lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Абакиров, Кайсын Кадырович. - Процессуальные и организационные проблемы применения специальных познаний при производстве судебных экспертиз : По материалам Российской Федерации и Кыргызской Республики : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 188 с. РГБ ОД, 61:00-12/600-7

Posted in:

^/^-•^/^>- 2

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

На правах рукописи

АБАКИРОВ Кайсын Кадырович

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПОЗНАНИЙ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ (по материалам Российской Федерации и Кыргызской Республики)

Специальность: 12.00.09-уголовный процесс; криминалистика;

теория оперативно-розыскной деятельности

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Белкин Р. С.

2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1. Проблемы процессуального статуса участников судебно- экспертной деятельности 10

1.1. Процессуальное положение руководителя судебно- экспертного учреждения /подразделения/ 10 1.2. 1.3. Процессуальное положение судебного эксперта 25 1.4. 1.3. Роль следователя в процессе экспертного исследования 44

Глава 2. Процессуальные и организационные
проблемы

назначения судебных экспертиз 55

2.1. Проблема назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела 55 2.2. 2.3. Организационные проблемы назначения и
производства комплексных и комиссионных экспертиз 70 2.4. 2.5. Обоснованность назначения дополнительных и
повторных экспертиз и обеспечения процесса их проведения 96 2.6. 2.4. Организационные проблемы создания условий для производства

экспертизы 112

Глава 3. Процессуальные проблемы экспертных заключений…. 125

3.1. Содержание и реальность оценки экспертного
заключения

следователем и судом 125

3.2. Проблема оптимизации формы и содержания
экспертных заключений 139

3.3. Проблема оценки экспертных заключений и
процессы автоматизации и компьютеризации судебной экспертизы 152

Заключение 168

Библиография 172

иложения 183

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Глобальные социально- экономические преобразования, происходящие в Российской Федерации и Кыргызской Республике, сопровождаются ростом преступности в обществе. В структуре преступности все более значительное место занимает деятельность организованных групп, что значительно затрудняет процесс раскрытия и расследования преступлений.

Формирование правового государства тесно связано с расширением прав и свобод граждан, гарантиями их осуществления. Обвальный рост преступности, изменения ее качественной и возрастной структуры, коррумпированность во властных структурах, усиление влияния преступных групп на различные правоотношения в обществе при одновременном снижении раскрываемости гфеступлений, естественно вызывают обострение социальных процессов и повышенное внимание ко всем аспектам деятельности правоохранительных органов, в том числе к проблеме разработки научно обоснованных методов борьбы с преступностью. Стало очевидным, что органам внутренних дел без организованной и эффективно функционирующей системы применения специальных познаний к выявлению, раскрытию и расследованию преступлений удовлетворить предъявляемые обществом требования по обеспечению социальной, правовой и физической защиты жизни, здоровья и имущества граждан не удается.

Решение задачи быстрого и полного раскрытия преступлений, сформулированной в ст. 2 УПК Российской Федерации и ст. 2 УПК Кыргызской Республики, во многом зависит от использования специальных познаний и научно-технических средств. С участием специалистов экспертно-кримииалистических подразделений ОВД России раскрывается около 150 тыс. преступлений в год. В
Кыргызской

4

Республике в 1999 году с участием экспертов раскрыто 54 % преступлений, в расследовании которых они принимали участие .

В связи с этим в доказывании по уголовным делам значительно возрастает роль института судебной экспертизы. В настоящее время в основном производство судебной экспертизы в странах содружества независимых государств, и, в частности, в Российской Федерации и Кыргызской Республике осуществляется через государственные судебно-экспертные учреждения. Процессуальные законодательства этих стран допускают производство судебных экспертиз вне экспертного учреждения, т.е. через негосударственные экспертные учреждения, которые имеют право осуществлять экспертную деятельность. Эти формы проведения судебных экспертиз создают прогрессивные возможности, отвечающие задачам установления истины по уголовному делу и осуществления правосудия.

Центральное место в диссертационном исследовании занимают проблемы процессуального статуса участников судебно-экспертной деятельности, процессуальные и организационные проблемы назначения судебных экспертиз и процессуальное значение получаемых результатов. Разработка проблемы правового положения различных субъектов экспертной деятельности имеет важное методологическое значение для уголовного процесса, создает основу для глубоких теоретических исследований не только общих, но и частных, прикладных вопросов уголовного судопроизводства и криминалистики. В работе предлагается комплексный анализ данного института (на основе норм УПК РСФСР, УПК КР - сравнением действующего российского и кыргызского законодательства). Предлагается авторское видение проблем законодательного регулирования соответствующих отношений.

См.: Статистические данные ИЦ МВД Кыргызской Республики за 1999 г.

5

Общие тенденции развития уголовно-процессуального законодательства России и Кыргызстана делают небезынтересным изучение опыта правового регулирования экспертизы в уголовном процессе.

Автор считает целесообразным в законодательном порядке разрешить производство экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, назначение и производство комплексных экспертиз.

Не менее актуальным является вопрос об оценке экспертного заключения следователем и судом, в том числе - проблема оценки допустимости и обоснованности экспертного заключения. К этим вопросам и в целом проблемам правового института судебной экспертизы проявлен заметный интерес со стороны ученых и практических работников. Предпринятые ими теоретические исследования проводились в двух направлениях: процессуальном и криминалистическом. В юридической литературе имеются работы по вопросам общей теории судебной экспертизы, методики и технологии проведения отдельных видов экспертиз, организации и управления в системе экспертных учреждений. Однако до настоящего времени многие проблемы судебной экспертизы остаются до конца не разрешенными. В их числе: процессуальные права и обязанности судебного эксперта как центральной фигуры производства экспертизы, роль следователя в процессе экспертного исследования, содержание и реальность оценки экспертного заключения следователем и судом. Их уяснение имеет не только теоретическое значение, но и прямое практическое значение, ибо позволяет правильно распорядиться экспертным заключением как доказательством по делу, избежать ошибок при назначении экспертизы. Как полагает автор, комплексное исследование процессуальных, организационных и криминалистических проблем применения специальных познаний осуществлено еще
недостаточно полно;

6

исследования в области уголовного процесса и криминалистики по вопросам назначения и производства экспертизы не были восприняты с должным вниманием законодателем и не разрешили окончательно проблем, возникающих на практике . перед судебно-следственными органами в области судебной экспертизы.

Все сказанное и обусловило выбор темы диссертационного исследования.

Цели и задачи исследования. Основная цель диссертационного исследования состояла в том, чтобы на основе анализа действующего уголовно-процессуального законодательства России и Кыргызстана обобщить теоретический и практический материал по процессуальным и организационным вопросам экспертизы и на основе этого выработать законодательные предложения по их совершенствованию.

Это, на наш взгляд, предполагало решение следующих задач:

1) определить содержание специальных познаний, используемых в уголовно-процессуальном законодательстве, основания и пределы их применения, доказательственное значение получаемых с их помощью результатов; 2) 3) на основе сравнительного анализа определить законодательные тенденции развития судебной экспертизы в России и Кыргызстане; 4) 3) исследовать спорные точки зрения ученых по наиболее актуальным вопросам темы, выработать и обосновать собственные позиции;

4) проанализировать права и обязанности различных субъектов экспертной деятельности; 5) 6) проанализировать практику назначения и производства некоторых видов экспертиз, определить их характерные черты; предложить законодательное регулирование каждого вида; 7)

7

6) исследовать процессы автоматизации и компьютеризации судебной экспертизы; 7) 8) исследовать вопросы оценки обоснованности, допустимости экспертного заключения следователем и судом; 9) Объект исследования. Объект диссертационного исследования составляют правовые, методологические, методические и организационные проблемы, возникающие при назначении, производстве и оценке результатов экспертиз следователем и судом.

Предмет исследования - закономерности, определяющие развитие института судебной экспертизы в судопроизводстве, содержание судебно-экспертной деятельности, изменение ее организационных и процессуальных форм, тенденции расширения ее возможностей.

Методологической основой диссертационного исследования являются диалектический, сравнительно-правовой и историко- правовои методы в сочетании с комплексным и системным анализом исследуемых проблем.

Автор опирался на анализ научных трудов в области криминалистики и общей теории судебной экспертизы, уголовно-процессуального и других отраслей права, иной монографической и специальной литературы. При исследовании учтен опыт стран СНГ, в частности Казахстана и Узбекистана.

Правовой основой исследования явились Конституции Российской Федерации и Кыргызской Республики, УПК РСФСР и Кыргызстана. В процессе исследования существенное внимание уделено анализу постановлений Пленумов Верховного Суда России и СССР, проекта нового УПК России (прошедшему первое чтение в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации) и различных нормативно-правовых, ведомственных актов в области судебно- экспертной деятельности.

8

Теоретическую основу исследования составили труды ученых криминалистов и процессуалистов: Т.В. Аверьяновой, И.А. Алиева, В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, А.И. Винберга, Л. Е. Владимирова, А.В. Дулова, Ю.К. Орлова, А.Я. Палиашвили, ИЛ. Петрухина, В. М Плескачевского, Р.Д. Рахунова, Е.Р. Российской, В.М Савицкого, М.С. Строговича, А.Р. Шляхова, Л.Г. Эджубова, А.А. Эйсмана и других.

Научная новизна работы заключается в том, что она является комплексным и детальным сравнительно-правовым исследованием, посвященным проблемам судебной экспертизы в уголовном процессе в условиях реформирования правовой системы России и Кыргызстана, отражающим современные процессы в судебно- экспертной деятельности.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Предложения по совершенствованию правового статуса руководителя судебно-экспертного учреждения и судебного эксперта как участников уголовного процесса, раскрывается право эксперта на экспертную инициативу;
  2. Уточнены права и обязанности следователя в процессе экспертного исследования;
  3. Результаты всестороннего исследования проблемы производства экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, конкретные предложения по ее нормативному закреплению в действующем уголовно-процессуальном законодательстве России и Кыргызстана;
  4. Предложения по процессуальной регламентации в УПК РФ активно внедряемых в практику различных видов экспертиз, классифицируемых по формально-процессуальным признакам - комиссионной, комплексной, дополнительной, повторной;
  5. Предложения по повышению эффективности и использования автоматизации и компьютеризации судебной экспертизы в экспертной теории и практике;

9

  1. Рекомендации по оптимизации формы и содержания экспертного заключения в аспекте проблемы оценки заключения эксперта следователем и судом.

Практическая значимость результатов исследования

  1. Сформулированы предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства России и Кыргызстана.

  2. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при чтении спецкурса по проблемам судебной экспертизы.

  3. Выводы, изложенные в работе, могут быть использованы в нормотворческой, правоприменительной, исследовательской деятельности.

Апробация результатов исследования проводилась в форме докладов о некоторых положениях диссертации на Криминалистических чтениях кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД РФ, в том числе по теме «Судебная экспертиза в таможенной деятельности» (февраль 2000 г., г. Москва), на научных семинарах в Бишкекской высшей школе МВД КР и др.

Основные теоретические положения и выводы, законодательные предложения изложены автором в опубликованных работах. Материалы диссертационного исследования используются и внедрены в учебный процесс Бишкекской высшей школе МВД КР при преподавании курса уголовного процесса.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, которые включают десять параграфов, заключения, библиографии и приложений.

10

Глава 1. Проблемы процессуального статуса участников судеб-но - экспертной деятельности.

1.1. Процессуальные права и обязанности руководителя судебно- экспертного учреждения.

В течение многих лет объектом жарких дискуссий ученых-юристов был вопрос о процессуальном положении руководителя судебно- экспертного учреждения (СЭУ). Это примерно такие вопросы: является ли он участником уголовного процесса, обладает ли он процессуальными правами и обязанностями, если да, то каков перечень этих прав и обязанностей и их юридическая природа.

Правовая регламентация полномочий руководителя СЭУ создает необходимые предпосылки для успешной работы судебно-экспертных учреждений и позволяет устранить допущенные пробелы в законодательстве. В уголовно-процессуальных законодательствах РФ и КР фактически нет указания на права и обязанности руководителя СЭУ.

Как справедливо замечает Р.С.Белкин, экспертная практика требует наделения руководителя целым комплексом прав и, что не менее важно, обязанностей.

В инструкции для кабинетов научно-судебной экспертизы от 1923 года указывалось, что экспертное заключение дается от имени учреждения и, что именно руководитель СЭУ и является субъектом уголовно- процесс суапьного права. С развитием уголовного и уголовно-процессуального права такое положение просуществовало недолго и в качестве эксперта в уголовном процессе могло выступать только физическое лицо, но никак не юридическое, потому что нельзя привлечь юридическое лицо к уголовной

11

ответственности за дачу заведомо ложного заключения и за отказ от дачи заключения.

Практические работники при назначении судебной экспертизы имели дело с руководителем экспертного учреждения. Уже в течение многих лет процессуальные действия по проведению судебной экспертизы выполняются именно руководителем экспертного учреждения. Руководители этих учреждений брали на себя, таким образом, выполнение ряда процессуальных функций органа, назначающего судебную экспертизу. Эти функции существенно облегчали труд следователей и судей. Руководитель СЭУ имеет большие возможности правильного выбора конкретных экспертов, так как лучше знает их квалификацию, узкие интересы, их занятость по проведению других экспертных исследований.

В УПК союзных республик, разработанных и принятых в соответ- ствии с Основами уголовного судопроизводства Союза СССР и республик 1958 года, содержались некоторые нормы, предусматривающие полномочия руководителя СЭУ. Однако, многие вопросы не нашли отражения в УПК союзных республик.

Попытаемся проанализировать точки зрения ученых по определению прав и обязанностей руководителя СЭУ. По мнению И.П.Кононенко, «полномочия руководителя СЭУ - это совокупность его прав и обязанностей, объем, и характер которых определяется ведомственными актами, регулирующими деятельность судебно- экспертного учреждения и его подразделений, исходя из задач и функций, возложенных на эти подразделения1». Но, на наш взгляд, ведомственные акты, которые определяют права и обязанности руководителя СЭУ, не имеют должной обязательной силы, а

1 Кононенко И.П. «О полномочиях руководителя научно-экспертного подразделения СЭУ» Криминалистика и судебная экспертиза.-Киев, 1977. С. 15.

12

к тому же они распространяются обычно на одно ведомство. Далее автор полномочия руководителя делит на две группы. К первой он отнес полномочия руководителя правового характера, ко второй, группе - организационные1. Основанием для такой классификации полномочий руководителя СЭУ, по мнению И.П.Кононенко, является различия в их природе и юридические последствия их применения, что на наш взгляд, совершенно правильно.

А.И.Дулов, рассматривая данный вопрос, пишет: «Руководитель СЭУ, являясь субъектом административно-правовых отношений, становится и субъектом уголовно-процессуальных или гражданско- процессуальных отношений с момента получения в судебно- экспертном учреждении постановления или определения о производстве судебной экспертизы, именно этот процессуальный документ является основанием процессуальных полномочий руководителя СЭУ. Содержание постановления или определения в то же время определяет объем правомочий данной процессуальной фигуры, Руководитель экспертного учреждения является про- цессуальным помощником органа, назначившего судебную экспертизу»1. Обоснованно критикуя данное мнение И.П.Кононенко отметил, что полномочия руководителя экспертного учреждения по контролю за качеством экспертиз и возникающие в связи с этим правоотношения с другими участниками экспертизы нельзя считать производным от прав органа, назначившего экспертизу, ибо последний не вправе вмешиваться в научно-методическую сторону деятельности эксперта.

Мы полагаем, что постановление или определение о производстве экспертизы, хотя и является источником возникновения
уголовно-

*Указ. раб. С. 15.

13

процессуальных отношений, но его содержание не может определять объем правомочий руководителя СЭУ. Объем правомочий руководителя может определяться только уголовно-процессуальным законом и ведомственными актами.

На наш взгляд, под процессуальными полномочиями руководителя СЭУ понимается предусмотренные уголовно-процессуальным законом и ведомственными нормативными актами совокупность его прав и обязанностей, направленных на осуществление экспертной деятельности. Во-первых, некоторые действия руководителя СЭУ прямо регламентированы законом, во-вторых, в ходе этой деятельности и осуществления своих прав, хотя и не регламентированных законом, руководитель вступает в правоот- ношения со следователем, судом и экспертом. Такие отношения, поскольку они касаются прав и обязанностей других участников процесса, несомненно являются процессуальными.

По мнению Р.Д. Рахунова, уголовно-процессуальная деятельность характеризуется тем, что ее участники: а) действуют на основе уголовно-процессуального закона; б) имеют определенные права и обязанности; в) вступают в уголовно-процессуальные отношения с другими участниками процесса. Первый признак выступает как формальное основание для признания тех или иных действий в качестве уголовно-процессуальных. Второй и третий характеризуют уголовно-процессуальную деятельность по существу. Если действия лица, участвующего в производстве процессуального действия, не регламентированы законом, но фактически это лицо наделено правами и обязанностями, в ходе осуществления которых оно

Дулов А.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы.- Минск, 1962. С. 93-94.

14

вступает в уголовно-процессуальные отношения с другими участниками процесса, действия такого лица носят уголовно- процессуальный характер .

Некоторые авторы и сейчас продолжают рассматривать руководителя СЭУ только как обладателя административных прав и обязанностей. Такую точку зрения отстаивал и И.Л.Петрухин. По его мнению: «нет перехода процессуальных прав от следователя к руководителю экспертного учреждения, так как последнему поручается лишь осуществление этих прав»2. По нашему мнению, данные тезисы не являются убедительной аргументацией.

Права и обязанности руководителя СЭУ можно подразделить на две группы. К первой группе мы относим процессуальные права и обязанности, ко второй административные. В чем заключаются процессуальные функции?

Уголовно-процессуальный закон РФ предусматривает ряд процес- суальных функций руководителя. В соответствии со ст. 187 УПК РСФСР по получении постановления следователя руководитель экспертного учреждения поручает производство экспертизы одному или нескольким сотрудникам данного учреждения. По поручению следователя руководитель экспертного учреждения разъясняет сотрудникам, которым поручено производство экспертизы, права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 настоящего Кодекса, предупреждает их об ответственности за дачу ложного заключения, о чем отбирает у них подписку, которая вместе с заключением эксперта направляется следователю. Таким образом, процессуальные полномочия руководителя СЭУ заключается:

1 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М: Го-сюриздат, 1961. С. 19.

Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе.-М., 1964. С. 149.

15

Во-первых, в том, что он поручает проведение экспертизы одному или нескольким сотрудникам СЭУ;

Во-вторых, разъясняет эксперту права и обязанности;

В-третьих, предупреждает эксперта об уголовной ответственности за дачу ложного заключения, о чем у эксперта отбирается подписка.

Руководитель экспертного учреждения вправе знакомиться с мате- риалами уголовного дела, представленными на экспертизу. Кроме того, он вправе сам проводить экспертизы или принимать участие в их проведении в составе экспертной комиссии, пользуясь при этом такими же правами, что и другие эксперты. Руководитель может возвратить материалы без заключения в случае полной их непригодности для исследования либо запросить дополнительные материалы и сведения, документы, приняв на себя в определенной мере функции эксперта. Аналогичная картина прав и обязанностей руководителя СЭУ рассматривается в УПК Кыргызской республике. Хотим заметить, что положительные сдвиги есть в этом направлении в принятых нормах Уголовно-процессуальных Кодексов Республики Узбекистан и Республики Казахстан.

Так, в статье 182 УПК Республике Узбекистан прямо указано, что следователь и суд направляет вынесенное им постановление или определение о назначении экспертизы, объекты экспертизы, а, при необходимости, и уголовное дело руководителю экспертного учреждения. Если конкретный эксперт в постановлении или определении не указан, то руководитель экспертного учреждения должен распорядиться, кто из сотрудников этого учреждения будет производить экспертизу. Об этом он сообщает следователю или суду, назначившему экспертизу.

Руководитель экспертного учреждения организует производство экспертизы, обеспечивает сохранность объектов исследования, устанавливает сроки производства экспертизы. Руководитель экспертного учрежде-

16

ния вправе привлекать к производству экспертизы специалистов, не работающих в экспертном учреждении, лишь с согласия следователя и суда назначивших экспертизу. В соответствии со ст. 178 УПК Республики Узбекистан, организация комплексной экспертизы возлагается на руководителя СЭУ.

В соответствии со ст.245 УПК Республики Казахстан, руководитель СЭУ имеет следующие права и обязанности:

П. 1. При поручении экспертизы органу судебной экспертизы следо- ватель направляет постановление о назначении экспертизы и необходимые материалы его руководителю. Если конкретный эксперт в постановлении не указан, выбор эксперта осуществляет руководитель органа судебной экспертизы, о чем сообщает лицу, назначившему экспертизу.

П.2. Руководитель органа судебной экспертизы организует произ- водство экспертизы, устанавливает сроки ее производства, осуществляет контроль за качественным проведением экспертного исследования и обеспечивает сохранность объектов экспертизы.

П.З. Руководитель органа судебной экспертизы не вправе давать указания, предрешающие исход исследования и содержание заключения экспертов. Также в соответствии со ст.249 п.9 руководитель органа судебной экспертизы вправе самостоятельно принять решение о проведении по представленным материалам комиссионной экспертизы и организовать ее производство. В пункте 5 ст.259 указано, что организация производства комплексной экспертизы, порученной органу судебной экспертизы, возлагается на его руководителя. Руководитель органа судебной экспертизы вправе также самостоятельно принять решение о проведении по представ- ленным в соответствии с постановлением следователя материалам ком- плексной экспертизы и организовать ее производство. Таким образом, на наш взгляд, в разрабатываемых Уголовно-процессуальных Кодексах Рос-

17

сийской Федерации и Кыргызской Республики должны получить отражения следующие права руководителя СЭУ:

  1. Разъяснение руководителем прав и обязанностей эксперту. Руко- водитель СЭУ разъясняет сотрудникам, которым поручено производство экспертизы, права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РСФСР.
  2. Предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу ложного заключения. По нашему мнению следует отказаться от существующего порядка предупреждения эксперта об уголовной ответственности за дачу ложного заключения, сохранив его лишь при привлечении для производства экспертиз специалистов, не являющихся сотрудниками специализированных экспертных учреждений. Для штатных сотрудников государственных экспертных учреждений, независимо от их ведомственной или иной принадлежности, следует ввести принесение присяги соответст- вующего содержания при вступлении в должность или при предоставлении права подписи.
  3. Выбор эксперта, которому поручается производство экспертизы. Если в постановлении о назначении судебной экспертизы конкретный эксперт не указан, выбор эксперта возлагается на руководителя СЭУ. Этот вопрос является очень важным, потому что, назначая экспертизы, следователи не знают загруженность, квалификацию эксперта. Поэтому выбор эксперта которому поручается производство экспертизы должен осуществлять руководитель СЭУ, так как он лучше знает о квалификации, загруженности эксперта.
  4. Право привлечения к производству экспертизы специалистов, не работающих в экспертном учреждении. На современном этапе руководитель СЭУ вынужден прибегать к помощи специалистов- математиков, программистов и т.п., однако их правовой статус законом не регламентирован,

18

что порождает на практике самые различные толкования: от признания указанных лиц экспертами до игнорирования вообще всякого упоминания о них в заключениях экспертов и вот в данном случае, специалисты должны предупреждаться об уголовной ответственности за дачу ложного заключения.

  1. Организация и проведение комплексной и комиссионной экспертиз. Вопрос о производстве комиссионной и комплексной экспертиз также должен найти свое решение в законе. Мы полагаем, что руководителю СЭУ должно быть представлено право уточнять характер предстоящего исследования: изменять на должный род или вид экспертизы, неправильно определенный в постановлении о назначении экспертизы; образовывать в необходимых случаях комиссию из экспертов разных специальностей (комплексной экспертизы); поручать производство экспертизы не одному а нескольким специалистам одного и того же профиля (комиссионная экспертиза).

Вместе с тем руководитель СЭУ не вправе давать указания, пред- решающие исход исследования и содержание заключения эксперта.

В экспертной практике часто возникают случаи, когда руководитель СЭУ не согласен с заключением эксперта. Руководитель СЭУ обра- щает внимание на ошибку эксперта и предлагает устранить ее, что может потребовать в некоторых случаях проведения исследования заново. Эксперт может согласиться или не согласиться с доводами руководителя СЭУ, так как мнение последнего для эксперта равнозначно консультации, и не может рассматриваться как приказ или указание. Если замечание относится к явным упущениям эксперта, которые не могут вызвать со стороны последнего принципиальных возражений, то ситуация разрешается просто: эксперт устраняет возникшие упущения.

19

Если эксперт не примет во внимание и не согласится с обоснованными рекомендациями руководителя СЭУ и этот вопрос касается приме- ненных методов исследования, которые, по мнению руководителя, менее эффективны, чем те, которые следовало применить, то последний может воспользоваться своим правом поручения экспертизы, расширить круг экспертов и передать им материалы, оставив в этой комиссии первого эксперта, либо направить заключение эксперта следователю со своими замечаниями.

  1. Право запрашивать дополнительные материалы и сведения, уточнения смысла поставленных вопросов, если они сформулированы не достаточно ясно. Руководитель СЭУ осуществляет связь с органом, назна чившим экспертизу. Он вправе запрашивать дополнительные материалы и сведения, необходимые для дачи заключения, уточнять смысл поставлен ных вопросов, если они сформулированы недостаточно ясно. Здесь он вы ступает, скорее всего в качестве эксперта.

Обязанности руководителя СЭУ вытекают из его должностного по- ложения и определены Положением об экспертном учреждении, ведомственными инструкциями о производстве экспертиз. Это, прежде всего, обязанность повышать качество экспертных заключений. С этой целью он должен создавать надлежащие условия для производства судебных эксперп тиз; давать методические рекомендации и советы; определять конкретные сроки проведения экспертиз; обеспечивать сохранность объектов исследования.

  1. Право руководителя СЭУ возвращать органу, назначившему экспертизу, материалы без исполнения или направлять их в другое учре ждение, если назначенная экспертиза выходит за пределы компетенции данного экспертного учреждения, либо экспертное учреждение не распо лагает соответствующими специалистами или оборудованием.

20

Перечень этих прав руководителя СЭУ мы не считаем исчерпы- вающим.

Руководитель СЭУ наделен рядом административных полномочий, которые не являются процессуальными, но связанных с производст- вом экспертиз. Эти права и обязанности вытекают из его должностного положения и определены производственными инструкциями о производстве экспертиз. Эта группа полномочий СЭУ более обширна, так разнообразна сфера их приложения. Основная задача руководителя СЭУ заключается в обеспечении качественного, своевременного и эффективного выполнения задач поставленных перед экспертным учреждением.

В соответствии с Положением об организации производства су- дебных экспертиз в учреждениях Минюста СССР от 1972 года, руководитель экспертного учреждения:

  • проверяет материалы, поступившие на экспертизу, с точки зрения их соответствия требованиям закона и указанного Положения и в случае обнаружения недостатков, сообщает об этом органу, назначившему экспертизу. Если этот орган не принимает мер для устранения недостатков, руководитель экспертного учреждения возвращает материалы без исполнения. Он также вправе возвратить материалы без исполнения, если производство назначенной экспертизы не предусмотрено в данном экспертном учреждении либо оно не располагает специалистами и оборудованием;
  • устанавливает сроки производства экспертизы;
  • знакомится с ходом и результатом исследований, проводимых экспертами, оказывает им необходимую научно-методическую помощь;
  • осуществляет контроль за качеством экспертиз;
  • по окончании экспертизы направляет ее материалы органу, на- значившему экспертизу.

21

На наш взгляд, все эти положения должны найти отражения в уго- ловно-процессуальном законодательстве Российской Федерации и Кыргызской Республики. По справедливому замечанию В.В. Лазарева, нельзя ведомственными актами о судебной экспертизе восполнять пробелы процессуального законодательства1.

По общеорганизационным вопросам руководитель СЭУ осуществляет планирование и контроль за выполнением планов, организует выпол- нение текущих заданий, не предусмотренных планами, проводит научно-производственные совещания и организует выполнение их решений, обеспечивает соблюдение сотрудниками трудовой и государственной дисциплины, проводит с ними воспитательную работу, создает условия для высокопроизводительного труда сотрудников, обеспечивает соблюдение техники безопасности, охраны труда и противопожарной безопасности, т.е. он несет полную ответственность за состояние организационной работы и всю деятельность подразделения.

В области экспертной работы руководитель СЭУ обеспечивает вы- сокий научно-технический уровень и своевременное производство экспертиз, организует выполнение планов внедрения и апробации новых методов и методик исследования, заботится о техническом оснащении подразделения, обеспечивает эффективное использование лабораторного оборудования и приборов. Следует отметить, что при производстве экспертиз процессуальные и административные полномочия руководителя тесно переплетаются.

Руководитель СЭУ в области научно-исследовательской работы осуществляет контроль за ходом и качеством выполнения научных работ, включенных в план научно-исследовательской работы СЭУ, лично участ-

1 См.: Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения.-М.: Юрид. лит., 1974 С. 77.

22

вует в ней, разрабатывает проекты планов этих работ и подготовки диссертаций, организует разработку проектов планов-конспектов и рабочих программ по темам, а также разрабатывает мероприятия по внедрению результатов исследований в экспертную практику.

В области работы с кадрами руководитель определяет функцио- нальные обязанности каждого сотрудника, проводит мероприятия по повышению профессиональной квалификации и творческого роста сотрудников, представляет их к присвоению научных званий, квалификации судебного эксперта, вносит предложения о замещении вакантных должностей, перемещений сотрудников подразделения, поощрении сотрудников за достигнутые успехи в работе и применении мер дисциплинарного характера за допущенные нарушения.

Значительную роль играет руководитель СЭУ в организации про- филактической работы. В этой области он обеспечивает полное использование возможностей судебной экспертизы для установления обстоятельств, которые способствовали или могут способствовать правонарушениям, разработку на основе специальных знаний организационно-технических рекомендаций по их устранению. Научно-методическая работа подразделения, направляется, главным образом, на оказание органам прокуратуры, МВД и судам помощи в работе по повышению знаний следователей и судов по вопросам судебной экспертизы. Руководитель СЭУ обеспечивает совершенствование форм и методов методической работы, обновление тематики лекций и практических занятий, повышение роли наглядных иллюстраций.

В соответствии с положением о Государственном центре судебных экспертиз при Министерстве юстиции Кыргызской Республики от 30 апреля 1999 года руководитель Госцентра наделен следующими административными полномочиями:

23

  • планирует работу Госцентра и обеспечивает ее выполнение, несет персональную ответственность за выполнение всех возложенных на Госцентр задач;
  • применяет к сотрудникам меры поощрения и дисциплинарного взыскания, предусмотренные трудовым законодательством;
  • издает в пределах своей компетенции приказы и инструкции, дает указания, обязательные для исполнения всеми подведомственными службами;
  • обеспечивает создание необходимых условий для работы сотруд- ников, материально-техническое оснащение Госцентра, контролирует соблюдение правил безопасной технической эксплуатации оборудования;
  • осуществляет связи с экспертными учреждениями министерств юстиции стран СНГ и иных государств, а также с ведомствами в целях координации работы в области судебной экспертизы;
  • представляет на утверждение Министра юстиции Кыргызской Республики нормативно-правовые акты, регулирующие экспертные вопросы и основные направления деятельности Госцентра;
  • осуществляет другие полномочия по руководству деятельностью Госцентра.
  • Таким образом, мы считаем, что в разрабатываемых УПК Российской Федерации и Кыргызской Республики должны получить следующие положения, касающиеся процессуальных прав и обязанностей руководителя СЭУ: а) разъяснения руководителем прав и обязанностей эксперту; б) предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу ложного заключения (по нашему мнению, его следует сохранить лишь при привлечении для производства экспертизы специалистов, не являющихся сотрудниками специализированных экспертных учреждений; для штатных со- трудников государственных экспертных учреждений целесообразно ввести

24

принесение присяги при вступлении в должность или при предоставлении им права подписи); в) выбор эксперта, которому поручается производство экспертизы (если, в постановлении о назначении судебной экспертизы конкретный эксперт не указан); г) право привлечения к производству экспертизы специалистов, не работающих в экспертном учреждении; д) организация и проведение комплексной и комиссионной экспертиз; е) установление сроков производства экспертизы; ж) право запрашивать дополнительные материалы и сведения, уточнять смысл поставленных вопросов; з) право возвращать органу, назначившему экспертизу, материалы без исполнения или направлять их в другое учреждение, если назначенная экспертиза выходит за пределы компетенции данного экспертного учреждения либо экспертное учреждение не располагает соответствующими специалистами и оборудованием, с последующим сообщением органу, назначившему экспертизу.

1.2. Процессуальное положение судебного эксперта

Экспертизу проводит эксперт - лицо, обладающее необходимыми специальными познаниями в науке, технике или ремесле. Эксперт дает заключение от своего имени на основании произведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями и несет за данное им заключение личную ответственность.

К лицам, участвующим в уголовном процессе в качестве экспертов, предъявляются требования компетентности для производства данной экспертизы и полной объективности, незаинтересованности в деле.

Важное место в системе общих условий проведения экспертизы за- нимает комплекс норм, определяющих правовой статус эксперта. В ст. 66 УПК Кыргызской Республики определено, что экспертом может быть лицо, обладающее необходимыми научными, техническими или другими специальными знаниями, применение которых требуется для разрешения вопросов, возникающих при производстве по уголовному делу. Судебные экспертизы производятся экспертами соответствующих экспертных учреждений либо иными специалистами, назначенными судом, следователем, прокурором, лицом, производящим дознание.

Рассматривая вопрос о процессуальном положении судебного экс- перта, мы хотели бы обозначить следующие вопросы, на которых мы подробно остановимся:

  1. Эксперт как участник уголовного процесса.
  2. Права и обязанности судебного эксперта и проблемы их расшире- ния.
  3. Условия допуска эксперта к производству экспертизы.
  4. Правовой статус помощников судебного эксперта.
  5. Развитие института экспертной инициативы.

26

Определение правового статуса эксперта, как показывает исто- рический анализ развития данного института в России и анализ современной уголовно-процессуальной системы, тесно связано с пониманием сущности и назначения экспертизы.

«Эксперт (от лат.ехрегШБ-опытный; англ. expert)- в праве лицо, об- ладающее специальными познаниями и привлекаемое органами расследования, судом, арбитражным или третейским судом для проведения экспертизы».1

С развитием науки уголовного процесса изменялось и правовое поло- жение этого участника процесса. Так, еще В.К. Случевский и К.В. Шавров рассматривали этого участника процесса в качестве свидетеля.2 М.В. Ду-ховской считал, что эксперты, с одной стороны, как бы помощники судьи в деле личного наблюдения, с другой стороны - тоже свидетели по специальному вопросу.3

Категорично определял правовое положение эксперта Л. Е. Влади- миров: « Эксперт научный судья. Судья следует за ним, как слепой за своим поводырем».4 Советские ученые- процессуалисты также разделились во взглядах и мнениях по поводу процессуального статуса эксперта. По мнению С. А. Голунского, роль эксперта не ограничивается сообщением следователю и суду своих специальных познаний, а заключается в активном применении этих знаний к собиранию, обработке и оценке доказательственного материала по уголовному делу. Он рассматривал эксперта не как случайного участника, а как активного помощника следователя, ставящего себе те же задачи, что и лица, производящие предварительное расследова-

1 Юридическая энциклопедия.- М. 1997. С. 498.

Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Издание 2- е,-Санкт - Петербург ,1895. С.404. Шавров К.В. Экспертиза в уголовном суде. Вестник права,-1899. -№7.

Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М. 1908. С. 810. Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. Части: общая и особенная, 3-е изд. Законоведение. 1910. С. 197.

27

иие.’Однако эти положения в 50-е годы существенно претерпели изменения. М.А. Чельцов и М.П. Шаламов, отводя эксперту роль помощника следователя, считали, что следователь должен руководить работой эксперта вплоть до вмешательства в виде дачи рекомендаций методического харак-тера. М. С. Строгович занимал противоположную позицию, утверждая, что эксперты всегда сохраняют в отношении следователя полную независимость и самостоятельность.” По нашему мнению, такой подход является наиболее предпочтительным, соответствует сущности самого правового института судебной экспертизы и позволяет правильно определить процессуальный статус данного участника процесса.

Ю.М. Кубицкий, изучая данный вопрос, считал эксперта не случай- ным участником, а активным помощником следователя, ставящего себе те же задачи, что и лицо, производящее расследование.4 В.Н. Шпилевым дается такое понятие: « Эксперт- это лицо, назначенное судом, следователем, прокурором или лицом, производящим дознание, для дачи заключения по возникшим при производстве по уголовному делу вопросам, требующим специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле».

«Судебный эксперт, - несомненно, центральная фигура в проведении экспертизы и основной субъект ее производства»,- пишет В.Д. Арсень- евен полагает, что современный уголовно- процессуальный институт су-

1 Голунский С. А. Криминалистика книга 1-я. Техника и тактика расследо вания преступлений: Учебник для слушателей правовых ВУЗов.- М: Со ветское законодательство, 1935. С. 210.

2 Чельцов М. А., Чельцова Н. В. Проведение экспертизы в советском уго ловном процессе. - М 1954 С. 12. Шаламов М П. Теория улик. - М 1960.

3 Строгович М.С. Уголовный процесс.-М. 1946 г. С.23.

4 Кубицкий Ю. М. Должен ли эксперт расширять круг поставленных ему вопросов?// Инф. бюллетень Всесоюзного института юридических наук.- М. 1935. №2 С.25-26.

5 Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. -Минск. 1970. С. 154.

’ Арсеньев В.Д. Процессуальный статус субъектов судебной экспертизы по уголовным делам // Процессуальные аспекты судебной экспертизы. ВНИИСЭМ. 1986. С. 39.

28

дебной экспертизы немыслим без эксперта как личности, физического лица, которое невозможно ни «поглотить» коллективом (в СЭУ), ни заменить ЭВМ. Как физическое лицо, эксперт является центральным субъектом уголовно-процессуальных отношений, возникающих при назначении экспертизы; он имеет определенные процессуальные права, обязанности и несет ответственность за невыполнение последних.’

Таким образом, экспертом может быть лицо, назначаемое органом предварительного следствия или судом, обладающее необходимыми научными, техническими или другими специальными знаниями, применение которых требуется для разрешения вопросов, возникающих при производстве по уголовному делу.

Для успешного решения задач, поставленных перед экспертом, в законодательстве РФ и КР предусмотрены система прав и обязанностей эксперта. УПК РСФСР и КР представляет ему определенные права, а именно:

а) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету экспертизы (ст. 82, 288 УПК РСФСР, ст. 63 УПК КР).

Знание экспертом материалов дела является необходимым условием успешного проведения экспертизы. Для эксперта первостепенное значение имеют сведения, которые относятся к предмету экспертизы. Экспертная практика показывает, что не всегда эксперту необходимо знакомиться со всеми материалами уголовного дела, поскольку не все из них связаны с предметом экспертизы. Изучение всех материалов дела приведет лишь к ненужной затрате сил и времени эксперта. В каждом конкретном случае решение о пределах ознакомления эксперта с обстоятельствами дела, объеме представленных эксперту материалов должно быть продумано следователем или судом.

Методически и практически целесообразно указать наряд обстоя-

1 Арсеньев В.Д. Указ. раб. С.45.

29

тельств и соответсгвенно материалов уголовного дела, которые во всех случаях необходимы эксперту. Это, прежде всего, вещественные доказательства, сравнительные образцы, копии вещественных доказательств, фотокопии образцов. Наряду с этим экспертам надо сообщать все объективные сведения, касающиеся происхождения, природы, места обнаружения и хранения, способа изъятия и упаковки вещественных доказательств. Таким образом, в таких случаях, как правило, эксперту достаточно познакомиться со сведениями, изложенными в постановлении о назначении экспертизы, так как в нем могут содержаться все данные, необходимые эксперту и относящиеся к предмету экспертизы. Как уже отмечалось выше, основное значение в таких экспертизах имеют вещественные доказательства и образцы. ( Например, для исследования биологических, дактилоскопических, почерковедческих и химических объектов эксперту, как правило, нет необходимости изучать все материалы уголовного дела.). Р.Д. Рахунов, соглашаясь с тем, что эксперту надо обеспечивать возможность ознакомления с теми материалами дела, без знания которых невозможно или затруднительно дать заключение, утверждает, что не все материалы дела должны предоставляться эксперту, так как они иногда могут оказать на эксперта вредное влияние, а их представление не вызывается потребностью решения поставленных ему вопросов.’

Правы авторы, считающие, что эксперта целесообразно знакомить со всеми материалами уголовного дела, содержащими сведения о фактах, необходимых для экспертизы, и что вопрос об их значении для производства экспертного заключения может в ряде случаев решить сам эксперт. Необоснованные ограничения пределов ознакомления эксперта с материалами уголовного дела, необходимыми для исследования, ведут к

1 Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе.-М. 1953.С 99-102.

Соколовский З.М. Вопросы использования экспертом материалов дела.-Харьков, 1964. С. 19-20.

30

нежелательным последствиям. В связи с изложенным полагаем, что эксперт должен знакомиться со всеми материалами дела, относящимися к предмету экспертизы в объеме, необходимом для исследования, поскольку часто только эксперт может определить, какие данные из материалов ему необходимы. Таким образом, по нашему мнению, представление и ознакомление эксперта с материалами уголовного дела, имеющими непосредственное отношение к объектам исследования, со стороны следователя и суда является не только их правом но и обязанностью;

б) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материа лов, необходимых для дачи заключения (ст. 82 УПК РСФСР; п. 3 ст. 63 УПК КР);

в) присутствовать с разрешения следователя, суда при производстве следственных или судебных действий, задавать допрашиваемым вопросы, имеющие отношение к предмету экспертизы (ст.ст. 82, 288 УПК РСФСР; п.5. ст. 63 УПК КР);

В процессе выполнения экспертизы иногда возникает необходимость в получении дополнительной информации. Эта информация не всегда может быть сообщена эксперту путем направления ему материалов. Может потребоваться личный осмотр обстановки места происшествия.

г) в соответствии со ст. 82 УПК РСФСР, эксперт вправе обратиться к лицу, производящему дознание, следователю, суду с ходатайством о предоставлении ему возможности присутствовать при производстве различных следственных (судебных) действий: осмотров, экспериментов, допросов и т.д. Опыт показывает, что участие эксперта в следственных действиях в соответствующих случаях вполне оправдано;

д) совещаться для дачи заключения (ст. 80 УПК РСФСР);

е) указывать в своем заключении на обстоятельства, о которых ему не были поставлены вопросы, если эти обстоятельства имеют значение для установления истины по делу (ст. ст. 191, 288 УПК РСФСР; ст. 84 УПК КР);

31

ж) излагать на допросе свои показания собственноручно (ст.
192 УПК РСФСР; ст. 210 УПК КР);

з) давать заключение и показания на родном языке, если не владеет языком судопроизводства (ст. 17 УПК РСФСР; ст. 23 УПК КР);

к) получать возмещение расходов, связанных с явкой по вызову и производством экспертизы (ст. ст. 105, 106 УПК РСФСР.);

л) отказаться от дачи заключения, если поставленные вопросы вы- ходят за пределы его специальных знаний (ст. 63 УПК КР);

м) участвовать в судебном разбирательстве по вопросам, относящи- мися к предмету экспертизы (ст.63 УПК КР).

При наличии определенных оснований материал может быть возвра- щен экспертом следователю или суду без исполнения. В данном случае невозможность решения вопроса должна быть очевидной и не требует исследования. Экспертиза в таких случаях считается несостоявшейся. В каких случаях может иметь место возвращение следователю или суду материалов без исполнения? По нашему мнению, это является следствием:

1) ошибочного направления материала в СЭУ; 2) 3) грубого нарушения уголовно-процессуального законодательства, что делает проведение экспертизы невозможным. (Например, отсутствие постановления о назначении экспертизы); 4) 5) фактической невозможности проведения экспертизы в экспертном учреждении. (Например, отсутствие приборов, увольнение сотрудника); 6) 7) недостаточности представленных материалов для дачи заключения, иногда устранение этого препятствия оказалось невозможным; 8) 9) отсутствия разработанной методики исследования; 10) 6) поставленные вопросы относится к области права. Рассматривая вопрос о статусе судебного эксперта, следует остано виться еще на одной проблеме, решения которой требует следственная и судебная практика. Речь идет о праве эксперта в некоторых случаях на

32

собирание доказательств. Типичной для этой проблемы служит ситуация с исследованием микрообъектов.

По существующей практике следователь (суд), обоснованно предпо- лагая, что на тех или иных предметах (обычно в одежде) имеются микрообъекты, взаимное наложение которых является следствием их контактного взаимодействия, назначает экспертизу, требуя от эксперта, прежде всего, ответа на вопрос: имеются ли на представленных для исследования предметах микрообъекты, микроналожения? Выполняя задание следователя, эксперт производит осмотр представленных предметов и при обнаружении микрообъектов фиксирует этот факт в своем заключении. Обнаруженные микрообъекты, приобретающие значение вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному исследованию для решения других вопросов экспертного задания. Таким образом, эксперт факти- чески собирает (обнаруживает, фиксирует, изымает) доказательства, на что по букве закона у него нет права.

На подобные действия эксперта, выходящие явно за пределы его ком- петенции, следователь и суд смотрят сквозь пальцы, игнорируя явное нарушение закона1. По этому поводу Л.В. Виницкий писал: «Осмотр предметов - вероятных носителей микрообъектов - должен производиться по месту их обнаружения, как правило, при осмотре места происшествия, с участием специалиста. Микрообъекты, которые по своим характеристикам могут быть обнаружены и индивидуализированы в ходе такого осмотра, подробно описываются в протоколе осмотра места происшествия и впоследствии приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств. Те же микрообъекты, которые не могут быть обнаружены при осмотре места происшествия, но наличие которых обоснованно предполагается, обнаруживаются на предметах-носителях в лабораторных условиях в ходе дополнительного следственного осмотра следователем с обязательным участием

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З.- М. 1997. С. 114-115.

33

специалиста. Именно следователь составляет протокол об их обнаружении, в котором фиксируются их индивидуализирующие признаки» .

Такое решение действительно соответствует действующему законода- тельству и исключает его нарушение. Но рекомендации Л.В. Виницкого не получили реализации в следственной практике, которая по-прежнему идет по пути поручения экспертам решения задачи обнаружения микрообъектов.

На основании изложенного выше мы полагаем, что законом должно быть предоставлено эксперту право собирать доказательства в некоторых, специально оговоренных случаях, например, при исследовании предметов - возможных носителей микрообъектов - и при производстве некоторых видов экспертиз, в частности, судебно- медицинского исследования трупа и живых лиц.

Следует, остановиться и на вопросе, касающемся права эксперта обращаться за консультационной помощью к специалисту при проведении экспертизы. На современном этапе эксперт, как правило, вынужден-прибегать к помощи специалистов - математиков, программистов и т. п., однако их правовой статус законом не регламентирован, что порождает на практике самые различные толкования: от признания указанных лиц экспертами до игнорирования вообще всякого упоминания о них в заключениях экспертов2.

По нашему мнению, в таких случаях эксперт при наличии письменно- го согласия следователя, вправе обращаться за помощью к этим специалистам для проведения полного, всестороннего и объективного исследования по поставленным вопросам. При этом эксперт обязан указать в своем заключении на факт привлечения для консультации специалиста и использования его помощи для проведения экспертизы.

1 Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессу альные и тактические вопросы.-Караганда, 1986. С. 64-65.

2 Белкин Р.С. Указ. раб. С. 112.

34

А. В. Дулов считает, что, пользуясь консультацией специалиста, экс- перт не может ссылаться на него в своем заключении, так как эти консультации не являются процессуальными1. Такая позиция является спорной, так как эксперт, осуществляя свои исследования при консультации со специалистом, не выходит за рамки своей компетенции. Выполнение этого условия будет способствовать узакониванию деятельности технических помощников эксперта, что становится необходимым в наши дни в связи с постоянным ростом уровня «технологизации» совершаемых преступле-

НИИ .

На основе вышеизложенного, предлагаем ввести в действующий УПК РСФСР и КР отдельную статью следующего содержания:

«Участие специалиста в производстве экспертизы.

В случае необходимости, при наличии письменного согласия следова- теля эксперт вправе обратиться при производстве экспертизы за консультационной или технической помощью к специалисту. При этом эксперт обязан отметить в экспертном заключении факт его участия в производстве экспертизы, характер оказанной помощи и другие обстоятельства».

Для успешного решения задач экспертизы в уголовно- процессуальном законодательстве предусмотрена система обязанностей лица, привлеченного в качестве эксперта.

К общим обязанностям эксперта, как нам представляется, следует от- нести обязанность соблюдать конституционные права при производстве экспертизы в отношении человека. Это прямо вытекает из положений ст. 15, 21, 22, 23 Конституции Российской Федерации (ст. 14, 18, 19, 20, 21 Конституции Кыргызской Республики), международных актов - ст. 3, 5, 8,

1 Дулов А.В. Процессуальные проблемы судебной экспертизы. Дисс. … докт. юрид. наук.-Минск, 1963.

2 Богодухова Е.Д. Процессуальная регламентация деятельности техниче ских помощников эксперта // Процессуальные аспекты судебной эксперти зы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ.- М. 1986. С.52,

35

12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (от 4 ноября 1950

г.).

Основной процессуальной обязанностью эксперта является проведение полного, всестороннего исследования на подлинно научной основе, с целью дачи объективного заключения.

Новый УПК Кыргызстана, принятый 24 мая 1999 года, предусматривает следующие обязанности судебного эксперта:

1) явиться по вызову следователя и суда (ст. 63 п.1 УПК КР); 2) 3) дать объективное заключение по поставленным вопросам (ст. 63 п. 2 УПК КР); 4) 5) не разглашать материалы следствия; 6) 7) соблюдать порядок при производстве следственных действий и во время судебного заседания. 8) Условия допуска эксперта к экспертной деятельности.

Анализ специфики реализации экспертных функций при производстве экспертизы, нормативных актов, устанавливающих регламент отдельных видов экспертиз1, позволяет выделить следующие условия допуска эксперта к производству экспертизы. К этому, по нашему мнению, относятся;

1) компетентность эксперта; 2) 3) незаинтересованность эксперта в исходе дела; 4) 5) процессуальная независимость и автономность эксперта; 4)наличие
в уголовном деле специального решения 6) правоохранительного органа о привлечении данного лица в качестве эксперта.

Рассмотрим их более подробно.

’ См., например: Правила производства судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел: Приложение № 8 к Приказу Минздрава РФ от 10.12.96 г. № 407 (в ред. от 5 марта 1997 г. № 61) «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз».

36

  1. В законе мы часто встречаемся с понятием «комптенция эксперта» (ст. ст.67, 184,189 и 288 УПК РФ, ст. ст. 62 , 209 УПК КР). Но законодатель не раскрывает сущность и содержание данного понятия. В словаре современного русского языка общее понятие «компетенция» эксперта определяется как осведомленность в чем-либо либо совокупность прав и обязанностей того или иного учреждения или должностного лица. А.Я. Палиашвили считает, что понятие «компетенция эксперта» следует рассматривать как совокупность специальных познаний, прав и обязанностей лица, которому поручено проведение экспертизы. Он подверг совместному рассмотрению права и обязанности эксперта и его специальные познания, выделил права и обязанности из «компетенции экснерга», определив их как «правомочия».1

Мы согласны с мнением вышеуказанного автора. Таким образом, первое условие участия лица в качестве эксперта в уголовном процессе -его надлежащая квалификация, обладание необходимыми специальными знаниями. В качестве эксперта может выступать и научный, и практический работник, обладающие научными знаниями в определенной области, т.е. имеет «глубокие знания в области, например, физики, является «специальными» для биолога и наоборот»2. Компетентность эксперта оценивается следователем, судом как при назначении экспертизы, так и после получения заключения эксперта. Эксперт также сам оценивает свою компетент- ность в решении вопросов данной экспертизы и в соответствии с ч.1 ст. 82 УПК РСФСР обязан сообщить органу, назначившему экспертизу, о невозможности дать заключение, если поставленный вопрос выходит за пределы его специальных знаний. Проект нового УПК РФ, подготовленный рабо-

Палиашвили А.Я. Пределы правомочий и компетенции судебно- бухгалтерского эксперта.. Вопросы судебной экспертизы, №12.-Баку 1971. С.51-65

Эйсман А.А. Заключение экснерга. Структура и научное обоснование. М. 1967. С. 17.

37

чей группой ГПУ Президента РФ, предусматривает более подробную регламентацию оценки экспертом своей компетенции, включая и этап, когда вопросы еще окончательно не сформулированы. Согласно ст. 105 ч.4 п.5 проекта, эксперт обязан представлять органу, ведущему уголовный процесс, и лицу, уполномоченному производить следственные действия, документы, подтверждающие его специальную квалификацию, правдиво оценить по требованию указанных лиц, а также сторон в заседании суда свою компетентность в даче заключения по поставленным перед ним вопросам. По нашему мнению, такое положение следует признать правильными, т.к. на практике оценка экспертом своей компетентности может по- требоваться и при назначении экспертизы, т.е. когда она еще не назначена.

Оценочный характер понятия компетентности эксперта обусловлен тем, что кроме разделения на виды, подвиды экспертизы, необходимой в данном случае, конкретные задания различны и по сложности. Понятие компетентности эксперта имеет объективно- научный и субъективный уровни, которые находятся в постоянном развитии, могут либо полностью согласовываться, либо не совпадать у отдельных экспертов.

Научный уровень компетенции эксперта - это объем специальных знаний, достаточный для решения определенного круга задач, которым обязан владеть всякий представитель данного рода, вида судебной экспертизы.

Субъективный уровень компетенции указывает на степень владения экспертом теорией и методикой экспертизы данного рода, что всегда зависит от его опыта, объема знаний новых методов, методик и методической подготовки. Немало экспертов является сведущими лишь в отдельных видах или даже разновидностях экспертиз, некоторые молодые эксперты могут признаваться компетентными в производстве несложных экспертиз конкретною вида. «Уникальные, редко встречающиеся экспертные задачи

38

разрешаются наиболее сведущими специалистами в соответствующей отрасли знания».

  1. Незаинтересованность эксперта в исходе дела означает отсутствие у эксперта побудительных мотивов для дачи заведомо ложного заключения. Эксперт при решении поставленных перед ним задач должен быть объективным. С участниками процесса, имеющими заинтересованность в исходе дела, эксперт не должен иметь никаких внепроцессуальных контактов. В ст. 63 п. 5.1 УПК КР указано, что эксперт не вправе вести переговоры с участниками процесса по вопросам, связанным с проведением экспертизы. Здесь имеются в виду участники процесса, заинтересованные в исходе дела.

  2. Процессуальная независимость и автономность эксперта - это один из важнейших принципов судебной экспертизы. Данное право судебного эксперта играет огромную роль в проведении экспертизы, ограждает его от незаконного вмешательства различных участников процесса, позволяет свободно формировать свое экспертное заключение. Процессуальная самостоятельность эксперта заключается в том, что при производстве экспертизы он руководствуется лишь своими специальными познаниями и проводит всестороннее, полное и объективное исследование. Никто не вправе вмешиваться в деятельность эксперта. Любые действия следователя, лица производящего дознания, суда, руководителя экспертного учреждения, которые направлены на ограничение его процессуальных прав, являются нарушением закона. Процессуальная самостоятельность эксперта сохраняется также при производстве комиссионных и комплексных экспертиз.2

Следователь не вправе при проведении экспертизы диктовать эксперту применение определенных методов исследования. Выбор тех или иных методов исследования всегда составляет компетенцию эксперта. Ре-

‘Россинская В.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе.- М. 1996. С.9. 2 Подробнее об этом см. параграф 2.3.

19

комендации следователя о применении определенных методов исследования не носит обязательною характера. Этот вопрос окончательно решает эксперт, опираясь на свои специальные познания.

  1. Необходимой правовой предпосылкой участия эксперта в производстве экспертизы является назначение экспертизы органом предварительного следствия, прокурором и судом. Эксперт становится участником процесса с момента вынесения следователем постановления о назначении экспертизы. Именно данное обстоятельство является юридическим фактом, позволяющим эксперту реализовать принадлежащие ему по закону процессуальные права и обязанности.

Ответственность эксперта. Эксперт обладает процессуальной не- зависимостью и автономностью при проведении экспертизы, дает заключение от своего имени и несет за него личную ответственность. Российское уголовно-процессуальное законодательство до недавних изменений предусматривало уголовную ответственность эксперта за отказ или уклонение от дачи заключения. Это обеспечивается до сих пор ч. 1 ст. 82 УПК РСФСР: эксперт обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, суда и дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Хотим заметить, что данная норма об уголовной ответственности эксперта за отказ или уклонение от производства экспертизы и до исключения ее из УК РФ фактически не действовала. Главная причина этого -оценочность понятия компетентности эксперта. При желании эксперт всегда может убедительно объяснить свой отказ недостатком знаний. Экспертиза всегда творческий процесс. Принуждение к производству экспертизы, может рассматриваться как разновидность принудительного труда, запрещенного Конституцией РФ. В целях гарантии объективности, достоверности экспертного заключения в УК РФ и КР предусматривается лишь ответственность эксперта за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ, п. 1 ст. 330 УК КР).

40

В экспертной практике встречаются ошибочные заключения, которые даются вследствие неглубокого, поверхностного исследования экспер- та. Такие заключения на практике, как правило, устраняются следователем и судом как источник доказательств или исправляются путем назначения повторной экспертизы. По нашему мнению, эксперт, давший такое заключение, должен нести дисциплинарную ответственность, но только в случаях, когда будет установлено, что им дано заведомо неправильное заключение, т. е. он сознавал, что дает ложное заключение и желал этого (мотивы при этом могут быть разными). Отстутствие намерения дать ошибочное заключение не освобождает эксперта от дисциплинарной и моральной от- ветственности. Точно так же должен рассматриваться вопрос об ответственности экспертов за дачу необоснованных заключений.

Право эксперта на инициативу при установлении обстоятельств, имеющих значение для дела.

В настоящее время в процессуальном законодательстве РФ и КР нашло отражение право эксперта на инициативу.

В ст. 209 УПК КР говорится: «Если при производстве экспертизы эксперт устанавливает обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе исследовать их и дать оценку в своем заключении». Аналогична ст. 191 УПК РФ.

В названных нормах объект экспертной инициативы обозначен как «обстоятельства, имеющие значение для дела». Однако, согласно общепринятому пониманию, данная формула - «обстоятельства, имеющие значение для дела» - употребляется для обозначения юридических и иных фактов, подлежащих установлению следователем. То есть, имеющие значения для дела обстоятельства - это искомые факты, но никак не доказательства. Эксперт же, как известно, выявляет именно доказательственную информацию, но не вправе устанавливать юридические факты или обстоятельства, имеющие значение для дела. Существующая формулировка права на экспертную инициативу неверно ориентирует эксперта.

Следует отметить, что”право эксперта выйти за пределы поставлен- ных ему на разрешение вопросов, было вызвано практикой. Следователи не всегда представляют себе возможности того или иного специального исследования, не всегда компетентно формулируют вопросы. При этом эксперт вынужден проявлять инициативу - переформулировать вопросы в соответствии с требованиями закона и методикой проведения данного вида экспертиз. При этом он обязан учитывать, какая информация интересует следователя, и изменять вопросы, указывая в заключении на факт изменения формулировки вопросов с ведома следователя.

Право эксперта на инициативу обычно реализуется в двух направле- ниях:

  1. При установлении фактических данных, имеющих значение для выяснения обстоятельств преступления.
  2. Для выяснения причин и условий, способствующих совершению преступления1.
  3. Практика показы вает, что эксперт, знакомясь с обстоятельствами уголовного дела, исследуя вещественные доказательства, с учетом своего опыта и специальных познаний может иногда полнее, чем следователь или суд, определить круг вопросов, подлежащих разрешению и установить новые обстоятельства, имеющие значение для дела.

Весьма существенную роль играет инициатива экспертов в деле профилактики преступлений. «Экспертная профилактика, - пишет И.А. Алиев, - сложное системное образование. Основу его составляет деятельность экспертов, которые на базе своих специальных познаний выявляют обстоятельства, фигурирующие в качестве условий, а иногда и причин совершения преступлений. Выявление подобных обстоятельств может осуществляться как в процессе производства экспертизы, так и в ходе обоб-

1 Арсеньев В.Д. Учебное пособие для экспертов.- М: ВНИИСЭ, 1979. С. 208.

42

щения экспертной практики по мере ее накопления. Во всех указанных случаях выявленные в условиях применения специальных экспертных познаний обстоятельства служат основой для разработки экспертами рекомендаций профилактического характера, направленных на устранение этих обстоятельств в будущем… Элементами или компонентами экспертной профилактической деятельности являются, субъекты деятельности, их функционирование, методы деятельности, ее эффективность, структура, нормативное обеспечение, организационные и методические связи и отношения между субъектами, наполняющие эту деятельность реальным материальным содержанием»1.

Нередко при проведении экспертизы эксперт выявляет факты, кото- рые указывают на причины и условия, способствующие совершению того или иного преступления, определенные закономерности, которые приводят к нарушениям или злоупотреблениям в исследуемой среде. Предложения экспертов по устранению этих причин, изложенные в заключении, воспринятые судебными и следственными органами, способствуют возрастанию профилактической деятельности этих органов.

Рассматриваемый вопрос о реализации профилактических предло- жений эксперта имеет еще один аспект: реализация этих предложений в экстремальных ситуациях, когда выявленные обстоятельства требуют немедленного устранения, поскольку они свидетельствуют о существующей угрозе жизни и здоровью людей, причинения значительного материального ущерба и т.п. (высокая вероятность повторного взрыва на предприятии, выхода из строя жизненно важных систем производства или жизнеобеспечения и др.). Обычный порядок принятия профилактических мер через органу, назначивший экспертизу, в подобных случаях может привести к непоправимым последствиям; здесь должна быть узаконена иная процедура,

Алиев И.А. Проблемы экспертной профилактики. Баку, 1991. С.4-5.

43

обеспечивающая незамедлительную реализацию профилактических предложений. Скорее всего, в подобных случаях эксперту должно быть предоставлено право сообщать о выявленных обстоятельствах не только орган, назначившему экспертизу, но и непосредственно по месту принятия необходимых профилактических мер - руководителю ведомства, учреждения или предприятия - с обязательным уведомлением как органа назначившего экспертизу, так и эксперта о принятых мерах в самые сжатые сроки1.

На основе изложенного предлагаем ввести новую статью об эксперт- ной инициативе в проект УПК РФ:

«Экспертная инициатива

Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значения для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать их в своем заключении. Эксперт вправе с согласия следователя переформулировать поставленные перед ним вопросы.

Эксперт, установив причины и условия, способствующие совершению преступлений, в целях ликвидации опасной ситуации, угрожающей общественной и личной безопасности граждан, вносит в соответствующий государственный орган или должностному лицу представление, подписанное совместно со следователем, для принятия неотложных мер по устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений или ликвидации опасной ситуации, угрожающей общественной и личной безопасности граждан.

Руководитель организации, предприятия, учреждения не позднее чем в месячный срок должен письменно уведомить следователя или руководителя СЭУ о принятых мерах и о результатах».

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3 - М.: 1997. С. 121-122.

44

1.3. Роль следователи в процессе экспертного исследовании

Судебная экспертиза представляет собой познавательный процесс, пределы и направления которого устанавливает следователь и суд. В соответствии со ст. 127 УПК РСФСР следователь проводит расследование и производит следственные действия, принимая самостоятельно в каждом конкретном случае соответствующее решение. Назначая экспертизу, следователь собирает необходимые материалы для исследования, выбирает и назначает экспертов, определяет время производства экспертизы, задачи и объем работы эксперта.

Инициатива следователя в назначении экспертизы требует определить степень свободы усмотрения следователя при решении данного во- проса. Думается, что об усмотрении следователя здесь можно говорить весьма осторожно и с известной долей условности.

Во-первых, следователь назначает экспертизу при наличии к тому оснований. Общим основанием является потребность в специальных познаниях в различных областях науки, техники или ремесла. Если основание к назначению экспертизы имеется, следователь обязан назначить экспертизу: он не вправе поступить здесь по собственному усмотрению.

Во-вторых, потребность в привлечении специальных знаний опреде- ляется следователем, исходя из природы искомого факта и практических возможностей той или иной области знаний. Таким образом, можно говорить об усмотрении следователя лишь в процессуальном смысле - как свободы действия в определении потребности. Вместе с тем, нужно учитывать, что существуют объективные критерии, которые следователь не может игнорировать.

При подготовке и назначении экспертизы следователю необходимо решить ряд вопросов и, прежде всего, вопрос о целесообразности назначения экспертизы.

45

Если экспертиза не является обязательной по закону, в соответствии со ст. 79 УПК РФ она должна назначаться в тех случаях, когда установление обстоятельств дела с помощью других средств доказывания невозможно либо когда имеющиеся в распоряжении следователя доказательства неполны или в них имеются противоречия. При этом следует иметь в виду общее правило: если при расследовании дела можно использовать помощь специалистов, такая возможность должна быть использована.

Экспертиза назначается незамедлительно, как только стала очевидной необходимость ее назначения. Если в распоряжении следователя име- ются все необходимые материалы, задержка с назначением экспертизы может привести к увеличению сроков расследования. Поэтому следует как можно быстрее получить соответствующие материалы и назначить экспертизу.

Большое значение имеет правильный выбор экспертного учреждения или эксперта. При этом нужно учитывать специфику объектов, сложность вопросов, которые ставятся на разрешение, возможности того или иного экспертного учреждения. Руководитель учреждения поручает производство исследования конкретному эксперту и решает все другие организационные вопросы. Если же экспертиза проводится не в экспертном учреждении, следователь сам приглашает к себе эксперта, выясняет его компетентность, вручает эксперту постановление и все объекты, необходимые для проведения экспертизы, разъясняет права и обязанности и предупреждает эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Согласно ст. ст. 184, 185 УПК РСФСР, следователь должен ознако- мить обвиняемого или подозреваемого с постановлением о назначении экспертизы. При этом учитываются возможные ходатайства о поручении экспертизы конкретному эксперту, об отводе эксперта, избранного следователем, о постановке дополнительных вопросов, о предоставлении возможности присутствовать при производстве экспертизы и дать объяснения эксперту и другие вопросы.

46

Итак, назначение судебной экспертизы - сложный процесс, который является результатом реализации как инициативы участвующих в деле лиц, так и правомочий следователя.

При назначении экспертизы складывается комплекс процессуальных отношений: между следователем и каждым из участвующих в деле лиц; между следователем и экспертом.

Результат действий по назначению экспертизы отражается в особом процессуальном акте - постановлении следователя о назначении судебной экспертизы. Именно оно вызывает к жизни систему отношений между следователем и экспертом. Поэгому на его структуре следует остановиться подробнее.

Постановление следователя о назначении экспертизы должно отвечать определенным требованиям и имеет соответсующую структуру. По- становление о назначении экспертизы состоит из вводной, описательной и резолютивной частей. Во вводной части указываются день, месяц, год и место его составления, кто составил постановление.

В описательной части излагаются конкретные обстоятельства, обу- словливающие необходимость экспертизы. В резолютивной части указываются вид экспертизы, формулируются вопросы, назначается эксперт или определяется экспертное учреждение, приводится перечень материалов, направляемых для исследования.

В перечне указываются, объекты исследования; образцы для сравне- ния; следственные материалы, знание которых необходимо эксперту. Указываются также местонахождение объектов и образцов, отмечается, как упакованы направляемые материалы.

Вопросы, которые ставятся перед экспертами, не должны выходить за пределы специальных знаний эксперта; они не должны носить правового характера. Вопросы о наличии состава преступления, виновности или невиновности определенного лица могут быть разрешены только следователем и судом.

47

В ст. 190 УПК РСФСР и в ст. 201 УПК КР указано, что следователь вправе присутствовать при производстве экспертизы. В то же время законодатель не раскрывает его полномочия при производстве экспертных исследований. Как справедливо замечает PC. Белкин: «Следует определить правовой статус следователя, которому действующий закон предоставляет право присутствовать при производстве назначенной им экспертизы. Что может и чего не должен делать при этом следователь? Может ли он по ходу исследования вмешиваться в работу эксперта, ставить перед ним иные вопросы, помимо указанных в постановлении о назначении экспертизы, изменять их, требовать применения определенной экспертной методики, экспертных методов, разъяснений от эксперта и т. п.? Либо он должен лишь наблюдать за работой эксперта, пи во что не вмешиваясь? Думается, что на все эти вопросы, весьма существенные для практики, закон должен дать ясный ответ, предусмотрев не только права, но и обязанности следователя, присутствующего при производстве экспертизы».1 Попытаемся, раскрыть данные вопросы.

Активная роль следователя в проведении экспертизы вытекает из его процессуального положения, определяется тактикой и целями рассле- дования (ст. 127 УПК РСФСР, ст. 36 УПК КР). В интересах наиболее полного соблюдения принципа непосредственности при производстве экспертизы на предварительном следствии уголовно-процессуальные законодательства РФ и КР предусматривают право следователя присутствовать при исследованиях, производимых экспертом.

Согласно уголовно-процессуальному закону, следователь, предос- тавляя в распоряжение эксперта материалы, определяет предмет исследования. Он сообщает эксперту исходные данные о происхождении материалов, раскрывая их значение для дела, формулирует вопросы эксперту. Однако при проведении экспертизы работа следователя не ограничивается только этим. Для получения наилучших результатов взаимодействие сле-

‘Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3 - М, 1997. С. 113.

48

дователя с экспертом должно осуществляться на всех этапах проведения экспертизы: при ее назначении, в процессе производства и при оценке выводов эксперта. В ряде случаев важно присутствие следователя при производстве экспертизы. Это позволяет следователю лучше уяснить методику экспертного исследования, правильно и точно оценить выводы эксперта, определить их место в системе доказательств по делу. Присутствие следователя при исследовании позволяет избежать необоснованного назначения повторных и дополнительных экспертиз. Между тем в следственной и экспертной практике следователи присутствуют при производстве экспертиз крайне редко.’

По нашему мнению, во всех случаях назначения и производства экс- пертизы следователь должен быть в курсе исследований эксперта.

