lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Крымов, Александр Александрович. - Правовые презумпции в уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 215 с. РГБ ОД, 61:00-12/366-0

Posted in:

6/; 00- /Jr/JM- с?

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

КРЫМОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

ПРАВОВЫЕ ПРЕЗУМПЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность: 12.00.09-уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук, Т.Н. Москалькова

Москва 1999

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВЫХ ПРЕ- 14

ЗУМПЦИЙ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

§ 1 Понятие, содержание и место правовых презумпций в

уголовно-процессуальном праве 14

§ 2 Значение правовых презумпций в уголовном про цессе 45

ГЛАВА П. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРАВОВЫХ ПРЕЗУМПЦИЙ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА 60

§ 1 Классификация правовых презумпций, применяемых

в уголовном процессе 60

§ 2 Презумпция невиновности 80

§ 3 Презумпция истинности приговора 106

§ 4 Презумпция добропорядочности граждан 115

§ 5 Презумпция знания закона 126

ГЛАВА III. ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГО ЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРА ВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ 135

§ 1 Совершенствование законодательного регулирования

правовых презумпций 135

§ 2 Проблемы применения правовых презумпций в практи ке органов предварительного расследования и суда 150

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 170

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 176

ПРИЛОЖЕНИЯ 195

Введение

Актуальность темы исследования. Развитие Российского общества на современном этапе сопровождается радикальными переменами в социально-экономической и политической жизни общества. Данные изменения происходят на основе новых подходов к взаимоотношениям личности и государства. Не так давно интересы последнего ставились несоизмеримо выше интересов отдельных людей. Государство рассматривало граждан как средство для достижения своих целей, как маленький элемент одного большого механизма. Обеспечение естественных прав человека отодвигалось на второй план. Анализ принятого в последние годы законодательства, а также решений социально-политического характера свидетельствует о смене приоритетов, о постепенном признании интересов личности, усилении гарантий прав и интересов человека и гражданина.

В русле практической деятельности по решению задач построения пра- вового государства и проведения судебной реформы в России одним из важнейших направлений государственной деятельности является укрепление правопорядка. Процессы преобразования общественно- политической жизни в России происходят на фоне небывалого всплеска преступности. Характерная особенность этих негативных явлений состоит в активизации антисоциального элемента, качественном и количественном расширении сферы деятельности организованных преступных группировок, появлении новых способов преступных посягательств (заказные убийства, хищения в кредитно-денежной системе, вымогательство, сопряжённое с насилием, компьютерные преступления и т.д.).

Соответственно изменяется правовой статус, задачи и функции государственных органов и должностных лиц, ведущих борьбу с преступностью и осуществляющих уголовное судопроизводство. Вместе с тем отечественное уголовно-процессуальное законодательство, обновление которого явно затянулось, и состояние правоприменительной практики в на-

4

стоящее время не в полной мере отвечает потребностям общества и государства. В этих целях требует глубокой теоретической проработки содержание ряда категорий, непосредственно связанных с процессом реализации правовых норм.

Одной из данных категорий являются презумпции, значение которых в процессе реализации права трудно переоценить. Они воспринимаются правовыми нормами, служат их логической основой, могут оказывать прямое влияние на распределение обязанностей доказывания. Данное обстоятельство ставит задачу выработки новых подходов в уголовно-процессуальной деятельности, которые позволят поднять уровень дознания и предварительного следствия.

Правовые презумпции являются одним из институтов отечественного уголовного процесса, определяющих всё его построение, пронизывающих все стадии уголовного судопроизводства от возбуждения уголовного дела до исключительных стадий: надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам. Эффективность их применения в повседневной деятельности уполномоченных должностных лиц зависит от уровня правового регулирования презумпций, их соответствия провозглашённым демократическим принципам. Например, “…от реальности принципа презумпции невиновности зависит положение человека в обществе и государстве: пешка он, винтик, покорный объект властного воздействия или Гражданин, Личность, чьи права и свободы составляют высшую ценность”.

Одним из главных направлений реформирования деятельности правоохранительных органов выступает совершенствование всей системы правовых презумпций, применяемых ими в процессе производства по уголовному делу. Обращение к подобной проблеме вызвано ещё и тем, что

1 Савицкий В.М. Презумпция невиновности. -М., 1997. С.2.

5

круг правовых презумпций, их содержание, порядок использования комплексному исследованию в уголовном процессе в последнее 50-летие не подвергался.

Наиболее крупная и широко известная работа на эту тему В.И. Камин- ской была опубликована в 1948 г. В различных отраслях права: уголовном, гражданском праве, отчасти и в уголовно-процессуальном праве презумпции подвергались исследованию в рамках отдельных статей и других публикаций, затрагивающих лишь отдельные стороны этой многогранной проблемы. Авторами этих публикаций являются М.С. Строгович, В.К. Бабаев, Б.Т. Безлепкин, В.П. Божьев, Л.М. Васильев, С.А. Голунский, A.M. Ларин, В.З. Лукашевич, Я.О. Мотовиловкер, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, В.М. Савицкий, В.И. Смыслов, В.Т. Томин, Р.Х. Якупов, СП. Щерба, Т.Н. Москалькова, О.В. Хитрова и другие. Не умаляя достоинства этих исследований, необходимо отметить, что они проводились на основе ранее действовавшего (в основном союзного) законодательства и в других социально-экономических и политических условиях.

Изучение проблемы презумпций особенно значимо в условиях начатой уголовно-правовой и судебной реформы1. Некоторые из них до настоящего времени либо не нашли своего закрепления в уголовно- процессуальном законе, либо широко оспариваются.

Результаты опроса судей, следователей и дознавателей органов внутренних дел, проведённого при подготовке диссертации, показали, что около 80 % респондентов считают вопросы, касающиеся применения презумпций в уголовно-процессуальном праве, как никогда актуальными. 51.5 % оценивают отдельные виды презумпций как лишь частично соответствующие предъявляемым требованиям, а почти 10 % как не соответствующие им. Поэтому качественное обновление уголовно-процессу-

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1991.

6

процессуального законодательства, его приведение в соответствие с реалиями жизни - одна из основных задач судебной реформы. Не содержится на сегодняшний день в юридической литературе и единого определения правовых презумпций.

Недостаточная их законодательная регламентация в уголовном судо- производстве России является, по-видимому, одной из причин многочисленных нарушений закона со стороны лиц, осуществляющих уголовное судо- производство. В правоохранительной деятельности по прежнему допускаются отступления от уголовно-процессуальных норм и принципов, а тенденция к их снижению не наблюдается. Так, за 1997 год прирост количества нарушений законности составил 21.7 % (в абсолютных цифрах 14647), в том числе факты необоснованного ареста возросли на 16.2 %, необоснованного прекращения уголовного дела на 61.5 %.

Результаты опроса показали, что 69.6 % из общего числа опрошенных считают, что вопросы совершенствования правовых презумпций являются в настоящее время существенными, а их закрепление в нормах закона необходимым во всех случаях. В качестве наиболее важных факторов, актуализирующих проблемы применения правовых презумпций, были названы: резкое увеличение количества совершаемых преступлений и возрастание сложности доказывания отдельных их видов (53.4 % всех ответов); возрастающее значение в современных условиях соблюдения прав человека и гражданина (26.5 % всех ответов); строительство правового государства (24.3 % всех ответов); значительные масштабы нарушений уголовно-процессуального законодательства со стороны лиц, осуществляющих уголовное преследование (21.3 %).

Исследование данной темы соответствует демократическим новеллам Конституции Российской Федерации1, Концепции судебной реформы в России, рассматривающей уголовный процесс в качестве безальтернативного

1 Далее - Конституция.

7

средства защиты прав и законных интересов граждан, попавших в сферу уго- ловной юстиции. Изложенные соображения свидетельствуют об актуальности научной разработки вопросов, связанных с применением правовых презумпций в уголовном процессе России, что обуславливает теоретическую и практическую значимость избранной темы и необходимость проведения специального исследования правовых презумпций в уголовном процессе или судопроизводстве России.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего диссертационного исследования является комплексное изучение правовых презумпций, применяемых в уголовном процессе; использование результатов исследования для разработки и внесения предложений по совершенствованию законодательства и практики его применения.

Для достижения данной цели в ходе исследования поставлены следующие теоретические и научно-практические задачи:

  • разработать теоретическое понятие “правовой презумпции”, уточнению места этой категории среди других понятий уголовного процесса;
  • рассмотреть отдельные виды и эффективность реализации правовых презумпций, применяемых должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство;
  • рассмотреть и дополнить классификацию правовых презумпций с учётом особенностей их применения в уголовном процессе;
  • разработать предложения и рекомендации для практических работников органов предварительного расследования и суда о правилах применения правовых презумпций при доказывании фактических обстоятельств дела;

  • подвергнуть анализу (на основе изучения практики) содержание, формы и характер применяемых правовых презумпций;

8

  • изучить действующее законодательство Российской Федерации, а также законодательство некоторых зарубежных стран с позиций применения правовых презумпций в уголовно-процессуальной деятельности;

  • подготовить предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения.

Объект и предмет исследования: Объектом данного исследования являются правовые отношения, связанные с применением правовых презумпций в уголовном процессе.

Предметом исследования выступают уголовно-процессуальные нормы, положения постановлений Пленума Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ и другие материалы надзорной судебной практики, архивные уголовные дела, а также общепризнанные принципы и нормы международного права, регулирующие порядок применения правовых презумпций в уголовном судопроизводстве. Предметом исследования выступает также практическая деятельность государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство,

Методология и методы исследования. Методологическую основу предпринятого исследования составляет диалектико-материалистический метод и основанные на нём общенаучные методы исследования (анализа и синтеза, сравнения и т.д.), сравнительно-исторический и логико- юридический методы, обязывающий исследователя к объективным оценкам, рассмотрению исследуемых явлений в их развитии и всеобщей взаимосвязи и взаимообусловленности.

Диссертационное исследование базируется на изучении и анализе ши- рокого круга законодательного материала, международно-правовых, литературно-научных источников на различных этапах развития российского общества и государства, имеющих отношение к теме. В работе использованы результаты практики расследования преступлений.

9

В качестве иллюстраций и доказательств той или иной теоретической проблемы, дополнительной аргументации в пользу определённой позиции автора, решения конкретных её вопросов в диссертации использованы материалы конкретных уголовных дел и результаты социологических исследований, в том числе выполненных при непосредственном участии автора. По специально разработанным анкетам опрошены судьи, следователи, дознаватели в г.г. Москве, Вологде, Архангельске, Нижнем Новгороде и Тюмени, изучено более 110 уголовных дел, расследованных органами внутренних дел и рассмотренных судами надзорной инстанции. В работе использованы социологические данные, опубликованные другими учёными и авторскими коллективами, материалы прессы, официальная статистика правоохранительных органов.

В процессе исследования использованы различные методы познания: системно - структурный, логико-правовой, исторический, сравнительно-правовой, интервьюирование, обобщение практики и аналитических данных и др.

При подготовке диссертации использован опыт, накопленный автором в период практической работы в органах внутренних дел.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые за последние 50 лет на монографическом уровне осуществлено исследование всех правовых презумпций, применяемых в уголовном процессе России.

Многие из данных проблем ранее не подвергались самостоятельному изучению или являются недостаточно разработанными, либо требуют переосмысления применительно к новым условиям жизни в стране. Исследование пополняет теоретические достижения, касающиеся не только правовых презумпций, но и в целом уголовного процесса как науки.

На основе результатов научного изучения уголовно-процессуального законодательства и данных социологических исследований следственной и судебной практики выявлены проблемы правового регулирования

10

презумпций и их применения в деятельности органов предварительного расследования и суда.

В исследовании содержится комплекс положений, выводов и рекомендаций об условиях и пределах применения правовых презумпций, в ней по новому, с учётом происшедших изменений, трактуется сущность и значение презумпций, применяемых при производстве по уголовному делу. Разработанные положения в области их применения могут послужить ориентиром для определения главных направлений дальнейшего научного поиска в этой области. В диссертации сформулированы предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

На защиту выносятся следующие положения:

сформулированный на основе изучения и анализа научных исследо- ваний понятийный аппарат института презумпций, терминологический инструментарий по теме;

определение места и роли правовых презумпций в системе норм уго- ловно-процессуального права. Правовые презумпции имеют основополагающее значение для построения любой отрасли права, в т.ч. уголовно-процессуального. Они являются своеобразным ориентиром, точкой отсчёта для моделирования отрасли права в целом. На основании данных правил определяется весь характер процессуальной деятельности, конструируются правовые нормы. Место правовых презумпций определяется также их влиянием на формирование и развитие отдельных стадий и институтов уголовно-процессуального права;

научно-теоретическая конструкция составных элементов содержания правовых презумпций в уголовном процессе России, сформулированных с учётом целого ряда их характерных черт и признаков, а именно: 1) указания на их логическую и статистическую природу, т.е. возможность образования индуктивным и дедуктивным способом; 2) наличия связи между фактами ус-

11

тановленными и фактами презюмируемыми; 3) практическую обусловленность и роль в уголовном процессе (см. с. 2.?.);

научная классификация правовых презумпций осуществлена с учётом механизма их влияния на формирование и развитие уголовно- процессуального законодательства и правоприменительной практики, а также с целью наиболее полным образом высветить общие признаки правовых презумпций и показать особенности каждой из них;

механизм применения правовых презумпций и его элементы;

особое значение презумпций в процессе доказывания как положений, принимаемых за истину. Перед ними стоят свойственные этим категориям задачи, обуславливающие специфику построения всего уголовного процесса и процесса доказывания в частности, т.е. отрасли права в целом и его отдельных институтов;

вывод о том, что использование презумпций в целом должно быть направлено не только на обеспечение успешного выполнения задач, стоящих перед органами предварительного расследования, прокуратуры и суда, но и на дальнейшее повышение гарантий прав, свобод и законных интересов всех задействованных в уголовном процессе субъектов, в первую очередь обвиняемого и потерпевшего;

вывод о несостоятельности точки зрения о том, что правовые пре- зумпции не находят своего применения в уголовно-процессуальной деятельности. Длительный путь их развития и труды учёных- процессуалистов, фактическое применение презумпций в повседневной деятельности следственных и судебных органов подтверждают их право на безусловное существование;

конкретные предложения по совершенствованию правовых норм, со- держащих презумптивные положения (автором сформулированы проекты уголовно-процессуальных норм, предназначенных для регулирования отдельных видов презумпций);

12

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключается в том, что содержащиеся в диссертации сведения теоретического и прикладного характера имеют значение для дальнейшего развития научного исследования правовых презумпций в уголовном процессе, а также института правовых презумпций в других отраслях права. Предложения, сформулированные в диссертации, могут быть использованы в нормотворческом процессе, а также в правоприменительной практике органов уголовного судопроизводства.

Материалы настоящего исследования пригодны для использования в учебном процессе высших и средних специальных заведений юридического профиля, в системе первоначальной подготовки, повышения квалификации и переподготовки работников органов уголовной юстиции и адвокатуры.

Апробация результатов исследования. Большинство

сформулированных в диссертации идей, предложений и рекомендаций получили апробацию на международной и ведомственных научно- теоретических и научно-практических конференциях. В частности автором сделаны сообщения по теме на конференциях: “Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел” (Москва, 1997г.), “Проблемы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел” (Москва, 1998 г.), “Научно-практическая конференция, посвященная 50-ти летию принятия Генеральной Ассамблеей ООН Декларации прав человека” (Москва, 1998 г.) и др. Результаты исследования доложены в научных сообщениях на кафедре Московского юридического института МВД России, Вологодского филиала Рязанского института права и экономики Министерства юстиции РФ (1997-1999 г.г.), в выступлениях перед практическими работниками ОВД, судьями в системе их профессиональной подготовки. В соавторстве подготовлены и направлены в Главное управление правовой работы и внешних связей МВД России отдельные предложения по совершенствованию законопроектов с учётом ре-

13

зультатов исследования, содержащиеся в отзыве на проект УПК, опубликованный в газете “Юридический вестник” (1995. № 9) исх. МЮИ МВД России №43/1/1555 от 06.11.96 года.

Материалы диссертационного исследования используются при преподавании курса уголовного процесса в МЮИ МВД России, Вологодском филиале Рязанского института права и экономики Министерства юстиции РФ, Тульском филиале Юридического института МВД России, при подготовке учебных и учебно-методических материалов.

Автором подготовлено по теме диссертации пять научных статей по вопросам роли и места правовых презумпций в уголовном процессе, их классификации, отдельных видов презумпций, в которых излагаются результаты проведенного исследования.

Структура и объём диссертации_определены исходя из целей, задач и логики исследования. Работа включает в себя введение, три главы, заключение, список литературы и правовых источников, используемых при написании диссертации, а также приложения. Работа оформлена в соответствии с требованиями Государственного высшего аттестационного комитета Российской Федерации.

Общий объём диссертации составляет 175 страниц машинописного текста (без списка литературы и приложений).

14

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВЫХ ПРЕЗУМПЦИЙ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

§ 1 Понятие, содержание и место правовых презумпций в уголовно- процессуальном праве

Презумпция (praesumptio) - слово латинское и в переводе на русский язык означает “предположение, основанное на вероятности. В юридической литературе и практике - это признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное” . Предположение, в свою очередь, - это “догадка, предварительная мысль, предварительное намерение”2. Данные определения простой презумпции как предположения, по мнению большинства учёных, являются устоявшимися.

Первые попытки определить понятие презумпции приходятся на XIX век. Объясняя столь позднее появление данного понятия в теории права, И. Оршанский писал: “На неразвитость данного учения имело влияние то обстоятельство, что римское право, лёгшее в основу современной юриспруденции, по своей нелюбви к абстрактным определениям не даёт никакого определения понятию презумпции, хотя по этому вопросу, как и по всем другим в гражданском праве, оно даёт богатый фактический материал, весьма облегчая исследователю заглянуть в сущность предмета””.

Полномасштабные исследования названного правового института в отечественной науке начались сравнительно недавно - с середины нынешнего столетия. И до настоящего времени эту тему, имеющую не

1 Словарь русского языка: В 4-х томах / Под ред. А.П. Евгеньевой: Т. 3. - М. 1983. С.376; Толковый словарь русского языка: в 4-х томах / Под ред. Д.Н. Ушакова. Т.З. - М., 1994. С. 735; Словарь иностранных слов / Под ред. В.В. Пчёлкиной. - М., 1989. С. 406; Большой толковый словарь иностранных слов: Т. 2. - Ростов -на - Дону, 1995. С. 488.

2 Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М., 1983. С. 516.

3 Оршанский И. О законных предположениях (презумпциях) и их значении // Журнал гражданского и уголовного права. Кн. 4 - СПб., 1874. С. 3-4.

15

только теоретическое, но и большое практическое значение, нельзя считать в достаточной мере разработанной. Среди учёных до сих пор нет единого мнения по поводу основных характеристик и содержания правовой презумпции. Представляется, что для более чёткого уяснения исследуемого вопроса необходимо проследить путь возникновения и развития института правовых презумпций.

Презумпции с древних времён находили своё применение в процессе доказывания. Простейшие презумпции, как приблизительные обобщения, выведенные из длительных наблюдений и отражающие повторяющийся, “обычный порядок” вещей, применялись в судебной деятельности, начиная с римского права, не считая, конечно, времени, когда о существовании теории доказательств не было и речи. В те времена при разрешении спора руководствовались правилом “око за око, зуб за зуб”, либо принимали различные решения, ссылаясь на суд божий.1

В период Римской империи многие из презумпций приобрели характер законных и даже неопровержимых. Такими были предположения, что ребёнок, родившийся спустя 10 месяцев после прекращения брака, является незаконнорожденным, что деньги, занятые военным человеком, который состоит под отеческой властью, употреблены на воинские нужды и возврату не подлежат2, хотя образ жизни римских воинов свидетельствовал о том, что многие из них эти деньги употребляли на личные нужды. Презумпции, появившиеся в римском процессе, имели именно такой смысл. Роль презумпций, если они были предусмотрены законами, была в основном связана с вопросом о том, кому представлять доказательства.

Для средних веков присущ розыскной судебный процесс; основным методом добывания доказательств в тот период была
пытка.

1 Тейлор Э. Первобытная культура / Пер. с английского. - М., 1939.С.47.

2 Барон Ю. Система римского гражданского права / Пер. с немецкого - СПб., 1908.С. 48-49.

16

Инквизиционному средневековому судебному процессу соответствует система формальных или законных доказательств. Её суть состоит в том, что законом устанавливается совокупность обстоятельств, наличие которой является достаточным основанием для установления виновности или невиновности лица. Судье стремились дать указание на то, какие заключения он должен вывести из тех или иных фактов и на каких формальных основаниях и предположениях должен основать своё решение. Теорией и законом были разработаны основные положения в области презумпций, учение о которых охватывало всю область теории доказательств и деление их на фактические и юридические не имело существенного значения. Юристы-схоластики стремились ввести в судебную систему все виды возможных предположений и оценить доказательственное значение каждого из них. Таковой была признана презумпция о том, что если духовное лицо обнимает женщину, то предполагается, что он делает это ради её благословения.

Все доказательства делились на совершенные или несовершенные. Преимущественными считались доказательства, при наличии которых суд признавал вину доказанной, в связи с чем человека нередко непременно приговаривали к уголовному наказанию. Одним из самых совершенных доказательств считалось личное признание в совершении преступления. Но каким путём добывалось это признание!? Правило о том, например, что изобличающих показаний одного из родителей достаточно для признания виновным его детей, основывалось на том, что никакой родитель не может оговорить собственного ребёнка. Внутреннее убеждение судьи при том порядке уголовного судопроизводства тоже не играло существенной роли. М.Е. Салтыков-Щедрин в описании судебного процесса образно изложил мнение судьи: “Я не схожу в свою совесть, я не советуюсь с моим личным убеждением, я смотрю на то только, соблюдены ли все формальности, и в том отношении строг до педантизма. Если
есть у меня в руках два

17

свидетельских показания, надлежащим образом оформленные, я доволен и пишу: есть; если нет их, я тоже доволен и пишу: нет. Какое мне дело до того, совершилось ли преступление в действительности или нет. Я хочу знать, доказано оно или нет, - и более ничего”1.

В судопроизводстве Х1Х-начала XX в.в. предоставляется больший простор внутреннему убеждению судьи и голосу его совести. Сохраняются лишь те безусловные предположения, которые должны быть исходным пунктом для судейского убеждения при некоторых известных обстоятельствах и оценке им некоторых известных фактов. Имеющиеся неопровержимые презумпции являются по существу простыми принудительными нормами закона. Например, развод не допускается, если невиновный супруг, знающий о прелюбодеянии, вступает снова в сожительство с виновным. Этот пример неопровержимой презумпции вовсе не является презумпцией в собственном смысле слова - в таком виде она может быть приравнена к фикции. В указанное время презумпцией в собственном смысле слова считается лишь презумпция, допускающая её опровержение, та, которая является обязательной для суда лишь в том случае, если не будет опровергнута. Условные презумпции, несостоятельность которых доказана в конкретном случае, рушатся.

Отечественное доказательственное право в 30-е годы нынешнего столетия возвращается к обилию формальных правил. Например, использование того же признания обвиняемого как “царицы доказательств” покоилось на предположении, что никто из подозреваемых или обвиняемых не станет желать себе вреда и будет говорить только правду. Однако признания, как известно, выбивались любыми средствами и методами, а вышеуказанным предположениям придавался абсолютный характер. Практика, вместе с тем, показала, что никогда нельзя придавать предположению такое значение, ибо оно в конкретном случае может быть опровергнуто.

1 Салтыков-Щедрин М.Е. Поли. собр. соч. Т.2. -М., 1933. С.273.

18

В настоящее время в российском уголовном процессе запрещены пытки и другие незаконные методы ведения расследования, однако конструкция некоторых правовых норм не в полной мере гарантирует от применения таких методов на практике. Например, сказанное касается запрета допросов в “ночное время”, за исключением “случаев, не терпящих отлагательства”(ч.2 ст. 150 УПК РСФСР1). Надо сказать, что проект УПК2, утверждённый Государственной Думой в первом чтении, непосредственно в ст.ст.201-203, 232 вообще не предусматривает такого запрета, что представляется не совсем правильным и подлежит уточнению.

Подобные “случаи” позволяют вести многочасовые допросы обвиняемых и подозреваемых под предлогом ситуации “не терпящей отлагательства”, по сути, не знающей ограничений. В некоторой степени спорной представляется точка зрения И.Л. Петрухина, который говорит о том, что подобные презумпции “были ненаучными, примитивными обобщениями, отражающими общественный уклад жизни и сравнительно невысокий уровень знаний той эпохи, распространенные в то время предрассудки и заблуждения. Неудивительно, что применение в доказывании таких презумпций часто вело к судебным ошибкам” . В XX веке на достаточно высоком уровне шло и идёт развитие общества. Существование же в доказательственном праве формальных правил всегда было обусловлено интересами того или иного класса, стоящего у власти.

В конце 50-х - начале 60-х годов на смену теории формальных доказательств вновь приходит теория, основывающаяся на свободной оценке доказательств по внутреннему убеждению следователя, судьи. Данная теория отразила
требования демократизации общественной жизни, движения к

1 УПК РСФСР - далее УПК, УК РФ - далее УК.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект // Юридиче ский вестник. 1995. №31.- далее проект УПК.

3 Петрухин И.Л. Презумпции и преюдиции в доказывании / Теория доказа тельств в советском уголовном процессе. - М., 1973. С.346.

19

человеку, необходимости всеобщего признания его прав и свобод. Рамки использования доказательств стали более подвижными, на первое место выступила самостоятельность должностного лица, осуществляющего расследование, и судьи, разрешающего уголовное дело по существу. И если ранее говорилось о ярко выраженном классовом характере доказательственного процесса, буржуазном или социалистическом правосознании, то в последнее время наблюдается и представляется правильным стремление законодателя большинства стран уйти от подобной направленности.

Презумпции - обобщения не достоверные, а вероятные и основным свойством, присущим логической основе презумпций, является их предположительный характер. Встаёт вопрос, почему в законодательстве находят своё место предположения? Ответ видится в том, что необходимость презумпций вытекает из постепенности процесса познания. Знание как основа действия не сразу становится твёрдым, определённым, ясным. Так, в начале уголовно-процессуальной деятельности есть только сведения, свидетельствующие о необходимости производства каких-либо действий с целью их проверки. В свою очередь, эти действия должны осуществляться следователем определённым образом, по установленной законодателем процедуре. Невыполнение этой обязанности может повлечь нарушение прав участников уголовного процесса.

Уголовный процесс - процесс познания, и лицам, его осуществляющим, приходится часто прибегать к предположениям. При осуществлении своей деятельности следователь практически каждый день строит различные предположения. Однако такие предположения не имеют никакого правового значения, так как закон не устанавливает обязанности руководствоваться простыми житейскими предположениями. Презумпции правовые установлены законодательным органом и правоприменитель^ обязан ими руководствоваться. Например, на приговор подана кассационная

20

жалоба. Следовательно, существует вероятность того, что судом первой инстанции могла быть допущена ошибка и вынесено несправедливое решение. Это предположение обязывает суд второй инстанции начать кассационное производство. Презюмирование чего- либо не даёт уголовно-процессуальной деятельности быть инертной и заранее нацеленной на определённый результат, из него вытекают обязанности в том случае, если те или иные предположения закреплены в законе. Они порождают конкретные процессуальные обязанности должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, и одновременно предоставляют права участникам уголовного процесса. Это позволяет прийти к выводу о том, что презумпция - это возможность, которая обязывает как реальность.

На основании анализа большого количества определённых случаев в уголовно-процессуальной деятельности можно сделать определённые обобщения и выводы, которые и позволяют сформулировать, могут ли презумпции стать непоколебимой теоремой? В частности практика показывает, что виновность лиц, которым на предварительном следствии было предъявлено обвинение, не всегда подтверждается в процессе расследования. В отношении определённого их числа уголовные дела прекращаются и выносится оправдательный приговор.

Из этого следует, что до вынесения обвинительного приговора нельзя считать обвиняемого (подозреваемого) виновным и обращаться с ним как с таковым. Нельзя лишать его предусмотренных законодательством прав (например, избирательного) или принуждать к выполнению обязанностей, возлагаемых уголовно-исполнительным правом на осужденного. Данные рассуждения логически привели к формированию сначала теоретической модели в сознании людей, а затем законодательному закреплению главного правового положения, присущего принципу презумпции невиновности. ^,

Конечно, далеко не всегда презумпции опровергаются, они призваны, в^ целом, закрепить, отразить обычный сложившийся порядок
явлений и

21

процессов. Любой законодательный акт имеет в своей основе представление о каком-либо постоянстве, устойчивости связей между явлениями. “Именно такое представление об единообразии, об известном “порядке” в природе и лежит в основе индукции в ее первоначальной и элементарной форме”1. Аналогичную базу имеют и презумпции, выведенные в основном из эмпирических законов социальной жизни. Повторяемость, как их главнейший признак становится обычным явлением в повседневной жизни, и поскольку они выражают действительно наиболее обычный порядок вещей и явлений, в силу этого появляются объективные основания принять презумпции за истину без специального доказывания на определённом этапе. Поэтому при определении юридического понятия презумпций большинство учёных, занимавшихся данной проблемой, прибегают к такой логической категории как вероятность2, основанную на многократно повторяющихся или логически возможных явлениях. Но данное правило, думается, распространяется не на все правовые презумпции. Нельзя отрицать существование и презумпций, которые закрепляют предположения, не основанные на многократно повторяющихся явлениях. Речь идёт об исключительных случаях закрепления презумпций, представляющих собой искусственно созданные положения, которые в сущности своей выражают правила, продиктованные нуждами судебной работы. В уголовном процессе именно во избежание нарушений законности, обеспечения гарантий от необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности и гарантии достижения истины по уголовному делу закреплена презумпция невиновности - презумпция особого рода, презумпция исключительная.

Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. - М-Л., 1948. С. 33

2 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.2. - СПб., 1996. С. 172- 180; Асмус В.Ф. Логика. - М., 1947. С.302; Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. - Горький, 1974. С.9; Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. - Душанбе, 1976. С. 14.

22

К презумпциям подобного рода может быть отнесена действующая в праве презумпция о том, что каждое лицо предполагается знающим законы и потому никто не может быть освобождён от уголовной ответственности в связи с тем, что он не знал о предусмотренном законом наказании за то или иное деяние. Нельзя не признать то, что такого рода правовые презумпции отражают условно нормальный порядок вещей, который законодательно закрепляется для достижения задач уголовного судопроизводства. Подробному рассмотрению указанных презумпций будут посвящены отдельные параграфы второй главы диссертации.

Презумпции правовые являются одним из видов презумпций, постоянно применяемых при решении практических вопросов. М.С. Строгович называл обобщения общими утверждениями, правильными в отношении многих предметов данного класса, но не в отношении всех. “Хотя приблизительные обобщения не выражают законов и не позволяют для каждого отдельного случая сделать достоверного вывода, в практической жизни они могут быть очень полезны. Житейский опыт каждого человека включает большое число разных приблизительных обобщений”.1 В любой жизненной ситуации, а, следовательно, практической ситуации при расследовании уголовного дела мы отправляемся от какого-либо заранее данного или принятого обобщения, как от положения, предполагаемого установленным и не нуждающегося в дополнительной проверке. При таком интенсивном развитии общества тратить драгоценное время на ненужную работу по непрерывному решению вопросов, разрешённых до нас людьми, было бы нецелесообразно. Презумпции являются результатом уже наработанных знаний, наблюдений, из которых собирается наследие, передаваемое последующим поколениям. В действии презумпции отражается коллективный, универсальный и традиционный опыт. Поскольку “обычность”- понятие, означающее устойчивость, то имен

1 Строгович М.С. Логика. - М., 1946. С.218.

23

но поэтому опровергаются презумпции не достаточно часто. Однако именно возможность опровержения является одним из её существенных и необходимых признаков. Конечно, возможны случаи, когда та или иная презумпция на них не распространяется, и причины данного несоответствия могут быть различны. В конкретном случае вывод может не соответствовать обстоятельствам, послужившим базой его формирования, и должен быть опровергнут. Возможность опровержения, осуществляемая в случае противоречия обобщения конкретному предмету, следует отличать от длительного несоответствия выводов определённым случаям. Различие заключается в последствиях, к которым приводят указанные несоответствия.

В первом случае опровержение презумпции вследствие противоречия отдельным фактам не ведёт к отрицанию презумпции вообще. Отрицаясь в данном случае, она сохраняет свою силу для других подобных обстоятельств. Так, предположение об истинности приговора, вступившего в законную силу, может быть опровергнуто в ходе расследования по вновь открывшимся обстоятельствам либо вступлением в законную силу другого приговора по данному делу. Будучи опровергнутой в данном случае, она сохраняет своё значение для других приговоров, которые в подавляющем большинстве законны и обоснованны, а также обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации (ст. 358 УПК).

В случае, когда правовое предположение в течение длительного времени не соответствует определённым фактам, оно теряет своё практическое значение и важнейшую черту - фиксирование повторяемости жизненных процессов. Если же оно (предположение) и продолжает существовать, то превращается в фикцию. Так, фиктивным, по сути дела, можно назвать предположение о том, что никто из обвиняемых не станет желать себе вреда и будет говорить только правду.

При исследовании логической природы презумпций необходимо коротко
указать на их практическую обусловленность. Человеческая

24

практика порождает их образование, поставляя факты для различных презумптивных положений, и затем уже готовые презумпции находят подтверждение своей правильности в применении к практическим случаям в жизни человека.

С точки зрения логической природы презумпции, как отмечалось в научной литературе, характеризуются тем, “что, во-первых, являются обобщениями индуктивного характера; во-вторых, отражают “обычный порядок” предметов или явлений материального мира; в-третьих, представляют собой обобщения вероятные, причём значение их будет определяться степенью вероятности, достижимой для них в каждом конкретном случае; в-четвёртых, как обобщения они возможны лишь в силу наличия всеобщей причинно-следственной связи между предметами и явлениями. С учётом указанных признаков один из основателей учения о правовых презумпциях в общей теории права проф. В.К. Бабаев определил презумпцию как предположение о наличии или отсутствии предметов (явлений), основанное на связи между ними и предметами (явлениями) наличными, подтверждённое предшествующей жизненной практикой.”’. Данное определение, думается, может быть дополнено. Как указывалось выше, презумпции имеют и статистическую природу, и образуются также с помощью дедукции.

Согласно точке зрения В.И. Каминской относительно понятия рассматриваемой категории, “презумпции - это индуктивные умозаключения, основанные на так называемых эмпирических законах, а не научных закономерностях общественной жизни”2. Однако, приведённое определение презумпций также вряд ли может быть признано достаточно полным. Конечно, индукция имеет
преобладающее значение в этом

1 Бабаев В.К. Указ. работа. С. 12.

2 Каминская В.И. Указ. работа. С. 31.

25

познавательном процессе, но и дедукция принимает участие в формулировании презумптивных положений.

Данная точка зрения поддерживается авторами теории доказательств уголовного процесса, согласно которой “… неверно считать, что презумпция только индуктивное эмпирическое обобщение и в её формулировании не участвует дедукция, что презумпция не может выражать закономерность”1. В этом можно убедиться на примере презумпции “неразумения” лица, не достигшего возраста уголовной ответственности. Она устанавливает связь между фактом достижения лицом определённого возраста и его способностью понимать значение противоправных действий.

Первоначально данное предположение было результатом приблизительных эмпирических обобщений, не имевших научного обоснования. В настоящее время достижения психологии, психиатрии, педиатрии позволяют на прочной научной основе установить минимальный возраст уголовной ответственности и дифференцировать его в зависимости от формы и характера правонарушений. Презумпция, таким образом, становится выражением научной закономерности. Однако от этого она не перестаёт быть презумпцией, так как выражает лишь среднюю статистическую величину, от которой в отдельных случаях возможны отклонения (раннее интеллектуальное развитие или, наоборот, возрастное отставание психики). Вместе с тем законодатель в ст.392 УПК предусматривает возможность в конкретном случае доказать, что возрастное отставание психики может исключить возможность привлечения к уголовной ответственности.

Правовые презумпции являются разновидностью общих презумпций и, следовательно, им присущи все признаки предположений. Вместе с тем, как особый вид презумпций, они обладают присущими только им чертами.

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. -

М., 1973. С.343-344.

26

Прежде всего, правовые презумпции находят отражение в нормах права. Использование их в праве, в свою очередь, определяется потребностями юридической практики. Во-вторых, правовые презумпции отражают “обычный порядок” связей между предметами и явлениями только в сфере права, либо только в связи с правом. Исходя из этих характеристик, правовая презумпция определяется учёными как закрепленное в законе правило, предполагающее наличие или отсутствие фактов до представления доказательств противного (опровержимая презумпция) или запрещающее их опровержение (неопровержимая презумпция)’. Имеют место определения правовых презумпций, в которых обязанность принятия их за истину до представления доказательств противного не закреплена в категоричной форме,2 что представляется вряд ли приемлемым в силу исключения разной трактовки правовых норм. В деятельности, связанной с ограничениями прав человека, порядок производства тех или иных действий должен быть чётким и однозначным.

Необходимо отметить и тот факт, что определение правовой презумпции, столь широко используемой в отечественном процессе, не содержится ни в одном из современных юридических или толковых словарей. Исключение составляет юридический словарь 1956 г., в котором презумпция - это “заключение о наличии каких-либо положений, фактов, прав субъекта, имеющее место в различных отраслях права”3.

В научной литературе давались разные формулировки понятия правовой презумпции. Многие из них, безусловно, отражают те или иные существенные их признаки, но в то же время не лишены определенных недостатков. Так, в одних определениях не указывается на юридическое закрепление презумпций в законе, хотя правовой характер презумпций

Петрухин И.Л. Указ. работа. С. 344.

2 Бартошек М. Римское право (понятия, термины, определения). - М., 1989. С.256.

3 Юридический словарь. Т.2 - М., 1956. С.222.

27

означает закрепление её существования в объективном праве и обязанность правоприменительного органа руководствоваться ею. В других не отмечается связь фактов доказанных и предполагаемых, в - третьих даётся определение только опровержимых или только неопровержимых презумпций. Понятие правовых презумпций обычно не содержит и указания на их значение, и роль.

Представляется, что наиболее полным будет то определение, которое сформулирует в себе основные характерные черты презумпций, а также следующие признаки: а) указание на статистическую и логическую природу, т.е. в определении должен быть отражён их предположительный характер и возможность образования как индуктивным, так и дедуктивным методом; б) указание на наличие связи между фактами, установленными и фактами презюмируемыми, на их практическую обусловленность; в) характер правовых презумпций, их роль в уголовном процессе и существенные признаки, которые присущи в целом всем правовым презумпциям.

На основании изложенного можно вывести следующее определение правовых презумпций в уголовном процессе. Правовые презумпции в уголовном процессе - это закреплённые в уголовно-процессуальном законодательстве предположения о наличии или отсутствии юридических фактов, основанные между ними и фактами наличными, т.е. фактически доказанными, не требующие специальных доказательств и установленные для достижения задач уголовного судопроизводства путём возложения на субъектов уголовного процесса определённых прав и обязанностей.

Для того, чтобы более качественно и глубоко раскрыть содержание этого понятия и высветить его особенности, необходимо отграничить правовые презумпции от вызывающих наибольший интерес в свете настоящего исследования сходных понятий - гипотез, версий, преюдиций, общеизвестных фактов и косвенных доказательств, показав при этом их сходство, различие и взаимодействие.

28

Презумпция и гипотеза. Гипотеза - это “научное предположение, выдвигаемое для объяснения каких-нибудь явлений”1, “научное предположение, достоверность которого ещё не доказана опытным путём”2.

В логико-философской литературе гипотеза понимается, во-первых, как некоторое суждение, полагаемое в основу объяснения некоторой группы явлений, во-вторых, как некоторое умозаключение, в форме которого мы переходим к этому положению, в-третьих, как сложный синтетический приём, включающий в себя получение некоторого предположения и его последующее дедуктивное развитие, а также проверку.3

В юридическом значении - это условие применимости правовой нормы, приобретения каких-либо прав . Известно, что при обычном ходе любое исследование, в т.ч. и нормальный процесс доказывания по уголовному делу начинается с гипотезы. На основании имеющихся данных о совершённом преступлении следователь, лицо, производящее дознание, предполагает какое- либо условное решение вопроса, например, что преступление совершено определённым способом. Естественно, что это условие базируется, основывается на совокупности сведений, данных, имеющихся в распоряжении следователя на момент построения гипотезы. Весь дальнейший процесс доказывания направляется им на поиск доказательств, подтверждающих истинность выдвинутой гипотезы.

Как форма умозаключения, как понятие индуктивного характера, гипотеза должна отвечать следующим требованиям:

1) гипотетическое суждение должно быть научно обоснованным;

Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1983. С. 118; Большой толковый сло- варь иностранных слов. Т. 1. - Ростов-на-Дону, 1995. С. 344.

