lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Чулахов, Владислав Николаевич. - Навыки и привычки человека как источник криминалистически значимой информации: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1998 210 с. РГБ ОД, 61:99-12/137-5

Posted in:

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

Чулахов Владислав Николаевич

НАВЫКИ И ПРИВЫЧКИ ЧЕЛОВЕКА

КАК ИСТОЧНИК КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ

ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук профессор Е.Р.Россинская

Научный консультант -доктор медицинских наук профессор В.Н.Волков

Москва -1998

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Навыки и привычки человека. Понятие, классифика ция, источники информации 14

1.1. Понятие навыков и привычек человека и психофизиологи- ческие аспекты их формирования 14 1.2. 1.3. Классификация навыков и привычек человека, их свойства 1.4. и криминалистическое значение 31

1.3. Источники криминалистически значимой информации о навыках и привычках человека 55

Глава 2. Собирание, исследование, оценка и использование криминалистически значимой информации о навы ках и привычках человека в процессе расследования преступлений 72

2.1. Анализ практики изучения навыков и привычек преступника на предварительном следствии 73 2.2. 2.3. Собирание криминалистически значимой информации о навыках и привычках предполагаемого преступника 93 2.4. 2.5. Собирание, исследование и использование данных о навыках и привычках обвиняемого (подозреваемого) при производстве следственных действий 114 2.6. 2.7. Отражение информации о навыках и привычках преступника в системе криминалистической регистрации 135 2.8. Заключение 158

Библиографический список использованной литературы 169

Приложения 188

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Раскрытие и расследование преступлений так или иначе связаны с установлением личностных особенностей преступника (потерпевшего), влияние которых на развитие преступного события неоднозначно. Одни из них, вступая во взаимодействие с окружающей средой, образуют источники криминалистически значимой информации в виде различных материальных и идеальных следов, другие предопределяют вид, способ и мотив совершаемых преступлений.

Чаще других для установления преступника в криминалистике используются физические и анатомические особенности человеческого тела (морфологическое строение рельефа кожного покрова, черты внешности и т.д.), обладающие выраженной индивидуальностью и стойкой неизменяемостью. Наряду с указанными свойствами каждый человек выделяется из себе подобных и такими, как особенности совершаемых им движений в силу определенных навыков и привычек, приобретенных в процессе своей жизни. Навыковые свойства человека проявляются в различных характеристиках движения тела (рук, ног) при ходьбе, беге, изготовлении каких-либо предметов труда, в поведении, тембре голоса и манере речи при разговоре и др., что позволяет, например, отличать работу одного художника от других, действия по взлому сейфа одного преступника от действий других взломщиков и т.д.

Переход некоторых действий на уровень навыков и привычек у человека происходит постоянно и неизбежно, иногда даже помимо его воли, что обусловлено закономерностями высшей нервной деятельности. Поэтому многие аспекты поведения людей и человеческой деятельности, в том числе противоправной, определяются сформировавшимися навыками и привычками, которые нередко выступают в

4 качестве обстоятельств, подлежащих выяснению в процессе расследования преступлений. К примеру, ряд тяжких преступлений, таких, как фальшивомонетничество, незаконное изготовление оружия, квалифицированные кражи чужого имущества и другие, совершаются преступниками, обладающими определенными профессиональными или преступными навыками, позволяющими им с помощью различных инструментов и приспособлений изготавливать поддельные государственные казначейские билеты, ценные бумаги, другие документы и предметы, взламывать запорные устройства и хранилища.

Установление в процессе расследования профессиональных, преступных и других навыков и привычек преступника позволяет правильно построить следственные версии, быстро и объективно проверить их, получить необходимые достоверные доказательства. Практикой криминалистических исследований в этой области достигнуты значительные результаты. Например, изучение письменно-двигательного навыка при проведении почерковедческой экспертизы позволяет идентифицировать исполнителя рукописи по почерку; на основании анализа отобразившихся особенностей навыка письменной речи в тексте возможно установление его автора; путем фоноскопиче-ского исследования производится идентификация человека по голосу. Решение диагностических задач, связанных в той или иной мере с навыками человека, осуществляется при проведении трасологической экспертизы следов орудий и инструментов, ног и обуви, баллистической, технико-криминалистической экспертизы документов и т.д.1 Ценную розыскную и доказательственную информацию можно получить при исследовании навыков и привычек путем проведения допро-

сы.: Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, ар’ битражном процессе. М., 1996.

5 са потерпевшего, следственного эксперимента и других следственных действий, проверки по массивам картотек криминалистических и оперативно-справочных учетов.

Личность человека, причастного к преступлению, и его свойства издавна привлекали внимание криминалистов. Уже в первых оте- чественных работах по криминалистике можно встретить данные не только о биологических, но и о психологических особенностях личности, в частности навыках и привычках человека, и путях их использования в процессе розыска и следствия. Характеризуя научные основы уголовной регистрации, И.Н.Якимов указывал, что “кроме свойственной ему индивидуальности, человек в течение своей жизни приобретает еще ряд навыков и привычек, свойственных только ему одному, по коим его легко узнать (походка, манеры, жесты, почерк, автоматические движения, голос, взгляд и т.д.)”1. Поэтому в числе вспомогательных способов регистрации И.Н.Якимов предложил использовать учет преступников по преступным профессиям и характеру преступной работы, а также почерков преступников (вымогателей, подделывателей, шантажистов)2.

В дальнейшем, положения, касающиеся навыков и привычек личности, нашли отражение в ряде отраслей криминалистической техники и стали учитываться при разработке тактики отдельных следственных действий (осмотра места происшествия, следственного эксперимента, предъявления для опознания и т.д.).

Продолжительное время проблема использования навыков в раскрытии преступлений разрабатывалась в значительной степени применительно к потребностям криминалистического исследования

1 Якимов И.Н. Криминалистика. М., 1925. С.30-31.

2 См.: Там же. С.97-98.

6

письма.

В трасологии развитие данной проблемы связано с дискуссией об информативности следов-отображений, как результатов следооб- разующих воздействий. В 1965 г. Г.Л.Грановский высказал мнение, что вещная информация, заключающаяся в следе, не ограничивается только данными о признаках внешнего строения объекта, оставившего след. Следовоспринимающий объект является также носителем информации о механизме следообразования, то есть о действиях образующего объекта, а через них - о субъекте действия, его навыках и привычках, проявляющихся в последовательности и качестве выполняемых действий, связи между ними и используемых средствах1.

Криминалистические исследования С.Ш.Касимовой в области возможности установления личности по результатам трудовой деятельности показали, что особенности, присущие профессиональным навыкам конкретного лица, сохраняются продолжительное время, отображаются на экземплярах изготовляемых им изделий и позволяют распознавать продукты труда разных работников2.

Профессор Р.С.Белкин, раскрывая сущность экспериментального метода исследования судебных доказательств, показал возмож- ность использования следственного эксперимента для выяснения отдельных обстоятельств дела, касающихся профессиональных и преступных навыков обвиняемого3.

Значительный вклад в исследование проблемы закономерностей возникновения доказательственной информации в материально фиксированных отражениях навыков внес Г.А.Самойлов. В 1968 г. он по-

1 См.: Грановский Г.Л. Основы трасологии. М, 1965. С.7.

2 См.: Касимова С.Ш. О некоторых возможностях установления личности по трудовым навыкам/ЛГруды ВНИИ ООП МООП СССР. 1967. № 10. С.28-33.

3 См.: Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. М, 1964.

7 ложил данные о навыковых особенностях и привычках человека в основу криминалистического учения о навыках, основные положения которого ученым рассмотрены как единая целостная проблема - им сформулировано понятие модели навыка; выявлен единый комплекс информационных свойств, присущий всем навыкам; раскрыты особенности процесса отображения и материальной фиксации навыков и т.д.1 Стало возможным говорить о закономерностях материально фиксированного проявления навыков.

Однако Г.А.Самойлов ограничился изучением лишь части на- выков (локомоционных, коммуникативно-речевых, профессиональных, навыков осуществления преступных действий) и не касался тактического аспекта изучения данных свойств личности. До конца неопределенными остались понятие и классификация навыков, источники информации о навыковых особенностях и привычках человека.

В дальнейшем разработка данной проблемы в криминалистике велась по отдельным направлениям. Г.Г.Зуйков, исследуя причины повторяемости и обусловленность способов совершения преступлений, пришел к выводу о необходимости изучения навыков и привычек преступника в связи с их влиянием на выбор способа преступления2. Продолжены исследования и достигнуты значительные результаты в области почерковедения и фоноскопии. В литературе, посвященной вопросам трасологии, габитологии, криминалистической регистрации, фрагментарно приводятся данные о формах отображения некоторых навыковых и привычных действий преступника.

Несмотря на большую проделанную исследовательскую работу, вопросы использования данных о навыках и привычках в качестве ис-

См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. 2 См.: Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М., 1970.

8 точников криминалистически значимой информации об особенностях личности в юридической литературе до настоящего времени не получили достаточно полного освещения. Криминалистическое учение о навыках относится к числу менее разработанных криминалистических теорий1.

Такое положение неминуемо сказывается на практике примене- ния данных о навыках и привычках преступника при расследовании преступлений, о чем свидетельствует проведенный анализ уголовных дел и заключений экспертиз. Оперативно-следственной группой на месте происшествия не всегда обращается внимание на источники криминалистически значимой информации о данных свойствах личности преступника (потерпевшего). Следователями при расследовании дел применяются далеко не все меры для установления навыков и привычек обвиняемого (подозреваемого), что приводит к поверхностному их исследованию и утрате важной информации о личности и обстоятельствах совершенного преступления. С определенными трудностями сталкиваются эксперты- криминалисты при разрешении вопросов, изучая материально- фиксированные отображения некоторых профессиональных специфических навыков лица, интересующего следствие.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлива- ется как ее недостаточной научной разработанностью в криминалистике, так и большой практической значимостью для деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Целью исследования является разработка теоретических поло- жений, приемов и методов тактики собирания, исследования, оценки

См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.2: Частные криминали- стические теории. М., 1997. С.28.

9 и использования криминалистически значимой информации о навыках и привычках человека при раскрытии и расследовании преступлений.

В процессе исследования в соответствии с поставленной целью решены следующие задачи:

  • изучены возможности использования информации о навыках и привычках при расследовании преступлений с точки зрения современного состояния наук философии, психологии, физиологии, криминалистики и уголовного процесса;
  • конкретизировано определение понятия навыка;
  • выявлены свойства и дана классификация навыков и привычек;
  • уточнены источники криминалистически значимой информации о навыковых свойствах личности;
  • рассмотрены вопросы собирания и исследования криминали- стически значимой информации о навыковых особенностях и при- вычках предполагаемого преступника;
  • определены тактические приемы установления и исследования навыков и привычек обвиняемого (подозреваемого) при проведении следственных действий и производстве экспертиз;
  • показаны возможности использования криминалистически значимой информации об указанных свойствах личности в процессе доказывания и при розыске преступников;

  • проанализирована следственная и экспертная практика изуче ния и использования данных о навыках и привычках преступника в раскрытии и расследовании преступлений.

Предмет и объект исследования. Предметом исследования являются закономерности формирования, развития и проявления навыков и привычек человека, а также закономерности собирания, ис-

10 следования, оценки и использования криминалистически значимой информации о данных свойствах личности в качестве доказательств в уголовном процессе.

Объектом исследования служит следственная и судебная дея- тельность по раскрытию и расследованию преступлений, связанных с проявлением навыков и привычек преступника.

Методологической основой исследования являются основные положения материалистической диалектики как общенаучного метода познания, а также законы, подзаконные и нормативные акты, регламентирующие работу следственных, оперативно- розыскных, экспертных и судебных учреждений.

При решении поставленных задач использован широкий круг методов научного исследования: наблюдение, сравнение, системно-структурный анализ, синтез, гипотеза, аналогия, анкетирование, специальные методы криминалистики и других наук. Обобщена следственная и экспертная практика, сделан обзор современного состояния исследуемой проблемы в криминалистической литературе.

Исследования, затрагивающие знания ряда научных дисциплин, проведены с использованием литературы в области философии, психологии, физиологии, уголовно-правовых наук, что предопределило комплексный характер данной работы.

Эмпирическая база диссертации характеризуется данными, полученными в процессе анализа и обобщения уголовных дел, предварительных исследований и заключений экспертиз, в которых нашли отражение или исследованы навыковые особенности и привычки преступника. По специально разработанным анкетам изучено более 400 законченных производством в 1996-1997 г.г. уголовных дел, находящихся в архивах пяти различных судов Чувашской Республики и Рес- публики Марий Эл, а также 200 заключений экспертиз и справок

11

предварительного исследования, выполненные в 1996-1997 г.г. в экс-пертно-криминалистических отделениях двух районных ОВД г. Чебоксары и ЭКО МВД Чувашской Республики.

Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой первую попытку комплексного изучения вопросов тактики и ме- тодики собирания, исследования, оценки и использования данных о навыках и привычках преступника при раскрытии и расследовании преступлений. В работе рассматриваются не изученные методологические основы исследуемой проблемы и на их базе формируются положения методического характера.

Проблема использования криминалистически значимой инфор- мации о навыках и привычках человека в раскрытии и расследовании преступлений нашла отражение в работах Р.С.Белкина, А.И.Винберга, Ф.В.Глазырина, Г.Л.Грановского, Г.В.Дашкова, Г.Г.Зуйкова, П.П.Ищенко, С.Ш.Касимовой, Г.К.Курашвили, В.С.Митричева, Н.Г.Мухина, В.М.Плескачевского, Е.Р.Россинской, М.В.Салтевского, Г.А.Самойлова, В.А.Снеткова, Ш.Н.Хазиева, А.А.Хмырова, П.П.Цветкова, И.Н.Якимова и других ученых.

Несмотря на бесспорную теоретическую и практическую зна- чимость исследований указанных авторов, в них не рассматриваются в комплексе особенности тактики собирания и использования информации о навыках и привычках преступника, проблемы повышения ее доказательственного значения. Содержащиеся в диссертационном исследовании положения направлены на углубление, обогащение и кон- кретизацию особенностей тактики проведения следственных действий и методик производства экспертиз по изучению навыков и привычек человека, тактики применения в этих целях современных научно-технических средств и методов, а также на улучшение организации деятельности сотрудников органов внутренних дел по использо-

12 ванию информации о навыковых свойствах личности преступника в своей работе.

На защиту выносятся следующие основные положения, от- вечающие критерию научной новизны:

  1. Понятие навыка в его криминалистическом аспекте.
  2. Классификация навыков и привычек человека и их свойства.
  3. Источники криминалистически значимой информации о на- выковых особенностях и привычках преступника.
  4. Криминалистическое значение использования данных о на- выках и привычках в раскрытии преступлений и процессе доказывания.
  5. Пути собирания и исследования криминалистически значимой информации о навыковых свойствах предполагаемого преступ- ника.
  6. Основные теоретические принципы проведения отдельных следственных действий и производства экспертиз, объектом изучения которых являются навыки и привычки человека.
  7. Результаты анализа современного состояния практики соби- рания и использования сведений о навыковых и привычных действиях преступника в раскрытии и расследовании преступлений.
  8. Практическая значимость диссертации состоит в том, что в результате проведенного исследования выработаны конкретные рекомендации по совершенствованию тактики проведения отдельных следственных действий и методик производства экспертиз по изучению навыков и привычек преступника, проведен комплексный анализ современного состояния практики расследования уголовных дел по преступлениям, в которых нашли отражения данные свойства личности. Выработанные предложения и рекомендации могут быть использованы:

13

  • для повышения эффективности следственной, оперативно- розыскной и экспертной деятельности правоохранительных органов при раскрытии и расследовании преступлений, связанных с проявле нием навыков и привычек преступника;

  • в научно-исследовательской работе по проблемам использова- ния навыковой информации для розыска и установления личности преступника;
  • в преподавании учебных дисциплин: криминалистика, уголов- ный процесс, теория оперативно-розыскной деятельности.
  • Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения диссертации обсуждены на семинар- совещаниях преподавателей Юридического института МВД России, его Чебоксарского филиала и нашли отражение в трех научных статьях.

Результаты исследования внедрены и используются:

  • в учебном процессе Чебоксарского филиала ЮИ МВД России,
  • при производстве криминалистических и судебных экспертиз в ЭКО и ряде кустовых экспертно-криминалистических подразделе- ний МВД Чувашской Республики,
  • в практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений СУ и ряда кустовых следственных подразделений МВД Чувашской Республики.
  • Структура диссертации соответствует логике проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав (семи параграфов), заключения, библиографического списка использованной литературы и приложений.

14

ГЛАВА 1. Навыки и привычки человека. Понятие, классификация, источники информации

1.1. Понятие навыков и привычек человека и психофизиологические аспекты их формирования

Успешное раскрытие и расследование преступлений предпола- гает обязательное изучение личности преступника. Так, биологические, физические и социально-психологические особенности правонарушителя определяют вид, способ и мотив совершенных им преступлений. Одним из характерных проявлений свойств личности человека является наличие у него приобретенных при жизни разнообразных навыков и привычек. Являясь непременными компонентами человеческой деятельности, они нередко выступают в качестве обстоятельств, подлежащих выяснению в процессе расследования пре- ступлений. Исследования навыков и привычек с помощью судебной экспертизы, следственного эксперимента, проверки по криминалистическим учетам или иным путем дают возможность выявить и изучить криминалистически значимую информацию, имеющую розыскное и доказательственное значение.

Для выяснения характера и значения информации, содержа- щейся в материальных и идеальных следах навыковых и привычных действий преступника, сначала необходимо остановиться на основных положениях и закономерностях, определяющих сущность навыков и привычек человека с точки зрения явлений и процессов, происходящих при их возникновении и развитии.

Человеческое сознание несло бы на себе чрезмерный груз, если бы каждый шаг нашей деятельности совершался под его контролем. Сознание опирается на множество врожденных и выработанных в процессе жизни психофизиологических механизмов, которые протекают бессознательно и подсознательно.

15

К бессознательным процессам относятся многочисленные без- условнорефлекторные акты жизнедеятельности, обеспечивающие сохранность нашей жизни, здоровья и служащие основой работоспособности. Они составляют группу первичных автоматизмов1, в которую входят либо врожденные инстинктоподобные акты, либо те, которые формируются очень рано, часто в течение первого года жизни ребенка. Мы дышим без участия сознания, если только специально не задерживаем дыхания, чтобы, например, преодолеть задымленный участок. Движения разных групп мышц, поднимающих или сдвигающих брови, собирающих складки на лбу, смыкающих веки, растяги- вающих губы в улыбку, происходят также автоматически, за исключением тех случаев, когда мимику используют сознательно, например, на сцене.

К подсознательным процессам относятся все условнорефлек- торные, выработанные трудовые, спортивные и другие навыки, составляющие группу автоматизированных действий (вторичных автоматизмов). Приступая к какой-нибудь новой деятельности, человек не располагает для выполнения непривычного еще для него действия уже сложившимися способами решения. Ему приходиться сознательно определять и контролировать не только действие, но и отдельные движения или операции, посредством которых он его осуществляет. В результате многократных повторных решений той же задачи приобретается возможность выполнять данное действие как единый, целенаправленный акт, без постановки специальной цели сознательно подбирать для него способы выполнения. Человек уже не вынужден, как это было сначала, перемещать свое внимание с действия в целом на отдельные операции, служащие для его выполнения. “Это выклю-

1 См.: Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. М, 1988. С.65.

16

чение из поля сознания отдельных компонентов сознательного действия, посредством которых оно выполняется, и есть автоматизация, а автоматизированные компоненты, участвующие в выполнении сознательного действия человека, это и есть навыки в специфическом смысле слова”1.

Навыки входят необходимой составной частью в любую форму деятельности (в том числе и преступную). Только благодаря тому, что некоторые действия закрепляются в качестве навыков и как бы спускаются на уровень автоматизированных актов, сознательная деятельность человека, разгружаясь от регулирования относительно элементарных актов, может быть направлена на разрешение более сложных задач.

Несмотря на то, что сущность навыковых действий как явления выяснена достаточно полно, в настоящее время ученые по- разному трактуют понятие навыков, по-видимому, вследствие неоднозначного понимания их природы. Приведем лишь некоторые из определений, встречающиеся в справочной, психологической и юридической литературе.

• “Навыки - это полностью автоматизированные, инстинктоподобные компоненты умений, реализуемые на уровне бессознательного контроля”2. • • “Навык - действие, сформированное путем повторения, характеризующееся высокой степенью освоения и отсутствием поэлементной сознательной регуляции и контроля”3. • 1 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. 2. М., 1989. С.28.

2 Немов Р.С. Психология. В 2 кн. Кн. 1. Общие основы психологии. М, 1994. С.135.

3 Психология. Словарь/Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М, 1990. С.227.

17

• Навыком называют “частичную автоматизированность исполнения и регуляции целесообразных движений у человека”1. • • “Навык - уменье, созданное упражнениями, привычкой”2. • • “Навыки, … это автоматизированные компоненты сознательного действия человека, которые вырабатываются в процессе его выполнения”3. • • “Навык, способ выполнения действия, доведенный в результате многократного повторения до автоматизма, легко и быстро реализуемый при минимальном контроле со стороны сознания”4. • Можно привести еще несколько примеров определений понятия навыков, но и они по содержанию не похожи друг на друга, хотя при их внимательном анализе можно выделить характерные черты, общие для всех, а именно, автоматизация навыков, совершающаяся на основе их сознательной выработки.

Необходимо отметить, что навык рассматривается как категория психологическая, и закономерности его формирования и прояв- ления у человека изучает наука психология. В медицине специального понятия навыка не существует, и проблемы его организации не разрабатываются, хотя в основе формирования навыков лежат физиологические процессы, а именно, образование в коре головного мозга динамического стереотипа, свойства которого исследуются наукой физиологией.

На наш взгляд, прав Г.А.Самойлов, верно подметив психофи- зиологическую природу навыков, указав, что “это психические акты,

1 Общая психология/Под ред. А.В. Петровского. М, 1986. С. 107.

2 Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1972. С.341.

3 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. 1. М, 1989. С.28.

4 Криминалистика: Краткая энциклопедия/Авт.-сост. Р.С. Белкин. М, 1993. С.43.

18 материальную основу которых составляет условнорефлекторная деятельность высшей нервной системы”1.

Попробуем еще раз подойти к проблеме определения понятия навыка исходя из структурных изменений, происходящих при его формировании в самом действии, а также деятельности человека и его организме.

Рассмотрим в первую очередь психологические механизмы об- разования навыковых действий.

В психологии много внимания уделялось изучению механизмов формирования навыка. Проблема навыков была поставлена как одна из центральных в психологии бихевиористами2. Отпечаток их механистического учения до сих пор лежит на этом понятии. Бихевиори-сты установили один путь образования навыков, который они назвали методом проб и ошибок, тем самым отождествляя процесс формирования навыков у животных и человека. Согласно этим представлениям, навык вырабатывается за счет “проторения” путей в мозговых центрах в результате механического повторения, или “зазубривания”, одного и того же действия. Участие и роль сознания в этом процессе бихевиористами отрицались.

Подход к проблеме формирования навыков в отечественной психологии был совсем другой. Выдающийся советский физиолог Н.А.Бернштейн сформулировал важнейшее положение о том, что выработка навыка какого-либо движения состоит не в повторении одних и тех же команд, а в выработке умения каждый раз заново решать двигательную задачу (принцип “повторение без
повторения” как

Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М, 1968. С.8.

2 См.: Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. М., 1988. С.67.

19 принцип обучения)1. Это означает, что при отработке навыка человек не затверживает одно и то же действие, а постоянно варьирует его в поисках оптимальной “формулы” движения. При этом сознанию принадлежит очень важная роль - практические пробы у человека носят характер сознательных попыток воспроизвести определенные движения. Только в процессе автоматизации сознание высвобождается от контроля над выполнением приемов действия и переключается на цели и условия действия.

Сложившиеся нервные механизмы вызывают ряд изменений в структуре действия, которые становятся возможными благодаря его автоматизации. Эти изменения сводятся к следующему2.

Во-первых, в результате выработки навыка резко уменьшается время выполнения действия. К примеру, по мере совершенствования навыка письма человек начинает писать до ста букв в минуту, в то время как в начале обучения едва успевает написать за это же время 2-3 коротких слова.

Во-вторых, исчезают лишние и ненужные движения, уменьшается напряжение при выполнении действия. Так, начиная учиться письму, первоклассник совершает множество лишних движений: высовывает язык, раскачивает корпус, нагибает голову и т.п. У него отмечается значительное напряжение мышц рук и туловища, он с большой силой сжимает ручку при письме. По мере освоения действия все ненужные движения и излишнее напряжение устраняются.

В-третьих, ряд частных самостоятельных движений, которые до того совершались изолированно, сливаются в единое действие, где нет заминок и перерывов между отдельными составляющими его

См.: Бернштейн Н.А. Физиология движений и активность. М., 1990. С.166.

2 См.: Общая психология/Под ред. В.В. Богословского. М., 1981. С.139-140.

20 простыми движениями. Например, переключение передачи скоростей, которое у ученика происходит как ступенчатое действие, у опытного шофера выполняется одним плавным движением руки. Обучая детей письму, учитель отрабатывает написание отдельных элементов буквы. При беглом письме буквы пишутся быстро, одним росчерком пера.

Как же возникают эти изменения в структуре действия, каков их психологический механизм?

В основе своей это механизм, включающий в себя исследова- тельские попытки и отбор. Человек пробует выполнить определенное действие, контролирует его результат. Успешные движения, оправдавшие себя ориентиры и способы регуляции постепенно отбираются и закрепляются, неудачные и не оправдавшие себя - подавляются и отсеиваются. При этом отмеченные выше изменения в структуре действия человека являются следствием происходящих изменений в строении его психической деятельности1:

  1. Изменяются приемы сенсорного контроля над действием. Зрительный контроль над выполнением движений в значительной мере заменяется мускульным (кинестетическим). Так, пианист- профессионал, исполняя пьесу, не смотрит на клавиатуру.
  2. Вырабатываются специальные сенсорные синтезы, которые позволяют оценивать соотношение различных величин, определяющих характер движений. Например, глазомер и чувство скорости у шофера.
  3. Развивается способность быстро различать и выделять ориен- тиры, важные для контроля результатов действия. Так, у сталевара
  4. 1 См.: Общая психология/Под ред. А.В. Петровского. М., 1986. С.108.

21 развивается способность выделять в процессе плавки оттенки цвета лавы, характеризующие состав металла, температуру и т.п.

  1. Изменяются приемы центрального регулирования действия. Внимание освобождается от восприятия способов действия и переносится главным образом на обстановку и результаты действий. Некоторые расчеты, решения и другие интеллектуальные операции начинают осуществляться быстро и слитно.

Таким образом, навык возникает как сознательно автоматизи- руемое действие и затем функционирует как автоматизированный способ выполнения действия. Закрепляясь в результате многочисленных сознательных повторных упражнений, он приобретает характер непроизвольных реакций за счет освобождения сознания от контроля над выполнением приемов действия и переключения его на цели и условия действия.

Такая перестройка структуры психологической деятельности у человека при выработке навыка обусловлена физиологическими процессами, происходящими в нашем организме, особенно, в центральной нервной системе.

В результате постоянного повторения действий проторение нервного пути и его закрепление приводят к точной локализации процессов возбуждения в определенных нервных структурах. Образуются системы условнорефлекторных связей с упроченными переходами от одной системы нервных связей к другой, т.е. создается определенный стереотип реакций коры на систему раздражений. Такую хорошо выработанную цепь условных рефлексов называют динамическим стереотипом1. В естественных условиях жизни образование динамического стереотипа лежит в основе выработки различных при-

1 См.: Физиология человека/Под ред. Е.Б.Бабского. М., 1972. С.610.

22 вычек, навыков, определенной системы поведения человека.

В явлении динамической стереотипии наиболее отчетливо вы- ступает свойство коры головного мозга синтезировать многие раздражения в единую сложную систему и программировать предстоящую деятельность. Явление динамического стереотипа было открыто И.П.Павловым и подробно изучалось возглавляемой им научной школой. В своих работах И.П.Павлов писал: “…Вся установка и распределение по коре полушария раздражительных и тормозных состояний, происшедших в определенный период под влиянием внешних и внутренних раздражений, при однообразной, повторяющейся обстановке все более фиксируются, совершаясь все легче и автоматичнее. Таким образом, получается в коре динамический стереотип (системность), поддержка которого составляет все меньший и меньший нервный труд; стереотип же становится косным, часто трудно изменяемым, трудно преодолеваемым новой обстановкой, новыми раздражениями”1.

Механизм динамического стереотипа заключается в формиро- вании в мозгу длительно текущих нервных процессов, соответствующих пространственным, временным и порядковым особенностям воздействия на организм внешних и внутренних раздражителей. П.С.Купалов установил, что когда вырабатывается согласованная система условных рефлексов, нервные процессы, возникающие под действием условных и безусловных раздражителей, а также в интервалах между ними, объединяются в закономерно изменяющийся во времени и длительно текущий нервный процесс2.

Итак, с физиологической точки зрения навыки представляют

1 И.П. Павлов И.П. Избранные труды. М., 1950. С.245-246.

2 См.: Купалов ПС. О механизме процесса условного
возбужде- ния//Физиологический журнал СССР. 1949. N 5. С.582.

23 собой динамические стереотипы, иными словами, цепи условных рефлексов. Своему возникновению, устойчивому проявлению навыки обязаны чрезвычайно развитой способности головного мозга запечатлевать, фиксировать, объединять и воспроизводить последовательность организованных нервных процессов и функциональных состояний. С одной стороны, это обеспечивает экономичность в работе головного мозга, с другой - его надежность. Кора больших полушарий способна фиксировать и длительно сохранять следы локальных возбуждений и торможений различных стереотипных их комбинаций. Образуется как бы сложная цепочка, состоящая из многочисленных звеньев, сцепленных нервных процессов соподчиненных друг другу> что дает устойчивость структуре, обеспечивает ей преобладающее значение (значение доминанты) и автоматизм, т.е. если в коре мозга протекала цепь нервных процессов, то достаточно в последующем первоначального короткого начального действия, чтобы воспроизвести весь процесс. Поэтому становится возможным высвобождение сознания от контроля за происходящими действиями и навык осуществляется автоматически, как единый акт.

Исходя из вышеизложенных изменений, происходящих в дей- ствии, самой психической деятельности человека и его центральной нервной системе, попытаемся сформулировать понятие навыка.

Во-первых, необходимо определиться, чем же все-таки является навык. В литературе встречаются следующие названия: “компоненты умений”, “компонент действия”, “компоненты деятельности”, “выполнение действия”, “умение решать”, “способ выполнения действия”, “частичная автоматизированность”, “действие”, “движение”, “уменье”.

Рассматривая сущность навыка, мы отметили, что навык по своей сути сформированный психический акт, являющийся одним из

24 проявлений свойств личности человека, и не может никак быть процессом. Поэтому такие определения как “выполнение действия”, “умение решать”, “способ действия”, “частичная автоматизирован-ность” по меньшей мере не уместны, как не раскрывающие сущности навыка.

Навык не может относиться к умениям, так как умение само- стоятельная психологическая категория, и между ними существует значительная разница, на которой мы остановимся чуть позже.

Понятие навыка может быть распространено не только на дви- гательные, но и на всякие другие акты, в том числе на мыслительные операции, слуховое и зрительное восприятие. Например, навык слухового восприятия складывается для родного языка в раннем детстве на основе подражания, расчленение же слов и их опознание в иностранном языке при обучении в школе формируются в сознательных упражнениях. Поэтому, определяя навык как “движение”, мы недопустимо вычленяем большую группу навыков, образующихся в других сферах деятельности человека.

Навык, будучи по своим внешним результатам действием, по своей психологической природе перестает быть им - если под действием подразумевать акты, направленные на осознаваемую цель. Пока навык осваивается, он является сознательным действием, цель которого заключается в освоении данного способа действия. По освоении данного способа действия соответствующая операция начинает выполняться автоматически и включается компонентом в сознательную деятельность человека. Это собственно означает, что человек в результате упражнения приобрел возможность осуществлять данную операцию, не делая ее выполнение своей сознательной целью. Навык, таким образом, это компонент сознательной деятельности человека.

Похожим по смыслу является определение, что навыком назы-

25 вается компонент сознательного действия человека. Против этого мнения можно привести следующие контраргументы. В ходе формирования навыка, как мы уже отмечали, происходят структурные изменения как в самом действии, так и в деятельности человека. Но какие из этих двух являются определяющими? Естественно, что вторые. Ведь благодаря структурным изменениям в деятельности человека, а именно изменениям приемов сенсорного контроля и регулирования над действием, становится возможной структурная перестройка внут- ри самого действия. Поэтому будет точнее, если навык охарактеризовать как компонент сознательной деятельности человека, как проявление свойств личности человека.

Какие характерные особенности отличают навык от других компонентов сознательной деятельности человека?

Во-первых, они образуются в результате упражнения. Упраж- нение - целенаправленное многократно выполняемое действие, осуществляемое не только с целью его закрепления, но и усовершенствования. Если бы упражнение при выработке навыка состояло только в повторении и закреплении первоначально произведенного действия, то неуклюжие, несовершенные движения, которые имеют место с начала освоения действия, такими и закреплялись бы. Между тем в действительности они в процессе упражнения не просто закрепляются, но также и реорганизуются и совершенствуются.

Во-вторых, особенностью образования навыков является их по- степенная автоматизация. Выработанные навыки не требуют контроля сознания при их выполнении. Конечно, в первоначальный период сознание контролирует движение, но по мере выработки навыка происходит постепенное отключение контроля сознания.

Говоря об освобождении действий от сознательного контроля, конечно, не надо думать, что это освобождение абсолютно, т.е. чело-

26 век совсем не знает, что он делает. Особенность навыка - не бессознательность, а сознательный контроль действия в целом. Сознание устанавливает соответствие действия задачам деятельности. За границей сознания оказываются самые отработанные компоненты действия.

Возможно возвращение каких-то компонентов навыка в сознание. Обычно оно происходит при возникновении трудностей или ошибок, при утомлении, эмоциональном напряжении. Это возвращение в сознание может быть и результатом произвольного намерения. Свойство любого компонента навыка вновь стать осознанным очень важно, поскольку оно обеспечивает гибкость навыка, возможность его дополнительного совершенствования или переделки. Этим свойством навыки отличаются от автоматических действий. Первичные автоматизмы не осознаются и не поддаются осознанию.

Таким образом, характерными особенностями навыка будут яв- ляться, то что он образуется в результате упражнения, становится автоматизированной операцией и не требует сознательного контроля над осуществляющимися действиями.

Определение понятия навыка будет неполным, если мы оставим без внимания физиологические изменения, происходящие в организме человека при выработке навыка. Как мы уже выяснили, в коре головного мозга человека образуется система условнорефлекторных временных связей, называемая динамическим стереотипом, позволяющая навыкам проявляться в виде автоматизированно протекающих действий.

В итоге определение понятия навыка выглядит следующим об- разом.

Навык - это образующийся в результате упражнения авто- матизированный компонент сознательной деятельности челове-

27 ка, не требующий сознательного контроля и обусловленный образованием в коре головного мозга динамического стереотипа.

На наш взгляд, предпринятое уточнение определения понятия навыка отражает все его основные характерные особенности, как проявлений свойств личности человека, и подчеркивает его психофизиологическую природу, что коренным образом отличает данное определение от ранее дававшихся в психологической и юридической литературе, в которых не находили отражения физиологические механизмы образования навыков. А ведь наличие у навыков таких важных для криминалистики свойств, как относительная устойчивость и склонность к повторному воспроизведению, обусловлено свойствами динамического стереотипа, что очень существенно при использовании информации о навыках при решении диагностических и иденти- фикационных задач в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Отличие навыка от умений. Навык не следует путать с умением. Умение, так же, как навык и привычка, является непременным компонентом деятельности человека. Под термином “умения” обозначают “владение сложной системой психических и практических действий, необходимых для целесообразной регуляции деятельности имеющимися у субъекта знаниями и навыками”1. Эта система включает отбор знаний, связанных с задачей, выделение существенных для задачи свойств, определение на этой основе системы действий, ведущих к решению задачи, осуществление самих действий, контроль и корректировку результатов путем их соотнесения с поставленной целью. Например, чтобы определить объем заданного тела, необходимо прежде всего выяснить, к какому классу геометрических тел оно от-

1 Общая психология/Под ред. А.В. Петровского. М., 1986. СПб.

28 носится. Затем вспомнить, как вычисляется объем таких тел. Вывести отсюда, какие измерения следует сделать. Далее произвести соответствующие измерения. Наконец, произвести необходимые вычислительные операции. Отсюда видно, что реализация знаний в умениях требует овладения целым рядом навыков и операций.

Умения в отличие от навыков обладают следующими свойствами. Умения, как мы уже отметили, образуются в результате коорди- нации навыков, их объединения в систему с помощью действий, которые находятся под сознательным контролем. Через реализацию таких действий осуществляется оптимальное управление умениями, выражающееся в обеспечении безошибочности и гибкости выполнения действий, т.е. получения в результате надежного итога действия.

Одно из основных качеств, относящихся к умениям, заключается в том, что человек в состоянии изменить структуру умения - навы- ков, операций и действий, входящих в состав умений, последовательность их выполнения, сохраняя при этом неизменным конечный результат. Умелый человек, к примеру, может заменить один материал другим при изготовлении какого- либо изделия, сделать сам или воспользоваться имеющимися под рукой инструментами, другими подручными средствами, словом, найдет выход практически в любой ситуации.

Умения в отличие от навыков всегда опираются на активную интеллектуальную деятельность и обязательно включают в себя процессы мышления. Сознательный интеллектуальный контроль - это главное, что отличает умения от навыков.

Необходимо отметить, что слово “умение” неоднозначно. Умением называют и самый элементарный уровень выполнения действий, и мастерство человека в данном виде деятельности. О первокласснике говорят, что он умеет читать. Взрослый тоже умеет читать. Между

29 этими “умениями” лежит многолетний путь упражнений, совершенствований навыков чтения. Это, безусловно, качественно различные умения по их психологической структуре. Поэтому следует различать элементарные умения, идущие вслед за знаниями и первым опытом действий, и умения, выражающие ту или иную степень мастерства в выполнении деятельности, которая возникает после выработки навыков. Элементарные умения - это действия, возникшие на основе знаний в результате подражания действиям или самостоятельных проб и ошибок в обращении с предметом. Умение-мастерство возникает на основе уже выработанных навыков и широкого круга знаний.

Понятие привычки человека, закономерности ее формирования. Привычка - это еще один из элементов деятельности человека. Как и навыки, привычки являются автоматизированными действиями - в этом их общность. Различие между ними заключается в том, что навык - это лишь способность произвести то или иное действие без особого контроля сознания, привычка же включает потребность произвести соответствующее действие. У человека может образоваться, например, привычка чистить зубы перед сном. Если в силу каких-либо привходящих обстоятельств он этого не сделает, то будет испытывать некоторое неприятное состояние беспокойства, какое обычно бывает, когда не удовлетворена какая- нибудь потребность.

Чаще всего привычкой становится более закрепившийся устой- чивый навык. Например, такие гигиенические навыки, как умывание, мытье рук перед едой, выработались у нас в детстве после многочисленных упражнений и наставлений. Однако, после каждодневных таких процедур, войдя в обиход нашей деятельности, они стали привычными, и мы не можем сесть завтракать до умывания. Побуждения к таким действиям так же, как и ко всем прочным навыкам, возникают автоматически, без участия сознания.