Это дает возможность следователю своевременно знать направление экспертизы, а эксперту даст возможность обратить внимание следователя на те новые обстоятельства, которые выявились в ходе исследования и которые могут указать на новые преступные факты и привлечь к уголовной ответственности лиц, ранее неизвестных следствию. (Например, при проведении судебно-бухгалтерских экспертиз.).

Разумеется, присутствие следователя в экспертном исследовании не значит, что следователь имеет право вмешиваться в чисто экспертную деятельность, связанные с производимыми ими исследованиями, ограничивать инициативу эксперта и давать ему указания в области его специальных знаний, в какой-либо мере подменять собой эксперта, оказывать давление на эксперта, склонять его к даче заключения применительно к избранной им версии по делу.

Как правильно отмечает Ю. К. Орлов: «Присутствие следователя при проведении экспертных исследований вовсе не означает, что следователь

Из опрошенных нами экспертов Государственного центра судебных экспертиз при Министерстве юстиции КР 92 % отметили, что следователи в единичных случаях, присутствуют при производстве экспертного исследования.

49

наделен правом методического контроля за деятельностью эксперта и может давать обязательные для эксперта указания методического характера. Такие функции в компетенцию следователя не входят. В случае разногласия между следователем и экспертом, в конечном счете, вопрос о методике исследования, выборе научно-технических средств, их научной обоснованности и эффективности решает не следователь, а эксперт. Поэтому правильнее говорить не о методическом, а процессуальном контроле со стороны следователя за деятельностью эксперта1».

При производстве судебно - медицинской экспертизы трупа вправе присутствовать следователь, назначивший экспертизу (либо направленный им представитель). Неявка следователя, предварительно уведомленного о времени и места производства экспертизы, не является основанием для задержки ее начала. Присутствие следователя при экспертизе трупа фиксируется в заключении эксперта.”

В 1993 году в Ставрополе, Пскове и Воронеже по инициативе руко- водства бюро Главной судебно-медицинской экспертизы Минздрава России были проведены региональные совещания начальников республиканских, краевых и областных бюро судебно-медицинских экспертиз и ответственных работников следственных аппаратов прокуратуры и органов внутренних дел. Одним из основных вопросов этих совещаний было обсуждение проблемы дальнейшего совершенствования взаимодействия следственных работников и судебно-медицинских экспертов по делам о преступлениях на почве межнациональных конфликтов, а также в других чрезвычайных ситуациях.

Четко осуществлялось взаимодействие следователей и судебно- медицинских экспертов при расследовании событий в г.
Буденновске

Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.- М.1982. С.32.

Правила судебно-медицинской экспертизы трупа. Приложение №1 к приказу Минздрава РФ №407 от 10.12. 96г. п. 1.18. Согласовано с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом и МВД РФ.

50

Ставропольского края в июне 1995 года. Уже в первом сообщении о нападении боевиков шла речь о значительных жертвах среди мирного населения. Группа сотрудников Генеральной прокуратуры России незамедлительно вылетела на место событий для организации и проведения расследования. С руководителем Республиканского центра судебно-медицинских экспертиз сразу же был решен вопрос о возможном направлении в Буденновск дополнительной группы судебно-медицинских экспертов (на место происшествия уже выехали работники Ставропольского краевого бюро судебно-медицинских жспергиз). По прибытии на место и первоначальном выяснении обстоятельств происшедшего с начальником бюро судебно- медицинских экспертиз К. Кильдишевым были детально проработаны вопросы организации экспертиз трупов, обеспечения их хранения, установления личности погибших, взаимодействия следователей и судебно-медицинских экспертов.

В составе следственной бригады была сформирована группа из четырех следователей и двух экспертов-криминалистов. Они производили осмотры трупов, находившейся на них одежды и содержимого карманов, выполняли фото и видеосъемку трупов и повреждений на них, проводили опознания погибших.

По договоренности с экспертами был определен круг вопросов, под- лежащих разрешению при проведении экспертиз трупов, а также разработаны типовые бланки постановлений о назначении соответствующих судебно-медицинских экспертиз с перечнем этих вопросов (если могли возникнуть дополнительные, то для их внесения в постановление в нем специально было оставлено место). По мере поступления трупа ему присваивался порядковый номер, под которым он заносился в специальный журнал. Этот же номер отмечался в постановлении о назначении экспертизы трупа и указывался в заключении эксперта. Во многих случаях следователи присутствовали при вскрытии трупов. Им же передавали извлеченные

51

из трупов пули, которые направлялись на проверку по региональной и федеральной пулегильзотекам.

Благодаря четко налаженной работе все экспертизы трупов были вы- полнены в краткий срок и на должном уровне сотрудниками краевого бюро судебно-медицинских экспертиз без привлечения экспертов из других краев и областей. Следователи своевременно получили все необходимые материалы об этом. Все погибшие были идентифицированы.1

Следователь вправе присутствовать как при всем исследовании, так и при отдельных действиях экспертов, исключая этап обсуждения выво- дов. О необходимости своего присутствия следователь извещает эксперта, который уведомляет следователя о месте и времени проведения интересующих его исследований. Неявка следователя не приостанавливает их производства.

Эксперт может по своей инициативе сообщить следователю о целе- сообразности его присутствия при экспертизе. Присутствие следователя может сочетаться со сбором дополнительных материалов (истребование документов из медицинских учреждений, опросы потерпевшего, обвиняе-мого, получение образцов для сравнения и т. п.).

В п. 36 Положения о производстве судебно-психиатрической экспер- тизы в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербскою от 27 февраля 1997 года указано, что при производстве судебно-психиатрической экспертизы в Центре им. Сербского, на этапе заседания экспертной комиссии, вправе присутствовать должностное лицо или представитель органа, назначившего экспертизу. Неявка должностного лица или представителя органа, своевременно извещенных о дне и

Исаенко В. Взаимодействие следователей и судебно-медицинских экс- пертов // Законность. 1996. №2. С.30.

Правила производства экспертизы вещественных доказательств в судеб-но-химических отделениях лабораторий бюро судебно- медицинской экспертизы. Приложение №6 к приказу Минздрава РФ № 407 от 10.12.96г. п. 2.6. Согласована с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом и МВД РФ.

52

часе заседания экспертной комиссии, не препятствует проведению заседания.

В случаях, когда, по мнению экспертов, присутствие лиц, перечис- ленных в предыдущем абзаце, может отрицательно сказаться на результатах экспертизы (вследствие затруднения психологического контакта с испытуемыми пр.), эксперты ставят об этом в известность названных лиц. Если, несмотря на такое предупреждение, указанные лица настаивают на своем присутствии при производстве экспертизы, эксперты не вправе отказать им в этом, но могут указать в своем заключении (акте экспертизы), что присутствие посторонних лиц сказалось на ходе и результатах экспертизы ( например, от испытуемого не удалось получить необходимую информацию, что сделало экспертное исследование неполным, и пр.).

Личное присутствие следователя в процессе экспертного исследования дает ему возможность непосредственно наблюдать процесс и резуль- таты исследования. В то же время роль следователя при этом не должна сводиться только к пассивному наблюдению. Следователь может предложить эксперту не только новые, детальные вопросы, но и известные науке методы и технические средства.1 Но предложения следователя о методах и технических средствах носят рекомендательный характер. В случае неприменения экспертами эффективных методов и технических средств следователь вправе предложить эксперту воспользоваться такими методами для достижения всестороннего и полного исследования вещественных до- казательств. Следователь не вправе навязать эксперту решение использовать конкретный метод исследования. Эксперт может отказаться от дачи заключений в случаях, когда он уверен в научной необоснованности предлагаемых ему методов.

С момента назначения эксперта по уголовному делу он приобретает определенные процессуальные права и обязанности. Эксперт сохраняет в

1 Шляхов Л.Р. Судебная экспертиза, организация и проведение.-М. 1979. С. 57-61.

53

отношении следователя и суда независимость и самостоятельность. В следственной и экспертной практике принцип автономности эксперта при даче им заключения должен соблюдаться всеми органами, назначающими экспертизы. Вступая в ходе производства экспертизы в определенные взаимоотношения со следователем, эксперт в свою очередь также приобретает ряд прав. В частности, он вправе знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету экспертизы, и заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения. По ст. 82 УПК РСФСР в случае неудовлетворения такого ходатайства эксперт может полностью или частично отказаться от проведения исследований, если отсутствие требуемых материалов делает такое ис- следование невозможным. Кроме этого эксперт может ходатайствовать о производстве следственных действий, необходимых для установления или уточнения обстоятельств, имеющих значение для дачи заключения. Он вправе с разрешения следователя присутствовать при производстве следственных действий и задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.

Такое право эксперта имеет большое значение для качественного проведения экспертизы.

Таким образом, окончательное определение методики конкретного исследования, выбор научно-технических средств принадлежит эксперту. Выбор конкретной методики исследования - это компетенция эксперта. Если исходить из того, что указания следователя о применении определенных методов исследования являются обязательными для эксперта, то это будет грубым нарушением уголовно- процессуального закона и вмешательством в деятельность эксперта. Наоборот, следователь должен предоставить эксперту полную возможность самостоятельно, на основе данных той науки, представителем которой является, произвести исследование вещественных доказательств и всемерно помогать в этой работе.

54

Участие следователя в производстве экспертного исследования озна- чает, что он всегда должен быть в курсе работы эксперта, знать, какие он встречает затруднения, не вытекает ли из его работы необходимость в изменении объема исследования, в формулировании новых вопросов и т.д.

При подготовке экспертизы часто бывает, что следователь не может предусмотреть всех вопросов, которые должны быть поставлены перед экспертом, не может установить, все ли нужные для экспертного исследования материалы собраны и представлены на экспертизу. Такие недостатки часто выясняются в процессе экспертного исследования. При этом могут обнаружится новые обстоятельства, для уяснения когорых необходимо проведение того или иного следственного действия, например, необходимо допросить обвиняемого в присутствии эксперта.

При выяснении таких недостатков и новых обстоятельств, которые могут быть разрешены только следователем, эксперт обязан незамедлительно поставить о них в известность последнего. Эксперту по его просьбе может быть предоставлена дополнительная информация, необходимая для заключения. Следователь осуществляет для этого следственные действия, в том числе и с участием эксперта.

Таким образом, следователь, присутствующий при производстве экспертизы, получает дополнительные возможности:

а) оценки заключения эксперта; б) разъяснения эксперту поставленных вопросов, значения данных, которые эксперт не учитывал, необходи- мости полной фиксации хода и результатов исследования; в) выяснения, необходимо ли представить дополнительные материалы или назначить дополнительную экспертизу; г) контроля за исполнением всех требований закона о производстве экспертных действий; д) выяснения необходимости собирания новых доказательств; е) содействия эксперту в получении и фиксации объяснений обвиняемого.

55

Глава 2. Процессуальные и организационные проблемы назначения судебных экспертиз.

2.1. Проблема назначения экспертизы в стадии возбуждения уго- ловного дела

Теория уголовного процесса рассматривает возбуждение уголовного дела в качестве первой, начальной стадии уголовного судопроизводства, содержание которой отнюдь не исчерпывается, а лишь завершается принятием решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в нем. “Стадия возбуждения уголовного дела включает в себя систему процессуальных действий и правоотношений, в частности, принятие, рассмотрение и проверку заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях, принятие мер по предотвращению, пресечению и предупреждению преступлений, принятие решений о возбуждении уголовного дела или об отказе в нем, прокурорский надзор за законностью и обоснованно- стью указанных действий”.

Возбуждение уголовного дела - правовое основание для всех даль- нейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела. Органы следствия и дознания, прокуратура и суд могут совершать предусмотренные законом процессуальные действия (допросы, избрание мер пресечения, предание суду и т. п.) только в связи с конкретным уголовным делом. Поэтому лишь возбуждение уголовного дела, произведенное правомочным государственным органом с соблюдением установленных законом условий, дает этому органу право совершать все необходимые действия, связанные с расследованием и разрешением дела.2

1 Советский уголовный процесс- Киев. 1978. С. 179.

Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2- М. Наука, 1970. СЮ.

56

Стадия возбуждения уголовного дела не одномоментный акт, а про- цесс, деятельность, продолжительность которой закон (ст. 109 УПК РСФСР и ст. 156 УПК КР) устанавливает в трое (а в исключительных случаях до десяти) суток. Этот срок предоставлен органу, правомочному возбуждать уголовные дела, для установления достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ст. 108 УПК РСФСР и ст. 150 УПК КР). Такая проверка, предпринимаемая на стадии возбуждения уголовного дела в целях выявления признаков преступления, по закону, как известно, не может осуществляться путем производства следственных действий.

По действующему УПК РСФСР и КР назначение и производство экспертизы возможно только в двух стадиях процесса: при предварительном расследовании и судебном разбирательстве. Не только действующее уголовно-процессуальное законодательство, но и проект УПК РФ не называет специальные познания в числе средств, которые могут быть использованы в стадии возбуждения уголовного дела. Однако, как нам представляется, учитывая прогрессивные возможности судебных экспертиз, объективно невозможно без их использования принятие законных и обоснованных решений по целому ряду заявлений и сообщений о преступлении. Мы отмечаем, что на стадии возбуждения уголовного дела без проведения со- ответствующих видов экспертиз в большинстве случаев, невозможно решить вопрос о наличии или отсутствии признаков преступления. Острая потребность применения специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства возникает именно на этой стадии. Поэтому вполне справедливым являются мнения о том, что «целью назначения и производства экспертизы до возбуждения уголовного дела является проверка имеющихся данных о признаках преступления с помощью научного исследования вещественных доказательств, чтобы получить прочную доказательственную базу для возбуждения уголовного дела либо для принятия аргументированного решения об отказе в возбуждении уголовного

57

дела, что поможет избежать возможные нарушения прав и гарантий личности».2

Использование специальных познаний в стадии возбуждения уго- ловного дела в действующем законодательстве РФ и КР предусмотрено в ст. ст. 133 УПК РСФСР и 177 УПК КР только в форме привлечения специалиста для участия в осмотре места происшествия. Однако определить априори момент, когда следователю понадобятся специальные познания в какой-либо области невозможно Вполне логично предположить, что такая ситуация может возникнуть при разрешении и выяснении вопросов об основаниях для возбуждения уголовного дела. Очень часто следователи поручают проведение исследования трупа, освидетельствование потерпевшего в виде письма, без постановления о назначении экспертизы.3 Такое законодательное ограничение использования специальных познаний представляется нецелесообразным, так как следствие упускает возможность использования более мощного научно-технического потенциала экспертизы. Это влечет одностороннее и ограниченное исследование такого рода обстоятельств путем проведения так называемых предварительных исследований и такие исследования до возбуждения уголовного дела на практике стали обычным явлением. Запрещение использования в качестве средства проверки оснований для возбуждения уголовного дела судебной экспертизы, создает условия для нарушения законности следователями, которые сталкиваются с необходимостью в ней на данной стадии уголовного процесса.

1 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3.- М. 1997. С. 100.

2 Францифиров Ю., Николайченко П., Громов П., Российская юстиция №3. 1999. С.28.

По данным X. Роопа судебно-медицинское исследование до возбужде- ния уголовного дела проводится в 93,8% случаев. См.: Рооп Х.А. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Автореф. Дис. … канд. Юрид. наук. Тарту, 1967 г. С. 13.

58

Этот важный вопрос для теории и практики уголовного процесса об- суждается достаточно давно и вызвал много споров, и, что естественно, как сторонников, так и решительных противников. Ряд ученых неоднократно в печати высказывал предложение о возможности проведения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, когда обстоятельства дела диктуют необходимость применения специальных познаний эксперта для установления признаков преступления. В разные годы об этом писали Я.П. Нагнойный (1967 г.), PC. Белкин (1969 г.), Ю.А. Калинкин (1981 г.), А.Р. Михайленко (1983 г.), Е.Н. Тихонов (1985), Ю.П. Дубягин (1988 г.) Ю. Францифиров, В. Николайченко, В. Громов (1999 г.) и другие.

Решительно возражали против этого В.М. Савицкий (1974, 1975 г.г.), В.Д. Арсеньев (1976 г.), В.И. Шиканов (1978 г.), И.Н. Сорокатягин (1984 г.) и другие.

Возражения против этого предложения аргументированы тем, что проведение экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела повлечет за собой существенное ограничение законных прав и интересов заинтересованных лиц, отсутствуют для этого и необходимые процессуальные условия. При этом также указывается, что проведение экспертизы, являющейся одним из самых сложных следственных действий, до возбуждения уголовного дела противоречит определяющим сущность стадии возбуждения уголовного дела исходным положениям - требованию оперативности реагирования компетентных органов на факты совершения преступлений, предполагающего проведение доследственной проверки простыми и экономичными средствами; положению о том, что целью, проверки оснований к возбуждению уголовного дела является получение данных о признаках преступления, а не достоверное установление всех элементов состава. Утверждается также, что цель предполагаемого нововведения продиктована единственным желанием улучшения статистических показателей о количе-

59

стве прекращенных дел и т. п.1 Разрешение назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела создаст опасный прецедент и приведет к тому, что по тем же основаниям начнут проводиться и другие следственные действия: «не останется решительно никаких оснований - юридических, фактических, логических - для запрета производить до возбуждения уголовного дела любые следственные действия… в результате мы окажемся очевидцами и невольными соучастниками постепенной эрозии процесса в его судебных стадиях», - считает В.М Савицкий.2 «Мы считаем, что допущение экспертизы в неотложных случаях до возбуждения уголовного дела превратит исключение в правило, в лазейку для обхода закона. С другой стороны, в этом нет необходимости».

Другие авторы свое несогласие с назначением и производством экс- пертизы до возбуждения уголовного дела мотивируют также тем, что при расследовании возможно принудительное помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение для производства судебно-медицинской или судебно-пеихиатрической экспертизы (ст. 188 УПК РСФСР), а также порядок получения образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК РСФСР), допускает при необходимости, принудительное проведение этого действия, что неприемлемо при проведении предварительной проверки материалов.4 То есть, процесс доказывания, производство следственных действий, применение мер процессуального принуждения, возникновение процессуальных отношений,
реализация

1 Арсеньев В. Использование специальных медицинских знаний до возбуждения уголовного дела. Социалистическая законность. М. 1976. №2. С. 62.

Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора.- М. 1975. С. 111.

3 Подшибякин АС. Холодное оружие. Криминалистическое учение.- М. 1977. С.117.

4 См. Фетисов К.К. Проблемы процессуального регулирования использо вания специальных познаний в досудебной подготовке материалов в про токольной форме.// Проблемы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Материалы научно- практической конференции. 28.12.93 г., М. 1994. С. 144.

60

правовых гарантий, реализация прав и обязанностей участников производства, определенных их процессуальным положением, осуществляется после возбуждения уголовного дела.

Внимательно рассмотрим эти доводы. Профессором Р.С. Белкиным, на наш взгляд, даны наиболее аргументированные и обоснованные опровержения несостоятельности этих идей.

Ссылки на то, что разрешение назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела может создать опасный прецедент и повлечет за собой нарушение закон в части обязательного условия проведения следственных действий только по возбужденному делу, не имеют под собой почвы. Таким прецедентом вполне мог бы уже стать осмотр места происшествия, однако этого не случилось в силу императивного указания закона.

Нередко высказывается мысль, что предложение о проведении экспертизы в целях проверки наличия оснований для возбуждения уголовного дела обусловлено исключительно ведомственными интересами - стремлением следственных органов предельно сократить в своих статистических показателях число прекращенных уголовных дел. В связи с этим дается рекомендация: в случаях, когда без проведения экспертизы отсутствует уверенность в наличии оснований для возбуждения уголовного дела, решать этот вопрос положительно, возбудить уголовное дело, а если в результате проведенных следственных действий, в частности, экспертизы, будет установлено отсутствие события преступления либо состава преступления, - прекратить его, не придавая значения такому статистическому показателю, как число прекращенных уголовных дел, для оценки деятельности следственных органов. Однако, это лишь благое пожелание, поскольку по этому показателю неизменно судят о законности действий следователя, рассматривая подобные дела как фактически безосновательно, т.е. незаконно возбужденные.

Производством экспертизы до возбуждения уголовного дела не затрагиваются ничьи личные интересы: на этой стадии еще нет ни но-

61 дозреваемого, ни обвиняемого, а потерпевший (который также не получил своего процессуального статуса), как правило, заинтересован в проведении экспертизы.

Не является препятствием к назначению экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела и то обстоятельство, что в силу ст. 186 УПК для производства экспертизы могут потребоваться образцы почерка, отпечатки пальцев и т. п., т.е. будут производиться действия, которые затрагивают права и интересы граждан. Получение образцов, предусмотренных ст. 186 УПК, требуется только в тех случаях, когда необходимо решить вопрос о причастности определенного лица к событию преступления, но сам факт преступления сомнений не вызывает, а, следовательно, уголовное дело уже должно быть возбуждено. При производстве экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела для решения вопроса о наличии к тому оснований образцы не понадобятся, права, и интересы граждан нарушены не будут.1

В свою очередь, к этому добавим, что назначение и проведение су- дебной экспертизы до возбуждения уголовного дела не противоречит задачам уголовного процесса, таких как быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение и привлечение виновных к уголовной ответственности. Проведение экспертизы на этой стадии способствует быстрому раскрытию преступлений, а доказательственная информация, полученная в результате проведения экспертизы дает органам расследования возможность привлечь виновных лиц к ответственности.

Экспертиза позволяет в кратчайшие сроки исследовать материалы с сохранением доказательственного значения исследований, сэкономить время экспертов, позволит следственному органу уже в стадии возбуждения уголовного дела получить достоверное доказательственное заключение эксперта с соблюдением всех требований процессуального законодательства, и, что не менее важно, с учетом прав заинтересованных лиц.

62

Следует согласиться с F.A. Зайцевой в том, что «…гораздо правильнее было бы совершать данные действия по отношению к гражданам, если бы их статус был более определенным в связи с назначением и производством экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, ведь именно для экспертизы, а не для «предварительных исследований» законом предусмотрен ряд процессуальных гарантий соблюдения прав и интересов граждан».2

Первый шаг в направлении урегулирования этого вопроса сделан «Инструкцией о производстве судебно-медицинских экспертиз в СССР», утвержденной приказом Министра здравоохранения СССР №694 от 21 июля 1978 г. Согласно этой инструкции, «с целью выявления признаков, служащих основанием для возбуждения уголовного дела», по мотивированному письменному поручению органов дознания, следователя, прокурора, суда могут производиться судебно-медицинские исследования и судебно-медицинские освидетельствования граждан. В общем виде указание на возможность проведения при наличии письменного поручения органов расследования и суда судебно-медицинского освидетельствования содержится и в «Правилах судебно-медицинского определения степени тяжести телесного повреждения» (приложение к приказу Министра здравоохранения СССР №1208 от 11 декабря 1978 г.), и судебно-медицинское исследование трупов «при подозрении на применение насилия или при других обстоятельствах, обусловливающих необходимость производства исследования трупа в судебно-медицинском порядке» (п.п. 1.3.2., 1.З.З.).

В этой связи нам представляется необходимым более подробно осве- тить данный вопрос.

Производство данных освидетельствований и исследований отнесено к компетенции судебно-медицинских экспертов. Проводя по поручениям

1 Белкин PC. Курс криминалистики. Т. 3.- М. 1997. С. 102-103.

2 Зайцева ЕЛ. Совершенствование правового института судебной экспер тизы в стадии расследования. Дисс. …канд. юрид. наук. Волгоград, 1994 С.

63

органов расследования судебно-медицинские освидетельствование и исследования, они составляют соответственно «Акт судебно- медицинского освидетельствования» или «Акт судебно-медицинского исследования». Порядок оформления этих документов такой же, как и составления заключения или акта судебно-медицинской экспертизы. Однако при этом судебно-медицинские эксперты не дают подписки о разъяснении им прав и обязанностей и об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Как видим, вышеназванная инструкция санкционировала практику проведения судебно-медицинских освидетельствований и исследований в стадии возбуждения уголовного дела. В данной инструкции впервые проявилось стремление преодолеть не соответствующую Уголовно-процессуальному кодексу практику проведения судебно-медицинской экспертизы в этой стадии процесса. Но в то же время это обстоятельство является и явным нарушением действующего УПК РСФСР и в частности выходит за рамки ч. 2 ст. 109 УПК.

На практике эти вопросы решаются по-разному. В одних случаях, следователи во избежание необоснованного возбуждения уголовного дела сначала направляют потерпевших на судебно-медицинское освидетельствование, а затем, в зависимости от его результатов, решают вопрос о возбуждении уголовного дела или отказе в нем. В других случаях, они назначают официальную судебно-медицинскую экспертизу еще до возбуждения уголовного дела. Такие случаи не столь уж редки. Из изученных нами выборочно 380 уголовных дел в 30-ти следователи назначали судебно-медицинскую экспертизу до возбуждения уголовного дела, т.е. 13 %.’ Такую практику оправдывает то обстоятельство, что в большинстве случаев

126.

1 Автором изучено 380 уголовных дел рассмотренных Бишкекским городским судом в период с 1989 по 1993 гг., о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 101 (Умышленное нанесение тяжких телесных повреждений), 108 (Изнасилование) УК Киргизской ССР.

64

только с помощью судебно-медицинской экспертизы можно выявить тяжесть телесного повреждения, причины смерти и другие обстоятельства, на основании которых возбуждается уголовное дело.

По этому поводу Ю.П. Дубягин категорично заявляет: «Я последова- тельно буду отстаивать и аргументировать позицию, что не только такое следственное действие, как осмотр, можно проводить до возбуждения уголовного дела и без его возбуждения, но назначение и проведение судебно-медицинской экспертизы трупа, а также комплексных антрополого-криминалистических (включая и традиционные криминалистические) экспертиз. Особенно это важно, когда имеет место безвестное исчезновение граждан и обнаружение неопознанных трупов, происшедшее в условиях неоч-евидности».1 В этих случаях без проведения судебно-медицинской экспертизы трупа невозможно определить причину смерти. При этом следователь лишен возможности, осмотрев труп даже с участием специалиста - судебного медика, определить, имело ли место убийство, самоубийство или несчастный случай. Даже когда имеются убедительные данные, что смерть человека произошла в результате несчастного случая по вине погибшего, для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела необходимо располагать медицинским заключением о причине смерти.

Еще одним аргументом, подтверждающим необходимость назначения и производства экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, яв- ляются нормы уголовного законодательства Российской Империи. Как говорится: «Новое - это хорошо забытое старое». Так, по Российскому законодательству (Свод уголовных законов 1848 г.), в связи с тем, что результаты судебно-медицинской экспертизы связаны напрямую и непосредственно с защитой прав ранее живого человека, и для того, чтобы эти права не были ущемлены, было введено особое присутствие и участие, кроме власти (представители от полиции и суда), которая была инициатором

Дубягин К).К. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств.- М. 1998г. С. 372

65

вскрытия тела, не менее двух понятых, а также представителей выборной власти, т.е. депутата и иных лиц, участвующих в расследовании. До 1917 года это правило выполнялось. В комментариях этому правилу давались соответствующие разъяснения.

Производство экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела по- зволяет решить и другие вопросы, например, обоснованно осуществлять оперативно-розыскные мероприятия по «горячим следам», квалифицировано организовать розыск скрывшихся преступников по материально фиксированным отображениям их личности и организовать систему заградительных оперативных мероприятий. На данном этапе своевременное использование следователем специальных познаний из разных отраслей знаний, с одной сгороны, и экспертная инициатива - с другой стороны, могут серьезно повысить качество расследования убийств и ведение розыскных дел по установлению личности трупов неизвестных граждан.

Применение специальных познаний в стадии возбуждения уголовного дела необходимо не только по вышеприведенным основаниям, но и по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, изготовлением, хранением и ношением холодного оружия, по делам о фаль-шивомонстчистве, по делам о хищении государственного или общественного имущества (товароведческие экспертизы).

Расследование любого пожара и дорожно-транспортного происшест- вия не обходится без назначения экспертизы. Экспертиза, назначенная в ходе расследование пожара, обусловливается предметом исследования. Это может быть пожарно-техническая, техническая, криминалистическая, товароведческая и др. экспертизы.

И. А. Попов по этому поводу замечает: «При выяснении условий, способствующих развитию и распространению огня, связанных с пожарами, должна быть дана оценка действиям лица, руководящего тушением пожара и личного состава пожарных подразделений, гак как одним из таких условий могут быть несвоевременные или неправильные действия по

66

тушению пожара. Такая оценка дается специалистом, обладающим специальными познаниями не только в обласги пожарного дела, но и пожарной тактики. В связи с этим при расследовании дел о пожарах с помощью по-жарно-технической экспертизы должен быть исследован вопрос о тактике тушения пожара и ее связи с его развитием и наступлением тяжелых последствий, что по делам данной категории является подлежащим доказыванию».1

В этой связи представляет интерес практика разрешения отдельных материалов в УВД Саратовской области по фактам обнаружения поддельных денежных купюр в отделениях Государственного банка. Соответствующая денежная купюра с письмом следователя в котором поставлены вопросы, направляется в экспертное учреждение, где фактически проводится экспертиза. Однако по ее результатам выдается справка непроцессуального характера для оперативного использования сведений о поддельности денежной купюры, на основании которой возбуждается уголовное дело. В дальнейшем после вынесения постановления о назначении экспертизы, результаты оформляются в виде заключения экспертизы.

Между тем, то же лицо не имеет права быть экспертом по делу, по- скольку выступало ранее в роли специалиста (ст. 67 УПК РСФСР). Ведь следуя закону, необходимо провести повторное экспертное исследование и проводить его должен другой эксперт. Но это дублирование работы, непроизводительные затраты сил и средств.2

Попытки подменять экспертизу некими «предварительными иссле- дованиями», дабы хоть чем-то обосновать решение о возбуждении уголовного дела, не только не решают проблемы, но и, наоборот, могут существенно осложнить ее решение, повлечь за собой прямые нарушения.

1 Попов И. А. Расследование пожаров, правовое регулирование, организация и методика- М. 1998. С. 237. ‘ Францифиров Ю., Николайченко В., Громов П., указ. раб. С.28-29.

67

Но сказанным не исчерпывается опасность подобного пути получения оснований для возбуждения уголовного дела. Следователь, лишен возможности лично наблюдать за проведением предварительных исследований, принимать необходимые меры при несогласии с их результатами или примененными методиками. Возможности подобных исследований более ограничены, нежели возможности судебной экспертизы.1

На наш взгляд, устранить существующее противоречие между зако- ном и укоренившейся практикой можно решить путем предоставления следователю права назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела. Большинство проанкетированных нами следователей (более 80 %) в Кыргызской Республике на вопрос о возможности проведения экспертизы до возбуждении уголовного дела ответили положительно, 14 % заявили, что это противоречит уголовно-процессуальному законодательству, а 5 % считают, что действовать необходимо, исходя из особенностей преступного деяния.

Исходя из потребностей следственной практики и изложенного, мы подчеркиваем: нет никаких серьезных препятствий для законодательного решения о возможности производства экспертизы до возбуждения уголовного дела. Например, в УПК Республики Узбекистан (1994г.) в ст. 180 указано, что «в необходимых случаях экспертиза может быть назначена и до возбуждения уголовного дела». Одновременно с этим в УПК указывается, что «не допускается замена экспертизы исследованиями, проводимых вне установленного настоящим кодексом порядке» (ст. 172). Назначение и производство экспертизы до возбуждения уголовного дела допускает и УПК Республики Казахстан. В ч. 2 ст. 242 указано, что «в случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела».

1 Белкин Р. С. Указ. раб. С. 105-106.

68

Но такие решения в УПК РФ должны иметь определенные ограниче- ния, прямо предусмотренные законом. К примеру, оно не может распространяться на те случаи, когда для производства экспертиз необходимо получение образцов для сравнительного исследования в порядке ст. 186 УПК РСФСР, поскольку по содержанию этой нормы в необходимых случаях образцы могут быть получены в принудительном порядке. Принудительные же действия до возбуждения уголовного дела допустимы лишь в строго ограниченных законом случаях (задержание, личный обыск задержанного). Хотя имелся прецедент - это положение Указа Президента РФ от 14.06.94 г. «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» № 1226. В п.1 этого Указа говорится следующее: «При наличии достаточных данных о причастности лица к банде или иной организованной преступной группе, подозреваемой в совершении тяжких преступлений, по согласованию с прокурором до возбуждения уголовного дела, могут быть проведены экспертизы, результаты которых рассматриваются в качестве доказательств по уголовным делам данной категории». Поэтому мы не видим никаких препятствий к тому, чтобы это положение стало общей нормой в УПК РФ и КР.

Ю.Т. Шуматов приводит сравнительный анализ признаков, присущих экспертному исследованию и исследованию на стадии возбуждения уголовного дела. Такими признаками являются:

1) использование специальных познаний. Исследование на стадии возбуждения уголовного дела, как и экспертиза, проводится лишь в случаях, когда для установления определенных обстоятельств необходимы специальные познания; 2) 3) проведение исследований в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Цель экспертизы и предварительного исследования одинакова - установление обстоя тельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, либо имеющих значение доказательственных фактов; 4)

69

3) специальный субъект. Назначенный следователем и судом эксперт обладает соответствующими процессуальными правами и несет процессуальные обязанности. Эксперт, проводящий предварительное исследование, не обладает процессуальными правами и обязанностями, а значит, не может нести ответственности за неправильно проведенное исследование; 4) 5) процессуальная форма и процессуальное оформление экспертизы и предварительного исследования не совпадают, так как предвари- тельное исследование не имеет процессуального закрепления в законе.1 6) Таким образом, с процессуальной точки зрения исследование на ста- дии возбуждения уголовного дела и экспертное исследование на стадии расследования имеют единую гносеологическую, но разные юридическую природу и доказательственное значение, хотя по существу они соотносятся между собой как основная и дополнительная экспертиза.

В связи с этим возможность проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела обеспечит ряд несомненных преимуществ: сократятся сроки расследования, так как необходимость в проведении дополнительной экспертизы может и не возникнуть, обеспечивается оперативное собирание и фиксация всех возможных доказательств, которые в противном случае с течением времени могут быть утрачены, появятся новые возможности при определении тактики производства последующих следственных действий, а также при планировании расследования. Внутренняя сущность экспертизы и предварительного исследования одинакова.

Изложенное позволяет высказать предложение об изменении содер- жания ч.2 с. 109 УПК РСФСР и ст. 199 УПК КР, изложив их в следующей редакции: «В случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно или затруднительно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела».

70

2.2. Организационные проблемы назначения и производства комплексных и комиссионных экспертиз.

Проблемные вопросы комплексной экспертизы. Развитие научно- технического прогресса стимулирует создание новых методик экспертного исследования, базирующихся на последних достижениях науки и техники. Сложность новых методов исследования и увеличение их удельного веса обусловливает необходимость проведения межведомственных экспертиз, в которых, как правило, участвуют эксперты различных специальностей или специализации. В ряде случаев лишь проведение комплексной экспертизы является гарантией полноты, всесторонности и объективности разрешения вопросов, требующих специальных познаний и имеющих значение для установления истины по делу.

