lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Курдова, Анна Владимировна. - Защитник обвиняемого в уголовном процессе США: Досудеб. стадия : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1998 215 с. РГБ ОД, 61:99-12/22-0

Posted in:

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи Курдова Анна Владимировна

«ЗАЩИТНИК ОБВИНЯЕМОГО В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ США (ДОСУДЕБНАЯ СТАДИЯ)»

специальность 12.00.09 — уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - доктор юридических наук В. Н. Махов

МОСКВА 1998 г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава I. Общие положения о предварительном
расследовании, подозреваемом, обвиняемом и его защитнике в уголовном процессе

США 14

§ 1. Понятия предварительного расследования,
подозреваемого,

обвиняемого и его защитника 14

§ 2. Права подозреваемого, обвиняемого. Место права на защиту и

защитника в системе этих прав 39

§ 3. Защитник подозреваемого, обвиняемого,
требования,

предъявляемые к нему, цели и задачи, стоящие перед ним 64

Глава II. Процессуальное положение защитника на отдельных этапах

предварительного расследования в уголовном процессе США 88

§ 1. Роль защитника подозреваемого, обвиняемого при полицейском

расследовании 88

§ 2. Участие защитника обвиняемого на
предварительном

рассмотрении дела магистратом и Большим жюри 118

Глава III. Особенности защиты отдельных категорий подозреваемых, обвиняемых на стадии предварительного расследования в уголовном

процессе США 142

§ 1. Защита малоимущих подозреваемых, обвиняемых 142

§ 2. Роль защитника подозреваемого, обвиняемого в
сделках о

признании вины 167

§ 3. Защитник подозреваемого, обвиняемого, заявившего о
своей

невменяемости 183

Заключение 194

Список использованной литературы 201

ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы.

Демократические преобразования последних лет в нашей стране, принятие новой Конституции Р.Ф., отдавшей приоритет правам и свободам личности над интересами государственными и общественными и закрепившей, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, сделали необходимым совершенствование законодательства о правах подозреваемого, обвиняемого в уголовном процессе, в частности, о праве их на помощь со стороны защитника. Возникла необходимость в совершенствовании законодательства о положении защитника обвиняемого в уголовном процессе, организационных мерах, спо- собствующих реализации на практике права каждого подозреваемого, обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи.

Соответствующие новые положения целесообразно внести в разра- батываемые Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Закон «Об адвокатуре Р.Ф.», проекты некоторых других законодательных актов.

В связи с разработкой проекта УПК Р.Ф. в печати появилось много предложений, порой неоднозначно решающих вопросы о роли защитника обвиняемого в уголовном процессе, по отдельным вопросам были и обращения к опыту регламентации положения защитника обвиняемого в уголовном процессе других стран.

Представляется целесообразным ознакомление с положением адво- катов на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США. Исследование американского опыта предоставления защиты лицам, вовлеченным в систему уголовно-процессуального преследования, было осуществлено не случайно. На сегодняшний день в США профессия адвоката является одной из самых престижных и высокооплачиваемых. Право подозреваемого, обвиняемого быть представленным защитником на всех

л

стадиях уголовного процесса США является конституционным принципом, закрепленным в VI Поправке Конституции США, в Федеральном уголовно-процессуальном законодательстве, в законодательстве штатов, в прецедентах Верховного суда США и Верховных судов штатов. По численности адвокатов Соединенные Штаты занимают одно из первых мест в мире, где 90 процентов подозреваемых, обвиняемых обеспечено помощью квалифицированных юристов-защитников.

Рассмотрение положения защитника на стадии предварительного расследования в США представляется полезным по причине специфики данной стадии уголовного процесса. Особенность работы органов предварительного расследования, зачастую приводит к нарушению прав и свобод человека на защиту. Без помощи адвоката подозреваемый, обвиняемый из-за отсутствия достаточных знаний и навыков не в состоянии вести свою защиту на должном уровне. В уголовном процессе США, которому присуще состязательное начало, не только на стадии судебного разбирательства, но и на стадии предварительного расследования, адвокат крайне необходим для защиты личных и конституционных прав граждан. Состязательность на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США представляет собой спор между имеющими равные юридические возможности обвиняемым, его адвокатом и обвинителем, причем последний собирает исключительно обвинительные доказательства. Это является причиной того, что защитник подозреваемого, обвиняемого в уголовном процессе США отличается большой активностью. Поэтому представляется актуальным исследование темы о положении защитника на досудебных этапах уголовного процесса США, так как и в России все больше внимания уделяется принципу состязательности, правам обвиняемого, расширению возможности участия его запщгника в процессе доказывания.

Степень разработанности темы.

При исследовании темы данной диссертации были изучены научные

5

труды российских ученых-юристов, занимающихся исследованием уголовного процесса США Т. В. Апаровой, Л. Д. Баренбойба, М. Ю. Барщев-ского, С. В. Боботова, В. А. Власихина, К. Ф, Гуценко, А. И. Лубенского, И. Ф. Машленко, М. М. Михеенко, И. Б. Михайловской, В. М. Николайчи-ка, И. Л. Петрухина, Ф. М. Решетникова, М. С. Строговича, С. Г. Чаадаева, М. А. Чельцова-Бебутова и др.

Высоко оценивая труды указанных и других авторов, следует при- знать, что роль адвоката подозреваемого, обвиняемого на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США в этих трудах, к сожалению, не нашла целостного, монографического исследования.

При проведении данного исследования были изучены работы по уго- ловному процессу США Т. Аллена, У. Бернэма, Э. Джиннджер, Д. Карле-на, Р. Кларка, С. Олдермэна, Л. Уайнреба, Л. Фридмэна и т. д. При этом особое внимание было уделено литературе последних лет, то есть той, которая еще не использовалась другими авторами в России.

Цель исследования данной работы является определение того, какую роль играет защитник подозреваемого, обвиняемого в уголовном про- цессе США, каковы полномочия адвоката при защите своего клиента, природу взаимоотношений «адвокат-клиент», цели, преследуемые адвокатом при защите, стремление перенять то лучшее, что есть в положении адвоката в уголовном процессе США. Для этого в работе исследованы:

  • право подозреваемого, обвиняемого на помощь защитника;
  • права адвоката при защите интересов клиента на стадии предвари- тельного расследования;
  • уголовно-процессуальные средства защиты, предусмотренные Фе- деральным законодательством и законодательством штатов, а также судебными прецедентами, при ведении адвокатом защиты;

6

  • критические высказывания юристов США о проблемах, препятст- вующих успешной и квалифицированной защите подозреваемых, обвиняемых в уголовном процессе США;
  • предложения и рекомендации по совершенствованию деятельности защитников на стадии предварительного расследования в уголовном процессе Российской Федерации, вытекающие из положения адвоката в уголовном процессе США.
  • Предмет исследования настоящей работы является профессиональ- ная деятельность защитников подозреваемых, обвиняемых в уголовном процессе США и сравнительный анализ уголовно- процессуальных норм права США и России о положении защитника на стадии предварительного расследования, возможность использования положительного опыта деятельности защитников в уголовном процессе США при разработке нового УПК Р.Ф. и Закона «Об адвокатуре в Р.Ф.».

Теоретические и методологические основы исследования.

В работе над диссертацией применялись различные методы научного исследования: исторический, логический, сравнительно-правовой, социологический, статистический, метод комплексного изучения. Были изучены в первоисточниках на английском языке труды американских юристов, посвященные положению защитника на стадии предварительного расследования. Кроме того была проанализирована российская литература, где затрагивались вопросы о правах защитника на стадии предварительного рас- следования в уголовном процессе Р.Ф.

Нормативную базу исследования составили Конституция США 1787г., Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Великая Хартия. - 1215 г. (Англия), Федеральные Правила уголовного процесса в окружных судах США, Свод Законов США - Титул 18, Судебные правила по уголовному процессу штата Калифорния, Свод законов штата Пенсильвания, Уголовно-процессуальный кодекс штата Нью- Йорк, Уголовно-процессуальные

7

правила штата Иллинойс, Типовые Правила Профессиональной Этики, Дисциплинарные Правила Типового Кодекса, прецеденты Верховных судов США и штатов; а также Конституция Р.Ф. 1993 г., Уголовный Кодекс Р.Ф., Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР, Проект Закона «Об адвокатуре вР.Ф.».

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые в российской юридической науке проведено комплексное изучение правового положения адвоката подозреваемого, обвиняемого на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США. Исследование темы диссертации проведено в значительной мере на основе нормативных и доктринальных источников, не встречающихся в российских научных трудах. Диссертант использовал правовые акты последних лет и материалы судебной практики. Подробно изучены нормы Типовых Правил Профессиональной Этики о деятельности адвокатов, принятые Американской Ассоциацией Юристов в 1969 г., которые мало анализировались в отечественной юридической литературе. Несмотря на то, что они не имеют силу закона, несомненно важна их роль в регулировании взаимоотношений между адвокатом и подозреваемым, обвиняемым. Они в отличие от россий- ского законодательства подробно регламентируют возможность отказа не только подозреваемого, обвиняемого от защитника, но и адвоката от защиты подозреваемого, обвиняемого.

Права защитника при представлении интересов своего клиента на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США в значительной мере рассматриваются сквозь призму прав подозреваемого, обвиняемого на защиту, так как ни федеральное законодательство, ни законодательство штатов не предусматривают перечня прав адвоката. В работе обстоятельно рассмотрены вопросы, связанные с особенностями защиты отдельных категорий подозреваемых, обвиняемых, проведен сравнительный анализ того, как обстоят дела по защите данной категории в Рос-

сии. Автором исследована роль защитника при заключении «сделок о признании вины», применение которых имеет большое распространение в уголовно-процессуальной системе США, положительный и отрицательный опыт работы данного института.

Анализируется роль Верховного суда США в развитии демократических принципов уголовного судопроизводства, в частности по расшире- нию прав и свобод граждан, вовлеченных в систему уголовно- процессуального принуждения. На основе сравнительного анализа уголовно-процессуального законодательства США и России о положении защитника на стадии предварительного расследования в работе сформулированы выводы и предложения по совершенствованию российского законодательства по данному вопросу.

Положения выносимые на защиту.

  1. При состязательной системе правосудия, которая присуща уголов ному процессу США, представление интересов подозреваемого, обвиняе мого адвокатом ценно в виду ряда обстоятельств. К ним относятся: по требность в сторонах, противоборствующих в состязательном процессе и одинаково для этого квалифицированных; необходимость противопоста вить обвинителю объективную аргументацию; нужда в ком-то, кто мог бы обеспечить сбор доказательств в пользу обвиняемого, если последний за ключен под стражу до суда, рассматривающего дело по существу.

  2. Эффективность осуществления защиты в уголовном процессе США во многом определяется характером взаимоотношений адвоката со своим подзащитным. Процессуальное положение адвоката в уголовном процессе США таково, что ни какая-либо третья сторона, ни иной предста витель не находятся в таких уникальных отношениях, которые существуют между обвиняемым и его адвокатом… Адвокат и его клиент чаще всего идентичны. Позш^ия адвоката является производной от позиции подза-

9

щитиого. Как защитник интересов клиента адвокат активно отстаивает позицию клиента в соответствии с принципом состязательности.

  1. Конституция США определяет права подозреваемого, обвиняемого на защиту и в том числе на защитника как основополагающие, поэтому они вошли в IV, V, VI и XIV Поправки к Конституции. Права адвоката при ведении защиты своего клиента на стадии предварительного расследования в значительной мере рассматриваются сквозь призму отправных положений, предусмотренных в вышеназванных поправках к Конституции США.
  2. Ведущую роль в формировании процессуальных норм о положе- нии защитника на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США сыграли решения, принятые Верховными судами США и штатов. Судебные прецеденты, способствующие расширению прав подозреваемого, обвиняемого на защиту и защитника привели также к расширению прав адвоката при ведении защиты клиента. Так, благодаря ряду решений Верховного суда США защитник на стадии предварительного расследования в частности вправе: 1) с согласия клиента представлять его интересы на стадии предварительного расследования; 2) требовать от полиции не содержать длительное время арестованного под стражей; 3) тре- бовать доставки своего клиента к магистрату.
  3. Стадия предварительного расследования уголовного процесса как в США, так и в России отличается от последующих стадий тем, что здесь больше условий для нарушения прав лиц, вовлеченных в систему уголов ного преследования. Специфика работы органов предварительного рас следования не очень сообразуется с участием в ней адвоката. Участие в ней защитника препятствует попыткам нарушения конституционных прав личности. Исходя из принципа состязательности, который присущ уго ловному процессу США, американские адвокаты, защищая интересы сво их клиентов, нередко ведут свое собственное «адвокатское расследова-

10

ние», проявляя немалую активность. На стадии предварительного расследования адвокаты собирают доказательства защиты, используя помощь Федерального Управления защитников. Следователи защиты, которые входят в его состав занимаются отысканием доказательств в пользу обвиняемого и предоставлением иной помощи адвокатам в защите интересов своих клиентов.

  1. Принимая меры по сбору доказательств в пользу подзащитного, участвуя в допросах подозреваемого, обвиняемого в полиции, на предварительных слушаниях магистратом, адвокаты в США проявляют высокое профессиональное мастерство, как в знании правовых норм, в том числе многочисленных прецедентов, так и в использовании большого набора тактических приемов при ведении допросов и других процессуальных действий, а также прибегая к профессиональным «уловкам» при защите интересов своих клиентов.
  2. Долгое время права подозреваемого, обвиняемого на защиту и защитника в уголовном процессе США не были четко сформулированы. На сегодняшний день и законодательные нормы и судебные прецеденты предоставили следующие основные права защитнику подозреваемого, обвиняемого: 1) вступить на защиту интересов клиента с момента его задержания либо ареста; 2) видеться и консультировать своего клиента до проведения допроса, а также на протяжении всего полицейского расследования; 3) участвовать в процедуре проведения допроса подзащитного, его опознании и обыска; 4) ознакомиться с материалами обвинения; 5) заявлять ходатайства, связанные с предоставлением доказательств, реализаци- ей прав подзащитного и др. Характер предварительного расследования в уголовном процессе США, присущая ему состязательность влияет на возможности адвоката при ведении защиты интересов своего клиента. В отличие от США, в России в законодательстве четко установлен перечень

11

прав защитника на стадии предварительного расследования. Однако в России адвокаты при ведении защиты интересов своих клиентов на досудебных стадиях менее активны, чем в США, что объясняется в основном слабо развитым состязательным началом на стадии предварительного расследования в уголовном процессе Р.Ф.

  1. Защитой подозреваемых, обвиняемых на стадии предварительно го расследования в США могут заниматься как адвокаты — члены колле гии адвокатов, так и адвокаты, получившие лицензию на ведение индиви дуальной адвокатской практики. Рассмотрен механизм, разработанный в США для получения лицензии на ведение адвокатской деятельности. Предлагается ввести в России практику индивидуальной адвокатской дея тельности по уголовным делам, предусмотрев в Законе Р.Ф. «О статусе адвокатов» следующие требования: 1) прием экзаменов для получения лицензии на индивидуальную адвокатскую практику возложить на регио нальные коллегии адвокатов; 2) обязать частнопрактикующих адвокатов по требованию коллегии адвокатов вести определенное количество уго ловных дел по назначению; 3) предоставить право региональным коллеги ям проверки работы частнопрактикующих адвокатов.

  2. Система обеспечения малоимущих юридической помощью со стороны защитников по уголовным делам в США четко разработана. В этой системе есть не только положительные, но и негативные аспекты ме ханизма обеспечения малоимущих помощью адвокатов. Предлагается ис пользовать положительный опыт работы США по организации защиты малоимущих для достижения в России наиболее высоких результатов (обеспечение помощью защитника как можно большего числа лиц, не имеющих возможности оплатить услуги адвокатов), с меньшими финан совыми затратами бюджетных средств.

  3. В отличие от уголовно-процессуального законодательства Рос сии, где статья об участии защитника по делам подозреваемых, обвиняе-

12

мых, признанных невменяемыми находится в разделе о применении принудительных мер медицинского характера, законодательство США предусмотрело правило о защите невменяемых обвиняемых в разделе «Заявления и ходатайства до суда; аргументы защиты и возражения». Это означает, что факт невменяемости подзащитного рассматривается, как доказательство защиты. В связи с этим в уголовном процессе США существуют ряд указанных в диссертации особенностей, связанных с защитой подозреваемых, обвиняемых, заявивших о своей невменяемости. Процедуре подачи заявлений об использовании невменяемости в качестве доказательства, как и всему уголовному процессу США присуще состязательное начало.

Научно-практическая значимость диссертации заключается в том, что она может быть использована для дальнейшего исследования института защиты в уголовном процессе как США, так и России, для изучения вопроса о расширении прав защитника на стадии предварительного расследования при разработке предложений о внесении дополнений и изменений в действующее уголовно- процессуальное законодательство, а также при подготовке проекта УПК Р.Ф. и Закона «Об адвокатуре в Р.Ф.». Полученные результаты исследования могут быть использованы при преподавании курса «Уголовный процесс зарубежных стран» в юридических высших учебных заведениях.

Апробация результатов исследования.

Диссертация была подготовлена на кафедре уголовного права и про- цесса Российского Университета дружбы народов, где осуществлены ее рецензирование и обсуждение. Основные выводы и результаты обсуждения опубликованы в пяти научных статьях.

Структура диссертации.

Поставленные перед исследованием цели и задачи определили структуру работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

13

Диссертант выражает благодарность представительству Американской Ассоциации Юристов (American Ваг Association) в г. Москва за пре- доставленные в оригинале нормативные акты и публикации научных трудов американских юристов в области уголовного права и процесса, а также прокурору Прокуратуры штата Нью-Йорк — господину Гилберту Хонгу.

По теме диссертации были автором опубликованы следующие статьи в российских юридических изданиях:

  1. Положение адвоката на стадии предварительного расследования в США и России — «за» и «против» //Следователь. - 1997. - № 6. - 0,3 п. л.
  2. Защитник обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе США // Вестник Российского Университета дружбы народов. Серия юридические науки. - 1998. - № 2.
  3. Права защитника в США при проведении полицией процессуаль- ных действий в отношении подозреваемого, обвиняемого // Юрист. -
  4. -№7.
  5. Права защитника обвиняемого на предварительном слушании дела магистратом в уголовном процессе США // Адвокат. - 1998. - № 7.
  6. Защита малоимущих в уголовном процессе США // Государство и право.- 1998.-№10.

14

Глава I. Общие положения о предварительном рас- следовании, подозреваемом, обвиняемом и его защитнике в уголовном процессе США. § 1. Понятия предварительного расследования, подозреваемого, обвиняемого и его защитника. Прежде, чем приступить к раскрытию темы данной диссертации, представляется целесообразным определить понятие и этапы предварительного расследования в уголовном процессе США, то есть поле деятельности защитника подозреваемого, обвиняемого, его границы — начало и конец. Исследуя в отдельности этапы предварительного расследования уголовного дела, сопоставив положение защитника подозреваемого, обвиняемого на каждом из них, можно оп- ределить роль защитника на всех этапах предварительного расследования в уголовном процессе США.

Важно отметить, что стадия предварительного расследования в уголовном процессе США существенно отличается от той, которая присуща российской правовой системе. Особенности стадии предварительного расследования (preliminary examination) в уголовном процессе США заключается, как в самой структуре, органах, наделенных правом вести расследование, так и в задачах, преследуемых данными государственными органами.

Американская юридическая доктрина и практика рассматривают уголовный процесс как спор между, наделенными равными юридическими возможностями обвиняемым и обвинителем, проходящий перед судом. Причем функция обвинения состоит в проявлении инициативы уголовного преследования, в собирании доказательств виновности и доказывании обвинения перед судом, а функция защиты — в собирании доказательств, оправдывающих ответственность обвиняемого, и опровержении предъявленного обвинения.

15

Названные функции, стороны обвинения и защиты осуществляют не “ только в суде, рассматривающем дело по существу, но и на стадии

предварительного расследования преступлений. Д Особенностью уголовного процесса США является не столь

подробное, как в России законодательное регулирование досудебного расследования уголовного дела1. Тем не менее, законодательство США точно определяет перечень тех органов, которые правомочны вести предварительное расследование уголовных дел. К ним относятся все виды полицейских ведомств, прокуратура, коронер, магистрат, Большое жюри и другие ведомства, наделенные правами принуждать свидетелей к явке и даче показаний. Некоторые из этих органов являются отмирающими и все реже функционируют при расследовании преступлений в США. Поэтому в данном параграфе будет рассмотрена деятельность тех органов предварительного расследования, которые активно действуют на сегодняшний день в Соединенных Штатах: полиция, прокурор, судья- магистрат, Большое жюри. Однако, существуют и другие точки зрения об органах предварительного расследования в уголовном процессе США. Так, например, профессор Висконского университета Д. Феллмэн, пишет: «Большинство американских судов сходятся во мнении, что уголовный процесс не включает в себя коронерское расследование, рассмотрение дела Большим жюри, предварительное рассмотрение у магистра-

1 Здесь и ниже термины «досудебное расследование», «предварительное расследование» имеют особый смысл; при этом необходимо учитывать, что в уголовном процессе США и до рассмотрения в суде дела по существу, т. е. при предварительном досудебном расследовании, роль суда более значима, нежели в уголовном процессе России.

16

та» . Такое заявление не случайно. Его причиной является неполное регламентация в законодательстве деятельности органов, ведущих досудебное расследование уголовных дел.

Федеральные Правила уголовного процесса в окружных судах США, принятые в 1946 году, состоят из 10-ти разделов. Второй раздел посвящен «Предварительным процессуальным действиям», в котором говорится о жалобе, где ставится вопрос о привлечении кого-либо к уголовной ответственности; о судебных приказах и повестках, выдаваемых на основании жалоб, о рассмотрении некоторых вопросов в порядке предварительной подготовки материалов дела федеральными магистратами, о предварительном допросе лиц, подвергнутых уголовному преследованию. В этом разделе на другие вопросы, связанные с деятельностью на стадии предварительного рассле- дования, ответа не дается2. И, в частности, это касается вопроса о начальном моменте уголовного преследования в уголовном процессе США. УПК штата Иллинойс 1963 года в § 111-2 подчеркивает, что уголовное преследование начинается в момент регистрации в суде обвинительного акта, утвержденного Большим жюри; информации — процессуального документа, заменяющий обвинительный акт,

1 Fellman D. The Defandant’s Rights. - N.Y., 1958. - p. 123.

2 Federal Rules of Criminal Procedure for the U.S. Dist. Courts. March 21 (1946)., с изменениями и дополнениями на 1998 г. Далее для кратко сти данный законодательный акт будет именоваться Федеральными Правилами .

17

если дело в фелонии возбуждается прокурором, минуя Большое жюри, — либо жалобы (complaint), подаваемой в суд потерпевшим или полицией по делам о менее опасных преступлениях. Следствием того, что федеральное законодательство не дает конкретного определения начального момента УГОЛОВНОГО процесса США, является наличие разногласий во мнениях американских юристов по данному вопросу. Одни авторы считают, что процесс начинается с издания судом приказа об аресте2, другие — с первых действий по расследованию обстоятельств дела0, третьи же — с ареста подозреваемого, допроса свидетелей или иных действий по собиранию фактических данных4. В этих на, первый взгляд, различных точках зрения, при внимательном анализе выясняется много общего, так как задержание, а в последствие, возможно, арест и обыск, по сути и являются первыми официальными действиями органов предварительного расследования.

Уголовному процессу США не известна стадия возбуждения уголовного
дела, которая предусмотрена российским уголовно-

Любое преступление, наказуемое смертной казнью или тюремным заключением на срок, превышающий 1 год, является фелонией; любое другое преступление является мисдиминором; любой мисдими-нор, наказание за которое не превышает тюремного заключения на срок 6 месяцев или штрафа в сумме 500 $ или и того и другого, является малозначительным преступлением.

2 Puttkammer E. Administration of Criminal Law. - Chicago, 1965. - p.9. 0 Barret E. Criminal Justice: Problem of Mass Production.. The Courts, the public and the Law Explosion. - Ed. by Jones H. Englewood Cliffs. - N.J., 1965.-p.91. 4 Moreland R. Modern Criminal Procedure. - Indianapolis, 1959. - p.l.

18

процессуальным законодательством. Решение о возбуждении уголовного дела в уголовном процессе США не оформляется определенным должностным лицом единовременным процессуальным актом. Правом начинать производство по делу обладает государственный обвинитель. При наличии «достаточных оснований» (probable cause) для привлечения лица к уголовной ответственности сотрудник полиции или иного органа расследования составляет заявление о выдаче ордера на арест лица или обыск помещений, занимаемых им. Такое заявление, под присягой представляется магистрату, который должен проверить «достаточность оснований» и решить вопрос о выдаче ордера. Ордер выступает первоначальным актом обвинения и единственным документом, фиксирующим начало официального производства по делу. До выдачи ордера на арест и (или) обыск, органы предварительного расследования, в частности, полиция ведут исключительно оперативно-розыскную деятельность, которая может носить долгосрочный характер. Несмотря на отсутствие в уголовном процессе США полного нормативного регулирования досудебного производства, на протяжении длительного времени возможность защиты интересов подозреваемого, обвиняемого на стадии предвари- тельного расследования компенсировалась содержанием и исполнением судебных прецедентов.

Первым этапом предварительного расследования уголовного дела в США, чаще всего является, полицейское расследование (police examination). Деятельность полиции направлена на пресечение, предупреждение и раскрытие преступлений. Основными функциями в деятельности полиции являются охрана общественного порядка и оказание экстренной помощи гражданам. Такое положение вещей выдвигает на первый план спорный вопрос о действиях полиции: что полиция имеет право и чего она не имеет права делать с определен-

19

ным лицом, каким-либо образом вовлеченным в систему уголовного преследования? В работах американских юристов полиции отведена решающая роль в раскрытии преступлений. В частности признается, что основная ответственность за решение о начале уголовного преследования лежит на полиции1. Традиционные методы расследования являются «реактивными», то есть расследование проводится по факту совершенного и заявленного преступления. В дополнение к «реактивным» расследованиям, полиция также проводит длящиеся расследования для получения информации об уголовных правонарушениях и достижения регулятивных целей. Если рапорт основан на наблюдениях полицейского, который считает, что имеется «достаточно оснований» полагать, что данный подозреваемый совершил это преступление, последний подлежит задержанию немедленно. Если же рапорт основан на информации, полученной от потерпевшего, полиция должна будет опросить потерпевшего для определения имеются ли «достаточные основания» для поддержания обвинения против подозреваемого, не производя при этом задержания.

Возможно и такое, — уголовного преследования по некоторым категориям преступлений производится не полицией, а прокурором, который может полностью положиться на полицию, приняв те доказательства, которые она ему представит, либо может полностью игнорировать полицию и все собранные ею доказательства и провести свое собственное расследование, или может дополнить расследование, проведенное полицией своим собственным. Прокурор вправе начать производство следственных действий на различных этапах движения уголовного дела: приступить к расследованию до того, как

Criminal Justice Aabninistration./ F. Remington, D. Newman, E. Kunball, M. Melli, H. Goldstein - Merill: The Bobbs, 1969. - p.57.

20

обвиняемый будет арестован, приступить к производству расследования после того, как арест произведен и даже составлен обвинительный акт либо заявление об обвинении1, производить расследование, целью которого является выяснение всех фактов, касающихся добросовестности работы полиции.

Немаловажным является вопрос, в каких пределах и какими методами полиции следует осуществлять свою деятельность? Полиция уполномочена производить аресты, допрашивать подозреваемых, а также осуществлять различные следственные действия, направленные на розыск и собирание доказательств, причем только обвинительных. Сбор данных, оправдывающих или смягчающих ответственность является делом самого подозреваемого, обвиняемого либо его защитника2. Поэтому не случайно, что исход дела во многом зависит есть ли защитник у подозреваемого, обвиняемого и насколько эффективно он осуществляет свою защиту.

Правило 4 (d) (3) Федеральных Правил устанавливает, что по- лицейскому не обязательно иметь при себе ордер на арест в момент

1 Заявление об обвинении — письменный документ, который пода ется потерпевшим, обычно под присягой; может не содержать дока зательств, подтверждающих обвинение; может быть подписан про курором в случае его согласия поддержать обвинение. Обвинитель ный акт — письменный документ, составляемый прокурором, кото рый содержит: пояснение от имени кого осуществляется уголовное преследование; имя обвиняемого; состав преступления; дату совер шенного преступления; место его совершения; ясное, краткое заяв ление о элементах преступления; официальное название закона, ко торый нарушен; фактические обстоятельства дела, необходимые знать обвиняемому для подготовки своей защиты.

2 Михеенко М. М., Шибико В. П. Уголовно-процессуальное право Великобритании, США и Франции. - Киев: УМКВО, 1988. - с.79.

21

ареста, с условием, что он «по соответствующей просьбе предъявит ордер обвиняемому как можно скорее». Нередки случаи, когда необходимо немедленное задержание полицией человека, который явно совершил преступление. ОТПУСТИТЬ его и продолжать патрулирование она не может, так как этот человек представляет собой угрозу общественному порядку. Именно в таких случаях полицией производится арест без ордера.

После производства полицией ареста, на основании ордера, выданного магистратом, и завершения процедуры в полицейском участке, расследование большинства преступлений практически заканчивается. Вместе с доставкой арестованного к судье-магистрату, которая должна быть осуществлена в пределах разумного времени (правило 5 (а) Федеральных Правил) заканчиваются официальные обязанности полиции в отношении данного лица.

Заинтересованность подозреваемого, обвиняемого в участии защитника повышена именно на этапе полицейского расследования. По свидетельству американских юристов, на данном этапе расследования бывают случаи, когда конкретное лицо не регистрируется в полиции до тех пор, пока не будут предприняты усилия, найти дополнительные доказательства, достаточные для передачи дела магистрату1. Если на практике встречаются такого рода отступления от правил, необходимо их немедленное пресечение, и, по нашему мнению, это входит в непосредственные обязанности защитника подозреваемого, обвиняемого.

На данном этапе расследования дело может быть передано в суд для дальнейшего разбирательства магистратом, либо при недос- таточности доказательств оно может быть прекращено. В течение

Mattews J. How to Try a Federal Criminal Case. - Buffalo, 1960 - p.223.

22

полицейского расследования значительная часть обвинений прекращается, отсеивается около 10-15 процентов дел, более 30 процентов обвинений смягчается прокурором1.

