lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Рычкалова, Лариса Алексеевна. - Лингвистические и методические аспекты криминалистического исследования фонограмм речи лиц, владеющих тюркско-русским двуязычием: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 1999 208 с. РГБ ОД, 61:99-12/152-9

Posted in:

МИ НИ СТЕ РСТ ВО ВНУ ТРЕ НН ИХ ДЕЛ РО СС ИЙ СК ОЙ ФЕ ДЕР АЦ ИИ

САР АТО ВСК ИЙ ЮР ИД ИЧЕ СК ИЙ ИН СТИ ТУТ

На права х рукоп иси

РЫЧ КАЛ ОВА Лари са Алек сеевн а

ЛИ НГВ ИСТ ИЧЕ СК ИЕ И МЕ ТОД ИЧЕ СК ИЕ АС ПЕК ТЫ

КРИ МИ НА ЛИ СТИ ЧЕС КОГ О ИС СЛЕ ДОВ АН ИЯ

ФО НОГ РА ММ УСТ НО Й РЕЧ И ЛИ Ц, ВЛА ДЕ Ю ЩИ Х

ТЮ РКС КО- РУС СК ИМ ДВУ ЯЗ ЫЧ ИЕ М

Спец иальн ость- 12.00. 09 крим инали стика; уголо вный проце сс; опер атив но- розы скная деяте льно сть

Диссе ртаци я на соиск ание учено й степе ни канди дата юрид ическ их наук

Науч ный руко води тель

канди дат юрид ическ их наук, доцен т

ЕГО РОВ А. Г.

САР АТО В 1999

7

?

ОГЛ АВЛ ЕНИ Е

ВВЕ ДЕН ИЕ 4

ГЛА ВА I. СТА НОВ ЛЕН ИЕ И РАЗВ ИТИ Е

КРИ МИН АЛИ СТИ ЧЕС КОЙ ЭКС ПЕР ТИЗ Ы

МАГ НИТ НЫХ ФОН ОГР АММ 16

1.1. П РЕД МЕТ И ЗАД АЧИ ФОН ОСК ОПИ ЧЕС КОЙ ЭКС ПЕР ТИЗ Ы 1 6 1.2. 1.3. З ВУК ОЗА ПИС Ь В УГО ЛОВ НОМ СУД ОПР ОИЗ ВОД СТВ Е 2 5 1.4. 1.5. О БЩ ИЕ ПОЛ ОЖЕ НИЯ МЕТ ОДИ КИ ФОН ОСК ОПИ ЧЕС КОЙ ЭКС ПЕР ТИЗ Ы 3 3 1.6.

1.3.1. П редва рител ьная стади я иссле дован ия 38 1.3.2. 1.3.3. С тадия разде льног о иссле дован ия 54 1.3.4. 1.3.5. С равн итель ная стади я иссле дован ия 58 1.3.6. 1.3.7. О ценка резул ьтато в прове денно го иссле дован ия 59 1.3.8. 1.4. Х АРА КТЕ РИС ТИК А СИС ТЕМ Ы МЕТ ОДО В - КРИ МИН АЛИ СТИ ЧЕС КОЙ ФОН ОСК ОПИ ЧЕС КОЙ ЭКС ПЕР ТИЗ Ы 6 2

1.4.1. С лухо вой (ауди тивн ый) метод 63 1.4.2. 1.4.3. Л ингви стиче ский метод 70 1.4.4. 1.4.5. И нстру мента льны е метод ы 85 1.4.6. ГЛА ВА II. ПСИ ХОЛ ИНГ ВИС ТИЧ ЕСК ИЕ ОСН ОВЫ

КРИ МИН АЛИ СТИ ЧЕС КОЙ ДИА ГНО СТИ КИ ЛИЧ НОС ТИ

ПО ФОН ОГР АММ АМ РЕЧ И 91

2.1. О БЩЕ НАУ ЧНЫ Е ОСН ОВЫ ДИА ГНО СТИ КИ ЛИЧ НОС ТИ ПО ФОН ОГР АМ МА М УСТ НОЙ РЕЧ И 9 1 2.2. 2.3. У СТН О- РЕЧ ЕВА Я ДЕЯ ТЕЛ ЬНО СТЬ КАК ОСН ОВА ДИА ГНО СТИ КИ ЛИЧ НОС ТИ ГОВ ОРЯ ЩЕГ О 9 7 2.4. 2.5. С ИСТ ЕМА ТИЗ АЦИ Я СОД ЕРЖ АНИ Я ИНФ ОРМ АЦИ ОНН ЫХ УРО ВНЕ Й СВО ЙСТ В ГОВ ОРЯ ЩЕГ О 1 11 2.6.

2.3.1. И ндив идуа льно- анато мичес кое строе ние прои зноси тельн о- слухо вых орган ов челов ека 112 2.3.2. 2.3.3. А ртику ляци онно- акуст ическ ая харак терис тика 2.3.4. голос а и речи 118

2.4. Д ИАГ НОС ТИК А НАЦ ИОН АЛЬ НОЙ ПРИ НАД ЛЕЖ НОС ТИ ГОВ ОРЯ ЩЕГ О 1 34 2.4.1. Диаг ности ка тюрк ско- русск ого били нгвиз ма 1 39

3

2.4.2. Диагностические признаки

узбекско-русского билингвизма 14 0

2.4.3. Диагностические признаки

татарско-русского билингвизма 14 7

2.4.4. Диагностические признака

казахско-русского билингвизма 15 1

2.4.5. Общие признаки языковой интерференции тюркско-русского билингвизма 153

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 16 6

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 17 9

ПРИЛОЖЕНИЕ 19 7

4

ВВЕДЕНИЕ

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Социально-экономические преобразования, происходящие в на- стоящее время в России и в странах ближнего зарубежья, а также постоянная миграция населения сопровождаются быстрым ростом преступности с нередким применением методов терроризма, насилия, угроз, шантажа, похищения людей.

Рост числа уголовных дел, связанных с раскрытием и расследованием подобного рода преступлений, ведет к росту, экспертных иссле- дований, которые проводятся экспертно-криминалистической службой МВД Российской Федерации. Поэтому руководство МВД России в ряде последних своих решений, в частности, в решении коллегии Мини- стерства внутренних дел России от 8 июля 1995 года № 5 КМ / 1, обращает особого внимание на необходимость более качественного экс- пертно-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, что возможно решить путем разработки и внедрения в экспертную практику новых методов исследования из области судебных, экспертиз.

Известно, что в своих противоправных деяниях преступники широко используют различные средства звуко- и видеозаписи, что в не- малой степени обусловлено использованием достижений в развитии технологий и средств связи, обслуживающих коммерческую и экономическую деятельность, перевозки, туризм, незаконное предпринимательство и т.п., а это значит, что в качестве вещественных доказательств об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, все

5

чаще предстают магнитные записи звуков различного происхождения (фонограммы) и, в частности, устной речи человека, его изображения (видеограммы), а также сами аудиовизуальные средства.

Дать заключение о подлинности и достоверности такой инфор- мации по звуковым и видеосигналам может только криминалистическая видеофонографическая экспертиза, которая делится на два вида: фоноскопическую (фонографическую) и видеографическую.

Теоретические и методические основы этого нового вида крими- налистических экспертиз разработаны в трудах известных криминалистов А.И. Винберга, Р.С. Белкина, Л.Н. Гаврилова, Г.Л. Грановского, Л.И. Громовенко, Е.И. Галяшиной, О.В. Жгенти, В.Р. Женило, Е.Н. Дмитриева, Д.Я. Мирского, А.А. Ложкевича, B.C. Пономарева, Г.С. Рамишвили, Э.К. Ребгуна, Е.Р. Российской, В.А. Снеткова, И.Н.Тимофеева, М.А. Тушишвили, В.А. Чиванова, В.Л.Шаршунс-кого и др.

Практические рекомендации по методике производства экспертиз магнитной записи устной речи в целях идентификации и диагностики личности говорящего отражены в сборниках научных трудов, учебно-методических пособиях и предназначены для экспертов, следователей и судей.

Однако в силу становления данного вида экспертиз её описание, вопросы совершенствования и дальнейшего развития находятся в раз- розненных литературных источниках порой без должного единого толкования используемой терминологии, а также основных положений как методики, так и системы методов исследования магнитных фонограмм речи.

Накопленный практический опыт ведущих экспертов- фоноскопистов нуждается в обобщении, а его изложение должно быть

6

доступно для понимания начинающих экспертов и курсантов юридических факультетов учебных заведений МВД Российской Федерации.

Необходимость дальнейшей разработки теории и практики кри- миналистической идентификации и криминалистической диагностики лиц по фонограммам их речи обусловлена как состоянием криминогенной обстановки в стране, так и развитием самой криминалистики и судебных экспертиз.

Особой разработки нуждается методика фоноскопической экс- пертизы по установлению национальной принадлежности говорящего по фонограммам его речи, представляющей индивидуальный “речевой портрет”, в котором отражается соответствие или несоответствие произношения человека системе норм неродного языка, что представляет большую ценность при получении розыскной информации для оперативных служб, следствия и суда.

Учитывая географическое расположение Саратовской и Волго- градской областей, их близость и соседство с народами Казахстана и Узбекистана, а также как место постоянного проживания поволжских татар, наличие различных контактов населения, представляется, что создание таких национальных “речевых портретов” является крайне необходимым в целях криминалистического распознавания личности говорящего.

Научными данными лингвистики, психолингвистики и других наук вскрыты причины многочисленных ошибок в речи на неродном языке, которые обусловлены интерферирующим влиянием родного языка говорящего. Такие ошибки проявляются на всех уровнях речи и особенно на фонетическом уровне, становятся устойчивыми чертами акцента в устно-речевой деятельности билингва и представляют собой яркий диагностический признак, который используется при определении родного языка человека.

7

Указанная проблема пока ещё только разрабатывается как для следственной, так и для экспертной практики.

Поэтому диссертация посвящена актуальной и малоизученной проблеме:

  • психолингвистическим основам методики криминалистической фоноскопической экспертизы речи, решаемой на материале тюркско-русского двуязычия (билингвизма): узбекско-русского, татарско-русского и казахско-русского.

Свободное владение диссертантом указанными тюркскими язы- ками позволило ему подойти к решению задач диссертационного исследования с новых нетрадиционных позиций.

Отмеченные обстоятельства определили выбор темы диссертации и свидетельствуют об её актуальности и практической значимости.

СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ПРОБЛЕМЫ.

С самого начала внедрения средств звукозаписи в практическую деятельность органов МВД при установлении личности по фонограммам речи использовался акцент как яркая речевая особенность человека.

Этот национальный речевой признак говорящего отмечен в ра- ботах по уголовному судопроизводству (З.Г. Самошина, А.А. Леви, Ю.Р. Горинов, Г.К. Курашвили, В.Я. Коломиец, Л.М. Карнеева и др.), а также в криминалистических исследованиях А.И. Винберга, Р.С. Белкина, Г.Л. Грановского, А.А. Ложкевича, Д.Я. Мирского, Г.С. Рамиш-вили, В.А. Снеткова, A.M. Шахнаровича, Р.К. Потаповой, Е.И. Галя-шиной, Е.И. Азарченковой, М.И. Безруковой, А.Н. Фомичева, В.О. Хуртилова и др.

8

Проблема акцента впервые была рассмотрена в монографическом исследовании А.А. Леонтьева, A.M. Шахнаровича, В.И. Ба-това: “Речь в криминалистике и судебной психологии” (1977). Авторы пишут, что ценным источником информации при установлении нацио- нальной принадлежности человека является акцент, который отра- жается в фонетических особенностях, нарушениях грамматики и сло- воупотребления в речи на неродном языке. Это наиболее стойкий признак речи, используемый в следственных целях. К основным ком- понентам акцента авторы относят: особенности произношения отдельных звуков (фонем), которые не соответствуют произносительным нормам неродного языка, а также ритмико-интонационные отклонения в речи билингва.

Авторы справедливо подчеркивают неразработанность проблемы акцента и необходимость её дальнейшего исследования. Вопросам интерференции, проявляющейся в акценте, уделено внимание в статьях: Е.И. Азарченковой: “Возможности диагностики лич- ностных характеристик человека по фонограммам речи” (1989) и “Исследование лингвистических признаков речи в целях составления “речевого портрета” говорящего” (1995).

В статьях отмечается, что естественнонаучной основой выделения и определения типовых речевых ошибок служит двуязычное противо- поставление, раскрывающее особенности каждого из контактирующих языков. В качестве примера приведена русская речь литовцев, для которой характерно неразличение редуцированных (безударных) гласных русского языка, что воспринимается на слух как национальная особен- ность.

Затронута также интересная мысль о том, что родную речь можно отличить от иностранной по интонационным контурам, но она, к сожалению, не раскрыта.

9

Несомненный научный и практический интерес представляет учебное пособие “Диагностика личности человека по фонограммам устной речи” (1993), созданное авторским коллективом (Е.И. Галя- шина, М.И. Безрукова, А.Н. Фомичев, В.О. Хуртилов), в котором имеется специальный раздел “Особенности определения, является ли русский язык родным для говорящего, и выявления особенностей социальной среды, в которой он сформирован”, где авторами затронуты проблемы криминалистической диагностики при установлении родного языка для дву-(много) язычного индивидуума.

В пособии справедливо отмечено, что для экспертов процесс вы- явления признаков акцента вызывает большие затруднения на всех стадиях исследования фонограмм речи. Дана характеристика двух уровней владения (хорошего и плохого) русским языком билингвами. При этом отмечено, что интерферирующее влияние родного языка характерно для каждого речевого уровня в разной степени в зависимости от владения неродным языком. Главной причиной ошибок в русской речи билингвов является “неосознанное, неконтролируемое использование структурных элементов родного языка в процессе речепорожде-ния на другом.”

Особой диагностической информативностью, по мнению авторов, обладает межъязыковая интерференция, т.к. внутриязыковая ин- терференция, т.е. нетвердое знание русского языка, отклонение от общепринятых языковых норм могут быть и в речи русского человека с недостаточно высокой речевой культурой.

В качестве иллюстрации межъязыковой интерференции приведены ошибки в русской речи башкир, таджиков, чеченцев, татар. Однако оценивая значимость такого пособия, следует сказать, что опи- сание акцента, особенно башкир и татар, носит весьма поверхностный

10

характер, а потому оно не может оказать должной практической по- мощи экспертам.

Поэтому данный раздел учебного пособия, по мнению диссертанта, нуждается в серьёзной доработке.

Таким образом, малая степень разработанности проблемы акцента в целом, её актуальность и малоизученность определяют пра- вильность выбора темы диссертантом.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Целью диссертационного исследования является многоаспектный анализ правовой природы криминалистической фоноскопической экс- пертизы фонограмм речи; выявление, сопоставление и описание совокупности диагностических лингвистических признаков устной речи лиц, владеющих тюркско-русским двуязычием (билингвизмом).

Для реализации поставленной цели потребовалось решить ряд задач:

  • на основании изучения и анализа специальной литературы определить сущность, специфику и юридическое обоснование крими налистической фоноскопической экспертизы фонограмм речи;

  • изучить и раскрыть значимость устно-речевой деятельности индивида, зафиксированной на магнитной ленте, как основы криминали- стической диагностики личности говорящего;
  • разработать и провести исследования по выявлению диагности- ческих признаков устной речи двух социальных групп современной молодежи;
  • изучить труды известных ученых-криминалистов и обобщить содержание информационных уровней свойств говорящего по фоно- граммам его речи;

11

  • изучить и выявить сходство и различие в совокупности диаг- ностических лингвистических признаков устной речи лиц, владеющих тюркско-русским двуязычием;
  • провести сопоставительный анализ совокупности диагностических лингвистических признаков лиц, владеющих узбекско-русским, татарско- русским и казахско-русским двуязычием:
  • разработать и обосновать методические рекомендации по определению национальности говорящего, владеющего тюркско-русским двуязычием.
  • МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ.

Методологическую основу диссертационного исследования со- ставили положения диалектического материализма, законы логики и комплексный подход к решению проблемы.

Теоретические и методические положения диссертации разрабо- таны на базе использования системы общенаучных и частнонаучных методов познания, современных достижений криминалистики и судебной экспертизы.

В процессе экспериментального исследования использовались системно- структурный и сопоставительный анализы.

Анализ и решение проблемы осуществлялось на основе изучения результатов теоретических и экспериментальных исследований в области криминалистики, судебной фоноскопии, действующего законодательства, уголовного судопроизводства по проблемам применения аудиовизуальных средств при расследовании и раскрытии преступлений.

Поскольку исследование многосложного объекта судебной фоноскопии производится с помощью научных данных различных областей

12

знаний, трансформированных криминалистикой, автор исходя из цели и задач диссертации глубоко изучил основные положения физиологии, % анатомии, психологии, языкознания, психолингвистики, социолингви-

стики, теории речевой коммуникации и др., а именно:

  • анатомическое строение и функциональные особенности рече- образующих органов, отражающих индивидуальность физической природы речевого сигнала;
  • роль высшей нервной деятельности при порождении речевого высказывания;
  • общефункциональные и специфические механизмы речевой деятельности;
  • проявление функций языка в устной речевой деятельности человека и способах получения и передачи им речевой информации;
  • закономерности формирования индивидуальных навыков и умений в речевой деятельности в зависимости от различных факторов и общей коммуникативной культуры интеллекта;

  • фонетико-фонологическую систему и артикуляционную организацию потока речи;
  • вопросы языковых контактов и звуковой интерференции;
  • сопоставительно-типологическую фонологию, грамматику;
  • общие сведения о восприятии звучащей речи человеком и др.
  • НАУЧНАЯ НОВИЗНА ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ определяется тем, что в нем впервые нетрадиционно предпринят комплексный подход к разработке методики криминалистической диагностики национальности говорящего тюркского происхождения на основе его устной русской речи, отражающей интерферирующее влияние системы родного языка.

13

Необходимость такого научного исследования обусловлена на- чавшейся разработкой региональной и социокультурной экспертной диагностики личности, проводимой органами МВД и ФСБ России, а также созданием Федеральной фонотеки.

Выявленные в ходе исследования диагностические лингвистические признаки русской устной речи лиц, владеющих тюркско-русским двуязычием, позволили внести существенные дополнения и поправки в “Лингвистические паспорта” со сводным перечнем признаков фонетической интерференции (по результатам исследований 1976-1990 г.г.), которыми пользуются эксперты-фоноскописты на практике.

Основу работы составляет обобщающее изложение методики криминалистической фоноскопической экспертизы личности по магнитной записи речи, т.к. описание таких исследований и по сей день находится по разным ведомостным публикациям.

Анализ литературных источников позволил диссертанту система- тизировать методику криминалистической фоноскопической экспертизы фонограмм речи по всем стадиям исследования, дополнив их но- вейшими достижениями отечественной криминалистики.

Учитывая особую трудность и недостаточную разработанность методики получения экспериментальных сравнительных речевых об- разцов, без которых невозможно производство фоноскопического исследования в целях идентификации и диагностики личности говорящего, диссертантом предложены методические рекомендации по совершенствованию приемов получения сравнительных образцов.

НА ЗАЩИТУ ВЫНОСЯТСЯ СЛЕДУЮЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ:

  • сущность, специфика и юридическое обоснование криминали- стической фоноскопической экспертизы фонограммы речи;

14

  • рекомендации по совершенствованию методики получения сравнительных образцов устной речи для производства криминалистической фоноскопической экспертизы;
  • общие положения устно-речевой деятельности индивида как основы криминалистической диагностики личности в фоноскопи- ческой экспертизе;
  • диагностические признаки устной речи двух социальных групп - представителей современной молодежи;
  • совокупность диагностических признаков устной речи лиц, вла- деющих узбекско-русским двуязычием;
  • совокупность диагностических признаков устной речи лиц, вла- деющих татарско-русским двуязычием;
  • совокупность диагностических признаков устной речи лиц, вла- деющих казахско-русским двуязычием;
  • сопоставительный анализ совокупности диагностических приз- наков устной речи лиц, владеющих тюркско-русским двуязычием.
  • ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ.

Результаты диссертационного исследования могут быть исполь- зованы для дальнейшего совершенствования судебной фоноскопии, в практической деятельности правоохранительных органов, экспертно-криминалистических управлений УВД областей, а также могут послужить предпосылкой создания комплексной автоматизированной экспертной системы на базе ПВЭМ для проведения криминалистической диагностики национальности человека по его устной речи, что позволит ликвидировать пробел в такого рода исследованиях в интересах правоохранительных органов.

15

Основные теоретические выводы и обобщения, практические ре- комендации диссертации могут быть использованы при разработке и чтении лекций, а также на практических и семинарских занятиях на экспертных и следственных (факультетах учебных заведений МВД Рос- сийской Федерации.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Основные положения диссертационного исследования докладывались на научно-практических конференциях СЮИ МВД России, опубликованы и депонированы в статьях: “Интеллектуальные системы идентификации человека по фонограм- мам голоса современное состояние и перспективы развития” // Про- блемы совершенствования производства криминалистических экспертиз / Под ред. Б.Н. Морозова. - Саратов: СЮИ МВД России, 1998. -С.141-147.

О специфике криминалистической фоноскопической экспертизы фонограмм устной речи // Проблемы использования автоматизированных систем в экспертной практике. Материалы научно-практической конференции. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999. О, 3 п. л.

О совершенствовании методических приемов получения сравни- тельного речевого материала для экспертной идентификации человека по свойствам его голоса и речи // Криминалистическая экспертиза: исследование документов. Межвузовский сборник научных статей. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999. - С. 67-68.

16

ГЛАВА I. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ МАГНИТНЫХ ФОНОГРАММ

1.1. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ФОНОСКОПИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Социально- экономические преобразования, происходящие в настоящее время в России, сопровождаются быстрым ростом преступности, что в немалой степени обусловлено использованием достижений в развитии технологий и средств связи, обслуживающих коммерческую и экономическую деятельность, перевозки, туризм, незаконное предпринимательство и т.д.

В связи с этим участились преступления с применением методов терроризма, насилия, угроз, шантажа, похищения людей.

В расследовании подобного рода преступлений важную роль играют средства звуко- и видеозаписи, которые внедрены в оперативно- розыскную и следственную деятельность органов МВД. А криминалистическое экспертное исследование аудио- и видеограмм с целью использования их для отправления правосудия пополнил класс криминалистических экспертиз новым родом - видеофонографической экспертизой.

Такой род экспертиз решает идентификационные и диагностические задачи путем установления фактических данных, относящихся к устной речи человека и его изображения, зафиксированных на одной магнитной ленте.

17

Объектом и предметом нашего исследования является судебно- фоноскопическая (фонографическая) экспертиза устной речи,

зафиксированной на магнитную ленту, поэтому вопросы судебной видеографии нами не рассматриваются.

Итак, звукозапись устной речи широко применяется в оперативно- розыскной и процессуальной деятельности правоохранительных органов со строгим соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства.

А магнитная звукозапись устной речи - фонограмма, содержащая речь противоправного характера, полученная в результате оперативно-розыскной деятельности, часто бывает единственным вещественным доказательством по делу и может быть использована для идентификации личности - носителя информации. Такая фонограмма позволяет проводить опознание по голосу и речи как следственным путем, так и посредством фоноскопической экспертизы, цель которой -идентификация лица по его устной речи.

Естественно - научной предпосылкой фоноскопической экспертизы является научно доказанная связь индивидуальных речевых признаков человека со свойствами его личности.

Так, каждый человек обладает индивидуальной, только ему присущей устной речью, лингвистические признаки которой формируются годами под воздействием различных факторов: семейное и социальное окружение, общеобразовательная, специальная и трудовая деятельность, общественное положение и, наконец, анатомические и психофизические особенности личности.

Естественно, что лингвистические признаки речи проявляются индивидуально у каждого человека в говорении и письме через определенные устойчивые навыки и умения. В отличие от письменной речи устная речь человека отражает его важное индивидуальное свойство - навыки производства звуковой речи и умение узнавать ее.

18

Это свойство устной речи является основой лингвистического и аудитивного (слухового) анализов при производстве фоноскопических экспертиз. Так идентификационные лингвистические признаки составляют классификацию признаков соответствующих речевых навыков, а источником сведений о признаках звучащей речи является слуховой анализ.

Однако, как показывают результаты многих исследований, слуховая оценка свойств звучащей речи не всегда совпадает с ее объективными характеристиками, да и наблюдать звуковые колебания голоса непосредственно, без специальных приборов, очень трудно. Поэтому в фоноскопической экспертизе используются различные устройства, преобразующие звуковые колебания в электрические, что позволяет производить объективный, доказательный анализ идентификации личности по признакам голоса и речи с помощью электроакустической аппаратуры и ЭВМ.

Звучащая речь, зафиксированная на фонограмме, исследуется в фоноскопической экспертизе в целях получения розыскной и доказательственной информации. Поэтому предметом ее исследования является решение следующих вопросов.

На разрешение диагностической фоноскопической экспертизы, мнению Е. Р. Российской1, ставятся следующие вопросы:

  1. Сколько лиц участвовало в разговоре, записанном на представленной фонограмме?

  2. Является ли речь, представленная на фонограмме, но и ее фрагменты заученной, прочитанной или свободной?

  3. Каково пословное содержание текста, Каково
    содержание неразборчивой записи на представленной фонограмме?

  4. Каковы источники и характер звуков, сопутствующих основной

1 Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. Практическое пособие. - “Правой закон”. М., 1996, с. 106-107.

19

записи? Какова была окружающая обстановка в момент изготовления фонограммы (характер помещения, в котором происходила запись, запись на открытой местности и т.д.)?

  1. Является ли представленная фонограмма оригиналом (копией), а если копией, то какой: первой, второй и др.?

  2. Содержит ли фонограмма непрерывную запись или она осуществлялась с остановками магнитофона?
  3. Каков тип магнитной ленты, с использованием которого изготовлялась данная запись? Использовалась ли для записи новая или ранее уже содержащая запись (какую) лента?
  4. Подвергалась ли представленная фонограмма монтажу (склейке, электроакустическому монтажу и пр.), а если да, то какая ее часть смонтирована, Имеются ли признаки иных изменений, привнесенных в процессе записи после ее окончания?

  5. Изготовлена ли представленная фонограмма на одном или нескольких звукозаписывающих аппаратах?

  6. На магнитофоне (диктофоне) какого типа, марки, класса, страны производителя осуществлена данная магнитная запись? Микрофон какого типа использовался для производства звукозаписи?

  7. Имели ли, судя по записи, звукозаписывающие аппарат или микрофон какие-либо неисправности, какие именно? Не использовались ли технические средства для преднамеренного искажения голоса говорившего?

  8. Каков технический уровень навыков изготовителей фонограммы?

  9. В какой местности формировалась устная речь и в каких возможных местах длительно проживало лицо, речь которого записана?

  10. Каковы пол, возраст, анатомические особенности речеобразующего тракта, физические и психические характеристики лица, речь которого представлена на фонограмме?

20

  1. Каковы некоторые социальные характеристики лица (уровень и направленность образования, интеллект, уровень культуры и т.п.), речь которого представлена на фонограмме?
  2. Каково эмоциональное состояние лица в период записи устной речи?
  3. На разрешение идентификационной фоноскопической экспертизы ставятся вопросы:

  4. Принадлежит ли зафиксированная на фонограмме устная речь определенному лицу, лицам? Какие фрагменты звукозаписи каким лицам принадлежат?

  5. Изготовлена ли данная фонограмма на представленном звукозаписывающем аппарате? Воспроизводилась ли данная фонограмма на таком-то магнитофоне (диктофоне)? На каком из представленных магнитофонов (диктофонов) записывалась или воспроизводилась данная фонограмма?

  6. Является ли данная фонограмма копией, изготовленной путем записи с лазерного диска на данный видеомагнитофон?
  7. Составляли ли склеенные фрагменты данной магнитной ленты ранее одно целое?
  8. Резюмируя назначение и возможности фоноскопической экспертизы, необходимо отметить, что ее объектами являются звуковая (речевая и неречевая) информация, записанная на магнитной ленте, а также средства звукозаписи (магнитофоны, диктофоны и сама магнитная лента).

Для решения перечисленных вопросов и задач фоноскопической экспертизы в криминалистике в настоящее время разработана комплексная методика идентификации личности по голосу и речи, в основе которой используются средства, методы исследований как самой криминалистики, так и различных наук (математики, электроники, акустики, психологии, лингвистики, физиологии, дефектологии и др.).

21

При этом исследования в области перечисленных наук трансформируются согласно задачам и объектам фоноскопической экспертизы.

Кроме того синтезу указанных наук предшествовали долгие годы не только теоретических поисков, но и анализа практического опыта производства криминалистических экспертиз, а также использование магнитной звукозаписи в уголовном судопроизводстве.

Фоноскопическая экспертиза сравнительно молода. Она существует чуть более тридцати лет.

Проблемам производства фоноскопической экспертизы посвящены работы А.А.Ложкевича, В.А.Снеткова, В.А.Чиванова, В.Л.Шаршунского, Г.Л.Грановского, Г.Н.Кобляковой, Э.К.Ребгуна, М.А.Тушишвили, О.В.Жгенти, Л.И.Громовенко, К.С.Скоромникова, Г.С.Рамишвили, В.Д.Сердюкова, Р.С.Белкина, Л.Н.Гаврилова, В.С.Пономарева, Е.И.Галяшиной, В.Р.Женило, В.А.Женило, В.А.Минаева, Н.Ф.Попова, А.Н.Линькова, Н.Б.Кураченковой, Н.В.Байчарова, А.В.Фесенко, Е.Р.Россинской, Е.И.Азарченковой, И.С.Юркова, И.Н.Тимофеева, Е.Н.Дмитриева и др.

По определению проф. Р.С.Белкина, под фоноскопической (вокалографической) экспертизой понимается “… вид

криминалистической экспертизы, исследующей магнитофонные записи для решения таких вопросов: принадлежит ли зафиксированная на фонограмме речь данному конкретному лицу; принадлежат ли сигналы, зафиксированные на фонограмме, конкретному источнику (гудок, сирена, шум двигателя и пр.); была ли выполнена запись на представленной аппаратуре; является ли речь, записанная на фонограмме, заученной, свободной или прочитанной; подвергалась ли фонограмма механическим изменениям (монтажу); каков пол, возраст, физические и психические признаки человека, речь которого представлена на фонограмме, в каком эмоциональном состоянии он

22

находился в момент записи и др.”2 Следует сказать, что специальное криминалистическое фоноскопическое исследование, по оценке криминалистов, как один из видов практических исследований, относится к числу нетрадиционных объектов криминалистики и изучает специальную группу следов - следов звука, оставленных на магнитной ленте.

В связи со сказанным приведем еще одно определение данного вида экспертизы: “Исследование магнитных звукозаписей (фонограмм) как вещественных доказательств при расследовании уголовных дел называется криминологической фонографической экспертизой.”3

Данное определение мы принимаем в своем исследовании в качестве „рабочего, с единственной поправкой, ссылаясь на большую распространенность - фоноскопической экспертизой.

Фоноскопическое исследование обеспечивается специальной методикой, предназначенной для исследований и содержащей данные о задачах исследования, предметах и объектах, приемах, методах, процедуре выполнения экспертизы, о критериях оценки ее результатов и формах выводов.

В настоящее время создано определенное количество методик криминалистического фоноскопического исследования, результаты и практические рекомендации которых изложены в пособиях, справочной литературе и адресованы следователям, органам дознания и практикам-экспертам.

Широкий круг идентификационных, диагностических и классификационных задач фоноскопической экспертизы представляет пока весьма трудоемкое и сложное криминалистическое исследование, которое в повседневной экспертной практике требует подтверждения экспертных оценок индивидуальности речи человека
объективными,

2 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Изд-во БЭК, 1997, с. 243. 3 4 Криминалистика / под ред. д.ю.н. проф. В.А.Образцова. - М.: Юрист, 1995, с. 230. 5

23

беспристрастными, повторяемыми оценками.

Фоноскопическая экспертиза, являясь новым видом судебных экспертиз, постоянно совершенствуется в своих специальных и экспериментальных разработках, в отборе и апробировании новых методов исследования, а самое главное - нуждается в простоте изложения используемых методов, доступных для практиков- фоноскопистов, а также при подготовке экспертов в процессе их обучения в учебных заведениях юридического профиля.

Однако, в силу еще не сложившегося до конца этого нового криминалистического исследования, пока не существует утвержденных методических и учебно-методических единообразных материалов для проведения фоноскопических исследований и экспертиз в полном объеме, доступных как для практиков-экспертов, так и для подготовки специалистов по криминалистической фоноскопии.

Актуальность дальнейшей разработки и совершенствование методики идентификации лиц по фонограммам устной речи обусловлены как состоянием криминогенной обстановки в стране, так и дальнейшим развитием самой криминалистики, совершенствованием криминалистических исследований по идентификации объекта по имеющимся следам и, в частности, установления личности по голосу и речи, записанным на магнитную ленту.

Следует сказать, что использование материалов звукозаписи в качестве источников доказательственной информации при раскрытии и расследовании различного рода преступлений и их экспертное исследование получило юридическое обоснование лишь недавно в начале 90-х гг. сначала в нормативных материалах уголовно- процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик, а затем Российской Федерации.

Так, статья 29, ч. 2, 3 Основ уголовного судопроизводства допускает использование звукозаписи при проведении дознания, а также

24

прослушивание телефонных и иных переговоров, руководствуясь правилами уголовно-процессуального закона.

Статья 35 устанавливает порядок прослушивания телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого или иных причастных к преступлению лиц и разрешает применение звукозаписи в пределах, установленных настоящим Законом.

Согласно статье II Закона “О милиции” предоставляется право производить звукозапись лиц, задержанных по подозрению, заключенных под стражу, подозреваемых в совершении правонарушения.

По статье Закона “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” при проведении оперативно-розыскных мероприятий допускается применение звукозаписи при снятии информации с технических каналов связи, а также прослушивание телефонных и иных переговоров.

Применение звукозаписи допускается уголовно-процессуальным кодексом (ст. 141) при допросе обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего, а также по их просьбе, при проведении очной ставки (ст. 163) и проведении судебного заседания (ст. 264).

В соответствии со статьями Закона звукозапись используется в качестве доказательства по уголовным делам после ее проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и с помощью фоноскопической экспертизы, которая подтверждает достоверность фактических данных фонограмм в ее соотносимости с событием преступления.

Назначение фоноскопической экспертизы - самостоятельной процессуальной формы получения и уточнения вещественных доказательств - регламентируется статьями 228, 261, 288 УПК.

Таким образом, фонограмма как объект преступных действий, являясь орудием преступления или неся на себе его следы, в соответствии

25

со ст. УПК РФ, относится к вещественным доказательствам. А в соответствии со ст. УПК РФ относится к числу фонодокументов, если в звукозаписи нашли отражение обстоятельства и фактические данные, представляющие определенное значение для расследования уголовного дела.4

1.2. ЗВУКОЗАПИСЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

В связи с внедрением средств звукозаписи в практику работы органов МВД возникла проблема разработки, с одной стороны, тактики и правил использования звукозаписи при проведении некоторых следственных действий, а также в судопроизводстве, с другой стороны, методики опознания личности по голосу и речи, зафиксированных на магнитной ленте. Сравнительно долго решался вопрос о признании фонограммы вещественным доказательством.

Сведения историографического характера об использовании магнитной звукозаписи в уголовном судопроизводстве, в работе органов охраны общественного порядка, прокуратуры и суда отражены в Материалах I Всероссийской научной конференции работников научно-технических аппаратов, уголовного розыска, БХСС и дознания органов милиции, состоявшейся 28-30 марта 1963 г. в Москве.

В выступлениях (М.И.Дергай, В.А.Снетков, Л.Н.Гаврилов, В.С.Пономарев и пр.) подчеркивалась необходимость теоретической разработки основ нового вида криминалистических экспертиз - идентификации личности по голосу: ее предмета, основных и частных методов, системы, принципов, последовательности и содержаний стадий

4Галяшина Е.И.,Снетков В.А. К понятию установления аутентичности магнитных аудио-, видеофонограмм. 50 лет НИИ криминалистики: Сб. научных трудов. - М.:

26

исследования.

По общему мнению выступивших, магнитофонная запись является вещественным доказательством в судопроизводстве, так как с ее помощью устанавливаются фактические обстоятельства совершения преступления. Являясь важным дополнением к протоколу допроса, звукозапись позволяет воспринять не только во всех деталях ход допроса и поведения допрашиваемого, но и изменения в его голосе, обороты речи, особенности произношения, волнение и т.п.

Известный криминалист С.Я.Розенблит относил магнитофонные ленты с записанной на них речью к категории документов - “говорящие письма”, так как они могут содержать фактические данные, важные при рассмотрении уголовных дел.5

Несомненный интерес вызывает стремление некоторых авторов разработать классификацию признаков голоса и признаков речи при предъявлении человека для опознания по голосу. Научной основой такого опознания являются теории криминалистической идентификации, которые распространяются на предъявление опознания в целом.

Так, З.Г. Самошина подразделяет признаки голоса по высоте тона и особым приметам. По мнению автора, голоса бывают по высоте тона высокими, средними и низкими, а при необычной высоте это может служить особой приметой голоса: очень низкий - бас, очень высокий - визг. К особым приметам отнесены хрипота и свист.

В классификации признаков речи автор выделяет три группы признаков: а) национальные и географические; б) индивидуальные фонетические (проглатывание отдельных звуков, картавость, заикание, искажение звуков, присвистывание, тяжелая одышка и
т.д.); в)

ЭКЦ МВД России, 1995, с.63

5 Розенблит С.Я. Возможности использования звукозаписи при производстве следственных и судебных действий. Сб. “Вопросы криминалистики”, № 10. Юрид. лит-ра, 1964, с. 72-73, 75.

27

смысловые (жаргон, слова-паразиты, различного рода присказки и т.д.).

Заслуживают внимания выводы, которые делает З.Г.Самошина в своей работе, а именно: “И голос, и речь неотделимы от личности (правда, они могут быть зафиксированы на фонограмме), тогда как внешность может быть зафиксирована на фотоснимке. Эти признаки проявляются вовне, доступны восприятию и дальнейшей переработке и в силу этого, конечно, являются личными идентификационными признаками”. И еще: “… необходима дальнейшая работа над классификацией признаков голоса и речи, в разрешении которой нуждается криминалистика.”6

Специфика фонограммы устной речи для опознания личности говорящего в типичных следственных ситуациях раскрыта авторским коллективом во главе с проф. В.А.Снетковым в методических рекомендациях для работников следственного аппарата МВД СССР (1978). Вопросы предъявления фонограмм для опознания с целью идентификации человека по его устной речи, изложенные в рекомендациях, убедительно доказывают преимущества использования звукозаписи в уголовно-процессуальных делах.

В работе нашла отражение проблема признаков устной речи и их классификация, которая, по мнению авторов, представляет наиболее сложный этап процесса опознания. При всей сложности данного этапа следственного процесса рекомендуется восстановление в памяти и описание признаков устной речи проводить поэлементно от характеристики речевого потока в целом к более мелким его частям: фразам, слогам и звукам, в которых могут быть те признаки, которые помогут опознать личность.

Поэлементно в пособии рассматривается и характеристика устной речи: вид устной речи (литературная/нелитературная); стиль (манера)

6 Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. Изд-во Москов. ун-та, 1976, с.69.

28

устной речи; словарный запас; стиль произношения устной речи (полный/неполный); темп; форма изложения речевого сообщения; диалект; акцент; патология устной речи.

Классификация признаков устной речи содержит следующие параметры: тип голоса по высоте (низкий, средний, высокий), с учетом пола (мужской, женский); тембр или “окраска” голоса (резкий, мягкий, дрожащий, задушенный, лирический, металлический, звонкий, тусклый, жесткий, твердый, теплый, холодный, нежный, сухой, глухой, звенящий, надтреснутый, гудящий, дребезжащий, бархатный и др.); громкость голоса (громкая, средняя, тихая).

