lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Кречетова, Людмида Валерьевна. - Механизм функции защиты в судебном разбирательстве: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Оренбург, 2000 149 с. РГБ ОД, 61:00-12/511-6

Posted in:

tL// ‘
I v.- - - / ^У / / I/

ОРЕ НБУ РГСК ИЙ ГОС УДА РСТ ВЕН НЫЙ АГР АРШ ЫШ УНИ ВЕР СИТ ЕТ

На правах рукописи

KPi24ET©BA Лздмшм Валерьевна

:ЖАНИЗМ ФУНКЦИИ ЗАЩИТЫ В СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВ!

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно- розыскной деятельности

Научный руководитель: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор А.П.Гуськова

дис с ертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Оренбург, 2000

2

СОДЕРЖА111 »

стр. Введение 3

Глава L Характеристики уголовно — процессуальных функций 11

§ 1= Понятие уголовно - процессуальных функций 11

§ 2о Сущность и содержание функции защиты 27

3, Уголовное преследование (обвинение) и его роль в механизме

функции защиты 41

Глава HL Средства и спосЬбш-защиты в судебном вазбииательстзе… ..55

§ 1. Понятие средств и способов защиты 55

§ 20 Участие защитника — адвоката в судебном следствии 66

§ Зо Защитительная речь адвоката 90

Глава Шо Совершенствование механизма защиты 107

Заключение , 128

Список используемой литературы 131

ч

3

ВВЕДЕШШЕ

Аютальностть_т®мы исследования,,

Переход Российского общества от тоталитаризма к демократии предполагает коренные преобразования всей государственно-правовой системы, отказ от методов правления, характерных для режима диктатуры, создание таких институтов, которые свойственны правовому государству. Россия встала на путь серьезных преобразований в области прав человека. Согласно Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью и именно эти права и свободы должны определять смысл, содержание и применение законов, деятельность органов государственной власти (ст.ст. 2,18).

Вступая в XXI век полноправным членом Совета Европы, Россия должна в максимальной степени обеспечить такой уровень защиты прав и свобод человека и гражданина, который бы в полной мере соответствовал национальным нуждам и требованиям международных стандартов. Сегодняшнее отставание национального законодательства от таких требований должно неукоснительно преодолеваться и делать это необходимо как можно быстрее.

Современная тенденция сближения международного и национального права обусловила всеобщее признание приоритета обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина. ,

Нигде так остро ке стоит вопрос об охране прав и свобод человека как в уголовном процессе.

Провозгласив в Конституции РФ гарантированную государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, Россия тем самым приняла на себя обязанность силами государственной власти защищать права и свободы своих граждан. Отчего правозащитная функция стала главной для уголовного процесса.

4

Важную ооль в защите прав и законных интересов обвиняемого призваны играть адвокаты-защитники.

Статья 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод предоставляет каждому обвиняемому в совершении преступления право защищать себя лично или через посредство защитника. В развитии этого положения уголовно-процессуальная деятельность адвоката- защитника выступает по своей форме разнородной. Ее многоаспектный характер проявляется в различных видах такой деятельности. Так, в судебном разбирательстве это выражается в форме правовой помощи, участия в доказывании, участия в судебных прениях и охраны прав подсудимого. Адвокат-защитник - это самостоятельный участник уголовно-процессуальной деятельности, который осуществляет представительство законных интересов обвиняемого в уголовном процессе. Конституционное право на защиту неотделимо от гарантий его реализации. Поэтому суд, осуществляющий правосудие, обязан обеспечить подсудимому возможность защищаться установленными законом средствами и способами. Законодатель в свою очередь обязан выработать такой механизм средств и способов защиты, который бы смог реально обеспечить защиту прав и законных интересов граждан. Все это позволяет видеть в защите от уголовного преследования особую форму защиты прав и свобод личности обвиняемого.

Утверждение принципа состязательности уголовного судопроизводства, при котором уголовному преследованию (обвинению) противостоит функция защиты, предполагает качественную перестройку уголовного процесса, отвечающую современным тенденциям общественного развития, в целях надежной защитой прав и законных интересов граждан, участвующих в судопроизводстве.

Идея состязательности Российского судопроизводства получила свое конституционное закрепление лишь в 1993 году. И хотя термин «состязательность» широко известен и часто употребляется в литературе,

5

однако он еще в недостаточной степени проанализирован с целью познания его сущностной характеристики.

Исследование функций в этом аспекте имеет важное научное и практическое значение. Если защита выделена в качестве самостоятельной процессуальной функции в уголовном процессе, то это означает, что лицу, которому угрожает уголовная ответственность, должно быть предоставлено право как самому защищать свои права, так и с помощью профессионального защитника, оказывающего защиту с помощью таких средств защиты, которые позволяют противостоять уголовному преследованию (обвинению).

Отсюда необходим надежный механизм функции защиты, обеспечивающий права и законные интересы обвиняемого.

Функция защиты является самостоятельной и определяется целями

(задачами) уголовного судопроизводства, а также в ее основе лежат цели

(задачи) функционального порядка отдельных стадий. Поскольку в стадии

судебного разбирательства осуществляется правосудие, где
решается

основной вопрос судопроизводства о виновности (невиновности) лица, то эта

функция в судебном разбирательстве определяется целями (задачами) данной

стадии процесса.

Говоря о структуре механизма функции защиты необходимо определить,

»

что должно входить в данную структурную систему. Движущим фактором функции является индивидуально=процессуальный статус обвиняемого, законного представителя и адвоката-защитника. Стало быть, важно не только обозначить права таких лиц, но и предусмотреть сложный разветвленный механизм процессуальных средств и способов их обеспечения.

Защитник-адвокат в своих действиях не связан волей подзащитного и определяет свою линию защиты в соответствии с задачами участия адвоката в уголовном процессе, где он занимает самостоятельное процессуальное положение по отношению к обвиняемому. Он участник уголовно-процессуальной деятельности, представляющий при производстве по делу интересы обвиняемого. А это означает, что защитник-адвокат при выполнении

6

своей функции защиты не может применять недозволенные законом средства и способы защиты, но обязан в то же время безотказно выполнять все, что пожелает подзащитный, и отстаивать любые интересы в том числе и те, охрану которых закон не гарантирует.

Самостоятельность позиции защитника по отношению к обвиняемому допускает несовпадение точек зрения адвоката и обвиняемого по различным вопросам, но она не может приводить к кардинальным расхождениям между основными позициями адвоката и обвиняемого, что придавало бы защите формальный характер.

Механизм функции защиты в судебном разбирательстве на основе принципа состязательности в науке уголовного процесса фактически не исследовался. Однако ученые уделяли пристальное внимание многим аспектам проблемы защиты прав обвиняемого по уголовному делу. Так, в частности, исследовались: право обвиняемого на защиту, его обеспечение в уголовном процессе, участие защитника в различных стадиях процесса и др.

Весомый вклад в разработку проблем, связанных с защитой прав обвиняемого в уголовном процессе, внесли такие ученые-процессуалисты как Я.С.Аврах, Н.С.Алексеев, В.Д.Адаменко, А.Д.Бойков, Г.А.Гинзбург, Г.Ф.Горский, А.П.Гуськова, В.Г.Даев, И.Ф.Демидов, З.З.Зинатуллин, А.С.Кобликов, Л.Д.Кокорев, А.М.Ларин, А.М.Левин, В.З.Лукашевич, З.В.Макарова, Г.Д.Побегайло, А.Г.Поляк, В.Ю.Резник, В.М.Савицкий, В.А.Самсонов, Г.П.Саркисянц, Ю.И.Стецовский, В.А.Стремовский, М.С.Строгович, А.Г.Торянников, М.А.Чельцов, А.Л.Цышсин, М.П.Шаламов, Е.Л.Шеин и др.

Большая часть работ опубликована в основном в семидесятые и восьмидесятые годы. За это время произошли существенные перемены в общественно-политической жизни страны, законодательстве, следственно- судебной практике, которые настоятельно требуют новых подходов к проблеме, связанной с защитой как функцией уголовного процесса. Все это и определило выбор данной темы диссертационного исследования.

7

Щели и задачи мееледовамшм.,

Целями настоящей диссертации является исследование теоретических и практических проблем механизма функции защиты, осуществляемой защитником-адвокатом при судебном разбирательстве уголовных дел. Указанные цели обусловили постановку и решение следующих задач:

исследовать понятие функций в уголовном процессе (судебном разбирательстве);

раскрыть сущность и содержание функции защиты; выработать
понятие функции защиты в судебном разбирательстве на основе действия принципа состязательности;

обосновать необходимость создания структурной схемы механизма защиты в судебном разбирательстве; обозначить ее составные элементы;

охарактеризовать и проанализировать средства и способы защиты;

исследовать роль и назначение адвоката-защитника в судебном разбирательстве; «

изучить практику обеспечения прав обвиняемого в судебном разбирательстве и разработать предложения и рекомендации по совершенствованию механизма функции защиты.

Методология ш методика исследование основывается на материалистическом методе и вытекающем из него общих и частных научных методик. Основу работы составляют принципиальные положения философии, истории, социологии, общей теории права, теории уголовно-процессуального права. Автор исходил из положений Конституции РФ, анализировал современное и ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство России, а также проекта УПК.

Эмширичесвсую основу ш^иштттшшш составляют:

опубликованная практика Конституционного суда Российской Федерации;

опубликованная практика Верховных судов СССР, РСФСР, России по вопросам, связанным с деятельностью адвоката-защитника по уголовным делам;

проведенное обобщение уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за период 1998=1999 г.г. в количестве 212 дел;

данные, полученные в результате анкетирования, интервьюирования судей районных судов, прокуроров, следователей (всего 120 человек).

Mgiv^aM_jipBiojMjs диссертационной работы заключается в том, что впервые на диссертационном уровне предпринята попытка исследовать проблему механизма функции защиты, осуществляемой адвокатом- защитником в судебном разбирательстве, на основе принципа состязательности. Диссертация содержит ряд научно- теоретических

положений и практических рекомендаций, выносимых на
защиту, отличающихся, по мнению автора, определенной новизной. В
ней обосновываются и выдвигаются на защиту следующие основные положения: 1. Конституционное закрепление принципов
состязательности

судопроизводства, равноправия сторон предполагает развитие и совершенствование основных функций уголовного процесса, в том числе функции защиты. Предлагается защиту выделить в качестве основной самостоятельной процессуальной функции,

противостоящей функции преследования (обвинения), что будет способствовать обеспечению состязательности процесса как в предварительной стадии, так и в судебном разбирательстве.

9

Уголовно-процессуальные функции как правовые явления отражают специфику и характер целенаправленной деятельности ее субъектов. Поэтому уголовно-процессуальные функции представлены как урегулированные законом виды, направлении уголовно-процессуальной деятельности ее субъектов, обусловленные целью их участия в деле, ролью и назначением.

Функция защиты представлена как вид процессуальной деятельности обвиняемого (подозреваемого, подсудимого, осужденного), его законного представителя, защитника-адвоката, направленная на полное или частичное опровержение обвинения, выявление обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, исключающих или смягчающих его ответственность, а также охрану его личных и имущественных прав.

Для реализации функций требуется различный объем процессуальных прав, а для защиты необходим достаточный арсенал процессуальных гарантий. Предлагается в структуру механизма функции защиты включить: правовой статус личности обвиняемого (подсудимого), законного представителя, защитника-адвоката, регламентацию порядка процессуальных действий, обязанности должностных лиц, осуществляющих производство по делу, а также цели (задачи) субъектов, ведущих судопроизводство, определяющих направление функции защиты.

Предлагается считать адаоката-запщтника самостоятельным участником уголовно-процессуальной деятельности,

представляющего при производстве по уголовному делу интересы обвиняемого и оказывающего ему юридическую помощь всеми средствами и способами, не противоречащими закону.

Для обеспечения реальной защиты от обвинения предлагается усовершенствовать механизм реализации функции защиты. Отстаивается идея вручения копии обвинительного
заключения

10

обвиняемому не судом, а прокурором или по его поручению следователем.

  1. Предлагается предоставить право адвокату по необходимости излагать свои соображения против обвинения, изложенного в обвинительном заключении в виде представления защитительного заключения. Это позволит в стадии назначения судебного заседания проводить в таком случае предварительное слушание.
  2. Анализируются виды деятельности адвоката-защитника и обосновываются изменения и дополнения з действующий и проектируемый УПК для усиления состязательности в судебном разбирательстве.
  3. Основные теоретические выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, опубликованы в трех статьях вузовских научных сборников, учебном пособии по теме исследования, а также изложены в выступлениях автора на теоретических семинарах и конференциях.

Кроме того, работая преподавателем кафедры судоустройства и судопроизводства юридического факультета Оренбургского государственного аграрного университета, диссертант использовала их при чтении лекций и проведении практических занятий по предметам: «Правоохранительные органы России», «Уголовному процессу», спецкурсу: «Адвокатура».

Структура джссертациии

Работа состоит из введения, трех глав и заключения. Первая глава «Характеристика уголовно-процессуальных функций» состоит из трех параграфов. Вторая глава «Средства и способы защиты» - представлена в виде трех параграфов. Третья глава «Совершенствование механизма функции защиты». В конце работы имеется список нормативных материалов, постановлений Пленума верховного Суда РФ, библиографии и приложение, состоящее из анкет и результатов интервьюирования адвокатов, судей, прокуроров и следователей.

11

ГЛАВА 1 ХАРАЖТЗРЕСТШЖА

УГОЛ©ШШ0=1ШР©1ЩЕССУАХЪ31ЬЕХ ФУНКЦИЙ

$ L П&шяте уголтмо-прощесеуйлътшх функций

Понятие, сущность и содержание уголовно-процессуальных функций до настоящего времени относятся к числу дискуссионных проблем.

Можно констатировать, что не создано еще целостного учения об уголовно-процессуальных функциях, хотя со стороны отдельных ученых и принимаются меры к восполнению данного пробела. Как правильно пишет В.А.Чернышев: «Отсутствие целостности заключается в первую очередь в отсутствии единого научного подхода к определению сущности, содержания и социальной направленности уголовно- процессуальных функций».хЧаще всего под функцией понимают основные направления процессуальной деятельности. И.В. Тыричев пишет: «Виды, направления деятельности субъектов, обусловленные их ролью, назначением или целью участия в деле, называются процессуальными функциями». Сторонники такого толкования функций исходят из наличия з уголовном судопроизводстве трех основных процессуальных функций: а) обвинения (уголовного преследования); б) защиты; з) разрешения дела.

Выделение этих трех функций непосредственно связано с конструкцией состязательности уголовного процесса. Указанные функции выполняют органы государства в силу публично-правовых обязанностей, а
также

” Чернышев В.А. Проблема функций в российской науке уголовного процесса. Автореф. канд. дис. Ижевск. 1999. С.4.

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник /Отв. ред. П.А.Лугшнская. М: Юрист.-1998. С.74.

3 Нажимов В .П. Об уголовно-процессуальных функциях / Правоведение, 1973.-Ш5. С.73; Якуб М.А. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве / Правоведение.- 1973. №5. С.85; Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль. - 1976. С. 5-

?3.

12

участники процесса, защищая свои права и законные интересы. В названных функциях выражен тот специфический процессуальный смысл деятельности субъектов процесса, который на протяжении всей истории процесса служит основанием для определения того или иного типа процесса.

Хотя термин «функция» в законе не употребляется и никогда не употреблялся, вместе с тем, круг функций, порядок и субъекты, их осуществляющие, установлены законом.

Понятие функции все исследователи связывают с достижением задач (целей) уголовного процесса или определенной их части. В зависимости от того, какие задачи стоят перед уголовным процессом, как определены полномочия и функции государственных органов, ведущих судопроизводство, насколько защищены права человека, гражданина, потерпевшего от преступления или обвиняемого, какова система доказательств, на ком лежит обязанность доказывания вины, каковы полномочия суда для разрешения дела по существу, что вправе предпринять адвокат-защитник для защиты обвиняемого, различаются и типы (формы) уголовного процесса, которые существовали в разные периоды истории в различных государствах и существуют в настоящее время.

В инквизиционном процессе, как известно, функции обвинения, защиты и разрешения дела соединены в одном лице. Состязательный процесс строится на основе процессуального равенства сторон в суде и разделения функций между обвинителем, защитой и судом. Обвинитель несет «бремя доказывания» виновности обвиняемого. Суд выступает арбитром между сторонами. Его решения зависят от позиции сторон. Если обвиняемый признает себя виновным, то судебное следствие может быть исключено и суд постановит обвинительный приговор. Отказ обвинителя от обвинения ведет к оправданию обвиняемого. Такой состязательный процесс характерен для Англии, США при рассмотрении дел судом присяжных.

Совмещение или соединение черт, признаков инквизиционного (розыскного) и состязательного процессов предопределили так называемого

13

смешанного процесса. С одной стороны, здесь присутствуют демократические принципы судебного разбирательства (устность, гласность, равноправие сторон, состязательность и непосредственность), а с другой, сохраняются элементы исторического прошлого, в частности, розыскного (инквизиционного) процесса. Отчего присутствуют различного рода ограничения прав обвиняемого и его защиты на предварительном следствии при выполнении следователем функции преследования и принятия решений по ряду вопросов процессуальной деятельности. Такой тип предварительного следствия и состязательное судебное разбирательство характерны для уголовного процесса Франции, Германии.

Что касается уголовного процесса советского периода, особенно это относится к периоду 30=х годов, уголовный процесс носил явно выраженный репрессивный характер, в котором предварительное расследование как и судебное разбирательство характеризовались признаками розыскного (инквизиционного) типа процесса. Период с 1958-1961 годов характерен обновлением уголовно-процессуального законодательства в сторону расширения прав личности, демократизации процесса. Вместе с тем, принятие Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года и УПК РСФСР 1960 года не привело к разделению функций в уголовном процессе и не ввело достаточных гарантий с тем, чтобы обеспечить весь объем прав обвиняемого на защиту от обвинения и права потерпевшего, как стороны обвинения.

В последующие годы, начиная с 90-х годов в УПК РСФСР1 вносились многочисленные изменения и дополнения, направленные на усиление гарантий прав личности в уголовном процессе почти на всех стадиях; разделение функций обвинения, защиты и разрешения дела; обеспечения независимости судей и подчинение их только закону, другими словами, усиление судебной власти, усиление судебного контроле за применением мер

1 В дальнейшем сокращенно:

14

принуждения на предварительном следствии и др. Возрожден из исторического прошлого России суд с участием присяжных заседателей.

Вместе с тем, УПК сохранил в себе черты розыскного процесса, особенно з досудебных стадиях, не находит своей» полной реализации состязательность и равноправие сторон и в судебных стадиях. Вот почему на основе УПК РСФСР 1960 годы следует относить российский уголовный процесс в действующем виде к смешенному типу.

Идеальный тип уголовного процесса, как считает К.Б.Калиновский, и мы разделяем его суждение, предстает как обусловленное определенным соотношением частных и публичных начал организация производства по делу, выражающаяся з процессуальном положении основных участников процесса (носителей функций обвинения, защиты и юстиции).1 В результате данной типологии он называет три идеальных типа: обвинительный (частно -исковой) - при преобладании частного начала над общественным, розыскной — при поглощении частного начала публичным, состязательный и постсостязательный при ограниченном сочетании публичного и частного начала,2

Закрепление в Конституции России 1993 года положения о том, что судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равноправии сторон (ч.З ст. 123) предопределяет в значительной мере перестройку уголовного процесса с тем, чтобы российский процесс отвечал современным тенденциям общественного развития и в конечном итоге мог служить надежной защитой прав й законных интересов граждан, участвующих ь судопроизводстве.

Идея состязательности Российского судопроизводства получила свое конституционное оформление лишь в 1993 году, но в науке эта идея достаточно долго обсуждалась. Например, М.С. Строгович издал монографию «Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности», в

1 Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Азтореф. канд. дисс. С-Петербург.- 1999. СЮ.

2 Там же.

которой дал глубокое теоретическое обоснование состязательности как демократического начала уголовного судопроизводства. И хотя в отношении состязательности в юридической литературе многие ученые высказывали и высказывают в настоящее время свои диаметрально противоположные суждения, однако этот вопрос и сегодня остается дискуссионным.

Поскольку построение судебного процесса связано непосредственно с действием принципа состязательности, который проявляется в функциях, целесообразно, как нам представляется, коснуться рассмотрения этого принципа с тем, чтобы изложить выводы своего видения относительно понятия функций.

Суть состязательного процесса, по мнению отдельных ученых, состоит в разделении функций обвинения, защиты и разрешения дела между судом и сторонами; при этом функцию обвинения выполняют: прокурор, общественный обвинитель, потерпевший, функцию защиты - сам обвиняемый и его защитник, а разрешение дела осуществляется судом.1

Некоторые ученые сущность состязательности усматривают не в разделении полномочий суда, обвинения и защиты, а в порядке исследования доказательств2 или в предоставлении обвиняемому права на защиту3.

Известно, что в теории советского уголовного процесса принцип состязательности неоднократно подвергался основательной критике. И сегодня обращает на себя внимание то обстоятельство, что, хотя термин «состязательность» стал широко известным и часто употребляется в литературе, однако, заметим, что он еще в недостаточной степени проанализирован с целью выявления его сущностной характеристики. При этом надо иметь в виду, что этим термином обозначается как один из

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.1. С. 151; Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль. 1976. С.5-8

2 Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно- процессуального права. М., 1960. С.158.

3 Трусов А.Й. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С. 139.

16

принципов уголовного судопроизводства, так и один из типов уголовного процесса.

Подводя итог сказанному, заметим, что до сих пор доминирующей точкой зрения остается позиция, при которой сущность принципа состязательности состоит в разделении функции обвинения, защиты и разрешения дела. Поэтому принцип состязательности в плане исследования уголовно-процессуальных функций для нас имеет важное научное и практическое значение.

В.Г.Даев считал, что состязательность не адекватна разделению функций и, что «суть принципа состязательности заключается не просто в разделении функций участников судопроизводства, а в их противопоставлении, в выделении противоборствующих «состязающихся» групп, в обособлении особой функции обвинения как движущей силы процесса».1 Такой подход В.Г.Даева, когда он в состязательности не усматривает разделение функций, пожалуй, является неверным. Ведь обвинение потому является движущей силой, что ему противостоит защита. Обвинение стремится утвердить свои выдвинутые аргументы, опровергнуть доводы защиты, доказать их несостоятельность, а это как раз и есть то, что функция обвинения отделена от функции защиты, и стало быть движущим фактором в состязательности будет разделение функций. Несомненно, обвинение (уголовное преследование) занимает изначальное положение, поскольку оно порождает и формирует функцию защиты, а значит и функцию разрешения дела.

Поэтому мы разделяем позицию Т.Г.Моршаковой, которая считает, что характерной особенностью состязательности процесса является именно разд еление функций обвинения, защиты и разрешения дела2 (наша разрядка Л.В.).

” Даев В.Г. Процессуальны© функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве. //Правоведение. 1974. Ш 1. С. 71. Моршакова T.I. Судебная реформа (сборник обзоров). М., 1990. С. 17.

17

И если функция защиты выделена в качестве самостоятельной процессуальной функции, то это означает, что, лицу, которому угрожает уголовная ответственность, должно быть предоставлено право самому и с помощью профессионального защитника активно действовать в направлении защиты своих интересов и уж никак не полагаться на должностных лиц, которые обязаны выполнять общую правоохранительную функцию.

Соединение функций в одном лице несовместимо с законами логики ж / психологии. Отсюда, если стороны независимы друг от друга и выполняют свойственные им функции (обвинения и защиты), то понятно, что должен быть независимый от них суд, который объективно разрешит обвинение. Лишь при таком построении процесса защита обретает реальную возможность отстоять свои права и интересы, успешно противостоять обвинению, а судебная деятельность будет ограждена от одностороннего подхода.

По своему существу состязательность подразумевает процессуальное равноправие сторон, отстаивающих перед судом свои интересы. Признание права на состязание - это есть признание права за состязающимися использовать равные средства и возможности для утверждения своих позиций и оспаривание требований противоположной стороны. То, что вправе делать обвинитель для доказывания обвинительного тезиса, вправе делать и защитник, дабы опровергнуть обвинение. Равенство прав сторон установлено ст. 429 УПК. Процессуальное равноправие по своему назначению гораздо шире перечисленных прав, а потому распространяется как на фактическую, так и юридическую стороны дела. Как обвинитель, так и подсудимый с защитником вправе излагать свои соображения и выводы по поводу всех вопросов, возникающих з ходе судебного заседания и решаемых приговором, в том числе о квалификации преступления и применении наказания (ст. ст. 248, 249, 298, 447 УПК и др.).1

Л здесь мы не разделяем позиции тех авторов, которые нередко на страницах печати пытаются доказать необходимость представления некоторых привилегий прокурору — государственному обвинителю в ходе разбирательства дела в судебном заседании. Такая аргументация есть подрыв устоев процессуального равноправия сторон и ослабления действия принципа состязательности.

Если в результате судебного следствия, в котором принимают участие обвиняемый и его защитник, прокурор пришел к выводу о необходимости изменения обвинения или отказа от обвинения, то это не означает, что прокурор осуществляет тем самым функцию защиты, как это полагают отдельные авторы.1 Функция прокурора - обвинение и она будет функционировать всегда, даже тогда, когда он отказывается от обвинения или приходит ж выводу о необходимости изменения обвинения. Поэтому, как нам видится, правы те ученые, которые отрицают при этих условиях наличие функции защиты/

Состязательность получает наиболее полное и последовательное осуществление при участии сторон на суде. При отсутствии прокурора з судебном разбирательстве, подсудимый и его защитник в качестве стороны защищаются от обвинения, которое выражено в обвинительном заключении, но это, как нам представляется, противоречит самой сути состязательности, поскольку влечет за собой ситуацию, в которой суд начинает выполнять несвойственные ему обязанности (первым допрашивать лиц, указанных в обвинительном заключении и др.).

Состязательность сохраняет свое значение и тогда, когда обвинитель и защитник единодушны в выводе о невиновности подсудимого. Их функции остаются прежними. Не соединяет функции защиты и обвинения также и признание подсудимым своей вины.

В итоге, состязательное начало — это средство познания истины и гарантии прав и законных интересов сторон. Оно определяет весь строй

трогович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 225-226: Стремовский В.А. Актуальные проблемы организации и производства предварительного следствия в СССР. - Краснодар, 1978. С. 62: Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. С. 27.

Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Ленинград, 1963. С. 75; Мотовиловкер Я.О. Предмет советского уголовного процесса. - Ярославль, 1974. С. 69; Рахунов Р.Д. Участники уголовно -процессуальной деятельности. - М., 1974. С. 69; Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974. С. 60 и др.

19 уголовного процесса, а стало быть, и основную его часть - судебное разбирательство, кроме того, придает убежденность и повышает его правовую и социальную значимость. Следовательно, велика значимость и тех направлений видов деятельности, которые вызывают к жизни этот принцип. Принцип состязательности должен не исключать, а предполагать друг друга для характеристики трехстороннего состязательного отношения.*

Что касается предварительного следствия, то следователь в нем по f действующему закону осуществляет функцию обвинения и вместе с тем сам принимает решение по всем вопросам уголовно-процессуальной деятельности. Относительно функции защиты, при отсутствии равных прав и возможностей по сбору и представлению доказательств у обвиняемого и его защитника, не представляется возможным считать, что защита противостоит обвинению, а значит состязательность как принцип отсутствует в стадии предварительного расследования.

Хотя на этот счет есть и другая позиция по рассматриваемому вопросу. Так, Р.Г.Сердечная отмечает, что принцип состязательности в стадии предварительного расследования наиболее ярко проявляется при привлечении лица в качестве обвиняемого, поскольку именно на данном этапе следователь, осуществляя функцию обвинения, привлекает это лицо в качестве обвиняемого и одновременно с этим ему еще до суда предоставляется возможность защищаться против предъявленного обвинения. «Иными словами», - продолжает она, - «возникает противопоставление сторон защиты и обвинения».2

Думается, что это не так, и правы те авторы, которые утверждают, что построение уголовного процесса, в котором наряду с прокурором выступает обвинителем следователь, не позволяет реально обеспечить и защитить права,

Калиновский К.Б.: Указ. соч. С. 19. 2 Сердечная Р.Г. Привлечение лица в качестве обвиняемого и осуществление принципов уголовного процесса. Автореф. канд. дисс. - Волгоград. 1999. С. iV.

20

законные интересы личности обвиняемого. Прокурор должен выполнять функцию обвинения (преследования), функцию защиты - обвиняемый, его законный представитель и защитник-адвокат. Следователь же должен заниматься только исследованием обстоятельств дела и принятием решений под контролем судебной власти. Вот почему нами отстаивается идея введения следственного судьи, который бы осуществлял функцшо разрешения дела на стадии предварительного расследования без возложения на него обязанностей по уголовному преследованию и обвинению.

Концепция уголовно-процессуального законодательства РФ, разработана на основе Концепции судебной реформы1 и она предполагает создание качественно нового уголовного процесса охранительного типа, который призван выступить гарантом защиты прав личности от произвола карательных органов государства.