2 Словарь русского языка: В 4-х т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т. 1. - М., 1985. С.68.

3 Баженов Л.Б. Основные вопросы теории гипотезы. - М., 1961. С. 34; Цыганенко Г.П. Этимологический словарь русского языка. - Киев, 1989. С. 14.

4 Словарь иностранных слов / Под ред. В.В. Пчёлкиной. - М., 1989. С. 134.

29

2) оно не должно противоречить тем данным, которые достигнуты в процессе предшествующего исследования; 3) 4) гипотеза должна объяснять все имеющиеся достоверные факты, добытые в ходе первоначальной проверки заявлений и сообщений о совершенном или готовящемся преступлении. 5) Сходство презумпций и гипотез заключается в следующем:

1) обе категории имеют предположительный характер; и той, и другой присуща вероятность, они не являются достоверными обобщениями и могут в равной степени опровергаться; 2) 3) для обеих характерна индуктивность образования, они являются обобщениями индуктивного характера. 4) Вместе с тем рассматриваемые понятия имеют существенные различия. Для понятия презумпции главное и характерное — её статичность. Презумпция - это установившееся положение, в каждом отдельном случае принимаемое без доказывания. Для неё нормальным положением является также нахождение и вне процесса доказывания, за его пределами. Для понятия же гипотезы главное и характерное - её динамичность. Гипотеза -обязательный элемент процесса доказывания, являющийся для неё не только нормальным, но и необходимым.

Различие между презумпциями и гипотезами обнаруживается в условиях и причинах их образования, в характере и последствиях опровержения. Различия по первому основанию заключаются в следующем:

1) гипотеза возникает тогда, когда нет достаточных оснований для выдвижения теории, когда нет ещё возможности проверить её положения на практике. Презумпции же, представляя собой обобщения предшествующего опыта, в большинстве случаев находят практическое подтверждение своей правильности (что не исключает случаев несоответствия презюмируемого обобщения некоторым конкретным жизненным ситуациям);

30

2) гипотеза основывается на строго научном предположении, которое, как уже отмечалось, не должно противоречить истинным научным положениям в данной области исследования; она формируется на уровне теории. Презумпции во многих случаях могут и не отвечать данному требованию. Многие из них аккумулируют житейский опыт, формируются на уровне обыденного познания;’ 3) 4) гипотеза возникает как необходимое условие дальнейшего движения нашего познания вперёд, зачастую как предварительное условие такого движения. Образование презумпций в противоположность гипотезе таких целей не преследует. 5) Наблюдаются также следующие различия по характеру и последствиям опровержения:

1) проверяемость гипотезы, как необходимое предварительное условие опровержения, носит или может носить исторически относительный характер. Проверяемость же презумпции абсолютна. Она имеет место в каждом случае применения той или иной презумпции. Так, в каждом случае совершения преступления возможна проверка презумпции знания закона, в случае истребования имущества от добросовестного приобретателя проверяется правильность презумпции добропорядочности граждан и т.д.; 2) 3) если гипотеза находит своё подтверждение, то она превращается в теорию. В случае же несоответствия какому-либо истинному факту, она опровергается и прекращает своё существование, поскольку “для опровержения гипотезы, т.е. для доказательства её несостоятельности, достаточно указать хотя бы один существенный факт или научно проверенное положение, находящееся в
противоречии или с самой 4) 1 В связи с этим В.К. Бабаев пишет, что “..сказанное вряд ли относится к законным презумпциям советского права, ибо они строятся с учётом научных данных” (Бабаев В.К. Указ. работа. С.21). Данное положение представляется спорным, поскольку многие презумпции восприняты отечественным правом напрямую из

31

гипотезой, или с каким-либо следствием из неё” . Этого не наблюдается в презумпциях. Презумпция как обобщение остаётся непоколебимым положением и в том случае, если она иногда опровергается в силу несоответствия конкретному обстоятельству. Чтобы она прекратила своё существование, необходимо длительное несоответствие данного обобщения конкретным жизненным фактам.

При сравнительном анализе презумпций и гипотез ставится и вопрос о том, несёт ли презумпция, как обобщение, элемент нового знания? По мнению В.И. Каминской, высказанное в презумпциях суждение не содержит в себе ничего нового по сравнению с тем запасом знаний, который имелся до её появления2. В.П. Воложанин, отстаивая иную точку зрения, настаивает на том, что всякое обобщение есть нечто новое по сравнению с суммой отдельных фактов. В свою очередь В.К. Бабаев писал по этому поводу следующее: “… о познавательном значении презумпций, как обобщений особого рода, можно говорить только в том смысле, что они, как и любые обобщения, предвосхищают элементы всех конкретных явлений и в то же время не являются ни одним из них. Но если любое другое обобщение индуктивного характера дополняет конкретное явление новыми элементами, то этого как раз нельзя сказать о презумпциях”4. Поддерживая мнение В.И. Каминской, надо отметить, что в противоположность гипотезе, которая, обобщив данные в определённой области науки, идёт дальше в познании, презумпция не обладает таким свойством. Больше того, лишь в силу этого и возможно её применение.

принципов морали и нравственности, справедливости и других. Например, пред- положение добропорядочности граждан.

1 Андреев И.Д. О методах научного познания. - М., 1964. С. 139.

2 Каминская В.И. Указ. работа. С. 19.

3 Воложанин В.П. Юридические предположения в советском гражданском праве и процессе. - Свердловск, 1953. С. 81-82.

4 Бабаев В.К. Указ. работа. С.23.

32

Познавательное значение презумпции состоит в том, что она позволяет и обязывает выявлять новые факты, аналогичные фактам, послужившим основой для данного обобщения.

Представляется, что презумпции при постоянном, систематическом появлении новых фактов, послуживших основой для обобщения, должны изменить свое содержание, поскольку они будут отражать новый, сложившийся в более поздние промежутки времени обычный порядок вещей и явлений. Данный порядок приходит на смену потерявшим значение положениям, следовательно, должно измениться в ту или иную сторону содержание презумпции. Так, со временем признавалось, что ребенок с развитием образования раньше стал осознавать преступный характер тех или иных действий, поэтому был уменьшен возраст, по наступлению которого он может быть привлечен к уголовной ответственности.

Таким образом, сравнительный анализ гипотез и презумпций показывает, что главным их сходством является предположительный характер и индуктивный метод образования. Различие заключается в том, что презумпции образуются не только индуктивным методом, но и другими способами, а также различаются условия и причины образования, характер и последствия опровержения. Все сказанное выше мы с полным основанием можем отнести к правовым презумпциям, поскольку они являются разновидностью презумпций общих.

Презумпция и версия. Под версией (от средне - латинского versio - видоизменение, поворот), в общем смысле этого слова, понимается разновидность, вариант в изложении, толковании чего-нибудь. В следственной и судебной деятельности - предположение следователя или суда о наличии или отсутствии событий или фактов из числа имеющих значение для правильного разрешения дела, основанные на доказательствах и других фактических
материалах конкретного уголовного дела и

33

построенные с учётом опыта расследования аналогичных дел, а также возможного объяснения их возникновения и характера .

Правовая версия по характеру своего образования представляет собой разновидность гипотезы и как процесс познания, имеет черты сходства с ней. Однако в отличие от гипотезы, используемой в основном для объяснения явлений и открытия научных законов, версия применяется для какого-либо конкретного факта. Версия следователя представляет собой не просто его предположение относительно конкретных обстоятельств, из совокупности которых сложилось расследуемое им дело, а, прежде всего, предположение о причине, повлекшей эти обстоятельства, т.е. о конкретном лице, совершившем преступление и его конкретных действиях, квалификации преступления. Учёными также определяется версия как предположение относительно отдельного факта или группы фактов, имеющих значение для данного конкретного юридического дела, объясняющего происхождение этих фактов, связь между ними, содержание, значение для доказывания .

А поскольку версии являются разновидностью гипотез, то, следовательно, характерные черты сходства версий и презумпций, также, как гипотез и презумпций одинаковы и нет необходимости рассматривать их повторно. Что же касается отличий, то естественно и их существование.

При построении следователем версий при расследовании уголовного дела учитываются не только обобщения “обычного порядка”, но и другие обстоятельства, представляющие собой отклонения от него. Такие аномалии могут относиться к личности преступника, условиям его жизни, способу совершения преступления и др. Версии, построенные без учета подобных

Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1983. С. 68; Большой толковый словарь иностранных слов. Т. 1. - Ростов-на-Дону, 1995. С. 266; Словарь иностранных слов / Под ред. В.В. Пчёлкиной. - М., 1989. С. 103; Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. АЯ. Сухарев. - М., 1987. С. 42; Энциклопедический юридический словарь / Под ред. О.Г. Румянцева и В.Н. Додонова. - М., 1997. С. 36. 2 Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.. 1966. С. 113.

34

аномалий, могут оказаться неверными и привести к излишней трате времени и сил.’

Следующим характерным отличием презумпций от версий надо признать то, что правовые презумпции могут сохранять своё действие достаточно длительное время. Примером этому может служить презумпция невиновности, сформулированная еще в Кодексе уголовного следствия Франции 1808 года, который “был проникнут той гуманной идеей, что до момента осуждения в подсудимом следует предполагать невиновного”2. Продолжительность существования правовых версий, как правило, ограничивается тем или иным этапом при расследовании уголовного дела. Следственная или судебная версия не может на протяжении длительного времени оставаться вероятной. Поскольку срок расследования уголовного дела ограничен УПК, то и достоверность или ложность версии должна быть доказана вовремя. Иногда возникающие по уголовному делу версии могут находить своё подтверждение или опровергаться в течение кратчайшего времени, на их основе следователем выдвигаются затем новые версии.

Третьим отличием является то, что версии выдвигаются при расследовании конкретных уголовных дел. Правовые презумпции действуют как основополагающие исходные положения в уголовном процессе в целом, на отдельной его стадии или в каком-либо процессуальном институте и рассчитаны на неопределённо широкий круг случаев. Приговор предполагается истинным, поскольку он вынесен в связи с совершением преступления после проверки и оценки всех доказательств в соответствии с

1 Пример в этом отношении можно привести следующий. При расследовании уго ловного дела по фактам убийств в Ростовской области группой следователей была выдвинута версия и у задержанных по подозрению в совершении преступления проверялась группа крови с целью проверки возможности их причастности к тяж ким преступлениям. Не учитывалось то, что группа крови и спермы могут не сов падать. В результате задержанный Чикатило был отпущен, что позволило ему в будущем продолжить список тяжких убийств.

2 Боботов B.C. Правосудие во Франции. - М., 1995. С. 21.

35

УПК. Здесь обобщен в целом весь кропотливый труд следственных и судебных органов и обобщение большого количества приговоров, как правило, истинных и справедливых.

Четвертое отличие заключается в том, что правовыми являются презумпции, закрепленные в законе. В данном контексте, представляется несколько спорным мнение В.К. Бабаева в том, что правовые презумпции получают правовое закрепление. До того как они будут установлены в правовых нормах, они не являются правовыми. Версии свойством их закрепления в законе не обладают.

Презумпции и преюдиции. Преюдицией признается вступивший в законную силу судебный приговор или решение, административный акт, изданный компетентным органом в установленном законом порядке, о наличии или отсутствии юридического факта или правоотношения, обязательные для суда, разрешающего дело, связанное с ранее разрешённым.1 Преюдициальность (от латинского praejudicio - предрешение) - обязательность для всех судов, рассматривающих дело принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо делу2.

Преюдициальное значение судебных решений основано на презумпции истинности судебных решений, вступивших в законную силу3. Вынесению законных решений способствует четко регламентированная деятельность по тщательному и всестороннему исследованию обстоятельств дела.

Взаимная обязанность решений для суда закреплена как в уголовно- процессуальном, так и в гражданско-процессуальном праве. Однако

1 Штутин Я.Л. Предмет доказывания в гражданском процессе. - М., 1963. С. 156- 157.

2 Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. - М., 1987. С. 380; Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. - М., 1995. С. 232; Энциклопе дический юридический словарь. / Под общ. ред. В.Е. Крутских. - М., 1998. С. 258.

3 Юсубова У.М. Преюдиции в уголовном процессе: Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. - М., 1979. С. 12.

36

преюдициальности приговора придается большее значение, поскольку она распространяется не только на установленное им действие, но и на факт совершения (не совершения) его данным лицом.

Пределы действия преюдиции определяются пределами действия законной силы приговора. Если, например, приговором установлены определенные обстоятельства совершения преступления конкретным лицом, то именно данный юридический факт может не подлежать доказыванию в будущем. Из этого можно сделать вывод о том, что преюдиции обладают следующими характерными для них чертами:

1)это факт, установленный вступившим в законную силу решением суда и ставший предметом нового судебного рассмотрения;

2) этот факт обязателен для суда и доказыванию не подлежит; 3) 4) условие преюдиции - реально существующая и установленная законом возможность вынесения истинных, справедливых приговоров (решений) судов; 5) 6) пределы действия преюдиции определяются пределами действия законной силы судебного решения 7) Таким образом, презумпции и преюдиции объединяет то, что обе категории не связаны с процессом доказывания относительно их содержательной стороны. Кроме того, логическая природа правовых презумпций совпадает с логической природой преюдиции.

Правовые презумпции - обобщения “обычного порядка” вещей или явлений в сфере права или в связи с правом. Вынесение истинных приговоров - “обычный порядок” деятельности судов. Естественно, что среди множества истинных приговоров, вступивших в законную силу, может встретиться и не отвечающий данному общему правилу. Но мы и не говорим об истинности приговора как аксиоме, это предположение, основанное на вероятности, презумпция истинности приговора. Основанием для освобождения от повторного доказывания фактов, установленных ранее,

37

является максимальная степень уверенности в истинности приговора. Res iudicata pro veritate accipitur (habetur) - судебное решение принимается за истину.

Из вышеизложенного усматривается, что презумпция истинности приговора в определенных случаях приобретает форму преюдиции. Надо признать и то, что поскольку презумпция истинности приговора, вступившего в законную силу, может быть опровергнута решением надзорной инстанции о незаконности или необоснованности приговора. Следовательно, утратит свое значение и данная преюдиция. Другие преюдициально установленные факты могут быть также опровергнуты в установленном законом порядке. В уголовном процессе форму преюдиции приобретает лишь одна презумпция - презумпция истинности судебного решения, вступившего в законную силу и только в отношении обязательности фактов или правоотношений, установленных этим решением.

Спорным, по-видимому, является утверждение В.К. Бабаева в том, что преюдициально установленные факты, - это презюмируемые факты, прошедшие дополнительную стадию проверки. Предположение истинности приговора не подвергается никакой дополнительной проверке, если он не обжалован и не опротестован. Он вступает в законную силу по истечении срока на кассационное обжалование или опротестование. Оправдательный же приговор и приговор, освобождающий осуждённого от наказания, приводится в исполнение немедленно после его провозглашения. Максимальная степень достоверности является одним из существующих черт преюдиции. Презумптивное же положение формируется при помощи обобщений, это вывод из “обычного порядка”. Ему не предшествует специальная процессуальная деятельность субъектов уголовного процесса.

Различие презумпции и преюдиции заключается в том, что если презумпция - предположение, основанное на вероятности, то преюдициально установленные
факты обладают максимальной достоверностью, они

38

образуются в ходе тщательной, строго регламентированной деятельности следователя. Их истинность может подвергаться сомнению в крайне редких случаях.

Презюмируемые и общеизвестные факты. В правовой литературе под общеизвестными понимаются факты, истинность которых не вызывает сомнения в силу их очевидности.

В процессуальных отраслях таковыми признаются факты, о существовании которых знает широкий круг людей, в т.ч. судьи. В силу этого они относятся к числу фактов, не подлежащих доказыванию (наряду с преюдициальными). Это их свойство также позволяет говорить об элементах их тождества с презумпциями.

Учитывая относительный характер общеизвестных фактов, закон (ст. 55 ГПК) предоставляет суду право самостоятельно решать в каждом случае, возможно ли данный факт считать общеизвестным. При этом суд должен указать в своём решении, что он признаёт конкретный факт таковым. Представляется целесообразным закрепление подобной нормы и в уголовно-процессуальном законе. Отличие презумпций от общеизвестных фактов заключается в следующем:

1) существование презумпций носит вероятностный характер (они являются вероятными обощениями), общеизвестные факты не вызывают сомнения; 2) 3) действие презумпции не ограничено, общеизвестные факты имеют определенную ограниченность; 4) 3) презумптивные положения сформулированы законом, общеизвестные признаются таковыми судом.

Презумпции и косвенные доказательства. В отечественной правовой литературе при изучении сходных с презумпцией понятий принято рассматривать и вопрос о соотношении презумпций и косвенных доказательств.

39

Косвенные доказательства в общем смысле слова - это опосредованные, побочные, противоположные прямым1; это установленные посредством различных методов доказательственные факты, каждых из которых допускает предположение о причинной связи с преступлением и которые в совокупности своей служат доказательствами виновности обвиняемого2.

Особенность косвенных доказательств заключается в том, что они не дают однозначного и достоверного вывода о доказываемом факте, а лишь предоставляют возможность сделать предположительный вывод о нем. Косвенные доказательства предоставляют основания для предположения о существовании или не существовании конкретного факта, однако, для формулирования достоверного вывода нужна их совокупность, их система”.

Многие авторы при отграничении правовой презумпции от косвенных доказательств указывают на то, что данные понятия различаются тем, что предположение - логический прием установления истинности искомого факта, а косвенное доказательство, - факт, подтверждающий существование искомого факта только в совокупности с другими доказательственными фактами. Можно согласиться полностью с данным положением. Вполне естественным представляется то, что рассматриваемые понятия имеют различия. Однако их сравнение чаще производится и должно производиться по признаку предположительности.

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1983. С.265; Цыганенко Г.П. Этимо логический словарь русского языка. - Киев, 1989. С. 193; Фасмер М. Этимологиче ский словарь русского языка. Т. 2 - М., 1986. С.345; Черных П.Я. Историко - эти мологический словарь русского языка. Т. 2. - М., 1993. С.288.

2 Гродзинский М. М. Улики в советском уголовном процессе // Ученые записки ВИЮН. Вып. 7. 1945. С.79.

3 Осипов Ю. К. Косвенные доказательства в советском гражданском процессе: Ав- тореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1954. С.6-12.

4 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. -М, 1947; ШтутинЯЛ. Указ. работа. С.97; Каминская В.И. Указ. работа. С.63-64.

40

Если презумпция в своей сущности является предположением, то в отношении косвенных доказательств данный признак наличествует и присущ только связи косвенных доказательств с предметом доказывания по уголовному делу. Именно поэтому говорят о предположительном характере отдельных косвенных доказательств, делая основной упор на доказывание этой связи.1

В презумпциях в центре внимания находятся непосредственно презюмируемые факты, проверка их достоверности, попытка их опровержения. Сама связь считается истинной и доказыванию не подлежит, ибо ее достоверность подтверждается длительной человеческой практикой. У косвенных же доказательств, кроме того, устанавливается связь между косвенным доказательством и главным фактом. В статье 122 УПК закреплены основания задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Конкретный человек может быть задержан в качестве подозреваемого, если налицо одно из перечисленных в статье оснований. В данном случае надо признать факт совпадения предположения о совершенном преступлении с косвенными доказательствами, каковым будет, например, наличие на его одежде следов совершения преступления. Связь данных косвенных доказательств с событием преступления подлежит обязательному доказыванию. Исходя из презумпции невиновности, сам факт совершения преступления конкретным лицом ещё подлежит доказыванию.

1 И. Я. Фойницкий, анализируя по этому поводу различные мнения ученых, ещё сто лет назад признавал устаревшим вообще деление доказательств в зависимости от их источника на прямые и косвенные. При этом он ссылался на то, что любое доказательство предполагает участие мыслительной деятельности человека и становится рациональным. Несмотря на то, что прошло около 100 лет с момента данного утверждения, можно отметить то, что поскольку, пользуясь косвенным доказательством, мы предполагаем вину обвиняемого или подозреваемого. Абсолютно же уверенным в этом можно быть лишь тогда, когда этих фактов будет несколько, т. е. в распоряжении должностного лица будет их совокупность. Например, наличие у подозреваемого орудия с отпечатками его пальцев еще не

Если же такой факт не будет доказан, задержанный подлежит освобождению и приобретает право на возмещение ущерба, в т.ч. морального, за незаконное задержание.

Признак предположительности является общим для рассматриваемых понятий. При этом косвенные доказательства выступают основанием презумпций. Так, в приведенном выше примере обстоятельства, указанные в статье 122 УПК, являются основанием для предположения о том, что преступление совершено именно данным лицом.

Спорным представляется утверждение В. К. Бабаева о том, что это положение оказывает существенное влияние при формировании презумпций. Наоборот, оно представляется исключением из большинства презумпций, закрепленных в уголовном процессе. Основные презумпции уголовного процесса: истинности приговора, добропорядочности участников

уголовного судопроизводства, невиновности - сконструированы не на основании косвенных доказательств.

Важным отличием косвенных доказательств и презумпций является то, что признак предположительности у первых действует достаточно короткий промежуток времени - до установления совокупности косвенных доказательств, что объединяет их с версиями - а презумпции даже в случае опровержения сохраняют свое значение для других подобных фактов.

Презумпция есть явление субъективного характера, предположение, основанное на бесконечной совокупности ранее наблюдаемых фактов и построенное, как правило, при помощи метода индукции. Доказательства же - это фактические данные объективной действительности, используемые следователем, судьёй для познания новых фактических данных, подлежащих установлению. “… при предположении представляется факт, по существованию которого другой факт признаётся вероятным, - ещё писал Д.

может означать полную уверенность в его вине, ибо сей предмет преступления мог быть подброшен (Фойницкий И.Я. Указ. работа. С. 202).

42

Мейер - и потому также существующим, улика в отдельности вовсе не позволяет заключить о существовании преступления. Улика сама по себе содержит гораздо менее чем предположение; улики, вместе взятые, для какого-либо преступления содержат гораздо более”1.

Использование в процессе доказывания косвенных доказательств, как и прямых, преследует цель установления истины. Презумпции никогда не должны претендовать на достоверность, и даже в неоспоримых презумпциях сохраняется высокая степень вероятности. Однако в уголовном процессе обе категории могут быть использованы для аргументов при разрешении вопроса о виновности обвиняемого.

Важным моментом при рассмотрении правовых презумпций является её отличие от принципа уголовного процесса. Отождествление данных понятий имеет место в отношении принципа презумпции невиновности, где в одной формуле соединены два понятия - презумпции и принципа. Принципы уголовного процесса определяются в научной литературе как закреплённые в правовых нормах наиболее общие, основные и руководящие положения, раскрывающие в совокупности качественную суть уголовного процесса - его социальную направленность и наиболее существенные свойства его содержания.2 Принципы первичны и имеют функциональный характер, так как регулируют деятельность соответствующих процессуальных органов.3 Данные утверждения не могут, думается, вызывать никаких сомнений.

Любой принцип уголовного процесса является императивным, неопровержимым, обязательным для выполнения органами,

! Мейер Д. О юридических вымыслах, предположениях, скрытных и притворных действиях. - Казань, 1859. С. 60.

2 Добровольская Т.Н. Принципы уголовного процесса // Чувилёв А.А., Добро вольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. -М., 1985. С.40.

3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. - М., 1968. С Л 25; Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. - М., 1971. С. 14.

43

осуществляющими производство по уголовному делу, безусловным предписанием закона. Всякое отступление от любого из основных руководящих положений - принципов будет означать не только нарушение конкретного процессуального действия, но и, как следствие, вынесение несправедливого решения, нарушение прав участников процесса. В соответствии с принципами уголовного процесса конструируются и все остальные уголовно-процессуальные нормы.

Сравнительный анализ рассматриваемых категорий позволяет сделать вывод, что закон в подавляющем большинстве случаев позволяет опровергать презумпцию, после чего она не является императивным предписанием. Именно в силу возможности опровержения правовую презумпцию в общем смысле этого слова нельзя назвать принципом уголовного процесса. Лишь некоторые из правовых презумпций, имеющих огромное значение в уголовном судопроизводстве, являются в прямом смысле слова принципами уголовного процесса, но в совокупности с их отдельными проявлениями. Упомянутый нами принцип презумпции невиновности являет собой совокупность нескольких императивных предписаний закона, основанных на одноимённой презумпции и вытекающих из неё положений, и будет исследован в соответствующем параграфе.

Общую характеристику правовых презумпций нельзя проводить без выяснения вопросов о том, каким образом они закрепляются в праве. При тщательном анализе правовых презумпций можно заметить, что одни из них являются результатом общечеловеческой, бытовой жизни (предположение добропорядочности граждан), другие образовались в связи с правотворческой и правоприменительной деятельностью (например, предположение о том, что присутствие в зале судебного заседания свидетелей до дачи ими показаний может повлиять на их объективность -статья 270 УПК). Но и те, и другие закрепляются в нормах права либо

44

прямо, либо косвенно. Если норма права непосредственно содержит презумптивное положение, можно говорить о прямом закреплении презумпций.

Примером прямого закрепления служит предположение о том, что если судья является родственником участников процесса, то он будет необъективен в своих действиях и подлежит отводу (ст. 5 9 УПК), презумпция невиновности (ст. 13 УПК) или презумпция истинности приговора (ст. 358 УПК). Если же предполагаемое положение не излагается в правовой норме непосредственно, а его можно вывести из неё путём умозаключений, то налицо косвенное закрепление презумпций. Таковым надо признать положение о том, что следователь, прокурор, лицо, производящее дознание и суд обладают правосознанием и строго руководствуются законом при вынесении решения по уголовному делу (ст.71 УПК).

В законодательстве имеют место случаи, когда одна и та же презумпция закрепляется в нескольких нормах права. В одних случаях она может быть выражена прямо (ст. 13 УПК - презумпция невиновности), в других косвенно (ст. 20, 143 УПК - та же презумпция невиновности). В данном случае можно говорить о существовании института определенной презумпции - презумпции невиновности. Другим примером может служить презумпция добропорядочности участников уголовного процесса, закрепленная также в нескольких статьях УПК.

При косвенном закреплении презумпций в правовых нормах в гипотезе норм закрепляется факт наличный - основание презумпции, с которым факт презюмируемый связан. Так, ч.2 ст.59 УПК предполагается необъективность суда, если в его состав входят лица, состоящие в родстве между собой. Этот факт является основанием для отвода судей и исключения их участия в

О фактах прямого и косвенного закрепления презумпций указывали в своих ра- ботах В.И. Каминская и В.К. Бабаев {Каминская В.И. Указ. работа. С. 3. Бабаев В.К. Указ. работа. С. 17.)

45

производстве по уголовному делу. В части 1 данной статьи предусмотрен целый ряд оснований, устанавливаемый презумпциями для отвода судьи. Каждое из закреплённых в указанной статье обстоятельств является самостоятельным основанием для предположения о том, что судья в этом случае может быть необъективен при рассмотрении дела по существу.

Из всего вышеизложенного следует, что презумпции находят своё определённое место в уголовном процессе. Наличие в праве и применение их не противоречит принципу объективной истины и более того, назначение процессуальных презумпций состоит в том, чтобы облегчить и ускорить процесс её установления, а значит достижения задач уголовного судопроизводства.

§ 2. Значение правовых презумпций в уголовном процессе

“Значение, роль - 1. Смысл, то, что данный предмет обозначает, сущность; 2. Важность, значительность” ].

В процессе расследования и разрешения дела по существу правовым презумпциям принадлежит большое практическое значение, поскольку большая часть процессуальных норм, как и правовых норм в целом, построена на определенных обобщениях из эмпирических законов социальной жизни, имеющих в своей основе представление об единообразии уровня человеческих способностей. Ad еа debeat adaptari ius quae frequenter eveniunt - право должно быть приспособлено к тем случаям, которые встречаются часто. И хотя высказывались мнения, что презумпции изучаются только в связи с доказательственным правом, границы учения о

Словарь русского языка: В 4-х томах / Под ред. А.П. Евгеньевой. Т. 1 - М., 1985. С.617; Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. - М., 1978. С.689^

46

правовых презумпциях гораздо обширнее учения о доказательствах в судебном праве”1.

Данная точка зрения поддерживалась и другими учёными. “За пределами процессуального права, - отмечалось О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородским - презумпции действуют как молчаливо воспринимаемые предположения, они не порождают здесь споров и потому представляются гораздо менее очевидными. Но что они используются также и вне процессуальных отношений, в этом едва ли может быть какое-либо сомнение”2.

Многими юристами признавалось то обстоятельство, что презумпции применяются и используются во всех областях жизни человека. Относительно такой сферы общественных отношений как право, вопрос о правовых презумпциях наиболее разработан в науке гражданского права и процесса”. В некоторых научных работах отмечалось, что презумпции основаны на общей логике и правовой спецификой не обладают.

Например, Эндеман определял доказательственную ценность презумпций, указывая на их место в процессе косвенного доказывания. “Только на естественной логике могут быть основаны выводы как при прямом доказывании, ведущем к достоверности, так и при косвенном, ведущем лишь к вероятности” . Е.Б. Тарбагаева указывает, что в процессе правоприменения юридические предположения используются судом в качестве приёма познания и
обоснования знания о фактических

Каминская В. И. Указ. работа С.42.

2 Иоффе О. С, Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. - М., 1961. С.262; Ба баев В. К. Указ. работа. С.59

3 Курылёв СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. - Минск, 1969. С.73.

4 Эндеман В. Учение о доказательствах в гражданском процессе. - Хайдельберг, 1867. С.97.

47

обстоятельствах дела, а также в качестве приёма правильной квалификации устанавливаемых фактических обстоятельств’.

В правотворческой и правоприменительной деятельности презумпции находят самое широкое применение. Значение презумпций состоит в формировании уголовного процесса в целом, а также его отдельных институтов. Оно заключается также в их непосредственном влиянии на отдельные стадии процесса и на процесс доказывания в частности.

Прежде всего, правовые презумпции имеют основополагающее значение для построения любой отрасли права, в т.ч. уголовно-процессуального. Закреплённые законом юридические предположения являются своеобразным ориентиром, точкой отсчёта для моделирования отрасли права в целом. Так, исходя из принципа презумпции невиновности, обязанность доказывания виновности лежит не на обвиняемом, а на специально уполномоченных законом государственных органах и должностных лицах. Гражданский же процесс, базирующийся, напротив, на принципе презумпции виновности, обязывает истца доказывать виновность ответчика. На основании данных правил определён весь характер процессуальной деятельности, сконструированы различные правовые нормы.

Презумпции оказывают существенное влияние также на формирование и развитие отдельных институтов уголовно-процессуального права. Например, конструирование института понятых (ст. ст. 135, 141, 165, 169, 174, 175, 179, 180, 183 УПК) во многом зависит от того, что презюмирует законодатель - добропорядочность правоприменителя или его некомпетентность. Понятой - эпизодическая фигура, постороннее лицо, которое вовлекается в уголовное
судопроизводство для выполнения функции,

1 Тарбагаева Е.Б. Юридические предположения в гражданском процессе. - Л., 1983. С.100.

48

направленной на обеспечение объективности расследования в целом . Их использование в уголовном процессе связано с установлением больших гарантий достижения истины по делу, исключения недобросовестного отношения к своим обязанностям лица, производящего дознание, следователя. Надо отметить, что одновременно в законе презюмируется возможная недобросовестность должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. В случае оспаривания процедуры и результатов обыска, осмотра места происшествия, следственного эксперимента и других следст- венных действий суд может проверить их с помощью понятых. Вместе с тем, участие понятых в таких следственных действиях как допрос не требуется.

Влияние правовых презумпций на отдельных стадиях уголовного процесса также имеет своё место. Предположение того, что обвиняемый и другие участники процесса не знают процессуальных законов, и такое незнание может нарушить их права, обязывает следователя каждый раз разъяснять им эти законы. Исходя из презумпции невиновности добываются необходимые доказательства виновности обвиняемого на стадии предварительного расследования, исходя из этой же презумпции подсудимому последнему на стадии судебного разбирательства предоставляется право заявить о каких-либо дополнительных ходатайствах. Презумпция истинности приговора ставит в обязанность всем предприятиям, учреждениям, организациям его беспрекословное исполнение.

В доказывании по уголовным делам широко применяются уголовно-правовые и уголовно-процессуальные презумпции. Значение первых состоит в указании обстоятельств, не подлежащих доказыванию, и введении критериев относимости доказательств. Они выражают такие связи между фактами, которые обуславливают наличие или отсутствие предпосылок применения уголовного закона. Игнорирование указанных положений в

1 Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве. - М., 1998. С.52.

49

нормотворческой деятельности, науке и практике может, как ограничить предмет доказывания искусственными пределами, так и сделать его неопределённым, не имеющим чётких границ. Как те, так и другие крайности могут, думается, повлечь за собой следственные и судебные ошибки. Таким образом, закрепление уголовно-правовых презумпций в российском УПК является закономерным и обоснованным.

Использование презумпций в правотворческой и правореализующей деятельности способствует наиболее целесообразному и законному решению уголовного дела. В доказывании по уголовным делам применяются уголовно- правовые и уголовно-процессуальные презумпции.

Значение уголовно-правовых презумпций для процесса доказывания состоит в указании обстоятельств, не подлежащих доказыванию и введении критериев относимости доказательств. Например, общественно-опасное деяние совершено лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, не влечёт уголовной ответственности. При установлении возраста отпадает необходимость доказывать другие обстоятельства, входящие в предмет доказывания, и следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела либо о его прекращении.

Однако необходимо отметить и то, что в отечественном уголовно - процессуальном праве отношение к институту презумпций всегда было неоднозначным. В теории уголовного процесса советского периода долгое время значение презумпций недооценивалось или отрицалось. “Использование презумпций в уголовном процессе, наряду с достоинствами, имеет и определённые недостатки. Поскольку презумпции содержат правила, с которыми закон заранее в общей форме связывает обязательные последствия, это в известной мере стесняет свободу внутреннего убеждения как способа оценки доказательств” . Именно этим авторами объясняется тот

1 Уголовный процесс БССР // Учебное пособие для юрид. вузов// Под ред. СП. Бекешко, ЕЛ. Матвиенко. - Минск, 1979. С. 152-153.

50

факт, что в процессе имеется ограниченное число презумпций. В минувшем столетии отмечалось, что “…обязательные презумпции, как и вся система легального ограничения свободы судейского усмотрения нередко насилуют совесть судьи и заставляют выносить его приговоры и решения против собственного убеждения. Благодаря этому суд, даже при самых идеальных внешних условиях его деятельности, может обратиться в организованное орудие провозглашения условной истины” ‘. С.А. Голунский занимал ещё более жёсткую позицию. “Всякие презумпции, какими бы ни были, - писал он - представляют собой попытку создать абстрактную истину, оторванную от конкретных обстоятельств данного дела”2. Его поддерживали и другие ученые, указывая на то, что “нет надобности…в каких-либо предвзятых предположениях, презумпциях” , признание презумпций препятствует доказательственному процессу в полном объёме: все факты уголовного дела должны быть доказаны .

Такая точка зрения, на наш взгляд, связана с правилами уголовного судопроизводства, существовавшими в 30-50-е годы, а также с представлением о том, что в буржуазном праве презумпциям придавался фиктивный и формальный характер, в связи с чем им не отводилось должного места и в отечественном праве. Однако такой подход лишает законодательный процесс и правоприменительную практику стратегии, теоретического фундамента, исходя из которого, будут конструироваться нормы, направленные на правовое регулирование сложных общественных отношений, складывающихся в связи с расследованием по уголовному делу.

1 Энциклопедический словарь русского биографического института Гранат / Под ред. проф. Ю.С. Гамбарова, проф. В.Я. Железнова и др. Т.ЗЗ. - М., 1909. С.339. Голунский СЛ. Проблемы уголовной политики. -М., 1937, кн. 4. С. 59.

3 Тадевосян B.C. К вопросу об установлении материальной истины в советском процессе //Советское государство и право. 1948, № 6. С. 70.

4 Арсеньев В.Д. О фактах, не подлежащих доказыванию //Правоведение. 1965. № 1. С.99-100.

51

Правовые (законные, юридические) презумпции по своей внутренней природе подобно остальным нормам права являются более специальными правилами законодательной политики о толковании юридических отношений (ситуаций), чем простые предположения вероятности. Презумпции необходимы для наиболее цельного и последовательного построения процесса доказывания. Одновременно необходимо отметить о невозможности использования вероятных заключений на этапе вынесения основополагающих решений по уголовному делу. Как не может быть направлено в суд обвинительное заключение о вероятной вине обвиняемого, так не может быть вынесен обвинительный приговор, если вина подсудимого не доказана полностью. Область применения презумпций в процессе широка.

Что касается обыденной жизни, то “пользование доказательствами более распространено, нежели думают, оно встречается в таких обстоятельствах жизни, где и не подозревают, что следуют логическому процессу; всё управление домашними делами основывается на доказательствах; наши самые пустые забавы предполагают самое тонкое их применение” . Главная цель юридической презумпции - обеспечить правомерность судебных решений и оградить участников процесса от ошибок следственных и судебных органов.

Они служат единообразному правовому регулированию, защите прав граждан (презумпция невиновности - например) и, следовательно, стабильности правопорядка. Презумпции способствуют установлению рационального и справедливого порядка доказывания обстоятельств дела путем распределения обязанности доказывания между участниками процесса. В связи с этим
представляется несомненной их роль при

1 Вентам И. О судебных доказательствах. Трактат / Пер. с французского. - Киев, 1876. С. 9.

2 Строгович М. С. Указ. работа. С.147, 349-353.

52

определении в начале производства по уголовному делу предмета и пределов доказывания, то есть непосредственно при реализации прав и обязанностей участников уголовно-процессуальных правоотношений.

Одной из форм реализации права является его применение, что предполагает установление фактических обстоятельств путем доказывания, целью которого является установление истины. В уголовном процессе истина, как известно, - это знание, соответствующее действительности об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу. Поэтому процесс доказывания в целом предшествует вынесению акта применения норм права. Процесс установления истины по уголовному делу регулируется большой группой правовых норм. Именно совокупность правовых норм, регулирующих доказывание, принято считать доказательственным правом. Использование данных норм предопределяет и особенности использования презумпций в процессе “доказывания, которые служат общими основаниями судебной деятельности, исходными её пунктами при определении отношений следователя, судьи с другими участниками процесса. Так, презумпция добропорядочности граждан считается общим исходным пунктом современной человеческой мысли вообще, на основе которой формировались определённые нормы уголовно- процессуального права. Проявлением предположения добропорядочности можно назвать презумпцию профессионализма, компетенции судьи, предусмотренную ст. 71 УПК. Данная норма предусматривает, что при оценке доказательств судья обладает необходимым правосознанием.

Использование презумпций подчинено конечной цели доказывания - установлению истины и справедливости в обществе. Вряд ли, думается, можно согласиться с утверждением о том, что “появление в судебной практике доказательственных презумпций есть результат невозможности доказывания отдельных фактов, в силу чего приходится исходить из законов

53

вероятности, на которых основана большая часть презумпций”. То обстоятельство, что суд стремится установить истину и при этом применяются презумпции, не подлежит сомнению. Представляется не подлежащим сомнению и тот факт, что без применения презумпций и без того громоздкий, объемный по своему содержанию уголовный процесс станет не поворотливым в прямом смысле этого слова, увеличится содержание судебного аппарата, существенно возрастут сроки расследования и рассмотрения уголовных дел, содержания под стражей и, следовательно, количество нарушений прав человека, как обвиняемого, так и потерпевшего.

В научной литературе уже указывалось, что основное значение презумпций состоит в следующем. 1) презумпции выступают в качестве способа, облегчающего достижение истины. Многие презумпции являются продуктом многовековой практической мыслительной деятельности, и использование их освобождает от необходимости повторять вновь те же мыслительные процессы. В этом отношении такие презумпции являются ценным достоянием общественного развития; 2) отражая закономерности развития предметов и явлений, типичные связи между ними, презумпции тем самым создают возможность использования их при оценке аналогичных предметов или явлений с точки зрения существования и не существования последних2. Эти положения применительно к уголовно-процессуальной деятельности имеют своё особое значение, свои особенности.

При возникновении уголовно-процессуальных отношений и в ходе реализации прав и обязанностей презумпции играют важное значение в уголовно-процессуальном доказывании, в ряде случаев как бы “заменяя” доказательства по делу и одновременно служа в качестве своеобразных предпосылок для возникновения уголовно- процессуальных отношений.

1 Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском граждан ском процессе. - М-Л., 1950. С. 47.

2 Бабаев В.К. Указ. работа. С. 12.

54

Для выяснения значения правовых презумпций в уголовном процессе необходимо особо остановиться на двух основных вопросах: 1) выявить влияние правовых презумпций на предмет доказывания; 2) определить их роль в распределении бремени доказывания.