При характеристике фразы отмечается последовательность слов в предложении - порядок слов, а также устойчивые фразеологические обороты, диалектизмы, слова в общепринятом значении, современные слова иностранного происхождения, слова с акцентом, расстановка ударения в словах, слова-“паразиты”, слова, произносимые неправильно (дефект речи), звуковые привычки,

Большую роль при выяснении признаков устной речи играет эмоциональное состояние говорящего: при волнении может усиливаться заикание, изменяется темп речи и сама форма речевого высказывания.

Оценивая рассмотренную характеристику и классификацию устной речи, следует отметить, что с позиций нынешнего времени они носят несколько упрощенный характер, но это не умаляет их значимости и сейчас. Нельзя не отметить заслугу авторов в разъяснении ими формулировок “идентификация личности по голосу” и “идентификация личности по голосу и речи”, характеризующих криминалистическое исследование речи, и, в частности, ее идентификационную сторону.

Авторы объясняют это следующими положениями: “Термин “голос” обозначает звук, образованный колебаниями голосовых связок и выражающийся через частоту основного тона. Поскольку частота основного тона образует лишь одну группу признаков из используемых

29

для идентификации, термин “голос” не отражает полностью содержания процесса идентификации личности по данному виду человеческой деятельности, а характеризует лишь одну сторону процесса речеобразования”.

И далее: “Термин “речь” слишком широк, он включает в себя внутреннюю и внешнюю, письменную и устную речь, в то время как “голос” имеет узкое значение. В силу этого приведенная формулировка так же, как и первая, неточно отражает исследуемое явление. Отмечаемое некоторыми авторами отнесение одних и тех же признаков устной речи то к голосу, то к речи, использование вокальной терминологии и т.д. представляется результатом именно вышеприведенных обстоятельств.

Правильнее будет использовать понятие устной речи. Устная речь -это речь, облеченная в звуки, имеющая звуковое выражение и фиксируемая слухом. Устная речь имеет свою артикуляционную базу, складывающуюся из совокупности движений и позиций органов речи, необходимых для произнесения звука на конкретном языке.”7

С такими доводами трудно не согласиться. Однако и по сегодняшний день в публикациях по вопросам фоноскопической экспертизы используются часто оба понятия - “Идентификация личности по голосу” и “идентификация личности по голосу и речи”, а также и третья формулировка - “идентификация личности по устной речи”.

Использование всех трех формулировок можно объяснить тем, что до сих пор экспертная практика не имеет еще в достаточной мере всесторонне разработанной методики исследования по голосу, поэтому при идентификации личности для увеличения достоверности исследуются комплексно и речевые признаки высказывания. Не случайно часто подчеркивается, что для проведения лингвистического исследования звуковой информации
привлекаются фонетисты и

7 Предъявление фонограмм устной речи для опознания./ Под общей ред. профессора В.А.Снеткова. - М., 1978, с.4.

30

лингвисты.

В своей работе мы придерживаемся формулировки “идентификация личности по устной речи” и согласны с мнением Э.К.Ребгуна, который пишет, что в теоретических и экспериментальных исследованиях голоса и речи фигурируют одни и те же признаки, так как “… устная речь и голос существуют не в непосредственной близости при общей пограничной линии (по разные ее стороны) и не взаимно переплетены, их приграничная зона имеет взаимное проникновение, то есть диффузный характер”. А также: “… исследования голоса и речи фактически имеют характер не комплексной экспертизы, а комплексного исследования”.8

Широкое внедрение звукозаписывающей аппаратуры (и как источника вещественных доказательств) в следственную и криминалистическую практику вызвало у ученых-юристов и практических работников МВД широкий интерес к индивидуальным особенностям голоса и речи человека. Так, по Л.А.Рогачевскому9 в следственной и судебной практике речь человека может быть использована в качестве индикатора для установления эмоционального состояния обвиняемого, так как речевая информация содержит не только семантическую информацию, но и информацию об индивидуальности говорящего, его психико-физиологическом состоянии в момент говорения. К тому же в речи каждого человека существует определенная стабильность способов выражения эмоций. Информацию, о психическом состоянии человека несет голос, являющийся строго индивидуальным человеческим свойством. Голосу присущи неизменные качественные особенности.

8 Ребгун Э.К. Некоторые аспекты проблем криминалистического исследования речевой деятельности. Сб. научн. трудов. - Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. - М., 1990, с. 94. 9 10 Рогачевский Л.А. Доказательственное значение психологических индикаторов аффективного состояния. Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып. 6. Л., 1980, с. 122-123. 11

31

Поэтому люди, знающие голос данного человека воспринимают его звучания, чутко фиксируют его особые изменения и на основании этого могут описать эмоциональное состояние человека.

Ценным и на сегодняшний день является справочное пособие А.А.Леви, Ю.А.Горинова10 для работников дознания и предварительного следствия по использованию звукозаписи и видеозаписи.

Авторы пособия раскрыли цели и возможности экспертных исследований материалов звуко- и видеозаписи, записывающей и воспроизводящей аппаратуры. По мнению авторов, экспертные исследования могут проводиться для: идентификации лица по признакам его устной речи, для установления пола, примерных физических характеристик говорившего, его психического состояния, социальной характеристики, определения места проживания и т.д.; установления содержания неразборчивой фонограммы; звукоанализа

(идентификационный и диагностический характер); технико- криминалистических исследований средств звукозаписи.

Даны примерные вопросы, которые ставятся перед экспертом, проводящим идентификацию устной речи, источника звука, а также вопросы для диагностического исследования.

Большое значение изучения голоса обвиняемого в следственной практике отмечает Г.К.Курашвили11. При внимательном отношении к голосу обвиняемого следователь может получить дополнительный материал для его оценки (возраст, общее состояние), Являясь одним из существенных компонентов облика человека, голос различается по высоте, тембру, манере произношения, ритму, отрывистости. При этом индивидуальные особенности речи характеризуются
скоростью

10 Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. “Юридическая литература”, М., 1983, с. 89-94.

11 Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. Библиотечка следователя. М, “Юридическая литература”, 1982, с. 76.

32

произношения, длиной фраз, типичностью конструкций, использованием жаргонных выражений, грамматическими ошибками, ударениями. Все это, по мнению. Г.К.Курашвили, имеет существенное значение не только для допроса обвиняемого, но т для такого, например, следственного действия, как предъявление для опознания по голосу.

По мнению проф. А.И.Винберга, запись на магнитной ленте “… фиксирует не только содержание показаний свидетеля, подозреваемого и обвиняемого, но и малейшие оттенки речи, колебания голоса. Она отражает не только то, что сказал человек, но и как сказал: быстро, уверенно, предварительно подумав, скороговоркой или запинаясь”.12

Заслуженный деятель науки, проф. Р.С.Белкин, оценивая звукозапись как прием вербальной формы фиксации доказательственной информации, пишет, что звукозапись “… позволяет зафиксировать не только содержание показаний, но и акустическую сторону допроса, которая содержит большее количество информации, нежели протокол допроса, но не получает своего отражения в протоколе. Воспроизведение звукозаписи оказывает большое эмоциональное воздействие, нежели оглашение протокола допроса. Наконец, звукозапись обеспечивает передачу особенностей речи допрашиваемого, индивидуальность его языка, что также бывает затруднительно, а иногда и невозможно отразить в протоколе допроса”.13

Однако глубокий анализ довольно обширной литературы по вопросам использования и применения звукозаписи в уголовном судопроизводстве14 не является задачей нашего исследования, так как

12 Винберг А.И. Применение звукозаписи в работе органов общественной безопасности. Вопросы криминалистики в зарубежных социалистических странах. М., 1966, с. 161. 13 14 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М.: Юрид. лит., 1987, с. 224. 15 16 Селиванов Н.А. Современное состояние криминалистической техники и пути ее развития. - Сб. Вопросы криминалистики. № 5. М., 1962.; Миньковский П.М. Процессуальные вопросы применения новых научно-технических средств фиксации результатов следственных действий. Сб. тезисов научной конференции. М., 1962.; Герасун А. За применение магнитофона в следственной работе. “Социалистическая 17

33

считаем, что этот вопрос может быть специальным самостоятельным исследованием. Поэтому мы остановились лишь на рассмотрении тех источников, которые, по нашему мнению, имеют непосредственное отношение к теме нашей работы.

1.3. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ МЕТОДИКИ ФОНОСКОПИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Главной целью криминалистического исследования фонограмм является идентификация и диагностика личности по устной речи, а также изучение звукового фона и средств звукозаписи, с помощью которых была создана фонограмма.

Поэтому основными объектами такого исследования являются свойства речи и голоса человека, звукозаписывающей аппаратуры и акустической ситуации, которая сопровождала запись.

Свойства речи и голоса говорящих и весь звуковой фон, зафиксированные на магнитной ленте, предстают в качестве невидимых электромагнитных сигналов. В связи с этим звучащая речь и вся акустическая ситуация фонограммы рассматриваются в фоноскопическом экспертном исследовании как система, состоящая из совокупности элементов и связывающих их отношений. В
работах

законность”, 1962, № 10, с. 15.; Коломиец В.Я. Использование материалов звукозаписи в расследовании преступлений. Сб. статей адъюнктов и соискателей. М., 1970, с. 214-221.; Карнеева Л.М. Применим ли магнитофон в следственной работе? “Социалистическая законность”, 1963, № 1, с. 52.; Карнеева Л.М., Хилобок М.П., Ратинов А.Р. Применение звукозаписи в следственной работе.
Всесоюзный

институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. М., 1967.; Гончаренко В.И. Использование звукозаписи при
расследовании

преступлений. Сб. “Криминалистика и судебная экспертиза”, Киев, МООП УССР, 1967.; Белов В.И. Признаки речи как предмет экспертизы. В помощь следователю, судье. “Социалистическая законность”, 1970, № 8, с. 53-56.; Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе. М., 1974.; Ратинов А.П. Звукозапись в уголовном процессе. -

34

Г.Л.Грановского, Г.С.Рамишвили, В.Д.Сердюкова, Э.К.Ребгуна и др. отмечается: “Для теории и практики судебно-фоноскопической идентификации очень важно то обстоятельство, что используемые в отождествлении человека отображения практически полностью воспроизводят структуру воздействующего объекта - акустической речевой волны и акустической обстановки, сопутствующей ей.”15 Поэтому поиск и обработка таких сложных данных в фоноскопической экспертизе - большая и трудоемкая работа, которая решается комплексно разными методами с применением средств автоматизации и вычислительной техники.

Звучащая речь, зафиксированная на фонограмме, это своеобразная деятельность говорящего, которая в криминалистическом фоноскопическом исследовании глубоко и всесторонне изучается с целью установления личности, ее связях и отношениях, обусловленных какой-то определенной ситуацией.

Звучащая речевая информация фонограммы представляет собой конечный акустический продукт, в котором отражены свойства голоса и речи человека - неотъемлемые качества личности. На них лежит отпечаток не только анатомических особенностей речеобразующего тракта индивида, но и процесса всей его жизнедеятельности, его психики, физического развития и социального положения в обществе.

В связи с этим следует отметить, что голос, понимаемый как звучание, производимое работой голосовых связок, находящихся в горле, в криминалистике понимается как относительно устойчивая индивидуальная совокупность звуков, образованных системой своеобразных и привычных движений речеобразующего аппарата, отражающих свойства человека, обусловленных его физическими и

Правоведение, 1968, №2.

15 Судебная видеофонографическая экспертиза. Подготовка материалов и производство. / Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М., 1989, с. 12.

35

психическим особенностями.16

Индивидуальность и устойчивость голоса составляют важнейшее качество его признаков, а потому являются основой для решения идентификационных задач, а их изменчивость под влиянием различных ситуаций позволяет решить диагностические задачи.

Вот почему закономерности формирования индивидуальных свойств голоса и его отображений относятся к исходным положениям для теории идентификации и диагностики личности и составляют часть исследуемого объекта фоноскопи ческой криминалистической экспертизы.

В целом методика криминалистического исследования голоса проходит процесс своего становления, постоянно совершенствуется за счет использования новых электроакустических, кибернетических измерений.

Так, например, методика автоматической идентификации говорящего по голосу разработана и подробно описана Г.С.Рамишвили (1981).’7 Для раскрытия проблемы построения системы автоматической идентификации голосов был решен целый ряд задач, связанных с анализом и установлением параметров, по которым индивидуальность голосов классифицировалась автоматами.

Г.С.Рамишвили отмечает, что идентификация по голосу должна происходить в процессе разговора: “А это означает, что у одного и того же источника имеется несколько различных функций, одни и те же единицы характеризуют как своеобразие голосов, так и передачу смысловой информации.”18

Различные специфические характеристики голоса говорящего, по мнению Г.С.Рамишвили, представляют “сложный целостный комплекс”, который обусловлен не только анатомо- физиологическими

16 Судебная видеофонографическая экспертиза. Указ. раб. С. 8. 17 18 Рамишвили Г.С. Автоматическое опознание говорящего по голосу. - М., 1981. 19 20 Рамишвили Г.С. Указ.соч. С. 5. 21

36

особенностями человека, но и социальными закономерностями.

Автор пишет: “Индивидуальность формируется в условиях определенного общества. В этих условиях и через них осуществляется контакт человека с внешним миром, выработка различной стратегии в борьбе за существование, формирование его психических возможностей и его индивидуального сознания. Именно это делает человека безусловной неповторимостью. Языковая способность человека является важным условием возможности социального опыта. В соответствии с этим главную и саму существенную функцию речи составляет передача смысловой информации.”19

Поэтому специфика индивидуальности голоса говорящего в криминалистической фоноскопической экспертизе рассматривается в комплексе с речевой информацией, несущей целый ряд различных сообщений, в которых отражаются фонетические качества голоса, динамика словопроизнесения, речевая активность говорящего.

На качество голоса и речи оказывают влияние различные дефекты и заболевания, которые, по мнению Г.С.Рамишвили, могут быть расценены как характерные признаки индивидуальности голоса и речи и используются для идентификации и диагностики личности.

О специфике методики криминалистического исследования фонограмм в целях идентификации человека по голосу, имеющей большое теоретическое и практическое значение, изложено в статье Э.К.Ребгуна.20Кроме обобщения криминалистических исследований с помощью ЭВМ, автор статьи подробно описывает акустический метод исследования фонограмм.

Говоря о специфике методики криминалистической фоноскопической
экспертизы, следует подчеркнуть, что на ее

19 Рамишвили Г.С. Указ. соч. С. 6. 20 21 Ребгун Э.К. О кримналистическом исследовании фонограмм в целях идентификации человека по голосу //Экспертная техника.Вып.84. Фоноскопические исследования. - М., 1985 22

37

исследование поступает особая форма вещественных доказательств - фонограмма, созданная с помощью технических средств и отражающая в акустической (речевой и звуковой) форме информацию о преступных действиях.

Поэтому на экспертизу в обязательном порядке вместе с постановлением о ее назначении предоставляются:

  • оригинал фонограммы, подлежащей исследованию;

  • фонограммы со всеми другими видами звукозаписи, которые были созданы следователем (судом) во время различных процессуальных действий (допрос, очная ставка и т.д.) с указанием даты, времени, описанием технических свойств звукозаписывающей аппаратуры, характеристики помещения, где производились записи, расстояния магнитофона от говорящего;
  • тексты звучащей речевой информации, зафиксированной в письменной форме;
  • сопроводительные данные о проверяющем лице (пол, возраст, дата и место рождения, место постоянного или продолжительного проживания, национальность, родной язык, знание других языков, семейное положение, образование , специальность, место работы или род занятий, а также описание действий говорящего (проверяемого) во время записи, психическое состояние, перечень перенесенных заболеваний;
  • техническая характеристика электроакустических параметров звукозаписывающей аппаратуры (если она обнаружена), с помощью которой была создана представленная на исследование фонограмма.
  • При наличии такой аппаратуры начинают с ее изучения, так как это даст возможность выявить совпадение/несовпадение следующих параметров, отраженных на магнитной ленте: условий записи, индивидуальных речевых, психических, эмоциональных признаков говорящего, а также ситуации, обусловившей возникновение речевой

38

информации.

Перечисленные требования выработаны методикой судебно- фоноскопической экспертизы и отражены в различных рекомендациях.

Криминалистическая фоноскопическая экспертиза строится по методике, традиционно включающей, как и другие виды экспертиз, предварительную стадию исследования, раздельную стадию, сравнительную стадию и оценку результатов.

1.3.1. Предварительная стадия исследования

На основании процессуальных требований на этой стадии исследования изучаются поступившие на экспертизу материалы, подробно знакомятся с делом, которое послужило созданию фонограммы, производится ее прослушивание.

С помощью аудитивного (слухового) и спектрального анализов решается вопрос о пригодности фонограммы для производства экспертизы.

Одной из главных задач этой стадии исследования является установление подлинности фонограммы, наличия возможной фальсификации, монтажа магнитной ленты. Механический монтаж состоит обычно из преднамеренного вырезания и склеивания магнитной ленты в целях умышленного изъятия какой-то информации или для искажения ее смысла.

Монтаж обнаруживается визуально, а также при слуховом и спектральном анализах, когда отмечается неоднородность акустического фона и отклонения от естественного звучания. Для обнаружения монтажа используются специализированные анализаторы сигнала по импульсам и по различению уровней шумов речевой паузы. При наличии коротких обрывов в звучании исследования дополняются определением остаточной намагниченности ленты.

39

Сложнее обстоит вопрос в случаях установления разного рода фальсификаций звукозаписи. Под фальсификацией, вслед за Е.И.Галяшиной и В.А.Снетковым, мы понимаем любые преднамеренные изменения первоначального звучания, которые были непосредственно произведены в момент записи или после ее окончания с целью изготовления ложной речевой информации.

Как отмечают Е.И.Галяшина и В.А.Снетков: “В звукозаписи фальсификации могут быть подвергнуты следующие элементы: текстовая или содержательная речевая информация (когда часть речевого текста стирается или, наоборот, дописывается); звуковая обстановка (когда имеет место попытка скрыть истинное место, условия и обстоятельства, при которых происходил записанный разговор); последовательность речевых сигналов определенного лица (когда с целью получения текста необходимых смысла и содержания фиксируются реплики, в действительности в такой последовательности данным лицом не произносившиеся); голос или речь определенного лица путем их имитации и маскировки.”21

Фонограмма может иметь доказательственное значение только в том случае, когда она не имеет никаких изменений. Поэтому при исследовании магнитных лент на предварительной стадии устанавливается истинность записи, звуковой среды, а также тип и вид звуконосителя. Эти вопросы в настоящее время решаются с помощью методов лингвистики, электроакустики и компьютерной техники.

После такой проверки выделяют и описывают информацию по отдельным эпизодам: речевое содержание, звуковая среда, звуковой фон. Определяют общую длительность сигналов, время звучания отдельных фрагментов и пауз между ними.

По речевой ситуации определяется число говорящих (монолог, диалог,
полилог - разговор сразу нескольких лиц), характер

21 Галяшина Е.И., Снетков В.А. Указ. раб. С. 66.

40

взаимоотношений между говорящими, тема разговора, его смысл.

Устанавливается характер устного высказывания: бытовой разговор (конфликтная/неконфликтная ситуация), деловая беседа, переговоры и пр.

Определяется вид устной речи: неподготовленная спонтанная, озвученная письменная речь, выученная наизусть.

Устная речь фиксируется в письменной форме и в специальной графической записи-транскрипции. С учетом смысла речевая информация членится на речевые отрезки (сегменты): фонетические слова, синтагмы и фразы.

Расставляются ударения (словесные, синтагматические, фразовые, логические), графически обозначаются паузы и движения мелодики.

Проводится изготовление копий с оригинала звучания. Это обусловлено тем, что фонограмма является вещественным доказательством. А от многократного прослушивания могут утрачиваться первоначальные свойства звучания, а также нет гарантии от случайного ее повреждения или вообще уничтожения. На это особое внимание обращали в свое время А.А.Ложкевич, В.А.Чиванов, В.Л.Шаршунский (1971).

Они, в частности, отмечали следующее: “Чтобы на присланном для исследования оригинале записи не увеличивать шумов и помех, неизбежно возникающих после каждого воспроизведения или просто прохождения ленты через лентопротяжный механизм, все содержание с оригинальной записи переписывается на копию, которая в дальнейшем и используется в процессе исследования.”22

На предварительной стадии исследования устной речи определяются требования к качеству и содержанию сравнительных образцов, так как они необходимы при производстве фоноскопической

22 Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. О возможности проведения экспертиз по установлению неразборчивых текстов, записанных на магнитной ленте. Экспертная практика. Сб. 5. М., 1971, с. 66.

РОССИЙСКАЯ 41 fbCyflAPCTBEHH*

*~”4ЬЛИ0Ши

экспертизы.

Если при отборе сравнительных образцов не учитываются требования, предъявляемые к их отбору, то это не только затрудняет производство фоноскопической экспертизы, но и может сделать ее невозможной.

В практике производства фоноскопических экспертиз используются свободные и экспериментальные образцы речи - это записи проверяемого лица. Свободные образцы, как правило, являются большой редкостью, так как они могут быть созданы ранее и не связаны с обстоятельствами расследования.

Поэтому создаются экспериментальные образцы - это фонограммы, специально изготовленные в соответствии с процессуально-правовыми требованиями (ст. УПК РФ) с целью их использования в качестве сравнительного материала при производстве фоноскопической экспертизы.

В зависимости от задачи исследования сравнительный материал должен содержать нужный объем акустических сигналов соответствующего качества.

Запись должна производиться в оптимальных акустических условиях и отвечать следующим требованиям: “При записи речи должна быть использована звукозаписывающая аппаратуры не ниже 2-го класса, со скоростью записи и воспроизведения не ниже 4,76 см/сек - для кассетных и 9,53 см/сек - для катушечных магнитофонов; для записи образцов речи не рекомендуется использовать автоматическую регулировку уровня записи; … объем образцов речи должен быть не менее 20 минут звучания. Спонтанный текст, записанный в качестве образца, используется как сравнительный материал для выявления и оценки присущих человеку особенностей разговорной речи.

Чтение письменного текста используется в качестве сравнительного материала для выявления и оценки спектрально-временных параметров

42

голоса и речи, но не пригодно для анализа и оценки признаков лексического и синтаксического языковых уровней.

При составлении экспериментального письменного текста для чтения необходимо максимально использовать слова и фразы, встречающиеся в исследуемой фонограмме.

Если на подлежащей исследованию фонограмме записана речь нескольких лиц, то при назначении экспертизы, где требуется провести идентификацию лица по фонограмме, необходимо конкретно указать, голос и речь какого лица подлежит идентификации.”23

Однако приведенные требования носят общий характер, предъявляемый к созданию сравнительного материала, а также не отражают специфики свойств голоса и речи, необходимых при создании образцов.

Следует отметить, что в литературе пока не указаны четкие требования к тому, кто готовит сравнительный материал: следователь или эксперт.

К тому же имеются и правила для следователя по отбору качественных образцов устной речи, они сводятся к следующему:

  1. Следователь при ознакомлении с содержанием фонограммы должен сам попытаться добыть соответствующие сравнительные материалы с учетом конкретных обстоятельств каждого дела и ситуации, в которых изготовлена исследуемая запись. Это достигается в каждом конкретном случае путем осмотра средств звукозаписи, прослушивания фонограммам/фонограммы, установления круга проверяемых лиц и пр. В результате следователь (суд) получает должное представление о том, какой нужен сравнительный материал, для чего разрабатывается план изъятия записей разговоров и изготовления соответствующих экспериментальных образцов.

23 Дмитриев Е.Н. и др. Применение фотосъемки, звуко- и видеозаписи в борьбе с организованной преступностью: Учебное пособие. - М.: ЭКЦ МВД России, 1992, с.

34-35.

43

  1. Существенным условием качественности образцов речи является требование сопоставимости их с исследуемой записью. Необходимо для этого заранее установить, какая аппаратура использовалась для записи и в каких акустических условиях. Если фонограмма записана через телефон, то сравнительные материалы также должны быть изготовлены с применением телефона. Следует помнить, что несоблюдение условий звукозаписи ведет к искажению исследуемых речевых признаков, а это приводит к уменьшению их идентификационной значимости.

Следователь определяет слова и фразы, в которых наиболее ярко проявляются особенности произношения, патологии речи и другие отклонения от норм языка, а также психологические условия, при которых происходила запись разговора.

  1. Техническая сторона сравнительных образцов обеспечивается чаще всего такими условиями: речевой сигнал, записанный через микрофон, находится в полной зависимости от месторасположения источника звука, технических характеристик звукозаписывающей аппаратуры, акустики окружающей среды.

Общепринято для получения сравнительных образцов располагать микрофон на расстоянии около 0,5 метра от рта человека, речь которого записывается. В помещении, где производится запись, следует устранить все шумы, плотно закрыть двери и окна.

  1. На магнитной записи сравнительных образцов необходимо оставить запись: когда, кем и в чьем присутствии производился отбор сравнительных образцов. Обычно для этих целей приглашается экслерт-фоноскопист.
  2. Процесс получения сравнительных образцов сводится к тому, чтобы испытуемый был вынужден произносить те же самые слова и фразы, которые имеются в исследуемой фонограмме. Для этого используют различные формы и способы отбора сравнительных образцов. Чаще всего прибегают к монологу, диалогу, чтению
    и

44

повторному пересказу фраз и слов, отражающих фонетические и другие лингвистические признаки, характерные для речи конкретного человека.

  1. Подготовленный текст следователь или эксперт должны произносить нейтральным голосом, незаметно ориентированным на особенности произнесения, подлежащего исследованию. Этот текст записывается на магнитную ленту, а потом служит для сравнения.

  2. Если следователь заметит попытку со стороны проверяемого исказить свою речь и говорить в несвойственной манере, то необходимо создать условия, которые будут затруднять испытуемого изменять голос и манеру говорения. Все попытки искажения голоса при отборе сравнительных образцов отражаются в протоколе.

  3. При возможности получения сравнительных образцов применяются свободные образцы - фонограммы бесед при производстве следственных действий.

Следователь обязан сообщить эксперту, когда производились опытные звукозаписи, указать местонахождение магнитофона, микрофона и участников записи, а также план помещения, где производилась запись. Но нередко только при производстве экспертизы можно установить сопоставимость свободных образцов с исследуемой записью. Объем сравнительного материала зависит от качества и количества индивидуальных признаков конкретных высказываний, выявленных в исследуемых фонограммах.

На наш взгляд, создание сравнительных образцов для производства современного фоноскопического исследования носит глубоко научный характер и решается различными специальными методами, разработанными криминалистической теорией и практикой изучения звукозаписи, а потому при получении сравнительных образцов участие специалиста из области судебной фоноскопии крайне необходимо.

В подтверждение такой точки зрения сошлемся на

45

регламентирующие правила подбора образцов, которыми руководствуется эксперт на предварительной стадии исследования при подготовке к автоматизированной экспертизе.

Ее задача - либо опровергнуть, либо подтвердить гипотезу эксперта с помощью ЭВМ.

Содержание таких научных установок, определяющих возможности и условия сопоставимости отобранных эталонных и спорных фрагментов фонограммы подробно описано Г.С.Рамишвили.24 Глубоко научен и вывод, который сводится к следующему: эффективность автоматизированных методов производства экспертиз устной речи по фонограммам зависит от качества записывающих и воспроизводящих устройств и привлечения цифровых методов обработки звукового сигнала.

Несколько замечаний необходимо также сделать по поводу использования различных форм и способов отбора образцов речи с помощью монолога, диалога, чтения и повторения.25

Опираясь на положения теории речевой коммуникации, представляется возможность более подробно охарактеризовать каждую из указанных форм речи и их использование для получения сравнительного материала. Известно, что его отбор происходит при официальном общении непосредственно между следователем и проверяемым лицом. Поэтому для снятия официальности с учетом тактических соображений следователь подстраивается под стиль речи проверяемого. Используя разговорную тональность, он заранее готовит форму вопросов для допроса так, чтобы проверяемый без подготовки во времени и, по возможности без прямых побуждений со стороны следователя, мог использовать подготовленный языковой
материал

24 Рамишвили Г.С. К проблеме криминалистической идентификации личности по фонограммам устной речи. Экспертная техника. Вып. 125. /Методические разработки/ Исследования видео- и звукозаписи. М, 1995, с. 6-10.

25 Идентификация человека по магнитной записи. Указ. раб. С. 99-100.

46

(слова, фразы) из звукозаписи в различных ситуациях и комбинациях.

Поэтому формой общения будет диалог, построенный из вопросов следователя и ответов проверяемого лица, который может стать ““монологическим” (Л.П.Якубинский).Диалог рассчитан на слуховое и зрительное восприятие. Раскрывая значимость такого восприятия, Л.П.Якубинский пишет: “Зрительное восприятие собеседника подразумевает восприятие его мимики, жестов, всех телодвижений. Эти последние оказываются иногда сами по себе достаточными для осуществления некоторого взаимодействия и взаимопонимания собеседников.”26

Такое взаимодействие и взаимопонимание и создает “климат” для высказываний, аналогичных при выполнении исследуемой записи.

Известно, что структура диалога строится из соединения реплик: начальной (опорной) и ответных (реактивных), характеризуется смысловой и интонационной завершенностью. Диалог по количеству реплик может быть двучленным или многочленным единством. В практике проведения допроса используются и двучленные (вопрос - ответ; вопрос - сообщение; вопрос - сообщение и реплика-подхват, продолжающая или дополняющая высказанную мысль; побуждение - сообщение; побуждение - вопрос), и многочленные, представляющие собой переплетение двучленных единств.

Своеобразное наставление по этому поводу делает В.А.Образцов, в частности, отмечая, что успешность, эффективность работы с “носителем личностной информации” находится в прямой зависимости от формулировки вопросов следователем и его умения пользоваться этим средством информации. Он говорит: “Формулировка вопроса должна быть четкой, ясной, конкретной и понятной. Нельзя задавать наводящие или улавливающие вопросы. Содержание вопроса не должно

26 Якубинский Л.П. Избранные работы. Язык и его функционирование./Под ред. А.А.Леонтьева. М.: Наука, 1986, с. 27.

47

давать повода для предположительного ответа. Следует придерживаться правила неожиданной постановки основного (ключевого) вопроса. Вопросы подразделяются на основные, дополнительные, начальные, промежуточные, уточняющие, конкретизирующие, напоминающие, детализирующие, контрольные.”27

Исходя из цели высказывания выделяют повествовательные, вопросительные, побудительные диалогические высказывания, которые могут выражать также утверждение или отрицание. Обычно руководствуются принципом “от простого к сложному”, но динамика развития диалога расширяет его тематику, что увеличивает общий объем диалога.

На вопрос следователя проверяемый может ответить одним предложением, а может развернуть ответ в монолог. Для получения сравнительного материала важны любые ответные реплики, лишь бы в них отразились фонетические, лексические, грамматические и ритмико-интонационные особенности речи, которые содержатся в исследуемой записи. От качества и количества индивидуальных признаков зависит объем и характер диалога.

Содержательная сторона диалога часто находится в зависимости от начального речевого действия. Под ним понимается нами определение, данное Д.И.Изаренковым: “… высказывание какого-либо лица, оформленное как предложение или сочетание нескольких предложений, обращенное к другому лицу и вызывающее у него ответную реакцию.”28

Речевое действие состоит из целого комплекса различных характеристик (эмоциональной окраски, отношений говорящего к содержанию высказывания и отношения собеседника, от различных вариантов высказывания, ситуации общения, то есть различных психолингвистических установок).

27 Образцов В.А. Основы криминалистики. М., 1996, с. 143.

28 Изаренков Д.И. Обучение диалогической речи. М.: Изд-во “Русский язык”, 1986, с. 19-20.

48

Знание характеристик речевого действия отражается на содержательной стороне диалога и способствует правильному его ведению.

“1. Если диалог начинается побудительным речевым действием, то его содержание составляет волеизъявление говорящего и реакцию на него собеседника (его согласие или отказ)…

  1. Если диалог начинается речевым действием сообщающего типа, то он содержит новую, неизвестную собеседнику информацию, необходимую (с точки зрения говорящего) собеседнику в его деятельности, рассчитанные на определенные личные интересы собеседника. Передавая эту информацию, говорящий сообщает те сведения и такие характеристики объекта (объектов), которые привлекут внимание именно этого собеседника, покажутся индивидуально значимыми для него. Обычно объектом информации становится какой- то новый факт, случай … Часто это бывает информация о каких-то новых условиях деятельности либо информация оценочного характера.

Вызвать у собеседника конкретное отношение к сообщаемому, направить определенным образом его поведение посредством этой информации, сделать ее одним из условий, которое ориентирует его на какие-либо поступки, - вот что в первую очередь определяет задачи говорящего…

  1. Диалоги, начинающиеся вопросительными речевыми действиями, весьма неоднородны в содержательном плане. В большинстве из них (начинающихся удостоверительно-вопросительными, предположительно- вопросительными и другими речевыми действиями) говорящий ставит задачу убедиться в реальности того или иного факта, и потому они содержат подтверждение или отрицание собеседником этого факта словами “да”, “нет”… В диалогах, открывающихся собственно- вопросительными и возможно-вопросительными речевыми действиями, говорящий запрашивает у собеседника какие-то сведения, чаще всего

49

(особенно в условиях обиходно-бытовых) об индивидуальных поступках, элементах действия какого-то лица.”29

На наш взгляд, учет специфики содержательной стороны диалога и особенностей начального речевого действия будет способствовать решению поставленной цели при использовании диалога для получения сравнительного экспериментального материала, необходимого для производства фоноскопического исследования звукозаписи.

Под монологом мы понимаем: “Непосредственно обращенный к собеседнику непринужденный рассказ, организованный продукт речи, продукт индивидуального построения, предполагающий

продолжительное высказывание одного лица.”30

При использовании монолога для получения сравнительных образцов, следует помнить, что эта форма речи в отличие от диалога имеет совершенно другие задачи общения: выражает законченную мысль, имеющую целевую направленность; логически развертывает мысль, разъясняя ее, прибегая к различного рода рассуждениям, сопоставлениям, обобщениям; состоит из нескольких предложений, оформленных фонетически и грамматически по нормам языка, на котором происходит разговор.

К тому же психологами отмечено, что не все могут пользоваться в общении монологом так, как пользуются диалогом.

Об этом еще в свое время писал академик Л.В.Щерба в своем исследовании “Восточно-лужицкое наречие” (1915 г.), где отвечал, что “… подлинное свое бытие язык обнаруживает лишь в диалоге”, а “… монолог является в значительной степени искусственной языковой формой.”

29Изаренков Д.И. Указ. соч. С. 27-28.

30 Методика преподавания русского языка как иностранного. Для зарубежных

филологов-русистов (включенное обучение) / Под ред. А.Н.Щукина. - М., 1990, с.

50

Монологическая форма общения, ее навыки и умения свойственны не всем людям, так как зависят от развития общей культуры и интеллекта, уровня образованности, социального быта.

В связи с этим следственные действия по получению сравнительного материала должны строиться дифференцированно с учетом выработанности навыков и умений монологического высказывания у проверяемых.

Так, у лиц со слабо развитыми навыками и умениями, низким уровнем культуры и образования, монологическое высказывание может состоять из 2-3 фраз. Поэтому рекомендуется добиваться сначала монологического высказывания с помощью заранее приготовленных следователем вопросов, в которых ставить задачу описания родных, знакомых, сослуживцев, соседей и др., а также обычных предметов быта: квартиры, дома, магазина и пр.

При этом вопросы ставить, по возможности, так, чтобы проверяемые могли передать собственное мнение, отношение, оценку.

От лиц с высоким уровнем речемыслительной деятельности можно ожидать монолог в форме повествования и рассуждения на различные темы, с учетом предложенных тем и ситуаций общения. При повествовании обычно передаются подробности характеристики обстановки и поведения действующих лиц рассматриваемого дела в логической последовательности от одного действия к другому, часто с элементов добавления.

В рассуждении раскрываются причинно-следственные связи, обосновываются действия, поступки, поведение лиц в каких-то определенных обстоятельствах, а также подтверждается или отрицается факт.

Следующей речевой формой является чтение текста, аналогичного или близкого по содержанию основной записи. “Чтобы сгладить отличие чтения от спонтанной речи, рекомендуется многократно (10- 15

51

раз) произнести подготовленные фрагменты текста.”31

Такое чтение, на наш взгляд, не всегда может дать положительные результаты для отбора сравнительных образцов, так как с каждым разом многократного повторения текста он будет по-разному артикулироваться, акцентироваться и интонироваться проверяемым, производя варианты индивидуальной манеры говорения, которые далеки от исследуемой записи.

Поэтому в целях активизации речевой деятельности проверяемых следует, на наш взгляд, рекомендовать самостоятельное чтение вслух нескольких мини-текстов с включением языкового исследуемого материала, а затем индивидуальный пересказ их содержания. Это, во- первых, эффективнее многократного чтения одного т того же текста, а во-вторых, при пересказе нескольких текстов необходимый языковой материал будет неизбежно употреблен проверяемым в более естественной для него форме.

В случае сознательного пропуска нужных фрагментов при пересказе они останутся зафиксированными при чтении вслух нескольких текстов.

Кроме того, проверяемому можно будет рекомендовать восстановить опущенные при пересказе части текста.

В этих целях отбираются связные тексты небольшого объема, с четко выраженным содержанием, с различными интонационными конструкциями.

Их можно строить с постепенно увеличивающимся количеством компонентов текста.

Общим условием подготовки любых экспериментальных образцов звукозаписи является их соответствие процессуальным требованиям.

Следует сказать, что имеющиеся в литературе методические рекомендации по созданию сравнительных образцов пока не отражают

31 Идентификация человека по магнитной записи. Указ. раб. С. 100.

52

единых требований как к качеству фиксации звуковых сигналов, так и к техническим параметрам магнитной ленты и звукозаписывающей аппаратуры, а также скорости записи и условий ее проведения.

Поэтому в этих целях, на наш взгляд, можно руководствоваться методическими рекомендациями ЭКЦ МВД РФ по производству звукозаписи в целях регистрации голоса и речи при формировании региональных учетов правонарушителей по признакам внешности и голоса на базе фотоснимков и видеофонограмм.32

Изложенные в рекомендациях требования отражают как подготовительную стадию звукозаписи, так и весь ее ход. Так, звукоизолированное помещение, в котором проводят запись, по своим акустическим параметрам должно иметь определенную площадь, высоту, соответствующих нормам, предъявляемым к дикторским кабинам. Перед началом записи следует оценить степень зашумленности и по мере возможности ее устранить.

Отмечается, что одним из важных факторов, влияющих на качество фонограммы, является регулировка уровня записи.

При этом запись должна производиться специалистом по звукозаписи. Обращается особое внимание на взаимное размещение магнитофона и микрофона, что также влияет на качество фиксации звукозаписи.

Перед началом звукозаписи наговаривается пояснительный текст: дата, время, место, используемая звукозаписывающая техника, участники звукозаписи. Затем записывается устная речь проверяемого лица в форме ответов, содержащих анкетные данные в такой последовательности:

  1. Назовите фамилию, имя, отчество.
  2. Назовите дату и место рождения.
  3. 32 Организация и ведение фото-, фоно-, видеотек лиц, причастных к совершению преступлений / Дмитриев Е.Н., Галяшина Е.И., Кочетков Д.Т. и др.: Методические рекомендации. - М.: ЭКЦ МВД России, 1992, с. 5, 7,8.

53

  1. Назовите адрес постоянного или временного проживания.
  2. Имели ли ранее судимость? (Если лицо не имело судимостей, задается вопрос о причине задержания) и т.д.
  3. Содержание вопросов может изменяться и корректироваться.

После этого проверяемое лицо зачитывает специально подготовленный текст и отвечает на ряд вопросов, предлагаемых в письменном виде.

По окончании звукозаписи фонограмма нумеруется, обозначается ее код. Информация о фонограмме записывается в регистрационный журнал, а на магнитной ленте делается отметка информации по счетчику магнитофона.

