское правительство в 1982 году заменило это запрещение положением, требующим адекватной компенсации к заработной плате судей, выплачиваемой ежегодно в

85 Доклад, подготовленный рабочей группой Совета Европы по реформе судебной системы в Российской Федерации, в рамках совместной программы сотрудничества между российской Федерацией и Советом Европы от 8 марта 1996 года

110

равной мере. В Уругвае и Парагвае также столкнулись с инфляцией, и вышли из этого положения гарантировав судьям, что их заработная плата не должна быть ниже высокооплачиваемых Министров страны. Конституция Перу гарантирует судьям компенсацию “которая обеспечивает им жизнь, подобающую их миссии в иерархии”.

В серьезном положении в связи с недообеспечением фондами находятся также канадские суды. Конституция Канады возлагает ответственность за заработную плату судей на законодательную власть. Конституционный Акт 1867 года устанавливает, что местные законодатели ответственны за выплату заработной платы судей судов провинций, в то время как Парламент Канады ответственен за установление размеров вознаграждения и обеспечение фондов заработной платы, поощрений и пенсий судьям Верховного Суда Канады, федеральных судов и высших судов провинций. В соответствии с полномочиями Парламента, Акт о судьях устанавливает размеры заработной платы, поощрений и пенсий судей в соответствии с их положением и должностью, и предусматривает ежегодную их индексацию в связи с инфляцией; однако, в период ограничений в общественном секторе, заработная плата во всех государственных должностях заморожена на два года с 1992 года. В соответствии с законодательными полномочиями, провинции возложили задачу установления заработной платы судьям судов провинций на исполнительную власть в лице правительства, для утверждения соответствующей инструкции.

В настоящее время, как отмечалось в последних решениях Совета судей Российской Федерации, задолженность судам Российской Федерации в 1998 году по судам общей юрисдикции составила 621,1 млн. руб. Постановлением Правительства РФ от 14 мая 1998 года № 441 принято решение о сокращении финансирования федеральной

Ill

судебной системы на текущий год на 26,2 процента. Таким образом “суды поставлены в унизительное положение, что подрывает веру людей в беспристрастный и объективный суд, нивелирует принцип независимости судей.”86 Именно поэтому принятый недавно Федеральный закон о финансировании судов Российской Федерации закрепил четкий порядок финансирования судов и гарантии от его нарушения.

Глава III. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИЕ ПРАВО НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

§3.1. Права обвиняемого на судебную защиту §3.1.1 Доступ к правосудию

Конституционное право обвиняемого на защиту гарантируется предоставлением ему права на судебную защиту, под которым понимается право обвиняемого в установленных законом случаях беспрепятственно обращаться в суд. Это право рассматривается в том смысле, что каждое заинтересованное лицо должно иметь возможность добиться рассмотрения своего дела в суде, и ему не должны помешать какие-либо правовые или фактические препятствия. Указанное право содержится в статье 6 Европейской Конвенции о правах человека и статье 46 Конституции Российской Федерации. Текст указанных статей требует определенного комментария.

Применение статьи 6 Европейской Конвенции о правах человека как в гражданской, так и в уголовной сфере, как уже отмечалось выше, предусматривает необходимость наличия суда, созданного на основании закона и отвечающего критериям независимости
и

86 См. Постановление Совета судей Российской Федерации от 30 октября 1998 года “О состоянии финансового обеспечения судебной деятельности”

112

беспристрастности, достаточно широких полномочий суда, позволяющих ему принимать решения по различным аспектам рассматриваемого дела, а также права каждого иметь доступ к суду. Установление гарантии права доступа к правосудию следует признать одним из наиболее конструктивных шагов Европейского Суда в толковании статей Конвенции. Хотя в статье 6 такое право прямо не выражено, необходимость его защиты вытекает из ее текста (особенно из его французской редакции): “Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона”. Впервые по делу Golder v. UK87 Суд постановил, что положения части первой статьи 6 Конвенции касаются не только порядка проведения судебной процедуры, но прежде всего самого права на инициирование судебной процедуры. Однако это право не является абсолютным и может быть регламентировано Договаривающимися сторонами при условии, что такая регламентация не должна вести “к посягательствам на суть этого права”.88 Любое ограничение права доступа к правосудию должно преследовать оправданную цель и разумно соответствовать этой цели.89 Помимо обязательства не затруднять доступ к правосудию, Договаривающиеся стороны обладают также позитивной обязанностью разрешать реальный и конкретный доступ к суду, что может быть сопряжено с такими мерами, как предоставление бесплатной юридической помощи или упрощение судопроизводства, когда лицо без средств не в состоянии на должном уровне отстаивать свои права в суде.90 Действительно, существует два аспекта реализации

87 А 18(1975)

88 Решение по делу Golder v. United Kingdom, Series A No. 18, p. 13, paras 37-38 (1975).

89 Дело Ashingdane v. UK, Series A No. 93, p. 24, para 57 (1985).

90 Дело Airey v. Ireland, Series A No. 32, pp. 12-14, paras 24-25 (1979).

113

права на доступ к правосудию. По этим аспектам Европейская Комиссия и Европейский суд по правам человека выделили две группы дел по которым возникают вопросы о соблюдении права на доступ к правосудию в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Первая группа охватывает дела, связанные с опротестованием отказа в праве обращения в суд в процессе рассмотрения некоторых видов дел национальными судами. Ко второй группе относятся дела, по которым обременительные расходы и сложные процедуры делают обращение в суд невозможным при всей формальной доступности последнего.91

Право на доступ к правосудию распространяется как на гражданские, так и на уголовные дела, причем по уголовным делам означает, что обвиняемый имеет право на рассмотрение предъявленных ему обвинений в суде.92 Однако, на данное право возможно наложение ограничений, например может быть принято решение не предъявлять лицу обвинение или прекратить дело (однако если такое прекращение дела оставляет лицо в положении виновного, это может быть признано нарушением части второй статьи 6). Также Европейский суд не отрицает возможности рассмотрения в суде лишь вопроса о размере наказания в случае признания подсудимым себя виновным, если суд предоставляет достаточные гарантии против злоупотреблений со стороны обвинительной власти.93 При принятии признания суд должен убедиться, что такое признание является добровольным и обвиняемый осознает последствия своего признания. Разрешается также выносить так называемый “ордер о наказании” за малозначительные преступления без их рассмотрения в суде при условии, что обвиняемому предоставляется право настаивать
на

91 См. Д.Гомьен, Д.Харрис, Л.Зваак “Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика” М., Издательство Московского независимого института международного права, 1998, С. 204.

92 Deweer v. Belgium A 35 (1980)

93 X v. UK No 5076/71, 40 CD 64 at 67 (1972). Достаточными гарантиями по этому делу было признано то, что “судья убедился, что подсудимый понимает последствия своего заявления и признание подсудимого записано”.

114

судебном рассмотрении дела.94 Наиболее полную реализацию данные положения получили в праве англо-саксонского типа в виде так называемой “сделки о признании”. Этот институт в ряде случаев делает более выгодным для обвиняемого признание вины в совершении преступления, вне зависимости от наличия его вины в действительности, поскольку таким образом экономятся как средства самого обвиняемого на покрытие судебных издержек, так и средства налогоплательщиков в связи с тем, что не запускается дорогостоящая судебная машина. Экономится при этом и время, так как в случае признания вины суд фактически лишь утверждает условия “сделки”, ранее заключенной между обвинением и защитой. Однако вряд ли такой институт может прижиться на российской почве, особенно в свете нашего исторического прошлого, когда признание обвиняемого являлось “царицей доказательств”. Именно на получение признания обвиняемого любой ценой была направлена деятельность следствия в результате чего были осуждены многие тысячи невиновных. Интересы процессуальной экономии не могут быть поставлены выше интересов защиты личности.

В российском законодательстве до последнего времени складывалась такая тенденция, что в суд можно было обращаться только тогда, когда это непосредственно предусматривалось законодательством. Во всех иных случаях предусматривался административный порядок обжалования. Постепенно компетенция суда расширялась, но опять по тому же принципу: обращение в суд допускалось лишь при принятии тех или иных законов. Так, лишь после принятия Закона РФ от 23 мая 1992 года “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР” стало возможным обжалование в суд законности
арестов в стадии

94 См. D.J.Harris, M.O’Boyle, С. Warbrick “Law of the European Convention on Human Rights”, Butterworths, London, Dublin, Edinburgh, 1995, p. 196-198

115

предварительного расследования. Статья 69 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, статьи 47-49 Закона РФ от 2 июля 1992 г. “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” разрешили жалобы граждан в суд на незаконные и ошибочные действия медицинских работников. Естественно, что охватить такими законами все случаи, когда требовалась судебная защита было невозможно. Кардинальное решение проблема судебной защиты прав нашла лишь в Декларации прав и свобод человека, принятой 5 сентября 1991 года Съездом народных депутатов СССР, а впоследствии и в Конституции Российской Федерации 1993 года.95

Большое значение приобретает обеспечение судебной защиты прав человека в уголовном судопроизводстве, особенно лиц, находящихся под стражей, имея в виду, что в связи с их арестом их возможности по осуществлению своих прав существенно ограничиваются. В судах часто поднимается вопрос о возможности осуществления судебного контроля уже на стадии предварительного следствия за действиями прокурора, дознавателя, следователя, работников следственных изоляторов и др., поскольку такая возможность вытекает из конституционных положений. Однако указанные вопросы не урегулированы законодательно, что влечет за собой определенные трудности при рассмотрении судами подобных дел. На практике нередки случаи, когда суды отказывают в приеме заявлений от подозреваемого, обвиняемого или их защитника на действия прокурора, следователя на данной стадии в связи с их неподведомственностью суду, а также на том основании, что Уголовно-процессуальный кодекс ограничивает права обвиняемого и защитника на обжалование в суд такого рода действий только

95 Л.Б.Алексеева, В.М.Жуйков, И.И.Лукашук “Международные нормы о правах человека и применение их судами Росийской Федерации: практическое пособие”, Изд. “Права человека”, М., 1996,С. 69

116

судебной проверкой законности и обоснованности ареста и данное ограничение устранимо лишь путем внесения соответствующих изменений и дополнений в УПК РСФСР.

Такую постановку вопроса нельзя признать справедливой. Право на обжалование любых действий и решений должностных лиц вытекает из статьи 46 Конституции РФ. В данном случае Конституция Российской Федерации, как акт высшей юридической силы, подлежит непосредственному применению, и отсутствие законодательно регламентированного порядка реализации конституционной нормы не является препятствием к ее реализации. Исходя из данного принципа Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 13 ноября 1995 года о проверке конституционности части 5 статьи 209 УПК РСФСР96 в связи с жалобами граждан, признал не соответствующей Конституции России практику судов, отказывающих в приеме жалоб на постановления о прекращении уголовных дел. Такая правоприменительная практика квалифицирована

Конституционным Судом как ограничивающая право граждан на доступ к правосудию.

Однако, этим постановлением не снимается вопрос о пределах и порядке обжалования в суд всех действий и решений должностных лиц, которые можно обжаловать в суд в период производства дознания или предварительного следствия. Следует подчеркнуть, что к числу таких действий вряд ли можно отнести действия и решения, связанные с собиранием, проверкой и оценкой доказательств, которые не нарушают права участников процесса, а сводятся к неудовлетворению их интереса (например отказ в допросе свидетеля, назначении экспертизы и т.д.). Правомерность данных действий и решений станет предметом судебного контроля
уже на стадии судебного

96 Вестник Конституционного Суда РФ, 1995, № 6, С. 18-21

117

разбирательства. Действия же, нарушающие или ограничивающие права участника процесса должны являться предметом судебного контроля по жалобе данного участника процесса. К таким действиям следует прежде всего отнести отказ в возбуждении уголовного дела и прекращение уголовного дела как носящие пресекательный характер и преграждающие лицу доступ к правосудию. Подозреваемый, обвиняемый (а в случае смерти обвиняемого его близкие родственники), не согласные с прекращением дела по основаниям, которые затрагивают его доброе имя, нарушают его права, могут требовать судебного разбирательства дела до полной реабилитации. На необходимость принятия законодательных мер, обеспечивающих обвиняемому возможность защитить свое доброе имя при принятии решения о прекращении дела указывается и в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации № 18-П от 28 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса.

Аналогичные положения, защищающие право обвиняемого на доступ к правосудию, содержатся и в зарубежном законодательстве. Так, статья 153Ь Уголовно-процессуального кодекса Германии предусматривает обязательное согласие обвиняемого на прекращение производства по его делу до начала судебного разбирательства.97

Несколько иначе указанный вопрос был решен Конституционным Судом РФ в постановлении № 5-П от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Конституционным Судом предлагается распространить право на обжалование на такие решения должностных лиц, принимаемые на стадии досудебного производства, как решения о
возбуждении

97 Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. М., Издательская фирма “Манускрипт”, 1994, С. 84

118

уголовного дела, приостановлении производства по делу, продлении срока предварительного следствия и производстве обыска, поскольку в результате таких действий ограничивается неприкосновенность жилища, возможность распоряжаться своей собственностью и т.д. С такой постановкой вряд ли можно согласиться, поскольку при проверке законности указанных решений суд не вправе вдаваться в существо дела, а может лишь оценивать формальное соответствие порядка принятия указанных решений установленной законом процедуре. Окончательную оценку названным действиям и решениям может дать лишь суд, рассматривающий дело по существу, и результатом такой оценки станет признание ряда доказательств недопустимыми, прекращение дела производством или оправдание подсудимого.

§ 3.1.2. Право на квалифицированную юридическую помощь

Одним из условий защиты прав граждан является предоставлением им права на получение юридической помощи. Часть третья статьи 6 Европейской Конвенции о правах и основных свободах человека особо оговаривает гарантии права на юридическое представительство и юридическую помощь по уголовным делам. По делу Potrimol v. France98 Европейский Суд постановил, что “право каждого обвиняемого в совершении уголовного преступления на защиту адвоката, в необходимых случаях назначенного официально, является одной из фундаментальных черт справедливого судебного разбирательства”. Конвенция не содержит подобных гарантий в отношении гражданских и административных дел, однако можно полагать, что в какой-то мере они содержатся в части первой статьи 6.

98А277-Арага34(1993)

119

Это право на доступ к правосудию. По делу Golder v. UK” Европейский Суд усмотрел нарушение права на доступ к правосудию в том, что заключенному не было позволено обратиться к адвокату для подачи гражданского иска в суд.

Пункт 3 статьи 6 Конвенции предоставляет право пользоваться помощью защитника в качестве одного из наиболее важных средств процессуальной защиты. Осуществление этого права со всей определенностью гарантирует более высокий уровень защиты, чем все другие процессуальные права, предусмотренные этой статьей. Комиссия и Европейский суд, признавая важность этого права, особо выделяют три основных его аспекта: эффективность помощи защитника; возможность конфиденциального общения с защитником; и назначение защитника в случаях, когда этого требуют интересы правосудия.

Каждый гражданин в Российской Федерации вправе рассчитывать на квалифицированную юридическую помощь, которая гарантирована ему частью первой статьи 48 Конституции РФ. Гарантией получения квалифицированной юридической помощи каждому, кто в ней нуждается, является разветвленная сеть ассоциаций юристов-адвокатов, которые осуществляют защиту и представительство по уголовным, гражданским и административным делам, дают консультации, помогают в составлении необходимых юридических документов, заключают договоры от имени своих клиентов и выполняют другие поручения правового характера. Считается, что именно в юридических консультациях, где работают адвокаты, успешно сдавши? специальные экзамены и доказавшие право на занятие адвокатской деятельностью, оказываются наиболее квалифицированные
юридические услуги. Квалифицированная

“А 18(1975)

120

юридическая помощь обеспечивается высшим юридическим образованием, достаточным опытом работы и специализацией адвокатов. К адвокатам предъявляются повышенные требования. Адвокат должен обладать разносторонними знаниями, высокими моральными и деловыми качествами, уметь публично отстаивать интересы своих клиентов, обладать ораторским искусством.

Предоставление квалифицированной юридической помощи является обязанностью государства, которое, как указал Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 28.01.97 г. № 2-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РСФСР, “гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, … должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии.”100 Такая позиция Конституционного Суда основана на практике применения Европейской Конвенции по правам человека. К примеру, Европейская Комиссия по правам человека в ряде своих решений отметила, что право выбора защитника не является абсолютным, так как государство вправе регламентировать доступ адвокатов к суду, а в ряде случаев запрещать его некоторым лицам.101 Очевидно, что государство может устанавливать условия, которым должны будут отвечать допускаемые к суду адвокаты, а также правила этики, которые они будут обязаны соблюдать. В настоящее время организационно- правовой формой деятельности адвокатов являются коллегии
адвокатов, создаваемые

100 Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 7, ст. 871

101 Иск 722/60 X. v. the Federal Republic of Germany, Dec. 6.3.62, Collection 9, p. 1; иски 7572/76 и т.д. Ensslin and Others v. the Federal Republic of Germany, Dec. 8.7.78, D & R 14? p. 64; иск 8295/78, X. v. the United Kingdom, Dec. 9.10.78, D & R 15, p. 242

121

на основании Положения об адвокатуре РСФСР, утвержденного Законом РСФСР от 20 ноября 1980 года, и в установленном им же порядке. В названном Положении формулируются и определенные профессиональные требования к адвокатам, призванные обеспечивать квалифицированный характер оказываемой ими юридической помощи с учетом высокой значимости для личности и общества в целом принимаемых в судопроизводстве решений.

Отделение адвокатуры от государства, придание ей статуса добровольной ассоциации юристов, не оплачиваемой государством, но и не преследующей целей извлечения прибыли гарантируют независимость адвокатуры, ее способность противостоять необъективному ведению предварительного следствия и судебного разбирательства. Статус адвокатуры и эффективность ее деятельности находятся в прямой зависимости от незыблемости свободы личности, высокого статуса прав человека в стране, их реальной защиты. В этом плане адвокатура выступает как один из важных элементов обеспечения реализации субъективного права гражданина на юридическую помощь. Только независимая, со свободным выбором форм своей организации и деятельности адвокатура может стать высокопрофессиональной и эффективной в вопросах защиты прав интересов граждан и организаций.

