lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Щеглов, Олег Александрович. - Криминалистическое исследование микронеоднородностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2000 195 с. РГБ ОД, 61:00-12/523-X

Posted in:

САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

МВД РОССИИ

На правах рукописи

ЩЕГЛОВ Олег Александрович

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

МИКРОНЕОДНОРОДНОСТЕИ ОБЪЕКТОВ ЭКСПЕРТИЗЫ

ВЕЩЕСТВ, МАТЕРИАЛОВ И ИЗДЕЛИЙ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оператдвно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

кандидат юридических наук, доцент

В.Н.ХРУСТАЛЕВ

Саратов-2000

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Правовые, организационные и научные основы криминалисти ческой экспертизы веществ, материалов и изделий 12

1.1 .Предмет криминалистической экспертизы веществ, материалов и из делий. Ее научные основы и место в системе судебных экспертиз 12

1.2. Правовые и организационные аспекты криминалистического ис следования микронеоднородностей объектов криминалистической экспер тизы веществ, материалов и изделий 39

Глава 2. Общая характеристика микронеоднородностей объектов кри миналистической экспертизы веществ, материалов и изделий и методы кри миналистического экспертного исследования малых количеств веществ и материалов 58

2.1. Закономерности формирования свойств и признаков микронеодно- родностей как объектов криминалистического исследования 58 2.2. 2.3. Понятие, механизм образования и классификация микронеоднород- ностей объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий 69 2.4. 2.5. Методы криминалистического экспертного исследования малых количеств веществ и материалов 88 2.6. Глава 3. Методика криминалистического исследования микронеодно родностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий 117

3.1. Методики диагностического и идентификационного исследования микронеоднородностей объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий 119 3.2. 3.3. Оценка и использование результатов криминалистического иссле- дования микронеоднородностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий 154 3.4. Заключение 167

Список использованной литературы 170

ПРИЛОЖЕНИЯ 190

3 Введение

Актуальность и разработанность темы исследования. Глубокие социально- экономические преобразования, происходящие в России, сопровождаются криминализацией общества, ростом преступности, видоизменением ее структуры, мощным противодействием расследованию преступлений со стороны организованных и технически оснащенных преступных групп.

Современная преступность характеризуется тем, что повышается «про- фессионализм» преступников, многие из которых имеют обширные знания в определенных областях науки и техники, хорошо разбираются в действующем законодательстве, нередко обладают незаурядными познаниями в криминалистике. В этих сложных условиях эффективность и качество расследования преступлений неразрывно связано с активным внедрением в деятельность правоохранительных органов научных рекомендаций, новейших технических средств и методов, совершенствованием традиционных методов и методик исследования доказательств, своевременной высокопрофессиональной подготовкой сотрудников экспертно-криминалистических подразделений.

Обострение криминальной обстановки в стране в последние годы обус- ловило необходимость совершенствования работы правоохранительных органов по использованию криминалистических средств и методов в борьбе с преступностью. С этой целью была переработана нормативная база, регламентирующая деятельность органов внутренних дел по применению криминалистических средств и методов, производству экспертиз, ведению криминалистических картотек и коллекций в структуре экспертно-криминалистических подразделений.

Одной из форм использования научно-технических средств и методов в раскрытии и расследовании преступлений является производство судебных экспертиз по заданиям лица, производящего дознание, следователя, суда.

4

Развитие судебной экспертизы, появление новых методов и объектов иссле- дования, процессы интеграции и дифференциации научного знания - все это привело к созданию новых направлений в различных классах судебных экс- пертиз. Так, класс криминалистических экспертиз пополнился новыми нетрадиционными подклассами (родами) и, в частности, криминалистической экспертизой веществ, материалов и изделий - КЭВМИ, благодаря научным трудам А.Р. Шляхова и B.C. Митричева. Основы этого направления были заложены в работах А.И. Винберга, И.Д. Кучерова, М.В. Салтевского, М.Я. Сегаяи др.

Отличие используемого нами наименования «криминалистическая экспертиза веществ, материалов и изделий», а не предложенного профессором B.C. Митричевым «криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий», продиктовано тем, что мы разделяем мнение В.В.Бибикова о том, что использованное наименование соответствует закону перехода количе- ственных изменений в качественные и отражает схему образования (создания) объекта: от вещества через материал к изделию [29, с.55,56].

Анализ экспертной практики показывает, что число выполняемых экспертиз веществ, материалов и изделий и интерес к этим экспертизам ежегодно увеличивается. Так, в справке ЭКЦ МВД России “Об итогах деятельности экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел Российской Федерации в 1999 году” отмечается рост процента раскрываемости преступлений благодаряиспользованию результатов экспертиз данного подкласса на 28,1% по сравнению с 1998 годом. Достаточно высоким остается и удельный вес экспертиз веществ, материалов и изделий в общем объеме экспертиз, выполняемых в ЭКП УВД (за период 1993-1999 годов он увеличился с 16,6% до 18,8 %).

Активное внедрение в практику борьбы с преступностью современных естественно-научных средств и разработка высокочувствительных методов анализа открыли широкие перспективы для всестороннего исследования самых малых количеств веществ и материалов, микрофрагментов изделий, а

5

следовательно сделало возможным получение достоверной розыскной и доказательственной информации. Это вносит свои коррективы в процесс расследования преступлений и повышает действенность использования в нем результатов КЭВМИ.

Одной из существенных, но недостаточно разработанных проблем явля- ется определение путей получения ориентирующей и доказательственной информации с помощью изучения микронеоднородностей объектов крими- налистических экспертиз, т.е. установление, какие факты по делу и каким путем могут быть выявлены в результате их исследования.

Анализ практики производства КЭВМИ в экспертно-криминалистичес-ких подразделениях ОВД показал, что эксперты часто испытывают затруд- нения в выборе оптимального с учетом поставленных задач комплекса методов исследования микронеоднородностей, оценки результатов их изучения. Эти трудности уменьшают объем информации диагностического и идентификационного характера и значительно снижают эффективность использования результатов проводимых экспертиз в раскрытии и расследовании преступлений. Данные обстоятельства определили актуальность выбора темы диссертации и ее содержание.

В современной практике исследование веществ, материалов и изделий проводится в рамках как традиционных, так и нетрадиционных криминалистических экспертиз. Одним из основных методических подходов является комплексное использование всех данных о внешнем строении, внутренней структуре объектов и составе образующих их веществ для получения криминалистически значимой информации. С учетом этого проблему использования результатов определения элементного состава микронеоднородностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий в целях криминалистической диагностики и идентификации индивидуально определенных элементов вещной обстановки места происшествия следует рассматривать как часть более общей проблемы комплексных идентификационных и диагностических исследований.

6

В настоящее время задача комплексного аналитического исследования различного рода криминалистически значимых объектов в значительной степени решена благодаря внедрению в экспертную практику новых есте- ственно-научных методов, адаптированных для криминалистических целей. Практика криминалистических исследований пополнилась обширным материалом, на базе которого открывается возможность исследования и использования в доказывании как малых количеств веществ и материалов, так и микронеоднородностеи объектов КЭВМИ.

Цель диссертационной работы - изучение возможностей исследования микронеоднородностеи объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий в качестве носителей информации, получаемой с применением методов оптической микроскопии и прямого лазерного микроспектрального анализа и используемой при раскрытии и расследовании преступлений.

В связи с этим решались следующие задачи:

  • определение понятия микронеоднородностеи объектов КЭВМИ;
  • разработка классификации микронеоднородностеи объектов КЭВМИ на основе изучения основных типовых ситуаций, при которых они образу- ются;
  • раскрытие значения микронеоднородностеи объектов КЭВМИ какспе- цифических источников и носителей информации о материальной обстановке и обстоятельствах совершения преступлений;
  • изучение возможности использования различных микроаналитичес ких методов в криминалистических исследованиях микронеоднородностеи объектов КЭВМИ;

  • разработка методик диагностического и идентификационного иссле- дования различных объектов- КЭВМИ по микронеоднородностям с применением метода прямого лазерного микроанализа;
  • определение критериев оценки заключения эксперта по результатам криминалистического исследования микронеоднородностеи объектов экспертизы веществ, материалов и изделий.

7

Объектом исследования являются экспертные материалы и научные ме- тодики криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий.

Предметом исследования - деятельность следственных и экспертных под- разделений по назначению и проведению предварительных и экспертных исследований объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий по их микронеоднородностям при раскрытии и расследовании различных видов преступлений.

Методология и методика исследования. В диссертации широко исполь- зованы общенаучные, частные и специальные криминалистические методы познания: диалектический материализм, обобщение, наблюдение, измерение, сравнение, системно-структурный анализ, эксперимент и другие.

Методологической основой разработки теоретических вопросов исполь- зования микронеоднородностей различных объектов в криминалистике послужили труды российских и зарубежных криминалистов, а также работы ученых в области прикладной химии и физики.

Нормативную базу диссертации составили действующее уголовно-про- цессуальное законодательство, федеральные законы России, ГОСТы, ведомственные приказы и инструкции.

Разработка теоретических и методических основ криминалистического исследования микронеоднородностей объектов экспертизы веществ, мате- риалов и изделий проводилась в соответствии с научными концепциями ученых-криминалистов: Л.Е. Ароцкера, Р.С. Белкина, А.И. Винберга, Г.Л. Грановского, В.Я. Колдина, B.C. Митричева, Б.И. Шевченко, А.Р. Шляхова.

В настоящее время насчитывается значительное количество публикаций, посвященных работе с микрообъектами, среди которых в первую очередь следует выделить работы М.Б. Вандера, Г.Л. Грановского, Е.И. Зуева, Н.М. -Кузьмина, Л. Лейстнера, Н.И. Маланьиной, B.C. Митричева, Т.Ф. Одиноч-киной, Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова и др.

Различным аспектам процессуальных и методических вопросов крими- налистического исследования микрообъектов и объектов КЭВМИ посвяще-

8

ны докторские диссертации К.К. Бобева, А.А. Кириченко и кандидатские диссертации Е.М. Бершадского, В.В. Бибикова, Н.Н. Егорова, М.Я. Розен-таля, Т.А. Седовой, И.А. Тарасовой, В.Н. Хрусталева, В.З. Худякова.

В диссертационном исследовании использованы работы Т.В. Аверьяновой, В.В. Бибикова, М.Д. Вандера, А.И. Винберга, Г.Е. Гордона, М.Л. Ка-рабач, В.М. Колосовой, Н.И. Маланьиной, B.C. Митричева, Т.Ф. Одиноч- киной, Е.Р. Российской, Н.А. Селиванова, В.Н. Хрусталева и др.

Одним из основных широко использовавшихся в работе над темой методов научного познания являлось обобщение. Научные обобщения имеют приоритетное значение в процессах становления и развития криминалистической экспертизы, так как на их основе определяются и изучаются ее потребности, прогнозируются и формулируются актуальные научные проблемы, выявляются существенные недостатки экспертной практики, разрабатываются пути и способы их устранения. Полученные в результате анализа и обобщений данные используются при создании экспертных методик, подготовке методических пособий, способствуют внедрению в экспертную практику новых научных достижений [206, с.79]. Поэтому обобщение экспертной практики справедливо считается одной из основ дальнейшего совершенствования криминалистической экспертизы.

Для того, чтобы определить наиболее типичные задачи, решаемые экспертами в процессе криминалистического исследования малых количеств веществ и материалов, микронеоднородностей объектов КЭВМИ и установить, какие задачи представляют в решении наибольшие трудности, наметить пути решения проблем, возникающих в процессе исследований, автором было проведено обобщение практики производства КЭВМИ за период с 1992 по 1999 год в ЭКЦ МВД РФ, ЭКУ УВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ЭКУ УВД Волгоградской области (изучено более 200 экспертных заключений), а также интервьюирование экспертов-криминалистов ЭКП МВД РФ, выполняющих экспертные исследования в этой области.

9

При написании работы были использованы результаты эксперименталь- ных исследований, проведенных автором на базе Саратовского юридичес- кого института МВД РФ, а также личный опыт работы на кафедре криминалистического обеспечения раскрытия преступлений Саратовского юридического института МВД РФ.

Научная новизна исследования заключается в том, что в результате дис- сертационного исследования:

  • показаны пути получения криминалистически значимой информации посредством исследования микронеоднородностей различных объектов КЭВМИ и использования ее в раскрытии и расследовании преступлений;
  • разработаны методики диагностического и идентификационного ис- следования объектов КЭВМИ по их микронеоднородностям с применением методов оптической микроскопии и прямого лазерного микроспектрального анализа;
  • рассмотрены основные процессуально-правовые вопросы и разработаны теоретические основы криминалистической диагностики и идентификации объектов КЭВМИ по их микронеоднородностям;
  • обобщены данные о применении различных методов анализа малых количеств веществ и материалов, на основе чего определено место метода ЛМСА для наиболее рационального исследования микронеоднородностей объектов КЭВМИ.
  • На защиту выносятся следующие основные положения:
  1. Понятие микронеоднородностей объектов криминалистической экс- пертизы веществ, материалов и изделий;
  2. Классификация микронеоднородностей объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий;
  3. Методические рекомендации по проведению диагностического и иден- тификационного исследования объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий по микронеоднородностям с применением прямого лазерного микроанализа;

10

  1. Алгоритмы криминалистического диагностического и идентификаци- онного исследования объектов экспертизы веществ, материалов и изделий по микронеоднородностям.
  2. Предложения по созданию в судебно-экспертных учреждениях спра- вочно-информационных фондов веществ и материалов с характерными для них микронеоднородностями с целью повышения эффективности криминалистического исследования объектов экспертизы веществ, материалов и изделий.
  3. Практическая значимость и апробация работы. Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные результаты и рекомендации, изложенные в работе, могут быть использованы:
  • в судебной и следственной практике;
  • в работе судебно-экспертных учреждений Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Федеральной службы безопасности, Федеральной службы налоговой полиции, Государственного таможенного комитета, Ми- нистерства обороны Российской Федерации;
  • при подготовке учебных пособий для слушателей и курсантов образо- вательных учреждений МВД России.
  • Некоторые положения диссертации применяются в учебном процессе Саратовского юридического института МВД России при изучении специальных дисциплин: “Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях”, “Криминалистическое исследование веществ, материалов и изделий”, “Методы и средства экспертных исследований”.

Основные положения диссертации были представлены на межведомствен- ной межрегиональной научно-практической конференции в Санкт- Петербургской академии МВД России (1997 г.), на научно-практических конференциях в г. Волгограде (1998 г.) и г. Саратове (1997 и 1998 гг.), доложены на межкафедральном семинаре “Теория и практика судебной экспертизы” в СЮИ МВД РФ (1999 г.).

11

Имеющиеся в диссертационной работе положения, выводы, рекомендации, эмпирический материал могут быть использованы при проведении даль- нейших исследований данной проблемы.

Результаты диссертационного исследования нашли также свое отражение в девяти публикациях.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, списка литературы и приложений. В диссертации 2 схемы и 8 ри- сунков. Объем работы соответствует общепринятым стандартам.

12

Глава 1. Правовые, организационные и научные основы криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий

1.1. Предмет криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий. Ее научные основы и место в системе судебных экспертиз

Предмет судебной экспертизы - понятие, имеющее сложную структуру. Ее рассмотрение существенно как в теоретическом, так и практическом аспектах. В теоретическом плане это важно для последующей классификации судебных экспертиз, для отграничения понятия предмета от тесно связанных с ним понятий - объекта, задач судебной экспертизы и компетенции эксперта; в практическом - для правильного и четкого определения оснований назначения и проведения экспертизы данного класса, рода, вида, пределов компетенции эксперта конкретной специальности; правильного применения закона, оперирующего этим термином (ст.ст. 82, 288 УПК РСФСР).

Среди криминалистов нет единого мнения о понятии предмета судебной экспертизы и отдельных ее видов. Н.П. Яблоков считает, что предмет экспертизы приравнивается к предмету той науки или какой-то ее части, на данных которой основана экспертиза [219, с.54]. Близкой позиции придер- живается и Г.М. Нагорный [127, с.320].

Однако более справедливой нам представляется точка зрения, выска- занная А.Р. Шляховым, о том, что предмет экспертизы и предмет лежащий в основе ее науки не совпадают, что между ними нельзя поставить знак равен- ства, поскольку это понятия разных уровней [211, с. 14].

В процессуальном аспекте представление о предмете судебной экспертизы как одном из средств доказывания охватывает круг обстоятельств, ус- танавливаемых с помощью специальных познаний. В согласии с таким пред- ставлением находится определение предмета судебной экспертизы, данное в словаре основных терминов судебных экспертиз как «фактические данные (факты, обстоятельства), устанавливаемые на основе специальных научных познаний и исследования материалов уголовного и гражданского дела. Пред-

13

мет экспертизы предопределяется объектом экспертного исследования и воп- росами следователя (суда)». Далее в «Словаре» указывается, что «Различают понятие предмета судебной экспертизы рода, вида, подвида (общее научное определение) и конкретной экспертизы (частное определение). Первое доказывается и устанавливается научно для каждого рода, вида, подвида судебной экспертизы. Второе предопределяется вопросами, поставленными следователем (судом) и разрешенными экспертом в пределах его специальных познаний.»[183, с.60].

Р.С. Белкин считает некоторые из этих положений ошибочными. «Если речь идет о предмете экспертизы в ее общем, родовом или видовом понятиях, то правильнее считать, что он предопределяется не объектом исследования и вопросами следователя или суда, а положениями той науки, на которой основывается экспертиза, и соответственно возможностями последней. Иными словами, предмет экспертизы составляют проявления тех закономерностей объективной действительности, которые образуют предмет соответствующей науки. Следовательно, род или вид экспертизы и ее возможности предопределяют объекты исследования и вопросы эксперту (экспертное за- дание), а не наоборот.

Иначе обстоит дело, когда речь идет о предмете конкретного экспертного исследования. Здесь он действительно определяется исходя из наличных объектов и относящихся к ним вопросам эксперту.»[18, с.314]. Точка зрения Р.С. Белкина представляется нам оправданной.

Основанием производства экспертизы является потребность в специальных познаниях. Специальными признаются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки и простого житейского опыта и требующие специального обучения й практических навыков, т.е. являющиеся про- фессиональными. Ими обладают лица одной профессии, одной специальности. Специальные познания, необходимые для проведения экспертизы, могут относиться к любой сфере человеческой деятельности - науке, технике, искусству или ремеслу (ст. 78 УПК РСФСР). Наиболее удачное, с нашей точ-

14

ки зрения, определение специальных знаний дал Е.И. Зуев, который считал, что это «любые познания в науке, технике, искусстве или ремесле (исключая область процессуального и материального права), применяемые для разрешения вопросов, возникающих при осуществлении правосудия» [58, с.89].

Кроме основания назначения экспертизы выделяются также основания ее проведения. Таковыми признаются постановление следователя или судьи, либо определение суда о назначении экспертизы по возбужденному уголовному, гражданскому, арбитражному, административному делу. Без такого документа (а также при отсутствии возбужденного дела) экспертиза проводиться не может. В юридической литературе такие основания нередко называют еще юридическими в отличие от фактических, каковыми признается потребность в специальных познаниях (см., например: [45]).

Получение информации о фактах с помощью специальных познаний является специфической для судебной экспертизы формой познавательной деятельности. Этот момент имеет существенное значение для разграничения компетенции следователя, суда, эксперта при установлении фактических данных по делу. В свою очередь фактические данные по делу способствуют уяснению понятия «предмет судебной экспертизы».

Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Содержание обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, раскрывается в процессуальном законе (ст.68 УПК РСФСР).

Заключение эксперта, пишет Н.В. Скорик, может указать на субъект преступления как прямо, так и косвенно, однако, в конечном итоге, вся деятельность эксперта направлена на установление лиц, совершивших преступление [181].

Необходимо учитывать, что не всегда при помощи экспертизы удается установить индивидуальное конкретное тождество вещи (предмета, объек- та). Зачастую факты устанавливаются на уровне общей родовой или группо-

15

вой принадлежности объектов, и тогда их значение для установления обстоятельств дела обусловливается: объемом установленного рода или группы; частотой встречаемости объектов установленного рода или группы с учетом места и времени расследуемого события; частотой встречаемости объектов установленного рода, группы в очерченном круге проверяемых объектов; наличием фактических данных, ослабляющих, либо усиливающих значение вывода [74, с. 120].

Представляется, что при определении основных признаков предмета криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий необходи- мо исходить из современных представлений о предмете криминалистики, как ее методологической основы. По определению Р.С. Белкина , «криминалистика - это наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений» [17, с. 112]. Познание конкретных фактов осуществляется при производстве экспертизы путем исследования проявления закономерностей, входящих в содержание специальных познаний эксперта.

Предмет КЭВМИ - фактические данные (фактические обстоятельства), устанавливаемые на основе специальных знаний в области КЭВМИ [182, с.24] Содержание фактических данных понимают как явления объективной действительности, которые будучи познаны, используются в процессе дальнейшей деятельности [11].

Рассмотрим процессуальную природу объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий. По этому признаку их можно подразделить на вещественные доказательства, сравнительные образцы и другие материалы дела.

Вещественные доказательства являются материальными носителями доказательственной информации (ст.ст. 83-86 УПК РСФСР). К веществен-

16

ным доказательствам - объектам криминалистического исследования веществ, материалов и изделий (КИВМИ) относятся соответственно вещества, материалы и изделия из них - элементы материальной обстановки, признаки которых определяются исследованием свойств соответствующих веществ и материалов.

Объекты КЭВМИ - материальные носители криминалистически значимой информации. Ими могут предметы (простые и состоящие из совокупности узлов, деталей), комплекты предметов, массы (объемы) материалов, ве- ществ, а также определенные роды (виды) последних, субстанциональные и морфологические свойства которых позволяют решать задачи КЭВМИ [182, с.23].

Речь идет о таких веществах и материалах, как лакокрасочные материалы (ЛКМ) и лакокрасочные покрытия (ЛКП), волокнистые материалы, го- рюче-смазочные материалы и нефтепродукты, стекло и керамика, металлы и сплавы, наркотические вещества, вещества почвенного происхождения, ма- териалы документов, взрывчатые вещества, продукты выстрела и взрыва и т.д. КЭВМИ является составной частью КИВМИ. Базой для создания КЭВМИ явились судебно-химические экспертизы названных объектов и иссле- дование веществ, материалов и изделий в рамках традиционных видов криминалистических экспертиз - баллистической, трасологической, технической экспертизы документов.

Никакого противоречия относимости исследования материалов доку- ментов и к КЭВМИ и к технико-криминалистической экспертизе документов (ТКЭД) нет, поскольку ТКЭД является экспертизой комплексной по природе: при ее проведении требуется исследовать как реквизиты, так и материалы документов. Существующая система предоставления допусков на право самостоятельного производства экспертиз предусматривает разные допуски - на исследование реквизитов документов и исследование материалов документов [139].

17

Специализация экспертов по видам и объектам исследований обусловлена необходимостью повышения эффективности труда эксперта. Эта спе- циализация зачастую основана на разном базовом образовании экспертов. Так, эксперты-криминалисты - выпускники специализированных образовательных учреждений МВД РФ получают право на производство технико-криминалистических экспертиз документов. Но требовать от них квалифицированного проведения полнообъемного исследования и реквизитов, и материалов документов с использованием комплекса современных инструментальных методов нельзя. Последнее - прерогатива экспертов (криминалистов-материаловедов) имеющих высшее естественнонаучное образование.

Вместе с тем и у слушателей указанных образовательных учреждений необходимо формировать умения и навыки исследования материалов доку- ментов, но уже в объеме предварительного исследования на основе комплекса методов: оптическая микроскопия, капельный анализ и тонкослойная хро- матография.

Аналогично обстоит дело и с исследованием продуктов выстрела, как в рамках баллистической экспертизы, так и в рамках КЭВМИ.

Как уже отмечалось, наряду с вещественными доказательствами объектами КЭВМИ являются и сравнительные образцы. В качестве таких образцов, необходимых эксперту для проведения диагностических или идентифи- кационных исследований, фигурируют достоверные отображения исследуемого объекта. Частичное отражение они получили в статье 186 УПК РСФСР, в которой они рассматриваются в качестве образцов для сравнительного исследования.

Безусловно, образцы для сравнительного исследования играют важную роль, в особенности при решении идентификационных задач. От качества образцов, полноты передачи ими информации о сравниваемых признаках идентифицируемого объекта во многом зависят как успех идентификации, так и возможность проверки ее достоверности. Значение их ничуть не меньше, чем таких производных вещественных доказательств, как слепки, копии,

18

оттиски и т.п. Недостаточная информативность образцов так же, как нека- чественные модели вещественных доказательств, способны сделать невозможным процесс идентификации. По нашему мнению, необходимость сохранности образцов (подобно тому, как сохраняются в течении всего процесса вещественные доказательства) требует распространения на них режима вещественных доказательств.

По своей природе образцы для сравнительного исследования веществ, материалов и изделий делятся на две основные категории: свободные и экс- периментальные. Свободные - возникшие до совершения преступления. Экспериментальные - образцы, получаемые в ходе расследования преступления, в целях последующего их сопоставления с исследуемым объектом. Для получения образцов может быть использована квалифицированная помощь специалиста или эксперта, если назначена экспертиза. Получение образцов возможно при производстве экспертиз и самостоятельно экспертом в ходе экспертного эксперимента [167, с.25,26].

На экспертизу направляются такие документы, которые содержат сведения об обстоятельствах и фактах, имеющих значение для решения постав- ленных перед экспертом вопросов. К ним могут относиться копии протоко- лов осмотра места происшествия, допроса обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключения других экспертов и пр.

Сведения, полученные экспертом по собственной инициативе из научных источников, из информационных фондов обеспечения экспертных ис- следований и т.п., процессуально не регламентированы.

В качестве субъектов криминалистического исследования веществ, ма- териалов и изделий выступают:

  • оперативный сотрудник и следователь, производящие обнаружение со- ответствующих объектов, сбор данных о них и предварительное исследование в ходе оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий;
  • специалист, оказывающий в необходимых случаях помощь оперативному сотруднику и следователю в собирании и предварительном исследова-

19

нии веществ, материалов и изделий в рамках оперативно-розыскной деятельности или следственных действий, а также производящий научно- технические исследования данных объектов в лабораторных условиях по отношениям лиц, производящих дознание;

  • эксперт, производящий судебную экспертизу.

Следует отличать криминалистическое исследование веществ, материалов и изделий из них и криминалистическое материаловедение.

Криминалистическим материаловедением называется учение, предметом которого является изучение и формулировка закономерностей возник- новения, условий сохранения и передачи информации свойствами соответ- ствующих веществ, материалов и образованных ими элементов вещной об- становки - конкретных предметов, комплексов и совокупностей предметов, объемов веществ и материалов, источников происхождения [119].

Криминалистическое материаловедение формулирует соответствующие закономерности в рамках реализации информационного подхода в обеспе- чении оперативно-розыскной и следственной деятельности. Сущность этого информационного подхода заключается в следующем.

На уровне ОРД или расследования у оперативного работника или сле- дователя, соответственно, формулируется информационный запрос, т.е. не- обходимость установления обстоятельства, ориентирующего розыск или играющего роль судебного доказательства. Например, обнаружив на предполагаемом орудии взлома микровключения серого цвета, оперативный работник ставит вопросы: не являются ли микровключения металлом, если да, то не являются ли они частицами распиленного замка. В ответ на такие информационные запросы возможно получение сообщений, в самой разной степени содержащих ответ на запрос: на орудии обнаружены микровключения металла; этот металл по элементному составу однороден с металлом из которого изготовлен замок и т.д., и т.п.

Методически важно, чтобы, во-первых, информационные запросы и сообщения были релевантными, т.е. имели между собой смысловое соответ-

20

ствие, и во-вторых, чтобы смысловое соответствие могло бы восприниматься участниками уголовного процесса (следователем, судом, обвиняемым, подсудимым и т.д.) на основе общих, а не специальных познаний.

Роль криминалистического материаловедения и заключается в том, чтобы научно гарантировать в практических условиях криминалистического обеспечения розыска или расследования релевантность (смысловое соответствие) информационных запросов оперативного работника или следователя и информационных сообщений всех видов - от непосредственного восприятия объектов в ходе следственных осмотров до получения справок специалистов или заключений экспертов.

Методологической основой криминалистического материаловедения является криминалистика. Методологическая роль криминалистики проявляется в том, что она решает общие вопросы криминалистической техники, тактики и методики при исследовании конкретных видов вещественных доказательств, в данном случае веществ, материалов и изделий.

Криминалистическое материаловедение как отрасль научного знания базируется на изучении:

  • технологических процессов проектирования и производства материалов (назначение, ассортимент, рецептура, технология изготовления);
  • процессов движения веществ и материалов от производителя к потре- бителю;
  • процессов изготовления изделий из различных веществ и материалов, используемых в быту, на производстве и т.п.;
  • процессов изменения субстанциональных свойств объектов под влия- нием внутренних и внешних факторов.
  • Криминалистическое материаловедение поэтому аккумулирует как дан- ные общетехнических отраслей знания (например, химии и технологии Л КМ-ЛКП, товароведении ЛКМ-ЛКП), так и специально проводимых криминалистических материаловедческих научных исследований.

21

Методологическую основу данной науки составляет криминалистика; технические средства, методы и методики исследований предоставляют в распоряжение естественные и технические науки; необходимые данные по- ставляет промышленное производство. Объединение этих трех разнородных областей знаний (криминалистика, естественные науки, промышленность) в единый комплекс специальных криминалистических познаний и позволяет успешно использовать их в КИВМИ.

Чтобы определить место КЭВМИ в системе судебных экспертиз необхо- димо провести краткий обзор становления и развития криминалистических материаловедческих исследований.

Профессор B.C. Митричев определяет в целом становление и развитие рассматриваемых исследований, с одной стороны, спецификой организации реализации деятельности государства по борьбе с преступностью (специфика правового регулирования, уровень методического и технического обеспечения, характер и объем подготовки кадров), и, с другой стороны, общим прогрессом естественных и технических наук, особенно в их прикладных областях [124, с.83].

В становлении и развитии криминалистических материаловедческих исследований B.C. Митричев выделяет ряд относительно самостоятельных направлений, каждое из которых характеризуется определенной спецификой общеметодического подхода в постановке и решении соответствующих задач.

Первое направление можно охарактеризовать как прямое заимствование и использование в уголовном судопроизводстве специальных познаний представителей естественных и технических отраслей знаний. Так, например, представитель такого направления основоположник западно- европейской криминалистики Г. Гросс (сам термин «криминалистика» был предложен им) еще в прошлом веке указывал на полезность и необходимость использования микроскопических, физических, химических и биологических методов для исследования пыли, песка, опилок, следов крови и иных жидкостей, ядов.

22

Уже в рамках данного направления также еще в прошлом веке начинает скла- дываться специальная отрасль знания, где возможности разного рода методов специфично перерабатывались с учетом особенностей ряда объектов судебного исследования. Так первый «Трактат о ядах, или общая токсикология» был подготовлен Матье Офилом еще в 1813 г, где указывалось на прямое использование методов и средств химии при исследовании ядов.

Второе направление можно охарактеризовать как создание в кримина- листических экспертных учреждениях собственной химико- аналитической базы и привлечение на постоянной основе кадров химиков, физиков и инженеров для исследования того круга объектов, который поступает в указанные учреждения. Для этого направления еще не характерна постановка вопроса о собственной теоретико-методической базе материаловедческих исследований. Но это в какой-то мере компенсируется тем, что экспертные криминалистические учреждения, во-первых, экспериментально создают собственные экспертные технологии, наиболее приспособленные к изучению круга систематически поступающих объектов, и, во-вторых, накапливают специфические информационные фонды как за счет изучения и обобщения рецептурно-технологических данных, так и путем проведения собственных экспериментальных исследований.

Третье направление, весьма ограниченное по распространенности и во времени, связано с судебной химией (токсикологией). Главным здесь является то, что криминалистическое (по целям и объектам) исследование веществ и материалов (чернил, бумаг, клеев, следов выстрела и т.п.) попытались реализовать в рамках методологии самостоятельной науки - судебной химии (токсикологии). Химико-аналитические методы, используемые в этих рамках, преимущественно ограничивались применяемыми в судебно- токсикологических исследованиях. При этом сколь-нибудь существенных собственных информационных фондов создано не было. Основными представителями данного направления были СМ. Соколов, М.Д. Швайкова и ряд других.

23

Четвертое направление связано с развитием судебных физических и химических экспертиз (исследований). По этому направлению длительное время шло развитие материаловедческих исследований в системе экспертно-кри- миналистических (ранее научно-технических) подразделений МВД России. В основе концепции (методологии) самостоятельного существования физических и химических экспертиз веществ и материалов прежде всего лежит общеметодическое положение о неотносимости этого рода получения инфор- мации к науке криминалистике.

Практическая реализация данной концепции оказалась весьма проти- воречивой. С одной стороны, в экспертно-криминалистических учреждениях МВД РФ, реализующих возможности материаловедческих исследований, к разрешению принимался весь круг криминалистических задач, в том числе идентификационных; в этих учреждениях созданы и используются экспертные технологии, абсолютно не нужные ни физике, ни химии, ни инженерии, осуществляется широкая программа криминалистических, по сути, экспериментальных исследований, в результате чего создаются специальные фонды и системы информационного обеспечения материаловедческих исследований, также абсолютно не применимые ни в физических или химических науках, или в промышленной технологии. С другой стороны, одной из особенностей направления химических и физических экспертиз веществ и материалов являлся постоянный и устойчивый уход от основного общеметодического вопроса: какая именно наука является общеметодической основой данного рода экспертиз, и отрицание права на существование в криминалистике как криминалистических материаловедческих исследований, так и криминалистического материаловедения (субстанциологии) как раздела криминалистической техники наряду с трасологией, баллистикой, дактилоскопией и т.п.

Наконец, пятое направление связано со сложившейся системой проведения КЭВМИ и формирующейся отраслью научного знания - криминалистическим материаловедением.

24

Уже в 1959 году В.К. Лисиченко включил экспертизу веществ и матери- алов в криминалистическую экспертизу, имея в виду исследование волокнистых материалов, красителей, лаков, горюче-смазочных материалов и других веществ [106, с.ЗЗО]. Однако основоположником криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий по праву считается B.C. Митри-чев, разработавший ее научные основы и предложивший, по нашему мнению, убедительную аргументацию включения КЭВМИ в криминалистическую технику (см., например, [118, с.44; 121, с.31]).

На практике направление криминалистического исследования веществ, материалов и изделий начало складываться в системе экспертных учрежде- ний министерства юстиции СССР с 50-60 годов на базе решения двух кардинальных задач: очного обучения большой группы экспертов- криминалистов из числа физиков, химиков и инженеров и централизованного создания инструментально-аналитической базы, достаточной для исследования основного круга поступающих веществ и материалов.

За период с 1962 г. (организация ВНИИСЭ как центра научно-методи- ческого руководства экспертной практикой) до настоящего времени КИВМИ сложилось в самостоятельное, технически, информационно и кад- рово обеспеченное направление судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции. КИВМИ также активно реализуется и в научной и практической деятельности ЭКЦ МВД РФ и ЭКП ОВД на местах (см, например, [96; 147]).

КИВМИ с общеметодической точки зрения характеризует признание криминалистики как базовой, основополагающей отрасли науки для криминалистических материаловедческих исследований; это означает, в первую очередь, что изучаемые в КИВМИ закономерности движения оперативной, розыскной и доказательственной информации (т.е. ее возникновение, сохранение и передача) являются базой для постоянного развития и совершенствования не только собственно экспертных, но и розыскных и доказательственных технологий.

25

В аспекте обсуждаемого’ вопроса представляется интересным один из аргументов B.C. Митричева, который он приводит в доказательство принадлежности экспертизы веществ, материалов и изделий к криминалистическим. Суть этого аргумента сводится к тому, что определение специальной групповой принадлежности веществ, материалов и изделий и отождествление образованных этими веществами и материалами индивидуально определенных материальных объектов в рамках естественных и технических наук невозможно [118, с.44]. По нашему мнению, сами по себе данные о сходстве или различии свойств и отражающих эти свойства признаков идентифицируемого и проверяемого объектов - никоим образом не указывают на фактические данные, обстоятельства уголовного дела, подлежащие установлению. Только криминалистическая оценка получаемых результатов, приводящая к формулированию выводов о групповой принадлежности, наличии или от- сутствии индивидуального тождества, указывает на обстоятельства, подле- жащие доказыванию по делу.

Что касается методов исследования объектов, то, на наш взгляд, необ- ходимо отметить, что КЭВМИ базируется на основе междисциплинарных исследований актуальных проблем разработки методик и организации производства разного рода судебных экспертиз, поэтому, с нашей точки зрения, оправдано использование при экспертном исследовании методов естественных и технических наук, а также криминалистических методов.

Исходя из того, что понятие предмета экспертизы включает в себя объект, задачи и методы судебной экспертизы, находящиеся в тесной связи между собой [13, с. 10], необходимо, на наш взгляд, рассмотреть задачи, решаемые при криминалистическом исследовании веществ, материалов и изделий.

По мнению ряда криминалистов, в зависимости от конечной цели экс- пертного исследования выделяются следующие основные классы задач КИВМИ, которые являются типовыми (в смысле их обобщенной формули- ровки), определенными с позиций запросов оперативных работников в рамках оперативно-розыскной деятельности или следователей а рамках рассле-

26

дования. Это идентификационные, диагностические, ситуационные (ситуа- логические) и ретрологические задачи [142; 156; 161; 185; 186].

Одна из задач КИВМИ - обнаружение, то есть определение наличия- отсутствия искомых веществ и материалов на представляемых объектах. Это самостоятельная задача исследования, имеющая конкретное практическое значение. Так, наличие на ладонях и в полости рта человека каннабиноидов (компонентов растения конопли) свидетельствует об употреблении им соответствующих наркотических средств, а отсутствие на ладонях и в подногте-вом содержимом человека, обнаруженного в петле, волокон, сходных с волокнами использованной при повешении веревки, является основанием для выдвижения версии о том, что имело место убийство с имитацией самоубийства путем повешения.