Вместе с тем, пореформенное производство авторами Концепции уголовно-процессуального законодательства, как, впрочем и проекта УПК на основе данной Концепции, предполагается по форме быть близко к смешанной модели судопроизводства. Расследование должно вестись обвинительной властью з лице следователя и прокурора под судебным контролем, в присутствии гласности и с некоторыми элементами состязательности. Два момента данной Концепции не согласуются с Конституцией РФ и Концепцией судебно-правовой реформы (проектом УПК). Первый: принцип состязательности должен охватить весь уголовный процесс, а не одну лишь стадию процесса — судебное разбирательство. Второй, ° следователь не должен быть представителем функции обвинения.2

Авторы Концепции уголовно-процессуального законодательства И.Л.Петрухин и Э.Ф.Куцова возразили против частичного решения принципа

Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации. //Государство и право. 1992. № 12. С.83.

Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (проблемы теории и практики). - Автореф. докторской диссертации. Екатеринбург. 1997. С. 17.

состязательности и выступили с протестом на страницах печати. Эту позицию поддержали многие ученые/ И.Ф.Демидов эту проблему предложил решить следующим образом; он считает, что необходимо создать особую структуру судебной власти - федеральных следственных судей. Эти судьи должны осуществлять исключительно функцию судебного контроля и быть свободными от полномочий по осуществлению правосудия не только по делу, по которому они принимали решение на этапе досудебного производства (об аресте и продлении срока содержания под стражей, о проведении следственных действий и оперативно=розыскных мероприятий, а так же по жалобам на действия и постановления органов, осуществляющих следственную и оперативно-розыскную функцию), но так же по любому другому уголовному делу.2

Вот почему о состязательности на предварительном расследовании можно говорить лишь только тогда, когда следователь не будет обладать двумя совмещенными функциями: функцией обвинения и функцией разрешения дела, какими он фактически обладает сегодня.

Смысл функции разрешения дела сводится к тому, что суд должен сделать свой окончательный вывод относительно виновности или невиновности лица в связи с предъявленным ему обвинением. Наличие функции обвинения, несомненно, порождает обязанность обосновывать обвинение. Стало быть суд на основе представленных доказательств как подтверждающих обвинение, так и опровергающих его на основе действия функции защиты, дает окончательное свое решение.

1 Шадрин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе. //Государство и право. 1994. К® 3. С. 103; Гуськова А.П. Адвокат, его полномочия в уголовном процессе. //Актуальные вопросы -судебной правовой реформы. Сборник научных статей.,- Оренбург. 1996. С. 17; Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в современном российском уголовном процессе (концептуальные положения). Диссертация на соискание ученой степени д.ю.н. в форме научного доклада, выполняющего так же функцию автореферата. - М., 1996. С. 48 и другие.

2 Демидов И.Ф.: там же.

Отсюда, принцип состязательности, в нашем представлении, как это сделал, в свою очередь, И.В.Тыричев, характеризует такое построение судебного процесса, в котором функции обвинения и зашиты, и примыкающие к ним функции поддержания гражданского иска и возражения против него* размежеваны между собой, отделены от судебной деятельности и выполняются сторонами, пользующимися равными процессуальными правами для отстаивания своих интересов, а суд занимает руководящее положение в процессе, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и разрешает само это дело (ст. 123 Конституции РФ и ст. ст. 245, 248, 249, 429 УПК и др.).2

Итак, к основным элементам ггоименения состязательности надлежит отнести:

а) отделение функций обвинения и защиты (поддержания гражданского иска и возражения против него) от функции правосудия и их размежевание между собой;

б) наделение сторон равными процессуальными правами для осуществления своих функций;

в) разрешение дела по существу.

Анализ основных элементов принципа состязательности позволяет понять способы описания функциональной структуры производства по уголовным делам, а также процессуальную форму.

Возвращаясь к определению функций уголовного процесса как отдельным направлениям уголовно-процессуальной деятельности, заметим, что В.Н.Шпилев еще 25 лет тому назад сделал попытку проанализировать

“Функции поддержания гражданского иска и выражения против него мы рассматриваем как самостоятельные, но субсидиарные, не охватываемые функциями обвинения и защиты. ‘ “””

2 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник /Отв. ред.

..Лушшская. С. 150.

23

сформировавшиеся в литературе определения понятий функций,
что позволило ему сгруппировать и выделить из них следующее:

1) функция - это отдельный вид (сторона) или направление уголовной процессуальной деятельности1; 2) функция - это не вид и не само направление уголовно-процессуальной деятельности, а выраженные в направлениях этой деятельности назначение и роль участников процесса независимо от того, в каких именно стадиях и в какой последовательности они находят свое осуществление2; 3) функция - это часть уголовно- процессуальной деятельности, круг деятельности одного или нескольких участников процесса, осуществляемые в силу того положения, которое данный участник занимает в процессе3; 4) функция - это основная (ведущая) процессуальная обязанность, в которой проявляется главное назначение и роль каждого участника процесса}; 5) функция - это направление деятельности, рассматриваемое законодателем как обязанность соответствующего органа или лица .

Как можно видеть, в большинстве таких определений прослеживается наличие общего признака, это, прежде всего ссылка на отдельные виды, направления уголовно-процессуальной деятельности. И правильно замечает В.Н.Шпилев, что «нельзя противопоставлять определенные направления или виды деятельности, закрепленные в законе, фактическому их проявлению и тем более на основании такого противопоставления заключать, что функция — это не вид и не
направления уголовно-процессуальной деятельности, а

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 183; Советский уголовный процесс /Под ред. Д.С.Карева. - М., 1968. С. 24; Стремовский В.А. Содержание предварительного следствия в советском уголовном процессе. - Краснодар. 1971. С. 96.

Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. С. 54-55.

3 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М. 1961. С. 23.

4 Шимановский В. К вопросу о процессуальных функциях следователя в советском уголовном процессе. // Правоведение. 1965. N® 2. С. 175.

5 Уголовный процесс. /Под ред. М.А. Чельцова. - М. 1969. СП.

24

выраженные в этих направлениях назначение и роль участников процесса»/ И в этой связи он сформулировал свое определение: «Уголовно-процессуальные функции - это урегулированные законом отдельные направления уголовно-процессуальной деятельности, в которых проявляется роль и специальное назначение участников процесса».2

Думается, что данное определение нуждается з некоторой корректировке с учетом значимости отдельных его признаков.

Поскольку одной из современных задач российской юридической науки, нормотворческой деятельности и правоприменительной практики, связанных с утверждением демократических начал в нашей стране, ‘создание подлинного правового государства является реальное обеспечение и защита прав, свобод человека, то для всех субъектов, ведущих уголовное судопроизводство, защита прав, свобод и законных интересов человека и гражданина выступает как цель процесса. Подчеркнем, что деятельность правоохранительных органов, как разновидность государственной деятельности, направлена на обеспечение правоохранительной функции, где защита (охрана) прав личности выступает в ней приоритетным направлением.3 Поэтому определение функции нуждается в некоторой корректировке.

Такой признак любой человеческой деятельности как ее целенаправленность, является неотъемлемым свойством любого процесса. Цель выступает как способ интеграции различных действий человека в некоторую последовательность как систему. Цель, по выражению составителей Философского энциклопедического словаря, - «один из элементов поведения и созидательной деятельности человека,
который

А Шпилев В.К. Содержание и формы уголовного судопроизводства. С. 56.

2 Там же.

  1. Гуськова А.П. Актуальные вопросы защиты прав и, законных интересов граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве. //Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве. Сб. научных трудов. Отв. вед. Й.Ф. Демидов. - Москва-Оренбург. 1999. С. 11.

25

характеризует предвосхищение в мышлении результатов деятельности и пути его реализации с помощью определенных средств. Цель выступает как способ интеграции различных действий человека в некоторую последовательность как систему»,1 добавим, задачи - это средства, с помощью которых устанавливается цель.

Если уголовный процесс - есть уголовно-процессуальная деятельность, регулируемая правом и реализуемая в форме уголовно-процессуальных отношений, целью которого является обеспечение охраны прав и свобод человека и гражданина, общественного порядка и общественной безопасности, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, то, стало быть, все ее виды и направления так же предопределены конкретными целями (задачами) на основе общих целей (задач).

В этой связи, используя системный подход к данному социально- правовому явлению, каким является уголовный процесс, можем заключить, что, если уголовный процесс рассматривать как целенаправленную деятельность в виде системного образования, то виды, направления этой деятельности также есть системы (подсистемы), стоящие на порядок ниже системного образования, включаемые в нее как составные единицы/

Основные направления уголовно-процессуальной деятельности (функции), таким образом, опираясь на общую правоохранительную функцию,

1 Философский энциклопедический словарь. - М.: «Советская энциклопедия». 1983. С. 763.

Система (от греческого - systema) - это сложноорганизованное, упорядочение целое, включающее отдельных ‘индивидов и социальные общности, объединенные разнообразными связями и взаимоотношениями, специфически социальными по своей природе (Философский энциклопедический словарь. С. 611). Система - это целое составное, составленное из частей; соединение (Там же С. 610). См. там же: Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. - М. 1978. С. 134.

26

имеют свои цели (задачи). Движущей силой этих подсистем являются такие их составляющие, как роль и назначение. Поскольку право выступает необходимым средством закрепления выражения социальной свободы личности, ее интересов, то правовой статус личности всегда является отражением социально-правового положения. Понятие «статус» соотносится с понятием «социальная роль». Обычно статус личности связывают с ее правами и привилегиями.1 ,

В юридической литературе з основном используется понятие «правовой статус личности», который большинством ученых отождествляется с понятием «правовое положение», хотя эту позицию мы не разделяем.2 Правовой статус является фиксированной моделью интересов личности. Благодаря чему, субъект права использует свое назначение - защиту своих интересов.

Уголовно-процессуальные функции как правовые явления отражают, таким образом, специфику и характер направления целенаправленной деятельности в сфере уголовного судопроизводства. Отсюда, функции - это виды, направления деятельности, а не сама деятельность. Вид, направление деятельности, т.е. функция субъекта (или группы субъектов), которая направлена на решение одной из поставленных перед ним (ними) законодательством задач - выступает как модель деятельности. «Модель» или «образец», тип, марка конструкции… схема какого-то… явления4, отсюда слово «модель» или подобное сочетание - «образец» вполне допустимы для обозначения функции как направления деятельности.

И правильно подчеркивает В.А.Чернышев, что уголовно-процессуальные функции как правовое явление отражают специфику или

1 Ануфриев Е.А. Социальный статус и активность личности. - М. 1984. С. 177.

2 Мы считаем, что понятие «правовое положение» шире по своему объему, чем понятие «правовой статус».

3 Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. - Свердловск. 1990. С. 106.

4 Ожегов СИ. Словарь русского языка.С.359.

27

характер деятельности в сфере уголовного судопроизводства, которая является выражением сущности уголовно-процессуальной системы и определяется нормативными предписаниями - задачами, задающими эталоны этой деятельности, и представляют собой модель уголовно- процессуальной деятельности, но не саму деятельность”.

$ 2о Сущн&стш ш содержтше фумщшм зшищшшы

Для познания сущности, т.е. внутреннего содержания предмета того или иного социального явления, необходимо рассмотреть многообразие его составных частей, элементов, взаимосвязанных между собой и представляющих выражение целостности. Используя философский принцип изучения органических целых - метод восхождения от абстрактного к конкретному, сделаем попытку раскрыть сущность функции, памятуя, что явление представляет собой форму проявления сущности, последняя между тем раскрывается в явлении. Содержание со своей стороны представляет подвижную, динамичную сторону целого, будучи определяющей стороной целого.

Чтобы понять, в частности, сущность и содержание функции защиты в уголовном процессе, необходимо обратиться к ряду конституционных принципов, ибо с ними связан целый комплекс чрезвычайно важных вопросов, позволяющих эффективно функционировать всей системе уголовно-процессуальных функций.

Законодательную основу функции защиты прав и свобод человека и гражданина России составляет Конституция Российской Федерации, федеральные российские законы, а также общепризнанные принципы и нормы права, содержащиеся в международных договорах России. Ст. ст. 45 и 46 Конституции России содержат формулы: «государственная защита прав и

1 Чернышев В.А. Проблема функций в российской науке уголовного процесса. Автооеф.канд.диес- Ижевск. 1999.С.7.

28

свобод человека и гражданина», «судебная защита прав ж
свобод», «внутригосударственные средства правовой защиты».

Провозгласив в Конституции РФ гарантированную государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, Россия тем самым приняла на себя обязанность силами государственной власти защищать права и свободы своих граждан. Данной обязанности корреспондирует право каждого требовать от органов власти защиты своих права и свобод.1 Суд и судебная защита, как вид государственной защиты, является защитой правовой. Помимо суда или во взаимодействии с ним государственную защиту прав и свобод человека и гражданина осуществляют также избираемые Государственной Думой Уполномоченный по правам человека, органы прокуратуры, следствия и дознания. Есть еще и правозащитная деятельность общественных организаций, которым закон не препятствует выступать в роли защитников прав и свобод граждан. «

Достаточно убедительные доводы в развитии институтов гражданского общества (профессиональные объединения, союзы и т.д.) приводит А.В. Грибакин в плане осуществления защиты прав человека в этом направлении. «Именно они в состоянии накопить силы и средства для того, чтобы защищая права человека, в необходимых случаях выставить заслон государственному насилию. Примат индивидов как методологический принцип ориентирует на поиск новых средств защиты прав человека».

Таким образом, то понятие защиты, которым пользуются исключительно в уголовном процессе, приобретает иной смысл. Так, из анализа ст. ст. 46, 51, 52 УПК можно видеть, что термин «защита» используется в процессуальном смысле и представляет собой ни что иное как вид, направление процессуальной деятельности - функцию обвинения
подозреваемого,

1 Общая теория прав человека /Отв. ред. Е.А.Лукашева. - М.: «Норма». 1996. С. 169-170.”

2 Грибакин А.В. Индивид как субъект права II Российская Федерация в Совете Европы: проблемы применения норм о защите прав человека. - Екатеринбург. 1998. С. 74.

29

законного представителя, защитника, направленную на опровержение или ослабление обвинения (подозрения).

Стало быть, законодатель называет несовпадающие, по содержанию виды деятельности: защиту от преступления и защиту от уголовного преследования. В связи с чем, отдельные ученые предлагают лексически разграничить такие понятия, закрепив за одними из них термин «защита», а в другом случае использовать слово - «охрана» (или отстаивание интересов, нарушенных преступлением)/

И хотя А.М.Ларин был в числе тех, кто вносил такое предложение, позднее он отказался от своей точки зрения, объясняя, что реализация этой идеи в законодательстве и оказалась бы чрезмерно трудной…»2. Рассматривая далее вопросы правового регулирования защиты, он продолжает мысль, что «не остается ничего иного, как всякий раз исходя из контекста, уточнять, идет ли речь о защите в узком, процессуальном смысле (защите от обвинения, подозрения) или в широком, конституционном смысле - как оберегании прав человека и гражданина.3

И здесь, как представляется, А.М.Ларин прав, поскольку в правоприменительной практике в сфере уголовного процесса так уж сложилось, что термин «защита» используется для защиты, во-первых, тех, кто понес ущерб от преступления: потерпевшие, гражданский истец, а также представители и правоприемники, во-вторых, это субъекты права на защиту от обвинения или подозрения: обвиняемый, подозреваемый, а так же оказывающий тому или другому юридическую и моральную помощь -защитник. В=третьих, защита прав и свобод может понадобиться и тем, кого не обвиняют, не подозревают и не предполагают понесшими ущерб от преступлений, но привлекают к участию в деле для получения необходимой

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М.,~198б. С. 42-50. 2 Общая теория прав человека. С. 171.

3 гс

i ам же.

30

информации: например, в качестве свидетелей, 3-четвертых, актуализировалась, несомненно, обоснована, но это задача защиты (охраны) тех, кто участвует в процессе по служебному или корпоративному долгу: судей, прокуроров, следователей, адвокатов и др. Как можно заключить, понятие защиты в уголовном процессе имеет неоднозначное толкование. В связи с чем защиту как функцию, обеспечиваемую подозреваемым, обвиняемым, законным представителям и защитникам надлежит понимать з узком смысле/

Конституционную основу функции защиты от уголовного преследования в узком (специальном уголовно-процессуальном) смысле составляет принцип презумпции невиновности: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлено вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ).

В негативной форме презумпция невиновности может быть выражена положением, что любое обвинение или подозрение считается ошибочным (не соответствующим действительности или преувеличенным) неправомерным, пока вина обвиняемого не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившем в законную силу приговором.2

Действие принципа презумпции невиновности, как можно видеть, имеет для функции защиты первостепенное значение, поскольку этот принцип закладывает основу правового статуса обвиняемого, что в определенном смысле обеспечивает гарантию защиты личности в ходе
процессуальной

1 Гуськова А.П. Актуальные вопросы защиты прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве. // Защита, прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве /Отв. ред. И.Ф.Демидов. - Москва-Оренбург. 1999. С. 11-12. Ларин A.M. Защита от обвинения и подозрения Юбщая теория прав человека. - М., 1966. С. 190.

31 деятельности. В тесной взаимосвязи с этим принципом действуют и другие, которые также значимы для функции защиты, как то: осуществление судопроизводства на основе состязательности, ибо этот принцип характеризует и раскрывает построение уголовного процесса; право на судебную защиту; обеспечение доступа к правосудию, поскольку ограничение конституционных прав и свобод граждан мерами уголовно-процессуального принуждения требует судебного разрешения (ст.ст. 23, 25 Конституции РФ). Наконец, такой принцип как обеспечение обвиняемому (подозреваемому, подсудимому) права на защиту. Он включает в себя и право иметь защитника, призванного к участию в производстве по уголовному делу выяснять все обстоятельства, говорящие в их пользу, а также оказывать им необходимую юридическую помощь. Ст. 48 Конституции РФ закрепляет: «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно». Права защитника, которые обозначены в законе для выполнения им своих обязанностей, входят в качестве составной части в содержание прав на защиту. Их нарушение влечет и нарушение прав подзащитного.

Право на защиту з свою очередь неотделимо от гарантий его осуществления. Орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны обеспечить подозреваемому, обвиняемому, подсудимому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав (ч.2 ст. 19, ст. 58 УПК).

Все это позволяет видеть в защите от уголовного преследования особую форму защиты прав и свобод личности. «

Исходной гарантией прав личности в уголовном судопроизводстве служит правоприменительный акт, определяющий статус данного лица, как участника процесса. Для подозреваемого таким актом является протокол задержания или постановление о применении меры пресечения до предъявления обвинения; для обвиняемого - постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

32

Правовой статут личности обвиняемого является категорией объективной. Его содержание определяется структурой взаимоотношения личности и общества, гражданина и государства и теми юридическими

?9

фактами, которые порождают уголовно-процессуальные отношения.1

Такой статус отдельные ученые называют индивидуально - правовым, поскольку обвиняемый, являясь участником уголовного процесса, наделяется такими индивидуально-процессуальными правами, которые позволяют ему собственными усилиями и с помощью защитника защищать охраняемый законом личный интерес. Более того, как отмечает А.ЩГуськова «наличие его субъективных прав обеспечивает ему возможность влиять на ход и исход уголовного дела».2

Процессуальные права личности как элемент уголовно-процессуальной системы представляют собой, как подчеркивает Н.Ф. Демидов, средства, «с помощью которых названный субъект реализует свою уголовно- процессуальную функцию, и, кроме того, являются гарантиями его основных конституционных прав и свобод». Такое понимание процессуальных прав личности предполагает их адекватность правам человека, т.е. достаточность и пригодность для осуществления их защиты.

Система и структура процессуальных прав определяются не только характером процессуальной функции, выполняемой субъектом процессуальных отношений, процессуальным положением, в котором он оказался в связи с производством по уголовному делу, но также и, прежде всего, принадлежащими ему правами человека. Сегодня общая теория права, являющаяся методологической частью юридической науки, исходит из того, что феномен права отнюдь не исчерпывается обязательными правилами, которые закреплены в законе. В понятие права включаются, кроме того,

1 Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе. С.94

2 Там же.

Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном
российском уголовном процессе (концептуальные положения).= М.. 1996. С. 17.

33

естественные права человека, моральные права и т.д. Признавая естественные неотчуждаемые права человека, законодатель стремитсж закрепить их в основных конституционных правах и свободах и обеспечить системой гарантий и механизмов. Конституция впервые в истории отечественного правового развития признала что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч.2 ст. 17). Конституция содержит позитивное закрепление широкого перечня прав и свобод, и этот процесс идет в русле современной конституционной практики. Более того, заметим, что, когда проблема защиты прав человека выходит за пределы отдельного государства, возникает потребность в выработке единого понимания основных прав человека. Мы имеем в виду, что выработанные общечеловеческие стандарты прав и интересов личности должны стать объектом международной цивилизации.

Статус - понятие соотносимое с понятием роли и понятно, что в уголовно- процессуальных отношениях оно раскрывает функциональную направленность личности обвиняемого. В литературе используют характеристику правового статуса личности на уровне трех ступеней: обгцеправового (конституционного), отраслевого (специального) и конкретно-индивидуального.1

Для реализации разнообразных функций в уголовном процессе требуется различный объем процессуальных прав, а для защиты необходим достаточный арсенал процессуальных гарантий.

Как верно подчеркивает Л.Б.Алексеева, что если рассмотреть весь комплекс обстоятельств, влияющих на организацию процесса разрешения вопросов о виновности лица, совершившего преступление, то ведущим обстоятельством, безусловно, следует признать правовое положение личности

1 Витрук Н.В. Основы правового положения личности в социалистическом обществе. - М., 1979. С.23-32. ,

34 в государстве.1 Чем более развиты в демократическом плане права и свободы граждан, тем надежнее они будут защищены, тем, естественно, и более будет защищено лицо, обвиняемое в совершении преступления. Уровень правовой защищенности лица, вовлекаемого в сферу уголовной юрисдикции, определяет, следует или не следует выделять функцию защиты в качестве самостоятельной функции или ее можно растворить в иных процессуальных функциях, обязать должностных лиц быть объективными и беспристрастными в установлении вины конкретного гражданина, - замечает Л.Б.Алексеева.2 И совершенно правильно, на наш взгляд, она формулирует, что ответ надо искать в комплексе обстоятельств: 1) психологических особенностях деятельности, направленной на борьбу с преступностью, которые проявляются, прежде всего, у лиц, обязанных возбуждать уголовные дела и предъявлять обвинение в совершении преступлений конкретным гражданам. При этом их энергия направлена на изобличение преступников, в силу чего задача ограждения от необоснованного обвинения уходит как бы на второй план; 2) личном и особо тяжком характере уголовной ответственности; 3) необходимости повышенных гарантий защиты от необоснованного обвинения.3

Ориентируясь на все сказанное, подчеркнем, что движение России к гражданскому обществу и правовому государству, предполагает, кроме прочего, достаточное и надежное обеспечение прав человека, в том числе в сфере уголовного судопроизводства. Забота о правах человека нисколько не умаляет значение борьбы с преступностью. Реализация функции борьбы с преступностью в рамках уголовного процесса предполагает в необходимых случаях ограничения основных прав и свобод граждан и эти ограничения возможны лишь исключительно при соблюдении гарантий, предусмотренных Конституцией РФ и федеральными законами.

1 Курс советского уголовного процесса. Общая часть. С.425.

2 Там же.

3 Там же.

35

В настоящее время ученые и юристы-практики достаточно много говорят и пишут о построении такой системы уголовного судопроизводства, которая бы смогла реально обеспечить права и законные интересы человека и гражданина, т.е. необходим надежный механизм, обеспечивающий права и законные интересы граждан, участвующих з судопроизводстве.1 В данном случае мы обращаем внимание на механизм функции защиты от предъявленного обвинения, которая осуществляется такими субъектами процесса как - подозреваемым, обвиняемым, их законными представителями и защитником-адвокатом. Речь идет о функции в узком понимании, как направлении деятельности. «

И здесь, говоря о структуре механизма данной функции, мы должны определить, что надлежит включить в эту структурную систему. Если, как было сказано, движущим фактором функции является индивидуально” процессуальный статус субъектов процесса, то важно на основе Конституции РФ детализировать и развивать в уголовно-процессуальном законодательстве уточняющие процессуальное положение нормы в отношении подозреваемого, обвиняемого, законных представителей, защитника. Важно не только четко и подробно изложить содержание прав указанных лиц, но и предусмотреть сложный и разветвленный механизм процессуальных средств их обеспечения. Ведь каждому праву такого субъекта корреспондирует обязанность соответствующего должностного лица (органа) по выполнению отдельного круга действий. Большое значение здесь приобретает не только внутренняя форма правоотношений, которая характеризует конкретные связи между субъектами уголовно-процессуальной деятельности, но и внешняя форма этих правоотношений, т.е. установленный законом порядок и последовательность отдельных процессуальных действий и производство по делу в целом.

В этой связи в структуру механизма функции защиты следует включить такие ее составные компоненты как: правовой статус личности обвиняемого

1 Володина Л.М. Механизм защиты прав личности з уголовном процессе. Изд-во Тюменского гос. ун-та. - 1999. С.25.

36

(подозреваемого), подсудимого, осужденного, законного представителя, защитника, регламентацию порядка процессуальной деятельности и последовательность процессуальных действий, обязанности должностных лиц, осуществляющих производство по делу, и, конечно же, цели (задачи) субъектов, ведущих судопроизводство, определяющих направление фунжцжи защиты.

Итак, под функцией защиты в уголовном процессе, мы понимаем вид, процессуальной деятельности обвиняемого (подозреваемого, подсудимого, осужденного), его законного представителя, защитника, направленный на полное или частичное опровержение обвинения, выявление обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, исключающих или смягчающих его ответственность, а также охрану его личных и имущественных прав. Понятно, что функция защиты является самостоятельной и определяется целями (задачами) судебного разбирательства в целом, а также в ее основе лежат и цели (задачи) функционального порядка этой стадии процесса.

Функция защиты, как было отмечено выше, относится к числу основных функций. При этом, если функции прокурора и суда в силу публично» правовых обязанностей носят публичный характер, то функции участников процесса^, в частности, обвиняемого, подозреваемого, подсудимый, законного представителя, защитника-адвоката выражают частный интерес, а потому функция защиты носит частный характер.

Особенностью уголовно-процессуальных правоотношений,

регулируемых уголовно-процессуальным правом, является то, что одним из

Л Понятие субъектов процесса и участников процесса мы рассматриваем в соотношении между собой как род и вид. Каждый участник процесса является его субъектом, но не каждый субъект является его участником. И хотя многие ученые выступают за то, что в УПК следует под названием главы 3 «Участники процесса» включать большую часть субъектов процесса. Однако в научном плане все равно придется выделять ту часть участников процесса, которая отстаивает личный интерес; представляемый или защищаемый интерес, обращенный к исходу дела.

37

субъектов таких отношений всегда выступает орган государства (должностное лицо), наделенный властными полномочиями.

«В уголовном процессе, как и в любой сфере правового регулирования, один субъект (должностное лицо или гражданин) может реализовать свои права лишь в случае, если другой субъект при этом наделяется соответствующими обязанностями… Уголовно-процессуальный закон исходит из того, что правам одного субъекта правоотношений соответствуют обязанности другого».

В общей теории права правоотношения рассматриваются как средства «перевода» общих предписаний юридических норм в плоскость индивидуальных связей, т.е. в плоскость субъективных юридических прав и обязанностей для данных субъектов. Поэтому юридический режим уголовно-процессуальных отношений в том и состоит, что участники общественных отношений ставятся в особое правовое положение и таким путем определяются их исходные юридические позиции.2

Если применение норм права — это государственно-властная деятельность, реализующая общие предписания при разрешении конкретных правовых конфликтов, то в механизме действия права, безусловно, важная роль принадлежит органам государства, которые призваны защищать публичные интересы.4

В этой связи ставится вопрос: деятельность такого участника процесса как защитника=адвоката является выражением публичного интереса? Думается, что эту деятельность следует отнести к разряду уголовно» процессуальной деятельности, носящий частно-публичный характер.

1 Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правовые отношения. Автореф. докт. дисс. М.,1994.- С.79.

2 Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (проблемы теории и практики).- Докт. дисс. Оренбург. 1997. С.153.

3 Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. -Свердловск. 1978. С. 17.

4 Гуськова А.П.: Указ соч. С.154.

38

Р. Д. Лисицин, раскрывая сущность деятельности защитника подозреваемого, указывает на присущее этой деятельности публичное начало/ При этом он ссылается на точку зрения известного русского ученого Н.Н.Полянского, который писал, что принцип публичности раскрывается в процессуальной литературе неполно, поскольку отождествляется с принципом «официальности» или «должностной инициативы» и относится лишь к деятельности прокурора, следователя, суда, т.е. государственных органов. «Принципу же публичности», = подчеркивал он, = «подчинена и деятельность адвоката».2 О публичном характере рассматриваемой деятельности писали и многие другие ученые.3

Свою позицию о публичном характере деятельности защитника подозреваемого Р.Д.Лисицин объясняет следующими аргументами. Во- первых, необходимость осуществления данной деятельности обусловлена общественной потребностью в ограждении невиновных граждан от применения мер государственного принуждения уголовного и уголовно- процессуального характера (ст.2 УПК). Во-вторых, адвокат выступает в качестве защитника подозреваемого не как частное лицо, а как член профессионального объединения, взявшего на себя выполнение весьма важной роли в правоохранительном механизме. В третьих, о косвенном признании публичного начала в рассматриваемой деятельности свидетельствуют: запрет отказываться от принятой адвокатом на себя защиты (ст.5! УПК), институт отвода защитника (ст.67А УПК), возможность предоставления подозреваемому квалифицированной юридической помощи за счет государства (ст.47 УПК).4

1 Лисицин Р.Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования. Канд. дисс. М., 1998. С. 142.

2 Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С.85.