30

Итак, привычки - это “навыки, действия или черты человеческого поведения, ставшие потребностями”1. Когда выработана привычка, мы поступаем так потому, что иначе не можем, потому что так привыкли. Навык позволяет мастерски совершать действия, но он не стимулирует выполнение самого действия. Привычки же в отличие от навыков, требуют осуществления действий, побуждают человека поступать определенным образом.

От умения и навыков привычка отличается еще и тем, что пред- ставляет собой так называемый непродуктивный элемент деятельности. Если умения и навыки связаны с решением какой- либо задачи, предполагают получение какого-либо продукта и достаточно гибки, то привычки являются негибкой (часто и неразумной) частью деятельности, которая человеком выполняется механически и не имеет сознательной цели или явно выраженного продуктивного завершения.

Привычки вырабатываются, прочно укореняются и совершаются в силу динамического стереотипа по принципу условного рефлек- са2. При этом пусковыми сигналами для них служат внешние и внутренние раздражения. Например, мы чистим зубы утром и потому, что видим зубную щетку на полочке умывальника и ощущаем неприятный вкус во рту, и потому, что эта процедура сознательно включена нами в систему утреннего туалета. Подкреплением этой привычки служит как сама процедура, так и чувство удовлетворения, наступающее после нее. В подтверждение условнорефлекторного происхождения привычек говорит и тот факт, что если упрочение положительных привычек достигается простым повторением правильных поступков, подкреплением их, то искоренение отрицательных привычек

Воронин Л.Г., Колбановский В.Н., Маш Р.Д. Физиология высшей нервной деятельности и психология. М, 1984. С. 172. 2 См.: Указ. соч. С.173.

31 совершается путем воздержания от повторения их, т.е. путем неподкрепления.

Если навык, как правило, формируется путем сознательных уп- ражнений, то привычка может образоваться и стихийно, без особых усилий со стороны человека. Строгий распорядок дня, пример окружающих, многократное повторение одних и те же действий приводят к тому, что незаметно для самого себя у человека появляются положительные или отрицательные привычки.

Таким образом, привычки характеризуют укоренившиеся в че- ловеке склонности, требующие удовлетворения своей потребности в совершении определенных действий, но активного участия в самом действии они не принимают и не требуют совершенного ими владения. Они обладают способностью непроизвольно или под влиянием порожденной ими потребности проявляться в любой момент. Во внешнем проявлении привычки представляют собой характерные свойства личности любого человека.

1.2. Классификация навыков и привычек человека, их свойства и криминалистическое значение

Разработка методов получения сведений о навыках и привычках преступника и успешное использование их при раскрытии и расследовании преступлений возможны только при условии четкого понимания характера и объема этой информации по соответствующей классификации.

На данном этапе существует несколько систем классификации навыков. В психологии они подразделяются в зависимости от формы деятельности человека на двигательные, мыслительные и сенсорные.

Двигательные (или моторные) навыки включены в самые раз- личные виды деятельности, связанные с разнообразными сложными и простыми движениями. Без выработки двигательных навыков невоз-

32 можно воздействие на предмет труда, управление технологическими процессами, устная и письменная речь, передвижение в пространстве и т.д.

Не меньшее значение имеют навыки мыслительной деятельности, выступающие как обязательные компоненты умственного труда. О навыках мышления как сторонах или моментах мыслительной деятельности можно говорить, имея в виду сначала более или ме- нее сознательно вырабатывавшиеся, а затем закрепившиеся, ставшие автоматическими приемы, или способы мышления - определенный подход к решению встающих перед человеком задач, упрочившиеся приемы их решения и т.п. Мыслительные навыки еще по другому называют умственными, интеллектуальными или теоретическими. Они выражаются в способности человека анализировать, обобщать материал, строить гипотезы, теории. К важнейшим из этих навыков относятся навыки заучивания, построения доказательств, распределения и концентрации внимания, наблюдения и т.д.

Выработка сенсорных навыков лежит в основе развития чувст- вительности и связана с ощущениями. Любой вид человеческой деятельности предполагает определенный уровень развития чувствительности. Например, овладению иностранными языками в школе мы обязаны формированию слуховых навыков - обучение в начале идет при активном участии сознания, а затем также постепенно наступает автоматизация. Если в начале происходит мысленный перевод каждого слова с родного языка на иностранный и наоборот, то при хорошем овладении этим языком человек оказывается способным не только говорить, но и мыслить на нем. Еще один классический пример сенсорных навыков - обучение приему на слух телеграмм, передаваемых азбукой Морзе. Принимая на слух короткие и длинные сигналы, радист учится читать фразы без предварительной записи.

33

Довольно редко приведенные навыки предстают в “чистом” виде, чаще всего при формировании какого-либо одного навыка они взаимно дополняют друг друга. Так, примером двигательно- мыслительного навыка является навык письма, который в свою очередь состоит из письменно-двигательного и навыка письменной речи.

По степени сложности среди навыков различают простые и сложные. К простым относятся многие элементарные, частичные навыки совершения одноактных действий, движений и отдельных операций, например, навык резки металла с помощью газосварочной аппаратуры. Простые навыки, подчиняясь одной цели , могут входить в более сложный навык. Но было бы ошибкой думать, что сложный навык образуется из ряда частичных навыков путем простого их суммирования. Их одновременное выполнение требует существенной перестройки каждого из навыков. При этом по мере совершенствования цель автоматизируемых действий постепенно удаляется от них и таким путем формируется все более и более сложный комплекс навыков выполнения какой-либо работы. Примером такого сложного навыка в криминалистике может служить навык совершения всей мошеннической операции с использованием денежной “куклы”.

Деление навыков на простые и сложные имеет под собой фи- зиологическое обоснование. В физиологии рассматриваются следующие виды динамического стереотипа: простой динамический, сложный ритмико-мозаический и стереотип стереотипов1. Соответственно каждый из них лежит в основе формирования простого или сложного навыка.

Определяя значение разделения навыков в психологии на дви-

См.: Муравьева Н.Г. Условнорефлекторные стереотипы в норме и пато логии. М., 1976.

34 гательные, мыслительные и сенсорные, а также на простые и сложные, необходимо признать данные виды классификаций в качестве дополнительных, вспомогательных для криминалистики, как раскрывающих сущность навыковых действий и объясняющих характер и механизм их проявления.

В психологической литературе встречается также подразделение навыков на спортивные, учебные, трудовые, бытовые, навыки по- ведения и т.п. в зависимости от вида и рода деятельности, в которой они находят свое применение.

В криминалистической литературе в основу классификации на- выков положены особенности их функционального назначения и в зависимости от этого среди них выделены: локомоционные (навыки ходьбы, бега), коммуникативно-речевые (речевые и письменно-двигательные), профессиональные и навыки совершения отдельных преступных действий1.

На наш взгляд, данная классификация имеет некоторые недостатки. Во-первых, такое разделение носит несколько условный характер, т.к. два последних рода навыков сообразно было бы разбить в за- висимости от сферы деятельности, в процессе которой они сформи- рованы. Во-вторых, перечисленные в классификации группы навыков не являются исчерпывающими. В частности, в нее не вошли спортивные и бытовые навыки, которые нередко находят применение при совершении преступлений.

Поэтому, нам представляется, что есть необходимость в единой полной классификации навыков, которая в отличие от приведенных в психологической литературе, отвечала бы целям и задачам кримина-

См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., 1968.

35 листики, способствуя планомерному собиранию сведений о навыко-вых действиях преступника в процессе расследования.

Из всего разнообразия навыков можно выделить некоторые, присущие большинству людей. Иначе их можно назвать “универсальными”. В зависимости от функционального назначения они подразделяются на навыки письма, речи, навыки ходьбы (бега) и мышления.

Эти навыки начинают сформировываться у людей с самого ран- него детства, достигают очень высокого уровня автоматизации, а значит, и устойчивости. Благодаря этому качеству они получили большое распространение в криминалистике. Разработаны частные криминалистические теории и методики исследования этих навыков, позволяющие идентифицировать преступников и решать различные диагностические задачи.

Навыки образуются при жизни человека и во многом связаны с его деятельностью. Поэтому в криминалистике, на наш взгляд, будет целесообразнее, если навыки классифицировать на роды и виды, положив в основу деления сферу, род и вид деятельности, в процессе которой они сформировались. В зависимости от этого среди них можно выделить:

  • профессиональные (трудовые),
  • спортивные,
  • преступные,
  • навыки поведения,
  • бытовые,
  • навыки, связанные с увлечением или любительским занятием человека.
  • Профессиональные навыки, связанные с трудовой деятельностью человека, нередко становятся предметом судебного рассмотрения. Изучение способов совершения преступлений показывает, что

36 они довольно часто строятся с учетом уже сложившихся трудовых навыков. Благодаря тому, что профессиональные навыки обладают способностью материально фиксироваться на внешнем облике изготовляемых изделий (самодельное огнестрельное оружие, взрывное устройство и т.д.), а также в иных формах выражения трудовых усилий, последние становятся источниками информации о навыковых особенностях тех лиц, которые их изготовили или совершили.

В колодце был найден расчлененный труп мужчины, зашитый в мешок из коленкора. По тому, как был сшит мешок, следователь заключил, что убийца владеет навыками портновского дела. У колодца крови обнаружено не было, значит труп расчленялся в другом месте. Подозрение пало на проживающего поблизости портного В., которое впоследствии подтвердилось. Портной признался, что ограбил и убил Б., а потом расчленил труп, зашил его в мешок и сбросил в колодец1.

При совершении преступлений среди спортивных чаще всего используются навыки стрельбы, боксирования, борьбы, рукопашного боя. С распространением в нашей стране различных систем восточных единоборств участились случаи использования этих приемов для нанесения жертве серьезных телесных повреждений (вплоть до смертельных).

Благодаря публикации в журнале “Человек и закон” определен- ную известность получило убийство Аникова. Ему был нанесен один сильный удар ногой в живот, который оказался смертельным. Убийцей стал студент, продолжительное время занимавшийся каратэ2.

Отечественной следственной и судебной практике также из-

См.: Петелин Б.Я. Психология осмотра места происшествия. Волгоград, 1981. С.12.

См.: Копылова Т. Каратист, хорек, слоник и другие//Человек и закон. 1980. N П.С.76-82.

37 вестны случаи вовлечения высококлассных спортсменов в уголовные группировки. Примером может служить уголовное дело, по которому в качестве обвиняемого проходил чемпион страны по боксу 1976 года в тяжелом весе Виктор Иванов. Он получил пять тысяч рублей за один удар, нанесенный им “наиболее здоровому из мужчин” в доме, участвуя в квартирном грабеже в группе из четырех человек1.

Вот почему в настоящее время возникает необходимость прове- дения исследований, направленных на установление зависимости тех или иных травм от применения приемов, применяемых в определенных видах спортивного единоборства, хотя это не единственный источник сведений, указывающий на наличие у преступника спортивного навыка, например, меткость стрельбы, определяемая по кучности боя, при покушении на убийство с применением огнестрельного оружия.

Деление навыков на преступные обусловлено следующими об- стоятельствами. Неоднократное совершение однородных преступных действий или специальная тренировка этих действий перед совершением лишь одного преступления приводит к тому, что у преступника в условиях постоянного воздействия однородных раздражителей в коре головного мозга возникает устойчивая цепочка условнорефлек-торных временных связей, т.е. динамический стереотип, позволяющий этим действиям проявляться вновь в уже изменившихся условиях, если для этого снова возникнет благоприятная ситуация. Как видим, во время таких действий в организме преступника происходят точно такие же психические и физиологические процессы, как и при образовании обыкновенного навыка. Разница заключается лишь в том, что преступные навыки вырабатываются и предназначаются для

См.: Привалов А. Цена одного удара//Советский спорт. 1990. 20 дек.

38 единственной цели - осуществления преступного замысла и могут быть использованы только для совершения преступлений. К числу таких преступных навыков Г.А. Самойлов относит следующие, хотя не решается назвать их таковыми, используя определение “навыки преступного характера”1:

  • навык подделки преступником своего почерка под почерк дру- гого лица (по памяти, рисовкой и др.);
  • навыки взлома различных преград, препятствующих проник- новению к объекту преступного посягательства;
  • навыки взлома и отпирания замков (отжим ригеля, подделка и подбор ключей и т.п.);
  • навыки снятия и повторного навешивания пломб на хранилище (рассверловка у пломб входных или выходных отверстий, зажим их и т.д.);
  • навыки похищения ценностей (действия вора- карманника, мошенника и т.д.);

  • навыки изготовления различных предметов и приспособлений, с помощью которых в дальнейшем осуществляются преступные дей ствия, и т.п.

Сюда можно отнести и навыки сокрытия следов преступлений, навыки взлома хранилищ ценностей (сейфов, металлических шкафов и т.д.), навыки совершения преступных действий (например, при мошенничестве, убийстве, изнасиловании).

Навыки преступного назначения приобретаются, как правило, в результате специальных целенаправленных упражнений и автоматизируются при повторном совершении аналогичных преступлений.

См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., 1968. СП 1.

39 Многие из опрошенных воров-рецидивистов подтвердили, что они специально упражнялись, развивая навыки, применяемые в карманных кражах, кражах со взломом, в мошеннических действиях1.

В процессе подготовки, совершения и сокрытия преступления в действиях преступника могут проявиться навыки поведения, такие как навык вежливого (грубого) обращения с людьми, навык дисциплины и др., также навыки, приобретенные в быту, (навык приготовления пищи, навык обращения с бытовыми приборами и др.).

На выбранный способ совершения преступления могут оказать влияние навыки, связанные с увлечением или любительским заня- тием человека. Чаще всего это навык вождения легкового автомобиля, езды на велосипеде. Установлению истины по уголовному делу способствуют и другие навыки, например, навык вязания на спицах.

Зимой 1992 года в одной из квартир пятиэтажного дома г. Че- боксары был обнаружен труп пожилой женщины. Со слов соседей выяснилось, что она занималась перепродажей ликероводочных изделий, что и явилось косвенной причиной убийства. На месте происшествия в числе прочих предметов была изъята серая вязанная перчатка ручной вязки, оставленная преступником. В результате проведенного расследования при обыске в квартире одного из подозреваемых (подростка семнадцати лет) была обнаружена пара перчаток, совпадающая по размеру, способу вязки, толщине, цвету и структуре шерстяной нити с перчаткой, найденной в квартире убитой. Как оказалось, бабушка обвиняемого связала внуку одновременно две пары перчаток, в одной из которых он был на месте убийства. Осмотрев пред- ставленную перчатку, она заявила, что узнает свою работу по ряду

См.: Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М., 1970. С.37-38.

40 признаков, среди которых, дополнительно к указанным выше, назвала способы вязки узлов на конце нити, закрепления нити в начале и конце вязки, соединения деталей1.

Многие действия у людей формируются не только как навыки, но и как привычки. Привычными могут быть отдельные слова и дви- жения, фразы и действия, акты и манеры поведения и даже сложные и длительные виды деятельности - например, привычка рано утром подниматься с постели, мыть руки перед едой.

Как уже указывалось, привычки характеризуют укоренившиеся в человеке склонности, требующие удовлетворения своей потребно- сти в совершении определенных действий, и определяются степенью полезности как для общества, так и для самого их обладателя. Поэтому в психологии различают положительные (полезные), неуместные и отрицательные (вредные^ привычки.

• Полезные - дают человеку возможность быстро и уверено совер- шать нужные действия, соблюдать правила поведения, гигиениче- ские правила, правила труда и т.д. • • Неуместные - вызывают бесполезные и ненужные в данных условиях действия. • • Отрицательные (вредные) - возникают в результате подражания, а также закрепления неправильных форм поведения (привычка к алкоголю, курению, употребление бранных и грубых слов, передразнивание и т.д.). • Так же, как и навыки, привычки, на наш взгляд, будет уместным классифицировать в криминалистике по сфере, форме, роду и виду деятельности, в процессе которой они образовались. В зависимости от этого различаются несколько групп привычек.

Из личной практики автора.

ГОСУДАРСТВА, 41 г*ЧБЛИОТЕК;.

• Профессиональные (трудовые) - определенная манера трудиться, привычка планировать работу и доводить ее до конца, самостоятельно действовать и т.д. • • Привычки поведения - привычка поглаживать волосы, вертеть и теребить различные предметы в руках, правильно и красиво говорить, покусывание губ, жевание жевательной резинки и т.д. • • Бытовые - убирать за собой, привычка определенным образом вести себя во время приема пищи, аккуратность в одежде и т.п. • • Санитарно-гигиенические - мыть руки перед едой, умываться, чистить зубы, уход за ногтями рук, ног и т.д. • • Антигигиенические - грызть ногти, во время еды брать соль из со- лонки рукой, облизывать пальцы после еды и т.д. • • Нравственные - привычка говорить правду, быть честным, прин- ципиальным и т.д. • • Умственные - привычные способы мышления, привычный подход к решению задач, привычный способ рассуждений и т.д. • Привычки, в отличие от навыков, не могут быть преступными, так как представляют собой так называемый непродуктивный элемент деятельности, и активного участия в самом преступном действии не принимают.

В приведенной классификации, по возможности, указаны все роды (группы) навыков и привычек, встречающиеся в деятельности человека. Привести же исчерпывающий перечень их видов ввиду многочисленности не представляется возможным, как невозможно перечислить все виды человеческой деятельности.

Необходимо отметить, что с развитием производства и человеческого общества навыки и привычки людей постоянно меняются. Уходят в прошлое и становятся архаизмами одни, их заменяют другие. Особенно ярко эта тенденция прослеживается на фоне профес-

42 сиональных и бытовых навыков. Появление новых технических средств, программ и оборудования принуждает человека осваивать навыки пользования ими, например, компьютерами, записными электронными книжками, сотовыми телефонами, новыми бытовыми приборами и т.д. Распространение новых для нашей страны видов восточных единоборств (каратэ-до, ушу, таэ-кван-до, айки-до и др.) оказало влияние на развитие спортивных навыков. Стали известны случаи применения этих приемов при совершении преступлений. Да и сами преступные навыки не остаются неизменными. Преступники постоянно их совершенствуют и видоизменяют, применяя, к примеру, новые способы обмана, вскрытия замков, технические средства подделки при совершении мошенничества, краж, фальшивомонетничества. Появляются новые виды преступной деятельности, которые требуют от преступников наличия новых навыков. Например, лицо, совершившее неправомерный доступ к компьютерной информации или занимающееся созданием и распространением вредоносных программ для ЭВМ, обязательно должно являться высококлассным специалистом в области программного компьютерного обеспечения.

Использование навыков и привычек в криминалистике в качестве источников судебной информации становится возможным бла- годаря таким основным их свойствам как индивидуальность, относительная устойчивость, склонность к повторному воспроизведению и способность к отображению. Г.А.Самойлов, не отмечая предпоследнего свойства среди других, выделяет еще три дополнительных - динамичность, автоматизированность, вариантность1. На наш взгляд, ав-томатизированность является
характерной чертой, определяющей

См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., 1968.С.9-31.

43 сущность навыков как действий, и не может быть отнесена к свойствам в узком смысле слова. Благодаря автоматизированности навык проявляет такие свойства как относительная устойчивость и склонность к повторному воспроизведению. Под динамичностью Г.А.Самойлов понимает проявление навыков у человека в движениях мышц, когда как в узком смысле слова динамичность - это свойство стереотипа, возникающего в коре головного мозга, которое находит отражение в относительной устойчивости навыков. А вариантность (на наш взгляд, вернее, вариационность) является проявлением относительной устойчивости сформированных навыков.

Рассмотрим более подробно каждое из указанных свойств.

Один и тот же навык у тех, кто им владеет, в зависимости от физических, психических и иных свойств формируется, а затем и проявляется по-разному. Поэтому в деталях любой навык у каждого человека является индивидуально неповторимым, так как по своей физиологической природе он относится к рефлексам, которые приобретаются организмом в процессе индивидуального развития на основе жизненного опыта.

Навык, если рассматривать его с широкой точки зрения, есть не что иное как человеческий опыт, который в свое время был собран воедино, а затем уже стал передаваться из поколения в поколение в виде навыка. Он изменяется и совершенствуется по мере расширения опыта в той или иной области человеческих знаний в русле поиска системы наиболее эффективных движений, дающей возможность при экономичном расходовании физических сил и времени получать наилучшие результаты.

Навык усваивается человеком с помощью объяснений, показа или подражания, но сам навык в завершенном виде у него возникает лишь в процессе упражнений, в ходе которых его своеобразие скла-

44 дывается в результате взаимодействия многочисленных объективных и субъективных причин. Из объективных причин можно выделить следующие: условия и методика обучения навыку; обстановка, в которой человек упражняется в процессе освоения навыка; наличие и особенности орудий и инструментов, с помощью которых осуществляются навыковые действия; характер условий, в которых навык совершенствуется в процессе дальнейшей учебы и служебной деятельности.

Субъективные причины охватывают: сознательное отношение к процессу овладения навыком, анатомические, физиологические и психические свойства индивида. У людей с различными типами нервной деятельности устанавливается разное соотношение познавательной, ориентировочной и исполнительской сторон деятельности. Тип нервной деятельности позволяет одним людям развивать в процессе труда более точное выполнение действия, другим - более быстрое. Особенности анатомического строения: размеры частей тела (главным образом, конечностей), степень развития и сила мышц, участвующих в навыковых движениях, состояние зрения и т.п., также оказывают влияние на формирование характерных черт навыка, имеющих индивидуальное значение.

Таким образом, индивидуальность навыка выражается в том, что отдельные его черты в силу своей оригинальности приобретают значение особенностей, присущих данному навыку только этого лица. Они возникают в результате одновременного воздействия на формирование и дальнейшее развитие этого навыка его личностных свойств и объективных условий. Отличительные признаки навыка того или иного человека, если они наблюдаются в материально фиксированном виде (рукописях, дорожке следов ног и т.д.), являются источником информации об индивидуальных особенностях его свойств и служат

45 основой идентификации навыков по их материальным отображениям.

Способность к сохранению комплекса действий, входящих в тот или иной навык, определяется закономерностями, свойственными высшей нервной деятельности фиксировать и длительно сохранять следы локальных возбуждений и торможений различных стереотипных их комбинаций в виде динамического стереотипа. Как отмечал И.П.Павлов, сформированный “стереотип … становится косным, часто трудно изменяемым, трудно преодолеваемым новой обстановкой, новыми раздражениями”1. Устойчивость тех нервных состояний, которые возникают по динамическому стереотипу, обеспечивается малой подвижностью, инертностью длительно текущего нервного процесса, лежащего в основе механизма формирования стереотипа2. Поэтому процесс изменения уже сложившегося динамического стереотипа в навыке протекает при очень большом напряжении сознания, длится сравнительно долго и дается с большим трудом. И чем выше степень развития навыка, чем он прочнее и автоматичней, тем труднее осуществить перестройку и изменение комплекса действий.

Работы современных физиологов и психологов (в особенности П.К.Анохина, Н.А.Бернштейна) позволяют более конкретно подойти к обоснованию устойчивости навыка3. Из их концепции вытекает, что устойчивость навыка необходимо искать в устойчивости программирования стоящей перед человеком задачи действия. Такой программой является воспроизведение “в уме” образа действия, которое тре-

1 Павлов И.П. Избранные труды. М, 1950. С.246.

2 См.: Муравьева Н.П. Условнорефлекторные стереотипы в норме и пато логии. М., 1976. С. 100-101.

3 См.: Анохин П.К. Особенности афферентного аппарата условного реф лекса и их значение для психологии//Вопросы психологии”, 1955. N 6; Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. М, 1966; Он же. О построении движений. М, 1947.

46 буется совершить. Этот образ, представление о движениях и их результате, заключает в себе как сознательные, так и автоматизированные компоненты. Автоматизированные движения протекают быстро, без концентрации на них внимания в соответствии с той программой, которая заранее смоделирована механизмом длительно текущих нервных процессов. Эти процессы также осуществляют функцию сличения текущей деятельности с предварительно сформированной в результате длительного применения системы раздражителей. Несоответствие этих деятельностей приводит к включению регуляционных приспособительных механизмов, постепенно устраняющих несоот- ветствие.

Но навык нельзя рассматривать как затвердевшую, косную со- вокупность фиксированных движений, сцепленных друг с другом лишь временными условнорефлекторными жесткими связями. Внутри своей устойчивости навык сохраняет и некоторую изменчивость, большую или меньшую гибкость, пластичность. При этом оба противоположные свойства навыка должны рассматриваться в их единстве, являясь выражением двух характерных черт системной деятельности коры головного мозга - динамичности и стереотипности. Динамичность системы корковых нервных процессов (как и самого навыка) выражается в ее подвижности, способности меняться и переделываться в соответствии с изменяющимися условиями и вместе с тем в по- стоянной склонности к объединению, к систематизации нервных процессов.

Одним из проявлений устойчивости навыка является его вариа- ционность. Природа вариационности кроется в ее приспособительной функции и применительно к навыку означает приспособление навыка к различным видоизменениям задач и условий его выполнения. Ва-риационность свойственна сформировавшемуся навыку, поскольку

47 прочно сложившийся динамический стереотип более гибко реагирует на изменения внешней среды, чем слабо выработанный. Эта приспособляемость обеспечивается за счет ранее возникшей и продолжающей развиваться дальше сложной системы условных рефлексов. Определенное их сочетание, проявившееся в данный момент исходя из изменившихся условий задачи действия - это и есть конкретный вариант проявления того или иного навыка у определенного лица.

Длительно текущие нервные процессы, лежащие в основе меха- низма динамического стереотипа, имеют черты доминантных (преобладающих) состояний и характеризуются склонностью к повторному воспроизведению1. Благодаря этим свойствам нервных процессов наш организм вне зависимости от сознания при решении возникшей перед ним задачи из всего арсенала имеющихся у него навыков выбирает именно тот, который ранее в такой же точно ситуации приводил к положительному результату. И если навык выработан, достаточно предъявить условные раздражители лишь первых рефлексов, чтобы точно воспроизвелась вся цепь процессов. В случае повторения ситуации результат будет аналогичным. Это свойство навыка становится особенно важным при проведении следственного эксперимента по установлению у обвиняемого того или иного навыка.

Отображение - это свойство, в силу которого одни объекты и явления материального мира отображаются на других. Отражение присуще все материи, оно обычно определяется как взаимодействие материальных тел и процессов или как результат этого взаимодействия. Навык - один из материальных процессов действительности и как таковой находится в связи и взаимообусловленности с другими про-

См.: Муравьева Н.П. Условнорефлекторные стереотипы в норме и патологии. М., 1976. С.175-176.

48 цессами, событиями и явлениями, отражается в них и сам выступает отражением каких-то процессов. Судить о содержании навыка мы можем по тем изменениям в окружающей среде, которые произошли в результате его взаимодействия с другими явлениями и объектами материального мира.

Навыки в конечном итоге проявляются во внешнем мире в виде различного рода движений мышц - в первую очередь, конечностей (рук, ног), корпуса человека, органов речи, участвующих в образовании звуков и т.д. И эта способность навыков внешне проявляться через мышечные движения и является основой для возникновения различных форм материальной и идеальной фиксации их особенностей, например, в виде дорожки следов ног, текста рукописи, записи голоса на магнитофонной ленте, мысленного образа в памяти очевидцев.

Навыковые свойства личности фиксированно отображаются на предметах материального мира не прямо, а опосредствованно. Это объясняется тем, что навыковые действия как определенная система временных условных связей нервных клеток коры головного мозга представляют собой заготовленную нашим сознанием программу ответной реакции на раздражители внешней и внутренней среды. Поэтому навыки не могут сами непосредственно отображаться на материальных телах, а поддаются восприятию и изучению окружающих лишь тогда, когда применяются для осуществления заложенных в них действий.

Таким образом, материальное и идеальное отображение навыков - это проявление соответствующих психических, соматических и других свойств личности в навыковых действиях индивида, которые при определенных условиях могут быть источниками необходимой для следствия и суда информации о личности преступника.

Значение использования навыков и привычек в криминалистике

49 велико и многообразно. Такие навыки, как письменно- двигательный, письменной речи и речевой, позволяют идентифицировать преступника по признакам почерка, письменной речи и голосу и решать различные диагностические задачи.

Криминалистические исследования С.Ш.Касимовой в области возможности установления личности по трудовым навыкам показали, что особенности, присущие трудовым навыкам конкретного лица, позволяют распознавать продукты труда разных работников1.

Даже сам факт установления (или отсутствия) у преступника некоторых навыков может иметь доказательственной значение.

Как показали исследования, навыки непосредственно участвуют в самом процессе осуществления преступления и во многом предо- пределяют способ его совершения. Свойства личности, отразившиеся в навыке, в свою очередь становятся источником информации о лице, применившим навык, например пол, возраст, телосложение, профессия, род занятий, образовательный и культурный уровень и т.д., что позволяет сузить круг подозреваемых лиц и установить преступника.

В 1991 году в г. Чебоксары возле берега р. Волги в воде в не- скольких местах и в различное время были обнаружены расчлененные руки и ноги, как позднее выяснилось при производстве судебно-медицинской экспертизы, принадлежащие одному мужчине и одной женщине. Характер расчленения трупов был одинаков и указывал, что убийца хорошо знаком с основами анатомии человека и владеет навыками разделывания туши - следы разруба конечностей были ровными, располагались в определенных местах и под определенным углом, к тому же разрубы во многих местах были произведены за один-

1 См.: Касимова С.Ш. О некоторых возможностях установления личности по трудовым навыкам//Труды ВНИИОП, 1967. N 10. С.28-33.

50 два удара топора. Вскоре под подозрение попал некий В., проживающий в частном секторе и занимающийся разведением и разделыванием свиней у себя во дворе для продажи на рынке. При осмотре принадлежащих ему подсобных помещений и дома были обнаружены неопровержимые доказательства, уличающие В. в совершении убийства. Как выяснилось, оно было совершено на почве ревности1.

Навыки рассматриваются в качестве наиболее важных психоло- гических качеств, с помощью которых можно попытаться установить личность преступника или погибшего (умершего). На возможный род занятий, профессии, место работы, учебы и т.д. могут указывать профессиональные признаки, возникающие у лиц некоторых специальностей в процессе постоянной трудовой деятельности в виде характерных изменений организма или отдельных частей тела, например, сломанный нос - бывший боксер, следы ожогов на лице - сварщик, химик или металлург2.

В практике существует группировка уголовных дел по способу совершения преступлений, проводимая на основании данных, отраженных в протоколах следственных действий. Отбор уголовных дел и объединение их в одно производство производятся в случаях индивидуализации криминалистической характеристики преступлений, одним из главных и устойчивых элементов которой является навык совершения преступных действий3. Проявляясь в способе совершения преступления, он связывает между собой такие элементы характеристики, как предмет посягательства, обстановку происшествия, средст-

Из личной практики автора.

2 См.: Торбин Ю.Г. Освидетельствование на предварительном следствии. Минск, 1983. СП, 23; Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розы скной информации о личности погибшего (умершего). М., 1988. С.36-38.

3 См.: Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершен ных одними и теми же лицами. Воронеж, 1992.

51 ва, используемые при совершении преступлений, и т.д., становясь неповторимым в осуществлении преступлений одним лицом.

В 1978-1980 годах в г. Смоленске и прилегающих к нему районах было совершено более 20 разбойных нападений на женщин, со- провождавшихся изнасилованием, ограблением и убийством. Преступления совершались в безлюдных местах, вблизи проходивших автотрасс. Изучение и анализ материалов осмотров мест происшествий, характер телесных повреждений у потерпевших и допрос оставшихся в живых женщин позволили по каждому делу воспроизвести целостную структуру материальной обстановки происшествия. Это дало возможность, с учетом результатов заключения экспертиз, выдвинуть версию о совершении преступлений одним и тем же лицом. В связи с этим уголовные дела были соединены в одно производство.

Обобщение всей имеющейся информации по уголовным делам позволило составить исходные данные о преступнике: мужчина лет сорока, с четвертой группой крови, по характеру дерзкий, вероятно судимый, имеющий доступ к транспорту и разъездной характер работы. По таким характеристикам с апреля по июнь 1981 г. было проверено несколько тысяч человек. Изучены приостановленные уголовные дела и отказные материалы по Смоленской области с 1975 г. по жалобам о преступлениях против женщин. Тщательная и планомерная проверка позволила выйти на некоторого С, проживающего в Смоленске, шофера автобазы, ранее судимого, освободившегося в 1978 г. При проверке его путевых листов обнаружилось, что ряд маршрутов его совпал по месту и времени с обстоятельствами преступлений1.

Использование навыков в криминалистике может иметь и так- тическое значение, например, при производстве обыска. Место для

1 См.: Указ. соч.. С.63-65.

52 укрытия нередко выбирается под влиянием динамического стереотипа личности, обуславливающего связь между важным для нее предметами и местом их хранения. Поэтому разыскиваемые объекты можно обнаружить там, где лицо, подвергнутое обыску, хранит наиболее важные предметы и документы.

Из практики известно также, что преступники иногда при обо- рудовании тайников используют свои профессиональные или иные навыки. Так, каменщики замуровывают ценности и другие предметы в каменных стенах, печники - в печах и дымоходах, сантехники - в водопроводной, отопительной или канализационной системах, столяры - в мебели и деревянных частях помещений и т.д. Например, установив, что обвиняемый увлекается пчеловодством, и правильно оценив эти данные, следователь предположил, что тайник находится в одном из ульев. Его версия в дальнейшем подтвердилась1. Однако взаимосвязь между профессией и местом укрытия объектов, интересующих следствие, не является обязательной.

В некоторых случаях данные о навыках преступника необходимо учитывать при выборе тактики проведения следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и задержании преступника. Например, в ситуациях, связанных с захватом заложников, если преступник умело использует средства специальной связи, нужно постараться обеспечить надежную защиту от прослушивания им оперативной информации, поскольку это может сорвать процесс переговоров2.

Привычки, в отличие от навыков, активного участия в самом преступном действии не принимают. Но значение привычек нельзя недооценивать. Индивидуальность и своеобразие привычек, непроиз-

1 См.: Закатов А.А., Ямпольский А.Е. Обыск. Волгоград, 1983. С.36.

2 См.: Психологическое обеспечение специальных операций органов внут ренних дел по освобождению заложников. М., 1995. С.72-73.

53 вольный характер их проявления, придают большое криминалистическое значение их отображениям.

Привычки во многих случаях проявляются одновременно с на- выками и дополняют сознательные действия, определяя в той или иной степени характер и механизм действий преступника. А такие, например, как привычка к праздному образу жизни, алкоголю, противоестественному удовлетворению половой страсти, не только обуславливают способ, но и в некоторых случаях могут формировать мотив преступления, являясь своеобразным побудительным толчком при реализации преступниками своих замыслов, к примеру, кража из аптеки наркотических веществ лицом, являющимся наркоманом.

Привычки по-разному влияют на способ совершения преступления - под их воздействием может быть определено время и место совершения преступления, распределены обязанности между соучастниками, применено одно и то же орудие и т.п.

Обладая способностью непроизвольно или под влиянием по- требностей проявляться в любой момент, привычки естественно могут выявиться у преступника и при совершении им преступления. И каждая привычка, представляя собой во внешнем проявлении характерные свойства личности, может иметь различные индивидуальные формы выражения, что впоследствии может помочь индивидуализировать преступника.

Так, при осмотре места происшествия по факту квартирной кражи в одном из домов г. Ташкента было обнаружено несколько окурков папирос “Беломорканал”. Один из них имел на поверхности мундштука следы прикуса зубами, у трех - мундштуки были сжаты, еще у двух - укорочены и сильно смочены слюной. В результате сопоставления окурков, обнаруженных на месте происшествия, с образцами окурков, изъятых у подозреваемых, экспертом было высказано

54 предположение, что по признакам особенностей привычек курения одну из папирос выкурил подозреваемый Р., три (с однотипными признаками) - X. и две остальные - Ф. После предъявления подозреваемым всех собранных по делу доказательств они признали себя виновными в совершении данного преступления1.

Ценную помощь в установлении некоторых обстоятельств и выдвижении версий могут оказать и привычки потерпевшего. Так, знание преступником привычек и образа жизни жертвы нередко выражается в выбранном месте и времени преступления (например, преступник сидел в засаде на дороге, по которой потерпевший обычно возвращался домой с работы), или выяснение следователем привычек потерпевшего может пролить свет на картину происшедшего.

При осмотре избушки, в которой был найден убитым старик, обращали на себя внимание следующие обстоятельства. Убитый лежал в сенях в нижнем белье. Запиравшаяся изнутри на массивный крюк дверь, как и сам крюк, повреждений не имели. Рядом с трупом находилась погасшая свечка. Участвовавшие в осмотре понятые характеризовали соседа как замкнутого, трусливого человека и рассказали, что он незнакомым людям с наступлением темноты никогда не открывал дверей. Обстановка же места происшествия указывала на то, что старик, видимо, сам открыл дверь убийце, которого он, несомненно, знал2.

Таким образом, изучение и использование криминалистически значимой информации о навыках и привычках человека, получаемой при раскрытии и расследовании преступлений, имеют доказательственное, розыскное и тактическое значение.

См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., 1968. С.112-113.

2 См.: Попов В.И. Осмотр места происшествия. М., 1959. С.180-181.

55

1.3. Источники криминалистически значимой информации о навыках и привычках человека

Раскрытие и расследование преступлений так или иначе связаны с исследованием разнообразных форм взаимодействия человека с материальной средой. Познание события преступления предполагает, прежде всего, изучение личности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, как обладающих совокупностью физических, психологических и социальных свойств, одними из которых являются навыки и привычки. Отображаясь вовне, они образуют источники криминалистически значимой информации в виде различных материальных и идеальных следов.

Г.А.Самойлов, рассматривая навыки человека как одно из свойств личности, проявляющихся при совершении преступлений, указал лишь на узкую группу источников - материальные следы- отображения:

а) письмо,

б) дорожка следов ног,

в) продукты труда, т.е. конкретной работы,

г) способ совершения преступления1.

Анализируя случаи из следственной и экспертной практики можно утверждать, что это далеко не полный перечень источников сведений о навыках человека. Он гораздо шире. Знание форм и механизма отображения навыков и привычек человека в окружающей среде, умение извлекать нужную информацию из образуемых следов -одно из условий успешного расследования преступлений. Итак, рассмотрим источники криминалистически значимой информации о навыках и привычках человека.

См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., 1968.

56

Нам представляется более удобным и целесообразным класси- фицировать источники информации о навыках и привычках человека на виды в зависимости от их характера и формы отображения. Разберем вначале ситуации, когда лицо, совершившее преступление, не установлено.

Первую большую группу источников данных о навыках и при- вычках неизвестного преступника образуют их материально фиксированные проявления.

К этой группе относятся:

а). Различные следы, возникающие вследствие выражения преступником своих навыков и привычек, - следы взлома, дорожка следов ног, рукописные и печатные тексты, фонограммы звуковой речи, следы курения, причиненные телесные повреждения и т.д.

Одни из них позволяют идентифицировать преступника, опре- делить профессиональную принадлежность и степень владения навыком, другие судить о наличии у человека определенных привычек и т.д.. Так, по следам взлома о профессиональных навыках преступника возможно судить в случаях, когда удается установить видовую принадлежность инструмента, оставившего след, или воссоздать по ним картину действий, отличающихся специфически профессиональными чертами. Это может выразиться в оптимальных приемах пользования орудиями, в определенной профессиональной особенности воздействия на материал преграды - металл, древесину, камень, кирпич и т.д., также выборе преступником наиболее “уязвимого” места разрушения или повреждения преграды с учетом ее материала и конструкции.