Проблемам комплексных экспертиз уделяли значительное внимание такие видные криминалисты как Т. В. Аверьянова, А. И. Винберг, В.Я. Колдин, В. К. Лисиченко, B.C. Митричев, Ю.К. Орлов, ИЛ.Петрухин, В.И.Шиканов, А.Р. Шляхов и многие другие.

Отметим, что в действующем уголовно-процессуальном законода- тельстве РФ не предусмотрено проведение данного вида экспертизы.

Как нам представляется, отсутствие законодательного закрепления назначения, и проведения комплексной экспертизы в РФ обусловлено тем, что вопрос о понятии комплексной экспертизы до сих пор остается спорным в научной литературе. Отсутствие единства во взглядах относительно правомерности комплексной экспертизы, естественно, дезориентирует практических работников, тем более что в законодательном порядке данный вопрос не урегулирован. Тем не менее, в настоящее время в РФ комплексная экспертиза прочно вошла в следственную и экспертную практику и доказала свою эффективность, поэтому необходимость ее проведения

71

практически никем не отрицается. Это в первую очередь связано с тем, что в последнее время существенно возросли потребности следственной практики в разрешении вопросов в различных областях науки. В условиях интенсивного внедрения в экспертную практику научных и технических достижений и усиливающейся дифференциации и интеграции знаний, процесс производства экспертизы все более приобретает коллективный характер. Вследствие увеличения и усложнения числа применяемых методов и методик усиливается специализация экспертов. Однако, некоторые авторы, признавая эту необходимость, вместе с тем отмечают, что УПК РСФСР содержит запрет проведения комплексной экспертизы. Так, В.В. Биркавс отмечает, что: «… Если эксперты одной специальности придут к общему заключению, последнее подписывается всеми экспертами. Указание на то, что в комиссии участвуют эксперты «одной специальности», по существу является своеобразным запретом на участие в ней специалистов различных отраслей знания. Отсюда оказывается проблематичной и возможность для руководителя экспертного учреждения поручить производство экспертизы специалистам различных знаний… Сложившееся положение свидетельствует о явном несоответствии процессуальных положений и практики».1

По нашему мнению, данное мнение является спорным. Отсутствие уголовно-процессуальной регламентации того или иного действия Fie свидетельствует об однозначном запрете, поскольку процессуальный закон не может охватить всех изменений в уголовно-процессуальной деятельности. Здесь необходимо исходить из общих принципов уголовного процесса.

На наш взгляд, поскольку в ст. 80 УПК РСФСР ничего не говорится

0 запрещении производства комплексной экспертизы, а ее проведение со-

1 Биркавс В.В. Организация комплексных экспертиз, межведомственных исследований в Латвийской ССР// Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований- М 1985. С 22.

ответствует общим принципам использования специальных познаний в уголовном процессе, правомерность комплексной экспертизы не должна вызывать сомЕ1ений.

Вместе с тем, повышение роли комплексной экспертизы, упрочение ее процессуальных и организационных положений, обусловливают необходимость законодательного закрепления статуса комплексной экспертизы в уголовно-процессуальном законе РФ. Это положило бы конец непродуктивным спорам о правомерности проведения комплексной экспертизы. Кроме того, вопросы проведения комплексных экспертных исследований получили свое отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 16 марта 1971 года. В п.6 фактически признается правомерность производства комплексных экспертных исследований, «когда установление того или иного об- стоятельства невозможно путем проведения отдельных экспертиз либо это выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов».

Допустимость комплексной экспертизы регулируется также ведом- ственными инструкциями о производстве отдельных видов экспертиз.1 Проект уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрел возможность производства комплексных экспертиз. Статья 214 проекта излагает понятие комплексной экспертизы, требования, предъявляемые к заключению, и определяет компетенцию руководителя эксперт-

Инструкция об организации производства комплексных медико- криминалистических и медико-автотехнических экспертиз в судебно- экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР и Министерства здравоохранения СССР от 25 января 1982 г.№ К-8-41.

73

ного учреждения при производстве экспертизы такого вида. Законодательное закрепление комплексной экспертизы следует только приветствовать.

Важной процессуальной новеллой, знаменующей начало законода- тельной регламентации порядка назначения и проведения комплексных экспертиз, явилась ст. 63 УПК Киргизской ССР, в которой было указано: «Для разрешения вопросов, относящихся к компетенции различных отраслей науки и техники, в необходимых случаях назначается комплексная экспертиза, поручаемая комиссии из соответствующих экспертов».

Новый УПК КР, принятый в 1999 году, предусматривает проведение комплексной экспертизы. В ст. 206 указано, что «комплексная экс- пертиза назначается в случаях, если для проведения исследований необходимы познания разных отраслей знаний. Она проводится экспертами различных специальностей в пределах своей компетенции».

Комплексная экспертиза - это сложная совокупность экспертных ис- следований. Каждое из них в процессуальном отношении самостоятельно, поскольку они проводятся экспертом в пределах его научных знаний, которыми не располагают другие эксперты, участвующие в комплексной экспертизе.

А. И. Винберг в монографии, посвященный вопросам криминали- стики, одним из первых отметил, что во многих случаях криминалистическая экспертиза является комплексной.1 Автор монографии указал, что к комплексной экспертизе приходится прибегать в случаях, например, когда проводятся почерковедческие исследования и для изучения стиля и содержания документа необходимо участие филолога, лингвиста и историка.

«Комплексные экспертизы, - пишет А. Р. Шляхов, - назначаются, во- первых, для решения смежных, пограничных вопросов в различных облас-

1 Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе.-М. 1956. С.26.

74

тях науки и техники, существующих между отдельными видами судебной экспертизы, во-вторых, вопросов, которые, хотя и могут быть решены разными специалистами, но их исследование проводится одновременно, поскольку эти вопросы касаются одних и тех же вещественных доказательств по конкретному делу, а выводы одной экспертизы обычно используется другим (либо другими) экспертами».’

Комплексная экспертиза - это экспертиза, в производстве которой участвуют несколько экспертов различных специальностей или узких специалистов (профилей).”

При решении вопроса о правомерности комплексной экспертизы, указывает И. Ф. Крылов, следует отличать комплексные методы исследования от комплексной экспертизы. Встречающиеся на практике комплексные исследования объектов экспертизы микроскопическими, химическими и другими методами еще не превращают экспертизу в комплексную. О комплексной экспертизе можно говорить лишь в случаях, «когда к производству экспертизы привлекаются эксперты, обладающие познаниями в разных областях науки или техники, но решающие одни и те же вопросы».3

Некоторые процессуалисты решительно отрицают возможность про- ведения комплексной экспертизы. Они ссылаются на то, что такие экспертизы законом прямо не предусмотрены и их производство неизбежно связано с выходом экспертом за пределы их специальных познаний.4

1 Шляхов А.Р. Процессуальные основы производства криминалистической экспертизы.- М. 1982. С. 42.

2 Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.-М. 1982. С. 57.

Крылов И. Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе- Ленинград, 1963. С. 209.

4 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.-М. 1958i С. 243; Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе.-М. 1953. С. 217.

7S

Но в следственной и судебной практике неизбежны ситуации, когда возникшие перед следователем и судом вопросы нельзя разрешить путем назначения одной или нескольких однородных экспертиз. При таких условиях обращение к комплексной экспертизе как процессуальной форме, позволяющей осуществить необходимое единение знаний экспертов различных специальностей, не только правомерно, но и необходимо.

Мы согласны с мнениями авторов, которые считают, что комплексные экспертизы полезны, поскольку при их производстве используются знания экспертов разных специальностей.1

По нашему мнению, комплексная экспертиза - это производимое в установленном порядке исследование, в процессе которого эксперты, обладающие специальными познаниями в различных или смежных отраслях науки, в пределах своей компетенции совместно решают вопросы, поставленные перед ними органом предварительного расследования или судом. Такое определение понятия комплексной экспертизы не противоречит нормам уголовно-процессуального законодательства, что, разумеется, не исключает необходимости законодательной регламентации порядка ее назначения и производства в УПК Российской Федерации, в котором эти вопросы еще не урегулированы.

Комплексная экспертиза представляет собой процессуальное исполь- зование специальных знаний экспертов разного профиля для решения таких общих для них вопросов, которые невозможно разрешить путем одновременного назначения нескольких экспертиз и путем производства последовательных экспертиз.

Надгорный Г.М. Взаимодействие наук при производстве судебных экспертиз.// Криминалистика и судебная экспертиза, №5.- Киев, 1968. С. 126; Розанов MB. Комплексная медико-криминалистическая экспертиза по делам об убийствах. // Вопросы борьбы с убийствами- М. 1969. С. 230-231,

76

В криминалистической литературе в ряде случаев смешиваются по- нятия «комплексная экспертиза», «комплексное исследование», «комплекс экспертиз», что отрицательно сказывается на эффективности внедрения научных разработок в практику. Комплексное исследование осуществляется и в других, помимо комплексной экспертизы, процессуальных формах, в частности, путем проведения в отношении одного и того же объекта комплекса экспертиз (например, раздельное исследование документа посред- ством почерковедческой и технической экспертизы). «Назначение следователем (судом) комплекса экспертиз по делу, объединяемых единством объектов исследования, свидетельствует лишь о комплексном подходе к решению важнейших задач, но не идентично проведению комплексной экспертизы. В настоящее время многие экспертизы по сути дела, представляют собой комплексные исследования, т.е. основаны на применении комплекса современных методов в целях всестороннего изучения свойств (признаков) объекта, необходимого для решения задач, относящихся к предмету данного вида экспертизы. …Комплексная экспертиза проводится в случаях, когда экспертная задача не может быть решена на основе одной отрасли знания, в связи, с чем к производству экспертизы привлекают- ся два иди более экспертов разных специальностей или один эксперт, владеющий несколькими специальностями».1

Комплексные экспертизы в РФ и КР проводятся для решения широ- кого круга идентификационных, диагностических и ситуационных задач. Часто в РФ и КР в экспертных учреждениях проводятся медико-баллистические комплексные экспертизы, в которых принимают участие

1 См. Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции-М. 1985. С. 180.

77

медики и баллисты. Наиболее распространены здесь исследования, в ходе которых решаются следующие вопросы:

установление механизма выстрела;

определение расстояния выстрела, направления раневого канала в теле потерпевшего;

определение входного и выходного отверствий; определение положения потерпевшего в момент выстрела в него и т. д.

Зачастую проводятся и так называемые медико-трасологичеекие комплексные экспертизы.

Кроме этого, широкое распространение получило проведение медико- автотехнических и трасолого-автотехнических экспертиз, в которых участвуют медики, трасологи, автотехники. При проведении этих исследований также решаются как идентификационные, так и диагностические задачи: определение, какими частями транспортного средства образованы повреждения на одежде и теле потерпевшего, преграде; определение типа (марки) транспортного средства по следам на одежде и теле потерпевшего, преграде; идентификация транспортного средства по следам выступающих частей; установление лица, находившегося на месте водителя в момент дорожно- транспортного происшествия, расположения лиц в салоне (кабине); установление факта наезда на пешехода (переезда); определение взаимного расположения транспортного средства и пешехода в момент наезда; установление факта удара транспортного средства о препятствие, другое транспортное средство и другие обстоятельства.

Каковы же основные признаки комплексной экспертизы?

И. М. Зельдес к признакам, характеризующим комплексную экспер- тизу как одну из методик судебной экспертизы, относит:

78

1) глубокое и всестороннее научное изучение объектов экспертизы - вещественных доказательств, а также других материалов - уголовных дел, живых лиц и др.; 2) 3) наиболее полное выявление самых различных по своей природе свойств, характеристик и иной полезной информации об имевшем место событии, содержащейся в исследуемом объекте; 4) 5) применение методов, основанных на данных смежных областей науки или техники.’ 6) По нашему мнению, первый и второй признаки комплексной экспер- тизы, указанные И.М. Зельдесом, присущи всем видам экспертиз. Третий признак - применение методов, основанных на данных смежных областей науки или техники, безусловно, признак комплексной экспертизы.

По мнению Ю. К. Орлова, к признакам комплексной экспертизы от- носятся, во-первых, различие в компетенции участвующих в ее производство экспертов и вытекающее отсюда разделение функций между ними, и, во-вторых, дача экспертами заключения на основе не только разных исследований, но и по результатам исследований других экспертов.2

Ф. Э. Давудов считает, что признаком комплексной экспертизы явля- ется применение специальных познаний из нескольких смежных наук и относящихся к компетенции двух или более экспертиз. Главным отличительным признаком комплексной экспертизы он называет возможность решения смежных, пограничных вопросов, относящихся к предмету различных видов судебной экспертизы3.

Зельдес И.М. Комплексные исследования в судебной экспертизе. Авто- реферат дисс. … канд. юрид. наук.-М. 1969. С. 29. ^ Орлов Ю.К. Указ. раб. С. 58-59.

Давудов Ф.Э. Процессуальные и организационно-методические формы использования возможностей науки и техники в целях расследования и

79

Представляется, что важнейшими признаками комплексной экспер- тизы, по нашему мнению, являются:

  1. Применение специальных познаний различных или пограничных отраслей знания. Комплексная экспертиза назначается, когда установление того или иного обстоятельства требует использования познаний, относящихся к нескольким отраслям. Например, в следственной и судебной практике известно проведение комплексных судебно-психиатрических и медицинских, судебно-психиатрических и психологических, судебно-медицинских и криминалистических, искусствоведческих и нумизматических исследований. Нередки комплексные транснортно-грасологические экспертизы по установлению механизма дорожно-транспортного происшествия путем исследования повреждений на транспортных средствах и иных объектах автотехниками и трасологами и др.
  2. Такая экспертиза проводится несколькими экспертами или одним экспертом. В последнем случае экспертизу проводит один эксперт, применяющий знания разных отраслей науки в которых он компетентен. Возможность проведения экспертизы одним экспертом вызвала много споров. В частности, Н.Н. Шульга говорит, что «для производства комплексных экспертиз следует приглашать специалистов из соответствующих отраслей знаний и не заменять их одним экспертом - «комплексником».1
  3. По нашему мнению, с последней точкой зрения согласится трудно, поскольку и при проведении экспертизы одним лицом, обладающим необходимыми познаниями, реализуется основной принцип комплексной экс-профилактики преступлений (по материалам Аз. ССР). Дисс. … докт. юрид. наук.-Баку, 1972. С. 81.

1 Шульга Н.Н. Комплексная идентификационная экспертиза следов колюще- режущих орудий. Дисс. … канд. юрид. наук- Киев 1976. С. 7.

80

пертизы - синтезирование, применение знаний из различных отраслей науки и техники для решения вопросов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела и требующих использования специальных познаний. Как верно отмечает Р.С. Белкин, «в гносеологическом аспекте производство комплексной (в современном ее понимании) экспертизы одним экспертом возражений вызвать не может, поскольку процесс познания в принципе не связан с числом познающих субъектов; он детерминирован качеством субъекта познания и разрешающими возможностями средств познания».1

  1. Наличие единого предмета исследования. Данный признак обусловлен тем, что хотя в исследовании и участвуют эксперты разных специальностей, они решают вопросы, относящиеся к единому для них предмету исследования.

Что касается комплексных экспертиз, проводимых специалистами разных экспертных учреждений (например, медико- криминалистические экспертизы) они, как правило, проводятся по указанию следователя или суда, поскольку в постановлении (определении) об их назначении должно быть указано, что производство экспертизы поручается нескольким экспертным учреждениям. Конечно, не исключается в этом вопросе и инициатива экспертного учреждения, однако в любом случае привлечение к про- изводству экспертиз сотрудников другого экспертного учреждения должно осуществляться через следователя и суд, так как руководитель экспертного учреждения не вправе делать это самостоятельно.

Одним из наиболее важных вопросов, представляющих теоретический и практический интерес, является вопрос об ответственности экспер-

Белкин Р.С. Методические проблемы комплексной экспертизы // Про- блемы организации и проведения комплексных экспертных исследований.-М. 1975. С. 36.

81

тов, участвующих в проведении комплексной экспертизы. Решение вопроса об ответственности не вызывает затруднений, когда в проведении комплексной экспертизы участвует один эксперт, обладающий разнопрофильными познаниями и владеющий методиками их применения. Гораздо сложнее обстоит дело с решением вопроса об ответственности, когда в комплексной экспертизе принимают участие специалисты различных спе- циальностей. Согласно ст. 80 УПК РСФСР «Эксперт дает заключение от своего имени на основании проведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями и несет ответственность за данное им заключение личную ответственность. При назначении для производства экспертизы нескольких экспертов, они до дачи заключений совещаются между собой. Если эксперты одной специальности придут к общему заключению, последнее подписывается всеми экспертами. В случае разногласия между экспертами каждый эксперт дает свое заключение отдельно».

Как видим, вопрос о коллективном убеждении экспертов различных специальное гей, а следовательно, и об ответственности экспертов различных специальностей при формулировании общего вывода законодательно не урегулирован. В соответствии со ст. 206 УПК КР, каждый эксперт подписывает ту часть заключения, в которой содержатся его исследования, и общий вывод. В случае разногласия между экспертами каждый из них или часть экспертов дает отдельное заключение либо эксперт, мнение которого расходится с выводами большинства, формулирует его в заключении отдельно. По смыслу этой статьи становится понятным, что при этом эксперт несет ответственность только за те исследования, которые он провел лично. Однако на основании промежуточных выводов необходимо сформулировать общий вывод и составить общее заключение. Здесь возникает вопрос: должен ли эксперт одной специальности оценивать обоснованность методики и промежуточного вывода, сделанного экспертом другой специ-

альности. По данному вопросу среди криминалистов нет единства. Так, М.Н. Ростов считает, что достаточно, «чтобы каждый эксперт был осведомлен в объектах и методах исследования другой отрасли знаний в той мере, которая бы позволила ему критически оценивать научную обоснованность методов исследования, примененных другими экспертами, и значимости получаемых при этом результатов для решения общей задачи1». Иная позиция у Ю.К. Орлова, «от эксперта вовсе не требуется умение оценить ход и результаты исследования экспертом другой специальности по существу, достаточно, чтобы он мог использовать эти результаты для ответа на поставленные вопросы2».

На наш взгляд, определенная оценка методики исследования и тем более его результатов экспертом другой специальности неизбежна, хотя бы потому, что без оценки невозможно использовать эти результаты при формулировании общего вывода. Однако подчеркнем, что при этом эксперт другой специальности должен решить для себя лишь следующие вопросы:

а) соответствует ли данная методика общим принципам научного познания;

б) возможно ли в принципе получение результатов, к которым при шел эксперт другой специальности, при формулировании общего вывода;

в) достаточны ли эти результаты для использования их при форму лировании общего вывода;

г) достаточна ли степень категоричности данных результатов (в данном случае вероятностные выводы недопустимы, поскольку сформули-

1 Ростов М.Н. Некоторые спорные положения проблемы комплексного экспертного исследования // Экспертная практика и новые методы исследования. -М, 1982. Вып. 2. С.7

2 Орлов Ю.К. Указ.раб. С.59

83

рованный на основе вероятностного промежуточного вывода общий вывод не будет достоверным, что резко снижает его доказательственное значение).

Таким образом, по нашему мнению, поскольку процессуальный статус у этих субъектов равный, не должна даваться опенка научной аргументированности, обоснованности методов исследования. В противном случае происходит вторжение в компетенцию эксперта. Возможность оценки компетентности коллеги способствует порождению обстановки недоверия и ссылка на некомпетентность эксперта другой специальности явилась бы поводом для уклонения от участия в сложных видах комплексных экспертиз.

Приведенное положение имеет значение и для определения ответст- венности участников комплексной экспертизы. Если эксперт одной специальности должен критически оценивать научную обоснованность методов исследования, примененных экспертами других специальностей, то это по существу означает, что в ею обязанности входит осуществление определенного контроля за деятельностью экспертов иных специальностей. Из этого вытекает, что в случае, если эксперт одной специальности пришел к неверному промежуточному выводу вследствие недостаточной обоснованности методов исследования, а эксперт другой специальности не сумел «проконтролировать» эту обоснованность, последний также должен быть привлечен к ответственности.

Однако, очевидно, что в силу своей компетентности, эксперт одной специальности не может достаточно квалифицировано осуществлять этот контроль, поэтому вопрос о привлечении его к ответственности за обоснованность промежуточного вывода эксперга другой специальности весьма проблематичен. Поэтому, на наш взгляд, эксперт одной специальности при производстве комплексной экспертизы не должен оценивать научную ар-

84

гументацию, обоснованность выводов эксперта другой специальности при формулировании общего вывода.

Как нам представляется, каждый из экспертов, участвующих в ком- плексной экспертизе, должен проводить исследование самостоятельно, давать заключение в пределах своей компетенции и нести за него личную ответственность. При этом он также участвует в формировании общего вывода заключения комплексной экспертизы. Приведенные положения нисколько не препятствуют возможности формулирования коллективного убеждения экспертов разных специальностей при формулировании общего вывода, когда «совпадение результатов исследования общей задачи повышает убежденность каждого из экспертов в правильности лично им сде- ланных выводов»1.

Весьма интересным представляется нам решение вопроса об ответ- ственности при формулировании общего вывода, впервые предложенное В. М Галкиным и затем более обстоятельно рассмотренное Ю.К. Орловым, согласно которому при формулировании общих выводов имеет своего рода условная ответственность эксперта: «он отвечает за правильность вывода, в формулировании которого он участвовал, при условии, что использованные им результаты исследований, проведенных другими экспертами, правильны»2.

При формулировании окончательных выводов неизбежно возникает вопрос: могут ли подписывать общее заключение все эксперты, прини- мавшие участие в комплексной экспертизе? И.Л. Петрухин категорически отвергает такую возможность, мотивируя тем, что в этом случае нарушается правило о составлении экспертами заключения на основе только своих

1 Белкин Р.С. Криминалистика: тенденции, проблемы, перспективы. От теории к практике.- М, 1988 С. 81. 2См. Орлов Ю.К. Указ. раб. С. 59.

85

специальных познаний.1 Такая позиция представляется достаточно спорной. Для каждого эксперта общее заключение должно быть основано на данных как его собственного исследования, так и проведенных другими экспертами исследований, результаты которых данный эксперт может проанализировать. В конечном счете, каждый эксперг может поручиться за достоверность конечного вывода при условии, что все другие эксперты правильно провели и зафиксировали результаты своих исследований.

Таким образом, из рассмотренных особенностей комплексной экс- пертизы вытекают требования к ее процессуальному оформлению. Это, во-первых, каждый эксперт, участвующий в производстве комплексной экспертизы, проводит исследование в пределах своей компетенции. Во-вторых, эксперт может принимать участие в формулировании выводов лишь по тем из представленных на экспертизу вопросов, в разрешении которых он обладает специальными познаниями. Это означает, что каждый эксперт, принимающий участие в формулировании вывода, должен быть компетентен в предмете исследования.

В заключении комплексной экспертизы должны быть четко разгра- ничены функции всех экспертов, принимавших участие в ее проведении. В нем должно быть указано, кем из экспертов, какие исследования проведены и кто в формулировании каких ответов на поставленные вопросы принимал участие. В практике экспертных учреждений выработалась следующая форма заключения комплексной экспертизы. По каждому проведенному виду экспертизы составляется исследовательская часть, и затем формулируются так называемые промежуточные выводы. Эта часть заключения подписывается только теми экспертами, которые принимали

Петрухин ИЛ. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе.- М. 1964. С. 152-153.

86

участие в данном исследовании. Таким образом, каждый эксперт сначала делает вывод по результатам тех исследований, в которых он участвовал. Это необходимо для уяснения функций каждого эксперта и для удобства использования результатов всех видов исследований комиссией экспертов при формулировании окончательного вывода.

В конце заключения приводится так называемая синтезирующая часть, в которой по результатам проведенных исследований и промежуточных выводов дается окончательный вывод. Подписываться заключение должно в результате совместного обсуждения выводов всеми членами экспертной комиссии. Такая подпись будет свидетельствовать не о нарушении правила о составлении экспертами заключения на основе только своих специальных познаний, а об объективном влиянии каждого отдельно проведенного исследования на общие результаты экспертизы.

Соблюдение изложенных правил проведения и процессуального оформления комплексной экспертизы будет способствовать наиболее эффективному использованию в процессе судопроизводства экспертного заключения как доказательства, облегчит его правильную оценку следователем и судом.

Изложенное позволяет внести предложение о введении в УПК РФ статьи, регулирующей основания и порядок производства комплексной экспертизы:

«Комплексная экспертиза.

Комплексная экспертиза проводится в случаях, когда для производ- ства исследований необходимы познания в различных отраслях знаний экспертов различных специальностей в пределах своей компетенции.

Заключение комплексной экспертизы включает в себя указания на исследование и его объем, проведенный каждым экспертом, а также к каким выводам пришел каждый эксперт. Заключение (или акт о невозможно-

87

сти дать заключение) подписывается всеми экспертами, участвовавшими в проведении исследования.

Общий вывод формулируется всеми экспертами путем обсуждения. Если основанием окончательного вывода комиссии или части ее являются факты, установленные одним из экспертов, об этом должно быть указано в заключении. В случае разногласия между экспертами каждый из них или часть экспертов дает отдельное заключение либо эксперт, мнение которого расходится с выводами большинства, формулирует его в заключении отдельно.

Если экспертиза поручена экспертному учреждению, организация комплексных исследований возлагается на его руководителя. При производстве комплексных исследований вне экспертного учреждения состав комиссии определяется лицом, назначившим экспертизу».

Проблемные вопросы комиссионной экспертизы

Проблема комиссионных исследований в практике органов рассле- дования поднималось достаточно давно1.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству России прямо не предусмотрено проведение такого вида экспертизы, а практика настойчиво требуег нормативного закрепления комиссионной экспертизы для успешного решения задач правосудия. В новом уголовно-процессуальном кодексе Кыргызстана нашло отражение решение данного вопроса. Ст. 205 УПК КР предусматривает порядок назначения и производства комиссионной экспертизы.

Винберг Л.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе- М. 1956. С.32

88

1) Комиссионная экспертиза назначается в случаях необходимости производства сложных экспертных исследований и проводится несколькими экспертами одной специальности (профиля). 2) 3) При проведении комиссионной экспертизы эксперты совместно анализируют полученные результаты и, придя к единому мнению (выводу), составляют и подписывают единое заключение (или акт о невозможности дать заключение). 4) 5) В случае разногласия между экспертами каждый из них или часть экспертов дает отдельное заключение либо эксперт, мнение которого расходится с выводами большинства, формулирует его в заключении отдельно. 6) В специальной процессуальной и криминалистической литературе вопросам комиссионной экспертизы уделяется значительное внимание. Однако так же, как и в случае с комплексной экспертизой, до сих пор не существует единого мнения о сущности комиссионного исследования, порядке его проведения, понятии и признаках комиссионной экспертизы. Научные работы, посвященные данной проблеме, как правило, посвящены отдельным методам проведения комплексных исследований, в то же время с точки зрения теории и практики судебной экспертизы значительный интерес представляют процессуальные и организационные вопросы назначения и проведения комиссионной экспертизы экспертами одной специаль- ности и ее отличия от комплексной экспертизы.

В ч.2 ст. 80 УПК РСФСР указано, что: «При назначении для произ- водства экспертизы нескольких экспертов они до дачи заключения совещаются между собой. Если эксперты одной специальности придут к общему заключению, последнее подписывается всеми экспертами. В случае разногласия между экспертами каждый эксперт дает свое заключение отдельно». Таким образом, по смыслу этой статьи видно, что в данной статье

89

лишь предусматривается возможность производства экспертизы несколькими экспертами. Между тем, необходимость законодательной регламентации данного вида экспертизы весьма важна, поскольку комиссионная экспертиза имеет свою специфику, как по основаниям назначения, так и по полномочиям и ответственности экспертов.

Для адекватного законодательного регулирования необходимо вы- делить понятие и признаки комиссионной экспертизы, которые требовали бы нормативного закрепления в уголовно-процессуальном законе России. Это предполагает четкое уяснение понятия и отличительных черт названной экспертизы.

По нашему мнению, комиссионная экспертиза - это экспертиза, производимая несколькими экспертами (комиссией экспертов), назначаемых органом, производящим расследование, судом или руководителем экспертного учреждения для производства сложных экспертных исследований в одной области науки, техники и ремесла.

Когда для исследования объекта необходимы специальные знания в одной области, но в виду особой сложности, большой трудоемкости экспертизы один эксперт не в состоянии выполнить задание быстро, качественно и эффективно, назначается комиссионная экспертиза, производство которой поручается комиссии экспертов одной специальности или узкой специализации. Вопрос о проведении комиссионной экспертизы может быть решен органом расследования или судом, если он считает, что такая экспертиза будет способствовать полноте, всесторонности и объективности заключения. Если в постановлении (определении) о назначении экспертизы имеется указание о проведении ее в составе комиссии, оно является обязательным для экспертов, включенных в состав комиссии, либо для руководителя экспертного учреждения, которому поручено проведение экспертизы (за исключением, разумеется, случаев невозможности создания

90

комиссии, например, когда в учреждении имеется только один эксперт требуемой специальности; однако об этом должен быть немедленно извещен орган или лицо, назначившее экспертизу)1. В соответствии со ст. 187 УПК РСФСР руководитель экспертного учреждения вправе поручить производство экспертизы нескольким сотрудникам данного учреждения независимо от того, было ли об этом указание лица или органа, назначившего экспертизу, поскольку проведение экспертизы в комиссионном порядке лишь повышает надежность и авторитетность экспертных выводов.

Отличительными признаками комиссионной экспертизы являются:

1) проведение экспертизы комиссией экспертов; 2) 3) совместный анализ членами экспертной комиссии полученных результатов; 4) 5) составление единого заключения, подписываемого всеми экспер- тами или акта о невозможности дать заключение. 6) 7) при разногласиях между экспертами каждый из них или часть экспертов дает отдельное заключение либо эксперт, мнение которого расходится с выводами большинства, формулирует его в заключении отдельно. 8) Как правило, комиссия экспертов создается для решения вопросов: а) об ответственности медицинских работников за профессиональные упущения и ошибки; б) повторных экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел; в) экспертиз определения стойкой утраты трудоспособности; г) первичных экспертиз в особо сложных случаях и с многообъектными материалами2.

1 Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.- М. 1982. С.57.

2 Поврезнюк Г.И. Судебная экспертиза, подготовка и назначение в уголов ном и гражданском процессах- Алматы, 1999. С. 21.

91

По нашему мнению, комиссионная экспертиза назначается в сле- дующих случаях:

1) сложности и трудоемкости проведения экспертного исследования; 2) производстве повторной экспертизы по уголовным или граждан- ским делам; 3) производстве некоторых видов экспертиз (например, су-дебно-психиатрическая экспертиза).

При производстве комиссионной экспертизы эксперты - члены ко- миссии до дачи заключения вправе совещаться между собой (ст. 80 УПК РСФСР).

После проведения исследования эксперты составляют совместное заключение (если они пришли к одинаковым выводам), либо (в случае разногласия), каждый эксперт дает отдельное заключение. Помимо этого, может быть дано совместное заключение, отражающее мнение части экспертной комиссии.

Производство комиссионной экспертизы регулируется также ве домственными актами. Так, положение о производстве судебно- психиатрической экспертизы в Государственном научном центре социаль ной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского от 20 февраля 1997 года определяет условия и порядок производства комиссионной судебно- психиатрической экспертизы. При проведении комиссионной экспертизы все эксперты обладают равными правами и несут равные обязанности, предусмотренные уголовно-процессуальным и гражданско-

процессуальным законодательством.

Распределение функций между председателем, врачом-докладчиком и остальными членами экспертной комиссии не должно нарушать равноправия экспертов и требования закона о личной ответственности каждого из них за проведенные им исследования и дарное заключе- ние.

02

Амбулаторные и стационарные, а также заочные (включая посмертные) судебно-психиатрические экспертизы проводятся в Центре им. Сербского комиссией экспертов в составе не менее трех психиатров -председателя экспертной комиссии и ее членов. При проведении конкретной экспертизы один из членов комиссии является врачом-докладчиком. Те же правила применяются при производстве амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз непосредственно на территории следственного изолятора.

В отдельных, наиболее сложных в экспертном отношении случаях, производство экспертизы может быть поручено большему числу экспертов (расширенному составу экспертной комиссии). При производстве конкретной комиссионной экспертизы общее число экспертов определяется руководителем экспертного учреждения.

Судебно-психиатрические экспертизы в кабинете следователя и в суде (в зале судебного заседания) могут проводиться как одним экспертом, так и комиссией экспертов.

В случаях, когда при производстве судебно-психиатрической экс- пертизы необходимы углубленные познания в некоторых областях психиатрии (узкопрофильная специализация), а психиатров, обладающих достаточной для этого подготовкой, в Центре им. Сербского нет, руководитель экспертного учреждения заявляет ходатайство о введении в состав экспертной комиссии соответствующего эксперта из числа лиц, не являющихся сотрудниками Центра им. Сербского. Ходатайство заявляется перед лицом (органом), назначившим экспертизу. Соответствующий узкопрофильный специалист включается в состав экспертной комиссии лишь после того, как он персонально назначен экспертом постановлением (определением) лица (органа), назначившею экспертизу.

93

Во время заседания экспертной комиссии на ее председателя возла- гается помимо прав и обязанностей эксперта также общая организация работы комиссии, направленная на объективное, полное и всестороннее исследование всех обстоятельств, относящихся к предмету экспертизы

При производстве судебно-психиатрической экспертизы каждый член экспертной комиссии обязан исследовать материалы, относящиеся к предмету экспертизы, участвовать в экспертном освидетельствовании испытуемого, а также участвовать в заседании экспертной комиссии.

Член экспертной комиссии, являющийся при производстве данной экспертизы врачом-докладчиком, кроме того, составляет историю болезни испытуемого, докладывает о результатах его обследования и изучения всех материалов на заседании комиссии. После того, как эксперты пришли к окончательным выводам, врач-докладчик составляет проект экспертного заключения (акта судебно- психиатрической экспертизы) и согласовывает его текст с остальными членами экспертной комиссии.

После производства комиссионной экспертизы эксперты совещаются между собой, если они пришли к одинаковым выводам, то дают совме- стное заключение, в случае разногласия каждый эксперт дает отдельное заключение. Кроме этого, может быть дано совместное заключение, отражающее мнение части экспертной комиссии.

В литературе обсуждалась проблема статуса ведущего эксперта при проведении комиссионной экспертизы.1 Полномочия ведущего эксперта описываются ведомственными актами. В п. 2.1 Правил производства судебно-медицинских экспертиз указано, что обязанности ведущего эксперта

1 См. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. -М. 1995. С. 34 Палиашвили ЛЯ. Экспертиза в суде по уголовным делам.-М. 1974. С. 15 и др.

94

возлагаются руководителем экспертного учреждения на одного из экспертов; в п. 2.2 перечисляются обязанности ведущего эксперта:

  • разработка конкретного плана исследования в целом;

  • назначение определенного срока выполнения отдельных исследо ваний и контроль за его соблюдением;

  • координация работы экспертов;

  • проведения совещания с целью обсуждения и окончательной ре дакции выводов.

В ч. 2 п. 2.2 указанных правил специально оговорено, что ведущий эксперт не имеет каких-либо процессуальных или иных преимуществ при формулировании выводов.