3 Строгович М.С. Курс Советского уголовного процесса. T.l. C.247; Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе / Общие вопросы. Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967. С.36 и др.

4 Лисицин Р.Д.: Указ.соч. С. 143.

39

Думается, что данная аргументация позиции автора вполне может быть использована и перенесена на объяснение нашей точки зрения относительно адвоката-защитника обвиняемого (подсудимого).

В развитие этой позиции сошлемся на судебный прецедент, описанный в журнале «Российской юстиции» где красной нитью проходит мысль, что задачи, возложенные ш адвокатуру (ст.1 Положения об адвокатуре РСФСР), имеют государственные значения и отражают публичный интерес общества, закрепленный в ст.48 Конституции РФ, гарантирующей право граждан на получение квалифицированной правовой помощи и защиту в суде. «Выполнение поручений граждан и организаций на ведение судебных, арбитражных и административных дел, направлено на обеспечение принципа состязательности судебного процесса и на защиту интересов неограниченного круга лиц».1

Социально-правовой смысл публичности в официальном государстве проявляется в органическом сочетании интересов государства в охране прав и свобод человека и гражданина, в том числе обвиняемого и потерпевшего, с задачей предотвращения преступлений и справедливого наказания виновного, поэтому защита прав и законных интересов участвующих в деле лиц также является публично-правовой обязанностью, поскольку она проистекает из правоохранительной функции государства. В функции защитника-адвоката присутствует конструктивный признак начала публичности. Об этом говорят такие факты, как: а) данная деятельность обусловлена общественной потребностью: оградить невиновных граждан от применения мер государственного принуждения (ст.2 УПК); б) адвокат-защитник, беря на себя обязанности по выполнению функции защиты, берет и определенные обязанности общественного характера и действует как представитель коллегии адвокатов, при этом действует ряд правовых
предписаний

Судебный прецедент. Прокурор Московской области против «Второй коллегии адвокатов Московской области». // Российская юстиция, 2000, ЖЗ.-С.57-61.

40 обязательного порядка, которые адвокат обязан выполнять (ст. ст. 51,67% 47 УПК).

Что касается частных начал, то они преимущественно проявляются в том, что, по общему правилу, защитник вступает в уголовное дело с согласия подсудимого.. Отсюда защита может быть всегда прекращена на основе волеизъявления подсудимого. Защитник, хотя и является самостоятельным субъектом уголовного судопроизводства, вместе с тем он связан о обвиняемым (подсудимым), представляет его процессуальные интересы. Следовательно, его процессуальная самостоятельность находится в определенных границах. Защитник не вправе делать ничего такого, что могло бы в малейшей степени ухудшить положение подзащитного. Вместе с тем, частные интересы своего подзащитного адвокат-защитник должен отстаивать лишь в пределах дозволенного законом, выражая, таким образом, частно-публичные интересы.

Соответственно, сущность процессуальной деятельности защитника обвиняемого (подсудимого) характеризуется: во-первых, разновидностью уголовно-процессуальной деятельности, в которой выражен частно- публичный характер; во-вторых, своим назначением адвокат-защитник призван опровергать обвинение, выявлять обстоятельства, оправдывающие обвиняемого, исключающие или смягчающие его ответственность, а также осуществлять охрану его личных и имущественных прав. И, наконец, в-третьих, целью такой процессуальной деятельности является результат, исход дела — установление всех обстоятельств, обеспечивающих вынесение решения в пользу обвиняемого (подсудимого), т.е. соответствующие законным интересам подзащитного.

Будучи производной от функции защиты, уголовно-процессуальная деятельность адвоката является по сути своей разнородной. Бе многоаспектный характер проявляется в различных направлениях такой деятельности. К основным ее видам в судебном разбирательстве можно отнести:

1.

2 . 3 . 4 .

41 ™ J&№QJJML J

Правовую помощь обвиняемому. Участие в доказывании. Участие в судебных прениях. Охране прав подсудимого.

$ 5о Угттше преслеёовапше (оётнетме) и ег&р&ль & мешштше фуищвм зйшщштм

Уголовное преследование (обвинение) надлежит рассматривать как направление процессуальной деятельности, осуществляемое стороной обвинения, в целях изобличения на основе собранных доказательств подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Уголовный закон з реализации уголовной ответственности может проявить себя и быть примененным к конкретному виновному лицу только через уголовное преследование.

Поскольку все виды, направления деятельности (функции) субъектов обусловлены целью их участия в деле, ролью и назначением, то в правовом государстве демократический характер процесса требует, чтобы обвинение, защита и разрешение дела представляли самостоятельные независимые друг от друга функции, выполнение которых должно
обеспечиваться

исключительно различными субъектами процесса. В состязательном процессе защите как функции всегда противостоит функция преследования (обвинения), являющаяся по своему назначению изначальной.

Чтобы понять и осмыслить весь механизм функции защиты в уголовном процессе, необходимо обратиться к понятию функции уголовного преследования (обвинения).

В это понятие ученые вкладывают различное содержание. По мнению М.С.Строговича: «уголовное преследование - это обвинение
как

42

процессуальная функция, т.е. обвинительная деятельность»1. A.M.Ларин под уголовным преследованием понимает «предшествующую разрешению дела уголовно-процессуальную деятельность, которая состоит в формировании и обосновании выводов о совершении
определенным лицом конкретного

‘У

общественно-опасного деяния, предусмотренного уголовным законом». Оба автора считают, что возбуждением уголовного преследования является вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также задержание и применение меры пресечения до предъявления обвинения.3 Еще раньше М.А.Челыдов отмечал, что в уголовное преследование входит также возбуждение уголовного дела.4 Статья 94 УПК РСФСР 1923 г. устанавливала обязанность прокуратуры по возбуждению уголовного дела перед судебными и следственными органами по всякому совершенному и подлежащему наказанию преступлению. Поэтому позиция М.А.Чельцова вполне объяснима, поскольку ст. 4 того же УШС содержала более конкретное выражение: «Уголовное преследование не может быть возбуждено, а возбужденное не может быть продолжаемо и подлежит прекращению во всякой стадии процесса». Употребляется термин «возбуждение уголовного преследования» также в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924 г. При анализе ст. 1, 27, 31, 35 Федерального Закона «О

про:

куратуре Российской Федерации» в редакции закона от 17 ноября 1995

года уголовное преступление раскрывается как функция, состоящая в «возбуждении уголовного дела по основаниям и в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, в осуществлении

расследования преступлений, в решении вопроса о направлении уголовных

1

~ Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. -М. 1951. С. 56-70.

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.: Юридическая литература. 1986. С. 23=39.

3 Строгович М.С: указ. соч. С. 194; Ларин A.M.: указ. соч. С. 39.

4 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М. 1951. С. 88-89.

43 дел для рассмотрения в суде независимо от того, каким органом осуществлено расследование, и в поддержании государственного обвинения в суде по любому уголовному делу».1

Думается, что здесь понятие уголовного преследования употребляется в широком смысле этого слова.

О том, что уголовное преследование как функция начинается с возбуждения уголовного дела, указывают и другие авторы.2

Таким образом, значение теоретической проработки понятия уголовного преследования сегодня естественно возрастает, поскольку это связано как со средствами борьбы с преступными проявлениями, так и непосредственно со средствами защиты прав и законных интересов граждан, участвующих в судопроизводстве, в том числе и обвиняемого.

Как правильно сформулировал в данном случае А.М.Ларин: «Защита мыслима лишь постольку, поскольку существует обвинение, уголовное преследование, от которого надо защищаться»3.

В этой связи оправданно встает вопрос, когда же функция преследования (обвинения) начинает действовать: с момента ли вынесения постановления о возбуждении уголовного дела или с момента составления постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Поскольку в теории уголовного процесса нет единого понятия обвинения, то и нет ответа на поставленный вопрос. Под обвинением подразумевается и «совокупность инкриминируемых лицу противоправных и

Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре РФ”. - М.: Норма. 1996. С.З. “’

2 Зиннатуллин 3.3., Зиидатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Ижевск. 1997; Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Учебное пособие. Уфа. 2000. С. 8.

3 Ларин А.М.: Указ. соч. С.29.

44

общественно-опасных действий или бездействий»1 и деятельность органов или лица, обвиняюпщх, изобличающих определенное лицо в совершении преступления, и деятельность обвинителя, выступающего в суде, и обращаемое к суду требование о признании обвиняемого виновным.4

Чтобы раскрыть понятие уголовное преследование (обвинение), заметим, что в науке широко используется деление обвинения для обозначения в материальном и процессуальном смысле.5

Находя, что такое деление не оправдано, ибо оно не имеет никакой практической ценности, П.М.Давывов заключает: «названия того или иного института, понятия материального или процессуального должно основываться на том, что выражает ли оно определенное положение материального или процессуального права, предусмотрены ли соответствующей отраслью.

Как известно, ни одна норма уголовного права не посвящена обвинению. Обвинение есть понятие процессуальное. Поэтому оно не нуждается в
дополнительном наименовании: «процессуальное» или

1 Жогин Н.В. Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М.: Юрид. лит. 1965. С. 189: Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Изд-во: Казанского ун-та. 1965. С. 46, 49; Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. М.: Юрид. лит. 1971. С. 12; Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М.: Наука. 1971. С. 44-45.

2 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.: Госюриздат. 1951. С. 89: Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. С. 45; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 190.

3 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М.: Госюриздат. 1961. С. 51; Перлов И.Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. М.: Госюриздат. 1955. С. 16; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. С. 190.

4 Полянский Н.Н. К вопросу о юридической природе обвинения перед судом. //Правоведение. 1960. № 1. С. ПО.

5 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. С. 189; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. С. S9; Агеева Н.Н. Пределы судебного разбирательства. /Уголовный процесс. Под ред. М.А.Чельцова. М.: Юрид. лит. 1969. С. 296; Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. С. 44-45; Строгович М.С: Указ. соч. С. 190.

45

Р «обвинение в процессуальном смысле». Далее, он утверждает, что GHQ ДОЛЖНО

толковаться в одном смысле, в одном значении, как описание преступного деяния, вменяемое в вину конкретному лицу.1

По данной позиции в литературе были высказаны различные критические суждения. Так, Н.Я. Калашникова пишет: «в определении понятия «обвинение в материальном смысле необходимо, но вместе с тем и достаточно сказать, что под обвинением в материально=правовом смысле понимается совокупность установленных по делу и вменяемых в предусмотренном законом порядке в вину обвиняемого общественно опасных противоправных и уголовно наказуемых деяний (действий или бездействий), образующих состав преступления, предусмотренный уголовным законом, по которому эти деяния квалифицированы».2

Заметим здесь, что содержание обвинения, которое формируется в различных процессуальных актах, в том числе и прежде всего, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 144 УПК), основано исключительно на материальном законе, значит без обвинения в материальном смысле в практической деятельности не обойтись. Именно

• обвинение в материальном смысле дает направление в процессуальной деятельности, имеющей своей задачей - изобличать обвиняемого в совершении вменяемого ему в вину уголовно наказуемого деяния и обеспечить применение мер воздействия. По существу, такая деятельность представляет собой обвинение в процессуальном смысле.

Правильно формулирует свою позицию Ф.Н.Фаткуллин, что обвинение з процессуальном смысле зависит от обвинения в материально-правовом смысле и представляет собой «основанную на законе процессуальную деятельность компетентных органов и лиц по изобличению обвиняемого в

1 Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Автореф. док. дисс. - Свердловск. 1973. С. 5-6.

z Калашникова Н.Я. Гарантии права обвиняемого на защиту при

изменении

обвинения и наказания. М.: МГУ, 1975.- С.58.

46

инкриминируемом ему преступлении и по обоснованию его уголовной

ответственности с тем, чтобы добиться публичного его осуждения».1 И если в

теоретическом плане можно применять деление обвинения в материальном и

процессуальном смысле, то такое деление в принципе может быть

исключительно условным, ибо в практическом смысле обвинение (уголовное

преследование) всегда понимается только в процессуальном значении.

Уголовное преследование охватывает весь возможный комплекс

действий и отношений, связанных с задержанием лица по подозрению в

совершении преступления, применением мер уголовно-процессуального

«

пресечения, производством комплекса действий, связанных с собиранием, исследованием и оценкой средств доказывания. Поэтому вся эта деятельность предполагает цель - изобличить лицо, совершившее преступление, обосновать наличие уголовной ответственности и осудить. Поэтому прав З.З.Зиннатуллин, когда пишет: «Уголовное преступление начинается с момента возбуждения уголовного дела и имеет место на всем протяжении производства по уголовному делу, во всех стадиях уголовного процесса, т.е. до тех пор, пока есть основания считать определенное лицо виновным в совершении преступления и заслуживающим применения к нему подлежащей отбытию той # или иной меры уголовного наказания»2.

Эту позицию поддерживает З.Д.Еникеез, комментируя, что «сказанное согласуется с этимологией слова «преследовать»: «следовать за кем-нибудь с целью поимки», «подвергать чему-нибудь неприятному», «притеснять», «стремиться к чему- нибудь», ?=• например, к установлению оснований возбуждения уголовного дела, к раскрытию преступления, к изобличению преступника, к выяснению отягчающих уголовную ответственность обстоятельств или причин и условий совершения преступления. Если исходить из такой интерпретации слова «преследовать», то к элементам уголовного преследования относятся: собирание доказательств,
дающих

, х Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань. 1965.С.35.

2 Зиннатуллин 3.3., Зиннатуллин Т.З. Указ соч. С. 78.

47

основание для признания лица подозреваемым в совершении преступления, уличающих обвиняемого в причастности к преступлению, применение к подозреваемому мер процессуального принуждения, их розыск, меры к установлению лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, формулирование и предъявление обвинения, составление и утверждение обвинительного заключения, отстаивание позиции обвинения при назначении судебного заседания, вручение подсудимому копии обвинительного заключения, поддержание обвинения в суде первой инстанции и действия субъектов обвинения в стадиях исполнения приговоров, апелляционного, кассационного, надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам дела».1

Вот такое развернутое описание понятия слова «преследование» позволяет понять, что функция обвинения (преследования), имеющая емкое содержание, берет свое начало с момента возбуждения уголовного дела, хотя при возбуждении его не всегда имеется конкретное лицо, з отношении которого формируется обвинение на этом этапе расследования, но органы дознания, следователь обязаны принять все меры в пределах своей компетенции к обнаружению признаков преступления, ж установлению события преступления и лица, его совершившего.

Принятие решения о возбуждении производства означает начало расследования. Поэтому уголовное преследование тесно связано с уголовной ответственностью, производи© от него и зависимо. Оно может проявить себя в негативных последствиях для лица, а потому утверждение, что обвинение появляется впервые и формируется в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. ст. 143, 144 УПК), требует определенной корректировки.

Уголовное преследование (обвинение) начинается с возбуждения уголовного дела. Актуальность проблемы, связанной с определением, когда

Екикеев З.Д. Уголовное преследование. С.

48

же начинает действовать функция преследования (обвинения), возрастает еще и потому., что не только необходимо срочно принять меры к раскрытию преступления, изобличению лица его совершившего, щ> и к защите прав и законных интересов потерпевшего, который вправе вступить в дело на этапе возбуждения уголовного дела.

Итак, уголовное преследование (обвинение), как направление процессуальной деятельности, урегулированное уголовно- процессуальным законодательством, формируется прокурором, органом
дознания,

следователем, а так же потерпевшим з порядке защиты его личных интересов.

Субъектами уголовного преследования в России до Октябрьской революции в разное время считались: суд, прокуратура, следователь, полиция, иные органы административной власти и потерпевщие от преступления частные лица. Долгое зремя суд был субъектом уголовного преследования, которому предоставлялось право возбуждать уголовные дела и даже формулировать обвинение. Концепция судебной реформы в РСФСР не взяла на вооружение такую практику, а наоборот признала необходимым освободить суд от любых рудиментов функции уголовного преследования.1

В последующем Конституционный Суд от 28 ноября 1996 г. по делу о проверке конституционности статьи 41S УПК РСФСР в связи с запросом Каратузсхого районного суда Краснодарского края признал положение этой статьи не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 120 и 123 (ч. 3), в которых закреплены принципы независимости суда и осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон. В нем подчеркивается, что возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения перед судом является задачей специальных органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.2

  • Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М. «Республика».

iSpyL. С. 4Э.

‘У

Российская газета. 1996. 6 декабря. 1

Постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г.о проверке конституционности положении п.п. 1 и 3 части первой ст. ^iz; части четвертой ст. 248 и части первой ст. 258 УПК вновь подтвердил это и указал, что возбуждение уголовного преследованиж, формирование обвинения и его поддержание пред судом обеспечиваются указанными в законе органами и должностными лицами, а также потерпевшими.1 Суд не должен подменять деятельность этих органов и лиц по осуществлению ими функции обвинения.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. К® 84 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» также обращается внимание, что суд осуществляет правосудие и не вправе подменять государственные органы и должностных лиц, формулирующих и обосновывающих обвинение. В п. 17 постановления дается указание вышестоящим судам, что необходимо усилить надзор за соблюдением нижестоящими судами конституционных принципов состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства, означающих строгое разграничение судебной функции разрешения дела и функций обвинения и защиты.

В концептуальном плане, уголовное преследование считается доминирующей функцией или главным назначением прокуратуры, о чем подчеркивается в Концепции судебной реформы в Российской Федерации.3 Вместе с тем известны позиции ученых, которые в прошлом отмечали, что действия следователя и прокурора на стадии расследования не образуют уголовного преследования, не являются функцией обвинения.4

Российская Газета. 1999. 28 апреля. 2 Законность. 2000. № 2. С. 61. Концепция судебной реформы в России. С. 60.

Алексеев Й.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. Йзд-во: Ленинградский ун-т. 1970. С. 90; Элькикд ИР

ТГУЯ

ость советского уголовно-процессуального права мзд-во: Ленинградский гоо.ун~т. 1963. С. бл-63; Иванов В.А. Прокурорский надзор в борьбе с преступностью. Изд-во: Ленинградский гос.ун™т. 1964. С. 21; Шкмановскйй В. К вопросу о процессуальной Функции следователя в советском уголовном процессе. //Правоведение. 1965. № 2. С. 175-178.

50

Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» отразил, что прокуратура осуществляет уголовное преследование (ст. ст. 1, 27, 31, 35), между тем есть ученые, которые утверждают, что основной функцией прокурора в сфере борьбы с преступностью является надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, а также органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, а не уголовное преследование.1 Такую позицию ученого признать верной нельзя, ибо она находится не в согласии с вышесказанным. Поэтому убедительно звучат з этом плане слова В.М.Савицкого: «Надзор за расследованием преступлений, поддержание обвинения в суде, опротестование незаконных судебных решений - все это естественно укладывается в стержневую функцию прокуратуры - осуществление уголовного преследования».2

А.Г.Халиулин между тем стоит на иной позиции. Исходя из характеристики уголовного процесса как многофункционально й

деятельности, он выделяет основные уголовно-процессуальные функции (уголовное преследование, защита, разрешение дела, прокурорский надзор за точным и единообразным исполнением законов, предъявление гражданского иска и защиты от него) и дополнительные уголовно- процессуальные функции (судебный контроль, процессуальное руководств© расследованием, обеспечение прав и охрана законных интересов участвующих в деле лиц, оказание юридической помощи, вспомогательная функция, функция предупреждения преступлений).3

Осуществление уголовного преследования в ходе расследования путем формулировки и предъявления обвинения должно являться обязанностью следователя и начальника следственного отела. Прокурор на данном этапе, по мнению А.Г.Халиулина, осуществляет надзор за законностью уголовного

х. Демидов И.Ф. Обеспечение прав человека в сфере борьбы с преступностью. //Законность в Российской Федерации. М.: СПАРК, 1998. С. 151=152.

2 Савицкий В.М.: Указ. соч. С. 61.

3 Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция
прокуратуры Российской Федерации. Автореф. докт. дисс. -М., 1997. С. 9.

51

преследования. И лишь, когда он принимает уголовное дело к своему производству, тогда и осуществляет уголовное преследование. Такой подход явно не согласуется с позициями многих ученых, считающих, что уголовное преследование (обвинение) - есть одна из основных функций уголовно-процессуальной деятельности, которую он осуществляет как следователь, орган дознания, так и прокурор.

К органам уголовного преследования, несомненно, относятся прокуоор (государственный обвинитель), следователь, орган дознания, дознаватель, а также начальник следственного подразделения и начальник органа дознания, т.е. государственные органы и их должностные лица.

Наряду с государственным (публичным) обвинением (преследованием), как было отмечено, имеет место частно = публичное и частное обвинение, обеспечиваемое потерпевшим как частным лицом. «

Вопрос о функциях потерпевшего з плане обвинительной направленности является спорным. Чтобы разобраться в этом, обратимся, прежде всего, к вопросу о потерпевшем как частном обвинителе. Раскрывая общую характеристику потерпевшего, действующее законодательство не отделяет потерпевшего от частного обвинителя в уголовном процессе. Под частным обвинителем понимается потерпевший лишь по делам частного обвинения. Такое понятие не раскрывает статуса частного обвинителя. Частный обвинитель по сути есть потерпевший. Он является участником процесса, обладает уголовно-процессуальным статусом, занимает свое процессуальное положение в ходе судопроизводства. Понятие частный обвинитель надлежит рассматривать в плане функциональной деятельности потерпевшего как субъекта процесса.

На основании ст. 50 Проекта УПК РФ, под частным обвинителем составители понимают лицо, подавшее жалобу в суд по делу частного обвинения и поддерживающее обвинение в суде, а также потерпевшего по делам публичного и частно—публичного обвинения, самостоятельно поддерживающих обвинение в суде в случае отказа
государственного

52

обвинителя от обвинения. Потерпевший, таким образом, может выступать в роли частного обвинителя не только тогда, когда по его жалобе возбуждено уголовное дело (по делам частного обвинения), но и тогда, когда он выступает в роли потерпевшего по делам публичного и частно- публичного обвинения. На наш взгляд, авторы Проекта Закона абсолютно правильно поступили, решив этот вопрос в следующей постановке. Поскольку государственный обвинитель, выражающий публичный интерес, отказывается в суде от обвинения и не имеет намерения его поддерживать, то в этом случае, если по делу проходит потерпевший с частно-публичным и публичным обвинением, то может самостоятельно поддержать от своего имени частное обвинение. Такое обвинение должно именоваться частным, око не зависит от государственного обвинения, поскольку здесь присутствует частный интерес.

Интерес, который движет потерпевшего, порождает функцию обвинения и, следовательно, понятие обвинение (преследование) при этих условиях расширяется. Не только по делам частного обвинения может участвовать в процессе по защите своих прав и законных интересов потерпевший, но и по делам публичного и частно - публичного характера.

Здесь прослеживается действие принципа диспозитивности. Суть его заключается в возможности участвующих в судопроизводстве лиц распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Действия этого принципа направлены на урегулирование порядка не только возбуждения уголовного дела, рассмотрения его, но и окончания, в зависимости от роли потерпевшего.

Сегодня диспозитивность в уголовном процессе - это узко специальный принцип, но он должен занять место среди других принципов судопроизводства.1 Для частного начала в уголовном процессе
важным

1 Гуськова А.П Соотношение частного и публичного в уголовном процессе. //Публичное и частное право: проблемы развития взаимодействия, законодательного выражения и юридической практика Материалы Всероссийской шутао-врактитеской конференции. 23=24 ащ>еля. 1998 г. Екатеринбург. 1999. С. 254-256.

53

является личный интерес лица, который осознает ценность своих прав и свобод и вправе самостоятельно распоряжаться в каком порядке ему действовать с тем, чтобы отстаивать свой интерес. Властно- распорядительные полномочия государства, таким образом, должны уступать место разумности интересов государства и личности.

Все это не беспочвенно рождает мысль: нужна дифференциаций частного, частно = публичного либо публичного уголовного преследования (обвинения) с учетом объекта преступного посягательства, его частной или публичной природы, определяющей характер спорного (нарушенного) отношения.1

Потерпевший по делам публичного обвинения так же вправе наряду с государственным обвинением вступить в дело в качестве частного обвинителя, ибо преступлением ему лично причинен моральный, физический или имущественный вред. Поскольку по признаку, в чьих интересах осуществляется обвинение, и различают частное, осуществляемое потерпевшим в своих собственных интересах, и публичное.

Если в принципе публичности заложена идея строгой регламентации порядка возбуждения уголовного дела, то по делам частного обвинения присутствует принцип диспозитивноети. Суть его заключается в возможности участвующих з процессе лиц распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Этот принцип определяет движение процесса по волеизъявлению частных лиц. Нормы права, раскрывающие действия этого принципа, направлены на урегулирование порядка возбуждения дела, рассмотрения его и окончания в зависимости от воли потерпевшего.2

1 Ковтун Н.Н. Соотношение частных и публичных начал в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: время выбора. //Государство и право. 1995.№11. С. 95.

2 Волосова Н.Ю. Потерпевший в уголовном процессе. Его процессуальное положение. Оренбург. 1998. С. 57.

54

Уголовное преследование (обвинение) как процессуальная функция • есть совокупность процессуальных действий, направленных на выдвижени против конкретного лица обвинения в совершении преступления.

тп

IA И. СРЕ ДСТ ВА И СПО СОБ Ы ЗАЩ ИТЫ В СУД ЕБН ОМ РАЗБ ИРА ТЕЛЬ СТВ Е L Ш&м мтшм средс тв и сш&с абош зшщш ты

Закон определяет границы осуществления защиты, указывает средства ж способы, которые могут применяться субъектами защиты1; но понятие средств и способов не раскрывает. В словаре русского языка С.И.Ожегова «средство» трактуется как «прием, способ действия для достижения чего-либо», «способ» — «действие или система действий… при осуществлении чего-либо»

Впервые в уголовно-процессуальной литературе попытку сформулировать понятия средств и способов защиты предпринял Я.С.Аврах. Он определил: «средства защиты - это те процессуальные категории, с помощью и на основе которых осуществляется деятельность обвиняемого и защитника, направленная на выяснение обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность…, а под способами применения средств защиты следует понимать правила приема работы защитника, обязательные к выполнению в целях успешной ж законной деятельности».3

В.Д.Адаменко подверг критике такое определение и отметил, что оно нуждается в уточнении. Во-первых, считает он, что не следует средства защиты объяснять процессуальными категориями. Во-вторых, средства защиты распространяются на обвиняемого и защитника, а способы применения средств - только на защитника. В-третьих, в определении отсутствуют субъекты защиты, ведущие процесс. Наконец, з четвертых, средства защиты представляют собой разновидность уголовно- процессуальной деятельности и соотносятся с нею как частное и общее.4

Критические замечания В.Д.Адаменко, как представляется, не в полной мере могут быть использованы при выработке названных понятий. Автор уточняет, что «средства защиты - это предусмотренная законом уголовно-процессуальная деятельность субъектов защиты, направленная на реализацию

1 Ст.ст. 46,51,250, 398, 399, 118, 120, 126, 211, 221-223 и др. УПК

2 Ожегов СИ. Словарь русского языка. С.755, 758.

3 Фаткуллин СИ., Аврах Я.С. Указ.соч. С. 127.

4 Адаменко В.Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск: Изд=во Томского гос. унив=та. 1983. С.74

1 41—[Г

защиты…». Под способами защиты он понимает правила, приемы, которые применяются субъектами защиты в их деятельности.2

Если рассматривать под средством защиты предусмотренную законом уголовно-процессуальную деятельность субъектов защиты, то вряд ли можно раскрыть суть такого понятия и отличить средство от самой уголовно» процессуальной деятельности. Поэтому под средствами защиты, как нам думается, надлежит понимать: приемы и способы действий, закрепленные в законе, с помощью которых субъекты процесса, в данном случае обвиняемый и его защитник осуществляют процессуальную деятельность, направленную на выяснение обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность. Соответственно способы защиты — это сами действия, система действий субъектов защиты при осуществлении ими в рамках закона видов процессуальной деятельности.

Правильно отмечает З.В. Макарова относительно средств и способов защиты адвоката-защитника, что они есть установленные законом процессуальные формы деятельности адвоката=защитника.3

Процессуальная форма позволяет устанавливать необходимый порядок производства по уголовному делу как в целом, так и его отдельных частей, т.е. процессуальных действий субъектов процесса, в том числе субъектов защиты.. Процессуальная форма как порядок совершения отдельных процессуальных действий регламентирована уголовно- процессуальным законом. Такая регламентация включает указание на цель действия его участников, их права и обязанности, последовательность действий, закрепление определенных действий в соответствующем документе и необходимые его реквизиты/

А Там же. С.75. 2 Там же. С75.

*2

Макарова З.В. Участие адвоката-защитника на предварительном следствии. — Куйбышев, 1978. С.8.

1 Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском судопроизводстве. - М., 1981; Курс советского уголовного процесса. =М., 1989. Гл.?.

57

Процессуальная форма, по утверждению З.Ф.Куповой, есть специфическая гарантия правильного расследования и справедливого разрешения дела.2 Поэтому обоснованно уголовно-процессуальную форму относят к числу фундаментальных категорий науки. Под процессуальной формой принято понимать «совокупность условий, установленных процессуальным законом для совершения органами следствия, прокуратуры и суда тех действий, которыми они осуществляют свои функции з области расследования и разрешения дел, а также для совершения гражданами, участвующими в производстве по уголовному делу, тех действий, которыми они осуществляют свои права и выполняют свои обязанности».3

Разделяя позицию М.Л. Якуба, который считал, что «процессуальная форма организует отношения в процессе органов государства как между собой, так и с обвиняемым и другими участвующими в деле гражданами… содержит гарантии прав и законных интересов граждан — обвиняемого, а также потерпевшего и иных лиц, привлекаемых1 к делу»’ можно констатировать, что процессуальная форма выступает как необходимое условие функционирования защиты.