Изучение дорожки следов ног помогает не только установить отдельные анатомические особенности ходьбы преступника, но и выдвинуть версии о некоторых обусловленных профессией отклонениях в походке человека. Ряд профессий требует от человека особенной ус-

57 тойчивости, равновесия (моряки, грузчики и др.), или строгого ограничения колебаний (отклонений) центра тяжести при ходьбе (плотники, каменщики), или, наконец, длительного сохранения определенного положения ног (кавалеристы). Все эти особенности сказываются на элементах дорожки следов ног. Моряки, например, длительное время находятся на корабле, который перемещается одновременно в горизонтальном и вертикальном направлениях, а это заставляет их ставить ноги для большей устойчивости шире, а ступни параллельно. Такая постановка стоп становится настолько привычной, что моряки и на суше продолжают ходить таким же образом, как и на корабле.

Письменно-двигательные навыки и навыки письменной речи, отображающиеся в письме, позволяют использовать их для получения личностной информации о человеке (профессии, возрасте, национальности, районе проживания и др.) и его отождествления.

По имеющимся повреждениям на трупе или теле потерпевшего возможно определить наличие у преступников спортивных навыков1. Повреждения надбровных дуг и переломы челюсти, носа характерны для ударов, наносимых боксерами, разрывы внутренних органов без повреждений наружных тканей - для ударов специалистов в дальневосточных единоборствах. Удушение в основном не пальцами, а предплечьем и плечом, а также складками одежды, свойственны специалистам дзю-до, а разрывы ахиллесова сухожилия, связок коленных и бедренных суставов - самбистам.

Привести исчерпывающий перечень следов, образуемых вслед- ствие выражения человеком своих навыков и привычек вряд ли возможно из-за их многообразия. На наш взгляд, главное суметь усмот-

См.: Плескачевский В.М. Установление наличия некоторых специфических навыков у участников преступных групп//Проблемы борьбы с организованной преступностью. Мн., 1991. С.104-108.

58 реть в следах проявление навыковых и привычных действий человека. Иллюстрацией тому служит следующий пример.

В г. Чебоксары на месте происшествия возле убитой женщины в ее квартире была обнаружена пустая бутылочка из-под уксусной пи- щевой 70 % кислоты. На губах, во рту и на шее трупа судебно- медицинский эксперт констатировал ожоги, причиненные кислотой. Наружная поверхность бутылки была тщательно протерта, ввиду чего следов рук на ней обнаружить не удалось. Судя по обстановке в квартире убитая была знакома с преступником (дверь не взломана, на кухонном столе находились остатки пищи). Вероятнее всего, преступник пытался имитировать самоубийство, насильно пытаясь влить в рот женщины уксусную кислоту. Когда это ему не удалось, он задушил ее руками, о чем свидетельствовали следы на шее трупа.

Среди прочих предметов вещной обстановки места происшествия пристальное внимание было обращено на пластмассовую пробку от бутылки из-под уксусной кислоты, находившуюся среди одежды убитой. На пробке виднелись динамические и статические следы зубов, по расположению и характеру которых можно было предположить, что она вскрыта привычным выработанным движением с помощью зубов. План оперативно-розыскных мероприятий был составлен с учетом, что убийство мог совершить преступник, ранее знакомый с убитой и имеющий привычку откупоривать бутылки с помощью зубов. Такой человек был найден. При проведении следственного эксперимента ему было предложено вскрыть бутылки с вином, закрывающиеся аналогичными пластмассовыми пробками. Подозреваемый без особых усилий вскрыл зубами все представленные бутылки. Как оказалось впоследствии, при снятии слепков с зубов подозре- ваемого, так легко вскрывать пробки ему удавалось из-за строения зубного аппарата. С нижней левой стороны между зубами располага-

59 лась выщерблина, благодаря которой зубы крепко цеплялись за края пробки и не срывались при откупоривании. Проведенными трасоло-гическими исследованиями преступник был изобличен1.

б). Различные предметы и изделия (продукты труда), появление которых обусловлено наличием у изготовителя определенных навыков и привычек. К ним можно отнести самодельные взрывные устройства, самодельно снаряженные охотничьи патроны, изго- товленные огнестрельное и холодное оружие, кустарно пошитые вещи, поддельные документы и денежные знаки и т.д. Например, обнаруженное на месте происшествия самодельное холодное или огнестрельное оружие позволяет вынести суждение о наличии у неизвестного преступника или у кого-то из его связей навыков обработки металлов, доступе его к определенным станкам, инструментам, материалам.

Установление факта изготовления поддельных монет гальвани- ческим путем ориентирует работников милиции на поиск фальшивомонетчиков среди лиц, обладающих определенными познаниями в области электролиза, гальванопластики.

Поддельные монеты, изготовленные путем штамповки из твердых, тугоплавких металлов и сплавов, чаще всего изготавливаются лицами, имеющими доступ на промышленные предприятия, в условиях мастерских, где имеются прессы, токарные станки и другое оборудование. Наибольший успех в этом случае дает поиск среди слесарей, токарей, механиков, работающих на промышленных предприятиях, в ремонтных мастерских.

Особое внимание при розыске следует обращать на художников, граверов, если установлено, что оттиск печати в документе вы-

1 См.: Уг. дело № 42001 - 96 г., Калининский районный суд г. Чебоксары.

60 полнен способом рисования.

В криминалистической литературе описано немало случаев, когда изучение веревок и шнуров с завязанными на них узлами и петля- ми позволяло следствию обнаружить и разоблачить преступника. Наиболее информативными являются узлы и петли, завязанные профессиональным способом, - морские, рыбацкие, пожарные и др. Профессиональные способы завязывания узлов отличаются особой сложностью переплетений и требуют от исполнителя основательной тренировки и выработки устойчивого навыка.

Необходимо помнить, что изготовление некоторых предметов, также их производство и подделка, по действующему законодательству образуют состав преступления и влекут за собой уголовную ответственность (ст. ст. 138 п.З, 181, 186, 187, 223, 228, 233, 234, 242, 273, 326, 327 УК РФ). А потому, как такие действия обязательно включают в себя определенные навыки обвиняемого (подозреваемого) лица, последние при расследовании уголовных дел данной категории должны быть подвергнуты тщательному исследованию.

в). Обстановка места происшествия представляет большие возможности по установлению навыков и привычек преступника, которые могут отражаться в выборе лицом способа преодоления преград, орудий преступлений, в механизме преступления и т.д. На трупе изнасилованной и убитой женщины были обнаружены пятна, оказавшиеся мазутом. Недалеко от места нахождения трупа имелись следы автомашины. Следователь выдвинул предположение о том, что преступник владеет навыком вождения автомобиля и может быть шофером по профессии, что подтвердилось в процессе расследования1.

См.: Глазырин Ф.В. Осмотр места происшествия как источник получения информации о личности преступникаУ/Труды ВШ МВД СССР. 1972. Вып.34. С.96.

61

Вторую группу источников о навыках и привычках неизвестного преступника составляют идеальные следы - мысленные образы, отобразившиеся в памяти очевидцев - потерпевшего, свидетеля. В следственной и оперативной практике нередко для розыска и отождествления преступников используют мысленные образы походки, речи, жестикуляции, запомненные очевидцем. Так, по делу об ограблении универмага свидетели показали, что грабителя отличают вежливость в обращении, книжные обороты речи, театральные жесты. Все это в совокупности дало возможность выдвинуть версию о причастности к ограблению приехавших на гастроли артистов, которая при проверке полностью подтвердилась1.

Из практики раскрытия и расследования преступлений следст- венного управления МВД Чувашской Республики известен случай, когда в качестве идеальной информации был использован запечат- ленный в памяти потерпевшего мысленный образ спортивного навыка преступника. Ограблению девушки попытался воспрепятствовать молодой человек, проходивший поблизости. Но он неожиданно был повален грабителем на землю двумя ударами кулаков в голову. Удары были настолько профессиональны, что потерпевший не успел среагировать и упал без сознания. По просьбе следователя потерпевший повторил эти удары при тренере по боксу, на что последний заметил, что так мог ударить человек, долгое время занимающийся боксом. Таким образом, круг подозреваемых сильно сузился и в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий преступник был найден. Им оказался мастер спорта по боксу.

Способ совершения преступления зачастую содержит инфор-

См.: Шматов М.А. Расследование насильственных завладений государст- венными и общественными денежными средствами, совершенных организован- ной группой лиц. Волгоград, 1987. С.32.

62 мацию о сложившихся преступных или иных навыках и привычках неустановленного лица. Под их воздействием может быть определено время и место совершения преступления, распределены обязанности между соучастниками и т.д.

Например, группа преступников в составе трех человек совершали кражи из домов частного сектора города. Причем, эти кражи они осуществляли только днем и в помещение проникали чаще всего через окна, рамы которых вынимались. Такие условия преступники считали наиболее привычными и удобными. Их навыки осуществления преступных действий проявлялись в тех “рабочих” операциях, с помощью которых они извлекали рамы из проемов окон (перекус пассатижами гвоздей, которые удерживали раму, отжим ее от косяков с помощью долота ), затем вставляли их на место, взламывали изнутри запорные устройства входных дверей, через которые уходили с похищенными вещами. Привычки же в какой-то степени оказали влияние на выбор ими времени совершения преступлений (они действовали, по их мнению, в безопасное и привычное для них время - с 10 до 12 часов дня), на совершение его группой в определенном составе и при обычном для них разделении обязанностей1.

Объект преступного посягательства также может содержать определенную информацию о навыках и привычках преступника. Например, при совершении таких видов преступлений, как убийство, изнасилование злоумышленник выбирает извращенные формы обращения с жертвой, обусловленные привычкой к противоестественному удовлетворению половой страсти. Имущество, как объект преступного посягательства, также может указывать на наличие у преступника

1 См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., 1968.С.109.

63 навыков и привычек. При краже спиртных напитков из домов, магазинов, складов естественно предполагать, что лицо имеет привычку к алкоголю; наркотических средств из больниц, аптек - привычку к наркотикам. При угоне автомобилей преступник непременно должен уметь управлять этим транспортным средством, при краже со склада наиболее дефицитных специальных инструментов вероятнее всего при розыске обращать внимание на людей той профессии, в которой применяется этот инструмент, и т.п.

Многие навыки и привычки человека так или иначе связаны с использованием орудий, средств, материалов, веществ, предметов, специальной одежды, без которых была бы невозможной сама деятельность. Поэтому их также следует отнести к источникам информации о навыковых и привычных действиях преступника. Условно эту группу можно назвать “предметы, сопутствующие навыкам и привычкам”. О владении определенными профессиональными навыками можно судить по оставляемым иногда преступниками на месте происшествия или недалеко от него (также обнаруженным при обыске) орудиям взлома. В некоторых случаях даже широко распространенные инструменты могут иметь особенности, характерные для применения людьми определенных специальностей: наличие, форма и размеры отдельных частей орудий и инструментов, характерные особенности заточки, местоположение, количество, вид повреждений и других дефектов рабочей части и т.п.

О занятии подозреваемого лица квартирными кражами (конкретно о владении им навыками вскрытия замков) могут свидетельст- вовать обнаруженные при его обыске специально “воровские” инструменты: связки ключей или заготовки для них, небольшие металлические рычаги, узкие длинные пластины с насечками, напоминающими вырезы на ключах, некоторые другие предметы.

64

Умение владеть орудием и специфика его применения позволяют судить об индивидуальных особенностях действовавшего лица, его психических и физических свойствах, роде занятий или профессии.

На берегу моря был обнаружен труп неизвестного мужчины без одежды с многочисленными резанными ранами, нанесенными остро режущим орудием, а на некотором расстоянии от трупа бритва со следами крови на лезвии и одежда с пятнами, похожими на кровяные. В результате лабораторного исследования вещественных доказательств выявилось, что на бритве, обнаруженной на месте происшествия, имеются следы крови человека, совпадающие с группой крови убитого. Кроме того , эксперт обратил внимание на большое количество коротких волос между щечками рукоятки бритвы и установил, что все они человеческие, но различны между собой по цвету, толщине, длине и внутреннему строению мозгового слоя. Эти данные позволили сделать вывод, что бритва использовалась парикмахером в его работе, и указывали на возможную профессию убийцы. Один из подозреваемых в этом преступлении, некий К., оказался парикмахером, который под давлением улик сознался в совершении убийства гражданина М. с целью ограбления и назвал соучастников1.

Кроме того, для выдвижения версии о профессиональных или иных навыках человека могут широко использоваться результаты изучения обнаруженных:

  • предметов специальной одежды (специальные ботинки и за- щитный щиток для сварщика, акваланг для водолазов и т.д.),
  • одежды с внедрившимися в них веществами, обусловленными
  • См.: Сборник примеров применения научно-технических методов и средств для раскрытия преступлений. М, 1957. С.73.

65 спецификой профессии, при обучении которой приобретен навык (частицы горюче-смазочных материалов для одежды водителей, автомехаников и т.д.),

  • материалов и веществ, используемых в узкой области произ- водственной деятельности человека при создании какого-либо изделия, (фальшивые металлические рубли, отлитые из металла, используемого для изготовления искусственных зубов, указывают на возможную причастность к преступлению зубного техника и т.д.).

Некоторые предметы могут указывать на наличие у человека соответствующих привычек, как то, курительная трубка, четки, маникюрный и педикюрный наборы и т.д.

В процессе постоянно повторяющихся одних и тех же движений у лиц некоторых профессий могут возникать характерные изме- нения организма или отдельных частей тела, которые свидетель- ствуют в ряде случаев о механизме их образования, что позволяет предположить наличие у лица определенных навыков.

По степени развития мускулатуры, телосложения можно опре- делить, занимался ли человек умственным или физическим трудом. Больше всего информации можно получить в результате исследования кожи ладони и пальцев рук, в частности мозолей, рубцов, шрамов. В литературе приводятся данные о наиболее типичных изменениях кожного покрова рук у лиц различных профессий1.

У каменщиков гладкие кончики пальцев левой руки и мозоль на указательном пальце правой от мастерка.

У портных на внутренней стороне последнего сустава указа-

1 См.: Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной ин- формации о личности погибшего (умершего). М., 1988. С.36-38; Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. М., 1986.С. 30-32.

66

тельного пальца левой руки образуются точечные углубления от уколов иглой (такие же повреждения наблюдаются у женщин, занимающихся вышиванием и у сапожников).

У поваров наблюдается сильно выраженное мозолистое образо- вание на основной фаланге указательного пальца правой руки, проявляющееся в связи с постоянным контактом этого участка руки с обухом ножа.

Если работа человека связана с необходимостью частого обра- щения с острыми предметами (кровельщики, стекольщики), то на руках могут образовываться рубцы в виде прямых линий, расположенных по всей поверхности кисти. У газосварщиков, которые работают с ацетиленовыми генераторами, на кончиках пальцев часто располагаются рубцы от ожогов, возникающих от контакта с негашеной известью, образующейся при попадании воды на карбид кальция.

У лиц, которые на производстве постоянно имеют контакт с ка- кими-либо химическими веществами или физическими факторами, можно выявить специфические изменения. Так, у шахтеров частички угольной пыли внедряются в кожу лица, они имеют темный цвет и могут образовывать “линейные” татуировки1.

Запах, исходящий от одежды или от тела, также может оказать существенную помощь в определении навыков и привычек. Харак- терный запах бензина или солярки ощущается от шоферов и трактористов, запах табака - от курящих. У курильщиков сигарет и трубок, кроме того, можно отметить пожелтение кожи на пальцах рук и темный налет на зубах от никотина.

О наличии вредных привычек можно судить по таким измене-

1 См.: Артомонова В.Г., Шаталов Н.Н. Профессиональные болезни. М., 1982.

67 ниям, как обгрызанные, неровные края ногтей - привычка грызть ногти, лицо синюшного цвета с прожилками - привычка к спиртным напиткам, бледные кожные покровы - привычка к наркотикам и т.д.

На возможный род занятий могут указывать и перенесенные травмы, характерные для определенных спортивных специальностей, например, сломанный нос - для боксеров, поврежденное ухо - для борцов и т.д.1.

В 1992 году на одной из свалок в г. Чебоксары был обнаружен разложившийся труп неизвестного мужчины. Разлом костей свода черепа указывал на причину смерти - удар острым предметом по голове, вероятно, топором. Опознать труп по лицу было невозможно. Но судебный медик при исследовании останков отметил следующую особенность - нос несколько раз был сломан. Поэтому с целью установления личности потерпевшего среди остальных была проверена версия, что погибший ранее занимался боксом, которая дала положительный результат - им оказался уже как три месяца числившийся пропавшим без вести бывший чемпион страны по боксу некий В. Это обстоятельство способствовало раскрытию преступления - сомнительным для оперативных работников показался тот факт, что труп с первого раза не смогла опознать супруга В., хотя ей были представлены еще и сохранившиеся остатки нательного белья и одежды ее мужа. Только со второго раза, когда версия оперативно-следственной группы была подтверждена стоматологическим и судебно- медицинским исследованием (из физкультурного диспансера была поднята карточка потерпевшего), жена опознала своего бывшего супруга. Этот факт объяснялся тем, что она сама являлась организатором убийства и ре-

1 См.: Франке К. Спортивная травматология.: Пер. с нем. М., 1981.

68 шила скрыть, что узнала его при первом опознании в морге1.

Многообразие всех выявляемых профессиональных изменений трудно описать подробно, да и вряд ли это целесообразно. Представляется более важным еще раз обратить внимание на необходимость тщательного осмотра всей кожной поверхности, а иногда и состояния костного строения человека (трупа) с целью выявления профессиональных признаков. Установить же взаимосвязь выявленных особенностей с производственной или иной деятельностью в любом случае можно с помощью привлечения необходимых специалистов (например, специалистов в области профессиональной дерматологии или спортивного травматизма и др.).

В случае установления лица, совершившего преступление, объем сведений о присущих ему навыках и привычках может быть уве- личен за счет других источников информации, какими являются и показания самого подозреваемого (обвиняемого). Например, в своем признании он может правдиво рассказать о том, где, как научился вскрывать замки, раскрыть особенности подготовки и совершения взлома. В случаях, когда преступление совершено несколькими лицами и не все они задержаны, сведения об их навыках и привычках со слов установленного подозреваемого также могут оказать существенную помощь при их последующем разоблачении.

В процессе общения с обвиняемым (подозреваемым) лицом при допросе или беседе в непринужденной обстановке в его поведении могут проявиться характерные навыки и привычки. Поэтому результаты наблюдения за поведением обвиняемого (подозреваемого) также необходимо отнести к источникам информации о навыковых свойствах личности.

Из личной практики автора.

69

Разносторонние сведения о личности подозреваемого (обви- няемого), его навыках и привычках имеется возможность получить из показаний лиц, знающих его по совместной работе или учебе, а также родственников, соседей, друзей обвиняемого (подозреваемого), которые могут содержать данные о его производственной, спортивной деятельности или учебе, отношении к труду, проявленных способностях и умениях, положительных и отрицательных интересах и наклонностях и т.д.

Следующую группу данных, характеризующих навыки и при- вычки человека, образуют различного рода документы анкетно- биографического характера-, автобиографии, служебные характеристики, дипломы об окончании учебного заведения или курсов, грамоты за достигнутые достижения в труде и спорте, квалификационные книжки, кино, фото, видеодокументы. Из этих документов можно почерпнуть информацию о том, специалистом в какой области и в какой степени является интересующее следствие лицо.

Нельзя забывать об использовании документации медицинских, спортивных, военных организаций. Например, из их содержания можно установить, что при прохождении срочной службы в отря- де специального назначения подозреваемый по уголовному делу был хорошо знаком с основами взрывного дела или состоял в снайперской группе, что в последствии нашло отражение в выбранном им способе совершения преступления.

Сведения о навыках и привычках человека, как элементе кри- миналистической характеристики преступления, могут быть получены также следователем, оперативным работником путем изучения архивных и находящихся в производстве уголовных дел, по которым установлены лица, совершившие преступления (либо способ совершения преступления). Анализу должны быть подвергнуты про-

70 токолы следственных действий вместе с заключениями специалистов и экспертов.

Ценная информация о навыках и привычках преступника может быть получена из криминалистических и оперативно-справочных учетов, содержащих данные о признаках регистрируемых лиц и способов совершения преступлений (более подробно об этом см. пар. 2.4).

Источниками данных о навыках и привычках преступника могут стать результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий (разведывательного опроса, негласного осмотра и др.).

Подытоживая изложенное в первой главе, можно сделать сле- дующие краткие выводы:

  1. Навыки и привычки человека, будучи элементами его дея- тельности, являются характерными проявлениями свойств личности.
  2. Навык - это образующийся в результате упражнения автома- тизированный компонент сознательной деятельности человека, не требующий сознательного контроля и обусловленный образованием в коре головного мозга динамического стереотипа.
  3. В криминалистике различают “универсальные” высокоавто- матизированные навыки, присущие большинству людей, и в зависимости от функционального назначения они подразделяются на: навыки письма, речи, ходьбы (бега), мышления. В зависимости от сферы и рода деятельности навыки подразделяются на следующие группы: профессиональные (трудовые), спортивные, преступные, бытовые навыки поведения и связанные с увлечением или любительским занятием человека.
  4. Привычки - это навыки, действия или черты человеческого поведения, ставшие потребностями.
  5. Привычки бывают положительными (полезными), неумест-

71 ными или отрицательными (вредными) и в зависимости от сферы и рода деятельности различаются на профессиональные (трудовые), бытовые, санитарно-гигиенические, антигигиенические, нравственные, умственные, привычки поведения.

  1. Навыки и привычки человека обладают такими свойствами как индивидуальность, относительная устойчивость, склонность к по- вторному воспроизведению, способность к отображению, что позволяет использовать их в качестве источников криминалистической информации в целях раскрытия и расследования преступлений.
  2. Источниками сведений о навыках и привычках интересующего следствие лица могут стать их материально-фиксированные и иде- альные отображения; способ совершения преступления; объект преступного посягательства; сопутствующие навыкам и привычкам предметы; изменения организма или отдельных частей тела; показания обвиняемого (подозреваемого) и его знакомых; результаты наблюдения за поведением обвиняемого (подозреваемого) и проведения оперативно-розыскных мероприятий; документация анкетно-биографического характера, медицинских, спортивных, военных и других организаций; архивные и находящиеся в производстве уголовные дела; криминалистические и оперативно-справочные учеты.
  3. Материальные и идеальные отображения навыков и привычек служат источником криминалистической информации об особен- ностях свойств личности преступника (или других лиц) и имеют доказательственное, розыскное и тактическое значение.

72

ГЛАВА 2. Собирание, исследование, оценка и

использование криминалистически значимой

информации о навыках и привычках человека в

процессе расследования преступлений

Информация о признаках и свойствах личности преступника имеет исключительно важное значение для своевременного раскрытия преступления. Поэтому уже с момента получения сообщения о совершенном преступлении перед органами внутренних дел возникает задача активного сбора и использования сведений о предполагаемом правонарушителе.

Получение и обработка этих данных в разнообразных формах осуществляются на протяжении всей деятельности следователя по расследованию преступления. Сведения о признаках и свойствах интересующего следствие лица могут быть установлены при осмотре места происшествия, проведении обыска, освидетельствования, других следственных действий, оперативно- розыскных мероприятий, а также из заключений криминалистических и судебных экспертиз, криминалистических и оперативно-справочных учетов. Полученная информация из вышеназванных источников служит целям розыска и идентификации преступника, выяснения иных обстоятельств дела.

Как было отмечено в 1 -й главе, навыки и привычки, являясь не- пременными компонентами человеческой деятельности, нередко проявляются при совершении преступлений и становятся объектами криминалистических исследований, о чем свидетельствует анализ следственной и судебной практики. В совокупности с другими доказательствами они позволяют устанавливать многие важные детали преступного события и подлежат собиранию, исследованию, оценке и использованию в процессе расследования. Эти вопросы и станут предметом обсуждения во 2-й главе.

73

2.1. Анализ практики изучения навыков и привычек преступника на предварительном следствии

В рамках диссертационного исследования с целью изучения следственной практики использования навыков и привычек преступника в раскрытии и расследовании преступлений проведен анализ материалов архивных уголовных дел и заключений экспертиз. Было изучено более 400 законченных производством в 1996-1997 годах уголовных дел, находящихся в архивах пяти различных судов: Куже-нерского районного, Звениговского и Йошкар-Олинского городских судов Республики Марий Эл, Московского и Ленинского районных судов г. Чебоксары Чувашской Республики. Среди просмотренных выявлено 145 (36 %) дел, в которых в той или иной мере отражены сведения о навыках и привычках преступника, способствовавшие ус- тановлению истины по делу. В основном, это дела по обвинению в совершении преступлений против личности, собственности, общественной безопасности, порядка управления, здоровья населения и общественной нравственности (УК РФ):

  • ст. 105. Убийство - 1,
  • ст. 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - 5,
  • ст. 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью - 2, -ст.
    1. Кража- 56,
  • ст. 159. Мошенничество - 2,
  • ст. 161. Грабеж- 11,
  • ст. 162. Разбой - 4,
  • ст. 163. Вымогательство - 7,
  • ст. 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения - 10,
  • ст. 186. Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бу- маг - 4,

74

  • ст. 213. Хулиганство - 15,
  • ст. 222. Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, пе- ревозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых вещество и взрывных устройств - 4,
  • ст. 223. Незаконное изготовление оружия - 3,
  • ст. 228. Незаконное изготовление, приобретение, хранение, пере- возка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ- 12,
  • ст. 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств - 1,
  • ст. 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства - 1,
  • ст. 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных докумен- тов, государственных наград, штампов, печатей, бланков - 7.
  • Проявленные преступником навыки по роду и виду, степени сложности и сформированности довольно разнообразны. В большей степени это простые навыки, связанные с одной из сторон человеческой деятельности (65 %), остальные можно отнести к интегральным (сложным), состоящим из комплекса простых навыков, которые преимущественно сформировались в процессе подготовки или неоднократного совершения однородных преступлений.

Преступниками чаще (в 38 %) используются навыки, связанные с их профессиональной деятельностью (сварщика, специалиста по металлообработке, художника, гравера, крановщика, водителя транспортного средства и т.д.), которые были получены ими при обучении специальности в ВУЗе (6), средних технических учебных заведениях (14), профессионально-технических училищах (36). Это объясняется тем, что знание профессиональных тонкостей дела, умение быстро и качественно выполнять отдельные сложные действия и технические

75 операции облегчают преступнику совершение преступлений.

Например, в одной из деревень продолжительному совершению краж поросят с личного подворья граждан способствовало знание преступником анатомии и повадок животных. Бывший ветеринар днем незаметно проникал в сараи, в которых содержался домашний скот. Выбирал 6-7-ми месячных молодых поросят, тут же забивал их и разделывал, унося с собой лучшие мясные части. А чтобы поросята не визжали, кидал в ноздри горсть муки. Все это происходило в то время, когда хозяева находились дома. Кражи долго оставались нераскрытыми, пока преступника заметили выходящим из дома, где в очередной раз он оставил после себя тушу разделанного поросенка (уг. дело № 6582 - 96 г., Звениговский городской суд РМЭ).

Нередко при совершении насильственных преступлений зло- умышленники полагаются на свои спортивные навыки (10), приобретенные в основном при занятии боксом, борьбой, каратэ, кикбоксингом. Телесные повреждения, полученные потерпевшими в таких случаях, приводят к тяжелым последствиям для здоровья, иногда и к смерти.

В подвыпившем состоянии двое друзей, недавно вышедшие из мест лишения свободы, остановили “Жигули” и потребовали отвезти их за город. Водитель отказался, за что получил удар в сердце от мастера спорта по боксу, оказавшийся смертельным (уг. дело № 14186 -97 г., Ленинский районный суд г. Чебоксары ЧР).

Отмечены случаи проявления в действиях преступников навыков поведения, в частности, навыков грубого обращения с людьми, возникших вследствие отбывания лицом наказания за ранее совер- шенные преступления в местах лишения свободы (6).

В 13 случаях в процессе расследования были исследованы навыки функционального назначения - письменно-двигательный (6), ре-

76 чевой (4), походка (2).

Некоторые навыки преступников связаны с их увлечением или любительским занятием (12). Так, навыку вождения легкового автомобиля, многие обучались у своих родителей или друзей.

Особое внимание при изучении дел обращено на формирование преступных навыков (в 52 случаях, 36 %):

  • навык подделки подписей - 3,
  • навык подделки оттисков печатей, штампов - 4,
  • навык изготовления поддельных денежных знаков - 1,
  • навык взлома различных преград, препятствующих проникнове- нию к объекту преступного посягательства, и отпирания запирающих механизмов - 14,
  • навык изготовления самодельного холодного оружия - 3,
  • навык изготовления самодельного огнестрельного оружия - 3,
  • навык снятия охраняемого объекта с сигнализации - 2,
  • навык изготовления наркотических веществ - 15,
  • навык совершения преступных действий - 6.
  • Типичным примером простого преступного навыка является следующий. Обвиняемый в совершении краж лодочных моторов из металлических ящиков воспользовался несовершенством конструкции одного из видов навесных замков. Обладая познаниями в металловедении (токарь по профессии), он установил, что ригеля данных замков изготовлены из очень хрупкого металла. Используя монтажку, он резким определенным движением научился вырывать дужку из короба замка, ломая при этом ригель. С его слов, перед совершением первой кражи он даже купил два замка с целью тренировки техники взлома. Интересно, что несмотря на кажущуюся простоту движений обвиняемого, следователь, проводивший следственный эксперимент, решив попробовать, не смог взломать замок. Только после нескольких

77 попыток и подробного инструктажа обвиняемого, ему удалось это сделать (уг. дело № 6855 - 96 г., Звениговский городской суд РМЭ).

Сложные преступные навыки совершения преступных действий образуются в тех случаях, когда успех преступления в полной мере зависит от умения и согласованности действий преступника (преступников) на месте происшествия. Такие преступления, как правило, тщательно спланированы и подготовлены. Образование характерного преступного “почерка” наблюдается при совершении таких преступлений, как мошенничество, карманные и квартирные кражи. К примеру, действия одной из групп “карманников” отличались следующими особенностями. Двое членов группы, протиснувшись в переполненный троллейбус, начинали громко разговаривать и хохотать, привлекая к себе внимание окружающих. В это время их сообщница, стоя на последней лестничной площадке входа в троллейбус, разрезала сумочку женщины, которая оказывалась зажатой между ней и двумя ее сообщниками. На следующей остановке их поджидал четвертый член группы. Ему воровка незаметно и передавала кошелек с деньгами (уг. дело № 54633 - 96 г., Ленинский районный суд г. Чебоксары ЧР).

Отмечены также устойчивое проявление преступных навыков психически больных лиц, в результате которых ими совершаются опасные деяния одного и того же характера (2).

Источниками сведений о навыках и привычках лица, совер- шившего преступление, стали:

  • осмотр места происшествия (71),
  • показания потерпевшего, свидетелей (44),
  • обыск (17),
  • личные документы обвиняемого (52),
  • данные, полученные оперативным путем, (8),
  • криминалистические учеты (4),

78

  • опрос знакомых, родственников обвиняемого (42),
  • вещественные доказательства (замки, орудия взлома, самодельные холодное и огнестрельное оружие и т.д.) (38).
  • Выявлен факт, когда в качестве источника сведений о навыках преступника послужил предмет преступного посягательства. Так, при краже личных вещей из автомобиля ворами был прихвачен старый сломанный радиоприемник. Как выяснилось впоследствии, один из двух молодых ребят, участвующих в преступлении, увлекался радиотехникой и взял его с собой, чтобы разобрать на детали (уг. дело № 13794 - 97 г., Ленинский районный суд г. Чебоксары ЧР).

Важное значение при анализе уголовных дел уделялось тому, какие действия были предприняты следователями для установления и криминалистического исследования навыков и привычек обвиняемого (подозреваемого). В основном необходимые данные были получены при допросах самих обвиняемых (125). В своих показаниях они довольно подробно рассказывали о том, где и при каких обстоятельствах приобрели навык, раскрывали особенности и порядок совершаемых ими действий.

Предварительные исследования и экспертизы по навыкам на- значались соответственно в 30 и 43 случаях.

Обращает на себя внимание малый процент использования следственного эксперимента (13). По сути дела следователями не проверяются навыки обвиняемого в изготовлении запрещенных к производству предметов, хотя людям вменяются в вину подобные действия. Такое положение следователи объясняют наличием достаточной доказательственной базы вины обвиняемого (его показания плюс изъятые при обыске материалы и приспособления, используемые при изготовлении, сами изделия), упуская из виду, что преступник может выгораживать других соучастников преступления.

79

Так, в материалах уголовных дел, связанных с незаконным из- готовлением, хранением, перевозкой, пересылкой либо сбытом наркотических средств или психотропных веществ, имеются протоколы допросов обвиняемых с объяснениями технологии производства наркотиков. Судя по их описаниям, процесс приготовления наркотических средств требует у изготовителя определенных знаний и навыков. Анализ способов показал, что совпадая в общих чертах, они отличаются друг от друга по применяемому сырью, виду, количеству и продолжительности технологических операций. Это неминуемо сказывается на качественном составе полученного наркотика, что позволяет производить идентификационные исследования. Однако следовате- лями при назначении экспертизы ставятся лишь вопросы, касающиеся относимости представленного вещества к наркотическим средствам, а в случаях обнаружения посуды и приспособлений, применяемых при изготовлении наркотиков, - вопросы о наличии на представленных объектах следов наркотических или психотропных средств. Остаются невыясненными вопросы источника происхождения и технологии производства. Аналогичная ситуация наблюдается при производстве по делам, связанным с незаконным изготовлением оружия.

По 13 уголовным делам следователи при исследовании навыков воспользовались консультацией специалистов (например, о степени выработанности навыков лица, производившего резку металла электросварочным аппаратом; о квалификации действий лица, снявшего охраняемый объект с сигнализации; можно ли указанным преступником способом получить наркотическое средство и т.п.).

В 10 случаях навыки были использованы в качестве признаков, по которым осуществлялась проверка по криминалистическим уче- там, в целях раскрытия других преступлений по особенностям преступных действий. В этой связи необходимо отметить имеющиеся не-

80 достатки по ведению учета по способу совершения преступлений, заключающиеся в отражении, в основном, общих признаков деяния, тогда как действенность таких учетов заключается в большей детализации действий преступника на месте происшествия.

Отдача от использования криминалистически значимой инфор- мации о навыках и привычках преступника в системе криминалистической регистрации стала бы значительнее, если на местах, кроме имеющихся, были созданы криминалистические учеты (коллекции) объектов, производство которых обусловлено наличием у изготовителя определенных преступных навыков, (самодельного огнестрельного оружия, наркотических веществ и т.д.).

Необходимость создания таких видов учета прослеживается из материалов следующего уголовного дела. Н. ранее был осужден за изготовление огнестрельного оружия. Отбыв наказание, решил вновь продолжить свое преступное ремесло. Приемам металлообработки Н. был обучен еще в юности в профессионально-техническом училище, а чтобы иметь доступ к станкам, устроился на авторемонтный завод. Преступник не стал менять старую конструкцию оружия и даже использовал давно изготовленные, не найденные во время первого обыска, барабаны. Готовые револьверы Н. сбывал разным людям за небольшую сумму, и вскоре его оружие раз за разом становилось объектом экспертного исследования. Прошло довольно много времени, пока преступник был задержан при сбыте очередной партии оружия и во второй раз осужден за совершение опасного преступления (уг. дело № 26622 - 97 г., Московский районный суд г. Чебоксары ЧР). Данное преступление могло быть незамедлительно раскрыто, если бы в ЭКО велся учет самодельного огнестрельного оружия. При поступлении уже первого из револьверов на экспертизу и проверке по этому учету, можно было сразу установить предполагаемого изготовителя.

81

По 7 уголовным делам установлены факты непринятия следова- телем каких бы то ни было мер по исследованию навыков преступника. Сведения о навыковых особенностях содержатся лишь в автобиографических данных протокола допроса обвиняемого или усматриваются из способа совершаемых преступлений при ознакомлении с протоколом осмотра места происшествия.

В задачи исследования входило также установление кримина- листического и доказательственного значения использования навыков и привычек обвиняемого в расследовании преступления: навыки и привычки преступника сформировали мотив преступления (34); предопределили способ совершения преступления (60); сформировались в процессе подготовки и многократного совершения преступлений в комплекс навыков, характерный для определенного лица (группы лиц) (41); позволили установить обстоятельства совершения преступления (93), обстоятельства виновности обвиняемого в совершении преступления (63); использованы для розыска и установления личности преступника (11); как источник доказательств легли в основу приговора (34); явились косвенным источником доказательств (36).

Полученные результаты подтверждают немаловажную роль на- выков и привычек в формировании и совершении преступлений, а также большое доказательственное значение их исследования при изобличении преступников.

Кроме уголовных дел были изучены заключения экспертов, свя- занные с исследованием навыков человека, выполненные в 1996- 1997 г.г. в экспертно-криминалистических отделениях Калининского и Ленинского районных ОВД г. Чебоксары и экспертно-криминалистическом отделе МВД Чувашской Республики. Всего проанализировано 200 заключений экспертиз и справок предварительного исследования, из них:
почерковедческих (42); технико-

82 криминалистических экспертиз документов (33); трасологических следов ног и обуви (2), следов орудий и инструментов (8), запирающих механизмов и сигнальных устройств (12); фоноскопических (58); баллистических (7); холодного оружия (22), наркотических средств и сильнодействующих веществ (16).

В виду того, что указанные экспертизы отличаются друг от друга объектами исследований, используемыми познаниями и возможно- стями в решении идентификационных и диагностических задач , рассмотрим их по видам в отдельности с указанием выявленных положительных сторон и недостатков при изучении навыков.

Почерковедческая экспертиза. Объектами экспертизы являются материально фиксированные отображения письменно- двигательного навыка человека - рукописные документы, краткие записи и подписи. Почерковедческие исследования в основном используются для решения идентификационных задач (Кем, из числа указываемых лиц, выполнены рукописные тексты, подписи? Одним или разными лицами выполнены тексты (подписи) в различных документах?). Этому способствуют ярко выраженная индивидуальность и устойчивое проявление письменно- двигательного навыка, связанное со значительной продолжительностью его формирования у людей.

Вместе с тем, следователями очень редко (лишь в 1 случае) ста- вятся вопросы диагностического характера. А ведь исследования, проводимые экспертами-почерковедами, позволяют получать не только доказательственную, но и некоторую ориентирующую информацию, необходимую для розыска преступника. Например, путем дополнительного автороведческого и графологического исследований на основании ряда выявленных признаков возможно дать автору рукописного текста определенную характеристику его качеств и свойств: пол, примерный возраст, образовательный и культурный

83 уровень, принадлежность к профессии, происхождение из определенной местности, основные черты характера данного человека1.

Фоиоскопическая экспертиза. Как и умение писать, голос и речь относятся к высоковыработанным навыкам человека и с успехом используются при решении идентификационных фоноскопических задач. Об этом наглядно свидетельствуют материалы изученных фоноскопических экспертиз: в 41 случае из 58 экспертами отождествлены голоса лиц по записям на магнитофонной ленте. Но, как и при назначении почерковедческих экспертиз, повторяется ситуация, когда следователями не обращается внимание на возможность выявления по речи психофизиологических особенностей и социальных характеристик неустановленного лица.

Трасологическая экспертиза следов ног и обуви, Трасологиче- скому исследованию, как известно, могут быть подвергнуты как одиночные, так и совокупность последовательно отпечатавшихся следов ног, являющихся материально фиксированным отображением навыка ходьбы человека. Изучением дорожки следов ног можно установить физические свойства лица, их оставившего, а также определить устойчивые элементы, характеризующие особенности походки.

При отображении в дорожке следов ног редко встречаемых, но устойчиво проявляющихся признаков походки, возможно осуществление по ним идентификационных исследований. Иллюстрацией тому могут служить две проведенные трасологические экспертизы по факту кражи товарно- материальных ценностей из кабинета одного из заместителей директора Чебоксарского завода промышленный тракторов. На подступах к месту кражи преступник прошел по крыше при-

ем.: Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, ар- битражном процессе. М., 1996. С.66-71.