Следующим этапом предварительного расследования является предварительное слушание уголовных дел магистратом (preliminary hearing). Так же как и полиция, судья-магистрат является государственным органом предварительного расследования, чья деятельность регулируется правилом 5 Федеральных Правил. В 1958 году Верховный суд определил, что «выводы из фактов, давших повод к жалобе потерпевшего, должны делаться нейтральным и беспристрастным магистратом, а не должностным лицом полным соперни-чества в деле выискивания преступлений…» . Представляется верным мнение Ллойда Уайнреба о том, что, если нельзя предъявлять полиции требований действовать рассудительно, взвешивая все об- стоятельства и помня обо всех конфликтующих интересах, в момент, когда другим людям и ей самой грозит опасность, то вполне можно ожидать нейтрального отношения к арестованному со стороны су-дьи-мaгиcтpaтa:,.

Предварительное слушание — процедура, в ходе которой ма- гистрат знакомится с доказательствами обвинения с целью решить вопрос о том, имеется ли «достаточное основание» полагать, что совершено конкретное правонарушение и, что совершено оно обви-

Бернэм У. Введение в право и правовую систему США. - Миннес, 1995.-с.29.

2 Giordonello v. U.S., 357, U.S. 480, 1958.

0 Уайнреб Л. Л. Отказ в правосудии. Уголовный процесс США. - М.: Юрид. лит., 1985.-с. 135.

23

няемым”. Решение о начале уголовного преследования принимается магистратом в суде, куда полиция доставляет подозреваемого, а также обвинительные материалы, собранные полицией. Примечательно то, что в процессе принятия магистратом такого решения, ни подозреваемый, ни его защитник не принимают участия. Однако само предварительное слушание проводится в присутствии обвиняемого и его защитника, которые вправе допрашивать свидетелей обвинения изучать доказательства по делу, представлять доказательства в свою защиту. По большому счету, именно на данном этапе расследования обвиняемый и его защитник впервые получают возможность ознакомиться с доказательствами обвинения. Считается, что на предварительном слушании перед защитником стоит более узкая задача, чем перед обвинителем. Защитник не должен доказывать невиновность обвиняемого, ему достаточно лишь доказать, что есть веские сомнения полагать, что его подзащитный виновен.

Судья-магистрат вызывает повестками свидетелей, указанных обвинением и защитой, изучает материалы, представленные сторонами. По мнению Дональда Мак-Интайра основная задача магистрата состоит вовсе не в проверке обоснованности ареста и выдвинутого обвинения, а в «отсеве» дел, которые, по мнению магистрата, могут быть разрешены без судебного разбирательства2. В этом есть здравый смысл, так как уголовно-процессуальная статистика показывает,

1 18U.S.C.A.& 3060 (а) 1969.

2 Criminology and Police Science // The Journal of Criminal Law. - 1968. -

Nb 4 -P. 465.

24

что после предварительного слушания дела магистратом отсеивается примерно от 5 до 15 процентов дел1.

Специфической особенностью предварительного слушания яв- ляется то, что оно не носит обязательного характера. В тех случаях, когда обвиняемый отказывается от права рассмотрения его дела судьей-магистратом, обвинительный акт направляется непосредственно в суд первой инстанции, который будет рассматривать данное уголовное дело по существу.

В результате предварительного слушания дела магистратом, последний вправе прекратить его за недостаточностью оснований либо вернуть дело обратно прокурору. Однако, если обвинитель не согласен с решением магистрата, он может заново начать уголовное преследование. В тех случаях, когда магистрат поддерживает предъявленное обвинение, дело направляется в суд первой инстанции, где и рассматривается по существу. Такое решение магистрата нередко оформляется в виде процессуального документа. Если магистрат, в ходе предварительного слушания, установит, что была совершена фелония, материалы обвинения должны быть переданы в Большое жюри, обязанностью которого является рассмотрение обоснованности обвинения.

Порядок производства судьей-магистратом уголовных дел в значительной мере зависит от того, в каком преступлении обвиняется лицо, привлеченное к ответственности. В тех случаях, когда предварительное слушание проводится по менее тяжким преступлениям, дело может быть рассмотрено судьей- магистратом немедленно, назначая сразу же наказание за совершенное преступление, не направ-

Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. - изд-во МГУ, 1993.-c.55.

25

ляя его в суд, рассматривающий уголовные дела по существу. Такого рода порядок рассмотрения уголовных дел в уголовном процессе США именуется суммарным производством (smnmary trial).

Следующим этапом предварительного расследования по делам о тяжких преступлениях является рассмотрение уголовного дела присяжными Большого жюри (Grand Jury exmriination). По свидетельству американских юристов председательствующий на предварительном слушании магистрат более самостоятелен в принятии своих решений, нежели присяжные Большого жюри. Так, федеральный судья У. Кэмпбелл отмечает, «в наши дни Большое жюри полностью во власти обвинителя»1.

Основанием для рассмотрения дела присяжными Большого жюри является обвинительный документ, содержащий доказательства по данному уголовному делу (правило 7 (с) (1) Федеральных Правил). Такого рода обвинительный документ может быть подан обвинителем без упоминания конкретного обвиняемого. В таких случаях Большое жюри вправе предпринять меры к отысканию лица, которому следует предъявить обвинение в данном преступлении2. В ходе слушания дела Большим жюри, которое проводится в закрытом заседании, единственным представителем государства является прокурор. Кроме него на заседании Большого жюри могут присутствовать переводчик, стенографист, а также свидетели, дающие показания по

1 Newsweek. - 1977. - Ang. 22. - P. 46.

2 Campell W. Eliminate the Grand Jury // The Journal of Criminal Law and Criminology. - vol. 64 - P.177.

26

делу1’.

Несмотря на то, что теоретически считается, что Большое жюри имеет право выносить решения об обоснованности или необоснованности предъявленного обвинения не только на основании доказательств, представленных обвинителем, но и на основании расследования, проведенного им самим, такие случаи в практике уголовного процесса США крайне редкие. При рассмотрении дела Большим жюри прокурор имеет возможность в нужной ему последовательности подать присяжным доказательства по данному уголовному делу и тем самым направить дальнейший ход расследования в нужном для него русле. Защитник обвиняемого лишен возможности давать объ- яснения по поводу предъявленного обвинения перед присяжными Большого жюри, так как он в большинстве случаев отстранен от участия в заседаниях Большого жюри. К. Ф. Гуценко отмечает, что обычно доказательства защиты в поле зрения присяжных Большого жюри не попадают2. Тем не менее в ходе слушания дела Большое жюри может рассмотреть также доказательства, оправдывающие обвиняемого. Причину ознакомления Большого жюри с материалами защиты В. М. Николайчик объясняет тем, что делается это не с целью защиты интересов обвиняемого, а для обнаружения того, насколько доказательства защиты влияют на обоснованность обвине-

В уголовно-процессуальной практике США встречаются исключения из общих правил. И тому свидетельство дело президента США Билла Клинтона, которое рассматривалось 17 августа 1998 г. 23 присяжными Большого жюри в присутствии как самого Билла Клинтона, дающего показания в свою пользу, так и его адвокатов. 2 Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США: Дис … докт. юрид. наук. -М., 1974.-с.247.

27

ния . Исходя из этого любой пробел в материалах защиты может быть только на руку обвинителю.

Большое жюри имеет право принудительно вызывать свидетелей без разъяснения им целей проводимого расследования. Не час- ты бывают случаи, когда Большое жюри вызывает и допрашивает свидетелей защиты. Еще реже присяжные Большого жюри в ходе расследования выслушивают доводы защитника. Причину такой процедуры разбирательства американские юристы объясняют тем, что в компетенцию Большого жюри не входит разрешение вопросов по спорным фактам, таким как виновность обвиняемого. Обязанностью Большого жюри является лишь решение вопроса о том, должно ли в дальнейшем разбираться данное уголовное дело судом, рас- сматривающим дела по существу.

Итоги расследования Большого жюри следующие: уголовное дело передается на рассмотрение в суд первой инстанции, если обвинитель соглашается с обвинительным заключением Большого жюри и скрепляет его своею подписью; уголовное преследование прекращается, в случае отказа обвинителя подписать обвинительное заключение, утвержденное Большим жюри.

В современном уголовном процессе США наблюдается тен- денция все большего возрастания значения этапов, предшествующих уголовному разбирательству. Из числа лиц, арестованных по подозрению в совершении преступления, лишь примерно одна четвертая предается суду, остальные дела прекращаются в той или иной форме полицией, прокурором или магистратским судом2. В начале прошло-

1 Николайчик В. М. Уголовный процесс США. - М.: Наука, 1981. - с.128.

2 Weinreb L. L. Criminal Process Prosecution. - Westburv, 1993. - p.358.

28

го века массачусетский суд указал: «Практика вынесения постановления Nolle prosequi (прекращение уголовного дела) является древней… и должна осуществляться по усмотрению атторнея (прокурора)…»1. Согласно федеральной юрисдикции заявление генерального прокурора об отказе от обвинения после того, как был предъявлен обвинительный акт, может быть заявлено только с разрешения суда2. Проанализировав все три этапа предварительного расследования, наиболее распространенные в уголовном процессе США, следует обратить внимание на то, что обвиняемый наделен правом отка- заться от того или иного этапа предварительного расследования его дела. Во-первых уголовное дело может пройти все три этапа расследования преступления, начиная от полицейского преследования, включая предварительное слушание магистратом, до рассмотрения дела Большим жюри, в результате чего, оно будет передано в суд, рассматривающий его по существу. Во-вторых, обвиняемый вправе отказаться от прохождения его дела через определенный этап пред- варительного расследования, например, дав согласие на расследование его дела Большим жюри, минуя предварительное слушание, проводимое судьей-магистратом. И в-третьих, в США допускается законом отказ обвиняемого от предварительного расследования и возможность предстать сразу же перед судом, рассматривающим дело по существу, на основании заявления прокурора об обвинении. Кроме того, в американском уголовном процессе порядок производства уголовного дела зависит прежде всего от характера предъявленного обвинения. Так, если выдвинуто обвинение в совершении опасного преступления (felony), то уголовное дело проходит и предвари-

1 Commonwealth v. Wheeler, 2 Mass. 172 (1806).

2 Federal Rules of Criminal Procedure for U.S. Dist. - Courts Rule 48 (a).

29

тельное слушание, и рассмотрением Большим жюри. Если же выдвинуто обвинение в малозначительном преступлении (petty ofence или minor ofence), то дело рассматривается в суммарной процедуре. Когда же речь идет о менее опасных преступлениях (misdeammors), последние могут рассматриваться как в порядке суммарного производства, так и в порядке, установленном для опасных преступлений.

Переходя к анализу понятий подозреваемого, обвиняемого, их положения в уголовном процессе США, отметим следующее. Есть мнение, что уголовный процесс США не знает процессуальной фигуры подозреваемого1. Это мнение верно в том смысле, что отсутствует официально предъявленный лицу, которое подозревается в совершении преступления, обвинительный акт либо заявление об обвинении. Но можно говорить о подозреваемом на стадии предварительного расследования, имея в виду лицо, в адрес которого применены различного рода следственные действия, однако которому не предъявлено официального обвинения. В уголовном процессе США подозреваемый — это лицо: 1) в отношении которого есть жалоба о совершенном преступлении; 2) арестованное без ордера по подозрению в совершении преступления; 3) в отношении которого применены меры процессуального принуждения (например, обыск без ордера); 4) которому предлагается дать показания против самого себя.

В отличии от США в России статус подозреваемого определяется таким процессуальным документом, как протокол задержания. В проекте УПК Р.Ф.2 (ст. 39), появилось новое основание для при-

Николайчик В. М. Билль о правах и полицейское расследование. -М.: Наука, 1973. -с.145.

2 Здесь и ниже имеется в виду проект УПК, принятый к рассмотрению Государственной Думой в 1997 г.

30

знания лица подозреваемым — возбуждение в отношении него уголовное дело. Но статус подозреваемого гражданин получает в зависимости от желания органа дознания или следователя, которые решают вопрос, указывать в постановлении о возбуждении уголовного дела конкретное лицо или нет. Предоставляя подозреваемому право ознакомиться с постановлением о возбуждении уголовного дела, проект УПК Р.Ф. не устанавливает сроков, в течение которых органы расследования обязаны предъявить данное постановление. Проект не установил, когда подозреваемому должно быть предъявлено обвинение, что делает возможным нахождение гражданина в статусе подозреваемого длительное время, а не десять суток как ныне.

В отличие от России, где в законодательстве четко сформули- рованы понятие и конкретные права подозреваемого (ст. 52 УПК РСФСР), в уголовном процессе США законодательство не устанавливает перечень прав подозреваемого, который на практике пользуется практически теми же правами на защиту, что и обвиняемый и, в том числе, правом на помощь защитника. В уголовном процессе США процессуальное положение подозреваемого регулируется не столько законодательными актами, сколько прецедентами. Главенствующее место среди прецедентов, определяющих права подозреваемого на стадии предварительного расследования в США, занимает известное по своим демократическим принципам — дело Miranda v. Arizona. Согласно «правилам Миранды», каждый подозреваемый, задержанный полицией для допроса должен быть предупрежден о своем праве хранить молчание; что все, что он скажет может быть использовано против него в суде; что он имеет право на помощь ад-

31

воката; что если он не в состоянии его пригласить, тот будет ему представлен судом1.

С момента предъявления подозреваемому официального обви- нения, которое может быть представлено прокурором либо в форме обвинительного акта, либо в форме заявления об обвинении, подозреваемый в уголовном процессе получает статус обвиняемого. К. Ф. Гуценко отмечает, «После назначения дела к слушанию (магистратом) подозреваемый становиться обвиняемым»2. Обвиняемый — это лицо, в отношении которого есть ордер на арест, ордер на обыск, выданные судьей- магистратом в порядке, предусмотренном законом либо обвинительный акт, заявление об обвинении, составленные об- винителем. Более подробно о положении обвиняемого на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США будет рассмотрено в следующей главе данной диссертации.

Прежде, чем приступить к рассмотрению вопроса о положении защитника на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США, следует определить понятие защитника, его назначение, установить природу его взаимоотношений с подозреваемым, обвиняемым.

Американец, получивший разрешение заниматься юридиче- скими профессиями, именуется юристом в широком смысле слова (lawyer1). В свою очередь юристы, именуемые lawyers, делятся на отдельные группы в зависимости от своей специализации. Так, например, приемом и подготовительной работой дел занимаются, так

1 Miranda v. Arizona, 384 U.S. 436 (1966).

2 Гуценко К.Ф. Указ. соч. - с.49.

3 Lawyer - адвокат; юрист - англо-русский, русско-английский сло варь / Сост. А.В. Литвинова. - М.: Русский язык, 1987. - с. 127.

32

называемые, юристы в конторах (office lawyers); юрисконсульты именуются в США legal advisers. Отдельную группу составляют юристы, занимающиеся уголовными делами, criminal lawyers, что в переводе означает адвокаты преступников. Спорным является мнение Чельцова- Бебутова о том, что от них не требуется особого знакомства с правом, так как они должны обладать лишь знанием технической стороны процесса1. Однако кроме термина criminal lawyer юридической литературе США встречается также термин defender, т. е. защитник2.Таким образом, юристов, занимающихся уголовными делами в США именуют, как адвокатами (criminal lawyers), так и защитниками (defenders). Касательно положения адвоката на стадии предварительного расследования в американском уголовном процессе отмечено, что «… нормы общего права в силу своего неопределенного и разрозненного характера не в состоянии восполнить пробелы правовой регламентации статуса защитника»’.

В уголовно-процессуальной литературе США и России много написано о назначении защитника в уголовном процессе, о его взаимоотношениях со своими клиентами.

Американский юрист Дж. Френк определил назначение защитника, как борьбу между защитой и обвинением, направленную

Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. -СП., 1995.-с.530.

2 Defender - защитник - англо-русский, русско-английский словарь / Сост. А.В. Литвинова. - М.: Русский язык, 1987. - с. 66. 1 Лубенский А. И., Штромас А. Ю. Защита на предварительном следствии по законодательству зарубежных стран. - М.: Мин. юст. СССР, 1970. - вып. 59. - с.28.

33

только на выигрыш любой ценой . Однако на наш взгляд, деятельность защитника в уголовном процессе не только России, но и США сводится не только к опровержению обвинения и обоснованию обстоятельств, смягчающих ответственность привлеченного к уголовной ответственности лица, но и к обеспечению всех прав и юридически охраняемых интересов подозреваемого, обвиняемого, если это даже непосредственно не связано со смягчением его ответственности по делу.

Представляется, что эффективность осуществления защиты в уголовном процессе во многом определяется характером взаимоотношений защитника со своим подзащитным. Наиболее распространенными являются два типа представлений об отношениях адвоката с подозреваемым, обвиняемым, высказанные еще в прошлом столетии. Согласно первому адвокат является правозаступником, другом, советником человека, который по его искреннему убеждению невиновен вовсе или вовсе не так и не в том виновен, как и в чем его об- виняют. Второе мнение сводится к тому, что защитник — есть производитель труда, составляющего известную ценность, оплачиваемую эквивалентом в зависимости от тяжести работы и способности2. Эти два взгляда существуют и поныне как в уголовном процессе Р.Ф., так и в уголовном процессе США. Они — отражение поведения защитников подозреваемых, обвиняемых, которые защищая своих подопечных, должны не только соблюдать нормы закона, но и нормы этики и морали. В уголовно-процессуальном законодательстве Р.Ф. предусмотрена норма, согласно которой защитник не вправе

Гуценко К.Ф. Указ. соч. с. 46. 2 Кони А.Ф. Собрание сочинения в 8 томах. - М.: Юрид. лит., 1967. Т.4. - с.64.

34

признавать своего подзащитного виновным, а также отказаться от принятой на себя защиты (ст. 51. УПК РСФСР). Взаимоотношения защитника с обвиняемым настолько многогранны и сложны, что их оценка и регулирование далеко выходят за пределы права, попадая в сферу действия морали. Защитник это самостоятельная фигура в уголовном процессе, деятельность которого направлена защищать и потому он не вправе занимать позицию, отличающуюся от позиции обвиняемого1. Процессуальное положение адвоката в уголовном процессе США американскими юристами характеризуется следующим образом: «Ни какая либо «третья сторона», ни иной представитель не находятся в таких уникальных отношениях, которые существуют между обвиняемым и его адвокатом… Адвокат и его клиент идентичны» . Как защитник интересов клиента, адвокат активно отстаивает позицию клиента в соответствии с принципом состязательности. Американский юрист Э. Ф. Джинджер отмечает, что не смотря на существующую неприязнь большинства людей к тем, кто обвиняется в совершении преступления, адвокатам, защищающим этих лиц, следует напоминать самим себе, что обвиняемый в совершении даже страшного преступления — человек. «Защитники по уголовным делам могут не испытывать симпатии к своим клиентам, даже

Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием защитник/А.А. Леви, Н.А. Якубович, Л.В. Батищева, Е. И. Конах.- М.: Научно исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка, 1995.- с.8; Сухарев А. Я. Пятидесятилетие советской адвокатуры//Советское государство и право. -1972. - №5. -С. 14. 2 The Yale Law Journal, 1965 № 3, p. 544.

35

не уважать их, но понимают, что нельзя добиться справедливости для одного, если в ней отказывают другому»1.

Таким образом, как в США, так и в России основа отношений обвиняемого и его адвоката — признание того, что защитник есть помощник, консультант обвиняемого по правовым вопросам. Позиция защитника, как правило, является производной от позиции обвиняемого.

Поскольку Типовые Правила Профессиональной Этики в ши- роких пределах регулируют деятельность адвокатов в США представляется уместным рассмотреть в данной диссертации их содержание. Правило 1.16. Типовых Правил Профессиональной Этики, принятых Американской Ассоциацией Юристов в 1969 г. предусматривает возможность отказа как подозреваемого, обвиняемого от своего защитника, так и адвоката от защиты своего подзащитного2. Пункт (б) данного правила содержит норму, согласно которой адвокат вправе «устраниться от представления интересов клиента», если: 1) клиент настаивает на такой линии поведения с привлечением услуг адвоката, которая по мнению адвоката является преступной; 2) клиент воспользовался услугами адвоката, чтобы совершить престу- пление или обман; 3) клиент настаивает на достижении такой цели, которую адвокат считает противоречащей и безрассудной; 4) клиент не выполняет обязательства перед адвокатом, касающиеся его услуг; 5) представление окончится чрезмерными расходами или будет не оправдано трудным для клиента. При этом после прекращения пред-

Джиннджер Э. Ф. Верховный Суд и права человека. М.: Юрид. лит., 1981.-с. 187.

2 Правила носят частично обязательный и дисциплинарный характер, служат руководством для адвокатов. Далее - Типовые Правила.

36

ставления интересов клиента, адвокат должен принять меры «в реально осуществимом объеме» для защиты интересов клиента, такие как: уведомить клиента; дать время, чтобы пригласить другого адвоката, сдать документы, принадлежащие клиенту, а также возместить все полученные авансовые выплаты. Американский адвокат Лон Фуллер, считает, что в случае несогласия адвоката с позицией своего клиента по защите, он также может сложить с себя полномочия защитника1 .

В отличие от Соединенных Штатов, где данный вопрос регу- лируется Типовыми Правилами, российское законодательство не предусматривает порядок поведения адвокатов в таких ситуациях. Представляется целесообразным в проекте Федерального Закона «Об адвокатуре в Р.Ф.» предусмотреть статью, которая четко регулировала бы случаи и порядок отказа защитника от ведения защиты интересов клиента.

Несмотря на наличие в Типовых Правилах нормы, предусмат- ривающей возможность «устраниться от представления интересов клиента», в большинстве случае позиция адвоката и клиента по защите совпадают. Более того, в правиле 1.2. (а) Типовых Правил говорится, «адвокат должен подчиняться решениям клиента относительно целей представления…». Безусловно адвокат должен откровенно высказать своё мнение по ПОВОДУ последствий, которые может иметь поведение клиента. Правило 1.3. устанавливает, что адвокат должен проявить разумную старательность и быстроту, представляя интересы своего клиента. В месте с тем, правило 7-10 (А) (1) Дисци- плинарных Правил Типового Кодекса предусматривают, что «Адво-

Фуллер Л. Адвокат в судебном процессе США // Российская юстиция. - 1995. -№ 8. -С. 61.

37

кат не нарушает Дисциплинарные правила…, если он избегает наступательной тактики…». Следующим правилом, регулирующим взаимоотношения между адвокатом и его клиентом является правило 1.7. Типовых Правил, которое называется «Столкновение интересов: общее правило». В частности признается недопустимым представительство одним и тем же адвокатом лиц с противоречивыми интересами в данном уголовном деле. Однако такое представительство разрешается при следующих условиях: это не повлияет неблагоприятным образом на отношение адвоката с другим клиентом; согласие самого клиента. Правило З.1., которое именуется «Добросовестные иски и споры» устанавливает, что адвокат не должен давать согласие представлять интересы, если у него нет достаточных оснований полагать, что защита приведет к благоприятным результатам. Исключение составляет защита по уголовно-процессуальным делам, где адвокат «может, тем не менее так построить защиту, чтобы потребовать обоснования каждого положения в деле».

В последующих параграфах данной диссертации автор не раз еще будет возвращаться к нормам, предусмотренным Типовыми Правилами профессионштьной этики, которые несмотря на свой им-перативно-диспозитивный характер играют важную роль в регулировании взаимоотношений «адвокат- клиент». Нельзя не согласиться с мнением А. Бойкова, который пишет, что защитнику следует находиться на такой нравственной высоте, которая позволила бы ему «преодолеть в себе тоскливое чувство морального дискомфорта и внушить окружающим сознание высокой социальной ценности своей деятельности»х.

Бойков А. Нравственные основы судебной защиты // Новое в жизни науке, технике. - М.: Знание. - 1978. - №5. - С.5.

38

На сегодняшний день в США право подозреваемого, обвиняе- мого быть представленным адвокатом и пользоваться его услугами превратилось в эффективную преграду от нарушений его конституционных прав.

39

§ 2. Права подозреваемого, обвиняемого. Место права на защиту и защитника в системе этих прав.

Представление о правах подозреваемого, обвиняемого на за- щиту на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США тесно связано с состязательным началом, определяющим характер американского уголовного процесса в целом. В отличие от США стадия предварительного расследования в уголовном процессе России не знает подобного состязательного начата. И в первую очередь потому, что функции защиты на стадии предварительного расследования осуществляются как обвиняемым, его защитником, так и следственным органом, который, ведя расследование уголовного преступления, собирает доказательства не только против обвиняемого, но также и в его пользу. Диссертант придерживается точки зрения юриста, депутата Государственной Думы России Е. Мизулиной, которая отмечает, что основным в системе юстиции, которой присуще правосудие, является состязательность1. Состязательность означает прежде всего самостоятельность институтов обвинения и защиты по отношению друг к другу. Ст. 5 проекта Федерального Закона «Об адвокатуре в Р.Ф.» предусматривает недопустимость любых форм вмешательства в профессиональную деятельность адвокатов и их объединений со стороны прокуратуры, судов, государственных органов, должностных лиц и т. д.

В отличие от уголовно-процессуальной системы России, в американском уголовном процессе на плечи подозреваемого, обвиняемого и его адвоката взвалена вся тяжесть сбора и представления доказательств, включая поиск и представление свидетелей и экспер-

Мизулина Е. Технологии власти: уголовный процесс. - Ярославль, 1992.-8Lc.82.

40

тов. Права, которыми наделен подозреваемый, обвиняемый для защиты своих интересов на стадии предварительного расследования в американском уголовном процессе отличаются от прав подозреваемого, обвиняемого в уголовном процессе России. Причина таких различий скрыта в самих уголовно- процессуальных системах: в состязательной системе, присущей уголовному процессу США и смешанной системе уголовного процесса России.

Представляется необходимым прежде, чем приступить к рас- крытию темы настоящего параграфа, определить понятие состязательности на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США. Состязательность предварительного расследования в американском уголовном процессе предусматривает равноправие сторон: подозреваемого, обвиняемого, его защитника и обвинителя. Принцип объективного рассмотрения дела требует анализа и оценки всех сторон спорного вопроса. Это важно еще и потому, что нередко результаты предварительного расследования могут иметь большое значение для дальнейшего хода уголовного дела. Американские процессуалисты характеризуют положение подозреваемого, обвиняемого и его адвоката на предварительном расследовании следующим образом: «Состязательная система отводит защитнику роль бойца, который должен заслонить своего клиента от стрел обвинителя путем использования всех законных средств защиты… На другой стороне поля битвы стоит враг — прокурор, боец, который призван доказать виновность обвиняемого»1.

Фундаментальным принципом состязательной системы является строгое разделение функций расследования, сбора и представ- ления доказательств, функций принятия решений по делу. В мемо-

Trebach A. Rationing of Justice // Rutgers University Press.-1964.-P. 24.

/РОССИЙСКАЯ ^ЙГДАРСТВЕКНЛ “^-^БЛИОТЕКА 4^

рандуме Американской Ассоциации Юристов говорится: «Состязательный процесс является единственным способом борьбы с тенденцией быстро расследовать преступления. Равновесие помогает восстановить аргументации сторон по делу, представляющих доказательства каждая в свою пользу»1. Американский юрист У. Бернэм считает, что в состязательной системе, «существуют также причины полагать, что стороны будут проводить расследование более тщательно»2. Безусловно при состязательной системе стороны более активны в сборе доказательств в свою пользу. Это является исключительной функцией сторон. При состязательной системе, присущей уголовному процессу США, существенное значение имеет предоставление при расследовании уголовных дел равных возможностей как стороне обвинения, так и стороне защиты. Безусловно на практике такое равенство не всегда имеет место, так как за спиной прокурора стоят все структуры государственного аппарата например, полиция, а у обвиняемого и его адвоката таких возможностей нет.

В федеральном уголовно-процессуальном законодательстве США, основные положения, определяющие процессуальный статус подозреваемого, обвиняемого, возведены в ранг конституционных принципов. Американская Конституция 1787 г. содержит ряд поправок, которые определяют права и обязанности сторон уголовного процесса. Поправки с первой по десятую получили название «Билль о правах», которые были ратифицированы в 1791 г., войдя в последствие и в уголовно-процессуальные кодексы штатов. Целью приня-

Report of Joint Conference on Professional Responsibility of the American Bar Association. -1958.

2 Бернэм У. Суд присяжных заседателей. - М.: Изд. Московский независимый институт международного права, 1996. - с.98.

42

тия поправок явилось «стремление утвердить гражданские права и свободы, определить границы для власти в ее отношениях с подвластными». В содержании этих поправок заметно влияние главы 40- ой Великой хартии вольностей, принятой во Великобритании в 1215 г., которая провозглашает: «Никому мы не продадим ни права, ни правосудия, никому мы не откажем в них, и каждому они будут предоставлены без промедления».

Права подозреваемого, обвиняемого на стадии предваритель- ного расследования неотъемлемо связаны с положениями поправок V, VI, XIV Конституции США1. Поправка V предусматривает, что никто не может принуждаться в каком- либо уголовном деле свидетельствовать против самого себя. Поправка VI устанавливает, что обвиняемый имеет право на безотлагательное и публичное разбирательство его дела, что в любом уголовном процессе обвиняемый имеет право на информирование о сущности и основаниях обвинения, на принудительный вызов свидетелей, показывающих в его пользу, на «очную ставку» и на помощь адвоката для своей защиты. Поправка XIV определяет, что ни один гражданин не может быть ограничен властями отдельных штатов в личной свободе или в праве собственности без соблюдения надлежащей процедуры, предусмотренной законом.

В свете вышеизложенных поправок рассмотрим с начала права подозреваемого, а затем обвиняемого на защиту, в частности право на помощь адвоката.

Как было уже отмечено, высказываются сомнения по поводу наличия в уголовном процессе США такой процессуальной фигуры

1 Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. - М. Юрид. литература, 1993. - с. 180.

43

как подозреваемый. Действительно в уголовном процессе США нет такой фигуры подозреваемого, какая известна уголовному процессу России. Тем не менее полностью отрицать наличие такого участника процесса нельзя, хотя бы потому, что по отношению к лицу, подозреваемому в совершении преступления, могут быть применены целый ряд процессуальных действий, носящих принудительный характер, связанных с ограничением прав и свобод гражданина.