В настоящее время в 112 коллегиях адвокатов открыто 2500 юридических консультаций. Количество поручений по гражданским и уголовным делам, ежегодно выполняемых адвокатами, достигает семи миллионов.102

Права и обязанности адвокатов по оказанию правовых услуг как гражданам, так и организациям регламентируются Положением об адвокатуре Российской Федерации, утвержденным Законом РСФСР от

102 См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. Л.А.Окуньков, Изд. 2-е, М., 1996, С. 217

122

20 ноября 1980 года103. В настоящее время Государственной Думой принят в первом чтении проект федерального закона “Об адвокатуре в Российской Федерации”. Данный законопроект направлен на расширение правовых и организационных возможностей адвокатуры, формирование насыщенного рынка правовых услуг, расширение профессиональных прав лиц, занимающихся адвокатской деятельностью. Авторы законопроекта полагают, что указанные цели могут быть достигнуты лишь при условии единства требований, предъявляемых к лицам, желающим заниматься адвокатской деятельностью, единства стандартов адвокатской деятельности и дисциплинарной практики. Для этого проектом предусматривается создание в каждом субъекте Российской Федерации только одной коллегии адвокатов, которые в свою очередь вправе объединяться Федеральный союз адвокатов России. Указанное положение законопроекта подвергается резкой критике в печати, а также со стороны представителей ряда адвокатских объединений. Оппоненты проекта указывают на то, что он противоречит положениям Конституции Российской Федерации, разграничивающим предметы ведения федерации и ее субъектов, ограничивает право адвокатов на свободный выбор формы осуществления своей деятельности, а также свободную конкуренцию адвокатских объединений. С этими доводами вряд ли можно согласиться. Исходя из постановления Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 года, государство, гарантируя право на предоставление квалифицированной юридической помощи может устанавливать ряд требований к лицам, оказывающим такую помощь. Сохранение единства этих требований, а

1°3 Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1980, № 48, ст. 1596

123

также контроль государства за их соблюдением возможны лишь при условии жесткой структурированности адвокатуры.104

Процессуальными правами адвокат наделяется только с момента вступления в уголовное или гражданское дело либо в административное производство, до этого он может оказывать юридическую помощь любому обратившемуся к нему лицу, давая консультации, разъясняя законодательство, составляя документы правового характера. Адвокат принимает участие в разрешении сложных жилищных и иных гражданских дел, помогает подготавливать истцу и ответчику соответствующие документы защищает их интересы. Особая необходимость в юридической помощи возникает в уголовном судопроизводстве, в котором адвокат может защищать интересы не только подсудимого (обвиняемого, подозреваемого), но и потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика. Лишение обвиняемого права на защиту является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет за собой возвращение дела для производства дополнительного расследования, отмену приговора или принятие иного решения (статья 345 УПК). Так, при надзорном пересмотре дела Кравчука осужденного по ч.2 ст. 144 УК РСФСР к трем годам лишения свободы, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что в рассмотрении данного дела принимал участие государственный обвинитель, что обязывало суд в соответствии с требованиями пункта

104 Подробнее о дискуссии вокруг проекта федерального закон об адвокатуре см. Г.М.Резник Нападение на защиту (Адвокатура выжила, но суммет ли она вернуть былые традиции?) II Социум, 1994, № 1, С. 81-85; И.Ю Сухарев Каким будет новый закон об адвокатуре II Человек и закон, 1994, № 7, С. 61-66; В.Залесский Проект закона об адвокатуре - триумф корпоративного лоббирования II Российская юстиция, 1995, № 5, С. 29; С.М.Юдушкин Совершенствование законодательства о правовой помощи II Юрист, 1996, № 10, С. 4-5; Закон об адвокатуре. Круглый стол журнала “Право” // Право, 1997, № 2, С. 24-31; И.Ю.Сухарев Подготовк нового закона об адвокатуре затянулась II Российская юстиция, 1997, № 12, С. 26-27; Г.М.Резник Закон об адвокатуре как жертва конфликта интересов II Российская юстиция, 1998, № 3, С. 22-25; Каким быть закону об адвокатуре? [По материалам заседания Совета адвокатуры] / Подготовил В.Еронин // Адвокат, 1998, № 2, С. 102-107; С.Ширинский Нужен институт государственной адвокатуры II Российская юстиция, 1998, № 4, С. 48

124

1 статьи 49 УПК РСФСР обеспечить участие защитника в судебном разбирательстве. Однако, несмотря на то что дело по обвинению Кравчука было назначено к слушанию с участием адвоката, он в судебное заседание не явился, и дело было рассмотрено судом с участием прокурора, но без защитника. Таким образом, суд не обеспечил право подсудимого на защиту, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и в соответствии с пунктом 3 статьи 342 и пунктом 4 статьи 345 УПК РСФСР влечет отмену приговора.105

В уголовном процессе право пользоваться услугами защитника принадлежит подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному; услугами представителя - потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику (статьи 46-56 УПК РСФСР). Предусмотрено оказание юридической помощи и лицам, осужденным к лишению свободы. В соответствии с Уголовно- исполнительным кодексом, принятым 8 января 1997 года, для получения юридической помощи осужденные могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи (часть восьмая статьи 12). Для получения юридической помощи осужденным по их заявлению предоставляются свидания с адвокатами, или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. По желанию осужденных и указанных лиц свидания могут предоставляться наедине (статья 89).

Гражданин вправе обратиться в любую коллегию адвокатов, в любую юридическую консультацию независимо от места жительства. Это право до последнего времени ограничивалось только созданием Межреспубликанской коллегии адвокатов, которая одна могла вести дела на закрытых объектах оборонного значения, куда был закрыт

105 “Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации”, N 4, 1997 год

125

доступ адвокатам из других коллегий. На сегодняшний день какие- либо ограничения на участие адвокатов в уголовных делах, которые слушаются в судах на территории закрытых административно- территориальных образований отсутствуют. В соответствии со статьями 1 и 21 Закона РФ “О государственной тайне” от 23 июля 1993 года допускалась возможность отстранения адвоката от участия в качестве защитника в производстве по уголовным делам, связанным с государственной тайной, ввиду отсутствия у него специального допуска к государственной тайне. В своем Постановлении № 8-П от 4 апреля 1996 г. Конституционный Суд отметил, что отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, а также предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распространением положений статьи 21 Закона Российской Федерации “О государственной тайне” на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение

квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника. В соответствии с указанным Постановлением Конституционного Суда РФ в Закон о государственной тайне были внесены изменения.

Выбор защитника лицом самостоятельно или по его просьбе другими лицами это важная гарантия обеспечения права на защиту. Однако выбор защитника это не только юридически значимый акт. В нем присутствует и этическое начало, выражающееся прежде всего в наличии взаимного доверия у сторон, заключающих договор на ведение дела. Такое доверие является обстоятельством в значительной степени обусловливающим нормальные отношения защитника и его

126

подзащитного в ходе уголовного, гражданского или административного судопроизводства. Именно поэтому закон отдает предпочтение участию защитника на основе выбора самого лица, нуждающегося в защите, в особенности обвиняемого или подозреваемого (часть вторая статьи 47, части первая и третья статьи 48 УПК РСФСР). Это положение было подтверждено Европейским судом по делу Artico v. Switzerland106 когда Европейский суд по жалобе на бездействие назначенного защитника, который не установил контакта с заявителем, постановил: “Конвенция призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные, а практические и действенные права; это особенно относится к правам на защиту, учитывая то видное место, какое в демократическом обществе занимает право на справедливое судебное разбирательство, из которого они вытекают… В пункте Зс статьи 6 говорится о “помощи” в не о “назначении”. Простое назначение не обеспечивает оказания эффективной помощи, поскольку … адвокат может быть лишен возможности действовать либо уклоняться от своих обязанностей.”

Одновременно закон, оберегая доверие обвиняемого и защитника, запрещает допрашивать в качестве свидетеля защитника об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника (часть вторая статьи 72 УПК). Верховный Суд последовательно признает существенным нарушением уголовно-процессуального закона факт необеспечения обвиняемому возможности пригласить защитника по своему выбору, и усматривает нарушение закона в том, что вместо избранного адвоката осуществляет защиту другой защитник.107

i°6 Series A, No. 37, 1980

‘°7 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1982, № 6, стр, 8; 1983, № 6, С. 8; 1984, № 5, С. 9; 1989, №

9, С. 5-6.

127

Отсюда вытекает и другой важный аспект оказания юридической помощи - возможность конфиденциального общения с защитником. Европейская конвенция не содержит прямого положения, устанавливающего право обвиняемого сноситься с защитником. Однако это право получило признание в рамках прецедентного права Конвенции. Этот принцип в особенности разработан Европейской комиссией и Европейским судом по правам человека применительно к уголовному судопроизводству. Так, по делу S v. Switzerland108 исходя из духа и буквы статьи 93 Стандартных минимальных правил обращения с заключенными и статьи 3.2 Европейского соглашения, касающегося лиц, участвующих в судебном разбирательстве Европейской комиссии и Европейского суда по правам человека суд постановил: “… право обвиняемого сноситься со своим адвокатом вне пределов слышимости третьего лица представляет собой одно из основных требований справедливого судебного процесса в демократическом обществе и вытекает из положений пункта Зс статьи 6 Конвенции. Если адвокат не имеет возможности связаться со своим клиентом и получить от него конфиденциальные инструкции, не подвергаясь надзору, то его помощь в значительной степени утрачивает свою полезность, в то время как Конвенция призвана гарантировать право, которое носит практический и действенный характер.” Действующее российское законодательство говорит лишь о предоставлении адвокату права на свидания с подзащитным наедине без ограничения их числа и продолжительности (статья 51 УПК РСФСР). Статья 18 уже упоминавшегося Закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых…” конкретизирует данное положение таким образом, что свидания адвоката с арестованным можно наблюдать визуально, но не дозволено прослушивать. Однако, как правильно
отмечается в

Ю8 Series A, No. 220, р. 16, para 49, 1991

128

обобщенных материалах о нарушениях прав адвоката109 “… вряд ли можно спокойно вести беседу с клиентом, если адвокат как манекен выставлен на витрине. Все же появляется опасение: не прослушивают ли? Такая мысль не без основания возникла у молодого адвоката М.С.Чибиряевой, которая, опасаясь прослушивания стала общаться со своим подзащитным с помощью записок.” По окончании свидания следователь попытался принудительно изъять у нее эти записки, что еще раз подтвердило небезосновательность опасений адвоката. Такого рода случаи указывают на необходимость более четкого закрепления в процессуальном законе самого принципа конфиденциальности общения обвиняемого со своим защитником, а также гарантий соблюдения этого принципа.

Одной из важных гарантий прав на получение квалифицированной юридической помощи является институт обязательной защиты. Такой институт закреплен и в решениях Европейского суда и Европейской комиссии, которые подтвердили право государств назначать защитника и предоставлять правовую помощь бесплатно, “когда этого требуют интересы правосудия”, даже вопреки конкретным возражениям обвиняемого или прямо выраженной им просьбы о том, что он будет защищать себя лично. “Понятие “интересы правосудия”, предусмотренное в пункте Зс статьи 6 Конвенции, следует, по-видимому, толковать широко для приведения в действие этого права в любой момент, когда лицо, обвиняемое в совершении уголовного преступления, нуждается в правовой помощи.”110

109 См. Проблемы Российской адвокатуры. Сборник статей. - М., Издательство “Спарк”, 1997, С. 242

110 Д.Гомьен, Д.Харрис, Л.Зваак “Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика” М., Издательство Московского независимого института международного права, 1998, С.250.

129

Возможность оказания юридической помощи бесплатно по назначению государства предусматривается в уголовно- процессуальном законодательстве ряда стран. Так, в Великобритании каждый, чей годовой доход не превышает установленной государством цифры, либо кто получает государственное пособие, имеет право на трехчасовую бесплатную консультацию солиситора, а также на бесплатное оказание правовой помощи на досудебной стадии. Участие защитника в суде оплачивается государством только в случае, когда защитник выигрывает дело.111 Согласно правилу 44 Федеральных правил уголовного процесса США каждый обвиняемый, который не может пригласить защитника, имеет право пользоваться услугами защитника, назначенного представлять интересы обвиняемого на каждой стадии процесса начиная с его первого появления перед федеральным судьей магистрата или судом и заканчивая апелляционными стадиями, пока сам обвиняемый не откажется от такого назначения.112 Данное положение реализует право любого обвиняемого в совершении уголовного преступления на помощь защитника, закрепленное Шестой поправкой к Конституции США. Уголовно-процессуальный кодекс Германии содержит перечень оснований обязательного участия защитника в деле и предусматривает возможность его назначения соответствующим судьей по ходатайству самого обвиняемого или по ходатайству прокуратуры (§§ 140, 141)113

В соответствии с российским уголовно-процессуальным законодательством участие защитника обязательно с момента задержания или ареста: 1) несовершеннолетнего; 2) немого, глухого, слепого, или страдающего иными физическими либо психическими

111 Vaugham Bevan, Ken Lidstone “The Investigation of Crime. A Guide to Police Powers”, Butterworths, London, Dublin, Edinburgh, 1991, p. 145

112 Federal Rules of Criminal Procedure, Rule 44 - Federal Criminal Code and Rules, St. Paul, Minn., West Publishing Co., 1996, p. 147

113 Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. М., Издательсткая фирма “Манускрипт”, 1994, С. 77-78.

130

недостатками, затрудняющими самостоятельное осуществление им права на защиту, 3) не владеющего языком судопроизводства. Для лиц, которые обвиняются в совершении преступлений, в качестве наказания за которые возможно назначение смертной казни, участие защитника обязательно с момента предъявления обвинения. Участие защитника также обязательно в стадии предварительного слушания дела, подсудного суду присяжных, и в стадии судебного разбирательства когда подсудимый является несовершеннолетним, обладает физическими или психическими недостатками или не владеет языком судопроизводства. Кроме того оно обязательно когда в суде участвует государственный или общественный обвинитель и когда между интересами подсудимых имеются существенные противоречия и хотя бы одного из них представляет защитник (статья 49 УПК РСФСР). Однако по общему правилу участие в процессе защитника зависит от воли и желания подзащитного. Следователь и суд не вправе отказать в просьбе подозреваемого, обвиняемого о допуске к участию в деле избранного им защитника либо назначить защитника вопреки их желанию. Таким образом следует сделать вывод, что участие в деле защитника также обязательно если подозреваемый, обвиняемый об этом ходатайствуют. Это правило распространяется и на стадию кассационного пересмотра судебных решений.

Так, Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело Ланко, Демина, Кабачинского и Коковкина, осужденных Ярославским областным судом, установил, что кассационное определение подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд второй инстанции, поскольку, как видно из материалов дела, после вынесения приговора по делу адвокат Ярославский областной коллегии адвокатов заключил соглашение на ведение дела в отношении осужденного Ланко в Верховном Суде РФ.

131

Этот факт подтвержден приобщенным к делу ордером. Однако в рассмотрении дела в кассационном порядке ни названный адвокат, ни адвокат С, осуществлявший защиту Ланко в суде первой инстанции и подавший кассационную жалобу, не участвовали.

Между тем из ответа Ярославского областного суда, поступившего по запросу Верховного Суда РФ, следует, что, по утверждению адвокатов С. и Ш., они подали заявления в областной суд об извещении их о дате рассмотрения дела в суде кассационной инстанции. Кроме того, адвокат Ш. подал заявление об этом после ознакомления с материалами дела. Однако в деле таких заявлений нет.

При таких обстоятельствах, а также в связи с наличием в деле ордера на ведение дела в Верховном Суде РФ на имя адвоката Ш. Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ следовало выяснить, просил ли адвокат известить его о дате рассмотрения дела в кассационном порядке. Между тем такие меры судом кассационной инстанции не принимались и дело рассмотрено без участия защитника осужденного Ланко.114

Обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от защитника, в том числе и в случае, когда его участие признается законом обязательным, однако допуская право на отказ от защитника закон формулирует жесткое условие: такой отказ юридически значим только в случае, если он сделан по инициативе самого обвиняемого (подозреваемого), о чем должно быть четко и однозначно указано в соответствующих протоколах либо в добровольно представленных указанными субъектами письменных ходатайствах. При этом следователем, судом должны быть выяснены действительные мотивы отказа от защитника. Если отказ от защитника заявлен в судебном разбирательстве суд (судья) обязан обсудить это

114 “Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации”, N 6, 1998

132

ходатайство, выслушать мнение остальных участников судебного разбирательства и вынести соответствующее определение (постановление). Отказ от защитника в случаях, когда его участие обязательно, может быть не принят следователем, прокурором или судом.

Коллегии адвокатов и другие их ассоциации, существующие в настоящее время, оказывают юридическую помощь за плату. Ее размер определяется соглашением между клиентом и адвокатом и не может быть меньшим, чем установлено в Инструкции об оплате юридической помощи Министерства юстиции СССР, утвержденной в 1991 году. Однако правовая помощь должна быть доступна всем нуждающимся в ней гражданам, а далеко не каждый способен оплатить услуги адвоката. Поэтому Положением об адвокатуре предусматривается случаи оказания гражданам юридической помощи бесплатно. В настоящее время бесплатно гражданам оказывается до 40% объема юридической помощи.

Президиум коллегии адвокатов или заведующий юридической консультацией вправе освободить клиента от оплаты юридической помощи полностью или частично с учетом его имущественного положения или по другим соображениям. В этих случаях все расходы по оказанию юридической помощи принимает на себя коллегия адвокатов. Однако это не обязанность коллегий, а лишь право, которым они пользуются достаточно редко.

Бесплатная юридическая помощь по уголовному делу может быть оказана в предусмотренных законом случаях. Орган дознания, предварительного следствия, прокурор и суд, в производстве которых находится дело, вправе освободить подозреваемого и обвиняемого полностью или частично от оплаты юридической помощи. В таком случае оплата труда адвоката производится за счет государства. Это

133

возможно в основном в случаях, когда у обвиняемого нет средств для оплаты труда защитника, а уголовное дело достаточно сложное и имеет особый общественный интерес. В тех случаях, когда, согласно закону, участие защитника в деле необязательно, такая возможность практически не используется.

Когда по закону участие защитника обязательно, обвиняемый может выбрать и оплатить труд защитника самостоятельно. Но если у него нет средств, то орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны назначить такому обвиняемому защитника, то есть определить его по своей инициативе. В таких случаях оплата труда защитника производится за счет средств федерального бюджета по весьма низким расценкам, что делает участие защитников по такого рода делам для них невыгодным, и является, в основном, уделом молодых адвокатов, только начинающих свою карьеру. Возмещение расходов государству в таких случаях может быть возложено на осужденных. Как правило, обязанность возмещения государству расходов на оплату труда адвоката возлагается на каждого осужденного, который в течение длительного времени вынужден выплачивать соответствующую сумму из своего заработка. При той ситуации, которая сложилась в настоящее время в местах исполнения наказания с обеспечением заключенных работой, это становится все более проблематичным.

Как уже отмечалось выше, часть третья статьи 6 Европейской Конвенции о правах и основных свободах человека особо оговаривает право каждого обвиняемого в совершении преступления пользоваться услугами адвоката. По делу Pakelli v. France115 Европейский Суд по правам человека определил, что целью данной гарантии является обеспечение того, чтобы процесс, ведущийся в отношении обвиняемого

I” A 64, (1983) Com. Rep. para 84

134

“не проходил без соответствующего представления дела защите”. Часть третья статьи 6 Конвенции защищает любое лицо, которому предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления и распространяется как на досудебную, так и на судебную стадии. Право задержанного по подозрению в совершении преступления пользоваться юридической помощью закрепляется частью четвертой статьи 5 Конвенции. По делу Woukam Moudefo v. France116 мнение Комиссии по правам человека было таково, что “фундаментальная процессуальная гарантия” содержащаяся в части четвертой статьи 5 (право на обжалование законности ареста), требует “юридической помощи”, что включает в себя помощь до проведения слушаний и представительство во время слушаний.

Часть вторая статьи 48 Конституции РФ конкретизирует общее правило закрепленное в части первой в отношении уголовного процесса. Уголовно процессуальным законом устанавливается, что защитник допускается к участию в уголовном деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, либо применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу - с момента объявления подозреваемому протокола задержания или постановления о заключении под стражу.

Закон Российской Федерации от 23 мая 1992 года “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР” установил момент допуска защитника к участию в деле при задержании подозреваемого, однако в УПК РСФСР нет точного указания, когда протокол задержания должен быть объявлен фактически задержанному лицу, хотя в принципе это должно быть сделано незамедлительно, поскольку лишь из
протокола

i’6 A 141-B (1988) Com. Rep. paras 86-91

135

подозреваемый может узнать об имеющемся в отношении него подозрении и его основаниях.

