lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Костенко, Роман Валерьевич. - Достаточность доказательств в российском уголовном праве: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 1999 170 с. РГБ ОД, 61:99-12/214-2

Posted in:

Министерство сельского хозяйства и продовольствия РФ Кубанский Государственный Аграрный Университет

На правах рукописи КОСТЕНКО РОМАН ВАЛЕРЬЕВИЧ

Достаточность доказательств в российском уголовном процессе

Специальность 12.00.09. - «уголовный процесс; криминали- стика; теория оперативно-розыскной деятельности»

Диссертация на соискание учёной степени кандидата

юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук профессор Ф.М. Кудин

КРАСНОДАР - 1999

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр.

Введение 4

Глава 1. Достаточность доказательств, её сущность

и место в уголовно-процессуальном доказывании 14

1.1. Понятие достаточности доказательств в

уголовном судопроизводстве 14

1.2.Достаточность доказательств как

структурный элемент оценки доказательств 3 6

1.3 . Соотношение достаточности доказательств

и пределов доказывания в уголовном

судопроизводстве 50

Глава 2. Достаточность доказательств на досудебных стадиях 61

2.1. Достаточность доказательств на стадии возбуждения уголовного дела 61 2.2. 2.3. Достаточность доказательств на стадии предварительного расследования 72 2.4. Глава 3. Достаточность доказательств в судебных стадиях 95

3.1. Достаточность доказательств в стадии полномочий судьи до судебного разбирательства дела и подготовительных действий к судебному заседанию , 95 3.2. 3.3. Достаточность доказательств на стадии судебного разбирательства 105 3.4. 3.5. Достаточность доказательств при разбирательстве дел в суде присяжных 119 3.6. 3.7. Достаточность доказательств при пересмотре уголовных дел в судах кассационной 3.8.

  • 3

и надзорной инстанций 131

Заключение 147

Библиографический список использованной

литературы 155

Приложение 169

4

ВВЕДЕНИЕ

Вопросы теории доказательств постоянно находятся в центре острых дискуссионных исследований многих процессуалистов . Наиболее интенсивное развитие юридической науки, начавшееся в 60-х гг. в связи с принятием нового законодательства, в том числе и уголовно-процессуального, привело к накоплению знания, благодаря использованию дос- тижений философии, логики, теории информации, кибернетики и других общих методологических наук. Сказанное в полной мере относится к науке уголовного процесса, прежде всего к той её части, которая именуется теорией доказательств.1

Однако, проблемы теории доказательств далеко неисчерпаемы, поскольку пронизывают всю уголовно-процессуальную деятельность, способствуя появлению разносторонних, многоплановых и многочисленных научных исследований. Это показали последующие 70-80е гг. Научный поиск в разрешении проблем теории доказательств в то время характеризовался углублением достигнутого знания.2

Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1956;
Старченко А.А. Логика в судебном исследовании.

  • М., 1958; Шаламов М.П. Теория улик. - М., 1960; Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств в советском уголовном процессе.
  • М., 1960; Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в
    советском уголовном процессе. - М., 1964; Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955; Ульянова Л.Т.
    Оценка доказательств судом первой инстанции. - М., 1959; Лупинская П.А.
    Доказывание в советском уголовном процессе. - М., 1966; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966; Курылёв СВ.
    Основы теории доказывания в советском правосудии. - Минск, 1969, и др.
  • 2 Эйсман А.А. Логика доказывания. - М., 1971; Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки доказательств при осуществлении правосудия. - Л., 1971;
    Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973; Фаткуллин
    Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976; Лупинская
    П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М.,

5

90-е гг. стали своеобразным итогом всего предшествующего накопления знания, а также началом нового витка научного прогресса, основанного на переосмыслении основных положений теории доказательств в свете реформы уголовно- процессуального законодательства.1

В этой связи целью любого научного исследования должно быть либо углубление существующего знания, либо изучение нового, благодаря чему восполняются объективные пробелы в науке. Сказанное определяет актуальность каждого научного исследования проблем теории доказательств. Это касается и настоящего
исследования.

Проблема достаточности доказательств в уголовном судопроизводстве исследовалась во многих работах, в том числе в кандидатских и докторских диссертациях таких процессуалистов, как В. Д. Арсеньев, В. А. Банин, Р. С. Белкин, А. Я. Вышинский, М. М. Гродзинский, А. А. Давлетов, В. С. Джатиев, Е. А. Доля, 3. 3. Зинатуллин, Л. М. Кар-неева, Л. Д. Кокорев, Г. Н. Колбая, Ф. М. Кудин, Н.
П.

1976; Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. -М., 1977;
Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в
советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978; Хмыров А.А. Косвенные
доказательства. - М., 1979; Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств
уголовного дела. - Красноярск, 1984; Шейфер С.А. Собирание доказательств в
советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986; Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. -
Волгоград, 1988, и др.

1 Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск,
1991; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993;
Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М.,
1995; Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального
познания. - Нижний Новгород, 1995; Левченко О.В. Общеизвестные,
преюдициально установленные шзаконом презюмируемые факты в уголовно- процессуальном доказывании. - Астрахань, 1995; Кокорев Л.Д., Кузнецов
Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995;
Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной
деятельности. - М., 1996, и др.

6

Кузнецов, А. М. Ларин, П. А. Лупинская, Г. М. Миньков- ский, М. М. Михеенко, Я. О. Мотовиловкер, Ю. К. Орлов, Г. М. Резник, Н. Г. Стойко, М. С. Строгович, А. И. Трусов, Л. Т. Ульянова, Ф. Н. Фаткуллин, А. А. Хмыров, М. А. Челыдов, С. А. Шейфер, А. А. Эйсман, П. С. Элькинд и дру- гие .

В то же время, справедливо занимая одно из центральных мест в теории доказательств, проблема достаточности доказательств не была предметом специального исследования .

Отсутствие полноценных теоретических разработок и ре- комендаций по вопросу достаточности доказательств в уго- ловном судопроизводстве оказывает негативное влияние на позицию законодателя и правоприменительных органов в ре- шении многих проблем при производстве по уголовному делу.

Важность исследования данной проблемы диктуется также следующим соображением. Достаточность доказательств как система допустимых, относимых, достоверных доказательств лежит в основе истинного установления обстоятельств пред- мета доказывания по уголовному делу. Следовательно, от правильного определения достаточности доказательств орга- нами, ведущими процесс, прямо зависит законность и обос- нованность решений, принимаемых по уголовному делу.

Цель диссертационного исследования заключается в изучении достаточности доказательств в уголовном судопроизводстве, в определении понятия и оптимального содержания достаточности доказательств, разработке предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодатель- ства и практики деятельности органов предварительного следствия, прокуратуры и суда.

7

Достижение данной цели обеспечивается решением следующих задач:

раскрытием сущности и понятия достаточности доказательств в уголовном судопроизводстве;

анализом достаточности доказательств в структуре оценки доказательств;

обоснованием необходимости различного понимания дос- таточности доказательств и пределов доказывания по уголовному делу;

раскрытием содержания достаточности доказательств в различных стадиях уголовного процесса; анализом действующих норм, относящихся к доказыванию; исследованием практики применения указанных норм; формулированием предложений по совершенствованию дей- ствующего законодательства и практики его применения. Методологическую основу исследования составляют положения материалистической диалектики с использованием методов сравнительно-правового, системно-структурного, ло- гического, исторического анализа. Изучена и критически осмыслена в аспекте рассматриваемых вопросов литература по уголовно-процессуальному праву, а также по философии, социологии, теории государства и права, теории оператив- но-розыскной деятельности, криминалистике, уголовному праву.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, ос- нованы на исследовании норм Конституции Российской Феде- рации, уголовно-процессуального и иного законодательства. Обстоятельно проанализированы разъяснения Пленумов Вер- ховного Суда Российской Федерации, опубликованные и не-

s

опубликованные проекты Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная практика.

Эмпирической базой исследования служит изучение как опубликованной, так и архивной практики органов уголовно- го судопроизводства. Были проанализированы решения Вер- ховного Суда СССР, Верховного Суда РФ, Постановления Кон- ституционного Суда РФ, решения судов по конкретным делам за последние пять лет. Изучено 200 уголовных дел, рас- смотренных судами нескольких районов и городов Краснодар- ского края.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней на базе данных науки уголовного процесса и иных наук впервые исследуется весь комплекс вопросов, относящихся к пробле- ме достаточности доказательств в российском уголовном су- допроизводстве .

Результатом разработки указанной проблемы являются следующие наиболее значимые выводы и предложения, которые выносятся на защиту:

1.Раскрыта сущность и дано определение понятия доста- точности доказательств в уголовном судопроизводстве как системы допустимых, относимых, достоверных доказательств, полученной в результате всестороннего, полного и объек- тивного исследования всех обстоятельств и всех собранных доказательств по уголовному делу, безусловно указывающей на достоверное установление обстоятельств предмета дока- зывания . Обоснована необходимость включения данного понятия в теорию и практику доказывания в уголовном процессе.

2.Аргументирована необходимость включения в число признаков, характеризующих уголовно-процессуальное дока- зательство, допустимости, относимости и достоверности

9

фактических данных. В связи с этим критически оценены по- ложения теории доказательств, относящиеся к понятию дока- зательства в уголовном судопроизводстве.

3.В развитие положения о необходимости понимания до- казательства с обязательными признаками относимости, до- пустимости, достоверности обоснована точка зрения, со- гласно которой доказательствами при производстве по уго- ловному делу устанавливаются обстоятельства материально правового характера (предмет доказывания) и связанные с ними вспомогательные (доказательственные) факты. Наряду с доказательствами в качестве средств познания выступают достаточные данные, которыми выясняются обстоятельства процессуального характера. Поэтому, следует различать две группы различных доказательственных средств в уголовном процессе, которыми обеспечивается познание обстоятельств, лежащих в основе принимаемых решений по уголовному делу: доказательства как относимые, допустимые и достоверные фактические данные и иные фактические данные.

4.Дан анализ достаточности доказательств в структуре оценки доказательств; предложена оптимальная форма закре- пления в уголовно-процессуальном законодательстве опреде- ления оценки доказательств с точки зрения их достаточно- сти.

5.Обоснована необходимость различного понимания пределов доказывания по уголовному делу и достаточности до- казательств. Показано соотношение указанных понятий и их значение в процессе доказывания по уголовному делу. В ре- зультате критического анализа устоявшегося в науке опре- деления пределов доказывания аргументирована необходи- мость нового понимания пределов доказывания по уголовному

10

делу как состояний вероятного или достоверного уровней знаний, достигаемых в процессе уголовно-процессуального познания.

б.Рассматривая процесс познания на стадии возбуждения уголовного дела, автор приходит к выводу, что в указанной стадии решать вопрос о достаточности доказательств не представляется возможным по причине отсутствия самих до- казательств, отвечающих требованиям допустимости, относи- мости и достоверности.

7.Анализ уголовно-процессуального доказывания на стадии предварительного расследования показал, что оценка достаточности доказательств в данной стадии происходит в те моменты, когда необходимо принимать решения о привле- чении в качестве обвиняемого (ст.ст.143,144 УПК РСФСР), о прекращении уголовного дела (ст.ст.5-9,208 УПК РСФСР, кроме п.2 ст.208 УПК РСФСР), о направлении дела в суд, при установлении оснований применения к лицу, совершивше- му общественно опасное деяние, принудительных мер меди- цинского характера (п. 2 ст.40 6 УПК РСФСР), об окончании предварительного расследования составлением обвинительно- го заключения (ст.ст.200,201,205 УПК РСФСР). Поскольку в этих случаях требуется достоверное установление обстоя- тельств материально правового характера (предмета доказы- вания) , выступающих основаниями принимаемых решений, то обязательность мотивировки достаточными доказательствами названных решений необходимо закрепить на уровне закона.

8.Дана критическая оценка содержащемуся в законе по- ложению о необходимости при разрешении судьёй вопроса о назначении судебного заседания выяснять, собраны ли дока- зательства, достаточные для рассмотрения дела в судебном

и

заседании (п.З ст.222 УПК РСФСР). Данное полномочие судьи противоречит требованию не вторгаться в решение вопросов о виновности обвиняемого, о доказанности обвинения в це- лом на этой стадии. Поэтому норма, предусмотренная п.З ст.222 УПК РСФСР, подлежит исключению из уголовно- процессуального закона.

9.Требование устанавливать объективную истину по уго- ловному делу одинаково распространяется и на общие прави- ла рассмотрения дел в суде, и на производство в суде при- сяжных. При этом установление истины в уголовном процессе осуществляется посредством доказывания, которое заключа- ется в собирании, проверке и оценке доказательств и обос- новании выводов по уголовному делу. Соответственно при производстве в суде присяжных доказательства также оцени- ваются с точки зрения их достаточности. Причём обязан- ность доказывания обстоятельств (ст.68 УПК РСФСР) лежит на государственном обвинителе, который может в результате оценки доказательств с точки зрения достаточности прийти к выводу о том, что отсутствует событие преступления, в деянии нет состава преступления либо обвинение не нашло подтверждения. Коллегия присяжных заседателей отвечает на вопрос о достаточности доказательств при установлении об- стоятельств, указанных в п. п. 1, 3 и 4 ч.1 ст. 303 УПК РСФСР (ст.449 УПК РСФСР). Председательствующий судья так- же оценивает достаточность доказательств в соответствии со статьями 433,436,459,461 УПК РСФСР.

10.Исходя из задач кассационного и надзорного произ- водств, проблема достаточности доказательств в указанных стадиях рассматривалась с точки зрения характера и осо- бенностей: а) данных, на основе которых может быть решён

12

вопрос о законности и обоснованности судебных решений; б) обстоятельств, подлежащих выяснению в процессе производ- ства на стадиях кассации и надзора. Правило, содержащееся в ст.352 УПК РСФСР о запрете устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в пригово- ре или отвергнуты им, позволило утверждать, что в некото- рых случаях отмена, изменение приговора (определения, по- становления) и прекращение дела производством недопустимы в условиях кассационного и надзорного производств. Эти случаи связаны с принятием тех решений, когда суд выше- стоящей инстанции признаёт доказательства достаточными для того, чтобы считать установленными или доказанными факты, не установленные или отвергнутые в первоначальных решениях. Однако и кассационная, и надзорная инстанции вправе признать доказательства достаточными в результате рассмотрения дела в кассационном порядке и в порядке над- зора, принимая решения соответственно по п.1 ст.339 УПК РСФСР и п.1 ст.37 8 УПК РСФСР. Решение кассационного суда об оставлении приговора без изменения, а жалобы или про- теста без удовлетворения и решение надзорного суда об оставлении протеста без удовлетворения принимаются тогда, когда оценка достаточности доказательств вышестоящим су- дом производилась не в целях установления новых фактов или обстоятельств, а в целях проверки правильности выво- дов по делу в принятых ранее решениях. Поэтому указанные виды решений не находятся в противоречии с ч.2 ст.352 УПК РСФСР.

Практическая значимость исследования состоит; в том, что содержащиеся в нём положения, выводы и рекомендации могут быть использованы в дальнейшей научной разработке

13

проблем теории доказательств, в совершенствовании дейст- вующего уголовно-процессуального законодательства, в практической деятельности органов расследования, прокура- туры, суда и адвокатуры, в обучении студентов юридических вузов и повышении квалификации практических работников.

Апробация результатов исследования заключается в пуб- ликации пяти статей по теме диссертации, в использовании её результатов в учебном процессе, в том числе и в препо- давании спецкурса «Проблемы уголовно-процессуального до- казывания», обсуждении работы на кафедре уголовного про- цесса Кубанского Государственного Аграрного Университета. Автор также неоднократно выступал с научньжи докладами по теме диссертации на итоговых научных конференциях юриди- ческого факультета КГАУ.

По своей структуре диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

14

ГЛАВА 1. ДОСТАТОЧНОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ЕЁ СУЩНОСТЬ И МЕСТО В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ДОКАЗЫВАНИИ

1.1. Понятие достаточности доказательств в уголовном

судопроизводстве

Получение знаний о тех или иных предметах и явлениях объективного мира неизбежно оканчивается одним из следую- щих результатов: а) достоверными выводами об исследуемом факте, когда однозначно можно говорить о наличии (отсут- ствии) данного факта в действительности; б) вероятными выводами об исследуемом факте, когда нельзя дать ответ на вопрос о существовании (не существовании) факта в дейст- вительности. В этом отношении для процесса познания особо важно то, в силу чего, на каком основании выводы считают- ся истинными либо вероятными. Данное методологическое по- ложение можно поставить во главу угла всякой познаватель- ной деятельности человека, в том числе и процессуального доказывания.

Традиционно в теории уголовного процесса доказывание рассматривается в двух аспектах: как собирание, проверка и оценка доказательств и как обоснование выводов по делу.1 К тому же, ряд процессуалистов признаёт обоснование выводов в познании отличительной чертой уголовно- процессуального доказывания. «Если познание в широком смысле этого слова представляет собой получение знаний о

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. - т. 1. - С.299; Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. -М., 1971. - С.156; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - С.205 - 206.

15-

тех или иных предметах и явлениях, то доказывание заклю- чается в обосновании установленных положений».1 В связи с этта. цешэторые учёные обращают внимание на то, что позна- ние и доказывание - понятия не тождественные.2 Полагаем, что противопоставление обоснования и получения знаний ли- шено логического смысла. С одной стороны, получение зна- ний в результате собирания, проверки и оценки доказа- тельств без построения логически обоснованной системы вы- водов по делу не будет иметь никакого значения для субъ- ектов познавательной деятельности, с другой - обоснование выводов по делу невозможно без наличия самих аргументов или доводов. Поэтому принципиально прав Н.Г. Стойко ут- верждая, что собирание, проверка и оценка фактических данных развёртывается как обоснование выводимого знания.3

Обоснование выводов по делу возникает в момент мысли- тельной, логической организации доказывания - при оценке доказательств. С этим согласны практически все процессуа- листы. В свою очередь оценка доказательств непосредствен- но примыкает к обоснованию выводов, полученных в процессе познания, когда устанавливается, достаточна ли система собранных доказательств для того, чтобы принять решение по делу.

Проблема достаточности доказательств и в теории, и на практике представляет определённые трудности. Уместно сказать, что среди учёных нет единства в отношении поня-

Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М., 1969. -С.21.

2 Старченко А.А, Логика в судебном исследовании. - М., 1958. - С.19 - 20; Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С.22; Теория доказательств в советском уголовном про цессе. - М., 1973. -С.290.

3 Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Крас ноярск, 1984. - С.9.

16

тия «достаточности доказательств». Одни авторы придают достаточности доказательств свойства «преимущественно логической обработки фактической информации в соответствии с законами мышления».1 Другие определяют достаточность доказательств как убеждение в том, что осуществлено всестороннее, полное и объективное исследование обстоя- тельств дела.2 Третьи представляют достаточность доказательств как совокупность относимых, допустимых, достоверных доказательств, необходимых для установления обстоятельств преступления в соответствии с действительностью и вынесения обоснованных решений в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела.3

Большая часть процессуалистов совсем считает понятие «достаточность доказательств» тождественным таким понятиям, как «пределы доказывания», «полнота доказательств».4

По нашему мнению, причина противоречивых высказываний среди учёных заключается в отсутствии должного методологического подхода к решению проблемы «достаточности доказательств» в уголовном судопроизводстве.

Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть общая) .
- М., 1966. - С.353; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессу- ального доказывания. - Казань, 1976. - С.193; Эйсман А.А. Логика доказывания. - М., 1971. - С.7-8.

2 Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущ ность и методы. -М., 1966. -С.85.

3 Ульянова Л.Т. О достаточности доказательств // Вест. МГУ. - Сер.12: Право. - 1974. - № 6. - С.30.

4 Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном про цессе. - М., 1956. - С.4; Теория доказательств в советском уголов ном процессе. - М., 1973. - С.187; Советский уголовный процесс. - М. , 1972. - С.153; Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответст венности. Законность и обоснованность. - М., 1971. - С.104-105; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - С.93-94; Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск, 1991. - С.105; Уголовный процесс: учебник для вузов / Под общ. ред. П.А. Лупинской. - М., 1995. -С.137-138; Корнев Г.П. Методологические

17

Представляется, что каждому явлению объективной дей- ствительности присущи признаки внешнего взаимодействия с окружающим миром и признаки внутренней взаимосвязи, свой- ственной данному виду явлений. Поэтому вопрос о достаточ- ности доказательств, как и любой иной вопрос теории уго- ловного процесса, необходимо изучить как с точки зрения анализа содержания исследуемого понятия, так и в плане определения его места в системе смежных, однородных уго- ловно-процессуальных категорий.

Термин «достаточность» в русском языке означает, что то, о чём идёт речь, удовлетворяет потребностям, необходимым условиям, проявляется в необходимой мере, имеется в нужном количестве.1 Очевидно, чтобы разобраться в гносео- логической сущности понятия «достаточность доказательств» в уголовном судопроизводстве необходимо ответить по край- ней мере на следующие вопросы: 1) что понимать под дока- зательствами, составляющими основу понятия «достаточность доказательств»; 2) для чего должно быть «достаточно» до- казательств; 3) каков характер выводов, имеющих своим обоснованием «достаточные» доказательства.

В основе понятия доказательства в уголовном процессе лежит философское учение об отражении как общем свойстве материи. Исходя из понимания содержания доказательства как отображения объективной действительности, большинство учёных склонны считать, что доказательства представляют собой фактические данные (сведения о фактах), полученные из перечисленных в законе источников определёнными спосо- бами, на основании которых устанавливаются обстоятельст-

проблемы уголовно-процессуального познания. - Нижний Новгород,

    • С.122-125, и др.

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1989. - С.144.

18

ва, имеющие значение для правильного разрешения дела.1 Наряду с этим в процессуальной литературе довольно отчётливо сложился подход к характеристике доказательства с позиций двух свойств или признаков - относимости и допустимости.2 Между тем анализ ст.69 УПК РСФСР показывает, что доказательствами по уголовному делу являются фактиче- ские данные, на основе которых субъекты доказывания устанавливают обстоятельства, имеющие значение для дела. Закон не случайно использует термин «устанавливают» применительно к процессу доказывания обстоятельств (суждений ещё неизвестных) с помощью доказательств (известных, уже доказанных суждений). В сущности «доказательства» и именуются таковыми по причине способности устанавливать требуемый тезис либо обстоятельство. «Известную, доказанную мысль мы называем доказательством. Ту, которую надлежит доказать, - доказываемым обстоятельством или тезисом».3 Отсюда, для того, чтобы добиться действительного установления обстоятельств уголовного дела, необходимо иметь в своём распоряжении доказательства, соответствующие дейст- вительности.

Вопрос о невозможности достижения достоверных результатов в процессе аргументации выводимого знания посредством вероятных суждений
берёт своё начало со времён обра-

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С.227-228; Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988. - С.26; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. -С.121.

2 Дорохов В.Я. Понятие доказательства в советском уголовном процес се // Советское государство и право, - 1964. - № 9. - С.108-117; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - С.209-221; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. - С.12-13, и др.

3 Эйсман А.А. Логика доказывания. - М., 1971. - С.19.

19

зования двух самостоятельных концепций аргументации выво- димого знания. Первая из них может быть названа платони- сткой (её автором считается Платон), вторая представлена Аристотелем. В качестве основы и для одной, и для другой концепции выступает диалог.1 Если для платонисткой кон- цепции в ходе диалога были допустимы только истинные суж- дения (доказательства) и соответственно целью самого диа- лога была передача истины, сообщение тем лицам, которые сами не в состоянии найти её, то аристотелевская полемика ведётся для того, чтобы сообща найти истину или по край- ней мере приблизиться к ней, насколько это возможно. В настоящее время современная концепция аргументации сходна с аристотелевской по причине использования различных форм недедуктивных рассуждений, заключения которых имеют прав- доподобный характер.2 Однако исследования процессуалистов в этой области показывают, что не исключена возможность достижения в уголовном процессе содержательно- достоверного знания, основанного на практической неверо- ятности случайного совпадения сложных сочетаний фактов.3 Не вдаваясь в подробности описания перехода индуктивных форм к дедуктивным, ограничимся лишь указанием, что пра- вила логического механизма формирования вывода приложимы и к определению соответствия действительности аргумента (доказательства) , то есть к определению достоверности доказательства .

1 Рузавин Г.И. Методологические проблемы аргументации // Вопросы философии. - 1994. - № 12. - С.107.

2 Рузавин Г.И. Указ. Соч., С.110.

3 Довольно подробно этот вопрос рассматривается в работах Т.М. Рез ника и Е.П. Гришиной. См.: Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.63-79; Гришина Е.П. Досто верность доказательств и способы её обеспечения в уголовном про-

20

Определение достоверности отдельного доказательства чаще всего происходит на основе выяснения обстоятельств, выступающих по отношению к доказательству совокупностью косвенных доказательств. Так, Г.М. Резник приводит пример установления достоверности сообщения свидетеля на основе выяснения обстоятельств: незаинтересованность в деле, от- сутствие враждебных отношений, моральные качества, спо- собность к правильному восприятию и запоминанию и т. п.1 В этом смысле нет разницы, достоверность каких доказа- тельств следует установить: личных или вещественных, пер- воначальных или производных, обвинительных или оправда- тельных, прямых или косвенных.

Поэтому, на наш взгляд, ограничивать понимание дока- зательства лишь двумя свойствами (относимость и допусти- мость) будет не совсем верно. Каждое доказательство долж- но обладать тремя обязательными свойствами (признаками) - относимостыо, допустимостью и достоверностью.

В пользу высказываемых нами аргументов по поводу включения достоверности в число признаков, характеризую- щих доказательство, уже выступали некоторые процессуали- сты.2 Например, А. А. Давлетов объясняет оставление при- знака достоверности доказательства вне характеристики по- нятия «доказательство» нечётким разграничением доказа- тельств и обстоятельств и неточным решением вопроса об

цессе: Дисс… на соиск. уч. степени канд. юрид. наук. - М., 1996. - С.55-67.

1 Резник Г.М. Указ. Соч., С.78.

2 Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки со ветского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. - С.146; Комлев Б. О понятии доказательств // Социалистическая законность. - 1991. - № 11. - С.59.

21

оценочной стороне уголовно-процессуального познания. Нам же представляется, что проблема такого обязательного при- знака доказательства как его достоверность несправедливо остаётся рассматриваемой многими учёными только в качест- ве обособленной проблемы оценки доказательств ещё и по причине не совсем правильного подхода к её исследованию. Достоверность доказательства нельзя рассматривать с точки зрения того, что она должна быть определена в будущем при оценке относимых и допустимых доказательств, поэтому дос- товерность доказательства никак не может быть свойством самого доказательства.2 Это далеко не так. Если относи- мость и допустимость - неотъемлемые свойства доказатель- ства, то отсутствие какого-либо из них влечёт за собой и отсутствие самого доказательства. В связи с этим нельзя говорить об оценке доказательств с точки зрения его отно- симости и допустимости. «Точнее было бы вести речь об оценке относимости фактических данных и допустимости фор- мы, в которую облечены эти данные, а также источника ин- формации» .3 Таким же образом следователь и суд оценивают не доказательство с точки зрения его достоверности, а фактические данные с позиций их достоверности. Только при положительном ответе на вопросы об относимости, допусти- мости, достоверности фактических данных можно констатиро- вать, что в распоряжении субъекта доказывания есть дока- зательство.

Итак, решать вопрос о достаточности доказательств возможно прежде всего при наличии у субъектов доказывания

1 Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Сверд ловск, 1991. - С.71-72.

2 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. -Воронеж, 1995. - С.134-135.

3 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указ. Соч., С.132.

22

таких фактических данных (сведений о фактах), которые обладают необходимыми признаками допустимости, относимости, достоверности.

Как справедливо считает П.А. Лупинская, понятие «достаточность доказательств» всегда предметно («достаточно» для чего).1 Анализируя существующие точки зрения по поводу того, для чего же должно быть «достаточно» доказательств, можно сделать вывод, что мнения учёных разделились . Одни процессуалисты признают «достаточность» дока- зательств выражением количества доказательств, необходимого для познания как каждого обстоятельства, так и всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу.2 Другие полагают, что «достаточность» доказательств определяется тем, дают ли они в своей совокупности возможность установить те фактические обстоятельства дела, которые для данного решения необходимы, составляют его фактическое основание.3 Причём обращает на себя внимание тот факт, что согласно последней точки зрения доказательств «достаточно», когда ими устанавливаются любые обстоятельства, выясняемые в ходе производства по уголовному делу. Говоря же о «достаточности» доказательств при- менительно к установлению обстоятельств предмета доказы-

Лулинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, со- держание и формы. - М., 1976. - С.93-94.

2 Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., I960. - С.88; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966. - С.85-93; Белкин Р.С, Винберг

А.И. Криминалистика и доказывание. - М., 1969. - С.206.

3 Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.15-16; Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизвод стве. Их виды, содержание и формы. - М., 1976; Карнеева Л.М. Дока зательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988. -

С.19-20; Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс
России. Лекции-очерки / Под редакцией В.М. CaBMiiKOvo. - м. , 1997. - С.111.

23

вания, довольно многие авторы понимают под последними все обстоятельства и факты, устанавливаемые по уголовному де- лу при помощи доказательств.1 Значит, все разногласия ме- жду процессуалистами по вопросу о том, для чего должно быть «достаточно» доказательств, сводятся к проблеме пра- вильного определения тех обстоятельств или фактов, кото- рые надлежит устанавливать с помощью доказательств.

Независимо от представленных взглядов учёных по вопросу о том, какие обстоятельства и факты уголовного дела необходимо устанавливать с помощью доказательств, все об- стоятельства и факты уголовного дела можно разделить на: а) обстоятельства, образующие юридически значимый факт, который служит основанием для осуждения или оправдания обвиняемого; б) обстоятельства, относящиеся к доказыва- нию, но для дела юридически несущественные, они служат только установлению указанного юридического факта; в) об- стоятельства, подлежащие выяснению в уголовном деле в связи с решением вопросов процессуального характера.

