lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Дуйшенбиев, Таалайбек Алакчинович. - Интересы в уголовном судопроизводстве: По материалам Кыргызской Республики и Российской Федерации : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 265 с. РГБ ОД, 61:00-12/214-1

Posted in:

-U/ 21h - i

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

на правах рукописи

ДУЙШЕНБИЕВ Таалайбек Алакчинович

Интересы в уголовном судопроизводстве (по материалам Кыргызской Республики и Российской Федерации)

Специальность- 12. 00. 09.- Уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно - розыскной деятельности

Диссертация на соискание

ученой степени кандидата юридических наук

ntmil СЕКРЕТАРЬ

МШКМНИ МИД . -I

Научный руководитель: \Щ»!ЩЩЗ кандидат юридических наук доцент ш &~?лЛ/г и у&1 Л. Н. Масленникова • п ,j <&

ш ??•?&

/

Г

"”а»” Ь-. , - %У7 С/

1 fC^’-‘Vi jv; .*_

Москва -1999 1*А. *_ if.. ;??

7

2

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3-10

Глава I. Сущность и правовая природа интересов в уголовном

судопроизводстве

§ 1. Понятие интереса в уголовном судопроизводстве 11

§2. Виды, содержание, характер интересов в уголовном судопроизводстве

45

Глава II. Процессуальные гарантии защиты интересов в уголовном судопроизводстве

§1. Цель уголовного судопроизводства как средство согласования интересов общества, государства и личности в уголовном судопроизводстве 88

§2. Принципы уголовного судопроизводства как гарантии обеспечения защиты интересов в уголовном судопроизводстве 131

§3. Права и обязанности как средство защиты интересов в уголовном судопроизводстве 183

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 235

БИБЛИОГРАФИЯ 240-265

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Проблема интересов в уголовном су- допроизводстве является неизменно актуальной, ибо интересы, их носители, средства защиты являются системообразующими элементами, различные комбинации которых образуют различные формы уголовного судопроизводства. Но особо важное значение эта проблема приобрела в связи с принятием Конституции Кыргызской Республики, провозгласившей права, свободы и законные интересы человека высшей ценностью (ст. 15). Это положение заставляет по-новому вникнуть в сущность интересов личности, государства, общества в сфере уголовного судопроизводства; определить их характер (общественный или частный) исходя из соответствия целям социального развития; оптимально правильно построить иерархию интересов в уголовном судопроизводстве.

Актуальность и практическая значимость исследования определяется не- обходимостью принципиального анализа содержания интересов различных субъектов уголовного судопроизводства, средств их согласования и защиты.

Разработка проблемы интересов в уголовном судопроизводстве имеет важное методологическое значение для уголовного процесса, создает основу для глубоких теоретических исследований не только общих, но и частных, прикладных вопросов уголовного судопроизводства, применения норм уголовно-процессуального права, правового положения различных субъектов уголовного процесса, совершенствования уголовно- процессуального .законодательства.

Данные обстоятельства обусловили необходимость исследования пробле- мы интересов в уголовном судопроизводстве.

Состояние научной разработки проблемы. На общетеоретическом уровне права и интересы личности рассматривали А. А. Чинчиков, Н. А. Шайкенов, А. И. Экимов.

4

Некоторые аспекты этой проблемы в своих исследованиях в той или иной мере касались В. Д. Адаменко, Ю. Завьялов, В.А. Каминская, Д. А. Керимов, Н. А. Клюшинцева, В. М. Корнуков, 3 В. Куцова, В. А. Кузнецов, В.А. Лукашевич, Л.С. Малеин, Л.Н. Масленникова, Г.В. Мальцев, В.А. Патюлин, С. Са-бикенов, В. В. Степанян, Р. О. Халфина, О. В. Хитрова, А. С. Шляпочников, В. Н. Шпилев, Л. С. Явич и др.

Единственным исследованием, специально посвященным интересам в уго- ловном процессе, является монография1, подготовленная авторским коллективом под ред. Л. Д. Кокорева пятнадцать лет тому назад, написанная в иных условиях и на иной правовой основе. В данной работе были исследованы общественные и личные интересы. Методологической основой исследования выступило положение о безусловном совпадении интересов личности и государства в социалистическом обществе.

Развитие общественных отношений как в России, так и в Кыргызстане, персонального места человека в обществе, его взаимоотношений с государственной властью, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства требуют принципиально иного методологического подхода к исследованию интересов в уголовном процессе, основанного как на солидарности государственной власти и всех членов общества, так и допускающего автономность человека от государственной власти.

Необходимо подвергнуть тщательному теоретическому анализу мотиваци- онную систему, определяющую динамику уголовного судопроизводства. Следует определить понятие интереса в уголовном процессе, определить интересы личности, коллектива, общества, государства, охарактеризовав их относительно социального развития как публичные (общественные) и частные.

Анализ современного состояния уголовно-процессуальной теории с точки зрения сформулированной проблемы показывает, что в теории уголовного процесса остаются практически не разработанными вопросы о характере интересов

’ Кокорев Л. Д. и др. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве. - Воронеж, 1984.

5

различных субъектов (публичном или частном), о совпадении (несовпадении) интересов личности и государства в уголовном процессе, о способах и средствах согласования и защиты интересов различных субъектов уголовного процесса.

Поскольку в теории уголовного процесса неоправданно мало внимания уделялось цели уголовного судопроизводства и способам ее достижения, соответственно в поле зрения ученых не были и проблемы согласования интересов личности, государства, общества и средств их защиты.

С позиции сформулированной проблемы принципы уголовного судопро- изводства не рассматривались как гарантии обеспечения защиты интересов различных субъектов уголовного процесса, а права и обязанности как средства защиты интересов личности, государства, общества.

Объект и предмет исследования

Объектом диссертационного исследования является комплекс теоретических и практических проблем, связанных с защитой интересов личности, обще- ства, государства в уголовном процессе.

Предмет исследования составляет правовое регулирование интересов раз- личных субъектов уголовного судопроизводства, правовые гарантии и средства защиты интересов в уголовном процессе.

Цели и задачи диссертационного исследования

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе анализа дейст- вующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства Кыргызстана и России, монографической литературы определить сущность, правовую природу интересов общества (государства) в целом и личности (коллектива), в частности, защищаемых в уголовном судопроизводстве. Определить их характер с позиции социального развития, содержание и правовые средства защиты, выявить пробелы в правовом регулировании защиты интересов различных субъектов. На этой основе разработать комплекс теоретических положений и законодательных предложений, более полно обеспечивающих защиту в уголов-

6

ном процессе как интересов общества (государство), так и личности (коллектива).

Достижение этой целей связано с решением следующих теоретических и прикладных задач:

? определение дефиниции интересов в уголовном судопроизводстве;

? построение классификации интересов в уголовном процессе; ? ? анализ содержания интересов личности (коллектива), общества, государ- ства в уголовном процессе и определение их характера; ?

? определение цели уголовного судопроизводства как средства согласова- ния социально значимых интересов личности, общества, государства; ? ? анализ принципов уголовного судопроизводства как гарантий обеспече- ния защиты интересов различных субъектов уголовного процесса, как публичных, так и частных; ? ? анализ прав и обязанностей различных субъектов уголовного процесса как средств защиты интересов в уголовном процессе; ? ? формирование законодательных предложений по совершенствованию правовых норм, посредством которых согласуются интересы различных субъектов уголовного судопроизводства и обеспечивается их правовая защита. ? Методология и методика диссертационного исследования Методологическую базу исследования составляют подходы, рассматри- вающие человека как высшую ценность общества, а также диалектический метод научного познания объективного мира.

В ходе решения поставленных задач применялись также и частнонаучные методы: формально-логический, сравнительно-правовой и системно- структурный, статистический, логико-юридический и другие методы научного познания. Наряду с основным, логико-теоретическим методом исследования, в работе получил применение метод системного анализа. При исследовании ис-торико-социальной обусловленности интересов в уголовном судопроизводстве применялся историко-правовой метод.

7

Теоретическую базу исследования составляют научные труды в области философии, социологии, психологии, общей теории права, конституционного, уголовного, уголовно - процессуального и других отраслей права, монографическая и иная специальная литература.

Правовой основой исследования явились Конституция Кыргызской Рес- публики и Российской Федерации, УПК КССР и РСФСР (1960). В процессе исследования существенное внимание уделено анализу постановлений Пленумов Верховных судов КР (КССР), РФ (РСФСР) и СССР; проекту УПК КР (находящемуся на рассмотрении в Жогорку Кенеше Законодательного собрания Кыргызской Республики) и проекту УПК РФ (находящемуся на рассмотрении в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации).

Научная новизна диссертационного исследования определяется ком- плексном и детальном исследовании теоретических и практических проблем, связанных с правовой возможностью защиты интересов различных субъектов в уголовном судопроизводстве в условиях действия новой конституции Кыргызской Республики и новой Конституции Российской Федерации, обновленного уголовного и уголовно- процессуального законодательства Кыргызстана и России.

Впервые в теории уголовного процесса, как Кыргызстана, так и России в рамках диссертационного исследования раскрываются сущность интереса в уголовном процессе, характер интересов с позиции социального развития (общественный или частный), соответствия или противоречия интересов (законный), определяются способы и средства согласования и защиты интересов различных субъектов уголовного процесса, а также раскрываются соотношения понятий «интерес», «потребность», «мотив», «правоотношения», «цель»..

Вместе с тем мы осознаем, что лишь наметили подходы к исследованию столь сложного и многогранного явления как интересы в уголовном судопроизводстве. Дальнейшей, более детальной, разработки требует изучение соотношения интересов общества, государства, личности в уголовном судопроизводстве.

8

Рассмотрение новых или малоизученных аспектов темы позволило сфор- мулировать ряд оригинальных теоретических выводов, обладающих признаками существенной новизны имеющих значение как для развития отдельных проблем уголовного процесса, так и для совершенствования уголовно-процессуального законодательства.

На защиту выносятся.

  1. Теоретические положения относительно:

? понятия интереса в уголовном судопроизводстве (С.42); ? ? понятия интересов общества, государства, личности в уголовном судо- производстве (50-552, 55-57, 58-66); ? ? характера интересов (общественный или частный) с позиции социального развития (С. 50-53, 58-66); ? ? понятия законного интереса в уголовном судопроизводстве (С.75-76); ? ? признания носителями общественных интересов в уголовном процессе всех субъектов уголовного процесса в пределах исполнения возложенных на них обязанностей и реализации публичных субъективных прав, не содержащих частного интереса (С. 54); ? ? признания носителями частных интересов в уголовном процессе частных лиц, участников уголовного процесса, реализующих субъективные права, содержащие частные интересы (С.66 - 67); ? ? цели уголовного судопроизводства объективно выражающей согласо- вание интересы общества в целом и интересов отдельной личности в частности (С. 119); ? ? принципов уголовного судопроизводства обеспечивающих построение уголовного процесса, при котором возможна защита интересов различных субъектов уголовного процесса (С. 135-137); ? ? прав и обязанностей как средств защиты интересов различных субъектов уголовного процесса (С. 185-190). ?

9

  1. Законодательные предложения, направленные на оптимальное согласо- вание интересов личности, общества, государства, выраженное через цель уголовного судопроизводства (ст. 4 проекта УПК КР, ст. 6 проекта УПК РФ), на совершенствование правовых средств защиты интересов различных субъектов уголовного процесса (ст. 6 УПК РСФСР, ст. 7 УПК КССР, ст. 15 УПК КССР, ст. 14 УПК РСФСР, ч. 3 ст. 21 проекта УПК КР, ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР, ст. 28 УПК КССР, ч. 1 ст. 40 проекта УПК КР, ч. 1 ст. 44 проекта УПК КР, ч. 3 ст. 46 УПК РСФСР, п. 9 ч. 1 ст. 59 проекта УПК КР, п. 1 ст. 216 проекта УПК КР, ч. 2 ст. 155 проекта УПК КР).

Научная и практическая значимость результатов исследования состоит в том, что она содержит конкретные предложения, направленные на совершенствование норм уголовно-процессуального законодательства в целях наиболее полного обеспечения защитой интересов общества, государства и личности в уголовном судопроизводстве, которые могут быть использованы законодателем при обсуждении и принятии новых УПК КР и УПК РФ.

Теоретические выводы и практические рекомендации могут быть исполь- зованы в следственной, судебной, адвокатской практике, а также внедрены в учебный процесс БВШ МВД КР.

Апробация результатов исследования. На основе выводов, содержащихся в диссертации, подготовлены и направлены в комитет конституционного за- конодательства Жогорку Кенеша Кыргызской Республики предложения по совершенствованию правовой регламентации защиты интересов общества, государства и личности в новом уголовно - процессуальном законодательстве КР. Материалы диссертационного исследования используются при преподавании курса уголовного процесса в Бишкеке кой высшей школе МВД КР и в КГПУ им. Арабаева, при подготовке учебных и учебно - методических материалов. Основные проблемные вопросы, рассмотренные в диссертации, отражены автором в выступлениях на научно - практических конференциях и публикациях.

Ч

?,

10

Диссе ртаци я состо ит из введе ния, двух глав, вклю чающ их 5 параг рафов , закл ючен ия и спис ка испо льзуе мой лите ратур ы.

II

Глава 1. Сущность и правовая природа интересов в уголовном судопроизводстве

’ 1. Понятие интереса в уголовном судопроизводстве. 41

Формирование и осознание интересов.

Термин «интерес» широко известен и часто употребляется, однако он недостаточно подвергается анализу с целью выявления сущности, содержания и определения понятия, которое он выражает.

Основные сложности определения рассматриваемого понятия связаны с тем, что оно относится к числу фундаментальных понятий права, содержащих качественно различные стороны и аспекты, с трудом охватываемые какой-либо одной общей дефиницией.

Терминологическая точность, - отмечает В. Н. Кудрявцев, - необходимый элемент правовых исследований1. Отсюда, использование категории «интерес» в правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов в сфере уголовного судопроизводства предполагает четкость, ясность исходных позиций, которые могут быть определены при рассмотрении обще философских, социологических и психологических аспектов этой категории, необходимом в целях эффективного его использования в уголовном процессе. Ясно, что указанные науки по разному подходят к определению природы «ин тереса», в связи с чем между ними идут острые споры. Думается, что эта поле- |. мика не всегда оправдана.

Психологи рассматривают интерес как состояние сознания, направленность мыслей и внимания человека к определенному предмету, к приобретению материальных благ, знаний, получению удовольствия и т. п . Из этого следует, что интерес - свойство психики, хотя и имеющее под собой определенную

•1 ;

Кудрявцев В. Н. Право в правовом государстве //Социалистическая законность. 1989. № 1.С. 6 2 Ковалев А. Г. Психология личности. - М, 1970. С. 28

12

объективную базу. Философы в основном рассматривают интерес как единство объективного и субъективного, единство объективного содержания и субъективной формы . Большинство экономистов считают интерес объективной кате-горией, непосредственным проявлением производственных отношений . Юристы в основном рассматривают интерес как единство объективного и субъек-тивного .

Психологи, философы, экономисты и юристы, как видим, по разному под- ходят к определению природы интересов. Единства взглядов нет и среди экономистов, и среди философов, и среди правоведов. Одни из них считают интерес субъективной категорией, другие - объективной, третьи - единством объек-

1 Нестеров Н. О. О соотношении общественных и личных интересов при социализме. //Ученые записки ВПШ при ЦК КПСС. Вып. 1. - М, 1958. С. 77; Здраво-мыслов А. Г. Проблема интересов в социологической теории. - М„ 1966. С. 29; Здравомыслов А. Г. Потребности. Интересы. Ценности. - М., Политиздат, 1986. С. 87; Вишневский С. С. Интересы и управления общественными процессами. //Научное управление обществом. - М., Мысль, 1967. С. 178; Чинаков Л. Об интересах, их объективности и субъективности //Экономические науки. 1971. №7. С. 11 HJLJI.

  • Абалкин Л. И. Экономические интересы при социализме //Вопросы экономики. 1969. №7; Бирман Л. Механизм реализации экономических интересов при социалистическом обществе //Экономические науки. 1970. №11. С. 85; Гредин Г, Шляков Ю. Место материальных потребностей и интересов в системе экономических категорий социализма//Экономические науки. 1970. №11. С. 81 и т. п.

3 Адаменко В. Д. Интересы обвиняемого в уголовном деле //Правоведение. 1982. №2. С. 84; Патюлин В. А. Интересы государства и граждан при социализме //Советское государство и право при социализме. 1972. №5. С. 17; Рокачук В. Н. Диалектика взаимосвязи общечеловеческих и классовых интересов: Автореферат дис. … канд. филос. наук. - Львов, 1990. С. 8; Сабикенов С. Изучение категории интереса в праве //Советское государство и право. 1968. №3. С. 113; Семин А. Б. Сущность и содержания понятия «интерес» в социологии (Теоре-тико - методологический анализ): Автореферат дис. … канд. филос. наук. - Казань, 1995. С. 12; Свердлык Г. А. Гражданско - правовые способы сочетания общественных, коллктивных и личных интересов. - Свердловск, 1980. С. 24; Степанян В. В. Значимые для правотворчества интересы и их отражение в советском праве //Советское государство и право. 1972. №2. С. 122; Чан - Бао Категории интереса (Философско - методологический анализ): Автореферат дис. … канд. социолог, наук. - Казань, 1992. С. 13; Чинчиков А. А. Право и интере-

13

тивного и субъективного. В то же время сторонники интерпретации интереса в качестве объективного явления не отрицают наличия субъективных моментов в нем, а сторонники рассмотрения интереса как определенного компонента психической деятельности оговаривают материальную, объективную обусловленность интереса.

Такое понимание интереса связано, на наш взгляд, с толкованием этимоло- гии понятия «интерес». Интерес в толковом словаре русского языка определяется как: 1) особое внимание к чему -нибудь, желание вникнуть в суть, узнать, понять; 2) занимательность, значительность; 3) нужды, потребности; 4) выгода, корысть1.

Вышеизложенное позволяет полагать, что, во - первых, представители различных наук (психологи, социологи, экономисты, юристы) стремятся толковать данную категорию исключительно с позиций своей науки, выдавая, однако, такое понимание сущности интереса за всеобщее. Во - вторых, в каждом приведенном суждении, несомненно, отражено существенное в интересе, но отражено в определенной мере односторонне, с преувеличением и возведением некоторых аспектов этого существенного в абсолют.

В связи с этим необходимо отметить следующее. Мы не разделяем точку зрения, согласно которой «интерес как таковой не существует, а существуют всегда какие-то конкретные интересы: экономические, политические, национальные, религиозные и т.д., которые организуют систему интересов. То есть, есть определение системы интересов, в которую входят интересы как объективного, так и субъективного происхождения»2.

Следует поддержать мнение Л. М. Архангельского относительно того, что «в действительности не существует отдельно социальных и психологических

сы личности в условиях развитого социализма: Автореферат. … канд. юрид. наук.-М., 1984. С. 7

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка /Российская АН.; Российский фонд культуры; - 3-е изд. - М., Азъ, 1996. С. 244 -Ещенко М. О природе экономических интересов //Экономические науки. 1970. №5. С. 32

14

интересов: есть единые социальные интересы, по разному изучаемые социологией и психологией»1.

Термин «интерес», на наш взгляд не определяется предметом какой - либо науки, а имеет общетеоретическое значение. Он одинаково применим и в социологии, и в психологии, и в юридической науке, которые изучают интерес, исходя из своего предмета. Общественные отношения, которые входят в предмет психологии, социологии и одновременно в предмет юридических дисциплин, в том числе в предмет уголовно - процессуального права, изучаются этими науками по - разному, в различных аспектах, иногда с несовпадающих точек зрения. Например, те науки, предметом которых является общественное сознание, вполне закономерно рассматривают интерес как форму отражения в сознании людей необходимости удовлетворения их определенных потребностей. Здесь «интерес» выступает как субъективная категория. Те науки, пред- метом которых являются законы общественного развития и общественного сознания, рассматривают интерес как интерес объективного содержания и субъективной формы. Правовую науку, в частности уголовный процесс, в первую очередь интересует правовая форма соответствующего общественного отношения, содержание прав и обязанностей его субъектов.

Как правильно отмечает Л. Чинакова «…у всевозможных видов интересов действительно есть объективно существующие общие черты…» . Она считает, что если разные науки изучают с разных_сторон один и тот же объект - систему интересов, то, видимо, они должны совместными усилиями выработать такое определение, которое бы отразило наиболее существенные черты этого объекта. Каждая наука в соответствии со своим предметом и задачами может сконцентрировать внимание на одних признаках объекта и отвлечься от других, оставив их иным наукам, но это не значит, что эти признаки, если они действи-

’ Архангельский Л. М. Общество, интерес, личность. В кн.: «Общественный интерес и личность». Социологические исследования. Вып. 2. Уральск, ун - т. -Свердловск, 1967. С. 6 3 Чинакова Л. Указ. раб. С. 8

15

тельно существуют, не следует включать в определение понятия изучаемого объекта1.

Скорее всего, рассмотрение и определение понятия «интерес» с вышеука- занных позиций при всем разнообразии подходов позволят обнаружить многие грани одного и того же явления. Не отрицая необходимости изучения категории «интереса» различными науками, М. В. Демин пишет, что все науки должны исходить из понимания интереса как такого явления, которое имеет общую природу и некоторые общие закономерности ее проявления2. Поэтому задача в данной части работы, прежде всего, состоит в том, чтобы, обнаружив существенные признаки, определив понятия и сопоставив их, на базе единых методологических принципов выделить то, которое соответствует уголовно - процессуальному значению понятия «интерес».

Среди вышеназванных наук, в том числе юридических, в отношении категории «интерес» все еще отсутствует единая точка зрения на понимание самой сущности интереса и его различных проявлений, связи объективного и субъективного, потребностей и интересов, процессов формирования интересов и их выражения в сознании, и некоторые другие вопросы. Рассмотрим их.

Интерес как объективная категория рассматривается многими . Совокуп- ность факторов и условий, существующих независимо и вне познающего, осознающего их субъекта, составляет объективное в содержании интереса4. «Понятие интерес, - отмечал Б. В. Шейндлин, - нельзя сводить лишь к психологиче-

1 Чинакова Л. Указ. раб. С. 9

2 Демин Д. М. К вопросу о природе интересов //Философские науки. 1972. №3. С. 35

3 Лобазова О. Ф. Гармонизация отношений социальных групп через согласова ние их интересов: Автореф. дис. … канд. филос. наук. - М, 1995. С. 14; Халфи- на Р. О. Общее учение о правоотношении. - М., 1974. С. 228; Черепахин А. М. Экономические интересы при социализме и их правообразующее значение //Советское государство и право. 1981. №2; Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. - Л., 1968. С. 29

4Патюлин В. Г. Указ. раб. С. 83

16 скому переживанию индивида. Интересы существуют объективно, независимо от сознания и воли индивидов»1.

Вопрос о независимости интересов субъектов уголовного процесса от их сознания, об объективной данности факторов и условий и т. д. не согласуется с деятельностью (активностью) участников процесса. В этом случае можно сказать, что субъекты уголовного процесса поступают в соответствии с интересами, которые составляют содержание их воли. Они являются заранее объективно данными, т. е. предопределенными.

Таким образом, для анализа процесса детерминации деятельности участ- ников уголовного процесса категория «интерес» оказывается ненужной. Она растворяется в понятиях «факторы», условия» и т. д. Если же отражение в сознании участников уголовного процесса их интересов есть отражение «материальной, независимой от сознания реальности»2, то это на наш взгляд стремление объяснить, скорее всего, внутренними нуждами отстаиваемой ими концепции интереса. «Пока допускается, что деятельность субъекта есть реализация некоторых «независимо от его воли данных интересов», признание за субъектом относительной свободы и активности лишается своего теоретического обоснования. Отождествление интересов с материальными условиями жизни неизбежно приводит в теории к выпадению целого звена из причинной цепи исторических событий, к механическому пониманию деятельности отдельных людей»3. Следовательно, в уголовном процессе детерминированность действий его участников представляется их предопределенностью помимо них, и сводит- ся лишь к познанию необходимости и действию соответственно этой необходимости. Весь сложный процесс формирования интересов сторонниками концепции интереса как объективного явления сводится в этом случае к осознанию заранее данных интересов.

’ Шейндлин Б. В. Сущность советского права. - Л., 1959. С. 44; Сабикенов С. Указ. раб. С. 113-114

2 Гак Г. М. Указ. раб. С. 33

3 Ханипов А. Т. Интересы как форма общественных отношений. - Новосибирск, 1987. С. 103

17

По нашему мнению, можно без преувеличения сказать, что категория ин- тереса приобретает значение для уголовно - процессуальной науки, прежде всего как категория, выражающая объективное явление.

С одной стороны, рассмотрение интереса как объективного явления позво- ляет обнаружить содержание интересов участников процесса, поскольку со- держание их интересов определяется уголовным, уголовно - процессуальным законом как возможности действовать тем или иным образом во имя достижения определенной цели в зависимости от их процессуального положения и в этом принципиальное отличие его от других подходов.

Интерес и субъективное право понятия хотя и взаимосвязанные, но не од- нородные по существу. «Будучи объективно обусловлен, интерес составляет основу всякого субъективного права и субъективной обязанности. Субъективное право, как предусмотренная законом (нормой права) мера возможного свободного поведения, ценно именно тем, что обеспечивает возможность удовлетворения определенной социальной потребности, возможность пользоваться определенным социальным благом. В таком сочетании субъективное право всегда выступает правовой формой проявления и защиты интереса, а интерес - его внутренней сущностью, объектом охраны»1. Содержанием прав и свобод всегда являются определенные интересы, потому что наделение правом означает воз- можность удовлетворения интересов, обеспеченных государством2.

Таким образом, «под оболочкой субъективных процессуальных прав и обязанностей личности скрыты ее интересы, которые опосредуются и обеспечиваются этими правами и обязанностями»3. Субъективное право выступает средством защиты интересов и субъекты уголовного процесса как носители интереса, реализуя предоставленные им субъективные права, защищают свои интересы. Следовательно, интерес в уголовном судопроизводстве - категория объективная в том смысле, что он обусловлен объективной необходимостью

Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1987. С. 81 2 Малеин Указ. раб. С. 27

Корнуков В. М. Указ. раб. С. 82

18

укрепления законности и правопорядка, защиты общества и отдельных лиц, в частности, от преступности, потребностью обеспечения раскрытия каждого преступления, справедливого наказания виновных, потребностью общества и отдельной личности. Содержание интереса определяется объективной необходимостью, которая является величиной переменной и находится в прямой зависимости от социальных факторов.

С другой стороны, объективность интереса состоит не в том, что он суще- ствует вне субъекта, как это утверждают некоторые юристы1, а в том, что «процесс формирования интересов носит объективный характер»2. Формирование интересов в уголовном процессе явление объективное: формирование интересов зависит от правового положения участников уголовного судопроизводства и обусловленных этим определенных потребностей. Интересы определяют позиции участников процесса, которые находятся в различном процессуальном положении и соответственно имеют различные правовые возможности (субъективные права). Реализацией каких правовых возможностей достигаются интересы субъектов уголовного процесса? Участники уголовного процесса осуще- ствляют анализ своего процессуального положения в конкретной ситуации, исследует характер имеющихся возможностей и наличия условий для их реализации.

Таким образом, возникновению интереса всегда предшествует определен- ное отражение в сознании участника процесса обстоятельств уголовного дела, которое может варьироваться от смутного осознания до ясных представлений. И «формирование интереса, то есть выбор субъектом приемлемого для него объективно возможного направления деятельности, происходит на основе этих знаний» .

1 Грибанов В. П. Интересы в советском гражданском праве //Советское
государство и право. 1967. №1. С. 49

Здоровенко 3. Проблема экономических интересов в трудах Ф. Энгельса //Экономоческие науки. 1970. №11. С. 61; Плеханов Г. В. Избранные философские произведения. Т. 2. - М., 1956. С. 260; Сабикенов С. Указ. раб. С. 113; Сте-панян В. В. Указ. раб. С. 121 1 Ханипов А. Т. Указ. раб. С. 109

19

Формирование интересов, как правило, в уголовном процессе начинается еще до привлечения лица в качестве обвиняемого, а порой даже до вовлечения в сферу уголовного судопроизводства. Лицо может стремиться уйти от правосудия, либо явиться с повинной в соответствующий государственный орган, не предполагая, что в отношении его уже имеется постановление о привлечении в качестве обвиняемого. В данных случаях действия лица обусловлены уголовно - правовыми интересами, связанными с отсутствием оснований привлечения к уголовной ответственности и последующего наказания, либо со смягчением ответственности и наказания. Предъявление обвинения вызывает потребность в защите. С этого момента формирование интересов приобретает процессуальный характер. Отражение обвинения в сознании обвиняемого может быть более или менее точным, правильным, либо искаженным, в зависимости от реально существующих фактов, его физиологического или психологического состояния, объективности и мотивированности постановления о привлечении в качестве обвиняемого, законности и справедливости предъявленного обвинения.

Как пишет Д. А. Керимов, - интерес - действительно объективен в том смысле, что его становление, существование и развитие не зависят от сознания и воли людей1. Верно заметил Б. А. Воронович, что «объективное нередко определяется как все то, что существует вне сознания человека и независимо от него. В свете такого понимания получается, что объективное в сознании невозможно, равно как и субъективное вне его. А это противоречит научным положениям об объективной истине и очеловеченной действительности»2.

В отличие от процесса формирования интереса процесс осознания интереса обладает своеобразием и сложностью. Осознание интересов начинается с осознания определенной потребности. Активность, детерминируемая потребностями, присуща всем живым существам, включая и человека. Поведение животного в отличие от человека всегда непосредственно направлено на удовле-

Керимов Д. А. Потребность, интерес и право //Правоведение. 1971. №4. С. 102 Воронович В. А. Объективное и субъективное в социальных процессах //Философские науки. 1984. №3. С. 39

20

творение имеющихся у него потребностей. Человеческая активность тоже детерминирована потребностями, но детерминирована ими лишь опосредованно. Движущей силой выступает специфическое отношение людей к окружающей действительности, стремление овладеть предметом (объектом) и сделать его пригодным к удовлетворению потребности. Это отношение и есть осознанный интерес, который выступает важнейшим мотивом человеческой деятельности. Только осознанный интерес обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика становится побудительным мотивом их деятельности. Общепризнано положение о том, что то, что побуждает чело- века к деятельности, должно проходить через его сознание. А «факторы внешней среды становятся побуждающими силами поведения, только преломившись в сознании личности»1.

Уголовно - процессуальный закон регулирует только такую деятельность участников уголовного процесса, которая контролируется их сознанием и волей. Участники уголовного процесса часто не задумываются над правовым характером такого рода процессуальных правоотношений, не задумываются над вопросом, почему они не нарушают предусмотренный процессуальным законом запрет. Они действуют по привычке, либо соблюдают моральный аналог предусмотренного уголовно - процессуальным законом запрета. Некоторые участники уголовного процесса, вступая в уголовно - процессуальные правоотношения, не нарушают установленный законом запрет из - за страха юридической ответственности. В последнем случае характер взаимоотношений следова- теля, прокурора, суда, обвиняемого, потерпевшего и т. д. приобретают осознанный характер. Следовательно, уголовно - процессуальные правоотношения, прежде чем сложиться, проходят через сознание и волю участников процесса. Лишь в отдельных случаях субъект уголовного процесса может не знать, что стал участником уголовно - процессуального правоотношения. Например, по-

Чуфаровский Ю. В. Психология в оперативно - розыскной деятельности правоохранительных органов. - М.: Право и Закон, 1996. С. 15

21

страдавший от преступления оказывается, помимо своего желания, вовлеченным в уголовный процесс.

Необходимо отметить, что «осознание интересов не добавляет ничего к их содержанию, поскольку это содержание определяется условиями жизни лю- дей»1. В уголовном судопроизводстве содержание интересов независимо от того, является ли интерес общественным или личным, определяется уголовным, уголовно - процессуальным законом. Например, уголовно - процессуальным законом предусмотрены права и обязанности подозреваемого, обвиняемого заявлять ходатайства, иметь защитника и т. д. Одно только знание подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком своих прав и обязанностей не меняет их содержания. Но сам факт осознания, являясь необходимым условием целесообразной деятельности обвиняемого, потерпевшего, вместе с тем служит необходимым условием реализации их интересов, ибо только осознанный интерес обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика принимает форму цели, следовательно, он всегда целенаправлен. Интересы потерпевшего, например, заключаются в том, чтобы были восстановлены нарушенные преступлением права и законные интересы, и соответственно, чтобы уголовной ответственности было под- вергнуто лицо, виновное в совершении преступления. Следовательно, интересам потерпевшего не соответствует привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного. Интересы же обвиняемого, как правило, заключаются в том, что он стремится уйти от ответственности, умалить степень своей вины, избежать заслуженного наказания.

Интересы обладают относительной самостоятельностью и воздействуют на психику потерпевшего, обвиняемого, обусловливают их позиции и изменение этих позиций. Изменяя их позиции в ту или иную желательную им сторону, ин-

1 Глезерман Г. Е. Интересы как социологическая категория //Вопросы философии. 1966. 10. С. 19; Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе (Предмет, цель, содержание). - М., 1973. С. 53; Экимов А. И. Интересы и право в социалистическом обществе. - Л., 1984. С. 8; Явич Л. С. Общая теория права. - Л., 1976. С. 187

22

терес материализуется в их деятельности. Следовательно правы, на наш взгляд, те авторы, которые полагают, что осознание, следуя за формированием самих интересов, может значительно от них отставать1. Данная мысль подтверждается положением о том, что «…в реальной жизни существуют… интересы, между возникновением и осознанием которых всегда проходит определенное время» .

Интерес как субъективное явление обычно рассматривается психологами. Но иногда интерес считают субъективным и процессуалисты. Например, по мнению В. П. Грибанова, Р. Н. Гукасяна и С. Н. Кожевникова, интерес это - отраженная потребность, необходимость, прошедшая через сознание людей и принявшая форму сознательного побуждения .

Другие же определяют интерес полностью как принадлежность субъекта. По мнению М. И. Заозерова, например, «вне субъекта имеются явления, предметы, процессы, которые обуславливают интерес; но вне субъекта искать интерес не имеет смысла»4. Если применить данное положение к уголовному процессу, то становится очевидным, что интересы обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика не существуют помимо них. Интересы в уголовном процессе принадлежат субъектам уголовно - процессуальных отношений. Все что побуждает обвиняемого, потерпевшего к деятельности, обязательно проходит через их сознание. Связь интереса с сознанием обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика настолько органична и неразрывна, что вне субъекта уголовного процесса само понятие интереса становится беспредметным и бессодержательным, ибо интересы в уголовном судопроизводстве не могут быть бессубъектными. В уголов-

1 Здоровенко 3. Указ. раб. С. 64

2 Ещенко В. Указ. раб. С. 36

4 Грибанов В. П. Указ. раб. С. 51; Гукасян Р. Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. - Саратов, 1979; Кожевников С. Н. Социально - правовая активность личности //Советское государство и право. 1980. №9. С. 25; Чунаева А. А. Категории цели в современной науке и ее методологическое значение. - М., 1979. С. 48

1 Заозеров М. И. О диалектике советского социалистического общества. - М., 1962. С. 223; Буакин В. Г. Групповые интересы в системе социального управления: Автореф. дис. … канд. социолог, наук. - Санкт-Петербург, 1995. С. 8

23

ном судопроизводстве он всегда является интересом личности в лице обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и т. д. и общественных интересов в лице государственных органов (суда, прокуратуры, предварительного следствия и т. д.). Однако было бы неверно на этом основании истолковать интересы участников процесса как явления их сознания и воли и этим ограничиться.

На наш взгляд, требуется определенное уточнение в следующем. Если аб- солютизировать положение о том, что «вне субъекта искать интерес нет смысла», то можно прийти к чисто субъективистскому толкованию природы интересов. Ошибочность такого толкования состоит не в том, что оно фиксирует неразрывность интересов и субъектов, а в том, что оно отрывает субъект от объективной среды. Например, разъяснение обвиняемому, потерпевшему их процессуальных прав и обязанностей непосредственно отражается в их сознании. Однако роль сознания в уголовном судопроизводстве сводится не только к отражению прав и обязанностей участников процесса. Непоследовательность высказанной мысли М. И. Заозерова о том, что вне субъекта искать интерес нет смысла заключается не в том, что признается существование идеальных побудительных сил, в частности у участников уголовного процесса, а в том, что останавливаются на них, не идут дальше, к их движущим причинам.

Как бы мотивы деятельности человека ни преломлялись в их сознании, они имеют объективные основы, направленность и критерии, а сама успешность этой деятельности зависит от того, насколько она соответствует объек- тивной необходимости1.

Применительно к уголовному процессу, осознание участниками процесса своего положения в системе уголовно - процессуальных отношений не пре- вращает интерес в субъективную категорию, ибо участники процесса рассматриваются не в отрыве, а именно в связи с совершением преступления и правоотношениями между его участниками, возникающими в связи с возбуждением, рассмотрением и разрешением уголовных дел. Тем самым «в сознании, жела-

1 Куликов В. Указ. раб. С. 22

24

нии интерес проявляется, превращаясь в фактор регулирования деятельности людей»1.

Учитывая, что интерес в психологии понимается как направленность вни- мания человека на удовлетворение потребностей, сторонники рассмотрения интереса как единства объективной формы и субъективного содержания отмечают, что содержание интереса нельзя понять в отрыве от объективных материальных факторов, от условий жизнедеятельности субъекта. Психологи, на наш взгляд, в самой структуре его содержания «не видят», что является первопричиной формирования интереса в уголовном процессе.

С практической точки зрения такая позиция в уголовном судопроизводстве не указывает на реальную причину процессуальных действий субъектов уголовного процесса, так как интерес замыкается в сфере их сознания. Последнее не может изменить содержание уголовно - процессуального интереса, определяемого уголовно - процессуальным законом.

В то же время односторонность рассмотрения «интереса» как объективного явления правильно критикуется многими исследователями. Все авторы, - пишет Л. Чинакова, - трактуя интересы, как сугубо объективные, в то же время называют их побудительными силами практической деятельности людей и таким образом противоречат сами себе, ибо хорошо известно, что чисто объективное явление еще не есть побудитель к деятельности. Если считать интересы чисто объективными, но тут же определять их как стимулы и мотивы деятельности, то тем самым нужно признать, что сами объективные отношения, не опосредствуясь их осознанием, могут побуждать людей к действиям, а это есть уступка фатализму2.

Признание лишь объективной обусловленности интересов в уголовном су- допроизводстве необходимо предполагает отрицание интересов как идеальных сил, как элемента сознания и отрывает от его носителя, что не приводит к выяснению реальной причины процессуальных действий субъектов уголовного

’ Корнуков В. М. Указ. раб. С. 79 2 Чинакова Л. Указ. раб. С. 11

25

процесса. Их нельзя рассматривать как нечто совершенно независимое от личности - субъекта.

Интерес в уголовном судопроизводстве, как чисто объективное явление, еще не есть побудитель к деятельности его участников. В то же время интерес не порождается сознанием участника процесса из самого себя, а бытует в действительности как объективное уголовно - процессуальное отношение, но такое, которое в определенной мере осознается и вызывает активность субъекта уголовного процесса, устремленную на объект. Субъективное содержание интереса неотделимо от его объективной формы и служит его выражением и поэтому рассмотрение их в отрыве друг от друга приводит к заблуждению. Иначе говоря, «интерес есть специфическая форма связи между субъектом и внешней средой (объектом)»1.

По замечанию Д. И. Чеснокова, интересы «переводят» действия объектив- ных законов общественного развития в цели и стремления людей2. Поэтому категория интереса фиксирует не начало или конец, а сам процесс взаимопереходов объективного и субъективного. Интерес, выступающий в объективной форме, и интерес, выступающий в субъективной форме - это не разные явления, ибо смена форм есть необходимое условие выполнения интересом своей общественной функции - побудительной силы3.

Анализируя вышеизложенное, отметим, что интересы в уголовном судо- производстве субъективны лишь постольку, поскольку преломляются через сознание носителей процессуальных интересов - обвиняемого, потерпевшего и т. д., отражаются в их сознании, реализуются через их действия, в силу этого приобретают субъективную форму выражения, опосредующую их права и обязанности. Интерес в уголовном процессе вне его субъектов не обладает побудительной силой, субъективной сущностью. В то же время интересы объективны,

1 Степанян В. В. Указ. раб. С. 12; Патюлин В. Г. Указ. раб. С. 36; Здоровенко 3. Указ. раб. С. 81

Чесноков Д. И. Общественный интерес и механизм действия социальных за- конов //Вопросы философии. 1966. №9. С. 11 3 Чинакова Л. Указ. раб. С. 13

26

так как содержание интереса в уголовном судопроизводстве определяется уголовно - процессуальным законом как возможности, фактические, реальные мотивы, потребности участников уголовного процесса и ограничены уголовно -процессуальным законом с одной стороны, с другой удовлетворяются в уголовно - процессуальных отношениях, которые четко регламентированы законом.

Специфика взаимодействия интереса как единства объективного и субъек- тивного в уголовном судопроизводстве проявляется в действиях участников процесса (суда, прокуратуры, следователя, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика) и реализуется в конкретных отношениях в ходе их уголовно - процессуальной деятельности. Здесь интерес выступает в качестве компонента психической деятельности участников процесса, положительно оценивается ими (выгодный результат), а также в качестве фактора процессуальной ориентировки участников процесса и выработки ими определенных мотивов поведения.

Вопрос о единстве объективного и субъективного здесь предстает в иной плоскости: «не сам интерес как таковой является их единством, а акт его реализации предстает единством объективного и субъективного»1. Если, говоря об осознании интереса, мы отмечали, что само по себе осознание интереса в уголовном судопроизводстве не приводит к изменению его содержания, то об объективно - субъективном характере интереса в уголовном судопроизводстве можно говорить лишь в том случае, если осознание участниками процесса своих интересов ведет к определенным изменениям в их содержании. Если содержание правовых, процессуальных интересов определяет закон, в частности уголовно - процессуальный, то реализованные в уголовно - процессуальных отношениях потребности и интересы участников процесса приводят к их изменению. Это естественный процесс. Хотим мы этого или нет, данное единство вне нашей воли проявляется всегда, если стороны вступили в конкретные уголовно - процессуальные правоотношения и реализуют свои права и обязанности.

Глезерман Г. Е. Исторический материализм и развитие социалистического общества. - М., 1973. С. 101

27

Можно сказать и наоборот, что если стороны вступили в конкретные правоотношения между собой, желая реализовать свои интересы, то указанное единство налицо. В процессе осуществления защиты на предварительном следствии у обвиняемого, например, может возникнуть желание самому защищать свои права. Сам факт появления этого интереса не меняет действия тех норм, содержанием которого регулируется участие защитника в уголовном процессе. В целях отказа от защиты, обвиняемый вступает в процессуальные правоотношения со следователем, который по закону обязан удовлетворить просьбу обвиняемого об отказе от защитника за исключением случаев предусмотренных законом. Отказавшись от защитника, обвиняемый сам защищает свои права.

Субъекты уголовного процесса, таким образом, в целях реализации и удовлетворения интересов осознают и превращают их в объект целенаправ- ленных действий. Следовательно, «единство объективного и субъективного делает интерес, с одной стороны, независимым от человека, с другой - управляемым им»1. Значит интересы, как всякая объективная реальность, познаются и используются в процессе их реализации. Интерес как единство объективного и субъективного проявляется в уголовно - процессуальных правоотношениях в процессе реализации прав и обязанностей участниками процесса, а не в самой природе интересов.

Рассмотрение интереса, таким образом, как объективного и субъективного в отдельности, так и в их единстве не может дать нам самого понятия интереса в уголовном судопроизводстве. Категории «объективное», «субъективное» являются свойствами интереса, органической частью его и лишь характеризует его с внешней и внутренней стороны, выступая как единство объективного содержания и субъективной формы, выражая их взаимосвязь и взаимозависимость.

Безусловно, «единство объективного и субъективного является ключевым условием научного выявления сущности интересов, их места в системе общест-

1 Корнуков В. М. Указ. раб. С. 79

28

венных отношений»1. К формулировке главной проблемы дискуссии ближе всех подходит А. Г. Здравомыслов. Однако предлагаемое им решение, хотя и содержит в себе признание и объективной обусловленности деятельности, и активности действующего субъекта, но учитывает их скорее как механическую совокупность, без достаточного выявления их внутренней связи. «Интерес как целое, - подчеркивает А. Г. Здравомыслов, - не может быть понят только как положение или только как идеальная побудительная сила, он есть единство того и другого, единство объективного и субъективного»2. Аналогично считают многие юристы. «Интерес есть явление, содержащее в себе единство объективного и субъективного» . Следовательно, интерес является объективным отношением и субъективным побудителем одновременно (выделено нами), и в этом смысле единством объективного и субъективного.

На наш взгляд правильно подмечено А. Т. Ханиповым, что социальный мир не исчерпывается двумя сферами - сферой бытия и сознания. Вышеуказанными авторами совершенно упускается из виду тот неоспоримый факт, что в общественном производстве своей жизни люди вступают в отношения двоякого рода: 1) отношения материальные, то есть складывающиеся независимо от сознания и воли участников, как результат и форма их прошлой деятельности, и 2) отношения диспозициональные, то есть складывающиеся по субъектному усмотрению между участниками исторического процесса по поводу реализации назревших в обстоятельствах их деятельности объективных возможностей, тенденций общественного развития и закрепляемые, как правило, в реально суще- ствующих в реальном мире организационных и организационно - технологических структур. Не учесть эту немаловажную сферу общественных отношений нельзя, так как это ведет к умалению роли активности субъекта в процессе де-

1 Ханипов А. Т. Указ. раб. С. 88

Здравомыслов А. Г. Проблема интереса в социологической теории. - М., 1966. С. 29-30

Степанян В. В. Указ. раб. С, 121; Адаменко В. Д. Указ. раб. С. 84; Керимов Д. А. Указ. раб. С. 100

29

терминации его деятельности1. Далее автор пишет, что общественная жизнь должна исследоваться как естественноисторический, то есть объективный процесс. Вместе с тем, отображение социальной действительности не может быть адекватным, если оно в этом изображении не выступает как деятельность людей, обладающих сознанием и волей, осуществляющих свой выбор, практически проявляющих субъектную направленность во всех своих делах и поступках2. «Интересы обуславливаются не только объективными общественными законами, но и сознательной деятельностью людей, их ценностными ориента-циями, которые формируются под воздействием прошлых объективных условий и которые в нынешних условиях могут сыграть определенную роль в выбо-ре тех или иных интересов»’.

Исходя из этого мы можем утверждать, что обвиняемый или потерпевший (либо любой другой участник процесса), выбирая ту или иную объективную возможность, то есть определяя содержание своей деятельности, тем самым формирует свою позицию по уголовному делу, направленность своей деятельности в уголовном процессе, то есть интерес. Объективная возможность, предусмотренная процессуальным законом, на которой обвиняемый или потерпевший собирается базировать свою деятельность, переходит в сознание, превращается в главный элемент содержания интереса. Следовательно, интересы потерпевшего и обвиняемого сначала имеют идеальную форму существования, и проявляется в виде целенаправленности, желания и т. д.

Длительное пребывание интереса в форме желания, целенаправленности возможно лишь тогда, когда обвиняемый, потерпевший, гражданский истец или гражданский ответчик в уголовном процессе встречают препятствия, мешающие реализации их интересов. В нашем примере это случаи, когда обвиняемому незаконно отказывают в предоставлении защитника. Как только эти препятствия устраняются, участники процесса приступают к осуществлению деятельно-

1 Ханипов А. Т. Указ. раб. С. 94

2 Ханипов А. Т. Указ. раб. С. 95

  • Мезенцев Ю. Л. Соотношение общественных и личных интересов: Автореферат дис. … канд. фил ос. наук. - М., 1991. С. 11

30

сти в соответствии с их интересами. В процессе деятельности обвиняемого, потерпевшего их интересы материализуется, существуют как направление самой деятельности к удовлетворению их потребности, как практическое отношение обвиняемого, потерпевшего к органам предварительного следствия, прокурору и т. д.

Уголовно - процессуальная деятельность, таким образом, есть процесс объективирования интересов. Он находит свое завершение в реализации прав и обязанностей обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и т. д., составляющих ее результат. Интерес существует не только в сознании обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, но и в сознании всех участников процесса в виде их состояния, которое обнаруживает себя в реальных целенаправленных поступках участников процесса. В этом на наш взгляд, основная суть, природа интереса в уголовном судопроизводстве.

В рамках атрибутного анализа интересы рассматриваются как состояние субъекта. Состояние - это множество одновременно существующих свойств вещи1. Именно в этом смысле определяются интересы обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и других участников уголовного судопроизводства, то есть интересы участников уголовного процесса реально существуют не только в сознании, но и одновременно (подчеркнуто нами) реализуются и удовлетворяются непосредственными действиями участников процесса. При этом мы не отрицаем, что момент осознания интереса и его практическая реализация и удовлетворения могут не совпадать.

Вместе с тем, необходимо отметить, что понятие интерес в юридической литературе определяется также как «мотив», «стимул», «выгода», «благо», «правоотношения», без анализа которых на наш взгляд невозможно полно раскрыть понятие интереса в уголовном процессе.

Несомненно, важное значение имеет не только осознание, но и превращение интереса в мотив деятельности. «Мотив - это побуждение к деятельности,

1 Мезенцев Ю. Л. Указ. раб. С. 9

31

связанное с удовлетворением определенных потребностей»’, причина тех или иных поступков обвиняемого, потерпевшего и т. д. Понятие «мотив» тесно связано с категорией «мотивация», которая, как справедливо замечают И. Я Коза-ченко и О. С. Бурлева, может рассматриваться в двух основных значениях: «во - первых, как процесс формирования и возникновения мотива преступного поведения и, во - вторых, как то, что определяет совокупность побуждений (потребностей, интересов, привычек и т. д.), которые могут выступать конкретным стимулом совершения преступления . Таким образом, интерес может выступать как разновидность мотивации. Ведь мотивы тех или иных действий участников процесса вызываются не только интересом, а одновременно и потребностями, и целью, к которым они стремятся. Думается, что мотив, как основа человеческой деятельности, возникает до совершения поступка, и на нем, как на фундаменте здания, могут быть основаны однотипные по существу и направленности, но, тем не менее, различные поступки3. Не случайно в п. 2 ст. 68 УПК РФ законодатель установил, что при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежат доказыванию, в числе прочих обстоятельств, мотивы преступления. О мотиве преступного поведения можно говорить только тогда, когда уже появились или формируются иные элементы преступного поведения - объект, предмет, цель или средство достижения преступного результата4. Интерес, цель, побуждение - это этапы умственной деятельности обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, граж- данского ответчика, которые, осознав потребность в защите, в восстановлении нарушенного права, вырабатывают интерес к ее удовлетворению, определяя для себя мысленную модель желаемого результата - цель, что в свою очередь

Мариновская И. Д., Стрижов Е. Ю., Цветков В. Л. Психология и педагогика в правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Учебное пособие. -М., 1998. С. 66

2 Казаченко И. Я., Бурлева О. С. Корыстный мотив в структуре уголовной от ветственности. -Свердловск, 1989. С. 5

3 Проблемы правовой защищенности личности в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. - Ярославль, 1991. С. 130

“Криминальная мотивация. - М, 1986. С. 12 - 13

32

приводит к возникновению побуждения - стремления к совершению целенаправленного поступка. «Эти отношения людей, отражаясь в сознании, трансформируются в мотивы действий, в побудительные стимулы их поведения. При этом необходимо учитывать, что все это лишь этапы по выработке мотива поведения. Об интересе можно говорить как определенном этапе в формировании мотива, на котором идет познание и уточнение целей деятельности»1. «Интересы …являются звеном в цепи, в которой совершается начальный этап отражения и преобразования ее в актуальный побудительный фактор…деятельности человека»2. Отсюда, на наш взгляд, можно делать вывод о том, что мотив наполняется содержанием интереса. Полагаем, миссия интереса в уголовном процессе не заканчивается этим. Определяя содержание мотива деятельности уча- стников уголовного судопроизводства, интерес не просто направлен на удовлетворение их потребностей, а выгодное удовлетворение его. Поэтому интересы того или иного субъекта зависят от его процессуального положения в уголовном судопроизводстве.

Сведением стимула к побудительному мотиву происходит фактически отождествление интереса и стимула. Мы не согласны с теми авторами, которые сводят стимулы лишь к субъективным факторам3. Стимул, а тем более правовой, в отличие от мотива, выступающего действительно в качестве внутренней побудительной причины, всегда фактор внешний, воздействующий на субъект извне. Он установлен в законодательстве, либо содержится в иной форме права .

Стимул, в отличие от интереса в уголовном судопроизводстве, - это систе- ма мер, которая связана с субъективной деятельностью участников уголовного процесса. По верному замечанию В. М. Горшенева, непосредственное назначе-

1 Проблемы правовой защищенности в уголовном судопроизводстве, С. 130

2 Клименко С. И. Социальные интересы: Дис. … канд. филос. наук. - Киев, 1987. С. 45

Клецкий В. И. Материальное стимулирование производственных коллективов в промышленности. - Минск, 1979. С. 72

Малько А. В. Правовое стимулирование: проблемы теории и практики //Правоведение. 1994. С. 11

33

ние стимула сводится к тому, чтобы побуждать волевые поступки отдельных членов и коллективов общества к новым общественным отношениям1. Именно необходимость удовлетворения интересов ставит человека в такое положение, когда он стремится к выгодным с его точки зрения результатам. На этой особенности поведения и построена система стимулов, применяемых в правовой сфере. Само правовое стимулирование есть процесс воздействия правовых стимулов на интересы субъектов. Отсюда правовой стимул и правовое стимулирование - не совсем одно и тоже; второе - процесс действия первого2.

Правовыми стимулами необходимо считать, прежде всего, конкретные средства, поощрения, льготы, субъективные права, законные интересы, рекомендации, а не юридические нормы, институты, отрасли, право в целом, в которых данные конкретные средства воплощаются3. На уровне диспозиции в качестве стимула выступает субъективное право, которое выражает возможность действия для лица и связано с удовлетворением его собственных интересов. Так, ст. 93 УПК РСФСР и ст. 80 УПК КР содержат диспозицию - правило поведения, то есть, обязательство подозреваемого не отлучаться с места жительства или временного нахождения без разрешения соответствующего органа. В случае нарушения этого правила поведения может быть применена более строгая мера пресечения, что стимулирует к позитивному поведению в дальнейшем, воздерживаться от нарушения данной им подписки о невыезде. Это соответствует интересам обвиняемого, подозреваемого в том плане, чтобы к ним не была применена более строгая мера пресечения. Это соответствует достижению задач уголовного судопроизводства.

Реализованный с помощью интересов стимул превращается в заинтересо- ванность. Если интерес имеет основу материальную и социальную, то в заинте-

Горшенев В. М. Способы и организации формы правового регулирования в социалистическом обществе. - М, 1972. С. 87

Экимов А. И. Проблемы интереса в социалистическом праве: Дис. … докт. юрид. наук.-Л., 1985. С. 187-188 3 Малько А. В. Указ. раб. С. 14

34

ресованности присутствует еще и субъективная основа - отражение интересов в сознании.

Таким образом, по времени интерес возникает до появления стимула и за- интересованности. Стимул занимает место в этом звене между интересом и заинтересованностью. При воздействии стимула на интерес он переходит в заинтересованность. Так, например, в стадии исполнения приговора моральная и материальная заинтересованность судебного исполнителя стимулирует более полное и быстрое возмещения вреда, причиненного преступлением.

Вместе с тем для уголовного судопроизводства проблема личной заинтере- сованности его участников имеет и иной аспект. Личная заинтересованность является обстоятельством, которое препятствует тем или иным лицам выполнять обязанности некоторых участников процесса, так как она свидетельствует об отсутствии у этих лиц беспристрастности и объективности в решении задач судопроизводства. Такие лица подлежат отводу из уголовного процесса (ст. 59 - 67 УПК РСФСР, ст. 42-51 УПК КР). Так, согласно ст. 42 УПК КР, ст. 59 УПК РСФСР, судья не может участвовать в рассмотрении уголовного дела, если есть обстоятельства, дающие основания считать, что судья лично, прямо или косвенно, заинтересован в этом деле. Аналогичное правило установлено в отношении и некоторых других участников процесса: секретаря судебного заседания, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, переводчика, специалиста, эксперта, понятых.

Как было отмечено, интерес тесно связан с такими понятиями как «выгода», «благо», «правоотношения» с которыми отдельные авторы отождествляют категорию интерес. Так, М. А. Гурвич писал, что интерес есть «выгода», обеспеченная не нормой материального права, а охранительной, прежде всего процессуальной нормой1. Критикуя определение интереса как «выгоды», Г. А. Свердлык правильно отмечает, что определение интереса как блага более удачно по сравнению с определением его как выгоды, поскольку под категорию

Гурвич М. А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия. - М., 1965. Т. 3, С. 86

35

«блага» могут подпадать как имущественные, так и неимущественные, а также организационные интересы. Благо скорее всего может выступать объектом, на овладение которым нередко направляется интерес управомоченного субъекта .