84 строя административного корпуса завода. Крыша была покрыта рубероидом, который за день под воздействием солнца стал мягким. Это обстоятельство способствовало четкому отображению следов ног преступника. В процессе изучения на месте происшествия дорожки следов ног специалистом- криминалистом были установлены следующие данные: длина правого и левого шагов соответственно 84 и 81 см, ширина шагов - 11 см, угол разворота правой и левой стоп соответственно 0° и 14°. При производстве первой экспертизы были рассчитаны примерный рост преступника (182-185 см), размер обуви (44-й), определен примерный вид обуви по рисунку низа подошвы, отобразившемуся в следе (кроссовки).

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в поле зрения попали служащие ВОХР, среди которых с учетом выводов эксперта был выявлен один парень примерно такого же роста и носящий обувь 44-го размера. Решено было провести еще одну трасологи-ческую экспертизу на предмет сравнения походки подозреваемого лица с особенностями дорожки следов ног на месте происшествия. Чтобы убедиться в отсутствии у подозреваемого стремления к преднамеренному искажению походки, проследили за его шагами по пути к месту экспертного эксперимента, особое внимание обращая на правую стопу, которую он ставил, разворачивая наружу примерно на 15°. Только лишь по приходу на место испытуемому объяснили зада- чи и условия эксперимента. Он несколько раз прошел по приготовленным заранее скрепленным листам бумаги. Присутствовавшие при этом не заметили никаких признаков изменения его походки.

Перед экспертом был поставлен один вопрос: Не оставлена ли дорожка следов ног на месте происшествия Н.? Данные, полученные при измерении элементов экспериментальной дорожки следов сильно отличались от исследуемых (длина шагов 79 и 81 см, ширина поста-

85 новки ног 14 см, угол постановки стоп правой 12°, левой 15°), что позволило эксперту сделать отрицательный вывод о тождестве (заключения эксперта №№ 171 от 1.08.96 и 192 от 26.08.96 по уг. делу № 36022, ЭКО Калининского РОВД г. Чебоксары ЧР). Вывод эксперта о непричастности молодого человека к совершению кражи впоследствии. подтвердился другими материалами дела.

Проведенные экспертизы примечательны еще и тем, что они демонстрируют потенциальную возможность установления личности по следам ног в случае уничтожения преступником обуви, в которой находился на месте преступления.

Трасологическая экспертиза следов орудий и инструментов, запирающих механизмов и сигнальных устройств. Как показали исследования, трасологические экспертизы этого вида нередко применяются для установления сложившегося преступного навыка взлома различных преград, запирающих механизмов и сигнальных устройств. Навык взломщика может выражаться в механизме образования следов, их количестве и расположении относительно деталей запирающего устройства, примененных орудиях и инструментах, использованных приспособлениях и веществах. В просмотренных заключениях экспертами обстоятельно исследованы следующие отдельные стороны навыка: способ, которым был взломан (отперт) замок, вскрыта пломба (14); механизм и последовательность образования обнаруженных следов (9); физические свойства взломщика (его сила) (6); какие инструменты, орудия, приспособления применялись при взломе (11).

Нельзя не отметить, что иногда на экспертизу следователями представляются части предмета с одиночными четкими следами орудий взлома или их слепки без узловых и детальных фотоснимков предмета со следами на месте происшествия. Происходит потеря час-

86 ти нужной информации для решения диагностических задач. В такой ситуации по представленным материалам возможно лишь проведение идентификационной экспертизы при обнаружении орудия взлома, судить же о профессиональных или преступных навыках взломщика очень затруднительно. Поэтому на месте происшествия нужно стараться изъять следы вместе с предметом, если же это не представляется возможным в виду громоздкости объектов, а также в некоторых других случаях (проломы в стенах, потолках), необходимо проведение экспертного трасологического исследования на месте происшествия. При этом у экспертов будет больше возможности в реконструкции механизма следового взаимодействия и установлении по нему отдельных обстоятельств события преступления.

Установление навыков взломщика в некоторых случаях позволяет по характерной совокупности признаков взлома делать вывод о едином источнике их происхождения, что способствует объединению преступлений. Так, исследованием способов отпирания замков, изъятых с трех различных мест квартирных краж отмечены одни и те же особенности: наличие в замочной скважине графитовой смазки, наличие и расположение в определенных местах на внутренних стенках и штифтах цилиндра царапин от воздействия отмычки. С учетом этого, эксперт пришел к выводу об аналогичности способов отпирания данных замков, что, в вероятной форме, может свидетельствовать о совершении этих преступлений одним лицом (лицами) (заключение эксперта № 221 от 5.09.96 по уг. делу № 36801, ЭКО Калининского РОВД г. Чебоксары ЧР).

Этот вывод можно было бы в большей степени индивидуализи- ровать, если произвести структурный химический анализ применяемой графитовой смазки и качественного состава металла отмычки по следам внутри цилиндра замка. Подобные экспертные исследования с

87 привлечением специалистов разных областей знания в случае выявления индивидуальной совокупности признаков взлома, в принципе, смогут позволить отождествить преступника, если экспериментальным путем получить образцы отпертых им замков, взломанных сейфов и т.п. Значение таких исследований более возрастет, если станет невозможным идентифицировать обнаруженные орудия и средства взлома в виду изменения их рабочих частей при ремонте или эксплуатации.

Баллистическая и экспертиза холодного оружия. При изучении данных видов экспертиз внимание обращалось на решение экс- пертом только тех вопросов, которые имеют отношение к навыку изготовления самодельного огнестрельного и холодного оружия. При исследовании подобных предметов эксперты имеют отношение с наиболее индивидуальным и устойчивым проявлением трудовых навыков человека, заключающихся в выборе лицом определенных видов конструкции изделия, применяемых материалов, орудий и способов обработки, а также качестве выполнения отдельных технических операций, зависящих от профессиональных умений работника. Но несмотря на это, перед экспертами только в 9 случаях были поставлены вопросы относительно навыков лица в изготовлении оружия (Какие материалы, предметы, инструменты и технические средства использовались при изготовлении самодельного оружия? Каковы могли быть профессиональные навыки лица, изготовившего оружие?)

При ответе на эти вопросы, как известно, необходимы познания в области металловедения и обработки металлов, которыми эксперты-криминалисты зачастую не обладают. Поэтому их ответы носят общий характер, типа: “Судя по конструкции изделия и виду примененных материалов, оружие изготовлено самодельным способом с использованием заводского
металлообрабатывающего оборудования

88 (токарного, сверлильного, фрезерного станков)”. Конечно же, в случаях определения квалификации изготовителя такие экспертизы должны выполняться с привлечением специалиста соответствующего профиля. Характерно, что при ответах на вопрос о едином источнике происхождения эксперты в категорической форме отвечают, что, судя по конструкции, виду примененных материалов и методам обработок деталей, представленные экземпляры оружия изготовлены одним и тем же лицом.

Технико-криминалистическая экспертиза документов. Кри- миналистическая экспертиза, заключающаяся в техническом исследовании документов, также часто является источником фактических данных о преступных или других навыках человека, в частности, навыка подделки денежных знаков, подписей, оттисков печатей, штампов, навыка печати на печатающей машинке и т.д.

Исследуемыми объектами изученных заключений экспертиз явились документы с частичными изменениями первоначального содержания и поддельные денежные знаки. Большинство исследований документов связано с установлением факта и содержания способа подделки оттисков печати и штампов, способа подделки самих печатей и штампов по их отображениям в документах, способа переклейки фотографий. В нескольких случаях дана оценка степени квалификации действий лиц, подделавших реквизит (грубо, аккуратно).

При исследовании поддельного денежного знака, изготовленного способом рисования, экспертом отмечены высокие художествен- ные способности изготовителя, что подтверждается материалами дела - обвиняемый ранее, как и сам эксперт, закончил художественную школу (заключение эксперта № 841 от 14.08.96 г. по уг. делу № 4033, ЭКО МВД ЧР).

Типичным недостатком этого вида экспертиз, как и вышепере-

89 численных, является то, что следователи поставленными вопросами зачастую ограничивают объем экспертного исследования и экспертами не в полной мере устанавливаются все детали проявленного навыка. Это выражается, например, в такой постановке вопроса: “Не заменена ли фотография в документе? Если да, то каким способом произведена переклейка фотографии?” Между тем, замена фотографии часто связана с подделкой оттисков печати, и выяснение этого вопроса упускается из виду. Важно бывает также установить состав клея, особенности действий при переклейке, которая может быть выполнена по-разному.

Не придается значение установлению технических навыков лица, фальсифицировавшего документ. Так, при назначении исследова- ний, объектами которых являются поддельные денежные знаки, изготовленные с помощью компьютерной техники, следователями не ставятся, а экспертами не выясняются вопросы об уровне профессиональной подготовки фальшивомонетчика в области программирования и работы с компьютерной техникой.

Экспертиза наркотических средств и сильнодействующих веществ. В задачи данного вида исследований могут входить уста- новление источника происхождения, способов и технологии изготовления наркотических средств и сильнодействующих веществ, что является одним из методов изучения соответствующего преступного навыка. К сожалению, производство экспертиз ограничивается вопросами обнаружения следов наркотических средств на предметах-носителях, отнесения веществ к наркотическим и сильнодействующим, установления их родовой и групповой принадлежности. Следователями не придается значение тому, что химическим исследованием представленных веществ возможно решение идентификационных задач. При получении вместе с исследуемыми экспериментальных об-

90 разцов наркотических средств, изготовленных подозреваемым с использованием обнаруженных у него при обыске посуды, приспособлений и веществ, эксперт может дать утвердительные ответы на вопросы: Получены ли представленные наркотические средства по единой технологии? Имеют ли общую групповую принадлежность по сырью, использованному для их получения?

В итоге, выявленные типичные недостатки в изучении навыков и привычек посредством криминалистических и иных судебных экс- пертиз можно подразделить на четыре основные группы.

  1. Малая степень использования экспертами в своих исследованиях (кроме почерковедческих, автороведческих, фоноскопических) методик изучения материально фиксированных отображений навыков и привычек человека из-за их недостаточной разработанности или отсутствия. Аналогичная ситуация прослеживается при производстве не только криминалистических, но и других судебных экспертиз. Так, в результате судебно- медицинской экспертизы трупа семнадцатилетней Н. эксперт сделал заключение, что смерть последовала от механической асфикции в результате сдавливания шеи. Вскоре по показаниям обвиняемого, сознавшегося в изнасиловании и убийстве Н., был уточнен механизм странгуляции - захват и сдавливание шеи между правым плечом и предплечьем преступника с разворотом и головы потерпевшей, явившийся результатом применения удушающего захвата дзю-до. Однако судебный медик по повреждениям не смог своевременно установить факт применения удушающего приема дзю-до и, хотя бы в вероятной форме сориентировать следователя на поиск преступника, владеющего определенными спортивными навыками1.

См.: Плескачевский В.М. Установление наличия некоторых специфических навыков у участников преступных групп//Проблемы борьбы с организованной преступностью. Мн., 1991. С.106-108.

91

  1. Вторая группа недостатков связана с редким привлечением для решения экспертных задач специалистов в соответствующих об- ластях науки , техники и ремесла. Эксперты-криминалисты по роду своей работы не обладают необходимыми познаниями в исследовании специфических навыков (шитья, резки металла с применением газо- и электросварочной аппаратуры, металлообработки и др.), поэтому помощь профессионалов в выявлении и оценке идентификационной значимости признаков, характеризующих особенности навыко-вых действий лица, бывает просто необходима. В таких случаях должны назначаться комплексные экспертизы с привлечением соответствующих специалистов.
  2. Следующая группа недостатков заключается в действиях сле- дователей при назначении экспертиз, а именно в неполной постановке перед экспертами вопросов, относящихся к установлению профессиональных или преступных навыков лица. Тем самым, ограничивается активность экспертов в исследовании, из-за чего остаются невыясненными многие важные обстоятельства. Если бы следователь лучше знал возможности криминалистической экспертизы, он сформулировал вопросы таким образом, чтобы эксперт провел все необходимые в данном случае исследования и полностью осветил их результаты в своем выводе.
  3. С другой стороны, и экспертам часто свойственно ограниченное понимание своих задач при установлении обстоятельств про- явления навыковых и привычных особенностей в действиях преступника. Отдавая себе отчет в том, что в постановлении о назначении экспертизы следователем поставлены не все вопросы, которые могут быть разрешены, эксперты все-таки не расширяют границы исследования и отвечают только на имеющиеся вопросы. При этом не фиксируются даже попутно выявленные обстоятельства, не требующие до-

92 полнительных усилий для их выяснения.

Такая ограниченность в экспертных исследованиях из-за не по- становки части вопросов следователями не оправдывает действия экспертов. Процессуальный закон предусматривает право эксперта выходить за пределы поставленного ему задания. Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении (ст. 191 УПК РСФСР).

Примером добросовестного отношения к выполнению экспертного исследования по установлению навыков может служить сле- дующая экспертиза. Эксперт, тщательно исследовав денежную “куклу” в связи с расследованием еще не раскрытого случая мошенничества, установил, что несколько листков бумаги белого цвета имеют характерные линии отрыва. Через несколько дней к нему же на исследование была представлена еще одна денежная “кукла”, являющаяся вещественным доказательством по другому уголовному делу. В ней эксперт также обнаружил белые бумажные листки, по линиям отрыва похожие на ранее исследовавшиеся. В результате изучения обеих “кукол” эксперт пришел к следующим выводам:

  1. Две денежные “куклы”, представленные на исследование, ве- роятнее всего изготовлены одним и тем же лицом с использованием аналогичных материалов .
  2. Способ связывания концов тесьмы на “куклах” идентичен.
  3. Десять листков белой бумаги из первой “куклы” и шестнадцать листков белой бумаги из второй “куклы” были ранее составной частью одного итого же блокнота и вырваны из него одновременно1.
  4. См.: Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований. М., 1970. С.29.

93 Таким образом, криминалистические исследования обстоя- тельств дела, связанных с проявлением навыков и привычек преступника при условии полного представления об их доказательственном значении играют важную роль в раскрытии и расследовании преступлений. Выясненные в процессе расследования особенности навыковых и привычных действий человека необходимы не только для установления виновного лица по данному уголовному делу, но могут оказаться полезными для выявления других совершенных им преступлений и служить одним из важных доказательств его вины.

2.2. Собирание криминалистически значимой

информации о навыках и привычках

предполагаемого преступника

Проведенный анализ архивных уголовных дел показал, что криминалистически значимую информацию о навыковых свойствах подозреваемого лица можно получить на различных этапах расследования в результате проведения таких следственных действий как осмотр, освидетельствование, обыск, эксперимент, допрос обвиняемого, свидетелей и потерпевшего и др. Причем, каждое их этих действий, отличаясь друг от друга поставленными задачами, предоставляет следователю разные возможности по выявлению, исследованию и использованию обстоятельств владения преступником определенными навыками и привычками, проявившимися при совершении преступления. Разберем вначале ситуации, когда лицо, совершившее престу- пление, еще не установлено, и перед следствием стоит задача сбора как можно большего количества розыскной и доказательственной информации о предполагаемом преступнике, в нашем случае, свойственных ему навыках и привычках.

Осмотр места происшествия. Возможность получения во время осмотра места происшествия данных для установления лично-

94 сти преступника объясняется объективным существованием причинной связи между преступлением и личностью самого правонарушителя, которая отражается как в материальной обстановке происшествия, так и в сознании людей. Источники сведений о навыках и привычках при этом могут быть самыми различными. В первую очередь к ним следует отнести материальные изменения на месте происшествия, вызванные привычными и выработанными действиями лиц, участвовавших в преступлении.

Следы орудий взлома представляют собой разновидность следов действия преступника, изучение которых на месте происшествия дает возможность выдвигать версии об имеющихся профессиональных или преступных навыках у совершившего взлом человека. Известно, что профессиональные навыки сохраняются и в смежной (сходной) деятельности. Этим объясняется их устойчивое проявление во время совершения преступления , например, навыков слесаря при взломе преграды.

Судить о профессиональных навыках по следам взлома возможно в случаях, когда по ним удается воссоздать картину действий преступника или установить видовую принадлежность инструмента, оставившего след. Выбор в качестве орудия преступления того или иного предмета, инструмента, аппарата может свидетельствовать об определенных знаниях преступником особенностей и возможностей конкретных орудий взлома и доступе к ним по роду профессии. С наибольшей степенью вероятности о профессиональной принадлежности преступника можно судить, если удается выявить признаки специального или малораспространенного инструмента, применявшегося при взломе (следует отметить, это относится не только к орудиям взлома, но и ко всем орудиям преступления).

Из магазина одного из поселков Звениговского района Респуб-

95 лики Марий Эл путем отжима рамы окна была совершена кража товарно-материальных ценностей. При осмотре места проникновения на раме обнаружили многочисленные вдавленные следы, отображавшие орудие взлома сложной геометрической формы. Один из понятых, работник леспромхоза, высказал мнение , что такую форму имеет комбинированный ключ от бензомоторной пилы. Для проверки этого предположения на складе леспромхоза взяли ключи от разных пил, и присутствовавший при осмотре специалист-криминалист высказал мнение, что след на оконной раме, по-видимому, образован комбинированным ключом от бензомоторной пилы “Дружба”. Оперативно-розыскные мероприятия были проведены с учетом, что кражу мог совершить преступник, имевший доступ к такой пиле, вероятно, лесоруб. При обыске у подозреваемого В., работающего на лесоповале, был обнаружен и изъят комбинированный ключ от пилы “Дружба”. Трасологическим исследованием установили, что следы отжима на раме с места кражи произведен этим ключом1.

Кроме признаков самого орудия о профессиональных навыках преступника свидетельствуют признаки профессионального применения орудий и инструментов - оптимальные приемы и высокая техника владения ими. В следах могут наблюдаться определенные профессиональные особенности воздействия на материал преграды - металл, древесину, камень, кирпич и т.д. Выбор преступником наиболее “уязвимого” места разрушения или повреждения преграды с учетом ее материала или конструкции также в известной мере может указать на профессиональные знания и навыки. Например, в случаях разборки кирпичной кладки с предварительным размягчением связывающего

См.: Голдованский Ю.П. Изучение следов взлома на месте происшествия. М., 1963. С.22-23.

96 состава впрыскиванием керосина или уксуса следует наибольшее внимание при розыске уделять на людей, каменщиков по профессии1.

Во время осмотра нельзя ограничиваться изучением только следов взлома. Необходимо внимательно обследовать все помещение и прилегающую к нему площадь, так как здесь могут находиться по- бочные следы, несущие информацию о профессиональной подготовке преступника. Ими могут быть различные материалы и вещества, имеющие отношение к применявшимся средствам и инструментам, следы, указывающие на месторасположение и передвижение орудия во время взлома, и др. Так, для работы электросварочного аппарата в режиме резания необходима большая сила тока, которую способна выдержать лишь специальная проводка. Следовательно, если при осмотре будет обнаружено, что проводка полностью или частично обгорела, предохранители вышли из строя, то можно предположить, что преступники, не обладая элементарными познаниями в электротехнике, пытались включить электросварочный аппарат в обычную осветительную сеть. Правильный же способ подключения, особенно если удается установить конкретно место подключения и используемые при этом приспособления, говорят о достаточных профессиональных навыках лица2.

Навыки в преступных действиях формируются в большинстве случаев не в процессе приспособления профессионального опыта, а в ходе совершения ряда однородных преступлений, образуя, так называемый, “почерк” взломщика. Например, лицо может владеть навыком резки металла с помощью электросварочного аппарата, но не

См.: Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М., 1970. С.60.

2 См.: Дашков Г.В. Изучение следов взлома, образуемых в результате при- менения режущих аппаратов//Следственная практика. М., 1967. Вып.75. С.90.

97 иметь навыка взлома сейфа. Для этого ему надо знать устройство запоров и конструкцию сейфа в целом.

Основанные на определенных навыках автоматические действия преступника, использующего орудия на месте происшествия, на- ходят отражение в следах на взломанных преградах, вскрытых замках, повторно навешенных пломбах. Поэтому, исходя из способа взлома сейфа, вероятного количества затраченного на это времени, вида примененного орудия, места разреза на сейфе, характера и взаиморасположения следов и их расположения относительно деталей механизма замка можно установить не только уровень квалификации лица, производившего взлом, но и индивидуальную, присущую только данному лицу, манеру взлома.

К числу преступных навыков лица, приобретенных с целью со- вершения преступлений и требующих специальной подготовки, относится вскрытие замков хранилищ отмычками или подобранными ключами. Применение этого способа уже в определенной степени характеризует преступника, указывая на его преступное прошлое или связь с профессиональными взломщиками. Обычно человек, использующий данный способ вскрытия, хорошо информирован о конструкции замков, устанавливаемых в хранилищах, и в зависимости от конкретной конструкции замка пользуется определенным набором заранее подготовленных отмычек и ключей, либо изготавливает (подгоня- ет) их непосредственно на месте происшествия.

Выводы о наличии или отсутствии профессиональных или пре- ступных навыков лица, совершившего взлом, с успехом сможет сделать только тот следователь, который знаком с видами следов орудий взлома и процессом их следообразования. В таких случаях осмотр целесообразно производить с участием специалиста- криминалиста или специалиста в той области, с которой связан способ взлома. Выявлен-

98 ные при анализе следов и обстановки взлома данные о профессиональных или преступных навыках человека позволяют сузить круг подозреваемых и выдвинуть версию о совершении нескольких преступлений одним лицом.

Значительную информацию о человеке при осмотре места про- исшествия можно получить при исследовании следов ног. Навык является обязательной частью почти всякой деятельности, в том числе и ходьбы - в основе движений, индивидуализирующих нашу походку, лежит максимально закрепившийся динамический стереотип. Ходьба в этом смысле представляет собой сложный координационный акт, зависящий от состояния центральной нервной системы человека, его опорно-двигательного аппарата и окружающей внешней среды1.

Навыки ходьбы приобретаются и совершенствуются в процессе всей жизнедеятельности, начиная, примерно, с восьмимесячного возраста и до окончательного развития костного скелета, т.е. до 24-25 лет. В более позднем возрасте навыки могут несколько усовершенствоваться или дополниться некоторыми элементами, связанными с профессиональной деятельностью. Старость, значительные травмы и некоторые заболевания человека могут вызвать существенные изменения в системе сформировавшихся навыков ходьбы.

Двигательные навыки проявляются в признаках походки, сово- купность которых у каждого человека индивидуальна. Внешнее проявление динамического стереотипа при ходьбе находит свое выражение в:

  • определенном положении корпуса тела (наклонен вперед, откинут назад, немного покачивается из стороны в сторону и т.д.),

См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., 1968. С.34-40.

99

  • движениях рук (плавное или резкое), амплитуда которых является сугубо индивидуальной особенностью конкретного человека,

  • положении головы (вертикальное, наклоненное вперед, назад, влево, вправо),

  • длине шагов, зависящей от роста человека и длины его стопы,
  • расстоянии между ногами,
  • величине угла разворота стоп,
  • форме шагов,
  • положении стопы, отображающемся в образовании участков из- носа на подошвах обуви.
  • Часть названных признаков, как известно, фиксируется в дорожке следов ног, элементами которой являются линия ходьбы, угол разворота стоп, длина и ширина шагов, выступая источником информации о физиологических, анатомических и других свойствах личности человека. В следах ног могут отобразиться различные патологические изменения походки и строения ступней ног (плоскостопие, аномалии в строении стопы, заболевания опорно-двигательного аппарата и т.д.). При необходимости в установлении таких признаков можно проконсультироваться со специалистами-ортопедами. Такого рода информация может быть успешно использована при проведении оперативных мероприятий по розыску и задержанию преступника и для его идентификации1.

Изучение дорожки следов ног позволяет выдвинуть версии о некоторых обусловленных профессией отклонениях в походке человека. Ряд специальностей требует особенной устойчивости, равновесия (моряки, грузчики, и др.), строгого ограничения колебаний центра тяжести при ходьбе (плотники, каменщики), или длительного сохра-

1 См.: Указ. соч. С.52.

100 нения определенного положения ног (кавалеристы). О профессиональных навыках преступника могут указывать также признаки специальной обуви, например, обуви газовщиков, скалолазов, высотников-монтажников и т.д.1

В остальных случаях, когда параметры значений элементов до- рожки следов ног находятся в нормальных пределах, устанавливается групповая принадлежность свойств личности человека, оставившего следы. При этом, основываясь на данных, полученных при изучении дорожки следов, делается вывод о том, что навыковые движения при ходьбе по своим признакам могут быть свойственны не одному человеку, а определенной группе лиц, у которых они проявляются примерно однотипно. Такой вывод вместе с установленными данными об анатомических признаках человека (пол, примерный рост, возраст) дает возможность в какой-то мере сузить круг людей, среди которых может быть обнаружено лицо, чьи следы ног были обнаружены на месте совершения преступления.

Идентификационное значение, по мнению профессора Г.А. Са- мойлова, следы ног могут иметь при следующих двух условиях:

1) когда в дорожке следов зафиксированы редко встречаемые, устойчиво проявляющиеся особенности походки лица - значительное различие в длине шагов правой и левой ноги, волочение одной из них, различие в углах разворота ступней, атипичность их разворота и др. Установление неповторимой совокупности таких признаков в следовой дорожке позволяет идентифицировать человека по его походке; 2) 3) когда лицо, подозреваемое в совершении преступления, в силу своего анатомо-конституционного строения не в состоянии вос- 4) См.: Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. М., 1986. С.32-33.

101 произвести те движения, которые отобразились в дорожке следов ног. Например, длина шагов человека на месте преступления равняется 90 см, а подозреваемый из-за свойственных ему небольшого роста и коротких ног не в состоянии физически делать такие шаги. В данном случае делается отрицательный вывод о тождестве личности, но и он, как известно, имеет значение судебного доказательства1.

В ходе осмотра места происшествия зачастую обнаруживают следы курения в виде пепла, окурков, спичечных коробков, которые также содержат информацию о навыках и привычках личности и поэтому представляют криминалистический интерес.

Привычка к курению у большинства людей является стойкой. У курящего вырабатываются до автоматизма устойчивые, не регули- руемые сознанием, движения, оставляющие следы. Привычка проявляется во всем, что связано с курением2. К примеру, одни отдают предпочтение сигаретам, другие - папиросам. Встречаются люди, которые курят трубку или самокрутку. Курильщик, как правило, привыкает к табаку определенного сорта, а потому покупает сигареты или папиросы определенной марки, выпущенные конкретной табачной фабрикой. Манера вскрывать новую пачку тоже индивидуальна. О ней можно судить по наличию сопутствующих следов - обрывкам пачки (упаковки). Закуривая, человек определенным образом разминает папиросу и сжимает ее. Сигарета выкуривается в мундштуке или без него. По окурку можно определить, чем курильщик держал сигарету - губами или зубами, смачивал ее слюной или нет. Разные люди выкуривают папиросу, сигарету до определенного предела: одни -

См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., 1968. С.49-50.

2 См.: Ищенко П.П. Предварительное исследование следов курения для по- лучения розыскной информации/УЭкспертная практика. М., 1990. Вып.29. С.55.

102 больше, другие - меньше.

Различны и способы гашения окурков. Многие бросают их, не загасив. Одни, прежде чем бросить окурок, гасят слюной горящую часть. Другие раздавливают окурок о твердый предмет (подошву своей обуви, стену здания и др.). Освобождаются от выкуренной сигареты или папиросы тоже по-разному. Далеко не все пользуются пепельницей, урной и т.д. Есть люди, которые привыкли бросать окурки под ноги или отбрасывать их далеко от себя.

По оставшимся спичечным коробкам можно судить о привычках пользования ими: складывание обгорелых спичек вместе с целыми или под дно коробки и др. Некоторые лица имеют привычку ко- вырять в зубах, пользуясь при этом отщепленными кусочками от спичечной коробки или заточенными спичками. Иногда на папиросных упаковках и спичечных коробках можно наблюдать надписи, рисунки, которые также свидетельствуют о привычках отдельных лиц.

Абсолютное большинство из перечисленных привычек куриль- щика, независимо от случайных обстоятельств, остается без изменения и отображается в следах курения в виде их внешних изменений. Обусловленные сформировавшимися навыками курильщика эти признаки довольно устойчивы и в совокупности характеризуют индивидуальную манеру курения. Обнаружив следы курения, важно надлежащим образом зафиксировать их в протоколе осмотра и в ориентировке1. Установленные в ходе предварительного исследования следов курения привычки преступника необходимо использовать для его розыска и последующего отождествления.

В отдельных случаях на месте происшествия можно сделать вывод и о других привычках преступника. Так, установление того,

1 См.: Указ. соч. С.58.

103 что преступник похитил преимущественно спиртные напитки, оставив более ценные товары, что он выпивал на месте совершения преступления, позволяет предположить привычку к частому употреблению спиртных напитков. При совершении краж из аптек, больниц, если были похищены медикаменты, обладающие наркотическими свойствами, можно предполагать, что преступник является наркоманом. По остаткам пищи и столовым приборам можно судить о привычках приема пищи и т.д.

В процессе расследования преступления следователь или опера- тивный работник может установить, не имеет ли подозреваемое лицо тех привычек, материальное проявление которых наблюдалось при осмотре места происшествия. В положительном случае проверяется версия о причастности этого лица к совершенному преступлению.

Иногда по различным мотивам преступник оставляет на месте происшествия различные записки, надписи, рисунки, являющиеся выражением письменно-двигательного навыка лица. Процесс письма и рисования в целом является сознательным актом, но предполагает обширную автоматизированную регуляцию. Представление о движениях не осознается полностью. Процесс письма и рисования обычно протекает быстро, автоматизированно, и программирование движений происходит без концентрации на них внимания пишущего. Сложившись под воздействием различных факторов субъективного и объективного характера навыки письма и рисования обладают относительной устойчивостью и индивидуальностью, что позволяет использовать их для получения личностной информации о человеке и его отождествлении. Например, навыки письма трансформируют не только языковые, но и интеллектуальные свойства личности: профессию, возраст, национальность, район проживания и др.

На профессию автора или исполнителя текста могут указывать

104 уровень владения определенным функциональным стилем речи; применение слов и выражений, характерных для речи лиц конкретной профессии. В криминалистике выявлены отдельные качественные характеристики почерков лиц некоторых профессий (врачей, финансовых работников, чертежников, учителей начальных классов)1.

О регионе проживания и предполагаемой национальности лица судят по лексическим навыкам, проявляющимся в грамматических и стилистических ошибках; строю языка, диалектам и наречиям, характерным оборотам речи. Сформировавшиеся навыки под воздействием национального языка оказываются устойчивыми и проявляются в признаках письменной речи даже при перемене места жительства разыскиваемого или написании рукописи на другом языке.

Так, комплексный анализ анонимных рукописей лингвистами и криминалистами позволил выявить маньяка-насильника, от рук которого в г. Саратове в 1996 году погибли трое детей. Родители исчезнувших мальчишек получали анонимные письма с требованиями выкупа. Но за деньгами никто не приходил. Каждая новая страшная находка свидетельствовала о том, что убийца писал письма, когда дети уже были мертвы. По письмам специалисты сконструировали умозрительный облик преступника (мужского пола, выходец с Кавказа или Средней Азии, нестарый, малограмотный). Эти и другие обстоятельства определили основные направления поиска, в результате которого убийца был установлен. Им оказался нигде не работавший, без определенного места жительства, туркмен по национальности2.

См.: Серегин В.В. О возможности диагностирования профессиональной принадлежности исполнителей рукописей/ЛГеория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980. С. 167-171.

См.: Устякин И. Аноним по имени…//Комсомольская правда. 1996. 4 апр.

105

При осмотре мест происшествия по делам, связанным с насиль- ственными преступлениями, пристальное внимание необходимо уделять телесным повреждениям. Характер и расположение следов насилия на теле потерпевшего могут также являться следствием применения преступником своих навыков и привычек. Характерные телесные повреждения образуются на трупе или теле потерпевшего при умелом использовании преступником своих спортивных навыков. Например, для ударов, наносимых боксерами, наиболее частыми являются повреждения надбровных дуг, переломы челюстей и носа, а разрывы внутренних органов без повреждения наружных тканей характерны для ударов специалистов восточных единоборств и рукопашного боя.

В следах насилия могут проявиться и другие навыки убийцы, связанные с его профессиональной деятельностью. К примеру, умелое посмертное расчленение трупа, выраженное в оптимальных методах разруба, дает основание полагать, что убийство произведено лицом, имеющим опыт разделывания туш скота (работником скотобойни, мясником) или хорошо осведомленным в анатомии человеком (хирургом, ветеринаром).

При совершении ряда однородных насильственных преступлений у преступника сформировывается определенная манера убийства или глумления над жертвой, повторяющаяся из раза в раз при совершении нового преступления. В таких случаях правомерно говорить о сложившихся у насильника или убийцы навыках насилия как одной из разновидности преступных навыков. Об этом наглядно свидетельствуют преступления, совершаемые маньяками-убийцами, сексуальными маньяками, киллерами. Иногда на действия насильника во время преступления оказывают влияние различные привычки, например, привычка к противоестественному удовлетворению половой страсти и др.

106

О владении определенными профессиональными навыками можно судить по оставляемым иногда преступниками на месте про- исшествия или недалеко от него орудиям преступления (транспортному средству, орудиям взлома, убийства и т.д.). Умение пользоваться орудием (средством) и специфика его применения позволяют судить о возможной профессии преступника, индивидуальных особенностях действовавшего лица, его психических и физических свойствах. Важное криминалистическое значение имеет суждение о том, что при наличии обнаруженных на месте происшествия орудий преступник должен был действовать так, а не иначе. Например, в процессе осмотра учреждения, из которого была совершена кража денежных средств, обратили внимание на то, что воры вытащили металлический ящик с деньгами, под навес, где стояли электросварочные аппараты. Использовав один из них, они прорезали стенку ящика. Стало очевидно, что преступники владели техникой электросварки, и именно по признаку профессии они были разысканы и изобличены’.

Важно отметить, что для совершения взломов преступники могут использовать как самодельные, так и промышленные образцы орудий и механизмов. Однако даже в последнем случае они вынуждены вносить определенные усовершенствования в их конструкцию. Поэтому если на месте происшествия обнаружены изготовленные самодельным способом, а также приспособленные орудия и средства взлома, то в процессе их предварительного исследования важно определить квалификацию исполнителя в соответствующих областях обработки металлов и перечень оборудования, которое использовалось для его изготовления или усовершенствования (сварочные аппараты, токарные станки и т.д.), что может оказаться весьма полезным для ро-

1 См.: Попов В.И. Осмотр места происшествия. М., 1959. С. 182.

107 зыска и изобличения подозреваемого лица. Кроме того, при обнаружении орудий и механизмов промышленного изготовления необходимо принять меры к установлению их принадлежности путем проведения оперативно-розыскных мероприятий в автохозяйствах, строительных организациях и т.п. Подробные данные орудий, механизмов, средств, оставленных преступниками, необходимо включать в ориентировки о совершенном преступлении с указанием их отличительных примет и особенностей.

Иногда на месте происшествия можно обнаружить изделия, предметы и другие вещественные доказательства, изготовление которых обусловлено наличием у преступника определенных навыков. Благодаря тому, что профессиональные навыки обладают способностью материально фиксироваться на изделиях, последние становятся источниками информации о навыковых особенностях тех лиц, которые их изготовили. Так, обнаруженные на месте преступления самодельное холодное и огнестрельное оружие, остатки взрывного устройства позволяют выдвинуть предположение о наличии у неизвестного преступника или у кого- то его знакомых навыков слесарной работы, обработки металлов на токарных, фрезерных и других станках, доступе к определенным материалам, квалификации изготовителя.

К числу вещественных доказательств, появление которых связано с наличием у неизвестного преступника специальных навыков, относятся узлы и петли. Они могут быть обнаружены на месте происшествия по делам об убийстве, самоубийстве, в случаях связывания преступником потерпевшего, перевязывания различных упаковок и т.д. Существуют разные виды узлов, многие из которых характерны для определенных профессий. Вязка веревочных узлов широко практикуется в морском и пожарном деле. Умение завязывать определенные узлы и петли требуется от такелажников, строителей, ткачей,

108 охотников, рыбаков, а также лиц, занимающихся альпинистским и парусным спортом. Профессиональные способы завязывания узлов отличаются особой сложностью переплетений и требуют от исполнителя основательной тренировки и выработки устойчивого навыка.

Для изучения узлов и петель, обнаруженных на местах проис- шествий, разработано специальное пособие1. В случае установления факта, что исследуемые узлы и петли являются профессиональными, определив, где - на производстве, в быту или в какой-нибудь другой области - они используются, следователь или оперативный работник получат необходимую информацию, характеризующую личность неустановленного преступника для его розыска.

Нередко оценка выявленных в процессе исследования отдельных признаков такого рода объектов, явившихся результатом профес- сионального труда, требует применения технических умений и навыков из соответствующих областей ремесла и знания: металловедения, ткацкого дела, типографской техники и т.д. Поэтому при изучении таких изделий следователю бывает очень необходима помощь специалистов. Так, при осмотре места происшествия по факту убийства П., в нескольких метрах от трупа обнаружили три войлочных пыжа, два из которых были облиты стеарином. С целью сужения круга лиц, среди которых следовало искать убийцу, решено было проконсультироваться с профессиональными охотниками по вопросу снаряжения патронов, пыжи от которых были обнаружены на месте убийства. Со слов специалистов выяснилось, что использованные патроны были снаряжены с нарушением принятой технологии: ни в коем случае не разрешается закрывать дробь или картечь в снаряженном патроне войлочным пыжом, а затем заливать стеарином. Возникла версия, что

1 См.: Мухин Н.Г. Узлы и петли. Л., 1976.

109 убийцей П. был человек, не имеющий элементарных охотничьих навыков, которая в процессе расследования преступления подтвердилась. В сарае, принадлежавшем К., среди других вещественных доказательств, обнаружили охотничьи патроны, снаряженные аналогично патронам, пыжи от которых были обнаружены на месте преступления1.

Материальные объекты, которые несут в себе информацию о навыках и привычках лица, совершившего преступление, не всегда должны пониматься только как отдельные предметы и следы. Следственная практика знает немало случаев, когда анализ обстановки места происшествия дает возможность сделать вероятные предположения о личности преступника. В нашем случае это обстоятельство является важным для установления сложных (интегральных) преступных навыков лица (группы лиц), сложившихся при совершении им (ими) нескольких однородных преступлений и образуемых, так называемый, “почерк” преступника. Речь идет о широком аналитическом подходе, охватывающем преступное событие в целом: время и место его со- вершения, структуру и отдельные стадии течения, предмет посяга- тельства, связи между действиями лиц и материальными изменениями, отобразившиеся в отдельных следах и обстановке в целом. При этом каждый след или предмет рассматриваются с точки зрения механизма, характера и последовательности образования с другими объектами как один из элементов обстановки места происшествия. Такой подход позволяет выделить свойства и признаки, способные охарактеризовать особенности действий, в том числе обусловленные навыками и привычками участвующих в преступлении людей.

См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С.13-14.

по

В одном горном районе у жителей нескольких селений стал пропадать крупный рогатый скот. Далеко не сразу было обращено внимание на то, что пропажа скота совпадала со случаями пожаров. Преступная группа незаметно, чаще всего поздно вечером или ночью, пробиралась в селение, и там один из них поджигал какое-либо строение. Обычно это были сараи. В то время, когда жители спешили тушить пожар, в другом конце селения похищали скот. Следователь, которому было поручено это дело, сопоставив факты, произошедшие в ряде селений, исследовав очаги пожаров, следы телег, которые удалось в каждом случае обнаружить неподалеку от мест, откуда был украден скот, сделал обоснованное предположение о том, что искать преступников нужно среди курдов1.