Из указаний закона (ст.69 УПК РСФСР) следует, что до- казательствами необходимо установить наличие или отсутст- вие общественно опасного деяния, виновность лица, совер- шившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значе- ние для правильного разрешения дела. Надо заметить, что ссылка в ч.1 ст.69 УПК РСФСР на «иные обстоятельства» имеет в виду не обстоятельства процессуального характера, а другие, кроме указанных в ст. ст. 68 и 69 УПК РСФСР, обстоятельства, которые являются по своей правовой природе основаниями применения материальных норм. Это подтвержда-

1 Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976. - С.48-63.

24

ется и содержанием ч.З той же ст. 69 УПК РСФСР, где гово- рится, что доказательства, полученные с нарушением зако- на, не могут использоваться для доказывания обстоя- тельств, перечисленных в ст.68 УПК РСФСР.

Между тем процессуалисты в большинстве своём придер- живаются мнения о том, что любые обстоятельства, выясняе- мые в ходе производства по уголовному делу, надлежит обосновывать доказательствами.1 Иными словами, и обстоя- тельства материально правового характера, и вспомогатель- ные (доказательственные) факты, и обстоятельства процес- суального характера, подлежат обязательному обоснованию совокупностью достаточных доказательств.2

На наш взгляд, такое понимание является не совсем точным по двум причинам. Во-первых, указанные авторы ог- раничивают понимание доказательств только признаками от- носимости и допустимости, вследствие чего совокупность достаточных доказательств как уголовно-процессуальная ка- тегория приобретает двойственное значение. Так, П.А. Лу- пинская считает, что совокупность доказательств, «доста- точных» для определённого решения, не всегда означает, что в эту совокупность входят доказательства, достовер- ность каждого из которых уже установлена.3 Соответственно выводы, основанные на таких «доказательствах» об обстоя- тельствах дела, будут не достоверными, а лишь вероятными, потому что отсутствие истинных посылок в процессе аргу- ментации выводимого знания влечёт за собой неполучение

Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. -М., 1997. -С.88.

2 Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания. - Нижний Новгород, 1995. -С.124.

3 Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, со держание и формы. - М., 1976. - С.94.

25

истинных результатов. С другой стороны, П.А. Лупинская же пишет о совокупности доказательств, «достаточных» также для получения знаний об обстоятельствах дела при условии, когда установлена достоверность каждого из доказательств, входящих в эту совокупность.1 Выходит, что в одних случаях знания об обстоятельствах дела, полученные на основе достаточных доказательств, будут иметь вероятное значе- ние, в других - только достоверное?

Такому противоречию, когда одной и той же уголовно- процессуальной категории («достаточность доказательств») присущи два совершенно разных значения, не может служить оправданием решение вопроса о «достаточности» доказа- тельств в зависимости от указанных в законе характеров выводов об обстоятельствах дела. Например, П.А. Лупинская исходит из того, что на разных этапах производства по де- лу закон предусматривает разный уровень доказанности об- стоятельств, лежащих в основе принимаемых решений, а, следовательно, различна и та совокупность доказательств, которая признаётся «достаточной».2 На самом деле закон в необходимых случаях очень точно определяет, что понятие «достаточность доказательств» следует использовать приме- нительно к установлению обстоятельств, имеющих материаль- но правовое значение (ст.ст.68, 69, 143, 200,201 и др. УПК РСФСР).

Во-вторых, когда осуществляется познание обстоятельств процессуального характера, то есть оснований про- цессуальных решений (применение мер принуждения, призна-

1 Там же., С.117.

2 Лупинская П.А. Пределы доказывания. Относимость доказательств / Уголовно-процессуальное право: учебник под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1997. - С.142-143.

26

ния лиц участниками процесса, отвода участвующих в про- цессе лиц и др.), требование обязательной достоверности используемых фактических данных не всегда практически вы- полнимо. В этих случаях часто приходится довольствоваться выводами вероятного характера. Поэтому, помимо обстоя- тельств предмета доказывания (обстоятельств материально правового характера - ст. ст. 68, 392, 404 УПК РСФСР) и вспомогательных (доказательственных) фактов, которые должны быть достоверно установлены с помощью достаточных доказательств, поскольку в дальнейшем они используются как доказательства для установления юридически значимых обстоятельств, остальные обстоятельства, подлежащие выяс- нению в связи с производством по уголовному делу, нельзя признать устанавливаемыми достаточными доказательствами.

Таким образом, доказательства как относимые, допустимые и достоверные фактические данные, и иные фактические данные - две группы различных доказательственных средств в уголовном процессе, которыми обеспечивается познание обстоятельств, лежащих в основе принимаемых решений в уголовном процессе. Не случайно законодатель прибегает к различной терминологии, употребляя применительно к дока- зательствам термин «устанавливают», а к иным данным (час- то они обозначаются «достаточными данными») - «выясняют», «описывают», «указывают» или «по усмотрению следователя, прокурора, суда».1

1 Интересно, что разработанный в Государственно-правовом управлении Президента России проект Общей части УПК РФ содержит в ч.2 ст.14 9 предписание, разрешающее некоторые обстоятельства выяснять на основе материалов, не признанных доказательствами. Такая новация может быть полезна для практики и следственной, и судебной, однако на данный момент требует более детальной регламентации и разработки. См.: Российская юстиция. - 1994. - № 9.

27

Итак, при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательства дела в суде посредством дос- таточных доказательств подлежат доказыванию:

1/ событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2/ виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;

3/ обстоятельства, влияющие на степень и характер от- ветственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4/ характер и размер ущерба, причинённого преступлением.

Подлежат выяснению также причины и условия, способст- вовавшие совершению преступления (ст.68 УПК РСФСР).

Данный перечень в статье 68 УПК РСФСР обстоятельств, устанавливаемых достаточными доказательствами, неполный. Правильно отмечает A.M. Ларин, что по сути данный предмет доказывания - предмет обвинения, представляющий основание для уголовного преследования и постановления обвинитель- ного приговора.1 В ст.68 УПК РСФСР отсутствуют обстоя- тельства, которые могут явиться основаниями оправдания, прекращения дела. Без достоверного установления этих об- стоятельств посредством достаточных доказательств не представляется возможной реализация целей и задач уголов- ного процесса, то есть обеспечения строгого соблюдения установленного порядка производства по уголовным делам и процессуальных норм, гарантирующих защиту личности, её

1 Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. -М., 1997. - С.89.

28

прав и свобод, интересов общества и государства от пре- ступлений, путём быстрого и полного раскрытия преступле- ний, изобличения и привлечения к уголовной ответственно- сти лиц, их совершивших, справедливого судебного разбира- тельства и правильного применения уголовного закона. С учётом этого предлагается изложить ст.68 УПК следующим образом:

«Статья… Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

По уголовному делу подлежат доказыванию:

1/ событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2/ виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;

3/ обстоятельства, исключающие преступность деяния;

4/ обстоятельства, влекущие освобождение от уголовной ответственности и наказания;

5/ обстоятельства, влияющие на степень и характер от- ветственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

6/ вид и размер ущерба, причинённого преступлением;

7/ обстоятельства, способствовавшие совершению пре- ступления» .

По нашему мнению, представление предмета доказывания в таком виде не будет находиться в противоречии с устояв- шимися взглядами в процессуальной литературе о том, что каждое обстоятельство, входящее в предмет доказывания, может устанавливаться как в положительной, так и в отри-

29

дательной форме, то есть как совершённое или, наоборот, как не имевшее место в действительности.1

Безусловно, достаточность доказательств не обеспечивается механическим суммированием относимых по содержанию, допустимых по форме и достоверных доказательств. Указанное понятие зависит от чёткого построения всех соб- ранных доказательств в систему, звенья которой взаимосвя- заны между собой и не вступают в логическое противоречие друг с другом. Формирование такой системы доказательств происходит при строгом соблюдении требований закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоя- тельств дела (ст.20 УПК РСФСР) и правил оценки доказа- тельств, основанных на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех доказательств дела в их совокупности (с.71 УПК РСФСР). В результате всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела может сло- житься ситуация, когда полное и всестороннее знание объ- ективной действительности, полученное посредством доказа- тельств, охватит все свойства и отношения познаваемых об- стоятельств. Сложившаяся ситуация в процессе доказывания приводит к достижению истинных выводов об обстоятельствах дела. В науке она определяется «состоянием доказанности». «Доказанность является характеристикой достоверного зна- ния и означает достаточность доказательств для построения истинного вывода».2 В данном случае термин «достаточность» применим к доказательствам ввиду невозможности ог- раничиться наличием просто доказательств, так как под од-

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968.- Т.1. - С.370; Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственно сти. Законность и обоснованность. - М., 1971. - С. 28.

2 Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Крас ноярск, 1984. - С.14.

30

но и то же обстоятельство в процессе доказывания можно подвести бесконечно много доказательств, однако только некоторые из них могут рассматриваться достаточными для достоверных выводов. По существу состояние доказанности обстоятельств дела в сочетании с достаточностью доказа- тельств, как уже отмечалось в процессуальной литературе, является своего рода выражением логического закона доста- точного основания.1 Когда утверждается или устанавливается что-либо, всегда следует доказать, что исследуемое яв- ление соответствует действительности, и привести доста- точные основания, подтверждающие истинность существования явления. «Ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым без дос- таточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе».2 Поэтому в процессе установления обстоятельств уголовного дела посредством доказательств для получения истинных результатов требуется достаточность доказа- тельств .

Сказанное даёт основание не согласиться с теми про- цессуалистами, которые считают, что совокупность доказа- тельств может быть признана достаточной для обоснования процессуального решения, если достигнут лишь вероятный вывод.3 Например, B.C. Чистякова прямо пишет о возможности обоснования вероятности наступления некоторых обстоя- тельств дела посредством достаточно убедительных доказа-

1 Строгович М.С. Логика. - М., 1948. - С.35; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966. - С.93; Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. - 2-е изд., испр. и доп. - М., 1987. - С.127-129.

2 Лейбниц Г.В. Соч.: в 4-х т. - М., 1982. - Т.1. - С.481.

3 Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе.

Волгоград, 1988. - С.19.

31

тельств.1 Повторяем, считать данным образом - значит не обращать внимание на логическое противоречие по поводу несовместимости достаточных доказательств и обстоятельств, установленных посредством этих доказательств. Признание доказательств достаточными для установления обстоятельств предмета доказывания по уголовному делу должно всегда означать, что получены достоверные выводы в отношении
указанных обстоятельств.

Добиться получения достаточных доказательств для построения
достоверных выводов по уголовному делу возможно, если всесторонне
и полно будут исследованы как обстоятельства, так и
доказательства.2 На это обращает внимание также Пленум
Верховного Суда РСФСР, указывая, что законность,
обоснованность и справедливость судебных решений возможны лишь при всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств дела, выявлении как уличающих, так и оправдывающих
обвиняемого, а также смягчающих и отягчающих его
ответственность обстоятельств, вместе с тем, приговор может быть
основан лишь на доказательствах, которые были предметом
всестороннего, полного и объективного исследования непосредственно в
судебном заседании.3 Соответственно полно и всесторонне
исследованным уголовное дело может считаться только тогда, когда в
ходе доз-

Уголовно-процессуальное право: учебник под общей редакцией П.А. Лупинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1997. - С.213.

2 Давлетов А.А. Односторонность или неполнота уголовно- процессуального исследования как основание пересмотра приговора: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Свердловск, 1980. - С. 12.

3 Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 апреля 1987 го да в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года «Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотре ния судами уголовных дел» / Сборник постановлений Пленумов Верхов ных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам.

  • М., 1997. - С.439-444.

32

нания, предварительного или судебного следствия: а) выяс- нены все обстоятельства, которые необходимо установить по данному делу; б) собраны и оценены все необходимые для этого доказательства.

От правильной оценки доказательств и надлежащего все- стороннего, полного и объективного рассмотрения всех об- стоятельств дела в их совокупности зависит не только пра- вильное решение вопроса о достаточности доказательств, но и всё существо уголовного дела.

Органами предварительного следствия Перегудову, гене- ральному директору производственного объединения «Алтай- ское» было предъявлено обвинение в том, что он, злоупот- ребляя служебным положением, 20 августа 1991 г. дал ука- зание главному бухгалтеру Годыне перечислить со счёта объединения на расчётный счёт племсельхозпредприятия «Барнаульское» 30 тыс. руб. как паевой взнос на строи- тельство инженерных сетей и коммуникаций к строящемуся посёлку индивидуальных застройщиков (пос. Южный г. Бар- наула) , в том числе и к его участку, выделенному ему там же под строительство личного дома. Это указание Перегудо- ва было выполнено. Наличная сумма была использована под- рядчиком на упомянутые цели.

Действия Перегудова органами предварительного следствия квалифицированы по ст.93(1) УК РСФСР как хищение го- сударственного имущества в особо крупных размерах.

Алтайским краевым судом Перегудов был оправдан по ст.93(1) УК РСФСР ввиду отсутствия в его действия* соста- ва преступления. Прокурор в кассационном протесте поста- вил вопрос об отмене оправдательного приговора и направ- лении дела на новое судебное рассмотрение.

33

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оправдательный приговор признала законным и обоснованным, а протест оставила без удовлетворения.

Заместитель Генерального прокурора РФ внёс аналогичный протест в Президиум Верховного Суда РФ. Президиум Верховного Суда РФ 29 сентября 1993 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее.

По делу установлено, что совместным решением администрации и профсоюзного комитета Агропромсоюза в мае 1991 г. ряду организаций района, в том числе и производственному объединению «Алтайское», были выделены земельные участки под индивидуальное жилищное строительство на землях племсельхозпредприятия «Барнаульское».

Согласно п. 5 постановления Совета Министров СССР № 197 от 11 февраля 1988 г. «О мерах по ускорению развития индивидуального жилищного строительства» территории инди- видуального жилищного строительства должны быть обеспече- ны подъездными дорогами, водоснабжением, электроэнергией, газом (в районах, обеспеченных газоснабжением) и в зави- симости от местных условий - канализацией и теплоснабже- нием, а также другими объектами социальной инфраструктуры за счёт средств предприятий, объединений, организаций (с согласия трудовых коллективов), бюджетов исполкомов мест- ных Советов народных депутатов и средств индивидуальных застройщиков.

После выделения организациям района земельных участков и в соответствии с вышеупомянутым постановлением Совета Министров СССР директор племсельхозпредприятия «Бар- наульское», на землях которого должен был возводиться жи- лой посёлок, Рабинович потребовал перечисления денег. В

34

суде он пояснил, что деньги от организаций, в том числе и от объединения «Алтайское», были получены до распределе- ния земельных участков конкретным работникам этих органи- заций .

Как видно из дела, Перегудову в этот момент земельный участок выделен ещё не был. Решение о выделении ему зе- мельного участка было принято лишь 23 апреля 1992 г.

Свидетель Рабинович подтвердил также, что перечисленные деньги, в их числе и 30 тыс. руб. от объединения «Ал- тайское», были необходимы для выполнения работ по плани- ровке территории посёлка, прокладке некоторых коммуника- ций и инженерных сетей и других работ по возведению объ- ектов общего пользования. Он также пояснил, что первона- чальные взносы по 30 тыс. руб. были перечислены на счёт его предприятия не застройщиком лично, а из средств пред- приятий, которым выделялись участки.

Таким образом, из показания свидетеля Рабиновича и справки председателя правления кооператива видно, что коммуникации и инженерные сети непосредственно к личному участку Перегудова за эти деньги не подводились, строи- тельство дома он за эти деньги не вёл. Поэтому утвержде- ние в протесте, что Перегудов преследовал корыстную цель, противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Более того, из материалов также видно, что ко дню рассмотрения дела в суде Перегудов к строительству дома не приступил, а построенные инженерные сети находятся на балансе государственного племсельхозпредприятия «Барна- ульское». Следовательно, перечисленные по указанию Пере- гудова 30 тыс. руб. со счёта государственного объединения «Алтайское» перешли во владение государственного предпри-

35

ятия «Барнаульское», то есть эти средства не вышли из го- сударственного владения.

Краевой суд принял все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, дал надлежащую оценку всем доказа- тельствам в их совокупности и постановил обоснованный оп- равдательный приговор.1

В результате всестороннего, полного и объективного исследования каждое доказательство приобретает признаки относимости, допустимости, достоверности. Результатом аналогичного исследования всей совокупности собранных до- казательств должен стать ответ на вопрос о достаточности доказательств для достоверного установления обстоятельств предмета доказывания. На этот счёт нельзя согласиться с А. А. Давлетовым по поводу того, что лишь всесторонность исследования совокупности доказательств, необходимых по делу, есть их достаточность.2 Всесторонность, по словам А. А. Давлетова, означает качество изучаемого явления.3 Значит, доказательства в их совокупности, признанные дос- таточными, должны обладать целостной характеристикой как качественное явление. Однако надлежащее качество явления ещё не говорит о способности данного явления быть средст- вом достоверного установления других предметов и явлений. Помимо всесторонности исследования совокупность доказа- тельств надлежит исследовать с точки зрения полноты и объективности. Сам А.А. Давлетов не отрицает этого, но

1 Практика Верховного Суда РФ по уголовным делам за 1992-1994 гг. - *М., 1995. - С.343.

2 Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Сверд ловск, 1991. - С.105.

3 Там же. С.104.

36

рассматривает полноту в уголовном процессе как привлече- ние необходимого количества и доказательств, и обстоя- тельств, не делая акцента на сочетании всесторонности и полноты исследования, применительно к доказательствам в их совокупности. На наш взгляд, всесторонность, только в сочетании с полнотой исследования всех доказательств в их совокупности создают необходимые условия для формирования достаточности доказательств.

Таким образом, подводя итог всему сказанному выше, можно констатировать, что достаточность доказательств в уголовном судопроизводстве - есть система относимых, до- пустимых, достоверных доказательств, полученная в резуль- тате всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств и всех собранных доказательств по уго- ловному делу, однозначно указывающая на достоверное (ис- тинное) установление обстоятельств предмета доказывания.

1.2. Достаточность доказательств как структурный элемент оценки доказательств

В науке уголовного процесса достаточность доказательств наряду с их относимостью, допустимостью и достоверностью обычно рассматривается в качестве составной части (структурного элемента) оценки доказательств.1 Од-

1 Белкин Р.С, Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущ^ ность и методы. - М., 1966. - С.66-67; Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. - Л., 1971. - С.105-134; Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и форма. -М., 1976. - С.88-89; Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.З; Курс советского уголовного про-

37

нако, по мнению некоторых учёных, содержание оценки дока- зательств условно, поскольку это единая познавательная деятельность, хотя и соединяющая в себе ряд названных элементов.2

Думается, что безусловно необходимо выделение в со- держании оценки доказательств её составных частей, выра- жающих различные стороны этого сложного явления. Каждая из указанных частей имеет определённую направленность и поэтому носит относительно автономный характер.

На наш взгляд, действительная трудность заключается в нахождении критериев между оценкой достоверности доказа- тельств и оценкой достаточности доказательств. Во-первых, и оценка достоверности, и оценка достаточности доказа- тельств происходит на основе внутреннего убеждения. Во- вторых, судить о том, достоверно ли доказательство, можно лишь при наличии иных доказательств, которые способствуют подтверждению правильности получаемой информации. В- третьих, утверждение о том, что собранных доказательств достаточно для вынесения обоснованных решений в процессе расследования и рассмотрения уголовных дел, базируется на доказательствах, оценённых с точки зрения их достоверно- сти. Такие причины взаимообусловленности, взаимозависимо- сти между оценкой доказательств по вопросу их достоверно- сти и оценкой достаточности доказательств указывают на тесную связь этих элементов, однако они ни в коем случае не дают повода считать достоверность и достаточность тож- дественными понятиями. Различие заключается в целях, ко-

цесса: общая часть. - М., 1989. - С.614-615; Зинатуллин 3.3. Уголовно- процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С.108, 122. 1 Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. -Волгоград, 1988. - С.46.

38

торые стремятся достичь органы судопроизводства, с одной стороны, оценкой достоверности доказательств, с другой, - оценкой достаточности доказательств. При оценке достовер- ности доказательств решается вопрос о соответствии сведе- ний о фактах и их источников объективной действительно- сти. При оценке достаточности доказательств устанавлива- ется соответствие объективной действительности обстоя- тельств предмета доказывания. Но этим проблема не исчер- пывается, поскольку, только оценив доказательства в сово- купности, можно окончательно установить достоверность ка- ждого доказательства, и вместе с тем также при оценке до- казательств в их совокупности решить вопрос о достаточно- сти доказательств для вывода о доказанности обстоя- тельств. С гносеологической точки зрения правильно утвер- ждать, что оценка достоверности доказательств и оценка достаточности доказательств зависят от некоторого количе- ства сведений о фактах, полученных из указанных в законе источников, однако моменты оценочных операций с доказа- тельствами по поводу их достоверности и достаточности не совпадают. Отсюда не совсем верной оказывается позиция учёных, не делающих принципиального различия в оценке не- обходимой совокупности доказательств для решения вопроса о достоверности каждого доказательства в отдельности, с одной стороны, и для решения вопроса о достаточности до- казательств, - с другой. По крайней мере В.Д. Арсеньев полагает, что, только оценив доказательства в совокупно- сти, мы окончательно устанавливаем достоверность каждого доказательства и получаем ответ на вопрос о достаточности их для вывода о доказанности искомого факта.1 Согласно

1 Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в со-

39

такого понимания одна и та же совокупность собранных доказательств должна свидетельствовать и о достоверности каждого доказательства, и о достаточности всех доказательств для установления необходимых обстоятельств предмета доказывания. В то же время очевидно, что собранные по делу доказательства могут быть относящимися к делу, допустимыми, достоверными по своему содержанию, и, тем не менее, их окажется недостаточно для того, чтобы признать установленным конечный тезис доказывания. Следует учитывать в данной ситуации, что окончательная достоверность доказательства устанавливается оценкой не всех собранных по делу доказательств, а только тех, которые относятся к одному и тому же обстоятельству предмета доказывания.1

Иной вопрос - оценить всю собранную совокупность доказательств с точки зрения их достаточности. Без преувеличения, эта проблема определения количества доказательств, необходимого для достоверного установления обстоятельств уголовного дела, всегда находилась в центре внимания процессуалистов и прошлого, и настоящего. Ещё Бентам говорил: «Вопросы о достоверности представляются человеку каждый день, на каждом шагу, ежеминутно.2 Заурядные мелкие домашние дела основываются на решении вопросов о достоверности. Достаточно ли
зажарилась говяди-

ветском уголовном процессе. - М., 1964. - С.131.

1 Например, взаимно подкрепляют достоверность друг друга, с одной стороны, заключение трасологической экспертизы об однородности обуви, изъятой у подозреваемого, и обуви, оставившей след на месте происшествия, с другой - показания свидетеля о том, что он видел там подозреваемого незадолго до совершения преступления. Но в это число не войдут доказательства, устанавливающие характер и размеры причинённого преступлением ущерба. См. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.11.

2 Данное нами пояснение «достоверности» у Бентама как «достаточно сти доказательств» фактически соответствует тому пониманию/- кото рое вкладывает в это понятие учёный.

40

на, стоящая на плите, есть вопрос о достоверности, судьёй в решении этого вопроса явится повар. Жаркое готово и жаркое не готово - эти два факта, один положительный, другой - отрицательный, представляют главные искомые факты; доказательствами (доказательственными фактами) яв- ляются: сила огня, продолжительность стояния на плите, общий вид жаркого и т. д. Все задачи, возникающие в науке и искусстве не что иное, как вопрос о достоверности».1

Впервые в общем виде наметить решение проблемы оценки достаточности доказательств для установления истины по делу попыталась теория формальных доказательств. Самим законом устанавливалась ценность каждого доказательства. Оценка достаточности доказательств состояла в том, чтобы определить на основе закона ценность каждого доказатель- ства и выразить её определённым числом (дробью). Если ре- зультат сложения дробей составлял единицу («совершенное» доказательство - признание обвиняемого) и более, то суд обязан был вынести обвинительный приговор. Если же ре- зультат оказывался менее единицы, то обвиняемый оставался «под подозрением» или оправдывался.2

Переход к теории оценки достаточности доказательств по внутреннему убеждению ознаменовался новыми взглядами, которые также имели свои недостатки. В частности, М.М. Гродзинский указывал, что, освободившись от оков формаль- ных доказательств, теория и практика ударились в другую крайность и объявили судью совершенно свободным от каких

1 Бентам И. Rationale of judical evidence, v.l , p.18. - Цитата из работы Владимирова Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. - СПб., - 1910. - С.2.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе (общая часть). - М., 1966. - С.332.

бы то ни было правил и указаний.1 Выработанные советскими учёными критерии оценки доказательств по внутреннему убеждению (ст. ст. 20, 71 УПК РСФСР) позволили избежать проявления субъективного произвола со стороны органов судопроизводства и всё же не смогли каким-либо существенным образом обеспечить такого положения вещей, при котором оценка достаточности доказательств производилась по всем делам единообразно и имела бы качество устойчивости.

Самую большую трудность в оценке достаточности дока зательств представляет процесс формирования внутреннего убеждения в доказанности обстоятельств уголовного дела. ^ Сколько нужно доказательств, чтобы сложилось убеждение у

судьи, прокурора, следователя, дознавателя? На этот вопрос в настоящее время не дают однозначного ответа ни теория, ни практика, ни уголовно-процессуальный
закон.

Надо сказать, что в теории уголовного процесса предлагалось решить проблему оценки достаточности доказательств по разному: 1) рассчитать на «градуснике достоверности» степени убеждения;2 2) рассмотреть процесс фор-мирования убеждения в достаточности доказательств через гносеологический, логический, психологический аспекты;3 3) применить положения теории информации, теории вероятностей, кибернетики к оценке достаточности доказа-

Гродзинский М.М. Учение о доказательствах и его эволюция. - Харьков, 1925.
- С.5.

2 Бентам И.(Rationale of judical evidence, v. l,p. 74, 96). На од ной стороне градусника предлагалось выразить градусы положительно го убеждения; на другой - градусы отрицательного. Свидетелю стои ло, таким образом, только указать градус, которого достигла сила его убеждения. См.: Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказа тельствах. - СПб., 1910. - С.41-42.

3 Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.61-116; Доля Е.А. Соотношение гносеологической и право вой сторон доказывания в российском уголовном процессе // Государ ство и право. - 1994. - № 10. - С.118-127.

42

тельств;1 4) поставить в зависимость от указаний закона оценку достаточности доказательств.2 Среди перечисленных точек зрения некоторые разработки учёных следует признать плодотворными. Однако хотелось бы остановиться на спорных утверждениях.

Затея с «градусником достоверности» Бентама, критически относившегося к теории формальных доказательств, означает по существу воссоздание им теории формальных доказательств .

С точки зрения Е.А. Доли, возможности на гносеологическом и логическом уровнях познания проникать в сущность явлений и фактов ограничены. Он пишет, что качественно различны с точки зрения как предмета (количества доказательств, их свойств) , так и целей деятельности и её правовых последствий, мыслительная деятельность, сопровождающая собирание и проверку доказательств, предметом исследования которой является одно или несколько доказательств, и мыслительная деятельность, имеющая место при завершении доказывания, оценки совокупности всех собранных и проверенных доказательств по уголовному делу.3 Отсюда результатом оценки достаточности доказательств на заключительном этапе доказывания будет достижение объективной истины по уголовному делу, а на этапах, предшествующих заключительному, - установление
относительных ис-

Эйсман А.А. Некоторые вопросы оценки как количественной характеристики достоверности доказательств // Вопросы кибернетики и права. - М., 1967. - С.167-168;
Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С. 470-471.

2 Карнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого. - М., 1962. - С.4.

3 Доля Е.А. Соотношение гносеологической и правовой сторон доказы вания в российском уголовном процессе // Государство и право. - 1994. - № 10. - С.123.

43

тин, представляющих собой лишь части объективной истины по уголовному делу.1 К тому же, учёный противопоставляет оценку достаточности всех собранных доказательств в их совокупности какой-то другой оценке достаточности «огра- ниченных совокупностей доказательств», производимой для решения необходимых вопросов по уголовному делу (при за- держании подозреваемого, применении меры пресечения, при- влечении в качестве обвиняемого, признании потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, приостановле- нии, соединении и выделении уголовных дел) .2 По нашему мнению, оценка достаточности доказательств на всех этапах производства по делу едина. Связана она с внутренним убе- ждением органов судопроизводства в достоверности получен- ных знаний об обстоятельствах предмета доказывания. Деле- ние оценки достаточности доказательств вряд ли малоприем- лемо. Во-первых, довольно не просто разобраться при оцен- ке достаточности доказательств суду, прокурору, следова- телю, лицу, производящему дознание, когда совокупность доказательств по делу не есть все доказательства в их со- вокупности, и наоборот. Во-вторых, Е.А. Доля не совсем последователен в вопросе установления относительных истин по делу путём оценок «ограниченных совокупностей доказа- тельств», поскольку не признаёт достоверность фактических данных одним из признаков доказательства.3 Когда же не установлена достоверность сведений о фактах и их источни- ков, невозможно достичь не только относительную истину, но и любую другую истину. В-третьих, нужно сказать опре-

1 Доля Е.А. Оценка доказательств в российском уголовном процессе // Государство и право. - 1996. - № 5. - С.90.

2 Там же. С.89.

3 Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. - М., 1996. - С.81.

44

делённо, что истина во все времена остаётся истиной, аде- кватно отражающей реальные явления. Любая истина, зсотя бы и относимая, по своему содержанию всегда объективна. «Относительная и абсолютная истины» - это лишь разные уровни или формы объективной истины.1

Что касается применения положений теории информации и теории вероятностей в оценке достаточности доказательств, то необходимо отметить следующее. С точки зрения матема- тики и силлогической логики, количественные отношения действительности независимы от качественной специфики (содержания) объектов, между которыми они имеются, и за- висимы только от их формы. Для того, чтобы возникли коли- чественные отношения между доказательствами, последние должны приобрести качественную специфику их формы, то есть должны быть допустимыми. Нетрудно заметить, количе- ственные отношения между доказательствами, кроме отноше- ния равенства, являются отношениями «больше», «меньше». По одному уголовному делу совокупность всех собранных до- казательств, признанных допустимыми, может составить 20 доказательств, по другому - 10 доказательств, но в обоих случаях не исключено получение одинакового результата (например, вынесен обвинительный приговор). Ясно, что увеличение или уменьшение количества требуемых форм дока- зательств (допустимых доказательств) на возможностях по- знания обстоятельств уголовного дела никак не скажется. Стало быть, нельзя рассматривать применение математиче- ских моделей в чистом виде к оценке достаточности доказа-

1 Введение в философию / Под ред. И.Т. Фролова. -М., 1989. - 4.2.