Одним из первых процессуальных действий в ходе предвари- тельного расследования, совершаемых по отношению к подозреваемому, является арест без ордера, который производится либо на основании жалобы, полученной полицией от частного лица, либо в следствие того, что полицейский сам наблюдал как совершается преступление. До ареста полиция лишь собирает данные, подтверждающие причастность лица в совершении преступления. В ходе этого полиция может обыскивать, как задержанное лицо, так и помещения, занимаемые им, с целью изъятия вещественных или письменных доказательств. Арестовав лицо, которое подозревается в со- вершении преступления, полиция сталкивается с проблемой нехватки доказательств для наличия «достаточных оснований», чтобы предъявить обвинение. Поэтому непосредственно после ареста подозреваемый нередко подвергается допросу.

Положение подозреваемого в уголовном процессе США рас- крывается в основном через призму его прав на защиту, которые закреплены как на федеральном уровне, так и в законах штатов. Прежде всего следует подчеркнуть, что на федеральном уровне действует положение закрепленное в Всеобщей декларации по правам человека ООН от 10 декабря 1948 г., где предусмотрено право всех граждан на помощь адвоката.

44

Правило 5 (а) Федеральных Правил предусматривает, что лицо, задержанное полицией, без промедления должно быть представлено перед ближайшим, имеющимся в наличии судьей- магистратом, который обеспечит задержанного защитником и проследит, чтобы не были ущемлены его права на защиту.

Правила Уголовного судопроизводства штата Пенсильвания, а точнее правила 110 и 130 определяют подробнее положение подоз- реваемого на стадии предварительного расследования1. Правило 130 (а) устанавливает, что лицо, подозреваемое в совершении преступления может быть арестовано полицией без ордера. В том же правиле в пунктах (Ь), (с) предусмотрено, что должностное лицо, производящее арест, «когда сочтет нужным» может освободить арестованного без ордера из под стражи до того, как он предстанет пред магистратом. Правило ПО содержит следующее положение: лицу, подозреваемому в совершении преступления, может быть направлена повестка явиться в орган, издающий предписания, для предварительного слушания его дела. Такая повестка должна извещать подозреваемого о его праве на назначение адвоката. Анализируя положения данного законодательного акта, складывается впечатление о том, что право подозреваемого на адвоката в штате Пенсильвания возникает только с момента получения подозреваемым повестки от судьи-магистрата. Иное правилами уголовного судопроизводства штата Пенсильвания не предусмотрено.

В уголовном процессе США пробелы в нормативном регули- ровании прав подозреваемого на защиту своих интересов на стадии предварительного расследования в значительной мере восполняются

Свод законов штата Пенсильвания - Титул 234, Глава 100, Правила 110,130.

45

положениями судебных прецедентов, имеющих в США силу закона. В 1964 году в деле Escobedo v. Illinois Верховный суд определил, что право подозреваемого на помощь защитника возникает если, полицейское дознание вступило в ту фазу, на которой расследование проводится в отношении определенного подозреваемого лица, если это лицо подвергалось полицейскому задержанию, если полиция приступила к его допросу, направленному на получение изобличающих его показаний. Сознание подозреваемого, полученное в отсутствие защитника, может быть признано недействительным только в том случае, если подозреваемый просил предоставить ему возможность воспользоваться услугами защитника, но в этом ему было отказано1. Два года спустя Верховным судом США было принято решение по делу Miranda v. Arisona, предоставляющее подозреваемым целый ряд существенных прав при задержании их полицией. Тем самым с 1966 года открылась новая страница в истории развития и формирования прав подозреваемого на защиту своих интересов на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США и, в частности, право на помощь адвоката. Как уже отмечалось в решении по делу Miranda v. Arisona, Верховный суд указал, что лицо, заключенное под стражу должно быть предупреждено полицией до начала допроса, что оно имеет право хранить молчание; что все, что оно скажет, может быть использовано против него в суде; что оно имеет право на присутствие адвоката и; что, если оно не в состоянии его нанять, тот будет ему назначен до проведения допроса2. В решении по делу Miranda v. Arisona говорится, что, если после того как полицией были прочитаны «правила Миранды», лицо отказывается от

1 Escobedo v. Illinois, 378 U.S. 478 (1964).

2 Miranda v. Arisona, 384 U.S. 436 (1966).

46

права воспользоваться ими, оно может согласиться дать самоинкре- минирующие показания. Этот принцип нашел свое закрепление также и в федеральных законах. Пункт (а)§ 3501 раздела 18 Свода Законов США устанавливает, что любые признания арестованного допустимы лишь при условии их добровольности.

Данное решение Верховного суда США предоставило подозреваемым большие возможности для защиты своих интересов. И в первую очередь это касается права подозреваемого не давать показаний против самого себя, т. е. пользоваться «привилегией против самообвинения», нашедшей свое закрепление в Конституции США. Р.Кларк пишет по этому поводу, «Те, кто заинтересован в истине и в сохранении человеческого достоинства, должны встать на ее сторо- ну»1. «Привилегия против самообвинения» воспроизводится не только в конституциях США и штатов, но также находит свое отражение и в уголовно-процессуальных кодексах штатов2.

В решении по делу Miranda v. Arisona отмечается: «человек, вырванный из привычной обстановки и помещенный в условия предварительного заключения, в отношении которого применяется высококлассная техника убеждения, описанная в стандартных посо- биях по тактике допроса, не может чувствовать ничего иного, кроме как обязанности начать говорить»’. Результатом этого, как правило, становится отказ подозреваемого от привилегии против самообвине- ния, вызванный также незнанием им своих прав.

Принцип не давать самоинкреминирующих показаний определен состязательным характером уголовной процедуры в США. Пер-

Кларк Р. Преступность в США. -М.: Прогресс, 1975. - с.399. 2 Code of Criminal Procedure of the State of New York. Sec. 10. 383. “, Из решения по делу Miranda v. Arizona (1966).

47

воначально «привилегия против самообвинения» распространялась только на производство по делу в суде первой инстанции. Исходя из того, что доказывать вину лица, привлеченного к ответственности, является обязанностью обвинения, конституционная привилегия граждан не давать самоинкриминирующих показаний под принуждением стала главным препятствием к проведению развернутого допроса подозреваемого. Таким образом, на сегодняшний день «при- вилегия против самообвинения» распространяется также и на досудебные этапы уголовного процесса. Данный принцип способствует объективности уголовного процесса. Любое отступление от «привилегии против самообвинения» представляет собой нарушение XIV Поправки Конституции США.

Следующим правом подозреваемого, вытекающим из решения по делу Miranda v. Arisona, является право на помощь адвоката. Право подозреваемого на помощь адвоката возникает с момента задержания и проведения допроса полицией и на протяжении всего времени, пока не будет предъявлено официальное обвинение. Роль адвоката на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США настолько велика, что в тех случаях, когда задержанное лицо, подозреваемое в совершении преступления, по какой-то причине не может найти себе защитника, государственный орган, ведущий расследование должен позаботиться о том, чтобы тот был ему назначен. Решение по делу Miranda v. Arisona в значительной степени послужило препятствием полицейскому произволу. В настоящее время полицейским раздаются бланки, которые должны быть подписаны подозреваемыми, в случае их отказа от услуг адвоката. Более того, работники органа расследования несут процессуальную ответственность за не предоставление подозреваемому воз- можности реализовать свое право на помощь адвоката. Это правило

48

обеспечено основными законами США (правило 44 (а) Федеральных Правил), и не соблюдение его может повлечь за собой в последствие отмену приговора. Однако на практике встречаются случае, когда полицейские вносят существенные изменения в текст предупреждения, что в корне меняет смысл «правила Мирнады». Существует, например, такая формулировка «правила Мирнады»: «Мы не в состоянии обеспечить вас адвокатом, если вы не сможете пригласить, но адвокат будет вам назначен, если вы пожелаете, если и когда ваше дело будет передано в суд»1.

В уголовном процессе США на стадии предварительного рас- следования подозреваемый, как правило, не имеет возможности ознакомиться с материалами по его делу. Нередко подозреваемому приходиться самому, либо с помощью своего адвоката добывать доказательства своей невиновности.

Как ранее было отмечено, арест без ордера на стадии предва- рительного расследования в уголовном процессе США является одним из первых процессуальных действий, которое осуществляется по отношению к подозреваемому. После ареста лица, подозреваемого в совершении преступления, полиция доставляет его к прокурору или к судье-магистрату, которые принимают решение о том, следует ли продолжать уголовное преследование в отношении данного подозреваемого. Если у них не остается сомнений, что преступление было совершено именно данным подозреваемым, они начинают производство по уголовному делу: прокурор, оформляя либо обвинительный акт, либо заявление об обвинении; судья-магистрат, выдавая ордер на арест. С этого момента подозреваемый становится обвиняемым по уголовному делу.

1 Grennier v. State, 70 Wis. 2d 204, 214, 234 N. W. 2d 316, 321 (1975).

49

Учитывая различия процессуального положения подозревае- мого, обвиняемого, а также особенностей прохождения ими различных этапов предварительного расследования, следует отметить, что основные права на защиту своих интересов у данных процессуальных фигур в уголовном процессе США идентичны.

С момента ареста полицией обвиняемого на основании ордера, выданного судьей-магистратом, который в уголовном процессе США представляет собой официальный документ, начинающий воз- буждение уголовного дела, в обязанности полиции входит предупреждение арестованного о его правах, вытекающих из «правила Миранды». Таким образом, положения, закрепленные в «правилах Миранды» в равной степени относятся как к правам подозреваемого, так и к правам обвиняемого. Для обвиняемого «привилегия против самообвинения» является одним из основополагающих принципов производства по уголовному делу, ведь признание виновности фактически является для него отказом от права на полную судебную процедуру. Поэтому обвиняемый должен понимать, в чем заключается его процессуальные права до того как он заявит о своей виновности. Таким образом, также как и подозреваемый обвиняемый перед производством любого рода допроса должен быть предупрежден о том, что он имеет право хранить молчание. В решении по делу Miranda v. Arisona, Верховный суд США постановил, что обвинение не может использовать показания, полученные в ходе допроса обвиняемого, до тех пор пока не докажет, что во время допроса были соблюдены все процессуальные гарантии и в том числе «привилегия

50

против самообвинения» .

Особое значение для обвиняемого имеет возможность обратиться к «привилегии против самообвинения» на этапе полицейского расследования, так как именно в полицейском участке обвиняемый наиболее уязвим и незаншщен. В советской юридической литературе было принято считать, что с понятием «привилегии против самообвинения» не сходится понятие сделки о признании вины. В ходе таких сделок происходит «торг» между обвиняемым, его защитником и обвинителем2. Однако суд не принимает ходатайства о признании вины, пока не обратится к обвиняемому персонально и не установит, что оно заявлено добровольно и не является результатом применения силы, угроз или обещаний, сделанных помимо формального соглашения”. Более подробно о сделках о признании вины диссертант остановится в главе третьей данной диссертации. На данном же этапе хотелось бы отметить, что при заключении сделок о признании вины защитник обвиняемого является гарантом того, что признание вины сделано его клиентом добровольно, без давления и принуждения со стороны государственных органов расследования.

Поправка VI Конституции США предусматривает право обвиняемого на безотлагательное и публичное рассмотрение его дела. В теории американского права данный принцип называют также

1 Leonard V.A. The Police, the Judiciary and the Criminal. Miranda v. Arisona, Vignera v. New York, Westover v. United States and California v. Stewart. -Spingfield. -1969. - p.l 10.

2 Николайчик В.М. Кризис правовых основ полицейской борьбы с преступностью а США: Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1975. С. 56.

? Federal Rules of Criminal Procedure for the U.S. Dist. Courts. - Rule 11 (d).

51

правом на «скорый суд». Однако Конституция США не устанавливает стандартов «скорого суда». В решении по делу Beavers v. Haubert Верховный суд разъяснил, что это право относительно. Оно вполне согласуется с отсрочками, а его реализация зависит от конкретных обстоятельств1. В 1966 году Верховный суд США указал, что цель «скорого суда» состоит в том, чтобы «предотвратить ненадлежащее и ограничивающее человека лишение свободы до суда, свести к минимуму беспокойство и тревогу обвиняемого, сопутствующие ему при привлечении к ответственности и уменьшить возможность того, что длинные отсрочки ослабят способность обвиняемого осуществлять свою защиту»2.

Право обвиняемого на «публичный суд» понимается в плане обеспечения гласности судопроизводства, т. е. право граждан наблюдать процесс отправления правосудия. В 1979 году Верховный суд постановил, что при наличии ходатайства обвиняемого суд может закрыть для публики и прессы предварительное слушание дела, так как, если в деле фигурируют материалы, которые не могут быть представлены на всеобщее обозрение, по той причине, что это противоречит личным интересам обвиняемого может быть нарушена тайна его личной жизни’.

Поправка VI предоставляет обвиняемому право знать в чем суть обвинения, иметь «очную ставку» со свидетелями обвинения, вызывать свидетелей защиты. В первый раз обвиняемый знакомится с доказательствами обвинения на предварительном слуша-

1 Beavers v. Haubert (1905)

2 United States v. Ewell, Supreme Court (1966).

1 Мишин А.А., Власихин В.А. Конституция США, политикоправовой комментарий. - М.: Межд.отношения,1985 - с.251.

52

нии дела, во время которого судья-магистрат устанавливает наличие «достаточных оснований» для начала уголовного преследования. Федеральные Правила 12 (d) (1), 16 (а) (Ь) предусматривают возможность обвиняемого ходатайствовать, чтобы на стадии предварительного расследования ему были предъявлены его собственные показания, документы, имеющие доказательственное значение, заключение экспертов, результаты криминалистической экспертизы. Те же правила устанавливают, что не подлежат предъявлению показания свидетелей обвинения. Обвиняемый знакомится с предъявленным обвинением только в распорядительном заседании суда, где имеет место изложение обстоятельств совершенного преступления, доказательств, признаков состава преступления и предположительной ви- новности обвиняемого.

Обвиняемый имеет право на «очную ставку» со свидетелями на предварительном слушании дела магистратом. Право обвиняемого на «очную ставку» со свидетелями обвинения связано с принципом непосредственности исследования доказательств по уголовному делу, что дает ему возможность лично противостоять свидетелям обвинения, опровергать их показания, выражать свое несогласие к привлечению какого-то лица в качестве свидетеля и т. д. Такого рода практика применялась еще в 1895 г., где по делу Mattox v. United States было установлено, что цель «очной ставки» не только в том, чтобы предоставить возможность свидетелю предстать перед присяжными, которые могли бы его лицезреть, но и по его поведению и потому как он дает свои показания, смогли бы определить достоин он веры или нет1. Однако американский ученый Л. Л. Уайнреб считает, что «Обвиняемый не играет почти никакой роли. Он не может

Mattox v. United States, 156 U.S. 237, 242-243 (1895).

53

лично заявить о несостоятельности показаний свидетеля или опровергнуть их либо попросить его уточнить свои показания. Конституционное право обвиняемого иметь «очную ставку» со свидетелями, показывающими против него, толкуется узко …»’.

Поправка XIV устанавливает, что никто не может быть осужден «без соблюдения надлежащей правовой процедуры». Амери- канский юрист Ф. Фракфуртер указывал: «Надлежащая правовая процедура — это то, что отвечает сокровеннейшим идеям о том, что есть честно, правильно, справедливо»2, т.е. в правовых системах других стран «надлежащая правовая процедура» представляет собой ни что иное как понятие «законности». «Надлежащая правовая процедура» имеет процессуальные гарантии правосудия для поддержания стабильного правопорядка, такие условия как осуждение обвиняемого на основе доказанности вины, обязанность обвинения доказывать вину обвиняемого, следовать принципу призумции невиновности и т.д.

Только после проведенного анализа основных конституцион- ных прав подозреваемого, обвиняемого на защиту на стадии предварительного расследования представляется возможным исследовать вопрос о месте адвоката в системе этих прав. История развития права обвиняемого на помощь адвоката на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США берет свое начало ещё с XVIII века. Начиная с 1789 г., суды пытались определить границы конституционного права на квалифицированную помощь со стороны юриста, что привело к возникновению ряда вопросов, а именно в каких уголовных делах обвиняемый может рассчитывать

Weinreb L. L. Criminal Process Prosecution. - Wesbury, 1993. - p.l 13. 2 Фракфуртер Ф. о деле Solesbee v. Balcom (1959).

54

на помощь защитника, с какого момента начинает действовать это право и когда прекращает свое действие, в чем заключается предоставляемая адвокатом помощь, возможно ли обеспечение такой помощью неимущих обвиняемых. Для того, чтобы ответить на эти вопросы следует проследить историю решений Верховного суда о праве иметь защитника.

До 1930-го года право на помощь адвоката для защиты интере- сов обвиняемого Верховным судом толковалось как право пользоваться услугами приглашенного самим за свой счет защитника. В 1938 году Верховный суд США постановил, что защитник должен быть назначен судом, в тех случаях когда обвиняемый не в состоянии оплатить услуги адвоката1. Однако это решение распространялось исключительно на дела федеральной юрисдикции. В 1941 году Верховный суд США постановил, что отказ в удовлетворении ходатайства обвиняемого о приглашении защитника представлял нарушение установленной законом процедуры не только в том случае, когда обвиняемый был лишен защитника при проведении судебного разбирательства по существу, но также и тогда, когда он был лишен защитника в досудебном производстве, при условии, что в следствие этого его права были нарушены в такой степени, что в последующем судебном разбирательстве оказывался затронутым принцип справедливости, неотъемлемо присущий представлению о правосудии2. Как видно из приведенного решения Верховного суда США, лишение обвиняемого помощи защитника признавалось нарушением надле-

1 Johnson v. Zerbs. 304 U.S. 458 (1938).

2 Lisenba v. California. 314 U. S. 219 (1941).

55

жащего порядка производства только в случае серьезности наступивших последствий.

В Федеральных Правилах говорится, что если обвиняемый предстанет перед судом без защитника, суд обязан разъяснить ему его право на защитника и назначить его для представления интересов обвиняемого во всех стадиях уголовного процесса, если только обвиняемый не решил вести дело без участия защитника или в состоянии сам нанять его1. Но эта норма действовала только в отношении судов федеральной судебной системы.

В анализируемый период времени существовала доктрина о «нарушении конституции, не повлекшем вредных последствий», в соответствие с которой процессуальные санкции могли быть применены, как следствие отказа обвиняемому в возможности воспользоваться услугами защитника, только в случае нарушения также и других конституционных гарантий, согласно разделу 1 поправки XIV Конституции США, содержащей требования о применении «надлежащей правовой процедуры»2.

Еще в 1932 году Верховный суд штата по делу Powell v. Ala- bama заявил: «На каждой ступени уголовного преследования обвиняемому нужна направляющая рука адвоката. Без нее ему грозит

Federal Rules of Criminal Procedure for U.S. Dist. Courts.- Rule 15 (c). 2 Конституция США Поправка XIV, раздел 1-ый: «…Ни один из штатов не должен издавать или применять законы, которые ограничивают привилегии и льготы граждан США; и не может какой-либо штат лишать какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; не может отказывать какому-либо лицо в пределах своей юрисдикции в равной защите на основе законов».

56

обвинительный приговор, поскольку он не знает, как показать свою невиновность»1. Таким образом, приведенное выше решение устано- вило, что в штате Алабама предварительное расследование является «решающей стадией» уголовного процесса штата, на которой обви- няемый имеет право на помощь адвоката. Но решение Верховного суда штата Алабама распространяло свою юрисдикцию только на территории штата.

До 1960 года штаты в своем законодательстве могли свободно определять порядок и условия участия защитника в уголовном судо- производстве. Не во всех штатах закон обеспечивал обвиняемому защитника на стадии предварительного расследования. В 1963 году Верховным судом США было вынесено решение о том, что обвиняемый может рассчитывать на помощь защитника и на стадии предварительного рассмотрения его дела . В 1967 году Верховный суд США выработал понятие «критической»’ стадии уголовного процесса, на которой участие защитника являлось необходимым для соблюдения прав обвиняемого и обеспечения ему «справедливого суда»4. Решением Верховного суда была четко определена та роль, которую играет защитник на предварительном следствии, предотвращая всякого рода злоупотребления по отношению к обвиняемо-

1 Powell v. Alabama, 287 U.S. 45, 69, 53, S. Ct. 55, 64, 77 L. Ed. 158 (1932).

2 Whight v. Maryland, 373 U.S. 59 (1963).

3 «Критическая» стадия - стадия уголовного процесса США, на кото рой подозреваемый, обвиняемый может дать самоинкриминирую щие показания.

4 The Constitution of United States of America. Analysis and Interpreta tion. Supplement, 1979. - p. 166.

57

му, в том числе полицейский произвол. В 1970 году Верховный суд США по делу Coleman v. Alabama1, пришел к выводу, что лицо, обвиненное в преступлении, во всех случаях нуждается в защитнике, который на каждом этапе уголовного процесса должен быть рядом с обвиняемым. Данные конституционные принципы не сводятся только к присутствию адвоката в суде. Верховный суд заявил, «Помимо права каждого обвиняемого на помощь адвоката в суде, не менее важным является, чтобы обвиняемый имел все гарантии не оставаться один против Штата в любой стадии уголовного процесса, там, где отсутствие адвоката может привести к нарушению права обвиняемого на справедливое разбирательство его дела»2.

Однако, помимо принятия Верховным судом США и судами штатов таких демократических решений, были вынесены также решения существенно подрывающие принципы участия защитника на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. В 1972 году Верховный суд штата Иллинойс не стал рассматривать процедуру опознания в полицейском участке как проводимую на «критическом» этапе уголовного процесса, тем самым отстранив защитника подозреваемого, обвиняемого от участия в процедуре опознания. И, главное: Верховный суд штата установил, что гарантии поправки VI действуют только с момента возбуждения судебных процедур состязательного характера~\ Однако, как было отмечено в начале параграфа,

Coleman v. Alabama, Supreme Court of United States. 399 U.S. 1. S. Ct. 1999, 26 LJEd. 2d. 387. (1970).

2 United States v. Wade, 388 U.S. 218, 226, 87 S. Ct. 1926, 18 L.Ed.2d. 1149(1967).

3 Kirbv v. Illinois, 278 U.S. 65, 58 (1972)

58

принцип состязательности в уголовном процессе США распространяется также и на стадию предварительного расследования. Это означает, что на всех этапах предварительного расследования должно быть обеспечено равноправие сторон, которое подразумевает обязательное присутствие защитника обвиняемого и на досудебной стадии процесса. В 1973 году Верховный суд США по делу United States v. Ashe постановил, что защитник может быть допущен к участию лишь в таких «досудебных действиях, которые могут с основанием считаться частью самого судебного разбирательства».

Эти решения, принятые судами в 70-х годах, представляли со- бой попытку сузить право подозреваемого, обвиняемого на помощь защитника на стадии предварительного расследования в уголовном процесса США, и в особенности на этапе полицейского расследования1.

Тем не менее, несмотря на существующие в уголовном процессе США разнообразие и некоторую противоречивость судебных прецедентов о праве обвиняемого на помощь адвоката на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США, на сегодняшний день во всех штатах предусматривается обязательное участие защитника, как на этапе полицейского расследования, так и на этапе предварительного слушания дела судьей-магистратом.

Однако открытым остается вопрос о том, существует ли в уголовном процессе США абсолютное право на адвоката при расследо- вании любого преступления.

В решении Верховного суда США, принятого в 1963 году, бы- ло провозглашено право на помощь адвоката, предоставляемое каж-

Мишин А.А., Власихин В.А. Указ. соч. - 263 с.

59

дому обвиняемому, привлеченному к ответственности за фелонию2. Это правило первоначально касавшееся федеральных судов, впоследствии было распространено и на суды штатов в соответствие с разделом 1 поправки XIV к Конституции США о соблюдении законности. Правовые нормы штатов в соответствии с этим решением Верховного суда США предусматривают, что по делам о преступлениях, наказуемых смертной казнью, участие защитника является обязательным. В 1966 году американские ученые-юристы, изучая практику Верховного суда США, пояснили, что в уголовном процессе США однозначно провозглашено право на помощь адвоката, исключая дела о малозначительных уголовно наказуемых деяниях1. Вплоть до 70-х годов Верховным судом США, а также штатов не было дано четкого ответа на вопрос об обязательном участии адвоката при расследовании уголовных дел по малозначительным преступлениям, мисдиминорам. Под давлением общественного мнения, которое соблюдение прав человека ставило выше интересов, связанных с борьбой с преступностью, в 1971 году Верховный суд США постановил, что право обвиняемого на помощь адвоката распространяется также на все случаи совершения преступлений, караемых лишением свободы. В решении Верховного суда США по делу Argensinger v. Hamlin говорилось: «При отсутствии сознательного и добровольного отказа от права на защиту ни одно лицо не может понести наказания ни за одно преступление, будь то мисдиминор или фелония, если ему не была предоставлена помощь защитника». Примечательно то, что в данном решении специально отмечалось о

2 Gideon v. Wainvvright, Supreme Court. 372 U.S. 335, 334 (1963).

1 Dickerson R. Model Defense of Needy Person Act // Harvard Journal on

Ladslation. - 1966. - vol. 4 № 1. December. - P. 5.

60

наличие у обвиняемого такого права начиная с момента ареста до конца первого апелляционного суда1. Это решение стало обязательным также и для судов штатов.

На сегодняшний день около 3/4 штатов в своем законодатель- стве предусматривают нормы, согласно которым адвокат должен быть назначен по всем делам о наиболее серьезных преступлениях, несмотря на то, что за их совершение не предусмотрена высшая мера наказания2. Законодательство примерно половины штатов содержит правило о назначении защитника несостоятельным подозреваемым, обвиняемым, привлеченным к уголовной ответственности за совершение малозначительного преступления, мисдиминора, наказуемого лишением свободы сроком до одного года или штрафом.

В уголовном процессе США до сего времени существует док- трина, согласно которой, отказ подозреваемого, обвиняемого от права на помощь адвоката является допустимым и вполне возможным. Эта доктрина судами США толкуется следующим образом: «Конституция предоставляет обвиняемому такое право даже, если он осуществляет собственную защиту так, что это может ухудшить его положение»”. Однако отказ является обязательным для суда только в том случае, если обвиняемый предупрежден о последствиях такого рода отказа, который должен быть заявлен добровольно, недвусмысленно и с понимаем существа дела. В 1975 году Верховный суд США постановил, что обвиняемый имеет право представ-

1 Argensinger v. Hamlin, 407 U.S. 25 (1972).

2 Мс. Donald W. The defense counsel. - Beverly Hills, 1983. - p.74.

3 The Constitution of the United States of America. Analysis and Interpre tation 1978. Supplement. Wash. 1979, p. 166.

61

лять самого себя без помощи адвоката, если такое решение принято им сознательно1.

В отличие от уголовного процесса США, где обвиняемый в любой момент вправе отказаться от помощи защитника, уголовно-процессуальное право России данный вопрос регулирует иным образом. Ст. 50 УПК РСФСР предусматривает случаи, когда отказ от защитника «не обязателен для суда или соответственно для следователя и прокурора». В ч. 3 ст. 49 УПК РСФСР говорится, что, если в случаях, предусмотренных настоящей статьей, защитник не приглашен самим обвиняемым …, следователь, прокурор или суд обязаны обеспечить участие защитника в деле.

Проанализировав права подозреваемого, обвиняемого на за- щиту и защитника в уголовном процессе США напрашивается следующий вывод. По причине отсутствия в США унифицированного и систематизированного законодательства, наличия большого числа прецедентов, уголовно-процессуальное право является запутанным, сложным и противоречивым, что определяет большую роль защитника в уголовном процессе США. Без него положение подозреваемого, обвиняемого видится достаточно бесперспективным. Следует подчеркнуть, что участие защитника на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США является единственной гарантией защиты прав подозреваемого, об- виняемого. Адвокат нередко оказывает влияние и на дальнейшие этапы прохождения дела, что может привести к тому, что последующие судебные процедуры подозреваемый, обвиняемый избежит. Кроме того, подозреваемый, обвиняемый, чьи интересы представле-

1 Джиннджер Э. Ф. Верховный Суд и права человека. М., 1981 -

с.201.

62

ны адвокатом на стадии предварительного расследования, а в особенности во время полицейского расследования, может рассчитывать на принцип равноправия сторон, который является главным атрибутом американского состязательного судопроизводства. Подозреваемый, обвиняемый заранее поставлен в такие условия, когда без помощи адвоката, его защита обречена на неудачу, так как без последнего подозреваемому, обвиняемому не удастся противостоять обвинителю-профессионалу, единственной целью которого является добиться обвинительного приговора. Как показывает американская судебная практика, участие защитника дает возможность подозреваемому, обвиняемому воспользоваться в полной мере всеми правами, предоставленными ему Конституцией США, так, например, «привилегией против самообвинения», не подвергаться незаконным аресту, обыску, допросу, опознанию, неоднократному осуждению за одно и тоже преступление и т. д. Помочь подозреваемому, обвиняе- мому правильно понять и защитить свои права является прямой обязанностью адвоката. Тот факт, что интересы подозреваемого, обвиняемого представлены адвокатом, гарантия того, что он не только осведомлен о своих правах, но они им также полностью реализовы-ваются. Только с помощью защитника в условиях состязательности, которая существует в уголовном процессе США на стадии предварительного расследования, подозреваемый, обвиняемый может квали- фицированно и эффективно построить свою защиту.

В уголовных делах необходимость в помощи адвоката более очевидна, чем в гражданских. Неправильный шаг может привести к необоснованному обвинению, а затем к вынесению не правомерного приговора связанного с назначением штрафа, в худшем случае к приговору, предусматривающему смертную казнь. Предоставляя подозреваемому, обвиняемому право самому выбирать себе адвоката,

63

законодатель доверяет обвиняемому в довольно таки широких пределах. Существует мнение, что адвокат не должен брать на себя защиту или принимать решения по вопросу защиты. Он должен только помогать обвиняемому, так как именно обвиняемый будет нести ответственность за совершенное им преступление1. Однако ряд американских юристов характеризуют процессуальное положение адвоката следующим образом: «Адвокат и клиент настолько идентичны, что любое различие между ними — простая софистика»2. Так или иначе, адвокату при защите своего клиента приходится решать широкий круг вопросов, в той или иной степени затрагивающих интересы обвиняемого, от решения которых, в конечном счете, зависит дальнейшая его судьба.