Допрос потерпевшего. Сведения о навыках и привычках пред- полагаемого преступника на первоначальном этапе расследования можно получить не только в ходе предварительного изучения следов и обстановки места происшествия, но и в результате допроса потерпевшего и свидетелей-очевидцев. Своими показаниями потерпевший может существенно дополнить данные о неизвестном преступнике, особенно в тех случаях, когда имел возможность его непосредственного восприятия (по делам о грабежах, разбоях, изнасилованиях и

ДР-)-

В первую очередь, это данные, касающиеся внешнего облика

преступника - его функциональные и сопутствующие признаки, отражающие приобретенные профессиональные, бытовые, а также навыки и привычки поведения: походка, жестикуляция, манера говорить, одеваться и т.д. Наблюдаемые навыки и привычки поведения преступни-

См.: Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М., 1982. С.25-26.

Ill

ка , его речь могут указывать на прежнюю судимость, националь- ность, район проживания, профессию и т.д. При допросе желательно поинтересоваться, не заметил ли потерпевший каких- нибудь следов на теле преступника, указывающих на характер его занятий и увлечений (профессиональные признаки, спортивные травмы и др.); не ощутил ли специфического запаха от тела и одежды преступника (запаха табака, бензина и др.). Запомненные потерпевшим указанные признаки, а также проявленные во время преступления навыки и привычки, позволят в дальнейшем установить преступника (например, путем опознания по голосу, походке и т.д.).

Немаловажное значение имеет восстановление по памяти по- терпевшего характера и механизма некоторых действий преступника, в частности, явившихся результатом применения спортивных навыков. Так в г. Йошкар-Ола зимой 1996 года в вечернее время участились случаи грабежей шапок, совпадающие по способу действий между собой. Молодой человек, идя навстречу, неожиданным сильным ударом кулака в лицо сбивал прохожего с ног. Почти у всех потерпевших врачи констатировали перелом носа и костей лицевой части головы. Со слов потерпевших, преступник ударял так резко и без замаха, что они не успевали среагировать. Владение преступником хорошо поставленным ударом указывало на наличие у него спортивных навыков единоборства. Отрабатывая эту версию, оперативные работники вышли на некоего К., бывшего перворазрядника по боксу. Ранее он был отчислен за драку из спортивной секции, покинув которую, продолжал самостоятельно заниматься боксом дома и впоследствии изученные приемы стал применять в преступных целях1.

1 См.: Уг. дело № 3492 - 96 г., Йошкар-Олинский городской суд, Республика Марий Эл.

112

Со слов потерпевшего можно подробно восстановить весь ход действий преступника на месте происшествия. С учетом этих сведе- ний становится возможным детально определить способ совершения преступления, наличие, структуру и степень сформированности преступных навыков лица, его совершившего. При повторном совершении преступлений, в случае совпадения этих данных между собой, делается вывод о совершении их одним лицом.

Допрос свидетелей-очевидцев. Аналогичные вопросы решаются и при допросах свидетелей-очевидцев с учетом их осведомленности о совершенном преступлении.

Производство экспертиз. По преступлениям, совершенным в обстановке неочевидности, еще до установления личности обвиняемого (подозреваемого) часто назначаются криминалистические и иные судебные экспертизы с целью разрешения диагностических задач. Перед экспертами ставятся вопросы, позволяющие лучше уяснить механизм происшедшего события, получить необходимые для розыска данные о личности преступника, особенностях применявшихся орудий и средств преступления. Все это в полной мере относится к исследованию материально фиксированных отображений на-выковых и привычных действий неустановленного преступника. Как правило, это вопросы, касающиеся определения наличия специальных знаний и опыта, профессиональных и иных навыков, степени их сформированности, а также различных обстоятельств, оказывающих характерное влияние на процесс формирования навыков, - примерный возраст, интеллектуальный уровень, анатомические особенности лица и т.д. Поскольку решение этих вопросов зачастую требует специальных знаний, приемов и средств, следователю приходится обращаться к помощи соответствующих специалистов.

В одном из городов Российской Федерации на танцплощадке

113 произошел взрыв. В процессе осмотра места происшествия была обнаружена часть разорванного металлического цилиндра с ввинченным болтом. Среди вопросов, подлежащих установлению, был и такой, касающийся возможной технологии изготовления взрывного устройства, для ответа на который необходимы были специальные познания в области металловедения и технологии производства.

С учетом трасологических и металловедческих исследований, а также визуального изучения следов обработки представленных объектов была восстановлена технология изготовления устройства. Исходя из проведенного технологического анализа было сделано заключение о неквалифицированных действиях лица-изготовителя, заключавшихся в неправильном закреплении заготовки и резца, подборе сверл и метчиков, несоблюдения соосности заготовки и сверла. Экспертами, с учетом обобщения результатов комплексных исследований, был сделан вывод о том, что особенности конструкции восстановленного по представленным остаткам устройства позволяют отнести его к типу самодельных взрывных устройств, изготовленных не- квалифицированным лицом. Выводы экспертов подтвердились в процессе расследования. После задержания подозреваемого было установлено, что он является учеником токаря, а корпус взрывного устройства изготовил из вала старого станка, выброшенного на свалку1.

Примером установления по следам профессиональных навыков преступника и степени его квалификации может служить экспертиза следов резки металла с использованием электросварочной и автогенной аппаратуры. На основе большой серии экспериментов, проводимых в различных условиях, разными по степени квалификации лица-

См.: Дильдин Ю.М., Колмаков А.И., Тетерев СИ. Из практики экспертного исследования объектов, обнаруженных после взрыва самодельного устрой- стваУ/Экспертная практика. М., 1982. Вып. 19. С.76-83.

114 ми, созданы коллекции образцов реза и определены признаки, по которым определяется профессиональная подготовленность резчика, его умение владеть резаком. В основе оценки признаков применения режущих аппаратов лежат не случайно возникшие явления, а сопутствующие процессу резания закономерности физических и химических процессов, обусловленные свойствами разрезанного материала, применяемого при резании оборудования, а также условиями его эксплуатации, зависящими от знаний и степени развития профессиональных навыков лица1. К сожалению, практика такого рода еще не достаточно организована и является пока, как правило, результатом внимательного отношения к делу и инициативы самих экспертов.

2.3. Собирание, исследование и использование данных

о навыках и привычках обвиняемого (подозреваемого)

при производстве следственных действий

Сведения о навыках и привычках предполагаемого преступника, полученные на первоначальном этапе расследования, целесооб- разно использовать на последующих его стадиях в целях раскрытия преступления. При выявлении заподозренного лица следователь принимает решение о конкретных путях изобличения человека, совершившего преступление, - проведении опознания, обыска, освидетельствования и других следственных действий. В этом параграфе будет уделено внимание лишь тем из них, при производстве которых можно получить данные, подтверждающие (опровергающие) факт наличия навыков и привычек у преступника, материальное отображение которых наблюдалось в вещной обстановке места происшествия или кото-

См.: Дашков Г.В. Изучение следов взлома, образуемых в результате применения режущих аппаратов//Следственная практика. М, 1967. Вып.75. С.82-92.; Владимиров В.Ю. Некоторые особенности экспертизы следов резки металла с использованием газосварочной аппаратуры//Экспертная практика. М, 1981. Вып. 17. С.20-26.

115 рые были запечатлены в памяти потерпевшего и свидетелей- очевидцев. Не затрагивая общих тактических положений проведения следственных действий, рассмотрим только ту их часть, касающуюся вопросов установления навыков и привычек у обвиняемого (подозреваемого) лица, поскольку до настоящего времени этот вопрос в достаточной мере не разработан.

Прежде чем приступить к описанию, следует заметить, что круг следственных действий - возможных источников получения сведений о навыках и привычках обвиняемого, имеющих доказательственное значение, весьма обширен, и что одни и те же данные могут поступать из разных источников.

Допрос обвиняемого (подозреваемого). В большинстве случаев достаточно полные и разносторонние данные о навыках и привычках обвиняемого могут быть получены в ходе допроса самого обвиняемого. Из его показаний можно установить различные обстоятельства их становления и развития:

а) факты, подтверждающие наличие или отсутствие навыков и привычек (какие учебные заведения закончил и по какой специально сти; какие виды работ может выполнять - сварочные, плотницкие, кровельные, вяжет, шьет и т.д.; в каких частях и родах войск прохо дил службу, каким специальностям был обучен в армии; занимается ли спортом, если да, то каким видом; количество судимостей и за ка кие преступления и т.д.);

б) совершенство владения навыками (стаж производственной и спортивной деятельности, спортивный и квалификационный профес сиональный разряды, грамоты и поощрения за достигнутые результа ты и т.д.);

в) условия развития навыков и привычек (квалификация на ставника; черты характера, способствующие успешному овладению

116

навыком; мотивы, побуждения и т.д.). Например, некий Н., совер- шивший в г. Москве в течение с 1995 по 1996 г.г. более 50 изнасилований девочек в возрасте 12-14 лет, объяснял свою привычку к противоестественному удовлетворению половой страсти тем, что сам ранее в местах лишения свободы подвергался насилию в оральной и анальной форме1;

г) особенности навыка (обвиняемый может объяснить и указать на только ему знакомые, присущие его работе признаки, что очень важно для идентификации преступника по материально фиксированному отображению его навыковых действий).

Особенности навыка могут отображаться в механизме и характере следов. Примечателен в этом отношении фрагмент протокола допроса обвиняемого Я.Сиетниекса из материалов дела об убийстве им в 1973 г. своей семьи:

“Вопрос прокурора: Как Вы можете объяснить, что все вокруг было забрызгано кровью, а на вашей одежде ее обнаружить практически не удалось?

Ответ: Я уже говорил, что мне приходилось работать лесорубом, а когда рубишь сучки, то вырабатывается навык не делать больших взмахов. Главное - сила удара. Если взмах топора небольшой, то и кровяные брызги летят недалеко.

Вопрос прокурора: Скажите, наносили ли Вы удары обухом? (Теще вначале обухом раскроили череп, а затем острием топорища рассекли горло).

Ответ: Откровенно говоря, я этого не помню, но думаю, что на- носил. Раньше мне неоднократно приходилось видеть, как забивают

1 См.: Клещук Е. Лифт, ставший камерой пыток//СПИД-ИНФО. 1997. № 3. С.10- 11.

117 домашних животных. Сначала их бьют обухом, а затем перерезают горло. Подобным образом мне приходилось забивать свиней и телят самому. Со временем у меня образовался навык…“1.

В процессе допроса следователь, как правило, изучает обвиняе- мого не только путем постановки ему определенных вопросов и получения на них ответов. Некоторые сведения можно получить во время наблюдения за обвиняемым. Во время допроса в его действиях могут проявиться имеющиеся у него привычки, запомненные потерпевшим и указанные в качестве примет. Обвиняемому можно предложить закурить, а окурки направить экспертам для сравнительного исследования по навыку курения, если с места происшествия в качестве вещественных доказательств были изъяты окурки.

Следует иметь в виду, что обвиняемый может сообщить о себе не все сведения, имеющие значение по делу, особенно когда они не отвечают его интересам. В ряде случаев он может дать ложные показания, либо какие-то сведения истолковать в свою пользу. Поэтому данные, полученные при допросе обвиняемого, нуждаются в перепроверке из других источников. Так, если обвиняемый решил скрыть свое умение пользоваться электросварочным аппаратом, то его показания можно опровергнуть путем допросов свидетелей - знакомых, сослуживцев и др. Одновременно, этот факт должен оцениваться как обстоятельство, уличающее его в причастности к преступлению, если таковое было совершенно с использованием навыков резки металла.

Нужно отметить, что в случае отрицания обвиняемым владения им какими-либо навыками или привычками, он в то же время может признать существование косвенно уличающих его фактов, либо не

См.: Шумский В. Полночь - время оборотней//Вне закона. 1997. № 12 (36) дек. СП.

118 понимая их значения для дела, либо сознавая бессмысленность их отрицания, но надеясь дать этим фактам то или иное объяснение.

Допрос свидетелей. Разносторонние сведения о личности об- виняемого имеется возможность получить из показаний свидетелей. Согласно ст. 74 УПК РСФСР свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу, в том числе об имеющих отношение к навыкам и привычкам обвиняемого. Из показаний свидетелей-сослуживцев и лиц, знающих обвиняемого по учебе (преподавателей, учащихся), можно получить данные о его производственной или учебной деятельности, отношении к труду (обучению), наличии поощрений, степени профессиональной квалификации, индивидуальном мастерстве и т.д. Предметом допроса родственников, соседей, друзей могут быть данные об условиях воспитания и образе жизни обвиняемого, повлиявших на формирование его привычек, положительных и отрицательных интересах и наклонностях, наличии и характере судимостей, совершении антиобщественных поступков, умении выполнять определенные виды работ (слесарные, сварочные, токарные), наличии у обвиняемого дома различных инструментов и приспособлений, а также изделий - результатов его труда, и т.д.

Учитывая, что один и тот же свидетель не может полностью охарактеризовать обвиняемого, необходимо привлекать к допросу достаточно широкий круг лиц, которые в совокупности могли бы дать наиболее исчерпывающую характеристику его качествам и свойствам как личности.

Следственный осмотр. В ряде случаев важные данные о спо- собностях и наклонностях обвиняемого можно получить в результате осмотра его местожительства. Так, обнаружение почетных грамот и медалей за спортивные достижения указывает на то, что их владелец

119 увлекается спортом и свидетельствует о его высоком спортивном мастерстве. Круг интересов и увлечений обвиняемого можно прояснить при просмотре книг в его домашней библиотеке, определенный интерес представляют его записи, дневники, содержание видеокассет, с помощью которых по косвенным признакам нередко удается проследить, как формировались привычки и навыки данной личности.

Для установления профессиональных качеств преступника нередко может быть применен следственный осмотр вещественных до- казательств, поступивших в распоряжение органов расследования помимо осмотра места происшествия (представленных свидетелями, обвиняемыми, обнаруженных при обыске, выемке). Ими могут быть изделия, выполненные самим обвиняемым; части профессионального снаряжения, одежды; орудия, механизмы, средства и др. Тщательный осмотр с применением технико- криминалистических средств и методов с привлечением при необходимости специалистов соответствующих областей знаний позволяет определить, какими трудовыми навыками обладает обвиняемое лицо, оценить его квалификацию, выделить индивидуальные особенности изготовления и т.д. При этом следует иметь в виду, что на практике иногда без надобности прибегают к назначению экспертизы в случаях, когда не предполагается иссле- дование вещественных доказательств, а заранее известно, что эксперт ограничится лишь осмотром представленных ему объектов и этого будет достаточно для дачи заключения по поставленным перед ним вопросам.

Биографическое исследование личности обвиняемого. Различные по значимости сведения о навыках и привычках обвиняемого содержат в себе некоторые документы (служебные характеристики, личные дела по учету кадров, дипломы, аттестаты и свидетельства о полученных образовании и специальности и т.д.).

120

К такого рода документам можно отнести формуляры библиотек. Так, по уголовному делу по обвинению преподавателя физиче- ского воспитания школы П. за совершение развратных действий в отношении нескольких школьниц следователь провел большую работу по изобличению преступника. В частности, следователем было выяснено, что П. за последние годы интересовался, главным образом, сексуальной стороной жизни, что повлияло на формирование у него привычки к неестественному удовлетворению половой страсти. Проанализировав библиотечный формуляр П., следователь установил, что последний читал книги, относящиеся исключительно к проблемам полов, - “Мужчина и женщина”, учебник по гинекологии, другие книги П. не интересовали1.

Если известно, что обвиняемый ранее привлекался к уголовной ответственности по другому делу, последнее заслуживает серьезного внимания со стороны следователя. Фактические данные о личности обвиняемого, содержащиеся в деле, по которому он ранее был осужден, сохраняют значение доказательств и после вынесения приговора. Доказательственное значение приговора как документа не ограничивается удостоверением факта судимости. Он содержит проверенные в свое время судом сведения о личности обвиняемого (способностях, навыках, привычках), описание преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения и др. Такие данные могут быть использованы вновь при повторном привлечении лица к уголовной ответственности в качестве доказательств. Действительно, при расследовании уголовного дела о фальшивомонетничестве установление факта, что обвиняемый ранее уже использовал подобные приемы из-

См.: Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М., 1982. С.23.

121 готовления поддельных денег, хотя и не свидетельствует о том, что именно это лицо совершило расследуемое преступление, но тем не менее имеет определенное доказательственное значение. В частности, установление данного факта позволит опровергнуть показания обвиняемого о том, что он не умеет подделывать деньги.

Как правило, в приведенных выше документах отражаются све- дения о личности, характеризующие его прошлую деятельность и поведение. Поэтому нужно иметь в виду, что навыки и привычки обвиняемого могли претерпеть изменения за прошедшее время.

Освидетельствование. Согласно ст. 181 УПК РСФСР следователь вправе произвести освидетельствование обвиняемого или подоз- реваемого для установления на его теле следов преступления или особых примет, если при этом не требуется судебно-медицинской экспертизы. Эти следы и приметы прямо или косвенно могут быть связаны с навыками и привычками обвиняемого. К ним могут относиться следы, образованные на теле и одежде преступника вследствие применения им своих навыков, например, следы ожогов или частички карбида при использовании газосварочной аппаратуры. Среди особых примет доказательственное значение будут иметь признаки внешнего строения человека, если они нашли отражение в обстановке места происшествия (например, укороченность или искривление ног, хромота, проявившиеся в дорожке следов ног), или другие функциональные признаки обвиняемого, запомненные потерпевшим или свидетелем (например, дефекты речи и произношения - в навыке речи; при- вычка кусать губы, грызть ногти, подтверждающиеся при освидетельствовании осмотром губ и ногтей).

Освидетельствование может проводиться также в целях уста- новления профессиональной или иной принадлежности обвиняемого. О роде занятий указывают профессиональные признаки - наиболее

122 типичные изменения кожного покрова рук, характерные для лиц определенной специальности. Так, если работа человека связана с необходимостью частого обращения с острыми предметами (кровельщики, стекольщики), то на руках образуются рубцы в виде прямых линий, расположенных по всей поверхности кисти. О профессии можно судить и по специфическому запаху, исходящему от тела освидетель-ствуемого лица, а также от его одежды (например, химик или фотограф, имеющий дело с реактивами, металлург, водитель автомашины и т.д.). К выводу о занятии человека спортом можно прийти по типичным для определенных видов единоборства травмам: перебитый нос - для боксеров, поврежденное ухо - для борцов и т.д. При необхо- димости приглашаются врач или лицо иной специальности, которые выступают при освидетельствовании в качестве специалистов.

Обыск. В соответствии со ст. 168 УПК РСФСР обыск производится для отыскания и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для дела. Применительно к нашей теме, это такие ма- териальные объекты, которые позволяют распознать навыки и привычки обвиняемого, проявленные им при совершении преступления.

В первую очередь, это орудия и средства совершения преступ- ления. Так, обнаружение при обыске дома у обвиняемого набора ключей и отмычек, медицинских инструментов и препаратов позволяет выдвинуть предположение об умении владельца пользоваться ими и является важной уликой соответственно по делам о кражах и незаконном занятии частной медицинской практикой. Эти доказательства не только в определенной мере подтверждают факт совершения преступления, но также служат важной информацией о личности самого обвиняемого. К примеру, если у обвиняемого, который был задержан за угон автомашины, при обыске были найдены в большом количестве ключи зажиганий, приспособления для повреждения механических

123 и электрических блокировок, то можно обоснованно предполагать, что задержанный уже неоднократно совершал или намеревался совершить подобного рода преступления.

При обыске также могут быть найдены изделия запрещенного производства - самодельно изготовленные холодное и огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывные устройства , самодельно закупоренные бутылки с фальсифицированной водкой и др. В подобных случаях необходимо дополнительно направить усилия на поиск частей и деталей к ним, полуфабрикатов, сырья, материалов, средств и оборудования, которые могли быть использованы в процессе изготовления. Они могут находиться как по месту жительства, так и по месту работы обвиняемого. Их обнаружение позволит установить факт незаконного изготовления обвиняемым этих предметов.

Летом 1996 г. в Московском районе г. Чебоксары при совершении преступления был задержан гражданин Л. У него изъяли само- дельный пистолет-пулемет с патронами. Еще один, также изготовленный самодельным способом, через год был обнаружен на месте перестрелки между двумя враждующими преступными группировками у Дома юстиции. Сравнив оба пистолета, эксперты пришли к выводу, что они спроектированы и изготовлены одним мастером. Позже, в ходе расследования дела банды Ф., в г. Новочебоксарске был задержан житель Мариинского Посада М. При обыске у него было изъято большое количество самодельных патронов, а также приспособления для их изготовления. Эксперты доказали единое происхождение ранее обнаруженных патронов и изъятых при обыске. В ходе следствия М. сознался в изготовлении оружия и боеприпасов к ним1.

1 См.: Уг. дело № 26420 -98 г., Новочебоксарский городской суд, Чувашская Республика.

124

Обыск может быть произведен с целью обнаружения сравни- тельных образцов следов и готовых изделий для проведения экспертного исследования навыков и некоторых привычек обвиняемого. Кроме перечисленных выше, к ним относятся окурки, следы резки металла с помощью газо- и электросварочной аппаратуры, кустарно пошитые обувь и вещи, самодельно изготовленные инструменты и др. Изъятие обнаруженных следов и предметов оформляется согласно ст. 176 УПК РСФСР протоколом с указанием точного места и обстоятельств их обнаружения.

Следует отметить, что поиски объектов, характеризующих навыки и привычки обвиняемого, могут представлять собой как само- стоятельную задачу обыска, так и попутную, когда разыскиваются ценности, следы и орудия преступления. Так, при обыске неожиданно могут быть обнаружены наркотические средства, свидетельствующие о возможном пристрастии обвиняемого к наркотикам.

Следственный эксперимент. Одним из действенных методов проверки навыков обвиняемого является следственный эксперимент (ст. 183 УПК РСФСР). Данное следственное действие успешно проводится при расследовании разнообразных преступлений и помогает следователю устанавливать важные обстоятельства дела, главным образом, субъективные возможности обвиняемого: мог ли совершить определенное действие, выполнить определенную работу, умеет ли управлять машиной, обращаться с оружием и т.д. Результаты следственного эксперимента могут устанавливать наличие у обвиняемого определенных навыков и, тем самым, прямо или косвенно свидетельствовать о совершении им преступления.

Эксперимент по определению наличия или отсутствия профес- сиональных, преступных или других навыков у обвиняемого пред- ставляет собой частный случай эксперимента по установлению воз-

125 можности совершения какого-либо действия, так как навыки можно выявить только при совершении лицом определенных действий1.

В рамках общей задачи “проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела” (ст. 183 УПК РСФСР), результаты следствен- ного эксперимента по выявлению навыков обвиняемого могут быть использованы в целях проверки следственных версий для установления истинности показаний обвиняемого, устранения противоречий между показаниями нескольких обвиняемых, обвиняемых и свидетелей. Нередко при установлении одного из соучастников группы, совершившей угон автотранспортного средства, он из-за боязни мести со стороны остальных преступников или по другим мотивам может заявить, что преступление было совершено им одним. Если возникает сомнение в том, что данное лицо обладает необходимыми навыками управления автомобилем, то для разрешения этого вопроса может быть проведен следственный эксперимент. Для этого должно быть использовано транспортное средство, аналогичное по марке угнанному. Перед проведением следственного эксперимента желательно допросить обвиняемого с участием специалиста с целью проверки знания им технических условий эксплуатации соответствующего транспортного средства2. Если в ходе эксперимента выяснится, что обвиняемый не обладает навыками управления автомобилем, то это обстоятельство будет расцениваться как доказательство совершения им преступления не в одиночку.

Параллельно с установлением навыков виновного лица при производстве следственного эксперимента следователь может выяс-

См.: Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. М., 1964. С.58.

2 См.: Новиков СИ., Ярамышьян Ш.Ш. Следственный эксперимент при расследовании дорожно-транспортных происшествий. Киев, 1985. С.45.

126 нить причины и условия, способствующие совершению преступлений. Так, в течение длительного времени на крупных узловых станциях преступники приобретали у пассажиров использованные железнодорожные билеты, на которых с помощью элементарных приемов и средств подделывали оттиски штампа, удостоверяющего факт остановки в данном городе. Затем эти билеты сбывались пассажирам. Во время расследования данного преступления следователь произвел эксперимент, в ходе которого обвиняемые продемонстрировали свое умение подделки. Оказалось, что одной из причин, способствующих совершению данных преступлений, явилась слабая степень защиты отдельных реквизитов билета1.

Получение материалов для экспертизы не является непосредст- венной задачей следственного эксперимента, однако полученные в ходе опытов образцы, при условии их качественного выполнения и правильного процессуального оформления, с успехом могут быть использованы в экспертном исследовании.

В уборной на железнодорожной станции был обнаружен рас- члененный труп мужчины. Метод расчленения и линии разруба костей давали основание полагать, что лицо, расчленившее труп, имеет опыт разделывания туш скота. В ходе расследования было установлено, что убийство совершила жена погибшего 3. Но у следователя возникло сомнение в ее способности, без посторонней помощи, расчленить труп убитого мужа. Чтобы установить, могла ли обвиняемая совершить эти действия, был проведен следственный эксперимент. Ей предложили разделать две туши баранов топорами и ножом, которыми она воспользовалась при расчленении. В течение короткого вре-

См.: Казаков Е.И. Проверка следственным экспериментом профессиональных или преступных навыков обвиняемых//Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.2. Киев, 1965. С.25.

127 мени 3. разрубила туши и, как было отмечено участниками эксперимента, сделала это весьма умело. По результатам следственного эксперимента была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая установила, что способ разделывания туш баранов аналогичен способу расчленения трупа ее мужа1.

При оценке результатов эксперимента по установлению навыков обвиняемого необходимо учитывать желание лица производить те или иные действия, которое усматривается из материалов дела. Так, если обвиняемый стремится скрыть других участников преступления и выполнить за них действия, требующие наличия определенных навыков, то отрицательный исход эксперимента в таком случае следует считать достоверным.

Иногда обвиняемый, участвуя в следственном эксперименте, стремится заведомо исказить его результаты. Обычно это бывает тогда, когда он преследует цель избежать ответственности или затруднить расследование. Например, подозреваемый в процессе эксперимента с целью проверки возможности изготовления им поддельного клише решил скрыть свои навыки и продемонстрировал неумение в его изготовлении. В таких случаях результаты следственного эксперимента сами по себе не позволяют сделать правильный вывод о владении обвиняемым определенными навыками. Следователь должен постараться уличить обвиняемого в умышленном утаивании своих навыков путем производства других следственных действий (допроса свидетелей, обыска и др.).

Проверка показаний на месте. В целях исследования данных, характеризующих навыки обвиняемого, определенное значение мо-

См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С.233-234.

128 жет иметь проверка показаний на месте. Сущность этого следственного действия состоит в получении от ранее допрошенного обвиняемого объяснений относительно расследуемого события, сопровождаемых показом им мест и объектов, связанных с преступлением, и демонстрацией отдельных действий1. По ходу проверки показаний на месте могут проверяться субъективные качества обвиняемого (умение сделать что-нибудь, навыки совершения преступных действий и пр.). Учитывая, что проверка показаний на месте включает в себя элементы различных следственных действий, в ходе ее проведения могут быть добыты те же сведения о навыках обвиняемого, что и в ходе допроса, обыска, осмотра и др.

Предъявление для опознания. В следственной практике нередко для отождествления преступников используют мысленные и слуховые образы некоторых навыков и привычек человека, запечатленные в памяти очевидцев. В качестве исследуемых функциональных признаков внешнего облика обвиняемого могут выступать его походка, голос и особенности речи, привычка жестикулировать и т.д. Это происходит тогда, когда опознающий заявляет, что он может опознать обвиняемого не только по внешнему облику, но и по походке, голосу, привычкам поведения.

При организации предъявления для опознания обвиняемого по голосу, особенностям речи и походки предъявление следует прово- дить так, чтобы опознаваемый не видел опознающего и не догадывался, что происходит акт опознания. В противном случае обвиняемый может умышленно изменить голос, речь или походку. Если все же в процессе опознания выявится подобный факт сознательного искажения, следователь должен продолжить беседу с опознаваемым, чтобы

1 См.: Руководство для следователей. М., 1971. С.414.

129 проявились признаки его голоса и речи, предложить ему продолжить движение по указанному маршруту, имея в виду, что его усилия контролировать себя не могут быть длительными, и особенности подлинной походки неминуемо проявятся. Это обусловлено тем, что признаки походки, голоса и речи, как и других навыков и привычек человека, есть проявление соответствующего динамического стереотипа, изменить который сознательными волевыми усилиями на более или менее длительное время невозможно.

Отождествление обвиняемого по голосу и походке может про- водиться как в качестве составных частей процесса предъявления для опознания по всему внешнему облику, так и в виде самостоятельного акта предъявления для опознания. Примером может служить следующий случай, произошедший в 1996 г. в г. Чебоксары.

Заранее спланировав убийство своей жены, некий Н. встретил ее после работы в 11-м часу вечера. Никто из рабочих и сослуживцев жены, возвращавшихся домой в это время, его не видел. Он спрятался в небольшом сквере на пути к троллейбусной остановке, откуда окликнул свою супругу. Между ними произошла громкая ссора, которую случайно услышала одна из работниц завода. Свидетельница заявила, что не видела мужчину, с которым разговаривала потерпевшая, но хорошо запомнила его голос. Решено было провести опознание подозреваемого по голосу, в результате которого женщина уверенно указала на супруга убитой. Полученное доказательство сыграло очень важную роль в изобличении преступника, т.к. опровергало подготовленное им “алиби”. Специально приехав в день убийства на дачу, Н. на глазах у соседей лег спать, после чего незаметно вылез через окно и пошел встречать жену. Убив ее и избавившись от запачканной кровью одежды и ножа, также незаметно возвратился в дачу через окно, и утром, встав на виду у соседей, как ни в чем не бывало, стал зани-

130 маться хозяйственными делами1.

Существенное значение для расследования многих дел имеет возможность распознать профессиональный почерк того или иного лица. Издавна известно, что почти все ремесленники (столяры, сапожники, портные, кузнецы, стекольщики и т.п.) имеют свою индивидуальную манеру (навык) изготовления и могут по готовой продукции определить, ими ли выполнялась работа по ее изготовлению или ремонту. Немало случаев успешного определения “авторства” работы у стоматологов, не говоря уже о таких творческих профессиях, как скульпторы, художники, резчики по дереву, чеканщики, модельеры.

Так, в 1989 г. в поселке на окраине г. Омска в своей квартире на втором этаже была убита семья из трех человек. Снаружи дома к одному из окон была приставлена лестница, по которой преступники проникли в квартиру и которую, видимо, принесли с собой. При предварительном изучении лестницы установили, что, судя по конструкции и способу крепления деталей, она изготовлена профессионально, со знанием дела. Кроме этого, направление следов распила и забивания гвоздей, указывало, что человек, ее изготовивший, по-видимому, является левшой. При опросе соседей, выяснили, что в поселке проживает известный столяр-левша, который на заказ изготавливает рамы и двери. При предъявлении лестницы он опознал свою работу по ряду признаков и рассказал, кому ее сделал. Это обстоятельство позволило выйти на истинных виновников трагедии - сына жителя поселка, по просьбе которого была изготовлена эта лестница, и двух его друзей2.

Производство экспертиз. Поскольку явления, связанные с на-

1 См.: Уг. дело № 43163 - 96 г., Московский районный суд г. Чебоксары.

2 Из практики раскрытия преступлений ОУР ОВД г. Омска.

131 выками и привычками человека, весьма разнообразны по своему характеру, а их связи с событием преступления зачастую настолько специфичны, что требуют для своего изучения специальных знаний, приемов и средств, следователю часто приходится обращаться к помощи специалистов. Поэтому, большое значение в исследовании информации, определяемой навыками и привычками обвиняемого, имеет экспертиза, назначаемая в случаях, когда нельзя обойтись без специальных познаний в той или иной области техники, науки, ремесла (ст. 78 УПК РСФСР).

В отличие от предыдущих следственных действий, в результате проведения которых удается собрать информацию, прямо или кос- венно подтверждающую факт наличия или отсутствия у обвиняемого тех или иных навыков и привычек, в процессе экспертного исследования возможно идентифицировать преступника по материально фиксированным отображениям свойственных ему навыковых и привычных действий. До настоящего времени теоретически обоснованы, практически апробированы и успешно применяются в идентификационных целях криминалистические экспертные методики исследования письменно-двигательного навыка, навыка письменной речи, ре- чевого навыка. Но экспертная практика знает немало случаев использования с целью отождествления по материально фиксированным отображениям других навыков человека, хотя криминалистические методики проведения таких экспертиз разработаны не в полной мере. Возможность идентификации личности по трудовым навыкам, в частности, связанным с любительским занятием или увлечением человека, может быть проиллюстрирована следующим примером из архива Казанской НИЛСЭ.

На окраине одного из сел был обнаружен труп новорожденного младенца с петлей на шее, завернутый в изношенную женскую сороч-

132 ку из хлопчатобумажной ткани, сшитую ручным способом. В совершении преступления подозревались несколько жительниц данного села, в том числе С, при обыске у которой было изъято несколько вещей, сшитых вручную. Перед экспертом были поставлены вопросы: Не одним ли лицом исполнены ручным швом женская сорочка, в которую был завернут труп новорожденного, и вещи, изъятые при обыске? Не исполнен ли ручной шов на женской сорочке С?

В результате осмотра женской сорочки, обнаруженной на месте происшествия, было установлено, что она сшита из тонкой ткани ручным способом, швом “за иглой”. Также удалось выявить некоторые индивидуальные особенности работы, а именно, особенности исполнения потайного шва, необычность выполнения начального узла на нити и способа закрепления нити в конце шва.

При осмотре вещей, изъятых у С, оказалось, что они сшиты таким же способом, стежки швов имеют такие же размеры, как на ис- следуемой сорочке. Однако при сравнительном исследовании ручных швов на вещественных доказательствах не было установлено признаков, достаточных для категорического вывода о том, что они исполнены одним и тем же лицом. Запрос о предоставлении дополнительного сравнительного материала не был выполнен из-за отсутствия у С. вещей, сшитых вручную. Тогда по инициативе эксперта у С. при участии соответствующего специалиста были отобраны экспериментальные образцы ручных швов. В распоряжение С. были предоставлены лоскуты белой ткани, ножницы, нитки и игла. Ей было предложено выполнить несколько видов швейных работ.

При сравнительном исследовании ручных швов и способов по- чинки женской сорочки, обнаруженной на месте происшествия, с ручными швами на вещах, изъятых у С, а также экспериментальными образцами ручных швов, исполненных С, были установлены совпа-

133 дения по степени овладения навыком исполнения ручных швов, виду швов, размерам стежков, а также особенностям исполнения потайного шва, закрепления нити в конце шва, способов исполнения начальных узлов и способов починки. Установленная совокупность устойчивых совпадающих признаков была признана индивидуальной и достаточной для вывода о том, что ручные швы на исследуемой сорочке исполнены С1.

В подтверждение факта проявления в следах индивидуальных особенностей навыков и возможности отождествления по ним лица, их оставившего, приведем еще один пример экспертизы по делу о хищении крупных денежных сумм при выполнении работ по оформлению ресторанов. Как и в предыдущем случае, экспертная методика проведения таких исследований разработана далеко не достаточно, но, несмотря на это, сделанные выводы сомнений не вызывают.

Как было установлено следствием, бригадир чеканщиков С. с целью завышения группы сложности работ (от чего также зависит размер оплаты труда чеканщиков) использовал в декоративных чеканных изображениях фрагменты чужих произведений. Была назначена экспертиза, в результате которой опытные эксперты пришли к выводу о плагиате. Обосновывая свое заключение, эксперты не только указали на характерные особенности обработки металла мастерами, работы которых использовал С, но и отметили, что сам С. до этого подобных методов обработки металла не использовал (заделки углов, обработка плоскостей, обводка контуров и т.д.). Эксперты подчеркнули, что С. достаточно опытный мастер, имеет свыше 20 лет рабочего стажа, и у него выработанная манера исполнения, которая

См.: Чернова Л.Н. К вопросу о возможностях идентификации личности по ручным швам на швейных изделиях/УЭкспертная практика. М., 1967. Вып.20. С.28-31.

134 продолжает оставаться неизменной на протяжении длительного времени. Ознакомившись с заключением экспертизы, С. вынужден был признать факты использования чужих работ1.

Как видно из приведенных примеров, достаточность совокупности признаков для идентификации лица по материально фиксиро- ванным отображениям навыков устанавливается на основании их оценки с точки зрения опыта соответствующего эксперта. Поэтому в случаях проведения подобных экспертиз целесообразно приглашать специалистов узких областей знания, имеющих большой опыт работы по этой специальности, желательно мастеров по производству. Они, как никто другой, смогут объяснить природу каждого из признаков -установить механизм образования и связать их появление с особенностями навыка; оценить идентификационную значимость каждого признака по частоте встречаемости и их совокупности - обусловлен ли признак требованиями технологии или носит индивидуальный характер, являясь отклонением от установленных технологических норм, и т.д. Отрицать некоторую объективную значимость такого опыта нельзя, хотя качественно оценить признаки в этих случаях не представляется возможным, так как соответствующие статистические подсчеты частот встречаемости таких признаков (как, например, в почерковед-ческой экспертизе) не проводились. К сожалению, такое положение отрицательно сказывается на исследованиях материально фиксированных отображений с целью идентификации человека по навыкам с помощью экспертиз (навыкам ходьбы, курения, трудовым и т.д.).

Сложность производства идентификационных экспертиз по ма- териально фиксированным отображениям навыков связана еще и с

1 См.: Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М., 1982. С.24-25.

135 получением образцов для сравнительного исследования, например, в случае отказа обвиняемым демонстрации своих навыков или в случае преднамеренной попытки с его стороны исказить результаты во время эксперимента. В такой ситуации надо попытаться обнаружить образцы готовых изделий при обыске (следственном осмотре) в доме или на работе обвиняемого, в отношении которых доподлинно будет известно, что они изготовлены самим обвиняемым (например, со слов знакомых, сослуживцев и т.д.). Такие образцы могут быть использованы в качестве свободных при сравнительном исследовании.

Если, все-таки, это сделать не удастся, то при обнаружении ма- териалов и инструментов, используемых обвиняемым в своей работе, можно с их помощью изготовить аналог исследуемого изделия. При положительном исходе выводы экспертизы будут играть роль косвенного доказательства наличия у обвиняемого соответствующих навыков. Хотя в этом случае сам навык непосредственно не изучается, но исследуются его составляющие, без которых навык не осуществим. Так, установление экспертным путем факта изготовления поддельных монет с помощью приспособлений, обнаруженных у подозреваемого, является одной из самых существенных улик1.

2.4. Отражение информации о навыках и привычках преступника в системе криминалистической регистрации

Криминалистическая регистрация представляет собой научно обоснованную систему учета объектов, попавших в сферу уголовного судопроизводства или оперативной работы, для последующего использования сведений о них при раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений. В качестве регистрируемой информации

См.: Борисов А.П., Митричев Л.С., Федоров Ю.А. Распознавание и ис- следование поддельных монет. М., 1964. С.92.