Под идентификацией в криминалистике (криминалистической иденти- фикацией) обычно понимается сравнительное исследование объектов и их отображений, находящихся в установленной или предполагаемой связи с событием преступления, с целью разрешения вопроса о тождестве и получения судебных доказательств [74, с.6; 95, с.71; 172, с. 19].

Идентификационные задачи, решаются в ходе установления тождества элемента вещной обстановки, общей родовой (групповой) принадлежности искомого и проверяемого объектов. Установление родовой принадлежнос- ти в КИВМИ означает отнесение объекта (конкретного элемента вещной обстановки, материала, вещества) к множеству, выделенному в соответствии с общепринятыми в науке и технике классификационными системами, а установление групповой принадлежности тех же объектов - это отнесение их к множеству, специально выделенному по признакам общности возникновения (изготовления), существования (эксплуатации) или уничтожения (разрушения).

Так, однотипные ЛКП можно дополнительно дифференцировать по сте- пени их разрушения, «старения» при эксплуатации; наличию признаков подкраски, перекраски, посторонних загрязнений и пр. Общую групповую при-

27

надлежность будут иметь Л КМ в случае установления их принадлежности одной партии (объему), одному источнику происхождения - заводу изгото- вителю Л КМ (если он не является искомым по делу).

Л.Л. Кобулашвили считает необходимым особо выделить и обозначить термином «специальная групповая принадлежность» множества объектов, выделенных по признакам, связанным с обстоятельствами дела [72]. Поэтому, в зависимости от природы выделяемых признаков объектов КЭВМИ, необходимо различать: группу, как множество объектов, объединенных признаками, специфичными для каждого конкретного уголовного дела (т.е. с учетом конкретных обстоятельств дела и целей доказывания) [183] и группу, вьщеленную по признакам, не связанным с обстоятельствами дела, а только общностью происхождения или существования объектов.

Предметом (непосредственными целями, задачами) криминалистического диагностического процесса (или диагностического процесса в кримина- листике) является сущность (природа или состояние) изучаемого объекта; предметом как индивидуальной так и групповой криминалистической идентификации (идентификации в криминалистике) - наличие или отсутствие тождества изучаемых объектов [76, с. 8]. Главным содержанием криминалистического диагностического процесса является изучение признаков подлежащего диагностированию неизвестного по природе или состоянию объекта и сравнение их с признаками группы (вида, рода, класса и т.д.) ранее изученных и классификационных объектов [76, с. 104]; иными словами, в диагностическом процессе один из сравниваемых объектов должен представлять определенное звено (группу, род, класс и т.д.) известной классификации и не быть связанным с данным событием преступления. В криминалистическом идентификационном исследовании сравниваемые объекты должны находиться в установленной или предполагаемой (проверяемой) связи с событием данного преступления [74, с.6,23; 95, с.71; 172, с. 19,23; 184, с.9,10.]

Диагностические задачи, то есть определение природы, наименования, назначения, области применения, происхождения, условий существования,

28

причины изменения свойств или иных классификационных свойств объектов - элементов вещной обстановки, а также обстоятельств следообразования и других. В данном классе задач выделяют четыре подкласса: классификацион- но-диагностические, собственно диагностические, обстановочные и причинно- динамические [148, с.78].

Классификационно-диагностические задачи (классификационные) имеют целью установление характеристик (свойств) неизвестного или известного объекта для отнесения его к общепринятому классу. Чаще всего такие задачи возникают на начальных стадиях расследования преступления и носят розыскной характер: установление природы объекта, его назначения, области применения.

По проблеме классификационных задач в криминалистике еще нет единого мнения. Прежде всего необходимо определиться в самом понятии клас- сификации.

В философском словаре содержится следующее определение: «Классификация какого-либо объема понятий - это предварительная, специфичная, достаточно трудоемкая работа, в процессе которой формируется комплекс существенных признаков, характерных для групп предметов, в идеале для отдельного предмета» [203]. Цель классификационных исследований - выделение классификационных признаков, которые являются результатом научного обобщения данных исследований определенного массива объектов, служащие для дифференциации изученного множества объектов и создания на их основе атласов, каталогов, коллекций, картотек и так далее. Однако эти задачи не входят в круг задач, решаемых экспертами при производстве криминалистических экспертиз. Отнесение же объекта к определенному виду не является классификацией - это типичная задача распознавания, различения образов, т.е. собственно диагностика - определение сущности объекта, его места в определенном множестве с использованием ранее разработанной классификации - установление принадлежности к общепринятому, в том числе стандартизованному классу. Это согласуется и с положениями техни-

29

ческой диагностики [198]. Мы согласны с позицией А.И. Рудниченко, который также включает эти задачи в число диагностических [168, с. 100].

Собственно диагностические задачи, решая которые устанавливают состояние объектов, включенных в сферу деятельности следствия и суда в связи с происшедшим событием. Если идентификационные и классификационные задачи направлены на определение объекта, его свойств, характеристик, сужающих сферу поиска, и в конечном счете на индивидуализацию либо оцен- ку качеств, то в случае диагностической задачи речь идет об установлении состояния объекта.

Граница между собственно диагностическими задачами и классификационно- диагностическими в известной мере условна, в особенности это заметно в случаях использования результатов решения тех и других в розыскных целях. При решении их изучаются свойства объектов. Однако в первом случае это служит основанием для отнесения объекта к определенному классу, а во втором - для определения его состояния по отношению к известным, заранее принятым характеристикам или некоему первоначальному состоянию.

Обстановочные диагностические задачи непосредственно направлены на реконструкцию внешней обстановки события. Например, задачи установ- ления локализации участников события и вещной обстановки происшествия.

Причинно-динамические диагностические задачи, имеют целью установление причинно-следственных отношений, механизма компонентов (эпизодов) события, возможности совершения определенных действий и наступления конкретных последствий. Задачи причинно-следственного характера реализуются в вопросах о причинах наступления определенных последствий, например разрушений при авариях [148, с.80].

Диагностическая информация, как правило, используется в оператив- ной и розыскной деятельности (хотя не исключена возможность ее использо- вания и в доказывании). Так, например, при исследовании микронеоднород- ностей образованных ЛКП автомашины скрывшейся с места происшествия,

30

можно получить и использовать диагностическую информацию о том, каков цвет ЛКП автомобиля и, если это возможно, является ли оно заводским или ремонтным.

В гносеологическом аспекте между диагностическим и идентификационным процессами познания можно усмотреть как различия, так совпадения. К существенным, определяющим диагностику и идентификацию как два особых вида познания следует отнести различия предмета и содержания ди- агностического и идентификационного процессов. Предметом диагностичес- кого процесса является сущность изучаемого объекта, содержанием - процесс установления этой сущности [195, с.31]; предметом идентификационного процесса является тождество (отсутствие тождества), содержанием процесс установления тождества [187, с.481]. Роднит же диагностику и идентификацию наличие в их процессах сравнительного исследования [87, с.43; 185, с. 54]. Это дало основание некоторым криминалистам рассматривать диагностику в качестве частного случая идентификации. Н.А. Селиванов, например, полагает, что в криминалистике диагностическая экспертиза укладывается в рамки экспертизы, имеющей целью установление группового тождества [175, с.58]. В этой связи уместно привести суждение В.Я. Колдина о том, что элементы логического отождествления могут быть обнаружены в любом исследовании, в том числе и в направленном на установлении фактических обстоятельств дела. Формально познавательная сторона при отождествлении относится к сфере логики, содержательная (изучение признаков сравниваемых понятий) - к сфере отдельных отраслей науки [74, с.9]. Именно содержательная сторона логического процесса позволяет сопоставить с дос- таточной определенностью диагностику и идентификацию в криминалистике.

В криминалистической практике отмеченные соотношения конкретизируются, в основном, в предметах и содержаниях исследований этих познавательных процессов, в связях объектов исследования с событием преступления.

31

Вместе с тем в литературе верно, по нашему мнению, отмечается, что в конкретных ситуациях исследования диагностика и идентификация тесно переплетаются. Т.М. Пучкова подчеркивает, что экспертные диагностичес- кие задачи универсальны - их постановка возможна и даже необходима в отношении объектов всех классов, родов, групп и индивидуально определяемых объектов в рамках судебной экспертизы любого класса, рода, вида [156, с.66]. В криминалистических исследованиях диагностические и идентификационные задачи могут чередоваться [184, с.4], выступать не только самостоятельно, но и в качестве составных частей (этапов), условий в идентификационных или диагностических исследованиях [68, с.53]. Ю.Г. Корухов пишет, что задачи могут чередоваться, последовательно решаться одна за другой, перемежаться [85, с.118], занимать главное положение или отходить на второй план, решаться самостоятельно или в комплексе с другими [87, с.35]. В свете этого представляется не случайным предложение В.Ф. Орловой и Ю.Н. Погибко о разработке теории интеграционного идентификационно- диагностического процесса [141, с. 33].

Ситуационные задачи (ситуалогические) - установление механизма вза- имодействия объектов (комплектов одежды, одежды и почвы, одежды и транспортного средства и т.д.) как элементов вещной обстановки расследуемого события. Например, установление факта и механизма контактного взаимодействия (контактного происхождения следов), основанное на исследовании субстанциональной сущности макро- и микроскопических частиц различных веществ и материалов, отделившихся от контактировавших предметов, механизма отделения частиц от одних предметов и переноса их на другие, признаков взаимного отображения предметов в следах.

Реставрационные задачи - установление признаков, ранее присущих объекту и измененных под действием внешних и внутренних факторов (на- пример, установление первоначального состава нефтепродукта, измененного вследствие длительного хранения в открытой емкости или воздействия высоких температур).

32

В.Ф. Орлова, А.Р. Шляхов и другие криминалисты считают, что для клас- сификации задач наиболее существенное значение имеют два критерия - цель и объект исследования [142].

Целевая составляющая задачи непосредственно связана с предметом доказывания по делу и определяется кругом фактических данных, подлежащих установлению. Так, отождествление объекта является основанием вы- деления идентификационной задачи, а отнесение его к заранее определенному классификационному множеству - основанием выделения классификационной задачи [142].

В тесной связи между собой находятся задачи и объект исследования. Целью задач криминалистической экспертизы является установление факти- ческих данных по делу, отраженных в материальных носителях информации.

К традиционно криминалистическому относится деление объектов на идентифицируемые и идентифицирующие [24], причем имеются различные их определения. Так идентифицируемый определяют как объект, тождество, родовая (групповая) принадлежность которого должна быть установлена в ходе исследования, либо как объект, подвергающийся исследованию в целях идентификации. Идентифицирующий же объект рассматривают как средство отождествления (идентификации) какого-либо другого (идентифицируемого) объекта [183, с.27,28]. Однако задачи идентификации, по нашему мнению наиболее отвечает определение, данное Ю.К. Орловым: «идентифицируемыми следует понимать объекты, отождествление которых представляет задачу исследования» [145].

Обязательным условием отождествления искомого является отграничение объекта от всех других. В связи с этим B.C. Митричев указывает: чтобы стать объектом криминалистической идентификации, соответствующее ма- териальное образование (предмет, совокупность предметов, объем жидкости, масса вещества и т. п.) должно восприниматься в процессе доказывания как нечто отдельное, отграниченное, конкретное и противостоящее другим

33

элементам вещной обстановки преступления [120, с.ЗО]. B.C. Митричев также предложил оправданное с нашей точки зрения деление объектов экспертного исследования на конечный (объект, идентификация которого является целью экспертного исследования) и промежуточные (объекты, которые служат лишь средством отождествления конечного объекта) [120, с.41,42]. Например, идентификация маркировочного оборудования (промежуточный объект) по отпечаткам на поверхности металлических втулок является лишь одним из этапов установления принадлежности втулок одному и тому же ящику (конечный объект).

Полезным в ходе процесса доказывания является деление объектов, пред- ложенное В.Я. Колдиным, на искомые и проверяемые. Под искомым объектом автор понимает единичный объект, связанный с расследуемым событием, установление которого представляет задачу доказывания. Проверяемым является объект, который предполагается искомым и подвергается сравнительному исследованию с целью отождествления [74].

В процессе диагностического исследования различают диагностируемые объекты (главные, находящиеся в известной или предполагаемой связи с событием преступления) и диагностирующие (вспомогательные, не связанные с данным преступлением). Диагностируемые объекты характеризуются индивидуальным комплексом связей с событием преступления. Диагностирующие - материальные объекты и обобщенные сведения о них, существующие вне связи с данным преступлением. Диагностирование осуществляется, как правило, путем сравнительного изучения характеристик диагностируемого объекта с характеристиками соответствующих диагностирующих объектов.

В.М. Галкин предложил понятия родового и конкретного объектов [45, с.45]. Под родовым объектом понимают какой-либо класс, категорию предметов, которым присущи общие признаки. К отдельным родовым объектам КЭВМИ можно отнести ЛКМ и ЛКП, горюче-смазочные материалы, нефтепродукты, объекты волокнистой природы и пр. Под конкретным объектом понимают определенный материальный предмет данного экспертного исследования.

34

Понятие родового и конкретного объектов, а также предложенное Ю.К. Орловым понятие непосредственного объекта экспертного исследования [143, с.42] целесообразно использовать при определении места КЭВМИ в системе судебных экспертиз.

Таким образом, в криминалистической и процессуальной литературе под объектом судебной экспертизы в общем плане понимается материальный носитель информации о фактических данных, связанных с расследуемым событием, устанавливаемых с помощью специальных познаний в рамках экспертизы как средства доказывания по делу [см., например: 142; 143; 183; 211]. «Объекты экспертизы, - пишет А.Р. Шляхов, - это закрепленные в материалах дел и предусмотренные уголовно- процессуальным и гражданско-процессуальным законодательством источники информации.» [213, с.8].

Отсюда существенными “сторонами понятия «объект судебной экспертизы» является;

  • материальная природа объекта судебно-экспертного исследования ;
  • информационная роль объекта судебной экспертизы в установлении определенных фактических данных;
  • связь устанавливаемых фактов с расследуемым или рассматриваемым событием [148, с.85].
  • Говоря об объекте КЭВМИ, необходимо подчеркнуть, что для его ис- следования необходимы специальные познания как средство получения ин- формации о фактах, и что реализация специальных познаний в процессе исследования составляет содержание экспертизы как процессуального действия, направленного на доказывание обстоятельств по делу.

Таким образом, в криминалистической экспертизе объектов идентификации множество. Чтобы процесс идентификации был успешным, необходимо каждый объект идентификации представлять в структурном виде и учи- тывать, что у данного объекта группоспецифично, а что его индивидуализирует. Процесс идентификации сложных объектов достаточно сложен и является многоступенчатым. Безусловно, все это относится не к предмету объек-

35

тивной реальности, а к предмету познания и делается для того, чтобы выявляемые признаки поставить в субординацию, взаимосвязь и чтобы оценить значимость каждой этой связи с той конечной задачей, которую нужно решить.

Несмотря на столь многочисленные и разнообразные объекты исследо- вания, можно выделить ряд общих задач КЭВМИ, состоящих в установле- нии:

  • наличия микрообъектов определенной природы на предмете-носителе;
  • индивидуально-конкретного тождества объекта или приближения к нему на уровне рода, группы различного объема (идентификационная задача);
  • принадлежности объектов определенному множеству (классу, роду, виду, группе), принятому в той или иной области науки, техники, отрасли промышленного производства, товаро- и материаловедения, в быту (классификационно-диагностическая задача);
  • свойств и состояний объекта, существенных для выявления фактических обстоятельств расследуемого события; места, времени и способа изго- товления объекта, а также причин и времени его изменения (собственно ди- агностические задачи);
  • механизма взаимодействия объектов как элементов вещной обстановки расследуемого события, например установление факта контактного взаи- модействия (ситуационная задача);
  • существенных признаков, ранее присущих объекту и измененных под действием внешних и внутренних факторов, например установление цвета, фасона, размера текстильного изделия по сожженным остаткам (реставра ционная задача) [95, с.324,325].

Наряду с предметом, объектом и задачами судебной экспертизы, важным отличительным признаком ее является методика, которая рассматривается в 3 главе данной работы.

С учетом трехмерного основания «предмет-объект-методика» представ- ляется возможным определить место КЭВМИ в системе судебных экспертиз.

36

По степени общности и соподчинения выделяют четыре уровня экспертиз: классы, роды, виды и подвиды (разновидности). КЭВМИ входят в класс криминалистических экспертиз, с нашей точки зрения, на правах подкласса наряду с традиционными криминалистическими и иными нетрадиционными криминалистическими экспертизами. В настоящее время существует 13 родов экспертиз, входящих в подкласс КЭВМИ:

  • криминалистическая экспертиза лакокрасочных материалов, покрытий и окрашенных предметов;
  • криминалистическая экспертиза волокнистых материалов и изделий из них;
  • криминалистическая экспертиза горюче-смазочных материалов и неф- тепродуктов;
  • криминалистическая экспертиза стекла, керамики и изделий из них;
  • криминалистическая экспертиза металлов, сплавов и изделий из них;
  • криминалистическая экспертиза наркотических сильнодействующих и ядовитых веществ;
  • криминалистическая экспертиза веществ почвенного происхождения;
  • криминалистическая экспертиза пластмасс, резины и изделий из них;
  • криминалистическая экспертиза строительных материалов и строитель- ных изделий;
  • криминалистическая экспертиза спиртосодержащих жидкостей;
  • криминалистическая экспертиза восстановления удаленных рельефных изображений (криминалистическая экспертиза восстановления удаленных рельефных изображений включена в КЭВМИ условно, поскольку по сути является комплексной: в ходе ее проведения используются методы и приемы, присущие как КЭВМИ, так и трасологической экспертизе);
  • материаловедческие исследования в технической экспертизе документов;
  • материаловедческие исследования в баллистической и взрывотехничес- кой экспертизах - исследование взрывчатых веществ, продуктов выстрела и взрыва.

37

Перечень родов экспертиз, входящих в подкласс КЭВМИ, нельзя считать завершенным, так как расширяется круг используемых в быту и про- мышленности материалов. Примером этого может служить экспертное ис- следование парфюмерно-косметических изделий [89].

Каждый из родов экспертиз состоит из отдельных видов. Например, в криминалистической экспертизе лакокрасочных материалов, покрытий и окрашенных предметов различают следующие виды: экспертиза ЛКП транспортных средств, экспертиза ЛКП приборов и аппаратов, экспертиза строительных, в том числе бытовых ЛКП, экспертиза художественных красок.

До настоящего времени нельзя считать законченной полемику, ведущуюся в криминалистической литературе вокруг вопроса о месте экспертизы веществ, материалов и изделий в системе судебных экспертиз.

В литературе продолжают появляться утверждения, что экспертиза ве- ществ, материалов и изделий криминалистической не является, а новые виды криминалистической экспертизы могут возникнуть либо как результат дробления традиционных криминалистических видов экспертизы, либо как следствие поиска инструментальных средств и методов решения традиционных криминалистических задач (см., например, [101, с.5,6; 130, с.5-8]). Но многие традиционные криминалистические задачи, такие, например, как диагностика и идентификация транспортного средства, установление дистанции выстрела, решаются не только по трасологическим следам (следам протектора шины на дорожном покрытии, следам выступающих элементов кузова на предметах, контактировавших с ним в ходе ДТП, и пр.) и осыпи дроби, но и по веществам и материалам - частицам ЛКП, стекла, пластмассы, отделившимся от транспортного средства, по продуктам выстрела на преграде соответственно.

Справедливости ради следует отметить появление в последние годы зна- чительного числа учебников криминалистики, в которых известные крими- налисты Московского и Санкт-Петербургского университетов. Уральской юридической академии и Белоруссии не подвергают сомнению принадлеж-

38

ность экспертизы веществ, материалов и изделий к криминалистической ([95], гл.18; [93], гл.16; [94], с.315; [9], с.167).

Динамичное развитие общей теории криминалистики создало необхо- димые предпосылки для завершения дискуссии о месте экспертизы веществ, материалов и изделий в системе судебных экспертиз и положительного решения вопроса, поставленного профессором B.C. Митричевым около 30 лет назад, о включении в криминалистическую технику, как раздел науки криминалистики, криминалистического материаловедения наряду с трасологией, баллистикой, почерковедением и т.п.

С момента зарождения криминалистики представления о ее предмете несколько раз изменялись. Первоначально выделение криминалистики из уголовно-процессуальной науки осуществлялось на основании представле- ний о ней как о научной дисциплине технико-прикладного характера. С се- редины XX века в нашей стране возобладала точка зрения о юридической природе криминалистики, что четко определило место этой науки в системе юридических научных дисциплин, продемонстрировало роль криминалистических научных знаний в процессе уголовного судопроизводства. Динамичное развитие общей теории криминалистики позволило вернуться к решению этого вопроса на ином уровне. Это стало возможным после того, как Р.С. Белкин в начале 90-х годов предложил пересмотреть вопрос о природе криминалистики и определил ее как науку синтетической - естественно-научной и юридической природы, что создало необходимые предпосылки для завершения дискуссии о месте экспертизы веществ, материалов и изделий в системе судебных экспертиз [15, с.22-25]. Показателем этого явилось, в частности, появление учебника криминалистики [2], где исследование веществ и материалов рассматривается как полноправная часть раздела криминалистической техники.

39

1.2. Правовые и организационные аспекты криминалистического ис- следования микронеоднородностей объектов криминалистической экспер- тизы веществ, материалов и изделий.

Криминалистическое исследование веществ, материалов и изделий - многостадийный, многоступенчатый процесс, который, как отмечал B.C. Митричев, не сводится к криминалистической экспертизе веществ, ма- териалов и изделий, а «понимается прежде всего как целенаправленная ра- бота следователя (суда) с соответствующими элементами материальной об- становки преступления. Указанный процесс реализуется в ходе комплекса следственных (судебных) действий - осмотров, допросов, экспертиз и т.п. Проведение каждого следственного действия как бы расширяет возможности последующего в плане установления фактических обстоятельств дела на основе изучения материальной обстановки преступления.»[120, с. 14,15].

С учетом этого криминалистическое исследование микронеоднородностей объектов КЭВМИ в широком смысле слова представляет единый мно- гоступенчатый, многосубъектный процесс их познания, начинающийся с поиска объекта-носителя и кончающийся получением и оценкой кримина- листически значимой информации. Необходимо выделить следующие ста- дии криминалистического исследования микронеоднородностей:

  • собирание объектов-носителей, включающее их поиск, обнаружение, фиксацию, изъятие;
  • предварительное исследование микронеоднородностей объекта-носителя (в полевых либо лабораторных условиях);
  • сбор информации, подготовка материалов, необходимых для про- ведения экспертизы;
  • экспертное исследование микронеоднородностей (диагностическое, идентификационное);
  • получение и оценка информации (розыскной, доказательственной);

40

  • использование информации для раскрытия и расследования преступле- ния.

Каждой стадии свойственен свой комплекс целей, субъектов, методов и средств, под которым понимается такая их совокупность, когда она состав- ляет одно целое, связанное общим назначением, подчиненное единой цели.

Тактические приемы, технико-криминалистические методы и средства работы с макро- и микрообъектами на месте происшествия детально рас- сматривались в работах М.Б. Вандера, Г.Л. Грановского, Е.И. Зуева, И. Кер-теса, М.В. Кисина, Н.М. Кузьмина, Л. Лейстнера, Н.И. Маланьиной, B.C. Митричева, Т.Ф. Одиночкиной, Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова, К. Швенцера и других криминалистов [см., в частности, 29; 35; 50; 56; 63; 64; 66; 70; 116; 180; 223; 224].

Как справедливо отмечено в публикациях [27; 29; 50; 63; 120 и др.], осо- бое значение имеет сохранение состава, свойств изъятых объектов, которые могут изменяться под воздействием окружающей среды (солнечного света, влаги, воздуха, иных факторов), работы механизмов, человеческой деятельности. Подготовка изъятых объектов к анализу проводится в два этапа: на месте происшествия и в лаборатории непосредственно перед анализом, поэтому для повышения эффективности использования микронеоднороднос-тей объектов криминалистического исследования в раскрытии и расследовании преступлений необходимо, на наш взгляд, ликвидировать разрывы в общем процессе исследования, который должен быть непрерывным.

Важное значение для раскрытия преступления имеет оперативность и согласованность проведения первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, поскольку от их успеха зависит сохранение следов преступления, эффективность сбора информации и материалов розыскного значения, обнаружение и фиксация доказательств. В этой связи осмотр места происшествия приобретает особую важность для раскрытия преступления как «неотложное следственное действие, состоящее в непосредственном восприятии следователем места происшествия в целях изучения и

РОССИЙСКАЯ^ Г

41 ^УДА^СТВЕННИ, j

фиксации, изъятия и исследования следов преступления и других вещественных доказательств, выдвижения и проверки версий о событии преступления, его механизма, участниках, а также решения вопросов, могущих иметь значение для дела» [92, с.251].

Осмотр места происшествия проводится в целях обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств, выяснения обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 178 УПК РСФСР). В процессе осмотра следователь знакомится с обстановкой, собирает, изучает и оценивает отдельные материальные объекты, их свойства, состояние, взаиморасположение, обнаруживает взаимосвязь предметов и явлений, вскрывает противоречия между ними [91, с.264].

Результаты осмотра места происшествия и других следственных осмотров фиксируются в протоколах осмотров с соблюдением ст. ст. 141 и 142 УПК РСФСР.

В качестве связующего звена между следователем и экспертом, с помощью которого к последнему должна поступать информация о вещественном доказательстве, выявленных его свойствах, целесообразно использовать протокол осмотра [63, с. 13] и постановление о назначении экспертизы [116, с.55]. А.А. Эйсман отмечал, что между протоколом осмотра и вещественным доказательством имеется своеобразная связь, причем настолько существенная, «что отсутствие или утрата ее равносильны утрате самого вещественного доказательства» [218, с. 135]. Это диктует необходимость подробного описания в протоколе осмотра всех вещественных доказательств.

Протокольная фиксация - одно из необходимых условий выполнения работы с микронеоднородностями объектов в ходе следственных действий. В протоколе облекаются в процессуальную форму установленные при изучении микронеоднородностей объектов-носителей фактические данные, и он в дальнейшем служит средством доказывания.

Проведя осмотр места происшествия, следователю необходимо дать оценку результатов осмотра с точки зрения относимости к делу обнаружен-

42

ных вещественных доказательств, решить, какие предметы попали на место происшествия в результате события преступления, а какие - до или после него. Это в полной мере относится к микрочастицам и микронеоднородностям.

Особого освещения требует вопрос о предварительном исследовании изъятых объектов - непроцессуальной форме использования специальных познаний.

Роли предварительного исследования посвящены работы Н.А. Селиванова [176; 177], В.П. Власова [42], Э.В. Рябова [170], А.И. Дворкина, А.А. Вы- борновой и А. С. Энглина [44; 52], М.Б. Ван дера и Н.А. Корниенко [34], B.C. Митричева[120].

Предварительное исследование является одним из этапов криминалис- тического исследования микронеоднородностеи и выполняется в ходе и, как правило, на месте проведения следственных и оперативно-розыскных мероприятий с целью получения экспресс-информации, необходимой для быстрого раскрытия преступления, розыска преступника по «горячим следам». В то же время не исключена возможность проведения предварительного исследования в лабораторных условиях сразу после завершения осмотра, особенно в тех случаях, когда для этого необходима соответствующая аппаратура.

Предварительное исследование по своей юридической сущности относится к непроцессуальным действиям, его результаты носят оперативный характер, выводы по результатам предварительного исследования доказа- тельствами по делу не являются. Предварительное исследование микронеоднородностеи носит чаще всего диагностический характер и выполняется с целью: выявления микронеоднородностеи на объекте- носителе, установления в пределах возможного природы микронеоднородностеи, их происхождения и целевого назначения, источника их происхождения, установления механизма образования и др. Особой целью предварительного исследования может являться выяснение связи микронеоднородностеи объектов с данным событием преступления.

43

Выявление микронеоднородностей на объектах-носителях на месте про- исшествия, их обнаружение и фиксация, выполняемые в процессе осмотра места происшествия, т.е. в рамках следственного действия, носят процессуальный характер (обнаружение вещественных доказательств) и отражаются в протоколе осмотра места происшествия. Характер предварительного исследования этот процесс приобретает в том случае, когда микронеоднородности не видимы, и обнаружить их средствами поиска не удается.

Затрудненность или невозможность восприятия микронеоднородностей объектов с помощью невооруженного глаза обязательно требует применения увеличительной техники (лупы, микроскопа) и специальных средств дополнительного освещения с использованием мощных источников света, а также специальных приемов освещения и наблюдения. В связи с этим МБ. -Вандер и Н.И. Маланьина справедливо, по нашему мнению, указывают на то, что: «Особенность процессуальной формы работы диктует необходимость соблюдения в ходе следственного действия очень важного условия познавательного характера. Это условие состоит в том, что сущность проводимых операций с микрообъектами должна быть понятна всем участникам следственного действия (в дальнейшем - адресату доказывания), а полученные при этом результаты должны быть очевидными, однозначно восприниматься всеми. Действия по применению криминалистической техники и результаты этого применения являются общепонятными и очевидными, например, при осмотре микрообъектов с помощью специальных осветителей, лупы, микроскопа и других технических средств, предназначенных для использования в ходе следственных действий. В подобных случаях процесс работы и установленные данные доступны непосредственному наблюдению участниками следственного действия.»[35, с. 14,15].

Данные рекомендации, высказанные авторами для микрообъектов, применимы и в отношении микронеоднородностей, так как все процедуры по обнаружению микронеоднородностей объектов схожи с операциями, прово- димыми для этой же цели с микрообъектами, а различного рода работа с

44

ними должна быть также понятна и доступна наблюдению участниками следственного действия.

М.Б. Вандер иН.И. Маланьина пишут, что: «Поскольку предварительное исследование отличается по своей юридической природе от следственного действия, то их совмещение, объединение недопустимо. …Грубым нару- шением закона является проведение в ходе следственного действия каких- либо операций с объектами без объяснения их сущности понятым и другим участникам и без отражения в протоколе [35, с.16,17]. С нашей точки зрения такая аргументация спорна, так как чаще на практике наоборот для того, чтобы решить вопрос - изымать ли те, или иные следы, объекты проводится их предварительное исследование с целью определения относимости к расследуемому событию.

При подготовке материалов для назначения экспертизы важными являются действия следователя по сбору дополнительных сведений об объектах, являющихся элементами вещной обстановки места происшествия: о стандартном или кустарном изготовлении объекта исследования; о технологических особенностях его изготовления (в заводских и незаводских условиях, использованных материалах); об условиях эксплуатации (связанных, например, с перевозкой материалов, загрязняющих поверхность); об условиях хранения; о возможном его контакте с другими предметами в момент происшествия; об условиях обнаружения, изъятия, фиксации объектов следователем; об изменениях объекта в «посткриминальный» период.

Так, например, следователю необходимо продумать, какие предметы, вещи (их части), от которых, по его предположению, могли образоваться микронеоднородности объекта в результате контактного взаимодействия, отобрать для направления на экспертизу.

Определив необходимость назначение экспертизы, следователь выносит постановление (ст. 184 УПК РСФСР), с которым должен быть ознакомлен обвиняемый (ст.ст.184 и 185 УПК РСФСР). При этом ему разъясняют права при проведении экспертизы.

45

Определение задач экспертного исследования - важный этап назначения экспертизы. Этим определяется объем задания эксперту. Для эксперта этот объем является обязательным, не подлежащим сужению [152].

Один из основоположников научной криминалистики Р.С. Рейсе писал: «Лучше всего, если эксперт будет призван к производству экспертизы с са- мого начала предварительного следствия, так как не всегда удается испра- вить упущения, вкравшиеся без использования его опыта на первых порах, пока следы преступления были еще горячи. Идя все время параллельно со следствием, эксперт разрабатывает и исследует каждый вопрос, требующий специальной подготовки» [160, с.3].

По этому же поводу Ю.А. Кукушкин писал: «Основные положения орга- низации взаимодействия следователя и эксперта-криминалиста, по-видимо- му, с самого начала были настолько бесспорны, что изложение их Рейссом звучит вполне современно и сейчас с единственным уточнением: с декабря 1965 года в советском уголовном процессе появилась фигура специалиста, на которого возложено выполнение ряда функций, ранее относившихся к компетенции эксперта» [98, с.21]. Далее он пишет: «Поскольку вопрос обеспечения участия специалиста-криминалиста и его взаимодействия со следователем решающий для кардинального повышения качества осмотра места происшествия, хотелось бы остановиться на нем подробнее. Работа по обнаружению и изъятию вещественных доказательств длительное время организовывалась в основном с ориентацией на инициативу и возможности следователей. Между тем, непременным условием надлежащего криминалистического обеспечения следственного процесса является не столько применение научно-технических средств самим следователем, сколько использование опыта и знаний специалиста» [98, с.21].

Данные положения бесспорно относятся и к тем случаям, когда матери- альными носителями информации о событии преступления выступают объекты с микронеоднородностями, поскольку именно специалист- криминалист владеет приемами обращения с микро- и макрообъектами, методикой их

46

выявления, фиксации и изъятия. Поэтому эффективность выявления микро- неоднородностей на объектах-носителях, с помощью которых возможность получения криминалистически значимой информации возросла с появлением новой исследовательской техники, способной по незначительному, даже невидимому невооруженным.глазом количеству вещества дать о нем достаточно полную информацию и зависит от четкого взаимодействия следователя и специалиста-криминалиста при осмотре места происшествия.

В криминалистической литературе подробно описаны виды помощи по использованию специальных знаний, оказываемые следователю специалис- тами - сотрудниками, в первую очередь, судебно-экспертных учреждений в рамках технико-криминалистического обеспечения.

Криминалистическая помощь оказывается сотрудниками экспертно-кри- миналистических подразделений МВД, экспертных учреждений системы Министерства юстиции и Министерства здравоохранения и заключается в обнаружении доказательств - выявлении следов и предметов, объяснении механизма образования следов и повреждений, фиксации доказательств.

Методическая помощь оказывается сотрудниками экспертных учреждений в отработке приемов обнаружения, фиксации и изъятия доказательств.

Консультативная помощь оказывается всеми специалистами и заключается в разъяснениях, советах, консультациях, сообщении сведений справочного характера, содействующих обнаружению, фиксации и изъятию до- казательств.

Техническая помощь оказывается конкретными специалистами и направ- лена на обнаружение доказательств (кинологом со служебно-розыскной собакой и специалистами, обслуживающими поисковые приборы), фиксацию доказательств (фотолюбители, кино-, видео- и звукооператоры, чертежники, инженеры-конструкторы и др.), осмотр и изъятие следов и вещественных доказательств, находящихся в недоступном для следователя месте (на дне водоема, в пещере и т.п.) [62, с. 12-17].

47

В.Н. Хрусталев совершенно оправдано, с нашей точки зрения, предлагает пополнить данный перечень организационно-методической помощью со стороны экспертно-криминалистического подразделения ОВД в лице эксперта-методиста, закрепленного за оперативно-следственной группой с момента совершения особо опасного преступления. В задачи эксперта- методиста (эксперта по должностному, а не процессуальному положению) будет входить:

  • координация действий сотрудников экспертного подразделения различ- ных профилей подготовки по разработке розыскных таблиц, предназначенных для использования в оперативно-розыскных целях, и при выдвижении следственных версий;
  • оказание помощи следователю в определении видов назначаемых экс- пертиз по изъятым следам и вещественным доказательствам и мест их проведения, подготовке материалов, отборе образцов для сравнительного исследования и назначения экспертиз, определении оптимальной последовательности выполнения экспертиз и контроле за ходом их выполнения;
  • организация в необходимых случаях привлечения для выполнения экс- пертиз сотрудников научно-исследовательских учреждений иных ведомств;
  • организация выполнения комиссионных и комплексных экспертиз, в том числе экспертами судебно-экспертных учреждений МВД, Министерства юстиции и Министерства здравоохранения;
  • оказание помощи следователю в подготовке обвинительного заключения, участие в качестве эксперта в суде и т.д. [43, с.6].
  • Порядок назначения и производства экспертизы предусмотрен ст.ст. 69, 80-82, 189-194, 288-290 УПК РСФСР.

Основанием назначения экспертизы является необходимость использо- вания специальных познаний при производстве дознания, предварительно- го следствия и при судебном разбирательстве. Экспертизу назначает лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или суд. Экспертиза проводится экспертами соответствующих учреждений либо иными специалиста-

48

ми, определенными лицом, назначившим экспертизу (ст. 78 УПК РСФСР). Обязанности и права эксперта определены ст. 82 УПК РСФСР.

Существующая система законодательной и ведомственной регламентации экспертизы имеет определенные недостатки, которые ведут к неоправ- данному затягиванию судопроизводства. Например, вслед за непроцессуальным исследованием, проводимым специалистом в полевых или лаборатор- ных условиях, назначается и процессуальная экспертиза, при производстве которой во многом повторяется ранее уже выполненная работа. При диагностическом и идентификационном исследовании микронеоднородностей в качестве идентификационных и диагностических признаков вещественных доказательств, эти недостатки разрушают единый и непрерывный процесс криминалистического исследования объектов, что снижает эффективность их использования при раскрытии и расследовании преступлений.

Законодатель внес в п. 3 ст. 67 УПК дополнение, запрещение специалисту выступать в качестве эксперта по тому же уголовному делу. По-видимому, законодатель, руководствуясь объективным и беспристрастным харак- тером деятельности эксперта, решил еще раз подчеркнуть невозможность с точки зрения процессуальных гарантий сосредоточения в одном лице функций эксперта и специалиста. Однако, для разрешения вопросов по исследо- ванию микронеоднородностей объектов КЭВМИ эксперту может понадобиться дополнительная информация, но получаемые опосредованным путем сведения не всегда достоверны и полны, не всегда они имеются в протоколах осмотров мест происшествий и других следственных действий.

Закон запрещает назначение экспертом лица, выполнявшего функции специалиста, но не участие эксперта для содействия собиранию объектов и образцов для экспертизы. Поэтому с разрешения или по инициативе следователя для участия в собирании образцов может быть вызвано лицо, которому поручено выполнение экспертизы, предполагающей исследование этих образцов (ст.ст. 67, 82, 184 УПК РСФСР). В целях улучшения качества исследования микронеоднородностей объектов следует соединить в единый про-

49

цесс деятельность специалиста, участвующего в их поисках, и эксперта, про- изводящего их исследование, совместив эти функции в одном лице, чего не допускает законодательство России.

