lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Тарнавский, Олег Александрович. - Уголовно-процессуальный механизм предъявления и разрешения гражданского иска в уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Екатеринбург, 2000 158 с. РГБ ОД, 61:00-12/510-8

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УРАЛЬСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ

АКАДЕМИЯ

На правах рукописи ТАРНАВСКИЙ Олег Александрович

Уголовно-процессуальный механизм предъявления и разрешения гражданского иска в уголовном деле

Специальность!2.00.09-уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Екатеринбург - 2000

Научный руководитель -заслуженный юрист РФ доктор юридических наук профессор Гуськова А.П.

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава I. Правовая природа гражданского иска в уголовном

процессе 13

§ 1. Понятие гражданского иска 13

§ 2. Предмет и основания гражданского иска 32

Глава II. Предъявление гражданского иска как форма обеспечения

защиты субъективных гражданских прав в уголовном процессе 49

§ 1. Основные условия предъявления гражданского иска в

уголовном процессе 49

§ 2. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу,

относящиеся к гражданскому иску 68

§ 3. Процессуальное положение гражданского истца в уголовном

деле 83

Глава III. Разрешение судом гражданского иска 101

§1. Процессуально-правовые средства исследования гражданского

иска в судебном разбирательстве 101

§ 2. Постановление суда в части гражданского иска и

его исполнение 112

Заключение 127

Список использованной литературы 130

Приложения 145

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Правовая реформа, проводимая в нашей стране, предопределила кардинальные перемены в российском законодательстве. Под углом новых условий социально-экономической жизни, гуманизации и демократизации общества грядет процесс существенных изменений уголовно- процессуального законодательства.

Уголовно-процессуальное право - это система правовых норм с жесткой регламентацией процедуры уголовного судопроизводства, которая резко вторгается в сферу конституционных прав и свобод человека, гражданина. Поэтому одной из актуальных и трудно решаемых проблем в уголовном судопроизводстве является проблема защищенности лиц, участвующих в уголовном процессе. Недостаточно четкая регламентация правового статуса участников процесса, в том числе гражданского истца, является одной из основных причин ущемления их прав и законных интересов.

В теории уголовно-процессуального права на протяжении длительного времени исследуется проблема правовой природы гражданского иска в уголовном процессе и его отраслевой принадлежности.

В настоящее время исследование такой проблемы становится особенно важной, поскольку напрямую связано с проблемой защиты прав и законных интересов как потерпевшего, так и гражданского истца. Статья 52 Конституции РФ закрепляет право потерпевшего на возмещение причиненного ущерба, но практика свидетельствует о том, что отсутствие надежного механизма восстановления нарушенных прав и компенсации ущерба, причиненного преступлением, фактически оставляет потерпевшего в тяжелом положении просителя. Новые экономические и политические условия, в которых функционируют сегодня наше государство и общество, повышают значение всех имущественных прав личности, а вместе с этим возрастает значение частных начал в уголовном процессе.

4

Государство, признав человека и его интересы высшей ценностью, должно обеспечить и соответствующий уровень защищенности его прав и свобод, который бы отвечал требованиям международных стандартов.

Право на возмещение ущерба, причиненного преступлением, сегодня рас- сматривается, по крайней мере, в таких актах международных организации, как Европейской Конвенции «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений» (1983 г) и принятой в 1985 г Генеральной Ассамблеей ООН Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и зло- употреблений властью.

В законодательстве Российской Федерации между тем данное право не отражено, а посему такое несоответствие нуждается в соответствующем устранении.

Проблеме гражданского иска в науке советского уголовного процесса уделялось значительное внимание. Если до издания Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. было посвящено лишь два монографических исследования (М.А.Чельцова и М.П.Шаламова), то в по- следующих десятилетиях этот вопрос получает широкую разработку. Различные аспекты этой сложной проблемы были исследованы во многих работах, в том числе в кандидатских и докторских диссертациях.

У истоков это актуальной темы стоят имена известных ученых, внесших существенных вклад в ее разработку, таких как: В.Азаров, С.А.Александров, Ф.И.Багаутдинов, Б.Т.Безлепкин, А.Д.Бойков, В.П.Божьев, В.Г.Власенко, Л.М.Володина, Н.И.Газетдинов, А.П.Гуськова, П.П.Гуреев, В.Г.Даев, И.Ф.Демидов, А.А.Добровольский, З.З.Зинатуллин, Л.Д.Кокорев,

В.М.Корнуков, Н.В.Кузнецова, Э.Ф.Куцова, Ф.М.Кудин, А.М.Ларин, П.А.Лупинская, А.Г.Мазалов, Е.Г.Мартынчик, В.А.Матюхин, С.Д.Милицин, В.Т.Нор, И.Л.Петрухин, В.Я.Понарин, И.И.Потеружа, А.Д.Прошляков, В.П.Радьков, В.М.Савицкий,
М.С.Строгович, Э.С.Тенчев, В.Т.Томин,

5 А.Г.Феногенов, М.А.Чельцов, Д.М. Чечот, М.А.Чечина М.П.Шаламов, П.С.Элькинд, К.С.Юдельсон и другие.

Вместе с тем многогранность и широта данной проблемы не смогла охватить достаточно полного и глубокого рассмотрения многих ее вопросов. В современной России уголовно-процессуальный механизм предъявления и разрешения гражданского иска оказался недостаточным и несовершенным. Многие положения этого вопроса нуждаются в переориентации и новом комплексном подходе, позволяющем объединить все аспекты этой сложной и актуальной проблемы.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в том, чтобы на основе комплексного анализа теоретических, нормативно-правовых и практических проблем, связанных с процедурой предъявления и разрешения гражданского иска в уголовном процессе, разработать и обосновать ряд новых положений, имеющих первостепенное значение для теоретической основы законодательных решений, связанных с обеспечением прав и законных интересов гражданского истца как участника уголовного процесса.

Достижение указанной цели обусловило решение следующих задач:

  1. Сформулировать по-новому понятие гражданского иска в уголовном деле, его предмет и основания;
  2. Обозначить основные условия предъявления гражданского иска в уголовном деле;
  3. Определить обстоятельства предмета доказывания по гражданскому иску в виде обособленной подсистемы;
  4. Сформулировать процессуальный статус гражданского истца, как субъекта уголовно-процессуальных отношений;
  5. Охарактеризовать процессуально-правовые средства исследования граждан- ского иска в предварительном расследовании и судебном разбирательстве;
  6. Выявить в практике наиболее типичные ошибки в деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, связанные с разреше-

6

нием судом гражданского иска в уголовном деле и исполнением приговора суда в части гражданского иска;

  1. Определить параметры исполнения приговора в части гражданского иска;
  2. Внести предложения по изменению и дополнению действующего законодательства в целях установления норм закона, обеспечивающих реализацию конституционных прав, свобод и законных интересов гражданского истца, в ходе уголовного судопроизводства;
  3. Обосновать необходимость создания системы мер по обеспечению защиты жертв преступлений.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является дей- ствующее федеральное законодательство, международно-правовые документы (декларации, конвенции, соглашения); постановления Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда РФ, опубликованные в печати проекты УПК РФ, а также правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и суда.

Предмет исследования составили основные теоретические разработки по проблемам, связанным с темой диссертации: соотношения понятий «материального» и «процессуального» в иске и праве на него, возмещения материального ущерба, возникшего в связи с совершением общественно- опасного деяния невменяемым, дифференциации уголовно-процессуальной формы, правового положения гражданского истца в системе уголовно- процессуальных отношений, гарантии обеспечения его прав, путей повышения эффективности уголовно-процессуальной деятельности по обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением и другие.

Методологическая основа и методы исследований. Методологическую основу диссертационного исследования составляют положения Конституции РФ, международно-правовые документы, уголовно- процессуальное законодательство, федеральные законы Российской Федерации.

7

Основным методом исследования является диалектический метод познания. Кроме того, в процессе работы были использованы общенаучные и частно-научные методы: методы количественного анализа, системный, исторический, логико- юридический методы, сравнительно-правовой метод, конкретно-социологический (интервьюирование, обобщение материалов судебной практики, анализ документов по исполнению приговоров, изучение статистических данных).

Научная новизна исследования заключается в следующем. Обоснован новый комплексный подход к проблеме гражданского иска в уголовном деле на базе действующего законодательства, практики его применения и международных стандартов.

Сформулировано на этой основе новое понятие гражданского иска в уголовном процессе и определены его отличительные особенности от неисковых способов защиты имущественных прав. Представлена концепция единого понятия иска с материально-правовой и процессуальной сторонами.

Отстаивается позиция, согласно которой функцию поддержания гражданского иска следует считать самостоятельной, но не основной, а лишь факультативной.

Как развитие частного начала в уголовном процессе следует рассматривать институт прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон.

На основе этого предлагается закрепить в законе процедуру примирения сторон и отказа потерпевшего от иска.

Вносится и обосновывается предложение о возможности возмещения морального ущерба не только в денежном, но и иной материальной форме.

В работе рассматривается ряд известных проблем, требующих по-новому разрешения в уголовно-процессуальном законодательстве в свете международных и конституционных установлений, анализ их подкрепляется соответствующей аргументацией.

8 Наиболее значимые, имеющие как теоретическое, так и практическое значение, представляются следующие, выносимые на защиту положения диссертации:

  1. На основе анализа норм, закрепленных в Конституции РФ, с учетом международных стандартов действующего уголовно-процессуального законо дательства, практики его применения, а также проекта УПК РФ и иных феде ральных законов, обосновывается положение о незавершенности реформы в области уголовно-процессуального законодательства с позиции обеспечения прав человека и гражданина и конкретно гражданского истца как участника уголовно-процессуальных отношений.

  2. На этой основе представлено новое определение гражданского иска в уголовном процессе и его отличие от неисковых способов защиты имуществен ных прав.

Возмещение ущерба - это отражение восстановления социального порядка, по сути отражения стержня системы правосудия. Отсюда, гражданский иск в уголовном деле есть материально-правовое требование истца к ответчику в ходе производства по уголовному делу, и оно разрешается совместно с ним под контролем судебной власти.

Гражданский иск - это основной способ защиты субъективных граждан- ский прав и потому вносится предложение - считать его как единое правовое понятие как для гражданского, так и уголовного процессов.

В этом понятии органически соединены требования истца к ответчику (материально-правовая сторона) и требование истца к суду о защите права (процессуальная сторона). Отстаивается, таким образом, концепция единого • понятия гражданского иска на основе комплексного подхода к правовой основе этого иска.

  1. Единство материально-правового содержания иска и его процессуаль ной формы реализации предполагает на основе диспозитивного начала необхо димость законодательного урегулирования процедуры как на предмет предъяв-

9 ления гражданского иска, так и отказа от него, а также примирения сторон и оформления мирового соглашения.

  1. Учитывая, что уголовно-процессуальное законодательство не разрешает целый комплекс вопросов, связанных с гражданским иском, то вносится предложение о дополнении УПК РСФСР ссылкой на возможность применения норм гражданско- процессуального права в той мере, в какой они не противоречат принципам и требованиям уголовно-процессуального закона. Так, в работе отстаивается позиция, согласно которой суд, при постановлении приговора, по собственной инициативе не должен решать вопрос о возмещении материального ущерба, поскольку такая практика ведет к необоснованному расширению рамок судейского усмотрения и противоречит принципу состязательности. К тому же, требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления о его возмещении, становится гражданским иском лишь в том случае, когда оно будет обращено непосредственно к суду (в устной или письменной форме).
  2. В работе обосновывается вывод автора на основе позиции ряда ученых и практиков о необходимости разграничения форм возмещения вреда, компенсации морального вреда, о необходимости включения в уголовно-процессуальное законодательство самого понятия морального вреда.
  3. Анализируя понятие правового статуса гражданского истца, предлагается включить в данный статус такие права, которые бы реально способствовали обеспечению интересов гражданского истца.
  4. Поддерживается высказанное отдельными учеными предложение об изменении процедуры стадии назначения дела к слушанию. Предлагается в этой связи конструктивно изменить порядок проведения этой стадии. Отстаивается идея предварительного слушания дела с вызовом сторон. После утверждения прокурором обвинительного заключения дело должно быть направлено в суд с одновременным извещением гражданского истца, его представителя и других заинтересованных субъектов процесса о том, что им предоставляется
  5. 1 УПК РСФСР - в дальнейшем сокращенно: УПК.

10 возможность заблаговременно обратиться с ходатайствами к судье в стадию на- значения дела к слушанию.

  1. Предлагается совместно с обвинительным заключением в начале судебного следствия оглашать гражданский иск, дабы обеспечить реализацию принципа гласности и одновременно определить границы материального притязания.
  2. Как гражданскому истцу, так и гражданскому ответчику необходимо предоставить право участвовать в судебном следствии с правом давать пояснения по гражданскому иску. Законодатель, перечисляя права гражданского истца, как участника процесса, предусмотрел право на заявление ходатайств (ст.276 УПК), выслушивания его мнения о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц (ст.277 УПК) и др., но не обозначил право давать показания. В этой связи обосновывается необходимость включить в закон такое право гражданского истца - потерпевшего.
  3. Обосновывается предложение о необходимости усиления надзорных функций прокурора за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное расследование, при заявлении заинтересованными лицами гражданского иска, а также исполнении приговора в отношении возмещения вреда причиненного преступлением, при наличии контрольных функций со стороны суда.
  4. Предлагается рассмотреть комплексную программу защиты жертв преступлений, куда необходимо включить помимо создания специализированного государственного и общественного фондов для выплаты компенсации потерпевшим также мероприятия по оказанию им социально-психологической и информационной помощи, а также обозначить критерии определения сумм, подлежащих взысканию.
  5. В основу работы вошли результаты проведенного обобщения уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области и Оренбургским областным

11

судом. Всего обобщено 273 уголовных дела, из которых 109 дел о преступлениях против собственности, 80 дел - о преступлениях против жизни и здоровья, 10 дел - о преступлениях против неприкосновенности и половой свободы личности, 4 дела - о преступлениях против свободы, чести и достоинства личности, 31 дело - о преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспорта (см. приложение № 1).

Изучены данные об осужденных, отбывающих наказания в ИУ Оренбургской области, с которых приговором (решением) суда определены взыскания денежных средств за нанесенный материальный (моральный) ущерб и результаты взыскания.

Апробация и внедрение результатов исследования. Научные положения, сформулированные в диссертации, получили свое апробирование. Так, многие положения диссертации опубликованы в специальной литературе. Они излагались на Всероссийской научно-практической конференции «Современная преступность: состояние, тенденции, средства преодоления», прошедшей в г. Екатеринбурге 22-23 апреля 1999 года и на Международной научно-практической конференции в г. Оренбурге «Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве». Нашли отражение в сборниках научных трудов, опубликованных в 1999 году, учебном пособии на тему: «Гражданский иск в уголовном процессе» 2000 г.

Кроме того, работая преподавателем кафедры судоустройства и судопроизводства юридического факультета Оренбургского государственного аграрного университета, диссертант использовал их при чтении лекций и проведении практических занятий по курсам «Уголовный процесс» и «Гражданский процесс».

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, выводов, изложенных в заключении, списка нормативных материалов, используемых по-

т

12 стано влени й Плен ума Верх овног о Суда РФ, библ иогра фии, вклю чает прил оже- ния.

13

Глава I Правовая природа гражданского иска в уголовном процессе

§ 1. Понятие гражданского иска

Результатом всякого преступного деяния являются вредные изменения в охраняемых законом общественных отношениях. Эти изменения называют негативными последствиями, которые конкретно выражаются в ущербе, причиняемом объектам преступления, охраняемыми как уголовным, так и другими отраслями права. Именно последствия преступления являются основным элементом его общественной опасности, а их характер определяется содержанием общественных отношений, которым данное преступление наносит ущерб.

Отсюда, тяжесть реальных или возможных последствий является, по суще- ству, основным показателем опасности преступного деяния, хотя понятно, что степень общественной опасности, реально наступивших вредных последствий, несравнимо большая, чем вероятность их наступления.

По своему характеру вредные последствия преступления весьма разнооб- разны. В одних случаях преступление причиняет вред жизни, здоровью граждан, их имуществу, в других - нарушает устанавливаемый в государстве правопорядок и т.д. В силу этого последствия можно классифицировать по различным признакам. Избрав в качестве классифицируемого признака наличие или отсутствие в результате совершенного преступления материального ущерба, его последствия можно разделить, прежде всего, на материальные и нематериальные. ‘

Если нематериальные последствия (например, моральные или физические страдания), несмотря на всю их тяжесть и общественную опасность, определить количественно, измерить и загладить денежным эквивалентом не представляет-

1 Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. - Киев: Изд-во «Выща школа», 1989.- С. 17.

14

ся возможным, то материальные выражаются, прежде всего, в имущественном ущербе, причиняемом в первую очередь материальным объектам (предметам) преступного посягательства, обладающим количественной характеристикой, и, соответственно, его можно выразить денежным эквивалентом, а значит его можно устранить (загладить).

Однако необходимо отметить, что материальный ущерб как одно из вред- ных последствий совершения преступления возникает не только в результате посягательства на отношения собственности в форме определённых материальных объектов, но он может возникать и при посягательстве на личность гражданина и его права.

Направленные против жизни и здоровья граждан преступления (убийство, вред здоровью) влекут за собой вред, именуемый физическим, который прямым путём (непосредственно) невозможно возместить. Но вред физический, как правило, сопряжён с вредом материальным, т.е. материальными утратами и расходами, которые были понесены потерпевшими в связи с потерей кормильца, утратой заработка, восстановлением здоровья и т.п. Кроме того, надо сказать, что причинение материального ущерба в результате совершенного преступления выступает в различных его составах по-разному. В одних случаях материальный ущерб составляет цель преступления (посягательство на собственность). В других - причинение материального ущерба составляет средство, с помощью которого достигается преступная цель (например, диверсия).

Нередко отношениям собственности причиняется вред по ходу посягатель- ства на основной объект (например, хулиганство). Вредные имущественные последствия преступления - это результат противоправного деяния, которое одновременно является уголовным и гражданскими правонарушением. При его совершении, таким образом, возникает два вида охранительных правоотношений - уголовных и гражданских.

15

Если в уголовном правоотношении правонарушителю (преступнику) про- тивостоит, с одной стороны, государство, с другой - потерпевший , то гражданско-правовые отношения возникают между правонарушителем и тем или иным физическим или юридическим лицом, которому преступлением причинён материальный ущерб. Содержание последнего составляет право тех, кому причинен этот ущерб: гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям, -требовать от правонарушителя восстановления нарушенной преступлением имущественной сферы, с одной стороны, и корреспондирующая этому праву обязанность правонарушителя возместить ущерб - с другой. В первом случае реализуется уголовная ответственность, во втором - гражданско-правовая (имуществен ная).

В силу общего правила, вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также юридическому лицу, подлежит возмещению в полном объёме лицом, его причинившим, кроме случаев, специально установленных законом (ст. 25 ГК РФ). Следовательно, в случае совершения преступления и причинения им материального ущерба, возникшие при этом правовые отношения подлежат урегулированию на основании как уголовного права, так и норм отраслей материального права, регулирующих имущественную ответственность за причинение вреда. Именно реализация последних дает возможность устранить отрицательные имущественные последствия преступления, восстановить имущественную сферу потерпевших лиц в прежнем состоянии на компенсационной основе, т.е. путём полного возмещения причинённого материального ущерба. Отсюда следует, что правоприменительная деятельность органов, ведущих уголовный процесс, сводится не только к привлечению лиц, виновных в совершении преступления, установлению оснований уголовной ответственности и, соответственно, принятию об этом решения, но в их задачу входит также принятие всех необходимых мер для быстрого и полного устранения

Здесь мы разделяем позицию тех ученых, которые считают, что субъектами уголовно-правового регулятивного правоотношения выступают не только государство и лицо, совершившее преступление, но и потерпевший.

16

имущественных последствий преступления. Именно для этой цели и предусмотрен уголовно-процессуальный механизм правового регулирования, который устраняет эти последствия и должным образом призван защитить нарушенные преступлением имущественные права и интересы тех, кому причинен преступлением ущерб.

Вероятно, поэтому модель правового воздействия на преступное поведение должна включать не только субъекта (преступника), причинившего вред и подлежащего справедливому наказанию, но и потерпевшую от преступления сторону, которой такой вред должен быть в обязательном порядке компенсирован.

Отсюда можно заключить, что имущественно-правовая защита выступает одной из важных юридических гарантий обеспечения субъективных прав личности, а поэтому восстановление социальной справедливости означает не только соразмерность наказания за содеянное, но и соразмерность возмещения вреда причинителю. В целом такую защиту можно представить как комплексное правовое явление.

Восстановление нарушенного преступлением имущественного положения тех, кому причинен ущерб, достигается в уголовном процессе такими способами, которые можно разделить на две группы: исковые и неисковые. При этом исковый способ всегда реализует гражданско-правовую ответственность, а неисковой - не только гражданско-правовую, но и уголовно-правовую, а также иные меры защиты нарушенного имущественного права. К первому способу защиты (исковому) относится предъявление и разрешение гражданского иска в уголовном процессе (ст. 29 УПК РСФСР). А неисковые охватывают такие, например, способы, как: возмещение материального ущерба по собственной инициативе суда (ч. 4 ст. 29 УПК); возвращение органами, ведущими уголовный процесс, лицам, потерпевшим от преступления, незаконно отчуждённого у них

В дальнейшем сокращено: УПК.

17

обвиняемым имущества - предметов преступного посягательства - реституция (п.4 ст. 86 УПК).

Общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека: Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Международный акт о гражданских и политических правах (1966 г.), Европейская Конвенция «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений» (1983 г.), Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (ООН, 1985 г.), предусматривают в рамках общей проблематики социально-правовой защиты жертв преступлений, возмещение ущерба. Именно это и явилось отражением правовой мысли правовой политики государств мира, а также прав и интересов граждан.

Возмещение ущерба - это отражение восстановления социального порядка, по сути отражение стержня системы правосудия. В заключительном документе Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Женева, 1-2 сентября 1975 г.) говорится: «…символическое возмещение ущерба вряд ли сможет хотя бы частично компенсировать боль и страдания, перенесенные потерпевшими и их семьями, в особенности при отсутствии сочувствия и заботы со стороны общества».1

Международное движение в защиту жертв преступлений достигло своих определенных высот в середине 80-х годов. Проблемам возмещения ущерба по- священы такие известные акты, как-то: Европейская Конвенции 1983 г. « О компенсации жертвам насильственных преступлений», принятые в 1985 г. Ре- комендации Европейского комитета ООН по проблемам борьбы с преступностью «О положении жертвы преступления в системе уголовного права и про-

1 V Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правона- рушителями. Экономические и социальные последствия преступности: новые задачи в области исследования и планирования. - Женева, 1975.- С.26-27.

18

цесса»,’ решения VII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению к правонарушителям (Милан, 26 августа - 6 сентября 1985 г.) и принятие 29/XI/85 г. на основе этих решений Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью.2

Идя по пути построения правового государства, подтверждая привержен- ность принципам, закрепляемым в международных актах, в целях конкретизации и реального осуществления важнейшего положения - высшей ценности прав и свобод человека, их гарантии со стороны государств, Россия в с.52 Конституции РФ закрепила, что права потерпевших от преступления охраняются законом и государство обеспечивает им компенсацию ущерба, причиненного преступлением.

К числу основных средств восстановления прав и законных интересов пострадавших от преступления граждан, а также юридических лиц и важным инструментом воздействия на преступников можно отнести гражданский иск в уголовном процессе. Это подтверждается данными, как теории, так и практики. Например, по данным обобщения судебной практики судов Оренбургской области за 1997-1999 г.г. при производстве по каждому второму уголовному делу рассматривались требования гражданских истцов (из 273 изученных уголовных дел в 114 делах были заявлены гражданские иски).3 Кроме того, исковой способ защиты имеет ряд преимуществ по сравнению с неисковыми. Во-первых, он реализуется при активном участии сторон, во-вторых, глубоко исследуются все обстоятельства дела, касающиеся характера и размера причиненного вреда, что способствует правильному разрешению вопроса о его воз- мещении. Основанием для предъявления гражданского иска является причинение материального ущерба непосредственно преступлением или общественно

1 Рекомендации Европейского Комитета ООН 1985 г.-Страсбург, 1985 / Фонд ВНИИ МВО РФ.-М, 1992.-С. 11-12.

Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. // Сб. научных трудов и нормативных материалов.-М., 1998.-С.61.

” Обобщение проводилось по нескольким категориям уголовных дел.

19

опасным деянием невменяемого, освобожденного в силу своего состояния от уголовной ответственности.

Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия гражданского иска в уголовном деле. Сформулировать такое определение - это одна из необходимых задач теории уголовного процесса, научная ценность и практический смысл которого заключается в уяснении пределов использования исковой формы защиты нарушенных преступлением субъективных имущественных прав потерпевших - физических, а также юридических лиц, в отличии этой формы (способа) защиты от иных, неисковых способов, предусмотренных уголовно- процессуальным правом.

В уголовно-процессуальной литературе по поводу понятия гражданского иска в уголовном процессе пока нет единства во взглядах авторов, исследовавших или затрагивавших как-то эту проблему. Под гражданским иском в уголовном процессе отдельные авторы понимают «совокупность процессуальных действий и отношений» , другие - «обращение». Большинство процессуалистов с незначительными редакционными изменениями определяют гражданский иск как требование гражданина или организации, понесших материальный ущерб от преступления (а также прокурора в его интересах), о его возмещении к обвиняемому или к лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, рассматриваемое и разрешаемое судом совместно с уголовным делом.

Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе.- Казань: Изд-во. Каз.ун-та, 1974.- С.52.

” Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе.- Л.:ЛГУ, 1972.-С.52. Например:

Чельцов М.А. Гражданский иск в уголовном процессе.-М., 1945.-С .5.

Шаламов М.П. Гражданский иск в уголовном деле.- М., 1948.- С.8.

Куцова Э.Ф. Гражданский иск в уголовном процессе.- М., 1963.- С.З.

Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе.- М., 1967.- Сб.

Божьев В.П. Гражданский иск в уголовном процессе и применение гражданского процессуального права. // Сов.государство и право. - 1986. - № 8.-С.72.

20

Следуя мысли авторов приведенного определения, гражданский иск в уголовном процессе (деле), как надо полагать, является ни чем иным, как материально- правовым требованием истца к ответчику в ходе производства по уголовному делу и разрешаемым совместно с ним.

Правильно, на наш взгляд, пишет В.А.Матгохин относительно позиции З.З.Зинатуллина: «Истолкование гражданского иска как «совокупности процес- суальных действий и отношений» представляется ошибочным, так как предъявление иска в указанном случае расценивается как деятельность, направленная на возмещение ущерба и обращенная к суду, который при постановлении приговора либо удовлетворяет, либо отказывает в такой «деятельности».1 Несомненно, как это отмечает В.А.Матюхин, здесь налицо расхождение со ст.ст. 29, 30, 137, 233, 310 и другими статьями УПК, в которых под гражданским иском понимается требование, а не деятельность, не производство по гражданскому делу.

Несколько по-иному определяет гражданский иск В.Г.Даев. По его мнению, “гражданский иск в уголовном процессе есть подлежащее рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства обращение юридически заинтересованного или иного управомоченного лица к суду с заявлением о возмещении обвиняемым или лицом, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, имущественного ущерба, причиненного преступлением”.2 Как видно из приведенного определения, автор усматривает сущность иска в обращении к суду с просьбой о рассмотрении гражданского спора и защите права.

Нет сомнения в том, что гражданский иск в качестве основного способа защиты субъективных гражданских прав является единым правовым понятием, как для гражданского, так и для уголовного процесса. Не случайно В.М.Савицкий пишет: “Сущность иска и в том и в другом виде процесса в

Матюхин В.А. Защита гражданских прав в уголовном процессе.-Канд.дис. Свердловск, 1988.- С.45. 2 Даев В.Г. Указ.соч.-С.22.

21

принципе едина».1 Но поскольку иск - одно из стержневых понятий и один из центральных институтов гражданского процессуального права и, естественно, учение о нем наиболее полно разработано в гражданско-процессуальной науке, то обращение к последней с целью выявления сущности этого правового явления и определения его понятия вполне закономерно и оправданно. Однако, определяя иск как «обращение» в суд с просьбой о рассмотрении гражданского иска и защите субъективных гражданских прав, В.Г.Даев, вслед за М.А.Гурвичем, впадает в известное противоречие. М.А.Гурвич считал: «Предъявить иск - значит, обратиться в суд за защитой конкретного, указанного истцом, субъективного гражданского права или охраняемого законом интереса» и определял иск как обращение в суд первой инстанции за защитой спорного гражданского субъективного права.

Получается, таким образом, что иск - есть обращение в суд за защитой права, и предъявление иска - тоже обращение в суд за защитой права.

Длительное время в гражданско-правовой доктрине господствовало также мнение, что иск - это обращение субъекта, считающего свое право нарушенным или оспоренным, в суд за защитой этого права. Поэтому и была выдвинута теория двух понятий иска - в процессуальном и материально-правовом смыслах. В процессуальном смысле - это означает обращение к суду заинтересованного лица с требованием о защите права, а иск в материально-правовом смысле - это обращенное к суду материально-правовое требование истца к ответчику, само защищаемое судом гражданское право.