Безусловно положение подозреваемого, обвиняемого на стадии предварительного расследования во многом зависит от того как исполняет свои обязанности адвокат, является ли он профессионалом, знатоком своего дела, творчески ли он подходит к защите обвиняемого. Однако полностью нельзя согласиться с известным американским адвокатов Гатлером, который в своей книге пишет: «… плохой адвокат с трудом докажет, что черное - это серое, а хороший — легко уверит присяжных, что черное - это белое»’. Доля истины в данном высказывании есть, только в том случае, если сторона обвинения в уголовном деле не отличается высоким профессионализмом.

Джиннджер Э. Ф. Указ. соч. - с.220. 2 The Yale Law Journal - 1965 - № 3. - P. 544. 1 Gatler A.S. Juccessful Trial Tactics. - New York, 1950. - p. 5.

64

§ 3. Защитник подозреваемого, обвиняемого, требования предъявляемые к нему, цели и задачи, стоящие перед им.

В России, странах СНГ в последние годы в научных работах широко обсуждается вопрос о круге лиц, которые могут выступать в качестве защитников подозреваемого, обвиняемого на стадии предварительного расследования; может ли таковым быть юрист, не являющийся членом коллегии адвокатов? Не случайно, Конституционный суд Р.Ф. в своем постановлении от 28 января 1997 г., давая толкование части 4 статьи 47 УПК РСФСР, пришел к выводу, что защитник подозреваемого, обвиняемого может быть допущен на стадию предварительного расследования только в случае предъявления ордера юридической консультации, не дав при этом разъяснения по вопросу о представителях общественных организаций. По его мнению это членство — гарантия «квалифицированной юридической помощи», которая предусмотрена частью 1 статьи 48 Конституции Р.Ф. Такое решение неоднозначно воспринято юридической общественностью. Есть мнение, что оно ущемляет, ограничивает конституционное право подозреваемого, обвиняемого на защиту. В связи с этим представляется уместным в данной работе кратко рассмотреть как решается этот вопрос в США.

В уголовном процессе США не существует принципиального различия между адвокатом, представляющим интересы стороны обвинения, и адвокатом, отстаивающим интересы подозреваемого, обвиняемого, т.е. осуществляющим защиту. Это означает, что любой адвокат, допущенный к практике по уголовным делам, вправе участвовать на стадии предварительного расследования в качестве защитника подозреваемого, обвиняемого. В уголовном процессе США адвокат, допущенный к практике, имеет полное право заниматься

65

защитой клиента, чьи интересы он представляет, с момента его задержания вплоть до подачи апелляции в Верховный суд США.

Требования, предъявляемые к претендентам на адвокатскую практику, закреплены как на федеральном уровне, так и законами штатов. Однако, чаще всего, решение вопроса об участии того или иного адвоката в практической деятельности регулируется не федеральным законодательством, а законодательствами штатов, а также решениями Верховных судов штатов.

Видный специалист в области уголовного процесса США К. Ф. Гуценко пишет, о том что по законам штата Нью-Йорк практиковать по уголовным делам в качестве защитника, могут лишь граждане США, которые имеют соответствующее образование, опыт юридической работы, отвечают моральным критериям, верят в государственный строй США, лояльны по отношению к нему1. Представляется целесообразным подробнее рассмотреть эти требования — гарантии профессиональных прав и моральных качеств адвокатов в уголовном процессе США.

Прежде всего надо отметить, что в США для лиц, желающих заниматься адвокатской практикой, обязательным условием является получение юридического образования в какой-нибудь официально признанной юридической школе (юридическая школа — узкоспециализированный колледж, преподающий курс права). В США юридические школы предоставляют не только академическое образование, но и обучают практическим навыкам: подготовке и подаче процессуальных ходатайств, мастерству ведения допросов и т. д.

1 Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. - М.; Изд. МГУ, 1993.-с.29.

66

Представляется уместным обратиться к опыту подготовки ад- вокатов в США. Выпускникам российских ВУЗ-ов, получившим специальность юриста, сложно начинать работать запщтниками. Как отмечает Д. Готлиб, «Выпускник это ещё не адвокат»1. Желательно и в Р.Ф. широко внедрить систему школ, повышающих квалификацию российских защитников, обучающих их практическим навыкам ведения защиты.

В Соединенных Штатах действует большое количество про- грамм переподготовки адвокатов по уголовным делам2. Такие программы разнообразны, но их объединяет то, что все они преследуют общие цели: во-первых, помочь молодым юристам заполнить пробел, существующий между теоретическими знаниями, полученными ими, и требованиями, предъявляемыми практикой; а во-вторых, не позволять опытным адвокатам отстать от развития уголовного права.

Кроме перечисленных выше условий, в США необходим также опыт работы юристом, прохождение стажировки не менее, чем в течение шести месяцев. Чаще всего лица, проходящие стажировку под руководством опытного юриста, помогают им в подготовке уголовных дел. Если юрист добивается допуска к адвокатской практике на территории родного штата, то ему достаточно предъявить документы, удостоверяющие его право практиковать. Кроме диплома о юридическом образовании, в число таких документов во всех штатах входит лицензия на осуществление адвокатами практической деятельности, которая выдается рядом организаций, специально

Готлиб Д. Выпускник еще не адвокат // Международный адвокат. Инф. Бюллетень. - 1991. № 2. - С. 6,7.

2 Joint Committee on Continuing Legal Education. Meeting the Education Needs of the Newlv Admitted lawvers. - Ch. 3. - Apendices В \ D (1966).

67

созданных в штатах и регулирующих условия проведения экза- менов на допуск к практике. В некоторых штатах такие ведомства являются государственными, например, Верховный суд, а в других действуют, так называемые, «Ассоциации юристов штата», которым штат передает свои полномочия по организации системы допуска к адвокатской практике.

В США существует два вида лицензий: первая выдается с пре- доставлением права вести практическую деятельность только, будучи принятым в ассоциацию адвокатов; вторая выдается юристам, желающим работать на индивидуальной основе.

При получении первого вида лицензии членство в ассоциацию адвокатов штата является обязательным. Проект Федерального Закона «Об адвокатуре в Р.Ф.» (ст. 3) предусматривает сохранение уже существующих коллегий адвокатов. Для того, чтобы стать членом коллегии адвокатов обязательным условием для претендентов, как в России, так и в США является сдача квалифицированного экзамена. Однако в США, в отличие от России, в связи с тем, что в различных штатах существуют свои нормативные особенности, которым следуют при расследовании преступлений, экзаменационные вопросы делятся на два типа, проверяющие, во-первых, знания Конституции США и федерального законодательства, во- вторых, знания законов и прецедентов данного штата.

Процент претендентов, сдавших экзамен в различных штатах разный. Это зависит от количества адвокатов уже практикующих на территории данного штата. Примерно он колеблется от 30 до 80 процентов1. Не сдавшим экзамен юристам дается возможность зано-

Барщевский М.Ю. Бизнес-адвокатура в США и Германии. - М.: Белые альвы, 1995. - 12 с; Бернэм У. Указ. соч. - с.52.

68

во пройти тот же путь, однако это допустимо только за отдельную плату. Установление такого правила, кажется не случайным. Защита интересов подозреваемого, обвиняемого является очень ответственным делом, требующим высокого уровня подготовки. В отличие от США, в России такой возможности для адвокатов не предусмотрено. Ст. 7 проекта Федерального Закона «Об адвокатуре в Р.Ф.» устанавливает, что лицо, не выдержавшее квалификационного экзамена, до- пускается к повторной сдаче экзамена не раньше года после решения квалификационной комиссии. На наш взгляд, и в Российской Федерации следует ввести платную систему при вторичной попытке сдачи экзаменов. Это, во-первых, будет являться хорошим поводом для серьезной подготовки претендентов, желающих заниматься практической деятельностью, повышать их ответственность; а во-вторых, в некоторой степени даст дополнительные средства коллегиям адвокатов, которые, на сегодняшний день, нуждаются в материально-технической базе.

Помимо успешного прохождения экзамена, необходимым ус- ловием является также соответствие моральным критериям, предъявляемым в США адвокатам. Нормы поведения юристов предусмотрены Типовыми Правилами Профессиональной Этики. Претендент на адвокатскую практику должен пройти специально созданную для этого комиссию, которая решает вопрос о его моральной пригодности для адвокатской практики на основании документации, которая предъявляется самим юристом. В случае возникновения каких-либо сомнений по поводу представленной юристом комиссии информации, последняя может проверить ее. Помимо этого претендент на адвокатскую практику должен представить свою характеристику, данную ему несколькими уже практикующими адвокатами.

69

Кроме требований, указанных выше, большинство штатов придерживается правила, согласно которому каждый юрист, же- лающий заняться практической деятельностью, должен быть жителем данного штата. Причину такого требования штаты аргументируют, тем, что это дает возможность собрать более полные и объективные сведения о репутации данного юриста1.

Существующие правила представляют собой серьезные за- труднения для защитников, отстаивающих интересы обвиняемых в различных штатах. Поэтому суды почти всех штатов дают разрешение защитнику участвовать в конкретном уголовном деле, даже, если он не является жителем данного штата, а значит, и не состоит в местной ассоциации адвокатов. Однако такого рода разрешения — право, а не обязанность суда2. Некоторые штаты предусматривают правила, согласно которым, допуск к практике «чужого адвоката», возможен только в случае участия в деле кроме него местного адвоката, роль которого сводится к тому, чтобы не допустить серьезных нарушений закона, связанных с наличием особенностей местной правовой процедуры.

В отличие от России в США допустима также индивидуальная адвокатская практика. В последние годы в публикациях ряда российских юристов выражается неудовольствие отсутствием в России возможности вести индивидуальную адвокатскую деятельность по уголовным делам. Директор юридической фирмы в г. Ростов-на-Дону В. Залесский отмечает, что отсутствие индивидуальной адвокатской деятельности в России противоречит государственным ин-

1 Harvard Law Review. - 1967. - № 8. - P. 1714.

2 Николайчик В.М. Уголовное правосудие в США. - М.: Изд. Россий ская академия наук ИНСТИТУТ США и Канады, 1995. - с.21.

70

тересам, предлагает принять Закон Р.Ф. «О статусе адвокатов», в котором были бы предусмотрены коллегия адвокатов, как одна из организационных форм адвокатской деятельности, индивидуально действующие адвокаты, которые наделены теми же правами и обязанностями перед государством, что и у адвокатов-членов коллегии1. Другие юристы относятся отрицательно к созданию системы частнопрактикующих адвокатов путем выдачи лицензий2. Их доводы таковы: 1) рынок правовых услуг будет не доступен широкому слою населения; 2) парализуется работа органов суда и предварительного следствия, ибо некому будет выполнять их обязательных поручений в порядке ст. 47 УПК РСФСР.

В этой связи уместно отметить, что квалификация юристов, получивших разрешение заниматься индивидуальной адвокатской практикой в США, нисколько не уступает квалификации тех адвокатов, которые являются членами ассоциации адвокатов. Согласно статистике около 47 процентов из всех адвокатов по уголовным делам работают на индивидуальной основе’. Более того, адвокаты, работающие в юридических конторах, как правило, не занимаются уголовными делами, предпочитая вести дела обеспеченных клиентов, преимущественно корпораций. В США защитой по уголовным делам чаще всего занимаются адвокаты, практикующие в одиночку. Из них

1 Залесский В. Проект Закона об адвокатуре- триумф корпоративного лобирования? // Российская юстиция. - 1995. - № 5. -С. 29.

2 Бойков А.Д. Адвокатура в России в условиях судебно- правовой ре формы. О советской адвокатуре // Сборник научных трудов. Проку ратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. - 1997. - С. 37.

л Баренбойм Л. Д. Адвокатура в США // Адвокат. - 1993. - № 1. - Св.

71

70 процентов работают самостоятельно без дополнительной помощи, а 15 процентов занимаются защитой совместно с ещё одним коллегой1.

Отличительной чертой американских практикующих защитников является то, что они в отличие, например, от Англии, не скон- центрированы в больших городах. Адвокатская практика пустила глубокие корни во всех без исключения штатах. В первой половине 90-х годов нашего столетия примерно на 520 жителей Соединенных штатов приходился в среднем один адвокат. Статистические данные свидетельствуют о том, что 40 процентов из всех юристов страны занимаются адвокатской практикой по уголовным делам’.

Следует признать, что в России на 1995 г., на лицо нехватка защитников по уголовным делам. Начиная с 1994 г. пошло увеличение количества районов, в которых нет адвокатов: в 1993 г. их численность составила 132; в 1994 г. — 1794; в 1996 г. — 227; в 1997 г. — 4805. Для решения существующей проблемы нехватки защитников, представляется возможным ввести в России практику индивидуальной адвокатской деятельности по уголовным делам, предусмотрев в Законе Р.Ф. «О статусе адвокатов» следующие требования: 1)

Жоффре-Спиноза Рене Давид, Камилла. Основные правовые системы современности. М.: Изд. Межд. Отношения, 1996. - с.293.

2 Власихин В.А. Частная юридическая деятельность в США // Юри дический консультант. - 1997. - № 8.

3 Сштап В. The Lawyer Statistical Report. A Statistical Profile of the U.S. Legal Profession in the 1980’s (American Bar Foundation 1980, 1988).

4 Отдел по взаимодействию с адвокатурой Минюста Р.Ф. Адвокаты принимают поручения // Российская юстиция. - 1995. - №6. - С. 54.

э Российский адвокат. - 1998. - № 4. - С.2

72

прием экзаменов для получение лицензии на индивидуальную адвокатскую практику возложить на государственные коллегии адвокатов; 2) обязать частнопрактикующих защитников по требованию коллегии адвокатов вести по назначению определенное количество уголовных дел в месяц. Диссертант не отрицает и возможности предоставить право суду назначать из лиц, занимающихся индивидуальной адвокатской практикой, защитников по уголовным делам. Однако, в таком случае, необходимо внесение изменений в ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР.

Обязательным условием в США для практикующих адвокатов является наличие американского гражданства. Большинство штатов предусматривают требование соблюдения возрастного ценза для лиц, желающих вступить в ассоциацию адвокатов.

В целях совершенствования существующей системы допуска адвокатов к практической деятельности по уголовным делам в США в 70-х годах нашего столетия предлагалось учредить Национальную экзаменационную комиссию, условия которой были бы всеобщими для всей страны. Такое предложение было негативно встречено американскими юристами, которые аргументировали это тем, что применительно к США, где нет «общенационального» права, не возможно создание общей для всех штатов комиссии, экзаменующей всех желающих заняться адвокатской практикой. Хотелось бы подчеркнуть, что в отличие от США, в России подобных преград для создания Всероссийской экзаменационной комиссии нет.

На стадии предварительного расследования в уголовном про- цессе США термин «процессуальные требования», на наш взгляд, не применим к адвокатам. Причиной тому является то, что на стадии предварительного расследования практически никто не пересматривает решений защитника, не проверяет должным ли образом испол-

73

няется им защита подозреваемого, обвиняемого. В случае наличия жалобы со стороны клиента руководство ассоциации адвокатов, членом которой состоит провинившийся защитник, самостоятельно решает как поступить в каждом конкретном случае, ссылаясь на Типовые Правила (правило 8.4.). Таким образом, правом выносить окончательный вердикт по существу жалобы обладает ассоциация адвокатов: высшая санкция — отлучение от членства в ассоциации. Правом лишать лицензии, независимо от того, выдана ли она на индивидуальную адвокатскую деятельность или на основании членства в ассоциации адвокатов, обладает тот орган, который её выдавал, т.е. либо Верховный суд штата, либо Ассоциация юристов штата. Однако, согласно данным, представленным американским юристом Л. Фридмэном, за 1991-92 гг. в США было подано около 31 тыс. достаточно серьезных жалоб на защитников. Их них лишь 124 были удовлетворены, т. е. всего 124 адвоката были лишены права заниматься адвокатской практикой1. Это говорит о том, что адвокаты достаточно редко наказывают своего же коллегу, только в случаях вопиющих нарушений —кражу денег клиента и т. д.

С момента начала уголовного преследования адвокат, вступая на защиту интересов подозреваемого, обвиняемого, становится субъектом уголовного процесса, который наделен единственной обязанностью — защищать своего подзащитного. Методы, которыми адвокат пользуется при защите клиента должны быть законными и не противоречить интересам подозреваемого, обвиняемого2. Под ме-

Фридмен Л. Введение в американское право. - М.: Прогресс, Уни-верс, 1992.-c.202.

2 Типовые Правила Профессиональной Этики. - Преамбула: Обязанности адвоката.

74

тодами применения средств защиты следует понимать правила и приемы работы защитника, необходимые выполнять в целях наиболее успешной и законной его деятельности.

Г. М. Шафир методику защиты в России характеризовал, как систему правил и приемов работы адвоката1. Помимо различного рода тактических приемов (обучение подзащитного ответам на вопросы полиции, прокурора), в случае необходимости, защитник может употребить в пользу своего клиента сенсационность, пристрастие общественности по данному уголовному делу, т. е. неординарные способы защиты2. Практически это означает, что осуществление защиты подозреваемого, обвиняемого зависит от степени заинтере- сованности защитника в исходе дела. В случае непрофессионального подхода адвоката к защите своего клиента, не выполнения им каких-то действий, вытекающих из его обязанности защищать, вполне допустимо, что эти действия вообще не будут предприняты, так как сам подзащитный может и не знать всех процессуальных приемов по защите своих интересов.

С учетом изложенного выше материала, в уголовном процессе США на стадии предварительного расследования перед защитником стоят не требования, а определенные задачи и цели. В американской юридической литературе нет единого мнение по поводу этих задач и целей. Разногласия по этому вопросу рождаются благодаря наличию очень большого количества точек зрения о функциях защитника. Из них наиболее распространенными являются функции, характеризуе-

Шафир Г.М. Некоторые вопросы тактики и методики защиты на предварительном следствии. - ЛГУ, 1967. - с.71-72. 2 Proscow M. Manual for Prosecuting Attorneys. Practicing Law Institute. -1956.- p.673.

75

мые теориями состязательности, истины, посредника и
юриста-криминолога1.

Согласно теории состязательности адвокат односторонне подходит к делу по защите своего клиента. Никто не может от за- щитника требовать беспристрастного изложения его позиции по данному уголовному делу. Его задачей является представление дела с наиболее выгодной для клиента точки зрения. То есть в данном случае имеет место разделение функций обвинения, выполняемых полицией, прокурором, и функций защиты, осуществляемых адвокатом. Любая попытка обязать защитника проявлять «всесторонность», «объективность» и т. п. неизбежно приведет к ухудшению положения подозреваемого, обвиняемого. Защитник должен использовать все тактические приемы защиты, согласующиеся с нормами профессиональной этики, чтобы обеспечить своему клиенту справедливое разбирательство по его делу. В данном случае процессуальными задачами и целями, выполняемыми адвокатом, является убедительное доказывание правоты защищаемой им стороны. Если у адвоката конфликт интересов, личная предвзятость или предубежденность, которые препятствуют активному и полному представлению интересов клиента, он не должен его представлять. Прежде всего адвокат должен быть независим. Положение защитника на стадии предварительного расследования, согласно теории состязательности обязывает его держать в тайне сам факт обращения гражданина за юридиче- ской помощью; мотивы, побудившие обратиться к адвокату; сведения о преступлении, его участниках, последствиях, данных о личной

Михайловская И. Б. Процессуальное положение прокурора и адвоката в уголовном процессе США // Вопросы борьбы с преступностью. - 1997. - вып. 14. - С. 179.

76

жизни подозреваемого, обвиняемого; сведения, почерпнутые из переписки подозреваемого, обвиняемого1. Таким образом, защитник не вправе в одностороннем порядке решить раскрыть конфиденциальную информацию, а государство не может принудить его разгласить сведения, ставшие известными ему на стадии предварительного расследования.

В этой связи И. Л. Петрухин пишет: «Есть ценности, которыми ни при каких условиях нельзя пожертвовать в интересах раскрытия преступления и установления истины по делу, к ним относится также адвокатская тайна2. Статья 310 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного расследования лицами, предупрежденными в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, в число которых входит также защитник. Возникает вопрос о том действует ли в России норма закона, предусматривающая обязанность защитника не разглашать информацию, полученную на стадии предварительного расследования от своего клиента. Положение об адвокатуре РСФСР, ут- вержденное Законом РФ от 20 ноября 1980 г. (ст. 16), устанавливает: «Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи». УПК РСФСР (ст. ст. 51, 72) запрещает требовать у защитника сведения, ставшие ему известными при оказании юридической помощи. Можно достаточно уверенно считать, что адвокат, раскрывший информацию, полученную от своего клиента, выступает в роли помощника карательных

Типовые Правила Профессиональной Этики. - Правило 1.6.: Конфиденциальность информации.

Петрухин И. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. - М.: Юрид. лит., 1989.-с. 100.

77

органов государства. Следует согласиться с российским адвокатом С. Ария о том, что «нарушивший обязанность (не раскрывать полученные от клиента сведения) адвокат совершает в данном случае грубый профессиональный проступок и ставит себя вне рядов корпорации»1. В связи с тем, что адвокатская деятельность отличается тем, что соблюдение тайны, ставшей известной по работе, признается профессиональным, а не служебным принципом, представляется правильным ввести в адвокатскую практику процедуру, известную в медицинском мире под названием «клятвы Гиппократа». На сегодняшний день ни в Соединенных Штатах, ни в России адвокаты не дают такой клятвы, однако ее следовало бы ввести в России, и рас- сматривать соблюдение адвокатами доверенной клиентом тайны, как обязательное условие профессиональной деятельности. В ст. 8 проекта Федерального Закона «Об адвокатуре в Р.Ф.» предлагается ввести присягу, которую последний обязан давать при вступлении в члены коллегии адвокатов.

Теории состязательности противостоит теория истины, со- гласно которой для адвоката интересы правосудия должны быть превыше процессуальных интересов его подзащитного. Сторонником теории истины являлся Джером Фрэнк, который писал: «… Адвокат стремится к победе, к выигрышу в борьбе, не помогая органам расследования в установлении фактов»2. Согласно теории истины единственным требованием к защитнику является служить интересам правосудия, даже, если они противоречат интересам подозреваемого, обвиняемого.

Ария С. Об адвокатской тайне // Российская юстиция. - 1997. - № 2. -С. 37. 2 Franck Т. Courts on Trial. - 1949. - № 7. - P. 85.

78

У диссертанта есть мнение, что теория истины может привести к существенному ограничению прав подозреваемого, обвиняемого. Адвокат, осуществляющий защиту по уголовным делам, не преследуется целью выяснения виновности своего клиента. Не случайно установлена следующая формулировка, которой пользуются защитники в США: «В чем вас обвиняют ‘?». Поэтому представляется, невозможным уравновесить
применительно к функциям защитника теорию истины и интересы охраны прав обвиняемого в той её трактовке, которая дается Дж. Фрэнком. Однако это лишь одна сторона медали. Если посмотреть на данную теорию с другой точки зрения, то можно прийти к выводу, что односторонний характер деятельно- сти адвоката не препятствует, а служит гарантией достижения истины в состязательном уголовном процессе. «Истина рождается в споре». В число интересов правосудия, входят также поддержка, защита подозреваемого, обвиняемого, которые не являются профессиональными юристами и, в следствие этого, не могут защитить себя должным образом на стадии предварительного расследования. Если адвокат защищает интересы своего клиента законными средствами, то его действия не противодействуют правосудию, а содействуют его осуществлению. Американский юрист Л. Л. Уайнреб пишет, «Защитник работает внутри системы, а не против нее»2. В уголовном процессе США недопустимо также, чтобы защитник заявлял о своей неуверенности в невиновности своего клиента. Позиция адвоката при защите интересов обвиняемого — это позиция не рядового гра-

1 The Saturday Evening Post. - 1966. - Febr. 26. - P. 71; 1967. - Febr. 11. - P. 25-27.

2 Уайнреб Л. Л. Отказ в правосудии. Уголовный процесс США. - М.: Юрид. лит., 1985-с. 112.

79

жданина с его личными вкусами, убеждениями, а позиция лица, призванного играть ответственную роль в принятии того или иного решения. Это не означает, что в интересах защиты адвокат может способствовать представлению заведомо неверных свидетельских показаний или бросать подозрение на невиновных лиц.

Следующей теорией, характеризующей функции защитника в американском уголовном процессе является теория посредника. Эта теория непосредственно переплетается с понятием сделок о признании вины. Согласно теории посредника адвокат должен стремиться не доводить дела до судебного разбирательства, советуя обвиняемому признать свою вину на стадии предварительного расследования и отказаться от разбирательства его дела судом по существу. Основной функцией защитника здесь является участие в сделке на стадии предварительного расследования с прокурором, касающаяся характера и объема предъявленного обвинения. Обычно такого рода юристами-посредниками являются частнопрактикующие адвокаты, чей доход основывается на том, чтобы не участвовать в судебном разбирательстве большого числа дел, экономя своё время1. В отличие от теории состязательности в данном случае адвокат предстает не как боец, а как посредник, между стороной обвинения и своим клиентом.

И последняя теория — это теория юриста-криминолога. Сто- ронники данной теории считают, что в обязанности защитника входит изучение личности обвиняемого и принятие возможных мер к его исправлению. Комментируя положение защитника с точки зрения теории юриста-криминолога, американские юристы отмечают, что адвокат не может одновременно удовлетворять цели перевоспи-

1 Уайнреб Л. Л. Указ. соч.. - с. 85.

80

тания и обеспечивать эффективную защиту своему клиенту. Представляется, что теория юриста-криминолога отчасти справедлива и содержит в себе рациональное начало. Подозреваемый, обвиняемый по уголовному делу, как правило, находится в экстремальной ситуации, в которой свои надежды он нередко связывает только с адвокатом, взявшимся защищать его интересы. В первую очередь это касается стадии предварительного расследования, где подозреваемый, обвиняемый остается лицом к лицу с органами обвинения (полицией, прокурором). Адвокат своим поведением, моральным обликом должен подавать пример своим подзащитным. В преамбуле Типовых правил профессиональной Этики США отмечается, что «поведение адвоката должно отвечать требованиям закона как при оказании им юридических услуг…, так и в личной жизни». Защитник по уголовным делам должен быть vir bonus, dicendiperitus1. Это тоже, в свою очередь, ведет к перевоспитанию человека, в данном случае подоз- реваемого, обвиняемого. Из этого следует, что требования, предъявляемые к защитникам, должны устанавливать не только уровень его профессиональной пригодности, но и адвокатскую этику, которая включает в себя множество поведенческих аспектов и, в том числе, чистоплотность и порядочность в работе. На сегодняшний день в США претендент на адвокатскую практику должен пройти в специализированной школе права хотя бы один курс по профессиональной ответственности. На таких курсах юристы обучаются распознавать потенциальные конфликты этического характера при представлении различных сторон, исполнять свой «долг чистосердечности» перед судами, ревностно изучать адвокатское

МУЖ добрый, опытный в речи (лат).

81

мастерство .

Рассмотрев существующие теории о положении защитника в уголовном процессе США, напрашивается вывод о том, что перечисленные теории не противоречат, а, наоборот, дополняют друг друга.

Задачи и цели, которые стоят перед защитником подозреваемого, обвиняемого различны, в зависимости от того какой этап предварительного расследования проходит уголовное дело.

Если уголовное преследование началось в отношении подоз- реваемого, последний может знать, а может и не знать о том, что он является объектом расследования, в зависимости от того применены ли по отношению к нему меры процессуального принуждения. В случае, если на данном этапе защитник приглашен, то его роль сводится в основном к наблюдению за тем, чтобы расследование не нарушало прав его клиента; в таком случае, защитник просто выжидает момента предъявления официального обвинения, когда можно будет приступить к выполнению своих процессуальных «обязанно- стей» по защите интересов своего клиента. Но, как было ранее отмечено, чаще всего возбуждение уголовного преследования начина- ется с момента ареста подозреваемого полицией. Задачей защитника в этой ситуации является определить был ли арест произведен при наличии достаточных оснований, не были ли нарушены права подозреваемого во время ареста, проследить, чтобы подозреваемый, арестованный без ордера, в разумные сроки был представлен судье-магистрату или же отпущен в связи с недостаточностью оснований для предъявления ему обвинения. Задача защитника, однако не-

Аллен Т., Эпл Дж. Искусство и роль адвоката в развитии американской демократии // США - ЭПИ. - 1996. - №6. - С. 92.

82

сколько иная при производстве, например, по делу о «беловорот-ничковом» преступлении1. Адвокат в таком случае занимается упреждающим сбором информации до того, как будет предъявлено обвинение. Нередко, в таких случаях, защитники начинают собственное «адвокатское расследование». Цель подобного расследования состоит в сборе максимально возможного объема информации о событиях преступления с тем, чтобы сделать прокурорам устное или письменное представление и таким образом, постараться убедить их прекратить рассмотрение дела или судебное преследование по данному делу. Во время проведения собственного расследования защитнику нужно попытаться поговорить с потенциальными свидетелями и посмотреть относящиеся к делу документы. Ему следует проявлять широту взгляда на затронутые вопросы с тем, чтобы получить полную картину соответствующих событий.

В случае ареста на основании ордера, выданного судьей- магистратом, последний, решая вопрос о возможности освобождения арестованного под залог, принимает во внимание наличие оснований, оправдывающих содержание под стражей (например, предыдущая судимость арестованного). Поэтому защитнику целесообразно выяснить подробности любых предыдущих судимостей обвиняемого, о том были ли в прошлом случаи неявки обвиняемого в суд, причины неявки. Защитнику также следует собрать сведения о месте жительства родственников обвиняемого, их возможность предстать в качестве лица-попечителя (ознакомиться с трудовой биографией, уголовным прошлым, если таковое имеется и т. д.),

«Беловоротничковое» преступление - сам факт предъявления обвинения может нанести ущерб личной репутации человека и его бизнесу.

83

выяснить у членов семьи, какая сумма денег может быть доступной для уплаты залога. Защитник должен предложить магистрату все возможные альтернативы, которые гарантировали бы явку обвиняемого в суд. Это может быть залог, заключение обвиняемого в специальное жилище в ожидании решения по делу, электронное наблюдение, как часть домашнего ареста, назначение лица-попечителя и т. д1.