Если, к примеру, обвиняемрй в уголовном процессе, обладая правом на защиту, вправе знать, в чем он обвиняется и давать объяснения по предъявленному обвинению, представлять доказательства, заявлять ходатайства и т.д. (ст.46 УПК), то соответственно закон в целях реализации этих прав должен установить такие условия, которые бы могли обеспечить реальную реализацию его субъективных прав.

Отсюда наиважнейшей гарантией и условием функционирования защиты, направленной на обеспечение прав личности обвиняемого в сфере уголовного судопроизводства является процессуальная форма.

2 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности з советском уголовном процессе. — М., 1972. С.19.

3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, T.I. C.51.

4 Якуб М.Л. Процессуальная форма з советском уголовном судопроизводстве.

58

Поскольку предметом нашего исследования является процессуальная функция защиты в судебном разбирательстве, то стало быть появляется необходимость рассмотреть лишь те процессуальные действия, которые выражают суть функции уголовного преследования (обвинения) и соответственно защиты. Кратко охарактеризуем, прежде всего, эту часть уголовно-процессуальной деятельности.

Судебное разбирательство — это стадия уголовного процесса, следующая за предварительным расследованием и назначением дела к слушанию в суде. В своей деятельности суды не связаны выводами органов предварительного расследования, а потому в судебном разбирательстве ведется исследование всех обстоятельств уголовного дела, в результате чего обеспечивается проверка законности и обоснованности выводов и решений органов расследования. В судебном разбирательстве производится новое исследование всех собранных по делу доказательств, кроме того, суд рассматривает и дополнительные доказательства, представленные участниками процесса или обнаруженные самим судом. Исследование доказательств происходит при активном участии обвинителя, подсудимого, его защитника, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, Все это позволяет субъектам процесса выполнять свои функциональные цели (задачи).

Если прокурор в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, где закладываются основы обвинения, обладает широкими полномочиями, то в суде он выступает в качестве государственного обвинителя, поддерживая обвинение, которое было сформировано на предшествующей стадии, с возможными его изменениями в ходе расследования дела и при утверждении им обвинительного заключения.

Прокурор осуществляет надзор за точным и единообразным соблюдением законов органами дознания, ведущими оперативно- розыскную деятельность, = и органами предварительного следствия, осуществляя при этом процессуальное руководство за расследованием уголовных дел. В ходе судебного разбирательства его
процессуальное положение должно быть

59

равным с положением адвоката=защитника подсудимого. Свои отношения с судом он должен строить на началах состязательности и равноправии сторон, независимости судей и подчинения их только закону. Соответственно процессуальное положение прокурора в уголовном процессе, формы и методы его деятельности определяются как общими целями (задачами) судопроизводства, так и непосредственно конкретными задачами применительно к каждой отдельной стадии, при этом его полномочия регламентированы Уголовно-процессуальным законом и Федеральным Законом о прокуратуре.

Будучи государственным обвинителем, прокурор действует от имени государства и, как ответственный перед ним, поддерживает обвинение в строгом соответствии с законом и в пределах закона. Если в суде обвинение не находит своего подтверждения, прокурор должен отказаться от обвинения.

При этом, важно здесь отметить, что от других участников судебного разбирательства государственный обвинитель отличается тем, что он не только вправе, но и обязан реагировать на каждый факт нарушения законности в судебном заседании путем обращения исключительно к суду с просьбой об устранении нарушения. И это не включает его в число органов, осуществляющих надзор за судебной деятельностью. И еще, прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц или вступить в производство по делу на любой стадии уголовного процесса, если этого требует охрана прав и законных интересов граждан, общества и государства (п.Зст.35 Закона «О прокуратуре РФ», ст.27 УПК).

Судебное разбирательство потому и называют центральной стадией уголовного процесса, поскольку в ней решается основной вопрос судопроизводства о виновности (невиновности) подсудимого в совершении предъявленного ему обвинения и соответственно наказания. Оно по сути есть выражение специфической формы осуществления правосудия посредством судебной власти в соответствии со ст.118 Конституции РФ, где выражено, что «Правосудие з Российской Федерации осуществляется только судом». Далее, в

60

этой же норме отражено, что «судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства». В дальнейшем это получило свое выражение в ст.1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», подписанном Президентом России 31 декабря 1996 г (и з отраслевых законодательных актах, в частности, в ст.113 УПК).

Важно подчеркнуть, что Конституция в ст.49 закрепляет- «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». В плане рассматриваемого вопроса отправным моментом является то, что в Конституции РФ подчеркивается: «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч.2)» и что «неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого» (ч.З).

В развитие этих положений Пленум Верховного суда Российской Федерации в постановлении JMfel «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. указал: в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих обстоятельств и т.д.

Закон предписывает суду всесторонне, полно и объективно рассматривать все обстоятельства дела в их совокупности, дабы вынести свое объективное решение, основанное на исследовании сторонами всех обстоятельств дела.

Судебное разбирательство построено таким образом, что судебное следствие является ключевой его частью, поскольку позволяет обеспечить проверку законности и обоснованности действий, выводов и решений органов

  • Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996 г. №7.- С.2

предварительного расследования. Именно здесь исследуются собранные по делу доказательства (как з стадии предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства). И только материалы судебного следствия могут быть положены в основу приговора.

Участие подсудимого з судебном разбирательстве является его правом и оно ему необходимо для обеспечения права на защиту с тем, чтобы он смог дать показания по предъявленному обвинению, принять участие в исследовании обстоятельств дела, с тем, чтобы суд затем смог вынести законный, обоснованный и справедливый приговор. Как; известно, возможное рассмотрение дела без подсудимого законом дозволено лишь з двух случаях; 1) когда подсудимый находится вне пределов страны и уклоняется от явки в суд (п. I ст. 246 УПК); 2) когда по делу о преступлении, по которому не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, подсудимый ходатайствует о судебном разбирательстве в его отсутствие (ч. 2 ст. 246 УПК).

Подсудимому, таким образом, предоставлено право на активное участие в судебном следствии, что способствует установлению истины по делу и обеспечению его прав и свобод.

Роль защитника в судебном разбирательстве, как и в исследовании непосредственно доказательств в судебном следствии, приобретает особую значимость, поскольку защитник-адвокат как лицо, обладающее юридическими познаниями, способно оказывать реальную защиту от обвинения на профессиональном уровне. Закон наделил его главной обязанностью: использовать все указанные в уголовно — процессуальном законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подсудимого, смягчающих его ответственность, а также оказывать ему необходимую юридическую помощь (ст. 51 УПК). Отсюда задача защитника сугубо односторонняя: исследовать *дело с точки зрения подзащитного и предоставить суду такие соображения, которые могут оггоовергнуть обвинение или смягчить ответственность подсудимого.

62

  • Таким образом, адвокат-защитник в интересах подсудимого использует все необходимые средства и способы защиты, дабы обеспечить защиту его прав и свобод.

В условиях расширения демократических начал в государстве, обществе, тенденции сближения международного и национального права обусловили всеобщее признание приоритета обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина, а это значить, что роль защиты как функции в уголовном процессе значительно возрастает, как и’ возрастает значение деятельности адвоката- защитника.

Общепризнанно, что предметом (объектом) уголовно-процессуальных гарантий обвиняемого считаются его процессуальные права и законные интересы, й как было замечено, целью деятельности адвоката, выполняющего функции защиты в уголовном процессе, является охрана и реализация прав и законных интересов обвиняемого.

В этой связи обоснованно ставится вопрос о процессуальном положении защитника-адвоката и как он должен строить свои взаимоотношения с защитником, используя при этом средства и способы защиты.

Чтобы понять и осмыслить это, обратимся к вопросу о

процессуальном положении защитника. Нередко защитника рассматривают в качестве представителя обвиняемого1. Распространено признание защитника самостоятельным участником процесса, выполняющего особую процессуальную функцию - функцию защиты обвиняемого от предъявленного обвинения/ Есть еще более широкое объяснение, что адвокат-защитник оказывает юридическую помощь в целях охраны законных интересов

  • Строгович М.С Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С.245-250.
  • Стремовский В.А, Участники предварительного следствия. Ростов на Дону. 1966. С. 168; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. С.76-80; Аврах
  • Я.С. Психологические проблемы защиты по уголовным делам. Казань. 1972.

С.43; Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и защита. М., 1969. С.29.

63

jt обвиняемого.2 И наконец, на первое место выдвинулась идея
о

процессуальной самостоятельности адвоката-защм’щика, деятельность которого носит характер представительства законных интересов обвиняемого.3

М.С. Строгович, считая защитника представителем обвиняемого, пришел к выводу, что расхождения между защитником и подзащитном возможны лишь по поводу средств защиты (адвокат может пользоваться только законными средствами и способами защиты; обвиняемый свободен от этой обязанности)4.

В.Ю.Резник, считая защитника полностью самостоятельным участником процессуальной деятельности, выделяет абсолютную и относительную взаимосвязь между защитником и подзащитным. При OTQM абсолютной связью он называет связь, при которой защитник, приняв на себя защиту, ограничен подзащитным в выборе средств ведения защиты, что ведет к формализации защиты. Под связью относительной — связь, при которой защитник, действуя в интересах клиента, самостоятельно выбирает способы
защиты,

самостоятельно строит тактику защиты, согласовав с подзащитным в целом позицию по уголовному делу.1

Действительно, именно защитнику принадлежит ведущая роль з выборе средств и способов, однако, признавая необходимость наличия у адвоката —

Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве /Правоведение. 1974. №1; Чеканов В.Я. Уголовное судопроизводство как целостная система // Вопросы уголовного процесса.. Саратов. 1979. Вып. 2. С.34.

3 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов ДЛ. Судебная этика. Воронеж. 1973. С. 164; Титаренко В. Защита несовершеннолетних на предварительном следствии и з суде первой инстанции. Автореф. канд. дисс. Киев. 1973. С. 16; Отцовский Ю. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М., 1972. С.48; Торянииков А.Г. Уголовно-процессуальная деятельность в уголовном процессе (деятельность адвоката по оказанию юридической помощи обвиняемому в реализации прав на заявление ходатайств и принесение жалоб). М., ВЮЗЙ. 1987. С.9.

4 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.l. C.247-248.

% х Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на

предварительном следствии. Автореф. канд. дисс. Краснодар. 1998. С. 5.

64 защитника определенной степени процессуальной самостоятельности, нужно учитывать и то, что адвокат в уголовном процессе представляет своего подзащитного и должен действовать в его интересах, а значит и согласовывать с ним свои действия по принципиальным вопросам защиты.

Существенно отличный взгляд высказал в свое время И.Д.Перлов, который, определяя положение защитника как самостоятельного участника процесса, настолько раздвинул рамки этой самостоятельности, что обвиняемый оказывается вынужденным официально конфликтовать с ним, чтобы утвердить свое право на собственную оценку материалов дела.

Отстаивание прав и законных интересов обвиняемого адвокатом- защитником - это представительство особого вида, которое качественно отличается от представительства в гражданском процессе, исходя из целей (задач) уголовного судопроизводства. Определение защитника, как представителя обвиняемого, ни в коей мере не означает, что з определении линии защиты он целиком связан волею обвиняемого и обязан беспрекословно выполнять все, что предложит обвиняемый. УПК не содержит такого понятия, ко анализ норм, которыми определяются задачи защитника, его права и обязанности, наглядно убеждают о наличии юридической связи между такими понятиями как участник процесса и представитель обвиняемого Во-первых, защитник-адвокат в уголовном процессе выступает в защиту законных интересов обвиняемого, помогает ему и содействует в осуществлении его прав. Во- вторых, защитник действует на предварительном следствии и в суде по поручению обвиняемого (если рн избран им) или с согласия обвиняемого (если защитник назначен следователем, судом) - он не может быть назначен таковым без волеизъявления и желания обвиняемого, т.е. вопреки его воли (ст.ст.48,50 УПК). В-третьих, если защитник лишается доверия обвиняемого или возникают разногласия по существу занимаемых позиций, если, по мнению обвиняемого, защитник не обеспечивает должной ему защиты (пассивен) или осуществляет свою деятельность в не нужном направлении (так считает обвиняемый), то обвиняемый может в любой

65

% момент отказаться от такого защитника1, что ведет к устранению его от

участия в деле.2

Защитник-адвокат в своих действиях не связан целиком волей подзащитного и определяет свою линию защиты в соответствии с задачами участия в уголовном процессе. Он занимает в некоторой степени самостоятельное положение по отношению к обвиняемому, а это означает, что защитник-адвокат, при выполнении своей функции защиты не может применять недозволенные законом средства и способы защиты, не обязан в то же время безотказно выполнять все, что пожелает подзащитный, и отстаивать любые интересы, в том числе и те, охрану которых закон не гарантирует.

Самостоятельность позиции защитника по отношению к обвиняемому допускает несовпадение точек зрения адвоката и обвиняемого по различным вопросам, но она не может приводить к кардинальным расхождениям между основными позициями адвоката и обвиняемого, что предавало бы защите формальный характер.

В конечном итоге, все, что делает защитник в интересах подсудимого, используя законные средства и способы, направленно на установление истины.

Каждая сторона имеет в процессе свои охраняемые законом интересы, занимает в соответствии с ними определенную позицию, наделена определенным объемом прав для отстаивания своих требований и опровержения притязаний другой стороны. Роль суда обязывает его обеспечить все условия для состязания сторон и проявлять равное отношение ко всем участникам процесса.

Следовательно, в механизме функции защиты в судебном разбирательстве важной юридической предпосылкой будет являться активное участие защитника -
адвоката в исследовании доказательств, которое

1 Стецовский Ю.И. Охрана личной жизни граждан и адвокатская тайна // Сов. 4ь гос-во и право. 1987. ШЗ. С.63.

2 Торянников АХ. Указ. соч. С.9

66 следствии - основной части
судебного

проводится в судебном разбирательства.

§ Z Участие защитника — шдвокштш § судебт&м следствии

Условия непосредственности судебного разбирательства дела, в соответствии со ст. 240 УПК, позволяют адвокату — защитнику активно участвовать в исследовании всех обстоятельств дела. Поэтому важным средством защиты является право защитника на заявление ходатайств.

В связи с признанием Конституционным судом РФ положений пунктов 1 и 3 части 1 статьи 232 и части 1 статьи 258 не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 49 и 123 (ч. 3), и также статьям 46 (ч. 1) и 52, Пленум Верховного Суда РФ обратил внимание на то, что возвращение деля для дополнительного расследования по основаниям пунктов I, 3 и 4 части 1 статьи 232 УПК, возможно лишь при наличии об этом ходатайства стороны/

Законом предоставлено право заявления ходатайств в любой стадии судебного разбирательства вплоть до прений. Если ходатайство о возвращении дела для дополнительного расследования по основаниям, предусмотренным п.п. 1, 3 и 4 ч. 1 ст. 232 УПК, поступило в стадии назначения судебного заседания, суд должен назначить и провести судебное заседание с участием сторон (по аналогии с порядком, установленном ст. 432 УПК), при этом суд не обязан удовлетворять заявленное ходатайство, а принимает решение исходя из интересов всесторонности, объективности исследования обстоятельств рассматриваемого дела.2 Разрешение ходатайств, поступивших после назначения дела к слушанию, но до начала судебного разбирательства, осуществляется в подготовительной части судебного заседания и в порядке, установленным ст. 276 УПК, где говорится только о ходатайствах, которые связаны с дополнением доказательств
перед

1 “БВС РФ. 2000. Ш 2. С. 2=4.

2 Там же.

67

  • предстоящим судебным следствием. Однако Пленум Верховного Судг ?0

разъяснил, что по правилам, установленным для ходатайств, касающихся доказательств, разрешаются и все иные ходатайства, связанные с определением крута участников судебного разбирательства и движением дела/

Результаты проведенного нами обобщения уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за период 1997=1999 годы в объеме 212 дел, показали, что ходатайства, заявленные з подготовительной части стадии судебного разбирательства, как правило, касаются предварительного следствия, в основном они отражают те ходатайства, которые не были удовлетворены следственными органами. Ходатайства, заявленные стороной защиты на судебном следствии, позволяют сделать следующие выводы: основную массу ходатайств адвокатов составляют ходатайства о вызове дополнительных свидетелей (около 30% от числа всех заявленных ходатайств) и для этих ходатайств характерен высокий процент удовлетворения судом (84%). На втором месте - ходатайства об истребовании доказательств (15%), при этом судом удовлетворено полностью или частично около 80% таких ходатайств; о направлении дел на дополнительное расследование адвокатами заявлялось 7% ходатайств - удовлетворено из них 58%; о назначении экспертизы - 6% и соответственно удовлетворено 66% и, наконец, об изменении меры пресечения заявлялось 5% - удовлетворено 40%.

Эти данные свидетельствуют о значительном влиянии позиции адвокатов на полноту и всесторонность исследования обстоятельств дела.

В.Шимановский, в свою очередь, также отмечает, что свыше 1/3 заявленных следователю ходатайств содержали просьбы о приобщении к делу или получении
дополнительных доказательств. Ссылаясь на данные

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ Wk 5 в ред. постановления JC© 11 от 21. 12. 93 «О соблюдении судами процессуального законодательства « при судебном разбирательстве по уголовным делам».
/Сборник

постановлений Пленумов ВС РФ. 1961=1993. Москва. Юр. лит-ра. С. 201.

68 «

обобщения А.Я.Меженцевой, по которым усматривается, что основную массу из числа заявленных защитником ходатайств на предварительном следствии, составляют ходатайства с просьбой об изменении обвинения и прекращении дела (51% и 84% соответственно). Следователями отклоняются такие ходатайства в объеме 96=97%/ Стало быть, следователи, отклоняя, по их мнению, необоснованные ходатайства, тем самым создают ситуации, когда приходиться защитникам вновь обращаться с ходатайствами в суд. По данным А.Я.Меженцевой из общего числа ходатайств, отклоненных на предварительном следствии, было удовлетворено1 46,1% заявленных ходатайств в суде.2

Вместе с тем, имеются случаи, когда сами суды поверхностно относятся к требованиям ст. 20 УТЖ о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств по делу.

Так, судебной коллегией Оренбургского областного суда были отменены приговоры судов от 24.11.98 года в отношении Шилова В.П. по ст. 111 ч. 4 УК РФ и от 08.12.98 г. в отношении Бикеева В.В. по ст. ст. 127 ч. 2 п.п. «а», «в», 163 ч. 3, п. «б» УК РФ и Нисиеа СВ. по ст. 127 п. «а», «в» УК РФ, а дела в их отношении были направлены для производства дополнительного расследования по следующим основаниям: в судебном заседании не были исследованы документы и оставлены без внимания доказательства и ходатайства, заявленные в защиту подсудимых, имеющих значение для правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора, вследствие чего было нарушено требование ст. 20 УПК.3

1 Шимановский В. Ходатайствам участников уголовного процесса - максимум ?внимания. //Российская юстиция. 1995. X© 10. С. 49. « Меженцева А.Я. Значение ходатайств для устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. //Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сб. науч. трудов. М. 1988. С.И1-112. Из Архива Оренбургского областного суда.

69

Другим важным средством является то, что адвокат имеет право высказывать свое мнение о существе заявленных ходатайств другими участниками процесса, как в подготовительной, части судебного разбирательства, так и р ходе судебного следствия. Может сложиться так, что адвокат, заявивший прежде ходатайство, выслушав мнение об этом других участников, изменит свою позицию. Суд в свою очередь обязан вынести по заявленным ходатайствам определение, выслушать предварительно мнение адвоката — защитника, так скажем, заявившем ходатайство в судебном заседании повторно, если первоначально ему в ходатайстве было отказано (ст. 276 УПК). Как указывает Н.Г.Панько, данные по Воронежской области за последние 5 лет, свидетельствуют, что огромное количество адвокатов-защитников связаны с переквалификацией обвинения ,и удозлетзоряемость этих ходатайств равняется 85%/

Если следователь, прокурор оставили ходатайство без удовлетворения, это означает, - пишет А.Г.Торянников, = что они расценили выраженный в ходатайстве интерес обвиняемого как незаконный, сочли несостоятельными доводы защиты. Поэтому защитник, обжалуя этот отказ, вновь повторяет ходатайство з судебном разбирательстве, настойчиво добиваясь его удовлетворения, признавая решения органов, ведущих судопроизводство, незаконными.

Каждое ходатайство, особенно заявленное повторно, должно быть убедительно аргументировано с привлечением данных, выявленных в процессе судебного разбирательства, и направлено на выяснение обстоятельств, оправдывающих или смягчающих вину подзащитного.

Судебное следствие начинается с оглашения обвинительного заключения. В юридической литературе неоднократно высказывалось мнение по поводу необходимости изменения порядка оглашения обвинительного

Панько Н.Г. Деятельность адвоката-защитника по
обеспечению состязательности. - Воронеж. 2000. С. 79. Тошнников А.Г. Указ. соч. С. 7. ‘

70 заключения.1 Так, Л.М.Володина называет это «порочным правилом», когда фактически судья по сути в отношении подсудимого «провозглашает: обвиняется», становясь с этого момента самым активным участником судебного следствия, нередко не оставляя возможности активного поведения другим его участникам.2 По данным опубликованным в печати, 90% вопросов в суде задают допрашиваемым председательствующий и народные заседатели и лишь 10% обвинение и защита, что свидетельствует о дискуссионных полномочиях, закрепленных за судом (за исключением суда присяжных) и это ведет к дисфункционированию сторон, следовательно, активность сторон и активность суда при исследовании доказательств - взаимно исключающие друг друга правовые явления.3 Вместе с тем, как справедливо отмечают К.А.Чечина и Д.М.Чечот, - «ни один участник не вправе подменять собой другого и выполнять несвойственные ему функции».

На судебном следствии адвокат - защитник должен включаться з исследование всех обстоятельств, которые имеют значение для защиты, он вправе ходатайствовать об изменении порядка исследования доказательств по сравнению с тем, который был определен прежде, сразу же после оглашения обвинительного заключения, т.е. в начале судебного следствия. Закон не уточняет порядок исследования доказательств. Чаще всего исследование доказательств начинается с допроса подсудимого. На практике и в литературе по-оазному решается вопрос о времени допроса подсудимого в судебном следствии. Распространено мнение, что если подсудимый признает себя

1 Строгович М.С. курс советского уголовного процесса, т. I. С. 271 - 272; Савицкий З.М. Очерк теории прокурорского надзора. С. 306=313; Челыдов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1962. С. 382; Басков В.И. Прокурор в суде первой инстанции. С. 103; Н.САлексеев, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж. 1980. С. 211 и др.

2 Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень. 1999. С. 112.

199Ь.

3 Смирнов В.П. Противоборство сторон как сущность принципа состязательности уголовного судопроизводства. //Государство и прав

т з. с во.

4 ЪГ.

Юридическая процессуальная форма: 1еория и практика. М. 1976. С. 177.

71

виновным, то его необходимо допрашивать первым, если отрицает свою вину, то первым его допрашивать нецелесообразно, т.к. в этом случае в показаниях подсудимого не будет достаточной информации, и «открытие судебного следствия с допроса подсудимого может поставить суд в затруднительное

г*

положение»/

этим мнением не соглашается Л.Д.Кокорев: «если

подсудимый не признает себя виновным, но желает дать показания, он всегда должен быть допрошен первым. Это в большей степени соответствует его праву давать показания»/ На практике, чаще всего, исследование на основе такого порядка имеет определенные преимущества: при нем суд и участники судебного разбирательства узнают о преступлении от ‘лица, которое в нем обвиняется. Даже если подсудимый отрицает свою вину или признает себя виновным частично, его показания имеют важное значение для исследования других доказательств, так обусловливается и той необходимостью, ради которой проводится судебное разбирательство, т.е., как
утверждает Я.О.Мотовиловкер, ради установления главного факта уголовного процесса, каким является вопрос о виновности или невиновности подсудимого. В интересах установления истины подсудимый может быть допрошен и после исследования других доказательств. Однако в интересах установления истины подсудимый
может быть допрошен и после исследования других доказательств, но с учетом его права давать показания в любой момент судебного следствия. Кроме того, последовательность
исследования доказательств может быть установлена
применительно к отдельным преступлениям в тех случаях, когда
один подсудимый обвиняется в совершении нескольких, не связанных между собой преступлений, а также

1 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1962. С. 382; поддержание государственного обвинения в суде, под ред. М.П.Малярова. М. 1970. С. 28-

29.

2 Кокорев Л.Д. Подсудимый з советском уголовном процессе. Воронеж. 1973.=

С. 127”

3 Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. Воронеж. 1984.= С. 7.

72

применительно к отдельным эпизодам преступления, совершенного
в соучастии с несколькими подсудимыми.

Особое внимание защитника должно быть привлечено к правилам допроса подсудимого. По смыслу ст. 280 УПК под ним понимается свободный рассказ подсудимого, а вторая часть допроса — его ответы на заданные вопросы.

Сначала обвиняемый излагает все то, что считает необходимым в связи с предъявленным ему обвинением. В ходе свободного рассказа нельзя задавать вопросы, перебивать подсудимого. Закон считает доказательствами и те показания обвиняемого, в которых он оспаривает обвинение. Согласно ст. 314 УПК, при несогласии суда с такими показаниями подсудимого «описательная часть обвинительного приговора должна содержать … мотивы, по которым суд отверг другие доказательства», т.е. и показания подсудимого о своей невиновности или меньшей мере виновности.

Верховный суд РФ неоднократно подчеркивал, что суд не может безмотивно отвергнуть показания подсудимого в свою защиту, а должен в приговоре указать, почему он им не верит и чем они опровергаются “ри вынесении обвинительного приговора суд должен указать, почему им отвергнуты объяснения подсудимого в свою защиту, а также другие доказательства, оправдывающего характера/ Игнорирование показаний обвиняемого в свою защиту или бездоказательное утверждение в приговоре об их даче «с целью избежать ответственности» является нарушением права на защиту и требований, предъявляемых законом к судебному приговору.

Поскольку дача показаний - право обвиняемого, ему необходимо разъяснить, что он не обязан давать показания и отказ от показаний не может рассматриваться как доказательство его виновности. По ныне действующему закону, если данное разъяснение суд не сделал, то его может сделать защитник. В связи с этим вызывают сомнения в законности требования от

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 7.

73

подсудимого ответов на заданные ему вопросы. Ст. 300 Проекта УПК РФ* предусматривает прямую обязанность председательствующего по разъяснению права обвиняемого давать или не давать показания по поводу предъявленного обвинения и других обстоятельств дела. Помимо этого проектом предусмотрена иная очередность допроса подсудимого участниками судебного разбирательства дела, если по ныне действующему закону первыми допрашивают судьи, затем обвинитель, потерпевший, а также гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Последним пристзшает к допросу защитник, то по ПУ1Ж подсудимый считается свидетелем защиты и первым его допрашивает адвокат, что следует признать, как нам представляется, такой вариант достаточно приемлемым.

Закон, предоставляя право подсудимому в судебном разбирательстве давать показания и объяснения (ст. ст. 46, 69, 77, 280 УПК), не предусматривает особого различия между ними. Так, например, в ст. 46 УПК говорится о праве обвиняемого давать объяснение по предъявленному ему обвинению, а в ст. 77 УПК - праве давать показания. Несмотря на тесную взаимосвязь между похазаниями и объяснениями подсудимого, нельзя не заметить и определенного различия между ними. Необходимость различать показания и объяснения обвиняемого вполне
обоснованно отмечалась в

‘У

юридической литературе. Показания, считает Л.Д.Кокорев, как правило, связаны с сообщением суду фактов, а объяснения - с оценкой тех или иных фактических обстоятельств по делу. Показания являются источниками доказательств, у объяснений иная роль, иное
назначение в процессе —

1 В дальнейшем сокращенно: ПУХЖ. ,

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 414- 417; Теория доказательств в советском уголовном процессе, часть общая. Отв. ред. Н.В.Жогин. М. 1966. С. 522-529; Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М. 1966. С. 130; Я.О.Мотовиловкер. Показания и объяснения обвиняемого как средство защиты в советском уголовном процессе. М. 1956. С. 7-10; Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Воронеж. 1973. С. 121.

74

отражать оценку различных обстоятельств по делу, в частности, выражать отношение подсудимого к тем илм иным обстоятельствами,
имеющим значение для дела, в том числе к предъявленному ему
обвинению/ Особенности объяснений обвиняемого не могут не влиять на характер оценки их доказательственного значения, требуя от суда и участников процесса критического отношения. Потому, имея ввиду различные аспекты показаний и объяснений подсудимого,
законодатель, прежде всего, должен создать условия обеспечить их реальное использование как важного средства в механизме функции защиты. В связи с этим в законе следовало бы более четко сформулировать право обвиняемого (подсудимого) давать
показания и объяснения. В норме, посвященной общей характеристике прав обвиняемого (ст. 46 УПК), необходимо указать, что обвиняемый (подсудимый) имеет право давать показания и объяснения. В
других же статьях Уголовно = процессуального Кодекса, в
зависимости от характера процессуальных отношений, которые они
регулируют, необходимо указать на право подсудимого давать показания и объяснения или на право подсудимого давать только показания либо только объяснения. Какой бы характер ни носили показания обвиняемого - отрицание или признание своей вины
в совершенном преступлении, - они требуют самой тщательной проверки и сопоставления с другими доказательствами по делу. При
оспаривании подсудимым фактов, положенных в основу обвинения,
защитник обязан обратить внимание суда на доказательства,
подтверждающие показания подсудимого. Признание обвиняемого, в
свою очередь, не устраняет необходимости исследовать все обстоятельства дела и оценить сделанное признание в свете всех прочих установленных по делу фактов. На наш взгляд, в такой ситуации достаточно было бы выяснить, не является ли его признание вынужденным и не оспаривается ли оно другими участниками процесса и

1 Кокорев Л.Д. Указ. соч. С. 121.