136 здесь собираются фактические данные или сведения, имеющие причинно-следственную связь с событием преступления и характеризующие способ его совершения, лиц, его совершивших, предметы преступного посягательства, орудия преступления, а также некоторые другие предметы и вещественные доказательства. Источниками информации при этом являются самые разнообразные материальные и идеальные следы преступлений, выявляемые при производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Поэтому действенность криминалистической регистрации во многом зависит от полноты, точности и своевременности выявления признаков объектов, подлежащих учету, и поступления необходимых сведений от следователей, сотрудников экспертно-криминалистических подразделений и оперативных работников.

Одними из признаков, отражающих групповую принадлежность и индивидуальные свойства некоторых объектов регистрации, явля- ются навыки и привычки человека. На это еще указывал И.Н.Якимов, пытаясь охарактеризовать научные основы уголовной регистрации: “Все указанные способы регистрации … в конечном счете покоятся на том эмпирическом положении, что каждому человеку свойственна физическая индивидуальность, благодаря коей его всегда можно отличить от других, хотя бы, на первый взгляд, и очень похожих на него людей. Кроме свойственной ему индивидуальности, человек в течение своей жизни приобретает еще ряд навыков и привычек, свойственных только ему одному, по коим его легко узнать (походка, манеры, жесты, почерк, автоматические движения, голос, взгляд и т.д.)”1.

В числе первых из отечественных криминалистов, указавших на необходимость регистрации нераскрытых преступлений по приемам

1 Якимов И.Н. Криминалистика. М, 1925. С.30-31.

137 преступных действий и преступников, отличающихся профессиональными навыками, был С.М.Потапов. Он разработал системы регистрации по почерку, приемам преступных действий и словесному портрету’.

С.М.Потапов особенно подчеркивал важность учета по способу совершения преступлений. Обозначенные им основные принципы ведения и использования картотеки учета по признакам преступных действий, не утратили своего значения до сих пор. В свое время они были учтены И.Н.Якимовым, разработавшим одну из первых отечественных систем регистрации по способам совершения преступлений. Описание преступлений И.Н.Якимов предложил проводить по 10 модусам, в числе которых упомянул приемы и уловки, а также технические и профессиональные знания и навыки, проявленные преступником при совершении преступления2.

Таким образом, уже с самого начала становления отечественной криминалистической регистрации навыкам и привычкам преступника со стороны криминалистов уделялось пристальное внимание. Индивидуальность и устойчивое проявление во время совершения преступлений обусловило их применение в качестве регистрационных признаков, по которым осуществляется систематизация и проверка объектов по массивам картотек криминалистического учета. Некоторые из названных учетов получили развитие и постепенно стали централизованными в масштабе страны. Постепенно в процессе совершенствования регистрационной работы в органах внутренних дел появились новые виды криминалистических учетов, способствующие розы-

См.: Потапов СМ. Система графологической регистрации/Административный вестник. М, 1926; Он же. Метод раскрытия преступлений по приемам преступного действия. М., 1928.

2 См.: Криминалистика. Техника и тактика расследования преступлений. М., 1938. С.114-119.

138 ску и установлению причастных к расследуемому событию лиц, в которых нашли отражение сведения о навыках и привычках преступника. Чтобы полнее представить значение, объем и проблемы использования данных о навыках и привычках преступника в целях криминалистической регистрации, рассмотрим каждый из таких учетов в отдельности.

На сегодняшний день в системе криминалистической регистрации сведения о навыках и привычках отражаются в двух значениях - в качестве функциональных признаков внешнего облика подучетного лица и как особенности действий преступника, проявляющиеся в способе совершения преступлений.

Учет особо опасных преступников. На криминалистический учет особо опасных преступников берутся лица, имеющие устойчиво выраженную криминогенную ориентацию, например, насильники, вымогатели, мошенники, автоугонщики, изготовители оружия и взрывных устройств, фальшивомонетчики и др. Учету подлежат также лица, совершающие особо опасные преступления, имеющие ярко выраженный характер, например, особая дерзость, жестокость, исключительный цинизм, с использованием формы и служебного удостоверения работника милиции, в отношении детей, в отношении женщин с явными признаками беременности и т.п. Действия таких лиц при совершении преступлений характеризуются высокой степенью устойчивости и квалифицированности применяемых ими приемов, однообразием в выборе предметов посягательства, орудий и средств, времени и места преступления. Как правило, они совершают не одно, а более или менее значительную серию однородных преступлений.

Накопление и обработка информации об особо опасных пре- ступниках осуществляется с помощью подсистемы “Досье”, которая

139 информационно связана с централизованной фототекой лиц, поставленных на учет. На каждое зарегистрированное по данному учету лицо заполняются два специальной формы бланка - идентификационная карта на лицо и карта с описанием особенностей преступных действий.

Идентификационная карта на лицо состоит из отдельных блоков, включающих регистр и описание совершенного преступления, установочные и идентификационные данные подучетного лица. Особое внимание уделяется характеристике идентификационных признаков преступника. При этом указываются резус и группа крови, описывается внешность по методу словесного портрета. Кроме анатомических признаков особых и броских примет немалое значение придается установлению функциональных особенностей лица, выражающих его навыки и привычки:

  • походка определяется следующими признаками - прямая пру- жинистая, шаркающая, косолапит, сутулится, прихрамывает, носки врозь, вразвалку, виляет бедрами;
  • речь отмечается такими особенностями - многословная, мед- ленная, заикается, картавит, с акцентом, невнятная; характерные диалект, жаргон, слова (обороты), глухонемой, без особенностей;
  • указывается манера поведения в быту и в одежде - общителен, замкнут, агрессивен, обаятелен, элегантен, жестикулирует, сутулится, угодлив, религиозен, ярко одевается, носит темные очки, щурится, кривит рот, щелкает пальцами, часто сплевывает;
  • выявляется, какими навыками владеет - внушением, управлением автомототранспортного средства, приемами борьбы, бокса, ювелирным делом, рисованием, фотоделом, радиоделом, полиграфией, навыком применения оружия;
  • устанавливается, к чему имеет наклонности и привычки - по-

140 ловым извращениям, садизму, рецидиву, симуляции, случайным связям, тунеядству, курению, алкоголю, наркотикам, токсикомании, посещает города, охотник, рыбак, коллекционер и т.д.1

Приложение к идентификационной карте используется для записи сведений об особенностях преступных действий лица по мате- риалам следствия, которые представляют интерес для оперативно- розыскных и следственных подразделений. В приложении среди прочих реквизитов указываются признаки способа совершения преступления, отражающие сложившиеся преступные навыки лица, например, используемые орудия преступления и вспомогательные средства, продукция преступной деятельности, характер ударов, ранений и приемов насилия, приемы сокрытия следов преступления.

Учет особо опасных преступников информационно может быть связан с видеотекой признаков внешности и фонотекой голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес.

Учет лиц, представляющих оперативный интерес, по при- знакам внешности на базе видеозаписей (видеобанки и видеотеки лиц). Регистрация визуальной информации о лицах служит целям опознания граждан в ходе оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Массивы видеотек накапливаются на кассетах и группируются по видам преступлений (категориям правонарушителей). Преимущества данного вида учета перед фототекой очевидны: на видеокассету запечатлеваются функциональные признаки внешности (навыки и привычки человека) - походка (регистрируемому предлагается пройти несколько метров назад и вперед), речь (регистрируемый вслух произносит свои биографические данные), также

См.: Классификатор оперативно-справочной, розыскной и криминалистической информации автоматизированных поисковых систем Федерального учета. Приложение 2 к приказу МВД России № 400 от 31.08.1993 г. С.41-43.

141 проявленные при этом жестикуляция, мимика, другие привычные движения. Это позволяет получить у потерпевшего (либо очевидца) динамически зрительный образ опознаваемого лица, сравнение которого с запечатленным в сознании мысленным образом, несомненно, более результативнее и надежнее, чем сравнение с обычным фотографическим изображением. Это тем более важно, что люди по-разному воспринимают отдельные элементы внешности человека. Одни акцентируют свое внимание на таких признаках, как рост, телосложение, тип лица, особенности прически, другими лучше воспринимаются речь, мимика, жесты, походка.

Фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес. Регистрация речевой информации о лицах осуществляется в целях получения образцов для сравнения при установлении личности по голосу и опознания граждан в ходе оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. В немалой степени появлению такого учета способствовало развитие научных основ фоноскопической экспертизы. Теоретическими предпосылками идентификации личности по голосу являются положения об относительной устойчивости и индивидуальности признаков устной речи. Устная речь как акустическое явление может быть описана методами инструментального анализа. Звуковая колебательная природа устной речи позволяет с помо- щью спектрального анализа представить ее суммой бесконечного ряда частот токов различных амплитуд. Специально разработанные идентификационные признаки речевого сигнала позволяют выделить в устной речи комплекс признаков, присущий голосу конкретного человека1. Поэтому материалы фонотеки могут использоваться как для

См.: Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм. М., 1977.

142 опознания потерпевшим (свидетелем-очевидцем), запомнившими голос злоумышленника, так и для экспертного исследования голоса ранее зарегистрированного преступника в случае магнитофонной фиксации его речи в связи совершением таких противоправных действий, как вымогательство, шантаж, угрозы, оскорбления по телефону.

Учет преступлений с характерными способами совершения. Учет представляет собой специальную систему регистрации преступлений по устойчиво проявляющимся признакам, характеризующим механизм преступных действий и лиц, их совершивших, и предназначен для информационного обслуживания раскрытия, расследования и предупреждения особо опасных (квалифицированных) видов преступлений, совершаемых рецидивистами и гастролерами. На учет ставятся нераскрытые и раскрытые преступления.

Устойчивая приверженность к одним и тем же преступным приемам у лиц, систематически совершающих однородные преступления, эмпирическим путем были выявлены очень давно. Тогда же это явление, причины которого оставались неизвестными, стали использовать для розыска преступников. Сначала в Европе, а потом и в Америке, преступников стали регистрировать по “преступному почерку” . Так возникла система уголовной регистрации “Modus operandi system”1, предназначенная для учета преступников-профессионалов. Раскрытие преступлений по “MOS” подразумевало отыскание всех дел с похожими способами совершения преступлений. При создании этой системы криминалисты исходили из шаблонной повторяемости способов у одного и того же лица, причину стойкой приверженности к которому видели в недостаточном общем развитии преступника.

См.: Джиск Т. Автоматическое отыскание нужных сведений о преступлении и преступнике//Бюллетень переводов зарубежной криминалистической лите- ратуры. Вып.З. М„ 1964. С.11-21.

143 Однако полное совпадение способа совершения преступлений у одного и того же лица встречаются крайне редко, а обычно повторяются лишь те или иные его элементы. Недостаточность теоретического обоснования причин повторяемости способов сказалась на слабой действенности “MOS”.

Большая заслуга в исследовании вопросов о детерминированности способа совершения преступления и его повторяемости принад- лежит Г.Г.Зуйкову. Он описал объективные и субъективные факторы, участвующие в детерминации, раскрыл их фактическое содержание и характер взаимодействия в процессе формирования. В результате Г.Г.Зуйков пришел к заключению, что “абсолютная повторяемость способов совершения преступлений во всех их признаках полностью исключена. Способы совершения преступлений повторяются, если сохраняется действие определенных факторов, их детерминирующих (мотив и цель преступления, объективная обстановка его совершения, качества личности преступника, особенности предмета преступного посягательства и т.д.), а так как детерминирующие факторы изменяются и в количественном, и в качественном отношениях, то в нем неизбежно изменяются и способы совершения преступлений, сохраняя, однако, некоторую совокупность повторяющихся признаков”1.

Среди факторов, детерминирующих способ совершения пре- ступления, значительную роль играют психофизиологические свойства личности преступника, из числа которых особо следует выделить навыки и привычки. В любой деятельности, в том числе противоправной, присутствуют элементы навыка. Это обусловлено закономерностями высшей нервной деятельности фиксировать и длительно

1 Зуйков Г.Г. “Модус операнди”, кибернетика, поиск//Кибернетика и право. М., 1970. С.50.

144 сохранять следы локальных возбуждений и торможений различных стереотипных их комбинаций виде динамического стереотипа, что обеспечивает экономичность и надежность в работе головного мозга. Поэтому становится возможным высвобождение сознания от контроля за происходящими действиями и они осуществляются автоматически, как единый акт. Само действие, выполняемое как навык, становится относительно простым, устойчивым, машинообразным. Совокупность особенностей навыка делает его индивидуальным, свойственным только данному лицу, а свойства личности, отразившиеся в навыке, становятся, в свою очередь, источником информации о применившем его человеке.

Характерно, что многие индивидуальные особенности навыка возникают без активного участия сознания, помимо воли и желания лица. Поэтому лицо, использующее навык, не может легко изменить его индивидуальный характер не только в результате нейрофизиологической фиксированности навыка, но из-за отсутствия осознанности его особенностей.

В способе совершения преступления находят отражение два вида навыков - общего назначения, возникшие вне связи с совершением преступлений, и преступные, сформированные в процессе преступной деятельности. Навыки преступного назначения приобретаются в результате специальных целенаправленных упражнений при подготовке к преступлению и совершенствуются при повторном совершении аналогичных преступлений. Их формирование чаще всего происходит на основе имеющихся двигательных и умственных навыков лица.

Образование навыков совершения преступных действий при совершении однородных преступлений объясняется следующими обстоятельствами.

Способ совершения преступления слагается из комплексов спе-

145 цифических действий преступника, наличие, и взаимосвязь которых составляют как бы модель его преступного деяния. Элементами способа являются действия, операции и движения, относимость которых к событию преступления определяется на основе познания соотношения целей деятельности. Так, способ совершения кражи из магазина можно разбить на несколько отдельных этапов, объединенных одной общей целью - завладение определенной суммой денег: отключение сигнализации, проникновение в помещение магазина, взлом металлического хранилища, сокрытие следов преступления и т.д. По сути эти этапы являются относительно самостоятельными действиями со своими самостоятельными целями, без которых невозможен данный вид преступной деятельности и к выполнению которых преступник вынужден преднамеренно готовиться. Подготовка может включать в себя подбор орудий и средств, планирование и осознание способа выполнения предстоящих действий, предварительную тренировку по их осуществлению, что является одним из этапов формирования навыка. В результате совершения ряда однородных преступлений операции по выполнению таких самостоятельных действий все более совершенствуются, превращаясь в навык, что дает возможность преступнику экономить время, совершенствовать способ преступления и пере- ключать внимание на более важные этапы преступной деятельности.

Закономерному проявлению навыков в способе совершения преступления способствует сама обстановка на месте происшествия. В состоянии волнения, которое обычно в большей или меньшей степени охватывает каждого преступника и связано с неотвратимостью наказания и возможным изобличением, у человека снижается контроль за своими действиями, и они совершаются привычно, автоматически, т.е. так, как данное лицо привыкло их совершать.

Таким образом, превращение некоторых самостоятельных дей-

146 ствий способа в навык и переход их на уровень автоматизированных, подсознательных актов преступной деятельности, является одной из закономерностей формирования способа неоднократно совершаемых однородных преступлений. Такой динамический стереотип действий преступника на месте преступления в следственной практике нередко, и не без оснований, именуют “индивидуальным почерком” лица, под- разумевая одинаковую психофизиологическую природу их образования.

Отчасти этим можно объяснить совершение одним и тем же лицом однородных преступлений повторяющимися способами, так как навыки обладают относительной устойчивостью и склонностью к повторному воспроизведению. Одновременно навыки индивидуализируют преступные действия, придавая им характер особенностей, неповторимых у другого лица. И наконец, способностью навыков к материальному и идеальному отображению обуславливается повторение в способе совершения преступления определенного комплекса признаков, индивидуализирующих преступника. Признание аналогичности способов при условии совпадения индивидуальной совокупности таких признаков в двух или более преступлениях может быть основанием для предположения о совершении преступлений одним и тем же лицом.

К преступным навыкам следует относить как навыки проведения сложных действий, например, навык осуществления всей мошен- нической операции или карманной кражи, так и навыки совершения отдельных операций и движений. Однако способ совершения преступления не должен рассматриваться ни как единое автоматизированное сложное навыковое действие, ни как совокупность различных навыков. В его состав неизбежно входят действия, не имеющие навыково-го характера, что является одной из причин изменчивости способа со-

147 вершения преступлений. Речь может идти о навыковом характере отдельных простых и сложных действий, входящих в способ совершения преступления, которые являются только его элементами, причем не обязательными (например, при совершении преступления впервые).

Выявление при расследовании совокупности повторяющихся признаков способа совершения преступлений легло в основу рассматриваемого вида криминалистического учета. Такие данные проявляются в следах преступлений и выявляются в процессе осмотров мест происшествий, осуществления иных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также при проведении специальных исследований и экспертиз. Учет преступлений реализуется по форме как набор специализированных информационных поисковых подсистем (задач), содержание которых может меняться в зависимости от состояния преступности в стране или регионе. Все подсистемы криминалистического учета преступлений с характерным способом совершения информационно объединяются между собой и с подсистемой “Досье” в интегральную базу данных.

Предусмотрено поэтапное создание подсистем для накопления и отработки данных по отдельным видам особо опасных преступле- ний: насильственные преступления, квалифицированные кражи имущества, хищения из металлических хранилищ, угоны автотранспорта, фальшивомонетничество и подделка документов, террористические акты, вымогательство и шантаж, злостное хулиганство и т.д.

Централизованный учет насильственных преступлений. Данный вид учета осуществляется с помощью подсистемы “Насилие”, объектами которого являются умышленные убийства, половые преступления, разбои, грабежи, злостные хулиганства и другие виды противоправных деяний, связанных с насильственными действиями

148 со стороны преступников. Для сбора и фиксации первичных сведений применяется идентификационная карта на преступление.

Регистрационные карточки в картотеках систематизируются по видам уголовно-наказуемых деяний, затем по месту их совершения, характеру примененных орудий и средств, по приемам преступных действий и другим признакам.

Элементы способа совершения преступления разбиты по разде- лам, характеризующим отдельные самостоятельные действия пре- ступника, которые в процессе преступной деятельности сформировались в преступные навыки лица. Подробному описанию подлежат способы, приемы, средства и характер насильственных действий, способы сокрытия трупа. Указываются также особенности преступного поведения по отношению к потерпевшему (взаиморасположение потерпевшего и преступника в момент нанесения повреждений, действия с одеждой потерпевшего, манипуляции с трупом жертвы, количество и месторасположение нанесенных ударов, травм, причина смерти и др.). В конце карточки приводится список изъятых с места про- исшествия следов и вещественных доказательств1.

Установленные данные кодируются для введения в запоминающее устройство ЭВМ. При кодировке устанавливаются причинно- следственная зависимость отдельных факторов, оценивается порядок и значение каждого элемента способа для совершения преступления.

Учитывая, что одинаковыми способами могут пользоваться разные преступники, необходимо регистрировать как можно больше признаков расследуемого преступления. Идентификационное значение картотеки основывается на выявлении и фиксации признаков,

См.: Классификатор оперативно-справочной, розыскной и криминалистической информации автоматизированных поисковых систем Федерального учета. Приложение 2 к приказу МВД России № 400 от 31.08.1993 г. С.90-96.

149 имеющих наиболее ярко выраженные индивидуальный характер. Если фиксировать только общие признаки способа, свойственные многим преступлениям данного вида, то значение картотеки для розыска преступника и анализа нераскрытых преступлений резко снизится. И, наоборот, если выявлять значительное количество индивидуализирующих деталей, особенно сложившихся преступных навыков лица, и подробно, полно и точно описывать их в карточке, то значение картотеки возрастет. Поэтому заполнение карточки только по сведениям, полученным от дежурного по органу, не может отвечать требованиям этого вида учета. Такая информация обычно скудна по содержанию, нередко не точна, как правило, в ней отсутствуют данные об индивидуальных особенностях способа действий, имеющих наибольшее значение для раскрытия преступлений при помощи данных о способе их совершения.

Централизованный учет хищений ценностей из металлических хранилищ. На такой же основе выделения характерных деталей способа совершения преступлений разработан централизованный криминалистический учет хищений ценностей из металлических хранилищ. Он реализуется с помощью подсистемы “Сейф”, ранее функционировавшей самостоятельно как Автоматизированная информационная система “Сейф”. Основным назначением учета является централизованное информационное обслуживание раскрытия и расследование серийных хищений ценностей из металлических хранилищ. Постановке на учет подлежат любые преступления, при совершении которых взламывались или вскрывались металлические хранилища (сейфы, шкафы и ящики), за исключением железных шкатулок, независимо от уголовно- правовой квалификации и стадии совершения преступления, размера причиненного материального ущерба, предмета посягательства и местонахождения металлического хранилища.

150

При расследовании данного вида преступлений наиболее ярко и зримо выражается устоявшаяся индивидуальная манера действий преступника, в частности, при взломе металлического хранилища. Обусловлено это тем, что преступник, специализируясь на кражах ценностей из сейфов, металлических ящиков и шкафов, заранее готовится к преступлению. Осуществлению краж предшествует тщательная подготовка, заключающаяся в подборе и изготовлении специальных орудий и средств, знакомстве с устройством запорных механизмов хранилища, предварительной тренировке приемам вскрытия и выборе самого оптимального. В результате этого у преступника вырабатывается навык взлома, который совершенствуется им во время совершения очередных преступлений, о чем свидетельствует следственная практика. Как правило, такие преступления из-за профессионализма совершения продолжительное время не раскрываются. Например, некий К. был изобличен в совершении 171 кражи из сейфов и металлических шкафов в Самарской области лишь благодаря тща- тельному анализу способов преступлений1.

Учет подсистемы “Сейф” формируется из идентификационных карт, заполняющихся отдельно на преступление и лицо. Заполнение карт в пределах своих полномочий и компетенции производится совместно оперуполномоченным ОУР, экспертом- криминалистом и следователем.

К карте на преступление в обязательном порядке прилагаются обзорные, узловые и детальные фотоснимки повреждений на сейфе, фотоснимки мест проникновения преступников на объект, следов рук, обуви, перечень похищенных номерных вещей и документов, описа-

1 См.: Давыдов В. Шишкин. Утро в криминальном лесу//Российская газета. 1995. 4 окт.

151 ние предметов с отличительными признаками. Также обязательно указывается номер рисунка, выбранный из таблицы типичных мест расположения повреждений при взломе сейфов. Особое внимание при составлении карточек на преступление уделяется описанию способа вскрытия металлического хранилища, характеризующего навык взломщика, которое должно проводиться только опытными экспертами-криминалистами. При описании подробно указываются месторасположение, размеры, форма, конфигурация повреждений на корпусе или дверце сейфа, способ взлома замка сейфа, особенности применения орудий и средств взлома, также отдельно определяются профессиональный уровень выполнения вскрытия или взлома в целом и профессиональный уровень владения средствами взлома (высокий, средний, низкий)1.

При заполнении карточки на лицо в числе других данных ука- зываются изъятые у подозреваемого предметы, орудия и средства, которые он мог использовать при совершении преступлений (отмычки, домкрат, ручные гидравлические ножницы, взрывные вещества, средства маскировки, сокрытия преступления и т.д.)2. Тем самым косвенно подтверждается наличие у лица определенных преступных навыков.

В ходе работы над диссертационным исследованием был проведен краткий анализ материалов Автоматизированной информаци- онной системы “Сейф” в Экспертно-криминалистическом центре МВД РФ. В результате отмечены интересные случаи, подтверждающие положение о формировании в процессе совершения одного и то-

См.: Классификатор оперативно-справочной, розыскной и криминалистической информации автоматизированных поисковых систем Федерального учета. Приложение 2 к приказу МВД России № 400 от 31.08.1993 г. С. 163-180. 2 См.: Там же. С.148-151.

152 го же вида деяний преступных навыков, индивидуализирующих преступника.

Так, по делу кражи из старательной артели “Полюс” в пос. Ле- нинградский Магаданской области при взломе сейфа преступники использовали газосварочный аппарат, следы применения которого указывали на средний уровень владения навыком резки металла. Однако судя по следам реза на сейфе им понадобилось очень много времени для взлома: было полностью вырезано место крепления ригеля замка на корпусе сейфа, срезаны все три петли верхней наружной дверцы, в некоторых местах видны следы применения молотка и зубила. Дверцу внутреннего ящичка взломщикам вскрыть так и не удалось. Все это указывало на отсутствие у преступников навыка взлома сейфа.

В другом случае, по подозрению в совершении нескольких краж из сейфов на территории Пензенской области, был задержан некий М. При обыске у него изъяли орудия и приспособления для вскрытия: трафарет с отверстиями, высокоскоростную дрель, сверла. Но, несмотря на это, кражи из сейфов через некоторое время возобновились, и способ взлома остался прежним- высверливание в дверце отверстий по трафарету с последующим перерубанием перемычек и разборкой механизма замка. Только на этот раз способ взлома отличался от предыдущих некоторыми особенностями: большим диаметром следов сверления, количеством и размером вырезанных отверстий. Как оказалось впоследствии, на свободе остались сообщники М, которые пе- реняли у него данный способ взлома сейфов. Этот случай лишний раз подтверждает индивидуальный характер сформированных навыков, хотя способ преступления в целом совпадает.

Формирование устойчивых преступных навыков характерно и для других видов преступлений, особенно тех, которые продолжи-

153 тельное время не раскрываются из-за тщательной подготовки и профессионализма исполнения. С увеличением количества преступлений у преступника появляется возможность анализировать свои действия на месте происшествия, вносить в них необходимые поправки, в результате чего навык совершенствуется. Такое положение наблюдается при совершении преступлений ворами, киллерами, сексуальными маньяками, маньяками-убийцами. Поэтому дальнейшее развитие аналогичных учетов по способам характерных действий преступников в первую очередь должно быть направлено на информационное обеспечение таких видов преступлений.

Криминалистический учет поддельных медицинских рецептов на получение наркотических и сильнодействующих лекарст- венных средств и образцов почерка лиц, занимающихся их подделкой. Объектом криминалистической регистрации могут быть материально-фиксированные отображения отдельных функциональных навыков, например, письменно-двигательного. Благодаря индивидуальности и относительной устойчивости почерка с помощью данного учета становится возможным установление исполнителя рукописных текстов поддельных медицинских рецептов и единого источника происхождения таких рецептов по фактам незаконного приобретения наркотических веществ в разных аптеках.

Учет ведется в рамках автоматизированной информационной системы “Рецепт” в экспертно-криминалистических подразделениях МВД и состоит из двух тесно связанных между собой картотек. В картотеку поддельных рецептов помещаются рецепты, представленные работниками уголовного розыска, изъятые в результате профилактических проверок аптек и медицинских учреждений, у занимающихся подделкой лиц, либо задержанных с поддельными рецептами. В картотеку образцов почерка помещают образцы, которые сотрудни-

154 ки уголовного розыска получают у лиц, занимающихся подделкой рецептов. Проверка рукописных текстов в поддельных рецептах с образцами почерков осуществляется экспертами- криминалистами.

Некоторые виды преступной деятельности обусловлены обяза- тельным наличием у преступника определенных трудовых навыков, например при изготовлении поддельных денег, ценных бумаг, кредитных либо расчетных карт и т.д. Криминалистические исследования С.Ш.Касимовой в области возможности установления личности по трудовым навыкам показали, что особенности, присущие навыкам конкретного лица, сохраняются продолжительное время и отображаются на изготовляемой им продукции. Эти особенности позволяют распознавать продукты труда разных работников1. В этом случае выработанные навыки выступают в роли единого источника происхождения изготовляемых изделий. На этом основаны некоторые эксперт-но- криминалистические картотеки и коллекции, в которых регистри- руются объекты, появившиеся в результате преступной деятельности. Рассмотрим более подробно некоторые из них.

Картотеки поддельных денежных знаков и ценных бумаг. Этот учет создан в целях установления общности происхождения фальшивых монет, ценных бумаг, казначейских и банковских биле- тов, валюты иностранных государств по способу и технологии изготовления, а также выявления лиц, занимающихся их подделкой. Данный вид преступной деятельности требует от человека продолжительной специальной трудовой подготовки, подбора необходимого оборудования и материалов. В конечном итоге у фальшивомонетчика складывается индивидуальная манера изготовления, которая с тече-

См.: Касимова С.Ш. О некоторых возможностях установления личности по трудовым навыкам//Труды ВНИИ МООП СССР. 1967. № 10. С.28-33.

155 нием времени может совершенствоваться по мере повышения его профессионализма. Образующийся при этом сложный навык подделки будет определяться:

  • личностью предполагаемого фальшивомонетчика - его воз- можной профессией, уровнем специальных познаний в области полиграфии, бумажного производства, множительной техники, химии;
  • возможными источниками приобретения материалов и обору- дования или технологией их изготовления;
  • типами и марками используемых бумаг, составом самодельно изготовленной бумажной массы, красок, природой клеев и других компонентов, содержащихся в исследуемых денежных знаках и т.д.
  • Получение информации о перечисленных элементах структуры навыка подделки денежных знаков входит в задачу экспертов- криминалистов при производстве соответствующей экспертизы1. По результатам их экспертного исследования составляются специальные карточки с одновременным описанием признаков подделки. В случаях установления изготовителя поддельных денежных знаков заполняется оборотная сторона регистрационной карточки и информация об этом передается в учет особо опасных преступников. Тем самым, окончательно заполненная карточка учета фактов фальшивомонетничества превращается в регистрационную карточку учета определенного лица по способу совершения преступлений.

Картотеки поддельных документов, изготовленных поли- графическим способом. Цель данного вида учета - установление единства происхождения нескольких или целых серий поддельных

См.: Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно- справочных, розыскных и криминалистических учетов, экспертно- криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации. Приложение 1 к приказу МВД России № 400 от 31.08.1993. С.117.

156 документов, бланки которых отпечатаны с одного типографского набора, клише или печатной формы, а также выявление лиц, занимающихся их изготовлением. Также, как и подделка денежных знаков и ценных бумаг, изготовление фальшивых документов полиграфическим способом требует от преступника наличия специальных знаний и навыков, которые могут выражаться в:

  • способе изготовления документа,
  • применявшихся способах печати,
  • типе и марке используемой бумаги и краски и т.д.
  • Все эти технологические признаки подделки, устанавливаемые при производстве технико-криминалистической экспертизы сомни- тельного документа в совокупности позволяют выявить серию фальшивых документов по общему источнику происхождения.

Коллекция фальсифицированных винно-водочных изделий. В коллекции сосредотачиваются образцы фальсифицированной винно-водочной продукции, изъятые из магазинов, киосков, складов, и поступившие на исследование в экспертно- криминалистические подразделения. При проверке по коллекции вновь поступивших винно-водочных изделий учитываются способ укупорки бутылок металлическими колпачками, способ наклеивания и вид этикеток, а также результаты технологического анализа содержимого бутылок, что в совокупности характеризует сложившийся преступный навык занимающихся подделкой лиц. Совпадением указанных признаков с образцами, находящимися в коллекции, устанавливается единый источник изготовления, что способствует объединению дел о преступлениях, связанных с фальсификацией винно-водочных изделий.

На наш взгляд, объектами аналогичных криминалистических коллекций и учетов должны стать изъятое, либо обнаруженное, самодельное огнестрельное оружие, самодельные взрывные устройства

157 или оставшиеся после взрыва на месте происшествия их части, оттиски поддельных штампов и печатей, а также, в случае обнаружения, сами штампы и печати, и т.п. Одна и та же технология производства, обусловленная выработкой у преступника определенных устойчивых навыков, определяет наличие в этих предметах одинакового индивидуального комплекса особенностей, позволяющего устанавливать единство их происхождения и лиц, занимающихся их изготовлением.

158 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  1. Навыки входят необходимой составной частью в любую форму деятельности, в том числе и преступную. Только благодаря тому, что некоторые действия закрепляются в качестве навыков и как бы спускаются на уровень автоматизированных актов, сознательная деятельность человека, разгружаясь от регулирования относительно элементарных актов, может быть направлена на разрешение более сложных задач.

Анализ современного состояния наук психологии и философии показал, что в основе формирования навыков лежат закономерности психической и высшей нервной деятельности человека. Закрепляясь в результате многочисленных сознательных повторных упражнений, навык приобретает характер непроизвольных реакций за счет освобождения сознания от контроля над выполнением приемов действия и переключения его на цели и условия действия. Перестройка структуры психической деятельности при выработке навыка обусловлена фи- зиологическими процессами, происходящими в организме человека, особенно, в центральной нервной системе. Своему возникновению и устойчивому проявлению навыки обязаны чрезвычайно развитой способности головного мозга запечатлевать, фиксировать, объединять и воспроизводить последовательность организованных нервных процессов и функциональных состояний. В коре головного мозга образуется система условнорефлекторных временных связей, называемая динамическим стереотипом, позволяющая навыкам проявляться в виде автоматизировано протекающих действий.

Влияние психологических и физиологических процессов на формирование, развитие и проявление навыков и привычек необходимо учитывать при решении диагностических и идентификационных задач по использованию криминалистически значимой информации о

159 данных свойствах личности при раскрытии и расследовании преступлений.

  1. Исходя из структурных изменений, происходящих при фор мировании навыка в самом действии, а также деятельности человека и его организме, представляется правильным определить навык как об разующийся в результате упражнения автоматизированный компонент сознательной деятельности человека, не требующий сознательного контроля и обусловленный образованием в коре го ловного мозга динамического стереотипа.

Данное определение отражает все основные характерные осо- бенности навыка, как одного из свойств личности человека, и подчеркивает его психофизиологическую природу. Такое уточнение понятия коренным образом отличает его от ранее дававшихся в психологической и юридической литературе, в которых не находили отражения физиологические механизмы образования навыков.

  1. Классификационное подразделение навыков может быть осуществлено по различным основаниям. По степени сложности навыки различаются на простые и сложные. К простым относятся многие элементарные, частичные навыки совершения одноактных действий, движений и отдельных операций, которые, подчиняясь одной цели , могут входить в более сложный навык. В зависимости от функционального назначения навыки делятся на навыки письма, речи, ходьбы (бега), мышления. По роду деятельности, в которой навыки сформировались, они подразделяются на профессиональные (трудовые), спортивные, преступные, поведения, бытовые и связанные с увлечением или любительским занятием человека.
  2. По нашему мнению, деление навыков на преступные обу- словлено следующими обстоятельствами. Неоднократное совершение однородных преступных действий или специальная тренировка этих

160 действий перед совершением лишь одного преступления приводит к тому, что у преступника в условиях постоянного воздействия однородных раздражителей в коре головного мозга возникает устойчивая цепочка условнорефлекторных временных связей, т.е. динамический стереотип, позволяющий этим действиям проявляться вновь в уже изменившихся условиях, если для этого снова возникнет благоприятная ситуация. Преступные навыки вырабатываются и предназначаются для единственной цели - осуществления преступного замысла и могут быть использованы только для совершения преступлений.

  1. Как и навыки, привычки являются автоматизированными действиями, вырабатываются, прочно укореняются и совершаются в силу динамического стереотипа по принципу условного рефлекса - в этом их общность. Различие между ними заключается в том, что на вык - это лишь способность произвести то или иное действие без осо бого контроля сознания, привычки же включают потребность произ вести соответствующее действие, побуждают человека поступать оп ределенным образом, но активного участия в самом действии они не принимают и не требуют совершенного ими владения.

Привычки бывают положительными (полезными), неуместными и отрицательными (вредными) и в зависимости от рода деятельности, в которой они образуются, различаются на профессиональные (трудовые), бытовые, санитарно-гигиенические, антигигиенические, нравственные, умственные, привычки поведения.

  1. Результаты проведенного исследования показали, что навыки и привычки непосредственно участвуют в самом процессе осуществ ления преступления и во многом предопределяют способ его совер шения, а в некоторых случаях могут формировать мотив преступле ния, являясь своеобразным побудительным толчком при реализации преступниками своих замыслов. Материальные и идеальные отобра-

161

жения навыков и привычек в следах преступления служат источником криминалистически значимой информации об особенностях свойств личности преступника (или других лиц) и имеют доказательственное, розыскное и тактическое значение.

  1. Исходя из анализа психологических и физиологических зако номерностей формирования, развития и проявления навыков и при вычек человека, а также всеобщих законов развития материального мира, считаем, что использование данных свойств личности в крими налистике в качестве источников судебной информации становится возможным благодаря таким основным их свойствам как индивиду альность, относительная устойчивость, склонность к повторному вос произведению и способность к отображению.

Индивидуальность навыков и привычек складывается в результате одновременного воздействия личностных особенностей (психи- ческих, физиологических, анатомических) индивида и объективных условий развития.

Относительная устойчивость и склонность к повторному вос- произведению обусловлены одноименными свойствами динамического стереотипа и определяются закономерностями высшей нервной деятельности.

Отражение - это всеобщее свойство объектов и явлений матери- ального мира, в силу которого навыки и привычки проявляются в виде материально фиксированных отображений и в сознании людей.

  1. Источниками сведений о навыках и привычках интересующе го следствие лица могут стать:
  • материально фиксированные отображения (отдельные следы, возникающие вследствие выражения лицом своих навыков и привычек; предметы и изделия, появление которых обусловлено наличием у изготовителя определенных навыков и привычек; обстановка места

162 происшествия в целом);

  • идеальные отображения - мысленные и слуховые образы в па- мяти очевидцев;
  • способ совершения преступления;
  • объект преступного посягательства;
  • предметы, сопутствующие навыкам и привычкам - орудия, средства, материалы, вещества, специальная одежда;
  • изменения организма или отдельных частей тела у лиц, вла- деющих навыком или имеющих привычку;
  • показания обвиняемого (подозреваемого);
  • результаты наблюдения за поведением обвиняемого (подозре- ваемого);
  • показания коллег по работе или учебе, родственников, соседей, друзей обвиняемого (подозреваемого);
  • документация анкетно-биографического характера, медицинских, спортивных, военных и других организаций;
  • результаты проведения следственных действий, предвари тельных исследований и судебных экспертиз, оперативно- розыскных мероприятий;

  • архивные и находящиеся в производстве уголовные дела;
  • криминалистические и оперативно-справочные учеты.
    1. Сведения о навыках и привычках предполагаемого преступника можно получить в результате проведения таких следственных действий как осмотр места происшествия, допрос свидетелей и по- терпевшего, производства судебных экспертиз. Каждое их этих действий предоставляет следователю разные возможности по выявлению и исследованию обстоятельств владения преступником определенными навыками и привычками, проявившимися при совершении преступления.

163

  1. Как показал анализ следственной и экспертной практики, круг следственных действий - возможных источников получения све дений о навыках и привычках обвиняемого (подозреваемого), имею щих доказательственное значение, весьма обширен. Данные, под тверждающие (опровергающие) наличие навыков и привычек у инте ресующего следствие лица, а также различные обстоятельства их ста новления и развития, можно установить при проведении:
  • допроса обвиняемого (подозреваемого) и свидетелей,
  • осмотра вещественных доказательств, мест жительства, работы,
  • биографического исследования личности,
  • освидетельствования,
  • обыска,
  • следственного эксперимента,
  • проверки показаний на месте,
  • предъявления для опознания,
  • экспертиз и исследований.
    1. Отождествление лица по отображениям навыков и привычек возможно при производстве таких следственных действий, как предъ явление для опознания и проведение экспертиз. С целью опознания могут быть использованы мысленные и слуховые образы некоторых навыков и привычек человека, запечатленные в памяти очевидцев (походки, голоса и особенностей речи, привычки жестикулировать и др.), а также предметы и изделия в случае определения опознающим авторства выполненной работы по их ремонту или изготовлению. В результате проявления в следах индивидуальных особенностей навы- ковых и привычных действий лица в процессе экспертного исследо вания возможно идентифицировать преступника по их материально фиксированным отображениям (почерку, фонограмме речи, дорожке

164 следов ног и т.д.).