Рекомендуемая подготовительная стадия производства звукозаписи может значительно облегчить подготовку сравнительных образцов.

Практика производства фоноскопических экспертиз показывает большую значимость предварительной стадии исследования звукозаписи для оценки результатов всей экспертизы в целом.

Эта значимость особенно видна, если рассмотреть примерный перечень работ с фонограммой, которые описаны (Л.И.Громовенко, 1981; А.Ш.Каганов, С.Л.Караганов, 1990) и включают следующие этапы:” регистрация экспертизы, визуальный и трасологической анализ магнитного носителя, диагностика технических свойств аппарата магнитной записи, использованного при изготовлении спорной фонограммы, настройка аппаратуры переписи и воспроизведения, копирование, обзорное прослушивание, обзорный Фурье-анализ, формирование комплекта устройств для исследования объектов экспертизы (аудитивный анализ), выявление и фиксирование информативных признаков, проведение экспертных экспериментов”.33

Такая многомерность исследования фонограммы уже на первой

33 Громовенко Л.И. Криминалистическое исследование средств и материалов звукозаписи: Учебно-практ. пособие. - М., 1981.

54

стадии включающей слуховой анализ и новые автоматизированные методы экспресс-анализов позволяет сократить время производства всей фоноскопической экспертизы в целом.

1.3.2. Стадия раздельного исследования

Анализ литературных источников позволяет сделать вывод о том, что пока нет единого методологического описания этой стадии экспертного исследования. Сведения о сложных приемах анализов преподносятся по-разному, а потому нуждаются в обобщении.

Такое положение можно объяснить, на наш взгляд, не только новизной самого вида криминалистической фоноскопической экспертизы, но и многосторонним характером исследуемого объекта - звучащей речи и ее составных элементов, которые индивидуально реализуются конкретным лицом, имеют значительную вариативность под влиянием психической деятельности индивида и других различных факторов.

Поэтому методика раздельного исследования постоянно обогащается за счет экспериментальных накоплений фактов и подтверждений аудитивных, акустических, лингвистических и инструментальных методов.

Анализ литературы34 по вопросам производства раздельного исследования позволил прежде всего определить цель этой стадии исследования: методами акустического и лингвистического
анализов

34 Ребгун Э.К. О кримналистическом исследовании фонограмм в целях идентификации человека по голосу. Экспертная техника. Вып.84. 1985, с.8-10; Судебная видеофонографическая экспертиза. Подготвка материалов и производств. Указ.раб. С. 13-58.; Диагностика личности человека по фонограммам устной речи. Учебное пособие. - М.: ЭКЦ МВД России, 1993, с.39-45.; Идентификация человека по магнитной записи его речи. Указ.раб. С. 20-23.; Галяшина Е.И. Идентификационные признаки речи и их использование в кримналистической экспертизе фонограммю Международная конференция “Информатизация правоохранительных систем” (5-7 июля 1995 г., Москва). Тезисы докладов, с.75-76.

55

выявить индивидуальные признаки устной речи говорящего по всем представленным на исследование фонограммам.

Исследование начинается с прослушивания фонограмм для определения разборчивости речи, естественности ее звучания (отсутствие/наличие разного рода имитаций, а также изменений собственного голоса и речи говорящего под влиянием каких-то факторов).

Оценивается степень подготовленности/неподготовленности звучащего текста и специфика его произнесения (спонтанная речь, подготовленная, воспроизведение наизусть и т.д.).

Следует сказать, что понятия “спонтанная” т “подготовленная” речь часто трактуются по-разному. Поэтому будет уместным сослаться на мнение М.В.Хитиной по этому поводу, которая отмечает: “Понятием “неподготовленность” охватывается как полностью неподготовленная речь (речь-импровизация на тему, неизвестную заранее), так и речь, характеризующаяся определенной степенью подготовленности (речь обдуманная, иногда частично записанная, но произносимая, а не читаемая). Полюсами шкалы подготовленности-неподготовленности можно считать речь-импровизацию, создаваемую в процессе общения, и речь, полностью подготовленную - записанную и читаемую или выученную и воспроизводимую наизусть. Между этими полюсами можно отметить ряд промежуточных ступеней. Так, могут быть обдуманы и сформулированы важные части (например, начало и конец текста), использованы заранее подготовленные стандартные образцы (клише), употреблены в повторяющихся ситуациях стандартные обороты и т.д.”35

Более подробная градация понятий

“подготовленная/неподготовленная” речь с ее
характеристиками

?” Хитина М.В. О диагностике степени подготовленности устного текста. Экспертная техника. Выпуск 125. /Методические разработки/ Исследование видео- и звукозаписи. М, 1995, с. 30.

56

выглядит так:

“1) речь полностью подготовленная. При плохом знании предмета речи наблюдаются сбивчивое изложение мыслей, большие паузы для обдумывания, многочисленные сбои, “самоперебивы”, сильная слоговая редукция;

2) речь на известную заранее тему. При хорошем знании предмета речи можно отметить логичность изложения (несмотря на возможные перехода на другие темы), речевые сбои; 3) 4) речь по обдуманному плану. При хорошем знании предмета в речи наблюдается логическое построение текста, число пауз для обдумывания сЛЗоев речи невелико; 5) 4) речь по теме, на которую имеется письменный текст. При пересказе собственного “своего” текста можно выявить фонетические признаки и частично признаки синтаксической и лексической групп; при пересказе “чужого” текста возможно выделение фонетических признаков, появление письменных конструкций, увеличение числа пауз и речевых сбоев;

5) речь, отдельные части которой обдуманы и (или) подготовлены);

6) в качестве полностью подготовленного следует отметить читаемый текст или текст, выученный наизусть. При чтении “чужого” текста могут проявляться характерные фонетические признаки, речевые сбои, обусловленные уровнем техники чтения, возможно влияние орфографии; при чтении “своего” текста выделяются фонетические признаки и некоторые лексические и синтаксические признаки, во время чтения возможна коррекция текста.”36

В зависимости от характера устного текста определяется алгоритм дальнейшего исследования и соответствующие значимые признаки как совокупность идентификационных признаков. В этих целях прослушивается каждая фонограмма, а выделенные индивидуальные

36 Идентификация человека по магнитной записи его речи. Указ. раб. С. 37-38.

57

признаки исследуются одновременно с помощью спектрального
и акустического анализов.

При восприятии звукозаписи на слух тексты фиксируются графически для выявления лингвистических особенностей речи по каждой фонограмме.

Определяются криминалистически значимые фрагменты, проводится их сегментация с помощью осциллографического анализа и синхронного аудирования на ЭВМ.

Дальнейший алгоритм исследования определяется исходя из условий получения фонограммы, ситуации звукозаписи (телефон, диктофон, магнитофон).

Проводится акустический анализ для установления основных параметров речевого сигнала: речевого потока - фраз - слов - звуков.

Акустический анализ проводится с помощью ЭВМ.

При этом для решения идентификационных и диагностических задач, требующих полноты, доказательственности информации о голосе и речи говорящего, речевые сигналы фонограмм должны обеспечивать:

“полноту представления информации об анатомических константах говорящего и динамических стереотипах функционирования речеобразующего аппарата человека;

  • простоту выделения и описания сегментов, их сопоставимость, то есть независимость от непосредственного фонетического окружения в слитной речи;
  • стабильность во времени и точность измерения признаков;
  • частоту и необходимость появления сегментов в процессе реальной речевой активности;

реализацию процедур нормализации по отношению к амплитудно- частотным характеристикам каналов записи и воспроизведения фонограмм, интенсивности, темпу речи и шумам;

  • затрудненность имитации и преднамеренных
    искажений

58

(контроль их со стороны эксперта).”37

Результатом раздельной стадии исследования является перечень признаков и их значений, которые были выделены по всем анализируемым фонограммам.

1.3.3. Сравнительная стадия исследования

Основная цель данного исследования - сопоставление полученных признаков речи говорящего по представленным фонограммам, определение степени их совпадения или различия для последующего принятия решения относительно наличия или отсутствия тождества.

Сравнение проводится поэтапно по всем группам признаков, выявленных в речевом потоке, фразах, словах и звуках.

Следует сказать, что описание этой стадии исследования , как и других стадий, по литературным источникам представлено также по- разному.

Наиболее устоявшимися этапами сравнительной стадии признаны следующие:

  • акустические и лингвистические анализы с применением кибернетических методов с целью выявления необходимой совокупности совпадающих признаков по всем представленным фонограммам;

  • сравнение признаков речи проверяемого и неизвестного лица по результатам лингвистического и акустического анализов фонограмм ;

  • оценка информативности совокупности совпавших признаков исследуемых речевых сигналов фонограмм;

  • принятие решения о принадлежности сравниваемых фонограмм речи одному или разным лицам;

окончательная систематизация всех полученных на

37 Судебная видеофонографическая экспертиза. Подготовка материалов
и производство. Указ. раб. С. 23-24.

59

предшествующих стадиях результатов совокупности речевых признаков с учетом конкретных задач экспертизы;

  • формулировка выводов по результатам проведенной экспертизы, подготовка заключение эксперта.

1.3.4. Оценка результатов проведенного исследования

Это последний этап исследования комплексного

криминалистического фоноскопического исследования, на котором подводится итог, оцениваются полученные результаты и дается заключение эксперта.

Оформляется заключение по традиционной схеме, принятой в экспертной криминалистической практике: вводная часть, исследование, оценка результатов и выводы.

Так, в вводной части заключения указываются все данные матерала дела, направленного на фоноскопическую экспертизу, описываются объекты исследования (их количество), вопрос (вопросы), поставленные на разрешение эксперта. Приводятся данные об условиях звукозаписи.

В исследовательской части указывается подробное содержание звуковой информации и выделяются криминалистически значимые элементы, а также особенности звукового фона, зафиксированного на фонограмме (фонограммах).

Звучащий текст переводится в письменный, где указываются необходимые пометки. Описывается аппаратура экспертного исследования и ее технические данные.

Результаты и выводы эксперта подтверждаются развернутыми характеристиками идентифицируемых признаков с детальным описанием хода и результатов проведенных экспертных экспериментов. Приводятся только окончательные наглядные средства в виде графиков, формул, спектрограмм, таблиц и др.

60

Выводы эксперта содержат ответы на все вопросы, поставленные следователем и судом, в них подтверждается логическая связь между результатами исследования и самими выводами.

В обосновании указываются научные положения, методы

исследования, технические средств, которыми эксперт пользовался для проверки исходных данных. Поэтому язык фоноскопической экспертизы и заключения содержит терминологию различных наук, а также математические формул, графики, лингвистическую символику. В связи с применением в исследовании ЭВМ полно и подробно описываются данные, вводимые в ЭВМ.

В соответствии с положениями теории криминалистической идентификации и криминалистической диагностики выводы фоноскопической экспертизы принято подразделяют на:

категорический положительный вывод (исследуемые звукозаписи принадлежат одному лицу). Достоверность такого вывода подтверждается следующими положениями: “…величина

информационной значимости совокупности совпадающих акустических признаков для проведения сравнений превышает установленную величину порога ее допустимой вариативности;

все существеннные лингвистические особенности голоса и речи диктора, которые должны были отобразится в данных условиях, отобразились, а имеющиеся различия не превышают тех, которые вызваны конкретными условиями речевой ситуации;

вероятный положительный вывод (исследуемые звукозаписи, вероятно, принадлежат одному лицу). Результаты исследований показали, что “…величина информационной значимости совокупности совпадающих акустических признаков для проведенных сравнений близка к пороговому значению;

совокупность совпадающих лингвистических признаков нельзя признать индивидуальной, а различающиеся признаки могут быть

61 объяснены определенными признаками;

категорический отрицательный вывод (исследуемые звукозаписи принадлежат разным лицам). Результаты исследований показали, что “…величина информационной значимости совокупности совпадающих акустических признаков для проведенных сравнений близка к пороговому значению;

выявленные лингвистические различия не очевидны, а совпадающие признаки не образуют индивидуальной совокупности”.38

Вывод о невозможности проведения фоноскопической экспертизы делается в случаях, когда выявлению индивидуальной совокупности признаков не позволяют какие-то причины (несопоставимость исследуемой звукозаписи с экспериментальными образцами по акустическим и лингвистическим признакам; низкое качество фонограммы; малый объем звукозаписи, не позволяющий выявить индивидуальную совокупность признаков и др.

Такая специфика выводов криминалистической фоноскопической экспертизы обусловлена применением в исследованиях фонограмм вероятно-статистических методов оценки совпадений и различий признаков голоса и речи.

Однако возможности этих методов имеют свои пределы, поэтому и возможны категорические и вероятностные формы вывода.

К тому же вероятностные выводы часто оказываются практически полезными, т.к. не перестают быть процессуальным источником и могут быть основой для построения новых версий расследования, обнаружения других вещественных доказательств, которые будут содействовать раскрытию преступления.

Таким образом, заключение криминалистического

фоноскопического исследования относится к числу
судебных

38 Идентификация лиц по фонограммам русской речи на автоматизированной системе “Диалект”: Пособие для экспертов/ Попов Н.Ф., Линьков А.Н., Кураченкова Н.Б., Бойчаров Н.В./ Под ред. А.В.Фесенко. - М: Войсковая часть 34435, 1996, с.

62

доказательств, которое может быть положено в основу приговора, т.к. выводы эксперта строятся на бесспорных научных данных использования новейших методов и современных технических средств в соответствии с положениями теории криминалистической идентификации и криминалистической диагностики.

1.4. ХАРАКТЕРИСТИКА СИСТЕМЫ МЕТОДОВ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ФОНОСКОПИЧЕСКОЙ

ЭКСПЕРТИЗЫ

Понятие “метод” в криминалистике, как и в других науках, трактуется как “… способ подхода к действительности, способ познания, изучения, исследования явлений природы и общественной жизни, способ достижения какой-либо цели, решения задачи…“39

В криминалистических экспертных исследованиях используются общие (общенаучные) и специальные методы криминалистики.

В основе судебной фоноскопии и природы изучаемых ею свойств лежит целая система общенаучных и специальных методов, которые решают экспертные задачи идентификации и диагностики личности по фонограммам речи. Эти системы включает электроакустические, кибернетические, аудитивные, лингвистические методы. С их помощью решаются два направления фоноскопических исследований: технические исследования фонограмм и идентификационные, диагностические исследования фонограмм устной речи.

Методы исследования фонограмм имеют непродолжительную

39 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Указ. соч. С. 116.

63

историю, постоянно модифицируются и совершенствуются по мере становления самой фоноскопической экспертизы, а также новых научных данных криминалистики и смежных с нею наук, внедрения в производство экспертиз новых технических средств и автоматизированных систем.

1.4.1. Слуховой (аудитивный) метод

В методике фоноскопической экспертизы принято выделять субъективные и объективные методы. Одним из субъективных методов является слуховой (аудитивный) метод исследования устной речи, зафиксированной на магнитной ленте, которая анализируется экспертом-фоноскопистом по слуху.

Хотя фоноскопическое исследование стало более совершенным благодаря внедрению кибернетических методов, слуховой анализ по- прежнему выступает в качестве основного метода экспертизы фонограмм. К тому же данные для ЭВМ отбираются экспертом на основе слухового анализа всех представленных для изучения фонограмм.

Как отмечает Г.Л.Грановский и Г.Н.Коблякова, слуховой анализ “… может охватить всю совокупность явлений и черт, присущих как самой звучащей речи, так и сопутствующим им явлениям (фонетического, синтаксического, лексического, семантического, психологического порядка и т.п.)” И далее: “Слух человека способен различать тончайшие нюансы звучаний, по которым можно судить о личности говорящего - его нравственно-психологическом облике, эмоциональном состоянии в момент высказывания; обстановке, в которой происходит разговор, отношениях его участников и т.д.”40

Исходя из теории речевой деятельности, слушание понимается как

40 Грановский Г.Л., Коблякова Г.Н. Некоторые положения методики экспертного исследования общих признаков разговорной речи. Экспертная техника. Вып. 84. Фоноскопические исследования. М., 1985, с. 27.

64

вид рецептивной деятельности человека, которая связана с восприятием звуковой речи. Слушание - это индивидуальная способность человека, которая представляет собой сложный процесс состоящий из анализа звукового сигнала, его перекодирования в психические явления (образы, процессы, состояния), существующие в реальной действительности, а также смысловой (лингвистической) интерпретации (расшифровка смысла и его понимание).41

Поэтому научной основой слухового метода является знание механизма произнесения звуков, системы произносительных навыков, их формирования и закономерностей индивидуальности произношения. Такая научная основа лежит в основе классификации идентификационных признаков устной речи.

Слух считается главным орудием действия эксперта-фоноскописта.

От его слухового опыта, слуховой памяти зависит выявление не только фонетических признаков устной речи, но и разнообразных акустических явлений.

Так, считается доказанным, что на основе слухового анализа, с той или иной степенью вероятности можно определить национальность, пол, возраст, район формирования устной речи и возможные места длительного проживания лица, его профессию, уровень и направление образования, знание иностранных языков, интересы, эмоциональное и физическое состояние в момент записи, наличие патологии мышления и психических болезней, а также некоторые виды заболеваний, например, афазию - потерю речи, расстройство речи, рак гортани, расщепление неба, хроническую хрипоту, катаральное состояние, состояние зубов (натуральные, искусственные, отсутствие зубов), влияние наркотиков, алкоголя и т.п.)

Кроме того, эксперт на слух определяет особенности акустического

41 Понукалин А.А. Введение в психоакустику /Под ред. В.Н.Носуленко. Изд-во Сарат. ун-та, 1991, с. 12-13.

65

фона, записанного на магнитную ленту во время разговора. Так, можно определить местность (село, город, район города), улицу (тихая, оживленная), помещение, где производилась запись, действия, выполняемые говорящими, тип применяемого огнестрельного оружия.

Следует отметить, что научные данные физиологии, психологии, психолингвистики, психоакустики, дефектологии, лингвистики и др. наук позволяют совершенствовать слуховой анализ эксперта, изменив требования к его объему, который стал более многомерным, включив совершенно иные виды анализа устной речи: анализ смысловых элементов, стиля речи, синтаксического строя фраз, выбора слов, словарного запаса, ритмико-интонационных особенностей

разновидностей устной речи, влияния среды, диалектов, других языков, а также дефектов речи.

Исследуя комплексную (речевую и неречевую) информацию, которая содержится в фонограмме устного текста, эксперт одновременно с выявлением признаков личности говорящего по голосу (акустические особенности и артикуляционные навыки - согласованность движений органов речи), а также по речевым компонентам (произношение, ритмико-интонационные особенности, логико- грамматическая

структура, лексический состав, жанр) устанавливает

психолингвистические особенности говорящего, признаки, отражающие его социальное положение, а также само содержание разговора и его смысловую информацию. Одновременно устанавливаются объективные и субъективные обстоятельства, влияющие на голос и речь.42 К объективным обстоятельствам относятся: искусственные затруднения -помехи различного происхождения, а также условия (температура, гипоксия, дефицит времени и т.д.; воздействие звука, света, наркотических веществ и т.д.)

42 Грановский Л.Г., Коблякова Г.Н. Некоторые положения методики экспертного исследования общих признаков разговорной речи. Указ.раб. С. 26-44.

66

Субъективные обстоятельства включают: состояние

(физиологическое, эмоциональное, моральное) говорящего; заболевания (соматические, психические), анатомо-физиологические и психические особенности говорящего; умышленное искажение речи.

По структуре коммуникативного акта определяется информация, связанная с партнерами коммуникации: число партнеров, их взаиморасположение, отношения между ними, роль каждого, смена ролей, общность апперцептивной базы, симметричность отношений, индивидуальные особенности каждого партнера. В структуре коммуникативного акта содержится и информация, которая характеризует конкретную ситуацию: присутствие посторонних при разговоре, частотность конситуации, связь речи с данной ситуацией, место коммуникативного акта.

На фонограмму устного текста влияют также следующие факторы: условия записи; звуки, связанные с содержанием высказывания и звуки, не связанные с содержанием высказывания, а также звуки, обусловленные процессом записи.

Исследование такой многомерной информации, естественно, под силу только эксперту, обладающему специальными познаниями, позволяющими ему правильно определить и воспроизвести в процессе постановки экспериментов акустический фон, технические и другие условия, выявить эмоциональное состояние говорившего, особенности темы и формы диалога, влиявшие на устную разговорную речь, выделить наиболее информативные для решения экспертной задачи высказывания и отдельные слова, которые должны быть отражены в образцах.

В настоящее время при слуховой оценке свойств говорящего по голосу и речи в экспертной практике используется специальная шкала признаков, разработанная М.В.Хитиной. В шкале выделено 15 самостоятельных групп признаков, описывающих различные качества

67

личности или относящихся к особенностям, привносимым в речевой сигнал аппаратурой записи/воспроизведения и передающим трактом. Полученная классификация включает следующие параметры:

1) половозрастные особенности личности (мужской,
женский, детский, старческий);

2) распространенность (частый - редкий), (заурядный - необычный); 3) 4) нормативность (отклонение от нормы: правильный-дефектный, здоровый-больной); 5) 6) оценка качества звучания (естественность): 7) а) качественный, натуральный, естественный;

б) некачественный, искусственный, неестественный;

в) искаженный, нарочитый, синтезированный;

5) оценка по голосу состояния человека:

а) живой, бодрый, веселый, счастливый, горячий;

б) усталый, мрачный, несчастный;

в) суровый, жесткий, твердый;

г) мягкий; д) смутный

6) мнение слушающего о говорящем:

а) приятный, прекрасный, любимый;

б) неприятный, безобразный, отвратительный, ненавистный;

7) оценка значимости личности в обществе:
значительный- ничтожный;

8) основные характеристики личности:

а) решительный, умный, смелый;

б) нежный, добрый, ласковый;

в) робкий, глупый, трусливый;

г) ленивый, злобный, грубый;

9) манера общения:

а) властный, наглый, хамский;

68

б) панибратский, небрежный, презрительный; в) почтительный,
внимательный, уважительный, вежливый, скромный;

г) заискивающий;

10) характеристики, связанные с типом нервной деятельности:

а) спокойный, сдержанный, хладнокровный;

б) нервный, экспансивный, вспыльчивый;

11) общая оценка качества голоса (высоты, тембра, темпа, дикции, ритма, мелодии): высокий-низкий, острый-тупой, тонкий-густой, быстрый-медленный, краткий-долгий, четкий-нечеткий, крепкий- жидкий, простой-сложный; 12) 13) оценка громкости: 14) а) громкий, сильный, близкий, отчетливый, пронзительный, оглушительный, орущий, ревущий, визжащий;

б) далекий, тихий, слабый, ослабленный, приглушенный, чуть слышный, шепчущий;

13) оценка ритма и мелодии:

а) певучий, мелодичный, плавный, ровный, ритмичный, беспрестанный, протяжный, однообразный, сглаженный, растянутый, расплывчатый;

б) резкий, изменчивый, отрывистый, прерывистый, разорванный, качающийся (ритм), пульсирующий, дробный, судорожный;

14) оценка тембральной окраски:

а) чистый, звонкий, насыщенный, богатый, звучный, яркий, светлый;

б) нечистый, глухой, незвонкий, бедный, обедненный, тусклый, темный;

г) сиплый, сипящий, осипший, хриплый, хрипящий, глубокий, гортанный, гнусавый.43

43 Хитина М.В. Уточнение шкалы признаков для аудитивной оценки свойств

69

Приведенная классификация слуховой оценки свойство говорящего по его голосу и речи успешно используется при производстве фоноскопических экспертиз.

При слуховом анализе речи эксперт постоянного сталкивается с ее вариативностью, которая обусловлена различными по своей природе факторами.

Их выявлению посвящены исследования В.Г.Михайлова и М.В.Хитиной44, которые определили следующие признаки, влияющие на вариативность речи: внешние - внутренние, искусственные естественные, умышленные - неумышленные, спорадические ординарные (спорадические - единичные, непостоянные признаки голоса, возникающие под воздействием случайных факторов: болевых, алкогольных, наркотических, простудных заболеваний и т.д., ординарные - признаки, появляющиеся в процессе нормального состояния артикуляционной базы индивида).

Более подробная характеристика факторов, влияющих на вариативность устной речи дана в работе “Идентификация человека по магнитной записи его речи” (1995).

Оценивая значимость слухового (аудитивного) анализа, нельзя не сказать, что несмотря на успешное использование в производстве фоноскопических экспертиз автоматизированных методов опознания личности говорящего, они пока не в состоянии заменить слуховой анализ эксперта, его избирательность и чувствительность при оценке индивидуальных особенностей устной речи.

Это особенно важно при выявлении маскировки или имитации речи. Поэтому аудитивный анализ по достоинству занимает свое место в

говорящего. Международная конференция “Информатизация правоохранительных систем”. (5-7 июля 1995 г. Москва) - Тезисы докладов. М., 1995, с. 72-75. 44 Михайлов В.Г., Хитина М.В. Воздействие фактора вариативности на идентификацию речевых высказываний. - С. научн. трудов: Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. М.: Изд-во ВНИИСЭ, 1990, с. 81-82.

70

комплексном фоноскопическом исследовании. Не случайно, что только эксперт может определить важность тех или иных элементов речевого сигнала для объективного анализа с помощью инструментальных методов.

Слуховой метод используется для выделения и описания акустических признаков голоса, а также для выявления лингвистических общих и частных признаков устной речи.

1.4.2. Лингвистический метод

Существенно отличается от слухового метода лингвистический, с помощью которого исследуются языковые особенности устной речи. По ним производится отождествление личности, определяется ее групповая принадлежность. Вопросам использования лингвистического метода посвящены работы В.А.Снеткова, Г.Л.Грановского, Г.Н.Кобляковой, Е.И.Галяшиной, А.М.Шахнаровича, Е.И.Азарченковой, М.В.Хитиной и

др.

Устная речь, зафиксированная на фонограмме, в зависимости от содержания и смысла, цели и ситуации общения, условий получения фонограммы и источника ее происхождения может быть по-разному охарактеризована: высказывание, диалог, полилог, телефонный разговор и пр. Это продукт речевой деятельности, который содержит комплексную информацию об особенностях использования конкретным человеком языковых средств для формирования устного текста, а также о его свойствах как личности.

Языковое общение с помощью устной речи рассматривается как процесс передачи и приема информации с использованием языкового и интеллектуального кода. Они различаются по языковым свойствам, отраженным в навыках и умениях индивидуальной личности.

С учетом этих навыков и умений для фоноскопической экспертизы

71

разработана специальная классификация идентификационных признаков устной речи.45 Классификация, на наш взгляд, заслуживает подробного рассмотрения, так как в ней наряду с родовым понятием “признаки устной речи” используются понятия признаков соответствующих навыков:

  • артикуляционного - согласованных движений органов речи;
  • произносительного - умение произносить звуки речи, присущие конкретному языку;
  • интонационного - умение использовать такие средства речи, как динамическое ударение, мелодика, расстановка пауз, темп и т.д.;
  • орфоэпичекого - произношение согласно нормам национального языка;
  • лексического - умение использовать семантические и грамматические нормы словоупотребления;

синтаксического - умение соотносить используемые синтаксические средства;

  • стилистического - умение использовать слова, выражения, устойчивые речевые конструкции, наиболее ярко выражающие смысл высказывания.

Признаки устной речи делятся на общие и частные. Общие признаки отражают свойства, присущие речи человека в целом, они отображают существенные свойства речи, например, уровень владения устной речью, частные - отдельные стороны ее элементов, навыков. Общие и частные признаки взаимосвязанно, но определяющими являются общие признаки.

Классификация общих фонетических признаков звучащей речи.

Классификация отражает степень развития артикуляционных навыков, владения звуковыми средствами языка и
обозначается:

45 Судебная видеофонографическая экспертиза. Подготовка материалов и производство. (Методическое пособие для экспертов, следователей и судей). М., 1989, с. 38-44.

72

высокая, средняя, малая.

В основе этого признака лежит темп движения артикуляционного аппарата (быстрый, средний, медленный, патологически замедленный) и степень его координации (высокая, средняя, малая).

Темп и степень координации определяются по ряду признаков:

  • четкость и ясность артикуляционной связности произносимых звуков;

  • рациональность дыхательных движений в процессе говорения;
  • ритмичность;
  • устойчивость артикуляционного навыка при произнесении одинаковых звуков.

Общие признаки фонологических навыков:

  • степень развитости орфоэпических (произносительных) навыков Уценивается в зависимости от числа произносительных
    ошибок). Различают высокоразвитый навык, развитый, слаборазвитый
    и неразвитый. Качественные показатели навыка: правильно неправильно, нормативно - ненормативно;

  • степень ритмической организационное™ речи (расстановка ударений - словесных, логических, паузы и т.д.) - высокая, средняя, низкая;

  • степень развитости мелодики речи - высокая, средняя, низкая. Классификация частных фонетических признаков звучащей речи:

Частные признаки отражают различные свойства, особенности структуры звукового строя речи, выражающиеся в определенных устойчивых нарушениях структуры, использовании определенных звуковых средств и в конкретных соотношениях звуковых средств, используемых говорящим в типичных речевых ситуациях.

Частные признаки артикуляционных навыков - признаки, характеризующие:

  • звуки речи по месту и способу образования, а также по участию в

73

образовании звуков речевых органов (пассивные, активные, внешние, внутренние);

  • интенсивность артикуляционных органов при произнесении звуков (мышечная интенсивность);
  • особенности произнесения звуков, обусловленные дефектами речевого аппарата, так называемым дикционным дефектом (шепелявость, картавость, гнусавость).
  • Частные признаки фонологических навыков: К ним относятся устойчивые нарушения:

  • произнесения звуков речи, то есть неправильное, ненормативное произношение;
  • определенных правил орфоэпии;
  • определенных ритмо-интонационных правил звуковой речи.
  • Классификация общих идентификационных признаков устной речи (речевого ядра).

Уровень владения устной речью.

Уровень владения устной речью (высокий, средний, низкий) свидетельствует о развитости/неразвитости мыслительного аппарата. Так, скудость словарного запаса, стереотипные, краткие, неполные, а порой невразумительные фразы свидетельствуют о низком уровне владения речью.

Степень развитости грамматических навыков.

Показателем данного навыка является наличие/отсутствие произносительных ошибок, а также их количество. Поэтому определение степени развитости облегчается возможностью использования количественных и качественных критериев.

Степень развитости стилистических навыков.

74

Индивидуальный стиль - это совокупность языковых средств, присущая каждому человеку и отражающая выработанные им в процессе обучения и речевой практики навыки и умения использовать речь в бытовой, деловой, научной, производственной и др. сферах человеческой деятельности. Степень развитости стилистических навыков может быть высокой, средней и малой.

Своеобразие навыков использования языковых средств.

К этой группе признаков относятся индивидуальные навыки использования различных синтаксических конструкций с союзной или бессоюзной связью, употребление обособлений, фразеологических оборотов, специальных терминов, а также частотой употребления тех или иных частей речи. При оценке идентификационной значимости данных признаков необходимо учитывать ситуацию, сопутствующую разговору.

Словарный запас и лексические навыки.

Словарный запас может быть большим или малым. Свободное использование синонимов и различных определений свидетельствует о богатстве словарного запаса. При оценке идентификационной значимости словарного запаса учитывается использование профессионализмов, наличие лексико-стилистических ошибок, диалектизмов, жаргонизмов, арготизмов, использование иноязычной лексики, неправильное употребление слов, лексические ошибки, связанные со словотворчеством и др.

Свойства указанных навыков подвижны (вариативны) и зависят от изменения условий общения. Поэтому при оценке их идентификационной значимости и меры совпадения необходимо учитывать ситуационные факторы и обстоятельства, которые влияют на вариабельность признаков говорящего.

Известно также, что в целях маскировки часто умышленно искажается речь или применяется имитация. Такие признаки достигаются

75

достигаются в основном путем снижения грамотности и отказа от сложных языковых средств, чаще всего изменяют стилистические и лексические признаки речи.

Таким образом в признаках устной речи говорящего можно выделить смысловую и личностную информацию, которая и анализируется в процессе лингвистического анализа фоноскопической экспертизы.

Смысловая информация - это совокупность сведений, содержащихся в данном сообщении; личностная - языковое выражение содержания и структуры устного высказывания в стиле, лексике, грамматическом строе, композиции, что и является предметом информации.

Однако и личностная, и смысловая информация в речевом сигнале выступают нерасчлененно и вычленить их параметры представляет огромную трудность для эксперта. Кроме того, свойства личности проявляются на языковых уровнях (акустико-фонетический, лексический, синтаксический, стилистический) по-разному. Отмечено (Е.И.Галяшина), что в речевом сигнале особенно ярок проявляются эмоциональное состояние личности, речевая культура говорящего и его антропометрические данные. Но такие параметры можно вычленить на текстах (длительность звучания 5-10 минут), а тексты малого объема (длительность звучания менее 1 минуты) - телефонные, позволяют исследовать речевые единицы акустического и фонетического уровня. В таких случаях для лингвистического анализа Е.И.Галяшина рекомендует использовать следующие признаки:

Сегментный уровень

  1. Качество артикуляции гласных в их соответствии с орфоэпической нормой.
  2. Качество артикуляции согласных в их соответствии с орфоэпической нормой.

76

  1. Активность ударных гласных.
  2. Активность безударных гласных.
  3. Узость спектрального состава звукового сегмента.
  4. Преобладание высокочастотных или
    низкочастотных составляющих речевого сегмента.

Суперсегментный уровень

  1. Мелодический диапазон.
  2. Интервалы подъема контура мелодики.
  3. Интервалы падения контура мелодики.
  4. Мелодические контрасты.
  5. Тип мелодического контура.
  6. Смена регистров.
  7. Основной мелодический рисунок.
  8. Ошибки мелодического оформления синтагмы.
  9. Скорость артикуляции звуков.
  10. Смена темпа речи.
  11. Активность интенсивности ударных гласных.
  12. Активность использования просодических средств
    при выделении сегментов.

  13. Изменение длительности фонации при выделении звукового сегмента.

  14. Использование мелодики при подчеркивании паузы.

  15. Наличие ровного вместо нисходящего тона в конце завершенной синтагмы.

  16. Повышение мелодического контура завершенной синтагмы.
  17. Скандирование и пословная сегментация синтагмы.
  18. Преобладающий тип синтагмы.
  19. Наличие пауз хезитаций в начале и середине синтагмы.
  20. Длина синтагмы.
  21. Преобладающий способ заполнения пауз хезитаций.

77

  1. Мелодическое оформление паузхезитаций, заполненных звуковыми сегментами.
  2. Мелодическое оформление паузхезитаций, заполненных словами-паразитами.
  3. Мелодическое оформление модальных конструкций.
  4. Мелодическое оформление вводных слов и предложений.
  5. Особенности длительности и распределения пауз.
  6. Тексты большие по объему позволяют вычленить следующие признаки:

Паралингвистические и стилистические признаки:

  1. Спонтанность и естественность речепорождения.
  2. Образность речи.
  3. Эмоциональность речи.
  4. Диалектизмы, разговорные черты, жаргонизмы.
  5. Стилистические ошибки.
  6. Просторечные элементы.
  7. Элементы официально-делового, публицистического стиля речи. Лексико-семантические признаки:
  8. Морфная глубина слов.
  9. Характер использования префиксов.
  10. Наличие сложных предлогов.
  11. Характер использования суффиксов.
  12. Индекс заполненности удаленных от корня позиций.
  13. Индекс лексического разнообразия.
  14. Доля слов-актуализаторов и паразитов. Семантико-синтаксические признаки:
  15. Длина высказывания.
  16. Членимость и связность текста.
  17. Разнообразность заполнения синтаксических конструкций.
  18. Количество придаточных предложений.

78

  1. Наличие несогласованных определений.
  2. Наличие модальных слов.
  3. Наличие модальных конструкций.
  4. Количество подчинительных союзов.
  5. Количество и объем вставных конструкций.
  6. Наличие причастий в роли определений.
  7. Наличие причастных оборотов.
  8. Наличие незавершенных конструкций.
  9. Индекс имен существительных.
  10. Индекс имен собственных.
  11. Относительный индекс предикативности и качественности.
  12. Индекс прилагательных, наречий, союзов.
  13. Число обстоятельств на один глагол.
  14. Число прилагательных на одно существительное.
  15. Ошибки семантической и синтаксической сочетаемости слов.
  16. Распределение форм родительного падежа.
  17. Распределение форма именительного падежа.
  18. Распределение форм остальных падежей.
  19. На основе анализа всей выявленной совокупности признаков эксперт делает вывод об идентификационных диагностических признаках говорящего.

По мере становления и совершенствования криминалистической фоноскопической экспертизы для исследования фонограмм все более широко применяется компьютерная техника, которая успешно используется и при проведении лингвистического анализа устной речи.

В качестве примера рассмотрим принципы лингвистического анализа фонограмм, входящие в систему “Диалект”.

Лингвистические исследования фонограмм речи в этой системе проводятся посредством многократного прослушивания звукозаписи на высококачественной звуковоспроизводящей аппаратуре.

79

Выделяются тембральные, интонационные, темпоральные, фонетические, лексико-грамматические и другие особенности речи.

Для исключения случайных ошибок эксперта, а также для объективизации его оценок в системе “Диалект” создан эталонный массив особенностей устной речи, обеспечивающий быстрый и удобный доступ эксперта к различного рода справочному материалу. В процессе лингвистического слухового анализа эксперт использует хранящиеся в памяти ПЭВМ звуковые эталоны качественных особенностей устной речи и необходимую текстовую информацию, сопоставляет с ними исследуемые фонограммы и таким образом определяет значения лингвистических признаков конкретного лица.

Достоинство лингвистических признаков заключается в том, что эксперт при их выделении способен улавливать тончайшие нюансы звучания речи, оценивать различия, не поддающимся в настоящее время инструментальному исследованию. При этом эксперт сравнительно легко адаптируется к достаточно высокому уровню помех и искажений, которые зачастую имеют место в спорных фонограммах.

В “Диалект” включены лингвистические признаки, указаны их значения. Так, к признакам речевого потока относятся:

  • высота голоса (по значению: низкий, высокий; ниже средней, средняя, выше средней);
  • сила голоса (по значению: слабый - сильный; ниже средней, средняя, выше средней);
  • тембр (по значению: звонкий, глухой, хриплый, мягкий, назализованный, сиплый);

  • артикуляция (по значению: небрежная, отчетливая, ниже средней, средняя, выше средней);
  • темп речи (по значению: медленный - быстрый, ниже среднего, средний, выше среднего);
  • длительность пауз (по значению: очень длинные, длинные,

80

средние, короткие, очень короткие); i - заполнение пауз (по значению: незаполненные, заполненные

звуками типа “э”, типа “м”, незнаменательной лексикой,

подкашливанием в паузах);

i

  • речевое дыхание (по значению: норма,
    дискомфортное, прерывистое);

  • интонация (по значению: норма, отрывистая, растянутая);
  • заикание (по значению: заикание есть, нет);
  • речевая культура (по значению: слабая - высокая, ниже средней, средняя, выше средней);
  • словарный запас (по значению: бедный- богатый, ниже среднего, средний, выше среднего);
  • выразительность речи (по значению: слабая - выразительная, ниже средней, средняя, выше средней);
  • стиль речи (по значению: книжный, официальный, литературный, разговорный, просторечный);
  • манера речи (по значению: официальная, сдержанная, спокойная, непринужденная, развязная);
  • пол диктора (по значению: мужской - женский);
  • возраст диктора, лет (по значению: 15-25, 20-30, 25-35, 30-40, 35-45, 40-50,45-55, 50-60, 55-65, 60-70);
  • эмоционально-психологическая характеристика диктора
    (по значению: Заторможенный, сдержанный, спокойный, вспыльчивый).