продолжить судебное следствие исследованием лишь тех доказательств, на которые укажут стороны.

Этим бы значительно сократилось время рассмотрения дела в суде первой инстанции, (которое порой затягивается надолго) и вместе с тем право на защиту не было бы проигнорировано.

При участии адвоката в допросе своего подзащитного, он должен задавать вопросы, направленные на смягчение вник: например, он может просить подсудимого дополнительно сообщить суду сведения о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления: о смягчающих его вину обстоятельствах; об отсутствии общественной опасности в его действиях; о его поведении после совершения преступления и отношении к содеянному и др. При исследовании обстоятельств, предусмотренных ст. 68 УПК, защитник должен обратить внимание суда на норму, содержащуюся в УЖ о невиновном поичинении визеда (ст. 28). В этой связи подлежит пооверке версия о том, что лицо не предвидело и не могло предвидеть общественной опасности своего деяния либо хотя и предвидело, но не могло предотвратить общественно опасные последствия в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Целью участия адвоката в допросе своего подзащитного является оказание всевозможной помощи, основанной на законе, в опровержении предъявленного обвинения, либо отдельных его эпизодов для смягчения дальнейшей участи подсудимого, в порождении у суда сомнений в его виновности, которые должны толковаться в пользу обвиняемого.

После допроса подсудимого, суд, как правило, переходит к допросу потерпевшего. Однако проектом, а именно п.2 ст. 302 предусмотрено, что он может давать показания в любой момент судебного следствия. На наш взгляд, это уравнивает положение потерпевшего с положением противоположной стороны, которая обладает аналогичным правом. Но в отличии от подсудимого, потерпевший несет ответственность за дачу заведомо ложных

76

показаний, а также за отказ от дачи показаний. Положение потерпевшего в процессе — его явная заинтересованность в исходе дела, зачастую неприязненное отношение к подсудному - делает его показания как источник установления истины менее ценным и достоверным. В силу таких обстоятельств, для защиты особенно важное значение приобретает выяснение характера и степени влияния поведения потерпевшего на действия подсудимого. Большую роль при допросе такого потерпевшего играет выяснение причин его поведения, конкретных обстоятельств, при которых оно проявилось и особенно тех, которые непосредственно предшествовали совершению преступления/

Цель участия адвоката в допросе потерпевшего — это задавать такие вопросы, чтобы ответы на них были восприняты судом в пользу невиновности или меньшей виновности подзащитного.

Поскольку потерпевший является не просто очевидцем события или его последствий, но и участником событий и лицом, защищающим свои законные интересы, соответственно имеются особенности восприятия, запечатления, воспроизведения им фактических данных. Восприятие некоторых фактов потерпевшим может быть неточным из-за его положения и состояния в момент события и последующих переживаний. Адвокат должен обратить внимание суда на данный аспект. Если есть версия о беспомощном состоянии потерпевшего, использованном обвиняемым, адвокат задает вопрос о том, сознавало ли лицо характер и значение совершаемых действий и почему не оказало сопротивления или прекратило его.

По делам о преступлениях, связанных с угрозой насилия, адвокат задает вопрос о том, как потерпевший понимает и что для него является угрозой. Нередко бывает так, что поведение потерпевшего само провоцирует совершение преступления, в таком случае адвокат должен задавать вопрос, направленный на выяснение данного обстоятельства.

1 Кручинин Ю.С. Участие адвоката - защитника в уголовно- процессуальном доказывании. Канд. даос. Ижевск. 1997. С. 92.

77

Как видно, из всего вышесказанного, круг вопросов, задаваемых потерпевшему, может быть широк, и в каждом конкретном случае он определяется определенными условиями. Защитник может задавать допрашиваемому любые вопросы, если они относится к делу и правильно сформулированы. Помимо этого, закон устанавливает некоторые правила, благоприятствующие защите, на наш взгляд, это необходимо для того, чтобы уравновесить преимущество, которое существует в действительности у стороны обвинения, т.к. она опирается на материалы, собранные в стадии расследования, где обвиняемый и защитник не обладали правами стороны и не могли быть столь активны, как в суде.

Так, потерпевшего, который ранее дал показания на предварительном следствии, защитник и подсудимый допрашивают в суде уже после того, как его допросит прокурор. Это дает возможность выявить противоречия, несоответствия в показаниях, мимо которых прошел прокурор, и тем ослабить или свести на нет уличающее значение показаний, а в других случаях -выяснить обстоятельства, полезные для защиты. Есть категории дел, по которым исследование морально-психологического облика потерпевшего совершенно необходимо. Если мимо этого проходит обвинитель, то задачей участия адвоката в допросе является привлечение внимания суда именно к этому. Особенно это касается таких дел как об изнасиловании, когда подсудимый, отрицая свою вину, ссылается на то, что ,физическая близость, возникла с согласия потерпевшей.

Участвуя в допросе, защитник руководствуется предписаниями закона и этическими нормами судебного допроса. Последние проявляются в короектном отношении к допрашиваемому и к другим участниками процесса, в ведении допроса без какой-либо раздражительности и излишней эмоциональности. Он не стремится к усугублению конфликтной ситуации. Но если кто-либо из участников судебного разбирательства будет задавать, например, наводящие вопросы или вводить допрашиваемого потерпевшего в заблуждение, то адвокат, исхода из интересов подзащитного, должен сделать

78 соответствующее заявление, которое заносится в протокол
судебного заседания.

Особо осторожного и вдумчивого подхода требуют показания несовершеннолетнего или малолетнего потерпевшего. При допросе несовершеннолетнего защитник обязан учесть не только соблюдение процессуального порядка его допроса, но и ряд других обстоятельств, которые могли оказать воздействие на его рассказ о виденных или слышанных им фактах.

После допроса потерпевшего суд, как правило, переходит к допросу свидетелей. Они допрашиваются порознь и в отсутствии еще не допрошенных свидетелей. Председательствующий выясняет
отношение свидетеля к подсудимому и предлагает сообщить суду все, что ему известно по делу. Допрос свидетелей на судебном следствии - это не только способ получения доказательств, но и средство проверки их достоверности. Эти лица обычно стремятся повторить в суде показания, которые давали на предварительном следствии. Это есть опасение получить на заданный вопрос неблагоприятный для подзащитного ответ, что, впрочем, может осложнить участие защитника в допросе свидетелей в судебном следствии. Однако установление истины немыслимо без
критической проверки собранных доказательств и такая проверка под углом зрения защиты подсудимого проводится защитником. Первую часть допроса принято называть свободным рассказом, во время которого перебивать свидетеля вопросами не следует. Только в тех случаях, когда свидетель рассказывает об обстоятельствах, не относящихся к делу, или затрудняется рассказать об известных ему обстоятельствах, ему могут быть поставлены конкретные вопросы, в том числе и адвокатом. По общему правилу сначала свидетеля допрашивают судьи,
обвинители, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, и в последнюю очередь - защитник и
подсудимый. Однако участники судебного разбирательства вправе с
разрешения председательствующего задавать свидетелю вопросы во
время допроса его другим участником

79 судебного разбирательства. Защитник наравне с другими
участниками процесса обладает данным правом.

Предметом показаний свидетеля могут быть обстоятельства, предусмотренные ст. 68 УПК (о событии преступления, виновности обвиняемого в совершении преступления и мотивах преступления, об обстоятельствах, влияющих на степень ж характер ответственности обвиняемого, о личности обвиняемого, о характере и размере ущерба, причиненного преступлением), а также вспомогательные и промежуточные факты - таким образом, объем фактов, жоторый может устанавливаться свидетельскими показаниями, чрезвычайно широк. «Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего, о своих взаимоотношениях с ними» (ст. 74 УПК). Единственное ограничение, предусмотренное законом, - сообщение свидетелем фактов, почерпнутых из неизвестного источника.

Исследуя показания свидетеля, защитник должен непременно обратить внимание суда на его способность правильно воспринимать и передавать впечатление о событии, очевидцем которого был свидетель. Достоверность его показаний зависит не только от нормального состояния психики и органов чувств допрашиваемого лица, но и от индивидуальных особенностей, в частности от того, стремится ли свидетель рассказать суду правду или скрыть ее и т.д.

Причины ошибок в свидетельских показаниях многообразны. С одной стороны, это - неправильное восприятие факта или явления, вызванное личными качествами (недостатки зрения, слуха, нервное состояние в момент восприятии и т.д.), внешними условиями, при которых происходило событие (темнота или недостаточная освещенность места происшествия и т.п.; с другой стороны, ошибка может быть результатом неточного или искаженного воспроизведения фактов. Неточность может объясняться недостатками или провалами памяти, отдаленностью события от времени дачи показаний и т.д.

80

Объективность свидетеля зависит от его беспристрастности: стремления сообщить суду только известные ему факты и в том виде, в каком они имели место быть в действительности. Необъективность свидетеля может быть вызвана разнообразными причинами: неприязненными или враждебными отношениями на почве служебных, общественных или личных столкновений; заинтересованностью в исходе дела; а также показания свидетеля могут быть им даны в результате применения к нему незаконного воздействия и т.д. Найти убедительное объяснение причины, по которой защитник считает показания свидетеля недостоверными, - задача подчас нелегкая, требующая опыта и проницательности.

Так, адвокат в интересах своего подзащитного ПГаргуноза, з ходе разбирательства в суде с участием присяжных заседателей отмечал, -то в отношении Ш. и свидетелей Б. и К. на предварительном следствии применялись недозволенные методы и поэтому свидетели оговорили Ш. В последствии Е. ж К. в судебном заседании пояснили, что уличающие показания они дали под воздействием на них со стороны работников милиции, которые сфальсифицировали административное правонарушение, в связи с чем они были подвергнуты административному аресту, во время которого и были получены оспариваемые защитой доказательства. Эти обстоятельства достоверно подтверждаются постановлением Советского районного суда г.Ростова™на=Дону, согласно которым Е. и К. были подвергнуты аресту на 15 и 1.0 суток за совершение мелкого хулиганства и неповиновение работникам милиции. Между тем Е. и К. дали уличающие подсудимого показания, положенные в основу обвинения, а позже Е. Опознал Ш.1

Следствием оценки показаний свидетелей явилось - выяснение важных обстоятельств для дела с позиции защиты, в чем непоследняя роль принадлежит адвокату, подвергшего сомнению правдивость и достоверность показаний свидетелей обвинения.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 2. С. 8-9.

CN

удебная практика признает допустимыми показания свидетеля, содержащие некоторые оценочные суждения (как, например, в данном случае - «на вопросы отвечает сознательно») если эти суждения мотивированы ссылкой на факты, их подтверждающие, вместе с тем не имеют доказательственного значения показания свидетеля в части визуальных оценок состояния человека (например, возможность получения сотрясения мозга, следствием чего может явиться неосознанность даваемых объяснений), которые могут быть достоверно установлены лишь специальным исследованием. Подобные разъяснения дает Верховный Суд РФ/

Цель участия защитника в допросе свидетеля - это задавать такие, вопросы, ответы на которые будут направлены на доказывание невиновности лица в совершении вменяемого лицу преступления или, по крайней мере, меньшей виновности. Помимо этого, именно его задачей является выявление в показаниях свидетеля противоречий и ошибок, если мимо этого проходит суд.

Закон допускает вызов и новых свидетелей в судебное заседание. Показания новых свидетелей имеют такое же значение, как и показания тех свидетелей, которые до судебного следствия допрашивались на предварительном следствии или дознании. Этих свидетелей первым допрашивает тот участник процесса, по инициативе которого свидетель вызван. Если новый свидетель вызван по инициативе суда, первыми его допрашивают судьи. Однако по ныне действующему закону, а именно ст. 257 УПК, которая гласит: «суд вправе…», суд может признать вызов нового свидетеля не имеющим значения для разрешения дела по существу и отклонить его. На наш взгляд это положение следует рассматривать как нарушение права на защиту, ибо положение статьи 51 УПК, предусматривающей право адвоката представлять доказательства, противоречат данным правилам, определяющим вызов новых свидетелей по усмотрению суда. Проект нового УПК устраняет вышеописанную коллизию и

  1. С. 14.

Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1995. № 2. С. 8.; № 4. С.

82 предусматривает обязательный допрос свидетелей, явившихся по инициативе сторон, что, конечно, следует приветствовать.

Особенно нуждаются в тщательной критической проверке свидетельские показания малолетних. Их допрос имеет некоторые особенности. Они регламентированы ст. 285 УПК и должны учитываться всеми участниками судебного разбирательства, в том числе и адвокатом. Помимо допроса в судебном следствии могут оглашаться показания свидетеля, данные при производстве дознания или предварительного следствия, или данные ранее в суде. Однако это происходит по инициативе суда в определенных законом случаях. Проектом УПК предусмотрена возможность оглашения показаний свидетеля по инициативе сторон, обязательным условием в этом случае является, наличие предусмотренных законом причин. Представляется, что это и есть одна из гарантий осуществления права на защиту.

Помимо исследования вышеизложенных доказательств, в судебном следствии может быть назначена экспертиза. Наравне с другими участниками судебного разбирательства защитник вправе ходатайствовать о производстве такой экспертизы. Это необходимо для всестороннего и объективного исследования обстоятельств преступления с помощью достижений науки и техники. Эксперт участвует в исследовании обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы. В тех случаях, когда экспертиза проводилась на предварительном следствии или дознании, в судебное заседание вызывается тот эксперт, который участвовал в производстве экспертизы. Если его почему-либо невозможно вызвать в судебное заседание, в качестве эксперта приглашается другое лицо.

Сначала в судебном заседании исследуются обстоятельства, необходимые для дачи экспертом заключения, а после этого участники судебного разбирательства представляют в письменном виде вопросы эксперту, причем эти вопросы не должны выходить за пределы специальных познаний лица, которому поручено проведение экспертизы. Адвокат также должен использовать такую возможность и сформулировать эксперту вопросы

83 с учетом его защитительной функции. Приведенный В.А.Назаровым анализ судебной практики в Оренбургской области по данному вопросу свидетельствует о том, что более 60% вопросов поступает со стороны защиты и подсудимого.1 Данное экспертом заключение также подлежит всестороннему исследованию, наряду со всеми доказательствами. В свою очередь, заключение экспертов исследуется также защитником. Это исследование складывается из нескольких элементов:

A) Исследование и оценка личности эксперта с точки зрения его подготовленности к даче заключения по возникшим специальным вопросам науки (техники, искусства, ремесла и т.п.), а также его объективности, незаинтересованности з исходе дела;

Б) Оценка заключения с точки зрения его соответствия пределам компетентности эксперта;

B) Оценка фактов и выводов, содержащихся в заключении эксперта. Роль защитника в исследовании заключения эксперта по существу

должна проявиться, с одной стороны, в анализе и оценке и тех материалов и доказательств, которые были положены экспертом в основу заключения, а с другой стороны, в анализе и оценке фактов и выводов, содержащихся в заключении. Заключение экспертов может оказаться ошибочным только потому, что эксперты при производстве ее использовали недоброкачественные или неполноценные материалы. Иногда, от адвоката требуется обратить внимание суда на недопустимость и неправильнорть использованного экспертом метода при дзче заключения.

Если у адвоката появляется сомнение в полноте либо достаточной ясности заключения эксперта, он имеет право просить суд о назначении дополнительной или повторной экспертизы. Однако назначение такой экспертизы происходит по усмотрению суда, который обязан рассмотреть

1 Назаров В.А. Назначение и проведение экспертизы в уголовном процессе. Автореф. канд. дис. Екатеринбург. 1999. С. 22.

заявленное ходатайство адвоката и вынести об этом
мотивированное определение.

Верховный Суд РФ дал разъяснения по поводу того, что заключение эксперта не имеет заранее установленной силы и не обладает преимуществами перед другими доказательствами и, как все иные доказательства подлежит

оценке/

Для соблюдения принципов полноты, всесторонности и объективности судебного разбирательства в судебном следствии должны быть исследованы также предметы, которые служили орудиями преступления, или сохранили на себе его следы, а также и другие предметы, которые могли быть средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчения вины обвиняемого - то есть вещественные доказательства. В действительности количество предметов, охватываемых этим понятием и могущих служить средством доказывания, безгранично.

Осмотр вещественных доказательств может производиться в любой момент судебного следствия после установления порядка исследования доказательств. Осмотру в судебном заседании подлежат как те вещественные доказательства, которые представлены в суд, так и те, которые уже подвергались осмотру на предварительном следствии (дознании), были предметом экспертного исследования или использовались для проведения эксперимента.

Наряду со всеми участниками процесса защитник вправе также производить осмотр вещественного доказательства и в ходе его задавать вопросы, потерпевшему, свидетелям либо подсудимому, относящиеся к признакам вещественных доказательств или к обстоятельствам, связанным с

1 Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 16. 03. 71. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М.: СПАРК.

лЪ*УУ. <Ь, Эк.

вещественными доказательствами. 1акже он вправе обращать внимание суда

на те, или иные признаки вещественного доказательства, которые должны

«

быть занесены в протокол судебного заседания.

При осмотре вещественного доказательства адвокат вправе пользоваться криминалистической техникой и иными научно-техническими средствами. Ограничение з этом праве является существенным нарушением закона и предусмотренного им права на защиту.

Вещественные доказательства в совокупности с другими установленными по делу фактами могут служить серьезной, иногда неопровержимой уликой против подсудимого. Однако тщательное исследование вещественных доказательств и обращение защитником внимание суда на некоторые детали могут служить убедительным материалом для оспаривания предъявленного обвинения. Целью участия адвоката в исследовании данных доказательств является его проницательный осмотр представленных ему предметов.

Помимо участия адвоката в исследовании доказательств он также наделен правом на представление доказательств. Однако общая трактовка доказательств, как любых фактических данных, удостоверяющих в установленном законом порядке наличие или отсутствие общественно- опасного деяния или иных данных, имеющих значение для правильного разрешения дела, полученных и зафиксированных в соответствии с установленными правилами органом, осуществляющим производство по делу - ограничивает право обвиняемого и его защитника представлять доказательства, ибо обязывает реадизозывать это право лишь тогда, когда им заведомо известно о достоверности данных, представляемых в качестве доказательств. Во многих случаях такое требование неисполнимо, поскольку у обвиняемого и защитника нет процессуальных средств проверки представляемых данных (далеко не всегда эта проверка возможна для них и за пределами процессуальной формы).

т

JH Поскольку более подробно о представлении доказательств защитником в

законе не говорится, в литературе высказано мнение о неправомерности беседы защитника с частными лицами для получения сведений:1 отмечается, что защитник вправе представлять суду только письменные и вещественные доказательства. По мнению некоторых авторов, разрешение адвокату беседовать с человеком, который может сообщить сведения,, необходимые для защиты, означает предоставление защитнику право ведения следствия для собирания доказательств, и это может привести к собиранию следователем лишь обвинительных доказательств/ Поскольку у защитника нет тех возможностей, которыми располагает следователь, и, кроме того, многим обвиняемым такая защита недоступна по материальным соображениям, предоставлять защитнику право ведения следствия по делу, на наш взгляд, как

При реализации положений о предоставлении права представлять доказательства нельзя забывать, что защитник вправе представлять суду не всякие сведения, а лишь те, которые оправдывают обвиняемого, смягчают или исключают его ответственность. Содержание сведений, которые могут служить доказательствами, закон не ограничивает. * По ныне действующему законодательству, защитник является субъектом

доказывания. Но поскольку в законе конкретно не указано право защитника собирать доказательства (чем отличается проект нового УПК), это явилось предметом дискуссии, встречаемой в юридической литературе относительно данной проблемы. Одни авторы считают, что деятельность адвоката включает собирание доказательств” (например, возможность 1 истребования через юридическую консультацию справок, характеристик и т.п., либо получать от подзащитного необходимые данные, которые должны быть предметом исследования на судебном следствии). Позиция других авторов существенно

1 Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. С. 59. щ. 2 Ларин A.M. От следственной версии к истине. М. 1976. С. 19-24.

” Савицкий В.М. Виновен или невиновен? М. 1965. С. 13-16.

87

отличается от вышеуказанной.1 Помимо того, в Научно=практичес& комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР под общей редакцией Председателя Верховного Суда РФ В.М.Лебедева также указывается, что «деятельность адвоката не включает собирание доказательств». Однако, на наш взгляд, это не верно, так как закоЕ

предусмотрено право защитника запрашивать через юридическую консультацию документы, необходимые для защиты подсудимого и получать, непосредственно, от него необходимые доказательства. А это и является ни чем иным как собиранием доказательств. В данном случае, как нам представляется, следует говорить о существенном ограничении данного права, что является нарушением норм уголовно- процессуального законодательства. Таким образом, следует расширить перечень способов собирания защитником доказательств, которые могут иметь значение для правильного разрешения дела. Помимо того, что следует четко регламентировать законом право защитника собирать, необходимые ему для защиты доказательства, Проектом УПК РФ, а именно ст. ст. 45, 76 это урегулировано. Так, п. 3 ст. 76 ПУПК определяет способы собирания защитником доказательств: в число которых входит — обращение к услугам частных детективов или «частных детективных предприятий для получения относящихся к делу сведений, в порядке, определяемом Законом об адвокатуре. Относительно последнего сразу отметим, что в законопроектах об адвокатуре РФ об установлении порядка использования услуг частных детективов нет и речи.

Проблема использования адвокатом труда частных детективов требует своего правового урегулирования, в том числе по организации и формам взаимодействия с такими лицами, частными детективными предприятиями. Касается это и характера получения детективом поручений, способов их

1 Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М. 1982. С. 59.

2 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу

исполнения, критериев допустимости использования полученных детективом материалов в качестве доказательств по уголовному делу, как непосредственно, так, возможно, и облекая их з установленную законом процессуальную форму, так и многого другого.

В последнее время активно стал дискутироваться вопрос о возможности использования материалов, добытых в результате оперативно-розыскной или частной детективной деятельности. Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 г. Законом «О частно- детективной и охранной деятельности в РФ» от 11. 03. 92 г. во многом приподнята завеса секретности в области данной правоохранительной деятельности. Известны многочисленные публикации с так называемыми секретными эмпирическими данными. Появились, выработанные на основе проведенных исследований рекомендации о возможных методах получения различных оперативных данных. Главным условием при использовании их в качестве доказательств по делу становится возможность проверяемости источника инёормацл^, ибо как считает Т.Москалькова «малейший намек на неясность способов получения лишает его признака допустимости как доказательства, способен породить при рассмотрении дела в суде возмущение публики на счет фальсификации доказательств».1

Анализ нашего российского законодательства о регулировании частной детективной деятельности наталкивает на вывод о бесполезности обращения адвокатов к услугам частных детективов, о невозможности производства ими сбора нужной для адвоката информации. Так, например, частный детектив по Закону от 11.03.1992 г. (п.7 ст. 3) наделен правом «сбора сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса». То есть вполне возможно, что адвоката будут интересовать сведения об образе жизни потерпевшего, его аморальных наклонностях, круге общения, психологических свойствах его характера и т.п. Однако становится совсем

” Москалькоза Т.Н. Этика уголовно - процессуального доказывания. М. 1996.

89 непонятным, когда в этом же законе (п.З ст. 7) предписывается запрещение детективу «собирать сведения, связанные с личной жизнью» интересующих его персон. Указанная ситуация с разрешением - запретом свидетельствует о коллизии норм одного и того же Закона.

Это же касается проекта нового Уголовно-процессуального Кодекса, предложенного Министерством Юстиции. По ныне действующему уголовно-процессуальному закону, защитник не является субъектом собирания доказательств и эта функция, по смыслу закона, неотделима от способов их закрепления и фиксации, что является исключительным правом органов расследования и суда, а материалы, полученные защитником, становятся доказательствами лигдь после приобщения их к делу и путем проведения судом соответствующего процессуального действия. Следовательно, на наш взгляд, речь в данном случае может идти лишь о представлении защитником суду данных, имеющих доказательственное значение.

В любом случае, в судебном следствии должны быть исследованы все доказательства по делу, собранны ли они при производстве предварительного следствия или дознания либо представлены суду. И обвиняемый и защитник, наравне с другими участниками процесса, вправе принимать участие в их исследовании. О том, что «параллельное адвокатское расследование» неприемлемо, так как это прерогатива государственных органов, наделенных властными полномочиями, указывает А.Д.Бойков. Он отмечает, что «такая процессуальная новелла, коренным образом меняющая строй процесса, нуждается в детальной правовой проработке, обеспечивающей порядок реализации соответствующего права адвокатом, гарантии прав участников принципиально новых процессуальных отношений, условия получения объективных и достоверных доказательственных данных»/

§ 3, Зшщтммжелъшш речь шётктшш

’ Бойков А.Д. Третья власть в России. = М., 1997. С. 246.

90

После окончания судебного следствия суд переходит к следзжзщей части судебного разбирательства - судебным прениям.

Судебные прения состоят из речей тех, кто в судебном заседании поддерживает обвинение и защищается от него (ст. 295 УПК). Конституционным Судом РФ по делу о проверке конституционности положений ч. 2 ст. 295 УПК в связи с жалобой М.А.Клюева были гпжзнаны положения ч. 1 и 2 ст. 295 УПК, на основании которых потерпевший не допускается к участию в судебных прениях, кроме как по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 Уголовного Кодекса РФ, не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 52, 46(ч.1) и 123 (ч.З).1

ПУ1Ж предусматривает в этой части судебного разбирательства выступление потерпевшего, что соответствует принципу состязательности. Вместе с тем, как нам представляется, было бы целесообразным предусмотреть возможность участия в судебных прениях и подсудимого вне зависимости от участия адвоката-защитника. Это позволило бы усилить механизм функции защиты путем включения в него важного средства, поскольку здесь могут быть подвергнуты тщательному анализу фактические обстоятельства дела, а также доказательства, относимые к характеристике личности обвиняемого (подсудимого). «Судебная речь, - замечает Е.А. Матвиенко, - одно из средств, которое помогает суду и всем присутствующим полнее и глубже уяснить материалы дела, сделать из них правильные выводы»2, с чем мы полностью согласны и считаем, что защитительная речь должна обеспечивать решение этой задачи.

Участие з судебных прениях дает защитнику возможность подвергнуть развернутой критике версию обвинения и изложить суду все доводы в пользу

д Постановление Конституционного суда РФ от 15. 01. 99.
//Собрание законодательства РФ. 25.01. 99. К® 4, ст. 602. Матвиенко Е.А. Судебные речь. Минск, 1972.- С.214.

91 подсудимого. Как и вся судебная деятельность защитника, участие в прениях имеет целью убедить судей в правильности позиции защитника, склонить их к благоприятному для подсудимого решению.

Участие в судебных прениях — важное право сторон и предпосылка постановления правосудного приговора. Лишение прокурора и адвоката права на судебные прения - указывает Верховный Суд Т’Ф, - является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку лишает суд возможности всестороннее разобрать дело и может повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора».1

Обвинитель в своей речи доказывает вину подсудимого, задача же защитника сводится к отстаиванию оправдания. Основанием такой позиции служит то, что виновность подсудимого с несомненностью не подтверждена.

Судебные прения основываются на результатах исследования в судебном следствии. Каждый участник судебных прений как бы подводит итоги этого исследования, излагая их в речах и в репликах перед судом со своей позиции. Их целью является - обращение внимания суда на свою трактовку события, обстоятельств преступления и данных о личности виновного. Значение судебных прений, прежде всего, состоит в том, что они служат формированию внутреннего убеждения судей на основе всестороннего и глубокого анализа всех обстоятельств дела. Кроме того, благодаря судебным прениям, их участникам яснее становится позиция другого, выясняются сильные и слабые стороны приведенной аргументации.

Последовательность выступлений участников судебных прений обычно такова: сначала с речью выступает обвинитель, затем гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, в последнюю очередь слово представляется защитнику и подсудимому. Такой порядок создает благоприятные условия для осуществления функций защиты. Защитник и

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. Ш10. С.13.

92 подсудимый до своего вкступлениж получают возможность выслушать ж при необходимости возразить им и более четко изложить свою позицию.

В защитительной речи внимание суда обращается прежде всего на обстоятельства, оправдывающие, исключающие , или смягчающие ответственность подсудимого. Но при этом, адвокат должен также подвергнуть критическому разбору доводы и доказательства, на которые ссылается обвинение. Свою речь защитник строит так, чтобы полемика не перерастала в личные выпады против процессуального противника. Иногда, как отмечает Г.А.Гинзбург, А.Г .Поляк, В.А.Самсонов: «…адвокат свою речь строит на полемике с прокурором. Это неправюгышй прием, спорить с прокурором можно и нужно, но в речи следует, прежде всего, анализировать факты и доказательства, установленные в судебном разбирательстве».-

Содержание защитительной речи в каждом, отдельном случае определяется конкретными задачами по делу. Последние в свою очередь обусловлены характером преступления и другими особенностями дела, а также собранными доказательствами. «Основная задача адвоката, - пишут Г.Гинзбург, А.Г.Подяк, В.А.Самсонов, - убедить суд в правильности предлагаемой им оценки доказательств, сообщить суду о всех обстоятельствах, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность».2 По форме речь защитника должна быть проникнута заботой о подсудимом. Уважительно относясь к подзащитному, = пишет Н.Ф.Волкодаев, оберегая его человеческие чувства, защитник не должен допускать резких, оскорбительных выражений в адрес свидетелей, потерпевших, обвинителей и других участников судебного разбирательства/

Содержание защитительной речи складывается из двух основных элементов: из фактов и оценочных суждений.