Влияние правовых презумпций на предмет и пределы

доказывания по уголовному делу. Различие при влиянии презумпций на предмет доказывания определяется юридическим положением презумпций. Забегая несколько вперёд, необходимо отметить, что правовые презумпции по возможности их опровержения делятся на опровержимые и неопровержимые. Каждый из названных видов оказывает своё воздействие на процесс доказывания по уголовному делу. Неопровержимые презумпции оказывают существенное влияние на предмет доказывания, поскольку содержат максимально высокую степень вероятности. Связь с предметом доказывания в данном случае состоит в том, что их отсутствие обусловило бы необходимость доказывать дополнительные факты. Это факты, которые являются презумптивными и в отношении которых закон не устанавливает возможности оспаривания. Значение таких уголовно-правовых презумпций для процесса доказывания по уголовным делам состоит в первую очередь в указании обстоятельств, не подлежащих доказыванию и введении критериев относимости доказательств.

Речь, прежде всего, идёт о влиянии на пределы доказывания по делам, где учитываются положения, закрепляемые презумпциями. Выше упоминалась презумпция “неразумения”, связанная с фактом не достижения обвиняемым возраста уголовной ответственности (ст.87 УК). В данном случае факт осознания общественно-опасного поведения не имеет юридического значения, поскольку правовой нормой установлено императивное положение о том, что малолетний не способен полностью осознать общественную опасность своего деяния. И так как факт “неразумения” установлен законом, то исключена возможность доказывания

55

данного обстоятельства, а уголовное дело в соответствии со ст.5 п.5 УПК не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению. В приведённом примере, освобождая от доказывания факта осознания вины лица, не достигшего возраста уголовной ответственности, эта презумпция не освобождает от доказывания обстоятельств совершения преступления малолетним: участия именно его в совершении преступления, размера причиненного ущерба и т.д. Другим примером может служить общеправовая презумпция знания закона1. Каждый гражданин предполагается знающим уголовный закон, обнародованный в установленном порядке, следовательно, перед судом не возникает необходимости доказывать данное обстоятельство. Однако в ходе производства по уголовному делу возможно доказывание неприменимости этой презумпции к конкретному случаю. Такое может происходить в том случае, если возникает обоснованное предположение, что обвиняемый в силу исключительных обстоятельств был лишён возможности знать о принятии данного закона. Представляется, что данная презумпция знания закона может иметь безоговорочное значение лишь при достаточно высоком уровне правового воспитания населения.

Доказательственное значение неопровержимой презумпции, установленной ст. 78 УК (правонарушитель не представляет общественной опасности, если со времени совершения преступления прошли указанные в законе сроки), состоит в следующем: достаточно установить, какое было совершено преступление и факт истечения срока давности, чтобы стало ненужным выявление и уточнение других элементов предмета доказывания.

Приведённые примеры свидетельствуют о существенном влиянии уголовно- правовых презумпций на предмет и пределы доказывания. Отсюда вытекает требование их обоснованности. Игнорирование этих положений в

1 Вопожанин В.П. К вопросу о юридических предположениях в советском граж- данском праве и процессе // Вопросы советского гражданского права и процесса //

56

нормотворческой деятельности, науке и практике может, как ограничить доказывание искусственными пределами, так и расширить его до неоправданных широт. Безусловно, что и те, и другие крайности могут повлечь за собой формализм, следственные и судебные ошибки.

Совершенно иная связь с предметом доказывания наблюдается у опровержимых презумпций. Они на предмет доказывания влияния не оказывают. В качестве примера можно рассмотреть презумпцию невиновности, которая обязывает правоприменительный орган доказать вину обвиняемого. Содержание презумпции невиновности применительно к доказыванию в отечественном уголовном процессе можно сформулировать следующим образом: лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке при соблюдении демократических принципов уголовного судопроизводства. Положения презумпции невиновности закреплены в целом ряде статей УПК: ст. 2, 4, 13, 20, ч. 2 ст. 77, п. 2 ч. 1 ст. 208, ст. 234, 248, п. 2 ч. 3 ст. 309, ст. 349 и др. Следователь в силу закона должен установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Он должен всегда думать о том, что обвиняемый им человек является невиновным до тех пор, пока им данное положение не опровергнуто. Недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности. Следовательно, это обязывает лицо, осуществляющего производство по уголовному делу, изучать все без исключения обстоятельства, рассматривать любые ходатайства обвиняемого. Поэтому, конечно же, объём работы следователя увеличится, но предмет преступления, установленный ст. 68 УПК, остаётся прежним. Не оказывая воздействия на пределы доказывания, опровержимые презумпции, таким

Учёные записки Свердловского юридического института. Т. 3. - Свердловск, 1955. С. 194; Бабаев В.К. Указ. работа. С. 82.

57

образом, влияют на распределение бремени доказывания между сторонами в уголовном процессе.

Влияние правовых презумпций на распределение бремени доказывания в уголовном процессе. Бремя доказывания предусматривает возложение обязанности какого-либо субъекта уголовного процесса осуществить собирание доказательств, подтверждающих или опровергающих обстоятельства, которые входят в предмет доказывания. Вопрос о возложении бремени доказывания является одной из сложных процессуальных проблем. По общему правилу, бремя доказывания каких-либо фактов возлагается на сторону, утверждающую о существовании или не существовании данных фактов, т.е. на том лежит бремя доказывания, кто утверждает, а не на том, кто отрицает1. Действие презумпции заключается в том, что она освобождает одного из субъектов процесса от доказывания, перелагая данную обязанность на другого. Так, презумпция невиновности обвиняемого возлагает бремя доказывания вины обвиняемого на государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство. Обвиняемый соответственно не должен доказывать свою невиновность. Очень часто в наше время должностные лица, осуществляющие производство по делу уходят от доказывания положительных данных в пользу обвиняемого, несмотря на прямое указание закона, предусматривающее их обязанность добывать как отягчающие, так и смягчающие ответственность обвиняемого обстоятельства. При разрешении гражданских дел существует общее правило - доказательства какого-либо факта представляет та сторона, которая заинтересована в его установлении. Именно на помощь этой стороне или судье, разрешающему конкретный вопрос, на кого возложить обязанность представлять доказательства и приходят в ряде случаев презумпции. Они создают предположения в пользу

1 Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М., 1997. С. 74; Бабаев В.К. Указ. работа. С. 83.

58

существования какого-либо факта и тем самым перелагают бремя опровержения этого обстоятельства на противоположную сторону.

Вопрос о праве или обязанности представлять доказательства разрешается в тесной зависимости от того, что презюмируется - презумпции виновности или невиновности, которые определяют характер всего строя процесса. В гражданском процессе действует “естественный принцип”: каждая из тяжущихся сторон должна обосновать свои притязания, рискуя в противном случае потерять иск. В уголовном судопроизводстве при фактическом неравенстве сторон на предварительном следствии (обвиняемый находится под стражей) подобное положение существенно ущемило бы права граждан, здесь тяжущийся (обвиняемый в совершении преступления) рискует потерять не просто иск, а гораздо большее - свою свободу.

Участвуя в распределении бремени доказывания, правовые презумпции выполняют и определённые политические задачи. В той же презумпции невиновности обязанность доказывания распределена так, что достигается максимально благоприятная возможность для защиты прав обвиняемого в уголовном процессе. Установленное презумпцией невиновности толкование всех неустранимых сомнений в пользу обвиняемого только укрепляет то положение, что доказывать виновность в уголовном деле должен только следователь и это правило служит дополнительным стимулом и обязанностью для следователя, прокурора, суда в их стремлении полно и точно выяснить все обстоятельства дела. Многими учёными верно подмечено, что с точки зрения влияния на распределение бремени доказывания презумпции “представляют собой исключение из общих правил о доказательствах” .

Воложанин В.П. Юридические предположения в советском гражданском праве и процессе. Дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1953. С. 67.

59

Исходя из вышеизложенного, в процессе доказывания по уголовным делам презумпции могут оказывать влияние на предмет и пределы доказывания, участвовать в распределении бремени доказывания. Наличие в праве и применение правовых презумпций не противоречит принципу объективной истины и более того, назначение процессуальных презумпций состоит в том, чтобы облегчить процесс её установления.

60

ГЛАВА II. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРАВОВЫХ ПРЕЗУМПЦИЙ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА

§ 1. Классификация правовых презумпций, применяемых в

уголовном процессе

Построение классификационной системы презумпций имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Объединение отдельных видов презумпций в классификационные группы позволяет определить их место в регулировании уголовно-процессуальной деятельности, раскрыть механизм их влияния на формирование и развитие уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики, ярче высветить их общие признаки и показать особенности каждого из юридических предположений.

Презумпции могут быть классифицированы по следующим основаниям:

  1. По факту правового закрепления - на фактические и юриди- ческие.
  2. По сфере действия - на общеправовые, межотраслевые и от- раслевые.
  3. По возможности опровержения - на опровержимые и неопро- вержимые.
  4. В зависимости от закрепления в материальном или в процес- суальном праве и с учётом роли в правовом регулировании - на материально-правовые и процессуальные.
  5. По направлению воздействия - на направленные на обеспечение прав человека, уважение его чести и достоинства и направленные на дос- тижение истины.

61

Практически каждый из названных видов презумпций имеет своё внут- реннее разделение. Первым основанием для разграничения презумпций в целом является факт их правового закрепления. В зависимости от их отражения в законодательных актах презумпции подразделяются на фактические и юридические.

Фактические презумпции (praesumtiones facti seu hominis) - это предпо- ложения, не закреплённые в законе и, следовательно, не имеющие юридического значения. В.И. Каминская называла их неправовыми.1 Исследованием вопросов, касающихся фактических презумпций, в разное время занимались Г.Ф. Дормидонтов, Д.Мейер, И.Г.Оршанский, М.С. Строгович, В.П. Воложа-нин, В.И. Каминская, В.К. Бабаев, Л.М. Васильев и т.д.

Данная классификация поддерживается не всеми юристами. Так, против деления презумпций на фактические и законные выступает В.П. Воло- жанин, обосновывая это тем, что и те, и другие имеют “одинаковую право-вую и логическую природу”, играют одну и ту же служебную роль. Однако различия между этими видами презумпций представляются вполне очевидными. Правовые презумпции, будучи закрепленными в нормах права, предписывают то или иное поведение участников уголовно-процессуальных отношений, оказывают непосредственное влияние на процесс доказывания. Фактические презумпции позволяют сделать предположительный вывод при наличии определённых признаков. При расследовании уголовных дел при- меняется большое количество житейских предположений, которые встречаются нами ежедневно. В отличие от правовых, фактические презумпции не порождают каких-либо юридических обязанностей лица, осуществляющего уголовное судопроизводство. Использование фактических презумпций в су-дебно-следственной работе нельзя отрицать или игнорировать.

Каминская В.И. Указ. работа. С.53. 2 Воложанин В.П. Указ. работа. С. И 0, 113-114.

62

Ст. 71 УПК определяет, что доказательства оцениваются по внутреннему убеждению, руководствуясь законом и правосознанием. Внутреннее убеждение - это критерий истины, метод, способ оценки, который основан не только на законе и правосознании, а ещё и на опыте человека. Именно здесь фактические презумпции как обобщения, отражающие определённые закономерности и связи повседневной жизни, играют определённое значение. Любой человек, в том числе судья, первоначально оценивает ту или иную ситуацию с точки зрения житейской, общепринятых представлений в обществе, с точки зрения морали и нравственности.

Знание наиболее вероятных типичных приёмов совершения преступления создаёт ряд презумпций, исходя из которых следователь ищет следы или иные признаки совершения преступления именно там, где они могли быть оставлены. В связи с изложенным представляется спорным мнение М.С. Строговича, который указывал, что фактические презумпции “по природе своей ни презумпциями, ни косвенными уликами не являются, т.к. содержат весьма приблизительные обобщения, всегда нуждающиеся в проверке с помощью доказательств”. И далее, “никаких естественных презумпций, - писал он, - которыми, как правило, руководствуется суд при установлении фактических обстоятельств дела, не существует, права на существование в уголовном процессе они не имеют. Фактическая презумпция является правилом, но правилом не юридическим, не обязательным для внутреннего убеждения судьи.

Практическая деятельность человека невозможна без их использования. Фактические презумпции позволяют осмысленно и целенаправленно отбирать необходимый практический материал, предварительно его оценивать, правильно намечать гипотезы для дальнейшего исследования.2

1 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М.- Л., 1947. С. 185.

2 Петрухин ИЛ. Указ. работа. С.363.

63

Думается, что без тени сомнения сегодня можно признать определённую роль фактической презумпции в деятельности следователя, прокурора, судьи, как и всякого здравого человека, который прибегает и не может не прибегать к предположениям на каждом шагу.

Правомерность использования фактических презумпций в уголовном процессе обосновывается в работах И.Л. Петрухина, А.А. Эйсмана и Г.М. Резника,1 Л.М. Васильева. Последний, в частности, определяет фактические презумпции как “… выработанные общественно- исторической практикой человечества исторические и достоверные знания о развитии природы, общества и мышления, сознательно используемые следователем и судьёй преимущественно в форме дедуктивного движения мысли для исследования обстоятельств, необходимых для осуществления социалистического правосудия по уголовному делу в точном соответствии с законом”.2

Фактические презумпции, в свою очередь, делятся на: 1) презумпции, образовавшиеся и отражающие обычный порядок отношений, независимо от права и вне связи с ним, но находящие применение в судебно-следственной практике и 2) презумпции, образовавшиеся в связи с правоприменительной деятельностью.

Таковыми можно признать фактические презумпции, на основе которых разрабатываются рекомендации по быстрому и эффективному раскры- тию преступлений. Например, предположение о том, что быстрое признание обвиняемым своей вины может быть вызвано его желанием скрыть своих сообщников, уйти от ответственности за другое преступление. Таковым можно признать предположение о том, что участие педагога при производстве след-

1 Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и обоснование. - М., 1967; Резник Г.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в советском уголовном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1969. С.227-247; Пет- рухин И.Л. Указ. работа. С.363-365.

2 Васильев Л.М. Фактические презумпции в советском уголовном судопро изводстве: Тексты лекций. - Краснодар, 1977. С.22-23.

64

ственных действий позволит оградить несовершеннолетнего от нежелательного воздействия со стороны следователя и обеспечит должный психологический контакт между следователем и допрашиваемым лицом.

Представляется целесообразным уделить особое внимание применению фактических презумпций при доказывании общеизвестных фактов. Точки зрения ученых относительно использования общеизвестных фактов рас- сматривались в данной работе при исследовании вопроса о соотношении презумпций и общеизвестных фактов.

Общеизвестные факты выводятся из таких фактических предположений, которые опровергаются в крайне редких случаях. Например, то обстоя- тельство, что ночью темно, известно всем, но оно может быть подвергнуто сомнению. При наличии чистого снежного покрова (свежевыпавший снег), ясного света луны, наличия какого-либо освещения может быть возможным то, что конкретный человек те или иные обстоятельства совершения преступления видел лучше. Фактом является то, что далеко не всегда следователь выясняет эти вопросы. Например, видел и как видел потерпевший лицо нападавшего.

Особая группа общеизвестных фактов объединяет исторические, гео- графические, климатические и другие факты, широко известные населению. Выше высказывалось предложение о закреплении в УПК нормы о юридической силе общеизвестных фактов и правила о том, что судья в приговоре или ином решении должен указать обстоятельства, в соответствии с которым конкретный общеизвестный факт не был признан таковым.

При наличии сомнения общеизвестные факты подлежат доказыванию, которое в данном случае представляет собой процесс опровержения приложимости фактической презумпции к конкретному случаю. Фактическая презумпция всегда требует проверки её применимости к конкретному случаю и пределы её использования ограничены.

65

Правовые (юридические презумпции) - это не что иное, как фактическая презумпция, образовавшаяся в повседневной жизни человека и закреп- лённая в правовой норме. Таковым является, например, предположение отцовства, закреплённое КоБС РСФСР. Житейская практика установила правило, согласно которому есть все основания предполагать отцом ребёнка лицо, которое до рождения ребёнка совместно проживало с его матерью и вело с ней совместное хозяйство. Данное предположение было воспринято законодателем и получило нормативное закрепление.

Юридическое предположение в данном случае порождает обязанность для субъектов уголовно-процессуальных отношений, действует в конкретном направлении, регулирует определённые институты. Сила его юридического значения безусловна в отличие от презумпции фактической. Но последние имеют более широкое применение, несмотря на возможную альтернативность.

Существует и другой вид юридических презумпций. Это так называемые “квази-презумпции”, презумпции фиктивные. Они полностью сохраняют в себе форму предположений как таковых, но теряют содержание, яв- ляющееся логической основой любой презумпции. Квази-презумпции не являются обобщениями, которые отражают “обычный порядок предметов и явлений”. Это искусственно созданные предположения, устанавливаемые законодателем для обеспечения своих задач в судебной работе. В связи с этим представляется спорной точка зрения относительно одинаковой логической природы юридических и фактических презумпций. При этом надо иметь в виду, что сказанное относится лишь к тем юридическим презумпциям, которые образовались от презумпций фактических. Ошибочность данного поло-

Каминская В.И. Указ. работа. С.89. 2 Воложанин В.П* Указ. работа. С Л10.

66

жения выделяется некоторыми авторами, но без указания на то, о каких пре- зумпциях идёт речь.

Надо признать, что далеко не всегда презумпция основана на логической вероятности того заключения, которое по закону должно быть сформулировано от одного факта к другому. “Требуя снисходительного толкования известных актов, - писал И.Г. Оршанский, - римское право, очевидно, руководствуется не простою вероятностью известных толкований и презумпций; напротив, очень часто эти презумпции поражают своей невероятностью и натянутостью требуемых законом предположений” .

В отечественном уголовном процессе к такого рода презумпциям с полным основанием может быть отнесена презумпция невиновности. Установление данного правила вызвано высоким и благородным стремлением законодателя оградить от необоснованных репрессий невиновных, установить больше гарантий достижения истины по уголовному делу.

Другим примером является презумпция знания закона. Данное предположение не обладает высокой степенью вероятности, но, тем не менее, каждое лицо предполагается знающим законы. Выше нами обосновывалось предложение о целесообразности закрепления в законе обязанности судьи проверять возможность знания подсудимым тех или иных составов преступлений. К подобного рода презумпциям может быть отнесено предположение, согласно которому любое лицо, не достигшее 14 лет, признаётся не сознающим общественную опасность любого преступления.

Таким образом, квази-презумпцию можно определить как предположение о наличии или отсутствии юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными, не отражающее обычный порядок ее

1 Бабаев В.К. Указ. работа. С. 43.

2 Оршанский И.Г. О законных предположениях (презумпциях) и их значе нии // Журнал гражданского и уголовного права. Книга 4. - СПб., 1874. С.19- 20.

67

щей и явлений, установленное нормами права в целях достижения истины по уголовному делу, обеспечения больших гарантий прав участников процесса, устранения его громоздкости путём возложения на субъектов уголовного процесса определённых прав и обязанностей.

Учитывая вышеизложенное, деление презумпций на юридические и фактические представляется вполне оправданным. Оно отражает их роль и содержание в уголовном процессе. Далее будут рассматриваться лишь юридические презумпции, поскольку они имеют наиболее важное значение в формировании прав и обязанностей субъектов уголовного процесса, деятельности, связанной с раскрытием и расследованием преступления.

По действию презумпций в отраслях права они делятся на общеправо- вые, межотраслевые и отраслевые.

Юридические предположения распространяют своё воздействие на конкретные институты и отрасли права, на несколько отраслей или право в целом.

На право в целом оказывают влияние такие презумпции, как добропо- рядочности граждан, презумпция знания закона, предположение истинности судебного решения. Так, практически во всех отраслях права судебное решение презюмируется истинным, не подлежит обсуждению и механизм его исполнения предусмотрен правовыми нормами. Подобные правовые презумпции являются своего рода принципиальными положениями российского права, с их помощью строятся те или иные институты и в целом отрасли права. Такие презумптивные положения принято называть общеправовыми.

Межотраслевые презумпции оказывают воздействие на несколько от- раслей права. “Отношения, на которые они распространяются, должны быть в данном случае сходны” - пишет В.К. Бабаев и называет в качестве примера презумпцию вины причинителя вреда, действующую в гражданском и трудовом праве. Данное утверждение представляется спорным. Так, предположение о “неразумении” лица, не достигшего возраста уголовной ответствен-

68

ности,в уголовном праве имеет материально-правовое значение, в уголовно-процессуальном праве влияет на пределы доказывания по уголовному делу, Согласно презумпции невиновности обязанность доказывать лежит на лице, осуществляющем производство по уголовному делу. В трудовом праве согласно этой же презумпции обвиняемый не может быть уволен с работы по инициативе администрации до вступления приговора в законную силу (ст.29 пЛКЗоТРФ).

Предположения, действующие в определённой отрасли права, называ- ются отраслевыми. Они формируются с учётом конкретной области общественных отношений, выступающих в качестве предмета регулирования отрасли права, и имеют обратное воздействие на её построение. Отраслевым является презумптивное положение о том, что участники процесса не знают норм уголовно-процессуального законодательства. Должностное лицо, осуществляющее производство по уголовному делу, обязано перед началом каждого следственного действия разъяснить каждому из участвующих в нём его права. Так, если обвиняемому при предъявлении обвинения не разъяснены его права, значит, этим самым, он не может их реализовать. Следствием этого может быть нарушение одного из важнейших принципов уголовного процесса - права на защиту. В УПК предусматривается презумпция компетенции вышестоящего суда по делам, относящимся к компетенции (подсудности) суда первой инстанции.

Отраслевой является презумпция отцовства в гражданском праве. Дру- гим примером может служить презумпция авторства - в авторском праве правило, согласно которому при отсутствии доказательств иного, автором произведения считается лицо, указанное в качестве такового на оригинале или экземпляре произведения. Согласно ч.З ст.9 Закона Российской Федерации “Об авторском праве и смежных правах” при опубликовании произведения анонимно или под псевдонимом (за исключением случая, когда псевдоним автора не оставляет сомнения в его личности) издатель, имя или найме-

69

нование которого обозначено на произведении, при отсутствии доказа- тельств иного считается представителем автора в соответствии с настоящим Законом и в этом качестве имеет право защищать права автора и обеспечивать их осуществление. Это положение действует до тех пор, пока автор такого произведения не раскроет свою личность и не заявит о своем авторстве.1 В вексельном законодательстве приобретатель векселя обладает презумпцией, в соответствии с которой необходимость доказательства его недобросовестности, если это имело место, лежит на векселедателе или индоссанте.

Правомерным, на наш взгляд, будет выделение из рассматриваемых групп презумпций, предусмотренных Конституцией - конституционных. Таковыми являются презумпция невиновности, истинности судебного решения, добропорядочности граждан и другие.

По возможности их опровержения презумпции делятся на опровер- жимые и неопровержимые.

Опровержимые (условные, оспоримые, слабые) презумпции (praesumptio juris) - предположения, принимаемые за истину до представления доказательств противного. В отношении данных презумпций закон предусматривает возможность их оспаривания.

Неопровержимые (безусловные, неоспоримые, несомненные, сильные) презумпции (praesumptio juris et de jure) - предположения, принимаемые за истину без возможности их оспаривания. Закрепляемые ими правила считаются истинными, безусловными и опровержение их не допускается ни при каких обстоятельствах.

В имеющихся исследованиях о законных опровержимых презумпциях не существует каких-либо споров. Являясь приблизительными обобщениями и предполагающими при этом исключения из правил, они не объявляют установленное и регулируемое ими положение непререкаемой истиной. Уста-

1 Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону Российской Федерации “Об авторском праве и смежных правах”. - М., 1996. С.40.

70

навливая данные презумпции, закон предоставляет все допустимые возможности для её подтверждения или опровержения.

Следователь, представив доказательства виновности обвиняемого, представляет дело с обвинительным заключением на утверждение прокурору. При этом презумпция невиновности обвиняемого продолжает действовать. Судья, вынесший по делу обвинительный приговор, отвергает её применительно к конкретному случаю. Истина достигнута, предположение о невиновности конкретного человека опровергнуто, но презумпция невиновности продолжает действовать, в отношении других лиц она остаётся непоколебимой. При этом она является гарантией прав и интересов подозреваемого и обвиняемого, и стимулирует достижение истины по уголовному делу. «Специфической особенностью опровержимых правовых презумпций, - писал Я.Б. Левенталь, - является их способность в большинстве случаев указывать не только на ком лежит бремя их опровержения, но и его способы».1

Вопрос о безусловных презумпциях является дискуссионным. Отношение учёных-процессуалистов к данной проблеме неодинаково. Одни нега- тивно относятся к их использованию, считая несовместимым наличие принципа объективной истины и вероятных предположений, не подлежащих даже обсуждению.2 Другими, хотя и признаётся в целом их использование в процессуальной деятельности, но оговаривается, что сфера их действия сближается с областью действия юридических фикций.3 И, наконец, третьи выделя-

Левенталь Я.Б. К вопросу о презумпциях в советском гражданском про- цессе // Советское государство и право. 1949. № 6. С.60.

2 Воложанин В.П. Указ. работа. С.НО; Штутин Я.Л. Указ. работа. С. 105; Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. - М., 1961. С.265; Курылёв СВ. Указ. работа. С.73; Треушников М.К. Судебные доказательства. - М., 1997. С.69.

3 Каминская В.И. Указ. работа. С.49-52.

71

ют неопровержимые презумпции в отдельный вид презумпций. Эту точку зрения, думается, надо признать более оправданной, поскольку действующее законодательство предусматривает целый ряд юридических предположений, не подлежащих оспариванию.

Неопровержимые презумпции служат, прежде всего, общественным интересам, продиктованы нуждами следственной и судебной работы. Количество таких ситуаций ограничено законодателем и установлено в целях максимальной охраны прав граждан. Таковым можно признать предположение, закреплённое в ст. 59 УПК, согласно которому, если судья является родственником одного из участников уголовного процесса, то он не может беспристрастно рассматривать уголовное дело. УПК также закрепляет ряд правил, согласно которым результаты доказательственной деятельности следователя и другого лица, осуществляющего уголовное судопроизводство, признаются недействительными, если не соблюдены все нормы, регулирующие процесс доказывания.

Юридические факты, с которыми закон связывает действие неопро- вержимых процессуальных презумпций, указаны в виде безусловных оснований к отмене приговора (ст.345 УПК). В соответствии со ст. 74 УПК, если свидетель не может указать источник своей осведомлённости, то его показания должны быть исключены из доказательственной базы, поскольку считаются не соответствующими истине. Приговор не может быть вынесен на основании одного лишь признания обвиняемым своей вины. Неопровержимым является предположение о том, что по истечении сроков давности при определённых условиях лицо, совершившее преступление, не представляет общественной опасности и исправилось (ст.78 УК РФ).

1 Петрухин ИЛ. Указ. работа. С.358; Гурвич М. Доказательственные пре- зумпции в советском гражданском процессе // Советская юстиция. 1968. № 12. С. 10; Якупов Р.Х. Принципы уголовного процесса. - М., 1997. С. 15.

72

Неопровержимый характер презумпций ставит их в один ряд с императивными нормами. Как известно, метод правового регулирования в уголовном процессе - это императивный метод, метод властных предписаний, метод разрешительный.1 Наличие безусловных презумпций в процессе вовсе не противоречит принципу объективной истины, т.е. знанию, содержание которого “не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества”. Некоторые учёные в содержание истины включают не только полное соответствие выводов следствия и суда фактическим обстоятельствам дела, но и правильную их юридическую квалификацию. Вместе с тем, надо признать, что абсолютная истина о совершении преступления в прямом смысле этого слова недостижима.” Ещё М.С. Строгович писал, что “мы не можем воспроизвести преступление для того, чтобы проверить, было ли оно и каким именно образом совершено» . Конечно, отдельные его моменты следователь может воспроизвести при помощи следственного эксперимента, но по прежнему это не будет абсолютная истина.

Любая правовая презумпция является нормой объективного права с определённым содержанием и адресатом. Следовательно, из неё вытекают права и обязанности. Просто предположение не может обязывать к действию, оно никого не интересует. Нарушение же установленных законом пре

В уголовном процессе допустимы только те действия и решения, которые разрешены в законе (Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. проф. П.А. Лупинской - М., 1997. С.28; Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. проф. П.А. Лупинской - М., 1997. С.31).

2 Дорохов В.Я. Марксистско - ленинская гносеология - основа теории доказа тельств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. С.70-73.

3 Так, в теории доказательств ФРГ прямо указывается на невозможность дос тижения объективной истины, “…всё, на что способен суд, - это отыскать субъективную истину. Такая истина и именуется судебной истиной”, “юридической достоверностью” {Филимонов Б.А. Основы теории доказа тельств в германском уголовном процессе. - М., 1994. С. 36).

4 Строгович М.С. Указ. работа. С. 102.

73

зумпций как норм права влечёт за собой и нарушение самого закона. Общеизвестно, что судебное решение, вынесенное с нарушением закона, не может считаться истинным и подлежит обжалованию и пересмотру. И если предположения, предусмотренные ст.20, 78 и другими статьями УК, в первую очередь, установлены в целях уважения прав и свобод человека, то безусловные презумпции, закреплённые в ст.345 УПК, оказывают прямое воздействие на достижение истины по уголовному делу, полное и объективное его рассмотрение.

Переходя к следующему виду классификации правовых презумпций, необходимо отметить, что задачей данной работы является исследование уголовно-процессуальных презумпций. Однако, в уголовном судопроизводстве применяются и материально-правовые презумпции, отражённые, в частности, в УК. Поэтому, в зависимости от роли презумпций в правовом регулировании их можно разделить на материально-правовые и процессуальные. Подобное разделение презумпций признаётся учёными важным и в теоретическом, и практическом смысле. Имеет большое значение, воздействует ли презумпция только на процесс доказывания, или же она влияет на реше- ние дела по существу. Выше указывалось о признании в науке положения о том, что учение о презумпциях выходит за рамки доказательственного права, т.е. их влияние распространяется не только на процесс доказывания, но и на другие правоотношения. Например, презумпция невиновности находит своё применение в трудовом законодательстве. Гражданин не может быть уволен с работы до вступления в законную силу приговора суда (ст.29 п.7 КЗоТ).

Деление правовых презумпций на указанные виды всегда вызывало споры среди учёных. Основные разногласия в настоящее время сводятся к следующим вопросам:

1) оправдано ли деление презумпций на материально-правовые и процессуальные;

74

2) что является основанием такого деления; 3) 4) связано ли деление презумпций на материально-правовые и про- цессуальные с их делением на опровержимые и неопровержимые. 5) Указанные вопросы исследовались российскими юристами начала XX в. Одновременно процессуальное и материально-правовое значение придавалось некоторым правовым презумпциям Г.Ф. Дормидонтовым, Д. Стифе-ном. Их деление на рассматриваемые виды отстаивалось в разные годы и многими другими авторами. Отрицательную позицию в данном вопросе занимают В.П. Воложанин и М.С. Строгович. Правда, последний признаёт материально-правовое значение, но лишь за презумпциями гражданского права.

Анализ правовых норм и практическая деятельность судебно- следственных органов ярко свидетельствуют о том, что правовые пре- зумпции в уголовном процессе имеют и материально-правовое, и процессуальное значение. Споры учёных ведутся в основном вокруг оснований такой классификации.

Обычно в науке ставится вопрос о разделении презумпций на матери- ально-правовые и процессуальные в зависимости от их прямого или косвенного закрепления в правовых нормах. Так как в уголовном процессе долгое время значение презумпций отрицалось, то вполне естественно, что особое внимание исследованию рассматриваемого вопроса уделялось в науке гражданского права и процесса. Одними авторами материально-правовыми признавались презумпции, не опровергаемые в ходе процессуальной деятельно-

1 Дормидонтов Г.Ф. Классификация явлений юридического быта, относи мым к случаям применения фикций. - Казань, 1895. С.ЗЗ; Стифен Д. Очерк доказательственного права. - СПб., 1910. С.8.

2 Штутин ЯЛ. Указ. работа. С. 98-99; Каминская В.И. Указ. работа. С.50; Бабаев В.К. Указ. работа. С.49.

3 Воложанин В.П. Указ. работа. С. 172-173; Строгович М.С Указ. работа. С. 172-176.

75

сти.1 Другими заранее придавалось решающее материально-правовое значение конкретным презумпциям.

Все вышеуказанные позиции аргументированно подвергнуты критике В.К. Бабаевым. Им отмечается, что “.. лтри разграничении презумпций на материально-правовые и процессуальные надо исходить, прежде всего, из оснований разграничения отраслей права на материальные и процессуальные, из служебной роли презумпций” . Однако, на первое место им всё-таки выдвигается служебная роль презумпций.

Материально-правовое значение презумпции заключается в том, что она предопределяет применение нормы, в которой выражена, либо норм, действие которых возможно лишь в силу действия самой презумпции, и тем самым оказывает влияние на решение дела по существу. Здесь автор уже полностью отказывается от высказанного ранее утверждения об основании разграничения презумпций. Он ссылается на то, что её материально-правовое значение находится вне зависимости от того, в какой норме она выражена -материальной или процессуальной. Если норма права содержит правило, которое служит основанием для разрешения дела по существу, то эта норма является нормой материальной отрасли права. Если нормой предусматривается порядок применения норм материального права - эта норма процессуальная. Можно сказать, что и нормы уголовно-процессуального кодекса являются основанием применения норм уголовного кодекса.

Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. - Л., 1955.С.126.

2 Ими обосновывалась возможность принятия решения по делу на основе од ной лишь презумпции права государственной социалистической собственно сти, если по делу не были собраны достаточные доказательства. (См.: Ген- кин ДМ. Гражданское право. - М., ч.1. 1944. С.250; Юрченко А.К. Безвест ное отсутствие по советскому гражданскому праву. - Л., 1954. С Л 4; Вене диктов А.В. Гражданско - правовая охрана социалистической собственности в СССР. - М.-Л., 1954. С.143).

3 Бабаев В.К. Указ. работа. С.49-54.

76

Прямым предназначением норм уголовно-процессуального закона яв- ляется реализация требований закона уголовного. Как показывает анализ законодательства, все презумпции, отражённые в материальном законе, имеют материально-правовое значение. Следователь, например, не может опровергать положение о том, что лицо не представляет общественной опасности по истечении сроков давности при соблюдении ряда отдельных моментов. Безусловно то, что указанные презумпции имеют и процессуальное значение, влияют на процесс доказывания по уголовному делу.

На основании вышеизложенного мы можем сделать вывод, что все презумпции, отражённые в УК, имеют, прежде всего, материально- правовое значение. Следовательно, представляется правильным считать разделение презумпций на материально-правовые и процессуальные в зависимости от их закрепления в материальном или процессуальном праве, но с учётом их служебной роли.

Анализ правовых презумпций, отражённых в уголовно-процессуальном законе, свидетельствует о наличии предположений, имеющих и процессуальное, и материально-правовое значение, а также имеющих только процессуальное значение. Так, частный случай материально- правового значения презумпции невиновности обвиняемого состоит в том, что она предопределяет применение норм, на основе которых дело решается по существу (ч.2 ст.208 УПК).

Только процессуальное значение имеет предположение компетенции суда 2 инстанции по делам, отнесённым к подсудности судов 1 инстанции, предположение о недостоверности доказательств в случае отсутствия у свидетеля источника его осведомлённости (ст.74 УПК), презумпция необъективности судьи (ст.59). При определении материально-правового значения презумпций обычно выясняется и характер выносимых в таком случае судебных решений с точки зрения их истинности.

77

Если закрепляемая нормой права презумпция неопровержима и имеет материально-правовое значение, то решения суда считаются истинными. Оп- ровержение презумпции было бы нарушением юридической квалификации факта (закон не устанавливает возможности её опровержения). Выше отмечалось, что использование подобных презумпций может быть оправдано лишь в том случае, если они установлены с целью максимального движения к уважению прав и свобод личности, их охраны. В этом смысле истина, установленная судебным решением, может быть поставлена выше истины фактической.

Если материально-правовая презумпция может быть опровергнута, то совсем не исключается возможность отмены состоявшегося решения. Так, в российском праве действует презумпция истинности судебного решения, в частности приговора. Однако, как показывает практический опыт, приговор может оказаться и ложным. Приговор может быть признан незаконным и необоснованным судом кассационной и надзорной инстанций, а также в случае пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Истина приговора может быть подвергнута сомнению и отменена. Постановление следователя о прекращении дела за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления по ст.208 УПК, как проявление принципа презумпции невиновности, также может быть как истинным, так и ложным. Не соответствующим действительности оно является в том случае, если следователь не мог получить доказательства виновности обвиняемого, а восполнить их не существовало никакой возможности.

Последним вопросом, связанным с рассматриваемой классификацией, является суждение о том, связано ли подобное деление с делением презумпций на опровержимые и неопровержимые. Утверждение В.И. Каминской об отнесении к материально-правовым только безусловных презумпций опровергается имеющей материально-правовое значение презумпцией невиновности. В то же время процессуальное значение имеют как опровержимые,

78

так и неопровержимые юридические предположения. Первые оказывают влияние на распределение бремени доказывания, на условия допустимости доказательств при несущественных нарушениях процессуальной формы и т.д. Например, при отсутствии в протоколе указания о предупреждении свидетеля об уголовной ответственности за дачу ложных показаний или отказ от них предполагается недопустимость его показаний. Данная презумпция может быть опровергнута дополнительным допросом, где может быть установлено, что ответственность свидетелю фактически разъяснялась, хотя это и не отмечено в протоколе.

Исследование возможности классификации правовых презумпций, применяемых в уголовном процессе, позволяет выделить ещё несколько видов юридических предположений.

В зависимости от направления воздействия на отдельное место в классификации могут быть поставлены правовые презумпции, направленные на обеспечение прав человека, уважение его чести и достоинства и презумпции, направленные на достижение истины по уголовному делу.

Лидирующее положение среди презумпций, безусловно, принадлежит презумпции невиновности, К данному виду может быть отнесено также предположение о необъективности судьи, следователя и других лиц, осуще- ствляющих уголовное судопроизводство при наличии обстоятельств, пере- численных в ст.ст.59, 60 УПК, предположение о том, что при рассмотрении уголовного дела в открытом суде по определённым составам преступлений, названным в ст. 18 УК могут быть разглашены сведения, составляющие госу- дарственную тайну или личную жизнь граждан. Сюда же относится презумпция, установленная ст.78 УК (не представляет общественной опасности лицо, совершившее преступление, если истекли сроки давности). Предположение “ничтожности” приговора в случае существенных нарушений уголовно- процессуального закона (ст.345 УПК) направлено на невозможность

79

привлечения к уголовной ответственности лица, в отношении которого процесс проведён не в строгом соответствии с законом.

Другой вид правовых презумпций составляют презумпции, направленные на достижение истины в уголовном процессе.

К ним, в первую очередь, можно также отнести презумпцию невинов- ности, согласно которой обязанность доказывания виновности лежит на лице, осуществляющем производство по уголовному делу. “Предмет доказывания - преступление, ибо это единственное, что в силу презумпции невиновности следует доказать суду (это всё то, что познаётся в уголовном процессе)”.1 Согласно презумпции невиновности виновность обвиняемого должна быть доказана со всей достоверностью, выявлены обстоятельства, отягчающие и смягчающие ответственность. Следователь принимает все меры к полному, всестороннему и объективному рассмотрению дела и все неустранимые сомнения толкует в пользу обвиняемого.

На достижение истины по уголовному делу направлены презумпции, влияющие на допустимость доказательств. Законом устанавливаются неопровержимые и опровержимые презумпции данного вида. Неопровержимые презумпции исходят из того, что если не были соблюдены процессуальные правила доказывания, то результат доказывания ничтожен. Такие презумпции отражены в виде безусловных оснований к отмене приговора (ст.345 УПК) и отдельных правил допустимости доказательств. Если допущены менее существенные нарушения, то вступают в силу опровержимые процессуальные презумпции. Предположение “ничтожности” доказательства будет опровергнуто, если подтверждено, что нарушение не отразилось на достоверности, полноте и объективности доказывания. Например, при наличии пробелов в протоколе следственного действия, проводимого с участием по-

Джатиев В. О некоторых вопросах теории доказательств, обвинения и защиты // Российская юстиция. 1994, № 8. С. 16.

80

нятых, последние могут быть допрошены в качестве свидетелей относительно фактического хода следственного действия - обыска, осмотра и т.д.

К презумпциям данного вида следует отнести и правило, закреплённое в ст. 79 УПК, об обязательном проведении экспертизы. Если указанное следственное действие не проведено, то соответствующее обстоятельство считается не установленным.

Рассмотренные примеры оправдывают выделение из общей массы рас- сматриваемых юридических предположений, направленных на установление истины по делу и, следовательно, достижение всех задач уголовного судопроизводства.

§ 2. Презумпция невиновности

Конституционный принцип презумпции невиновности, как известно, включает три основных положения (элемента), закреплённых в ст. 49 Конституции: “ 1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. 3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого”.