В некоторых случаях интерес понимается именно как благо . Если И. Л. Брауде считал интерес защищаемый законом благом3, то В. П. Грибанов, критикуя это положение, определял его как «потребность, принявшую форму сознательного побуждения и проявляющуюся в виде желаний, намерений, стремлений, а в конце концов - в тех отношениях, в которые вступают лица в процессе своей деятельности»4. Мы поддерживаем вывод, сделанный Н. А. Шайке-новым о том, что сами по себе блага и выгода не являются интересом и не выражают его сущности. Они служат удовлетворению потребности и оказываются предметом потребности5. Нельзя ограничивать проблему интереса вопросом о предмете его удовлетворения (благе) и характеристикой формы удовлетворения потребности (выгодой, пользой). Изучение интереса включает учет всех его сторон, всех проявлений - от начала его формирования до полной его реализа-ции .

Некоторые юристы пытаются рассматривать интерес как общественное отношение. Они полагают, что между двумя понятиями - общественные от- ношения и интересы - нет принципиальных различий, поэтому противопостав-лять их друг к другу ни в коем случае нельзя . Сущностью интереса, - отмечает

1 Свердлык Г. А. Указ. раб. С. 10

2Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. - М., 1950. С. 20 - 21

3 Брауде Н. Указ. раб. С. 75

“ГрибановВ. П. Указ. раб. С. 52

5 Шайкенов Н. А. Правовое обеспечение интересов личности: Автореферат дис. … докт. юрид. наук. - Алма- Ата, 1992. С. 12

6 Экимов А. И. Проблемы интереса в социалистическом праве: Дис. … докт. юрид. наук.-Л., 1985. С. 11

7 Каримова 3. 3. Социальные интересы личности в трудовом коллективе (Про блемы реализации в условиях перестройки): Автореферат дис. … канд. филос. наук. - М, 1991. С. 3 - 4; Кузнецов В. А. Уголовно - правовая охрана интересов личности в СССР. - М., 1969. С. 26; Кузнецов В. А. Основные теоретические проблемы уголовно - правовой охраны интересов личности в СССР: Дис. …

36

Н. А. Шайкенов, - является общественное отношение, опосредующее выгодное оптимальное удовлетворение потребности, определяющее общие условия и средства ее удовлетворения1. С нашей точки зрения оно правильно, скорее всего, как общесоциологическое определение, но думаем, оно методологически помогает правильно подойти к уголовно - процессуальному понятию интерес. В противном случае применительно к уголовному процессу мы просто имели бы дело с двумя терминами для обозначения одного и того же явления - интереса: «интерес - уголовно - процессуальные отношения». А это не одно и тоже. Связь интереса в уголовном судопроизводстве с уголовно - процессуальными отношениями несомненна. Скорее это связь имеет аспект описания отношения, то есть, как то, что связывает людей друг с другом2, а не само уголовно - процессуальное отношение. Сферы общественной жизни выделяются путем соотнесения элементов общественной системы и основных элементов жиз- недеятельности людей3. В этой связи уместно вспомнить положение о том, что вне связи с конкретными общественными отношениями мотивы, как и потребности, социально нейтральны4. Данное положение полностью соответствует применительно к интересу. На наш взгляд, для уголовного судопроизводства приемлемо выделение того, что интерес проявляется в уголовно - процессуальных отношениях и в них реализуется. Специфика уголовного процесса состоит в том, что реализация и защита интересов в нем осуществляется через уголовно - процессуальные правоотношения. «Уголовно-процессуальные отношения представляют собой средство реализации нормы права и являются связующим звеном между нормой и тем результатом, для достижения которого принята та или иная уголовно процессуальная норма»5. Нельзя правильно определить

докт. юрид. наук. - М, 1971. С. 15; Шайкенов Н. А. Правовое обеспечение интересов личности: Автореферат дис. … докт. юрид. наук, С. 18

1 Шайкенов Н. А. Правовое обеспечение интересов личности. - Свердловск, 1990. С. 20

2 Мезенцев Ю. Л. Указ. раб. С. 9 ‘Там же, С. 11

А Криминальная мотивация, С. 32

5 Уголовный процесс. Общая часть /Под ред. В. П. Божьева. - М., 1998. С. 29

37

сущность интереса вне связи с конкретными уголовно - процессуальными отношениями, на которые он направлен, с допускаемыми конкретными участниками процесса и способа воздействия на них в пределах закона. С одной стороны, если интересы в нем проявляются в виде желаний, намерений и стремлений, они возникают у участников процесса и до вступления в уголовно - процессуальные отношения, во всяком случае, когда речь идет об отношениях, возникающих по воле их участников. Например, возбуждение уголовного дела по частному обвинению, дача обвиняемыми показания по уголовному делу. С другой стороны, интересы не просто проявляются в уголовно - процессуальных отношениях, в которые вступают участники процесса, но в то же время в этих отношениях они реализуют свои интересы.

При этом субъекты стремятся не просто удовлетворить свою потребность, а удовлетворить ее наиболее оптимально, эффективно, поэтому мы можем ут- верждать, что не всякое отношение, опосредующее удовлетворение потребности, является интересом, а то - и в этом его главная особенность, которое обеспечивает выгодное ее удовлетворение1. Например, вступая в уголовно - процессуальные отношения с органами расследования и судом, обвиняемый в случаях указанных в ст. 32 УПК КССР (ст. 45 проекта УПК Кыргызской Республики), вправе отказаться от защитника. Соответствующим его интересу может быть желание отказаться от назначенного ему адвоката, пригласить другого защитника по своему выбору или же защищать свои права лично. Тем самым обвиняемый принимает для себя выгодное с его точки зрения решение. Участие в деле защитника зависит от желания обвиняемого, а не от воли защитника. «Для интереса, - отмечается в литературе, - важен не просто факт удовлетворения потребности, но и то, каким образом она удовлетворена; каким способом и какими средствами»2.

1 Шайкенов Н. А. Обеспечение интересов личности, 19

2 Лавриненко В. Н. Ленинский подход к анализу социальных
интересов //Ленинская методология исследования. - Горький, 1975. Вып. 2. С. 70

38

Интерес в последнее время в психологической литературе понимается как избирательное отношение личности к объекту в силу его жизненного значения и эмоциональной привлекательности. Он возникает на основе потребности, но не сводится к ней. Тем не менее, существует противоположные точки зрения. «Интерес, - отмечает Э. В. Михайлова, - это потребность в определенном социальном благе»1. Такой взгляд, однако, приводит к отождествлению потребности и интереса. В связи с этим необходимо отметить, что и потребности, и интересы отражают отношение человека к окружающей среде. «Общее между потребностями и интересами, - отмечает А. Г. Здравомыслов, - состоит в том, что в обоих случаях мы имеем дело со стремлениями людей, непосредственно воздействующими на их социальное и экономическое поведение»2. Это, по - видимому, и послужило основанием для отождествления некоторыми авторами интересов либо с объективно существующими, либо с осознанными потребностями. Между тем, потребность и интерес далеко не одно и тоже. Если подходить к рассматриваемым категориям с позиций тождественности, то, очевидно, одна из них оказалась бы ненужной. «Потребность выражает необходимость, а интерес - личную склонность к какой - то деятельности» .

На отличие между интересами и потребностями указывали многие авторы4. При таком понимании легко объясним тот факт, что одни и те же потреб-

’ Михайлова Э. В. Меры гражданской процессуальной ответственности и охраняемые законом интересы //Проблемы защиты охраняемых законом интересов: Тезисы докл. научно - практич. конф.- Ярославль, 1990. С. 23

2 Здравомыслов А. Г. Социология конфликта: Россия на путях преодоления кри зиса: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. - 2-е изд., доп. - М.: «Аспект пресс», 1995. С. 114

3 Мариновская И. Д., Стрижов Е. Ю., Цветков В. Л. Психология и педагогика в правоохранительной деятельности органов внутренних дел, С. 70

4 Айзикович И. Важная социологическая проблема //Вопросы философии. 1965. №11. С. 167; Диалектика соотношения факторов детерминации деятельности. - Красноярск, 1980. С. 67; Керимов Д. А. Указ. раб. С. 95; Кудрявцев В. Н. При чинность в криминологии. - М., 1968. С. 134; Мерлин В. С. Лекции по психоло гии мотивов человека. - Пермь, 1971. С. 11; Нестеров В. Г. О соотношении об щественного и личного интереса при социализме. - М., 1968. С. 77; Патюлин В. Г. Указ. раб. С. 87; Тугаринов В. П. Избранные философские труды - Л., 1958.

39

ности порождают зачастую различные интересы, а одна и та же потребность может быть удовлетворена различными интересами. Например, совершение преступления, причиняющего моральный, физический или имущественный вред гражданину, приводит к тому, что оно вызывает у него негативное отношение к преступлению. И в этом случае потребность в защите может быть удовлетворена по - разному:

потерпевший оказывает сопротивление преступнику во время совершения им преступления;

удовлетворяется извинением преступника;

общественным осуждением виновного и т. п.;

удовлетворяется возмещением (компенсацией) ущерба;

удовлетворяется уголовным преследованием преступника и др. Во всех этих случаях за потерпевшим остается выбор того или иного варианта поведения. Принятие потерпевшим одного из названных решений в этот момент, независимо законно оно или нет, соответствует его интересу.

Говоря о соотношении интереса и потребности в уголовном судопроиз- водстве, необходимо иметь в виду, что предмет потребности, равно как способ ее удовлетворения, не входят в содержание самой потребности, а выражают характер и механизм ее удовлетворения. Непосредственный предмет интереса не само благо как таковое, а те позиции индивида или социального слоя, которые обеспечивают возможность получения этого блага1. Предмет и способ удовлетворения потребности, как и она сама, включены в структуру интереса. Из множества путей овладения предметом потребности интерес выбирает наиболее рациональные, обнаруживая при этом свою смекалку, активность, хватку.

С. 267; Шляпочников А. С. Значение категории интереса в криминологии //Советское государство и право. 1972. № 10. С. 84

1 Здравомыслов А. Г. Социология конфликта: Россия на путях преодоления кризиса: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. -2-е изд., доп, С. 114

40

Интерес предприимчив, он практичен. Интерес постоянно «подслушивает, высматривает, оценивает, охраняет, хватает, бегает»1.

Из вышесказанного следует, что если способ удовлетворения потребности не входит в потребность, а включен в интерес, следовательно, в основе дея- тельности участников уголовного процесса лежат интересы. Именно они определяют характер и способы деятельности участников уголовного судопроизводства, следовательно, совершение процессуальных действий участниками процесса детерминированы интересами. Но «потребность предшествует инте-ресу, потребность вызывает интерес, обуславливает его» . Интерес формируется в конечном счете для удовлетворения потребностей и представляет собой, как отмечается в социологической литературе, «объективно необходимую направленность деятельности субъектов» .

В уголовном судопроизводстве интересы субъектов вызываются осознани- ем потребности и необходимостью ее удовлетворения. Деяние, предусмотренное уголовным кодексом в качестве преступного, вызывает совершение к жизни уголовно - правовое отношение между государством и преступником, а значит, порождает право государства на защиту своих интересов. Из этого следует, что интересы детерминированы потребностью охраны и защиты от общественно - опасных посягательств на жизнь и здоровье, честь и достоинство и т. д. Отсюда потребность общества в регуляторе отношений по поводу совершенного преступления заключается в желании оградить себя от общественно - опасных посягательств. Таким регулятором является уголовное право. Соответственно потребности общества, государства и личности в уголовном судопроизводстве опосредствованы уголовным и уголовно - процессуальным законом и представлены как охрана и защита личности, прав и свобод гражданина, юридических лиц, собственности, природной среды, общественного порядка и безопасности, конституционного строя, мира и безопасности человечества от

1 Маркс К., Энгельс Ф. Т. 1, С. 142

2 Потерпевший от преступления. - Владивосток, 1974. С. 121

3Зволь В. К. Социальные интересы, их осознания и реализация: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. - Киев, 1971. С. 12

РОССИЙСКАЯ * 41 ЛСУЦАРСТВЕНЙ(Ь|.

преступных посягательств (ст. 2 УК РФ, ст. 2 УК КР). Потребности личности, общества, государства в уголовном судопроизводстве - величины переменные и зависят они от личных социально - экономических факторов.

Потребности охраны и защиты от преступных посягательств перечисленных ценностей в своей совокупности составляют систему потребностей. В случае преступного посягательства на личность, на права и свободы граждан, юридических лиц, собственности и т д., взятые под охрану уголовным законом (ст. 2 УК РФ и ст. 2 УККР) интересы общества, государства и личности вызываются объективной необходимостью защиты интересов от общественно -опасных посягательств.

Уголовное право само по себе, без механизма его реализации, не в состоянии защитить как отдельного индивида, так и общество в целом. Необходимость в защите этих интересов появляется тогда, когда возникает «сбой» в реализации интереса. Разновидность такого «сбоя» - преступление, вызывающее к жизни уголовный процесс как вид юрисдикционной деятельности. Поэтому ох- ранительная направленность уголовного процесса должна быть конкретизирована и определена в сфере уголовного судопроизводства как охрана и защита прав и свобод и законных интересов личности и общества, государства нарушенных преступлением и в связи с производством по уголовному делу. Таким механизмом реализации норм материального права является уголовно - процессуальное право.

Названные потребности порождают объективные интересы, которые, будучи так или иначе осознаны участниками уголовного судопроизводства, вы- зывают в их сознании юридические мотивы, посредством которых осуществляется уголовно - процессуальная деятельность участников процесса, направленная на достижение поставленной цели и удовлетворение потребности общества и личности. Потребности в уголовном процессе разнообразны. Названные нами выше потребности представлены в обобщенном виде как охрана и защита интересов общества, государства и личности. В уголовном процессе в зависимости от обстоятельств расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела

42

могут быть разнообразные потребности. Например, потребность ознакомления с материалами уголовного дела, заявлять ходатайства, приносить жалобы и т. д. За каждыми этими потребностями обязательно стоят определенные интересы -обвиняемого, потерпевшего и т. д. Нет потребности, нет и интереса. Потребности в уголовном процессе могут существовать вне интереса тогда, когда потребности не осознаны. Никакого интереса в этом случае участники процесса не испытывают. Суть интереса в целенаправленности, сознательном движении субъектов уголовного процесса к достижению определенной цели, удовлетворению определенной потребности. Потребность в уголовном процессе есть непосредственное отношение субъекта уголовного процесса к объекту потребности, а интерес - то же отношение к объекту, но уже через саму потребность. Это не означает, что интерес это другое название потребности. Последняя совпадает (сливается) с интересом лишь тогда, когда она удовлетворена, а интересы реализованы в деятельности участников процесса.

Исходя из вышеизложенного, ошибочно сводить понятие интереса только к одному из приведенных определений. Поэтому, необходимо учитывать все определения интереса, приемлемые с точки зрения уголовного процесса. Как было сказано, интерес - многогранное, социальное явление, с трудом охватываемое одним определением и органично связанное со многими понятиями, такими как «мотив», «сознание», «выгода», «благо», «потребность», «стимул», «правоотношения» и т. д.

Итак, интерес в уголовном судопроизводстве - это порожденное системой потребностей осознанное побуждение, направленное на выгодное удовле- творение потребности в пользу носителя (общества, государства, коллектива, личности) посредством деяния, предусмотренного уголовно - процессуальным законом.

Предложенное определение, с нашей точки зрения, включает наиболее значимые признаки, характеризующие интерес в уголовном судопроизводстве как побудительной силы. Данное определение интереса в уголовном судопроизводстве является общим для всего уголовного процесса в целом. Интерес в

43

уголовном процессе, если и величина переменная, но содержание его меняется настолько, насколько меняются потребности носителя интереса, побуждающие его действовать в сфере уголовного судопроизводства, поскольку «интерес побуждает субъекта к деятельности после того, как им оценена потребность, как им изучен предмет этой потребности, средств и условия ее удовлетворения» .

Данное нами определение, на наш взгляд, может служить методологической основой, ориентиром для определения интереса отдельного участника процесса в отдельных процессуальных отношениях. Его необходимо учитывать при формулировании норм уголовно - процессуального законодательства. Из приведенного определения следуют основные выводы: Во - первых, осознанность интереса означает осознание своего процессуального положения участниками процесса. Те возможности, предусмотренные уголовно- процессуальным законом, на которых участники процесса собираются базировать свою деятельность, переходят из реальности в сознание, превращается в главный элемент содержания интереса. Следовательно, интерес имеет идеальную форму существования и проявляется в виде побуждений, желаний, направленных на удовлетворение их потребности в уголовном судопроизводстве.

Во - вторых, побуждения, желания участников процесса, их направлен- ность детерминированы системой потребностей, то есть ценностей охраняемых уголовным законом. Данная система включает в частности охрану личности, прав и свобод граждан, юридических лиц, природной среды, общественного порядка и безопасности, собственности, конституционного строя Кыргызской Республики, мира и безопасности человечества от преступных посягательств (ст. 2 УК КР). В случаях преступного посягательства на эти ценности их защита осуществляется путем быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения виновных, правильного применения закона с тем, чтобы ни один не ви- новный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст. 2 УПК КССР).

1 Мезенцев Ю. Л. Указ. раб. С. 9

44

В - третьих, участники процесса, выбирая ту или иную объективную воз- можность для защиты своих прав или исполняя обязанности, определяют содержание своей деятельности, тем самым формируют свои позиции, направленность в уголовном процессе. В процессе деятельности их интересы материализуются, существуют как направление самой деятельности к удовлетворению их потребности.

В - четвертых, интерес направлен на выгодное удовлетворение потребности в пользу носителя побуждения (личности, общества, государства).

В - пятых, интересы в уголовном судопроизводстве могут быть удовлетво- рены только посредством деяния и средствами, предусмотренными уголовно -процессуальным законодательством в процессуальных отношениях.

Поскольку интересы являются мотивами человеческой деятельности, в частности мотивами деятельности участников уголовного судопроизвод- ства, то объективная потребность борьбы с преступностью, осознание ее необходимости, восстановление нарушенного преступлением прав потерпевшего с одной стороны, а также необходимость защиты лиц от необоснованного привлечения к уголовной ответственности с другой стороны, порождают различные интересы участников уголовного процесса.

45

§ 2. Виды интересов в уголовном судопроизводстве и их содержание

В уголовном судопроизводстве объективно существует дифференциация субъектов уголовного процесса на: 1) органы судебной власти (суд, судья); 2) государственные органы, ответственные за досудебное производство по уголовному делу (следователь; начальник следственного отдела; орган дознания; лицо, производящее дознание); 3) прокурора; 4) субъектов (участников уголовного процесса), имеющих правовой интерес в уголовном судопроизводстве (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик); 5) защитники, представители (обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика); 6) представители общественных объединений; 7) лица, вовлеченные в сферу судопроизводства в связи с процессом доказывания (свидетели, эксперты, понятые, специалисты, ассистенты и др.); 8) лица, выполняющие вспомогательные задачи (переводчики, секретарь судебного заседания, поручитель, залогодатель и др.) . С одной стороны - каждый из этих субъектов имеет свои интересы, объективно обусловленные их уголовным, уголовно - процессуальным положением, с другой - их участие в уголовном процессе вызвано общностью интересов, объективно обусловлено необходимостью борьбы с преступностью и защиты граждан от злоупотреблений со стороны должностных лиц. Неоднозначное понимание этой необходимости порождает различные интересы участников процесса. Поэтому, целью исследования данной части работы является выяснение видов интересов в уголовном судопроизводстве, их взаимосвязь, раскрытие содержания.

На наш взгляд, интересы в уголовном судопроизводстве можно классифи- цировать по различным основаниям на следующие виды:

  1. По носителю интереса - интересы общества, государства, коллектива и личности.

Уголовный процесс. Общая часть. Учебник для вузов./Под ред. В. П. Божьева. -М.:«Спарк», 1997. С. 77-78

46

  1. По отношению отдельных интересов к интересу общества - общест- венные, личные, коллективные и частные.
  2. По содержанию мотива - уголовно - правовые (материальные), уго- ловно - процессуальные (процессуальные).
  3. По способу удовлетворения - законные и незаконные.
  4. По отношению к развитию общества в целом (способствуют общест- венному развитию или тормозят его) - прогрессивные и реакционные.
  5. Предложенная классификация может быть продолжена, так как делимость интересов в уголовном процессе на основании различных признаков практически беспредельна. Интересы только одного участника уголовного процесса -обвиняемого, например, В. Д. Адаменко подразделяет на следующие виды по различным основаниям: по сфере проявления - материальные и процессуальные, по значимости - основные и второстепенные, по предмету регулирования - правовые и неправовые, по носителю - личные и общественные, по цели -совпадающие и несовпадающие с задачами правосудия, по возможности разрешения возникающих с государством противоречий - удовлетворяемые и не- удовлетворяем ые и т. д1. Не вдаваясь в подробности деления интересов по различным основаниям на различные виды, лишь отметим, что, по нашему мнению, приведенная нами классификация наиболее полно охватывает основные тенденции формирования и реализации интересов в уголовном судопроизводстве, в то же время отвечает предмету данного исследования.

Носителями интереса в уголовном судопроизводстве являются общество, государство, а также коллектив и личность.

Общий интерес есть всегда интерес людей, которые входят в состав либо той или иной социальной или исторической общности (нации), либо того или иного объединения (политической партии, профессионального союза, акционерного общества и т. д.)

Адаменко В. Д. Интересы обвиняемого в уголовном деле //Правоведение. 1982. №2. С. 85

47

В отношении объединения наличие общего интереса совершенно очевидно, так как всякое объединение возникает как результат желаний и целей, кото- рые ставят перед собой люди, вступающие в объединение. Относительно общества следует отметить то, что оно не появляется как результат самоопределения людей. В обществе человек находит себя в составе того или иного социального слоя, нации независимо от своей воли. Объективный ход общественного развития создает определенные социальные слои, коллективы и распределяет людей по ним. Но в обществе - у социального слоя, коллектива могут иметься свои интересы и быть отличными от интересов общества. К пониманию этих интересов нельзя прийти, беря исходным ориентиром интересы индивидов, принадлежащих к данному социальному слою или коллективу. Точно также интересы общества, как и интересы нации, нельзя определять, отправляясь от интересов индивидов. Общество состоит из людей - реальность, не сводящаяся к совокупности составляющих ее индивидов. Интересы общества, как и ее носители, объ- ективны, так как определены ее природой и условиями существования. И так как общество состоит из людей, то ее интерес становится объективно интересом каждого ее члена, по крайней мере, большинства ее членов. Человек - существо общественное и притом всегда член определенного общества. Поэтому его интересы всегда носят печать той социальной среды, в которой он живет.

Если общность (общественные объединения, нации, общество) создается на почве общих интересов вступающих в него индивидов, то та или иная общ- ность - общественные объединение, нации, общество - порождает общий интерес своих членов и выступает интересами социальной группы, нации, общества. Вместе с тем, «в любой коллективности общий интерес утверждается таким образом, что он охватывает не сразу, не одновременно и не в одинаковой мере всех членов этой коллективности. Объединение интересов - само по себе длительный и сложный процесс»1.

В связи с этим необходимо отметить, что в уголовном процессе нельзя считать интересы общества всегда, при всех условиях общим интересом для

Здравомыслов Л. Г. Потребности. Интересы. Ценности, С. 89

48

всех участников процесса, и что в уголовном судопроизводстве для них имеется единый общественный интерес. Интересы каждого участника уголовного процесса, хотя они и порождены условиями совершенного преступления, их потребностью, принадлежат внутреннему миру личности. И, «… является ли интерес общим интересом всех его членов, решается в зависимости от того, как относятся они к интересу общества»1.

Единство интересов общества в уголовном судопроизводстве скрепляется на уровне его участников, т. е. личностей. Важно, чтобы позиции правоохранительных органов и граждан объединились в борьбе против общей опасности и угрозы, какой является преступность, что в отношениях между субъектами уголовного процесса развиваются мотивы взаимной помощи в деле удовлетворения как потребностей общества, так и потребностей отдельного участника в уголовном судопроизводстве. «Общий интерес, - отмечает Здравомыслов, - в его реальном бытии - это взаимная зависимость частей единого целого, между которыми разделяются определенные функции»2. Отсюда правильны утверждения многих ученых о том, что общественный интерес представляет собой не сумму личных интересов, а интересы общества в целом . «Общий интерес -это интерес всех членов данной общности (общества в целом, отдельной группы)4.

Интересы общества в уголовном процессе по своей структуре не могут быть сведены к простой сумме коллективных и личных интересов. Представление об интересе общества в качестве совокупности интересов нарушает прин-

1 Гак Г. Указ. раб. С. 22

2 Здравомыслов А. Г. Потребности. Интересы. Ценности, С. 100

3 Керимов Д. А. Потребность, интерес и право /Правоведение. 1971. №4. С. 88; Лавриненко В. Г. Сочетание общественных и личных интересов как характер ный принцип социалистических производственных отношений: Автореферат дис. … канд. филос. наук. - М., 1964. С. 15; Тиунова Л. Б. Плюрализм интере сов и правопонимание //Правоведение. 1990. №1. С. 28; Чхиквадзе А. Государ ство. Демократия. Законность. Ленинские идеи и современность. - М., 1967. С. 73

*’ Мезенцев Ю. Л. Соотношение общественных и личных интересов: Автореферат дис. … канд. филос. наук, С. 17

49

цип целостности, в том числе в уголовном процессе, ибо она ведет к пониманию целого как простой суммы его частей. В литературе отмечается, что «… функция системного образования непосредственно определяет его строение, структуру, своеобразие связей и элементов, образующих данную систему как целостность» . Интересы общества, на наш взгляд, выступают как диалектическое единство интересов всех в обществе.

Общество как диалектическое единство индивидов определяется в его этимологии. В толковом словаре русского языка понятие «общество» определяется как совокупность людей, объединенных исторически обусловленными формами совместной жизни и деятельности, как круг людей, объединенных общностью положения, происхождения и интересов, а понятие «общественный» определяется «как принадлежащий обществу, не частный, коллективный»2.

Таким образом, интересы общества вытекают из общности людей, их со- циального бытия, их взаимозависимости внутри отдельных социальных групп, всего общества. В сфере уголовного судопроизводства интересы общества объясняются наличием преступности в обществе. Как было сказано нами, совершение преступления, причиняющего моральный, физический или имущественный вред гражданину, приводит к тому, что оно вызывает у него негативное отношение к преступлению.

Деятельность потерпевшего здесь против преступления включена в сово- купную деятельность правоохранительных органов как часть целого. Вследствие этого интересы потерпевшего, будучи направленными относительно обособленно против совершенного преступления, выступают в то же время частью, звеном совокупной деятельности всех в обществе в борьбе с преступностью, то есть частью интереса общества. Таким образом, интересы общества функционируют в действительности в форме объективного, практического взаимодействия всех по защите личности, прав и свобод граждан и т. д. от преступных

1 Тиунова Л. Б. Указ. раб. С. 28

2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка, С. 432

50

посягательств. В этом смысле интересы общества реально, объективно существуют как область взаимоотношения интересов в сфере уголовного судопроизводства.

В уголовном процессе интересы общества не ограничиваются только за- щитой личности, общества, государства от преступного посягательства. Они разнообразны. Например, защита личности, вовлеченной в уголовный процесс, от обвинения и от злоупотребления властью со стороны должностных лиц правоохранительных органов. Следовательно, интересы общества в целом и отдельного участника уголовного процесса определяются особенностями правового положения участников уголовного процесса, спецификой их цели, потребностями, к удовлетворению которых они стремятся. В этом смысле интересы у различных участников уголовного судопроизводства не только могут не совпадать, но и резко расходиться. Несмотря на их многообразие, тем не менее, характер общественных интересов в уголовном судопроизводстве в целом оп- ределяется уголовным, уголовно - процессуальным законом, в рамках которого действуют участники процесса. Соответственно потребности и общества и личности в уголовном судопроизводстве выражают их фактические, реальные нужды, опосредованные уголовным, уголовно - процессуальным законом. Следовательно, интересы общества в уголовном судопроизводстве выражаются в законе в виде интереса защиты личности, прав и свобод фаждан, юридических лиц, собственности, общественного порядка и безопасности, конституционного строя Кыргызской Республики, мира и безопасности от преступного посягательства путем раскрытия преступлений, справедливого наказания лиц, виновных в совершении преступления, защиты лиц от необоснованного привлечения к уголовной ответственности и применения мер процессуального принуждения (ст. 2 УПК КССР).

Если из категории «интересы общества» вытекает понятие об интересах общества в целом, то есть об интересах всех в обществе, то, на наш взгляд, термин «общественные интересы» раскрывает отношение отдельной личности, коллектива, государства к интересу общества в целом. Выступая по отношению

51

к личности, коллективу объективным условием их существования, общество в уголовном процессе определяет их интересы, в том числе и общественные. Интересы личности, коллектива в уголовном процессе могут быть обеспечены лишь как интересы личности, коллектива, и в правовой норме получают выражение лишь в той мере, в какой они согласуются с интересами общества.

«Общий интерес существует до тех пор, пока интересы отдельного челове- ка, группы людей, общества в целом уравновешиваются. Управляющим механизмом такого равновесия являются отрицательная обратная связь, то есть противодействие, в результате которого интересы субъектов не изменяются. Но каким бы устойчивым противостояние интересов ни было, оно не может быть абсолютным. Любые интересы изменчивы, подвижны, поскольку изменчивы потребности людей. Равновесие, единство интересов сменяется борьбой, борьба сменяется единством. Общие интересы сменяются частными, частные общими. Это сложный диалектический процесс»1. Если между интересами государства, общества и личности (обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика) существует единство, то их интересы являются общественными. Если же между ними существует борьба, рассогласованность, то интересы личности по отношению к интересам общества выступают частными интересами.

Таким образом, в уголовном судопроизводстве категория «интересы обще- ства» характеризует отношения всех в обществе в сфере уголовного судопроизводства по отношению к преступности в целом и лицу совершившему преступление, а категория «общественные интересы» характеризует деятельность следователя, прокурора, суда, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и других участников уголовного процесса к интересу общества.

Следует отметить, что общественные интересы выступают по отношению к интересам личным как определенные линии возможного поведения, которые человек может воспринимать, а может и не воспринимать, может воспринимать

1 Мезенцев Л. Ю. Указ. раб. С. 17

52

полностью или частично1. В этом разрезе и является важным, на наш взгляд, вопрос о воспитании у каждого члена общества здоровых, разумных потребностей и интересов, взаимосвязанных с интересами общества, - главное направление в борьбе с преступностью и иными нарушениями правопорядка и норм морали”.

В уголовном судопроизводстве органы прокуратуры, суда и предваритель- ного расследования должны принимать меры для того, чтобы каждый участник уголовного процесса мог подняться до уровня осознания общественных интересов и правильно сочетать в своих действиях личные интересы и интересы общества. Одной из таких мер в уголовном процессе является предусмотренная нормой ст. 41 УПК КССР, ст. 58 УПК РСФСР обязанность суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав. «Иногда, правильно установленное соотношение объема прав и обязанностей в нормах объективного права может нарушаться в практике их реализации, в результате, например, неодинакового уровня правосознания граждан»3.

Правовое регулирование юридической нормы, - отмечает Л. Б. Тиунова, - осуществляется не само по себе, а только оказываясь в определенной взаимосвязи с правосознанием и правоотношениями (деятельностью)4.

Из сказанного следует, что общественные интересы в уголовном судопро- изводстве проявляются через отношения прокурора, суда, судьи, следователя, лица, производящего дознания, а также обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, а также других участников уголовного процесса к интересу общества в целом, в случае, если их интересы совпадают с интересами общества. Следовательно, «общественные интересы - это выгода

1 Здравомыслов А. Г. Потребности. Интересы. Ценности, С. 87

2 Шляпочников А. С. Значение категории интереса в криминологии //Советское государство и право. 1972. №10. С. 88

3 Сабикенов С. Изучение категории интереса в праве //Советское государство и право, С. 116

4 Тиунова Л. Б. Указ. раб. С. 28

53

общества в целом, это то, что побуждает действовать так, а не иначе ради блага всего общества» .

В зависимости от носителя интересы в уголовном процессе дифференци- руются на интересы: общества; государства; коллектива; личности.

В зависимости от характера интересы в уголовном процессе дифференци- руются на: общественные и частные интересы.

Носителями общественных интересов выступает само общество в целом, государство (в уголовном судопроизводстве суд, прокурор, следователь, орган дознания), а также обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, переводчик, понятой, эксперт, специалист и т. д.; коллективные - носителями выступают соответствующие коллективы; личные - носителями являются отдельные личности.

Интересы общества принадлежат обществу, а не частному лицу или кол- лективу. Но поскольку в уголовном судопроизводстве интерес осуществляется не помимо его участников, а посредством их практической деятельности, то носителями общественных интересов, кроме самого общества, в первую очередь выступает государство, а также и личность, коллектив. По отношению к общему интересу личность, коллектив могут выступать в качестве носителя либо общественных, либо личных, либо коллективных интересов, а если они совпадают с общественными интересами, то одновременно носителями общественных и личных, общественных и коллективных интересов, содержание которых раскрывается ниже.

Личность, коллектив в уголовном судопроизводстве носителями общест- венных интересов выступают постольку, поскольку общество берет их под свою защиту. «Мы иногда предпочитаем говорить публичный, а не общественный. Первое выражение отличает интерес личности от общества, второе может

1 Масленникова Л. Н. О соотношении общественных и частных интересов в уголовном судопроизводстве //Духовность. Правопорядок. Преступность. Материалы научно - практической конференции. МВД РФ. - М., 1996. С. 204

означать также параллельные интересы множества лиц ». Таким образом, исходя из вышеизложенного можно сказать, что содержание общественного интереса в уголовном процессе складывается из интереса государства и интереса личности. Содержание общественных интересов в уголовном судопроизводстве, то есть совокупность тех объектов, целей и задач деятельности субъектов уголовного процесса (ст. 2 УПК), которые овладевают их сознанием, неоднородно. Одни носят публичный (возбуждение уголовного дела), другие общественный (справедливое наказание виновных), третьи частный (свидетельский иммунитет) характер. Общественные интересы, следовательно, проявляются в различной совокупности практических мотивов действия субъектов уголовного процесса.

Юридическим содержанием общественных интересов являются не сами реальные действия участников процесса, а лишь соответственно возможные и должные, т. е. предусмотренные уголовно - процессуальным законом (ст. 2 УПК), и направленные на удовлетворение потребностей общества в уголовном судопроизводстве. Уголовно - процессуальное регулирование осуществляется главным образом через механизм субъективных прав и юридических обязанностей. В содержании и системе прав и обязанностей граждан отражаются взаимоотношения между личностью, обществом и государством, юридически оформляются согласование, координация, максимальное сочетание их интере-сов в соответствии с объективными потребностями, задачами и целями . Обязанности, налагаемые государством на обвиняемого, потерпевшего, предполагают, таким образом, установленное законом право следователя, прокурора и суда требовать от них определенного, должного поведения. С этой точки зрения содержанием интересов общества является право следователя, прокурора и суда, корреспондирующих обязанностям обвиняемого, потерпевшего, во всех случаях требовать исполнения установленных государством правил поведения.

Рождественский А. А. Теория субъективных публичных прав. - М., 1913. С.
15 -23

Патюлин В. А. Государство и личность в СССР (Правовые аспекты взаимоотношений).-М., 1974. С. 119

55

Указанные права и обязанности, корреспондируя друг другу в рамках уголовно - процессуального правоотношения, и выступают его юридическим содержанием.

В уголовном судопроизводстве государство по отношению к интересу об- щества выступает носителем только общественных интересов. Интересы государства в уголовном процессе не могут охватывать все общество в целом, они ограничены пределами государственно - правового проявления общества, пределами его проникновения. Следует подчеркнуть, что интересы государства в уголовном процессе охватывает только ту сферу общественных потребностей, которые государство признает общезначимыми для общества в целом и для отдельной личности. Эти интересы выражены в задачах уголовного права и уголовного процесса в виде охраны и защиты личности, прав и свобод граждан, юридических лиц, собственности и т. д. (ст. 2 УК КР и ст. 2 УПК КССР, ст. УК РФ, ст. 2 УПК РСФСР).

Поиск возможностей удовлетворения данных потребностей государство ограничивает пределами правового регулирования, в то же время интересы общества в уголовном процессе требуют необходимость удовлетворения всех потребностей общества и возможности их удовлетворения. Например, общество заинтересовано в охране и защите не только субъективных прав обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, но и так называемых охраняемых законом интересов, которые будут рассмотрены далее.

Однако в уголовном процессе различие между интересами государства и общества не исчерпывается отмеченными. Различие их состоит и в том, что государство представляет интересы общества в уголовном процессе. «Общество в целом, как таковое, само по себе не выступает ни во вне, ни в внутри. От его имени и по его поручению выступает государство, так как оно представляет собой форму организации общества»1. Данное взаимоотношение общества и государства в уголовном процессе является определяющим фактором взаимоот-

1 Патюлин В. А. Государство и личность в СССР (Правовые аспекты взаимоотношений), С. 28

56

ношений государства и гражданина. Государство выступает от имени государства, а гражданин в специфическом качестве субъекта уголовного процесса. Это обстоятельство важно учитывать при рассмотрении особенностей взаимоотношений государства и гражданина в уголовном процессе в отличие от взаимоотношений общества и личности.

Государство заинтересовано в организации процесса. Естественно, госу- дарство, организуя уголовный процесс, в первую очередь заинтересовано в защите личности от преступления, от злоупотребления властью со стороны должностных лиц и т. д. С другой стороны, «оно не может допустить, чтобы … правосудие, этот оплот правопорядка, было подчинено интересам отдельных лиц. Обладатель субъективного права … должен считаться с организацией процесса, созданной государством не только в его личных интересах, а прежде всего в интересах целого, в интересах всего общества, государства. А интересы целого требуют, чтобы процесс служил охране правопорядка, целям раскрытия материальной истины1. Следовательно, организация процесса преследует не только интересы отдельных лиц, но и интересы правопорядка, интересы государства, общества. Поэтому частная жизнь человека в уголовном процессе претерпевает ограничения в интересах раскрытия преступления, в частности обыск, выемка, прослушивания телефонных переговоров и т. д. В этих случаях, частные интересы отдельных граждан носят публичный характер в уголовном процессе в аспекте осуществления интересов государства.

Необходимо отметить, что лица, представляющие интересы государства (суд, прокурор, следователь, орган производящий дознания) могут иметь свои особые потребности и стремиться удовлетворить их за счет других участников, а значит за счет общества в целом. Например, под предлогом своевременного раскрытия преступления, установления истины в уголовном процессе или из корысти, судьи, прокуроры, следователи, лица, производящие дознание привлекают заведомо невиновного к уголовной ответственности; выносят заведомо неправосудный приговор, решения, определения или постановления; осуществ-

1 Рязановский В. А. Единство процесса. М, 1996. С. 33 - 34, 46, 55 - 56

57

ляют заведомо незаконный арест или задержание; принуждают к даче показаний и т. д. Во всех этих случаях действия государственных органов являются незаконными и противоречат интересам личности и общества в уголовном судопроизводстве. Интересы указанных органов совпадают с интересами личности и общества, когда они направлены на раскрытие преступления, изобличение виновных и справедливое их наказание и т. д., если соответствуют закону и охраняемым интересам общества и личности.

Государственные органы различных уровней выражают общественные интересы. Суд, прокурор, следователь защищают в уголовном судопроизводстве права и интересы граждан и организаций. Вместе с тем, как было отмечено, при нарушении нормального хода процесса возникает необходимость в защите собственных интересов государства в правильном и быстром разрешении дела.

Таким образом, исходя из сказанного, можно заключить, что интересы го- сударства в уголовном судопроизводстве заключаются в охране и защите потребностей личности, общества, государства, коллектива которые законодатель признает общезначимыми для общества в целом и для отдельной личности.

Составляя содержание общественного интереса, интересы личности могут носить публичный и частный характер. Например, в соответствии с п. 6 ст. 58 проекта УПК КР, если обвиняемый, пользуясь правом не давать показания, не дает показаний или отказывается от своих прав, не желая давать показания при наличии угрозы, то интересы обвиняемого, подозреваемого носит частный характер, выступает в пользу частного интереса обвиняемого. В случае если подозреваемые, обвиняемые желают давать показания, то они допрашиваются с соблюдением порядка ст. 147 УПК КССР, ст. 158 УПК РСФСР. В данном случае интерес обвиняемого, подозреваемого носит публичный характер, поскольку выступает в пользу публичного, общественного интереса и совпадают с ними. В подобных случаях публичный, общественный интерес заключается в обеспечении правом, а частный интерес - в возможности воспользоваться или не воспользоваться предоставленным правом.

58

В связи с этим классификация интересов по их носителю предопределяет также необходимость рассмотрения интересов личности, которые по отношению к интересу общества могут быть «общественными», «личными» и «частными».

Категория «личные интересы» неразрывно связана с категорией «интересы личности», так же, как категория «личность» - с понятиями «человек» и «гражданин». В человеке как в природнообщественном существе соединяются биологические, психологические и социальные факторы. Их наличие позволяет человеку выступать деятельным существом: совершать активные сознательные действия, занимать определенную общественную позицию, вступать в соответствующего рода связи и отношения, приобретать определенные права и возлагать на себя обязанности, отвечать за свои действия. Без этого человек не становится личностью1. Личность есть явление сложное. «Личность проявляется в общест-венных отношениях, в многообразных социальных связях с обществом» . Он концентрирует в себе всю свою индивидуальную жизнь и жизнь на поприще общественной деятельности в составе той социальной группы людей, к которой она принадлежит. Так как личность концентрирует в себе свою личную и общественную жизнь, то ее интересы также объединяют в себе ее личные и общественные интересы.

Применительно к уголовному судопроизводству личные интересы, даже совпадая с интересами общества, не теряют своей самостоятельности, они остаются интересами личности, наполненными содержанием общего. Именно это наполненность интереса личности в уголовном процессе содержанием личного и общественного интереса определяет различие между личным интересом и интересом личности. Как правильно, на наш взгляд, утверждается в литературе,

1 Малеин Н. С. Гражданско - правовое положение личности в СССР. - М., 1975, С. 7

2 Свердлык Г. А. Гражданско - правовые способы сочетания общественных, коллективных и личных интересов. - Свердловск, 1980. С. 18

s Лавриненко В. Н. Сочетание общественных и личных интересов как характерный принцип социалистических производственных отношений: Дис. … канд. филос. наук. - М., 1964. С. 20

59

«интерес личности включает личный интерес, но не сводится к нему» . Это связано с сохранением существования отдельного человека, с развитием его способностей, с обеспечением его материальных нужд и духовных запросов с одной стороны, с другой - с принадлежностью человека к чему - то более общему (к обществу). Первый определяется как личный интерес, а второй - как интерес личности .

Отношения личности и государства осуществляются посредством права. Личность с ее интересами с правовых позиций может изучаться как субъект той или иной отрасли права. Личность, вовлеченная в сферу уголовно - процессуальных отношений, становится субъектом уголовного процесса. Возникновение же интереса личности в уголовном судопроизводстве вызвано вовлечением его в уголовный процесс в качестве того или иного субъекта (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и т. д.) уголовного процесса. Каждый участник уголовного судопроизводства в процессе расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел действует под влиянием определенных факторов, побудительных сил и может иметь интересы как общественные, так и личные.

Личные интересы могут быть у каждого участника уголовного процесса, но только обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответ- чик являются заинтересованными участниками процесса в исходе уголовного дела. Они отражают отношение личности к преступлению, к другим участникам процесса.

Интересы обвиняемого в уголовном процессе вызываются побуждениями защищаться от предъявленного обвинения с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого и подписания его следователем, либо при производстве дознания лицом, производящим дознание, и утверждения его начальником органа дознания. В этом случае обвиняемый приобретает специальные права (ст. 28 УПК КР), о которых должен быть осведомлен (ст. 41 УПК

’ Гак Г. М. Учение об общественном сознании в свете теории познания. - М., 1960. С. 19; Тарасенко А. А. Общественные интересы и личность. - Минск, 1980. С. 39-40 2 Свердлык Г. А. Указ. раб. С. 18

60

КР). Интересы гражданского истца вызывается побуждениями, потребностью возмещения причиненного обвиняемым материального ущерба (ст. 39 УТЖ КССР) или лицами, несущими материальную ответственность (ст. 55, 410 УПК РСФСР, ст. 39, 324 УПК КССР). Личные интересы обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика являются выражением их потребностей как участников уголовного судопроизводства в охране (ст. 2 УК КР, ст. 2 УК РФ) и защите (ст. 2 УПК КР, ст. 2 УПК РСФСР) их от преступления, от обвинения и от возможных злоупотреблений государственной властью со стороны должностных лиц правоохранительных органов.

Таким образом, личные интересы - это индивидуальные интересы, интересы отдельной личности. Личные интересы сопряжены с особенностями удовле- творения потребностей отдельных участников уголовного судопроизводства в связи с вовлечением (привлечением) в уголовный процесс.

Поскольку обвиняемые, потерпевшие являются личностями, то они несут в себе элементы общественных интересов. Так, согласно ст. 2 УПК КССР, ст. 2 УПК РСФСР общество заинтересовано в том, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и не один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Интересы личности и общества в данном случае совпадают. Следовательно, реализуя личный интерес не быть привлеченным к уголовной ответственности, обвиняемый может отстаивать одновременно и общественный интерес. К примеру, обвиняемый не совершил инкриминируемое ему преступление, и его интерес не быть привлеченным к уголовной ответственности совпадает с интересами правосудия.

В соответствии с общественными интересами находятся и интересы обви- няемого не быть осужденным по более тяжкому уголовному закону и получить справедливое наказание. Потерпевший, также реализуя свой личный интерес, который заключается в восстановлении нарушенного преступлением права, может одновременно отстаивать общественный интерес. Интерес потерпевшего, например, заключается в том, чтобы уголовной ответственности было подвергнуто лицо, виновное в совершении преступления. Следовательно, интере-

61 сам потерпевшего не соответствует привлечение и осуждение невиновного. В таких случаях интересы общества и личности в уголовном процессе совпадают.

Ни один общественный интерес в уголовном судопроизводстве не действует вне жизненных интересов конкретных его участников, которые восприни- мают этот интерес как свой собственный, если они совпадают. Если же этого нет, то в силу предусмотренных законом обязанностей, обеспечиваются интересы общества. В числе обязанностей, исполнением которых обеспечиваются интересы общества, следует отнести: обязанности обвиняемого (ст. ст. 75, 80, 134, 172, 175, 259 УПК КССР, ст. ст. 89, 93, 146, 181, 186, 262 УПК РСФСР), гражданского истца (ст. ст. 130, 266, 273, 295 УПК КССР, 139, 262, 263, 276, 295 УПК РСФСР). Предоставлением прав участникам процесса обеспечиваются интересы личности. Например, право отказаться или дать показания, либо право прекращения уголовного дела (ст. ст. ПО, 111, 112, 127, 128, 194 УК КР, ст. ст. 115, 116, 117,129, 130 УК РФ). Следовательно, общественные интересы требует от каждого участника уголовного судопроизводства, помимо реализации предоставленных им прав, исполнение ими возложенных на них обязанностей. Таким образом, интересы личности в уголовном судопроизводстве могут носить одновременно и общественный, и частный характер. Общественные интересы личности в уголовном судопроизводстве характеризуют его деятельность как совпадающие с интересами общества, государства. Иначе говоря, общественные интересы личности как субъекта уголовного процесса отражают ее свойства как члена общества, и связаны с удовлетворением потребностей общества в уголовном судопроизводстве, то есть содействие в раскрытии, разрешении уголовного дела, а частные - не желание содействовать в его раскрытии и разрешении.

Для личности в уголовном процессе все интересы свои: личные, частные и общественные. В этом аспекте интересы личности в уголовном судопроизводстве представляют определенную систему интересов, в которых в определенной зависимости соотносятся ее личные, частные и общественные интересы.

62

Интересы личности, носящие общественный характер, не исчерпывают всех интересов личности в уголовном судопроизводстве. По отношению к об- щественному интересу интересы личности могут носить и частный характер. И «различие между «моим» и «не моим», частным и общим делом не так просто установить»1. Если обвиняемые, потерпевшие - носители частных интересов, то ведущий процесс орган - носитель общественных интересов. «И частные, и общие интересы представляют собой различные стороны социальной действительности. И те, и другие существуют реально, они вовлекают в сферу своего действия определенные социальные группы, с ними связаны определенные общественные потребности»2.

В странах, где говорят на языках, берущих начало от латыни, широко употребляются понятия и слова, производные от латинского «privatus», - а оно и соответствует русскому «частное». Этот термин употребляется и для выражения права человека на автономию и свободу в частной жизни, права нШ защиту от вторжения в нее других людей, органов власти или каких - либо общественных организаций и государственных институтов. Лишь сам человек или, в крайнем случае закон и суд, соответствующие требованиям правового, демократически организованного государства, могут разрешить такое вторжение3. Вторжение в сферу частной жизни граждан в уголовном судопроизводстве осуществляется в целях защиты интересов потерпевших, раскрытия преступления, изобличения виновных в совершении преступления. В таких случаях, как говорится в ч. 2 ст. 17 Конституции Кыргызской Республики, ограничения в осуществлении прав и свобод допускаются Конституцией и законами Кыргызской республики лишь в целях обеспечения прав и свобод других лиц, общественной безопасности, защиты конституционного строя.

Масленникова Л. Н. О соотношении общественных и частных интересов в уголовном судопроизводстве //Духовность. Правопорядок. Преступность. Материалы научно - практической конференции. МВД РФ, С. 204

Здравомыслов А. Г. Интересы. Потребности. Ценности, С. 99 3 Замошкин А. А. Частная жизнь, частный интерес, частная собственность //Вопросы философии. 1991. №1. С. 11; Вебер А. Интересы человека и сущность человека //Коммунист. 1990. №9. С. 16 - 17

63

В этом случае, «общий принцип неприкосновенности частной жизни граж- дан знает ряд исключений, когда общественные интересы диктуют необходимость вторжения государства в частную жизнь в разумных установленных законом пределах»1. Действующим законодательством (ст. 165 УПК КССР, ст. 174 УПК РСФСР), например, органу дознания и следователю в целях собирания доказательств по уголовному делу предоставлено право наложения ареста, осмотра и выемки в учреждениях связи почтово - телеграфной корреспонденции, проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц (ст. 160 УПК КССР, ст. 170 УПК РСФСР) и т.д.

С другой стороны, «в частном праве человек сам, на основе своих естест- венных прав и в своих интересах строит юридические отношения»2. В случаях, связанных с умышленным причинением легкого вреда здоровью (ст. 112 УК КР); с побоями (ст. ПО УК КР); с клеветой без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 127 УК КР) и с оскорблением (ст. 128 УК КР) уголовные дела возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения его с обвиняемым. Это дела частного обвинения. В данном случае лицу (потерпевшему) предоставляется возможность самому решать, насколько серьезно затронуты его права и законные интересы, какова степень причиненного ему ущерба и имеет ли он желание обращаться по этому поводу в органы правосудия для привлечения к ответственности виновного. Следовательно, интересы человека, формирующиеся в сфере его частной жизни, правомерно определить как частные. К частным относятся не только они. «Тогда, когда человек действует в качестве гражданина государства, члена той или иной общности, например, нации, того или иного коллектива, у него могут, точнее, не могут не возникать интересы, не совпадающие с теми интересами, которые считают для себя общими данное государство, данная нация, данный коллектив. И интересы отдельного человека, воплощающие такое несовпадение, можно назвать частными. Иными словами употребление «прилагательного «частный»

1 Петрухин И. Л. Личные тайны (человек и власть). - М, 1998. С. 16

2 Алексеев С. С. Теория права. - М, 1994. С. 49

64

подчеркивает прямое противопоставление, с одной стороны жизни и интересов человека как члена общества, гражданина государства, а с другой, тех сфер и атрибутов его жизни, которые целесообразно именовать частными»1. Частный интерес независимо от того, связан ли человек с совершением противоправного деяния или нет, всегда противоречит общественному интересу, цели и задачам уголовного судопроизводства. Данный признак частного интереса личности характеризует его отношение к интересу общества в уголовном процессе. В связи с этим считаем, что высказанная в свое время мысль А. А. Герцензона и Д. М. Шаргородского, согласно которой «противопоставление своих узколичных, чисто эгоистических интересов общественным интересам - характерная черта преступника»2, является не совсем точной, исходя из позиций современной действительности.

Таким образом, частный интерес в уголовном процессе отражает потреб- ность отдельной личности в защите от вторжение в частную жизнь других людей, органов власти, каких - либо общественных организаций и государственных институтов.

«Собственно невмешательство есть обязанность государства обеспечить позитивное регулирование прав, свобод, а так же закрепления состояния определенной автономии человека от государства, общества и себе подобных» . Конституция Кыргызской Республики 1993 года более четко определяет институт неприкосновенности (статьи 16, 39), но само позитивное регулирование невмешательства в частную жизнь зависит большей частью от воли законодателя. Следовательно, в сфере уголовного процесса столкновение частного интереса с общественными интересами определяет направление разрешения противоречий между ними. Эти противоречия разрешаются путем законодательного признания и закрепления тех или иных социально значимых интересов.

1 Замошкин А. А. Указ. раб. С. 13

2 Вопросы борьбы с преступностью. - М., 1968. Вып. 6. С. 15

3 Хазов Е. Н. Юридические гарантии основных прав, свобод и обязанностей че ловека и гражданина в России: Дис. … канд. юрид. наук. -СПб, 1998. С. 87

Как известно, свидетелем закон признает всякое лицо, вызванное органом дознания, следователем, прокурором или судом для дачи показаний об известных ему обстоятельствах по уголовному делу (ст. 58 УПК КССР, ст. 74 УПК РСФСР). Из этого правила законодатель, исходя из нравственных критериев и норм морали, отдал предпочтение частным интересам (ст. 331 УК КР, ст. 308 УК РФ), делая для обвиняемого исключения (ст. 330 и 331 УК КР, ст. 68 УПК КССР, ст. 73 УПК РСФСР, ст. 307 УК РФ и ст. 182 УК РФ). В данном случае государство вынуждено ограничивать в законе обязанности давать показания свидетелям - родственникам в ущерб интересам установлению истины. В отношении лиц, не являющимися родственниками обвиняемых, данное положение остается прежним.

Общественные интересы требуют, чтобы каждый совершивший преступ- ление был подвергнут справедливому наказанию (ст. 2 УПК КССР, ст. УПК РСФСР). В определенных случаях законодатель, делая исключение в пользу частного интереса, заведомо идет на то, чтобы некоторое число преступлений осталось не раскрытым, истина по ряду дел осталось не установленным. Так, закон берет под защиту частные интересы потерпевшей по делам об изнасиловании (ч. 1 ст. 129 УК КР, ч. 1 ст. 131 УК РФ), ставя в зависимость от ее усмотрения само производство по делу. То есть уголовное дело возбуждается судьей лишь по жалобе лица, считающего себя потерпевшим. Отсутствие такой жалобы влечет отказ в возбуждении уголовного дела. И преступление не будет раскрыто, виновный не будет установлен и наказан. Государство, таким образом, заинтересованное в обнаружении и наказании каждого преступника, все же считает, что частный интерес потерпевшей в данной ситуации предпочтительней. В сущности, это не только частный, но и общественный интерес, выражающий потребность всего общества в охране чести и достоинства женщины и признающий за ней право избежать огласки обстоятельств интимного характера, которые могли бы бросить тень на репутацию женщины, причинить ей моральные страдания и лишить ее ряда жизненных перспектив.

66

Другое исключение в пользу частного интереса в уголовном судопроиз- водстве связано с принципом гласности. Неразглашение интимных сторон жизни участвующих в деле лиц закон считает более важным и предписывает проводить судебные заседания по такого рода делам при закрытых дверях (ст. 19 У1Ж КССР, ст. 18 УПК РСФСР).

Таким образом, частный интерес личности в уголовном судопроизводстве, вступающий в коллизию с общественным, государственным интересом и взятый под охрану закона, скорее исключение, чем правило.

Частные интересы, взятые под охрану уголовно - процессуальным законом, хотя и противоречат цели уголовного судопроизводства, в конечном счете, так же носят общественный характер, поскольку общество, государство признает приоритет отдельного частного права человека и берет их под охрану закона, исходя из нравственных критериев. Следует также учитывать мнение ученых, что «содержание, форма и средства осуществления частного интереса всегда даются общественными условиями, тем самым частный интерес всегда носит специфическую окраску того конкретного общества, где он находит свое проявление»1.