Российский ученный В. М. Николайчик в своей работе, посвя- щенной полицейскому расследованию в США пишет: «Признание подозреваемого — основная цель полицейского допроса)/. После ареста подозреваемый часто допрашивается в полицейском участке полицией или прокурором. Возможна ситуация, когда клиент защитника еще до приглашения последнего дал показания полиции. В этом случае защитнику следует досконально расспросить клиента о проведенном допросе по вопросам, являющимся предметом расследования. Если клиент не давал показаний полиции, то адвокату следует проконсультировать подозреваемого, обвиняемого до начала допроса. Чаще всего адвокат советует своему клиенту не давать никаких показаний полиции (поправка V), во избежании того, чтобы подзащитный не давал самоинкриминирумых показаний. Но, если все же обвиняемый дает согласие на проведение допроса, задачей защитника является не допустить грубых нарушений прав его подзащитного при проведении допроса; проследить, чтобы допраши-

1 Из доклада Дженин Юнкера (федеральный, публичный защитник). Программа правовых инициатив для стран центральной и восточной Европы. Американская ассоциация юристов.

2 Николайчик В.М. «Билль о правах» и полицейское расследование. - М.: Наука, 1973. -с. 145.

84

ваемый не подвергался психологическому и физическому давлению со стороны органов, производящих допрос. На этапе полицейского расследования ознакомление адвоката с материалами, собранными полицией против обвиняемого, зависит от усмотрения полиции или прокурора. Поэтому нередко адвокат, защищающий интересы подозреваемого, обвиняемого по уголовным делам, ведут свое собственное расследование. Существует мнение о том, что задачей защит- ника на данном этапе расследования является поиск доказательств, оправдывающих обвиняемого или смягчающие его вину, так как в уголовном процессе США полиция собирает лишь обвинительные доказательства. Однако не стоит забывать о том, что адвокат не располагает официальными средствами для сбора доказательств. Это нередко приводит к тому, что адвокаты обращаются в частные сыскные бюро. В отличие от России, где задачей защитника на стадии предварительного расследования является выяснение все ли сделано органами следствия, чтобы полно, всесторонне и объективно выяснить обстоятельства, дающие возможность предъявить обвинение, в уголовном процессе США при полицейском расследовании адвокаты, исходя из принципа состязательности, должны сами либо с помощью частных детективов проводить свое собственное расследование. Возможность добывать доказательства связана как с техническими трудностями, так и с материальными расходами. В США создано Федеральное управление защитников. Следователи защиты, которые входят в его состав занимаются расследованием уголовных дел и предоставлением помощи адвокатам в защите интересов своих клиентов. Процесс доказывания адвокатом осуществляется в общем порядке. В ходе беседы следователя защитника с подозреваемым, обвиняемым, проводимой в присутствии адвоката, последний разъясняет своему клиенту, что содержание беседы со следова-

85

тел ем останется конфиденциальным. По мнению Главного следователя Федерального управления защитников Восточного Вашингтона и Айдахо Билла Проктора, на данном этапе защиты перед адвокатом и следователем защиты стоят следующие задачи: 1) установить контакт и взаимопонимание с клиентом; 2) выяснить основные моменты биографии клиента; 3) получить информацию, устанавливающую алиби; 4) узнать имена свидетелей, настроенных в пользу и против клиента; 5) ознакомиться с прошлым клиента . В отличии от США в России не существует «следователей защиты», которые предоставляли бы помощь адвокатам по защите интересов клиента. Однако и в России в последнее время адвокаты все чаще обращаются за помощью к частным детективам.

На данном этапе расследования защитнику следует также дать своему клиенту честную оценку возможных итогов слушания его дела судьёй-магистратом.

Иные задачи стоят перед защитником обвиняемого на предва- рительном слушании дела судьей-магистратом. Магистрату необходимо взвесить аргументы обеих сторон процесса. Для этого они должны быть убедительно представлены магистрату обвинителем и защитником. Чаще всего адвокаты пытаются не доводить уголовного дела до суда. Поэтому на данном этапе предварительного расследования задача защитника заключается в том, чтобы доказать необоснованность доказательств, собранных стороной обвинения. Если шансы у адвоката в достижении данной задачи не высокие, последний обычно предлагает своему подзащитному согласиться признать

Проктор Б. Расследование таможенных дел, проводимое защитой. // Программа правовых инициатив для стран центральной и восточной Европы.-1998.-с.111.

86

СБОЮ вину. В таком случае защитник преследуется целью «ведения переговоров» со стороной обвинения для смягчения наказания, предусмотренного обвиняемому. При подаче ходатайств судье-магистрату защитнику следует помочь обвиняемому сформулировать ходатайство, дать ему правильное юридическое обоснование, а в случае необходимости самому его написать.

Что касается рассмотрения уголовного дела присяжными Большого жюри, то данный этап предварительного расследования отличается от предыдущих тем, что адвокат полностью отстранен от участия в рассмотрении дела. Поэтому представляется сложным определить конкретные задачи защитника, связанные с данным этапом предварительного расследования.

Последняя задача адвоката на стадии предварительного рас- следования уголовного дела в США заключается в том, чтобы обеспечить справедливость самого судебного разбирательства дела.

Кроме конкретных задач, решаемых защитником на том или ином этапе расследования уголовного дела, перед ним стоят также общие задачи, связанные с особенностью его профессии выявлять нарушения законности на стадии предварительного расследования, а также с установлением равновесия сторон.

Хотелось бы отметить, что несмотря на явные отличия в задачах и целях адвокатов на стадии предварительного расследования в США и России, общим является следующее: 1) адвокат не преследуется целью установить вину; 2) адвокат должен стремиться доказать невиновность своего подзащитного; 3) адвокат не должен допустить на стадии предварительного расследования нарушений конституционных прав подозреваемого, обвиняемого со стороны государственных органов, ведущих расследование уголовных дел. Обобщая вы- шесказанное хотелось бы процитировать М. С. Строговича, который

87

писал, что задачами защитника являются не только опровержение обвинения, установление невиновности обвиняемого или смягчение его ответственности, но и обеспечение прав обвиняемого по делу, осуществление процессуальных действий в интересах обвиняемого1. Отсутствие защитника ставит под сомнение объективность и непредвзятость всего предварительного расследования.

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. - М., 1968. Т. 1.-С.196.

88

Глава II. Процессуальное положение защитника на отдельных этапах предварительного расследования в уголовном процессе США.

§ 1. Роль защитника подозреваемого, обвиняемого при полицейском расследовании. Как отмечалось выше, интересы адвоката и его клиента во многом имеют общую цель, в связи с чем, на этапе полицейского расследования в уголовном процессе США явно выраженных расхождений с точки зрения позиции защиты у них не бывает. Более того, на данном этапе расследования у защитника и его клиента одинаковы не только интересы, но и права. Особенностью положения защитника на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США является практически полное отсутствие четкого определения перечня его прав при защите интересов подозреваемого, обвиняемого. При тщательном исследовании уголовно-процессуального законодательства США о правах адвоката не удалось выявить норм, устанавливающих перечень прав защитника на этапе полицейского расследования. По этой причине, на наш взгляд, права адвоката по защите интересов своего клиента следует рассматривать сквозь призму прав подозреваемого, обвиняемого на защиту. Данное положение на практике четко соблюдается. Тому свидетельством являются судебные прецеденты, имеющие, как известно, в США силу закона. При более внимательном их исследовании становится явным наличие в прецедентах положений не только о правах подозреваемого, обвиняемого, но и о правах защитника.

На этапе полицейского расследования полномочия защитника являются производными от прав подозреваемого, обвиняемого на защиту.

89

Так, например, в решении по делу Mallory v. United States Вер- ховный суд США постановил, что: а) отказ полиции арестованному лицу пригласить адвоката, Ь) в сочетании с длительным содержанием под стражей и с) задержкой его доставки к судье-магистрату, d) обязанностью которого является обеспечение арестованного лица адвокатом, рассматривается как нарушение соответствующих норм федерального законодательства, которые предусматривают обязанность должностных лиц, наделенных правом производить аресты, немедленно доставить арестованного к судье-магистрату .

Из данного решения Верховного суда можно сделать вывод о том, что на этапе полицейского расследования защитник подозреваемого, обвиняемого вправе: 1) с согласия клиента представлять его интересы на этапе полицейского расследования; 2) требовать от полиции не содержать длительное время арестованного под стражей; 3) требовать доставки своего клиента к судье-магистрату.

Несоблюдение этих прав представляет собой нарушение феде- рального законодательства (правило 5 Федеральных Правил).

В рассматриваемом аспекте большое значение приобрело реше- ние по делу Miranda v. Arizona , которое привело к расширению процессуальных гарантий, направленных на защиту интересов подозреваемого, обвиняемого во время полицейского расследования. Как в этом решении отмечалось, Верховный суд США установил условия, которые должны быть соблюдены полицейскими с момента ареста подозреваемого. Эти условия сводятся к следующему. Подозреваемый в совершении преступления: а) должен быть предупрежден о том, что он имеет право хранить молчание в соответствие с V по-

1 Mallory v. United States, 354 U.S. 449 (1957).

2 Miranda Arizona, 384 U. S. 436 (1966).

90

правкой к Конституции; Ь) что все им сказанное может быть ис- пользовано против него на суде; с) что он имеет право на присутствие адвоката; d) что если он не в состоянии пригласить адвоката, то тот ему будет назначен; е) что допрос может быть прекращен, как только подозреваемый потребует адвоката1.

На первый взгляд изложенный прецедент посвящен только правам подозреваемого, обвиняемого на защиту и, в том числе на защит- ника. Однако при более внимательном исследовании этих прецедентов вырисовываются также права защитника на этапе полицейского расследования. К ним принято относить: 1) право адвоката вступить на защиту интересов клиента с момента его задержания либо ареста; 2) право адвоката видеться и консультировать своего клиента до проведения допроса, а также на протяжении всего полицейского расследования; 3) право адвоката участвовать в процедуре проведения допроса, опознания, обыска; 4) право адвоката ознакомиться с материалами обвинения.

Согласно «правилам Миранды», когда лицо задержано полицией по подозрению в совершении преступления, у него есть неоспори- мое право иметь защитника. С этого момента защитник имеет право участвовать во всех процессуальных действиях.

Представляется правильным подробнее рассмотреть права ад- воката, которые им реализовываются в течение его процессуальной деятельности по защите интересов клиента на протяжении всего полицейского расследования.

Как ранее уже отмечалось, производство по конкретному делу

Лубенский А.И. Ограничение прав обвиняемого в уголовном процессе США // Проблемы совершенствования советского законодательства. - М., ВН ИИСЗ. - 1981. - вып. 22. -С. 213-214.

91

начинается с момента получения сообщения о преступлении и его регистрации, что является основанием для производства других действий, которые допустимы на этапе полицейского расследования. Однако такие действия, предпринимаемые полицией по отношению к подозреваемому, могут быть совершены и до регистрации преступления в полицейском участке. По мнению американских юристов, «полицейские не просто применяют право, а являются главными его интер- претаторами; решая применять или нет право в каждом конкретном случае, полицейские определяют пределы права в обществе»1. Специфика полицейского расследования в уголовном процессе США такова, что расследование в большинстве случаев отделено от предъявления официального обвинения, поскольку еще до предъявления обвинения полицейские ведут расследование, в течение которого по отношению к лицам, подозреваемым в совершении преступления, полицейскими могут быть применены различного рода меры уголовного принуждения. Вследствие этого возникает вопрос о том, с какого момента в уголовном процессе США адвокат вправе оказывать помощь по защите подозреваемому.

В уголовном процессе США адвокат вступает на защиту инте- ресов подозреваемого с момента производства полицией в отношении подозреваемого процессуальных действий с момента задержания, ареста, обыска, допроса.

Защитник арестованного подозреваемого, обвиняемого имеет право встречаться со своим клиентом в полицейском участке, а также беседовать с ним по телефону. Кроме этого, согласно статье 825 УК

Smith D. Klein J. Police Agency Characteristics and Arrest Decisions // Evaluating Performance of Criminal Justice Agencies. - N.Y. - 1983 - P. 65.

92

штата Калифорния по ходатайству обвиняемого либо его родственников адвокат вправе посещать, находящегося под арестом обвиняемого. В случае отказа со стороны полиции допустить адвоката к арестованному, данной статьей предусматривается уголовная ответственность в совершении мисдиминора.

Верховный суд штата Род-Айленд в 1985 году принял решение по делу Barbin, которое представляет яркий пример сужения права адвоката по просьбе родственников подозреваемого вступить на защиту интересов своего клиента. В городе Крестона (штат Род- Айленд) полицией был арестован Бербин по подозрению в краже со взломом, а также в совершении убийства Мери Джо Хики в городе Провиденс. Узнав об аресте Бербина его сестра связалась с ведомством государственного защитника для назначения адвоката брату. После этого назначенный адвокат Бербина позвонил в полицейский участок и заявлял, что будет выступать в качестве защитника подозреваемого. В полиции его заверили, что в этот день Бербина допрашивать не будут. Полиция скрыла от защитника, что Бербин подозревается также в совершении убийства. В свою очередь Бербину не сообщили о попытках адвоката войти с ним в контакт. После того, как Бербину зачли его права согласно «правилу Миранды», арестованный письменно отказался от защиты и признался во всех преступлениях, в которых он подозревался. В последствии защитник обратился в Верховный суд штата Род-Айленд с ходатайством о признании показаний Бербина недействительными. Верховный суд штата принял решение, согласно которому сокрытие полицией звонка адвоката не явилось нарушением права на защиту, поскольку действия полиции не могли «повлиять на

В УК штатов нередко содержатся нормы процессуального характера.

93

способность воспользоваться конституционным правом или сознательно отказаться от него»1.

Решение, принятое Верховным судом штата Род-Айленд, которое ограничило право защитника видеться со своим клиентом в любое время на этапе полицейского расследования не повлияло на судебную практику других штатов, а Верховным судом США принято ряд решений иного характера, значительно шире толкующих данное право подозреваемого на защиту.

Американские адвокаты, защищая интересы подозреваемых, обвиняемых на данном этапе расследования, считают, что их клиентам в обязательном порядке должны быть сообщены следующие сведения: 1) каков характер вменяемого в вину уголовно наказуемого деяния, 2) предъявляется ли обвинение в совершении филонии или мисдиминора, 3) умер ли потерпевший и т. д .

В Российской Федерации, так же как в США с момента допуска к участию в деле, защитник вправе иметь с подозреваемым, обвиняе- мым свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности. Запрещение со стороны следователя такого свидания противоречило бы ч. 2 ст. 51 УТЖ РСФСР. Свидания защитника и его клиента очень важны. В ходе встречи и беседы наедине между защитником и клиентом складываются отношения доверия друг к другу, подозреваемый, обвиняемый может сообщить защитнику необходимые сведения, получить консультацию и высказать свои замечания

Burkoff J. M. Evidence: Exclusionary Rules. Encyclopedia of Crime and Justice // The Free Press. - New York. - 1989. - v. 2. - P. 237. 2 La Fave W. R., Israel J. H. Criminal Procedure Second Edition. - 992. - p.101.

94

по поводу следствия. В свою очередь защитник обычно выясняет у подзащитного отдельные обстоятельства дела, обсуждает избираемую тактику защиты. Иной подход к такого рода свиданиям может весьма существенно ущемить права подозреваемого, обвиняемого на защиту и фактически лишить его реальной помощи со стороны защитника.

Привилегия от дачи показаний против себя тесно связана с пра- вом защитника проконсультировать своего клиента еще до проведения допроса (правило 5 (с) Федеральных Правил), а также с правом присутствовать во время процедуры допроса. На практике встречаются случаи, когда полицейские рассматривают молчание обвиняемого как его согласие с предъявленным обвинением. Профессор Гольдстейн пишет: «теория полагает, что невиновный человек должен кричать во всеуслышание о своей невинности перед лицом обвинения»1 .

Верховный суд США в 1943 году установил, что сам факт от- сутствия у арестованного защитника при допросе, проводимом в полицейском участке ведет к отмене приговора, вследствие недействительности доказательств .

Верховный суд США по делу Escobedo v. Illinois постановил, что допрос в полиции является также «критическим» этапом уго- ловного процесса США, на котором присутствие адвоката обязательно даже, если против допрашиваемого не выдвинуто официальное обвинение*. По делу Escobedo v. Illinois судья Верховного суда США Гольдберг отметил, что допрос является одним из важных про-

Goldstein A. The State and Accused: Balance of Advantage in Criminal Procedure // Yale Law Journal. -1960. - vol. 69. - P. 9.

2 Mc. Nabb v. United States, 318 U.S. 322 (1943).

3 Escobedo v. Illinois, 378 U.S. 478 (1964).

95

цессуальных действий на этапе полицейского расследования в уголовном процессе США и, если не отстоять своих прав на этом этапе процесса, то их можно потерять навсегда1. Более того, по причине недоказанности обвинения последующих судебных процедур можно избежать, если адвокату предоставить возможность оказать квалифицированную помощь по защите интересов своего клиента еще до проведения допроса. Решение по делу Escobedo v. Illinos предоставило адвокату право вступать на защиту интересов своего клиента с момента его задержания полицией и проведения допроса с целью выявления изобличающих его показаний. Согласно решению по делу Escobedo v. Illinois, если допрашиваемый не желает подвергаться допросу в отсутствие адвоката, полиция не вправе его допрашивать. Тот факт, что подозреваемый по доброй воле дал ответы на некоторые вопросы полиции, не является препятствием для защитника в реализации своего права участвовать в последующих процедурах проведения допроса, а также права консультировать своего клиента до их проведения. Ряд американских профессоров и среди них Ф. Инбау и Д. Рейд заявили что решение по делу Escobedo v. Illinois, предоставившее адвокатам возможность проконсультировать своего клиента до допроса и в течении его проведения, «потрясло основы процесса расследования, так как принципиальный психологический фактор, успех допроса за- ключается в том, чтобы следователь находился наедине с допрашиваемым»2.

Правило, сформулированное в деле Escobedo v. Illinois привело к изменению процедуры допроса во многих полицейских управлениях страны. Не смотря на то, что подозреваемые могли быть допрошены,

Джиннджер Э. Ф. Верховный суд и права человека. М., 1981 - с. 228. 2 Kundten R.D. Criminological Controversies. - New York, 1968. - p.202.

96

не получив советов от адвокатов, решение по делу Escobedo v. Illinois рекомендовало полицейским проводить расследования, не полагаясь на признания, сделанные подозреваемым до беседы с защитником.

Следующим по значимости решением, предоставляющим адво- катам право присутствовать при проведении допроса на этапе полицейского расследования, является решение, принятое по делу Miranda v. Arizona. В связи с тем, что данное решение является многогранным, представляется необходимым в каждом конкретном случае рассмотрения прав защитника при проведении процессуальных действий, неоднократно возвращаться к правилам, предусмотренным этим решением.

Верховный суд США в деле Miranda v. Arizona установил, что показания полученные во время содержания под стражей не могут быть использованы против подозреваемого, обвиняемого, если полиция предварительно не обеспечит процессуальные меры защиты, гарантирующие «привилегию против самообвинения». «Правила Миранды» выступают в качестве стандарта поведения полиции при допросе подозреваемого, нарушение которого влечет к исключению показаний подозреваемого из числа доказательств. При построении тактики защиты своего клиента адвокат учитывает тот факт, был ли проинформирован подозреваемый о своих правах, «чтобы полицейские это делали добросовестно, нормальным тоном, в полной форме»1. Невыполнение этого требования предоставляет защитнику возможность ходатайствовать перед судьёй-магистратом о не допустимости в качестве доказательств показаний подозреваемого.

Николайчик В.М. Уголовный процесс США.-М.: Наука, 1981. -. с.135.

97

«Правила Миранды» повлияли на принятие Верховным судом США целого ряда решений по делам Rhode Island v. Innis; Estelle v. Smith, которые расширили права подозреваемого, обвиняемого на помощь защитника во время допроса в полиции .

Согласно решению по делу Miranda v. Arizona подозреваемый, обвиняемый может дать согласие на проведение допроса в отсутствие защитника. В таком случае защитник выясняет сделан ли отказ от помощи адвоката подозреваемым, обвиняемым добровольно сознательно, без угрозы, обмана или ложных обещаний, данных со стороны полиции. Для этого защитник уточняет подписывал ли его клиент протокол об отказе от своих прав (правило 5.1. (с) (1) Федеральных Правил). В уголовном процессе США на этапе полицейского расследования нередки случаи, когда подозреваемый, обвиняемый отказываются от подписания протокола выработанного в определенной форме американскими юристами, в котором сформулирован их отказ от своих прав, вытекающих из «правила Миранды». В таких случаях у адвоката должны возникнуть сомнения в том, действительно ли подозреваемый, обвиняемый отказались от этих прав.

Статистические данные свидетельствуют о том, что количество подозреваемых, обвиняемых по уголовным делам, согласившихся дать показания полиции, после принятия Верховным судом решения по делу Miranda v. Arizona, значительно уменьшилось по сравнению с периодом до 1966 года. Так в Филодельфии до 1966 г. показания да-

1 Rhode Island v. Innis 446 U.S. 291 (1980); Estelle v. Smith 451 U.S. 454, 469-471 (1981).

9S

вали 45 процентов допрашиваемых, после — 20 процетов; в Питтс-бурге до 1966 года — 60 процентов, после — 30 процентов1.

Американские юристы Пол Кассел и Стивен Маркман в своей статье «Цена «правила Миранды» пишут о том, что американские полицейские тщательно соблюдают требования «правила Миранды» и информируют задержанных об их правах2. Тем не менее в судебной практике встречаются случаи, когда показания подозреваемого, обвиняемого, данные им в отсутствие защитника рассматривались, как допустимые в качестве доказательств по уголовному делу, даже несмотря на то, что на заявлении об отказе не было подписи подозреваемого, обвиняемого^. Шелдон Элсен и Артур Росет считают, что полиция обладает широкими возможностями принудить подозреваемого отказаться от всех прав, вытекающих из «правила Миранды». Они пишут, что «… легкость отказа от прав на помощь адвоката создает как бы открытый люк, в котором постоянно исчезают все права обвиняемого, при этом возникает ситуация, при которой суд предпочитает поверить полиции, дающей показания под присягой о том, что отказ от адвоката был дан обвиняемым «добровольно, сознательно, разумно», нежели поверить иной версии обвиняемого» .

Если же со стороны подозреваемого, обвиняемого такого отказа сделано не бычо, защитник вправе требовать от полиции допустить его до процедуры проведения допроса, а, если таковая уже имеет место, адвокат имеет полное право требовать приостано-

Мишина Е. Миранда против штата Аризона (революция суда Уоррена) // Российская юстиция. - 1997. - №2. - С. 53.

2 Kassel P., Markmen S. // National Review. - 1997. - vol. 1.

3 United States v. Sawyer, 504 F. 2d. 878 (5th Cir 1974).

4 Columbia Law Review. - 1967. - № 4. - P.659.

99

вить сам допрос. Несмотря на то, что это право защитника четко не установлено в Федеральных Правилах, оно вытекает из «правила Миранды». В случае, когда арестованный с первого допроса начал консультироваться у защитника, последующие допросы должны проводиться полицейскими только в его присутствии. Такого рода практика направлена на приостановление возможных нарушений полицейскими «правил Миранды».

Следует отметить, что в УПК РСФСР не рассмотрены столь подробно право подозреваемого на защитника, на его участие в допросе и последствия нарушения этих прав. В отличие от США законодательство России хотя и предоставляет право защитнику, участвующему в процедуре проведения допроса, задавать вопросы своему клиенту, тем не менее оно делает оговорку о том, что следователь вправе отвести вопросы защитника с занесением их в протокол (ч. 4 ст. 51 УПК РСФСР). В отечественной юридической литературе высказывалось мнение о «никчемности такого участия защитника, а вернее — присутствия, поскольку ничего не дает для реальной защиты гражданина»1. Такое положение вещей приводит к тому, что у подзащитного невольно возникает мысль о ненужности защитника, которому к тому же надо платить гонорар. Однако следует отметить, что участие защитника в процедуре допроса является необходимым также для недопущения психологического воздействия или иного рода давления на подозреваемого, обвиняемого с целью заставить его сознаться в совершенном преступлении. А также следует отметить, что отведенный следователем вопрос адвоката в обязательном порядке заносится в протокол.

Кадышева Т. Ширинский С. Адвокат на предварительном следствии // Сов. юстиция. - 1993. -3 8. - С.26.

100

В 60-х годах нашего столетия были предприняты попытки внести изменения в «правила Миранды». Конгресс США 19 июня 1968 года принял Комплексный закон о борьбе с преступностью и безопасностью на улицах . В частности, закон устанавливал, что вопрос о допустимости признаний, полученных в отсутствие защитника, в качестве доказательств должен решаться по усмотрению определенного суда. Суд, решая вопрос, о добровольности данных подозреваемым, обвиняемым показаний, должен был принимать во внимание целый ряд обстоятельств, и в частности — был ли подозреваемый, обвиняемый до производства допроса извещен о его праве на помощь защитника: присутствовал ли защитник обвиняемого при его допросе, на котором последний сознался в совершении преступления. Закон устанавливал, что наличие или отсутствие одного из перечисленных выше обстоятельств не является решающим при рассмотрении вопроса о допустимости показаний обвиняемого в качестве доказательства.

Несмотря на то, что этот Закон, получивший название «Анти Миранда закон», был включен в 18-й раздел Свода законодательств США, правила, вытекающие из решения по делу Miranda v. Arizona, на практике не были им заменены, так как в США законодатель не вправе контролировать деятельность Верховного суда США по толкованию Конституции и, тем более, отменять решения Верховного суда США.

В соответствие со сложившейся практикой требования, преду- смотренные «правилами Миранды», не всегда соблюдаются полицейскими. Существует практика, при которой «правила Миранды» не применяются в случае, когда подозреваемый застигнут на месте преступления полицейскими, которые считают, что именно данное лицо

Pub. L. No. 90-351, 82 State, 197. - 1968.

101

совершало преступление. При таком положении вещей полицейские допрашивают подозреваемого сразу же после ареста, т. е. до того как приводят подозреваемого в полицейский участок. Такого рода действия оправдываются решением, принятым в 1973 году Верховным судом США, в котором говорится «… если человек говорит до того, как он будет иметь время подумать, он обычно будет говорить правду»1. Данное решение Верховного суда США ссужает право защитника проконсультировать своего клиента до допроса в тех случаях, когда он проводится на месте преступления сразу же после задержания подозреваемого, обвиняемого.

Часть 1 статьи 47 УПК РСФСР устанавливает, что защитник до- пускается в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения — с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения. Как видно из данной статьи уголовно- процессуальное законодательство не регламентирует подобной ситуации и последствия нарушения подобного порядка не имеют основы в законодательстве Р.Ф. Однако это не исключает возможности обращения лица, которое еще не задержано органами предварительного расследования и которому еще не предъявлено официального обвинения, за помощью к адвокату.

Права защитника, вытекающие из «правила Миранды», касаются лишь допроса лиц, содержащихся под стражей. Под допросами, в условиях содержания под стражей в уголовном процессе США понимаются допросы, которые проводятся полицией после того как лицо ограничено в свободе своих действий. Таким образом, допрос, прово-

United States v. Vigo, 487. F. 2d 295 (2d Cir. 1973).

102

димый в любом месте, кроме полицейского участка, ссужает права адвоката на участие в допросе. Появляется возможность полицейского злоупотребления, когда для того, чтобы миновать присутствия защитника при допросе^ подозреваемого, обвиняемого допрашивают либо дома, либо на месте совершения преступления1. В истории прецедентного права Соединенных Штатов были случаи, когда предпринимались попытки сузить право адвоката вступить на защиту интересов подозреваемого на этапе полицейского расследования. В этой связи можно отметить решение Верховного суда штата Иллинойс 1972 года о том, что право на защитника возникает после того как предъявлено обвинение”.

В последнее десятилетие Верховный суд создал, так называемы, исключения «правила Миранды». В 1984 году Верховный суд США по делу New-York v. Quarles установил, что «требования, вытекающие из «правила Миранды», являются необязательными при необходимости устранения угрозы общественной безопасности» . В деле New-York v. Quarles полиция была уведомлена о вооруженном грабителе, ворвавшемся в магазин. Обыск задержанного не дал никаких результатов, его кобура была пуста. Полицейский не зачитав предупреждения, вытекающего из «правила Миранды» и , в частности, о помощи адвоката, спросил у него, где находится оружие, на, что получил ответ задержанного о его местонахождении. В следствие того, что данный допрос под стражей проводился при наличия угрозы общественной безопасности, Верховный суд США установил, что требование о том, что предупреждения «правила Миранды» должно звучать до дачи по-

1 Columbia Law Review. - 1967. - № 4. -P. 663.

2 Kirby v. Illinois, 406 U.S. 682 (1972).

3 New York v. Quarles, 467 U.S. 649 (1984).

103

дозреваемым показаний против себя может не соблюдаться. Верховный суд США отметил, что в данном случае интересы «общественной безопасности» превыше права задержанного на предупреждение, вытекающее из «правила Миранды» и в том числе права на защитника1.

Следующим исключением из «правила Миранды» является реше- ние, принятое Верховным судОхМ штата Иллинойс, по делу штат Illinois v. Perkins, рассмотренное в 1990 году2. Пользуясь большим количеством отечественной юридической литературы по теме данной диссертации, автором не было найдено упоминаний о данном прецеденте. Представляется, что такого рода исключения способствую послаблению демократических принципов, вытекающих из «правил Миранды», делают их расплывчатыми, не столь категоричными, ссужая при этом не только права подозреваемого, обвиняемого, но и права защитника. Исключение по делу Illinois v. Perkins в уголовном процессе США было названо исключением «скрытого допроса под стражей». В деле Illinois v. Perkins переодетый полицейский был помещен в камеру к лицу, подозреваемому в совершении преступления. Последний был втянут полицейским в разговор, в течение которого дал изобличающие его сведения, которые в суде рассматривались как свидетельские показания, данные полицейским. Верховный суд штата Иллинойс установил, что зачитывание полицейскими подозреваемому предупреждения, вытекающего из «правила Миранды» не обязательно в тех случаях, когда подозреваемый, обвиняемый не знает, что дает показания полиции.

Cordray R. Vradilis J. The jurisprudence of Justice O’Connor // The University of Chicago Law Review. - 1985. - vol. 52. - P. 395. 2 Illinois v. Perkins, 496 U.S. 292 (1990).

104

Проект примерного уголовно-процессуального кодекса, подго- товленного Американским институтом права, рассматривая процедуру до предъявления обвинения, предоставляет право полицейским проводить допрос подозреваемого в отсутствие адвоката с условием, что будет вестись магнитофонная запись самого предупреждения «правила Миранды», а также последующего допроса.