Данная правовая формула, родившаяся в острых, многолетних дискус- сиях, является одним из наиболее важных завоеваний отечественного права постсоциалистического периода. Хотя страсти по принципу презумпции невиновности не утихли и до сих пор. Под презумпцией невиновности в теории уголовного процесса принято понимать следующее положение - лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке и
установлена вступившим в законную силу приговором

81

суда1. Однако различными авторами высказывались и другие определения данного принципа. Высказываются разные точки зрения, как по формулировке презумпции невиновности, так и по правовому её закреплению (М.С. Строгович, П.С. Элькинд, В.Т. Томин, Б.Т. Безлепкин, В.К. Бабаев, В.М. Савицкий, И.А. Либус, Л.О. Мотовиловкер, И.Л. Петрухин и многие другие). Некоторые теоретики полагают, что презумпция невиновности лежит за пределами уголовного судопроизводства и является элементом общеправового статуса гражданина2.

Практически во всех юридических, толковых и других словарях презумпция невиновности определяется как положение, согласно которому обвиняемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке.3 Два других основных положения принципа презумпции невиновности обеспечивают реализацию первого и одновременно являются его гарантией.

Некоторый ретроспективный подход к рассмотрению развития института презумпции невиновности позволит выявить некоторые закономерности его развития и наметить перспективы совершенствования. Термин презумпция невиновности имеет свою особенную историю, и, как образно говорили учёные- процессуалисты, давно получил в процессуальной науке “право гражданства”4.

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина.

М., 1973. С.349; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М., 1968. С. 351-352; Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М., 1982. С.ЗЗ.

2 Томин В. Т. Безлепкин Б. Т. Презумпция невиновности обвиняемого и советский уголовный процесс. // Развитие науки и практики уголовного судопроизводства в свете требований Конституции СССР. - М., 1978. С. 64.

3 Юридический энциклопедический словарь. - М., 1984. С.286; 1987. С.369; 1956. С.222; Юридическая энциклопедия. -М., 1995. С.228.

4 Чувилёв А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по Общей части: Учебное пособие. - М., 1985. С.59.

82

Считается, что принцип презумпции невиновности впервые был сформулирован в XVIII в. Чезаре Беккариа в книге “О преступлениях и наказаниях”. “Никто не может быть назван преступником, - написано в данном выдающемся памятнике юридической мысли, - пока не вынесен обвинительный приговор, и общество не может лишить обвиняемого своего покровительства до того как будет решено, что он нарушил условия, при соблюдении которых ему и обеспечивалось это покровительство”.1 Данная формула родилась на волне протеста против гнёта, насилия, жестокости законов, и бесчеловечного их исполнения в инквизиционном процессе. Беккариа, как отмечалось в научной литературе, взорвал всю средневековую теорию формальных доказа-

тельств . Изложенные два столетия назад положения до настоящего времени не только остаются актуальными, но и получили новое дыхание, были уточнены и дополнены.

В XVIII в. наука и общественное мнение обрушились с критикой на правосудие. Упраздняется пытка как средство доказывания. Повсюду начинается движение за реформу уголовного судопроизводства. На фронтонах созданных буржуазных дворцов правосудия красовались лозунги, выражающие суть новых принципов, впервые провозглашённых Французской Декларацией прав человека и гражданина 1789 года (далее - Декларация): равенство граждан перед законом, право на защиту, устность, гласность и состязательность процесса.3 Среди данных лозунгов был и принцип презумпции невиновности.

Он получил своё закрепление в следующей формулировке: “Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят (по суду) виновным, то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая

Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. - М., 1939. С.260.

2 Исаев М.М. Историко-биографический очерк // О преступлениях и наказаниях.

М., 1939. CIO. C.175.

3 Боботов СВ. Правосудие во Франции. -М., 1994. С.6.

83

не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна быть строго караема законом”. Утверждаемое положение надо признать единственно правильным, говоря о нормативном закреплении рассматриваемого института.

Проведение масштабных реформ во многих странах Европы не могло не повлиять на общественную жизнь феодальной России. В XIX в. развернулась поистине ожесточённая борьба за реформу общества в России, в т.ч. за реформу судебной системы и признание презумпции невиновности. Судебные порядки XVIII-XIX в., многочисленные примеры осуждения невиновных ярко проиллюстрированы в художественной литературе того времени А.Н. Радищевым, И.А. Крыловым, А.С. Пушкиным, Н.В. Гоголем, Н.А. Некрасовым, А.И. Герценым, А.Н. Островским, М.Е. Салтыковым-Щедриным, Л.Н. Толстым, Ф.М. Достоевским, А.П. Чеховым и другими. Именно А.Н Радищевым и была впервые в России предпринята попытка сформулировать принцип презумпции невиновности. Наказание без суда он описывал, как грубейший произвол и требовал его запретить, что также необходимо, как “совершенное уничтожение рабства”.1 Эти идеи широко поддерживались Н. Тургеневым, С. Трубецким, П. Пестелем, Н. Муравьёвым.

Лишь в легендах представал образ судьи праведного, образ “ …владетеля царства”, который “ … праведен суд судити научи …”. Фактическое правосудие послужило сложению множества сказаний и пословиц: “не бойся закона, бойся судьи”, “из суда - что из пруда, сух не выйдешь”, “была правда, да в лес ушла”, “в суд ногой - в карман рукой”, “что мне законы, коли судьи знакомы”, “неправдою суд стоит” . Судья окончательно превратил-

Радищев А.Н. Избр. филос. соч. С. 132. 2 Голяков И.Т. Суд и законность в русской художественной литературе 19 века. -М.. 1956. С.7-11.

84

ся в машину без малейшей свободы оценки доказательств, сделался простым их счётчиком.1

Судебная реформа в России была составной частью “реформ 60-х го-дов” и осуществлена изданием 20.11.1864 года “Судебных уставов”. Заложенное в проекте Устава положение о том, что “… подсудимый признаётся невиновным, доколе противное не будет доказано. Всякое сомнение о вине или о степени виновности подсудимого объясняется в его пользу” не нашло своего закрепления в его окончательном варианте. Это объяснялось тем, что подобные правила создали бы “ … какую-то промежуточную теорию доказательств между отвергнутой теорией формальных доказательств Свода Законов и принятой в проекте Устава теорией оценки доказательств по совести и внутреннему убеждению судей””.

Вопрос о существовании презумпции невиновности в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. обсуждался такими известными учёными как В. Случевский, Н. Розин, И. Фойницкий, И. Оршанский, Г. Фельдштейн, Л. Владимиров. В последующие десятилетия закреплённые Уставом процессу- альные нормы были подвергнуты жестокой критике со стороны обиженных реформами дворянских кругов. Законами 1878, 1889, 1890, 1906 г.г. ограни- чивались те из немногих передовых идей, провозглашённых Уставом 1864 года.

В 1948 году при участии СССР 10 декабря Генеральной Ассамблеей ООН была принята упомянутая выше Всеобщая Декларация прав человека. Ст. 11 Декларации гласит: “ Каждый человек, обвиняемый в совершении пре-

1 Виюпорский СИ. Указ. работа. С.70.

2 Судебные уставы состояли из 4-х законов: “Учреждение судебных установле ний”, “Устав гражданского судопроизводства”, “Устав уголовного судопроизвод ства”, “Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями” (Российское законо дательство 10-20 веков. Т.8. Судебная реформа. - М., 1994.

3 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. - СПб., 1995. С.792.

4 Тамже.С.791.

85

ступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путём гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для за- щиты”1. 4 ноября 1950 года в Риме принимается Европейская Конвенция “О защите прав человека и основных свобод”, где презумпция невиновности по- лучает своё дальнейшее развитие. Ст.6 ч.2 Конвенции предусматривает, что “каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана в соответствии с законом”2. Утверждённые Конвенциями положения, тем не менее, не имели практического значения для СССР.

Несмотря на оживлённую дискуссию в науке, Основы уголовного су- допроизводства Союза ССР и союзных республик, утверждённые 25 декабря 1958г. Верховным Советом СССР и действующий сегодня УПК в своей пер- воначальной редакции отразили перевес отрицательного отношения к пре- зумпции невиновности и не содержали важнейших положений ст. 11 Декларации 1948г. и ст.6 Конвенции 1950г.

Значение презумпции невиновности в нашей стране ещё долгое время отрицалось. Достаточно сказать, что Российской Федерацией указанная выше Конвенция была подписана лишь при вступлении в Совет Европы в феврале 1996 г., а её ратификация Государственной Думой растянулась до 2 февраля 1998 г.,” после чего у граждан России появилась возможность обращения в Комиссию по правам человека и Европейский Суд по правам человека в Страсбурге. Однако,
этому событию предшествовали долгие годы

1 Правовые основы деятельности МВД России: Сборник нормативных документов в 2-х томах. Т. 1.-М., 1996. С.45.

2 Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью / Сост. Москалькова Т.Н. и др. - М., 1998. С.36.

3 Закон РФ № 19 - ФЗ от 21.02.96 г. “О присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы” (Собрание законодательства РФ. 1996, № 9. Ст.774); Закон РФ № 54 - ФЗ от 30.03.98 г. “О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней” (Российская юстиция. 1998, № 7. С.2).

86

споров и борьбы за признание принципа презумпции невиновности и закреп- ление его в законе.

В период 40-60 г.г. текущего столетия очень много говорилось и писалось о презумпции невиновности с отрицательной точки зрения. В той или иной степени негативно к рассматриваемому положению уголовного процесса относились М.А. Чельцов!, С.А. Голунский2, А.И. Трусов, М.Л. Якуб3, Н.Н. Полянский , B.C. Тадевосян и многие другие. Повсеместным заступником и сторонником презумпции невиновности являлся “патриарх отечественной юриспруденции” М.С. Строгович. Лучом света в тёмном царстве названы В.Я. Сухаревым смелые пути поиска и признание презумпции невиновности В.И. Каминской и М.С. Строговичем6. М.С. Строгович давал подробную политике - правовую характеристику принципу презумпции невиновности и её основных следствий, подчёркивал исключительно важное значение этого принципа для следственной и судебной практики, сформулировал правила об обязательности доказывания и об истолковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого.7

1 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962.

2 Голунский С.А. Проблемы уголовной политики. - М., 1937. С.59: Вопросы дока зательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР//Вопросы судоустройства и судопроизводства в новом законодательстве Сою за ССР. - М., 1959. С.133-136.

3 Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960. С. 154; Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. - М, 1960. С.114; Чельцов М.А. Уголовный процесс. -М., 1948. С.182-183.

4 Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М.. 1956. С.187.

5 Тадевосян B.C. К вопросу об установлении материальной истины в советском процессе//Советское государство и право. 1948. № 6.

6 Сухарев А.Я. - Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция не виновности // Советское государство и право. 1985, № 2. С. 146.

7 Строгович М.С. Учение о материальной истине в советском уголовном процессе. - М., 1947. С.235-236; Он же. Право обвиняемого на защиту и презумпция неви новности / Под ред. В.М. Савицкого. - М., 1984; Он же. Курс советского уголов ного процесса. Т.1. -М., 1968. С.351.

87

Он предлагал включить в действующее уголовно-процессуальное за- конодательство формулу презумпции невиновности в виде отдельной правовой нормы. Данное предложение до принятия Конституции СССР 1977 года оставалось без внимания. Главная идея презумпции невиновности -“признать виновным имеет право только суд” нашла своё выражение в ст. 160 Конституции: “Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом”. После принятия Конституции СССР 1977 г. прямое отрицание презумпции невиновности в качестве принципа советского уголовного процесса стало уже сравнительно редким . Напротив, начался новый виток в разработке данного принципа. В 70-80 г.г. указанной теме посвящали свои работы Я.О. Мотовиловкер, Ч.С. Касумов, A.M. Ларин, И.А. Либус, Д.Р. Мажинян, Г.А. Печников, И.Л. Петрухин и другие.

Кропотливый труд учёных-процессуап( истов в указанные годы позволил впервые прийти к закреплению в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве, принятых 13 ноября 1989 г., специальной ст. 14 “Обеспечение подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права на защиту. Презумпция невиновности””. В ч.2 данной статьи сказано: “Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1993 года принимается Декларация прав и свобод человека и гражданина. Быстрыми темпами в текущее десятилетие меняется действующее законодательство России. Нововведения в полной мере коснулись и уголовно-процессуального права. Авторы Кон-

1 Чувилёв А.А., Добровольская Т.Н. Указ. работа. С. 56-57.

2 История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу. 1955 - 1991 г.г. Сборник правовых актов / Отв. ред. Р.Х. Якупов. - М., 1997. С.666.

88

цепции проводимой в стране судебной реформы признали необходимость дать полную формулировку презумпции невиновности в новой Конст нтуции Российской Федерации 1993 г., в ст.49 которой закреплены действующие се- годня положения презумпции невиновности. Провозглашённые Конституцией правила, а также острая необходимость принятия нового УПК повлекли за собой новую волну исследований на данную тему, что, однако, и целом не позволило на сегодняшний день достигнуть полного согласия относительно рассматриваемого вопроса.

“Одним из распространенных недостатков, существующих в определении принципа презумпции невиновности, является подмена его содержания

одноименной правовой презумпцией” - писал Р.Х. Якупов. Действительно, долгое время о разграничении между этими двумя понятиями не говорилось. Всякий процессуально-правовой принцип, в том числе принцип презумпции невиновности, есть императивное, неопровержимое, безусловное для выпол- нения процессуальными органами обязательное предписание закона. Однако большинством авторов признаётся, что презумпция невиновности - это опро- вержимое предположение. В этом случае презумпцию невиновности, по ви- димому, нельзя называть принципом, поскольку принцип, если он опровергается, по существу таковым уже не является. Тем не менее, анализируя ст.49 Конституции, мы можем прийти к выводу о существовании в ней и презумпции невиновности и одноимённого принципа.

Итак, ч.1 ст. 49 Конституции гласит: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”. В данном случае мы имеем дело с правовой презумпцией, но не с принципом презумпции невиновности.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М, 1991. С.41 -42. 2 Якупов Р.Х. Принципы уголовного процесса: Лекция. - М.. МЮИ МВД России, 1997. С.15.

89

Установленное частью первой правило является большим ем человека в борьбе за свои права и свободы. Вместе с тем, на оно не отвечает всем предъявляемым к нему требованиям. Соде ст.49 Конституции нуждается в некоторой корректировке в сил} мости замены слов “каждый обвиняемый” на слова “каждый гра:: ловек”, т.к. презумпция невиновности действует во всех отраслях ляется общеправовой.1 Дополнительным основанием для подоб;д лировки можно считать определённое влияние средств массовой ции2 на расследование и разрешение уголовного дела.

Основная часть представителей СМИ рассуждает следующт Они считают, что претендовать на соблюдение в отношении себя ции невиновности может далеко не каждое лицо, а лишь обвин–и терпретация юридического термина “обвиняемый”, распространии вило ст.49 Конституции, помимо обвиняемого и подозреваемого иное лицо, которому приписывается совершение преступления пр вии соответствующего вступившего в силу обвинительного пригон мнению, представляется неоправданно широкой. Исходя из из высказанные выше предложения представляются как никогда ак Однако здесь необходимо, на наш взгляд, предложить следующую ровку: ‘'’Каждый гражданин, человек, подозреваемый или обвини вершении преступления “.

К подозреваемому как субъекту уголовного процесса таюк ляются “определённые претензии” со стороны следственных рабо подвергается процессуальному принуждению (задерживается в со со ст. 122, находится под стражей на основании ст.90 УПК), по зумпция невиновности должна полностью на него распространять

1 Якупов Р.Х. Указ. работа. С. 15.

2 Далее-СМИ.

90

Без убеждения в виновности ни один следователь не сможет довести уголовное дело до суда. Но несмотря на свою уверенность в виновности обвиняемого, следователю необходимо учитывать, что в суде доказанная ситуация может измениться.1 Поэтому нельзя преждевременно лишать его прав, свобод, наконец, чести, пока суд не сказал своё окончательное слово.

Обвинительные выводы следователя при всей их убедительности не изменяют и не могут изменить правового статуса гражданина, как лица добросовестного и невиновного, и не дают оснований признать его преступником со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями.

Таким образом, на основании выше изложенного можно сделать вывод о том, что презумпцией невиновности является положение, закреплённое в части первой статьи 49 Конституции. Внесение в данную формулировку высказанных предложений позволит усилить её действие и обеспечение прав и законных интересов не только обвиняемого, но и потерпевшего.

С первым и основным положением принципа презумпции невиновности - правовой презумпцией невиновности - неразрывно связаны два других его основных положения, закреплённые в ч.2 и ч.З ст.49 Конституции: 1) бремя доказывания лежит на обвинителе и 2) всякое неустранимое сомнение толкуется в пользу обвиняемого.

Важнейшим проявлением принципа презумпции невиновности является правило о распределении бремени доказывания. По общему правилу, ei incumbit probatio, gui dicit, non gui negat - бремя доказывания лежит на том, кто утверждает, а не на том, кто отрицает. В уголовном процессе в соответствии с презумпцией невиновности доказывать виновность обвиняемого в совершении преступления должны государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, а не обвиняемый (подозреваемый).

Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат… - М., Прогресс. 1993 г. С. 163.

91

4.2 ст. 49 Конституции гласит: “Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность”. Р,Х. Якупов считает, что здесь содержится “одна из совокупности правовых норм, отражающих принцип публичности”. Данное утверждение представляется не бесспорным, но заслуживающим особого внимания.

Статьи УПК не только предусматривают обязанности следственных органов по раскрытию преступлений, но и возлагают на них же обязанность по полному и всестороннему исследованию всех обстоятельств уголовного дела, установлению обстоятельств, уличающих и оправдывающих обвиняемого, отягчающих и смягчающих его ответственность (ст. 20 УПК).

Следователь, прокурор в силу принципа публичности в уголовном процессе обязаны проверить причастность обвиняемого к совершению преступления, обязаны выявить также обстоятельства, его оправдывающие. В силу этого принципа именно они обязаны доказать виновность обвиняемого, но надо признать, что они это делают и в силу необходимости опровержения презумпции невиновности. Если она не будет опровергнута, не будет доказана и виновность. Обвиняемый в уголовном процессе если что-то и утверждает, то не должен это доказывать. Это работа следователя. От таковой обязанности обвиняемого освобождает принцип презумпции невиновности, именно, ч.2 ст. 49 Конституции, ст. 20 УПК. “Действительно, - пишет В.М. Савицкий - зачем ему доказывать то, что уже установлено, предопределено законом”.

Закон не препятствует обвиняемому участвовать в доказывании, представить доказательства - это его право. Более того, обвиняемый и подозреваемый не несут уголовной ответственности за дачу ложных показаний, а также за отказ от дачи показаний. Право молчать - его инструмент защиты. Ч. 1 ст. 51 Конституции говорит: “Никто не обязан свидетельствовать против

1 Якупов Р.Х. Указ. работа. С. 16.

2 Савицкий В.М. Презумпция невиновности. - М., 1997. С. 85.

92

себя самого, своего супруга и близких родственников”. Ранее в несколько иной формулировке аналогичная норма была закреплена в ст.67 Конституции РСФСР. Вместе с тем, имеют место факты грубого нарушения этого правила.

Белгородским областным судом 28 января 1991 года Ильченко была признана виновной в недонесении о совершении её мужем и братьями умышленного убийства с особой жестокостью Лушпа. Верховным Судом РФ приговор на основании вышеуказанной статьи Конституции был отменен, а дело прекращено за отсутствием в её действиях состава преступления.

Плесецким районным судом Архангельской области по ст.189 ч.1 УК РСФСР за заранее не обещанное укрывательство преступления, предусмотренного ст. 144 ч.2 УК РСФСР - сокрытие имущества, похищенного мужем, осуждена Трусова. Президиум Архангельского областного суда приговор отменил на основании ст. 18 УК. Согласно данной статье не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство супруг и близкие родственники лица, совершившего преступление (в редакции Закона РФ от 29.04.93 г.). Вследствие данных причин дело производством в отно-шении Трусовой было полностью прекращено по п.2 ст.5 УПК.

Обвиняемый больше, чем кто-либо другой, знает об обстоятельствах совершения преступления и может дать ценные сведения. Но он не обязан это делать, не обязан он доказывать и обстоятельства, оправдывающие его.

Таким образом, необходимо признать существование двух универсальных взаимодополняющих друг друга правил-принципов, содержащихся в ст.20 и ч.2 ст.49 Конституции. Оба эти правила направлены на опровержение или подтверждение презумпции невиновности.

1 Постановления Президиума Верховного Суда РФ по уголовным делам (Бюлле тень Верховного Суда РФ. 1993. № 8. С.6-7) ^

2 Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по уголовным делам, рассмотренным Архангельским областным судом в 3 квартале 1995 года. / Сост. Белоусова Н.А. - Архангельск, 1995, № 4. С.5.

93

Вытекающие из презумпции невиновности возложение бремени доказывания на обвинительную власть проводится с большой последовательностью, как в законе, так и в руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда, являющихся итогами обобщений судебной практики.1

Перенесение на обвиняемого обязанности доказывания неприемлемо, поскольку при этом смещается предмет познания. Центральный вопрос уголовного процесса: виновен или нет обвиняемый? - подменяется другим вопросом: выполнил ли он обязанности доказывания? С чисто правовой точки зрения перенесение обязанности доказывания ставит решение суда в зависимость от того, смог или не смог, захотел или не захотел обвиняемый справиться с этой задачей. Это не совместимо с задачами уголовного процесса.

По делу о хищениях обвиняемая Т. показала, что не брала недостающих товаров, а недостача могла образоваться вследствие допущенных по неопытности ошибок. Суд отклонил объяснения Т. и признал её виновной, сославшись в приговоре на то, что подсудимая не смогла доказать, что при получении и отпуске товаров она допускала ошибки. Верховный Суд отменил приговор, указав, что “… суд не вправе считать обвинение доказанным только потому, что обвиняемый не доказал своей невиновности”.

Ещё один пример, “Красноярский краевой суд, признав Богатырёва виновным в хищении государственного имущества и умышленном поджоге, в приговоре указал: “Доводы подсудимого Богатырёва о том, что из магазина №52 “Аквариум” он похитил меньшее количество имущества и кассовый аппарат не поджигал, суд не может принять во внимание, так как судом не добыто доказательств, подтверждающих, что это сделал кто-то другой. Сам Богатырёв также не представил суду таких доказательств”. Не оспаривая пра-

1 “На основании закона обязанность доказывания лежит на обвинителе. Исходя из этого, недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности (Данное положение в российском законодательстве впервые было отражено в рассмотренном выше Постановлении Пленума Верховного Суда от

94

вильности приговора по существу, следует заметить, что суд как бы обязал подсудимого представлять доказательства, что не входит в круг его обязанностей, а также переоценил возможности суда по собиранию доказательств” .

Толкование сомнений в пользу обвиняемого - это правило, являющееся одним из неразрывных частей принципа презумпции невиновности было сформулировано ещё 16 июня 1978 г. Пленумом Верховного Суда. В Постановлении “О практике применения судами законов, обеспечивающих

•у

обвиняемому право на защиту” Пленум Верховного Суда подчеркнул, что “все сомнения, которые не представляется возможным устранить, должны толковаться в пользу обвиняемого, подсудимого”. In dubio pro reo - всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого. Это правило отвечает задачам правосудия и служит его целям. Если есть какое-либо сомнение, никакой приговор не может быть обоснованным, в данном случае он “представлял бы субъективное выражение известной степени вероятности, основания которой поколебимы сомнениями лица, выносящими приговор”3.

Судебный приговор не может давать приблизительные решения. Недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности. Суд должен ответить на вопросы решительно - да или нет. Именно поэтому современная практика не знает оставления в подозрении (absolutio ab instantio). Данное императивное предписание является гарантией прав личности, нормального функционирования правосудия. Неправильным приговором суда может быть

16.06.78 г. См.: Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997. С.134 -139.)

1 Обзор практики составления судебных приговоров областными и соответствую щими им судами, составленный судебной коллегией по уголовным делам Верхов ного Суда Российской Федерации 1.07.93 г.

2 См.: Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Рос сийской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997. С.134 -139.

1 Каминская В.И. Указ. работа. С.99.

95

осужден невиновный, неправильный приговор снижает авторитет суда и авторитет правосудия в целом.

Верховный Суд неоднократно требовал принять меры к исключению судебных ошибок. Особенно нетерпимо осуждение невиновных лиц, как наиболее грубое нарушение прав и свобод граждан.

Абдуллаев К.Ш. был осуждён за умышленное убийство Мадатовой И. и поджёг её дома. В совершении преступления его изобличали шофёр такси, с которым он рассчитывался украденными драгоценностями, его родственники-супруги Бахшалиевы. Однако в ходе следствия Абдуллаев заявлял о совершении им преступления, но в соучастии с Бахшалиевыми. Данное ходатайство не было должным образом рассмотрено судом. Большое количество изъятого у Мадатовой имущества один Абдуллаев унести не мог, на месте происшествия были обнаружены следы ног нескольких человек, а отпечаток пальца оставлен им на клинке ножа поверх слоя сажи, т.е. после пожара.1 Указанные обстоятельства послужили основанием для отмены приговора ввиду недостаточности доказательств и наличии сомнений в вине обвиняемого. Никак нельзя оспорить мнение A.M. Ларина о том, что следователь во- обще2 должен воздержаться от предъявления обвинения по эпизодам, не опирающимся на достаточные доказательства и потому являющимся сомнительными.

Одно из основных требований уголовно-процессуального законода- тельства - невиновный не должен быть привлечен к уголовной ответственности (ст.2 УПК). Если есть сомнения в совершении конкретным человеком преступления, то следователь, прокурор, суд должны руководствоваться правилом о толковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого. Это

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР по делу Абдуллаева К.Ш. и Бахшалиева С.К. от 11.11.88 года (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989, № 4. С.23-25). 2 Ларин A.M. Указ. работа. С.98.

96

безусловное для выполнения предписание закона признавалось Р.Х. Якупо-вым принципом презумпции невиновности. Однако принципом презумпции невиновности является совокупность норм, предусмотренных ст.49 Конституции. Что касается формулировки части 3 ст.49 Конституции, то здесь необходимо полностью согласиться с мнением учёных о возможности её изменения. Подразумевается, что сомнения толкуются только в пользу обвиняемого. Поэтому авторами предлагается изложить её в следующем виде: “Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого в совершении преступления толкуются в его пользу”.1

Но и в этой формуле, думается, есть небольшой изъян. Как толковать слово “обвиняемый”. Термин “обвиняемый” законодатель употребляет в 2-х смыслах. В узком смысле согласно ч.2 ст.46 УПК “обвиняемый” - субъект уголовно- процессуальных отношений на предварительном расследовании. В широком смысле этот термин охватывает понятия “подсудимый”, “осужденный”.2 Но, как представляется, этой формулой не охватывается положение подозреваемого.

Подозреваемым в соответствии с УПК является лицо, хотя и не задержанное, но в отношении которого применена какая-либо из мер пресечения. Главная цель, идея принципа презумпции невиновности заключается и в том, что мы всегда должны допускать невиновность лица, в отношении действий которого ведётся уголовное судопроизводство. Пока такая возможность существует, следователь, прокурор, лицо, производящее дознание, суд при принятии решений, направляющих уголовное дело, всегда должны допускать, что обвиняемый ими человек может оказаться невиновным и в соответствии с этим должны ещё раз проверить, все ли обстоятельства выяснены ими для вынесения того или иного решения.

1 Савицкий В.М. Указ. работа. С. 95.

2 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.М. Лебедева. - М., 1995. С. 64-65.

97

Представляется, что в целях разрешения указанных проблем ч.З чт.49 Конституции целесообразно изложить в следующей редакции: “Любые не-устранённые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого (подсудимого, осужденного), подозреваемого или иного лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело “

Сомнения толкуются в пользу обвиняемого, а не обвинителя, либо по- терпевшего. Если действовать иначе, то мы фактически вновь окажемся во власти, под воздействием порочной формулы “органы не ошибаются”.

Итак, данное правило служит гарантом для всестороннего, полного и объективного рассмотрения обстоятельств дела, указывает пути действия следователя, является одной из гарантий принципа презумпции невиновности. Преодоление сомнений или их победа является основанием для вынесения решений.

Великий А.Ф. Кони говорил: “С сомнением надо бороться - и победить его или быть им побежденным так, чтобы, в конце концов, не колеблясь и не смущаясь, сказать решительное слово - “виновен” или “нет”.1

Этот тезис подтверждается следственной и судебной практикой. Так в судебной практике 70-80 годов имели место следующие примеры. Ярким из них может служить известное дело двух геологов Солдатова и Боброва, решивших выстрелить в медведя-шатуна. В результате одновременных выстрелов одна пуля попала в сердце человека. Экспертиза не смогла установить, из чьего ружья был застрелен человек. Известны двое - но кто их них виновен? Следователь прекратил дело, но под воздействием общественного мнения производство возобновилось и оба были признаны виновными и осуждены к 3 г. лишения свободы. Впоследствии Верховным Судом приговор был отменён ввиду не доказанности вины Солдатова и Боброва в совершении преступления. Есть сомнения, кто из них убил человека, и суд руко-

1 Кони А.Ф. Цит. по В.М.Савицкий. Презумпция невиновности.-М., 1997. С.98.

98

водствовался правилом о толковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого.

Аналогичные ситуации складываются в практике и сегодня. Однако дело заключается в том, что некоторые следователи просто не знают о суще- ствовании правила о толковании сомнений в пользу обвиняемого, а если и знают, то трактуют по-разному. Так, лишь 39.6 % опрошенных следователей считают толкование сомнений в пользу обвиняемого проявлением принципа презумпции невиновности. В связи с этим возникает необходимость правильного и чёткого разъяснения правила части 3 ст.49 Конституции. Включение же в данную формулировку понятия “подозреваемого” только усилит презумпцию невиновности, соблюдение прав и свобод человека, нравственные начала отечественного уголовного судопроизводства. Правовые нормы, предусмотренные статьей 49 Конституции РФ, играют огромное значение в уголовно- процессуальной деятельности и их закрепление в новом УПК с учётом высказанных предложений выглядит вполне обоснованным.

Данная тема очень широка, что подтверждается многочисленными об- ращениями к ней почти всех ведущих учёных. Надо признать и сейчас её не исчерпанной.

Наиболее спорными вопросами при исследовании проблем презумпции невиновности являются следующие:

1) возможность допущения данной презумпции в отечественном праве; 2) 3) логическая природа; 4) 5) пределы её действия. 6) Вопрос о возможности допущения презумпции невиновности в настоящее время в отечественном праве, думается, не следует подвергать спе- циальному рассмотрению, ибо на страницах данной работы мы уже указали, что на определённых этапах развития общества этот вопрос являлся предметом острой дискуссии, увидели безусловность применения данной презумп-

99

ции в уголовном процессе, в других отраслях права. Сегодня актуальность соблюдения правил презумпции невиновности не вызывает сомнений. Она закреплена во многих международных нормативных актах и внутреннем законодательстве большинства стран, Конституции.

Логическая природа и пределы действия презумпции невиновности. С точки зрения логической природы презумпция невиновности является искусственной презумпцией, а не подлинным обобщением жизненного опыта. Это - квази-презумпция. Несмотря на имеющиеся факты отмены приговоров, подавляющая масса привлечённых к уголовной ответственности лиц оказываются виновными, число невиновных составляет лишь некоторую часть от общего количества подсудимых. Эта презумпция - не есть итог накопившихся сведений и жизненного опыта, а одно из основных требований правосудия.

Судебное решение должно быть обоснованным, оно должно соответст- вовать истине. Поэтому если она и не является логическим приемом, то верным надо признать то, что, исходя из этого положения, следователь строит все основные приёмы раскрытия и расследования преступлений. И если даже он не желает соблюдать данное правило, он подсознательно собирает для суда документы, опровергающие данную презумпцию. Презумпция невиновности является, таким образом, основой для выдвижения различных версий следователя и последующей их проверки.

В связи с этим нельзя согласиться с мнением о том, что презумпция невиновности, ее наличие в праве может быть объяснено, прежде всего, политическими соображениями.1 В первую очередь, это предположение направлено на защиту человека от необоснованного обвинения, защиту его прав и свобод. Безусловным является и то, что она становится одной из основных гарантий достижения истины по уголовному делу.

1 Каминская В.И. Указ.работа. С.97-98.

100

Имеющим особое значение признаётся вопрос о пределах действия презумпции невиновности. Как и в большинстве других, в данном вопросе единого мнения в правовой литературе на сегодняшний день нет. Одни (Н.Н. Полянский) считают, что она вступает в действие с момента составления обвинительного заключения или во время решения вопроса о прекращении дела.1 Другие началом её действия считают стадию предварительного рассле-дования до момента привлечения в качестве обвиняемого. Бабаев В.К., признавая совершенно верной данную точку зрения, пишет: “Именно из предположения невиновности исходит правоприменительный орган, когда он накапливает факты, дающие основание привлечь в качестве обвиняемого, применить арест в качестве меры пресечения и т.д. Такое понимание вопроса находится в соответствии с действующей в советском праве общей презумпцией добропорядочности граждан”.3

Данное положение не вызывает сомнений, ибо любой гражданин не с какого-то определённого следователем времени, а, можно сказать, с момента своего рождения предполагается невиновным.

Вопрос о прекращении действия презумпции невиновности не представляет большой сложности. Общепризнанным является то, что она заканчивает свое действие с вступлением в законную силу приговора суда, где “… уступает своё место презумпции истинности приговора” . Однако, существуют и другие точки зрения. Так, А.П. Гуляев настаивает на том, что обвиняемый может быть признан виновным и не судом, а следователем и прокурором на предварительном следствии, в этом случае презумпция невиновно-

1 Полянский Н.Н. К вопросу о презумпции невиновности в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1949. №9. С.60.

2 Лукашевич В.З. Принцип презумпции невиновности обвиняемого - гарантия правосудия в советском уголовном процессе // Вестник ЛГУ. 1954. № 9. С.92; Петрухин И.Л. Презумпции и преюдиции в доказывании // Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. С.350-351.

3 Бабаев В.К. Указ. работа. С. 101.

4 Петрухин ИЛ. Указ. работа. С.350-351.

101

сти перестаёт действовать ещё до разрешения дела судом. Он пишет: “Доказанность виновности лица в совершении преступления, а, следовательно, опровержение презумпции невиновности могут иметь место и на предварительном следствии”

Н.Н. Полянский писал, что презумпция невиновности в данном случае “умолкает”.2 В.Д. Арсеньев в упомянутой нами выше работе указывал, что до приговора, обвиняемый — “ещё не виновный”, но уже “не невиновный”.3

Данные формулировки представляются недостаточно оправданными, ибо согласиться с данным положением, значит вернуться к репрессиям. Трагические события истории неопровержимо подтверждают, что всякое сокращение, любое уменьшение процессуальных гарантий приводят лишь к произволу и беззаконию. Всегда может найтись должностное лицо, желающее поскорее закончить “судопроизводство” и освободиться от преступника.

Приговором суда человек признаётся виновным. По общему правилу, для всех презумпция невиновности в отношении данного лица прекратила своё существование по определённому составу преступления. В дальнейшем, на наш взгляд, она имеет “право на жизнь” ещё дважды. Суд при производстве в порядке надзора и при производстве по вновь открывшимся обстоятельствам обязан рассматривать поступившие материалы, проверять уголовное дело, исходя из презумпции невиновности осужденного. Для всех других физических и юридических лиц, государственных органов действует ст.358 УПК и презумпция истинности приговора. Выше отмечалось, что достаточно часто имеют место факты отмены приговоров. Поэтому данное требование выглядит совершенно обоснованным и может быть выражено в

1 Гуляев АЛ. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981.

2 Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1956. С. 187.

3 Арсеньев В.Д. Закон о Верховном Суде СССР и некоторые вопросы судебной практики // Развитие теории и практики уголовного судопроизводства в свете но вого законодательства о Верховном Суде СССР, прокуратуре СССР и адвокатуре в СССР. - Воронеж, 1981. С. 18.

102

формулировке: “Суд при рассмотрении дел в порядке надзора или при производстве по вновь открывшимся обстоятельствам руководствуется требованиями ст. 49 Конституции Российской Федерации “.

Презумпция невиновности непоколебима, независима до момента оп- ровержения её судом, она заставляет следственные и судебные органы выполнить объём работы, необходимый для вынесения решений, соответствующих истинному положению вещей. Выполняя этот объем работы, продиктованный всеми требованиями презумпции невиновности, они формируют свое внутреннее убеждение.

Значение презумпции невиновности трудно переоценить. Она является полезной, приемлемой, жизненно необходимой. От неё “зависят теоретические представления и практические рекомендации по коренным вопросам правосудия: о роли суда в правовом государстве, об установлении истины по уголовным делам, о соотношении предварительного и судебного следствия, об обеспечении обвиняемому права на защиту, о способах реабилитации невиновных”.1 Её соблюдение сказывается на результатах борьбы с преступностью и в целом на состоянии законности в стране.

Презумпция невиновности - есть существенная гарантия, ограждающая личность от произвола, ею проникнуто всё уголовно - процессуальное право от начала до конца, она действует в полной мере и в полном объёме на всех без исключения стадиях уголовного процесса, направлена против порочной практики обоснования обвинения одиночными уликами.

В реализации презумпции невиновности проявляются нравственные начала уголовного судопроизводства. Нравственный характер данного принципа заключается в том, что “жёсткая и принципиальная линия государственных органов, связанная с уголовным преследованием лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений “сочетается с самым тщательным,

Савицкий В.М. Указ. работа. С.З.

103

осторожным, чутким и человеческим подходом к выяснению вины и степени ответственности тех, кто привлекается по уголовному делу”1. Презумпция невиновности — это важнейший элемент системы прав человека, гарантия его чести и доброго имени.

Нарушение же презумпции невиновности, отступление от неё неизбежно придают исследованию обстоятельств дела обвинительный характер, что уводит от нахождения истины. Осуждение невиновного причиняет неизбежно больший ущерб авторитету правоохранительной системы, государству и обществу в целом, нежели невысокая раскрываемость преступлений.

В республиках бывшего СССР в настоящее время имеют место факты осуждения заведомо невиновных. К сожалению, ещё случается так, что национальный герой при одной политической системе завтра, при смене этой политической системы на другую, для новой власти становится преступником. В 1995 г. в ходе следствия “по кварельскому делу”, “процессу 19-ти” в Грузии с целью получить признание задержанных обливали кипятком, применяли электрошок, специальными лебёдками вытягивали суставы, угрожали расправой над членами семей. Вновь “врагов народа” разоблачают в СМИ, а затем эти враги получают на подпись тексты своих признаний по мотивам газетных статей. У одного из подсудимых “группы десяти”, обвинённых в организации взрыва 29 августа 1995 года от допросов осталась вмятина на голове. Жене другого из задержанных следователь заявил: “Я знаю, что Ваш муж не совершал преступления, но если бы мог, то совершил”.2 Об одном из существенных правил уголовного процесса М.С. Строго-

Москалькова Т.Н. Нравственные начала уголовного процесса (стадия предвари- тельного расследования). Дисс. … докт. юрид. наук. -М, 1997. С.70-76; см. также: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. - М., 1968. С.180. 2 Лебедева Е. Презумпция смерти // Русская мысль. 1997. № 4182. 10-16 июля.

104

вич писал: “Признание обвиняемым своей вины - обычное, рядовое доказа- тельство”.1

Осуждение по признаниям широко применяется в судебной практике ряда ведущих зарубежных стран. В Англии при признании обвиняемого вся процедура расследования значительно упрощается, другие доказательства не исследуются, судья устанавливает личность обвиняемого и назначает меру наказания. Обязательной при этом является лишь проверка добровольности признания.2

В США признание обвиняемого позволяет избежать обвинения в менее тяжком преступлении и рассчитывать на ходатайство обвинителя о назначении более мягкого наказания. В суде после признания также сразу назначается наказание и обжалование судебных решений допускается лишь в том слу-чае, если обвиняемый не признал себя виновным/ Большое внимание признанию обвиняемым своей вины признаётся и во Франции.4

В немецком суде признание, несмотря на возможность отказа от него, может быть подтверждено оглашением протокола судейского допроса обвиняемого на дознании или свидетельскими показаниями допрашиваемых (параграф 254 УПК ФРГ)5. Отрицание вины рассматривается как улика и влечёт усиление наказания.

Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. -М., 1984. С. 120-124.

2 Вообще английское доказательственное право занимает среднее место между правилами оценки формальных доказательств и правилами свободной оценки до казательств по внутреннему убеждению. (См. подробнее: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф. B.JI. Божъева. - М., 1998. С.547, 550; Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовное судопроизводство в Англии. - М., 1969. С.259-278; Шебеко В.П. Уголовно-процессуальное право Великобритании, США, Франции. - Киев, 1988. С. 15-32).

3 Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф. В.П. Божъевеи - М., 1998. С.553.

4 Там же. С.560; Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М., 1995. С. 10-54.

5 Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. - М., 1994. С. 119.

105

В Российской действительности к сожалению ещё встречаются случаи фальсификации материалов уголовных дел, незаконных задержаний, арестов и т.д.1 Обычными во мнениях людей становятся презумпции виновности беспризорного человека2, наркомана3, предпринимателя или гражданина другой страны , презумпция недобросовестности работника милиции5.