Выразителями общественных интересов могут быть все участники уголов- ного процесса, и, прежде всего, должностные лица, осуществляющие произ- водство по делу. Находясь в уголовно - процессуальных правоотношениях между собой, они вместе с тем находятся в таких же отношениях с обществом в целом. Выразителями частных интересов могут быть также все участники процесса, имеющие интерес в уголовном процессе, не будучи связаны при этом должностными полномочиями. Согласование поэтому частных и общественных интересов ориентируется на учет баланса интересов, позволяющий достигнуть цели уголовного процесса. Иначе говоря, защита частного интереса не должна разрушать возможности защиты общего интереса и наоборот, защита общественного интереса не должна разрушать правовую возможность защиты частно-

1 Сиренко В. Ф. Обеспечение приоритета общегосударственных интересов. - Киев, 1987. С. 45

67

го интереса. Данное утверждение полностью соответствует конституционному положению о том, что одновременное осуществление прав и свобод гражданином Кыргызской Республики неотделимо от его обязанностей, выполнение которых необходимо для обеспечения личных и государственных интересов (ч. 2 ст. 21 Конституции).

Об интересах коллектива в уголовном судопроизводстве речь может идти лишь в некоторых случаях. К ним следует отнести участие в судебном разбирательстве представителей общественных организаций и трудовых коллективов (ст. 250 УПК РСФСР, ст. 246 УПК КССР); поручительство общественной организации (ст. 95 УПК РСФСР, ст. 82 УПК КССР). В этих случаях в уголовном судопроизводстве учитываются мнения, интересы тех или иных коллективов, общественных организаций. С этой целью в уголовном процессе участвуют представители общественных организаций и трудовых коллективе (общественные защитники, общественные обвинители) (ст. 246 УПК КССР, ст. 250 УПК РСФСР). «Указанных участников процесса, несмотря на разные цели в содействии правосудию, объединяет общий признак. Они представляют общественное мнение, интерес выдвинувшей их общественной организации и трудового коллектива»1. Существование интересов указанных коллективов в уголовном судопроизводстве определяется тем, что коллективный интерес всегда со- держит две стороны, одна из которых выражает связь коллектива и общества, а другая - связь коллектива и его отдельных членов, вовлеченных в уголовное судопроизводство. В этом своем значении коллективный интерес является переходным звеном между личным и общественным интересом. Через коллективный интерес чаще всего идет реализация и общественного, и личного интереса. Поэтому личность всегда ведет поиск своих возможностей в пределах конкретного коллектива и тем самым как бы заинтересован в обособлении коллективности. Государство же в лице своих органов, в том числе правоохранительных, направляет деятельность коллектива, участвующего в уголовном процессе, на

Якупов Р. X. Уголовный процесс. Учебник для вузов /Под ред. В. Н. Галузо. -М., 1998. С. 122

68

достижение целей, диктуемых общественными интересами, а также интересами отдельных участников уголовного процесса, не противоречащих общественным интересам.

Классифицируя интересы в уголовном судопроизводстве по сфере прояв- ления, можно выделить два их вида: материальные и процессуальные. Материально - правовой интерес - это, как справедливо подчеркивает А. Д. Бойков, «стремление защищаться»1, «стремление избежать уголовной ответственности или уменьшить ее»2. Материальные интересы обусловлены нормами материального права и связаны, например, с правильным применением норм уголовного права, с рассмотрением гражданского иска в уголовном процессе. Они, направлены на опровержение события преступления и квалификации преступления с целью оправдания, либо применения более мягкого закона, на признание смягчающих вину обвиняемого обстоятельств. Процессуальные интересы обусловлены нормами процессуального права и связаны с решением процессуальных вопросов. Они производны от материально - правовых интересов, спо- собствуют осуществлению последних и направлены на реализацию прав участников процесса.

В теории уголовного процесса, как и в общей теории права, термин «инте- рес» довольно устоявшийся. Он широко используется при характеристике правового положения личности и употребляется в сочетании и наряду с субъективными правами. Прочно вошел этот термин и в законодательство. В качестве самостоятельной правовой категории интерес употребляется в Конституции Кыргызской Республики 1993г., Законе о прокуратуре КР 1995г., Законе о милиции КР 1994г., в том числе в уголовно - процессуальном законе (ст. 2 УПК КССР, ст. УПК РСФСР).

В теории права, так и в законодательстве данный термин используется в нескольких вариантах: «интерес», «законный интерес», «интерес, охраняемый

1 Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. - М.,
1978. С. 62

Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (Предмет, цель, содержание). - М., 1973. С. 57

69

законом». Однако, четкости и ясности относительно значения каждого из указанных вариантов понятия «интерес», их связи и соотношения между собой, нет. В основном законе термин «интерес» используется применительно к личным и государственным интересам (ст. 21 Конституции КР). В законе о прокуратуре Кыргызской Республики охраняемыми законом в одном случае именуется интересы граждан, общества и государства (ст. 16), в другом - термин «интерес» одновременно применен к гражданам и организациям без словосочетания «охраняемых законом» (ст. 19). В законе об органах внутренних дел Кыргызской Республики (ст. 3) «законными» обозначены интересы граждан, применительно же к предприятиям, учреждениям и организациям термин «интерес» вообще не употребляется.

Особо в рассматриваемом отношении выделяются гражданское и граждан- ско - процессуальное законодательства, которые - в отличие от законода- тельств других отраслей права - законные интересы граждан и предприятий, учреждений и организаций называют «охраняемые законом», (ст. ст. 12, 18 ГК КР, ст. 2 ГПК КР, ст. 2 ГПК РФ).

В действующем УПК КССР (ст. 2) и УПК РСФСР (ст. 2) интересы названы просто интересами общества без прилагательного «законные», в проектах УПК КР (ст. 4) и УПК РФ (ст. 6) такой же вариант используется для характеристики интересов общества и государства, но упоминаются процессуальные нормы, охраняющие права и законные интересы участников уголовного судопроизводства.

Интересы участников уголовного судопроизводства бывают самыми раз- нообразными. Должностное лицо, например, принявшее по делу незаконное решение корысти ради, преследует свой частный интерес, ничего общего не имеющий с законным интересом, то есть взятым под охрану законом либо не противоречащей закону. Ясно, что интересы подобного рода не могут охраняться и обеспечиваться уголовно - процессуальным законом.

Отсюда вытекает необходимость выделения законных интересов участников процесса, как части всех их возможных интересов в уголовном судопроиз-

70

водстве. Следовательно, интересы в уголовном процессе могут быть законными и незаконными. Сказанное находится в прямой связи с тем положением Закона о прокуратуре Кыргызской Республики, где предусматривается, что «прокурор вправе обращаться в суд с заявлениями в защиту прав и охраняемых законом интересов граждан, общества и государства» (ст. 16). Из текста названной нормы следует, что закон признает два самостоятельных объекта защиты: «права» и «охраняемые законом интересы». Первое, на наш взгляд, «субъективное право, как предусмотренная законом (нормой права) мера возможного свободного поведения. Оно ценно именно тем, что обеспечивает возможность удовлетворения определенной социальной потребности, возможность пользоваться определенным социальным благом. В таком сочетании субъективное право всегда выступает правовой формой проявления и защиты интереса, а интерес его внутренней сущностью, объектом охраны»1.

В таком же русле понимают законный интерес следующие авторы. Г. В. Мальцев отмечает, что содержание объективного интереса определяет содержание субъективного права, или, иначе говоря, субъективное право отражает (выражает) интерес2. Ю. С. Завьялов считает субъективное право социальным инструментом, способствующим достижению интересов, так как оно дозволяет законом субъекту определенным образом вести себя3. По мнению Н. И. Мату-зова, субъективное право служит средством удовлетворения интересов управо-моченного, поскольку характерной чертой субъективного права является мера поведения, обеспеченная не только законом, но и обязанностями других лиц. В противном случае, перед нами не субъективное право, а простая дозволенность (разрешенность, не запрещенность), которая вытекает из действующего в об-

1 Корнуков В. М. Указ. раб. С. 81; О. С. Иоффе, Д. М. Шаргородский. Вопросы теории права. - М., 1961. С. 225 - 226; Толстой Ю. К. К теории правоотношений.-Л., 1959. С. 45

Мальцев Г. В. Соотношение субъективных прав, обязанностей и интересов советских граждан //Советское государство и право. 1965. №10. С. 21 3 Завьялов Ю. С. Выражение интересов в социалистическом праве //Советское государство и право. 1970. №6

71

ществе правопорядка по принципу: «что не запрещено, то разрешено» . Действие данного принципа в сфере уголовного судопроизводства рассматривается ниже.

М. С. Строгович писал: «Субъективное право лица - это есть выраженные в законе, правовой норме: 1) возможность пользоваться определенным благом, определенной общественной ценностью материального или духовного характера; 2) полномочие в соответствии с законом, нормой права совершать определенные действия и требовать соответствующих действий от других лиц; 3) свобода поведения, поступков в границах, установленных законом, нормой права»2. На первое место в этом определении поставлена возможность пользоваться социальным благом, или то, что, по нашему мнению, является интересом, который опосредуется субъективным правом и потому зачастую, и не без должного обоснования, не включается в содержание субъективного права. Интерес порождает и необходимость возложения обязанностей. Правовая обязанность субъекта служит удовлетворению социальных потребностей, социальных интересов других субъектов или государства, общества в целом, а через систему всеобщей взаимосвязи интересов, прав и обязанностей обеспечивает и инте- ресы данного субъекта.

Таким образом, «под оболочкой субъективных процессуальных прав и обязанностей личности скрыты ее интересы, которые опосредуются и обеспечиваются этими правами и обязанностями»3. Иными словами, «не все интересы личности опосредуются субъективными правами и обязанностями и находят выражение в них и через них. Это происходит с наиболее существенными, наиболее значимыми интересами личности, необходимость легализации, защиты и осуществления которых с помощью предоставления прав и возложения обязанностей диктуется не только ими самими, но и связанными с ними обществен-

1 Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. - М.: Юристъ, 1997. С. 491

2 Проблемы советского социалистического государства и права в современный период /Под ред. В. М. Чхиквадзе. - М., 1969. С. 225

3 Корнуков В. М. Указ. раб. С. 82

72

ными интересами, в нашем случае интересами правосудия»1. К числу таких интересов относятся, например, стремление сохранить предоставленную обществом и государством личную свободу, телесную неприкосновенность, неприкосновенность жилища (ст. 13 УПК КССР, ст. 12 УПК РСФСР), желание по своему усмотрению общаться на родном языке (ст. 18 УПК КССР, ст. 17 УПК РСФСР), иметь возможность пользоваться услугами специалиста (защитника, представителя) (ст. 20 УПК КССР, ст. 19 УПК РСФСР) для защиты своего интереса и т. д. Приведенные интересы опосредуются нормами уголовно - процессуального права через систему субъективных прав и обязанностей личности.

Это главная, но, по нашему мнению, не единственная форма выражения признания и защиты интересов личности в уголовном судопроизводстве. Многие из них не получили такого уровня законодательной регламентации, что однако само по себе не означает их незаконности и не лишает необходимости правовой защиты. Это и есть, на наш взгляд, второй объект правовой защиты в рассматриваемом нами вопросе - это «охраняемый законом интерес» или «законный интерес».

«Законный интерес и субъективное право - различные виды дозволенности. Субъективное право есть такая дозволенность, которая возводится в право- вую возможность, обеспеченную юридической необходимостью. Законный интерес тоже можно считать возможностью, но возможностью в большинстве своем социальной, фактической. Это лишь разрешенность действий. Следовательно, законный интерес есть простая дозволенность, имеющая характер стремления, где отсутствует указание действовать строго зафиксированным в законе образом»2.

Среди этих интересов участников уголовного судопроизводства надо вы- делить, прежде всего, те, которые не будучи опосредованы субъективными правами и обязанностями, нашли то или иное правовое оформление, в частно-

1 Корнуков В. М. Указ. раб. С. 82

2 Малеин Н. С. Охраняемый законом интерес //Советское государство иправо. 1980. №1. С. 16-17

73

сти в нормах, закрепляющих принципы уголовного судопроизводства, другие положения общего характера, в нормах, регулирующих порядок совершения определенных действий, формулирующих полномочия должностных лиц и органов. Так, например, потребность гражданина быть огражденным от преступных проявлений и возможного противоправного воздействия в процессе осуществления им своей уголовно - процессуальной деятельности находит выражение в ст. 4 УПК КССР, ст. 3 УПК РСФСР, в которой предусматривается, что суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все меры к установлению события преступления, лиц, виновных в его совершении, и их наказанию. Примеров, когда интересы участников уголовного судопроизводства легализуются и обеспечиваются (охраняются) в уголовно - процессуальном праве не путем наделения их носителей со- ответствующими правами и возложения на них соответствующих обязанностей, а с помощью иных средств и в иных формах, можно привести немало1. Такие интересы, как было отмечено выше, выступают самостоятельным объектом правовой защиты наряду с субъективными правами и обязанностями. Поэтому совершенно правы ученые, возражающие против сведения законных интересов к субъективным правам личности2.

Однако между законным интересом и субъективным правом нет непрохо- димой преграды. Законный интерес может трансформироваться в субъективное право посредством принятия специальных норм, устанавливающих конкретные

данности, но это, по нашему мнению не дает основания для объединения их «единым понятием прав субъекта»3. Возражая

1 Гурвич М А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуаль ные действия. - Труды ВЮЗИ. - М, 1965. Вып. 111. С. 82-85; Гукасян Р. Про блема интересов в севетском гражданском процессуальном праве. - Саратов, 1970. С. 19 - 38; Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты, С. 39

2 Кокорев Л. Д. Положение личности в советском уголовном судопроизводстве: Автореферат дис. … докт. юрид. наук. -Л., 1975. С. 12

3 Малеин Н. С. Охраняемый законом интерес //Советское государство и право, С. 34

74

против отождествления интересов с субъективными правами, Л. Д. Кокорев считает, что законными могут быть и такие интересы, которые хотя и не предусмотрены конкретной правовой нормой, но вытекают из закона, соответствуют ему1.

«Объектом охраны, защиты и обеспечения общественных и частных интересов в уголовном судопроизводстве могут быть не только те, которые названы в законе, но и те которые не противоречат ему»2. В литературе критерием законности интересов называют также возможность удовлетворить их не в ущерб общественным3. Названные точки зрения по смыслу не противоречат друг другу, наоборот, дополняют друг друга, несмотря на кажущуюся внешнюю противоречивость. Конституция КР обязывает суды при отсутствии законодательного регулирования применять непосредственно нормы об основных правах, поскольку она утверждает непосредственное действие этих прав и преимущество общепризнанных международных норм, относящихся к правам человека (ст. ст. 12, 15, 16 Конституции). Следовательно, было бы недостаточным относить к законным интересам только те, которые названы в законе, так как количество поименованных в законе интересов значительно меньше всего объема интересов личности. Именно эти интересы, то есть «интересы не названные в законе являются законными в том смысле, что их реализация допускается, поощряется, стимулируется, охраняется правом и законом»4, в том числе уголовно - процессуальным законом, если не противоречит основным началам отправления правосудия по уголовным деля - -

1 Кокорев Л. Д. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизвод стве, С. 21

2 Адаменко В. Д. Указ. раб. С. 85; Аскназий С. И. (Рецензия на книгу Н. С. Бра- тусь Юридические лица в советском гражданском праве. - М., 1947) //Советское государство иправо. №5. С. 60; Кокорев Л. Д. Общественные и

:.=чные интересы в уголовном судопроизводстве, С. 23; Малеин Н. С. Охраняемый законом интерес //Советское государство и право, С. 30; Мальцев Г. В. Указ. раб. С. 23; Масленникова Л. Н. Указ. раб. С. 205 ‘Резник Г., Славин М. Право на защиту. - М., 1976. С. 189 4 Мальцев Г. В. Указ. раб. С. 24; Явич Л. С. Общая теория права. - Л., 1976. С. 189

75

точкой зрения нужно согласиться. Например, интерес участников процесса, выражающий их стремление свести время, затрачиваемое на участие в деле, в течение которого они отрываются от работы или обычных занятий, к минимуму, не закреплен ни в какой уголовно - процессуальной норме. Но он законен, потому что не противоречит закону и основан на нем.

Законный интерес

Признанный законом, то есть официальный

Законный по существу, то есть не противоречащий закону

Разновидность дозволений, то есть возведенное в правовую возможность Например, субъективные права предусмотренные статьями 12, 13, 18, 20 УПК КР

Разновидность дозволений, то есть, фактическая возмож ность, не запрещенная зако-. ном. Например, интерес участников процесса, выражающий их стремление свести время, затрачиваемое на участие в деле, в течение которого они отрываются от работы к минимуму.

Определению «законный» может быть придано два значения: законный - значит признанный законом, то есть официальный, и законный по существу, то есть не противоречащий закону. При определении законности интересов следует исходить из второго варианта. Все интересы личности, в том числе и не вы-

76

раженные в конкретных уголовно - процессуальных нормах, но не противоречащие им и общеправовым принципам, надо относить к законным.

Таким образом, законные интересы личности, общества, государства в уголовном судопроизводстве - объективно обусловленные социально - правовой действительностью, дозволенные в правовой форме, либо не нашедшие отражения в законе, но не противоречащие нормам уголовно - процессуального права и общеправовым принципам стремления и желания субъектов уголовного судопроизводства достичь социально значимых и полезных для них результатов. Развивая данную мысль, Н. С. Малеин пишет, что «охраняемый законом интерес - право общего типа, которым обладают не один конкретный субъект, а все граждане. Иными словами, это один из элементов общей способности к правообладанию, составляющих содержание правоспособности»1. Далее, пишет он, что если правоспособность - это общая постоянная способность к обладанию всеми правами, содержание которой составляет совокупность элементов, то законный интерес - более узкая категория, входящая в элемент правоспо- собности; отдельные законные интересы могут возникать, изменяться, заме- няться другими’. Так, если право на защиту является постоянным элементом правоспособности в уголовном судопроизводстве, то «частный» интерес участника уголовного процесса в качестве свидетеля и его желание помочь близкому человеку дать выгодные для него показания, является его законным интересом. Хотя, в недавнем прошлом считалось, что реализация ее законодательным путем весьма затруднит установление истины по делу. Полагали, что заинтересованность свидетеля достаточно учесть при оценке доказательств.

Законные интересы, в нашем понимании, пользуются неодинаковой защи- той. Правовой защитой в полной мере обеспечены только те из них, которые закреплены в уголовно - процессуальных нормах, независимо от формы закрепления. Все иные интересы, то есть те, которые нами рассматриваются как законные, поскольку они не противоречат закону, не имеют позитивной право-

1 Малеин Н. С. Охраняемый законом интерес //Сов. государство и право, С. 33

2 Там же, С. 34

77

вой защиты. Однако, это не исключает возможности их удовлетворения в практической деятельности правоохранительных органов, потому что «не осуждается» правом и не влечет никаких негативных правовых последствий. Исходя из этого, ненарушаемость, гарантируемую законом, как непременное свойство охраняемых интересов в гражданском процессуальном праве1, нельзя прямолинейно распространять на все законные интересы личности в уголовном судо-производстве . Одни из них обладают таким свойством, другие - не имеют его.

Теоретическое обоснование законности и таких интересов личности, кото- рые «правомерны «с точки зрения духа, а не буквы закона»3, не имело бы большого смысла, если бы ограничивалось только признанием самого факта. Его смысл и назначение состоит в том, что оно может содействовать правильному, логически и исторически обоснованному развитию и совершенствованию уголовно - процессуального законодательства, так как позволяет вскрыть образовавшиеся, но неиспользованные «резервы» действующего законодательства в части регламентации вопросов, касающихся охраны интересов личности.

Факт признания в качестве законных рассматриваемых интересов личности плодотворен, но, безусловно, недостаточен. Полную правовую, а не док- тринальную защиту интересы личности получают лишь будучи закрепленными в нормах права, в законе. Интересы связаны с выбором средств для их удовлетворения, а выбор средств, так или иначе, ведет к практике. В уголовном судопроизводстве этот выбор может быть основанным на законе, либо противоправным. В литературе справедливо отмечается, что вполне возможно, у отдельных людей могут быть интересы и допустимые, но еще не известные законодателю. И если такие интересы долгое время остаются неопознанными и, следовательно, не отраженными в законе, то субъекты - носители их не будут

1 Гукасян Р. Е. Правовые и охраняемые законом интересы //Советское государ ство и право. 1973. №7. С. 113 -116

2 Клюшенцева Н. А. О защите гарантированных адвокатом интересов обвиняе мого //Гарантии прав личности в социалистическом уголовном праве и процес се. - Ярославль, 1977. Вып. 2. С. 72

  • Патюлин В. А. Государство и личность в СССР (Правовые аспекты взаимоотношений), С. 112

78

иметь правовых (законных) средств осуществления таких интересов1. Наряду с тем могут возникнуть и интересы, которые не охватываются правовыми нормами и в то же время имеют для участников уголовного процесса существенное значение. Например, стремление сохранить в неизвестности для знакомых и родных факт и характер преступного деяния и т.п.

Отсюда, реализация одних интересов способствует удовлетворению объек- тивно обусловленных потребностей участников процесса. Реализация же других, наоборот препятствует удовлетворению таких потребностей. При дальнейшем совершенствовании законодательства в плане усиления гарантий охраны и защиты прав и законных интересов личности наиболее существенные интересы участников уголовного судопроизводства, ныне не охватываемые нормами права, следовало бы закрепить в законе.

Наличие наряду с субъективными правами законных интересов объясняется многообразием интересов личности, в силу чего государство не в состоянии охватить и закрепить их юридически в качестве субъективных прав. Поэтому как правильно считает Г. М. Мальцев, не все интересы могут быть опосредст* вованными в особых субъективных правах. Во - первых, потому, что связанная с субъективным правом возможность юридически притязать на известные блага не может быть обеспечена в отношении абсолютно всех человеческих интересов; во - вторых, возможности правовой системы ограничены в смысле детального регламентирования индивидуальных интересов. Если бы право выражало и регламентировало все интересы личности в особых нормах и правах, то оно представляло бы собой сложную, необозримую и мало пригодную для практических целей систему. Правовой регламентации подвергаются лишь определенные индивидуальные интересы, которые являются общими, жизненно важными интересами или для всех членов общества, или для какой - то части об- щества, т.е. такими, которые выражают сущность общественных отношений,

Завьялов Ю. Личность, интересы и право //Советская юстиция. 1967. №15. С.

7

79

являются наиболее характерными для них, имеют определенное социальное значение1.

Из вышесказанного следует, что законный или охраняемый законом инте- рес связан с принципом «разрешено все, что не запрещено законом». Пределы законного интереса определяются пределами названного принципа. Это, конечно, демократический, гуманный принцип, полноценно реализуемый в гражданском обществе. Настоящий принцип в сфере уголовного судопроизводства не действует вовсе. Он не является нормой закона, а связан с нормой морали. «… у моральной заповеди есть внутреннее подкрепление, а у правового запрета это подкрепление - страх перед наказанием»2. Но, тем не менее следует отметить, что названный нами принцип касается, прежде всего лиц, заинтересованных в исходе уголовного дела (обвиняемого, потерпевшего, гражданского ответчика, гражданского истца), и ни в коем случае не распространяется на следователя, прокурора, судью, которые обязаны придерживаться другого правила: «можно только то, что прямо разрешено законом». Органы суда, прокуратуры и предварительного расследования должны стоять на страже порядка в уголовном процессе. За пределами уголовного и уголовно - процессуального запрета участники процесса (в первую очередь обвиняемый, потерпевший, гражданский ответчик, гражданский истец) свободны и независимы в своих действиях, в том числе и от органов ведущих уголовное судопроизводство. Они могут по своему усмотрению распоряжаться процессуальными правами и интересами. Разумеется, они не должны защищать свои права любыми средствами, но в то же время у субъектов уголовного процесса должны быть шансы на свободу действий.

Рассматриваемый нами принцип впервые сформулирован в Декларации прав человека и гражданина 1789г. и вошел в современные конституции многих стран мира, в частности, в Конституцию КР, согласно которой «свобода состоит в возможности делать все, что не наносит вред другому». Таким образом,

1 Мальцев Г. В. Указ. раб. С. 19

Ольков С. Г. Уголовно - процессуальные правонарушения в российском судопроизводстве и общая теория социального поведения. - Тюмень: Тюменьская высшая школа МВД РФ. 1993. С. 60

80

осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же правами. Пределы эти могут быть определены только законом. «Ценность права, - отмечает В. В. Лазарев, - состоит в том, что оно не свободу обозначает вообще, а определяет границы, меру этой свободы»1.

Пределы свободы выражены в вышеуказанной декларации, в ст. 5: «Закон имеет право запрещать лишь действия, вредные для общества. Все, что не запрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принуждаем делать то, что не предписано законом». Пределы законного интереса определены и основным законом Кыргызской Республики. Гражданам Кыргызской Республики, их объединениям, говорится в Конституции, дозволено любое действие и деятельность, кроме запрещенной и ограниченной Конституцией и законами Кыргызской Республики (ст. 21), народные обычаи и традиции, не противоречащие правам и свободам человека, поддерживаются государством (ст. 16), основные права и свободы человека принадлежат каждому от рождения. Они признаются в качестве абсолютных, неотчуждаемых и защищаемых законом и судом от посягательств со стороны кого бы то не было (ст. 15).

Таким образом, «демократический принцип «не запрещенное законом - дозволено», развитие прецедентного права, такого источника права, как договор, усиление судебной защиты прав и свобод граждан, признание роли «естественного» правообразования из фактических отношений, обладающих правовой природой независимо от закона, приоритет субъективного права над объективным, наконец, распространение таких форм права, как обычай и устойчивые деловые обыкновения, отказ от абсолютизации законодательства и от «правотворчества» органов управления, восстановления официального значения научной интерпретации права за счет резкого сужения административного усмотре- ния»2.

Теория права и государства. Учебник /Под ред. В. В. Лазерева. - М., 1996. С. 106 :Явич Л. С. Социализм: право и прогресс. - М., 1990. С. 37 - 38

81

«Признание принципа «не запрещенное законом дозволено» закономерно и неизбежно, коль скоро Кыргызская Республика и Россия провозглашают общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры составной частью правовой системы РФ (ст. 15 Конституции РФ), а КР признает основные права и свободы человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права (ст. 16 Конституции КР). Во Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948г., которая ратифицирована как в РФ, так и в КР, говорится, что при осуществлении своих прав и свобод человек может подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом, исключительно в целях обеспечения и уважения прав других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и благосостояния в демократическом обществе (ст. 29 ч. 2).

Применительно к нашим условиям Н. И. Матузов предлагает принцип «не запрещенное - дозволено» дополнить: «разрешено все, что не запрещено законом и не порицается моралью», чтобы не создавать ситуации, когда все можно, включая и то, чего нельзя. Он правильно считает, что «не запрещенное дозволено» именно с моральной точки зрения оказалось уязвимой, ибо мораль требует от индивида гораздо больше, чем право. «Не все, что дозволено, достойно уважения». Так что не запрещенное законом вполне может быть нравственно предосудительным1. Отсюда, конечно, закономерен вопрос: разрешено ли не запрещенное . Указанная формула эффективно лишь при наличии твердого нравственного фундамента, устойчивых демократических традиций законопос-лушания, культуры, внутренней готовности к самоограничению и умению соотносить свой личный интерес с общественным . Всего этого у нас пока явно не хватает. Но в то же время авторы анализируемого дозволения одновременно

1 Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько, С. 207

2 Юрин В. М. Разрешено ли запрещенное ? //Построение правового государства: Вопросы теории и практики: Тезисы докладов. - Ярославль, 1990. С. 18

3 Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько, С. 213

82

правильно считают, что к выдвинутой идее нельзя подходить как к «задаче дня», требующей форсированной реализации и огульного отрицания, ибо это свидетельствует - либо все, либо ничего1. Она разумна, конструктивна, признана всеми демократическими странами, где это воспринимается как нечто естественное, не подлежащее обсуждению. Она выражает презумпцию правомерности поведения индивида2.

Незаконные интересы в уголовном судопроизводстве определяются из от- ношения уголовно - процессуального права и интереса. Все интересы, которые противостоят процессуально - правовым требованиям, незаконны. Однако в данном случае понятие «незаконные интересы», видимо, нельзя исчерпать отношением уголовно - процессуального права и интереса. Ибо тогда в сферу незаконных интересов попадают и интересы прогрессивные, приносящие пользу обществу, но находящиеся за пределами процессуально - правового регулирования. Таковыми на наш взгляд, является обязанность свидетельствовать по делу законным представителям (усыновители, опекуны, попечители подозреваемых, обвиняемых, потерпевших). Закон не указывает, что перечисленные лица имеют право давать показания и пользоваться им по своему усмотрению. Между тем, разница в процессуальном положении близких родственников перечис- ленных в ч. 6 ст. 27 УПК КР и ч. 12 ст. 3 проекта УПК КР и законных представителей перечисленных нами непонятна, поскольку характер представляемых ими интересов одинаков. Частная жизнь может являться объектом и такого преступления, как разглашение тайны усыновления. Однако круг лиц, наделяемых правом (а не обязанностью) давать показания, не следует ограничивать только близкими родственниками, указанными в ч. 6 ст. 27 УПК КССР и ч. 12 ст. 3 проекта УПК КР. Надо отнести к ним опекунов и попечителей обвиняемого, поскольку они могут оказаться единственными близкими ему людьми. Поэтому в ст. 59 УПК КР и ст. 58 проекта УПК КР необходимо предусмотреть право

1 Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько, С. 206

2 Там же, С. 209

83

родственников, опекунов, попечителей подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на отказ от дачи показаний.

Также в уголовном судопроизводстве интересы, тормозящие общественное развитие, выражающие отжившие общественные отношения, могут ока- заться в числе законных интересов. Следовательно, понятие «незаконные интересы» в уголовном судопроизводстве требует выяснения его содержания исходя из двух критериев: отношения к уголовно - процессуальному праву и отношения к общественному развитию в целом. По отношению к уголовно - процессуальному праву всякий интерес незаконен, если он противостоит ему. И всякий законный интерес, тормозящий общественное развитие в силу консервативности процессуально - правового регулирования или позиции законодателя, должен быть признан потенциально незаконным. Потенциально незаконные интересы в уголовном процессе имеют место везде, где совершается формализм, волокита, бюрократизм, ведомственность, коррупция, взятка и другие отрицательные явления.

Интересы, идущие в разрез с интересами общественного развития, - отме- чает В. В. Степанян, - могут быть пресечены: установлением активных обязанностей, т. е. обязанности руководствоваться в своих действиях не только ведомственными, коллективными, местными интересами, но и государственными; установление пассивных обязанностей, т. е. обязанности не совершать действий, ведущих к реализации узкоэгоистического интереса, не взятые под охрану закона. Этим обязанностям соответствуют право вышестоящих органов государства и должностных лиц требовать надлежащего исполнения обязанностей1.

Там, где интерес противостоит букве уголовно - процессуального закона, сомнений в его незаконности нет. Но там, где интерес отвечает букве уголовно - процессуального закона, но противостоит общественному развитию, выявить и доказать нецелесообразность его содержания трудно и с процедурной, и с социальной точек зрения. Это мы попытаемся решить во второй части работы

1 Степанян В. В. Указ. раб. С. 125

84

нашего исследования. Отдельные конкретные случаи выявления потенциально незаконных интересов вряд ли могут быть положены в основу изменения уголовно - процессуального закона. Требуется накопление большого количества фактов появления таких интересов в правоприменительной практике, чтобы можно было поставить вопрос об изменении закона. Следовательно, до изменения уголовно - процессуального закона потенциально незаконный интерес будет приносить вред обществу в сфере уголовного судопроизводства и незаконную выгоду его отдельным носителям. Исходя из нашего понимания природы интереса и их места в общественном развитии, выявление потенциально незаконных интересов в уголовном процессе должно идти по пути моделирования выраженных в уголовно - процессуальном законе интересов по отношению к интересам общества в целом. Такое моделирование, т.е. определение круга потребностей и возможностей их удовлетворения в пределах правового регулирования по отношению к конкретным носителям интереса, можно проводить, исходя из отдельных актов несоответствия охраняемых законом интересов интересам общества в целом.

С другой стороны, все виды интересов находятся в постоянном диалекти- ческом развитии. Поэтому, как отмечается в юридической литературе, норма права, и вытекающее из нее субъективное право, первоначально правильно отражая соответствующие интересы, в дальнейшем устаревают и приходят в столкновение с вновь возникшими объективными интересами.1 В этом смысле уголовно - процессуальный закон не всегда выражает интересы общества и личности. Отдельные процессуальные нормы перестают соответствовать изменившимся условиям жизни, общественным и личным интересам, в силу чего возникает проблема отмены или изменения таких норм. В этих условиях возрастает значение учета общественных и личных интересов для развития законодательства. Так происходило с некоторыми процессуальными нормами, допускающих в досудебных стадиях уголовного процесса (ст. 5 -9 УПК КССР, 6 (1) - 10 УПК РСФСР) и даже без возбуждения уголовного дела (ст. 10 УПК

1 Сабикенов С. Указ. раб. С. 114

КССР) признание того факта, что лицо совершило деяние, содержащее признаки преступления. Все эти нормы были отменены как не соответствующие охраняемым интересам личности, интересам общества в целом.

Поэтому, интересы в уголовном процессе требуют, с одной стороны, рас- смотрения их в историко - социальной обусловленности, с другой - выражения их в цели уголовного судопроизводства.

86

ВЫВОДЫ

Итак, согласно воззрению одной группы исследователей, интерес есть предмет, который объективно полезен социальному субъекту (обществу, государству, личности) и существует независимо от него. Такой «объективный, материальный интерес», по мнению авторов, побуждает человека к определенной деятельности, предварительно отразившись в сознании и приняв субъективную форму желания, влечения, цели, идеи. Другая значительная группа исследователей не разделяет этого взгляда и считает, что интерес относится к сфере сознания и воли. Среди юристов стремление полнее раскрыть природу интереса и детерминации деятельности социального субъекта привело к возникновению третьей точки зрения, согласно которой интерес есть единство объективного и субъективного одновременно.

Объективно действующие права и обязанности познаются и используются в процессе их реализации. Отсюда следует, что единство объективного и субъективного в интересе проявляется в процессе реализации участниками уголовного процесса своих прав и обязанностей, а не в самой природе интересов. Поэтому рассмотрение интереса как объективного и субъективного в отдельности, так и в их единстве не может раскрыть содержания интереса в уголовном судопроизводстве.

Выбирая ту или иную объективную возможность, участники процесса оп- ределяют содержание своей деятельности, тем самым формируют свои позиции по уголовному делу, определяют направленность деятельности в уголовном процессе. В ней их интересы материализуются, существуют как направление самой деятельности к удовлетворению их потребности. Интерес существует в сознании участников процесса в виде их состояния, а обнаруживает себя в реальных целенаправленных поступках.

Следовательно, интерес в уголовном судопроизводстве - это порожденное системой потребностей осознанное побуждение, направленное на выгодное удовлетворение потребности в пользу носителя потребности (общества, госу-

87

дарства, коллектива и личности) посредством деяния, предусмотренного уголовно - процессуальным законом.

Данное определение является общим для всего уголовного судопроизвод- ства: оно применимо ко всем участникам уголовного судопроизводства.

Интересы общества, государства в уголовном судопроизводстве - это ох- рана и защита личности, прав и свобод граждан, юридических лиц, природной среды, правопорядка и безопасности, конституционного строя Кыргызской Республики, мира и безопасности человечества от преступных посягательств путем раскрытия преступлений, изобличения виновных, правильное применение закона с тем, чтобы невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и т. д.

Интересы личности в уголовном процессе направлены на удовлетворение ее потребностей в охране и защите от преступления, от обвинения и от зло- употребления государственной властью со стороны должностных лиц правоохранительных органов в связи вовлечением в уголовное судопроизводство.

Интересы личности в уголовном судопроизводстве могут быть законными или незаконными, а по характеру - общественными, частными, а также материальными или процессуальными.

88

ГЛАВА II. Процессуальные гарантии защиты интересов в уголовном судопроизводстве § 1. Цель уголовного судопроизводства как средство

согласования интересов общества, государства и личности в уголовном судопроизводстве

Главной формой правового выражения и согласования интересов в сфере уголовного судопроизводства является цель уголовного процесса.

Целями уголовного судопроизводства, по нашему мнению, должна быть: зашита общества, государства и личности от преступных посягательств, восстановление общественных отношений и прав личности, нарушенных преступлением.

Прежде чем раскрыть содержание понятия «цель уголовного судопроиз- водства» как средства выражения интересов общества и личности, нам необходимо рассмотреть в каком соотношении оно находится с понятием «обеспечение интересов личности и общества».

Охрана и защита - это разные аспекты обеспечения прав личности, харак- теризующиеся тесными связями и взаимопереходами, в отдельных случаях сближающиеся и совпадающие, в других относительно обособленные и существующие вполне самостоятельно. Все это требует самостоятельного исследования, поэтому, не вдаваясь в подробности лишь отметим, что синонимами слова «обеспечить» среди других являются слова «оградить» и «охранить»1. В свою очередь слову «охранить (охранять)» соответствует слово «оберегать»2, а «защитить» означает «охраняя, оградить от посягательств или предохранить, обезопасить от чего - нибудь»3.

1 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка, 418

2 Там же, С. 476 ‘Там же, С. 221

89

В юридической литературе встречается отождествление или взаимоисклю- чающее употребление понятий охраны и защиты1, а также включение понятия «защита» в содержание понятия «охрана»2. Правильнее считать, что указанные понятия неодназначны. Охрана по своему содержанию шире защиты3. Удачно заметил по поводу прав личности Н. И. Матузов: «Охраняются они постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются»4. Однако между рассматриваемыми понятиями нет непреодолимой преграды. Они соприкасаются между собой по многим параметрам.

Оба элемента направлены на недопущение нарушений данных прав и сво- бод человека и гражданина и составляют, как правило, задачи и функции соответствующих органов и объектом воздействия выступает третье лицо - потенциальный и фактический правонарушитель. При видимости совпадений понятий охраны и защиты, при тесной взаимозависимости и взаимосвязи они имеют и собственные признаки, которые позволяют их различать.

Охрана - это деятельность, направленная на будущее. Охрана прав лично- сти заключается в предупреждении любого возможного нарушения, контроле за их соблюдением и готовности реагировать на возможное нарушение, иными словами - в поддержании состояния беспрепятственного осуществления5.

Защита - это деятельность, возникающая в случае наличия конкретного правонарушения, либо устранение такого состояния, которое реально приведет к наступлению негативных последствий, а также направленная на восстановле-

1 Зырин А. М. Охрана прав и свобод советских граждан //Роль органов
внутренних дел в охране конституционных прав и законных интересов
советских граждан. - Минск, 1979. С. 3 - 12

Сергун П. П. Соотношение охраны и защиты прав и свобод граждан при применении мер административного принуждения //Укрепление социалистической законности в деятельности органов внутренних дел. - М., 1987. С. 162 - 164 3 Права человека и деятельность органов внутренних дел. - Саратов, 1994. С. 94;Толкачев К.Б., Хабибулина А. Т. Органы внутренних дел в механизме обеспечения личных конституционных прав и свобод граждан. - Уфа, 1991. С. 65 -66

1 Матузов Н. И. Правовая система и личность. - Саратов, 1987. С. 131 5 Конституционный статус личности в СССР. - М., 1980. С. 202

90

ние нарушенного права, если не удалось предупредить или отразить нарушения, устранить ограничения1. Такая трактовка понятия защиты приемлема и оправданна, поскольку она позволяет достаточно адекватно интерпретировать волю законодателя.

В уголовном процессе в узком смысле защита понимается как функция, противоположная обвинению и подозрению. В широком смысле, а именно этот смысл используется в данном исследовании, защита является деятельностью, осуществляемой при посягательстве на права, их ограничении или возникновении реальной угрозы их нарушения.

Восстановление прав является формой обеспечения не только процессу- альных, но и материальных, в том числе основных прав личности - на свободу и личную неприкосновенность, тайну частной жизни, имущественных прав и др. О восстановлении нарушенных прав уместно говорить, когда органами уголовного судопроизводства принимаются меры к возмещению ущерба, понесенного гражданином в результате, например, незаконного применения к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также вреда, причиненного потерпевшему от преступления. Восстановление прав происходит при возвращении судьей уголовного дела для дополнительного расследования в связи с существенным нарушением органами расследования уголовно - процессуального закона в виде ущемления права обвиняемого на защиту или в случае отмены прокурором в соответствии со ст. 211 УПК КР необоснованного постановления следователя об отказе признать лицо гражданским истцом и т. д. Решение всякого вопроса предполагает, прежде всего, точную постановку его, поэтому, прежде, чем приступить к рассмотрению вопроса о цели уголовного процесса, необходимо сделать следующие предварительные замечания.

«Во - первых, нельзя спрашивать о цели какого - либо явления вообще, безотносительно к тому или другому субъекту, который пользуется этим явлением, как средством: к цели всегда стремится кто - нибудь. Когда мы спраши-

1 Ларин А. М. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве //Конституция Российской Федерации и совершенствование механизмов

91

ваем о цели уголовного процесса, то нас в первую очередь интересует, какую цель ставит уголовному процессу государство, какую задачу преследует оно, предоставляя свои средства и пользуясь своею властью для обеспечения населению уголовного правосудия?

Во - вторых, ставя вопрос о цели уголовного процесса, мы прежде всего имеем в виду цель, достигаемую непосредственно уголовным процессом, осуществляемую вместе с последним актом его. Такую цель, не отделимую от уголовного процесса, не выходящую за пределы его, не только им, но и в нем осуществляемую, мы вправе называть целью уголовного процесса.

В - третьих, нас интересует не то, какой цели уголовный процесс служил в тот или иной период его развития; мы хотим выяснить, какая задача не только сделала уголовный процесс исторически необходимой, но и поныне заставляет его считать государственно - необходимой функцией.

Наконец, вопрос о цели уголовного процесса должен быть отличаем от во- проса о цели уголовно - процессуального законодательства. Эти цели могут и не совпадать друг с другом, как не совпадают друг с другом цели наказания и уголовного - правового законодательства»1.

В своих научных трудах ученые - юристы всегда использовали определение цели как предвосхищение в сознании результата определенной деятельно- сти2, т. е. использовали традиционную терминологию, выработанную современными философией и психологией. В связи с этим следует не согласиться с авторами Курса Советского уголовного процесса, отождествляющими понятия «задачи» и «цели». Они сами себе противоречат, вкладывая в их содержание, то к чему надо стремиться, то, что требует разрешения, осуществления .

прав человека. - М., 1994. С. 58

1 Полянский Н. Цели уголовного процесса. - Ярославль, 1920. С. 138 - 139 ; Проблемы правовой защищенности личности в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов, С. 31; Краткий психологический словарь, С. 338; Ма-риновская И. Д., Стрижов Е. Ю, Цветков В. Л. Психология и педагогика в правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Учебное пособие, С. 66 3 Курс Советского уголовного процесса. Общая часть. - М, 1989. С. 43

92

«В повседневной жизни мы говорим о стремлении к цели и т. д., подразу- мевая под целью некое будущее состояние. По этой логике выходит, - утвер- ждает О. И. Джиоев, - что цель находится в будущем, в настоящем ее нет, а имеется лишь стремление к ней. В действительности то, что настоящее устремлено к чему - то будущему, - это и есть целевое отношение, целевое состояние»1. Мы рассматриваем цель как длительное состояние, существующее в настоящем и направленное на достижение определенного результата. Именно эта характеристика цели дает возможность понять цели уголовного процесса.

Пока цель процесса не достигнута, процессуальные правоотношения про- должают существовать как независимый комплекс правомочий и обязанностей, предназначенных служить цели данного процесса. Процессуальные правоотношения продолжаются даже тогда, когда внешнее течение процессуальной деятельности временно задерживается (отложено разбирательство, приостановлено производство по делу и т. п.). Все это не разбивает процесса, его единство находит юридическое выражение именно в длящемся существовании процессуальных правоотношений. Вся процессуальная деятельность с ее перерывами и событиями охватывается процессуальным правоотношением, в котором она получает свой порядок и пределы, потенциально установленное его содержанием . Итог же достигаемый при этом есть осуществление цели, осознаваемой нами ранее как будущий ожидаемый результат. Несовпадение цели и результата выступает в этом случае в форме «невыполнения цели».

При отыскании цели уголовного процесса с нашей стороны будет осто- рожнее устранить от рассмотрения те определения, в которых говорится о цели уголовно - процессуального законодательства, а не о цели уголовного процесса. При анализе проекта УПК КР, внесенного депутатами Комитата Конституционного законодательства собрания Жогорку Кенеша КР вместо прежнего на-

Джиоев О. И. Природа исторической необходимости. - Тбилиси, 1967. С. 14 2 Гурвич М. А. Основные черты гражданского процессуального правоотношения //Государство и право. 1972. №2. С. 30

93

звания «Задачи уголовного судопроизводства» видим «Задачи уголовно - процессуального закона» (ст. 4). Такое же название было предложено в Теоретической модели уголовно - процессуального законодательства РСФСР, в ст. 2: «Задачи уголовно - процессуального законодательства»1. Правда, в последнем Проекте УПК РФ внесенная депутатами - членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно - правовой реформе, от такого названия отказались, сформулировав его «Задачи уголовного процесса» (ст. 6). Это, на наш взгляд, правильное решение.

В ст. 4 проекта УПК КР изложено: «Задачей уголовно - процессуального закона является установление такого порядка судопроизводства, который обеспечивал бы защиту личности, ее прав и свобод, всех форм собственности и т. д.». Тем самым, на наш взгляд, задачи уголовного процесса отождествляются с процессуальной формой. Форма - это правовая конструкция нормативного упорядочивания деятельности2. Порядок производства в целом или отдельных процессуальных действий принято называть процессуальной формой1. Конечные цели процессуальных норм состоят в обеспечении правовых условий решения задач уголовного судопроизводства в целом4. Установление прав и обязанностей субъектов уголовного судопроизводства не может само по себе гарантировать их осуществление соответственно отраженным в них целям уголовно - процессуального права. Более того, самый совершенный закон, доводящий до сведения адресата соответствующее правило поведения, может вызвать результаты, противоположные заложенным в нем целям правовой нормы.

Уголовно - процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретический модель /Под ред. В. М. Савицкого. - М, 1990. С. 49

Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько, С. 399

Строгович М. С. Природа советского уголовного процессуального права и его характерные черты. //В кн.: Советский уголовный - процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М., 1979. С. 16

4 Бойков Д. К изучению эффективности уголовно - процессуального закона. - В кн.: Эффективность применения уголовного закона. - М., 1973. С. 169

94

Важно поэтому не только то, что предусматривают нормы уголовно - процессуального закона, но и кто и как их осуществляет.

Было бы правильнее, если задачи процесса вместо «задачи уголовно - про- цессуального закона», как и прежде, именовать «задачи уголовного судопроизводства» или «задачи уголовного процесса», поскольку первые связаны с совокупностью процессуальных норм, образующих уголовно - процессуальный закон, призванный установить оптимальный порядок совершения тех или иных процессуальных действий, а вторые связаны с деятельностью участников процесса.

В большинстве случаев, под уголовным процессом понимается либо уре- гулированный законом порядок (система) деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по возбуждению, рассмотрению и разрешению уголовных дел либо сама эта деятельность . Недостаток первого из приведенных определений заключается в том, что понятие процесса по существу сливается с понятием процессуальной формы в качестве совокупности условий, установленных законом для осуществления процессуальной деятельности. Характерно высказывание П. С. Элькинд, что уголовно - процессуальная форма «охватывает» весь уголовный процесс в единстве его содержания (уголовно - про-цессуальной деятельности) и формы .

Кроме того, если понимать под уголовным процессом в широком смысле специфическую сферу государственной деятельности, порождаемой необходимостью борьбы с преступностью путем реализации требований уголовного закона, то определяющей оказывается сама эта деятельность, составляющая содержание явления, а не порядок ее осуществления. Для познания сущности уголовного процесса первостепенное значение приобретает анализ именно дея-

1 Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. Т. 1. С. 36 Уголовный процесс БССР /Под ред. К. П. Бекешко и Е. А. Матвиенко. -

Минск, 1979. С. 8 Элькинд П. С. «Категории», «содержание» и «форма» в сфере уголовно -

процессуального регулирования. - В кн.: Развитие уголовно - процессуальной

формы. - Воронеж, 1979. С. 44

95

тельности, составляющей его содержание, а не порядка ее осуществления, который выступает лишь в качестве внешней формы данного явления. Более правильна поэтому трактовка уголовного процесса как особого вида деятельности государственных органов1. Деятельность участников процесса направлена на решение поставленных перед ним задач для достижения цели уголовного судопроизводства, при этом, указанная деятельность строго регламентируется уголовно - процессуальным законом. «При этом законодательное установление той или иной уголовно - процессуальной формы, определенного процессуального порядка предполагает, что именно данная форма, данный порядок наиболее оптимально применителен для достижения цели правосудия» .

Несмотря на существование очень тесной связи между процессуальным правом и процессуальной деятельностью, имеются все основания для разграничения их целей. Уголовный процесс, как система деятельности суда, прокурора, следователя и отношения этих органов с другими участниками процесса, имеет цели: ограждение от необоснованного обвинения невиновного человека, восстановление прежних правоотношений, существовавших до совершения преступлений. Степенью достижения этих целей характеризуется эффективность уголовного судопроизводства. Эффективность норм уголовного процесса выявляется в процессуальной деятельности участников уголовного судопроизводства и ею в значительной мере определяется. Как уже было сказано выше, уго- ловно - процессуальное право призвано создать условия для соответствующей деятельности, тот правовой режим, который в наибольшей степени содействует решению задач для достижения целей уголовного судопроизводства.

В то же время необходимо отметить, что конкретные цели и задачи имеют не только уголовно - процессуальный закон и уголовный процесс в целом, но и отдельные процессуальные действия. Возможно, отсюда, отождествление «цели» и «задачи» уголовного процесса и уголовного - процессуального закона.

1 Даев В. Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л., 1982. С. 7

Бобров В. К. Уголовно - процессуальная форма и ее роль в обеспечении задач советского судопроизводства. //Сборник адъюнктов и соискателей ВШ МВД СССР. Вып. 3. - М., 1973. С. 130

96

«Все стадии уголовного процесса объединяются общими задачами и прин- ципами, вместе с тем, каждая стадия имеет свои конкретные задачи, свой круг процессуальных действий и их участников»1. Задачи стадии возбуждения уголовного дела - быстрое, оперативное установление события преступлений, изобличение преступника, закрепление данных, указывающих на признаки преступления; для стадии предварительного расследования - уже детальное расследование обстоятельств преступления и изобличение виновных, собирание, закрепление и оценка доказательств; для стадии судебного разбирательства - решение вопроса о виновности или невиновности подсудимого, осуждение и справедливое наказание только виновных и только в меру их действительной вины, оправдание, полная реабилитация невиновно, ошибочно привлеченного к уголовной ответственности и т. д. Правомерно, поэтому, применение категорий «цель», «задачи» к различным стадиям уголовного процесса и отдельным процессуальным действиям, помимо уголовно - процессуального закона и уголовного судопроизводства в целом. Главное - не отождествлять цели уголовно - процессуального закона, уголовного судопроизводства и отдельных процессуальных действий. Составляя специфическую цель, они образует один из важнейших компонентов в цепи целей уголовного судопроизводства в целом. Цели уголовного судопроизводства определяют направленность, ход и построение всей процессуальной деятельности и подчиняют себе цели входящих в нее отдельных действий.

Цель и задачи меняются местами. Цель - конечная, главная, а задачи — промежуточные цели . Каждая задача, указанная в ст. 2 УПК, является одновременно целью и задачей или целью - задачей, выступая в одном отношении как задача, а в другом отношении - как цель3. Например, если, для стадии су-

1 Химичева Г. П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступле нии. - М., 1997. С. 8; Петуховский А. А. Уголовный процесс: Учебное пособие, С. 4

2 Самыгин Л. Д. Расследование преступлений как система деятельности. - М., 1989. С. 27

я Якупов Р. X. Уголовный процесс. Учебник для вузов /Под ред. В. Н. Галузо. -М “1998. С. 27

97

дебного разбирательства - решение вопроса о виновности или невиновности и т. д. является его целью, то решение этого вопроса по отношению к уголовному процессу в целом является его задачей - справедливого судебного разбирательства и правильного применения уголовного закона. Полагаем, отсюда, неправильным деление некоторыми авторами целей уголовного процесса на ближайшие и перспективные1.

Названные конструкции «задача - цель и задача», «цель - задача» по на- шему мнению, в теории уголовного процесса себя оправдывают, в этом нет сомнений. Цели и задачи уголовного судопроизводства адресованы специально уполномоченным органам и должностным лицам - органам дознания, предварительного следствия, прокурорам, судам и судьям. Это требует, чтобы они были сформулированы в законе. В этом отношении указанные нами конструкции не выдерживают критики.

Уголовный процесс, как отмечено, есть деятельность субъектов уголовного процесса и характер этой деятельности, его направленность, в силу ряда объективных и субъективных причин, неодназначно проявляется в уголовном и уголовно - процессуальном законодательстве на различных этапах и в различные периоды его развития. Следовательно, рассмотрение проблемы интересов в уголовном судопроизводстве, его цели невозможно без изучения их историко -социальной обусловленности. Интересы общества, коллектива и личности вызываются требованиями жизни, следовательно, возникает необходимость их законодательного закрепления, в том числе в уголовно - процессуальном законодательстве.

С другой стороны, лишь на основе изучения интересов, предусмотренных в действующем уголовно - процессуальном законодательстве, можно внести полезные предложения, способствующие его дальнейшему совершенствова- нию. Только анализ действующей нормы, отмечается в литературе, способен выявить подлинные истоки права, его причины в настоящем и прошлом обще-

1 Элькинд П. С. Указ. раб. С. 60

98

ства1. В то же время, не обращаясь к исследованию интересов нельзя понять социальную обусловленность правовых норм . Таким образом, задачи уголовного процесса как и «задачи уголовного законодательства связаны с состоянием криминальной ситуации, с потребностями в обеспечении правопорядка и законности в стране». Поэтому важно на каждом историческом определенном этапе общественного развития выделить и удовлетворить те интересы и потребности, которые имеют наиболее существенное значение для развития общества.

Советской уголовно - процессуальной наукой в качестве одной из исход- ных, имеющих методологическое значение, категорий чаще всего использовалась категория «цель» (что движет уголовным процессом; как соотносятся цель и задачи; какова иерархия, последовательность целей; является ли истина целью или средством уголовного процесса; или борьба с преступностью является целью уголовного процесса)4.

Этот вопрос обсуждался и в дореволюционной уголовно - процессуальной литературе, обсуждается и сейчас. Нет однозначного ответа и сейчас, спустя сто лет.

В дореволюционный период долгое время цель уголовного процесса рас- сматривалась только в осуществлении карательного права государства. Так, Павел Анзельм Фейербах определял «уголовное судопроизводство», как «совокупность законами определенных деяний, которыми государство преследует

1 Экимов А. И. Интересы и право в социалистическом обществе, С. С. 14

2 Нашиц А. Правотворчество. Теория и законодательная техника. - М., 1974. С. 21

3 Уголовное право России. Учебник /Под ред. В. П. Ревина, С. 7 - 8

’ Строгович М. С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955; Элькинд П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовном процессе. - М., 1974; Попова А. В. Функционально -целевое содержание деятельности органов предварительного расследования: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. - Л., 1987; Пашин С. А. Судебные прения в механизме установления истины по уголовному делу: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. - М., 1998.

99

права свои из наказательных законов противу преступника»1. Аналогичного взгляда придерживается ряд авторов того периода: так, по определению И. Я. Фойницкого, уголовное судопроизводство «представляет собою юридически определенный порядок производства уголовных дел в видах осуществления права наказания»2. По мнению К. Случевского, цель, к достижению которой стремится уголовный процесс заключается в том, чтобы в каждом отдельном конкретном случае совершившегося преступления дать правовое осуществление наказания3. Прав М. А. Чельцов - Бебутов, который считал «первой по времени возникновения и распространению теорию, отводящую уголовному про- цессу подчиненное служебное положение по отношению к материальному уголовному праву. В процессе эта теория видит путь осуществления угрозы уголовного закона»4.