С позиций М.А.Гурвича в гражданском процессе можно говорить лишь об иске в процессуальном смысле, т.е. как о процессуальном действии по возбуждению процесса. Об иске же в материально-правовом смысле можно гово-

1 Савицкий В.М. Гражданский иск в уголовном процессе. / Полянский Н.Н., Строгович М.Е., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права.-М., 1983.-С.120.

с Советский гражданский процесс /Под ред. М.А.Гурвича.- М., 1975.-С. 101.

22

рить только в гражданском праве. Поэтому “материально-правовые требования истца к ответчику и процессуальное требование истца к суду хотя и неразрывно связаны друг с другом, но все же не образуют единого требования и остаются относительно самостоятельными по отношению друг к другу».1

Существует еще одна концепция - теория единого понятия иска, имеющего две стороны - материально-правовую и процессуальную. В соответствии с ней гражданский иск - это единое понятие, в котором органически соединены требования истца к ответчику (материально-правовая сторона) и требование истца к суду о защите права (процессуальная сторона).

Представляется, что концепция единого понятия иска с его материально-правовой и процессуальной сторонами может быть наиболее приемлемой и научно обоснованной. По любому гражданскому делу, независимо от того, в какой процессуальной форме ведется в ней производство, требование (обращение) истца к суду о рассмотрении возникшего между ним и ответчиком имущественного спора сопровождается указанием на требование истца к ответчику. Если подвергнуть анализу любой заявленный в уголовном процессе гражданский иск (равно как и в процессе гражданском), то нетрудно обнаружить, что в обращенном к суду заявлении о возмещении вреда истец обязательно отражает конкретное материальное требование к ответчику, сущность которого состоит в возмещении причиненного преступным действием материального ущерба. Данное требование составляет содержание гражданского иска, без которого иска, естественно, быть не может. На это указывает также В.Т.Нор.3 Вместе с тем обладание лицом, субъективное имущественное право которого было наруше-

Елисейнин П.Ф. Понятие иска как процессуального средства защиты прав и интересов./ Проблемы защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. - Ярославль, 1976. -С.2.

2 Например:

Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. -М., 1965. -С. 12. Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. - Л., 1968.- С.70.

3 Нор В.Т. Указ.соч. -С.29.

23

но, одним лишь правом требовать у обязанного лица возмещения материального ущерба (материально-правовым требованием) еще не означает, что гражданский иск уже наличествует. Не будет его и в том случае, если требование будет предъявлено непосредственно к обязанному лицу. Он появится лишь тогда, когда понесшее материальный ущерб лицо даст ход своему материально-правовому требованию в установленных законом процессуальной форме и порядке.

Следовательно, требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления, о его возмещении, становится гражданским иском лишь в том случае, если оно будет непосредственно обращено (заявлено) суду в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке.

Единство материально-правового содержания иска и его процессуальной формы реализации определяется тем, что возможности материально- правового характера, предоставленные управомоченному лицу нормой материального права, предполагают и возможность их осуществления в определенной, установленной законом процессуальной форме, в предусмотренном порядке.

Процессуальная форма, процессуальный порядок реализации материаль- но-правового требования, будучи формой его жизни, имеет и определенное самостоятельное значение. Ее отличительная самостоятельность проявляется в том, что она выражает собой особый вид деятельности публично-правового характера по реализации материально- правовых норм, имеющих своей целью защиту имущественных прав потерпевших лиц, нарушенных в результате совершения преступления. Вместе с тем, объективно заложенное в этом институте диспозитивное начало позволяет относить его и к институту частного права, поскольку усмотрение пострадавшего от преступления предъявлять ему гражданский иск в связи с причинением ему вреда или не предъявлять зависит от его волеизъявления. Это-то и является выражением частноправовой, диспози- тивной характеристики регулирования отношений в сфере производства по гражданскому иску в уголовном деле.

24

Итак, самостоятельность процессуальной формы реализации материально- правового требования обусловливает существование института гражданского иска в уголовном процессе, т.е. системы норм уголовно-процессуального права, регулирующих процессуальные отношения, возникающие в связи с предъявлением требования истца к ответчику или обвиняемому о возмещении причиненного преступлением ущерба, производством по нему и его разрешением.

Признавая и отстаивая положение о едином понятии иска, некоторые процессуалисты считают, что на первое место в определении понятия гражданского иска необходимо все таки поставить его процессуально-правовую сторону. Так, А.Ф. Клейнман полагает, что “на первое место в определении надо было бы поставить процессуальную сторону (требование к суду о защите права), а на второе - материально-правовую (материально-правовое требование истца как предмет судебной защиты).»1

Думается, что, вряд ли можно по этому чисто внешнему признаку определять соотношение материального и процессуального в иске. Предъявление иска (обращение к суду за защитой) предполагаемым обладателем нарушенного гражданского права следует после того, как право было нарушено. Следовательно, если рассматривать этот вопрос диалектически, как развитие процесса осуществления субъективного гражданского права, то предъявление иска, вовсе не есть начальный момент этого процесса, а лишь один из этапов

осуществления материального права.

Предъявлению иска, несомненно, предшествует возникновение у истца

самого субъективного права, затем последует нарушение этого права со стороны ответчика и возникновение у первого права на иск, и лишь затем - само предъявление иска, если обязанное лицо добровольно не выполнит лежащей на нем обязанности. Исходя из определяющего значения содержания в его взаимо-

1 Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессу- ального права (очерки по истории). - М., 1967.- С.54.

25 связи с формой как философскими категориями, положение о том, что “форма лишена всякой ценности, если она не есть форма содержания”, гражданский иск, независимо от процессуальной формы предъявления, следует рассматривать как материально-правовое требование истца к ответчику, предъявленное в суд для рассмотрения и разрешения в установленном законом процессуальном порядке. Определение гражданского иска в уголовном процессе именно как требования истца к ответчику, рассматриваемого и разрешаемого судом совместно с уголовным делом, правильно, на наш взгляд, отражает соотношение материального и процессуального в иске и праве на него. Это соотношение должно присутствовать в самом понятии иска и его определении. Таким образом, хотя гражданский иск и есть довольно сложное правовое явление, вместе с тем правы Н.А. Чечина и Д.М.Чечот, отметившие, что правовую природу иска можно раскрыть лишь путем комплексного анализа материальной и процессуальной его стороны. Как правильно обращено внимание учеными, что все отрасли делятся на основные и комплексные. Основные, в свою очередь, делятся на профилирующие (традиционные) и другие отрасли. С.С.Алексеев указывает, что профилирующие отрасли права образуют «основу, обязательную часть системы права. Сюда входят государственное право, административное право, гражданское право, уголовное право».2 К другим основным отраслям права С.С.Алексеев относит процессуальные отрасли.

Выражая определенную несогласованность в таком подходе, А.Д.Прошляков, анализируя механизм правового регулирования, подчеркивает взаимосвязь не только уголовного права, уголовно-процессуального права, но еще и уголовно- исполнительного. Он утверждает, что последнее - это отрасль процессуальная, процедурная по большей своей части. В итоге уголовное, уго-

Чечина Н.А., Чечот Д.М. Гражданская процессуальная форма, процессуальные нормы и производства. / Юридическая процессуальная форма. Теория и практика. - М., 1976. -С. 198. 2 Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекции в двух томах. Том 1.-Свердловск, 1972.-С 130.

26 ловно-процессуальное и уголовно-исполнительное право являются самостоя- тельными отраслями права, но только в рамках единого комплекса. Такая не- разрывная связь этих частей должна учитываться при разработке законодательства. При анализе комплексного подхода особенно ярко прослеживается защищенность прав человека, пострадавшего от преступления.

Опираясь именно на такой подход, заметим, что гражданский иск в уголовном процессе имеет двойственную правовую природу - материальную и процессуальную. По материальной природе он является гражданским в широком понимании этого термина, а по процессуальной - уголовно-процессуальным. Его материальная природа определяется отраслью материального права, нормы которой регулируют спорное материально-правовое отношение, возникшее между истцом и ответчиком, из которого первый из них выводит свое требование ко второму; процессуальная - процессуальной формой, посредством которой приводится в действие материально-правовое требование истца. Поскольку же иск о возмещении причиненного преступлением материального ущерба предъявляется и разрешается в уголовном процессе, то, естественно, и процессуальная его природа может быть только уголовно-процессуальной.

Анализ норм действующего уголовно-процессуального закона, регулирующих производство по гражданскому иску в уголовном деле, дает основание для утверждения, что законодатель при формировании этих норм также исходит из концепции единого понятия иска в неразрывном единстве двух его сторон - материальной и процессуально-правовой, и отражает в них (нормах) все необходимые его признаки. Так, в чЛ. ст. 29 и ч.1 ст. 54 УПК он указывает как на материально-правовую сторону иска (требование о возмещении причиненного преступлением материального ущерба), так и на процессуальную

1 Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права.- Екатеринбург, 1997.- С.22.

27 (обращение за защитой нарушенного имущественного права). В нормах, содер- жащихся в ст.ст.29, 54, 55, 56, 137, 138 УПК, отражены другие признаки иска, в частности: кто вправе предъявить иск (лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, его полномочный представитель, в установленных законом случаях - прокурор); кто несет ответственность за причиненный вред; кому может быть заявлено требование о возмещении ущерба; кем и в каком порядке рассматривается и разрешается иск. С учетом этих признаков можно сформулировать следующее определение понятия гражданского иска в уголовном процессе. Гражданский иск в уголовном процессе - это материально-правовое требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления, его полномочного представителя или в его интересах прокурора к обвиняемому или лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, о возмещении этого ущерба, заявленное органам, ведущим уголовный процесс и разрешаемое судом совместно с уголовным делом.

Данное определение не претендует на завершенность, но оно, как нам кажется, содержит все основные признаки рассматриваемого понятия.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не разрешает целый комплекс вопросов, связанных с гражданским иском, например, не содержит нормы, регулирующей хотя бы в общей форме взаимодействие уголовно- процессуальных норм с нормами гражданско-процессуального права.

Проект УПК предпринимает попытки устранить этот пробел. Но такое его изложение: «если процессуальные отношения, возникающие в связи с гражданским иском, не урегулированы настоящим Кодексом, то применяются нормы гражданского процессуального законодательства, поскольку они не противоречат настоящему Кодексу» , как представляется, не способствует изменению положения дел. До настоящего времени уголовно-процессуальное законодательство не откликнулось на изменения в гражданском праве, которые про-

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект // Юридический вестник. Сент.1995 г. № 31.

28 изошли в связи с расширением видов вреда, подлежащего возмещению. Формулировки ст.ст. 29 и 54 УПК по сей день позволяют взыскивать в уголовном процессе только материальный ущерб. Хотя, исходя из здравого смысла, вряд ли найдутся противники возмещения моральных страданий в рамках уголовного судопроизводства.1 Необходимость компенсации причиненных преступлением физических и нравственных страданий сегодня для всех очевидна. Подтверждением этому служат многочисленные случаи из судебной практики. Так, например, результаты обобщения судебной практики судов Оренбургской области за 1998 год позволяет сказать о том, что в каждом третьем заявлении по гражданскому иску в уголовном деле содержится требование о возмещении морального вреда, причиненного преступлением. И во всех указанных случаях суды при постановлении приговоров принимали решения об удовлетворении предъявленных потерпевшим исков о возмещении моральных страданий.2 Вместе с тем, следует отметить, что суды, постановляющие такие приговоры, идут по пути целесообразности, но отнюдь не законности. Эта практика не подкреплена законодательно. Связано это с тем, что до настоящего времени уголовно-процессуальное законодательство никак не «отреагировало» на произошедшие в гражданском законодательстве изменения, расширившие перечень видов вреда, подлежащего материальной компенсации.3 От этого страдают и судьи, которые не знают, чем им руководствоваться - то ли судебной практикой, то ли положениями уголовно-процессуального закона, которые позволяют компенсировать только материальный ущерб; и потерпевшие, иногда и не дога-

1 Нарижный С. Возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему: уголовно-процессуальный аспект. //Российская юстиция.- 1996.- № 9.- С.41.

” Для сравнения обратимся к данным обобщения судебной практики, проводимой А.Г.Феногеновым, то заметим, что из рассмотренных в течение 1996-1997годов судами Краснодарского края 500 уголовных дел, где преступлением причинен материальный ущерб потерпевшему, моральный вред от преступного посягательства не был возмещен ни разу, что позволяет говорить о необходимости изменения законодательства, регламентирующего эти вопросы.

” Нарижный С. Указ.соч.

29 дывающиеся об имеющейся у них возможности возмещения причиненного им морального вреда, т.к. органы дознания, согласно действующему закону, не обязаны разъяснять потерпевшим наличие у них соответствующего права.

Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в п.9. которого говорится, что, применительно ст.29 УПК, потерпевший вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу,1 мало чем помогает решению поднятой проблемы. Данная формулировка отнюдь не обязывает суд при предъявлении гражданского иска признавать потерпевшего гражданским истцом, - замечает С.Нарижный, ибо это противоречило бы ст. 54 УПК, не говоря уже о том, что из нее вовсе не следует обязанность суда удовлетворять эти иски.2 Если суды и принимают решения о возмещении морального вреда по предъявленным потерпевшим гражданским искам, однако, в силу требований ст.29 УПК, возмещать в порядке уголовного судопроизводства суд может только материальный вред. Попытка восполнить закон разъяснением постановления Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» - это не выход, поскольку Пленум Верховного суда РФ - не законодательный орган. К тому же Пленум не решил и другие, связанные с этим вопросы, которые, несомненно, нуждаются в решении на законодательном уровне.

Положительно, что проект УПК, прошедший первое чтение в Государственной Думе, отражает положение, согласно которому гражданский истец вправе предъявить иск и для компенсации морального вреда. В частности, в п. 1 ст.48 данного законопроекта предусматривается, что «гражданский истец может предъявить иск и для компенсации морального вреда». Следует отметить

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. -1995.- № 4. -С.9. “ Нарижный С. Указ.соч.

30

как положительный фактор, что проект УПК расширяет перечень многих прав гражданского истца. Их насчитывается около 19 пунктов, что является весьма благоприятным фактором.

Вместе с тем, как отрицательный момент, надо отметить то, что уголовно- процессуальное законодательство не дает определения понятия «морального вреда». Легальное определение понятия «моральный вред» можно найти лишь в ГК РФ (ст. 151), под ним понимаются физические или нравственные страдания. Постановление № 10 Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» более полно характеризует понятие морального вреда: под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина (п.2). В этом же постановлении приведен перечень возможных проявлений морального вреда.

Известно, что на практике и в теории неоднозначно решается вопрос о моральном вреде, причиненном преступлением.

Если все имущественные последствия преступления достаточно легко поддаются выражению в денежном эквиваленте, возмещаются (восстанавливаются), то неимущественные определить количественно, измерить, возместить или восстановить очень сложно. В литературе можно найти три принципиально

31

разных подхода к решению вопроса о компенсации неимущественных последствий преступления.

Первый заключается в полном отрицании возможности компенсировать неимущественный вред. Этот подход был ведущим в течение советского пе- риода развития нашего государства и представляет собой типичный пример тотальной идеологии права.

Два других подхода предполагают компенсацию неимущественного вреда, но в разном объеме. Можно компенсировать моральный вред только в слу- чаях, прямо предусмотренных законом, а можно - во всех, без исключения, случаях преступного посягательства на материальные (имущественные) и нематериальные (неимущественные).1

Таким образом, становится совершенно очевидной необходимость вклю- чения «морального вреда» в данное ранее понятие гражданского иска в уголовном деле. В целях же сохранения простоты и лаконичности представляется целесообразным объединить понятия «материальный ущерб» и «моральный вред» под единым понятием - вред. С учетом вышесказанного можно дать следующее определение понятия гражданского иска. Граяаданский иск в уголовном процессе - это материально-правовое требование лица, которому преступлением нанесен вред, его полномочного представителя или в его интересах прокурора к обвиняемому или лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, о возмещении нанесенного вреда, заявленное органам, ведущим уголовный процесс и разрешаемое судом совместно с уголовным делом.

Кузнецова В.Н. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе. - Канд.дис. -Ижевск, 1997.- С. 16-17.

” В связи с этим далее употребляемые слова «вред», «ущерб» охватывают как

материальный, так и моральный вред.

32

§ 2. Предмет и основания гражданского иска

Согласно концепции, получившей наибольшее распространение в науке гражданского процесса, предметом гражданского иска является материально-правовое требование истца к ответчику, вытекающее из спорного правоотношения. Если обратиться к анализу ст.ст. 29, 54 УПК, то усматривается, что гражданским истцом в уголовном деле признается гражданин, учреждение, предприятие и организация, понесшие материальный ущерб от преступления и предъявившие при производстве по делу требования - гражданский иск - о его возмещении, который рассматривается судом совместно с уголовным делом. Отсюда, предметом гражданского иска в уголовном процессе следует считать материально-правовое требование истца к обвиняемому (граждан- скому ответчику) или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, причем не любые требования, а лишь о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением.

В.Т.Нор правильно подчеркивает, что любой гражданский иск отличается от другого, прежде всего, своим предметом, т.е. конкретным материально- правовым требованием истца к ответчику по гражданскому иску, предъявляемому в уголовном процессе на рассмотрение и разрешение суда.’

Это требование вытекает из определенных законом юридических фактов, на основе которых истец предъявляет свои исковые требования. Если нет юридического факта, обуславливающего возникновение материально- правового отношения, то гражданский иск в уголовном деле не может быть заявлен и рассмотрен судом. Отсюда, основаниями иска являются юридические факты, из которых истец выводит свои требования и с наличием которых закон связывает возникновение правоотношения между истцом и обвиняемым (ответчиком). Следовательно, эти два элемента и составляют содержание гра-

1 Нор В.Т. Указ.соч.-С38.

33

жданского иска. Именно эти два элемента предопределяют объем (пределы) и направления производства по гражданскому иску в уголовном процессе.

Юридическими фактами, на основе которых предъявляются иски, принято считать: а) совершение преступления; б) наличие материального ущерба, причиненного этим преступлением; в) наличие причинной связи между престу-плением и ущербом.

Предмет гражданского иска в уголовном процессе как уголовно- процессуальной науки, так и правоприменительной практики не представляет особых трудностей. Вместе с тем имеется ряд вопросов, по которым не достигнуто единство взглядов среди ученых-процессуалистов, а отсюда нет стабильности в правоприменительной практике. В этой связи появляется потребность в анализе некоторых спорных вопросов. Так, к числу спорных положений предмета гражданского иска нужно отнести прежде всего вопрос о том, охватывается ли предметом гражданского иска материальный ущерб, состоящий из неполученных потерпевшими хозяйственных доходов, которые могли быть получены, если бы не было совершено преступление. Другими словами, речь идет об «упущенной выгоде». На этот счет имеются различные точки зрения ученых. Одни авторы допускают возможность такого взыскания,3 другие, напротив, к этому относятся отрицательно. Например, по мнению П.П.Гуреева, «в обязательствах из причинения вреда возмещение убытков заменяет восстановление прежнего состояния. Под убытками при причинении вреда следует понимать только положительный ущерб в имуществе, т.е. уменьшение наличного имущества потерпевшего. Поэтому потерпевший, понесший материальный ущерб от

Нор В.Т. Указ.соч.

2 Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. -М., 1977.- С.25.

J Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе.- М,: 1961.- С.15; Зинна-тулин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе,- Казань, 1974.- С. 13; Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. -Воронеж, 1964. -С.87; Нор В.Г. Указ.соч.- С.41.

4 Мазалов А.Г. Указ.соч. -С.37-38.

34

преступления, имеет право на взыскание с обвиняемого или лиц, несущих от- ветственность за действия обвиняемого, только положительного ущерба в имуществе и не имеет права на взыскание упущенной выгоды».1

Думается, что В.Т.Нор прав, сформулировав по этому случаю следующий вывод. Вопрос о том, включаются ли неполученные доходы в объем возмещения причиненного преступлением материального ущерба и, следовательно, ох- ватываются ли они предметом гражданского иска в уголовном деле, «должен решаться в зависимости от характера совершенного преступления, а также ма- териального закона, которым должен руководствоваться суд при вынесении решения о возмещении ущерба». Отсюда, если исходить из буквального смысла закона, то взысканию с виновных лиц может подлежать как положительный ущерб, так и не полученные доходы.

Несомненно, было бы трудно понять логику законодателя, если бы он при установлении имущественной ответственности за вред, причиненный деликтом, в том числе и крайним его проявлением - преступлением, ставил правонарушителя в более выгодное положение, если бы обязывал взыскивать с ответчика только ту часть ущерба, которая составила бы положительный ущерб в имуществе.

На основании ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Понятие полного объема возмещения вреда раскрывается законодателем в ст. 1082 ГК РФ, положения которой обязывают лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь такого же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.д.) или возместить причиненные убытки (п.2 ст. 15 ГК РФ). Как указанно в ст. 15 ГК РФ, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для

1 Гуреев П.П. Указ.соч.-С.бб. 2НорВ.Т.Указ.соч.-С41.

35

восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Принципиально нового законодатель, как можно видеть, не внес по срав- нению с нормами ГК РСФСР 1964 г. Статьи 1064, 1982 ГК РФ по сути идентичны положениям статей 444 и 457 ГК РСФСР. Вместе с тем встречаются в практике и такие случаи, когда суды отказывают в возмещении упущенной выгоды по мотивам, что условия упущенной выгоды неприменимы к обязательствам из причинения вреда. Понятно, что такой подход не основан на законе. Ст. 444 ГК РСФСР, как и ст. 1064 ГК РФ, предписывают возмещение причиненного деликтом ущерба в полном объеме, ст.457 ГК РСФСР делает прямую отсылку к ст.219 ГК РСФСР, которая, определяя, какие виды имущественных потерь охватываются понятием убытка, называет в их числе и неполученные доходы (упущенную выгоду). Здесь законодатель исходит из единого понятия убытка как для обязательств, возникающих из договорных правоотношений, так и из деликта.

Более того, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением»1 даны рекомендации, указывающие на необходимость возмещения вреда от преступления в полном объеме. Далее разъясняется, что при возмещении вреда в натуре не является препятствием и к компенсации причиненных убытков в виде неполученных доходов, которые потерпевший бы получил, если бы не было совершено преступление. Другими словами, как можно заключить, принцип, закрепленный в ст.52 Конституции РФ - полного возмещения вреда, причиненного преступлением, охватывает возмещение и «упущенной выгоды».

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. Изд. «СПАРК», 1995.- С.175-181.

36

Итак, при определении размера упущенной выгоды для возмещения ущерба, причиненного преступлением, следует, прежде всего, руководствоваться принципом полного возмещения вреда.

Потерпевшая сторона должна быть поставлена в такое положение, при котором она находилась бы, если бы причинения вреда не имело места. При этом размер неполученного дохода должен определяться с учетом положения абзаца 2 пункта 2 ст. 15 ГК РФ, определяющего, что если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньше, чем такие доходы.

Применяя рассмотренные положения закона, А.Г.Феногенов уточняет, что для правильного определения размера упущенной выгоды следует отличать юридическую трактовку «неполученный доход» от экономической. Доход, как экономический термин, есть полученная предприятием прибыль от реализации продукции (услуг) без учета расходов и обязательных отчислений предприятия при получении данного дохода, который фактически не получен потерпевшим, но мог быть получен им от нормальной эксплуатации (использования) имущества на законном основании.

И как предложение он формулирует вывод: для определения упущенной выгоды из размера предполагаемого дохода гражданского истца следует вычесть все расходы, которые он понес или должен был понести для получения такого дохода, а также все суммы, которые истец каким-либо образом сберег, например, при невозможности выполнения части своих обязательств вследствие причинения вреда непосредственно предмету сделки.

Судебная практика возмещения упущенных возможностей гражданского истца в уголовном процессе складывается достаточно непросто. Продолжая мысль А.Г.Феногенова, что суды чаще всего прибегают к практике оставления

1 Феногенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе. / Канд.дис. Краснодар, 1998.-С. 130-131.

37

таких исков без рассмотрения ввиду недоказанности органами предварительного следствия размера ущерба, было бы правильным заметить, что необходимо в этом случае устранить несовершенство ст.310 УПК. Мы поддерживаем точку зрения А.Г.Феногенова и считаем, что следует предоставить суду право без отложения разбирательства дела признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска с передачей вопроса о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства,1 если, подчеркнем еще раз, невозможно произвести подробный расчет по гражданскому иску в рассматриваемом уголовном
деле. Аналогичная точка зрения высказывалась Ф.Н.Багаутдиновым: «В случае, когда гражданский иск был предъявлен при расследовании уголовного дела, суд рассмотрел уголовное дело с вынесением обвинительного приговора, но оставил без рассмотрения гражданский иск, то есть не принял решение по заявлению гражданского истца, сам суд и должен довести это дело до его логического завершения». Далее автор предлагает дополнить закон требованием о том, что в случае оставления гражданского иска без рассмотрения, после вступления приговора в законную силу, суд сам по собственной инициативе должен возобновить рассмотрение гражданского иска и рассмотреть его по существу, но уже в порядке гражданского судопроизводства. Думается, что данное предложение заслуживает определенного внимания. Тем более, как показывают результаты нашего обобщения судебной практики оренбургских судов за 1997-1999 г.г., лишь несколько гражданских истцов обратились с иском в порядке гражданского судопроизводства после того, как их иски были оставлены без рассмотрения в порядке уголовного судопроизводства. Это можно объяснить, по нашему мнению, целым рядом причин, как то: недостатком знаний, нежеланием добиваться своего требования, потерей веры в правосудие и т.д.

Феногенов А.Г. Указ.соч. 2 Багаутдинов Ф.Н. Общество, право, собственность.- Казань, 1995.-С.41.

38

С предметом гражданского иска в уголовном процессе связан еще один вопрос, который имеет как научное, так и прикладное значение. Речь идет о предмете регрессных требований, предъявляемых к обвиняемым лицам, которые полностью или частично возместили материальный ущерб потерпевшим от преступления лицам до рассмотрения уголовного дела в суде. И хотя этот вопрос обсуждался в юридической литературе в прошлом, однако интерес к нему не утрачен и сегодня. Некоторые авторы высказывали мнение, что возможно рассматривать регрессный иск в уголовном деле,2 другие, а их большинство, -нет.3 Судебная практика по этому вопросу также оказалась непоследовательной. Например, еще в 1975 году Пленум Верховного Суда СССР ориентировал суды на то, что «Закон, по его прямому смыслу, разрешая вопросы гражданского иска в уголовном деле, имеет в виду рассмотрение в суде требований, возникших в результате причинения преступлением материального ущерба…, равно как не ограничивает круг лиц, имеющих право на предъявление граждан- ского иска, лишь одним потерпевшим».

Пленум считает, что рассмотрение регрессного иска не противоречит за- кону. Позднее было замечено, что единственное предварительное условие для его реализации - это реальное возмещение потерпевшему от преступления лицу причиненного материального ущерба до рассмотрения уголовного дела. По этому пути следовала и практика Верховного суда РСФСР.5 В настоящее время, например, в судебной практике допускаются регрессные иски органов вневедомственной охраны, возместившие пострадавшим имущественный ущерб, причиненный кражей; иски о взыскании средств, затраченных на стационарное

Даев В.Г. Право на предъявление регрессного иска в уголовном процес- се.//Советская юстиция.- 1972.- № 21.- С. 12-15.

Ермаков И. Регрессный иск в уголовном деле.//Советская юстиция.-1975.- №21.-С31.

3 Гуреев П.П. Указ.соч.-С23; Мазалов А.Г. Указ.соч.- С.13.

4 Бюллетень Верховного Суда СССР.-1975.- № 3.-С.27.

5 Бюллетень Верховного суда РСФСР.- 1986.-№ 7.- С.7; № 1.- С. 10.

39

лечение граждан в случаях причинения вреда их здоровью в результате умышленных преступных действий. Как показывают результаты нашего обобщения, наиболее часто встречаемыми регрессными исками являются иски о взыскании денежных средств, затраченных на лечение граждан, пострадавших от преступных деяний. Из 273 дел 114 уголовных дел содержат гражданские иски, из них 32 - регрессных, заявленных по указанным основаниям (см. приложение № 2).

Если обратиться к уголовно-процессуальному закону, регулирующему производство по гражданскому иску (ст.29, 54 УПК), то можно заметить, что здесь отсутствует слово «непосредственно». Тем не менее, надо полагать, что законодатель имел в виду именно тех лиц, которым материальный ущерб был непосредственно причинен преступлением, т.е. потерпевших от преступления. Здесь, как надо понимать, «компенсация» выступает не обязательством, вытекающим из норм материального закона, предусматривающую выплату денежных сумм, а тем благомл которое охраняется не процессуальным законом, а материальным. Прав А.Г.Мазалов, который высказал по этому случаю следующее мнение, что регрессный иск «не является «чистым» иском из причинения вреда… ибо право на него возникает хотя и в связи с преступлением, но в результате причинения вреда непосредственно регредиенту, а «через» причинение его третьему лицу - потерпевшему от преступления (гражданину или организа- ции)».1

И как верно подчеркнул В.Т.Нор: «При рассмотрении и разрешении рег- рессных требований (исков) суду необходимо устанавливать не одну, а две системы фактических и правовых оснований по возмещению материального ущерба: непосредственную и опосредствованную (регрессную); исследовать правовые отношения, возникшие не только между потерпевшими, но и третьими лицами, компенсировавшими полностью или частично нанесенный преступлением материальный ущерб».2

1 Мазалов А.Г. Указ.соч. -С.73.