История наглядно показывает, что от подлинного правосудия, строгого соблюдения презумпции невиновности всего один шаг до её нарушения, а там рукой подать до настоящих репрессий. Возвращение к уважению прав и свобод человека, к их подлинной реализации, соблюдению всех требований закона занимает десятилетия. Скорейшее принятие нового УПК, в т.ч. с учётом высказанных предложений, обеспечение строгой реализации предусмотренных в законодательстве норм права позволит говорить о подлинном уважении к человеку.

Презумпция невиновности названа В.М. Савицким “…верным компасом…” для науки о правосудии и всей практики борьбы с преступностью. “От реализации этого принципа зависит характер деятельности государственных органов … от реальности этого принципа зависит положение человека в обществе и государстве: пешка он, винтик покорный объект властного

1 Дмитриева Т. “Смертная казнь” в зале суда // Независимая газета. 1997. 14 авгу ста; ВасинскийА. Водяной знак … // Известия. 1997. 14 августа.

2 Парламентский час. РТР. 1998, 15 марта.

3 Комаров И. Презумпция виновности шприца // Московский комсомолец. 1998, 17 сентября.

4 Бовин А. О “русской мафии”, презумпции невиновности и даже о НАТО // Ком мерсант - Дэйли. 1997, 7 июня.

5 10 декабря 1998 года в программе “Сегоднячко” на НТВ был проведён интерак тивный телефонный опрос граждан, в ходе которого из 22871 человека, позвонив шего в редакцию, абсолютное большинство - 95,8 % (21910 чел.) выразили своё недоверие работникам милиции (они верят, что в милиции избивают людей). Всего 3,3 % (758 чел) доверяют деятельности милиции и только 0,9 % (203 чел) затруд нились с ответом; Косвинцев А. Расстрел на пустыре // Труд. 1999. 26 марта; Ва сильев А. Знание законов не освобождает от беззакония // Новая газета. 1999. № 12. 5-11 апреля; Новикова В. Мой отец стоял на пути криминальных структур // Со-

106

воздействия или Гражданин, Личность, чьи права и свободы составляют высшую ценность”.1 Одним из важнейших её положений является то, что человек должен считаться невиновным вне зависимости от мотивов отказа от обвинения. Все основания равнозначны, так как нет вступившего в силу обвинительного приговора, права для обвиняемого не ограничены.

§ 3. Презумпция истинности приговора

В отечественном праве находит своё широкое применение общеправовая презумпция истинности судебного решения. В уголовно-процессуальной деятельности суть её заключается в том, что каждый вступивший в законную

силу приговор предполагается истинным и обязателен для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями (ст.358 УПК). “Под истинностью нормативного акта, - пишет В.К. Бабаев - следует понимать правильное отражение им реальных условий, отношений, требующих правового воздействия и правильную их юридическую оценку. Два внутренних обстоятельства определяют истинность нормативного акта: 1) он должен правильно отражать состояние общественных отношений, которые являются предметом правового регулирования, т.е. чётко представлять необходимость и возможность их юридической регламентации; 2) нормативный акт должен давать правильную юридическую оценку общественным отношениям. Эта оценка находит своё выражение в определённых правовых предписаниях, санкциях

ветский спорт. 1999. 22 апреля; Железнова М. Участковый риэлтер // Новая газета. 1999. №16. 10-16 мая.

1 Савицкий В.М. Презумпция невиновности. - М., 1997. С.2.

2 Бойков И., Крючкова Е., Тропик С. Ещё один шаг судебной реформы // Россий ская юстиция. 1995. № 4. С. 17-19.

3 Истина в собственном смысле слова - это противоположность лжи, всё, что верно, подлинно, точно, справедливо. Истинный означает истину составляющий, правди вый, справедливый, несомненный, неложный, верный, точный, подлинный, на стоящий, искренний, непритворный (Даль В. Толковый словарь живого великорус ского языка: Т.2. И-О. - М., 1979. С.60).

107

юридических норм, рекомендациях и т.д. Правильность её определяется эффективностью правового регулирования”. Аналогичные требования, обеспечивающие истинность, предъявляются и к приговору как к правоприменительному акту. Он должен, безусловно, правильно отражать фактические обстоятельства дела, давать верную юридическую квалификацию преступления.

Концептуальное установление ст.358 УПК введено в уголовное судо- производство с целью обеспечения отправления государством функций правосудия. Воспитание уважения к судебным решениям среди населения не может быть эффективным, если государство в лице уполномоченных органов само проявляет к ним неуважение. “Прочность вошедшего в законную силу судебного решения, - ещё в прошлом веке писал И.Я. Фойницкий - составляет одно из коренных требований юридического строя. Взгляд, судом высказанный, должен пользоваться надлежащим авторитетом. И, без сомнения, сами суды, должны подавать пример уважения к законной силе судебных решений, потому, что их непостоянство, произвол и противоречия составляли бы настоящий позор для судебного ведомства”1.

Закрепленное статьей 358 УПК правило сильно именно тем, что является обязательным для всех без исключения юридических и физических лиц государства, в том числе и судов. Проект УПК в ст.453 усиливает обязательность исполнения приговора ссылкой на уголовную ответственность за его неисполнение, предусмотренную ст.315 УК.

Юридическая сила судебным решениям придавалась во все времена. Презумпция истинности судебного решения своими корнями уходит в древнее римское право, где находила выражение в формуле - res iudicata pro veritate accipitur (habetur) - судебное решение принимается за истину.

По своей логической природе презумпция истинности приговора явля

1 Фойницкий И.Я. Указ. работа. С.110.

108

ется ярким примером предположений, отражающих “обычный порядок” предметов и явлений. Всё производство по уголовному делу производится в строгом соответствии с нормами закона, с принципом всесторонности, объ- ективности и полноты расследования преступлений, а также в соответствии с другими принципами уголовного процесса. Следовательно, решения по делу принимаются истинными и справедливыми. Предполагается, что процессуальных гарантий прав участников уголовного судопроизводства достаточно для установления того, что происходило в действительности во время совершения общественно-опасного деяния, что вынесению приговора предшествовала добросовестная кропотливая деятельность лица производящего дознание, следователя, прокурора и суда по установлению истины. Эта деятельность строго регламентирована законом, а нарушение процессуальной формы в ходе производства по делу влечёт за собой признание добытых доказательств не имеющими юридической силы.

Изучение практики подтверждает, что вынесенные приговоры в большинстве своём являются истинными и справедливыми. Однако не верно было бы говорить об абсолютной истине приговора, непререкаемой во всех случаях. Имеются примеры, свидетельствующие об ошибочности некоторых судебных решений, их незаконности, либо необоснованности. “Случается судебное решение вообще не содержит мотивов, либо они не охватывают исследование всех доказательств… Известны и случаи, когда мотивы не соответствуют конечным выводам и между мотивировочной и резолютивной частями наблюдается несоответствие. Это означает необоснованность решения”1^ ст. 306 УПК).

Именно наличие подобных судебных решений позволяет говорить лишь о предположении их истинности, о правовой презумпции. Поэтому закон устанавливает процедуры, предоставляющие участникам процесса воз-

1 Зайцев И. Судебное решение как процессуальный документ // Российская юсти- ция. 1995, №4. С.20-21.

109

можность её опровержения в виде опротестования приговора в стадиях уго- ловного процесса — надзорного производства и производства по вновь от- крывшимся обстоятельствам. Здесь необходимо отметить, что именно ввиду наличия возможности вынесения необоснованных решений во всех инстанциях судебной системы федеральным законом от 4 января 1999 г. N 3-ФЗ предоставлено право на обжалование приговоров, вынесенных Верховным Судом РФ.1 Такие дела рассматривает созданная на основании закона Кассационная коллегия Верховного Суда РФ. Определения Кассационной коллегии, в свою очередь, могут быть рассмотрены Президиумом Верховного Суда России.

Наличие данных институтов позволяет в конкретном случае подвергнуть приговор дополнительной проверке. Непосредственное рассмотрение дела в указанных стадиях процесса, по мнению отдельных авторов, колеблет презумпцию истинности, так как решение суда не исполняется.1 Ими же предлагается предоставить право лицам, подающим жалобу, ходатайствовать

0 приостановлении любого решения. Данное предложение заслуживает оп ределённого внимания. Ст.372 УПК предусматривает возможность приоста новления исполнения приговора или иного решения, однако на срок не более трёх месяцев и представляется целесообразным предоставить указанное пра во участникам процесса. В период проверки не исключается возможность выяснения обстоятельств, ранее неизвестных суду, которые могут привести к иному разрешению дела. ‘? п

Как показывает практика, участники процесса активно используют предоставленное им законом право обращаться в соответствующие инстанции с ходатайством о пересмотре приговора. Число дел, подвергающихся пе-

1 Закон Российской Федерации от 4.01.99 г. N 3-ФЗ «О внесении изменений и до полнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Гражданский процессуаль ный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» (Собрание зако нодательства РФ. 1999. N 1. Ст.5).

по

ресмотру в порядке надзора, достаточно. Хотя и единичные, но имеют место факты подавляющего количества изменённых и отменённых приговоров. Достаточно сказать, что только за 1998 г. президиумом только Нижегородского областного суда из рассмотренных дел на 512 осуждённых приговоры отменены или изменены в отношении 326. что составляет 63.6 % . Например, президиумом указанного суда 14 января 1999 года был отменён приговор в отношение Лекомцева С.Л., осуждённого Автозаводским районным народным судом г. Нижнего Новгорода по ч.2 ст. 108 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы. Впоследствии было установлено, что суд первой инстанции не выяснил обстоятельства избиения Лямина, не установил время совершения преступления, не проверил на причастность к совершению преступления других лиц, находившихся в одном помещении и избивавших Лямина вместе с осуждённым Лекомцевым, не принял к рассмотрению заявление одного из свидетелей. Несмотря на грубое нарушение ст.20 УПК и ст.49 Конституции, Лекомцев был осуждён, и лишь через 2,5 года приговор отменён и дело возвращено на дополнительное расследование.”

Судами кассационной и надзорной инстанции Российской Федерации за период 1994-1998 г.г. отменены или изменены судебные решения по уголовным делам в отношении 40.3, 49.3, 46.3, 51.0, 57.5 тысяч человек соответственно4. В 1994 году отменены приговоры нижестоящих судов в отношении 22.2 тыс. человек, изменены ввиду необоснованного осуждения в отношении 18.1 тыс. человек, в 1995 г. - отменены в отношении 25.3 тыс.чел., изменены в отношении 24.0 тыс.чел., 1996 г. — 29.0 и 17.4 тыс. чел. соответственно.

1 Громов Н., Чечеруков С, Галкин В. Презумпция истинности судебного решения // Российская юстиция. 1999, № 6. С.40-41.

2 Форма № 8 к статистической отчётности, утверждённой Приказом Министра юс тиции № 19-01-57 от 8.05.97 года.

3 Дело № 44 -у- 9/99 в архиве Нижегородского областного суда.

4 Обзор статистических сведений о состоянии судимости и работе судов по рас смотрению уголовных дел за 1994-1996 гг., подготовленный отделом статистики и

Ill

Рост за 1996 г. составил 3.5 %, за 1997 г. - 4.3. %, за 1998 г. - 4.5. %. Отмена или изменение приговоров вышестоящими судами имеет место и в настоящее время. Так, например, Пазгалев, ранее судимый по ст. ст. 89 ч.З, 108 ч.1 УК РСФСР (судимости не погашены), Череповецким городским судом осужден по ст. 161 ч.2 п. “б” и “г” УК РФ и ему назначено наказание в виде 3-х лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК строгого режима. Президиумом Вологодского областного суда судебная ошибка исправлена и приговор отменён, так как судимость по ст.89 ч.З УК РСФСР учтена судом первой инстанции в качестве квалифицирующего признака, а судимость по ст. 108 ч.1 не учтена при признании в действиях Пазгалева опасного рецидива и назначения наказания по правилам ст.68 УК РФ.1

Обращает на себя также высокий уровень отмены оправдательных приговоров. Так, в 1998 г. из вынесенных 4051 (0.36 % от общего количества) отменены приговоры в отношении 1739 человек (42.9 %).2

Подобные цифры и примеры убеждают в возможности опровержения презумпции истинности приговора. Однако до официального принятия процессуального акта опровержения он обязателен для исполнения всеми. В таком случае, наблюдается некоторое несоответствие между ст.358 УПК и главами, регулирующими порядок исключительных производств. Почему судья должен сомневаться в деле, почему он рассматривает его вновь, если он, как и все остальные граждане, в соответствии с законом должен верить предыдущему решению? В силу того, что вышестоящие суды осуществляют согласно УПК надзор за нижестоящими, они выполняют функции контроля за правильностью вынесенного решения.

аналитических обобщений Министерства юстиции РФ (Российская юстиция. 1997. № 6. С.49-53; Российская юстиция. 1999. N 8. С.51-54).

1 Обзор судебной практики Вологодского областного суда по уголовным делам за

2 квартал 1998 года / Сост. Уханова Н.В. - Вологда, 1998. С.4.

2 Судебная статистика // Российская юстиция. 1999. N 8. С.51-54.

112

Такое несоответствие сохранилось и в проекте УПК и может быть уст- ранено путём внесения изменений в статью 358 УПК. Целесообразным представляется закрепление в главах, посвященных производству в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам следующей правовой презумпции: при рассмотрении дел в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам приговор предполагается судом необоснованным до рассмотрения всех имеющихся материалов дела и вновь представленных доказательств.

При рассмотрении дел в порядке надзора и по вновь открывшимся об- стоятельствам суд подвергает самой тщательной проверке материалы уголовного дела и вновь представленные доказательства. Здесь судейское убеждение не должно быть связано какими-либо предыдущими установлениями, даже косвенно.

Итак, по общему правилу, презумпция истинности приговора, как и любая другая презумпция, опровержима. Несмотря на возможность её опровержения, презумпция истинности приговора обладает высокой степенью вероятности. В.И. Каминская считала вошедший в законную силу приговор неоспоримой истиной в той его части, которая констатирует наличие или отсутствие факта преступления и виновности или невиновности в нём обвиняемого. Изменение меры наказания или полное освобождение от него в результате амнистии или помилования, относящееся к компетенции высших несудебных органов не колеблют истинности устанавливаемых в приговоре фактов. Однако, здесь же ею признаётся, что “презумпция истинности приговора не носит формального характера … Вступивший в силу приговор может быть изменён или отменён, если признаётся его ошибочность”1. Видимо, сказанное о неоспоримости приговора относится к органам, исполняющим наказание, предприятиям, учреждениям, организациям. Для судебных орга-

Каминская В.И. Указ. работа. С. 121.

113

нов эта презумпция является одной из гарантий уважения результатов их деятельности.

Применение презумпции истинности приговора ведет к преюдиции, то есть обязательности решения одного суда при рассмотрении дела другим судом. Преюдициальная сила фактов, установленных приговором суда, влияет на пределы доказывания по другим делам, где эти факты фигурируют как уже доказанные (подробно этот вопрос рассмотрен в § 1 главы 1). Законом установлена обязанность для судов, рассматривающих гражданские дела, принимать факты, установленные по уголовному делу (ст. 5 5 ГПК), и обяза- тельность выводов суда, установленных по гражданскому делу, для суда уголовного (ст. 28 УПК), но только по тем вопросам, которые относятся к компетенции суда в момент рассмотрения того или иного дела.

Ст. 28 УПК предусматривает, что “вступившие в законную силу решения гражданского суда обязательны для уголовного суда только в отношении вопроса, имело ли место событие или деяние, но не в отношении виновности подсудимого”. Вопрос о виновности обвиняемого в совершении преступления не может быть установлен при разбирательстве гражданского дела в силу существования целого ряда специальных правил, установленных для рас- следования дела уголовного. Суд же уголовный наделен правом рассматривать гражданские иски в определённых случаях (ст. 14 УПК).

Большинством авторов признаётся преюдициальность решений в уго-ловном процессе. Обособленную позицию занимал М.С. Строгович: “Установленный гражданским решением факт считается истинным до тех пор, пока при разбирательстве уголовного дела нет оснований в нём сомне-

1 Бабаев В.К. Презумпции в советском праве: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. - Свердловск, 1969. С.6; Петрухин ИЛ. Указ. работа. С.360.

2 Каминская В.И. Указ. работа. С. 125-127; Петрухин ИЛ. Указ. работа. С. 360; Велиева Ю.М. Понятие и значение преюдиции в советском уголовном процессе // Труды ВНИИ советского законодательства. 1978. №11. С. 172-181; Юсубова У.М. Преюдиции в советском уголовном процессе: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1979.

114

ваться, пока в уголовном деле нет противоречащих и опровергающих его данных. Если же возникают основания для сомнения, если в деле имеются доказательства, опровергающие установленный гражданским решением факт, последний подлежит проверке, исследованию, доказыванию, и рассматривающий уголовное дело суд не может быть связан состоявшимся ранее гражданским решением”.1

Презумпция истинности приговора для другого уголовного суда им со- всем отрицается. “… суд вовсе не исходит из установления первым приговором фактов как истинных”2. Представляется единственно верным, что до оспаривания приговора в порядке надзора, до рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам приговор может быть один в отношении конкретного человека. В отношении других обвиняемых, других фактов, суд может быть свободен лишь от доказывания события, т.е. имело ли место то, или иное деяние.

Виновность лица, привлечённого к уголовной ответственности, подле- жит доказыванию в любом случае. Повторное осуждение за один и тот же поступок не допускается (п.9,10 ст. 5 УПК). Для того, чтобы вновь доказать первичные события, возникает необходимость повторения всей работы по уголовному делу, в противном случае при своей аргументации суду не на что будет сослаться. Правом же изменения решений суда первой инстанции суд, ему равнозначный, не наделён.

При рассмотрении судами дел в порядке надзора и по вновь открыв- шимся обстоятельствам следует не исходить из установления первым приговором фактов как истинных. С этой целью он подвергает самой тщательной проверке материалы уголовного дела и вновь представленные доказательства. Здесь судейское убеждение не должно быть связано ни с чем, даже кос-

? .г.

1 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. - М.. 1947. С.216.

2 Там же. С. 219.

115

венно. С этой целью необходимо устранение из закона указанных выше несоответствий.

Не следует говорить об истинности приговора в категоричной форме, поскольку отдельные приговоры и решения суда могут быть не правосудными. Суд второй инстанции просто обязан с этим считаться.

Презумпция истинности приговора опровержима. Однако законом в целях максимальной охраны прав граждан установлены некоторые изъятия из этого правила. Так, опровержение обвинительного приговора, определения или постановления суда по мотивам мягкости наказания или необходимости применения к осуждённому закона о более тяжком преступлении, отмена оправдательного приговора, определения или постановления суда о прекращении дела в порядке надзора либо по вновь открывшимся обстоятельствам допускается лишь в течение года со дня их вступления в законную силу (ст. 373 и 385 УПК). По истечении года презумпция истинности данных решений приобретает неопровержимый характер.

Её значение состоит в необходимости обеспечить условия для нор- мальной судебной работы, исполнения провозглашённых приговоров. Рассмотренная даже в самых общих чертах, проблема действия презумпции истинности приговора показывает её теоретическую и практическую значимость и позволяет наметить дальнейшие пути совершенствования уголовно-процессуального законодательства под этим углом зрения.

§ 4. Презумпция добропорядочности граждан

Общеправовая презумпция добропорядочности граждан находит своё применение в уголовном процессе.

Понятие добропорядочности является этическим по своему происхож- дению и характеру. Его использование в правовом регулировании есть один из частных случаев взаимодействия права и морали, использования правом этических понятий, категорий. УПК в целом в качестве фундамента имеет

116

нравственные начала. Ещё в судебнике 1497 года было записано: “Решения суда должны быть справедливыми”1 Закон, его знание, безусловно связаны с моралью, с моралью в конкретном случае христианской.

Мораль является сущностью любой религии, элементом в развитии любого человеческого общества. Это форма сознания людей в виде моральных требований и аргументов. Именно они, переложенные на сердце, здравый язык, являются сегодня большинством правовых норм. Прежде чем стать таковой, норма права живет в обычае, покоряет сердца и умы большинства людей. Становясь в последствии общепризнанной, либо, как показывает история, выгодной правящему классу, она, пройдя путь нормативного закрепления, становится обязательным правилом, порождая права и обязанности индивидов.

Выработанные человеческой практикой, религией те или иные позво- ления и запреты (библейские заповеди “Не убий. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего” (Второзаконие, 5:17, 19, 20) нашли отражение в законе. Не может человек, обладающий определённым опытом, достигший определённого рубежа в своём развитии, не знать о том, что, например, противозаконно лишать жизни другого человека.

В последние годы в российском законодательстве чётко прослеживается тенденция к усилению гарантий прав и свобод, уважению личности человека, их более широкому нормативному закреплению и реализации. Произошёл новый поворот к отражению в законодательных актах нравственных начал. Фундаментальное значение по данной проблеме до настоящего времени имеют труды А.Ф. Кони и М.С. Строговича. Специальные научные исследования в той или иной степени посвящены данной проблеме В.М. Савицким, A.M. Лариным, Т.Н. Москальковой и другими учёными.

1 Судебники Иоанна III и Иоанна IV 1497, 1550 г.г. - Харьков, 1915. С.1-62.

117

Мы не ставим перед собой задачу заниматься исследованием данной проблемы в целом. Однако при рассмотрении презумпции добропорядочности граждан не можем не остановиться на некоторых моментах их взаимодействия.

Что такое добропорядочность? Добро - это наиболее общее понятие морального сознания, категория этики, характеризующая положительные нравственные ценности, противоположность зла1. В духовном значении добро - это благо, что честно и полезно, всё чего требует от нас долг человека, гражданина, семьянина, противоположно худу2.

Порядочность - честность, неспособность к низким, аморальным, анти- общественным поступкам. Порядочный человек представляет собой любителя порядка или ведущего себя “изрядно, прилично, как должно”3. Необходимо, думается, отметить, что при изучении эмпирического материала автор столкнулся практически с полным отсутствием понятий упомянутых важнейших нравственных категорий в современных энциклопедических словарях и справочниках.

Добропорядочностью признаётся образ поведения человека, характеризующийся соблюдением правил, норм, условий жизни, принципов, считающихся положительными с точки зрения какого-либо господствующего класса или общества в целом. Представляется, что в настоящее время есть прямая необходимость исключить из данного определения словосочетание “господствующего класса”, поскольку другое словосочетание “общество в

1 Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. Прохоров A.M. - М., 1987. С.401; Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под. ред. Н.Ю. Шведовой - М., 1991. С.172.

2 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Т.1. А-3. - М., 1981. С.443-446; Общеславянское, в ст. - слав, калька греч. euergetis, переданного сложе нием добро и детель - делать (Шанский Н.М. Краткий этимологический словарь русского языка. - Харьков, 1975. С. 126).

Ожегов СИ. Указ. словарь. С.565; Даль В. Толковый словарь живого великорус- ского языка: Т.З. П. - М, 1982. С.327.

118

целом” должно охватывать все положительные акценты, исходящие будь то от конкретного человека, от различных религиозных течений, либо от правящей верхушки.

К категории добропорядочность тесно примыкает понятие добросовестности. “Добросовестность - добрая совесть, праводушие, честность, правдивость, богобоязненность в поступках”.1 В праве добросовестность понимается несколько по-другому. Особенностью понятия добросовестности в уголовно- процессуальном праве является знание либо незнание субъектами процесса норм права, юридических фактов и соответствующее, вытекающее из данных норм, их поведение, будь то действие или бездействие.

Категории добропорядочности и добросовестности относятся к поведению человека и носят субъективный характер. В объективном же смысле добропорядочность выступает как внешний критерий оценки поведения человека с точки зрения интересов общества и существует в виде сформулированных законом или неписаных правил такого поведения.

По общему правилу, добропорядочность заключается в том, что граждане образуют своё поведение в соответствии с требованиями правовых норм, в частности УПК и УК. Так, любой гражданин, не совершающий противоправных деяний, признаётся добропорядочным. Таковым он считается государством до вынесения обвинительного приговора (ст. 13 УПК). Ст. 59 УПК РСФСР (пар.ЗО УПК ФРГ) предполагает, что в случае наличия определённых обстоятельств судья, являясь добропорядочным гражданином, заявит самоотвод.

Смысл презумпции добропорядочности и состоит в том, что всякий, пока не доказано обратное, предполагается добропорядочным: guisgue praesumitur bonus, donee probetur contrarium (каждый предполагается хоро-

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Т.1. А-3. - М., 1981. С.445.

119

шим, пока противное не будет доказано)1. Показанные выше примеры ярко свидетельствуют о том, что эта презумпция является правовой и находит своё закрепление в нормах права.

По своей логической природе это предположение, отражающее “обычный порядок” - обобщение того, что подавляющее число граждан свято чтит нормы морали и нравственности, нормы закона. Сформулированное в общем виде положение: “Люди, как правило, не являются преступниками”, действительно отражает обычный ход вещей. Общее положение, что люди скорее склонны к добру, чем ко злу, довольно широко используется в праве. На нём основаны презумпция невиновности, презумпция правдивости свидетеля, презумпция подлинности документа. Вера в человека, в его положительные качества составляет моральную основу презумпции добропорядочности. Уважение “к человеческому достоинству во всяком человеке без различия лица, прежде всего за то, что он человек, и потом уже за личные достоинства” - принцип высокой нравственности.2 При этом мы вовсе не руководствуемся тем, что “Надо предполагать в человеке высшую степень правдолюбия, редкое в преступнике нравственное достоинство, чтобы надеяться на добровольное признание, влекущее к наказанию”/

Презумпция добропорядочности граждан, как и презумпция истинности приговора, имеет длительную историю своего существования, а также ярко выраженный классовый характер на различных стадиях развития. Об- щепризнанно, что закрепление в нормах закона тех или иных норм очень часто зависит от того, кто на данный момент находится у власти, какие представления о добре и зле приняты за основу в данном обществе. Они так часто менялись от народа к народу, от века к веку, что часто противоречили одно

1 Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. - Горький, 1974. С.88.

2 Белинский В.Г. Поли. собр. соч. Т. 7. - М., 1955. С.392.

3 Дегай П. Взгляд на современное положение уголовного судопроизводства - СПб., 1847. С.77.

120

другому. Примером может служить презумпция, согласно которой “не могли быть свидетелями по уголовному делу осуждённые, обвиняемые, женщины лёгкого поведения, малолетние, клиенты против своего патрона, нисходящие против восходящих”1.

В первом источнике права, “Русской правде”, добропорядочность свободных ставилась на порядок выше, их свидетельские показания признавались более ценными. По Судебникам 1497 и 1550 годов всё население дели-лось на “добрых людей” и “ведомых лихих людей” . Принадлежность к категории “лихих” позволяла и даже обязывала применять смертную казнь за преступления, влекущие для “добрых” применение денежных наказаний.3 Факт “облихования” был основанием для применения пыток для получения признания. В средние века более добропорядочным предполагалось духовное лицо против светского, мужчина против женщины, представитель “шляхтства” против “черни”. Расширение круга лиц, наделённых законом уголовно-процессуальным иммунитетом, позволяет сделать вывод, что значение презумпции добропорядочности в процессе правового регулирования не вызывает сомнений. Её роль в уголовном процессе можно рассмотреть в нескольких аспектах. Во- первых, отсутствие данной презумпции заставило бы в каждом случае подвергать сомнению факт добропорядочного поведения любых субъектов уголовно- процессуальных отношений, исключило бы из принципов уголовного процесса саму презумпцию невиновности. Во-вторых, специфика уголовно-процессуальной деятельности заключается в осуществлении уголовного преследования лиц, совершивших преступление. Приступая к расследованию преступления, следователь исходит из общей презумп-

Дрожжин В. Правосудие в Древнем Риме // Российская юстиция. 1994. № 10. С.30-34.

2 Судебники Иоанна III и Иоанна IV 1497, 1550 г.г. - Харьков, 1915. С.1-62.

3 Чельцов-Бебутов МЛ. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по исто рии суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. - СПб., 1995. С.657.

121

ции добропорядочности граждан. Чтобы опровергнуть её в отношении конкретного лица, он должен изобличить его в совершении преступления, доказать его виновность.1

В определённых случаях факт добропорядочности является предметом доказывания в том или ином деле. Здесь презумпция добропорядочности выступает в качестве исходной предпосылки при его установлении. Например, добропорядочность свидетеля, дающего показания, не исследуется специально, но если есть основания сомневаться в правдивости его показаний, она может стать самостоятельным элементом предмета доказывания при возбуждении уголовного дела по ст. 306, 307 УК. Сказанное относится и к добропо- рядочности эксперта, переводчика в случае дачи ими ложного заключения или перевода. Являясь предметом доказывания, добропорядочность указанных лиц предполагается, выражаясь в презумпции невиновности обвиняемого до вынесения обвинительного приговора, каковым она и может быть опровергнута.

В-третьих, значение предположения добропорядочности заключается в освобождении лица, в пользу которого оно установлено, от обязанностей доказывать свою невиновность. Таким образом, данная презумпция распределяет бремя доказывания по уголовному делу. Презумпция невиновности, являясь проявлением презумпции добропорядочности, выполняет роль гарантии охраны прав человека и обуславливает такое положение сторон, так распределяет бремя доказывания, что создаются более благоприятные условия для установления истины.

Рассматриваемая презумпция может опровергаться в ходе уголовно- процессуальной деятельности. Однако имеют место нормы, в которых предположение добропорядочности является безусловным и оспариванию не подлежит. Так ст.78 УК предусматривает, что если с момента совершения преступления истекли установленные сроки давности и лицо не совершило

1 Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева - М., 1998. С.168.

122

другого общественно опасного деяния, оно предполагается не представляющим общественной опасности, а уголовное дело подлежит прекращению.

В настоящее время в законе закреплён ряд правил, стимулирующих добропорядочное поведение граждан. Так, отказ от уголовно наказуемого поведения освобождает лицо от уголовной ответственности при совершении преступлений, предусмотренных статьями 205, 206, 222, 228, 275, 276, 278 УК. Добровольное признание в совершении преступления смягчает ответственность. Эти обстоятельства правового характера способствуют добропорядочности граждан, повышают степень вероятности исследуемой презумпции1.

Российским законодательством устанавливаются и правовые гарантии против недобропорядочного поведения. Так, ст. 122 УПК предоставляет возможность задержания, ст. 90 - ареста подозреваемого, а ст.96 - обвиняемого в совершении преступления, если имеются основания полагать, что данное лицо скроется, помешает установлению истины по уголовному делу, попытается воздействовать на свидетелей, потерпевших и т.д.

Участие понятых при производстве ряда следственных действий по- зволяет исключить возможность неправильного отражения их результатов в протоколе и предупредить недобросовестность со стороны следователя (ст. 135 УПК). Понятой - эпизодическая фигура, это постороннее лицо, которое вовлекается в процесс для выполнения функции, направленной на обеспечение объективности расследования в целом.2

С другой же стороны, анализ содержания норм процессуального зако- нодательства, информации СМИ и изучение соответствующей научной литературы позволяет говорить о том, что в УПК находит своё отражение презумпция недоверия к человеку, не добропорядочности участников уголовного процесса, некомпетентности должностных лиц, осуществляющих утолов-

1 Бабаев В.К. Указ. работа. С.90.

2 Хитрова О.В. Указ. работа. С.52.

123

ное судопроизводство . Представляется, что речь должна идти о презумпции не добропорядочности или добропорядочности именно субъектов уголовного процесса, поскольку участники уголовного процесса - это всего лишь одна из групп его субъектов.

Итак, наряду с презумпцией добропорядочности в УПК имеет место презумпция не добропорядочности и некомпетентности субъектов уголовного процесса. Таковым, как мы уже указывали выше, является правило ст. 135 УПК об участии понятых при производстве следственных действий, которым презюмируется, что без их участия следователь нарушит законность его производства и будут созданы условия для других злоупотреблений с его стороны. Участию понятых в судопроизводстве посвящены работы многих авторов. Одни ратуют за сохранение и расширение данного института3, другие выступают за его ограничение или полный отказ. Если при конструировании норм УПК презюмировать добропорядочность и компетентность сотрудника правоохранительных органов, осуществляющего расследование по

1 Кальницкий В.В., Бекетов О.И. О презумпции доверия к сотруднику милиции и оценки его показаний // Государство и право. - М., 1994. №8,9. С. 136-143; Селез нёв Б. Следователь достоин доверия (понятые - помощники или обуза?) // Мили ция. 1993. №11. С. 42-43.

2 Субъекты уголовного процесса - это различные органы и лица, которые прини мают участие в уголовно-процессуальной деятельности, связанной с расследовани ем и разрешением уголовных дел, являются носителями определённых прав и обя занностей и вступают в процессе производства по делу в процессуальные правоот ношения (Учебник уголовного процесса / Под. ред. проф. Кобликова А.С. - М., 1995. С.49).

3 Саркисянц Г.П. Понятые в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1975. С. 16; Шейфер СЛ. Следственные действия - система и процессуальная форма. - М., 1971. С.77; Быховский И. Понятые // Социалистическая законность. 1972. № 4. С.45; Хитрова О.В. Указ. работа. С.72-79.

4 Кемулария Э.Ш. Проблемы применения уголовного права по аналогии: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - М., 1983. С.9; Чувилёв АЛ., Рожков СП. Проблема по нятых в теории и практике уголовного судопроизводства // Участники предвари тельного расследования и обеспечение их прав и законных интересов. - Волгоград, 1993. С.137; Белкин Р.С. Kvpc советской криминалистики. Т.2. - М., 1978. С.101.

124

уголовному делу, ряд действующих норм УПК следует признать не корректными и сформулировать заново.

В этом плане представляют интерес нормы и результаты зарубежного законодательства. В частности, УПК Германии и США совсем не предусматривают участия понятых при производстве следственных действий, отношение к полиции построено на полном доверии.

Не достаточно обоснованной выглядит ссылка и на недостаточную квалификацию следственных работников российских правоохранительных органов1. Следователями прокуратуры в различных регионах страны, российской глубинке работают студенты юридических вузов второго и других годов обучения, что составляет большую проблему при расследовании уголовных дел. Но эта проблема является более организационной, чем процессуальной, и не должна находить своё отражение в нормах УПК. Она вовсе не является аргументом в пользу расширения участия понятых в уголовном процессе.

Не должно ставиться в оправдание расширения института понятых на предварительном следствии и их фактическое использование при производстве иных процессуальных действий, не предусмотренных УПК. Такое положение дел также обусловлено сложившейся практикой недоверия к лицам, производящим расследование по уголовному делу. Результаты опроса, проведённого автором в 1998-1999 году, показывают, как они сами оценивают степень доверия к ним со стороны суда, прокуратуры, а также граждан и общества в целом. Так, 43 % от количества опрошенных считают, что судебные органы и прокуратура доверяют результатам их деятельности лишь на половину, более 7 % считают, что доверия никакого нет совсем. О.В. Хитрова,

1 Порождённые недостаточной квалификацией следственные ошибки часто при- водят к печальным последствиям. Несоблюдение ввиду неопытности элементарных правил следователем привело к самосуду родственников над обвиняемым: в г. Буйнакс Дагестана в присутствии большого количества граждан был сожжён Гад-

125

например, считает практику привлечения понятых к участию в следственных действиях, не предусмотренных УПК, “незаконной и вряд ли правильной”1. Однако, думается, необходимо не согласиться с её утверждением о том, что добытые в таких следственных действиях доказательства нельзя признавать допустимыми. Они вполне могут использоваться в процессе доказывания. Такого же мнения поддерживаются авторы научно-практического комментария к УПК РСФСР.2 Повышение авторитета правоохранительных органов в целом и, в частности следственных аппаратов, само по себе уменьшит, а возможно снизит до минимума количество случаев подобного привлечения понятых. Почему предполагается недобросовестность следователя и в то же время придаётся значительный вес подписям понятых, приглашённых этим же следователем. Конечно же, имеют место факты фальсификации результатов следственных действий, однако это не значит, что необходимо подозревать всех проводящих расследование в нарушении процессуального законодательства.

Институт понятых - уникальное в русском судопроизводстве явление, рассматривается традиционно как исторически сложившийся, однако его применение должно быть разумным и предусмотрено лишь при производстве отдельных следственных действий, вторгающихся в конституционные права и свободы граждан.

Презумпция не добропорядочности закреплена в ст. 122 УПК, согласно которой лицо, пытающееся скрыться, подлежит задержанию. Необъективным предполагается лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство, если оно является родственником одного из участников уголовного процесса и подлежит в таком случае отводу (ст.ст.59-61). Ещё Устав Уголовного судо-

жиев, совершивший убийство девушки (“Один на один. Об отмене смертной каз- ни” ОРТ. 08.06.98. 17.50.).

1 Хитрова О.В. Указ. работа. С.67-69.

2 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева. - М., 1997. С.332.

126

производства 1864 г. в ст.85-87 содержал случаи и порядок устранения судьи, а ст. 93 - условия не допуска к судебному разбирательству.1 Недоверие обвиняемого может стать причиной отвода судьи. При наличии других об- стоятельств данное предположение может быть опровергнуто и ходатайство не удовлетворено. Необходимо согласиться с мнением В. Асламова, “что никакого выбора судей, заслуживающих наибольшего доверия сторон, нет и быть не может”. В силу совершенно разных интересов сторон трудно предположить, что какая-либо из них моментально согласится с мнением другой.

Таким образом, предположение не добропорядочности граждан также находит своё отражение в УПК и, как любая другая правовая презумпция, порождает права и обязанности определённых субъектов уголовного процесса. Предположение о том, что следователь обладает необходимым правосознанием, нуждается в укреплении, в т.ч. ограничением участия понятых в таких следственных действиях как осмотр места происшествия в ночное время и в отдалённой местности, осмотр документов, предметов, освидетельствования при определённых обстоятельствах, а также во всех следственных действиях, фиксируемых на видеоаппаратуру.

Закрепление рассматриваемых предложений в законе представляется актуальным и обоснованным, ибо они способствуют установлению истины по уголовному делу, а значит и обеспечению прав участников уголовного процесса, отвечают потребностям практических органов.

§ 5. Презумпция знания закона

В уголовном процессе находит свое применение ещё одна общеправовая презумпция - презумпция знания закона. Впервые данное поло-

1 Российское законодательство 10-20 веков. Т.8. Судебная реформа. - М., 1994.

2 Асланов В. Упорядочить процесс отвода судей // Российская юстиция. 1994. № 4. С.55.

127

жение было сформулировано в римском праве в виде формул ignorantia juris, guod guisgue tenetur scire non excusat (незнание закона, знание которого предполагается, не служит извинением для лица, нарушившего закон) и nemo ignorantia juris recusare potest (никто не может отговариваться незнанием закона).

По своей логической природе рассматриваемая презумпция представляет собой обобщение индуктивного характера. В течение длительного вре- мени было выяснено, что большинство граждан действительно знают законы. При исследовании презумпции добропорядочности граждан указывалось на то, что закон, его знание связаны с моралью, религией. Право широко использует этические, нравственные понятия и категории. Перед закреплением в нормах права те или иные правила поведения были выработаны и приняты к исполнению человеком в виде представлений о добре и зле, религиозных требований. Следовательно, в большинстве случаев субъекты права просто должны знать законы на основе перечисленных выше представлений. Презумпция знания закона имеет черты сходства с презумпцией добропорядочности граждан, а в некоторых своих моментах они полностью совпадают. Например, гражданин не совершает преступления, т.к. он знает, что красть чужие вещи (брать их без разрешения) нельзя, осуждаемо со стороны других членов общества. В силу этих же причин, раскаяния обвиняемый может сделать чистосердечное признание, что, в свою очередь, является смягчающим ответственность обстоятельством.

Такие обстоятельства, как участие в обсуждении важных законопроектов лично, через общественные, правотворческие организации, повседневная печать, радио, телевидение, определённый порядок опубликования и вступления в силу различных законодательных актов1, специальные разъяснитель-

1 Закон РФ от 14.06.94. № 5-ФЗ О порядке опубликования и вступления в силу фе- деральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Феде- рального Собрания” (Собрание законодательства РФ. 1994. № 8). Ст. 801.

128

ные программы, правоприменительная деятельность, увлечения людей способствуют расширению знания законов гражданами и должностными лицами.

Но вместе с тем, мы не можем говорить о знании закона как абсолютной истине, а констатировать о предположении наличия такого знания. По- скольку существует возможность незнания гражданами тех или иных законов, постольку возможны пробелы подобного рода, постольку мы говорим именно о презумпции знания закона, которая в определённом случае может быть опровергнута.

Презумпция знания закона в определённых условиях имеет несколько политическую окраску. “… всякий чиновник и судья предполагают…, что каждый рабочий знает законы… Рабочие могут ознакомиться с законами только тогда, когда им придётся самим применять эти законы и слышать и видеть суд по этим законам”.1 Ч. Беккариа писал: “…счастлива та нация, где знание законов не составляет науки”2.