Аргументировать данное предложение можно следующими соображениями:

  • участвуя в осмотре или ином следственном действии в качестве специалиста- криминалиста, обнаруживая и изымая макро- и микрообъекты имею- щие микронеоднородности, специалист получает полное представление о месте обнаружения, возможном механизме образования микронеоднородностей;
  • при проведении в дальнейшем экспертных исследований изъятых объектов тем же лицом, умозрительная информация, полученная и мысленно за- печатленная им при проведении следственного действия, поможет создать объективную картину возможного возникновения микронеоднородностей этих объектов, а следовательно снизит вероятность возникновения экспертной ошибки и в ряде случаев по может избежать вывода о невозможности решения вопроса, поставленного на разрешение эксперту [200].
  • Оптимальной, с нашей точки зрения, является отмена вышеуказанного дополнения в ст. 67 УПК РСФСР и преимущественное привлечение именно потенциального эксперта к осмотру места происшествия и другим первона- чальным следственным действиям в качестве специалиста. Наши предложения по указанному вопросу совпадают, в частности, с высказываниями, ко- торые можно встретить в работах Б.И. Зуева [59], Э.Б. Мельниковой [114] и Ю.Г. Корухова [86]. Ограничение на запрещение участия специалиста в качестве эксперта по тому же уголовному делу отсутствует в проекте федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации.»[131].

Совершенно справедливой представляется точка зрения, высказанная Ю.Г. Коруховым и Ч.Э. Фаталиевым о том, что среди норм УПК, касаю- щихся судебной экспертизы, нет нормы (норм), регулирующей применение

50

научно-технических средств (НТС) в уголовном процессе, а существующие ныне статьи в УПК РСФСР типа ст.ст. 141, 179 и т.п. не могут удовлетворять

требованиям нравственных принципов [86, с.73]. Появление различных ви

дов экспертиз, в рамках которых для получения достоверной, криминалис тически значимой информации исследуются разнообразные по своим разме рам, форме, элементному составу и свойствам объекты с применением раз личных технических средств экспертного исследования обуславливает, по нашему мнению, необходимость закрепления возможности их применения в УПК.

Что касается применения высокочувствительных методов исследования микронеоднородностей объектов КЭВМИ, то существенным правовым ас-

  • пектом применения этих методов является доказательственное значение по лученных с их помощью результатов, т.е. их роль в процессе доказывания по уголовному делу. Применение высокочувствительных методов открывает дополнительные возможности повышения доказательственной силы экспер тных исследований: появляется реальная перспектива исследования объек тов малых размеров и массы, расширяются возможности идентификацион ных исследований (увеличивается количество идентификационных призна ков, попадающих в поле зрения эксперта), возрастает возможность опреде ления и учета мало распространенных элементов, индивидуализирующих объект, повышается информационная значимость экспертиз.

Немало проблем организационно-правового характера существует и на стадии экспертного исследования микронеоднородностей.

Решение проблем дальнейшего повышения эффективности экспертной деятельности и расширения возможностей применения судебной экспертизы в процессе доказывания в значительной мере зависит от четкой правовой регламентации и совершенствования правоотношений между органом, на-значившим экспертизу, заинтересованными участниками уголовного процесса и экспертами.

51

Правоотношение определяется как «разновидность общественного от- ношения, участники которого взаимодействуют на основе установленных и охраняемых государством прав и обязанностей» [196, с.416].

Отдельные исследователи ставили под сомнение само существование правоотношений между следователем (судом) и экспертом. Так Э.Б. Геккер утверждал: «Между судом и работником учреждения, фактически осуществляющим экспертное исследование, не возникает правоотношений» [46, с. 15].

А.В. Дулов, с нашей точки зрения, справедливо возражает: «Имеются высказывания об отсутствии какой-либо правовой зависимости (что предусматривает наличие взаимных прав и обязанностей) между органом, назначившим экспертизу, и экспертом. Это, конечно, не верно, ибо взаимоотношения между следователем, экспертом и другими участниками, безусловно, имеются. Они регулируются нормами права, т.е. являются правоотношениями, где каждый из субъектов имеет свои права и обязанности» [53, с.201]. Он же подчеркивает, что «При проведении исследований эксперты вступают во взаимоотношения не только с органом, назначившим экспертизу, и через него с заинтересованными участниками уголовного процесса, но и друг с другом. Выполнение определенной процессуальной функции неминуемо приводит к тому, что их взаимоотношения с другими участниками уголовного процесса становятся правоотношениями, где эксперты имеют определенные права и обязанности. Взаимные процессуальные права и обязанности имеются и между несколькими экспертами при проведении экспертизы по одному делу» [53, с.246].

Проведение судебных экспертиз в экспертных учреждениях является предметом двоякого регулирования - процессуального (уголовно- процессуального и гражданско-процессуального) и административного (ведомственного).

В. Д. Арсеньев отмечал, что «законодательные и административные нор- мативные акты должны иметь различные… предметы регулирования» [12, с.72]. И далее «…регламентируя организацию производства, ведомственные

52

акты не могут не касаться в определенных пределах… порядка производства экспертиз. Однако на практике эти акты не только касаются, но и прямо устанавливают такой порядок, … поскольку процессуальная регламентация производства экспертиз в экспертных учреждениях содержит многочисленные пробелы и неясности» [12, с.73].

Следует рассмотреть вопрос о том, в какой мере вообще допустима рег- ламентация порядка проведения экспертизы в экспертном учреждении ве- домственными актами. В литературе высказан взгляд, согласно которому нормативные акты министерств и ведомств, изданные в связи с принятием закона, должны иметь своей целью конкретизацию правоположении закона [70, с. 152; 129, с.75].

Вместе с тем конкретизация закона должна быть ограничена определен- ными требованиями, в частности:

  • «Положения, дополняющие закон, могут иметь место лишь в случае, если право на издание таких правоположении предусмотрено самим зако- ном…»;
  • «…министерство или ведомство, издающее нормативный акт, конкре- тизирующий закон, …не должно вторгаться в компетенцию законодателя…, если по своему характеру вопрос должен быть урегулирован законо- м…»[70, с.152,153; 129, с.92].
  • В.Д. Арсеньев подчеркивал, что «Процессуальный закон не предусмат- ривает регламентации порядка проведения экспертизы (как составной части порядка производства по делу) какими-либо иными нормативными актами. Отсюда ведомственные нормативные акты в части, содержащей конкретизацию процессуального закона, не могут быть признаны правомерными.

В этой связи возникает необходимость срочно и единообразно решить в законе те процессуальные вопросы, которые сейчас вынуждены решать ве- домственные нормативные акты» [12, с.80].

С нашей точки зрения, нормативные акты министерств и ведомств могут регламентировать лишь организацию производства экспертиз, ни в коей

53

мере не затрагивая определенные уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным законом порядок производства экспертиз, права и обязанности участников процесса при производстве экспертиз.

В процессуальном законодательстве содержится ряд норм, определяющих правовое положение эксперта как участника процесса и сотрудника эк- спертного учреждения. С момента принятия на себя обязанностей эксперта сведущее лицо приобретает определенные процессуальные права.

И.Л. Петрухин утверждает, что «Проведение экспертизы в государствен- ных экспертных учреждениях не вносит особенностей в процессуальное положение эксперта, который составляет заключение от своего имени и несет индивидуальную ответственность за обоснованность своих выводов (ст.80 УПК РСФСР).

Индивидуальный характер заключения эксперта вытекает из самой при- роды экспертизы, в процессе которой специалист, представляющий определенную отрасль знания, использует свою осведомленность в этой отрасли для обнаружения доказательств.

С другой стороны, индивидуальный характер заключения эксперта служит одной из гарантий прав обвиняемого на защиту. Обвиняемому, как и другим участникам процесса - потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, - небезразлично знать, кто конкретно проводит экспертизу по делу, и вряд ли можно будет обеспечить законные права всех участников процесса ссылкой на безликое юридическое лицо или авторитет руководителя» [151, с.151].

Несколько иной точки зрения придерживается А.В. Дулов, который, не отрицая самостоятельного решения, принимаемого экспертом, считает воз- можным принятие решения и руководителем судебно-экспертного подраз- деления: «…руководитель судебно-экспертного учреждения не может своей единоначальной административной властью изменить выводы эксперта, заставить его переделать их (в целом или в части), но эксперт также не может действовать сугубо единолично, на нем лежат какие-то определенные обя-

54

занности, связывающие его выводы с мнением коллектива… Допущение широкой коллегиальности и коллективности при обсуждении вопросов здесь сочетается с непременным условием личной ответственности за принимаемое решение. Коллектив обсуждает те или иные вопросы, помогает выявить различные точки зрения, но решение принимает определенный эксперт или руководитель судебно-экспертного учреждения» [53, с.14,15].

С приведенным высказыванием в некоторой степени созвучно предло жение, внесенное А.И. Винбергом в 1974 году, об упразднении автономии частного эксперта и даче заключения от имени юридического лица. Обосно вывая свое предложение, А.И. Винберг писал: «В экспертном учреждении стирается понятие автономии частного эксперта, которая заменяется кол лективным творчеством и ответственностью государственного учреждения как юридического лица, отвечающего за свои профессиональные кадры, за своевременную научную методику исследования объектов, за качество кон тролируемых заключений, за комиссионно-комплексную организацию труда в области экспертной работы.» [36, с.54]. С его мнением согласен Р.С. -

Белкин: «Думается, что законодатель мог бы предусмотреть дачу заключе- ния от имени эксперта - физического лица, так и юридического лица. Второй вариант должен распространяться и на те учреждения, которые выполняли бы аналогичные функции в разовым порядке (учреждения Госбанка, гидрометеослужбы, НИИ и др. )»[23, с.33].

Однако более обоснованной представляется точка зрения В.Д. Арсень-ева и А.Р. Шляхова: «Каждый участник уголовного процесса знает, что объек- тивность и достоверность заключения эксперта обеспечивается специальной ответственностью эксперта. По этим основаниям трудно согласиться с высказанным в литературе предложением, чтобы экспертное заключение давалось от имени юридического лица - экспертного учреждения, в котором проводилась экспертиза» [138, с.206], и «В экспертной и следственно-судебной практике принцип самостоятельности эксперта при даче им заключения соблюдается всеми участниками процесса, должностными лицами и органами,

55

осуществляющими руководство и контроль за деятельностью учреждений судебной экспертизы. Несмотря на преимущество государственной организации судебной экспертизы в свете изложенного представляется преждевременной постановка вопроса о замене субъекта экспертизы - сведущего физического лица - юридическим лицом. …Процессуальные и морально-этические начала судебной экспертизы указывают на целесообразность сохране- ния нынешнего положения субъекта экспертизы» [210, с.50,51].

В соответствии со ст. 187 УПК РСФСР следователь, суд могут поручить производство экспертизы экспертному учреждению; в законе тем самым пре- дусматривается возможность передачи следователем (судом) ряда процессу- альных функций, связанных с проведением экспертизы, руководителям экс- пертного учреждения.

Руководитель экспертного учреждения выполняет функции двоякого рода: процессуальные и административные (должностные), причем последние являются производными и подчиненными процессуальным требованиям, определенным в УПК. Руководитель экспертного учреждения является своеобразным участником уголовного и гражданского процесса, наделенным определенными обязанностями и правами.

С.Ф. Бычкова предлагает значительное расширение прав руководителя судебно- экспертного учреждения, дающих ему возможность в конечном счете влиять на выводы эксперта (экспертов): знакомиться с ходом производства экспертизы; передавать материалы от одного эксперта к другому; да- вать указания в части объема и характера исследования; возвратить акт экспертизы для внесения экспертом необходимых изменений и уточнений; при возникновении разногласий с экспертом по поводу содержания акта экспертизы поручать производство экспертизы комиссии экспертов, в состав которой входит эксперт, ранее проводивший исследование, - при условии обязательности для исполнения экспертом или комиссией экспертов указаний, даваемых руководителем судебно-экспертного учреждения [33]. Данные предложения, на наш взгляд, могут быть оправданы лишь в том случае, если ру-

56

ководитель судебно-экспертного учреждения не менее компетентен в проводимом виде экспертизы, нежели исполнители данной экспертизы; при мно-гопрофильности судебно-экспертных учреждений обеспечить это требование практически невозможно.

И.Л. Петрухин считает, что зачастую коллективный труд нескольких сотрудников СЭУ при производстве экспертизы не должен вести к обезличке в экспертной работе и выдвижению на передний план фигуры руководителя экспертного учреждения [151, с. 149,150].

Мнение И.Л. Петрухина представляется наиболее убедительным, а про- тивоположные ему мнения А.В. Дулова о равном праве руководителя учреждения и эксперта принимать решение по экспертизе [53, с. 14,15], Е.А. Бородиной о необходимости составления заключения одновременно от имени учреждения и конкретного исполнителя [32, с. 175,176] - не выдерживающими критики, что диктуется следующими соображениями.

Одна из юридических предпосылок правоотношений - «наличие дееспо- собности, под которой понимают возможность субъекта права своими дей- ствиями осуществлять принадлежащие ему права и исполнять возложенные на него юридические обязанности» [196, с.417]. Н.А. Палиашвили отмечает, что «Поскольку круг проводимых в СЭУ МЮ СССР экспертиз достаточно велик и постоянно расширяется (что можно сказать и об экспертных подразделениях системы МВД РФ), а руководитель СЭУ не в состоянии быть одинаково компетентным во всех видах проводимых в возглавляемом им учреждении экспертиз, и, естественно, не всегда может достаточно квалифицированно оценить ход и результаты каждого проведенного исследования, определить правильность применения тех или иных методик, установить необходимость использования в данном случае иных, более эффективных мето-дов.»[150, с.160]. С ним согласны Б.А. Алимджанов и В.М. Вальдман: «Выступая как специалист в конкретной области знания, руководитель может дискутировать с экспертом в пределах собственных специальных познаний, убеждать его в необходимости сформулированного вывода, но не вправе

57

прибегать к административным способам воздействия» [8, .48]. Поэтому лшпь с оговоркой о компетентности руководителя экспертного подразделения, наличия у него собственных специальных познаний можно принять утверж- дение Л.Е. Ароцкера, что эксперт «обязан отказаться от своих выводов и согласиться с руководителем, если тот убедительно докажет неправоту экс- перта» [10, с. 139].

Следует согласиться с Р.С. Белкиным о необходимости четкого определения правового статуса руководителя СЭУ (подразделения): его прав и обязанностей при производстве экспертизы, разрешении возникающих при этом конкретных ситуаций и т.д. [19, с. 116,117].

58

Глава 2. Общая характеристика микронеоднородностей объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий и методы криминалистического экспертного исследования малых количеств веществ и материалов

2.1. Закономерности формирования свойств и признаков микронеоднородностей как объектов криминалистического исследования

Понятие «свойство» и «признак» и соотношение между ними не нашли в криминалистической литературе однозначной и общепринятой интерпретации. Эти понятия являются центральными в учении об объекте экспертизы, так как изучение свойств, предстающих перед экспертом в виде признаков, составляет основное содержание экспертного исследования, т.е. познания объекта в целях решения задач судебной экспертизы.

Р.С. Белкин пишет, что «понятие признака является одним из фундамен- тальных понятий криминалистической теории. Понятие криминалистичес- ких признаков очень важно для того, чтобы на его базе формулировать определение особой функциональной группы признаков названных идентификационными.» [21, с.68].

Под признаком понимают объективное отражение свойств предмета, выражение его реальных свойств, позволяющих отличить данный предмет от всех других [108, с.69].

В .Я. Колдин считает признак отображением свойства, наделяя его са- мостоятельным содержанием (см., например, [75]). Так, он определяет при- знак как «объективное отражение свойства объекта, являющееся первона- чальным материалом исследования» [75, с. 13]. Относительно соотношения свойств и признаков автор полагает, что свойства отождествляемых объектов проявляются, отображаются вовне в форме признаков.

В отношении понятия признака распространенной является точка зрения, согласно которой признак является свойством, используемым в процессе экспертного исследования [183, с.61]. Однако, отождествление свойства с признаком представляется нам неверным.

59

А.И. Уемов утверждает, что: «Материальные вещи это системы качеств, идеальные вещи - это системы признаков» [201, с.31]. Из этого И.М. Лузгин справедливо сделал вывод о том, что А.И. Уемов под признаком понимает лишь отображение в сознании какого-либо свойства, т.е. категорию идеальную [108, с.62], а значит «свойство рассматривается как онтологическая категория, характеризующая объект как таковой, независимо от познания его человеком.

Признак - гносеологическая категория, характеризующая результаты познания, оценку человеком сторон объекта» [108, с.63]. Признак является гносеологическим понятием, поскольку оно закономерно для момента, когда происходит мысленное моделирование системы свойств. Появляется идеальная модель - совокупность восприятий, понятий, представляющая собой уже не систему свойств, а систему признаков [51, с.2].

А.А. Эйсман также считает понятие свойства онтологическим поняти- ем, т.е. понятием характеризующим вещи, явления сами по себе, с отвлечением от способа их понимания, от их «мысленной обработки». «Напротив, признак, - полагает он, - понятие, которым оперирует логика - наука о законах и формах мышления. Это и подобные ему логические понятия формируются с учетом способов и средств познания действительности. Поскольку вещам «самим по себе» присущи свойства и только через них они взаимодействуют между собой и с изучающим их человеком, то признаками могут быть только свойства вещей» [218, с.35,36].

Все приведенные позиции, несомненно, имеют позитивный смысл, поскольку способствуют более полному раскрытию такого сложного понятия, каким является признак.

Мы согласны с тем, что признак - категория гносеологическая, но вместе с тем объективная, так как изучая проявление свойств, выявляя их, измеряя и описывая, субъект познания оперирует объективно существующими категориями - признаками как выразителями этих свойств. Поэтому признак нужен и важен в процессе познания как объективно существующая катего-

60

рия, которую нельзя трактовать только как логическое понятие. Например, реально существующим признаком является измеренная длина следа, оставленного орудием взлома, выраженная в миллиметрах. Такими же по своей природе будут являться признаки огнестрельного оружия, почерка, следов автотранспортных средств и т.п. Признак воплощает информацию, фиксирует и выражает ее.

Признак неразрывно связан со свойством и вне свойства не существует. В этом смысле, по нашему мнению, прав Р.С. Белкин, отводя признаку роль явления, сущность которого составляет свойство. Свойство не может проявляться вовне иначе, чем через признак (количественный, качественный), а признаки не могут иметь иного содержания, кроме свойств.

Признак имеет информационную природу. «Его можно рассматривать как сигнал информации» [20, с.66]. Поэтому именно признак является перво- начальным материалом для изучения в целях познания свойств.

Таким образом, признак есть объективно существующее проявление свойства объекта, имеющее информационную природу и гносеологическое значение.

Криминалистическое исследование свойств и признаков объектов судебной экспертизы имеет своей целью обеспечение решения различных эксперт- ных задач. Для познания объекта экспертного исследования, обладающего множеством свойств, эксперт проводит изучение только тех свойств, кото- рые позволяют ему решить поставленные задачи. Поэтому, как отмечает А.И. Винберг, для экспертного исследования «субъекта-объекта» необходимо не просто познать объект, но обнаружить присущие объекту те реально существующие свойства, которые отображаются в признаках, в специфической совокупности, позволяющей решать экспертные задачи и подзадачи на уровне идентификационном, классификационном, диагностическом, ситуационном [37, с.6].

При экспертном исследовании изучаемое свойство, выражая качественную и количественную характеристику объекта, позволяет отграничить его

61

от других объектов и проводить дальнейшее целенаправленное изучение с целью его отождествления. «Свойства изучаемых экспертом объектов (ве- щей, людей, животных, растений),« отмечал А.Р. Шляхов, «должны рассматриваться как имманентно присущие им качества, стороны: способность их (качеств) во взаимоотношениях (связях, взаимодействиях) проявляется устойчиво, несмотря на многообразие форм воздействия и образования; изучение их (сторон), а равно отображений свойств объектов позволяет экспертам установить факты (обстоятельства), подлежащие доказыванию при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных и гражданских дел» [210, с. 13].

Проблеме классификации признаков объекта посвятили свои работы Р.С. Белкин [24], Л.А. Винберг [41], И.М. Лузгин [108], М.Я. Сегай [172], Н.А. Селиванов [174], А.А. Эйсман [218] и др. [54; 74].

Р.С. Белкин предлагает подразделить систему классификационных при- знаков на субстанциональные, объемные и функциональные [21, с.71]. И.М. Лузгин субстанциональные свойства объекта предлагает делить на собственные (которые характеризуют основные свойства объекта), случайно привнесенные (характеризующие внесение извне, под влиянием постороннего воздействия на объект) и признаки-маскировки (которые специально привносятся в объект с целью его изменения) [108].

Как известно, свойства не являются одинаково информативными для характеристики объекта. В философской литературе различают основные и неосновные свойства вещи: «Так как взаимосвязи каждой вещи с другими явлениями действительности разнообразны, то в одно время, в одних отно- шениях вещь проявляет одни свои свойства, в другое время, в других отношениях - другие. Поэтому в одних условиях вещь будет проявлять конкретное неосновное качество, в других другое. В каждом частном случае конкретным качеством будет выступать совокупность тех свойств, которые проявились у вещи в данных условиях, в данных отношениях …, но наряду со свойствами, которые проявляются в одних отношениях, в одних условиях и

62

исчезают в других, вещь имеет такие свойства, которые присутствуют у нее всегда, в любых отношениях, в любых условиях. Совокупность этих свойств образует основное качество вещи. В отличии от неосновных качеств, которые характеризуют вещь лишь в определенных отношениях, основное качество характеризует ее во всех отношениях» [207, с. 176,177]. Поэтому при экспертном исследовании объекта выделяют соответственно существенные и несущественные признаки [40], мы полагаем - обязательные (необходимые) и случайные.

В свойствах объекта в зависимости от степени их общности, выраженности, значимости, выделяют интегральные свойства [159, с. 152], которые являются совокупностью других свойств объектов как субстанциональных, так и структурных. Свойства и признаки, используемые в исследовании, различаются по степени интегративности и доступности для выявления и познания различными методами и средствами. Широкий спектр этих мето- дов начинается от органолептических, визуальных и заканчивается анали- тическими, инструментальными, математическими, компьютерными.

Особенности механизма отражения, а также свойства отражающего объекта могут стать помехами при отражении и привести к тому, что потребуется использование специальных методов, приемов и средств для получения надлежащего представления об истинных свойствах объекта. Например, наличие на рабочей поверхности стамески микровключений ЛКП и металла может свидетельствовать о том, что преступник сначала проник в помещение через окно, а затем, взломал замок у сейфа.

По способу выражения различают качественные и количественные при- знаки состава и структуры вещества объектов. Признак, выражающий не только качественную, но и количественную определенность свойства, явля- ется более информативным. В этой связи преимущества физических и физико-химических методов анализа вещества перед классическими методами химического анализа обусловлены, как правило, тем, что аналитический сигнал в них функционально связан с массой или концентрацией определенного

63

компонента (интенсивность или площадь хроматографического пика). При- мером спектральных признаков элементного состава микронеоднороднос- тей объектов являются их атомные спектры, в которых каждому элементу соответствует определенная совокупность спектральных линий.

Сложная информационная структура объекта экспертизы определяет множественный характер &го свойств. При его исследовании эксперт всегда имеет дело с системой свойств отражаемого компонента объекта (источника информации); механизма отражения; отражающего компонента объекта экспертизы (самого материального носителя информации) [148, с. 100]. Все три группы свойств как бы сконцентрированы в материальном носителе информации - отражающем объекте, причем первые и вторые в преобразованном виде, а третьи - непосредственно. По отраженным свойствам источника информации и с учетом свойств механизма отражения эксперт мысленно моделирует этот объект и условия его взаимодействия с носителем информации.

Основными условиями, определяющими выбор свойств объекта экспер- тизы и их использование в экспертных целях является способность:

  • свойств источника информации как отражаемого компонента объекта проявляться в других компонентах - носителях информации;
  • механизма отражения - передавать свойства источника информации и свои собственные ее носителю;
  • свойств носителя информации - воспринимать, сохранять и передавать (выражать) свойства источника и механизма отражения [148, с. 101].
  • В основе возникновения объектов экспертизы лежит механизм отражения. Поэтому от источника информации требуется, чтобы он мог в конечном счете оставить материальное отражение в носителе информации незави- симо от его природы, вида, субстанции. Такой объект может обладать свойствами любой субстанции реальной действительности: физического тела, химического соединения, некоторого действия, каких-то процессов, явлений, ситуаций.

64

Свойства механизма отражения должны отвечать требованию доступности для расшифровки (декодирования) их экспертом. Знание механизма отражения существенно для решения всех видов экспертных задач (иденти- фикационных, диагностических и др.) В каждом случае необходимо знать, каким образом и в какой степени трансформируются свойства источника информации в процессе их передачи при отражении.

Свойства носителя информации (отражающего компонента объекта) важны постольку, поскольку они способны запечатлевать и сохранять свойства источника информации и механизма отражения. Значение собственных свойств носителя информации чисто служебное - передача информации об отражаемом компоненте, точнее о его свойствах и механизме отражения. При этом свойства носителя информации могут как способствовать более полному отражению свойств объекта, так и являться помехой для отражения.

Для целей судебно-экспертного исследования существенной является классификация признаков объектов в зависимости от характера решаемых экспертных задач - идентификационных, классификационных, диагностических, ситуационных. Полезным является также деление признаков по другим основаниях: происхождению - собственные и приобретенные; природе - закономерные и случайные; наличию связи с другими признаками - зависимые и независимые, устойчивые и неустойчивые; в системном отношении к объекту - общие и частные [40; 183].

Разумеется, основания классификации могут несколько варьировать применительно к объектам разного рода экспертиз, однако предложенная общая концепция позволяет осуществить систематизацию признаков любых объектов.

Представляется также важным деление на внешние и внутренние признаки, предложенное Н.А. Селивановым [179, с.83]. К внешним признакам он относит те, которые находятся на поверхности предмета (форма, размер, цвет и др.), к внутренним - химический состав и физическую структуру материала объектов. Однако, более точным нам представляется предложение

65

B.C. Митричева, который выделяет признаки внешнего и внутреннего строения объекта [120, с.28].

Важное практическое значение для КИВМИ имеет также классификация признаков на родовые, групповые и индивидуализирующие [120; 143].

Признаки, необходимые для установления конкретной родовой принад- лежности вещества, материала или изделия, носят название родовых при- знаков. «Род - это определенное множество объектов, выделенное в соответствии с технической или иной классификацией и основаниями технического характера, предусмотренные ГОСТами или другими нормативами [155, с. 105]. К ним относятся такие признаки, которые определяют родовую принадлежность объекта, а также образующих его материалов, веществ конкретным классификационным группам, принятым в специальных отраслях науки и техники. Например, с учетом состава основного стеклообразующего элемента выделяют силикатное, боратное, халькогенидное и другие виды стекол, а по природе волокнообразующего полимера различают ацетатное, полиамидное и другие разновидности текстильных волокон.

Установление групповой принадлежности - отнесение отождествляемого объекта, а также образующих его веществ и материалов к определенному множеству, выделенному по признакам общности возникновения, условий существования и разрушения - приводится с использованием групповых признаков. «Группы объектов выделяются либо по основаниям технического характера, не предусмотренным ГОСТами или другими нормативами, либо по основаниям, определяемым в связи с устанавливаемым событием» [155, с. 105]. Например, по совокупности микропримесных элементов или микронеоднородностей можно различать стекла одной марки, полученные из разных сырьевых источников. Общую групповую принадлежность будут иметь, например, металлы в случае установления их принадлежности одной партии (объему), одному источнику происхождения - заводу изготовителю (если он не является искомым по делу).

66

Отождествление объектов КЭВМИ - установление их принадлежности индивидуально-конкретному объекту (элементу вещной обстановки) - свя- зано с выявлением у объекта идентификации индивидуализирующих при- знаков, которые характеризуют индивидуально-определенный объект. Эти признаки также могут относится как к конечному объекту идентификации, так и к образующим его материалам, веществам (промежуточным объектам идентификационного исследования).

При экспертизе веществ, материалов и изделий основную роль играют идентификационные признаки, т.е. признаки, используемые при проведении идентификационного исследования, которые «во-первых, обладают способностью в какой-либо мере выделять (отличать) данный объект из совокупности других объектов и, во-вторых, имеют качественную устойчивость, относительную неизменяемость, т.е. это свойство объекта должно непрерывно существовать в пределах времени идентификации» [69, с.202]. B.C. Митри-чев идентификационные признаки подразделяет на родовые (выделяет в соответствии с определением рода), групповые (характеризующие объекты с общими условиями существования) и индивидуализирующие [120]. Последними принято считать те признаки, которые обладают максимальной значимостью, использование которых дает возможность отграничить данный единичный объект, род или группу объектов от любого другого, сопоставляемого с ним в ходе сравнения [183].

В.Я. Колдин отмечает, что «каждый вновь открываемый … признак по- зволяет или дифференцировать сравниваемые объекты, или углубить их индивидуализацию и отнести их к более узкой группе» [77, с.83]. Это условие вытекает из логической основы процесса индивидуализации, когда увеличение содержания понятия (количество признаков) совокупности объектов уменьшает ее объем (число охватываемых понятием признаков) [77, с.81].

Исследование объекта направлено на последовательное выявление при- знаков системы промежуточных объектов, представляющее собой сложный многоступенчатый процесс, осуществляемый по принципу от общего к частному [123, с.22].

67

Отличительная особенность криминалистического исследования заключается в выявлении таких признаков, которые систематически и в совокупности не изучаются соответствующими отраслями науки и техники [118, с.41]. Применительно к объектам КЭВМИ к таким признакам можно отнести природу микронеоднородностей, загрязнений, различия по химическому составу примесей веществ в пределах ГОСТа и др.

При идентификационном исследовании веществ, материалов и изделий проводится сравнение соответствующих признаков идентифицируемого и идентифицирующего объектов, при диагностическом исследовании признаки анализируемого объекта сравниваются с усредненными признаками, которые существуют в криминалистике, в системе естественных наук и техники в виде таблиц, графиков, спектров и иной информации [27, с.6].

Выделение единичного объекта, установление общей групповой и родовой принадлежности объектов идентификационного исследования основано на выявлении, изучении и оценке совокупности идентификационных при- знаков, которые различаются по своей природе, происхождению, значимости и другим характеристикам.

Выявление и криминалистическая оценка идентификационных признаков различного рода объектов основаны на знании закономерностей их вза- имодействия, взаимозависимости, устойчивости, частоты встречаемости и пр.

Свойства (признаки) веществ, материалов и изделий принято делить на генетические (которые формируются на стадии изготовления материала и образованы составом образующих его компонентов, технологическими про- цессами переработки их в материал) и приобретенные (которые формируются у объекта на стадии его существования до, во время и после расследуемого события под воздействием внешних и внутренних факторов).

Для целей решения классификационной задачи (установления родовой принадлежности объекта) приобретенные признаки либо индифферентны, либо затрудняют ее решение. При постановке же идентификационных задач признаки, приобретенные объектом до, либо во время преступления допол-

68

няют его идентификационное поле и способствуют успешному решению этих задач. Любые признаки объекта, приобретенные им в «посткриминальный» период нежелательны, затрудняют решение экспертных задач и следствием их появления может явиться непригодность объекта для исследования.

Указанные закономерности формирования генетических и приобретенных признаков микронеоднородностей объектов КЭВМИ определяют мно- гоступенчатый характер их идентификационного исследования, в котором выделяют системы признаков промежуточных и конечного объектов.

Признаки микронеоднородностей объектов криминалистического иссле- дования для целей решения задач экспертизы неравнозначны, что определяется закономерным или случайным характером их возникновения. Закономерные признаки, основная совокупность которых относится к генетическим, малозначимы при решении идентификационных задач. Наибольшую же значимость с этой точки зрения имеют признаки случайного происхождения. Так, под воздействием всякого рода случайных факторов может быть сформирован неповторимый комплекс признаков состава стекла, его морфологии и строения, который делает возможной индивидуальную идентификацию элементов материальной обстановки по свойствам отделившихся от них фрагментов. Признаки случайного происхождения могут возникать уже на стадии изготовления объекта, даже при заводском способе производства.

Особо значимыми для решения экспертных задач являются признаки, появление которых причинно связано с механизмом взаимодействия и дру- гими криминальными обстоятельствами расследуемого события. К этим признакам относятся: топография следов-наслоений, микровключений, отображающая особенности строения следообразующего объекта и (или) механизм взаимодействия объектов и др.

Специфичной для микронеоднородностей различных объектов является их ограниченная пробопредставительность. Микровключения, например, обладают лишь частью признаков, присущих веществу или материалу от

69

которого они отделились. Подробнее вопрос о классификации, возникновении и роли микронеоднородностеи при криминалистическом исследовании веществ, материалов и изделий освещен во втором параграфе второй главы данной работы.

2.2. Понятие, механизм образования и классификация микронеоднородностеи объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий.

Интенсивное развитие наук физики и химии, разработка различных вы- сокочувствительных методов анализа, создание современного научного обо- рудования - все это открыло широкую дорогу для всестороннего исследования самых незначительных количеств разнообразных веществ и материалов в рамках КЭВМИ (см., например, [7; 136]). Кроме того, оказалось возможным исследование микронеоднородностеи в составе объектов исследования, позволяющее проводить их диагностику и идентификацию по элементному составу.

При исследовании объектов криминалистических экспертиз необходимо выделять наиболее существенные для идентификации локальные зоны. Одними из такого рода наиболее информативных локальных зон, по нашему мнению, во многих случаях являются микронеоднородности искомого и проверяемого объектов.

С нашей точки зрения понятие микронеоднородность в криминалистике - это материальные образования локального характера, присущие разным объектам и отличающиеся от них по элементному, молекулярному составу, или по физическим свойствам, возникающие в процессе изготовления, хранения, эксплуатации материалов и изделий из них.

70

Мы согласны с мнением К.С. Ожегова и Н.Г. Соколова, что: «Состав включений - весьма важный признак, позволяющий выявить индивидуали- зирующие особенности исследуемого объекта. В зависимости от природы включений используют методы морфологического, химического, рентгено- структурного, электронно-микроскопического исследования. При этом осуществляют диагностику включений, анализируют состав и свойства, оценивают особенности морфологии» [137, с.29].

Чтобы отнести микронеоднородности к определенному классу объектов необходимо, на наш взгляд, привести пограничные с ними понятия мик- рообъектов.

Отчетливой границы, разделяющей микро- и макрообъекты нет. Условно принято к микрообъектам относить объекты весом до 1 мг или имеющих размеры до 1 мм в наибольшем измерении [28].

Микрообъекты - материальные образования, связанные с событием пре- ступления (происшествия), которые в силу малых размеров, массы не видимы или слабо видимы невооруженным глазом [63; 64].

Данное определение наиболее полно, по нашему мнению, отражает со- держание понятия исследуемого вида вещественных доказательств. Необходимо отметить при этом, что слово «объект», с точки зрения авторов, вмещает в себя несколько понятий: объект - как материальное тело; объект как предмет исследования; объект как - нечто существующее вне нашего сознания.

Микрообъекты имеют ряд присущих только им особенностей.

Главная особенность - это малые размеры, что делает микрообъекты не видимыми или слабо видимыми при обычных условиях наблюдения. В силу малых размеров они могут или прилипать к объектам-носителям достаточно прочно, или, наоборот, прочно не закрепляются на объекте- носителе и поэтому подвержены уносу, переносу, стряхиванию и т.д. Они «парусны» [29], т.е. могут в процессе их образования переноситься воздушными потоками на достаточно большие расстояния.

71

Наконец, важным признаком микрообъектов является их связь с событием преступления (происшествия). Этот признак указывает на то. что понятие «микрообъекты» рассматривается только в рамках криминалистической теории и практики [56, с.6].

Приведенное понятие характеризует микрообъекты как особый класс криминалистических объектов, обладающих специфическими свойствами (размеры, масса). Вместе с тем в соответствии со ст. 83 УПК РСФСР они могут быть признаны вещественными доказательствами [56, с.6].

Многообразие микрообъектов по природе, происхождению, образованию, связи с событием и т.д. требует системного подхода к их изучению и применению. Поэтому многими авторами предпринята классификация микрообъектов. Так, Г.Л. Грановский представил наиболее полную, на наш взгляд, классификацию микрообъектов по ряду оснований: группам и классам их природы, идентификационным признакам и видам исследования, по происхождению, механизму возникновения, отношению к месту происшествия, объекту-носителю, содержанию доказательственной информации, отношению к свойствам целого, состоянию «целостности», соотношению с другими частицами [50, с.43-63].

Микрообъекты - материальные образования (твердые, жидкие, газооб- разные), которые характеризуются как признаками внешнего строения (морфологии), так и, главным образом, признаками внутренней субстанции -структура, химический состав, физико-химические свойства.

В практике микрообъекты по морфологическим признакам обычно под- разделяют на микроследы, микрочастицы и микроколичества вещества [18,с.Ш].

Вопрос о сущности микроследов, микроколичеств и микрочастиц является дискуссионным в криминалистике, поэтому в литературе высказаны различные точки зрения [см. например: 50; 173]. Не вдаваясь в длительную полемику по этому вопросу, приведем лишь некоторые из них, что необходимо для определения места микронеоднородностей в приведенной выше классификации.

72

Искусственно суженное понятие микрочастицы, по нашему мнению, дает, например, К. Бобев: «Микрочастица является небольшим материальным объектом, отделившимся при механическом или другом воздействии от другого объекта в процессе расследуемого события, проекции которого не превышают размеров, больших 2 мм2, для обнаружения, фиксации, исследования и использования которого в целях идентификации необходимы особые высокочувствительные научные методы и технические средства» [30]. Автор этого определения отмечает, что рассматривает микрочастицу, как объект траеологического исследования, т.е. в узком понимании.