  • С.356; Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика.
  • М., 1991. - С.44-45; Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. - М., 1961. - С. 27.

45

тельств только как количественных отношений. Помимо единства формы, должно быть единство содержания. Допустимость доказательств, их форма, должна сочетаться с содержанием доказательств, их относимостью и достоверностью. В свою очередь содержание доказательств определяет специфику качественных отношений между доказательствами и служит средством связи между доказательствами и обстоятельствами уголовного дела. Но даже качественная однородность содержания доказательств не может обеспечить их дифференциацию количественно.1 При оценке достаточности доказательств по внутреннему убеждению субъект доказывания не имеет в своём распоряжении готовых формул, описывающих силу доказательств, а вырабатывает к ним собственное отношение. По мнению В.П. Корюкаева, разные субъекты доказывания по разному оценивают одну и ту же совокупность доказательств, делая выводы о доказанности или недоказанности совершённого лицом деяния. Они полагают, что накопление доказательств продолжается лишь до тех пор, пока вероятность не повысится до очень высокой степени, обеспечивающей практическую достоверность вывода.2 «Внутреннее убеждение, - пишет Г.М. Резник, - фиксирует здесь не измеряемый численно момент перерастания правдоподобного знания в содержательно достоверное».3 Это значит, что сформулировать количественный критерий, позволяющий измерить надёж-

А.А. Давлетов утверждает, что при сопоставлении, сравнении подоб- ных, качественно однородных объектов их дифференциация проводится только по количеству. - Давлетов А. А. Основы уголовно- процессуального познания. - Свердловск, 1991. - С.100.

2 Корюкаев В.П. Пределы доказывания при отказе в возбуждении уго ловного дела // Актуальные проблемы доказывания в советском уго ловном процессе. - М., 1981. - С.53.

3 Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.80.

46

ность сделанного вывода о виновности конкретного лица в совершении преступления об установлении других обстоя- тельств предмета доказывания фактически не представляется возможным.

Интересна позиция процессуалистов, которые считают, что уголовно-процессуальным законом в какой-то мере создаётся возможность определения достаточности доказательств. Так, Л.М. Карнеева утверждает, что положения закона содержат общие характеристики степени исследования необходимых обстоятельств на разных этапах производства по делу и вместе с тем позволяют учитывать при этом особенности формирования вывода субъекта доказывания.1 Действительно, УПК РСФСР предусматривает решение вопроса об оценке достаточности доказательств. Анализ ст.71 УПК РСФСР показывает, что закон не разграничивает оценку до- пустимости, относимости, достоверности отдельных доказа- тельств, но сводит оценку доказательств к оценке всех до- казательств дела в их совокупности, то есть к оценке дос- таточности доказательств. Указанную неточность в опреде- лении содержания оценки доказательств попытались преодо- леть авторы теоретической модели Уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и РСФСР. Под оценкой доказа- тельств они понимают деятельность по определению относи- мости, допустимости, достоверности и достаточности дока- зательств для разрешения уголовного дела.2 Подобным обра- зом трактуется оценка доказательств и в проектах УПК, подготовленных в связи с проводимой судебно-правовой ре-

1 Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М., 1971. - С.111.

2 Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Тео ретическая модель / Под редакцией В. М. Савицкого. - М., 1990. - С.39, 126.

47

формой.1 В частности, статья 8 4 проекта УПК РФ, подготов- ленного депутатами Государственной Думы, членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно- правовой реформе, гласит: «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, досто- верности, а все собранные доказательства в их совокупно- сти - достаточности для разрешения дела».2 Как видно, действующий УПК РСФСР и проекты УПК РФ хотя и предусмат- ривают оценку всех собранных доказательств в их совокуп- ности, однако не разъясняют, что понимать под оценкой достаточности доказательств. Ссылаться же на то обстоя- тельство, что оценка достаточности необходима только для разрешения дела, будет не совсем правильным. Вопрос о достоверной установленности конкретных обстоятельств предмета доказывания возникает не только при разрешении дела, но и в моменты, например, привлечения в качестве обвиняемого, окончания предварительного расследования со- ставлением обвинительного заключения.3

Надо полагать, в законе должна содержаться более чёткая дефиниция оценки достаточности доказательств. В первую очередь, особо важно подчеркнуть в УПК на уровне оценки доказательств, что оценка достаточности доказательств происходит тогда, когда определяемая по внутреннему убеждению суда, прокурора, следователя, дознавателя совокупность собранных доказательств приводит к несомнен- ному выводу о наличии обстоятельств предмета доказывания.

1 См.: УПК РФ. - М., 1994; Российская юстиция, 1994. - № 9; Юриди ческий вестник, 1995. - № 31(122).

2 Проект УПК РФ, подготовленный депутатами Государственной Думы, членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судеб но-правовой реформе, принят в первом чтении б июня 1997 года.

3 Подробно об этом говориться во второй и третьей главах.

48

Несомненный вывод о наличии обстоятельств предмета дока- зывания не подменяет собой только разрешение дела по су- ществу, он означает установленность конкретных обстоя- тельств предмета доказывания и на других, предшествующих этому этапах. Этому должно способствовать обязательное указание в законе: а) на обстоятельства предмета доказы- вания, являющиеся основанием для принятия тех или иных решений по уголовному делу; б) на необходимость подтвер- ждения установления наличия обстоятельств предмета дока- зывания достаточными доказательствами. Отсюда можно пред- ложить сформулировать статью… «Оценка доказательств» в следующем виде: «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупности - доста- точности, в целях получения несомненного вывода о наличии обстоятельств предмета доказывания».

В настоящее время в юридической литературе преобладает точка зрения, согласно которой различают оценку дока- зательств как процесс, сопровождающий собирание и провер- ку доказательств, и оценку доказательств как самостоя- тельный этап, ступень в доказывании.1 Очевидно, что в данном случае имеется неточность, обусловленная отождест- влением мыслительного процесса по поводу оценки фактиче- ских данных и мыслительной деятельности, по поводу иных элементов доказывания, но лишь только связанной с оценкой доказательств.

На наш взгляд, в ходе собирания и проверки фактиче-

1 Якуб M.JI. Проблемы оценки доказательств в советском уголовном процессе // Вест. МГУ. - Сер.12: Право. - 1974. - № 6. - С.12-21; Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.4-5.

49

ских данных мыслительная деятельность органов судопроиз- водства направлена на формирование знаний об относимости фактических данных, их допустимости, а также достаточно- сти для выяснения обстоятельств уголовного дела, не вхо- дящих в предмет доказывания. Предметом же мыслительной операции как ступени на заключительном этапе доказывания является оценка фактических данных с точки зрения их до- пустимости, относимости, достоверности, а также оценка достаточности доказательств. Отсюда важно различать оцен- ку доказательств с точки зрения их достаточности для вы- вода о доказанности определённых обстоятельств предмета доказывания и оценку достаточности фактических данных, ложащихся в основу принимаемых по уголовному делу решений промежуточного характера.

Оценка достаточности данных для выяснения обстоятельств уголовно-процессуального характера протекает в те моменты, когда ещё не установлена их достоверность (на- пример, чЛ ст. 108 УПК РСФСР, ч.1 ст. 118, ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).1 Поэтому выводы об обстоятельствах процессуального характера основываются, как правило, на вероятном знании.

Оценка же достаточности доказательств для познания обстоятельств предмета доказывания возможна лишь при ус- ловии, что допустимость, относимость и достоверность фак- тических данных уже установлена. Только при установленной допустимости, относимости, а также достоверности фактиче- ских данных они становятся теми доказательствами, которые подлежат оценке с точки зрения их достаточности. Причём в

1 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года// СЗ РФ. - 1995. - № 33. - Ст.3340.

50

оцениваемую с точки зрения достаточности совокупность до- казательств могут входить как достоверные фактические данные, так и недостоверные фактические данные. Это объ- ясняется тем, что только при оценке всей совокупности фактических данных можно сделать правильный вывод о дос- товерности и значении каждого из них. Соответственно вы- воды об обстоятельствах предмета доказывания при призна- нии доказательств достаточными всегда основываются на достоверном знании.

    1. Соотношение достаточности доказательств и пределов доказывания в уголовном судопроизводстве

Проблема соотношения достаточности доказательств и пределов доказывания в уголовном судопроизводстве обязана своим существованием целому ряду причин, главная из кото- рых заключается в неверном отождествлении многими процес- суалистами достаточности доказательств и пределов доказы- вания. Среди учёных вопрос о тождественном понимании дос- таточности доказательств и пределов доказывания возник не случайно. Первоначально в теории уголовного процесса по- нятие «пределы доказывания» использовалось как идентичное понятию «предмет доказывания».1 В последующем авторы стали разграничивать предмет и пределы доказывания.2 Если в отношении определения предмета доказывания между процес- суалистами не возникало каких-либо значительных разногла-

1 Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном про цессе. - М., 1956. - С.4.

2 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - С.85.

51

сий, то с определением понятия «пределы доказывания» дело обстоит несколько иначе. Под пределами доказывания понимают: границы исследования фактов, служащих доказательствами;1 границы, в которых осуществляется собирание, проверка и оценка доказательств на различных стадиях процесса;2 необходимую глубину исследования обстоятельств дела;3 границы доказывания, выражающие полноту проверяемых по делу версий, глубину исследования обстоятельств, а также объём доказательств, необходимых для постижения предмета доказывания и обоснования выводов по делу;4 объём доказательств и необходимых для их получения следственных и судебных действий, обеспечивающих полное, всестороннее и объективное установление всех компонентов предмета доказывания по каждому конкретному уголовному делу;5 индивидуальные для каждого уголовного дела факты;6 действия, необходимые для установления доказательств, посредством которых доказывается предмет доказывания;7 совокупность доказательств, которая необходима и достаточна для уста- новления обстоятельств, образующих предмет доказывания;8 количество
обстоятельств и доказательств, которое необхо-

1 Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. - М., 1959. - С.23.

2 Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. - Саратов, 1968. - С.15.

3 Танасевич В.Г. Пределы и предмет доказывания по уголовному делу // Практика применения нового уголовно-процессуального законода тельства. - М., 1962. - С.37.

4 Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Ка зань, 1976. - С.70.

5 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - С.93-94.

6 Хмыров А.А. Косвенные доказательства. - М., 1979. - С.9.

7 Советский уголовный процесс: общая часть. -М., 197 3. -С.168.

8 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С. 187,- Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М. , 1971. - С.104-105, и др.

52

димо и достаточно для выяснения всех юридических свойств объекта, составляющих предмет познания ло уголовному де- лу.1

Из всех представленных определений пределов доказывания можно выделить то общее, что их объединяет. Учёные в большинстве случаев склоняются во мнениях, что этим общим для пределов доказывания является ответ на вопрос о том, при помощи чего, какими средствами обеспечивается опти- мальная глубина и достоверность познания фактов и обстоя- тельств, составляющих предмет доказывания. «Взаимодейст- вие между предметом и пределами доказывания есть взаимо- действие между целью и средствами её достижения».2 С гно- сеологической точки зрения получается, что квинтэссенцией понятия «пределы доказывания» нужно считать совокупность достаточных доказательств, выступающую средством досто- верного познания обстоятельств предмета доказывания. Та- кую же роль в гносеологическом плане играют допустимые, относимые и достоверные доказательства, составляющие ос- нову понятия «достаточность доказательств». Надо ли гово- рить, что в данной ситуации фактически не наблюдается ка- кого-нибудь существенного различия между «пределами дока- зывания» и «достаточностью доказательств».

На наш взгляд, сложившаяся проблема неверного отожде- ствления в науке уголовного процесса пределов доказывания с достаточностью доказательств может быть решена при пра- вильном методологическом подходе к её исследованию.

Процесс познания обстоятельств уголовного дела харак-

1 Давлетов А. А. Основы уголовно-процессуального познания..- Сверд ловск, 1991. - С.102.

2 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - С. 85.

53

теризуется переходом от незнания к знанию, от неизвестно- го к известному. Причём путь перехода от незнания к зна- нию содержит в себе моменты, когда результаты познания будут считаться вероятными или достоверными. В этой связи нельзя согласиться с тем, что познание, помимо названных результатов, иногда завершается достижением «частичной достоверности».1 Всякая достоверность едина. Она не спо- собна быть частичной. Нельзя быть «частично виновным» или «частично невиновным». Даже признание того, что может быть получена «частичная достоверность» как возможный ре- зультат познания обстоятельств дела ставит под сомнение возможность достижения самой достоверности. Причиной это- го служит отсутствие границ, реальных критериев между «частичной достоверностью» и собственно достоверностью.

Напротив, в отношении результатов познания с вероятными выводами об обстоятельствах уголовного дела справедливо применение степеней, показателей уровня достигнутого знания. Вероятность всегда означает неустоявшуюся катего- рию без окончательных выводов положительного или отрица- тельного характера. «Знание вероятно, если (а) у нас име- ется не полное, а только некоторое основание считать его истинным, так что оно нуждается в дальнейшем обосновании (доказательстве) , и потому (б) оно вызывает в нас опреде- лённую уверенность, но мы не готовы к тому, что эта уве- ренность не оправдается».2 Соответственно, если к досто- верности не применимы слова «более» или «менее», то к ве- роятному знанию они применимы. Говорят: «маловероятный»,

Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Крас- ноярск, 1984. - С.22.

2 Геворкян Г.А. Вероятное и достоверное знание. - Ереван, 1965. - С.134.

54

«более вероятный», «максимально вероятный». Следует под- черкнуть, однако, что уголовно-процессуальным законом предусмотрено завершение доказывания однозначными вывода- ми и при достижении вероятного знания вопреки гносеологи- ческим закономерностям. Это моменты принятия процессуаль- ных решений о прекращении уголовного дела по п.2 ст.208 УПК РСФСР, о вынесении оправдательного приговора по п.1 и п.З ч.З ст.309 УПК РСФСР. Хотя истина в таких случаях не устанавливается, но выводы, обладающие вероятным значени- ем, должны однозначно указывать на полную реабилитацию лица. В остальном процесс познания обстоятельств уголов- ного дела при достижении вероятного уровня знаний не за- вершается окончательными выводами положительного или от- рицательного характера.

Приведённые выше доводы убеждают, что процесс познания обстоятельств уголовного дела может заканчиваться только либо вероятными, либо достоверными результатами. Другого быть не должно. Значит, результаты познания ограничены вероятностью или достоверностью. При таких условиях именно в состояниях вероятности и достоверности сосре- доточены все особенности уголовно-процессуального позна- ния.

Отражая специфику процессуального доказывания, состояния вероятного или достоверного знания предопределяют и в тоже время находятся в прямой зависимости от тех целей, которые достигаются познанием, и тех средств, которыми оперируют субъекты познавательной деятельности. Так, для уголовно-процессуального познания важно, чтобы об- стоятельства предмета доказывания всегда устанавливались достоверно, однако такое не всегда случается. Можно ска-

55

зать, при достижении достоверного знания об обстоятельст- вах предмета доказывания познание отмечается одними пре- делами - состоянием достоверности; при получении вероят- ного знания об обстоятельствах предмета доказывания по- знание имеет другие пределы - состояние вероятности. Со- ответственно предмет доказывания и пределы доказывания соотносятся здесь как категории «форма - содержание». Об- стоятельства выступают формой существования объективной действительности, достоверность или вероятность - содер- жанием полученных результатов в доказывании.

Интересно, что категории «форма - содержание» приобретают универсальную значимость и для соотношения средств установления обстоятельств предмета доказывания с резуль- татами получаемых знаний. Этому способствует тот факт, что пределы доказывания, как результаты получаемых знаний об обстоятельствах предмета доказывания, зависят от нали- чия или отсутствия необходимых доказательств. Достаточные доказательства образуют содержание формы существования достоверного знания об обстоятельствах предмета доказыва- ния. Недостаточные доказательства образуют содержание формы существования вероятного знания об обстоятельствах предмета доказывания. В первом случае пределы доказывания оптимальные, потому что наличие достаточных доказательств приводит к обоснованию истины по делу. Во втором - меньше требуемых, поскольку доказательства недостаточны, одно- сторонни, противоречивы, не приводят к обоснованию исти- ны, неполно отражают действительность. Реальное соотноше- ние пределов доказывания и достаточности доказательств состоит в правильном привлечении по уголовному делу дока-

56

зательств с тем, чтобы обстоятельства предмета доказыва- ния были установлены в соответствии с действительностью.

Итак, основополагающим в понимании пределов доказывания является именно то, что данное понятие обозначает границы использования доказательственных возможностей со- вокупности доказательств. В этом смысле достижение истин- ных пределов доказывания происходит за счёт перерастания совокупности доказательств в достаточность доказательств. Совокупность доказательств может означать как недостаточ- ные доказательства, так и количество доказательств, пре- вышающее требуемый предел знаний об обстоятельствах пред- мета доказывания. В связи с этим возникает вопрос обеспе- чения полноты доказательств.

Некоторые процессуалисты зачастую ставят знак равенства между понятиями «достаточность доказательств» и «полнота доказательств». Например, А.А. Давлетов считает, что полноту надо понимать как принцип постижения количества доказательств, достаточного для познания искомого качества.1 Р.С. Белкин, как отмечалось, определяет доста- точность доказательств как убеждение в том, что осуществ- лено всестороннее, полное и объективное исследование об- стоятельств дела.2 Действительно, понятия «достаточность доказательств» и «полнота доказательств» весьма близки, однако между ними существует и очевидное различие.

Сходство состоит в том, что при определении полноты и достаточности доказательств перед органами уголовного су- допроизводства задача одна - отбор необходимого количеёт-

Давлетов А. А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск, 1991. - С.105.

2 Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966. - С.85.

57

ва доказательств для установления искомых обстоятельств дела, исходя из качественных характеристик доказательств.

Различие определяется тем, что, во-первых, деятельность по обеспечению полноты доказательств и оценка дока- зательств с точки зрения их достаточности направлены на достижение различных целей; во-вторых, различен субъект- ный состав данных видов деятельности, её содержание и правовой характер; в-третьих, данные понятия не совпадают по их объёму.

«Полнота» и «достаточность» - понятия, относящиеся к различным этапам доказывания. Полнота доказательств свя- зана с таким этапом доказывания, как собирание доказа- тельств. Достаточность доказательств определяется в ре- зультате оценки доказательств. Целью обеспечения полноты доказательств является создание условий для всестороннего и полного изучения всех обстоятельств предмета доказыва- ния. Установить полноту доказательственного материала - значит сделать вывод о том, что все искомые факты «обес- печены» доказательствами в объёме, необходимом для того, чтобы иметь возможность установить наличие или отсутствие искомых фактов, и эти доказательства предположительно не- сут объём необходимого информационного содержания. На- глядным примером деятельности по формированию полноты до- казательств является приобщение к делу в процессе собира- ния доказательств, предположительно несущих наибольшее количество информации при высокой степени её достоверно- сти. В процессуальной литературе к числу доказательств, предположительно несущих наибольшее количество информации при высокой степени её достоверности, относят так назы- ваемые «обязательные доказательства». «Под обязательными,

58

  • пишет Р.С. Белкин, - можно понимать такие источники до- казательств и доказательства, при отсутствии которых нельзя сделать вывод о полном и всестороннем расследова- нии уголовного дела, а собранные доказательства - при- знать достаточными».1 Возникает справедливый вопрос, на- сколько правильным будет делить доказательства предполо- жительно на несущих наибольшее количество информации при высокой степени её достоверности и на остальные доказа- тельства. Существует требование, согласно которому ника- кие доказательства для суда, прокурора, следователя и ли- ца, производящего дознание, не имеют заранее установлен- ной силы (ст.71 УПК РСФСР). С другой стороны, обязатель- ность наличия в деле доказательств и их источников опре- деляется законом (например, ст.7 9 УПК РСФСР), а также теорией и практикой. Так, суд кассационной инстанции по сути дела может признать за доказательствами, перечислен- ными в ст.343 УПК РСФСР, статус «обязательных»: показа- ния, имеющие существенное значение для дела, ‘заключение эксперта в случаях, когда проведение экспертизы признаёт- ся обязательным, документы или вещественные доказательст- ва, имеющие существенное значение. Отказ от использования названных доказательств и их источников закрывает путь к полному и всестороннему установлению обстоятельств уго- ловного дела. В то же время не следует считать, что за доказательствами, указанными в ст.343 УПК РСФСР и других статьях, констатируется заведомая их достоверность. «Обя-

1 Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущ ность и методы. - М., 1966. - С.92.

2 Судебная практика довольно чётко и подробно определяет случаи не обходимого наличия в уголовном деле «обязательных» доказательств. -См.: Научно -практический комментарий к УПК РСФСР. - М., 1997. - С.529-531.

59

зательность» наличия в уголовном деле тех или иных дока- зательств и их источников диктуется только единственным условием: «обязательные» доказательства обладают опреде- лённой спецификой своего содержания. Доказательства со специфичным содержанием в свою очередь должны приобщаться к делу в том случае, если этого требуют обстоятельства уголовного дела.

Вместе с тем для достижения достоверного уровня пределов доказывания по всем уголовным делам и во всех стадиях производства необходимо учитывать, что доказательства, составляющие «достаточность», отбираются из всего объёма доказательственного материала, используемого в процессе доказывания, то есть из совокупности всех доказательств, составляющих полноту доказательственного материала. Например, следователь из 10 очевидцев, присутствовавших на месте происшествия, может ограничиться допросом 5 свидетелей и оценить полученные показания наряду с дру- гими доказательствами, как достаточные для достоверного установления события преступления. В этом отношении сле- дует обратить внимание на то, что истинные пределы дока- зывания не обеспечиваются доказательством, взятым отдель- но без связи с другими доказательствами и фактами. Ни од- но прямое или косвенное доказательство независимо от сво- ей убедительности не может считаться достаточным для при- нятия процессуального решения, если оно не подтверждается другими доказательствами по уголовному делу. Как правиль- но указывает Е.П. Гришина, конкретное доказательство ха- рактеризует один аспект исследуемого события и не может быть положено в основу вывода (во всяком случае в уголов- но-процессуальной деятельности) , который нуждается в оп-

60

ределённой совокупности доказательств.1 Поэтому положение ч.2 ст.77 УПК РСФСР о том, что «признание обвиняемым сво- ей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказа- тельств» должно распространяться не только в отношении показания обвиняемого по поводу своей вины, но и в отно- шении любого другого доказательства. Соответственно ука- занное положение логично переконструировать следующим об- разом: «Любое доказательство может быть положено в основу обвинения (оправдания) лишь при подтверждении совокупно- стью имеющихся доказательств». В этой связи некоторые ав- торы небезосновательно говорят о существовании в уголов- но-процессуальном доказывании «презумпции недостаточности доказательств».2

Таким образом, для того, чтобы все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, были выяснены в необходимых достоверных пределах, субъектам доказывания следует основываться в своих выводах на тех доказательствах, которые установлены по делу с точки зре- ния их достаточности.

1 Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы её обеспечения в уголовном процессе: Дисс. … на соискание учёной степени канд. юрид. наук. - М., 1996. - С.54.

2 Левченко О.В. Общеизвестные, преюдициально установленные и зако ном презюмируемые факты в уголовно-процессуальном доказывании. - Астрахань, 1995. - С.57.

ГЛАВА 2. ДОСТАТОЧНОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НА ДОСУДЕБНЫХ

СТАДИЯХ

2.1. Достаточность доказательств в стадии возбуждения

уголовного дела

В теории уголовного процесса ряд авторов небезосновательно ставит под сомнение возможность осуществления собирания, проверки и оценки доказательств на стадии возбу- ждения дела, а соответственно и возможность оценки доказательств с точки зрения их достаточности.1 Однако существует и противоположная точка зрения. Процессуалисты, которые её придерживаются, не исключают возможность оценки доказательств по вопросу достаточности на стадии возбуждения уголовного дела.2 Основными аргументами в свою пользу учёные называют требования, содержащиеся в ч.2ст.108 УПК РСФСР, и требования ст.ст.112-113 УПК РСФСР.3 По всей видимости, чтобы ответить на вопрос о возможности или
невозможности оценки достаточности дока-

Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М., 1961. - С.173;
Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С.53;
Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. - М., 1968. - С.129; Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды,
содержание и формы. - М., 197 6. - С.110.

2 Возбуждение уголовного дела по протокольной форме досудебной под готовки материалов требует отдельного исследования, поэтому в рам-

щ ках данной работы не рассматривается.

3 Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного де ла // Советское государство и право. - 1975. — № 2. — С.95; Кузне цов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воро неж, 1983. - С.91-97; Ларин A.M. Работа следователя с доказатель ствами. - М., 1966. - С.75; Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые пробле мы. - Саратов, 1986. - С.55.

62

зательств на стадии возбуждения дела, нужно исходить из особенностей и специфики познания обстоятельств уголовно- го дела в данной стадии процесса.

Прежде всего отметим, что в стадии возбуждения уголовного дела подлежат выяснению обстоятельства:

влекущие за собой возбуждение уголовного дела (ч.2

ст.108 УПК РСФСР);

исключающие производство по уголовному делу

(ст.ст.113,5 УПК РСФСР).

Обстоятельства, влекущие за собой возбуждение уголовного дела, именуются в законе как «признаки преступления». С момента выяснения указанных обстоятельств начинается производство по уголовному делу. Соответственно «признаки преступления» являются обстоятельствами процессуального характера, которые при условии своего выяснения дают основание к началу собирания, проверки и оценки до- казательств с целью достоверного установления обстоя- тельств предмета доказывания. Надо полагать, закон именно поэтому и называет в качестве средств познания обстоя- тельств, влекущих за собой возбуждение дела, фактические данные, а не доказательства. Дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

По своему происхождению данные (сведения) могут быть получены вне рамок уголовного процесса (например, опера- тивно-розыскными мерами) и процессуальными средствами (ч.2 ст.178 УПК РСФСР). Представляется не совсем верной позиция процессуалистов, которые считают, что гносеологи- ческие предпосылки получения фактических данных процессу- альными средствами есть основание признавать их доказа-

63

тельствами.1 Обстоятельства, указанные в ч.2 ст.108 УПК РСФСР как признаки преступления, не устанавливаются дока- зательствами, потому что оценка фактических данных, полу- ченных процессуальным путём, не завершается выводами о допустимости, относимости и достоверности каждого доказа- тельства. Если фактические данные не обладают одновремен- но всеми признаками доказательства (относимостью, допус- тимостью, достоверностью), то их нельзя считать доказа- тельствами и оценивать как доказательства с точки зрения достаточности.

О том, что фактические данные, полученные процессуальным путём на стадии возбуждения уголовного дела, не могут считаться доказательствами, свидетельствуют следующие доводы. Во-первых, признак допустимости присущ только фактическим данным, содержащимся в протоколе осмотра мес- та происшествия, проведённом в порядке ч.2 ст.17 8 УПК РСФСР, в остальных случаях, употребляя термин « достаточ- ные данные» (а не доказательства), законодатель имеет в виду, что сведения о готовящемся или совершённом преступ- лении в большинстве своём становятся известными из раз- личных источников, полученных вне уголовно- процессуального доказывания (но в рамках процессуального познания).2 Во-вторых, относимость фактических данных, даже отражённых в протоколе осмотра места происшествия, осуществлённом до возбуждения дела, может быть определена лишь в связи с другими доказательствами. В-третьих, уста- новить достоверность фактических данных не представляется

1 Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С.148-149.

2 Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, со держание и формы. - М., 1976. - С.110; Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М., 1976. - С.79, и др.

64

возможным, поскольку, как отмечалось ранее, оценка досто- верности одного доказательства всегда зависит от некото- рой совокупности фактических данных. В стадии возбуждения уголовного дела такая совокупность фактических данных для установления достоверности отдельного доказательства от- сутствует. Поэтому сведения, полученные процессуальным путём на стадии возбуждения уголовного дела, - не доказа- тельства, но фактические данные.

В стадии возбуждения уголовного дела отсутствуют до- казательства, оценённые с точки зрения относимости, до- пустимости, достоверности. Данные - не доказательства, признаки преступления - ещё не обстоятельства предмета доказывания, первые должны указывать на вторые, но не ус- танавливать их. Располагая на стадии возбуждения уголов- ного дела фактическими данными, можно только с долей ве- роятности считать, что в деянии лица содержатся признаки преступления или налицо факт совершения преступления. В этом смысле фактические данные необходимо оценить по во- просу их достаточности для того, чтобы возникло обосно- ванное предположение о наличии обстоятельств, влекущих за собой возбуждение уголовного дела.1

Природу «достаточности» данных, указывающих на признаки преступления, нужно понимать не просто с точки зрения наличия фактических данных, а с позиций именно оценки достаточности данных с целью определения такой их сово- купности и качества, которые позволили бы обосновано

Арсеньев В.Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в советском уголовном процессе: Дисс. … на соискание учёной степени доктора юрид. наук. - Иркутск, 1966. - Т.2. - С.26; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж, 1983. -С.54.

65

предполагать о совершении деяния, подпадающего под при- знаки преступления.

На наш взгляд, обоснованное достаточными данными предположение о том, что в деянии лица содержатся призна- ки преступления или имело место событие преступления, нельзя подменять достоверными выводами с указанием кон- кретного лица либо факта совершения преступления. Между тем некоторые учёные предлагают возбуждать уголовные дела в отношении конкретных лиц при наличии доказательств, свидетельствующих о причастности таких лиц к совершению преступлений.1 Например, B.C. Шадрин утверждает, что уго- ловное дело должно возбуждаться в отношении определённого лица во всех случаях, когда в заявлениях и сообщениях о преступлении прямо указывается на данное лицо.2 Аналогич- ных взглядов придерживаются и авторы проекта УПК РФ, одобренного Государственной Думой в первом чтении.3 В ча- стности, в ст.256 настоящего проекта сказано, что в по- становлении о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица указывается фамилия, имя, отчество и другие данные, поскольку они известны о лице, подозревае- мом в совершении преступления. Указание достоверных дан- ных о конкретном лице в постановлении о возбуждении уго- ловного дела предполагает достоверное установление лица как субъекта преступления посредством достаточных доказа-

1 Солтанович А.В. Право подозреваемого на защиту в уголовном про цессе республики Беларусь: Дисс. … на соискание учёной степени канд. юрид. наук. - Минск, 1992. - С.41; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997. - С.110-111.