Некоторые авторы причисляют презумпцию знания закона к фиктивным положениям.3 Действительно, в истории имели место случаи подобного закрепления презумпций: “Английские юристы пришли действительно к тому, что предполагают всякого англичанина присутствующим в парламенте в лице своих представителей, а отсюда выводят, что нет надобности в обнародовании закона и что законы должны считаться известными во всём королевстве с того момента, как они одобрены обеими палатами и санкционированы королём” . Фиктивный характер презумпция знания законов приобретает лишь при отсутствии реальной возможности ознакомиться с содержанием правовых актов.

1 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.4. С.278.

2 Беккариа Ч. Указ. работа. С.397.

3 Дормидонтов Г. Ф. Указ. работа. С.31.

4 Там же. С.31.

129

В настоящее время, думается, уместным будет сказать о том, что по- давляющее большинство населения России не знает большинства нормативных актов в силу нескольких причин. Во-первых, долгое время отсутствовало надлежащее правовое воспитание - лишь в 1991 году в общеобразовательных учреждениях введён предмет - основы права (правоведения). Во-вторых, огромное количество законов, принимаемых в последние годы (после принятия в 1993 году Конституции по 01.08.99 года принято более 1000 законов и 9300 подзаконных нормативных актов), физически не позволяет уследить за ними даже юристу- профессионалу. И в-третьих, уменьшение доходов большинства населения страны (денежные доходы ниже установленного государством прожиточного минимума имели на 1.01.96 г. 24.7 % населения страны, из них в крайней бедности находились 37.6 %1), ежедневная забота лишь о хлебе насущном привела к резкому снижению подписки и читаемости (в т.ч. официальных изданий) в самой читаемой стране мира. Число чита- телей библиотек за период с 1985 по 1995 годы снизилось на 23.3 % (с 82.1 до 60.2 миллионов человек). 3.5 % (5180000 чел.) всего населения и 7.5 % сельского населения не имеют технической возможности принимать радиовещание, 1.3 миллиона человек - телепередачи.3 Громкие судебные процессы, публикации в СМИ отбивают желание граждан изучать законодательство, которое “нарушается систематически даже стоящими у власти” и, следовательно, “нет смысла его знать”.

В таких условиях презумпция знания закона может стать фикцией ещё и потому, что во многих отраслях права необходимо конкретное его знание. Значительно чаще презумпция знания закона не может теперь основываться на общих представлениях, а требуется знать содержание конкретных норм в

Российский статистический ежегодник: Статистический сборник. - М., 1996. С.811.

2 Там же. С Л 98-199.

3 Там же. С.611.

130

области административного, гражданского и естественно, права уголовно- процессуального.

М.С. Строгович совершенно правильно, на наш взгляд, указал, что предположение о знании закона распространяется лишь на знание его общего характера, его законности или незаконности.1

В других же случаях знание конкретной нормы закона, а также возможность этого знания и понимания необходимо выяснить и разъяснить. 69.1 % практических работников считают правильным требование разъяснения прав и обязанностей участникам процесса, 77.8 % - порядок производства следственных действий, 25.2 % считают обязательной проверку знания материального закона. Вместе с тем, ещё очень и очень многие должностные лица, с которыми приходиться сталкиваться гражданам, не объясняют им сущность того или иного закона, их права и обязанности, вследствие чего наступает знакомое всем нам время ходьбы по инстанциям, “ходьбы по кругу”. Например, почти 13 % опрошенных практических работников считают неправильным требование процессуального закона разъяснять права и обязанности участникам процесса, 51.7 % негативно относятся к проверке знания материального закона. Данные цифры подтверждают, что на протяжении ряда лет мнение практических работников относительно разъяснения прав участникам процесса остаётся отрицательным.2 В уголовно- процессуальной дея-

“Гражданин может не знакомиться специально с данным законом, но он очень хорошо может понимать законность или незаконность тех или иных действий, по- ступков; он может не знать самого текста закона, но вполне может и должен знать выраженное в законе отношение государства к соответствующим действиям, по- ступкам и тем последствиям, которые в силу закона наступают для нарушителя этого знания” (Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном про- цессе. - М., 1947. С.207.)

2 Проведённое ВНИИ МВД СССР исследование показало, что в 64.9 % случаев от числа изученных дел, не разъяснение прав, предусмотренных ст.46, 47 УПК, явля- ется наиболее распространённым нарушением процессуальных требований при предъявлении обвинения (Щерба СП. Теоретические основы и особенности уго- ловного судопроизводства по делам лиц, страдающих психическими и физически- ми недостатками. Дисс. … докт.юрид.наук. -М., 1990. С. 167).

131

тельности отсутствие разъяснения подобных прав влечёт за собой признание результатов следственного действия не имеющим юридической силы, отмену приговора в целом, признание доказательств недопустимыми ввиду нарушения прав участников уголовного процесса. Так, если переводчику не разъяснены его права и обязанности, если он не предупреждён об ответственности за заведомо ложный перевод, то он не может быть осужден за данное преступление, а следствию вновь придётся проводить те или иные следственные действия.

Презумпция знания закона, исходя из всего вышеизложенного, является опровержимой. В литературе этот вопрос решается неодинаково. Спор- ным, думается, в свете последних примеров выглядит мнение В.И. Камин- ской о неопровержимости данной презумпции. “Общепринятой и действующей во всех законодательствах является неопровержимая презумпция знания закона”1. Именно должностное лицо - следователь должен не просто предполагать знание закона обвиняемым, не проверять знание этого закона, а разъяснить его суть и отдельные моменты. Презумпцию знания закона она относит не к нормам, регулирующим субъективный процесс доказывания, а к объективным отношениям между людьми, к условию уголовной ответственности.

Высказав другую точку зрения, М.С. Строгович считал, что презумпцию знания закона нельзя рассматривать как неопровержимую.2 Бабаев В.К. признаёт в принципе предположение знание закона опровержимым3, но за определёнными исключениями в области уголовного права, касающихся юридической ошибки. Данное суждение в целом не вызывает сомнений.

Первое исключение из опровержимости рассматриваемой презумпции В.К. Бабаев относит к юридической ошибке, одному из её случаев. Речь идет

1 Каминская В.И. Указ. работа. С.49-50.

2 Строгович М.С. Указ. работа. С.209.

3 Бабаев В.К. Указ. работа. С.110.

132

о неправильном представлении юридической квалификации деяния лицом, его совершившим. Требование знания квалификации деяния, размера наказания в содержание презумпции не входит. Достаточно того, что гражданин знает о его общественной опасности. Следовательно, данное предположение в предмет доказывания не входит и является неопровержимой презумпцией.

Второй случай неопровержимой презумпции знания закона может иметь место при совершении таких преступлений, общественная опасность которых очевидна не просто с точки зрения правовых запретов, а с точки зрения общечеловеческой. Ссылка на незнание закона не входит в предмет доказывания, т.к. считается безусловным то, что человек в силу разумности не просто обязан знать, а представляет, что совершает осуждаемое обществом, религией деяние, общественная опасность которого очевидна в силу его противоестественного характера. Если совершивший преступление действительно не знал и не мог знать об общественной опасности своего деяния, он освобождается от уголовной ответственности, и презумпция знания закона опровергается.

Постановка под сомнение презумпции знания закона может быть осу- ществлена, если преступность совершённого деяния не очевидна с точки зрения морали и нравственности, устоявшихся в обществе представлений о добре и зле, чести и справедливости. Такое положение возможно в случае, когда действие, ранее не запрещавшееся законом, объявляется преступным и гражданин ссылается на его незнание. Например, в момент нахождения в далёкой экспедиции, зимовке принимается уголовно- наказуемый закон. Проверка знания закона, ссылка на его незнание обязательно в данном случае должна входить в предмет доказывания. Отсутствие СМИ, удалённость от населённых пунктов может позволить с достоверностью сказать о невозможности знания закона лицом, совершившим указанное деяние. Вследствие этого гражданин может быть освобождён от уголовной ответственности. Поскольку совершившее деяние лицо не осознавало его общей опасности, по-

133

стольку у него отсутствовал умысел на совершение преступления и, следова- тельно, он не предвидел общественно опасных последствий своих действий. Таким образом, по общему правилу, презумпция знания закона является оп- ровержимой.

Значение презумпции определяется тем, что она является своеобразной предпосылкой для правильной реализации норм права. Она освобождает в каждом конкретном случае от необходимости доказывать факт знания субъектами права законов, и является существенной предпосылкой правопорядка. Она упрощает процесс правового регулирования, предопределяя действие других юридических норм.

В уголовно-процессуальной деятельности, как отмечалось выше, кроме того, должностные лица обязаны согласно требований ст.58 УПК и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда не только не выяснять знание закона, а в каждом конкретном случае разъяснять субъектам уголовного процесса требования закона их права и обязанности. В случае невыполнения данных требований в ряде случаев полученные доказательства признаются недопустимыми, что влечёт за собой отмену тех или иных решений. Например, не разъяснение потерпевшему, обвиняемому ч.1 ст.51 Конституции РФ или её нарушение влечёт признание доказательств недопустимыми и отмену приговора1, не разъяснение прав и обязанностей эксперту, влечёт недопустимость результатов экспертизы, невозможность привлечения эксперта к уголовной ответственности в случае дачи ложного заключения. Целый ряд нарушений прав участников процесса признаётся существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Из сказанного можно сделать вывод о незнании требований УПК

1 Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. - М., 1997. С.535.

2 См.: Бюллетень ВС РСФСР. 1971, № 4. С.15; Бюллетень ВС РФ. 1994, № 1. С.7-8; №4. С.12-16; 1995, № 1. С.14-15; 1997, № 2. С. 18-19 и другие.

134

большинством субъектов, что отрицательно влияет на эффективность реализации ими своих интересов или должностных обязанностей. Данное положение представляется существующим в силу специфики уголовно- процессуальных отношений. Далеко не каждый гражданин сталкивается в своей жизни с уголовным делом, судом и далеко не каждый способен на достаточном уровне оценивать всю сложность расследования уголовных дел. Данная презумпция призвана обеспечить большие гарантии прав и свобод человека, их реализацию, установление объективной истины по уголовному делу с целью эффективности раскрытия преступления.

135

ГЛАВА III. ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И

ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

§ 1. Совершенствование законодательного регулирования

правовых презумпций

Проведённое выше исследование содержания отдельных видов правовых презумпций позволяет выявить отдельные недостатки действующего уголовно-процессуального законодательства и внести предложения по его совершенствованию. Детальное и чёткое закрепление презумпций необходимо в силу самого характера уголовного процесса. В нём, как ни в какой другой отрасли права, ежедневно имеют место властные отношения, затрагивающие права и интересы личности. Чёткая и ясная регламентация и однозначная трактовка всех правил “убережёт” от возможных “соблазнов” быстрейшего завершения дела в ущерб главной цели уголовного процесса -установления справедливости в обществе.

Чёткая регламентация всех юридических предположений жизненно необходима. В связи с наличием ряда противоречивых мнений относительно использования правовых презумпций в уголовном процессе сложно продвигается и процесс их закрепления, тем более презумпций, влияющих на построение всей отрасли и её отдельных институтов. Некоторые авторы сегодня попросту предлагают отказаться от понятия “презумпция” как непонятного человеку, пока непосредственно в законе нет конкретного нормативного правила, его раскрывающего1. Другие считают, что вряд ли есть надобность вводить в правовой документ, рассчитанный на ознакомление с ним всего населения, иноязычное слово “презумпция”, которое даже юристы толкуют и понимают по-разному.2

1 Смирнов П.В. Неологизмы в уголовном процессе // Профессионал. - М., 1999. С.41-42.

2 Савицкий В.М. Указ. работа. С.24-25.

136

Однако, этот термин получил настолько широкое распространение в праве, что отказываться от него сегодня нецелесообразно. Презумпции невиновности, истинности судебного решения, правоты собственника, отцовства, авторства, достоверности обстоятельств, отражённых в векселе, открытости информации и другие юридические предположения находят своё применение в целом в российском праве, деловом и гражданском обороте. Поэтому первым шагом на пути устранения указанных выше недостатков и суждений, на пути законодательного регулирования презумпций становится их отражение во всевозможных юридических словарях, справочниках и энциклопедиях, а впоследствии и в других словарях. В научной и учебной литературе, а также в средствах массовой информации о презумпциях пишут много и часто. Из изложенного следует, что отказываться от этого термина нельзя. В противном случае завтра многие из иностранных слов подвергнутся такой же критике.

Совершенствование правового регулирования правовых презумпций, применяемых в уголовном процессе, необходимо начинать с одного из главных предположений российского права - презумпции невиновности. Необходимость более тщательного формулирования определённых правил этого положения не вызывает сомнений, ибо его тщательная и подробная регламентация позволит усилить одно из основных прав человека - право на свободу и неприкосновенность личности. Именно сегодня надо задуматься над тем, как завтра обеспечить их большее соблюдение. Один из великих философов Д. Дидро говорил: “Законы и кодексы должны создаваться на будущие времена, а не для тех лиц, которые в настоящее время держат власть в своих руках”. С этой заслуживающей уважения мыслью можно не согласиться только в одном. Законы и кодексы, усиливающие права и свободы человека и их реализацию, должны создаваться сегодня и применяться немедленно.

137

В УПК до настоящего времени нет специальной статьи, посвященной положениям презумпции невиновности. В научных работах высказываются предложения о перенесении в уголовно-процессуальный кодекс формулировки ст.49 Конституции Российской Федерации.1 Данные предложения выглядят вполне обоснованными, однако, думается, подлежат некоторому уточнению.

В главе второй настоящей работы были подробно рассмотрены основные характеристики презумпции невиновности, на основании чего сделан вывод о необходимости некоторых изменений не только в УПК, но в Конституции. В ст. 15 проекта УПК предусмотрено закрепление презумпции невиновности в формулировке, практически повторяющей ст.49 Конституции. Принятие её в указанном варианте представляется недостаточным, так как это практически не учитывает тех острых дискуссий и предложений по рассматриваемой проблеме, которые возникли уже после принятия Конституции. Представляется, что УПК может воспроизвести ст.49 Конституции, но только после корректировки последней с учётом ранее высказанных замечаний.

Презумпция невиновности должна быть понятна и доступна любому человеку без его обращения к каким бы то ни было комментариям, словарям, кодексам, книгам и т.д. Ранее высказывались различные трактовки слова “обвиняемый”. Кто это такой? В силу ст.ст.46, 143, 144 УПК им является только лицо, привлечённое в установленном законом порядке в качестве обвиняемого по возбужденному уголовному делу. В простом разговоре, средствах массовой информации очень часто те или иные люди обвиняются в совершении преступления. Появление именно в такой неподходящий для попавшего в беду человека момент материала в СМИ неизбежно наносит значительный ущерб репутации обвиняемого или подозреваемого, причиняет нравственные страдания. Автор публикации (теле- или радиопередачи), как

1 Москалъкова Т.Н. Указ. работа. С.71-72.

138

правило, не может избежать вопроса о виновности конкретного человека, об оценке события преступления, оглашения сведений о лицах, способствовавших его совершению и т.д. Некоторые из авторов напрямую называют своих “героев” “ворами” , оказывают определённое воздействие на судебные органы, публикуют судебные решения, не вступившие в законную силу3.

Положение обвиняемого, действительно, усугубляется ещё и тем, что если выступающий является должностным лицом проводящих расследование правоохранительных органов, то его информация воспринимается как официальная и поэтому оказывает наибольшее влияние на общественное мнение, несмотря на небольшую к ним степень доверия. В связи с этим представляются актуальными предложения учёных о дополнении УПК специальным правилом, запрещающим должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело, или его руководителю, до вступления приговора в законную силу выступать в СМИ либо предоставлять кому-либо материалы следствия для освещения в СМИА В настоящее время в законе есть специальная норма о недопустимости разглашения данных предварительного следствия (ст.139 УПК), согласно которой данные предварительного следствия могут быть преданы гласности с разрешения следователя или прокурора. Однако по уголовным делам ведётся не только предварительное следствие, но и дознание, протокольная форма досудебной подготовки материалов. Думается, что в данном случае должна идти речь не о дополнении УПК специальным правилом, а об изменении редакции ст.139.

Москалькова Т.Н. Указ. работа. С.73.

2 Поэгли В. Паша-мерседес. Вор должен сидеть в тюрьме, а не быть министром обороны // Московский комсомолец. 1994. 20 октября.

3 Неправосудное решение // Вольная Кубань. 1995. 26 мая.

4 Москалькова Т.Н. Указ. работа. С.76.

139

Высказанное выше предложение Т.Н. Москальковой должно, по видимому, в своём первоначальном виде составить ч.1 ст. 139 УПК. Ныне действующее правило ч.1 указанной статьи, думается, подлежит корректировке, которая заключается в том, чтобы предоставить возможность предавать гласности материалы предварительного расследования только прокурору и только в исключительных случаях. Таким образом, данная формулировка предстанет в следующем виде: “Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения прокурора и в том объёме, в каком он признает это возможным “J и будет являться, по существу, частью второй статьи 139 УПК. Учитывая вышеизложенное, действующая в настоящее время ч.2 ст. 139 также подлежит изменению. Слова “в необходимых случаях” из данной формулировки подлежат исключению. Таким образом, предупреждение участников и иных участвующих в уголовном процессе лиц становится обязательным для лица, осуществляющего уголовное судопроизводство. Установление данных правил в рассматриваемом виде может стать дополнительной гарантией защиты чести и достоинства не только обвиняемых, а также и потерпевших, других участников и субъектов уголовного процесса.

В силу ч.1 ст.51 Конституции, общей презумпции добропорядочности, высказанных выше положений о различной трактовке понятия “обвиняемый” ст.49 Конституции подлежит корректировке. Представляется, что она будет отвечать всем требованиям даже самого изысканного критика, не потребует

Предлагаемая формулировка представляется обоснованной также в силу того, что согласно Закону РФ от 17.01.92 года в редакции от 17.11.95 года “О прокуратуре РФ” никто не вправе без разрешения надзирающего прокурора разглашать мате- риалы проверок и предварительного следствия, проводимых органами прокурату- ры, до их завершения. (СЗ РФ. 1995, № 47. Ст.4472). Противоречие данной нормы со ст. 139 видно невооружённым взглядом. Следователь, работающий в прокуратуре, не имеет права принимать решение о предании гласности тех или иных данных, а следователь других (подконтрольных прокуратуре) правоохранительных органов принимает такое решение самостоятельно.

140

никаких рассуждений представителей СМИ, если будет отражена в законе в следующей редакции:

  1. “Каждый гражданин, человек, подозреваемый и обвиняемый в совершении преступления считается невиновным пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда “.
  2. “Обвиняемый и подозреваемый не обязаны доказывать свою невиновность “.
  3. “Любые неустранённые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого (подсудимого, осужденного), подозреваемого или иного лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело “.
  4. С презумпцией невиновности связана оценка доказательств по внутреннему убеждению. О внутреннем убеждении при оценке доказательств говорилось много и часто различными авторами.1 Убеждение как этическая категория представляет собой рациональную основу нравственной деятельности личности, позволяющую ей совершать тот или иной поступок сознательно, с разумным пониманием необходимости и целесообразности определённого поведения.2 Применительно к уголовно-процессуальной деятельности внутреннее убеждение должностных
    лиц,

1 Вышинский А.Я. Проблемы оценки доказательств в советском уголовном про цессе // Социалистическая законность. 1936. № 7. С.34; Полянский Н.Н. Оценка доказательств вышестоящим судом в уголовных делах // Советское государство и право. 1951. № 7. С.31; Строгович М.С. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса // Советское государство и право. 1952. № 8. С.22; Он же: Материальная истина и судебные доказательства. - М., 1955. С.123; Петрухин ИЛ. Указ. работа. С.342-365; Ратинов А.Р. Внутренне убеждение при оценке до казательств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. С.474-484; Бабаев В.К. Указ. работа. С.102-105; Доля Е.А. Оценка доказательств в российском уголовном процессе // Государство и право. 1996. № 5. С.85; Якупов Р.Х. Указ. работа С. 16; Москалькова Т.Н. Указ. работа С.90,243-250.

2 Словарь по этике / Под ред. И.С. Кона. - М., 1983. С.364. Москалькова Т.Н. Указ. работа С.90, 243-250.

141

осуществляющих уголовное судопроизводство, в моральном аспекте может означать следование “ими голосу своей совести”.

Совесть - это субъективное осознание личностью нравственной ответственности за своё поведение, моральный контроль. Эта категория характеризует способность человека самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить оценку своих поступков.1 Совесть позволяет осознавать нравственное значение своих действий, оценивать свои поступки, исходя из представлений о добре и зле, справедливости, долге. Что бы кто ни говорил, но любой человек думает о своём престиже, чести, реноме. Согласно чЛ ст.71 УТЖ, судья, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием.

Презумпция невиновности - это объективное правовое положение, это требование закона, обращенное ко всем гражданам, должностным лицам государства и общественных организаций, общественному мнению в целом, СМИ.2 В силу ст.2 УТЖ следователь и другие должностные лица стремятся к достижению задач уголовного судопроизводства, в том числе изобличению виновных. Они стремятся к опровержению данной презумпции, существующей независимо о них.

Внутреннее убеждение лиц, осуществляющих уголовное преследование, суда в виновности обвиняемого, хотя и базируется на объективных данных, субъективно по своей природе и характеру.” Это подтверждает извест-

1 Москалькова Т.Н. Указ. работа С.24.

2 Савицкий В.М. Указ. работа. С. 31; Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. проф. ПЛ. Лупинской. - М., 1997. С. 118; Уголовный процесс. Об щая часть: Учебник для учащихся вузов / Под. ред. проф. Божьева В.П. - М., 1997. С.62.

3 Строгоеич М.С. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса // Советское государство и право. 1952. № 8. С.22.

142

ная поговорка - “двух одинаковых мнений не бывает”. При этом внутреннее убеждение не является безотчётной категорией: оно должно сформироваться с учётом всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в своей совокупности, иначе мы можем иметь дело не с внутренним убеждением, а с максимально вероятным заключением. Любая же максимальная вероятность никогда не перестанет быть вероятностью. Но важными его элементами являются так же знание закона, практический опыт и правосознание. На совокупности этих элементов появляется субъективное мнение в виновности лица и основа для совершения процессуальных действий.

Ценность этого субъективного мнения заключается в том, что без него невозможны следующие этапы производства по делу вплоть до вступления приговора в законную силу. Ценность этого мнения будет более весомой, если правило ч. 1 ст.71 УПК подвергнется необходимой корректировке в соответствии с новыми условиями жизни общества. В чЛ ст.20 и ч.1 ст.84 проекта УПК предусматривается, что должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью. Подобные формулировки отстаивались авторами ещё в прошлом веке.1 Это дисциплинирующее, сдерживающее от поспешных и неоправданных решений понятие, думается, позволит избежать многих ошибок. Когда человеку говорят “…у тебя нет со- вести…” он начинает всерьёз задумываться над этим словом, несмотря на кажущееся своё внешнее безразличие. Данное словосочетание стоит намного выше слов “у тебя нет правосознания”.

Прослеживается также необходимость закрепления в законе правил оценки общеизвестных фактов в уголовном процессе. ГПК предоставляет суду право решать вопрос о юридической силе, возможности признания ка-

ОршанскийИ. Указ. работа. С. 16.

143

кого-либо события общеизвестным. Придание ему подобного статуса осво- бождает суд или стороны от того или иного объёма работы по доказыванию определённых обстоятельств, и такие факты признаются истинными. Дальнейший процесс доказывания, безусловно, может опровергнуть презюми-руемое обстоятельство. Данная возможность всегда имеется и у суда.

Общеизвестность юридических фактов может быть признана судом лишь при наличии двух условий: объективном - известность факта широкому кругу лиц и субъективном - известность факта всем членам суда. При принятии решения суд в его мотивировочной части должен указать о признании общеизвестного факта таковым, если его известность носит ограниченный характер. Учитывая вышеизложенное, представляется целесообразным закрепление аналогичной нормы и в уголовно-процессуальном законодательстве. В ней должны быть отражены следующие положения:

Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

О признании факта общеизвестным суд указывает в мотивировочной части приговора или иного решения по уголовному делу.

Следующей презумпцией, нормативная регламентация которой, думается, оставляет желать лучшего, является презумпция знания закона. И хотя никто не может отговариваться его незнанием, в практике имеют место факты освобождения от уголовной ответственности именно в силу того, что оп- ределённое лицо не знало (не могло знать) о наказуемости совершённого деяния. Проведённый автором в 1998-1999 г.г. опрос практических работников показал, что в настоящее время ими признаётся необходимой проверка знания закона по тем составам преступления, по которым тот или иной человек обвиняется в его совершении.

Гражданско-процессуальное законодательство: комментарий / Под ред. М.К. Юкова. - М., 1991. С.144-145.

144

Следовательно, вряд ли возможно с абсолютной уверенностью говорить о знании гражданами закона, а лишь допускается констатировать о предположении, т.е. о том, что большинство граждан знает законы в зависимости от предмета их регулирования. Одновременно мы должны признать на законодательном уровне о том, что существует вполне оправданная презумпция незнания закона.

В силу этих и других причин (см. подробнее § 5 главы II с.129-134) закон возлагает на должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, разъяснение прав и обязанностей участникам процесса и другим участвующим в деле лицам. В силу этих же причин представляется заслуживающим внимания специальное закрепление обязанности следователя выяснить возможность незнания уголовного закона гражданином, заявляющим об этом ходатайство. За такое закрепление выступают 34.3 % из числа опрошенных и 67.4 % считают, что на сегодняшний день презумпция знания закона закреплена недостаточно.

Заслуживающими внимания в свете данного вопроса надо признать и проблемы правового воспитания и обучения населения, совершенствования преподавания основ правоведения в общеобразовательных (с более ранних классов) и высших неюридических учебных заведениях, а также, думается, и в некоторой степени (по специальной программе) в детских дошкольных учреждениях на этапе подготовки к школе. Данные меры представляются необходимыми ввиду того, что удельный вес преступлений, совершённых несовершеннолетними, ежегодно составляет 10 - 11 % от общего количества преступлений, совершённых на территории России. В период с 1970 по 1996 г.г. абсолютное число таких преступлений выросло с 60 до 134 тысяч.1 За 11

1 В указанный период число осуждённых несовершеннолетних, не работающих и не учащихся возросло с 10789 до 49085, осуждённых повторно - с 3840 до 17988, не имеющие семей - с 3782 до 6372, девочками - с 2058 до 9455. Число осуждён- ных в возрасте 14-15 лет увеличилось с 8 % в 1926 г. до 26 % в 1996г. (Судебная статистика: Преступность и судимость (современный анализ данных уголовной су-

145

месяцев 1998 года по сравнению с аналогичным периодом 1997 года прирост преступлений, совершённых несовершеннолетними, составил 1.3 % (168519 против 166277).

На первый взгляд это не является проблемой процессуальной, но если проигнорировать подобные факторы, то уже завтра объём следственной и судебной работы и, что естественно, количество осуждённых (и так самое большое в мире)1 увеличится многократно. Необходимо отметить, что только 5.7 % опрошенных в 1998-1999 г.г. следователей считают, что граждане сами должны изучать все законы.

Ст.68 УПК обязывает следователя выявить причины и условия, спо- собствующие совершению преступления, а ст.140 - принимать меры по устранению таких причин и условий. Следовательно, данные проблемы имеют прямое отношение к рассматриваемому вопросу и пути их устранения будут рассмотрены в следующем параграфе.

Презумпция истинности приговора - рассмотренные ранее проблемы этого юридического предположения наглядно показали о существовании определённых несоответствий её правового регулирования. 58.2 % опрошенных автором респондентов высказали своё мнение о недостаточности регламентации презумпции истинности приговора и лишь 8.7 % считают, что данное предположение закреплено в законе в полной мере. Большинство приговоров истинны, однако имеют место и факты их отмены или изменения. Так, Президиумом Архангельского областного суда за период 1996-1998 г.г. рассмотрено в порядке надзора 935 уголовных дел. Отменены приговоры в от-

дебной статистики России 1923-1997 г.г.) / Под ред. И.Н. Андрюшечкиной. - М., 1998. С.37-48).

1 По состоянию на 01.01.99 года в России на 100 тысяч населения приходится 780 чел, находящихся за решёткой. В Германии, Франции и других странах Европы в 10-15 раз меньше. В США из 100 тыс. осуждено 565 человек. {В. Гомдусов. И по тюрьмам мы впереди планеты всей // Центр-плюс. Запад. 1999. № 5. 5 февраля). В абсолютных цифрах на 1.11.98 г. в России значится 1361666 осужденных и 260088

146

ношении 99 человек, что составляет 10,6 % от общего количества, изменены в отношении 81 человека (8,7 %). Подобные примеры свидетельствуют о реальной возможности отмены или изменения приговора.

Таким образом, с одной стороны на основании ст.358 УПК судебные учреждения не должны ставить под сомнение вынесенное судом решение. С другой стороны, при производстве в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам суд подвергает приговор сомнению. Следовательно, кроме высказанных ранее предложений, надо признать целесообразным устранение подобных несоответствий путём дополнения ст.358 действующего УПК частью второй следующего содержания: “Суд при рассмотрении дела в порядке надзора, а также по вновь открывшимся обстоятельствам, не связан положениями части первой настоящей статьи и оценивает доказательства и все представленные материалы по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью “.

Либо существует возможность дополнить ч.1 ст.376 УПК текстом следующего содержания: “Суд, судья при принятии соответствующих решений не связан положениями статьи 358 УПК и оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью “.

Введение в правовой оборот указанных формулировок ни в коей мере не умалит достоинство презумпции, выражающей высокую степень вероятности - “res iudicata pro veritate accipitur (habetur) - судебное решение принимается за истину”. Данные правила, наоборот, будут стимулировать качественное рассмотрение дела в суде, в большей степени обеспечат защиту прав и интересов не только обвиняемого, но и потерпевшего, других участников процесса.

находящихся под стражей, что составляет 1.1 % от общей численности населения страны (Российская юстиция. 1999. № 2. С.51-53)

147

Презумпция добропорядочности граждан. На данной презумпции основаны презумпция невиновности, презумпция правдивости свидетеля, презумпция подлинности документа. Её значение не вызывает сомнений, в определённых случаях она входит в процесс доказывания по уголовному делу, распределяет бремя доказывания. Необходимость совершенствования её правового регулирования признают 78.7 % судей, следователей, лиц, производящих дознание.

Закон стимулирует добропорядочное поведение граждан, устанавливает гарантии против недобропорядочного поведения. Однако можно сказать, что, с одной стороны, он ограждает
против

недобросовестного поведения, с другой - законом презюмируется не добропорядочность того или иного участника процесса. С одной стороны, ст.96 УПК ограждает от определённых действий обвиняемого в совершении преступления, с другой стороны, в целом ряде случаев с самого начала обвиняемого арестовывают, предполагая его не добропорядочность

Аналогичной презумпцией является правило об участии понятых при производстве следственных действий, которое вызывает различные споры учёных и практиков. Исходя из результатов исследования, данный институт, думается, подлежит определённой реставрации. Следователь согласно ст.71 УПК должен обладать необходимым для принятия решений правосознанием. Почему мы не доверяем ему, а доверяем лицам, которых этот же самый следователь приглашает в качестве понятых. Поэтому представляется целесообразным сократить их участие при производстве ряда следственных действий. С учётом специфики российской истории, действительности полный отказ от данного института, конечно же, невозможен, и их участие должно быть сохранено при производстве следственных действий, особо затрагивающих главные конституционные права граждан: обыска, опознания, выемки, наложения ареста на имущество и почтово-телеграфную корреспонденцию. За
сохранение участия понятых именно в данных

148

следственных действиях выступают 57.4 % опрошенных практических работников.

При производстве иных следственных действий участие понятых не является столь необходимым. Абсолютное большинство опрошенных в ходе социологического опроса ратуют за сокращение участия понятых при расследовании уголовного дела. Лишь 25.2 % считают, что участие понятых необходимо при производстве всех следственных действий. Изложенное подтверждается в исследовании О.В. Хитровой. В ходе проведённого ею в 1992- 1994 годах опроса сотрудников Тверской, Самарской областей, Ямало-Ненецкого национального округа за полный отказ от участия понятых выступили 75 % опрошенных. 25 % считают, что институт понятых должен быть полностью сохранён и 76 % из них - за сокращение числа следственных действий, производимых с участием понятых1.

Гарантии обеспечения законности, достоверности полученных результатов могут быть обеспечены получившей в последние годы широкое распространение применение видеосъёмки. Данное утверждение вполне может получить нормативное закрепление в виде следующей формулировки: Следственные действия, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, проводятся с обязательным применением видеосъёмки, материалы которой приобщаются к протоколу следственного действия (с отметкой об этом). Либо законодатель должен предоставить правоприменителю альтернативное право выбора понятых или видеосъёмки. Таким образом, чЛ ст. 135 УПК предстанет в следующей редакции:

“Следственные действия, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, производятся с участием понятых либо с применением видеосъёмки. Видеосъёмка производится по правилам, установленным настоящим-Кодексом. При производстве опознания, обыска, выемки, наложения ареста

Хитрова О.В, Указ. работа. С.72-74.

149

на имущество или почтово-телеграфную корреспонденцию участие понятых является обязательным. Понятые вызываются в количестве не менее двух “.

Другим вариантом является дополнение УПК статьёй 135-1 (141-2) ‘’'’Применение видеозаписи при производстве следственных действий” следующего содержания:

“Яри производстве следственных действий, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, следователем применяется видеозапись. Видеозапись может быть применена также по ходатайству любого из участников уголовного процесса при производстве следственных действий.

Следователь принимает решение о видеозаписи и уведомляет об этом участников следственного действия.

Видеозапись должна отражать сведения, указанные в части второй ст. 141 настоящего Кодекса. Звукозапись части следственного действия не допускается.

Протокол следственного действия, проводимого с применением видеосъемки должен содержать: отметку о её применении и уведомлении об этом участников следственного действия; сведения о технических средствах и условиях видеосъёмки; заявления участников действия по поводу применения видеосъёмки; удостоверение правильности видеозаписи участниками процесса и следователем. Видеозапись хранится при деле и по окончании предварительного расследования опечатывается.

В случае воспроизведения видеозаписи при производстве других следственных действий следователь обязан сделать отметку об этом в протоколе соответствующего следственного действия “.

Предлагаемая формулировка позволит: во-первых, значительно уменьшить случаи участия понятых (их поиска, уговоров) и во-вторых -повысить со временем степень доверия к сотруднику правоохранительных

150

органов, которая в настоящее время оставляет желать лучшего (см. примеры с. 105-106 настоящего исследования).

Что же касается презумпции не добропорядочности субъектов уголовного процесса, имеющейся в целом ряде статей УПК, то её существование представляется вполне оправданным и направлено, в конечном счёте, на достижение задач уголовного процесса. Однако её регламентация при этом должна быть тщательно сбалансирована с презумпцией добропорядочности граждан, а принятие решений должно происходить после самой тщательной проверки тех или иных обстоятельств и при наличии необходимых и достоверных доказательств.

Итак, исходя из вышеизложенного, мы приходим к выводу, что одни презумпции, закрепляемые в законе, становятся правовыми вследствие обобщения общечеловеческой практики, формирующейся десятки и сотни лет. Вторые образовались в связи с правотворческой и правоприменительной деятельностью (предположение о том, что присутствие других лиц при постановлении приговора повлечёт вынесение несправедливого решения (ст. 302 УПК).

Данные выводы ещё раз подтверждают то, что совершенствование правового регулирования презумпций на современном этапе с учётом высказанных предложений и указанными выше способами выглядит вполне обоснованным.

§ 2 Проблемы применения правовых презумпций в практике органов предварительного расследования и суда

Из содержания предыдущего параграфа и первых глав вытекает, что с позиций законности и справедливости закрепление высказанных предложений по совершенствованию правовых презумпций будет являться лишь половиной необходимого пути до момента их полной реализации.

151

Недостаточно просто отразить то или иное правило в законе, необходимо предусмотреть, учесть вопросы, касающиеся его реализации на практике. В современной России большое количество законов не находят своего реального действия.

Составной частью механизма правового регулирования является не только стадия формирования и общего действия юридических норм. В его состав входит также стадия применения права1, без которой правоотношения возникнуть не могут.

Правоприменение - это решение конкретного дела, жизненного случая, определённой правовой ситуации. Данному вопросу в различное время свои работы посвящали П.С. Элькинд, П.А. Лупинская, В.П. Божьев, А.Я. Дубинский, A.M. Ларин, Т.Н. Добровольская, Р.Х. Якупов, А.В. Наумов, А.П. Коренев, Ю.Х. Калмыков и другие учёные.2 Применение права - это властная организующая деятельность компетентных органов и лиц, имеющая своей целью обеспечить адресатам правовых норм реализацию принадлежащих им прав и обязанностей, а также гарантировать контроль за данным процессом.3 Именно в связи с применением права (появлением

Применение права есть не что иное, как подведение конкретных бытовых отно- шений под абстрактные нормы права (Шершеневич Г.Ф. Применение права // ХропанюкН.В. Теория государства и права. Хрестоматия. - М., 1998. С.675.

2 Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права.

М., 1967; Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975; Лу пинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. - М., 1976; Ларин A.M. Уголовный процесс: Структура права и структура законодательства. - М., 1985; Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные проблемы. - Киев, 1984; Якупов Р.Х. Правоприменение в уго ловном процессе России. - М., 1993; Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм. - Волгоград, 1973; Добровольская Т.Н., Элькинд П.С. Уголовно- процессуальная форма, процессуальные формы и производства // Юридическая процессуальная форма. - М., 1976; Добровольская Т.Н. Принципы уголовного процесса. - М., 1971; Коренев А.П. Нормы административного права и их приме нение. - М., 1978; Калмыков Ю.Х. Вопросы применения гражданско-правовых норм. - Саратов, 1976.

3 Теория права и государства: Учебник / Под ред. проф. В.В. Лазарева. - М., 1996. С.199.

152

государственно-властных предписаний или актов применения права) у конкретных субъектов на основе различных юридических фактов возникают права и обязанности, применение правовых норм осуществляется всеми государственными органами и должностными лицами, в т.ч. следователем, прокурором, лицом, производящим дознание и судьёй (судом).

При принятии любых решений по уголовному делу каждое из должностных лиц излагают обстоятельства дела, мотивируют их и делают юридический вывод. Они выполняют предписания законодателя относительно конкретных их действий в конкретных случаях, и определяют, под какую норму уголовного закона подходит конкретный случай. Лицо, применяющее право, раскрывает фактический состав нормы права, содержащей презумптивное положение, охватывает своим вниманием сумму представленных фактов, опровергая и отбрасывая при этом всё несущественное в случае, представленном на его рассмотрение. Успешность принятия соответствующих решений зависит от практического опыта и теоретической подготовки должностного лица.

Презумпция, предусмотренная правовой нормой, не может быть изменена каким-либо лицом, которое настроено к ней критически будь то следователь или гражданин. Такая презумпция может быть лишь опровергнута для конкретного случая, если закон допускает её опровержение. Задачей должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, является их применение по точному смыслу, несмотря на имеющиеся в практике отрицательные примеры. Гражданин должен зависеть от закона, а не от следователя, который трактует его как хочет. Единственным компасом для лица, ведущего производство по уголовному делу, должны быть нравственные начала, законность, целесообразность с точки зрения справедливости. Применение презумпций не должно быть и не может быть простым механическим действием.

153

Основными стадиями процесса применения права являются: исследование фактических обстоятельств дела, выбор правовой нормы, её анализ с точки зрения закона, действия во времени, в пространстве и по кругу лиц, толкование нормы и вынесение решения компетентным органом, его доведение до заинтересованных лиц. Все эти этапы, каждый из них, отличаются своей сложностью. Следователь, руководствуясь ст.68 УПК и другими правовыми нормами, выбирает, какие обстоятельства, кроме обязательных, подлежат доказыванию в конкретном случае, какие нет. И если он выясняет, что существуют факты, не подлежащие доказыванию, то он не может утверждать об этом голословно. Таким образом, он должен проанализировать такие факты, возможность их применения к конкретной ситуации, их влияние на принятие того или иного решения - правоприменительного акта1. Все сказанное, безусловно, относится к применению норм права, содержащих презумптивные положения.

Их применение в уголовном процессе отличается, пожалуй, большей степенью сложности, чем применение обычной, рядовой нормы. На первый взгляд, есть факт, который условно принят за истину и он не требует каких-либо дополнительных затрат времени и сил по его установлению. Но с другой стороны, как никакие другие нормы, презумпции заставляют находиться в постоянном напряжении весь мыслительный процесс следователя, прокурора, судьи. К этому процессу привлекаются ими все накопленные теоретические знания, жизненный и практический опыт. И естественно, что чем количество этих знаний по полному расследованию и

Под правоприменительным актом понимается государственно-властный индиви- дуально-определённый акт, совершаемый компетентным субъектом по конкретно- му юридическому делу с целью определения наличия или отсутствия субъектив- ных прав или юридических обязанностей и определения их меры на основе соот- ветствующих правовых норм и в интересах их нормативного осуществления (Тео- рия права и государства: Учебник / Под ред. проф. В.В. Лазарева. - М., 1996. С.201).