По мнению Е.И. Зуева и Г.Н. Меженцева микрочастицы - это небольшие материальные объекты (тела), пространственные границы и признаки внешнего строения которых четко не различаются невооруженным глазом [57, с.89]. Мы не согласны с этим определением, так как, с нашей точки зрения, микрочастицы - это объекты с четко выраженными пространственными границами, в отличие от микроколичеств вещества. Авторы не дают четкого различия между микрочастицами и микроколичествами, определение которых дано ниже.

Что касается определения микроследов, то с точки зрения П. Менцла «криминалистический микрослед - это всякое материальное изменение, ко- торое было образовано в материальном мире событием, имеющим крими- нальное значение, и, как правило, являющееся настолько малым, что нельзя его наблюдать или оценивать непосредственно органами чувств человека. Решающим критерием для определения, является ли материальное изменение или физическое отражение, вызванное расследуемым событием, криминалистическим микроследом или нет, следует считать информационную значимость отражения» [115]. Здесь, на наш взгляд, излишне добавление о «решающем критерии», поскольку «криминалистическим» микрослед является в силу того, что он образован «событием, имеющим криминальное значение». П. Менцл не акцентирует внимание на то, что микроследы - это следы малых размеров, следы в трасологическом понимании этого слова.

73

Е.И. Зуев, В.Е. Капитонов, Г.Е. Меженцев, A.M. Герасимов имеют единое мнение о понятиях микроследы и микроколичества:

«Микроследы - небольшие материально-фиксированные следы, в которых отображения формы, размеров и признаков внешнего строения следо- образующих объектов четко не различаются невооруженным глазом.

Микроколичества вещества - небольшие массы вещества, определение свойств и природы которого невозможно без привлечения специальных вы- сокочувствительных методов исследования (жидкие, сыпучие, газообразные вещества с неустойчивыми пространственными границами)» [56, с.6,7]. “При- вязка” определения к методам, по нашему мнению, так же не совсем правильна.

Е.М. Бершадский вообще предлагает объединить рассматриваемый класс объектов термином микровещественные доказательства которыми, по мнению автора, называются «объекты, слабо различимые или не различимые невооруженным глазом, для исследования которых необходимо применение микроаналитических методов» [25, с. 145]. Предложение Е.М. Бершад-ского ничего существенного вышеприведенным определениям не добавляет, поэтому ни кем из ученых криминалистов эта идея поддержена не была.

Своеобразное определение микроследов и микрочастиц, дается в «Ин- структивном письме о назначении и подготовке материалов для производства судебных экспертиз микрочастиц и микроследов веществ» [61]. По мнению его авторов под микрочастицами можно понимать всякого рода тела, имеющие микроскопические размеры (условно до 1 мм в наибольшем измерении), а под микроследами-пятна вещества весом менее 1 мг. В данных определениях указаны максимальные пределы (хотя и с известной мерой условности), минимальные же размеры не определены. Здесь не может быть ограничений, ибо с развитием современной науки появляются новые возможности в исследовании микрочастиц и микроследов. На наш взгляд, авторы смешивают понятия микрочастиц и микроколичеств вещества, так как малая масса (менее 1 мг) может быть присуща и тем и другим.

74

Исходя из этих определений микроследами будут являться незначительные по площади, слабовидимые пятна крови, слюны, краски, спермы, нефте- продуктов, пороховой копоти, ружейной смазки и т.п. Микрочастицами могут быть волокна, волосы, частицы стекла, металла, ЛКП, древесины, листьев, почвы, угля и других веществ, а также объекты органического происхождения - цветочная пыльца, одноклеточные организмы и т.п.

Таким образом, критериями относимости объектов к микроследам или микрочастицам являются:

а) значительная ограниченность объема и массы;

б) трудность или невозможность их наблюдения невооруженным гла зом;

в) необходимость применения при обнаружении, фиксации и исследова нии специальных приемов и методов [126, с.4].

По предложению Г.Л. Грановского, к микроследам, микроколичествам и микрочастицам относят такие микрообъекты, которые во всех трех изме- рениях не превышают 2 мм. Однако не все криминалисты признавали этот критерий.

А.А. Кириченко считает, что «предложение Г.Л. Грановского об уста- новлении нижнего предела размерных характеристик микрообъектов на уровне порога зрительного восприятия человека не имеет практического значения» и предложил другую градацию микрообъектов, которая важна в аспекте данного диссертационного исследования.

По его мнению, «микрообъекты согласно их детальной видовой класси- фикации могут выражаться в виде:

  • объектов, представляющих собой нечто единое целое (микротела);
  • отдельных частей объектов (микрочастицы);
  • объектов или частей, не поддающихся в отдельности в силу их мизерных размерных характеристик микроскопическому морфологическому анализу и представляющих поэтому интерес для исследователя морфологическими и субстанциальными свойствами лишь их совокупностей (микровещества);

75

  • перечисленных объектов, включившихся в массу (структуру) их объекта- носителя, а поскольку их невозможно в силу этого механически разделить, то они изучаются как единое целое (микровключения);
  • материально-фиксированных отображений признаков внешнего строения следообразующего объекта, дающих возможность его идентификации (микроотобр ажения);
  • лишь диагностирования общего характера внешнего воздействия (мик- роотражения);
  • всех указанных объектов, изучаемых в качестве элементов или деталей иных материальных отображений, представленных единым объектом (мик- родетали)» [71, с Л 5]
  • С нашей точки зрения, можно усомниться в практическом значении столь дробной классификации микрообъектов, тем более, что, например, микро- включение может выступать в качестве микроотражения или микродетали, микроотображение и микроотражение различимы лишь в результате исследования, когда такое различение уже не имеет практического значения, и т.п.

Вообще, исходя из многочисленных определений мы можем сделать вывод, совпадающий с мнением Н.П. Майлис, что сложившаяся в трасоло- гии система количественных и качественных признаков микрообъектов бо- лее проста и практически более удобна [112, с.28].

Понятие микронеоднородности объекта, с нашей точки зрения, близко по своей сущности с понятием микрообъекта. Малые размеры, малая масса, возможность образовываться на одних и тех же этапах - все это в некотором роде сближает оба этих понятия.

Микронеоднородности вносят определенные изменения в состав и струк- туру веществ, материалов и изделий, поэтому необходимо рассмотреть по- нятие внутренних свойств объектов криминалистического исследования.

Под внутренними свойствами объектов криминалистического исследования принято понимать состав и структуру его вещества или материала. Как и особенности внешнего строения или функционально-диагностические

76

характеристики объектов они широко используются в качестве источников информации при расследовании и доказывании преступлений. Развитие данного направления в криминалистической технике получило свое закрепление в формировании специальной отрасли (области научного и практического значения), именуемой КЭВМИ [118; 120].

Идентификация объектов по внутренним (субстанциональным) свойствам - разновидность криминалистической идентификации, в основе которой лежит природа изучаемой информации. Она выполняется как в отношении разделенных на части объектов, пространственные границы которых не определены (жидкие, сыпучие и иные материальные образования), так и в отношении объектов с устойчивой внешней формой.

Развитие данного направления в криминалистике, формирование научных основ и методик соответствующего исследования было подготовлено распространением качественного подхода к пониманию сущности объектов криминалистической идентификации [76; 172].

Как отмечает М.Я. Сегай, сущность объектов, причастных к событию преступления и подлежащих отождествлению, определяется той системой качеств, которая может быть использована для их идентификации [172, с.22].

С этих позиций В.Я. Колдин определил идентифицируемый объект как любую систему свойств материальной вещи, отображенную в других объектах и обусловливающую ее качественную определенность и возможность отождествления в идентификационный период [76, с.27]. Качественная определенность объектов криминалистической идентификации проявляется не только в конкретности их пространственных границ (формы, размеров и др.). Существенными сторонами таких объектов, элементами их качества являются внутренние, или субстанциональные свойства.

Особенности состава и структуры, обусловливающие качественную оп- ределенность объектов и возможность их выделения как отдельных и еди- ничных, формируются под действием закономерных и случайных факторов на всех этапах «жизни» объектов - от возникновения, существования (эксп-

77

луатации и хранения) вплоть до специфического преобразования свойств в условиях расследуемого события.

К числу важных идентификационных свойств наряду с составом относятся особенности внутренней структуры объекта. Выявление, изучение и оценка их являются неотъемлемой частью рассматриваемой разновидности идентификационного исследования.

Структура вообще - это относительно устойчивая связь элементов, их отношений, обусловливающая целостность объекта. Необходимость изуче- ния внутренней структуры объектов определяется прежде всего тем, что ве- щества одного и того же состава могут существенно различаться по структуре и вообще по своей сущности [148, с. 117].

Структурные изменения вещества приводят к изменению отдельных его свойств или даже к исчезновению некоторых из них. Резина, например, при низких температурах теряет эластичность, становится хрупкой.

Внутренняя структура может характеризовать объект в целом (например, гомогенность или гетерогенность его вещества) или строение вещества (например, тип кристаллической решетки, кристаллических фаз объекта, строение молекул и др.). Поэтому внутреннюю структуру изучают на различных уровнях (макро-, микро- и ультрамикроуровнях) [148, с. 117].

Макроструктура субстрата объекта характеризует форму и размеры его достаточно крупных элементов, их пространственное расположение (размещение) в пределах объекта. Например, для строительных материалов - это форма и размеры зерен, частиц и пустотных образований (пор, трещин, межзернистых пространств), рельефность, пористость, распределение включений (собственных и инородных) по объему и поверхности.

При достаточно большом увеличении можно изучать микро- и ультра- микроструктуру объекта. Так, микроструктура ЛКП представлена опреде- ленными видами и количеством слоев Л КМ, порядком их размещения, толщиной покрытия в целом и его отдельных слоев, наличием включений в слоях и между ними, и другими особенностями.

78

Ультрамикроструктура - это строение вещества на атомно-молекуляр-ном уровне. Она характеризует порядок, способ связи и пространственное распределение атомов.

Элементный состав веществ, материалов и изделий следует изучать с точки зрения его изотропности, т.е. одинакового распределения элементов по разным направлениям исследуемых объектов [90, с.25]

При переходе на микро- и ультрамикроуровень свойство изотропности состава нередко заменяется анизотропностью. Например, литая заводская дробь (башенный способ) содержит мышьяк, и при отборе для анализа дос- таточно больших проб (10 мг и более) их состав не различается. Однако вслед- ствие ликвационных процессов, протекающих в массе дробины, содержание мышьяка на ультрамикроуровне оказывается различным в отдельных частях одной дробины [194]. Анизотропностью свойств обладают строительные материалы, резина, текстильные материалы, стекло, пластмассы, металлы и многие другие вещества и материалы. Характер анизотропии у них сильно варьируется, поэтому анизотропность можно использовать для целей идентификации.

При идентификации объектов по составу и структуре следует обязательно учитывать, что любой объект как целое характеризуется не только своей внут- ренней, но и внешней структурой. Неразрывная связь внешнего и внутреннего строения является методологической основой комплексного использования особенностей строения объектов в криминалистических исследованиях.

Внутренние свойства материальных образований чрезвычайно много- образны, и из всего этого многообразия выделяются и изучаются только такие свойства, которые необходимы и достаточны для решения практических задач. Например, для целей идентификации по составу и структуре имеют значение лишь такие внутренние особенности объектов, которые в конечном счете позволяют отличать изучаемый объект от аналогичных, выделить его в качестве единичного материального образования. Решение подобной задачи возможно лишь в случаях, когда эксперт может связать конкретные

79

свойства объекта с факторами, обусловливающими их появление, измене- ние и исчезновение. В связи с этим практическое значение имеют классифи- кация и систематизация внутренних свойств объектов по образующим их факторам.

Поэтому, для более полного и всестороннего раскрытия возможностей получения криминалистически значимой информации при исследовании микронеоднородностей объектов необходимо провести их классификацию, которая способствует расширению у субъектов криминалистического исследования системы знаний о внутренней структуре объектов - элементов вещной обстановки.

С нашей точки зрения, микронеоднородности можно подразделить по следующим основаниям:

JL По причинам их возникновения:

  • технологические - возникающие в процессе производства при изготов- лении изделия или материала;
  • эксплуатационные - образующиеся в процессе эксплуатации изделия, в том числе и в посткриминальный период;
  • криминальные - следы возникшие в процессе подготовки, совершения преступления и сокрытия его следов.
  • 2^ По природе происхождения:

  • органические;
  • неорганические.
  • X По расположению:

  • расположенные на поверхности объекта;
  • расположенные в объеме вещества или материала, из которого изго- товлен исследуемый объект.
  • 4ч По агрегатному состоянию:

  • твердые;
  • жидкие;
  • газообразные.

80

fL По геометрической форме; 6^ По степени видимости:

  • видимые;
  • слабовидимые;
  • невидимые.
  • Из приведенных для криминалистических целей большую значимость имеет классификация микронеоднородностей по причинам их возникновения, поэтому на этом основании классификации микронеоднородностей следует остановиться подробнее.

В соответствии с этим основанием различают микронеоднородности технологического, эксплуатационного и криминального характера.

Возникновение микронеоднородностей технологического происхождения зависит от рецептурного состава и технологического режима (способа), по которому вещество (сырье) перерабатывается в материал, либо материал - в изделие. В зависимости от рецептурного состава можно дифференцировать объекты одного и того же назначения. Так, Л КМ по наличию в их рецептурном составе связующих той или иной природы подразделяются на виды (масляные, фенолформальдегидные и др.). По конкретному технологическому режиму переработки веществ (материалов), отображающемуся в составе и внутренней структуре объектов, можно различать, например, нефтепродукты с различных нефтеперерабатывающих заводов. Особенности рецептурного состава и технологического режима позволяют определять принадлежность материалов конкретных изделий производственным партиям материалов, изделий (ЛКМ, стекла, металлов и пр.), т.е. устанавливать общую групповую принадлежность сравниваемых объектов, а также идентифицировать конкретный источник изготовления. В тех случаях, когда объект изготовлен кустарным способом, по соответствующим технологическим особенностям возможна и индивидуальная идентификация.

Таким образом, в условиях нерегламентированных процессов анализ элементного состава объектов экспертизы и оценка идентификационных

81

признаков лишь в незначительной степени опираются на технические данные (стандарты и т.п.). Гораздо большее значение имеет изучение тех реаль- ных особенностей производства, которое имело место в связи с расследуемым событием преступления. Для этого необходимо: во-первых, путем проведения соответствующих действий (осмотров, допросов) получить конкретные данные об изучаемом производстве; во-вторых при наличии указанных данных, в ряде случаев возникает необходимость экспертного моделирования соответствующих процессов с целью установления особенностей элементного состава полученной продукции. Решение этой задачи облегчается при исследовании продукции кустарного изготовления.

В рассмотренном случае мы встречаемся с проблемой необходимости учета закономерностей отдельных нерегламентированных производственных процессов. Данное положение, как представляется, имеет и определенное те- оретическое значение. Оно заключается в том, что экспертное исследование, учитывающее закономерности формирования элементного состава объектов, может базироваться на разных данных: общетехнических (нормативных), частных технических (данные изучения реальных производственных процессов) и частных атипичных (изучение случайных производственных процессов, чаще всего связанных с нерегламентированной деятельностью лиц, связанных так или иначе с обстоятельствами дела) [193]. Доля каждой из трех групп в каждом экспертном случае может быть специфичной. И определение этой доли является одной из важных сторон практической работы эксперта по делу.

Среди микронеоднородностей технологического происхождения необходимо различать закономерные и случайные. Закономерными являются те, возникновение которых предопределено рецептурой и режимом (способом) производства. К случайным относятся микронеоднородности, которые, фор- мируются, как правило, под влиянием неконтролируемых процессов (например, нарушения режима закалки стекол, не соблюдение дозировок ингредиентов при составлении технологических смесей и др.).

82

Образование микронеоднородностей объектов во многих случаях обус- ловливается их эксплуатацией. При эксплуатации происходит взаимодействие объектов между собой, поверхность объектов изнашивается и загрязняется, в поверхностные слои могут внедряться посторонние частицы, которые обнаруживаются микроскопическим исследованием, а также при проведении элементного анализа. Кроме того, большое влияние на объект оказьюает внешняя среда существования (атмосферное воздействие, условия хранения), в результате чего у него появляются определенные субстациональные особенности.

Микронеоднородности, возникающие в результате эксплуатации, хранения и атмосферного воздействия на объект также могут быть закономерными (например, образованные протеканием химических реакций в процессе старения объекта) и случайными (образованные в результате взаимодействия объекта с предметами окружающей среды) по происхождению.

Приведем несколько примеров возможных вариантов механизма образования микронеоднородностей объектов криминалистических экспертиз.

Строительные материалы могут иметь множество микронеоднородностей структуры, которые возникают в результате как производственных про- цессов (из-за частых нарушений технологических режимов, наличия запы- ленности производственных и складских помещений), так и в результате по- стороннего воздействия в момент использования (транспортировка, строительство и т.п.) или разрушения (взлом, взрыв, пожар) объекта.

Например, при исследовании под микроскопом поверхности излома кирпича видны прямоугольные бороздки различной ширины и глубины, черные частицы шлака, различные минеральные включения. Эти признаки сви- детельствуют о том, что в исходное сырье (глину) при изготовлении кирпича была добавлена шихта, состоящая из древесных опилок и шлака.

Изделия из металлов и сплавов приобретают неоднородности в процессе производства в результате нарушения или изменения технологического процесса (колебание температуры, внесение инородных веществ в расплав),

83

в процессе отливки или обработки на различном оборудовании (вкрапления микроколичеств вещества отливочной формы, резцов, фрез и т.д.) и во время применения или разрушения изделия (в результате трения, удара, скольжения, сплавления).

Неметаллические включения могут попасть из исходных шихтовых ма- териалов, а также во время плавки в результате процессов окисления, раскисления, обессеривания и т.д. Большая часть из них является оксидами, сульфидами, нитридами, силикатами, не отделившимися от металла при плавке, разливке и застывании. К не металлическим включениям относятся также оставшиеся в металле частички шлака, огнеупорных материалов печи или разливочных устройств.

У стекла неоднородности имеют разную природу и происхождение. Плавление и растворение различных составных частей происходит с различ- ными скоростями, и для уменьшения влияния этих явлений на неоднородность состава необходимы или естественное конвекционное перемешивание, или принудительное механическое перемешивание. Кроме того, растворение огнеупоров и остатков от испарения непрерывно увеличивает неоднородность. Имеет значение газовая неоднородность, состоящая в изменении растворимости окиси углерода, кислорода, воды, сернистого газа и т.д. Камни и твердые включения считаются основными причинами неоднородности при смешивании составных частей [221].

Практика эксплуатации пресс-форм свидетельствует о большом коли- честве дефектов, которые могут возникнуть при прессовании изделий из стекла с их помощью. Это отклонения размеров изделий от предусмотренных чертежом, недопрессовка, сколы, посечка изделий, кованость и матовость поверхности изделий, окалина на поверхности изделия [190].

Для различных объектов велика возможность образования микронеод- нородностей в процессе подготовки и совершения преступления. Это объяс- няется тем, что микронеоднородности возникают в широком диапазоне при- ложенной энергии: от почти не осязаемой, когда происходит практически

84

незаметное отделение вещества, до величин энергии, приводящей к разрушению объекта.

Поэтому особой значимостью для решения криминалистических задач обладают микронеоднородности, появление которых причинно связано с расследуемым событием. По криминальному характеру возникновения они в основном связаны со способом совершения преступления или использованными средствами (различного рода микровключения в стекле, металле, строительных материалах или микровключения этих же объектов в объеме какого-либо предмета- носителя).

Например, при механическом разделении объекта на части с помощью какого-либо инструмента возможно внедрение вещества или материала орудия либо загрязнений, имеющихся на его поверхности, на поверхность или в объем разделенных частей или наоборот, частиц разделенного вещества или материала объекта на поверхность или в объем материала орудия.

Возможны некоторые варианты образования микронеоднородностей в результате взрыва:

  • внедрение микрочастиц деталей взрывного устройства в окружающие объекты;
  • внедрение микрочастиц посторонних объектов в окружающие предметы и фрагменты взрывного устройства;
  • сплавление объектов под воздействием высокой температуры в эпицентре и на периферии взрыва и т.п.
  • Конечно же, есть большая вероятность возможного образования мик- ронеоднородностей в связи с непосредственным соприкосновением преступ- ника с потерпевшим, а также -с пребыванием преступника на месте происше- ствия.

Микронеоднородности криминального характера делятся по проис- хождению на закономерные - образующиеся в результате непосредственно преступного деяния (например, образование микронеоднородностей в резуль- тате взрыва путем внедрения материала взрывного устройства в окружаю-

85

щие предметы) и случайные - образование которых стало следствием некон- тролируемых взаимодействий преступника или орудия совершения преступ- ления с окружающей обстановкой (например, образование микронеоднород- ностей в результате падения орудия преступления путем попадания на поверхность или внедрения в объем его материала загрязнений с места падения).

Микронеоднородности всегда несут, хотя и не исчерпывающую, информацию о химическом составе, морфологии объекта их образовавшего при контактном взаимодействии (признаки внутреннего строения). Именно здесь содержится основной объем криминалистически значимой информации. Причем, анализ этих микронеоднородностей позволяет решать диагностические и идентификационные задачи, получать ценную ориентирующую и доказательственную информацию.

Дифференциация микронеоднородностей по их происхождению на тех- нологические, эксплуатационные и криминальные, выделение внутри них свойств закономерного и случайного происхождения имеют важное значение для разработки схем и алгоритмов решения типовых экспертных задач.

Необходимо подчеркнуть, что проявление свойств микронеоднородностей часто выступает как идентификационный признак, выявляющий индивидуальные особенности исследуемого объекта.

Следует также отметить, что для повышения эффективности кримина- листического исследования микронеоднородностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий необходимо организовать в экспертно-кри-миналистических учреждениях справочно-информационные фонды для различных видов веществ и материалов. В частности, систематизировать технологические и рецептурные данные, создать натурные коллекции образцов различных веществ, материалов и изделий; в ряде ведущих ЭКП ОВД это уже делается в рамках общей системы криминалистической регистрации.

Криминалистической регистрацией называется система отдельных видов криминалистического учета определенных объектов - носителей информа-

86

ции, используемая для раскрытия, расследования и предупреждения преступ- лений (картотеки, коллекции, иные хранилища регистрационных данных) [16, с.188].

В настоящее время в рамках криминалистической регистрации насчи- тывается около трех десятков различных учетов, которые в зависимости от особенностей учитываемых объектов и характеризующих их признаков груп- пируются по трем основным направлениям: оперативно-справочные учеты, криминалистические учеты и справочно-вспомогательные учеты. Все они формируются и ведутся согласно Приказа № 400 МВД России «О формиро- вании и ведении централизованных оперативно-справочных, розыскных, криминалистических,учетов, экспертно- криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации» [149].

Раскрытие и расследование преступлений наиболее эффективно только тогда, когда следователи и лица, осуществляющие розыск и дознание, имеют возможность получения необходимой криминалистически значимой ин- формации, т.е. фактических данных или сведений, находящихся в причинно- следственной связи с событием преступления и характеризующих способ его совершения, лиц, его совершивших, предметы преступного посягательства, орудия преступления и т.п. Доступность, качество и количество такого рода информации зависит от их источников, которыми могут быть следы преступ- лений и все следообразующие объекты.

В процессе уголовного судопроизводства нередко важно получить ис- ключительно справочную информацию об индивидуальных и родовых (ви- довых) признаках веществ, материалов и изделий, которые зачастую не имеют причинно-следственных связей с событием преступления, однако способствуют решению диагностических (в том числе классификационных) и иден- тификационных задач. Сюда относятся сведения об источниках происхождения; качественном и количественном составе известных веществ и материалов; их физических и химических свойствах; образцах изделий или продукции и т.п. Такая информация имеет потенциальное криминалистическое значение.

87

Все вышеперечисленное и составляет криминалистически значимую ин- формацию, которую необходимо рационально использовать.

Поэтому, с нашей точки зрения, для получения и использования в ходе криминалистического исследования микронеоднородностей объектов экспер- тизы веществ, материалов и изделий более полной информации и повышения его эффективности в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений, необходимо расширить перечень справочно- вспомогательных учетов, добавив следующие:

  • каталоги технологических и рецептурных данных об изготовлении веществ, материалов и изделий, наиболее часто встречающихся в криминалистических исследованиях;
  • натурные коллекции различных материалов (например, стекла, металлов, строительных материалов) с наиболее выраженными, характерными только для них микронеоднородностями технологического и криминального характера. Здесь же необходимо представить и результаты исследования этих микронеоднородностей;
  • специальные базы данных (на магнитном носителе или в виде атласа) спектральных линий микронеоднородностей различных объектов. Такого рода базы данных должны содержать краткую информацию об обстоятельствах дела и причинах образования микронеоднородностей.
  • Безусловно, для создания таких справочно-вспомогательных учетов нужны необходимые нормативные акты, каким на начальном этапе может явиться приказ МВД РФ

Эффективность этих дополнений во многом зависит от применения для их сбора, хранения и систематизации компьютерной техники и, если это воз- можно, заменой натурных коллекций созданием баз данных на магнитном носителе.

88

2.3. Методы криминалистического экспертного исследования малых количеств веществ и материалов

Образование КЭВМИ связано с накоплением необходимой информации о рецептурно-технологических данных конкретных видов изделий про- мышленного производства, о комплексе эксплуатационных особенностей, выявляемых при их исследовании, а также возможностью использования сложных аналитических методов определения состава и структуры веществ и материалов, разработанных в химии и физике.

Следует отметить, что если технические средства исследования веще- ственных доказательств, заимствованные из других областей знаний и привнесенные в КЭВМИ, практически не изменялись, то сами методы исследо- вания, используемые в экспертных целях, подчас существенно отличаются от остальных, применяемых в других отраслях науки и техники. Это связано со специфическими условиями и целями КИВМИ: необходимостью исследования загрязненных непредставительных образцов, изучения микрочастиц материалов и микроколичеств веществ, выявления индивидуализирующих признаков объектов и другими факторами.

Методология криминалистических исследований базируется на диалектическом подходе к фактам и явлениям действительности. Трудно переоценить значение применяемых в криминалистике и экспертном исследовании таких положений диалектики, как способность материи к отражению, взаи- мосвязь и взаимообусловленность явлений, соотношение единичного, особенного и общего.

Метод - гносеологическая категория, сформировавшаяся в процессе це- ленаправленной познавательной деятельности людей в различных областях общественной и индивидуальной человеческой практики. Являясь определенной системой правил, он определяет, каким образом и в каких пределах и условиях должны осуществляться определенные познавательные действия,

89

какие промежуточные задачи подлежат решению для полного и своевременного решения поставленной перед исследователем задачи, какие приемы и средства должны быть при этом использованы. «Назначение метода во всех его смысловых значениях состоит в том, чтобы способствовать успешному развитию процесса познания и достижению объективных результатов» [105, с.32].

В широком смысле метод - это способ познания, изучения, исследования явлений природы и общественной жизни, совокупность приемов, путей по- знания для достижения определенной цели [22, с.84]. Такая формулировка применима и к определению понятия метода в рамках криминалистической экспертизы. «Метод экспертизы - система логических и инструментальных операций получения данных для решения вопроса, поставленного перед экспертом» [183, с.43].

Методы, разрабатываемые и используемые криминалистикой, весьма разнообразны и могут быть классифицированы по многим логическим ос- нованиям. По принципу общности они традиционно, согласно классифика- ции профессора Р.С. Белкина, делятся на общие (общенаучные) и специальные [17].

К общим принято относить методы, используемые во всех (или во всяком случае в очень многих) науках и сферах практической деятельности: на- блюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент, моделирование, математические, кибернетические и эвристические методы исследования.

Под специальными понимают такие методы, сфера применения которых ограничена одной или несколькими науками.

Система специальных методов криминалистики включает в себя: соб- ственно криминалистические методы, и специальные методы других наук, заимствованных криминалистикой, и используемых в криминалистических научных исследованиях.

Специальные методы, исходя из принципа общности, делятся на обще- экспертные, используемые в большинстве классов судебных экспертиз и исследований и частноэкспертные, применяемые только в экспертизах данного

90 рода или только для определенных объектов [163, с.9].

В криминалистической литературе при рассмотрении аналитической экспертной техники чаще всего используются классификации методов по природе явлений, лежащих в их основе (см., например, [103]). Однако такая классификация, по мнению профессора B.C. Митричева, не имеет существенного значения, так как для эксперта сама искомая информация, ее природа гораздо важнее способа получения, с чем нельзя не согласиться.

B.C. Митричевым дается классификация общеэкспертных методов и средств экспертной аналитической техники по природе информации об ис- следуемом объекте и выделяются следующие группы методов и средств: мор-фоанализа, то есть изучения внешнего и внутреннего строения физических тел на макро-, микро- и ультрамикроуровнях; анализа состава материалов и веществ (элементного, изотопного, молекулярного, фазового, фракционного); анализа структуры вещества; изучения отдельных свойств вещества (физических, химических) [120, с.56].

Система методов КЭВМИ постоянно пополняется за счет усовершен- ствования применяемой техники и применения новых эффективных приемов исследования. Это отражает уровень развития науки вообще и ее влияние на развитие криминалистики.

Классификация методов КЭВМИ очевидно и в дальнейшем будет по- стоянно совершенствоваться и дополняться, «по-скольку материальный мир развивается и изменяется, а вместе с ним изменяется и содержание наших знаний о нем, классификации также не могут быть …неизменными. Классификации с течением времени все более уточняются» [82, с.248].

Оценивая тот или иной инструментально-аналитический метод крими- налистического исследования, учитывается: а) связано ли его использование с повреждением (уничтожением) вещественного доказательства; б) возможность исследования микрообъектов (так как в большинстве случаев в экспертной практике исследуются микрочастицы или микроколичества вещества); в) чувствительность метода; г) его информативность, т.е. прирост, ко-

91

личество и качество информации об исследуемом объекте и ее роль в решении криминалистических задач; д) научность; е) безопасность; ж) законность и этичность; з) эффективность [38; 2; 4; 163]. Метод может дать информацию о морфологии поверхности исследуемого объекта (волокна, кристалла, клетки), о составе вещества (элементном, молекулярном, изотопном, фазовом, фракционном), о внутренней структуре объекта, о его физических и химических свойствах. Очевидно, что возможности методов неодинаковы, так как они обладают различными из выше перечисленных характеристиками.

Объектами, изучаемыми при производстве судебных экспертных иссле- дований, являются вещественные доказательства, которые согласно принципу непосредственности, действующему при судебном разбирательстве, необходимо представить в суд неизменными. Сохранность вещественных доказательств обусловливает также возможность назначения дополнительных и повторных экспертиз. Поэтому обычно в литературе даются рекомендации применять в первую очередь неразрушающие (недеструктивные) методы, особенно при выполнении так называемых предварительных исследований, результаты которых не имеют доказательственного значения. Любое изменение объекта в ходе этих исследований недопустимо, поскольку должна быть обеспечена возможность повторения анализа в полном объеме при производстве экспертизы.

Е.Р. Российская определяет разрушающий метод, как «метод эксперт- ного исследования, который при своей реализации приводит либо к разрушению объекта в целом (или исследуемого образца), либо к необратимым изменениям состава, структуры или отдельных свойств объекта при сохранении его формы или внешнего вида. Неразрушающими методами в полном смысле этого понятия являются методы, никак не влияющие на объект и не требующие для своей реализации пробоподготовки» [164, с. 12]. Для успешного решения экспертных задач автор, на наш взгляд, справедливо, предлагает ввести градацию методов экспертного исследования в зависимости от степени сохранности объекта. По этому принципу методы экспертного ис-

92

следования подразделяются на: методы, никак не влияющие на объект и не требующие для реализации пробоподготовки; методы, не разрушающие объект, но изменяющие его состав, структуру или отдельные свойства; методы, не разрушающие образец, но требующие для его исследования разрушения или видоизменения объекта; методы, полностью или частично разрушающие образец или объект исследования [164, с.11].

По нашему мнению, данная систематизация облегчает выбор инстру- ментальных методов анализа различных объектов при производстве экспертиз и разработке новых методик, а также, что особенно важно, при проведении предварительных исследований.

Следует отметить, что применение неразрушающих методов может быть неэффективным в отдельном конкретном случае, когда полную информацию об объекте можно получить только при его разрушении.

Однако, тенденция приоритетного развития неразрушающих методов исследования проявляется все явственнее в связи с повышением требований к оценке доказательств, расширением возможности активного участия в та- кой оценке участников процесса и их представителей.

Экспертное исследование вещественных доказательств, как правило, начинается с проведения морфологического анализа, т.е. с изучения внешнего и внутреннего строения конкретных физических тел - осколков стекла, кусочков металла, частиц ЛКП, обрывков нитей и т.п. Морфологический анализ может быть качественным и сводиться к описанию выявленных экспертом элементов пространственной структуры изучаемого объекта (методы морфоскопии). При количественном же анализе производится измерение определенных параметров этой структуры (методы морфометрии), например, определяются размеры неровностей на поверхности ЛКП или расстояния между ними [120, с.56].

Наиболее распространенными методами морфоанализа в КЭВМИ яв- ляются микроскопические. Основаны они на изучении объектов с помощью световых (оптических) и электронных микроскопов.

Методы световой микроскопии различаются в зависимости от вида:

93

  • освещения (отраженное или проходящее, в светлом или темном поле, теневое или бестеневое и т.п.);
  • изображения (плоское или стереоскопическое);
  • световых лучей (обычные, поляризованные, ультрафиолетовые, люми- несцентные) [162, с.32].
  • Вышеперечисленные методы универсальны и используются для исследования различных макро- и микрообъектов. Так, в криминалистической экспертизе Л КМ, ЛКП и окрашенных предметов данные методы позволяют выявить такие признаки объектов, как число слоев в покрытии, их последовательность и толщину, наличие включений, загрязнений, взаимное проникновение слоев и прочие, а также образование различного рода пузырей, раковин и других дефектов технологического характера. В первую очередь именно по этим признакам может быть идентифицирован конкретный окрашенный предмет.

Морфологические признаки, по которым можно проводить дифференциацию и идентификацию металлов и сплавов, изучаются посредством методов металлографии, основанных на применении микроскопии.

Таким образом, с помощью световой (оптической) микроскопии осуще- ствляется поиск микронеоднородностей на объекте-носителе, выявляются признаки механизма их образования, морфологические признаки микронеоднородностей .

К числу развивающихся методов экспертного исследования веществ и материалов относится электронная микроскопия - просвечивающая (трансмиссионная) и растровая. При изучении объектов методами просвечивающей микроскопии изображение получается за счет явлений, связанных с прохождением пучка электронов через ультратонкие срезы материала исследуемого объекта или через реплики из металлов или углерода, снятые с исследуемой поверхности и т.д. В растровом электронном микроскопе пучок электронов (электронный зонд) сканирует поверхность объекта, и изображение получается за счет вторичных электронов, рассеивания первичных электро-

94

нов и т.д. [120, с.58]

Просвечивающие электронные микроскопы используют для изучения деталей микроструктуры объектов, находящихся за пределами разрешающей способности оптического микроскопа (мельче 0,1 мкм). Микроскопы просвечивающего типа имеют разрешающую способность в несколько ангстрем.

Растровая электронная микроскопия (РЭМ) представляет собой микро-зондовый метод исследования поверхностей твердых тел. Основное преимущество этого метода состоит в том, что он позволяет наблюдать топографию поверхности образцов с высоким разрешением и глубиной резкости, значительно превосходящими соответствующие показатели оптических мик- роскопов. Размер исследуемого участка определяется сечением зонда (от 1 -2 до десятков ангстрем) [188, с.634]. Возможность поворачивать и наклонять образцы, а также то обстоятельство, что изображение на экране воспринимается как трехмерное с большой глубиной резкости порядка 0,6-0,8 мм, делает ЮМ удобной при наблюдении топографии разнообразного физического рельефа. РЭМ, позволяет повысить глубину резкости почти в 300 раз, по сравнению с обычным оптическим микроскопом и достигать увеличения до 200 000 крат, что определило ее широкое использование в экспертной практике [146, с.433]. В растровом микроскопе можно исследовать всевозможные объекты, в том числе диэлектрические. Перед наблюдением на поверхность таких объектов напыляют тонкий слой металла с большим атомным весом (алюминий или золото), толщиной 0,01-0,1 мкм. Метод широко используется при исследовании таких объектов, как натуральные и синтетические волокна, ЛКП, резина, цемент, изделия из металлов. Тонкие детали микрорельефа на поверхности изделий, выявляемые методами РЭМ, позволяют решить ряд задач, связанных с особенностями механической обработки, условиями эксплуатации и хранения изделий из металлов и сплавов [128, с.204].

Недостатками электронной микроскопии являются ограниченные воз-

95

можности исследования диэлектрических объектов, так как для проведения их исследования необходимо нанесение металлизации, что резко ограничи- вает возможность изучения расположенных на поверхности объектов-носи- телей микронеоднородностей.

Методы электронной микроскопии по сравнению с оптической микро- скопией позволяют получать значительно большее увеличение, а также об- ладают большей разрешающей способностью, в несколько раз превышаю- щей разрешающую способность лучших оптических микроскопов, что очень важно для исследования микронеоднородностей объектов КЭВМИ.

Для малых количеств веществ и материалов предварительная подготовка пробы практически исключена. Поэтому для исследования возможно при- менение таких методов элементного анализа, как: эмиссионный спектраль- ный, атомно-абсорбционный, рентгеноспектральный и нейтронно- активаци-онный.

В практике судебной экспертизы большое значение имеет определение атомного состава веществ, сложных соединений, включений и наслоений для доказательства их групповой принадлежности и определения источника происхождения. Широкое применение для этих целей у нас в стране и зарубе-жом уже в шестидесятые годы [49; 104] нашел эмиссионный спектральный анализ (ЭСА). Эмиссионный спектральный анализ заключается в том, что с помощью источника ионизации (газовой горелки, электрической дуги или высоковольтной искры) проба исследуемого вещества нагревается до перехода в парообразное состояние и свечения. Полученный свет в спектральных приборах (спектрографах) разлагается в спектр, который подвергается расшифровке. Каждый химический элемент имеет свой характерный спектр испускания, распознаваемый по заранее изученным аналитическим линиям. Выявив такие линии в спектре исследуемого вещества и измерив их интенсивность, определяют качественный состав и количественное содержание компонентов в пробе.