1 Гинзбург Г.А., Поляк А.Г., Самсонов В.А. Советский адвокат. М.: Юрид. лит-ра. 1968. С.135.

2 Там же. С. 124.

1 Волкодаев Н.В. Правовая культура судебного процесса. - М.: Юрид. лит-ра. 1980. С.55

1

I

93 4 Предмет доказывания в уголовном процессе (а следовательно и з

защитительной речи) определен ст. 68 УПК. Им является совокупность фактов, устанавливающих: 1) наличие или отсутствие описанного в законе состава преступления (события преступления). Событие преступления включает в себя все элементы объективной стороны состава (действие или бездействие, причинную связь между ними), а также все конкретные факты, которые характеризуют реальное осуществление преступления: время, место, способ и другие обстоятельства его совершения; 2) виновность или невиновность лица, подозреваемого в совершении преступления. Доказывание виновности или невиновности предполагает установление умысла или неосторожкости действовавшего или бездействовавшего субъекта, мотивов, приведших его к совершению преступления; 3) факты, влияющие на степень и характер ответственности: смягчающие и отягчающие обстоятельства (ст.ст. 61 и 63 УК РФ), а также иные данные, характеризующие личность обвиняемого. Эти факты в ряде случаев имеют значение для квалификации совершенного преступления и во всех случаях - для определения справедливой меры наказания; 4) обстоятельства, касающиеся характера и размера ущерба, причиненного преступлением. Так же, как и данные о личности подсудимого, факты, определяющие тяжесть последствии, могут оказать влияние не только на размер наказания, но и на квалификацию преступления; 5) обстоятельства, способствовавшие совершению преступления: причины и условия, создавшие благоприятную почву и обстановку для преступления.

Указанный перечень не является исчерпывающим. Подлежат также доказыванию (и это особенно важно для защиты): 1) обстоятельства, исключающие возможность возбуждения уголовного дела и влекущие необходимость прекращения уже возбужденного дела (ст. 5 УПК РСФСР); 2) обстоятельства, исключающие противоправность или наказуемость деяния; 3) иные смягчающие обстоятельства, кроме предусмотренных ст.61 УК РФ, могущие оказать влияние на меру наказания.

94

Как известно, в уголовном процессе очень редко приходится иметь дело с фактами, совершенно очевидными, не требующими тщательной проверки и сопоставления. Возможность непосредственного чувственного восприятия фактов, относящихся к совершенному преступлению, в судебном исследовании очень ограничена.

Количество фактов, могущих быть доказательственными, неисчерпаемо, как неисчерпаема и сама действительность. Это — материальные предметы» внешнего мира, явления и события, существующие иди существовавшие ранее, все возможные проявления человеческих чувств и мыслей. Единственным ограничением в собирании и исследовании фактов является — относимость их к рассматриваемому делу. Вопрос об относимости доказательств теснейшим образом связан с вопросом о предмете доказывания. Относимыми являются все факты, которые имеют отношения к обстоятельствам, подлежащим установлению судом.

Наряду с общими правилами допустимости доказательств защитник вынужден придерживаться и некоторых особых правил: он не вправе использовать те доказательства, которые подсудимый не желает подвергать публичному обсуждению по каким-либо причинам.

Установленные по делу факты, соответствующим образом сгруппированные и освещенные под углом зрения защиты, образуют тематическую основу речи. Темой речи служит та основная мысль, которую развивает адвокат. Например, по делу о мошенничестве защитник оспаривает доказанность обвинения. Вопрос о доказанности обвинения в том объеме и виде, з котором оно предъявлено подсудимому, составляет тему защитительной речи. Развивая эту тему, защитник может перейти к выводу, что факт преступления вообще не доказан или что в действиях его подзащитного нет состава уголовно наказуемого деяния. В другом случае, развивая ту же тему, защитник может утверждать, что не доказано совершение преступления в том виде и в том объеме, в каком оно сформулировано в обвинительном заключении и в речи государственного обвинителя.

95

Защитительная речь з очень редких, едва ли не в исключительных случаях, по самым простым делам может состоять из одной темы. По мало-мальски сложному делу защитительная речь может состоять из нескольких или даже многих тем.

Возможные темы речи по своему значению могут быть условно разделены на основные и вспомогательные. Основными являются такие процессуальные темы, без которых, точнее, без одной из которых, невозможна ни одна защитительная речь. Круг этих основных процессуальных тем защитительной речи определяется перечнем вопросов, которые суд должен разрешить в приговоре (ст.ЗОЗ УПК).

То, что названо нами развитием или решением темы, совпадает с понятием «позиция по делу», широко бытующим в адвокатской практике. В самом деле, когда защитник после проведенного судебного следствия говорит, что его позиция по делу заключается в оспаривании самого события преступления, то это означает, что в своей защитительной речи он будет развивать тему о недоказанности деяния, вменяемого в вину подсудимому.

В пределах основных процессуальных тем возникает ряд частных тем - процессуального или материального характера. Например, не оспаривая и не выделяя в силу этого, в самостоятельную процессуальную тему, вопрос, имело ли место деяние и содержит ли оно состав преступления (при обвинении в убийстве, хищении и т.д.), защитник посвящает свою речь решению вопроса, совершил ли это деяние подсудимый. В рамках основной темы он развивает ряд частных процессуальных тем: о доказательственном значении сознания, о доказательственном значении договора, о доказательственном значении данные предварительного следствия, не нашедших подтверждения в судебном заседании и т.д.

Когда исследуется вопрос о наличии в действиях подсудимого состава преступления, вывод защитника основывается на развитии одной или нескольких тем материального характера. В этих случаях развиваемая защитником тема имеет два аспекта: материально-правовой, так как решение

96

вопроса о наличии или отсутствии вменяемого в вину состава связано с анализом признаков описанного в законе состава преступления и элементов совершенного подсудимым деяния. Так, оспаривая полностью (или частично) избранную следственными органами квалификацию деяния, совершенного подсудимым (например, ст. 159 УК РФ), защитник анализирует понятие мошенничества, предусмотренное уголовным законом, элементы, образующие состав преступления; сопоставляет далее фактический состав деяния, совершенного подсудимым, с составом деяния, описанного в законе.

Так как исследование вопроса о наличии или отсутствии в действиях подсудимого состава преступления связано с анализом и оценкой материалов дела, возникает второй аспект темы — процессуальный. Наряду с процессуальными и материально-правовыми темами в защитительной речи возможны и иные темы, круг которых чрезвычайно многообразен. Это могут быть темы политические, философские, моральные, психологические, медицинские, экономические и многие другие.

Умение выбрать темы, конечно, в какой-то мере зависит от способностей, профессионального и культурного уровня защитника. Возможность разработки различных тем по одному и тому же делу относится по преимуществу к общим темам речи. Что же касается основных процессуальных тем, которые подлежат разработке в защитительной речи, то количество их, как мы видели, ограничено. Выбор этих тем строго обусловлен обстоятельствами дела.

Но в практической деятельности адвоката возможны случаи, когда содержание защитительной речи нельзя ограничить одной или несколькими логически следующими друг за другом основными процессуальными темами. В отдельных случаях обстоятельства дела допускают возможность выдвижения не одной, а нескольких линий защиты, возможность выдвижения в защитительной речи нескольких параллельных процессуальных тем. Например, материалы дела дают основания защитнику оспаривать событие

97

преступления ж наряду с этим представлять доказательства того, что, как бы ни расценивать причину происшедшего события, ‘нет оснований для признания причастности к нему обвиняемого. Или другой пример: защитник имеет возможность одновременно оспаривать два обстоятельства: 1) наличие в данном деянии состава преступления, 2) совершение его подсудимым,

Развитие в речи таких параллельных тем иногда смешивают с альтернативной постановкой вопросов и на этом основании оспаривают допустимость одновременного их включения в содержание речи. Позиция защитника, - говорят обычно сторонники этого взгляда1,» должна быть совершенно четкой и определенной: нельзя ослаблять ее включением в речь нескольких параллельных тем. На наш взгляд, подобные выводы нельзя признать убедительными. Жизнь гораздо сложнее отвлеченных схем, и в практике иногда возникают такие ситуации, когда отказ от развития параллельных тем означает невыполнение защитником полностью и до конца возложенных на него функций.

Развитие в речи параллельных тем приводит защитника к единому выводу. Например, оспаривая убийство или поджог и считая, что смерть потерпевшего наступила от несчастного случая, что пожар произошел от стихийных причин, защитник в то же время доказывает, что подсудимый к этому событию непричастен, какова бы не была его действительная причина. Его аргументация по каждой теме завершается одним и тем же выводом: будет ли отвергнуто событие преступления, будет ли призвана непричастность обвиняемого к убийству или поджогу - подсудимый в обоих случаях должен быть оправдан.

От развития в защитительной речи параллельных тем следует отличать так называемую альтернативную постановку вопроса. Альтернатива означает

д Некрасова М.П., Оеак О.В., Цветинович А.Л. О коллизии позиции обвиняемого и защитника в уголовном процессе. // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Калинград, 1975. Вып.4. С.103-

98

ф выбор одной из двух исключающих друг друга возможностей.
ПРИ

альтернативной постановке вопроса з защитительном речи развиваются не параллельно, а взаимоисключающие темы, приводящие к разным выводам.

Существует мнение, что альтернативная постановка вопроса вообще недопустима, как проявление беспринципности, что адвокат во всех случаях обязан занять по делу четкую и определенную позицию с одним конечным выводом. Не возражая в принципе против альтернативы в уголовной защите, некоторые авторы считают возможным ее применение лишь в суде второй инстанции. Обычно довод, приводимый против альтернативы, сводится к тому, что альтернативная постановка вопроса ослабляет позицию защиты, лишает речь защитника должной убедительности. Нам кажется неправильным первое мнение и недостаточно логичной вторая точка зрения. М.С.Строгович, опровергая ссылку безусловных противников альтернативы на беспринципность такой позиции адвоката справедливо писал; «Нельзя требовать от защитника, чтобы он под предлогом принципиальности и последовательности настаивал перед кассационной инстанцией всегда на чем- либо одном и исключал все иные возможные пути положения своего % подзащитного. Принципиальность от защитника всегда требуется, но
она

выражается вовсе не в этом, а в том, что в соответствии с законом и фактическими обстоятельствами дела защитник извлекает из дела все, что может благоприятствовать обвиняемому, и настойчиво и решительно отстаивает и защищает права и законные интересы обвиняемого».1

Полностью присоединяясь к этим доводам, мы полагаем, что его возражения противникам альтернативы применены к процессуальному поведению адвоката и в суде первой инстанции.

Возможны процессуальные ситуации, когда альтернативная постановка вопроса нам кажется уместной. Это те случаи, когда совокупность улик не

| щ 1 Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности
судебных

приговоров. -М., 1956. С.144.

i

99

является совершенно бесспорной, но и критические соображения защитника недостаточно- убедительны. Защитник обязан использовать логическую возможность оспаривания обвинения, основанную на неясности или противоречивости отдельных доказательств. Пока такой критический анализ материалов обвинения возможен, защитник не вправе уклоняться от него. Он излагает суду свои критические замечания. Но, отдавая себе отчет в том, что версия подсудимого, отрицающего свою вину, не имеет реальных перспектив, адвокат, по нашему мнению, не вправе пренебречь и другой линией защиты, направленной на смягчение участия подзащитного. Отрицательная сторона альтернативы в этих случаях коренится не в характере аргументации защитника, а в слабости позиции подсудимого. В этом отношении кет никакой разницы между поведением адвоката в суде первой инстанции и кассационной инстанции.

Альтернативная постановка вопроса, естественно, может и должна найти применение в защитительной речи лишь в исключительных и безусловно необходимых случаях. В этом смысле верна, на наш взгляд, позиция тех авторов, которые утверждают, что проблему альтернативной позиции защитника следует рассматривать не в отношении допустимости таковой, а в отношении формы, в которой она осуществляется/

Средствами формирования содержания защитительной речи являются композиция (конструкция) и язык речи.

Композиция защитительной речи - это организация материала, составляющего ее содержание, расположение его по определенной системе. Важнейшее требование, которое должно быть предъявлено к защитительной речи - ее ясность. «Если речь неясная, - писал Аристотель, - она не достигает своей цели». ?

А Вукалов В. Формирование процессуальной позиции защитника // Советская юстиция. 1990. Ш1. С .25=26; Гаврилов С.Н. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном процессе России. История и современность. - Канд.дисс, М., 1998. С.200.

100

Ясность речи определяется четкостью ее конструкции, простотой и точность словесного выражения мыслей. Слушатели, в отличие от читателей, лишены возможности вернуться к плохо усвоенному отрывку, ознакомиться с ним вновь. Утрата слушателями логической цельности и последовательности изложения может повлечь за собой непонимание и других мыслей и доводов. Поэтому судебный оратор должен преподносить слушателям факты ж излагать свои доводы в предельно ясной форме, так, чтобы его нельзя было не понять.

Не следует уточнять внимание слушателей, загромождать речь излишним материалом. Но в то же время и предполагать, что слушателям известно все то, что известно оратору. Степень знания дела в отношении определенного подсудимого у защитника и судей различна, особенно в сложных делах с несколькими подсудимыми. Поэтому существенные обстоятельства и основные соображения должны быть изложены с предельной четкостью, и лишь после того, как они разъяснены достаточно ясно и полно, можно переходить к следующим вопросам.

В тех случаях, когда в содержание речи должны быть включены вопросы о доказанности обвинения и о квалификации, первую часть речи, как правило, нужно посвятить изложению и оценке фактических обстоятельств дела, а вторую часть - анализу состава преступления. При этом изложение и анализ фактов должны быть сделаны таким образом, чтобы они сами по себе подводили слушателей к мысли о необходимости изменить квалификацию обвинения. При такой системе изложения слушатели окажутся подготовленными к аргументации, которая будет изложена защитником во втором разделе его речи, касающемся юридической оценки. Когда в речи развивается две темы - квалификация неоспариваемого по фактам преступления и подлежащая определению мера наказания, естественно, что вопрос о квалификации должен предшествовать вопросу о мере наказания. Однако это правило, как и все прочие методические советы, не имеет безусловного значения. В тех случаях, когда приходится прибегать к развитию в речи параллельных тем, например, когда оспаривается и доказанность

101

обвинения, и правильность его квалификации, целесообразно расположить доводы в обратной последовательности: защитник, условно признавая фактические обстоятельства преступления, утверждаемые следственно-прокурорскими органами, вскрывает несоответствие между фактическим составом деяния и его юридической квалификацией; а после этого, при наличии спора о фактах, подвергает критике концепцию обвинения по существу, т.е. оспаривает доказанность совершения подсудимым вменяемого ему в вину деяния. Такой порядок изложения ослабляет тематическую двойственность речи, сосредотачивая внимание судей во второй части речи на основной, главной идее и теме речи.

Важнейшие композиционные достоинства речи - ее цельность и последовательность.

Защитительная речь должна представлять собой единое, законченно© целое. Отбор и расположение материала, распределение его по отдельным разделам речи должны быть произведены с таким расчетом, чтобы излагаемые факты, оценки и выводы были подчинены единой цели, составляющей главную тему речи. Но в каждом уголовном процессе наряду с главной темой речи, наряду с центральным, узловым вопросом дела обычно бывают и второстепенные, промежуточные темы. Единство речи требует, чтобы второстепенные темы были подчинены основной теме, чтобы они не занимали несоответствующего их значению большого места, не заслоняли главной темы.

Ясности изложения, несомненно, способствует прием разграничения различных разделов речи. Незаметные переходы от одного раздела к другому могут сделать неуловимыми для слушателей частные темы речи. Наоборот, достаточно четкое разграничение тем речи в различных ее разделах способствует лишнему восприятию слушателями речи в целом. При этом полезно бывает подытожить в немногих словах содержание заканчиваемого раздела. Возможна также краткая формулировка того раздела, к изложению которого защитник певеходит.

Защитительная речь должна быть краткой. Краткость речи определяется не количеством затраченного времени на ее произнесение, а умением сжато изложить все необходимое.

Краткость речи постигается внутренней самодисциплиной оратора, умением отобрать для речи только то, что действительно необходимо для дела. Готовясь ж речи, необходимо, прежде всего, ограничить фактический материал,, отобрать лишь факты, действительно существенные для дела, отбросить все побочные и мелкие детали. Из всех возможных доводов и соображений следует выделить лишь действительно важные и убедительные.

Следует, далее, отличать то, что судьям еще не ясно и требует доказательств, от того, что стало в процессе судебного следствия очевидном. В то же время всякая попытка убедить судей з том, в чем их убедить невозможно, загромождает речь ненужными фактами и доводами и не приносит никакой пользы.

Защитительная речь распадается на три основные части: вступление, центральную, или главную часть, и заключение. Существует мнение, что вступительная и заключительная части защитительной речи не имеют самостоятельного значения и являются лишь словесным орнаментом, придающим речи внешнюю закономерность. В действительности, вступление, как и заключение, имеет важное значение.

Цель выступления в защитительной речи - в немногих словах довести до сознания судей сущность и значение дела, как его понимает оратор, ввести их в круг тех вопросов, которые составляют тему последующего изложения.

В главной части речи сосредоточены основные темы речи, ее содержание. Она может включать и характеристику фактической стороны дела и оценку доказательств, и выводы о доказанности или недоказанности тех или иных фактов, относящихся к сущности обвинения, и квалификацию преступления, и характеристику личности обвиняемого как одно из возможных доказательств его виновности или как основание для индивидуализации наказания, и вопрос о мере наказания.

103

Заключение - важная часть защитительной речи, в которой защитник, формулируя; окончательные выводы, вытекающие из развития тем речи, обращается к суду с просьбой оправдать подсудимого, применить в отношении него минимальную меру наказания, применить условное осуждение и т.д. В простых делах заключение должно сводиться к изложению выводов и просьбы защитника. В сложных делах уместно представить более распространенное заключение, в котором еще раз подчеркиваются самые существенные, узловые моменты речи. Но заключение ни в коем случае не должно быть простым пересказом, повторением ранее сказанного. Заключение должно закрепить в сознании слушателей основные мысли и чувства оратора.

Итак, защитительная речь должна быть с самого начала всесторонне продумана, подготовлена и только после этого произнесена. Защитительная речь имеет убеждающий характер. Как составная часть судебных прений, она не устанавливает новых фактов и доказательств; в ней дается только интерпретация фактов, их объяснение, освещение с точки зрения позиции оратора.1

Произнесение защитительной речи — итоговая часть работы защитника в судебном разбирательстве. Поэтому, именно, произнесению ее следует уделять большое внимание. Часто, отличная по содержанию, но плохо произнесенная речь не производит никакого впечатления ни на суд, ни на людей, присутствующих в зале суда.

Основная задача защитника при произнесении речи сводится к тому, чтобы убедить судей в правильности его выводов. Но для того, чтобы убедить слушателей, нужно, прежде всего, привлечь их внимание, заставить их слушать так, чтобы все сказанное дошло до их сознания/

Правильная расстановка пауз имеет такое же большое значение для интонационного звучания и темпа речи, как и логические ударения. Пауза

Макарова З.В. Судебная речь. Куйбышев. 1985. С. 10.

L Там же.

104 имеет важное логическое значения, способствуй выделению одного раздела речи, одного смыслового отрывка от другого.

В заключении необходимо упомянуть о позе и мимике, жесте оратора, которые должны быть сдержанными, в меру скупыми и оправдывающими свое значение, - помогать оратору донести до сознания слушателей его речи.

После произнесения речей всеми участниками судебных прений ОЕИ могут выступить еще по одному разу с репликой по поводу сказанного з речах. Право последней реплики всегда принадлежит защитнику и подсудимому. В реплике, по общему правилу, высказываются возражения «другой стороне». Они могут затрагивать различные вопросы, относящиеся к существу обвинения, преступлению, личности подсудимого, квалификации преступления и др.

Из содержания ст.20б УТЖ следует, что обмен репликами - это право, а не обязанность участников судебных прений. Если обвинитель или в соответствующих случаях потерпевший отказываются от использования права оегшчки, у защитника не возникает необходимости в ее произнесении. Однако, может ли адвокат отказаться от реплики, если прокурор воспользовался своим правом?

На наш взгляд, ответ на этот вопрос должен быть только отрицательным. Если прокурор в своей реплике привел данные, явно опровергающие доводы, высказанные адвокатом в защитительной речи, то в этом случае приходится признать его правоту и внести соответствующие изменения в свою систему защиты.

Если прокурор не привел существенных опровергающих доводов, то в реплике следует обратить внимание суда на отсутствие у прокурора возможности серьезно обосновать свою позицию.

В реплике должны быть четко выделены и сформулированы: сущность разногласий между государственным обвинителем и защитников; доводы, опровергающие возражения противника, и факты, подкрепляющие
эти

105 доводы; конечные выводы, вытекающие из всей системы
аргументации защитника.

Ст. 298 УПК позволяет адвокату - защитнику представлять суду формулировки возможных ответов суда по вопросам, указанным в ст. 303 УПК и подлежащим разрешению судом при постановлении приговора. Но «на практике предоставление письменных предложений — явление редкое». представляется, что во всех таких случаях адвокаты — защитники не выполняют до конца своего профессионального долга. В совещательной комнате такие письменные предложения должны, на наш взгляд, обсуждаться судом во всех случаях и на это необходимо указать в УПК.

К сожалению, з протоколах судебного заседания выступления участников судебных прений и содержание последнего слова подсудимого очень часто не получают своего отражения; секретари судебного заседания ограничиваются краткой фиксацией в протоколе того, что слово для выступления представлено участнику процесса. Содержание же выступление не отражается. Думается, что здесь можно было бы пойти по пути приобщения к протоколу судебного заседания письменного текста речей адвокатов - защитников и их подзащитных, разумеется, по их желанию.

106

ГЛАВА Шо OTBEPMEMCFBOIBAMME МЕХАИШЗМА ФУМШЩЙШ ЗАЩИТЫ

За последние годы многие изменения и дополнения, внесенные в уголовно-процессуальный закон РФ, были резудьтат®м признания нашим государством важности международных норм для защиты прав и свобод человека. Сейчас крайне необходимо привести нынешний механизм по защите прав человека и основных свобод в соответствие с тенденциями мирового развития с тем, чтобы сохранить в будущем з рамках национального законодательства эффективную систему международной защиты прав человека. Цель данной реформы - повысить эффективность средств защиты, сократить процедуры и сохранить высокий уровень защиты прав человека.i

этой связи в программе действии, принятой на всемирной конференции по правам человека 25 июня 1993 года в,Вене подчеркивалась особам важность и значимость в деле укрепления прав человека формирования и развития системы механизмов средств правовой защиты: системы отправления правосудия, включая правоохранительные органы и органы прокуратуры, и особенно работников независимых судебных органов и адвокатуры, в полном соответствии с принятыми стандартами, содержащимися в международных договорах о правах человека.2

В соответствии с Протоколом о присоединении к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой в 1950 году, Россия взяла на себя обязательства по обеспечению гарантированных Конвенцией основных нрав и свобод личности. Статьи 5 и 6 этого документа непосредственно связаны с минимальными правами обвиняемого в уголовном судопроизводстве, и в частности: обеспечение лицу, вовлекаемому в сферу

1 Венская декларация. Конвенция от 09.10.93. /Право Совета Европы и России. Сборник документов и мат. 2=е изд. Краснодар. 1996.

2 Дипломатический вестник. 1994. № 3-4.

3 Федеральный Закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней. /Российская газета. № 67. 07.04.98.

107

уголовной юрисдикции, права на защиту. Так, положение ч. 3 ст. б ЕКПЧ содержит норму о предоставлении возможностей для осуществления защиты, аналогичное предписание содержится и в Международном пакте о гражданских и политических правах (п. 3 ст. 14). Эти положения, как минимальные стандарты, нашли уже свое отражение в нормах Конституции РФ и действующем УПК (ст. 48 Конституции РФ, ст. 51 УПК и др).

Вместе с тем в распоряжении Президента «О мероприятиях, связанных с проведением Года прав человека в Российской Федерации»” от 04.04.98 г. было рекомендовано Федеральному Собранию РФ рассмотреть в первоочередном порядке и принять в 1998 году федеральные законы в области прав человека, среди которых было обозначено принятие Уголовно» процессуального Кодекса России. В настоящее время можно констатировать, что разработан и принят хотя только в первом чтении Государственной Думой Российской Федерации Проект Уголовно- процессуального Кодекса РФ, широко обсуждаемый на страницах печати, ожидающий своего скорейшего принятия.2

Развитие института защиты в уголовном процессе - наглядный пример совершенствования и демократизации уголовно-процессуального законодательства России3. Обязательное условие реальной защиты от обвинения — это обеспечение обвиняемому (подсудимому) и его защитнику «возможности реагировать соответствующим образом
на недостатки

1 Российская газета. № 72. 14.04.98.

2 Проект Уголовно-процессуального кодекса РФ: за и против. //Российская Юстиция. 1997. JC® 8. Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК. 1997. //Российская Юстиция. 1997. № 9.-С.9-11; Ляхов Ю., Золотых В. Не допустить возврата к «следственному суду». //РЮ. 1997. № 10.; Чуркин А. Адвокат с диктофоном и ксероксом. //РЮ. 1997. № 6; Соколов А., Москалев И. Конституция России и проблемы судопроизводства в уголовном процессе. //Российская юстиция. 1996. Ms. 2 и др.

3 Судебный прецедент. С.57-61.

108 содержания обвинения сразу же после их обнаружение;».* ГТзи этом окк должны иметь право в самые короткие сроки после составления обвинительного заключения, а равно его изменений знакомиться как с обвинением, в какой бы процессуальной форме оно не выражалось . (с вручением копии обвинительного акта), так и со всеми
материалами

уголовного дела, на которых оно основывается. Такой подход к обеспечению прав личности з уголовном процессе вполне соответствует общепризнанным принципам международного права.

Вручать обвинительное заключение обвиняемому должен не суд, как это имеет место сейчас (ст. 237 УПК), а прокурор или по его поручению следователь, причем это делать необходимо до передачи дела в суд. Такой порядок в большей мере соответствовал бы характеру деятельности прокурора по осуществлению им шуикции обвинения в судебном разбирательстве, и не создавал бы впечатления, что обвинение исходит от суда, тем самым устранив из его деятельности обвинительный уклон. При таком порядке обвиняемый (подсудимый) и его защитник, получив обвинительное заключение имели бы возможность ознакомиться с ним в окончательном варианте ж были бы осведомлены о предложениях органов следствия и прокурора о том, кого вызвать в судебное заседание и какие доказательства в подтверждение обвинительных тезисов будут представлены з судебное разбирательство. Все это даст подсудимому и его защитнику обратиться й суду еще в стадии назначения дела к судебному заседанию с обоснованными ходатайствами как по существу предъявленного обвинения и его квалификации, так и по вопросам вызова необходимых стороне защиты лиц и представления суду доказательств.

Джатиев B.C. О праве обвиняемого знать содержание обвинения. /Российская Федерация в Совете Европе. Проблемы применения норм о защите прав человека. Материалы Международного семинара. Екатеринбург. 1998. С. 189. Там же.

Изменение порядка вручения копии обвинительного заключения позволит изжить и существующее положение, когда основная масса ходатайств по делу поступает от участников процесса не в стадии назначения судебного заседания, а непосредственного в судебном разбирательстве, что в ряде случаев ведет только к осложнению его процедуры. Исходя из тактических соображений, адвокат — защитник мржет заявить лишь необходимые ходатайства. Предоставление такой возможности (ознакомиться с обвинительным заключением до суда) является логическим завершением права обвиняемого знать, в чем он обвиняется z не основании каких материалов, что конечно же, скажется и на эффективности реализации права на защиту.

В юридической литературе было высказано мнение о необходимости в целях расширения состязательности и равноправия сторон представить адвокату право излагать свои возражения против обвинительного заключения в так называемом защитительном заключении.1

Поддерживая такое мнение, в его обоснование скажем, что все участники судебного следствия изначально связаны тем, что изложено в обвинительном заключении. В соответствии с ч. 1 ст. 254 УТЖ, определяющей пределы судебного разбирательства, последнее «производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они приданы суду». Это есть и предмет судебного исследования и в то же время предмет процессуальной деятельности адвоката - защитника в суде. Вместе с тем адвокат — защитник имеет свое видение вопроса об обвинении, о доказательствах, положенных в его основу, о виновности (невиновности) подсудимого и другим вопросам предмета уголовно-процессуального доказывания. Это лишь его субъективное мнение, которое может стать

Попов А. Наше предложение. //Социалистическая законность. 1968. К© 3. С. 55; Слово предоставляется адвокату. //Литературная газета, 5 августа, 1970. С. 11; Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии. Автореф. канд. дисс. Краснодар. 1998. С. 10.

по

официальным и, более того, лечь в основу того или иного судебного решения. Суд об отношении обвиняемого к предъявленному обвинению на стадии назначения судебного разбирательства узнает из материалов дела, но не знает как защита возражает (если возражает) и как относится к доказательствам, положенным в основу обвинения.