2 Нор В.Т. Указ.соч. -С.50.

40

Все сказанное предопределяет вывод, что рассмотрение регрессного иска в уголовном процессе не основано на действующем уголовном и уголовно- процессуальном законе. Общие положения закона о гражданском иске не создают предпосылок для его рассмотрения в уголовном процессе, и специальных на то указаний в законе нет. Вместе с тем, это не означает, что законодатель не может допустить в уголовный процесс регрессные иски. Так, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 года «О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий»1, установил, что при постановлении приговора по уголовному делу подлежат взысканию средства, затраченные на стационарное лечение граждан в случаях причинения вреда их здоровью в результате умышленных преступных действий (за исключением вреда при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего).

Судебная практика пошла по расширению предмета гражданского иска в уголовном деле. Принимаются к рассмотрению гражданские иски о возмещении материального ущерба, возникшего вследствие смерти потерпевшего и с потерей кормильца, а также связанных с расходами на погребение.

Поэтому было бы целесообразным предусмотреть в уголовно-процессуальном законе правило о допуске в уголовный процесс регрессных исков. Например, возникает необходимость предъявления исков органов социального страхования, предметом которых является выплаченное потерпевшему от преступления пособие по временной нетрудоспособности, а также исков органов государственного страхования, выплатившим потерпевшим страховое возмещение по договору об имущественном страховании.

1 Ведомости Верховного Совета СССР.- 1973.- № 27. -Ст.348. “ Бюллетень Верховного Суда СССР.- 1979.- № 3.- С.11; Бюллетень Верховного Суда РФ.-1998.- №4.-С. 15.

еоссмйсхмл f

Законодательное закрепление права на предъявление таких исков и удов- летворение их судами позволит усилить защиту имущественных интересов государства.

Вместе с тем, мы не разделяем позицию тех авторов, которые предлагают рассматривать и разрешать гражданские иски, предметом которых были бы требования: о лишении родительских прав и отобрании детей при установлении в ходе уголовного процесса фактов неправильного отношения обвиняемого к воспитанию детей; о признании недействительными ордеров на квартиры, при установлении факта получения при этом взятки; о возвращении ребенка при совершении преступления - похищении или его подмене и т.д.

Обосновывая целесообразность допуска в уголовный процесс таких исков, Л.Д.Кокорев и В.Г.Даев ссылаются на процессуальную экономию, более эффективную защиту нарушенных прав и усиление превентивно- воспитательного воздействия уголовного судопроизводства, присущие соединенному процессу. Однако, следует признать, что широкое использование уголовно-процессуальной формы для защиты нарушенных преступлением самых разнообразных субъективных прав и охраняемых законом интересов чревато опасностью вовлечения в сферу судопроизводства значительного количества лиц, а также установления в ходе разбирательства дел таких фактов, которые не имеют непосредственного отношения к обвинению. Поэтому, по таким сообра- жениям, недопустимо обременять уголовный процесс исследованием таких обстоятельств, которые к основному вопросу обвинения не имеют прямой связи.

Если ущерб причинен совместными действиями нескольких лиц, то иск в уголовном деле может быть предъявлен к нескольким лицам. Причем эти лица могут быть соответчиками по иску в уголовном процессе при условии, что все они являются обвиняемыми (подсудимыми) не только по одному делу, но и за совершение одного преступления и их действия связаны общими намерениями.

1 Даев В.Г. Право на предъявление регрессного иска в уголовном процессе. Советская юстиция. 1972.-№21.-С. 12-15; Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964.-С.47.

42

Верховные Суды СССР, РСФСР и РФ неоднократно подчеркивали, что возлагать солидарную ответственность на лиц, которые осуждены хотя и по одному делу, но за самостоятельные преступления, не связанные общим намерением, недопустимо.

Н.В.Кузнецова, рассматривая природу гражданского иска по делам о множественности преступлений как способа защиты прав потерпевших, отмечает, что гражданско-правовое влияние множественности преступлений на судьбу гражданского иска о возмещении причиненного преступлением вреда неоднозначно. Оно зависит от вида таких преступлений. При неоднократности и рецидиве преступлений заявленные в гражданском иске требования о возмещении вреда будут рассматриваться и разрешаться отдельно по каждому преступлению по общим правилам гражданского и уголовно-процессуального за- конодательства. Ни принцип частичного или полного сложения, ни принцип поглощения наказания, действующие в уголовном праве, здесь применяться не могут. Вред будет возмещен в полном объеме. При совокупности преступлений вопрос о возмещении причиненного преступлениями материального вреда должен решаться аналогично. Однако есть отличие в части компенсации морального вреда. Если моральный вред причинен несколькими преступлениями, совершенными в отношении одного и того же лица, то это следует рассматривать как обстоятельство, влекущее увеличение размера компенсации морального вреда, т.к. физические и нравственные страдания потерпевшего при это обычно усиливаются. Действующим законодательством предусмотрена возможность рассмотрения в уголовном процессе гражданских исков о возмеще-

1 см. Бюллетень Верховного Суда СССР.- 1972.- № 2.- С.37-38; Бюллетень РСФСР.- 1978.- № 7.- С.9; Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1998.- № 4. - С.20. Автор анализирует и другие ситуации (См.: Кузнецова Н.В. Особенности гражданского иска по делам о множественности преступлений как способа защиты прав потерпевших. / Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве. Сб. научных трудов.- Москва-Оренбург, 1999. -С.70-72.

43

нии материального ущерба, возникшего в связи с совершением общественно опасного деяния лицом, подлежащим освобождению от уголовной ответственности и наказания в связи с невменяемостью.

Как известно, общественно опасное деяние, совершенное в состоянии не- вменяемости, преступлением не является. А удовлетворение гражданского иска в уголовном деле допускается не иначе как при условии причинения материального ущерба преступлением (ст.29 УПК). Следовательно, материальные претензии того, кто понес от этих действий имущественный ущерб, могут рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства, о чем должно быть указано в определении суда о применении принудительного лечения. Данное положение подтверждается п. 16 постановления Пленума Верховного суда СССР № 14 от 16 августа 1984 г. «О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера».2 Если речь не идёт о невменяемости лица, а лишь о неспособности сознавать и правильно воспринимать ход судопроизводства, осуществлять предоставленные законом права, то вопрос о гражданском иске может быть разрешен совместно с уголовным делом. Однако вред возмещает не само лицо, которое не понимает значение своих действий или не может ими руководить, а третьи лица, несущие ма-териальную ответственность за ущерб, причиненный недееспособными/ с соблюдением условий ст. 1076 ГК. Тем более, это способствует более глубокому исследованию всех обстоятельств дела, касающихся характера и размера причиненного материального ущерба, и правильному решению вопроса о его воз- мещении. Однако необходимо сказать, что в ст.55 УПК перечислены гражданские ответчики, несущие материальную ответственность за действия обвиняемого, что делает практически невыполнимым требование ст.410 УПК. В этой

1 Овчинникова А.П. Сущность и назначение принудительных мер медицинского характера. -М., 1977,- С.36.

Сборник постановлений Пленума Верховных Судов ССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам.-М..’Фирма «СПАРК», 1995.- С.242-246. J Овчинникова А.П. Указ.соч. -С.28.

44

связи, на наш взгляд, в текст ст.55 УПК необходимо внести соответствующие дополнения, например, такого содержания: «В качестве гражданских ответчиков могут быть привлечены родители, опекуны, попечители или другие лица, а также предприятия, учреждения, организации, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого или лиц, заболевшего душевной болезнью после их совершения.»

Итак, предмет гражданского иска в уголовном процессе лежит в области гражданских деликтных правоотношений и регулируется гражданским законо- дательством. Однако специфической особенностью гражданских правоотношений из причинения вреда, регулируемых гл. 59 ГК, является то, что их возникновение обуславливается совершением преступления, т.е. противоправных действий, обладающих наиболее высокой общественной опасностью, регулируемых нормами УК.

Предмет иска это материально-правовое требование истца к ответчику об исполнении возникшей обязанности.

Основание же иска - это факты, с которыми связано возникновение такого права. К ним, как было отмечено, относятся: совершение преступления, наличие материального вреда на стороне истца; причинной связи между преступлением и вредом.

Говоря о преступлении, в результате которого возникает ущерб, следует упомянуть и такие понятия, как вред, убытки. Вред, по сути, понятие социальное и он является неотъемлемым признаком всякого правонарушения, как совокупность отрицательных последствий, умаление, уничтожение субъективного блага, которое сопровождается нарушением субъективного права. Умаление, уничтожение субъективного права именуется в литературе также ущербом. По-

1 Тарнавский О.А. Гражданский иск по делам о применении принудительных мер медицинского характера. // Использование специальных познаний в области психологии и психиатрии в судопроизводстве. Сб.научных трудов. Под ред. А.П.ГУСЬКОВОЙ.- Оренбург, 1999. -С.78.

45

этому как ущерб, так и вред рассматриваются как синонимы, хотя ущерб иногда понимается лишь как натуральные (имущественные) последствия.

УПК называет три вида вреда, который может быть причинен преступ- лением: моральный, физический и имущественный (ст.53 УПК). Моральный вред, если исходить из ст. 151 ГК, представляет собой физические или нравственные страдания ввиду посягательства на блага того или иного лица. М.С.Строгович понимал под моральным вредом «опорочение в глазах общественности, унижение достоинства человека, тяжелые моральные переживания».1 По мнению А.М.Эрделевского, лицо должно «претерпеть физические и нравственные страдания». Термин «страдания» по смыслу примыкает к понятию «переживания», которое означает, что это может быть выражено в чувстве страха, стыда, унижении и ином неблагоприятном психическом состоянии лица, в связи с утратой родственников, физической болью, связанной с причинением увечья и т.д. На это обращается внимание в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 20 от 20.12.1994 г. «О некоторых вопросах применения законода- тельства о компенсации морального вреда».

Моральный вред, выраженный в физических и нравственных страданиях, характеризуется большим разнообразием. При определении размера компенсации морального вреда суд обязан принимать во внимание степень вины правонарушителя. Хотя, впрочем, моральный вред может быть взыскан и при отсутствии вины причинителя. Такие случаи прямо указаны в законе: вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного ареста и исправительных работ; вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, и в иных случаях (ст. 1100 ГК).3

! Курс советского уголовного процесса. -М.: Наука, 1968.- Т.1.С.-253.

2 Эрделевский A.M.. Компенсация морального вреда.- М.,1996. -С.9.

3 Здесь мы не рассматриваем эти случаи.

46

Стало быть установление размера ущерба включает в себя и решение во- проса о тех обстоятельствах, которые могут быть значимы, а именно: кто, при каких действиях (бездействиях) причинил моральный вред, какие нравственные и физические страдания перенесены потерпевшим. При этом надлежит учитывать норму ч. 2 ст. 151 ГК, в которой сказано, что при определении размера компенсации морального вреда суд должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины причинителей вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Вопрос о размере взыскания морального вреда сегодня является непро- стым, хотя в вышеназванном постановлении Пленума Верховного Суда РФ и сказано, что при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования справедливости и соразмерности. Обратимся к мнению ученых на этот счет. Так, например, В.Я.Понарин считает, что из соотношения максимальных санкций уголовного закона можно очень просто определить размер возмещения морального вреда. Реальная величина возмещения морального вреда не должна отклоняться от размера возмещения презюмируемого морального вреда в сторону увеличения более чем на 10 %. Чем сильнее нарушаются преступлением блага потерпевшего, тем выше санкция уголовного закона, охраняющего эти блага. Отсюда размер морального вреда вполне можно увязать с размером максимальной санкции, предусмотренной уголовным законом за совершенное преступление, и предусмотреть, таким образом, возможность увеличения размера компенсации на 50 %.2

Жуков В. Возмещение морального вреда.// Бюллетень Верховного Суда РФ.-1994.-№11.-С.6-16. 2 Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании дела. Воронеж, 1978.-С.51.

47

Такой подход, как представляется, вполне оправдан. Используя деньги в качестве расчетной единицы, можно определить размер нравственных и физических страданий потерпевшего на основе разумности и справедливости, о чем указывает и закон (ст. 1101 ГК). Если для компенсации материального вреда существуют два способа: компенсация в натуре и компенсация в стоимостном выражении (денежная компенсация), то для компенсации морального вреда первый способ неприемлем, нельзя устранить или заменить «положительными» отрицательные человеческие эмоции. Поэтому компенсация морального вреда возможна только в денежном выражении. Кроме того, как обращает Пленум верховного Суда РФ, судам надлежит иметь в виду, что лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, вправе также предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда, которая, в соответствии с законом, измеряется в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Это объясняется тем, что необходимо облегчить и так непростую задачу суда - оценить в деньгах физические и нравственные страдания человека, и не усложнять ее еще и оценкой имущества, материальных благ. При разрешении подобного рода исков следует руководствоваться положениями ст.ст.151, 1099, 1100,1101 ГК РФ.1 В связи с этим можно было бы сказать, что определить способ компенсации морального вреда достаточно непросто.

Однако закрепление в Конституции (ст.52) положения о том, что со стороны государства потерпевшему гарантируется возмещение ущерба от преступления, сегодня не позволяет заключить, что имеются все необходимые для этого предпосылки. Например, во многих случаях ответчик, не обладая наличными денежными средствам, не в состоянии возместить ущерб. Вот почему обоснованно выдвигается предложение о возможности возмещения морального ущерба не только в денежной, но и в иной материальной форме, хотя это нахо-

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 г. «О судебном приговоре». //Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1996.- № 7. -С. 15-20.

48

дится в противоречии с п.1 ст. 1101 ГК, запрещающим возмещать ущерб, передавая потерпевшему интересующее его имущество.

Известно, что сегодня произвести реальное возмещение неимущественного вреда не в денежном выражении не представляется возможным, не производя продажу имущества с торгов в порядке исполнительного производства. Вероятно законодателю стоит предусмотреть и иные ситуации, при которых может состояться реальное возмещение неимущественного вреда.

49

ГЛАВА II

Предъявление гражданского иска как форма обеспечения защиты

субъективных гражданских прав в уголовном процессе

§1. Основные условия предъявления гражданского иска в уголовном процессе

Преступление есть наиболее опасный вид правонарушений, причиняющий существенный вред правам и свободам граждан, обществу, государству. Это, в свою очередь, обязывает полномочные органы государства принять все предусмотренные законом меры для охраны прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечения мира и безопасности человечества, а также предупреждения преступлений (ст. 18, 46 Конституции РФ, ст.2 УК, ст.2 УПК, ст. 13 Закона «О прокуратуре Российской Федерации») .

Учитывая характер вредоносного деяния, законодатель предоставил возможность тем, кому нанесен материальный ущерб от преступления, обратиться за защитой нарушенного права не только в форме гражданского судопроизводства, но и уголовного. Уголовно-процессуальная форма располагает большим разнообразием правовых средств для защиты нарушенных субъективных имущественных прав.

Как в стадии предварительного расследования, так и в судебном разбирательстве находит выражение функция поддержания гражданского иска. Однако относительно данной функции отдельные ученые исходят из того, что такой функции не существует.

«О прокуратуре Российской Федерации. ФЗ от 17.11.1995 г. с изм. и доп. от 10.02.1999 г. // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст.4472; 1999. № 7. Ст.878.

50

Чтобы осмыслить и понять наличие рассматриваемой функции, заметим, что многие исследователи по-разному относятся к понятию функции в уголовном процессе. Одни авторы считают, что уголовно-процессуальные функции -это часть уголовно- процессуальной деятельности.1 Вторые трактуют их как «определяемые нормами права и выраженные в соответствующих направлениях уголовно-процессуальной деятельности специальное назначение и роль ее участников»”. Третьи - как «отдельные виды, отдельные направления уголовно-процессуальной деятельности».J

Если Р.Д.Рахунов определяет уголовно-процессуальную деятельность как совокупность действий, осуществляемых всеми участниками процесса в силу предоставленных им прав и возложенных на них обязанностей, то нетрудно заметить, что такой подход мало чем отличается от позиции авторов второй группы.

Характеристика процессуального положения субъектов процесса, как надо понимать, непосредственно связана с использованием понятия «уголовно- процессуальные функции». Поэтому не просто виды, направления деятельности субъектов уголовно-процессуальной деятельности есть функции процесса, а это есть те виды, направления уголовно-процессуальной деятельности, которые. как пишет А.П.Лупинская, «обусловлены их ролью, назначением или целью участия в деле».1 Процессуальная форма, таким образом, есть специфическая разновидность правовой формы государственной деятельности, в данном слу-

Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М.: Госюриздат, 1961. -С.37.

” Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. - С.54.

J Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.l.-M, 1968.-C.188; Советский уголовный процесс. Под ред.профессора Д.С.Карева.-М., 1968.-С.24.

4 Рахунов Р.Д. Указ.соч. -С.23.

” Уголовно-процессуальное право Российской Федерации./ Под ред.Лупинской П.А.-М.: Юристъ, 1999.-С.74.

51

чае уголовно-процессуальной, реализуемой в уголовно-процессуальных отно- шениях. Благодаря процессуальной форме механизм правового регулирования позволяет определить не только права и обязанности участников конкретных правоотношений, но и порядок производства по уголовным делам, систему и последовательность стадий, условия перехода дела из одной стадии в другую, порядок производства отдельных следственных и судебных действий, в которых реализуются права и обязанности субъектов процесса».’

Существует три главных (основных) независимых функций: обвинение, защита и разрешение дела. Функция поддержания гражданского иска хотя и близко примыкает к функции обвинения (потерпевший, например, это со-обвинитель, но он может быть и гражданским истцом), однако функцию поддержания гражданского иска следует считать, как представляется, самостоятельной, хотя и не основной функцией,2 поскольку данная функция находится в органической взаимосвязи с другими основными уголовно-процессуальными функциями.

Исходя из наличия в уголовном процессе задачи восстановления причиненного преступлением имущественного ущерба, Ф.Н.Фаткуллиьг и З.З.Зинатуллин считают рассматриваемую функцию одной из самостоятельных

Гуськова А.П. Процессуальная форма как гарантия защиты прав личности в уголовном процессе.// Современная преступность: состояние, тенденции, средства преодоления. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 22-23 апреля 1999 года.- Екатеринбург, 1999.- С. 197. В.М. Савицкий не признает самостоятельного характера функций поддержания гражданского иска. По его мнению, эта функция полностью зависит от обвинения и несет производный, субсидиарный от него характер, с чем вряд ли можно согласиться.- Савицкий В.М. Гражданский иск в уголовном процессе.// Советская юстиция.- 1971. № 16. -С 23; Мельников А.А., Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М. Проблемы судебного права.- М.,1983.-С. 124-126.

3 Фаткулин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор.- Казань, 1965.-С.62.

4 Зиннатулин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе.- Казань, 1974.-С.24.

52

функций. Ряд ученых также относят эту функцию к разряду самостоятельных и считают, что ее необходимо присовокупить к трем основным функциям и рас- сматривать ее наряду с ними. Функция эта выражена такой процессуальной деятельностью, как: а) предъявление и поддержание гражданского иска; б) защиты от него.1

Некоторые авторы характеризуют эти направления деятельности как не основные функции, а лишь побочные (дополнительные).

Высказана и такая позиция, что в рамках единой по своей сути функции защиты существует функция защиты личных процессуальных интересов и «функция защиты личных материальных благ и ценностей»3, функция защиты нарушенных преступлением имущественных прав потерпевших лиц.4 Как можно видеть, позиции ученых на этот счет самые различные.

Нам представляется, что поскольку гражданский истец поддерживает гражданский иск, он может и не заявить его в уголовном процессе, соответственно, он наделяется соответствующими процессуальными правами для защиты исключительно своих личных интересов. Им может быть потерпевший, либо законный представитель, поскольку в защиту интересов несовершеннолетних, а также лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, гражданский иск может быть заявлен их законными представителями. Кроме них гражданским истцом могут выступать юридические лица. Отсюда функция поддержания гражданского иска, кто бы эту роль не выполнял, обусловлена своей особой процессуальной ролью, назначением и, конечно же, целью защиты прав

1 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности.-М., 1961.- С.47; Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве.-Л., 1976.-С.50; Шпилев В.П. Содержание и формы уголовного судопроизводства.- Минск, 1974.-С.63-64; Грошевой Ю.М. Про цессуальные функции.//Советский уголовный процесс- Киев, 1978. -С.86.

2 Даев В.Г. Уголовно-процессуальные функции и принцип состязательности.- Л.:ЛГУ, 1972.-С.63.

Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.-Кишинев, 1982.- С. 17. 4 Нор В.Т. Указ.соч. -С.22.

53

и законных интересов в форме предъявления и поддержания гражданского иска в интересах возмещения материального ущерба.

Верно заметил В.М.Савицкий, что «функция реализуется не иначе как путем определенной целенаправленной деятельности, участники которой используют свои процессуальные права и выполняют возложенные на них процессуальные обязанности» . Уголовно-процессуальная деятельность всегда целенаправленна, ибо она сопряжена с решением стоящих практических задач. Именно они-то и определяют вид, направления деятельности субъектов их реализующих, дабы достичь желаемой цели.2

Возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, реализация иных мер защиты нарушенного имущественного права потерпевших лиц есть одна из важных задач, стоящих перед уголовным процессом, которая пронизывает все стадии уголовного процесса. Для ее реализации, т.е. предъявления и разрешения гражданского иска в уголовном деле, законодатель вводит в процесс его специальных субъектов, процессуальный интерес которых носит исключительно имущественный характер.

Все вышесказанное позволяет заключить, что защита нарушенных преступлением имущественных прав субъектов в уголовном процессе в форме поддержания гражданского иска, это есть отдельное направление деятельности, обладающее всеми свойствами уголовно-процессуальной функции: она имеет свою специфическую задачу, процессуальные формы (способы) решения, про-

1 Савицкий В.М. Гражданский иск в уголовном процессе. // Советская юсти ция.-1971.-№ 16.-С.23.

2 Здесь мы разделяем мнение тех ученых, которые защиту прав и законных ин тересов граждан в уголовном процессе определяют как цель уголовного судо производства / Гуськова А.П.. Актуальные вопросы защиты прав и законных интересов участвующих в уголовном судопроизводстве. // Защита прав и за конных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе как приори тетное направление в судопроизводстве./От.ред. Демидов Й.Ф. Москва- Оренбург, 1999.-С. 11-12; Володина Л.М. Механизм обеспечения прав лично сти в уголовном процессе. -Там же.- С.25; Она же. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе.- Изд-во Тюменского гос.ун-та, 1999.- С.48-50.

54

цессуальные средства, с помощью которых она разрешается. Все это говорит о том, что наряду с основными функциями (обвинением, защитой разрешением дела), уголовному процессу свойственна и функция поддержания гражданского иска как форма защиты имущественных прав пострадавших от преступления. Это дает основание не согласиться с авторами, полагающими, что задача возмещения материального ущерба охватывается функцией обвинения. Трудно согласиться и с той точкой зрения, что данная задача полностью решается в рамках функций поддержания гражданского иска и возражений против него. При таком подходе станет непонятным и трудно объяснимым, куда же следует отнести деятельность органов, ведущих уголовный процесс и некоторых участников процесса (обвиняемого, его защитника, потерпевшего), направ- ленную на возмещение ущерба в случаях, когда гражданский иск не был предъявлен. Сюда следует также добавить и возмещение ущерба по инициативе суда, восстановление нарушенной преступлением имущественной сферы потерпевших лиц путем возвращения им объектов (предметов) преступного посягательства, которые были обнаружены и приобщены к делу в качестве вещественных доказательств. Очевидно, последняя точка зрения не учитывает, что кроме предъявления и разрешения в уголовном деле гражданского иска существуют и другие уголовно-процессуальные способы (формы) защиты нарушенных пре- ступлением имущественных прав и интересов потерпевших лиц, а, следова- тельно, и не отражает в полной мере реально существующего положения.

Функция поддержания гражданского иска имеет свои особенности, обу- словленные не только содержанием. Ее, как представляется, следует охарактеризовать все таки как факультативную.1 О такой ее особенности свидетельствует, в первую очередь, то обстоятельство, что она находит свою реализацию не во всех уголовных делах, а только в тех из них, объектом которых являются преступления, нарушившие имущественные права и интересы потерпевших

1 Такую точку зрения высказал В.Т.Нор, считая рассматриваемую функцию как не основную. / Нор В.Т. Указ.соч.-С22.

55

лиц. Кроме того, хотя уголовно-процессуальный механизм установления самого факта причинения материального ущерба, характера и размера последнего реализуется во всех случаях его причинения, само же возмещение может не наступить, так как потерпевшие лица вправе использовать не уголовно-процессуальную, а гражданско-процессуальную форму возмещения ущерба.

Вторая особенность рассматриваемой функции состоит в ее значительной зависимости от функции обвинения. Обе эти функции тесно взаимосвязаны. Однако функции обвинения необходимо отнести определяющую роль, так как недоказанность обвинения в совершении преступления, установление отсутствия события или состава преступления влекут за собой невозможность реализации функции поддержания гражданского иска посредством возмещения материального ущерба: в возмещении суд отказывает, либо оставляет требование о нем без рассмотрения. Единственное средство (способ) восстановления нарушенного имущественного права субъекта, которые можно в такой ситуации реализовывать в уголовно-процессуальной форме, - возвращение принадлежащего ему имущества, бывшего вещественного доказательства, что никак не может поколебать характера этой обусловленности. Если нарушения имущественной сферы субъектов права все же имело место и им возвращается выбывшее из владения помимо их воли имущество, то такое нарушение не является следствием преступления, вмененного в вину правонарушителю. Поэтому и восстановление имущественного положения таких лиц, субъективное имущественное право которых, возможно, и было нарушено, не является защитой от преступления.

Защита имущественных прав и интересов потерпевших лиц может быть осуществлена в уголовном процессе различными средствами (способами), одни из которых реализуют меры гражданско-правовой (имущественной) ответственности, другие - иные меры защиты нарушенного права. Если рассматривать защиту имущественных прав и интересов через призму гражданско-правовой (имущественной) ответственности, то, поскольку в уголовном процессе реали-

56

зуются два вида юридической ответственности - уголовная и имущественная, было бы правильным, на наш взгляд, выделять в нем не одну, а две системы процессуальных функций. При таком подходе в плоскости уголовной ответственности выделяются основные (главные) функции: обвинения, защиты, разрешения уголовного дела. В плоскости самостоятельной, субсидиарной (факультативной), следует выделить функцию поддержания гражданского иска, состоящую из: а) предъявления имущественных требований, б) рассмотрения и разрешения имущественных притязаний, последствий преступления.

Итак, чтобы могло состояться предъявление гражданского иска, в уго- ловном процессе следует обозначать для этого основные условия. К ним относим: процессуальную правоспособность и дееспособность истца, подсудность спора суду, отсутствие вынесенного судом решения по тому же предмету и основаниям иска, подачу искового заявления.

Рассмотрим кратко эти условия. Первое условие - это процессуальная правоспособность. Под процессуальной правоспособностью понимают способность лица обладать процессуальными правами и нести процессуальные обязанности. Отсутствие такой способности у заявителя лишает его возможности участвовать в качестве гражданского истца. Если речь идет о процессуальной правоспособности лица, то граждане, надо заметить, пользуются ею с момента своего рождения. Что касается организаций, то здесь надлежит проверить, имеют ли они права юридического лица. Однако наличие у гражданина процессуальной правоспособности не означает еще, что он может быть в любом возрасте и при любом состоянии психики действовать разумно, со знанием дела по использованию принадлежащих ему прав, и исполнять возложенные на него процессуальные обязанности. Здесь, как надо понимать, он должен обладать уголовно-процессуальной дееспособностью, т.е. способностью лично совершать те или иные уголовно-процессуальные действия при осуществлении своих прав и обязанностей. Хотя уголовно-процессуальный закон не устанавливает

57

возраста, при достижении которого гражданина следует считать дееспособным, что позволит ему предъявлять гражданский иск в уголовном деле и поддерживать его в суде, здесь, вероятно, следует обратиться к гражданскому праву, ибо полной гражданской дееспособностью обладают граждане по достижению совершеннолетия, т.е. с 18-летнего возраста. В возрасте от 15 до 18 лет они обладают частичной дееспособностью. Поэтому при возникновении уголовного дела, в котором несовершеннолетний в возрасте от 15 до 18 лет приобретает право требовать возмещения имущественного ущерба, он может лично осуществ- лять свои процессуальные права и нести процессуальные обязанности в суде (не исключая, конечно, участия в деле законных представителей). Законные представители, стало быть, должны заявлять во всех иных случаях от их имени заявления на предмет взыскания материального ущерба.

Другим условием признания заявителя гражданским истцом в уголовном деле является подсудность. Подсудность - это совокупность признаков уголовного дела, в соответствии с которыми уголовно-процессуальный закон определяет тот суд, который правомочен рассматривать данное дело по первой инстанции, т.е. определяются полномочия суда. Правила о подсудности уголовных дел основаны на принципе равенства перед законом и судом (ч.1 ст.49 Конституции РФ). Кроме того, вопрос о подсудности уголовного дела решается на основе правил, закрепленных рядом статей УПК. Прежде всего, гл.2. Подсудность (ст.ст. 34-45 УПК), а также ст.ст. 109, 114, 221, 231, 323, 421 УПК. Однако такие статьи, как 26, 42, которые регулируют подсудность по связи дел, вопрос о подсудности гражданского иска в уголовном процессе не разрешают. Вместе с тем, согласно ст.ст. 29, 54, 55 и некоторым другим статьям УПК, ч.З ст. 121 ГПК, его подведомственность разрешается однозначно - подведомственен суду.