На наш взгляд, верно рассматривать ведущего эксперта как интегра- тора1. Ведущий эксперт, по нашему мнению, никакими процессуальными преимуществами перед другими экспертами не обладает. Его статус укладывается в рамки статуса судебного эксперта. Тем более, что те права и обязанности, которые возлагаются ведомсгвенными актами на ведущего эксперта, входят также в круг прав и обязанностей руководителя экспертного учреждения.

Таким образом, роль ведущего эксперта должна ограничиваться решением организационных вопросов при производстве комиссионных экспертиз. Поэтому процессуальный статус ведущего эксперта при производстве экспертизы не требует самостоятельного закрепления в УПК РФ.

Вместе с тем, представляется оправданным предусмотреть в новом УПК РФ, что при назначении комиссионной экспертизы следователь опре-

1 См.: Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и основы новых методов судебной экспертизы- М. 1994. С. 120-121.

OS

деляет ведущего эксперта, а при назначении экспертизы в экспертном учреждении это является обязанностью его руководителя.

Таким образом, наличие в новом уголовно-процессуальном кодексе России отдельной статьи, регламентирующий порядок назначения и производства комиссионной экспертизы, позволит избежать практическим работникам многих ошибок, а также поможет решению других вопросов, связанных с производством подобного рода экспертизы.

На основании изложенного предлагаем внести в проект уголовно- процессуального кодекса РФ отдельную статью, регулирующую порядок назначения и производства комиссионной экспертизы:

«Комиссионная экспертиза

Комиссионная экспертиза назначается в случаях необходимости производства сложных экспертных исследований или для производства повторных экспертиз и проводится комиссией экспертов одной специальности.

Комиссионная экспертиза назначается следователем, судом или руководителем экспертного учреждения.

При проведении комиссионной экспертизы эксперты совместно анализируют полученные результаты и, придя к единому мнению, составляют и подписывают экспертное заключение (или акт о невозможности дать заключение).

В случае разногласия между экспертами каждый из них или часть экспертов дает отдельное заключение либо эксперт, мнение которого расходится с выводами большинства, формулирует его в заключении отдельно».

96

2.3. Обоснованность назначения дополнительных и повторных экспертиз и обеспечения их проведения

По объему исследования уголовно-процессуальный закон различает экспертизы основные и дополнительные.

В следственной и судебной практике встречаются случаи, когда обоснованность, первого заключения по существу не вызывает сомнения у следователя и суда, но возникает необходимость уточнить, дополнить, разъяснить отдельные положения проведенного исследования. В таких случаях назначается дополнительная экспертиза с целью дополнить первое исследование, разъяснить его методику или ответить на вновь поставленные вопросы.

Дополнительные экспертизы назначается при недостаточной ясности либо неполноте заключения основной экспертизы (ч.1 ст. 81 УПК РСФСР). Основания и порядок назначения дополнительной экспертизы в уголовно-процессуальном кодексе Кыргызской Республики

предусмотрены в ч.1 ст. 212, где указано: «При недостаточной ясности или полноте заключения, а также возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств может быть назначена дополнительная экспертиза, поручаемая тому же или другому эксперту».

По смыслу закона видно, что основаниями назначения дополнительной экспертизы являются:

  1. Недостаточная ясность экспертного заключения. Неясность экспертного заключения может выражаться в нечеткости формулировок, их расплывчатости, неопределенности и т.п.’Обычно этот недостаток устраняется путем допроса эксперта, но в некоторых случаях для разъяснения заключения проводится дополнительное исследование. С

1 Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.- М. 1982. С.51.

97

учетом этого дополнительную экспертизу следует назначать лишь в том случае, если недостаточную ясность или неполноту заключения невозможно устранить путем допроса эксперта. При допросе эксперта нет необходимости проведения дополнительных исследований, а требуется разъяснение некоторых терминов и формулировок и их дополнения (более детальное описание материалов), уточнения компетенции эксперта, его отношения к делу и т. д.

  1. Экспертное заключение неполно, если эксперт оставил без разрешения некоторые из поставленных перед ним вопросов, сузил их объем, либо исследовал не все представленные ему объекты. Прав Ю.К. Орлов, говоря, что неполнота экспертного исследования - это сужение экспертом объема данного ему задания, не ставящее под сомнение выводы эксперта в части разрешенных им вопросов. Неполнота, выражающаяся в сужении объема задания, является основанием назначения дополнительной экспертизы, поскольку при этом не ставятся под сомнение выводы эксперта в части разрешенных им вопросов.’

Следует отличать неполноту по характеру и объему исследования от неполноты, заключающейся в сужении объема исследования, когда выводы в тех пределах, в которых они даны, не вызывают сомнений (ст. 82 УПК РСФСР). В этих случаях назначается не дополнительная, а повторная экспертиза, так как в данном случае вопросы должны решаться заново.

  1. В ст. 212 УПК КР одним из оснований назначения дополнительной экспертизы является возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств. Постановка новых вопросов нередко вызывается необходимостью расширения потребностей следствия, выявления новых объектов для производства
    экспертного

1 Орлов Ю.К. Указ. раб. С.51.

98

исследования. Некоторые авторы считают, что производство такого рода экспертизы является новой, самостоятельной экспертизой.1 Мы не согласны с
мнениями данных авторов и считаем, что новой,

^ самостоятельной экспертиза будет лишь в том случае, если
новое

исследование никак не связано с основным или при этом назначается другой вид экспертизы. Как справедливо отмечает Ю.К. Орлов, «Если при решении новых вопросов хоть в какой-то мере могут быть использованы результаты предыдущих исследований, должна назначаться дополнительная экспертиза».1

Проект уголовно-процессуального кодекса РФ в дополнение к недостаточной ясности и полноте заключения в качестве основания для назначения дополнительной экспертизы называет также возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств. Такое расширение оснований, по нашему мнению, представляется вполне оправданным. Возникновение новых вопросов не входит в перечень уже

? имевшихся оснований и занимает особое место.

Нам представляется, что появление новых вопросов, связанных с прежним исследованием, служит основанием для назначения дополнительной экспертизы. Также дополнительные вопросы могут быть поставлены и в тех случаях, когда описание произведенных исследований не дает возможности осуществить всестороннюю оценку этих выводов.

Если эксперт по своей инициативе указывает в заключении на обстоятельства, имеющие значение для дела (ст. ст. 80, 191 УПК РСФСР и ст. 288 УПК КР), это также может вызвать постановку дополнительных вопросов.

& ]Виноградов И.В., Кочаров Г. И., Селиванов Н.А.
Экспертизы на

предварительном следствии- М.: Юридическая литература. 1967. С. 21; Уразгельдиев Л. Назначение дополнительной и повторной экспертизы в суде // Российская юстиция. №1. 1996. С. 29.

99

Явные упущения следователя (например, некоторые вопросы не были указаны в постановлении о назначении экспертизы) тоже могут быть основанием для назначения дополнительной экспертизы. Кроме того, такой вид экспертизы назначается, когда эксперт не ответил по какой- либо причине на все поставленные вопросы (например, ввиду непредставления достаточного количества образцов почерка всех лиц, в отношении которых ставился вопрос и поэтому эксперт дал ответ лишь о тех лицах, чьи образцы были достаточны для заключения).

Таким образом, дополнительная экспертиза проводится для дополнения исследования, разъяснения методики экспертизы и для дачи ответов на вновь поставленные вопросы.

Согласно ст. 81 УПК РСФСР и ст. 212 УПК КР дополнительная экспертиза может быть поручена эксперту, проводившему основное исследование, или другому (например, при отсутствии ранее назначенного эксперта), что зависит от решения органа, назначившего экспертизу. Поручение производства дополнительной экспертизы тому же эксперту, который давал основное заключение, целесообразнее, потому что при этом сокращается время на ознакомление с материалами уголовного дела и выбор методик исследования, облегчается оценка результатов исследования.

По последовательности проведения экспертизы делятся на первичные и повторные.

Право решать, отвечает ли конкретное заключение эксперта принципам ясности, полноты, научной обоснованности принадлежит следователю и суду (ч. 2 ст. 81 УПК РСФСР и ч. 2 ст. 212 УПК КР). Если у одного из них возникает сомнение в правильности заключения, данного при проведении первичной экспертизы или его
обоснованности,

1 Орлов Ю.К. Указ. раб. С.52.

100

назначается повторная экспертиза. Такая экспертиза поручается другому эксперту или комиссии экспертов, при этом возможно проведение экспертизы в другом учреждении.

При проведении повторной экспертизы заново решаются и те вопросы, которые уже рассматривались и решались первичной экспертизой. В этом смысле повторная экспертиза является средством проверки и оценки заключения первоначальной экспертизы с точки зрения его научной обоснованности, полноты и достоверности. С другой стороны, повторная экспертиза восполняет и устраняет недостатки и упущения, которые по тем или иным причинам были допущены при первоначальном исследовании.

Как отмечалось выше, основанием для назначения и производства повторной экспертизы является необоснованность экспертного заключения или сомнения в его правильности. Обоснованность заключения - это его аргументированность, убедительность. Необоснованным заключение может быть признано, если вызывает сомнение примененная экспертом методика, недостаточен объем проведенных исследований, выводы экспертов не вытекают из результатов исследований или противоречат им.1 Необоснованные заключения, как правило, полностью или частично не основаны на результатах проведенного экспертом исследования или исследование базируется на недостоверных данных, содержащихся в материалах уголовного дела. Такое заключение необоснованно. Однако определить изъян в обосновании, который может повлиять на правильность заключения, при его оценке лицу, не обладающему специальными познаниями, весьма затруднительно. Поэтому необходимо, чтобы следственные органы и суд установили недостатки первичной экспертизы.

101

К основаниям для сомнений в правильности заключения эксперта могут относится: противоречия между заключениями нескольких экспертов, между заключением эксперта и другими материалами дела, разногласия между членами экспертной комиссии и т. п. Пленум Верховного Суда СССР указал, что сомнения в правильности заключения могут быть вызваны противоречиями между заключениями нескольких экспертов, установлением новых данных, которые могут повлиять на выводы эксперта (например, данных касающихся использованной экспертом методики исследования), существенным нарушением процессуального закона при производстве первичной экспертизы и другими обстоятельствами.’

Понятие и признаки повторных экспертиз достаточно подробно рассмотрены в ряде работ.2 Вместе с тем до настоящего времени спорным является вопрос об основаниях назначения такой экспертизы. И.В. Виноградов, Г.И. Кочаров, Н.А. Селиванов выделяют два основания назначения повторной экспертизы: 1) фактические - необоснованность и неправильность заключения первичной экспертизы; 2) некомпетентность эксперта; ошибочность научного положения; 3) неправильная методика исследования; неприменение всех доступных методов; 4) процессуальные

Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977 г.г. ч.2. М. 1979.С.340.

2 См.: Зотов Б.Л. Криминалистическая экспертиза на предварительном следствии.-М. 1956; Соколовский З.М. Оценка заключения криминалистической экспертизы письма.- М.1956; Палиашвили А.Я. Судебная экспертиза и ее виды //Рефераты докладов второй научной конференции Ташкентского НИИСЭ.- Ташкент, 1961; Шляхов А.Р. Современные проблемы теории и практики криминалистической экспертизы в СССР. Дисс. …докт. юрид. наук.- Л., 1971; Шуматов Ю.Т. Использование специальных познаний на предварительном следствии. Дисс. … канд. юрид. наук.-М. 1996.

102

  • нарушения прав обвиняемого; 5) выполнение первичной экспертизы заинтересованным специалистом.’

А.Я. Палиашвили ставит вопрос об установлении в законодательном порядке четырех оснований назначения повторной экспертизы:

1) существенное нарушение уголовно-процессуального кодекса;

2) необоснованность заключения эксперта и сомнения в его правильности; 3) 4) противоречие заключения эксперта фактическим материалам дела; 5) 4) расхождение экспертов во мнениях.

Он же предлагает исключить проведение повторной экспертизы экспертом, проводившим первичные исследования.2

О.Д. Ким в качестве основания для назначения повторной экспертизы предлагает оставить необоснованность заключения или сомнения в его правильности.!

В бюллетене Верховного Суда РСФСР наиболее полно и четко указаны основания для назначения повторной экспертизы. К таким основаниям относятся:

выяснившая некомпетентность эксперта; - существенное нарушение правил производства экспертизы (в том числе прав обвиняемого);

возможная заинтересованность эксперта в исходе дела;

1 Виноградов И.В., Кочаров Г.И., Селиванов Н.А.
Экспертизы на предварительном следствии.-М. 1967. С.34.

Палиашвили А.Я. Вопросы совершенствования процессуальных норм, регламентирующих проведение повторной экспертизы. Автореф. дисс. …докт. юрид. наук. -Тбилиси, 1968.С. 23.

103

несоответствие исходных данных и выводов эксперта;

  • противоречие выводов фактическим обстоятельствам дела;
  • установление новых данных, которые могут повлиять на выводы эксперта;
  • разногласия между членами экспертной комиссии (ст. 194 УПК РСФСР).

Ни уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и КР, ни руководящие разъяснения Пленумов Верховных Судов РФ и КР не считают основанием для назначения повторной экспертизы возражения, высказанные обвиняемым, потерпевшим и их представителями в отношении заключения эксперта. Не вполне точным является указание в качестве оснований для назначения повторной экспертизы на «несогласие обвиняемого с заключением» или «ходатайство участников процесса». В этих случаях основанием будет одно или несколько из перечисленных выше обстоятельств, а заявление, ходатайство - лишь форма их выявления.2

Иногда фактической причиной назначения повторных экспертиз является именно жалоба потерпевшего и его представителей. Потерпевший фактически отстранен от производства экспертизы. По данным Э.С. Гордона, 23 % повторных экспертиз были назначены в связи с жалобами потерпевших или их родственников, в которых указывалось на недостатки первичных экспертиз, причем некоторые
из них впоследствии были

Ким О.Д. Пути совершенствования использования специальных знаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий в современных условиях. Автореферат дисс. …канд. юрид. наук.- Алматы, 1993. С. 13.

2 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Под общей редакцией Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева- М: Спарк. 1996. С. 135.

104

подтверждены заключениями повторных экспертиз.1 Кроме того, следователи должны учитывать, что обвиняемый по действующему законодательству РФ имеет право просить о назначении повторной и дополнительной экспертизы (ст. 193 УПК РСФСР). К сожалению, по новому уголовно-процессуальному законодательству КР обвиняемый вправе только давать свои объяснения и заявлять возражения по выводам экспертизы. Это обстоятельство является существенным нарушением прав обвиняемого. Как справедливо замечает Р.С. Белкин: «Необходимо указанным участникам процесса предоставить право самостоятельно решать вопрос о необходимости проведения судебной экспертизы и дать возможность реализовать это право независимо от усмотрения следователя и суда2.

Полагаем, что закон должен предоставить право защитнику обвиняемого по собственной инициативе или по желанию обвиняемого назначить судебную экспертизу, поручать ее производство выбранному также по собственному усмотрению эксперту (экспертам), присутствовать при производстве экспертизы. Причем, защитнику должно быть предоставлено право назначать и дополнительную, и повторную экспертизы и в тех случаях, когда экспертиза назначена органом расследования, который отказывает в ходатайстве обвиняемого или его защитника в проведении дополнительной или повторной экспертизы по результатам оценки заключения этой первоначальной экспертизы»3.

См.: Гордон Э.С. Правовые и организационные проблемы судебно- медицинской экспертизы в советском уголовном процессе. Дисс… докт. юрид. наук. М, 1991. С. 169.

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. З.-М.: Юристъ, 1997. С. 117- 118.

105

В следственной и судебной практике решение о назначении таких видов экспертизы зависит от усмотрения следователя и суда, а данное обстоятельство ставит обвиняемого и защитника в полную зависимость от их намерений и желаний. Это недопустимо с точки зрения самостоятельности и полноправия защиты.

В случаях неясности выводов и содержания заключения эксперта, специальной терминологии, неясности методики проведения экспертизы следователи иногда не реализуют своего права допроса эксперта или права назначения дополнительной экспертизы. Допрос эксперта, как формы разъяснения его заключения, осуществляют не все следователи. Вместе этого органы предварительного расследования назначают повторную экспертизу, в которой просят дать разъяснения по тем или иным вопросам. При данных обстоятельствах экспертные учреждения справедливо отказывают в проведении повторной экспертизы, тратя значительное время на изучение поступивших материалов и письменное разъяснение органу, ее назначившему, того, что между материалами дела и заключением эксперта нет несоответствия, а есть лишь терминологические расхождения, которые возможно устранить путем допроса эксперта. Назначение повторной экспертизы не всегда целесообразно. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении по уголовным делам от 16 марта 1971 года (п. 13) разъяснил, что «при несогласии с выводами эксперта назначение повторной экспертизы не является обязательным. При решении этого вопроса следует учитывать наличие в деле иных доказательств по обстоятельствам, являющимся предметом экспертизы, а также практическую возможность провести повторную экспертизу, например, при утрате или существенном изменении исследуемых объектов».

Встречаются случаи, когда повторные экспертизы назначаются следователем для производства их в более авторитетном
экспертном

106

учреждении для придания “большего веса” заключению при отсутствии каких-либо конкретных поводов для повторного исследования. Такая практика противоречит закону.’

На практике встречаются случаи, когда следователи и суды, получив не согласующиеся с их версией выводы эксперта, назначают для решения тех же вопросов несколько экспертиз, рассчитанных на получение нужных с их точки зрения выводов. Подобная практика приводит к волоките, загружает экспертные учреждения ненужной работой, вызывает неоправданные материальные затраты. Поэтому предложение о дополнении закона условиями, при которых было бы запрещено назначение повторных экспертиз, является актуальным и обоснованным. Таким условием может быть, например, обоснованный экспертом факт недостаточности исходных данных для производства экспертизы при невозможности их пополнения органом, назначившим экспертизу и т. п.2

По мнению СВ. Бородина и А.Я. Палиашвили при назначении повторной экспертизы, следственные и судебные органы должны предварительно решить, ряд вопросов: во-первых, должно быть установлено, имеют ли выводы эксперта существенное значение для дела, т.е. необходимо решить вопрос о доказательственном значении экспертизы в данном конкретном деле; во-вторых, должен быть решен вопрос о том, могут ли повлиять выявленные в процессе оценки недостатки на правильность и обоснованность выводов эксперта и можно ли их устранить без проведения повторной экспертизы; в- третьих, должен быть решен вопрос о целесообразности назначения повторной экспертизы; в-четвертых, при назначении повторной экспертизы необходимо учитывать возможности данного вида экспертизы; в-пятых, в ряде случаев вообще

1 Гордон Э.С. Указ. раб. С. 170.

2 Белкин Р.С. Судебная экспертиза: вопросы, требующие решения // “Советская юстиция”. 1988. №1. С. 22.

107

невозможно ставить вопрос о назначении повторной экспертизы, в силу того, что следственные органы или суд по тем или иным причинам уже не располагают объектами экспертизы.1 Мы поддерживаем мнения указанных авторов и отмечаем, что органы предварительного расследования должны руководствоваться уголовно-процессуальным законом и тактикой расследования.

Характерными чертами повторной экспертизы являются: а) Повторная экспертиза в силу оснований ее назначения (ч. 2 ст. 82 УПК РСФСР и ч. 2 ст. 212 УПК КР), обязательно поручается другому эксперту или комиссии экспертов, при этом материалы дела могут быть направлены для производства экспертизы в другое экспертное учреждение. Для производства повторной экспертизы должны назначаться каждый раз новые эксперты. Это одна из особенностей повторной экспертизы и важная гарантия независимости внутреннего убеждения эксперта, а значит объективности заключения.

По нашему мнению, эксперт производивший первичные исследования, не может быть допущен к производству повторной экспертизы, так как в данном случае эксперт является лицом, заинтересованным в подтверждении своих предыдущих выводов. Поэтому его объективность ставится под сомнение. Данное требование вытекает из смысла ст. ст. 194, 290 УПК РСФСР, поэтому нельзя признать правильной такую практику, когда к производству повторных экспертиз привлекаются эксперты, проводившие первичную экспертизу.

б) Повторная экспертиза проверяет обоснованность выводов первичной экспертизы. Задание при этом включает не только те вопросы, которые были предметом первоначальной
экспертизы, но и

1 Бородин СВ., Палиашвили А.Я. Вопросы теории и практики судебной экспертизы.-М.: Юридическая литература. 1963. С. 166-167.

108

дополнительные вопросы, связанные, например, с анализом
методов первичной экспертизы (ст. 194 УПК РСФСР).

С проведением повторной экспертизы связан еще один немаловажный вопрос. Некоторые авторы теоретически обосновывают существование нового вида экспертизы - контрольной или проверочной.1 Но уголовно-процессуальный закон ни РФ, ни КР не знают понятия контрольной или проверочной экспертизы.

В доводах, которые выдвигаются для обоснования положения о том, что следует выделить новый вид экспертизы, нет ничего специфического, отличающего ее от повторной, так как понятие “контрольной экспертизы” полностью поглощается понятием “повторной экспертизы”2. В следственной практике такие экспертизы не проводятся.

При расхождении с выводами первичной экспертизы эксперты, производившие повторную экспертизу, должны подвергнуть критической оценке выводы первоначальной экспертизы.3

Следователи не всегда могут оценить научную обоснованность выводов эксперта, правильность и полноту примененных методов исследования.

По этому поводу А.И. Винберг пишет: “В ряде случаев метод экспертного исследования является сугубо специфичным, требующим познаний в специальной, мало известной следователю или суду области

1 См.: Р.Д. Рахунов. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе.-М. Госюриздат, 1953. С.86; С.С. Остроумов, СП. Фортинский. Судебно-бухгалтерская экспертиза в советском уголовном процессе.- М. 1956. С.198. 2 Бородин СВ. Палиашвили А.Я. Указ. раб. С 175.

См.: Винберг А.И.. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе.- М. 1956. С. 210; Чельцов М.А., Чельцова Н.А.. Проведение экспертизы в советском уголовном процессе.- М 1954. С. 116.

109

знаний”.1 При этом, если у них возникает сомнение в научной обоснованности выводов эксперта, они вправе поручить экспертам проверку правильности выводов первичной экспертизы.

Процедура назначения дополнительной и повторной экспертизы та же самая, что при назначении первичной экспертизы. Процессуальным документом, на основании которого может быть произведена дополнительная или повторная экспертиза, является мотивированное постановление (определение) об их назначении, которое выносят следователь и суд после решения вопроса о необходимости их проведения (ст. ст. 261, 290 УПК РСФСР и ст. 199 УПК КР). В постановлении (определении) о назначении дополнительной или повторной экспертизы помимо общих оснований назначения экспертизы должны быть указаны мотивы и основания проведения этих экспертиз. Здесь надо отметать, что постановление (определение) о назначении дополнительной и повторной экспертизы отличается от постановления (определения), выносимого при назначении первичной экспертизы. Одно из существенных отличий в том, что в этом постановлении (определении), наряду с другими вопросами, должны быть указаны мотивы назначения дополнительной или повторной экспертизы. Кроме того, в постановлении (определении) о назначении данных экспертиз должно указываться, какие части заключения непонятны следователю и суду, что конкретно требуется разрешить или уточнить, что в связи с этим нужно выполнить, на какие вопросы должны быть получены более обстоятельные ответы.

К сожалению, на практике следователи и суды при назначении дополнительной и повторной экспертизы не указывают данные обстоятельства в постановлении (определении).

1 Винберг А.И. Указ. раб. С.211.

по

При производстве дополнительной или повторной экспертиз заключение эксперта имеет некоторые особенности. Требования, предъявляемые к заключениям эксперта при таких видах экспертиз, общие, за исключением нескольких моментов. Это, прежде всего:

в наименовании указывается, например: “Заключение дополнительной или повторной экспертизы”;

во вводной части заключения излагаются сведения о первичных экспертизах: кем была проведена экспертиза, наименование экспертного учреждения или место работы экспертов; номер и дата заключения, выводы первичной экспертизы по вопросам, которые поставлены перед экспертом на дополнительное или повторное разрешение, а также мотивы назначения дополнительной или повторной экспертизы. В конце вводной части заключения указывается сведения обо всех предыдущих экспертизах и их выводы.

в исследовательской части заключения рассматриваются причины расхождения выводов с результатами предшествующих экспертиз, если таковые имели место, независимо от того, поставлен ли этот вопрос об этом следователем и судом. При этом эксперт не должен давать правовую оценку заключениям предыдущих экспертиз, т.е. признавать их неправильными, ошибочными и т. д.

Изложенное позволяет высказать ряд предложений, которые, на наш взгляд, позволят наиболее полно и качественно использовать возможности повторной и дополнительной экспертиз. Положения, касающиеся повторных и дополнительных экспертиз следует выделить в отдельные статьи, в которых указать основания их назначения, условия и порядок проведения. Предлагается следующая редакция этих статей:

«Повторная экспертиза

Ill

В случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности может назначаться повторная экспертиза.

При назначении повторной экспертизы перед экспертом может быть поставлен вопрос о научной обоснованности ранее примененных методов исследования.

В постановлении или определении о назначении повторной экспертизы должны быть приведены мотивы несогласия с заключением первой экспертизы.

Повторная экспертиза поручается другому эксперту или другому экспертному учреждению. Эксперт, производивший первичную экспертизу не участвует в экспертном исследовании и составлении заключения.

Повторная экспертиза назначается и проводится с соблюдением требований статей 184-193 настоящего Кодекса».

«Дополнительная экспертиза. При недостаточности ясности (непонятные формулировки выводов экспертизы, неясность примененного метода) или полноте экспертного заключения, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследовавшихся обстоятельств может быть назначена дополнительная экспертиза, поручаемая тому же или другому эксперту (экспертному учреждению).

В постановлении или определении о назначении дополнительной экспертизы должны быть указаны мотивы назначения дополнительной экспертизы. Дополнительная экспертиза назначается и проводится с соблюдением требований статей 184-193 настоящего Кодекса».

Такое решение вопроса позволит следователю при назначении повторных и дополнительных экспертиз наиболее мотивированно определять основания их назначения, устранить ошибки и неясности, касающиеся производства таких видов экспертиз, сэкономит время экспертов.

112

2.4. Организационные проблемы создания условий для произ- водства экспертизы

Процессуальное законодательство РФ и КР допускают производство судебных экспертиз как сотрудниками государственных экспертных учреждений, так и другими лицами, обладающими специальными познаниями. Однако основная масса судебных экспертиз производится в государственных экспертных учреждениях, поскольку выполнение экспертиз в подобных учреждениях обладает рядом преимуществ перед производством экспертиз «частными» экспертами. В государственных экспертных учреждениях:

  • имеется соответствующее оборудование, без которого зачастую невозможно производство экспертиз на современном научном уровне; организована подготовка экспертных кадров и контроль за качеством выполняемых исследований;

возможно проведение сложных комплексных и комиссионных экспертиз;

осуществляются научные разработки новых методик экспертных исследований.

Организация производства экспертиз в судебно-экспертных учреж- дениях существенно облегчает для органов расследования и судов подбор экспертов и проверку их компетентности.

Если экспертиза производится вне экспертного учреждения, решение этих вопросов нередко сопряжено со значительными трудностями. Следователь (суд) может затрудняться с определением отрасли знания, к которой относится возникший вопрос, не знать, какие специалисты должны его решать и в каких учреждениях они работают. Трудности многократно возрастают при назначении комплексных экспертиз. Весьма сложно

113

проверить компетентность лица, которому предполагается поручить выполнение экспертизы1.

В РФ и КР судебная экспертиза осуществляется системой государ- ственных органов судебной экспертизы. В РФ она включает:

  1. Судебно-экспертые учреждения Министерства юстиции РФ, которые производят судебные экспертизы по уголовным и гражданским делам. Головным экспертным учреждением этой системы является Российский Федеральный Центр судебной экспертизы (РФЦСЭ), где осуществляются научные разработки и создаются новые методики исследования вещественных доказательств, а также производятся судебные экспертизы практически всех наиболее распространенных родов и видов, в том числе традиционные криминалистические экспертизы всех видов. РФЦСЭ, как правило, производит либо повторные и особо сложные экспертизы, которые по каким-либо причинам не могут выполняться в других экспертных учреждениях, либо первичные экспертизы для судебных и следственных органов следующих органов: Москва, Московская, Брянская, Тверская, Смоленская области.

Периферийными судебно-экспертными учреждениями этой системы являются центральные межобластные и областные научно- исследовательские лаборатории судебных экспертиз (ЦНИЛСЭ и НИЛСЭ). Некоторые из этих лабораторий имеют отделы (филиалы) или экспертные группы в других городах зоны. Дислокация и зоны деятельности этих экспертных учреждений определяются Министерством юстиции России. Центральные НИЛСЭ осуществляют экспертизы большинства родов и видов, такие как: традиционные криминалистические; веществ и материалов; автотехнические; бухгалтерские. В ряде центральных лабораторий производятся также пожарно-технические, строительно-технические, технологические, товароведческие, экономические.

1 Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе.-М. 1996. С. 13-14.

114

Каждая центральная лаборатория имеет основную и дополнительную зону обслуживания. В пределах основной зоны выполняются все роды и виды судебных экспертиз. Они обычно выполняют традиционные криминалистические, автотехнические, бухгалтерские и некоторые экспертизы веществ и материалов. Исключением является Московская НИЛСЭ, где производятся только судебно-бухгалтерские, планово- экономические, по-жарно-технические и строительно-технические экспертизы.

Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 30 апреля 1999 года №243 Республиканская научно-исследовательская лабора- тория судебных экспертиз была преобразована в Государственный центр судебных экспертиз при Министерстве юстиции Кыргызской Республики.

Государственный центр судебных экспертиз при Министерстве юс- тиции КР (далее - Госцентр) является специализированным государственным судебно-экспертным учреждением, находящимся в непосредственном подчинении Министерства юстиции КР.

Госцентр проводит судебные экспертизы и научные исследования на основе специальных познаний по заданиям судебных и правоохрани- тельных органов.

Основными задачами Госцентра являются:

проведение криминалистических, инженерно-технических, экономических экспертиз по заданиям органов следствия и суда при расследовании и рассмотрении уголовных и гражданских дел;

разработка основных направлений проведения научных исследований в целях развития и совершенствования методов производства различных видов судебных экспертиз на основе новейших достижений науки и техники;

оказание правоохранительным органам методологической и методической помощи в применении специальных знаний и технических средств, координация данной работы;

115

разработка форм и методов обучения кадров в области судебной экспертизы и организация подготовки и повышения квалификации экспертов Кыргызской Республики;

формирование основных направлений развития теории и практики судебной экспертизы Кыргызской Республики.

В соответствии с возложенными на него задачами Госцентр осуще- ствляет следующие функции:

  • проводит экспертизы, изучает и внедряет в экспертную практику научные рекомендации и передовой опыт, новые методы и методики;

  • обобщает опыт экспертной работы при осуществлении судебной и следственной практики, изучает достижения в области судебной экспертизы и на основе этого разрабатывает и осуществляет мероприятия по совершенствованию организации производства судебных экспертиз;
  • по материалам обобщений экспертной практики и конкретных экспертиз вносит в соответствующие органы предложения об устранении причин и условий, способствующих совершению правонарушений;
  • ведет научно-исследовательскую работу в области судебной экс пертизы;

  • апробирует и внедряет в экспертную практику новые методы и виды экспертных исследований, разработанные Госцентром или другими экспертными учреждениями;
  • готовит сборники научных статей, методические пособия, а также материалы информационно-справочного характера;
  • знакомит работников правоохранительных органов с новейшими достижениями в области судебной экспертизы, разъясняет им возможности экспертных учреждений республики в этой области и порядок подготовки материалов и назначения экспертизы, готовит для них методические рекомендации по вопросам обнаружения, фиксации, изъятия, упаковки, пересылки вещественных доказательств и назначения экспертизы, в особых случаях оказывает им методическую помощь в обнаружении, фиксации, изъятия и упаковке вещественных доказательств;

116

  • в целях совершенствования профессионального уровня эксперт ных кадров организует стажировку в экспертных учреждениях других го сударств, осуществляет в различных формах подготовку экспертов на базе Госцентра, обеспечивает рецензирование экспертных заключений;

  • в отдельных случаях, на договорных условиях с гражданами и юридическими лицами, проводит научно-технические исследования и дает заключения на основе специальных познаний;

  • для выполнения отдельных заданий по научно-исследовательской работе Госцентр привлекает на договорных началах научных и практических работников учреждений других министерств и ведомств;
  • осуществляет иные функции в соответствии с возложенными на него задачами.
  • Региональные филиалы Госцентра в Кыргызской Республике нахо- дятся в г.Балыкчы и в г. Ош. На эти филиалы возлагаются проведение су-дебно-автотехнических, экономических, трасологических и иных криминалистических экспертиз в соответствии с процессуальным законом Кыргызской Республики.
  1. Экспертно-криминалистические подразделения органов внутренних дел РФ производят экспертизы в рамках уголовного судопроизводства, а также предварительные исследования. В соответствии с ведомственными нормативными актами МВД России, эти экспертные учреждения не выполняют судебные экспертизы по гражданским делам. Как правило, выполняют экспертизы по поручениям следователей или дознавателей органов внутренних дел, реже прокуратуры и судов.

Централизованное руководство экспертными подразделениями осуществляет Экспертно-криминалистический центр (ЭКЦ) МВД России. Кроме того, экспертные подразделения на местах входят в структуру региональных управлений или отделов внутренних дел. В ЭКЦ производятся наиболее сложные, комплексные и повторные судебные экспертизы, а также экспертизы и исследования по многоэпизодным уголовным делам, когда преступления совершены в различных регионах страны и рассле^ю-

117

ванием занимается Следственный комитет при МВД России. Наряду с этим, в научно-исследовательской лаборатории ЭКЦ осуществляются разработки, направленные на совершенствование существующих и создание новых методов и методик предварительных и экспертных исследований. ЭКЦ, выполняя организационно-методические функции, внедряет разработанные методики в экспертную и следственную практику.

Круг экспертиз и исследований, выполняемых экспертами и научными сотрудниками ЭКЦ, чрезвычайно широк- это экспертизы практически всех, наиболее распространенных родов и видов, в том числе традиционные криминалистические; веществ и материалов; пищевые; почвоведческие; судебно- медицинские, связанные с исследованием крови, эпидермиса, костей и продуктов выделения человека; биологические, инженерно-технические. Наряду с экспертизами, в ЭКЦ производятся проверки по криминалистическим учетам пуль, гильз и боеприпасов для установления оружия; поддельных бумажных денег и документов, поддельных монет для установления способа их изготовления и выявления источника происхождения; производятся графические и пластические реконструкции лица по черепу с целью воссоздания прижизненного облика; составление ком- позиционных портретов («фотороботов») по описаниям признаков внешности и многое другое.

Структуру экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел на местах составляют: Экспертно-криминалистические управления (ЭКУ) республик, некоторых краев, областей и крупных городов; экспертно-криминалистические отделы (ЭКО) областей и районов. В ЭКУ (ЭКО) республик, краев, областей и крупных городов осуществляются практически все те же роды и виды экспертиз и предварительных исследований, что и в ЭКЦ МВД РФ, за небольшим исключением. В ЭКО городских и районных отделов внутренних дел производятся , в первую очередь, основные традиционные виды экспертиз: трасологические, баллистические, почерковедческие, фототехнические, технико-криминалистические

118

экспертизы документов, а также часто пищевые и экспертизы некоторых веществ и материалов.