Также, в соответствии с данным Законом, подозреваемый (обвиняемый) вправе назвать избранного им для защиты своих интересов конкретного защитника, но в случаях, когда явка этого защитника невозможна, по истечении 24 часов задержания или заключения под стражу он обеспечивается другим защитником. Для этого ему дается время, не определенное законом, на поиск другого защитника либо следователь обеспечивает вызов защитника через юридическую консультацию. При этом не указывается время, в течение которого следователь должен это сделать и время, в течение которого требование следователя должно быть передано заведующему юридической консультацией. Последнему дается 24 часа на выделение защитника, однако защитнику еще нужно добраться до места ведения следствия. Таким образом, практически защитник допускается к участию в деле не с момента задержания, а значительно позже, что приводит к тому, что правоохранительные органы допрашивают подозреваемого без участия защитника, либо вообще не проводят допрос, а лишь отбирают у подозреваемого объяснения.117

В связи с этим представляется правильным решение этого вопроса в проекте УПК РФ, находящемся на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания РФ, которым предусматривается, что протокол задержания должен быть составлен и объявлен подозреваемому не позднее чем по истечении трех часов с момента фактического задержания (согласно статье 3 ранее действовавшего Положения о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления 1976 года, этим моментом являлся момент доставления задержанного в милицию).
Протокол

117 См. Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий/ Под редакцией Б.Н.Топорнина, М., 199-7 С. 329-330

136

должен быть объявлен подозреваемому с разъяснением всех предусмотренных законом прав, в том числе права пригласить защитника. Согласно проекту, в случае задержания подозреваемого или применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения, он должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента задержания или применения меры пресечения, при обеспечении права на свидание наедине и конфиденциально до первого допроса с избранным или назначенным защитником. Таким образом, задержанному предоставляется 24 часа на поиск защитника, а следователь в течение этого периода должен принять все меры к обеспечению подозреваемого защитником. В целом проект предусматривает возможность участия защитника в первом допросе подозреваемого (обвиняемого), в последующих его допросах, в следственных действиях, проводимых с участием его подзащитного, иметь с ним свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности, представлять материалы, могущие быть признанными доказательствами по уголовному делу, заявлять ходатайства, по окончании расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела.

Вопрос об участии защитника в доказывании по уголовному делу следует рассмотреть особо. Как отмечал Н.М.Кипнис в своем выступлении на конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы” “В статье 70 действующего УПК РСФСР, регламентирующей такой элемент доказательственной деятельности как собирание доказательств, полномочия защитника очерчены лишь в общей форме… Закон не указывает, какие конкретно действия вправе предпринять защитник для сбора доказательств… Лаконичность части второй статьи 70 УПК РСФСР породила в науке и практике разногласия по вопросу о том,
какие конкретно действия,

137

направленные на собирание доказательственной информации, вправе совершать защитник.”118 Попытка решить данную проблему и привести права адвоката в соответствие с требованиями Концепции судебной реформы предпринята в проекте УПК РФ. Часть третья статьи 82 проекта содержит указание на то, что защитник вправе собирать и представлять предметы, документы и сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе опрашивать частных лиц с их согласия, а также запрашивать справки, характеристики и иные документы из различных организаций, их объединений, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы и их копии; запрашивать с согласия подзащитного мнение специалистов для разъяснения возникающих в связи с оказанием юридической помощи вопросов, требующих специальных познаний. Названные положения проекта расширяют круг действий, которые может производить защитник, участвуя в доказывании по уголовному делу, конкретизируют их, и при этом не нарушают концептуальной целостности принципа сбора доказательств, когда сведения могут стать процессуальными доказательствами только после того как их познание будет опосредовано процессуальной деятельностью лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело.

§ 3.1.3. Право на обжалование в суд законности ареста

Право на судебную проверку законности ареста в любом случае, когда лицо подвергнуто аресту, и право на освобождение, если задержание незаконно (правило habeas corpus) является весьма распространенным средством защиты в системе общего права, которое

118 Н.М.Кипнис “Некоторые вопросы регламентации правового статуса защитиикав проекте УПК РФ”// Материалы конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы”, М., Московский общественный научный фонд, 1997, С. 105-106

138

было адаптировано или принято многими другими судебными системами. Наибольшее развитие правило habeas corpus получило в законодательстве Соединенных Штатов Америки. Параграф 3145 Титула 18 Кодекса Соединенных Штатов119 предусматривает возможность рассмотрения вопроса о законности заключения лица под стражу судом, которому дело подсудно по первой инстанции, если в отношении данного лица ордер о заключении под стражу вынесен магистратом или иным лицом, не являющимся судьей того суда, где дело должно рассматриваться по первой инстанции либо судьей Федерального апелляционного суда, и это лицо подало ходатайство об отмене или дополнении ордера. В случае если решение о заключении лица под стражу принято именно тем судом, которому дело подсудно по первой инстанции, это решение может быть обжаловано лицом, находящимся под стражей, в апелляционный суд. § 117 Уголовно-процессуального кодекса Германии также содержит положение о том, что до тех пор, пока обвиняемый содержится под арестом, он в любое время вправе ходатайствовать о судебной проверке, подлежит ли приказ об аресте отмене или отсрочке исполнения.120 Как законодательство США, так и законодательство Германии предусматривают гласную судебную процедуру для рассмотрения такого рода ходатайств, участие сторон и предоставление сторонам возможности аргументировать свою позицию.

Правило habeas corpus отразилось и в положениях пункта четвертого статьи 5 Европейской конвенции о правах человека, предоставивших каждому, лишенному свободы путем ареста или задержания, право на разбирательство, в ходе которого суд быстро решает вопрос о законности его задержания и выносит постановление

119 Title 18. Crimes and Criminal Procedure, § 3145 - Federal Criminal Code and Rules, St. Paul, Minn., West Publishing Co., 1996, p. 907

i2o федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. М., Издательская фирма “Манускрипт”, 1994, С. 63

139

о его освобождении, если задержание незаконно. Исходя из текста указанного пункта предоставляемое им право носит общий характер и не зависит от причины задержания, а также от того, было ли задержание произведено на законных основаниях. Данное процессуальное право является одной из гарантий доступа к правосудию. По делу Winterverp v. Holland121 Европейский суд постановил, что “… необходимо, чтобы соответствующее лицо имело возможность явиться в суд и быть заслушанным лично или в необходимых случаях через какого-то своего представителя или, в противном случае, у него не будет основной гарантии процессуальных действий, относящихся к вопросу лишению свободы”. Несмотря на то, что процедура рассмотрения вопроса о законности и обоснованности содержания под стражей не может быть такой же как процедура судебного разбирательства для окончательного решения вопроса о виновности лица и его наказания, тем не менее Европейские Комиссия и Суд констатировали, что определенные элементы справедливости должны содержаться и в разбирательстве в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Конвенции.122 Так, по делу Sanchez-Reisse v. Switzerland123 Европейский суд постановил, что принцип состязательности так или иначе применим и к процедуре habeas corpus.

В российском законодательстве процедура обжалования и судебного рассмотрения жалобы на незаконное и необоснованное заключение под стражу или продление срока содержания под стражей предусмотрена статьями 220’ и 2202 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, которые введены Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 года. В целом данная процедура соответствует
нормам

•г’ Series A, No. 33, р. 24, para. 60 (1979)

122 См. Л.Б.Алексеева, В.М.Жуйков, И.И.Лукашук “Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации (практическое пособие)” М.,: “Права человека”, 1996, С. 153.

123 9E.H.R.R. 71 (1986)

140

Европейской конвенции, однако на ряд ее недостатков было обращено внимание Конституционного Суда РФ.

Так, до недавнего времени статья 220’ содержала исчерпывающий перечень лиц, наделенных правом обжалования в суд законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. Своим Постановлением от 03.05.95 N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220’ и 2202 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР124 Конституционный Суд РФ признал положение статьи 2201 УПК РСФСР, ограничивающее круг лиц, имеющих право на судебное обжалование постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения под стражу, только лицами, содержащимися под стражей, и связанное с ним положение статьи 2202 УПК РСФСР о проверке законности и обоснованности применения заключения под стражу судом только по месту содержания лица под стражей не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статье 46 (части 1 и 2), как ограничивающие право граждан на судебную защиту, поскольку обжалованию и судебной проверке подлежит здесь не само содержание под стражей, а законность и обоснованность применения этой меры, и процедура обжалования представляет собой форму реализации конституционного права на обращение за судебной защитой.

Следует отметить также, что правила, предусмотренные статьями 2201 и 2202 УПК РСФСР распространяются лишь на досудебную стадию уголовного процесса, в то время как, по общему правилу, все определения (постановления), вынесенные судом в ходе разбирательства дела по существу могут быть обжалованы лишь одновременно с приговором. Данное положение, направленное на защиту суда, рассматривающего дело по существу, от какого-либо

124 Собрание законодательства РФ, 08.05.95, N 19, ст. 1764

141

влияния вышестоящего суда, в то же время ущемляло право подсудимого на обжалование законности его ареста в ходе судебного разбирательства. Эта коллизия была разрешена Конституционным Судом РФ в Постановлении № 20-П от 2 июля 1998 делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан. В указанном Постановлении Конституционный Суд отметил, что “возможность проверки законности и обоснованности решений суда первой инстанции лишь после окончательного разрешения дела, а именно одновременно с рассмотрением кассационной жалобы на приговор, не восполняет указанный недостаток существующего уголовно- процессуального регулирования и не может быть признана эффективным средством защиты нарушенных прав, тем более если их уже нельзя восстановить в полном объеме после отмены приговора. Это с несомненностью относится и к случаям применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или принудительного помещения лица в лечебное учреждение для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы… В связи с изложенным, судам надлежит, обеспечивая право на судебное обжалование определений (постановлений) суда первой инстанции на основании непосредственного применения положений статей 46 и 123 Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления, исходить из соответствующих предписаний раздела четвертого УПК РСФСР, а также из возможности использования на основании процессуальной аналогии правил, предусмотренных для судебной проверки законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения (статьи 2201 и 2202 УПК РСФСР).”

142

Возможность обжалования законности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей является весьма эффективным средством защиты прав обвиняемого на предварительном следствии и широко используется на практике. По данным Министерства юстиции РФ в 1996 году судами было рассмотрено 71731 жалоба на законность применения заключения под стражей и 8130 жалоб на законность продления сроков содержания под стражей, из которых было удовлетворено 20,8% и 14,4% соответственно. В 1997 году указанные цифры составили 68306 и 5234 жалоб, из которых было удовлетворено 19,3% и 15,1% соответственно.

Однако не стоит забывать, что предоставление подозреваемому, обвиняемому права на проверку в суде законности его ареста ни в коем случае не может подменить собой обязанность незамедлительного доставления всякого задержанного в суд, чтобы именно судом была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу или задержанный был освобожден.

В пункте третьем статьи 5 Европейской Конвенции положения пункта 1с той же статьи об обязанности государства передать каждого задержанного или арестованного компетентному судебному органу конкретизируются таким образом, что на государство возлагается обязанность незамедлительного доставления каждого задержанного или арестованного лица к судье или другому должностному лицу, выполняющему судебные функции. С требованиями Европейской конвенции согласуются и положения части второй статьи 22 Конституции РФ, устанавливающие обязанность должностного лица, принявшего решение о задержании подозреваемого, в течение 48 часов предъявить ему обвинение и обеспечить доставление его в суд.

143

Требование о “незамедлительности”, содержащееся в пункте 3 статьи 5 Конвенции, зачастую может означать, что судьи должны быть на месте в выходные дни или в праздники, но вовсе не означает, что они должны быть доступны круглосуточно. Как Европейская Комиссия, так и Европейский Суд не устанавливают жестких временных рамок в отношении данного пункта, однако во внутригосударственном законодательстве различных европейских стран срок, в течение которого задержанный должен быть доставлен в суд, составляет от двадцати четырех до сорока восьми часов.

Один из наиболее важных вопросов, возникающих при применении пункта 3 статьи 5 Европейской Конвенции - это личность и функции “судьи или должностного лица”, которое может осуществлять “судебные функции”. Во многих национальных уголовно-процессуальных кодексах проводится различие между судьями, проводящими расследование, и судами первой инстанции. Первая группа судей не решает вопрос о виновности, а готовит дело против обвиняемого для судебного разбирательства, и собранное ими досье передается обвинителю, который затем выносит официальный обвинительный акт. Такой порядок ставит под вопрос независимость для целей судебного разбирательства, однако вполне приемлем с точки зрения рассматриваемой нормы Европейской Конвенции. Совсем другое дело, когда решение рассмотреть вопрос о задержании принимается не судьей в составе судейского корпуса, а другим должностным лицом, которое относится к исполнительной ветви власти, в частности к обвинению. Например в Швейцарии вопросы задержания уполномочен рассматривать государственный обвинитель.125 По делу Schiesser v. Switzerland126 Европейский
суд

125 См. Д.Гомьен, Д.Харрис, Л.Зваак “Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика” М., Издательство Московского независимого института международного права, 1998, С. 185-186

126 Series A, No. 34, р. 16, para. 39 (1979)

144

постановил, что вряд ли будет приемлемо, если одно и то же лицо будет руководить расследованием и иметь полномочия действовать на стадии рассмотрения вопроса о задержании.

Таким образом, статья 5 Европейской Конвенции и положения части второй статьи 22 Конституции РФ предполагают установление надлежащей правовой процедуры применения заключения под стражу в качестве меры пресечения. Здесь разделяются инстанция, предъявляющая обвинение и собирающая доказательства виновности обвиняемого, и орган власти, принимающий решение о возможности предварительного (до рассмотрения дела судом по существу) лишения обвиняемого свободы. Причем в качестве такого органа выступает независимый суд, перед лицом которого равны обе стороны. При таком положении суд вряд ли изберет заключение под стражу в качестве меры пресечения если обвинение не располагает достаточными доказательствами, и не будет продлевать срок нахождения обвиняемого под стражей лишь на том основании, что следствие еще не получило достаточных доказательств.127

Претворить данную норму в жизнь предполагается в проекте УПК РФ, которым четко урегулированы сроки доставления задержанного к судье и процедура рассмотрения ходатайства следователя о применении к задержанному содержания под стражей в качестве меры пресечения.

§ 3.1.4. Право на незамедлительную передачу дела в суд

Вторым элементом пункта 3 статьи 5 Европейской Конвенции является право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. При этом подразумевается, что лицо не

127 См. Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий/ Отв. ред. В.А.Четвернин, М., 1997, С.157-158

145

будет проводить в предварительном заключении неопределенное время. Аналогичное право обвиняемого быть судимым без неоправданной задержки содержится и пункте Зс статьи 14 Пакта о гражданских и политических правах. Часть первая статьи 6 содержит право каждого на рассмотрение его дела, в том числе и уголовного, в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Таким образом, нормы Европейской Конвенции предлагают две различных формулировки для закрепления права обвиняемого на незамедлительную передачу его дела на рассмотрение суда.

Разъяснение данных положений Конвенции также дается лишь при практическом ее применении, то есть в решениях Европейского суда по правам человека по конкретным делам, либо в разъяснениях Европейской Комиссии по правам человека.

Термин “разумный срок”, также как и “без неоправданной задержки”, касается продолжительности уголовного или гражданского процесса и относится ко времени, которое проходит с момента предъявления обвинения (возбуждения дела истцом в суде) до окончания уголовного или гражданского разбирательства, где под окончанием понимается вступление судебного решения в законную силу.

Толкование формулы “разумный срок” зависит от того, находится ли обвиняемый под стражей или нет, поскольку находящееся под стражей лицо имеет право на то, чтобы его дело рассматривалось в первоочередном порядке и чтобы его процесс шел достаточно быстро.128

Принимая решение о соответствии или несоответствии сроков содержания под стражей положениям Конвенции, Страсбургский суд

128 См. Л.Б.Алексеева, В.М.Жуйков, И.И.Лукашук Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации, М., “Права человека”, 1996, С. 194-195.

146

учитывает ряд обстоятельств, в числе которых сложность дела, опасность совершенного деяния, причина задержек в рассмотрении дела (уклонение самого подсудимого, неправомерная деятельность суда). Поэтому в решениях Европейского Суда по правам человека не указаны конкретные минимальные сроки содержания лица под стражей до признания его виновным судом. Несколько раз суд подчеркивал в своих решениях, что заключение под стражу может продолжаться в течение всего периода следствия, включая судебное следствие, при наличии соответствующих оснований, а указание на необходимость производства судебного разбирательства в разумные сроки призвано защитить от ненужных проволочек, а также предупредить содержание подсудимого под стражей в течение длительного времени.

В качестве оснований для отказа в освобождении лица под залог и содержания его под стражей в течение всего периода следствия и судебного разбирательства Европейский суд назвал:

1) наличие оснований полагать, что обвиняемый при освобождении скроется от правосудия (дело Stogmuller v. Austria129, Nuemeister v. Austria)130; 2) 3) наличие оснований полагать, что при освобождении обвиняемый будет оказывать давление на свидетеля или иным образом осуществлять вмешательство в правосудие (дело Nuemeister v. Austria,131 WemhofTv. Germany132), 4) 5) необходимость предотвращения возможности совершения данным лицом новых преступлений (дело Matznetter v. Austria133); 6) 129 А 9р 44 (1969) “о А 8р 37 (1968) ‘л А 8р 37 (1968) ‘32 А 7 рр 23-24 (1968) •зз А Юр 32 (1969)

147

4) необходимость защиты общественного порядка (дело Letellier v. France134).

Также при решении вопроса об освобождении из-под стражи суд должен принимать во внимание личность обвиняемого, его семейные и общественные связи, положение в обществе и т.д. Поскольку Европейской Конвенцией по правам человека не устанавливаются абсолютные временные рамки содержания лица под стражей до вынесения судом окончательного решения, Европейский Суд по каждой жалобе на необоснованность длительного содержания под стражей проверяет раздельно все обстоятельства дела. Во внимание принимается объем подлежащих исследованию доказательств (дело Ekl v. Germany135), большое количество подсудимых или эпизодов (Nuemeister v. Austria), необходимость получения заключений экспертов (WemhofT v. Germany 136), необходимость получения доказательств из-за границы (Nuemeister v. Austria), сложность рассматриваемых правовых вопросов (Nuemeister v. Austria).

Вопрос об установлении каких-то конкретных сроков содержания лица под стражей неоднократно ставился при рассмотрении дел Европейским судом, так по делу W. v. Switzerland137 судья Петтитти в своем особом мнении указал на насущную необходимость дачи такого разъяснения, однако до сих пор этого не произошло, и основным критерием для установления факта нарушения положений Конвенции о разумности сроков рассмотрения дела и содержания под стражей является то, стало ли это результатом объективных трудностей дела или ненужных проволочек со стороны следственных и судебных органов. В течение всего срока содержания под стражей обвиняемому

13” А 207 para 43 (1991) ‘« А 51 (1982) чбА7р23(1968) ‘37А254-А(1993)

148

должно предоставляться право на обжалование решения о продлении срока содержания под стражей в местные судебные органы.138

Согласно Федеральным правилам уголовной процедуры США139 большинство находящихся под стражей лиц должно освобождаться до суда под залог, подписку о невыезде или под другими условиями. Однако, если в связи с особыми обстоятельствами применение заключения под стражу в качестве меры пресечения к отдельным категориям лиц сохраняется, суд должен осуществлять надзор за законностью их содержания под стражей. Каждые две недели надзирающий прокурор должен представлять суду рапорт о тех обвиняемых, которые находятся под стражей в ожидании составления обвинительного акта, назначения даты судебного заседания или вынесения приговора более десяти дней с приведением доводов в обоснование продления применения к ним данной меры пресечения. В целях сведения к минимуму неоправданных задержек в рассмотрении дел каждый окружной суд обязывается составлять график своей работы с учетом загрузки суда и проводить регулярные проверки соблюдения порядка отправления правосудия в суде. Названный график утверждается специальной комиссией создаваемой в округе, в которую должны входить судья, представляющий план, и члены юридического сообщества округа. В любом случае, согласно Акту о быстром судебном рассмотрении дел, лицо не может находиться под стражей более тридцати суток с момента предъявления ему обвинения до вынесения приговора, а в исключительных случаях - более семидесяти суток.