В советский период норма, посвященная задачам уголовного законода- тельства, помещается на одно из первых мест в Общей части Уголовного кодекса. Так, ст. 5 УК РСФСР 1922г. формулировала их следующим образом: «Уголовный кодекс РСФСР имеет своей задачей правовую защиту государства трудящихся от преступлений и от общественно - опасных элементов» . В ст. 1 УК РСФСР в редакции 1926г.: «Уголовное законодательство РСФСР имеет задачей охрану социалистического государства рабочих и крестьян и установленного в нем правопорядка от общественно - опасных действий (преступлений)»6. Аналогично излагались задачи уголовного закона КССР. Таким образом, пролетарский законодатель недвусмысленно выразил кардинальное положение идеологии марксизма - приоритет интересов государства над интересами инди-

1 Уголовное право. Доктора Павла Ансельма Фейербаха. Книга третья, содержащая делопроизводства уголовного права. - СПб., перев. П. Полонского. С. 20 2Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. - Т. 1. 1896. С. 2

3 Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. - СПб., 1913. С. 4

4 Чельцов - Бебутов М. А. Курс уголовного процессуального права. - Санкт

Петербург, 1995. С. 186

ь Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917 - 1952гг.). - М., 1953. С. 116

6 Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917-1952 гг.), С. 257

100

вида. Весьма симптоматично также, что сам по себе человек как субъект истории и подлинный творец общественного прогресса выпал из объектов уголовно - правовой охраны. Уголовные кодексы РСФСР 1960-х г. (УК КССР 1961г.) сделали заметный шаг вперед по сравнению со своими предшественниками -УК РСФСР 1922г. (УК КССР 1923г.) и УК 1926г. (УК КССР 1927г.), в том числе в формулировании задач. Ст. 1 УК КССР в качестве таковых провозглашала помимо «охраны советского государственного или общественного строя, социалистической собственности и всего социалистического правопорядка», защиту личности, прав и свобод граждан. Сегодняшний опыт позволяет утверждать, что подлинной последовательности в осуществлении всесторонней защиты человека, а, главное, его частных интересов от преступных посягательств с помощью социалистического уголовного права достичь не удалось. Таким образом, можно заключить, что УК РСФСР 1922г., 1926г., 1960г. и УК КССР 1923г., 1927г., 1961г. фактически предусматривают в качестве своих непосредственных задач не что иное, как защиту от преступлений интересов общества, государства и личности. В уголовно - процессуальном законодательстве вышеназванного периода соответственно уголовному устанавливались лишь нормы, защищающие интересы общества, класса, группы, а также личные интересы, не противоречащие социалистическому обществу. Ценность государственных и общественных интересов Уголовные кодексы РСФСР 1922г., 1926г. и УК КССР 1923г., 1927г. неизменно ставили выше интересов личности. Это проявилось в том, что УК РСФСР 1960г. и УК КССР 1961г. располагали главы Особенной части в такой последовательности: государственные (контреволюционные) пре- ступления, преступления против порядка управления, должностные (служебные) преступления, преступления, связанные с нарушением правил об отделении церкви от государства, хозяйственные преступления и лишь потом - преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Как известно, в УК РСФСР и КССР 1960г. главы «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» и «Преступления против политических и трудовых прав граждан» помещены опять - вслед за главами о государ-

101

ственных преступлениях и преступлениях против социалистической собственности. Государственные и общественные интересы не случайно советским законодателем неизменно ставились выше интересов личности, тем более частных интересов. Отсюда и соответствующая последовательность глав УК, систематизированных по признаку родового объекта преступлений. Принципиально иной подход, основанный на современных социально - политических реалиях и не в последнюю очередь - приверженности положениям международного права, позволил по - новому выстроить систему социальных ценностей в национальном уголовном законодательстве и определить приоритеты в их правовой охране.

В результате признания человека высшей ценностью в приоритетное место в системе социальных ценностей выдвинуты интересы личности. Резко повысилась роль государства в их обеспечении, что не замедлило сказаться в области уголовного правотворчества. Следовательно, новые УК РФ и УК КР необходимо рассматривать как важнейший инструмент, обеспечивающий приоритетную охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, Конституционного строя РФ и КР от преступных посягательств, мир и безопасность человечества, предупреждение преступлений, (ст. 2 УК РФ и ст. 2 УК КР). Перед законодателем стоит ак- туальная задача: привести в соответствие Уголовно - процессуальные законы РФ и КР с новыми УК РФ и УК КР, которые определяют приоритетную охрану граждан, их жизни, здоровья, личной свободы, имущества, чести и достоинства.

Л. Д. Кокорев, называя основной целью уголовного процесса борьбу с пре- ступностью, предлагает дополнить закон нормой о целях, а ст. 2 УПК оставить в неизменном виде1. Мы считаем, было бы правильнее, вычленить цели и задачи из ст. 2 УПК и оформить отдельной нормой каждую из них. Вместе с тем мы не согласны с его мнением, согласно которому борьба с преступностью считается основной целью уголовного процесса. Ранее отмечалось, что ставя вопрос

1 Кокорев Л. Д. Положение личности в советском уголовном процессе: Автореферат дисс. … докт. юрид. наук. -Л., 1975. С. 12

102

0 цели в уголовном процессе, прежде всего, необходимо исходить из того, дос тигаемы ли цели уголовного судопроизводства, поставленные перед органами расследования, прокуратуры и суда непосредственно их деятельностью. Борьба с преступностью как цель уголовного судопроизводства, на наш взгляд, не дос тигаема в рамках уголовного процесса.

«Преступность есть явление, присущее любому обществу. Во - первых, она была всегда, в том числе до возникновения советского государства, а во вторых, уровень экономического, социального, культурного развития государства различен, национальные особенности и жизненный уклад тоже»1. Данное положение «снимает облегченное представление о преступности, о формах и методах борьбы с ней, о всякого рода несбыточных программах и планах ее иско-ренения, ликвидации, уничтожения, да и еще в короткие сроки» . Как пишут авторы учебника криминологии, государство «нацеливает общество на трудную (и не всегда успешную) борьбу с преступностью, на недопустимость лихих ка- валерийских наскоков на нее, обязывает глубоко анализировать ее причины, условия, ей способствующие, изучать тех, кто совершает преступления, разрабатывать разумные средства контроля за преступностью, предупреждения преступлений, определять те меры, которые связаны с решением экономических, социально —культурных, воспитательных задач, осуществляемых обществом, государством. С другой стороны, создавать законодательство, способствующее борьбе с преступностью на основе и в рамках закона, а также организовывать на необходимом уровне деятельность правоохранительной системы, без успешного функционирования которой результативная борьба с преступностью невозможна»3.

В разработке нового уголовно - процессуального закона многое стало оп- ределяться идеей защиты прав личности и прежде всего прав лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства в связи с совершением ими преступле-

1 Криминология. Учебник /Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Э. Эминова. - М.: Юристъ, 1997. С. 22

2 Там же, С. 21 3Там же, С. 21

103

ний. Эта идея была сформулирована в Концепции судебной реформы в Российской Федерации следующим образом: «… целью уголовной юстиции является не борьба с преступностью, а защита общества от преступлений путем реализации уголовного закона, защита прав и законных интересов граждан, попавших в сферу юстиции (обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков)» .

С нашей точки зрения она достигаема непосредственно уголовным про- цессом.

Существуют другие точки зрения на цели уголовного процесса.

Многие авторы считают, что «целью (постулатом) процесса, всякого про- цесса, является достижение материальной истины, т. е. соответствие решения норме права (правомерность) и действительным обстоятельствам дела (матери-альная правда в узком смысле)» .

В указанном случае цели уголовного судопроизводства, на наш взгляд, отождествляются скорее всего с целями доказывания. «Установление объек- тивной (материальной) истины, - отмечает О. В. Хитрова, - является как целью расследования каждого уголовного дела, так и целью доказывания канкретных фактов и обстоятельств уголовного дела, которые подлежат установлению при помощи доказательств» , а не всего уголовного процесса в целом.

Уголовный процесс начинается с момента возбуждения дела, но, не закан- чивается с вступление приговора суда, который выносится на основе объективной истины достоверно доказанных совокупностью доказательств, всесторонне исследованных в судебном заседании.

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. С. 16

2 Рязановский В. А. Указ. раб. С. 31, 34, 65; Чельцов - Бебутов М. А. Указ. раб. С. 750, 817; Балакшин В. Истина в уголовном процессе //Российская юстиция. 1998. №2. С. 18

3 Хитрова О. В. Участие понятых в Российском уголовном судопроизводстве. - М, 1998. С. 21

104

Достижение цели уголовного судопроизводства может быть решено с по- зиций установления истины по уголовному делу - как необходимом и обяза- тельном условии достижения цели уголовного процесса.

Естественно, что при этом необходимо учитывать и тесную взаимосвязь (взаимообусловленность) указанных категорий, что объективно предполагает их совместное исследование.

На наш взгляд, представляется целесообразным, кратко остановиться на определении тех исходных моментов, которые характеризуют процесс установления истины по уголовному делу в рамках уголовного судопроизводства.

В юридической литературе считается общепринятым, что установить объ- ективную истину по уголовному делу, применительно к уголовному процессу, значит «признать всестороннее и полное соответствие выводов следователя и суда об обстоятельствах преступления, виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, тому что было в действительности»1.

Познание обстоятельств совершенного преступления, относящихся к со- бытиям прошлого, в уголовном процессе происходит в процессе доказывания, с помощью доказательств и в установленном законом порядке. Выявляя и исследуя обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд, тем самым приобретают необходимые знания для решения уголовно - процессуальных задач, иначе говоря «познают факты, связанные с событиями преступления и лицами, их совер-шившими» . При этом каждое следственное (судебное) действие непосредственно связанное с собиранием, проверкой и оценкой доказательств, его содержание и форма, как и вся совокупность этих действий в уголовном процессе, есть ничто иное, как «последовательное решение органами предварительного расследования, прокурором и судом ряда взаимосвязанных промежуточных за-

1 Карнеева Л. М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, ВСШ МВД СССР. 1988. С. 8; Курс Советского уголовного процесса. Общая часть, С. 553; Якупов Р. X. Уголовный процесс. Учебник для вузов /Под ред В. Н. Галузо, С. 162 -Теория доказательства в советском уголовном процессе. - М, 1973. С. 116

105

дач по достижению истины, и осуществлению целей и задач уголовного судопроизводства» .

Требования законодателя о необходимости установления истины по уго- ловному делу в равной мере относится как к стадии предварительного расследования, так и судебного разбирательства.

Итоги предварительного расследования подводятся в обвинительном за- ключении, где следователь и лицо, производящее дознание, на основе оценки всей совокупности доказательств, собранных в ходе расследования по делу, формулирует окончательные выводы следствия о виновности обвиняемого, квалификации преступления и других обстоятельств, подлежащих доказыванию. Степень доказанности этих выводов максимально приближена к достоверности, поскольку опирается на такую совокупность доказательств, которая должна быть достаточной для рассмотрения дела в суде и разрешения его по существу без производства дополнительных действий по их восполнению. Однако в силу того, что эти доказательства еще не проверены судом в ходе гласного судебного разбирательства процесс расследования по уголовному делу, на данном этапе, также не может считаться законченным, а объективная истина установленной достаточно.

Свое объективное завершение процесс расследования получает в стадии судебного разбирательства, которая является важнейшей стадией уголовного процесса.

Суд в обвинительном приговоре окончательно констатирует выводы по всем вопросам, имеющим значение для правильного разрешения уголовного дела (ст. 301 УПК КССР, ст. 303 УПК РСФСР). Каждый из этих выводов и весь приговор в целом достоверно доказаны совокупностью доказательств, всесторонне исследованных в судебном заседании, поэтому мнение суда о возложении бремени уголовной ответственности представляет из себя единственно возможный категоричный вывод, исключающий возможность иного решения.

1 Курс советского уголовного процесса. Общая часть, С. 523

106

С вынесением обвинительного приговора суда и вступлением его в закон- ную силу, объективно реальным оказывается содержание объективной истины, поскольку реальное претворение в жизнь, осуществление на деле получила объективная истина, требование установления которой неразрывно связано с содержанием цели уголовного судопроизводства.

Наступление объективной истины выступает необходимым условием вос- становления нарушенных прав потерпевшего и справедливого наказания виновного в совершении преступления1, то есть защиты интересов личности и общества.

Если уголовный процесс нужен только для того, чтобы установить истину по уголовному делу, бороться с преступностью, то эта цель не оправдывает столь сложные средства. Все это, несомненно, очень важно. Правильнее было бы сказать, что цели уголовного процесса достигаются путем установления истины по уголовному делу, борьбы с преступностью, восстановлением нарушенного правопорядка в уголовном судопроизводстве. Это более соответствовало бы и интересу личности, и интересу общества в уголовном процессе. Защита прав и свобод личности, интересов общества и государства от преступлений невозможна без такой борьбы.

Следует отметить, что государство, ставя задачу перед органами расследо- вания, прокуратуры, суда установления наличия или отсутствия события преступления и других фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, обеспечения неотвратимости уголовной ответственности за преступление преследует цель восстановления правопорядка в обществе и нарушенных прав потерпевшего, гражданского истца.

Из сказанного вытекает вывод, что цели уголовного судопроизводства взаимосвязаны, взаимообусловлены как объективной истиной, так и принципом неотвратимости уголовной ответственности.

1 Кофтун Н. Н. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственности за преступление в стадии возбуждения уголовного дело: Дис. … канд. юрид. наук. -М, 1992. С. 62

107

Таким образом, в момент вынесения обвинительного приговора суда и вступления его в законную силу - сущность подобных отношений составляет государственное осуждение преступника и преступления. В период фактического отбытия наказания, назначенного по приговору суда, отношения между государством и преступником также не исчезают. Содержание их составляют отношения по поводу реального исполнения наказания в точном соответствии с законом, а также исправления и перевоспитания виновного.

Уголовное, уголовно - процессуальное и уголовно - исполнительное право образуют единый уголовно - правовой комплекс, будучи неразрывно связаны между собой исторически, генетически, общими целями, задачами, принципами и т. д1. В самом деле, без уголовно - исполнительного права станет невозможным осуществление одной из целей уголовного наказания - исправление осужденного (ч. 2 ст. 37 УК КР) и уголовное судопроизводство не выполнит своих задач (ст. 2 УПК КССР), а исполнение приговора - это одна из стадий уголовного судопроизводства (ст. ст. 360 - 380 УПК КССР). Следовательно, установление истины является средством достижения цели уголовного процесса, так как уголовный процесс установлением истины не заканчивается.

Без выяснения сущности и содержания уголовного процесса, как нам пред- ставляется, нельзя понять его цели.

Понятие уголовного процесса, по единодушному мнению ученых - юри- стов, является одним из важнейших и дискуссионных вопросов теории уголов-ного процесса . По меткому замечанию Н. Н. Полянского «правильное определение уголовного процесса это альфа и омега науки уголовного процесса, его начало и заключение»3.

’ Прошляков А. Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права: Дис. … докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1997. С. 34

2 Алексеев Н. С. , Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. С. 22 - 25

3 Полянский Н. Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. - М., 1960. С. 75

108

В современной науке уголовного процесса существуют в основном три оп- ределения уголовного процесса. Большинство авторов, несмотря на некоторые особенности в характеристике признаков уголовного процесса, определяют его как деятельность органов расследования, прокуратуры, суда, заключающуюся в расследовании и разрешении уголовных дел, в раскрытии преступлений, изобличении и справедливом наказании лиц, совершивших преступления . Другие многочисленные авторы определяют уголовный процесс как систему процессуальных действий и систему процессуальных отношений всех его участников, или тем и другим одновременно2.

В юридической литературе утверждается, что дополнять понятие уголов- ного процесса указанием на систему процессуальных отношений нет необходимости, поскольку в уголовном процессе правовые отношения не играют существенной роли, правоохранительные органы в ходе судопроизводства осуществляют односторонние властные полномочия*. Правовые отношения - признак не только уголовного процесса, но и всякой регулируемой законом деятельности, ибо правовая деятельность не будет таковой, если не представляет собой осуществление ее субъектами принадлежащих им прав и обязанностей. Правовой порядок, устанавливая меру возможного и должного поведения участников процесса, образует тем самым содержание прав и обязанностей последних4.

Сторонники включения процессуальных отношений в определение уго- ловного процесса ссылаются на то, что характеристика его как деятельности не

1 Уголовный процесс /Под ред. М. А. Чельцова - М., 1969. С. 10; Советский
уголовный процесс /Под ред. А. С. Кобликова. - М., 1972. С. 9: Уголовно -
процессуальное право. Учебник /Под ред. П. А. Лупинской. - 2-е изд.,
перераб., и доп. - М.: Юристъ, 1997. С. 9

Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1, - М., 1968. С. 16; Уголовный процесс /Под ред. Н. С. Алексеева, В. С. Лукашевича, П. С. Эль-кинд. - М, 1972. С. 19 - 20; Божьев В. П. Уголовно - процессуальные правоотношения. - М., 1975. С. 28; Советский уголовный процесс /под ред. Л. М. Кор-неевой, П. А. Лупинской, И. В. Тыричева. - М., 1980. С. 9 ‘Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М., 1962. С. 10, 12, 16 А Тольстой Ю. К. Учение о сущности уголовно - процессуального права //Вестник Ленинградского ун - та, 1963. №2, серия экономики, философии и права, вып. 4, С. 171;

109

раскрывает полностью его сущности, приводит к пониманию процесса лишь как деятельности должностных лиц с односторонними властными полномочиями, принижает роль правовых отношений в уголовном судопроизводстве до уровня того, что они не играют в нем существенной роли и являются второстепенным признаком процесса1. «Соотношение между уголовно - процессуальной деятельностью и уголовно - процессуальными отношениями - это соотношение не между существенно различными или друг друга поглощающими явлениями, а между такими, которые, находясь в причинной, взаимнообусловли-ваемой зависимости и во взаимопроникновении, сохраняют по отношению друг к другу известную самостоятельность. Вот почему интересы научного и прак- тического характера определяют целесообразность как взаимного, так и раздельного их изучения»2.

По нашему мнению, уголовный процесс, как правовое проявление, - это урегулированная уголовно - процессуальным правом деятельность органов расследования, суда, прокуратуры и других органов и лиц, участвующих в деле, внутренне связанная уголовно - процессуальными отношениями правового характера, направленное на быстрое и полное раскрытие преступления, изобличение и справедливое наказание виновных и оправдание невиновных, на предупреждение преступлений, на обеспечение полного возмещения материального ущерба, причиненного преступлением .

Дискуссия по поводу определения уголовного процесса в значительной мере, на наш взгляд, объясняется недостаточной разработанностью в теории уголовного процесса проблемы сущности, содержания и формы уголовного процесса, об этом свидетельствует, в частности, то, что одни ученые - процессуалисты деятельность следственных, прокурорских и судебных органов, вы-

1 Рахунов Р. Д. Участники уголовно - процессуальной деятельности. - М, 1961. С. 60; Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1, С. 38 - 39

2 Элькинд П. С. Сущность советского уголовно - процессуального права. - Л., 1963. С. 28

3 Шпилев В. Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974. С. 40

по полняющих свои обязанности в области борьбы с преступностью, называют содержанием процесса1, другие - его сущностью2.

Содержание включает в себя сущность (всех основных элементов целого, его свойств и связей), как целое включает в себя собственную часть. Но содержание богаче, обширнее, сложнее сущности, поскольку сущность есть внутреннее содержание предмета, обнаруживающееся во внешних формах его существования . Определяющее значение сущности уголовного процесса заключается в том, что содержание ее не может расходиться с сущностью. В этом мы видим связь, соотношение и различие содержания и сущности уголовного процесса.

Распространенность описанного нами подхода позволяет сделать вывод, что в теории уголовного процесса сущность уголовного процесса, как правило, сводится исследователями к его понятию, что большинство авторов не видит различия между сущностью и понятием уголовного процесса. Однако ставить знак равенства между этими двумя понятиями уголовного процесса неправильно. Понятие, как общественное суждение о признаках, свойствах уголовного процесса, выделяющих его из многообразной государственной правоприменительной деятельности, хотя и примыкает к сущности уголовного процесса, но ею не является. Ведь сущность уголовного процесса заключается в характеристике его глубинных, кардинальных свойств, раскрывает его внутреннее со- держание, обнаруживает его ценностный потенциал4.

Так для понятийной характеристики уголовного процесса достаточным будет суждение о том, что это есть урегулированная уголовно - процессуальным правом система действий и возникающих при этом правоотношений органов дознания, следователя, прокурора, суда (судьи), а также других участников

1 Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1, С. 29; Советский уголовный процесс /Под ред. Л. Д. Кокорева. - М., 1975. С. 6 - 7

2 Советский уголовный процесс /Под ред. А. С. Кобликова. - М., 1972. С. 12

10жегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка, С. 732, 771 4 Ляхов Ю. А. Сущность и тенденции развития уголовно - процессуальной политики Российской Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. - Ростов - на - Дону, 1994. С. 71 -72

Ill процесса, связанная с расследованием и разрешением уголовных дел1. Другое дело принципы, на которых строится уголовный процесс, которые характеризуют его внутреннюю сущностную сторону. Например, доведенная до крайности публичность, игнорирующая интересы личности при расследовании и разрешении уголовных дел; почти ничем не ограниченная возможность применения государственными органами, осуществляющими уголовный процесс, различных мер процессуального принуждения. Вскрытие этих свойств уголовного процесса относится к его сущностной характеристике.

Наряду с принципами сущность уголовного процесса характеризует со- временный процесс, определяет характер деятельности участников уголовного процесса (состязательный, обвинительный), его направленность, чьи интересы она защищает, показывает, как решаются конфликтные ситуации и в пользу кого, по какому принципу.

Таким образом, содержание уголовно - процессуального права отвечает на вопрос, что оно регулирует, из каких основных элементов оно состоит, а сущность - чьи интересы и волю оно выражает.

Отношение государства к личности, ее достоинству, интересам, правам имеет важнейшее значение для уголовного процесса. Оно заключается в том, что, с одной стороны, характер и содержание уголовного процесса зависит от положения личности в государстве2. С другой - «построение уголовного процесса оказывает глубокое влияние на права и положение личности в государстве. Очевидно поэтому, что уголовный процесс имеет высокое политическое значение3.

В теории уголовного процесса до недавнего времени доминировало возве- денное в принцип мнение, что, хотя, следует стремиться к одновременному удовлетворению личных и общественных интересов, при необходимости выбора между ними предпочтение должно безусловно отдаваться последним. Дан-

’ Ляхов Ю. А. Указ. раб. С. 72

2Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства, С. 10

3 Там же, С. 11

112

ное положение предопределялось сложившимися в общей теории права представлениями о том, что «при возникновении коллизий между общественными и личными интересами действует юридический приоритет общественных интересов»1. При этом следует иметь в виду, что в подобных рассуждениях «под общественными интересами в самом деле подразумевались государственные. Поскольку гражданского общества не существовало, оно было поглощено государством и порождается только сейчас.

Не только ученые, но и юристы - практики обратили внимание на небезу- пречность всего построения уголовного судопроизводства и общего состояния правоприменительной практики, легче меняющейся в зависимости от позиций органов государственной власти и правоохранительных ведомств. Подобное возможно потому, что вся уголовно - процессуальная система ориентирована на удовлетворение государственно - политического интереса. В ее основе лежит преобладающее публичное начало2. Отсюда вполне логичен сделанный в прошлом вывод: цель уголовного процесса - в наказании виновного в преступлении лица .

Когда в ученых трудах речь заходит о цели уголовного процесса в единст- венном числе, то, видимо, подразумевается сущностное выражение всей совокупности имеющихся в уголовном процессе целей (задач), приведение их к «единому знаменателю» для выделения основного, главного и определяющего.

Лейтмотивом деятельности по уголовным делам в советский период уго- ловного процесса была, конечно, защита интересов государства путем использования уголовного процесса в качественного «особого государственно - правового института, специально созданного для борьбы с преступностью»4. Усиление публичного начала в уголовном процессе являлось неотьемлемым атри-

’ Тихомиров Ю. А. Теория закона. - М., 1982. С. 139

2 Лившиц В., Прошкин Л. Процессуальный гуманизм и инкивизиция //Соц. за конность. 1990. №1. С. 38

3 Полянский Н. Н. Вопросы теории уголовного процесса. - М., 1956. С. 68

4 Советский уголовный процесс. М., 1980. С. 6

113

бутом тоталитарной системы, которая держалось на насилии и подавляла личность1.

Меняющиеся цели, социальная направленность, ценность уголовно - про- цессуальной политики приводят к изменению ее сущности, хотя само понятие уголовно - процессуальной политики при этом и остается2.

Уголовно - процессуальная политика наших дней имеет сущностное отли- чие от уголовно - процессуальной политики предшествовавшего периода. В основе ее лежит такое направление развития уголовно - процессуального законодательства и практики его применения, которое бы, обеспечивая наиболее эффективную защиту общества и личности от преступлений, являлось в то же время гуманным, законным и социально справедливым расследованием и судебным разрешением уголовных дел. Гуманизм, демократизм и социальная справедливость в своем единстве составляют основу современной уголовно -процессуальной политики, являются его сущностью .

В соответствии с Конституциями КР и РФ приоритет общественных инте- ресов подлежит замене на приоритет прав и свобод личности. Последний же означает верховенство индивида над государством в том смысле, что права и свободы ставят пределы для государственной власти4. Таким образом начинает действовать новая концепция взаимоотношений личности и государства, соответствующая принципам гражданского общества5.

Изменение на Конституционном уровне отношения государства к личности неизбежно влечет сущностное изменение направленности и содержания уголовного процесса6. Развитие уголовно - процессуального законодательства всегда в значительной степени проистекает из необходимости обеспечить

1 Петрухин И. Л. Время реформ. - М., 1990. С. 13

2 Ляхов Ю. А. Указ. раб. С. 83 1 Там же, С. 83

4Мюллерсон Права человека: идеи, нормы, реальность. - М.. 1991. С. 44 “Общая теория права. - Нижний Новгород, 1993. С. 226

6 Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Дис. … докт. юрид. наук. -М., 1997. С. 31

114

должное соотношение общественных и личных интересов .Тем более такая необходимость проявляется сейчас.

Примат прав человека над правами нации является существенной чертой свободного общества2. Оставление без внимания объективной иерархической системы социальных интересов в сфере уголовного судопроизводства нередко сводит на нет саму эффективность процессуально - правового регулирования. Уголовно - процессуальный закон эффективен лишь постольку, поскольку отражает объективные интересы личности, рационально, высоконравственно сочетает интересы различных участников уголовного процесса. В ином случае уголовно - процессуальная норма просто мертва. Уголовно - процессуальный закон должен регулировать процессуальные отношения следователя, прокурора и суда, сочетая их интересы с интересами других участников, всего общества в целом и, наоборот, сочетая различные интересы в уголовно - процессуальном праве, оказывать регулятивное воздействие на субъектов уголовного судопроизводства. Иерархия интересов объективно предполагает и иерархию субъектов правоотношений . В УК РФ и УК КР по сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством изменены приоритеты уголовно - правовой охраны. Шкала ценностей, охраняемых уголовным законодательством, построена исходя из международного законодательного опыта и провозглашенных Россией приоритетов: ценности личности в различных сферах, в том числе ее имущественных интересов, затем общественных интересов, государственных интересов . В уголовном законодательстве Кыргызской Республики также изменены приоритеты уголовно - правовой охраны. Нам представляется, что с точки зрения значимости ценностей соотношение между интересами общества и личности в уголовном судопроизводстве должно быть таким:

1 Кокорев Л. Д. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизвод стве, С. 4

2 Теория права и государства. Учебник /Под ред. В. В. Лазарева. - М., Право и закон. 1996. С. 387

^Там же, С. 338

1 Уголовное право России. Учебник /Под ред. В. П. Ревина, С. 7

115

Личность коллектив

Коллектив общество

Общество государство

И делая выбор между этими ценностями, законодатель устанавливает при- оритет более значимого интереса по схеме крайней необходимости1. Поэтому при конструировании норм любого закона, в том числе уголовно - процессуального, всегда нужно сопоставлять ценности, которые мы собираемся поставить под охрану закона, и ценности, которыми, возможно, придется пожертвовать при действии этого закона.

Задача современного государства по формированию современного уголов- но - процессуального законодательства состоит не только в том, чтобы гармонизировать в нем общественные и личные интересы, но и в том, чтобы добиться этого в процессе его реализации в надлежащем осуществлении прав и обязанностей участников правоотношений2, для чего необходимо создать стабильное, легитимное законодательство, не только модернизированное с точки зрения принципов демократического правового государства, но и морально приемлемое обществом и гражданами.

Таким образом, права человека сегодня выступают важнейшим фактором, определяющим назначение, содержание и формы процессуальной деятельности по уголовным делам. Не права человека должны подгоняться под нужды расследования преступлений, уголовного процесса в целом, а наоборот уголовный процесс должен максимально сообразовываться с правами человека. Данное положение является ключевым, выражает суть новой методологии изучения и реформирования уголовного процесса .

Аликперов X. Д. Проблемы уголовно - правового регулирования института компромисса в борьбе с преступностью. Проблемы уголовного законодательства. Материалы конференции. - М., 1992. С. 54 : Лукашева А. 3. Право, мораль, личность. - М., 1986. С. 192 3 Демидов И. Ф. Проблемы прав человека в Российском уголовном процессе, С. 6,37

116

Именно идеи первоочередной защиты личности в уголовном процессе легли в основу новой концепции уголовно - процессуального законодательства, предлагающей генеральную реконструкцию уголовно - процессуального закона в направлении создания качественного и иного уголовного процесса - охранительного типа, являющегося по своему социальному предназначению гарантом личности от произвола карательных органов государства1. При этом необходимо иметь в виду, если законодатель отдает предпочтение цели обеспечения неотвратимости наказания, процессуальная форма уголовного процесса строится по репрессивному, карательному типу. Если приоритетное значение отдается гарантиям от необоснованного привлечения к ответственности, то мы имеем дело с «охранительной», либеральной моделью судопроизводства.

Сейчас представляется очевидным, что быстрое и полное раскрытие пре- ступлений и изобличение лиц, его совершивших, - вовсе не та задача, ради которой функционирует правоохранительная система2. Идет активный пересмотр целей уголовного процесса. «Главной целью уголовного судопроизводства должно быть требование не осудить того, в виновности кого не уверен суд» .

Преобладание в сфере уголовного судопроизводства как обвинительного, так и оправдательного уклонов весьма чревато для общества и в принципе разрушает изнутри всю систему уголовного судопроизводства. Необходимо оптимальное соотношение в защите интересов различных участников уголовного судопроизводства как от преступных посягательств, так и от произвола представителей государственной власти. Выполнить эту роль может только суд при условии корректно сформулированной цели уголовного судопроизводства и построения уголовного процесса в соответствии с целью.

1 Концепция уголовно - процессуального законодательства Российской Федера ции, С. 54

2 Бойков А., Демидов И. Концептуальные вопросы изменения законодательства об уголовном судопроизводстве //Соц. законность. 1990. №1. С. 26

3 Морозова Л. Ю. Судебная реформа и юридический профессионализм //Государство и право. 1994. №3. С. 136

117

Задачи уголовного права, выраженные в ст. 2 УК КР: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Кыргызской Республики от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступления ориентируют нас на интересы всего общества, который должен быть выражен через цели и задачи уголовного судопроизводства.

Уголовный кодекс закрепляет признанные государством права и свободы человека и нацеливает членов общества их соблюдать. Но если они нарушены преступлением, государство обязано их защитить. «Посягательства на человека, его имущество и т. д. затрагивают публичные, общественные интересы»1.

Преступление, содержа в себе элементы опасного или вредного для обще- ства, всегда является помехой развития человека, в силу чего государство и борется с преступными деяниями, стремясь ограничить количество преступников. Создается целый ряд норм уголовного закона, в которых определяется, что и при каких условиях преступно, и какое наказание ожидает совершившего предусмотренное этим законом деяние, то есть не исполнившего предписание государства или поступившего против его запрета (уголовное право).

Но далеко не всякое преступление можно предупредить и одних положений материального уголовного закона не достаточно. Необходимо, чтобы пред- писание или запрет уголовного закона в случае совершения преступления имели реальную силу, то есть определенное в законе наказание действительно постигло виновного в правонарушении, а нарушенное преступлением правовое положение было бы восстановлено.

Сегодня следует по иному взглянуть на цель уголовного процесса. Цель уголовного процесса - категория динамичная, не стабильная. Содержание ее определяется той оценкой, которой общество дает социальному назначению уголовного судопроизводства. Мы полагаем, что целью уголовного процесса

1 Якупов Р. X. Уголовный процесс. Учебник для вузов /Под ред. В. Н. Галузо, С.

3

118

должен являться осознанный и возведенный в уголовно - процессуальный закон общественный интерес, возникающий в связи совершением преступления (интерес всего общества и интерес отдельного члена, охраняемые законом).

Таким образом, можно утверждать, что целью уголовного судопроизводст- ва является не борьба с преступностью, как весьма часто утверждают ученые и практики, а защита общества и личности от преступлений путем реализации уголовного закона, защита прав и законных интересов лиц, попавших в сферу юстиции (подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков). Под реализацией уголовного закона в современных условиях следует понимать не только привлечение к уголовной ответственности и назначение наказания, но и отказ от привлечения к уголовной ответственности на законных основаниях, тем более отказ от уголовного преследования невиновных.

Цель уголовного судопроизводства, выражающая интерес всего общества, могла бы быть сформулирована как: «защита прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Кыргызской Республики от преступных посягательств и злоупотреблений властью, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступления.

Данная цель уголовного судопроизводства оптимально сочетает интерес всего общества по защите общества и отдельной личности от преступного посягательства и злоупотреблений в связи с производством по уголовному делу. Мы называем эту цель целью уголовного процесса, ибо она свойственна всей правоохранительной деятельности

Сформулированная цель уголовного процесса соответствуют цели уголов- ного закона: охраны личности, прав и свобод граждан, юридических лиц, природной среды, общественного порядка и безопасности, конституционного строя Кыргызской Республики, мира и безопасности человечества от преступных посягательств (ст. 2 УК КР). Цель уголовного закона и уголовного судопроизводства являются средствами согласования, выражения интересов, как общества,

119

так и личности. Если признать целью уголовного процесса защиту от преступных посягательств и злоупотребления представителей государственной власти в отношении личности, вовлеченной в сферу уголовного судопроизводства, то задачи уголовного процесса могут быть раскрыты через функциональное назначение правоохранительных органов. Цель уголовного процесса достигается путем решения конкретных задач, возложенных на конкретный правоохранительный орган (суд, прокуратуру, орган дознания, предварительного расследования). Иначе говоря, задачи уголовного процесса выступают в качестве средств достижения цели уголовного судопроизводства.

В связи с этим, в определении соотношения категорий «задача» и «цель» следует согласиться с Л. Д. Кокоревым, считающим, что решение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством, обуславливают достижение его целей1. Задача в отличие от цели как желаемого результата, есть требование, проблема, требующая разрешения2.

В статье 2 УПК РСФСР и ст. 2 УПК КССР законодатель употребляет тер- мин «задача», не разъясняя его значения. Представляется, что употребление понятий «цель» и «задачи» как равнозначных неправильно. Характеризуя задачи уголовного судопроизводства, П. Пашкевич пишет: «Перед уголовным процессом стоит двуединая задача - обеспечить быстрое и справедливое разрешение дел»’. Другие, наряду с требованием быстроты раскрытия преступлений, указывают на необходимость полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела4. Критикуя П. Пашкевича, А. Кобликов пишет, что «выявление причин и условий, способствовавших совершению преступлений, является задачей, конечно, не менее важной, чем обеспечить быстроту процес-

Кокорев Л. Д. Положение личности в советском уголовном процессе: Автореферат дисс.докт. юрид. наук, С. 12

2 Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: Российская АН.; Российский фонд культуры, С. 198

3 //Соц. Законность. 1974. №4. С. 55

4 Каз Ц. О дифференциации уголовного судопроизводства //Соц. Законность. 1975. №1. С. 65

120

са»1. На целесообразности указать в перечне задач уголовного судопроизводства на выявление и устранение причин, способствующих совершению каждого данного преступления, указывает П. С. Элькинд . В противоположность этому, В. Т. Томин утверждает, что выявление и устранение обстоятельств, способствующих совершению преступления, выходят за рамки цели уголовного процесса, поскольку это должно осуществляться не процессуальными средствами . Под целями уголовного процесса Томин В. Т. понимает изобличение лица (лиц), совершившего преступление, и определение меры его (их) вины и ответственности, обеспечения неотвратимости ответственности4. Некоторые авторы «к целям правосудия по уголовным делам относят охрану от преступных пося- гательств прав и законных интересов граждан»5. Другие вообще не упоминают понятия «цели уголовного судопроизводства», а называют их задачами. Например, В. М. Кобяков все задачи, перечисленные в ст. 2 УПК именует «общими» задачами уголовного судопроизводства. Он считает, что этот термин приемлем, поскольку он позволяет отграничить задачи данного уровня от более частных, поставленных перед отдельными стадиями уголовного процесса6. Другие отождествляют понятия задач и целей, вкладывая в их содержание то, к чему надо стремится, то, что требует разрешения, осуществления .

1 Кобликов А. Задачи уголовного судопроизводства и проблемы дифференциации //Соц. законность. 1975. №4. С. 69

Элькинд. П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовном про- цессуальном праве. - Л., 1976. С. 42

Томин В. Т. Понятие и задачи уголовного судопроизводства. - В кн.: Вопросы борьбы с преступностью. - Иркутск, Труды Иркутского универиситета. Т. 85. 1970. С. 85

4 Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М., 1991. С. 24, 56

5 Петрухин И. Л, Батуров Г. П., Морщакова Т. Г. Теоретические основы эффек- тивностиправосудия. - М, 1979. С. 61

  • Кобяков В. М. К вопросу о задачах советского уголовного процесса. - В кн.: Проблемы укрепления законности в уголовном судопроизводстве: Межвуз. сборник. - Барнаул. АГУ, 1985. С. 34

7 Власова Н. А., Гирько С. И. Этапы судебной реформы и реализации некоторых задач уголовного судопроизводства. - В кн.: Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ. 1994. С. 3

121

Общепризнанным является то, что первую часть задач, предусмотренных статьей 2 УПК, именуют специальными, непосредственными, а вторую - об- щими, общесоциальными. В последнее время, на наш взгляд, правильно критикуются общие задачи (ч. 2 ст. 2 УПК КССР и ч. 2 ст. 2 УПК РСФСР), «как не соответствующие сложившимся к настоящему времени реалиям» , «как задачи, осуществлению которых уголовное судопроизводство должно способствовать и которые решаются не только посредством уголовно - процессуальной деятельности»2. Решение задач второй группы возложено не только на уголовное судопроизводство, но и на иные государственные органы, учреждения, а также общественные организации. Это действительно так, хотя данное утверждение есть не более, как только констатация.

Законодательные и теоретические конструкции, в том числе закрепленные в проектах уголовно ~ процессуального законодательства, по сути повторяют существующие определения задач уголовного процесса (ст. 2 УПК РСФСР), либо лишь незначительно модифицируют их3. В проекте Основ уголовного судопроизводства, разработанном авторским коллективом А. Д. Бойкова, в число задач уголовно - процессуального законодательства включена защита от преступных посягательств на жизнь, здоровье, личную свободу, имущество, честь и достоинство граждан, их права и законные интересы, права государственных предприятий, учреждений и организаций, кооперативных и иных общественных организаций. Эти задачи должны решаться, по мысли авторов, методами, свойственными для уголовного процесса, т. е. путем быстрого и полного раскрытия преступлений, получения доказательств, обеспечивающих установление истины и правильное применение закона с тем, чтобы каждый виновный в совершении преступления был подвергнут справедливому наказанию и не один

Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факульте- тов. - М.: Зерцало, ТЕИС, 1996, С. 14 -15

2 Петуховский А. А. Уголовный процесс: Учебное пособие, - М.: Бизнес инте-ренешнл Лтд., 1998. С. 4

Уголовно - процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель /Под ред. В. М. Савицкого, С. 17, 49

122

невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден . Иначе говоря, то, что в действующем законодательстве означено как задачи уголовного судопроизводства, в предлагаемом проекте - средства достижения конечного результата . Аналогично сформулировано содержание нормы ст. 4 проекта УПК Кыргызской Республики

Как видим, даже среди ученых юристов и практиков нет единого понятия цели и задачи уголовного процесса. Они размыты, смешаны, сконцентрированы в одной норме закона под названием «задачи уголовного процесса», что дает повод разночтению его содержания не только практикам, но и теоретикам и не понятно, что является целью, а что задачей. Поэтому цели и задачи уголовного процесса должны быть сформулированы четко, ясно, отдельно и не должны вызывать разночтений. Действующие УПК РСФСР, УПК КССР такими свойствами не обладают.

Задачи уголовного процесса связаны с функциональной деятельностью участников процесса. Совокупность всех действий компетентных органов по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел, а также деятельность обвиняемого, потерпевшего и т. д., направленные на разрешение задач и достижению цели, предусмотренных ст. 2 УПК, является функцией участников уголовного процесса.

Процессуальная функция - понятие частное по отношению к уголовному процессу, так как она является одной из сторон, одним из направлений деятельности компетентных органов и лиц по осуществлению задач, предусмотренных ст. 2 УПК, которую предусматривает собой уголовный процесс в целом. В то же время это понятие общее по отношению к отдельным процессуальным действиям и решениям, так как функция есть спаянная единством цели совокупность процессуальных действий и, в соответствующих случаях, решений. Причем понятие уголовно - процессуальной функции следует распространить не на

Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Проект/Рук. А. Д. Бойков //Соц. законность. 1990. С. №3

•у

Володина Л. М. Цели и задачи уголовного процесса //Государство и право. 1994. №11. С. 128

123

любой, а лишь на основные виды процессуальной деятельности - «основные функции» (например, обвинение, защита, разрешение дела). Конечно, функцией в буквальном смысле этого слова можно назвать любой вид процессуальной деятельности: производство экспертизы, перевод материалов дела, ведение протокола судебного заседания и т. п. Однако, распространение понятия процессуальной функции на такого рода действия лишило бы это понятие самостоятельного процессуально - правового содержания, сделало бы его равнозначным понятию процессуального действия.

В литературе нет единого мнения о количестве и наименованиях процессу- альных функций, однако, на основе положений уголовно - процессуального законодательства всеми авторами признается существование функций обвинения, защиты и разрешения дела. Принцип разделения функций позволяет каждому из участвующих в нем государственных органов в максимальной мере способствовать решению поставленных задач. Правы поэтому Л. Д. Кокорев, М. С. Строгович М. А. Чельцов относящие к процессуальным функциям лишь основные виды процессуальной деятельности, «основные функции»1.

Каждое следственное (судебное) действие, непосредственно связанное с собиранием, проверкой и оценкой доказательств, его содержание и форма, как и вся совокупность этих действий, согласуются с целями и задачами уголовного судопроизводства и, в конечном счете, определяются ими. Решению задач уголовного судопроизводства подчинена вся система предусматриваемых законом уголовно - процессуальных действий. «Те задачи, которые стоят перед органами предварительного расследования, прокурором и судом по конкретному уголовному делу, являются и задачами по всем другим уголовным делам. От успешности их разрешения по каждому делу зависит и успех всей уголовно -процессуальной деятельности. Иными словами, задачи, решаемые по конкретному уголовному делу, - всегда конкретизация общих задач уголовного судо-

1 Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М, 1969. С. 11

124

производства»1. Задачи уголовного процесса должны быть сформулированы через означенные функциональные направления деятельности названных органов, через перечисленные обязанности этих органов, применяющих нормы уголовно - процессуального права. Ее «стержень» составляют основные направления процессуальной деятельности - процессуальные функции, вокруг которых сгруппируются участники процесса, имеющие в рамках отведенных им функций и собственные процессуальные задачи. Процессуальные функции объединяют участников процесса, имеющих общие цели и процессуальные интересы. Вокруг функции обвинения группируются и такие участники процесса, как общественный обвинитель, а также потерпевший, гражданский истец и их представители. Другая группа участников процесса объединена функцией защиты. Это подозреваемый, обвиняемый, защитник, гражданский ответчик и его представитель. Любой участник процесса выполняет определенную функцию, так как он вносит свой вклад в достижение целей судопроизводства.

Единственным органом, осуществляющим функцию правосудия, является суд. Это центральная, основная функция всего процесса.

Каждой из внутрисистемных процессуальных функций соответствует оп- ределенная задача. Задача суда - рассматривать и разрешать дела, т. е. осуществлять правосудие; задача прокурора - осуществлять надзор за законностью, делать все возможное для обоснования перед судом первой инстанции обвинительных выводов, сформулированных на предварительном следствии (то есть защита от преступления); задача защитника - прилагать все усилия для доказывания невиновности или меньшей вины обвиняемого (то есть защита от обвинения, а также защита от возможных злоупотреблений со стороны должностных лиц правоохранительных органов); задача следователя по отношению к предстоящему судебному разбирательству - собирать и процессуально закрепить информацию, необходимую для правильного разрешения дела; обязан-

1 Миньковский Г. М. Содержание истины как цели доказывания. - В кн.: Теория доказательства в советском уголовном процессе, С 116

125

ность поставленная законом перед лицами, обладающими указанной информацией, - сообщать ее суду.

Процессуальные обязанности должны претворяться в жизнь в целях реше- ния задач, ради которых устанавливаются те или иные процессуальные обязанности. Конечно, решение задачи процесса связано с подведением итогов по уголовному делу, доказыванием инкриминируемого обвинения, принятием решения о виновности или невиновности лица, преследуемого в уголовном порядке, против которого выдвинуто обвинение, в случае виновности подсудимого назначить справедливое наказание, а также связано с недопустимостью осуждения невиновного.

Таким образом, можно сделать вывод, что задачи уголовного судопроиз- водства раскрывают пути достижения целей уголовного процесса и соответственно должны быть сформулированы через основные направления (функции) уголовно - процессуальной деятельности, каковыми являются обвинение, защита и разрешение уголовного дела. Задачи уголовного судопроизводства могут уточняться и дополняться в периоды его реформирования. Совершенствование уголовно - процессуального законодательства - важное средство усиления охраны интересов личности и прав граждан. Поэтому, необходимо внести некоторые изменения в уголовно - процессуальный закон в направлении более эффективной защиты личности, общества, государства и их интересов, в частности цели и задачи уголовного процесса изложить в следующей редакции:

Ст. 4 Цели и Задачи уголовного судопроизводства

«Целями уголовного судопроизводства являются: защита прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Кыргызской Республики от преступных посягательств и злоупотреблений властью, обеспечение мира и безопасности человечества.

«Задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное рас- крытие и расследование преступлений, изобличение лиц, виновных в совершении преступлений, обеспечение правильного применения законов, справедли-

126

вое решение гражданского иска, привлечение к уголовной ответственности только виновных, предотвращение применения незаконного ареста и привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновного, а также предупреждение преступлений.

Решением этих задач обеспечивается достижение цели уголовного судо- производства».

Нельзя не отметить, что в статьях 1 и 2 и последующих статьях УПК как РСФСР, так и КССР сохранились ссылки на Конституцию СССР, Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и другие законы СССР, что не соответствует ст. 1 Конституции РФ и ст. 1 Конституции КР, утверждающие суверенитет РФ и КР.

«Преступность есть составная и, к сожалению, неотъемлемая часть социальной реальности»1. «Борьба с преступностью - это не одноразовые кампании по «ликвидации» преступности как таковой в целом, либо отдельных ее видов, не создание грандиозных «общегосударственных» планов, не объявление войны преступности и громких, но бесполезных лозунгов, а кропотливая повседневная работа всей системы государства и общества»2. Поэтому прав В. Савицкий в том, что искоренить преступность силами следователя, прокурора и суда невозможно и записывать в законе то, чего заведомо невозможно достигнуть с помощью уголовного процесса, не нужно. Запись «искоренение преступности» среди задач уголовного судопроизводства напоминает пустую декларацию. Об этом свидетельствует основные показатели преступности в России (схема №1) и в Кыргызской Республике. Так, число зарегистрированных преступлений в Кыргызстане составили: в 1991г. - 32061, в 1992г. - 43944, в 1993г. - 42495, в 1994г.-41155,в 1995г.-410084.

1 Пономарев П. Г. Прогноз тенденций криминальной ситуации в России на 1996 год. - В кн.: Преступность и законодательство. - М., Криминологическая ассоциация. 1997. С. 26; Криминология: Учебник /Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова,С. 11, 19, 22

Криминология: Учебник /Под ред. Вн. Кудрявцева, В. Е. Эминова, С. 12 - 13

Преступность, статистика, закон. - М., 1997. С. 4 - 5 ‘Преступность и правонарушения. Статистический сборник. - М., 1996. С. 21

127

Схема №1

Годы Поступило жалоб, за- явлений 0 преступле- ниях Число зарегист- рированных
пре- ступлений Число выявленных
лиц, совершив- ших пре- ступления Число осужденных Число лиц,
погибших
в результате преступлений 1986 Нет данных 1 338

424 1 128 439 797 286 27 482 1991 2 977 701 2 173 074 956 258 593 823 44 365 1992 3 617250 2 760 652 1 148 962 661

392 213 590 1993 3 668 993 2 799 614 1 262 556 792 410 75 365 1994 3 393 702 2 632 708 1 441 568 924

574 75 034 1995 3 675

473 2 755 669 1 595 501 1 035 000 75 510 1996 3 456 985 2 625 081 1 618

394 1 111

097 65 368

128

Конституции России и Кыргызской Республики установки на искоренение преступности не содержат. Следовательно, правы авторы, которые отмечают, что установка на «искоренение», закладываемая в критерии оценки работы милиции, прокуратуры, судов способствовала и до сих пор способствует искажению статистического учета преступности, дезорганизует работу этих учреждений1. Исходя из этого, думается, вышесказанное следует привести в соответствие с Конституцией, а указание на «искоренение» преступлений является излишним среди задач уголовно - процессуального закона (ч. 2 ст. 2 УПК).

Действующее уголовно - процессуальное законодательство одним из задач органов прокуратуры, суда и предварительного расследования устанавли- вает предупреждение преступлений (ч. 2 ст. 2 УПК). В проектах же УПК КР в числе задач не отмечается «предупреждение преступлений». О необходимости указания «предупреждения преступлений» среди задач уголовного судопроизводства указывают многие. В. А. Михайлов, критикуя норму о задачах уголовного процесса, справедливо ставит следующие вопросы: Л где раскрытие пре-ступлений? Где изобличение виновных? Где профилактика преступлений ? Также достаточно убедительно, на наш взгляд, предложение В. Т. Томина о необходимости кардинального изменения отношения законодателя к обязанности органов дознания и предварительного следствия выявлять обстоятельства, спо- собствовавшие совершению преступлений3. «Всестороннее изучение организации и тактики предупреждения преступлений органами внутренних дел, - отмечает Э. И. Петров, - приводит к выводу о необходимости дифференциации подхода к вопросу о возложении соответствующих обязанностей на те или иные

1 Ларин А. М. Конституция и уголовно - процессуальный кодекс //Советское государство и право. 1992. №10. С. 35

2 Михайлов В. А. Изменения в УПК РСФСР. Новое уголовно - процессуальное законодательство. - В кн.: Материалы Первого Всероссийского семинара - со вещания следственных работников федеральных органов налоговой полиции. - М., 1997. С. 26

3 Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства, С. 50
- 55

129

подразделения»1. Не сомневаясь в необходимости совершенствования вопроса предупреждения преступлений в уголовном судопроизводстве, лишь отметим, что его подробное исследование выходит за рамки нашего исследования. В то же время не вызывает сомнения необходимость указания на предупреждение преступлений, что имеет общее значение для всего уголовного судопроизводства, в перечне задач уголовного процесса. «Понятие предупреждения преступлений является общим по отношению к понятиям профилактики, предотвращения и пресечения преступлений. Органически присущи службам и подразделениям органов внутренних дел составные части предупреждения - предотвращение и пресечение, то есть деятельность, направленная на недопущение преступлений (либо их негативных последствий) на стадиях замысла, приготовления, покушения, а также профилактика - выявление и устранение детерминантов преступлений, установление лиц с асоциальным поведением и оказание на них корректирующего воспитательного воздействия2.

Меры к выявлению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в необходимых случаях следует принимать, когда очевидно, что преступление действительно имело место или подготавливается и что надлежит возбудить уголовное дело. Преступление, как правило, совершается в связи с наличием условий, благоприятствующих этому.

Эти условия могут быть установлены в ходе производства предварительной проверки в стадии возбуждения уголовного дела. Нередко такую информа- цию дают результаты осмотра места происшествия, причем во многих случаях выявленные обстоятельства требуют осуществления неотложных профилактических мер. В этой связи оправдывает себя сложившаяся практика подготовки и внесения в соответствующий государственный орган, общественную организацию или должностному лицу представлений о принятии мер по устранению

1 Петров Э. И. Проблемы правового обеспечения предупреждения преступления ОВД - В кн.: Преступность и законодательство. - М., Криминологическая ассо циация, 1997. С. 286

2 Там же, С. 281 -282

130

причин и условий, способствовавших совершению преступления, одновременно с возбуждением уголовных дел.

Выявление причин и условий, способствовавших совершению преступле- ния, необходимо и при отказе в возбуждении уголовного дела и во многих других случаях. Делая выводы сказанному, отметим, что выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и принятие мер к их устранению - объективно обусловленная потребность общества. Поэтому предупреждение преступлений нужно поставить в качестве задач перед судом, прокурором, органам следствия, а требование удовлетворить эту потребность средствами уголовного судопроизводства законодателю нужно совершенствовать.

Таким образом, цели и задачи уголовного процесса, выступая средством согласования интересов общества, государства и личности в уголовном судопроизводстве, имеет огромное значение для совершенствования уголовно -процессуального законодательства. В частности требует совершенствования гарантии защиты интересов как общества в целом, так и отдельного человека.

131

§ 2 Принципы уголовного судопроизводства как гарантии

обеспечения защиты интересов в уголовном судопроизводстве.

Принципы записаны в конституции Кыргызской Республики, а часть - в отраслевом законодательстве - УПК и некоторых других законодательных актах. Все принципы неразрывно связаны между собой и образуют единую совокупность правовых начал, одинаково значимых для достижения целей уголовного процесса. Каждый из них определяет такую сторону судопроизводства, без которой невозможно правильное осуществление его задач.

Принципы действуют в рамках целостной системы, где сущность и значение каждого принципа обусловливаются не только собственным содержанием, но и функционированием всей системы, где нарушение любого принципа приводит обычно к нарушению других принципов и тем самым к нарушению интересов субъектов при производстве по уголовному делу.

Конституция Кыргызской Республики и внесенные в последние годы из- менения и дополнение в уголовно - процессуальное законодательство значительно углубили и обогатили демократическое содержание принципов, расширили диапазон их применения, усовершенствовали формулировку отдельных начал, укрепили гарантийную обеспеченность принципов. Проведение судебной реформы в КР включает в себя дальнейшее совершенствование нормативного закрепления принципов судопроизводства и определения механизма их действия, в частности обеспечения интересов потерпевшего на судебную защиту, гарантий защиты интересов обвиняемого, подозреваемого и др.

Не все принципы реализуются на всех стадиях производства по делу. Пре- делы осуществления того или иного принципа определяются общими задачами уголовного судопроизводства и непосредственными задачами конкретной стадии.

Таким образом, принципы уголовного процесса в своей совокупности об- разуют определенную систему, определяет построение уголовного процесса в

132

целом, которые должны обеспечить гарантии защиты интересов в уголовном судопроизводстве.

Под принципом (от лат. principio - основа, начало) в общенаучном смысле принято понимать основные, исходные положения какой - либо теории, уче- ния, главное правило деятельности1.

Формулирование понятия «принцип» применительно к сфере уголовного судопроизводства является одной из наиболее важных теоретических проблем, так как принципы уголовного процесса, по сути, представляют собой «…основные положения, определяющие всю систему процессуальных форм, весь строй процессуальных отношений»2.

При описании принципов уголовного процесса в качестве руководящих правовых норм возникают некоторые сложности в виду отсутствия единого взгляда относительно понятия, правовой природы принципов, в выделении различных их свойств в качестве критериев, возможности их реализации в одной или нескольких стадиях, а также необходимости их нормативного выражения.

Не останавливаясь на них подробно, отметим, что, на наш взгляд, в науке уголовного процесса приемлемой является точка зрения, что принципы уголовного процесса - это «исходные руководящие идеи», «общие правовые начала», имеющие нормативно - правовой характер. Они отражают наиболее существенные стороны уголовного судопроизводства, его задачи, характер и систему процессуальных форм, стадий и институтов3.

С точки зрения динамики развития государственно - властных институтов, становится очевидным, что принципы уголовного судопроизводства, явля- ясь продуктом политики государства в области правосудия, первоначально

1 Словарь иностранных слов. - М.., Русский язык. 1986. С. 409

2 Строгович М. С. Природа советского уголовного процесса и принцип состяза тельности. - М., Юриздат. 1939. С. 96

3 Бибило В. Н. Конституционные принципы правосудия, их реализация в стадии исполнения приговора. - Минск, 1986. С. 8; Курс советского уголовного про цесса. Общая часть. /Под ред. А. Д. Бойкова и И. И. Карпеца, С. 136; Химичева Г. П. Принципы уголовного процесса. Лекция. - М., 1992. С. 5; Химичева Г. П.,

133

формулируются в виде идей, которые постепенно в ходе правотворчества закрепляются в виде норм действующего законодательства1. Следовательно, основная проблема в данном случае состоит в определении «движущей силы», посредством которой идеи о правосудии неизменно воплощаются в виде правовых норм. На наш взгляд, такой силой является стремление к наибольшей эффективности судопроизводства, из чего вытекают и основные требования, которые можно предъявить к принципам - их целесообразность для достижения результатов судопроизводства и наглядность внешнего выражения2. При этом не подлежит сомнению, что наибольшей защитой обеспечиваются интересы личности, общества, государства при закреплении принципов в виде норм предписаний, содержащихся в отдельных статьях УПК и дающих возможность наиболее полно усвоить содержание принципов всеми субъектами судопроизводства.