Признаки фразы и слова:

  • сложность синтаксических конструкций (по значению: норма, наличие отступлений от нормы);

  • завершенность фраз (по значению: норма, незавершенность);

  • порядок слов (по значению: норма, особенности);

  • согласование (по значению: норма, особенности);

  • управление (по значению: норма, особенности);

81

  • отрицание (по значению: норма, особенности);
  • употребление предлогов (по значению: норма, особенности);
  • склонение (по значению: норма, особенности);
  • спряжение (по значению: норма, особенности);
  • образование множественного числа: (по значению: норма, особенности);

  • индивидуальное словоупотребление (по значению: норма (без особ енн остей), индивидуальность);

  • устойчивые фразеологические обороты (по значению: отсутствуют, наличие);

  • профессионализмы (по значению: отсутствуют, наличие);
  • диалектизмы (по значению: отсутствуют, наличие);
  • незнаменательная лексика (по значению: отсутствует, наличие “слов-паразитов”: “значит”, “вот”, “это самое”, “знаешь”, “понимаешь”, “так сказать”);

  • ритмическая структура слова (по значению: норма (без особенностей), особенности ритмической структуры;

ударение (по значению: норма, неправильное).

Признаки звука

В лингвистические признаки включены: качество гласных, редукция безударных гласных, губные согласные, переднеязычные смычные, щелевые, аффрикаты, заднеязычные, ртовые, среднеязычный (йот), фонетические процессы.

Признаки звука представлены полно, особенно при отклонении от нормы, что и составляет индивидуальность устной речи.

Отобранные признаки и их значения являются обобщением результатов экспертной практики.

Сама процедура определения значений лингвистических признаков состоит в следующем: Для описания значения какого-либо признака эксперт вызывает из памяти ПЭВМ анализируемую
фонограмму,

82

прослушивает ее целиком или отдельные фрагменты, проводит попарное слуховое сравнение со звучащими речевыми эталонами, которые являются иллюстрациями проявления данного признака в устной речи. При этом на экране дисплея выдается текстовое описание соответствующих лингвистических особенностей, а при необходимости дается фонетическая транскрипция и другая необходимая информация.

Значением признака является такая информация его проявления, которую в своем слуховом пространстве восприятия эксперт признает ближайшей к анализируемой особенности. Это значение признака фиксируется экспертом и сохраняется в памяти ПЭВМ. Затем анализируется следующий признак. Измерение лингвистических признаков сводится к психофизическим измерениям стимулов методом парного сравнения. Этот метод признается наиболее свободным от влияния побочных факторов на качество психофизических измерений и позволяет провести исследования максимально объективными способами разными экспертами в различные моменты времени, обеспечивая воспроизводилось результатов слухового анализа.

Сравнение анализируемой фонограммы и массива звучащих речевых эталонов проводится по каждому лингвистическому признаку. Система “Диалект” при интерактивном взаимодействии с ней эксперта последовательно подсказывает ему порядок проведения полного комплекса описания лингвистических особенностей устной речи.

Результатом раздельного лингвистического исследования является перечень признаков и их значений, характеризующих анализируемую фонограмму, который хранится в памяти ПЭВМ.

Сравнение спорной фонограммы и фонограммы устной речи подозреваемого лица проводится по окончании раздельного лингвистического исследования. Сопоставляя поочередно две фонограммы с помощью “Диалекта”, эксперт выявляет совпадающие, дополняющие, противоречащие признаки. Одновременно проводится и

83

слуховое сравнение фрагментов речи неизвестного и подозреваемого лица, содержащих выделенные признаки.

Парное слуховое сравнение позволяет уловить наиболее тонкие нюансы проявлений лингвистических признаков, которые при раздельном исследовании могут остаться незамеченными.

В протоколе лингвистического анализа сопоставление зафиксированных признаков проводится систематично, поэтапно и по всем группам признаков.

Сравнение рекомендуется начинать с признаков самого крупного элемента речевой структуры - речевого потока и заканчивать сопоставлением особенностей произнесения отдельных звуков.

Для установления тождества лиц по фонограммам их речи необходимо выявление индивидуального комплекса совпадающих лингвистических признаков, определенных на всех элементах, составляющих структуру речи.

Сравнительная стадия исследования предполагает анализ сущности совпадений и различий лингвистических признаков. Определяется значимость признаков для принятия решения о тождестве объектов. Совпадение или различие оценивается, исходя как из качественных, так и количественных проявлений значений признаков.

Для некоторых признаков, таких, например, как заикание, нарушение дыхания, определяющим является фактор наличия или отсутствия их в устной речи. При оценке других признаков (наличие слов- “паразитов”, особенности произношения отдельных звуков) определяющим служит не только совпадение описания явления, но и частота его проявления в сопоставимом лингвистическом контексте.

Если имеются различия значения признаков, необходимо определить, не являются ли они случайными, вызванными конкретной речевой ситуацией или искажениями речи в трактах связи. Следует учитывать
данные предварительного прослушивания и оценки

84

лингвистической ситуации на значимость разных групп признаков.

Сравнительная стадия лингвистического исследования завершается составлением протокола, в котором указываются совпадающие и несовпадающие лингвистические признаки речи неизвестного и подозреваемого лица, приводятся необходимые примеры и иллюстрации употребления тех или иных элементов речи.

Результаты сравнительного лингвистического исследования в комплексе с результатами акустического исследования используются на заключительном этапе экспертизы для принятия решения принадлежности сравниваемых фонограмм речи одному или разным лицам.

Обработав результаты акустического и лингвистического анализа и получив соответствующие протоколы, эксперт проводит оценку значимости признаков, определяет основания для формулировки выводов и принимает решение по комплексному исследованию.

Из сказанного видно, что автоматизирование производства экспертизы не только сокращает сроки и облегчает проведение лингвистического анализа, но и, самое главное, уменьшает фактор субъективизма в исследовании, увеличивая эффективность производства всей экспертизы в целом.

Однако никакая автоматизированная система пока не в состоянии заменить слуховой опыт эксперта особенно при определении вариабельности речевого сигнала, которым говорящий может осознанно/неосознанно управлять, умело скрывая свои намерения и эмоциональное состяние, что оказывается важным при решении экспертных задач.

Кроме того автоматизированная система рассчитана на обработку звукового сигнала с нормальной коррекцией акустических параметров, т.е. фонограмм высокого качества изготовления, а в случаях некачественного изготовления, наличия искажений, замены оригинала

85

копией главным становится слух эксперта. Не случайно, что все автоматические системы для распознавания предназначены для работы в

диалоге с экспертом.

Поэтому автоматизированная система представляет собой вспомогательное техническое средство, относится к разряду

оснащенности фоноскопической экспертизы и вместе с различного рода психометрическими шкалами и приемами статистической обработки звукового материала призвана облегчить трудоемкую процедуру комплексного криминалистического исследования.

Главное назначение всех систем - помочь эксперту проверить правильность/неправильность выдвинутых им гипотез, сформировать совокупность индивидуальных признаков говорящего, выявить возможность/невозможность сопоставления акустических и технических условий изготовления фонограмм.

1.4.3. Инструментальные методы

Говоря о современных автоматизированных системах, внедренных в производство судебно-фоноскопических экспертиз, нельзя не отметить значение оригинальных электроакустических методов.

Некоторые из них предшествовали автоматизированным системам, а другие, модифицируясь, вошли в эти системы. В основе этих методов лежит спектральный анализ голоса и речи человека, позволяющий исследовать их как речевой сигнал в плане речеобразования и

восприятия.

С помощью специальной аппаратуры (спектрограф, осциллограф, интонограф и др.) звучащую речь как акустическое явление изучают по объективным физическим параметрам: времени - интенсивности частоте. Спектральный анализ преобразует звуковые колебания в электрические и в виде различных типовых конфигураций

86

(спектрограмм, осциллограмм, интонограмм) графически
представляет их изображение, т.е. получают “видимую речь”.

Такое визуальное изображение и подвергается исследованию, в процессе которого производится расшифровка “видимой речи”, ее сегментация и выявляются акустические речевые признаки для дальнейшей их классификации.

К тому же акустические признаки имеют определенную устойчивость и могут быть выделены на речевом отрезке любой длины (звук, слог, слово, фраза).

“Электроакустическая аппаратура, - пишет Л.В. Бондарко, используемая при исследовании звуковых колебаний, предназначена и для регистрации общей картины колебательного
движения (осциллографическая запись) или для анализа частотных составляющих звуков (спектрографическая запись).’“46

Описывая методику акустического анализа речи, Л.В.Златоуства, Р.К.Потапова, В.Н.Трунин-Донской отмечают, что в нашей стране первый спектральный анализ речи был применен в 1941 г., когда был предложен спектрограф под названием “Видимая речь”. Претерпев целый ряд модификаций, этот спектрограф и по настоящее время является одним из основных приборов, используемых при акустических исследованиях речи.47

Представляет интерес в плане нашего исследования тот факт, что первый спектрографический метод для судебной фоноскопии был разработан и применен Л.Керста в Америке в 1960 г. Метод известен под названием “Войспринт” - “отпечаток голоса” и состоял из анализа и сравнения спектрограмм индивидуальной характеристики речи как акустической энергии в измеряемых функциях частот и времени.

^Бондарко Л.В. Звуковой строй современного русского языка. - М.,

“Просвещение”, 1977, с.76

47 Златоуства Л.В., Потапова Р.К., Трунин-Донской В.Н. Общая и прикладная

фонетика/ Под общей редакцией Р.К.Потаповой : Изд-во Московского ун-та, 1986,

с.26.

87

Метод Керста был модифицирован во ВНИИСЭ нашей страны за счет внедрения более совершенной аппаратуры и широко используется в фоноскопических исследованиях. Он позволяет выявлять такие особенности голоса и речи, которые не поддаются слуховому анализу.

Спектрографический метод, по мнению Г.А.Бажакина и В.Р.Женило, отличается от других методов своей относительной простотой получения визуального речевого сигнала, что позволяет “…документально доказывать идентичность индивидуальных особенностей спектрального представления речевых сигналов.”48

Последнее особенно важно, т.к. выявление совокупности индивидуальных лингвистических признаков говорящего в

фоноскопическкой экспертизе производится одновременно с их акустическими характеристиками, которые являются одним из факторов распознавания лингвистических речевых сегментов.

Однако подробное рассмотрение методики акустического анализа не входит в задачи нашего исследования. К тому же вопросы акустического анализа речи широко освещены в специальной литературе, глубокое изучение которой, по нашему мнению, может быть самостоятельным научным исследованием.

Следует также сказать, что совершенствование акустических методов в настоящее время достигается за счет использования кибернетических методов, которые также освещены в специальной литературе.

Как отмечают создатели автоматизированной системы “Диалект”, в ней все виды акустического анализа выполняются программно- математическими методами без использования каких-либо
внешних

48 Бажакин Г.А., Женило В.Р. Речевой сгнал, почерк, речь и общие проблемы идентикации интеллектуальных систем. Экспертная техника. Вып. 125 Методические разработки / Исследование видео- и звукозаписи. М.: 1995, с. 10.

88

аппаратурных средств.

При этом речевая информация полностью вводится в память ЭВМ, что позволяет ее анализировать по любым параметрам.

В свете сказанного, естественно, возникает вопрос: может ли быт фоноскопическая экспертиза полностью автоматизированной?

С позиций нашего времени и обозримого будущего дать утвердительный ответ на такой вопрос затруднительно, т.к. интерпритируя мнение А.Ю.Комиссарова по проблемам криминалистического исследования письменной речи 49 , считаем, что оценка каждого частного признака и их совокупности будет еще долго оставаться кропотливым, трудоемким и ответственным делом самого эксперта.

Однако Г.Л.Грановский, Д.Я.Мирский, Г.С.Рамишвили, Э.К.Ребгун, А.Ш.Каганов, М.В.Хитина, В.Г.Антидзе, Г.Б.Чикоидзе уверены, что “…полная автоматизация операций анализа и сравнения признаков голоса и речи - это вопрос времени”.50

Специальное изучение вопроса автоматизации судебно- фоноскопических исследований по литературным источникам показало, что он представляет глубокий научный и практический интерес.

Так, С.А.Бажакин и В.Р.Женило вскрыли причины, по которым фоноскопическая экспертиза на современном уровне не может быть полностью автоматизирована. Первая причина, на их взгляд, связана с многовариантностью акустического или математического описания речевых сигналов, которые продуцируются одним и тем же говорящим. “Два идентичных по фонетическому описанию речевых сигнала одного и того же лица различаются не только по форме речевой волны, но и по ее

49 Комиссаров А.Ю. Проблемы предупреждения экспертных ошибок в криминалистическом исследовании письменной речи. 50 лет НИИ кримналистики. Указ.раб. с.77. 60 Идентификация человека по магнитной записи его речи. Указ.раб., с.105.

89

параметрическому описанию. Формализация множества возможных значений этих описания для сохранения в памяти ЭВМ весьма проблематична.

Вторая - решающая причина вытекает из принципа: интеллектуальный уровень распознающей системы не должен быть ниже интеллектуального уровня распознаваемой системы (в нашем случае -человека с его речью). Это обстоятельство делает почерковедческие и фоноскопические экспертизы самыми сложными и, вероятнее всего, никогда полностью неавтоматизируемыми”51

На вопрос: Что же может быть автоматизировано в фоноскопической экспертизе, а что должно быть отдано эксперту? -получен следующий ответ.

Автоматизированной “…должна быть первая
стадия

идентификационного исследования - стадия высокоточного измерения и формирования желаемых образов речевых сигналов. Стадия анализа и сопоставления получаемых образов может быть автоматизирована лишь частично. Последняя же стадия - подготовки и принятия решения о тождестве лиц по полученным образцам речевых сигналов - в принципе не автоматизируема (за исключением делопроизводительной части). Эта стадия фоноскопического идентификационного исследования требует более глубокого развития. Здесь необходимы совместные усилия в смежных областях криминалистических криминалистических идентификационных исследований личности - почерковедения, фоноскопии и автороведческой экспертизы.”52 Мы полностью разделяем эту точку зрения.

В завершении к сказанному нельзя не привести следующую мысль:

51 Бажакин Г.А., Женило В.Р. Речевой сигнал, почерк, речь и общие проблемы идентификации интеллектуальных систем. Экспертная техника. Вып. 125. Указ.раб. с.12.

52 Бажакин Б.А., Женило В.Р. Указ. раС>. с. 13-14.

90

“Изучение естественной речи и создание автоматических устройств, способных ее воспринимать, становится поистине “горячими точками”, мост между гуманитарными и техническими науками. Как массовое применение паровых машин освободило человека от наиболее грубых видов физического труда, так и сверхминиатюрные системы понимания естественной речи освободят людей от некоторых утомительных форм умственного труда…“53

53 Златоустова Л.В., Потапова Р.К., Трунин-Донской В. Н. Указ.соч., с.298

91

Глава II. ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ ЛИЧНОСТИ

ПО ФОНОГРАММАМ РЕЧИ

2.1. ОБЩЕНАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ДИАГНОСТИКИ ЛИЧНОСТИ ПО ФОНОГРАММАМ УСТНОЙ РЕЧИ

Криминалистическая диагностика предназначена для распознания признаков, характеризующих природу, состояние материального объекта-субъекта, относящегося к какой-либо определенной систематической группе (классу), виду, роду.

Термин “криминалистическая диагностика” был предложен проф. В.А.Снетковым в статье “Проблемы криминалистической диагностики” в 1972 г.54 С этих пор определение “диагностический” заменило определение “неидентификационный” и стало широко использоваться в экспертных криминалистических исследованиях.

Криминалистической диагностикой называют и частную криминалистическую теорию, которая разработана в трудах В.А.Снеткова, Ю.Г.Корухова, СВ. Дубровина и их учеников.

В “Криминалистической энциклопедии” Р.С.Белкина сказано: “Диагностика криминалистическая может быть определена как частный метод познания, позволяющий получить представление о механизме преступного действия на основе его отражения в объектах материального мира; экспертная диагностика криминалистическая устанавливает фактическое обстоятельство на основе самих материальных объектов, их

54 Снетков В.А. Проблемы кримналиа ической диагностики. - М.: ВНИИ МВД, 1972,

№23

92

следов, иных отображений физических процессов, сопутствующих совершению преступления, путем исследования: свойств и состояния объекта; отображений объекта; результатов действий (события); соотношений (связей) фактов (событий, действий).” И далее: “Методологическую основу диагностики криминалистической составляют: принципиальная возможность познания события, явления, объекта по его отражениям; сведения о типичных моделях отражения действия (события).”55

Следует отметить, что современная теория крииналистической диагностики, в отличие от теории криналистической идентиификации, наименее разработана. Поэтому ее понятийный аппарат постоянно пополняется за счет решения научных проблем в различных видах криминалистических экспертных исследований.

Так, ценный вклад в дальнейшее развитие учения о криминалистической диагностики, на наш взгляд, внесен А.С.Подшибякиным, который предложил принципиально новое понимание ее сущности.

А.С.Подшибякин считает: “Для уяснения сущности криминалистической диагностики необходимо различать три вида познавательных процессов: узнавание, распознавание, научное познание.

Узнавание состоит в воспроизведении и представлении в памяти определенного целостного образа объекта по существенным признакам. Узнавание является одним из проявлений памяти, связано с восприятием объективной реальности с помощью органов чувств, а итогом узнавания является обозначение объекта” И далее: “ Распознавание состоит в сознательном отражении объективной реальности, где на основе накопленного обществом и известного данному лицу опыта, знаний происходит проникновение во внутреннюю сущность предмета познания

Белкин Р.С. Кримналистическая энциклопедия. М.: Издательство БЕК, 1997, с.59

93

  • явления, вещи и т.д.

Научное познание относится к области проникновения в ранее неизвестное в том или ином отражении стороны объективной реальности.

В криминалистической практике научное познание и распознавание реализуются в одном исследовательском процессе.”56

Прежде чем высказывать свое согласие по поводу сказанного, хотелось бы в подкрепление правоты процитированного сослаться на “Словарь синонимов” современного русского языка, в котором многозначное слово “узнать” имеет следующие смысловые оттенки понятия: “Узнать (кого-что, преимущ. в ком-чем; по каким-л. признакам, приметам установить принадлежность кого-, чего-л. к числу, разряду кого-, чего-л.), определить, распознать и узнавать, определять, распознавать, угадывать.”57

Не надо доказывать, что такой словесный “арсенал” и обозначает действия эксперта при решении различных криминалистических диагностических задач, помогает раскрыть назначение

криминалистической диагностики.

При этом необходимо помнить, что криминалистическая диагностика - это не просто исследование, а процессуальная форма исследования, которая проводится в целях правосудия и в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

Диагностика обычно проводится, когда появляется неизвестный ранее образец и его необходимо классифицировать исходя из общих родовых, видовых признаков.

Далее А.С.Подшибякин пишет: “Диагностика дает вероятное знание за счет движениия от единичного к общему является первой

56 Подшибякин А.С. Холоднное оружи. Криминалистическое учение. М.: Библиотека ЮрИнфоР, 1997, с. 66-67.

57 Словарь синонимов. Справочное пособие. Изд. Наука Ленинградское отделение. Л.: 1975, с.600

94

стадией познания, которая приводит к познанию сущности изучаемых предметов. С помощью ее выделяются общие черты, т.е. вычленяется общее из отдельного, а для познания сущности явления нужен другой метод. И таким методом, по нашему мнению, является метод криминалистической идентификации.”58

Поэтому криминалистическая диагностика и криминалистическая идентификация при всей своей самостоятельности находятся в тесной взаимосвязи.

Так, в частности, для криминалистической идентификации и диагностики личности актуальным является установление, изучение “системы связей и отношений личности с другими лицами по месту рождения и жительства; с родными и близкими; с сослуживцами и другими лицами, вовлеченными в общую орбиту преступления (с соучастниками преступления, очевидцами действий и состояний определенного лица, ситуацией); с местом и вещной обстановкой, обстоятельствами, разными элементами ситуации совершения преступления, с отдельными предметами (вещественными доказательствами), вообще - с элементами ситуации различных событий, действий, вещей, времени, места, обстоятельств, явлений природы и пр.; все это может быть важнейшими фактическими данными, существенными для расследования преступления.”59

Сказанное имеет непосредственное отношение и к экспертным криминалистическим исследованиям фонограмм речи для установления личности говорящего, а также по сбору розыскной и получения доказательственной информации о неустановленных лицах.

Не случайно, что фонограмму голоса и речи человека наряду с его фотоизображением, дактилоскопией, образцами почерка относят
к

58 Подшибякин А.С. Указ. соч., с.67-68

59 Снетков В.А. Проблемы криминалистического установления личности. 50 лет НИИ криминалистики: Сб. науч. трудов. - М.: ЭКЦ МВД России, 1995, с. 55.

95

основному набору средств идентификации и диагностики личности.60

Криминалистическая диагностика в
фоноскопических

исследованиях предусматривает проведение систематизации
и

классификации голосов диагностируемых субъектов по признакам их устной речи, а также отбор из множества индивидуальных свойств только тех, которые способствуют раскрытию и расследованию преступления.

Такие сложные экспертные задачи могут быт выполнены лишь при условии соответствующего научного и профессионального уровня экспертов-фоноскопистов, для чего необходима дальнейшая разработка теории и практики производства криминалистических диагностических исследований фонограмм устной речи.

В целях уточнения и конкретизации наиболее актуальных и перспективных направлений развития этого нового вида экспертиз нами была изучена специальная криминалистическая литература,61 анализ которой позволил определить следующие основные, на наш взгляд, проблемы:

  1. Перспективы дальнейшей разработки научных принципов методики криминалистической диагностики фонограмм речи (В.А.Снетков,
    Г.Л.Грановский, Д.М.Мирский, В.Д.Сердюков,

60 Манеров В.Х. Проблематиика и перспективы решения диагностики свойств говорящего по речи. Возможности судебной видеофонографической экспертизы. Сб. научн. тр. - М.: Изд-во ВНИИСЭ, 1989, с. 100

61 Азарченкова Е.И., Ложкевич А.А. Возможности получения информации о личности говорящего по фонограммам устной реч./ Диагностика при производстве кримналистических экспертиз. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1984, № 72; Возможности судебной видеофонографической экспертизы: Сб.науч.тр. М., 1989; Судебная видеофонографическая экспертиза. Подготовка материалов и производство (Метод. пособие для экспертов, следователей и. судей). М., 1989; Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи: Сб. научн. тр. М., 1990; Диагностика личности человека по фонограммам устной речи. М., 1993; Идентификация человека по магнитной записи его речи. М., 1995; 50 лет НИИ криминалистик: Сб.науч.тр., М., 1995: Экспертная техника. Вып. 125.(Методические разработки). Исследование видео- и звукозаписи. - М., 1995; Международная конференция “Информатизация праноохранительных систем” (5-7 июля 1995 г., Москва). Тезисы докладов.

96

Г.С.Рамишвили, А.А.Ложкевич, Э.К.Ребгун,
Е.И.Галяшина, Е.И.Азарченкова, В.Х.Манеров и др.);

  1. Автоматизация процесса идентификации и диагностики говорящего по фонограммам речи (Г.С.Рамишвили, В.Д.Сердюков, Д.М.Мирский, М.А.Тушишвили, В.Г.Антидзе, Г.В.Чикоидзе, А.Ш.Каганов, С.Л.Карагодин, А.В.Чичагов и др.);

  2. Создание аппаратурно-программных комплексов обработки речевого сигнала по фонограммам речи ( И.А.Струк, А.Ш.Каганов, Э.К.Ребгун, Л.С.Чудновский, М.С.Вертузаев, Ю.Ф.Жариков, Ю.В.Ящурский, В.М.Агеев и др.);

  3. Разработка единых информационных стандартов компьютерной фоноскопии(В.Д.Сердюков, В.Р.Женило, К.А.Маханин и др.);
  4. Проблемы диагностики языковых и поведенческих навыков в речевой деятельности говорящего (В.А.Снетков, Э.К.Ребгун, Е.И.Азарченкова, М.В.Хитина и др.);
  5. Проблемы экспертной диагностики эмоционального состояния говорящего ( А.В.Никонов, Э.К.Ребгун, М.В.Хитина, Л.В.Златоустова, Р.К.Потапова, В.Н.Трунин-Донской, А.А.Ложкевич, Г.Е.Кедрова, Л.ПБлохина и др.);

  6. Социально-лингвистические диагностические исследования личностных характеристик говорящего по фонограмме его речи(В.А.Снетков, Е.И.Галяшина, Е.И.Азарченкова, М.В.Хитина и др.);

  7. Систематизация информационных уровней свойств говорящего по фонограммам речи( Г.С.Рамишвили, Г.Д.Грановский, Э.К.Ребгун, Е.И.Галяшина, В.Р.Женило, Г.А.Бажакин и др.);

  8. Проблемы диагностики национальной принадлежности говорящего ( Е.И.Галяшина, Р.К.Потапова, Е.И.Азарченкова. М.И.Безрукова. А.Н.Фомичев, В.О.Хуртилов и др.).

Указанные проблемы позволили нам определить актуальность научной задачи нашего исследования, а также определить возможности

97

ее нового решения, чему и посвящена вторая глава нашей диссертации. Итак, нами предпринято решение следующих задач:

  1. Раскрыть значимость устно-речевой деятельности индивида как основы криминалистической диагностики его личности;

  2. Произвести систематизацию содержания информационных уровней свойств говорящего по магнитной записи его речи;
  3. Показать способы и приемы совершенствования методики криминалистической диагностики национальной принадлежности говорящего по его речи (на материале тюркско-русского билингвизма).
  4. Представляется, что решение этих задач послужит дальнейшему развитию к совершенствованию методики криминалистической диагностики судебной фоноскопми, даст возможность внести поправки и дополнительные сведения в существующие научно-практические рекомендации производства фоноскопических экспертиз,

расширить их исследовательские возможности и увеличит эффективность и объективность экспертного заключения.

2.2. УСТНО-РЕЧЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ОСНОВА ДИАГНОСТИКИ ЛИЧНОСТИ ГОВОРЯЩЕГО

Важное место в теории и практике криминалистической экспертизы занимают вопросы исследования свойств личности коммуникативного, социального, психологического, биохимического и другого характера.

По определению профессора В.А.Снеткова, личность как объект криминалистического установления “выступает комплексом свойств, признаков, связей и отношении, ограниченным задачей достоверного выявления и доказательства роли человека в ситуациях,
изучение

98

которых важно для расследования преступления.”62

Одним из признаков “вспомогательных-устанавливающих” личности обвиняемого (задержанного, разыскиваемого, подозреваемого) в совершении преступления является его речевая деятельность и, в частности, устно-речевая, зафиксированная на магнитной ленте.

Поэтому в экспертных криминалистических исследованиях при решении диагностических задач (распознавания) по установлению признаков личности учитывают как интеллектуальные, так и речедвигательные навыки, обусловленные общей психофизиологической природой и общей структурой человеческой деятельности.

По оценке Э.К.Ребгуна, речевая деятельность человека является одним из наиболее сложных экспертных объектов.63

При объяснении сложности этого понятия чрезвычайно важно опираться на научные данные психологии, лингвистики ,

психолингвистики, теории информации, теории речевой коммуникации, физиологии, философии, социолингвистики.

Современная концепция речевой деятельности разработана в трудах Л.С.Выготского, А.Р.Лурии, П.К.Анохина, Н.А.Бернштейна, А.Н.Леонтьева, И.А.Зимней, В.В.Давыдова и других.

Данная концепция основывается на психологической теории деятельности, где личность рассматривается в качестве производителя деятельности.

Так, по мнению авторского коллектива монографии (Общение. Текст. Высказывание. 1989): “Понятие деятельности вводит в модели речевого общения социальную историю коммуниканта: так как личность

62 Снетков В.А. Проблема криминалистического установления личности. 50 лет НИИ криминалистики: Сборник научных трудов. - М: ЭКЦ МВД России, 1995, с. 56.

63 Ребгун Э.К. Некоторые аспекты проолем криминалистического исследования речевой деятельности. Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. Сборник научных трудов. - М.: Изд-во ВНИИСЭ, 1990, с.89.

90

творит и формирует себя в деятель ностях, осуществляемых ею, которые являются показателем ее психических и социальных качеств, детерминирующих речевое поведение.

Отображение в модели общения коммуниканта в качестве исполнителя определенной деятельности есть одновременно отображение его как носителя некоторых свойств, предполагаемых у него как у исполнителя деятельности.”64

Речевая деятельность, по известному определению А.А.Леонтьева, есть направленное взаимодействие людей между собой, опосредованное языком и речью, а также особенностями партнеров общения. Целью этого взаимодействия является побуждение партнера к определенным действиям (практическим или умственным) под влиянием сообщаемых сведений.

Речевая деятельность - это отражение системы общественных отношений человека к миру. Она определена спецификой поведения, сознания и психики индивида.

При любом виде общения речевая деятельность всегда мотивирована и целенаправленна, завершается результатом, включая ответное речевое действие партнера.

Речевая деятельность состоит из следующих фраз: ориентировки, планирования, реализации и контроля, которые осуществляются специальными речевыми действиями. Мотивы речевых действий порождаются ситуацией общения и зависят от системы ценностей, усвоенных личностью, а также социально-общественного окружения и культуры общества.

Любые речевые действия человека вызываются его потребностью в речевом самовыражении, которое реализуется в виде высказывания в

64 Общение.Текст.Высказьюание. - М.: Наука, 19896 с.38.

100

устной или письменной форме.

Психологами отмечено, что у человека, развитого в речевом отношении, создание высказывания протекает с большей скоростью еще на подсознательном уровне, а от уровня сформированности его речевых навыков и умений зависит успех речевого действия. Предполагается также, что выбор речевых средств при структурировании высказывания осуществляется методом проб и ошибок, путем отбрасывания недостаточно точных выражений. Есть предположение и в том, что “слова в памяти человека сохраняются не разрозненно, а в систематизированном виде, например, в виде тематических блоков, что ускоряет и облегчает выбор нужного слова. При этом слова, которые неоднократно использовались, являются как бы “индуцированными”, поэтому у говорящего прослеживается тенденция их повторного употребления”. В выборе слов определенную роль играют также словесные ассоциации, которые образуются на основе предшествующего опыта и сохраняются в памяти.”65

Тенденция повторения “индуцированных” слов особенно часто проявляется в устной форме общения, разговорной речи, где отсутствует предварительное обдумывание, речь протекает самопроизвольно, непринужденно, при непосредственном контакте
между

коммуникантами. Основным видом устно-речевой деятельности является говорение (отправление речевых акустических сигналов, содержащих информацию) и слушание (аудирование - рецептивная деятельность, представляющая собой одновременное восприятие и понимание звучащей речи). В рамках субъектно-субъектного общения, основанного на социальном обмене того, что содержится в сознании говорящих (Общение. Текст. Высказывание, с. 55), отправитель информации, побуждаемый мотивом высказывания, строит свое высказывание во

65 Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Основы речевой коммуникации. - М.: Инфра-М, 1997, с. 11.

101

внутренней речи, затем при переводе во внешнюю речь кодирует ее в звуках.

Воспринимая звуковой сигнал, слушающий декодирует его и распознает смысл информации.

В речевом общении говорящих чередуются, происходит обратная связь. Успешность ее зависит от многих факторов. Рассмотрим некоторые из них:

  1. Внешние обстоятельства (тип контакта между собеседниками, место, время, обстановка, помехи, присутствие других лиц и т.д.).

Главным фактором разговора является ситуация, включенность ее в высказывание бывает чаще всего настолько существенной, что сообщение можно понять только с опорой на реальное окружение говорящих. При лимитированности времени ускоряется темп, говорится только главное, частности упускаются. Разговор может происходить по-разному: с глазу на глаз, по телефону, видеотелефону. В первом случае используются элементы ситуации, к словесному сообщению подключаются невербальные средства (мимика, жесты, поза, наблюдаемая при непосредственном общении зрительно артикуляция говорящих). Во втором случае исключаются зрительный канал связи, информативность жестов, мимики, элементов ситуации. В последнем исключается ситуация.

Таким образом, устно-речевая деятельность зависит от вида контакта. Во время беседы могут возникнуть различного рода помехи, шум, обстоятельства, сковывающие физические возможности говорения и слушания, напряжение моет быть вызвано неудобством места, когда необходимо говорить приглушенно или, наоборот, громко.

В разговоре самым основным является его содержательная сторона, говорящим делается немало усилий для того, чтобы контролировать понимание, обеспечивать и проверять доступность речи, следить за вниманием своего собеседника.

102

  1. Личность собеседников.

Язык любого человека формируется под влиянием среды. Начиная с детства, человек входит в разные объединения: семья, группа, коллектив, Проживает в городской или сельской местности, учится, работает и т.д. При этом усваивает различный специфический лексикон, который оказывает серьезное влияние на словарь индивидуума (идиолект), Включив в свой словарь некоторую часть лексикона той или иной социальной группы, человек пользуется им и в дальнейшем уже и вне этой группы. Специфическая лексика становится индивидуальной приметой человека, его визитной карточкой.

Интеллект собеседника определяет построение речи говорящим, которая зависит от его общей культуры и образованности.

Немаловажную роль в оформлении речи играет возраст человека. В отдельных ситуациях возрастные особенности становятся особенно заметными и существенными. На выборе языковых средств отражается и физическое состояние говорящего. Усталость, болезнь, слабость или энергичность, бодрость влияют па четкость артикуляции, сказываются на ритмомелодической стороне речи, на отборе и полноте синтаксических конструкций, на объеме лексики.

Общительность, разговорчивость или замкнутость, озлобленность влияют на речевое поведение и смысловое содержание речи.

Характер устно-речевой деятельности зависит от случайных и стабильных факторов. Так, эмоциональное состояние говорящего, настроение, интерес к предмету разговора, конкретные цели достижения чего-либо, осведомленность по частному вопросу носят переменный характер.

Постоянным, информативным признаком оказывается звуковая форма речи: она говорит о человеке (его территориально-диалектной принадлежности или социальном происхождении, образовании, профессии и т.п.) или о характере текста, который он произносит (стиль,

103

назначение).66

  1. Самопрезентация личности.

В любом виде общения говорящий всегда преследует какие-то цели, имеет определенные намерения, основания, мотивы. Такое назначение речи называют интенцией.

Для классификации интенций определяющим является личность человека со всеми его потребностями, интересами, нуждами, чувствами, мыслями.

Все своеобразие интенций принято сводить к двум типам: самовыражения (“я” говорящего) и воздействия на собеседника.

В первом типе высказываний говорящий занят собой, своими мыслями, по известному принципу: “У кого что болит, тот про то и говорит.”

Высказывания такого типа носят импульсивный характер, передают самочувствие говорящего, который не преследует особой реакции собеседника.

“Презентуя самого себя, говорящий стремится реализовать такие возможности:

а) собственная личность находится в тени, не выделяется никакими средствами - (нулевое оформление);

б) говорящий стремится произвести лучшее впечатление, так как озабочен собственным престижем;

в) говорящему нежелательно “выпячивание” собственной персоны, он идет на занижение собственного “я”. Желание показать себя в “лучшем свете” выражается соответствующими языковыми средствами.67

Исследования языковой манерности говорящего (Девкин, 1970) вскрыли следующие особенности: “При выпячивании собственных достоинств выбирается лексика завышено ценностных характеристик,

66 Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. - М.: Русский язык, 1990, с. 147.

67 Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Указ.соч. С.83.

104

хвастливости, преуменьшения и замалчивания негативного. При подчеркивании собственной образованности, осведомленности, эрудиции предпочитаются вычурные обороты, специальные (заведомо малоизвестные собеседнику) термины, редко встречающиеся иностранные слова и цитаты, усложненный синтаксис, высокопарность, наигранное придание оттенка обычности чему-то явно новому и ошеломляющему. При желании казаться оригинальным и интересным говорящий пытается каламбурить, щеголяет просторечными, диалектными, вульгарными словечками, прибегает к инакостильным вкраплениям.”68

Следует сказать, что в настоящее время проблема анализа речевого “я” от общего до частного связывает криминалистику с лингвистикой, психологией, философией, социолингвистикой, лингводидактикой и другими науками. Данная проблема предполагает, по мнению многих ученых, необходимость разработки основ интегральной науки о человеке. Существует прогноз, согласно которому следующий век будет веком интердисциплинарной науки о человеке, так как в личности сходятся интересы различных человековедческих дисциплин.

Криминалистика в этом плане и, в частности, исследование устной речи не составляет исключений. Каждый индивид как неповторимая языковая личность, обладающая определенным характером, умом, жизненным опытом, культурой, одновременно является представителем определенной группы - национальной, профессиональной и т.д.

Устная речь человека - это отражение его жизни и деятельности и без обращения к ним обоснованность заключения эксперта будет неполной.

Не претендуя на полноту освещения заявленной проблемы, остановимся более подробно на моментах, существенных для темы

68 Девкин В.Д. Языковая манерность как стилистическое явление. - Ученые записки пед. ин-та им. В.И.Ленина. - М., 1970, с. 43.

105

нашего исследования.

Так, понятие “языковая личность” (Л.П.Крысин) в настоящее время прочно вошло в кругозор большинства наук, в том числе и в криминалистику, и предполагает рассмотрение носителя языка в качестве уникального объекта изучения.

В самом деле, речевая манера каждого индивида имеет свои неповторимые особенности. Родных и близких мы легко узнаем по голосу, даже когда говорим с ними по телефону. Внимательно вслушиваясь в речь незнакомого собеседника и наблюдая его в разных коммуникативных ситуациях, мы можем составить его языковой портрет. По образному выражению лингвистов, речь человека - его визитная карточка. Она может дать представление о самых разных чертах личности говорящего: происхождении, возрасте, профессии, образовании и т.д.

По данным психологии индивидуальные черты языковой личности определяются своеобразием ее языкового сознания, являющегося результатом коммуникативного опыта человека, его речевой биографии, что проявляется в многочисленных речевых произведениях различного жанра - текстах (дискурсах), отражающих всевозможные формы человеческих взаимоотношений.

Иначе говоря, любой текст, подвергшийся криминалистическому исследованию, несет в себе различные виды информации о человеке. Как отмечает известный социолингвист Крысин Л.П., взрослый человек “… в повседневной жизни выступает в разных ипостасях, являясь то отцом, сыном или мужем, то сослуживцем, начальником, подчиненным, то покупателем, то пассажиром, то пациентом и т.д. Переходя от исполнения одной роли к исполнению другой, индивид переключается с одних стереотипов поведения на другие. Речевое переключение имеет в этом процессе первостепенное значение, поскольку успех общения в значительной мере зависит от того, в достаточной ли степени владеет

106

говорящий и слушающий формами языка, пригодными для данной ситуации общения.”69

Замечено, что люди в сходных жизненных ситуациях часто ведут себя поразительно одинаково, подчиняясь законам речевого взаимодействия, хотя и претендуют на языковую исключительность. А ведь в ходе общения говорящий демонстрирует особенности группового поведения. Носитель языка как бы фокусирует в своем речевом поведении черты “коллективных языковых личностей”.

Поэтому основания для классификации языковых личностей, выявления общих идентификационных признаков их устной речи, на наш взгляд, следует искать в бытовом речевом общении, Именно непосредственное живое общение наших современников разных социальных групп позволяет выявить различные стратегии поведения в рамках однотипной ситуации.

Объектом нашего исследования стала устная разговорная речь молодых людей, явно противоположных социальных групп - представителей коммерческих структур, молодых бизнесменов - нового социального слоя российского общества и наших слушателей 3-его курса будущих высококвалифицированных специалистов

правоохранительных органов.

Для анализа мы использовали магнитофонную запись спонтанной устной речи 15 человек каждой названной социальной группы. В группу бизнесменов вошли молодые люди в возрасте 30-32 лет, характерно, что все имеют высшее техническое образование и работают в двух крупных торговых фирмах г. Саратова.

Время записи несколько более часа. Была зафиксирована беседа- полилог (разговор сразу нескольких собеседников) на профессиональные темы в неофициальной дружеской обстановке.

69 Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка.-М, 1989, с. 138.