2 Шадрин B.C. Указ. соч., С.110.

3 В дальнейшем используется проект УПК РФ, подготовленный депутата ми Государственной Думы, членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе и принятый в первом чтении б июня 1997 года.

66

тельств. На самом деле без собирания, проверки и оценки доказательств нельзя дать утвердительный ответ на вопрос об установленности достаточными доказательствами конкретного лица. Эти выводы должны подтвердиться в процессе расследования.1

Всё изложенное выше свидетельствует о том, что оценить доказательства с точки зрения их достаточности для выяснения обстоятельств, влекущих за собой возбуждение уголовного дела, не представляется возможным.

Отсутствие доказательств в стадии возбуждения уголовного дела накладывает свой отпечаток и на специфику познания обстоятельств, исключающих производство в стадии возбуждения дела. Перечень этих обстоятельств приведён в ст.5 УПК РСФСР. При наличии обстоятельств, исключающих производство по делу, органы судопроизводства отказывают в возбуждении уголовного дела (ст.113 УПК РСФСР).

В науке уголовного процесса сложилось устойчивое мнение: любое из обстоятельств, исключающих производство по делу, чтобы стать основанием к отказу в возбуждении уголовного дела, должно быть установлено с помощью доказательств.2 И хотя некоторые авторы делают оговорку, что сам процесс установления оснований отказа в
возбуждении

Строгович М.С. О подозреваемом // Социалистическая законность. -1961. - № 2. - С.35; Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе.
- Минск, 1969. - С.33-34; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно- процессуального задержания. - М., 1980. - С.27.

2 Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. -Воронеж, 1983.
- С.97; Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С.51; Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела //
Советское государство и право. - 1975. - № 2. - С.94-95; Темушкин О.П.
Процессуальный порядок возбуждения или отказа в возбуждении уголовного дела / Уго- ловно-процессуальное право: учебник под редакцией П.А.Лупинской. -изд.2-е,
перераб. и доп. - М., 1997. - С.242; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное
доказывание. - Ижевск, 1993. - С.147.

67

уголовного дела различается в зависимости от характера обстоятельств, указанных в ст.5 УПК РСФСР, а т^кже от объёма и качества первичных сведений о преступлении1, большинство всё же склонятся к выводу, что «под основаниями решения об отказе в возбуждении уголовного дела следует понимать достаточные доказательства о наличии одного из предусмотренных в законе обстоятельств».2 «В основе принимаемого решения об отказе в возбуждении уголовного дела, - говорит 3.3. Зинатуллин, - должно лежать не вероятное, а достоверное знание».3 Прокурор, следователь, орган дознания и судья отказывают в возбуждении уголовного дела в случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а равно при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу.

В действительности единое для обстоятельств, исключающих производство по делу, требование ст.113 УПК РСФСР сочетается с различным характером конечных выводов в отношении каждого из познаваемых обстоятельств. Например, в соответствии с п.1 ст.5 УПК РСФСР необходимо установить отсутствие события преступления, то есть завершить процесс познания однозначными выводами. В таком
случае для

1 Чувилёв А.А. Отказ в возбуждении уголовного дела / Научно- практический комментарий к УПК РСФСР, -изд.2-е, перераб. и доп. - М., 1997. - С.217.

2 Пидюков П.П. Отказ в возбуждении уголовного дела по нереабштати- рующим основаниям: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Киев, 1990. - С.17; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание.

  • Ижевск, 1993. - С.149, и др.

3 Зинатуллин 3.3. Указ. соч.С.146-149. Аналогичных взглядов” придер живаются М.С. Строгович, В.Д. Арсеньев, Л.М. Карнеева. См.: Стро- гович М.С. Курс советского уголовного процесса. -М., 1970. - Т.2.

  • С.17; Арсеньев В.Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в советском уголовном процессе: Дисс. … на соискание учёной степени доктора юрид. наук. - Иркутск, 1966. - Т.2. - С.45; Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Советское государство и право. - 197 5. - № 2. - С 96.

68

достоверного установления отсутствия события преступления обязательно должны потребоваться доказательства - по- казания свидетелей, документы, заключения экспертов и др. Соответственно доказательства, положенные в основу реше- ния об установленности обстоятельств, исключающих произ- водство по делу, должны быть относимыми, допустимыми, достоверными и вместе с тем достаточными для достоверных выводов. «Обстоятельства, относительно которых в законе указано, что они исключают производство по уголовному де- лу, в каждом отдельном случае устраняют возможность воз- буждения дела лишь при условии, что то или иное обстоя- тельство этого рода вполне известно и несомненно уже в стадии возбуждения уголовного дела».1

Позволим себе не согласиться ни с представленными взглядами процессуалистов, ни с законодательным урегули- рованием этого вопроса и попытаемся обосновать вывод, что в стадии возбуждения уголовного дела нет места решению об установленности обстоятельств, исключающих производство по делу посредством достаточных доказательств.

Обстоятельства, исключающие производство по делу, при условии установленности влекут не только невозможность возбуждения уголовного дела (ст.113 УПК РСФСР), но и пре- кращение уже возбужденного уголовного дела (ст.5 УПК РСФСР). Получается, что деятельность лиц, ведущих про- цесс, как до возбуждения уголовного дела, так и после должна быть равнозначна в применении способов и использо- вании средств установления названных обстоятельств. Фак- тически же нельзя говорить об одинаковых возможностях в

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1970. -Т.2. - С.17.

69

способах собирания, проверки и оценки фактических данных до возбуждения уголовного дела наряду с собиранием, про- веркой и оценкой доказательств в стадии предварительного расследования. Практика показывает, что процент отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела не снижается, а имеет тенденцию к последовательному увеличе- нию. Этот фактор ясно свидетельствует о малоэффективности предусмотренного в настоящее время законом порядка «ква- зи-доказывания» обстоятельств, исключающих производство в стадии возбуждения уголовного дела (ст. ст. 110, 111, 113 УПК РСФСР). Не убедительна в этом отношении попытка ряда авторов оправдать несуществующее сходство процесса выяс- нения обстоятельств, исключающих производство в стадии возбуждения уголовного дела, с доказыванием обстоятельств в последующих стадиях. В частности, Л.М. Карнеева приво- дит в пользу отстаиваемого ею сходства процессуальной деятельности до возбуждения уголовного дела и после воз- буждения уголовного дела, следующие соображения: 1) зако- нодатель не безоговорочно отказался от производства след- ственных действий при решении вопроса о возбуждении уго- ловного дела (ст.178 УПК РСФСР); 2) до возбуждения уго- ловного дела следственные действия производятся и в иных случаях (п.6 ст.108 УПК РСФСР); 3) закон относит к сред- ствам собирания доказательств (ст.70 УПК РСФСР) не един- ственно следственные действия, но и истребование от учре- ждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граж- дан предметов и документов, а также производство ревизий, что допускается в стадии возбуждения уголовного дела.1

1 Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Советское государство и право. - 1975. - № 2. - С.94-96.

70

На наш взгляд, применение указанных способов собирания, проверки и оценки фактических данных может послужить лишь выяснению признаков преступления. Для установления обстоятельств, исключающих производство по делу, необхо- дим весь набор следственных действий для получения дока- зательств, достаточных для достоверного познания фактов. В большинстве случаев без проведения нужных следственных действий не всегда понятно, о чём идёт речь: о преступле- нии либо об административном правонарушении, нарушении гражданско-правовых норм, истекли ли сроки давности, име- ет ли место в действительности одно из обстоятельств, ис- ключающих производство по делу. К тому же, сомнения, воз- никающие по поводу наличия обстоятельств, исключающих производство в стадии возбуждения уголовного дела, обос- нованнее устранить после возбуждения дела, чем принимать решение об отказе в возбуждении дела, базирующееся на ве- роятных догадках. Как следствие, положения ст.113 УПК РСФСР требуют изменения в определении оснований отказа в возбуждении уголовного дела. Представляется, что в возбу- ждении уголовного дела может быть отказано только в слу- чае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, иначе говоря, в случае отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

В этой связи проект УПК РФ не только не устранил не- обходимость достоверного установления обстоятельств в стадии возбуждения уголовного дела посредством достаточ- ных доказательств, но и предусмотрел совершенно парадок- сальную ситуацию. Согласно ч.2 ст.150 проекта УПК РФ ос- нованием к возбуждению уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления,

71

при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу. Возникает, по нашему мнению, справедли- вый вопрос, каким образом уголовное дело может быть воз- буждено при условии отсутствия обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, причём отсутствие этих обстоятельств должно быть достоверно установлено. Так, например, добиться достоверного установления отсутствия события преступления, как отмечалось, возможно лишь с по- мощью достаточных доказательств и только после возбужде- ния уголовного дела. Однако ч.2 ст.150 проекта УПК РФ предусматривает установление «отсутствия отсутствия» со- бытия преступления, что, надо полагать, должно быть при положительном ответе на вопрос об «отсутствии отсутствия» события преступления. Но это есть не что иное, как вывод о наличии события преступления ещё до возбуждения уголов- ного дела. Другого вывода быть не может. Авторы проекта считают, что место, время и другие обстоятельств соверше- ния преступления должны устанавливаться достоверно в ста- дии возбуждения уголовного дела. Вместе с тем, по спра- ведливому замечанию Н.П. Кузнецова, мнение о необходимо- сти достоверного установления события преступления уже к моменту возбуждения уголовного дела не соответствует по- ложению, закреплённому в ст.З УПК РСФСР, согласно которо- му органы дознания, следствия, прокуратуры и суда должны принять меры к установлению события преступления после возбуждения уголовного дела.1 Поэтому, на наш взгляд, в целях законного и обоснованного характера деятельности органов судопроизводства при принятии нового УПК РФ сле-

Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. -Воронеж, 1983. - С.55.

72

дует отказаться от условия устанавливать не только собы- тие преступления к моменту возбуждения уголовного дела, но и иные обстоятельства материально правового значения. На практике установление обстоятельств, исключающих про- изводство по уголовному делу, требует тщательной и кро- потливой работы, а вывод об их наличии может стать из- вестным лишь в конце расследования.

Таким образом, в стадии возбуждения уголовного дела решать вопрос о достаточности доказательств не представ- ляется возможным по причине отсутствия самих доказа- тельств, поэтому и обстоятельства, исключающие производ- ство по делу, следует устанавливать с помощью достаточных доказательств только после возбуждения уголовного дела.

2.2. Достаточность доказательств на стадии предварительного расследования

Положение о том, что в стадии производства по уголовному делу предварительного расследования доказательства подлежат оценке с точки зрения их достаточности, не оспа- ривается процессуалистами. Однако, анализ самых различных мнений в процессуальной литературе по вопросу достаточно- сти доказательств на стадии предварительного расследова- ния наглядно показывает отсутствие единого понимания сре- ди учёных этой проблемы. Сказанное относится прежде всего к особенностям принятия процессуальных решений на стадии предварительного расследования, основанием которых высту- пают достаточные доказательства. Большинство авторов счи- тает, что органы расследования должны обосновывать доста-

73

точными доказательствами практически любые решения, принимаемые в ходе предварительного расследования.1 В таком случае учёные не делают принципиального разграничения между процессом познания обстоятельств процессуального характера и доказыванием обстоятельств материально правового характера, потому что и те, и другие обстоятельства отражаются
в принимаемых решениях.

Из этого следует неизбежное отождествление оценки достаточности фактических данных с оценкой достаточности доказательств на стадии предварительного расследования. Необходимость же разграничения такого рода оценок очевидна. Если доказательств достаточно для установления об- стоятельств предмета доказывания, то выводы в отношении установленных обстоятельств всегда достоверны. Результат признания достаточными фактических данных приводит в итоге к выводу об исследованности обстоятельств процессуального характера, основанному на вероятном знании.

Вероятное знание обусловливается отсутствием достаточных доказательств для достоверной оценки доказываемого положения. По этой причине обстоятельства, которые требуют лишь предположительного, вероятного наступления, не могут сочетаться с достаточными доказательствами. Обстоятельства процессуального характера, являющиеся основаниями применения мер пресечения, основаниями мер принужде-

1 Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С.55; Карнеева Л.М., Миньковский Г.М. Особенности пределов доказывания при принятии некоторых процессуальных решений в - стадии предварительного следствия // Вопросы предупреждения преступности. - М., 1966. - С.90; Кудин Ф.М. Особенности доказывания в сфере применения уголовно-процессуального принуждения // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам.
- Красноярск, 1985. - С.74-77; Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М., 1996. - С.50-52, и др.

74

ния, основаниями проведения следственных действий, основаниями признания потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, приостановления, соединения, выделения уголовных дел, базируются на достаточных данных (до- казательственной информации, полученной в иной, чем доказательства форме и являющейся относимой по содержанию к обстоятельствам уголовного дела). Следует заметить, что отсутствие достоверных выводов в отношении указанных об- стоятельств на стадии предварительного расследования отнюдь не означает необоснованность принимаемых решений.1

На стадии предварительного расследования оценка достаточности доказательств происходит в те моменты, когда необходимо принимать решения:

а) о привлечении в качестве обвиняемого (ст.ст.143, 144 УПК РСФСР);

б) о прекращении уголовного дела (ст.ст.5-9, 208 УПК РСФСР, кроме п.2 ст.208 УПК РСФСР);

в) о направлении дела в суд при установлении оснований применения к лицу, совершившему общественно опасное дея ние, принудительных мер медицинского характера (п. 2 ст.4 06 УПК РСФСР);

г) об окончании предварительного расследования составле нием обвинительного заключения (ст.ст.200,201, 205 УПК РСФСР).

Об обоснованности вероятного вывода для вынесения ряда решений по процессуальным вопросам писали многие учёные. См.: Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе.
- М., 1955. - С.229; Элькинд П.С. Сущность советское го уголовно- процессуального права. - Л., 1963. - С.82-85; Курылёв СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. - Минск, 1969. - С.200; Кудин Ф.М.
Теоретические основы принуждения в советском уголовном судопроизводстве:
Автореф. дисс… докт. юрид. наук. - Киев, 1987. - С.27-28.

75

Для выявления общих закономерностей оценки достаточности доказательств в данной стадии уголовного процесса остановимся на каждом из перечисленных выше решении в той мере, в которой это необходимо.

Достаточность доказательств при привлечении в качестве обвиняемого. Обязательность наличия достаточных дока- зательств при привлечении в качестве обвиняемого и предъ- явлении обвинения диктуется уголовно-процессуальным зако- ном. При наличии достаточных доказательств, дающих осно- вание для предъявления обвинения в совершении преступле- ния, следователь выносит мотивированное постановление о привлечении в качестве обвиняемого (ст.143 УПК РСФСР). Значит, исходя из указаний закона, следователь для того, чтобы привлечь лицо в качестве обвиняемого и предъявить обвинение, должен (1) располагать доказательствами и (2) оценить имеющиеся доказательства как достаточные.

Согласно высказанной нами концепции по поводу невоз- можности понимания доказательств без признаков допустимо- сти, относимости, достоверности, требование располагать доказательствами на момент привлечения в качестве обви- няемого будет означать, что собранные доказательства уже оценены с точки зрения допустимости, относимости, досто- верности. Поэтому следователь, признав допустимые, отно- симые, достоверные доказательства достаточными, констати- рует в соответствующем постановлении достоверное установ- ление обстоятельств предмета доказывания, необходимых для привлечения в качестве обвиняемого. Надо думать, что и закон в ст.144 УПК РСФСР говорит не иначе, как о досто- верном установлении преступления, в совершении которого обвиняется данное лицо с указанием времени, места и дру-

76

гих обстоятельств совершения преступления, поскольку они установлены материалами дела. Между тем ряд процессуали стов выступает против того факта, что при привлечении в качестве обвиняемого истина по делу во всех случаях уста новлена.1 «Наличие данных, - утверждает П.А. Лупинская, - достаточных для привлечения в качестве обвиняемого, даю щих право следователю принять такое важное процессуальное решение, не означает, что истина по делу во всех случаях установлена».2 Отстаивая данную точку зрения, учёные при водят в свою пользу довод о том, что достаточные доказа тельства в момент привлечения в качестве обвиняемого представляют собой некую степень доказанности обстоя тельств. Степень доказанности обстоятельств, составляющих содержание предъявленного обвинения, отражает вероятное знание, которое «характеризуется постепенным повышением его надёжности, когда увеличение количества поступившей информации (при соблюдении требований уголовно-

процессуального закона, относящихся к правилам доказывания) приводит к получению нового качества».3 В этой связи авторы не обращают внимание на существующее противоречие, выраженное в несовместимости
достаточных доказательств с

1 Такой точке зрения придерживаются М.С. Строгович, Л.М. Карнеева, A.M. Ларин, Г.М. Миньковский, В.А. Стремовский, П.А. Лупинская и др. См.: Строгович М.С. Обвинение и обвиняемый на предварительном следствии и на суде. - М., 1934. - С.33; Ларин A.M. От следствен ной версии к истине. - М., 197 6. - С.143; Карнеева Л.М., Миньков ский Г.М. Особенности пределов доказывания при принятии некоторых процессуальных решений в стадии предварительного следствия // Во просы предупреждения преступности. - М., 1966. - С.85-88; Стремов ский В.А. Предварительное расследование в советском уголовном про цессе. - М., 1958. - С.316; Лупинская П.А. Решения в уголовном су допроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М., 1976. - С.112,

и др.

2 Лупинская П.А. Указ. соч., С.112.

3 Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М., 1971. - С.115.

77

вероятным знанием. Если учесть, что с помощью достаточных доказательств достигается лишь вероятный уровень знаний об обстоятельствах, выясняемых при привлечении в качестве обвиняемого, то тогда не наблюдается какого-либо различия между результатами знаний, основанных на достаточных до- казательствах, и результатами знаний, основанных на не- достаточных доказательствах. Значит, следует признать то- ждественными по своей гносеологической природе и содержа- нию два совершенно различных понятия: «достаточность до- казательств» и «недостаточность доказательств».

На самом деле признание доказательств достаточными в момент привлечения в качестве обвиняемого венчает итог всей познавательной деятельности по установлению обстоя- тельств, входящих непосредственно в содержание обвинения в материально правовом смысле. Орган предварительного расследования, не располагая совокупностью всех требуемых по уголовному делу доказательств, оценивает собранные до- казательства с точки зрения достаточности для достоверно- го установления того объёма обстоятельств предмета дока- зывания, который очерчен уголовно-процессуальным законом (ст.144 УПК РСФСР). Иными словами, доказательств должно быть достаточно для достоверного установления конкретного лица, его виновности в совершении определённого преступ- ления, в котором обвиняется данное лицо с указанием вре- мени, места и. других обстоятельств совершения преступле- ния. Причём, если на квалификацию деяния по соответствую- щей уголовно-правовой норме влияют такие обстоятельства, как время, место и способ совершения преступлений, его мотив и цель, вредные последствия содеянного, смягчающие

78

и отягчающие вину обстоятельства, то следователь также должен располагать достаточными доказательствами о них.

Эти выводы не колеблют и указанные в законе требования ст.154 УПК РСФСР, допускающей изменение и дополнение предъявленного первоначально обвинения, если в ходе даль- нейшего расследования возникнут для этого основания. Из- менение и дополнение первоначального обвинения связано с установлением фактов, влияющих на характер и объём предъ- явленного обвинения. Поскольку обстоятельства, влекущие изменение или дополнение обвинения, не были известны на момент первоначального обвинения, постольку не исключена возможность в результате дальнейшего расследования по- средством достаточных доказательств установить их нали- чие. В этом смысле справедливо утверждение, что «хотя привлечение к уголовной ответственности является итогом лишь предшествующего познания, определённым этапом в до- казывании на предварительном следствии, однако отсюда не следует, что органы прокуратуры и предварительного рас- следования должны рассматривать его как путь «перехода от незнания к знанию», проверки истинности своей «гипотезы».1 И на момент первоначального обвинения, и при его изменении или дополнении уголовно-процессуальное доказы- вание характеризуется достоверным знанием, а не состояни- ем «перехода от незнания к знанию», потому что и в том, и в другом случае решения, выносимые в порядке ст. ст. 143, 144, 154 УПК РСФСР, должны основываться на достаточных доказательствах.

По поводу вопроса о включении либо не включении в по-

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - С.191.

79

становление о привлечении в качестве обвиняемого доказательств, признанных следователем достаточными, нужно сказать, что уголовно- процессуальный закон, а в соответствие с этим и некоторые учёные стоят на позиции, отрицающей необходимость указания в постановлении достаточных доказательств.1 На наш взгляд, не приведение в постановлении доказательств (ст.14 4 УПК РСФСР) прямо противоречит требованию ст.14 3 УПК РСФСР о вынесении мотивированного постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Кроме того, после предъявления обвинения (объявлении постановления о привлечении в качестве обвиняемого) обвиняемый практически лишается возможности защищаться, поскольку ему неизвестно, от чего защищаться. Не случайно В. Джати-ев говорит, что ни о какой доказанности обвинения при этом условии на момент предъявления обвинения речи быть не может.2 Действительно, составленное по правилам ст.144 УПК РСФСР постановление о привлечении в качестве обвиняемого в таком виде содержит по существу только выводы следствия на тот момент предварительного расследования, обоснования же выводов обвинения отсутствуют. Поэтому, соглашаясь полностью с мнением процессуалистов, выступающих за обязательное указание в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого
доказательств,3 считаем необ-

1 Голунский С.А. Привлечение обвиняемого // Советская юстиция. - 1936. - № 23. - С.16; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. - С.308; Калашникова Н.Я. Обеспечение обвиняемому права на защиту // Учёные записки ВЮЗИ. - вып.6. - 1958. - С.154-156; Карнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого. - М., 1962. - С.57-58.

2 Джатиев В. О некоторых вопросах теории доказательств, обвинения и защиты // Российская юстиция. - 1994. - № 8. - С.16.

3 Строгович М.С. , Карницкий Д.А. Уголовно-процессуальный кодекс. Текст и постатейный комментарий. - М., 1925. - С.105; Лукашевич В.З. Обоснованность обвинения и гарантии прав обвиняемого в стадии предварительного расследования // Учёные записки ЛГУ. - № 202. -

80

ходимым указать в ст.144 УПК РСФСР, что постановление должно содержать доказательства, подтверждающие достовер- ное установление лица, совершившего преступление, его ви- новность .

В проекте УПК РФ основанием для предъявления обвинения в совершении преступления является наличие достаточных доказательств (ст.226). Часть 2 ст.227 проекта УПК РФ гласит, что в постановлении о привлечении в качестве об- виняемого должно быть указано описание инкриминируемого обвиняемому преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих дока- зыванию в соответствии со ст.72 настоящего Кодекса (ст.72 проекта УПК РФ перечисляет обстоятельства, подлежащие до- казыванию по уголовному делу). Отсюда вытекает, что авто- ры проекта УПК РФ не считают нужным вменять в обязанность следователю устанавливать с достоверностью обстоятельст- ва, входящие в предмет обвинения, а значит и решать во- прос о достаточности доказательств, поскольку ст,227 про- екта УПК РФ содержит указание описывать в постановлении обстоятельства, подлежащие доказыванию, но не устанавли- вать их. Дело в том, что подобная формулировка: «описание

 обстоятельств, подлежащих доказыванию», по нашему

мнению, может трактоваться по-разному следователем (и бу- дет трактоваться на практике по-разному), в частности, например, как условие выносить постановление о привлече- нии лица в качестве обвиняемого, основываясь на вероятном знании об обстоятельствах предмета доказывания. В таком случае не нужно оценивать доказательства с точки зрения

серия юрид. наук. - вып. 8. - 1956. - С.190-200; Жогин Н.В., Фат-куллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - С.207-209.

81

достаточности. Вероятный уровень знаний об обстоятельствах достигается путём оценки фактических данных, не обла-* дающих одновременно всеми признаками доказательства по вопросу их достаточности. Сказанное подтверждается и тем, что ст.227 проекта УПК РФ не предусматривает необходимость указания в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого доказательств обвинения. Таким образом, положение ст.226 проекта УПК РФ о наличии достаточных до- казательств, дающих основания для предъявления обвинения в совершении преступления, по сути только декларирует ре- альную возможность и обязанность оценки доказательств с точки зрения достаточности для достоверного установления обстоятельств, входящих в предмет обвинения в материально правовом смысле. Поэтому в проекте УПК РФ в ст.226 следует указать на необходимость приведения достаточных дока- зательств в постановлении о привлечении в качестве обви- няемого.

Достаточность доказательств при прекращении уголовного дела. Оценка доказательств в стадии предварительного расследования может привести к выводу о наличии оснований к прекращению уголовного дела (ст.208 УПК РСФСР). На наш взгляд, нельзя признать правильным встречающееся в про- цессуальной литературе мнение, что каждому решению о пре- кращении дела должно предшествовать достоверное установ- ление тех обстоятельств, с наличием которых закон связывает прекращение дела.1 Не все обстоятельства ст.208 УПК РСФСР должны быть обоснованы достаточными доказательствами, то есть установлены с достоверностью. Надо учитывать,

1 Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., 1966. - С.58.

82

как говорит В. Д. Арсеньев, что процессуальные условия производства по уголовному делу не дают возможности искать истину бесконечно долго, и дело может разрешаться и при «недостижении истины».1 Такая ситуация в процессе до- казывания на стадии предварительного расследования возни- кает, когда собранные, проверенные доказательства могут быть оценены как достаточные для достоверного установления наличия факта события преступления, его последствий, однако при оценке этой же совокупности доказательств с точки зрения достаточности нельзя сделать вывод о винов- ности либо невиновности лица в совершении данного престу- пления, если исчерпаны все возможности для собирания до- полнительных доказательств. Разумеется, если исчерпаны все возможности для обоснования доказательствами виновности или невиновности лица в совершении преступления, то в отношении указанных обстоятельств истина остаётся недос- тигнутой и недостижимой. В то же время при недостаточности доказательств вывод в отношении виновности либо неви- новности лица имеет вероятный характер лишь с точки зрения гносеологии, опосредствованно, юридически истина считается достигнутой.2 Следовательно, тот факт, что недостаточные доказательства означают вероятное знание обстоятельств уголовного дела (виновности или невиновности), не будет препятствовать принятию решения о прекращении дела (п.2 ст.208 УПК РСФСР). Необходимо подчеркнуть, что сказанное относится только к обстоятельствам виновности либо невиновности лица в совершении преступления, но не к са-

1 Арсеньев В.Д. Истина, достоверность и обоснованность в судебном и экспертном исследовании по уголовным делам // Вопросы теории су дебной экспертизы. - Науч. труды ВНИИСЭ. - 197 9. - С.15.

2 Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Крас ноярск, 1984. - С.23.

83

мому состоянию недоказанности, которым отмечаются пределы доказывания при данных условиях. В этой связи не совсем правы процессуалисты, включающие недоказанность в число обстоятельств предмета доказывания по уголовному делу.1 Как указывает Н.Г. Стойко, при включении недоказанности в число обстоятельств предмета доказывания, пришлось бы го- ворить о доказанности недоказанности либо отождествлять указанные состояния доказывания с объективной действи- тельностью, что логически некорректно.2

В результате исследования судебной практики Армавирского, Геленджикского, Кропоткинского, Курганинского районных судов Краснодарского края нами были проанализированы 50 прекращённых уголовных дел на основании п.2 ст.208 УПК РСФСР в период с 1995 по 1998 гг. с целью выяснения вопросов о том, неустановление каких обстоятельств пред- мета доказывания послужило основанием для признания дока- зательств недостаточными, а также причин, в результате которых доказательства признавались недостаточными. По- этому в основу выборочного анкетирования уголовных дел было положено два критерия. Во-первых, обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу (ст.68 УПК РСФСР). Во-вторых, доказательства, проанализированные с точки зрения наличия у них обязательных признаков допус- тимости, относимости, достоверности, а также соответствия обстоятельствам предмета доказывания. Исследования пока- зали, что на практике основанием для вынесения постанов- лений о прекращении уголовных дел по п.2 ст.208 УПК РСФСР

Ванин В.Д. Предмет доказывания в советском уголовном процессе. Саратов, 1981. - С.14; Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. - Харьков, 1979. - С.14-15. 2 Стойко Н.Г. Указ. соч., С.19.

84

явилось не только неустановление участия обвиняемого в совершении преступления (100% от общего количества про- анализированных уголовных дел), но и отсутствие события преступления (16% от общего количества проанализированных уголовных дел). Этим объясняется тот факт, что в некоторых постановлениях о прекращении уголовных дел по п. 2 ст.208 УПК РСФСР констатировалось одновременно и недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления, и неустановленность события преступления. Результаты данного исследования практики также свидетельствуют, что при прекращении уголовных дел ввиду недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления основной причиной, в результате которой доказательства признаются недоста- точными, является несоответствие выводов, основанных на фактических данных, обстоятельствам уголовного дела (100%). Признание недостоверными фактических данных на- блюдалось в 34% случаев от общего числа проанализированных дел. Признание недопустимыми и неотносимыми фактических данных как причины, в результате которой доказательства считаются недостаточными, на практике встречается крайне редко.