В итоге, поскольку гражданский иск рассматривается совместно с уго- ловным делом (ч. 1 ст.29 УПК), разрешение вопроса о его подсудности обусловливается подсудностью уголовного дела.

58

Третье. Действующее законодательство не требует обязательного рас- смотрения иска, вытекающего из уголовного дела, совместно с последним. Он может быть заявлен в порядке гражданского судопроизводства. Поэтому к моменту возбуждения уголовного дела или рассмотрения его в суде не должно быть, чтобы этот иск был уже рассмотрен судом и материальный ущерб от преступления взыскан в порядке гражданского судопроизводства или на этот счет имеется вступившее в законную силу решение суда или определение об утверждении мирового соглашения, либо в удовлетворении иска было отказано. Лицо при таких обстоятельствах не вправе вновь заявлять иск в уголовном процессе. Отказ в иске в порядке гражданского судопроизводства лишает истца права вторично предъявлять тот же иск по уголовному делу.

Отдельные авторы рассматривают обязательным условием предъявления гражданского иска - это возбуждение уголовного дела. Действительно, о наличии уголовного дела свидетельствует, прежде всего, постановление о возбуждении уголовного дела, выносимое прокурором, следователем, органом дознания в порядке ст. 112 УПК. Но для предъявления гражданского иска важно не постановление о возбуждении уголовного дела, хотя оно может быть значимым, а отсутствие в производстве этого дела спора между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или договора между сторонами о передаче данного спора на разрешение третейского суда.

И, наконец, четвертое условие. Подача заявления о взыскании ущерба должна иметь место в момент возбуждения уголовного дела до начала судебного следствия (ст.29 УПК) как самим лицом (физическим или юридическим), понесшим ущерб от преступления или общественно опасного деяния невменяемого, так и другими лицами, действующими в его интересах (законные представители, управомоченные государственные органы, общественные организации и др.). В защиту интересов несовершеннолетних и лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, гражданский иск может быть заявлен их законными представителями. Закон предоставил право предъявления и

59 поддержания гражданского иска в интересах государственных и общественных организаций или в интересах отдельных граждан (ч.З ст.29 УПК).

Таким образом, “требование о возмещений ущерба может содержаться уже в самом заявлении о совершении преступления”. На практике это приводит к тому, что гражданский истец появляется уже тогда, когда размер поне- сенного им материального ущерба еще толком не определен, исчислен лишь приблизительно, а лицо, совершившее преступление, пока неизвестно. Это значит, что в начальный период расследования исковое заявление потерпевшего может и не содержать точного обозначения ответчика и указания цены иска.

Поэтому встречаются такие случаи, когда “…всё исковое заявление со-стоит лишь из просьбы заявителя считать его гражданским истцом”. На наш взгляд, указанные недостатки, допущенные из-за формулировки закона, отрицательно сказываются на судьбе гражданского иска в уголовном деле. Во-первых, как следует из изученной практики судов Оренбургской области, они влекут за собой либо отказ в удовлетворении иска, либо оставление за истцом права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства, что, с одной стороны, затягивает разрешение спора, а с другой - возлагает на истца дополнительные расходы (ведь в уголовном деле гражданский иск освобождается от государственной пошлины: ст. 29 УПК). Во-вторых, недостатки поданного заявления имеют неблагоприятные последствия и для следственных органов: орган расследования не может оставить заявление истца без рассмотрения на том лишь основании, что оно не соответствует требованиям ст. 126 ГПК, в то же время следователь не может, например, принять меры обеспечения гражданского иска, так как неточно обозначен ответчик. Поэтому на практике следователи предлагают гражданскому истцу в дополнение к первому заявлению подать новое исковое заявление с целью устранить недостатки предыдущего, что не может не отразиться на дополнительной затрате средств и времени ука-

1 Мазалов А.Т. Указ.соч.-С92. “ Мазалов А.Т. Указ.соч.

60 занных участников процесса. Так, например, в деле № 8/629 по обвинению К. в преступлении, предусмотренном ст. 158 УК, иск был заявлен потерпевшим в момент, когда преступник еще не был известен и изобличен. В итоге меры обеспечения иска не были приняты вовремя (суд оставил за истцом право на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства) и не было определено имущество, на которое было бы направлено взыскание.

В связи с этим, чтобы избежать вышеперечисленных трудностей, необхо- димо, по нашему мнению, применять к отношениям, связанным с производством по гражданскому иску, которые не урегулированы уголовно-процессуальным законом (а отношения по поводу подачи искового заявления в уголовном деле как раз к таким и относятся), соответствующие нормы гражданского процессуального законодательства.

В случае предъявления лицом гражданского иска при наличии достаточ- ных оснований, дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят постановление, суд - определение о признании его гражданским истцом (ст. 54 УПК). Отказ в признании гражданским истцом может иметь место лишь при отсутствии связи между предъявленным иском и преступлением.

Отсутствие при возбуждении уголовного дела сведений о лице, совер- шившем преступление, не препятствует предъявлению иска.

Закон предоставил также право предъявления и поддержания граждан- ского иска в интересах государства или общественных организаций, либо в интересах отдельных граждан прокурору (ч.З ст.29 УПК). Так, например, из 114 изученных уголовных дел, в которых заявлялся гражданский иск, в 39 делах иск заявлялся прокурором (см. приложение № 2).

Действия прокурора в этом случае составляют часть его законной компе- тенции, и если он приходит к выводу, что имущественные интересы государства, общества или гражданина поставлены под угрозу, он обязан принять меры, дабы защитить их. Гражданскими истцами в этом случае являются физические или юридические лица, в интересах которых был заявлен иск, но не прокурор. Именно эти лица являются субъектами спорного материально-правового от-

61

ношения, нуждаются в защите своего субъективного права, нарушенного преступлением, и только на субъектов этого отношения распространяются материально-правовые отношения принятого судом решения по предъявленному прокурором иску.

В этой связи нельзя признать правильным утверждение Р.Д.Рахунова, ко- торый считает, что «если прокурор сам предъявляет иск, то в качестве гражданского истца выступает он сам в интересах государственных и общественных организаций и граждан. В тех случаях, когда прокурор ограничивается поддержанием чьих-либо основных требований, он не выступает в качестве гражданского истца. Гражданским истцом является то физическое лицо, которое предъявило иск».1 Но такое оформление участия прокурора в деле не предусмотрено законом и неправильно по существу.

Следуя указанной точке зрения, надо было бы сделать вывод о том, что при заявлении иска прокурором следователь или суд должны вынести поста-новление (определение) о признании прокурора гражданским истцом. Кроме того, в отличие от истца прокурор, который сам предъявил иск или принял на себя обязанность поддерживать его, обязан отказаться от иска или от его поддержания, если в результате судебного разбирательства придет к выводу о его необоснованности. Помимо этого прокурор обязан защищать законные права и интересы не только истца, но и гражданского ответчика. Поэтому в той же мере, в какой прокурор оказывает истцу содействие в поддержании иска, он призван оказывать такое же содействие гражданскому ответчику в осуществлении им своей функции. Эта «двойственность положения прокурора по отношению к имеющемуся в деле иску еще раз подтверждает тот тезис, что прокурора, предъявившего гражданский иск, нельзя отождествлять с гражданским истцом

3

или считать его представителем».

1 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности.-М., 1961.- С.251-253.

2 Мазалов А.Г. Указ.соч. -С.86. “ Мазалов А.Г. Указ.соч. -С.88.

62

Подержание прокурором иска составляет одну из сторон его деятельности в качестве государственного обвинителя: он поддерживает иск постольку, поскольку поддерживает обвинение и только в связи с обвинением.1 Если функцию поддержания иска осуществляет сам истец или его представитель, задача прокурора при выступлении в прениях сводится по существу к тому, чтобы «выразить свое отношение к заявленному иску и дать заключение о необходимости полного или частичного удовлетворения иска или об отказе в его удовлетворении».

Когда поддержание иска осуществляется прокурором, то он дает не за- ключение по иску, а обосновывает необходимость его удовлетворения и в этих целях всесторонне анализирует доказательства, относящиеся как к его основанию, так и к размеру иска.

В случае предъявления иска прокурором, заинтересованные лица (напри- мер, потерпевший) должны быть поставлены об этом в известность органами, ведущими уголовный процесс, и им следует разъяснить предусмотренные законом процессуальные права и обязанности. Отказ прокурора от предъявленного им иска или изменение основных требований не лишает гражданского истца права требовать у суда рассмотрения иска по существу. В свою очередь, граждане и юридические лица, в интересах которых был предъявлен прокурором иск, вправе отказаться от иска или изменить его размер.

Как следует из обобщения судебной практики рассмотренных судами Оренбургской области уголовных дел за 1997-1999 г.г., большинство исков прокуроры предъявляют к обвиняемым по делам по обвинению лиц в совершении преступлений против жизни и здоровья человека в защиту интересов лечебного учреждения, где находился на лечении потерпевший. Так, из 57 уголовных дел по данной категории прокурором были заявлены иски в защиту интересов лечебного учреждения в 25 случаях.

1 Тарнавский О.А. Роль прокурора в рассмотрении и разрешении гражданского иска в уголовном процессе. //Современная преступность: состояние, тенденции, средства преодоления. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 22-23 апреля 1999 г.- Екатеринбург, 1999.- С. 181.

63

Когда прокурор предъявляет или поддерживает гражданский иск, он тем самым принимает на себя обязанность доказывания всех обстоятельств, связанных с основанием и размером этого иска. В таких случаях гражданский истец может полностью положиться на прокурора и не предпринимать действий по доказыванию своих претензий. Думается, что на гражданского истца не возлагается обязанность доказывать иск и тогда, когда прокурор не участвует в судебном разбирательстве и не поддерживает иск. Закон не дает оснований для категоричного утверждения, что обязанность по доказыванию гражданского иска лежит на гражданском истце, который обязан представлять имеющиеся у него доказательства в обоснование гражданского иска. Закон лишь предполага- ет посильное участие истца в процессе доказывания, и соответственно истец должен исполнить эту обязанность в сотрудничестве с органом расследования и судом.

Как отметил В.М.Савицкий: «Основные доказательства, обеспечивающие возможность принятия решения по гражданскому иску, представляются в суд прокурором. На долю же гражданского истца выпадает доказывание лишь побочных обстоятельств, которые не влияют на степень уголовной ответственности и характеризуют главным образом размер иска».’

Предъявление гражданского иска может иметь место и на стадии судебного разбирательства - до начала судебного следствия. Как гражданин, так и юридическое лицо вправе отказаться от предъявленного им гражданского иска полностью или частично.

Таким образом, лицо, понесшее в результате преступления ущерб, становится гражданским истцом не автоматически, а лишь после подачи искового заявления и признания его таковым соответствующим постановлением (определением).

Праву лиц, понесших ущерб от преступления, предъявить гражданский иск в уголовном процессе корреспондирует обязанность следователя, лица, производящего дознание, прокурора, суда разъяснить им такое право во всех

1 Савицкий В.М. Указ.соч.-С. 24.

64

случаях установления факта причинения ущерба. Невыполнение указанными органами названной обязанности обоснованно рассматривается в судебной практике как серьезное нарушение уголовно-процессуального закона.!

В этой связи обоснованно возникает вопрос: когда может состояться подача искового заявления и когда наступает обязанность лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда по разъяснению права на предъявление иска.

Как явствует из закона (ч.1 ст. 137 УПК), следователь, усмотрев из дела, что совершенным преступлением причинен материальный ущерб гражданину, предприятию, учреждению или организации, разъясняет им или их представителям право предъявить гражданский иск. Однако, как показывает практика, следователи не всегда выполняют возложенную на них законом обязанность по разъяснению прав гражданского истца, откладывают вынесение постановления

0 признании лица гражданским истцом, что сказывается на полной и своевре менной реализации субъективных прав лиц, пострадавших от преступления.

Так, уголовное дело по обвинению М. по ч.З п.З. ст. 158 УК было возбуждено 22.02.1998 г. по заявлению потерпевшего Р., поданного 22.02.1998 г., общая сумма ущерба, причиненного хищением имущества гражданина Р., составляла 8 920 рублей. Постановление же о признании Р. в качестве гражданского истца было вынесено только 17.05.1998 г.’

И это, к большому сожапению, не единичный случай. В ходе производства следствия по уголовному делу по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного п.2. ст. 158 УК, потерпевший Н. предъявил и обвиняемому гражданский иск о возмещении материального ущерба, причиненного преступ- лением. Следователь же, вопреки требованиям ч.2 ст. 137 УПК, никак не от- реагировал на указанные действия потерпевшего, т.е. не вынес мотивирован-

1 Бюллетень Верховного Суда СССР.-1982.-№2.-СЛ4; Бюллетень Верховного Суда РСФСР.-!973.-№ 1.-С.13.

2 Архив Центрального суда г. Оренбурга.- Дело №2-107/98.-1998.

65

ного постановления либо о признании гражданина Н. гражданским истцом, либо об отказе в этом. !

Все это наводит на мысль о том, что более полное, конкретное и четкое определение обязанностей следователя о своевременном вынесении постановлений о признании пострадавших лиц гражданскими истцами, от которых зависит возможность защиты субъективных прав участников процесса, станет дополнительной гарантией обеспечения реализации прав личности в сфере уголовного судопроизводства.

Следовательно, для должностного лица разъяснить право на предъявление гражданского иска - это обязанность, а для гражданского истца - это право на иск, который вправе предъявить иск в порядке уголовного судопроизводства, как указано в ст.29 УПК, с момента возбуждения уголовного дела и до начала судебного следствия. Кроме того, в ч.б ст.29 УПК содержится положение, согласно которому лицо, не предъявившее гражданский иск по уголовному делу, а равно лицо, чей гражданский иск остался без рассмотрения, имеет право предъявить его в порядке гражданского судопроизводства.

Стало быть, время подачи гражданского иска в уголовном процессе опре- деляется самим лицом, пострадавшим от преступления. Здесь, как можно заметить, действует принцип диспозитивности, провозглашенный гражданским процессуальным правом. В уголовно-процессуальном праве действует принцип публичности, социально-правовой смысл которого заключается в том, что интересы государства обязывают принимать меры по охране прав и свобод человека и гражданина. Хотя диспозитивные начала и проявляются в уголовном процессе, например, в производстве по делам частного и частно-публичного обвинения или в данном случае в праве на гражданский иск, однако развитие частных начал в уголовном процессе требует защиты прав и законных интересов граждан, провозглашенных Конституцией РФ.

Архив Ленинского суда г. Оренбурга.- Дело №1-807/97. -1997.

66

Анализ права на предъявление гражданского иска в уголовном деле сви- детельствует о том, что свобода лица распоряжаться таким правом действующим законодательством, неоправданно ограничена. Так, согласно ч.4 ст.29 УПК в случае, когда иск остался не предъявленным, суд при постановлении приговора вправе по собственной инициативе решить вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением. Думается, что такое право суда ведет к необоснованному расширению рамок судейского усмотрения. К тому же данная форма возмещения ущерба не является исковой и этим отличается от возмещения по гражданскому иску. Вместе с тем, природа обязанности лица, привлеченного к ответственности, в обоих случаях, является гражданско- правовой.1 Правильно подчеркнул Ф.М.Кудин, что рассматриваемое правило противоречит принципу состязательности, согласно которому суд не может выдвигать не только обвинение, но и примыкающее к нему требование о взыска-нии материального ущерба с обвиняемого либо гражданского ответчика.

Далее, как было замечено, альтернативой предъявления гражданского иска в уголовном процессе является право пострадавшего отказаться от предъявления иска в уголовном деле. Отсюда следует, что пострадавший от преступления вообще может не предъявлять такой иск в уголовном деле, а может предъявить его в гражданском процессе. Однако рассмотрение гражданского иска в уголовном деле имеет некоторые преимущества перед рассмотрением его в гражданском процессе. Следовательно, необходимо предусмотреть в законе обязанность должностных лиц не только разъяснять пострадавшему его право

Тарнавский О.А. Взаимодействие частных и публичных начал при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе. / Защита прав и законных интересов лиц, участвующих в процессе.- С.67.

2 Кудин Ф.М. Гражданский иск в уголовном процессе как институт частного права. / Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, законодательного выражения юридической практики. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 23, 24 апреля 1998.-Екатеринбург, 1999.-С.267.

67

на предъявление гражданского иска, но и последствия непредъявления гражданского иска в уголовном процессе, а также отказа от иска. Заслуживает внимания предложение Ф.М.Кудина о том, что необходимо включить в закон положение, согласно которому органы, ведущие судопроизводство, не могут принять отказ от иска, если он противоречит закону, либо приведет к нарушению чьих-либо прав и охраняемых законом интересов.1

Говоря об отказе от иска, следует заметить, что эта процедура также должна быть отрегулирована в законе соответствующим образом с учетом интересов истца. Если на основании с. 137 УПК следователь, усмотрев из дела, что совершенным преступлением причинен материальный ущерб гражданину, предприятию, учреждению или организации, то он разъясняет им или их законным представителям право предъявить гражданский иск, о чем составляет протокол или делает письменное уведомление, о чем уже говорилось выше. В случае предъявления гражданского иска, следователь обязан вынести мотивированное постановление о признании гражданским истцом или об отказе в этом. Отказ от иска в уголовном процессе может состояться лишь тогда, когда следователь признал субъекта гражданским истцом. Поскольку отказ от иска ведет к тому, что вторичное предъявление иска по тому же предмету и основанию невозможно, в том числе и в порядке гражданского судопроизводства (п.З ч.2 ст. 129 ГПК), как до, так и после рассмотрения уголовного дела, то принять отказ от иска вправе только суд. Здесь надо согласиться с позицией А.Г.Мазалова, который также считает, что принять отказ от иска может только суд (ч.2 ст.4 и ст. 165 ГПК). Следователь, прокурор, как представляется, не могут принимать отказ от иска. При поступлении заявления об отказе от иска они вправе лишь приобщить такое заявление к уголовному делу с тем, чтобы оно было рассмотрено судом в ходе разбирательства дела.

1 КУДИН Ф.М. Указ.соч. -С.268.

68

§ 2. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, относящиеся к гражданскому иску

Чтобы гражданский иск в уголовном деле получил свое разрешение, не- обходимо на основе процесса доказывания установить, прежде всего, наличие состава преступления в действиях обвиняемого (подсудимого), который входит в предмет доказывания по уголовному делу. Обстоятельства предмета доказывания названы в ст.68 УПК, среди которых в п.4 значатся характер и размер ущерба, причиненного преступлением. В целом о предмете доказывания, как совокупности обстоятельств, подлежащих доказыванию по любому уголовному делу, следует сказать, что учеными высказаны различные суждения. Так, Г.М.Миньковский, В.Г.Танасевич и А.А.Эйсман определяют предмет доказывания как систему обстоятельств, выражающих свойства и связи исследуемого события, существенные для правильного разрешения уголовного дела и реализации в каждом конкретном случае задач судопроизводства.’

П.С. Элькинд подчеркивала, что «поскольку под предметом доказывания по уголовному делу мы понимает факты и обстоятельства, подлежащие доказыванию, постольку все они, имеющие значение для дела, подлежат доказыванию и, тем самым, входят в предмет доказывания».2 К предмету доказывания П.С.Элькинд относит: а) обстоятельства, подлежащие доказыванию по всем делам (ст.68 УПК); б) обстоятельства, подлежащие доказыванию с учетом отдельных категорий уголовных дел (ст.ст. 392, 404 и др. УПК); в) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения уголовного дела.3

Достаточно интересную классификацию обстоятельств, подлежащих до- казыванию, предложил А.М.Ларин, разделив их на три группы: а) обстоятель-

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд.второе.- М.: Юрид.литература, 1973.- С. 187.

2 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказывания в совет ском уголовном процессе.- Воронеж, 1978.- С.81.

3 Там же.- С.84.

69

ства, подлежащие оценке с точки зрения норм уголовного и гражданского права; б) обстоятельства, способствовавшие совершению преступления; в) обстоятельства, не представляющие по данному делу материально- правового и общественного значения, не требующиеся для установления обстоятельств первых двух групп.1

Не вдаваясь в обсуждение различных точек зрения по этому вопросу, за- метим, что общим для большинства ученых является то, что многие из них под предметом доказывания понимают систему (совокупность) фактов либо обстоятельств, либо то и другое вместе взятое, имеющее правовое значение для разрешения дела.

Учитывая, что факт и обстоятельства далеко не равнозначные понятия, факт определяется как «действительно реальное событие, а явление это то, что действительно произошло». Обстоятельство - явление, сопутствующее какому-нибудь другому явлению и с ним связанное, поэтому налицо, как отмечает А.П.Гуськова, вырисовывается некая несогласованность.” Поэтому, замечает она: «Если обстоятельство как свойство факта (сопутствующее ему) может дать знание о самом факте - явлении реальной действительности, то предмет доказывания необходимо представить как совокупность фактических обстоятельств дела».

Будучи обозначенным в законе в самом общем виде и конкретизированным применительно к реальной обстановке события, предмет доказывания вы- ступает как система, совокупность обстоятельств дела, определяющих цель познавательной деятельности, в данном случае рассмотрения и разрешения гражданского иска. Другими словами под предметом доказывания следует понимать систему фактических обстоятельств дела, имеющих правовое значение

1 Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами.- М., 1966. - С.8-12.

2 Гуськова А.П. Указ.соч.- С.41. J Там же.

70

и подлежащих установлению по уголовному делу для принятия решения в ходе процессуальной деятельности.

В предмет доказывания не могут, входить промежуточные, вспомогатель- ные факты, которые имеют лишь доказательственное значение и не определяют цель доказывания, они не служат основанием для непосредственного применения норм права.

Закон формулирует предмет доказывания для всех стадий уголовного процесса. Обстоятельства, установленные в одной стадии процесса, составляют предмет доказывания в другой, обеспечивая процессуальный режим для принятия соответствующих решений на всех стадиях процесса.

В ст.68 УПК предмет доказывания сформулирован так, что подлежат до- казыванию, прежде всего, обстоятельства, имеющие непосредственное отношение к составу преступления, т.е. главному вопросу судопроизводства - виновности обвиняемого в совершении преступления, а это есть установление оснований уголовной ответственности.

Вероятно, оправданной является позиция отдельных ученых, когда из круга обстоятельств, подлежащих доказыванию, выделяется главный факт предмета доказывания. М.С.Строгович подчеркивал, что «прежде всего должны быть доказаны все факты, из которых складывается уголовно- наказуемое деяние, содержащие объективные и субъективные элементы состава преступления. Эти факты в совокупности и образуют то, что называется главным фактом».1 Без выявления основания уголовной ответственности, как надо полагать, отпадает необходимость установления иных частей предмета доказывания.

Выделение в предмете доказывания главного факта не умаляет значение других обстоятельств и фактов, подлежащих доказыванию, ибо, в общем- то, все обстоятельства предмета доказывания взаимно связаны и взаимообусловлены. Если по делу имеется заявленный гражданский иск, то в этом случае появляется и гражданско-правовая ответственность привлекаемых по делу лиц.

1 Строгович М.С. Курс уголовного процессе. Т.1.-М., 1968.- С.363.

71

Основания как уголовной, так и гражданской ответственности должны быть установлены при строгом соблюдении процедуры доказывания с учетом норм УПК и ГК, и в конечном итоге удостоверены приговором суда. В.М.Савицкий правильно заметил, что при рассмотрении гражданского иска суд руководствуется нормами уголовно-процессуального закона, так как гражданский иск имеет производный от обвинения характер.1 Более того, он подчеркнул: «все, что связано с соблюдением и проверкой доказательств, подтверждающих или опровергающих иск, регулируется только нормами УПК».2

Таким образом, установленная законом возможность совместного рас- смотрения гражданского иска и уголовного дела обусловлена наличием единого юридического факта, лежащего в основе привлечения лица как к уголовной, так и к гражданской ответственности, когда преступлением причиняется материальный ущерб. М.А.Гурвич по этому случаю так написал: «Основание иска составляют юридические факты, с которыми истец связывает свое материаль-но-правовое требование к ответчику»/

Как известно, существование уголовно-процессуальных отношений обу- словлено уголовно-правовыми отношениями. Появление же в результате со- вершения преступления гражданско-правовых отношений также предполагает необходимость существования процессуальных отношений, призванных «обслуживать» материальные гражданско-правовые отношения. Но если, - пишет В.П.Божьев, - «уголовно-правовые отношения обусловливают необходимость появления и развития уголовно- процессуальных отношений, то возникающие в связи с совершением преступления гражданско-правовые отношения обусловливают не возникновение и даже не существование уголовно-процессуальных

1 Савицкий В. Гражданский иск в уголовном процессе.//Советская юстиция.- 1971.-№6.-С.23.

2 Савицкий В. Указ.соч.- С.23.

3 Гурвич М.А. Учение об иске.- М., 1981.- С.7.

72

отношений, а появление у них второй, можно сказать, производной задачи - установления и реализации гражданско-правовых отношений»’

Значит, если гражданский иск предъявлен при производстве по уголовному делу, то по отношению к гражданско-правовым отношениям служебную роль выполняют уголовно-процессуальные отношения. Они, как можно заметить, получают двойную нагрузку. Однако детерминант уголовно- процессуальных отношений все-таки уголовно-правовые отношения.

Нельзя, несомненно, отрицать, что возникшие гражданско-правовые от- ношения вследствие совершения преступления не будут иметь обусловливающего воздействия на характер и содержание уголовно- процессуальных отношений по конкретному делу, но обусловленность эта будет все-таки субсидиарной.

С.Д.Милицин определил, что предметом регулирования уголовно- процессуального права являются общественные отношения, направленные на реализацию уголовной ответственности или освобождение от нее, также подчеркнул, что производными от них будут отношения по возмещению ущерба, причиненного преступлением.

Вместе с тем нужно отметить, что коль скоро гражданский иск есть способ защиты субъективных гражданских прав, то он, стало быть, является еди- ным понятием как для гражданского, так и уголовного процесса. Вместе с тем, гражданский иск как в гражданском, так и в уголовном процессе характеризуется наличием особой процессуальной формы рассмотрения спора о праве с обеспечением процессуальных гарантий.

Курс советского уголовного процесса. Общая часть.-М.: Юрид.литература, 1989.-С.492.

Милиции С.Д. Предмет регулирования советского уголовно- процессуального права.- Свердловск, 1991.- С.27. 3 Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе.-Л., 1972.-С.5; Добровольский А.А., Иванов С.А. Основные проблемы исковой формы защиты.-М., 1979.- С.20.

73

Не случайно ряд исследователей отстаивает идею введения в науку уго- ловного процесса понятия предмета доказывания по гражданскому иску для определения параметров доказывания обстоятельств, значимых для разрешения гражданско-правовых требований в уголовном процессе.

Представляется, что такая идея является в достаточной степени заманчи- вой. Если учесть, что предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном процессе является частью общего предмета доказывания по уголовному делу, поскольку обстоятельства, относящиеся к установлению ущерба могут влиять на квалификацию содеянного и некоторым образом влиять на определение меры наказания, то это подчеркивает значимость высказанной мысли, хотя заметим, что все обстоятельства предмета доказывания взаимно связаны между собой и являются органической частью целого предмета доказывания. Поэтому предмет доказывания по гражданскому иску вполне может быть выделен как часть целого с тем, чтобы обозначить его параметры в процессе доказывания.

Правильно пишет А.Г.Феногенов, что внутри института предмета дока- зывания по уголовному делу имеется достаточно самостоятельный, обособленный комплекс норм, который является субинститутом института предмета доказывания по уголовному делу. И это вполне сообразуется, по мнению автора, с концепцией понятия субинститута права, выдвинутой О.С.Иоффе и разработанной С.С.Алексеевым.1

Далее А.Г.Феногенов отмечает, что обстоятельства предмета доказывания в уголовном процессе, которые имеют уголовно-правовое значение, служат основанием применения нормы уголовного права. Обстоятельства же, образующие предмет доказывания по гражданскому иску, задаются нормами гражданского права, а также нормами иных отраслей цивилистического цикла, и поэтому являются основаниями применения указанных норм. «Это дает право счи-

! Иоффе О.С. Структурные подразделения системы права (на материалах гражданского права) / Ученые записки ВНИИСЗ, вып.14.-С51; Алексеев С.С. Структура советского права. -М.: Юрид.лит., 1975.- С.151; С.19.