Утверждая обвинительное заключение, прокурор тем самым подтверждает, что предварительное следствие проведено в точном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона; что оно проведено полно, т.е. все обстоятельства уголовного дела исследованы всесторонне и объективно, а собранные по делу доказательства достаточны для рассмотрения дела в суде. Возражая на это, адвокат - защитник, в свою очередь, мог бы поставить в защитительном заключении вопрос об обоснованности обвинительных тезисов в части их достаточности для проведения судебного разбирательства, о наличии оснований, прекращающих производство по делу, а так же оснований для возвращения дела для производства дополнительного расследования.

Такое совершенствование механизма функции защиты в полной мере соответствовало бы конституционному принципу состязательности и предоставила бы сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций еще до судебного разбирательства, не препятствовало бы независимому и беспристрастному осуществлению правосудия судам, как того требуют предписания ч. 3 ст. 123 и ч. 1 ст. 120 Конституции РФ, а так же нормы ратифицированных Российской Федерацией международных договоров (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Л.В.Виницкий, исследуя опыт зарубежных стран, утверждает, что организация судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон «наиболее надежно способна гарантировать одновременно и права человека, и меткость уголовной репрессии. Уголовный процесс, конструируемый адекватно природе своего предмета - уголовно- правового

спора (уголовного истца и уголовного ответчика)… Здесь каждая из сторон собирает свои доказательства (обвинитель - обвинительные, а обвиняемый и его защитник — оправдательные или смягчающие ответственность)».

После получения судом защитительных возражений, в которых могут содержаться и ходатайства, и список вызова в судебное разбирательство свидетелей защиты, суд может назначить предварительное слушание в необходимых случаях для дачи объяснений в связи с заявленными ходатайствами и возражениями, аналогичное тому, которое существует в суде с участием присяжных заседателей. В этом случае предоставление защите права добиваться предварительного слушания по уголовному делу помогло бы и суду выявить допущенные следователем ошибки на более раннем этапе. При этом может последовать принятие судом решения о назначении судебного заседания или о прекращении дела,
или о возвращении его для

2

дополнительного расследования.

Наличие противоречивых друг другу мнений по существенным вопросам обвинения в самом начале судебной деятельности не может не побудить суд анализировать доводы обвинения в сравнении с доводами защиты. Суд более полно и всесторонне проверит именно достаточность собранных по делу доказательств, что, несомненно, повысит качество судебного следствия и будет з итоге способствовать вынесению законного, обоснованного и справедливого решения суда.3

1 Виницжий J1.В. Уравнять права сторон в уголовном процессе.//Российская юстиция. 1999. № 6. С. 44.

2 Кречетова JI.B. Актуальные проблемы обеспечения права на защиту липу, совершившему преступление. // Защита прав и законных интересов граждан. участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление з судопроизводстве. Сб.науч.трудов. Москва-Оренбург, 1999.- С.29-30.

3 Бозров В.М. Современные проблемы правосудия по уголовным делам в практике военных судов России (теоретические, процессуальные, криминалистические, этиологические и организационные аспекты). Автореф.докт.дисс. Екатеринбург. 1999. С.24.

112

Цель участия адвоката - защитника подсудимого в стадии судебного разбирательства это - совершение всех необходимых действий, обеспечивающих отвечающую интересам обвиняемого полноту, объективность и всесторонность исследования материалов, их интерпретацию, направленную на создание условий для постановления приговора, соответствующего тяжести вины и данным о личности обвиняемого. Иначе говоря: «опровержение обвинения — это средство, а невиновность — цель действий адвоката».1

В соответствии со ст. 51 УПК защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты, з целях выявления обстоятельств, оправдывающих обвиняемого в совершении преступления лица и смягчающих его ответственность. И несет эту обязанность ни перед следователем, прокурором, судом, а перед своим подзащитным.

Весьма необходимым, как нам кажется, следует коснуться вопроса: является ли осознание подзащитным сути совершаемых защитником действий? Согласование позиции не должно быть лишь формальным действием адвоката. Ведь на практике встречаются случаи, когда возникают различия во взглядах между защитником и обвиняемым (подсудимым) на способы осуществления защиты. Возникновение таких ситуаций предопределяется и отношением подзащитного к вопросу о виновности з инкриминируемом ему деянии: он либо признает, либо не признает себя виновным. На создание коллизионной ситуации влияет также фактор внезапности, например, когда для адвоката — защитника становится неожиданным такое явление, как изменившаяся позиция по делу со стороны обвиняемого или подсудимого. Признавать свою вину или не признавать подзащитный должен решать самостоятельно, причем” сразу же до начала судебного разбирательства, чтобы адвокат - защитник мог скорректировать защитительную позицию, так как в соответствии с
ч. 3 ст. 278 УПК

1 Лубшез Ю. Защите подсудимого - высокий профессионализм. //Российская юстиция. 1997. № 4. С. 50.

113

председательствующий его об этом спросит после оглашение резолютивной части обвинительного заключения.*

Дальнейшие действия защитника складываются из возможности спрогнозировать такое поведение, от наличия доказательств, свидетельствующих о виновности подзащитного и знании адвоката — защитника о наличии возможного варианта.

Здесь необходимо заметить, что абсолютно безысходной ситуации для защиты просто ке существует, но есть адвокаты, не желающие, не предпринимающие ничего для достижения благоприятного результата для: своего подзащитного. Этические основы уголовно — процессуальной деятельности адвоката-защитника, как впрочем и представителей органов расследования, судей,

~ 2

сегодня привлекают повышенное внимание исследователей, поскольку «профессиональная деформация есть не что иное, как искажение характера и результатов профессиональной деятельности определенных сотрудников, их служебных и внеслужебных отношений», по сутк, она является одним из средств, оказывающих негативное влияние на защиту прав и законных интересов участников уголовного процесса, в том числе подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного. Добросовестность в ведении дед, стремление к

Львова Ь.Ю. Беседа с подзащитным перед судом присяжных. /Защитник в суде присяжных. М: Российская Правовая Академия. 1997. С. 231. Зиннатуллин Т.З.
Этические основы уголовно-процессуальной деятельности адвоката-защитника. Автореф. канд. дисс. - Ижевск. 1998.

3 Зиннатуллин 3.3., Зиннатуллин Т.З. Профессиональная деформация и защита
прав участников уголовного процесса //Защита прав и законных интересов
граждан, участвующих в уголовном процессе как приоритетное направление з
судопроизводстве. -Москва-Оренбург. 1999. С. 63.

Вопросы нравственных начал з уголовно-процессуальной науке были в центре внимания ученых особенно в б0=70=х годах. Характерная особенность публикаций этого периода по проблемам этики заключается в том, что предметом исследования становилось нравственное содержание не только уголовно- процессуального закона, правовых, процессуальных отношений в уголовном судопроизводстве, но и иных отношений (нравственных), существующих в судопроизводстве наряду с правовыми отношениями, которые указывают как надо понимать, существенное влияние на решение праюгических задач, при расследовании дела и отправления правосудия. Сегодня вопросы нравственно» этических начал особенно актуальны с учетом тех проблем, которые выдвинуты обстоятельствами нынешних пешмен.

114

вершинам профессионализма, принципиальность и настойчивость при отстаивании своей позиции по делу, являются ярчайшим свидетельством проявления глубоко нравственного подхода адвоката — защитника к возложенным на себя обязанностям до защите подзащитного.1 Среди важных нравственных начал в судопроизводстве, есть закрепленные правила о запрете на отказ от принятой на себя защиты обвиняемого (подсудимого) (ст. 51 УПК). Это правило должно действовать на любом этапе движения производства по уголовному делу. Оно не должно зависеть от возникших трудностей, вызванных объемом доказательств,, от отношений, складывающихся между адвокатом - защитником и следователем, дознавателем, прокурором, судом (судьей), коллегой — адвокатом, да и с самим подзащитным.

Так, например, подсудимый полностью признает свою вину в инкриминируемом ему преступлении и его признание подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами, и адвокат — защитник в этом случае может сосредоточить внимание суда лишь на исследовании обстоятельств, смягчающих ответственность, и нет ли оснований не признавать отдельные обстоятельства в качестве отягчающих ответственность подсудимого.

Следует также учесть, что ст. 62 УК РФ предусмотрен строго регламентированный перечень определенных обстоятельств (п.п. «и», «к»), при наличии которых возможно снижение срока наказания, но при условии отсутствия отягчающих обстоятельств (ст. 63 УК РФ). Поэтому, пожалуй, без достаточных на то оснований не стоит делать чрезмерный упор на смягчающие факторы.

Возможна ситуация, когда подсудимые меняют свои показания в ходе судебного разбирательства и занимают позицию отрицания своей вины в инкриминируемом преступном деянии.

Л Ария С. Мир спасет доброта. //Российская юстиция. 1996. № 2. С. 49-51.

115

Позиция адвоката-защитиика должна и з этом случае исходить из имеющихся в уголовном деле доказательств, которые могут объективно подтверждать вину подсудимого или опровергнуть ее, а также из знания защитника о полноте собранных по делу доказательств. Поэтому любые последующие действия адвоката-защитника должны основываться на тщательном изучении материалов уголовного дела.

В случае, если адвокат придет к убеждению, что отрицание подзащитным вины собранными по делу доказательствами подтверждается, то дальнейшее поведение адвоката здесь будет совершенно очевидным - добиваться всеми законными средствами и способами постановки оправдательного приговора по реабилитирующим основаниям (в порядке ст. 5 п. 2 и ст. 208 ч. 2 УПК в зависимости от фабулы и конкретных обстоятельств инкриминируемого подзащитному деяния).

Если нормами адвокатской этики порицается расхождение адвоката» защитника с подзащитным по основным вопросам обвинения, то не означает ли это, что адвокату дозволяется необъективная трактовка доказательств и даже предоставляется «право на ложь»? ,

Н.Н.Полянский переносит данный вопрос в плоскость конкретных процессуальных ситуаций и показывает как должен поступать адвокат в том или ином случае, чтобы не расходиться с требованиями адвокатской этики. Он писал: «… в случаях, когда виновность обвиняемого следствием полностью доказана, а обвиняемый продолжает отрицать ее, защитнику ничего другого не остается, как или сложить с себя защиту с согласия подзащитного, или воспользоваться своей независимостью от клиента и, не оспаривая виновности обвиняемого, представить соображения, относящиеся к назначению наказания».1 ,

Таким образом, если отрицание причастности в содеянном преступлении подсудимым с очевидностью подтверждается совокупностью

Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. М.? 1927. С.26-26.

собранных по делу доказательств, адвокат должен объяснить своему подзащитному необоснованность такого отрицания и последствия, которые могут повлечь дальнейшее отрицание своей вины, а так же обрисовать ход предстоящих действий, направленных на достижение благоприятного результата для подсудимого в сложившейся ситуации. Зо всяком случае адвокат - защитник должен помнить о своем предназначении в уголовном судопроизводстве и исходить из позиции подзащитного.

Возможна так же ситуация, когда в ходе судебного следствия подсудимый признает себя виновным, хотя на предварительном следствии давал в этом отношении противоположные показания, что может явиться неожиданностью для адвоката — защитника и существенно осложнит его положение, поскольку адвокату з сложившейся обстановке предстоит не только аргументировать недостаточность доказательств, объективно изобличающих его подзащитного даже при признании последним своей вины, но и попытаться разобраться в причинах непоследовательного поведения подсудимого.

Вот каковы результаты проведенного нами опроса среди практических работников: судей, прокуроров, следователей, адвокатов по рассматриваемым ситуациям. Большинство из числа опрошенных - 70% полагает, что адвокат может занимать позицию, не основанную на своем внутреннем убеждении, из них 60% адвокатов, 28% судей, 12% прокуроров и следователей. При этом на вопрос: может ли адвокат защитник не согласиться с позицией подзащитного, не признавшего свою вину, положительно ответило в целом 43,3% респондентов, в том числе 34% судей, около 40% прокуроров и следователей, 26% - адвокатов. Вызывает, несомненно, беспокойство результат такого опроса среди адвокатов.

В то же время более правильную позицию, на наш взгляд, занимают практические работники по проблеме, сформулированной следующим образом: может ли адвокат не согласиться с позицией подзащитного, признающего свою вину? Положительно ответили 63,3% респондентов, в том

117 числе и все 100% адвокатов, 90% судей, около 50% прокуроров и следователей прокуратуры, 31% следователей подразделений системы МЗД и 38% оперуполномоченных. Эти ответы свидетельствуют об обоснованно-критическом отношении большей части практических работников к даче подсудимым (обвиняемым) признательных показаний.

Ьолее сложной представляется ситуация, когда, ознакомившись с материалами завершенного расследования адвокат убеждается з отсутствии доказательств, объективно подтверждающих признание своей вины подзащитным (либо предполагает, что такие доказательства собрать практически невозможно).

Это, пожалуй, единственная ситуация, в которой адвокат может не разделять позицию своего подзащитного. Убедившись в отсутствии доказательств, объективно подтверждающих признательные показания подсудимого, которые последний продолжает подтверждать, защитник вправе ставить вопрос о прекращении разбирательства по уголовному делу (постановлении в отношении него оправдательного приговора) по мотивам недосказанности его вины. Правовая обоснованность такой позиции защитника вытекает из ч.2 ст.77 УПК: «Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся по делу доказательств».

При этом возникает еще и морально-этическая проблема: может ли адвокат-защитник в этой ситуации порекомендовать своему подзащитному отказаться от данных им «признательных» показаний?

А.Д.Кони был совершенно прав, когда отмечал, что «уголовная защита представляет больше поводов для предъявления требований, почерпнуть из области нравственной, чем деятельность обвинительная, ввиду сложных и многоразличных отношений защитника к своему клиенту — подсудимому и к обществу»/

1 Кони А.Р. Собр.соч. в 8 т. Т.4. М., 1967. С.63.

В первую очередь адвокат должен выяснить условия дачи «признательных» показаний: давались ли они по доброй воле самого подзащитного или являлись результатом недопустимого воздействия на него органов следствия. В соответствии с ч.З ст.20 УПК «запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер». Если признательные показания стали результатом недопустимого физического или психического воздействия на подсудимого, в этом случае следует доказать, что такое воздействие имело место. И сделать это должен сам обвиняемый (подсудимый), а также это должен подтвердить его защитник.

Когда дача признательных показаний подзащитным стала его добровольным волеизъявлением, например, вследствие чистосердечного раскаяния, действительной явки с повинной, адвокат должен в этой ситуации ограничиться разъяснением факта, что его показания материалами дела не подтверждаются и поэтому адвокат займет иную позицию по оправданию подсудимого. Одновременно следует разъяснить последствия возникшей ситуации (осуждение, оправдание, возвращение дела на дополнительное расследование). <

Вопрос о нравственной стороне и роли внутреннего убеждения адвоката в осуществлении уголовно-процессуальной функции защиты, особенно в ситуации, когда материалы уголовного дела в ходе судебного разбирательства убеждают адвоката в виновности подзащитного, а последний отрицает свою вину, является как и прежде дискуссионным. Многие авторы считают, что адвокат должен оспаривать обвинение. На этот счет так высказала свою позицию В.И.Каминская: «Если с точки зрения профессиональной этики судом аморально признать подсудимого виновным (или невиновным), вопреки своему убеждению, то с точки зрения профессиональной этики адвоката,

119

аморально «превращение» в обвинителя, на том основании, что он не убежден в невиновности своего подзащитного»”.

О праве и нравственном долге адвоката рассматриваемой ситуации писали многие ученые2

С вопросом о признании вины подсудимым тесно связан широко обсуждаемый сейчас вопрос о так называемой «сделке по признанию вины», присущей американскому судопроизводству. Это своего рода соглашение между защитой и обвинением, суть которой такова: подсудимый признает свою вину в менее тяжком преступлении, чем ему вменялось первоначально, а как бы в обмен на это обвинитель снимает несколько пунктов обвинения или смягчает его или обещает рекомендовать суду назначить более мягкую меру наказания. При принятии заявления о признании вины судье остается только назначить наказание. Полноценного судебного разбирательства с исследованием и оценкой доказательств не проводится. Спор между защитой и обвинением прекращается, дело заканчивается осуждением обвиняемого3.

Но при таком правосудии вряд ли можно говорить об установлении истины по делу. Если признать введение соглашений о признании вины несвоевременным для российского уголовного процесса, как это считаю некоторые авторы, поскольку такие сделки не соответствуют представлению о надлежащем разбирательстве по уголовным делам, хотя, смотря по обстоятельствам конкретного дела, иногда и было бы очень выгодно это сделать. Поэтому вероетно надо подумать не пойти ли по пути упрощения процедуры, а потому, такое предложение заслуживает внимания.

1 Социалистическая законность. 1972. С. 56.

2 Стецовский Ю.Й. Адвокат в уголовном судопроизводстве. С. 49; Бойков А. Д. Проблемы адвокатской этики советской адвокатуры. - М. 1972; Он же: Этика профессиональной защиты по уголовным делам. - М., 1978; Киселев Я.С. Этика адвоката. - Ленинград. 1974 и др.

3 Львова Е.Ю. Беседа с подзащитным перед судом присяжных / Защитник в суде присяжных. М., 1997. С.130; Состояние законности в Российской Федерации (1993-1995 годы). Аналитический доклад. М., 1995. С.144.

120

Приоритет прав и свобод личности является сегодня движущим ж утверждающим фактором в построении разумного баланса интересов государства и личности, о чем отмечают сегодня в печати ученые.1

Если по вопросу признания вины законодатель вырабатывает более четкую позицию: либо признание вины подсудимым щж подтверждении им его добровольности должно устранять судебное следствие и влечь обвинительный приговор либо расцениваться как одно из доказательств обвинения и не более. Во всяком случае, разрешение этого вопроса должно основываться на представлении о свободе и достоинстве личности, ибо только она, эта личность, сама определяет и реализует свой законный интерес, свою позицию по делу.

Неправильное понимание роли и задач адвоката в уголовном процессе нередко приводит к попыткам ограничения прав и реальных возможностей защиты. В последние годы средства массовой информации приводят достаточно большое количество примеров, касающихся злоупотреблений со стороны правоохранительных органов.

Так, анализ изученных нами дел показал, что имеются случаи использования задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений и их ареста для получения желательной органам расследование информации. Характерно, что з суде «признавшиеся» отказывались от своих показаний, данных ими на предварительном следствии, и сообщали суду о незаконных методах и средствах,
которые применялись к ним при допросах (40%

Гуськова АЛ. Соотношение частных и публичных, начал в уголовном процессе II Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия законодательного выражения и юридической практики. Екатеринбург. 1999. С.254=25б; Володина Л.М. Взаимодействие частного и публичного в уголовном процессе. Там же. С257-259; Софронов Г.В. Публичное и частное начала в уголовно-процессуальном доказательственном праве. Там же. С.260-264; Милиции С.Д. Частное обвинение в Российском уголовном процессе: предпосылки к расширению. Там же. С.264=26б; Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве. Автореф. КЕНД.ДИСС. Томск. 1994. С. 16 и др.

I’ll

111 1

изученных дел с оправдательным приговором). По значительной части уголовных дел обвинение предъявлялось необоснованно, что являлось следствием несоблюдения требований уголовно-процессуального закона, предусматривающего основания и порядок привлечения к уголовной ответственности (70% уголовных дел, прекращенных после возвращения судом на дополнительное расследование).

Как отмечалось на международном научно-практичееком семинаре, посвященном проблемам и особенностям расследования злоупотреблений в деятельности правоохранительных органов, доказать вину, а следовательно привлечь к ответственности должностное лицо при превышении им служебных полномочий наиболее сложно. При этом указывалось на ряд причин, затрудняющих борьбу с коррупцией и беззаконием в правоохранительных органах.1

Такая негативная практика на наш взгляд, может быть устранена путем четкой регламентации в законе процессуальной ответственности лиц, ведущих судопроизводство. Так, Л.Б.Алексеева отмечает, что «есть все основания для постановки вопроса о наличии специфического вида процессуальной ответственности, если субъектами ее считать не толькб граждан, носителей процессуальных обязанностей, но и должностных лиц, ответственных за ход и результат производства по уголовному делу, и если существенно расширить понятие процессуальной ответственности, не ограничивая ее мерами чисто процессуального характера».2

Считаем, что к числу субъектов, к которым может быть применена уголовно-процессуальная ответственность, следует отнести и адвокатов, поскольку сами профессиональные защитники подчас теряют ясное представление о своеобразии возложенной на них функции, уклоняются от

1 Серова Е. Расследование злоупотреблений в деятельности правоохранительных органов (научно-практических семинар). //Законность. - 1999, №~1. С. 51.

2 Строгович М.С., Алексеева Л.Б.. Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М. 1979. С. ПО.

122

4t выполнения процессуальных обязанностей, не стремятся реализовать весь

арсенал процессуальных возможностей защиты прав и законных интересов клиента, прибегая при этом и к незаконным средствам и способам (так 73,6% опрошенных нами следователей, прокуроров и судей указывали на подобные факты, в том числе отмечали случаи, когда адвокаты выступали с предложением взятки). Кроме того, Пленум Верховного Суда РФ не раз подчеркивал в постановлениях на объективные факторы, препятствующие осуществлению правосудия, в числе которых называлась проблема привлечения к участию в судебном процессе адвокатов в соответствии со ст. 49 УПК.1

Нередко адвокаты отказываются участвовать в судебном разбирательстве и покидали зал заседания, узнав, чтЬ у подсудимых нет средств для оплаты их работы, что является грубейшим нарушением профессионального долга защитника по оказанию юридической помощи лицу, нуждающемуся в ней, препятствует нормальному ходу процессуальной деятельности, ведет к затягиванию процедуры рассмотрения уголовного дела в суде, а также затрагивает нравственно — этическую сторону взаимоотношений между субъектами уголовно-процессуальной деятельности. Случаев отказа адвокатов от выполнения профессиональных обязанностей становится все больше (об этом свидетельствуют и 50% опрошенных нами практических работников, в том числе и сами адвокаты, которые признаются в ПРЯМОЙ зависимости качества защиты по уголовным делам от размера «гонораров»).

Думается, высочайшая общественная опасность такого рода деяний очевидна. Поэтому, как нам видится, в механизме функции защиты неотъемлемым элементом должна быть уголовно-процессуальная ответственность, как мера защиты процессуального порядка в формах юридической ответственности. Тесная взаимосвязь уголовного процесса с уголовным правом, как «неразрывных,
неотделимых и нерасторжимых

- — -

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ Ш 79 от 18 ноября 1999 года «О ходе выполнения Постановления пленума Верховного Суда РФ от 24 щ августа 1993 года № 7 «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел

судами Российской Федерации» //Законность. 2000. № 2.

123

ф составных частей единого уголовно-правового комплекса»”, где сам порядок

уголовно-процессуальной деятельности является способом реализации норм материального права, обуславливает необходимость детальной проработки уголовной ответственности адвоката за злоупотребления полномочиями.

Уголовно-процессуальным законодательством четко регламентированы права и обязанности защитника (ст. 52, 202, 322, 427 ‘УТЖ); случаи, когда участие защитника в судебном разбирательстве обязательны (ст.49, 405, 426 УПК); меры, принимаемые судом к защитникам, не выполняющим свои обязанности (ч. 5 ст. 251, ч.2 ст.263 УПК). УК РФ в определенной степени обеспечивает реализацию этих требований. Ст.51 УТЖ обязывает защитника использовать любые средства и способы защиты, не противоречащие закону. 3 главе 33 УК содержатся нормы, предусматривающие ответственность за различные виды нарушений этого предписания: ст.ст.294 («Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного следствия») 297 («Неуважение к суду»), 298 («Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя»), ч.ч.2 и 3, ст.303 («Фальсификация доказательств»), ст.309 («Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний, либо к неправильному переводу»), ст.310 («Разглашение данных предварительного следствия»).

«Вопросы ответственности за ненадлежащее выполнение обязанностей, - как указывает Л.М.Володина, = лишь часть общей проблемы уголовно-процессуальной ответственности. В уголовном процессе механизм ответственности не разработан».2 Действительно, о юридической ответственности участников уголовно-процессуальной деятельности можно

1 Прошляков АД. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Екатеринбург. 1997. С. 4.

2 Володина Л.М. Обязанности должностных лиц в уголовном процессе и обеспечении прав личности / Рос. Федерация в Совете Европы. Проблемы применения норм о защите прав человека. Материалы международного семинара

Ф (17=18 апреля 1997 г). Екатеринбург, 1998. С. 186; Ее же. Механизм защиты прав

личности в уголовном процессе. С. 25=29.

124

щ говорить лишь при наличии к тому оснований, которые должны
найти

отражение з нормах материального права, и «таковым может быть только состав правонарушения».1 Проблема в том, что новый УК не позволяет привлечь виновных к уголовной ответственности. Не вызывает сомнений, что демонстративный уход адвоката из зала судебного заседания есть ни что иное, как проявление неуважения к суду (ст.297 УК РФ). Однако, состав преступления, предусмотренного ст.297, имеет место линь при прямом оскорблении участников судебного разбирательства (ч.1), судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч.2). В нормах гл. 23 УК РФ установлена ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. В соответствии с положениями ГК РФ можно выделить государственную и муниципальную, частную службу, а также службу частных нотариусов и частных аудиторов. Исходя из классификации, деятельность адвокатов можно отнести и к так называемой частной службе, поскольку коллегии адвокатов -негосударственные организации.2

Но действие ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями»), как можно заметить, распространяется только на лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации. Адвокаты ж числу таких лиц, естественно, не относятся.

Полагаем, что Уголовным кодексом РФ в отдельной статье должна быть регламентирована ответственность адвоката за совершение им правонарушения. Представляется, что злоупотребления адвокатов направлены не столько против интересов службы (гл.23 УК РФ) сколько против правосудия (гл. 31), поскольку всегда их действия (бездействия) отрицательно влияют на законность и объективность, всесторонность и полноту производства по уголовному делу в любой стадии уголовного процесса, что в конечном итоге препятствует
осуществлению целей судопроизводства.

Ф i Там же.

2 Судебный прецедент, С.60=61.

125 Уголовная ответственность в этом случае приобретает значение
как предупредительного свойства, так ж значение реального наказания
для виновного лица. ‘

По мнению Н.Еюровой главу 31 УК РФ целесообразно было бы восполнить статьей 294 «Злоупотребления полномочиями защитника или представителя» в следующей редакции:

  1. Умышленное использование защитником или представителем своих полномочий вопреки задачам осуществления правосудия, а равно умышленное без уважительных причин невыполнение своих обязанностей, если это деяние причинило существенный вред правам и законным интересам граждан, организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства, = наказывается…
  2. То же деяние, совершенное в отношении несоветгиеннслетнего или лица, которое в силу физических или психических недостатков не могло само осуществлять свое право на защиту, либо неоднократно, - наказывается..}
  3. Такое предложение, на наш взгляд, заслуживает внимания. Однако, уголовно-правовых средств предотвращения невыполнения или ненадлежащего выполнения адвокатами процессуальных обязанностей недостаточно, так как ответственность в этом случае наступит не в момент нарушения или после совершения нарушения норм процессуального закона, и к тому же в рамках производства уже по другому делу.2 Как нам представляется, только мерами уголовно-процессуальной ответственности возможно незамедлительно отреагировать на имевшее место правонарушение, путем применения соответствующих мер процессуального характера. Как отмечает И.Ф.Демидов, «принуждение, как охранительных правовой механизм

1 Егорова Н. Если адвоката покидает зал судебного заседания. //Российская Юстиция. 1998. № 5. С. 53. Демидов й.Ф. Проблема прав человека в Российском уголовном процессе. С.

126

ограждает правоприменительных процесс от посягательств, способствует решению процессуальных задач путем преодоления сопротивления заинтересованных и иных лиц».’

Пределы процессуального принуждения, гарантии законного и обоснованного его применения должны определяться исходя из потребностей правосудия и законных интересов личности, поэтому в законе необходимо было бы предусмотреть определенную систему таких мер и условия их реализации, исходя из дифференциации функции уголовного процесса. В силу коммерциализации процесса, на наш взгляд, в отношении адвокатов» защитников по уголовным делам возможно применение штрафных санкций, как основного средства профилактики нарушений процессуальной нормы и как средства прямого и непосредственного воздействия на обязанный субъект. В качестве других видов процессуальной ответственности предлагается установить: применение к адвокатам лишение определенных прав (вплоть до отстранения от участия по уголовным делам), возложения на них дополнительных обязанностей, носящих экономический характер (денежное взыскание по аналогии со ст.ст. 57, 73, 133 УПК; возложение части судебных издержек, например, в связи с заменой адвоката, не выполняющего свой профессиональный долг, по оплате услуг вновь вступившего в производство по уголовному делу защитника) или одновременного лишения прав и возложения дополнительных обязанностей. Основанием наступления процессуальной ответственности должно быть нарушение требования уголовно-процессуального закона, совершенное адвокатом=защитником в форме сознательного неисполнения обязанностей, предписанных процессуальным законом, препятствующее осуществлению нормального хода процессуальной деятельности.

” Там же. С. 46-47.

ft змшютЕшт

Принимаемые в стране меры по реформированию российского законодательства, открывают широкие возможности для самоутверждения личности, проявления ее активности. В целом они направлены на создание надежной системы государственного обеспечения прав человека. Относительно уголовного процесса следует сказать, что здесь необходимо совершенствовать и утверждать механизм обеспечения прав, свобод человека, гражданина, попавшего в сферу уголовного судопроизводства, ограждать его от произвола власти, формируя надежную правовую систему защиты.