107

В группе наших слушателей также шла беседа на профессиональные темы в свободное от занятий время.

Кроме записей на магнитофонной ленте использовалась и ручная запись, так как многие слова и выражения без толкования - перевода на разговорный литературный язык понять было невозможно. Самое интересное, что представители обеих групп прекрасно владеют литературным языком, но принципиально предпочитают говорить, не заботясь о форме выражения, на своем языке, понимают друг друга с полуслова, используют понятия собственно разговорных, просторечных и жаргонных элементов.

В качестве основного метода исследования полученной звучащей речи мы использовали слуховой анализ в сочетании с лингвистическим.

Классификация идентификационных признаков устной речи проводилась с учетом классификации признаков соответствующих навыков: артикуляционного, произносительного, интонационного, орфоэпического, лексического, синтаксического, стилистического.

Поскольку полученные нами фонограммы содержат разговорную устную речь, то на всех уровнях навыков проявился разговорный характер речи.

На фонетическом уровне (артикуляционный, произносительный) отмечается меньшая четкость произношения, типичная для литературно-разговорного, а именно: произношение многих слов упрощенно, выпадают отдельные слоги, звуки нечеткие, концы фраз проглатываются. Например, ниче, щас, кнешно (конечно), какаянить (какая-нибудь), ваще (вообще), пасмарел (посмотрел) и др.

На интонационном и орфоэпическом уровнях наблюдается полное соответствие литературным нормам.

На лексическом уровне речь обеих социальных групп необычно пестра, хотя при словообразовании используются модели литературного языка. Например, жвачка - жевательная резинка, мелочевка - некрупные

108

деньги, некрупные покупатели.

Используются лексические усечения: мерсик, мерс - мерседес, видик - видеомагнитофон, телек - телевизор.

Усечения имен собственных: Жень, Сонь, Коль.

Различного рода преувеличения: жарища, духотища, вкуснотища, дождина.

Суффиксы субъективной оценки: ворюга, симпатяга, страхолюдушка, верзила.

Использование нелитературных пластов русского языка -просторечия, просторечно-профессиональная и жаргонная лексика: прожрешь все бабки, доллар попер, мужик попер.

В семантике профессионализмов выделяются слова, связанные с торговыми операциями, бизнесом: челнок, уход - продажа товара, крыша - оплачиваемая охрана, засада - критическая экономическая ситуация в делах фирмы, утрамбовать - заставить принять нужные цены, нагреть, кинуть - обмануть, откат - оплата посредникам.

Появление у слов нового значения: майка мертвая - очень плохая, убитые баксы - деньги, не давшие дохода, сливать деньги - срочно избавиться от налички, сбросить информацию - позвонить, замкнуть дело - подготовить успешную торговлю, уйти в ноль - понести убытки, просесть с товаром - не продать товар, оплачивать бутерброды -оплатить безналичным путем, плюс сверху дать наличные деньги и др.

Жаргонная лексика говорящих обеих социальных групп ярко эмоциональна. Распространение такой лексики ограничено социальным принципом, например, врубить - включить телевизор, наезжать -жестоко навязывать свое мнение, отдыхать - смеяться, накрученный -деловой человек, упакованный - обеспеченный человек, крендель - хитрый, пройдоха и др.

Некоторые выражения приближены к фразеологизмам с метафорическим значением: поднялся человек - стал самостоятельным,

109

заимел капитал, упал - прогорел в деле, сиять шапку - получить наличными, черный товар - товар, который по документам считается проданным, а фактически остался, лечить уши, вешать лапшу на уши - обманывать и др.

Используя суффиксы литературного языка, широко создается жаргонная лексика типа: червяк - деньги, которые не отлагаются налогом, солидняк - дорогой товар, отмывка денег - перевод денег, которые облагаются налогом, в деньги, не облагающиеся налогом, приходняк, отходняк - приходный или расходный ордер, наличка - наличные деньги, платежка - платежный документ и др.

Интересно, что в речи обеих групп достаточно часто используется лексика воровского жаргона, например, включить счетчик - время начала штрафных санкций, общак - общие деньги, а у наших слушателей еще - и общежитие, базар - всеобщий бестолковый разговор, шум, навар - прибыль и др.

Воровской жаргон, к сожалению, стал источником современного молодежного жаргона. Однако, эта лексика имеет более узкое распространение.

В лексике современной молодежи есть выражения, которые не имеют соответствия в литературном языке, например, фуфло, фуфлятина - нечто очень плохое, пустое, конец - конец, продинамить - отложить встречу, подлохматитъ товар - оказать услугу, уторговываться - уговорить и т.д.

Приведенные примеры показывают, что разговорная форма речи накладывает своеобразный отпечаток на характер говорения. Однако, непринужденное общение способствует и большому употреблению книжной лексики, терминов, заимствованных слов. Так, к общекнижной лексике можно отнести следующее: планируем на следующей неделе. Это из его стратегии. Общение с нормальным товаром. Идет инерция и др.

Официально-деловые выражения: наблюдается такая система;

по вопрос в другом обстоит; в нашей системе это возможно и др.

Заимствованная лексика: страдает имидж фирмы; сначала деньги шли по партиям, потом на конвертацию; это решит офис; зациклился на бизнесе и др. Брать кредит, оторвался от конъюнктуры и др.

На синтаксическом уровне особенно ярко проявляется разговорный характер речи, используются короткие предложения со связями свободного соединения слов, перебивы, большие паузы. Концы фраз проглатываются, они почти не слышны в записях. Это объясняется тем, что люди понимают друг друга с полуслова, до конца не выслушивают сказанное.

Например, Мужской костюм / за пятьсот. Пусть полушерсть. Товар попсовый. Они хорошо пойдут. Мужики / могут / себе позволить. Товар.

Черные /, по-моему … быстро ушли / Щас модно / Народ идет. По мелочевке … А че? / и красные тоже шли? По контракту / Седня белые будут / Эти не че там.

Паузы заполняются словами: знаешь, там, короче, вот, понимаешь. Типичны выражения: Ну ты даешь! Ну ты уж вообще! Это уж слишком! Это уж чересчур! Товар не очень! Да он же дуб дубом! Костюм - во! Дела - во! Денег там прямо ой! Товар что надо! Прямо балдеж! Ништяк! Это мура! Клевый! и др.

В речи молодых людей, в силу особенностей возраста наиболее стремящихся к выражению экспрессии, группа эмоционально- экспрессивной лексики сниженного характера активно пополняется и быстро меняет свой состав. Так, в лексике наших слушателей слова кайф, нищтяк, классно стали устаревшими, а на смену им пришли новые: отпад, писк, драйф, фишка и др.

В речи молодых людей часто используются зооморфизмы, которые уподобляют человека по внешнему виду, характеру, манере поведения, особенностям разговора какому-либо животному, птице, рыбе, насекомому и т.д. Например, крокодил, заяц, муха, малявка, гусь и др.

Ill

Однако наши наблюдения показывают, что не все молодые люди используют такие слова, т.к. чаще заменяют их бранными словами самого низкого характера.

Подводя итоги сказанному, необходимо отметить, что условия общения сближают речь коммерсантов и будущих специалистов правоохранительных органов, поскольку в наших исследованиях внимание было направлено на разговорную речь, где проявляется минимум заботы говорящих о форме выражения своих высказываний. Наблюдается немало языковых фактов, которые идут от разговорной речи: наполный стиль произношения, использование не только собственно разговорных, но и элементов простречия и жаргона, разговорные синтаксические построения. Поэтому считаем, что главные диагностические признаки современной молодежи содержатся в разговорной речи и, особенно, на лексико-синтаксическом уровне.

Это подтверждает и статистика правонарушений, которая показывает, что именно среди молодежи в случаях преступного события чаще всего используются различные средства звуко- и видеозаписи, фиксирующие все особенности их речевой и неречевой деятельности.

Считаем, что поднятая нами проблема выявления диагностических лингвистических признаков устной речи современной молодежи по различным социальным группам по своей значимости и актуальности может быть самостоятельным научным исследованием.

2.3. СИСТЕМАТИЗАЦИЯ СОДЕРЖАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ УРОВНЕЙ СВОЙСТВ ГОВОРЯЩЕГО

112

Криминалистической практикой исследования звукозаписи установлено, что устная речь говорящего содержит различную информацию о нем.

Поскольку описание уровней этой информации в различнных литературных источниках представлено неоднозначно, представляется целесообразным ее дальнейшая систематизация и упорядочение для более четкого введения этих сведений в экспертную практику в виде некоторых рекомендаций.

В этих целях, как бы в качестве “точки отсчета”, нами использованы результаты научных исследований Г.Л.Грановского, Д.Я.Мирского, Г.С.Рамишвили, Э.К.Ребгуна, А.Ш.Каганова, М.В.Хитиной, В.Г.Антидзе, Г.Б.Чикоидзе по установлению факторов, влияющих на вариативность свойств звучащей речи говорящего.70

2.3.1. Индивидуально-анатомическое строение произносительно- слуховых органов человека

В общении звуковая сторона устной речи вместе с ее содержанием играет огромную роль. Для того чтобы выразить мысль и передать ее собеседнику, человеку необходимо привести в движение органы речи для производства звуковых сигналов - звуков речи. Это физическая, материальная сторона устной речи.

Органы, участвующие непосредственно в образовании звуков речи, называют артикуляторными (произносительными) органами. В организме человека нет специальных органов, предназначенных только для речеобразования, так как все органы ,которыми пользуется человек для создания речи, выполняют и другие физиологические функции. При анализе речи человека отвлекаются от других функций этих органов и

70 Идентификация человека по магнитной записи его речи. Методическое пособие для экспертов, следователей и суден. - М.: РФ ЦСЭ, 19956 с.24-27.

113

рассматривают их в совокупности как произносительный аппарат.

Работа произносительного аппарата связана со сложными процессами церебрации (посылка нервных сигналов из мозга к органам артикуляции), респирации (организация дыхания), фонации (производства звуков) , аудиции (восприятие органов слуха). Перечисленные процессы речеобразования присущи всем людям, но протекают они у каждого человека индивидуально, создавая и индивидуальную речевую продукцию - речевую деятельность. Поэтому речевая деятельность человека - это продукт его индивидуального мышления и психики.

К такому выводу пришел в свое время выдающийся лингвист Бодуэн де Куртенэ, который писал: “Связующим звеном между отдельными произносительными актами, будь то определенный звук или фонетическое слово, или, наконец, целая фонетическая (то есть слышимая и воспринимаемая слухом) речь, являются представления, образы памяти, и во время самого произнесения эти образы памяти становятся стимулом, побуждением к тому, чтобы соответствующим образом привести в действие органы речи.”71

Важнейшим центральным органом речи является кора головного мозга. Речь каждого человека регулируется работой центральной нервной системы. Любое психическое состояние отражается в речи человека, сказывается на работе артикуляционного аппарата (болезнь, наркотическое, алкогольное состояние, нервозность, возбужденность и т.д.).

Активными органами произношения являются губы, язык, отчасти мягкое небо с маленьким язычком, голосовые связки и гортань. Пассивными органами являются твердое небо - в передней полости рта; носовая полость; зубы; верхняя челюсть.

71 Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по общему языкознанию. Т. 1. М.: Изд-во АН СССР, 1963, с. 348.

114

Когда выключена работа мозга, нет осмысленной речи. Кроме центра психической жизни - коры головного мозга, все другие перечисленные органы - активные и пассивные - относятся к органам произношения.

При учете индивидуальных особенностей артикуляции различают анатомические точки сближения языка или прикосновения языка к небу, зубам.

Легкие. Дыхательное горло. Речь происходит при непрерывном выдыхании воздуха, но вначале, чтобы сказать что-нибудь, мы вдыхаем воздух, а часть его остается неиспользованной. Воздух выдыхается толчками различной силы. Следует различать дыхание в покое (физиологическое) и дыхание во время речи (речевое). При физиологическом дыхании вдох равен выдоху, при речевом выдох длиннее вдоха. Речевое дыхание происходит через рот, нормальное физиологическое - через нос. Правильная/неправильная организация речевого дыхания связана с индивидуальными свойствами человека, является его индивидуальным признаком. Так, неправильное речевое дыхание может быть вызвано утомлением, угнетенным состоянием человека, признаком его испуга, страха. Неправильное речевое дыхание пагубно сказывается на его произносительных органах (прерывистость, захлебывание, заикание и др.).

Гортань - орган, в котором образуется голос. Она участвует в образовании “голосности” звука. Значение гортани, приводимой в сотрясение выходящей из легких струей воздуха через сближение вибрирующих голосовых связок, очень существенно. Гортань, колебаемая голосовыми связками, является определенным звукоусилителем: от степени резонирования полости надставной трубы и хрящей, соединенных между собой мускулами и связками, зависит сила голоса говорящего. Гортань всегда подвижна: она не только опускается при производстве низких звуков, но и поднимается - при высоких. От

115

степени подъема языка к небу или месту его прикосновения к зубам и небу зависит разница произношения звуков в различных языковых системах.

Значение гортани в речепроизводстве очень велико: все звонкие звуки образуются с помощью гортани, все шепотные - без ее участия.

Колебания гортани, волнообразно сотрясая воздух полостей носа и рта, производят звучание, голос. Образование голоса вызывется сближением и натяжением голосовых связок при сильном нажиме на них струи воздуха. При малом нажиме воздуха на связки образуется гортанный шум и получаются шепотные звуки. Индивидуальная музыкальность звучащей речи зависит от сложных совместных движений мышц, а с ней и голосовых связок. Замечено, что с повышением тона звучания кадык гортани приподнимается, а при низких звуках, напротив, понижается. От индивидуальных физических свойств голосовых связок - их длины и толщины зависит частота основного тона голоса. Как лингвистические экспериментально-фонетические исследования

звукового строя русского языка (Л.В.Бондарко, Н.Д.Светозарова, Т.М.Николаева, Л.В.Златоустова, Р.К.Потапова, В.Н.Трунин-Донской и др.), так и криминалистические (слуховой анализ и инструментальный) в целях установления личности по признакам голоса и речи (Г.Л.Грановский, Г.С.Рамишвили, Э.К.Ребгун, Н.Ф.Попов,

А.Н.Линьков, Н.Б.Кураченкова, Н.В.Байчаров, В.Д.Сердюков, В.Р.Женило, Е.И.Галяшина, И.Н.Чудновская, Е.И.Азарченкова и др.) показывают, что тонкая структура основного тона голоса является основой при исследовании индивидуальных особенностей голоса и речи говорящего, выражения им эмоционального состояния и патологических изменений.

Отмечено также, что вес попытки изменить основной тон голоса могут быть использованы говорящим лишь на небольшом речевом отрезке, так как в продолжении речевого потока к основному тону

116 голоса возвращаются его индивидуальные природные характеристики говорящего: мужской или женский.

Мужская гортань по построению несколько отличается от женской (углом расстановки некоторых ее хрящей), что обусловливает различие их по тембру.

Непосредственно над гортанью находится полость глотки. Глотка представляет собой трубку диаметром около 3 см и глубиной около 2 см с неполностью закрытой передней стенкой. Полость глотки спереди открывается в полость рта.

Говоря о мышцах глотки, можно ограничиться указанием самых главных - верхнего и нижнего сжимателя глотки и мышц- разжимателей. Действием этих мышц, большей или меньшей их силой и степенью участия в образовании звуков объясняется различие так называемых напряженных и ненапряженных звуков, которые играют существенную роль при определении вокальных данных у того или иного человека.

Переднюю границу полости глотки образует поверхность корня языка, верхняя ее часть сообщается с полостью носа. Глотка отделяется от полости носа мягким небом - ограниченно подвижной частью неба, начинающейся за твердым небом, с подвижным маленьким язычком. Мягкое небо с маленьким язычком не остается неподвижным во время речи: оно то приподнимается, то опускается. Различаются два положения маленького языка, связанного с движением мягкого неба. В приподнятом положении оно вместе с мягким небом закрывает вход в носовую полость, что характерно для произношения чистых звуков. В опущенном состоянии мягкого неба с язычком воздух проходит в носовую полость, заставляет ее резонировать, что придает носовой характер звучанию (при патологии вызывает гнусавость).

Полость рта отделена от полости носа твердым небом и маленьким язычком. Главным активным органом является язык, в речевом процессе он активнее даже голосовых связок. Кроме того, ему свойственно

117

звучание, хотя слабое, но не зависимое от работы голосовых связок. Губы при артикуляции звуков могут принимать участие по всей длине /о, у, п, б, м/ или только в средней части /и/.

При произношении /о,у/ они выдвигаются вперед, округляются (лабиализация), а когда нижняя губа приближается к верхней, образуются звуки /в, ф/.

Помимо движений губ от степени подъема и опускания нижней челюсти зависит ширина раствора рта. Так, при образовании гласных звуков происходит “рторазмыкание” (размыкательное движение произносительных органов), а при образовании согласных - “ртосмыкание” (произносительные органы образуют смыкательные движения).

Таким образом, речь образуется в результате движения произносительных органов. При этом объем и конфигурация речевого тракта постоянно изменяется, а это сказывается на конфигурации звуковой волны. Каждый звук сопровождает либо определенное статическое положение, либо определенная динамика изменения произносительных органов, что и лежит в основе каждой артикуляции.

Однако звуковые единицы, создающие устную речь, могут быть охарактеризованы не только с точки зрения образования (артикуляционных свойств), но и с точки зрения звучания (акустические свойства), и их восприятия (перцептивные свойства), так как все эти свойства относятся к физиологической характеристике человека, имеют тесную связь и взаимообусловленность. По утверждению психологов (В.А.Артемов, Н.И.Жинкин, И.А.Зимняя, А.Н.Соколов и др.), речеслуховые и речедвигательные функции настолько неразрывно связаны, что образуют единую ассоциативную цепь.

Отмечено также, что “… до настоящего времени не существует таких исследований, где давалась бы обоснованная фактами и экспериментами модель механизмов порождения и восприятия речи, в

118

частности, аудирования и говорения. Иными словами, мы еще не очень знаем, как человек говорит, как понимает слышимое, хотя знаем многое о том, из каких отдельных процессуальных моментов слагается его речевая деятельность, в частности, устная речь. Так, общеизвестно, что единство аудирования и говорения вытекает из единства слуха и артикуляции; развитие речевого слуха тесно связано с развитием речевого артикуляционного аппарата; обе системы - речедвигательная и слуховая - важны для процесса аудирования и для процесса говорения, а также для чтения, где обычно имеет место так называемое внутреннее проговаривание; может быть воспринято слухом или “озвучено” при чтении только то слово, двигательные следы которого хранятся в речедвигательном анализаторе. Именно поэтому человек может пользоваться “озвученными” слуховыми представлениями.”72

Необходимо отметить, что произносительно-слуховые навыки присущи всем людям в целом, поэтому при криминалистической идентификации и диагностике личности считаются определяющими, главными.

2.3.2. Артикуляционно-акустическая характеристика голоса и речи

При решении многих идентификационных и диагностических задач, связанных с исследованием фонограмм, основным методом является метод анализа. Он предполагает знание экспертом механизмов произнесения звуков речи, системы признаков произношения, формирования навыков звучащей речи, процесса индивидуализации произношения, а также классификации артикуляционно-акустических признаков голоса и речи.

72 VII Международный конгресс преподавателей русского языка и литературы. Русский язык и литература в общении народов мира: Проблемы функционирования и преподавания. Методика преподавания русского языка как иностранного. - М.: Русский язык, 1990, с. 215-216.

119

Методика анализа голоса и речи строится на исследовании звуковой волны, являющейся “результатом воздействия генератора (источника) звука на фильтрующую (резонансную) систему речевого тракта и определяется характеристиками как источника звука, так и фильтрующей системы.”73

В свете сказанного, звуки речи рассматриваются как минимальные речевые цепи, являющиеся результатом сложной артикуляционной деятельности человека и характеризующиеся определенными акустическими и воспринимаемыми свойствами.

Звуки речи принято делить на гласные и согласные. Гласные всегда образуются при участии голоса при отсутствии каких-либо преград, а согласные могут быть образованы без участия голосовых связок, например, глухие согласные. Для всех согласных характерно наличие какой-либо преграды на пути выходящего воздуха из легких. В основе классификации гласных и согласных звуков лежат артикуляционные признаки, которые играют смыслоразличительную роль. Так, для гласных - это ряд и подъем языка (степень продвинутости языка вперед и степень подъема к небу), а для согласных - место и способ образования.

Существует и другое важное различие между согласными и гласными: для согласных всегда можно точно указать, при каком положении языка, губ и других речевых органов образуется звук, то есть согласные в отличие от гласных могут иметь “артикуляционные паспорта”. Для гласных это сделать сложнее.

В основе артикуляционной классификации гласных и согласных - перемещение языка спереди назад, сверху вниз, движение губ, маленького языка, включение голосовых связок.

Каждый человек, овладевая речью на каком-либо языке, усваивает те артикуляционные движения, которые необходимы для правильной

73 Златоустова Л.В., Потапова Р.К., Трунин-Донской В.Н.Общая и прикладная фонетика. / Под общей ред. Р.К.Потаповой. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986, с. 9.

120

артикуляции звука. При неправильной артикуляции возникают отклонения от правильного произношения, так называемые дефекты дикции.

Понятие дикции включает три основных показателя: правильность артикуляции, степень ее отчетливости и манеру произнесения слов. При оценке дикции человека ее можно сравнить с почерком человека в письменной речи. Дикция - индивидуальное свойство, показатель внешней культуры звучащей речи. Дикция опирается на правильность артикуляции - соответствию нужному месту и способу образования звука. Если нарушено это соответствие, то говорят о дефектах речи - патологических и непатологических. Так, к патологическим дефектам относят такие, которые вызваны органическими изменениями произносительных органов (гнусавость) или нарушением высшей нервной деятельности (афазия) (Г.С.Рамишвили, 1981).

К непатологическим дефектам речи относят картавость (произношение звука /р/ как увулярного или заднеязычного), шепелявость (произношение звуков /с/ или /ш/ как плоскощелевых вместо круглощелевых), у-образное произношение звука /л/ и др.

На разборчивость устной речи влияет степень отчетливости артикуляции, которая также индивидуальна. Она зависит от развития мышц артикуляционных органов. Четкая артикуляция создает впечатление об уверенности человека в себе и своих поступках.

Каждый человек владеет характерной манерой выговаривания слов.

Выделяются следующие недостатки речи, которые можно отнести к манере произношения:

  1. Эканье - вставка при говорении паразитических звуков типа /э/, /м/ в паузах между словами или предложениями. Эти звуки неполного образования, они носят индивидуальный характер.
  2. Задержка дыхания на вдохе, что возникает неосознанно, когда речевое звучание должно появиться.

121

  1. Шумные вздохи (вдох и выдох) перед началом предложения.
  2. Чмоканье - шумное “отлипание” средней части спинки языка от неба и боков языка от щек.
  3. Назализация - произнесение в нос конечных гласных в словах.
  4. Эмканье - смыкание губ в конце слов, когда гласный еще звучит. Для полного описания артикуляционно-акустических свойств

звуковых единиц необходимо знать, что такое голос. Это индивидуальная характеристика личности, такая же уникальная, как и отпечатки пальцев. С физической точки зрения голос представляет собой совокупность разнообразных по высоте, силе и тембру звуков, которые возникают в результате колебаний голосовых связок.

Высота голоса определяется частотой колебаний голосовых связок. Мужские и женские голоса имеют разную высоту: у женщин в среднем 200-400 Гц, у мужчин - в среднем 100-250 Гц. Диапазон высот голоса для человека может колебаться от 80 Гц до 1300 Гц.

Сила звука - интенсивность звуковых колебаний, которая зависит от их амплитуды. Человеческое ухо воспринимает силу звука по ее громкости. При восприятии происходит взаимодействие между высотой и силой звука и их субъективной оценкой. Замечено, что высокий звук воспринимается как более громкий. Это наиболее присуще женским голосам, когда создается впечатление крикливости речи.

Важной характеристикой голоса является тембр - окраска голоса, которая создается определенным количеством дополнительных тонов (обертонов), накладывающихся на основной тон голоса. Тембр у каждого человека индивидуален, так как это обусловлено строением его произносительного аппарата.

Тембральная окраска голоса изменяется в зависимости от физического и эмоционального состояния, а также от возраста (Г.С.Рамишвили, 1981).

Экспериментально-фонетические исследования устной речи

122

(Л.В.Бондарко, 19 ) показали, что она представляет собой непрерывный поток артикуляционных движений, которые находятся в зависимости от индивидуальной двигательной активности человека. “При переходе от артикуляции одного звука к артикуляции другого отдельные участки речевого аппарата не успевают мгновенно изменить свое положение, так что это изменение захватывает начало следующего звука или даже весь звук. Для гласных наиболее важным оказывается влияние предшествующего согласного.”74 Так, спектральный анализ, например, гласных /а/ и /о/ в соседстве с заднеязычными согласными /г/, /к/, /х/ подтверждает, что переход от заднеязычной артикуляции согласного к артикуляции гласных характеризуется однородностью: никаких заметных изменений в артикуляции при переходе от одного звука к другому не наблюдается.

Поэтому артикуляционные движения порождают линейную последовательность звуков, изменяющуюся под влиянием соседних звуков и во времени. Такое явление, по определению Р.К.Потаповой, Л.В.Златоустовой, В.Н.Трунин-Донского, называют коартикуляцией.

При анализе устной речи - речевого потока - выделяется минимальная произносительная единица - слог,75 обязательным элементом которого является гласный. В речи слог выступает в различных моделях сочетаний гласных и согласных звуков. Для русского языка наиболее характерной считается модель “согласный + гласный” -так называемый “открытый слог” (Л.В.Златоустова, Л.В.Бондаренко), который оканчивается на гласный и при произношении образует волну звучности. А так как слог является частью слова, волна его звучности подчиняется общей артикуляционной организации слова.

Фонетическим средством объединения слогов слова является

74 Бондарко Л.В. Звуковой строй современного русского языка. М.: Просвещение, 1977, с. 88.

75 Потапова Р.К. и др. Слог - реальная фонетическая единица, проявляющаяся в артикуляциях и акустических особенностях реализализация звука, с. 118.

123

ударение. Оно выделяет в слове ударный слог, которому подчиняются безударные слоги. При анализе слитной речи для выделения ее сегментов (отрезков) контраст ударность/безударность приобретает особую значимость, так как влияет на понимание русской речи в целом.

Современные фонетические исследования позволяют определить словесное ударение не только как принадлежность слова, но и как способ его интегрирования в более сложных единицах речевого потока -в структуре синтагм и фраз. Ударение в речевой деятельности выступает в виде системы акцентных средств (словесное, синтагматическое, логическое, фразовое), которой пользуются для квантования (выделения, маркирования границ) речевого потока на “дискретные единицы, релевантные с точки зрения данного языка, а в конечном счете -смысла.76 Воспринимая речь, слушающий производит классификацию слов с опорой на их акцентную характеристику. “В условиях высокой избыточности текста и ситуации речевого общения такая предварительная классификация на базе просодической информации может оказаться достаточной для адекватной интерпретации высказывания. В противном случае слушающий должен прибегнуть к анализу сегментных признаков”77, то есть гласных и согласных звуков, что и используется при анализе кратких высказываний (телефонных высказываний краткого содержания).

При описании фонетических коррелятов ударения чаще всего используют фонетические свойства звуков: длительность, интенсивность (громкость) и высота тона. Для выделения ударного слога используется либо одно из этих свойств, либо их сочетание. В русском языке ударный слог более длителен, чем безударный. “Длительность гласного может изменяться в широких пределах, и в первую очередь под влиянием скорости произнесения всего высказывания (то есть под влиянием темпа

76 Касевич В.Б., Шабельникова Е.М., Рыбин В.В. Ударение и тон в речевой деятельности. Л.: Изд-во Ленинигр. ун-та, 1990, с. 226.

77 Там же, с. 227.

124

речи). Темп речи, во-первых, различен у разных людей - одни говорят довольно медленно, другие - быстро. Это различия в так называемом индивидуальном темпе. Во-вторых, один и тот же человек может произвольно изменять скорость произнесения, то есть говорить или быстрее, или медленнее по сравнению со своими индивидуальным (нормальным) темпом речи. Темп речи характеризуется средней длительностью звука: подсчитывается время звучания всего высказывания и делится на число звуков в нем.

Чем больше средняя длительность звука, тем медленнее темп, чем меньше - тем быстрее. Из этого ясно, что признаком ударного гласного может являться не просто большая длительность ударного гласного, а длительность, большая, чем длительность безударного в том же слове.”78

Характеризуя безударные слоги, принято говорить о редукции. Вслед за О.С.Ахмановой, под редукцией мы понимаем изменение качественной и количественной характеристик безударного гласного звука, что является следствием ослабления мускульного напряжения в органах речи и сокращения продолжительности фонации (звучания).79

Если под ударением все гласные произносятся четко и ясно, то в безударных слогах гласных намного меньше, чем в ударных. Особенно сильной редукции подвержены заударные слоги. Безударные слоги различаются между собой и по положению после твердых или мягких согласных.

В потоке речи отдельные слова встречаются довольно редко, так как они объединяются в более крупные речевые единицы. Однако произнесение в целом предложении только одного слова с неправильным ударением часто служит индивидуальным признаком говорящего, служит индикатором его общей речевой культуры. Звуковой облик слова зависит от фонетического качества
русского ударения, а наличие

78 Бондарко Л.В. Указ. соч. С, 152-153.

79 Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1969, с. 382.

125

ритмических моделей слогов в словах (двусложных, трехсложных и более) вызывает большие затруднения не только у иностранцев, но и у самих русских.

Важным смыслоразличительным средством языка является интонация. Одно и то же высказывание, произнесенное с разной интонацией, меняет свой смысл и может быть понято по-разному. Часто интонация речи вызывает больше доверия, чем сами слова. Интонация несет важную информацию о человеке: о его характере, об отношении к собеседнику во время общения, о его настроении, здоровье, об отношении к предмету разговора, о профессии, национальности. Интонация - сложное явление, которое состоит из ряда взаимосвязанных компонентов.

Интонацию как и звук принято описывать по четырем акустическим параметрам: частоте основного тона (высота тона), спектр, интенсивность, длительность. Указанным акустическим параметрам соответствуют основные компоненты интонации: ударение, мелодика, темп, тембр и ритм. Для описания речевой интонации немаловажное значение имеют и паузы.

При исследовании интонации отмечается принципиальная значимость словесного ударения, которое представляет собой “своеобразную силовую и тональную вершину слова, так называемую “критическую точку”, через которую осуществляется интонационное движение фразы,80 а также смысловых ударений - синтагматического, фразового и логического.

С помощью последних ударений говорящий выделяет во фразе, ее отрезке (- синтагме) главные по смыслу слова.

Синтагма, представляя собой отрезок речевого потока, выделяется по смыслу говорящим и может состоять из одного слова и нескольких.

1969, с. 382.

80 Черемисина Н.В. Русская интонация: поэзия, проза, разговорная речь. М.: Русский

126

Синтагматическим ударением выделяется последнее слово синтагмы. Оно совпадает со словесным ударением. Синтагмы возникают только в речи, и их границы в каждом конкретном высказывании могут определяться по-разному. Поэтому количество синтагматических ударений зависит от количества синтагм в каждом конкретном высказывании, которое может быть односинтагменным и многосинтагменным.

Синтагмы оформляются различными компонентами интонации и передают в речи завершенность/незавершенность.

Фразовым ударением выделяется последнее слово фразы. Из множества определений понятия фразы мы придерживаемся следующего: “Один из законченных по смыслу отрезков, на которые распадается речь. То же, что и предложение.”81

Одним из смысловых ударений считается логическое. Оно, как правило, не закреплено за какой-то позицией в речевом потоке так, как синтагматическое или фразовое. Его выделение находится в полной зависимости от целей говорящего, поэтому логическим ударением может быть выделено любое слово в предложении. Особенно часто такое ударение используется говорящим в разговорной речи для оформления вопроса в вопросительном предложении без вопросительного слова, когда в условиях конкретной ситуации логическим (смысловым) ударением может быть выделено каждое слово.

В связи с этим и в ответных предложениях также говорящий может выделить любое слово предложения. Характерно такое удаление и для выражения противопоставления. Нередко логическое ударение совпадает с эмоциональным выделением слова, что акустически воспринимается как удлинение, изменение тембра, тона голоса на ударном гласном.

язык, 1982, с. 10.

81 Ахманова О.С. Указ. соч. С. 503.

127

В таких случаях наиболее отчетливым становится тембр и его изменения, например, при выражении радости, недоумения, гнева, удивления.

В речи, передающей эмоциональное состояние, слово с логическим ударением чаще всего стоит в начале синтагмы и воспринимается как самое громкое, тон его произнесения намного выше тона остальных слов.

При анализе устной речи важно учитывать, что говорящий стремится ставить наиболее важные по смыслу слова в начало высказывания, а “маловесомые слова” оказываются в “интонационной тени” (Н.В.Черемисина, 1982, с. 103).

Для выделения смысловых ударений в устной речи служит частота основного тона голоса - мелодика. А “модуляции высоты (интонационного) тона при произнесении фразы, осуществляемые разной степенью натяжения голосовых связок, называют мелодией или мелодикой.” (О.С.Ахманова, 1969, с. 226)

Это главный элемент интонации, поэтому часто понятие интонации заменяют - мелодикой. На протяжении высказывания частота основного тона голоса постоянно изменяется. Эти изменения принято передавать графически в виде мелодического рисунка, накладывающегося на части предложения (синтагмы) и предложение в целом.

Для каждого говорящего характерна своя индивидуальная частота основного тона - нормальная высота голоса, она начинается с некоторой средней частоты - среднего уровня. От этого уровня исходят при определении повышения или понижения тона голоса: ниже среднего, выше среднего. Таким образом, мелодическая кривая графически предстает в различных восходяще-нисходящих движениях.

Изменения высоты основного тона голоса отражают многообразие смысловых, грамматико-синтаксических и эмоционально-экспрессивных значений речи говорящего. Кроме того, по ней можно судить
о

128

национальной специфике речи, что прежде всего обнаруживается при анализе устной речи на слух.

Так, специфика “напевности” русской речи объясняется взаимосвязанностью мелодики и ударения. Словесное ударение при всем разнообразии своих функций выполняет и функцию ритмичности речи, создавая чередование ударных и безударных слогов, а на протяжении высказывания в сочетании с речевым дыханием чередование ударных вершин слов под синтагматическим ударением, через которое проходит мелодическая кривая изменения основного тона голоса.

Все многообразие мелодики русского языка сводится к выделению основных типов: мелодики завершенности - понижение основного тона голоса к концу высказывания (характерна для конца повествовательного предложения и вопросительного предложения с вопросительным словом); мелодика вопроса - повышение основного тона голоса (свойственно вопросительному предложению без вопросительного слова); мелодика_незавершенности (разнообразное повышение основного тона голоса на неконечных синтагмах распространенного высказывания).

Мелодика завершенности отличается сильным понижением частоты основного тона голоса на последнем ударном гласном синтагмы или фразы. По сравнению со средним уровнем основного тона голоса понижение занимает самое низкое положение. Это связано со спадом, торможением в речи и является сигналом завершения.

Вопросительная мелодика характеризуется повышением частоты основного тона голоса на последнем ударном слоге слова синтагмы или предложения. Такая восходящая мелодика связана со “значительными изменениями частоты внутри ударного гласного, а во-вторых, более высоким положением этого гласного по отношению к средней частоте основного тона.” (Л.В.Бондарко, 1977, с. 163).

Мелодика незавершенности близка к вопросительной мелодике, но

129

отличается более низкой частотой основного тона, чем вопросительная. Она содержит в себе характер переспроса.

Более подробное описание мелодической структуры - мелодем (Н.В.Черемисина, 1982, с. 104-109) включает десять мелодических рисунков синтагм, которые представляют собой модификации движения мелодики завершенности, вопроса и незавершенности.

Так, мелодика завершенности - сигнал конца высказывания не только повествовательного, но и восклицательного, вопросительного (специальный вопрос). Для восклицания характерно общее более высокое положение частоты основного тона, большая интенсивность и длительность, большая высота ударного гласного выделяемого слова, который звучит выше среднего тона, и понижение на последнем ударном слоге. Варианты восклицания в речи передаются дополнительными модуляциями тембра голоса.

Мелодика специального вопроса отличается усилением ударения на вопросительном слове, общее движение тона также нисходящее.

К мелодике завершенности близка пояснительная. Она связана синтаксически с синтагмами, завершающими двоеточие (бессоюзное сложное предложение, после обобщающего слова при однородных членах, после авторского введения прямой речи). Это тоже своеобразное завершение, но требующее продолжения: тембр более напряжен, понижение тона неполное, ускорен темп.

При мелодике вопроса (общий вопрос) повышением тона выделяется слово, несущее основной смысл вопроса. Ударный слог имеет резко восходящее движение. Мелодический рисунок такого предложения меняется в зависимости от места слова с основным вопросом, особенно если оно находится в неконечной позиции.

Мелодика незавершенности (начинательная) начинается на среднем уровне тона и становится восходящей к ударному слогу последнего слова. Она похожа на мелодику вопроса-переспроса,
исключая

130

выражение законченности. Близка к незавершенности и мелодика перечисления (однородные члены, однотипные предложения). К этому типу мелодики относится и противительная мелодика (сходна с мелодикой вопроса-уточнения, выражающего удивление).

Несколько особо выделяется мелодика воздействия, побуждения (императивная). Она называется звательной, так как выделяет обращение в начальной синтагме.

Любой звучащий текст обнаруживает вариативность мелодики, которая обусловлена не только лингвистическими особенностями устной речи, но и нелингвистическими - экстралингвистическими. К последним относятся такие, как подготовленность/неподготовленность говорящего, его отношение к собеседнику и предмету разговора, социальное положение говорящих, условия и внешняя обстановка общения, характер общения: контактное или дистантное (по положению собеседников в пространстве и времени), непосредственное или опосредованное (наличие/отсутствие опосредующего “аппарата”), использование невербальных средств (мимики, жестов, артикуляции и пр.).

Мелодические характеристики устной речи обладают высокой диагностической способностью при определении уровня речевой культуры человека.

Так, результаты эксперимента по определению социальных и лингвистических характеристик говорящих по спонтанной

монологической речи (Н.И.Гейльман, Е.В.Андрющенко, Н.В.Богданова, П.А.Скрелин, 1990, с. 118) показали, что чем выше уровень речевой культуры, тем шире частотный диапазон, ярче выражены мелодические интервалы, чаще используются мелодические контрасты и смена регистров, более активную роль в формировании мелодического контура играют безударные гласные. Носители высокого уровня речевой культуры отличаются ярким
и разнообразным мелодическим

131

оформлением фраз, в то время как у носителей низкого уровня речевой культуры отмечается мелодическая бесцветность речи и большое число мелодических и акцентных ошибок.82

Интенсивность воспринимается слушателем как громкость. Она создается градацией ударений: именно ударные слова оказываются выразителями смысла речи. Более важные по смыслу синтагмы обычно характеризуются самым высоким уровнем интенсивности, то есть они более громки, чем остальные синтагмы. Интенсивность высказываний всех коммуникативных типов к концу высказывания всегда ослабляется. Изменение интенсивности может происходить плавно или резко. Это зависит от психического состояния человека, его воспитанности, отношения к окружающим, а также от жизненной ситуации. Громкость речи может свидетельствовать о чрезмерной нервозности, возбужденном состоянии человека, а также о его воспитанности/невоспитанности, о стремлении говорящего привлечь к себе внимание окружающих.

Темп (длительность) речи - это скорость произнесения речевых элементов. Он определяется содержанием высказывания, эмоциональным настроем говорящего. Так замедление речи позволяет говорящему выделить главное. Замечено, что чувства радости, гнева ускоряют темп речи, а замедляют раздумье, инертность, подавленность.