В работах других авторов также содержатся определения уголовно - про- цессуальных принципов, по существу не отличающиеся от приведенных выше. Однако можно заметить, что, приближаясь к толкованию внешне сходных определений, ученые - процессуалисты по разному определяют их содержание. Причиной этому служит, на наш взгляд, тот факт, что понятие принципов уголовного процесса авторы формулируют в качестве исходной посылки применительно к конкретной теме своего научного исследования, на основании чего и строится система их дальнейших выводов об организации и деятельности органов правосудия, поведение субъектов судопроизводства.

Существуют различные точки зрения по вопросу о количестве принципов уголовного процесса. Каждый, кто - сколько нибудь занимался освещением во-

Ульянова Л. Т. Конституция РФ и принципы уголовного судопроизводства.

М, 1995. С. 8

1 Бибило В. Н. Конституционные принципы правосудия, их реализация в стадии

исполнения приговора, С. 78

Танцюра А. В. Принцип презумпции невиновности и проблемы его реализации

в процессуальных решениях следователя: Дис. … канд. юрид. наук. - Харьков,

  1. С. 15

134

проса о принципах уголовного процесса, предлагают свою систему принципов, количество которых сильно различается у каждого из авторов.

Так, по мнению одних авторов для уголовного судопроизводства опти- мальное количество принципов равно четырнадцати1. Вторые считают, что основополагающих начал двадцать2. Третьи указывают, что исходные начала уголовного процесса насчитывают девятнадцать принципов”. Четвертые считают, что в уголовном судопроизводстве действует тринадцать принципов правосудия4, пятые утверждают, что в уголовном процессе функционирует одинадцать принципов процесса процесса3. Количество принципов, включаемых в систему, у Т. Н. Добровольской ограничено семнадцатью6, а у В. П. Нажимова их коли-чество доходит до двадцати семи’. Некоторые исследователи полагают, что достаточную систему составляет пятнадцать принципов уголовного процесса8.

Мы не ставим перед собой задачу сконструировать в данной работе свою собственную систему принципов (ибо это выходит за рамки предмета нашего исследования). В нашем исследовании нам необходимо выяснить: обеспечивают ли в своей совокупности принципы такое построение уголовного процесса, которое позволяло бы защитить интересы личности, общества, государства.

1 Быков В. М. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993г. //Российская юстиция. 1994. №8. С. 8 - 9

2Тыричев И. В. , Лупинская П. А. Принципы уголовного процесса. //В кн.: Уголовный процесс. - М., 1995. С. 90 - 126; Уголовно - процессуальное право РФ /Под ред. П. А. Лупинская. - М, 1997. С. 92

3 Проект уголовно- процессуального кодекса Кыргызской Республики , внесенная депутатами Комитета Конституционного законодательства собрания Жо-горку Кенеша КР 1998г. (ст. 5-23 гл. 2).

’ Ульянов Л. Т. Принципы уголовного процесса //В кн.: Уголовный процесс /Под ред. К. Ф. Гуценко. - М., 1996. С. 49 - 60

5 Кобликов А. С. Принципы уголовного процесса //В кн.: Уголовный процесс. -М., 1995. С. 27-43

fi Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса. - М., 1971. С. 38-41

7 Нажимов В. П. Развитие системы демократических принципов советского уго ловного процесса в свете новой Конституции СССР //В сб.: Вопросы осуществ ления правосудия в СССР. - Калининград, 1979. Вып. 7. С. 13

8 Громов Н. А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их поня тие, система//Государство и право. 1997. №7

135

С точки зрения господствующей ныне идеи обеспечения прав человека процессуальная система хороша при условии, если она содержит исчерпывающий набор не только прав каждого участника процесса, но и гарантии их реализации. Непросто соединить в УПК противоречивые идеи и принципы, заставить его нормы одинаково успешно работать как в интересах защиты прав личности, так и борьбы с преступностью.

В науке уголовного процесса исследование обеспечения прав личности обычно связывалось с проблемой уголовно - процессуальных гарантий, что объясняется самой этимологией слова “«гарантия”» - ручательство, порука в чем -нибудь, обеспечение1. «В широком смысле слова гарантиями принято считать средства, обеспечивающие реализацию чего - то. Когда о гарантиях говорят юристы, то имеют в виду средства, обеспечивающие претворение в жизнь каких - то правовых предписаний. При производстве по уголовным делам в центре внимания находятся те средства, которые установлены уголовно -процессуальными нормами для осуществления задач уголовного судопроизводства, в первую очередь защиты прав и законных интересов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности»2.

На содержание уголовно - процессуальных гарантий как средств обеспе- чения прав личности высказаны различные взгляды. Э. Ф. Куцова в результате обстоятельного исследования гарантий личности в уголовном процессе пришла к правильному выводу, что ими являются конкретно права и обязанности участников процесса3. Другие авторы к ним относят также правовые нормы4, принципы уголовного процесса3, и даже собственно уголовный процесс6. Ко-

’ Ожегов С. И., Шведова Н. Ю., Толковый словарь русского языка, С. 122

2 Уголовный процесс /Под ред. К. Ф. Гуценко, С. 19

3 Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в уголовном процессе. - М., 1973. С. 127

4 Цыпкин А. Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. - Саратов, 1959. С. 21-22

‘Полянский Н. Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М, 1956. С. 203

6 Кондратов П. Е. Гарантии интересов обвиняемого, как фактор, определяющий формирование и осуществление советской уголовной политики //Гарантии прав

136

нечно, спор можно продолжить. Но, думается, он реальной необходимостью не вызывается.

Если проанализировать приведенные выше точки зрения, то можно убе- диться, что каждая из них в большей или меньшей степени несет в себе рациональное зерно. Все названное в качестве гарантий по своему служит или содействует обеспечению интересов личности и общества, государства в уголовном судопроизводстве. Поэтому права Т. Н. Добровольская, утверждая, что уголовно - процессуальные гарантии прав участников уголовного судопроизводства -это установленные нормами уголовно - процессуального закона различные по своему конкретному содержанию средства, в совокупности своей обеспечивающие участвующим в деле лицам возможность реализовать предоставленные им права1. Из анализа данного определения видно, что по нему в большей степени обеспечиваются интересы личности. Более полное определение, на наш взгляд, уголовно - процессуальным гарантиям дается в учебнике «Уголовный процесс» под редакцией П. А. Лупинской. Процессуально - правовые гарантии, - пишет П. А. Лупинская, - это содержащиеся в нормах права правовые средства, обеспечивающие всем субъектам уголовно - процессуальной деятельности возможность выполнять обязанности и использовать предоставленные права»2. Как было отмечено нами, в сфере уголовного судопроизводства предоставлением прав обеспечиваются личные, частные интересы, а предоставлением обязанностей обеспечиваются общественные интересы.

Близким к определению, данной Лупинской, на наш взгляд, является оп- ределение, согласно которому в основе уголовно - процессуальных гарантий лежат два начала: а) обеспечение быстрого и полного раскрытия преступлений, установление виновных и обеспечение их справедливой ответственности; б)

личности в социалистическом уголовном праве и процессе. - Ярославль, 1981. С. 65

1 Добровольская Т. Н. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводстве //Советское государство и право. 1982. № 2. С. 133

2 Уголовно - процессуальное право РФ /Под ред. П. А. Лупинской, С. 42

137

обеспечение государством прав и законных интересов личности, включая и ограждение граждан от незаконного обвинения и осуждения1.

Уголовно - процессуальные гарантии, таким образом, находят юридическое закрепление в нормах закона, внешне выражены в виде средств обеспечения как интересов общества в целом, так и прав и законных интересов личности.

«В отдельности гарантии могут рассматриваться только в статике. В дина- мике они существуют как система обеспечения прав личности, в которой во взаимодействии реализуются права граждан, обязанности должностных лиц и т. д.»2. Именно система принципов в качестве особого уголовно - процессуального образования, на наш взгляд, в своей динамике (взаимосвязи, взаимодействии) позволит получить целостное представление об обеспеченности интересов личности, общества, государства в уголовном судопроизводстве.

Следует отметить, что принципы уголовного процесса в зависимости от формулировок в Конституции и уголовно - процессуальном законе, а также в силу имеющихся противоречий между ними предопределили рассмотрение одних принципов в большей степени, а других - в меньшей степени. При этом нами рассмотрены не все принципы уголовного процесса, а некоторые, которые с нашей точки зрения требуют исследования применительно к интересам общества и личности.

Общеправовой принцип законности получил правовое закрепление в Кон- ституции и проекте Уголовно - процессуального кодекса. Как следует из ч. 2 ст. 15 Конституции РФ - «Органы государственной власти, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию и законы». Так, статья 5 проекта УПК КР называется «законность при производстве по уголовным делам». В действующем УПК КССР это отсутствует. Суд, прокурор, сле-

1 Каюмов Р. Р. Уголовно - процессуальные средства обеспечения
неотвратимости ответственности за преступления: Дис. … канд. юрид. наук.
- Ижевск, 1994. С. 28

Белозеров Ю. Н., Марфицын П. Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. - М., 1994. С. 24

138

дователь при производстве по уголовным делам обязаны точно исполнять требования Конституции Кыргызской Республики, уголовно - процессуального кодекса и других законов. Нарушение закона при производстве по уголовным делам, какими бы мотивами оно ни было вызвано, недопустимо и влечет за собой установленную законом ответственность, признание недействительными незаконных актов и их отмену (ст. 5 проекта УПК КР). Следовательно, закон обязателен для всех субъектов уголовного процесса.

Обеспечение интересов личности и общества защитой в уголовном судо- производстве через принцип законности заключается в том, что требования точного и неуклонного соблюдения и исполнения законов закреплены за всеми субъектами уголовно - процессуальной деятельности: должностными лицами органов предварительного расследования, прокуратуры, суда и всеми физическими лицами, участвующими в деле (ст. 1 УПК КССР).

Для органов государства, осуществляющих производство по делу, соблю- дение материальных и процессуальных законов составляет их обязанность перед государством и личностью, за нарушение которых к ним могут быть применены различные санкции, а процессуальные акты, вынесенные с нарушением закона, признаны недействительными. С точки зрения интересов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика принцип законности проявляется в том, что органы государства должны действовать в рамках установленной для них законом компетенции, охранять права и свободы перечисленных участников уголовного процесса, установленные законодательством.

Законность в уголовном процессе не ограничивается требованием соблю- дения закона в деятельности лишь указанных органов государства. Соблюдать законы призваны все органы и лица, так или иначе участвующие в уголовном судопроизводстве, - представители общественных организаций и коллективов (общественные обвинители и общественные защитники), потерпевшие и гражданские истцы, обвиняемые и др. Это значит, что все они вправе действовать не иначе как в пределах, предоставленных им законом процессуальных прав и

139

возложенных на них процессуальных обязанностей, только средствами, дозволенными законом, в порядке, установленном законом. В интересах общества и личности компетентные органы государства (дознание, следователь, прокуратура, суд) должны не только сами действовать в точном соответствии с законом, но и пресекать любые незаконные действия участников уголовного процесса.

Общественные и государственные интересы, прежде всего, выражены в принципе публичности, но в то же время он служит гарантией защиты интересов личности.

Публичность, исходя из требования объективности, надо искать в самом уголовном процессе как сложном социальном явлении. Основным отправным положением, как отмечено нами, нужно признать тот факт, что содержание уголовного процесса образует деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел. Эту позицию подчеркивают большинство ученых -процессуалистов1.

Государство с необходимостью возлагает на указанные органы обязанно- сти должного характера начать по собственной инициативе уголовно - процессуальную деятельность в связи с совершенным преступлением и активно, в оптимальные сроки ее завершить (ст. 4 УПК КССР). Именно объективная необходимость защиты интересов личности, общества, государства от преступных посягательств диктует обязанность активного, инициативного использования процессуальных полномочий органами предварительного расследования, прокуратуры и суда. Активность реализуется через выполнение представителями указанных государственных органов должностных, процессуальных обязанностей, возложенных на них законом.

1 Советский уголовный процесс /Под ред. Д. С. Карева. М., Юрид. лит. - 1975. С. 6; Советский уголовный процесс. - М., Юрид. лит. 1980. С. 9; Советский уголовный процесс /Под ред. Н. С. Алексеева, В. 3. Лукашева. - Л., 1989. С. 6 -9; Уголовный процесс: Учебник для вузов /Под ред. В. П. Божьева. - М., 1998.

140

Действия обвиняемого и других участников процесса не реализуют прин- ципа публичности, потому что каждый из них отстаивает свой или представляемый интерес, и природа этого интереса другая, нежели цели, преследуемой правоохранительными органами. Обвиняемый не реализует принцип публичности, так как совершенное им деяние (если им оно действительно совершено) уже изначально вступило в противоречие с интересами общества и государства. Его деяние и вызывало к жизни публично - правовую обязанность органов предварительного расследования, прокуратуры и суда (ст. 4, 11 УПК КССР, ст. 3, 10 УПК РСФСР). В любом случае, в первую очередь обвиняемый будет защищать свой интерес, даже при идеальном варианте, когда его интересы и интересы общества совпадут (например, когда в его интересах установление истины по делу).

Принцип публичности, по нашему убеждению, реализуется только в дея- тельности органов расследования, прокуратуры и суда, призванных в силу своего положения (места) в системе государственного механизма решать задачу борьбы с преступностью и защищающих общезначимые социальные ценности, лежащие за пределами частных интересов. «Принцип публичности уголовного процесса выражает его официальное государственное начало, суть которого в том,, что защита общества и граждан от преступных посягательств является важной и ответственной обязанностью правоохранительных органов, а не делом самих граждан»’.

Принцип публичности - это специфическая законодательная интерпретация диалектического принципа активности, хотя, безусловно, последний пол- ностью не исчерпывает содержание публичности, но лежит в его основе. Генетически принцип публичности обусловливается принципом активности, и объяснять публичность только должным характером осуществления уголовно —

С. 4; Уголовный процесс. Учебник для вузов /Под ред. В. Н. Галузо. - М, 1998. С. 4

’ Курс советского уголовного процесса. Общая часть. Под ред. А. Д. Бойкова, И. И. Карпеца, С. 151

141

процессуальной деятельности - значило бы просто обеднять содержание рассматриваемого принципа1.

Содержание уголовно - процессуального принципа публичности, по на- шему мнению, гораздо шире и богаче, чем это «публичное начало», которое проявляется во всех сферах государственной деятельности2. Смысл принципа публичности состоит в том, что необходимость возбуждения уголовного дела в каждом случае обнаружения преступления и дальнейшее производство по этому делу вплоть до наказания виновных лиц или освобождения от наказания невиновных продиктовано не просто формальным требованием закона, а объективными обстоятельствами, свидетельствующими об общественной опасности подобных деяний для государства, общества, его членов, интересы которых нуждаются в защите и должны быть защищены государством.

Эта обязанность не может находиться в зависимости от усмотрения тех или иных лиц, в том числе заинтересованных в исходе уголовного дела. Госу- дарственные органы руководствуются в подобных случаях не интересами отдельных лиц, а общественными интересами борьбы с преступностью (ст. 23, 116, 131, 217 УПК КССР; ст. 3, 25, 127, 128, 221 УПК РСФСР). Только по незначительной категории дел возбуждение уголовных дел осуществляется по жалобе потерпевшего. В отдельных случаях заинтересованные в исходе дела лица могут быть повлиять на принимаемые органами уголовного судопроизводства решения (ст. 16, п. 6 ст. 5 УПК КССР; ст. ст. 15, 27, 35, 423, ч. 2 ст. 430 УПК РСФСР).

В сфере уголовного судопроизводства в целях защиты интересов государ- ства, общества, отдельных его членов активное выполнение органами предварительного расследования, прокуратуры и суда и их представителями обязанностей процессуального характера должно быть, на наш взгляд, подкреплено

1 Названова Л. А. Принцип публичности в стадиях возбуждения уголовного де ла и предварительного расследования: Дис. … канд. юрид. наук. - Л., 1990. С. 62

2 Конституционные основы правосудия в СССР /Под ред В. М. Савицкого. - М., Изд - во «Наука», 1981. С. 249

142

специальным механизмом правовых гарантий его осуществления. В противном случае эта активность не будет гарантированной от ненадлежащей ее реализации или вообще от отказа от нее. Большей степени реализации уголовно - процессуальной активности, а значит, и принципа публичности, основу которого она составляет, будет способствовать формулировка статей уголовно - процессуального закона в виде предписания «обязан», но не «вправе».

Для примера можно привести формулировку п. 7 ч. 1 ст. 6 УПК КССР, ст. 155 проекта УПК КР и ст. 27 УПК РСФСР, которая предоставляет право возбудить уголовное дело при отсутствии жалобы потерпевшего в исключительных случаях, если дело о каком - либо преступлении, предусмотренном ст. 106, ч. 1 ст. 107, ч. 1 ст. 128, 129, 137 УК КССР, ст. 112, 130 ч. 1; 131 и 141 УК РСФСР, имеет особое общественной значение или если потерпевший по этому делу либо по делу о преступлении, предусмотренном ст. 117 ч. 1 УК РСФСР, в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам, не в состоянии защищать права и интересы.

В какой - то мере их можно рассматривать как некоторое исключение из принципа, вызванное, в частности, необходимостью полнее учитывать в определенных ситуациях интересы личности. Н. С. Малеин замечает, что в этих случаях, «учитываются коллизия общественных и личных интересов, принципы неотвратимости наказания и тайны личной жизни, а также степень общественной опасности преступления и специфический характер общественных отношений»1.

При возбуждении этих дел принцип публичности реализуется не в полной мере. Тем не менее, инициатива осуществления публичности по таким делам может принадлежать прокурору в тех случаях, о которых говорится в п. 7 ч. 1 ст. 6 УПК КССР и ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР. Такая формулировка (а именно дозволение «вправе), по нашему мнению, является, с одной стороны, противоречащей принципу публичности, с другой - интересам потерпевшей в тех случа-

1 Малеин Н. С. Неовратимость и индивидуализация ответственности //Сов. Государство и право. 1982. №11. С. 51

143

ях, когда она не желает начать уголовный процесс по мотивам личной заинтересованности по тем или иным причинам в уголовном процессе. Те случаи, о которых идет речь в п. 7 ч. 1 ст. 6 УПК КССР и ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР, являются как раз таковыми, которые охватываются обязанностью государственных органов по реализации требований ст. 4 УПК КССР, ст. 3 УПК РСФСР.

Ведь речь идет о делах, имеющих особое общественное значение, в одном случае, и о защите интересов потерпевшего, отстаивании его прав и законных интересов в том случае, если он не в силах сделать это сам, с другой стороны. Кто, как не правомочные государственные органы, обязаны встать на защиту интересов общества и личности в данном случае. Прокурор должен быть обязанным повести себя активно в данной ситуации, а не просто иметь такое право. Нельзя просто дать право органам предварительного расследования, прокуратуры и суда реализовать принцип публичности, он должен быть реализован в обязательном порядке, тем более в таких случаях, какие имеются в виду в п. 7 ч. 1 ст. 6 УПК КССР, ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР.

В этом правиле выражена взаимосвязь общественных и частных интересов. Только, как верно отмечено в юридической литературе, их более полному удовлетворению соответствовала бы обязанность, а не право прокурора возбудить дело в указанных случаях1. Обязанности, как было нами отмечено, возлагаются в целях обеспечения общественных интересов. В данном случае возложение обязанности на прокурора возбуждать уголовное дело в случаях, когда потерпевший не в состоянии защищать свои интересы в зависимости от тех или иных обстоятельств, служило бы не только в интересах общества, но и в интересах потерпевшего. Следовательно, потерпевшему должно быть дано право оспаривать возражения противника или согласиться с ними, приводить доказательства в пользу своего требования или нет.

Нами предлагается дополнить ч. 3 ст.96 УПК КССР словами: «прокурор обязан возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего». А в ч. 2

1 Конституционные основы правосудия в СССР /Под ред. В. М. Савицкого, С.

255-256

144

ст. 155 проекта УПК КР внести изменения следующего содержания: «Прокурор обязан по собственной инициативе возбудить производство по делу о преступлениях частно - публичного обвинения в случаях, если:

1) деяние затрагивает интересы государства и общества; 2) 3) деяние затрагивает интересы лица, находящегося в беспомощном или зависимом состоянии либо по другим причинам не способного само- стоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. 4) Принцип публичности, таким образом, обеспечивало бы защиту интересов не только государства, но и общества, обеспечивая при этом защиту интересов участников процесса1. Уголовный процесс подчинен принципу публичности, т. е. задаче служения интересам государства и общества2. Органическое сочетание в активной и решительной борьбе с преступностью интересов государства с обеспечением прав и законных интересов личности, в первую очередь, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, - вот альфа и омега теоретической конструкции принципа публичности3.

Нам хотелось бы добавить к этому, что надлежащая реализация принципа публичности невозможна без реальной защиты и обеспечения прав участников процесса государственными органами. Проще говоря, задачу борьбы с преступностью нельзя решать в отрыве, независимо от реальной защиты и обеспечения законных интересов и прав участников уголовного судопроизводства. Реальность прав участников процесса является гарантией надлежащей реализации принципа публичности. И наоборот, когда это почти всегда свидетельствует о ненадлежащем выполнении правоохранительными органами своих обязанностей, а значит, и не должном существовании принципа публичности. Взаимосвязь указанных моментов очевидна.

1 Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1.- М., Изд - во

«Наука», 1968. С. 136

Полянский Н. Н. Вопросы теории уголовного процесса. - М., Изд - во МГУ,

  1. С. 84-85

3Тыричев И. В. Принципы советского уголовного процесса. Учебное пособие. -

М. 1983. С. 23

145

Возможно, понимание этого привело к тому, что из современных опреде- лений понятия принципа публичности исчезли такие формулировки как «весь уголовный процесс проводится в публичном интересе, а не в интересах частных лиц»1

Таким образом, принцип публичности характеризует уголовный процесс как деятельность, направленную в интересах общего блага, а не только государства. Защищая отдельного человека, уголовный процесс защищает общество в целом. Защищая общество в целом, уголовный процесс защищает отдельного человека.

Среди принципов уголовного процесса - гарантий интересов общества и личности - особое место принадлежит принципу осуществления правосудия только судом.

Характерной чертой обеспечения защитой интересов личности в уголовном процессе является то обстоятельство, что правом возбуждать уголовные дела наделены только определенные должностные лица, указанные в законе: суд, прокурор, следователь и орган дознания (ст. 4 УПК КССР, ст. 3 УПК РСФСР). Однако новым моментом для разрабатываемого уголовно - процессуального законодательства Кыргызстана является то, что среди органов, имеющих право возбуждать уголовные дела, как было сказано выше, не указан суд (ст. 152). Мы полагаем, что это не нарушает интересы личности и общества в уголовном процессе, так как суд предназначен исключительно для разрешения уголовного дела. Это означает, что на суд не могут быть возложены любые иные функции. Данное положение вытекает из ч. 1 ст. 79 Конституции КР и ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, которые предусматривают за судами исключительную компетенцию - осуществление правосудия. Конституционный Суд РФ указывает, что «возбуждение уголовного преследования и поддержания обвинения является задачей предварительного следствия»2, что суд обязан проверять ре-

1 Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М., 1948. С. 183

  • Постановления Конституционного Суда по делу о проверке конституционно-

стист. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Крас-

146

зультаты их деятельности, объективно и беспристрастно решая вопрос о законности и обоснованности выдвигаемых против лица обвинений, а также рассмотрения жалоб на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство на досудебных стадиях .

Порядок возбуждения дел частного и частно - публичного обвинения представляет собой исключение из общего правила публичного начала судо-

“У _

производства . Поэтому, учитывая, что решение судьи о возбуждении уголовного дела и назначении судебного заседания одновременно является актом привлечения лица, на которого подана жалоба, к уголовной ответственности, судья должен в каждом конкретном случае проверять изменение сведений в жалобе. В этих целях следует истребовать объяснения лица, на которого подана жалоба, иные материалы, подтверждающие фактические обстоятельства’.

Таким образом, осуществлять правосудие могут только суды, указанные в Конституции Кыргызской Республики. Конституция КР (ч. 2 ст. 79) установила четкую, исчерпывающую систему судебных органов, отправляющих правосудие. При этом никакие другие органы не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Конституционный принцип, предусматривающий исключительное право осуществлять правосудие, не допускает переложения данной функции ни на один внесудебный орган государства, а также запрещает создание чрезвычайных судов (п. 2 ч. 2 ст. 79 Конституции КР). При любом публичном или ином обвинении гражданин имеет право на защиту своего достоинства

ноярского края //Российская газета. 6 декабря 1996г.

1 Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М., 1948. С. 3

2 Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 сентября 1979. №4, в ред. Постановления Пленума от 21 декабря 1993г. №11, с изменениями, вне сенными Постановлением Пленума от 25 декабря 1996г. №10. «О практике рас смотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР /Сборник постановлений Пленума Верховного Су да РФ 1961 - 1996. С. 251 -257

1 Божьев В. П. Применение норм уголовно - процессуального законодательства при расследовании дел частного обвинения //Советская юстиция. 1992. №15 -16. С. 20

147

и права в суде; ни при каких обстоятельствах в такой судебной защите не может быть отказано (ч. 1 ст. 88 Конституции КР). Права и свободы человека являются в Кыргызской Республике действующими. Они обеспечиваются правосудием (ч. 4 ст. 15 Конституции КР). Суд не вправе применять нормативный акт, противоречащий Конституции Кыргызской Республики (ст. ч. 1 ст. 87). В суде каждый участник судебного процесса имеет право быть выслушанным (ч. 3 ст. 88 Конституции КР). Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной власти (ст. 7 Конституции КР). Все это выступает существенной гарантией обеспечения интересов общества, государства, коллектива и личности защитой в уголовном судопроизводстве.

Существенной гарантией защиты интересов общества, государства и лич- ности является гласность судопроизводства.

Гласность уголовного процесса является разновидностью социальной гласности, которая ориентирует на правдивое и ответственное информирование всех граждан о жизни общества и государства, тем самым дает возможность решать возникающие проблемы в соответствии с интересами личности, общества, государства.

Гласность в уголовном процессе чаще всего определялась как открытое судебное разбирательство1. Однако понятие гласности уголовного процесса не ограничивается открытым судебным разбирательством. Оно значительно шире, поэтому в литературе имеются различные точки зрения по данному вопросу.

Так И. Л. Петру хин не включает в содержание гласности деятельность средств массовой информации2, а А. М. Чельцов, И. В. Мартинович полагают, что такая деятельность - необходимый элемент гласности3. По мнению Т. Н. Добровольской, не всякое сообщение о судебном процессе средствами массо-

! Юридический энциклопедический словарь /Глав ред. А. Я Сухарев. - М., 1984. С. 62

2 Петрухин И. Л. В кн.: Конституционные основы правосудия /Под ред. В. А. Савицкого, С. 172

3 Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. С. 58; Мартинович И. И. Гласность в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1968. С. 8

148

вой информации можно рассматривать как форму практической реализации принципа гласности судопроизводства1. Авторы политико - правового комментария Конституции СССР считали: гласность не ограничивается тем, что судебное заседание происходит в присутствии граждан; о содержании приговора или решения судьи сообщают тому трудовому коллективу, к которому имеет отношение рассматриваемое дело; судьи информируют о своей работе и население через печать, радио, телевидение, при проведении бесед и лекций на нравственные темы и т. п.; весьма важным средством расширения гласности процесса служит проведение выездных сессий суда2.

Понятия открытости судебного разбирательства и гласности, хотя и имеют много общего, но все таки - различные. Открытость предполагает доступность уголовного процесса всем гражданам, а гласность является более широким понятием и означает не только доступность, но и обсуждение хода и результатов уголовного процесса общественностью, то есть выявление общественного мнения, его оценки деятельности суда и правоохранительных органов.

При этом гласность для участников процесса означает: ознакомление с ма- териалами дела, присутствие в зале судебного заседания и осведомленность о действиях суда и иных участников процесса за исключением совещания судей в совещательной комнате. Общая (внешняя) гласность имеет место тогда, когда двери судебного заседания открыты для всех и когда средства массовой информации могут свободно, для всеобщего ознакомления сообщать обо всем происходящем в судебном заседании. В литературе такое разграничение гласности обоснованно подвергалось критике3. Присутствие участников процесса при производстве процессуальных действий в предварительном расследовании и в зале судебного заседания представляет собой не гласность уголовного про-

1 Добровольская Т. Н. Гласность судопроизводства в СССР //Советское госу дарство и право. 1983. №9. С. 76

2 Конституция СССР. Политико - правовой комментарий /Под общ. ред. Г. Н. Понамарева. - М., 1982. С. 375

•’ Шиунашвили А. А. Гласность в советском уголовном процессе. - Тбилиси, 1969. С. 12

149

цесса, а реализацию участниками процесса своих прав и обязанностей. Поэтому нельзя согласиться с авторами, которые к элементам гласности предварительного следствия относят ознакомление с материалами дела участников расследования и проведения ряда следственных действий в присутствии защитника . Поэтому под гласностью уголовного процесса следует понимать только общую (внешнюю) гласность.

Таким образом, гласность для участников судебного разбирательства явля- ется необходимым элементом их процессуального равноправия и гарантией обеспечения защиты их интересов.

Если обратиться к этимологическому значению гласности, то гласный — доступный для общественного ознакомления и обсуждения’, гласность - из- вестность, общеизвестность чего - то, оглашение, огласка”. Применительно к гласности уголовного процесса это означает: уголовный процесс должен быть таким, чтобы общественность могла знать, что и как в нем происходит, высказать свое мнение об уголовном процессе в целом, его участниках и т. п. Следовательно, сущностью гласности уголовного процесса является его доступность для общественного ознакомления и обсуждения.

Общество заинтересовано в законном и справедливом разрешении дела, а потому вправе знать о нем, чему способствует огласка определенных материалов дела, хода его расследования и рассмотрения. Например, суд обязан допросить подсудимых, потерпевших свидетелей, заслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы (ст. 236 УПК КССР, ст. 240 УПК РСФСР).Такой порядок обеспечивает гражданам возможность присутствовать в зале судебного заседания, следить за ходом производства по делу, распространять сведения об увиденном и услышанном в средствах массовой информации или другим доступным им спосо-

1 Батищева Л. , Конах Е., Леви А., Пичкалева Г. Гласность предварительного следствия //Соц. законность. 1989. №1. С. 60

2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка, С. 128

3 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. - М., 1978. Т. 1. С.

355

150

бом. Гласность, таким образом, обеспечивает не только информированность, но также общественный контроль за деятельностью следователя, прокурора и суда по возбуждению и разрешению уголовных дел. Вот почему гражданин заинтересован в гласном судопроизводстве. «Гласность предупреждает отступление участников судебного разбирательства от правил судопроизводства, способствует повышению его культуры. Отсутствие гласности может приводить к грубым нарушениям прав и свобод участников процесса и в конечном счете к серьезным судебным ошибкам»1.

Итак, гласность уголовного процесса представляет собой руководящее по- ложение, закрепленное в уголовно - процессуальном законе, выражающее одно из основных демократических направлений развития политической системы общества и представляющее собой правовое требование доступности хода и результатов расследования и рассмотрения уголовных дел для общественного ознакомления и обсуждения в целях обеспечения защиты интересов общества, государства и личности.

Наравне с общественным контролем «правосудие должно сопровождаться надежным профессиональным контролем, не входящим в судебную систему (прокуратура, адвокатура)» . В силу специфики своей деятельности, например, защитник осуществляет своеобразный контроль за применением норм права соответствующими управомоченными на то лицами. Он нужен правосудию как одна из гарантий от судебных ошибок. В этом выражается его общесоциальное и публичное значение3. Участвуя в допросе обвиняемого и подозреваемого, а также в иных следственных действиях, защитник должен обеспечить выявление всех благоприятных для подзащитного обстоятельств. При этом защитник обязан принять и необходимые меры к охране личности обвиняемого в нравствен-

1 Курс советского уголовного процесса. Общая часть /Под ред. А. Д. Бойкова, И. И. Карпеца, С. 170

2 Скуратов Ю., Бойков А. Подготовка нового УПК РФ, С. 24

3 Козырев Г. Н. Институт защиты в уголовном судопроизводстве. Научно - практический комментарий. - Нижний Новгород, 1995. С. 26

151

ном и психологическом плане и возражать против таких незаконных приемов допроса, как угрозы, нереальные обещания и другие виды обмана, резкий тон.

Таким образом, общественный контроль за осуществлением правосудия, который возможен лишь в условиях его широкой гласности, надежно обеспечивает охрану интересов общества и личности.

Действующий принцип гласности невозможен без правового обеспечения. Необходимы четкие правовые гарантии как реализации гласности, так и ее ограничения в интересах личности, общества и государства.

Хотя данный принцип на Конституционном уровне не предусмотрен, дей- ствующий УПК КССР достаточно полно раскрывает принцип гласности (ст. 19). В проекте УПК КР установлено: «Разбирательство дел во всех судах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны» (ст. 19).

Гражданский истец, гражданский ответчик, потерпевший и их представи- тели, эксперт, специалист и переводчик, например, в случае нарушения ими порядка в судебном заседании или неподчинения распоряжениям председательствующего могут быть удалены из зала заседания по определению суда. Наказанию лишением права присутствовать в судебном процессе могут быть подвергнуты все другие лица в случае нарушения ими порядка в судебном заседании (ст. 261 УПК КССР).

С учетом общественных и частных интересов закон допускает отступления от гласности правосудия и проведение закрытых судебных заседаний. По части уголовных дел во всех случаях проводится закрытое судебное разбирательство, когда открытое разбирательство дела противоречит интересам охраны государственной тайны (ч. 1 ст. 19 УПК КССР). Кроме того, закрытое разбирательство дела в суде допускается по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, а также в случаях, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля или других участвующих в

152

деле лиц, а также членов их семей или близких родственников (ч. 2 ст. 19 УПК КССР). Четкий законодательный перечень ограничений гласности служит ее гарантией. Все, что лежит за пределами ограничений принципа, должно быть гласным. Закрытое разбирательство дела при отсутствии к тому законных оснований - грубое нарушение закона.

Особые условия предварительного производства также требуют значи- тельного ограничения гласности. Преждевременное разглашение данных расследования может воспрепятствовать раскрытию преступлений, а в ряде случаев причинить серьезный вред и обвиняемому. Поэтому данные следствия могут быть преданы гласности лишь в том объеме, в каком это признает возможным следователь или прокурор (ст. 130 УПК КССР, ст. 139 УПК РСФСР).

Усиливая правовые гарантии, связанные с гласностью правосудия, и до- пуская возможность проведения закрытых судебных заседаний, Конституция установила, что такие заседания должны проходить с соблюдением всех правил судопроизводства. Поэтому гласный процесс усиливает чувство ответственности судей, способствует полному осуществлению всех принципов судопроизводства, укрепляет гарантии прав и законных интересов личности. Этим обеспечиваются процессуальные условия охраны интересов общества и личности.

Несомненна связь обеспечения интересов личности и общества, государства защитой с принципом состязательности.

По самому своему существу состязательность подразумевает процессу- альное равноправие сторон, отстаивающих перед судом свои интересы. Признание права на состязание - это признание права за состязающимися использовать равные средства и возможности для обоснования своих утверждений и требований и для оспаривания утверждений и требований других сторон. Процессуальное равноправие означает, что все, что вправе делать обвинитель для доказывания обвинения, вправе делать защита для его опровержения; все, что вправе делать гражданский истец для поддержания иска, вправе делать ответчик для возражения против него. Поэтому в основе состязательности лежит принцип равенства всех перед законом и судом, установленный Конституцией

153

КР (ч. 3 ст. 15) и уголовно - процессуальным законодательством (ст. 240 УПК КССР).

Именно принцип равенства создает практическую базу для состязательно- сти, исключая обвинительный уклон или бездействие правоохранительных органов. Следовательно, в принципе состязательности принцип равенства всех перед законом и судом трансформируется в равноправие сторон в стадии судебного разбирательства. Уголовно - процессуальный закон конкретно указывает, что обвинитель (государственный, общественный, частный), подсудимый, его защитник (общественный защитник), а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители пользуются в судебном разбирательстве равными правами по представлению доказательств и заявлению ходатайств (ст. 240 УПК КССР, ст. 245 УПК РСФСР).

Многие процессуалисты отмечают, что принцип состязательности и рав- ноправия сторон наиболее характерен для судебных стадий производства по уголовному делу и находит всестороннюю свою реализацию именно в этих стадиях1. Об этом свидетельствует многие положения уголовно - процессуального закона (ст. ст. 33, 201, 202, 217, 240, 244, 246 УПК КССР).

Несмотря на то, что уголовно - процессуальный закон, закрепляющий со- стязательность, упоминает о судебном разбирательстве, некоторые процессуалисты распространяют ее действие на всю уголовно - процессуальную деятельность2. Вместе с тем Концепция судебной реформы в Российской Федерации предусматривает в качестве одного из ключевых решений развитие состязательности не только в судебном разбирательстве, но и на досудебных стадиях уголовного процесса3. Хотя состязательность в расследовании не может быть такой же, как и в судебном разбирательстве, такое важнейшее ее проявление, как равенство участников процесса с противоположными интересами на участие в доказывании, в том числе в доступе к исследуемым в уголовном деле до-

’ Уголовный процесс. Общая часть /Под ред. В. П. Божьева, С. 67

2 Пашин С. А. Проблемы реформы уголовно - процессуального законодательст ва в проектах УПК РФ. - М., 1995. С. 29

3 Концепция судебной реформы в Российской Федерации, С. 86

154

казательствам, должно быть, видимо, усилено и в указанной стадии. Поэтому правовые возможности участников расследования, допускаемых к ознакомлению с материалами дела, желательно привести к «общему знаменателю», унифицировать, о чем речь пойдет далее. Такая попытка в проекте предпринята и достаточно успешно воплощена в общих для всех участников расследования правилах ознакомления (ч. 2 ст. 239, ст. 240 проекта УПК), составления протокола ознакомления (ст. 241), заявления и разрешения ходатайств в ходе ознакомления с материалами дела (ст. 242), но в силу отмеченных обстоятельств она не может считаться доведенной до конца.

В наше время, в процессе судебно - правовой реформы вопросы о состяза- тельности вновь обрели свою остроту. В проекте УПК КР в числе принципов уголовного процесса называется «состязательность судебного процесса» (ст. 16 проекта УПК КР и ст. 18 проекта УПК РФ), где четко отделены друг от друга функции уголовного преследования, защиты и осуществления правосудия. «Истина в суде достигается в споре равных сторон: обвинения и защиты» (ч.2 ст. 16 Проекта УПК КР).

Ни обвиняемый, ни адвокат, ни другие участники процесса не обязаны всесторонне, полно и объективно исследовать материалы дела. Защитник не имеет права выявлять обстоятельства, изобличающие обвиняемого, поддерживать обвинение или соглашаться с последним в случае непризнания вины. Спор сторон может обнажить истину, а может и похоронить ее, в зависимости от того, совпадает ли истина с их интересами или им противоречит. Объективность, стремление к установлению истины защитнику противопоказаны, если в этом кроется угроза подзащитному. Равным образом и государственный обвинитель, освобожденный от функции надзора за законностью, едва ли станет подрывать свои позиции в погоне за истиной1.

Поэтому помимо возложения обязанности по представлению доказательств на заинтересованные стороны, в проекте в то же время правильно под- черкивается активная роль суда в установлении истины по делу. «Исключение

1 Бойков А. Д. Третья власть в России, С. 81

155

полностью активности суда из процесса познания фактов и субъективных прав, из процесса доказывания ведет к формализму правосудия, не соответствует цели защиты реально существующих прав граждан и организаций»1.

Правильно отмечается, что руководство суда должно быть: формальное и материальное. Процесс есть институт публичного права, суд действует как орган государственной власти в интересах поддержания правопорядка. Стороны обращаются к суду за установлением права. И суду должна принадлежать руководящая роль в развертывающемся перед ним споре сторон. Руководство суда прежде всего относится к формальной стороне процесса: суд наблюдает за тем, чтобы процесс развивался в законом установленных формах - правомерно, последовательно и быстро и принимает необходимые меры для этого. Но кроме формального, возможно и материальное руководство суда в процессе, под которым разумеется право суда ex officio, независимо от сторон принимать меры для установления материальной правды2.

Отсюда, в проекте УПК КР, на наш взгляд, правильно указывается, что «суд, руководствуясь принципом состязательности процесса, дает оценку представленным доказательствам, оказывает содействие в истребовании тех или иных доказательств сторонам, другим участникам процесса, которые по делу могут иметь значение» (ст. 16). «Но данная активность суда должна быть связана с реализацией требования объективности и всесторонности исследования обстоятельств дела с поиском истины. В этом случае активность спасительна»3. Отсюда правильны утверждения авторов учебника «Уголовный процесс», что «задача суда «рассудить», а «не осудить» должна исключать деятельность суда по собиранию доказательств, подтверждающих обвинение. С этой целью не должен суд быть наделен и правом возвращения дела для дополнительного рас-

1 Рязановский В. А. Единство процесса. - Пособие. - М.: Юридическое бюро «Городец», 1996, С. 8

2 Рязановский В. А. Указ. раб. С. 46 - 47

Бойков А. Д. Общественно - политический журнал. 1994. №19. С. 7

156

следования»1. Суд, решая дело на основании всестороннего, полного и объективного его исследования, не занимает ни обвинительных, ни защитительных позиций. Значение состязательного построения судопроизводства в том и заключается, что оно служит установлению истины, обеспечению прав участников судопроизводства, т. е. сочетает в себе гарантии интересов защиты общества, государства и личности.

Некоторые принципы судопроизводства по своей сущности прежде всего ориентированы на защиту интересов личности. К ним можно отнести: осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом, язык судопроизводства, презумпция невиновности, обеспечение обвиняемому права на защиту.

Основное содержание принципа равенства всех перед законом и судом нашло отражение в ст. 15 Конституции КР, ст. 19 Конституции РФ. Часть третья Основного Закона закрепляет: «Все в Кыргызской Республике равны перед законом и судом. Никто не может подвергаться какой - либо дискриминации, ущемлению прав и свобод, ущемлению прав и свобод по мотивам происхождения, пола, расы, национальности, языка, вероисповедания, политических и религиозных убеждений или по каким - либо иным условиям и обстоятельствам личного или общественного характера». Закрепляя принцип равенства, уголовно - процессуальное законодательство провозглашает: «Правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом независимо от происхождения, социального или имущественного положе- ния, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношении к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств» (ст. 15 УПК КССР).

Конституционная формулировка принципа равенства всех перед законом и судом придала новое звучание данному принципу, отвечающему общепризнанным нормам и принципам международного права. По сравнению с Конституци-

Уголовно - процессуальное право: Учебник /Под ред. П. А. Лупинской. - 2- е изд., перераб и доп, С. 123

157

ей КССР 1978 г. новая Конституции КР, а проект УПК КР по сравнению действующей УПК КССР предусматривают более полное выражение этого Конституционного принципа. Например, его содержание наполнено такими свободами и правами, как политические убеждения, принадлежность к общественным объединениям и т. д. Опираясь на положение Конституции, проект уголовно -процессуального законодательства соответственно устанавливает, что правосудие осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом независимо от происхождения, социального, имущественного, должностного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, места жительства и других обстоятельств (ст. 14 Проекта УПК КР).

Так, если в действующем уголовно - процессуальном законодательстве среди обстоятельств, подлежащих доказыванию, указаны основания обвинительного приговора, но нет оснований оправдательного приговора (ст. 52 УПК КССР, ст. 68 УПК РСФСР)1, то в проектах УПК установлены и обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; обстоятельства, исключающие преступность деяния; обстоятельства, влекущие освобождение от уголовной ответственности и наказания (69 проекта УПК РФ и ст. 78 проекта УПК КР).

Несмотря на процессуальный принцип равенства граждан перед законом и судом, как правильно критикуется в литературе, «особое положение прокурора, возвышающее его над защитой и другими участниками процесса, отражается в структуре и лексике закона»2. Так, если положения о правах обвиняемого и защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, а заодно и переводчика изложены в одной главе (ст. 48-58 УПК РСФСР и 31 - 41 УПК КССР), то полномочиям прокурора только в стадии расследования посвящена отдельная глава (ст. 212 - 217 УПК РСФСР и ст. 97 -202 УПК КССР), что, на наш взгляд, недостаточно обеспечивает равную защи-

1 Ларин А. М. Конституция и уголовно - процессуальный кодекс //Сов. Госу дарство и право. 1994. №10. С. 42

2 Ларин А. М. Конституция и уголовно - процессуальный кодекс //Сов. государ ство и право, С. 42

158

ту интересов личности в уголовном процессе . Указанный недостаток устранен в проектах УПК. Например, суду посвящена гл. 4 УПК РФ и гл. 4 УПК КР, государственным органам и должностным лицам, осуществляющим функции уголовного преследования - гл. 5 УПК РФ, участникам процесса и лицам, участвующим в уголовном судопроизводстве, их правам и обязанностям - гл. 5 УПК КР, участникам процесса, защищающим свои или представляемые права и интересы - гл. 6 УПК РФ и гл. 6 УПК КР, иным лицам, участвующим в уголовном процессе - гл. 7 УПК РФ и гл. 7 УПК КР.

Из анализа положений конституции КР и норм УПК КССР, проекта УПК КР вытекает, что неотъемлемым признаком принципа равенства всех перед законом и судом является равенство человека и гражданина. Последние два понятия близки, но не совпадают по своему содержанию. Они отражают различные аспекты статуса личности. Первое из них подчеркивает неотъемлемость прав человеческой личности как таковой (ч. 2 ст. 15 Конституции КР). Второе исходит из незыблемых прав личности как гражданина государства (ч. 3 ст. 13 Конституции КР). Поэтому Конституция КР, как и Конституция РФ, характеризуя этот статус, применяет оба понятия, фиксируя права и свободы человека и гражданина, а УПК применяет только последнюю.

Разница между этими двумя, конституционным и уголовно - процессуаль- ным, определениями заключается в том, что конституционная формулировка закрепляет равенство «всех», а уголовно - процессуальная формулировка - равенство «граждан» перед законом и судом.

Принцип равенства напрямую связан с соблюдением интересов любой личности в уголовном процессе. По традиции эта проблема рассматривается прежде всего применительно к статусу обвиняемого (подозреваемого)1. При этом не уделяется достаточного внимания лицам, пострадавшим от преступления. На наш взгляд, это узкий взгляд на принцип равенства.

1 Ведомости ВС СССР. 1981. №26. Ст. 836; Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам СНГ. Заключена в Минске 22. 01. 93. «СЗ РФ», 24. 04. 95, №7. Ст. 1472

159

Анализируя содержание принципа равенства всех перед законом и судом, следует отметить, что юриспруденции известны два сходных понятия: равенство и равноправие. Эти понятия имеют общее основание, но содержат разные аспекты регулирования правового статуса личности. Под равенством понимается полное совпадение, сходство, одинаковое положение людей друг к другу, в том числе и к закону. Под равноправием понимается обладание равными правами1 . Из сказанного следует, что понятие «равенство» более широкое понятие по сравнению с «равноправием». Подчеркнем, что равенство - это возможность человека обладать всеми правами, установленными законом для конкретного участника любых правоотношений. Поэтому равенство перед законом не означает обладание одинаковыми правами каждым участником уголовного процесса, так как их правовой статус может быть разным2. В уголовном процессе нет единого правового статуса личности. Каждое участвующее в деле лицо имеет свой процессуальный статус - обвиняемого, потерпевшего и т. д.

В то же время эти понятия взаимосвязаны и не могут существовать друг без друга. Исходя из конституционной нормы (ч. 3 ст. 15 Конституции КР, ч. 2 ст. 19 Конституции РФ) следует, что равенство может быть реально только через предоставление прав и свобод.

Равноправие - это наделение конкретными правами субъектов с одинако- вым правовым статусом. Например, все обвиняемые равноправны между собой. Равноправие также может быть у сторон на определенном этапе или в определенных сферах уголовного судопроизводства (ст. 88 Конституции КР, ст. 123 Конституции РФ, ст. 240 УПК КССР, ст. 245, 429, 446 УПК РСФСР). Вместе с тем, указанное равноправие характеризуется тем, что оно распространяется только на ограниченный круг участников по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств (ст. ст. 28, 29, 33 (1), 34, 35, 39 УПК КССР).

1 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка, С. 627 - 628 2Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно - процессуальное принуждение. -М., 1985. С. 7

160

Разные авторы называют этот принцип по разному, а большинство авторов рассматривают принцип равенства только в одной плоскости - равенства человека и гражданина перед законом и судом. Так, в учебнике «Уголовный процесс» под редакцией П. А. Лупинской данный принцип называется «равенством прав человека и гражданина перед законом и судом»1. В учебнике «Уголовный процесс» под редакцией В. П. Божьева этот принцип формулируется как «принцип всеобщего равенства перед законом и судом»2, а в учебнике под редакцией К. Ф. Гуценко - «осуществление правосудия на началах равенства всех перед законом и судом» . Г. П. Химичева и Л. Т. Ульянова называют этот принцип как «равенством каждого перед законом и судом»4. Р. X. Якупов предлагает назвать его «принципом обеспечения равенства прав и свобод всякого человека и гражданина перед законом и процессуальными органами»5. Законодательные формулировки проектов УПК как КР, так и РФ пошли по традиционному пути: «равенства граждан перед законом и судом» (ст. 14 проекта УПК КР), «осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом» (ст. 16 проекта УПК РФ).

Мы полагаем, что формулировка принципа равенства должна быть консти- туционной, то есть «равенство всех перед законом и судом», поэтому ее применение должно быть однообразным. Это необходимо не столько из - за формы, сколько из - за содержания принципа равенства. Следовательно, для более полного обеспечения защитой интересов личности и общества независимо от правового статуса, занимаемого человеком в уголовном процессе, следует сформулировать ст. 14 проекта УПК КР и ст. 16 проекта УПК РФ как «равенство всех перед законом и судом».

1 Уголовный процесс. Учебник /Под ред. П. А. Лупинской, С. 98

2 Уголовный процесс. Общая часть. Учебник /Под ред. В. П. Божьева, С. 56

3 Уголовный процесс. Учебник /Под ред. К. Ф. Гуценко, С. 53

4 Химичева Г. П., Ульянова Л. Т. Конституция Р. Ф. и вопросы уголовного про цесса. Лекция, С. 8

‘Якупов Р. X. Уголовный процесс. Учебник для вузов /Под ред. В. Н. Галузо, С. 81

161

Как мы уже отметили, в уголовном процессе нет единого правового статуса участников процесса, следовательно, не может быть равноправия его участ- ников, но тем не менее, уголовный процесс основан на принципе равенства. Суть его заключается в том, что Конституция, международное и уголовно - процессуальное законодательство предоставляет всем его участникам равнозначные права по защите своих законных интересов. Так, например, каждому участнику уголовного процесса предоставлено право обжалования действий и решений должностных лиц, право на защиту, неприкосновенность и т. д. Но в то же время, например, право на обжалование, право на равную защиту будут различными у обвиняемого и потерпевшего (нет равноправия). Указанные участники имеют равную возможность использовать эти права в соответствии с уголовно - процессуальным статусом, а равно потребовать реализации этого права у государственных органов и должностных лиц, ответственных за уголовное судопроизводство. Равнозначные права позволяют всем его участникам равным образом защищать свои права и законные интересы, что является необходимым условием и гарантией принципа равенства.

Таким образом, мы можем утверждать, что содержание принципа равенст- ва означает: во - первых, равенство любого человека и гражданина, привле- каемого к уголовной ответственности, перед законом и судом; во - вторых, равенство всех участников уголовного процесса перед законом и судом в соответствии с их правовым статусом. Второе означает равенство всякого человека и гражданина в рамках своего процессуального положения по защите своих прав и законных интересов.

Так, например, Л. Т. Ульянова пишет: «Все субъекты, занимающие одина- ковое процессуальное положение пользуются одной и той же совокупностью прав и обязанностей»1. «Процессуальное положение гражданина и человека определяется не имущественными, социальными или иными факторами, а тем,

1 Ульянова Л. Т. В Принципы уголовного процесса. - В кн.: Уголовный процесс. Учебник /Под ред. К. Ф. Гуценко, С. 63; Тыричев И. В. В кн.: Уголовный процесс. Учебник /Под ред. П. А. Лупинской, С. 94

162

каким субъектом он является: гражданским истцом, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, защитником, свидетелем и т. п.», - пишет В. П. Божьев1. Далее он продолжает, что каждый из них в рамках своего процессуального положения обладает равной возможностью пользоваться предусмотренными законом процессуальными правами и в равной мере должен исполнять возложенные на него обязанности.

Таким образом, мы считаем, что из ч. 3 ст. 15 Конституции можно выде- лить два положения: «Равенство всех перед законом и судом» и «Никто не может подвергаться какой - либо дискриминации, ущемлению прав и свобод……

Такое толкование нами принципа равенства направлено на обеспечение подлинного равенства и обеспечения конституционных прав каждому участнику уголовного процесса.

Такой же позиции придерживается А. М. Ларин. Он, например, пишет, что различия в правах по действующему уголовно - процессуальному законодательству обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика знакомиться с материалами уголовного дела нарушают принцип равенства всех перед законом и судом2.

Мы считаем, что основная задача принципа равенства всех перед законом и судом заключается в том, что он должен обеспечивать такой порядок судо- производства, который защищает человека от преступлений и злоупотреблений властью при строгом соблюдении процессуальных норм, охраняющих права и законные интересы, честь и достоинство всех участников судопроизводства и иных лиц. В этой связи, равная защита законом означает равную безопасность всех участников уголовного процесса: лиц, привлекающихся к уголовной ответственности; должностных лиц, осуществляющих уголовно - процессуальную деятельность; лиц, содействующих уголовному правосудию.

1 Божьев В. П. Уголовный процесс. Общая часть, С. 56

Ларин А. М. Конституционное правосудие и проблемы ограничения прав и свобод. - В кн.: Общая теория прав человека. - М., 1996. С. 162, 176, 180, 219

163

Конституционная формула принципа равенства всех перед законом и судом (ч.З ст. 15) создает теоретическую базу под законное противостояние чело- века незаконной и необоснованной деятельности государственных органов по защите своих прав и свобод, что должно исключить произвол и насилие со стороны правоприменителя. В уголовном процессе, как было нами отмечено, существуют противоположные интересы у различных его участников. Государственные органы и должностные лица сами, наравне с другими участниками уголовного процесса, выполняют требования закона, тем самым, обеспечивая общественный интерес, и в то же время, играют ведущую роль, преследуя интересы государства в сдерживании взаимоисключающих интересов и потребностей, создают для этого условия, обеспечивая тем самым формальное равенство. Уголовно - процессуальная деятельность, основанная на принципе равенства, устанавливает и поддерживает состояние относительного равноправия, искореняет обвинительный уклон из практики правоохранительных органов. Поэтому, одна из основных идей принципа равенства, как формы и метода уголовно - процессуальной деятельности состоит в обеспечении общих для всех интересов, при одновременной защите личности от произвола государства.

Принцип равенства в этом смысле отвечает интересам общества и личности, преследует цели: в равной мере ограничивать и обеспечивать деятельность государства, чтобы таким образом гарантировать права и свободы человека, справедливость и правовую защищенность его как в отношениях с государственной властью, так и между индивидами. «Личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственнной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами с государством в лице любых его органов»1. Провозглашенный принцип равенства создает такой баланс прав и обязанностей,

1 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности статей 220 (1) и 220 (2) УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина А. В. Аветьяна//Российская газета 12 мая 1995 г.

164

полномочий, свобод и законных интересов, который обеспечивает необходимое равновесие в уголовном судопроизводстве.

Рассматривая принцип равенства всех перед законом и судом, необходимо отметить, что закон и его предписания в равной мере обязательны для всех (ст. 22 Конституции КР). Как указывает К. Ф. Гуценко и М. А. Ковалев «Равенство перед законом - это одинаковое применение положений, закрепленных в законодательстве, ко всем гражданам. При этом имеется в виду не только предоставление прав, их реализация, но и возложение обязанностей, возможность принуждения и применение ответственности в соответствии с теми законодательными актами, которые регламентируют осуществление правосудия»1.

Уголовно - процессуальное законодательство обеспечивает только юриди- ческое, то есть формальное равенство между людьми. Смысл формального равенства состоит в предоставлении всем равных возможностей, реализация которых зависит от таланта, разума каждого человека. С правовой точки зрения каждый индивид признается формально равным субъектом права. Признание различных индивидов формально равными - это « признание их равной право-способности», - отмечает В. А. Кучинский .