Результаты анкетирования, проведённого методом случайной выборки 50 прекращённых уголовных дел на основании п.2 ст.208 УПК РСФСР в период с 1995 по 1998 гг. (результаты исследования основаны на анализе судебной практики Армавирского, Геленджикского, Кропоткинского, Кургзнинского

районных судов Краснодарского края)

85

Обстоятельства предмета доказывания, неустановление которых послужило основанием для принятия соот- ветствующего решения (данные при- ведены в % от общего количества проанализированных уголовных дел) Причины, в результате которых доказательства были признаны не- достаточными (данные приведены в % от общего количества проанали- зированных уголовных дел) п.1 ст. 68

УПК РСФСР п.2 ст. 68

УПК РСФСР п.З ст. 68

УПК РСФСР п.4 ст. 68

УПК РСФСР ч.2 ст. 68

УПК РСФСР Признание недопус- тимыми факти- ческих данных Признание не- относи-

мыми фактиче- ских данных Призна- ние не- досто- верными факти- ческих данных Несоот- ветст- вие факти- ческих данных обстоя- тельст- вам уголов- ного дела 1 2 3 4 5 б 7 8 9 16 100

34 100 УПК РСФСР прямо не предусматривает в качестве отдельного основания прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования установление невиновности лица в совершении преступления. Считается, что, доказав на стадии предварительного расследования невиновность лица в совершении преступления, необходимо прекратить уголовное дело на основании п. 2 ст. 208 УПК РСФСР. В этом случае наблюдается явное гносеологическое противоречие между фактическими результатами познания, основанными на достаточных доказательствах (доказанная невиновность), и последующими выводами (прекращение дела за недоказанностью) . Указанное гносеологическое противоречие в какой-то

86

мере разрешает принцип презумпции невиновности. Согласно п.1 ст.4 9 Конституции Российской Федерации каждый обви- няемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Установленный принципом порядок касается только признания лица виновным в совер- шении преступления, доказывания виновности. Порядок же признания лица невиновным, когда в процессе доказывания собранные доказательства оценены как достаточные для дос- товерного установления невиновности обвиняемого в совер- шении преступления (например, установлено алиби, которое исключает причастность лица к преступлению в качестве ис- полнителя) , остаётся за рамками данной нормы.

На практике довольно часто можно встретить такие дела, в которых органами предварительного расследования при прекращении дела констатируется установленная невинов- ность обвиняемого в совершении преступления. К примеру, Маруха А.Н., работая водителем Тихорецкого пивзавода АО «Родник» и являясь материально-ответственным лицом, до- пустил недостачу товаро-материальных ценностей. По данно- му факту руководство пивзавода обратилось с заявлением в УВД г. Тихорецка с просьбой привлечь Маруху А.Н. к уго- ловной ответственности за хищение.

Проведённым расследованием установлено, что в июле 1995 года Маруха А.Н. получил в подотчёт денежные суммы для закупки сахара. Им было привезено 5 тонн сахара. В складе была выписана накладная на приём сахара № 440, сахар был оприходован, накладная поступила в бухгалтерию и была введена в компьютерные данные пивзавода. В последую-

87

щем работниками бухгалтерии было обнаружено, что в на- кладной неправильно начислен налог. Накладную возвратили Марухе А.Н. и предложили привезти новую накладную. 18 ию- ля 1995 года А.Н. Маруха повторно поехал за сахаром на сахарный завод в ст. Выселки, где получил ещё 5 тонн. Од- новременно он переоформил ранее выписанную накладную. Са- хар в количестве 5 тонн он привёз и сдал в склад пивзаво- да. Отчитываясь в конце месяца, А.Н. Маруха представил две накладные на 10 тонн сахара (№ 454 и 455), которые были оформлены правильно. Бухгалтерские работники пивза- вода приняли отчёт А.Н. Марухи, при этом ошибочно оставив в компьютерных данных сведения по накладной № 4 40, по которой фактически сахар не поступал и которая должна была быть уничтожена. В последующие месяцы Маруха А.Н. также получал в подотчёт денежные средства, привозил товар. В ноябре 1995 года при сверке со складом работниками пивзавода было обнаружено расхождение в количестве сахара - не доставало 5 тонн. Когда была проведена проверка документов, то обнаружилось, что в отчётах Марухи А.Н. учтена накладная 4 4 0, которая не должна учитываться, и таким образом, имеется недостача денежных средств 18 млн. руб.

Следствием сделан вывод о том, что недостача у Марухи А.Н. образовалась из-за бухгалтерской ошибки. Умысла на присвоение у него не было, работников бухгалтерии в за- блуждение он не вводил. Доступа к компьютеру он не имеет. Работники пивзавода подтвердили, что накладная № 440 вы- писывалась, была введена в компьютерные данные. В после- дующем же, когда А.Н. Маруха представил другие накладные, работниками бухгалтерии данная накладная не была выведена из компьютерных данных.

88

При данных обстоятельствах установлена невиновность Марухи А.Н. в совершении хищения путём растраты или при- своения имущества, вверенного виновному, то есть преступ- ления, предусмотренного ч.1 ст.160 УК РФ.1

Между тем необходимость более детального урегулирования этой проблемы в законе не вызывает сомнений. Надо полагать, что невиновность обвиняемого в будущем должна получить статус обстоятельства предмета доказывания. К слову, авторы проекта УПК РФ в статье, посвященной поня- тию доказательств, пошли по пути включения невиновности в число обстоятельств, которое должно устанавливаться с по- мощью доказательств (ст.71). Вместе с тем проект УПК РФ в то же время не предусматривает среди обстоятельств пред- мета доказывания обстоятельство невиновности обвиняемого в совершении преступления (ст.72). Кроме того, если уста- навливать достаточными доказательствами невиновность (это следует из ст.71 проекта УПК РФ), то в таком случае нель- зя не обойтись без введения нового основания прекращения уголовного дела или основания вынесения оправдательного приговора, а именно, в виду доказанной невиновности дело подлежит прекращению либо выносится оправдательный приго- вор. Ни основания прекращения уголовного дела вследствие доказанной невиновности, ни основания вынесения оправда- тельного приговора вследствие доказанной невиновности проект УПК РФ не содержит.

В отношении же обстоятельств, указанных в п.1 ст.208 УПК РСФСР, распространяется правило о том, что все они, будучи основаниями прекращения уголовного дела, должны

Архив Тихорецкого районного суда Краснодарского края за 1997 год по делу № 59078.

89

устанавливаться достоверно с помощью доказательств, при- знанных достаточными. Следует обратить внимание, однако, что при прекращении уголовного дела по ст.ст.5-9 УПК РСФСР доказательства оцениваются с точки зрения их доста- точности в момент установления обстоятельств материально правового характера, являющихся основаниями применения материально правовых норм (ст.68 УПК РСФСР, а также ст. ст. 37-42, 75-78, 84-85, 90 УК РФ), причём доказательст- ва, признанные достаточными, могут указывать как на нали- чие, так и отсутствие этих обстоятельств в действительно- сти. В этой связи, на наш взгляд, необходимо отражать в постановлении о прекращении уголовного дела доказательст- ва, послужившие установлению оснований прекращения. Иначе изложение сущности дела и основания прекращения, как того требует действующий закон в ч.1 ст.209 УПК РСФСР, без до- казательственного подтверждения прямо не свидетельствует о том, что обстоятельства, указанные в ст.ст.5-9 УПК РСФСР, доказаны в предусмотренном законом порядке. Поэто- му необходимо дополнить ст.209 УПК РСФСР указанием на то, что в описательно-мотивировочной части постановления о прекращении уголовного дела, помимо обстоятельств и сущ- ности дела, должны приводиться достаточные доказательст- ва, на которых основаны выводы органов предварительного расследования.

Достаточность доказательств при установлении оснований применения к лицу, совершившему общественно опасное деяние, принудительных мер медицинского характера. По де- лам об общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших душевной болезнью после со- вершения преступления, обязательно производство предвари-

90

тельного следствия. Данная категория уголовных дел харак- теризуется тем, что при производстве предварительного следствия должны быть выяснены обстоятельства, указанные в ст.404 УПК РСФСР. Поскольку лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не может быть привлечено к уголовной ответственности, в отношении него не ставится вопрос о доказывании его виновности в совершении преступления, мотивов преступления, обстоя- тельств, влияющих на степень и характер его ответственно- сти. Из этого следует, что собранные, проверенные и оце- нённые с точки зрения достаточности доказательства на стадии предварительного расследования должны прежде всего достоверно устанавливать обстоятельства, которые касаются общественно опасного деяния, совершённого душевнобольным (п.п.1,2,5 ч.2 ст.404 УПК РСФСР), а также обстоятельства, касающиеся психического состояния душевнобольного до со- вершения во время совершения общественно опасного деяния и во время расследования дела (п.п.3,4 ч.2 ст.404 УПК РСФСР). Когда же в процессе доказывания выяснится, что у лица психическое расстройство наступило после совершения преступления, необходимо установить с достоверностью все обстоятельства, указанные как в ст.404 УПК РСФСР, так и в ст.68 УПК РСФСР, значит, в обоснование выводов в отношении этих обстоятельств должны быть положены доказательства, признанные достаточными.1

Хотя закон прямо не предусматривает в ст.406 УПК РСФСР требование при составлении постановления о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении

1 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. - изд.2-е, перераб. и доп. - М., 1997. - С.658.

91

принудительных мер медицинского характера указывать дока- зательства, обосновывающие принимаемое решение, многие процессуалисты справедливо считают, что следователь должен в постановлении давать анализ доказательств, признанных им достаточными.1 Представляется, вместо того, чтобы излагать в постановлении (ч.2 ст.406 УПК РСФСР) и все об- стоятельства дела, установленные предварительным следст- вием, и основания для применения судом принудительных мер медицинского характера (на наш взгляд, основания для при- менения принудительных мер медицинского характера есть по сути дела установленные следствием обстоятельства), необ- ходимо ограничиться изложением, с одной стороны, обстоя- тельств дела, установленных предварительным следствием, с другой - доказательств, послуживших установлению указанных обстоятельств дела.

Достаточность доказательств при окончании предварительного расследования составлением обвинительного заключения . Большая часть процессуалистов убеждена, что принять решение об окончании предварительного расследования по уголовному делу посредством составления обвинительного заключения следователь вправе лишь тогда, когда он прихо- дит к выводу о том, что все необходимые по делу процессу- альные действия проведены в точном соответствии с уголов- но-процессуальным законом, весь предмет доказывания уста- новлен достоверно и полно, а собранная совокупность дока-

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - С.303; Бобров В.К. Производство по применению принудительных мер медицинского характера / Научно- практический комментарий к УПК РСФСР. - изд. 2-е, перераб. и’ доп. - М., 1997. - С.661; Махова Т.М. Производство по применению прину- дительных мер медицинского характера/ Уголовно-процессуальное право: учебник / Под общей ред. П.А. Лупинской. - изд.2-е, перераб. и доп. - М., 1997. - С.529.

92

зательств даёт однозначный ответ на вопрос о виновности обвиняемого в совершении преступления.1 В этой связи соб- ранная совокупность доказательств подлежит оценке с точки зрения достаточности, чтобы считать установленными об- стоятельства предмета доказывания. Особенностью достаточ- ности доказательств при данных условиях является то, что указанная категория выступает здесь в качестве необходи- мого и обязательного функционального компонента, обосно- вывающего достоверность выводов обвинения со стороны ор- ганов судопроизводства. Это означает, что каждое из об- стоятельств, входящих в предмет доказывания, в момент окончания предварительного расследования составлением об- винительного заключения должно быть не только подтвержде- но совокупностью собранных доказательств, но и, самое главное, обосновано доказательствами, достаточными для установления объективной истины в отношении указанных об- стоятельств. Точнее говоря, на основе доказательств, при- знанных достаточными, можно сделать единственный, досто- верный вывод о наличии обстоятельств предмета доказыва- ния, исключая все иные выводы. Причём, обоснованный дос- таточными доказательствами вывод о наличии обстоятельств предмета доказывания обязан распространяться в отношении каждого из обстоятельств ст.68 УПК РСФСР. Однако в ст.205 УПК РСФСР есть только требование, адресованное должност- ному лицу, составляющему обвинительное заключение, изла- гать в нём доказательства, которые подтверждают наличие преступления и виновности обвиняемого. В проекте УПК РФ

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - С.283; Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М., 1976. - С.113; Ефимичев СП. Вопросы окончания предварительного

93

это требование вообще ограничено лишь подтверждением виновности обвиняемого (ч.З ст.248 проекта УПК РФ).1 В действительности, следователь даёт оценку совокупности приведённых им доказательств применительно ко всем обстоятельствам материально правового характера, признавая доказательства достаточными для установления обстоятельств ст.68 УПК РСФСР, иначе пробелы в доказывании этих обстоятельств ведут к возвращению дела на дополнительное расследование .2

Доказательства, признанные достаточными для составления обвинительного заключения, являются объективной основой для обоснованного утверждения органа следствия о виновности обвиняемого в совершении преступления, наличии события преступления, иных обстоятельств предмета доказывания. Поэтому нельзя, на наш взгляд, согласиться с процессуалистами, которые связывают внутреннее убеждение следователя (а также прокурора или его заместителя) в ус-тановленности обстоятельств предмета доказывания лишь с их субъективным мнением.3 Результаты познания по делу органов уголовного судопроизводства на момент составления обвинительного заключения характеризуются такими же достоверными выводами в отношении установленных
обстоя-

расследования. - Волгоград, 1977. - С.18; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С159, и др.

1 На практике в обвинительных заключениях в редких случаях встреча ются формулировки примерно такого содержания: «По мнению органа следствия, собранных доказательств достаточно для признания обви няемого виновным в совершении преступления». В основном же описа тельная часть обвинительных заключений на практике формулировок подобного типа не содержит. См.: Комлев Б. Использование доказа тельств в обвинительном заключении // Законность. - 1997. - № 7. - С. 17.

2 Ст.392 УПК РСФСР уточняет предмет доказывания применительно к де лам о преступлениях несовершеннолетних.

3 Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С.159-160.

94

тельств преступления, как и при прекращении дела (кроме п.2 ст.208 УПК РСФСР), привлечении в качестве обвиняемо- го. Другой вопрос, какие последствия влекут за собой ука- занные виды решений, основанные на достаточных доказа- тельствах. В этом смысле обвинительное заключение есть обоснованное достаточными доказательствами «утверждение дознавателя, следователя, прокурора о виновности обвиняе- мого в совершении преступления, составляющее предмет внутреннего убеждения каждого из них».1 Так, для органов следствия доказательства, признанные ими достаточными, в обвинительном заключении свидетельствуют о том, что про- цесс доказывания в стадии предварительного расследования завершился всесторонним, полным и объективным установле- нием обстоятельств предмета доказывания и дело можно на- правлять для утверждения прокурору. Оценённые прокурором, с точки зрения достаточности, доказательства (п. 4 ст.213 УПК РСФСР) обязывают его утвердить обвинительное заключе- ние и направить уголовное дело в суд. Обвиняемому и за- щитнику обвиняемого достаточные доказательства, признан- ные таковыми органами судопроизводства, дают основания приводить доводы в свою пользу. Для суда обвинительное заключение, в котором достаточные доказательства указыва- ют на то, что в действительности имело место событие пре- ступления, на виновность обвиняемого и другие обстоятель- ства дела, представляют собой всего лишь выводы обвине- ния.

1 Джатиев B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам: Дисс. … на соискание учёной степени

95

ГЛАВА 3. ДОСТАТОЧНОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУДЕБНЫХ СТАДИЯХ

3.1. Достаточность доказательств в стадии полномочий судьи до
судебного разбирательства дела и подготовительных

действий к судебному заседанию

В теории уголовного процесса существует несколько точек зрения достаточности доказательств в данной стадии.1 В частности, одни авторы определяют достаточность доказательств для рассмотрения дела в судебном заседании как вывод о том, что при подтверждении их в ходе судебного разбирательства суд в судебном заседании вынес бы обвини- тельный приговор или на основе этих доказательств суд в судебном заседании смог бы решить вопрос о виновности обвиняемого.2 По мнению других, суд оценивает достаточность доказательств с учётом круга обстоятельств, составляющих предмет доказывания.3 Третьи полагают, что доказательства признаются достаточными для рассмотрения дела в судебном заседании, если они подтверждают все обстоятельства, имеющие значение для дела.4 Четвёртые понимают
под доста-

доктора юрид. наук в виде научного доклада. - Владикавказ, 1995. -С.25.

1 Ранее эта стадия называлась «Предание суду».

2 Круопаткин Л.Г. Оценка доказательств в стадии предания суду в со ветском уголовном процессе // Уч. Зап. Харьк. Юрид. ин-та. - 1955. - вып.6. - С.27; Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Должен ли суд оце нивать доказательства в стадии предания суду // Правоведение. - 1958. - № 3. - С.77; Майсурадзе В., Мосесян Г. Стадия предания су ду. Спорные вопросы, ошибки // Социалистическая законность. - 1968. - № 9. - С.31, 47.

3 Козлов Г.Т. Распорядительное заседание суда в советском уголовном процессе: Дисс. … на соискание уч. ст. канд. юрид. наук. - М., 1981. - С.50-53.

4 Лупинская П.А. Достаточная совокупность доказательств как гаран тия законности решений // Гарантии прав личности в советском уго-

96

точностью доказательств систему допустимых доказательств, относящихся к обстоятельствам дела (при прекращении - и достоверных доказательств) , на основе которых суд в рас- порядительном заседании может сделать вывод об обоснован- ности (необоснованности) обвинения.1 На наш взгляд, несо- стоятельность названных точек зрения учёных по вопросу достаточности доказательств заключается в несколько одно- стороннем подходе к оценке доказательств в данной стадии уголовного процесса. Поэтому целесообразно остановиться на некоторых особенностях оценки доказательств в данной стадии.

На стадии полномочий судьи до судебного разбирательства дела и подготовительных действий к судебному разби- рательству доказательства подлежат оценке с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, достаточно- сти. При этом необходимо отметить, что на данной стадии перед судьёй стоит задача, которая строго координирует производимую им оценку доказательств в моменты принятия соответствующих решений: установить по письменным мате- риалам уголовного дела, проведено ли предварительное рас- следование в строгом соответствии с законом, выяснены ли с необходимой всесторонностью, полнотой и объективностью все обстоятельства дела, соблюдены ли требования закона по обеспечению прав участвующих в деле лиц. Отсюда судья не должен вторгаться в решение вопросов ни о виновности обвиняемого, ни о доказанности обвинения в целом. В то же

ловном процессе и праве. - Ярославль, 1979. - вып.4. - С.230; Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. - Свердловск, 1962. - С.307.

1 Нуркаева М.К. Особенности оценки доказательств в стадии предания обвиняемого суду // Доказывание по уголовным делам: Межвуз. сб. - Красноярск, 1986. - С.168.

97

время это не означает, что судья не вправе, как считает Т.М. Махова, осуществлять оценку достоверности доказа- тельств1 и должен оценивать доказательства, как указано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 г. «О практике применения судами законодательства при предании обвиняемого суду» (с изменениями, внесёнными постановлением Пленума № 10 от 18 апреля 1986 г.), только по вопросу их достаточности.2 Невозможность оценки факти- ческих данных с точки зрения достоверности влечёт за собой невозможность оценки достаточности доказательств, и, наоборот, невозможно оценить доказательства по вопросу достаточности, не оценив их с точки зрения достоверности. Бесспорным аргументом в пользу сказанного выступает тот факт, что в результате оценки достаточности доказательств достигается достоверный уровень знаний об обстоятельствах предмета доказывания. Не имея же достоверных доказа- тельств, такого уровня знаний достичь не представляется возможным. Другое дело, что не все решения в данной стадии констатируют установление обстоятельств предмета до- казывания, а, значит, не всегда фактические данные оцени- ваются с точки зрения достоверности. Поэтому в прямой за- висимости от гносеологической и правовой природы обстоя- тельств, познаваемых на стадии полномочий судьи до су- дебного разбирательства дела и подготовительных действий

1 Махова Т.М. Понятие и значение стадии назначения судебного засе дания по уголовному делу / Уголовно-процессуальное право: учебник / Под общей ред. П.А. Лупинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1997. - С.319.

2 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 года с изменениями, внесёнными постановлением Пленума № 10 от 18 апреля 1986 года «О практике применения судами законодательства при пре дании обвиняемого суду» / Сборник постановлений Пленумов Верхов ных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам.

  • М., 1997. - С.175.

98

к судебному разбирательству, находятся и оценка достоверности, и оценка достаточности доказательств.

До начала судебного разбирательства судья по поступившему делу принимает одно из следующих решений:

1) о назначении судебного заседания;

2) о возвращении дела для производства дополнительного расследования;

3) о приостановлении производства по делу; 4) 5) о направлении дела по подсудности; 6) 7) о прекращении дела (ст.221 УПК РСФСР). 8) Анализ принимаемых в данной стадии решений показывает, что судья обязан выяснять обстоятельства как процессуального, так и материально правового характера.

По итогам изучения судебной практики Курганинского, Ленинградского, Северского районных судов Краснодарского края нами были исследованы 50 уголовных дел, возвращённых для производства дополнительного расследования на основании п.1 ст.232 УПК РСФСР, в период с 1995 по 1998 гг. Целью исследования было изучение постановлений о возвращении дел для производства дополнительного расследования на основании п.1 ст.232 УПК РСФСР с точки зрения анализа тех факторов, которые влияют на признание доказательств недостаточными. Исследование практики показало, что этими факторами были, с одной стороны, пробелы в установлении обстоятельств предмета доказывания, с другой стороны, причины признания доказательств недопустимыми, неотноси-мыми, недостоверными, а также несоответствующими обстоятельствам предмета доказывания. Практика свидетельствует, что подавляющая часть пробелов в установлении обстоятельств предмета доказывания, влекущих за собой неполноту

99

произведённого дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, допускается при исследовании виновности обвиняемого (67%) . Нередко не исследуется наличие события преступления (16%) . Неисследовательность обстоятельств, указанных в п.п.3,4 ст.68 УПК РСФСР и ч.2 ст.68 УПК РСФСР, составила соответственно 9%, 4%, 4%. Неполнота произведённого дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, также связана с не- удовлетворительным исследованием доказательств по уголов- ному делу. Самое большое число дел, возвращённых для про- изводства дополнительного расследования, составили те из них, в которых ставилась под сомнение достоверность фак- тических данных (88%). Несоответствие выводов, основанных на фактических данных, обстоятельствам дела было обнару- жено в 60% от всех проанализированных нами случаев, когда дела возвращались для производства дополнительного рас- следования. В 12% дел не решался вопрос о допустимости доказательств. Нарушение требования относимости фактиче- ских данных как одна из причин возвращения дел для произ- водства дополнительного расследования - явление крайне редкое на практике (2%).

Результаты анкетирования, проведённого методом случайной выборки 50 уголовных дел, возвращённых для производства дополнительного расследования на основании п.1 ст.232 УПК РСФСР, в период с 1995 по 1998 гг. (результаты исследования основаны на анализе судебной практики Курганинского, Ленинградского, Северского районных судов Краснодарского края)

100

Обстоятельства предмета доказы- вания, неустановление которых

послужило основанием для принятия соответствующего решения

(данные приведены в % от общего

количества проанализированных

уголовных дел) Причины, в результате которых доказательства были признаны не- достаточными (данные приведены в % от общего количества проанали- зированных уголовных дел) п.1 ст. 68

УПК РСФСР п.2 ст. 68

УПК РСФСР п.З ст. 68

УПК РСФСР п.4 ст. 68

УПК РСФСР ч.2 ст. 68

УПК РСФСР Признание недопус- тимыми факти- ческих данных Признание не- относи-

мыми фактиче- ских данных Призна- ние не- досто- верными факти- ческих данных Несоот- ветствие факти- ческих данных обстоя- тельст- вам уголов- ного дела 1 2 3 4 5 6 7 8 9 16 67 9 4 4 12 2 88 60 Соответственно, при принятии решений, связанных с ус- тановлением наличия (отсутствия - п.1 ст.232 УПК РСФСР) обстоятельств предмета доказывания, происходит оценка до- казательств с позиций их допустимости, относимости, дос- товерности, достаточности (недостаточности - п.1 ст.232 УПК РСФСР). Такой подход к мыслительной логической деятельности в этой стадии и непосредственно к оценке достаточности доказательств мотивируется необходимостью; в одних случаях судье разрешать уголовное дело по существу (п.2 ст.222 УПК РСФСР, ст.234 УПК РСФСР), в других - устанавливать основания для предъявления обвиняемому друго-

101

го обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отли- чающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, со- держащегося в обвинительном заключении (п.З ст.232 УПК РСФСР), устанавливать основания для привлечения к уголов- ной ответственности по данному делу других лиц при невоз- можности выделить о них материалы дела (п. 4 ст. 232 УПК РСФСР). Так, судья Северского районного суда Краснодар- ского края, рассмотрев материалы уголовного дела по обви- нению Северук СВ. в совершении преступления, предусмот- ренного п. «в», ч.2 ст. 160 УК РФ, на стадии назначения судебного заседания установил. Северук СВ. обвиняется в хищении чужого имущества путём присвоения и растраты с использованием служебного положения. Своим постановлением судья возвратил уголовное дело на дополнительное рас- следование ввиду неполноты произведённого предварительно- го расследования, которая не может быть восполнена в су- дебном заседании, ввиду существенного нарушения следова- телем уголовно-процессуального закона, ввиду наличия ос- нований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу другого лица. В постановлении судья указал, что к материалам дела необходимо приобщить надлежащим об- разом заверенную копию договора о материальной ответст- венности Северук СВ., поскольку имеющуюся в деле ксеро- копию такого договора читать невозможно. Кроме того, су- дья отметил, что в нарушение ст.212 УПК РСФСР следовате- лем не выполнены указания прокурора в постановлении о на- правлении уголовного дела на дополнительное расследова- ние. В своём постановлении судья также указал, что в ходе доследования необходимо в качестве гражданского истца

102

привлечь Михайловское сельпо, необходимо в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указать, какой организации причинён ущерб, к материалам дела следует приобщить полный акт ревизии, следователю в ходе дополнительного расследования необходимо выяснить имела ли место в действиях Северук СВ. неоднократность хищений.1

В сложившейся ситуации получается, что судья единолично уже на стадии назначения судебного разбирательства вправе решать вопросы доказанности обвинения, виновности лиц в совершении преступлений, в соответствии с п.п.1,3,4 ст.232 УПК РСФСР. В этой связи проект УПК РФ совершенно обоснованно сузил основания для возвращения уголовных дел для дополнительного расследования из стадии назначения судебного заседания, отказавшись от тех решений, в которых необходимо оценивать доказательства с точки зрения их достаточности (ст.272).

На наш взгляд, спорными представляются также сходные с действующим законодательством позиции некоторых процессуалистов, поддерживающих в данной стадии возможность решения вопроса о том, собраны ли доказательства, достаточные для рассмотрения дела в судебном заседании (п.З ст.222 УПК РСФСР).2 Указанная норма не может действовать на стадии назначения судебного заседания из-за специфики определения достаточности доказательств, то есть определения окончательного результата
познания обстоятельств

Архив Северского районного суда Краснодарского края за 1997 год по делу № 12-102/97.

2 Нуркаева М.К. Специфика пределов доказывания в распорядительном заседании в
стадии предания обвиняемого суду // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам: Межвуз. сб. - Красноярск, 1987. - С.96; Волколуп О.В.
Подготовка уголовных дел к судебному разбирательству в российском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Краснодар, 1997. - С. 21, и др.

103

предмета доказывания по уголовному делу. Исходя же из п.З ст.222 УПК РСФСР, судье надлежит оценить доказательства с точки зрения их достаточности для возможности осуждения обвиняемого в будущем на стадии судебного разбирательст- ва. Более того, судье предстоит заранее предрешать вопрос о виновности обвиняемого, ответив утвердительно на п.З ст.222 УПК РСФСР, поскольку, установив наличие оснований для прекращения уголовного дела в данной стадии, он при- знаёт обвиняемого невиновным или освобождает обвиняемого от уголовной ответственности. На этот счёт абсолютно пра- вы авторы проекта УПК РФ, которые в ст.2 69 из перечня вопросов, подлежащих разрешению по поступившему в суд делу, исключают требование, адресованное судье, предрешать вопрос о виновности обвиняемого оценкой достаточности доказательств для рассмотрения дела в судебном заседании.

Думается, что оценка достаточности доказательств в указанной стадии не должна иметь место в случаях: а) для рассмотрения дела в судебном разбирательстве по причине предрешения вопроса о виновности обвиняемого в совершении преступления; б) при определении неполноты произведённого дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, по причине призна- ния доказательств достаточными для выяснения обстоя- тельств предмета доказывания по уголовному делу в том случае, если неполнота произведённого дознания или пред- варительного следствия может быть восполнена в судебном заседании (этим также предрешается вопрос о виновности обвиняемого в совершении преступления); в) при определе- нии наличия оснований для предъявления обвиняемому друго- го обвинения либо изменения обвинения по причине необхо-

104

димости признания обвиняемого виновным в совершении ново- го преступления; г) при определении наличия оснований для привлечения к уголовной ответственности других лиц по причине признания причастными к преступлению иных лиц. В то же время сказанное вовсе не означает невозможность оценки доказательств на данной стадии с точки зрения их достаточности. Полагаем, что оценка доказательств по во- просу их достаточности на стадии полномочий судьи по по- ступившему в суд делу должна происходить только тогда, когда судья в результате исследования всех имеющихся в его распоряжении доказательств придёт к выводу о необхо- димости прекращения уголовного дела. Решение о прекраще- нии уголовного дела в данной стадии не находится в проти- воречии с требованием, запрещающим предрешать вопрос о виновности обвиняемого в инкриминируемом преступлении, потому что доказательства, признанные достаточными для прекращения уголовного дела, указывают на установленность обстоятельств предмета доказывания, реабилитирующих или освобождающих обвиняемого от уголовной ответственности (ст.ст.5-9; п.2 ст.208 УПК РСФСР). Иной точки зрения при- держивается О.В. Волколуп, которая считает спорным вопрос

0 прекращении дела по п.2 ст.208 УПК РСФСР. По её мнению, прекращение дела на основании п.2 ст.208 УПК РСФСР «ста вит в сомнительное положение обвиняемого: фактически его причастность к преступлению недоказана, но возможность его причастности категорически не исключается».1 В дейст вительности закон запрещает судье исследовать в данной стадии доказательства на предмет их достаточности только

1 Волколуп О.В. Подготовка уголовных дел к судебному разбирательст ву в российском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Краснодар, 1997. - С.12-13.