В Великобритании содержание лица под стражей в полиции до предъявления окончательного обвинения, согласно Кодексу практики

138 См. также D.J.Harris, M.O’Boyle, C.Warbrick Law of the European Convention on Human Rights, “Butterworths”, London, Dublin, Edinburgh, 1995

139 CM. Moore’s Federal Practice Rules Pamphlet: Federal Rules of Criminal Procedure, Habeas Corpus Rules.Official Forms, Part 3 with comments by James WM. Moore, “Mathew Bender”, New York, 1992

149

заключения под стражу, обращения с задержанными и их допроса140, не может составлять более 96 часов, причем продление срока свыше 36 часов осуществляется судом по ходатайству суперинтенданта. Проверка законности содержания под стражей производится суперинтендантом каждые девять часов. После предъявления окончательного обвинения дело незамедлительно направляется в суд, причем как правило с освобождением обвиняемого под залог или подписку о невыезде. В исключительных случаях, когда полиции неизвестен точный адрес обвиняемого, если имеются основания полагать, что заключение под стражу послужит его защите или предотвратит нанесением вреда иному лицу, или если имеются основания полагать, что лицо, в случае его освобождения не явится в суд, не будет соблюдать условий залога или начнет вмешиваться в осуществление правосудия, срок содержания под стражей такого лица может быть продлен после передачи дела в суд. Однако следует учитывать, что 97% дел в Великобритании рассматриваются судами магистратов, где судебное слушание занимает не более одного дня, и только 3% дел, по которым обвиняемый не признает себя виновным, передаются в суд присяжных. Рассмотрение дела в суде присяжных обычно длится не более одного-двух месяцев, и в исключительных случаях - не более года, хотя никаких конкретных сроков законом не установлено.

В соответствии с Кодексом уголовного процесса Германии141 “следственный арест” санкционируется судьей при наличии соответствующих оснований, и незамедлительно (не позднее следующего дня) после ареста, обвиняемый должен быть доставлен к судье для допроса и предоставления возможности
опровергнуть

140 См. Vaughan Bevan, Ken Lidstone The Investigation of Crime. A Guide to Police Powers, “Butterworths”, London, Dublin, Edinburgh, 1991

141 См. Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. М.; Издательская фирма “Манускрипт”, 1994.

150

подозрения. Если приказ об аресте остается в силе, обвиняемый в любое время вправе ходатайствовать о судебной проверке законности ареста. Если следственный арест длится более трех месяцев и обвиняемый не заявил ходатайство о проверке его законности, проверка должна проводиться судом по собственной инициативе. Общий срок содержания под стражей до постановления судом приговора не может превышать шести месяцев. Обвиняемый может быть подвергнут аресту свыше шести месяцев лишь в том случае, если особые трудности, объем расследования и другие важные основания не позволяют постановить приговор.

Российское уголовно-процессуальное законодательство (ст. 97 УПК) устанавливает возможность содержания под стражей обвиняемых до суда в течение полутора лет. Для рассмотрения дела в суде сроки вообще не установлены, хотя подсудимые продолжают содержаться под стражей. Потом дело может быть возвращено на дополнительное расследование, в связи с чем сроки продлеваются, затем опять судебное разбирательство, возможность обжалования приговора и возможность возвращения дела на новое судебное разбирательство с последующим обжалованием. Такое положение нельзя признать удовлетворительным. Принимая во внимание изложенное, проектом УПК РФ, находящимся на рассмотрении в Государственной Думе, предусматривается, что дальнейшее продление срока содержания обвиняемого под стражей по делам, возвращенным судом для производства дополнительного расследования, осуществляется лишь в рамках установленного Кодексом предельного срока содержания под стражей. Если к моменту возвращения дела на дополнительное расследование предельный срок содержания под стражей истек, а оснований для изменения меры пресечения не имеется, срок содержания под стражей может быть продлен судом, но не более

151

чем на два месяца, после чего обвиняемый подлежит немедленному освобождению.

Дважды обращался к вопросу о конституционности статьи 97 УПК РСФСР Конституционный Суд РФ. В частности, своим Постановлением от 13.06.96 года Конституционный Суд указал указал на несоответствие Конституции части пятой статьи 97 УПК РСФСР, которая содержала положение о том, что время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения не учитываются. Однако, сознавая возможность злоупотреблений со стороны обвиняемого и его защитника в случае немедленной отмены указанной нормы, Конституционным судом Федеральному Собранию Российской Федерации был предоставлен шестимесячный срок для внесения в УПК РСФСР соответствующих изменений. Федеральным законом от 31 декабря 1996 года была введена новая процедура продления срока нахождения обвиняемого под стражей в связи с необходимостью окончания его ознакомления с материалами дела, согласно которой не позднее пяти суток до истечения предельного срока содержания под стражей Генеральный прокурор РФ, прокурор субъекта РФ и приравненные к нему прокуроры возбуждают ходатайство перед судьей Верховного суда субъекта РФ, областного, краевого и приравнянных к ним судов о продлении этого срока, причем суд вправе продлить указанный срок не более чем на шесть месяцев. Таким образом предельный срок содержания под стражей до суда был продлен до двух лет.

Но и такая процедура вызвала неоднозначное толкование на практике. В связи с этим Конституционный Суд вновь вернулся к этому вопросу и в своем Определении от 25 декабря 1998 года подчеркнул, что данный порядок продления сроков содержания под

152

стражей применяется лишь при наличии достаточных доказательств того, что обвиняемый может скрыться от дознания или предварительного следствия, воспрепятствовать установлению истины по делу или продолжать преступную деятельность. Положения статьи 97 УПК РСФСР о возможности продления срока содержания обвиняемого под стражей в связи с тем, что “ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела до истечения предельного срока невозможно” по сути лишь определяют тот этап предварительного расследования, на котором в качестве исключения возможно продление предельного полуторагодичного срока содержания обвиняемого под стражей. При этом, ознакомление с материалами дела, являясь непременным условием продления срока содержания под стражей, не может выступать в качестве его основания, тем более единственного и достаточного. Также в названном Определении Конституционный Суд подчеркнул, что содержание лица под стражей в связи с тем, что другие обвиняемые продолжают ознакомление с материалами дела, должно расцениваться как произвольное применение ареста, выходящее за конституционно установленные пределы возможного ограничения прав и свобод.

Однако, как в самом постановлении Конституционного Суда, так и в соответствующих изменениях, внесенных в УПК РСФСР после его принятия, остался нерешенным вопрос о том, может ли срок содержания обвиняемого под стражей продлеваться свыше установленного предельного срока в случаях, когда адвокат обвиняемого после ознакомления с материалами дела или в ходе ознакомления с ними ходатайствует о дополнении предварительного следствия и проведении ряда дополнительных следственных действий. Исходя из смысла права обвиняемого на защиту представляется, что реализация этого права для обвиняемого не может быть поставлена в

153

зависимость от возможности ограничения его права на свободу и личную неприкосновенность.

В проекте УПК РФ предпринята попытка устранить названные противоречия.

Согласно проекту в соответствии с конституционными принципами о свободе и личной неприкосновенности граждан применение заключения под стражу допускается только на основании судебного решения. При этом необходимо указать, что содержание под стражей в порядке меры пресечения не должно продолжаться более двух месяцев. При необходимости этот срок может быть продлен судьей районного суда по ходатайству следователя до четырех месяцев, до двенадцати месяцев, а в исключительных случаях срок содержания под стражей может быть продлен до восемнадцати месяцев. Сохранено положение о возможности продления срока в случае необходимости завершения ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела не более чем на шесть месяцев. Дальнейшее продление срока не допускается. Среди практических работников органов следствия, а также органов прокуратуры, существует такая точка зрения, что установление предельных сроков содержания под стражей ведет к “развалу дела” и лишь путем содержания обвиняемого под стражей в течение всего периода производства предварительного следствия можно предотвратить его попытки воспрепятствовать осуществлению правосудия. С такой точкой зрения вряд ли можно согласиться. В данном случае приоритет несомненно отдается конституционному праву каждого на свободу и личную неприкосновенность.

Проектом предлагается также установить предельный срок содержания по стражей подсудимых - шесть месяцев, а по особо тяжким делам предоставить суду возможность продлять этот срок до

154

двенадцати месяцев. Дальнейшее продление этого срока также не допускается.

§3.1.5. Право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей к подсудности которых оно отнесено законом

Признание Конституцией права гражданина на рассмотрение его дела в надлежащем суде и тем судьей, к компетенции которого оно отнесено законом является одной из гарантий права на судебную защиту и беспрепятственного доступа к правосудию, а также институциональной независимости суда. Согласно статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах “каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона”. То же положение закреплено и в статье 6 Европейской Конвенции о правах и основных свободах человека.

Рассмотрение дела “в том суде” означает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, входящими в судебную систему, установленную Конституцией и Федеральным конституционным законом “О судебной системе Российской Федерации”. Создание чрезвычайных судов за пределами судебной системы не допускается (часть третья статьи 118 Конституции). Недопустима также передача дела, подсудного суду общей юрисдикции, на рассмотрение специального суда (например, военного).

Все граждане России равны перед судом, поэтому каждый имеет право на судебную проверку выдвинутого против него обвинения,

155

законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, а также определения прав и обязанностей при возникновении гражданско-правового спора. Одним из условий реализации названного права является строгое соблюдение законодательства о подсудности и подведомственности споров. Под подсудностью и подведомственностью понимается разграничение полномочий судов на рассмотрение и разрешение определенных категорий дел. Это свойство дел подлежать рассмотрению именно в суде, установленном законом.

Закон устанавливает три основных вида подсудности: 1) предметную (зависит от тяжести совершенного преступления, сложности уголовного или характера гражданского дела); 2) территориальную - зависит от места совершения преступления, места окончания предварительного расследования, места жительства ответчика или нахождения спорного имущества); 3) персональную (зависит от ведомственной принадлежности или должностного положения подсудимого). Также, при объединении в одном производстве дел по обвинению одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений подсудность такого дела определяется по правилам связи дел.

Установление статьей 47 Конституции права на законного судью означает наделение гражданина субъективным правом, опирающимся на принцип равенства перед законом и судом, сформированном в установленном законом порядке и состоящим из судей, отвечающих надлежащим требованиям и компетентных для рассмотрения именно данного дела. Условием реализации данного принципа является знание каждым, какой суд или какой судья должны рассматривать уголовное или гражданское дело данного гражданина.

156

Состав компетентного суда и его полномочия определяются законом. Согласно статье 10 Закона РСФСР “О судоустройстве РСФСР”142 от 8 июля 1981 года с последующими изменениями и дополнениями рассмотрение гражданских и уголовных дел в судах осуществляется коллегиально и единолично: в суде первой инстанции -с участием народных заседателей, присяжных заседателей либо коллегией из трех профессиональных судей или единолично судьей. Указом Президента Российской Федерации от 22 марта 1995 г. “О продлении срока полномочий народных заседателей районных (городских) судов”143 продлены полномочия ранее выбранных народных заседателей впредь до принятия соответствующего федерального закона. Органам исполнительной власти поручено проведение довыборов народных заседателей в случае необходимости на общих собраниях трудовых коллективов, общих собраниях и сходах граждан по месту жительства.

Рассматривать все дела единолично будет мировой судья. Рассмотрение дел единолично судьей или коллегией в составе судьи и двух народных заседателей производится в районном суде. В вышестоящих судах возможно рассмотрение дел составом суда из одного судьи и двенадцати присяжных заседателей, одного судьи и двух народных заседателей или тремя профессиональными судьями. Рассмотрение дел в судебных коллегиях в кассационном и надзорном порядке осуществляется составом из трех судей. Рассматривающий дела в порядке надзора президиум краевого, областного суда, суда автономной области и суда автономного округа образуется в составе председателя, заместителя председателя, входящих в состав президиума по должности, и других судей в количестве, определяемом Президентом Российской Федерации. Решения Верховного Суда РФ,

142 Ведомости Верховного Совета РСФСР, № 28, ст. 976

143 Собрание законодательства РФ, 1995, № 13, ст. 1124

157

вынесенные по первой инстанции, рассматриваются Кассационной коллегией Верховного Суда РФ, которая формируется Советом Федерации Федерального Собрания РФ и рассматривает дела коллегией из трех судей.

В УПК РФ определяется подсудность дел судам общей юрисдикции всех звеньев судебной системы. В соответствии с требованиями предметной подсудности основную массу уголовных дел (до 95%) рассматривают районные суды. (Впоследствии некоторая часть дел небольшой тяжести отойдет к мировым судьям). Верховные суды республик, краевые, областные суды, суды автономной области и автономных округов, суды городов федерального значения рассматривают дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, перечисленных в статье 36 УПК РСФСР в редакции Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации” от 28 декабря 1996 г. Однако в настоящее время нет четких правовых критериев, определяющих подсудность уголовных дел Верховному Суду Российской Федерации. Статьей 38 УПК они определяются как “дела особой сложности или особого общественного значения”. Толкование таких расплывчатых понятий весьма неоднозначно.

Вышестоящий суд вправе изъять из нижестоящего любое уголовное и рассмотреть его в качестве суда первой инстанции (статья 40 УПК РСФСР.). Это противоречит статье 47 Конституции. Действующий закон предусматривает передачу уголовного дела из суда, которому оно подсудно, в другой такой же суд через председателя вышестоящего суда “в целях наиболее быстрого, полного и объективного
рассмотрения дела” и “наилучшего обеспечения

158

воспитательной роли судебного разбирательства” (статья 44 УПК РСФСР). В данном случае страдает институт территориальной подсудности и могут быть ущемлены права субъектов Российской Федерации. Однако в ряде случаев использование данной формулировки действительно приводило к более объективному рассмотрению дела, например в случае необходимости проведения слушаний в отношении участников межнационального конфликта в том субъекте Российской Федерации, где произошел данный конфликт. Рассмотрение такого рода дел в другом субъекте Федерации, например, по ходатайству самого обвиняемого, обеспечивает большую объективность и беспристрастность судей при проведении слушаний. Поэтому, с непременным условием заявления ходатайства самими обвиняемым, данная формулировка сохранена и в проекте УПК РФ.

Согласно общему правилу дело подлежит рассмотрению тем судом, на подведомственной территории которого совершено преступление. Если невозможно определить место совершения преступления, дело подсудно тому суду, на подведомственной территории которого закончено предварительное следствие или дознание по делу (статья 41 УПК РСФСР). Данное правило противоречит конституционному принципу, поскольку

предварительное расследование может проводиться и по месту обнаружения преступления, и по месту нахождения подозреваемого, обвиняемого и большинства свидетелей (статья 132 УПК РСФСР). В этом случае подсудимый лишается права на “своего” законного судью и предстает перед судом другого района, области, республики. Формулировка “если место преступления определить невозможно”, к тому же противоречит части первой статьи 68 УПК РСФСР, которая требует установления места совершения преступления. К сожалению, данная формулировка сохранена и в проекте УПК РФ.

159

Существует коллизия между территориальной и персональной подсудностью в случаях совершения общеуголовного преступления военнослужащим или гражданским лицом в соучастии с военнослужащим. Коллизия разрешает в пользу персональной подсудности, ибо такого рода дела рассматриваются военными трибуналами (статья 9 Положения о военных трибуналах 1958 года в редакции Закона СССР “О внесении изменений и дополнений в Положение о военных трибуналах” от 25 июня 1980 года). Такое положение не в полной мере согласуется со статьей 41 Конституции, которая не содержит предписания о каком-либо приоритете одного из видов подсудности. При установлении подсудности законодатель должен опираться на правило о “своем”, законном судье, которым в данном случае, при совершении общеуголовного преступления, независимо от того является ли подсудимый военнослужащим или гражданским лицом, является территориальный судья.

Необоснованный отказ суда в принятии дела к своему производству и рассмотрению, неоправданная задержка в рассмотрении дела также являются нарушением права гражданина, закрепленного частью первой статьи 47 Конституции. Это нарушение может быть обжаловано в вышестоящий суд.

Впервые на конституционном уровне устанавливается право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Предоставление обвиняемому инициативы в выборе формы судопроизводства, которая, по его мнению, может в наибольшей степени обеспечить защиту его прав и в то же время вынесение справедливого приговора, является логическим развитием права на “свой”, законный суд и судью. Возможность для обвиняемого самостоятельно выбрать состав суда между судом присяжных и коллегией из трех профессиональных судей
представляет собой

160

дополнительную гарантию защиты прав личности в уголовном процессе и является реальным шагом в проведении судебной реформы. Как отмечает Г. Дроздов в своей статье “Суд присяжных в правовом государстве” “… Предоставление представителям народа возможности самостоятельно решать фактические вопросы дела не только не препятствует, но и гарантирует обоснованность принимаемых ими решений… Сам же суд присяжных представляет собой краеугольный камень политической свободы и является судебно-политическим институтом. Однако это вовсе не недостаток, а скорее достоинство такого суда… Движение нашего общества по пути построения правового государства с неизбежностью предполагает включение суда присяжных в государственно-политическую систему. Обосновано в этой связи утверждение многих ученых-юристов, что организация и функционирование суда присяжных станут существенным фактором в утверждении независимости суда в целом, так и профессиональных судей, а разделение полномочий между судьей и коллегией присяжных заседателей освободит во многом судью от внешнего давления.”144

Под судом с участием присяжных заседателей следует понимать такое судебное установление в котором двенадцать присяжных заседателей - народное представительство в суде - отдельно от судьи решают вопрос о виновности подсудимого, а председательствующий профессиональный судья руководит ходом судебного заседания и на основании вердикта присяжных либо оправдывает подсудимого, либо выносит обвинительный приговор квалифицируя деяние по соответствующей статье Уголовного кодекса и назначая уголовное наказание.

В соответствии с Законом РФ “О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР”, Уголовно-

”” “Советская юстиция”, 1991, № 2, С. 11

161

процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях” от 16 июля 1993 года145 суд присяжных в краевом, областном, городском суде рассматривает по ходатайствам обвиняемых дела о преступлениях, отнесенных к подсудности этих судов и предусмотренных статьей 36 УПК РСФСР. К подсудности вышеуказанных судов отнесены преступления, представляющие повышенную общественную опасность, причем за некоторые из них может быть назначен максимальный срок лишения свободы, пожизненное лишение свободы или смертная казнь (например, терроризм, бандитизм, убийство).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О некоторых вопросах применения судами уголовно- процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных” от 20 декабря 1994 года146 приводит данные судебной статистики, свидетельствующие о широком использовании обвиняемыми права, предоставленного им Конституцией. Из общего количества дел, поступивших с января по ноябрь 1994 г. в суды, рассматривающие дела с участием коллегии присяжных заседателей, почти по каждому пятому делу имелись ходатайства обвиняемых о рассмотрении дела судом присяжных.147

Обвиняемый имеет право заявить ходатайство о рассмотрении его дела судом присяжных при объявлении ему об окончании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех материалов дела. В дальнейшем ходатайство обвиняемого не принимается (статья 423 УПК РСФСР).

Если лицо обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных несколькими статьями Уголовного
кодекса,

145 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № 33, ст. 1313

146 Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, С. 2-3

147 Российская юстиция, 1995, № 4

162

обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных при условии, что это возможно хотя бы по одному из вменяемых ему преступлений данной совокупности.

Закон предусматривает порядок рассмотрения на предварительном следствии ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных. При ознакомлении обвиняемого со всеми материалами дела следователь обязан разъяснить ему право ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных, а также юридические последствия удовлетворения такого ходатайства, включая особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговор суда присяжных (статья 424 УПК РСФСР).

Ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела судом присяжных либо его отказ от использования этого права следователь обязан зафиксировать в отдельном протоколе, который подписывается им и обвиняемым. Если имеется ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела судом присяжных, дело назначается к судебному разбирательству на предварительном слушании, в ходе которого решается вопрос об исключении из дела недопустимых доказательств, об избрании, продлении или отмене избранной в отношении обвиняемого меры пресечения и ряд других. Судебное разбирательство не может быть начато ранее, чем через трое суток с момента вручения обвиняемому копии обвинительного заключения.

Пленум Верховного Суда разъяснил, что если о рассмотрении дела судом присяжных ходатайствует лицо, обвиняемое в совершении особо тяжкого преступления против жизни, за которое предусмотрено наказание в виде смертной казни, такое дело в соответствии с положениями части первой статьи 15 и части второй статьи 20 Конституции подлежит рассмотрению по правилам раздела десятого

163

УПК независимо от возражения против такого порядка других обвиняемых (пункт 3 Постановления Пленума).