В уголовно-процессуальном праве США по вопросу о правах личности идет борьба двух тенденций: а) в защиту прав подозреваемых, обвиняемых, их расширение; Ь) ограничение этих прав в целях усиления борьбы с преступностью. Тому свидетельством являются как принятые в 90-х годах судебные прецеденты, упомянутые выше, так и высказывания ряда американских юристов, предлагающих сузить право защитника присутствовать во время допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого полицией, так как это противоречит самой цели, преследуемой данным следственным действием. Так, уже упомянутые ранее американские юристы Шелдон Элсен и Артур Ро-сет отмечают, что присутствие адвоката на допросе подозреваемого в полицейском участке «означает реальную опасность для раскрытия преступления… при такой концепции уголовного процесса, любой адвокат, который чего-либо стоит, весьма недвусмысленно посоветует обвиняемому ни при каких обстоятельствах не давать в полиции показаний» . Такой же точки зрения придерживается судья апелляционного суда штата Иллинойс Р. И. Инглиш, отмечая, что участие защитника при проведении допроса в полицейском участке мешает работе полиции по раскрытию преступлений. По мнению бывшего Генерального атторнея США А. Катценбаха: «Существует только один со-

1 Sheldon H., Roset A. Protection for the Suspect under «Miranda v. Arisona» // Columbia Law Review. - 1967. - № 4 - P.650.

105

вет, который в полицейском участке может дать адвокат, не знающий своего клиента, — хранить молчание. Нет необходимости создавать сложную систему обеспечения защиты, чтобы давать всем такие советы. Нужно просто запретить допросы» . Американский юрист Уиг-мор отмечает, что участие защитника в процедуре проведения допроса на этапе полицейского расследования допустимо только в тех случаях, когда у полиции «не возникает возражений» по этому поводу . Однако диссертант разделяет иную точку зрения, высказанную американским юристом Сиглом, о том что во время проводимого полицией допроса сразу после ареста, подозреваемый находится в подавленном состоянии и дает такие показания, которые от него не удастся получить, если ему будет публично предъявлено обвинение в суде, если у него будет возможность проконсультироваться со своим защитником до допроса, и, если ему будут обеспечены услуги квалифицированного адвоката на протяжении всего уголовного процесса’.

Целью проведения допроса сразу же после ареста является по- лучение информации о совершенном преступлении нередко помимо воли допрашиваемого и вопреки его желанию. После проведения полицейскими такого рода допроса подозреваемого, адвокат фактически становится бессильным что-либо сделать в интересах своего клиента. В дальнейшем при проведении перекрестного допроса, который в уголовном процессе США является основным способом по проверке доказательств, защитнику будет очень сложно оказать помощь подозреваемому, по той причине, что вследствие существенных расхожде-

1 The Saturday Evening Post. - Febr. 11. -1967 - P. 25-27.

2 Wigmore A. Treatise on the Anglo-American Sistem of Evidence in Trials of Common Law // Brown and со. - Boston. - vol. 8. - P. 291.

’ Seagle W. Law. The Science of Inefficiency. - N.Y., 1952. - p. 102.

106

ний между показаниями подозреваемого, полученными полицейскими при проведении первого допроса и показаниями, данными на последующем перекрестном допросе, у судьи- магистрата о допрашиваемом может сложится впечатление как о лжеце. В таких случаях, согласно правилу 6-1-1 (А) (3) Дисциплинарных Правил Типового Кодекса США, защитник подозреваемого, обвиняемого устанавливает: а) были ли применены по отношению к допрашиваемому физическое насилие или угроза насилия, б) какова была продолжительность допроса, в) были ли использованы наркотические средства, г) подвергался ли он психическому давлению, д) получал ли обещание отказа от уголовного преследования, е) имели ли место недостаток пищи и сна, ж) оттягивался ли момент предъявления обвинения. При наличии одного из этих факторов, адвокат может потребовать признания, показаний, данных обвиняемым недопустимыми.

Кроме этого в уголовном процессе США право на защиту на- рушается в случае, когда при конфедециальной беседе защитника с подозреваемым, обвиняемым присутствует его соучастник, являющийся одновременно полицейским осведомителем, или разговор тайно подслушивавшийся. Единственное, что противостоит такой практике — это возможность признания показаний осведомителя, недопустимыми1 .

По своему значению и уровню гарантии к процедуре допроса подозреваемого, обвиняемого очень близко примыкает процедура опознания подозреваемого, обвиняемого потерпевшим. Верховный суд США в решении по делу United States v. Ashe (1973) постановил, что адвокат вправе присутствовать в ходе проведения опознания, так

Government instusious into the defense camp: undermining the right to counsel // Harward law review.- 1984.-vol. 97.-№ 5.

10?

как данная процедура связана со «столкновением интересов» . Верховный суд США отметил, что участие защитника обязательно в тех следственных действиях, где подозреваемому, обвиняемому необходима «помощь, чтобы справиться с правовыми проблемами, или дать совет, когда ему противостоит другая процессуальная сторона».

В этой связи уместно напомнить вновь о «деле Миранда». Одним из оснований для отмены приговора в данном случае было то, что опознание Э. Миранды потерпевшими проводилось без участия защитника .

В 1967 году Верховный суд США по делу United State v. Wade определил опознание как следственное действие, проводимое на «критическом» этапе в уголовном процессе США\ В связи с тем, что нарушения конституционных прав личности на этапе полицейского расследования часто связаны с ошибочным опознанием, Верховный суд США постановил, что адвокат имеет полное право принимать участие в процедуре опознания в полицейском участке. Решение о допустимости или недопустимости результатов опознания судья принимает с учетом того, участвовал ли адвокат непосредственно в процедуре опознания; было ли разрешено адвокату участвовать в опреде- лении места, которое займет опознаваемый среди других лиц; знал ли адвокат предварительные показания свидетеля относительно винов-

Совместный проект по оказания методического содействия россий- ским правоохранительным ведомствам в борьбе с организованной и экономической преступностью. Организация запщты по уголовным делам в США / ААЮ. - М., 1998. - с.16.

2 Miranda v. Arizona, 384 U.S. 436 (1966).

3 United States v. Wade, 388 U.S. 218 (1967).

108

ности подозреваемого; фиксировалась ли процедура опознания на фото или видео пленку1.

Спустя пять лет Верховный суд США принял решение о том, что присутствие защитника обвиняемого при проведении процедуры опознания является обязательным только после предъявления полицейскими официального обвинения, т. е. заявления об обвинении или обвинительного акта. Такое решение предоставляло полицейским возможность откладывать формальное предъявление обвинения до тех пор, пока не проведено опознание, которое чаще всего проводилось до предъявления обвинения .

На сегодняшний день процедура опознания проводится только лишь в присутствие защитника подозреваемого, обвиняемого, так как суд при разбирательстве уголовных дел особое внимание уделяет тому, присутствовал ли адвокат опознаваемого при проведении данной процедуры.

Задачи защитника, участвующего в процедуре опознания в США, схожи с задачами, стоящими перед российскими адвокатами, которые следят за тем, чтобы следователь: 1) четко определил объекты опознания; 2) допросил опознающего об их признаках; 3) создал надлежащие условия предъявления для опознания; 4) зафиксировал ответы опознающего.

Продолжая рассмотрение вопроса об участии адвоката подозреваемого, обвиняемого на этапе полицейского расследования следует рассмотреть вопрос об участии адвоката при проведении обысков.

Sobel N. Eyewitness identification (legal and practical problems). - N.Y., 1972. -153- p. 154.

2 Машленко И.Ф. Проблема допустимости доказательств в уголовном процессе США: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1988. - с. 122.

109

Процедура проведения обысков регулируется правилом 41 Федеральных Правил. В своей работе СВ. Боботов и И. Ю. Жигачев отмечают, что: «…обязательным условием их (доказательств, добытых вследствие обыска) законности и доказательственной ценности является непременное присутствие при обыске … представителей защиты, т. е. адвоката обвиняемого»1. Опровергая данную точку зрения У. Бернэм пишет, «… невозможно требовать, чтобы защитник присутствовал при всех обысках. Существует много категорий обысков, которые допускается проводить без ордера, включая автомобильные и другие экстренные ситуации»2. Если полиция производит обыск без ордера, в результате, которого подозреваемого арестовывают, участие защитника в процедуре проведения обыска практически невозможно по той причине, что последний не мог знать о намерениях полиции. В таком случае адвокат сможет оказать помощь клиенту по защите его интересов позже, только с момента его ареста, если он последовал после обыска, независимо от того, был ли арест произведен по ордеру или без. Однако в целом ряде случаев присутствие защитника в процедуре проведения обыска является возможным и целесообразным для эффективной защиты интересов клиента. Это относится также к обыскам, производящимся по ордеру судьи-магистрата, по отношению к обвиняемым. В таком случае защитнику должно быть известно о действиях полиции и ему ничто не мешает присутствовать при обыске.

Боботов СВ. Жигачев И.Ю. Введение в правовую систему США. - М.,-1997.-с. 184.

Бернэм У. «Боботов С. В. Жигачев И. Ю. «Введение в правовую систему США» // Государство и право. - М., - 1997. - № 10. - С. 118.

по

Следующим правом защитника на этапе полицейского рассле- дования является право ознакомиться с доказательствами по делу,

В уголовном процессе США в ходе полицейского расследования полиция предоставляет защитникам материалы по уголовным делам без особого энтузиазма, чему способствует отсутствие четкой регламентации данного вопроса и последствий его нарушения. Такое положение вещей объясняется с точки зрения принципа состязательности, согласно которому в производстве по делу друг другу противостоят две стороны. Поэтому полиция считает не справедливым взваливать всю работу по данному уголовному делу только лишь на одну сторону, а именно на сторону обвинения. Для того, чтобы ознакомиться с отчетами расследования адвокат должен об этом заявлять ходатайство су- дье-магистрату, и с момента вынесения им специального приказа адвокат сможет ознакомится с доказательствами обвинения (правило 12 (в) (4) Федеральных Правил). При этом обвинитель наделен правом возражать против ходатайства защитника.

Такой порядок ознакомления с доказательствами обвинения по делу предусмотрен исключительно для стороны защиты, так как сторона обвинения может потребовать от адвоката ознакомиться с любым доказательством защиты. В законодательстве большинства штатов установлено, что требование обвинителя обязательно для обвиняемого и его адвоката . Чикагский адвокат Дж. Догерти отмечает, что такой порядок ознакомления с доказательствами: «кастрирует защитника и низводит его до положения передаточного приспособления, единственная функция которого — предательство своего клиен-

Criminal Procedure Rules of Illinois State. -

Rule 413(d) 415 (2).

lit

та» . Однако на основании права обвиняемого противостоять уголовному преследованию со стороны государственного обвинения, защитника не должны обязывать раскрывать обвинителю материалы, собранные в оправдание своего клиента. Любая попытка обязать адвоката раскрывать имеющиеся у него доказательства неизбежно приведет к ухудшению положения подозреваемого, обвиняемого. Такое противоречие практики с теорией привело к тому, что защитнику приходится утаивать имеющиеся у него доказательства до судебного разбирательства уголовного дела по существу.

Некоторой уступкой в данном вопросе является допуск защит- ника к информации о свидетелях и их показаниях, что дает ему возможность лично провести беседу со свидетелями. Правило 12.3 (2) Федеральных Правил предусматривает возможность для стороны защиты в течение 7 дней после подачи требования получить от прокурора заявление с фамилиями и адресами свидетелей, на которых государственное обвинение намеревается положиться в возражении против ответного заявления защиты. Однако здесь возникает еще одна проблема. Свидетели неохотно доверяются адвокатам, обращающимся к ним за информацией о совершенном преступлении и о личности их клиента. Нередко адвокаты наталкиваются на недоброжелательное отношение и отказ в предоставлении такой помощи. Дело еще более усложняется, если свидетели уже вступили в союз со стороной обвинения. Поэтому в данном случае все зависит от профессионализма адвоката, его настойчивости, возможно, психологической обработки им свидетеля по уголовному делу.

Doherty J. Total Pretrial Disclosure — A Requiem to the Accusatorial Svstem // Illinois Bar Journal. - 1972. - vol. 60. - P. 534.

112

В отличие от США законодательство Р.Ф. защитнику предос- тавляет право по окончанию предварительного расследования беспрепятственно знакомиться со всеми материалами уголовного дела. Статья 202 УПК РСФСР предусматривает право защитника выписывать из материалов уголовного дела любые сведения и в любом объеме. Следователь не может не уменьшить, не увеличить объем материала, с которым вправе ознакомиться защитник. Закон устанавливает, что защитнику должны быть предъявлены все без исключения материалы дела. Кроме права знакомиться с доказательствами по делу закон предоставляет защитнику право выписывать из дела необходимые сведения. В отличие от США, в России защитник вправе изучить подробно и внимательно материалы следствия, сделать правильные выводы о полноте проведенного следствия, о наличии или отсутствии в деле до- казательств, оправдывающих или смягчающих степень виновности его клиента.

В США адвокат может беспрепятственно делать ксерокопии «документов» и кодии «материальных объектов», а также фотографировать их (правило 16 (с) Федеральных Правил).

В России в реализации права, предусмотренного ст. 202 УПК РСФСР, защитник нередко сталкивается с рядом препятствий. Так, например, в мае 1996 года председателем Никулинского межмуници-пального суда г. Москвы было запрещено защитнику изучать материалы уголовного дела путем ксерокопирования1. Для адвоката весьма проблематично изготовить и получить ксерокопию материалов дела. На стадии предварительного расследования адвокат знакомится с материалами дела в присутствии следователя или дознавателя. В от-

Чуркин А. Адвокат с диктофоном и ксероксом // Российская юсти- ция. - 1997. -№ 6 - С. 48.

113

личие от защитника, прокурор как государственный обвинитель очень часто использует ксерокопию материалов дела, что несомненно повышает эффективность его деятельности. Поэтому представляется справедливым позволить защитникам при ознакомлении с материалами дела пользоваться не запрещенными законом техническими средствами с условием не нарушения их целостности, т.е. в подшитом состоянии. Необходимо решить ряд организационных вопросов, чтобы защитник, возможно, за определенную плату мог сделать ксерокопию уголовного дела в присутствии следователя либо его помощника.

В уголовном процессе США существует точка зрения, предла- гающая защитнику самому проводить расследование преступления для выявления доказательств, оправдывающих обвиняемого либо смягчающих его вину, а также любых сведений, которые могут быть использованы в суде с целью подвергнуть сомнению надежность свидетелей обвинения. На этапе полицейского расследования в уголовном процессе США в соответствии с принципом состязательности адвокат вправе вести свое собственное «адвокатское расследование». На этапе полицейского расследования по основной массе уголовных дел защитники не берутся заново выполнять работу полиции1. Безус- ловно возможна и такая ситуация, однако защитник займется такого рода расследованием только в случае, если у него появятся существенные подозрения в том, что из виду упущены, оправдывающие обвиняемого, улики.

Нередко возможности защитника оказать какое-либо влияние на ход расследования дела определяются наличием у него неформальных контактов с полицией. Если такие контакты есть, то адвокат может

The Yale Law Journal. - 1967. - № 8. - P. 1601-1605.

114

быть более подробно проинформирован о собранных полицией доказательствах1 .

В Российской Федерации адвокаты редко ведут свое собственное «адвокатское расследование». Самостоятельным сбором доказа- тельств защитник занимается в порядке исключения, ибо он всегда имеет возможность ходатайствовать об истребовании и приобщении к делу любого доказательства, ознакомиться с материалами уголовного дела, собранными государственными органами расследования^. Высказывания советских юристов об отсутствие достаточной активности защитников на предварительном расследовании в уголовном процессе РСФСР и на сегодняшний день являются актуальными. Г. М. Шафир отмечал, что предусмотренные законом средства защиты адвокатами используются недостаточное В. Г. Стрепухин, С. А. Хейфец отмечают, что на практике некоторые прокуроры и следователи рассматривают право адвоката ознакомиться с материалами дела (ст. 201 УПК РСФСР), как «вмешательство» в их функции . Такое положение вещей ограничивает право обвиняемого на защиту. Согласно опросу, проведенному в 1996 г. в Самарской области 150 адвокатов, в 100 процентах адвокаты участвуют в допросах своих подзащитных; всего

Барщевский М.Ю. Адвокат. Адвокатская фирма. Адвокатура. - М.: Белые альвы, 1995. - с. 23.

Фаткуллин Ф.Н., Заннатуллин 3.3., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. - Казань, 1976. - с. 133.

” Шафир Г.М. Участники уголовно-процессуальной деятельности. -М., 1961.-222 с.

4 Стрепухин В.Г., Хейфец С.А. Представление адвокатам доказа- тельств по уголовному делу. Вопросы защиты по уголовным делам. -Л.Л967.-91 с.

115

в 4-х случаях адвокаты участвовали в назначении экспертизы; адвокаты практически не участвуют в проведении таких следственных действий, как выемка, обыск, осмотр, освидетельствование .

Возвращаясь к вопросу о положении адвоката на этапе поли- цейского расследования в США отметим, что как правило, полицейские не настроены на допуск защитников на данный этап расследования, и в частности это касается оперативно-розыскной деятельности, проводимой ими. Безусловно это связано с тем, что специфика работы полиции не сообразуется с участием в ней адвоката, а кроме того участие защитника на этапе полицейского расследования предполагает с его стороны внимательное и скрупулезное исследование, проводимого полицией, следствия для недопущения полицейскими возможных нарушений конституционных прав личности. Можно сказать, что на данном этапе расследования имеет место конфликт между полицейской властью и правами личности. Он должен быть разрешен с помо- щью равновесия сторон защиты и обвинения. Исходя из принципа состязательности, который присущ уголовному процессу США, и в том числе полицейскому расследованию, американские адвокаты, защищая интересы своих клиентов проявляют немалую активность на данном этапе расследования.

Как уже отмечалось в уголовном процессе США расследованием преступлений может заниматься также прокурор, который на- делен правом представлять в суд заявление об обвинении. Американский юрист Л. Майерс считает, что расследование у прокурора производится, как правило, без участия адвоката, так как такое расследова-

Милова И. Участие адвоката в следственных действиях // Российская юстиция. - 1996. - № 11. - С. 45.

116

ние проводится секретно, и в силу этого исключает активную роль адвоката, защищающего интересы своего клиента1.

На сегодняшний день «Актом Дженкса» , предусмотрена обя- занность прокурора довести до сведения адвоката имена и адреса свидетелей, а также содержание их показаний, письменные заявления обвиняемого и сущность сделанных им устных заявлений, часть протоколов Большого жюри, где содержатся показания обвиняемого и будущих сведений обвинения, заключения экспертов, письменные документы и вещественные доказательства, а также документы о предыдущих судимостях лиц, которых прокурор хочет вызвать в качестве свидетелей. Более того, проектом предусматривается обязанность прокурора информировать адвоката о том, что в его распоряжении имеются показания осведомителей и записи подслушиваемых разговоров. Особо подчеркивается, что прокурор должен осведомить адвоката о всех доказательствах оправдывающих или смягчающих вину обвиняемого’.

Решение, установленное Верховным судом США по делу Brady v. United States, установило, что защитник вправе требовать от прокурора ознакомить его с доказательствами в пользу обвиняемого в случае, когда доказательства являются существенными в пользу решения вопроса о виновности или невиновности . Защитник также вправе

Mayers L. The American Legal System. Revised Ed., New York, Evanston and London. - 1964. - p.74.

2 Титул 18 Свода Законов США, § 3500-Правило 26.2 Федеральных Правил Уголовного Процесса.

3 Inbau F., Thompeon J., Sowle C. Cases and Comments on Criminal Jus tice. - N.Y., 1968. - p.1074-1075.

4 Brady v. United States, 397 U.S. 742 (1970).

11?

требовать от прокурора предъявить доказательства, которые могут быть использованы для выражения недоверия свидетелю обвинения (например, тот факт, что свидетель сотрудничает с прокуратурой). В настоящее время суд обладает правом принудить прокурора ознакомить защиту с имеющимися в его распоряжении доказательствами. Согласно законодательству штата Нью-Джерси суд вправе, если этого требуют интересы правосудия, отдать распоряжение прокурору, чтобы он разрешил обвиняемому и его защитнику ознакомиться и снять копии с документов, показаний, допрошенных лиц, осмотреть вещест- венные доказательства1. Однако этот Закон не регламентирует основания и порядок исполнения указанного предписания.

1 Михайловская И. Б. Процессуальное положение прокурора и адвоката в уголовном процессе США // Вопросы борьбы с преступностью. -1997.-вып. 14.-С. 181.

118

§ 2. Участие защитника обвиняемого на предварительном слушании дела магистратом и Большим жюри.

В отличие от уголовного процесса Р.Ф. следующим этапом предварительного расследования в уголовном процессе США является предварительное слушание уголовного дела судьей- магистратом. Процедура разбирательства дел во время предварительного слушания значительно сложнее по сравнению со сходным этапом уголовного судопроизводства Р.Ф. — подготовительным действиям к судебному заседанию. В стадии назначения судебного заседания в уголовном судопроизводстве Р.Ф. защитник не участвует . Однако на данной стадии уголовного процесса защитник может заявить ходатайства о вызове дополнительных свидетелей или истребовании других доказательств (ч. 3 ст. 223 УПК РСФСР).

Согласно § 180/60 уголовно-процессуального закона штата Нью- Йорк, судья-магистрат должен удостовериться, что в деле участвуют прокурор и защитник; установить какое обвинение предполагает доказать прокурор; информировать обвиняемого о содержании обвинения; при необходимости назначить сумму залога, если обвиняемый находится под арестом; рассмотреть вопрос о психическом обследовании или взятии обвиняемого на поруки; подвергнуть допросу свидетелей обвинения, провести перекрестный допрос, выслушать доводы защитника, если таковой есть у обвиняемого, если его нет назначить его об- виняемому, информировать обвиняемого о его праве отказаться от предварительного слушания дела судьей-магистратом, если последует такой отказ, передать дело непосредственно судье, рассматривающем дело по существу.

Бернэм У. Решетникова И.В. Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. СП.: Изд. Санкт-Петербургского университета, 1996. - с.35.

119

Долгое время предварительное слушание дела магистратом ис- ключалось из числа «критических» этапов уголовного процесса США, это приводило к тому, что защитник не имел безусловного права представлять интересы обвиняемого на данном этапе расследования. Если обвиняемый был в состоянии обеспечить себя помощью адвоката, то возражений против участия последнего в деле не возникало. Но если неимущий обвиняемый просил судью- магистрата назначить ему бесплатного адвоката, то в таком ходатайстве ему могло быть отказано.

Законодательство штата Алабама определяло, «во время предва- рительного слушания … обвиняемый не нуждается в повышенной защите, отсутствие адвоката не исключает возможности обвиняемого пользоваться всеми видами защиты при разбирательстве его дела. Таким образом, никакие действия, предпринятые в ходе предварительного слушания, осуществляемые без защитника обвиняемого, не могут причинить существенного вреда правам обвиняемого» . В 1932 году Верховный суд США отметил, что элементарное «ведение адвокатом подзащитного за руку» во время предварительного слушания дела яв-ляется существенной частью защиты . Верховный суд США определил, что участие защитника на этапе предварительного слушания позволяет обвиняемому избежать нежелательных для себя последствий. Это объясняется следующими соображениями. Во-первых, квалифицированное рассмотрение и перекрестный допрос свидетелей, осуществляемый защитником, может разоблачить пагубные для данного уголовного дела нарушения и заставить магистрата отказаться от предъявленного обвиняемому обвинения. Во-вторых, профессиональный, хорошо образованный защитник может с большей эффективно-

1 44 Ala, Арр., at 433, 211 So. 2d, at 921.

2 United States v. Wade, supra, 388 V.S. at 227, 87 S. Ct. (1932).

120

стью поработать по делу в защиту своего клиента и сделать возможным подготовку надлежащей защиты на последующих стадиях уголовного процесса. В-третьих, защитник может существенно повлиять на предварительное слушание, приводя веские аргументы в пользу обвиняемого, в том числе по вопросам необходимости скорого психического обследования или взятия обвиняемого на поруки.

В 60-х годах американскими юристами были проведены ряд ис- следований, определяющие, когда именно отстранение адвоката от предварительного слушания является безвредной ошибкой1\ как это имело место в деле Chapman v. California2, а когда это есть ни что иное, как грубое нарушение прав обвиняемого. Рассматривая вопрос о том, являлось ли отстранение адвоката от предварительного слушания безвредной ошибкой, суд мог прийти к одному из следующих решений: восстановить права осужденных; назначить новое разбирательство по данному уголовному делу.

В 1977 году Верховный суд США в решении по делу Brewer v. Williams установил, что у адвоката есть неоспоримое право вступать на защиту интересов своего клиента на этапе предварительного слушания дела магистратом \

На сегодняшний день в тех случаях, когда рассматривается дело неимущего обвиняемого магистрат обращается к имеющемуся у него списку адвокатов, согласных защищать неимущих обвиняемых. В обязанности магистрата входит предоставление обвиняемому необходи-

Безвредная ошибка - «любая ошибка, дефект, неправильность или изъян, которые не затрагивают существенных прав, не должны приниматься во внимание (правило 52 (а) Федеральных Правил).

2 Chapman v. California, 386 U.S. 18, 87 S. Ct. 17 L. Ed. 2d 705 (1967).

3 Brewer v. Williams, 430 U.S. 387 (1977).

121

мого времени и возможности консультироваться со своим защитником. Бывают случаи, когда магистрат сам выбирает конкретного адвоката для данного дела. Такое решение магистрата является обязательным для назначаемого адвоката. В. М. Николайчик отмечает, что «нередко, оглядев судебный зал, магистрат замечает свободного в данный момент адвоката и назначает его в качестве защитника»1. Как правило, в таких случаях адвокат имеет возможность в течение недолгого времени побеседовать со своим подзащитным в судебном зале, а затем, не проводя никакого исследования материалов уголовного дела, решает берется ли представлять интересы своего клиента .

В тех случаях, когда полицией подозреваемый арестован без ор- дера, последнего в разумные сроки представляют перед судьей- магистратом (правило 5 (а) Федеральных Правил). В этом случае, как отмечает К.Ф. Гуценко, защитник, представляющий интересы подозреваемого реально появляется именно на данном этапе расследования3. Первоначальное ознакомление защитника и его подзащитного с доказательствами обвинения происходит на предварительном слушании дела, когда магистрат устанавливает имеются ли в наличии достаточные основания для начала уголовного преследования и предъявления официального обвинения. Именно на этом этапе разбирательства уголовного дела адвокат вправе требовать проверки законности добытых полицией доказательств при решении вопроса об обоснован- ности произведенного без ордера ареста (правило 12 (в) Федеральных правил). Защитник вправе подать ходатайство судье-магистрату с

1 Николайчик В.М. Уголовный процесс США.-М.: Наука, 1981. - с.П7.

2 Criminal Law Bulletin. - 1970. - vol. 6 - №11. - P. 535.

1 Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. - М.: Изд. МГУ, 1993.-с.51.

122

просьбой: выяснить у арестованного не было ли по отношению к нему злоупотреблений полицейскими своей властью; задать полицейскому вопросы для устранения неточностей, двусмысленности; предоставить арестованному возможность самому задавать вопросы полицейскому, опровергая его обвинения. Правило 323 (а) Правил уголовного судо- производства штата Пенсильвания устанавливает право адвоката заявлять ходатайства магистрату с целью «запрета представления любых доказательств, которые как предполагается были предоставлены в нарушении прав обвиняемого».

Однако, если обвиняемый арестован на основании ордера, вы- данного судьей-магистратом, в большинстве случаев адвокат вступает на защиту интересов обвиняемого уже с момента его ареста на этапе полицейского расследования, в течение которого он и его клиент решают вопрос о том, согласиться или отказаться от проведения по их делу предварительного слушания. В случае их согласия на рассмотрение дела судьей-магистратом защитник на данном этапе расследования представляет интересы своего клиента, будучи обычно уже проинформированным о существе уголовного дела, ознакомленным с материалами стороны обвинения, подготовленным предъявить доказательства защиты, ставящие под сомнение доказательства обвинения. На данном этапе расследования обвинитель представляет магистрату обвинительный акт, копия которого вручается адвокату (правило 10 Федеральных Правил). Так как обвинительный акт обычно не дает полного представления о всех материалах дела, возможно не подкрепленных ссылками на конкретные доказательства (правило 7 (с) (1) Федеральных Правил), защитник обвиняемого вправе ходатайствовать v магистрата запросить у стороны обвинения допол-

123

нить обвинительный акт, так называемым, «биллем о частностях»1 ^ (bill of particulars) (правило 7 (f) Федеральных Правил).

В случае вступления адвоката на защиту обвиняемого с момен та его ареста, защитник на этапе предварительного слушания обычно в первую очередь поднимает вопрос об освобождении своего под защитного под залог или поручительство. Обвиняемый не может быть заключен под стражу до тех пор, пока не будет решен вопрос о «возможности внести залог, обеспечить участие адвоката или уведо мить других лиц о своем аресте» . В 1984 году был принят Акт о jpe- К^ форме порядка освобождения под залог или поручительство, дейст-

вующий на федеральном уровне. Акт делал особенный акцент на ос вобождение до рассмотрения уголовного дела по существу в суде, так как федеральные суды в большинстве случаев полагались на денеж ный залог как средство гарантировать присутствие обвиняемого в су де. И хотя данный законодательный документ не содержит положения об обязательном участии защитника при решении вопроса о залоге v. его участие на практике является весьма полезным. Согласно подходу

о том, что в уголовном процессе США участие защитника является ^ обязательным только лишь применительно к стадиям, на которых ре-

шается вопрос о виновности или невиновности подозреваемого, об виняемого, такое процессуальное действие как залог находится вне поле зрения защитника, так как оно не является «критическим» эта- <– пом и может происходить без его участия. Тем не менее вследствие

отказа обвиняемому в освобождение под залог, последнему грозит

«Билль о частностях» представляет собой процессуальный документ, более подробно излагающий сущность обвинения.7 (f). 2 Hearing before the Subcommittee on Criminal Law and Procedure of the Committee on the Judicature U.S. Senate. - Wash., 1966. - p.324.