74

тать обстоятельства предмета доказывания по гражданскому иску в определенной степени самостоятельными по отношению ко всем другим обстоятельствам, подлежащим установлению в уголовном деле».1

Не разделяя взгляд В.Я.Понарина, который считает, что цель установления предмета доказывания по гражданскому иску выражается в правильном разрешении спорного материально-правового отношения, а также в быстром и полном возмещении ущерба, причиненного преступлением, А.Г.Феногенов отмечает, что быстрое и полное возмещение ущерба в данном контексте есть лишь частный случай более общего понятия: разрешения спорного материально-правового отношения, а потому нет необходимости дважды указывать на одну и ту же цель установления предмета доказывания. Также он отмечает, что обстоятельства, относящиеся к разрешению гражданского иска, не всегда по своему объему идентичны обстоятельствам, значимым для разрешения любого спорного материально- правового отношения в уголовном процессе. Отсюда автор считает, что цель установления обстоятельств, образующих предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном процессе следует определить как разрешение гражданского иска. Думается, что здесь следует сделать некото- рую корректировку. Задачи уголовного процесса не исчерпываются установлением виновного и его наказанием, они включают также устранение последствий его деяния, в том числе связанного с нарушением имущественных прав граждан, предприятий, учреждений, организаций. Одним из средств, направленных на устранение преступных последствий в виде имущественного ущерба, и является в предмете доказывания самостоятельная группа обстоятельств (п.4 ст.68 УПК). Если п.4 ст.68 УПК, как мы считаем, значим для установления объективной стороны преступления, то эта группа обстоятельств значима не только для общей задачи быстрого и полного раскрытия преступления, но так-

1 Феногенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по гражданскому ис ку в уголовном процессе.- Автореферат канд.дис- Краснодар, 1998.-С.10.

2 Феногенов А.Г. Указ.соч.

75

же и для быстрого и полного возмещения ущерба, причиненного преступлением. Это-то и позволяет еще на раннем этапе предварительного расследования дела обеспечивать добровольное возмещение ущерба. Так что точку зрения А.Г.Феногенова в этой части рассматриваемой группы обстоятельств предмета доказывания по гражданскому иску мы разделить не можем.

Предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном процессе представлен отдельными исследователями в достаточно обширном варианте.

Так, К.С.Юдельсон включил в него: а) действия, причинившие вред в их конкретном выражении в каждом отдельном случае; б) наличие вреда, причиненного личности или имуществу, также в его конкретном выражении; в) наличие причинной связи между действиями лица, привлеченного к уголовной ответственности и вредом; г) вина причинителя вреда; д) умысел или неосторожность потерпевшего, а если последняя была допущена, - то и степень ее выраженности; е) имущественное положение гражданина, причинившего вред; ж) размер причиненного вреда.

В.Я.Понарин представил свой вариант предмета доказывания, в который дополнительно включил также его составляющие: з) лицо, несущее материальный ущерб, и лицо, которое может быть признано гражданским истцом; и) лицо, несущее материальную ответственность по иску; к) вину гражданского ответчика в причинении обвиняемым материального ущерба; л) имущественное положение гражданского ответчика. А.Г.Феногенов рассмотренный перечень обстоятельств, входящих в предмет доказывания по гражданскому иску в уголовном деле, с учетом новелл в законодательстве, предлагает дополнить следующими обстоятельствам: а) обстоятельствами, связанными с регрессными требованиями, принимаемыми к рассмотрению в силу закона или договора; б) обстоятельствами, характеризующими наличие процессуальных предпосылок для предъявления гражданского иска.2

1 Понарин В.Я. Указ.соч.- С.70. Феногенов А.Г. Указ.соч. -С.25-26.

76

Дав оценку всем указанным пунктам предмета доказывания по гражданскому иску в уголовном процессе, он предложил свой вариант предмета доказывания, включив в него следующие обстоятельства: а) свидетельствующие о наличии процессуальных предпосылок для предъявления гражданского иска; б) характеризующие преступление, его последствия и причинную связь между преступлением и его последствиями; в) указывающие на лицо, которое может быть признано гражданским истцом, и лицо, которое может быть привлечено в качестве гражданского ответчика; г) подтверждающие вину обвиняемого и гражданского ответчика; д) свидетельствующие о наличии вины потерпевшего в содействии возникновению и увеличению ущерба; е) являющиеся основанием регрессных требований в уголовном процессе; ж) характеризующие имущественное положение обвиняемого.1

Находя, что названные обстоятельства, подлежащие доказыванию, должны быть урегулированы уголовно-процессуальным законом, он предложил свою редакцию ст.68 УПК: «При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), его последствия и причинная связь между событием преступления и его последствиями; 2) 3) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; 4) 5) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельств, характеризующие личность обвиняемого; 6) 7) основания гражданского иска и возражения на него со стороны обвиняемого (гражданского ответчика). 8) Там же.

77

Подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие со- вершению преступления».

Стало быть, п.4 ст.68 УПК в предложенном варианте предмета доказыва- ния качественно изменяется, с чем, на наш взгляд, согласиться нельзя по ряду оснований.

Представляется, характер и размер ущерба, как обстоятельства, подле- жащие доказыванию по уголовному делу, являются признаками объективной стороны преступления. Не случайно по этой причине В.А.Банин считает, что нет смысла выделять п.4 ст.68 УПК как самостоятельный элемент предмета доказывания и, тем самым, отрывать от обстоятельств п. 1 ст.68 УПК.2 И здесь, как думается, он частично прав, поскольку доказывание обстоятельств, предусмотренных п. 1, 2 ст.68 УПК, непосредственно относится к установлению состава преступления, т.е. объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. Установление характера и размера ущерба может быть значимым для объективной стороны преступления, влиять соответственно на квалифика- цию преступления. Кроме того, принимая п.4 ст.68 УПК в предложенной выше редакции, мы получаем некую форму тавтологии. Ведь является известным фактом то, что основания гражданского иска включают в себя как событие преступления, так и виновность лица, его совершившего. А это, на наш взгляд, является совершенно неприемлемым. Тем более, что в ст.68 УПК указывается предмет доказывания касательно всех без исключения преступлений, а не только тех, где заявлен гражданский иск. Редакция, предложенная А.Г.Феногеновым, будет, как нам кажется, восприниматься более положительно, если предмет доказывания по гражданскому иску вынести в уголовно-процессуальном законе отдельной статьей. Надо заметить, что процесс доказывания проходит не изолированно, а в совокупности со всеми обстоятельствами

1 Там же. -С.45.

2 Банин В.А. Структура предмета доказывания в советском уголовном процес се.-Уфа, 1976.-С. 19.

78

предмета доказывания, ибо они взаимно связаны между собой и значимы для установления обстоятельств уголовного дела.

Не случайно законодатель определил эту группу обстоятельств как само- стоятельную, ибо эти обстоятельства могут приобретать и свое самостоятельное значение, т.е. служить основанием для возмещения вреда, причиненного преступлением. По существу, обстоятельства предмета доказывания по граж- данскому иску задаются нормами гражданского права, а также нормами иных отраслей цивилистического цикла и поэтому являются основаниями применения указанных норм. Это дает право считать обстоятельства предмета доказывания по гражданскому иску в определенной степени самостоятельными по отношению ко всем другим обстоятельствам, подлежащим установлению в уголовном деле.

Они, тем самым, образуют обособленную подсистему в системе обстоятельств, входящих в предмет доказывания в уголовном процессе. Системный характер позволяет во многих случаях при доказывании одних обстоятельств устанавливать другие, и наоборот, недоказанность одного из них делает невозможным установление иных обстоятельств. Так, не установление причинной связи между преступлением и его последствиями часто не позволяет установить другие обстоятельства предмета доказывания и разрешить соответственно требование гражданского истца по существу.

В этой связи, при таких условиях, надлежит принимать меры по доказыванию характера и размера ущерба с тем, чтобы решить судьбу гражданского иска, если он будет заявлен.

Однако редакция п.4 ст.68 УПК действительно нуждается в качественной переработке, поскольку термин «ущерб» не отвечает сегодняшним задачам. В словаре русского языка С.И.Ожегова , - «вред» обозначается как ущерб, порча. Понятие «вред» более широкое по смыслу и включает не только материальный ущерб, но моральный и физический, причиняемый при совершении преступле-

Ожегов СИ. Словарь русского языка.-СЛОб.

79

ния. Учитывая, что моральный вред компенсируется денежным выражением, стало быть, изучением материальной стороны потерпевшего и причинителя вреда также должно быть предметом исследования с тем, чтобы подойти к решению этого вопроса справедливо. Следовательно, замена понятия «ущерб» на «вред» целесообразна».’

О том, что есть две формы вреда, пишут многие ученые. Так, в частности, С.В.Землюков подчеркивает, что вред есть как преступный результат и как преступные последствия, а также есть виды вреда в зависимости от характера нарушенного блага.”

Классификацию представляют в основном по такой схеме: физический вред, психический вред, синдром жертвы преступления, моральный, имущественный, дабы выделить основной вред и дополнительный, что позволяет решать вопрос о способах обеспечения защиты их интересов. Стало быть, понятие «ущерб» вполне заменимо в законе понятием «вред». К тому же в ст.53 УПК указывается, что потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Хотя редакция статьи в части, кто может быть признан потерпевшим, нуждается в уточнении, однако факт, что вред представлен в такой редакции, является неоспоримым. Поэтому изменение п.4 ст.68 УПК, как можно видеть, напрашивается в обозначенной выше редакции.

С учетом всего вышеизложенного, предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе можно определить как подсистему обстоятельств, являющихся основанием для непосредственного применения материальных норм гражданского и иных цивилистических отраслей права,

Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления в уголовном процессе данных о личности обвиняемого.- С.56. “ Землюков СВ. Преступный вред: теория, законодательства, практика.- Автореферат докторской диссертации.- М., 1993.- С.8.

80 а также норм процессуального права при разрешении гражданского иска в ходе производства по уголовному делу.

Для доказывания обстоятельств, относящихся к предмету гражданского иска, как представляется, необходимо также иметь в виду соответствующие положения гражданского процессуального закона. Из тождественных исков в уголовном и гражданском процессах следует, что обстоятельства, необходимые для их разрешения, являются одинаковыми. Поэтому обращение к понятию предмета доказывания в гражданском процессе позволит более четко и полно представить обстоятельства, юридически значимые при производстве по гражданскому иску. Если в соответствии со ст.49 ГПК предмет доказывания по гражданскому иску определен как основания иска и возражения на иск со стороны ответчика, то точно так же и в уголовном процессе основания гражданского иска и возражения со стороны обвиняемого (гражданского ответчика) входят в предмет доказывания. Установление обстоятельств, относящихся к гражданскому иску в уголовном деле, должно иметь место в отношении как имущественного, так и морального вреда. Важность закрепления в законе компенсации за моральные страдания, нанесенные преступлением, обусловлена целым рядом обстоятельств: глубиной и тяжестью нравственного потрясения от преступного деяния; необходимостью возмещения ущерба пострадавшему от преступления в полном объеме, вне зависимости от вида этого ущерба; удовлетворением интересов потерпевшего по возмещению ему морального вреда в ходе ведущегося по уголовному делу производства; значимостью предупредительного воздействия на виновных тягот в виде возложения на них компенса-

Исходной позицией системного явления является представление о целостности системы. В нашем случае предмет доказывания по гражданскому иску выступает как часть целого и вместе с тем подсистема (часть) представляет характеристику целого. Наличие системы предопределено целью понять и осмыслить элемент целой системы, свойства и функции которой являются взаимоопределяемыми со свойствами целого (Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности.-М., 1978.- С. 134.)

81 ции не только за имущественный, но и моральный вред. Впервые, как было от- мечено, в статье 52 Конституции РФ законодатель возложил на государство обязанность обеспечить потерпевшим от преступления компенсацию причиненного ущерба и это положение сделало реальным действие статьи 53 УПК в части признания потерпевшим лица, понесшего моральный ущерб и возмещения данного ущерба. Кроме того была признана соответствующей закону и сложившаяся в судах практика взыскания судами морального ущерба в рамках производства по уголовному делу ,о чем сказано в п.9 Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Однако каким бы полным ни было определение морального вреда, каким бы расширенным не был перечень его проявлений, невозможно охватить все случаи нравственных страданий, переживаемых потерпевшим, так как негативные изменения происходят в его сознании. А это, в свою очередь, влечет за собой сложность доказывания причинения морального вреда.

Данное положение позволило ряду авторов сформулировать предложение о законодательном закреплении принципа «презумпции морального вреда». Так, например, А.Эрделевский пишет: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие), признается потерпевшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное».1 Нельзя не сказать о том, что данное предложение заслуживает определенного внимания. Действительно, человек, каким бы он ни был, всегда испытывает страдания, неприятные переживания от неправомерного посягательства на его жизнь, жизнь его близких, его имущество. Так, в ходе опроса потерпевших по 70 уголовным делам, все из них утверждали, что испытывали определенные неприятные ощущения, переживали и страдали.2 В связи с этим

Эрделевский А. Ответственность за причинением морального вреда в уголовном процессе. // Российская юстиция.-1994. № 7.-С.31.

” Кузнецова Н.В. Указсоч.-С.бЗ.

82 можно сказать, что «презумпция морального вреда» значительно упрощает по- зицию потерпевшего, облегчает процесс доказывания наличия морального вреда. Однако нельзя не сказать о том, что существуют и противники этого предложения, которые считают, что его закрепление противоречит принципу презумпции невиновности, согласно которому каждый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в суде. Но ведь при доказанности вины в совершении преступления, автоматически доказывается вина в причинении морального вреда. Кроме того, как отмечает Н.В.Кузнецова, презумпция невиновности обвиняемого применяется к уголовному правоотношению, презумпция морального вреда - к гражданскому, связанному с применением мер гражданско-правовой ответственности. Поэтому нужно согласиться с ее выводами относительно того, что законодательное закрепление презумпции морального вреда не противоречит принципам уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, указанную точку зрения можно подвергнуть критике с позиции юридического состава, порождающего обязательства по возмещению морального вреда. Если органами следствия, судом будет доказана вина в совершении неправомерных действий, то это уже предопределит и причинную связь между действием и моральным вредом (само наличие морального вреда доказывать не надо, так как налицо преступление, а значит и те страдания, которые испытал потерпевший). Таким образом, обоснованно считает Н.В.Кузнецова, что преступные посягательства против личности обычно сопровождаются причинением физического, морального и имущественного вреда, причем вред моральный возникает обязательно, во всех случаях совершения деяний, направленных против жизни и здоровья личности, и следовательно должен компенсироваться.

Итак, в предмет доказывания по гражданскому иску как отдельную статью закона дополнительно можно было бы включить следующие обстоятель-

Там же. 2Тамже.-С51.

83 ства, подлежащие доказыванию. В случае заявления гражданского иска, в уго- ловном деле, помимо обстоятельств, указанных в ст.68 УПК, подлежат доказыванию:

  • наличие вреда, причиненного личности или имуществу;
  • наличие причинной связи между действиями обвиняемого в совершении преступления и вредом;
  • размер причиненного вреда;
  • имущественное положение обвиняемого и лица, которое может быть привлечено в качестве гражданского ответчика;
  • обстоятельства, относящиеся к гражданскому ответчику и гражданскому истцу (наличие процессуальных предпосылок для предъявления иска, вина самого потерпевшего, ее степень, обстоятельства, подтверждающие вину ответчика (обвиняемого) в причинении ущерба);
  • обстоятельства, влияющие на судьбу регрессных требований.
  • § 3. Процессуальное положение гражданского истца

в уголовном деле

Основными субъектами производства по гражданскому иску в уголовном деле являются те его участники, процессуальный интерес которых носит определенный имущественный характер. Что касается понятия «имущественный характер», наша позиция такова, что право на возмещение ущерба появляется у тех субъектов, кому преступлением причинен определенный ущерб. Это: физическое лицо (потерпевший) или юридическое лицо (гражданский истец). Они-то и являются субъектами процесса, которые наделяются соответственно правами, дабы обеспечить защиту своих законных интересов.

Потерпевший как субъект уголовного процесса становится таковым тогда, когда в отношении него вынесено постановление органа дознания, следователя, прокурора, суда или определение суда о признании его потерпевшим.

84

Аналогично решается вопрос и с гражданским истцом, т.е. только после признания субъекта гражданским истцом на основании постановления названных органов, оно становится таковым.

Сопоставляя процессуальные определения «потерпевший» и «гражданский истец», нетрудно заметить, что юридическое лицо может участвовать в деле только в качестве гражданского истца, тогда как физическое лицо может одновременно выступать и как гражданский истец, и как потерпевший. Потерпевший, подавший заявление о взыскании морального и материального вреда, становится гражданским истцом и наделяется правами этих двух субъектов (ст.ст. 53, 54 УПК). Таким образом, он выполняет две процессуальные функции. Однако надо иметь в виду, что хотя потерпевший и истец «являются родственными субъектами уголовного процесса, они не тождественны».1

Как свидетельствуют данные нашего обобщения за 1997-1999 г.г. из 114 исков 70 были заявлены потерпевшими (физическими лицами). Эти данные подтверждаются и результатами исследования материалов Управления испол-нения наказания Оренбургской области: из 5 000 осужденных, обязанных возместить ущерб по гражданскому иску, более 3 000 обязаны это сделать в отношении физических лиц (см. приложения №№ 4, 10).

Объем процессуальных прав гражданского истца и потерпевшего неодинаков. В частности, гражданский истец имеет право: представлять доказательства; заявлять ходатайства; просить лиц, ведущих предварительное расследование, и суд принять меры обеспечения заявленного иска; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, знакомиться с материалами дела по окончании предварительного следствия; поддерживать гражданский иск, т.е. в ходе доказывания

1 Волосова Н.Ю. Потерпевший в уголовном процессе. Его процессуальное по ложение.- Оренбург, 1998.-С.73.

2 Нами были исследованы сведения об осужденных, отбывающих наказание в ИТУ Оренбургской области, с которых приговором (решением) суда опреде лено взыскание денежных средств за нанесенный материальный (моральный) ущерб. -УИН МЮ по Оренбургской области 1999-2000гг.

85

обосновывать свои исковые требования (заявлять ходатайства, предъявлять доказательства и т.д.), участвовать в судебном заседании наравне с другими участниками судебного разбирательства по поддержанию исковых требований; при рассмотрении дела судом присяжных заседателей участвовать в отборе присяжных, в судебных прениях, в исследовании доказательств после вынесения вердикта и выступать по вопросам, связанным с юридическими последствиями вердикта; приносить кассационные жалобы в части, касающейся граж- данского иска; участвовать при рассмотрении дела в кассационном порядке (ст.ст. 54, 137, 200, 245, 252, 325, 335, 438, 447, 458 УПК).

Гражданский истец наделен правом иметь своего представителя. Как на гражданского истца, так и его представителя законом возложены определенные обязанности. В ч.З ст.54 УК отражено: «Гражданский истец обязан по требованию суда представлять имеющиеся в его распоряжении документы, связанные с предъявленным иском». В равной степени это относится и к требованиям лиц, ведущих расследование и прокурору (ч.5 ст.25, ч.5 ст. 127 УПК).

Потерпевший - гражданский истец (физическое лицо) обязан являться по вызовам следователя и суда, давать правдивые показания.

Законодатель на гражданского истца возложил обязанности выполнять вынесенные в соответствии с законом постановления следователя (ч.5 ст. 127), также гражданский истец и его представитель обязаны соблюдать порядок судебного разбирательства (ст.263 УПК) и правила доказывания. А это означает, что гражданский истец должен способствовать органу, ведущему расследование, и суду в представлении доказательств, подтверждающих нанесенный преступлением ущерб и его размер. Кроме того, закон обязывает гражданского истца по требованию суда представлять имеющиеся в его распоряжении документы, связанные с предъявленным иском (ст.54 УПК).

Поскольку гражданский иск может быть заявлен как в стадии назначения судебного заседания, так и в судебном разбирательстве до начала судебного следствия, то, стало быть, судья или суд разрешают вопросы при поступлении

86

заявления о признании (непризнании) лица гражданским истцом (ст.ст. 29, 223, 228 УПК), а также о принятии мер, обеспечивающих возмещение материального ущерба (ст.233 УПК).

Закон обязывает орган расследования принять меры обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска (ст.ЗО УПК). Поэтому следователь, лицо, производящее дознание, обязаны наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем (ст. 175 УПК). Как выявлено по результатам обобщения судебной практики, органы следствия редко выполняют обязанность по обеспечению иска. Из 114 уголовных дел, где были заявлены гражданские иски, лишь в 37 случаях были приняты меры по обеспечению возмещения вреда (см. приложение № 2). Естественно, что нарушение требований ст.ЗО УПК оказывает неблагоприятное воздействие на судьбу гражданского иска. Так, например, в деле № 1/1873 по обвинению Г., Ш., С. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.158, 213 УК, не были своевременно приняты меры по обеспечению возмещения вреда, из-за чего не было обнаружено имущество, стоимость его не определена и в заявленном иске судом было отказано по причине недоказанности иены иска.

Объем прав гражданского истца сравнительно меньше, чем у потерпевшего. Это и понятно, поскольку субъективные права гражданского истца призваны обеспечить имущественный интерес субъекта.

Право, как известно, выступает необходимым средством закрепления, выражения социальной свободы личности. Поэтому правовой статус гражданского истца включает в себя такой комплекс правовых возможностей, чтобы действовать в соответствии со своими интересами и целями. Сегодня мы не можем говорить о том, что законодатель обеспечил такую свободу защиты своих интересов гражданскому истцу, которая бы отвечала социальной значимости проблемы жертв преступлений. Если мы говорим, что потерпевший - это и

87

гражданский истец, то это означает, что как тот, так и другой, это - процессуальные фигуры, наделенные определенной совокупностью процессуальных прав, обеспечивающих выполнение ими поставленной цели.

О том, что сегодня потерпевший по действующему УПК относится к разряду бесправных, отмечают многие ученые, занимающиеся исследованием процессуального положения данного субъекта. Перед потерпевшим - гражданским истцом возникла перспектива долгих хождений в поисках возможности добиться возмещения ущерба. Между тем в ст.ЗЗ Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой еще в 1994 году, говорится: «Права жертв преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает им доступ к правосудию и скорейшую компенсацию причиненного ущерба». А в ст. 52 Конституции РФ сказано: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию, компенсацию причиненного ущерба».

На основе данных нашего обобщения можно заключить, какие удручающие факты говорят о том, что решение суда о взыскании суммы ущерба - это еще не есть защита субъективных прав гражданского истца. Вот почему не только важно закрепить в законе соответствующий процессуально-правовой статус потерпевшего, но важно предусмотреть в законе и гарантии, которые бы обеспечивали реальное осуществление таких прав.

Так, согласно исследованию, проведенному нами на основе материалов, собранных в подразделениях УИН Оренбургской области МЮ РФ (исправительные колонии, колонии-поселения - всего 13 подразделений), каждый 4-й осужденный, находящийся в местах лишения свободы, обязан возместить ущерб по гражданскому иску согласно приговору суда. Много это или мало,

1 Попытка собирания материалов о возмещении причиненного вреда лицами, осужденными за преступления, которым суд определил наказание, не связанное с лишением свободы, не дала положительных результатов. Как оказалось, интересующие нас данные не отслеживаются ни судебным департаментом, ни судебными приставами.

88

можно сделать вывод, обратившись к следующим цифрам. К середине января 2000 года в ИУ Оренбургской области находилось около 18 000 осужденных, около 5 000 из них обязаны согласно приговору суда возместить материальный (моральный) вред по гражданскому иску. Общая сумма взыскиваемого ущерба составляет 586 688 817 рублей (по данным МЮ РФ по России эта цифра составляет более 40 млрд. рублей), (только осужденный К., содержащийся в ЮК 25/4, обязан по приговору суда возместить 526 880 000 рублей). Получается, что каждый осужденный за преступление и отбывающий наказание в исправительных учреждениях Оренбургской области обязан возместить около 33 000 рублей. Сумма, надо сказать, не маленькая, даже с учетом постоянной инфляции. Но, может быть, несмотря на также огромные цифры, ущерб в пользу потерпевших от преступления лиц все-таки реально взыскивается? К сожалению, факты говорят об обратном. Из указанного числа лиц, обязанных возместить вред (5 000 человек), только у 772 человек имеются средства на лицевом счету (сумма же этих средств составляет всего 94545 рублей). Другими словами, только шестая часть всех обязанных компенсировать нанесенный ущерб может это сделать более или менее реально. Почему более или менее? Да потому, что при средней сумме так называемого «долга» 100 000 рублей, средняя же сумма средств, находящихся на счетах у осужденных, составляет около 150 рублей. Прибавим сюда еще и то, что осужденный находится в местах лишения свободы где-то около 6-7 лет (цифры также являются усредненными). Поэтому становится понятным из всего вышесказанного, что говорить о воплощении в жизнь решения суда, касающегося возмещения вреда, причиненного преступлением, пока не приходится (см. приложения №№ 4, 5, 7, 8, 9, 11).

Как показывает обобщение материалов все того же УИН, основными видами преступлений являются преступления против собственности и преступления против жизни и здоровья. Так, например, из 5 000 «должников» 2264 совершили преступления против собственности (ст.ст. 158, 159, 161 и т.д.). Основное число преступлений совершено было против граждан: из тех же 5 000 -

89

3079 человек обязаны возместить ущерб физическим лицам. Эти данные под- тверждаются и данными обобщения судебной практики оренбургских судов. Так, из 263 изученных дел 105 дел было по преступлениям против собственности, 87 - по преступлениям против жизни и здоровья граждан, в 161 случае потерпевшими от преступления являлись граждане (см. приложения №№ 1, 4). Таким образом, подводя итог, еще раз можно заключить, что защита субъективных прав лиц, связанных с правом на компенсацию причиненного ущерба, оставляет желать лучшего. Как показывают приведенные выше данные, граждане являются не только самыми уязвимыми при совершении преступления, но они еще и не могут рассчитывать на реальное возмещение причиненного вреда. Ведь совершенно ясно, что после отбытия наказания осужденным, обязанным возместить ущерб (а это, как нами уже указывалось, 6-7 лет), пройдет еще немало времени, прежде чем потерпевший получит хоть какую-то компенсацию за понесенный ущерб, и это в лучшем случае. Как показал опрос потерпевших по 70 уголовным делам, каждый 3- й из них уже в стадии следствия не надеется на возмещение ущерба (см. приложение № 12).

Все это, как нам кажется, должно заставить серьезно задуматься над проблемами, которые являются сегодня весьма значимыми не только для практиков, но и теоретиков юридической науки. Заметим, что каждого 2-го из опрошенных волновало главным образом не то, понесет ли виновный наказание, а прежде всего то, сможет ли он возместить ущерб, который был причинен преступлением (см. приложение № 12).

Таким образом, можно сказать, что задача «быстрого и полного возмещения ущерба, причиненного преступлением» должна стать общегосударственной. Вопросы проблемы жертв преступлений должны стать программой госу- дарственного масштаба, в которой должны найти законодательное урегулирование не только вопросы относительно статуса потерпевшего и гражданского истца, но и вопросы механизма возмещения вреда. Необходимо, как нам ка-

1 Об этом подробнее в главе Ш.

90

жется, выработать программу для решения поднятой проблемы. Например, в сфере той же уголовно-исполнительной системы решить ряд вопросов, как-то: дополнительные рабочие места, льготное налогообложение, государственная поддержка, расширение круга альтернативных мер наказания, - что позволит сделать еще один шаг на пути обеспечения прав лиц, потерпевших от преступления.

Вопросы проблемы жертв преступлений, таким образом, должны стать программой государственного масштаба, в которой должны найти решение не только законодательное урегулирование вопросов относительно статуса потерпевшего - гражданского истца, но и вопросы механизма возмещения вреда.

Рассмотрев совокупность процессуальных прав гражданского истца, на основе которых гражданский истец участвует в судопроизводстве по отстаиванию своих прав и законных интересов, заметим, что уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает право гражданского истца на участие в производстве следственных действий. Однако такая возможность, по нашему мнению, должна быть ему предоставлена следователем. Такой вывод мы фор- мулируем на основе анализа ст. 127 УПК, согласно которой, “при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно…” Гражданский истец, с разрешения следователя, мог также принимать участие в производстве отдельных следственных действий.

Защищать свои имущественные права и законные интересы и содействовать, таким образом, установлению истины по делу, гражданский истец может, реализуя свое право заявлять перед следователем ходатайства. Это право предусмотрено в ряде норм УПК (ст. 54, 131, 200 и др.). Оно принадлежит гражданскому истцу в равной мере с такими субъектами искового производства, как

1 По данным обобщения мы не встретили ни одного случая, чтобы следователи предоставляли такую возможность гражданскому истцу или его представителю.

91

потерпевший, гражданский ответчик, обвиняемый. У гражданского истца, как явствует, большие возможности пользоваться этим правом. Он может заявить любое ходатайство, связанное с гражданским иском.

С момента возбуждения искового производства, праву гражданского истца заявить ходатайство корреспондирует обязанность следователя рассмотреть это ходатайство и удовлетворить его, если обстоятельства, об установлении которых просит гражданский истец, могут иметь значение для дела (ст. 131 УПК). Ходатайства, которые заявляют гражданские истцы на стадии дознания и предварительного следствия, можно разделить на три основные группы:

  1. Ходатайства, направленные на доказывание гражданского иска (о допросе свидетелей потерпевших, обвиняемых, о производстве экспертизы и других следственных действий по собиранию доказательств - ст. 131 УПК).