Интенсивность и длительность речи относятся к информативным параметрам говорящего: при низкой речевой культуре разница выделения ударных и безударных слогов настолько мала, несколько это возможно для нормального различения указанных слогов. Говорящий с высокой речевой культурой демонстрирует не только яркий контраст ударного и безударного слогов по длительности и интенсивности, но также использует эти характеристики для смыслового выделения слов и

82 Гейльман Н.И., Андрющенко Е.В., Богданова Н.В., Скрелин П.А. Определение социальных и лингвистических характеристик говорящих по спонтанной монологической речи. Сб. науч. трудов. Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. М.: Изд-во ВНИИСЭ, 1990, с. 118.

132

словосочетаний, а также при реализации выделительного ударения. Кроме того, восприятие улучшается за счет увеличения длительности слогов, на которых происходит контрастное мелодическое движение (Н.И.Гейльман, Е.В.Андрющенко и др., 1990, с. 119).

Важным средством смыслового членения текста является пауза. Под паузой понимается временная остановка звучания, в течение которой речевые органы не артикулируют, и которая разрывает поток речи по разным причинам.

Не случайно говорят, что паузы могут сказать о человек больше, чем слова. Паузу называют “красноречивым молчанием”. Однако бывают и “пустые паузы”, они характерны для людей с низкой речевой культурой: такие паузы ничего не значат и не несут никакой информации. Часто такие паузы бывают информативным признаком людей ограниченных, со слабо развитым интеллектом.

В речи образованных людей паузы помогают оформит мысли, найти наиболее точную и ясную форму изложения. Такие паузы называют паузами размышления, обдумывания. Они могут быть в любом месте высказывания и отражают колебания при выборе нужных речевых средств. Эти паузы уместны и необходимы. Их часто называют паузами хезитации.

В большинстве случаев пауза функционирует взаимосвязанно с другими компонентами интонации: перерыв мелодики обычно происходит на месте паузы, указателями пауз являются синтагматические и фразовые ударения, пауза короче, если быстрей темп. Замечено, что люди, которые быстро говорят, неправильно распределяют паузы, отчего нарушается смысл речи и затрудняется восприятие.

Паузы в такой речи делаются тогда, когда не хватает воздуха и необходим вдох, поэтому слова объединяются не по смыслу и интонации, а произвольно.

133

Таким образом, пауза обладает высокой диагностической способностью, так как при высокой речевой культуре человека больше вероятности использования ярких выразительных пауз вместо их заполнения словами-“паразитами”: ну, вот, значит и др. Мелодическое подчеркивание паузы характерно только для носителей высокой речевой культуры (Н.И.Гейльман, Е.В.Андрющенко и др., 1990, с. 119).

Индивидуальный характер имеют физиологические паузы, они вызываются нехваткой воздуха в легких, сердечными заболеваниями, одышкой, а также поражением центральной нервной системы.

Перечисленные компоненты интонации выступают в различных сочетаниях, они делают речь человека яркой, выразительной, понятной и в то же время - индивидуальной.

Интонация как звуковое средство реализуется тем же путем, что и другие звуковые средства устной речи: изменением длительности, частотой основного тона голоса, интенсивностью, что связано с работой артикуляционного аппарата во время речи.

Обобщая сказанное, следует отметить, что артикуляционно- акустическая характеристика голоса и речи говорящего в целях идентификации и диагностики в криминалистической (экспертной) литературе описана достаточно всесторонне и глубоко (А.А.Ложкевич, В.А.Снетков, В.А.Чиванов, В.Л.Шаршунский, Г.Л.Грановский, Д.Я.Мирский, Г.С.Рамишвили, Э.К.Ребгун, В.Д.Сердюков, Г.Н.Коблякова, Е.И.Галяшина, В.Р. Женило, А.М.Шахнарович, М.В.Хитина, Е.И.Азарченкова, Н.Ф.Попов, А.Н.Линьков,

Н.Б.Кураченкова и др.). Вычисление указанных параметров в настоящее время производится с помощью различной аппаратуры, методами цифровой обработки речевых сигналов с применением компьютерной техники.

В криминалистических экспертных исследованиях артикуляционно- акустических характеристик голоса и речи в целях идентификации и

134

диагностики личности используются положения общей и прикладной фонетики.

Акустическая структура речевого сигнала, его сегментация, перцептивные характеристики речевых структур, принципы анализа и синтеза речи поддаются измерению при наличии
шума,

сопровождающего звучащую речь при ее записи на магнитную ленту.

Комплексный метод анализа и измерения акустических признаков звучащей речи позволяет объективизировать процесс

криминалистического экспертного исследования, представить наглядно оценки результатов и доказательно на следствии и суде.

Однако следует отметить, что описание артикуляционно- акустических характеристик голоса и речи разбросано по разным источникам, что затрудняет их использование в практической работе экспертом-фоноскопистом.

Кроме того, исследуемые параметры описаны неоднозначно в разных работах: интенсивность, тембр, спектр, мелодика, ритм, темп речи (Г.Л.Грановский, Д.Я.Мирский, Г.С.Рамишвили, Э.К.Ребгун и др.); интенсивность, основной тон, спектр, форманты, коартикуляция и др. (Е.И.Галяшина, М.И.Безрукова, А.Н.Фомичев, В.О.Хуртилов); частота, длительность, интенсивность (система “Диалект”); параметры высоты голоса - тональные участки речевого сигнала (В.Р.Женило). Понятно, что такой “разнобой” параметров и их определений можно объяснить становлением самой фоноскопической криминалистической экспертизы, однако результаты криминалистических исследований устной речи нуждаются в обобщении, четком описании.

2.4. ДИАГНОСТИКА НАЦИОНАЛЬНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ

ГОВОРЯЩЕГО

135

В каждом языке при производстве звучащей речи артикуляционные органы совершают привычные и необходимые движения. Одна речевая поза сменяется другой, образуя звуки речи, качество которых должно соответствовать орфоэпическим (произносительным) нормам данного языка. Поэтому усвоение чужой артикуляционной базы сопряжено с трудностями, а несоответствия его системе второго языка создают жишт, который представляет собой диагностический признак.

Под акцентом мы понимаем своеобразное произношение говорящего на чужом языке, когда звуки неродного языка непроизвольно заменяются звуками родного языка.

Из психологии известно, что при усвоении второго языка происходит взаимодействие двух языковых систем: система второго языка накладывается на систему родного , вызывая положительный (транспозиция) и отрицательный (интерференция) перенос знаний, умений и навыков родного языка на второй.

Двуязычие (билингвизм) в истинном понимании этого термина означает совершенное владение говорящим обоими языками, их параллельное употребление.

Говоря о русско-национальном и национально-русском двуязычии, следует отметить, что любой из этих языков может стать вторым родным языком.

В связи с усилением в последнее время миграции бывшего населения Союза на территорию России увеличилось количество населенных пунктов с многонациональным составом, что усиленно сказывается на функционировании в этой среде двуязычия, а также вносит изменение произносительных норм русского языка среди людей различных национальностей.

Родные языки при этом используются в семейно-бытовых отношениях, особенно в семьях с однонациональным браком.

136

Русский язык в такой среде, являясь государственным языком, выполняет различные функции:

  • язык межнационального общения,
  • язык обучения,
  • язык общения в трудовых коллективах,
  • язык общественных мероприятий (выборы, собрания):
  • язык средств массовой информации,
  • язык общения в семье со смешанным браком.
  • Указанные факторы вызывают многовариативный билингвизм, который имеет различные определения. Остановимся на дух видах билингвизма: координативном и субординативном.

Координативный билингвизм распространен среди большинства людей с высшим образованием, а также людей, проживающих, например, среди русских с детских лет. Такие люди владеют двумя языками совершенно свободно.

Субординативный билингвизм характеризуется закономерными отклонениями от лексических, фонетических, грамматических и стилистических норм, обусловливаемый интерференцией родного языка. Вариативность субординативного билингвизма зависит от специфики первого (родного)языка.

В своей русской речи билингвы не дифференцируют два и более понятия, заменяют их одним понятием. Для всех билингвов на фонетическом уровне характерно неразличение твердых/мягких согласных, неразличение некоторых гласных и т.д. В области грамматики типичны нарушения норм согласования и управления, порядка слов, структуры предложения, интонации и др.

Кроме общей интерференции, имеются и другие варианты русской речи со своими специфическими видами интерференции. Они обусловлены особенностями родных языков, уровнем образования и культуры билингвов, социо-лингвистическими факторами, возрастными

137

группами, территориальными диалектами.

При исследовании речи билингвов необходимо учитывать, что произносительные навыки человека как на родном языке, так и на втором языке создаются соответствующими перцептивными базами.

По мнению З.Н.Джапаридзе, перцептивная база языка - это не только органы восприятия (слуха) и физиологические механизмы их действия, а хранящаяся в памяти человека система фонетических эталонов и правил сравнения, языковая система восприятия фонетических единиц, тесно связанная со звуковым строем языка и определяемая им. “Существует столько разных перцептивных баз, сколько и фонетически разных языков, диалектов, говоров и т.д.

При этом в каждом языке (диалекте, говоре) перцептивная база представлена множеством разных перцептивных баз. Языковая перцептивная база, как и артикуляционная база, совершенствуется у человека в процессе овладения языком.” И далее: “Усвоение звуков неродного языка ставит перед человеком трудности разной степени в зависимости от степени владения родным языком. … Для правильной оценки взаимоотношений фонетических систем родного и неродного языков следует строго отграничивать друг от друга кажущиеся, на первый взгляд, близкими величины: число звучащих фонетических единиц, различаемых нашим слухом, и число звучаний, различаемых им. Первое определяется ограниченным числом эталонов перцептивных баз, второе же существенно больше и практически не поддается счету.”83

Автор высказывает предположение, что в процессе овладения языком у человека вырабатываются “эталонные зоны идентичности” звуков речи и алгоритм сличения с ними. Надежной опорой для формирования единиц изучаемого неродного языка является восприятие

83 З.Н.Джапаридзе. Об опорных фонетических единицах при изучении неродного языка. Вопросы фонологии в аспекте русского языка как иностранного: Доклады. Материалы I Международного симпозиума МАПРЯЛ. Москва, УДН, 19-23 октября 1987г.-М.:Изд-воУДН, 1989, с. 13-15.

138

сходства с фонетическими единицами родного языка. “Имитация человеком звучаний фонем не известного ему языка легко может быть объяснена опорой на восприятие сходства с фонемами родного языка. Именно такая опора (на единицы родной перцептивной базы) и является оптимальной при выработке фонетических единиц неродного языка.”84

Под фонемой мы понимаем абстрактную единицу языка, реализующуюся, воплощающуюся в устной речи в звуках, а в письменной речи в буквах.

Каждый национальный язык имеет свою фонологическую систему, а реализуясь в устной речи говорящего в виде высказывания, она позволяет создать индивидуальный “фонетический портрет” (Л.В.Бондарко) человека.

Такой “фонетический портрет” создается и в диагностическом экспертном исследовании личности человека по фонограммам его устной речи с учетом соответствия/несоответсгвия произношения системе норм русского языка в целях получения розыскной информации в интересах оперативных служб, следствия и суда.

Так, в практической работе экспертов-фоноскопистов в этих целях используется “Лингвистический паспорт” со сводным перечнем признаков фонетической интерференции (по результатам исследований 1976-1990 годов), разработанный в ЭКЦ МВД России.

Опыт разработки методики диагностического экспертного исследования личности человека по фонограммам его устной речи и определения национальности по ошибкам в высказывании на русском языке описан авторским коллективом (Е.И.Галяшина, М.И.Безрукова, А.Н.Фомичев, В.О.Хуртилов).85

84 З.Н.Джапаридзе. Указ. соч.

85 Е.И.Галяшина, М.И.Безрукова, А.Н.Фомичев, В.О.Хуртилов. Диагностика личности человека по фонограммам устной речи: Уч. пособие. - М.: ЭКЦ МВД России, 1993, с. 46-52.

139

2.4.1. Диагностика тюркско-русского билингвизма

Учитывая особую важность разработки региональной и социокультурной экспертной диагностики национальности билингва по фонограммам его русской устной речи, возможность прогнозирования и классификации типичных речевых ошибок, возникающих под влиянием системы родного языка, нами предпринята попытка разработки “лингвистического паспорта” русской речи билингвов, родным языком которых является один из тюркских языков: узбекский, татарский, казахский.

Эти языки вместе с другими тюркскими языками относятся к одной большой близкородственной семье, их языковые системы имеют много общего и специфического, характерного для каждого языка в отдельности.

В отличие от русского языка, для тюркских языков на фонетическом уровне характерен в разной степени сингармонизм -своеобразный результат коартикуляции гласных и согласных, однородная тембральная организация всех звуков, составляющих фонетический облик слова в целом, охватывающий слова независимо от количества звуков и слогов в них (Джунисбеков, 1988, с. 23, Джусупов, 1995, с. 82). Например, “баш-лар-ым-ыз” (наши головы) - все слоги твердые, “иш-лер-им-из” (наши дела) - все слоги мягкие.

В тюркских языках согласные не различаются по твердости-мягкости, а потому в русской речи билингвы допускают ошибки типа “списиб’е” вместо “спасибо”, “ж’арко” вместо “жарко” и, напротив, мягкие согласные произносят твердо: “родына” (родина), “крыво” (криво), “здэс” (здесь), “прынцип” (принцип).

Тюркские языки не знают грамматического рода, что вызывает ошибки типа: “большой девочка” или “женщина сидел”, “стекло разбился”.

140

Для синтаксического строя тюркских языков характерно последовательное проведение принципа: зависимый член предложения предшествует тому, от которого зависит. Это сказывается и на русской речи: “Вечером наше собрание было.” или “Свою хорошую книгу я взял.”

Но так как каждый из тюркских языков имеет свою национальную систему, то и характер допускаемых ошибок на русском языке национально специфичен.

2.4.2. Диагностические признаки узбекско-русского билингвизма

Общие различия в артикуляционных базах русского и узбекского языков сводятся к следующему:

  1. В русском языке с губной работой реализуются звука /о/ и /у/.

В узбекском же языке звук /о/, возникший из звука /а/, в независимой позиции произносится без округления губ. Признак огубленности (лабиализации) приобретает только в соседстве с губными согласными, особенно в соседстве с согласным /в/.

При произношении узбекского /у/ губная работа оказывается более вялой, чем у русского /у/. Нередко в речевом потоке разговорной речи /у/ утрачивает признак лабиализации.

Узбекский язык имеет отсутствующий в русском языке лабиализованный гласный /у/.

  1. Узбекские гласные /и/, /у/ по своим артикуляционным способностям являются более краткими и более беглыми, чем соответствующие им русские звуки. Краткость звуков /и/, /у/ прослеживается даже в сильной позиции, под ударением. Эта особенность артикуляционной базы узбекского языка переносится на произношение русских звуков /и/, /у/. Например, “дректор” (директор), “тпер” (теперь).

141

  1. Узбекские гласные /и/, /у/, /у/ являются индифферентными (по своим артикуляционным особенностям занимают промежуточное положение между переднерядными и заднерядными гласными русского языка).
  2. Узбекские гласные /а/, /о/ характеризуются глубокозаднеязычной артикуляцией, в отличие от соответствующих звуков русского языка.
  3. Наличие мягких и твердых согласных в связи с работой активного органа - языка, выступающих в русском языке в качестве самостоятельных звуков, обладающих словоразличительной функцией, является характерной чертой русской артикуляционной базы, отличающей ее от артикуляционной базы узбекского языка, где более слабое смягчение выполняет совсем другую функцию, а не смыслоразличительную (январ - январь, мебел - мебель, мол - моль, сол -соль, фасол - фасоль, бил - был, мило - мыло, секретар - секретарь, малчик - мальчик, болшой - большой).
  4. В категории заднеязычных узбекский язык характеризуется наличием глубокозаднеязычной артикуляции, совершенно не свойственной русской артикуляционной базе.
  5. Гортанная артикуляция узбекского языка отсутствует в русском языке.

  6. Явление сингармонизма, характерное для живых узбекских говоров, в которых гласные различаются по горизонтально-язычному укладу языка также составляют различия между артикуляционными базами русского и узбекского языков.

Если говорить о различиях русского и узбекского языков на уровне ударения (редукции), то следует отметить, что характерная особенность русских безударных гласных - изменять свое качество в безударном положении в зависимости от места ударного гласного в слове, в узбекском языке такой значимости не наблюдается. Сокращение нормальной полноты гласных при произношении имеет место в говорах

142

узбекского языка, но совершенно не связано с ударением.

Узбекские безударные гласные почти не отличаются от ударных, а ослабление, редукция возможны как ударного, так и безударного гласного.

Различаются эти звука и по количеству гласных и согласных звуков, что также оказывает интерферирующее влияние на русскую речь узбеков.

Так, русским гласным, противопоставлен один узбекский звук /и/. Поэтому узбеки русские слова со звуком /ы/ произносят с /и/: “сир” (сыр), “ситий” (сытый). Звук /ы/ для узбеков наиболее трудный, является ярким диагностическим признаком.

В устной речи узбеков на русском языке под влиянием русского языка звук /у/ может оглушаться и редуцироваться, что наиболее отчетливо наблюдается в соседстве с глухими согласными: “п:чок” (пучок), “шстой” (пустой).

Узбекское /е/ в отличие от русского не имеет того характерного призвука, который слышится при произношении русского “е” после мягких согласных и перед твердыми согласными: тело, стенка, сено, сосед.

Узбекский звук /э/ более закрытый и передний звук, то есть при его артикуляции рот более прикрыт, чем при произношении русского /э/: “икстра” - экстра (чай-экстра), “инергия” - энергия.

Узбекский гласный /у/, являясь звуком средним между русским /у/ и /о/, дает заметные отклонения то в сторону /о/, то в сторону /у/. Последнее находит отражение в русской речи узбеков: “окроп” - укроп, “озбек” - узбек, “девучка” - девочка, “девошка” - девушка.

Гласная /о/ узбекского языка отличается от соответствующей русской не только по степени подъема языка, но и по участию губ. Звук /о/ в узбекском языке является негубным. Часто русские слова узбеки произносят нараспев, а ударный /о/, как дифтонг /оу/: “молокоу”,

143

“приесное маляк иео.”

Не равнозначны звука /а/ в русском и узбекском языках. В русском языке гласный /а/ произносится при более низком опущении челюсти и более приподнятом языке. В узбекском - язык более опущен, оттянут, рот открыт меньше, концы губ растянуты, кончик языка расположен у основания нижних резцов: “к’артош’ка” - картошка.

Узбеки склонны в неударных слогах делать ошибки: вместо /а/ ,/о/ произносить /и/, вместо /э/ - /и/; /ы/ - /и/: “связины” (связаны), “сторожим” (сторожем,) “кружова” (кружева).

Часто встречается дифтонгизация: мйод - мед, вперйод - вперед, мйасо - мясо.

Узбеку русские гласные даются труднее, чем согласные, отчасти из-за менее четкой артикуляции. Русский язык отличается от узбекского по своей артикуляционной энергией произношения.

Расхождения согласных русского и узбекского языков связаны с особенностью произношения звуков /ф/, /в/, которые в узбекском языке являются губно-губными, а в русском - губно-зубными. Кроме того, узбеки звук /ф/ часто заменяют на /п/: путбол - футбол, тупли - туфли, порма - форма, пабрика - фабрика.

Специфично произношение звука /р/: неправильное твердое произношение - борба - борьба, брытва - бритва, как и мягкое произношение в словах: “риба” (рыба), “рибак” - рыбак, “рыс” - рис.

Твердые согласные /ш/, /ж/ произносятся мягко: ж’ител - житель, служ’ба - служба, ша ш’ки, - шашки, ш’ апк’а - шапка, ш’кола - школа.

Звук /л/ производит впечатление промежуточного между русским нормальным /л/ и /л’/: в русской речи могут быть слова с твердым /л/: мол - моль, сол - соль, фасол - фасоль и с мягким /л/: тарелька - тарелка, леш’ка - ложка, больтун - болтун.

Трудно для узбеков произношение /ц/, так уподобляются звуку /с/: сонсе - солнце, сирк - цирк, сипленик - цыпленок, куриса - курица.

144

Часто звук /ж/ заменяется сочетанием /джь/: джюрнал - журнал, джизин - жизнь. Вместо мягких русских /х/, /к/ произносятся: хытрый -хитрый, книгы - книги, так как в узбекском языке эти звуки глубокозаднеязычные.

Разница в употреблении гласных /я/, /е/, /ю/ после согласных вызывает ошибки типа: обяснили - объяснили, обявление- объявление, с друзями - с друзьями, добемся - добьемся, с помощю - с помощью, с гордостю - с гордостью.

Под влиянием узбекского языка в русских словах, где встречается стечение согласных, вставляются гласные звуки, например, сытол - стол, кирик - крик, кировать - кровать.

Различия в ударениях русского и узбекского языков сказывается на такого рода ошибках: в двусложных словах русского языка ударение ставится на второй слог, так как в родном языке оно падает на последний слог: книга - книга, осень -осень, дочка - дочка. И наоборот: вода - вода, река - река, лиса - лиса.

В узбекском языке ударение силовое, поэтому по степени напряженности артикуляции выделяются слоги ударные, произносимые с более сильной динамикой, и безударные, произносимые менее громко, В двусложных и трехсложных словах по громкости выделяются соответственно две, три вершины - одна более сильная, ведущая, соответствует главному ударению, а другие - более слабые, которые называются второстепенными, третьестепенными ударениями.

Создается определенная звуковая волна с главным ударением на последнем слоге, которая в устной речи передает национальное звучание. Такое звучание переносится на русскую речь и составляет яркий диагностический признак. Причем такой национальный акцент часто выдает билингвов, свободно говорящих по-русски.

На морфологическом уровне наиболее часты ошибки в русской речи
узбеков, вызванные отсутствием грамматического рода: этот

145

девучка красивий - эта девушка красивая, зеркала красивий - зеркало красивое, эта дома отса - этот дома отса - этот дом отца, малчик сидела -мальчик сидел, сестра сидел - сестра сидела.

Кроме того, в узбекском языке прилагательные и наречия не имеют особых признаков отличия, дифференциация их производится только синтаксическим способом. Поэтому возникают ошибки типа: этот парень красиво - этот парень красивый, он говорит красивий - он говорит красиво.

Наличие в узбекском языке одной общей формы склонения имен существительных (путем прибавления к концу слова падежных аффиксов, обычно без изменения основы слова) отражается на русской речи в следующих ошибках: приехал с мама - приехал с мамой, читает книга - читает книгу, пью вода - пью воду, работает проводник -работает проводником, у меня нет книга (отец, брат, сестра) - у меня нет книги (отца, брата, сестры), приехал без деньга - приехал без денег, читаю с книгом - читаю книгу, пишу с ручком - пишу ручкой, продаю рубашка - продаю рубашку, говорю телефону - говорю по телефону.

На синтаксическом уровне ошибки вызваны спецификой порядка слов русского и узбекского языков. Так, для узбекского языка характерным является следующий порядок слов: 1) обстоятельство времени и места, 2) определение, относящееся к подлежащему, 3) подлежащее, 4) первое дополнение с определением, 5) второе дополнение с определением, 6) обстоятельство образа действия, 7) сказуемое.

По-русски, например, это приводит к такому построению предложения: “Вчера в нашем институте старшего курса студент хороший доклад сделал.”

В узбекской подчеркнуто вежливой речи часто наблюдается такое явление - подлежащее ставится в единственном числе, а сказуемое - в 3-ем лице множественного числа: “отам келдилар” - мой отец пришли, “директор кетдилар” - директор уехали.

146

Но может и подлежащее и сказуемое стоять во множественном числе, хотя речь идет об одном лице: “отамлар келдилар” - мои отцы пришли (речь идет об одном лице), “акамлар келдилар” - мои братья пришли (хотя имеется в виду один старший брат). Характер такой вежливости переносится и на русскую речь.

Узбекская речь отличается от русской своей интонацией. Так, в узбекской меньше интонаций, чем в русской речи, это обусловлено прежде всего характером узбекского ударения.

В узбекском языке произносимые фразы объединяются меньшим числом подчиняющих ударений, чем в русском, но некоторые отдельные слоги произносятся с большей силой выдыхания. В русском языке различимы фразы с обилием тональных оттенков, ударений. В ударениях больше равномерности и чередуется не менее трех силовых разновидностей. В узбекском языке создается впечатление слабого отчеканивания слогов, будто многие из них объединяются двумя- тремя сильными, чаще даже единичными ударениями, очень резко в отношении динамики контрастирующими с общим фоном произношения слогов. Русские говорят в общем медленнее узбеков.

Особую трудность для узбеков вызывает интонация русского общего вопроса, так как она не характерна для узбекского языка. Вопрос одной интонацией в узбекском языке передается очень редко, а чаще всего в вопросительном предложении должно быть либо вопросительное слово, либо вопросительные частицы -ми, -чи. -а. Например, ким келди? - кто пришел? дафтар олдингми? - взял ли ты тетрадь? китоб-чи? - а книга? ездинг-а? - ты написал? Вопросительные предложения типа: Вы поедете поездом? - узбеки выражают: Ви поедите с поездом?

Анализ иллюстративного материала показывает, что освоение русского языка узбеками всегда происходит через призму родного языка.

И в связи с этим следует дифференцировать две ситуации: 1)

147

воздействие на говорящего системы родного языка при пользовании русским языком и 2) воздействие системы русского языка при пользовании родным языком. В первом случае ошибки, возникающие в речи билингвов, с родным языком узбекским, объясняются воздействием системы родного языка.

Во втором случае происходит включение в родную речь билингвов элементов русской речевой системы. Кроме того, следует учитывать, что языковая ситуация - явление весьма сложное, связанное с жизнью и развитием общества, его культурным уровнем. Русская речь билингва протекает в определенной среде, которая откладывает свои отпечатки на его речевые диагностические признаки.

2.4.3. Диагностические признаки татарско-русского билингвизма

С этих позиций следует рассматривать и другой тюркский язык - татарский. Являясь тюркским языком по образованию, татарский язык не однороден, он состоит из двух активных (среднего и западного) и одного пассивного (восточного) диалектов. Это национальный язык Татарской Автономной Республики. Однако татары проживают и за пределами Татарстана, во многих регионах России и других государств СНГ. Поэтому татарский язык испытал и испытывает влияние других языков, оставивших свой отпечаток прежде всего на его лексической структуре. Кроме того, на территории республики проживают представители различных национальностей. Поэтому при определении диагностических признаков татар-билингвов с русским языком мы опираемся, в основном, на язык казанских татар - представителей среднего диалекта, проживающих также на территории всего Поволжья.

Средний диалект отличается от других диалектов наличием явления ж-оканья, увулярного /к/и/г, фрикативного /ч/ - /ш/ - глухого варианта /ж/, огубленного варианта /а0/. Морфологически
он

148

характеризуется наличием разнообразных форм инфинитива (барырга, бармалы, бармага, барма).

Но и в этом диалекте нет однообразия, так как в некоторых татарских говорах отсутствует огубленный /а0 /, увулярный /к/, /г/, а также на месте аффрикаты /ч/ - /ц/.

Система гласных татарского языка состоит из десяти основных звуков: /а/, /э/, /о/, /о/, /у/, /ы/, /е/(э), /ый/, /и/. Кроме того, в заимствованных из русского языка и через него слова употребляются русские долгие гласные: /о, ы, е(э)/, которые по своему качеству отличаются от татарских звуков, например, “посылка”, “кино”, “энергия”.

Гласные татарского языка делятся на заднеязычные (твердые или заднего рядя): /а, о, у, ы, ый/ и переднеязычные (мягкие или переднего ряда): / /.

Такое строе деление связано с явлением гармонизма гласных - сингармонизма с законом сингармонизма. Например: бала-лар-га (детям), бул (мои комнаты), (цветы), укучылар

(учащиеся).

Специфика произношения гласных татарского языка состоит в следующем:

Гласный /а°/ отличается от русского /а/ и по артикуляции, и по наличию огубленности ба°

Татарский краткий гласный заднего ряда произносится глуше русского /ы/: кырык - сорок, чапчык - воробей.

На месте русского /э/(е) произносится очень краткий звук /и/: иташ - (этаж), итыт - (этот).

При произношении согласных различия отмечаются у согласных:

1) /в/ ( ) - русский /в/ - губно-зубной, а татарский звук губно-губной (произносится при помощи обеих губ). Это сказывается в произношении татарами русских слов: збонок - звонок, сбакзала - с вокзала, сабтобуса -

149

с автобуса;

2) звуки /г/, /к/, /х/ в татарском языке глубоко-заднеязычные. Поэтому в русской речи татар характерно произношение слов: хытрый - хитрый, хытрес - хитрец, кылкы - кильки, утугы - утюги, гыгыена - гигиена;

3) звуки /ц/, /ч/ заменяются звуками /с/ и /ш/: сырк - цирк, сиркыф - церковь, светной - цветной, шулки - чулки, шорный - черный, шудак - чудак;

4) звук /ч/ в татарском языке представляет собой щелевой (придувной) звук, напоминающий мягкий долгий /ш7 - (щ), отличающийся от русского /ч/ отсутствием обязательного начального взрывного элемента /т/: шакыр - чакыр (зови), шай - чай (чай), шилек - чилек (ведро); 5) 6) звук /ж/ в татарском языке произносится как сочетание дж, джь/, что сказывается в произношении русских слов: джизин - жизнь, джинат - женат. 7) Татарскому языку, как и другим тюркским языкам, чуждо стечение нескольких согласных, что постоянно встречается в русском языке. Поэтому в русской речи билингвов слова типа: книга, стол, встреча, кровать - произносятся с вставлением дополнительных гласных: “кыныга” (книга), “сытол” (стол), “высытыреша” - (встреча), “кыроват”

  • (кровать).

Ударение в татарском языке обычно падает на последний слог слова, а при присоединении аффикса к корню ударение переходит на аффикс, то есть опять на последний слог слова: кеше - человек, кеше-лер

  • люди, кеше-лер-ебез-ге - нашим людям. Исключения касаются только некоторых слов: татарча - по-татарски, уйнама - не играй. В русской речи татар-билингвов под влиянием родного языка возникают ошибки в ударении: рубашка - рубашка, улиса - улица, вешер - вечер.

На морфологическом уровне интерференция отмечается при

150

употреблении падежей татарский основной падеж соответствует русскому родительному с отрицанием: нет сестра, нет хлеб - (нет сестры, хлеба), а также родительному с предлогами, обозначающими обстоятельство места: приехал с Астрахань, из Казань, с Уфа - из Астрахани, из Казани, из Уфы.

Основной падеж употребляется и вместо предложного: думать о брат, об учеб (об учебе), сидеть на автобус (сидеть на автобусе, в автобусе). Под влиянием падежной системы русского языка возникает смешение падежных окончаний: говорить с учительницы (с учительницей), ехать с поездом (поездом), купить сметан (сметану), видеть брату (брата), пришли брат с сестром (с сестрой), идти в института (в институт), уважать мать, отец (отца).

Имена прилагательные в татарском языке всегда употребляется перед именами существительными, в отличие от русского, не имеют специальных морфологических показателей и не согласуются с существительными ни в числе, ни в падеже и не принимают аффикса принадлежности: матур кыз - красивая девушка, матур кызга - красивой девушке, матур кызларрыбызга - нашим красивым девушкам. А так как отсутствует в татарском языке и категория грамматического рода, то нет и согласования в роде. Поэтому в русской речи возникают ошибки типа: красивый девушка сумка брал - красивая девушка сумку брала, модный девушка одет - девушка одета модно, неправильный эта сказал - это сказал неправильно.

Отсутствие в татарском языке категории вида глагола вызывает в русской речи смешение приставочных глаголов: научился на шафер - выучился на шофера, машина сремонтировалась (отремонтировалась), учитель набрал (забрал, собрал) тетради.

Особенностью татарской речи билингвов является смешанная речь, в которой используются и русские слова. Например, вечерга борам - пойду на вечер; мин тихагина китдим - я тихонько иду; куянчик - зайчик

151

(использован уменьшительно-ласкательный суффикс русского языка
-чик, который прибавлен к слову - куян (заяц).

2.4.4. Диагностические признаки казахско-русского билингвизма

При анализе устной речи билингвов, с родным языком казахским, прежде всего следует учитывать, что главной артикуляционной программой казахской речи, основой звукового строя казахского языка является сингармонизм. Это обязательный элемент фонетического облика слова, охватывающего как гласные, так и согласные звуки, обеспечивающий правильное акустическое и семантическое восприятие слова: например, соз - (тяни) и соз - (слово). Даже новое для казахов слово, но произнесенное с соблюдением сингармонизма, воспринимается им как привычное, казахское. Нарушение же сингармонизма усложняет восприятие слова.

Сингармонизм объединяет слова, подобно ударению в русском языке. Особенностью казахского сингармонизма является также то, что все согласные, образующие один слог, уподобляются ему по признаку диезности (мягкости): ерт - (пожар) и недиезности (твердости, бемольности): жырт - (порви), которые лишь внешне напоминают твердость - мягкость русских согласных, но по ряду артикуляционных и акустических особенностей отличаются от них.

Особенности сочетаемости звуков влияют и на характер слогов. Так, в русском языке имеются недиезные (твердые) слоги (ста-кан, про-во- да), диезные (мягкие) слоги (стиль, степь) и ломаные, когда в одном сочетаются и твердые, и мягкие согласные (кра-сил), (кость). Таких ломаных слогов в казахском языке нет. Поэтому в русской речи казахов будут произношения типа: столык - (столик), светлий - (светлый), красыво - (красиво).

Сочетания твердых и мягких согласных в одном слоге русского

152

языка в речи казахов получают своеобразное произношение: горкый - (горький), толко - (только), полскый - (польский), а в стечение согласных вставляется гласный: кирик - (крик), кырай - (край), ситепь - (степь), харакытыр - (характер).

В казахском языке каждый слог слова организует при помощи того или иного сингармонического тембра, который сохраняется во всех слогах многосложного слова. Слова противопоставляются не отдельными звуками, а звуковыми составами, то есть для казахского языка обязательны сингармонические тембры, выполняющие словопознавательную, словообразовательную функции.

Выделяются четыре сингармонических тембра: твердый негубной (бемольный, задненебный, нелабиальный) - бас (голова), сыр (краска); твердый губной (бемольный, задненебный, лабиальный) - тор /т ори/ - (сетка), тур /т ур/ - (встань); мягкий негубной (диезный, передненебный, нелабиальный- с з /с з/ - (вы), тер /тер/ - (пот); мягкий губной (диезный, передненебный, лабиальный) - соз /с оз/ - (слово), с т с т/ - (молоко).

При наличии в казахском языке много-(поли) тембральности каждое отдельное слово характеризуется всегда только одним из них, так как в казахском языке слог - минимальная речевая единица имеет постоянную фонетическую характеристику - то или иной тембр (тон). Граница слога проходит между финалом предыдущего и началом последующего однородного сингармотембрального отрезка звучащей речи. Поэтому сегментация звучащей речи казахов должна производиться с учетом сингармонической взаимосвязи слогов и слов, а также политембральности казахского языка в целом.

Сингармонизм в казахском языке выполняет три основные функции: словопознавательную, словообразовательную,

словоразличительную.

Произносительные ошибки в русской речи казахов поэтому часто

153

связаны с отождествлением семантики слов казахского и русского языков, к тому же имеющих сходство в графическом и орфографическом оформлении: гол - голь, быт - быть. Так, русские слова типа: мол - моль, семантически осмысливаются в соответствии со значением казахского слова “мол” (много, достаток), русские “кон - конь” - казахского “кон” (соглашайся), жал - жаль (по-казахски “жал” - грива”), русские “сел -сель” - казахского “сел” (наводнение), русские “ел - ель” (“ел” - по-казахски, “народ”).

Все разновидности сингармонизма реализуются в звучащей речи, в ее динамике, пронизывают все виды речевой деятельности, все функциональные стили, жанры, все типы произношения. Ведущая функция сингармонизма - сохранение однородного сингармотембра во всем облике казахского слова.

На грамматико-синтаксическом уровне в русской речи казахов отмечаются ошибки, характеризующие тюркские языки в целом и описанные нами при рассмотрении узбекского и татарского языков: отсутствие грамматического рода, ошибки при употреблении числа и падежа, неправильное употребление предлогов, пропуск предлога, строгий порядок следования членов предложения.

2.4.5. Общие признаки интерференции тюркско-русского

билингвизма

Подводя итого характеристике произносительных ошибок, допускаемых тюрко-говорящими билингвами в их русской речи, возникающих под влиянием межъязыковой и внутриязыковой интерференции, необходимо отметить, что при анализе русской речи билингвов возникают трудности определения ошибок, вызванные невозможностью сопоставления языковых систем только на уровне литературных норм. Более полное и глубокое прогнозирование и

154

выявление речевых ошибок невозможно произвести лишь с учетом произносительных особенностей местных говоров родного языка, так как это даст возможность определить фактически встречающуюся интерференцию.

Это объясняется тем, что фонетическая интерференция, порождаемая особенностями местного говора родного языка, проявляется как на парадигматическом, так и на синтагматическом уровне. В русской речи тюрко-говорящих билингвов встречаются ошибки, которые, на наш взгляд, можно разделить на три типа:

1) произносительные ошибки, порождаемые влиянием особенностей звуковой системы разновидностей местного говора родного языка (например, татарского, казахского на территории Саратовской губернии), которые отсутствуют как в родном, так и в Г русском литературном языке; “

2) произносительные ошибки, порождаемые артикуляционными] т навыками носителей местного говора, родного языка, которые не||| характерны работе русской, татарской, казахской, узбекской артикуляционным базам, сформированным на основе литературных фонетических норм;

3) произносительные ошибки, порождаемые влиянием синтагматических (сочетанием звуков) свойств местного говора родного языка.

Без учета диалектной звуковой интерференции родного и русского языков происходит выявление “усредненного” узбека, татарина, казаха, который говорит якобы только на литературном языке, и в его национальном языковом мышлении, в навыках артикуляционной базы отсутствуют особенности (нередко доминирующие) диалектного мышления и произношения, которые, как правило, переносятся на русскую речь или же способствуют появлению неправильного произношения, которое не похоже ни на русское литературное, ни на

155

татарское или казахское литературное произношение.

Естественно, что создание такой обширной классификации произносительных ошибок под силу целому коллективу исследователей, а не одному человеку.

Итак, подводя итоги сказанному по определению национальности говорящего по признакам голоса и речи, зафиксированным на магнитной ленте, можно выделить для тюрко-говорящих билингвов следующие диагностические признаки.

Общие признаки языковой интерференции русской устной речи билингвов с тюркским родным языком: на фонетическом уровне языковой системы - явление сингармонизма - своеобразного результата коартикуляции гласных и согласных звуков, однородной тембральной организации всех звуков, составляющих фонетический облик слова в целом, охватывающий слова независимо от количества звуков и слогов в них.

В тюркских языках сингармонизм обеспечивает правильное акустическое и семантическое восприятие слова. Являясь, как и русское ударение, просодическим (суперсегментным) средством, сингармонизм в разной степени проявляется в узбекском (характерен для говоров), в татарском и казахском языках. Экспериментально- фонетические исследования казахского языка (Джунисбеков, 1979, 1980, 1987, 1988, 1991), (Джусупов, 1990, 1991, 1992) показали, что характер звука казахского языка определяется только в слоге, где гласные и согласные взаимосвязаны, взаимообусловлены, взаимопредсказуемы, потому что находятся во власти просодии монотембрального сингармотембра. Это доминанта казахской звуковой системы, а также деятельности казахской артикуляционной базы.

Различия в функциях ударения русского языка и сингармонизма в тюркских весьма значительны. Так, в русском языке безударные гласные находятся в прямой зависимости от ударения (редуцируются качественно

156

и количественно), то что и формирует гласную фонему как совокупность звуков, в казахском, например, гласные не зависят от ударения и не подвергаются таким изменениям в составе слога и слова.