Равенство перед законом выражается в том, что при производстве рассле- дования по уголовным делам применяется одно и то же уголовно - процессуальное законодательство. Уголовное законодательство устанавливает для всех людей общие основания уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ), общие основания назначения наказания (ст. 60 УК РФ), общие основания освобождения от уголовной ответственности (гл. 11,12 УК РФ).

Уголовно - процессуальное законодательство имеет своей задачей создание необходимых условий и гарантий для реализации уголовного закона с це- лью не допустить необоснованного привлечения к уголовной ответственности

1 К. Ф. Гуценко, М. А. Ковалев. Правоохранительные органы. Учебник. - М., 1996. С. 70

2 Кучинский В. А. Свобода, личность, право. - М., 1978. С. 109; Патюлин В. А. Государство и личность в СССР (Правовые аспекты взаимоотношений), С. 217

165

ни одного невиновного и его осуждения, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ст. 2 УПК).

Таким образом, ярко выраженная демократическая сущность этого прин- ципа обеспечивает охрану и защиту интересов личности и общества в уголовном судопроизводстве.

Конституция КР в ч. 2 ст. 5, как и Конституция РФ в ч. 2 ст. 26 гарантирует право каждого на пользование родным языком. Нормы УПК КССР и РСФСР (ст. ст.18, 33 (1), 122 (3), 132 (3) УПК КССР, ст. ст. 17, 52 (4), 57 (1,2), 148 (6,7) УПК РСФСР) развивают и детализируют это положение Конституции, обеспечивая равную возможность в использовании своего языка.

Обеспечению интересов личности защитой служит принцип, согласно ко- торому «судопроизводство ведется на государственном, русском языке» (ст. 21 проекта УПК). Этим положением официально установлены два языка судопроизводства (русский, кыргызский), что отсутствует в действующем УПК КССР. Соответственно исключены из действующего УПК положения: возможность пользоваться в отдельных местностях языком большинства местного населения. Устанавливая два языка судопроизводства, проект УПК КР не содержит каких - либо ограничений для участников процесса в выборе языка, которым они владеют. Не ущемляя права других участников, не владеющим ни русским, ни кыргызским языками, проект УПК КР аналогично действующему (ст. 18УПК КССР) предусматривает, что участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право делать заявления; давать показания, заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела, выступать в суде на родном языке и пользоваться услугами переводчика (ч. 2 ст. 21 проекта УПК КР). Положение это связано с обеспечением не только интересов личности, но и интересов правосудия, установления истины. Но это иногда не учитывается. Так, вносились предложения «предусмотреть в законе право каждого участника процесса выступать в суде на своем родном языке без всяких ограничений, так как это полнее обеспечивало бы на-

166 циональное равноправие участников процесса, их интересы»1. С этим можно было согласиться, если бы не одно обстоятельство. В данном случае не учитывается, что «язык как средство человеческого общения в условиях судопроизводства должен способствовать взаимопониманию. Если все участники процесса говорят на одном языке, это облегчает выяснение всех обстоятельств дела, установлению истины»2. Это, на наш взгляд, ни в коей мере не ущемляет интересы личности и общества в уголовном процессе, поскольку выступать в суде на родном языке является правом участника процесса, а не обязанностью.

Лишь в том случае, когда участник процесса не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, ему обеспечивается право выступать в суде на родном языке. Это вытекает не только из интересов личности, но и из интересов государства - необходимости создать наиболее благоприятные условия для исследования доказательств. Проект УПК КР сохранил право выступления в суде участников процесса на родном языке; он в большей степени соответствует интересам личности, но в то же время соответствует и интересам общества в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, для обеспечения интересов участвующих в деле лиц (воз- можности в полном объеме использовать свои процессуальные права и выполнять обязанности) защитой закон устанавливает следующее правило:

1) лицам, участвующим в деле, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, гарантируется возможность пользоваться услугами переводчика в процессуальных действиях, в том числе для дачи показаний, объяснений и полного ознакомления с материалами дела, а также гарантируется право выступать в суде на родном языке (ст. УПК КССР, ст. 38, 40, 48, 51 проекта УПК КР);

Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса. - М., 1971. С. 98-99

Кокорев Л. Д. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве, С. 72

167

2) правоприменительные органы обязаны разъяснить участникам процес- са их права и, в частности, право иметь переводчика и выступать на родном языке в суде (ст. УПК КССР, ст. проекта УПК КР); 3) 4) следственные и судебные документы, которые по закону должны быть вручены участникам процесса, переводятся на родной язык обвиняемого или на другой язык, которым он владеет (ст. 18 УПК КССР, ст. 17 УПК РСФСР); 5) 6) лицу, не владеющему языком судопроизводства, обеспечивается обя- зательное участие защитника на предварительном расследовании и в судебном разбирательстве (ст. 44 проекта УПК КР). 7) Несмотря на некоторые изменения в проекте УПК КР, законодательная регламентация языка судопроизводства в целях более полного обеспечения интересов личности и общества нуждается в совершенствовании.

В отличие от действующего УПК КССР, который ограничивается вручени- ем следственных и судебных документов только обвиняемому (ст. 19 УПК), в проекте УПК КР: во - первых, копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого и приговора вручаются только (выделено нами) обвиняемому, осужденному в переводе на их родной язык или язык, которым они владеют (ч. 3 ст. 21 проекта УПК КР). Как правильно считает Л. Д. Кокорев, аналогичный порядок должен соблюдаться и в случае вручения процессуальных документов судопроизводства, например, копии оправдательного приговора потерпевшему1. Поэтому это правило должно быть распространено и на иных участников процесса, которым должны быть вручены процессуальные документы. Во -вторых, следственные и судебные документы ограничиваются копией постановления о привлечении в качестве обвиняемого и приговора (ч. 3 ст. 21 проекта УПК КР).

В законе, к сожалению, нет перечня документов, которые должны быть вручены обвиняемому, потерпевшему в переводе на их родной язык. Представляется, что к числу таких документов относятся те, копии которых согласно за-

Кокорев Л. Д. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве, С. 84

168

кону передаются на руки обвиняемому, потерпевшему. Это протоколы обыска, выемки и наложения ареста на имущество, обвинительное заключение, определение суда о прекращении дела, копии апелляционной и кассационной жалобы потерпевшего и т. д. Остальные материалы дела подлежат устному переводу через переводчика.

В проекте же УПК КР, как видно из вышеизложенного, о других участни- ках процесса, кроме обвиняемого и осужденного, ничего не сказано. В этом заключается одно из нарушений принципа равенство и равноправия сторон при состязательном процессе. На наш взгляд, этот вопрос, а также вопросы связанные с процессуальными документами более правильно решены в проекте УПК РФ. «Следственные и судебные документы, подлежащие в соответствии с настоящим Кодексом вручению подозреваемому и обвиняемому, а также другим участвующим в деле лицам, вручаются им в переводе на их родной язык или на язык, которым они владеют (ч. 3 ст. 23 проекта УПК РФ)». Следует аналогично сформулировать соответствующие нормы проекта УПК КР. На наш взгляд, в дальнейшем, в целях более полного и равного обеспечения защитой как интересов обвиняемого, так и интересов потерпевшего, следовало бы законодательно закрепить конкретный перечень следственных и судебных документов.

Другим недостатком проекта УПК КР, на наш взгляд, является ограничение гарантии защиты интересов личности в уголовном судопроизводстве, за- ключающиеся в следующем.

Действующий УПК КССР учитывая, что подозреваемому, обвиняемому, не владеющему языком судопроизводства, даже с помощью переводчика труд- но осуществлять свое право на защиту, устанавливает обязательное участие защитника в стадии предварительного расследования с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения (ч. 2 ст. 30 УПК). Проект УПК КР исключил данную норму, ограничив обязательное участие защит-

169

ника. Согласно проекту участие защитника в производстве по уголовному делу обязательно в случаях, когда подозреваемый или обвиняемый не владеет или недостаточно владеет языком уголовного судопроизводства (ч. 1 ст. 44 проекта УПК КР).

Полагаем, исходя из вышеизложенного, необходимо внести дополнения в ч. 3 ст. 21 проекта УПК КР, изложив его в следующей редакции:

(3) «Следственные и судебные документы, подлежащие в соответствии с настоящим Кодексом вручению подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему, а также другим участвующим в деле лицам, вручаются им в переводе на их родной язык или на язык, которым они владеют».

В часть 1 ст. 44 проекта УПК КР необходимо внести изменение, изложив ее в редакции:

«Участие защитника обязательно по делам лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство»

Данное дополнение больше соответствовало бы и другим принципам про- цесса, такие как равноправие сторон и состязательности.

Таким образом, право участников процесса пользоваться в уголовном су- допроизводстве своим родным языком и услугами переводчика является важной гарантией обеспечения их интересов защитой. Не допускается ущемление прав и свобод граждан по признаку незнания или не владения государственным языком (ч. 3 ст. 5 Конституции КР). Лишение их этого права необходимо рассматривать как существенное нарушение уголовно - процессуальной формы, влекущее соответствующие последствия (возвращение дела для доследования, отмену приговора). «Необеспечение обвиняемому (подозреваемому), не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, возможности пользоваться услугами переводчика Пленум Верховного Суда РФ отнес к существенным нарушениям уголовно - процессуального закона, влекущим отмену приго- вора»1.

1 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1991 - 1993. - М, 1994. С. 272; Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31 октября 1995 г.

170

Важной гарантией защиты прав и интересов личности является презумпция невиновности. В прошлом о ней писали как об абстрактно - формальной декларации, не имеющей практического значения. Мнение это неоднократно подвергалось обоснованной критике. В процессуальной науке утвердилось признание презумпции невиновности в качестве важного положения, обеспечивающего решение задач процесса, охрану прав и законных интересов личности1. Презумпция невиновности охраняет интересы личности, установив, что пока не проведено расследование и судебное разбирательство с соблюдением всех требований процессуальной формы, пока приговор не вступил в законную силу, нет виновного, речь может идти только об обвиняемом.

Отличаясь своим особым содержанием, принципы объективной истины и презумпции невиновности имеют общее значение для осуществления судопроизводства. Оно заключается в том, что каждый из этих принципов определяет как процесс доказывания в уголовном судопроизводстве, так и его результат. Поэтому следователь, прокурор, суд исходят из презумпции невиновности не только в тот момент, когда им необходимо принять решение о виновности или невиновности обвиняемого, но и в ходе всего уголовно - процессуального доказывания, когда проверяют, исследуют материалы уголовного дела.

С отрицанием презумпции невиновности на том основании, что законода- тель ее отвергает, выступали В. П. Радьков, В. Д. Арсеньев2. В литературе совершенно справедливо отмечается, что в законе действительно нет термина «презумпция невиновности», но нельзя не заметить, что ее смысл с несомнен-

«О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» //Бюллетень ВС РФ. 1996. №1. С. 3 - 6

’ Алексеев Н. С, Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерки развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. Т. 1. С. 334 - 352; Бойков А. Д. Третья власть в России, С. 63; Ларин А. М. Презумпция невиновности. - М., 1982; Ли-бус И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1981; Савицкий В. М Презумпция невиновности. - М, 1997 2 Мартынчик Г. Е., Радьков В. П., Юрченко В. Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев, 1982. С. 178; Арсеньев В. Д. К вопросу о презумпции невиновности в свете новой конституции

171

ной очевидностью вытекает из ряда правовых норм1. В Конституции термина нет, а само определение презумпции невиновности и ее разъяснение есть. Отсутствие термина не равнозначно отсутствию понятия, и логика вовсе не требует, чтобы каждое понятие непременно имело специальное терминологическое обозначение2. Это вызвано тем, что ни одна статья Конституции не имеет названия. Смысл презумпции невиновности заложен в ст. 49 Конституции РФ., ст. 39 Конституции КР. и в ст. ст. 2, 14, 21, 299 действующего Уголовно - процессуального кодекса КССР, а в проектах УПК КР (ст. 13) и РФ (ст. 15) статьям предшествуют заголовки: «Презумпция невиновности». Таким образом, из области теоретических споров принцип презумпции невиновности перенесли в правовую норму.

По нашему мнению, Конституция РФ по сравнению с Конституцией КР дает четкое и ясное определение презумпции невиновности: « Каждый обви- няемый в совершении преступления считается невиновным, пока его винов- ность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1 ст. 49). Такое же определение в свое время было дано Пленумом Верховного Суда СССР в постановлении от 16 июля 1978 г. «В целях обеспечения обвиняемому (подсудимому) права на защиту суды должны строго соблюдать конституционный принцип, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда»5.

Как правильно подчеркивает В. М. Савицкий, «в выражении «каждый об- виняемый считается» отсутствует конкретный адресат и это сделано специально для того, чтобы подчеркнуть универсальность, всеобщность требования счи-

СССР. - В кн.: Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. -Томск, 1979. С. 58-61

1 Кокорев Л. Д. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве, С. 101

-Савицкий В. М. Презумпция невиновности, С. 24 3 Боллетень Верховного суда СССР, 1978, №4, С. 9

172

тать обвиняемого невиновным. Стоит сформулировать какой - либо пере- чень… и оно утратит обязательный для всех характер, перестанет определять положение обвиняемого в обществе и государстве»1. К сожалению, данная мысль заложена в презумпции невиновности, установленной Конституцией КР: «Гражданин считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1 ст. 39). Тем самым выражение «Гражданин считается невиновным» дает повод думать, что это требование относится только к гражданам Кыргызской Республики. Но тогда какой был смысл возводить презумпцию невиновности в ранг конституционного принципа? Чтобы обеспечить граждан КР данным принципом, достаточно было бы ограничиться уравниванием правового положения всех в КР через выражение «каждый обвиняемый считается». Возникает вопрос: лица, которые не имеют гражданства КР, но законно находящиеся на территории КР и в случае их вовлечения в уголовное судопроизводство не обладают презумпцией невиновности? Из текста названной статьи Конституции КР вытекает, что Конституцией обеспечиваются интересы только граждан КР, но в проекте УПК КР этот вопрос решен правильно.

На этой основе возникают противоречия между Конституцией КР и проек- том УПК КР, которые сформулировали презумпцию невиновности по разному. В связи с этим необходимо отметить, что согласно ст. 2 Проекта УПК КР «судопроизводство по делам о преступлениях, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, ведется на территории КР в соответствии с правилами настоящего Кодекса». Одним из таких порядков в проекте УПК КР считается то, что «в случае противоречия между нормами настоящего Кодекса и нормами Конституции КР действуют нормы Конституции КР (ч. 3 ст. 1 Проект УПК)». Таким образом, правоприменительные органы обязаны руководствоваться в своей деятельности принципом презумпции невиновности, установленным в Конституции КР. Иное решение вопроса означало бы нарушение другого принципа уголовного процесса - принципа «законности». Тем более в

Савицкий В. М. Презумпция невиновности, 26

173

условиях, когда Конституция КР, любое его положение имеет прямое действие в Кыргызской Республике (ст. 12).

В связи с этим, на наш взгляд, не будет излишним, если указать и на другие положения Конституции КР, которые ограничивают права и свободы чело- века, и тем самым в свою очередь отрицательно влияют на уголовное судопроизводство в целом. Например, согласно Конституции Кыргызской Республики только (здесь и ниже выделено нами) гражданин КР обязан соблюдать Конституцию и законы республики, уважать права, свободы, честь и достоинство других лиц (ст. 13), только гражданин КР в силу своего гражданства имеет права и несет обязанности (ст. 14), только каждому гражданину КР обеспечивается квалифицированная юридическая помощь и защита прав и свобод, гарантируемых Конституцией (ст. 40), законы КР о правах и обязанностях только в отношении граждан должны одинаково применяться.

Таким образом, вышеперечисленные, в том числе положения, ограничи- вающие право на презумпцию невиновности личности, по Конституции КР противоречат другим его нормам. Например, тем положениям Конституции, где государство гарантирует каждому защиту от произвольного или незаконного вмешательства в его личную и семейную жизнь, посягательства на его честь и достоинство, нарушения тайны переписки и телефонных разговоров (ч. 2 ст. 39), где все в КР равны перед законом и судом (ч. 3 ст. 15), где в КР признаются и гарантируются основные права и свободы человека, в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, межгосударственными договорами и соглашениями по вопросам прав человека, ратифициро- ванными Кыргызской Республикой (ч. 4 ст. 15). На наш взгляд, ограничивать в правах лиц, не имеющих гражданства КР, но находящихся на территории КР и вовлеченных в уголовное судопроизводство ни в коем случае нельзя, поскольку в правовом государстве, где человека признают высшей ценностью, необходимо обеспечить принципом презумпции невиновности личности каждого, а не только граждан КР.

174

Считаем излишним положение принципа презумпции невиновности «при- знана», которая согласно этимологии означает «согласиться считать законным, существующим, действительным»1. Из сформулированного Конституцией КР принципа презумпции невиновности невольно вытекает следующее: «гражданин считается невиновным в совершении преступления пока (не признана) не согласимся считать вину гражданина действительной вступившим в законную силу приговором суда». Из этого положения можно прийти к выводу о том, что несмотря на то, доказана ли вина обвиняемого в предусмотренном законом порядке или нет, он признается невиновным или виновным », что на наш взгляд, недостаточно выражает данный принцип и не обеспечивает интересы личности в уголовном судопроизводстве. Было бы правильнее внести изменение в норму Конституции КР, предусматривающее презумпцию невиновности. Понятие «установлена» согласно этимологии означает: «доказать, выяснить, обнару- жить»2. Соответственно, этот вопрос правильно решен в Конституции РФ: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и (установлена) обнаружена, выяснена, доказана вступившим в законную силу приговором суда». В связи с этим в проекте УПК РФ предусмотрено «расширение правовой регламентации доказывания: уточнено определение доказательств, введено понятия их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а также введены нормы о ничтожности доказательств, полученных с нарушением процессуальной формы, об освобождении лица от обязанности давать показания, изобличающего его самого в совершении преступления, введен свидетельский иммунитет» .

Суть презумпции невиновности означает предположение о невиновности обвиняемого, пока иное не будет доказано и установлено вступившим в законную силу приговором суда. Правило это, несомненно, отражает практический

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка, С. 581 2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка, С. 829

Скуратов Ю., Бойков А. Подготовка нового УПК РФ //Законность. 1994. №8. С. 25

175

опыт и свидетельствует о том, что лица, в отношении которых с соблюдением всех требований процессуальной формы постановлен приговор, обычно являются виновными, а если эти условия не соблюдались, то вывод о виновности лица ошибочен, и не может считаться достоверным. Поэтому при доказывании вины лицо, производящее дознание, следователь и прокурор должны строго руководствоваться нормами УПК. Нарушение требований УПК может привести к невосполнимой утрате доказательств. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по делу согласно п. 2 - 3 ст. 68 УПК РФ1. Государство, охраняя и защищая интересы личности и общества, сформулировало презумпцию невиновности, согласно которой человек считается невиновным, пока его вина в совершении преступления не будет установлена в предусмотренном законом порядке. Прежде чем признать человека виновным в преступлении и назначить ему наказание, следует доказать, что именно им совершено это преступление. Доказать эту вину государство поручает определенным органам и лицам, и прежде, чем она будет установлена приговором, станет очевидной для всех, в ней должны убедиться следователь, прокурор, суд. Предъявляя лицу обвинение, органы расследования считают его виновным в совершении преступления, однако обвинение должно быть основано на доказанных, а не на предполагаемых фактах. Вывод о виновности лица в совершении преступления может быть сделан только на основании объективно и точно установленных доказательств.

Исходя из вышеизложенного, считаем, что принцип презумпции невинов- ности более полно обеспечивал бы интересы личности в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики, если внести соответствующие изменения в ч. 1 ст. 39 Конституции КР. Полагаем, необходимо внести в ч. 1 ст. 39 Конституции КР изменения изложив его аналогично ст. 49 Конституции РФ: «Каждый

Комментарий к конституции Российской Федерации. Изд. 2-е, доп. и перераб. - М: Издательство Бек, 1996. С. 218 - 219

176

обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке Кыргызской Республики и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

С презумпцией невиновности связан вопрос о допустимости признания виновным в досудебных стадиях судопроизводства. Это возможно по действующему законодательству в случаях прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки (ст. 77 УК РФ, ст. 65 УК КР, ст. 6 УПК РФ, ст. 7 УПК КР), в связи с примирением с потерпевшим и возмещением причиненного вреда (ст. 66 УК КР, ст. 76 УК РФ, ст. 27 проекта УПК КР, ст. 29 проекта УПК РФ), в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ, ст. 7 УПК РСФСР, ст. 29 проекта УПК РФ), в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 8 УПК РФ), а также по другим нереаби-литирующим основаниям. Есть мнение, что в этих случаях правонарушение теряет характер преступления, а применение тех или иных мер воздействия вместо уголовного наказания не может рассматриваться, как признание лица виновным в совершении преступления (в смысле ст. 49 Конституции РФ и ст. 39 Конституции КР), ибо не создает юридического основания для обращения с освобожденным от уголовной ответственности лицом как с преступником»1. Мнение это весьма спорно. Должностные лица и органы, осуществляющие су- допроизводство, имеют возможность с учетом степени общественной опасности деяния и личности виновного решать вопрос о мере воздействия, но они не вправе определять, является или не является деяние преступлением. Только закон решает этот вопрос.

Закон допускает применение к лицам, совершившим преступления, не только наказания, но и иных мер воздействия (ст. ст. 6, 7, 8 УПК РФ, ст. 7 УПК Кирг. ССР, ст. 29 проекта УПК РФ, ст. 27 УПК КР). Меры любого воздействия

1 Злобин С. А., Келина С. Г. , Яковлева А. М. Совершенствование советского уголовного законодательства на современном этапе //Сов. Государство и право. 1978. №12. С. 16 - 17; Строгович М. С. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основанием //Сов. Государство и

177

на любого правонарушителя возможны лишь в случаях, когда вина лица достоверно установлена; а если это правонарушение предусмотрено законом как преступление, то вина может быть установлена лишь судом. В литературе верно подчеркивалось, что «установленный законом порядок признания виновности в совершения преступления - это порядок судебный; никакой орган, кроме суда, не вправе решать этот вопрос по существу»1.

Прекращение уголовного дела по указанным нереабилитирующим основа- ниям не допускается, если лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, против этого возражает (ст. 6 УПК РСФСР, ст. 7 УПК КССР). В этом случае, производство по делу продолжается в обычном порядке. Такое решение вопроса является определенной гарантией прав и законных интересов личности в уголовном процессе, так как в случае возражения обвиняемого против прекращения дела по не реабилитирующим его основаниям никто, кроме суда, не сможет признать его виновным в совершении преступления. Проект УПК КР правильно устанавливая прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим и возмещением причиненного вреда, а также в связи с изменением обстановки, в случаях отсутствия необходимости в применении к лицу мер уголовного правового характера (ст. 27 проекта УПК КР), не обеспечивает подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего правом возражать против прекращения уголовного дела. А это нарушение законных прав и интересов заинтересованных лиц в уголовном процессе. «Все основания для освобождения от уголовной ответственности должны быть установлены в рамках производства по уголовному делу с соблюдением процессуальных гарантий достаточности выводов и прав заинтересованных участников процесса»2. «Существенной гарантией обоснованности утверждения о виновном характере деяния лица, а

право. 1983. №2. С. 73 - 76; Дубинин Т. Т. Состав освобождения от уголовной ответственности //Сов. Государство и право. 1984. №1. С. 81 - 82

Конституция СССР: политико - правовой комментарий /Под общ. ред. Б. Н. Понамарева. - М., 1982. С. 378

Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР. Общий комментарий и постатейная таблица изменений и дополнений. - М.: Учебно - консультативный центр «ЮрИнфоР», 1997, С. 27

178

также обеспечения его прав и законных интересов служит процессуальная норма, согласно которой прекращение дела по нереабилитирующим основаниям не допускается, если лицо против этого возражает»1. Тем самым гражданин вправе требовать судебного разрешения вопроса о своей невиновности. Действующие УПК РСФСР и УПК КССР предусматривают: если лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, не считает себя виновным, прекращение дела не допускается и заканчивается в общем порядке (ст. 6 УПК РСФСР, ст. 7 УПК КССР). «Лицо, в отношении которого прекращается уголовное дело, называется «лицом, совершившим преступление», поэтому прекращение дела по основаниям, указанным в статье 75, 77 УК РФ, возможно только, если лицо, в отношении которого дело прекращается, с этим согласно»2. Аналогичные нормы содержатся и в ст. 65, 66 УК КР.

Исходя из этого, полагаем правильным дополнить ст. 27 проекта УПК КР ч. 3, изложив его аналогично проекту УПК РФ в следующей редакции: «Прекращение уголовного дела по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если подозреваемый, обвиняемый или потерпевший против этого возражают. В таком случае производство по делу продолжается».

Однако полное и последовательное проведение в уголовном судопроиз- водстве принципа презумпции невиновности как гарантию защиты интересов личности требует дальнейшего развития процессуального законодательства. Для применения мер уголовного наказания, как и иных мер, в случае освобождения от уголовной ответственности и прекращения дела по нереабилитирующим основаниям необходимо установить, что лицо умышленно или по неосторожности совершило деяние, предусмотренное законом как преступление, т. е. прежде, чем применять ту или иную меру воздействия необходимо признать лицо виновным в совершении преступления. Конституция предоставляет это

Лукашевич В., Шимановский В. О праве прокурора и следователя прекращать уголовные дела по нереабилитирующим основанием //Соц. законность. 1991. №10. С. 37

Уголовно - процессуальное право: Учебник /Под ред. П. А. Лупинской, С. 307

179

право лишь суду. В этом гарантия охраны интересов личности. Поэтому многие считают, что дальнейшее совершенствование действующего законодательства, устранение из него норм, допускающих признание виновным в совершении преступления каким - либо органами, кроме суда, является важным условием реализации конституционных положений обеспечивающих охрану интересов личности1.

Несмотря на все это, законодатели в проектах УПК РФ и УПК КР, как и прежде, оставили судебные, несудебные формы освобождения от уголовной ответственности (ст. 29, 270 проекта УПК РФ, ст. 26, 247 проекта УПК КР). Видимо, законодатели по сформулированным основаниям требуют из соображений общественного интереса не подвергать виновного осуждению от имени государства и наказанию. Об этом же свидетельствует мнение о том, что «лишение прокурора и следственных органов возможности - при наличии к тому оснований - прекращать уголовные дела по нереабилитирующим лицо основаниям, неизбежно потребует значительного увеличения штатов не только проку- рорско - следственных органов, органов дознания, но и судейского и адвокатского корпусов, отвлечет еще больше, чем сейчас, граждан, которым предстоит участвовать на предварительном следствии, судебном разбирательстве»2. Но в любом случае «суть освобождения от ответственности предполагает отказ от осуждения лица, судебный порядок исключает вынесение обвинительного приговора. Таким образом, и при его использовании расхождение с буквой закона ст. 49 Конституции РФ (ст. 39 Конституции КР) остается»3. Законодатели в новом УК РФ и УК КР не предусмотрели ранее существовавшие основания осво-

1 Кригер Г. А., Кузнецова Н. Ф. Новое уголовное законодательство и его научно - практическое значение //Сов. Государство и право. 1984. №1. С. 72 - 79; Кор- неева Л. М. О некоторых вопросах совершенствование законодательства. - В кн.: XXVII съезд КПСС и укрепление законности и правопорядка. - М, 1982, С. 209 -211; Конституционные основы правосудия в СССР /Под ред. В. М. Са вицкого. - М., 1981. С. 35, 130; Петрухин И. Л. Презумпция невиновности - конституционный принцип советского уголовного процесса //Сов. Государство и право. 1978. №12. С. 22-25

2 Лукашевич В., Шимановский В. Указ. раб. С. 38

Уголовное право России. Учебник /Под общ. ред. В. П. Ревина, С. 129

180

бождения от уголовной ответственности в связи с достаточностью передачи на поруки, передачи материалов в товарищеский суд, применения мер административного взыскания. «В этих случаях на досудебном этапе уголовное наказание заменялось иными мерами. В то же время центр тяжести переносился на необоснованное расширение вмешательства общественности в уголовное судопроизводство в ущерб требованиям законности, осуществлялось манипулирование ходатайствами общественности, а то и фальсификация их»’.

Новые основания освобождения от уголовной ответственности свидетель- ствуют о существенной перестройке оснований, ранее представляемых в законодательстве, и совершенствовании гарантий обеспечения интересов общества и личности в уголовном судопроизводстве.

Среди всех принципов уголовного процесса особая роль в защите интере- сов личности принадлежит принципу обеспечения обвиняемому права на защиту.

Право обвиняемого (подозреваемого) на защиту вытекает из положений ч. 1 ст. 21 Конституции КР и ч. 2 ст. 45 Конституции РФ о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, и ст. 40 Конституции КР и ст. 48 Конституции РФ, в которых указываются на право каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Принцип этот не только выражает интересы личности, он содействует ре- шению всех задач судопроизводства. Его действие не ограничено какой - либо одной стадией процесса. Новое, установленное в ходе судебной реформы правило, согласно которому участие защитника в уголовном судопроизводстве допускается с момента объявления подозреваемому протокола задержания или постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения (ч. 1 ст. 29 УПК КССР) обеспечивает каждому право на защиту.

Под правом подозреваемого, обвиняемого на защиту понимается совокуп- ность процессуальных прав, дающих возможность защититься от предъявляе-

1 Уголовное право Росси. Учебник /Под ред. В. П. Ревина, С. 130

181

мого обвинения, осуществлять иные права и интересы. В эту совокупность входят права, содержащиеся в ст. ст. 18, 28, 33 (1), 45, 47, 138, 140, 183, 191, 220 (1), 295, 296 УПК КССР, ст. ст. 17, 46, 52, 61, 63, 150, 152, 193, 201, 223, 276, 295, 297 и др. УПК РСФСР. Указанные участники процесса в целях осуществления интересов могут использовать свои права лично и с помощью защитника. Принцип обеспечения обвиняемому права на защиту предусматривает следующие права обвиняемого, подозреваемого и обязанности должностных лиц, реализация которых обеспечивает интересы личности:

  1. наделение правами на защиту самого обвиняемого (подозреваемого) (ст. ст. 28, 33 (1) УПК КССР, ст. ст. 46, 52 УПК РСФСР);
  2. право обвиняемого, а также задержанного или арестованного по- дозреваемого иметь защитника и наделение защитника комплексом прав с момента допуска участия в деле (ст. 29 - 33 УПК КССР, ст. ст. 47-51 УПК РСФСР);
  3. обязанность органов дознания, следователя, прокурора и суда обес- печить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также обеспечить охрану их личных и имущественных прав (ст. 20, 41 УПК КССР, ч. 2 ст. 19, ст. 58 УПК РСФСР).
  4. Проект УПК КР внес новое в характеристику принципа обеспечения обви- няемому права на защиту, расширив тем самым гарантии охраны интересов личности. Статья 18 проекта УПК дополнена частью 2, где «право на защиту обеспечивается также лицу, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера». Проект же УПК РФ еще больше расширил содержание данного принципа, установив, что «подозреваемый, обвиняемый право на защиту могут осуществлять как лично, так и с помощью защитника, законного представителя в порядке, установленном настоящим Кодексом». В предусмотренных законом случаях лица, ведущие производство по делу, обязаны обеспечить участие защитника подозреваемого и обвиняемого, а в случаях предусмотренных кодексом, помощь защитником

182

оказывается бесплатно (ст. 21 проекта УПК РФ). Все это содействуют совершенствованию средств реального обеспечения права обвиняемого на защиту.

Уголовно - процессуальные гарантии, таким образом, находят юридиче- ское закрепление в нормах закона, внешне выражены в виде средств и должны обеспечить защитой интересы как общества в целом, так и прав и законных интересов личности.

Принципы уголовного процесса формулируют определенные требования, адресованные субъектам уголовного процесса, выполнение которого обеспечивается с соблюдением процессуальных прав и обязанностей.

183

§ 3. Права и обязанности субъектов уголовного судопроизводства как средство защиты интересов личности и общества, государства в уголовном судопроизводстве.

Выполнение предписаний принципов уголовного процесса и соответст- венно защита интересов в уголовном процессе обеспечивается всем арсеналом правовых средств, в частности реализацией прав и обязанностей субъектами уголовного судопроизводства.

Проблема уголовно - процессуальных прав и обязанностей является одной из актуальных в уголовном судопроизводстве в Кыргызстане. Ее актуальность возросла в связи с принятием Конституции Кыргызской Республики и основанных на ней законодательных актов. «Осуществление прав и свобод гражданином КР, говорится в Конституции, неотделимо от его обязанностей, выполнение которых необходимо для обеспечения личных и государственных интересов (ст. 21)».

Вступая в правоотношения с участниками уголовного процесса, субъекты, осуществляющие уголовное судопроизводство, должны исходить из основополагающих положений, вытекающих из Конституции Кыргызской Республики и уголовно - процессуального законодательства:

приоритета провозглашенных Конституцией Кыргызской Республики прав и свобод личности гражданина (ст. 15);

принципов законности, неприкосновенности личности, права на свободу частной жизни, личную и семейную тайну, национального языка уголов- ного судопроизводства (ст. 16);

права каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 21);

  • каждому гражданину КР обеспечивается защита прав и свобод, гаранти- руемых Конституцией (ст. 40).

Социальные связи между людьми в уголовном процессе существуют в виде правоотношений, которые являются разновидностью общественных отно-

184

шений и объединяют индивидов в их совместной уголовно - процессуальной деятельности. Некоторые из уголовно - процессуальных отношений возникают по воле конкретных участников уголовного судопроизводства, другие являются объективными связями, возникшими еще до возбуждения уголовного дела. Каждый участник уголовного судопроизводства попадает в систему объективно сложившихся связей и отношений по конкретному уголовному делу, с которыми он не может не считаться и которые для него являются объективными границами уголовно - процессуальной деятельности.

В любом общественном отношении имеется и определенный масштаб свободного развития человека, и определенный масштаб ограничений. Если первое и второе затрагивают существенные интересы личности и государства, то конкретное общественное отношение попадает в сферу правового регулирования и соответственно приобретает юридический характер. Первое (свобода) превращается в субъективное право, а второе (ограничение) - в обязанность, запрет или правовое ограничение1. Соотношение субъективных прав и обязанностей уголовного судопроизводства есть соотношение свободы и необходимости в их поведении. Сложность состоит в том, чтобы найти оптимальное соот- ношение между этими полюсами.

Основное содержание уголовно - процессуальных правоотношений со- ставляют субъективные права и обязанности. Если исходить из того, что правоотношение - это норма права в действии, то содержанием процессуального отношения является реализация прав и исполнение обязанностей, то есть действия.

Права и свободы участников уголовного процесса имеют характер прямого действия (ст. 12 Конституции Кыргызстана) и предопределяют действия и решения субъектов, осуществляющих уголовный процесс. Каждый из участников уголовного процесса имеет вполне определенные, предусмотренные законом

1 Теория права и государства. Учебник для юридических вузов /Под ред. В. В. Лазерева. - М., 1996. С. 165

185

обязанности и права. В своей совокупности они составляют правовой статус, или иначе - правовое положение субъектов уголовного процесса.

В то же время, многие вопросы, касающиеся правового статуса личности в уголовном процессе, нашли свое решение; но некоторые из них продолжают оставаться дискуссионными. Споры ведутся о сущности процессуальных прав и обязанностей, их социальной ценности, классификации, обеспечении, перспективах развития и т. д. Не ставя задачу исследовать проблему в целом, рассмотрим права и обязанности (правовой статус) как средства обеспечения защиты интересов в уголовном процессе.

Функции субъективного права в механизме правового регулирования в правовой системе в целом заключаются в следующем: а) оно определяет вид и меру поведения субъектов; б) служит средством удовлетворения их потребностей; в) выступает формой выражения свободы индивида; г) корреспондирует в рамках правового отношения юридической обязанности; д) обеспечивает сочетание интересов личности и общества; е) позволяет участвовать в делах государства1 .

В. Е. Юрченко считает, что права участников уголовного процесса не мо- гут быть отнесены к числу уголовно - процессуальных гарантий постольку, по-скольку они сами являются их объектами . Автор, на наш взгляд, не учитывает, к примеру, то, что обвиняемый, как и другие участники процесса пользуется не единственным правом, а совокупностью их. В этой совокупности, как отмечает Э. Ф. Куцова «одни права могут служить средством обеспечения, гарантиями других» .

Гарантировать интересы личности и общества, государства защитой могут, наряду с другими средствами, и обязанности участников уголовного процесса.

1 Матузов Н. И. О категориях «субъективное право» и «юридическая обязанность» в свете современного правового развития //Личность и власть. Межвузовский сборник научных работ. Ростов - на - Дону, 1995. С. 27 - 28 - Юрченко В. Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательстве. -Томск, 1977. С. 55

3 Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в уголовном процессе (предмет, цель, содержание). -М., 1973. С. 129

186

Причем не сами обязанности участников уголовного процесса, а их должное поведение, точное, практическое, естественно, качественное исполнение этих обязанностей. Именно такие действия участников уголовного процесса, наряду с другими средствами и условиями, должны гарантировать обеспечение интересов личности и общества защитой1. Более того, обязанность (должное поведение) лица призвано обеспечивать другим лицам возможность осуществлять их права и законные интересы.

Исполнение лицом своих обязанностей также определенным образом га- рантируется в процессе. Если гарантии прав стимулируют возможное поведение личности, то гарантии обязанностей вынуждают лицо вести себя строго законным образом. К последним можно отнести те гарантии обязанностей, которые выступают в виде отдельных норм уголовного права, которые говорят об ответственности лица за неисполнение процессуальных обязанностей, уголовно —процессуальные санкции в виде принудительных мер, которые обеспечивают исполнение конкретных обязанностей, меры общественного воздействия и т. д2.

Усиление взаимосвязи прав и обязанностей предполагает акцентированное внимание правоохранительных органов на обязанности личности в процессе. А укрепление гарантии прав личности требует от них постоянного контроля и надзора за точным и единообразным соблюдением процессуальных законов, что в свою очередь и обеспечивает права личности в уголовном процессе.

Каждому праву участника уголовного процесса соответствуют предусмот- ренные законом обязанности органа дознания, лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судьи, суда. Так праву подозреваемого и обвиняемого на защиту соответствует обязанность субъектов, осуществляющих уголовный процесс, обеспечить (возможность) осуществления их интересов (ст. 56 УПК КССР, ст. 70 УПК РСФСР). Например, в ст. 19 УПК КССР «Обеспечение обвиняемому и подозреваемому права на защиту» конкретно говорится об обязан-

1 Шер Ахмад Тараки Обеспечение прав личности.при расследовании преступ лений: Дис. … канд. юрид. наук. -М, 1996. С. 47

2 Шер Ахмад Тараки. Обеспечение прав личности при расследовании преступ лений, С. 51

187

ностях органов и лиц, ведущих уголовный процесс, обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защититься установленными законом средствами и способами, а также охрану его личных и имущественных прав.

Таким образом, предоставляя права одним и возлагая обязанности на дру- гих, закон способствует укреплению положения личности в обществе, охраняет важнейшие интересы и права граждан1.

Вышеизложенное позволяет нам отметить, что уголовно - процессуальным законом предоставлены широкие права и обязанности всем участникам уголовного процесса, позволяющие защищать им свои законные интересы при расследовании и разрешении уголовных дел. Однако сами по себе эти права и обязанности не являются процессуальными гарантиями. Только осуществление прав и обязанностей, реальное обеспечение их исполнения позволяет вести речь о процессуальных гарантиях в уголовном процессе2. «Непременным условием, отмечает В. И. Басков, перехода правового статуса личности из статистического состояния в динамическое является осуществление содержащихся в нем прав и обязанностей, то есть перевод заключенных в нем возможностей в действительность» .

Процессуальные права и обязанности личности и интересы общества должны быть надлежащим образом обеспечены. Для реального и полноценного осуществления прав личности и интересов общества в уголовном процессе они нуждаются в надлежащем обеспечении, на что в условиях государственно -правовых преобразований в Кыргызстане обращается особое внимание. Основная причина существенного возрастания значимости данного вопроса известна - переориентация кыргызского государства в отношениях с личностью на мировые стандарты. В Конституции Кыргызской Республики прямо указы-

1 Синкевич М. Общественные и личные интересы трудящихся. - Минск, Изд

во «Белорусь», 1971. С. 3

2 Шер Ахмад Тараки. Обеспечение прав личности при расследовании преступ лений: Дис. … канд. юрид. наук, С. 43

’ Басков В. И. Конституционные основы прокурорского надзора в СССР. - М., 1981.С. 32

188

вается, что в Кыргызской Республике не только признаются, но и гарантируются основные права и свободы человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права (ст. 16).

Отсутствие или недостаточность обеспечения может свести на нет права личности. Без обеспечения они могут обернуться пустым звуком, декларацией или даже ширмой для притеснения личности1. Ненадлежащее обеспечение защитой интересов в уголовном процессе ставит под угрозу не только интересы отдельного его участника, но и интересы общества, что чревато оставлением безнаказанным преступника и осуждением невиновного2.

«Перед началом каждого следственного действия следователь должен разъяснять всем без исключения его участникам принадлежащие им права и возложенные на них обязанности, отражая факт разъяснения прав в протоколе соответствующего следственного действия3. В соответствии со ст. 56 УПК КССР, ст. 70 УПК РСФСР суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав. Анализ данной и иных норм УПК КССР позволяет предположить, что основными мерами по обеспечению процессуальных прав и обязанностей при производстве по уголовному делу являются: а) создание условий для реализации процессуальных прав и обязанностей; б) само осуществление процессуальных прав и обязанностей.

Осуществление процессуальных прав и обязанностей достигается посред- ством участия субъектов в производстве конкретных следственных действий, участия в судебном разбирательстве, заявления отводов, принесения жалоб и протестов и т. д. Поэтому, создание условий для реализации процессуальных

’ Ростовщиков И. В. Обеспечение прав и свобод личности в СССР. - Саратов, 1988. С. 24

2 Шепленд Дж. Руководство для сотрудников системы уголовного правосудия в отношении осуществления Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребление властью. - А/Со. - 144/20. - Гавана, 1990. С. 7-8

3 Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальные действия. - М„ Юрид.лит., 1981.С. 93

189

прав и обязанностей сопряжено с установлением лиц, подлежащих привлечению к уголовному делу, ознакомлением их со своими правами и обязанностями, разъяснением сущности этих прав и обязанностей и т. д.

Н. Л. Гранат правильно различает понятия «соблюдение», «обеспечение» законности, когда пишет: «субъектами соблюдения законности являются государственные органы, общественные организации, должностные лица и граждане, а субъектами обеспечения законности … являются только государственные органы, общественные организации и должностные лица, наделенные властными полномочиями»1. Отсюда вывод: обеспечение процессуальных прав и обязанностей - это основанная на законе деятельность участников уголовного судопроизводства, направленная на создание определенных условий для реализации процессуальных прав и обязанностей и их непосредственное осуществление, производимое в целях защиты интересов общества и личности.

Особого внимания в вопросах обеспечения прав личности требуют лица, имеющие в деле личный интерес, кровно заинтересованные в исходе дела - обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик. «Обвиняемый, а также потерпевший - главные объекты заботы об обеспечении прав личности в уголовном процессе, поскольку основной вопрос уголовного дела - вопрос об уголовной ответственности в связи с совершением преступления . Однако и вопросы ответственности по гражданскому праву, связанные с причинением в результате преступления имущественного вреда, имеют важное значение. Права гражданского истца и гражданского ответчика в уголовном деле в свою очередь должны быть надежно обеспечены. Граждане, вовлекаемые в уголовный процесс в ином качестве, особенно в связи с осуществлением доказывания по делу, могут, вопреки их желанию, отвлекаться от личных дел, подвергаться мерам процессуального принуждения, неправомерному воздействию со стороны заинтересованных лиц. Их права также имеют

Гранат Н. Л. Основы обеспечения социалистической законности на предварительном следствии. - Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1988, С. 10 - 11 2 Мотовиловкер Я. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. - Воронеж, 1984. С. 4

190

свое обеспечение, входящее составной частью в обеспечение прав личности в уголовном деле.

Проблема обеспечения интересов личности, общества, государства заклю- чается в соблюдении, исполнении, создании условия для реализации процессуальных прав и обязанностей. В целях полного обеспечения указанных интересов в уголовном судопроизводстве необходимо их дальнейшее развитие и совершенствование. «Опубликование законов и других нормативных актов, касающихся прав, свобод и обязанностей человека и гражданина является обязательным условием их применения (ст. 41 Конституции КР)». А значит и полное обеспечение интересов личности, общества, государства защитой невозможно без совершенствования уголовного процессуального законодательства. Наиболее полному обеспечению интересов личности, общества, государства защитой в уголовном процессе, на наш взгляд, препятствуют некоторые нормы дейст- вующего УПК КССР и проекта УПК КР, что будет рассмотрено ниже. При этом необходимо иметь в виду, что совершенствование процессуальных прав и обязанностей может идти в двух направлениях: с одной стороны, по пути расширения перечня норм, предусматривающих процессуальные права и обязанности, с другой - по пути отказа от некоторых мер должного поведения как неэффективных.

Процессуальные положения обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, разумеется, отличаются друг от друга. Их интересы в уголовном деле затрагиваются неодинаково и, соответственно, нуждаются в разной степени охране и защите. Рассмотрим, достаточно ли обеспечены интересы названных участников уголовного процесса, а через них - обеспечение интересов государства, общества в уголовном судопроизводстве.

Предъявление обвинения не рождает обязанности отвечать за совершенное преступление и не означает начала реализации этой обязанности1. С предъявлением обвинения можно лишь связывать создание условий установления уго-

’ Ветрова Г. Н. Уголовно - процессуальная ответственность. - М., 1987. С. 94

191

ловной ответственности1. Применяемые к обвиняемому при производстве по уголовному делу меры процессуального принуждения, включая меры пресечения, не содержат элементов кары за совершенное преступление, являются чисто процессуальными средствами обеспечения беспрекословного осуществления уголовного процесса2, то есть обеспечения интересов общества, государства защитой.

Согласно закону обвиняемым признается лицо, в отношении которого вы- несено в установленном законом порядке постановление о привлечении его в качестве обвиняемого (ст. 28 УПК КССР, ст. 46 УПК РСФСР). Любое, прямое или косвенное, отождествление обвиняемого с преступником неизбежно влияет как на общий характер отношения к нему, так и на обеспечение его интересов. Поэтому принцип презумпции невиновности запрещает обращаться с обвиняемым как с преступником (ст. 39 Конституции КР).

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого призвано служить прежде всего обеспечению права на защиту, должно документально отразить вывод следователя о существовании инкриминируемых лицу фактов преступной деятельности для последующего предъявления его обвиняемому с тем, чтобы последний имел возможность защищаться от предъявленного обвинения, и не должно приравниваться судебному приговору. Существование постановления о привлечении в качестве обвиняемого обусловлено необходимостью обеспечить реализацию права обвиняемого знать, в чем он обвиняется, и опровергать вменяемые ему в вину конкретные нарушения уголовного закона. Следовательно, требование о вынесении по уголовному делу постановлении о привлечении в качестве обвиняемого в вышеуказанном нами смысле предусматривается в интересах обвиняемого (ст. 133 УПК КССР, ст. 144 УПК РСФСР).

В отличие от постановления о привлечении в качестве обвиняемого, всту- пивший в законную силу приговор приравнивается к закону индивидуального

1 Калашникова Н. Я. Гарантия права обвиняемого на защиту при изменении и обвинения и наказания. - М, 1975. С. 50

2 Еникеев 3. Д. Проблемы эффективности мер уголовно - процессуального пре сечения. - Казань, 1982. С. 8

192

назначения и означает реализацию уголовной ответственности в форме лишения гражданина тех или иных благ, в том числе свободы, имущества или даже жизни (ст. ст. 313, 318, 319, 366 УПК КССР, ст. ст. 315, 318, 319, 361 УПК РСФСР).

Постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого никогда непо- средственно не влечет ложных последствий. Его вынесение для невиновного не опасно: оно обеспечивает ему возможность осуществить право на защиту и в то же время само по себе не является мерой принуждения или публичной компрометацией обвиняемого1.

С момента привлечения в качестве обвиняемого лицу, в отношении кото- рого оно вынесено, предоставляются достаточно широкие права для защиты своих интересов.

Перечень прав обвиняемого в последние годы значительно увеличился. Прежде всего, существенно расширилось его право иметь защитника. Если ранее, по общему правилу, защитник допускался к участию в уголовном деле с момента окончания предварительного следствия, то теперь по всем уголовным делам не только на предварительном следствии, но и при производстве дознания по делам, по которым предварительное следствие необязательно, (ст. 30 УПК КССР, ст. 49 УПК РСФСР) обвиняемый вправе пользоваться помощью защитника с момента предъявления обвинения (ст. 29 УПК КССР, ст. 47 УПК РСФСР )2. Такого в истории Кыргызстана не было никогда.

Обвиняемый получил важное право, знаменующее введение элементов су- дебного контроля при расследовании - обжаловать в суде применение к нему в качестве меры пресечения заключение под стражу, а также продление срока содержания под стражей3.

1 Петрухин И. Л. Презумпция невиновности и вопросы доказывания на предварительном следствии //Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. - Ярославль, 1990. С. 87 : Ведомости Верховного Совета КССР 1990., Я«4. Ст. 194 3 Ведомости СНД РФ и ВС, 1992, №5, ст. 1389

193

Отмеченные пробелы отражают принципиальный характер происходящих изменений в отношениях государства и личности, является наглядным проявлением согласования интересов между ними, тенденции большего благоприятствования обвиняемому в осуществлении его прав, создания более эффективных гарантий против необоснованного лишения свободы в качестве меры процессуального принуждения и, в конечном счете, против необоснованного осуждения.

Современное кыргызское государство, провозгласив курс на приобщение к демократическим идеалам мирового сообщества, формирования нового отношения к личности, ориентируется на международные стандарты в области прав человека. Они предусматриваются международными правовыми актами, которые согласно ст. 12 Конституции Кыргызской Республики являются составной и непосредственной действующей частью законодательства КР, в частности международным правовым пактом о гражданских и политических правах.

В соответствии с п. 3 ст. 14 названного Пакта, 1) каждый обвиняемый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, … на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; 2) каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону; 3) в отношении несовершеннолетних процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и желательность содействия их перевоспитанию; 4) каждый, кто осужден за какое - либо преступление, имеет право на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей инстанцией согласно закону; 5) никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно -процессуальным правом каждой страны.

Комплекс прав, предоставляемых обвиняемому в проекте УПК КР (ст. 40), в целом отвечает указанным требованиям. Судя по всему, составители проекта старались в максимальной мере учесть не только содержание относящихся к

194

обвиняемому норм международного права, Конституции Кыргызстана, но и предложения по совершенствованию обеспечения прав обвиняемого, высказанные в юридической литературе.

В частности, наконец - то обвиняемому предоставляется возможность по- лучить копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого, на чем давно настаивали М. М. Гродзинский, И. Д. Перлов, Э. Ф. Куцова и другие процессуалисты1. Не ясно только почему наряду с правом получить копию постановления о привлечении меры пресечения обвиняемому не предоставляется право получать также копию постановления об отстранении от должности (ст. 114 проекта УПК КР). Отстранение обвиняемого от должности не меньше затрагивает его интересы, чем, допустим, такая мера пресечения, как подписка о невыезде и надлежащем проведении.

Обоснованно в перечень прав обвиняемого в проектах УПК КР и РФ включено также право «отказаться от дачи показаний». Однако данная формулировка вызывает возражения. Она воспринимается так, как будто на обвиняемого возложена обязанность давать показания, но ему дается возможность ее не выполнять. Статья 13 проекта УПК КР гласит недвусмысленно: «никто не обязан свидетельствовать против самого себя», из чего следует, что речь по существу должна идти не о праве на отказ от дачи показаний, а о праве не давать показания. (К сожалению Конституция КР такую норму не содержит). Его лучше сформулировать как право «хранить молчание», представленное известным решением Верховного Суда США по делу Миранды2.

Не совсем ясно также, почему, предусмотрев право «давать объяснения и показания по предъявленному обвинению», ему наряду с этим предоставляют право отказаться только от дачи показаний. Получается, что если от дачи показаний он еще может отказаться, то от дачи объяснений уже нет. Чтобы исключить подобного толкования, рассматриваемую формулировку ст. 40 проекта

1 Конституционный принцип обеспечение обвиняемому права на защиту. -
М, 1988. С. 188

Лубенский А. И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. - М., 1977. С. 94

195

УПК КР, целесообразно изложить в следующей редакции: «давать объяснения и показания по предъявленному обвинению или хранить молчание».

В действующем УПК КССР и в проекте УПК КР норма, предоставляющая получение следователем показаний и объяснений обвиняемого, сформулирована как императив: «следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления обвинения» (ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 216). Захочет или нет обвиняемый объясняться перед следователем - в расчет не принимается, о необходимости учитывать волеизъявление обвиняемого как будто забыто. В данной формулировке также проявляется смещение акцентов в пользу первоочереднего обеспечения раскрытия преступления, ориентирующие следователя на «наступательный» характер отношений с обвиняемым. Поэтому обоснованно отмечается, что регламентация допроса обвиняемого должна содержать положение, согласно которому обвиняемому предоставляется возможность самому решать: давать или не давать объяснения по предъявленному обвинению1.

Вместе с тем редакция описания порядка допроса, которым предлагается заменить порядок, изложенный в ст. 138 УПК КССР, также не вполне совершенна. Формулировку «следователь после предъявления обвинения может допросить обвиняемого немедленно лишь с его согласия2 можно истолковать и так, что если обвиняемый допрашивается не немедленно, то с его согласием подвергнуться допросу считаться уже не обязательно. И поскольку речь идет о предоставлении следователю возможности допросить обвиняемого, то получается, что следователь может допросить обвиняемого, а может и не допросить даже тогда, когда последний изъявляет желание дать объяснения или дать показания. Обвиняемому незаслуженно отводится пассивная роль быть допрошенным, в то время как с точки зрения обеспечения его прав инициативу в даче показаний посредством допроса предпочтительнее предоставить ему самому.

1 Черкасов А. Д., Громов Н. А. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности //Государство и право. 1995. Ш. С. 70

  • Черкасов А. Д., Громов Н. А. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности //Государство и право, С. 74 - 75

196

Поэтому более удачной представляется формулировка, используемая в ст. 226 проекта УПК РФ: «Если обвиняемый желает дать показания, следователь обязан допросить его немедленно после предъявления ему обвинения». Следует дополнить ст. 216 проекта УПК КР аналогичным содержанием, поскольку указанная обязанность следователя допросить обвиняемого в случае его желания дать показания выступает в качестве своеобразной гарантии интересов обвиняемого опровергать выдвинутое против него обвинение и предоставлять доказательства в свою защиту.

Для надлежащего обеспечения интересов обвиняемого защитой также большое значение имеет сложившаяся судебная практика, исходящая из необходимости обязательного реагирования на любое ущемление прав, составляющих в совокупности право обвиняемого на защиту. Среди них одним из важнейших является право обвиняемого знать содержание обвинения и использовать полученные сведения для своей защиты на протяжении всего последующего производства по уголовному делу (ст. 28 УПК КССР, ст. 46 УПК РСФСР). Следователь не вправе направить в суд уголовное дело с обвинительным заключением, если изложенная в нем мотивировка обвинения существенно отличается от предъявленного обвинения и ухудшает положение обвиняемого (ст. 199 УПК КССР, ст. 214 УПК РСФСР). Неисполнение указанных требований относится к существенным нарушениям уголовно - процессуального закона, влекущим во всех случаях направление дела судами для дополнительного рас- следования (ст. 229 УПК КССР, ст. 232 УПК РСФСР)1.

Исходными, базовыми для регламентации правового статуса жертв пре- ступлений и обеспечения их прав в Кыргызской Республике являются положения ст. 18 Конституции Кыргызстана: «Всякие действия, клонящиеся к возложению на человека ответственности за преступление до вынесения судом при-

1 О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно - правовых норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования: Постановление пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 г. //Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1995. С. 446

197

говора, недопустим и являются основанием для возмещение через суд материального и морального вреда потерпевшему». Указанные положения должны получить развитие в отраслевом законодательстве, прежде всего в Уголовно -процессуальном кодексе1. Согласно ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными органами государства в случаях нарушения его основных прав, предоставляемых конституцией и законом. Эффективное восстановление прав личности предполагает предоставление пострадавшему от преступления процессуальных прав в сфере уголовного судопроизводства.

Как в основном считалось до сих пор, пострадавшему следует предостав- лять права в уголовном процессе для содействия с его стороны органам, ведущим процесс. Ю. С. Стецовский прямо утверждает: «Цель наделения потерпевшего правами - получение от него дополнительной помощи в раскрытии преступления2. Таким образом, право, которое рассматривается как средство защиты интереса, государством рассматривается как средство по раскрытию преступления. Обусловленный требованиями Конституции Кыргызстана кардинальный поворот от приоритета интересов общества, государства к приоритету прав и свобод личности не позволяет согласиться с подобной позицией.