  2. Ходатайства, направленные на обеспечение гражданского иска (о привлечении к делу лиц, на которых может быть возложена материальная от- ветственность за ущерб, причиненный преступлением; о производстве розыскных и следственных действий для обнаружения похищенного имущества и имущества, подлежащего аресту; о наложении ареста на имущество; об изъятии арестованного имущества).
  3. Иные ходатайства гражданского истца (например, об ознакомлении с материалами дела и пр.).
  4. С момента окончания предварительного следствия гражданский истец получает право на ознакомление с материалами дела (ст. ст. 54, 200 УПК). Однако до сих пор встречаются случаи, и это подтверждается выводами на основе обобщения уголовных дел, когда при признании лица гражданским истцом и разъяснении ему процессуальных прав, следователи пытаются опрашивать его, будет ли это лицо знакомиться с материалами дела по окончании расследования. Такое процессуальное упрощение недопустимо. Получается так, что у ист-

1 Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела.- Воронеж, 1978.-С.48.

92

ца выясняется желание воспользоваться правом, которое по сути у него имеется (согласно закону), но он не сможет его реализовать на деле.

В соответствии со ст. 200 УПК истца следует уведомлять об окончании предварительного следствия и лишь затем выяснять, желает ли он ознакомиться с материалами дела.1 Некоторые авторы в своих работах пытались обосновать право следователя не знакомить гражданского истца с материалами дела. Например, Н.П.Митрохин писал: “Если потерпевший или гражданский истец к моменту окончания следствия выехали с места, где расследуется дело, и не оставили вместо себя законных представителей, то … следователь может окончить следствие без ознакомления их с материалами дела”.2 Более правильной все же представляется точка зрения В.Я.Понарина, который указывает, что “следователь при особых обстоятельствах обязан принять все меры к выполнению требований ст. 200 УПК”.3 Так как, по его мнению, «ознакомление гражданского истца с материалами дела, во- первых, гарантирует соблюдение законных интересов этого лица, а, во-вторых, не допускает направления в суд не полностью расследованного дела». Вместе с тем, вероятно, здесь следует иметь в виду, что в соответствии с диспозитивностью в уголовном процессе гражданский истец может в любой момент производства отказаться от того или иного предоставленного ему законом права, в том числе и от права на ознакомление с материалами дела. Такой отказ должен быть строго добровольным, инициатива отказа должна исходить от гражданского истца, а не от следователя. Следователь не может в какой-либо форме рекомендовать лицу отказаться от ознакомления с делом.

В процессе ознакомления с материалами дела гражданский истец вправе делать выписки, заявлять ходатайства о дополнении следствия. Новые материа-

1 Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе.-С45.

2 Митрохин И.П. Окончание предварительного следствия в советском уголов ном процессе.- Автореферат канд.дис-1964.- С Л 8.

J Понарин В.Я. Указ.соч. -С. 52. Там же.- С.53.

93

лы, полученные в результате удовлетворения ходатайств гражданского истца, а равно других лиц (гражданского ответчика, обвиняемого), также предъявляются гражданскому истцу для ознакомления. И хотя ст. 200 УПК не содержит по поводу этого никаких указаний, это непосредственно вытекает из текста и смысла ст. 54 УПК. Статья 200 УПК предусматривает возможность ознакомления гражданского истца с материалами уголовного дела в случае, когда предварительное следствие оканчивается составлением обвинительного заключения. Однако, надо полагать, что прекращая делопроизводство, следователь не вправе отказать гражданскому истцу в ознакомлении его с материалами дела. Более того, неразумно ставить осуществление права истца знакомиться с материалами предварительного следствия в зависимость от того, как оно окончилось - составлением обвинительного заключения или вынесением постановления о прекращении дела.

Для того, чтобы гражданский истец мог реализовать данное свое право, следователь письменно уведомляет его о прекращении дела и основаниях пре- кращения, разъясняя ему порядок обжалования (ст. 209 УПК). Необходимо сказать, что в законодательстве остается нерешенным вопрос о праве гражданского истца на получение копии постановления о прекращении уголовного дела. Потребность в получении копии такого постановления может возникнуть у истца, например, для предоставления ее в суд (в случае заявления истца в порядке гражданского судопроизводства), в органы страхования (для получения страхового вознаграждения) и т.д. Однако закон не возлагает на следователя обязанности направлять гражданскому истцу копию постановления о прекращении дела. Возложение же на органы расследования такой обязанности, естественно, с помощью закона, с одной стороны, отвечало бы интересам гражданского истца, а с другой, предотвращало бы преждевременное и необоснованное прекращение уголовных дел.

Согласно ст. 54 УПК гражданский истец имеет право заявлять отводы. Но как следует из смысла ст. 184 УПК, это право истца несколько ограничено в от-

94

ношении отвода эксперта, так как указанная статья не обязывает следователя знакомить гражданского истца с постановлением о назначении экспертизы. Поэтому, думается, что для устранения сложившегося противоречия гражданскому истцу должно быть предоставлено право на ознакомление с постановлением о назначении экспертизы, как это сделано в отношении обвиняемого. В результате закрепления в законе такой нормы гражданский истец всегда может знать, кто назначен экспертом, где и когда будет производиться экспертиза.

Кроме того, гражданский истец вовремя сможет уточнить или дополнить вопросы, поставленные на разрешение эксперта, а при наличии основания -реализовать свое право и на отвод эксперта.

В интересах установления истины и максимального обеспечения прав гражданского истца в законе должен быть положительно решен вопрос и о предоставлении гражданскому истцу права на участие в производстве экспертизы, а также права на ознакомление с заключением экспертизы. Представляется, что такими правами гражданский истец должен обладать во всех случаях, когда на разрешение эксперта ставятся вопросы, касающиеся гражданского иска.

Гражданский истец, как субъект уголовно-процессуальных отношений, имеет не только права, но и обязанности, возложенные на него законом: являться по вызову следователя и органа дознания; сообщить органам расследования все известное ему по делу; не допустить разглашения данных следствия. На гражданском истце лежит также бремя обосновывать свои ходатайства, представлять имеющиеся в его распоряжении документы, связанные с предъявленным иском. В связи с этим, не менее интересным представляется и такой вопрос: вправе ли гражданский истец вообще уклоняться от доказывания фактов, составляющих основание его иска и подтверждающих размер причиненного ему ущерба. Допущенный к участию в деле гражданский истец направляет свои усилия на то, чтобы доказать факт ущерба, находящегося в причинной связи с преступлением, и размер этого ущерба. В то же время, согласно закону (ст. ст. 3,29, 68 УПК), бремя доказывания обстоятельств, составляющих основание

95

гражданского иска и характеризующих размер ущерба, лежит на органах расследования. Поэтому содержащиеся в УПК упоминания о праве истца представлять доказательства, на наш взгляд, не следует понимать как наделение его только правами. Наделяя истца правами представлять доказательства, действующий закон имеет в виду его право требовать от органа расследования и суда приобщения к делу и проверки тех доказательств, которые истец добыл по собственной инициативе, и право обжаловать их действия, если ему было отказано в удовлетворении такого требования. Посильное участие истца в процессе доказывания предполагается, что он должен исполнять эту обязанность в сотрудничестве с органом расследования и судом. Понятно, что гражданский истец может добывать те или иные доказательства только не процессуальным путем. Естественно, что его возможности в этом отношении ограничены и не сравнимы с возможностями следователя. Следовательно, в тех случаях, когда гражданский истец по каким-то причинам не может своевременно собрать и представить соответствующие доказательства, орган расследования обязан оказать ему необходимую помощь либо истребовать эти доказательства сам. Необходимо сказать, что производство по гражданскому иску в уголовном деле является неотъемлемым элементом судопроизводства по этому делу, поэтому характер и размер ущерба, причиненного преступлением, подлежит доказыванию столь же активно и с такой же полнотой, как и виновность лица, совершившего преступление. Поэтому, на наш взгляд, недопустимо полностью возлагать бремя доказывания размера причиненного ущерба на одного истца, так как при этом оказывается не соблюденным важнейший принцип предва- рительного расследования - полнота и всесторонность (ст. 20 УПК).

Не способствует последовательному соблюдению принципов полноты и всесторонности предварительного следствия и норма ч.2 ст. 310 УПК, которая разрешает суду при невозможности произвести подробный расчет по иску без

Мазалов А.Г. Указ.соч.-С.98.

96

отложения разбирательства дела, признать за истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Как указал А.Г. Мазалов, “данная норма порождает мнение о необязательности собирания доказательств, обосновывающих размер иска, и нередко используется в качестве “объяснения” пробелов следствия и “обоснования” судебных решений об оставлении гражданских исков без рассмотрения при отсутствии к тому законных оснований”.1 В этой связи, целесообразнее, на наш взгляд, обязать суд решить, в каком конкретно размере удовлетворится иск. И хотя это может повлечь за собой некоторую задержку в разрешении уголовного дела, но принципы всесторонности и полноты исследования обстоятельств дела будут соблюдены.

Гражданский истец может осуществлять свои права лично или через представителя (ст. ст. 54, 56 УПК). Институт представительства обеспечивает гражданскому истцу (как и гражданскому ответчику) надежную защиту их прав в тех случаях, когда вследствие недееспособности, болезни или по иным причинам они не могут лично участвовать в деле, и в то же время предоставляется возможность пользоваться квалифицированной юридической помощью тем истцам и ответчикам, которые, хотя и участвуют в процессе сами, но в силу юридической неосведомленности нуждаются в услугах адвоката.

Как показывают данные нашего обобщения, гражданские истцы довольно часто пользуются услугами представителей. Из 114 случаев рассмотрения судом гражданского иска в каждом 4 случае на стороне гражданского истца участвовал представитель. В основе представительства интересов гражданского истца в уголовном процессе лежат те же принципы, что и в основе представительства в гражданском процессе. Поэтому, выясняя характер отношений между представителем и представляемым, нужно постоянно иметь в виду нормы, регулирующие представительство в гражданском процессе. Но нужно учитывать, что в уголовном процессе представительство является не только судеб-

1 Мазалов А.Г. Указ.соч.- С.99.

97

ным, но и “досудебным” (в стадии предварительного расследования). Как и в гражданском процессе, представительство в уголовном процессе может быть:

а) договорным (добровольным);

б) законным;

в) представительством юридических лиц.

В основе договорного представительства лежит волеизъявление гражданского истца относительно участия в процессе его представителя и договор поручения, заключенный между ним и представителем. Основу добровольного представительства юридических лиц может составлять также трудовой договор (при представительстве, осуществляемом юрисконсультом юридического лица). Заявление о желании воспользоваться услугами добровольного представителя может быть сделано гражданским истцом как в письменной форме, так и устной. В последнем случае оно записывается следователем (судом) в протоколе.

Представитель допускается в дело не автоматически, а по решению следователя и суда. Они вправе отклонить указанную истцом кандидатуру. Ведь согласно закону представителями не могут быть лица: а) не достигшие совершеннолетия или состоящие под опекой или попечительством; б) исключенные из коллегии адвокатов, кроме случаев, когда они выступают по полномочиям юридических лиц, или их штатные сотрудники; в) занимающие должности судей, прокуроров и следователей, кроме случаев, когда они выступают в качестве уполномоченных соответствующего суда, прокуратуры или являются законными представителями недееспособных (ст. 47 ГПК).

Законное представительство в отличие от добровольного осуществляется не по соглашению представителя с представляемыми, а в силу закона, и является не факультативным, а обязательным. Цель законного представительства -обеспечить защиту прав несовершеннолетних и иных лиц, которые в силу полной или частичной недееспособности или других причин не могут сами защищать свои права и законные интересы. Законными представителями, как гласит

98

п.8 ст. 34 УПК, являются “родители, усыновители, опекуны, попечители обвиняемого или потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится обвиняемый или потерпевший”. Хотя здесь и не содержится прямого указания на гражданского истца и ответчика, но они также подразумеваются, поскольку обвиняемый может быть одновременно ответчиком, а потерпевший - гражданским истцом.1

Законные представители допускаются в дело на основании их заявления об этом и представления следователю (суду) документа, удостоверяющего их родительское право или права опекуна (попечителя). Руководитель учреждения или организации, на попечении которых находится обвиняемый или потерпевший, допускается по предъявлении документа, удостоверяющего его должностное положение, а иной работник - по предъявлению соответствующей доверенности. Законный представитель обязан участвовать в производстве по делу в той мере, в какой это необходимо для обеспечения прав и законных интересов представляемого. Как и добровольный представитель, он вполне самостоятелен в пользовании своими процессуальными правами. Законный представитель не может быть отстранен от участия в деле в том случае, когда возникает необходимость допроса его в качестве свидетеля. Следовательно, в отличие от добровольного представителя законный представитель, может исполнять несколько процессуальных функций.

Представителями юридических лиц, признанных истцами или ответчиками, являются их органы: единоличный руководитель или исполнительный руководящий орган. Полномочия таких представителей на ведение дел в суде вытекают из соответствующего устава или положения. В этом отношении природа представительства, осуществляемого органом юридического лица, сходна с природой законного представительства. Защищать интересы юридических лиц, как уже указывалось, могут также добровольные представители. Основа-

1 Мазалов А.Г. Указ.соч.-С81.

99

нием для их участия в деле является доверенность, выданная органом юридического лица, которая может быть как общей, генеральной (она выдается обычно юрисконсультам на ведение в суде всех дел указанного юридического лица), так и разовой. Представители юридических лиц не могут совмещать одновременно функции представителей и свидетелей. Если возникает необходимость допроса представителя в качестве свидетеля, то он должен быть обязательно заменен другим представителем. В результате действий представителей всех видов возникают, изменяются или прекращаются гражданские права и обязанностями непосредственно гражданского истца или ответчика, а не самих представителей. Поэтому, несмотря на то, что представители пользуются теми же процессуальными правами, что и представляемые, они не являются самостоятельными сторонами в споре между гражданским истцом и ответчиком. Представитель - лишь “часть” одной из двух противостоящих друг другу сторон. На нем лежит юридическая обязанность защищать не свои интересы, а интересы представляемого, используя для этого все средства и методы доказывания, предусмотренные законами. Этим и определяется содержание выполняемой представителями процессуальной функции.

В связи с этим, практическое значение имеет правильное решение вопроса о том, может ли гражданский истец лично пользоваться предоставленными ему правами и вступать в уголовно-процессуальные отношения с другими участниками искового производства, если в деле участвует его представитель. В одних случаях закон содержит альтернативу: процессуальные права имеет гражданский истец или его представитель (ст.ст. 54, 137, 200 УПК), в других (например, ст.ст. 245, 265 УПК) - без каких-либо оговорок определяет, что соответствующими правами пользуется и гражданский истец, и его представитель.

В юридической литературе также нет единого мнения по этому вопросу. Некоторые авторы считают, что за гражданским истцом не сохраняются процессуальные права, когда в деле участвует его представитель. И.А.Якубович пишет, что представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского

100

ответчика, в отличие от защитника обвиняемого, действуют не наряду с дове- рителями, а заменяют их. По смыслу закона, наличие у гражданского истца представителя должно усиливать его позицию. Лишение же гражданского истца возможности самому вступать в уголовно-процессуальные отношения, когда в деле участвует представитель, вряд ли можно рассматривать как укрепление положения этого субъекта.” Поэтому более правильной, на наш взгляд, представляется точка зрения тех ученых, которые считают, что закон не препятствует гражданскому истцу осуществлять в уголовном судопроизводстве свои процессуальные права наряду с представителем. Такое толкование закона, во-первых, не противоречит назначению института представительства в уголовном процессе и, во-вторых, не ущемляет интересов гражданского истца.

1 Якубович И.А. Окончание предварительного следствия.- М., 1962.-С.28-29.

2 Понарин В.Я. Указ.соч.-С.48.

101

Глава III Разрешение судом гражданского иска

§ 1. Процессуально-правовые средства исследования гражданского иска в судебном разбирательстве

Судебное разбирательство называют центральной стадией уголовного процесса, поскольку в ней суд, как орган государственной власти, осу- ществляет свою судебную власть по уголовным делам посредством правосудия. Закон возлагает на суд всю полноту ответственности за законное, справедливое и обоснованное разрешение дела.

Конституционное положение об осуществлении правосудия в Российской Федерации только судом (ст.П8), закрепление за ним судебной власти, осуществляемой посредством уголовного судопроизводства, в результате которого каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст.49), ставит суд в положение главного субъекта судопроизводства, а стадию судебного разбирательства возводит в ранг основной, центральной стадии уголовного процесса.

Судебное разбирательство представляет собой специфическую процессуальную форму правосудия. Признавая судебное разбирательство специфической формой осуществления правосудия, некоторые ученые, вместе с тем, считают, что его задачи совпадают с общими задачами правосудия по уголовным делам.1 Эту точку зрения не разделяет В.М.Бозров, с которым, как представляется, надо согласиться. «Это утверждение, - пишет В.М.Бозров, - не совсем точно, потому, что наряду с общими задачами, свойственными правосудию по уголовным делам, у этой стадии есть и специфические задачи, стоящие перед

1 Например, уголовно-процессуальное право. / Под ред. П.А.Лупинской.-С41.

102

судом кассационной инстанции или перед любой другой формой правосудия, не могут быть идентичными с задачами, которые решаются в стадии судебного разбирательства». Не зря ст. 18 Конституции РФ провозгласила, что права и свободы человека и гражданина признаются высшей ценностью и обеспечиваются правосудием. Именно при осуществлении правосудия реализует свои полномочия судебная власть.

Судебное разбирательство должно обеспечить установление всех обстоятельств уголовного дела в соответствии с тем, что имело место в действительности, и дать правильную оценку таких обстоятельств с точки зрения уголовного закона и вынесения решения об уголовной ответственности лица либо его оправдании. Вместе с этим, обеспечение рассмотрения и разрешения гражданского иска, если такой был заявлен в предварительном расследовании или в судебном разбирательстве, может иметь место до начала судебного следствия.

В целях правильного разрешения дела суд в судебном разбирательстве проводит исследование всех обстоятельств уголовного дела, в том числе по обстоятельствам гражданского иска, и этим самым обеспечивается проверка законности и обоснованности действий, выводов и решений органов расследования.

Суд не занимается уголовным преследованием (это функция обвинения), не защищает (это функция защиты), а обеспечивает объективное, полное, всестороннее разбирательство по делу. По результатам разбирательства он принимает решение, фиксируемое в приговоре, - высшем акте правосудия.3

1 Бозров В.М. Современные проблемы российского правосудия по уголовным делам в деятельности военных судов (вопросы теории и практики).- Екатерин бург, 1999.-С.130-131.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.-Т. 1.-С.9-14; Лупинская П.А. К вопросу о понятии правосудия по уголовным делам в свете Конститу ции СССР и нового законодательства о судоустройстве и судопроизводстве./ Актуальные вопросы развития и совершенствования законодательства о судо устройстве и судопроизводстве и прокурорском надзоре.-М., 1981.-С.4-29.

3 Ьозров В.М. Указ.соч.-С128.

103

В судебном разбирательстве проводится новое исследование всех доказа- тельств, собранных по делу на предварительном следствии. Кроме того, суд рассматривает и дополнительные доказательства, представленные участниками судебного разбирательства или обнаруженные самим судом.

Доказывание гражданского иска, предъявленного в уголовном деле, про- изводится, как гласит закон, по правилам, установленным уголовно- процессуальным законом (ч.1 ст.29 УПК). Это означает, что обязанность доказывания характера и размера ущерба, причиненного преступлением, как обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу (п.4 ст.68 УПК), лежит на органе расследования и обвинителе. Суд со своей стороны вправе по своей инициативе истребовать новые доказательства, касающиеся гражданского иска. Ст.54 УК устанавливает, что гражданский истец обязан по требованию суда представлять имеющиеся в его распоряжении, необходимые для рассмотрения судом иска, документы.

Если гражданский иск не был заявлен в предварительном расследовании, то он может быть заявлен в стадии назначения судебного заседания. Здесь важ- но подчеркнуть, что судья в этой стадии процесса обязан проверить, разъяснил ли следователь или орган дознания лицам, которым преступлением был причинен материальный ущерб, право предъявления гражданского иска. Если судья установит, что такого разъяснения не было, то он восполняет этот пробел. При поступлении заявления заинтересованного лица о признании его гражданским истцом суд разрешает этот вопрос в соответствии с указаниями, вытекающими из содержания ст.ст. 223, 228 УПК.

Судья, с учетом ст. 222 УПК, при разрешении вопроса о назначении су- дебного заседания должен также выяснить, собраны ли по делу доказательства, достаточные для рассмотрения гражданского иска, поскольку характер и размер ущерба, причиненного преступлением, входит в предмет доказывания, а также принять меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба (ст.223 УПК).

104

Если органы предварительного расследования не приняли меры обеспечения возмещения ущерба, судья должен принять такие меры по собственной инициативе (наложение ареста на имущество, облигации, аккредитивы, денежные вклады в Сбербанке, принадлежащие обвиняемому или лицам, несущим за него материальную ответственность) либо обязать это сделать соответствующие органы, о чем судья выносит постановление.

Кроме этого, меры обеспечения гражданского иска могут быть приняты и по ходатайствам, и заявлениям заинтересованного лица (ст.223 УПК).

При назначении дела к слушанию судья обязан тщательно изучить дело, прежде чем решить вопрос о назначении его в судебное разбирательство, потому что если имеется материальный ущерб, то он обязан принять все необходимые меры, для того чтобы этот иск был рассмотрен и разрешен в судебном разбирательстве.

Закон допускает предъявление гражданского иска и после назначения судебного заседания на стадии судебного разбирательства, но только до начала судебного следствия (ч.2 ст.29 УПК).

Однако в ходе изучения практики судов Оренбургской области были выявлены два случая, когда гражданский иск заявлялся в ходе судебного следствия, что, естественно, является грубым нарушением требований ч.2 ст.29 УПК. Так, например, поступил судья Ленинского суда города Оренбурга при рассмотрении дела по обвинению гражданина У. и судья Промышленного района города Оренбурга по делу Ф.

В подготовительной части судебного разбирательства суд вправе вынести определение (судья - постановление) о признании гражданина, предприятия, учреждения или организации гражданским истцом. При этом суд обязан разъяснить ему или его представителю права и обязан обеспечить возможность осуществления этих прав (ст.58 УПК).

1 Архив Ленинского райсуда г. Оренбурга. -Дело №1/1599.- 1999.

2 Архив Промышленного райсуда г. Оренбурга.- Дело № 1/2399.- 1999.

105

Как показали итоги обобщения судебной практики, суд в стадии назначения дела к слушанию формально выполняет свои контрольно-подготовительные действия. Если учесть, что в судебном разбирательстве были заявлены ходатайства от адвокатов - защитников о представлении необходимых доказательств, касающихся гражданского иска (в 7 случаях), тогда как эти ходатайства вполне могли быть заявлены и в стадии назначения дела к слушанию, во всех этих случаях судебные заседания были отложены. Далее, суд по своей инициативе (в 4 случаях) запрашивал документы, в том числе и в части гражданского иска, в судебном разбирательстве, хотя это мог сделать и в стадии назначения дела к слушанию. Все это говорит о том, что данная стадия в таком виде, как она функционирует сегодня, не является гарантией, обеспечивающей права и свободы граждан в уголовном процессе. Суд формально выполняет свои контрольно-подготовительные действия и выносит дела на судебное разбирательство, не обеспечивая их качественную подготовку для слушания дела в следующей стадии - судебном разбирательстве.

Стало быть, п.6 ст.222 УПК (приняты ли меры, обеспечивающие возме- щение материального ущерба, причиненного преступлением, и возможную конфискацию имущества), входящий в перечень вопросов, подлежащих выяснению при назначении судебного заседания, фактически не выполняется.

Очевидность изменения процедуры проведения этой стадии процесса на- лицо. Обоснованно подчеркивают многие исследователи, что она должна существенно претерпеть свое назначение.

Проект УПК РФ в ст.270 указывает, что для принятия решений, указанных в части первой ст.268 проекта судья может провести предварительное слу- шание с вызовом сторон. В данной статье перечислены случаи проведения предварительного слушания и процедура проведения, в том числе указано, что при наличии ходатайств, имеющих значение по делу, судья может провести

1 См., например, Дашутин Н., Гуськова А. На пути к судебно-правовой реформе. // Советская юстиция.-1989.- № 1 .-С. 10.

106

предварительное слушание с вызовом сторон. Отмечено многими исследователями, что адвокаты сегодня, как правило, не обращаются с ходатайствами в рассматриваемую стадию процесса и обращаются непосредственно в судебное разбирательство, поскольку фактически заявленные ходатайства реально могут быть обеспечены только в ходе судебного разбирательства.

Стало быть, если обозначенные изменения стадии назначения дела к слушанию произойдут, то качественная сторона проверочно-подготовительных действий суда будет весьма ощутимой.

К тому же надо учесть, что проект вносит определенную поправку и в полномочия прокурора при утверждении обвинительного заключения. Прокурор после утверждения обвинительного заключения направляет дело в суд и одновременно уведомляет об этом обвиняемого, защитника, потерпевшего и его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, а поэтому это позволит заинтересованным лицам еще до стадии назначения судебного заседания обратиться с соответствующими ходатайствами к судье. В этом мы усматриваем усиление контрольных функций суда за предварительным расследованием и повышение качественной стороны подготовительных действий.

По данным нашего обобщения суды в 11 случаях откладывали судебное разбирательство для истребования доказательств, касающихся гражданского иска в ходе судебного разбирательства. Так, например, при рассмотрения дела по обвинению И. в суде выяснилась неопределенность суммы причиненного ущерба, и суд принял решение об истребовании доказательств, которые бы позволили определить размер вреда.

Все это подводит нас к мысли, что такие факты могли быть исключением. Исследование судом доказательств, относящихся к гражданскому иску, является составной частью исследования обстоятельств дела. Ведется оно в тех же пределах, что и исследование обстоятельств дела с тем, что-

! Архив Ленинского райсуда г. Оренбурга.- Дело № 1/1899.-1999.

107

бы содействовать правильному разрешению дела, установлению истины на основе принципа состязательности.

Состязательность судебного разбирательства означает, что в судебном разбирательстве функции обвинения и защиты отделены от функции суда их сторонами, пользующимися своими правами для отстаивания их интересов по разрешению дела.

Значение состязательности в судебном разбирательстве таково, что по своему назначению состязательность подразумевает процессуальное равноправие сторон. То, что вправе делать обвинитель для доказывания обвинения, вправе делать защитник для опровержения выводов обвинения, участвуя в доказывании.1

В равной степени можно говорить и о действии функций поддержания гражданского иска и защиты от него, выполняемые соответственно граждан- ским истцом и гражданским ответчиком. Гражданский истец и его представитель действуют в интересах возмещения материального ущерба, а гражданский ответчик и его представитель - в интересах защиты от гражданского иска. Пользуются они при этом всеми правами стороны.

Гражданский истец и его представитель обязаны соблюдать порядок су- дебного разбирательства (ст.263 УПК) и правила доказывания. Они не вправе допускать каких-либо незаконных действий при поддержании иска (подговор, подкуп свидетелей, представление подложных документов и т.п.).

В силу состязательности судебного разбирательства все участники (госу- дарственный обвинитель и защитник, подсудимый и потерпевший, граждан- ский истец и гражданский ответчик, и их представители) обладают в судебном

1 Ни одна проблема не оказалась столь остро дискуссионной в теории российского уголовного процесса, как проблема состязательности. Конституция РФ закрепила состязательность как принцип уголовного судопроизводства, а действия ее распространяются сегодня лишь на стадию уголовного процесса - судебное разбирательство, и то по сути по делам с участием присяжных заседателей.

108

следствии совершенно равными правами: а) по представлению доказательств; б) участию их в исследовании; в) заявлению ходатайств о дополнении судебного следствия. Это, по существу, одно из важнейших условий достижения истины в уголовном деле, которая может быть достигнута на основе обеспечения всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств уголовного дела.

Сегодня достаточно важными являются такие проблемы, которые непо- средственно имеют выход на рассмотрение и разрешение гражданского иска в судебном разбирательстве. Это, прежде всего, предложения о необходимости некоторого изменения начала судебного следствия: оглашение одновременно с обвинительным заключением гражданского иска, заявленного и предъявленного в ходе предварительного следствия. Это позволило бы решить прежде всего две проблемы. Первая. Это то, что если функцию поддержания гражданского иска и функцию противоположную - защиты от него, как системное явление, имеющее свою конкретную задачу, рассматривать как направление деятельности ее субъектов, что могло бы ориентировать исключительно на достижение интересов возмещения материального ущерба или защиты от гражданского иска. Поэтому оглашение искового заявления будет обращено не только к подсудимому, но и к гражданскому ответчику. Вторая: оглашение гражданского иска в начале судебного следствия будет способствовать реализации принципов гласности, полноты, всесторонности и объективности исследования обстоятельств дела, а также более четкому выполнению как общих задач судопроизводства, так и конкретных, относящихся к судебному разбирательству.

Новое уголовно-процессуальное законодательство, несомненно, должно отличаться высокой степенью гуманизации и демократичности. Как можно согласиться с такой дискриминацией, когда по действующему законодательству гражданский истец, как и гражданский ответчик, и их представители, которые

1 Зинатуллин 3.3. Указ.соч.-С.105-106; Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе.- Тюмень, 1999.-С.167.