В тюркских языках качество звучания слова зависит от типа сингармонизма. Например, в татарском языке: “Яхшылыгыгызны (игелегегезне) онытмам” - (я не забуду вашей доброты), в казахском “к р, к р н здер” - “зайди, входи; вы все войдите, входите), в сингармонистических говорах узбекского языка звуки в составе одного слова имеют единообразный (передний или задний) уклад, поэтому в одних словах участвуют гласные только переднего ряда, при которых язык продвигается вперед /и, е/э /, а в других только гласные задние /ы, у, о, а, /. Например, передние (мягкие): “кэт лм дим” - (я не смог уехать), “дж р гингд” - (в твоем сердце); задние (твердые): “Кылдылар” -(они сделали), “шолардынгалдынга” - (к этим), “авчылар” - (охотники).

В связи с тем, что явление сингармонизма играет большую, а в казахском - наиглавнейшую роль, в фонетической системе языков, на наш взгляд, следует заметить, что в Сводном перечне признаков фонетической интерференции (по результатам исследований 1976- 1990 годов), который рекомендован для руководства в экспертной практике при производстве фоноскопических криминалистических исследований фонограмм устной речи в целях диагностики национальности говорящего, сингармонизм как признак звучащей казахской, татарской и узбекской речи не отмечен, хотя он указан в перечне под № 66.

На наш взгляд, при рассмотрении и выявлении произносительных ошибок в русской речи билингвов узбекского, татарского и особенно казахского языков смешение русской твердости/мягкости обусловлено не только отсутствием твердых и мягких согласных в этих языках, но и явлением сингармонизма в определенной мере.

Говоря о твердости/мягкости согласных и отсутствия такого деления в тюркских языках, также необходимо отметить, что в Сводном

157

перечне признаков фонетической интерференции обойден составителями признак под № 82 (Недостаточная твердость и мягкость согласных вследствие отсутствия противопоставления согласных по твердости/мягкости) для всех трех указанных нами языков, что, на наш взгляд, является большим упущением.

Не указан этот яркий диагностический признак и в учебном пособии “Диагностика личности человека по фонограммам устной речи” (Галяшина, Безрукова, Фомичев, Хуртилов), ЭКЦ МВД России, 1993, с. 48-49, в примерах для иллюстрации различных видов ошибок в русской речи татар.

Имеются, на наш взгляд, и другие существенные упущения в описании речевых признаков в русской речи билингвов, родным языком которых являются указанные нами языки.

Рассматривая произносительные ошибки в области гласных (вокализма), следует отметить наличие глубоких различий артикуляционных баз русского и тюркских языков. Они, на наш взгляд, сводятся к следующему:

1) отсутствие гласного /ы/, типичного для русского языка, замена звуком /и/, например, ти - (ты), сестри - (сестры), риба - (рыба), улиси - (улицы).

Однако под влиянием внутриязыковой интерференции, вызванной влиянием языковой системы русского языка, характерны произносительные ошибки типа: родына - (родина) (а возможно и влияние лингвотвердого сингармонизма), крыво - (криво), прынцып - (принцип), улисы - (улицы), красывый - (красивый), красыво - (красиво).

Глубокозаднеязычный оттенок согласных /г, к, х/ переносится и на произношение слов русского языка: хытрый - (хитрый), гыгыена - (гигиена), хышник - (хищник), снахы - (снохи), утугы - (утюги), книгы -(книги);

2) произнесение гласного /а/ более кратко, с более задним укладом

158

органов речи: картошка - (картошка), тарелка - (тарелка);

3) произнесение гласного /э/ как дифтонга, например, “э^ги - (эти), иэекстра - (экстра, чай-экстра), иэетаж - (этаж); 4) 5) графическое (е) произносится с уклоном в сторону звука /и/% писни - (песни), митр - (метр), вичир - (вечер), сирце - (сердце), хлип - (хлеб), вира - (Вера, имя). 6) В области произношения согласных (консонантизма) отмечаются такие отклонения от норм русского языка:

1) произношение мягких согласных, как твердых: болшой - (большой), малчик - (мальчик), фасол - (фасоль), сол - (соль), сколко - (сколько), толко - (только);

2) произношение твердых согласных, как мягких: вилька - (вилка), тарелька - (тарелка), вольга - (Волга), банка - (банька), ванка - (Ванька), танка - (Танька); 3) 4) произношение всегда твердых шипящих, как мягких: лещка - (ложка), щищка - (шишка), кощка - (кошка); 5) 6) произношение согласного /ж/ как /дж, джь/: джьизнь - (жизнь), джьибот - (живот), деджьурный - (дежурный); 7) 8) произнесение всегда мягкого (щ) как сочетание (шч): яшчик - (ящик), ишчо - (еще); 9)

6) замена губно-зубных /в, ф/ русского языка губно-губными: берепка - (веревка), бобка - (Вовка), барис - (Борис), в-шкапу - (в шкафу), пупайка - (фуфайка), памилия - (фамилия), тимопей - (Тимофей); 7) 8) вставка протеического гласного с стечение согласных: мине -(мне), диверь - (дверь), гилина - (глина), пириятный - (приятный), иситол - (стол); 9) 10) произнесение удвоенных согласных как один звук: вана - (ванна), ана - (Анна), тона - (тонна); 11) 12) появление дифтонгизации в сочетаниях с сонорным (й): мйясо - (мясо), (тйибя - (Тебя), пйять - (пять), мйод - (мед), бирйоза - (береза), 13)

159

ребйята - (ребята);

10) утрата (й): пяный - (пьяный), воробя - (воробья), уля - (улья), солю - (солью),

При произношении целого русского слова отмечаются ошибки в смещении ударения:

  1. Перенос ударения на первый слог в русских словах с ударением на втором слоге слова: вада - (вода), роса - (роса), коса - (коса), муму - (Муму, из рассказа И.Тургенева “Муму”), ножик - (ножик).

  2. Перенос ударения на последний слог в русских словах с ударением на первом слоге слова: лампа - (лампа), сестра - (сестра), дочка - (дочка), ручка - (ручка), ящик - (ящик), песня - (песня), ведра -(ведра), книга - (книга),
  3. Перенос ударения в трехсложных словах типа: гвоздики -гвоздики. Характер ошибок в русском ударении часто вызывает семантические недоразумения.
  4. 4! Перенос ударения на предлоги: вы-школу - (в школу), на-диван - Я (на диван), на-окна - (на окна), во-дворе - (во дворе).

  5. Перенос ударения на отрицательные частицы “не”, “ни”: неуехал - (не уехал), не-видел - (не видел), не-смотрю - (не смотрю).

На морфологическом уровне характерными ошибками являются:

  1. Произносительные ошибки, вызванные отсутствием грамматического рода в тюркских языках: мать приехал - (мать приехала), парень сидела - (парень сидел), стекло разбился - (стекло разбилось), письмо пришла - (письмо пришла).
  2. Произносительные ошибки, вызванные изменением прилагательных, местоимений, числительных, причастий по числам и родам: красивый дети - (красивые дети), красивый девушка - (красивая девушка), первый число - (первое число), мой мама - (моя мама), моя брат - (мой брат), выстиранный платья - (выстиранное платье).
  3. Произносительные ошибки, вызванные отсутствием у

160

прилагательных и наречий особых признаков:: платье красиво и красиво платье - (красивое платье), автобус полно и полно автобус - (полный автобус).

  1. Наличие в тюркских языках одной общей формы склонения имен существительных (путем прибавления к концу слова падежных аффиксов, обычно без изменения основы слова) вызывает ошибки в смешении падежей: видел мама - (видел маму), не узнал отцу - (не узнал отца), работает врач - (работает врачом), кушает с ложком - (кушает ложкой), пьет стакана - (пьет из стакана), говорит подругом - (говорит с подругой), любит сыну - (любит сына), читаю с книгой - (читаю книгу), едет машина - (едет на машине), ругает жена (ругает жену).

Ошибки подобного рода вызывают смешение предложного и беспредложного управления в русском языке.

На синтаксическом уровне произносительные ошибки обусловлены строгим порядком слов в тюркских языках и свободным порядком слов в русском языке. Так, для тюркских языков характерным является следующий порядок слов (за редким исключением в разговорной речи):

1) обстоятельство времени и места, 2) 3) определение, относящееся к подлежащему, 4) 5) подлежащее, 6) 7) первое дополнение с определением, 8) 9) второе определение с дополнением, 10) 11) обстоятельство образа действия, 12) 13) сказуемое. 14) По-русски это будет, например, звучать так: “Сегодня в нашей семье старшая моего дяди дочь замуж выходит”, что, естественно, затрудняет восприятие устной речи.

Интерференция тюркских языков на уровне интонации вызывает ошибки следующего характера:

1) оформление предложения с общим вопросом - ровный тон или

161 незначительное повышение тона, что похоже на
интонацию повествовательного предложения, так как такой тип
вопроса не характерен для тюркских языков в такой мере, как в русском языке;

2) наличие понижения тона в начальных синтагмах (мелодика незавершенности), что создает впечатление интонации “точки”; 3) 4) ровный или нисходящий тон на членах перечисления (при однородных членах); 5) 6) отсутствие понижения или повышения тона на заударных гласных конечных синтагмах; 7) 8) тенденция к выделению коммуникативного высказывания центра к концу фразы; 9) 10) повышение тона на последнем ударном слоге в специальном вопросе; 11) 12) резкое понижение тона на заударных слогах при оформлении вводных конструкций; 13) 14) неправильное выделение слова с логическим ударением; 15) 16) ненормативное синтагматическое членение речевого потока; 17) 10) ненормативная паузация, вызывающая искажение смысла русской речи;

11) пословное произнесение синтагм с усилением словесных (часто смешенных) ударений.

На лексико-семантическом уровне встречаются ошибки, вызванные неправильным истолкованием смысловых оттенков членов синонимической группы, например, “страстная Суббота” перед Пасхой заменена выражением “бурная неделя”, а в выражении “яркий тип” слово яркий заменено словом “выдающийся тип”.

Произносительные ошибки в русской речи билингва с родным узбекским языком, в области вокализма сводятся к следующим особенностям:

1) гласный /о/, возникший из гласного /а/, нелабиализованный,

162

2) гласный /а/ более задний, чем русский,

3) наблюдается замена звуков /а/ и /о/ гласными /и/: связини - (связаны), буличная - (булочная), арестовин - (арестован),

4) узбекский /и/ уклоняется в сторону /э/(е), 5) 6) звуки /э/(е) имеют разные варианты: более открытого (дети), менее закрытого (дело), 7) 8) звуки /и/ и /у/ более краткие, чем русские, 9) 10) произнесение русского /о/ как дифтонга /оу/: “малякоу / присний (пресный) малякиео” - (пресное молоко). 11) Интерференция гласных родного - узбекского языка вызвана тем, что в узбекском языке ударные гласные почти не отличаются от безударных, По мнению профессора В.В.Решетова, под ударением и в безударной позиции в узбекском языке происходит ослабление и даже полная редукция гласных звуков.86

Главным диагностическим признаком речи узбеков-билингвов является, на наш взгляд, смешение гласных /ы/ и /и/, так как в узбекском языке звук /ы/ отсутствует: сили - (силы), син - (сын), рельси - (рельсы), сир - (сыр), хотя в сочетании с глубокозаднеязычными и в узбекском языке преобладает ы-образный оттенок, но более глубокий, задний, чем русский /ы/.

Кроме того, узбекский /и/ в последнем открытом слоге произносится как очень открытый звук /э/: несэ - (неси), идэ - (иди), людэ - (люди).

Гласный /у/ имеет более заднюю артикуляцию и произносится более кратко, чем русский /у/. Оттенки гласного /у/ вызваны более передним или более задним укладом, например, в соседстве с глубокозаднеязычными /г, к, х/.

Следует сказать, что гласные узбекского языка в соседстве с

86 В.В.Решетов. Основы фонетики и грамматики узбекского языка. Ташкент: Изд- во “Учитель”, 1965, с. 18.

163

глубокозаднеязычными становятся более заднего уклада, что обусловлено спецификой узбекской артикуляционной базы.

Различия в ударениях русского и узбекского языков состоят в следующем: узбекское ударение силовое (динамическое или экспираторное), характеризуется значительным напряжением органов речи. Разница в произношении ударных и безударных слогов в узбекском языке заключается в усилении громкости ударных. Различаются главные и второстепенные ударения.

Так, в двусложных словах (исключение составляют заимствованные слова) ударение, его сила имеют две вершины - более сильную на конце слова и второстепенную на первом слоге. В трехсложных словах главное ударение также на последнем слоге, а второстепенное - на первом слоге, например, колдирдим - (я оставил), Многосложные слова имеют чередование менее сильных и более сильных слогов с ударением главного на последнем слоге.

Такая специфическая звуковая волна характерна и для речевого потока узбекской речи. Ударение вместе с паузами определяет общий ритм речи, одни слова произносятся с более сильным выдохом, а другие с менее сильным.

Так, например, узбекская речь по сравнению с татарской при слуховом анализе воспринимается русскими как более твердая, а татарская как более мягкая. Для татарской устной речи характерно огубление /а/, что придает ей несколько “окающую” окраску: “ва°да” - (вода), “та°вар” - (товар). Ярким диагностическим признаком татарской речи является произношение гласного звука /о/ как /у/, например, в разговорной диалогической речи: “Наша Сунька замуж вышел.” - “За кому?” - “За Ивана сын сыпужник.” - (Наша Сонька вышла замуж. - За кого? - За Ивана, сына сапожника.)

К диагностическому признаку татарской речи следует отнести замену согласного звука /ч/ в русских словах на мягки согласный /ш/:

164

щулки - (чулки), щасы - (часы), щеловек - (человек), нищево - (ничего), щудесный - (чудесный), в просторечном выражении: “Он совсем щекнутый” - (чекнутый).

Интересно отметить, что в русской речи казахов этот же согласный звук /ч/ заменяется более твердым согласным /ш/: шасы - (часы), шай -(чай), шимкент - (Чимкент), николаиш - (Николаевич), иваныш -(Иваныч от Иванович), шелябинск - (Челябинск), дош - (дочь), дошка -(дочка).

Кроме того, встречается и противоположная замена, когда в русских словах казахи согласный звук /ш/ произносят как согласный /ч/: чепченко - (Шевченко), чепчук, чепшук - (Шевчук), чеварошкин - (Шеварошкин),

Часто согласный всегда мягкий (ш*) в русских словах произносится как сочетание двух звуков /шч/: шчасливый - (счастливый), шчерба - (Щерба), шчетка - (щетка), шченок - (щенок).

К диагностическим признакам билингвов-казахов следует отнести и замену согласных звуков /в/, /ф/ на звуки /б/, /п/: берепка - (веревка), бопка - (Вовка), бапли - (вафли), беник - (веник), вовроф - (Бобров), берка - (Верка).

При слуховом анализе казахская речь в отличие от узбекской в особенности татарской устной речи воспринимается как более твердая, что не противоречит ее экспериментально-фонетическим исследованиям (Джусупов, 1995).

Обобщая сказанное, следует отметить, что описанные нами произносительные ошибки, допускаемые узбеками, татарами, казахами в русской речи, носят устойчивый, стабильный характер.

При их описании мы учитывали не только распространенность речевого факта, но и соответствие его закономарностям развития языка, его системным возможностям и функцциональным потребностям.

*

165

Счит аем, что такое опис ание будет спос обств овать совер шенс твова нию крим инал исти ческо го иссле дова ния с цель ю диаг ност иров ания родн ого язык а говор ящег о.

166 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время обстоятельства многих категорий уголовных и гражданских дел увеличивают необходимость расширения расследования преступлений средствами фиксации речевых сообщений с помощью высококачественной аппаратуры и проведения экспертных идентификационных и диагностических исследований речевой информации лиц, представляющих оперативный интерес, а также в следственных действиях.

Магнитные аудио- и видеозаписи, представленные в органы следствия и суда в качестве вспомогательных объектов, в которых находят отображение отдельные свойства и признаки личности, нередко оказываются единственным объективным доказательством совершения преступления, а их экспертное исследование с целью получения последующей идентификации и диагностики личности по признакам устной речи позволяет вынести окончательный безошибочный приговор.

Криминалистическое исследование звукозаписи и изображения является новым видом криминалистических экспертиз и пока еще полностью не сформировалось. Этим объясняется отсутствие единого названия данной экспертизы.

Сначала она называлась вокалографической, длительное время - фоноскопической, а затем - фоноскопической и, наконец, видеофонографической, в которой выделяют две самостоятельные экспертизы: фонографическую (фоноскопическую) и видеографическую, хотя исследуется единая магнитная пленка звуковых и видеосигналов. В экспертной практике наиболее распространенной является фоноскопическая экспертиза.

В криминалистической фоноскопической экспертизе исследуется устная речь - специфическая устно-речевая деятельность человека, посредством которой осуществляется общение.

167

В речи появляется сознание, мышление, психика человека, которые формируются под влиянием родного языка, а также окружающей среды. Свойства голоса и речи человека в зависимости от ситуации общения, психофизиологических особенностей говорящего подвержены различного рода изменениям, создавая множество вариантов отображений. Поэтому эксперт, анализируя фонограмму речи, сталкивается с индивидуальными анатомо-физиологическими особенностями личности, ее общей психической

активностью/пассивностью, интеллектуальными особенностям, а также индивидуальным навыками и умениями владения разговорной речью и интерпретирует все эти факторы как относительно устойчивую индивидуальную совокупность свойств речи и голоса человека.

Экспертная практика показывает, что на экспертизу чаще всего представляются фонограммы, выполненные в экстремальных условиях, отражающих стрессовое состояние говорящего, что непосредственно сказывается на работе его произносительного аппарата и, соответственно, - самой речи.

Поэтому сравнение речи одной и той же личности в различных ситуациях общения не всегда позволяет ее подтвердить. Тем более, что с целью отведения от себя подозрения, проверяемое лицо может преднамеренно изменить свой голос. Однако натренированный эксперт устанавливает достоверность источника сведений, а также фальсификацию фонограммы.

Криминалистическая фоноскопическая экспертиза фонограмм речи является комплексной. При ее производстве используются научные данные как самой криминалистики и судебных экспертиз, так и других наук: физиологии, анатомии, психологии, лингвистики, психолингвистики, теории речевой информации и др., которые с помощью криминалистической кибернетики и технических средств, а также математического аппарата позволяют решить
различные

168

экспертные задачи. Поэтому в выводах криминалистической фоноскопической экспертизы всегда даются ссылки на соответствующие отрасли научных знаний, которые были использованы при ее производстве.

В фоноскопической экспертизе основным орудием, в отличие о других экспертиз, является слух эксперта, который способен обобщить не только комплексную звуковую информацию фонограммы, но и подразделит эту информацию таким образом, что позволяет эксперту одновременно судить о содержании сказанного, лингвистических особенностях говорящего или говорящих, на родном языке, эмоциональном состоянии в момент записи, а также окружающей обстановке, в которой производилась звукозапись.

Комплексная методика фоноскопической экспертизы позволяет производит гарантированную проверку подлинности исследуемых фонограмм.

Результаты фонографической экспертизы невозможно представить наглядно, что идет в разрез со сложившимися в других криминалистических экспертизах традиционными форма м

представления данных, полученных опытным путем. Данные фоноскопической экспертизы магнитной записи речи - звучащая речь и голос - непосредственно не “подаются”. Поэтому наглядностью служат выявленные и обоснованные комплексной экспертизой существенные общие и частные признаки устной речи, их разметка и математический расчет с помощью ЭВМ.

Судебно-фоноскопическая экспертиза строится по методике, традиционно включающей, как и другие виды экспертиз, предварительную стадию исследования, раздельную стадию, сравнительную стадию и оценку результатов.

Однако описание методики, методов и стадий исследования фоноскопической экспертизы разбросано по различным ведомственным

169

публикациям, не имеет должного обобщения, что затрудняет их использование в повседневной практической работе экспертов- фоноскопистов.

Именно поэтому в диссертации на основе глубоко анализа литературных источников предпринята попытка систематизации и обобщения известных сведений о методике криминалистической фоноскопии по всем стадиям исследования. С этих позиций разработаны и методические рекомендации по совершенствованию приемов получения сравнительных экспериментальных речевых образцов, т.к. они представляют особую трудность в следственной и экспертной практике. Кроме того без такого речевого материала невозможно само производство фоноскопической экспертизы, а имеющиеся требования по отбору сравнительного материала носят общий характер и не отражают всей совокупности признаков устной речи, что снижает их значимость для производства экспертизы.

Диссертант считает, что создание такого материала для современного уровня фоноскопического исследования фонограмм должно носить глубоко научный характер и решаться различными специальными методами, разработанными криминалистической теорией и практикой ведущих экспертов, а потому при его подготовке совершенной необходимо участие специалиста по судебной фоноскопии.

В диссертации подчеркивается, что на фоноскопическую экспертизу поступает совершенно особая форма вещественных доказательств - фонограмма, созданная с помощью технических средств и отражающая в акустической (речевой и звуковой) форме информацию о преступных действиях.

При этом крайне необходимо соблюдение всех требований к подготовке материалов на экспертизу в соответствии с правовой и нормативной регламентацией. Фонограммы могут иметь определенное процессуальное значение лишь при соблюдении порядка их оформления

170

и подтверждения экспертным путем подлинности и соотносимости их с событием преступления.

В этой связи в диссертации отмечается, что фонограмма может иметь доказательственное значение только в том случае, если она не имеет никаких изменений. Поэтому одной из главных задач предварительной стадии исследования является установление подлинности звукозаписи, наличия возможных фальсификаций, монтажа магнитной ленты.

Монтаж обнаруживается визуально, а также при слуховом и спектральном анализах, когда отмечается неоднородность акустического фона и отклонения от естественного звучания. Поэтому для обнаружения монтажа используются специальные анализаторы сигнала по импульсам и по различению уровней шумов речевой паузы. При наличии коротких обрывов в звучании исследование дополняется определением остаточной намагниченности ленты.

Сложнее обстоит дело в случаях, когда обнаружена фальсификация звукозаписи. Под фальсификацией автор диссертации, вслед за В.А.Снетковым и Е.И.Галяшиной, понимает любые преднамеренные изменения первоначального звучания, которые были непосредственно произведены в момент записи или после ее окончания с целью изготовления ложной речевой информации.

Поэтому при исследовании магнитных лент важно установить как истинность записи, так и звуковой среды, а также типа и вида звуконосителя. Для чего в судебной фоноскопии используются методы лингвистики, электроакустики и компьютерной техники.

Такая экспертиза проводится с помощью субъективных и объективных методов. К субъективным методам относятся слуховой (аудитивный) и визуальный (результаты электроакустических анализов речевых сигналов по их стандартным сегментам).

171

К объективным методам криминалистической фоноскопической экспертизы относятся лингвистический и кибернетический методы.

Хотя фоноскопическое исследование стало более совершенным благодаря внедрению кибернетических методов, слуховой анализ по- прежнему выступает в качестве основного метода исследования фонограммы. К тому же данные для ПЭВМ отбираются экспертом на основе слухового анализа всех представленных для изучения фонограмм.

Диссертант считает, что при оценке значимости слушания необходимо исходить из научных положений теории речевой деятельности, где слушание понимается как вид рецептивной деятельности человека, которая связана с восприятием звуковой волны.

Слушание - это индивидуальная способность человека, которая представляет собой сложный процесс, состоящий из анализа звукового сигнала, его перекодирования в психические явления (образы, процессы, состояния), существующие в реальной действительности, а также смысловой (лингвистической) интерпретации (расшифровка смысла и его понимание).

Поэтому диссертант подчеркивает, что научной основой слухового метода должно быть знание экспертом механизма произнесения звуков, системы произносительных навыков, их формирования и закономерностей индивидуальности произношения.

Такое научное положение лежит в основе классификации идентификационных признаков устной речи. В действиях эксперта- фоноскописта огромную роль играет его слуховой опыт, слуховая память, от которых зависит выявление не только фонетических признаков устной речи, но и разнообразных акустических явлений.

Поэтому считается доказанным, что на основе слухового анализа, с той или иной степенью вероятности, можно определить национальность, пол, возраст, район формирования устной речи и возможные места длительного проживания проверяемого лица, его профессию, уровень и

172

направление образования, знание иностранных языков, интересы, наличие патологии мышления и психических болезней, а также некоторые виды профзаболеваний и других.

Кроме того эксперт на слух определяет особенности акустического фона, записанного на магнитную ленту во время разговора. Так, можно определить местность, улицу, помещение, где производилась запись, действия, выполняемые говорящими, тип огнестрельного оружия в случае его применения. Диссертант подчеркивает многомерность слухового анализа и с позиций лингвистического анализа устной речи: ее смысловых элементов, стиля речи, синтаксического строя фраз, выбора слов, словарного запаса, ритмико- интонационных особенностей, влияние среды (город, село), диалектов, других контактирующих языков, а также индивидуальных дефектов речи.

По структуре коммуникативного акта определяется информация, связанная с партнерами коммуникации: число партнеров, их взаиморасположение, отношения между ними, роль каждого, смена ролей, общность апперцептивной базы, симметричность/несим- метричность отношений, индивидуальные особенности каждого партнера. В структуре коммуникативного акта содержится и информация, которая характеризует конкретную ситуацию: присутствие посторонних при разговоре, частотность конситуации, связь речи с данной ситуацией, место коммуникативного акта.

На фонограмму устного текста влияют и такие факторы: условия записи; звуки, связанные с содержанием высказывания и звуки, не связанные с ним, а также звуки, обусловленные процессом записи.

Такое исследование, подчеркивается в диссертации, естественно, под силу только эксперту, обладающему специальными разносторонними познаниями, которые позволяет ему при таком многомерном анализе правильно выделить наиболее информативные

173

отрезки высказывания, что поможет решить экспертные задачи и должно быть отражено в речевых экспериментальных образцах.

Оценивая значимость слухового (аудитивного) анализа, диссертант отмечает, что несмотря не успешное использование в производстве криминалистических фоноскопических экспертиз автоматизированных методов опознания личности говорящего, они пока не в состоянии заменить слуховой анализ эксперта, его избирательность и чувствительность при выявлении и сопоставлении индивидуальных особенностей устной речи.

При раскрытии значимости лингвистического анализа устной речи диссертант рассматривает языковое общение с помощью устной речи как процесс передачи и приема информации с использованием языкового и интеллектуального кода, которые различаются по языковым свойствам, отраженным в навыках и умениях индивидуальной личности.

С учетом этих навыков и умений для фоноскопической экспертизы разработана специальная классификация идентификационных признаков устной речи, которые делятся на общие и частные. Они находятся во взаимосвязи, но определяющими являются общие признаки, т.к. они отражают свойства, присущие речи человека в целом.

При оценке идентификационной значимости и меры совпадения речевых признаков в фоноскопической экспертизе учитываются ситуационные факторы и обстоятельства, которые влияют на вариабельность признаков говорящего.

В процессе лингвистического анализа фоноскопического исследования по признакам устной речи выделяют смысловую и личностную информацию, которые выступают нерасчлененно, и вычленить их параметры эксперту помогает компьютерная техника.

В этих целях в диссертации рассмотрена система “Диалект”, в которой для исключения случайных ошибок эксперта, а также для объективизации его оценок создан эталонный массив особенностей

174

устной русской речи, обеспечивающий быстрый и удобный доступ эксперта к различного рода справочному материалу. В процессе лингвистического слухового анализа эксперт использует хранящиеся в памяти ПЭВМ звуковые эталоны качественных особенностей устной речи и необходимую текстовую информацию, сопоставляет с ними исследуемые фонограммы и таким образом определяет значения лингвистических признаков конкретного лица.

Достоинство лингвистических признаков заключается в том, что эксперт при их выделении способен улавливать тончайшие нюансы звучания речи, оценивать различия, не поддающиеся в настоящее время инструментальным методам исследования фонограмм. При этом эксперт сравнительно легко адаптируется к достаточно высокому уровню помех и искажений, которые зачастую имеют место в исследуемых фонограммах.

В диссертации отмечено, что автоматизирование производства фоноскопической экспертизы не только сокращает сроки такого трудоемкого исследования, облегчает проведение лингвистического анализа, но и, самое главное, уменьшает фактор субъективизма в производстве экспертизы, увеличивает ее эффективность в целом.

Однако диссертант подчеркивает, что никакая автоматизированная система пока не в состоянии заменить слуховой опыт эксперта- фоноскописта особенно при определении вариабельности речевого сигнала, которым говорящий может осознанно/неосознанно управлять, умело скрывая свои намерения и эмоциональное состояние, что оказывается порой наиболее важным при решении экспертных задач.

По мнению автора диссертации, автоматизироаванная система представляет собой вспомогательно техническое средство, относится к разряду оснащенности фоноскопической экспертизы и вместе с различного рода психометрическими шкалами и приемами статистической обработки звукового материала призвана облегчить

175

трудоемкую процедуру в ходе диагностических и идентификационных исследований фонограмм. В диссертации продолжена разработка понятийного аппарата, соотносящегося с криминалистической диагностикой личности по фонограммам. Предложено собственное видение наиболее актуальных и перспективных направлений дальнейшего развития и совершенствования методики криминалистической диагностики магнитной записи речи.

Учитывая, что изучение устно-речевой деятельности человека, зафиксированной на магнитной ленте, выдвигается диссертантом как основа диагностики личности говорящего при исследовании фонограмм, отражающей его свойства коммуникативного, социального, психологического, биохимического и др. характера, автор при объяснении сложности понятия “речевая деятельность” опирается на современные научные концепции психологической теории деятельности, где личность рассматривается в качестве производителя деятельности. Речевая деятельность определяется спецификой поведения, сознания, психики индивида, а его речевые действия вызваны потребностями самовыражения, которые реализуются в виде различных высказываний в устной или письменной форме и адресованы собеседнику. Успешность общения зависит от многих факторов, анализ которых приведен в диссертации.

При этом автор отмечает, что проблемы исследования устно-речевой деятельности личности сближают криминалистику с другими науками,что, по мнению диссертанта, представляет глубокий научный интерес и нуждается в дальнейшей разработке.

В этой связи диссертантом проведены собственные исследования по выявлению диагностических признаков устной разговорной речи двух социальных групп современной молодежи - молодых бизнесменов и слушателей СЮИ МВД России.

Результаты проведенного исследования говорят о том, что условия

176

общения сближают коммерсантов и будущих специалистов правоохранительных органов, поскольку главное внимание в исследовании было направлено на разговорную речь, где проявляется минимум заботы говорящих о форме выражения своих высказываний.

Диссертант считает, что главные диагностические признаки современной молодежи содержатся в разговорной речи и, особенно, на лексико-синтаксическом уровне.

Эти выводы подтверждает статистика правонарушений, которая показывает, что именно среди молодежи в случаях преступного события чаще всего используются различные средства звуко- и видеозаписи, фиксирующие все особенности их речевой и неречевой деятельности.

По мнению диссертанта, проблема выявления диагностических лингвистических признаков устной речи современной молодежи по своей значимости и актуальности может быть самостоятельным научным исследованием.

В диссертации сделана попытка научной систематизации сведений об индивидуально-анатомическом строении произносительно-слуховых органов человека, которые освещены с позиций общей и прикладной фонетики современного русского языка и трансформированы автором с позиций нужд криминалистики.

Решение диссертантом указанных проблем послужило научной основой для освещения главной проблемы исследования криминалистической диагностики национальной
принадлежности говорящего, владеющего тюркско-русским
двуязычием, а именно: узбекско-русским, татарско-русским, казахско-русским.

Каждый национальный язык имеет свою фонологическую систему, которая реализуется в индиивидуальном “речевом портрете” человека.

Такой “портрет” создается в диагностическом экспертном исследовании личности человека по фонограммам его речи с учетом соответствия или несоответствия произношения системе норм русского

177

языка в целях получения розыскной информации интересах оперативных служб, следствия и суда.

Учитывая географическое положение Саратовской и Волгоградской областей, их близость, соседство с народами Казахстана и Узбекистана, а также как место постоянного проживания поволжских татар, наличие различного рода контактов населения, автор диссертации предпринял попытку разработки”речевых портретов” в целях криминалистической диагностики указанных национальностей.

В каждом языке при производстве звучащей речи произносительные органы совершают привычные и необходимые движения по системе родного языка. Одна речевая поза сменяется другой, образуя звуки речи, качество которых должно соответствовать орфоэпическим (произносительным) нормам данного языка. Поэтому усвоение чужой артикуляционной базы сопряжено с трудностями, а несоответствия его системе родного языка создают акцент, который представляет собой яркий диагностический признак.

Под акцентом в диссертации понимается своеобразное произношение говорящего на чужом языке, когда звуки неродного языка непроизвольно заменяются звуками родного языка.

Из психологии известно, что при взаимодействии контактирующих языков система второго языка накладывается на систему родного, вызывая положительный (транспозиция) и отрицательный (интерференция) перенос знаний, умений и навыков родного языка на второй язык.

Двуязычие (билингвизм) в истинном понимании этого термина означает совершенное владение говорящим обоими языками, их параллельное употребление. Однако билингвизм бывает разный, т.к. человек по-разному овладевает вторым языком.

Поэтому при исследовании речи билингвов необходимо учитывать, что произносительные навыки человека создаются
разными

178

перцептивными базами. Любой человек при изучении неродного языка в качестве надежной опоры используют восприятие сходства с единицами своего родного языка.

В этих опорах и отражается интерферирующее влияние родного языка говорящего, создавая индивидуальный “речевой портрет”.

Такие речевые портреты используются в “Лингвистическом паспорте” со сводным перечнем признаков фонетической интерференции (по результатам исследований 1976-1990 гг.), разработанном в ЭКЦ МВД России.

Однако исследование признаков речевой интерференции указанных тюркских языков, проведенное автором диссертации, показало, что многие диагностические признаки в указанном лингвистическом паспорте отсутствуют или требуют серьезных дополнений.

Диссертант считает, что полученное им описание диагностических признаков лиц, владеющих тюркско-русским двуязычием будет способствовать совершенствованию методики криминалистической диагностики национальной принадлежности говорящего.

Проведенное диссертационное исследование открывает новые возможности дальнейшего углубленного изучения выбранной проблемы, а полученные результаты могут быть использованы в Федеральной фонотеке, создаваемой органами МВД и ФСБ Российской Федерации.

179

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Аванесов Р.И.Русское литературное произношение. 3-е изд.доп.
  • и перераб. М.: Просвещене,1984. 384с.
  1. Аверьянова Т.В. Содержание и характеристика методов судебно-экспертных исследований. Алма-Ата, 1991.
  2. Агеев В.И. Ситуативные вариации параметров речи/ Психолингвистика и обучение иностранцев русскому языку. М., 1972.
  3. Азарченкова Е.И. Исследование лингвистических признаков речи в целях составления “речевого портрета” говорящего // Эксперт ная техника.Вып.125. Методические разработки. Исследование видео- и звукозаписи. М.: Изд. РФЦСЭ, 1995. С. 22-25.

5.Азарченкова Е.И., Женило В.Р., Ложкевич А.А., Шаршун-ский В.Л. Фоноскопическую экспертизу в практику предварительного следствия // Экспертная практика.№ 23. М.: ВНИИ МВД СССР, 1985. С.92-97.

  1. Азарченкова Е.И. Возможности диагностики личностных характеристик человека по фонограммам речи // Возможности судебной видеофонографической экспертизы.Сб.научных трудов- М.: Изд. ВНИИСЭ,
  2. -С.91-100.

• 7.Азарченкова Е.И., Женило В.Р., Ложкевич А.А., Шаршунский В.Л. Разработка экспертной методики идентификации личности по магнитным фонограммам устной речи, основанной на лингвисти ческом анализе и разработке речевых сигналов на ЭВМ. - М.: ВНИИИ МВД СССР, 1985.

  1. Азарченкова Е.И., Ложкевич А.А. Возможности получения информации о личности по фонограммам устной речи // Диагностика при производстве криминалистических экспертиз. № 72 - М.: ВНИИ МВД СССР, 1984. -. - С. 17- 24.

180

  1. Азарченкова Е.И., Ложкевич А.А. Подготовка материалов на фоноскопическую экспертизу // Экспертная практика. № 21. - М.: ЦНИКЛ МВД СССРД983. - С. 21-24.

  2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Со- ветская энциклопедия, 1969. - 607 с.
  3. Бажакин Г.А., Женило В.Р. Речевой сигнал, почерк, речь и общие проблемы идентификации интеллектуальных систем // Экспертная техника. Исследование видео- и звукозаписи. Вып. 125. - М.: РФЦСЭ, 1995.-С. 10-14.
  4. Байчура У.Ш. Звуковой строй татарского языка. - Ка зань, 1959.

  5. Баринова Г.А. Редукция гласных в разговорной речи // Развитие фонетики современного русского языка. Фонологические под- системы. - М.: Наука, 1971. - С. 97-127.
  6. Басалаев А.Н. Процессуальные и тактические вопросы сохра- нения информации, содержащейся в следах // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып.6. - Л.: Прокуратура Союза СССР. Институт усовершенствования следственных работников, 1980.-С. 56-66.
  7. Баскаков Н.А. Тюркские языки (общие сведения итипологиче- ская характеристика)// Языки народов СССР: Тюркские языки. - М.: Наука, 1966.-Т.27.-С. 7-42.
  8. Белевич Т.Ю. Учет специфики акцентуации русского и араб- ского языков при обучении арабских учащихся русскому словесному ударению// Язык специальности на занятиях по русскому языку как иностранному. Л.: Изд.Ленингр.ун-та, 1989. - С. 91-95.
  9. Белкин Р.С. Криминалистика и теория судебной экспертизы: природа и связи // Актуальные проблемы криминалистических иссле-

181

дований и использования их результатов в практике борьбы с преступностью. - М.: ЭКЦ МВД РФ. 1994.

  1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспек тивы. Общая и частная теории. - М.: Юридич.лит., 1987. - 272 с.

  2. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.:Изд. БЭК, 1997.-342 с.
  3. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.2: Частные кри- миналистические теории. - М.: Юристъ, 1997. - 464 с.
  4. Белов И.В. Признаки речи как предмет экспертизы. - М.: Со- циалистическая законность. № 8, 1970. С.53-56.
  5. Богородицкий В.А. Введение в татарское языкознание в связи с другими тюркскими языками. - КазаныТатиздат, 1953. - 220 с.
  6. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. -М., 1982.
  7. Болдырев Р.В. Предложно-падежное функциональное вза имодействие в русской разговорной речи. Киев: Наукова думка,
    • 241 с.
  8. Бондарко Л.В. Звуковой строй современного русского языка. -М: Просвещение, 1977. - 176 с.
  9. Брызгунова Е.А. Звуки и интонация русской речи. - 3-е изд. перераб. - М.: Русский язык, 1977.
  10. Быласикевич С. Метод симантического анализа в криминали- стических фоноскопических исследованиях /// ПНР. Проблемы криминалистики, 1984, № 166. - С. 635 -643.
  11. Варюшенкова Н.Н., Любимова Н.А. Фонетико-графическая интерференция в речи на неродном языке. - М.: Рус.язык за рубежом. 1986. № 1.

182

  1. Веймут А.А. О зависимости количественных показателей еди ниц языка от пола говорящего лица // Вопросы языкознания, 1976. -

• №1.-С. 13-18.

  1. Вербицкая Л.А. К вопросу об орфофонической вариативности современной произносительной нормы // Слух и речь в норме и патологии. Вып.З. - Л., 1980. - С.3-10.
  2. Винберг А.И. Идентификационная диагностическая и ситуационная криминалистические экспертизы / Советское государство и право, 1978. № 9.
  3. Винберг А.И. Применение звукозаписи в работе органов общественной безопасности // Вопросы криминалистики в зарубежных социалистических странах. М.: Госюриздат, 1966. - С. 161-175.
  4. Виноградов В.А. Консонантизм и вокализм русского языка. -М.: Просвещение, 1977. - 176 с.
  5. Витт Н.В. Речь и критическая ситуация // Предварительные материалы экспериментальных исследований по психолингвистике. -М., 1973. - С. 41- 46.
  6. Возможности судебной видеофонографической экспертизы // Сб.науч.трудов. - М.: Изд. ВНИИСЭ, 1989. - 167 с.
  7. » 36.Воинов В.К. Количественный анализ текста для описания ин-

дивидуального стиля: Автореф.дис…. канд.юрид.наук. Киев, 1972.