Во всех остальных случаях, когда по делу обвиняется несколько лиц и кто-либо из обвиняемых на предварительном следствии заявил возражение против рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей, судья на предварительном слушании выясняет у этого обвиняемого не изменилась ли его позиция, поскольку при совершении преступления несколькими лицами для того, чтобы дело рассматривалось судом присяжных необходимо ходатайство каждого обвиняемого либо отсутствие возражения других обвиняемых по заявленному ходатайству. При наличии такого возражения против рассмотрения дела судом присяжных следователь и прокурор должны решить вопрос о выделении дела для отдельного производства, если это не отразится на всесторонности, полноте и объективности его исследования и разрешения. Однако такое положение закона нарушает права остальных обвиняемых по делу на выбор состава суда, в связи с чем в проекте УПК РФ в случае невозможности выделения дела в отдельное производство предусматривается приоритет выбора суда присяжных.

При определении подсудности дела суду присяжных не имеет значения признание или отрицание вины самим обвиняемым, что отличает российское законодательство в этой области от англо- американского, где признание или частичное признание делает суд присяжных ненужным и приговор выносится единоличным судьей. В случае отказа прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства присяжные должны вынести оправдательный вердикт.

В настоящее время, в связи с недостатком кадрового и ресурсного обеспечения, суд присяжных функционирует лишь в девяти субъектах Российской Федерации, как бы в порядке
эксперимента. Однако

164

результаты такого “эксперимента” еще до недавнего времени показывали полную жизнеспособность этого института и Министерством юстиции РФ были подготовлены предложения о расширении его применения еще на десять регионов, хотя необходимое финансирование до сих пор не выделено. В связи с разразившимся кризисом законодательные органы власти ряда регионов своими решениями приостановили действие суда присяжных на своих территориях, что, несомненно противоречит Конституции РФ и федеральному законодательству. Длительное нераспространение права обвиняемых в совершении тяжких преступлений на рассмотрении их дела судом присяжных на всю территорию Российской Федерации противоречит Конституции и было обжаловано в Конституционный Суд РФ. Рассмотрение данной жалобы придало названной проблеме неожиданный ракурс. Своим Постановлением от 2 февраля 1999 года № 3-П Конституционный Суд РФ запретил на всей территории Российской Федерации применение смертной казни пока на всей территории не станет действовать суд присяжных. Конституционный Суд подчеркнул, что принимая решение о введении суда присяжных первоначально лишь в девяти регионах, законодатель, основываясь на положениях действовавшей в то время Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России и учитывая обстоятельства организационного, материального и технического характера, по существу, исходил из поэтапности введения суда присяжных в ходе судебной реформы, что само по себе не отрицало необходимости повсеместного обеспечения каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого установлено наказание в виде смертной казни, права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей и тем более не могло препятствовать законодателю после вступления в силу Конституции Российской Федерации в соответствии

165

с ее требованиями принять федеральный закон, обеспечивающий реализацию данного права на всей территории Российской Федерации.

Невозможность обеспечить каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом установлено наказание в виде смертной казни, реализацию данного права, непосредственно закрепленного Конституцией Российской Федерации, влечет за собой и невозможность в таком случае назначения этой меры наказания иным составом суда.

Отсутствие в настоящее время закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации реализацию гарантированного статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, не может служить препятствием к рассмотрению дел указанной категории иным составом суда. Однако при этом на территориях девяти субъектов Российской Федерации, где созданы суды присяжных, обвиняемые в преступлениях, за совершение которых установлена смертная казнь, при определении меры наказания не должны ставиться в неравноправное положение по сравнению с обвиняемыми в таких же преступлениях на территориях, где суд присяжных не функционирует. В такой ситуации впредь применение исключительной меры наказания судом с участием присяжных заседателей исказило бы предназначение и существо права, гарантированного статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации и, кроме того, явилось бы существенным нарушением принципа равенства, закрепленного ее статьей 19.

В целом следует отметить, что суд присяжных несомненно является демократическим правовым институтом и важной гарантией справедливого порядка рассмотрения уголовных дел. Анализ уголовно-процессуального законодательства отдельных
зарубежных

166

стран свидетельствует о неизменной приверженности этой форме суда как олицетворения демократических систем гуманизма и справедливости.’48

“В условиях правового государства столь важная функция государства, какой является правосудие, нуждается в социальном контроле за ее надлежащим осуществлением с тем, чтобы деятельность суда не только соответствовала требованиям закона, но и нормам нравственности, сложившимся местным традициям и обычаям. Наиболее успешно контролировать деятельность суда с этих позиций способны представители общества …, которые дают оценку исследуемым в суде фактам и события с нравственных позиций, и тем самым подготавливают условия для применения закона судьей- профессионалом. Но для независимости от влияния извне и самостоятельности в формировании своего внутреннего убеждения заседатели должны быть отделены от профессионала в принятии решений.”149 Широкое привлечение населения к осуществлению правосудия, самостоятельность принимаемых решений характеризуют суд присяжных как наиболее демократическую форму судопроизводства.150

Хотя в настоящее время в ряде регионов усиливаются тенденции по
отказу от суда присяжных заседателей в связи с тяжелым

148 См.: Н.В.Радутная Суд присяжных в зарубежных правовых системах, “Советская юстиция”, № 5, 1993, С. 6

49 См: Н.В.Радутная Новые институты в проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской ФедерацииНКомметарий Российского законодательства, Российская правовая академия МЮ РФ, М., 1997

но Дискуссию о суде присяжных см. Ю.И.Стецовский Суд присяжных и права обвиняемого II Человек и закон, 1994, № 5, С. 47-49, № 6, С. 65-74; З.М.Черниловский Вдохновляющее начало: Суд присяжных: от Саратова до Москвы, и далее? II Российская Федерация, 1994, № 8, С. 35-41; О.П.Темушкин Очередной популистский трюк: Суд присяжных: от Саратова до Москвы, и далее?I/ Российская Федерация, 1994, № 8, С. 35-41; А.П.Шурыгин Важный этап судебной реформы II Человек и закон, 1994, № 8, С. 18-24; С.А.Пашин Удаляйтесь на совещание! История и перспективы суда присяжных II Ваш выбор, 1993, № 3, С. 11-14; Суд присяжных: возвращение в Россию: Подведены первые итоги // Российская юстиция, 1994, № 12, С. 3-7; Е.Н.Сидоренко Возрождение суда присяжных - этап судебной реформы II Человек и закон, 1995, № 2, С. 91-94; С.Добровольская Суд присяжных - центральное звено или исключительная форма? II Российская юстиция, 1995, № 6, С. 21-22;

167

финансовым положением судов, невозможностью обеспечить защиту присяжных заседателей от внешних влияний, а также сомнениями в том, что суд присяжных заседателей в его нынешнем виде действительно выражает волю народа и является целью государственной демократии151, не следует отказываться от существования этого института в Российской Федерации, поскольку предоставление лицу права быть судимым равными ему, которые принимают решение о виновности или невиновности руководствуясь лишь здравым смыслом и совестью, является важным элементом подлинной демократии и одной из существенных гарантий права обвиняемого на защиту.

§ 3.1.7. Право на пересмотр приговора вышестоящим судом

Одной из гарантий выявления и исправления судебных ошибок является осуществление осужденным права на пересмотр приговора вышестоящим судом.

В Международном пакте о гражданских и политических правах право просить о помиловании или смягчении наказания - это прежде всего право лица, осужденного на смертную казнь (пункт 4 статьи 6). Однако статьей 50 Конституции таким правом наделяется каждый осужденный независимо от вида и меры назначенного наказания. Из статьи 50 (часть третья) Конституции РФ, закрепляющей право осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, вытекает обязательность предоставления каждому, в отношении кого выдвинуто обвинение в совершении преступления, права на рассмотрение его дела

151 См. Выступление Главы Администрации Рязанской области В.Н.Любимова на заседании Совета Федерации // Стенограмма заседания Совета Федерации от 25 февраля 1999 года; Письмо Прокурора Алтайского края в государственную Думу от 12 марта 1999 года

168

как минимум двумя судебными инстанциями, а также право законодателя предусмотреть в федеральном законе особенности производства в каждой из этих инстанций. Таким образом, российское законодательство должно содержать такую систему правил обжалования судебных решений и их проверки вышестоящим судом, которая бы обеспечивала реализацию указанной выше конституционной нормы и международных норм.152

Как отмечается в Концепции судебной реформы действующие кассационные инстанции оказываются ненадежным фильтром, поскольку выявляет примерно столько же неправосудных судебных решений, сколько и следующие за ней надзорные инстанции. В связи с этим предполагалось образовать структуры кассационно- апелляционных инстанций в федеральных окружных судах и Верховном Суде РСФСР в целях рассмотрения кассационных и апелляционных жалоб и протестов на судебные приговоры и решения, не вступившие в силу, действуя при этом в двух разных порядках и, следовательно, обладая различными полномочиями. В общих чертах можно отметить, что апелляционное производство предполагает повторное слушание дела в полном объеме на основе нового непосредственного исследования доказательств, а целью слушания в кассационном порядке является проверка законности и обоснованности решений лишь по материалам дела. В обоих случаях предполагалось доверить пересмотр состоявшихся решений коллегиям из трех профессиональных судей. Предполагалась также возможность специализации структур кассационно-апелляционных инстанций по видам пересмотра.

152 См. П.А.Лупинская “Обжалование судебных решений: состояние, перспективы”// Материалы конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы”, М., Московский общественный научный фонд, 1997, С. 136

169

В соответствии с УПК РСФСР существует возможность пересмотра приговоров, не вступивших в законную силу (производство в кассационной инстанции), и приговоров, вступивших в законную силу (производство в надзорной инстанции и возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам). В целом практически каждое судебное решение может быть обжаловано в вышестоящий суд.

Подача кассационной жалобы влечет обязательное рассмотрение дела судом второй инстанции. Нарушением конституционных принципов в действующем УПК РСФСР до недавнего времени являлся запрет кассационного обжалования решений и приговоров Верховного Суда Российской Федерации, вынесенных им в качестве суда первой инстанции, а также ряд запретов на обжалование некоторых определений суда первой инстанции, например частных определений (статья 212 и пункт 2 статьи 331 УПК РСФСР), определений о возможности возвращения уголовных дел для дополнительного расследования (статья 232) и ряда других, что отмечалось, в частности в Постановлениях Конституционного Суда № 20-П от 2 июля 1998 года и 21-П от 6 июля 1998 года. В проекте УПК РФ, подготовленном рабочей группой, созданной при Министерстве юстиции Российской Федерации была предпринята попытка расширить круг обжалуемых судебных решений, а также освободить Верховный Суд РФ от рассмотрения дел по первой инстанции с передачей этой функции в создаваемые федеральные межрегиональные суды. Это позволило бы, с одной стороны усилить контрольную функцию Верховного Суда, внимание которого сосредотачивалось бы исключительно на проверке судебных решений нижестоящих судов, а с другой стороны способствовало бы соблюдению принципа возможности пересмотра каждого судебного решения вышестоящим судом. Однако эта идея не была поддержана, и в первую очередь представителями Верховного

170

Суда РФ. Федеральный конституционный закон о судебной системе не предусматривает создание межрегиональных судов, однако сохраняет право Верховного Суда РФ на рассмотрение дел по первой инстанции. Это создало противоречие между указанным правом Верховного Суда РФ и запретом на обжалование вынесенных им решений, которое было устранено путем создания в Верховном Суде Кассационной коллегии для рассмотрения жалоб и протестов на приговоры и решения Верховного Суда РФ, вынесенные по первой инстанции.

Согласно статьи 328 УПК жалоба на приговор первой инстанции может быть подана в течение семи суток со дня провозглашения приговора, а осужденным, содержащимся под стражей - в такой же срок со дня вручения ему копии приговора. Явка обвинителя и защитника в судебное заседание допускается по их ходатайству. Вопрос об участии осужденного в заседании при рассмотрении дела в кассационном порядке в соответствии со статьей 335 УПК разрешается самим судом. Осужденный допускается к даче объяснений в случае его явки в судебное заседание. Представляется, что оставление вопроса об участии осужденного в заседании суда кассационной инстанции на усмотрение суда не соответствует принципу равенства сторон и состязательности. Проектом УПК РФ устанавливается обязательная явка сторон в заседание суда кассационной инстанции, причем правомерность введения данной нормы была впоследствии подтверждена Постановлением Конституционного Суда № 27-П от 10 декабря 1998 года. В указанном Постановлении Конституционный Суд, в частности, отметил, что ряд конституционных норм, а также положений Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской Конвенции о правах человека и основных свободах предполагают необходимость законодательного обеспечения обвиняемому (осужденному) соответствующих возможностей
для

171

защиты своих прав и интересов в суде второй - кассационной - инстанции. Реализация конституционных гарантий судебной защиты … предполагает, что осужденный, если он изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, давать объяснения, в том числе в связи с заключением прокурора.

При рассмотрении дела в кассационной инстанции суд может смягчить назначенное приговором наказание или применить закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание или применить закон о более тяжком преступлении, если по этим основанием не принесен протест прокурором или не подана жалоба потерпевшим. При отсутствии оснований к отмене или изменению приговора кассационная инстанция оставляет приговор суда без изменения, а жалобу - без удовлетворения, и приговор обращается к исполнению (статьи 332-338).

Осужденный, не согласный с решением кассационной инстанции имеет право обжаловать приговор суда и определение кассационной инстанции в вышестоящий суд или обратиться в органы прокуратуры. В отличие от жалобы на приговор, не вступивший в законную силу, когда будучи поданной в установленный срок управомоченным лицом она непременно влечет пересмотр дела судом кассационной инстанции, приговоры, вступившие в законную силу могут быть пересмотрены только по усмотрению ограниченного круга лиц, управомоченных на принесение протестов (Председатель Верховного Суда Российской Федерации, Генеральный прокурор Российской Федерации, их заместители, председатели судов и прокуроры республик, краев, областей,
городов федерального значения, автономной области и

172

автономных округов). Таким образом, значительная роль в разрешении жалобы осужденного, а также других участников процесса, отведена даже не судьям, а работникам аппарата суда и прокуратуры, которые предварительно рассматривают жалобу и от мнения которых зависит, в значительной мере, будет ли истребовано дело для проверки наличия оснований для протеста. При рассмотрении дела в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам действующий уголовно-процессуальный закон допускает отступление от принципа гласности, состязательности и равенства сторон. Рассмотрение этих дел в открытом судебном заседании вообще не предусматривается. Прокурор обязательно участвует в рассмотрении дела, поддерживает внесенный им протест или дает заключение по протесту председателя суда. Осужденный же, оправданный, их защитники, законные представители, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители могут быть приглашены на заседание суда только “в необходимых случаях”, то есть по усмотрению суда (что практически происходит крайне редко). Их участие в судебном заседании сводится лишь к возможности дать устные объяснения после доклада судьи.

Согласно проекту УПК РФ о дне судебного заседания должны в обязательном порядке извещаться лица, подавшие жалобу или протест, а в случае явки в заседание также и иных участников процесса им предоставляется право изложить свою позицию.

В результате пересмотра приговора вышестоящий суд принимает решение об оставлении приговора без изменения, об изменении приговора со смягчением или без смягчения наказания, об отмене приговора с прекращением дела либо с направлением дела на новое рассмотрение или на дополнительное расследование (статьи 339- 351, 378-380, 389 УПК).

173

В своем докладе от 8 марта 1996 года эксперты Совета Европы, анализируя правила пересмотра приговоров, содержащиеся в УПК РСФСР, отметили, что “любая судебная система, отвечающая требованиям правового государства, должна гарантировать тем, кто является стороной в судебном процессе, двойной уровень принятия судебных решений. При этом необходимо, чтобы сами стороны могли прибегнуть к обжалованию. Однако все обстоит далеко не так. Представляется, что после того, как первая инстанция вынесла решение, средства обжалования переходят в руки вышестоящих судебных инстанций и прокуратуры, исходя из принципа иерархического контроля”.

Для преодоления этих противоречий проектом УПК РФ предусматривается введение апелляционной инстанции,

пересматривающей дела, рассмотренные мировыми судьями по существу, в районном суде. Апелляционный порядок предполагает повторное рассмотрение дела в формах, аналогичных производству в суде первой инстанции, то есть с вызовом сторон и новым исследованием доказательств в полном объеме. В апелляционном производстве претерпит изменения принцип запрета поворота к худшему, поскольку вышестоящий суд сможет по протесту на мягкость квалификации и наказания, изменить их в невыгодную для обвиняемого сторону. Итогом апелляционного производства могут быть определения об изменении приговора, об отмене приговора с прекращением дела, либо об оставлении приговора без изменения, а жалобы (протеста) - без удовлетворения.

Для приговоров, вынесенных остальными звеньями судебной системы сохраняется кассационный порядок обжалования, однако кассация приобретает элементы апелляции - возможность вызова дополнительных свидетелей и приема новых доказательств. Также

174

предполагается сузить основания для подачи надзорных жалоб, но установить судебную процедуру их принятия и рассмотрения, что было поддержано Верховным Судом РФ.

В результате присоединения Российской Федерации к Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г.153, который содержит механизм защиты прав человека Комитетом по правам человека, граждане могут использовать и эту возможность обжалования судебных решений. В соответствии с Факультативным протоколом Комитет уполномочен рассматривать индивидуальные жалобы граждан на нарушения их прав, получивших закрепление в Пакте. При это жалобы принимаются только в тех случаях, когда уже исчерпаны все имеющиеся внутренние средства правовой защиты нарушенных прав или когда эта защита неоправданно затягивается.

Жалоба должна исходить от гражданина, не быть анонимной, содержать указание на нарушения прав, указанных в Пакте, не рассматриваться одновременно в рамках иной процедуры международного разбирательства. Однако решения Комитета по индивидуальным жалобам не имеют обязательной силы для государств - участников протокола, хотя и имеют большое морально-политическое значение.

В связи с принятием Федерального закона “О присоединении России к Уставу Совета Европы” от 23 февраля 1996 года, а также ратификацией Европейской Конвенции о правах человека и основных свободах 1950 года, с сентября 1998 года в отношении России вступила в действие и еще одна международная процедура рассмотрения индивидуальных жалоб. Это процедура, предусмотренная Европейской конвенцией о защите прав и основных свобод человека, в соответствии

153 См.: СССР и международное сотрудничество в области прав человека, Москва, 1989, С. 320-323

175

с которой граждане Российской Федерации получат непосредственный доступ к контрольному механизму Конвенции.

Однако процедура рассмотрения индивидуальных жалоб носит факультативный характер Согласно Конвенции, решения Европейского суда являются “декларативными” и “сами по себе не могут отменить или исправить несоответствующие Конвенции национальный закон или судебное решение”154. Суд имеет право лишь на присуждение пострадавшей стороне “денежной компенсации”, в случае если национальное законодательство не может гарантировать ее в должной мере. Однако для государств, признавших юрисдикцию Европейского суда, его решения являются обязательными (статья 52 Конвенции).

В соответствии с европейской системой прав человека первоначально процедура рассмотрения индивидуальных жалоб имела трехзвенный характер. Жалоба могла пройти путь от Комиссии по правам человека через Суд по правам человека до Комитета министров Европейского Совета. Как и в системе Факультативного протокола к международному пакту о гражданских и политических правах, европейская система защиты прав человека установила жесткие правила приемлемости индивидуальных жалоб.

Протокол № 11 к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, который был открыт для подписания 11 мая 1994 г., предусматривает создание единого постоянного суда, призванного заменить существующий контрольный механизм конвенции. На 31 мая 1995 г. протокол подписали все государства - член Совета Европы, а восемь из них его ратифицировали. Новый единый суд будет рассматривать индивидуальные петиции и петиции со стороны государств. Его заседания должны проходить, как правило,

I*4 Marckx v. Belgium A 31 para 58 (1979)

176

в камере (палате) из семи судей, но комитет из трех судей может единогласно принять решение о том, что дело не подлежит рассмотрению. Данная камера в некоторых случаях может передавать дело на рассмотрение большой камеры из 17 судей.