Современные правовые механизмы нынешней России явно недостаточны и несовершенны. Как свидетельствует судебная практика допускаются серьезные нарушения и ущемления конституционных прав граждан, подвергаются подчас осуждению невиновные лица.

Чтобы механизм функции защиты в уголовном процессе стал поистине гарантом прав и свобод человека и гражданина необходимо:

  1. Функции обвинения, защиты и разрешения дела не должны возлагаться на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Судопроизводство должно быть состязательным как в стадии предварительного расследования, так и в судебном разбирательстве.
  2. Лицу, которому угрожает уголовная ответственность, должно быть предоставлено гарантированное право как самому защищать свои права, свободы, так и с помощью профессионального защитника-адвоката на основе утверждения в уголовном процессе функции защиты, осуществляемой подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным, законным представителем и защитником- адвокатом.
  3. Защитник-адвокат должен обладать такой совокупностью полномочий по защите прав и законных интересов обвиняемого

128

fc (подсудимого), чтобы можно было бы говорить об их реальном

обеспечении.

  1. Участие защитника обязательно по всем делам с момента задержания лица в качестве подозреваемого в совершении преступления или избрания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу до предварительного обвинения,
  2. Ввести в уголовный процесс следственного судью для обеспечения всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела в предварительном расследовании с тем, чтобы принцип состязательности получил закрепление в предварительном расследовании.
  3. Ввести сокращенный порядок судебного следствия в случае признания подсудимым своей вины, когда сделанное им признание не оспаривается какой- либо из сторон и не вызывает у суда убеждения о вынужденном признании вины.
  4. Отразить в законе, что вручение копии обвинительного заключения после его утверждения или нового составления обеспечивается прокурором или по его поручению следователем.
  5. Оглашать обвинительное заключение в судебном заседании должен прокурор - государственный обвинитель, а не суд, как это имеет место по действующему УПК, т.к. в этом случае суд принимает обвинительный уклон, что недопустимо в условиях состязательного начала судопроизводства, и к тому же ведет к смешению функций.
  6. Необходимо вместе с обвинительным заключением направлять в суд заключение защитника в случае, когда адвокат-защитник не согласен с выводами, изложенными в обвинительном заключении, которое будет служить основанием для проведения предварительного слушания в стадии назначения судебного разбирательства.
  7. Перечень прав и обязанностей обвиняемого
    (подсудимого)
    • целесообразно вручать в письменном виде под роспись - как на

129 стадии предварительного следствия. так и в
судебном разбирательстве, в его подготовительной части.

  1. При согласии подсудимого давать показания в ходе судебного следствия первым допрос должен вести защитник.
  2. Следует четко регламентировать законом право защитника- адвоката собирать необходимые для защиты доказательства
    и
  3. способы их собшзания.

»

  1. 3 целях обеспечения реализации принципа состязательности и усиления механизма функции защиты было бы целесообразно предусмотреть возможность участия в судебных прениях подсудимого, не зависимо от участия в них адвоката-защитника.
  2. В целях добросовестного выполнения адвокатами задач по защите прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве необходимо в законе четко регламентировать порядок представления суду письменных предложений по вопросам, указанным в ст.ЗОЗ УПК, о подлежащих разрешению судом вопросов при постановлении приговора.
  3. В законе необходимо разработать механизм процессуальной ответственности как лиц, ведущих судопроизводство по делу, так и профессиональных защитников-адвокатов, допустивших злоупотребления своими правомочиями.

130 СШШЮЖ ИСПОЛЬЗУЕМ®! ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Конституция РФ, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.
  2. Всеобщая декларация прав человека, одобренная Генеральной ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г// Международное гуманитарное право в документах. М., 1996.
  3. Всеобщая декларация. Конвенция от 09.10.93 (дата начала действия 09.10.93) / Право Совета Европы и России. Сб. документов и материалов. 2-е изд. Краснодар, 1996.
  4. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью. Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. - М., 1989.
  5. Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая Советом Европы 4 ноября 1950 г./ Российская газета. Jfe 67, 05.04.95; и Федеральный Закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» / Российская газета. №67,07.04.98.
  6. Конвенция «О правах и основных свободах человека» от 26.05.95., принята государствами-участниками СНГ/ Российская газета. №120, 23.06.95.
  7. Материалы IX Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращения с правонарушителями. Каир 29.04-08.05 1995 года II Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сб.науч.трудоз и нормативных материалов. М., 1998.

131

Материалы V Конрееоа ООН по предупреждению преступности и обращения с правонарушителями. Экономические и социальные последствия преступности и планирования.™ М., 1975.

Международный пажт о гражданских и политических правах, одобренный Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. // Международное гуманитарное право в документах. М., 1996.

Основные положения о роли адвокатов. Приняты на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступлений з августе 1990 г. в Нью- Йорке.

Программа действий, принята на всемирной Конференции по правам человека 25 июня 1993 г. в Вене / Дипломатический Вестник, 1994. № 3=4.

Решения VII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращения с правонарушителями. Минск.- 26 августа по 6 сентября 19S5 г. // Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сборник научных трудов и норматизных материалов.

100>

  1. Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР. М., 1996.
  2. Уголовный Кодекс Российской Федерации. М., 1996.
  3. Федеральный Конституционный Закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.96 II Собрание законодательства РФ. 1997, Ж -ст. 1.
  4. Закон о прокуратуре РФ в ред. Федерального Закона от 18 октября 1995 г,// Собрание законодательства РФ.- 20.11.1995.- №47.» ст.4472.
  5. Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. Ст.21./ Собрание законодательства РФ.- 1995.-№33.- ст.3349.
  6. Закон «О частно - детективной деятельности в РФ» от 11.03.1993.

132

‘9. Положение об адвокатуре РСФСР. Утверждено Верховным

Советом РСФСР законом от 20.11.1980 г. / Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980, № 48.

Ю. Проект УТЖ. Принят в первом чтении Государственной думой

РУшшзщщвдм© разъмешшшж Шлезшумшш Штштштыж (Сждлкв

€С

fffiv:

еемиоши Отедетраддви

”^^(гПт/ГЧр

.тл-пто

_CjjmSmmm

шшш&

1т(?жшшшлтшт Коистшзздшщшог® Сща^есешйедшй Фшшаммм

23.

24.

26.

Поста новле ние №19= П Конст итуци онног о Суда РФ от 28 28.11. 96 „ Росси йская Газета . 1996. 6 декаб ря

Поста новле ние №7-П Конст итуци онног о Суда РФ от 20.04. 99 г. // Росси йская Газета . 1999. 28 апрел я.

Поста новле ние №12- 11 Конст итуци онног о суда РФ от 28,01. 97. II Росси йская Газета . 1997. 18 февра ля.

Поста новле ние №1-П Конст итуци онног о Суда РФ от 15.01. 99. /Собр ание закон одате льства РФЭ 25. 01.99, №4, ст.602 .Поста новле ние плену ма ВС СССР «О судеб ной экспе ртизе по уголо вным делам » от 16.03. 71 /Сб. Поста новле ний Плену мов Верхо вных Судов СССР и РСФС Р (РФ) по уголо вным делам . М.. СПАР К 1999- 560 с.

Поста новле ние Плену ма Верхо вного суда РФ №5 в ред. поста новле ния №11 от 21.12. 93 г. «О соблю дении судам и проце ссуал ьного закон одате льства при судеб ном разби рател ьстве по уголо вным делам » / Сборн ик Поста новле ний Плену мов ВС РФ 1961- 1993. М.: Юрид . лит- ра. 1994- 352 с.

Поста новле ние №1 Плену ма Верхо вного Суда РФ «О судеб ном приго воре» от 29.04. 96 г. /Бюлл етень Верхо вного Суда РФ. 1996 г. №7.

133

  1. Постановление пленума Верховного Суда РФ от 8.12.99 г. Кк 84 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» II Законность. 2G00, №2.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 79 от 18 ноября 1999 года «О ходе выполнения Постановления пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 года № 7 «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации» //Законность. 2000, >fe 2.
  3. ц^пшмашьтншя лкпгершгурш

  4. Аврах Я.С. Психологические проблемы защиты по уголовным делам. Казань, 1972.
  5. Агеева Н.Н. Пределы судебного разбирательства /Уголовный процесс под ред. М.А.Чельцова. М.: Юрид. лит-ра, 1969.
  6. Адаменко В.Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Изд= во Томского ун-та, Томск, 1983.
  7. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.
  8. Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинсйяе идеи в советском уголовном судопроизводстве. Изд-во ЛГУ, 1970.
  9. Ануфриев Е.А. Социальный статус и активность личности. М., 1984.
  10. Ария С. Мир спасет доброта // Российская Юстиция. 1996, №2.
  11. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правовые отношения. М., 1976.
  12. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные
    правоотношения.

\втореф. докт. дисс

1994.

134

  1. Бозров В.М. Современные проблемы правосудия по уголовным делам в практике военных судов России /теоретические, процессуальные, криминалистические, этиологические и организационные аспекты). Автореф. докт. дисс. Екатеринбург. 1999.
  2. Бойков А.Д. Защита жертв преступлений в уголовном судопроизводстве Российской Федерации // Правовые и социальные проблемы защиты: жертв преступлений. М., 1997.
  3. Бойков А.Д. Проблемы эффективности судебной защиты. Автореф. докт. дисс. М., 1974.
  4. Бойков А.Д. Третья власть в России. = Ш., 1997.
  5. Виницкий Л.В. Уравнять права сторон в уголовном процессе. //Российская юстиция. 1999. № 6.
  6. Витрук Н.В. Основы правового положения личности в социалистическом обществе. М.. 1974.
  7. Волкодаев Н.Ф. Правовая культура судебного процесса. М.:Юрид. лит-ра. 1980.
  8. Володина Л.М. Взаимодействие частного и публичного в уголовном процессе II публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия законодательного выражения и юридической практики. Екатеринбург, 1999.
  9. Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень: Изд=во Тюменского Госуниверситета, 1999.= 172 с.

  10. Володина Л.М. Обязанности должностных лиц в уголовном процессе и обеспечение прав личности /Российская Федерация в Совете Европы. Проблемы применения норм о защите прав человека. Материалы международного семинара (17=18 апреля 1997 г.). Екатеринбург, 1998.
  11. Волосова Н.Ю. Потерпевший в уголовном процессе. Его процессуальное положение, 1998.
  12. Вукулов В. Формирование процессуальной позиции защитника // Советская Юстиция. 1990, №L- С.25-26.
  13. Гаврилов СИ. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном процессе России. История и современность.» Канд. дисс., М., 1998.
  14. Гинзбург Г.А., Поляк А.Г., Самсонов В.А. Советский адвокат, М.: Юрид. литера, 1968.
  15. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Воронеж, 1973.
  16. Грибакин А.В. Индивид как субъект права // Российская Федерация в совете Европы: Проблемы применения норм о защите прав человека.- Екатеринбург, 1998.

9Я1

?се. М., 19

л

.П. Следо ватели в уголо вном проце ©

  1. Гуськова АЛ. Адвокат, его полномочия з уголовном процессе // Актуальные вопросы судебно-правовой реформы. Сборник науч. статей. Оренбург, 1996
  2. Гуськова АЛ. Актуальные вопросы защиты прав и законных
  3. интересов граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве //

« защита прав и законных интересов граждан, участвующих
в

уголовном процессе,
как

наптавление

судопроизводстве. Сб.науч. трудов. Отв.ред. И.Ф.Демидов. Москва» Оренбург, 1999.

  1. Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (проблемы теории к практики). Азтореср.докт.дисс. Екатеринбург, 1997.
  2. Гуськова А.П. Соотношение частного и публичного в уголовном процессе // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, законодательного выражения и юридической практики. Материалы Всероссийской
    научно-

136

практической конференции 23=24 апреля 1998 года. Екатеринбург, 1999.

  1. Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Автореф. докт. дис. Свердловск, 1973. 1
  2. Даез Б.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном . судопроизводстве // Правоведение. 1974, ML
  3. Демидов И.Ф. Обеспечение прав человека в сфере борьбы с преступностью // Законность в Российской Федерации. М.: СПАРК, 1998.
  4. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе (концептуальные положения). Дисс. на соискание ученой степени докт. юрид. наук в форме научного доклада, выполняющей также функцию автореферата. М., 1996.
  5. Джатиев B.C. О праве обвиняемого знать содержание обвинения / Российская Федерация в Совете Европы. Проблемы применения норм о защите прав человека. Материалы Международного семинара. Екатеринбург, 1998.
  6. Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1978.
  7. Егорова Н. Если адвокат покидает зал судебного заседания // Российская Юстиция 1998, №5.= С.53. ‘
  8. Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Учебное пособие. Уфа,
  9. Жогин Н.В., Фаткуллик Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М.: Юрид.лит-ра, 1965.
  10. Зиннатуллин 3.3., Зиннатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Ижевск, 1997.
  11. Зиннатуллин Т.З. Этические основы уголовно-процессуальной деятельности адвоката-защитника. Азтореф.канд.дисс. Ижевск.. 1998.

137

  1. Иванов В.А. Прокурорский надзор в борьбе с преступностью, Изд-воЛГУ, 1964.
  2. Калашникова Н.Я. Гарантии прав обвиняемого на защиту при изменении обвинения и наказания. М.: МГУ, 1975.
  3. Калиновский К.5. Законность и типы уголовного процесса. Автореф. канд. дисс. С.-Петербург, 1999.
  4. Козтуи Н.Н. Соотношение частных и , публичных начал в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: время выбора II Государство и право. 1995, №11,
  5. Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Воронеж, 1973.
  6. Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре РФ».- М.: Норма, 1996.
  7. Кони А.Ф. Собр. соч. в 8 т. ТА М, 1967.
  8. Концепция судебной реформы з Российской Федерации. М.: «Республика», 1992. f
  9. Концепция уголовно-процессуального законодательства РФ // Государства и право 1992, К» 12.
  10. Коркухов В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1987.
  11. Кречетова Л.В. Актуальные проблемы обеспечения права на защиту лицу, совершившему преступление. // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве. Сб.науч.трудов. Москва-Оренбург, 1999.
  12. Кручинии Ю.С. Участие адвоката-защитника в уголовно- процессуальном доказывании. Канд.дисс. Ижевск. 1997.
  13. Кузнецов Н.П. Доказывание и его осуществление в отдельных стадиях уголовного процесса России // Автореф. докт. дисс. Воронеж. 1998

урс советского уголовного процесса. М., 1989, гл.?. рс советского уголовного процесса. Общая часть. М.: Юркд.

лит~ра. 1989.

  1. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М.„ 1973.
  2. Ларин A.M. Защита от обвинения и подозрения. /Общая теория прав человека. М. 1966.
  3. Ларин A.M. От следственной версии к истине. М., 1976.
  4. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М. 1966.
  5. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.: Юридическая литература. 1986.
  6. Ларин А.О. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК 1997 года. //Российская Юстиция.
  7. Jfe 9. С. 9-11.
  8. Лисицин Р.Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования. Канд. дисс. МЛ 998.
  9. Лубшев Ю. Защита подсудимого - высокий профессионализм. //Российская Юстиция. 1997. j\r® 4. С. 50.
  10. УЛ.

Львова Е.Ю. Беседа с подзащитным перед судом присяжных. /Защитник в суде присяжных. М.: Российская Правовая Академия. 1997.

  1. Ляхов Ю., Золотых В. Не допустить возврата к «следственному суду». //Российская Юстиция. 1997. Ш 10. С. 8=9.
  2. Макарова З.В. Судебная речь. Куйбышев. 1985.
  3. Макарова З.В. Участие адвоката защитника на предварительном следствии. Куйбышев. 1978.
  4. Мартынчик Е.Г., Ладьков В.Н., Юрченко B.C. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Кешенез. 1982.

139

  1. Милиция С.Д. Частное обвинение в Российском уголовном процессе: предпосылки к расширению. //Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, законодательного выражения и юридической практики. Екатеринбург. 1999.
  2. Морщакова Т.Г. Судебная реформа (сборник обзоров). М. 1990.
  3. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М. 1996.
  4. МОТОВЕШОВ Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. Воронеж. 1984.
  5. Мотовилов Я.О. Показания и объяснения обвиняемого как средство защиты в советском уголовном процессе. М. 1956.
  6. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы содержании советского уголовного процесса. //Проблемы процессуальной формы в юридической науке и практике. Ярославль. 1972.
  7. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно - процессуальные функции. Ярославль. 1976.
  8. Мотовиловкер Я.О. Предмет советского уголовного процесса. Ярославль. 1974.
  9. Нажимов В.П. Об уголовно - процессуальных функциях. /Правоведение. 1974. № 5.
  10. Назаров В.А. Назначение и проведение экспертизы з уголовном процессе. Автореф. канд. дис. Екатеринбург. 1999.
  11. Научно — практический комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу РСФСР под общей ред. В.Лебедева. М. 1997.
  12. Некрасова М.П., Осяк О.В., Цветинович А.ОЛ. О коллизии позиции обвиняемого и защитника в уголовном процессе. //Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Калининград. 1975. вып. 4.

14С

ощая теория прав человека. /Отв. ред. Е.А.Л]

ea. M.i

Норма. 1996.

  1. Ожегов СИ. Словарь русского языка. Ш. 1972.
  2. Панько Н.Г. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. Воронеж. 2000.
  3. Перлов И.Д. Судебное следствие в советском
    уголовном процессе. М.: Госюриздат. 1955.
  4. Поддержание государственного обвинения в суде. /Под ред. М.П.Малярова. М. 1970.
  5. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского
    уголовного процесса. М. 1956.
  6. Полянский Н.Н. К вопросу о юридической природе обвинения перед судом. //Правоведение. 1960. JSfe 1.
  7. Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. М.
  8. — 293 С.
  9. Попов А. Наше предложение. //Социалистическая законность. 1968. Ш 3. С. 55.
  10. Проект Уголовно — процессуального Кодекса РФ: за и против. //Российская Юстиция. 1997. N® 8. С. 16=17.
  11. Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Екатеринбург. 1997.
  12. Рахунов Р. Д. Участники уголовно -
    процессуальной деятельности по советскому праву. М.: Госюриздат. 1961.

IP^Ql

Z1.

зниж кз.Ю.
1 еорет ическ ие основ ы и практ ика деяте льнос ти

адвоката на предварительном следствии. Автореф. канд. дис. Краснодар. 1998. ,

  1. Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве. Автореф. канд. дис. Томск. 1994.
  2. Савицкий В.М. Виновен иди невиновен? М. 1965.

141

  1. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М.: Наука. 1971.
  2. Сафронов Г.В. Публичное и частное начала в уголовно - процессуальном; доказательственном праве. //Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, законодательного выражения и юридической практики. Екатеринбург. 1999.
  3. Сердечная Р.Г. Привлечение лица в качестве обвиняемого и осуществление принципов уголовного процесса. Азтореф. канд. дис. Волгоград. 1999.
  4. Слово предоставляется адвокату. //Литературная газета, 5 августа 1970.
  5. Смирнов В.П. Противоборство сторон как сущность принципа состязательности уголовного судопроизводства. //Государство и право. 1998. № 3. С. 60.
  6. Советский уголовный процесс. /Под ред. Д.С.карева. М. 1968.
  7. Соколов А., Москалев И. Конституция России и проблемы судопроизводства в уголовном процессе. //Российская юстиция.
  8. №2.
  9. Состояние законности в Российской Федерации (1993 - 1995 годы). Аналитический доклад. М. 1995.
  10. Стецовский В.М. Очерк теории прокурорского надзора.
  11. Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М. 1972.
  12. Стецовский Ю.И. Охрана личной жизни граждан и адвокатская тайна. //Советское государство и право. 1937. >fe 3. С. 68.
  13. Стецовский Ю.И. Уголовно - процессуальная деятельность в уголовном процессе (деятельность адвоката по оказанию юридической помощи обвиняемому в реализации прав на заявление ходатайств и принесение жалоб). М.: ВЮЗИ. 1987.

142

  1. Стецовский ЮЖ. Уголовно - процессуальная деятельность защитника. М. 1982.
  2. Стремовский В.А. Актуальные проблемы организации и производства предварительного следствия в СССР. Краснодар. 1978.
  3. Стремовский В.А. Содержание предварительного следствия в советском уголовном процессе. Краснодар. 1971.
  4. Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. Ростов - на - Дону. 1966.
  5. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1968.
  6. HP *3

  7. Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М. 1956.
  8. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М. 1951.
  9. Судебный прецедент. Прокурор Московской области против «Второй коллегии адвокатов Московской области» // Российская юстиция, 2000, №3.- С.57-61.
  10. Теория доказательств в советском уголовном процессе, часть общая. /Отв. ред. Н.В.Жогин. М. 1966.
  11. Титаренко В. Защита несовершеннолетних на предварительном следствии и в суде первой инстанции. Автореф. канд. дисс. киез. 1973.
  12. Торянников А.Г. Уголовно-процессуальная деятельность в уголовном процессе (деятельность адвоката по оказанию юридической помоши обвиняемому в реализации прав на заявление ходатайств и принесение жалоб). М.: ВЮЗЙ, 1997.
  13. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М. 1960.
  14. Уголовно - процессуальное право РФ. Учебник. /Отв. ред. П.А.Лупинская. М.: Юрист. 1998.
  15. Уголовный процесс. /Под ред. М.А.Чельцова. М. 1969.

143

  1. Фаткуллжв Ф.Н. Изменение обвинения. М.: Юрид. лит-ра. 1971.
  2. Фаткуддин Ф.Н. Обвинение и защита. М. 1969.
  3. Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. йзд-во Казанского ун-та. 1965.
  4. Фаткудлия Ф.Н., Зиннатулдин 3.3., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. Казань: Нзд=во Казанского ун-та. 1976.
  5. Философский энциклопедический словарь. М.: «Советская энциклопедия». 1983.
  6. Фраицифоров Ю.В. Обвинение как средство обеспечения прав и законных интересов обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Автореф. канд. дис. Саратов. 1998.
  7. Чеканов В.Я. Уголовное судопроизводство как целостная система. //Вопросы уголовного процесса. Саратов. 1979. Вып. 2.
  8. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1962.
  9. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.: Госюриздат. 1957.
  10. Чернышев В.А. Проблема функций в российской науке уголовного процесса. Автореф. канд. дис. С.-Петербург. 1999.
  11. Чуркин А. Адвокат с диктофоном и ксероксом. //Российская Юстиция. 1997. № 6 - С. 48=49.
  12. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе. //Государство и право. 1994. №3.
  13. Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск. 1990.
  14. Шимановский В.К. К вопросу о процессуальной функции следователя в советском уголовном процессе. ^/Правоведение. 1965. №2.

144

  1. Шимановский В.Н. К вопросу о процессуальных функциях следователя в советском уголовном процессе. //Правоведение, 1965. №2.
  2. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск. 1974.
  3. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск. 1970.
  4. Элыкинд П.С. Право обвиняемого на защиту з советском уголовном процессе. (Общие вопросы. Вопросы защиты по уголовным делам). Л. 1967.
  5. Злышнд П.С. Сущность советского уголовно - процессуального права. Изд=во ЛГУ, 1963. ?
  6. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. М. 1978.
  7. Юридическая процессуальная форма: теория и практика. М. 1976.
  8. Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно - процессуального права. Ш. 1960.
  9. Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве. //Правоведение. 1973. № 5.
  10. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском судопроизводстве. М. 1981. ,

14f

(Юмеженж

УВАЖАЕМЫЙ КШШЕГА1

Просим Вас высказать свое мнение по проблемным вопросам реализации функции защиты в уголовном судопроизводстве.

Заполняя анкету, нужно лишь отметить те варианты ответов, которые соответствуют Вашей течке зрения.

Заранее Вам благодарны и надеемся на плодотворное сотрудничество науки и практики.

25% 32% 26% 17%

56% 44%

71% 25% 4%

15% 13%

10 Ваш 1в©зраст? До 30 лет 30-40 лет 40=50 лет Свыше 50 лет

2о Пол?

Зс ©бразешшш®? Высшее юридическое Незаконченное высшее Иное образование

4о Ваша должность? Следователь прокуратуры Следователь МВД Прокурор, заместитель,

25%

29%

помощник прокурора Судья Адвокат

§„ Стаж работы в этой долшшоетше

До 5 дет 5=10 лет

10-15 лет выше 15 лет

146 19%

33%

18%

шшщшш
шгр©ф(ШШ €шальшмЁ зжщжлгы в
утшвшгом
мцмщееее

4,3%

10% 35,6%

43% 7,1%

выполняет? Следователь Прокурор Судья (судья) Адвокат Все они

7о Защите подлежат ипнпгер@сы ©бвмпншемюг© (подсудшмюг©)? Сказанные в законе 16,6%

1е противоречащие закону

$3,4%

:е шытересы ©бвиимем©г© (шюдеудшмюг©) заттшыыи Иезажаижмми

м©гут быть лишь средств® защиты?

5%

Да

Нет 63,5%

90 Зтшшншшстъ шнпгерееов ©бшшняемог© (ишдсудшмог©)? Оценивается субъектом доказывания на 13,3% основе материалов дела

Презюмируется до вступления 60,3%

обвинительного приговора в законную силу ‘ Все интересы законны 26,4%

©0 Адвокаты йкшэльзушт чащ® всего даш зящжты? Законные средства и способы защиты 26,4% Незаконные средства и способы 7,1% защиты (укажите какие) Законные и незаконные средства и 66,5% способы защиты

Но Должен ли адвокат содействовать раскрытии! ш расследованию преетгушшешаж

Да

147

30% 70%

12= Жклшетея ли эт©г Его профессиональным долгом Нарушением его
профессионального долга

43,4% 56,6%

13= Участи® адв©катш=з&шщит1ышш} в уголовном еудшшшшзводств©? Содействует установлению истины по делу 43,3%

16,6% «

40,1 %

препятствует установлению истины по делу Не влияет на установление истины по делу

14о Ходатайства адрекат©в9 зяжшкшишы® з судебшом разбирательств© в защшту шедеудимыж Обоснованы 28%

Необоснованы 16%

Частично обоснованы 36%

15„ Ходатайства ш;щтк®т®ш-з&ш®№штж®в чшшщ в<шг® шасядатет;?

Вызова дополнительных свидетелей 27,8%

»

Истребования доказательств 14,6%

Направления дел на дополнительное 7,2% расследование

Назначения экспертизы 6Д%

Доказанности вины подзащитного и 40,3% квалификации его действий

®щеншпва<этшя! эффективность

Иного характера 4% 16, ЧГем9 иго Вашему мнешшад, дгшгельшстш защмлшшжа-адавжатяз

Установлением истины по делу 10%

)L.

Осво божд ением
подза щитн ого
от
53,3 %

уголо вной ответ ствен ности

Полу чение м мини маль но возм ожно го
30%

наказ ания

Ины ми крите риям и (укаж ите каки ми)
6,7%

П0 Може т ли участ ие адвок ата иегат шпви © штт гьш. иа резул ьтата х и© делу и судьб е шодз ащит иого? Да (укаж ите, в чем это може т выра зитьс я)
50% Нет 50%

ISe Негат ивны е яюел едств ищ м®зг ут быть вызва ны? Непр офесс иона лизм ом 30%

Безра зличи ем к судьб е подза щитн ого
23,3 % со сторо ны защи тника - адвок ата Заинт ересо ванно стью
искл ючит ельно
30% в полу чении гоно рара

Боль шой
загру женн ость ю
адвок ата»
3,3% защи тника Ннъ ши прич инам и 13,4%

19» Шмее т ли адвок ат шрш в© ^поль зоват ься ш& суде дмжт ©ф© 1н©м ш

другими средствами* ©ргтежиишш

30%

Нет 6,6%

С согласия суда 63,4%

Wo М©жет лш адвфжатчващшпшшк не соглашаться; с ишзмщией ш©дсудим©г@5 и© шризиашщег© свою вшауг Да 43,3%

Нет 46,7%

21 о Может ли здв©кат ие соглашаться с мозшпщмей и©дзашщитн1©г©9 япризгаающег© сшш вишу? Да 63,3%

149

V*

Нет 36,7%

22о может лш тщзт т^- шшщп тшш зттш шпь шшш шщт9 гш© ^шшт шгут на своем юпут реш шем убеэв деиии ? Да 70%

Нет 30%

23о В шраве лш адаека т шшш ншшт ь жаееа шщш шпыы ® ж други е жшюб ы, зтшш шш жадата йетзж без ссоглаг аш иш т® ш®дза шшщт зш©г ©? Да 23,3%

Нет 42,7% *

Обяз ан,
если
это
соотв етств ует
34% занят ой им ранее позиц ии

240 След ует ли
надел ить шдш кшта ^защ шгаи жа! иразо м ми шбир ашше допш зател ьств %

Да 40%

Нет 60%

2§о
Маде леиме
ждвок &тачз ащш шииж а
шрав ом
шт
шбшр атгель ств®

доказ атель ств i

Отри цател ьно скаже тся на рассл едова нии прест уплен ий
23,4 %

Поло жите льно скаже тся на осущ ествл ении защи ты 33,3%

Отри цател ьно скаже тся на рассл едова нии прест уплен ий,
33,3 %

но поло жите льно на осущ ествл ении защи ты

Не
окаж ет
влиян ия на
эффе ктивн ость
рассл едова ния
10%

прест уплен ия и защи ты

26= Как, п© Ваше му мнеш пнвд, адвфк аты^з аяшц жтии шш вымо лишкэ т ет®й

шр©ф ее?м© нш1ъ ный дшшп

Качес твенн о 33,3%

Некач ествен но 50%

Укло няют ся от его выпо лнени я (отме тьте, поче му
на
16,7 % Ваш взгля д)