  1. Вопросы судебно-фоноскопической экспертизы: Мат-лы науч. практ.семинара (Тбилиси, 26-29 мая 1987 г.). - Тбилиси, 1988.
  2. Вул СМ. Теоретические и методические вопросы криминалистического исследования письменной речи. - Харьков, 1975.
  3. Гаврилов Л.Н., Пономарев B.C. К вопросу об идентификации личности по магнитной записи голоса // Науку и технику на службу милиции. Материалы I Всероссийской научной конференции работни-

183

ков научно-технических аппаратов, уголовного розыска, БХСС и до- знания органов милиции. Сб.1. М., 1964. - С. 153-159.

  1. Галяшина Е.И. Идентификационные признаки речи и их ис- пользование в криминалистической экспертизе фонограмм // Между-нар.конференция “Информатизация правоохранительных систем” (5-7 июля 1995 г. Москва). Тез. докладов. - М., 1995. - С.75- 77.
  2. Галяшина Е.И. К вопросу о техническом обеспечении фоно- скопических исследований и экспертиз // Проблемы криминалисти- ческой экспертизы видео- и звукозаписи. - М.: Изд. ВНИИСЭ, 1990. -С.28-45.
  3. Галяшина Е.И., Снектов В. К понятию установления аутен- тичности магнитных аудио-, видеофонограмм. 50 лет НИИ криминалистики // Сб. научных трудов. - ЭКЦ МВД России, 1995. - С.61-67.
  4. Гез Н.И. О факторах, определяющих успешность аудирования иноязычной речи // Иностранные языки в школе. - 1977. № 5.
  5. Гейльман Н.И., Андрющенко Е.В., Богданова Н.В., Скре-лин П.А. Определение социальных и лингвистических характеристик говорящих по спонтанной монологической речи // Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. - М.: Изд. ВНИИСЭ, 1990.-С. 103-129.
  6. Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Основы речевой коммуникации. - М.: Инфра-М, 1997. - С.6-198.
  7. Голенко Г.А., Смирнов Ю.Л. Запись звука и изображения. -М.: Знание, 1970. - С.3-23.
  8. Грановский Г.Л., Жгенти О.В. Организационные проблемы судебно-фоноскопической экспертизы. - Тбилиси, 1988.
  9. Грановский Г.Л., Коблякова Г.Н. Некоторые положения ме- тодики экспертного исследования общих признаков разговорной речи //Экспертная техника. М.: Изд. ВНИИСЭ, 1985. - Вып.84. - С. 26-44.

184

  1. Грановский Г.Л., Ребгун Э.К. О теоретических основах судебной фоноскопии // Современные проблемы судебной экспертизы и пути повышения эффективности деятельности судебно-экспертных учреждений в борьбе с преступностью. - Киев, 1983.
  2. Грановский Г.Л., Ребгун Э.К.., Тушишвили М.А. Идентификация средств звукозаписи // Метод.реком. - М., 1986.
  3. Громовенко Л.И. Криминалистическое исследование средств и материалов звукозаписи: Учебн.-практ.пособ. - М., 1981.
  4. Громовенко Л.И. Некоторые вопросы оценки идентификационных признаков средств звукозаписи при судебно-электроакусти-ческой экспертизе // Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительно следствии. - Киев, 1980.
  5. 53.Дашкова С.С. Устная речь как источник информации о человеке: Автореф.дис. … канд. филол. наук. - Л., 1982.

  6. Девкин В.Д. Языковая манерность как стилистическое явле- ние//Учен. зап. пед. ин-та им. В.И.Ленина. М., 1970. - С.49.
  7. Джапаридзе З.Н. Об опорных фонетических единицах при из- учении неродного языка // Вопросы фонологии в аспектах русского языка как иностранного: Доклады. Материалы I международного симпозиума МАПРЯЛ. Москва, УДН, 19-23 октября 1987 г. - М.: Изд. УДН, 1989.-С. 13-15.
  8. Джунисбеков А.С. Сингармонизм в казахском языке. - Алма-ты: Наука, 1987. - 90 с.
  9. Джусупов М. Звуковые системы русского и казахского языков. Слог. Интерференция. Обучение произношению. - Ташкент: Фан, 1991.-240 с.

185

  1. Джусупов М. Сингармонический звуковой строй в сопостав- лении с несингармоническим (на материале казахского и русского языков): Автореф.дис…. д-ра филол. наук. - Алматы, 1992. - 38 с.
  2. Джусупов М. Фонемография А.Байтурсынова и фонология сингармонизма. - Ташкент: Узбекистон, 1995. - 174 с.
  3. Диагностика личности человека по фонограммам устной речи /Учеб. пособ. - М.: ЭКЦ МВД России, 1993.- 72 с.
  4. Ермаченкова B.C. Количественное соотношения типовых ин- тонационных структур (синтагм) внутри сверхфразового единства // Язык специальности на занятиях по русскому языку как иностранному. - Л.: Изд. Ленинградского ун-та, 1989. - С. 111-114.
  5. Ермолаева М.Л., Любимова Н.А. Выявление потенциального поля фонетико-графической интерференции как лингвистическая основа обучения франкоговорящих билингвов русскому письму и произношению // Язык специальности на занятиях по русскому языку как иностранному. -Л.: Изд.Ленинградского ун-та, 1989. - С.85-91.
  6. Жариков Ю.Ф., Струк И.А. Модифицированное техническое устройство анализа речевых сигналов в процессе проведения фоноско-пических экспертиз // Экспертная техника. - М., 1986. - № 96.
  7. Жариков Ю.Ф., Ящуринский Ю.В., Попов Ю.П., Белинский Ю.В. Способ идентификации средств магнитной записи // Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. Сб. науч. трудов. - М.: Изд. ВНИИСЭ, 1990. - С. 69-80.
  8. Жариков Ю.Ф., Ящуринский Ю.В., Струк И.А. Понятие су- дебно-акустической экспертизы и ее место в системе судебных экспертиз // Экспертная техника. Вып. 125. Исследование видео- и звукозаписи. - М.: РФЦСЭЭ, 1995. - С. 3-6.

186

  1. Жгенти О.В., Рамишвили Г.С., Сердюков В.Д. Исследование фонограмм речи с целью установления личности говорящего: Ме-

• тод.реком. - РФЦСЭ, 1984.

  1. Женило В.Р. Исследование доминант голоса в речи. // Экспертная практика. Вып. 125. Исследование видео- и звукозаписи. - М: РФЦСЭ, 1995.-С. 18-22.
  2. Женило В. Р. Параметры высоты голоса и их место в системе акустических идентификационных признаков речи / Проблемы крими- налистической экспертизы видео- и звукозаписи. Сб. науч. трудов. -М.: Изд. ВНИИСЭ, 1990. - С. 56-68.
  3. Женило В.Р. Переход фоноскопических исследований на стандартную компьютерную технологию // Международная конферен ция “Информатизация правоохранительных систем” (5-7 июля 1995 г. Москва). Тезисы докл. - М., 1995. - С.64-67.

70.Жинкин Н.И. Механизмы речи. М., 1958. - 370 с.

  1. Земская Е.А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы изучения. - М., 1979. - 239 с.
  2. Зимняя И.А. Психология обучения неродному языку. - М., 1989.
  3. т 73. Златоустова Л.В.Фонетическая структура слова в потоке речи.

Казань, 1963.- 155 с.

  1. Златоустова Л.В. , Потапова Р.К., Трунин-Донской В.Н. Общая и прикладная фонетика / Под общей ред. Р.К.Потаповой. - М.: Изд. Московского ун-та, 1986. - 304 с.
  2. Зубкова Л.Г. О некоторых закономерностях сегментной организации различных ритмических моделей слова // Изучение сегментных и различных суперсегментных единиц речи :Учеб. пособ. - М.,
    • 1977.

187

  1. Идентификация лиц по фонограммам русской речи на авто- матизированной системе “Диалект” // Пособ. для экспертов. Под. ред. А.В.Фесенко. - М.: Войсковая часть 34435, 1996.
  2. Идентификация человека по магнитной записи го речи // Метод. пособ. для экспертов, следователей и судей. - М.:Изд.РФЦСЭД995. - 130 с.
  3. Изаренков Д.И. Обучение диалогической речи. - М.: Русский язык, 1986.- 153 с.
  4. Илюхина Е.И. Голосовые стереотипы и фактические функции речи / Исследование проблем речевого общения. АНСССР. - М., 1979.
  5. Интерференция звуковых систем. - Л., 1987.
  6. Интонация. - Киев, 1978. - 240 с.
  7. Исследование фонограмм речи в целях установления лич ности говорящего: Метод.реком. - М.: ВИИСЭ, 1984.

  8. Каганов А.Ш., Карагодин С.Л. Автоматизированное рабочее место эксперта-фонолога // Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. Сб.науч.трудов. -М.: Изд.ВНИИСЭ, 1990. - С. 4- 10.
  9. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.
  10. Карнеева Л.М. Применим ли магнитофон в следственной работе? // Социалистическая законность. 1963. № 1.
  11. Карнеева Л.М., Хилобок М.П., Ратинов А.Р. Применение звукозаписи в следственной работе. Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. М., 1967.

  12. Касевич В.Б., Шабельников Е.М., Рыбин В.В. Ударение и тон в языке и речевой деятельности. - Л.:Изд. Ленинградского ун-а,1990. - 247 с.

188

  1. Коблякова Н. О некоторых вопросах аудиторского изучения голоса и речи говорящего // Экспертная практика и новые методы исследования. Вып.20. М., 1981.
  2. Ковтунова И.И. Современный русский язык. Порядок слов и актуальное членение предложения. - М.: Просвещение, 1976. - 239с.
  3. КодзасовС.В., Кривнова О.Ф. Фонетические возможности гортани и их использование в русской речи // Проблемы теоретической и экспериментальной лингвистики. М., 1977.

  4. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании. М., 1980.
  5. Коломиец В.Я. Использование материалов звукозаписи в рас- следовании преступлений // Сб. статей адъюнктов и соискателей. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1970. С.214-221.
  6. Комиссаров А.Ю. Проблемы предупреждения экспертных ошибок в криминалистическом исследовании письменной речи. 50 лет НИИ криминалистики // Сб. науч. трудов. - М.: ЭКЦ МВД России, 1995.-С. 75-81.

  7. Кривнова О.Ф., Венцов А.В. Об интонационном членении не- которых типов предложений русского языка // Анализ речевых сигналов человеком. Л., 1971. - С. 161-172.
  8. Криминалистика // Под. ред. В.А.Образцова. - М.: Юрист, 1995.
  9. Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. - М., 1989.
  10. Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого.
    • М.: Юридич. лит., 1982. - С. 15-67.
  11. Кухаренко В.А. Интерпретация текста. - Изд. 2-е перераб. -М.: Просвещение, 1988. - С. 15-67.
  12. Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уго- ловном судопроизводстве. - М.: Изд.юрид.лит., 1983. - 108 с.

189

  1. Левитов Н.Д. Проявление характера в речи / Психология характера. - М., 1969.
  2. Леонтьев А.А. Слово в речевой деятельности. - М.: Наука, 1965.-С. 123-127.
  3. Леонтьев А.А., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в крими- налистике и судебной психологии. - М.: Наука, 1977. - 62 с.
  4. Летемина Н.А. Ритмические нарушения в русской речи кубинцев // Язык специальности на занятиях по русскому языку как иностранному. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1989. - С. 100-104.
  5. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Основы экспертного криминалистического исследования магнит- ных фонограмм. - М., 1977.
  6. Ложкевич А.А., Чиванов В.А. Получение экспериментальных образцов устной речи для идентификации личности по фонограм- ме // Метод, письмо. - М., 1976.
  7. Ложкевич А.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. О возможности проведения экспертиз по установлению неразборчивых текстов, записанных на магнитную ленты // Экспертная практика. Сб.5. - М., 1971.
  8. Любимова Н.А. Фонетическая интерференция. Л., 1985. 54 с.
  9. Любимова Н.А., Братыгина А.Г., Вострова Т.А. Русское произношение: Ударение. Ритмика. Интонация. -Л., 1975.
  10. Манеров В.Х., Алексеев В.И., Устинович Е.А. Исследование голоса как источника информации о свойствах говорящего // Речь, эмоции, личность: Материалы Всесоюзного симпозиума.- Л., 1978. - С. 34-40.
  11. Манеров В.Х . Практика и перспективы решения задачи ди- агностики свойств говорящего по речи // Возможности судебной ви-

190

деофонографической экспертизы. Сб. науч. трудов - М.: Изд. ВНИ- ИСЭ, 1989.-С. 100-109.

  1. Манеров В.Х., Харьковская Е.А. Исследование акустических характеристик речи и задача диагностики говорящего // Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. Сб. науч. тру- дов. - М.: Изд. ВНИИСЭ, 1990. - С. 129-137.
  2. Марков О.В. Вопросы теории и практики применения видеозаписи на предварительном следствии // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып.:. Л., 1980, С. 83-93.
  3. Махмудов А. Сонорные узбекского языка. - Ташкент: Фан, 1980.- 60 с.
  4. Махмудов А. Соотношение сингармонизма, ударения и звукового строя языка // Тюркское языкознание: Материалы II Всесоюзной тюркологической конференции. - Ташкент, 1985. - С.292-296.
  5. Методика преподавания русского языка как иностранного. Для зарубежных филологов русистов (включенное обучение) // Под ред. А.Н.Щукина, - М.: Рус.яз., 1990. - С.6- 146.
  6. Миньковский Л..М. Процессуальные вопросы применения новых научно-технических средств фиксации результатов следственных действий // Сб. тезисов докладов научной конференции. - М., 1962.
  7. Михайлов В.Г., Хитина М.В. Воздействие фактора вариативности на идентификацию речевых высказываний // Проблемы кри- миналистической экспертизы видео- и звукозаписи. Сб, науч. трудов, - М.: ВНИИСЭ, 1990. - С.80-89.
  8. Назначение и производство судебных экспертиз / Пособ. для следователей, судей и экспертов. - М.: Изд. ВНИИСЭ, 1989. - С. 114- 121.

191

  1. Назначение, подготовка и проведение экспертизы фоно граммы речи в целях установления личности говорящего // Метод. письмо. - Тбилиси, 1986.

  2. Образцов В.А. Основы криминалистики. - М.: Юристъ, 1996. - 160 с.
  3. Общение. Текст. Высказывание. М.: Наука, 1989. - 175 с.
  4. Организация и ведение фото-, фоно-, видиотек лиц, причастных к совершению преступлений / Е.Н.Дмитриев, Е.И.Галяшина, Д.Т.Кочетков и др.: Метод.рекомендации. - М.: ЭКЦ МВД России,
    • С. 6-9.
  5. Орлов Ю.К. Процессуальные проблемы комплексной экспертизы // Актуальные вопросы теории судебной экспертизы. № 21. -М., 1976.- С.82-109.
  6. Подшибякин А.С. Холодное оружие. Криминалистическое учение.
    • М.: Учебно-консультационный центр “ЮрИнформ”, 1997. - С. 65-72.
  7. Поливанов Е.Д. Субъективный характер восприятия звуков языка // Статьи по общему языкознанию. - М.: Наука, 1968. - С.236 -253.
  8. Понукалин А.А. Введение в психоакустику. - Саратов: Изд. Саратовского ун-та 1991. - С. 147-161.
  9. Предъявление фонограмм устной речи для опознания / Под ред. В.А.Снеткова. - М., 1978.
  10. Пышкин И.М., Молянов Ю.П., Шауро А.В. Исследование передачи телефонных сообщений в асинхронных адресных системах связи с частотно-временным кодированием // Сб. трудов. Оперативная и криминалистическая техника. Выв. 2. - М., 1974. - С.31-38.
  11. Радужан М.В. Лингвистический анализ фонетических нарушений в русской речи арабов // Язык специальности на занятиях по

192

русскому языку как иностранному. - Л.: Изд. Ленинградского ун-та, 1989. -С.96-100. • 130. Рамишвили Г.С., Сердюков В.Д., Тушишвили М.А., Чикоид-

зе Г. Б. Перспективы автоматизации процессе идентификации говорящего по фонограммам речи // Возможности судебной видеофонографической экспертизы. Сб. научных трудов. - М.: Изд. ВНИИСЭ, 1989. -С. 3-12.

  1. Рамишвили Г.С. Автоматическое опознание говорящего по голосу. М., 1981.
  2. Рамишвили Г.С. К проблеме криминалистической идентификации личности по фонограммам устной речи //Экспертная техника.
  3. ь

Вып. 125. Метод, разработки. Исследование видео- и звукозаписи. - М.:

Изд. РФЦСЭ, 1995. - С.6-9.

  1. Рамишвили Г.С. Речевой сигнал и индивидуальность голоса. -Тбилиси, 1976.
  2. Рамишвили Г.С, Чикоидзе Г.Б. Криминалистическое исследование фонограмм речи и идентификация личности говорящего. -Тбилиси, 1991.
  3. Распопов И.П. Очерки по теории синтаксиса. - Воронеж: т. Изд. Воронежского ун-та, 1973. - С.104-118.

  4. Ребгун Э.К. О криминалистическом исследовании фонограмм в целях идентификации человека по голосу // Экспертная техника. Вып.84. - Фоноскопические экспертные исследования. - М.: Изд. ВНИИСЭ, 1985.-С. 3- 15.
  5. Ребгун Э.К. Диагностические экспертные исследования средств и материалов звукозаписи // Экспертная техника. Вып. 125. Исследование видео- и звукозаписи. - М.: Изд. РФЦСЭ, 1995. - С.38-43.
  6. Ребгун Э.К. Некоторые аспекты проблем криминалистического исследования речевой деятельности // Проблемы криминалиста-

193

ческой экспертизы видео- и звукозаписи. Сб, науч. трудов. - М.: ВНИ-ИСЭ, 1990. - С.89-98.

  1. Ревтов Ю.И. Некоторые результаты экспериментальных ис- следований по опознанию признаков голоса и речи человека // Вопросы судебной психологии. Вып. 2. - Минск, 1972.
  2. Решетов В.В. Узбекский язык. 4.1. Введение.Фонетика. _ Ташкент: Учпедгиз УзССР, 1959. - 360 с.
  3. Рогачевский Л.А. Доказательственное значение психологиче- ских индикаторов аффективного состояния // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып.:. Л., 1980, С. 116-126.
  4. Розенблит С.Я. Возможности использования звукозаписи при производстве следственных и судебных действия // Вопросы кри миналистики, № 10. - М.: Юридич.лит., 1964.

  5. Розенталь Д.Э.,Теленкова М.А. Словарь-справочник лингви- стических терминов. - М.: Просвещение, 1985, с. 13-14.
  6. Розов А.И. Речевая деятельность как преодоление конфликтной ситуации // Вопросы психологии. М., 1987. № 6.
  7. Российская А.И. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе // Практическое пособие. - М.: Право и закон, 1978. - 307 с.
  8. Русская разговорная речь. Тексты. М.: Наука, 1978. 307 с.
  9. Рыльский Г.И., Сметанников И.П. Использование некоторых речевых признаков для задачи идентификации дикторов // Речевое управление. М., 1972.
  10. Сайтов 3.3. Русско-татарский разговорник. Казань: Татарское книжное издательство, 1983. 98 с.
  11. Салтевский М.В., Громовенко Л.И. Судебно-электроакусти- ческая экспертиза звукозаписывающих объектов // Криминалистическая и судебная экспертиза. Киев, 1978. Вып. 16.

194

  1. Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о на выках. М., 1968.
      1. Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления

для опознания на предварительном следствии. М.: Изд. Московского Ун-та, 1976. 89 с.

  1. Светозарова Н.Д. Интонационная система русского языка. Л.: Изд. Ленинградского ун-та, 1982. 175 с.

  2. Селиванов Н.А. Современное состояние криминалисти ческой техники и пути ее развития // Вопросы криминалистики, № 5. М., 1962.

  3. Словарь основных терминов седебно-почерковедческой, су-дебно- автороведческой и судебно-фоноскопической экспертиз. М., 1978.
  4. Словарь синонимов. Справочное пособие. Изд. Наука. Ленинградское отд- е. Л., 1975.
  5. Снетков В.А. Практика и перспективы совершенствования методики экспертных исследований вещественных доказательств в научно-технических аппаратах милиции // Науку и технику на службу милиции. Материалы I Всероссийской научной конференции работни-ков научно-технических аппаратов, уголовного розыска, БХСС и дознания органов милиции. Сб. 1. М.,1964. С. 136-140.
  6. Снетков В.А. Проблемы криминалистического установления личности. 50 лет НИИ криминалистики // Сб. науч. трудов. М.: ЭКЦ МВД России, 1995. С. 53-60.
  7. Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики: Труды ВНИИ МВД СССР. № 23. М., 1972. С. 103-106.
  8. Снетков В.А. Состояние и пути совершенствования научных исследований в области традиционной криминалистической техники // Применение научно- технических методов и средств деятельности орга-

195

нов внутренних дел: Материалы Всесоюзной научно-практической конференции. М.: ВНИИ МВД СССР, 1978. С.37-41. • 160. Соколова М.А. К вопросу о соотношении нормы и стилевой

дифференциации произношения // Просодия текста: Тезисы докладов научно- методической конференции МГПИИЯ им. Мориса Тореза. М., 1982. С. 108- 109.

  1. Солганик Г.Я. Стилистика текста//Учеб. пособ. М.: Флинта, наука, 1997. С. 122-146.

  2. Судебная видеофонографическая экспертиза. Подготовка материалов и производство // Метод, пособ. для экспертов, следовате лей и судей. М.,1989.

  3. Федотова Н.Л. О понятии произносительной ошибки и проблеме классификации фонетических нарушений в речи на неродном языке // Язык специальности на занятиях по русскому языку как иностранному. Л.: Изд. Ленинградского ун-та, 1989. С. 104-110.
  4. Фирсанова Г.И. К вопросу об интонации диалогической речи // Язык и общество. Вып.З. Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1974. С.185-194.
  5. Хитина М.В. О диагностике степени подготовленности уст- в” ного текста // Экспертная техника. Вып. 125. Исследование видео- и

звукозаписи. М., 1995. С.30-33.

  1. Хитина М.В. Уточнение шкалы признаков для аудитивной оценки свойств говорящего // Международная конференция “Информатизация правоохранительных систем” (5-7 июля 1995 г. Москва) Тезисы докладов. М.,
  2. С.72-75.
  3. Хитина М.В. Вопросы криминалистической диагностики эмоционального состояния человека по фонограммам его речи // Экспертная техника. Вып. 125. Исследование видео- и звукозаписи. М.: Изд. РФЦСЭ, 1995. С. 14-18.

196

  1. Черемисина Н.В. Русская интонация: поэзия, проза, разговорная речь. М.: Рус.язык, 1982. 207 с.
  2. Чикоидзе Г.Б. Идентификация дикторов на основе лингви- стических признаков // Вопросы судебно-фоноскопической экспертизы. Тбилиси, 1988.
  3. Шаршунский В.Д., Ложкевич А.А., Азарченкова Е.И., Женило В.Р. Экспертная идентификация человека по магнитным фоно- граммам его устной речи. М., 1987.
  4. Шарыпова Н.Х. Культура русской речи у татар. М., 1989.
  5. Шахнарович A.M., Иванова Г.В. К проблеме экспертизы устной речи // Проблемы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписи. Сб. научн. трудов. М.: Изд. ВНИИСЭ, 1990. С.98-102.
  6. Щербак A.M. Сравнительная фонотека тюркских языков. Л.: Изд. Наука, Ленинградское од-е, 1970. 204 с.

197

ПРИЛОЖЕНИЕ

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕРМИНОВ

для эксперта-фоноскописта

Акустика - учение о звуке, звуковых колебательных процессах, звуковые условия какого-либо помещения.

Акустика речевая - один из разделов акустики, изучающий структуру речевого сигнала, процессы речеобразования и восприятия речи.

Акустико-фонетические признаки устной речи - признаки отражающие акустические процессы речеобразования и их восприятия.

Акцент - своеобразие в произношении, невольное искажение звуков какого-либо языка лицом, для которого этот язык является чужим.

Артикуляционная база - свойственные говорящим на данном языке положение и система движений органов речи при произнесении звуков языка.

Артикуляция - работа органов речи (губ, языка, мягкого неба, голосовых связок), необходимая для произнесения звука речи.

Аффриката - согласный звук, представляющий собой слитное сочетание смычного согласного с фрикативным того же места образования, например, звук /ч/ - /тш/, звук /ц/ - /тс/.

Безударный слог - слог, не несущий ударения.

Билингвизм - двуязычие, одновременное пользование двумя языками.

Вариантность - разнообразие, разнотипность речи, определяемые различными условиями ее употребления, а также различиями в социальной и территориальной принадлежности говорящих лиц.

Вершина - наиболее острая, напряженная и наиболее четко вос- принимаемая фаза артикуляции. Наиболее звучный (сильный) элемент слога - гласный.

198

Взрывной согласный - смычный согласный, при произнесении которого смычка разрывается под напором выдыхаемой воздушной струи.

Вокализм - состав (совокупность) гласных фонем языка.

Вопросительная интонация - интонация, характеризующаяся по- вышением тона (разновидность восходящей интонации), причем в русском языке тон является особенно высоким на том слове, к которому относится вопрос.

Восклицательная интонация - интонация, характеризующаяся большим, чем в повествовательной речи, но меньшим, чем при вопросе, повышением тона на выделяемом слове.

Восходящая интонация - повышение тона, выражающее незаконченность высказывания, вопрос, неуверенность и т.п.

Второстепенное ударение - более слабое ударение, встречающееся наряду с основным в многосложных словах, например, “морозоустой- чивый”.

Высказывание - единица сообщения, обладающая смысловой це- лостностью и могущая быть воспринятой слушающим в данных условиях языкового общения.

Высота тона - частота колебаний голосовых связок в единицу времени.

Главное ударение - основное ударение в его выделительной функции.

Гласные звуки - чисто тональные, голосовые звуки (т.е. звуки, состоящие главным образом из голосового тона), образуемые настолько свободным проходом воздуха, что возможный при их произнесении слабый шум не воспринимается слухом как характерный их признак.

Глубокозаднеязычный звук - согласный, образуемый задней частью языка и самым краем заднего неба.

199

Глухой согласный - звук, состоящий акустически из одного лишь немузыкального шума.

Глухость - отсутствие у звука голосового тона.

Гнусавость - ртовая артикуляция при полуоткрытом мягком небе и резонирующей носоглотке.

Говор - разновидность (вариант) языка, используемая в общении небольшого территориально связанного коллектива.

Голос - звук, образуемый в гортани колебанием приближенных друг к другу напряженных голосовых связок под давлением выдыхаемого воздуха.

Губно-губный звук - согласный, артикулируемый нижней и верхней губами.

Губно-зубной звук - согласный, артикулируемый неполным сближением нижней губы с верхним зубам.

Движение тона - интонационный рисунок высказывания, изменение на протяжении данного отрезка речи.

Двойной согласный - два одинаковых согласных в составе слова или на стыке слов.

Двусложный (двуслоговой) - слово, состоящее из двух слогов.

Дефект - изъян, недостаток.

Диалект - совокупность однородных говоров, обладающих отно- сительным своеобразием.

Диалектизмы - специфические особенности в произношении, морфологии и построении речи, характерные для языка данной социальной группы.

Диалог - одна из форм речи, при которой каждое высказывание прямо адресуются собеседнику и оказывается ограниченным непосред- ственной тематикой разговора.

200

Дикция - произношение, степень отчетливости в произношении слов, слогов и звуков в разговоре, пении и т.п. • Динамичность - информационное наполнение высказывания.

Длительность - продолжительность звука со свойственным ему количеством колебаний за единицу времени; различия в количестве времени, требуемого для произнесения звука.

Закрытый слог - слог, оканчивающийся на согласный звук.

Заударный слог - слог, стоящий после ударного слога.

Звательная интонация - интонация обращения.

Звук речи - минимальный элемент произносимой речи, образуемый речевыми органами за одну артикуляцию, далее неделимый.

Зубной согласный - звук, образуемый прижиманием кончика языка самой передней частью к задней стороне передних верхних зубов.

Идиолект - совокупность индивидуальных (профессиональных, социальных, территориальных, психофизических и др.) особенностей, характеризующих речь данного индивида; индивидуальная разновидность языка.

Инверсия - нарушение обычного расположения (порядка следо вания), составляющих предложения, слов и словосочетаний. л Индивидуальность - 1) особенности характера и психического

склада, отличающие одну личность от других; 2) отдельная личность как обладатель неповторимой совокупности психических свойств.

Индивидуальный - свойственный определенной, отдельно существующей особи; личный, относящийся к отдельному лицу (а не к коллективу), единоличный.

Иноязычный - заимствованный из другого языка.

Интеллектуальный - связанный с умственной деятельностью че-ловека.

201

Интерференция - перенесение особенностей родного языка на другой язык.

Интонация - ритмико-мелодическая сторона речи, служащая в предложении средством выражения синтаксических значений и эмоционально-экспрессивной окраски. Это изменение основного тона, интенсивности и длительности звучащего предложения.

Интонация вводности - интонационное выделение вводных слов.

Интонация восходящая - повышение тона, выражающее незакон- ченность высказывания, вопрос, неуверенность.

Интонация законченная - интонация конца предложения.

Интонация незаконченная - восходящая интонация как признак незаконченности высказывания

Интонация перечисления - разновидность незаконченной интонации при перечислении.

Интонация пригласительная - интонация побуждения, имеющая целью эмоционально-волевое воздействие говорящего лица на слу- шающего.

Интонирование - то или другое интонационное оформление вы- сказывания.

Информация - сведения, содержащиеся в данном речевом сообщении и рассматриваемые как объект передачи, хранения и переработки.

Йот - среднеязычный звонкий щелевой согласный / /, примыкающий к последующему гласному, с которым он образует йотированный звук.

Йотированные гласные - гласные, имеющие перед собой звук / /.

Коартикуляция - последовательность артикуляторных жестов, порождающая последовательность звуков с учетом их взаимного влияния.

202

Компоненты интонации - составные элементы интонации: мело- дика, ритм, интенсивность, темп,пауза, тембр, ударения (синтагматическое, фразовое, логическое).

Корреляция - взаимозависимость, соотносительность двух или более языковых единиц. При фонологической корреляции попарном противопоставление согласных друг другу по одному признаку при совпадении по всем другим признакам. Корреляция согласных по звонкости-глухости; по твердости-мягкости.

Культура речи - нормативность речи, ее соответствие требованиям, предъявляемым к языку в данном языковом коллективе в опре- деленный исторический период, соблюдение норм произношения, уда- рения, словоупотребления, формообразования, построения словосочетаний и предложений.

Лабиализация - артикуляция звуков, при которой губы вытяги- ваются вперед и принимают форму круглого отверстия (колечка).

Логическое ударение - выделение в произношении одного из слов предложения для усиления его смысловой нагрузки.

Мелодия - модуляция высоты (интонационного) тона при произнесении фразы, осуществляемые разной степенью натяжения голосовых связок.

Место образования - место артикуляции звука, т.е. та точка, в которой сближаются в щель или смыкаются два органа на пути струи воздуха и где при преодолении преграды возникает шум.

Монолог - форма речи, обращенной говорящим к самому себе, не рассчитанной на словесную реакцию другого лица.

Мягкость согласных - качество согласных, обусловленное нали- чием дополнительной средненебной (йотовой) артикуляции, которая соединяется с основной артикуляцией согласных, что резко повышает характерный тон и шум.

203

Назализация - приобретение звуком (главным образом гласным) носового тембра вследствие опускания небной занавески и одновременного выдоха воздушной струи через рот и нос.

Наречие - крупное подразделение языка, объединяющее группу говоров, связанных между собой общими языковыми явлениями.

Национальный язык - общий язык всей нации.

Небно-зубные согласные - переднеязычные согласные, при произ- ношении которых воздушная струя проходит через щели, создавая “шипящий” шум: одна щель образуется вследствие подъема кончика языка к альвеолам (бугоркам над передними зубами), а вторая - вследствие подъема задней части спинки языка к переднему краю мягкого неба. Щелевые /ж/, /ж/ и /ш/, /ш/. Аффриката /ч/. К небно- зубным относится также сонорный /р/, /р/..

Нелабиализованный, негубной гласный - гласный звук, в артикуляции которого губы активного участия не принимают.

Непроизносимые согласные - согласные буквы, лишенные в опре- деленных сочетаниях звукового значения (термин условный, т.к. буквы вообще не произносятся, а непроизносимых звуков не бывает). Например, “д” в слове “сердце”.

Нисходяще-восходящее ударение — разновидность слогового ударения, при котором тон сначала понижается, а затем повышается.

Нисходящее ударение - слоговое ударение, характеризующееся понижением тона и силы к концу слога.

Норма языковая - совокупность наиболее устойчивых традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закрепленных в процессе общения.

Носовой (назальный) - произносимый с опущенным мягким небом, т.е. с включением носового резонатора, в результате чего воздух (звучащее дыхание) проходит через полость носа, причем в случае но-

204

совых согласных в полости рта осуществляется полное соприкосновение органов, необходимое для образования шума, в случае гласных -это сообщает им носовой тембр и понижает высоту тона.

Носовые согласные - согласные звуки, при образовании которых носовая щель сужена, натянутые голосовые связки колеблются воздушной струей, значительная часть которой после выхода из гортани проходит через нос, т.к. небная занавеска опущена. Губной носовой /м/, /м7. Зубной носовой /н/, /н7.

Органы речи - различные части человеческого организма, участвующие в образовании звуков речи (речевой аппарат).

Орфоэпия - совокупность правил, устанавливающих единообразное произношение, соответствующее принятым в данном языке произ- носительным нормам.

Открытый слог - слог, оканчивающийся гласным звуком.

Парные согласные - согласные, соотносимые по глухости - звонкости, твердости-мягкости.

Пауза - временная остановка звучания, разрывающая поток речи, вызываемая различными причинами и выполняющая различные функции. Длительность пауз зависит от индивидуального и ситуативно обусловленного темпа речи. Пауза между словами разрывает или существенно ослабляет связь между ними. Внутри смыслового единства пауза нежелательна, а если таковая появляется, т она воспринимается не как запланированная интонационная пауза, а как пауза хезитации, отражающая процесс поиска и перекресток в ходе порождения речи.

Паузация - размещение пауз в потоке речи.

Подвижное ударение - ударение, позиционно не закрепленное за той или другой частью слова, т.е. такое которое может падать на любой слог слова, на разные его морфологические элементы.

205

Подтекст - внутренний, подразумеваемый, словесно не выражен ный смысл высказывания, текста. • Порядок слов нормальный - такое расположение слов предложе-

ния, которое является общепринятым, наиболее широко распространенным в речи на данном языке, по отношению к которому всякий другой порядок воспринимается как перестановка.

Порядок слов фиксированный - строгое соблюдение правил расположения слов в предложении.

Предударный - находящийся перед ударением.

Произношение - характер, особенности артикуляции звуков речи.

Произношение индивидуальное - фонетические особенности дан-

»

ного идиотка.

Просодия - общее название для сверхсегментных свойств речи, и именно: высота тона, длительности (количества) и громкости (силы, амплитуды).

Разговорная речь - разновидность устной литературной речи, обслуживающая повседневное обиходно-бытовое общение - выполняющая функции общения и воздействия.

Разговорный стиль - чтение или говорение, когда говорящий на- » правляет свое высказывание к одному или большему количеству из-

вестных ему собеседников и не стремится к максимальной отчетливости проговаривания текста.

Редукция - ослабление артикуляции гласного звука в безударном слоге.

Речевое действие - высказывание какого-либо лица, оформленное как предложение или сочетание нескольких предложений, обращенное к другому лицу и вызывающее у него ответную реакцию.

Речевой аппарат - то же, что и речевая характеристика - индивидуальный подбор слов и выражений говорящим, обусловленных обще-

206

культурными, социальными, профессиональными, национальным и др. признаками.

Сверхсегментный - ритмико-интонационный, накладывающийся на линейно-расположенные (сегментные) звуки.

Свистящие звуки - переднеязычные зубные щелевые согласные, при образовании которых между передней частью языка и твердым не- бом образуется узкая щель в форме желобка, проходя через которую воздушная струя производит резкий шум, напоминающий свист.

Сегмент - отрезок речи, выделенный при членении речевого потока.

Сегментные звуковые средства - звуки речи в речевом потоке.

Сингармонизм - связь, созвучие (гармония гласных и согласных) -явление, характерное для тюркских языков. Своеобразный результат коатикуляции гласных и согласных, однородная тембральная организация звуков, составляющих фонетический облик слова в целом, охватывающий слова независимо о количества звуков и слогов в них.

Синтагма - семантико-синтаксическая единица речи, образуемая группой слов в составе предложения, объединенных в смысловом и ритмомелодическом отношении. Синтагма может состоят из одного слова или равняться целому предложению в зависимости о темпа речи, ситуации, экспрессивной окраски, придаваемой высказыванию говорящим, разного осмысления содержания предложения и т.д. Синтагмы возникают только в речи.

Ситуация - условия, в которых осуществляется акт речи, оказы- вающее влияние на высказывание.

Слог - минимальная произносительная единица, т.е. самый краткий отрезок, который можно выделить при анализе артикуляционных движений во время речи.

207

Согласные звуки - звуки речи, состоящие или из одного шума, или из голоса и шума, который образуется в полости рта, где выдыха- емая из легких струя воздуха встречает различные преграды.

Тембр речи - специфическая сверхсегментная окраска речи, придающая ей те или иные экспрессивно-эмоциональные свойства.

Темп речи - скорость протекания речи во времени, ее ускорение или замедление, обуславливающее степень ее артикуляторной напряженности и слуховой отчетливости.

Тон - физическое качество звука, определяемое частотой ритми- ческих колебаний напряженных голосовых связок. Повышение и по- нижение голоса.

Транскрипция - специальный способ записи речи в полном соответствии с ее звучанием.

Тюркские языки - (тюркская семья языков). Языки, образующие ряд групп, в которые входят языки турецкий, азербайджанский, казах- ский, киргизский, туркменский, узбекский, каракалпакский, уйгурский, татарский, башкирский, чувашский, балкарский, карачаевский, кумыкский, ногайский, тувинский, хакасский, якутский и др.

Ударение - выделение одного из слогов в составе слова (или слово в составе синтагмы, или синтагмы в составе фразы) различными фонетическими средствами (усиление голоса, повышение тона в сочетании с увеличением длительности, интенсивности, громкости). Различают словесное, синтагматическое, фразовое и особое - логическое, с помощью которого подчеркивается (выделяется) наиболее важное в данной речевой ситуации слово в предложении.

Устный - имеющий форму звуковой речи, связанный с звуковой речью, не переведенный в письменную форму речи.

Фонема - абстрактная единица языка, реализующаяся, вопло- щающаяся в устной речи в звуках, а в письменной речи - в буквах.

208

Фонетика - раздел языкознания, изучающие способы образования звуков речи и их акустические свойства, т.е. физиологию и акустику звуков речи.

Фонетическое слово - самостоятельное слово вместе с примы- кающими к нему безударными служебными словами и частицами.

Фраза - наименьшая самостоятельная единица речи, выступающая как единица общения. В таком понимании термин “фраза” совпадает с термином “предложение”.

Фразовое ударение - это просодическое выделение последнего слова высказывания.

Язык - система фонетических, лексических и грамматических средств, являющаяся орудием выражения мыслей, чувств, волеизъявлений и служащая важнейшим средством общения людей.