В Кыргызской Республике экспертно-криминалистические подраз- деления органов внутренних дел по своей структуре, задачам и функциям аналогичны экспертно-криминалистическим подразделениям РФ.

  1. Судебно-экспертные учреждения Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ И КР состоят из судебно- медицинских и судебно-психиатрических учреждений. Судебно- медицинские экспертные учреждения - бюро судебно-медицинской экс- пертизы - в процессе уголовного и гражданского судопроизводства обеспечивают производство:
  • судебно-медицинских экспертиз и исследований трупов в целях установления или исключения признаков насильственной смерти, определения ее причины, давности наступления;
  • судебно-медицинских экспертиз и освидетельствований потерпевших, обвиняемых и других лиц с целью определения их возраста, характера и тяжести телесных повреждений и пр.;
  • производство судебно-медицинских экспертиз вещественных до- казательств, а также решают другие аналогичные задачи.
  • Для исследования различных объектов в бюро имеются соответст- вующие структурные подразделения:

  • отдел судебно-медицинской экспертизы потерпевших, обвиняемых и других лиц;
  • отдел судебно-медицинской экспертизы трупов с гистологическим отделением;
  • судебно-медицинский отдел и цитологическая лаборатория (по ис- следованию микрочастиц);
  • районные, межрайонные и городские отделения, организуемые на базе больниц вне городов, где расположены бюро.
  • В системе органов здравоохранения РФ и КР осуществляются также судебно-психиатрические экспертизы. Эти экспертизы могут производить-

119

ся амбулаторно и стационарно. Стационарные судебно- психиатрические экспертизы обвиняемых и подсудимых проводятся в судебно-психиатрических отделениях или палатах психиатрических стационаров, а экспертизы потерпевших, свидетелей и других лиц - в общих отделениях психиатрических больниц. Амбулаторные судебно- психиатрические экспертизы проводятся специально создаваемыми для этих целей судебно-психиатрическими экспертными комиссиями, которые функционируют при психиатрических или психоневрологических учреждениях. Персональный состав комиссии утверждается ежегодно органом здравоохранения.

Научно-методическое руководство деятельностью судебных экс- пертов-психиатров в масштабе России возложено на Государственный научный центр общей и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (Москва), который производит также наиболее сложные экспертизы для судебных и следственных органов России.

В силу разнообразности судебных экспертиз, производимых по уголовным и гражданским делам, иногда нет возможности организовать в государственных учреждениях производство всех родов и видов экспертиз. В РФ большой объем экспертной работы выполняется частными экспертами. Как правило, к ним обращаются в случаях, если:

  • судебные экспертизы этих видов не выполняются в государственных экспертных учреждениях России или данного региона;
  • судебные экспертизы этих видов в государственных экспертных учреждениях выполняются, но эксперты очень сильно загружены другими экспертизами или отсутствуют в данный момент;
  • -необходимо провести судебную экспертизу по гражданскому делу, а в регионе имеется только экспертное учреждение МВД, которое производит экспертизы только по уголовным делам.

Возможны и иные причины, например, если следователь или суд хотят поручить производство экспертизы конкретному лицу - известному специалисту в данной области знания.

120

Следует подчеркнуть, что в Кыргызской Республике частные экс- пертизы не производятся. Это, прежде всего, объясняется отсутствием практики производства экспертиз частными экспертами и отсутствием материально-технической базы.

В качестве недостатки следует отметить и то обстоятельство, что при производство экспертиз частными экспертами отсутствует контроль качества экспертиз и очевидно, что гораздо удобнее поручать производство экспертизы экспертному учреждению, чем частному эксперту.

Опыт показывает, что для успешного проведения криминалистических экспертиз необходима лабораторная база, специальное оборудование и аппаратура1. Подавляющее большинство криминалистических экспертиз проводится в условиях экспертного учреждения. Однако в ряде случаев, по требованию следователя и суда экспертизы проводятся в кабинете следователя или суда. Вместе с тем, следователь и суд должны представить эксперту возможность провести исследование в лабораторных условиях, если в этом возникает у эксперта необходимость, учитывая, что криминалисти- ческое исследование по существу является лабораторным. Вели эксперт сможет провести экспертизу в кабинете следователя либо в здании суда, он проводит там исследование, попросив для этого определенное время и удобное для исследования помещение. В большинство случаев производство криминалистических экспертиз требует лабораторного исследования и применения сложных приборов, фотографической аппаратуры, длительных разработок. Вот почему рекомендуется проводить такие исследования не в кабинете следователя или суда, а в лаборатории. Иногда проведение экспертиз возможно непосредственно на месте происшествия во время его осмотра или специального выезда на место происшествия. Инициатива в постановке вопроса о проведении криминалистических экспертиз на месте происшествия принадлежит Б.М. Комаринцу. До него некоторые авторы отмечали необходимость в определенных случаях участия эксперта в ос-

1 Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе.- М. 1956. С. 34.

121

мотре места происшествия, но рассматривали такое участие как экспертный осмотр, то есть начальную стадию экспертного исследования, завершающегося затем в лабораторных условиях. Так, А.В. Дулов по этому поводу писал: «В ряде случаев экспертизу надо назначать еще тогда, когда обстановка места происшествия не нарушена… В подобных случаях следователь должен назначить экспертизу сразу, чтобы обеспечить участие эксперта в осмотре места происшествия. Здесь следователь поставит на разрешение эксперта только те вопросы, которые у него сразу возникают при ознакомлении с обстоятельствами происшествия на месте. В дальней- шем, по мере накопления материалов, он сможет, поставить на разрешение эксперта дополнительные вопросы. Этим самым следователь имеет возможность обеспечить непосредственное восприятие места происшествия экспертом и будет способствовать получению более объективного заключения»1.

Б.М. Комаринец предлагал идею проведения на месте происшествия всего комплекса экспертных исследований, включая составление за- ключения. Он утверждал, что «криминалистическая экспертиза должна производится на месте происшествия в следующих случаях:

  1. Когда для разрешения вопросов, стоящих перед ней, важно исследовать не только отдельные вещественные доказательства, но и обстановку места происшествия.
  2. Если для ее успеха нужно исследовать взаимосвязь между следами на различных предметах, имеющихся на месте происшествия.
  3. Когда вещественные доказательства со следами преступления или преступника не могут быть доставлены с места происшествия в криминалистическую лабораторию из-за громоздкости или вследствие опасности искажения или порчи следов при транспортировке»2.
  4. 1 Дулов А.А. Вопросы теории судебной экспертизы.-Минск. 1957. С. 39-40.

2 Комаринец Б.М. Участие экспертов в проведении следственных действий по особо опасным преступлениям против личности./ЛГеория и практика судебной экспертизы.-М. 1964. Вып. 1 (2). С.21-22.

122

Он не отрицал возможности экспертизы на месте происшествия, производимой через несколько дней или даже недель после следственного осмотра, но подчеркивал, «что она в такой же мере может оказаться затрудненной или возможно безрезультатной, как и запоздалый или повторный следственный осмотр места происшествия»1.

В своем сравнении процесса проведения экспертиз на месте проис- шествия и в лабораторных условиях, Б.М. Комаринец отмечал отличия и сложности первых действий, с которыми сталкивается эксперт, а именно:

  1. Исследованию подлежит не один какой- либо предмет, а вся ма- териальная обстановка места происшествия, включающая большое количество следов и самых различных предметов. А почему-то считается, что отдельные вещественные доказательства, которые можно послать на экспертизу в криминалистическую лабораторию, - это объекты криминалистической экспертизы, а место происшествия - весь комплекс предметов и следов на нем - может быть успешно исследовано следователем без привлечения эксперта.
  2. Условия исследования необычные, нередко неблагоприятные; под дождем, при плохом освещении и в непривычной обстановке.
  3. Исследование выполняется непрерывно в сжатые сроки пребывания на месте происшествия.
  4. Эксперт обычно не имеет возможности получить консультацию других специалистов и привлечь для производства экспертизы справочные материалы.
  5. Эксперт ограничен техническими средствами для производства экспертизы2.
  6. Особого внимания в концепции Б.М. Комаринца заслуживают два положения общего характера: принципиальная возможность и целесообразность проведения криминалистической экспертизы в «полевых» усло-

1 Там же. С.23.

2 Там же. С.24.

123

виях и признания места происшествия в целом (а не отдельных следов и предметов), объектом криминалистической экспертизы.

Р.С. Белкин о концепции проведения экспертизы в «полевых» усло- виях высказал следующее: « Мы полагаем обоснованными аргументы Б.М. Комаринца в пользу проведения в ряде случаев криминалистических экспертиз на месте происшествия на самом начальном этапе расследования, иногда практически параллельно с осмотром места происшествия, в котором криминалист будет принимать участие именно как эксперт, а не как специалист, что найдет свое обоснование в процессуальном акте назначения экспертизы и будет полностью соответствовать закону, представляю- щему именно эксперту такое право (ст. 82)»’.

Те трудности, которые упоминал Б.М. Комаринец в 1964 году при проведении экспертизы на месте происшествия, сегодня могут быть ус- пешно разрешены. Современные передвижные криминалистические лаборатории (ПКЛ) имеют набор научных приспособлений и принадлежностей, начиная от всевозможных средств связи (мобильная спутниковая, ра-диопейджинговая связь и пр.); этими средствами можно как минимум решить две задачи:

  1. Получение информации из стационарных информационных цен- тров.

2.Использование своего «носимого» хранилища информации.

К примеру, компьютер, установленный в ПКЛ и связанный по сети с федеральными и региональными банками криминалистически значимой информации, позволит осуществить проверку по учетам прямо на месте проведения следственного действия.

При производстве судебных экспертиз немаловажным остается вопрос о материально-техническом обеспечении судебно-экспертной дея- тельности. В Кыргызской Республике судебный эксперт может осуществлять свою деятельность при наличии специально оснащенных помещений,

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3- М. 1997. С.24.

124

соответствующих стандартам и требованиям, устанавливаемым Правительством КР по представлениям органов судебной экспертизы. Финансирование производства судебных экспертиз в органах судебной экспертизы осуществляется:

  1. По уголовным делам - в случае назначения экспертизы по ини- циативе и за счет сторон - из средств инициатора назначения экспертизы, в остальных случаях - из средств республиканского либо местного бюджетов;

  2. По гражданским делам - за счет средств заказчика, кроме случаев проведения повторных экспертиз, а также наличия оснований, преду- смотренных гражданским процессуальным законодательством, подтвержденных мотивированным определением суда.

Производство судебной экспертизы за счет заказчика осуществляется на основе договора. Суммы, получаемые за производство указанных экспертиз, состоят из оплаты труда экспертов и возмещения расходов, понесенных органами судебной экспертизы в связи с производством экспертизы.

Таким образом, необходимой предпосылкой для успешного прове- дения экспертизы на предварительном следствии является создание необходимых условий для успешного проведения экспертизы.

125

Глава 3. Процессуальные проблемы экспертных заключений.

3.1 Содержание и реальность оценки экспертного заключения следователем и судом

С основными положениями общих условий проведения экспертизы тесно взаимосвязана оценка экспертного заключения следователем и судом, базирующаяся на фундаментальных принципах доказательственного права, которые определяют правила оценки доказательств в уголовном процессе. Как известно, теория доказательств, составляющая ядро науки уголовного процесса, исследует закономерности процесса познания, связанные с достижением истины по уголовным делам в соответствии с целями и задачами уголовного судопроизводства. Процесс доказывания в уго- ловном процессе большинством авторов определяется как единство собирания, проверки и оценки доказательств1. Это обусловлено тем, что содержание оценки доказательств образует мыслительная, логическая деятельность, которая сама по себе сложна для изучения.

В теории уголовного процесса прочно утвердилось понимание оценки доказательств как мыслительной, логической деятельности, приво- дящей к суждению о допустимости, относимости доказательств, достоверности их, значении каждого доказательства и их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания2. В связи с этим оценка экспертного заключения следователем и судом на разных этапах производства судебной экспертизы порождает некоторые вопросы, такие,

1 См.: Лрсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств.- М. 1964. С. 14; Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. Изд. 2-е.- М. 1973. С. 298;

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, со- держание и форма- М. 1976. С. 88-89; Курс советского уголовного процесса: Общая часть.- М. 1989. С. 614-615; Зинатуллин 3.3. Уголовно—процессуальное доказывание.- Ижевск, 1993. С. 108; Белкин А.Р. Теория доказывания.-М. 1999. С. 189.

126

как: что оценивается, как оценивается, каковы может быть результаты оценки.

Основная цель настоящей главы - на основе исследования заключения эксперта как процессуального исследовательского документа, полу- чить теоретические выводы и разработать на их основе практические предложения, которые способствовали бы формированию у следователей и судей понимания единства методологических основ оценки заключения судебного эксперта. Все эти вопросы являются необходимыми условиями высокого качества экспертной работы.

В действующем уголовно-процессуальном законе оценке доказа- тельств посвящена ст. 71 УПК РСФСР (ст. 93 УПК КР). Ее содержание составляет положение о том, что суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием.

Закон, как видим, определил три правила, которыми следует руко- водствоваться при оценке доказательств:

1) оценка доказательств, производится по внутреннему убеждению.

Внутренне убеждение - это категория психологическая, представляет собой чувство уверенности. Если в психологии это чувство может быть и безотчетным, базироваться на интуиции, предположениях, то в уголовном процессе оно, как указано в законе, должно основываться на всестороннем и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности. Хотим подчеркнуть, что принятие решения следователем и судом по внутреннему убеждению охраняется законом (см., например, ч. 2 ст. 127 УПК РСФСР). Внутреннее убеждение может быть охарактеризовано как знание, как вера в правильность этого знания, как волевой стимул, побуждающий к определенным действиям. Внутренне убеждение выступает как результат оценки доказательств;

127

2) при оценке доказательств необходимо руководствоваться законом; 3) 4) при оценке доказательств указанные субъекты руководствуются не только законом, но и правосознанием. 5) Доверие к заключению эксперта чрезвычайно высоко. Это доказа- тельство обладает некоторыми особенностями: основано на научных знаниях, исходит от лица, не заинтересованного в исходе дела, устанавливает обстоятельства, которые невозможно установить с помощью других источников.

Заключение эксперта - весьма своеобразный и получающий все более широкое применение в уголовном процессе источник доказательств. В соответствии с принятой классификацией судебных доказательств заключение эксперта может рассматриваться в информационном отношении как личное и первоначальное доказательство. Содержащаяся в нем информация (фактические данные) может быть тождественна доказываемому, искомому факту (тезису), и тогда заключение эксперта выступает как прямое доказательство. Во многих случаях заключение эксперта устанавливаег промежуточные факты по отношению к предмету доказывания, и тогда оно служит уликой - косвенным доказательством1.

Оценка экспертного заключения представляет сложный мыслительный процесс. Оценка научной достоверности заключения эксперта пред- полагает глубокое изучение его содержания. Каждое заключение эксперта включает в себя несколько основных логических и структурных элементов:

  • научные положения определенной отрасли знаний, теоретические и методические основы экспертизы;
  • использование конкретных методик исследования;
  • 1 Калинский М.К. Любовицкий А.В. Камашев Г.М. Каринова СВ. Руководство по подготовке, назначению и проведению судебных экспертиз.-Ижевск, 1999. С. 95.

128

  • выводы эксперта, вытекающие из общих научных положений и конкретных данных проведенного исследования, в которых сообщаются фактические данные1.

Следователь и суд вправе критически оценивать все названные эле- менты заключения эксперта. Правильная оценка заключения достигается путем анализа конкретной методики исследования, соответствия ее достижениям науки и техники. Было бы неверно полагать, что следователи и суды не в состоянии оценить теоретические положения и конкретную методику экспертизы ввиду того, что они - не специалисты в области теории и методики отдельных родов и видов экспертизы.

Заключение судебного эксперта, как процессуальный документ, яв- ляется способом опосредственного представления информации о прошедшем событии. Любой документ - это опосредование, способ материализовать, удостоверить определенное обстоятельство, событие, факт. Следователь и суд оценивают заключения посредством анализа содержания всего заключения, его отдельных частей и его сопоставления с другими доказательствами. В этой связи целесообразно остановиться на характеристике заключения эксперта.

Заключение эксперта состоит из трех частей: введения, исследования и выводов.

Во вводной части экспертного заключения указываются: номер за- ключения и дата его составления, сведения о лице или органе, назначившем экспертизу, правовое основание производства экспертиз, перечень материалов дела, вещественных доказательств и иных объектов исследования и вопросы, поставленные перед экспертом.

В исследовательской части заключения отражаются ход и результаты исследования. Излагаются данные осмотра объектов: вещественных доказательств, образцов; описываются методы, технические средства, использованные экспертом. При этом обязательно соблюдаются условия

1 Указ. работа С.96.

129

применения различных методов и приборов, так как они влияют на результаты исследования и имеют значение для обоснования вывода и его последующей оценки следователем и судом. В исследовательской части заключения обязательно указываются все действия, которые производились с вещественными доказательствами (способ взятия проб, их количество, химические реакции и т.п.). Сообщив данные аналитического и сравнительного исследования, эксперт дает им научную оценку. Он обязан не только констатировать полученные результаты, совпадения либо различие признаков, но и дать научное объяснение наблюдаемых свойств (признаков) исследуемых объектов, аргументированную оценку результатов исследования, мотивировать свои выводы.

Выводы эксперта - это ответы на поставленные перед ним вопросы, в которых на основе специальных познаний утверждается существование или отсутствие определенного факта. Содержание ответов должно строго соответствовать смыслу поставленных перед экспертом вопросов. Ответы должны формулироваться четко и ясно, не допускать двусмысленности и различных толкований.

Выводы эксперта могут быть категорическими и вероятными. Экс- пертное заключение с содержащимися в нем категорическими выводами является источником доказательств; предположительные выводы, также имеют определенное доказательственное значение, поскольку они свидетельствуют о принципиальной возможности или невозможности существования того или иного факта или обстоятельства.

Заключение эксперта подлежит оценке следователем и судом наряду со всеми другими доказательствами, предусмотренными уголовно- процессуальным законодательством России и Кыргызстана.

Заключение эксперта не имеет никаких преимуществ перед другими доказательствами и подлежи! тщательной и всесторонней проверке и оценке на общих основаниях. Тем не менее, нельзя игнорировать и специфику этого вида доказательств, заключающуюся, прежде всего, в том, что

130

вывод эксперта базируется на специальных познаниях, которыми следователь и суд, как правило, не обладают. Это обстоятельство вызвало дискуссионный вопрос о том, возможно ли признание экспертного заключения обязательным для следователя или суда. По поводу этой проблемы в объяснительной записке к проекту новой редакции Устава уголовного судопроизводства (СПб., 1900. С. 288- 289) отмечено, что «главным образом в среде представителей итальянской антропологической школы, считающих экспертов полноправными и исключительными судьями, разрешающими вопросы, для уразумения которых требуются специальные познания, причем уголовный суд, с точки зрения этого мнения, устраняется от оценки данного экспертами ответа подобно тому, как он не уполномочен входить в критическое рассмотрение вердикта присяжных заседателей».

Авторы проекта при этом высказали и иную точку зрения: «Во- первых, обязательность мнения экспертов для суда восстанавливает формальную теорию доказательств; во-вторых, по существу своему задача судьи и эксперта совершенно различны, так как первый обязан дать категорический ответ на вопрос о виновности, а второй разрешает предложенные ему вопросы только в том случае, когда эго оказывается возможным по тем специальным сведениям, которыми он располагает; в-третьих, при разногласиях во мнениях нескольких экспертов по одному и тому же вопросу таковой разрешается не по началам, принятым относительно постановления судебного решения при различных мнениях судей, т.е. по большинству голосов, а на основании того, хотя бы единичного мнения сведущего лица, которые ближе к истине».

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве России и Кыргызстана провозглашен принцип - никакие доказательства не имеют заранее установленной силы для лица, их оценивающего (ч.2 ст. 71 УПК РФ).

В законе содержится и следующее правило: заключение эксперта не является обязательным для лица производящего дознание, следователя^

131

прокурора и суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано (ч. 3 ст. 80 УПК РСФСР, ч. 3 ст. 81 УПК КР).

На практике заключение эксперта в силу своей специфики (исполь- зование специальных научных знаний) воспринимается как «особое доказательство». Но это ошибочное, противозаконное мнение, так как заключение эксперта может оказаться неверным и необоснованным полностью или частично и причин к этому достаточно много1.

Во-первых, эксперту могут быть представлены неверные исходные данные, не те объекты;

Во-вторых, он может недостаточно хорошо владеть методикой ис- следования и допустить ошибку;

В-третьих, эксперту может быть предоставлено недостаточно срав- нительного материала (по объему и количеству) и на этой основе может быть допущена ошибка.

С этой точки зрения для использования фактических данных, уста- новленных экспертом при производстве исследований, в процессе доказывания заключение эксперта должно быть обязательно оценено как в процессуальном отношении, так и с научных позиций, т.е. обоснованности, правильности выводов сведущего лица.

Следует подчеркнуть, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения. В связи с этим Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 8 от 31 октября 1995 года обратил внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РСФСР), а также соблюдения требований ч. 3 ст. 69

1 Поврезнюк Г.И. Судебная экспертиза, подготовка и назначение в уголовном и гражданских процессах - Алматы 1999. С. 50.

132

УПК РФ (ч. 3 ст. 81 УПК КР), в силу которой доказательства, полученные с нарушением закона не могут быть положены в основу обвинения1

Таким образом, следователь и суд, оценивая заключение эксперта должны избегать двух крайностей: во-первых, слепой веры в непогрешимость экспертов, дающих заключение, и, во-вторых, недооценки особенностей рассматриваемого источника доказательств по сравнению с иными источниками фактических данных. И то, и другое может привести к ошибкам в правоприменении, неправильному разрешению уголовного дела.

Оценка доказательств - один из элементов процесса доказывания. Ее суть - мыслительная, логическая деятельность, позволяющая опреде- лить относимость и допустимость доказательств, их достоверность и доказательственную силу. Причем это касается как каждого отдельного доказательства, так и всей их совокупности.

Оценка заключения эксперта, как и любого другого доказательства, включает в себя определение его допустимости, относимости, достоверности и доказательственного значения.

Допустимость заключения эксперта означает его пригодность по форме, соответствие его требованиям процессуального закона. Допустимость заключения эксперта предполагает надлежащего субъекта экспертизы, процессуальную пригодность ее объектов, соблюдение процессуального порядка назначения и проведения экспертизы и правильное оформление ее результатов2.

Относимость заключения эксперта означает, что экспертиза была проведена на основе материалов данного дела и ее результаты имеют значение для его правильного и справедливого разрешения. Как указывает Г.М. Резник, признать доказательство относимым - это значить вскрыть его свойство подтверждать или опровергать обстоятельства, подлежащие

1 БВСРФ, 1996. № 1.С. 3-6.

2 Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.-М. 1982.

ело.

133

установлению по делу . Проверяя относимость результатов экспертного исследования, необходимо выяснить, входит ли факт, установленный экспертом, в предмет доказывания и позволяют ли выводы эксперта установить и доказать данный факт.

Относимость заключения зависит прежде всего от относимости объектов, которые исследовались экспертом, и если последняя не подтвердилась, то автоматически теряет это свойство и заключение эксперта. Например, если будет установлено, что отпечаток подошвы обуви, исследовавшийся экспертом, оставлен на месте происшествия при обстоятельствах, не имеющих отношения к преступлению, то и заключение эксперта становится неотносимым.

Достоверность заключения эксперта включает в себя два момента: во- первых, его правильность, соответствие объективной действительности и, во-вторых, его обоснованность, убедительность. Определенные гарантии достоверности заключения содержатся в законе. Так, ст. 191 УПК РСФСР (ст. 84 УПК КР) обязывает эксперта сообщать в заключении, когда, где и кем осуществлено исследование, на каком основании была проведена экспертиза, какие исследования произвел эксперт и другие сведения.

Существуют два способа определения достоверности заключения эксперта - сопоставление его с другими доказательствами по делу и анализ его обоснованности, правильности выводов, расчетов, исходя из его содержания. При оценке достоверности экспертного заключения следователям и судьям необходимо обращать особое внимание на логическую форму выводов эксперта: насколько категорично эксперт подтверждает или отрицает интересующий следствие факт. Особенно спорным является вопрос об оценке вероятных выводов эксперта. Оценка таких заключений требует от следователя и суда тщательной проверки, взвешенного подхода и предельной осторожности. В постановлении Пленума Верховного Суда

134

СССР №1 от 16 марта 1971 года «О судебной экспертизе по уголовным делам» указано, что «условные и предположительные выводы экспертизы не могут быть положены в основу приговора»2. Однако, прямого запрета, закрепленного в нормативных актах, на использование вероятных выводов эксперта в интересах защиты не существует. А так как любые сомнения в суде должны толковаться в пользу обвиняемого, то вероятные выводы экспертизы имеют для защиты в суде определенную доказательственную ценность. Вся трудность заключается в том, чтобы суметь правильно оценить данный процессуальный акт и сделать верные выводы, исходя из содержащейся в нем информации. В вероятных заключениях доказательственное значение имеют те отдельные признаки (совпадение или различие), которые были установлены экспертом в ходе исследования. Эти признаки именуются промежуточными фактами и рассматриваются как косвенные доказательства.3

Доказательственное значение заключения эксперта может быть различным в зависимости от того, какой факт им установлен. В принципе доказательственное значение заключения эксперта оценивается так же, как и значение доказательств других видов, поскольку здесь, как и при определении относимости, важен установленный факт, а не средства его установления.

Таким образом, по нашему мнению, следователи и судьи при оценке заключения эксперта должны придерживаться классической схемы оценки доказательств, которая включает в себя оценку: относимости, допустимости, достоверности и доказательственного значения с учетом специфики экспертного заключения, - его научной обоснованности и мотивированности.

Резник Г.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в советском уголовном процессе. Дисс. …канд. юрид. наук.- М. 1969. С. 30. 2 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. №2. С. 10.

Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть особенная.-М.1973. С. 202-203.

135

Оценка экспертного заключения следователем и судом представляет собой разновидность процесса познания, направленного на установле- ние фактических данных по уголовному делу. Содержанием экспертного заключения являются фактические данные, установленные посредством проведения исследования.

Содержащиеся в экспертном заключении сведения могут касаться как фактических обстоятельств, так и доказательственных фактов. Так, на- пример, в заключении эксперта-почерковеда могут содержаться сведения о написании обвиняемым письма, которое является клеветническим. В этом случае средство доказывания содержит сведения об одном из важных обстоятельств дела и устанавливает его.

Таким образом, под оценкой заключения эксперта следует понимать процесс установления допустимости, относимости, достоверности и доказательственного значения экспертного заключения следователем и судом, направленный на правильное и объективное установление объективной истины по уголовному делу. Результат оценки экспертного заключения - это установление относительной истины, представляющей собой лишь часть объективной истины по уголовному делу. Ее содержание образуют знания следователя и суда о доказательственных фактах. Например, заключение эксперта- трасолога может содержать сведения о том, что след пальца на одном из объектов с места происшествия оставлен обвиняемым.

Сам процесс оценки заключения эксперта может быть разделен на несколько последовательных стадий:

Проверка соблюдения уголовно-процессуального законодательства при назначении экспертизы. В этой стадии выясняются следующие во- просы:

  • проведена ли экспертиза специалистом, не подлежащим отводу;
  • соблюдены ли права участников процесса при назначении и про- изводстве экспертизы;

136

  • компетентен ли эксперт в решении поставленных задач и не вышел ли он за пределы своей компетентности;
  • не нарушен ли процессуальный порядок при получении образцов для экспертного исследования;
  • соблюдена ли процессуальная форма заключения эксперта и налицо ли все требования составления данного процессуального документа.
  • При оценке заключения эксперта следователь и суд могут прийти к выводу, что экспертное исследование является неполным, необоснованным и выполнено с нарушением уголовно- процессуального законодательства, поэтому может быть назначена повторная экспертиза;

Проверка подлинности и достаточности исследуемых вещественных доказательств. В этой стадии подлежит проверить и установить:

  • подлинность вещественных доказательств и образцов, полученных для экспертного исследования;
  • пригодность и достаточность образцов для того, чтобы эксперт дал правильное заключение.
  • Образцы, представленные на исследование, не должны вызывать сомнений в их подлинности как у следователя и судьи, так и у эксперта с точки зрения методики исследования;

Оценка научной обоснованности экспертной методики и право- мерности ее применения. Данная стадия оценки заключения затруднена тем, что следователь и судья, как правило, не обладают специальными знаниями в той области, к которой относится конкретное исследование.

В этом случае следователю и судье рекомендуется использовать справочную и методическую литературу или воспользоваться консультативной помощью специалиста соответствующего профиля;

Проверка полноты заключения эксперта. В данной стадии сле- дователь и судья, главным образом, выясняют следующие стороны заключения эксперта:

137

  • полноту исследования всех представленных на экспертизу объек тов и образцов;

  • полноту ответов эксперта на все вопросы постановления, т.е. пол ноту выполнения задания или при отказе дать категорический ответ на один из вопросов - обоснованности отказа;

  • полноту описания хода и результатов исследования, использования всех методик и приборной базы;
  • полноту и достаточность исследуемого материала, которым рас- полагал эксперт, придя к такому заключению;
  • Обоснованность хода и результатов экспертного исследования. В этом случае следователь и судья оценивают все стадии экспертного ис- следования последовательно. Выясняется, достаточно ли выявленных экспертом признаков для сделанного вывода, правильно ли они оценены экспертом, нет ли противоречий между исследовательской частью заключения и выводами, правильно ли изложены фактические обстоятельства дела, относящиеся к предмету экспертизы;

Соответствие заключения эксперта имеющимся по делу доказа- тельствам. Оценивая заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами, следователь и суд сопоставляют его с другими материалами дела. Противоречие заключения эксперта имеющимся в деле доказательствам ставит под сомнение его правильность и является серьезным поводом для назначения повторной экспертизы;

Особенности оценки заключения эксперта судом. Оценка заклю- чения эксперта, проведенная на предварительном следствии, осуществляется судом в полном объеме, несмотря на то, что это уже было сделано следователем.

По результатам оценки заключения эксперта суд может принять решение о вызове эксперта в суд для разъяснения и уточнения возникших сомнений, предложить эксперту провести повторно экспертизу в судебном заседании или назначить повторную или дополнительную экспертизу.

138

Если на предварительном следствии и судебном заседании экспертизу производит один и тот же эксперт, то суд обязан установить, нет ли противоречий между его заключениями, при установлении каких-либо противоречий выясняет их причины и принимает меры к их устранению.

Заключение эксперта в судебном процессе может оцениваться всеми участниками судебного разбирательства. В этом случае суд может со- гласиться с их оценкой либо отвергнуть их соображения. При рассмотрении дел в кассационном и надзорном порядке вышестоящий суд может оценивать заключение эксперта в полном объеме.

Заключительным этапом оценки заключения эксперта является оп- ределение роли установленного экспертом факта в доказывании виновности или невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, в решении вопроса о доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств, фактов, имеющих значение для дела.

Таким образом, окончательная оценка доказательства, имеющая процессуальное значение, всегда формализуется в определенных судебных актах, прежде всего - в судебном решении по делу.

Согласно п. 14 ч. 4 руководящего разъяснения Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. № 1, результаты оценки заключения эксперта должны найти полное отражение в приговоре, где суд обязан указать, какие факты установлены заключением эксперта, а не ограничиваться лишь ссылкой на его заключение. Представляется, что эти правила оценки данного доказательства распространяются и на предварительное следствие, и полная, объективная оценка заключения эксперта должна иметь место также и в обвинительном заключении и других процессуальных актах следствия.

139

Э.2. Проблема оптимизации формы и содержания экспертных заключений.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законо- дательством заключение эксперта является источником судебных доказательств, т.е. носителем доказательственной информации. Его содержание должно давать исчерпывающую информацию о предоставленных на экспертизу вещественных доказательствах, использованных методиках, условиях, при которых выполнены исследования, и в то же время быть достаточно логически обоснованным и ясным, чтобы следователь и суд, назначившие экспертизу, могли оценить заключение эксперта и в необходимых случаях проверить правильность выводов путем назначения повторной экспертизы. Однако, как показывает анализ экспертной практики производства криминалистических экспертиз, эти требования соблюдаются далеко не всегда.

Полнота и корректность экспертного заключения определяются целым рядом объективных и субъективных факторов.

Об объективных причинах экспертных ошибок говорилось ранее.

По мнению Е.Р. Российской, к субъективным факторам, влияющим на качество экспертных заключений, можно отнести:

1) профессиональную компетентность эксперта, заключающуюся во владении современными методиками экспертного исследования, куда входит знание основ метода и аппаратуры, а также правильная последовательность инструментальных исследований, грамотная расшифровка и обработка результатов, полное использование методики; 2) 3) корректность изложения, включающую достаточно подробное описание вещественных доказательств, фиксацию проделанной работы, описание аппаратурных характеристик, условий анализа или съемки таблиц, фотографий; 4)

140

3) правильную организацию экспертного исследования, заключаю- щуюся, например, в применении сначала неразрушающих методов исследования, а затем разрушающих и т.д.’

При существующем порядке производства экспертиз, который со- храняется без изменения на протяжении многих лет, выполнение экспертизы и составление экспертного заключения, особенно в случаях комплексных и многообъектных экспертиз, является весьма трудоемким процессом и требует больших трудозатрат. В то же время экспертная нагрузка постоянно растет, что не может не сказываться отрицательно на качестве экспертных заключений.

Другой источник экспертных ошибок связан с отсутствием во многих экспертно-криминалистических учреждениях необходимых приборов и оборудования, что не дает возможности реализовывать методики исследования в полном объеме.

Для производства экспертиз часто используется приборная база сторонних организаций с привлечением работающих там специалистов. Однако эти, так называемые внештатные эксперты, не имеют никакой экспертной подготовки, т.е. у них отсутствуют навыки работы с вещественными доказательствами, они не знают современных экспертных методик и исследуют объекты криминалистических экспертиз, исхода из общих соображений, на основе своих базовых знаний.2 Внештатные эксперты в большинстве своем не обладают необходимой юридической подготовкой, не знают процессуальных норм оформления экспертных заключений.

Наиболее часто экспертные ошибки в настоящее время обнаружи- ваются при рецензировании экспертных заключений, при обобщении экспертной практики, а также при производстве повторных экспертиз. Однако

1 Российская Е.Р. Оптимизация формы и содержания заключений эксперта на основе базового программного модуля «Атэкс»: Методические реко-мендации.-М.: МВД СССР, ВНКЦ. 1990. С.5.

Селиванов НА. О необходимости усиления правовых гарантий соблюдения принципов судебной экспертизы // Социалистическая законность. 1986. №3. С. 56-58.

141

по первым двум позициям анализируются только экспертизы, выполненные в государственных экспертных учреждениях, поскольку заключения внештатных экспертов никем не обобщаются и не рецензируются, а попадают в поле зрения только при выполнении повторных экспертиз. Исследование с нарушением методики может привести к утрате или видоизменению объекта и невозможности проведения повторной экспертизы.