124

длительное лишение свободы. Изучение материалов практической работы защитников в США свидетельствует о том, что участие адвоката в процедуре назначения залога обязательно. Этот вопрос оставлен на совести адвоката; выбор стоит за ним — участвовать или нет в процедуре назначения суммы залога. Роль защитника на этапе предварительного слушания при осуществлении данного процессуального действия заключается в оспаривании любых рекомендаций стороны обвинения относительно меры пресечения как чрезмерной, показывая, что его клиент не представляет опасности для общества и не собирается скрыться от правосудия; или, что применение данной меры пресечения ослабит его возможность подготовиться к надлежащей защите. Правило 46 (с) Федеральных Правил устанавливаем «.бремя доказывания, что обвиняемый не скроется или не представит угрозу для любого иного лица или обгцества ложится на обвиняемого или его защитника».

Во-первых, защитнику необходимо установить материальные возможности своего клиента, выяснить способны и согласны ли члены его семьи уплатить сумму залога. Во-вторых, очень важно роль защитника в обосновании ходатайства об освобождении под залог. В-третьих, от защитника многое зависит в определении самой суммы залога, ее снижении. В число факторов, влияющих на сумму залога, входят: наличие предыдущих судимостей; семьи; детей, живущих на иждивении; трудовая биография и т. д. В правиле 16 (В) Федеральных Правил говорится, что по просьбе стороны защиты государственное обвинение должно подготовить копию материалов о преступном прошлом обвиняемого.

После разъяснения магистратом обвиняемому его прав, внесения суммы залога, определяется время следующего судебного заседания, на котором будет рассматриваться вопрос о «достаточности основа-

125

ний» для предъявления обвиняемому обвинения в совершении уго- ловного преступления. Защитник обвиняемого в большинстве случаев предпринимает все усилия для опровержения заявления об обвинении или обвинительного акта с целью прекращения уголовного дела на данном этапе расследования. Для достижения этой цели защитник обвиняемого наделен рядом прав, позволяющих ему с большей эффективностью защищать интересы своего клиента.

На этапе предварительного слушания дела обвиняемый и его защитник имеют полное право ничего не сообщать по данному делу, а также не предъявлять никаких доказательств. В отличие от них, сторона обвинения обязана представить судье- магистрату доказательства, подтверждающие обвинение. Тем не менее в юридической литературе США по уголовному процессу до 60-х годов высказывалась точка зрения, согласно которой ознакомление защитника обвиняемого на этапе предварительного слушания дела с собранными против его клиента доказательствами не входило в обязанности стороны обвинения1 . Данная точка зрения не согласуется с конституционным принципом о надлежащей правовой процедуре, закрепленной в XIV поправке. Правило 16 (с) (d) Федеральных Правил предоставляет право обвиняемому и его защитнику ознакомиться с доказательствами по делу. По этому же пути пошел и Верховный суд США. Так, в 1963 году Верховный суд США вынес решение, согласно которому адвокат обвиняемого имеет право требовать у стороны обвинения предъявлять, находящиеся в ее распоряжении, оправдывающие обвиняемого доказательства2. В 1985 году Верховный суд в решении по делу United States v. Bagley предоставил защитнику обвиняемого полное

Wienreb L.L. Criminal Process Investigation Piston. - Westbury, 1993. 2 Brady v. Maryland, 373 U.S. 83 (1963).

126

право требовать возвращения дела на повторное рассмотрение его судьей-магистратом по той причине, что им не была предоставлена возможность ознакомиться с доказательствами стороны обвинения1.

На сегодняшний день защитник обвиняемого вправе потребовать от обвинения представить необходимое число доказательств для подтверждения достаточных оснований для предъявления обвинения, а также любые оправдывающие обвиняемого доказательства или показания, ставящие под сомнение добросовестность свидетелей обвинения.

Решение, принятое магистратом, о признании доказательств не- допустимыми обязательно для всех последующих стадий. По свидетельству К.Ф. Гуценко предварительное слушание используется адвокатами в качестве «прощупывания» доказательств, находящихся у стороны обвинения2. Таким образом, преимущество предварительного слушания дела судьей- магистратом для обвиняемого и его адвоката состоит в том, что они имеют возможность услышать большею часть доказательств, собранных обвинителем. Хотя на сегодняшний день обвинители достаточно часто предъявляют материалы по уголовным делам защитникам обвиняемых, как показывает практика, они это де- лают неохотно и не в широких пределах. На предварительном слушании дела защитник обвиняемого получают сведения далеко не обо всех обвинительных доказательствах. А.И. Лубенский утверждает, что нередко сторона обвинения представляет защите лишь те доказательства, которые необходимы для, того, чтобы судья-магистрат признал

1 United States v. Bagley, 473 U.S. 667 (1985).

2 Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. - М.: Изд. МГУ, 1993.-с. 59.

127

наличие достаточных оснований для предания обвиняемого суду . Безусловно, материалы по уголовному делу не исчерпываются предъявленными защите доказательствами. Основные свои доказательства обвинитель обычно приберегает именно для оглашения в судебном разбирательстве дела по существу в тот момент, как отмечает К. Ф. Гуценко, «когда нужно нанести обвиняемому неожиданный удар и парализовать его способность защищаться. И это не аномалия, а вполне нормальное по американским стандартам явление: спор есть спор, и, если хочешь выиграть его, не раскрывай противнику сразу все свои «козыри» . Это обстоятельство неизбежно ставит подзащитного и его защитника в затруднительное положение. Может возникнуть вопрос о возникновении негативных последствий для обвинителя, утаившего доказательства по уголовному делу. В связи с тем, что в уголовном процессе США на стадии предварительного расследования не ведется протокольного закрепления доказательств, как это имеет место в российском уголовном процессе, установление того факта, что доказательства были утаены обвинителем от защитника довольно сложно. Кроме того, по свидетельству самих американских адвокатов, закон не регламентирует основания и порядок выдачи доказательств стороной обвинения защитнику”. Поэтому решение данного вопроса зависит от конкретных обстоятельств и от умения защитника доказать наличие у стороны обвинения не предъявленных на этапе предварительного слушания доказательств.

Лубенский А. И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. - М.: Юрид. лит., 1977. - сЛ21. 2 Гуценко К. Ф. Уголовная юстиция США: Дис. …докт. юрид. наук. -

М., 1974.-с.152.

’” Михайловская И. Б. Указ. соч. - С. 181.

12$

Как отмечалось в уголовном процессе США на этапе предвари- тельного слушания защитник обвиняемого наделен правом заявлять ходатайства. В уголовном процессе США у обвиняемого и его адвоката в большинстве случаев явных противоречий в защите не бывает. Поэтому, чаще всего, на этапе предварительного слушания, такое процессуальное действие, как заявление ходатайства, осуществляется по инициативе адвоката обвиняемого. Более того обвиняемый, чьи интересы представляет защитник, чаще всего решение всех вопросов по защите полностью перекладывает на плечи своего адвоката, в том числе при решении вопроса о заявлении ходатайства.

Защитник обвиняемого на предварительном слушании вправе ходатайствовать об исключении доказательств, полученных с нарушением конституционных условий производства следственных действий: арестов, обысков, допросов и т.д . При решении вопроса о допустимости доказательств, судья-магистрат должен учесть ряд обстоятельств и среди них: был ли обвиняемый предупрежден до начала допроса о его праве на приглашение адвоката: присутствовал ли адвокат при допросе обвиняемого. В таких случаях защитник обвиняемого с помощью допросов и различного рода ходатайств имеет возможность опровергнуть те доказательства, которые добыты в результате антиконсти- туционных действий полиции и добиться их исключения из дальнейшего судебного рассмотрения. Защитник вправе потребовать повторного слушания уголовного дела, пригласить необходимых с его точки зрения свидетелей.

Кроме доказательств, предъявленных стороной обвинения, на стадии предварительного слушания адвокатом могут быть пред-

Federal Rules of Criminal Procedure for U.S. Dist. Courts. - Rule 12 (b) (3) (i).

129

ставлены также доказательства защиты, которые им получены вследствие проведения собственного расследования. Как уже отмечалось защитники с этой целью нанимают частных детективов, выявляющих факты, оправдывающие подзащитных. На этапе предварительного слушания дела судьей-магистратом обвинитель вправе опровергать доказательства, представленные защитой. Однако на предварительном слушании защитники также не спешат открывать все имеющиеся у них в наличии доказательства перед обвинителями. Защита предпочитает представить их на судебном разбирательстве дела, где будет решаться вопрос о виновности подсудимого1. Установить пределы такого рода утаивания доказательств не представляется возможным. Установление обязательства для адвокатов предъявлять все, имеющиеся в наличии доказательства на предварительном слушании дела, представляет собой ограничение прав обвиняемого и его адвоката на защиту. Защитник предъявляет доказательства, оправдывающие обвиняемого, в зависимости от того, выгодно ли это с точки зрения ведения защиты. Факт принуждения обвиняемого и его защитника раскрывать, имеющиеся у них доказательства, нарушает конституционные гарантии обвиняемого против самообвинения.

Правило 12 (g) Федеральных Правил устанавливает обязательное «дословное протоколирование всех процессуальных действий в ходе слушания включая сделанные устно установления факта и выводы по закону». На сегодняшний день предварительное слушание дела не во всех штатах ведется с помощью протоколирования содержания доказательств. Однако защитник обвиняемого вправе обратиться к судье-магистрату с ходатайством вести протокольные записи всех

Wayne R., La Fave G., Israel H. Hornbook on Criminal Procedure. -

Wet Л 994.

130

доказательств, предъявленных в течение предварительного слушания. При наличии такого ходатайства судья-магистрат обязан его удовлетворить.

Немаловажное место в перечне прав адвоката на этапе предвари- тельного слушания дела судьей-магистратом занимает право кон- сультировать обвиняемого до допроса и присутствовать во время его проведения. Порядок проведения допросов регулируется правилом 5.1. Федеральных Правил. На данном этапе расследования защитнику необходимо предупредить обвиняемого о его праве не давать каких-либо показаний. Показания, данные обвиняемым на предварительном слушании, могут быть использованы против него в ходе последующего судебного разбирательства. Вероятно это положение дало основание И. Б. Михайловской утверждать, что на этапе предвари- тельного слушания «допрос по существу обвинения запрещается»1. В случае наличия попытки обвинителя допросить обвиняемого, адвокат вправе ходатайствовать перед судьей- магистратом прекратить допрос (правило 5 (с) Федеральных Правил).

На предварительном слушании дела адвокат допрашивает свиде- телей и обвиняемого только после прокурора и судьи-магистрата. Исключением являются свидетели защиты. Представляется, что такая последовательность лиц, производящих допрос установлена не случайно. Защитник, который уже прослушал допрос, проведенный прокурором и судьей-магистратом, гораздо лучше сможет подготовиться к своему допросу, употребив целенаправленно в пользу подзащитного информацию, полученную из ранее, проведенных допросов. Таким

Михайловская И.Б. Современный уголовный процесс США. М.: Дис. … докт. юрид. наук. - 1972. - с.122.

131

образом, на наш взгляд, такой порядок проведения допроса только помогает адвокату в осуществлении защиты своего клиента.

В уголовном процессе США на этапе предварительного слушания первоначально адвокатом допрашиваются свидетели обвинения. Чаще всего ими являются полицейские, которые либо производили арест, либо присутствовали при нем. Участвуя в процедуре допроса, защитник может выявить и продемонстрировать предвзятость свидетеля при даче им тех или иных показаний^ его нечестность в прошлом, либо неправоспособность давать свидетельские показания. Кроме них могут быть допрошены также потерпевшие от преступления. Однако, несмотря на предоставленное адвокатам право допрашивать свидетелей обвинения, потерпевших, Л. Л. Уайнреб отмечает, что как правило, на этом этапе расследования дела очень редко они допрашиваются адвокатом обвинеямого1. Принимая во внимание тот факт^ что закон не воспрещает защитнику обвиняемого на этапе предварительного слушания дела допрашивать свидетелей обвинения, пассивность адвоката следует рассматривать как линию поведения защитника, обуслов- ленную желанием дать главный бой при рассмотрении дела по существу и преждевременно не раскрывать не только свои доказательства, но также приемы допросов.

Представляется уместным подробнее сказать о праве защитника вызывать и допрашивать свидетелей защиты (правило 10 (с) (3) Федеральных Правил). В США на этапе предварительного слушания согласно принципу состязательности порядок дачи показаний свидетелями определяют обвинитель и адвокат. На предварительном слушании дела защитник может привести в качестве доказательства для

Уайнреб Л. Л. Отказ в правосудии. Уголовный процесс США. - М.: Юрид.лит., 1985.-с.258.

132

записи в протокол информацию, которую определенные свидетели предоставили бы магистрату, если бы они давали показания лично (правило 305 (С) (с) Правил уголовного судопроизводства штата Пенсильвания).

Несмотря на закрепленное в федеральном законодательстве право адвоката допрашивать на предварительном слушании как свидетелей защиты, так и свидетелей обвинения, в уголовно- процессуальной практике штатов были попытки иного толкования данного права защитника. В 1973 году Верховный суд штата Массачусетс по делу Myers v. Commonwealth ввел ряд корректив в законодательный статут данного штата1. Правила законодательного статута предусматривали быстрый и беглый допрос свидетелей, дающих показания под присягой2. Интерпретация закона муниципальным судом сводилась к тому, что на предварительном слушании у адвоката обвиняемого нет абсолютного права на проведение допроса свидетелей защиты, для опровержения показаний свидетелей стороны обвинения, по той причине, что магистрат обладает достаточным профессионализмом, чтобы прийти к справедливому и законному решению, выслушав лишь показания свидетелей обвинения. Однако адвокат обвиняемого не согласился с данным решением судьи муниципального суда и обратился в Верховный суд штата Массачусетс. Верховный суд штата пришел к выводу, что такого рода интерпретация статута делает предварительное слушание дела пустым ритуалом с заранее определенным заключением. Если рассматривающий дело магистрат будет опираться только на свидетельские показания стороны обвинения, то даже присутст-

1 Myers v. Commonwealth, Supreme Judicial Court of Massachusetts, 363 Mass. 843, N.E. 2d &19, 1973.

2 G.L. с 276, § 38.

134

После допроса свидетелей обвинения и защиты, магистрат пре- доставляет обвиняемому возможность дать объяснения, не подтвержденные присягой. Если обвиняемый дает показания под присягой, то на стадии предварительного слушанщ его показания рассматриваются магистратом в качестве «показаний первого свидетеля защиты». Но прежде, чем обвиняемый даст показания, судья-магистрат обязан предупредить его о том, что он вправе не сообщать ничего о расследуемом преступлении и, что по отношению к нему не будут предприняты меры с помощью обмана заставить его говорить. Л.Л. Уайнреб отмечает, что на предварительном слушании: «любой допрос подозреваемого, обвиняемого ^должен проходить в условиях, напоминающих судебную процедуру, а не процедуру допроса в полицейском участке»1.

В судебной практике США допускается зачитывать письменные показания свидетеля, не явившегося на заседание по уважительной причине, с условием, что эти показания были даны им на стадии предварительного слушания дела с участием защитника обвиняемого, который мог допросить этого свидетеля, опровергая его показания.

Право на осуществление перекрестного допроса свидетелей практически недоступно обвиняемому, не имеющему адвоката, по це- лому ряду причин. Во-первых обвиняемый может не знать о наличии такого права, а вотвторых не владеть техникой перекрестного допроса и причинить ущерб своим интересам.

Для обвиняемого также крайне важно, чтобы его допрашивали в присутствии его защитника, который должен следить, чтобы во время предварительного слушания не было бы оказано давления на его клиента, принуждения к даче показаний. В случаях, когда магист-

уЬ	ГГ—

1 Уайнреб Л. Л. Указ соч. - 82 с.

134

После допроса свидетелей обвинения и защиты, магистрат пре- доставляет обвиняемому возлюжность дать объяснения, не подтвержденные присягой. Если обвиняемый дает показания под присягой, то на стадии предварительного слушания его показания рассматриваются магистратом в качестве «показаний первого свидетеля защиты». Но прежде, чем обвиняемый даст показания, судья-магистрат обязан предупредить его о том, что он вправе не сообщать ничего о расследуемом преступлении и, что по отношению к нему не будут предприняты меры с помощью обмана заставить его говорить. Л.Л. Уайнреб отмечает, что на предварительном слушании: «любой допрос подозреваемого, обвиняемого должен проходить в условиях, напоминающих су- дебную процедуру, а не процедуру допроса в полицейском участке»1.

В судебной практике США допускается зачитывать письменные показания свидетеля, не явившегося на заседание по уважительной причине, с условием, что эти показания были даны им на стадии предварительного слушания дела с участием защитника обвиняемого, который мог допросить этого свидетеля, опровергая его показания.

Право на осуществление перекрестного допроса свидетелей практически недоступно обвиняемому, не имеющему адвоката, по целому ряду причин. Во-первых обвиняемый может не знать о наличии такого права, а во-вторых не владеть техникой перекрестного допроса и причинить ущерб своим интересам.

Для обвиняемого также крайне важно, чтобы его допрашивали в присутствии его защитника, который должен следить, чтобы во время предварительного слушания не было бы оказано давления на его клиента, принуждения к даче показаний. В случаях, когда магист-

Уайнреб Л. Л. Указ соч. - 82 с.

135

рат выходит за рамки проводимого расследования, защитник вправе заявлять возражения. Однако уголовно-процессуальное законодатель–ство США не рассматривает факт отсутствия у обвиняемого адвоката как препятствие к допросу, если допрашиваемый даст магистрату свое согласие быть допрошенным, несмотря на то, что он не пользуется услугами защитника (правило 5 (с) Федеральных Правил). В таком случае допрос обвиняемого не будет противоречить конституционной «привилегии против самообвинения». Тем не менее, целый ряд судебных прецедентов, рассматривающих предварительное слушание как «критический» этап уголовного процесса, особое внимание обращают на то, присутствовал ли адвокат во время допроса обвиняемого. Так, например, в решении по делу Hamilton v. Alabama говорится о том, что предварительное слушание — это досудебный вид уголовного разбирательства, на котором могут быть нарушены центральные права обвиняемого, а значит присутствие адвоката на данном этапе расследования преступления является обязательным1.

В американском уголовном процессе основной целью адвоката является защита прав обвиняемого. Поэтому, в тех случаях, когда на предварительном слушании дела интересы обвиняемого представлены защитником, судья-магистрат резюмирует, что обвиняемый ознакомлен со своими правами, а значит, несет ответственность за данные им в течение предварительного слушания заявления.

Адвокаты в США нередко пытаются убедить обвинителя в том, что рассматриваемое уголовное дело достаточно сложное, требующее долгого разбирательства, затягивая при этом сам процесс предварительного слушания. Чаще всего защитник обвиняемого прибегает к

1 Hamilton У. Alabama, 368 U.S. 52, 54, 82 S. Ct. 1050, 10 L. Ed. 2d. 193 (1963).

136

такого рода «уловкам», в том случае, когда у него есть уверенность, что уголовное дело возможно прекратить на данном этапе расследования, и ему необходимо время для обнаружения и предъявления судье-магистрату доказательств, опровергающих доказательства стороны обвинения. Помимо отмеченных выше, существует ряд и других уловок, к которым прибегают адвокаты на анализируемом этапе расследования при защите интересов своих клиентов. Так, например, несмотря на ценность предварительного слушания для ознакомления обвиняемого и его защитника с доказательствами обвинения, последний нередко советует обвиняемому отказаться от проведения предвари- тельного слушания в пользу незамедлительного предъявления официального обвинения . Причиной тому служит наличие в обвинительных материалах стороны обвинения какого-либо дефекта, о котором известно адвокату обвиняемого. Нежелание адвоката обвиняемого привлекать внимание обвинителя к этому дефекту до рассмотрения дела по существу приводит к тому, что он советует подзащитному отказаться от предварительного слушания его дела. Ряд дел свидетельствуют о том, что, «зная о недостатках в свидетельских показаниях, полученных стороной обвинения, адвокаты предпочитают сохранить свои козыри для предоставления их на более поздних стадиях уголовного процесса США» . Другим примером может служить ситуация, когда адвокат уверен, что предварительное слушание приведет к тому, что будут закреплены нежелательные для обвиняемого показания свидетелей обвинения. В таком случае, адвокат также может посоветовать своему клиенту отказаться от предварительного слушания дела.

В данном случае имеется в виду следующая стадия уголовного процессе США — судебное разбирательство. 2 Graham v. Lerwin, 18 U. С. L. A. Law Rev. 916, 926 (1981).

ш

Согласно федеральному законодательству США прежде всего правом отказа от предварительного слушания дела магистратом обладает сам обвиняемый. Однако обвиняемые, чаще всего отказываются от проведения по их делу предварительного слушания по совету своих защитников. В следствие отказа обвиняемых от предварительного слушания в США около 20-30 процентов дел не доходят до данного этапа расследования . Однако такой отказ обвиняемого еще не влечет за собой автоматического исключения стадии. Несмотря на отказ об- виняемого от предварительного слушания, магистрат вправе по своему собственному усмотрению или по требованию адвоката обвиняемого допросить свидетелей обвинения, показания которых, заносятся в протокол либо стенографируются.

Около двух третьей адвокатов обвиняемых считают предвари- тельное слушание дела магистратом формальной процедурой, не гарантирующей им возможность доказать необоснованность привлечения их подзащитных к ответственности .

Если в ходе предварительного слушания дела магистратом будет установлено, что была совершена фелония, материалы обвинения должны быть переданы в Большое жюри, обязанностью которого является рассмотрение обоснованности обвинения, что связано с изучением доказательств (правило 6 Федеральных Правил). Как отмечалось выше разница между Большим жюри и предварительным слушанием, проводимым судьей-магистратом, состоит в том, что присяжными Большого жюри, как правило, рассматриваются лишь доказательства стороны обвинения. В отличие от предварительного слушания дела

Гуценко К.Ф. Указ. соч. - с.53.

Miller F. Prosecution. The Decision to Charge a Suspect with a Crime. -Boston, 1974. -p.84.

138

магистратом, защитник обвиняемого не имеет права предъявлять Большому жюри доказательства в защиту своего клиента. Он не вправе вести перекрестный допрос свидетелей обвинения. Более того, адвокат обвиняемого не может участвовать на слушаниях дела Боль-шим жюри (правило 6 (d) Федеральных Правил). Из приведенного выше списка прав, которых лишен в ходе рассмотрения дела Большим жюри защитник обвиняемого, можно прийти к выводу, что он просто отстранен законом от участия в расследовании дела.

Комментируя практическую деятельность и значение института Большого жюри, американские юристы отмечают, что данный институт обладает как положительными качествами, так и отрицательными. В частности отмечается: тот факт, что отсутствие гласности в деятельности Большого жюри обеспечивает обвиняемому охрану его личности от бесчестия в глазах общественного мнения . Отсутствие гласности при рассмотрении дел Большим жюри способствует успеху расследования, обеспечивая сохранность доказательств, а также не допуская запугивания свидетелей, давших показания присяжным Большого жюри. Однако, с другой стороны, условие секретности и недопущение защитника на заседания Большого жюри ограничивают права обвиняемого, постольку поскольку он сам, а также его защитник отстранены от процедуры рассматривания уголовного дела, от обсуждения вопросов непосредственно связанных с дальнейшей судьбой обвиняемого. А это значит, что на данном этапе расследования дела защитник обвиняемого не имеет возможности противостоять предъявленному обвинению, предпринять какие-либо меры к улучшению положения своего подзащитного. Представляется, что в данном случае

Harney M. L., Cross J.C. The Informer in Law Enforcement. - Illinois, 1968.-p.105.

139

имеет место неравенство прав обвинения и защиты, что противоречит конституционному принципу состязательности, присущему англоамериканскому уголовному процессу.

Несмотря на то, что на данном этапе расследования защитник практически никакого участия не принимает в защите интересов обвиняемого, тем не менее он наделен рядом прав, реализация которых позволяет ему в некоторой степени повлиять на результаты расследования дела Большим жюри. Во-первых, защитник обвиняемого вправе ходатайствовать о переносе рассмотрения дела в другой округ, если у него есть сомнения в беспристрастности присяжных. Такое ходатайство защитник обвиняемого подает непосредственно в суд, который созвал Большое жюри (§ 1867 (е) Титула 28 Свода Законов США). Во- вторых, защитник обвиняемого наделен правом заявлять отвод как отдельным членам Большого .жюри, так и всему списку присяжных (правило 6 (в) (1) Федеральных Правил). Поводом для отвода всех членов Большого жюри может быть сомнение защитника обвиняемого в том, что вызов или жеребьевка присяжных не были проведены в соответствие с порядком, установленным законом. В таком случае отводы заявляются только лишь в письменной форме. В случае несоответствия присяжного требованиям, установленным законом; наличия у него такого душевного состояния, при котором он не сможет исполнять свои обязанности беспристрастно и без предубеждения, адвокат вправе заявить отвод отдельно взятому члену Большого жюри. Отвод отдельному присяжному может быть заявлен устно. Федеральные правила уголовного судопроизводства предусматривают, право защитника обвиняемого заявлять отводы только до приведения к присяге присяжных Большого жюри (правило 6 (Ь) (1) Федеральных правил). И в-третьих, обвиняемый и его защитник вправе заявить отказ от проведения по уголовному делу Большого жюри.

140

В компетенцию Большого жюри входит допрос свидетелей об- винения, которые могут подвергаться принудительному вызову. Если за отказ от дачи показаний свидетели могут быть привлечены к ответственности за неуважение к присяжным Большого жюри, то обвиняемый не может быть принужден ни к явке, ни к даче показаний перед Большим жюри (так записано, в частности, в правиле 207 Правил уголовного судопроизводства штата Пенсильвания). Если обвиняемый все таки дал согласие предстать перед присяжными Большого жюри и дать показания, в этой ситуации его защитник не имеет возможности быть рядом со своим клиентом. Однако адвокат вправе проконсультировать подзащитного вне пределов зала заседания Большого жюри перед тем, как последний станет отвечать на вопросы присяжных.

Закрепленное в федеральном законодательстве положение о не- допущении адвоката обвиняемого на заседания Большого жюри может показаться вполне демократичным, вследствие того, что на этом этапе расследования уголовного дела присяжные не решают вопроса о виновности обвиняемого, а значит и нет острой необходимости в помощи адвоката. Однако обвиняемый может быть и не осведомлен о своем праве не давать показания присяжным Большого жюри. В самой же процедуре допроса присяжными обвиняемого, защитник не имеет права участвовать. Таким образом, в самый ответственный момент, когда, казалось бы, есть вероятность добиться у обвиняемого признания, защитник лишен возможности помочь своему клиенту в защите своих интересов. В ходе рассмотрения дела присяжными Большого жюри, защитник обвиняемого имеет право подавать разного рода ходатайства. Чаще всего защитник ходатайствует о представлении ему и его клиенту протоколов заседания Большого жюри (правило 6 (е) (3) (с) (II) Федеральных Правил). Однако подобные ходатайства, как прави-

141

ло, отклоняются в соответствии с правилом 6 (е) (с) о секретности протоколов Большого жюри.

В 1975 году в конгрессе США было предложено внести ряд по- правок в Федеральные Правила о том, чтобы стороны в уголовном процессе, включая также досудебную стадию расследования уголовных дел, обменивались именами и адресами свидетелей . Это позволило бы защитнику обвиняемого предъявить требование Большому жюри проинформировать его о данных свидетелей, давших показания перед присяжными. Однако данное предложение не было поддержано Конгрессом. По этой причине до сегодняшнего дня даже обвинительный акт, утвержденный Большим жюри, не содержит ни существенных данных о свидетелях, ни показаний, данных ими. На этом этапе расследования защитник обвиняемого имеет возможность ознако- миться лишь с результатами экспертных исследований. Это объясняется особо опасным характером преступления и тем, что свидетелей по делу можно запугать, склонить к даче ложных показаний, заранее зная свидетельские показания, предпринять меры для построения определенным образом, своей защиты.

Обвинительный акт предъявляется присяжными Большого жюри защитнику обвиняемого в открытом судебном заседании. В соответствии с судебной практикой защитник обвиняемого вправе требовать, чтобы ему было предоставлено время для консультации со своим клиентом. После этого, защитник обвиняемого может представить заявление о своем отношении к предъявленному ему обвинению (правило 7 (а) Федеральных Правил).

Conference Report to Accompany // Report. 1975. - № 94. 94 Cong. - 1

Sess. -P. 12.

Н2

Глава III. Особенности защиты отдельных категорий по- дозреваемых, обвиняемых на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США. § 1. Защита малоимущих подозреваемых, обвиняемых.

Как отмечалось выше, VI поправка к Конституции США провоз- глашает, что «при всех уголовных преследованиях обвиняемый имеет право … пользоваться помощью защитника для своей защиты». Однако это положение Конституции США до 30-х годов нашего столетия суды толковали в том смысле, что у каждого обвиняемого есть право лишь на приглашения защитника за свой счет и в реализации такого права ему не могло быть отказано. Неспособность малообеспеченного человека реально воспользоваться правом на защиту, представляло собой угрозу жизнеспособности состязательной системы.

Ссылаясь на федер&чьную конституцию, конституции штатов также предусматрившш право обвиняемого на помощь защитника только в случае его способности оплатить услуги адвоката. Право неимущего обвиняемого на помощь адвоката предусматривали лишь конституции некоторых штатов.

В 1932 году Верховный суд США назвал «право на помощь адво- ката» «фундаментальным», и установил, что по делам «малоимущих», «малограмотных», обвиняемых, которым может быть назначена смертная казнь, в виде наказания за совершенное преступление и, которые не в состоянии оплатить услуги адвоката, последний в судебном разбирательстве должен быть назначен судом1.

Согласно приведенному решению Верховного суда право неиму- щего обвиняемого на помощь защитника реализовывалось только на стадии судебного разбирательства. Кроме того, защитник назначался

Powell v. Alabama, 453 U.S. 456. (1932).

143

неимущим обвиняемым только по определенным категориям дел (в некоторых штатах только в случае назначения наказания в виде смертной казни). Однако даже по этим делам суд мог посчитать, что дело не представляет собой сложности, и что обвиняемый достаточно умственно развит, чтобы осуществлять свою защиту самостоятельно, а значит, и нет необходимости в обеспечении его адвокатом.

Только в 1938 году Верховный суд США постановил, что у обви- няемого, не имеющего средств для защиты, есть право на помощь адвоката также по делам о других преступлениях, и предписал федеральным судам назначать его неимущим обвиняемым .