Предназначение процессуальных прав потерпевшему - дать возможность пострадавшему, во - первых, самому принимать активное участие в восстановлении своих нарушенных прав; во - вторых, находиться в курсе деятельности государственных органов в уголовном деле по восстановлению его прав; в -третьих, воздействовать на органы, ведущие уголовный процесс, и стимулировать их активность в восстановлении нарушенных прав пострадавшего3. Процессуальные права потерпевшего следует рассматривать, прежде всего, как

1 Ларин А. М. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизвод стве //Конституция Российской Федерации и совершенствование механизмов защиты прав человека. - М., 1994. С. 67

2 Стецовский Ю. И. Советская адвокатура. - М, 1989. С. 276

3 Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1997. С. 240

198

средство защиты интересов самого потерпевшего. Интересы потерпевшего могут совпадать с интересами государства (например, интерес привлечение лица совершившего преступление к уголовной ответственности), а могут и не совпадать (например, интерес примирения и восстановление нарушенного преступлением прав и законных интересов без обращение в судебные инстанции).

Пострадавшие от преступной деятельности наряду с лицами, в отношении которых ведется уголовное преследование, более других участников процесса нуждаются в эффективной защите их интересов и поэтому наделяются во многом совпадающими по содержанию правами. Однако между ними есть существенная разница.

Государство реально не имеет возможности предотвратить посягательства на все основные права своих подданных, хотя она и принимает на себя охрану, а также защиту любых прав граждан. Но коль скоро государство не в состоянии обеспечить полную безопасность, неприкосновенность или ненарушаемость прав граждан, то оно должно хотя бы сделать все возможное для устранения последствий преступления, нейтрализации причиненного преступлением вреда. Поэтому центр тяжести при определении оснований предоставления пострадавшим процессуальных прав, их содержания и объема переносится на обеспечение им возможности добиваться с помощью органов уголовного судопроизводства восстановления нарушенных в результате преступления имущественных и иных прав.

Сейчас уже ощутимо расширены и более гарантированы процессуальные права обвиняемого. Одновременно нуждаются в существенном расширении и усилении гарантирования процессуальные права пострадавшего от преступления.

Однако вовсе не обязательно, чтобы их права были «один к одному». По- добные условия можно и необходимо выдвигать только с учетом принципа состязательности в отношении прав на участие в доказывании, в исследовании материалов уголовного дела. Главное, чтобы личность, вовлеченная в уголовный процесс могла располагать достаточными средствами для полноценной

199

защиты и отстаивании своих кровных интересов. Разумеется, без ущерба для прав и свобод других лиц, как предусмотрено ст. 21 Конституции Кыргызстана.

Термин «потерпевший» использовался еще в Уставе уголовного судопро- изводства России, однако в него вкладывался несколько иной смысл. Под потерпевшим подразумевалось любое лицо, пострадавшее от преступления, вступившее в производство по уголовному делу (ст. 6, 301, 303). Никакого признания лица потерпевшим не требовалось. УПК 1923 г., в свою очередь, используя рассматриваемый термин, также обходился без разъяснения, кто такой потерпевший (ст. 50, 51). Не был четко определен и комплекс процессуальных прав потерпевшего.

Таким образом, впервые в истории российским уголовно - процессуальным законодательством понятие потерпевшего сформулировано в действующем УПК РСФСР 1960г., а затем и в УПК КССР 1961г., где одновременно так- же впервые дается перечень процессуальных прав потерпевшего.

Проблема участия потерпевшего в уголовном деле разрабатывалась в ус- ловиях приоритета общественных, государственных интересов над интересами личности, при доминировании в уголовном процессе принципа публичности, активность пострадавшего фактически была ограничена, его влияние на возбуждение, ход и результаты производства по уголовному делу уменьшены и вообще его участие в уголовном деле в качестве субъекта процесса оказалось поставлено в зависимость от усмотрения государственных органов, ведущих уголовный процесс.

Буквальное толкование закона в том смысле, что потерпевшим может быть только тот, кто действительно пострадал от преступления, влечет за собой затяжку в признании лица потерпевшим и, следовательно, в обеспечении ему права отстаивать свои процессуальные интересы1. Верно замечено, что потерпевший - единственный субъект в уголовном процессе, сохранивший, если так

1 Юридический конфликт: сферы и механизмы (Юридическая конфликтология Ч. 2).- М, 1994. С. 136

200

можно сказать, внешнюю материально - правовую «оболочку»1. Очевидно, формулировка оснований признания потерпевшим нуждается в уточнении с учетом необходимости предоставления процессуальных прав с момента, позволяющего лицу принимать полноценное участие в возмещении причиненного ему вреда.

Буквальное толкование текста ст. 34 УПК КССР, ст. 53 УПК РСФСР также не позволяет признавать потерпевшим лицо в случае причинения ему вреда общественно - опасным деянием невменяемого. Между тем для понесшего ущерб не столь важно, чьи действия причинили ему вред.

В проекте УПК предпринимается попытка устранить отмеченное несовер- шенство закона. Статья 46 проекта предусматривает: «1) лицо в уголовном процессе признается потерпевшим при наличии оснований полагать, что ему непосредственно преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. 2) лицо может признаваться потерпевшим и в случаях, когда вред ему нанесен запрещенным уголовным кодексом Российской Федерации деянием, совершившим невменяемым».

Приведенные формулировки, несомненно, более отвечают интересам по- страдавшего от преступления. Но не совсем ясно, почему в части второй рассматриваемой статьи речь идет о признании потерпевшим как о возможном решении, в то время как в части первой - как о должном. Оснований для подобных различий не усматривается. Поэтому более предпочтительным представляется подход, позволяющий унифицировать формулировку оснований для признаний лица потерпевшим при наличии данных, указывающих на причинение ему вреда преступлением или общественно - опасным деянием невменяемого2.

1 Божьев В. П. Предпосылки усиления защиты прав и интересов потерпевшего в уголовно - процессуальной деятельности в условиях перестройки //Проблемы повышения качества уголовно - процессуальной деятельности в условиях пере стройки. - Ижевск, 1989. С. 64

2 Божьев В. П. Процессуальный статус потерпевшего //Российская юстиция. 1994. №. С. 49

201

Более приемлемой, точнее единственно верной является точка зрения, со- гласно которой потерпевшим должно признаваться «каждое лицо», которому преступлением причинен вред1. Видимо, поэтому законодатель на протяжении десятилетий не воспользовался предложением В. А. Стремовского внести в ст. 53 УПК дополнение: «… не признавать потерпевшим лицо, чье аморальное, антиобщественное или преступное поведение привело обвиняемого к совершению преступления»2.

Во - первых, недопустимо считать пострадавшего виновным в совершении против него преступления и наказывать его за это по усмотрению, например, следователя лишением процессуальных прав, являющихся для него средством отстаивания своих интересов .

Судебная практика России предлагает идти по пути, если совершению преступления несовершеннолетним предшествовало неправомерное или провоцирующее поведение взрослых лиц, суд вправе признать это обстоятельство смягчающим ответственность виновного, а также направить в необходимых случаях частное определение по месту работы или жительства указанных лиц4.

Во - вторых, отказ лицу, понесшему в результате преступления ущерб, в обладании предназначенными ему правами потерпевшего в современных условиях равносилен отказу от правосудия. Поскольку такой отказ вступает в явное противоречие со ст. 38 Конституции Кыргызстана, согласно которой права пострадавших от преступлений охраняются законом и государство гарантирует

1 Рахунов Р. Д. Участники уголовно - процессуальной деятельности. - М., 1961. С. 254

  • Стремовский В. А. Участники предварительного следствия. - Ростов - на - Дону, 1966. С. 211

3 Ривлин Д. В. Витимологические факторы и профилактика преступлений. - Л., 1975. С. 142

4 О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о во влечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность: Постанов ление Пленума Верховного Суда РСФСР J& от 25 декабря 1990г. (в ред. По становления Пленума №\ от 21 декабря 1993г.) //Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уго ловным делам, С.519

202

судебную защиту всех прав и свобод граждан, закрепленных Конституцией и законами.

Очень важно не только правильно определить основания признания лица потерпевшим, но и момент такого признания. Очевидно, чем раньше пострадавший от преступления может принимать участие в производстве по уголовному делу, используя предоставляемые ему процессуальные права, тем больше возможностей для защиты его интересов, как нарушенных преступлением, так и составляющих процессуальный статус потерпевшего.

Как уже отмечалось, изложенная в ст. 34 УПК КССР и в ст. 53 УПК РСФСР формулировка оснований для признания лица потерпевшим предраспо- лагает к вынесению постановления о признании потерпевшим в момент, сравнительно отдаленный по времени от момента возбуждения уголовного дела. Стремление следователей к получению достоверных данных о причинении лицу преступлением морального, физического или имущественного вреда нередко приводит к признанию граждан потерпевшим в конце расследования, в результате чего реализация предоставленных им процессуальных прав оказывается затрудненной. При таком положении права практически ущемляются и говорить о надлежащем обеспечении защиты их интересов нельзя.

Правильно отмечал В. М. Ларин, что само возбуждение дела по существу одновременно выражает признание соответствующих лиц пострадавшими от преступления. Поэтому представляется целесообразным объединение решений

0 возбуждении дела такого рода и о признании лица потерпевшим в одном по становлении следователя - аналогично тому, как это имеет место по делам ча стного обвинения1.

Уголовные дела об изнасиловании без отягчающих обстоятельств возбуж- даются не иначе как по «жалобе потерпевшего» (ч. 6 ст. 5 УПК КССР, ч. 2 ст. 27 УПК РСФСР). И хотя последующее расследование может привести к выводу, что изнасилования фактически не было, как и связанного с ним вреда, тем

1 Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. С.

45

203

не менее жалобщица еще до возбуждения уголовного дела, в связи с фактом подачи жалобы официально, в процессуальной форме признается потерпев- шей1. Данная норма рассчитана на очень незначительную категорию дел частного и частно - публичного обвинения и является в настоящее время исключением из существующего порядка возбуждения уголовного дела и признания лица потерпевшим.

Если исходить из необходимости обеспечения прав и интересов любого гражданина на доступ к правосудию в соответствии с конституционными требованиями, то всех лиц, - не только по делам частного и частно - публичного обвинения, - обращающихся с заявлениями о совершении в отношении их преступлений, надо считать потерпевшими с момента принятия заявления.

Смешение момента признания лица потерпевшим с момента возбуждения уголовного дела на момент принятия заявления пострадавшего от преступления многое меняет в смысле улучшения обеспечения защиты его интересов. Для обеспечения же интересов общества, государства, заключающейся в обоснованности решения о возбуждении дела, наступления каких - либо существенных негативных последствий не предполагается.

При указанных обстоятельствах проверка по заявлению нередко сводится не к установлению оснований факта совершения преступления со всеми его вредными для заявителя последствиями и соответственно возбуждения уголовного дела - они налицо, - а к изысканию возможностей под благовидным предлогом в возбуждении дела отказать, если возможность раскрытия преступления оказывается под вопросом и «судебная перспектива» не очевидна. Пострадавшему от преступления в подобных случаях остается лишь удовлетвориться получением лаконичного уведомления об отказе в возбуждении уголовного дела, например, «на основании п. 2 ст. 6 УПК КССР, п. 2 ст. 5 УПК РСФСР», без каких - либо объяснений и мотивировки принятого решения, хотя и с упоминанием о праве на его обжалование соответствующему прокурору. Заявители чаще

1 Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции, С.

45

204

всего не используют данное право, так как к новым обращениям в государственные органы «охота отбита» предшествующим пренебрежительным отношением к их интересам.

Таким образом, надеясь на защиту государства от посягательств, жертвы

преступлений сталкиваются к несправедливым уголовно - процессуальным за-

1 конодательством, не позволяющим в полной мере отстоять свои интересы .

Необходимость более раннего наделения пострадавшего от преступления правами участника процесса - потерпевшего вызывается также тем, что с момента поступления в компетентные государственные органы официальной информации, указывающей на признаки преступления, начинаются уголовно -процессуальные отношения’ и осуществления по поступившему заявлению о преступлении уголовно - процессуальная деятельность часто приобретает форму так называемой «доследственной практики», представляющей суррогат расследования, фактическое слияние стадий возбуждения уголовного дела и расследования как по целям, так и по содержанию деятельности3. В последнее время идея уточнения и повышения значимости процессуальных прав и обязанностей пострадавшего от преступления в стадии возбуждения уголовного дела стала привлекать к себе пристальное внимание, что обусловлено усилением внимания вообще к обеспечению интересов личности в уголовном процессе. По мнению одних, необходимо разграничить понятия 1) заявителя, чьи права преступным посягательством нарушены не были, 2) заявителя, которому преступлением причинен вред, при этом последнего назвать термином «потерпевший» в отличие от 3) потерпевшего, признаваемого таковым по постановлению следователя ( ст. 128 УПК КССР, ст. 136 УПК РСФСР)4.

’ Масленникова Л. Н. Доступ к правосудию потерпевшего от преступления //Законность. 1996. №. С. 7

2 Божьев В. П. Уголовно - процессуальные отношения. - М., 1975. С. 123

3 Балашов А. Дейстивительно ли возбуждение уголовного дела - первоначаль ная стадия уголовного процесса ? //Соц. законность. 1989. Jfe. С. 54

’ Белозеров Ю. Н., Имарфицын П. Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. - М., 1994. С. 7

205

Другие полагают, что принятие заявления гражданина о преступлении должно быть равносильно признанию пострадавшего от преступления потерпевшим1. Высказано также предположение изменить ст. 53 УПК РСФСР (ст. 34 УПК КССР) в редакции, предусматривающей признание потерпевшим лица, чьим правам «причинен вред деянием, содержащим признаки преступления, достаточные данные о котором послужили основанием для возбуждения уголовного дела»2.

Более привлекательной и приемлемой из указанных точек зрения пред- ставляется именно вторая. Заявление - жалобу пострадавшего от преступления гражданина следует рассматривать и как наличие оснований для признания лица потерпевшим, и как совокупность повода - основания к возбуждению уголовного дела. При соблюдении, однако, некоторых условий - если в заявлении изложены признаки преступления и нет сведений о ложности сообщаемых сведений3, а также отсутствуют явные данные, опровергающие сообщаемое.

Изложенное вовсе не означает, что заявления пострадавших от преступле- ний должны приниматься совершенно некритично и часто автоматически означать начало расследования. Как и в основе любого решения, здесь также должны лежать фактические данные, но не обязательно высокой степени. Любая их совокупность должна при условии известного доверия к заявителю оцениваться как достаточная для возбуждения уголовного дела, если они не исключают полностью факт совершения преступления.

Следовательно, наличие в заявлении пострадавшего даже относительно вероятностных данных, указывающих на причинение ему в связи с преступным посягательством морального, физического или имущественного вреда, одновременно означает и наличие оснований для признания его потерпевшим, то

’ Тихонов А. Потерпевший: уголовно - процессуальный аспект //Сов. юстиция. 1993. ЛФ

2 Яни П. О. О признании потерпевшим по уголовному делу //Сов. юстиция. 1992. ЛЬ~ 10. С. 19

3 Масленникова Л. Н. Уголовно - процессуальные гарантии прав потерпевшего //Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. - Волгоград, 1992. С. 99

206

есть де - факто этому лицу принадлежит статус потерпевшего со всеми вытекающими отсюда последствиями»1. В подобных случаях нет необходимости фиксировать данное обстоятельство в специальном процессуальном акте, главное, чтобы в уголовно - процессуальном законодательстве была закреплена совокупность прав данного лица, определяющая его правовое положение, граничащей с расследованием и стадией возбуждения уголовного дела, как потер-певшего2.

Потерпевший в стадии возбуждения уголовного дела должен иметь, как минимум, следующие права: знать о принятом по его заявлению решении и получать в случае возбуждения уголовного дела или направления заявления по подследственности и подсудности письменное уведомление, а в случае отказа в возбуждении уголовного дела при наличии данных о явно опровергающих изложенное в заявлении или иных исключающих производство по уголовному делу обстоятельствах - копию мотивированного постановления об отказе; знакомиться с материалами проверки и иными данными, послужившими основанием для отказа в возбуждении дела3; пользоваться помощью переводчика; иметь представителя с момента поступления в органы, ответственные за ведение уголовного процесса, заявления о преступлении4; обжаловать постановле- ние об отказе в возбуждении уголовного дела прокурору и в суд.

В проекте УПК КР, как и в действующей УПК КССР, отсутствует статья, подобная ст. 136 действующего УПК РСФСР, устанавливающая порядок признания лица потерпевшим, хотя регламентация признания лица гражданским истцом предусматривается, и по сравнению с ее аналогом в действующем УПК представлена в усовершенствованном виде (ст. 132, 133 проекта УПК КР, ст.

1 Грошевой Ю. М., Шумилин Ф. М. Об обеспечении прав потерпевшего в досудебных стадиях уголовного процесса //Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов. - Волгоград, 1993. С. 40 -Там же, С. 40

3 Масленникова Л. Н. Уголовно - процессуальные гарантии прав потерпевшего, С. 100

1 Грошевой Ю. М., Шумилин Ф. М. Об обеспечении прав потерпевшего в досудебных стадиях уголовного процесса, С. 40

207

129, 130 проекта УПК РСФСР). Видимо, изложение порядка признания потерпевшим в виде отдельной статьи не вписалось в модернизированную структуру проекта УПК. Однако необходимость в такой статье есть, поскольку попытка вместить порядок признания потерпевшим в единственную статью, посвященную данному участнику процесса (ст. 47 проекта УПК КР, ст. 46 проекта УПК РФ), привела к неоправданному изъятию из регламентации акта признания ряда имеющих значение для обеспечения прав потерпевшего элементов, в частности требования об объявлении лицу постановления о признании потерпевшим, о разъяснении процессуальных прав.

Статья о регламентации признания лица потерпевшим должна предусмат- ривать оба варианта появления потерпевшего в уголовном процессе:

1) на основании выявленного при производстве по уголовному делу мо- рального, физического или имущественного вреда оконченным преступлением либо общественно - опасным деянием невменяемого, а равно покушением на них или приготовлением к ним при угрозе возникновения указанного вреда - с вынесением постановления о признании лица потерпевшим; 2) 3) на основании заявления, имеющего характер жалобы и содержащего изложенные выше данные, подаваемого для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, без вынесения постановления, считая признанием лица потерпевшим принятие к производству компетентными государственными органами данного заявления. 4) Реализация последнего варианта предполагает предоставление постра- давшему от преступления после возбуждения уголовного дела всех прав потерпевшего, как и при осуществлении варианта первого. При изложении перечня возможных прав потерпевшего следует предусмотреть, какие права он имеет до возбуждения и какие - после возбуждения уголовного дела.

В проекте УПК КР (ст. 48) и УПК РФ (ст. 46) комплекс прав потерпевшего заметно увеличен в сравнении с тем, чем располагает потерпевший в на- стоящее время. В ряде случаев дополнительно предусмотрены конкретные ме-

208

ханизмы осуществления прав, являющиеся важными элементами их обеспечения.

Так права потерпевшего знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания расследования, независимо от формы окончания, всегда пре- дусматривалось действующим УПК КССР и УПК РСФСР. Но далеко не всегда реально осуществлялось, хотя в литературе давались убедительные разъяснения о том, что в соответствии со ст. 34, 188 УПК КССР и ст. 53, 199 УПК РСФСР ходатайство потерпевшего об ознакомлении с материалами прекращенного дела подлежит удовлетворению1. Отсутствие в статьях УПК, регламентирующих прекращение дела, даже упоминания органом о праве потерпевшего на практике позволяет следователям считать, что оно распространяется только на окончание расследования с составлением обвинительного заключения.

В проекте УПК КР указанный пробел, допущенный создателями дейст- вующего УПК КССР, устраняется: в связи с прекращением дела потерпевшему должно быть специально разъяснено право на ознакомление с его материалами. Кроме того, по просьбе гражданского истца, гражданского ответчика, потерпевшего или их представителей следователь, прокурор знакомит их с материалами прекращенного дела (ст. 225). Однако, желательно, чтобы потерпевшему разъяснялось и право обратиться с такой просьбой.

Следует, однако, отметить, что в проекте включены не все права, в которых действительно нуждается потерпевший. В частности, дополнительно жела- тельно предусмотреть право потерпевшего знакомится также с материалами приостановленного уголовного дела и обжаловать решение следователя об

2

этом .

1 Шимановский В. В. Обеспечение законности и прокурорский надзор при пре кращении уголовного дела на предварительном следствии и дознании. - Спб, 1996. С. 43

2 Истина … И только истина ! - М, 1990. С. 333; Бородин С. В. Борьба с пре ступностью: теоретическая модель комплексной программы. - М., 1990. С. 270

209

Закрепление в уголовно - процессуальном законодательстве условий, благоприятствующих своевременному вступлению пострадавшего от преступления в уголовный процесс в качестве активного участника, предоставление необходимых ему для этого процессуальных средств уже само по себе «работает» на обеспечение его интересов защитой. Однако обеспечение защитой интересов участвующим в деле лицам, исходя из требований ст. 41 УПК КССР и ст. 58 УПК РСФСР, в стадии расследование предполагает прежде всего обязанность следователя и лица, производящего дознание, обеспечить участникам расследования, в том числе потерпевшему, возможность осуществления принадлежащих ему прав.

Гражданский истец1 и потерпевший - два «родственных» субъекта в уго- ловном процессе. Признание лица как потерпевшим, так и гражданским истцом обусловлено наличием материально - правовых последствий в виде вреда причиненного преступлением. В качестве того и другого субъекта может выступать одно лицо, если потерпевший понесший ущерб от преступления, признан одновременно гражданским истцом2.

В соответствии с ч. 1 ст. 35 УПК КССР и ч. 1 ст. 54 УПК РСФСР гражда- нин может быть признан гражданским истцом в уголовном процессе, если он понес материальный ущерб от преступления и предъявил требование - гражданский иск о его возмещении. Как отмечалось, в настоящее время потерпевший вправе также предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу. В проекте УПК КР обоснованно уточняется: гражданским истцом признается физическое или юридическое лицо, понесшее имущественный вред от преступления и предъявившее требова-

’ Согласно закону в уголовном процессе допускается признание гражданскими истцами как физических, так и юридических лиц. Особенности процессуального положения и обеспечение интересов последних здесь не рассматриваются, поскольку их рассмотрение выходит за пределы данного исследования. 2 Божьев В. П. Условия допуска потерпевшего к участию в предварительном следствии //Предварительное следствие в условиях правовой реформы. - Волгоград, 1991. С. 98-99

210

ние о его возмещении . Гражданский иск может быть предъявлен и для компенсации морального вреда (ч. 1 ст. 50).

Гражданский истец, если имеется в виду гражданин, а не юридическое лицо, всегда является и потерпевшим1. Иначе говоря «это потерпевший, предъ- явивший гражданский иск в уголовном деле» . До судебного разбирательства превышение объема прав гражданского истца над объемом прав потерпевшего заключается в одном - он вправе просить следователя о принятии мер обеспечения заявленного им гражданского иска (ч. 2 ст. 35 УПК КССР и ч. 2 ст. 54 УПК РСФСР).

УПК не предусматривает, в какой форме и на чье имя должен составляться гражданский иск. Вопрос об адресате гражданско - правовых требований является дискуссионным. В отношении его высказаны самые разные точки зрения3. При решении данного вопроса С. А Александров считает необходимым наряду со ст. 36 УПК КССР и ст. 29 УПК РСФСР учитывать требования ст. 126 ГПК РСФСР, обязывающей в исковом заявлении указывать «наименовании суда», «наименовании ответчика» (аналогичное требование к форме иска содержаться в ст. 130 ГПК КР), и поэтому разделяет мнение, согласно которому иск адресуется обвиняемому (третьим лицам) и компетентным органам одновременно4. Суждение логичное, но не вполне учитывающее специфику гражданского иска в уголовном деле.

Орган расследования не может оставить исковое заявление без рассмот- рения на том основании, что оно не соответствует требованиям названной статьи ГПК. Появление в уголовном деле гражданского истца допустимо уже тогда, когда совершившее преступление еще не определен и о подсудности дела конкретному суду ставить вопрос преждевременно. В начальный период рас-

’ Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1977. С. 95

2 Савицкий В. М., Петружа И. И. Потерпевший в уголовном процессе. - М., 1983. С. 29

3 Александров С. А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Горький, 1978. С. 21

‘Там же, С. 21 -22

211

следования исковое заявление лица, понесшего ущерб от преступления, может и не содержать конкретного обозначения ответчика и точного указания цены иска. В дальнейшем следователь может предложить гражданскому истцу устранить эти недостатки и подать другое, уточняющее исковое заявление в дополнение к первому1.

Под предъявлением гражданского иска в уголовном деле правильно будет понимать само фактическое обращение юридически заинтересованного или иного управомоченного лица к судебно - следственным органам с просьбой о возмещении причиненного ему преступлением материального вреда2. Такое обращение может вполне выражено в заявлении гражданина о совершенном в отношении его преступлении.

Для обеспечения своих интересов защитой гражданскому истцу важным является момент предъявления гражданского иска.

Если лицо, обратившееся с заявлением о преступлении и просьбой о лик- видации его вредных последствий, с момента принятия данного заявления станет обладать комплексом процессуальных прав потерпевшего, то их в начальный период производства по заявлению вполне хватает для отстаивании всех затронутых преступлением интересов, в том числе связанных с причинением различного рода вреда.

В ст. 36 УПК КССР и ст. 29 УПК РСФСР говориться о возможности предъявления гражданского иска с момента возбуждения уголовного дела. А. Г. Мазалов считает акт возбуждения уголовного дела правовой основой для начала производства по гражданскому иску в уголовном процессе, по существу исходит из возможности предъявления иска только после возбуждения дела3. Между тем законодатель для определение начала производства по гражданскому иску, видимо, неспроста использует формулировку не «после», а именно с «момента» возбуждения уголовного дела.

1 Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе, С. 92 - 93

2 Зинатуллин 3. 3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. - Казань, 1974. С. 54

3 Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе, С. 92

212

Формулировка «с момента возбуждения уголовного дела», на наш взгляд, фактически означает «со стадии возбуждения уголовного дела», а не после него. Так и следует записать в ст. 131 проекта УПК КР, определяющей начало уголовно - процессуальной деятельности по гражданскому иску в уголовном судопроизводстве. Обращение с просьбой о возмещении причиненного преступлением вреда может полностью совпадать по времени с сообщением о преступлении и в таком случае должно рассматриваться как начальный момент гражданского иска в уголовном процессе1.

Гражданин может сделать заявление о возмещении причиненного пре- ступлением вреда как в письменной, так и в устной форме. Заслуживает поддержки изложенная в ст. 131 проекта УПК КР и ст. 128 проекта УПК новелла, предусматривающая фиксацию устного искового заявления в протоколе, составляемом по правилам протокола принятия устного сообщения о преступлении в стадии возбуждении уголовного дела. Если пострадавший сообщает о преступлении и одновременно просит принять меры к возмещению причиненного преступлением вреда, то протокол заявления о преступлении будет в то же время являться и протоколом искового заявления. Желательно только указать в уголовно - процессуальном законе на необходимость обозначения в исковом заявлении хотя бы первоначального, приблизительного определяемого вида и размера вредных последствий преступления. То же самое можно сказать и о письменно заявлении пострадавшего, понесшего от преступления имущественный или моральный ущерб.

Если признание пострадавшего от преступления потерпевшим, как ука- зывалось ранее, в интересах личности целесообразно совмещать с принятием заявления о преступлении, то вопрос о признании лица гражданским истцом может и, видимо, должен решаться несколько иначе. Не зря, в отличие от признания потерпевшим, действующий уголовно - процессуальный закон предусматривает возможность отказа в признании лица гражданским истцом в связи

1 Зинатуллин 3. 3. Указ. раб. С. 57

213

с заявленными им исковыми требованиями (ст. 129 УПК КССР и ст. 137 УПК РСФСР).

При поступлении от гражданина заявления изложенных в нем данных может сразу хватить для констатации факта совершения преступления и немедленного возбуждения уголовного дела, но отказаться недостаточно для вывода о правомерности имущественных притязания заявителя. Следователь должен убедиться, не подлежит ли иск рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства и правомерно ли начинать производство по иску в уголовном деле. Признание лица гражданским истцом требует более взвешенного и осмотрительного решения, чем признание потерпевшим, хотя бы потому, что оно может повлечь за собой ограничение прав других лиц, в частности при наложении ареста на их имущество по требованию истца.

В настоящее время по УПК РСФСР постановление следователя об отказе признать гражданским истцом объявляется заявителю под расписку (ч. 3 ст. 137 УПК), а в УПК КССР аналогичное положение отсутствует вовсе. Но в проекте УПК КР предусматривается более благопрепятствующее интересам личности правило - о возможности получать копии процессуальных решений, относящих к гражданскому иску (п. 11 ч. 1 ст. 51), как и в проекте УПК РФ (ч. 3 ст. 48), следовательно, и копии постановления об отказе в признании гражданским истцом.

Если исковые требования не были заявлены в стадии возбуждения уго- ловного дела, лицо, понесшее от преступления ущерб, может обратиться с иском уже в ходе расследования (ст. 36 УПК КССР, ст. 131 проекта УПК КР). В отличие от действующего УПК КССР проект УПК КР возлагает на следователя обязанность, усмотрев из дела факт причинения гражданину вреда, разъяснить ему или его представителю право предъявить гражданский иск, о чем составляется протокол или делается письменное уведомление (ст. 132 проекта УПК КР).

При положительном решении по заявлению иску следователь выносит постановление о признании лица гражданским истцом (ст. 128 УПК КССР). Согласно ст. 137 УПК РСФСР указанное постановление сообщается гражданско-

214

му истцу или его представителю. В случае явки гражданского истца или его представителя им разъясняются их процессуальные права, о чем на постановлении делается отметка, удостоверяемая подписью гражданского истца или его представителя. Последнее положение в УПК КССР не предусмотрено. Несмотря на более детальное определение порядка признание гражданским истцом по сравнению с УПК КССР, изложенные правила в УПК РСФСР явно небезупречны с точки зрения обеспечения интересов гражданского истца. Оставление разъяснения прав на «случай явки» нельзя признать удовлетворительным. Выходит, если гражданский истец не явится, он может вообще не знать о принадлежащих ему правах. А если сообщение о признании гражданским истцом вообще не найдет своего адресата ? В проектах УПК подобные правила сформулированы более удачно: лицу, предъявившему гражданский иск, его представителю объявляется постановление о признании гражданским истцом и разъяс- няются их процессуальные права (ч. 2 ст. 132 проекта УПК КР, ч. 2 ст. 129 проекта УПК РФ), что предполагает обязательность обеспечения явки участников процесса к следователю для реального осуществления указанных действий.

Как уже отмечалось подход к обеспечению защиты интересов личности в проекте УПК для всех участвующих в расследовании граждан более благоприятен, чем в действующем УПК. Гражданский истец в указанном смысле не является исключением. Кроме затронутых выше положительных для обеспечения защиты его интересов моментов, в проекте УПК имеются и другие.

Обращает на себя внимание заметное расширение прав гражданского истца. В частности, предусматривается предоставление ему дополнительных, к уже имеющимся, прав: знакомится с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, пользоваться бесплатной помощью переводчика, знакомиться с материалами прекращенного уголовного дела, знать о принятых решениях затрагивающих его интересы. В отличие от действующего УПК проект УПК КР, как и проект УПК РФ не предусматривает обязанность граждан- ского истца по требованию суда представлять имеющегося в его распоряжении документы, связанные с гражданским иском, которая может восприниматься

215

как допустимость возможности частичного возложения бремени доказывания иска на гражданского истца или, иначе говоря, как его «обязанность посильно участвовать в процессе доказывания»1. Такая поправка отвечает как интересам личности, так и интересам общества.

К сожалению, комплекс прав предусмотренные в проекте УПК отчасти не отвечает интересам личности. Согласно ст. 229 проекта УПК КР, как и в действующей УПК (ст. 190 УПК КССР, ст. 200 УПК РСФСР) в отличие от обвиняемого, которому следователь независимо от его просьбы обязан предъявить материалы дела для ознакомления самостоятельно или с участием защитника, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик (их представители) знакомятся с материалами дела лишь в случае устного или письменного ходатайства. При этом авторы проекта УПК не только не сочли возможным прислушаться к высказанным в литературе обоснованным предложениям снять существующие в отношении гражданского ответчика ограничение на ознакомление со всеми материалами дела2, но и распространили указанное ограничение на гражданского истца: «Гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, если ими заявлено ходатайство, знакомятся с материалами дела в той части, которая относится к гражданскому иску (ч. 1 ст. 229 проекта УПК КР).

Поскольку в проекте УПК КР, в отличие от УПК КССР действующего, ничего не сказано об обязанности следователя уведомить потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика (их представителей) об окончании расследования и напомнить о принадлежащем им праве знакомиться с материалами дела, трудно понять, каким образом названные участники вообще могут узнать о завершении следователем производства по делу. Вряд ли также «новеллы» будут способствовать прогрессу в обеспечении защиты интересов личности.

1 Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе, С. 98

2 Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе, С. 98; Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции, С.
82

216

Гражданский ответчик является не менее значимым участником уголовного процесса, чем гражданский истец. Как правильно заметил В. Г. Даев, ин- ститут гражданского иска и связанная с ним деятельность ведущих процесс государственных органов призваны в равной мере обеспечить соблюдение прав не только гражданского истца, но и гражданского ответчика1. Ущемление процессуальных прав гражданского ответчика заслуженно признается Верховным Судом России существенным нарушением уголовно - процессуального закона, влекущим отмену приговора в части гражданского иска2.

Положение гражданского ответчика в уголовном деле довольно специ- фично. Обычно принято считать, что он осуществляет функцию защиты от гражданского иска . Деятельность гражданского ответчика по осуществлению защиты от гражданского иска воспринимается также иногда как составная часть защиты от обвинения4.

Однако в литературе обоснованно обращается внимание на возможность существенной дифференциации возражений против иска и защиты. Более того, интересы гражданского ответчика и обвиняемого, защищающегося от предъявленного обвинения, несмотря на их тесное переплетение, могут вступать в противоречие. Например, если обвиняемый при управлении чужой автомашиной совершил наезд на человека и причинил ему тем самым физический и имущественный вред, то владелец автомашины, привлеченный в качестве гражданского ответчика, может возражать против иска по мотивам совершения обвиняемым угона автомашины со стоянки без его ведома и согласия. Если же автомашина в результате происшествия будет повреждена, ее владелец может предъявить гражданский иск к обвиняемому. В подобных случаях деятельность

1 Даев В. Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. - Л., 1972. С. 17

2 Бюллетень Верховного суда Рф. 1994. Ж . С. 7

’ Якубович Н. А. Теоретические основы предварительного следствия. - М., 1971.С. 59

4 Нажимов В. П. Об уголовно - процессуальных функциях //Правоведени. 1973. М. С. 79

217

гражданского ответчика не только не совпадает с защитой от обвинения, но, как можно видеть противоборствует ей1.

Практике известны также примеры, когда несовершеннолетние с целью снять с себя ответственность за совершенное преступление оговаривают лиц, которые их воспитывают . В подобных случаях родители (усыновители) или попечители в качестве гражданских ответчиков вынуждены заниматься не только, а может быть, не столько защитой от предъявленного по уголовному делу в связи с преступными действиями несовершеннолетнего гражданского иска, сколько опровержением его утверждений об их ненадлежащем отношении к воспитанию.

Участие в уголовном деле родителей несовершеннолетних и лиц, их за- меняющих, носит двойственный характер: в качестве законных представителей они призваны отстаивать интересы обвиняемого, но одновременно им приходиться защищать и свои личные интересы3. Когда родители несовершеннолетних обвиняемых выступают в качестве гражданских ответчиков, их процессуальное положение диктует им необходимость защищать самих себя. Каждый из них отвечает за свою вину: одни - за непосредственное причинение вреда, другие - за ненадлежащее воспитание4.

Поэтому, соглашаясь с мнением А. Г. Мазалова о полной самостоятель- ности гражданского ответчика в исполнении своих прав независимо от позиции обвиняемого и его защитника, нельзя безоговорочно согласиться с его утверждением, что по характеру преследуемой цели названный участник процесса примыкает к защищающейся стороне5. Если и допустимо так говорить, то лишь со значительной степенью условности, имея в виду возможность ситуации, ко-

1 Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции, С. 56-57

2 Гуковская Н. И. Деятельность следователя и суда по предупреждению несо вершеннолетних. - М., 1967. С. 17 - 18

3 Ландо А. С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе. - Саратов, 1977. С. 14 - 15

“4Тамже,С44

5Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе, С. 76

218

гда защита гражданским ответчиком своих интересов объективно способствует защите интересов обвиняемого. Однако такое совпадение не является общим правилом. У гражданского ответчика в уголовном деле - своя собственная линия поведения, поскольку он имеет свой собственный интерес, не всегда совпадающие с интересами обвиняемого.

Также представляется излишне категоричным и поэтому не совсем точным утверждение о выполнении гражданским ответчиком функции защиты от гражданского иска. Указанная защита является прежде всего уделом того, к кому иск предъявлен, а именно обвиняемого. Гражданский ответчик защищается в первую очередь от другого - от обвинения в ненадлежащем воспитании несовершеннолетнего, если речь идет о родителях, или от обвинения в необеспечении условий сохранности автотранспорта, если говорить о владельцах источников повышенной опасности и т. д.

И только при условии доказанности виновности гражданского ответчика в указанных действиях он подключается к защите от предъявленного по уго- ловному делу гражданского иска.

С учетом отмеченной специфики гражданский истец не может быть объе- динен по интересам в одну группу с такими участниками процесса, как обвиняемый, подозреваемый. Не вполне логично также рассматривать его в одном ряду с потерпевшим или гражданским истцом, поскольку между ними в уголовном процессе больше различия, чем сходства. Общим для них является отстаивание имущественных интересов в уголовном деле, не только каждым со своей стороны. Если гражданский ответчик участвует в защите от гражданского иска вместе с обвиняемым, то гражданский истец стремится к удовлетворению своих исковых требований. В подобной ситуации их интересы противоположны.

Их процессуальные права в целом равны, но это - «равенство в оружии», направленном друг против друга. Комплекс норм, регламентирующих процессуальное положение и деятельность гражданского ответчика, а также его представителя в уголовном процессе - самостоятельный правовой институт, сущест-

219

вующий и функционирующий наряду с институтом гражданского истца и его представителя. При достаточно строгой, дифференцированной классификации участников уголовного процесса в зависимости от защищаемых интересов они должны рассматриваться отдельно. Видимо, понимание необходимости более четкого размежевания между ними побудило разработчиков проектов УПК КССР и УПК РСФСР нормы об участии в уголовном деле представителей гражданского ответчика изложить не в одной статье вместе с нормами об участии представителей потерпевшего и гражданского истца, как в действующем УПК КССР (ст.40), а отдельно (ст. 55 проекта УПК КР, ст. 51 проекта УПК РФ). Так будет правильнее.

На следователе лежит обязанность устанавливать лиц, подлежащих при- влечению в качестве гражданских ответчиков1. Если лицо при наличии необходимых оснований и условий своевременно не привлекался к участию в деле в качестве гражданского ответчика, его интересы ущемляются, оно оказывается под угрозой имущественных взысканий каких - либо процессуальных средств защиты2. Следователь вправе привлечь лицо в качестве гражданского ответчика при соблюдении двух условий: 1) в деле есть обвиняемый, 2) гражданский истец предъявил требование о возмещении ущерба3.

В литературе выражено сомнение в необходимости соблюдения второго условия в связи с существующей у суда возможностью в случае, если гражданский иск остался непредъявленным, по собственной инициативе при постановлении приговора разрешить вопрос о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением (ч. 4 ст. 36 УПК КССР)4. Действительно, в настоящее время такую возможность следует иметь в виду. Однако в связи с необходимо-

1 Филиппов П. М. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба и обеспечению компенсации имущества. - Волгоград, 1982. С. 25

2 Александров С. А. Правовое положение ответчика в уголовном процессе. — Горький,1977. С. 25

1 Понарин В. Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе

России. - Воронеж, 1994. С. 159

4 Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции, С.

220

стью более последовательной реализации в уголовном процессе принципа состязательности и освобождением суда от не свойственных ему функций в перспективе суд не должен брать на себя инициативу в совершении подобных действий

Привлечение лица в качестве гражданского истца осуществляется путем вынесения постановления в соответствии со ст. 128 УПК КССР и ст. 138 УПК РСФСР. Высказано мнение, что «следователь не вправе выносить постановление о привлечении лица в качестве гражданского истца, если он не уверен в виновности лица (ч. 5 ст. 36 УПК КССР, ч. 5 ст. 29 УПК РСФСР»1. Не совсем понятно, что подразумевается под уверенностью следователя. Не проясняет вопрос и ссылка на статью закона, где говорится о доказывании гражданского иска по общим правилам доказывания в уголовном процессе (ч. 4 ст. 36 УПК КССР, ч. 4 ст. 29 УПК РСФСР). Если подразумевается необходимость обладания следователем полной убедительностью в виновности лица, привлекаемого в качестве гражданского ответчика, на основе получения достоверных доказательств, то с таким мнением вряд ли можно согласиться. Подобная позиция ориентирует следователя на привлечение лица в качестве гражданского ответчика лишь в конце расследования и тем самым ведет к неоправданному ограничению гражданина в использовании процессуальных прав, полагающихся ему для защиты своих имущественных интересов.

К сожалению, такие случаи на практике не редкость. Как показали ре- зультаты проведенного Понариным В. Я. обобщения, 15 % гражданских ответчиков были привлечены к участию в процессе через двадцать дней после предъявления обвинения, а 21 % - через месяц и поэтому существенного влияния на ход производства по уголовному делу оказать не могли2. Затягивание с привлечением в качестве гражданского ответчика не более желательно, чем поспешность в принятии данного решения.

1 Понарин В. Я. Указ. раб. С. 153 :Там же, С. 156

221

С точки зрения наиболее полного обеспечения интересов личности при- влечение в качестве гражданского ответчика допустимо и оправдано при получении доказательств, позволяющих определенно предполагать ответственность лица за вред, причиненный преступными действиями обвиняемого. Достоверности выводов о виновности гражданского истца в данный момент не требуется.

В. Я. Понарин совокупность прав, предоставляемых гражданскому ответ- чику для защиты своих имущественных интересов, рассматривает в качестве права на защиту обвиняемого. Исходя из обладания гражданским ответчиком указанным правом, автор полагает, что если право на защиту - лишь декларативная возможность лица по защите своих интересов, то обеспечение права на защиту представляет собой закрепленную в законе совокупность условий и процессуальных средств, предназначенных для превращения декларации в реальную действительность. Изложенная позиция принципиальных возражений не вызывает, хотя ее можно уточнить и дополнить.

Термин «право на защиту» ранее использовался применительно к процес- суальному положению обвиняемого. Однако теперь к субъектам, имеющим право на защиту непосредственно по УПК РСФСР отнесен и подозреваемый (ст. 51), а по УПК КССР подозреваемый до сих пор таковым не признается. Но в проекте УПК КР данный пробел устранен (ст. 38 проекта УПК КР). В литературе обоснована возможность считать субъектами, имеющими право на защиту и других участников уголовного процесса1.

Положение гражданского ответчика действительно напоминает положение обвиняемого, хотя полная аналогия здесь вряд ли возможна из - за сущест- венной разницы в мерах ответственности, которые могут быть на них возложены. Сходство гражданского ответчика с обвиняемым находит отражение в действующем уголовно - процессуальном законе.

1 Ларин А. М. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве //Конституция Российской Федерации и совершенствование механизмов защиты прав человека, С. 60

222

Если обвиняемому предъявляется обвинение, изложенное в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, то гражданскому ответчику соответствующее постановление должно быть объявлено (ст. 129 УПК КССР, ст. 138 УПК РСФСР). Требование объявить лицу постановление о привлечении в качестве гражданского ответчика предполагает необходимость его явки к следователю для ознакомления с содержанием постановления.

С момента привлечения гражданский ответчик приобретает возможность реализовать любое из предоставленных ему процессуальных прав для защиты своих интересов. Специфическим, принадлежащим только ему одному из всех участников уголовного процесса, является право возражать против предъявленного иска, заимствованное, видимо, из сферы гражданского судопроизводства.

Изложение указанного права в уголовно - процессуальном законе пред- ставляется небезупречным. Нахождение его на первом месте среди прав, перечисленных в ст. 39 УПК КССР и ст. 55 УПК РСФСР, не вполне учитывает особенности процессуального положения гражданского ответчика. Получается, что деятельность гражданского ответчика в уголовном деле начинается с возражений против предъявленного иска.

Фактически же все же обстоит несколько иначе. Если в качестве граждан- ских ответчиков привлекаются родители несовершеннолетнего обвиняемого в возрасте с 14 до 18 лет, то сначала выясняется, во - первых, нет ли у непосредственного причинителя вреда имущества и доходов, позволяющих возместить вред полностью за его счет; во - вторых, не возник ли вред без вины родителей. Только после получения отрицательных ответов на оба вопроса наступает очередь возражений против иска.

Таким образом, гражданский ответчик, прежде всего, возражает против «перевода» на него исковых требований, адресованных обвиняемому. Упоминание права возражать против предъявленного иска первым в перечне прав гражданского истца создает впечатление, что уже в момент привлечения его

223

вина в причинении вреда преступными действиями других лиц предполагается полностью установленной и ему ничего не остается, как отвечать по иску.

Указанное положение ориентирует следователей на отношение с граж- данским ответчиком с позиций презумпции виновности, чему не должно быть места в уголовном процессе. Несовершенство редакции ст. 39 УПК КССР и ст. 55 УПК РСФСР в сочетании с недостаточной осведомленностью практических работников о специфике применения в уголовном процессе гражданско - правовых норм приводит на практике к тому, что органы уголовного судопроизводства, включая суд, возлагают на гражданских ответчиков, в частности родителей несовершеннолетних обвиняемых, возмещение вреда без исследования их конкретной вины1.

Необходимо изменить последовательность перечисления в законе прав гражданского ответчика: сначала привести «право давать объяснения», изложив его в несколько иной интерпретации, - как право на дачу объяснений не исключительно по существу иску, а по существу обстоятельств, послуживших основанием привлечения в качестве гражданского ответчика, а уже за тем - право на возражения против заявленного по делу иска. Подобная перестановка не является простой переменой мест слагаемых, от которых сумма не меняется. Она позволяет более правильно расставить акценты и поэтому имеет как теоретическое, так и практическое значение.

Однако прежде чем объяснить и возражать, необходимо знать, какие именно действия или, наоборот, бездействие вменяются в вину, в чем заключается гражданский иск. В настоящее время такая возможность для гражданского ответчика законом не предусматривается. В проектах УПК КР (ст. 54) и УПК РФ (ст. 50) отмеченный пробел восполнен: гражданскому ответчику предоставляется право знать сущность обвинения и гражданского иска. Наряду с правом давать объяснения предусмотрено также право давать показания. Однако право возражать против иска, как и в действующем УПК, вновь изложено в первую очередь, выше права давать объяснения и показания (ст. 54 проекта УПК КР,

1 Ландо А. С. Указ. раб. С. 44

224

ст. 50 проекта УПК РФ), с чем нельзя согласиться по ранее приведенным соображениям.

Признание за гражданским ответчиком права на информацию о вменяемых ему в вину действиях или бездействии, связанных с возложением по реше- нию суда на него имущественной ответственности, ставит проблему надлежащего предоставления ему необходимых сведений. Поскольку в действующем УПК такое право не предусмотрено, нет и механизма его обеспечения.

Однако такой механизм отсутствует и в проектах УПК. Более того, если в действующем УПК КССР (ст. 129) и УПК РСФСР (ст. 138) предусматриваются вынесение и предъявление лицу мотивированного постановления о привлечении в качестве гражданского ответчика, то в проектах УПК КР (ст. 134) и УПК РФ (ст. 131) требование мотивированности названного постановления почему — то опущено. При данном положении провозглашенное право гражданского истца знать сущность обвинения и гражданского иска способно превратиться в декларацию.

Во избежание подобного развития событий следует, во - первых, подробно определить в Уголовно - процессуальном законе регламентацию содержа- ния постановления о привлечении лица в качестве гражданского истца, во - вторых, конкретизированные условия предъявления данного постановления1. Желательно также предусмотреть возможность его изменения или отмены, если основания для привлечения в качестве гражданского ответчика изменились или вообще отпали. О такой возможности не упоминается ни в действующем уголовно - процессуальном законе, ни в проекте УПК, как будто и мысли не допускается о возможности ошибки в момент принятия решения о привлечении или заранее допускается возможность пребывания лица в положении гражданского ответчика, под угрозой имущественной ответственности до полного за- вершения производства по уголовному делу независимо от подтверждения или опровержения первоначальных выводов следователя.

Понарин В. Я. Указ. раб. С. 157

225

Проекты УПК КР (ст. 200) и УПК РФ (ст. 210), в отличие от действующего уголовно - процессуального закона, права, принадлежащие сейчас обвиняе- мому при назначении и производстве экспертизы, предусматривает так же в отношении подозреваемого и потерпевшего. Поскольку физическое лицо, участвующее в деле в качестве гражданского истца, всегда одновременно является потерпевшим, следовательно, указанные права распространяются и на него. Таким образом, гражданский ответчик оказался единственным из числа заинтересованных в исходе дела участников процесса, кто не наделяется правами на участие в назначении и производстве экспертизы. Желательно указанную несправедливость устранить.

При рассмотрении ранее процессуального положения гражданского истца обращалось внимание на проблемы обеспечения права знакомиться с материалами уголовного дела, одинаковые как для указанного участника процесса, так и для гражданского ответчика. Имеется в виду необходимость предъявления материалов дела гражданскому истцу и ответчику для ознакомления по окончании расследования независимо от их ходатайств, то есть по правилам предъявления дела для ознакомления обвиняемому. И не только в части, касающейся заявленного иска, а в целом всех материалов дела.

В отношении гражданского ответчика можно привести дополнительные аргументы в пользу установления именно таких условий обеспечения права на ознакомление с материалами дела. Гражданские ответчики - родители несовершеннолетнего обвиняемого одновременно знакомятся с материалами дела в качестве законных представителей. Последние же вправе знакомиться с делом без каких - либо ограничений в объеме изучаемых материалов.

Поэтому представителю несовершеннолетнего обвиняемого, выступающему в роли гражданского ответчика, безусловно должны быть предъявлены для ознакомления все материалы дела1. В результате гражданские ответчики

1 Возбуждение и предварительное расследование дел о преступлениях несовершеннолетних. - Волгоград, 1982. С. 86 - 87; Очередин В. Т. Обеспечение законности при расследовании преступлений несовершеннолетних. - Волгоград, 1990. С. 77

226

оказываются фактически не равны в правах: одни пользуются привилегией на ознакомление со всеми материалами дела, другие - нет.

Материалы расследования очень трудно разделить на относящиеся к гра- жданскому иску, и мнения следователя и гражданского ответчика на этот счет могут существенно расходиться. Систематизация материалов в зависимости от их связи с гражданским иском на практике, как правило, не проводится, поэтому они оказываются разбросанными по всему уголовному делу. При таких обстоятельствах выборочное ознакомление не позволяет учесть обстоятельства дела с необходимой полнотой и ведет к ограничению возможностей гражданского ответчика по защите своих имущественных интересов1.

Как отмечалось в литературе, следователи нередко допрашивали граждан- ских ответчиков об обстоятельствах, связанных с иском, в качестве свидетеля и по правилам допроса свидетеля. Ему могли задаваться различные вопросы, в том числе о его виновности в возникновении вреда, причиненного преступными действиями обвиняемого. Тем самым допрашиваемый оказывался в противоестественном положении, когда он вынужден изобличать самого себя под угрозой привлечения к уголовной ответственности за отказ от дачи или за дачу ложных показаний. В указанной связи предлагался допрос гражданского ответчика по правилам допроса обвиняемого2.

К числу указанных пробелов в обеспечении интересов личности надо от- нести ст. 58 и ч. 3 ст. 54 Проекта УПК КР, предусматривающих, например, возможность допроса гражданского ответчика об обстоятельствах, касающихся гражданского иска, в качестве свидетеля. Но свидетельским иммунитетом Проект УПК КР обеспечивает только обвиняемых и подозреваемых (ч.б ст. 58 Проекта УПК), тогда как Проект УПК РФ данной гарантией обеспечивает охрану любого свидетеля, какое бы он не занимал процессуальное положение в уголовном процессе (обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, гражданского

1 Александров С. А. Правовое положение гражданского ответчика в уголовном процессе, С. 40

2 Кокорев Л. Д. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизвод ства, С. 124-125

227

ответчика, гражданского истца) (ст. 52 проекта УПК РФ), что не соответствует интересам гражданского ответчика, согласно проекту УПК КР. На этом фоне, наряду с правами и обязанностями свидетеля, ст. 59 Проекта УПК Кыргызской Республики предусматривает ответственность свидетеля по ст. ст. 330 и 331 Уголовного Кодекса Кыргызской Республики за дачу заведомо ложного показания и отказ или уклонение от дачи показаний. Соответственно в следственной практике гражданского ответчика будут допрашивать об обстоятельствах, связанных с иском, в качестве свидетеля, предупреждая его об уголовной ответственности по ст. 330 и 331 УК КР, что, по нашему мнению, противоречит интересам гражданского ответчика. Разделяя высказанное в литературе мнение о целесообразности допроса гражданского ответчика, мы, однако, не можем согласиться с рекомендацией допрашивать его в уголовном судопроизводстве по правилам допроса свидетеля1, не обеспечивая охрану его интересов от возможного злоупотребления со стороны должностных лиц интересами свидетеля. Допрос гражданского ответчика в качестве свидетеля допустим лишь тогда, когда он имеет право выбора давать или не давать показания вопросов касающегося гражданского иска, и, следовательно, затрагивающие интересы самого допрашиваемого. Во всех иных случаях другой порядок допроса ответчика об обстоятельствах дела, связанных с гражданским иском вряд ли приемлем.

Во - первых, гражданский ответчик есть субъект материальной ответст- венности (ст. 29 УПК РСФСР, ст. 36 УПК КССР, ст. 50 проекта УПК РФ, ст. 53 Поекта УПК КР). Причем материальная ответственность гражданского ответчика (физического лица) наступает, как правило, при наличии его вины в причинении вреда (ст. 1064 ГК РФ, 297 ГК КР). Во - вторых, гражданский ответчик является лицом, заинтересованным в исходе дела. По характеру выполняемой им процессуальной функции он стоит ближе к обвиняемому, чем к свидетелю, и, естественно, для защиты своих интересов он, подобно обвиняемому, должен иметь право, а не обязанность давать показания по обстоятельствам дела, связанным с гражданским иском. И в этом заключается одно из несомнен-

1 Мазалов А. Г. Гражданский ответчик //Сов. юстиция. 1974. Я«9. С. 24

228

ных противоречий между интересами государства и интересами личности в уголовном судопроизводстве. С точки зрения интересов государства желательно в каждом деле, где есть гражданский иск, располагать правдивыми показаниями гражданского ответчика, но это не всегда соответствует интересам гражданского ответчика, которого более справедливо допрашивать по правилам допроса обвиняемого, а не свидетеля. Допрос гражданского ответчика в качестве свидетеля об обстоятельствах гражданского иска означал бы не что иное, как возложение на него под страхом уголовной ответственности обязанности доказывать свою невиновность или самому изобличать себя, что не может соответ- ствовать интересам личности, принципу презумпции невиновности, задачам и целям уголовного судопроизводства.

О допросе ответчика в качестве свидетеля в УПК РСФСР и КССР не пре- дусмотрено, хотя как отмечается в юридической литературе, «на практике встречались случаи, когда ответчика допрашивали об обстоятельствах дела, связанных с гражданским иском»1. Хотя считали, что допрос свидетеля производится в интересах правосудия, уголовно - процессуальный закон не содержал гарантии охраны от злоупотребления интересами свидетелей со стороны должностных лиц. Данная проблема, на наш взгляд, правильно решается в Проекте УПК РФ, где положение гражданского ответчика приравнивается положению обвиняемого. Согласно ст. 52 Проекта УПК РФ в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие - либо обстоятельства, имеющие значение для дела. В то же время, как предусмотрено в ч. 4 ст. 52 Проекта УПК РФ свидетель имеет право: не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников и т. д., что выступает гарантиями охраны и обеспечения интересов свидетелей. По проекту УПК КР в перечне прав свидетеля право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников не имеется (ст. 59 проекта УПК КР). Другая норма обязывает следователя разъяснить свидетелю или

Кокорев Л. Д. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве, С. 125

229

потерпевшему их права отказаться от дачи показаний, уличающих в совершении преступлений их самих или близких родственников в интересах правосудия. Если в этом случае свидетель или потерпевший не воспользовался этим правом, (только тогда - выделено нами) они предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (ч. 2 ст. 201 Проекта УПК РФ, ст. 189 проекта УПК КР). Тем самым, оставляя право выбора за свидетелями давать показания в пользу интереса общества или отказаться от этого в пользу своего частного интереса, закон оптимально сочетает эти интересы в уголовном судопроизводстве. Все это четко гарантирует охрану и обеспечение как интереса общества, так и интереса личности. Но этим правом ответчики по проекту УПК КР не наделены, поскольку свидетельским иммунитетом обеспечены только потерпевшие и обвиняемые (ст. 58 проекта УПК КР). Поэтому необходимо наделить гражданского ответчика правом давать показания по поводу предъявленного ему гражданского иска, допрос гражданского ответчика производить по правилам допроса обвиняемого.