Таким образом, процедура ЭСА состоит из следующих операций: 1) от-

96

бор и подготовка пробы для анализа; 2) испарение пробы и возбуждение ее атомного спектра; 3) регистрация эмиссионного спектра с помощью оптического спектрального прибора; 4) измерение интенсивности аналитических (характерных) спектральных линий; 5) определение по спектральным линиям содержания исследуемых элементов в пробе образца [80, с.3-7].

Обладая достаточно высокой чувствительностью, точностью, универ- сальностью, методы спектрального анализа веществ и материалов довольно быстро потеснили сложные химические методы, требующие значительных затрат времени и, кроме того, большого количества анализируемого вещества.

В экспертной практике ЭСА используется для изучения элементного со- става самых различных веществ, материалов и изделий. Так, например, он успешно применяется для исследования самодельных боеприпасов [135, с.181], изделий из стекла [122, с. 167], объектов почвенного происхождения [81, с.39] и др. Предел обнаружения ЭСА для большинства элементов составляет 10’3- 10”*% (в отдельных случаях - до 107%), абсолютная чувствительность 10и-10”12 г. ЭСА - многоэлементный метод. Количество элементов, которое можно определить этим методом равно примерно 70. Производительность ЭСА выше производительности многих аналитических методов, обычно при спектральном анализе затрачивается минимальное время на единичное определение, а именно количественный анализ одного образца фотографическим методом занимает до 30 мин, а с помощью фотоэлектрического метода сокращается до 1-2 мин при обработке спектра с помощью ЭВМ. ЭСА является высокоинформативным методом, так как одновременно можно определять 10-20 и более элементов [5, с. 142].

К числу несомненных достоинств ЭСА следует отнести чрезвычайно малое количество вещества, необходимое для проведения анализа, исчисляемое иногда сотыми долями грамма.

Для криминалистического исследования микронеоднородностей объек-

97

тов КЭВМИ использование таких методов ЭСА, как спектральный эмисси- онный анализ в дуге и искре переменного и постоянного тока практически невозможно, так как и в этих случаях необходимо отделение микронеодно-родностей от объектов-носителей.

В тех случаях, когда количество исследуемого вещества ничтожно мало и обычный химический анализ становится невозможным, спектральный анализ с использованием традиционных методов (приготовление пробы с пос- ледующим возбуждением ее спектра испускания при помощи пламени, элек- трической дуги, искры) в подобных случаях также затруднен, проводится лазерный микроспектральный анализ (ЛМСА). Используя микроскоп, фокусируют на исследуемое вещество мощный лазерный импульс, вещество на облучаемом участке испаряется и в этом месте возникает плазма. Излучение плазмы фокусируют на входную щель спектрографа.

Подготовка образцов и отбор проб при ЛМСА производится проще, чем при спектральном анализе с обычными источниками возбуждения, и, кроме того, объект сохраняется для последующего возможного повторного исследования.

В методическом отношении общая задача анализа обычно делится на две самостоятельные аналитические задачи: качественный спектральный анализ и количественный спектральный анализ. При этом необходимо учитывать, что для надежности результатов необходимо, чтобы анализируемая проба была представительной, т.е. имела тот же состав, что и исходная масса («генеральная совокупность»). Это возможно только при определенном соотношении между массой пробы и характером неоднородности всего образца [48].

Задачей качественного спектрального анализа является установление химических элементов, из которых состоит анализируемая проба. Различают полный качественный анализ, в процессе которого устанавливают полностью элементный состав пробы, и анализ на заданные элементы, в процессе которого выясняют, содержатся ли в ней те или иные элементы. Количе-

98

ственное соотношение элементов либо не указывается, либо дается прибли- женная оценка по интенсивности спектральных линий: «много», «мало», «следы» [90, с.28].

Материал для качественной расшифровки спектрограмм содержится в соответствующих атласах и справочниках [55; 169].

Количественный анализ основан на существовании (для определенного интервала концентраций) однозначной зависимости между интенсивностью спектральных линий элемента в источнике света и концентрацией его в об- разце [222]. Количественный анализ в криминалистической экспертизе реа- лизуется в двух основных формах: классический анализ, т.е. определение процентного содержания элемента, и сопоставительный анализ, т.е. опреде- ление относительного содержания элементов в сравниваемых и анализируемых в одних условиях объектах. Определение относительных спектральных характеристик принадлежит к числу наиболее распространенных в экспертизе приемов количественного спектрального анализа. Преимущество этого метода обусловливается его быстротой, отсутствием необходимости изготовления эталонов, связанных с их использованием дополнительных ошибок [117, с.8]. Впервые широко в криминалистических исследованиях данный вид анализа введен В.М. Колосовой [79, с.248].

В плане решения идентификационной задачи значение данных количе- ственного и качественного анализа различно. Качественный анализ позво- ляет: дифференцировать разнородные материалы, определять их природу, выявлять компоненты сложного объекта и неоднородности состава матери- ала предмета на качественном уровне. Количественный же анализ позволяет выйти на уровень установления узкой групповой принадлежности, провести тонкую дифференциацию однородных объектов, определить вид материала (марка сплава и т.п.) [79].

Что касается аппаратуры для проведения ЛМСА, то можно отметить, что лазерный эмиссионный спектральный микроанализатор (Л МА) состоит из спектрального аппарата с лазерным возбуждением атомного спектра про-

99

бы и оптического микроскопа, объединенных для удобства в одном прибо- ре. В эмиссионной спектроскопии лазер применяется в двух вариантах для возбуждения эмиссионных спектров. При одноступенчатом процессе лазер одновременно испаряет вещество и возбуждает эмиссионный спектр, а при двухступенчатом лазер только испаряет вещество, а возбуждение эмиссионного спектра затем осуществляется одним из электрических способов возбуждения, например, электроискровым разрядом. В промышленных ЛМА реализуется двухступенчатый процесс возбуждения. Переход к одноступенчатому процессу возбуждения не вносит существенных принципиальных изменений в схему микроанализатора, отсутствуют лишь вспомогательные электроды.

В качестве спектрального аппарата обычно используют призменный или дифракционный спектрограф с фотографической регистрацией спектра. В состав прибора входят также необходимые источники питания. Существует ряд промышленных разновидностей ЛМА, выпускаемых в различных странах, которые отличаются параметрами, но имеют одинаковый принцип действия. В России широкое распространение в спектральном анализе получили обладающие высоким качеством ЛМА, выпускаемые фирмой VEB Carl Zeiss Jena (Германия), и аналогичные отечественные приборы, например, типа МСЛ-2, МСЛ-6 [88; 101].

При фотоэлектрическом способе регистрация спектров осуществляется с помощью высокочувствительных датчиков, соединенных с ЭВМ, которая осуществляет управление процессом измерений, обработки и хранения по- лученной экспериментальной информации. Недостатком фотоэлектрического способа регистрации спектров, на наш взгляд, является принципиальная возможность фальсификации спектрограмм с использованием для этой цели компьютерной техники. Достоинствами же этого способа являются: автоматизация сбора и обработки экспериментальных данных, получаемых в ходе исследований; обсчет спектрограмм; накопление внутренних технологических банков данных, которые содержат спектрограммы объектов, записан-

100

ные непосредственно на магнитном носителе. Все это позволяет значительно сократить время анализа, повысить его точность и достоверность, что особенно необходимо в количественных исследованиях.

В криминалистике необходимо регистрировать спектр и хранить его как документ - материальное основание доказательств с помощью экспертизы. Особенно важна регистрация при анализе многоэлементных микроскопических проб заранее неизвестного состава, которые за один или несколько импульсов лазерного зонда могут разрушиться и их повторное исследование окажется невозможным. Поэтому наиболее широко применяемым способом регистрации оптических спектров является фотографическая регистрация на фотоэмульсиях, на которых записывается весь интересующий участок спектра. Полученные на фотопластинках и фотопленках спектрограммы могут неопределенно долго храниться и при необходимости неоднократно использоваться для проверки результатов анализа или получения дополнительных сведений. Эти преимущества особенно важны при судебно-экспертном исследовании, где предметом исследования является вещественное доказательство - уникальный объект, который невозможно заменить другим и который по возможности следует сохранить для представления суду.

Большое значение имеет усовершенствование установок для спектральных исследований в экспертных учреждениях, которые позволяют более эф- фективно исследовать различные объекты.

Примером такого усовершенствования может служить автоматизиро- ванная система ЛМСА, позволяющая проводить качественный и количественный анализы элементного состава в режимах фотографической и фотоэлектрической регистрации спектров. Переход на фотографический режим работы спектрографа осуществляется простой заменой фотоэлектрической приставки с фотоэлементами на основе приборов с зарядовой связью (ПЗС-ли-неек) на фотокассету. Пакет программ обеспечивает проведение качественного и количественного анализа. Спектры и результаты анализа могут быть выведены на дисплей и принтерную печать [191, с.20,21]. Подобная установ-

10!

ка прямого лазерного микроанализа использовалась нами при выполнении исследовательской части диссертации [216].

Нет необходимости доказывать, какое большое значение имеет проведение сравнительного исследования частиц, обнаруженных на месте происшествия или на контактировавших объектах, и веществ проб, взятых с транспортных средств, предположительно участвовавших в дорожно-транспортном происшествии. Высокая надежность метода ЛМСА и полезность результатов исследования в доказывании постоянно подтверждается на практике.

Например, на экспертизу по одному из уголовных дел об автонаезде на пешехода были представлены соскобы ЛКП с автомобиля «Москвич» и брюки потерпевшего, на которых в результате микроскопического исследова- ния обнаружены микрочастицы общей площадью 0,1 мм2. В процессе экс- пертизы были проведены: микроскопическое исследование, химическое ис- следование (с целью обнаружения связующего и органического пигмента) и ЛМСА. Результаты последнего, сравненные с информационным массивом, позволили сделать вывод, что автомобиль «Москвич» окрашен эмалью марки «Матадор» югославской фирмы «Дуга», а частицы с брюк потерпевшего одинаковы по всем выявленным признакам с покрытием автомобиля. Таким образом, на основании результатов исследования была установлена общая групповая принадлежность сравниваемых объектов (с учетом совпадения количественных характеристик основных и примесных элементов). Располагая сведениями о применении югославских эмалей для окраски легковых автомобилей, эксперты также сообщили следователю дополнительную информацию о том, что эмаль марки «Матадор» фирмы «Дуга» до 1977 года не использовалась в СССР для окраски автомобилей [128, с. 165].

Неоспоримо то, что очень существенным достоинством метода является его локальность, вследствие чего расход вещества минимален. Если при этом использовать для регистрации спектров высокочувствительный фотоматериал, то получаются достаточно высоко воспроизводимые спектры, обеспечивающие высокую эффективность анализа.

102

Локальность анализа оказалась качеством, которое привлекло к нему внимание геологов (см., например, [88]). Открылась возможность исследования различных включений, входящих в состав руд и минералов. Эта же особенность анализа, по нашему мнению, представляет большой интерес и для криминалистов, создавая поле деятельности для исследования различного рода микронеоднородностей, микроналожений без снятия их с подложки или извлечения их из смеси с другими микрообъектами.

Указанные особенности ЛМСА обусловливают его широкое дальней- шее использование в экспертной практике. Во многих странах для исследования микроскопических объектов (например, следов почвы [220]) криминалисты широко и успешно применяют именно ЛМСА. В настоящее время метод ЛМСА нашел широкое распространение в судебно-экспертных учреждениях, которые уже накопили определенный опыт. Данным методом систематически исследуются следы выстрела, сплавы, стекло, керамика, ЛКП (в том числе послойный анализ) и др. [1: 6; 38; 60; 65; 83; 193].

Непременным условием допустимости научно-технических средств признаны научность и законность рекомендуемых средств [22, с.74-78; 177, е. 124-126; 217, с. 113-135]. Кроме того, следует согласиться с мнением авторов, которые считают, что научно-технические средства и методы их применения в уголовном судопроизводстве должны обладать признаком этичности [176, с.13;217, с.135].

В этическом плане следует обратить внимание лишь на то, что лазерное излучение в определенных случаях оказывает отрицательное влияние на орга- низм человека. Поэтому при использовании лазеров в судебных экспертизах, а в дальнейшем и в процессе расследования и судебного разбирательства, должны быть созданы условия, полностью исключающие причинение вреда здоровью участников процесса и других лиц.

Вопрос о целесообразности и эффективности применения того или иного метода элементного анализа в экспертной практике можно рассмотреть, дав наиболее важные аналитические характеристики метода. Мы будем рас-

103

сматривать Л MCA, пользуясь наиболее существенными для экспертной практики характеристиками.

Воспроизводимость получаемых данных является важной характеристикой аналитической системы. Она определяется средним отклонением ре- зультатов анализа, полученного при проведении нескольких измерений од- ного и того же стандартного образца. Обычно вопроизводимость односту- пенчатого ЭСА оказывается ниже, чем двухступенчатого и абсорбционного, и составляет, по литературным данным, для одноступенчатого эмиссионного анализа 10%, для двухступенчатого - 30…40%, для абсорбционного — 30% [100, с.63,64].

Достоверность анализа зависит от возможных систематических ошибок. Опыт показывает, что метод ЛМСА позволяет обеспечить большую досто- верность, чем такие общепринятые методы, как ЭСА с атомизацией и воз- буждением от дугового и искрового электрических разрядов (см., например, [140]).

Еще одной важной характеристикой аналитической системы является ее чувствительность, или предел обнаружения элементов. Относительная чувствительность ЛМСА соответствует широкому интервалу значений -Ю2 …105%. Следовательно, по чувствительности метод ЛМСА не уступает спектральному анализу с обычными источниками возбуждения спектра. Абсолютные количества обнаруживаемого вещества здесь также очень малы. Например, испарив всего лишь 108 г вещества, обнаруживают содержание примесей на уровне 10,2…1013 г. Возможность обнаружения таких малых количеств вещества является чрезвычайно важной при проведении расследования преступлений [100, с.64].

Производительность метода определяется количеством анализов в единицу времени. У ЛМСА она такая же, как и у ЭСА.

Что касается информативности, то можно отметить, что метод ЛМСА является высокоинформативным методом, так как одновременно возможно определить 10-20 и более элементов [100; 147].

104

Изложенное позволяет сделать вывод, который подтверждается экспе- риментальными исследованиями и пока еще сравнительно небольшим прак- тическим опытом применения лазеров в судопроизводстве. С научной точки зрения все методы и технические средства, разработанные на основе исполь- зования лазерного излучения, вполне обеспечивают надежное получение объективных результатов и достижение истины в познании по уголовным делам [47, с.46,47], а возможности ЛМСА делают его достаточно привлекательным методом исследования микронеоднородностей объектов судебных экспертиз.

Атомный абсорбционный спектральный анализ (AAA) в отличии от эмиссионного позволяет исследовать атомный состав вещества по спектрам поглощения и применяется для установления качественного и количественного элементного состава вещества. Теория и аналитические характеристики метода изложены в ряде монографий отечественных и зарубежных авторов (см., например, [109; 154]).

Возможность определения большинства элементов периодической системы, высокая селективность, чувствительность, точность и скорость измерений, автоматизация процесса анализа, простота способствовали широкому применению метода в различных отраслях металлургии, геологии, гор- ной и химической промышленности, а также биологии и медицине. В отече- ственной судебной экспертизе данный метод исследования элементного состава стал применяться сравнительно недавно [132, с.90].

AAA целесообразно использовать для целей количественного анализа, особенно в тех случаях, когда анализируемые образцы сами по себе представляют жидкости или легко могут быть переведены в раствор. Анализ об- ладает высокой селективностью, т.е. одни элементы можно определить в при- сутствии других, чувствительность его достигает 10й - 10*13 г. Эти столь малые концентрации вещества обнаруживаются в очень малых пробах, что открывает значительные возможности исследования малых количеств веществ и материалов. Кроме того, вещество вводится в прибор в растворенном виде,

105

раствор сохраняется, что позволяет в случае необходимости повторить анализ, продолжительность анализа меньшая по сравнению с эмиссионным [6].

Внедрению AAA в практику отечественной криминалистической экспер- тизы положили начало работы Т.Ф. Одиночкиной, которая исследовала частицы лаков и красок, металла, стекла, волосы, определяла дистанцию выстрела [132; 133; 134 и др.].

По чувствительности и точности метод AAA значительно превосходит атомный ЭСА, но производительность его ниже и оборудование менее дос- тупно. Вместе с тем применение данного анализа при исследовании микро- объектов ставит перед экспертом ряд сложных вопросов: не определяются элементы, резонансные линии которых лежат в далеком ультрафиолете (уг- лерод, фосфор, галогены и др.); необходимость предварительного выделе- ния дифференцирующих признаков другими методами, т.к. AAA проводится поэлементно и надо заранее знать, какие элементы подлежат определению; необходимость отбора системы представительных проб от микрообъекта, т.к. при высокой чувствительности анализа неоднородности вещества могут существенно сказываться; исключение из анализа элементов, которые могут быть связаны с неконтролируемыми загрязнениями сравниваемых объектов.

Данный метод позволяет успешно исследовать такие объекты кримина- листических экспертиз, как Л КМ и Л КП [134], микроколичества стекла [134, с.55], применяется в баллистической экспертизе не только при при установлении дистанции выстрела [158], но и для исследования тампонов, которыми обрабатывались поверхности рук стрелявшего, а также для дифференциации пулевого входного и выходного отверстий [4; с.40]. Высокая чувствительность анализа, по которой он уступает только нейтронно-активацион-ному, точность и простота метода атомной абсорбции сделали его перспективным для исследования криминалистических объектов, особенно малых количеств веществ и материалов-микрообъектов.

106

Ряд ограничений таких, например, как необходимость растворения пробы (деструктивность метода) и невозможность одновременного определения нескольких элементов, ставят под сомнение возможность эффективного ис- следования микронеоднородностей объектов КЭВМИ методом AAA.

В противоположность зарубежной криминалистической практике, в судебно- экспертных учреждениях нашей страны сравнительно небольшое ис- пользование находит нейтронный активационный анализ (НАА). Основой этого метода является получение радиоактивных изотопов химических элементов при облучении анализируемого вещества потоком нейтронов в ядерном реакторе. Приборами, где эти потоки образуются, служат атомные реакторы и ускорительные установки, а также портативные источники. Продолжительность облучения в зависимости от мощности потока нейтронов и исследуемого объекта может составлять несколько часов. В ряде случаев она значительно больше [97].

С точки зрения решения идентификационных задач метод НАА может быть признан перспективным в тех случаях, когда случайная комбинация элементов должна быть количественно определена в пробах предельно малого объема. С этой точки зрения наиболее характерными объектами исследования с помощью НАА являются, например, многослойные покрытия автомашин в виде притертостей на поврежденных предметах. Именно высокая чувствительность определения случайных комбинаций элементов является тем свойством, по которому следует решать вопрос об его использовании в идентификационной экспертизе. В криминалистической практике метод НАА используется, например, при проведении экспертного исследования строительных красок, что позволяет устанавливать качественное и количественное содержание таких элементов основы, как цинк, титан, барий и др. [26, с Л 7].

Вследствие высокой чувствительности, которая достигает величины порядка 10”п-10”13 г, метод успешно применяется для определения дистанции выстрела, вида и калибра оружия по следам выстрела [78], а также используется при расследовании преступлений, связанных с хищением самородного золота, с целью определения его места добычи или месторождения [189, с.45].

107

Результаты целого ряда экспериментов показывают, что по выделяемому количеству элементов НАА значительно превосходит ЭСА, а также то, что не все компоненты объекта имеют одинаковую идентификационную зна- чимость [113, с. 152].

К основным достоинствам метода можно отнести: высокую чувствительность в определении целого ряда элементов, значительно превосходящую чувствительность химического анализа, в том числе и ЭСА; анализ весьма «неприхотлив» с точки зрения отбора и подготовки проб для его проведения, возможно исследование микрообъектов на самих объектах- носителях; анализ проводится без разрушения объекта исследования.

Высокая информативность и чувствительность, характерные для этого метода, позволяют изучать с его помощью бумагу, карандашные штрихи и следы золота, следы ГСМ, возможно и исследование микронеоднороднос-тей объектов. Но из-за сложности и малодоступности необходимого обору- дования (метод требует наличия ядерного реактора) и трудностей с обеспечением соблюдения правил техники безопасности, НАА экспертными учреждениями используется крайне редко.

Рентгеноспектральный микроанализ (РСМА) является очень чувстви- тельным (1012 - 10й г) и точным методом локального анализа. Малый диаметр электронного зонда (0,1-5 мкм по поверхности и 0,005-5 мкм по глубине) позволяет определять состав вещества в объеме нескольких кубических микрон, то есть состав практически пылевидных частиц. Метод основан на изучении рентгеновских лучей, испускаемых атомами вещества, возбужден- ными потоками электронов высокой энергии (десятки тысяч вольт) или более коротковолновыми рентгеновскими лучами другого источника [128].

Это полностью неразрушающий метод анализа. Он проводится на рен- тгеновских микроанализаторах (MAP) и на электронных растровых микроскопах, оснащенных рентгеновскими спектрометрами. РСМА позволяет устанавливать качественно и количественно химический состав наслоений раз- мером от нескольких квадратных миллиметров до нескольких квадратных микрон с чувствительностью до 0,01-0,5% и точностью до 1-4% [199].

108

Метод РСМА особенно эффективно применяется при исследовании мик- рочастиц изделий из металлов и сплавов. Практически любая видимая невооруженным глазом или под оптическим микроскопом микрочастица может быть исследована на предмет установления содержания основных компонентов сплава или индивидуального металла. Кроме того, при возможности изготовления шлифа из микрочастицы можно проводить и количественный анализ сплавов из цветных или благородных металлов, а также определять количественное содержание легирующих элементов в сталях (кроме углерода) [128, C.206J.

Применение методов рентгеновской спектрометрии, в частности рент- геновского флуоресцентного анализа, дает возможность определять каче- ственный и количественный элементный состав неизвестных веществ и материалов, не уничтожая и не изменяя исходного объекта [67, с. 117]. Последний может быть затем исследован другими методами или использован в качестве эталона сравнения.

Таким образом, к достоинствам РМСА относятся: возможность обна- ружения и изучения очень малых количеств веществ; простота спектров, которые содержат небольшое число линий, вполне определенное для каждого исследуемого объекта; возможность успешного анализа редкоземельных элементов, металлов платиновой группы и т.д., с трудом разделяемых химическим путем; сохранность веществ при проведении анализа. Осложнение при исследовании объектов экспертизы может вызывать такой недостаток РСМА, как возможность наложение спектральных линий различных порядков.

С помощью РСМА можно получить ценные данные о составе микроне- однородностей, локальных включений и топографии распределения элементов по поверхности объекта, но использование его в экспертно- криминалис-тических подразделениях затруднено в связи со сложностью, громоздкостью и дороговизной рентгеновского оборудования, поэтому он в основном используется в центральных судебно-экспертных учреждениях.

Исследование молекулярного состава является одним из важнейших

109

видов исследования микрообъектов, особенно органического происхождения. Молекулярный анализ дает ответ на вопрос о природе объекта. Постановка такого вопроса становится особенно важной, когда встречаются вещества неизвестного происхождения, представленные в очень малых количествах. Значение решения подобных вопросов возрастает, когда по обнаруженному веществу в целях розыска необходимо определить его возможное происхождение. Молекулярный анализ имеет также существенное значение для дифференциации веществ и для установления их родовой принадлежности на первом этапе идентификации.

При исследовании веществ, материалов и изделий применяются следу- ющие методы проведения молекулярного анализа - молекулярная масс- спек-трометрия, инфракрасная спектрометрия, спектрофотометрия в ультрафиолетовой и видимой областях спектра, спектральный люминесцентный анализ, электронный парамагнитный резонанс, анализ по спектрам комбинационного рассеяния, ядерный магнитный резонанс. Последние три метода в экспертной практике распространены мало.

Масс-спектрометрический метод (масс-спектроскопия) основан на эффекте пространственного разделения движущихся в поперечном магнитном или электрическом поле заряженных частиц (ионов) с различным отношением массы к заряду [202, с.68]

Заряженные частицы (ионы) образуются при столкновении молекул ис- следуемого вещества с электронами или иными частицами высокой энергии (фотонами). Образовавшиеся ионы регистрируются ионным приемником, полученные сигналы составляют спектр, в котором положение сигнала отвечает величине отношения массы частицы к величине ее заряда, а интенсивность - концентрации ионов. Эти величины зависят от строения, молекулярного состава и концентрации исследуемого вещества. Благодаря этому метод масс-спектрометрического анализа нашел самое широкое применение при исследовании структур соединений, примесей веществ в металлах и сплвах. Масс-спектрометрию можно применять для анализа всех элементов и соединений, которые переводятся в парообразное состояние.

по

Для изучения малых количеств веществ применяется масс-спектромет-рия с искровым и лазерным источниками ионизации. Основные преимущества такого анализа в высокой чувствительности определения примесей (!0”М0’6%), в возможности определять практически все элементы таблицы Менделеева [192].

Mace-спектрометрический метод позволяет работать с малыми количествами вещества (106-10~8 г) и благодаря простоте, быстроте и большой селективности анализа имеет значительные преимущества перед химическими методами. В сравнении с методами ИК-и УФ-спектроскопии, позволяющими выявлять атомные группировки и последовательность связей в молекуле, масс- спектрический анализ дает больший объем информации, включая данные о молекулярном весе соединений, а также обладает более высокой чув- ствительностью. Указанный метод анализа применяется при исследовании наркотических веществ кустарного производства, фармпрепаратов и ядохимикатов для установления их природы, зоны произрастания [102, с.172-177].

Молекулярная спектроскопия (спектрофотометрия) - является одним из основных методов исследования молекулярного состава веществ и материалов, применяемых при судебном исследовании вещественных доказательств. Этот метод позволяющий изучать качественный и количественный молекулярный состав веществ, выявлять характерные функциональные группировки, устанавливать типы связей в различных веществах, основан на изучении спектров поглощения, испускания и отражения электромагнитных волн, а также спектров люминесценции. Он включает инфракрасную (И К) спектро- скопию в области электромагнитного спектра от 2 до 50 мкм, которая позволяет исследовать молекулярный состав и природу исследуемых веществ. Инфракрасные спектры поглощения обусловливаются переходами между двумя колебательными уровнями молекулы, находящейся в основном электронном состоянии. Экспериментальные исследования большого числа органических соединений показали, что определенные группы атомов поглоща- ют в узком интервале частот независимо от остальной части молекул. По

ИК-спектру можно сравнительно просто заключить, содержит ли данное соединение такого рода функциональную группу или нет [73, с. 132]. Отечественной, а также зарубежной промышленностью выпускаются различные модели ИК-спектрометров. Для аналитических целей используется спектрометр типа ИКС либо ИР-10. В этих приборах могут быть исследованы образцы веществ в виде тонких слоев, твердых пленок, паст, таблеток, растворов. Расшифровка спектров производится с помощью каталогов, справочников и поэтому для установления природы неизвестного вещества необязательно иметь известный образец; можно воспользоваться и справочными данными. В КЭВМИ инфракрасная спектроскопия является одним из самых информативных, эффективных методов, обладающих достаточной чувствительностью (до 10’7 г), причем в процессе исследования объект не уничтожается. Метод широко используется в криминалистической экспертизе ЛКМ и ЛКП для изучения и установления вида связующего пигмента, наполнителя (см., например, [205]).

Следующий метод, включенный в спектрофотометрию, спектроскопия в видимой и ультрафиолетовой (УФ) областях спектра, которая основана на способности к избирательному поглощению электромагнитного излучения, являющейся общим свойством всех молекул. Поглощение в области 100 - 1000 нм обусловлено изменением в электронном состоянии молекулы и поэтому спектры поглощения в УФ и видимой областях получили название электронных спектров. В органических молекулах такое поглощение связано с переходом валентных электронов одинарных и кратных связей и электронов неподеленных пар атомов. Абсолютная чувствительность данного метода 102 -10”3%. Молекулярный спектральный анализ нашел широкое применение в судебной экспертизе. Так, в криминалистической экспертизе горюче-смазочных материалов и нефтепродуктов по УФ-спектрам дифференцируют смазочные масла, моторное топливо. Ввиду различного содержания ароматических углеводородов в моторных топливах каждый вид (тип топлива) и даже марка имеют индивидуальную кривую поглощения света в

112

ультрафиолетовой области. В криминалистическом исследовании изделий из стекла метод используется для сравнительного исследования окрашенных стекол (по спектрам пропускания видимой области) [73, с, 132].

Молекулярный спектральный анализ в УФ области спектра применяется при исследовании структуры и состава малых концентраций веществ орга- нических и неорганических соединений для качественного и количественного анализа с целью определения природы вещества. Разрешающая способность метода значительно увеличивается, если было проведено предварительное разделение вещества химическими или хроматографическими методами [84, с.71].

Спектральный люминисцентный анализ следует отнести к группе самых высокочувствительных (порог обнаружения менее 105 мкг/мл) методов анализа позволяющих исследовать объекты как органической, так и неорганической природы, хотя в судебной экспертизе вещественных доказательств он применяется мало ввиду недостаточной распространенности в экспертных учреждениях соответствующих приборов (например, спектрограф ИСП-51 с фотоэлектрической приставкой ФЭП-1) [120, с.63]. Спектры люминесценции возбуждаются облучением вещества УФ светом и содержат информацию не только о составе, но и о структурных изменениях, происходящих в объекте в процессе технологической обработки и эксплуатации. Так, при исследова- нии ЛКП под люминесцентным микроскопом со спектрофотометром хоро- шо определяется количество слоев, характер распределения примесей, их количество, признаки старения покрытия и другие важные диагностические и идентификационные признаки.

Спектральный люминисцентный анализ применяется также для иссле- дования горюче-смазочных материалов, полициклических ароматических углеводородов в почвах, ядовитых веществ и ряда других.

Для изучения микронеоднородностей с помощью методов молекулярного анализа, в большинстве случаев, необходимо их отделение от объектов- носителей, что затруднительно и зачастую ведет к искажению результатов исследования.

113

Микрохимические методы исследования позволяют анализировать малые объемы растворов (до 10’3 мл) и незначительные количество вещества (до !0’2 мг) [31, с.76]. Для микроанализа характерна быстрота выполнения и малый расход реагентов. Реакции обнаружения элементов выполняются на предметном стекле микроскопа (микрокристаллоскопия); на фильтровальной бумаге, часовом стекле, в микропробирках (капельный анализ). Исследование микронеоднородностей с использованием микрохимических методов требует применения препаровальной техники для их отделения от объектов- носителей, что практически затруднительно.

Необходимо отметить, что в криминалистической экспертизе применение методов аналитической химии направлено на исследование веществ не- известной химической природы и является в основном предварительным анализом перед исследованием состава физическими и физико-химическими методами.

Структура является весьма существенным признаком вещества или материала, зависящим от его состава, наличия примесей, способа обработки. В связи с этим исследование структуры вошло в число характеристик, занявших прочное место в криминалистике. Зависимость структуры от состава вещества позволяет устанавливать его фазовый состав. Поэтому структурные исследования способствуют как дифференциации, так и идентификации криминалистических объектов.

Широко распространены в практике производства КЭВМИ методы рен- тгеновского структурного и рентгеновского фазового анализов. Физической основой методов является специфический характер взаимодействия рентге- новского излучения с веществами, имеющими упорядоченную структуру. В рассматриваемой экспертизе к таким объектам относятся металлы и сплавы, минералы, пигменты и красители, многие наркотические вещества, сельско- хозяйственные ядохимикаты, ряд взрывчатых веществ и многое другое.

Необходимо отметить, что при исследовании состава веществ, материалов и изделий рентгеноструктурный анализ часто является единственным

134

методом, с помощью которого можно определить соответствующие пара- метры [165, с.64]. Он дает возможность определять межплоскостные расстояния в кристаллах исследуемого объекта, которые являются его характеристическим признаком. Специальные таблицы позволяют определить вид вещества, если его состав заведомо неизвестен.

Одной из задач рентгеноструктурного метода является определение фа- зового состава вещества. Чувствительность этого метода может колебаться от десятых долей процента до нескольких весовых процентов. При исполь- зовании этого метода объект не уничтожается. В криминалистическом ис- следовании металлов и сплавов он позволяет проводить дифференциацию по маркам, сортам сплавов. Комплексная методика исследования Л КМ и ЛКП предусматривает использование данных этого метода. Он позволяет дифференцировать пигменты, наполнители в Л КМ. Минимальный вес про- бы составляет 10”3 мг. В криминалистической экспертизе волокнистых материалов этот метод позволяет проводить дифференциацию химических волокон. Возможно применение рентгеноструктурного анализа при идентификации наркотических веществ и фармацевтических препаратов, а также строительных материалов [26, с. 16]. Оценивая достоинства рентгеновского фазового анализа, его возможности, необходимо отметить, что исследуемая проба может доходить до 10”7 г.

С помощью этого вида анализа можно решать разнообразные крими- налистические задачи, например, определять:

  • агрегатное состояние вещества;
  • является ли данное вещество однородным или представляет собой смесь веществ;
  • качественный и количественный фазовый состав вещества, если это смесь;
  • фазовый состав каждого компонента смеси [125].
  • Из вышеизложенного можно сделать вывод, что современная наука рас- полагает значительным числом высокочувствительных методов микроана- лиза, многие из которых внедрены в практику экспертных учреждений.

115

Для определения элементного состава микронеоднородностей объектов криминалистических экспертиз необходим выбор метода исследования, ко- торый позволил бы наиболее точно с микроскопически малого участка поверхности определить элементный состав, практически не изменяя при этом эксплуатационные характеристики объекта исследования [29, с.211, 212].

Вышеперечисленные недостатки существующих методов криминалистического экспертного исследования накладывают существенные ограничения на возможность их применения при проведении криминалистического ис- следования микронеоднородностей объектов КЭВМИ. Использование многих методов затруднительно по различным причинам таким, например, как необходимость, во многих случаях, отделения микронеоднородностей от объектов-носителей, что практически невозможно, как необходимость растворения пробы (деструктивность метода) и невозможность одновременного определения нескольких элементов, громоздкость и дороговизна оборудования, а также ограниченность, в некоторых случаях, автоматизации процесса измерений и обработки результатов с помощью персональных компьютеров.

Вышеперечисленные недостатки существующих методов криминалистического экспертного исследования накладывают существенные ограничения на возможность их применения при проведении криминалистического ис- следования микронеоднородностей объектов КЭВМИ,

Среди перечисленных методов выгодно выделяется метод лазерного микроспектрального анализа, который по сравнению с обычными спектраль- ными методами обладает следующими преимуществами:

  1. Незначительное разрушение исследуемого объекта не ставит под сомнение возможность направления его на дополнительные и повторные экс- пертизы, метод ЛМСА удачно дополняет другие методы исследования мик- рообъектов при производстве однородных и комплексных экспертных исследований.

116

  1. Высокая информативность и универсальность метода позволяют ана- лизировать самые разнообразные по агрегатному состоянию, природе, формам и размерам вещества и материалы с использованием одной и той же аппаратуры за одну операцию.
  2. Анализ проводится достаточно быстро, иногда для этого требуется один лазерный импульс. Время, затрачиваемое на расшифровку полученных результатов, такое же, как и при традиционном спектральном анализе. Ме- тод обеспечивает высокую воспроизводимость результатов и по достовер- ности не уступает эмиссионному спектральному анализу, однако в отличие от него позволяет производить локальный анализ с разрешением на поверхности образца до 50 мкм.
  3. Техническая возможность автоматизации большинства этапов прове- дения анализа. [215].
  4. Метод ЛМСА сейчас становится одним из признанных в криминалистике методов исследования вещественных доказательств. Более широкое его использование сдерживается сравнительно малым количеством и низким качеством отечественной специальной аппаратуры и дороговизной импортной. Несомненно, что дальнейшее совершенствование специальных приборов и внедрение в практику экспертизы машинных методов обработки спектров при помощи микропроцессорных устройств приведет к более полному и оперативному использованию возможностей метода.

Исходя из вышеприведенных особенностей метода ЛМСА, его с успехом можно применять для анализа элементного состава микронеоднородно- стей объектов КЭВМИ.

117

Глава 3. Методика криминалистического исследования микронеодно- родностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий.

Исследование доказательств - частный случай процесса познания объек- тивной действительности - подчиняется общим закономерностям этого про- цесса. Однако, поскольку предмет познания, условия и средства познания придают данной разновидности познавательной деятельности специфичес- кие черты, закономерности исследования доказательств обладают следую- щими специфическими особенностями:

  • определяют содержание процесса познания объектов, связанных с со- бытием преступления;
  • проявляются в специфических условиях расследования и судебного раз- бирательства;
  • отражают специфику методов судебного исследования;
  • отражают своеобразие цели исследования доказательств [22, с.21].
  • Методика занимает важнейшее место в методологии экспертного иссле- дования. В Словаре основных терминов судебных экспертиз под методикой судебной экспертизы понимается «система методов (приемов, технических средств), применяемых при изучении объектов судебной экспертизы для установления фактов, относящихся к предмету определенного рода, вида и подвида судебной экспертизы [183, с.43]. Система методов предполагает целенаправленность и упорядоченность их использования. Любая методика экспертизы - это программа использования комплекса методов, приемов и технических средств, применяемых в определенной последовательности для решения экспертных задач.

Необходимо различать общую и частную методики. Индивидуальная методика, являясь практической реализацией общей методики при исследо- вании конкретного объекта, отличается от последней большей подробнос- тью и конкретностью [178, с.ИЗ].

118

Типовая методическая схема экспертного криминалистического иссле- дования включает в себя следующие основные этапы: 1) подготовитель- ный; 2) раздельное исследование; 3) сравнительное исследование; 4) экспертный эксперимент; 5) синтез результатов исследования и формулирование вывода [153, с.32; 178, с.50; 208, с.101].