154

разрешению дела больше, тем качественнее оно будет производится. Все сказанное становится как никогда актуальным именно в настоящее время.

Произошедшая резкая смена поколений, уход большого количества квалифицированных сотрудников правоохранительных органов1 - все это ограничивает возможности качественного и быстрого рассмотрения материалов. На сегодняшний день достаточное количество следователей работает в должности до 3-х (23.9 %) лет, не имеющих высшего юридического образования (45.3 %), что доставляет им определённые сложности в повседневной работе.

На этом фоне особой задачей выглядит совершенствование применения правовых презумпций как особого вида правовых норм, находящих свое отражение в уголовно-процессуальном законодательстве.

Правоприменение является разновидностью уголовно-процессуальной деятельности и выражает её общие начала. В числе таковых общих начал находятся в первую очередь принципы уголовного процесса. Следовательно, принципы уголовного процесса являются принципами правоприменения. Исходя из них должностное лицо осуществляет свою повседневную деятельность, ведёт производство по уголовному делу.

Итак, первой стадией правоприменения является установление фактических обстоятельств, имеющих юридическое значение. Определённые фактические обстоятельства, имеющие юридическое значение, могут быть установлены не только с помощью уголовно- процессуальных доказательств, но и при помощи правовых презумпций. Они позволяют устанавливать фактические обстоятельства без доказательств.

Предмет доказывания законодательно очерчивает перечень обстоятельств, подлежащих установлению только путём доказывания определёнными средствами и способами. При установлении определённого

1 По данным МВД за 1993-1998 г. уволилось из органов внутренних дел около 32 % следователей.

155

элемента состава преступления (возраста обвиняемого) данными способами может вступить в действие предусмотренное в законе правило -презумптивное положение о “неразумении” лица, не достигшего возраста уголовной ответственности.

Следователь в таком случае, руководствуясь законом, обязан вынести соответствующее решение по делу не проводя дальнейших действий по расследованию уголовного дела. Установленная законом правовая презумпция определила его конкретные обязанности. На данном примере мы видим, что презумпциям принадлежит определённая роль в установлении фактических обстоятельств дела.

Такая роль зависит от статуса той или иной презумпции. Неопровержимые презумпции, предусматривающие определённые обстоятельства, не допускают доказывания последних ни при каких условиях. Такие презумпции являются безусловно обязательными. Так, к числу неопровержимых презумпций относится правило ст. 79 УПК об обязательности экспертизы в определённых случаях при расследовании уголовного дела, ибо “если экспертиза не проведена, то соответствующее обстоятельство считается не установленным”, что является основанием к отмене приговора в соответствии с п.2 ч.2 ст.343 УПК и Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации1. Дискуссионным, по видимому, можно признать предложение Р.Х. Якупова изменить текст ст. 79 УПК и сформулировать её по типу опровержимой презумпции, указав, что проведение экспертизы обязательно, если установление соответствующих обстоятельств невозможно иными способами2.

1 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 апреля 1985 года “О приме нении судами законодательства, регламентирующего пересмотр в порядке надзора приговоров, определений, постановлений по уголовным делам” (Сборник Поста новлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1996. С. 269.

2 Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России. - М, 1993. С. 126.

156

Опровержимые презумпции являются относительно обязательными, поскольку предусмотренные ими обстоятельства не подлежат доказыванию лишь постольку, поскольку не возникает сомнения в истинности презумптивных положений для данного случая.

Можно согласиться с утверждением Р.Х. Якупова о том, что “… нет нужды загружать экспертные учреждения поручениями о производстве экспертизы, когда тяжесть телесных повреждений не вызывает сомнений”. Проникающие ранения брюшной полости, головы всякий раз относятся к тяжким телесным повреждениям, что по его словам, может быть удостоверено медицинской справкой. Однако, во-первых, речь должна идти о квалификации преступления, а также более раннем применении к обвиняемому, подозреваемому заключения под стражу. При данных условиях заключение, вынесенное специалистом-экспертом, при том предупрежденным за дачу ложного заключения, будет, на наш взгляд, стоять по статусу выше медицинской справки, выданной врачом. И даже если автор подразумевает, что справки выдаёт эксперт после просмотра документов (на практике диссертант лично сталкивался с большим количеством случаев, когда подобные медицинские справки оформлялись без просмотра медицинских документов, исходя из надписи на первом листе истории болезни или амбулаторной карты пострадавшего), то всё равно этот эксперт не предупреждается об ответственности за дачу ложных документов. В общем же, как известно, в праве презюмируется, что документы являются истинными.

Во-вторых, установление обстоятельств, предусмотренных в п.п.2,3,4 ст. 79 УПК возможно только в ходе специальной экспертизы, ибо представ- ляется слишком ответственной и значимой сила этих заключений. Следовательно, предложение Р.Х. Якупова о формулировке ст. 79 по типу опровержимой презумпции представляется неприемлемой, а формулировка пункта первого - достаточно спорной. Если всё-таки принимать во внимание изло-

157

женные выше причины такого изменения, то п.1 ст.79 УПК должен быть разделен на две независимых формулировки: “установления причин смерти” - экспертиза обязательна, “характера телесных повреждений” - экспертиза обязательна, если определение степени их тяжести не возможно иными способами. Однако данная формулировка всё-таки представляется достаточно дискуссионной в силу изложенных выше моментов.

Следователь в процессе доказывания напрямую не включает в его предмет те или иные презумпции, общеизвестные факты. Однако, могут возникнуть ситуации, когда общеизвестный факт может стать одним из звеньев цепи в установлении виновности или невиновности обвиняемого, объективности свидетеля. Тогда должностное лицо обязано указать причины, в силу которых оно отвергает или признаёт то или иное доказательство и, как следствие, признать или не признать факт общеизвестным. Тем самым им будет признана юридическая сила этого факта на будущее.

Использование правовых презумпций в процессе доказывания не противоречит правилу ст.309, согласно которой обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого доказана. “Запрет постановлять приговор на предположениях следует понимать не в смысле запрета презумпций, преюдиций и общеизвестных фактов, а в смысле недопустимости постановления приговора на не устранённых противоречиях между собранными доказательствами или на недостаточных для категоричного вывода о виновности подсудимого доказательствах .

Важным моментом при расследовании уголовного дела является его ведение надлежащими лицами. Недопустимо расследование и разрешение уголовных дел лицами, подлежащими отводу по ст. 59-67 УПК, так как при

1 Якупов Р.Х. Указ. работа. С. 126

158

указанных в данных правовых нормах условиях возникают определённые сомнения в объективности и беспристрастности должностного лица. В отдельных статьях предположение необъективности является неопровержимой презумпцией и лицо безоговорочно подлежит отводу (п. 1 и 2 ч. 1, ч.2 ст. 59, ст. 60, ч. 1 ст. 63, ч. 1 ст. 64, ст. 65, ст. 66, ст. 661, ч. 1 ст. 67, ст. 671).

Опровержимую презумпцию необъективности должностного лица содержит п.З ст.59 УПК и его личная заинтересованность в исходе дела должна определяться в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела. Данное положение представляется бесспорным, ибо придание п. 3 ст. 59 статуса неопровержимой презумпции позволит беспричинно заявлять выводы по первому на то желанию любого из участников процесса.

Таким образом, в ходе выявления фактических обстоятельств, имеющих юридическое значение для дела, следователю приходится сталкиваться с определёнными презумптивными положениями, которые обязывают его к определённым действиям по немедленному их признанию в правоприменительном акте (например, прекращение уголовного дела в связи с не достижением возраста уголовной ответственности, отводы), либо к их дальнейшему опровержению в ходе производства по делу.

Сложность их применения на сегодняшний день, по видимому, объясняется также в первую очередь недостаточностью профессиональной подготовки должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Такой уровень профессиональной подготовки относительно рассматриваемого вопроса вызван, в свою очередь, малоэффективным подходом к рассматриваемой проблеме в вузах и практических органах. Поэтому первым этапом преодоления проблемы совершенствования применения правовых презумпций в деятельности органов предварительного расследования и суда
станет внедрение

159

специальной темы, посвященной понятию и рассмотрению отдельных видов презумпций, применяемых в уголовном процессе, в учебном процессе вузов системы МВД и в системе профессиональной подготовки сотрудников следственных подразделений.

Второй стадией процесса правоприменения, как известно, является стадия установления правовых норм, подлежащих применению, которая, в свою очередь, включает в себя поиск соответствующих норм, выяснение действия их в пространстве, во времени и по лицам, а также толкование этих норм. Все эти вопросы были предметом комплексного исследования указанных выше авторов в общетеоретической и отраслевой литературе. Мы в настоящем исследовании ограничимся лишь вопросом действия правовых норм - презумпций во времени.

В соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий, соответственно во время дознания, предварительного следствия либо рассмотрения дела судом. Действующим признаётся закон с момента вступления его в законную силу до момента утраты этой законной силы.

По общему правилу закон вступает в силу по истечении 14 дней со дня его официального опубликования, если при его принятии не установлен иной срок (с момента подписания, принятия и т.д.)1. Законы, затрагивающие права, свободы и обязанности граждан - участников процесса должны вступать в законную силу лишь после их обязательного опубликования2. Данное правило надо признать единственно правильным.

В уголовном процессе находит своё применение общеправовая презумпция знания закона. Однако, как указывалось в главе второй, в

1 Закон РФ № 5-ФЗ “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Соб- рания” (СЗ РФ. 1994. №8. Ст.801).

Ст. 2 и ст. 12 Декларации прав и свобод человека (Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. - 1991, № 37. Ст. 1083).

160

уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрена обязанность должностного лица, осуществляющего уголовное судопроизводство, разъяснять права участвующим в деле лицам (ст.58 УПК). При несоблюдении данных требований приговор в целом ряде случаев может быть признан незаконным и подлежит отмене.

Почти 80 % опрошенных практических работников считают правильным подобные требования закона. Столько же признают целесообразность разъяснения прав и обязанностей участникам процесса каждый раз заново. Однако, настораживает тот факт, что почти 20 % опрошенных опытных (стаж свыше 5 лет) практических работников считают данное требование не обязательным. Формулировка ст. 58 не ограничивается общим указанием на разъяснение прав, а делает это по смыслу применительно к стадиям и отдельным процессуальным действиям. Представляется, что во избежании непониманий со стороны следователей целесообразно изложить рассмотренную статью в следующей редакции: “Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны разъяснить участвующим в деле (любом следственном или судебном действии) лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав”.

Что же касается знания обвиняемым, подозреваемым материального закона, то здесь заслуживают внимания предложения самих практических работников по обязательной проверке знания такого закона по тем составам преступлений, в совершении которых они обвиняются. Наличие реальных примеров и причин объективного незнания закона позволяет говорить о возможности освобождения от уголовной ответственности отдельных лиц. Возможно, что данное положение не нуждается в закреплении в уголовно-процессуальном законодательстве, однако в ведомственных нормативных актах закрепление подобных обязанностей следователя было бы вполне оправданным и целесообразным.

161

Для установления нормы, подлежащей применению, важно также оп- ределить пределы действия закона в пространстве, по лицам, проверить, не истекли ли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности (ст. 78 УК). Определение пределов действия данного закона в пространстве, по лицам не представляет особой сложности относительно исследуемого вопроса и регламентируется уголовно- процессуальным законодательством, другими законами Российской Федерации, нормами других отраслей права.

От решения вопроса о сроках давности зависит применение той или иной материально-правовой нормы-презумпции, о продолжении или прекращении производства по делу. Здесь в уголовно-процессуальной деятельности находит своё применение презумпция утраты общественной опасности лица, совершившего преступление, по истечении давностных сроков. Данная презумпция неопровержима. Проблемным в данном ракурсе является лишь вопрос о начале и окончании течения срока давности, имеющим отношение к теме исследования в связи с применением или неприменением указанной презумпции.

Течение сроков давности начинается со дня совершения преступления. При длящихся преступлениях таковым считается день окончания преступного поведения. Некоторые авторы считают, что в данном случае начало давности совпадает с днем, когда деяние образует состав оконченного преступления . Данная точка зрения справедливо подвергнута критике Р.Х.Якуповым2. Пока преступление не прекратилось, давностные сроки течь не могут.

При совершении так называемых “материальных” составов преступлений началом давности считается день наступления указанных в законе
вредных последствий. Перед следователем возникает ещё один

Зыков В. Исчисление сроков давности привлечения к уголовной ответственности за длящиеся преступления. // Советская юстиция. 1968. № 10. С.5. 2 Якупов Р.Х. Указ. работа. С. 136.

162

вопрос - вопрос о включении в давностный срок дня совершения преступления. Этот день в соответствии со ст. 103 УПК и 78 УК подлежит зачёту в давностный срок, поскольку для исчисления процессуальных сроков характерно известное многочисленным правовым системам правило a die ad diem, а для уголовно- материальных сроков - правило a momento ad momentum1 .

Важным элементом процесса установления любой правовой нормы, подлежащей применению, является её толкование. С помощью толкования можно определить подлинное место презумптивного положения в системе права, его силу, пределы действия, связь с другими нормами.

Термин толкование в общетеоретической литературе понимается в нескольких значениях2. Принято различать толкование как уяснение смысла правовой нормы правоприменителем. Следователь, иное должностное лицо при рассмотрении определённой правовой презумпции подвергает её тщательному анализу с целью качественного построения дальнейшей своей работы по расследованию уголовного дела. Так, уяснение всех положений презумпции невиновности и одноимённого принципа позволит ему избежать нарушений законности.

На сегодняшний день работники суда, прокуратуры, следствия и дознания комментируют данное юридическое предположение совершенно неоднозначно. 67.8 % считают, что принцип презумпции невиновности заключается в обязанности всех должностных лиц и граждан считать обвиняемого невиновным до вступления приговора в законную силу. 40.7 % - в обязанности следователя толковать все неустранимые сомнения в пользу обвиняемого. Вполне очевидным становится то, что неразрешённые споры

1 Фойницкий И.Я. Указ. работа. С.347.

2 Теория государства и права / Под ред. В.Н. Курицына, З.Д. Ивановой - М, 1986. С. 274 -278.

163

учёных напрямую отражаются на практике при расследовании конкретных уголовных дел.

Предполагая полную добропорядочность следователя и его отчаянные попытки уяснить текст и содержание презумптивного положения, можно утверждать, что решение данного вопроса будет оставаться достаточно сложным без специального разъяснения смысла правовой нормы, его содержащего, теми или иными государственными органами (Верховным Судом, Генеральной Прокуратурой, МВД) и отдельными лицами вне правоприменительного процесса.

Толкование-разъяснение может быть официальным и неофициальным. Под первым понимается используемое в повседневной деятельности нормативного комментирования законодательных актов. Например, использование следователем, судьей Постановлений Пленума Верховного Суда, Приказов Генеральной Прокуратуры, МВД и других ведомств.

Неофициальное толкование, на наш взгляд, это профессиональная трактовка тех или иных положений правовой нормы, разъясняемая должностными лицами в ходе их деятельности по расследованию уголовных дел: изучение инструкций по организации работы, разъяснений судебных органов, повышение уровня знаний в системе профессиональной подготовки. При обнаружении противоречий в законе следователь не вправе выйти за пределы буквы закона, т.е. прибегнуть к ограничительному или распространительному толкованию1. Данный вопрос является компетенцией законодательных и иных уполномоченных на то органов. В ракурсе данного вопроса актуальным становится вопрос о принятии на уровне МВД России специальных методических рекомендаций по изучению проблемы правовых презумпций в уголовном процессе.

После уяснения правовой нормы - презумптивного положения,

1 Наумов А.В. Указ. работа. С. 135.

164

следователь должен принять соответствующее решение, исходя из установленных фактических обстоятельств. Принятие

правоприменительного акта, под которым в уголовном процессе принято понимать всякое уголовно-процессуальное решение1, является следующей стадией правоприменения.

Данная стадия наступает при наличии уголовно-процессуального юридического факта и заканчивается принятием соответствующего решения.

Содержанием стадии является выбор решения и его формулировка с соответствующим процессуальным оформлением. Однако, у следователя не всегда имеется в наличии этот самый выбор. Абсолютно определенная норма ст. 20 УК не предоставляет должностному лицу право выбора - отвергнуть или признать конкретное презумптивное положение. В данном случае он должен вынести строго определённое решение -постановление об отказе в возбуждении или постановление о прекращении уголовного дела. В этом вопросе позиции АЛ. Дубинского и Р.Х. Якупова надо признать единственно правильными. При установлении конкретного набора фактических обстоятельств при решении по существу юридического вопроса принимается конкретное решение. Не может быть в уголовном деле несколько одинаково правомерных решений по одному вопросу. Классификация правоприменительных актов обстоятельно подвергнута разработке П.А. Лупинской в упомянутой нами монографии.

При уяснении правовой нормы - опровержимого предположения следователь имеет альтернативу выбора того или иного решения на основе установленных фактических обстоятельств. Например, при решении вопроса о применении меры пресечения - заключения под стражу следователь оцени-

1 Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. -М., 1976. С. 6-18.

2 Дубинский А.Я. Указ. работа. С.26.

3 ЯкуповР.Х. Указ. работа. С. 153.

165

вает имеющиеся для этого основания, руководствуясь при этом в том числе и презумпцией невиновности.

Нельзя не признать, что именно на этом этапе принятия решения в ходе всего производства по делу правильное понимание презумпции невинов- ности имеет большое практическое значение. Это заставит следователя при принятии конкретного правоприменительного акта ещё раз подвергнуть его проект проверке с точки зрения всех требований УПК, а значит обеспечить большие гарантии соблюдения законности, прав не только обвиняемого, но и потерпевшего.

Подробное рассмотрение вопросов, касающихся требований, предъяв- ляемых к правоприменительным актам, конечно же, является предметом другого исследования. Однако, представляется, что некоторые из них имеют прямое отношение и к вопросу о применении презумпций в уголовном процессе.

В целом требования к правоприменительным актам содержатся во многих нормах УПК. Общий перечень таких требований по-разному формулируется различными учёными-процессуалистами.

Основными признаются требования законности, обоснованности и мотивированности. А.А. Чувилёв, Т.Н. Добровольская, П.С. Элькинд включают в этот перечень требования истинности и справедливости,1 В.М. Курицын и З.Д. Иванова - требование эффективности2.

Представляется, что все перечисленные требования за исключением требования эффективности можно причислить к общим требованиям составления процессуальных решений. Требования, касающиеся отдельных правоприменительных актов, изложенные в
соответствующих правовых

1 Чувилёв А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД. С.84; Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алек сеева, В.З. Лукашевича, П.С. Элькинд. - Л., 1972. С.400.

2 Теория государства и права / Под ред. В.М. Курицына и З.Д. Ивановой. - М., 1976. С.271.

166

нормах, являются специальными (например, требования, предъявляемые к вводной части приговора, содержатся в ст. 313 УПК). Презумптивные положения УПК также оказывают определённое влияние на принятие решений в уголовном процессе. Так, не вызывает сомнений влияние презумпции невиновности. Общее влияние на принятие решения оказывает презумпция истинности приговора либо иного судебного решения.

Исходя из высказанного выше предложения в решении должно быть указано о том, что тот или иной факт признаётся общеизвестным, т.е. при принятии того или иного решения требование об опровержении или оставлении в силе правовой презумпции является обязательным и по сущности своей специальным.

Правоприменительные акты в уголовном процессе - одна из важных, но не завершающих стадий механизма правоприменения. “Выступая в качестве юридических фактов, они влекут возникновение новых, изменение или прекращение существующих правоотношений. Связанные с ними конкретные субъективные права и процессуальные обязанности нуждаются в осуществлении, а иногда в принудительном исполнении”.1

Завершающей стадией правоприменительного процесса является ис- полнение акта правоприменения, т.е. реализация индивидуальных предписаний, содержащихся в процессуальном решении, которое подлежит исполнению после его вступления в законную силу. Вопрос о юридической силе решений должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, иногда подвергается сомнению.

Данное утверждение представляется вполне справедливым. Так, любым из участников уголовного процесса любое процессуальное решение следователя может быть обжаловано в соответствии с действующим законодательством, а в ходе последующего рассмотрения жалобы, протеста -

Якупов Р.Х. Указ. работа. С. 161.

167

отменено. Возможное предположение о незаконности, необоснованности, несправедливости правоприменительного акта может найти своё подтверждение.

Особое место в реализации правоприменительных актов занимает приговор суда (ст.34 п. 10 УПК). Приговор - это первый и единственный правоприменительный акт, который выносится именем Российской Федерации, и в котором впервые применяются диспозиции уголовно- правовых норм, нормы исправительно-трудового права (об избранных видах ИТУ, режимах в них), норма гражданского права (решение вопроса о гражданском иске в уголовном деле). Поэтому в приговоре, кроме уголовно-процессуальных решений, содержатся предписания уголовно-правового, исправительно-трудового, уголовно- исполнительного, гражданско-правового характера. Сказанное свидетельствует о немалой значимости последствий вынесения такого решения. Согласно ст.358 УПК это решение презюмируется истинным и подлежит исполнению всеми учреждениями, в т.ч. судебными.

В стадии исполнения приговора при наличии известных обстоятельств приговор может быть пересмотрен судом надзорной инстанции, что является неоспоримым, ибо всегда существует немалая степень вероятности судебной ошибки. При устранении противоречий между ст.358 и главами 30, 31 УПК в одной из предложенных формулировок совершенно чётким и ясным станет применение презумпции истинности судебного решения, а также по аналогии с предыдущими стадиями уголовного процесса применение других презумпций.

В методических рекомендациях по совершенствованию применения правовых презумпций в практике органов предварительного расследования и суда относительно их использования в надзорной инстанции будет, думается, достаточным разъяснение ч.2 ст.358 УПК и указания на то, что судом в дан-

168

ных исключительных производствах вследствие этого другие правовые презумпции, в т.ч. презумпция невиновности, применяются по общим правилам.

Какое бы ни было ограничение прав граждан противоречит современным тенденциям российского законодательства. Совершенствование право- вого регулирования и применения правовых презумпций является одним из элементов совершенствования всего отечественного законодательства. Период изменений, происходящих в общественных отношениях на современном этапе, вызывает потребность в изменении действующих уголовно-процессуальных норм. Принимая во внимание, что изолированное статическое состояние любой отрасли права представляется невозможным, то выглядит вполне оправданным совершенствование всего законодательства, всей действующей системы права, являющейся целостным образованием её взаимодействующих отраслей.

В стране принят новый Гражданский Кодекс, с 01 января 1997 года действует новый Уголовный Кодекс Российской Федерации. “Уголовный закон можно уподобить радикальному методу лечения - хирургическому вмешательству. Прежде чем его назначить, необходимо оценить степень запущенности болезни, возможность использования иных, не столь экстремальных способов воздействия на организм. Важно проследить возникновение и ход развития заболевания, определить условия, при которых хирургическое вмешательство оправданно и неизбежно”.1 Оценить, определить, проследить эти обстоятельства возможно только с помощью норм уголовно-процессуального законодательства. Однако имеющий первостепенное значение в реализации норм уголовного закона УПК до настоящего времени не принят. Вместе с тем, в период реформирования судебной системы и правоохранительных
органов

Клеймёнов М.П. Прогнозирование и проблемы совершенствования уголовного законодательства // Уголовно-правовые меры борьбы с преступностью в условиях перестройки. - Свердловск, 1990. С.66.

169

недопустимо повторять существующие в нём недостатки и пробелы. К сожалению, ещё большая часть нормативных актов принимается в спешке, без участия учёных не только в их разработке, но и в обсуждении проектов.

Проект УПК, опубликованный в Российской юстиции ещё в 1995 году, претерпел большое количество дополнений и внастоящее время подготовлен и рассмотрен во втором чтении.

Результаты данного исследования, думается, могут быть использованы на этом этапе работы над проектом, нацеливая его на усиление гарантий прав граждан, повышение эффективности уголовного судопроизводства.

170

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  1. Исследование убедительно показало, что проблема правовых пре зумпций, применяемых в уголовном процессе, имеет большое научное, пра вовое и практическое значение. Вопросы правовых презумпций имеют осо бую научную и историческую ценность, поскольку являются одним из важ нейших институтов уголовного процесса. Уровень их разработки во многом предопределяет построение всей отрасли уголовно-процессуального права, соблюдение прав и интересов участников уголовного процесса.

Осуществление производства по уголовному делу, повышение его эф- фективности с помощью подробной регламентации правовых презумпций позволяет положительно воздействовать на формирование позитивных профессиональных качеств и установок должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Поэтому постепенное внедрение изложенных в диссертации предложений должно рассматриваться в качестве одного из важнейших средств наиболее полного достижения задач уголовного судопроизводства. Данная проблема является актуальной, поскольку современный уголовный процесс, его правовое содержание и правоприменительная практика не в полной мере отвечают требованиям применения правовых презумпций, что подтверждается также результатами социологического исследования. В новых условиях развития российского общества имеется много возможностей для оптимизации уголовного процесса, в т.ч. с помощью более эффективного применения правовых презумпций.

  1. Одним из краеугольных камней всего уголовно- процессуального права, его отдельных институтов являются правовые презумпции, которые автор определяет как закреплённые в уголовно-процессуальном законодательстве предположения о наличии или отсутствии юридических фактов, основанные между ними и фактами наличными, т.е. фактически доказанными, не требующие специальных доказательств и установленные

171

для достижения задач уголовного судопроизводства путём возложения на субъектов уголовного процесса определённых прав и обязанностей. Для правовых презумпций характерно, что они: во-первых, являются обобщениями как индуктивного, так и дедуктивного характера; во- вторых, отражают “обычный порядок” предметов или явлений; в- третьих, представляют собой обобщения вероятные, причём значение их будет определяться степенью вероятности, достижимой для них в каждом конкретном случае; в-четвёртых, возможны лишь в силу наличия всеобщей причинно-следственной связи между предметами и явлениями; в-пятых, правовыми являются презумпции, отражённые в нормах права.

  1. Особое значение презумпций в уголовном судопроизводстве характеризуется их принятием за истину без специального доказывания. Перед ними стоят свойственные только этим категориям задачи, обуславли вающие специфику построения всего уголовного процесса и процесса доказывания в частности, т.е. отрасли права в целом и его отдельных институтов. Значение презумпций определяется также их непосредственным влиянием на формирование отдельных стадий уголовного процесса. Так, от чёткого регулирования и применения презумпции невиновности зависит вид уголовного процесса и весь ход производства по делу до постановления приговора. К такому выводу приводит влияние данной презумпции на распределение бремени доказывания, как на предварительном следствии, так и в суде, она влияет на предмет и пределы доказывания по уголовному делу. Высоконравственное предположение о том, что при открытом судебном заседании по определённым составам преступлений могут быть разглашены сведения, составляющие личную жизнь участников уголовного процесса, оказывает воздействие на стадию судебного разбирательства.

  2. Выявление специфики правовой природы презумпций, применяемых при производстве по уголовному делу, отличительных особенностей и видов позволяет установить их внутреннее единство, присущее самостоятельному

172

правовому институту, а также их соотношение с другими правовыми институтами. В целом правовые презумпции не являются принципами уголовного процесса, поскольку принципы, как основные руководящие начала отрасли права, не могут опровергаться. Презумпции же в большей своей части являются предположениями опровержимыми. Вместе с тем, некоторые из правовых презумпций в совокупности с их отдельными проявлениями возросли до уровня принципа уголовного процесса - принцип презумпции невиновности, который является непоколебимым положением в течение каждой стадии уголовного процесса до принятия соответствующим должностным лицом какого- либо основополагающего решения.

  1. Критическое осмысление современного уголовно-процессуального законодательства позволяет на новом уровне выявить правовые презумпции, применяемые в уголовном процессе. Их многообразие предопределяет необходимость их внутривидовой классификации. Она может быть осуществлена по таким критериям как:
  • правовое закрепление, в соответствии с которым презумпции делятся на фактические и законные. Фактические презумпции в свою очередь по характеру образования подразделяются на образовавшиеся и отражающие обычный порядок отношений независимо от права и вне связи с ним и на образовавшиеся в связи с правоприменительной деятельностью. Законные по этому же основанию - на фактические презумпции, отражённые в нормах права и квази-презумпции. Последние не отражают обычного порядка вещей, не типичны для регулируемых случаев, вследствие чего часто опровергаются в ходе производства по делу. Вместе с тем, эти презумпции созданы для установления гарантий от необоснованного осуждения, полного исследования всех обстоятельств, облегчения судебно-следственной работы, уменьшения её объёма, дисциплинирования следственных работников. Таким образом, квази-презумпция - это предположение о наличии или отсутствии юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными, не

173

отражающее обычный порядок вещей и явлений, установленное нормами права в целях достижения истины по уголовному делу, обеспечения больших гарантий прав участников процесса, устранения его громоздкости путём возложения на субъектов уголовного процесса определённых прав и обязанностей.

  • по возможности опровержения презумпции делятся на опровержимые и неопровержимые.
  • в зависимости от закрепления в материальном или процессуальном праве с учётом роли в правовом регулировании на материально-правовые, имеющие материально-правовое и процессуальное значение, и на процессуальные, имеющие только процессуальное значение.
  • по сфере действия (функциональному назначению) на общеправовые, меж- отраслевые и отраслевые.
  • по направлению (характеру) воздействия, определяемому наличием тех или иных правоограничений или разрешений, презумпции делятся на направленные для обеспечения прав и свобод человека, уважение его чести и достоинства и направленные на достижение истины в уголовном процессе.
  1. Законодательная регламентация правовых презумпций не отвечает потребностям юридической практики. Существенным недостатком их правового регулирования является наличие правовых противоречий и неточностей формулировок правовых норм, что допускает их неоднозначное понимание и применение.

Совершенствование уголовно-процессуального законодательства, ре- гулирующего исследуемые категории, предполагает, прежде всего, внесение дополнений, уточнений в действующие нормативные акты, включение в них новых норм, определяющих реализацию правовых презумпций.1 Внесение

Предложения по совершенствованию правового регулирования правовых пре- зумпций, применяемых в уголовном процессе, сформулированы в Приложении № 1.

174

изменений в текущее законодательство даёт возможность апробировать действие тех или иных новшеств. Актуальным внесение изменений именно сегодня можно признать ещё и потому, что в настоящее время идёт бурная и кропотливая работа по подготовке к принятию нового уголовно-процессуального кодекса. Постепенное внедрение в правовую ткань закона рассматриваемых положений усилит эффективность их применения и реализации на практике, а также в теории преподавания уголовного процесса

  1. Указанное направление совершенствования УПК можно рассматривать лишь в качестве первого этапа решения проблемы. Помимо несовер- шенства правового регулирования, в ходе данного исследования вьювлены и другие причины ошибок, недостатков и нарушений законности при применении правовых презумпций. К ним относятся: недостаточное знание и понимание категории правовых презумпций должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство; слабое знание ими правовых норм, содержащих презумптивные положения; отсутствие у правоприменителей необходимых методических материалов по вопросам их применения.

В целях нейтрализации (устранения) этих факторов представляется не- обходимым: внести соответствующие изменения и дополнения в учебно- тематические планы учебных заведений системы МВД России и в программы текущей служебной подготовки личного состава следственных подразделений и подразделений дознания практических органов; ввести в практику деятельности аппаратов управления следственными подразделениями подготовку обзоров практики применения отдельных видов правовых презумпций и выработку рекомендаций по её совершенствованию; судам всех звеньев судебной системы при рассмотрении уголовных дел шире использовать представления, являющиеся формой реагирования на нарушения законности на предыдущих стадиях уголовного процесса, в которых наряду с другими причинами нарушений указывать рекомендации по применению правовых презумпций.

175

  1. Нужны дальнейшие научные исследования в области правовых пре- зумпций, применяемых в уголовном процессе. В этой связи важно, прежде всего, продолжить исследования, связанные с рассмотрением отдельных видов презумпций.

Актуальными являются исследования, имеющие целью повышение эффективности самой практической деятельности по расследованию преступлений. При этом речь может идти о двух типах исследований - исследованиях, которые направлены на выяснение механизма трансформации в практику правовых презумпций, содержащихся в уголовно-процессуальных нормах, а, во-вторых, исследованиях, раскрывающих процесс реализации в уголовно-процессуальной деятельности презумпций фактических, не имеющих нормативно - правового закрепления.

В комплексном научном осмыслении в разрезе вышесказанного рас- смотрению подлежат отдельные институты, стадии и в целом отрасль уго- ловного процесса.

176

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ, ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ПРИ НАПИСАНИИ

ДИССЕРТАЦИИ

  1. Нормативные акты:

Конституция СССР 1977 года.

Конституция Российской Федерации.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.

Уголовный кодекс Российской Федерации.

Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР.

Гражданский кодекс Российской Федерации.

Кодекс законов о труде Российской Федерации.

Кодекс об административных правонарушениях.

Жилищный кодекс Российской Федерации.

Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 26. Ст. (420)347.

Декрет о суде № 3 от 20 августа 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 52. Ст.589.

УПК РСФСР от 25 мая 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 20-21. Ст.230. УПК РСФСР в ред. от 15 февраля 1923 г. // СУ РСФСР. 1923. № 7. Ст.106.

Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик от 31 октября 1924 г. // СЗ СССР. 1924. № 23. Ст.203.

Положение о предварительном заключении под стражу. Утверждено Законом СССР от 11.07.69 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. № 29. Ст.248.

Положение об адвокатуре РСФСР. - Утв. Законом РСФСР от 20.11.80 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. № 48. Ст. 1596.

177

Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 26. Ст.495.

Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22.11.91. // Ведо- мости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №52. Ст. 1861.

Закон Российской Федерации от 27.12.91 г. “О средствах массовой ин- формации” // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 7. Ст.300.

Закон Российской Федерации от 17.01.1992 г. “О прокуратуре Россий- ской Федерации” в редакции Федерального закона от 17.11.1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст.4472.

Закон Российской Федерации от 11.03.92 г. “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” // Ведомости съезда на- родных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст.888.

Федеральный закон от 24.06.93 г. “О федеральных органах налоговой полиции” // СЗ РФ. 1993. № 29. Ст.1114.

Федеральный закон от 22.02.95 г. “Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации” // СЗ РФ. 1995. № 15. Ст. 1269.

Закон Российской Федерации от 26.06.92 г. “О статусе судей в Россий- ской Федерации” // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 30. Ст.792.; СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2399.

Закон Российской Федерации от 14.06.94. № 5-ФЗ “О порядке опубли- кования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания” // Собрание законодательства РФ. 1994. № 8. Ст. 801.

178

Федеральный закон от 20.04.95 г. “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” // СЗ РФ. 1995. №17. Ст.1455.

Федеральный конституционный закон от 21.04.94г. “О конституционном суде РФ” // СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

Федеральный закон от 15.07.95г. “О содержании под стражей подозре- ваемых и обвиняемых в совершении преступлений” // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст.2759.

Федеральный закон от 31.07.95 г. “Об основах государственной службы Российской Федерации” // СЗ РФ. 1995. № 31. Ст.2990.

Федеральный закон от 12.08.95г. “Об оперативно-розыскной деятель- ности” // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст.3349

Закон РФ № 19 - ФЗ от 21.02.96 г. “О присоединении Российской Фе- дерации к Уставу Совета Европы” // Собрание законодательства РФ. 1996. № 9. Ст.774.

Федеральный конституционный закон от 31.12.96г. “О судебной системе Российской Федерации” // СЗ РФ. 1997. № 1. Ст.1.

Федеральный конституционный закон от 26.02.97 г. “Об уполномочен- ном по правам человека в Российской Федерации” // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст.1011.

Закон РФ № 54 - ФЗ от 30.03.98 г. “О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней” // Российская юс- тиция. 1998. № 7. С.2.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16.06.78 года “О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту” // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С.9 или Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997. С. 134- 139.

179

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 апреля 1985 года “О применении судами законодательства, регламентирующего пересмотр в порядке надзора приговоров, определений, постановлений по уголовным делам” // Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1996. С. 267-273.

Заключение Комитета Конституционного надзора СССР от 29.11.90г. № 12 “О правилах, допускающих применение неопубликованных норматив- ных актов о правах, свободах и обязанностях граждан” (Ведомости ВС СССР. 1990. № 50. Ст. 1080).

Постановления Президиума Верховного Суда РФ по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 8. С.6-7; Бюллетень ВС РФ. 1994. № 1. С.7-8; № 4. С. 12-16; Бюллетень ВС РФ. 1995. № 1. С. 14 -15; Бюллетень ВС РСФСР. 1971. № 4. С. 15.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.01.95г. “О некото- рых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” // Государство и право. 1996. № 4.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.96 г. “О судебном приговоре” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 7.

Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18.07.97 г. № 31 “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием”.

Кодекс чести рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации. Утв. Приказом МВД России от 19.11.93 г. № 501 //Милиция. 1994. №5.

Инструкция о порядке использования полиграфа при опросе граждан. Утв. Приказом МВД России от 28.12.94 г. № 437.

Приказ МВД России от 26.12.96 г. № 129 “О мерах по обеспечению за- конности в органах внутренних дел Российской Федерации и укреплению собственной безопасности”.

180

Положение о Следственном комитете Министерства внутренних дел Российской Федерации. - Утв. Приказом МВД России от 2.03.96 г. № 110.

Указ Президента Российской Федерации от 23.11.98г. № 1422 “О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации”.

Приказ МВД РФ от 04.01.99г. № 1 “О мерах по реализации Указа Пре- зидента Российской Федерации от 23.11.98г. №1422”.

Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. - Утв. Приказом МВД России от 20.06.96 г. № 334.

Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы / СЗ РФ. N 12. Ст. 1484.

Кодекс чести судьи Российской Федерации. - Утв. Постановлением Совета судей Российской Федерации от 21.10.93 г. // Советская юстиция. 1993. №23.

Международные нормативные документы

Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена Гене- ральной Ассамблеей ООН 217 А (III) от 10 декабря 1948г. // Правовые основы деятельности системы МВД России: Сборник нормативных документов. -М., 1996.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года. // Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью / Сост. Москалькова Т.Н. и др.- М., 1998.

Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи 2200 А (XXI) от 16.12.66 года // Право-

181

вые основы деятельности системы МВД России: Сборник нормативных до- кументов. - М., 1996.

  1. Книги:

Андреев И.Д. О методах научного познания. - М., 1964.

Асмус В.Ф. Логика. - М., 1947.

Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. - Горький, 1974.

Барон Ю. Система римского гражданского права / Пер. с нем.- СПб., 1908.

Баженов Л.Б. Основные вопросы теории гипотезы. - М., 1961.

БартошекМ. Римское право (понятия, термины, определения). - М., 1989.

Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. - М., 1939.

Белинский В.Г. Поли. собр. соч. Т. 7. - М., 1955.

Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.2. - М., 1978.

Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М., 1966.

Бентам И. О судебных доказательствах. Трактат. / Пер. с французского. -Киев, 1876.

Биленко СВ. Органы и войска НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны. -М., 1980.

Боботов B.C. Правосудие во Франции. - М., 1995.

Бобрищев-Пушкин A.M. Эмпирические законы деятельности русского суда присяжных. - М., 1896.

Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975.

Большой толковый словарь иностранных слов. Т. 1-3. - Ростов-на-Дону, 1995.

Бэкон Ф. Искренние речи. Цит. по книге: Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. -М., 1939.

182

Васильев Л.М. Фактические презумпции в советском уголовном судо- производстве: Тексты лекций. - Краснодар, 1977.

Венедиктов А.В. Гражданско - правовая охрана социалистической соб- ственности в СССР. - М.-Л., 1954.

Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М., 1997.

Военные архивы России: Выпуск 1 / Гл. ред. Л.В. Мальцев. - М., 1993.

Воложанин В.П. Юридические предположения в советском гражданском праве и процессе. - Свердловск, 1953.

Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроиз- водства Союза ССР//Вопросы судоустройства и судопроизводства в новом законодательстве Союза ССР. - М., 1959.

Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону РФ “Об авторском праве и смежных правах”. - М., 1996.

Генкин Д.М. Гражданское право. 4.1. - М., 1944.

Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном про- цессе Франции. - М., 1995.

Голунский С.А. Проблемы уголовной политики. Кн. 4. -М.,1937.

Голунский С.А. О вероятности и достоверности в уголовном суде // Проблемы уголовной политики. Книга 4. - М., 1937.

Голяков И.Т. Суд и законность в русской художественной литературе 19 века. - М., 1956.

Гражданско-процессуальное законодательство: комментарий / Под ред. М.К. Юкова. - М., 1991.

Гродзинский М. М. Улики в советском уголовном процессе // Ученые записки ВИЮН. Вып. 7. - М.Д945.

Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981.

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Т.1. А-3. -М., 1981; Т.2. И-О. - М., 1979; Т.З. П. - М., 1982; Т.4. М-Я., - М., 1980.