В связи с изложенным, предлагается внести в уголовно - процессуальный закон следующие изменения и дополнения. Исключить из перечня обязанностей ответчика ч. 3 ст. 54 Проекта УПК КР, гласящую: «гражданский ответчик может быть вызван в качестве свидетеля». Дополнить ч. 1 ст. 59 проекта УПК КР, т. е. перечень прав свидетеля п. 9, изложив его в редакции: «не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, усыновителей, попечителей и опекунов».

Также препятствует для реального обеспечения интересов личности ч. 3 ст. 58 проекта УПК КР, где прямо указано о возможности допроса законных представителей потерпевшего или обвиняемого в качестве свидетелей (ч. 3 ст. 58 проекта УПК КР). Тем самым, на наш взгляд, данная норма противопоставляет потерпевшего, обвиняемого их представителям, несмотря на то, что они защищают одни и те же интересы и заинтересованы в исходе дела. Но другой нормой проекта отмечается, что участие в деле законного представителя обвиняемого не служит основанием для ограничения какого - либо права обвиняемого

230

(ч. 3 ст. 40 проекта УПК КР). Законными представителями закон признает родителей, усыновителей, опекунов и попечителей обвиняемого или потерпевшего, представителей тех учреждений, организаций и лиц, на попечении или иждивении которых находится обвиняемый или потерпевший (ч. 11 ст. 3 проекта УПК КР, ч. 18 ст. 5 проекта УПК РФ). В то же время не подлежат допросу в качестве свидетелей близкие родственники подозреваемого, обвиняемого (п. 6 ч. 4 ст. 58 проекта УПК КР). Отсюда на наш взгляд необходимо исключить норму, предоставляющую возможность допросить представителя потерпевшего и обвиняемого в качестве свидетеля как противоречащий закону и интересам потерпевшего, обвиняемого и их представителям.

Как уже было сказано, некоторые нормы могут препятствовать уголовном судопроизводстве защите интересов личности, общества, государства. Совершенствованием процессуальных прав и обязанностей устраняется данное препятствие и создается условия для обеспечения интересов общества и личности в уголовном судопроизводстве. Такому направлению соответствовало бы дальнейшее совершенствование института свидетельского иммунитета в уголовном судопроизводстве. Конституцией РФ предусмотрено, что «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Близкими родственниками федеральный закон признает родителей, детей, усыновителей, родных братьев и сестер, деда, бабку, а также супруга (ч. 19 ст. 5 проекта УПК РФ). В Конституции КР такая норма не предусмотрена, но проект УПК КР содержит норму, где в качестве свидетелей не подлежат допросу близкие родственники подозреваемого, обвиняемого (ст. 58). По данному проекту близкими родственниками считаются: родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, муж и жена (п. 12 ч. 1 ст. 3 проекта УПК КР).

Как было нами отмечено выше, что в сфере «незаконных» интересов могут оказаться интересы прогрессивные, приносящие пользу обществу, но находящиеся за пределами правового регулирования. Таковыми на наш взгляд, является обязанность свидетельствовать по делу законным представителям (усыно-

231

вители, опекуны, попечители подозреваемых, обвиняемых, потерпевших). Закон не указывает, что перечисленные лица имеют право давать показания и пользоваться им по своему усмотрению. Между тем, разница в процессуальном положении близких родственников, перечисленных в п. 9 ст. 34 УПК РСФСР (ч. 6 ст. 27 УПК Кирг. ССР и п. 12 ч. 1 ст. 3 проекта УПК КР) и законных представителей,, перечисленных нами, непонятна, поскольку характер представляемых ими интересов одинаков. Частная жизнь может являться объектом и такого преступления, как разглашение тайны усыновления. Однако круг лиц, наделяемых правом ( а не обязанностью) давать показания, не следует ограничивать только близкими родственниками, указанными в п. 9 ст. 34 УПК РСФСР (п. 6 ч. 1 ст. 27 УПК Кирг. ССР и п. 12 ч. 1 ст. 3 проекта УПК КР). Надо отнести к ним опекунов и попечителей обвиняемого, поскольку они могут оказаться единственными близкими ему людьми. Это вытекает из п. 11 ч. 1 ст. 3 проекта УПК КР, который гласит: «Законные представители» - родители, усыновители, опе- куны, попечители обвиняемого или потерпевшего, представители тех учреждений, организаций и лиц, на попечении или иждивении которых находится обвиняемый или потерпевший». Полагаем, норму о свидетельском иммунитете, в котором делается отсылка на п. 9 ч. 1 ст. 34 УПК РСФСР, п.6 ч. 1 ст. 27 УПК Кирг. ССР (п. 19 ч. 1 ст. 5 проекта УПК РФ, п. 12 ч. 1 ст. 3 проекта УПК КР) дополнить указанием опекунов, попечителей, усыновителей, кроме близких родственников обвиняемого, подозреваемого. Поэтому в ч. 1 ст. 72 УПК РСФСР (ст. 59 УПК КССР и ст. 58 Проекта УПК КР) необходимо предусмотреть право родственников, опекунов, попечителей подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на отказ от дачи показаний. В связи с этим предлагается внести дополнения в ч. 1 ст. 58 проекта УПК КР п. 9, изложив его в редакции: «свидетель имеет право: не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, опекунов и попечителей».

Таким образом, для наиболее полного обеспечения интересов общества, государства, личности защитой необходимо совершенствовать уголовно - процессуальное законодательство.

232

Успешная реализация предусмотренных процессуальным законом прав участников уголовного процесса и добросовестное выполнение ими возложен- ных обязанностей должны быть важнейшими гарантиями обеспечения защитой интересов как общества в целом, так и отдельной личности в уголовном судо- производстве.

233

Выводы

Цель уголовного судопроизводства должна объективно согласовывать ин- тересы общества, государства и отдельной личности. Она должна быть направлена на защиту личности, прав и свобод граждан, юридических лиц, собственности, природной среды, общественного порядка и безопасности, конституционного строя Кыргызской Республики, мира и безопасности человечества от преступных посягательств (ст. 2 УК КР); личности, вовлеченной в сферу уголовного судопроизводства, от обвинения и от злоупотребления представителей государственной власти.

Задачи уголовного процесса должны быть сформулированы через функ- циональные направления деятельности органа суда, прокуратуры, органа дознания, предварительного следствия, через обязанности этих органов, применяющих нормы уголовно - процессуального права, и должны раскрывать пути достижения цели уголовного судопроизводства.

Достижение цели уголовного судопроизводства есть осуществления защиты общества в целом и личности в частности от преступлений, обвинений и злоупотреблений в связи с производством по уголовному делу.

Гарантиями обеспечения защиты интересов общества, государства и лич- ности, достижению цели уголовного процесса служат принципы уголовного процесса, права и обязанности участников уголовного судопроизводства.

Каждый принцип распространяется на любого участника уголовного про- цесса независимо от пола, расы, национальности, языка, вероисповедания, политических и религиозных убеждений или по каким - либо иным условиям и обстоятельствам личного или общественного характера.

Предоставление каждому пользоваться всеми принципами уголовного су- допроизводства является одновременно условием и гарантией защиты интересов личности и общества, государства в уголовном судопроизводстве.

В уголовном процессе нет такого принципа, который бы защищал только интересы личности или интересы государства, общества. Все принципы одно-

234

временно защищают и интересы государства, общества, и интересы личности. Другое дело - некоторые принципы, такие как презумпции невиновности, право на защиту, по своему содержанию в большей степени направлены на интересы личности, общества, а принцип публичности - на интересы государства, общества.

В этой целостной системе сущность и значение каждого принципа обу- словливается не только собственным содержанием, но и функционированием всей системы. Нарушение любого принципа приводит обычно к нарушению других принципов, тем самым к нарушению интересов личности и общества при производстве по делу.

Принципы уголовного процесса довольно разнообразны по своему виду и содержанию, а в своей совокупности они, образуя определенную систему, направлены на обеспечение защиты интересов личности, государства, общества в угол овном процессе.

235

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное нами исследование позволяет сделать следующие выводы.

Интерес в уголовном судопроизводстве - это осознанное побуждение, направленное на выгодное удовлетворение потребности в пользу носителя (общества, государства, коллектива, личности) посредством деяния, предусмотренного уголовно - процессуальным законом. Интересы в уголовном судопроизводстве детерминированы потребностью охраны (ст. 2 УК КР, ст. 2 УК РФ) и защиты (ст. 2 УПК КССР, ст. 2 УПК РСФСР) личности, общества, государства. Указанные потребности в совокупности составляют систему потребностей уголовного и уголовно-процессуального характера.

Под интересами общества, государства и личности в уголовном судопро- изводстве понимается защита личности, прав и свобод граждан, юридических лиц, природной среды, собственности, природной среды, общественного порядка и безопасности и конституционного строя и т. д., защита личности от обвинения и от злоупотребления государственной властью со стороны должностных лиц правоохранительных органов. Интересы личности (личные интересы) в уголовном судопроизводстве - это интересы отдельного лица выражающие его потребности в защите от преступлений, обвинений, злоупотреблений в связи с привлечением, вовлечением в уголовное судопроизводство.

Законный интерес в уголовном процессе - объективно обусловленное со- циально - правовой действительностью, дозволенное в правовой форме либо не нашедшее отражение в законе, но не противоречащее целям и задачам уголовного судопроизводства и общеправовым принципам стремление субъекта уголовного процесса достичь социально значимый и полезный для него результат. Пределы законных интересов в уголовном судопроизводстве определены Конституцией КР (Конституцией РФ).

С позиций социального развития интересы в уголовном судопроизводстве могут носить как общественный, так и частный характер. Общественный инте-

236

pec в уголовном судопроизводстве - выражают выгоду общества в целом, а именно стремление субъектов уголовного процесса поступать так, а не иначе ради блага общества в целом и отдельной личности в частности. Общественный интерес есть официально признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит приоритетным условием ее существования и развития. Частный интерес в уголовном процессе отражает потребность отдельной личности в защите от вторжения в частную жизнь других людей, органов власти, каких - либо общественных организаций и государственных институтов.

Носителями общественных интересов выступают все субъекты уголовного процесса в процессе исполнения возложенных на них обязанностей и реали- зующие публичных субъективных прав. В основе публичного субъективного права лежит общественный интерес.

Носителями частных интересов в уголовном процессе выступают участники уголовного процесса, реализующие частные субъективные права. В основе частного субъективного права лежит частный интерес.

Цель уголовного судопроизводства должна объективно согласовывать интересы общество в целом (восстановление общественных отношений, нарушенных преступлением) и интересы отдельной личности (охрана и защита прав и законных интересов от злоупотреблений в связи с производством по уголовному делу).

Средством правового компромисса интересов в уголовном судопроизвод- стве выступает уголовно - процессуальное право, отражающее в своих нормах распределение прав и обязанностей между субъектами уголовного судопроизводства, определяемое целью уголовного судопроизводства, обусловленное в конечном итоге объективными условиями жизни общества.

Принципы уголовного процесса в своей совокупности образуют опреде- ленную систему, определяет построение уголовного процесса в целом, при котором возможна защита интересов различных субъектов уголовного процесса.

237

Обеспечение процессуальных прав и обязанностей - это основанная на законе деятельность субъектов уголовного судопроизводства, направленная на создание определенных условий для реализации процессуальных прав и обязанностей и их непосредственное осуществление, производимое в целях защиты интересов общества, государства и личности.

На основе указанных выше выводов нами внесены конкретные предложения законодательного характера направленные на согласование интересов различных субъектов через цель уголовного судопроизводства, на совершенствование правовых средств защиты интересов различных субъектов уголовного процесса.

zw

П1Ч1/Ю Н/Е НИ В V- i

Признанный законом, то есть официальный

Законный по существу, то есть не противоречащий закону

Разновидность дозволений, то есть возведенное в правовую возможность Например, субъективные права предусмотренные статьями 12, 13, 18, 20 УПК КР

Разновидность дозволений, то есть, фактическая возмож ность, не запрещенная зако-. ном. Например, интерес участников процесса, выражающий их стремление свести время, затрачиваемое на участие в деле, в течение которого они отрываются от работы к минимуму.

ал?

ПРИriOHF И И ? ^2 Схема№1

Годы Поступило жалоб, за- явлений о преступле- ниях Число зарегист- рированных
пре- ступлений Число выявленных
лиц, совершив- ших пре- ступления Число осужденных Число лиц,
погибших
в результате преступлений 1986 Нет данных 1 338 424 1 128 439 797 286 27 482 1991 2 977 701 2 173 074 956

258 593

823 44 365 1992 3 617250 2 760 652 1 148

962 661

392 213 590 1993 3 668 993 2 799 614 1 262

556 792 410 75 365 1994 3 393 702 2 632 708 1 441

568 924

574 75 034 1995 3 675 473 2 755 669 1 595 501 1 035 000 75 510 1996 3 456 985 2 625 081 1 618

394 1 111 097 65 368

240

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Официальные документы и нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации 1993г.
  2. Конституция Кыргызской Республики 1993г. З.ГК РФ 1994г.
  3. ГККР 1995г.
  4. УК РСФСР
  5. УК РФ 1996г.
  6. УК КР 1996г.
  7. УПК РСФСР 1960г. 9.УПККССР1961г.
  8. 10.Проект УПК Российской Федерации 1998г.

  9. Проект УПК Кыргызской Республики 1998г.
  10. Закон КР «О прокуратуре КР» 1995г.
  11. Закон КР «Об органах внутренних дел КР» 1994г.
  12. Декларация прав и свобод человека и гражданина 1948г.
  13. Бюллетень Верховного Суда СССР, 1978, №4, С. 9
  14. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №2. С. 7
  15. Уголовно - процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоре-
  16. тический модель /Под ред. В. М. Савицкого. - М., 1990. - 316 с

  17. Комментарий к Конституции Российской Федерации. Изд. 2-е, доп. и
    пе-

рераб. - М.: Изд - во Бек, 1996. - 664 с

  1. Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР. Общий комментарий и поста-

тейная таблица изменений и дополнений. М.: Учебно - консультативный центр «ЮрИнфоР», 1997. - 320 с

  1. Конституция СССР: политике - правовой комментарий /Под общ. ред. Б. Н.

Понамарева. М., 1982. - 396 с

  1. Ведомости ВС СССР. 1981. №26. Ст. 836

241

  1. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским,

семейным и уголовным делам СНГ. Заключена в Минске 22. 01. 93. «СЗ РФ», 22. 04. 95, №7. Ст. 1472

  1. Научно - практический комментарий к уголовно - процессуальному кодек-

су РСФСР. - М.: Изд - во «Спарк», 1996. - 624 с

  1. Постановления Конституционного Суда по делу о проверке конституцион-

ности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края //Российская газета 12 декабря 1996г.

  1. Постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 26 сентября 1979. №4,

в ред. Постановления Пленума от 21 декабря 1993г. №11, с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 25 декабря 1996г. №10. «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмот- ренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР //Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1996гг. С.251-257

  1. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституци-

онности статей 220 (1) и 220 (2) УПК РСФСР, в связи с жалобой гражда- нина А. В. Аветьяна //Российская газета 12 мая 1995г.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31 октября 1995г. «О

некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществ- лении правосудия» //Бюллетень ВС РФ. 1996. №1. С. 3 - 6

  1. О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно - право-

вых норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного рассле- дования: Постановление пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984г. //Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным дела. - М., 1996. - 539 с

  1. О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о

вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР №5 от 25 декабря 1990г. (в ред. Постановления Пленума №11 от 21 декабря 1993г.)

242

//Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М, 1996. - С. 539

  1. Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1991 - 1993гг. - М.,

1994.-С. 272

  1. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и

РСФСР (1917 - 1952 гг.). М., 1953. - 464 с 32.Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Проект//Рук. А. Д. Бойков //Соц. Законность. 1990. №3

КНИГИ, МОНОГРАФИИ, УЧЕБНИКИ, УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ И ЛЕКЦИИ:

  1. Алексеев С. С. Теория права. - М., 1994. - 222 с
  2. Алексеев Н. С, Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерки развития науки советского
  3. уголовного процесса. - Воронеж, 1980. Т. 1. С. 334 - 352

  4. Александров С. А. Правовое положение ответчика в уголовном процессе. -

Горький, 1977.-52 с

  1. Басков В. И. Конституционные основы прокурорского надзора в СССР.

М., 1981.-312с

  1. Белкин Р. С. Курс криминалистики. - М., 1997. Т. 1. - 404 с
  2. Бибило В. Н. Конституционные принципы правосудия, их реализация в ста-
  3. дии исполнения приговора. - Минск, 1986. - 159 с

  4. Божьев В. П. Уголовно - процессуальные правоотношения. - М., 1975. - 176

с

  1. Бойков Д. К. Третья власть в России. М., 1997. - 264 с
  2. Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. - М.,
  3. 1978.-173 с

  4. Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной

программы. - М., 1990. - 224 с

  1. Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. - М., 1950. - 130 с

243

  1. Ветрова Г. Н. Уголовно - процессуальная ответственность. - М, 1987. — 111

с

  1. Гак Г. М. Учение об общественном сознании в свете теории познания. - М.,

1960.-260 с

  1. Глезерман Г. Е. Исторический материализм и развитие социалистического

общества. - М., 1973. - 207 с

  1. Громов Н. А., Полунин С. А. Санкции в уголовно - процессуальном праве

России.-М., 1998.-152 с

  1. Горшенев В. М. Способы и организационные формы правового регулирова-

ния в социалистическом обществе. - М., 1972. - 252 с

  1. Гукасян Р. Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном

праве. - Саратов, 1970. - 190 с

  1. Гуковская Н. И. Деятельность следователя и суда по предупреждению несо-

вершеннолетних. -М., 1967. - 112 с

  1. Даев В. Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л., 1982. - 112 с
  2. Даев В. Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процес-
  3. се.-Л., 1972.-71 с

  4. Джиоев О. И. Природа исторической необходимости. - Тиблиси, 1967. - 156

с

  1. Диалектика соотношения факторов детерминации деятельности. - Красно-

ярск, 1980. - 194 с

  1. Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса. - М., 1971.

-198 с

  1. Еникеев 3. Д. Проблемы эффективности мер уголовно - процессуального

пресечения. - Казань, 1982. - 84 с

  1. Заозеров М. И. О диалектике советского социалистического общества. - М.,

1962.-187 с

  1. Здравомыслов А. Г. Проблема интересов в социологической теории. - Изд -

воЛГУ, 1964.-321 с

244

  1. Здравомыслов А. Г. Потребности. Интересы. Ценности. - М, Политиздат,

1986.-223 с

  1. Зинатулин 3. 3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. -

Казань, 1974.-99 с

  1. Истина … и только истина ! - М., 1990. - 432 с
  2. Казаченко И. Я., Бурлева О. С. Корыстный мотив в структуре уголовной от-
  3. ветственности. - Свердловск, 1989. - 96 с

  4. Калашникова Н. Я. Гарантия прав обвиняемого на защиту при изменении и

обвинения и наказания. - М., 1975. - 144 с

  1. Карнеева Л. М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волго-

град, ВСШ МВД СССР. 1988. - 65с

  1. Клецкий В. И. Материальное стимулирование производственных коллекти-

вов в промышленности. - Минск, 1979. - 202 с

  1. Кобликов А. С. Принципы уголовного процеесса //В кн.: Уголовный про-

цесс /Под ред. П. А. Лупинской. - М., 1995. - 591с

  1. Козырев Г. Н. Институт защиты в уголовном судопроизводстве. Научно

практический комментарий. - Нижний Новгород, 1995. - 72 с

  1. Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Этика уголовного процесса. - Воронеж,
  2. -

198 с

  1. Кокорев Л. Д. и др. Общественные и личные интересы в уголовном судо-

производстве. - Воронеж, 1984. - 245 с

  1. Конституционные основы правосудия в СССР /Под ред. В. М. Савицкого. -

М., 1981.-360 с

  1. Конституционный статус личности в СССР. - М., 1980. - 256 с
  2. Конституционный принцип обеспечение обвиняемому права на защиту. -
  3. М., 1988. -88 с

  4. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. - 109 с
  5. Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном
  6. судопроизводстве. - Саратов, 1987. -178 с

245

  1. Криминогенная ситуация в Рссии и ее изменения. - М., Криминологическая

ассоциация. 1996. - 80 с

  1. Кронрод Я. Законы политической экономии социализма. - М., «Мысль»,

    • 145 с
  2. Кудрявцев В. Н. Причинность в криминологии: (О структуре индивидуаль-

ного преступного поведения). - М., 1968. - 175 с

  1. Кузнецов В. А. Уголовно - правовая охрана интересов личности в СССР.

М., 1969.-160 с

  1. Курс советского уголовного процесса. Общая часть./Под ред. А. Д. Бойкова,

И. И. Карпеца. - М., 1989. - 639 с

  1. Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе

(Предмет, цель, содержание). - М., 1973. - 199 с

  1. Кучинский В. А. Личность, свобода, право. - М., 1978. - 207 с
  2. Ландо А. С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском
  3. уголовном процессе. - Саратов, 1977. - 133 с

  4. Ларин А. М Презумпция невиновности. - М, 1982. - 114 с
  5. Ларин А. М. Конституционное правосудие и проблемы ограничения прав и
  6. свобод. //В кн.: Общая теория прав человека. - М, 1996. - 209 с

  7. Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.

-М.. 1986.-159 с

  1. Либус И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе.

Ташкент, 1981.- 120 с

  1. Лубенский А. И. Предварительное расследование по законодательству ка-

питалистических государств. - М., 1977. - 160 с

  1. Лукашева А. 3. Право, мораль, личность. - М., 1986. - 158 с
  2. Мазалов А. Г. Гражданский иск в уголовном процессе. - М., 1977. - 176 с
  3. Малеин Н. С. Гражданско - правовое положения личности в СССР. - М.,

1975.-232 с

  1. Маркс К., Фридрих Э. Т. 1., - 858 с

246

  1. Мартинович И. И. Гласность в советском уголовном судопроизводстве. -

Минск, 1968.-70 с

  1. Мартынчик Е. Г., Радьков В. П., Юрченко В. Е. Охрана прав и законных ин-

тересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев, 1982. - 188 с

  1. Матузов Н. И. Правовая система и личность. - Саратов, 1987. - 293 с
  2. Миньковский Г. М. Содержание истины как цели доказывания. - В кн.: Тео-
  3. рия доказательств в советском уголовном процессе. - М, 1973. - С. 116

  4. Мотовиловкер Я. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. -

Воронеж, 1984.-152 с

  1. Мюллерсон Р. А. Права человека: идеи, нормы, реальность. - М., 1991. -

159с

  1. Нестеров В. Г. О соотношении общественного и личного интереса при со-

циализме. - М., 1968. - 267 с

  1. Нашиц А. Правотворчество. Теория и законодательсная техника. - М., 1974.

-256 с

  1. Общая теория советского права. - М., 1966. - 345 с
  2. Ольков С. Г. Уголовно - процессуальные правонарушения в российском
  3. судопроизводстве и общая теория социального поведения. - Тюмень: Тюменьская высшая школа МВД РФ. 1993. - 206 с

  4. Пашин С. А. Проблемы реформы уголовно - процессуального законода-

тельства в проектах УПК РФ. - М., 1995. - 172 с 103. Патюлин В. Г. Государство и личность в СССР (правовые аспекты взаимоотношения). - М., 1974. -246 с

  1. Петрухин И. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. - М., 1984. - 192 с
  2. Петрухин И. Л. Личные тайны (человек и власть). - М., 1998. - 230 с.
  3. Петрухин И. Л. Время реформ. - М., 1990. - 208с
  4. Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно - процессуальное принуж-
  5. дение: Общая концепция. Неприкосновенность личности. - М., 1985. -239 с

247

  1. Петрухин И. Л., Батуров Г. П., Морщакова Т. Г. Теоретические основы эффективности правосудия. - М., 1979. - 387 с

  2. Плеханов Г. В. Избранные философские произведения. Т. 2. - М, 1956.

824 с ПО. Полянский Н. Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. -М., 1960. -212 с

  1. Полянский Н. Н. Вопросы теории уголовного процесса. - М., 1956. - 207 с
  2. Полянский Н. Цели уголовного процесса. - Ярославль, 1919. - 36 с
  3. Понарин В. Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процес-
  4. се России. - Воронеж, 1994. - 84 с

  5. Потерпевший от преступления. - Владивосток, 1974. - 110 с
  6. Права человека и деятельность органов внутренних дел. - Саратов,
  7. -
  8. 131с

  9. Проблемы советского социалистического государства и права в современ-

ный период /Под ред. В. М. Чхиквадзе. - М., 1969. - 312 с

  1. Рахунов Р. Д. Участники уголовно - процессуальной деятельности. - М.,

1961.-277 с

  1. Резник Г., Славин М. Право на защиту. - М., 1976. - 113 с
  2. Ривман Д. В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений.
  3. -Л., 1975.-154 с

  4. Рождественский А. А. Теория субъективных публичных прав. - М.,
  5. -

105 с

  1. Ростовщиков И. В. Обеспечение прав и свобод личности в СССР. - Сара-

тов, 1988.-186с

  1. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. - М, 1970. - 486 с
  2. Рязановский В. А. Единство процесса. - М: Юридическое бюро «Горо-
  3. дец», 1996.-74 с

  4. Савицкий В. М. Презумпция невиновности. - М.: Изд - во «Норма»,

122 с

  1. Савицкий В. М. Очерки теории прокурорского надзора. - М., 1975. - 383 с

248

  1. Савицкий В. М., Петружа И. И. Потерпевший в уголовном процессе. - М.,

1977.-171 с

  1. Самыгин Л. Д. Расследование преступлений как система деятельности. -

М., 1989.-135 с

  1. Сенкевич М. Общественные и личные интересы трудящихся. - Минск, Из-

дательство «Белорусь», 1971. - 239 с

  1. Сиренко В. Ф. Обеспечение приоритета общегосударственных интересов

(организационно - правовые вопросы). - Киев, 1987. - 175 с

  1. Стремовский В. А. Участники предварительного следствия. - Ростов - на —

Дону, 1966. - 144 с

  1. Строгович М. С. Природа советского уголовного процесса и принципы со-

стязательности. - М., 1939. - 243 с

  1. Строгович М. С. Материальная истина и судебные доказательства в совет-

ском уголовном процессе. - М., 1974. - 128 с 133.Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1, - М., 1968. -459с

  1. Тарасенко А. А. Общественные интересы и личность. - Минск, 1980. - 237

с

  1. Теория доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1973. - 753 с
  2. Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит.,
  3. 1991.-240 с

  4. Тихомиров Ю. А. Теория закона. - М., 1982. - 257 с
  5. Толкачев К. Б., Хабибулина А. Т. Органы внутренних дел в механизме
  6. обеспечеия личных конституционных прав и свобод граждан. - Уфа, 1991.- 169 с

  7. Толстой Ю. К. К теории правоотношений. - Л., 1959. - 89 с
  8. Тугаринов В. П. Избранные философские труды. - Л., 1988. - 343 с
  9. Тыричев И. В., Лупинская П. А. Принципы уголовного процесса. //В кн.:
  10. Уголовный процесс /Под ред. П. А. Лупинской. - М., 1997. - С. 591 с

249

  1. Ульянова Л. Т. Конституция РФ и принципы уголовного судопроизводст-

ва. -М, 1995.- 87 с

  1. Ульянова Л. Т. Принципы уголовного процесса //В кн.: Уголовный процесс

/Под ред. К. Ф. Гуценко. - М, 1996. - 509 с

  1. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. - Т. 1. 1896. - 613 с
  2. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. - М., 1974. - 351 с
  3. Ханипова А. Интересы как форма общественных отношений. - Новоси-
  4. бирск, 1987.-254 с

  5. Химичева Г. П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о престу-

плении.-М., 1997.-138 с

  1. Хитрова О. В. Участие понятых в Российском уголовном судопроизводст-

ве. - М., 1998. - 80 с

  1. Цыпкин А. Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. - Сара-

тов, 1959. -

  1. Чельцов - Бебутов М. А. Курс уголовного процессуального права. - Санкт
  • Петербург, 1995. - 839 с
  1. Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. - Л., 1968. - 72 с
  2. Чунаева А. А. Категория цели в современной науке и ее методологическое
  3. значение. - М., 1979. - 146 с

  4. Чхиквадзе Государство. Демократия. Законность. Ленинские идеи и совре-

менность. - М., 1967. - 503 с

  1. Шайкенов Н. А. Правовое обеспечение интересов личности. - Свердловск,

  2. -200 с

  3. Шейндлин Б. В. Сущность советского права. - Л., 1959. -
  4. Шаргородский Д. М. Вопросы теории права. - М., 1961. - 186 с
  5. Шаргородский Д. М. Преступность, ее причины и условие в социалистиче-
  6. ском обществе. - Л., 1966. - 236 с

  7. Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальные дейст-

вия. - М., «Юридическая литература», 1981. - 127 с

250

  1. Шепленд Дж. Руководство для сотрудников системы уголовного правосу-

дия в отношении осуществления декларации основных принципов право- судия для жертв преступлений и злоупотребление властью. - А/Со. -144/20. - Гавана, 1990. - 147 с

  1. Шпилев В. Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974.-143 с

  2. Шимановский В. В. Обеспечение законности и прокурорский надзор при

прекращении уголовного дела на предварительном следствии и дознании. - СПб, 1996.-222 с

  1. Шиунашвили А. А. Гласность в советском уголовном процессе. - Тбилиси,

1969.- 104 с

  1. Элькинд П. С. Сущность советского уголовно - процессуального права. -

Л., 1963.-172 с

  1. Элькинд П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовном про-

цессуальном праве. - Л., 1976. - 142 с

  1. Экимов А. И. Интересы и право в социалистическом обществе. - Л.,
  2. -

134 с

  1. Элькинд П. С. Категории «содержание» и «форма» в сфере уголовно -

процессуального регулирования. - В кн.: Развитие уголовно - процессу- альной формы. - Воронеж, 1979. - 234 с

  1. Юридический конфликт: сферы и механизмы (Юридическая конфликтоло-

гия Ч. 2). - М., 1994. - 159 с

  1. Юрченко В. Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательстве.

-Томск, 1977.-188с

  1. Явич Л. С. Общая теория права. - Л., 1976. - 287 с
  2. Явич Л. С. Социализм: право и прогресс. - М., 1990. - 271 с
  3. Якубович Н. А. Теоретические основы предварительного следствия. - М.,
  4. 1971.-142 с

  5. Криминология. Учебник /Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Э. Эминова. - М.:

Юристъ. 1997.-512 с

251

  1. Правоохранительные органы. Учебник /Под ред. К. Ф. Гуценко, М. А. Ковалев. -М., 1996.-327 с

174.Теория права и государства. Учебник /Под ред проф. В. В. Лазарева. - М., Право и закон. 1996. -421 с

  1. Уголовное право России. Учебник /Под общ. ред. В. П. Ревина. - М.: Изд -

во «Брандес», 1998. - 526 с

  1. Уголовный процесс. Общая часть. Учебник для вузов /Под ред. В. П.

Божьева. - М.: Спарк, 1998. - 591 с

  1. Уголовный процесс. Общая часть. Учебник для учащихся вузов. М.: Изда-

тельство «Спарк», 1997. -

  1. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факуль-

тетов //Под ред. К. Ф. Гуценко. - М: Зерцало, ТЕИС, 1996. - 509 с

  1. Уголовно - процессуальное право: Учебник /Под ред. П. А. Лупинской.

2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристь, 1997. - 591 с

  1. Уголовный процесс. Учебник для вузов /Под ред. В. Н. Галузо. - М.,1998. -

448 с

  1. Уголовный процесс /Под ред. Н. С. Алексеева, В. С. Лукашевича, П. С.

Элькинд. - М, 1972. - 556 с

  1. Советский уголовный процесс /Под ред. Д. С. Карева. - М., 1975. - 548 с
  2. Советский уголовный процесс /Под ред. Н. С. Алексеева., В. 3. Лукашева.
  3. -Л., 1989.-450 с

  4. Советский уголовный процесс /Под ред. Л. М. Корнеевой, П. А. Лупин-

ской, И. В. Тыричева. - М., 1980. - 559 с

  1. Советский уголовный процесс /Под ред. А. С. Кобликова. - М., 1972. - 532

с

  1. Советский уголовный процесс /Под ред. Л. Д. Кокорева. - М., 1975. - 496 с
  2. Уголовный процесс БССР /Под ред. К. П. Бекешко и Е. А. Матвиенко.
  3. Минск, 1979.-501 с

252

  1. «Уголовное право». Доктора Павла Ансельм Фейербаха. Книга третья, со-

держащие делопроизводство уголовного права. Спб., 1827 г., перев. П. Полонского. С. 20

  1. Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. Спб., 1913. - 670 с
  2. Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М., 1969. - 456 с
  3. Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М., 1962. - 501с
  4. Чельцов М. А. Уголовный процесс. - М., 1948. - 622 с
  5. Александров С. А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе:
  6. Учебное пособие. - Горький, 1978. - 64 с

  7. Белозеров Ю. Н., Марфицын П. Г. Обеспечение прав и законных интересов

личности в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие - М., 1994.-74 с

  1. Возбуждение и предварительное расследование дел о преступлениях несо-

вершеннолетних: Учебное пособие. - Волгоград, 1982. - 99 с

  1. Здравомыслов А. Г. Социология конфликта: Россия на путях преодоления

кризиса: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. - 2-е изд., доп. - М.: «Аспект пресс», 1996. - 320 с

  1. Мерлин В. С. Лекции по психологии мотивов человека. - Пермь, 1971. -

253 с

  1. Мариновская И. Д., Стрижов Е. Ю., Цветков В. Л. Психология и педагоги-

ка в правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Учебное пособие. 1998.-176 с

  1. Очередин В. Т. Обеспечение законности при расследовании преступлений

несовершеннолетних следователями органов внутренних дел: Учебное

пособие. - Волгоград, 1990. - 82 с

6.

  1. Петуховский А. А. Уголовный процесс: Учебное пособие, - М.: Бизнес ин-

теренешнл Лтд., 1998. - 111 с

  1. Савицкий В. М. Организация судебной власти в Российской Федерации.

Учебное пособие для вузов. - М.: Изд - во «Бек», 1996. - 320 с

253

  1. Свердлык Г. А. Гражданско - правовые способы сочетания общественных,

коллективных и личных интересов: Учебное пособие. - Свердловск, 1980. - 72с

  1. Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н. И. Матузова и А. В.

Малько. - М.: Юристь, 1997. - 672 с

  1. Тырыричев И. В. Принципы советского уголовного процесса. Учебное по-

собие. - М, ВЮЗИ. 1983. - 80 с

  1. Филиппов П. М. Деятельность следователя по возмещению материального

ущерба и обеспечению конфискации имущества: Учебное пособие. - Волгоград, 1982. - 48 с

  1. Химичева Г. П. Принципы уголовного процесса. Лекция. - М., 1992. - 43 с
  2. Химичева Г. П., Ульянова Л. Т. Конституция РФ и вопросы уголовного
  3. процесса. Лекция. - М. - 63 с

СБОРНИКИ, СТАТЬИ:

  1. Аликперов X. Д. Проблемы уголовно - правового регулирования институ-

та компромисса в борьбе с преступностью. //Проблемы уголовного зако- нодательства. Материалы конференции. - М., 1992. - С. 54

  1. Арсеньев В. Д. К вопросу о презумпции невиновности в свете новой кон-

ституции СССР - //Вопросы повышения эффективности борьбы с пре- ступностью. - Томск, 1979. - С. 75

  1. Архангельский Л. М. Общество, интерес, личность //«Общественный инте-

рес и личность». Социологические исследования. Вып. 2. Уральский ун -т. - Свердловск, 1967. - С. 6

  1. Бобров В. К. Уголовно - процессуальная форма и ее роль в обеспечении

задач советского судопроизводства //Сборник адъюнктов и соискателей ВШ МВД СССР. Вып. З.-М., 1973.-С. 130

  1. Божьев В. П. Предпосылки усиления защиты прав и интересов потерпев-

шего в уголовно - процессуальной деятельности в условиях перестройки

254

//Проблемы повышения качества уголовно - процессуальной деятельности в условиях перестройки. - Ижевск, 1989. - С. 64

  1. Божьев В. П. Условия допуска потерпевшего к участию в предварительном

следствии //Предварительное следствие в условиях правовой реформы. - Волгоград, 1991. - С. 98 - 99

  1. Бойков Д. К изучению эффективности уголовно - процессуального закона

//Эффективность применения уголовного закона. - М., 1973. - С. 169

  1. Вишневский С.С. Интересы и управления общественными процессами //Научное управление обществом. - М., 1967. - С. 178
  2. Власова Н. А., Гирько С. И. Этапы судебной реформы и реализации неко-
  3. торых задач уголовного судопроизводства //Проблемы предварительного следствия и дознания. Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ. 1994.-С. 3

  4. //Вопросы борьбы с преступностью. - М, 1968, Вып. 6. - С. 15
  5. Грошевой Ю. М., Шумилин Ф. М. Об обеспечении прав потерпевшего в
  6. досудебных стадиях уголовного процесса //Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов. - Волгоград, 1993.-С. 40

  7. Гурвич М. А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессу-

альные действия //Труды ВЮЗИ - М., 1965. Вып. 111 - С. 105

  1. Долгова А. И. и др. Преступность в России: статистика и
    реалии //Преступность,статистика, закон. - М., 1997. - С. 4 - 5
  2. Долгова А. И. Преступность сотрудников правоохранительных органов
  3. //Преступность, статистика, закон. - М., 1997. - С. 45 - 48

  4. Доротько Л. Г. Некоторые вопросы методологии исследования материаль-

ных интересов и экономических стимулов развития социалистического производства //Ученые записки. Кафедра политической экономии. Вып. 10/3.-Иркутск, 1967.-С. 10

255

  1. Зырин А. М. Охрана прав и свобод советских граждан //Роль органов внут-

ренних дел в охране конституционных прав и законных интересов советских граждан. - Минск, 1979. - С. 3 - 12

  1. Игнатов А. Н. О новом уголовном законодательстве //Проблемы реформы

уголовного законодательства Российской Федерации. Материалы конфе- ренции. - М., 1992. - С. 95

  1. Клюшинцева Н. А. О защите гарантированных адвокатом интересов обви-

няемого //Гарантии прав личности в социалистическом уголовном праве и процессе. - Ярославль, 1977. - С. 112

  1. Кобяков В. М. К вопросу о задачах советского уголовного процесса //Проблемы укрепления законности в уголовном судопроизводстве. Меж- вузовский сборник. - Барнаул. АГУ, 1985. - С. 34
  2. Кондратов П. Е. Гарантии интересов обвиняемого, как фактор, опреде-
  3. ляющий формирование и осуществление советской уголовной политики //Гарантии прав личности в социалистическом уголовном праве и процессе. - Ярославль, 1981. - С. 65

  4. Корнеева Л. М. О некоторых вопросах совершенствования законодательст-

ва //XXVII съезд КПСС и укрепление законности и правопорядка. - М., 1982.- С. 209-211

  1. Ларин А. М. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроиз-

водстве //Конституция Российской Федерации и совершенствование ме- ханизмов прав человека. - М., 1994. - С. 58

  1. Масленникова Л. Н. О соотношении общественных и частных интересов в

уголовном судопроизводстве //Духовность. Правопорядок. Преступность. Материалы научно - практической конференции. МВД РФ. - М., 1996. -С. 204

  1. Масленникова Л. Н. Уголовно - процессуальные гарантии прав потерпев-

шего //Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. - Волгоград, 1992.-С. 99

256

  1. Матузов Н. И. О категориях «субъективное право» и «юридическая обя-

занность» в свете современного правового развития //Личность и власть. Межвузовский сборник научных работ. - Ростов - на - Дону, 1995. С. 27 -28

  1. Михайлов В. А. Изменения в УПК РСФСР. Новое уголовно - процессуаль-

ное законодательство //Материалы Первого Всероссийского семинара - совещания следственных работников федеральных органов налоговой полиции. - М., 1997. - С. 26

  1. Нажимов В. П. Развитие системы демократических принципов советского

уголовного процесса в свете новой конституции СССР //В сб.: Вопросы осуществления правосудия в СССР. - Калининград, 1979. Вып. - С. 13

  1. Нестеров. О соотношении общественных и личных интересов при социа-

лизме //«Ученые записки ВПШ при ЦК КПСС». Вып. 1. - М., 1958. - С. 77

  1. Петров Э. И. Проблема правового обеспечения предупреждения преступ-

ления ОВД //Преступность и законодательство. - М., Криминологическая ассоциация, 1997. - С. 286

  1. Петрухин И. Л. Презумпция невиновности и вопросы доказывания на

предварительном следствии //Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. - Ярославль, 1990. - С. 87 - 95

  1. Петуховский А. А. Уголовно - процессуальные аспекты обеспечения безо-

пасности свидетелей, потерпевших и других граждан, содействующих уголовному судопроизводству //Труды Академии МВД Российской Феде- рации. Актуальные проблемы преступлений. - М., 1995. - С. 95

  1. Общественный интерес и личность //Социологические исследования. Вып.

  2. Уральский ун-т. - Свердловск, 1967. - С. 68

  3. //Преступность и правонарушения. Статистический сборник. - М., 1996.

С. 21

  1. //Проблемы правовой защищенности личности в уголовном судопроизвод-

стве. Сборник научных трудов. - Ярославль, 1991. - С. 130

257

  1. Сергун П. П. Соотношение охраны и защиты прав и свобод граждан при

применении мер административного принуждения //Укрепление социали- стической законности в деятельности органов внутренних дел. - М., 1987. - С. 162 - 164

  1. Строгович М. С. Природа советского уголовно - процессуального права и

его характерные черты //Советский уголовный процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М., 1979. - С. 16

  1. Томин В. Т. Понятие и задачи уголовного судопроизводства //Вопросы

борьбы с преступностью. Труды Иркутского универиситета. Т. 85. - Ир- кутск, 1970.- С. 85

  1. Юрин В. М. Разрешено ли запрещенное? //Построение правового государ-

ства: Вопросы теории и практики: Тезисы докладов. - Ярославль, 1990. -С. 18

  1. Абалкин Л. И. Экономические интересы при социализме //Вопросы эконо-

мики. 1969. №7

  1. Адаменко В. Д. Интересы обвиняемого в уголовном деле //Правоведение.

  2. №2. С. 84

  3. Айзикович. Важная социологическая проблема //Вопросы философии.

  4. №11. С. 167

  5. Аскназий С. И. (Рецензия на книгу Н. С. Братусь Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947) //Советское государство и право. 1948, №5, С. 60
  6. Балакшин В. Истина в уголовном процессе //Российская юстиция. - М.,
  7. С. 21

  8. Балашов А. Действительно ли возбуждение уголовного дела - первона-

чальная стадия уголовного процесса? //Соц. законность. 1989. №8. С. 54

  1. Батищева Л., Конах Е., Леви А., Пичкалева Г. Гласность предварительного

следствия //Соц. законность. 1989. №1. С. 60

  1. Бирман Л. Механизм реализации экономических интересов в социалисти-

ческом обществе //Экономические науки. 1970. №11. С. 85

258

  1. Божьев В. П. Применение норм уголовно - процессуального законодатель-

ства при расследовании дел частного обвинения //Советская юстиция. 1992. №15.-16. С. 20

  1. Божьев В. П. Процессуальный статус потерпевшего //Российская юстиция.

  2. №1. С. 49

  3. Бойков А. Д. Общественно - политический журнал. 1994. №19. С. 7
  4. Бойков А. Д., Демидов И. Концептуальные вопросы изменения законода-
  5. тельства об уголовном судопроизводстве //Соц. законность. 1990. №1. С. 26

  6. Бойцова В. В. Правовые средства защиты в публичном
    праве //Правоведение. 1994, №3, С. 64
  7. Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и
    свидетелей //Законность. 1997. №1. С. 36
  8. Вебер А. Интересы человека и сущность человека //Коммунист. 1990, №9,

С. 16-17

  1. Володина Л. М. Цели и задачи уголовного процесса //Государство и право.

1994, №11, С. 128

  1. Гак Г. Общественные и личные интересы и их сочетание при социализме

//Вопросы философии. 1965. № С. 22

  1. Глезерман Г. Е. Интересы как социологическая категория //Вопросы фило-

софии. 1966. №10. С. 19

  1. Гредин Г., Шляков Ю. Место материальных потребностей и интересов в

системе экономических категорий социализма //Экономические науки. 1970. №11. С. 81

  1. Грибанов В. П. Интересы в советском гражданском праве //Советское го-

сударство и право. 1967. №1. С. 49

  1. Громов Н. А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их по-

нятие, система//Государство и право. 1997. №7. С. 55

  1. Гурвич М. А. Основные черты гражданского процессуального правоотно-

шения //Государство и право. 1972, №2, С. 30

259

  1. Демин Д. М. К вопросу о природе интересов //Философские науки. 1972.

№3. С. 35

  1. Добровольская Т. Н. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводст-

ве //Советское государство и право. 1982. №2. С. 133

  1. Добровольская Т. Н. Гласность судопроизводства в СССР //Советское го-

сударство иправо. 1983. №9. С. 76

  1. Дубинин Т. Т. Состав освобождения от уголовной ответственности //Сов.

государство и право. 1984. №1. С. 81 - 82

  1. Ещенко В. О природе экономических интересов //Экономические науки.

  2. №5. С. 32

  3. Завьялов Ю. Личность, интересы, право //Советская юстиция. 1967, №15,

С. 7

  1. Замошкин А. А. Частная жизнь, частный интерес, частная собственность

//Вопросы философии. 1991, №1, С. 11

  1. Здоровенко 3. Проблема экономических интересов в трудах Ф. Энгельса

//Экономические науки. 1970. №11. С. 61

  1. Злобин С. А., Келина С. Г., Яковлева А. М. Совершенствование советского

уголовного законодательства на современном этапе //Сов. государство и право. 19778. №12. С. 16-17

  1. Ильютченко Н. В. О понятии реабилитации в уголовном процессе России

//Вестник моек, ун - та. Сер. 11. Право. 1994. №6. С. 22

  1. Каз Ц. О дифференциации уголовного
    судопроизводства //Социалистическая законность. 1975, №1, С. 65

  2. Керимов Д. А. Потребность, интерес и право //Правоведение. 1971. №4. С.

102

  1. Кобликов А. Задачи уголовного судопроизводства и проблемы дифферен-

циации //Социалистичеая законность. 1975, №4, С. 69

  1. Кожевников С. Н. Социально - правовая активность личности //Советское

государство и право. 1980. №9. С. 25

260

  1. Кригер Г. А., Кузнецова Н. Ф. Новое уголовное законодательство и его на-

учно - практическое значение //Сов. государство и право. 1984. №1. С. 72 - 79

  1. Кудрявцев В. Н. Право в правовом государстве //Социалистическая закон-

ность. 1989. №1. С. 6 284.Кудрявцев В. Н. Социология, право и криминология //Советское государство и право. 1969. №2

  1. Куликов В. К. К вопросу о природе и структуре экономических интересов

//Экономические науки. 1971. №7. С. 20

  1. Лавриненко В. Н. Ленинский подход к анализу социальных интересов //

Ленинская методология исследования. Горький, 1975. Вып. 2. С. 79

  1. Ларин А. М. Конституция и уголовно - процессуальный
    кодекс //Советское государство и право. 1992, №10, С. 35

  2. Лукашевич В., Шимановский В. О праве прокурора и следователя прекра-

щать уголовные дела по нереабилитирующим основанием //Соц. закон- ность. 1991. №10. С. 37

  1. Мазалов А. Г. Гражданский ответчик //Сов. Юстиция. 1974. №19. С. 24
  2. Малеин Н. С. Охраняемый законом интерес //Советское государство и пра-
  3. во. 1080, №1, С. 30

  4. Малеин Н. С. Неотвратимость и индивидуализация ответственности //Сов.

Государство и право. 1982. №11. С. 51

  1. Малько А. В. Правовое стимулирование: проблемы теории и практики

//Правоведение. 1994. №3. С. 11

  1. Мальцев Г. В. Соотношение субъективных прав, обязанностей и интересов

советских граждан //Советское государство и право. 1965, №10, С. 19

  1. Масленникова Л. Н. Доступ к правосудию потерпевшего от преступления

//Законность. 1996. С. 7

  1. Михайлов М. Проблема интересов в социалистической
    экономике //Вопросы экономики. 1962. №4

261

  1. Морозова Л. Ю. Судебная реформа и юридический профессионализм //Государство и право. 1994. №3. С. 136
  2. Нажимов В. П. Об уголовно - процессуальных функциях //Правоведение.
  3. №5. С. 79

  4. Обломская И. Противоречивость экономических интересов и стимулы //Экономические науки. 1971. №7. С. 28

  5. Одуев С. Ф. К проблеме интересов в социалистическом
    обществе //Философские науки. 1990. №3

  6. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.

Проект /Рук. А. Бойков //Соц. законность. 1990. №3

  1. Патюлин В. А. Интересы государства и граждан при
    социализме //Советское государство и право. 1972. №2. С. 23

  2. Петрухин И. Л. Презумпция невиновности - конституционный принцип

советского уголовного процесса //Сов. государство и право. 1978. №12. С. 22-25

  1. Сабикенов С. Изучение категории интереса в праве. //Советское государст-

во и право. 1968. №5 С. 113

  1. Савицкий В. Закон нужно совершенствовать, а не
    ухудшать //Социалистическая законность. 1990, №1, С. 31

  2. Сагатовский В. Н. Диалог или взаимные обвинения //Философские науки.

  3. №12

  4. Скуратов Ю., Бойков А. Подготовка нового УПК РФ //Законность. 1994.

№8. С. 24

  1. //Социалистическая законность. 1974. №4, С. 55
  2. Степанян В. В. Значимые для правотворчества интересы и их отражение в
  3. советском праве //Советское государство и право. 1972. №2. С. 112

  4. Степанян В. В. Значимые для правотворчества интересы и их выражение в

праве //Советское государство и право. 1977. №3. С. 121

262

  1. Строгович М. С. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел

по нереабилитирующим основанием //Сов. государство и право. 1983. №2. С. 73-76

  1. Тиунова Л. Б. Плюрализм интересов и правопонимание //Правоведение.

1990,№1,С28

  1. Тихонов А. Потерпевший: уголовно - процессуальный аспект //Сов. юсти-

ция. 1992. №9. С. 23

  1. Томин В. Т. Понятие цели советского уголовного процесса //Правоведение.

1969, №4, С. 67

  1. Тольстой Ю. К. Учение о сущности уголовно - процессуального права

//Вестник Ленинградского уни - та, 1963. №2, серия экономики, философии и права, вып. 4, С. 171

  1. Череп&хин А. М. Экономические интересы при социализме и их правооб-

разующее значение //Советское государство и право. 1981. №2

  1. Черкасов А. Д., Громов Н. А. О допросе обвиняемого с позиции презумп-

ции невиновности //Государство и право. 1995. №2. С. 70

  1. Чесноков Д. И. Общественный интерес и механизм действия социальных

законов //Вопросы философии. 1966. №9. С. 11

  1. Чинакова Л. Об интересах, их объективности и
    субъективности. //Экономические науки. 1971. №7. С. И
  2. Шляпочников А. С. Значение категории интереса в
    криминологии //Советское государство и право. 1972. № 10. С. 84
  3. Яни П. О. О признании потерпевшим по уголовному делу //Сов. юстиция.

  4. №9-10. С. 19

СЛОВАРИ:

  1. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. - М., 1978. Т. 1 -699 с
  2. Краткий психологический словарь. - М, 1985. - 375 с
  3. Словарь иностранных слов. - М., Русский язык. 1986. - 454 с

263

  1. Общая психология. - М., 1976. - 525 с

  2. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. Россий ская АН; Российский фонд культуры; 3-е изд., - М., «Азъ», 1996. - 928 с

  3. Юридический энциклопедический словарь /Глав. Ред. А. Я. Сухарев. - М., 1984.-415с

ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРЕТЫ:

  1. Буакин В. Г. Групповые интересы в системе социального управления: Ав-

тореферат дис. … канд. социолог, наук. - Санкт-Петербург, 1995.- 15 с

  1. Гранат Н. Л. Правовые и нравственно - психологические основы обеспече-

ния законности на предварительном следствии: Дис. …докт. юрид. наук. -М., 1992.-589 с

  1. Зволь В. К. Социальные интересы, их осознание и реализация: Авторефе-

рат дисс. … канд. филос. наук. -М., 1971. - 17 с

  1. Лобазова О. Ф. Гармонизация отношений социальных групп через согла-

сование их интересов: Автореферат дис. … канд. филос. наук. - М, 1995. -29 с

  1. Каримова 3. 3. Социальные интересы личности в трудовом коллективе

(Проблемы реализации в условиях перестройки): Автореферат дис. … канд. филос. наук. - М., 1991. - 16 с

  1. Каюмов Р. Р. Уголовно - процессуальные средства обеспечения неотвра-

тимости ответственности за преступления: Дис. … канд. юрид. наук. — Ижевск, 1994.-183 с

  1. Клименко С. И. Социальные интересы: Дис. … канд. филос. наук. - Киев,

1987.- 147 с

  1. Кокорев Л. Д. Положения личности в советском уголовном процессе: Ав-

тореферат дисс… .д-ра юрид. наук. - Л, 1975. - 40 с

  1. Кофтун Н. Н. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственности за

преступление в стадии возбуждения уголовного дело: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 1992.-308 с

264

  1. Кузнецов А. В. Основные теоретические проблемы уголовно - правовой

охраны интересов личности в СССР: Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1971. - 498 с

  1. Лавриненко В. Н. Сочетание общественных и личных интересов как харак-

терный принцип социалистических производственных отношений: Дисс. … канд. филос. наук. - М., 1964. - 187 с

  1. Лавриненко В. Г. Сочетание общественных и личных интересов как харак-

терный принцип социалистических производственных отношений: Авто- реферат дисс. на соискание учен, степени канд. филос. наук. - М., 1964. -21 с

  1. Ляхов Ю. А. Сущность и тенденции развития уголовно - процессуальной

политики Российской Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. - Ростов - на - Дону, 1994.-314 с

  1. Мезенцев Ю. Л. Соотношение общественных и личных интересов: Авто-

реферат дис. … канд. филос. наук. - М., 1991. - 21с

  1. Названова Л. А. Принцип публичности в стадиях возбуждения уголовного

дела и предварительного расследования: Дис. … канд. юрид. наук. - Л., 1990.-195 с

  1. Пашин С. А. Судебные прения в механизме установления истины по уго-

ловному делу: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. - М, 1998. - 24 с

  1. Попова А. В. Функционально - целевое содержание деятельности органов

предварительного расследования: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. - Л., 1987.- 22с

  1. Прошляков А. Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовно-

го права: Дис. … докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1997. - 271 с

  1. Рокачук В. Н. Диалектика взаимосвязи общечеловеческих и классовых ин-

тересов: Автореферат дис. … канд. филос. нак. -Львов, 1990. - 16 с

  1. Семин А. Б. Сущность и содержания понятия «интерес» в социологии

(Теоретико - методологический анализ): Автореферат дис. … канд. филос. наук. - Казань, 1992. - 18 с

265

345.Танцюра А. В. Принцип презумпции невиновности и проблемы его реализации в процессуальных решениях следователя: Дис. … канд. юрид. наук. -Харьков, 1995.-176 с

  1. Хазов Е. Н. Юридические гарантии основных прав, свобод и обязанностей

человека и гражданина в России: Дис. … канд. юрид. наук. - СПб, 1998. - 209 с

  1. Чан - Бао Категории интереса (Философско - методологический анализ):

Автореферат дис. … канд. филос. наук. - Казань, 1992. - 22 с

  1. Чинчиков А. А. Права и интересы личности в условиях развитого социа-

лизма: Автореферат диссертации на соискание учен, степени канд. юрид. наук.-М.,1984.-23с

  1. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступле-

ний: Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1997. -402 с

  1. Шайкенов Н. А. Правовое обеспечение интересов личности: Автореферат

дис. … докт. юрид. наук. - Алма-Ата. 1992. - 32 с

  1. Шер Ахмад Тараки.Обеспечение прав личности при расследовании пре-

ступлений: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - 163 с

  1. Экимов А. И. Проблема интерес в социалистическом праве: Дисс. … д- ра

юрид. наук. - Л., 1985. - 327 с 70.