До вступления в силу Протокола № 11 для европейской системы прав человека большое значение имеет протокол № 9, который предоставил, в частности, непосредственный доступ в Суд по правам человека неправительственным организациям и группам лиц, подавшим петицию в соответствии со статьей 25 Конвенции.

§ 3.2. Права потерпевшего на судебную защиту

§ 3.2.1. Доступ к правосудию

Россия как участник Международного пакта о гражданских и политических правах приняла на себя обязательство обеспечить любому лицу эффективное средство правовой защиты экономических, социальных, культурных, а также гражданских и политических прав и свобод, в случаях их нарушения; обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, нуждающегося в ней, устанавливалось компетентными судебными, административными или

законодательными властями либо любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты; обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются (статья 2 Пакта; Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью 1985 года). Эти общепризнанные принципы положены в основу статьи 52 Конституции. Согласно указанной статье права
потерпевших от

177

преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. В соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года, лица, которым в результате преступного деяния причинен вред, включая телесные повреждения, моральный ущерб или существенное ущемление их основных прав, должны иметь право на доступ к механизмам правосудия и скорейшую компенсацию причиненного вреда; государства - члены ООН обязаны содействовать тому, чтобы судебные и административные процедуры в большей степени отвечали интересам защиты жертв преступлений путем обеспечения им возможности изложения своей позиции и рассмотрения ее судом на всех этапах судебного разбирательства, когда затрагиваются их личные интересы. Тем самым реально гарантируется доступ к правосудию и конституционное право каждого на судебную защиту его прав и свобод.

Под потерпевшими от преступлений и злоупотребления властью понимаются лица, которым индивидуальными или коллективными действиями был причинен вред, включая телесные повреждения, моральный ущерб, психические страдания, материальный ущерб или существенное ущемление основных прав в результате нарушения уголовного закона. Формула Конституции “потерпевшие от преступлений и злоупотребления властью” включает как преступления (в том числе и злоупотребление властью - статья 285 УК РФ), так и действия, представляющие собой дисциплинарные и

административные правонарушения. Термин “злоупотребление властью” в данном случае следует понимать как злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным

178

лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной или иной личной заинтересованности.

В гражданском законодательстве принцип возмещения ущерба, причиненного правам личности (физического лица) или организации (юридического лица), изложен в нормах, которые образуют институт обязательств, возникающих из причинения вреда (глава 59 ГК РФ, часть вторая). “Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда” (часть первая статьи 1064). Гражданское право защищает не только имущество, но и нравственно-психологические ценности: “Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства и другие личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона … защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.” (статья 150 ГК РФ). “Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо
посягающими на принадлежащие

179

гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.” (часть первая статьи 151 ГКРФ).

Реализация положений статьи 52 Конституции в уголовном процессе предполагает предоставление потерпевшим от преступлений информации об их охраняемых законом правах, создание механизмов доступа к правосудию и компенсации за нанесенный вред. Судебные и административные процедуры, направленные на обеспечение потребностей потерпевших от преступлений, должны сопровождаться разъяснением потерпевшим их роли в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, обеспечением возможности изложения и официального рассмотрения их мнений и пожеланий на всех этапах уголовного судопроизводства, предоставления им надлежащей юридической и иной помощи, принятия мер для сведения к минимуму неудобств для потерпевших, охраны их личной жизни и обеспечения их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и защиты их от запугивания.155

Одним из важнейших средств защиты прав потерпевшего в уголовном процессе является обеспечение его доступа к правосудию. Как уже отмечалось выше, в силу публичного характера уголовного процесса доступ потерпевшего к правосудию опосредован государственными органами, правомочными возбудить уголовное дело. Однако, вряд ли в целях усиления защиты потерпевшего и лучшего обеспечения его права на доступ к правосудию следует лишить дознавателя, следователя или прокурора права отказывать в возбуждении уголовного дела при наличии заявления лица о том, что оно пострадало от преступления, а также лишить названных лиц права

155 См. Резолюция 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью. 29 ноября 1985 г.

180

прекращать начатое ими производство, предоставив такое право только суду.156 Как отмечала Э.Ф.Куцева в своем докладе на конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы”: “Принятие таких предложений не усилило бы, а умалило защиту прав и законных интересов потерпевшего в уголовном процессе, ибо, вынудив следователя, лицо, производящее дознание, тратить время и силы на производство по делу при любом заявлении (о возбуждении уголовного дела) лица, объявившего себя потерпевшим, тем самым закон ограничил бы возможности следователя (лица, производящего дознание) оперативно начать расследование и эффективно вести его в ситуациях, когда это действительно необходимо для защиты прав и интересов потерпевшего”157

Вместе с тем нельзя не признать, что существует насущная необходимость в закреплении ряда гарантий реализации предусмотренного Конституцией РФ права потерпевшего на судебную защиту. К числу таких гарантий следует отнести выдачу пострадавшему (при его обращении в соответствующие органы с заявлением о возбуждении уголовного дела) документа о регистрации принятого заявления с указанием лица, принявшего заявление и времени его принятия; право обжаловать в суд отказ в приеме заявления, а также отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению пострадавшего; право возражать против прекращения уголовного дела, а также обжаловать постановление о прекращении уголовного дела в суд (необходимость наделения таким правом подтверждена Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 года).

‘56 Такая позиция высказывалась, в частности, А.И.Трусовым (см. “Российская газета”, 6 толя 1997 года)

|” См. Э.Ф.Куцева “Проект УПК: законодательная техника и содержание”// Материалы конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы”, М., Московский общественный научный фонд, 1997, С. 105-106

181

Данные гарантии уже заложены в проект УПК РФ и несомненно будут способствовать расширению прав потерпевшего в уголовном процессе.

§ 3.2.2 Момент признания потерпевшим и права, обеспечивающие защиту прав и интересов потерпевшего в стадии предварительного

расследования

В соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью ООН “под термином “жертва” понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения, или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью.”

Согласно уголовно-процессуальному законодательству России лицо признается потерпевшим от преступления при наличии оснований полагать, что ему непосредственно преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, в том числе вследствие общественно опасного деяния, совершенного невменяемым или несовершеннолетним. Таким образом, для признания лица потерпевшим необходимо наличие данных для предположения о наличии события преступления; причинении лицу вреда непосредственно этим преступлением; наличии причинной связи между преступным деянием и наступившими последствиями.158 Потерпевшим в уголовно-процессуальном смысле лицо признается в результате вынесения органом дознания, следователем, прокурором или судьей постановления о допуске к участию в деле в этом качестве по его

158 См.: Божьев В.П. Процессуальный статус потерпевшего// “Российская юстиция”, 1994, № 1, С.

23.

182

просьбе или по собственной инициативе. Суд выносит определение о признании лица или организации потерпевшими по делу. Если потерпевший является несовершеннолетним или в установленном порядке признан недееспособным, то наряду с ним или вместо него в деле участвует его законный представитель.

Потерпевший наделяется рядом процессуальных прав. Гражданин, признанный потерпевшим от преступления, вправе давать показания по делу на родном языке или ином, которым владеет; иметь представителя. Потерпевший и его представитель имеют право знать о предъявленном обвиняемому обвинении, представлять доказательства, заявлять ходатайства, участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, проводимых по его ходатайствам, знакомиться по окончании расследования со всеми материалами дела, участвовать в судебном разбирательстве дела в суде первой инстанции и в заседаниях суда второй инстанции, приносить жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда; потерпевший может знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него возражения, обжаловать приговор и определения суда, постановления судьи.

Однако, всеми этими правами лицо наделяется лишь после его официального признания потерпевшим в установленном законом порядке, в связи с чем особую важность для защиты его прав в уголовном процессе приобретает момент признания потерпевшим. Следует отметить, что хотя вопрос о том, действительно ли вред причинен данным преступлением, а также вопрос о размере вреда, могут быть решены только в ходе расследования и судебного разбирательства, это не должно служить препятствием для признания потерпевшим уже тогда, когда он заявляет о нанесенном ему вреде. В противном случае пострадавший от
преступления не сможет

183

своевременно использовать свои права и защищать свои законные интересы. Исходя из изложенного можно сделать вывод, что если лицо, понесшее ущерб от преступления, известно уже на момент возбуждения уголовного дела, постановление о признании такого лица потерпевшим должно выноситься одновременно с постановлением о возбуждении уголовного дела.

§ 3.2.3. Обеспечение следователем защиты прав и интересов

потерпевшего

В период досудебного производства обеспечение защиты прав и законных интересов потерпевшего возлагается на следователя, ведущего производство по делу. В своей деятельности следователь должен реализовывать такие положения Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений как “предоставление жертвам информации об их роли и об объеме, сроках проведения судебного разбирательства и о результатах рассмотрения их дел…; обеспечение возможности изложения и рассмотрения мнений и пожеланий жертв на соответствующих этапах разбирательства в тех случаях, когда затрагиваются их личные интересы, без ущерба для обвиняемых и согласно соответствующей национальной системе уголовного правосудия; принятие мер для сведения к минимум неудобств для жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечение их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести”.

Как уже отмечалось выше, именно следователь должен своевременно вынести постановление о признании лица потерпевшим и обеспечить реализацию ряда прав, предоставленных потерпевшему законодательством. В частности, в обязанности следователя входит разъяснение лицу, понесшему материальный ущерб от преступления,

184

его права предъявить гражданский иск, доказывание которого осуществляется в ходе судебного следствия по общим правилам уголовного судопроизводства. В обеспечение предъявленного или возможного в будущем гражданского иска следователь налагает арест на имущество обвиняемого или лиц, несущих материальную ответственность за действия обвиняемого, а также иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем (статья 175 УПК РСФСР). Закон обязывает орган расследования принять все меры для обеспечения гражданского иска (статья 30 УПК РСФСР).

Законодательством потерпевшему предоставлено право давать показания, что является одним из средств защиты его интересов. Таким образом следователь не вправе отказать потерпевшему в даче показаний, если он изъявит такое желание. Следователь обеспечивает реализацию и таких прав потерпевшего, как право представлять материалы, которые могут быть признаны доказательствами по делу, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться услугами переводчика, знакомиться со всеми материалами дела по окончании предварительного следствия.

В последнее время в связи с ростом преступности получили большое распространение угрозы и насилие по отношению к потерпевшим и свидетелям. В связи с этим Законом СССР от 12 июня 1990 года Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик были дополнены статьей 27’, предусматривающей обязанность органов дознания, следователя, прокурора и суда принимать меры к обеспечению безопасности потерпевших, свидетелей и других участвующих в деле лиц, если имеются данные, что этим лицам, а также членам их семей или близким родственникам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением

185

имущества или иными противоправными действиями.159 Аналогичные положения содержатся и в законодательстве ряда зарубежных стран. Так, согласно § 3521 Титула 18 Кодекса законов США Генеральный атторней США вправе обеспечивать изменение места жительства и применение иных мер безопасности в отношении свидетеля или возможного свидетеля со стороны Федерального правительства или правительства штата в ходе официального судебного разбирательства по делам о деятельности организованной преступности или иных тяжких преступлениях, если Генеральный атторней сочтет, что в отношении такого свидетеля может быть совершено насильственное преступление, преступление, предусмотренное главой 73 данного титула, либо преступление, сходное по своей сущности с названными ранее, предусмотренное законодательством штата. Генеральный атторней вправе также обеспечить изменение места жительства и применение иных мер безопасности в отношении членов семьи или иных лиц, тесно связанных с таким свидетелем или возможным свидетелем, если члены семьи или иные лица могут находиться в опасности в связи с участием свидетеля в судебном разбирательстве.160

Английское законодательство предусматривает возможность отказать в оглашении имени и адреса потерпевшего, выступающего в качестве свидетеля в судебном заседании. Также потерпевшему может быть разрешено давать показания, находясь за специальным экраном. Публикация имени, адреса, фотографии или иных деталей, способных помочь идентифицировать жертву полового преступления, является уголовно наказуемой.161

159 Ведомости Съезда народных депутатов, 1990, № 26, ст. 495

160 Title 18. Crimes and Criminal Procedure, § 3521 - Federal Criminal Code and Rules, St. Paul, Minn., West Publishing Co., 1996, p. 965

161 Ministry of Home Affairs, Citizens’ Protection Service “Victim’s Charter. Setting Standard Service for Victims of Crimes”. 1994, p. 13

186

Хотя закон о защите потерпевших, свидетелей и иных лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве в Российской Федерации так и не был принят, положения союзного законодательства в этой части продолжают действовать. Однако, скорейшее принятие названного закона несомненно способствовало бы лучшей защите прав потерпевших и реализации их права на доступ к правосудию.

Неправомерные, с точки зрения потерпевшего, либо ущемляющие его права действия дознавателя, следователя или прокурора могут быть обжалованы в суд исходя из смысла статьи 46 Конституции РФ. При обсуждении аналогичного права обвиняемого уже говорилось о возможном круге действий, подлежащих обжалованию в суд. В равной мере это распространяется и на потерпевшего.

§ 3.2.4. Право на участие в судебном разбирательстве в суде первой

и второй инстанции

В ряде зарубежных государств, в особенности англосаксонской правовой модели, жертва (потерпевший) достаточно пассивна и не наделена правом лично участвовать в судебном заседании и отстаивать свои интересы, поскольку в качестве защитника интересов жертвы выступает государство. Так, § 3555 Титула 18 Свода законов США говорит лишь о праве суда одновременно с вынесением приговора возложить на осужденного обязанность сообщить жертве преступления о принятом судом решении и дать объяснения об обстоятельствах признания его виновным. Такое уведомление делается в форме, установленной судом, по почте, путем размещения сообщений на стендах в указанных судом местах или в названных судом средствах массовой информации.162 Хартия потерпевшего Великобритании также предусматривает лишь право
потерпевшего получить от полиции

162 Title 18. Crimes and Criminal Procedure, § 3555 - Federal Criminal Code and Rules, St. Paul, Minn., West Publishing Co., 1996, p. 978

187

сведения о задержании подозреваемого, предъявлении ему обвинения, и по его желанию в дальнейшем получать информацию о ходе расследования. Потерпевшему по его просьбе может быть сообщено о дате рассмотрения дела и его результатах даже если он не будет вызван в качестве свидетеля.163 Английское законодательство прямо говорит о том, что поскольку любое преступление направлено против государства, потерпевший является только свидетелем со стороны обвинения. Он не принимает участия в судебном разбирательстве и соответственно не имеет права на допрос свидетелей или выступление.164

Более активной роль потерпевшего является в государствах, принадлежащих к системе континентального права, например Германии, хотя так было и не всегда. Первый закон “Об улучшении положения потерпевшего в уголовном процессе”, существенно улучшивший положение потерпевшего, выступающего в качестве сообвинителя и при рассмотрении гражданского иска, и наделивший его дополнительными правами был принят лишь 18 декабря 1986 года. В настоящее время § 395 Уголовно-процессуального кодекса Германии предусматривает право лица, которому нанесен ущерб в результате совершения противоправного деяния или попытки его совершения вступить в дело в качестве сообвинителя. После вступления в дело сообвинитель имеет право присутствовать в судебном заседании, заявлять отводы, ходатайства, задавать вопросы и давать объяснения. Сообвинитель, участвовавший, допущенный к участию в деле, может

163 Ministry of Home Affairs, Citizens’ Protection Service “Victim’s Charter. Setting Standard Service for Victims of Crimes”. 1994, p. 4

164 См. Дориан Ловелл Пэнк, Королевский барристер. Распределение ролей в суде присяжных заседателей. Отношения между судьей и присяжными., Вестник Саратовской государственной академии права, Специальный выпуск, № 3, 1996, С. 134.

188

обжаловать приговор. Однако, вопрос о допуске потерпевшего к участию в деле на основании его заявления решается судом.165

В российском уголовно-процессуальном законодательстве потерпевший а также его представитель участвуют в рассмотрении дела по первой инстанции вне зависимости от участия в деле государственного обвинителя, и пользуются широким кругом полномочий. Однако, между определением круга полномочий потерпевшего и его представителей в уголовно-процессуальном законе и конституционным принципом состязательности и равенства сторон есть несоответствия. Например, в отличие от подсудимого и защитника, образующих сторону защиты, наделенных правом участвовать в судебных прениях по любому делу, потерпевший и его представитель наделены правом участвовать в прениях лишь по весьма ограниченному кругу дел - так называемых дел частного обвинения. В связи с таким несоответствием в проекте УПК РФ потерпевший и его представитель отнесены к стороне обвинения и наделены правом участия в прениях, а также поддержания обвинения в случаях, когда прокурор от поддержания обвинения отказывается, а потерпевший против этого возражает. Данная позиция проекта также была поддержана Конституционным Судом РФ, который в своем Постановлении № 1-П от 15 января 1999 года указал, что одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда непосредственно перед его удалением в совещательную комнату для вынесения решения. Поскольку потерпевший фактически, с учетом его процессуального положения, выступает в качестве стороны, противостоящей
обвиняемому

165 См. Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. М.; Издательская фирма “Манускрипт”, 1994

189

(подсудимому), лишение его возможности выступать в судебных прениях ничем не оправдано, не является справедливым и выходит за пределы конституционно допустимых ограничений прав и свобод.

В соответствии с международными нормами право на обжалование вынесенного приговора в вышестоящий суд принадлежит прежде всего осужденному. Однако не менее важным это право является и для потерпевшего. По делу Eckle v. FRG166 Европейский Суд постановил, что статья 6 Европейской Конвенции о правах человека применяется “ко всей рассматриваемой процедуре, включая обжалование”. Хотя Конвенция в принципе не гарантирует право на обжалование, статья 6 применяется к любой апелляционной процедуре, которая предоставляется национальным законодательством.167 Таким образом право на доступ к правосудию во второй инстанции распространяется и на потерпевшего. Будучи неудовлетворенным приговором суда первой инстанции потерпевший должен иметь право обратиться в вышестоящий суд с просьбой о пересмотре указанного решения. В соответствии с российским уголовно-процессуальным законодательством потерпевший и его представитель вправе обжаловать приговор в той части, в которой лицо признано потерпевшим от преступления. До начала рассмотрения кассационной жалобы лицо, обжаловавшее приговор, может отозвать жалобу.

Не менее важен вопрос и об участии потерпевшего в разбирательстве дела во второй инстанции. В соответствии с нормами Европейской Конвенции по правам человека в апелляционной инстанции существует определенные ограничения права на открытое и гласное судебное разбирательство. Во многих случаях достаточно письменной процедуры, в связи с чем возникает вопрос о необходимости присутствия сторон при рассмотрении дела в порядке

i*6 A 51 para 76 (1982)

‘в’ Иск Callaghan v. UK No. 14739/89, 60 D & R 296 (1989)

190

апелляции. Но даже и по тем делам, где слушания проходят гласно вполне достаточно присутствия представителей сторон (адвокатов).168 Основанием для ограничения права заявителя присутствовать заседании суда второй инстанции является тот факт, что в суде первой инстанции уже было проведено открытое и гласное слушание его дела с его обязательным участием. В дальнейшем право на участие заявителя в судебном разбирательстве зависит от той роли, которую апелляционные суды играют в национальной процедуре и от обстоятельств рассматриваемого дела.169

Российское уголовно-процессуальное законодательство оставляет право на вызов потерпевшего в заседание суда второй инстанции на усмотрение суда, однако закрепляет положение о том, что суд не вправе отказать участникам процесса, явившимся в судебное заседание в допуске к участию в заседании. Данное положение следует закрепить и в дальнейшем, но расширить права потерпевшего сделав обязательным допуск к участию в заседании суда второй инстанции если потерпевший об этом ходатайствует, а также предоставив ему возможность высказать в суде свою позицию.