  1. Поскольку навыки и привычки по своему характеру весьма разнообразны, а их связи с событием преступления зачастую настолько специфичны, что нередко для своего обнаружения и изучения требуют специальных знаний, приемов и средств. Поэтому при предварительном исследовании материальных и идеальных отображений навыковых и привычных действий преступника на месте преступления и при производстве экспертиз кроме специалистов-криминалистов целесообразно приглашать специалистов узких областей знания, имеющих большой опыт работы, профессионально связанной с проявленным навыком (привычкой). Они лучше, чем кто-либо, смогут объяснить природу каждого из выявленных признаков -установить механизм образования и связать их появление с особенностями навыка; оценить идентификационную значимость каждого признака по частоте встречаемости и их совокупности - обусловлен ли признак требованиями технологии или носит индивидуальный характер, являясь отклонением от установленных технологических норм, и т.д.
  2. При проведении следственных действий по установлению навыков и привычек необходимо иметь в виду, что лицо может заведомо скрыть или исказить их. В таких случаях следователь должен постараться уличить обвиняемого (подозреваемого) в умышленном утаивании своих навыковых свойств путем производства других следственных действий или продолжить общение с ним, учитывая, что его усилия контролировать себя не могут быть длительными, и особенности подлинных навыков и привычек неминуемо проявятся.
  3. Индивидуальностью и устойчивым проявлением во время совершения преступлений обусловлено использование навыков и привычек в качестве регистрационных признаков, по которым осуще-

165 ствляется систематизация и проверка объектов по массивам картотек следующих криминалистических и оперативно- справочных учетов:

  • учет особо опасных преступников,
  • учет лиц, представляющих оперативный интерес, по признакам внешности на базе видеозаписей (видеобанки и видеотеки),
  • фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес,
  • учет насильственных преступлений,
  • учет хищений ценностей из металлических хранилищ,
  • учет поддельных медицинских рецептов на получение нарко- тических и сильнодействующих лекарственных средств и образцов почерка лиц, занимающихся их подделкой.
  • Сведения о навыках и привычках в указанных учетах отражаются в двух значениях - в качестве функциональных признаков поду- четного лица или как особенности действий преступника, проявляющиеся в способе совершения преступлений и индивидуализирующие правонарушителя.
  1. Превращение некоторых самостоятельных действий в навык и переход их на уровень автоматизированных подсознательных актов преступной деятельности является одной из закономерностей формирования способа неоднократно совершаемых однородных преступлений. Отчасти этим можно объяснить совершение одним и тем же лицом однородных преступлений повторяющимися способами, так как навыки обладают относительной устойчивостью и склонностью к по- вторному воспроизведению. Одновременно навыки индивидуализируют преступные действия, придавая им характер особенностей, неповторимых у другого лица. И наконец, способностью навыков к материальному и идеальному отображению обуславливается повторение в способе совершения преступления определенного комплекса при-

166

знаков, индивидуализирующих преступника. Признание аналогичности способов при условии совпадения индивидуальной совокупности таких признаков в двух или более преступлениях может быть основанием для предположения о совершении преступлений одним и тем же лицом.

  1. Формирование устойчивых преступных навыков характерно для многих видов преступлений, особенно тех, которые продолжи тельное время не раскрываются из-за тщательной подготовки и про фессионализма исполнения. С увеличением количества преступлений у преступника появляется возможность анализировать свои действия на месте происшествия, вносить в них необходимые поправки, в ре зультате чего навык совершенствуется. Такое положение наблюдается при совершении преступлений ворами, киллерами, сексуальными маньяками, маньяками-убийцами. Поэтому дальнейшее развитие уче тов по способам характерных действий преступников в первую оче редь должно быть направлено на информационное обеспечение таких видов преступлений.

  2. Некоторые виды преступной деятельности обусловлены обязательным наличием у преступника определенных трудовых на выков, которые в этом случае выступают в роли единого источника происхождения изготовляемых изделий. На этом основаны некоторые экспертно-криминалистические картотеки и коллекции, способст вующие объединению дел о преступлениях, связанных с изготовлени ем запрещенных предметов:

  • картотеки поддельных денежных знаков и ценных бумаг,

  • картотеки поддельных документов, изготовленных полигра фическим способом,

  • коллекции фальсифицированных винно-водочных изделий. На наш взгляд, объектами аналогичных криминалистических

167 коллекций и учетов должны стать изъятое, либо обнаруженное, самодельное огнестрельное оружие, самодельные взрывные устройства или оставшиеся после взрыва на месте происшествия их части, оттиски поддельных штампов и печатей, а также, в случае обнаружения, сами штампы и печати, и т.п. Одна и та же технология производства, обусловленная выработкой у преступника устойчивых навыков, определяет наличие в этих предметах одинакового индивидуального комплекса особенностей, позволяющего устанавливать единство их происхождения и лиц, занимающихся их изготовлением.

  1. Изучение криминалистической литературы, материалов уго- ловных дел, справок предварительного исследования и заключений экспертиз подтверждает немаловажную роль навыков и привычек в формировании и совершении преступлений, а также большое доказательственное значение исследования и использования их отображений при изобличении преступников и установлении других обстоятельств дела. Вместе с тем, проведенные исследования позволили выявить основные проблемы, возникающие в работе правоохранительных органов при расследовании дел, по которым в качестве доказательств выступает информация о навыках и привычках преступника:
  • поверхностные знания источников криминалистически значи мой информации о навыках и привычках человека, вследствие чего использование не в полной мере данных об указанных свойствах лич ности в изобличении преступников,

  • недостаточная разработанность или отсутствие экспертных методик изучения материально фиксированных отображений навыков (кроме речевого, письменно-двигательного и письменной речи),
  • непринятие всех надлежащих мер по обнаружению, исследо- ванию и использованию криминалистически значимой информации о навыках и привычках преступника в процессе расследования.

168 19. Анализ наиболее часто встречающихся недостатков в след- ственной и экспертной практике по собиранию и использованию информации о навыковых свойствах личности позволяет прийти к более общему выводу о том, что главной причиной как описанных выше, так и других указанных упущений в правоохранительной деятельности, является усеченное понимание следователями, дознавателями, работниками уголовного розыска, экспертами- криминалистами значения установления данных о навыках и привычках преступника. Такое положение объясняется недостаточной степенью разработанности частной криминалистической теории о навыках и привычках человека и отсутствием данной темы в программе изучения курса криминали- стики в учебных заведениях. Дальнейшее изучение форм и механизма отображения навыковых и привычных действий в способе преступления, возможностей их установления с помощью следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также проведения по ним идентификационных и диагностических исследований, позволит расширить рамки использования криминалистически значимой информации о навыках и привычках человека при раскрытии и расследовании преступлений.

169

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты, руководящие документы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М.: “Ось-89”,
  2. -176 с.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 1997. - 224 с.
  4. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12.08.95//Собр. Закон. РФ. - 1995. - № 33.
  5. Закон Российской Федерации “О безопасности’7/Ведом. Верх. Сов. РФ. -1992. -№15.
  6. Закон Российской Федерации “О состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией’7/Ведом. Верх. Сов. РФ. -
  7. -№ 51.
  8. Указ Президента Российской Федерации № 1226 от 14.06.94 “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности’7/Собр. закон. РФ. - 1994.-№8.
  9. Приказ МВД РФ от 31 августа 1993 г. № 400 “О формировании и ведении централизованных оперативно- справочных, розыскных, криминалистических учетов, экспертно- криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации”.
  10. Монографии, учебники и учебные пособия

  11. Анохин П.К. Узловые вопросы теории функциональной системы. -М.: Наука, 1980. -196 с.
  12. Антонян Ю.М. Изучение личности преступника. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1982.-79 с.
  13. Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические ано-

170 малии. - М: Наука, 1987. - 206 с.

  1. Артомонова В.Г., Шаталов Н.Н. Профессиональные болезни. -М., 1982.
  2. Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж: “Модэк”, 1995.
  3. Баканова Л.П. Использование данных осмотра места происшествия в оперативно-розыскных мероприятиях. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1978.
  4. Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами. - Воронеж: ВГУ, 1992. - 144 с.
  5. Бахин В.П. Расследование угона автомототранспортных средств. - Омск: ОВШ МВД СССР, 1969.
  6. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М.: Юрид. лит., 1991. -173 с.
  7. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. - М.: Юрид. лит., 1988. - 302 с.
  8. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М.: Юрид лит., 1987. - 272 с.
  9. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.2: Частные криминалистические теории. - М.: Юристъ, 1997. - 464 с.
  10. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М.: Акад. МВД СССР, 1977. - Т1.-340 с; Т2.- 410 с.
  11. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. -М.: Наука, 1966.-295 с.
  12. Белкин Р.С. Сущность экспериментального метода исследования в советском уголовном процессе и криминалистике. - М., 1961.
  13. Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента. - М.:ВШ МВД СССР, 1959.

171

  1. Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. - М.: Юрид. лит., 1964.
  2. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. - М.: Юрид. лит., 1969.-216 с.
  3. Белкин Р.С, Лузгин И.М. Криминалистика. - М: Юрид. лит., 1978.-310 с.
  4. Берекашвилли Л.Ш. Общая криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления. - М: МГУ, 1976.
    • 60 с.
  5. Бернштейн Н.А. О построении движений. - М., 1947.
  6. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. - М., 1966.
  7. Бернштейн Н.А. Физиология движений и активность. - М.: Наука, 1990.
  8. Бжалава И.Т. Установка и поведение. - М: Знание, 1968.
  9. Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза письма. - М., 1940.
  10. Винберг А.И., Миньковский Г.М., Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1956.
  11. Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1977.
  12. Возгрин И.А. Общие положения методики расследования от- дельных видов преступлений. - Л., 1976. - 165 с.
  13. Вопросы совершенствования следственной работы: сб. ст. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1972. - 116 с.
  14. Воронин Л.Г., Колбановский В.Н., Маш Р.Д. Физиология высшей нервной деятельности и психология. - М.: Просвещение,
  15. -207 с. \
  16. Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии: Информ.-

172 метод, материалы к курсу “Общ. психология”. - М., Просвеще- ние, 1986.-272 с.

  1. Гаухман Л.Д., Кипман Н.Н. Деятельность следователя органов внутренних дел по изучению личности обвиняемого. - М: ВНИИ МВД СССР, 1972.-40 с.
  2. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. - М., 1988.
  3. Глазырин Ф.В., Кругликов А.П. Следственный эксперимент. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1981.
  4. Голдованский Ю.П. Изучение следов взлома на месте происшествия. - М., 1963.
  5. Грановский Г.Л. Основы трасологии. - М., 1965.
  6. Грановский Г.Л. Основы трасологии. Особенная часть, - М.: ВНИИ МВД СССР, 1974. - 240 с.
  7. Гуров А.И. Предупреждение и раскрытие краж из квартир. - М.: МССШМ МВД СССР, 1985. - 46 с.
  8. Девиков Е.И., Зуев Е.И., Ищенко Е.П. Криминалистическая регистрация. - М., 1987.
  9. Джемс У. Психология/Под ред. Л.А.Петровской. - М.: Педагогика, 1991.-368 с.
  10. Доминанта и условный рефлекс/Отв. ред. П.В.Симонов. - М.: Наука, 1987.
  11. Закатов А.А., Ямпольский А.Е. Обыск. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1983.-44 с.
  12. Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. - М.: ВШ МВД СССР, 1970.
  13. Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований. - М.: ВШ МВД СССР, 1970.
  14. Кантор И.В. и др. Криминалистические экспертизы. Характери

173 стики экспертных методик. Библиография. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1990.- 116 с.

  1. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. - М.: УМЦ ГУК МВД России, 1994. - 46 с.
  2. Классификатор оперативно-справочной, розыскной и криминалистической информации автоматизированных поисковых систем Федерального учета. Приложение 2 к приказу МВД России № 400 от 31.08.1993 г. - М., 1993. - 207 с.
  3. Коимшиди Г.Ф., Серегин В.В. Получение информации вероятностным методом распознавания образов. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988.-16 с.
  4. Колдин В. Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. - М., 1969.
  5. Колмаков А.И., Пименов Н.Ф., Капитонов В.Е., Герасимов A.M. Исследование технологических признаков на изделиях, изготовленных с использованием металлорежущего оборудования. - М.: ЭКЦ МВД России, 1992. - 24 с.
  6. Комиссаров А.Ю., Подлесный А.В. Идентификация пользователя ЭВМ и автора программного продукта: Методические рекомендации. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1996.
  7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - М.:”СПАРК”, 1995.-613 с.
  8. Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1969.
  9. Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. - М.: Юрид. лит., 1971. - 80 с.
  10. Криминалистика. В 3 т. Т.1: История, общая и частные тео- рии/Под ред. Р.С.Белкина, В.Г.Коломацкого, И.М.Лузгина. - М.: Акад. МВД России, 1995. - 280с.

174

  1. Криминалистика. В 3 т. Т.2: Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений/Под ред. Б.П.Смагоринского. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1994. - 560 с.
  2. Криминалистика. В 3 т. Т.З: Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений/Отв. ред. Б.П.Смагоринский, А.А.Закатов. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ,
    • 238 с.
  3. Криминалистика. Раздел II: Криминалистическая техника/Под ред. Н.С.Полевого, Г.А.Самойлова. - М.: ВШ МООП РСФСР, 1963.
  4. Криминалистика. Техника и тактика расследования преступле- ний. - М., 1938.
  5. Криминалистика/Е.Н.Викторова, Л.Н.Викторова, Ю.П. Голдо-ванский и др.; под ред. В.А.Образцова. - М.: Юрист, 1995. - 591 с.
  6. Криминалистика: Краткая энциклопедия/Авт.-сост. Р.С. Белкин. -М.: Большая Российская энциклопедия, 1993. -111 с.
  7. Криминалистика: Специальное приложение к тт. I и И/Под ред. Р.С.Белкина, И.М.Лузгина. - М., Акад. МВД СССР, 1980.
  8. Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тенденции развития/Т.В.Аверьянова, Р.С.Белкин, А.Ф. Волын- ский и др.; под ред.: В.П.Лаврова. - М.: Юрид. ин-т МВД РФ, 1994.-230 с.
  9. Криминалистическое исследование следов взлома металлических хранилищ/А.М.Герасимов, В.Е.Капитонов и др. - М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991.-72 с.
  10. Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления: Сб. науч. трудов. - М.: Акад. МВД СССР, 1979. - 78 с.
  11. Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. - Ульяновск, 1994. - 219 с.
  12. Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. -

175 М: Юрид. лит, 1982. - 96 с.

  1. Личность преступника: методы изучения и проблемы воздействия: Сб. науч. трудов. - М.: Акад. МВД СССР, 1988. - 272 с.
  2. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Основы экспертного криминалистического исследования маг- нитных фонограмм. - М., 1977.
  3. Лузгин И.М., Миньковский Г.М. Обзор иностранной литературы по криминалистике: Вып.2. - М.: ВШ МВД СССР, 1959.
  4. Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство су- дебной экспертизы в стадии предварительного расследования. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1991.-260 с.
  5. Муравьева Н.Г. Условнорефлекторные стереотипы в норме и патологии. - М.: Медицина, 1976. - 199 с.
  6. Мухин Н.Г. Узлы и петли. - Л., 1976.
  7. Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, розыскных и криминалистических уче- тов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации. Приложение 1 к приказу МВД России № 400 от 31.08.1993.
  8. Немов Р.С. Психология. - М.: Просвещение, 1990. - 301 с.
  9. Немов Р.С. Психология. В 2 кн. Кн. 1. Общие основы психологии. - М.: Просвещение, 1994. - 576 с.
  10. Новиков СИ., Ярамышьян Ш.Ш. Следственный эксперимент при расследовании дорожно-транспортных происшествий. - Киев: КВШ МВД СССР, 1986. - 84 с.
  11. Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. - Хабаровск: ХВШ МВД СССР, 1985. - 88 с.

176

  1. Общая психология/А.В.Петровский, А.В.Брушлинский и др.; под ред. А.В. Петровского. - М.: Просвещение, 1986. - 464 с.
  2. Общая психология/В.В.Богословский, А.А.Степанов, и др.; под ред. В.В. Богословского. - М.: Просвещение, 1981. - 383 с.
  3. Общая психология: Курс лекций для первой ступени педагогического образования/Сост. Е.И.Рогов. - М: В ЛАД ОС,
    • 448 с.
  4. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М, 1972.
  5. Основы борьбы с организованной преступностью/Под ред. В.С.Овчинского, В.Е.Еминова, Н.П.Яблокова. - М.: ИНФРА-М, 1996.-400 с.
  6. Павлов И.П. Избранные труды по физиологии высшей нервной деятельности - М.: Просвещение, 1950.
  7. Пантелеев И.Ф., Селиванов Н.А. Криминалистика. - М.: Юрид. лит., 1993.-591 с.
  8. Петелин Б.Я. Психология осмотра места происшествия. - Волгоград, 1981.
  9. Петелин Б.Я. Установление мотива и цели преступления. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1978. - 84 с.
  10. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. - М.: Высш. шк., 1984. - 174 с.
  11. Платонов К.К., Голубев Г.Г. Психология. - М.: Высш. шк.,
  12. -256 с.
  13. Попов В.И. Осмотр места происшествия. - М., 1959.
  14. Потапов СМ. Метод раскрытия преступлений по приемам пре- ступного действия. - М., 1928.
  15. Психологический словарь/Под ред. В.В.Давыдова, А.В.Запорожца и др. - М.: Педагогика, 1983. - 448 с.
  16. Психологическое обеспечение специальных операций органов внутренних дел по освобождению заложников. - М.: МЦГУК

177 МВД РФ, 1995.-120 с.

  1. Психология. Словарь/Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. - М.: Политиздат, 1990. - 494 с.
  2. Психология/Под ред. В.А.Крутецкого. - М.: Просвещение,
  3. -304 с.
  4. Радаев В.В. Криминалистическая характеристика преступлений и ее использование в следственной практике. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987.-24 с.
  5. Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. Теория и методология исследования. - Красноярск: Красноярский ун-т, 1988. - 254 с.
  6. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. - М., 1996. - 224 с.
  7. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. 2. - М.: Педагогика, 1989. - 328 с.
  8. Руководство для следователей. - М., 1971.
  9. Руководство для следователей/Под ред. Н.А.Селиванова, В.А.Снеткова. - М.: ИНФРА-М, 1997. - 732 с.
  10. Салтевский М.В. Следы человека и приемы их использования для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления. - Киев: КВШ МВД СССР, 1983. - 44 с.
  11. Салтевский М.В. Теория и практика получения информации о преступнике для его розыска и отождествления. - Киев: КВШ МВД СССР, 1977.
  12. Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. -М., 1968.-119 с.
  13. Сборник примеров применения научно-технических методов и средств для раскрытия преступлений. - М., 1957.
  14. Сегай М.Я. Методология судебной идентификации. - Киев: МВД

178 УССР, 1970. - 256 с.

  1. Снетков В.А. Данные о внешнем облике человека и их использование в работе органов внутренних дел. - М., 1975.
  2. Совершенствование криминалистических средств и методов в борьбе с преступностью: Сб. научн. тр./Отв. ред. Чувилев А.А. - М: МВШМ МВД СССР, 1988.
  3. Судебно-почерковедческая экспертиза/А.Р.Шляхов, В.Ф.Орлова, А.И.Манцветова и др.; под ред. Е.Д.Добровольской.
    • М.: Юрид. лит., 1971.-304 с.
  4. ПО. Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии: Сб. научн. тр./Под общ. ред. В.Ф.Захарова. - Киев: КВШ МВД СССР, 1980.-208 с.

Ш.Торбин Ю.Г. Освидетельствование на предварительном следст- вии. - Мн., 1983.-76 с.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Общий комментарий и постатейная таблица изменений и дополнений. - М.: “ЮрИн-фоР”, 1997. - 320 с.
  2. Уголовный процесс/Под общ. ред. П.А.Лупинской. - М.: Юристъ, 1995.-544 с.
  3. Федосюткин Б.А. Получение идентификационной и розыскной информации о личности погибшего (умершего). - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. -96 с.
  4. Физиология человека/Е.Б.Бабский, А.А.Зубков и др.; под ред. Е.Б. Бабского. - М.: Медицина, 1972.
  5. Франке К. Спортивная травматология.: Пер. с нем. - М., 1981.
  6. Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам.
    • М., 1986.
  7. Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирова-

179 ние при расследовании преступлений. - Саратов: СГУ, 1982.

  1. Хмыров А.А. Косвенные доказательства. - М.: Юрид. лит.,
  2. -184 с.
  3. Хрестоматия по общей психологии. Психология памяти/Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я.Романова. - М.: МГУ, 1979. - 272 с.
  4. Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого. - Л.: ЛГУ, 1973.
  5. Шматов М.А. Расследование насильственных завладений госу- дарственными и общественными денежными средствами, совер- шенных организованной группой лиц. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987.-64 с.
  6. Якимов И.Н. Криминалистика. - М., 1925.
  7. Ярошевский М.Г. Сеченов и мировая психологическая мысль. -М: Наука, 1984.
  8. Статьи:

  9. Алексеев М.А. К анализу физиологических механизмов некоторых форм автоматизированных движений человека//Журн. высш. нервн. деят. - 1959. - Т.9. - Вып.З. - С.354-363
  10. Алексеев М.А. К вопросу о нервных механизмах и взаимодействии двух корковых сигнальных систем при ритмических двигательных условных реакциях человека//Журн. высш нервн. деят. -1953. - Т.З. - Вып.6. - С.883-897
  11. Алексеев М.А. Особенности формирования “ритмического” стереотипа у человека при различной интенсивности условных световых сигналов//Журн. высш. нервн. деят. - 1955. - Т.5. - Вып.4. -С.492-502
  12. Алексеев М.А., Аскназий А.А., Зотов А.И., Липатова Н.Я. Некоторые особенности формирования сложных условных двигательных реакций человека//Журн. высш. нервн. деят. - 1955.- Т.5. -

180 Вып.6. - С.773-782

Алексеев М.А., Добронравова И.С. Генерализованные реакции высших отделов мозга человека при выработке системы последовательных двигательных реакций//Журн. высш. нервн. деят. -1969. - Т.19. - Вып.5. - С.816-825

Анохин П.К. Особенности афферентного аппарата условного рефлекса и их значение для психологии//Вопросы психологии. -1955.-№6.

Антонян Ю.М. О структуре личности преступника и особенностях ее системных связей//Труды ВНИИ МВД СССР. - 1974. - № 29.-С.99-103

Аскназий А.А. К вопросу о физиологических механизмах автоматизации двигательного навыка//Журн. высш. нервн. деят. -1963. - Т.13. - Вып.З. - С.453-461

Борягин Г.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска/Пруды НИИ МВД СССР. - 1959.-№ 1.-С.111-116 Брике З.Н., Косилов С.А. К физиологическому анализу формирования у школьников первоначальных рабочих навыков тока-ря//Журн. высш. нервн. деят. - 1963. - Т.13. - Вып.5. - С.928-938 Василевский Н.Н., Сороко СИ. Следовые процессы и клеточные механизмы памяти//Физиол. журн. СССР. - 1969. - Т.55. - № 8. -С.957-964

Винницкий Л.В. К вопросу идентификации исполнителя машинописного текста//Труды ВШ МВД СССР. - 1972. - Вып.34. -С.179-188

Владимиров В.Ю. Некоторые особенности экспертизы следов резки металла с использованием газосварочной
аппарату-рыЮкспертная практика. - 1981. - Вып. 17. - С.20- 26 Воронин Л.Г. К вопросу о механизмах произвольных движе-

181 ний//Журн. высш. нервн. деят. - 1962. - Т.12. - Вып.4. - С.569 577

  1. Воронин Л.Г. О физиологических механизмах двигательных на-выков//Журн. высш. нервн. деят. - 1961. - Т.П. - Вып. 3. - С.385- 393
  2. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Физиологический анализ взаимодействия осознанных и неосознанных следовых процессов при отсчете времени/УЖурн. высш. нервн. деят. - 1970. - Т.20. - Вып.5. - С.899-907
  3. Глазырин Ф.В. Осмотр места происшествия как источник получения информации о личности преступникаУ/Труды ВШ МВД СССР. - 1972. - Вып.34. - С.90-96
  4. Голдованский Ю.П. Обнаружение и изъятие следов взлома при расследовании краж из сейфов/ЛГруды НИИ МВД СССР. -
  5. -№1.-С.67-77
  6. Грановский Г.Л. Ситуалогическое исследование места происше-ствия//Сб. научн. тр. ВНИИ СЭ МЮ СССР. - Вып.37. - С.104-139
  7. Гурьянов Е.В. Навык и действие/ТУченые записки: Психология. Движение и деятельность. - 1945. - Вып.90. - С. 133- 148
  8. Давыдов В. Шишкин. Утро в криминальном лесу//Российская газета. - 1995.-4 окт.
  9. Дашков Г.В. Изучение следов взлома, образуемых в результате применения режущих аппаратов//Следственная практика. - 1967. -ВЫП.75.-С.82-92
  10. Джиск Т. Автоматическое отыскание нужных сведений о преступлении и преступнике/УБюллетень переводов зарубежной криминалистической литературы. - 1964. - Вып.З. - С. 11-21
  11. Дильдин Ю.М., Колмаков А.И., Тетерев СИ. Из практики экс- пертного исследования объектов, обнаруженных после взрыва самодельного устройстваЮкспертная практика. - 1982. - Вып. 19.

182

  • С.76-83
  1. Домбровский Р.Г. Следы преступления и информа- цияШравоведение. -1988. - № 3. - С.74-77
  2. Дорошенко В.А. О физиологических основах неосознаваемых форм поведения//Физиол. журн. СССР. - 1991. - Т.77. - № 8. -С. 19-22
  3. Загорулько Л.Т., Загорулько Т.М., Мушкина Н.А. О роли физиологических процессов в сетчатке и в коре головного мозга в формировании следовых ощущений у человека//Физиол. журн. СССР. - 1958. - Т.44. - № 1. - С.286-294
  4. Зевальд Р.Г. О механизмах ошибочных реакций, возникающих при нарушении динамического стереотипа//Журн. высш. нервн. деят. - 1963. - Т. 13. - Вып.З. - С.465-473
  5. Зимкин Н.В., Зимкина A.M. Гибкие и жесткие связи при регуляции двигательной деятельности//Физиол. журн. СССР. -
  6. -Т.70.-№7. -С.1031-1037
  7. Зуйков Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления//Социалистическая законность. - 1971. - № 11. -С.14- 19
  8. Зуйков Г.Г. “Модус операнди”, кибернетика, поиск/ЛКибернетика и право.-М., 1970.
  9. Зуйков Г.Г. Криминалистическое понятие и значение способа совершения преступления/ЛГруды ВШ МООП СССР. - 1967. - Вып.15.-С.53-74
  10. Ищенко П.П. Предварительное исследование следов курения для получения розыскной информации//Экспертная практика. - 1990.
    • Вып.29. - С.55-58
  11. Казаков Е.И. Проверка следственным экспериментом профес сиональных или преступных навыков обвиняе-

183 мых//Криминалистика и судебная экспертиза. - 1965. -Вып.2. - С.23-29

  1. Калашник Я. Критерии общественной опасности психически больных//Социалистическая законность. - 1970. - № 3. - С.43-46
  2. Касимова С.Ш. О некоторых возможностях установления личности по трудовым навыкам/ЛГруды ВНИИООП МООП СССР. -1967.-№10. -С.28-33
  3. Квасов Д.Г. О развитии автоматизированных движений руки (Электрофизиологическое исследование)//Физиол. журн. СССР. -
    • Т.38. - № 4. - С.423-433
  4. Клещук Е. Лифт, ставший камерой пыток//СГШД-ИНФО. -
  5. -№3. -С.10-11
  6. Комаринец Б.М. Участие экспертов-криминалистов в проведении следственных действий по особо опасным преступлениям против личности/ЛГеория и практика судебной экспертизы. - 1964. - Сб. 1 (II). - С.6-65
  7. Копылова Т. Каратист, хорек, слоник и другие/УЧеловек и закон. -1980.-№11.-С.76-82
  8. Короткий И.И., Суслова М.М. Физиологическое исследование неосознанных проявлений высшей нервной деятельности чело- века//Журн. высш. нервн. деят. - 1963. - Т. 13. - Вып.1. - С.3-10
  9. Косилов С.А., Ломов И.А., Мойкин Ю.В. О критериях совершенства двигательного динамического стереотипа//Журн. высш. нервн деят. - 1955. - Т.5. - Вып.5. - С.653-659
  10. Крестовников А.Н., Коссовская Э.Б. Физиологический анализ двигательной деятельности спортсмена на основе учения И.П.Павлова//Физиол. журн. СССР. - 1952. - Т.38. - № 4. - С.413- 422
  11. Купалов П.С. О механизме процесса условного
    возбужде-

184 ния//Физиологический журнал СССР. - 1949. - № 5.

  1. Лившиц М.П. О функциональной характеристике двигательных условных реакций человека в зависимости от их места в стерео-типе//Журн. высш. нервн. деят. - 1963. - Т. 13. - Вып.4. - С.610-617
  2. Майлис Н. Экспертные исследования узлов//Социалистическая законность. - 1982. - № 2. - С.48
  3. Манцветова А.И., Орлова В.Ф., Славуцкая И.А. Теоретические основы судебного почерковедения//Труды ЦНИИСЭ. - 1967. -Вып.1.
  4. Марочкин Н.А. К вопросу о соотношении общего и частного в криминалистической характеристике методики расследования преступлений/ЛГеория и практика криминалистики и судебной экспертизы. - 1987. - Вып.6. - С.94-98
  5. Матусевич И.А. Осмотр места происшествия как источник све- дений о лице, совершившем преступление/ТВопросы государства и права. - 1969. - Вып.1. - С.204-210
  6. Митричев B.C. Установление источника происхождения, при- надлежности единому целому предметов при расследовании пре- ступлений/ЛГеория и практика судебной экспертизы. - 1964. - Сб. 1(11). -С.65-138
  7. Мотовиловкер Я. Доказательственное значение данных о личности обвиняемого/УСоциалистическая законность. - 1959. - №
  8. -С32-35
  9. Мухамедова Е.А., Сахиулина Г.Т. Изменения в электроэнцефалограмме человека в процессе образования двигательного навы-ка//Журн. высш. нервн. деят. - 1958. - Т.8. - Вып.4. - С.491-498
  10. Пестун М.С. К вопросу о возможностях криминалистического исследования изделий кустарного изготовленияЮкспертная тех- ника. - 1967. - Вып.20. - С.32-36

185

  1. Плескачевский В.М. Установление наличия некоторых специфических навыков у участников преступных групп//Проблемы борьбы с организованной преступностью/Под ред. Н.И.Порубова. - Мн.: МВШ МВД СССР, 1991. - С. 104-108
  2. Потапов СМ. Научное почерковедение//Советское государство и право.-1940. -№ 12.
  3. Потапов СМ. Система графологической регистра- ции//Административный вестник. - М., 1926.
  4. Похис М.Я., Магдалюк А.Ф. Раскрытие убийств, связанных по способу их совершения//Следственная практика. - 1985. -Вып.145.- С91-93
  5. Привалов А. Цена одного удара//Советский спорт. - 1990. - 20 дек.
  6. Самойлов Г.А. Личностная информация, фиксирующаяся в материальных следах преступления/ЛГруды ВШ МВД СССР. -
  7. -Вып.34. - С.20-33
  8. Самойлов Г.А. Методы судебного исследования материальных следов преступления, содержащих информацию о личности преступника/Пруды ВШ МООП СССР. - 1967. - Вып. 15.
  9. Седых-Бондаренко Ю.П. Криминалистические неидентификационные исследования на месте происшествия и некоторые вопросы использования специальных познаний при их производстве/Пруды ВШ МВД СССР. - 1972. - Вып.34.
  10. Скибицкий К.В. Классификация сведений о преступнике, полу- чаемых при исследовании материальных отображений/ЛГруды ВНИИ МВД СССР. - 1977. - № 45. - С.70-83
  11. Сырков СМ. Использование данных об орудиях преступления для установления личности преступника//Экспертная практика. - 1978.-ВЫП.11.-С9-12.

186

  1. Сырков СМ. Следы орудий взлома как источник доказательственной и розыскной информации в раскрытии краж//Экспертная практика. - 1983. - Вып.21. - С.30-34
  2. Трофимов A.M. Использование некоторых закономерностей отражения в процессе расследования/ЛГруды ВШ МООП СССР. - 1967.-Вып.15.
  3. Устякин И. Аноним по имени…//Комсомольская правда. -
  4. -4 апр.
  5. Чебанова О.В. Изменение работоспособности при формировании двигательного динамического стереотипа//Врачебное дело. -1964.-№10.-С.87-91
  6. Чернова Л.Н. К вопросу о возможностях идентификации личности по ручным швам на швейных изделияхУ/Экспертная техника. - 1967. -Вып.20. -С.27-31
  7. Шик Л.Л. И.М.Сеченов и физиология рабочих движений челове-ка//Журн. высш. нервн. деят. - 1956. - Т.6. - Вып.1. - С. 175- 181
  8. Штюрмер Е.Б. Роль процесса ритма при формировании двигательного стереотипа у человека по данным электроэнцефалографических исследований//Физиол. журн. СССР.
        • Т.44. -№9. - С.859-865
  9. Шумский В. Полночь - время оборотней//Вне закона. - 1997. - № 12-С.16-17
  10. Диссертации:

  11. Аленин А.П. Криминалистическое исследование изделий, изготовленных при помощи швейных машин: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1985.
  12. Батищев В.И. Расследование неоднократных преступлений от- дельных лиц и постоянных групп: (Процессуальные и кримина- листические основы): Дис. … д-ра юрид. наук. - Воронеж, 1994.

187

  1. Голдованскии Ю.П. Криминалистическое исследование следов взлома на месте происшествия: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1967.
  2. Дашков Г.В. Криминалистическое значение следов для установления личности преступника: Дис…. канд. юрид. наук. - М., 1967.
  3. Ковалев А.И. Улики поведения и их роль в расследовании преступлений: Дис…. канд. юрид наук. - Свердловск, 1974.
  4. Лазуренко СИ. Формирование двигательных навыков с учетом программирующей роли смысловых и моторных установок: Дис. … канд. психол. наук. - Киев, 1983.
  5. Малов С Л. Условия образования “высших единиц” двигательного навыка: Дис…. канд. психол. наук. - М., 1976.
  6. Миловидова М.А. Криминалистический учет по способу выполнения преступных действий и его использование в практике борьбы с преступлениями: Дис. … канд. юрид. наук. - Н. Новго- род, 1994.
  7. Мошкова И.Н. Условия автоматизации двигательного навыка (экспериментальное исследование): Дис. … канд. психол. наук. -М., 1982.
  8. Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации в советской криминалистике: Дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1972.
  9. Хмыров А.А. Теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делах: (Процессуальное и криминалистическое исследование): Дис. … д- ра юрид. наук. -Краснодар, 1979.
  10. Шпигель Ю.И. Психологическое исследование развития навы- ков. (На опыте анализа процесса обучения сталеваров): Дис. … канд. пед наук. - М, 1946.

188

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение № 1

АНКЕТА№1

по изучению экспертиз, справок предварительных

исследований и заключений специалистов, назначенных

по уголовным делам и связанных с исследованием

материальных отображений навыков человека

  1. Номер уголовного дела (материала).
  2. Номер

2.1. Экспертного заключения. 2.2. 2.3. Справки предварительного исследования. 2.4. 2.5. Заключения специалиста. 2.6.

  1. Дата производства.
  2. Место производства:
  3. 4.1.ЭКЦМВДРФ.

4.2. ЭКУ МВД-УВД. 4.3. 4.4. ЭКО ГО-РОВ Д. 4.5. 4.6. РФЦСЭ. 4.5.ЦНИЛСЭ,НИЛСЭ. 4.7.

4.6. Частные эксперты. 4.7. 4.8. Негосударственные экспертные учреждения. 4.9. 4.10. НИИ судебной медицины. 4.11. 4.12. Бюро судебно-медицинских экспертиз. 4.13. 4.10. Иные учреждения.

  1. Должность и стаж работы эксперта.

5.1. Должность: 5.2. Стаж работы:

5.1.1. Эксперт. 5.2.1. До 1 года. 5.1.2. 5.1.3. Старший эксперт. 5.2.2. 1-3 года. 5.1.4. 5.1.5. Главный эксперт. 5.2.3. 3-5 лет. 5.1.6. 5.1.7. Научный сотрудник. 5.2.4. 5-10 лет. 5.1.8. 5.1.9. Старший научный сотрудник. 5.2.5. 10-15 лет. 5.1.10. 5.1.11. Иное. 5.2.6. 15-20 лет. 5.1.12. 5.2.7. Свыше 20 лет.

  1. Квалификация преступления (ст. УК РФ).

189

  1. Вид экспертизы (исследования).

7.1. По объему исследования:

7.1.1. Основная. 7.1.2. 7.1.3. Дополнительная. 7.1.4. 7.2. По последовательности проведения: 7.2.2. Повторная.

7.2.1. Первичная.

7.3. По численности и составу исполнителей:

7.3.1. Единоличная. 7.3.2. 7.3.3. Комиссионная. 7.3.4. 7.3.5. Комплексная. 7.3.6. 8. Класс род и вид экспертизы (исследования) по характеру и от расли используемых в них специальных познаний.

8.1. Класс традиционных криминалистических экспертиз:

8.1.1. Почерковедческая. 8.1.2. 8.1.3. Технико-криминалистическая экспертиза документов. 8.1.4. 8.1.5. Автороведческая. 8.1.6. 8.1.7. Род трасологических экспертиз: 8.1.8.

8.1.4.1. Дактилоскопическая экспертиза 8.1.4.2. 8.1.4.3. Экспертиза следов ног и обуви. 8.1.4.4. 8.1.4.5. Экспертиза следов зубов, губ и ногтей. 8.1.4.6. 8.1.4.7. Экспертиза следов орудий и инструментов. 8.1.4.8. 8.1.4.5. Экспертиза запирающих механизмов и
сигнальных устройств.

8.1.4.6. Транспортно-трасологическая.

8.1.5. Экспертиза восстановления уничтоженных маркировочных обозначений. 8.1.6. 8.1.7. Фототехническая. 8.1.8. 8.1.9. Портретная. 8.1.10. 8.1.11. Фоноскопическая. 8.1.12. 8.1.13. Баллистическая. 8.1.14. 8.1.10. Экспертиза холодного оружия.

8.2. Класс экспертиз веществ и материалов:

8.2.1. Экспертиза лакокрасочных материалов и покрытий. 8.2.2. 8.2.3. Экспертиза объектов волокнистой природы. 8.2.4. 8.2.5. Экспертиза нефтепродуктов и горюче-смазочных материа- лов. 8.2.6. 8.2.7. Экспертиза стекла и изделий из него. 8.2.8. 8.2.9. Экспертиза металлов и сплавов. 8.2.10. 8.2.11. Экспертиза полимерных материалов и изделий из них. 8.2.12. 8.2.13. Экспертиза наркотических средств и сильнодействующих веществ. 8.2.14.

190

8.2.8. Экспертиза парфюмерных и косметических средств.

8.3. Класс экспертиз пищевых продуктов и напитков:

8.3.1. Экспертиза молока и молочных продуктов. 8.3.2. 8.3.3. Экспертиза меда. 8.3.4. 8.3.5. Экспертиза слабоалкогольных и безалкогольных напитков. 8.3.6. 8.3.7. Экспертиза алкогольных напитков. 8.3.8. 8.4. Класс инженерно-технических экспертиз:

8.4.1. Пожарно-техническая. 8.4.2. 8.4.3. Электротехническая. 8.4.4. 8.4.5. Автотехническая. 8.4.6. 8.4.7. Взрывотехническая. 8.4.8. 8.4.9. Строительно-техническая. 8.4.10. 8.4.11. Компьютерно-техническая. 8.4.12. 8.4.13. Инженерно-технологическая. 8.4.14. 8.5. Класс судебно-медицинских экспертиз:

8.5.1. Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказа тельств.