105

для осуждения, но не для оправдания обвиняемого. При пре- кращении дела, установив оценкой достаточности доказа- тельств наличие обстоятельств, указанных в ст. ст.5-9 УПК РСФСР, судья в любом случае либо реабилитирует, либо ос- вобождает обвиняемого от уголовной ответственности. Ска- занное в полной мере относится и к ситуации, когда исчер- паны все возможности для отыскания дополнительных доказа- тельств, а имеющихся доказательств недостаточно для дока- зывания участия обвиняемого в совершении преступления (п.2 ст.208 УПК РСФСР). Поэтому, если исчерпаны все возможности для отыскания дополнительных доказательств, судья не должен подменять решение о прекращении уголовного дела выводом о необходимости направления дела для допол- нительного расследования ввиду неполноты произведённого дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании.

3.2. Достаточность доказательств на стадии судебного

разбирательства

Судебное разбирательство является центральной стадией уголовного процесса, в которой находят свою реализацию все принципы уголовного судопроизводства, непосредственно исследуются доказательства дела, принимаются все преду- смотренные законом меры к всестороннему, полному и объек- тивному исследованию обстоятельств уголовного дела и ус- тановлению истины. Поэтому многие учёные обращают внимание на то, какое особое значение на стадии судебного раз- бирательства приобретает оценка доказательств. М.С. Стро-

106

гович писал, что неправильная оценка в суде отдельного доказательства, а тем более их совокупности, неизбежно влечёт неправильное установление фактов и обстоятельств дела, неправильное разрешение дела, вынесение необосно- ванного, несправедливого приговора.1

Придавая оценке доказательств на стадии судебного разбирательства особую значимость, процессуалисты подчёр- кивают, что оценке в суде подлежат как каждое отдельное доказательство, так и вся совокупность собранных по делу доказательств.2 При этом одни авторы, по существу пра- вильно различая оценку совокупности фактических данных, которая является предметом оценки, от совокупности дока- зательств, которую суд оценивает как достаточную для вы- вода о доказанности определённых обстоятельств, сводят понимание достаточности доказательств только для поста- новления обвинительного приговора.3 Такому несколько од- ностороннему подходу к определению достаточности доказа- тельств в судебном разбирательстве способствуют и руково- дящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащиеся в постановлении от 29 апреля 1996 г. «О судебном при- говоре». В соответствии с указанным постановлением сово- купность доказательств признаётся достаточной для обвини- тельного приговора тогда, когда в неё входят достоверные доказательства, по делу исследованы все возникшие версии,

1 Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955. - С.109.

2 Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. - М., 1959. - С.79.

3 П.А. Лупинская называет такую совокупность фактических данных со вокупностью доказательств, считая, что в оцениваемую совокупность доказательств могут входить как достоверные, так и недостоверные доказательства. См.: Лупинская П. Значение судебной практики для совершенствования доказательственной деятельности // Советская юс тиция. - 1986. - № 18. - С.9.

107

а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.1 Между тем достоверные, допустимые и относимые доказательства, со- ставляющие достаточность доказательств, должны лежать не только в обосновании выводов, отражённых в обвинительном приговоре, но и в отношении иных выводов, к которым при- ходит суд в результате судебного разбирательства. Ориен- тиром же для решений, также содержащих выводы, которые основаны на достаточных доказательствах в данной стадии, как и в остальных стадиях, по нашему мнению, служат об- стоятельства предмета доказывания. Поэтому можно выделить те виды решений, которые на стадии судебного разбиратель- ства обязательно должны быть обоснованы достаточными до- казательствами .

Согласно действующему законодательству в стадии судебного разбирательства достаточность доказательств выясняется в момент возбуждения уголовного дела по новому обвинению, если при судебном разбирательстве будут установлены обстоятельства, указывающие на совершение подсудимым преступления, по которому обвинение ему ранее предъявлено не было. Суд, не приостанавливая разбирательства, возбуж- дает дело по новому обвинению и направляет необходимые материалы для производства дознания или предварительного следствия в общем порядке (ст.255 УПК РСФСР). Аналогично вопрос о достаточности доказательств решается при возбуж- дении уголовного дела в отношении нового лица (ст.256 УПК РСФСР). Полагаем, что оба этих решения о возбуждении уго- ловного дела по новому обвинению и в отношении нового ли-

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. -М., 1997. - С.537.

108

ца, обоснованные достаточными доказательствами, не могут иметь места в стадии судебного разбирательства. Во- первых, возбуждение судом уголовного дела по новому обви- нению или в отношении нового лица по его собственной ини- циативе является элементом обвинительной деятельности. Во- вторых, указанные обстоятельства трудно признать осно- ваниями возбуждения уголовного дела. Скорее всего характер и способ установления обстоятельств (ст.ст.255 и 256 УПК РСФСР) свидетельствует о том, что данные обстоятельства представляют собой основания для привлечения в качестве обвиняемого. Так, в ст.255 УПК РСФСР сказано, если при судебном разбирательстве будут установлены обстоятельства, указывающие на совершение подсудимым преступления, по которому обвинение ему ранее предъявлено не было, а в ст.256 УПК РСФСР, если при судебном разбирательстве будут установлены обстоятельства, указывающие на совершение преступления лицом, не привлечённым к уголовной от- ветственности. Соответственно обязанность устанавливать обстоятельства обвинения в материально правовом смысле и предъявлять обвинение, обоснованное достаточными доказа- тельствами, является прерогативой органов уголовного пре- следования, но ни в коем случае ни суда. В этом отношении совершенно правы авторы проекта УПК РФ, которые устраняют все полномочия суда, не соответствующие его функциям как органа правосудия. В проекте УПК РФ отсутствует обязан- ность суда в стадии судебного разбирательства возбуждать уголовные дела по новому обвинению или в отношении нового лица.

Если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в ст.232 УПК РСФСР, суд

109

направляет дело для производства дополнительного рассле- дования (ст.258 УПК РСФСР). При направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования из стадии судебного разбирательства суду необходимо ответить на вопрос о достаточности доказательств лишь тогда, когда будут установлены обстоятельства по п.З и п. 4 ст.232 УПК РСФСР. Следует обратить внимание, однако, на то, что закон в данном случае не совсем точно определяет условия направления дела для производства дополнительного рассле- дования. Требовать направления дела для дополнительного расследования при условии, если будут установлены все об- стоятельства, указанные в ст.232 УПК РСФСР (ст.258 УПК РСФСР), значит распространять необходимость доказывания (установления) обстоятельств материально правового харак- тера уголовного дела и на обстоятельства процессуального характера (например, на такие обстоятельства, как сущест- венное нарушение уголовно-процессуального закона органами дознания или предварительного следствия, неправильное со- единение или разъединение дела). Кроме того, даже при ус- ловии установления на стадии судебного разбирательства обстоятельств предмета доказывания, указанных в п.З и п.4 ст.232 УПК РСФСР (ст.258 УПК РСФСР), судья должен оценить доказательства как достаточные для достоверного вывода о наличии оснований для привлечения в качестве обвиняемого и предъявления обвинения.

Первомайский районный суд г. Краснодара, рассмотрев в судебном заседании дело по обвинению Дубровина С.А., воз- вратил уголовное дело для производства дополнительного расследования по следующим основаниям. Дубровин С.А. об- виняется в нарушении правил дорожного движения, повлекших

по

по неосторожности смерть потерпевшей. 31 июля 1996 г. в 19 часов в Центральном округе города Краснодара Дубровин С.А., управляя автобусом «Вольво», двигался по ул. Северной от ул. Янковского в сторону ул. Коммунаров и, выполняя левый поворот, совершил наезд на пешехода Омельченко Л.П. Омельченко получила телесные повреждения, от которых скончалась. В судебном заседании свидетели от своих пока- заний, данных в ходе предварительного следствия, отказа- лись. Других каких-либо свидетелей, подтвердивших бы вы- воды следствия, судом не установлено. При таких обстоя- тельствах суд считает, что дело подлежит возвращению для производства предварительного расследования и установления лиц, очевидцев происшествия. Кроме того, суд считает, что следствием должен быть решён вопрос о наличии в действиях Омельченко P.M. состава преступления, выразившегося в склонении им свидетелей к даче заведомо ложных показаний .1

Получается, что суд, направляя уголовное дело для производства дополнительного расследования со стадии су- дебного разбирательства, в одних случаях должен устанав- ливать обстоятельства процессуального характера с помощью доказательств, которыми по смыслу ст.69 УПК РСФСР уста- навливаются только обстоятельства предмета доказывания, в других, - оценивая доказательства с точки зрения их дос- таточности для достоверного установления обстоятельств, указанных в п.З и п. 4 ст.232 УПК РСФСР, обязан выполнять несвойственные ему обвинительные функции. Приведённые доводы убеждают, что существующий в настоящее время поря-

1 Архив Первомайского районного суда г. Краснодара за 1998 год по делу № 204-98.

Ill док, предусмотренный в ст.258 УПК РСФСР, требует того, чтобы быть изменённым в части, касающейся исключения из полномочий суда обязанности доказывания обстоятельств об- винения в материально правовом смысле путём оценки дока- зательств с точки зрения их достаточности при направлении уголовного дела для производства дополнительного рассле- дования в стадии судебного разбирательства.

На стадии судебного разбирательства достаточность до- казательств выясняется при прекращении уголовного дела (ст.259 УПК РСФСР). Дело подлежит прекращению в судебном заседании, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, предусмотренные п.п.3-11 ч.1 ст.5 УПК РСФСР, ст.ст.6-9 УПК РСФСР. Прекращая дело по нереабилитирующим основаниям, то есть в отношении лиц, совершивших противоправное деяние, суд в результате оценки достаточности доказательств обязан ответить положительно на вопросы о том, имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, совершил ли он это деяние, виновен ли он в его совершении. На наш взгляд, нельзя согласиться с Т.Г. Морщаковой, что по существу определение (постановление) о прекращении дела по нереабилитирующим основаниям заменяет обвинительный приговор суда.1 Действительно, при прекращении дела по нереабилитирующим основаниям доказательства должны быть признаны достаточными для достоверного вывода также и в отношении обстоятельств ст.68 УПК РСФСР, помимо обстоятельств, пре- дусмотренных п.п.3-11 ч.1 ст.5 УПК РСФСР, ст.ст.6-9 УПК

1 Морщакова Т.Г. Виды, содержание, основания и порядок вынесения определений и постановлений в ходе судебного разбирательства / Уголовно-процессуальное право: учебник / Под общей ред. П.А. Лу- пинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1997. - С.356.

112

РСФСР. Однако тождество в гносеологическом плане в про- цессе установления обстоятельств, являющихся основаниями прекращения дела по п.п.3-11 ч.1 ст.5 УПК РСФСР, ст.ст.б-9 УПК РСФСР и обстоятельств, являющихся основаниями выне- сения обвинительного приговора (ст.68 УПК РСФСР, ст.303 УПК РСФСР), ещё не означает констатацию признания обви- няемого виновным в том смысле, как это делается в приго- воре . На это указал Конституционный Суд РФ в постановле- нии по делу о проверке конституционности ст.6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина Сушкова О.В. на нарушение его конституционных прав. Исходя из указаний Конституционного Суда РФ, «принятое на основании оспариваемой нормы решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том сь^ысле, как это предусмотрено ст.4 9 Конституции Российской Федерации».1 Как справедливо отмечает Ю. Кореневский, это положение имеет ключевое значение и для случаев, когда согласно уголовно-процессуальному закону возможно прекращение дела по так называемым нереабилитирующим основаниям.2 Проект УПК РФ содержит в ст.297 новое основание прекращения уголовного дела. Оно связано с определением достаточности доказательств для установления обстоятельств, выступающих основанием принятия решения о прекращении уголовного дела. В соответствии с правилами ч.б ст.281 проекта УПК РФ дело подлежит прекращению в судебном заседании при отказе обвинителя от обвинения (ст.297 проекта

1 Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. - 1996. - № 5.” - С.13.

2 Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям? // Российская юстиция. - 1997. - » 1. - С.19.

113

УПК РФ)-1 Специфика оценки доказательств с точки зрения их достаточности в момент прекращения уголовного дела при отказе обвинителя от обвинения заключается в следующем. Во- первых, оценку достаточности доказательств производит прокурор, поддерживающий обвинение. Во-вторых, результат признания доказательств достаточными прокурором, если от обвинения отказался также и потерпевший, обязателен для суда. В-третьих, доказательства должны быть достаточными в отношении обстоятельств, полностью реабилитирующих об- виняемого в совершении преступления (отсутствие в деянии состава преступления, отсутствие события преступления). Вместе с тем проект УПК РФ не называет обстоятельства, при установлении которых прокурор отказывается от обвинения. Указание же в ст. 287 проекта УПК РФ на то, что прокурор обязан отказаться от обвинения (полностью или частично) , если придёт к выводу, что оно не нашло подтверждения в судебном разбирательстве, свидетельствует лишь о недоказанности обвинения, но не о доказанности обстоя- тельств, реабилитирующих обвиняемого в совершении престу- пления. Поэтому в статье о прекращении уголовного дела в судебном заседании необходимо закрепить правило, согласно которому отказ прокурора от обвинения в стадии судебного разбирательства, при отсутствии возражений со стороны по- терпевшего, влечёт прекращение дела полностью или в соот- ветствующей части за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления либо за отсутствием в деянии состава преступления, либо за отсутствием события престу- пления . При этом в постановлении о прекращении уголовного

1 Аналогичное основание прекращения уголовного дела предусмотрено проектом УПК РФ в ст.275 и для стадии назначения судебного разби- рательства .

114

дела суд должен указать мотивы, по которым прокурор отказался от обвинения, и привести достаточные доказательства, обосновывающие
доводы прокурора.

В науке уголовного процесса существует мнение о том, что любой законный и обоснованный приговор - обвинитель ный и оправдательный - является истинным, устанавливает истину.1 Данная точка зрения верна лишь с позиций закона, юридически. На самом деле, гносеологические особенности вынесения обвинительного и оправдательного приговоров мо гут быть различны. Эти различия связаны непосредственно с обоснованием выводов, содержащихся в приговорах. Так, об винительный приговор должен быть всегда обоснован только достаточными доказательствами, которыми достоверно уста навливаются все обстоятельства предмета доказывания. На этой позиции последовательно стоят уголовно-

процессуальный закон и судебная практика, и она находит поддержку у целого ряда процессуалистов.2 В частности, в соответствии со ст.309 УПК РСФСР обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Поэтому суд исходит из того, что обвинительный приговор постановляется на достоверных доказательствах, признанных достаточными, когда по
делу исследованы все воз-

1 Строгович М.С. Истина судебного приговора // Проблемы судебной этики. - М., 1974. - С.92-101.

2 Ульянова Л. Недостаточность доказательств // Социалистическая за конность. - 1970. - № 12. - С.39-41; Лупинская П. Значение судеб ной практики для совершенствования доказательственной деятельно сти// Советская юстиция. - 1986. - № 18. - С.9; Бризицкий А., За- жицкий В. Относимость и достоверность доказательств в уголовном судопроизводстве // Советская юстиция. - 1982. - № 3. - С.7; Куцо- ва Э.Ф. Постановление приговора / Уголовный процесс: учебник. - М., 1997. - С.343.

115

никшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оцене- ны. Описательная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства {ст.314 УПК РСФСР). К тому же судебная практика указывает, что признание подсудимым своей вины, если оно не под- тверждено совокупностью других собранных по делу и иссле- дованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного при- говора .х

Оправдательный приговор в отличии от обвинительного может быть основан на предположении. Более того, закон в п.З ч.З ст.309 УПК РСФСР обязывает основывать оправдательный приговор на предположении (презумпции) невиновности, а в п.1 ч.З ст.309 УПК РСФСР, - на предположении отсутствия события преступления. Однако постановление оправдательного приговора за неустановленностью события преступления или за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления возможно в том случае, если исследованных судом доказательств недостаточно для достоверного установления обстоятельств предмета доказывания и нет оснований направления уголовного дела для производства дополнительного расследования. Не исключено также, что для вынесения оправдательного приговора в соответствии с указанными основаниями доказательств в обоснование выводов суда вообще может не быть, разумеется, при условии, если исследованные судом фактические данные признаны не

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. -М., 1997. - С.537.

116 допустимыми либо недостоверными. Так, судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда, рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Армавире уголовное дело по обвинению Сунгурьяна К.Х. в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «н» ст.102, ч.1 ст.218 УК РСФСР, установила. Сунгурьян К.Х. органами следствия обвиняется в том, что организовал убийство директора сахарного завода Конькова, за крупное денежное вознаграждение нашёл исполнителя убийства в лице Кургановского, передал тому огнестрельное оружие, разработал план убийства. В качестве доказательств обвинения Сунгурьяна органы следствия представили протоколы допросов подозреваемых и обвиняемых Кургановского, Арутюнова, Шагинянца, Авдоляна, а также ряд других протоколов следственных действий, свидетельствующих об организации Сунгурьяном убийства директора сахарного завода Конькова, передаче Кургановскому огнестрельного оружия. В судебном заседании, как и на предварительном следствии, Сунгурьян виновным себя не признал. Все названные и перечисленные выше доказательства судебной коллегией проверены и исследованы. Поскольку все они получены с нарушением закона, судебной коллегией признаны не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения Сунгурьяна. Других доказательств, подтверждающих предъявленное Сунгурьяну обвинение, по делу не имеется, возможность их отыскания органами следствия и судом исчерпана. В связи с этим судебная коллегия пришла к убеждению в том, что в отношении Сунгурьяна должен быть постановлен оправдательный приговор за недоказанностью его участия в совершении преступлений.1

1 Архив Краснодарского краевого суда за 1998 год по делу № 2- 52/98.

117

С другой стороны, закон (ст.314 УПК РСФСР) требует в описательной части оправдательного приговора приводить доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обви- нение. Полагаем, что в данном случае УПК РСФСР не совсем точно изложил требования, предъявляемые к мотивировке оп- равдательного приговора. По сути дела ч.З ст. 314 УПК РСФСР в существующем виде предусматривает приведение дос- таточных доказательств, обосновывающих выводы суда. В пользу сказанного может служить тот факт, что ч.З ст.314 УПК РСФСР требует излагать обстоятельства дела, установ- ленные судом, помимо приведения доказательств, послуживших обоснованием для оправдания подсудимого. Значит, правила, обязывающие мотивировать оправдательный приговор в соответствии с ч.З ст.314 УПК РСФСР, распространяются лишь в отношении приговоров, которыми констатируется отсутствие в деянии подсудимого состава преступления (п. 2 ч.З ст.309 УПК РСФСР), поскольку лишь этим основанием предусматривается достоверное установление обстоятельств предмета доказывания посредством достаточных доказательств в данном случае оправдывающих подсудимого. Оба остальных основания вынесения оправдательного приговора при таких условиях остаются за рамками ст.314 УПК РСФСР.

В этой связи проект УПК РФ, по нашему мнению, более последователен и точен в определении требований обосновы- вать оправдательный приговор достаточными доказательства- ми. Во-первых, в проекте УПК РФ в ст.351 изменено основа- ние вынесения оправдательного приговора за неустановлением отсутствия события преступления на установленность от-

118

сутствия события преступления. Этим самым будет преду- сматриваться необходимость установления отсутствия события преступления обязательно посредством достаточных до- казательств, что, думается, более справедливо по отношению к лицу, реабилитированному за отсутствием события преступления. Во-вторых, согласно ст.356 проекта УПК РФ описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора должна содержать обстоятельства дела, установленные судом, и доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого в совершении преступления. Это указание, надо полагать, касается тех случаев, когда посредством достаточных доказательств достоверно установлено либо отсутствие события преступления (п.1 ч.1 ст.351 проекта УПК РФ), либо отсутствие в деянии подсудимого состава преступления (п.2 ч.1 ст.351 проекта УПК РФ). В-третьих, ст.356 проекта УПК РФ обязывает в описательно- мотивировочной части оправдательного приговора указывать мотивы, объясняющие, почему суд признаёт недостоверными или недостаточными доказательства, на которых было осно- вано утверждение о виновности подсудимого в совершении преступления. Данное указание, как нам представляется, применимо для тех случаев, когда не доказано участие под- судимого в совершении преступления (п.З ч.1 ст.351 проекта УПК РФ).

Таким образом, любой обвинительный приговор должен быть всегда обоснован достаточными доказательствами, с достоверностью устанавливающими обстоятельства предмета доказывания. В свою очередь оправдательный приговор обос- новывается достаточными доказательствами при установлении

119

отсутствия события преступления, а также отсутствия в деянии подсудимого состава преступления.

3.3. Достаточность доказательств при разбирательстве дел

в суде присяжных

При рассмотрении дел с участием коллегии присяжных заседателей уголовно-процессуальное доказывание характе- ризуется рядом особенностей, которые затрагивают сущность не только собирания, проверки, оценки доказательств и обоснования выводов в целом, но и вопрос об оценке дока- зательств, в частности с точки зрения достаточности. Эти особенности отражены в соответствующих нормах раздела X УПК РСФСР, а именно: в ст. ст. 429, 430, 432, 433, 435, 436, 446, 449, 454, 455, 458, 459, 461, 462, 465 настоя- щего Кодекса.1 Все указанные новеллы, связанные с введе- нием в уголовный процесс России суда присяжных, послужили основанием для некоторых авторов утверждать, что в соот- ветствии с принципом состязательности (ст.429 УПК РСФСР) суд выносит решение только на основе того материала, ко- торый представили стороны, даже если, по мнению суда, он не отражает полностью всех обстоятельств дела.2 Так, И.Л. Петрухин пишет, что пассивность суда как атрибут состяза- тельности в уголовном процессе должна проявляться в ис- следовании доказательств, поэтому судьям следует #оздер-

1 Следует иметь ввиду, что, по смыслу ст.420 УПК РСФСР, в случае расхождения общих правил уголовного судопроизводства в Российской Федерации с правилами, предусмотренными в разделе X, действуют по следние .

2 Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказатель ства // Российская юстиция. - 1995. - № 8. - С.40.

120

живаться от постановки вопросов как обвинительного, так и оправдательного характера, чтобы никто не мог заподозрить их в симпатиях к прокурору или подсудимому.г

Надо полагать, подобные взгляды напрямую затрагивают проблему достаточности доказательств в суде присяжных, поскольку вопрос о возможности установления объективной истины по делу зависит от признания либо непризнания до- казательств достаточными. Действительно, ответив на вопрос о том, достижима ли достоверность выводов в отношении обстоятельств предмета доказывания в процессе производства в суде присяжных, можно судить - имеет ли место в суде присяжных оценка достаточности доказательств.

Установление истины в уголовном процессе осуществляется посредством доказывания, которое заключается в собирании, проверке и оценке доказательств и обосновании выводов по уголовному делу. В соответствии же с принципом состязательности в суде присяжных стороны обвинения и за- щиты могут представлять суду фактические данные и на их основе обосновывать в судебном заседании свои выводы. Причём, обязанность доказывания обстоятельств (ст. ст. 68, 303 УПК РСФСР) лежит на государственном обвинителе. Прокурор должен доказать суду, что им установлена истина. Подсудимый и защитник далеко не всегда заинтересованы в этом. «Их вполне устраивает ситуация, когда истина не достигнута, преступление не раскрыто, виновный не установлен».2 При таких условиях, как указывает М.В. Немыти-на, судья утрачивает активную роль и становится беспристрастным арбитром. Он не обязан по собственной инициати-

1 Петрухин И.Л. Состязательность и правосудие (к 100-летию М.С. Строговича) // Государство и право. - 1994. - № 10. - С.130.

2 Там же., С.130.

121

ве собирать новые доказательства, выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства.1

Вместе с тем суд не связан мнением сторон о пределах исследования доказательств в случаях, когда сделанные подсудимым признания о полной виновности вызывают у судьи сомнения (ч.2 ст.44 6 УПК РСФСР), а также когда по просьбе старшины присяжных заседателей, возвратившихся из совеща- тельной комнаты в зал судебного заседания, председатель- ствующий возобновляет судебное следствие для дополнитель- ного исследования каких-либо обстоятельств, имеющих суще- ственное значение для ответа коллегии присяжных заседате- лей на поставленные вопросы (ч.1 ст.455 УПК РСФСР). Кроме того, в силу ч.1 ст.4 65 УПК РСФСР обязательному исследо- ванию подлежат заключения экспертов по вопросам, перечис- ленным в ст.79 УПК РСФСР.2

Очевидно, говорить о пассивной роли суда в доказывании в процессе производства в суде присяжных было бы не- справедливо также и по следующим причинам. Во-первых, по итогам предварительного слушания судья принимает одно из решений, предусмотренных ст.221 настоящего Кодекса. В ре- зультате чего он может прекратить дело при наличии осно- ваний, указанных в п.п.2-5,8-10 ч.1 ст. 5 УПК РСФСР. Это решение судья принимает только после того, как признает имеющиеся доказательства достаточными для достоверного установления обстоятельств материально правового характе-

1 Немытина М.В. Российский суд присяжных. Учебно-методическое посо бие. - М., 1995. - С.58.

2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997. - С.520.

122

pa. Аналогично председательствующий судья вправе прекра- тить дело на любом этапе его производства судом присяжных, если во время судебного разбирательства будут? выяснены обстоятельства, предусмотренные п.п.5,8-10 ч.1 ст. 5 УПК РСФСР. Выяснение указанных обстоятельств невозможно без решения вопроса о достаточности доказательств, чтобы считать достоверно установленными обстоятельства наличия события преступления, совершения преступления определённым лицом, другие обстоятельства предмета доказывания по уголовному делу. Во-вторых, председательствующий судья самостоятельно, посредством оценки достаточности доказа- тельств может признать отсутствие в деянии состава пре- ступления и постановить оправдательный приговор вопреки обвинительному вердикту коллегии присяжных заседателей (ч.4 ст.459 УПК РСФСР, п.2 ч.1 ст.461 УПК РСФСР). В-третьих, если коллегией присяжных заседателей вынесен обвинительный вердикт, а председательствующий судья признал, что по делу имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления, то выносится постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей, вынесшей обвинительный вердикт, и о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда со стадии предва- рительного слушания, которое проводится по правилам, пре- дусмотренным ст.ст.432 и 433 УПК РСФСР. Это постановление окончательно, обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит (ч.З ст.459 УПК РСФСР). Однако, хотя закон в данном случае и указывает на возможность самостоятельной оценки достаточности доказательств председа-

123

тельствующим судьёй, основания признания доказательств таковыми, на наш взгляд, определены не совсем точно. Дос- таточных оснований (достаточных доказательств) для поста- новления оправдательного приговора ввиду того, что не ус- тановлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления, не существует, по- скольку и неустановленность события преступления, и недо- казанность участия в совершении преступления - это не об- стоятельства предмета доказывания, а всего лишь состояния вероятного уровня знаний об обстоятельствах дела, который достигнут в процессе доказывания по уголовному делу. Со- гласно ч.З ст.459 УПК РСФСР правильней было бы вести речь о достаточности доказательств для постановления оправда- тельного приговора ввиду установленного отсутствия события преступления либо доказанного неучастия подсудимого в совершении преступления. Поэтому ч.З ст.459 УПК РСФСР в действующем виде предусматривает, что председательствующий судья может признать доказательства только недостаточными для того, чтобы считать установленными соответствующие обстоятельства предмета доказывания.

Единственным исключением из правил, когда судья не оценивает доказательства с точки зрения их достаточности, является оценка доказательств в пределах вопросов, обо- значенных в п.п.1,3 и 4 ч.1 ст.303 УПК РСФСР и в совокуп- ности образующих основной вопрос уголовного дела. Ответ на этот вопрос принадлежит коллегии присяжных заседателей (ст.44 9 УПК РСФСР). Однако не стоит считать, что здесь истину достичь невозможно или судебная ошибка зачастую

124

неизбежна.1 «Безучастие» председательствующего судьи в оценке доказательств с точки зрения достаточности для ус- тановления обстоятельств, указанных в ст.303 УПК РСФСР, как отмечалось ранее, компенсируется положениями, закреп- лёнными в ч.З ст.459 УПК РСФСР и в ч.4 чт.459 УПК РСФСР. Тем самым сохраняются гарантии установления и достижения объективной истины по уголовному делу в процессе произ- водства в суде присяжных, вследствие чего обвинительный приговор не основывается на предположениях и постановля- ется лишь при условии, если в ходе судебного разбиратель- ства виновность подсудимого в совершении преступления до- казана (ст.309 УПК РСФСР).2

На наш взгляд, активная роль в доказывании председа- тельствующего судьи должна проявляться не только в оценке достаточности доказательств для постановления обвинитель- ного приговора. Практика свидетельствует, что зачастую коллегия присяжных заседателей совершенно необоснованно оправдывает виновных в совершении преступлений. Так, на- пример, в Краснодарском краевом суде 19 мая 1998 года слушалось уголовное дело с участием коллегии присяжных заседателей по обвинению Курочкина СВ., Венчикова Э.Н., Маркелова Д. В. по ч.4 ст. 117 УК РСФСР. Курочкин СВ., Венчиков Э.Н. и Маркелов Д.В. обвинялись в том, что 17 сентября 1994 года около 19 часов 30 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения в посёлке Северо- Кавказского филиала Всероссийского института механизации

1 Кореневский Ю. Нужна ли суду истина? // Российская юстиция. - 1994. - № 5. - С.21.

2 Тенчов Э.С., Кузьмина О,В. Объективная истина и суд присяжных // Государство и право. - 1994. - № 11. - С.137; Ковтун Н. И состяза тельность, и поиск истины (о роли и месте суда в доказывании по уголовному делу) // Российская юстиция. - 1997. - № 7. - С.11.

125

г. Армавира, где увидели ранее знакомую им малолетнюю Сы- рыцыну О. Имея умысел на её изнасилование, затащили её в подвальное помещение под домом № 9., где, действуя согла- сованно, вопреки воле и желанию Сырыцыной О., применяя физическое насилие, сдавливая шею руками, стали совершать с ней половые акты.

После этих действий Сырыцьша О., чувствуя себя униженной и находясь в подавленном состоянии, покончила жизнь самоубийством, сбросившись на асфальт с водонапорной башни, получив при этом множественные повреждения костей и внутренних органов, сопровождавшихся массовой кровопотерей.