183

Дегай П. Взгляд на современное положение уголовного судопроизводство-СПб., 1847.

Дернбург Г. Пандекты. Т.1. Общая часть. / Пер. с немецкого. - М., 1906.

Добровольская Т.Н., Элькинд П.С. Уголовно-процессуальная форма, процессуальные формы и производства // Юридическая процессуальная форма. - М., 1976.

Добровольская Т.Н. Принципы уголовного процесса. - М., 1971.

Дормидонтов Г.Ф. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. - Казань, 1895.

Дорохов В.Я. Марксистско - ленинская гносеология - основа теории доказательств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973.

Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные проблемы. - Киев, 1984.

Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по уголовным делам, рассмотренным Архангельским областным судом в 3 квартале 1995 года. / Сост. Белоусова Н.А. - Архангельск, 1995. № 4.

Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. - Л.? 1955.

Иоффе О.С, Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. - М., 1961.

Исаев М.М. Историко-биографический очерк // О преступлениях и наказаниях. - М., 1939.

История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу. 1955 - 1991г.г. Сборник правовых актов / Отв. ред. Р.Х. Якупов. - М., 1997.

Калмыков Ю.Х. Вопросы применения гражданско-правовых норм. -Саратов, 1976.

Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. - М-Л., 1948.

184

Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. - М-Л., 1950.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1991.

Коренев А.П. Нормы административного права и их применение. - М., 1978;

Коркунов Н.М. Понятие правовой нормы // Теория государства и права. Хрестоматия. - М., 1998.

Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. - М., 1982.

Курылёв СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. - Минск, 1969.

Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М., 1982.

Ларин A.M. Уголовный процесс: Структура права и структура законо- дательства. - М., 1985;

Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву (Теорети- ческие проблемы). - М., 1981.

Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.4. С. 278.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, со- держание и формы. - М., 1976.

Льюис Д. Наука, вера и скептицизм. - М., 1966.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.20. С.94.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 21.

Материальная истина и судебные доказательства. — М., 1955.

Мейер Д. О юридических вымыслах, предположениях, скрытных и притворных действиях. - Казань, 1859.

Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм. - Волгоград, 1973

Научно-практический комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.М. Ле- бедева. - М., 1995.

Научно-практический комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.М. Ле- бедева и В.П. Божьева. - М., 1997.

185

Обзор судебной практики Вологодского областного суда по уголовным делам за 2 квартал 1998 года / Сост. Уханова Н.В. - Вологда, 1998.

Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. А.С. Пиголкина. - М., 1995.

Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. — Душан- бе, 1976.

Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. докт. филол. наук, проф Н.Ю. Шведовой. - М., 1983.

Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под. ред. Н.Ю. Шведовой - М., 1991.

Оршанский И.Г. О законных предположениях (презумпциях) и их зна- чении // Журнал гражданского и уголовного права. Книга 4. - СПб., 1874.

Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат… - М., Прогресс. 1993 г.

Петрухин И.Л. Презумпции и преюдиции в доказывании // Теория до- казательств в советском уголовном процессе. - М., 1973.

Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. — М., 1956.

Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовное судопроизводство в Англии. -М., 1969.

Правовые основы деятельности МВД России: Сборник нормативных документов в 2-х томах. Т. 1. - М., 1996.

Радищев А.Н. Избр. филос. соч. С. 132

Ратинов А.Р. Внутреннее убеждение при оценке доказательств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973.

Российский статистический ежегодник

Российское законодательство 10-20 веков. Т.8. Судебная реформа. - М., 1994.

Савицкий В.М. Презумпция невиновности. - М., 1997.

186

Саркисянц Г.П. Понятые в советском уголовном процессе. - Ташкент, 1975.

Салтыков-Щедрин М.Е. Поли. собр. соч. Т.2. - М., 1933.

Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью / Сост. Москалькова Т.Н. и др. - М., 1998.

Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997.

Семенов В.М. Взаимная обязательность решений и приговоров в со- ветском гражданском процессе: Учёные записки Свердловского юридиче- ского института. Т. 3. - М., 1955.

Словарь иностранных слов / Под ред. В.В. Пчёлкиной. - 18-е изд., стер. - М., 1989.

Словарь по этике / Под ред. И.С. Кона. - М., 1983.

Словарь русского языка: В 4-х томах / Под ред.”А.П. Евгеньевой. Т. 3-М. 1983.

Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукаше- вича, П.С. Элькинд. -Л., 1972.

Советский уголовный процесс: Учебное пособие / Под ред. И.В. Тыри- чева. - М., 1988.

Советский уголовный процесс / Под ред. СВ. Бородина.- М., 1989.

Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. A.M. Прохоров. - М., 1987.

Современный словарь иностранных слов. - М., 1992.

Стифен Д. Очерк доказательственного права. - СПб., 1910.

Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. - М., 1968.

Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства. - М., 1955.

Строгович М.С. Логика. - М., 1946.

187

Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. - М.-Л., 1947.

Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невинов- ности. М., 1984.

Судебники Иоанна III и Иоанна IV 1497, 1550 г.г. - Харьков, 1915.

Тарбагаева Е.Б. Юридические предположения в гражданском процессе. - Л., 1983.

Тейлор Э. Первобытная культура / Пер. с английского. - М., 1939.

Теория государства и права / Под ред. В.М. Курицына и З.Д. Ивановой. - М., 1976.

Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под. ред. Н.В. Жогина.-М., 1973.

Теория права и государства: Учебник / Под ред. проф. В.В. Лазарева. - М., 1996.

Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. - М., 1995

Толковый словарь русского языка: в 4-х томах / Под ред. Д.Н. Ушакова.
Т.З. - М., 1994.

Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960.

Уголовный процесс. Общая часть. Учебник для учащихся вузов / Под. ред. проф. Божьева В.П. - М., 1997.

Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф. В.П. Божьева. - М., 1998.

Уголовный процесс БССР // Учебное пособие для юрид. вузов// Под ред. СП. Бекешко, Е.А. Матвиенко. - Минск, 1979.

Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. проф. П.А. Лупинской. - М., 1997.

Учебник уголовного процесса / Под. ред. проф. Кобликова А.С. - М., 1995.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 1 - М., 1985.

188

Федеративная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. - М., 1994.

Филимонов Б.А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. - М., 1994.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.2. - СПб., 1996.

Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроиз- водстве. - М., 1998.

Цыганенко Г.П. Этимологический словарь русского языка. - Киев, 1989.

Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М, 1948.

Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962.

Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. - СПб., 1995.

Черных П.Я. Историко - этимологический словарь русского языка. Т. 1. - М., 1993.

Чувилёв А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по Общей части: Учебное пособие. - М., 1985.

Шанский Н.М. Краткий этимологический словарь русского языка. - Харьков, 1975.

Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. - М., 1961.

Шебеко В.П. Уголовно-процессуальное право Великобритании, США, Франции. - Киев, 1988.

Шейфер С.А. Следственные действия - система и процессуальная форма. - М., 1971.

Шершеневич Г.Ф. Применение права // Хропанюк Н.В. Теория госу- дарства и права: Хрестоматия. - М., 1998.

189

Штутин Я.Л. Предмет доказывания в гражданском процессе. - М., 1963.

Щерба СП., Зайцев О.А. Обеспечение прав потерпевших и свидетелей на предварительном следствии: Пособие. - М., 1995.

Щерба СП., Сарсенбаев Т.Е., Зайцев О.А. Потерпевший в беспомощном состоянии: особенности предварительного следствия: Пособие / Под ред. Щербы СП. - М., 1996.

Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и обоснование. - М., 1967.

Элькинд П.С Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М., 1967.

Эндеман В. Учение о доказательствах в гражданском процессе. - Хайдельберг, 1867.

Энциклопедический словарь русского биографического института Гранат / Под ред. проф. Ю.С. Гамбарова, проф. В.Я. Железнова и др. Т.ЗЗ. -М., 1909.

Энциклопедический юридический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крут- ских.-М., 1998.

Энциклопедический юридический словарь / Под ред. О.Г. Румянцева и В.Н. Додонова. - М, 1997.

Юридическая энциклопедия. - М., 1995.

Юридический словарь. Т.2. - М., 1956.

Юридический словарь. - М., 1957.

Юридический энциклопедический словарь / Под ред. О.Г. Румянцева и В.Н. Додонова. - М., 1996.

Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. -М., 1987.

Юрченко А.К. Безвестнее отсутствие по советскому гражданскому праву. - Л., 1954.

190

Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. -М., 1960.

Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России. - М., 1993;

Якупов Р.Х. Принципы уголовного процесса: Лекция. - М., МЮИ МВД России, 1997.

  1. Статьи:

Арсеньев В.Д. Закон о Верховном Суде СССР и некоторые вопросы судебной практики // Развитие теории и практики уголовного судопроизводства в свете нового законодательства о Верховном Суде СССР, прокуратуре СССР и адвокатуре в СССР. - Воронеж, 1981.

Арсеньев В.Д. О фактах, не подлежащих доказыванию // Изв. вузов. Правоведение , 1965. № 1.

Асламов В. Упорядочить процесс отвода судей // Российская юстиция. 1994. № 4.

Бекетов О.И., Кальницкий В.В. О презумпции доверия к сотруднику милиции и оценке его показаний // Государство и право. 1994. № 8/9.

Бовин А. О “русской мафии”, презумпции невиновности и даже о НАТО // Коммерсант - Дэйли. 1997, 7 июня.

Бойков И., Крючкова Е., Тропин С. Ещё один шаг судебной реформы // Российская юстиция. 1995. № 4.

Быховский И. Понятые // Социалистическая законность. 1972. № 4.

Васильев А. Знание законов не освобождает от беззакония // Новая газета. 1999. № 12. 5-11 апреля.

Велиева Ю.М. Понятие и значение преюдиций в советском уголовном процессе//Труды ВНИИ советского законодательства. 1978. №11.

Воложанин В.П. К вопросу о юридических предположениях в советском гражданском праве и процессе //Вопросы советского гражданского пра-

191

ва и процесса // Учёные записки Свердловского юридического института. Т. 3. - Свердловск, 1955.

Вышинский А.Я. Проблемы оценки доказательств в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. 1936. № 7.

Гомдусов В. И по тюрьмам мы впереди планеты всей. // Центр-плюс. Запад. 1999. № 5. 5 февраля.

Громов Н., Чечеруков С, Галкин В. Презумпция истинности судебного решения // Российская юстиция. 1999, № 6. С.40-41.

Гурвич М. Доказательственные презумпции в советском гражданском процессе // Советская юстиция. 1968. № 12.

Джатиев В. О некоторых вопросах теории доказательств, обвинения и защиты // Российская юстиция. 1994. № 8.

Дмитриева Т. “Смертная казнь” в зале суда // Независимая газета. 1997. 14 августа.

Доля Е.А. Оценка доказательств в российском уголовном процессе // Государство и право. 1996. № 5.

Дрожжин В. Правосудие в Древнем Риме // Российская юстиция. 1994. № Ю.

Дрожжин В. С. Правосудие в средние века // Российская юстиция. 1995. №1.

Железнова М. Участковый риэлтер // Новая газета. 1999. № 16. 10-16 мая.

Зайцев И. Судебное решение как процессуальный документ.// Российская юстиция. 1995. №4.

Зыков В. Исчисление сроков давности привлечения к уголовной ответственности за длящиеся преступления. // Советская юстиция. 1968. № 10.

Кальницкий В.В., Бекетов О.И. О презумпции доверия к сотруднику милиции и оценки его показаний // Государство и право. - М., 1994. №8,9.

192

Клеймёнов М.П. Прогнозирование и проблемы совершенствования уголовного законодательства // Уголовно-правовые меры борьбы с преступностью в условиях перестройки. - Свердловск, 1990.

Комаров И. Презумпция виновности шприца // Московский комсомолец. 1998, 17 сентября.

Косвинцев А. Расстрел на пустыре // Труд. 1999. 26 марта.

Лебедева Е. Презумпция смерти // Русская мысль. 1997. № 4182. 10-16 июля.

Левенталь Я.Б. К вопросу о презумпциях в советском гражданском процессе // Советское государство и право. 1949. № 6.

Лукашевич В.З. Принцип презумпции невиновности обвиняемого - гарантия правосудия в советском уголовном процессе // Вестник ЛГУ 1954. № 9.

Неправосудное решение //Вольная Кубань. 1995. 26 мая.

Новикова В. Мой отец стоял на пути криминальных структур // Советский спорт. 1999. 22 апреля.

Обзор практики составления судебных приговоров областными и соот- ветствующими им судами, составленный судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 1.07.93 г. (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 8).

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР по делу Абдуллаева К.Ш. и Бахшалиева С.К. от 11.11.88 года (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. № 4. С.23-25).

Один на один. Об отмене смертной казни” ОРТ. 08.06.98. 17.50.

Парламентский час. РТР. 1998, 15 марта.

Полянский Н.Н. К вопросу о презумпции невиновности в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1949. №9.

Полянский Н.Н. Оценка доказательств вышестоящим судом в уголовных делах // Советское государство и право. 1951. № 7.

193

Поэгли В. “Паша-мерседес. Вор должен сидеть в тюрьме, а не быть министром обороны” // Московский комсомолец. 1994. 20 октября.

Правоприменительная практика рассмотрения уголовных дел (Бюллетень ВС РФ. 1997. № 2. С. 18-19)

Правда. 19 октября 1941 года.

Российская газета от 14.01.98 года.

Селезнёв Б. Следователь достоин доверия (понятые - помощники или обуза?) // Милиция. 1993. № 11.

Смирнов П.В. Неологизмы в уголовном процессе // Профессионал. -М., 1999. №1.С41-42.

Строгович М.С. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса // Советское государство и право. 1952. № 8.

Сухарев А.Я. - Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и пре- зумпция невиновности //Советское государство и право. 1985. №2.

Тадевосян B.C. К вопросу об установлении материальной истины в со- ветском процессе//Советское государство и право. 1948. № 6.

Томин В.Т. Безлепкин Б.Т. Презумпция невиновности обвиняемого и советский уголовный процесс // Развитие науки и практики уголовного судопроизводства в свете требований Конституции СССР. - М., 1978.

Чувилев А.А. Применение конституционных норм в уголовном судо- производстве // Российская юстиция. 1994. №2. С.5-7.

Чувилёв А.А., Рожков СП. Проблема понятых в теории и практике уголовного судопроизводства // Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов. - Волгоград, 1993.

Штейнберг А. Предположения как доказательства в гражданском про- цессе // Советская юстиция. - 1940. № 13.

194 4. Диссертации и авторефераты:

Антропов В.Г. Правоприменительное усмотрение: понятие и формирование (логико-семантическийf аспект). Дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1995.

Бабаев В.К. Презумпции в советском праве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1969.

Воложанин В.П. Юридические предположения в советском гражданском праве и процессе. Дисс. … канд.юрид. наук. - Свердловск, 1953.

Каминская В.И. Теория советского уголовно-процессуального закона. Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1967.

Кемулария Э.Ш. Проблемы применения уголовно-процессуального права по аналогии. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1983.

Кемулария Э.Ш. Проблемы применения уголовно-процессуального права по аналогии: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1983.

Москалькова Т.Н. Нравственные начала уголовного процесса (стадия предварительного расследования). Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1997.

Осипов Ю. К. Косвенные доказательства в советском гражданском процессе: Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1954.

Резник Г.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в советском уголовном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1969.

Фёдоров И.З. Применение в досудебных стадиях уголовного процесса конституционных норм, допускающих ограничение прав и свобод человека и гражданина. Дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1997.

Чечина Н.А. Нормы гражданского процессуального права и их применение. Дисс…. докт. юрид. наук. - Л., 1965.

Щерба СП. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдающих психическими и физическими недостатками. Дисс…. докт. юрид. наук. - М., 1990.

Юсубова У.М. Преюдиции в уголовном процессе: Автореф. дисс. …канд. юр. наук. - М., 1979.

195

Приложение № 1

Предложения по совершенствованию правового регулирования правовых презумпций, применяемых в уголовном процессе

В целях создания надлежащих гарантий эффективного применения правовых презумпций, применяемых в уголовном процессе, представляется необходимым в порядке de lege ferenda внести следующие предложения по изменению и дополнению уголовно-процессуального законодательства.

  1. В целях усиления правил о недопустимости разглашения данных предварительного следствия представляется целесообразным ст. 139 УПК изложить в следующей редакции: “Должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело, или его руководителю запрещается до вступления приговора в законную силу выступать в СМИ либо предоставлять кому-либо материалы следствия для освещения в СМИ.

Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения прокурора и в том объёме, в каком он признает это возможным” Учитывая вышеизложенное, действующая в настоящее время ч.2 ст. 139 также подлежит изменению. Слова “в необходимых случаях” из данной формулировки подлежат исключению.

  1. Предложить сформулировать редакцию ст. 49 Конституции в следующем виде:

“Каждый гражданин, человек, подозреваемый и обвиняемый в совершении преступления считается невиновным пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Обвиняемый и подозреваемый не обязаны доказывать свою невиновность.

196

Любые неустранённые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого (подсудимого, осужденного), подозреваемого или иного лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело “.

  1. Изложить второе предложение части 1 ст.71 УПК в следующем виде: “Следователь, прокурор, лицо, производящее дознание, суд (судья) оценива ют доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь за коном и совестью “.

  2. Учитывая необходимость правил оценки общеизвестных фактов в уголовном процессе предусмотреть закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве следующей правовой нормы:

“Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

О признании факта общеизвестным суд указывает в мотивировочной части приговора или иного решения по уголовному делу”.

  1. В силу объективной возможности существования незнания отдельными гражданами норм материального закона предусмотреть в УПК обязанность следователя выяснить возможность незнания уголовного закона гражданином, заявляющим об этом ходатайство.
  2. В целях устранения некоторых несоответствий между ст.358 УПК и главами, регламентирующими порядок надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам, надо признать целесообразным внести в качестве дополнения в ст.358 действующего УПК часть вторую следующего содержания: “Суд при рассмотрении дела в порядке надзора, а также по вновь открывшимся обстоятельствам, не связан положениями части первой настоящей статьи и оценивает доказательства и все представленные материалы по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью “.
  3. Либо существует возможность дополнить ч.1 ст.376 УПК текстом следующего содержания: “Суд, судья при принятии соответствующих

197

решений не связан положениями статьи 358 УПК и оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью “.

При невозможности использования предыдущих предложений закрепить для суда надзорной инстанции презумпцию необоснованности судебного решения в следующем виде: “При рассмотрении дел в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам приговор предполагается судом необоснованным до рассмотрения всех имеющихся материалов дела и вновь представленных доказательств “.

  1. Для усиления степени доверия к должностному лицу, осуществляющему уголовное судопроизводство, а также руководствуясь тем, что следователь согласно ст.71 УПК обладает необходимым для принятия решений правосознанием предлагается сократить участие понятых при производстве предварительного расследования до следственных действий, особо затрагивающих конституционные права граждан: обыска, опознания, выемки, наложения ареста на имущество и почтово-телеграфную корреспонденцию. За сохранение участия понятых именно в данных следственных действиях выступают 57.4 % опрошенных практических работников.

  2. В целях усиления гарантий законности достоверность полученных результатов обеспечить применением получившей в последние годы широкое распространение видеосъёмки, что может получить нормативное закрепление в виде следующей формулировки: “Следственные действия, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, проводятся с обязательным применением видеосъёмки, материалы которой приобщаются к протоколу следственного действия (с отметкой об этом).

Альтернативой данному предложению может быть предоставление правоприменителю альтернативного права выбора понятых или

198

видеосъёмки. Таким образом, ч.1 ст. 135 УПК предстанет в следующей редакции:

“Следственные действия, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, производятся с участием понятых либо с применением видеосъёмки. Видеосъёмка производится по правилам, установленным настоящим Кодексом. При производстве опознания, обыска, выемки, наложения ареста на имущество или почтово-телеграфную корреспонденцию участие понятых является обязательным. Понятые вызываются в количестве не менее двух “.

Другим вариантом является дополнение УПК статьёй 135-1 (141-2) “Применение видеозаписи при производстве следственных действий” следующего содержания:

“При производстве следственных действий, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, следователем применяется видеозапись. Видеозапись может быть применена также по просьбе любого из участников уголовного процесса при производстве следственных действий.

Следователь принимает решение о видеозаписи и уведомляет об этом участников следственного действия.

Видеозапись должна отражать сведения, указанные в части второй ст. 141 настоящего Кодекса. Звукозапись части следственного действия не допускается.

Протокол следственного действия, проводимого с применением видеосъёмки должен содержать: отметку о её применении и уведомлении об этом участников следственного действия; сведения о технических средствах и условиях видеосъёмки; заявления участников действия по поводу применения видеосъёмки; удостоверение правильности видеозаписи участниками процесса и следователем. Видеозапись хранится при деле и по окончании предварительного расследования опечатывается.

199

В случае воспроизведения видеозаписи при производстве других следственных действий следователь обязан сделать отметку об этом в протоколе соответствующего следственного действия “.

Предлагаемая формулировка позволит: во-первых, значительно уменьшить случаи участия понятых и, во-вторых, - повысить со временем степень доверия к сотруднику правоохранительных органов.

  1. В силу сложившейся системы российского уголовного судопроизводства, его практики, презумпция не добропорядочности (некомпетентности) субъектов уголовного процесса, имеющаяся в целом ряде статей УПК, имеет право на своё существование, поскольку она направлена, в конечном счёте, на достижение задач уголовного процесса. Однако её регламентация при этом должна быть тщательно сбалансирована с презумпцией добропорядочности граждан, а принятие решений должно происходить после самой тщательной проверки тех или иных обстоятельств.

Изменения и дополнения уголовно-процессуального законодательства должны не только основываться на передовой мысли и концепции построения правового государства в России, но и производиться постепенно с учётом эволюции социально-экономического и политического положения в государстве.

Вопрос: Какие обстоятельства, по Вашему мнению, могут рассматриваться в качестве н обуславливающих повышенную актуальность проблемы применения правовых презумпций (допускается

№п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрощенных / % Варианты ответов

1 2 3 4 5 6 7

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 38 19.8 41 21.4 24 12.5 48 25.0 43 22.4 6

3.1 10

55.

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 6

27.3 3 13.6 - 6

27.3 8 36.4 1

4.5 8 36.

3. Судьи 16 100 % 5 31.3 - 3 18.8 6

37.5 5 31.3 - 8 50.

4. В целом 230 100% 49 21.3 - 23 10.0 1 0.4 56 24.3 7 3.0 123 53.

  1. значительные масштабы нарушений уголовно-процессуального законодательства со сто уголовное преследование
  2. наличие сильного общественного мнения вокруг проблемы презумпции невиновности
  3. наличие повышенного внимания к работе судебных органов на современном этапе
  4. возрастающее значение в современных условиях соблюдения прав человека и гражданина
  5. строительство правового государства
  6. возрастание социальной значимости каждого нарушения уголовно-процессуального законо
  7. резкое увеличение количества совершаемых преступлений и возрастание сложности до преступлений
  8. затруднились ответить

Вопрос: Какие обстоятельства, по Вашему мнению, могут рассматриваться в качестве наиболее снижают актуальность проблемы применения правовых презумпций в ходе расследования в настоящее в ответов)?

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3 4 5 6

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 62 32.3 26 13.5 21 10.9 1 0.5 103 53.6 79 41.1

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 1 4.5 8 36.4 2 9.1 - 9 40.9 6

27.2

3. Судьи 16 100 % 2 12.5 1 6.3 - - 9 56.3 7 43.7

4. В целом 230 100% 65 28.3 35 15.2 23 10.0 1 0.4 121 52.6 92 40.0

  1. значительное сокращение масштабов нарушения уголовно-процессуального законодат преследования
  2. “потеря” проблемы презумпции невиновности в массовом нарушении прав и свобод челов
  3. наличие безразличного общественного мнения к проблемам уголовного преследования
  4. масштабные нарушения норм в уголовном процессе зарубежных стран
  5. нестабильность экономического и правового порядка
  6. падение общего уровня морали в обществе
  7. затруднились ответить

Вопрос: Какие презумпции, пс (допускается несколько ответов)? > Вашему мнению, в настоящее время имеют повышенную ак

№п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3 4 5

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 100 52.1 58 30.2 50 26.0 44 22.9 47 24.5

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 12 54.5 9 40.9 3 13.6

3 18.7 8 36.4

3 18.7 4 18.2

3. Судьи 16 100 % 9 56.3 2 12.5

2 12.5

4. В целом 230 100% 121 52.6 69 30.0 56 24.3 55 23.9 53 23.0

  1. презумпция невиновности 2. презумпция знания закона 3. презумпция правосознания лиц, судопроизводство 4. презумпция добропорядочности участников уголовного процесса 5. презум

  2. затруднились ответить

BOWQC: Насколько полно, по Вашему мнению, в современном УПК закреплена презумпция невинов №п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3 4 5

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 31 16.0 57 29.7 88 45.8 13 6.8 3 1.6

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 3 13.6 6

27.2 9^ 40.9 3 13.6 1

4.5

  1. \ Судьи 16 100 % 1 6.3 7 43.7 5 31.3 3 18.7 -

4. В целом 230 100% 35 15.2 7 3.0 102 44.3 20 8.7 4 1.7

  1. в полной мере 2. в большей своей части 3. частично <? .скорее н е соответс твует тре( юваниям
  2. полнос
  3. затруднились ответить

Вопрос: Насколько полно, по Вашему мнению, в современном УПК закреплена презумпция знания

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / % Варианты ответов

1 2 3 4 5

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 20 10.4 39 20.3 105

54.7 19 9.9 б 3.1

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 2 9.1 2 9.1 12 54.5 5 22.7 1

4.5

3. Судьи 16 100 % 2 12.5 7 43.8 6

37.5

1 6.3

4. В целом 230 100% 24 10.4 48 20.8 123 53.5 24 10.4 8

3.5

  1. Частично 4. скорее не соответствует требованиям 5

  2. в полной мере 2. в большей своей части б.затруднились ответить

Вопрос: Насколько полно, по Вашему мнению, в современном уголовное судопроизводство? УПК закреплена презумпция правосо № п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2

"	43	

22.4 3 4 5

2

1.0

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 23 12.0

97 50.5 23 12.0

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 3 13.6 4 2.1 9 40.9 4 2.1 2 9.1

3. Судьи 16 100% 4 25.0

30 13.0 8 50.0 4 25.0 - -

4. В целом 230 100%

55 23.9 ПО 47.8 27 11.7 4 1.7

  1. в полной мере 2. в большей своей части 5. полностью не соответствует

  2. частично 4. скорее не соответствует требован

  3. затруднились ответить

Вопрос: Насколько полно, по Вашему мнению, в уголовного процесса? современном УПК закреплена презумпция до №п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3 4 5

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 6 3.1 29 15.1 127 66.0 22 11.5 8

4.2

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 1 4.5 4 2.1 9

40.9 6

27.3

3. Судьи 16

100 % 2 12.5 4 25.0 4 25.0 3 18.8 2 12.5

4. В целом 230 100 % 9 3.9 37 16.1 140 60.9 31 13.5 10 4.3

  1. в полной мере 2. в большей своей части

  2. полностью не соответствует

  3. частично 4. скорее не соответствует

  4. затруднились ответить

Bongs ic.: Насколько полно, по Вашему мнению, в современном УПК закреплена презумпция истинно №п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3 4 5

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 14 7.3 55 28.6 100 52.1 13 6.8 1 0.5

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % - 6

27.3 13 59.1 3 13.6 -

3. Судьи 16

100% 6

37.5 5 31.3 4 25.0 - -

4. В целом 230 100 % 20 8.7 66

28.7 117 50.9 16 6.9 1 0.4

  1. в полной мере 2. в большей своей части

  2. полностью не соответствует

  3. частично 4. скорее не соответствует тре

  4. затруднились ответить

Вопрос: Насколько, по Вашему мнению, в повседневной практической деятельности при расследовани нормы уголовно- процессуального закона? № п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3 4 5

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 22 11.5 105 54.7 48 25.0 4 2.1 2 1.0

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 2 9.1 12

54.5 8 36.4 - -

3. Судьи 16 100% 1 6.3 12 75.0 2 12.5 - -

4. В целом 230 100% 25 10.9 129 56.1 58 25.2 4

1.7 2 0.9

  1. скорее не со

  2. частично

  3. в полной мере и всегда 2. в основном соблюдаются

  4. полностью не соблюдаются 6. затруднились ответить № п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенны

х/%

Варианты ответов Всего ответов

1 2 3 ‘ 4

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 33 17.2 76 39.6 130

67.7

239

124.5 2.’ Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 6

27.3 9 40.9 16

72.7

31 140.1 3. Судьи 16 100 % 3 18.8 9 56.3 10 62.5 - 22 137.6 4. В целом 230 100 % 42 18.3 ,94 40.7 156 67.8 - 292 126.9 Вопрос: В чём, по Вашему мнению, заключается принцип презумпции невиновности (допускается н

  1. в распр
  2. в обяза неустрани обвиняем
  3. в обяза граждан с пока его в вступивш
  4. затрудн

Вопрос: Нормативная процедура каких следственных и иных действий, по Вашему мнению, в

требования презумпции невиновности (допускается несколько ответов)? № п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / % Варианты ответов

1 2 3 4 5 6 7

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 22 11.5 65 33.9 78 40.6 8 4.2 30 15.6 14 7.3 1 0.5 2

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 9 40.9 8 36.4 7 31.8 1

4.5 1

4.5 2 9.0 1 4.5 4

3. Судьи 16 100 % 5 31.2 8 50.0 И 68.8 1 6.3 6

37.5

-

4. В целом 230 100 % 36 15.6 81 35.2 96

41.7 10 4.3 37 16.1 16 6.9 2 0.7 2

1 .допрос обвиняемого, подозреваемого 2. Задержание 3. заключение под стражу 4. очная ставка 5. обыс 7. освидетельствование 8. получение образцов для сравнительного исследования 9. предъявление для опоз Вопрос: Нормативная процедура, каких следственных и иных действий, по Вашему мнению, нужд целях наибольшего соответствия требованиям презумпции невиновности (допускается несколько от № п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3 4 5 6 7

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 27 14.0 75 39.0 72 37.5 7 3.6 28 14.6 16 8.3 5 2.6 2

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 9 40.9 6

27.3 5 22.7 2 9.1 3 13.6 2 9.1 - 4

3. Судьи 16

100 % 5 31.2 9 56.3 9 56.3 - 8 50.0 3 18.8 1 6.3

4. В целом 230 100% 41 17.8 90 39.1 85 37.0 9 3.9 39 16.9 21 9.1 6 2,6 6 2

  1. допрос обвиняемого, подозреваемого 2. Задержание 3. заключение под стражу 4. очная ставка 5. обыс
  2. освидетельствование 8. получение образцов для сравнительного исследования 9.предъявление для опо

Вопрос: Известны ли Вам случаи, когда следователь или иное лицо, осуществляющее уголовное судо к ответственности за нарушения правил принципа презумпции невиновности?

  1. да, знаю так
  2. да, такие фа 3. таки

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошен

ных / % < Этветы

Всего ответов

1 2 3

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 12 6.3 61 31.8 119 62.0 192 100% 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 3 13.6 6

27.3 13 59.1 22 100 % 3. Судьи 16 100% - 5 31.2 11 68.8 16 100 % 4. В целом 230 100% 15 6.5 72 31.3 143 62.2 230 100 %

Вопрос: Какие категории, на Ваш взгляд, в наибольшей мере характеризуют соблюдение принципа уголовно-процессуальном доказывании? №п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / % Варианты ответов

1 2 3 4 5 6 7

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 54 28.1 83

43.2 19 9.9 94 48.9 20 10.4 70 36.5 21 10.9

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 3 13.6 9 40.9 3 13.6 15 68.2 2 9.1 9 40.9 5

22.7

3. Судьи 16

100%

6

37.5 3 18.8 4 25.0 4 25.0 10 62.5 2 12.5

4. В целом 230 100% 57 24.8 98 42.6 25 10.9 ИЗ 49.0 26 11.3 89 38.7 28 12.2

  1. справедливость расследования 2. законность расследования 3. культура расследования 4. объектив
  2. обеспечение охраны тайны частной жизни участников уголовного процесса 6. полнота (всесторонност 7. обеспечение уважения прав участников уголовно-процессуального доказывания 8. иные (указать) 9. з

Вопрос: Считаете ли Вы правильным требование процессуального закона разъяснять права и обяза каждый раз заново?

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошен

ных / % Ответы Всего ответов

1 2 3 4

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 130 67.7 13 6.7 46 23.9 3 1.6 192 100 % 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 16

72.7 3 13.6 2 9.1 1 4.5 22 100 % 3. Судьи 16 100 % 13 71.2 3 18.8 - - 16

100% 4. В целом 230 100 % 159 69.1 19

8.3 48 20.9 4 1.7 230 100%

1

2.

  1. к 4 озна

Вопрос: Считаете ли Вы обязательной проверку знания материального закона обвиняемым лицом?

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во

Опрошен

ных / % Ответы Всего ответов

1 2 3 4

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 39 20.3 111 57.8 18 9.4 54 28.1 222 115.6 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 5

22.7 8 36.4 - 8 36.4 21 95.5 3. Судьи 16 100% 4 25.0 8 50.0 3 18.8 1 6.2 16 100 % 4. В целом 230 100% 58

25.2 119 51.7 21 9.1 1 63

27.4 261 113.4

1.

2.

  1. з необход с 4. каж

Вопрос: Считаете ли Вы правильным требование закона разъяснять присутствующим порядок

действий?

  1. считаю пр 1. считаю н

  2. это им сов
  3. с законом
  4. затруднил

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во

Опрошен

ных / % Варианты ответов Всего ответов

5

1 2 3 4

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 153 79.7 8 4.2 22 11.4 11

5.7

194 101.0% 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 13 59.1 3 13.6 4 18.2 2 9.1 - 22 100% 3. Судьи 16

100 % 13

71.2

3 18.8 - - 16 100 % 4. В целом 230 100 % 179

77.8 11 4.8 29 12.6 13 5.6 - 232 100.8%

Вопрос: Как, на Ваш взгляд, возможность проверки приговоров и иных решений суда в порядке над обстоятельствам согласуется со ст.358 УПК, говорящей об обязательности решений суда для все организаций и граждан?

  1. эт
  2. их
  3. о 4

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во

Опрошен

ных / %

Ответы

Всего ответов

1 2 3 4

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 63 32.8 48 25.0 63 32.8 18 9.4 192 100% 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 3 13.6 11 50.0 7 31.8 1

4.5 22 100% 3. Судьи 16 100% 5 31.3 8 50.0 2 12.5 1

6.2 16 100 % 4. В целом 230 100% 71 30.8 67 29.2 72 31.3 20 8.7 230 100 %

№п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 39 20.3 117 60.9 33 17.2

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 10 45.5 11 50.0 1 4.5

3. Судьи 16 100 % 9 56.3 4 25.0 3 18.8

4. В целом 230 100 % 58 25.2 132 57.4 37 16.1

  1. использование понятых необходимо всегда 2. необходимо лишь при проведении некоторых следст
  2. понятые при расследовании не нужны совсем 4. затруднились ответить

1.

д с це 3. с Кач

4

Вопрос: С какой целью, на Ваш взгляд, предусмотрено участие понятых в следственных действиях? п/п Категории опрашиваемых Кол-во

Опрошен

ных / %

Ответы

Всего ответов

1 2 3 4

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 35 18.2 100 52.1 52 27.1 23 11.9 210 109.3 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 6

27.2 12

54.5 6

27.2 1

4.5 25 113.6 3. Судьи 16 100 % 1 6.2 10 62.5 7 43.8 1 6.2 19 118.7 4. В целом 230 100 % 42 18.3 122 53.0 65

28.3 25 10.9 254 110.5

Вопрос; Необходимо ли на Ваш взгляд, закрепить в законе участие понятых при производстве ин

Например, при изъятии холодного оружия и т.д.?

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во

Опрошен

ных / %

Ответы

Всего ответов

1 2 3

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 39 20.3 140 72.9 13 6.8 192 100% 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 8 36.4 13 59.1 1 4.5 22 100 % 3. Судьи 16 100 % 3 18.8 12 75.0 1 6.2 16 100 % 4. В целом 230 100 % 50 21.8 165

71.7 15 6.5 230 100 %

  1. законодател 2. законодат 3. за

Вопрос: На сколько Вы можете оценить степень доверия к лицам, осуществляющим расследов стороны соответственно суда, прокуратуры, граждан и общества в целом?

№ п / п Категории опрашиваемых Кол-во опро- шен- ных/ % Варианты ответов

Суд

Прок у ратура Граждане

1 2 3 4 1 2 3 4 1 2 3 4

1 Следователи (вкл. руководителей) 192 100% 23 11.9 58 30.2 87 45.3 11 5.7 22 11.5 62 32.3 85 44.3 13 6.8 20 10.4 113 58.9 35 18.2 11

5.7

2 Дознаватели (вкл. руководителей) 22 100 % 1 4.5 10 45.5 8 36.4 3 13.6 2 9.1 8 36.4 9 40.9 3 13.6 3 13.6 13 59.1 5 22.7 1 4.5

3 Судьи 16 100 % 3 18.8 7 43.8 4 25.0 2 12.5 5 31.3 6

37.5 4 25.0 1 6.2 4 25.0 6

37.5 5 31.3 1 6.2

4 В целом 230 100% 27 11.7 75 32.6 99 43.0 16 6.9 29 12.6 76 33.0 98 42.6 17 7.4 27 11.7 132 57.4 45 19.6 13 5.7

  1. на 100%
  2. Н а 75 %

3. На5( )% i . Дове :рия никакого не совсем

Вопрос: На сколько Вы можете оценить степень доверия прокуратуры, граждан и общества в целом? к суду в нашей стране со стороны соответ № п / п Категории опрашиваемых Кол-во опро- шенных

/%

Варианты ответов

Суд

Трокуратура Граждане

1 2 3 4 1 2 3 4 1 2 3 4

1 Следователи (вкл. Руководителей) 192 100 % 33 17.2 81 42.2 62 32.3 12 6.3 30 15.6 67 34.9 84 43.8 12 6.3 14 7.3 50 26.0 106 55.2 20 10.4

2 Дознаватели (вкл. руководителей) 22 100 % 2 9.1 6

27.2 13 59.1 - 2 9.1 7 31.8 12 54.5 - 1 4.5 5

22.7 12 54.5 3 13.6

3 Судьи 16 100% 5 31.3 6

37.5 4 25.0 1 6.2 5 31.3 6

37.5 4 25.0 1 6.2 4 25.0 7 43.8 4 25.0 1 6.2

4 В целом 230 100% 40 17.4 93 40.4 79 34.3 13 5.7 37 16.1 80 34.8 100 43.5 13

5.7 19 8.3 62 26.9 122 53.0 24 10.4

  1. на 100%
  2. Н а 75%

3. На 50 % 4. Доверия никакого не совсем

Вопрос: Ваше образование?

№ л/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / %

Варианты ответов

1 2 3 4

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 105

54.7 84 43.8 29 15.1 1 0.5

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 8 36.4 - 13 59.1 2 9.1

3. Судьи 16 100 % 16 100.0 - - -

4. В целом 230 100 % 129 56.1 84 36.5 42 18.3 3 1.3

  1. высшее юридическое 2. иное высшее 3. среднее специальное юридическое 4. иное среднее сп

Вопрос: Ваш стаж службы (работы) в правоохранительных органах?

№п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрошенных / % Варианты ответов

1 2 3 4 5

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 46 23.9 43 22.4 38 19.8 43

22.4 15 7.8

2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 7 31.8 3 13.6 10

45.5 2 9.1 -

3. Судьи 16 100% - 4 25.0 8 50.0 1 6.2 1 6.2

4. В целом 230 100 % 53 23.0 50 21.7 56 24.3 46 20.0 16 6.9

  1. до 3-х лет

  2. свыше 3-х лет 3. свыше 5-ти лет 4. свыше 10 лет 5. свыше 15 лет 6. свы

Вопрос: Ваш возраст?

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во

Опрошен

ных / % Ответы Всего ответов

1 2 3 4

1. Следователи (включая руководителей) 192 100 % 86

44.8 90 46.8 15 7.8 1 0.5 192 100% 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100% 11 40.0 11 50.0 - - 22 100 % 3. Судьи 16

100 %

7 43.8 6

37.5 3 18.7 16 100% 4. В целом 230 100 % 97. 42.2 108 46.9 21 9.2 4 1.7 230 100%

Вопрос: Ваш пол?

№ п/п Категории опрашиваемых Кол-во Опрощен

ных / % Варианты ответов Всего ответов

1 2

1. Следователи (включая руководителей) 192 100% 134 69.8 58 30.2 192 100% 2. Дознаватели (включая руководителей) 22 100 % 12 54.5 10

45.5 22 100 % 3. Судьи 16 100 % 10 62.5 6 37.5 16

100 % 4. В целом 230 100% 156 67.8 74 32.2 230 100%

  1. М
  2. Ж