Все вышеназванные этапы включает в себя и методика диагностического и идентификационного исследования микронеоднородностей объектов КЭВМИ. Однако каждый из них обусловлен специфичностью решаемых на данном этапе задач, содержание которых и возможность их решения в значительной степени зависят от общего уровня развития науки. Внедрение новых методов исследования и расширение круга объектов экспертизы постоянно приводят к увеличению числа решаемых экспертных задач. Основные стадии экспертного исследования в определенной мере отличаются между собой используемыми методами, техническими приемами и средствами. Их самостоятельность и различия обусловлены частными задачами, которые решает эксперт на пути к поставленной цели [213, с. 102].

Криминалистическое исследование микронеоднородностей объектов КЭВМИ носит комплексный характер. Взаимодействие современных наук предполагает тесное их переплетение вплоть до слияния различных наук, изучающих в разных аспектах один и тот же объект.

В судебно-экспертной практике различают два уровня комплексности: комплексная экспертиза (понятия процессуальное) и комплексные исследо- вания (понятие методическое), характеризующее технологическую сторону производства судебных экспертиз. А.Р. Шляхов указывает: «Комплексное исследование нами не отождествляется с комплексной экспертизой: любая методика экспертизы является по существу комплексной. Комплексная экс- пертиза - понятие процессуальное» [209, с.22].

В методологическом аспекте комплексные исследования следует подраз- делять на два уровня интеграции: первый - низший уровень, на котором интегрируются знания в рамках предметной судебной экспертизы одного рода

119

(например, в криминалистической экспертизе металлов и сплавов); второй -высший уровень, на котором интегрируются знания из судебных экспертиз разных родов, классов (например, криминалистической экспертизы металлов и сплавов, судебной трасологии и др.).

Наиболее полный анализ проблемы интеграции специальных знаний дан А.И. Винбергом и Н.Т. Малаховской [38], Т.В. Аверьяновой [3], а применительно к КЭВМИ - Т.М. Пучковой [204].

3.1. Методики диагностического и идентификационного исследования микронеоднородностей объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий.

КИВМИ проводится по методике, отличающейся как от исследований, проводимых естественно-техническими науками, так и относимых к тради- ционно криминалистическим. Общие положения методики КИВМИ были разработаны B.C. Митричевым [120]. Существенными в методике этого ис- следования являются следующие моменты.

Идентификационное КИВМИ, во-первых, направлено на выявление индивидуальности объекта, то есть присущей ему системы идентификационных признаков в их взаимосвязи и взаимообусловленности при установлении субординации этих признаков. Раскрытие индивидуальности объекта и доказательство уникальности выявленной совокупности признаков - конечная цель такого исследования.

Во-вторых, в качестве искомого объекта при КИВМИ выступают от- дельные материальные образования (элементы вещной обстановки события преступления), в том числе и конкретные массы сыпучих материалов (зерна, песка, дроби) либо объемов жидкостей (бензина, вина и т.д.).

120

Конкретные элементы, в частности, могут состоять из совокупности де- талей, включающих изделия из стекла, металла и т.п. Например, единым объектом является автомашина.

В-третьих, важным для целей КИВМИ является многоступенчатый ха- рактер исследования его с введением понятий конечного идентифицируемого объекта и промежуточных объектов идентификации, что является отражением многоплановости информации, извлекаемой применением физических, химических и иных методов в отношении структуры, состава или частей объектов. В этой связи результаты исследования объектов представляются не только в форме оснований для последующих выводов, но и в виде фактических данных, которые при необходимости могут быть самостоятельно использованы в процессе доказывания.

В-четвертых, выделение элементов вещной обстановки события преступ- ления, доказательство их тождества по следам или отделенным частям, а также установление факта взаимодействия этих элементов в КИВМИ - это единый процесс, включающий осмотры, допросы, экспертизу.

И, наконец, пятый существенный момент КИВМИ состоит в том, что оно направлено на установление некоторых типичных обстоятельств уго- ловных дел, а именно - определение общей родовой или специальной груп- повой принадлежности и тождества индивидуально определенных объектов, факта контактного взаимодействия. Причем в рамках естественных и технических наук решается лишь вопрос об общей родовой принадлежности изделий или образующих их веществ (материалов). Вопросы специальной групповой принадлежности и тождества индивидуально определенных материальных объектов решаются лишь в рамках криминалистического исследования.

Экспертное исследование микронеоднородностей объектов КЭВМИ, как и многих других материальных следов, выполняется, прежде всего, с целью диагностики (т.е. установления их природы, целевого назначения и др.) и идентификации (установление тождества конкретного изделия, принадлеж- ности конкретному материальному объекту).

121

Применительно к КЭВМИ можно отметить некоторые общие задачи разрешаемые при исследовании веществ и материалов.

К диагностическим задачам, относятся: обнаружение веществ и материалов (если, например, они имеются в микроколичествах и не могут быть об- наружены без применения специальных познаний), установление их природы, происхождения, назначения. С этой целью производятся:

  • исследование морфологии (признаков внешнего строения) твердых веществ и материалов;
  • установление состава веществ и материалов (элементного, молекулярного, фазового);
  • изучение кристаллической структуры веществ и материалов;
  • выявление их свойств и способности этих свойств проявляться в определенных условиях (например, способности вещества к самовозгоранию, растворимости при данной температуре в данном растворителе) [167, с. 116].
  • Идентификационные задачи связаны с установлением индивидуального тождества объекта и разрешаются путем сравнительных исследований на основании совокупности признаков, выявленных в процессе диагностики.

Диагностические и идентификационные исследования веществ и материалов проводятся и с целью установления факта контактного взаимодействия объектов.

Применение ЛМСА в диагностических и идентификационных исследованиях преследует конечную цель - обнаружить те особенности элементного состава материала данного объекта, которые характерны именно для него и позволяют отличить этот объект от ему подобных.

Успешное проведение экспертного криминалистического исследования с использованием результатов ЛМСА требует, как нам представляется, соблюдения ряда положений. К числу таких положений относятся следующие:

  1. В соответствии с установленными обстоятельствами дела необходимо определить конкретные задачи исследования. Например, исходя из обстоя- тельств дела выявляется подлежащий идентификации объект (орудие взло-

122

ма, от которого отделились микрочастицы, внедрившиеся в материал взла- мываемой преграды).

  1. Исследование должно проводиться по конкретному плану, составлен- ному с учетом особенностей вещественного доказательства. Например, если ЛМСА микронеоднородностей объектов-носителей проводится после электрографического, то пробы для него отбираются заранее, так как электрохимические процессы изменяют первоначальное содержание ряда элементов.
  2. В процессе исследований, оценки их результатов необходимо конкретно установить причины и условия возникновения (изменения) тех или иных особенностей элементного состава объекта (в том числе микронеоднородностей). Переход от обнаружения тех или иных элементов лазерным микроспектральным методом к характеристике материала или объекта в целом отличает применение данного метода в криминалистической экспертизе от его использования в других отраслях науки и техники. Сама по себе характеристика материала или объекта специфична, поскольку по данным анализа элементного состава выявляются признаки источника происхождения, принадлежности единому целому.
  3. Исследуемые объекты необходимо приводить к сопоставимому виду. Все фактические обстоятельства, определявшие специфику спектрографи- ческого исследования вещественного доказательства, должны быть сообщены эксперту следователем (судом) в качестве исходных данных.
  4. При производстве исследования необходимо использовать метод мо- делирования с целью конкретного изучения зависимости тех или иных признаков от условий, связанных с обстоятельствами расследуемого дела.
  5. Категорическое решение вопроса возможно лишь при наличии необ- ходимой и достаточной совокупности признаков, а вероятное - при наличии необходимой и не вполне достаточной совокупности. Например, индивидуальная идентификация объекта возможна в случае если по выявленной совокупности признаков он практически достоверно отличается от ему подобных. Вероятный же вывод об установлении узкой групповой принадлежнос-

123

ти возможен тогда, когда кроме классификационных признаков имеются и индивидуализирующие (т.е. определенные конкретными обстоятельствами образования и бытия объекта), но последних недостаточно для практически достоверного выделения данного объекта из множества ему подобных.

Основными объектами исследований с помощью ЛМСА являются мик- рообъекты КЭВМИ. Из обобщения практики использования метода в экс- пертно-криминалистических подразделениях ОВД по результатам анализа более 200 экспертных заключений необходимо отметить, что наиболее часто встречались следующие объекты: металлы и сплавы (в 45% анализируемых заключений), ЛКП (35%), строительные материалы (13%), стекло (6%). Непосредственно микронеоднородности различного рода объектов исследовались в 5% проанализированных заключений.

Для проведения экспериментальных исследований выбраны наиболее часто встречающиеся объекты КЭВМИ: чистые черные металлы (железо, молибден, кобальт, марганец, никель, хром, натрий, барий); чистые цветные металлы (золото, серебро, олово, алюминий, цинк, свинец); сплавы (сталь, бронза); стекло (плоское, листовое, оконное и витринное); экспериментальные образцы микронеоднородностей.

Металлы и сплавы, а также изделия из них, занимают значительное место среди вещественных доказательств, поступающих на экспертное иссле- дование. В основном это драгоценные металлы, микрочастицы черных ме- таллов (редко цветных), металлические покрытия, следы контактного взаи- модействия изделий из черных и цветных металлов.

Металлы - простые вещества, обладающие в обычных условиях харак- терными свойствами: блеском и непрозрачностью (высоким коэффициентом отражения электромагнитных волн в видимой области спектра) даже в тонких пленках, высокой тепло и электропроводностью, прочностью, твердостью, ковкостью, пластичностью, жаропрочностью и коррозионной стойкостью [5, с. 1391.

124

Большинство элементов Периодической системы Д.И. Менделеева, а именно 83 из 105, известных в настоящее время, - металлы. В промышленности сплавы подразделяются на две основные группы: черные (на основе железа) и цветные (все остальные).

Сплавы - микроскопически однородные системы, состоящие из двух и более металлов (иногда неметаллов) с характерными металлическими свой- ствами.

В промышленности распространены: черные металлы (сплавы) - сталь, чугун; цветные сплавы - на основе меди (латуни, бронзы, медно-никелевые сплавы), алюминия, свинца (свинец сурмянистый, припои оловянно свинцовые, сплавы легкоплавкие), благородных металлов (золота, серебра).

Изделия из металлов и сплавов изымаются практически по всем категориям уголовных дел. Объектами экспертного исследования могут быть: са- модельные и заводского изготовления ножи, кинжалы, кортики, кастеты и иные предметы, служащие орудиями преступления, их фрагменты, обломки; осколки и детали взрывных устройств; части разрушенных деталей автотран- спортных средств и других механизмов; частицы и опилки запирающих уст- ройств и многое другое.

Микрочастицы металлов в виде стружек, опилок обнаруживают там, где применялись орудия и инструменты для разрушения различных преград: пола, потолка, дверей, металлических решеток, замков и т.п. Внешние признаки обнаруженных на месте происшествия металлических опилок и стружек по- зволяют установить вид использованного преступником инструмента (напильник, ножовка, бурав, сверло и т.д.), определить размеры его режущих частей, а при наличии обломков этих частей - идентифицировать конкретный экземпляр инструмента, изъятый у лица, причастного ко взлому.

В экспертизе драгоценных металлов, объектом которой чаще является не драгоценный металл, главным вопросом является неидентификационный - установление вида металла или сплава, из которого состоит исследуемое кольцо, коронка и др. Это часто и единственный вопрос экспертизы. Реже

125

встречаются идентификационные вопросы - установление общей родовой (групповой) принадлежности. Задача установления источника происхожде- ния следователями практически не ставится, хотя в принципе в элементном составе отражается сырьевой источник (месторождение) и иногда в заклю- чении такой вопрос подразумевается («идентичен ли металл, имеющийся в коронках …металлу, из которого изготовлены кольца, серьга …» или, что реже, на одном и том же или разных месторождениях добыто золото, изъя- тое у нескольких подозреваемых).

На вопросы о способе изготовления - заводском либо кустарном, эксперты, как правило, не отвечают, ссылаясь на отсутствие компетенции либо разработанной методики, а установление проб, как известно, является ком- петенцией пробирных палат. В некоторых случаях, когда установлено от- сутствие драгоценных металлов в таких объектах, как ювелирные изделия и коронки, вывод о самодельном способе изготовления очевиден.

В исследованиях микрочастиц и изделий из металла в равной мере встречаются как диагностические, так и идентификационные вопросы, а при исследовании металлических покрытий и наслоений (следов контакта более мягких цветных с более твердыми черными металлами) определяются лишь элементы основы покрытия или наслоения.

Наиболее распространенными вопросами диагностического характера при исследовании металлов и сплавов являются следующие:

  1. Из какого металла, сплава изготовлен данный предмет (фрагмент)? Какова марка данного металла, сплава? Какова область применения данного металла, сплава?
  2. Имеется ли на представленном объекте металлическое покрытие? Ка- ковы его состав и назначение?
  3. Имеются ли на объекте частицы металла? Каков их состав? Для изго- товления каких бытовых изделий этот металл мог быть предназначен?
  4. Имеются ли на объекте следы металлизации и какого состава? Каков источник их происхождения? Предметом какой формы и размеров они могли быть оставлены?

126

  1. Является ли представленный на исследование металл (сплав) драго- ценным? Каково в нем процентное содержание компонентов и какой пробе оно соответствует?
  2. Каков способ изготовления данного изделия? Какой обработке оно подвергалось? Каковы причины и механизм разрушения данного объекта?
  3. Каким способом разделен на части данный металлический предмет (например, дверца сейфа)? Не использовался ли для этого аппарат термической резки, вид этого аппарата? Какие сварочные материалы использовались при резании?
  4. К вопросам идентификационного характера относятся:

  5. Имеют ли общую групповую принадлежность (по составу) металл или сплав, из которого изготовлено изделие и сравнительные образцы (напри- мер, кольцо и слиток золота)? Имеют ли общую групповую принадлежность (по особенностям изготовления и эксплуатации) металлическое изделие (фрагмент) и сравнительные образцы?
  6. Из одного и того же сплава, марки стали изготовлены данный объект и сравнительные образцы (например, нож и заготовки для ножей)?
  7. Является ли данный металлический объект частью данного исследования (например, частица металла, извлеченная из тела потерпевшего, и нож)? Не изготовлен ли данный объект из определенного металлического предмета?
  8. Не относятся ли сравниваемые металлические объекты к единому ис- точнику происхождения: к продукции одного завода, единой партии, еди- ной массе?
  9. Микрочастицы металлов и сплавов и следы металлизации в комплексе с другими объектами КЭВМИ могут быть использованы с целью установле- ния факта контактного взаимодействия предметов [2, с.331].

Широко распространены в технике, производстве и быту изделия из стек- ла. Поэтому они часто являются элементами вещной обстановки места пре- ступления [111, с.6; ПО].

127

Объекты из стекла выступают в качестве вещественных доказательств при расследовании преступлений различных категорий. В зависимости от категории уголовного дела элементами вещной обстановки места происше- ствия могут быть изделия из различных типов стекла:

  • по дорожно-транспортным происшествиям - плоское листовое (зака- ленное, триплекс), применяемое для остекления кабин автотранспортных средств (лобовое, ветровое, стекло заднего вида), светотехническое стекло рассеивателей фар, подфарников;
  • при расследовании краж со взломом: плоское листовое стекло окон, дверей; хрустальное художественное стекло как объект преступного посягательства;
  • при расследовании убийств, нанесении телесных повреждений и т.п.: бутылочное стекло (тарное) как орудие убийства; стекло ампул для лекар- ственных препаратов, оптическое стекло очков и др.
  • Экспертиза стекла и изделий из него производится в целях установления природы объектов, их принадлежности к конкретному роду, виду, группе, идентификации изделия по частям, установления механизма разрушения изделия, условий его эксплуатации.

Индивидуальная идентификация целого по части для стекла и изделий из него разрешается в рамках комплексной экспертизы данного рода и тра- сологической. Обычно целью такого исследования является установление принадлежности микрочастиц единому целому. При отсутствии общей ли- нии разделения целое по частям устанавливается на основании совпадения иных признаков как производственного так и эксплуатационного происхождения. К признакам производственного происхождения могут быть отнесены, например, бороздки и валики на краях фарных рассеивателей, образовавшиеся при изготовлении стекла в результате отображения следов токарной обработки прессформы для производства рассеивателей. Признаки эксплуатационного происхождения - царапины и различные загрязнения на поверхности стекла.

128

На разрешение экспертизы данного рода выносятся следующие вопросы диагностического характера:

  1. Является ли данный объект стеклом?
  2. Имеются ли на данном объекте микрочастицы стекла?
  3. К какому виду изделий принадлежит данный осколок? Скольким из- делиям (стаканам, бутылкам и пр.) принадлежат осколки стекла? Не является ли данный осколок частью фарного рассеивателя? На каком транспортном средстве мог быть установлен этот фарный рассеиватель?
  4. Каково было направление силы, разрушившей стекло?
  5. Каков механизм разрушений изделия из стекла (например, каким ин- струментом вырезано оконное стекло)?
  6. Вопросы идентификационного характера:

  7. Принадлежат ли единому целому осколки стекла с места происшествия и осколки данного изделия, например, фары данного автомобиля или его лобового стекла?
  8. Имеют ли общую родовую (групповую) принадлежность данные ос- колки стекла (например, обнаруженные на месте происшествия) и осколки, изъятые из раны потерпевшего, обнаруженные на одежде подозреваемого, изъятые в автомобиле подозреваемого, и т.п.?
  9. Не имеют ли данные осколки стекла общего источника происхождения (завод-изготовитель, пресс-форма и пр.)?
  10. В ряде случаев осколки стекла в совокупности с другими объектами по- зволяют сделать вывод о контактном взаимодействии предметов [167, с. 128].

Уже отмечалось, что диагностика и идентификация имеют много общего. Однако совпадение стадий того и другого процессов не лишают их само- стоятельности. Особенно важно обратить внимание на то, что метод сравнительного исследования применяется и в диагностике (для установления наличия конкретного ситуативного условия события), и в идентификации (для установления индивидуального объекта).

129

При исследовании микронеоднородностей объектов КЭВМИ таких, как металлы и сплавы, стекло, мы рекомендуем применять метод прямого Л МСА в сочетании с оптической микроскопией.

Целями экспериментального исследования являются: определение воз- можностей экспериментальной установки прямого Л МСА при исследовании микронеоднородностей образованных в результате контактного взаимодействия объектов, выяснение насколько оправдано применение именно этого метода исследования микронеоднородностей на практике, а также разработка методик диагностического и идентификационного исследования объектов КЭВМИ по микронеоднородностям с применением оптической микроскопии и прямого Л МСА.

Первоначальной в методике и диагностического, и идентификационного криминалистического исследования микронеоднородностей объектов КЭВМИ является стадия осмотра, в ходе которого эксперт изучает все представленные ему объекты. При этом он определяет: сохранность упаковки; передано ли ему все необходимое для решения поставленных вопросов: что собой представляют объекты исследования; соответствуют ли они тем, которые указаны в постановлении (определении) о назначении экспертизы, не претерпели ли они изменения при транспортировке; пригодны ли для исследований.

Так как при диагностическом исследовании объектов КЭВМИ по мик- ронеоднородностям часто ставятся вопросы, связанные с изучением и исследованием способа изготовления отдельных объектов (например, изделий из металлов), механизма внесения в исследуемый объект всевозможных изменений, а идентификационного исследования - вопросы связанные с установлением индивидуального тождества, то эксперту уже на этом первоначальном этапе необходимо получить представление о характере изучаемого события, его стадиях, о взаимодействующих при этом объектах, условиях взаимодействия. Все эти сведения об обстоятельствах, имеющих непосредственное отношение к изучаемому- объекту, времени его изготовления, условиях

130

хранения и эксплуатации и т.п., могут быть получены экспертом из материалов дела, изучая которые эксперт определяет достаточность полученной информации. Знание обстоятельств необходимо эксперту, чтобы наиболее полно провести исследование с учетом всех особенностей данного уголовного дела, однако, как нам представляется, заключение эксперта не должно подстраиваться под обстоятельства дела.

Проведенная подготовительная работа позволяет четко и ясно представ- лять задачу своего исследования, хорошо знать объекты, направление и последовательность процесса исследования, а также иметь все необходимые приборы и средства для его проведения, что очень важно при исследовании микронеоднородностей объектов.

В идентификационном процессе, связанном с решением вопроса о тож- дестве, далее проводится раздельное исследование, когда идентифицирую- щий и идентифицируемый объекты (в том числе сравнительные образцы) изучаются изолированно друг от друга. Цель такого исследования - выявить как можно большее количество признаков (общих и частных), отразившихся в микронеоднородностях и характеризующие объект идентификации.

Термин «раздельное исследование» предполагает последовательное ис- следование нескольких объектов, в то время как для диагностического ис- следования характерно наличие одного объекта исследования при отсутствии сравнительных образцов.

В процессе криминалистического диагностирования изучаются свойства объекта как способность реагировать определенным образом на определенные группы факторов и конкретные причины. Эти свойства объектов отображаются в процессе и результате совершенного преступления в других объектах материальной обстановки события. Конкретные проявления упомянутых диагностических свойств служат диагностическими признаками, существенными для диагностирования определенного частного события.

Непосредственно экспертное исследование начинается с визуального осмотра поверхности объекта при хорошем освещении, желательно дневном.

131

При этом оценивается, насколько это возможно, характер поверхности объекта, т.е. имеются ли на поверхности какие-либо загрязнения, микронеоднородности (микровключения).

Далее следует микроскопическое исследование в ходе которого уточняются результаты предварительной оценки поверхности объекта-носителя, позволяющие обнаружить микронеоднородности, являющиеся характерной особенностью данного объекта-носителя.

Поверхность представленного объекта осматривается в отраженном свете лампы накаливания при увеличении до 90х в поле зрения микроскопа типа МБС. При этом если микронеоднородности были обнаружены необходимо указать их количество и цвет (определенный с использованием атласа цве- тов), а так же цвет поверхности объекта-носителя; локализацию, топогра- фию, размеры (с помощью окуляр-микрометра) и форму микронеоднород- ностей; участки поверхности объекта на которых они были обнаружены.

В ходе исследования также выявляется и микроструктура исследуемых микронеоднородностей (кристаллические, аморфные, жидкие, газообразные (пустоты)).

Следует заметить, что ряд признаков микронеоднородностей объектов- носителей может возникнуть в силу тех или иных случайных причин (неосторожное обращение, атмосферное воздействие и т.п.). Применение оптической микроскопии дает гарантию, что эксперт в процессе исследования не пропустит тех или иных особенностей, которые невооруженным глазом могут быть не замечены.

Изучая общие признаки микронеоднородностей объектов КЭВМИ, их относят к определенной группе. Выявленные общие признаки идентифици- рующего объекта сопоставляют с общими признаками идентифицируемого (проверяемого) объекта. При несовпадении общих (групповых) признаков процесс идентификации прекращается и формулируется вывод об отсутствии тождества.

132

Установив совпадение микронеоднородностей по групповой принадлеж- ности, приступают к анализу, и синтезу частных признаков. Главная задача здесь - выявить идентификационные признаки. Для этого уясняют сущность каждого признака: его устойчивость (воспроизводимость), идентификационную значимость.

Спектральное исследование. Основное содержание спектрального иссле- дования составляет переход от изучения признаков к познанию свойств ди- агностируемого и идентифицируемого объекта (микронеоднородности). Решение диагностических и идентификационных задач при спектральном исследовании достигается путем установления элементного состава микронеоднородностей объектов-носителей.

Нами, при выполнении экспериментальной части диссертационного ис- следования, использовался лазерный микроанализатор представляющий собой автоматизированную систему для прямого лазерного эмиссионного анализа элементного состава веществ и материалов, который находится на апробации в Саратовском юридическом институте МВД России по договору с НИИСТ МВД РФ.

Эта установка разработана и изготовлена в ОКБ «Фотон» с участием ГНПП «Алмаз» и ГИПО (г. Казань). Основные характеристики установки представлены в приложении 1.

Микроанализатор представляет собой систему модулей: лазерного воз- буждения спектров на базе твердотельного импульсного лазера на алюмоит-триевом гранате ЛТИ-214 и оптической системы; регистрации спектров с помощью спектрографа ДФС-460-1, который предназначен для качественного и количественного определения элементного химического состава твердых материалов различных вещественных доказательств и работает в двух режимах - фотографическом и фотоэлектрическом; автоматизации обработки данных и демонстрации результатов на дисплее ЭВМ.

Функциональная схема лазерного спектрального микроанализатора представлена в приложении 2.

1 J>J

При сравнении с возможностями традиционно применяемого в эксперт- ной практике лазерного микроанализатора LMA-10 производства фирмы VEB Carl Zeiss Jena (Германия), нами установлено, что представляемая автоматизированная система имеет ряд существенных преимуществ:

  • получение плазмы происходит под действием только лазерного излуче- ния (без дополнительных источников возбуждения), что позволяет повысить качество результатов при проведении локального количественного анализа;
  • регистрация спектров производится в фотографическом и фотоэлект- рическом режимах (переход на фотографический режим работы спектрографа осуществляется простой заменой фотоэлектрической приставки с фотоэлементами на фотокассету);
  • управление работой установки, хранение и обработка результатов из- мерений осуществляется с помощью персонального компьютера типа IBM PC, что позволяет свести время проведения анализа к минимуму.
  • Методика определения элементного состава с применением эксперимен- тальной установки прямого лазерного микроспектрального анализа состоит из следующих этапов:
  1. Подготовка пробы для анализа. Первоначально проводится закреп- ление пробы относительно лазера так, чтобы ее не сдвинул при воздействии лазерный импульс. С этой целью проба закрепляется путем помещения на липкий слой пленки (скотч), которая, в свою очередь, также закреплена на предметном столике. Далее образцы поочередно помещаются на предметный столик, который может перемещаться вместе с объектом в трех взаимно перпендикулярных направлениях, так, чтобы лазерный луч падал на них вертикально сверху без каких-либо помех. Наблюдение за процессом фокусировки и выбор зоны поражения осуществляется видеокамерой через ту же оптическую систему с выводом изображения на экран миниатюрной телевизионной установки. Процесс подготовки к анализу ограничивается выполнением требования четкой фокусировки излучения на поверхность объекта. Имеется возможность визуального наблюдения через окуляр оптической системы.

134

Так как специальная подготовка образцов не требуется, то этим значи- тельно сокращается время анализа и устраняются некоторые ошибки, воз- никающие вследствие засорения пробы химическими элементами при использовании реактивов, мельниц и ступок для растирания, а также из-за протекания химических реакций в лунках вспомогательных электродов или полых катодов, смешивания с угольным порошком и стабилизирующими примесями.

  1. Испарение пробы и возбуждение ее атомного спектра. Для получения спектра проба исследуемого вещества нагревается воздействием лазера до перехода в парообразное состояние и свечения. Высокие плотности мощнос ти лазерного излучения обеспечивают не только объемное испарение ато мов вещества, но и их возбуждение и ионизацию. Изображение плазменного факела через оптическую систему фокусируется на диспергирующее устрой ство (дифракционные решетки спектрографа ДФС-460-1). Связь всех блоков через ЭВМ и программное обеспечение позволяют поддерживать постоян ными режимы работы лазерного источника возбуждения спектров и систе мы регистрации до новой команды оператора с клавиатуры ЭВМ.

Условия анализа приведены в приложении 3.

  1. Регистрация спектров исследуемого объекта производится либо на фотопленку, либо фотоэлектрическими линейками, каждая из которых име ет возможность перемещения вдоль спектра для съемки его соседних участ ков, с выводом спектров на экран монитора ЭВМ. Работа эксперименталь ной установки, обработка результатов качественного и количественного анализа проводится с помощью программы «SPEKTRAN». Результаты ана лиза выводятся на принтер. Процесс регистрации спектра, его машинная обработка сравнением со спектром железа, хранящимся в памяти машины осуществляется автоматически и после ввода и отображения спектра запра шивается необходимость записи этого спектра в файл.

Необходимо отметить, что программное обеспечение экспериментальной установки находится в стадии доработки. Это связано с отсутствием элек-

135

тронной базы данных спектральных линий различных элементов для спект- рографа ДФС-460, поэтому отнесение получаемых спектральных линий к определенным элементам без такой базы невозможно. Возможно лишь про- ведение сравнительного качественного исследования с использованием эта- лонов. Еще одним существенным недостатком автоматизированной установки является небольшой спектральный диапазон четырех фотоприемников (50 ангстрем каждого), в то время, как при фотографической регистрации спектральный диапазон значительно больше (1200 ангстрем). Учитывая вышеизложенное, при проведении экспериментальных исследований мы использовали фотографическую регистрацию спектральных линий, хотя предлагаемая методика разработана и с учетом оптимального програмного обеспечения.

  1. Сравнение интенсивности полученных спектров содержания исследуемых элементов в образце. С помощью программы производится «привязка» полученных линий к длинам волн исследуемого диапазона и происходит отнесение линий к определенным элементам путем сравнения с линиями эле- ментов, хранящихся в памяти ЭВМ. Все конечные результаты качественного анализа исследуемых объектов распечатываются на принтере в виде спектрограмм.

Подробное описание сравнения интенсивности спектральных линий эк- спериментальных образцов при использовании фотографической регистрации спектров представлено ниже.

Ход эксперимента. Для экспериментального исследования нами была выбрана фотопленка “Свема”. чувствительностью 100 единиц ГОСТа. Так как для спектрографа ДФС-460, применяемого при проведении исследований, атлас спектров отсутствует, то в первую очередь был выбран эталон, с помощью которого возможно осуществить “привязку” по длинам волн. В качестве такого эталона взят спектр ртути, полученный на ДФС-460 с использованием ртутной лампы.

136

При сравнении полученного на фотопленке спектра с атласом спектра ртути была определена длина волны каждой линии. Для усиления контраста данных спектров мы использовали довольно часто применяемый в фотографии метод контратипирования, давший в конечном итоге достаточно контрастный позитив.

После этого с целью максимально упростить процесс обработки резуль- татов мы с помощью сканера получили изображение на экране компьютера. Далее фотоизображение было вставлено в текст в программе “Winword” стандартным средством вставки рисунка и с помощью программы “Grapher” был создан эталонный линейчатый спектр, согласно таблицам спектральных линий. А.Н. Зайделя [55] для каждого исследуемого элемента. Для ртути в качестве эталона использовались спектральные линии из атласа спектра ртути под редакцией С.Э. Фриш [14].

В дальнейшем спектр ртути с целью “привязки” снимался для всех объек- тов. По причине большого количества исследованных объектов для иллюстрации представлены лишь спектры серебра, алюминия, кремния и меди соответственно.

В дальнейшем спектр ртути (см. Рис. 1) с целью “привязки” снимался для всех объектов. По причине большого количества исследованных объектов для иллюстрации приводятся лишь некоторые из них. На рисунках 2, 3, 4 и 5 представлены спектры серебра, алюминия, кремния и меди соответственно, с указанием длин волн. Отсутствие на спектрограммах отдельных линий объясняется, на наш взгляд, либо низкой чувствительностью пленки, либо отличием в характере возбуждения эмиссионного спектра, так как атлас А.Н. Зайделя создан на основе спектральных линий элементов, полученных в электрической искре или дуге. У нас же использовалось одноступенчатое возбуждение лазерным источником.

Для определения возможности получения достоверных результатов ис- следования элементного состава микронеоднородностей были изготовлены образцы микровключений алюминия в серебре и меди в стекле.

i ‘ота

CD 00 CO CO

r~~ г- со ^r

NOCOv

co” CM” -Ч-“ o” со со in m

CO CD CD CD CO CO CO CO

CO

ro C O CO CD r — C O (7 1 C M Г- o n C O in e n CI • * CO O)

r- ( » С П

l~- о (1 1 ( ! ) с о U) CD \Г CD T ‘С Г Ц) lf> см -Ч- ю е л , _ V— m i~~- in C O -r— h- t-~ r~ - in C O C O C O C O CM CM IM C M C N J < ( ) < ( ) «1 < M ft) in

— y~ T~ о С
) C) C J (I) 0) I» (I) 0» a > C O C O oo CO C O C O C O C M C M C M C M C M C M

CMCM CM Ю *- T-^-CM

1DMD>-‘N tna)O)CMC0-CO

**NMDM(UINO IT- о q oi t” со” en” a>” CM” CM” О)” СО” r~-“ *T~ m” со” см” crs”

000)lOLOU 10)0)0)NLD lOlOO COCOr-r-r-r- CDCOCDCD CDCOCDCD CMCMCMCM CMCMCMCM CMCMCMCM CNCN

///

\/

s у

< ч

V ML? oV ШР1 хо Hiroe гашй/
\щ нопшви Н

“09Р~ ЭФЁ эфяйго ашмэи э юТГШ нэггио шЩГЬ н огошш э Шит Ш5Т Ш?Ш Ш1й ШШ! ШШд Ш

(5561 вху- вгагу ^ЗЭ ИОМЭХ ВЕВН МАВН HHwaf fBMB ояхэ< шэхв)С ш шис!ф- ?;’з ‘фос!п - fad tfoii n

Hi?id dxMa u^

138

У

3382.89

3280.68

3247.55

н

2934.23 2929.35

03

ю

а о

а, н

С

и

о

К Рн

2767.52

2712.06 2711.21

2660.46

2580.74

2535.31

2506.6

2504.08

2477.28

139

3586,91

3443,65

Он

а

3092,71

3082,16

3066,16

3064,3

3059,93

3057,15

3054,7

3050,08

С

U

6

К

Он

2816,18

2660,39 2652,49 2631,55

2575,41

2575,1

2567,99

140

U

2987,65

С

о

Рч

2881,58

2631,31

2532,38 2528,52 2524,12 2519,21 2516,12 2514,33 2506,9

141

л 3602.03 ?? 3599.14

н н

Он Он

с и

3533.75 3530.39 3527.48 3524.24 3512.12 3483.76 3450.33

3365.35

3349.29

3337.84

3319.68

3317.22

3307.95

3290.54

3282.72

3279.82

3273.96

3247.54

3243.16

3231.18

3208.23

3194.1

3146.82

3140.31

3128.7

3126.11

3093.99

3063.42

3036.1

3010.84

2961.17

2824.37 2769.67 2766.37 2718.78 2713.51 2703.18 2700.96 2689.3

S 1/1 Си

н о и к <и Он с

и

!?•

2618.37

2600.27

2598.81

2544.8

2529.3

2506.27

142

В качестве объекта в первом случае было выбрано изделие из серебра 925 пробы на малом участке (1 мм2) поверхности которого было осуществлено внедрение частиц алюминия путем активного динамического контакта.

Во втором случае объектом явилось оконное стекло, толщиной 4 мм, в поверхностный слой которого были внедрены микрочастицы меди. Внедрение было осуществлено воздействием на стекло раскаленных микробрызг меди, полученных в результате применения наждачного круга.

Результаты экспериментов представлены на рисунках 6 и 7.

На рисунке 6 показаны фотографии спектров серебра, алюминия и экс- периментального образца (серебро + алюминий). Спектр эксперименталь- ного образца расположен в центре. Как видно из представленной спектро- граммы в экспериментальном образце интенсивно проявились линии серебра (3382,89; 3280,68; 3247,55; 2934,23; 2929,35; 2767,52; 2712,06; 2711,21; 2660,46; 2580,74; 2535,31; 2506,6 Е), а также с меньшей интенсивностью проявились линии алюминия (3092,71; 3082,16; 2660,39; 2652,49; 2575,41; 2575,1; 2567,99 Е). Различие в интенсивностях спектралных линий, как известно, свидетельствует о различии в концентрациях, что подтверждает истинность полученных результатов.

Таким образом, проведенный эксперимент доказывает возможность проведения исследований микронеоднородностей металла в металле мето- дом прямого лазерного микроанализа.

На рисунке 7 для сравнения представлены спектры используемого в даль- нейшем эксперименте стекла и кремния, так как он является основным ком- понентом стекольной массы. Как видно из спектрограммы в образце стекла помимо кремния (2987,65; 2881,58; 2631,31; 2532,38; 2528,52; 2524,12; 2519,21; 2516,12; 2514,33; 2506,9 Е) имеется множество примесей иных элементов, возникающих в процессе изготовления стекла.

На рисунке 8 представлены результаты исследования микронеодно- родностей меди в стекле. Спектр экспериментального образца расположен аналогично рисунку 6 - в центральной части. В нижней части изображена спектрограмма стекла, в верхней меди.

9’эид

( у) ИШНШОПЛЗ ёхмэиз

i , Is

I . f

HI

ю

CO_

oo”

?г- CO CD CO Ю CO

h-т-т- СООТ^Г^О

rao

CO ХГ

2660, 2652

о

oo IN

CN

CM © ~- SO

1/-S

CN ?4-

Г- CM — о

чО >™ i— о

r~- t~~ r^ VO

r-t c( ri r J

(3y) odgsdso ёхнэиэ

f^d

вшшэсЫ CLLMSLQ

ю

CD со

CD CM

CO

ю

со со см

со

?г-

СО

со см

145

2618.37 2600.27 2598.81

2544.8 2529.3 2506.27

”~^~”^- §L “^ЗЯЁ У ДВЕ:

+

о л ^ч Ч « D О) S и _

2528 2524 2519 2516 2514 2506

52 12 21 12 33 9

146

Полное совпадение спектров стекла свидетельствует о хорошей повто- ряемости экспериментальных результатов. Наличие в спектре эксперимен- тального образца, хоть и слабо видимых, но четко различимых линий меди (3307,95; 3273,96; 3247,54; 3243,16; 3231,18 Е) свидетельствует о возможности проведения аналогичных исследований.

Таким образом, проведенные эксперименты подтверждают возможность проведения исследований микронеоднородностей металла в металле и ме- талла в стекле.

Что касается условий проведения анализа, то необходимо отметить, что в отличие от микронеоднородностей, при криминалистическом исследовании макрообъектов, наоборот, предпочтительнее подобрать условия прове- дения анализа с большей частотой. Это объясняется тем, что на поверхности макрообъектов могут находиться различного рода загрязнения, окислы (например, ржавчина) и пр., поэтому, чтобы исключить искажение результатов анализа необходимо испарить больший объем вещества. Все это необходимо учитывать при исследовании и сравнении полученных результатов макро- и микрообъектов.

Важной стадией криминалистического исследования микронеоднород- ностей объектов КЭВМИ является сравнительное исследование.