Вердиктом присяжных заседателей Курочкин СВ., Венчиков Э.Н. и Маркелов Д.В. оправданы за отсутствием состава преступления.1 Фактическая невозможность председательст- вующим судьёй установить объективную истину в данном слу- чае обусловлена отсутствием гарантий в законе того, что оправдательный приговор в суде присяжных также должен быть обоснован достаточными доказательствами, устанавливающими отсутствие события преступления либо отсутствие в деянии состава преступления.

В связи с оценкой доказательств по вопросу их доста- точности при производстве в суде присяжных совершенно обоснованно, по нашему мнению, многими учёными подверга- ется критике ч.2 ст.446 УПК РСФСР.2 Согласно ч.2 ст.44 6 УПК РСФСР «если все подсудимые полностью признали себя виновными, председательствующий сразу же предлагает каж-

1 Архив Краснодарского краевого суда за 1998 год по делу № 2-75/98.

2 Тенчов Э.С., Кузьмина О.В. Указ. соч., С.136; Савицкий В.М. Несо мненная виновность как основание обвинительного приговора / A.M. Ларин, Э.Б. Мельникова, В.М. Савицкий. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. - М., 1997. - С.76, и др.

126

дому из них дать показания по поводу предъявленного обви- нения и других обстоятельств дела. В случае, когда сде- ланные признания не оспариваются какой-либо из сторон и не вызывают у судьи сомнений, председательствующий вправе, если с этим согласны все участники процесса, ограничиться исследованием лишь тех доказательств, на которые они укажут, либо объявить судебное следствие оконченным и перейти к выслушиванию прений сторон». Помимо несогласо- вания с правилом, в соответствии с которым «признание об- виняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу» (ч.2 ст.77 УПК РСФСР), ана- лизируемая норма вступает в противоречие с принципами всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств уголовного дела и оценки доказательств по внутреннему убеждению (ст. ст. 20, 71 УПК РСФСР). Безус- ловно также и то, что при сокращённом порядке судебного следствия в суде присяжных признательные показания не мо- гут служить доказательствами, поскольку их нельзя оценить с точки зрения как достоверности, так и достаточности. Поэтому положения ч.2 ст.446 УПК РСФСР должны быть исклю- чены и из закона, и из практики, и из проекта УПК РФ.

Отказ прокурора от обвинения в суде присяжных также основывается на оценке доказательств по вопросу их доста- точности. В суде присяжных отказ прокурора от обвинения в стадии судебного разбирательства при отсутствии возражений со стороны потерпевшего влечёт прекращение дела полностью или в соответствующей части за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления либо, если это деяние не содержит состава преступления, за отсутст-

127

вием в деянии состава преступления (ч.2 ст.4 30 УПК РСФСР). Вывод о недоказанности участия обвиняемого в со- вершении преступления государственный обвинитель делает в том случае, если признает доказательства недостаточными для установления виновности обвиняемого в совершении пре- ступления или достаточности для доказанной невиновности обвиняемого в совершении преступления. Отказаться от об- винения за отсутствием в деянии состава преступления про- курор может лишь при признании им доказательств достаточ- ными для установления факта отсутствия в деянии состава преступления. В этой связи следует обратить внимание, что по смыслу закона именно в случае отказа государственного обвинителя от обвинения описательная часть приговора тре- бует приведения доказательств в своё подтверждение (ст.4 62 УПК РСФСР).

Частичный отказ прокурора от обвинения (или его изменение) нередко связан с тем, что на предварительном следствии деяния обвиняемого квалифицируются «с запасом».1 Практика также показывает, что когда прокурор пытается доказать обвинение в объёме, не подтверждённом достаточной совокупностью доказательств, присяжные могут полностью утратить доверие к его доводам и усомниться в дока- занности обвинения в целом.2

Надо полагать, основания для отмены или изменения судебных решений кассационной палатой Верховного Суда Российской Федерации обнаруживаются в результате исследования доказательств, в том числе и по вопросу достаточности. Указывая на односторонность или неполноту судебного

1 Воскресенский В. Проблемы доказывания обвинения // Российская юс тиция. - 1995. - № 4. - С. 4.

2 Там же., С.4.

128

следствия в п.1 ч.1 ст.4 65 УПК РСФСР, закон требует от кассационной палаты условия, что такая односторонность или неполнота может быть выявлена применительно лишь к исследованию доказательств, имеющих существенное значение для исхода дела. Иначе говоря, кассационная палата’ вправе отменить или изменить соответствующее судебное решение, когда оценит имеющиеся в её распоряжении доказательства как недостаточные для установления обстоятельств предмета доказывания, если при этом не ухудшается положение обвиняемого (осуждённого или оправданного) (ч.2 ст.4 65 УПК РСФСР). Остальные же основания для отмены или изменения судебных решений, перечисленные в п.п. 2-4 ч.1 ст.465 УПК РСФСР, на наш взгляд, не зависят от оценки кассационной палатой доказательств с точки зрения достаточности, поскольку основаниями их применения являются обстоятельства уголовно-процессуального характера (факт существенного нарушения уголовно-процессуального закона, факт непра- вильного применения закона к обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных, факт назначения несправедливого наказания).

Согласно проекта УПК РФ оценку достаточности доказательств при производстве в суде присяжных должны осуществлять председательствующий судья, коллегия присяжных за- седателей, государственный обвинитель. Обязанность соот- ветствующей оценки доказательств продиктована особенно- стями проведения предварительного слушания и судебного следствия в суде присяжных.1

По смыслу ст.369 проекта УПК РФ, производство в суде присяжных должно вестись в соответствии с общими правилами Кодекса, а также положениями, изложенными в главе, посвященной суду присяжных.

129

По сравнению с действующим законом председательствующий судья в проекте УПК РФ наделён гораздо большими пол- номочиями по оценке доказательств с точки зрения доста- точности. Так, судья, председательствующий в деле может принять основанное на достаточных доказательствах решение о прекращении дела: а) если установит обстоятельства, ис- ключающие производство по уголовному делу, кроме отсутст- вия события преступления и отсутствия в деянии состава преступления; б) в связи с примирением лица, впервые со- вершившего преступление небольшой тяжести, с потерпевшим; в) в связи с деятельным раскаянием лица, впервые совер- шившего преступление небольшой тяжести; г) в связи с из- менением обстановки (ч.1 ст.398 проекта УПК РФ); д) если в ходе разбирательства дела в суде с участием присяжных заседателей установит обстоятельства, свидетельствующие о невменяемости подсудимого в момент совершения действий, в которых он обвиняется, или же о том, что подсудимый забо- лел психическими расстройствами, делающими невозможным назначение или исполнение наказания после совершения пре- ступления, что подтверждается результатами судебно- психиатрической экспертизы (ст.400 проекта УПК РФ). К тому же обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не препятствует постановлению оправдательного приговора, если судья, председательствующий по делу, установит в результате оценки доказательств с точки зрения доста- точности, что деяние подсудимого не содержит состава пре- ступления (ч.4 ст.396 проекта УПК РФ). В этой связи, на наш взгляд, если председательствующий по делу судья уста- новит, что обвинительный вердикт вынесен вопреки доста- точным доказательствам, указывающим на отсутствие события

130

преступления, либо решит, что не доказано участие подсу- димого в совершении преступления, ему не следует выносить постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда со стадии предварительного слушания, как об этом сказано в проекте (ч.5 ст.3 96 проекта УПК РФ) и в дейст- вующем УПК РСФСР (ст.459). Необходимо предусмотреть воз- можность для председательствующего судьи в указанных слу- чаях постановить оправдательный приговор, иначе, действуя в соответствии с ч.5 ст.396 проекта УПК РФ (ч.З ст.4 59 УПК РСФСР), он ухудшает положение подсудимого.

Коллегия присяжных заседателей участвует в оценке до- казательств с точки зрения их достаточности лишь при ус- тановлении обстоятельств, указанных в ст.ст.387, 392 про- екта УПК РФ.

Поддерживая обвинение в суде присяжных, прокурор ру- ководствуется требованиями закона и своим внутренним убе- ждением, основанным на результатах рассмотрения всех об- стоятельств дела. В отличие от действующего УПК РСФСР, ч.б ст.287 проекта УПК РФ обязывает прокурора отказаться от обвинения (полностью или частично), если придёт к выводу, что оно не нашло подтверждения в судебном разбирательстве. Вместе с тем не вызывает сомнений, что отказ от обвинения возможен также и при наличии достаточных доказательств, указывающих на отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, доказанное неучастие подсудимого в совершении преступления. Однако, формулировка «обвинение не нашло подтверждения» может служить основанием для отказа от обвинения только в слу- чаях недоказанности обвинения, не связанных с наличием

131

достаточных доказательств. Поэтому правильней предусмот- реть в законе, что основаниями для отказа прокурора от обвинения могут быть не только случаи недоказанности об- винения, но и доказанного неучастия подсудимого в совер- шении преступления, отсутствия события преступления, от- сутствия в деянии состава преступления.

3.4. Достаточность доказательств при пересмотре уголовных дел в судах кассационной и надзорной инстанций

Задача кассационного и надзорного производства состоит в проверке законности и обоснованности вынесенного приговора, определения, постановления. Исходя из этого, проблему достаточности доказательств в указанных стадиях, необходимо рассматривать с точки зрения характера и осо- бенностей: а) данных, на основе которых может быть решён вопрос о законности и обоснованности судебных и иных ре- шений; б) обстоятельств, подлежащих выяснению в процессе производства на стадиях кассации и надзора.

При рассмотрении дела в кассационном (надзорном) порядке суд проверяет законность и обоснованность приговора (определения, постановления) по имеющимся в деле и допол- нительно представленным материалам (ст. ст. 332, 337, 338, 376 УПК РСФСР). В науке уголовного процесса считает- ся бесспорным, что «имеющиеся в деле материалы» являются протоколами следственных и судебных действий и указанные в ст.ст.332,337,338,376 УПК РСФСР материалы подлежат оценке судом с целью проверки законности и обоснованности вынесенных решений. В то же время между процессуалистами

132

существуют разногласия в отношении определения характера «дополнительно представляемых материалов». Ряд авторов признаёт за ними значение доказательств, которые, наряду с содержащимися в протоколах фактическими данными, оцени- ваются судом кассационной или надзорной инстанций.1 Иной позиции придерживаются учёные, утверждающие, что «допол- нительно представленные материалы» не могут рассматри- ваться как доказательства, так как они не получены путём следственных действий и их достоверность не проверена следственным путём.2

На наш взгляд, у процессуалистов, разграничивающих дополнительно представленные материалы и доказательства, более убедительные доводы. Эти доводы также подтверждают- ся гносеологическими особенностями, а также правовой рег- ламентацией познавательной деятельности в стадиях касса- ции и надзора. В частности, в статьях УПК РСФСР, которыми регламентируется порядок производства уголовных дел в су- дах кассационной и надзорной инстанций, ничего не гово- рится о представлении или истребовании доказательств. За- кон однозначно определяет, что представлять либо истребо- вать можно дополнительные материалы (ст.ст.332,337,338 УПК РСФСР). К тому же оценить с точки зрения допустимости «дополнительно представленные материалы» не представляет- ся возможным, поскольку получение указанных материалов не

1 Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - Ц., 1966. - С.69; Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном су допроизводстве. - Киев, 1984. - С.37; Зинатуллин 3.3. Угфловно- процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С.171; Коп$ева А.Н. Доказывание по уголовным делам в вышестоящем суде. - Иркутск, 1990. - С.54-55.

2 Раудсалу В.Ю. Доказательственная сила дополнительных материалов, представленных в суд второй инстанции // Советское государство и право. - 1965. - № 12. - С.102.

133

связано с собиранием доказательств в соответствии со ст.7О УПК РСФСР. Непризнание же дополнительно представ- ленных материалов доказательствами делает невозможной их оценку по вопросам допустимости, относимости, достоверно- сти и достаточности.

Следует сказать, что реализация задач кассационного и надзорного производства находит своё выражение в резуль- тате проверки и оценки имеющихся в деле письменных мате- риалов (протоколов следственных и судебных действий). По- этому суд кассационной или надзорной инстанции не может не обойтись без оценки имеющихся в протоколах фактических данных с точки зрения правильности их получения (допусти- мости) , с точки зрения определения их связи с обстоятельствами дела (относимости), с точки зрения их соответствия объективной действительности (достоверности), а также с точки зрения возможности быть основой установления наличия или отсутствия общественно опасного деяния, виновности лица и других обстоятельств предмета доказывания (достаточности).

Вместе с тем необходимо признать целесообразным пред- ложение некоторых авторов предусмотреть в законе возмож- ность вызова и допроса при рассмотрении дела в порядке надзора либо кассации эксперта, свидетелей.1 Предложение сочетать в кассационном и надзорном производстве непо- средственное исследование доказательств с проверкой и оценкой письменных материалов продиктовано, на наш взгляд, трудностями в оценке доказательств по вопросу их

1 Алексеев В. Надзорное производство нуждается в совершенствовании // Социалистическая законность. - 1965. - № 12. - С.44; Алексеев В.Б. Оценка доказательств в стадии надзорного производства. - м., 1971. - С.66-73.

134

достоверности и достаточности. Исследования процессуали- стов показывают, что вышестоящий суд прежде всего акцен- тирует своё внимание на оценке доказательств с точек зре- ния их достоверности (23 процента) и достаточности (87 процентов). * Только этим можно объяснить включение авторами проекта УПК РФ в главу «Рассмотрение дел по кас- сационным жалобам и протестам» статьи 434. Согласно ч.2 этой статьи, при наличии неясностей в изложении показаний свидетелей (потерпевших) в протоколе судебного заседания, дающих возможность различного толкования, суд по ходатай- ству сторон вправе допросить этого свидетеля (потерпевше- го) . Свидетель (потерпевший) предупреждается об ответст- венности за дачу ложных показаний и отказ от дачи показа- ний, его показания протоколируются и рассматриваются в дальнейшем в качестве доказательств. Таким образом, полу- чив показания, которые оцениваются наряду с другими дока- зательствами, суд имеет возможность делать выводы о дос- товерности либо недостоверности доказательств, о доста- точности или недостаточности их для того, чтобы считать установленными обстоятельства предмета доказывания.

Оценка доказательств с точки зрения достаточности в суде кассационной и надзорной инстанций зависит от круга обстоятельств предмета доказывания, который вправе уста- навливать соответствующий суд.

При пересмотре дел в порядке кассации и надзора выяснению подлежат обстоятельства, имеющие как материально правовую, так и процессуальную природу. Обстоятельства, являющиеся основаниями применения ст.345 УПК РСФСР, ука-

Копьева А.Н. Доказывание по уголовным делам в вышестоящем суде. -Иркутск, 1990. - С.144.

135

зывают на существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Поскольку существенное нарушение уголовно- процессуального закона (ст.345 УПК РСФСР) как основание пересмотра приговора возникает при несоблюдении таких норм, которые не регулируют познавательную деятельность органов расследования и суда, постольку обстоятельства, выступающие в качестве оснований применения ст.3 45 УПК РСФСР, находятся за рамками процессуального познания.

Характер же обстоятельств, являющихся основаниями применения ст.ст.343,344,346, 347, 349, 350 УПК РСФСР, свидетельствует о том, что все они должны быть исследованы путём уголовно-процессуального доказывания. Однако, по- знавательная деятельность суда кассационной и надзорной инстанций материально правовых обстоятельств имеет опре- делённые особенности.

По данным нашего исследования практики (изучено 100 уголовных дел) вышестоящие суды в большинстве случаев, принимая решения об отмене приговоров и направлении дел на дополнительное рассмотрение и расследование ввиду од- носторонности или неполноты дознания, предварительного или судебного следствия, а также ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (ст. ст. 343, 344 УПК РСФСР), указывают на пробелы в установлении обстоятельств предмета доказывания. При исследовании виновности обвиняемого в совершении преступления пробелы допускались в 66% от общего числа проанализированных уголовных дел. Наличие события престу- пления неполно исследовалось в 12% от общего числа про- анализированных дел. Не выявляются также обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п.З. ст.68 УПК),

136

характер и размер ущерба (п.4 ст.68 УПК), а также указан- ные в ч.2 той же статьи обстоятельства, способствующие совершению преступления (соответственно 9%, 9%, 4%) . Од- носторонность и неполнота всегда связаны с неудовлетвори- тельным исследованием доказательств. В 7 6% от общего чис- ла проанализированных дел вышестоящие суды признавали до- казательства недостоверными. Несоответствие выводов, ос- нованных на фактических данных, обстоятельствам уголовного дела составило 70%. Признание доказательств недопустимыми и неотносимыми имело место соответственно в 10% и в 2% от общего количества проанализированных нами на практике уголовных дел.

Результаты изучения методом случайной выборки 100 уголовных дел, отменённых вышестоящими судами на основании ст.ст.343, 344 УПК РСФСР в период с 1995 по 1998 гг. (исследование основано на анализе судебной практики Белореченского, Гулькевичского, Ейского, Крыловского, Тихорецкого, Туапсинского районных судов Краснодарского края, Прикубанского районного суда г. Краснодара и Краснодарского краевого суда)

Обстоятельства предмета доказывания,
неустановление которых

послужило основанием для принятия
соответствующего решения

(данные приведены в % от общего

количества проанализированных

уголовных дел)

Причины, в результате которых доказательства были признаны не- достаточными (данные приведены в % от общего количества проанали- зированных уголовных дел)

137

П.1 ст.68

УПК РСФСР П.2 ст. 68

УПК РСФСР п.з

ст. 68

УПК РСФСР П.4 ст. 68

УПК РСФСР 4.2 ст. 68

УПК РСФСР Призна- ние не- допус- тимыми факти- ческих данных Признание не- относи-

мыми фактиче- ских данных Призна- ние не- досто- верными факти- ческих данных Несоот- ветствие факти- ческих данных обстоя- тельст- вам уголов- ного дела 1 2 3 4 5 6 7 8 9 12 66 9 9 4 10 2 76 70 Кассационный (надзорный) суд прежде всего призван проверить правильность оценки доказательств, данной органами расследования и судом на предварительном и судебном следствии, в том числе и выводы указанных органов и суда по вопросу о достаточности доказательств для того, чтобы считать установленными обстоятельства материально правового характера (предмет доказывания). В то же время согласно ч.2 ст. 352 УПК РСФСР суд, рассматривающий дело в кассационном порядке (а в соответствие с ч.7 ст-388 УПК РСФСР - суд, рассматривающий дело в надзорном порядке), не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им, а равно не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства и о преимуществах одних доказательств перед другими, о применении судом первой инстанции того или иного уголовного закона и о ме-

138

ре наказания. Вместе с тем кассационная (надзорная) ин- станция вправе: 1) отменить приговор и прекратить дело производством (ст.349 УПК РСФСР, п.2 ст.378 УПК РСФСР); 2} отменить приговор и направить дело на новое расследование или новое судебное рассмотрение (ст.348 УПК РСФСР, п.2 и п.З ст.378 УПК РСФСР); 3) изменить приговор (ст.350 УПК РСФСР, п.5 ст.378 УПК РСФСР). На наш взгляд, в некоторых случаях отмена, изменение приговора (определения или постановления) и прекращение дела производством пред- ставляют перерешение дела по существу, что недопустимо в условиях кассационного и надзорного производства. Эти случаи связаны с принятием тех решений, когда суд выше- стоящей инстанции признаёт доказательства достаточными для того, чтобы считать установленными или доказанными факты, не установленные или отвергнутые в первоначальных решениях. Так, например, по приговору суда Чичабая М.А. признан виновным в тайном хищении чужого имущества. В су- дебном заседании он виновным себя признал частично и по- яснил, что 4 марта 1998 года он тайно похитил из автомо- биля дамскую сумочку, в которой находились паспорт, кос- метичка и 100 рублей. Долларов США там не было, сумку вместе с паспортом он выбросил в урну. В кассационной жа- лобе потерпевшая просит приговор отменить за мягкостью наказания, а дело направить на новое рассмотрение со ста- дии предварительного следствия. В обоснование она указы- вает, что Чичабая был обнаружен ею и мужем в автомашине в момент хищения, в связи с чем стали его преследовать, но он убежал. Она обращает внимание, что на предварительном следствии Чичабая признал себя виновным в том, что завла- дел имуществом потерпевшей в автомашине, а когда она за-

139

кричала, то убежал. Свидетели подтвердили, что в сумочке у неё были доллары США, но суд необоснованно отказал в удовлетворении её исковых требований. Прокурор в своём протесте просит приговор отменить в связи с необоснованной переквалификацией действий осужденного и мягкостью назначенного ему наказания. Ссылаясь на материалы дела прокурор указывает, что в момент совершения кражи Чичабая был обнаружен и стал убегать. Его пытались остановить, но он, удерживая похищенное, скрылся, потеряв кепку. По мне- нию прокурора, наличие данного обстоятельства свидетель- ствует о том, что Чичабая понимал, что его действия на- блюдаются потерпевшими лицами, его пытались остановить. Кроме того, прокурор указывает, что Чичабая обвинялся в хищении 3000 долларов США, но суд не указал сумму похи- щенного и не привёл доводов, исключения из обвинения кражи 3000 долларов США и квалифицирующий признак - причинение значительного ущерба потерпевшей. Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных протеста и жалобы, судебная коллегия нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям. В основу приговора были положены показания Чичабая в судебном заседании без учёта его показаний на предварительном следствии, показаний потер- певшей и свидетелей-очевидцев происшедшего. Без надлежащей оценки в приговоре изложенных выше доказательств про- изведённую судом переквалификацию действий осуждённого нельзя признать обоснованной. К такому выводу судебная коллегия приходит потому, что в соответствии с действующей судебной практикой грабежом является хищение, которое преступник вначале намеревался совершить тайно, но, будучи застигнутым, продолжал на глазах у потерпевших или

140

других лиц. При этом «перерастание» кражи в грабёж воз- можно до самого завладения имуществом, что и имело место согласно обвинению. Кроме того, вопреки требованиям ст.314 УПК РСФСР, судом в описательной части приговора не указано какие именно вещи и на какую сумму были’ похищены. Не было принято также решение судом в приговоре и по вменённому в вину Чичабая квалифицирующему признаку - причинение потерпевшей значительного материального ущерба и хищению у
неё 3000 долларов США.1

Между тем некоторые процессуалисты полагают иначе. В частности, И.Д. Перлов утверждает, что из указания ст.352 УПК РСФСР на то, что суд, рассматривающий дело в кассаци- онном порядке, не вправе устанавливать или считать дока- занными факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им, следует вывод, что кассационная инстанция вправе считать неустановленными и недоказанными факты, которые были установлены в приговоре суда.2 «Именно это, - считает он, - и служит основанием для отмены приговора и прекращения дела кассационной инстанцией».3 С таким утверждением нельзя согласиться. Во-первых, И. Д. Перлов не учитывает, что суд кассационной инстанции может отменить обвинительный приговор с прекращением дела в со- ответствии с п.1 ст. 34 9 УПК РСФСР лишь при наличии осно- ваний, указанных в ст.ст.5-9 и 4 02 настоящего Кодекса. Разумеется, ни о какой недоказанности или неустановленно- сти фактов (обстоятельств) здесь говорить не приходится, потому что в качестве этих оснований выступают обстоя-

1 Архив Краснодарского краевого суда за 1998 год по делу № 22- 4192.

2 Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном про цессе. - М., 1968. - С.321.

3 Там же., С.321.

141

тельства, достоверность которых должна быть подтверждена достаточными доказательствами. Поэтому, прекращая дело в стадии кассации или надзора, суду необходимо установить с помощью достаточных доказательств обстоятельства, которые не были установлены или отвергнуты ранее, что находится в явном противоречии с ч.2 ст.352 УПК РСФСР. Во-вторых, кассационная (надзорная) инстанция вправе считать неустановленными и недоказанными факты, которые были установлены в первоначальных решениях, только в случаях: а) если доказательствами предъявленное подсудимому обвинение не подтверждено и нет оснований для производства дополнительного расследования и нового судебного рассмотрения (п. 2 ст.34 9 УПК РСФСР); б) признания односторонним или неполным дознания, предварительного или судебного следствия (ст.343 УПК РСФСР);1 в) признания несоответствующими выводы суда, изложенные в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (ст. 344 УПК РСФСР) . Во всех этих случаях доказательства оцениваются с учётом их относимости, допустимости, достоверности.2 Оценка же доказательств с точки зрения достаточности должна заканчиваться в указанных случаях единственным результатом - признанием доказательств недостаточными.

Анализ судебной практики также свидетельствует о том, что при неисследованности обстоятельств дела судом первой

1 По мнению А.А. Давлетова, такой существенностью, при которой при говор отменяется во всяком случае, обладают обстоятельства, пере численные в ст.68 УПК РСФСР. Их недоказанность всегда влечёт при менение ст.343 УПК РСФСР, поскольку закон обязывает устанавливать отмеченные обстоятельства по любому делу. - Давлетов А.А. Односто ронность или неполнота уголовно-процессуального исследования как основание пересмотра приговора: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1980. - С.15-16.

2 Грун А.Я. Пересмотр приговоров в порядке судебного надзора. - М., 1969. - С.118.

142

инстанции вышестоящий суд в результате оценки доказа- тельств с точки зрения их достаточности может признать доказательства только недостаточными. Так, Урванским рай- онным народным судом Кабардино-Балкарской Республики Бо- зиев по ч.З ст.117 УК РСФСР оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления. Определением су- дебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Кабар- дино-Балкарской Республики приговор оставлен без измене- ния, а кассационный протест прокурора - без удовлетворе- ния . Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 25 ноября 1992 г. приговор и кассационное определение отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям. В соответствии со ст.2О УПК РСФСР суд при рассмотрении дела обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Однако это требование закона не выполнено в полной мере судом. В основу оправдательного приговора суд положил изменённые показания потерпевшей 3., где она стала отрицать факт её изнасилования Бозиевым и Туменовым. Между тем суд не дал объективной оценки причинам изменения показаний 3. Из материалов дела видно, что она изменила свои показания сразу после заключения брака по местным обычаям с Туменовым, за что последний осуждён по ст. 234 УК РСФСР. Суд не дал оценки имеющемуся в деле письму матери Бозиева, в котором она просила потерпевшую изменить свои показания и выйти замуж за любого из насильников под угрозой распространения о ней позорящих сведений. Суд не учёл показания отца потерпевшей 3. о том, что родственники Туменова постоянно

143

приходили к ним в дом и склоняли их к тому, чтобы они дочь выдали замуж за любого из насильников. Суд не дал должной оценки заключению судебно-медицинской экспертизы, согласно которому целостность девственной плевы у потер- певшей нарушена и давность нарушения её соответствует сроку, когда было совершено преступление; у потерпевшей имеются 4 кровоподтёка на левой руке, которые могли обра- зоваться от захвата пальцами рук человека, и кровоподтёк в области правого тазобедренного сустава. В приговоре суд сослался на противоречивые объяснения судебно- медицинского эксперта, что кровоподтёки у потерпевшей могли возникнуть в процессе избиения её отцом, имевшего место 24 сентября 1990 г. Однако отец в суд не вызывался и не допрашивался, а противоречивые объяснения эксперта не получили надлежащей оценки. Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы не исследовалось. О непол- ном исследовании материалов дела свидетельствует и то, что из 20 указанных в обвинительном заключении свидетелей допрошены только трое. Показания большинства из них в су- дебном заседании не оглашались и не принимались меры к обеспечению их явки. Протоколы предыдущих судебных засе- даний не исследовались. В нарушение требований ст.282 и 285 УПК РСФСР потерпевшей не был разъяснён её гражданский долг и обязанность правдиво рассказать всё известное ей по делу, её допрос производился в отсутствии педагога. По делу не дана должная оценка заключения судебно- медицинских экспертов в отношении Бозиева о наличии у не- го телесного повреждения в виде царапины и по исследова- нию вещественных доказательств и обнаружению на юбке по- терпевшей пятен крови с примесью спермы, происхождение

144

которой от Бозиева и Туменова не исключается. При таких данных оправдательный приговор суда как вынесенный без всестороннего, полного исследования обстоятельств дела в отношении Бозиева нельзя признать обоснованным, и он под- лежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рас- смотрение .1

Всё сказанное выше не означает, однако, что суд, рас- сматривающий дело в порядке кассации ИЛИ надзора, вообще не вправе оценить доказательства как достаточные для того, чтобы считать установленными обстоятельства предмета доказывания. И кассационная, и надзорная инстанции при- знают доказательства достаточными в результате рассмотре- ния дела в кассационном порядке и в порядке надзора, при- нимая решения соответственно по п.1 ст.339 УПК РСФСР и п.1 ст.378 УПК РСФСР. Решение кассационного суда об ос- тавлении приговора без изменения, а жалобы или протеста - без удовлетворения, и решение надзорного суда об оставле- нии протеста без удовлетворения принимаются тогда, когда оценка достаточности доказательств вышестоящим судом про- изводилась не в целях установления новых фактов или об- стоятельств, а в целях проверки правильности выводов по делу, сделанных в принятых ранее решениях. Поэтому ука- занные виды решений не находятся в противоречии с ч.2 ст.352 УПК РСФСР.

Таким образом, на стадиях кассации и надзора специфика достаточности доказательств заключается в том, что, с одной стороны, недопустима оценка достаточности доказа- тельств, в результате которой устанавливаются обстоятель-

1 Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. - М., 1995. - С.335-337.

145

ства, ранее не установленные или отвергнутые, с другой - невозможно без оценки доказательств, с точки зрения их достаточности, судить об обоснованности выводов органов расследования и суда в отношении обстоятельств предмета доказывания, установленных ими в процессе предварительно- го расследования и судебного разбирательства. Отсюда, на наш взгляд, при производстве по уголовным делам в выше- стоящих судах необходимо отказаться от решений, в которых на основе достаточных доказательств констатируется уста- новленность обстоятельств, ранее не установленных или от- вергнутых. Такими решениями, подлежащими исключению из УПК, являются: 1) отмена обвинительного приговора с пре- кращением дела при наличии оснований, указанных в п.1 и п. 2 ст. 5 УПК РСФСР; 2) отмена приговора и всех последующих судебных определений и постановлений с прекращением дела производством при наличии оснований, указанных в п.1 и п.2 ст.5 УПК РСФСР.