8.6. Класс биологических экспертиз: 8.6.1 .Ботаничесая.

8.6.2. Зоологическая.

8.7. Класс почвоведческих экспертиз: 8.7.1. Минералогическая. 8.8. 8.9. Класс экологических экспертиз. 8.10. 8.11. Класс экономических экспертиз: 8.12.

8.9.1. Бухгалтерская. 8.9.2. 8.9.3. Товароведческая. 8.9.4. 8.9.5. Планово-экономическая. 8.9.6. 8.9.7. Финансово-экономическая. 8.9.8. 9. На экспертизу (исследование) представлено: 9.1. Объект исследования:

9.1.1. Протокол ОМП. 9.1.2. 9.1.3. Планы, схемы места происшествия, фототаблицы. 9.1.4. 9.1.5. Протоколы допроса потерпевших, свидетелей. 9.1.6. 9.1.7. Сейф. 9.1.8. 9.1.9. Металлический ящик. 9.1.10. 9.1.11. Замок. 9.1.12. 9.1.13. Орудие взлома. 9.1.14. 9.1.15. Рукописный документ. Подписи. 9.1.16. 9.1.17. Машинописный документ. 9.1.18.

9.1.10. Магнитофонная запись голоса неустановленного лица. 9.1.11. 9.1.12. Самодельное холодное оружие. 9.1.13. 9.1.14. Самодельное огнестрельное оружие. 9.1.15.

191

9.1.13. Взрывное устройство. 9.1.14. 9.1.15. Поддельные денежные знаки. 9.1.16. 9.1.17. Документы с имеющимися поддельными оттисками печатей и штампов. 9.1.18. 9.1.19. Поддельные печати, штампы и др. 9.1.20. 9.1.21. Самодельное устройство для укупорки бутылок. 9.1.22. 9.1.23. Иное. 9.1.24. 9.2. Образцы для сравнительного исследования:

9.2.1. Свободные. 9.2.2. 9.2.3. Условно-свободные. 9.2.4. 9.2.5. Экспериментальные. 9.2.6. 9.2.7. Получены в ходе экспертного эксперимента. 9.2.8. 9.2.9. Не имеются. 9.2.10. 10. Связано ли заключение (справка) эксперта (специалиста) с ис следованием какого-либо навыка?

10.1. Да.

10.2. Нет (при отрицательном ответе на последующие вопросы, кроме п. 15, не отвечать).

  1. Род и вид исследуемого навыка.

11.1. По степени сложности:

11.1.1. Простой, связанный с одной из сторон человеческой дея- тельности 11.1.2. 11.1.3. Интегральный (сложный), состоящий из комплекса простых навыков. 11.1.4. 11.2. По функциональному назначению (универсальные, при сущие большинству людей):

11.2.1. Письменно-двигательный. 11.2.2. 11.2.3. Навык письменной речи. 11.2.4. 11.2.5. Речевой. 11.2.6. 11.2.7. Навык ходьбы (походка). 11.2.8. 11.2.9. Навык бега. 11.2.10. 11.3. По роду, виду и сфере человеческой деятельности, в про цессе которой навык сформирован:

11.3.1. Профессиональные:

11.3.1.1. Навык сварщика.

11.3.1.2. Навык специалиста по металлообработке (токаря, фрезеровщика и т.д.). 11.3.1.3. 11.3.1.4. Навык специалиста по пошиву одежды (швеи, за- кройщика и т.д.). 11.3.1.5. 11.3.1.6. Навык зуботехника (стоматолога, зубного протезиста). 11.3.1.7.

192

11.3.1.5. Навык взрывотехника. 11.3.1.6. 11.3.1.7. Навык электронщика. 11.3.1.8. 11.3.1.9. Навык гравера. 11.3.1.10. 11.3.1.11. Навык машинистки. 11.3.1.12. 11.3.1.13. Навык снайпера. 11.3.1.14.

11.3.1.10. Навык вождения транспортного средства (автобуса, троллейбуса, большегрузного автомобиля и т.д.). 11.3.1.11. 11.3.1.12. Иной. 11.3.1.13. 11.3.2. Спортивные:

11.3.2.1. Навык боксера. 11.3.2.2. 11.3.2.3. Навык каратеиста. 11.3.2.4. 11.3.2.5. Навык борца. 11.3.2.6. 11.3.2.7. Навык легкоатлета. 11.3.2.8. 11.3.2.9. Навык стрелка. 11.3.2.10. 11.3.2.11. Иной. 11.3.2.12. 11.3.3. Преступные:

11.3.3.1. Навык подделки рукописных записей и подписей. 11.3.3.2. 11.3.3.3. Навык подделки оттисков печатей, штампов. 11.3.3.4. 11.3.3.5. Навык изготовления поддельных печатей, штампов. 11.3.3.6. 11.3.3.7. Навык изготовления поддельных денежных знаков. 11.3.3.8.

11.3.3.5. Навык взлома различных преград, препятствующих проникновению к объекту преступного посягательства. 11.3.3.6. 11.3.3.7. Навык взлома и отпирания запирающих механизмов и 11.3.3.8. сигнальных устройств.

11.3.3.7. Навык изготовления самодельного холодного оружия.

11.3.3.8. Навык изготовления самодельного огнестрельного оружия.

11.3.3.9. Навык укупорки бутылок фальшивыми колпачками.

11.3.3.10. Навык снятия объекта с сигнализации. 11.3.3.11. 11.3.3.12. Иной. 11.3.3.13. 11.3.4. Навыки поведения:

11.3.4.1. Навык вежливого обращения с людьми. 11.3.4.2. 11.3.4.3. Навык грубого обращения с людьми. 11.3.4.4. 11.3.4.5. Навык дисциплины. 11.3.4.6. 11.3.4.7. Иной. 11.3.4.8. 11.3.5. Бытовые навыки:

11.3.5.1. Навык бережного отношения к вещам. 11.3.5.2. 11.3.5.3. Навык приготовления пищи. 11.3.5.4. 11.3.5.5. Навык обращения с бытовыми приборами. 11.3.5.6. 11.3.5.7. Иной. 11.3.5.8. 11.3.6. Иные навыки, связанные с увлечением или любитель ским занятием человека:

193

11.3.6.1. Навык вождения легкового автомобиля. 11.3.6.2. 11.3.6.3. Навык езды на велосипеде. 11.3.6.4. 11.3.6.5. Навык вязания на спицах. 11.3.6.6. 11.3.6.7. Иной. 11.3.6.8. 12. Вопросы, поставленные перед экспертом
(специалистом), имеющие отношение к исследуемому навыку:

12.1. Идентификационные:

12.1.1. Не были ли использованы для изготовления данного предмета (совершения действия) какие-либо навыки кон кретного лица?

почерковедческая экспертиза

12.1.2. Кем из числа указываемых лиц выполнены рукописные тексты, буквенные или цифровые записи в данном документе? 12.1.3. 12.1.4. Кем выполнена подпись от имени определенного лица, им самим или другим лицом? 12.1.5. 12.1.6. Одним или разными лицами выполнены рукописные тексты (подписи) в различных документах либо отдельные части текста в одном документе? 12.1.7. технико-криминалистическая экспертиза документов

12.1.5. Напечатан ли данный машинописный документ одним или несколькими лицами? 12.1.6. 12.1.7. Кем из подозреваемых напечатан данный машинописный текст? 12.1.8. автороведческая экспертиза

12.1.7. Является ли автором текста данное лицо? 12.1.8. 12.1.9. Является ли автором текста нескольких документов одно лицо или разные лица? 12.1.10. фоноскопическая

12.1.9. Принадлежит ли зафиксированная на фонограмме устная речь определенному лицу, лицам? Какие фрагменты зву козаписи каким лицам принадлежат?

компьютерно-техническая экспертиза

12.1.10. Не написана ли данная компьютерная программа опре- деленным лицом? 12.1.11. 12.1.12. Иное. 12.1.13. 12.2. Неидентификационные (диагностические):

12.2.1. Владеет ли лицо тем иЛи иным профессиональным навы- ком? Если да, то в какой степени? 12.2.2. 12.2.3. Имеются ли какие-либо особенности, характеризующие данный навык? 12.2.4. почерковедческая экспертиза

194

12.2.3. Выполнен ли рукописный текст мужчиной или женщи- ной? 12.2.4. 12.2.5. К какой возрастной группе относится автор рукописного текста? 12.2.6. 12.2.7. Не выполнен ли рукописный текст (подпись) в необычной обстановке или в необычном состоянии пишущего? 12.2.8. 12.2.9. Не выполнена ли исследуемая рукопись намеренно измененным почерком, с подражанием почерку конкретного лица, левой рукой (если привычно он пишет правой)? 12.2.10. 12.2.11. Не дописаны ли слова или цифры к данному тексту другим лицом? 12.2.12. графологическая экспертиза

12.2.8. Основные черты характера данного человека? 12.2.9. 12.2.10. Степень проявления тех или иных личностных качеств, в частности, способности принимать решения, самоконтроля, устойчивости, оригинальности и т.п.? 12.2.11. 12.2.10. Профессиональные характеристики лица, в частности,

пригодность его для занятия тех или иных должностей и выполнения того или иного круга задач? технико- криминалистическая экспертиза документов

12.2.11. Каким способом воспроизведено изображение оттиска печати, штампа на документе? 12.2.12. 12.2.13. Каким способом изготовлена печать (штамп), оттиск ко- 12.2.14. торой имеется на документе?

12.2.13. Каков способ обрезки документа? 12.2.14. 12.2.15. Использовался ли для изготовления документов данный 12.2.16. набор материалов письма и орудий? автороведческая экспертиза

12.2.15. Каков образовательный уровень автора текста? 12.2.16. 12.2.17. Является ли данный язык родным для автора текста, если 12.2.18. нет, то какой язык предположительно является для него родным?

12.2.17. Носителем какого наречия (диалекта, говора) является автор текста? 12.2.18. 12.2.19. Составлен ли данный документ лицом, обладающим на- 12.2.20. выками научного (публицистического, делового и пр.) стиля письменной речи?

12.2.19. Составлен ли этот текст с намеренным искажением письменной речи или лицом в необычном психофизио логическом состоянии?

трасологическая экспертиза следов ног и обуви

12.2.20. Каковы физические свойства лица, оставившего следы ног (пол, рост, особенности телосложения, походки)?

195

экспертиза следов орудий и инструментов

12.2.21. Каким способом взломано хранилище? 12.2.22. 12.2.23. Какие инструменты, орудия, приспособления применялись для взлома? 12.2.24. 12.2.25. Каков механизм и последовательность образования обнаруженных следов орудий взлома? 12.2.26. 12.2.27. Не обладает ли производивший взлом преступник навы- 12.2.28. ками пользования примененным для взлома инструментом?

12.2.25. Каковы физические свойства преступника (рост, сила, комплекция)? 12.2.26. 12.2.27. Знакомо ли лицо, производившее вскрытие сейфа, с устройством сейфовых замков? 12.2.28. фоноскопическая экспертиза

12.2.27. Сколько лиц участвовало в разговоре, записанном на представленной фонограмме? 12.2.28. 12.2.29. Является ли речь, представленная на фонограмме, или ее фрагменты заученной, прочитанной или свободной? 12.2.30. 12.2.31. Каков технический уровень навыков изготовителя фонограммы? 12.2.32. 12.2.33. В какой местности формировалась устная речь и в каких возможных местах длительно проживало лицо, речь ко- торого записана? 12.2.34. 12.2.35. Каковы пол, возраст, анатомические особенности рече-образующего тракта, физические и психические харак- теристики лица, речь которого представлена на фонограмме? 12.2.36. 12.2.32 Каковы некоторые социальные характеристики лица (уровень и направленность образования, интеллект, уровень культуры и т.п.), речь которого представлена на фонограмме?

12.2.33. Каково эмоциональное состояние лица в период записи его устной речи?

баллистическая экспертиза

12.2.34. Какие материалы, предметы, инструменты и технические средства использовались при изготовлении самодельного оружия или изменении устройства оружия промышленного изготовления? 12.2.35. 12.2.36. Каковы могли быть профессиональные навыки лица, произведшего изготовление или переделку оружия? 12.2.37. 12.2.38. Не изготовлены ли данные патроны или их элементы с использованием однотипных или одних и тех же мате- 12.2.39.

196

риалов, технических средств, инструментов, технологических операций?

12.2.37. Не изготовлены ли данные патроны или их элементы с использованием материалов, технических средств, инст рументов, изъятых в определенном месте (у определен ного лица)?

экспертиза металлов и сплавов

12.2.38. Каким способом разделен на части металлический предмет (например, дверца сейфа)? 12.2.39. 12.2.40. Не использовался ли для этого аппарат термической резки, вид этого аппарата? 12.2.41. 12.2.42. Какие сварочные материалы использовались при резании? 12.2.43. 12.2.44. Какова квалификация лица, производившего электродуговую (газокислородную) резку? 12.2.45. 12.2.46. Каковы индивидуальные особенности проведения тер- мической резки? 12.2.47. взрывотехническая экспертиза

12.2.43. Какова конструкция (вид, марка) взрывного устройства,

его элементов?

12.2.44. Каков порядок установки и срабатывания взрывного уст-

ройства?

12.2.45. Каковы профессиональные навыки во взрывном деле ли-

ца, изготовившего (применившего) взрывное устройство?

12.2.46. Какова технология изготовления самодельного взрывно-

го устройства или его отдельных элементов, какие обо- рудование, инструменты, материалы и вещества были использованы для этого?

12.2.47. Каковы навыки изготовителя в производстве технологи-

ческих операций?

12.2.48. Какими навыками должно обладать лицо, изготовившее данную деталь взрывного устройства?

компьютерно-техническая экспертиза

12.2.49. Каков был уровень профессиональной подготовки в об-

ласти программирования и работы с компьютерной техникой лица, произведшего данные действия с компьютером и программным обеспечением? минералогическая экспертиза

12.2.50. В кустарных или заводских условиях обрабатывался данный камень? Какова квалификация лица, осущест вившего эту обработку?

12.2.51. Иное.

197

  1. Форма выводов, полученных на поставленные вопросы в от ношении навыка,:

13.1. Категорический положительный. 13.2. 13.3. Категорический отрицательный. 13.4. 13.5. Вероятный положительный. 13.6. 13.7. Вероятный отрицательный. 13.8. 13.9. Условный. 13.10. 13.11. НПВ 13.12. 14. Что установлено исследованием навыка?

14.1. Факт отсутствия навыка у интересующего следствие или суд лица. 14.2. 14.3. Факт владения навыком лицом, интересующим следствие или суд. 14.4. 14.5. Степень владения навыком: 14.6.

14.3.1. Высокая. 14.3.2. 14.3.3. Средняя. 14.3.4. 14.3.5. Низкая. 14.3.6. 14.4. Отдельные компоненты структуры навыка:

14.4.1. Используемые инструменты, механизмы. 14.4.2. 14.4.3. Используемые материалы. 14.4.4. 14.4.5. Способ изготовления, подделки. 14.4.6. 14.4.7. Порядок соединения деталей. 14.4.8. 14.4.9. Иное. 14.4.10. 14.5. Индивидуальные особенности навыка:

14.5.1. Использование самодельных инструментов, механизмов оригинальной конструкции.

14.5.2. Набор используемых материалов. 14.5.3. 14.5.4. Оригинальный способ изготовления или подделки. 14.5.5. 14.5.6. Отличительный порядок (комплекс) действий. 14.5.7. 14.5.8. Иное. 14.5.9. 14.6. Тождество по материально фиксированным отображениям

навыков:

14.6.1. Рукописному тексту. 14.6.2. 14.6.3. Голосу на магнитофонной ленте. 14.6.4. 14.6.5. Дорожке следов ног. 14.6.6. 14.6.7. Следам взлома. 14.6.8. 14.6.9. Иное. 14.6.10. 14.7. Различие по материально фиксированным отображениям

навыков:

14.7.1. Рукописному тексту. 14.7.2. 14.7.3. Голосу на магнитофонной ленте. 14.7.4. 14.7.5. Дорожке следов ног. 14.7.6.

198

14.7.4. Следам взлома. 14.7.5. 14.7.6. Иное. 14.7.7. 14.8. Единый источник изготовления (подделки) какого-либо пред-

мета (документа).

14.9. Психофизиологические особенности, состояние и социаль-

ные характеристики лица:

14.9.1. Пол. 14.9.2. 14.9.3. Примерный возраст. 14.9.4. 14.9.5. Особенности телосложения. 14.9.6. 14.9.7. Необычное психическое состояние. 14.9.8. 14.9.9. Интеллект. 14.9.10. 14.9.11. Уровень культуры. 14.9.12. 14.9.13. Уровень образования. 14.9.14. 14.9.15. Иное. 14.9.16. 14.10. Обстоятельства проявления навыка:

14.10.1. В обычных условиях. 14.10.2. 14.10.3. В необычной обстановке. 14.10.4. 14.10.5. Преднамеренное изменение навыка. 14.10.6. 14.10.7. Иное. 14.10.8.

  1. Какие из перечисленных вопросов в п.12 целесообразно было бы поставить перед экспертом (специалистом) в отношении представленного на исследование объекта?
  2. На какие вопросы, касающиеся навыка, не смог ответить эксперт (специалист) и по каким причинам?

199

Приложение № 2

АНКЕТА№2

по изучению архивных уголовных дел,

связанных с использованием навыков и привычек

человека при раскрытии и расследовании преступлений

  1. Наименование суда и номер

1.1. уголовного дела. 1.2. 1.3. архивный номер. 1.4. 2. Дата

2.1. возбуждения уголовного дела. 2.2. 2.3. окончания уголовного дела. 2.4.

  1. Квалификация преступления (ст. УК РФ).
  2. Вид совершенного преступления:

4.1. Преступление одноэпизодное. 4.2. 4.3. Преступление совершено неоднократно. 4.4. 4.5. Преступление совершено по совокупности с другим преступле- 4.6. нием.

4.4. Преступление связано с незаконным производством, изготов лением, подделкой чего-либо.

  1. Лицо, совершившее преступление,

5.1. установлено. 5.2. 5.3. не установлено. 5.4. 6. Количество лиц, совершивших преступление,:

6.1. Один. 6.2. 6.3. Два. 6.4. 6.5. Три. 6.6. 6.7. Более трех. 6.8. 7. Связано ли уголовное дело с проявлением (исследованием) ка кого-либо навыка или привычки?

7.1. Да. 7.2. 7.3. Нет (при отрицательном ответе на последующие вопросы не отвечать). 7.4. 8. Источники сведений о навыках и привычках лица, совершив шего преступление:

200

8.1. Материально фиксированные отображения:

8.1.1. Следы, возникающие вследствие выражения лицом своих навыков и привычек:

8.1.1.1. Следы взлома. 8.1.1.2. 8.1.1.3. Дорожка следов ног. 8.1.1.4. 8.1.1.5. Рукописный текст, подписи. 8.1.1.6. 8.1.1.7. Печатный текст. 8.1.1.8. 8.1.1.9. Магнитофонная запись звуковой речи. 8.1.1.10. 8.1.1.11. Следы курения. 8.1.1.12. 8.1.1.13. Телесные повреждения. 8.1.1.14. 8.1.1.15. Иное. 8.1.1.16. 8.1.2. Предметы и изделия, появление которых обусловлено наличием у изготовителя определенных навыков и привычек:

8.1.2.1. Самодельное взрывное устройство. 8.1.2.2. 8.1.2.3. Самодельное огнестрельное оружие. 8.1.2.4. 8.1.2.5. Самодельное холодное оружие. 8.1.2.6. 8.1.2.7. Самодельно снаряженные охотничьи патроны. 8.1.2.8. 8.1.2.9. Кустарно пошитые вещи. 8.1.2.10. 8.1.2.11. Поддельные денежные знаки. 8.1.2.12. 8.1.2.13. Поддельные печати, штампы и т.д. 8.1.2.14. 8.1.2.15. Поддельные документы. 8.1.2.16. 8.1.2.17. Иное. 8.1.2.18. 8.1.3. Обстановка места происшествия в целом.

8.2. Мысленные образы навыков и привычек, отобразившиеся в па-

мяти очевидцев преступления.

8.3. Способ совершения преступления. 8.4. 8.5. Объект преступного посягательства. 8.6. 8.7. Предметы, сопутствующие навыкам и привычкам: 8.8.

8.5.1. Орудия взлома. 8.5.2. 8.5.3. Материалы и вещества. 8.5.4. 8.5.5. Предметы. 8.5.6. 8.5.7. Специальная одежда. 8.5.8. 8.5.9. Иное. 8.5.10. 8.6. Изменения организма или отдельных частей тела, возник шие при формировании навыка или его использовании:

8.6.1. Мозоли. 8.6.2. 8.6.3. Шрамы. 8.6.4. 8.6.5. Степень развития мускулатуры. 8.6.6. 8.6.7. Иное. 8.6.8.

8.7. Показания обвиняемого (подозреваемого). 8.8. 8.9. Наблюдение за поведением обвиняемого. 8.10. 8.11. Показания коллег по работе или учебе, родственников, соседей, 8.12.

201

друзей обвиняемого.

8.10. Документы анкетно-биографического характера:

8.10.1. Автобиография. 8.10.2. 8.10.3. Служебная характеристика. 8.10.4. 8.10.5. Диплом об окончании учебного заведения или курсов. 8.10.6. 8.10.7. Грамоты за достигнутые достижения в труде и спорте. 8.10.8. 8.10.9. Квалификационная книжка. 8.10 6. Иное. 8.10.10. 8.11. Личные документы обвиняемого (подозреваемого):

8.11.1. Фотографии. 8.11.2. 8.11.3. Кинозаписи. 8.11.4. 8.11.5. Видеозаписи. 8.11.6. 8.11.7. Письма. 8.11.8. 8.11.9. Дневники. 8.11.10. 8.11.11. Иное. 8.11.12. 8.12. Документация

8.12.1. медицинских организаций. 8.12.2. 8.12.3. спортивных организаций. 8.12.4. 8.12.5. военных организаций. 8.12.6. 8.12.7. других организаций. 8.12.8. 8.13. Архивные и находящиеся в производстве уголовные дела (протоколы следственных действий, заключения экспертиз).

8.14. Криминалистические и оперативно-справочные учеты. 8.15. 8.16. Результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий. 8.17. 8.18. Иное. 8.19. 9. В каких документах официально зафиксирована информация о навыках и привычках преступника?

9.1. Протокол допроса потерпевшего, свидетеля. 9.2. 9.3. Протокол допроса обвиняемого. 9.4. 9.5. Протокол следственного эксперимента. 9.6. 9.7. Видеозапись следственного эксперимента. 9.8. 9.9. Справка предварительного исследования. 9.10. 9.11. Заключение эксперта. 9.12. 9.13. Заключение специалиста. 9.14. 9.15. Автобиография. 9.16. 9.17. Служебная характеристика. 9.18.

9.10. В системе криминалистической регистрации. 9.11. 9.12. Розыскная ориентировка. 9.13. 9.14. Иное. 9.15. 10. Род и вид навыка, проявившегося в действиях преступника. 10.1. По степени сложности:

202

10.1.1. Простой, связанный с одной из сторон человеческой дея- тельности 10.1.2. 10.1.3. Интегральный (сложный), состоящий из комплекса про- стых навыков. 10.1.4. 10.2. По функциональному назначению (универсальные, при сущие большинству людей):

10.2.1. Письменно-двигательный. 10.2.2. 10.2.3. Навык письменной речи. 10.2.4. 10.2.5. Речевой. 10.2.6. 10.2.7. Навык ходьбы (походка). 10.2.8. 10.2.9. Навык бега. 10.2.10. 10.3. По роду, виду и сфере человеческой деятельности, в про цессе которой навык сформирован:

10.3.1. Профессиональные:

10.3.1.1. Навык сварщика.

10.3.1.2. Навык специалиста по металлообработке (токаря, фрезеровщика и т.д.). 10.3.1.3. 10.3.1.4. Навык специалиста по пошиву одежды (швеи, за- кройщика и т.д.). 10.3.1.5. 10.3.1.6. Навык зуботехника (стоматолога, зубного протезиста). 10.3.1.7.

10.3.1.5. Навык взрывотехника. 10.3.1.6. 10.3.1.7. Навык электронщика. 10.3.1.8. 10.3.1.9. Навык гравера. 10.3.1.10. 10.3.1.11. Навык машинистки. 10.3.1.12. 10.3.1.13. Навык снайпера. 10.3.1.14.

10.3.1.10. Навык вождения транспортного средства (автобуса, троллейбуса, большегрузного автомобиля и т.д.). 10.3.1.11. 10.3.1.12. Иной. 10.3.1.13. 10.3.2. Спортивные:

10.3.2.1. Навык боксера. 10.3.2.2. 10.3.2.3. Навык каратеиста. 10.3.2.4. 10.3.2.5. Навык борца. 10.3.2.6. 10.3.2.7. Навык легкоатлета. 10.3.2.8. 10.3.2.9. Навык стрелка. 10.3.2.10. 10.3.2.11. Иной. 10.3.2.12. 10.3.3. Преступные:

10.3.3.1. Навык подделки рукописных записей и подписей. 10.3.3.2. 10.3.3.3. Навык подделки оттисков печатей, штампов. 10.3.3.4. 10.3.3.5. Навык изготовления поддельных печатей, штампов. 10.3.3.6. 10.3.3.7. Навык изготовления поддельных денежных знаков. 10.3.3.8. 10.3.3.5. Навык взлома различных преград, препятствующих

проникновению к объекту преступного посягатель-

203

ства.

10.3.3.6. Навык взлома и отпирания запирающих механизмов и

сигнальных устройств.

10.3.3.7. Навык изготовления самодельного холодного оружия.

10.3.3.8. Навык изготовления самодельного
огнестрельного оружия.

10.3.3.9. Навык укупорки бутылок фальшивыми колпачками.

10.3.3.10. Навык снятия объекта с сигнализации. 10.3.3.11. 10.3.3.12. Иной. 10.3.3.13. 10.3.4. Навыки поведения:

10.3.4.1. Навык вежливого обращения с людьми. 10.3.4.2. 10.3.4.3. Навык грубого обращения с людьми. 10.3.4.4. 10.3.4.5. Навык дисциплины. 10.3.4.6. 10.3.4.7. Иной. 10.3.4.8. 10.3.5. Бытовые навыки:

10.3.5.1. Навык бережного отношения к вещам. 10.3.5.2. 10.3.5.3. Навык приготовления пищи. 10.3.5.4. 10.3.5.5. Навык обращения с бытовыми приборами. 10.3.5.6. 10.3.5.7. Иной. 10.3.5.8. 10.3.6. Иные навыки, связанные с увлечением или любитель ским занятием человека:

10.3.6.1. Навык вождения легкового автомобиля. 10.3.6.2. 10.3.6.3. Навык езды на велосипеде. 10.3.6.4. 10.3.6.5. Навык вязания на спицах. 10.3.6.6. 10.3.6.7. Иной. 10.3.6.8. 11. Связь навыка с различными сторонами человеческой дея тельности:

11.1. Связан с профессией. 11.2. 11.3. Связан с полученной специальностью: 11.4.

11.2.1. В ВУЗе. 11.2.2. 11.2.3. В техникуме. 11.2.4. 11.2.5. В ПТУ. 11.2.6. 11.3. Связан с занятием спортом:

11.3.1. Профессиональным. 11.3.2. 11.3.3. Любительским. 11.3.4.

11.4. Связан с увлечением, любительским занятием человека. 11.5. 11.6. Навык приобретен в результате специальной подготовки к со- вершению преступлений. 11.7. 11.8. Не установлено в ходе следствия. 11.9. 11.10. Иное. 11.11. 12. Род и вид привычки, проявившейся в действиях преступника.

204

12.1. Курение. 12.2. 12.3. Прием наркотических веществ. 12.4. 12.5. Употребление алкоголя. 12.6. 12.7. Привычки поведения: 12.8.

12.4.1. Жевание табака. 12.4.2. 12.4.3. Жевание жевательной резинки. 12.4.4. 12.4.5. Кусание губ. 12.4.6. 12.4.7. Привычка грызть ногти. 12.4.8. 12.4.9. Привычка поглаживать волосы. 12.4.10. 12.4.11. Привычка вертеть, теребить различные предметы в руках. 12.4.12. 12.4.13. Иное. 12.4.14. 12.5. Бытовые:

12.5.1. Чистить обувь. 12.5.2. 12.5.3. Убирать за собой. 12.5.4. 12.5.5. Иное. 12.5.6. 12.6. Санитарно-гигиенические:

12.6.1. Чистить зубы. 12.6.2. 12.6.3. Уход за пальцами рук, ног (маникюр, педикюр). 12.6.4. 12.6.5. Уход за волосами. 12.6.6. 12.6.7. Иное. 12.6.8. 13. Субъекты изучения навыков и привычек лица, совершившего преступлен и е:

13.1. Следователь. 13.2. 13.3. Эксперт-криминалист. 13.4. 13.5. Специалист. 13.6. 13.7. Судья. 13.8. 13.9. Сотрудник, обслуживающий криминалистический учет. 13.10. 13.11. Иные лица. 13.12. 14. Форма криминалистического исследования навыков и при вычек интересующего следствие лица:

14.1. Предварительное исследование. 14.2. 14.3. Экспертиза. 14.4. 14.5. Следственный эксперимент. 14.6. 14.7. Проверка показаний на месте. 14.8. 14.9. Консультация специалиста. 14.10. 14.11. Проверка по криминалистическим учетам. 14.12. 14.13. Не исследованы. 14.14. 14.15. Иное. 14.16. 15. Что установлено исследованием навыка или привычки:

205

15.1. Факт отсутствия навыка или привычки у интересующего след-

ствие или суд лица.

15.2. Факт владения навыком или привычкой лицом, интересую-

щим следствие или суд.

15.3. Степень владения навыком:

15.3.1. Высокая. 15.3.2. 15.3.3. Средняя. 15.3.4. 15.3.5. Низкая. 15.3.6. 15.4. Отдельные компоненты структуры навыка:

15.4.1. Используемые инструменты, механизмы. 15.4.2. 15.4.3. Используемые материалы. 15.4.4. 15.4.5. Способ изготовления, подделки. 15.4.6. 15.4.7. Порядок соединения деталей. 15.4.8. 15.4.9. Иное. 15.4.10. 15.5. Индивидуальные особенности навыка:

15.5.1. Использование самодельных инструментов, механизмов оригинальной конструкции. 15.5.2. 15.5.3. Набор используемых материалов. 15.5.4. 15.5.5. Оригинальный способ изготовления или подделки. 15.5.6. 15.5.7. Отличительный порядок (комплекс) действий. 15.5.8. 15.5.9. Иное. 15.5.10. 15.6. Индивидуальные особенности привычки:

15.6.1. Оригинальный способ проявления привычки. 15.6.2. 15.6.3. Отличительный комплекс привычек. 15.6.4. 15.6.5. Иное 15.6.6. 15.7. Тождество по материально фиксированным отображениям

навыков:

15.7.1. Рукописному тексту. 15.7.2. 15.7.3. Голосу на магнитофонной ленте. 15.7.4. 15.7.5. Дорожке следов ног. 15.7.6. 15.7.7. Следам взлома. 15.7.8. 15.7.9. Самодельно изготовленным предметам. 15.7.10. 15.7.11. Иное. 15.7.12. 15.8. Различие по материально фиксированным отображениям навыков:

15.8.1. Рукописному тексту. 15.8.2. 15.8.3. Голосу на магнитофонной ленте. 15.8.4. 15.8.5. Дорожке следов ног. 15.8.6. 15.8.7. Следам взлома. 15.8.8. 15.8.9. Самодельно изготовленным предметам. 15.8.10. 15.8.11. Иное. 15.8.12. 15.9. Единый источник изготовления (подделки) какого-либо пред-

мета (документа).

206

15.10. Психофизиологические особенности, состояние и соци- альные характеристики лица:

15.10.1. Пол. 15.10.2. 15.10.3. Примерный возраст. 15.10.4. 15.10.5. Особенности телосложения. 15.10.6. 15.10.7. Необычное психическое состояние. 15.10.8. 15.10.9. Интеллект. 15.10.10. 15.10.11. Уровень культуры. 15.10.12. 15.10.13. Уровень образования. 15.10.14. 15.10.15. Иное. 15.10.16. 15.11. Обстоятельства проявления навыка:

15.11.1. В обычных условиях. 15.11.2. 15.11.3. В необычной обстановке. 15.11.4. 15.11.5. Преднамеренное изменение навыка. 15.11.6. 15.11.7. Иное. 15.12. Иное. 15.11.8. 16. Навыки и привычки как элемент криминалистической харак теристики преступлений.

16.1. Сформировали мотив преступления. 16.2. 16.3. Предопределили способ совершения преступления. 16.4. 16.5. Сформировались в процессе подготовки и многократного со- вершения преступлений в комплекс навыков, характерный для определенного лица (группы лиц). 16.6. 16.7. Иное. 16.8. 17. Доказательственное значение результатов криминалистиче ского изучения навыков и привычек:

17.1. Позволили установить некоторые обстоятельства по уго ловному делу:

17.1.1. Обстоятельства совершения преступления.

17.1.2. Обстоятельства виновности обвиняемого в совершении преступления.

17.1.3. Мотивы преступления. 17.1.4. 17.1.5. Иные обстоятельства. 17.1.6.

17.2. Использованы для розыска и для установления личности пре- ступника. 17.3. 17.4. Как источник доказательств легли в основу приговора. 17.5. 17.6. Явились косвенным источником доказательств. 17.7. 17.8. Суд не признал в качестве источника доказательств: 17.9.

17.5.1. Нарушена методика исследования. 17.5.2. 17.5.3. Исследованы с нарушением норм УПК. 17.5.4. 17.5.5. Выводы эксперта признаны не убедительными. 17.5.6.

\

207

• 17.5.4. Иные доводы.

17.6. Не нашли отражения в обвинительном заключении. 17.7. 17.8. Не нашли отражения в приговоре суда. 17.9. 17.10. Иное. 17.11. Ф

*

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Юридический институт Чебоксарский филиал

“УТВЕРЖДАЮ” Заместитель начальника Чебоксарского филиала ЮИ МВД России по учебной работе полковник милиции /CL’ <3%Х-Д- И<Кириллов

428000, г. Чебоксары, ул.Шевченко, 23 . JJ. 07 ??/№ Ш

На№

•с^” июля 1998 г.

АКТ

о внедрении в учебный процесс результатов диссертационного исследования В.КЧулахова по теме: “Навыки и привычки человека как источник кри- миналистически значимой информации”

Комиссия в составе: председателя - начальника кафедры уголовного процесса и криминалистики кандидата юридических наук полковника милиции М.В.Павличенко и членов комиссии - доцента кафедры кандидата юридических наук подполковника милиции В.И.Перепелкина, старшего преподавателя кандидата юридических наук майора милиции И.З.Федорова составила настоящий акт в том, что разработанные преподавателем кафедры уголовного процесса и криминалистики В.Н.Чулаховым в процессе выполнения диссертаци- онного исследования рекомендации по совершенствованию тактики производства отдельных следственных действий и экспертных методик по изучению навыков и привычек человека внедрены в учебный процесс. Выработанные предложения учтены и используются при проведении занятий по криминалистике на 1-м и 2-м курсах очного обучения, на 4-м и 5-м курсах заочного обучения.

\^jui^=> МВ.Павличенко

Председатель комиссии: начальник кафедры уголовного процесса и криминалистики ~~”

Члены комиссии: доцент кафедры

ст. преподаватель

В.И.Перепелкин

И.З.Федоров

43 Б-1356—1997—1000

ЧАВАШ РЕСПУБЛИКИН ШАЛТИ ЁССЕН МИНИСТЕРСТВИ

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

428000, г.Чебоксары, ул.К.Маркса, 41 Факс (8352) 29-20-63 E-mail police@chuvashia.iasnet.ru

1

/

?№?.9Х

Г 1

«УТВЕРЖДАЮ»

HaMsmwn3KO МВД ЧР *т^лкрвыик’мшшции

LB. Емельянов

1998 г.

АКТ

о внедрении результатов диссертационного

исследования В.Н. Чулахова по теме: «Навыки и привычки человека как источник криминалистически значимой информации»

Комиссия в составе: председателя - заместителя начальника ЭКО МВД ЧР ка- питана милиции Тимченко СВ. и членов комиссии - начальника отделения капита- на милиции Кириченко Е.Ю., старшего эксперта майора милиции Яковлева П.Г. составила настоящий акт в том, что разработанные преподавателем кафедры уголовного процесса и криминалистики Чебоксарского филила ЮИ МВД России В.Н. Чу-лаховым в процессе выполнения диссертационного исследования рекомендации по совершенствованию экспертных методик по изучению вещественных доказательств, связанных с навыками и привычками человека, внедрены в практику производства криминалистических и судебных экспертиз экспертно-криминалистического отдела МВД и ряда кустовых экспертно- криминалистических подразделений Чувашской Республики. Выработанные предложения учтены и используются при исследовании таких объектов, как самодельное холодное и огнестрельное оружие, поддельные денежные знаки, наркотические вещества и др.

Разработанные В.Н. Чулаховым рекомендации применяются также при ведении криминалистических картотек и коллекций запрещенных к изготовлению пред- метов: поддельных денежных знаков и ценных бумаг, фальсифицированных винно-водочных изделий, самодельного огнестрельного оружия и взрывчатых веществ.

СВ. Тимченко

Председатель комиссии: заместитель начальника отдела капитан милиции

Члены комиссии. начальник отделения капитан милиции

старший эксперт майор милиции

Е.Ю.Кириченко

П.Г.Яковлев

ЧАВАШ РЕСПУБЛИКИН ШАЛТИ ЁССЕН МИНИСТЕРСТВИ

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
г

428000, г.Чебоксары, ул.К.Маркса, 41 Факс (8352) 29-20-63 E-mail police@chuvashia.iasnet.ru

?-V-

№ K/4Q:

/IS* Ь

Г

I* t

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник СУ МВД ЧР Полковник к>етиции

В,М. Толстое

ля 1998 г.

«-S »-TOOJl

АКТ

о внедрении результатов диссертационного

исследования В.Н. Чулахова по теме: «Навыки и привычки человека как источник криминалистически значимой информации»

Комиссия в составе: председателя - заместителя начальника СУ МВД ЧР полковника юстиции Шленского Л.Б. и членов комиссии - начальника отдела СУ подполковника юстиции Шаповалова Ю.В., начальника отдела СУ полковника юстиции Васильева В.Н. составила настоящий акт в том, что раз- работанные преподавателем кафедры уголовного процесса и криминалистики Чебоксарского филиала ЮИ МВД России В.Н. Чулаховым в процессе выполнения диссертационного исследования рекомендации по совершенствованию тактических приемов и методов собирания, исследования, оценки и использования криминалистически значимой информации о навыках и привычках человека внедрены в практику раскрытия и расследования преступлений следственного управления МВД и ряда кустовых следственных подразделений Чувашской Республики. Выработанные В.Н. Чулаховым предложения по тактике собирания и использования информации о навыковых свойствах личности и повышению ее доказательственного значения учтены и используются при проведении отдельных следственных действий в процессе доказьгеания и розыска преступников.

Л.Б. Шленский

Председатель комиссии: заместитель начальника СУ полковник юстиции

Члены комиссии: начальник отдела СУ подполковник юстиции

начальник отдела СУ полковник юстиции

Ю.В. Шаповалов

В.Н. Васильев