109

все вместе являются участниками судебного разбирательства, однако не названы среди других участников процесса как лица, имеющие право давать показания (объяснения) по предъявленному гражданскому иску (как на предварительном следствии, так и в суде). Законодатель, перечисляя их права, предусмотрел лишь право на заявление ходатайств (ст.276 УПК), высказывание мнения о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц (ст.277 УПК), а также об установлении порядка исследования доказательств (ст.279 УПК). Кроме того, в статьях 54 и 55 УПК также не обозначено их право давать показания. Как и в ст.69 УПК, в числе источников доказательств не отражены показания гражданского истца и гражданского ответчика. Гражданским истцам и гражданским ответчикам в судебном разбирательстве предоставляется право участвовать в судебном следствии (ч.2 ст.283, ч.2ст.289,291УПК).

Вместе с тем, суды, как значится по протоколам судебного заседания по обобщенным делам, ведут их допросы, записывают их показания в протоколы судебных заседаний, которые они дают в судебных разбирательствах, а затем делают ссылки на их показания в приговорах суда. Было бы целесообразным в этой связи исправить действующий закон с учетом изложенного. Показания (объяснения) гражданского истца по поводу заявленного им иска в качестве источника доказательств могут представлять неоценимую доказательственную информацию по уголовному делу. Эти данные могут иметь отношение и пролить свет на многие вопросы доказательственной характеристики других источников доказательств, в том числе действительного размера причиненного материального вреда, причинной связи между преступным деянием и наступившими последствиями, исчисления размеров денежных сумм, из которых складывается цена иска, и т.д.

Неисследованность размера материального ущерба в ряде случаев влекла отмену приговоров суда.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ.-1997.-№ 7.-С.19; 1998.- № 2.-С.9.

110

Как гласит закон, при неявке гражданского истца или его представителей суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. В этом случае за потерпевшим сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства. Однако суд вправе рассмотреть гражданский иск по ходатайству гражданского истца и при его отсутствии (ч.чЛ и 2 ст.252 УПК). Правильно поступила судебная коллегия Верховного суда РФ по уголовным делам, когда своим определением от 03.03.1989 г. отменила приговор в части гражданского иска ввиду того, что уголовное дело было рассмотрено в отсутствии гражданского ответчика, причины неявки которого судом не были выяснены.’

По своей юридической природе гражданский иск в уголовном процессе является иском о присуждении, который в силу действия принципа публичности, приобрел определенные специфические черты. Доказывание гражданского иска, о чем указывалось, ведется строго по правилам, установленным главой V УПК; обязанность доказывания обстоятельств, связанных с причинением материального вреда в предварительном следствии, возлагается на органы, производящие расследование, на них возложена обязанность принимать меры обеспечения заявленного иска. Суд наделен правом по собственной инициативе решать вопрос о возмещении материального ущерба, если гражданский иск не был заявлен, и суд может воспользоваться таким правом. По данным нашего обобщения суд возместил ущерб по собственной инициативе в 7 случаях. Что касается мер, которые должны быть приняты органами предварительного рас- следования в целях обеспечения заявленного иска, то лишь по незначительному числу дел такие меры применялись: описывалось имущество, накладывался арест на имущество в 67 случаях. Суды, между тем, не реагировали на ошибки следствия, а точнее, на некачественное ведение следствия, не было вынесено ни одного частного определения по таким недоработкам.

Бюллетень Верховного Суда РФ.-1999.- № 11.-С.13.

Ill

Касаясь непосредственно нормы (ч.4 ст.29 УПК), когда иск остался не предъявленным, и суд при постановлении приговора вправе по собственной инициативе решать вопрос о возмещении материального ущерба, мы считаем, что такая практика ведет к необоснованному расширению рамок судейского усмотрения. Это правило противоречит принципу состязательности, согласно которому суд не может выдвигать не только обвинение, но и примыкающее к нему требование о взыскании материального ущерба с обвиняемого либо гражданского ответчика. И правильно отмечалось в юридической литературе еще в 1961 году, что это нарушает право обвиняемого, гражданского ответчика на защиту. Кроме того, эта норма игнорирует и закрепленное в ст.9 ГК принципиально важное положение о свободе осуществления гражданами и юридическими лицами своих гражданских прав, к числу которых относится свобода использования своего права на предъявление гражданского иска.2

Можно увязать это и с нарушением права на заключение мирового соглашения. Хотя институт мирового соглашения в гражданском судопроизводстве и институт примирения сторон в уголовном процессе имеют общие черты, вместе с тем они качественно отличны.

Возможность разрешения спора в гражданском процессе путем мирового соглашения означает согласие сторон на прекращение судебного спора на основе взаимных уступок и договоренностей. Стороны определяют порядок распределения судебных расходов. При утверждении мирового соглашения суд выносит определение о прекращении производства по делу. Процедура примирения сторон в уголовном процессе пока что не урегулирована в законодательном порядке, что также ставит заинтересованных лиц в неравное положение.

С учетом принципа диспозитивности нуждается в регламентации также вопрос отказа от иска. Действующее уголовно-процессуальное законодательст-

Гуреев П.П. Указ.соч.-С. 10. 2 КУДИН Ф.М. Указ.соч.-С267

112

во не регламентирует порядок отказа от иска, а это имеет принципиально важное значение.

§ 2. Постановление суда в части гражданского иска и его исполнение

Приговор суда - это решение суда, вынесенное в судебном заседании по вопросу о виновности (невиновности) подсудимого и о применении (неприменении) к нему уголовного наказания (п. 10 ст.34 УПК). Данное законодательное определение хотя и не охватывает всего комплекса разрешаемых в приговоре вопросов, но, между тем, отражает сущностный характер, т.е. решения основного вопроса судопроизводства: о виновности (невиновности) лица в совершении преступления.

Приговор, тем самым, как акт правосудия, подтверждает суть разрешен- ного уголовного дела и тот факт, что он является актом применения норм уголовного и уголовно-процессуального права в случае разрешения вопроса о гражданском иске и норм гражданского права.

В основе постановления приговора содержится перечень вопросов, опре- деляемых законом (ст.ЗОЗ УПК). В него входит также вопрос: подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в пользу кого и в каком размере. Решение вопроса о гражданском иске зависит от того, какой будет вынесен судом приговор (ст.310 УПК). При постановлении обвинительного приговора суд, исходя из доказанности оснований и размеров иска, полностью или частично удовлетворяет его, либо отказывает в удовлетворении исковых требований гражданского истца.

При вынесении оправдательного приговора, в случаях, если не установлено событие преступления или за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В первом случае, когда имело место оправдание лица, отсутствует основа-

113

ние иска. Во втором, когда иск предъявлен к ненадлежащему лицу, поскольку, согласно приговору, оно не причастно к совершенному преступлению.

В случае вынесения оправдательного приговора за отсутствием в действиях подсудимого состава преступления, может иметь место привлечение оправданного к гражданско-правовой ответственности, что влечет рассмотрение дела в порядке гражданского судопроизводства.

Гражданский иск может быть оставлен без рассмотрения также при неявке в судебное заседание гражданского истца или его представителя, если он не заявил ходатайство о рассмотрении иска в его отсутствие, за исключением случаев, предусмотренных ч.З ст.252 УПК: если иск поддерживает прокурор или если суд признает необходимым рассмотреть гражданский иск.1

Таким образом, решение о гражданском иске является составной частью приговора, а потому все требования закона относительно тайны совещаний судей (ст.ст.306,307 УПК), составления приговора (ст.312 УПК), его составных частей (ст.ст.313-314 УПК) непосредственно относятся и к гражданскому иску.

В резолютивной части приговора на основе п.1 ст.317 УПК суд должен отразить решение по предъявленному гражданскому иску или решение о возмещении ущерба.

Оставление иска без рассмотрения не препятствует истцу вновь предъявить свой иск к оправданному (в порядке гражданского судопроизводства) и ссылаться при этом на те же факты, которые составляли содержание обвинения. Юридические последствия оставления иска без рассмотрения отличны от последствий отказа в иске. Поэтому ошибка суда в указании основания оправдания чревата самыми неблагоприятными для потерпевшего последствиями.

Вот почему некоторые процессуалисты высказываются за то, что было бы целесообразным решать вопрос о судьбе иска по существу и при оправдании

Постановление № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре».

114

подсудимого по мотивам отсутствия в его действиях состава преступления. С таким выводом, как представляется, следует согласиться.

Признание за потерпевшим права удовлетворения иска с передачей вопроса о размерах удовлетворения на рассмотрение в порядке гражданского су- допроизводства производится «в исключительных случаях, при невозможности произвести подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбира- тельства дела» (п.2 ст.310 УПК). Нередко невозможность производства такого расчета обусловлена явными пробелами следствия, оставленными без внимания судом и не должной подготовкой дела к слушанию. Отсюда, решение о признании за гражданским истцом права на удовлетворение иска не может быть признано постановленным в точном соответствии с законом и должно безусловно влечь вынесение вышестоящим судом в адрес суда первой инстанции частного определения. Заметим, что при обобщении уголовных дел нам не удалось встретить ни одного подобного частного определения.

«Нельзя признать подсудимого виновным в совершении хищения, - пишет А.Г.Мазалов, - не указав размера причиненного им ущерба. Поэтому невозможно признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска, передав его для определения размера возмещения на рассмотрение суда в порядке гражданского судопроизводства».

Особо следует сказать о праве на удовлетворение иска за несовершеннолетними, не достигшими 15 летнего возраста, в связи с повреждением их здоровья. В приговоре должно быть отражено только решение о признании права на возмещение ущерба по достижению ими 15 летнего возраста, без рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, для определения размера возмещения.

Важным моментом является и то, что решение по иску должно быть мотивировано. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996г. «О судебном приговоре» (п. 19) отмечается: «Необходимо неукоснитель-

1 Гуреев П.П. Указ.соч.- С.74.

115

но соблюдать требования ст.310, 314, 317 УПК, касающиеся разрешения граж- данского иска при постановлении приговора. С учетом этих требований суд обязан привести в приговоре мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на ос- новании которого разрешен гражданский иск».

Если имущественный вред причинен несколькими подсудимыми, суд решает, подлежат ли суммы в погашение ущерба взысканию в солидарной или долевой форме. В исключительных случаях, когда невозможно произвести подробный расчет по иску без отложения разбирательства дела, закон разрешает суду признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передачу вопроса о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Такое решение в части гражданского иска, как было отражено, может иметь место при условии, если уточнение размера ущерба не влияет на определение меры наказания и решение других вопросов при постановлении приговора.

Находя, что ответчик должен нести солидарную ответственность, суду надлежит обосновать применение солидарной ответственности и указать, какими пределами она должна быть ограничена, если преступная деятельность подсудимых складывалась из ряда эпизодов, не в каждом из которых один или некоторые из них принимали участие.

Важно также отметить, что суд при принятии решения о возмещении ущерба, когда в деле отсутствует гражданский иск, в каждом случае обязан указывать, чем руководствовался суд, принимая такое решение, и конкретно из каких доказательств исходил он, определяя конкретный размер взыскания.

Решение по иску или о возмещении вреда в порядке ч.4 ст.299 УПК включается в резолютивную часть приговора и должно быть изложено так, чтобы не возникало никаких сомнений относительно того, кто именно и кому должен передать имущество (род, вид, количество, единовременно это следует

116

сделать или периодическими платежами, солидарно или в порядке индивидуальной ответственности).

Если суд удовлетворяет иск частично, то в резолютивной части приговора обязательно указывается, что в остальной части иска отказывается.

Верховный Суд РФ постоянно обращает внимание судей на качественную сторону составления приговора, в том числе и в части гражданского иска. Анализ некачественно составленных приговоров в части гражданских исков свидетельствует о том, что суды в ряде случаев игнорируют требования уголовно-процессуального закона, а в отдельных случаях допускают незнание закона. Так, Судебная коллегия Верховного Суда исключила из приговора суда решение в части взыскания морального вреда с осужденного за убийство своей жены в сумме 50 млн.рублей ввиду того, что суд признал потерпевшей племянницу убитой в нарушение ст.ст.34, 53 УПК.

Известно, что цели правосудия будут достигнуты, если будет вынесен за- конный, обоснованный приговор. Исполнение приговора по гражданскому иску может быть начато не ранее, чем приговор вступит в законную силу. Предварительное исполнение приговора, в том числе в части гражданского иска, не вступившего в законную силу, не допускается. Приговор вступает в законную силу одновременно со всеми его составными частями при следующих условиях:

а) по истечении срока на кассационное обжалование и опротестование, если он не был обжалован или опротестован;

б) по рассмотрении дела вышестоящим судом, если последним приговор не отменен, - в случае подачи кассационной жалобы или принесению кассаци онного протеста;

Порядок обращения к исполнению приговора определяет ст. 359 УПК, в которой отражено, что обращение к исполнению приговора возлагается на суд,

1 Обзор судебной практики за 2 полугодие 1997г/ Бюллетень Верховного Суда РФ.-1998.-№4.-С. 15-20.

117

постановивший приговор. Судья посылает распоряжение об исполнении приговора вместе с копией приговора тому органу , на который возложена обязанность приведения приговора в исполнение. Органы, приводящие приговор в исполнение, немедленно извещают суд, постановивший приговор, о приведении его в исполнение.

При удовлетворении гражданского иска в уголовном деле, не позднее трех суток по вступлении приговора в законную силу, а по обжалованным и опротестованным приговорам - не позднее трех суток после возвращения дела вышестоящим судом секретарь суда выписывает исполнительные листы по числу взысканий либо по их просьбе и направляет непосредственно для исполнения.

Исполнительные листы направляются, как правило, по месту нахождения имущества осужденных и лиц, на которых приговором суда возложена обязанность исполнения приговора. К исполнительным листам приобщаются документы, свидетельствующие о принятых мерах обеспечения по гражданскому иску.

В связи с принятием Федеральных законов от 21.07.97 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» и от 21.07. 97 г. № 119 ФЗ «Об исполнительном производстве», принудительное исполнение судебных и иных решений должно являться прерогативой и обязанностью не судебной, а исполнительной власти.

«В этой связи за судебными органами, - как отмечает Ю.М.Власов, - остается только судебный контроль за действиями по принудительному исполнению исполнительных документов». В числе таких документов в законе названы исполнительные листы, выдаваемые судами на основании принятых ими судебных решений.

Власов Ю.Н. Вступительная статья.//Судебные приставы. Исполнительное производство.-М., 1998.-С.8.

118

Если контроль за приведением в исполнение приговора в части гражданского иска осуществляет суд, вынесший приговор, то надзор за законностью исполнения осуществляется прокурором (ч.7 ст.356 УК).

Прокурорский надзор в этой стадии процесса имеет особое значение, так как «исполнение приговора, вступившего в законную силу, равносильно исполнению закона, а цель прокурора - всегда стоять на страже закона и пресекать малейшие попытки его несоблюдения». Необходимо сказать, что у прокурорского надзора, в отличие от контроля со стороны истца, есть своя специфика. Прокурор реагирует только тогда, когда допущено или следует предупредить нарушение закона, а контроль со стороны суда осуществляется постоянно. Подчеркивая значение роли прокурора в рассмотрении и разрешении гражданского иска в уголовном процессе, нельзя не сказать о следующем. Как писал В.Т.Нор: «Первоочередная задача прокурора не в том, чтобы предъявить иск, а в том, чтобы потребовать от органов государственных или общественных организаций исполнения ими законов об охране собственности, а в случае посягательства на нее и причинения материального ущерба - использования ими пре-доставленных законом средств для его возмещения». Данное положение, как представляется, лишний раз подчеркивает важность мер по обеспечению иска, которые следователь в необходимых случаях обязан применить (ст. 175 УПК). Однако, как показывает обобщение судебной практики уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за 1997-1999 г.г., следователи крайне редко принимают меры обеспечения гражданского иска. Думается, что это отрицательно сказывается на судьбе гражданского иска в уголовном деле, так как в итоге не обнаруживается имущество или иные материальные средства. Представляется, что органам
прокуратуры необходимо усилить надзорные функции прокуратуры как за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие, так и при исполнении приговора.

1 Мазалов А.Г. Указ.соч.-СЛ65.

2 Нор В.Т. Указ.соч.-С68.

119

Образование Службы судебных приставов осуществляет Министерство Юстиции РФ. Эта служба является составной частью системы органов юстиции РФ и возглавляется заместителем Министра Юстиции РФ - главным судебным приставом РФ. В нее входят: Департамент судебных приставов, Министерство юстиции РФ; Служба судебных приставов Управления военных судов Министерства юстиции РФ; Службы судебных приставов органов юстиции субъектов РФ; районные, межрайонные или соответствующие им, согласно административно-территориальному делению субъектов, подразделения судебных приставов.

Судебный пристав - исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда и возбудить исполнительное производство, если данный документ соответствует требованиям закона. Федеральный закон об исполнительном производстве подробно указывает, какие действия обязан выполнить судебный пристав - исполнитель по имущественным взысканиям, дабы обеспечить решение суда.

Исполнительное производство не является частью судопроизводства, но контрольные функции суда за действиями по принудительному исполнения возлагаются на суд.

Право человека на эффективное восстановление в правах судом, конечно, нельзя рассматривать в отрыве от исполнения судебных решений. В настоящее время вопрос об исполнении решений приобретает большое значение в связи с тем, что, как было отмечено, обязанности по исполнению решений судов в РФ лежат не на судебной власти и на органах исполнительной власти. Можно спорить по этому поводу, ибо если исходить из буквального толкования ст.46 Конституции РФ, которая гарантирует судебную защиту прав и свобод человека, и получается, что если решение, вынесенное судом, не исполняется им самим, то исполнение, таким образом, не гарантируется Конституцией. Так считать, вероятно, будет неправильно, поскольку происходит подмена смыслового содержа-

120

ния. Стало быть, из этого следует, что исполнение судебных решений есть составная часть права на судебную защиту прав граждан.

Исполнение приговора - завершающая стадия уголовного процесса, которая начинается с момента вступления приговора в законную силу и включает выполнение ряда процессуальных действий и решений, обеспечивающих реа- лизацию приговора.

В этой стадии осуществляются только такие действия, которые носят процессуальный характер. Вся иная деятельность по фактическому исполнению приговора, которая проводится административными органами государства, уч- реждениями и организациями, лежит за пределами уголовного процесса и не входит в содержание данной стадии. В то же время отдельные обстоятельства, которые связаны с исполнением приговора, позволяют названным органам и субъектам включиться в уголовно-процессуальную деятельность.

Не входя в обсуждение особенностей этой стадии, заметим, что в ходе исполнения приговора возникают ситуации, когда суд рассматривает уголовно-процессуальные вопросы, относящиеся к этой стадии, касающиеся гражданского иска.

Если приговор приводят в исполнение органы в системе Министерства юстиции РФ в отношении лиц, которым определено наказание в виде лишения свободы, исправительные работы и арест (исправительные центры, исправительные колонии, тюрьмы, колонии-поселения, воспитательные колонии, уголовно-исполнительные инспекции, арестные дома (ст.ст.16, 31, 33, 39, 47, 64, 68, 74 Уголовно- исполнительного кодекса РФ), то, стало быть, эти органы могут в необходимых случаях обратиться в рассматриваемую стадию процесса для разрешения вопросов, связанных с исполнением имущественных взысканий. Например, отсрочка исполнения приговора (ст.361 УПК) по гражданскому иску; разрешение сомнений и неясностей, возникающих при приведении приговора, если допущены ошибки в подсчете суммы ущерба, и пр. Круг таких вопросов может быть разнообразным. Основным критерием для определения

121

возможности разрешения вопроса при исполнении приговора по причине «со- мнения и неясности», является соблюдение правила: решение суда не должно затрагивать существа приговора и влечь за собой ухудшение положения осуж- денного.

Что касается непосредственно вопроса исполнения приговора в части гражданского иска, то его сегодня можно отнести к числу достаточно сложных. Положение в области исполнительного производства, сложившееся в РФ в последние годы, является неудовлетворительным. Так, к концу 1997 года было не исполнено 23 432 002 судебных решений, что на 20 % больше, чем на конец 1996 года. При сравнительно невысоком проценте исполненных за первое полугодие 1998 года исполнительных документов (47,8 %), сумма реально взысканного имущества была еще ниже (38 %) (см. приложение № 3). Существует ряд причин, которые не позволяют истребовать суммы за причиненный преступлением ущерб, и отчего потерпевшие от преступления не могут их реально получить. Причиненный преступлением материальный ущерб подчас исчисляется огромными суммами. Так, в ходе изучения материалов, представленных УИН Оренбургской области, был обнаружен интересный случай, когда осужденный К., отбывающий наказание за преступление, предусмотренное ч.З ст. 159 УК, оказался должником по возмещению ущерба по гражданским искам в размере почти полмиллиарда рублей.

И это только один яркий пример. Сотни осужденных, находящихся в местах лишения свободы Оренбургской области, обязаны возместить по приговору суда десятки миллионов рублей. Так можно ли говорить о реальном возмещении ущерба пострадавшим лицам, зная указанные выше цифры. Как уже отмечалось ранее (§3 главы II), говорить о положительном решении поставленного

1 Ермаков А.В. Исполнение судебных решений - важный элемент процесса вос- становления человека в правах. / Пятьдесят лет Всеобщей Декларации прав человека: проблемы и реатьности реформируемой России. Материалы научно- практической конференции.-М.: НИИ проблем укрепления законности и пра- вопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 1999.- С.90.

122

вопроса пока не приходится. В связи с этим представляется, что механизм воз- мещения вреда, причиненного преступлением, должен стать общегосударственной программой, в которой необходимо отразить комплексный подход к решению поднятой проблемы. Особенно сложной, как показало изучение практики, представляется решение проблемы возмещения вреда в сфере уголовно- исполнительной системы (УИС).

Так, исходя из анализа производственно-хозяйственной деятельности УИН Оренбургской области, можно сделать вывод, что вопрос обеспечения занятости осужденных трудом решается достаточно проблематично - здесь более 40 % неработающих из числа трудоспособных, а в целом по УИС МЮ РФ эта цифра составляет 39 % (см. приложение № 6). Как правило, в составе неработающих большая часть осужденных обязана возмещать материальный ущерб. Например, в 5 учреждениях УИН Оренбургской области (ИК-1, 3, 4, 5, 9) число таких осужденных составляет 20 %. Что касается работающих, то здесь вторая проблема - крайне низкая заработная плата, которая практически позволяет возместить только содержание самого осужденного в учреждении. Достаточно сказать, что учреждения обязаны оплачивать более 20 видов налогов и платежей. Безусловно, таким подходом государство не только не решает проблемы содержания осужденных в местах лишения свободы, но и не проявляет заботы

0 гражданах, ожидающих возмещения ущерба, причиненного преступлением. Из 328 млн. полученной прибыли учреждениями УИН области, необходимо выплатить более 70 млн. налогов за прошлый год.1 В этой связи будет самым верным решением пойти по пути цивилизованных государств и освободить всю полезную деятельность УИС от всех видов налогов и платежей, направив их на покрытие всех затрат исполнительной системы, в том числе и на возмещение материального ущерба как гражданам, так и государству.

Нельзя сегодня обойти не менее важную проблему - изменение уголовной политики в отношении лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, - определяя им меру наказания, не связанную с лишением свободы. Представляется, что это позволит иметь больше возможности, чем в

1 Нуждин Т. Государство в государстве.// Оренбуржье.-№ №35-36. С. 12.

123

местах лишения свободы, для получения осужденными работы и для возмещения материального ущерба. Пока же в области из года в год только в отношении 6 % обвиняемых выносится приговор, предусматривающий наказание в виде исправительных работ (из них только 0,3 % имеют возможность реально возмещать ущерб по искам).

При подготовке проекта УПК многие коллективы ученых в полной мере осознают тот факт, что потерпевший от преступления, по тем делам, по которым он имеется, должен стать основной фигурой судопроизводства, а защита его интересов, со своей стороны, стержнем правосудия.

Вместе с тем, роль прокуратуры как органа надзора за исполнением зако- нов при исполнении судебных решений должна быть реально восстановлена, и прокуратура должна активно участвовать в надзоре за законностью решений при исполнении судебных решений. Как известно, данный вид надзора у прокуратуры был изъят до принятия Законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве». Теперь, как говорится, роль прокуратуры приобретает особую значимость, и надо надеяться, она внесет свою лепту в общее дело по укреплению законности в исполнительном производстве судебных решений, а это означает активизируется деятельность в рамках правозащитной функции, а значит удостоится заслуженного внимания проблема жертв преступлений.

Проблема жертв преступлений, несомненно, выходит за рамки правоза- щиты. Она самым тесным образом связана с реальной ценностью конституционных гарантий, с провозглашенным равенством граждан перед законом и судом. Вероятно, настало время, когда следует выдвинуть тезис: «каждому пострадавшему от преступления - полную безусловную гарантию государства на возмещение ущерба». Возникла острая потребность в выработке государственной политики борьбы с преступностью, которая бы обеспечила принятие конкретных мер по защите жертв преступлений.

Нуждин Т. Завтра будет то, что ты заслужил.// МК в Оренбурге.- 18.02.1999.-С Л 6.

124

Во многих странах создаются благотворительные организации и общественные фонды защиты жертв преступлений, которые оказывают им правовую помощь, действует система компенсации причиненного ущерба. Так, государства - члены Европейского Совета еще в ноябре 1983 года подписали Конвенцию по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений. Согласно ст.2 этой Конвенции, «когда возмещение убытков не может быть обеспечено из других источников, государство должно взять их на себя в отношении: а) тех, кому в результате умышленных, насильственных преступлений был нанесен существенный урон физическому состоянию или здоровью; б) тех, кто находится на иждивении погибших в результате такого преступления”.’ Позднее была принята Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (1985 г.).

Потребность в создании специализированного государственного, а также общественного фонда для выплаты компенсации потерпевшим от насильственных преступлений, в нашей стране, как можно заключить, очевидна. Чем быстрее наша власть осознает актуальность его создания в стране, тем быстрее будет переориентирован весь механизм отправления правосудия по уголовным делам.

Опыт других государств в этом плане имеется. Конституция РФ (ст.52) декларирует, что государство обеспечивает доступ к правосудию и возмещению ущерба. И не случайно использует термин «компенсация». Он более емко характеризует полное и частичное возмещение вреда, вознаграждение за моральный ущерб, помощь в восстановлении психического и физического здоровья, в социальной реабилитации. Если бы был создан специальный фонд, то ущерб мог бы хоть частично, но компенсироваться потерпевшим. Средства этого фонда могли быть созданы из средств, поступающих в госбюджет в связи с конфискацией ценностей и имущества виновных, сборов за судебные издержки, госпошлину и т.д.

Европейская Конвенция «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений (1983 г.) // Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений.-С67.

125

А.Д.Бойков предлагает учредить Государственный и Общественный фонды для возмещения вреда, причиненного гражданину преступлением. При этом целесообразно ввести критерии, использование которых позволило бы едино- образно определять: кто (преступник, государство, общественная организация, предприятие, учреждение, иные юридические или физические лица), в каком размере, в каком порядке обязаны возместить причиненный вред.

Помимо возмещения материального ущерба, необходимо предусмотреть оказание социальной, психологической и информационной помощи потерпевшим (возможно силами специальных служб, создаваемых при этих фондах) за счет государства, бесплатное медицинское обслуживание потерпевших, здоровью которых причинен вред. Разумеется, данное предложение следует признать конструктивным, поскольку оно обозначает важные направления комплексной программы защиты жертв преступлений, принятие которой, как нам представляется, назрело.

Другой, в определенной мере, важный вопрос, позволяющий создать еди- нообразный критерий определения сумм, подлежащих выплате потерпевшим от преступления, также был затронут А.Д.Бойковым. Он предлагает разработать и включить в законодательство «Компенсационные таблицы» о размере выплат средств в зависимости от тяжести причиненных телесных или психических по- вреждений, времени лечения, степени утраты трудоспособности, последующего восстановительного периода (в том числе затрат на медикаменты, усиленное питание, физиотерапию и т.д.), не ограничивая эти выплаты размером заработной платы потерпевшего.

В Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью компенсация представлена как одно из средств вос- становления прав потерпевших. Поэтому компенсация со стороны специального государственного и общественного фондов могла бы оказать помощь жерт-

1 Бойков А.Д. Некоторые вопросы теории и практики защиты жертв преступле ний. // Проблемы жертв преступлений. Материалы расширенного заседания Ученого совета НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Ге неральной прокуратуре РФ.- М., 1999.- С.6-7.

2 Там же.-С.7.

126

вам преступлений, т.е. лицам, которые в результате тяжких преступлений получили значительные телесные повреждения, существенно подорвали свое физическое и психическое здоровье, иждивенцам лиц, которые умерли или стали физически и психически недееспособными в результате виктимизации.

Одним из способов пополнения такого фонда можно было бы предусмот- реть также реализацию права регрессного требования к виновным лицам, которые могли бы возмещать расходы по состоявшимся выплатам.

Здесь мы учитываем, что хотя государство и несет ответственность по возмещению материального ущерба жертвам преступлений, оно обязано способствовать всеми возможными средствами восстановлению нарушенных прав граждан. Однако перекладывать на государство всю вину за совершаемые гражданами преступления в наше тяжкое время, пожалуй, нельзя. Вот почему предлагается создание специального государственного, а также общественного фондов для возмещения вреда, причиненного гражданину преступлением в виде компенсации. Вместе с этим, разработать комплексную программу защиты жертв преступлений, куда включить помимо возмещения материального ущерба, также оказание социально-психологической и информационной помощи, обозначить критерии определения сумм, подлежащих взысканию, в виде компенсационных таблиц, от тяжести причиненных телесных или психических повреждений, времени лечения, степени утраты трудоспособности и т.д. (т.е. механизм компенсации причиненного преступлением материального ущерба).