В этом отношении необходимо заметить, что авторы проекта УПК РФ предлагают не включать в число решений, при- нимаемых при пересмотре уголовных дел в кассационном и надзорном порядке, те, в которых на основе достаточных доказательств следует установить обстоятельства предмета доказывания, не установленные или отвергнутые ранее. От- меченное вытекает из запрета, адресованного судам касса- ционной и надзорной инстанций, отменять обвинительный приговор с прекращением дела при наличии оснований, ука- зывающих на отсутствие события преступления и отсутствие в деянии состава преступления (ст.44 3 проекта УПК РФ). По нашему мнению, предлагаемые уточнения полномочий выше- стоящих судов совершенно обоснованы. При указанных уело-

146

виях суду кассационной и надзорной инстанций по крайней мере не придётся выполнять не свойственные ему полномочия по установлению достаточными доказательствами наличия или отсутствия события преступления, виновности или невинов- ности лица в совершении преступления и другие обстоятель- ства предмета доказывания.

В стадии апелляционного производства, которая преду- смотрена проектом УПК РФ, вопрос о достаточности доказа- тельств решается аналогично разбирательству в суде первой инстанции.

147

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключительной части исследования автор считает не- обходимым наиболее значимые и важные моменты диссертации изложить как в форме теоретических выводов, так и тех предложений, которые должны найти отражение в новом Уго- ловно-процессуальном кодексе РФ и применение на практике.

  1. В целях достоверного установления обстоятельств по ка ждому уголовному делу необходимо иметь в распоряжении до казательства, соответствующие действительности. Отсюда, на наш взгляд, ограничивать понимание доказательства только признаками относимости и допустимости, как это традиционно принято в теории доказательств, будет не со всем верно. Каждое доказательство должно обладать тремя обязательными признаками - относимостью, допустимостью и достоверностью. Только при положительном ответе на вопрос о наличии всех трёх указанных признаков можно констатиро вать, что в распоряжении субъекта доказывания есть дока зательство.

  2. Исходя из требований закона и особенностей уголовно- процессуального доказывания, понятие «достаточность дока зательств» ограничивается средствами процессуального по знания, только устанавливающими обстоятельства предмета доказывания (обстоятельства материально правового харак тера - статьи 68, 392, 404, 303 УПК РСФСР) и вспомога тельные обстоятельства (доказательственные факты), кото рые подлежат достоверному установлению и используются как доказательства для постижения юридически значимые обстоя тельств. Не являются уголовно-процессуальными доказатель ствами те «достаточные данные» (по терминологии закона),

148

которыми выясняются обстоятельства исключительно процес- суального характера.

  1. Признание доказательств достаточными для установления обстоятельств предмета доказывания по уголовному делу должно всегда означать, что получены достоверные выводы в отношении указанных обстоятельств. Достаточность доказа- тельств в уголовном судопроизводстве есть система допус- тимых, относимых, достоверных доказательств, полученных в результате всестороннего, полного и объективного исследо- вания всех обстоятельств и всех собранных доказательств по делу, безусловно указывающих на достоверное установление обстоятельств предмета доказывания.
  2. Сущность оценки достаточности доказательств заключается в том, что суд, прокурор, следователь, дознаватель на основе своего внутреннего убеждения и признания собранных доказательств относимыми, допустимыми и достоверными, приходят к однозначному выводу о наличии обстоятельств предмета доказывания. Поэтому в законе должны быть указа- ны, во-первых, обстоятельства предмета доказывания, и, во- вторых, необходимость подтверждения установления их наличия или отсутствия достаточными доказательствами. В этой связи предлагается изменить редакцию статьи 71 УПК РСФСР и статьи 8 4 проекта УПК РФ «Оценка доказательств» и изложить их следующим образом: «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их сово- купности - достаточности для несомненного вывода о наличии обстоятельств предмета доказывания».
  3. Понятие «достаточность доказательств» тесно связано с понятием «пределы доказывания», обозначающим границы ис-

149

пользования доказательственных возможностей имеющейся со вокупности доказательств. Совокупность фактических данных может означать как недостаточные доказательства, так и такое их количество, которое превышает требуемый предел знаний об обстоятельствах предмета доказывания. В этом смысле достижение истинных пределов доказывания происхо дит за счёт перерастания совокупности доказательств в достаточность доказательств. Пределы доказывания как ре зультаты получаемых знаний об обстоятельствах предмета доказывания зависят не только от наличия или отсутствия необходимых доказательств, но и от чёткого определения обстоятельств, подлежащих установлению. Поэтому предлага ется изложить статью 68 УПК РСФСР, а также статью 72 про екта УПК РФ следующим образом: «Статья Обстоятельст ва, подлежащие доказыванию по уголовному делу. По уголовному делу подлежат доказыванию:

а) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

б) виновность обвиняемого в совершении преступления и мо тивы преступления;

в) обстоятельства, исключающие преступность деяния;

г) обстоятельства, влекущие освобождение от уголовной от ветственности и наказания;

д) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответ ственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

е) вид и размер ущерба, причинённого преступлением;

ж) обстоятельства, способствовавшие совершению преступле ния» .

150

  1. В стадии возбуждения уголовного дела в ходе познава тельной деятельности органы, осуществляющие доказывание, конструируют свои выводы на основе достаточных данных, не отвечающих признакам уголовно-процессуальных доказа тельств. Эти достаточные данные обеспечивают установление наличия или отсутствия признаков преступления и соответ ственно выступают основаниями возбуждения уголовного дела либо основаниями к отказу такого возбуждения. Обстоя тельства же, исключающие производство по делу, которые закон также рассматривает в качестве оснований к отказу в возбуждении уголовного дела, требуют установления их по средством доказательств, то есть относимых, допустимых и достоверных фактических данных. Поэтому предлагается ука занные обстоятельства, содержащиеся в статье 5 УПК РСФСР,

i исключить из числа оснований отказа в возбуждении уголов- ного дела, и сформулировать часть 1 статьи 113 УПК РСФСР в следующей редакции: «В случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела прокурор, следователь, орган дознания отказывает в возбуждении уголовного дела».

  1. В статье 144 УПК РСФСР и в статье 227 проекта УПК РФ необходимо указать, что постановление о привлечении в ка- честве обвиняемого должно содержать доказательства, под- тверждающие достоверное установление совершения обвиняемым вменяемого ему преступления.
  2. Статью 209 УПК РСФСР и статью 239 проекта УПК РФ не- обходимо дополнить указанием на то, что в описательно- мотивировочной части постановления о прекращении уголов- ного дела, помимо обстоятельств и сущности дела, следует также приводить доказательства, признанные достаточными,

151

на которых основаны выводы органов уголовного судопроиз- водства.

  1. На стадии полномочий судьи до судебного разбирательства дела и подготовительных действий к судебному разбира- тельству судья не должен входить в решение вопросов о ви- новности обвиняемого, о доказанности обвинения в целом и принимать решения по этим вопросам. Поэтому из действую- щего УПК РСФСР подлежат исключению положения, содержащие решение следующих вопросов:
  • собраны ли доказательства, достаточные для рассмотрения дела в судебном заседании (пункт 3 статьи 222 УПК РСФСР);
  • о неполноте произведённого дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, (в том случае, если неполнота произведённого дознания или предварительного следствия может быть вос- полнена в судебном заседании) (пункт 1 статьи 232 УПК РСФСР);
  • о наличии оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения либо изменения обвинения (пункт 3 статьи 232 УПК РСФСР);
  • о наличии оснований для привлечения к уголовной ответ- ственности других лиц, причастных к преступлению (пункт 4 статьи 232 УПК РСФСР).
  • Предлагается поэтому статью 222 УПК РСФСР и соответ- ствующую статью проекта УПК РФ изложить без указания на необходимость решения вопроса о достаточности доказа- тельств.

Статью, регламентирующую порядок возвращения дела для дополнительного расследования со стадии назначения судебного разбирательства, необходимо изложить в следую-

152

щей редакции: «Судья вправе направить дело для дополни- тельного расследования в случаях: 1) существенного нару- шения уголовно-процессуального закона в процессе произ- водства расследования; 2) заявления ходатайства хотя бы одной из сторон о возвращении дела для производства до- полнительного расследования».

  1. Ввиду недопустимости суда предрешать вопрос о винов ности лица следует исключить из действующего закона реше ния о возбуждении уголовного дела судом по новому обвине нию (статья 255 УПК РСФСР) и о возбуждении уголовного де ла в отношении нового лица (статья 256 УПК РСФСР).

  2. Существующий в настоящее время порядок направления уголовного дела для производства дополнительного рассле- дования из стадии судебного разбирательства (статья 258 УПК РСФСР) требует изменения в части, касающейся исключе- ния из полномочий суда обязанности доказывания обстоя- тельств обвинения (пункт 3 и пункт 4 статьи 2 32 УПК РСФСР). Поэтому статью, регламентирующую основания воз- вращения дела для производства дополнительного расследо- вания со стадии судебного разбирательства, необходимо из- ложить и в УПК РСФСР, и в проекте УПК РФ в следующей ре- дакции: «Суд вправе направить дело для дополнительного расследования в случаях: 1) существенного нарушения уго- ловно-процессуального закона в процессе расследования; 2) заявления ходатайства хотя бы одной из сторон о возвраще- нии дела для производства дополнительного расследования».
  3. Необходимо закрепить в законе правило, согласно кото- рому отказ прокурора от обвинения на стадии судебного разбирательства при отсутствии возражений со стороны по- терпевшего влечёт прекращение уголовного дела полностью

153

или в соответствующей части за отсутствием в деянии со- става преступления, либо за отсутствием события преступ- ления, либо за недоказанностью участия обвиняемого в со- вершении преступления. При этом в постановлении о прекра- щении уголовного дела суд должен указать мотивы, по кото- рым прокурор отказался от обвинения, и приводить доста- точные доказательства, обосновывающие доводы прокурора. В связи с этим статью 259 УПК РСФСР, регламентирующую поря- док прекращения дела в судебном заседании, и соответст- вующую статью проекта УПК РФ необходимо изложить в сле- дующей редакции: «Дело подлежит прекращению в судебном заседании, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 3-10 части первой статьи 5 УПК РСФСР, а также в случаях отказа прокурора от обвинения ввиду отсутствия в деянии состава преступления либо за отсутствием события преступления, либо за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления.

Суд также вправе прекратить дело в судебном заседании по основаниям, указанным в статьях 6-9 настоящего Кодекса» .

  1. Основание вынесения оправдательного приговора ввиду неустановления отсутствия события преступления следует обозначить как установление отсутствия события преступле- ния. Этим самым будет предусматриваться необходимость ус- тановления отсутствия события преступления обязательно посредством достаточных доказательств. Поэтому часть 3 статьи 309 УПК РСФСР и соответствующую статью проекта УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Оправда- тельный приговор постановляется в случаях, если: 1) от-

154

сутствует событие преступления; 2) в деянии подсудимого нет состава преступления; 3) не доказано участие подсуди- мого в совершении преступления».

  1. Требует изменения содержащееся в части 4 статьи 45 9 УПК РСФСР правило о том, что если судья, председательст- вующий по делу в суде присяжных, установит, что обвини- тельный вердикт вынесен вопреки достаточным доказательст- вам, указывающим на отсутствие события преступления, либо решит, что не доказано участие подсудимого в совершении преступления, он обязан вынести постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда со стадии предва- рительного слушания. Необходимо предусмотреть в действую- щем УПК РСФСР и в проекте УПК РФ возможность для предсе- дательствующего судьи в указанных случаях постановить оп- равдательный приговор.
  2. На наш взгляд, при производстве по уголовным делам в вышестоящих инстанциях суды не вправе выносить решения, в которых на основе достаточных доказательств констатируется доказанность обстоятельств, ранее неустановленных или отвергнутых. Такими решениями, подлежащими исключению из УПК, являются:
    • отмена обвинительного приговора с прекращением дела при наличии оснований, указанных в пункте 1 и пункте 2 статьи 5 УПК РСФСР (пункт 1 статьи 34 9 УПК РСФСР);

отмена приговора и всех последующих судебных определений и постановлений с прекращением дела производством при наличии оснований, указанных в пункте 1 и пункте 2 статьи 5 УПК РСФСР (пункт 2 части 1 статьи 37 8 УПК РСФСР).

155

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Нормативные материалы

1.1. Конституция Российской Федерации. - М., 1997.

1.2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 1997.

1.3. Уголовный кодекс Российской Федерации. - СПб., 1996. 1.4. 1.5. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной дея- тельности» от 12 августа 1995 года // СЗ РФ. - 1995. - № 33. - Ст.3340. 1.6. 2. Официально-документальные материалы, судебная практика

2.1. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 апреля 1987 года в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года «Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997.

2.2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» / Сборник поста- новлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Россий- ской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997. 2.3. 2.4. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 года с изменениями, внесёнными постановлением Пленума № 10 от 18 апреля 1986 года «О практике примене- ния судами законодательства при предании обвиняемого су- 2.5.

156

ду» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997.

2.4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производ- ство в суде присяжных» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997. 2.5. 2.6. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ст.б УПК РСФСР в связи с жало- бой гражданина О. В. Сушкова от 28 октября 1996 года // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. -1996. - № 5. 2.7. 2.8. Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. - М., 1995. 2.9. 2.10. Проект общей части уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / С.А. Пашин, СЕ. Вицин, И.Б. Михайловская и др. - М., 1994. 2.11.

2.8. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. - М., 1990. 2.9. 2.10. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект / А.Д. Бойков, И.Ф. Демидов, Ю.В. Коренев-ский и др. - М., 1994. 2.11.

2.10. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект / Л.Б. Алексеева, М.М. Бобров, В.П. Божьев и др. // Юридический вестник. - 1995. -№ 31(122). 2.11. 2.12. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект, подготовленный депутатами Государственной 2.13.

157

Думы, членами Комитета Государственной Думы по законода- тельству и судебно-правовой реформе и принятый в первом чтении б июня 1997 года. - М., 1997.

2.12. Архив Армавирского районного суда Краснодарского края за 1998 год. 2.13. 2.14. Архив Белореченского районного суда Краснодарского края за 1997 год. 2.15. 2.16. Архив Геленджикского районного суда Краснодарского края за 1996 год. 2.17. 2.18. Архив Гулькевичского районного суда Краснодарского края за 1996 год. 2.19. 2.16. Архив Ейского районного суда Краснодарского края за 1998 год.

2.17. Архив Краснодарского краевого суда за 1998 год. 2.18. 2.19. Архив Кропоткинского районного суда Краснодарского края за 1995 год. 2.20. 2.21. Архив Крыловского районного суда Краснодарского края за 1996 год. 2.22.

2.20. Архив Курганинского районного суда Краснодарского края за 1998 год. 2.21. 2.22. Архив Ленинградского районного суда Краснодарского края за 1995 год. 2.23. 2.24. Архив Первомайского районного суда г. Краснодара за 1998 год. 2.25. 2.26. Архив Прикубанского районного суда г. Краснодара за 1998 год. 2.27. 2.28. Архив Северского районного суда Краснодарского края за 1997 год. 2.29. 2.30. Архив Тихорецкого районного суда Краснодарского края за 1997 год. 2.31.

158

2.26. Архив Туапсинского районного суда Краснодарского края за 1996 год.

  1. Специальная литература: монографии и учебные пособия

3.1. Алексеев В.Б. Оценка доказательств в стадии над зорного производства. - М., 1971.

3.2. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980.

3.3. Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диа- лектика. - М., 1991. 3.4. 3.5. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных до- казательств в советском уголовном процессе. - М., 1964. 3.6. 3.7. Банин В.А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе. - Саратов, 1981. 3.8. 3.9. Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. 3.10. 3.11. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и дока- зывание. - М., 1969. 3.12. 3.13. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка до- казательств. Сущность и методы. - М., 1966. 3.14. 3.15. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. - СПб., 1910. 3.16.

3.10. Введение в философию / Под ред. И.Т. Фролова. -М., 1989. - ч.2. 3.11. 3.12. Геворкян Г.А. Вероятное и достоверное знание. - Ереван, 1965. 3.13.

159

3.12. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. 3.13. 3.14. Гродзинский М.М. Учение о доказательствах и его эволюция. - Харьков, 1925. 3.15. 3.16. Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. - Харьков, 1979. 3.17. 3.18. Грун А.Я. пересмотр приговоров в порядке судебного надзора. - М., 1969. 3.19. 3.16. Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно- процессуального задержания. - М., 1980.

3.17. Давлетов А. А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск, 1991. 3.18. 3.19. Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судо- производство по новому УПК РСФСР. - Свердловск, 1962. 3.20. 3.21. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М., 1996. 3.22. 3.23. Ефимичев СП. Вопросы окончания предварительного расследования. - Волгоград, 1977. 3.24. 3.25. Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. - М., 1968. 3.26. 3.27. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М., 1961. 3.28. 3.23. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965.

3.24. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. 3.25. 3.26. Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. - Саратов, 1968. 3.27.

160

3.26. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988. 3.27. 3.28. Карнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого. - М., 1962. 3.29. 3.30. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответст- венности. Законность и обоснованность. - М., 1971. 3.31. 3.29. Карницкий Д.А., Строгович М.С. Уголовно- процессуальный кодекс. Текст и постатейный комментарий. - М., 1925.

3.30. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. 3.31. 3.32. Кириллов В.И., Старченко А. А. Логика. - 2-е изд., испр. и доп. - М., 1987. 3.33. 3.34. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс- доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. 3.35. 3.36. Колбая Г.Н. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства. - М., 1975. 3.37. 3.38. Копьева А.Н. Доказывание по уголовным делам в вышестоящем суде. - Иркутск, 1990. 3.39. 3.40. Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно- процессуального познания. - Нижний Новгород, 1995. 3.41. 3.42. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж, 1983. 3.43. 3.37. Курс советского уголовного процесса: общая часть. - М., 1989.

3.38. Курылёв СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. - Минск, 1969. 3.39. 3.40. Ларин A.M. От следственной версии к истине. -М., 1976. 3.41.

161

3.40. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. - М., 1966. 3.41. 3.42. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М., 1997. 3.43. 3.44. Левченко О.В. Общеизвестные, преюдициально ус- тановленные и законом презюмируемые факты в уголовно- процессуальном доказывании. - Астрахань, 1995. 3.45. 3.46. Лейбниц Г.В. Соч.: в 4-х т. - Т.1. - М., 1982. 3.47. 3.48. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973. 3.49. 3.50. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. 3.51. - М., 1969.

3.46. Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., 1966. 3.47. 3.48. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М., 1976. 3.49. 3.50. Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1956. 3.51. 3.52. Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. - Киев, 1984. 3.53. 3.54. Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки доказательств при осуществлении правосудия. 3.55. - Л., 1971.

3.51. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. - Изд. 2-е, перераб. и доп. - М., 1997.

3.52. Немытина М.В. Российский суд присяжных. Учебно- методическое пособие. - М., 1995. 3.53. 3.54. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1989. 3.55.

162

3.54. Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. - М., 1961. 3.55. 3.56. Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. - М., 1968. 3.57. 3.58. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке до- казательств. - М., 1977. 3.59. 3.60. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. 3.61. - М., 1971.

3.58. Советский уголовный процесс. - М,, 1972. 3.59. 3.60. Советский уголовный процесс: общая часть. - М., 1973. 3.61. 3.62. Старченко А.А. Логика в судебном исследовании. 3.63. - М., 1958.

3.61. Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1984. 3.62. 3.63. Стремовскии В.А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М., 1958. 3.64. 3.65. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.1. - М., 1968. 3.66. 3.67. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т.2. - М., 1970. 3.68. 3.69. Строгович М.С. Логика. - М., 1948. 3.70. 3.71. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955. 3.72. 3.73. Строгович М.С. Обвинение и обвиняемый на пред- варительном следствии и на суде. - М., 1934. 3.74. 3.75. Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть общая) / Отв. ред. Н.В. Жогин. - М., 1966. 3.76.

163

3.69. Теория доказательств в советском уголовном про цессе / Отв. ред. Н.В. Жогин. - М., 1973.

3.70. Трусов А.И. Основы теории судебных доказа тельств. - М., 1960.

3.71. Уголовный процесс: учебник для вузов / Под общ. ред. П.А. Лупинской. - М., 1995. 3.72. 3.73. Уголовный процесс: учебник для студентов юридических вузов и факультетов. - М., 1997. 3.74. 3.73. Уголовно-процессуальное право: учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1997.

3.74. Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. - М., 1959.

3.75. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976. 3.76. 3.77. Хмыров А. А. Косвенные доказательства. - М., 1979. 3.78.

3.77. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. 3.78. 3.79. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при рас- следовании преступлений. - Волгоград, 1997. 3.80. 3.81. Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. 3.82. 3.83. Эйсман А.А. Логика доказывания. - М., 1971. 3.84. 3.81. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно- процессуального права. - Л., 1963.

164

  1. Статьи

4.1. Алексеев В. Надзорное производство нуждается в совершенствовании // Социалистическая законность. - 1965. - № 12. 4.2. 4.3. Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Должен ли суд оценивать доказательства в стадии предания суду // Правоведение. - 1958. - № 3. 4.4. 4.5. Арсеньев В.Д. Истина, достоверность и обоснованность в судебном и экспертном исследовании по уголовным делам // Вопросы теории судебной экспертизы. - Науч. труды ВНИИСЭ. - 1979. 4.6.

4.4. Бризицкий А., Зажицкий В. Относимость и достоверность доказательств в уголовном судопроизводстве // Советская юстиция. - 1982. - № 3. 4.5. 4.6. Воскресенский В. Проблемы доказывания обвинения // Российская юстиция. - 1995. - № 4. 4.7. 4.8. Голунский С.А. Привлечение обвиняемого // Советская юстиция. - 1936. - № 23. 4.9. 4.10. Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства // Российская юстиция. - 1995. - № 8. 4.11. 4.12. Джатиев В. О некоторых вопросах теории доказательств,
обвинения и защиты // Российская юстиция. 1994. - № 8. 4.13. 4.14. Доля Е.А. Оценка доказательств в российском уголовном процессе // Государство и право. - 1996. - № 5. 4.15. 4.10. Доля Е.А. Соотношение гносеологической и право вой сторон доказывания в российском уголовном процессе // Государство и право. - 1994. - № 10.

165

4.11. Дорохов В.Я. Понятие доказательства в советском уголовном процессе // Советское государство и право. - 1964. - № 9. 4.12. 4.13. Калашникова Н.Я. Обеспечение обвиняемому права на защиту // Учёные записки ВЮЗИ. - вып.6. - 1958. 4.14. 4.15. Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Советское государство и право. -1975. - № 2. 4.16. 4.14. Карнеева Л.М., Миньковский Г.М. Особенности пределов доказывания при принятии некоторых процессуаль ных решений в стадии предварительного следствия // Вопро сы предупреждения преступности. - М., 1966.

4.15. Ковтун Н. И состязательность, и поиск истины (о роли и месте суда в доказывании по уголовному делу) // Российская юстиция. - 1997. - № 7. 4.16. 4.17. Комлев Б. Использование доказательств в обвини- тельном заключении // Законность. - 1997. - № 7. 4.18. 4.19. Комлев Б. О понятии доказательств // Социали- стическая законность. - 1991. - № 11. 4.20. 4.21. Кореневский Ю. Нужна ли суду истина? // Российская юстиция. - 1994. - № 5. 4.22. 4.23. Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции пре- кращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям? // Российская юстиция. - 1997. - № 1. 4.24. 4.25. Корюкаев В.П. Пределы доказывания при отказе в возбуждении уголовного дела // Актуальные проблемы дока- зывания в советском уголовном процессе. - М., 1981. 4.26. 4.27. Кудин Ф.М. Особенности доказывания в сфере при- менения уголовно-процессуального принуждения // Проблемы 4.28.

166

доказательственной деятельности по уголовным делам. - Красноярск, 1985.

4.22. Круопаткин Л.Г. Оценка доказательств в стадии предания суду в советском уголовном процессе // Учёные записки Харьк. юрид. ин-та. - вып.6. - 1955. 4.23. 4.24. Лукашевич В.З. Обоснованность обвинения и гарантии прав обвиняемого в стадии предварительного расследования // Учёные записки ЛГУ. - № 202. - серия юрид. наук. - вып.8. - 1956. 4.25. 4.26. Лупинская П.А. Достаточная совокупность доказа- тельств как гарантия законности решений // Гарантии прав личности в советском уголовном процессе и праве. - вып.4. - Ярославль, 1979. 4.27. 4.28. Лупинская П. Значение судебной практики для со- вершенствования доказательственной деятельности // Совет- ская юстиция. - 1986. - № 18. 4.29. 4.30. Майсурадзе В., Мосесян Г. Стадия предания суду. Спорные вопросы, ошибки // Социалистическая законность. - 1968. - № 9. 4.31.

4.27. Нуркаева М.К. Особенности оценки доказательств в стадии предания обвиняемого суду // Доказывание по уго- ловным делам: межзвуз. сб. - Красноярск, 1986. 4.28. 4.29. Нуркаева М.К. Специфика пределов доказывания в распорядительном заседании в стадии предания обвиняемого суду // Проблемы доказательственной деятельности по уго- ловным делам: межвуз. сб. - Красноярск, 1987. 4.30. 4.31. Петрухин И.Л. Состязательность и правосудие (к 100- летию М.С. Строговича) // Государство и право. -1994. - № 10. 4.32.

167

4.30. Раудсалу В.Ю. Доказательственная сила дополнительных материалов, представленных в суд второй инстанции // Советское государство и право. - 1965. - № 12. 4.31. 4.32. Рузавин Г.И. Методологические проблемы аргументации // Вопросы философии. - 1994. - № 12. 4.33. 4.32. Строгович М.С. Истина судебного приговора // Проблемы судебной этики. - М., 1974.

4.33. Строгович М.С. О подозреваемом // Социалистическая законность. - 1961. - № 2. 4.34. 4.35. Танасевич В.Г. Предмет и пределы доказывания по уголовным делам // Практика применения нового уголовно- процессуального законодательства. - М., 1962. 4.36. 4.37. Тенчов Э.С., Кузьмина О.В. Объективная истина и суд присяжных // Государство и право. - 1994. - № 11. 4.38. 4.36. Ульянова Л. Недостаточность доказательств // Социалистическая законность. - 1970. - № 12.

4.37. Ульянова Л.Т. О достаточности доказательств // Вест. МГУ. - сер.12: право. - 1974. - № 6. 4.38. 4.39. Эйсман А.А. Некоторые вопросы оценки как коли- чественной характеристики достоверности доказательств // Вопросы кибернетики и права. - М., 1967. 4.40. 4.41. Якуб М.Л. Проблемы оценки доказательств в советском уголовном процессе // Вест. МГУ. - сер.12: право. - 1974. - № 6. 4.42. 5. Диссертации и авторефераты

5.1. Арсеньев В. Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в советском уголовном процессе: Дисс. на со-

168

искание уч. ст. доктора юрид. наук в 2-х томах. - Иркутск, 1966.

5.2. Волколуп О.В. Подготовка уголовных дел к судебному разбирательству в российском уголовном процессе: Ав-тореф. дисс. канд. юрид. наук. - Краснодар, 1997. 5.3. 5.4. Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы её обеспечения в уголовном процессе: Дисс. на соискание уч. ст. кандидата юрид. наук. - М., 1996. 5.5. 5.6. Давлетов А.А. Односторонность или неполнота уголовно- процессуального исследования как основание пересмотра приговора: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. -Свердловск, 1980. 5.7.

5.5. Джатиев B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам: Дисс. в виде научного доклада на соискание уч. ст. доктора юрид. наук. - Владикавказ, 1995. 5.6. 5.7. Козлов Г. Т. Распорядительное заседание суда в советском уголовном процессе: Дисс. на соискание уч. ст. кандидата юрид. наук. - М., 1981. 5.8. 5.9. Кудин Ф.М. Теоретические основы принуждения в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дисс. докт. юрид. наук. - Киев, 1987. 5.10. 5.8. Солтанович А.В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе республики Беларусь: Дисс. на соиска ние уч. ст. кандидата юрид. наук. - Минск, 1992.

#

«’

Анкета и результат

исследования практики, проведённого путём изучения на основе случайной выбо рассмотренных в 1995- 98гг. Армавирским, Белореченским, Геленджикским, Гульк Кропоткинским, Крыловским, Курганинским, Ленинградским, Северским, Тихорецким, судами Краснодарского края, Прикубанским районным судом г. Краснодара, Краснод

Количество проанали- зированных уголовных дел Решения в некоторых

стадиях

уголовного

процесса,

принимаемые в

случае

признания

доказательств

недостаточными Обстоятельства предмета

доказывания, неустоновление

которых послужило основанием для

принятия соответствующего решения

(данные приведены в % от общего

количества проанализированных

уголовных дел) Причины, в доказательс недостаточными ( общего количест угол

п.1 ст. 68

УПК РСФСР п.2 ст. 68

УПК РСФСР п.З ст. 68

УПК РСФСР п. 4 ст. 68

УПК РСФСР ч.2 ст. 68

УПК РСФСР Признание недопус- тимыми фактич. данных Призна неотно мыми факти

данны

1 2 3 4 5 6 7

50 0 прекращении

уголовных дел ввиду

недоказанности участия

обвиняемого в совершении

преступления (п.2 ст.208 УПК РСФСР). 16 100

"	•'^^^яттвттшщтвтшяттттт	•mmvBHaBw-iia	???	?		—	-.	-	—		

50 0 возвращении

дел для

производства

дополнит-го

расследования

в случае

неполноты

произведённого

дознания или

предварительно

го следствия,

которая не

может быть

восполнена в

судебном

заседании (п.1

ст.232 УПК

РСФСР). 16 67 9 4 4 12 2

100 Об отмене

приговоров и

других решений

и направлении

дел на новое

расследование

или новое

рассмотрение

(ст.ст.343,

344 УПК

РСФСР). 12 66 9 9 4 10 2