Выявление и предотвращение экспертных ошибок осложняется су- ществующим в настоящее время ведомственным разнобоем в методическом обеспечении, подготовке специалистов, форме и содержании экспертных заключений в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел и судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции России и Кыргызстана. Проблемы логики, формы и структуры заключения судебного эксперта должны решаться на основе потребностей следственной и судебной практики в направлении максимального их удовлетворения.

Исследования, проведенные РФЦСЭ МЮ, свидетельствуют, что даже действующее законодательство дает возможность значительно усо- вершенствовать форму и содержание экспертного заключения. Например, взамен пространных описаний присланных на исследование объектов, имеющих цель их индивидуализации в подтверждение того, что исследовались именно те объекты, которые были направлены следователем и судом, описаний, которые подчас занимают десятки страниц, можно обойтись фотоиллюстрациями или указанием номеров замаркированных таким образом объектов; взамен детального описания примененных методов, полученных промежуточных результатов, использованных методик - ссылкой на соответствующий литературный или методический источник, в ко- тором они детально описаны, или на их номера в каталоге методик, если такой каталог будет составлен1.

Д. Я, Мирский и ЕМ. Лифшиц, детально исследовавшие проблему оптимизации формы и содержания экспертных заключений и пути эконо-

142

мии сил и времени экспертов, затрачиваемых на их составление, помимо названных упоминают: а) автоматизацию процесса экспертного исследования с выдачей ЭВМ готового заключения при решении типичных экспертных задач; б) использование единого терминологического банка по видам (родам) судебных экспертиз, основой для которого могут служить существующие словари экспертных терминов; в) использование типовых бланков заключений эксперта; г) сокращение исследовательской части заключения за счет излишне детального описания признаков исследуемых объектов; д) использование микрофильмирования при изготовлении на- блюдательных производств7.

К этому следует добавить, что ст. 191 УПК РСФСР, требуя, чтобы в заключении эксперта было указано, какие исследования он произвел, оставляет на усмотрение эксперта степень детализации этого описания; в законе не содержится требований, касающихся перечисления и обоснования примененных методов исследования, указания на необходимость упоминания о промежуточных результатах и т.п.

Решая вопрос об оптимизации содержания экспертного заключения, следует учитывать и еще одно немаловажное обстоятельство. Практика убедительно свидетельствует, а анкетирование работников следствия и суда это подтверждает, что в подавляющем большинство случаев следователя и суд из всего экспертного заключения интересуют лишь выводы эксперта1 . Оценка ими заключения эксперта обычно сводится лишь к проверке полноты этих выводов и их соответствия иным доказательствам по делу. Это учитывалось в процессуальном законодательстве бывшей ГДР, где процесс экспертного исследования фиксировался протокольно, в докумен-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики, Т.З.-М. 1997. С. 122-123.

2 Мирский Д.Я., Лифшиц Е.М. Значение оптимизации содержания и фор мы заключения эксперта // Общетеоретические, правовые и организацион ные основы судебной экспертизы- М. 1987. С. 76-82.

143

тах экспертного учреждения, а органу, назначившему экспертизу, направлялись лишь окончательные выводы, ответы на поставленные перед ним вопросы. Полный текст заключения представлялся лишь в тех случаях, когда в этом возникала необходимость.

Анализируя подобную практику, следует принимать во внимание не только достигаемую таким путем экономию времени, сил и средств эксперта, но и действительное положение вещей при оценке экспертного заключения следователем и судом. По нашему убеждению, следователь и суд в состоянии оценить лишь полноту заключения, проверив, на все ли поставленные вопросы даны ответы. Ни научную обоснованность выводов, ни правильность выбора и применения методов исследования, ни соответствие этого метода современным достижениям соответствующей области научного знания они оценить не в состоянии, поскольку для такой оценки должны обладать теми же познаниями, что и эксперт.

Рассматривая вопрос об оптимизации экспертных исследований, отметим, что здесь возможно выделение двух основных направлений оптимизации, отражающих дифференцированный и интегративный подходы к процессу оптимизации экспертных исследований.

Первое направление заключается в совершенствовании методологии и методики проведения всех видов судебных экспертиз, которая харак- теризует процесс оптимизации методологии и методики отдельных видов и родов экспертиз.

Второе направление заключается, в оптимизации формы и содержания заключения эксперта.

Анализ экспертной и судебной практики показывает, что повышение доказательственного значения, надежности, наглядности экспертных заключений, сокращение сроков производства экспертиз при высоком качестве исследований, объективная оценка экспертных заключений следо-

1 Из проанкетированных нами следователей ОВД КР, на вопрос, что интересует Вас при получении экспертного заключения, 95 % ответили, что интересует их только выводы эксперта.

144

вателем и судом возможны только при условии новых подходов к обработке информации, широкого применения вычислительной техники. Одним из направлений применения математических методов и ЭВМ в судебной экспертизе является разработка программных комплексов автоматизированного решения экспертных задач, включающих автоматизацию не только трудоемких расчетов, но и подготовки самого экспертного заключения.

Применение математических методов и ЭВМ для сбора и обработки экспериментальных данных уже сейчас широко применяется в экспертной практике. Имеются также комплексы программ, обеспечивающие создание банков данных и информационно- поисковых систем (ИПС)1. В настоящее время в процессе автоматизации экспертных исследований, при составлении программ используется первоочередная и главная функция ЭВМ - ма- тематическая обработка результатов, полученных в процессе работы с объектом исследования. По данному принципу работают программные комплексы «Автоэкс», «Модекс», «Мак», «Наезд», «Каннабис» и т.д.

Системы «Автоэкс» служат для автоматизированного производства судебных автотехнических экспертиз по дрожно-транспортным происшествиям, связанным с наездом на пешехода. Так, использование системы «Автоэкс - 3» предполагает получение ответов на следующие основные вопросы:

  1. С какой скоростью двигался автомобиль, исходя из указанной в исходных данных длины следа торможения?
  2. Каков остановочный путь автомобиля в условиях места происше- ствия?
  3. На каком расстоянии находился автомобиль в момент с начала движения на пути, указанном в исходных данных и некоторые др.
  4. Шляхов А.Р., Воронков Ю.М. Современное состояние и основные на- правления развития научных исследований в области применения математических методов и ЭВМ для решения задач судебной экспертизы // Проблемы автоматизации, создания информационно- поисковых систем и применения математических методов в судебной экспертизе / Сб. науч. трудов.- ВНИИСЭ МЮ СССР.М.:1987. С. 5-19.

145

Проведение экспертного исследования с помощью системы «Авто-экс» осуществляется путем ввода в память ЭВМ до 40 видов исходных данных. На кодирование исходных данных в среднем расходуется от 20 до 60 минут, что требуется для проверки распечатки, выполняемой печатающим устройством ЭВМ. На автоматизированное производство расчетов и распечатку трех экземпляров заключения машина затрачивает около 2 минут. Таким образом, автоматизированное производство экспертизы повышает производительность труда эксперта в 4-5 раз, особенно при выполне- нии заключений с многовариантными расчетами1.

В Госцентре судебной экспертизы Кыргызстана, используются про- граммы «Каннабис» и «Оттиск», разработанные в Казахском НИИСЭ, которые позволяют решать диагностические задачи. «Каннабис» предназначен для исследования гашиша и марихуаны, «Оттиск» - для установления способа нанесения оттисков и изготовления клише.

Разработанные программы являются по своему характеру логико- оформительными и функционируют в режиме диалога «ЭВМ - Эксперт» по методу выбора опорных точек, с последующим самостоятельным формированием ЭВМ вывода на основе совокупности введенных признаков.

Главной задачей созданных программ является трансформация ис- ходных данных - признаков, характеризующих исследуемые объекты, в машинный язык, т.е., кодировка полученной информации. Промежуточным звеном в процессе кодировки служит строгая формализация исходных данных, когда отображение выявленных признаков объекта представляется в точных понятиях или утверждениях. При этом, учитывая, что формализация основывается на аксиоматическом методе доказывания, исходные данные - признаки, принимаемые за аксиомы, установленные и проверенные практикой, смысловое содержание которых не требует дополнитель- ного разъяснения, должны быть представлены в однозначных терминах, не допускающих различного толкования. Указанные условия приводят, в

1 Клименко Н.И., Биленчук II.Д. Логико-математические и кибернетические методы в криминалистике- Киев, 1988. С.52.

146

свою очередь, к тому, что собранная система признаков приобретает свойство унифицированных знаний, позволяющих с помощью совокупности четко составленных понятий определить характерные признаки каждого, отдельно взятого индивидуального объекта. Вместе с тем, данный метод формализации способствует выполнению требований массовости в описании множества объектов.

При этом принцип составления алгоритмов и программ основывается на правилах формальной логики, в частности, на методе доказательст- ва от противного. С этой целью какой-либо объект выбирается в качестве эталона, обладающего всеми свойствами некоего стандарта. Отсутствие одного или нескольких признаков эталона в другом объекте свидетельствует о его несоответствии стандарту. Так, в программе «Каннабис» эталоном служит вещество, являющееся гашишем, как по форме, так и по содержанию; в программе «Оттиск» - оттиск, нанесенный клише, изготовленным по правилам фабричного производства.

В данном случае построение алгоритмов идет по пути утверждения или отрицания предлагаемых признаков эталона, либо их игнорирования. Предварительно проведенная кодировка исходных данных облегчает составления программ: «1» - предполагает наличие признаков эталона; «2» -его отсутствие; «О» - несущественность признаков для формирования вывода, когда в процессе выполнения программы в тексте акта они не указываются.

В зависимости от характера, количества выбранных точек и их со- вокупности ЭВМ сама выбирает (формулирует) необходимый для данной конкретной ситуации вариант вывода.

Все изложенное отражает, в основном, возможности автоматизации описательной части и вывода акта экспертизы. Вместе с тем, избранный метод логического доказывания при составлении программ позволяет перейти на более высокий уровень автоматизации процесса экспертного исследования, когда аналитическая часть изучения объекта возложена непосредственно на ЭВМ. Участие эксперта сводится при этом к выбору из

147

программы вариантов признаков внешней формы объектов, наблюдаемых при визуальном исследовании.

В программе «Каннабис» отнесение исследуемого вещества к гашишу либо марихуане и, соответственно, формирование текста акта экс- пертизы осуществляется в процессе обработки проб объектов на газовом хроматографе «Хром - 5» при посредстве сервисной программы «Газ-хром». В случае обнаружения в пробах каннабиноидных компонентов, ЭВМ автоматически сама вводит ботанические признаки конопли и с учетом признаков внешней формы вещества формирует вывод о принадлежности его к гашишу либо марихуане.

Автоматизация судебной экспертизы и применение программных модулей используются для составления экспертных заключений, которые можно затем наполнять конкретным содержанием в зависимости от используемой экспертной методики. Это обеспечивает устранение наиболее распространенных экспертных ошибок субъективного характера и в то же время резкое сокращение времени, необходимого для подготовки экспертного заключения (например, программный модуль «АТЭКС»).

Программный модуль для составления экспертных заключений «АТЭКС» создавался на базе конкретной методики «Исследование медных и алюминиевых проводников в зонах короткого замыкания и термического воздействия»1. Использование методических рекомендаций позволяет решать вопросы о природе оплавлений медных и алюминиевых проводников (причина оплавления - пожар или короткое замыкание) и в тех случаях, когда оплавление вызвано коротким замыканием, установить, в каких условиях оно возникло, что позволяет в дальнейшем выяснить, явилось ли короткое замыкание причиной или следствием пожара.

Процесс разработки прикладных программ подготовки экспертных заключений на основе базового программного модуля «АТЭКС» состоит из нескольких этапов:

1 Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика- М.: МГУ, 1982. С. 207.

148

  1. Оптимизация вводной части экспертного заключения, включающая выделение постоянной ее составляющей и переменной части текста, формализацию постоянного и переменного текста, формирование вопросов и ответов для составления переменной части текста. Эта работа должна выполняться либо пользователем, либо разработчиком методики.
  2. Анализ описания стадии визуального осмотра и микроскопического исследования вещественного доказательства, выделение и формали- зация основных признаков, формирование постоянной части текста и переменных фрагментов, формулирование для составления последней вопросов и ответов. Как и первый этап, выполняется пользователем или автором методики.
  3. Анализ схемы экспертного исследования с точки зрения привле- каемых инструментальных методов, ранжирование этих методов, а также работа с постоянной и переменной текстовыми составляющими при описании условий применения инструментальных методов и полученных результатов.
  4. Анализ возможных экспертных выводов, их формализация и со- гласование с исследовательской частью.
  5. Введение полученного на предыдущих этапах постоянного и пе- ременного текста в прикладные программы базового модуля «АТЭКС» и формирование программного модуля для составления экспертных заключений по данной конкретной методике.’
  6. Значительные успехи в деле автоматизации экспертных исследований достигнуты в Дании. В Копенгагенском институте судебной медицины имеется аналитическая лаборатория, производящая анализы в крови на содержание этанола. Результаты анализов оформляются в виде самостоятельного заключения судебно-химической экспертизы. Лаборатория института имеет 5 хроматографов, соединенных с ЭВМ и накопителем ин-

1 Российская Е.Р. Оптимизация формы и содержания заключений эксперта на основе базового программного модуля «Атэкс»: Методические реко-мендации.-М.: МВД СССР, BHKI.1. 1990. С. 8-9.

149

формации. Хроматографы работают в автоматическом режиме, каждый образец крови предварительно вводится во внутренний стандарт. Управление хроматографами и контроль за анализами обеспечивается с помощью ЭВМ, куда поступает информация о том, в какой ячейке держателя в данный момент находится образец крови и т.д. По заранее заданной программе компьютер выполняет градуировку, рассчитывает содержание этанола в образцах крови, сопоставляет результаты, полученные на различных хроматографах и после статистической обработки выдает информацию о том, насколько приемлем разброс результатов параллельных определений. Если сравнение результатов, полученных на контрольных образцах, показывает, что в ходе анализа сделаны какие-то системные ошибки или расхождение параллельных определений превышает допустимые пределы, с ЭВМ поступает сигнал, предупреждающий об этом оператора. Когда результаты параллельных измерений укладываются в допустимые нормы, компьютер подсчитывает среднее содержание этанола в крови, отпечатывает соответствующие данные на бланке, который и отправляется в полицейское управление, приславшее запрос. Ежедневная рабочая норма определений крови составляет 140 случаев на одного сотрудника. Обслуживают лабораторию и обеспечивают непрерывную работу аналитических приборов три ассистента и один инженер1.

Для сокращения времени, затрачиваемого на составление экспертного заключения, а также предупреждения некоторых экспертных ошибок в экспертно-криминалистических учреждениях органов внутренних дел применяются формализованные бланки по исследованию некоторых объектов, например холодного оружия, наркотических веществ и др.2. Как показывает практика, внедрение таких бланков существенно облегчает работу эксперта.

1 См. Л. Лейстнер, П. Буйташ. Химия в криминалистике- М. 1990. С. 166- 168.

2 Соколовский З.М. Совершенствование структуры экспертных заключе ний // Некоторые теоретические проблемы судебной экспертизы. Сб. науч. трудов.-М. :ВНИИСЭ МЮСССР. 1978. С. 12-16.

150

С ростом уровня интенсивности внедрения ЭВМ в экспертную дея- тельность все более актуальным становится проблема, носящая условное наименование «человек или машина». Иными словами, решается вопрос, -может ли машина (ЭВМ) в будущем вытеснить фигуру эксперта. Точки зрения ученых-юристов различны. Н.С. Полевой отмечает, что в общей структуре постановки и решения криминалистических задач действительно есть элементы, определенные операции, которые машина может реали-зовывать (но не ставить!) даже лучше, чем человек. Но есть и такие, которые могут осуществляться лишь человеком. Применительно к криминали- стической деятельности они обычно лежат в сфере постановки задач, их преобразования и оценки полученных результатов. Эти операции являются неотъемлемым структурным элементом процедуры решения любой криминалистической задачи, в том числе и экспертной1.

Указанная точка зрения является спорной. Практика показывает, что возможности ЭВМ превосходят все ожидания. Они решают задачи, которые ранее казались невыполнимыми, в том числе это касается и оценки полученных результатов. Постановка задачи для конкретной ЭВМ превращается в чисто техническую операцию, поскольку экспертная задача в целом определяется разработчиками программы. Е.Р. Российская рассматривая данный вопрос, подчеркивает, что: «ЭВМ ничего не создает сама, она лишь во много раз быстрее и точнее человека реализует программу, положенную в основу его деятельности, поэтому, коль скоро мы полагаемся на расчеты, выполненные экспертом вручную, без помощи ЭВМ, мы должны доверять расчетам, выполненным машиной. Таким образом, можно вполне полагаться на производимый машиной анализ признаков, представленных в виде цифровых показателей, который выполняется автоматически в соответствии с методикой2.

1 Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика.- М. 1989. С. 170.

2 Российская Е.Р. Оптимизация формы и содержания заключений эксперта на основе базового программного модуля «Атэкс»: Методические реко мендации МВД СССР, ВНКЦ.-М. 1990. С. 8-9.

151

Процесс замещения эксперта как процессуальной фигуры Р.С. Белкин делит на три этапа. На последнем этапе (на гипотетическом уровне) по мнению Р.С. Белкина производство некоторых видов экспертиз полностью будет автоматизировано. На этом этапе машина вытеснит эксперта как процессуальную фигуру, а экспертиза превратится в справочную деятельность1.

Как нам представляется, автоматизация и математизация экспертных исследований вполне допустимы. Эксперт при этом не превращается в придаток машины, а разрешает поставленные перед ним вопросы творчески, в соответствии со своим внутренним убеждением и согласно с методическими рекомендациями.

Таким образом, главным направлением в оптимизации формы и со- держания экспертных заключений является автоматизация и математизация экспертного исследования, которые открывают следующие возможности:

Во-первых, существенным образом повышается производительность труда эксперта. Полученное экспертное заключение при этом не имеет субъективных экспертных ошибок, выполнено в полном объеме, в строгом соответствии с методикой, написано кратко, ясно. Вещественные доказательства исследованы с учетом всех необходимых признаков.

Во-вторых, оптимизация и унификация экспертных методик приводит к конкретизации экспертных заключений, что существенно облегчает следователю и суду оценку экспертного заключения.

В-третьих, облегчается обучение молодых экспертов, и оптимизация процесса составления экспертных заключений. По результатам прово- димых исследований создается база методик, информация о которой хранится в виде отдельных файлов. С помощью известного кода пользователь может вызвать стандартизированное описание конкретной методики исследования и ее возможного изложения в заключении эксперта.

1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике.-М. 1988. С. 12-21.

152

3.3. Проблема оценки экспертных заключений и процессы ав- томатизации и компьютеризации судебной экспертизы

Автоматизация судебной экспертизы в настоящее время превратилась в самостоятельное, прогрессивное и развитое научно-практическое направление криминалистики.

В юридической науке, проблемам автоматизации и компьютеризации судебной экспертизы значительное внимание уделяли такие ученые- юристы, как: Т.В. Аверьянова, Л.Е. Ароцкер, Р.С. Белкин, Г.Л. Грановский, Г.Г. Зуйков, В.Ф. Орлова, Н.С. Полевой, В.А. Снетков, Е.Р. Российская, Ю.Г. Корухов, З.И. Кирсанов, P.M. Ланцман, А.Р. Шляхов, А.А. Эйсман и др.

Одним из особенностей развития научно- технических средств яв- ляется широкое применение ЭВМ и математических методов, во всех сферах человеческой деятельности. Компьютеризацию можно считать наиболее значимой среди особенностей, характеризующих научно- технический прогресс человечества второй половины XX века. Все сказанное в полной мере относится к судебной экспертизе и отражает закономерный процесс ее компьютеризации.

Автоматизация и компьютеризация судебной экспертизы в крими- налистике в последние десятилетия стали давать практически ощутимые результаты. Объяснение этому - появление новых поколений компьютеров, которые дают возможность решать сложнейшие вычислительные операции.

Под автоматизацией понимают комплекс математических и техни- ческих приемов, направленных на увеличение надежности и достоверности работы системы, а также на ускорение различных процессов1.

На необходимость использования методов и средств автоматизации указывал А. Я. Викарук: «Математизация и автоматизация
судебно-

1 Энциклопедия кибернетики-Киев, Т. 1. 1975. С. 28.

153

экспертного исследования представляют собой актуальную проблему, решение которой позволит значительно повысить производительность труда экспертов, сделать выводы более обоснованными, поднять процесс исследования на качественно новый уровень»1.

И.А. Алиев и Ю.Г. Корухов отмечают: «Следующим логическим шагом в развитии судебной экспертизы станет ее компьютеризация…» . Под компьютеризацией принято понимать технику, математические методы и специальное программное обеспечение, применяемые для сбора, хранения и переработки информации, используемой в различных процессах управления, а также для получения различного рода информационных и вычислительных услуг . Это собирательное понятие. Оно объединяет в единое целое процессы использования логики, математического аппарата, теории информации и информационных систем и компьютеров, как технических средств автоматизации информационных процессов.

B.C. Готт и другие ведущие ученые, в области методологии научного познания, рассматривая данный вопрос, пишут: «Компьютеризация современной науки гак же, как и производства и сферы управления, детерминирована (наряду с социальными факторами) внутренней логикой развития процесса математизации и представляет собой одну из его специфических особенностей. Интегрированному процессу математизации присуща еще одна широкая тенденция в развитии современной науки - прогрессирующее насыщение научного исследования всевозможными техническими средствами… »4.

1 Викарук А.Я. Основные направления применения математических мето дов и ЭВМ в некоторых родах судебной экспертизы // Проблемы автома тизации, создания ИПС и применения математических методов в судебной экспертизе. - М. 1987. С. 31.

2 Основы судебной экспертизы. 4.1. Общая теория. - М. 1969. С.64.

3 Терминологический словарь по автоматике и вычислительной технике. - М.1989. С.67.

4 Готт B.C., Семенюк Э.И., Урсул АД. Категории современной науки.- ML 1984. С. 97.

154

Осознавая значимость автоматизации и компьютеризации судебной экспертизы, А. Р. Шляхов замечает: «…современные технические средства и методы позволяют детально исследовать объекты как на макро-, так и на микроуровне… При этом, учитывая быстротечность процессов анализа…, извлечь интересующую информацию без применения ЭВМ невозможно, а также объем общей информации, полученной в результате анализа, может быть настолько огромен, что эксперт не в состоянии обработать ее в короткие сроки. …Эксперту в процессе своей деятельности приходится сталкиваться с рядом задач, для решения которых необходима не только предварительная переработка большого объема информации, но и проведение сложных расчетов, выполнение которых обычными средствами требует длительного времени либо невозможно вообще… Создание про- граммных комплексов… позволяет перейти к решению основной задачи -подготовке АРМ экспертов. Это одно из актуальных направлений в области автоматизации научных исследований вообще»1.

В неразрывной связи с математическими методами находятся ки- бернетические методы исследования, поскольку использование кибернетических методов немыслимо без математики, они вводят последнюю в сферу управления и исследования своих закономерностей2

За-последние годы в России в области автоматизации экспертной деятельности имеются большие достижения в сравнении с другими видами судебной деятельности. Это обусловлено рядом объективных факторов:

во-первых, теория судебной экспертизы и естественные науки находятся в тесной связи. Немало экспертов, как правило, обладают не

1 Шляхов А.Р., Воронков Ю.М. Современное состояние и основные на правления развития научных исследований в области применения матема тических методов и ЭВМ для решения задач судебной экспертизы // Про блемы автоматизации, создания ИПС и применения математических мето дов в судебной экспертизе. - М. 1987. С.5-7.

2 Клименко Н.И., Биленчук П.Д. Логико-математические и кибернетиче ские методы в криминалистике.- Киев, 1988. С. 52.

155

только криминалистическими знаниями, но и знаниями

математическими, техническими и операторскими;

  • во-вторых, в судебно-экспертной практике часто возникают задачи, требующие математических решений;
  • в-третьих, применение математических и кибернетических методов и средств является одним из условий эффективности экспертных ис- следований, так как названные методы позволяют ввести объективные критерии и автоматизировать процесс выделения, сравнительного исследования и оценки признаков отождествляемых или диагностируемых объектов1.
  • Совершенствование судебной экспертизы на современном этапе немыслимо без интенсивного внедрения ЭВМ в экспертную деятельность. Расширение масштабов применения автоматизации и компьютеризации экспертных исследований позволит автоматизировать рутинные операции и существенно облегчить труд экспертов.

Отметим, что значительный прогресс в данной области достигнуты в США и европейских странах. Так, в США уже в начале 1967 года была создана центральная общегосударственная система по обработке информации, в которую входила государственная информационная система уголовных преступлений. В память ЭВМ введены семь видов данных: данные розыска лиц, транспорта, номеров машин, огнестрельного оружия, краденых предметов и ценных бумаг, «досье» на преступников. Эта система очень активно работает, поскольку в нее введен и постоянно обновляется огромный объем информации. Например, в память ЭВМ внесены досье на более чем 400 тысяч преступников, что позволяет быстро найти нужную информацию и одновременно проводить дактилоскопическую идентификацию.

Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Колдина.- М. 1986. С. 88.

156

Солидный объем информации хранится в памяти ЭВМ НИИ МВД Великобритании. В частности, там хранят аналитические данные о компонентах применяемых различными автомобильными фирмами грунтов полировочных замазок, а также поверхностных красок. Эксперт при идентификации лакокрасочных покрытий пользуется данными измерений 10 тысяч образцов, хранящихся в ЭВМ. Также в памяти ЭВМ хранятся характерные следы огнестрельного оружия, сведения о криминалистической экспертной практике и т.д. Исключительно важным представляется нам положение, согласно которому в память ЭВМ попадают данные по всем экспертным делам. Эксперты могут получить информацию об экспертных исследованиях, аналогичных находящимся у них в производстве; о том, какие методики были более результативными среди использованных мето- дик1.

Анализ применения ЭВМ позволяет выделить основные направления их использования:

В области научных исследований:

  • разработка программного обеспечения автоматизированного ре- шения типовых задач судебной экспертизы;
  • разработка АИПС в области судебных экспертиз как средства ре- шения квалификационных задач и средства информационного поиска;
  • разработка принципов общей компьютеризации судебной экспер- тизы (в частности, создание АРМ судебных экспертов).
  • В области практического применения:

  • наиболее полное внедрение математического моделирования и ЭВМ в экспертную деятельность;
  • подготовка кадров для работы с ЭВМ;
  • техническое перевоооружение экспертных учреждений с целью оснащения их средствами вычислительной техники.
  • 1 См.: В.Я. Колдин. Указ. раб. С. 12.

157

Решение этих проблем должно найти отражение в разработке и ши- роком внедрении компьютерных технологий в судебной экспертизе.

В недалекой перспективе будут созданы возможности для проверки всех следов пальцев с нераскрытых преступлений по всему массиву дактилоскопических карт. Уже сейчас внедряется автоматизированная дактилоскопическая информационная система (АДИС) «Папилон». Она позволяет обрабатывать дактилокарты полностью в автоматическом режиме. Центры, дельты, флексорные складки, типы узоров, мелкие детали определяются без какого либо участия оператора. При этом весьма важно, что при вводе информации в память ЭВМ дактилокарты предварительно по качеству не отбираются. Система обладает высокой избирательностью. При проверке следа с 15-17 особенностями по массиву в миллион отпечатков пальцев количество ложных намеков в среднем бывает около 15, а нередко их вообще не бывает. В органах внутренних дел России таких систем имеется уже около двухсот. В большей части это крупные горрайорганы, но в некоторых областях они эксплуатируются и в областных экспертно-криминалистических подразделениях. По данным разработчиков системы, в общей сложности в память ЭВМ уже введено более миллиона дактило-карт и более 100 тысяч следов пальцев, - раскрыто по ним свыше 10 тысяч преступлений1.

АДИС «Папилон» пока не рассчитана на большие дактилоскопические массивы. Поэтому для Москвы и Московской области в США приоб- ретена более совершенная дактилоскопическая система «Дельта-С» фирмы «Кожент», рассчитанная на обработку массива в 3 млн. дактилокарт. По этому массиву представляется возможным проверка одиночных следов пальцев, изъятых с мест нераскрытых преступлений. Уже ежегодно в память этой ЭВМ вводится до 12 тысяч дактилокарт. Если опыт эксплуатации данной системы окажется положительным, то будет решаться вопрос о возможности приобретения таких систем для других крупных регионов.

1 Скорченко П.Т. Криминалистика.-М. 1999. С. 193.

158

На современном этапе серьезная работа проводится по внедрению вычислительной техники в деятельность экспертно- криминалистических подразделений органов внутренних дел. Уже сейчас автоматизированные системы активно используются при составлении субъективных портретов, в дактилоскопических исследованиях, взрыво-технических экспертизах, исследовании оружия, при производстве трасологических, пожарно-технических и автотехнических экспертиз, идентификации людей по голосу.

Л.Г. Эджубов, рассматривая данный вопрос, выделил следующие типы задач автоматизации судебной экспертизы:

а) задача автоматизации счетных операций, при решении которой затрагивается только часть вспомогательных операций исследования;

б) задача автоматизации существующих экспертных методик;

в) задача разработки новых методик для производства экспертиз, базирующихся на математических методах и рассчитанных на компьютер ную их реализацию;

г) задача автоматизации поиска информации;

д) задача автоматизации информационного обеспечения научной и управленческой деятельности в судебной экспертизе1.

К решению указанных задач предъявляются следующие требования: задача должна быть решена правильно, своевременно, эффективно, т. е. экономно по затраченным усилиям, решение должно быть объективным, доступным для восприятия и т.д.

В зависимости от характера операций все экспертные задачи можно классифицировать следующим образом.

  1. Вычислительные (расчетные) задачи. Для решения этих задач требуются вычисления по математическим формулам. В зависимости от вида исследования эти задачи могут характеризоваться различным количеством исходных и выходных данных.

1 Эджубов Л.Г. Автореф. … дисс. докт. юрид. наук.- М. 1989. С.21.

159

В такой ситуации эксперт, решающий ту или иную задачу с исполь- зованием ЭВМ, выступает как ее пользователь.

Примером могут служить автоматизированная экспертная методика «Автоэкс», автоматизированные экспертные методики исследования су-вальдных замков, охотничьего оружия и другие.

Эксперт, произведя необходимые измерения, вводит исходные данные в компьютер, и по ним автоматически производится расчет.

С появлением персональных компьютеров и их широким внедрением в экспертную практику технология решения задач претерпела измене- ния. Все большее распространение стал приобретать диалоговый режим, обеспечивающий диалог с ЭВМ способом, удобным для пользователя. К таким системам относятся «Кортик», «Эврика» и другие1.

К сожалению, в Кыргызской Республике автоматизация и компьюте- ризация экспертных исследований не получила широкого применения. Примером этого служит следующий случай. В мае 1997 года возле своего дома был застрелен Генеральный директор филиала концерна «Лукойл» Ю. Кольбаев. На месте преступления была обнаружена и изъята гильза от патрона к пистолету Макарова. При осмотре гильзы эксперты обнаружили, что гильза вся была покрыта мелкими трассами. Это означало, что патрон очень часто вставляли в обойму и из нее вынимали. Следователи выдвинули версию о том, что местом хранения пистолета, из которого стрелял убийца, могла быть, милицейская дежурная часть. Но, оперативно проверка по пулегильзотекам оказалась невозможной, т.к. у них не было образцов гильз и пуль, отстрелянных из каждого ПМ. Оказалось, что в системе МВД Кыргызстана оружие было учтено, но его отстреливали еще 20 лет назад. Руководство УВД г. Бишкек совместно с экспертами- криминалистами решило отстреливать каждый учтенный ПМ. На раскрытие убийства Коль-

1 См. Российская Е.Р. Основные направления использования современных компьютерных технологий в раскрытии и расследовании преступлений // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции й органов предварительного расследования. - М.: 1997. Гл. 17. С.32.

160

баева понадобилось: отстрелять почти 3 тысячи ПМ, израсходовать более 9 тысяч патронов. Полтора месяца заняло исследование гильз на сравнительном микроскопе. В результате кропотливой работы экспертов-криминалистов УВД г. Бишкек пистолет, из которого было совершено убийство, был идентифицирован и были задержаны участники преступления. Впоследствии выяснилось, что убийцы рассчитывали на то, что следствие не пойдет на столь дорогостоящий эксперимент. Если бы в распоряжении экспертов-криминалистов УВД г. Бишкек были новейшие компьютерные программы для идентификации по образцу гильз и пуль, результат был бы достигнут, за считанные секунды.

Развитию программных средств, наиболее удобных для конечного (непрограммирующего) пользователя, в последние годы уделяется особое внимание. Эти средства являются важным элементом новой информационной технологии решения экспертных задач на ЭВМ.

В основе разработки методики любой экспертной задачи лежат принципы правовой информатики и кибернетики, а именно: принципы системной организованности объекта познания, количественных опреде-ленностей, использования математического аппарата, алгоритмический подход к процессу познания объекта.

Методологической предпосылкой, предшествующей формированию любой конкретной методики исследования с использованием компью- тера, является математическое моделирование процесса познания объекта.

При этом успешное решение экспертных задач может быть обеспечено при разработке автоматизированных методик экспертами с участием математика, физика, прикладного программиста. Несомненно, ведущая роль в разработке экспертных методик решения конкретных задач должна быть отведена эксперту, так как моделирование задачи предполагает не только математическое моделирование, но, в первую очередь, моделирование идеи, построение экспертной модели решения задачи, модели анализа, сравнения признаков и т.д.

161

Именно эти модели строятся не математиками, а экспертами в зави- симости от вида их судебно-экспертной деятельности.

  1. Логические задачи образуют самостоятельный класс задач, реа- лизуемых с использованием ЭВМ. Суть задач этого класса заключается в выводе логически обоснованных следствий из известных актов. Специфическими объектами обработки являются тексты. Практически любой документ может быть создан с помощью текстового редактора, позволяющего редактировать, монтировать тексты, корректировать орфографию, придавать тексту законченную издательскую форму и т.п.
  2. Задачи обработки изображений. Характерными операциями об- работки изображений являются их ввод с помощью сканеров, видео- и фотоввода, вывод на бумажные носители, изменение контрастности, яркости, сравнение, измерение, масштабирование и др. К ним относятся программы, позволяющие проводить идентификационные и диагностические исследования, например, дактилоскопические, трасологические по следу обуви, портретные и другие.
  3. Особый класс задач определяется понятием «обработка данных». Эти задачи содержат большой объем исходных данных и сравнительно небольшое число выходных. Чаще всего - это статистическая информация: определение средних значений, параметров разброса, построение графиков, нахождение функциональных зависимостей, что является важным в научной деятельности эксперта.
  4. Все более широко компьютеры используются как средство связи и коммуникации. Естественно, что для экспертной деятельности (а равно для судебной и следственной) скорость получения и передачи информации на значительные расстояния имеет весьма существенное значение.
  5. Задачи, реализуемые в сфере экспертной деятельности, можно классифицировать и по другим основаниям, например по цели:

-задачи оптимизации, - когда цель состоит в том, чтобы улучшить свойства, параметры, характеристики объекта, явления. Разработка и ис-

162

пользование программных комплексов автоматизированного решения экспертных задач позволяют успешно решать эти задачи;

-задачи управления - цель заключается в переводе системы из одного состояния в другое путем воздействия на ее отдельные элементы. Универсальные программы управления базами данных осуществляют переработку большого количества однотипных данных, их систематизацию и выборку по нужным признакам.