Если возникает вопрос о том, какова природа микронеоднородностей, необходимо провести их сравнительное исследование с экспериментальны- ми образцами объектов-носителей. В процессе такого исследования определяется отношение сходства-различия сравниваемых предметов, явлений, событий. Формами отношения сходства-различия в криминалистическом сравнительном исследовании являются: одинаковость-неодинаковость, равенство-неравенство, соответствие- несоответствие.

Процесс сравнения проводится последовательно от общего к частному, такой подход при исследовании признаков микронеоднородностей объек- тов-носителей представляет наиболее естественный и удобный путь к полному познанию их свойств, соответствующий логическому ходу мышления.

147

Существенной особенностью исследовательской стадии диагностического исследования микронеоднородностей является необязательность образцов для сравнения. В качестве последних могут выступать сведения, полу- ченные из ГОСТов, инструкций, а так же справочные данные и данные, по- лученные в результате проведения экспертных экспериментов.

Цель и основное содержание сравнительной стадии диагностического исследования состоит в установлении характерных свойств изучаемых микронеоднородностей. Сравнение в диагностике ограничено сопоставлением общегрупповых признаков изучаемого явления с признаками определенных групп явлений. Сравнение при идентификации осуществляется по признакам конкретного единичного объекта. Если при проведении идентификационного исследования между сравниваемыми микронеоднородностями установлены существенные отличия по форме, цвету, микроструктуре и размерам, констатируется отсутствие тождества.

В процессе исследования эксперт должен стараться, по возможности, дать оценку каждому конкретному признаку с точки зрения его характерности, частоты повторяемости, т.е. с учетом существенности. Такую оценку проводить сложно в виду объективных причин (например, предоставление в распоряжение эксперта непредставительных образцов для сравнения), она зависит от степени профессиональной квалификации эксперта и в определенной степени от практического опыта в проведении такого рода исследований, так как только в этом случае эксперт может с уверенностью судить о частоте встречаемости определенного конкретного признака и его существенности.

Оценка признаков и формирование выводов. Оценка обнаруженных признаков микронеоднородностей осуществляется в результате раздельно- го и сравнительного исследования, в процессе которых эксперт выделяет, сопоставляет и оценивает их отдельные признаки и свойства. Но окончательный ответ может быть получен лишь при изучении взаимосвязи, взаимодействия и взаимообусловленности всех сторон исследуемых микронеоднород-

148

ностей объектов КЭВМИ, после оценки всей совокупности установленных совпадений и различий, обнаруженных в процессе анализа и сравнения.

Безусловно, одним из актуальных вопросов методики криминалистической идентификационной экспертизы, использующей данные об элементном составе объектов, является выделение и оценка идентификационных признаков.

С нашей точки зрения, изменение свойств материальной субстанции, в ряде случаев, может быть успешно определено с помощью исследования мик- ронеоднородностей (например, при отливке изделия из металла, в форму и в материал попадают различные загрязнения или микровключения, что отображает изменение свойств исходного материала при образовании целого).

Свойства микронеоднородностей идентифицируемого объекта могут рассматриваться как признаки только после объяснения происхождения этих свойств в связи с конкретными условиями. Выделение признаков на основе данных анализа элементного состава обычно имеет различную сложность. Например, при идентификации по частям единичного твердого тела (режущего полотна пилы, клинка ножа и т.п.) особенности элементного состава определяются как тем. из части какого материала изготавливается предмет, так и тем, какие особенности состава возникли в процессе и после завершения изготовления этого предмета (например, наличие микровключений).

Выделение экспертом признаков микронеоднородностей базируется на предварительном изучении объектов-носителей, специфической оценке суб- станциональных и иных свойств, отношений вещей. Необходимо отметить, что при решении идентификационных задач, связанных с исследованием микронеоднородностей объектов КЭВМИ, раскрытие содержания иденти- фикационного признака связано с познанием качественной определенности элемента материальной обстановки. Действительно, если речь идет об идентификации, в том числе и по микронеоднородностям, конкретной массы материала по отделенной от него части, то надо стремиться определить такие свойства, которые позволяют выделить эту массу как нечто отдельное. Оче-

149

видно, что при таком подходе элементный анализ направлен на выявление тех изменений состава, которые «приобретены» массой в ходе и после ее образования, что позволяет характеризовать единичный (разовый) объем материала, пошедший на изготовление объекта исследования (например, плавку металлов, составленную из случайных материалов и пошедшую на изготовление определенного предмета).

Большинство же микронеоднородностей объектов, как нам представляется, существует вне связи с обстоятельствами дел. Причины образования различного рода микронеоднородностей обусловлены как технологией производства, так и условиями существования (эксплуатации, хранения) объекта.

Оценивая соответствие или несоответствие признаков микронеоднород- ностей, эксперт определяет, являются ли несходство, несовпадение, разли- чия признаков существенными или нет, можно ли ими пренебречь как несу- щественными, предварительно объяснив причины различия. Определив со- ответствие признаков, он анализирует их совпадение, которое может выра- жаться многозначно (цвет, форма, размеры, микроструктура, элементный состав).

В каждом случае отождествления эксперт должен установить, что пре- обладает в результате сопоставления: совпадение или различие, чем объяс- няются имеющиеся различия, являются ли они закономерными или случай- ными, естественными или искусственными, существенными или несущественными; не исключают ли они возможности вывода о тождестве.

И, наконец, сопоставление результатов оценки различий и совпадений образует конечный этап синтеза и всего исследования, завершающийся об- щим выводом.

Завершая оценку совпадающих и различающихся признаков, эксперт формулирует вывод о наличии или отсутствии тождества, опираясь при этом как на результаты исследования, так и на научные основы идентификации данного рода объектов КЭВМИ, собственный экспертный опыт, результаты

150

обобщения экспертной практики. Вывод эксперта должен логически выте- кать из его исследования и не противоречить промежуточным выводам, к которым он приходил на разных стадиях исследования.

Результат экспертного идентификационного исследования может быть категоричным (устанавливающим тождество или различие объектов) и ве- роятностным. Последний делается экспертом в том случае, если комплекс идентификационных признаков недостаточен для категоричного вывода. Вероятностный вывод может быть использован лишь в оперативно- розыскной работе, так как доказательственного значения не имеет.

Конкретность вывода, носящего диагностический характер, зависит от объема и характера информации об исследуемой ситуации, а при экспертизе - еще и от степени детализации вопросов, поставленных эксперту.

Таким образом, из выше.изложенного можно сделать вывод, что иссле- дование объектов КЭВМИ по микронеоднородностям с использованием методов оптической микроскопии и прямого ЛМСА достаточно перспективно, а методика элементного анализа микронеоднородностей в криминалистических исследованиях предусматривает не только определение состава этих вещественных доказательств, но также последующую интерпретацию данных анализа с целью выявления тех конкретных диагностических и идентификационных признаков, которые связаны с особенностями элементного состава объектов. В результате объяснения происхождения характеристик элементного состава микронеоднородностей могут быть выделены признаки родового, группового и индивидуализирующего значения и использованы для целей криминалистической диагностики и идентификации.

Анализ экспертной практики показывает, что эксперты при выполнении криминалистического исследования микронеоднородностей объектов в рамках экспертизы веществ, материалов и изделий очень часто неверно вы- бирают методы исследования и их последовательность, упускают из вида саму возможность исследования микронеоднородностей, неправильно оценивают результаты их исследований и, как следствие, формулируют неточные

151

выводы. Все это приводит к снижению эффективности использования ре- зультатов экспертизы в раскрытии и расследовании преступлений.

В связи с этим, для облегчения и удобства изучения экспертами микро- неоднородностеи объектов КЭВМИ нами разработаны алгоритмы диагностического и идентификационного исследования (см. Схемы 1, 2), с использованием при этом метода моделирования.

В настоящей работе предлагается два вида алгоритмов:

  • диагностического исследования в целях установления наличия на пред- мете микронеоднородностеи, выявления их природы, а также определения механизма формирования микронеоднородностеи на объекте-носителе;
  • идентификационного исследования - в целях установления целого по частям при отсутствии единой линии разделения по имеющимся микронеод-нородностям.
  • Предлагаемые варианты алгоритмов не претендуют на безупречность решений, но могут оказать экспертам помощь при проведении исследований микронеоднородностеи.

152

АЛГОРИТМ ДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

| ВИЗУАЛЬНЫЙ ОСМОТР НЕТ

МИКРОСКОПИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Имеются ли микронеоднородности на поверхности исследуемого образца ?

k RKTROn

ДА

МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

НЕТ

Имеют ли микронеоднородности признаки внешней морфологии ?

СПЕКТРАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ВЫВОД

ДА

I

Анализ и сопоставление совокупности данных визуального

осмотра, микроскопического исследования и другой

собранной в ходе расследования информации

I

ВЫЯСНЕНИЕ ПРИЧИН ВОЗНИКНОВЕНИЯ МИКРОНЕОДНОРОДНОСТЕИ

ЭКСПЛУАТАЦИОННЫЕ

S 35 «

Э о, «

S

St о

5 С

ш «я

I 35

Я <ь>

к

35 со О

ш

О С5

«S 35 S

2 S о.

&

О

с

ID

5

о,

с

Э

S

35 СО

СПЕКТРАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

о CQ

ВЬЮОД

Схема 1

153

АЛГОРИТМ ИДЕНТИФИКАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

МИКРОСКОПИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Морфологические признаки сравниваемых образцов

нет

Сходн ы ли призна ки (цвет, форма, размер ы, микрос трукту ра) микро неодно роднос тей сравни ваемы х образц ов?

да

Цвет (форма, размеры, микроструктура)

микронеоднородностей существенно

различается (ются)

Сходны ли сравниваемые микронеоднородности по расположению (локализации) на поверхности исследуемых образцов?

да

Т

нет

ВЫВОД об отсутствии индивидуального тождества

Установлена ли одинаковая совокупность родовых, групповых, индивидуализирующих признаков?

да

нет

ВЫВОД о наличии индивидуального тождества

ХИМИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

нет

Сходн ы ли микро неодно роднос ти исслед уемых образц ов по природ е вещест ва их образу ющего ?

да

ВЫВОД

об отсутствии

индивидуального тождества

Органическое

ИК, УФ-

спектроскопия

Неорганическое

ЛАЗЕРНЫЙ МИКРОАНАЛИЗ

нет

ВЫВОД

об отсутствии

индивидуального тождества

Сходны ли микронеоднородности исследуемых образцов по элементному (молекулярному) составу?

нет

I

Установлена ли одинаковая

совокупность родовых и

групповых признаков?

да

нет Установлена ли одинаковая совокупность и индивидуализирующих признаков? да Да

+

I ВЫВОД

об общей родовой, групповой принадлежности ВЫВОД о наличии индивидуального то асдества . Схема 2

154

3.2. Оценка и использование результатов криминалистического исследо- вания микронеоднородностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий

Криминалистическое значение результатов экспертного исследования микронеоднородностей объектов КЭВМИ заключается в возможности ис- пользования полученных данных для установления существенных обстоя- тельств расследуемого события. В практической реализации результатов экспертизы необходимо выделить две стадии: оценку экспертного заключения и использование установленных экспертизой фактических данных.

Заключение эксперта, как и любое другое доказательство, подлежит оценке следователем и судом на всех этапах доказывания. Заключение эксперта не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, подлежит оценке по внутреннему убеждению судей [131]. Мы солидарны с теми авторами, которые наряду со следователем, судом и прокурором, включают в число субъектов оценки заключения эксперта иных участников процесса - подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и ответчика, защитника.

Известно, что под оценкой заключения эксперта понимают процесс ус- тановления относимости и допустимости заключения, определения форм и путей использования в доказывании.

Для оценки заключения представляются полезными рекомендации В.К. Лисиченко, считающего-, что оценку заключения эксперта необходимо проводить последовательно, с учетом его структурных элементов. В каче- стве последних автор выделяет; а) процессуально-организационные условия производства экспертизы по делу; б) вопросы, поставленные эксперту; в) объекты и материалы, использованные экспертом; г) проведенные исследования и полученные результаты; д) ответы на поставленные вопросы; е) приложения к заключению [107, с.31].

155

Анализ процессуальной стороны заключения следователем, судом про- водится с целью проверки соблюдения требований закона при подготовке материалов для назначения экспертизы, правильности ее оформления и приобщения к делу, соблюдения требований закона при назначении и производстве экспертизы, оформлении заключения.

Проверка соблюдения закона включает проверку соблюдения прав об- виняемого, подозреваемого, прав и обязанностей эксперта и др.

Уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено обяза- тельного ознакомления с заключением экспертизы подозреваемого (кроме случая помещения его в медицинское учреждение при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы - ст. 188 УПК РСФСР). Его права гарантируются тем, что после привлечения в качестве обвиняемого ему предоставляется заключение эксперта.

Проверка соблюдения прав и обязанностей эксперта включает в себя проверку соблюдения требований ст. ст. 67. 80, 82, 187 и др. УПК РСФСР. В частности, устанавливается, была ли эксперту предоставлена возможность знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, было ли удовлетворено ходатайство о представлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения. Неполнота материалов, представленных эксперту, создает обоснованное сомнение в правильности его выводов. Проверяется также, участвовал ли эксперт при производстве по делу в качестве специалиста, его зависимость от участников процесса.

Соблюдение требований процессуального закона относится и к оформ- лению заключения. Поэтому следователям и судьям необходимо обратить внимание в заключении на полноту сведений о личности экспертов и объеме проведенных ими исследований, о материалах исследуемых экспертами, о вопросах, поставленных на разрешение и о мотивированных ответах на них (ст. 191 УПК РСФСР). Анализ практики производства КЭВМИ показывает, что эксперты во вводной части заключения зачастую не приводят сведения об образовании, специальности, должности, стаже работы. Это может по-

156

ставить под сомнение использование заключения в качестве доказательства, поскольку нарушаются требования процессуального закона. Кроме того, отсутствие сведений об образовании экспертов, их специальности усложня- ет оценку экспертного заключения, компетентности эксперта.

Оценка следователем, судом компетентности эксперта, проводившего исследования микронеоднородностей объектов КЭВМИ, имеет большое значение. Некомпетентность эксперта может проявиться, во-первых, в отсутствии подготовки по применению необходимых естественнонаучных и технических специальных познаний (следствие этого - неправильный выбор методов, ошибки в их использовании, истолковании результатов и т. п.) и, во-вторых, в неумении выделить и синтезировать криминалистически значимые данные для решения поставленных вопросов. При криминалистическом исследовании микронеоднородностей в экспертном учреждении оценка компетентности эксперта упрощается, так как все сотрудники экспертных институтов и лабораторий, производящие экспертизы, проходят специальную подготовку и аттестацию на право производства определенного вида экспертиз. Соответствие проводимых исследований подготовке эксперта контролируется руководителем экспертного учреждения. Если КЭВМИ включающая исследование микронеоднородностей объектов по какой-то причине проводится не в экспертном учреждении, то следователю, суду необходимо особенно тщательно изучить информацию о профессиональных знаниях и опыте экс- перта.

Необходимо отметить, что иногда эксперт выходит за пределы своей компетенции, давая, например, в выводах умозрительное истолкование до- казательственной роли исследуемых микронеоднородностей. Сведения, вы- ходящие за пределы компетенции эксперта, в дальнейшем не могут исполь- зоваться, но содержащиеся в выводах фактические данные, установленные проведенными исследованиями в соответствии с компетенцией эксперта, со- храняют свое значение.

157

Далее проводится проверка соответствия вопросов, принятых экспертом к разрешению, вопросам, поставленным в постановлении (определении): не изменены ли они, не сокращен ли их объем. Судам надлежит учитывать, что вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение по ним не могут выходить за пределы специальных познаний лица, которому поручено проведение экспертизы (ст. 78 УПК РСФСР). Проведя оценку этой части заключения, следователь, прокурор, суд в дальнейшей оценке исходит из имеющихся в заключении сведений об образовании, практическом опыте, стаже работы, специализации эксперта, из содержания заключения и хода исследования [197].

Следующим этапом оценки заключения является проверка достоверности материалов экспертизы. Правильная подготовка материалов во многом определяет достоверность экспертных выводов. Анализ практики показал, что нередки случаи, когда следователь не приобщает к делу вещественные доказательства, недостаточно полно фиксирует состояние объектов, особенно наличие у них микронеоднородностей криминального характера, допускает небрежность при упаковке объектов-носителей, что приводит к уничтожению такого рода следов.

Оценка следователем, судом методической стороны заключения по криминалистическому исследованию микронеоднородностей объектов КЭВМИ является наиболее сложной. Это объясняется тем, что субъекты оценки заключения эксперта не обладают в достаточном объеме специальными знаниями в области физических, физико-химических и иных методов, применяемых экспертами при исследовании микронеоднородностей. Иногда следователи вообще не подвергают экспертные заключения такого рода оценке, не вникают в сущность сформулированных экспертом выводов. Такой подход к использованию заключения является необходимым элементом общей оценки доказательств по делу, без которой невозможно установление истины в процессе расследования. Здесь необходимо обращать внимание на соответствие используемых экспертных методик рекомендуемым и апробированным, воспроизводимость результатов при использовании дополняю-

158

щих методов исследования и полноту фиксации признаков объекта перед их разрушением.

При оценке экспертного заключения следователю, суду нужно мобили- зовать свои профессиональные знания в области криминалистики и других дисциплин, предусмотренных программой юридического образования, а также получать необходимые сведения в области естественно-научных методов, математики и техники из периодически издаваемых специально для юридических работников пособий, справочников, монографий и т.п.

Оценка научной обоснованности заключения значительно облегчается при производстве экспертизы в судебно-экспертном учреждении, так как ис- следования в этих условиях, как правило, строятся в соответствии с научными методиками, заранее апробированными и рекомендованными для экспертной практики.

При возникновении определенных сомнений в обоснованности приме- няемой методики следователь, прокурор, суд могут получить консультацию у специалиста по поводу научной обоснованности методов, используемых для исследования, допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения (ст. 192 УПК РСФСР). В случае неполноты или недостаточной ясности заключения эксперта следователь, суд могут назначить дополнительную экспертизу, а в определенном случае (необоснованность или сомнения в правильности первичной экспертизы) может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая другому эксперту или другим экспертам (ст.81 УПК РСФСР).

Мы считаем, что существует реальная возможность объективной оценки следователем, судом заключения эксперта по результатам криминалисти- ческого исследования микронеоднородностей с использованием предложенных нами алгоритмов диагностического и идентификационного исследования. При этом может оцениваться как выбранный экспертом набор методов исследования, так и их последовательность, как полнота выделенных признаков микронеоднородностей. так и правильность их оценки.

Оценка методической части заключения по исследованию микронеод-

159

нородностей тесно связана с проверкой иллюстративного материала (при- ложений): фотоснимков, спектрограмм, схем и др., которые, с одной сторо- ны, обеспечивают наглядность и убедительность экспертного заключения, а, с другой стороны, часто в случае экспертного исследования микронеодно-родностей являются единственными материалами, по которым можно проводить дополнительную или повторную экспертизу.

Анализ признаков объектов позволяет следователю, суду эффективно оценить и выводы эксперта, их обоснованность и достоверность, при этом проверяется также, на все ли-поставленные перед экспертом вопросы были даны выводы.

Как показал анализ экспертных заключений существуют, на наш взгляд, следующие недостатки проведения ЛМСА объектов КЭВМИ (в том числе и микронеоднородностей) и отражения его результатов в экспертных заклю- чениях:

  • отсутствие контрольных, холостых проб, особенно в тех случаях, когда методика анализа предусматривает использование вспомогательных ма- териалов (ацетон, клей, оргстекло, сургуч и пр.). Этот легко устранимый недостаток тем не менее отмечается во многих проанализированных заключениях;
  • почти во всех проанализированных заключениях отсутствуют схемы проведения анализа с указанием последовательности получения спектров и тех или иных особенностей, отмеченных при анализе того или иного объек- та. «Такие схемы целесообразно приводить (предпочтительнее в приложе- нии. если анализируется значительное количество объектов) для того, чтобы можно было оценить правильность организации анализа и в случае необходимости проверить соответствие результатов спектрограммам.» [157, с.7];
  • недостаточно четко во многих заключениях излагаются условия анализа, которые так же. как нам представляется, целесообразно давать в при- ложении. Выбор тех, или иных условий практически ни в одном из проана- лизированных заключений не обосновывается предварительными экспери-

160

ментами на одном из объектов экспертизы или же ссылкой на ранее разработанную методику;

  • в большинстве заключений на ЛМСА от всех объектов отбирается по одной пробе (даже в тех случаях, когда представлено достаточное количе- ство вещества), что, по нашему мнению, обедняет информацию об исследо- ванных объектах и затрудняет интерпретацию полученных данных с учетом неоднородности исследуемых материалов. Анализ каждого объекта в 2-3 повторностях позволил бы выявить вариационность состава материа- ла, особенно существенную, например, для многослойных частиц (в связи с возможными колебаниями толщины слоев), кустарно нанесенных Л КП, микроколичеств вещества в пробах (из-за недостаточной их представительности), и дать правильную криминалистическую оценку результатам исследования. При несоблюдении этого требования частные выводы экспертов не всегда убедительны;
  • при проведении сравнительного ЛМСА во всех случаях для получения сопоставимых результатов при выборе числа проб (и соответственно коли- чества вещества для получения одного спектра) следует ориентироваться, с нашей точки зрения, на наименьшее количество материала, составляющее один из сравниваемых объектов. Как правило, металлы или сплавы, подле- жащие сравнительному исследованию или идентификации, представлены в количестве, достаточном для анализа нескольких параллельных проб и оценки воспроизводимости результатов;
  • много серьезных недочетов отмечается на стадии расшифровки спект рограмм, которая является одним из важнейших этапов ЛМСА. В ряде зак лючений расшифровка проводится небрежно, фрагменты спектрограмм сви детельствуют о том, что экспертами упущены из внимания некоторые из со держащихся в объектах элементов, иногда входящих в ЛКМ или сплав даже в значительных количествах. Известно, что при расшифровке спектров во избежание потери части ценной информации следует в первую очередь пользоваться самыми интенсивными («последними») аналитическими лини-

161

ями элементов. Соблюдение этого правила особенно важно в тех случаях, когда содержание элемента в объекте незначительно. В некоторых заключениях приведены фрагменты спектрограмм, низкое качество которых не позволяет рассматривать их в качестве иллюстрации. Затруднено рассмотрение спектрограмм в тех случаях, когда отсутствует спектр железа, не выведены аналитические линии обнаруженных элементов, не указаны длины волн и т.п.;

  • во многих заключениях отсутствует криминалистическая интерпретация элементного состава исследованных объектов, т.е. их дифференциация по возможному (вероятному) источнику происхождения самих объектов, примесей или загрязнений, микронеоднородностей, образовавшихся на по- верхности материала в процессе его хранения или эксплуатации и пр. Редко встречается оценка «обычности» или «необычности» элементного состава для того или иного материала, которая может еще более повысить доказательственное значение полученных результатов.

Необходимо отметить, что представление результатов ЛМСА с макси- мальной полнотой, четкостью и наглядностью облегчает оценку правильности использования возможности метода и обоснованности частного вывода. Ошибки и упущения в оценке полученных данных являются следствием недостатков в проведении различных этапов ЛМСА.

При оценке выводов эксперта необходимо исходить из основных прин- ципов: квалифицированности (формулировка на основании применения специальных познаний); определенности (вывод не должен допускать неоднозначность толкования); доступности (вывод должен быть понятен для лиц, не обладающих специальными познаниями) [144, с.29]. Так, вопросы об «идентичности сравниваемых объектов» являются неточными, а выводы по ним -недопустимыми. Вопрос о тождестве может быть поставлен и решен только в отношении одного объекта - «Любой объект может быть тождественен только самому себе» [145, с.23]. По.этой причине неточными являются и вопросы об идентичности (тождественности) свойств сравниваемых объектов», об

162

«установлении идентичности сравниваемых объектов по химическому составу», встречающиеся в постановлениях о назначении КЭВМИ.

Отрицательные выводы о тождестве, общей родовой, групповой при- надлежности и др. не представляют особых трудностей при их оценке со стороны следователей, судей. Для этих выводов характерной чертой является отделение проверяемого (проверяемых) объекта (объектов) от искомого. При оценке таких выводов судебно-следственным работникам необходимо проверить их обоснованность. Нередко несущественные различия, например, загрязнения объекта в «посткриминальный» период, во время хранения, транспортировки, непредставительные образцы для сравнительного исследования могут быть использованы экспертами как достаточные для вывода о различии объектов. К такому же выводу ведет игнорирование криминалистического исследования микронеоднородностей объектов представленных на экспертизу.

По своей форме отрицательным суждением является и вывод эксперта о невозможности решения поставленного вопроса, такой вывод не содержит доказательственной информации. Основаниями таких выводов являются выход поставленного на решение вопроса за пределы специальных позна- ний эксперта и недостаточность материалов (ст.82 УПК РСФСР). При оценке таких выводов следователь, суд должны их тщательно проверять. Исследуя микронеоднородности объектов эксперты нередко в качестве причин нерешения поставленных вопросов необоснованно указывают ограниченное количество вещества, недоброкачественность объекта.

Оценка выводов эксперта должна заканчиваться их сопоставлением с другими доказательствами дела - «Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности…» (ст.71 УПК РСФСР). Заключение эксперта не является обязательным для следствия и суда, однако их несогласие с выводами эксперта должно быть мотивированным (ст.80 УПК

163

РСФСР).

Представляется, что наиболее квалифицированно оценить методическую сторону заключения эксперта по результатам криминалистического ис- следования микронеоднородностей объектов КЭВМИ может лишь другой эксперт. Одним из направлений проверки качества экспертиз, является внешнее рецензирование, но на данном этапе эксперт оценивает заключение эксперта лишь при проведении повторной и дополнительной экспертиз.

Практическая реализация криминалистического значения результатов исследования микронеоднородностей объектов КЭВМИ (после их оценки) определяется возможностью использования полученных данных для уясне- ния и установления обстоятельств расследуемого события.

Криминалистическое значение результатов исследования микронеодно- родностей объектов имеет две стороны: оперативно-тактическую и доказа- тельственную. Оперативно-тактическое значение обусловлено возможностью использования информации, связанной с микронеоднородностями объектов, в тактических целях, т.е. для выдвижения версий, планирования расследования, принятия мер по розыску преступника. Доказательственное значение определяется возможностью использования микронеоднородностей объектов для установления фактических данных, имеющих значение для дела в рамках предусмотренного законом процессуального порядка.

Например, микронеоднородности могут информировать следственного работника о навыках и профессиональных признаках лиц, вовлеченных в сферу преступления. Определенную информацию о характере профессиональных занятий лица несут микронеоднородности, находящиеся на теле человека. Так, мелкие тела проникают через поражения кожного покрова и остаются в виде включений (сведения о такого рода профессиональных признаках содержатся в медицинской литературе). Нерастворимые твердые частицы могут сохраняться в кожных покровах всю жизнь (частицы абразивных материалов у точильщиков; частицы у рабочих, выполняющих металлообработку, у ремонтников).

164

Информация о профессии является очень ценной для установления лич- ности при обнаружении неопознанного трупа. На профессиональную дея- тельность, род занятий могут указывать различные микровключения веществ и материалов, найденные на одежде, обуви и предметах, принадлежащих лицам, связанным с расследуемым событием.

Несомненно большое значение имеет диагностика орудий преступления проводимая исходя, например, из внедренных в материал преграды материала определенного орудия взлома.

Важную роль в процессе расследования играет идентификация с помощью микронеоднородностей различных предметов, вовлеченных в сферу преступления. Идентификация возможна либо при установлении экспертом факта происхождения микронеоднородностей от идентифицируемого пред- мета (комплекта предметов), либо при наличии заключении о контактном взаимодействии конкретных предметов. Если доказана связь идентифицируемых предметов с преступником или потерпевшим (например, их собственность), то таким путем производится опосредованная идентификация этих лиц.

Идентификация объектов возможна при исследовании микронеоднород- ностей на оружии, орудии или инструменте.

В практике расследования распространена идентификация автомашин, подвергавшихся ремонту, окраске, по отделившимся многослойным микрочастицам ЛКП, где исследование микровключений в этих микрочастицах позволяет получить необходимую для отождествления криминалистически значимую информацию.

Микронеоднородности объектов могут использоваться для установления места совершения преступления, происхождения объектов, их локализа- ции, а также тех или иных обстоятельств дела. Например, криминалистическое исследование микровключений строительного материала на подошве подозреваемого и строительного материала с места совершения преступления; наличие на поверхности ключа микронеоднородностей, криминалиста-

165

ческое исследование которых свидетельствует о его изготовлении кустар- ным способом.

К обстоятельствам, выясняемым с использованием микронеоднородностеи, относится механизм расследуемого события. Например, в результате предварительного исследования микронеоднородностеи на поверхности форточки, замка и сейфа можно предположить, что преступник сначала взломал форточку, через которую проник в помещение, где, распилив дужку замка, похитил содержимое сейфа.

Отсутствие микронеоднородностеи на объекте в условиях, когда, судя по обстановке, они должны быть обнаружены, может расцениваться как не- гативное обстоятельство с выдвижением на этой основе версии об инсцени- ровке, ложных показаниях, сознательном изменении обстановки. Например, потерпевший сознательно заявляет о том, что у него дома из металлической шкатулки украдено большое количество золота, а криминалистическое исследование внутренней поверхности данной шкатулки показало отсутствие каких-либо микронеоднородностеи образованных золотом, что свидетельствует об инсценировке преступления.

Использование связанной с микронеоднородностями объектов инфор- мации для построения версий и в иных оперативно-тактических целях не требует выполнения какой-либо процессуальной процедуры. В отличие от этого в доказательственных целях могут быть использованы только те фактические данные, которые представлены в процессе доказывания предусмотренными законом средствами. К таким средствам, наряду с протоколами следственных действий и заключениями экспертиз, относятся вещественные доказательства.

Приобщение к делу в качестве вещественных доказательств объектов- носителей микронеоднородностеи имеет смысл тогда, когда заключением экспертизы подтверждено их значение для следствия, т.е. обоснована отно- симость к делу. Например, если следователем обнаружены и зафиксированы микронеоднородности на объектах-носителях, объекты- носители изъяты и

166

направлены на экспертизу. При получении этих предметов с микронеодно- родностями после производства экспертизы нет никаких препятствий для их приобщения к делу, так как эти предметы полностью соответствуют понятию вещественного доказательства. Изолированные от предмета- носителя экспертами микронеоднородности, например, с целью проведения микрохимического анализа, могут быть приобщены к делу наряду с предметом, от которого они отделены, с указанием причины их отделения в постановлении о приобщении. Если микронеоднородности объектов сохраняют значение для дела, и они считаются носителями полезной информации, которая может быть получена при осмотре или повторной экспертизе, -то приобщение таких объектов-носителей к делу как вещественных доказательств имеет практический смысл. Если же микронеоднородности объектов после проведения исследований настолько изменены, что не содержат никакой полезной информации, то это равнозначно их полному израсходыванию, и в качестве вещественных доказательств данные объекты использовать не представляется возможным.

Необходимо подчеркнуть, что при уничтожении или повреждении в ходе экспертизы микронеоднородностей объектов, эти объекты целесообразно приобщить к делу в качестве вещественных доказательств: в процессе дока- зывания они будут подтверждать подлинность объектов, их принадлежность конкретному лицу, нахождение на месте происшествия и т.д. Факт обнаружения на объектах микронеоднородностей с определенными признаками будет отражен протоколом осмотра и экспертным заключением.

Следовательно, во-первых, оценка результатов криминалистического исследования микронеоднородностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий проводится экспертом (например, в ходе дополнительных и повторных экспертиз), следователем (дознавателем) и судом.

Во-вторых, использование криминалистически значимой информации, полученной в ходе диагностических и идентификационных исследований объектов КЭВМИ по их микронеоднородностям, позволит более эффектив- но проводить раскрытие и расследование преступлений.

167

Заключение

  1. Диссертационное исследование позволило определить понятие мик- ронеоднородностей и дать их классификацию с точки зрения криминалистики.
  2. В предложенной методике криминалистического исследования мик- ронеоднородностей таких объектов КЭВМИ. как металлы и стекло, используется метод лазерного микроспектрального анализа в сочетании с оптической микроскопией. Методика элементного анализа микронеоднородностей в криминалистических исследованиях предусматривает не только определение состава этих вещественных доказательств, но и последующую интерпретацию данных анализа с целью выявления тех конкретных диагностических и идентификационных признаков, которые связаны с особенностями элементного состава объектов.
  3. Анализ характеристик элементного состава микронеоднородностей позволяет выделить признаки родового, группового и индивидуализирую- щего значения и использовать их для целей криминалистической диагностики и идентификации.
  4. Рассматривая процессуальные аспекты криминалистического иссле- дования объектов экспертизы веществ, материалов и изделий по микронеод-нородностям, диссертант аргументирует предложение о внесении изменений в ст. 67 УПК РСФСР с тем, чтобы исключить из нее п.З, запрещающий специалисту, участвовавшему в осмотре места происшествия, выступать по тому же делу в качестве эксперта. Такая корректировка закона позволила бы совмещать в одном лице функции и специалиста, и эксперта.
  5. С целью получения в ходе криминалистического исследования микро- неоднородностей более полной информации и повышения эффективности ее использования в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений необходимо расширить перечень справочно- вспомогательных учетов в судебно-экспертных учреждениях, добавив следующие:

168

  • каталоги технологических и рецептурных данных об изготовлении ве- ществ, материалов и изделий, наиболее часто встречающихся в криминалистических исследованиях;
  • натурные коллекции различных материалов (например, стекла, металлов, строительных материалов) с наиболее выраженными, характерными только для них микронеоднородностями технологического и криминально- го характера;
  • специальные базы данных (на магнитном носителе или в виде атласа) спектральных линий микронеоднородностей различных объектов. Такого рода базы данных должны содержать краткую информацию об обстоятельствах дела и причинах образования микронеоднородностей.
  1. Микронеоднородности.объектов криминалистической экспертизы ве- ществ, материалов и изделий имеют большое значение в качестве диагностических и идентификационных признаков, выявляющих особенности исследуемого объекта.
  2. Научная обоснованность и доказательственное значение результатов диагностического или идентификационного исследования, в ходе которого проводилось определение элементного состава, в значительной мере зави- сит от правильности выбора метода анализа с соответствующими метроло- гическими характеристиками и от сочетания отбора проб для элементного анализа с данными иных исследований (морфологических и т.п.). Диссер- тант выделяет метод ЛМСА как наиболее перспективный с точки зрения получения криминалистически значимой информации при исследовании микронеоднородностей объектов экспертизы веществ, материалов и изделий и предлагает использование этого метода в сочетании с оптической микроскопией.
  3. Криминалистическое исследование микронеоднородностей объек тов КЭВМИ может быть проведено в соответствии с предложенными авто ром алгоритмами:

169

-диагностического исследования - в целях установления наличия на пред- мете микронеоднородностеи, выявления их природы, а так же определения механизма формирования микронеоднородностеи на объекте-носителе;

  • идентификационного исследования - в целях установления целого по частям при отсутствии единой линии разделения по имеющимся микронеод-нородностям.
  1. Разработанные автором критерии оценки результатов криминалис- тического исследования микронеоднородностеи объектов криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий из них позволяют, опираясь на общие принципы оценочной деятельности в уголовном процессе, использовать криминалистически значимую информацию в ходе оперативных и следственных мероприятий для выдвижения экспертных и следственных версий, способствуют принятию мер по розыску преступника, а также установлению фактических данных, имеющих значение для дела в рамках предусмотренного законом процессуального порядка.

170 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Авдеева Г.К., Абанина Е.Н. Использование информации об элементном составе стекла для решения криминалистических задач // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1991. № 42.
  2. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. Корухов Ю.Г. и др. Криминалистика / Под ред. Р.С.Белкина. М/.НОРМА-ИНФРА, 1999.
  3. Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и основы новых методов судебной экспертизы. М.:Академия МВД РФ, 1995.
  4. Аверьянова Т.В. Методы судебно-экспертных исследований и тенденция их развития: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1994.
  5. Аграфенин А.В. и др. Основы криминалистической экспертизы мате- риалов, веществ и изделий: Учебное пособие / Под ред. В.Г.Савенко. М.:ЭКЦ МВД России, 1993.
  6. Аграфенин А.В., Одиночкина Т.Ф. Лазерный микроспектральный и атомно-абсорбционный анализ частиц простых углеродистых сталей: Методическое письмо. № 36. М.: ВНИИ МВД СССР, 1980.
  7. Алексеев А.А., Лазарев А.В.. Сальников В.Г. и др. Сравнительный анализ результатов применений комплексных методик криминалистическо- го исследования малых количеств почв //Экспертная практика. М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991. №31
  8. Алимджанов В.А., Вальдман В.М. Компетенция эксперта в уголовном процессе. Ташкент, 1986.
  9. Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика. -Минск: «Вышейшая школа», 1997.
  10. Ароцкер В.В. Об этике судебного эксперта // Криминалистика и су- дебная экспертиза. Вып.5. Киев, 1968.
  11. Арсеньев В.Д. О понятии заключения зксперта в свете общей теории судебных доказательств // Актуальные вопросы теории судебной эксперти- зы: Сборник научных трудов. Вып. 21. М., 1976.