§ 3.2.5. Право на поддержание обвинения

Практика применения Европейской Конвенции по правам человека установила возможность частного преследования в рамках национального законодательства. Так, по иску Gay News and Lemon v. United Kingdom170 Европейская Комиссия признала, применительно к клевете: “… в демократическом обществе может считаться необходимым определить, что такие нападки, если они
несут

68 См. D.J.Harris, M.O’Boyle, С. Warbrick “Law of the European Convention on Human Rights”,

Butterworths, London, Dublin, Edinburgh, 1995, p. 206

169 Решение по делу Ekbatani v. Sweden A 134 para 27 (1988)

по Иск №7116/75 7 Decisions Л Reports 91 и Иск №9777/82 34 Decisions & Reports 158

191

определенную степень жестокости, представляют собой уголовное правонарушение, в связи с которым, по просьбе оскорбленного человека, может быть возбуждено уголовное дело” (параграф 12).

Уголовно-процессуальное законодательство Российской

Федерации устанавливает, что дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), частью первой статьи 129 (клевета) и статьей 130 (оскорбление) УК РФ возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае его примирения с обвиняемым. При этом примирение допускается только до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора.

По делам данной категории потерпевшему предоставляется возможным самому решать, насколько серьезно затронуты его права и законные интересы, какова степень причиненного ему ущерба и хочет ли он обращаться по этому поводу в органы правосудия для привлечения виновного к ответственности.171

В случае если потерпевший считает, что его права должны быть восстановлены в судебном порядке, в судебном заседании он пользуется всеми правами стороны, в том числе и правом в судебном разбирательстве лично или через своего представителя поддерживать обвинение.

Аналогичные положения содержатся и в Уголовно-процессуальном кодексе Германии. Согласно § 374 УПК Германии потерпевший по делам об оскорблении, нарушении тайны переписки, нарушении неприкосновенности жилища, телесных повреждениях, угрозе, причинении материального ущерба и некоторых других вправе

171 “О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР”: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 1979 г. N° 4 в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. № 11 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961 - 1993 гг. М., 1994 г.

192

самостоятельно, без предварительного обращения в прокуратуру, возбудить уголовное преследование и поддерживать обвинение в суде.172 При этом потерпевший пользуется всеми правами государственного обвинителя и вправе пригласить адвоката для оказания юридической помощи. Правом ознакомления с материалами дела потерпевший может воспользоваться только через адвоката (§ 385(3).

Данное право очень важно для соблюдения процессуального равенства потерпевшего с обвиняемым в уголовном процессе, что является одним из приоритетных направлений судебно-правовой реформы. Особую остроту данная проблема приобретает именно по делам частного обвинения.173 Потерпевший получает возможность сам поддерживать выдвинутое им обвинение, а также отказаться от него и отозвать свое заявление о привлечении лица к уголовной ответственности. Однако, не следует ограничивать такое право потерпевшего только делами частного обвинения. Видимо, даже если обвинение носит публичный характер, потерпевший должен иметь возможность не согласиться с прокурором, отказывающимся от дальнейшего поддержания обвинения, и поддерживать обвинение самостоятельно. Суд в этих случаях обязан довести дело до конца с вынесением приговора. Предоставление потерпевшему таких прав является важной гарантией его доступа к правосудию, в связи с чем упоминание об этом встречается в двух таких различных по концепции проектах УПК РФ как проект Общей части УПК РФ ГПУ Президента РФ и проект УПК РФ, подготовленный Министерством юстиции РФ. Много внимания защите прав и интересов потерпевшего было уделено

172 См. Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. М.; Издательская фирма “Манускрипт”, 1994, С. 153-155.

173 См. В.В.Дорошков “Жалоба потерпевшего и ее процессуальное значение”// Материалы конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы”, М., Московский общественный научный фонд, 1997, С. 203

193

в проекте УПК РФ, подготовленном Научно-исследовательским институтом проблем укрепления законности и правопорядка Прокуратуры РФ, поскольку авторами проекта это расценивалось в качестве одной из приоритетных задач судопроизводства. Названным законопроектом, в частности, гарантировалось обеспечение потерпевшего квалифицированным представителем (адвокатом) за счет государства, в случаях, когда обвиняемый имеет защитника, а государственный обвинитель в судебном заседании не участвует, а также потерпевшему предоставлялось право наравне с государственным обвинителем до удаления суда в совещательную комнату подать в письменном виде предлагаемую им формулировку решения по вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора.

§ 3.2.6. Право на возмещение ущерба, нанесенного преступлением

Право на возмещение ущерба, нанесенного преступлением, является основополагающим правом жертвы преступления, которое признается как международным законодательством, так и национальным законодательством многих стран. Пункт 8 Декларации ООН основных принципов правосудия для жертв злоупотреблений властью гласит: “При соответствующих обстоятельствах правонарушители или третьи стороны, несущие ответственность за их поведение, должны предоставлять справедливую реституцию жертвам, их семьям или иждивенцам. Такая реституция должна включать возврат собственности или выплату за причиненный вред или ущерб, возмещение расходов, причиненных в результате виктимизации, предоставление услуг и восстановление в правах.”

194

В соответствии с § 3663 Титула 18 Кодекса законов США суд по делам о транспортировке опасных веществ, угоне самолета или вмешательстве в деятельность экипажа самолета, а также по делам, закончившимся сделкой о признании, если стороны пришли к согласию о размерах ущерба, вправе в дополнение к назначенному наказанию вынести ордер о реституции. Согласно данному ордеру в случае, если преступлением был нанесен имущественный вред осужденный обязан возвратить похищенную собственность ее владельцу или названному владельцем лицу, либо если возврат собственности невозможен или бесполезен уплатить потерпевшему денежную компенсацию. По делам, по которым потерпевшему был нанесен физический вред, суд может обязать осужденного возместить сумму, затраченную потерпевшим на лечение, на последующую реабилитацию и недополученную им из-за временной утраты трудоспособности сумму дохода. В случае, если потерпевший скончался, осужденный возмещает его семье утраченный доход, суммы, затраченные на уход за ребенком, а также на участие в следствии и судебном разбирательстве.174

Законодательство Великобритании также предусматривает возможность получения компенсации жертвой преступления. Если подсудимый будет признан виновным, суд обязан рассмотреть вопрос о выплате им компенсации за материальный, моральный или физический вред, понесенный потерпевшим. Осужденный обязан в этих случаях выплатить компенсацию в первую очередь, до уплаты наложенных штрафов, если таковые имеются. Размер компенсации, однако ограничен той суммой, которую осужденный в
силах

174 Title 18. Crimes and Criminal Procedure, § 3663 - Federal Criminal Code and Rules, St. Paul, Minn., West Publishing Co., 1996, p. 1024-1025

195

заплатить, поэтому может не покрыть полностью всех убытков потерпевшего. Часто компенсация выплачивается по частям.175

Параграф 403 Уголовно-процессуального кодекса Германии предусматривает возможность подачи потерпевшим или его наследником имущественно-правового требования к обвиняемому, вытекающего из совершенного им уголовно-наказуемого деяния. Такое требование может быть заявлено письменно или устно с занесением в протокол суда, а также устно в судебном разбирательстве до начала прений. Если в результате судебного разбирательства требование признается обоснованным, суд в приговоре указывает о его удовлетворении. Суд вправе принять решение о предварительном исполнении названного решения или поставить выполнение решения в зависимость от выполнения определенных обязательств.176

В российском уголовном процессе лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или иным лицам, несущим материальную ответственность за его действия, гражданский иск. Основанием для предъявления гражданского иска в уголовном процессе является причинение лицу материального ущерба непосредственно преступлением, или общественно опасным деянием невменяемого, освобожденного в силу этого от уголовной ответственности. Гражданский иск в уголовном деле освобождается от пошлины и рассматривается совместно с уголовным делом. Совместное рассмотрение и разрешение гражданского иска и уголовного дела обусловлено тем, что точное установление размера ущерба имеет не только гражданско-правовое, но и уголовно- правовое значение, ибо в ряде случаев без этого не может
быть решен главный вопрос

175 Ministry of Home Affairs, Citizens’ Protection Service “Victim’s Charter. Setting Standard Service for Victims of Crimes”. 1994, p. 7

176 См. Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. М.; Издательская фирма “Манускрипт”, 1994, С.157-158.

196

уголовного судопроизводства - о виновности и мере наказания. При установлении лица, несущего ответственность за вред, причиненный преступлением или общественно опасным деянием невменяемого, следователь, дознаватель, прокурор, судья выносят постановление, а суд - определение о привлечении этого лица к участию в деле в качестве гражданского ответчика, о чем объявляется ему или его представителю (статья 55 УПК). Гражданский истец вправе просить следователя или орган дознания о принятии мер обеспечения гражданского иска (статья 54 УПК). Закон обязывает орган расследования принять меры в обеспечение предъявленного или возможного в будущем гражданского иска (статья 30 УПК). Для этого следователь или лицо, производящее дознание, обязаны наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем (статья 175 УПК). При постановлении приговора суд удовлетворяет гражданский иск полностью или частично, либо отказывает в нем, либо оставляет иск без рассмотрения, разъясняя гражданскому истцу право обратиться с тем же иском в суд для рассмотрения его в порядке гражданского судопроизводства (статья 310 УПК).

Материальный ущерб от преступления не может быть возмещен посредством гражданского иска в уголовном процессе, когда не установлено лицо, совершившее преступление, а равно при несостоятельности осужденного и гражданского ответчика. В законодательстве ряда зарубежных стран эта коллизия разрешается путем создания особых государственных фондов из которых производится компенсация потерпевшим. Так, согласно § 3525 Титула 18 Кодекса законов США Генеральный атторней может отдать распоряжение о выплате реституции, или, в случае
гибели

197

потерпевшего, компенсации его семье из особого Фонда компенсации жертвам преступлений. Такая компенсация выплачивается любому потерпевшему, если в момент совершения преступления он находился под защитой государства.177 Английское законодательство предусматривает существование специальной Схемы компенсации ущерба, нанесенного преступлениями в рамках которой возмещается ущерб нанесенный в результате насильственного преступления. Для получения такой компенсации не важно, установлен ли преступник и признан ли он виновным.178

Предусмотрено создание такого рода фондов и Декларацией ООН основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью. Согласно пунктам 12 и 13 указанной Декларации в тех случаях, когда компенсацию невозможно получить в полном объеме от правонарушителя или из других источников, государствам следует принимать меры к предоставлению финансовой компенсации: а) жертвам, которые в результате тяжких преступлений получили значительные телесные повреждения или существенно подорвали свое физическое или психическое здоровье; Ь) семьям, в частности иждивенцам лиц, которые умерли или стали физически или психически недееспособными в результате такой виктимизации. Государствам следует содействовать созданию, укреплению и расширению национальных фондов для предоставления компенсации жертвам.

В Российской Федерации в течение нескольких лет в этих условиях подлежала применению статья 30 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 года “О собственности в РСФСР”, которая гласила, что ущерб, нанесенный собственнику преступлением, возмещается государством

177 Title 18. Crimes and Criminal Procedure, § 3525 - Federal Criminal Code and Rules, St. Paul, Minn., West Publishing Co., 1996, p. 971

178 Ministry of Home Affairs, Citizens’ Protection Service “Victim’s Charter. Setting Standard Service for Victims of Crimes”. 1994, p. 7

198

по решению суда. Понесенные при этом государством расходы должны были впоследствии взыскиваться с виновного в установленном порядке. Однако Закон в этой части судами никогда не применялся. Бывший Верховный Совет при рассмотрении государственного бюджета на 1993 год приостановил действие части третьей статьи 30 Закона о собственности, ссылаясь на недостаток средств. Впоследствии, в связи с принятием первой части нового Гражданского кодекса РФ, Федеральным законом от 30 ноября 1994 года Закон “О собственности в РСФСР” был признан утратившим силу. В соответствии со статьями 1069 и 1070 ГК РФ возмещению за счет казны подлежит лишь вред, причиненный гражданину (юридическому лицу) в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, а также вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

При рассмотрении вопроса о компенсации вреда потерпевшему не следует забывать также и о возможности компенсации морального вреда. Хотя категория морального вреда появилась в российском законодательстве сравнительно недавно, иски о возмещении морального вреда уже стали достаточно широко распространены.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 с последующими изменениями, внесенными постановлением от 25 октября 1996 г. N 10, отметил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями
(бездействием),

199

посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливается, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральный вред и индивидуальных особенностей потерпевшего.

200

Анализ судебной практики показывает, что количество заявляемых в уголовном процессе гражданских исков, в том числе и о возмещении морального вреда, неуклонно растет. Из этого можно сделать вывод, что потерпевшие стали активнее использовать свое право на возмещение вреда, причиненного преступлением.179

Учитывая, что автор на протяжении всей работы высказывал свои предложения и выводы относительно обсуждаемых вопросов, диссертант считает нецелесообразным останавливаться отдельно на заключительных выводах исследования.

17’ См. В.Ф.Попов Судебное разбирательство: проблемы компенсации морального вреда “Юридический консультант”, № 4, 1998, С. 40-45.

201

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Конституция Российской Федерации - М., “Юридическая литература”, 1993
  2. Заявление Государственной Думы от 24 июня 1994 г. - “Российская газета”. 1994, 26 июля.
  3. К.Штерн. Система основных /^«//Государственное право Германии, издатели Й.Йзензее, П. Кирхоф, сокращенный перевод с немецкого, ИГПАН РАН, М., 1994, том 2
  4. Д.Гомьен, Д.Харрис, Л.Зваак Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика - М., Издательство Московского независимого института международного права, 1998
  5. Доклад Джонатана Т. Фрида, Report of the Inter-American Legal Commitee of the Organization of American States Improvement of the Administration of Justice Order in America: Protection and Guarantees for the Judges and Lawyers while Performing their Duties, December, 13, 1994
  6. Sir Thomas Bingham, The European Convention on Human Rights: Time to Incorporate (1993) Law Quartely Review
  7. Решение по делу Ringeisen v. Austria 1 EHRR 455
  8. Van Marseveen H., von den Tang G. “Written Constitutions: A Comparative Computerized Study”, 1978
  9. Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий под редакцией Б.Н.Топорнина, М., 1997.
  10. 10.Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1, “О прокуратуре в Российской

Федерации” с последующими изменениями и дополнениями // Собрание

законодательства Российской Федерации, 20.11.95, N 47, ст. 4472 11.Л.Б.Алексеева, В.М.Жуйков, И.И.Лукашук Международные нормы о правах

человека и применение их судами Российской Федерации (практическое пособие),

М., “Права человека”, 1996 12.3акон РФ от 27 апреля 1993 г. “Об обжаловании в суд действий и решений,

нарушающих права и свободы граждан” // Ведомости Съезда народных

депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации,

1993, № 19, ст. 685 1 З.Ларин A.M. Конституция и Уголовно-процессуальный кодекс, Государство и

право, 1993, № 10. 14.M.W. Janis An Introduction to International Law (2nd edn, 1993) 15.Документы ООН A/CN.4/5 (3 марта 1949 года) 16.М.Дженис, Р.Кэй, Э.Брэдли
“Европейское право в области прав человека

(Практика и комментарии)”, М., “Права человека”, 1997. П.Э.Ф.Куцева Проект УПК: законодательная техника и содержание II Материалы

конференции “Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы”, М.,

Московский общественный научный фонд, 1997 18.Положение о военных трибуналах (в редакции Закона СССР “О внесении

изменений и дополнений в Положение о военных трибуналах” от 25 июня

1980 года // Собрание законодательства Российской Федерации, N 32, от

05.12.94 ст. 3305 19.Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 года № 1-ФКЗ “Об

арбитражных судах в Российской Федерации” // Собрание законодательства

РФ, 01.05.95, N 18, ст. 1589 20.В.Ершов Третья - не значит третьестепенная, “Юридический вестник”, № 12-

13 (38-39) июнь 1993 г. 21.Стенограмма заседания Совета при Президенте Российской Федерации по

вопросам совершенствования правосудия 13 мая 1998

202

L

22.”0
судебн ой
систем е
респуб лики
Татарс тан,”
законо проект
(1998);

“Пояс нитель ная записк а к проект у закона О судебн ой систем е респуб лики

Татарс тан’”. 23.Кон станти н Катаня н,
Что делаю т
Москв а и Казань ? Шайм иев предло жил

подели ть судебн ую систе му между Федер ацией и Татар ией Незав исима я газета.

12 феврал я 1998, 3 24.Пав ел Мирзо ев, Судеб ную систе му ждут велики е потря сения: Регион ы могут

получи ть больш е, чем требо вали, Русски й телегр аф. 14 мая 1998, 2; о том же..

Страс ти по судебн ой систе ме продол жают ся: Регион ы готов ы к победе над

Конст итуци ей, там же.. 19 июня 1998; 25.Р.О рехов,
Судеб ная
систе ма
требу ет
радика льного
подход а,
Росси йская

юстиц ия. 1998, № 8, 2- 4; Систе ма судов общей юрисд икции: насто ящее и будущ ее

там же.. 1998, №. 10, 5-7; 26.Про ект Федер альног о консти туцио нного закона “О судах общей юрисд икции в

Росси йской Федер ации” (1998). 27.Pete r H. Solom on, Jr., Todd S. Fogles ong Courts and Transit ion in Russia: Challe nge

of Judicia l Reform . Готов ится к публи кации. 28.Пит ер Г.
Солом он,
младш ий
Пробл емы
разви тия
правов ого
строя
в

постс оветс кой России -М., Центр консти туцио нных исслед овани й Моско вского

общес твенно го научн ого фонда, 1997, стр. 17. 29.Реш ение по делу Cambe ll and Fell v. United Kingdo m, 1985, 1 EHRR 252 ЗО.Пр инцип ы
незави симост и
судебн ой
власти ,
подпи санны е
предсе дателя ми

Верхо вных Судов стран Азии и Тихоо кеанск ого регион а и вперв ые приня тые в

Пекин е, Китай, в 1995 году. Цитир уется по Judge G. Cliffor d Wallac e, Solving the

Proble m of Judicia ry Corrup tion Preser ving the Indepe ndence of the Judicia ry, Intern.

West.- Calif. L.J., Spring 1998, Vol. 28. No 2. 31.Paul Riker, Politic al Parado x, “Legali ty and State” (Willia m Connel y edition , 1984) 32.Ras sel Wilier, Judicia l admini stration and its connec tion with judicial indepe ndence

(1988). 33.Ale xander Hamilt on, FEDE RALIS T, № 78, стр. 465, 466 (Clinto n Rossie edition ,

1961). 34.”Ba rtlett’s Famou se Quotat ions” 521:5 (Justin Caplan edition , 16 ed., 1992). 35.Stiv en J. Breyer, Judicia l Indepe ndence in the United States, St. Luis Univ. L.J., No.