Практика показывает, что в науке при использовании количественного подхода приходится обрабатывать большой объем данных, а также применять достаточно сложные логические и вычислительные операции, Именно это и определяет необходимость компьютеризации судебной экспертизы. Ценность многих математических алгоритмов состоит в их реализации на ЭВМ, без которой осуществление предлагаемого подхода может оказаться маловероятным.

Математические методы и методы программирования используются для создания различных систем накопления, передачи и преобразования данных, как об объектах экспертного исследования, так и для решения различного рода управленческих задач судебной экспертизы.

По своей сущности экспертное познание есть разновидность познания конкретного факта. Оно основано на тех же принципах, что и любой другой вид познания. Вместе с тем, оно отличается не только своей процессуальной формой, но и средствами и методами.

Особое место среди них заняли компьютерные технологии. Следст- вием этого явились, с одной стороны, определенная трансформация экспертного исследования как процесса познания, с другой - значительное расширение его возможностей, повышение научной обоснованности получаемых результатов. То и другое имеет свои объективные предпосылки, определяется рядом закономерностей компьютеризации судебно-экспертных исследований, выработанных как в теории, так и в практике решения конкретных экспертных задач.

163

В 60-е годы в связи с развитием вычислительной техники и методов программирования была поставлена задача автоматизации экспертизы. Так началась широко разрекламированная автоматизация систем управления (АСУ). Однако скоро выяснилось, что машина смогла принимать управленческие решения только в сфере технологий и процессов. Процесс управления в последние годы существенно усложнился. В этих условиях человеку стало остро недоставать информации об управляемой системе. Именно в этой области компьютеризация смогла изменить положение. Поэтому остро встал вопрос об информационном обеспечении управленческой деятельности человека. Анализ деятельности экспертных учреждений МЮ РФ и МВД РФ свидетельствует о том, что масштабы производства экспертиз увеличиваются, усложняются связи между СЭУ, повышаются требования к качеству экспертиз, срокам их производства и т.д.

Все это влечет усложнение процессов управления, Справиться с за- дачей можно только с использованием автоматизированного решения управленческих операций и использованием средств вычислительной техники;

  • задачи информационного поиска. Информационное обеспечение судебной экспертизы должно представлять собой научно организованный и непрерывный процесс отбора, подготовки и выдачи необходимой для решения судебно-экспертных задач информации. Л.Г. Эджубов отмечал, что работоспособность и эффективность системы информационного обеспечения определяется тем, что оно строится на методах, разработанных как в информатике, так и в судебной экспертизе1. Информационные процессы чаще всего связаны с оперированием большими объемами данных и с необходимостью находить нужные сведения за короткое время. Методом ручного поиска (в каталогах, библиотеках и т.д.) решить эту задачу прак-

Эджубов Л.Г. Некоторые теоретические вопросы разработки информационного обеспечения управленческой деятельности в судебной экспертизе // Вопросы теории и практики судебной экспертизы. - М. 1990.С.24.

164

тически невозможно. Поэтому единственно правильным решением этой проблемы является автоматизированный поиск необходимой информации. Экспертно-криминалистический центр МВД РФ в настоящее время обеспечивает свои подразделения новыми программами:

  • автоматизированное рабочее место эксперта (АРМ) - многофунк циональный программный комплекс, позволяющий решать задачи анализа и обработки изображений различных криминалистических объектов;

  • автоматизированная программа для составления субъективных портретов и хранения базы данных разыскиваемых лиц, позволяющая осуществлять поиск информации по полному или частичному набору признаков;
  • информационно-поисковая система по определению соответствия по химическому составу сплава металла его ГОСТу;
  • методика количественного эмиссионного спектрального анализа элементного состава наркотиков растительного происхождения;
  • информационная система по огнестрельному оружию;
  • автоматизированный регистрационный журнал помещения объектов в пулегильзотеку и обращений к ней;
  • методика определения сорта бумаги по ее физико-химическому составу;
  • автоматизированная система, позволяющая сравнивать фотоизо- бражения с целью идентификации;
  • автоматизированный атлас спектров ядовитых и сильнодейст вующих веществ и некоторые другие.

Таким образом, в государственных экспертных учреждениях при проведении судебно-экспертных исследований используется сложный комплекс новейших методов и приборов. При анализе вещественных доказательств применяются высокоточные электронные микроскопы, спектрографы, а также разнообразные компьютерные устройства.

165

Повышение производительности труда эксперта-криминалиста на настоящем этапе развития судебной экспертизы во многом зависит от степени автоматизации его деятельности.

Использование средств автоматизации в едином комплексе позволяет ставить вопрос о разработке автоматизированного рабочего места (АРМ) эксперта-криминалиста. Основой каждого АРМ является высокоэффективная ЭВМ. В последние годы в качестве такой машины успешно используются персональные компьютеры. Мощный персональный компьютер с развитым аппаратным обеспечением, имеющий возможность подключения различных измерительных приборов, является той технической базой, на основе которой создается АРМ.

Основным содержанием функционирования АРМ является манипу- лирование данными с целью принятия определенного решения. Формой реализации такого решения является заключение эксперта ~ процессуальный документ тексто-графического характера.

Современные средства манипулирования данными с помощью пер- сонального компьютера представляют собой интегрированные пакеты программ. При разработке АРМ эксперта-криминалиста необходимо предусмотреть выполнение таким пакетом программ следующих функций: обработка текстового материала, вводимого в персональный компьютер с клавиатуры или магнитного носителя; работа с архивом документов на магнитных носителях, обеспечивающая поиск информации по конкретным запросам; формирование и обработка графических объектов; обеспечение коммуникаций с иными компьютерами и приборами. При этом подразумевается возможность совместного использования текстовой, архивной, графической информации.

Помимо современной аппаратуры эксперт имеет в своем распоря- жении и широкий класс новейших методик исследования вещественных доказательств, основанных на физико-химических, математических и других методах. Все эти процессы приводят к значительному усложнению заключения эксперта, а, следовательно, затрудняет оценку его выводов.

166

Несмотря на то, что автоматизация судебной экспертизы сложилась в самостоятельное направление, многие важные вопросы еще не решены, часть из них остаются дискуссионными. Особенно это касается оценки экспертных заключений в свете автоматизации и компьютеризации судебной экспертизы. Объясняется это тем, что в течение многих лет основное внимание уделялось разработкам конкретных методов автоматизированного производства экспертных исследований, а решение таких проблем как оценка экспертных заключений в процессе автоматизации и компьютеризации судебной экспертизы отодвигалось на более позднее время.

Казалось бы, складывается некая тупиковая ситуация, из которой может быть только один выход - объявить эксперта «научным судьей» и освободить следователя и суд от бремени оценки заключения эксперта. В этом случае следователь и суд должны будут принять вывод эксперта за абсолютную истину, не поддающуюся оценке. Именно такую концепцию, неоднократно критиковавшуюся в трудах процессуалистов и криминалистов, предложил в свое время известный русский юрист Л.Е. Владимиров1.

По нашему мнению, только оценка заключения эксперта следователем и судом может обеспечить соблюдение законности в уголовном судо- производстве, а также гарантировать права гражданина. Экспертное заключение, базирующееся на применении ЭВМ и математических методов, оценивается следователем и судом на общих основаниях. Поэтому речь может идти только о совершенствовании методов оценки заключения эксперта, а не о придании этому виду доказательства статуса «научного приговора», который не подлежит оценке и сопоставлению с другими доказательствами по уголовному делу. Представляется, что в этом направлении есть некоторые возможности упрочения гарантий полноты и всесторонности оценки заключения эксперта.

Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. Части: общая и особенная. 3-е издание.- СПб. 1910. С. 197.

167

Эксперт при проведении исследования использует определенные методы, которые, как правило, разрабатывает не он сам. Сложность современных технических средств и методов анализа вещественных доказательств приводит к появлению специальных экспертных методик. Они разрабатываются чаще всего в крупных экспертных учреждениях, располагающих штатом научных сотрудников, инженеров и программистов. Некоторые методы экспертные учреждения заимствуют в других научно-исследовательских институтах и приспосабливают к целям экспертизы, разрабатывают и определенные процедуры проверки методов и их апробации. Все эти обстоятельства полностью гарантируют высокое качество и эффективность разработанных методик экспертного исследования.

Таким образом, при оценке заключения следователь и суд должны учитывать:

  • достаточно ли материала было предоставлено эксперту для дачи заключения; соответствуют ли эти материалы целям исследования; досто верны ли установленные экспертным исследованием факты, указанные в экспертном заключении;

  • все ли представленные материалы исследованы экспертом;
  • обоснованы ли выводы эксперта по каждому вопросу, вытекают ли они из результатов исследования, нет ли противоречий;
  • не нарушена ли процессуальная форма заключения;
  • не противоречат ли выводы эксперта другим собранным по делу доказательствам, в чем причины этих противоречий и т.д.

168

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Судебная экспертиза является основной процессуальной формой использования специальных знаний для достижения целей уголовного судопроизводства. Главными ее отличительными признаками служат цель, особая процессуальная форма назначения, проведения и представления полученных результатов, специфика субъектов судебно- экспертной деятельности.

Правовое содержание судебной экспертизы определяется процессу- альной формой; она реализуется только через процессуальные правоотношения.

Предпринятые автором в диссертации исследования позволяют оп- ределить базу для формулирования конечных выводов и обоснования ряда научных концепций, практических рекомендаций и законодательных новелл, направленных на совершенствование правового института судебной экспертизы.

Для реального и полноценного осуществления прав участников су- дебно-экспертной деятельности в уголовном процессе они нуждаются в надлежащем нормативном закреплении. Опираясь на основные руководящие идеи, образующие принципы судебной экспертизы, характеризующих правовой статус эксперта как участника процесса, в диссертации разработан ряд предложений, направленных на укрепление гарантий процессуальной независимости и самостоятельности эксперта и на правовую регламентацию экспертной инициативы.

Основываясь на всестороннем анализе правовых норм России и Кыргызстана, регулирующих права и обязанности, персональную ответственность эксперта, содержание и форму заключения эксперта, специфику оценки акта экспертного исследования, обосновано требование считать необходимым рассматривать судебного эксперта как процессуально независимого и самостоятельного участника процесса.

169

Эксперт - это участник уголовного процесса, назначаемый органом предварительного следствия или судом, обладающий необходимыми научными, техническими или другими специальными знаниями, применение которых требуется для разрешения вопросов, возникающих при производстве по уголовному делу.

Для создания дополнительных гарантий объективности и всесто- ронности заключения эксперта следует в законе закрепить процессуальный статус технических помощников эксперта, для чего предлагается ввести в УПК КР новую статью с названием: «Участие специалиста в производстве экспертизы».

На основании проведенного исследования в работе сформулированы и обоснованы предложения, направленные на совершенствование про- цессуальных прав и обязанностей руководителя СЭУ. Правовая регламентация полномочий руководителя СЭУ создает необходимые предпосылки для успешной работы судебно-экспертных учреждений и позволяет устранить допущенные пробелы в законодательстве. Эти положения должны найти отражение в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации и Кыргызской Республики. По справедливому замечанию В.В. Лазарева, нельзя ведомственными актами о судебной экспертизе восполнять пробелы процессуального законодательства1.

При назначении экспертизы складывается комплекс процессуальных отношений: между следователем и каждым из участвующих в деле лиц; между следователем и экспертом. Согласно уголовно- процессуальному закону следователь, предоставляя в распоряжение эксперта материалы, определяет предмет исследования. Он сообщает эксперту исходные данные о происхождении материалов, раскрывая их значение для дела, формулирует вопросы эксперту. По уголовно- процессуальному законодательству России и Кыргызстана следователь имеет право присут-

1 См.: Лазарев ВВ. Пробелы в праве и пути их устранения.- М: Юрид. лит. 1974. С. 77.

170

ствовать при производстве экспертного исследования. Однако, по нашему мнению, присутствие следователя при экспертном исследовании вовсе не значит, что он имеет право вмешиваться в чисто экспертную деятельность, связанную с производимыми исследованиями, ограничивать инициативу эксперта и давать ему указания в области его специальных знаний, в какой-либо мере подменять собой эксперта, оказывать давление на эксперта, склонять его к даче заключения применительно к избранной им версии по делу.

Эксперт сохраняет в отношении следователя и суда независимость и самостоятельность. В следственной и экспертной практике принцип ав- тономности эксиерга при даче им заключения должен соблюдаться всеми органами, назначающими экспертизу. Таким образом, окончательное определение методики конкретного исследования, выбор научно-технических средств принадлежит эксперту. Конкретная методика исследования относится к компетенции эксперта. Если исходить из того, что указания следователя о применении определенных методов исследования являются обязательными для эксперта, то это будет грубым нарушением уголовно- процессуального закона и вмешательством в деятельность эксперта.

Участие следователя в производстве экспертного исследования оз- начает, что он всегда должен быть в курсе работы эксперта, знать, какие он встречает затруднения, не вытекает ли из его работы необходимость в изменении объема исследования, в формулировании новых вопросов и т.д.

Законодательное ограничение использования специальных познаний в стадии возбуждения уголовного дела представляется нецелесооб- разным, так как следствие упускает возможность использования на этой стадии процесса мощного научно-технического потенциала экспертизы. Это влечет одностороннее и ограниченное исследование обстоятельств дела путем проведения так называемых предварительных исследований. Запрещение использования в качестве средства проверки оснований для возбуждения уголовного дела
судебной экспертизы создает условия для на-

171

рушения законности следователями, которые сталкиваются с необходимостью в ней на данной стадии уголовного процесса. В целях всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, своевременного получения доказательственной информации, автор считает целесообразным разрешить производство экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела.

Важным представляется самостоятельное регулирование комисси- онной и комплексной, дополнительной и повторной экспертизы в УПК России. В диссертации разработаны варианты статей, регулирующих условия и порядок производства данных видов экспертиз и особенности составления по ним заключений экспертов.

Одной из особенностей развития научно- технических средств яв- ляется широкое применение ЭВМ и математических методов во всех сферах человеческой деятельности. Компьютеризацию можно считать наиболее значимой среди особенностей, характеризующих научно- технический прогресс человечества второй половины XX века. Все сказанное в полной мере относится к судебной экспертизе и отражает закономерный процесс ее компьютеризации.

Совершенствование судебной экспертизы на современном этапе немыслимо без интенсивного внедрения ЭВМ в экспертную деятельность. Расширение масштабов применения автоматизации и компьютеризации экспертных исследований позволит автоматизировать рутинные операции и существенно облегчить труд экспертов. Автоматизация и компьютеризация судебной экспертизы является главным направлением и в оптимизации формы и содержания экспертного заключения.

Изложенные в диссертации предложения, законодательные новеллы, должны способствовать совершенствованию правового института су- дебной экспертизы, повышению эффективности деятельности следственных и судебных органов по борьбе с преступностью и усилению гарантий защиты прав и законных интересов граждан.

172

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Нормативные источники

  2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней: (Рим, 4 ноября 1950 г.) // Бюлл. Международных договоров. 1998. №7
  3. Конституция Кыргызской Республики. -Бишкек.: Шам, 1993.
  4. Конституция Российской Федерации.
  5. Уголовно процессуальный кодекс Киргизской ССР.- Фрунзе: Мектеп, 1976.
  6. Уголовно процессуальный кодекс Кыргызской Республики.- Бишкек: Учкун. 1999.
  7. Уголовно процессуальный кодекс РСФСР с изменениями и дополнениями по состоянию на 15 сентября 1999 года «Экмос» г. Москва 1999.
  8. Уголовно процессуальный кодекс Республики Казахстан. - Алматы. 1998 г.
  9. Уголовно процессуальный кодекс Республики Узбекистан. - Ташкент. 1994.
  10. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Под общей редакцией Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева. М: Спарк. 1996. С. 135.
  11. Ю.Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР И РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1995.

П. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924- 1977 г.г. ч.2. М. 1979.

  1. Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996. № 1.
  2. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971 г. №2.

173

  1. Ведомственные нормативные акты.

14.Положение об организации производства судебных экспертиз в учреждениях Минюста СССР. М. 1972.

15.Положение о Государственном центре судебных экспертиз при Министерстве юстиции Кыргызской Республики от 30 апреля 1999 года №243.

  1. Правила судебно-медицинской экспертизы трупа. Приложение №1 к приказу Минздрава РФ №407 от 10.12. 96г. п. 1.18. Согласована с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом и МВД РФ

17.Правила производства экспертизы вещественных доказательств в судебно-химических отделениях лабораторий бюро судебно- медицинской экспертизы. Приложение №6 к приказу Минздрава РФ № 407 от 10.12.96г. п. 2.6. Согласована с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом и МВД РФ.

18.Правила производства судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел: Приложение № 8 к Приказу Минздрава РФ от 10.12.96 г. № 407 (в ред. от 5 марта 1997 г. № 61) «О введении в практику правил производства судебно- медицинских экспертиз».

  1. Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесного повреждения (приложение к приказу
    Министра

здравоохранения СССР №1208 от 11 декабря 1978 г.).

20.Инструкция о производстве судебно-медицинских экспертиз в СССР, утвержденной приказом Министра здравоохранения СССР №694 от 21 июля 1978г.

21.Инструкция об организации производства комплексных медико- криминалистических и медико-автотехнических экспертиз в судебно-

174

экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР и Министерства здравоохранения СССР от 25 января 1982 г.,№ К-8-41. 22. Положение о производстве судебно-психиатрической экспертизы
в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского от 27 февраля 1997 г.

  1. Монографии. Учебники, учебные пособия.

23.Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний как

источники и основы новых методов судебной экспертизы.- М.^ 1994.

С.120-121. 24.Арсеньев В.Д. Процессуальный статус субъектов судебной экспертизы

по уголовным делам. Процессуальные аспекты судебной экспертизы

МЮ СССР..- М.: ВНИИСЭ. 1986. С.39-45. 25.Арсеньев В.Д. Учебное пособие для экспертов.- М.: ВНИИСЭ. 1979.

С.322 26.Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств.- М/

  1. С. 45. 27. Алиев И. А. Проблемы экспертной профилактики.- Баку, 1991. С.4-5. 28.Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3.^1997. С. 110-112. 29.Белкин Р.С. Методические проблемы комплексной
    экспертизы.

Проблемы организации и проведения комплексных экспертных

исследований.-М.’ 1975. С.35.

V ЗО.Белкин А.Р. Теория доказывания.- М. 1999. С. 189.

31.Бородин СВ., Палиашвили А.Я. Вопросы теории и практики судебной экспертизы. ‘Юридическая литература.* М.’Л963. С. 179

32.Биркавс В.В. Организация комплексных экспертиз межведомственных исследований в Латвийской ССР. Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований.- М. 1985. С.22.

175

ЗЗ.Винберг А.ИуКриминалистическая экспертиза в советском уголовном

процессе.-М. 1956. С.32. 34.Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. Части: общая

и особенная 3-е издание.-Спб.1910.СЛ97. 35.Виницкий Л. В.
Осмотр места происшествия: организационные,

процессуальные и тактические вопросы,- Караганда, 1986.С.64-65. Зб.Виноградов И.В., Кочаров Г. И., Селиванов Н.А.
Экспертизы на

предварительном следствии.- М.: Юридическая литература. 1967. С.21. 37.Голу некий С. А. Криминалистика книга 1-я. Техника
и тактика

расследования преступлений: учебник для слушателей правовых

ВУЗов.- М: Советское законодательство, 1935. 38.Готт B.C., Семенюк Э.И., Урсул А.Д. Категория современной науки.- М.

  1. С.97. 39.Дубягин Ю.К. Руководство по розыску и расследованию неочевидных

убийств.- ММ998. С.372.

40.Дулов Д.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы.- Минске 1962. С. 93-94.

41.Духовской М.В. Русский уголовный процесс- М. 1908. С. 810.

42.Зотова Б.Л. Криминалистическая экспертиза на
предварительном

[ следствии.- М. 1956. С. 23.

V

43.3инатуллин 3.3. Уголовно—процессуальное доказывание.-
Ижевск,

  1. С. 108. 44.Калинский М.К. Любовицкий А.В. Камашев
    Г.М. Каринова СВ.

Руководство по подготовке, назначению и проведению
судебных

экспертиз.-Ижевск, 1999. С. 103. 45.Клименко Н.И., Биленчук
П.Д. Логико-математические и

кибернетические методы в криминалистике.- Киев, 1988. С. 52.

176

46.Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Колдина.- М.

  1. С. 88. 47.Крылов И. Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе.- Ленинград,

  2. С. 209. 48.Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса.- Минск.: Издательство

БГУ. 1970. 49.Курс советского уголовного процесса: Общая часть.- М. 1989. С. 614-

615.

50.Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения.- М.: Юрид. лит.

  1. С. 77. 51.Лейстнер Л., Буйташ П. Химия в криминалистике. М.
  2. С. 166-169.

52.Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды,

содержание и форма.- М. 1976. С.88-89. 53.Мирский Д.Я., Лифшиц ЕМ. Значение оптимизации содержания и

формы заключения эксперта // Общетеоретические, правовые и

организационные основы судебной экспертизы.- М. 1987. С. 76-82. 54.Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.- М.1982.

С. 78 55.Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам.- М.

  1. С.32. 56.Остроумов С.С, Фортинский СП.. Судебно- бухгалтерская экспертиза в

советском уголовном процессе.-М.: Госюриздат, 1956. С. 198. 57.0сновы судебной экспертизы. 4.1. Общая теория. - М.: 1979. С.64 58.Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам.- М.
1974.

С.15. 59.Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в
советском

уголовном процессе.- М. 1964. С. 149.

177

бО.Поврезнюк Г.И. судебная экспертиза, подготовка и
назначение в

уголовном и гражданском процессах.- Алматы, 1999.С.21. бГПодшибякин А.С. Холодное оружие. Криминалистическое учение.- М.

    1. Попов И. А. Расследование пожаров, правовое
      регулирование,

организация и методика.- М 1998.С.237. 63.Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика.- М: МГУ, 1982. С.

  1. 64.Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности.- М.:

Госюриздат, 1961. С. 19. 65.Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном

процессе.-М: Госюриздат, 1953.С. 99-102. 66.Российская Е.Р.
Судебная экспертиза в уголовном, гражданском,

арбитражном процессе.- М1996.С. 9. 67.Российская Е.Р. Основные направления использования современных

компьютерных технологий в раскрытии и расследовании преступлений

// Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной

милиции и органов предварительного расследования. - М 1997. С.32. 68.Российская Е.Р. Оптимизация формы и содержания
заключений

эксперта на основе базового программного модуля «Атэкс»:

Методические рекомендации МВД СССР, ВНКЦ.- М. 1990. С.5-11. 69.Розанов М.В. Комплексная медико-криминалистическая экспертиза по

делам об убийствах. // Вопросы борьбы с убийствами.- М., 1969. С.230-

  1. 70.Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора.- М.
  2. С.111. 71.Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Издание 2-е,-

СпБ, 1895. С. 404. 72.Строгович М.С. Уголовный процесс- М. 1946. С. 23.

178

73.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М. 1958. С.243.

74.Советский уголовный процесс- Киев. 1978. С. 179.

75.Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2.- М: Наука,

  1. С.515. 76.Соколовский З.М. Вопросы использования
    экспертом материалов

дела.-Харьков, 1964. С. 19-20. 77. Соколовский З.М. Оценка заключения криминалистической экспертизы

письма.- МЛ956. 78.Скорченко П.Т. Криминалистика.- М. 1999. С. 193. 79.Теория доказательств в советском уголовном
процессе. Часть

особенная.- М. 1976. С.298. 80.Шаламов М. П. Теория улик. - М. 1960. 81.Шляхов А.Р. Судебная экспертиза, организация и проведение.- М.:

Юридическая литература 1979. С.57-61. 82.Шляхов А.Р. Процессуальные основы производства

криминалистической экспертизы.-М. 1982.С.42. 83.Шляхов А.Р.,
Воронков Ю.М. Современное состояние и основные

направления развития научных исследований в области применения

математических методов и ЭВМ для решения задач судебной

экспертизы // Проблемы автоматизации, создания ИПС и применения

математических методов в судебной экспертизе. - М. 1987. С.5-19. 84.Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса.- Минск.: Издательство

БГУ. 1970. С. 154. 85.Терминологический словарь по автоматике и вычислительной технике.

-М.1989.С.67. 86.Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В.

Жогина. Изд. 2-е.- М. 1973. С.298.

179

87.Чельцов, Чельцова Н. В. Проведение экспертизы в советском уголовном

процессе.-М. 1954.С. 12. 88.Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. -

М. 1967. С. 17. 89.Энциклопедия кибернетики.- Киев, Т. 1, 1975. С.28. 90. Юридическая энциклопедия- М. 1997. С. 498.

  1. Статьи, материалы научно-практических конференций.

91.Арсеньев В. Использование специальных медицинских знаний
до

возбуждения уголовного дела. Социалистическая законность.- М.

1976.С.62. 92.Белкин Р.С. Судебная экспертиза: вопросы, требующие решения //

Советская юстиция. 1988.№1. С. 22. 93.Богодухова Е.Д.
Процессуальная регламентация деятельности

технических помощников эксперта // Процессуальные
аспекты

судебной экспертизы: Сб. науч. трудов. М.: ВНИИСЭ. 1986. С.52. 94.Викарук А.Я. Основные направления применения
математических

методов и ЭВМ в некоторых родах судебной экспертизы // Проблемы

автоматизации, создания ИПС и применения математических методов в

судебной экспертизе. - М.1987. С.31. 95.Кононенко И.П. О
полномочиях руководителя научно-экспертного

подразделения СЭУ Криминалистика и судебная экспертиза.- Киев,

  1. 96.Комаринец Б.М. Участие экспертов в проведении
    следственных

действий по особо опасным преступлениям против личности .//Теория и

практика судебной экспертизы.-М. 1964. Вып. 1.

180

97.Кубицкий Ю. М. Должен ли эксперт расширять круг поставленных ему

вопросов?// Ин. бюллетень Всесоюзного института юридических наук.-

М.1935. №2. С.25-26. 98.Надгорный Г.М. Взаимодействие наук при
производстве судебных

экспертиз.// Криминалистика и судебная экспертиза, №5.- Киев,

1968.С.126. 99.Исаенко В. Взаимодействие следователей и
судебно-медицинских

экспертов. Законность 1996. №2. С.30.

  1. Палиашвили А.Я. Пределы правомочий и компетенции судебно- бухгалтерского эксперта. В кн., Вопросы судебной экспертизы.- М.1967. №12.С.51-55.

  2. Палиашвили А.Я. Судебные экспертизы и ее виды // Рефераты докладов второй научной конференции Ташкентского НИИСЭ.- Ташкент, 1966.

  3. Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции.-М. 1985. С. 180.
  4. Ростов М.Н. Некоторые спорные положения проблемы комплексного экспертного исследования // Экспертная практика и новые методы исследования.- М. 1982. Вып. 2. С.7.
  5. Селиванов Н.А. О необходимости усиления правовых гарантий соблюдения принципов судебной экспертизы // Социалистическая законность.-М. 1986. №3. С. 56-58.
  6. Соколовский З.М. Совершенствование структуры экспертных заключений // Некоторые теоретические проблемы судебной экспертизы. Сб. науч. трудов ВНИИСЭ МЮ СССР. -М. 1978. С. 12- 16.
  7. Уразгельдиев Л. Назначение дополнительной и повторной экспертизы в суде. Российская юстиция. №1.- М. 1996.С.29.

181

  1. Эджубов Л.Г. Некоторые теоретические вопросы разработки информационного обеспечения управленческой деятельности в судебной экспертизе // Вопросы теории и практики судебной экспертизы. - МЛ 990. С.24.
  2. Фетисов К.К. Проблемы процессуального регулирования использования специальных познаний в досудебной подготовке материалов в протокольной форме.// Проблемы технико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Материалы научно- практической конференции. М., 28 декабря 1993 г., Юридический институт МВД РФ.-М. 1994. С. 144.
  3. Шавров К.В. Экспертиза в уголовном суде. Вестник права.-М.
  4. №7.
  5. ПО. Францифиров Ю., Николайченко Н., Громов Н., Российская юстиция. №3.- М. 1999. С.28.

IV. Диссертации и авторефераты.

HI.Гордон Э.С. Правовые и организационные проблемы
судебно-медицинской экспертизы в советском уголовном процессе. Дисс… докт. юрид. наук.-М. 1991. С. 169. 112. Давудов Ф.Э.
Процессуальные и организационно-методические

формы использования возможностей науки и техники в целях

расследования и профилактики преступлений (по материалам Аз. ССР).

Дисс. … докт. юрид. наук.- Баку, 1972. С.С.81. 11 З.Дулов А.В. Процессуальные проблемы судебной экспертизы. Дисс. …

докт. юрид. наук.- Минск, 1963. 114.Зайцева Е.А.
Совершенствование правового института судебной

экспертизы в стадии расследования. Дисс. …канд. юрид. наук.

Волгоград, 1994. С. 126.

182

115.3ельдес КМ. Комплексные исследования в судебной
экспертизе.

Автореферат. … канд. юрид. наук.- М. 1969. С.29. Пб.Ким О.Д.
Пути совершенствования использования специальных

знаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий в

современных условиях. Автореферат дисс. …канд. юрид.
наук.-

Алматы, 1993. С. 13. 117.Палиашвили А.Я. Вопросы совершенствования процессуальных норм,

регламентирующих проведение повторной экспертизы. Автореферат.

…докт. юрид. наук.-Тбилиси, 1968.С.23. 118.Резник Г.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в

советском уголовном процессе. Дисс. …канд. юрид. наук.- М. 1969.

С.ЗО И9.Рооп Х.А. Возбуждение уголовного дела в советском
уголовном

процессе. Автореф. Дис. … канд. юрид. наук.-Тарту, 1967.С.13. 120.Шляхов А.Р. Современные проблемы теории и
практики

криминалистической экспертизы в СССР. Дисс. …докт. юрид. наук.-

Л.,1971.

183

ПРИЛОЖЕНИЯ

Опрос-Анкета

для практических работников экспертных учреждений.

Академия управления МВД Российской Федерации проводит исследования для повышения эффективности применения специальных познаний при производстве судебных экспертиз. Обобщение и распространение вашего опыта может оказать неоценимую помощь. Просим вас внимательно ознакомиться с представленными вопросами и обвести выбранные Вами цифру ответов.

  1. Ваш стаж работы в области судебной экспертизы?

а) до 5 лет;

б) 5-10 лет;

в) свыше 10 лет;

  1. Ваша основная специальность по образованию?

а) техническое;

б) гуманитарное;

в) юридическое;

г) иное (укажите какое)

  1. Необходимо ли законодательное закрепление возможности производства экспертиз до возбуждения уголовного дела?

а) Да, т.к. производство экспертизы позволило бы решать вопрос о возбуждении уголовного дела;

б) Нет, экспертизы должны производится только после возбуждения уголовного дела.

  1. Осуществлялись ли Вами выезды на осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела?

а) всегда;

б) иногда;

184

в) никогда;

  1. Осуществлялись ли Вами предварительное исследование следов и иных объектов, вещественных доказательств до возбуждения уголовного дела с последующей дачи заключения?

а) во всех необходимых случаях;

б) не осуществлялись;

  1. В каком виде приобщались к делу результаты Ваших предварительных исследований?

а) в виде справки;

б) в виде заключения;

  1. Если результаты Ваших исследований прилагались в виде справки, то проводилась ли в дальнейшем экспертиза по этим же объектам?

а) проводилась;

б) не проводилась;

  1. Считаете ли Вы необходимым указать возможность назначения и проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела?

а) считаю необходимым по всем экспертизам;

б) не считаю необходимым;

в) по некоторым видам экспертиз, таких как: укажите

  1. Считаете ли Вы, что назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела влечет за собой существенное нарушение прав и интересов, заинтересованных в исходе дела лиц?

а) считаю;

б) не считаю.

185

  1. Необходимо ли на Ваш взгляд, законодательное закрепление производства комплексных экспертиз?

а) считаю необходимым;

б) в этом нет необходимости.

  1. Присутствуют ли следователи в процессе экспертного исследования?

а) да, очень часто;

б) крайне редко;

в) в единичных случаях.

  1. Ваше отношение к экспертной инициативе:

а) эксперт должен делать выводы только по вопросам постановления о назначении экспертизы;

б) эксперт всегда должен указывать обстоятельства, установленные по его инициативе;

в) в случае выявления обстоятельств, по поводу которых вопросы не поставлены, эксперт должен связаться со следователем и выяснить, нужно ли указывать эти обстоятельства в заключении.

  1. На Ваш взгляд, более целесообразно:

а) вместе с каждым заключением эксперта направлять следователю подписку о том, что эксперту разъяснены его права и обязанности, и он предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложного заключения.

б) один раз при сдаче квалификационного экзамена делать эксперту соответствующее предупреждение, о чем бы он давал подписку непосредственно на бланке свидетельства о присвоении квалификации.

186

Опрос-Анкета для следователей органов внутренних дел КР.

Академия управления МВД Российской Федерации проводит исследования для повышения эффективности применения специальных познаний при производстве судебных экспертиз. Обобщение и распространение вашего опыта может оказать неоценимую помощь. Просим вас внимательно ознакомиться с представленными вопросами и обвести выбранные Вами цифру ответов.

  1. Стаж Вашей работы в следственной работе:

а) до 3-х лет;

б) до 5-ти лет;

в) свыше 5-ти лет.

  1. Испытываете ли Вы трудности при назначении экспертизы, и если, да то какие именно:

а) при определении вида экспертизы; б ) при формулировании вопросов;

в) при согласовании с экспертом сроков проведения экспертизы;

г) другие ( укажите какие)

3.Назначались ли Вами экспертизы до возбуждения уголовного дела?

а) во всех необходимых случаях;

б) не назначались

187

  1. Считаете ли Вы, что назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела влечет за собой существенное нарушение прав и интересов, заинтересованных в исходе дела лиц?

а) считаю; б) не считаю

  1. Необходимо ли законодательное закрепление возможности производства экспертизы до возбуждения уголовного дела?

а) да, так как производство экспертизы позволило бы решит вопрос о возбуждении уголовного дела;

б) производство экспертизы до возбуждения уголовного дела возможны по некоторым видам экспертиз таких как (укажите какие)

  1. Присутствуете ли Вы в процессе экспертного исследования?

а) да, очень часто;

б) крайне редко;

в) нет.

  1. Что Вас интересует при получении экспертного заключения?

а) вводная часть;

б) описательная часть;

в) выводы эксперта.

  1. Ваше отношение к экспертной инициативе:

188

а) эксперт должен делать выводы только по вопросам постановления о назначении экспертизы;

б) эксперт всегда должен указывать обстоятельства, установленные по его инициативе;

в) в случае выявления обстоятельств, по поводу которых вопросы не поставлены, эксперт должен связаться со следователем и выяснить, нужно ли указывать эти обстоятельства в заключении.