171

  1. Арсеньев В.Д. Особенности правового регулирования проведения судебной экспертизы в экспертных учреждениях // Правовые проблемы су- дебной экспертизы: Сборник научных трудов ВНИИСЭ. Вып. 22. М., 1976.
  2. Арсеньев В.Д. Соотношение понятий предмета и объекта судебной экспертизы // Проблемы теории судебной экспертизы: Сборник научных трудов ВНИИСЭ. Вып. 44. М., 1980.
  3. Атлас спектра ртути / Под ред. С.Э.Фриш. Алма-Ата.: АН КССР, 1959.
  4. Белкин Р.С. Криминалистика и теория судебной экспертизы: природа и связи // Актуальные проблемы криминалистических исследований и ис- пользования их результатов в практике борьбы с преступностью. Сборник материалов международного симпозиума. М., ЭКЦ МВД РФ, 1994.
  5. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: БЕК, 1997.
  6. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.1: Общая теория крими- налистики. М: Юристъ. 1997.
  7. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.2: Частные криминалис- тические теории. М.: Юристъ, 1997.
  8. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.: Юристъ, 1997.
  9. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики: Учебное пособие. Т.1: Общая теория советской криминалистики. М.: Академия МВД СССР, 1978.
  10. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики: Учебное пособие. Т.2. М.: Академия МВД СССР, 1978.
  11. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические про- блемы советской криминалистики. М.: ВШ МВД СССР, 1970.
  12. Белкин Р.С. Нерешенные вопросы организации и правового статуса судебной экспертизы. // Вопросы теории судебной экспертизы и совершен- ствования деятельности судебно-экспертных учреждений: Сборник научных трудов. М.: ВНИИСЭ, 1988.

172

  1. Белкин Р.С. Экспериментальный метод получения образцов для срав- нительного исследования // Проблемы судебной экспертизы. Вып. 1. М., 1961.
  2. Бершадский Е.М. Микроследы в современной криминалистике // Физические и химические методы исследования материалов, веществ и изделий: Сборник научных трудов. М., 1979. № 40.
  3. Бибиков В.В., Булдырева Е.К.. Одиночкина Т.Ф. и др. Комплексное физико-химическое исследование строительных красок. М.: ВНИИ МВД СССР, 1975.
  4. Бибиков В.В., Дробнис В.К., Шумаускас В.М. Особенности исследо- вания микроколичеств веществ и материалов методами молекулярной спектроскопии: Методическое письмо. № 29. М.: ВНИИ МВД СССР, 1979.
  5. Бибиков В.В. Микрообъекты в раскрытии и расследовании преступ- лений. М.: МФЮЗО. 1985 .
  6. Бибиков В.В. Микрообъекты и их криминалистическое исследование методами молекулярной спектроскопии. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1981.
  7. Бобев К.К. Основы микротрасологии. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1984.
  8. Бобырев В.Г., Кузьмин Н.М. Физические и химические методы ссле- дования. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979.
  9. Бородина Е.А. О двух формах организации экспертного производства // Вопросы теории и практики судебной экспертизы: Сборник научных трудов. М.: ВНИИСЭ. 1990.
  10. Бычкова С.Ф. Современные направления развития института судебной экспертизы в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1995.
  11. Вандер М.Б., Корниенко Н.А. Следственный осмотр и предварительное исследование предметов и документов.- Ленинград: Прокуратура СССР, 1976.

173

  1. Вандер М.Б., Маланьина Н.И. Работа с микрообъектами при рассле- довании преступлений: Учебное пособие. Саратов: СВШ МВД РФ, 1995.
  2. Винберг А. И. Заключение по экспертизе от имени юридического лица //Социалистическая законность. 1974. № 12.
  3. Винберг А.И. Значение философской категории «свойство» в экспер- тном исследовании объекта //.Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы: Экспресс-информация. Вып. 5. М., 1983.
  4. Винберг А.И.. Малаховская Н.Т. Судебная экспертология: Учебное пособие.- Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1979.
  5. Винберг А.И. Научные и правовые основания криминалистической одорологии//Труды ВНИИСЭ. Вып.5. М, 1975.
  6. Винберг А.И. Некоторые философские учения об объекте судебной экспертизы // Актуальные проблемы судебной экспертизы: Сборник науч- ных трудов / Под ред. А.И.Винберга. Г.П.Прошиной, В.Д.Арсеньева и др. М.: ВНИИСЭ, 1984.
  7. Винберг А.И. Сравнение как метод исследования в криминалисти- ческой идентификационной экспертизе. М., 1972.
  8. Власов В.П. Следственный осмотр и предварительное исследование документов. М.: Госюриздат, 1961.
  9. Вопросы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений: Сборник научных статей /Под ред. В.Н.Хрус-талева. Саратов: СВШ МВД РФ, 1996.
  10. Выборнова А.А.. Дворкин А.И.. Энглин А.А. Методы предвари- тельного анализа вещественных доказательств в следственной работе // В помощь прокурору-криминалисту: Сборник научных трудов. Вып. 16. М., 1968.
  11. Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе. 4.2: Зак- лючение эксперта. М.: ЦНИИСЭ, 1968..

174

  1. Геккер Э.Б. Основные вопросы экспертизы в советском гражданском процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ленинград, 1956.
  2. Гончаренко В.И., Сегай М.Я., Попов Ю.П. Использование лазерных систем и основные направления их развития в криминалистической прак- тике// Криминалистика и судебная экспертиза. Киев. 1986. № 32
  3. Гордон Б.Е. Представительность анализируемых проб, существенность и несущественность признаков различия в криминалистической экспертизе веществ и изделий // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.23. Киев, 1981.
  4. Гордон Б.Е. Спектральный эмиссионный анализ и его применение в криминалистике, судебной химии и судебной медицине. Киев: Гостехиздат УССР, 1962.
  5. Грановский Г. Л. Криминалистическое понятие и классификация мик- рочастиц, особенности их исследования и использования в доказывании // Труды ВНИИСЭ. Вып.17. М.„ 1976.
  6. Грановский Г.Л. Свойства как объекты экспертного исследования и их признаки // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и прак- тики судебной экспертизы: экспресс-информация. Вып. 6. М., 1983.
  7. Дворкин А.И. Предварительное исследование вещественных дока- зательств при расследовании преступлений: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1974.
  8. Дулов А.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы. Минск, 1962.
  9. Железняк А.С. Теоретические основы и практика использования материальных следов в раскрытии и расследовании преступлений: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1976.
  10. Зайдель А.Н., Прокофьев В.К., Райский СМ. и др. Таблицы спект- ральных линий. М.: Наука. 1962.
  11. Зуев Е.И., Капитонов В.Е, Меженцев Г.Н. и др. Трасологическое ис- следование микрочастиц (микрообъектов). М., ВНИИ МВД СССР, 1979.

175

  1. Зуев Е.И., Меженцев Г.Н. К вопросу о трасологическом понятии «микрочастиц» // Труды ВНИИ МВД СССР, 1978. № 38.
  2. Зуев Е.И. Непроцессуальная помощь сотрудника криминалистического подразделения следователю. М., 1975.
  3. Зуев Е.И. Роль специалиста в расследовании преступлений // Крими- налистика на службе следствия. Вильнюс. 1967.
  4. Ильяшенко А.Г., Гордон Б.Е. Послойный эмиссионный спектральный анализ многослойных красящих покрытий с помощью лазерного мик- роанализатора ЛМА-10 // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.20. Киев, 1980.
  5. Инструктивное письмо о назначении и подготовке материалов для производства судебных экспертиз микрочастиц и микроследов веществ. Прокуратура СССР, Министерство юстиции СССР, М.,1975.
  6. Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях (уголовно-про- цессуальные и криминалистические аспекты). М., 1990.
  7. Капитонов В.Е., Кузьмин Н.М., Одиночкина Т.Ф. и др. Работа с микрообъектами на месте происшествия: Методическое пособие. М.: ВНИИ МВД СССР, 1978.
  8. Капитонов В.Е., Кузьмин Н.М., Одиночкина Т.Ф. и др. Состояние и пути совершенствования технико-криминалистических методов и средств работы с микрообъектами на месте происшествия. М.: ВНИИ МВД СССР, 1978.
  9. Карабач М.Л., Черняк Л.М. Использование метода лазерного мик- роспектрального анализа при экспертном исследовании объектов из стекла //Экспертная практика и новые методы исследования. ВНИИСЭ. М., 1990. №6.
  10. Кертес И, Лейстнер Л. Схема процесса выявления и исследования остатков микроскопического и субмикроскопического размера (ОМР): Ма- териалы международного криминалистического симпозиума социалистических стран. Берлин, 1973. № 25.

176

  1. Кизнер А.В. Специфика использования и оценки следователем рент- генографических исследований: Труды ВСШ МВД РФ. Волгоград, 1971.
  2. Кирсанов З.И. Криминалистическое распознавание и диагностика // Современные проблемы судебной экспертизы и пути повышения эффектив- ности деятельности судебно-экспертных учреждений в борьбе с преступностью. Киев, 1983.
  3. Кирсанов З.И. Математические методы исследования в криминалистике // Вопросы кибернетики и право. М., 1967.
  4. Кисин М.В., Митричев Л.С, Паршиков Ю.И. Особенности обнаружения и изъятия единичных текстильных волокон. Общие принципы их ис- следования: Методическое пособие. М: ВНИИ МВД СССР. 1977.
  5. Кириченко А.А. Основы судебной микрологии: Автореф. дис. … д- раюрид. наук. Киев, 1994.
  6. Кобулашвили Л.Л. Научные основы и общие положения кримина- листического идентификационного исследования жидкостей. Дис. … канд. юрид. наук. М., 1983.
  7. Козицын Л.А., Куплецкая Н.Б. Применение УФ-, ИК- и ЯМР спект- роскопии в органической химии. М., 1971.
  8. Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М.: МГУ, 1969.
  9. Колдин В.Я. Идентификация при производстве криминалистических экспертиз. М.: Юридическая литература, 1957.
  10. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М., 1978.
  11. Колдин В.Я. Некоторые вопросы индивидуализации идентификаци- онных объектов в процессе судебной экспертизы // Проблемы судебной экспертизы. М., 1961.
  12. Колев И., Одиночкина Т., Аграфенин А. Применение рентгенофлу- оресцентного, нейтронного активационного и атомно-абсорбционного ана- лиза для определения дистанции выстрела, вида и калибра оружия. М., ВНИИ МВД СССР, 1981.

177

  1. Колосова В.М. К вопросу об идентификации объектов судебно-ме- дицинской экспертизы спектрографическим методом // Вопросы судебной медицины. М.: Медгиз, 1959.
  2. Колосова В.М., Митричев B.C., Одиночкина Т.Ф. Спектральный эмиссионный анализ при исследовании вещественных доказательств. М.: ВНИИ МВД СССРЛ974.
  3. Комплексное криминалистическое исследование почв. М.гВНИИСЭ. 1978.
  4. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. М.: Наука, 1975.
  5. Корнеев В.А., Пчелинцев A.M., Ивченко Е.А. Криминалистическое исследование золото-серебряно-медных сплавов с помощью безэталонного микроспектрального анализа // Экспертная техника. Вып. 93. М., 1986.
  6. Корноухов В.Е., Орлов Ю.К., Журавлева И.А. Судебная экспертиза. Ч. 1.: Специальный курс. Красноярск: Изд-во Красноярск, ун-та, 1998.
  7. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: Научно-практическое пособие. М.: НОРМА-ИНФРА, 1998.
  8. Корухов Ю.Г., Фаталиев Ч.Э. Совершенствование норм УПК о су- дебной экспертизе с учетом их нравственной сущности // Актуальные про- блемы теории и практики судебной экспертизы: Сборник научных трудов. М.:ВНИИСЭ, 1989.
  9. Корухов Ю.Г. Трасологическая диагностика: Методическое пособие для экспертов. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1983.
  10. Косовец Ю.Г., Ставров О.Д. Локальный спектральный лазерный анализ в геологии. М.: Недра, 1983.
  11. Кошелева Л.И. Экспертное исследование теней для век: Методические рекомендации. М.: ЭКЦ МВД России, 1993.
  12. Крешков А.П. Основы аналитической химии. Т.1. М.: Химия, 1970.
  13. Криминалистика / Под ред. Р.С.Белкина. М., 1986.
  14. Криминалистика. Т.1 / Под ред. Б.А.Викторова и Р.С.Белкина. М: Юридическая литература, 1976.

178

  1. Криминалистика / Под ред. В.А.Образцова. М.: Юристъ, 1997.
  2. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф.Герасимова и Л.Я.Драпкина. М.: Высшая школа, 1994.
  3. Криминалистика: Учебник / Под ред. Н.П.Яблокова. М: БЕК, 1995.
  4. Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел: Учебное пособие / Под ред. В.Ф.Статкуса. М: ВНИИ МВД СССР, 1988.
  5. Кузнецов Р.А. Активационный анализ. М., 1974.
  6. Кукушкин Ю.А. Взаимодействие следователя и специалиста на месте происшествия // Экспертная практика. 1981. № 18.
  7. Кучеров И.Д. Соотношение тождества и различия. Минск.: Наука и техника. 1968.
  8. Лазеры в криминалистике и судебных экспертизах / Под общ. ред. Н.Г. Находкина, В.И. Гончаренко. Киев: Вища шк. Головное изд-во, 1986.
  9. Лебедева В.В. Техника оптической спектроскопии. М.: Изд-во МГУЛ977.
  10. Лейстнер Л., Буйташ П. Химия в криминалистике,- М., 1990.
  11. Лейстнер Л., Кузьмин Н.М. Аналитическая химия в криминалистике. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1980.
  12. Лейстнер Л. Некоторые проблемы применения эмиссионного спек- трального анализа в криминалистике // Бюллетень переводов зарубежной литературы. М.: ЦНИИСЭ, 1966. №2.
  13. Лисиченко В.К. Использование данных естественных и технических наук в следственной и судебной практике. Киев: Изд.-во Киевского унта, 1979.
  14. Лисиченко В.К. К вопросу о предмете и системе криминалистической экспертизы. // Криминалистика и судебная экспертиза: Республиканский межведомственный научно-методический сборник. Киев. 1982, Вып. 21.
  15. Лисиченко В.К. Особенности проверки и оценки заключений экс- пертизы на предварительном следствии и в суде // Криминалистика и судеб-

179

ная экспертиза: Республиканский межведомственный научно-методический сборник. Вып. 24. Киев, 1982.

  1. Лузгин И.М. Методологическая идентификационная экспертиза // Основы советской криминалистической экспертизы. М.: Юридическая лите- ратура, 1975.
  2. Львов Б.В. Атомно-абсорбционный спектральный анализ. М., 1966.
  3. ПО. Маланьина Н.И. Исследования изделий из стекла в целях иденти- фикации целого по частям, не имеющим общей поверхности разделения // Теория и практика идентификации целого по частям. Вып.24. М., 1976,

  4. Маланьина Н.И. Криминалистическое исследование стекла. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1984.
  5. Майлис Н.П. Криминалистическая трасология как теория и система методов решения задач в реальных видах экспертиз: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. М., 1992.
  6. Мейнке В. Активационный анализ с использованием быстрого ра- диохимического выделения с применением портативного нейтронного гене- ратора // Получение и применение радиоактивных изотопов. М.: Госатом издат, 1962.
  7. Мельникова Э.Б. Участие специалистов в следственных действиях. М.: Юридическая литература, 1974.
  8. Менцл П. Микроследы и их роль в раскрытии и расследовании пре- ступлений. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1980.
  9. Митричев B.C., Дворников А.И Антонова С.Н. и др. Инструктивное письмо о назначении подготовке материалов для производства судебных экспертиз микрочастиц и микроколичеств веществ // Методические ма- териалы по криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий. М.: ВНИИСЭ, 1976.
  10. Митричев B.C. Криминалистическое исследование некоторых ви дов вещественных доказательств методами эмиссионного спектрального ана лиза. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. ВИЮН, 1960.

180

  1. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий - новая отрасль криминалистической техники. Сборник научных трудов. Вып. 7. М.: ВНИИСЭ, 1973.
  2. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий // Общие положения методики и рекомендации по организации экспертного исследования вещественных доказательств. М.: ВНИИСЭ, 1978.
  3. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов: Изд.-во Сарат. ун-та. 1980.
  4. Митричев B.C. Научные основы и общие положения криминалис- тических идентификационных исследований физическими и химическими методами: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1971.
  5. Митричев B.C. Спектральный анализ фарного стекла // Вопросы судебной экспертизы и криминалистики. Алма-Ата, 1959.
  6. Митричев B.C., Таран М.Н. Основные положения экспертизы в целях установления факта контактного взаимодействия элементов вещной об- становки. М., 1978.
  7. Митричев B.C., Хрусталев В.Н. Основы криминалистического ис- следования материалов, веществ и изделий из них Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999.
  8. Митричев Л.С., Стрелова СВ., Торяник В.В. Применение рентге- ноструктурного анализа в криминалистической экспертизе. М., ВНИИ МВД СССР, 1973.
  9. Моисеенко А.Ф., Моисеенко И.Я., Якушева Н.И. Подготовка ма- териалов для судебных экспертиз микроследов и микрочастиц веществ. Пермь, 1978.
  10. Нагорный Г.М. Предмет судебной автотехнической экспертизы // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.8. Киев, 1971.
  11. Назначение и производство судебных экспертиз / Под ред. Г.П.А- ринушкина и А.Р.Шляхова. М.: Юридическая литература. 1988.

181

  1. Ноздрачев А.Ф. Пределы конкретизации законов и подзаконных актов министерствами и ведомствами Союза СССР // Ученые записки ВНИ-ИСЭ. Вып. 12. М, 1968.
  2. Образцы постановлений о назначении судебных экспертиз: Учебное пособие/ Под ред. А.Г.Филиппова. М.: МВШ МВД РФ, 1993.
  3. О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации: Постановление Государственной Думы о проекте федерального закона от 13.01.98.
  4. Одиночкина Т.Ф. Атомно-абсорбционный анализ микроколичеств стекла. Сборник научных трудов. Вып. 20. М: ВНИИСЭ, 1972.
  5. Одиночкина Т.Ф. Возможности применения атомно-абсорбцион-ного спектрального анализа при криминалистических исследованиях / Ма- териалы 2-го Международного симпозиума по криминалистике социалистических стран. Варшава, 1964.
  6. Одиночкина Т.Ф. Исследование объектов судебной экспертизы методом атомного абсорбционного спектрального анализа // Экспертная техника. М., 1973, № 40.
  7. Одиночкина Т.Ф. Определение марок оловянно-свинцовых припоев спектрографическим методом. Сборник научных трудов ВНИИ ООП. Вып.Ю. М., 1967.
  8. Ожегов К.С, Питрюк А.П. Исследование малого количества цемента как объекта криминалистической экспертизы // Экспертная практика. М., 1991..No 31.
  9. Ожегов К.С. Соколов Н.Г. О возможностях использования РЭМ для изучения формы зерен минералов // Экспертная практика.М., 1984. № 22.
  10. Организационно-правовые вопросы судебной экспертизы: Учебное пособие для экспертов / Под ред. Арсеньева В.Д. М.: ВНИИСЭ, 1979.
  11. О реорганизации Экспертно-квалификационной комиссии МВД России: Приказ МВД РФ № 190 от 31.03.97.

182

  1. Орешникова Е.Г. Спектральный анализ. М.: Высшая школа, 1982.
  2. Орлова В.Ф., Погибко Ю.Н. Современное состояние перспективы развития почерковедения и судебно-почерковедческой экспертизы // Современное состояние и перспективы развития традиционных видов криминалистической экспертизы: Сборник научных трудов. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1987.
  3. Орлова В.Ф., Шляхов А.Р. Принципы классификации задач крими- налистической экспертизы // Актуальные проблемы теории судебной экспертизы: Сборник научых трудов / Под общей ред. А.И.Винберга, Г.П.Проши-ной, В.Д.Арсеньева и др. М.: ВНИИСЭ. 1984.
  4. Орлов Ю.К. Объект экспертного исследования // Сборник научных трудов ВНИИСЭ. Вып. 8. Мл 1974.
  5. Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебном доказывании (уголовно-процессуальные, криминалистические и логико-гносеологические проблемы): Автореф. дне. … д-ра юрид. наук. М., 1985.
  6. Орлов Ю.К. Формы выводов в заключении эксперта: Методическое пособие / Под ред. А.А.Эйсмана. М.: ВНИИСЭ, 1981.
  7. Основы естественно-научных знаний для юристов. Учебник для вузов по курсу «Концепции современного естествознания» / Под ред. Е.Р.Рос- сийской.М.: НОРМА-ИНФРА, 1999.
  8. Основы криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий / Под ред. В.Г.Савенко. М.: ЭКЦ МВД России, 1993.
  9. Основы судебной экспертизы: Курс общей теории. М.: РФЦСЭ. Ч.1., 1997.
  10. О формировании и ведении централизованных оперативно-спра- вочных, розыскных, криминалистических учетов, экспертно- криминалисти-ческих коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации: Приказ МВД России № 400 от 31.08.93.

183

  1. Палиашвили Н.А. О праве руководителя судебно- экспертного уч- реждения контролировать качество заключения эксперта. // Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно- экспертных учреждений: Сборник научных трудов ВНИИСЭ.- М., 1973.
  2. Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература. 1964.
  3. Положение об организации и производстве судебных экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР. М.: ВНИИСЭ, 1972.
  4. Прасолова Э.М. Теория и практика криминалистической экспертизы: Учебное пособие. М., 1985.
  5. Прайс В. Аналитическая атомно-абсорбционная спектроскопия. М.: Мир. 1976.
  6. Пучкова Т.М. К вопросу о классификации экспертных криминали- стических задач в связи с расследованием некоторых веществ, материалов и изделий // Вопросы судебной экспертизы. Вып. 6. М., 1977.
  7. Пучкова Т.М. Сущность и классификация задач в судебных экспер- тизах // Теоретические и практические вопросы судебной экспертизы: Сборник научных трудов ВНИИСЭ. Вып. 38. М.. 1977.
  8. Пчелинцев A.M., Карабач М.Л. Обобщение экспертной практики исследования объектов судебной экспертизы методом лазерного спектраль- ного анализа // Экспертная практика и новые методы исследования: Эксп- ресс- информация. Вып.6. М.: ВНИИСЭ, 1980.
  9. Пчелинцев A.M., Матюшина Л.А. Применение атомно-абсорбци- онного анализа в баллистической экспертизе // Физические и химические методы исследования материалов, веществ и изделий. М.: ВНИИСЭ, 1976. №23
  10. Райбекас А.Я. Вещь, свойство, отношение как философские категории. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1977.
  11. Рейсе Р. А. Научная техника расследования преступлений: Курс лек- ций. /Под ред. Трегубова.- Санкт-Петербург, 1912.

184

  1. Романов Н.С. Судебно-экспертная диагностика как познавательный процесс // Вопросы теории и практики судебной экспертизы: Сборник научных трудов / Под ред. А.И.Винберга, Г.П.Прошиной, В.Д.Арсеньева и др. М.: ВНИИСЭ, 1983.
  2. Роскин Г.И., Левинсон Л.Б. Микроскопическая техника. М, 1977.
  3. Российская Е.Р. Концептуальные основы теории неразрушающих методов исследования вещественных доказательств: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1993.
  4. Российская Е.Р. Проблемы криминалистических и судебно-экспертных методов исследования вещественных доказательств // Проблемы совер- шенствования производства криминалистических экспертиз / Под ред. Б.Н.Морозова. Саратов: СЮИ МВД России, 1998.
  5. Российская Е.Р. Рентгеноструктурный анализ в криминалистике и судебной экспертизе. Киев, 1992.
  6. Российская Е.Р. Система криминалистики в свете современных пред- ставлений о природе криминалистики: Сборник научных трудов.- М.: ВНИИ МВД РФ, 1996.
  7. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. М.: Право и закон, 1996.
  8. Рудниченко А.И. Классификация и структура решения диагности- ческих задач, их место в системе задач судебной экспертизы // Теоретические вопросы судебной экспертизы. Вып.48. М.: ВНИИСЭ, 1981.
  9. Русанов А.К., Ильясова Н.В. Атлас пламенных дуговых и искровых спектров элементов. М.: Госгеолтехиздат, 1958.
  10. Рябов Э.В. Значение предварительного исследования доказательств при осмотре места происшествия для выдвижения следственных версий и проведения оперативно-розыскных мероприятий // Вопросы уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Казань, 1969.
  11. Салтевский М.В. Теоретические основы установления групповой принадлежности в судебной экспертизе (Методические и правовые пробле- мы): Дис. … д-ра юрид. наук. Харьков, 1969.

185

  1. Сегай М.Я. Методология судебной идентификации: Автореф. дис. … д- ра юрид. наук. Киев, 1970.
  2. Селиванов Н.А., Дворкин А.И. К вопросу о разработке технических средств, методов изъятия и предварительного исследования вещественных доказательств-микрочастиц // Некоторые вопросы борьбы с преступно- стью. Алма-Ата: Изд-во Казахстан, 1970.
  3. Селиванов Н.А. Идентификация как метод судебного исследования // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. Душанбе. 1966.
  4. Селиванов Н.А. Нужна ли криминалистике такая «диагностика» // Социалистическая законность. М.( 1988. № 6.
  5. Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных знаний при расследовании преступлений // Воп- росы борьбы с преступностью. Вып.1. М., 1965.
  6. Селиванов Н.А. Проблемы криминалистической техники // Советская криминалистика: теоретические проблемы. М.: Юридическая литература, 1978.
  7. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М.: Юридическая литература, 1982.
  8. Селиванов Н.А., Танасевич В.Г.. Эйсман А.А и др. Советская кри- миналистика: теоретические проблемы. М.: Юридическая литература, 1978.
  9. Селиванов Н.А., Юрин Г.С., Викторова Л.Н. Обнаружение невидимых и маловидимых следов. М., 1975.
  10. Скорик Н.В. Заключение судебного эксперта и доказывание по уго- ловным делам // Криминалистика и судебная экспертиза: Республиканский межведомственный сборник научных и научно-методических работ. Вып.
  11. Киев, 1973.
  12. Словарь основных и специальных терминов криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий. М.: ВНИИСЭ, 1987.
  13. Словарь основных терминов судебных экспертиз / Под ред. А.И.Вин- берг, А.Р.Шляхов, А.А.Эйсман и др. М.: ВНИИСЭ, 1980.

186

  1. Снетков В. А. Основные понятия теории криминалистической иден- тификации и диагностики // Особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы. М., 1989.
  2. Снетков В. А. Понятие судебной диагностической экспертизы // Со- временные проблемы судебной экспертизы и пути повышения эффективности деятельности судебно-экспертных учреждений в борьбе с преступностью: Тез. науч. конф. / Под ред. А.В.Яворской, В.К.Стинжа, Н.В.Скорик и др. Киев:ВНИИСЭ. 1983.
  3. Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики.- М.: ВНИИ МВД СССР. 1972. № 23.
  4. Советский энциклопедический словарь. М., 1989.
  5. Спивак Г.В., Сапарин Г.В., Быков М.В. Растровая электронная мик- роскопия //Успехи физических наук, Т.99. М., 1969.
  6. Спиридонов В.П. НАА при исследовании самородного золота // Применение физических и химических методов в судебной экспертизе: Сборник научных трудов. М., 1982.
  7. Степанов И.Е., Гладштейн И.Е. Конструирование форм для стек- лянных изделий. М., 1974.
  8. Сурменко Л.А., Брагин Н.И. Перспективы применения лазерного микроанализа в технологии контроля состава локальных областей материалов и узлов ИЭТ // Обзоры по электронной технике. Серия 7. М., 1992.
  9. Сысоев А.А., Чупахин М.С. Введение в масс-спектрометрию. М.: Атомиздат. 1977.
  10. Тарасова И.А., Калиновская Л.Т.. Л итунов А.Ф. Исследование дроби и картечи с целью установления источника их происхождения, способа изготовления. Алма-Ата, 1975.
  11. Тарасова PL А. Научные основы и практика идентификации объектов криминалистической экспертизы по элементному составу: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1980.

187

  1. Тарасов К.Е. Общая методология процесса диагностики как специ- фического вида познания: Автореф. дис. … д-ра филос. наук. М., 1969.
  2. Теория государства и права / Под ред. Королева А.И., Явич Л.С. Ленинград, 1987.
  3. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.: Юри- дическая литература, 1975.
  4. Техническая диагностика // Основные термины и определения. ГОСТ 20911-75. М.: Изд-во стандартов, 1975.
  5. Торяник В.В., Российская Е.Р. Рентгеноспектральный флуоресцентный анализ при исследовании объектов криминалистической экспертизы. М, ВНИИ МВД СССР, 1981.
  6. Трубицын Р.Ю., Щеглов О.А. Правовые аспекты исследования мик- рорельефа и микронеоднородностей вещественных доказательств // Проблемы совершенствования деятельности правоохранительных органов. Вопросы совершенствования расследования преступлений и дестельности ЭКП ОВД: Материалы научно-практической конференции / Под ред. С.В.Лавру-хина. Часть 2. Саратов: СЮИ МВД России. 1999.
  7. Уемов А.И. Вещи, свойства и отношения. М., 1969.
  8. Физический энциклопедический словарь. М.: Наука. 1984.
  9. Филосовский словарь. М.: Советская энциклопедия, 1986.
  10. Формирование, развитие и использование специальных знаний в области криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий. Саратов. 1980.
  11. Хрусталев В.Н. Ультрафиолетовая спектроскопия при исследовании автоэмалей II Экспертная практика. 1978. МП.
  12. Шахтарина Н.И. Методические основы научных обобщений в области судебной экспертизы // Актуальные вопросы судебно-технической экс- пертизы. М.: ВНИИСЭ, 1985.
  13. Шептулин А.П. Философия марксизма-ленинизма. М.: Политиздат, 1970.

188

  1. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при рас- следовании убийств. Иркутск: Восточно-сибирское книжное изд-во, 1976.
  2. Шляхов А.Р. Задачи судебной экспертизы // Экспертные задачи и пути их решения в свете НТР: Сборник научных трудов / Под. ред. А.И.Вин- берг, Г.П.Прошина, В.Д.Арсеньев и др. Вып.42. М. 1980.
  3. Шляхов А.Р. О свойствах объектов и их отображениях, изучаемых судебными экспертами // Актуальные проблемы судебной экспертизы: Сборник научных трудов / Под ред. А.И.Винберга, Г.П.Прошиной, В.Д.Арсенье-ваи др. М., 1984.
  4. Шляхов А.Р. Предмет и система криминалистической экспертизы: Сборник научных трудов ВНИИСЭ. Вып. 3. М.. 1971.
  5. Шляхов А.Р. Современные проблемы теории и практики кримина- листической экспертизы в СССР. Дис. … д-ра юрид. наук. Ленинград, 1971.
  6. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение.- М.: Юридическая литература, 1979.
  7. Шляхов А.Р. Сущность криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них (КЭМВИ). М: ВНИИСЭ, 1979.
  8. Щеглов О. А. Возможности использования метода лазерного спект- рального микроанализа при’ исследовании объектов криминалистических экспертиз // Актуальные вопросы научных исследований: Межвузовский сборник научных трудов, 4.1. Саратов, Изд-во Сарат. пед-го ин-та, 1997.
  9. Щеглов О.А., Хрусталев В.Н., Сурменко Л.А. и др. Использование автоматизированного лазерного микроанализатора в криминалистических исследованиях // Проблемы использования автоматизированных систем в экспертно-криминалистической практике / Под ред. В.Н.Хрусталева. Сара- тов: СЮИ МВД РФ, 2000.
  10. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. Ленинград: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976.
  11. Эйсман А.А. Заключение эксперта (структура и научное обоснование). М.: Юридическая литература, 1967.

189

  1. Яблоков Н.П. К вопросу об экспертизе по технике безопасности // Экспертиза при расследовании преступлений. Вып. 7. Вильнюс, 1969.

220.Adam J.S. Sicherung und Untersuchung von Bodenpoben. - Forum der Kriminalistik. 1975. JSfe 5.

  1. John F.G. Homogeneity and the Structure of glass. - Glass Industry, 1967, v.48. No 8.
  2. Matherny M. Prufungder Homologie von Spektrallinienpaaren.- Chem. zvesti 24. 1975.
  3. Schwenzer K. Die Amwendung von Prenaband zup Spurensicherung. - Forum der Rxivinalistik, 1971, № 2.
  4. Schwenzer K. Mikroslady jako z rodro intormacji, pomoche w sledztwie. - «Mikrosladv» Simpozium 4. vii - 1972. Warszawa. 1973.

190

ПРИЛОЖЕНИЯ

19!

Приложение 1

Основные характеристики экспериментальной установки лазерного микроспектрального анализа.

Основные технические характеристики:

  • диаметр пятна воздействия, мкм …10 - 5000
  • предел обнаружения, абсолютный, г …10” -10”
  • предел обнаружения, относительный, % …10”2-10^
  • частота следования импульсов, Гц …1 - 50
  • энергия импульса, мДж …120 Система наблюдения за объектом:
  • визуальная - через окуляр
  • телевизионная - МТУ-1 Система регистрации:
  • фотографическая - на пленку
  • фотоэлектрическая - 4 фотоприемника типа ФППЗ-7л (500 элементов размером 26x50 мкм)

Управление установкой и обработка информации - ПК IBM PC/AT. ЛазерЛТИ-214:

  • спектральный диапазон- (230-640)+Ю нм
  • разрешаемый спектральный интервал - 0,03 нм
  • потребляемая мощность- 5000 ВА
  • длительность импульса лазерного излучения - 5-15 не
  • энергия импульса лазерного излучения - 0,10-0,15 Дж
  • В состав спектрографа входит узел диспергирующих элементов, состоящий из двух вогнутых нарезных дифракционных с решеток размером заштрихованной поверхности 60x40мм и числом штрихов на миллиметр 980 и 1750.

Телека мера наблю дения

Г ““N

Монитор

•В- а

Плазменное облако

Твердотельный лазер

Блок управления лазера

Блок питания лазера

5

Осветительная система спектрографа

Фотоэлектр линейк

Функциональная схема лазерного спектрального микроанализатора

193

Приложение 3

Условия проведения лазерного микроанализа.

  • время накопления (выдержка) для макрообъекта - 30 сек;
  • время накопления (выдержка) для микронеоднородности - 30 сек;
  • частота для макрообъекта - 25 гц;
  • частота для микронеоднородности - 10 гц;
  • плотность мощности лазерного излучения -2x10 вт/см2;
  • затвор - ручной;
  • входная щель спектрографа 0,07 мм;
  • фотопленка - “Свема”-100, шириной 35 мм.

Приложение 4

Длины волн и интенсивности спектральных линий(ро таблицам спектральных линий Зайделя)

Алюминий

3655 100 3612,35 70 3601,62 70 3586,91 500 3443,65 10 3092,84 18 3092,71 1000 3082,16 800 3066,16 25 3064,3 20 3059,93 10 3057,15 18 3054,7 10 3050,08 10 2907,5 100 2816,18 15 2762,81 90 2669,17 100 2660,39 60 2652,49 60 2631,55 40 2575,41 30 2575,1 80 2567,99 80 2545,6 50 2378,41 20 2373,36 100 2373,13 30 2372,08 10 2367,06 50

Ртуть

3663,276 50 3662,878 50 3654,833 50 3650,146 50 3341,478 50 3131,833 50 3131,546 50 3125,663 50 3027,496 50 3025,617 50 3023,476 50 3021,499 50 2967,592 50 2967,517 50 2967,278 50 2925,406 50 2893,595 50 2856,969 50 2804,462 50 2803,472 50 2799,76 50 2759,712 50 2752,84 50 2752,775 50 2699,5 50 2698,851 50 2697,29 50 2674,99 50 2655,121 50 2653,681 50 2652,042 50 2639,93 50 2625,24 50 2603,15 50 2576,295 50 2563,9 50 2536,519 50 2534,775 50 2483,829 50 2482,721 50 2482,008 50

Кремний 3590,77 5 3165,78 8 3149,67 6 3093,28 6 3086,44 7 2987,65 100 2970,35 20 2881,58 400 2631,31 50 2568,64 10 2541,83 100 2532,38 40 2528,52 500 2524,12 400 2519,21 300 2516,12 500 2514,33 200 2506,9 200 2452,14 20 2443,38 15 2438,78 20 2435,16 80

195

Медь 3602,03 25 3599,14 30 3533,75 15 3530,39 20 3527,48 10 3524,24 10 3520,03 10 3512,12 30 3483,76 25 3476 10 3457,85 15 3454,69 10 3450,33 30 3402,24 10 3365,35 30 3354,47 10 3349,29 40 3337,84 50 3335,22 15 3329,64 10 3319,68 20 3317,22 20 3307,95 30 3290,54 25 3282,72 15 3279,82 30 3273,96 1500 3268,28 10 3266,02 15 3247,54 2000 3243,16 15 3231,18 10 3224,66 10 3223,44 10 3208,23 15 3194,1 60 3169,68 20 3156,63 15 3146,82 20 3142,44 15 3140,31 12 3128,7 15 3126,11 20 3116,35 12 3099,93 10 3093,99 50 3073,8 20 3063,42 50 3036,1 50 3010,84 30 2997,36 30 2961,17 300 2837,55 250

2824,37 300 2769,67 400 2766,37 255 2745,28 30 2718,78 300 2713,51 300 2703,18 200 2700,96 400 2689,3 300 2618,37 100 2600,27 200 2598,81 200 2592,63 50 2590,53 250 2544,8 700 2529,3 600 2526,73 50 2526,59 200 2506,27 500 2492,15 50 2489,65 50 2485,79 50 2468,58 70 2441,64 100 2424,44 200 2406,67 50 2400,11 100 2369,89 30 Серебро 3469,21 8 3382,89 700 3280,68 1000 3247,55 15 3215,68 3 3180,71 15 3170,58 3 3130,01 15 3099,12 8 2938,55 200 2934,23 200 2929,35 40 2920,04 100 2902,07 200 2896,49 150 2873,65 100 2824,37 200 2815,54 80 2799,66 100 2795,53 10 2786,49 10 2767,52 200 2756,51 200 2743,9 50 2721,77 25 2712,06 200

2711,21 300 2688,35 10 2681,38 100 2660,46 150 2656,66 15 2614,59 300 2606,16 200 2598,68 10 2595,63 40 2580,74 150 2575,74 3 2564,42 15 2535,31 25 2506,6 50 2504,08 50 2480,41 15 2477,28 150 2473,8 150 2462,24 80 2460,31 80 2453,33 125 2447,93 200 2444,21 80 2437,79 500 2429,64 150 2420,07 100 2413,18 300 2411,35 150 2402,57 30 2390,54 80 2386,33 25 2375,06 300 2364 100 2362,18 80 2358,86 100 2357,92 100 2331,37 150 2325,05 25 2324,68 100 2321,55 25 2320,25 150 2317,03 100 2312,41 50 2309,64 200