40,989, 996(19 96). Зб.Реш ение встреч и предсе дателе й и членов судейс ких сообщ еств двадца ти стран

Центр альной и Восто чной Европ ы по пригла шени ю Ассоц иации судей Венгр ии

на тему “Гаран тии незави симост и судей” , проше дшей с 13 по 15 мая 1998 года в

Будапе ште, Венгр ия 37.Bro wn- Wilkin son Indepe ndence of Judicia l Power in 1980s, 1988, Public Law, 44, at

44-45 38.Реш ение по делу Le Compt e, van Leuven and de Meyer v. Belgiu m, para 51. 39.Кон цепци я
судебн ой рефор мы в
Росси йской Федер ации.
Изд.
Верхо вного

совета Росси йской Федер ации. - М., 1992. 40.Ю. Х.Кал мыков , Россий ская юстиц ия сегодн я и завтр а, “Юрид ически й вестни к”,

№ 12- 13, июнь 1993, стр. 4- 5 41.А.И .Трусо в Судеб ный депар тамен т (где и каким ему быть) “Челов ек и право” ,

№8(91 ), 1996. 42.0.В. Румян цев, Основ ы конст итуци онного строя России , Москв а, “Юрис т”, 1994 43.Пос тановл ение Плену ма Верхо вного Суда РФ от 31 октябр я 1995 г. № 8 “О

некото рых вопрос ах приме нения судам и Конст итуци и Росси йской Федер ации

при осуще ствлен ии правос удия” // “Росси йская газета” , 28.12.9 5, № 247 (1358),

стр. 6

203

44.3акон РФ от 26 июня 1992 г. “О статусе судей в Российской Федерации” //

Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного

Совета Российской Федерации, 1992 г., № 30, ст. 1792 45.Доклад Председателя Совета Судей Российской Федерации Ю.Н.Сидоренко на

IV Всероссийском съезде судей. 46.Сирс “Назначение судей и срок их пребывания в должности”, 24 ежегодная

Конференция Международной ассоциации юристов, Лондон, Международная

ассоциация юристов, 1992 г. 47.Доклад, подготовленный рабочей группой
Совета Европы по реформе

судебной системы в Российской Федерации, в рамках совместной программы

сотрудничества между российской Федерацией и Советом Европы от 8 марта

1996 года ^.Independence of the Judiciary in the Commonwealth Countries: problems and proposals

Commonwealth Law Bulletin, October 1994, at 1435. 49.Положение о
квалификационных коллегиях судей, утвержденного

постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 13 мая 1993 года

N 4960-1 50.Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ “О государственной защите

судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” //

Собрание законодательства РФ от 24.04.95, N 17, ст. 1455 51.Уголовный кодекс
Росийской Федерации. Официальный текст. - М.,:

Издательская группа ИНФРА * М - НОРМА, 1996. - 208 с. 52.Указ Президента РФ
от 30 мая 1995 г. “О дополнительных гарантиях

социальной защищенности работников органов судебной власти” // Собрание

законодательства РФ, 05.06.95, N 23, ст. 2205 53.Федеральный закон РФ от 10 января
1996 г. № 6-ФЗ “О дополнительных

гарантиях социальной защиты судей и работников аппарата судовРоссийской

Федерации” // Собрание законодательства РФ, 15.01.96, N 3, ст. 144 54.См. Постановление Совета судей Российской Федерации от 30 октября 1998

года “О состоянии финансового обеспечения судебной деятельности” 55.Решение по делу Golder v. United Kingdom, Series A No. 18, p. 13, paras 37-38

(1975). 56.Решение по делу Ashingdane v. UK, Series A No. 93, p. 24, para 57 (1985). 57.Решение по делу Airey v. Ireland, Series A No. 32, pp. 12-14, paras 24-25 (1979). 58.Решение по делу Deweer v. Belgium A 35 (1980) 59.Иск X v. UK No 5076/71, 40 CD 64 at 67 (1972). бО.См. D.J.Harris, M.O’Boyle, C. Warbrick “Law of the European Convention on

Human Rights”, Butterworths, London, Dublin, Edinburgh, 1995 61.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября

1995 года “О проверке конституционности части 5 статьи 209 УПК РСФСР” //

Вестник Конституционного Суда РФ, 1995, № 6, стр. 18-21 62.Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. М.,

Издательская фирма “Манускрипт”, 1994, стр. 84 63.Решение по делу Potrimol v. France A 277-A para 34 (1993) 64.Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 97 г. № 2-П по делу о

проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РСФСР //

Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 7, ст. 871 65.Иск 722/60 X. v. the Federal Republic of Germany, Dec. 6.3.62, Collection 9, p. 1;

иски 7572/76 и т.д. Ensslin and Others v. the Federal Republic of Germany, Dec.

8.7.78, D & R 14, p. 64; иск 8295/78, X. v. the United Kingdom, Dec. 9.10.78, D & R

15, p. 242

204

бб.Положение об адвокатуре Российской Федерации, утвержденное Законом

РСФСР от 20 ноября 1980 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1980,

№48, ст. 1596 67.Решение по делу Artico v. Switzerland Series A, No. 37, 1980 68.Постановления Пленума Верховного Суда // Бюллетень Верховного Суда

РСФСР, 1982, № 6, стр, 8; 1983, № 6, стр. 8; 1984, № 5, стр. 9; 1989, № 9, стр. 5-6. 69.Решение по делу S. v. Switzerland Series A, No. 220, p. 16, para 49, 1991 70.Проблемы
Российской адвокатуры. Сборник статей. - М., Издательство

“Спарк”, 1997, стр. 242 71.Vaugham Bevan, Ken Lidstone “The Investigation of Crime. A Guide to Police

Powers”, Buiterworths, London, Dublin, Edinburgh, 1991, p. 145 72.Federal Rules of Criminal Procedure - Federal Criminal Code and Rules, St. Paul,

Minn., West Publishing Co., 1996 73.Решение по делу Pakelli v/ France A 64, (1983) Com. Rep. para 84 74.Решение по делу Woukam Moudefo v. France A 141-B (1988) Com. Rep. paras 86-

91 75.Н.М.Кипнис “Некоторые вопросы регламентации правового статуса

защитникав проекте УПК РФ”// Материалы конференции “Судебная реформа:

итоги, приоритеты, перспективы”, М., Московский общественный научный

фонд, 1997, стр. 105-106 76.Title 18. Crimes and Criminal Procedure - Federal Criminal Code and Rules, St.

Paul, Minn., West Publishing Co., 1996 77.Решение по делу Winterverp v. Holland Series A, No. 33, p. 24, para. 60 (1979) 78.Решение по делу Sanchez-Reisse v. Switzerland 9 E.H.R.R. 71 (1986) 79.Постановление Конституционного Суда РФ от 03.05.95 N 4- П по делу о

проверке конституционности статей 2201 и 2202 Уголовно-процессуального

кодекса РСФСР // Собрание законодательства РФ, 08.05.95, N 19, ст. 1764 80.Решение по делу Schiesser v. Switzerland Series A, No. 34, p. 16, para. 39 (1979) 81.Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий/ Отв. ред.

В.А.Четвернин, М„ 1997 82.Решение по делу Stogmuller v. Austria A 9 р 44 (1969) 83.Решение по делу Nuemeister v. Austria A 8 р 37 (1968) 84.Решение по делу Wemhoff v. FRG A 7 рр 23-24 (1968) 85.Решение по делу Matznetter v. Austria A 10 р 32 (1969) 86.Решение по делу Lettellier v. France A 207 para 43 (1991) 87.Решение по делу Ekle v. FRG A 51 (1982) 88.Решение по делу V. v. Switzerland A 254-A (1993) 89.Moore’s Federal Practice Rules Pamphlet: Federal Rules of Criminal Procedure,

Habeas Corpus Rules, Official Forms, Part 3 with comments by James WM. Moore,

“Mathew Bender”, New York, 1992 90.3акон РСФСР от 8 июля 1981 г. “О судоустройстве РСФСР” // Ведомости

Верховного Совета РСФСР, № 28, ст. 976 91.Указ Президента РФ от 22 марта 1995 г.
“О продлении срока полномочий

народных заседателей районных (городских) судов” // Собрание

законодательства РФ, 1995, № 13, ст. 1124 92.Дроздов “Суд присяжных в правовом государстве” // “Советская юстиция”,

1991, №2, стр. 11 93.3акон РФ “О внесении изменений и дополнений в закон
РСФСР “О

судоустройстве РСФСР”, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР,

Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных

правонарушениях” от 16 июля 1993 года // Ведомости Съезда народных

депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации,

1993, №33, ст. 1313

205

F

  1. Поста новле ние
    Плену ма
    Верхо вного
    Суда
    Росси йской
    Федер ации
    “О

некото рых
вопрос ах
приме нения
судам и
уголов но- процес суальн ых
норм,

реглам ентиру ющих произв одство в суде прися жных” от 20 декабр я 1994 года //

Бюлле тень Верхо вного Суда РФ, № 3, стр. 2-3 95.П.А .Лупи нская “Обжа лован ие судебн ых решен ий: состоя ние, персап ектив ы’7/

Матер иалы
конфе ренци и
“Судеб ная
рефор ма:
итоги,
приор итеты,

перспе ктивы “, М., Моско вский общес твенн ый научн ый фонд, 1997, стр. 136 96.Ме ждуна родны й пакт о гражда нских и полит ически х правах 1966 г. // СССР и

между народ ное сотруд ничест во в област и прав челове ка, Москв а,
1989, стр.

320- 323 97.Реш ение по делу Marck x v. Belgiu m A 31 para 58 (1979) 98.3ак он РФ от 29 мая 1992 г. “О залоге “// Ведом ости Съезда народ ных депута тов

Росси йской Федер ации и Верхо вного Совета Росси йской Федер ации, 1992, №

23, ст. 1239 99.Фед еральн ый закон РФ “Об органи зации Федер альной служб ы безопа сности в

Росси йской Федер ации” //Собр ание законо датель ства РФ, 1995, № 15, ст. 1269 ЮО.У каз
Прези диума
Верхо вного
Совета
СССР
от 18
мая
1981
года
“О

возме щении
ущерб а,
причи ненно го
гражда нину
незако нными
действ иями

госуда рствен ных и общес твенн ых органи заций, а также должн остны х лиц при

испол нении ими служе бных обязан ностей “ // Ведом ости СССР, 1981, № 21, ст.

24 101.По станов ление Верхо вного Совета РСФС Р № 2014-1 от 12 декабр я 1991 года

“О
ратиф икаци и
согла шения
о
создан ии
Содру жества
Незав исимы х

Госуда рств” // Ведом ости Верхо вного Совета РСФС Р, 1991, № 51, ст. 1798 Ю2.Ре золюц ия
40/34
Генера льной
Ассам блеи
ООН.
Декла рация
основ ных

принц ипов правос удия для жертв престу плени й и злоупо требле ний власть ю. 29

ноября 1985 г. 103.А. И.Трус ов “Росси йская газета” , 6 июля 1997 года Ю4.Бо жьев В.П. Проце ссуаль ный статус потерп евшег о// “Росси йская юстиц ия”,

1994, № 1, стр. 23. 105.3а кон СССР от 12 июня 1990 года “О внесен ии измене ний и допол нений в

Основ ы уголов ного судопр оизвод ства Союза ССР и союзн ых респуб лик” //

Ведом ости Съезда народ ных депута тов СССР, 1990, № 26, ст. 495 106.Mi nistry of Home Affairs , Citizen s’ Protect ion Service Victim’ s Charte r, Setting

Standa rd Service for Victims of Crimes . 1994 Ю7.До риан Ловел л Пэнк, Корол евский баррис тер. Распре делени е ролей в суде

прися жных заседа телей.
Отно шения между судьей и прися жным и.,
Вестн ик

Сарато вской госуда рствен ной академ ии права, Специ альны й выпус к, № 3, 1996,

стр.13 4. Ю8.Ис к № 7116/7 5 7 Decisio ns & Report s 91 и Иск № 9777/8 2 34 Decisio ns & Report s

158 109. “О
практи ке
рассмо трения
судам и
жалоб
и дел
о
престу плени ях,

предус мотре нных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФС Р”: Поста новле ние

Плену ма Верхо вного Суда Росси йской Федер ации от 25 сентяб ря 1979 г. № 4 в

редакц ии Поста новле ния Плену ма Верхо вного Суда Росси йской Федер ации от

21 декабр я 1993 г. № 11 // Сборн ик постан овлен ий Плену ма Верхо вного Суда

Росси йской Федер ации 1961 - 1993 гг. М., 1994 г. 1 Ю.В.В .Доро шков Жалоб а потер певшег о и ее процес суальн ое значен ие II Матер иалы

конфе ренци и
“Судеб ная
рефор ма:
итоги,
приор итеты,
перспе ктивы “, М.,

Моско вский общес твенн ый научн ый фонд, 1997, стр. 203 111.В. Ф.Поп ов Судеб ное разбир ательс тво: пробле мы компе нсации мораль ного вреда

“Юрид ически й консул ьтант”, № 4, 1998, стр. 40-45. 112.Ис к Callag han v. UK No. 14739/ 89, 60 D & R 296 (1989)

206

К

113.Ре шение по делу Ekbata ni v. Swede n A 134 para 27 (1988)

114.St ephen Holme s, “Cultur al Legaci es or State Collaps e? Probin g the Postco mmuni st

Dilem ma,” in Michae l Mande lbaum, ed. Post- Comm unism: Four Perspe ctives (N.Y.,

1996), 22-76. 115.В. М.Сав ицкий
Россий ские
суды
получи ли
реальн ую
возмо жнос ть

контр олиров ать исполн итель ную власть Судеб ный контр оль и права челов ека

(Матер иалы россий ско- британ ского семин ара, Москв а, 12- 13 сентяб ря 1994 г.).

-М.: “Права челове ка”, 1996 116.М. А.Чель цов- Бебуто в Курс уголов но- процес суальн ого права: Очерк и по истор ии

суда и уголов ного процес са в рабовл адельч еских,
феода льных
и
буржу азных

госуда рства х, СПб.: Альфа, Равена , 1995 117.М. Г.Коро тких Самод ержав ие и судебн ая рефор ма 1864 года в России , Ворон еж,

Изд. Ворон ежског о Униве рситет а, 1989 118. М.Каз анцев Суд прися жных в России , Л., Изд. Ленин градск ого Униве рситет а,

1991 119.А. М.Лар ин О принци пах уголов ного процес са и гаран тиях прав личнос ти в

проек те УПК- 199711 Росси йская юстиц ия, 1997, № 9, стр. 9- 11

  1. Р. Х.Иль ясов Право личнос ти на судебн ую защит у и его обеспе чение Верхов ным Судом РФ в уголов ном процес се!I Юрист , 1997, №11, стр. 35-43
  2. В.
    Т.Том
    ин
    “Прав
    а и
    свобод
    ы
    челове
    ка” -
    больш
    ой
    блеф
    XX
    века
    (Уголо
    вный
    процес
    с
    России
    аспек ты взаимо дейст вия с между народн ым право м)!! Пробл емы теории и истори и россий ского гсоуда рства и права, Вестн ик Нижег ородск ого Госуда рствен ного Униве рситет а им. Лобач евског о, - Нижн ий Новго род, 1996, стр. 54-60
  3. 122.В. М.Вол женки на Пробл емы, связан ные с приме нением между народн ых норм в

уголов ном процес се!! Прест упност ь: страте гия борьб ы. -М., 1997, стр. 90-94 123.Б. Ф.Тим ошенк о Защит а прав потер певшег о в уголов ном судопр оизвод стве и

права челове ка/! Проку рорска я и следст венная практи ка, 1997, № 1, стр. 84-89 124. А.Аба бков Защит ить права потер певшег о! [Комм ентар ий проек та УПК РФ]II

Росси йская юстиц ия, 1997, № 3, стр. 16-17 125.М. Т.Аши рбеков а О процес суальн омраве нстве потер певшег о и обвиня емого о

проек ту УПК РФ!! Вестн ик Волго градск ого гсоуда рствен ного униве рситет а,

серия 3, Эконо мика, Право, 1996, № 1, стр. 112- 116 126.С. А.Паш ин Задер жание и арест в практ ике уголов ного судопр оизвод ства!!

Законо датель ство, 1998, № 3, стр. 70-80 127.Н. Колок олов Судеб ный контр оль за арест ами!! Росси йская юстиц ия, 1998, №

3, стр. 10-11 128.Ст рогови ч М.С. Курс советс кого уголов ного процес са (в 2- х т.) М.: Наука,

1968 и 1970

  1. В .М.Сав ицкий Конст итуци онные основ ы советс кого правос удия М.: Юрид ическа я литера тура, 1981
  2. Г .П.Бат уров Орган изация судебн ой деятел ьност и М.: Юрид ическа я литера тура, 1977
  3. С оверш енств ование законо дател ьства о суде и правос удии/Р едколл егия: Г.Л.Кр игер, А.М.Л арин, В.М.С авицк ий (отв. ред.), М.М.С лавин; АН СССР, Инсти тут госуда рства и права.
    • М., 1985
  4. \Ъ2.Пр облем ы реализ ации судебн ой рефор мы в России I Редкол легия: Н.А.Г ромов, А.И.Г ришин , В.В.С оловье в; Сарато вский юриди ческий инстит ут - Сарато в, 1998

133.Ко ммент арий к Конст итуци и Росси йской Федер ации / Отв. ред. Л.А.О кунько в, Изд. 2-е, М., 1996,

207

134.В.М.Савицкий Организация судебной власти в Российской Федерации: Учебное

пособие для вузов I РАН, Институт государства и права; Академический

правовой университет. - М.: БЕК, 1996 135.Г.Г.Черемных Судебная власть в Российской Федерации - М.: Манускрипт, 1998 136.Е.Б.Абросимова Судебная власть в Российской Федерации II Человек и закон,

1994, № 10, стр. 3-12 137.В.М.Лебедев Оглядываясь на пройденное: [Беседа с Председателем Верховного

Суда Российской Федерации В. М.Лебедевым о становлении судебной власти в

России, ее проблемах и перспективах] II Человек и закон, 1998, № 3, стр. 32-36 138.Г.М.Резник Нападение на защиту (Адвокатура выжила, но суммет ли она

вернуть былые традиции?) //Социум, 1994, № 1, стр. 81-85 139.И.Ю.Сухарев Каким будет новый закон об адвокатуре II Человек и закон, 1994,

№7, стр. 61-66 140.В.Залесский Проект закона об адвокатуре - триумф
корпоративного

лоббирования II Российская юстиция, 1995, № 5, стр. 29 141.С.М.Юдушкин
Совершенствование законодательства о правовой помощи II

Юрист, 1996, № 10, стр. 4-5 142.3акон об адвокатуре. Круглый стол журнала “Право” // Право, 1997, № 2, стр.

24-31 143.И.Ю.Сухарев Подготовк нового закона об адвокатуре затянулась II Российская

юстиция, 1997, № 12, стр. 26-27 144.Г.М.Резник Закон об адвокатуре как
жертва конфликта интересов II

Российская юстиция, 1998, № 3, стр. 22-25 145.Каким быть закону об
адвокатуре? [По материалам заседания Совета

адвокатуры] / Подготовил В.Еронин //Адвокат, 1998, № 2, стр. 102-107 146.С.Ширинский Нужен институт гсоударственной адвокатуры II Российская

юстиция, 1998, № 4, стр. 48 147.Н.В.Радутная Суд присяжных в зарубежных правовых системах, “Советская

юстиция”, № 5, 1993, стр. 6 148.Н.В.Радутная Новые институты в проекте Уголовно-процессуального кодекса

Российской Федерации II Комментарий Российского законодательства,

Российская правовая академия МЮ РФ, М., 1997 149.Ю.И.Стецовский Суд присяжных и права обвиняемого II Человек и закон, 1994,

№ 5, стр. 47-49, № 6, стр. 65-74 150.3.М.Черниловский Вдохновляющее начало: Суд присяжных: от Саратова до

Москвы, и далее?II Российская Федерация, 1994, № 8, стр. 35-41 151.0.П.Темушкин Очередной популистский трюк: Суд присяжных: от Саратова

до Москвы, и далее? II Российская Федерация, 1994, № 8, стр. 35-41 152.А.П.Шурыгин Важный этап судебной реформы II Человек и закон, 1994, № 8,

стр. 18-24 153.С.А.Пашин Удаляйтесь на совещание! История и перспективы суда присяжных

II Ваш выбор, 1993, № 3, стр. 11-14 154. Суд присяжных: возвращение в Россию: Подведены первые итоги // Российская

юстиция, 1994, № 12, стр. 3-7 155.Е.Н.Сидоренко Возрождение суда присяжных - этап судебной реформы II

Человек и закон, 1995, № 2, стр. 91-94 156.С.Добровольская Суд присяжных -
центральное звено или исключительная

форма? II Российская юстиция, 1995, № 6, стр. 21-22