В этой связи важно подчеркнуть, что организация выплаты такой ком- пенсации преследует не только чисто гуманистическую цель оказания помощи пострадавшим от преступления, но достигается и другая, не менее значимая задача, - «рассеять недоверие к правовой системе страны и подкрепить на деле доверие народа к этой системе (из Закона Японии о выплате компенсации, принятого в 1980 году)».

Сухарев А.Я. Долг науки жертвам преступлений. / Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступления.- Сб. научных трудов.- М., 1998.- С.5.

127 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По вопросам, рассмотренным в диссертации, представляется возможным сформулировать следующие выводы и предложения:

Уголовное судопроизводство представляет собой одно из направлений реализации судебной власти. В системе государственных средств защиты прав, свобод, интересов и безопасности граждан Российской Федерации оно занимает особое место. По своей сути уголовное судопроизводство есть комплекс предусмотренных процессуальным законом действий государственных органов, должностных лиц, наделенных властными полномочиями, и участников процесса, реализующих свои права и законные интересы в системе такого взаимодействия.

Характерными чертами развития уголовного процессуального законода- тельства последних лет является стремление законодателя в наибольшей степени приблизиться к выработанным мировым сообществом стандартам организации уголовного судопроизводства. Об этом свидетельствуют некоторые нововведения в законе, усиление внимания к гарантиям прав личности, расширение полномочий суда при осуществлении контрольных функций за законностью процессуальных действий со стороны соответствующих должностных лиц на предварительном следствии, непосредственно затрагивающих конституционные права граждан. Несомненным достижением действующего законодательства является развитие гарантий права на защиту подозреваемого, обвиняемого на начальных этапах предварительного расследования и др.

Вместе с тем, уголовно-процессуальное право почти ничего не сделало в плане своих демократических и гуманных идей в отношении гражданского истца и потерпевшего. Надо заметить, что Конституция РФ заметно ушла вперед по многим параметрам демократических преобразований от уголовного судопроизводства.

128

При сопоставлении российского законодательства и норм международных документов, признаваемых в качестве общепринятых стандартов в области защиты прав и свобод человека, гражданина, усматривается не только отставание национального законодательства от международных требований, но и иг- норирование прав и свобод граждан.

Поэтому:

  1. Напрашивается необходимость пересмотра отдельных положений теории уголовного процесса. В частности, насущно необходимо изменить ориентиры в направленности уголовного процесса, прежде всего, на нужды тех, кто пострадал от преступлений. Поэтому защита прав и законных интересов граждан, участников процесса должна стать приоритетным, главным направлением в уголовно- процессуальной деятельности.
  2. Изменение теоретических основ повлечет необходимость изменений отраслевого законодательства с учетом Конституции РФ, международно-правовых актов в области защиты прав, свобод человека, гражданина.
  3. Уголовно-процессуальное законодательство должно закрепить нормы расширяющие процессуальные права участников процесса и, в частности, потерпевшего и гражданского истца. Необходимо предоставить им возможность отстаивать свои права и законные интересы через государственные и общественные фонды возмещения вреда.
  4. Изменение теории и законодательства позволяет поставить вопрос о соответствующем изменении судебно-следственной и пенитенциарной практики с тем, чтобы соблюдались права и свободы человека и гражданина в ходе процессуальной деятельности.
  5. Уровень защищенности пострадавших от преступлений следует оценивать по уровню возмещения ущерба, причиненного преступлением, который должен стать одним из основных показателей эффективности деятельности правоохранительных органов.

129

Все изложенное можно подвести под одно утверждение: должная защита прав и законных интересов гражданского истца в уголовном судопроизводстве - это комплексная программа по реализации государственной законодательной политики в сфере противодействия преступности, охраны безопасности, прав и свобод граждан, их законных интересов.

Все изложенные в диссертации предложения взаимосвязаны и могут быть включены в названную программу.

130 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРА ТУРЫ

L Международно-правовые, законодательные нормативные акты

  1. Всеобщая Декларация прав человека. Принята 10.12.1948г. // Международное гуманитарное право в документах. - М., 1996. С.23-29.
  2. Гражданский кодекс РФ. Часть вторая. Принят Государственной Думой 28 декабря 1995 г.-М., 1996.
  3. Гражданский кодекс РФ. Часть первая. Принят Государственной Думой 21 октября 1994 г.-М., 1995.
  4. Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР. 1964. М.: Юрид. литература. 1994.
  5. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью. Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеей ООН 29.11.1985 г. // СССР и международное сотрудничество. С.537-541.
  6. Европейская Конвенция «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений» 1983 г. // Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сборник научных трудов и нормативных материалов. М., 1998. С.67- 73.
  7. Конституция РФ. Принята 12.12.1993.- М., 1994.- 30 с.

  8. Материалы IX Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. - Каир, 29.04.-08.05 1995 г. Раздел IV. Жертвы преступлений.// Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сборник научных трудов и нормативных материалов. М., 1998. С.73-78.
  9. Материалы V Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Экономические и социальные последствия пре-

131

ступности: новые задачи в области исследования и планирования. М., 1975. С.26-27.

  1. Между народный пакт о гражданских и политических правах. Принят 16.12.1966. // Международное гуманитарное право в документах. М., 1996. С.40-60.

11 .Международный пакт об экологических, социальных и культурных правах. Принят 16.12.1966. //Ведомости ВСССР, №17(1831), ст.291.

12.Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик от 25.12.1958 г./ Основы законодательства Союза ССР и союзных республик. -М.: Юрид. лит., 1987. с.395-429.

13.Основы уголовно-процессуального законодательства союза ССР и союзных республик. / Проект опубликован в соответствии с Постановлением Верховного Совета СССР от 11.06.1991. // Известия.- 1991.- 28 июля.

14.Проект УПК, принят в первом чтении Государственной Думой РФ.

15.Рекомендации европейского Комитета ООН по проблемам борьбы с пре- ступностью «О положении жертвы преступления в системе уголовного права и процесса». 1995 г. Страсбург, 1985 г./ Фонд ВНИИ МВО РФ. М., 1992. С.11-12.

16.Решения VII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению к правонарушителям. Минск, 26.08.-06.09 1985 г. // Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сборник научных трудов и нормативных материалов. М., 1998. С.61.

17.Уголовно-исполнительный кодекс РФ:- Сборник законодательных и нормативных документов с доп. и изм. на 8 января 1997 г. - М.: БУКВИЦА, 1997. -96 с.

18.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Принят 27.11.1960 с последующими изменениями и дополнениями. СПб: Издательство «Альфа», 1998. -224 с.

132

19.Уголовный кодекс РФ. Принят 24.05.1996.- М.: Юрист. 1997.- 180 с.

20.Федеральный закон «О судебных приставах» от 21.07.1997 г.- М.

21.Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 21.07.1997.- М.

П. Руководящие разъяснения Пленумов Верховных Судов Российской Фе- дерации: РСФСР, СССР. Судебная практика.

22.Материалы обобщения практики судов Оренбургской области за 1997-1999г.г.

23.Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2 полугодия. 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. №4. С. 15-20.

24.Определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, РФ: 1986, №7. С.7; 1986, №11. С.10; 1998, №4. С.15,20; 1978, №7. С.9; 1973,№1.С13; 1997, №7. С.19; 1998, №2. С.9; 1999, №11. С.13.

25.Определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР. // Бюллетень Верховного Суда СССР, 1975, №2. С.27; 1973, №27. С.98; 1979, .№3. СП; 1972, №2. С.37-38; 1982, №2. С.14.

26.Постановление №1 Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 г. «О судебном приговоре»// Российская юстиция. 1996. №7.

27.Постановление №1 Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением». Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам.- М: Фирма «СПАРК», 1995. С. 175-181.

28.Постановление №10 пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995. №4. С.9.

133

29.Постановление №3 Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1999 г. «О судебной практики по делам о возмещении вреда, причиненного по- вреждением здоровья». // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №7. С.3-9.

30.Постановление №9 от 13.12.1974 г. «О практике применения судами Указа президиума верховного Совета СССР от 25 июня 1973 г. «О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий» Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма «ПАРК» 1995. С. 126-129.

31 .Постановление Пленума Верховного Суда СССР №4 от 26.04.1984г. «О су- дебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера». Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Фирма «СПАРК», 1995, с. 242-246.

32.Сведения об осужденных, отбывающих наказание в ИТУ Оренбургской области, с которых приговором (решением) суда определено взыскание денежных средств за нанесенный материальный (моральный) ущерб. УИК. МЮ по Оренбургской области. 1999-2000.

///. Специальная литература.

ЗЗ.Адоян Ю.Р. Гражданский иск в советском уголовном процессе. Автореферат. Канд.дисс. Тарту, 1967.-25 с.

34.Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций в двух томах. Т.1. Свердловск, 1972.-396 с.

35.Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юр.лит. 1975.-263 с.

36.Антонов А. Моральный вред. // Ваше право. 1995, №4.-С.13.

134

37.Багаутдинов Ф.Н. Общество, право, собственность. Казань. 1995.

38.Банин В.А. Структура предмета доказывания в советском уголовном процессе. Уфа, 1976.

39.Башкатов И. Гражданский иск в уголовном процессе. // Советская юстиция. 1986,№14.-С.13-14.

40.Безлепкин Б.Т. Правовые средства взыскания нажитого преступным путем. // Советская государство и право. 1989, №7.-С.83-90.

41.Беспалов Ю. Причинитель вреда - несовершеннолетний. // Российская юстиция. №4. 1996.-С.39.

42.Божьев В. Применение норм ГПК при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе. // Советская юстиция. 1971, №15.-С.18-19.

43.Божьев В.П. Гражданский иск в уголовном процессе и применения гражданского процессуального права. // Сов. государство и право. 1986. №8.-С.72-79.

44.Бойков А.Д. Некоторые вопросы теории и практики защиты жертв преступления. // Проблемы жертв преступлений. Материалы расширенного заседания Ученого совета ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М., 1999.-С.6-7.

45.Бозров В.М. Современные проблемы российского правосудия по уголовным делам в деятельности военных судов (вопросы теории и практики): Монография.- Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999.-232 с.

46.Бойцова Л. Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России.// Российская юстиция. 1994, № 6.-С.45-47.

47.Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция. 1996, № 6. С.46.

48.Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М., 1993.- 444 с.

49.Власов В. На первом месте - защита личности. // Российская юстиция. 1995, № 3.- С.43.

135

50.Власов Ю.Н. Вступительная статья.// Судебные приставы. Исполнительное производство. М., 1998.-С.8.

51.Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М., 1996. С.223.

52.Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень. 1999-171 с.

53.Волосова Н.Ю. Потерпевший в уголовном процессе. Его процессуальное по- ложение. Оренбург, 1998.-90 с.

54.Гальперин И.М. О видах и системе наказаний. // Проблемы совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. М., 1981.-С.60-70.

55.Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения.-М.: Юр.лит., 1983.-206 с.

56.Генри Резнин. Имущественный вред не подлежит обеспечению имущественным арестом. // Российская юстиция. 1994, № 6.-С.10-11.

57.Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978.-303 с.

58.Гражданский процесс: Учебник. /Под ред. М.СШикарян. М.: Юрид.лит., 1993.- 560 с.

59.Грошев Л. Влияние гражданского права на процессуальные нормы. // Российская юстиция. №3. 1996.-С.19-21.

бО.Грошевой Ю.М. Процессуальные функции // Советский уголовный процесс. Киев, 1978.

61.Грошов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. М.: Юристъ. 1998- 552 с.

62.Гурвич М.А. Учение о иске М., 1981.-176 с.

бЗ.Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1961.-95 с.

64.Гуреев П.П. Защита личных и имущественных прав. М.: Наука, 1964.-112 с.

136

65.Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (проблемные вопросы теории и практики). Оренбург. 1997’.-174 с.

66.Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в уголовном процессе. Оренбург, 1995.-116 с.

67.Даев В.Г. Право на предъявление регрессного иска в уголовном процессе. Советская юстиция. 1972, № 21.-С. 12-15.

68.Даев В.Г. Уголовно-процессуальные функции и принцип состязательности. Л.: ЛГУ, 1972.-112 с.

69.Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. Л.: ЛГУ, 1972.-71 с.

70.Дани Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам.// Российская юстиция. 1995, № 5.

71.Дашутин Н., Гуськова А. На пути к судебно-правовой реформе. // Советская юстиция. 1989, № 1 .-С. 10.

72.Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965.-190 с.

73.Добровольский А.А., Иванов С.А. Основные проблемы исковой формы защиты. М, 1979.-159 с.

74.Дорошков В. Судопроизводство по делам частного обвинения. // Российская юстиция. 1995, № 9.-С.23-25.

75.Елисейнин П.Ф. Понятие иска как процессуального средства защиты прав и интересов. // Проблемы защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1976.

76.Ермаков А.В. Исполнение судебных решений — важный элемент процесса восстановления человека в правах. / Пятьдесят лет Всеобщей Декларации прав человека: проблемы и реальности реформируемой России. Материалы научно- практической конференции. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 1999.-С.90-93.

137

77.Ермаков И. Регрессный иск в уголовном деле./ Советская юстиция, 1975, Xs21.- C.31.

78.Ефимов А., Поповченко А. Моральный вред.//Хозяйство и право. 1995, №1.-С.152.

79.Жуков В. Возмещение морального вреда. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994, Х° 11.-С.6-16.

80.3авидов Б. За моральные страдания надо платить. // Человек и закон. 1995, №> 12.-С.76-79.

81.3ажицкий В. О доказательственном праве. // Российская юстиция. 1995, Х«1.-С.15.

82.Зайцев И.М. Функции иска в судопроизводстве. // Гос-во и право. 1996.-С.72-81.

83.Зайцев Н., Худенко В. Стадии исполнительного производства в гражданском процессе. // Российская юстиция. 1994, Xs 6.-C.39-41.

84.3емлюков СВ. Преступный вред: теория, законодательство, практика. Авто- реферат докторской диссертации. М., 1993.-С.24.

85.3иннатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань. Каз. ун-т, 1974.

86.Иванов И.Б. Уголовная ответственность лиц с аномалиями психики. // Госу- дарство и право. 1997, № 3.-С.17.

87.Имущественный арест по неимущественному спору: за и против. // Российская юстиция. 1995, Х2 1.

88.Иоффе О.С. Обязательства по возмещению вреда.-Л., 1951.-105 с.

89.Иоффе О.С. Структурные подразделения системы права (на материалах гра- жданского права) / Ученые записки ВНИИСЗ, вып.14-С51.

90.Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1955.-308 с.

138

91.Казанцев М.А. Возмещение морального вреда. // Российская юстиция. 1996, № 5.- С.48.

92.Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процес- суального права (очерки по истории). М. 1967.-119 с.

93.Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процес- суального права (очерки по истории). М., 1962.-127 с.

94.Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М., 195-70 с.

95.Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964.-88 с.

96.Корнев В., Донцов С. Возмещение средств, затраченных на лечение потерпевших от преступных действий. // Советское государство и право. 1976, № 9.

97.Кудин Ф.М. Гражданский иск в уголовном процессе как институт частного права. // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, законодательного выражения юридической практики. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (23,24 апреля). Екатеринбург, 1999.-С.267.

98.Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960.-224 с.

99.Кузнецова И.Ф. Значение преступных последствий. М., 1958.

  1. Кузнецова Н.В. Особенность гражданского иска по делам о множествен ности преступлений как способа защиты прав потерпевших. // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как при оритетное направление в судопроизводстве. Сб.научных трудов. Москва- Оренбург, 1999.-С.69-73.

  2. Кузнецова Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе. Канд.дис. Ижевск. 1997.-174 с.

  3. Курс советского уголовного процесса. М., Наука, 1968. Т.1. -459 с.

139

  1. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., Юр.лит., 1989.-638 с.
  2. Куцова Э.Ф. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1963.-35 с.
  3. Куцова Э.Ф. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1955.-52 с.
  4. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М., 1966.-199 с.
  5. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л.: ЛГУ, 1968.-187 с.
  6. Лупинская П.А. К вопросу о понятии правосудия по уголовным делам в свете Конституции СССР и нового законодательства о судоустройстве и су- допроизводстве. / Актуальные вопросы развития и совершенствования зако- нодательства о судоустройстве и судопроизводстве и прокурорском надзоре. М, 1981.-С.4-29.
  7. Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М.: Юрид.лит., 1967.- 200 с.
  8. Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1977.-176 с.
  9. Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. М.: Юрид.лит., 1965.-230 с.
  10. Малеин Н.С. О моральном вреде. // Государство и право. 1993, № 3.-С.32-40.
  11. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М.: Юридлит., 1985.-42 с.
  12. Малей В. Защита чести и достоинства. // Российская юстиция. 1995, № 1.
  13. Мальцев В.В. Принципы уголовного законодательства и общественно опасное поведение. // Государство и право. 1997, № 2.
  14. Мартынчик Е.Г., Радьков В.П. Юрченко В.Е. Охрана прав и законных ин- тересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982.-188 с.
  15. Матвеев Р.И. Основания уголовно-правовой ответственности. М., 1970.

140

  1. Матюхин В.А. Защита гражданских прав в уголовном процессе. Канд. дис. Свердловск, 1988.
  2. Мельник В. Здравый смысл в процессе доказывания. // Российская юстиция. 1995,№8.-С.8-10.
  3. Милиции С.Д. Предмет регулирования советского уголовно-процессуального права. Свердловск, 1991.
  4. Митрохин И.П. Окончание предварительного следствия в советском уго- ловном процессе. Автореф. канд. дисс. 1964.-22 с.
  5. Мишина М. Компенсация за неимущественный вред. // Вестник Верховного Суда СССР. 1991, № 3.
  6. Нарижный С. Возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему: уголовно-процессуальный аспект. // Российская юстиция. 1996, №9.-С.41.
  7. Настольная книга судьи. М., 1972. - 448 с.
  8. Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. Киев. Изд-во «Выща школа». 1998.-273 с.
  9. Нуждин Т. Государство в государстве. // Оренбуржье, № 35-36. 12.02.1999г.
  10. Нуждин Т. Завтра будет то, что ты заслужил. // МК в Оренбурге. 18.02.1999 г.
  11. Общая теория прав человека. // Под ред. Лукашевой Е.А., М., 1996. -520с.
  12. Овчинникова А.П. Применение, изменение и отмена судом принудительных мер медицинского характера (процессуальные вопросы). Канд. дис. Москва- Оренбург, 1975.
  13. Овчинникова А.П. Сущность и назначение принудительных мер медицинского характера. М., 1977.

141

  1. Перлов И.Д. Исполнение приговора в советском уголовном процессе. М., 1963.-227 с.
  2. Полянский Н.Н., Строгович М.Е., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М., 1983.-189 с.
  3. Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании дела. Воронеж, 1978.-128 с.
  4. Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Екатеринбург, 1997.
  5. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961.-277 с.
  6. Российское законодательство Х-ХХ в.в. Юридическая литература. 1991. Т. 1-9.
  7. Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. Тула. 1996.-318с.
  8. Савицкий В.М. Гражданский иск в уголовном процессе. // Советская юстиция.
  9. № 16.-С.22-24.
  10. Серов В.А. Познавательная деятельность в уголовном процессе: Учебное пособие. - ОГАУ. - Оренбург. 1997-81с.
  11. Словарь русского языка под ред. С.И.Ожегова.- М., 1990.
  12. Советский гражданский процесс/ Под ред. М.А. Гурвича. М., 1975.-399 с.
  13. Советский уголовный процесс. Под ред. Профессора Д.С.Карева. М., 1968.-522 с.
  14. Строгович М.С. Вопросы теории правоотношений. /Советское государство и право, 1996, № 1.
  15. Строгович М.С, Каясмов Ю.А., Герцензон Д.Д. Новые законы о судоуст- ройстве, уголовный и уголовно-процессуальных кодексы РФ. / Советское государство и право. 1961, № 1.

142

  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В двух томах. М., 1968. Т.1.-459 с.
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2,М., 1970—503 с.
  3. Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы общей части. М., 1984.-240 с.
  4. Сухарев А.Я. Долг науки жертвам преступления. / Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сб.научных трудов. М., 1998.-С.5-9.
  5. Тарнавский О.А. Взаимодействие частных и публичных начал при рас- смотрении гражданского иска в уголовном процессе. //Защита прав и законных интересов лиц, участвующих в процессе.-С.65-69.
  6. Тарнавский О.А. Гражданский иск по делам о применении принудительных мер медицинского характера. // Использование специальных познаний в области психологии и психиатрии в судопроизводстве. Учебное пособие. Под ред. А.П.Гуськовой. Оренбург, 1999.-С.75-79.
  7. Тарнавский О.А. Гражданский истец в уголовном процессе. Проблемы теории и практики. // Социально-правовые вопросы становления правового государства. Сб. научных статей. Оренбург, 2000.
  8. Тарнавский О.А. Роль прокурора в рассмотрении и разрешении гражданского иска в уголовном процессе. // Современная преступность: состояние, тенденции, средства преодоления: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (22-23 апреля 1999 года). - Екатеринбург: Изд-воУрГЮА, 1999.-С. 180-182.
  9. Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. ВЮЗИ, М., 1983.79 с.
  10. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд.второе. М.: Юрид.лит., 1973.

143

  1. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник./ Отв. ред. П.А.Лупинская. -М.: Юрист, 1998.-696 с.
  2. Уголовный процесс: Учебник / Под общ.ред. П.А.Лупинской. М.. Юрист, 1995.-538 с.
  3. Учебник гражданского процесса. /Под ред. М.И.Треушникова.: М., 1996.-438 с.
  4. Фаткулин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965.
  5. Феногенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по гражданскому иску в уголовном процессе. / Автореферат. Канд.дисс. Краснодар, 1998.-26 с.
  6. Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия. 1983. - 840 с.
  7. Чельцов М.А. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1945.-22 с.
  8. Чечина Н.А., Чечот Д.М. Гражданская процессуальная форма, процессуальные нормы и производства. // Юридическая процессуальная форма. Теория и практика. М., 1976.
  9. Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968.-72 с.
  10. Чечот Д.М. Неисковые производства. М., 1973.-166 с.
  11. Шадрин B.C. О необходимости принципиальных изменений в обеспечении прав и законных интересов личности на предварительном следствии. / Сборник научных трудов. Участники предварительного расследования и обеспечения их прав и законных интересов. Волгоград, 1993.
  12. Шаламов М.П. Гражданский иск в уголовном деле. М., 1948.-54 с.
  13. Шпилев В.И. Участники уголовного процесса. Минск. 1970.-176 с.
  14. Шпилев В.П. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск, 1974.-143 с.
  15. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963.-192 с.

144

  1. Элькинд П.С. Цели и средства для достижения в советском уголовно- процессуальном праве. Л., 1976.-143 с.
  2. Эрделевский А. Ответственность за причинение морального вреда в уголовном процессе. // Российская юстиция. 1994. №7. -С.35-38.
  3. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. М., 1978.-391 с.
  4. Якубович М.И. Окончание предварительного следствия. М., 1962.
  5. Яни П. Законодательное определение потерпевшего от преступления. // Российская юстиция. 1995, № 4.
  6. Яни П. Моральный вред как основание для признания потерпевшим. // Российская юстиция. 1993, № 8.-С.6-7.

Категории дел изученных мри обобщении судебной практики

Дела, связанные с преступлениями против собственности

Дела по преступлениям против жизни и здоровья

Дела по преступлениям против неприкосновенности и половой свободы личности

Дела по преступлениям против свободы, чести и достоинства личности

Дела по преступлениям против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Дела по преступлениям в сфере экономической деятельности

Дела по преступлениям против общественной безопасности

Дела по преступлениям против правосудия

Дела по преступлениям против порядка управления

Всего

Структура количества уголовных дел с заявле

гражданским иском

Дела по которым

был заявлен гр.

иск

147

прило жение ЛЬЗ

Показатели отражающие реальные исполнения судебных решений по уголовным делам в отношении возмещения

вреда

О Выдано исполнительных листов

47,8

I Число дел, по которым не было возбужденно исполнительное производство

Не исполнено

IРеально исполнено

# ш

Наименов ание ИК Число обязанных возместить ущерб по приговору суда Число осужденных Общая сумма ущерба подлежащего возмещению Сколько человек имеют деньги на лицевых счетах Суммы средств находящихся на лицевых счетах осужденных лиц, обязанных возместить ущерб Средний срок лишения свободы (лет) О не сп

ИК-1 937 2352 21996964 300 4498 5

йк-з ‘ 642 2050 4760405 43 3410 6,3

ИК-4 928 2151 536973986 32 9996 4

ИК-5 -~~ ?”33 2294 10850004 127 12825 5,8

ИК6 349 893 “ 1292877 94 27230 6

ИК-8 626 2319 5051883 1 5025 8

ИК-9 465 1342 4119972 112 26838 4,6

ИК11 74 ^~ 175 1693311 Г 32 7433 4

ИК-12 3 301 33465 Г 0 0 4

ИЗ-1 50 1961 345794 31 2265 4,2 г

ИЗ-2 43 1175 443237 0 0 3

ВТК 72 268 226921 0 0 5

Всего 4922 17281 586788819 772 99520 5

Возможность реального возмещения вреда осужденными

Числ

бязанн

•” ??? )т день

ИК-1

ик”11
ИК-12

2500

2000

1500

1000

500

Возможность реального возмещения вреда осужденными

Число ос Связанны Осужденные,

2000

1500

1000

500

2500

ИК- 8 8%

Структура общей суммы ущерба подлежащей возмещению

И3”1 ,^п

ИК-4* 17%

ло/ ИЗ-2 ИК-12 • 1%

ИК-11 0%

ИК-9 1%

ВТК 0% 7%

*В ИК-4 осужденный К. обязан по приговору суда возместить 526880000 руб.

Показатели отображающие процент осужденных имеющих лицевых счетах в УИН Оренбургской области

Число

осужденных, не

имеющие средств

на лицевых

счетах

84%

Им ли

Показатели отображающие процент осужденных имеющих деньги на лицевых счетах в отд

4000

3500

3000 i

2500

2000

1500 i

1000

500

Показ атели отраж ающи е задол женно сть по возме щени ю вреда физич ески

? Чи

ПОб при

? Об фи

в У э э

ИК-1

ИК-3

ИК-4

ИК-5

ИК-6

ИК-8

ИК-9

ИК-11

ИК-12

ИЗ-

График отражающий показатели по среднему сроку лишения свободы в ИК УИ

области

”??”-Средний срок лиш Средний срок лиш

ИК-1

ик-з

ИК-4 ИК-5

ИК-6 ИК-8 ИК-9

наимен ование ИК

ИК-11 ИК-12

156

приложение № 12 СВОДНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ, ИССЛЕДУЕМЫХ ПРИ ОПРОСЕ ПОТЕРПЕВШИХ В ХОДЕ ОБОБЩЕНИЯ СЛЕДСТВЕННОЙ И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

  1. № дела

  2. Дата возбуждения уголовного дела
  3. Поводы к возбуждению уголовного дела
  4. Орган (должностное лицо), возбудившее уголовное дело

  5. Статья УК РФ, по которой было квалифицировано преступление (юридическая оценка преступления)
  6. Характеристика лица, виновного в совершении преступления (Ф.И.О., возраст, состояние психического здоровья, семейное положение, место работы, учебы)
  7. Когда заявлен гражданский иск (на какой стадии процесса)

  8. Дата заявления гражданского иска
  9. Разъяснялось ли право на предъявление гражданского иска
  10. Кем был предъявлен иск:

потерпевший

представитель

157

прокурор

  1. Понес ли потерпевший от преступления моральный вред

  2. Был ли заявлен иск о возмещении морального вреда

  3. Применялись ли меры по обеспечению гражданского иска

  4. Разъяснялись ли истцу последствия отказа от иска, преимущества заявления гражданского иска в уголовном деле

  5. Интересовался ли следователь наличием у гражданского истца желания знакомиться с материалами дела

  6. Получал ли гражданский истец копию постановления о прекращении уголовного дела

  7. Заявлялись ли гражданским истцом ходатайства о применении мер обеспечения иска

  8. Много ли гражданский истец внес в доказывание гражданского иска

  9. Заявлялись ли гражданским истцом ходатайства в ходе расследования и рассмотрения дела

  10. Представлялись ли гражданским истцом имеющиеся в его распоряжении документы, связанные с иском

158

  1. Давал ли гражданский истец показания в ходе судебного следствия
    по существу заявленного иска

  2. Какова надежда у потерпевшего на реальное возмещение
    ущерба, причиненного преступлением

  3. Что важнее для потерпевшего:

наказание обвиняемого

возмещение причиненного вреда

  1. При оставлении иска без рассмотрения будет ли гражданский истец заявлять иск в порядке гражданского судопроизводства

  2. Какое решение вынес суд о возмещении ущерба потерпевшему

  3. Может ли гражданский истец пойти на заключение мирового соглашения с ответчиком

  4. Обжаловался ли приговор суда в части гражданского иска

  5. Каковы результаты рассмотрения дела в кассационной инстанции

  6. Какое решение принял суд в отношении требований о возмещении морального

вреда