В 1942 году Верховному суду США пришлось решать вопрос о том, должны ли штаты выполнять такую же обязанность по делам о преступлениях, рассматриваемых в судах штатов, а именно обеспечение неимущего обвиняемого защитником за счет бюджета штата. В решении по делу Betts v. Brady судья отказал обвиняемому в представлении защитника на том основании, что согласно существующей практике, адвокат назначался неимущим обвиняемым только в том случае, если они привлекались к ответственности за убийство или изнасилование2. Бри пересмотре дела Верховный суд США сформулировал так называемое право об «особых обстоятельствах», только при наличии которых суд обязан был обеспечить обвиняемого адвокатом. Согласно указанному решению Верховного суда в любом случае каждое лицо, которое ходатайствует о бесплатной помощи адвоката, должно под присягой подтвердить отсутствие у него необходимых для защиты денежных средств.

В анализируемый период времени были сделаны ряд высказываний по поводу данного решения. Бывший министр юстиции в админиет-

1 Johnson v. Zerbst 304 U.S. 458 (1938).

2 Betts v. Bradv 316 U.S. 455 (1942).

144

рации президента Л. Джонсона Р. Кларк объявил, что «при такой новой фетишизации нищеты суд взваливает невыносимое бремя на правовой аппарат штата», а судья муниципального суда Харлан указал, что <ху штата может быть моральное обязательство устранить пороки нищеты, но условия о равной защите не требуют, чтобы он предоставлял кому-либо все, что могут себе позволить другие»1. Профессор Чикагского Университета И. Кемисэр писал: «В прежние времена мы слишком часто осуждали невиновных. Это не было правосудием. Сегодня мы слишком часто предоставляем лазейку для виновного с целью дать урок полиции или прокурору. Это также не является правосудием» .

В 1946 году право неимущего обвиняемого на помощь защитника было воспроизведено в Федеральных Правилах, где устанавливалось, что вопрос о том является ли обвиняемый неимущим, решается по усмотрению судьи или специального судебного чиновника. Эти должностные лица в интересах правосудия могут заменить в любой стадии уголовного процесса одного адвоката другим и даже считать полномочия «назначенного» адвоката исчерпанными, если в ходе рассмотрения дела будет признано, что у обвиняемого есть возможность оплатить услуги адвоката. Если же будет установлено, что обвиняемый мог обеспечить себя адвокатом с самого начала уголовного преследования, то он подлежит судебной ответственности за принесение ложной присяги”.

Для неимущих лиц, привлеченных к уголовной ответственности приглашение защитника по своему выбору на стадии предварительного

Джиннджер Э. Ф. Верховный Суд и права человека. - М., 1981 - с.225, 226

2 The University of Chicago Law Review. - 1962. - № 1. - P. 5. ‘ Scheafer W. Federalism and State Criminal Procedure. // Harvard Law Review. - 1956. - vol. 70, № 1. - P. 1.

145

расследования являлось практически неосуществимым, так как последний назначался неимущим обвиняемым судами, рассматривающими дело по существу.

Вплоть до 60-х годов суды штатов предоставляли неимущим об- виняемым бесплатного защитника лишь по делам о преступлениях, за которые предусмотрена смертная казнь и только на стадии судебного разбирательства. В 1963 году была создана комиссия Генерального атторнея США по проблемам нищеты и функционирования федеральной уголовной юстиции, которая установила, что около 60 процентов обвиняемых, как в федеральных судах, так и в судах штатов не в состоянии оплатить услуги защитника и, что предпринимаются недостаточные усилия для обеспечения малоимущих лиц защитой .

В том же году Верховный суд США в своем решении стал более развернуто толковать право неимущего обвиняемого на помощь адвоката . Он постановил, что суды штатов должны назначать защитников малоимущим обвиняемым по всем делам, где лицо привлекается к уголовной ответственности за фелонию, либо за любое другое преступление «носящее серьезный характер».

По мнению А. И. Лубенского, «иллюзорной является возможность малоимущего обвиняемого получить юридическую помощь со стороны защитника еще при допросе в полиции»”. Автор ссылается на то, что согласно социологическим исследованиям, защитник малоимущему обви-

1 Caldwell R.G. Criminologe. - N.Y., 1965. - р.375 - 376.

2 Gideon v. Wainwright, 372. U.S. 335,334 (1963).

” Лубенский А. И. Ограничение прав обвиняемого в уголовном процессе США // Проблемы совершенствования советского законодательства. -М. - 1981. -вып. 22.

146

няемому назначается, как правило, либо при первой явке к судье или даже позднее1.

Проект примерного уголовно-процессуального кодекса, опублико- ванный в 1966 году американским институтом права, предусматривал право подозреваемого на помощь защитника. Однако в проекте ничего не было сказано о допуске защитника по делам о малоимущих на стадии предварительного расследования. Это позволяет сделать вывод, что проект ничего нового по этому поводу не внес. Как и была у лица, способного оплатить услуги адвоката, возможность пользоваться его помощью , так она и осталась2. Однако число случаев, когда интересы платежеспо- собного обвиняемого представляют частные адвокаты невелико, во многом по причине небольшого числа таких обвиняемых. Большинство же обвиняемых — неимущие и именно представительство их интересов составляет большую часть деятельности защиты. Американский профессор А. Сильверствей писал, что в федеральных судах высок процент лиц, которые фактически оказываются без необходимой им защиты. По данным за 1998 год около 80 % обвиняемых в федеральных судах и судах штатов просто неспособны себя обеспечить адвокатом \

Защита неимущих обвиняемых до 1964 года осуществлялась в следующих формах. Во-первых, она заключалась в том, что отдельные юристы время от времени назначались судом выполнять обязанности

1 Neubauer D. W. America’s Courts and Criminal Justice. Horth Situate. - Massachusetts. - 1979. - 192, p. 193.

2 Time. - 1966. -March 25. - P. 48.

” Организация защиты по уголовным делам в США. Совместный проект по оказанию методического содействия российским правоохранительным ведомствам в борьбе с организованной и экономической преступностью. Американская ассоциация юристов. - М., 1998. - с. 18.

147

защитника по конкретному делу, причем чаще всего такие защитники денежного вознаграждения не получали. Во-вторых, она регулярно поручалась судьей-магистратом определенным адвокатам, чей труд оплачивался из специальных федеральных или штатных фондов. В-третьих, бесплатной защитой занимались адвокаты, назначенные судом, получающие вознаграждение из благотворительных источников1.

Однако, несмотря на демократичность такой системы, ей были присущи свои недостатки, и в первую очередь неопытность, работающих в ней адвокатов.

В США 20-го августа 1964 г. был принят федеральный закон об уголовном правосудии, провозгласивший необходимость оказывать юридическую помощь каждому обвиняемому, который в ней нуждается, и определивший условия обеспечения бесплатной защиты для неимущих обвиняемых2. Согласно этому закону бесплатная юридическая помощь предоставлялась, как по делам о фелониях, так и по делам о мисдимино-рах. Исключением явились лишь дела о малозначительных преступлениях, караемых лишением свободы на срок до 6 месяцев или штрафом до 5000 долларов. Кроме того, закон постановил, что право неимущего обвиняемого на защитника распространяется на любую стадию уголовного процесса. Закон 1964 года предусмотрел правила, регулирующие порядок обеспечения неимущих обвиняемых защитниками. На каждую адвокатскую ассоциацию была возложена обязанность представить в соответствующий федеральный суд список тех адвокатов, которые могут быть назначены для защиты неимущих обвиняемых. Ассоциации юристов как местные так и штатов, должны были рекомендовать кандидатуры для включения их в этот список. Таким образом, закон об уго-

1 Columbia Law Review. - 1966. - № 2. - P. 289.

2 18 цаздея Свода Законов США # 3006 А.

148

ловном правосудии 1964 года дал большому числу неимущих обвиняемых возможность требовать назначения защитника бесплатно и, как отмечает Т. Атарова, «при таких условиях тяжесть обвинения и грозящее наказание перестали быть основным критерием для оказания бесплатной помощи малоимущим обвиняемым»1. Обеспечение неимущего обвиняемого юридической помощью демонстрирует решимость общества охранить процесс обвинения своих членов от любых возможных подозрений в пристрастности и необъективности.

Однако закон 1964 года был подвергнут жестокой критике со сто- роны американских юристов. Член Федерального суда Центрального округа Калифорнии Чарльз Кэрр отмечал, что после принятия закона «качество юридической помощи не улучшилось. Имеется значительное число судебных прецедентов, где дефекты защиты совершенно очевидны»2. В этом есть доля правды, поскольку услуги адвоката, осуществляющего защиту по соглашению с клиентом, оплачиваются значительно в большем размере по сравнению с вознаграждением адвоката, назначенного судом. Это приводит к снижению уровня квалификации адвокатов, представляющих интересы малоимущих обвиняемых. Недостатки закона 1964 года американские процессуалисты, прежде всего видели в том, что в связи с отсутствием в США достаточного количества адвокатов закон не мог действовать на практике. По этому поводу профессор Э. Фулд писал, что «существовала потребность в занятых полный день адвокатах в количестве от 8300 до 12500 человек, в то время как на самом деле их количество колебалось от 2500 до 5000 человек»”.

Апарова Т.В. Правовая помощь малоимущим. // Организация и функции адвокатуры в зарубежных странах. - М. -1991. - вып. 3. - С. 5.

2 New York University Law Review. - 1967. - № 1. - P. 66.

3 Columbia Law Review. - 1968. - № 6. - P. 1017.

149

На сегодняшний день нормы федерального законодательства об организации защиты по уголовным делам устанавливают, что лицам, не имеющим финансовой возможности нанять защитника, каждым окружным судом Соединенных Штатов он должен быть обеспечен1. Пункт (б) § 3006А Свода Законов США предусматривает, что защитник неимущему обвиняемому должен избираться из адвокатов, назначенных судом; из агентства юридической помощи или профессиональной организации защитников, представляющих адвокатов согласно плану. В этом же пункте говорится, что суд должен назначить нескольких защитников для лиц, интересы которых не могут быть представлены соответствующим образом одним адвокатом или тогда, когда представлена иная удовлетворительная причина. Пункт (в) того же раздела устанавливает, что право малоимущего на помощь адвоката распространяется на каждую стадию уголовного разбирательства. Если в любой период времени после назначения адвоката обнаружится, что лицо имеет финансовую возможность получить защитника или произвести частичную оплату его услуг, суд прервет его назначение адвоката и уполномочит произвести оплату. Если на одной из стадий уголовного процесса обнаружится, что лицо не имеет финансовой возможности оплатить нанятого им адвоката, последний ему будет назначен в соответствии с пунктом (б) настоящего раздела. В пункте (г) указывается почасовая ставка адвокатов, защищающих интересы неимущих обвиняемых: 60S в час за время, проведенное в суде и 40S в час за время, проведенное вне суда. Защитнику предоставляется право ходатайствовать о возмещении понесенных расходов. Такие ходатайства должны сопровождаться данным под присягой письменным заявлением, конкретно указывающим затраченное время, оказанные услуги и понесенные расходы. На сегодняшний день правило

Титл 18 Свода Законов США § 3006А, глава 201, § 3006А (а).

по

44 (а) Федеральных Правил устанавливает, что «каждый обвиняемый, который не в состоянии пригласить адвоката, вправе иметь назначенного адвоката для представления обвиняемого на каждом этапе процесса».

Другим источником права в этой области стали прецеденты, соз- данные Верховным судом США.

В своем решении по делу Escobedo v. Illinois Верховный суд США в 1964 году установил, что правом на бесплатную помощь защитника обвиняемый может воспользоваться, начиная с момента первого допроса в полиции .

Решении по делу Miranda v. Arizona2, сыгравшее ключевую роль для дальнейшего понимания прав подозреваемого, обвиняемого на ста- дии предварительного расследования, вынесенное Верховным судом США, устанавливало, … если лицо не в состоянии нанять адвоката, тот будет ему назначен, когда это лицо того пожелает, и в том числе до допроса””.

В следствие рассмотрения в 1975 году уголовного дела Gestein v. Pugh, федеральный суд принял решение освободить тех заключенных, которые не были представлены сразу после ареста перед судьей-магистратом, в обязанность которого входит обеспечение подозреваемых, обвиняемых защитником . Решении Верховного суда США от 1984 года по делу Strickland v. Washington установило, что возможность иметь реальную помощь адвоката находится вне зависимости от того,

1 Escobedo v. Illinois, 378 U.S. 478 (1964).

2 Miranda v. Arizona, 384 U.S. 436 (1966).

Лубенский А. И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. - М.: Юрид. лит., 1977. - с.94. 4 Gestein v. Push, 420 U.S. 103 (1975).

151

осуществляется ли она за счет обвиняемого или обеспечивается государством .

Таким образом, начиная с 60-х годов нашего столетия положение, провозглашённое в поправке VI к Конституции США стало толковаться гораздо шире. Право на помощь адвоката стало распространяться в равной степени на всех граждан США, как на богатых, так и на бедных, являясь гарантией того, что «ни один человек не будет лишен защитника только по причине его нищеты», а иначе, как отмечает судья Верховного суда США Р. Блэк, «при любой другой практике не будет выполнено обещание нашего демократического общества обеспечивать равное пра-

2

восудие в соответствии с законом» .

Однако назначение адвоката по ходатайству неимущего обвиняе- мого — это лишь одна сторона, рассматриваемой проблемы. Защитник обвиняемого не сможет помочь своему подзащитному, если не будет располагать материальными возможностями добыть доказательства, что имеет повышенное значение в условиях состязательного уголовного процесса. Для этого необходимо предоставить ему возможность пригласить экспертов, частных детективов, которые, выявили и собрали бы доказательства, опрашивать и вызывать свидетелей, которые могут проживать в другом городе, быть занятыми на работе, а значит, настаивать на компенсации своих расходов’. Американские юристы Дж. Фрэнк и Б. Фрэнк пишут, что право обвиняемого на помощь со стороны защитника теряет всякое значение, если «он из-за недостатка денежных средств у

1 Strickland v. Washington, 466 U.S. 668 (1984).

2 Criminology, and Police Science // The Journal of Criminal Law.- 1965. - vol. 56, №2, P. 143-157.

” Pye A. The Administration of Criminal Justice // Columbia Law Review. -1966. - vol. 60. № 2. - P. 300.

152

обвиняемого» не имеет возможность проводить расследование в целях добыть доказательства, необходимые для эффективного ведения защиты1. В этой связи уместно привести и такое мнение. Когда защитник, представляющий интересы неимущего обвиняемого не обладает денежными средствами, необходимыми для поиска доказательств, то его ре-штьная помощь обвиняемому оказывается мало эффективной и сводится к тому, что он выступает в роли посредника, стремящегося убедить обвиняемого признать себя виновным и согласиться на «сделку о призна-нии вины» . До принятия в 1964 году федерального закона об уголовном правосудии этот вопрос оставался открытым. С принятием закона 1964 года адвокаты неимущих обвиняемых получили возможность ходатайствовать перед судом о помощи в поисках доказательств, проведении экспертиз или иных действий, необходимых для защиты. Чем хуже представляет себе обвиняемый свое действительное положение, тем сложнее его адвокату собирать доказательства, оправдывающие или смягчающие его вину.

Но, кроме перечисленных выше затрат, не следует забывать и о том, что, защищая своих клиентов, адвокаты вкладывают в свой труд много энергии и усердия. Как правило, чем сложнее уголовное дело, а в следствие этого проводимое защитником расследование, тем более опытным он должен быть и, тем выше должна быть оплата его труда. Когда уголовному преследованию подвергается достаточно обеспеченный человек, чаще всего его защитой занимается частнопрактикующий адвокат. Однако, если уголовное дело возбуждено в отношении неимущего обвиняемого, чтобы сделать его представительство более эффек-

1 Frank J. and Frank B. Not Guilty. - N.Y., 1957. - p. 84.

Abadisky H. Social service in criminal Justice. - Englewood Cliffs, New Jersey.- 1979.-p. 100.

153

тивным, а стоимость услуг защитника более предсказуемой, многие штаты и федеральное правительство уже в 60-х годах установили системы публичных защитников (public defenders). Подобного рода адвокаты существовали еще в XIX веке, однако они полагались на пожертвования денег общественностью и добровольную службу частных юристов. Только в 1964 году с принятием федерального закона об уголовном правосудии администрацией президента США Л. Джонсона количество таких организаций расширилось и увеличилось и стало финансироваться за счет государственного бюджета. Несмотря на государственное финансирование эти ведомства независимы от властей. Деятельность публичных защитников направлена исключительно на защиту неимущих обвиняемых по уголовным дела. Сотрудники ведомств публичных защитников получают зарплату, набираются в обычном порядке из числа допущенных к практике адвокатов, пожелавших работать в таком ведомстве и прошедших проверку квалификационных комиссий, создаваемых учредившим данное ведомство органом власти. Есть мнение, что необходимо включить публичных защитников в категорию юристов, защищающих общественные интересы, поскольку они занимаются таким родом работы не из корыстных соображений, а из-за веры в важность своей работы для обеспечения справедливости в системе уголовного правосудия1.

Статья 3006А Титула 18 Свода законов США установила порядок оказания бесплатной юридической помощи неимущим обвиняемым по уголовным делам федеральной подсудности. Каждое ведомство федеральных публичных защитников подотчетно Директору Администра-

Wienreb L.L. Criminal Process Investigation Piston. - Westbury, 1993.,- p.19.

154

тивной службы Судов США (Administrative Office for the US Courts) . Директор Административной службы выделяет средства ведомствам публичных защитников в соответствии с утвержденным бюджетом; он же компенсирует расходы частных адвокатов, осуществляющих защиту в федеральном суде по назначению суда.

Ведомства публичных защитников работают не только на феде- ральном уровне, но и на уровне штатов. В таком случае их финансирование осуществляется за счет бюджета штата.

Публичный защитник чаще всего имеет помощников, детективов для сбора оправдательной информации, клерков, стенографистов и дру- гой вспомогательный персонал. Публичный защитник может пользо- ваться и услугами адвокатов, не состоящих в его ведомстве, но согласившихся выступать по конкретным делам безвозмездно. Многие юристы начинали свою карьеру публичными защитниками и достигали успехов, во-первых, конечно же благодаря самим себе, а во-вторых, прессе, которая охотно пишет об этих адвокатах и выигранных ими процессах2.

Тем не менее некоторые американские юристы достаточно скеп- тически относятся к системе публичных защитников. Ньюмен Леви в статье «Дилемма адвоката по уголовным делам» пишет: «Есть одна причина, в силу которой я испытываю известные опасения относительно публичных защитников. Представляется абсурдным иметь два государственных органа, оба из которых содержатся за счет налогоплательщиков, но одно из них старается посадить человека в тюрьму, а другое -

Ближайший российский аналог Административной службы судов США — Служебный Департамент при Верховном суде Р.Ф. Фридмен Л. Введение в американское право. - М.: Прогресс. Универс. -1992.-с. 105.

155

вытащить его оттуда. Трудно понять, как публичный защитник, слуга государства, может удовлетворительно выполнять свои обязанности и по отношению к государству и по отношению к своему клиенту. На самом деле трудно определить, кто является его клиентом» . В период, когда стали появляться публичные защитники появилась также идеология, согласно которой адвокаты, должны были руководствоваться в первую очередь интересами не клиентов, а правосудия. Это объяснялось тем, что в данной ситуации адвокаты не получали оплаты от своих клиентов, а значит и были независимым от них. Отношения адвокатов с прокурорами стали строиться не на принципе состязательности, а на началах со- трудничества. Это привело к тому, что адвокаты убеждали своих клиентов признать свою вину и тем самым избежать судебного разбирательства, в тех случаях, когда решение по делу принимается магистратом в суммарном производстве. По статистике подзащитные, чьи интересы представляют публичные защитники, в среднем в два раза чаще признают свою вину, нежели подзащитные частнопрактикующих адвокатов .

Американский исследователь Д. Нейбауэр писал: «… публичные защитники редко ориентируют свою деятельность на то, чтобы добиться оправдания своих клиентов»1. В уголовном процессе США средств, выделяемых ведомствам, занимающимся защитой неимущих, хватает на то,

Данное высказывание приведено из следующего источника: Inbau F., Thompson J., Sowle C. //Cases and Comments on Criminal Justice. - Mineola, N.Y. - 1968. - vol. 2. - P. 1172.

2 Бойков А. Д. Адвокатура в России в условиях судебно-правовой реформы. О советской адвокатуре // Сборник научных трудов. Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. - 1997. - С.38. “ Neubauer D. V. Criminal Justice in Middle America. General Learning. -1974.-p.185.

156

чтобы доводить до стадии судебного разбирательства лишь малую часть из общего числа передаваемых в их ведение дел.

Институт публичных защитников не следует смешивать с практикой «защиты интересов общества» (pro bono publico). Во-первых, эти ведомства финансируются не за счет государства, а за счет благо- творительных взносов общественности и разного рода пожертвований1. А, во-вторых, они не ведут дела отдельных клиентов, а выступают с исками против государства или корпораций, связанных с охраной прав и интересов крупных категорий граждан (потребителей, политических активистов, избирателей, налогоплательщиков) или охраной природы и охраной здоровья населения (иски против предприятий, загрязняющих окружающую среду и т. д.). Самая старая из такого рода организаций была создана в Нью-Йорке в 1917 г. Она называлась Комитет добровольных защитников (Voluntary Defenders Committee). Впоследствии она превратилась в отдел по проведению уголовных дел Нью-йоркского об- щества правовой помощи (New York Legal Aid Society).Такого рода ор- ганизации действуют и в других городах.

В тех районах, где нет публичных защитников, суд назначает частных адвокатов, чтобы не нарушать конституционного требования о праве обвиняемого на помощь защитника. Назначенные судом адвокаты не вправе отказаться от защиты неимущего обвиняемого. В небольших городах, сельских местностях помощь неимущим обвиняемым по защите своих интересов оказывается защитниками, которые согласны представлять неимущих помимо своей основной практики. Такие защитники после собеседования в квалификационной комиссии включаются в списки адвокатов, ведущих дела неимущих граждан, распространяющиеся по всем судам данной юрисдикции. Услуги «списочных» адвокатов оп-

Карлен Д. Американские суды: система и персонал. - М., 1972. - с.63.

157

лачиваются государством по установленным соответствующим органом власти тарифам. Однако обычно большие фирмы, где работают частные адвокаты, не охотно соглашаются заниматься защитой уголовных дел, предпочитая представлять интересы клиентов, занимающихся предпринимательской деятельностью, например, обвинение в нарушении уголовных антитрестных законов или законов против биржевых обманов. Такого рода практика обычно приводит к спорам между судьями и частными адвокатами относительно суммы предоставляемой компенсации, так как суды часто урезают количество указанных часов на том основании, что оно было чрезмерным для дела данной сложности. В связи с тем, что плата за работу защитника, одобренная судом, нередко оказы- вается незначительной, защитой интересов неимущих обвиняемых часто занимаются частные адвокаты с меньшим опытом работы.

Следует отметить, что в США кроме ведомства публичных защит- ников защитой неимущих обвиняемых за счет государственного бюджета занимаются также и другие ведомства. В связи с проводившейся в США в середине 60-х годов под давлением демократической общественности, так называемой «войны против бедности», были созданы различные структуры, финансируемые из федерального бюджета. В 1974 году по предложению президента США Р. Никсона Конгресс стал финансировать ряд организаций по оказанию юридической помощи. Была создана корпорация, ставшая головной организацией в этой области (Legal Services Corporation). Уже в первой половине 80-х годов ее бюджет составил около 300 млн. долларов, она финансировала 320 различных программ юридической помощи малоимущим, а также 1200 структурных подразделений на местах, в которые входили 5 тыс. адвокатов, в

158

том числе по уголовным делам . Однако в 1981 году администрация Президента США Р. Рейгана предложила прекратить федеральное финансирование этих программ. Конгресс США воспротивился такому предложению, но ассигнования на программу были все же снижены на одну треть. Оставшиеся программы юридической помощи населению существуют преимущественно на основе разного рода благотворительных пожертвований и добровольных взносов. В организациях, действующих в рамках этих программ, в большинстве своем сотрудничают начинающие адвокаты. Несмотря на их стремление работать с энтузиазмом, добросовестно и желание оказать помощь неимущим, такие адвокаты имеют мало опыта, они, как правило, крайне перегружены делами и не всегда справляются с работой. Поэтому неимущие и малоимущие граждане, как и прежде, не во всех случаях могут рассчитывать на квалифицированную помощь адвоката для своей защиты.

Законодательство США предусматривает условия почасовой оп- латы труда назначенных адвокатов и возмещение расходов понесенных ими в процессе осуществления защиты. Профессор Государственного Университета им. Уэйна, штат Мичиган, Ульям Бернэм считает, что именно по этой причине «Выиграть или проиграть - для них результат тот же самый»2.

После резкого снижения финансирования программ по поддержке неимущих обвиняемых, имевшего место в 80-х годах, была сделана попытка вновь начать осуществление должного обеспечения таких программ. В 1990 году сумма ассигнований достигла 327 миллионов долла-

Барщевский М. Ю. Бизнес- Адвокатура в США и Германии. М.: Белые альвы, 1995.-31.

2 Бернэм У. Введение в право и правовую систему США. - Сант- Паул, 1995. - с. 178, Burnham W.Introduction into Law and legal svstem.

159

ров, а в 1997 году конгресс принял решение выделить новые средства в размере трех миллиардов долларов на создание новых и укрепление уже существующих организаций юридической помощи малоимущим1. Это привело к повышению уровня профессиональной подготовки адвокатов, представляющих интересы неимущих обвиняемых. Кроме этого, денежные вливания в систему защиты неимущих граждан позволили адвокатам принимать более активное участие в работе по сбору доказательств в защиту своих клиентов на стадии предварительного расследования.

Существуют десятки таблиц для расчетов минимальной ставки за тот или иной вид юридической помощи. Но эти таблицы носят рекомен- дательный, а не обязательный характер. Смысл таких таблиц состоит в том, чтобы не дать возможность процветанию недобросовестной конкуренции, чтобы за счет небольшой ставки не смогли привлечь к себе большое количество клиентов адвокаты с низкой квалификацией.

Как выше отмечалось, в соответствии с законом об уплате труда, защитнику, представляющему интересы неимущих обвиняемых платят по определенному тарифу, ему возмещаются «разумно понесенные расходы». Тарифы могут быть увеличены с санкции окружного федерального суда и главного судьи судебного округа, «когда это необходимо для обеспечения справедливой компенсации за продленное обеспечение защиты в суде» .

На размер оплаты труда защитника может повлиять также тяжесть вменённого в вину преступления. Однако сложно согласиться с высказыванием американского адвоката о том, что его гонорар за защиту лица, обвиняемого в умышленном убийстве, — это все, чем обвиняемый располагает, так как он стоит перед дилеммой — жизнь или смерть. Все,

Бернэм У. Указ.соч. - с.36 2 18 USD § 30006(d). 1964.

160

что «человек, в конечном счёте, имеет, — это его жизнь»1.

В США сумма гонорара за предоставление услуг по защите пла- тежеспособного клиента устанавливается по договоренности с самим клиентом. Ещё в 70-х годах нашего столетия, чтобы довести какое-либо дело до конца, пройдя через все инстанции до Верховного суда США, необходимо было израсходовать от 25 до 40 тыс. Долларов2. На сегодняшний день оплата труда адвоката колеблется от 25-500 долларов в час. Американский журналист Льюим Лэфем в 1966 году писал хронику жизни одного из дорогостоящих адвокатов США Перси Формэна, который за защиту только одного обвиняемого брал гонорар в размере 200 тыс. долларов. Формэн объяснял это тем, что огромные гонорары служат наказанием для тех клиентов, которые в действительности совершили преступление1.

Для оценки эффективности защиты по уголовным делам в США и реального значения для американцев права на помощь защитника необходимо иметь в виду два важных фактора, а именно качество и доступность юридических услуг. В американском уголовном процессе право обвиняемого на помощь защитника является способом достижения объективности при рассмотрения дела и неотъемлемой частью американского «состязательного» судопроизводства, предполагающего равноправие сторон в уголовном процессе. Ллойд Л. Уайнреб писал: «Из самого факта зависимости нашего уголовного процесса от того, как исполняют

Wehringer С. К. When and how to choose an Attorney. - N.Y., 1970. - p. 78.

2 Зинн Г. США после второй мировой войны: 1945-1971. М.: Прогресс, 1977. - с.206.

J Михеенко М.М., Шибико В.П. Уголовно-процессуальное право Великобритании, США и Франции. - Киев: УМКВО, 1988. - с.29.

161

свои обязанности обвинитель и защитник, а в конечном счете — от удачного или неудачного выбора адвоката, следует, что равны ли обвиняемые перед законом или нет, они оказываются неравными, когда выносится приговор. Воплощение принципа равного для всех правосудия станет более реальны, если мы признаем наличие крайностей, свойственных состязательной системе судопроизводства, и устраним их, вместо того, чтобы делать вид, вопреки очевидности, что крайности эти не имеют значения, поскольку мы формально назначаем адвоката людям, которые не в состоянии сами заплатить за его заслуги»1. Тем не менее в настоящее время существует весьма значительное число адвокатов, которые не только соглашаются защищать неимущих обвиняемых, но даже заинтересованы в такой работе. Представляется заслуживающим внимание следующая классификация адвокатов, которые чаще всего осущест-вляют защиту неимущих обвиняемых .

Хотя и действует общая закономерность, что «чем опытнее адвокат, тем менее вероятно, что он будет заниматься делами неимущих»’, к первой группе можно отнести высококвалифицированных адвокатов. Они участвуют в делах неимущих обвиняемых исходя из того, что адвокат, по природе своей профессии должен часть своего времени уделять помощи тому слою населения, представители которого не способны оплатить его гонорар. Не исключено, что к подобным соображениям примешиваются и соображения своеобразной рекламы благотворительной деятельности. Такие адвокаты нередко про-

Уайнреб Л. Л. Указ соч. - с.36.

Совместный проект методического содействия российским правовым ведомствам в борьбе с организованной и экономической преступностью. - Организация защиты по уголовным делам в США. - М. 1998. - с. 21. 3 Criminal Law Bulletin. - Dec. 1970. - vol. 6. № 11 - P. 537.

162

являют при защите неимущих обвиняемых столько же стараний как и по делам клиентов, оплачивающих гонорар: уголовное дело неимущего обвиняемого, выигранное преуспевающим и высокооплачиваемым адвокатом, который вел защиту бесплатно, — лучшая реклама добросовестности этого адвоката.

Ко второй группе относятся квалифицированные адвокаты, которые практикуют в районах с относительно небольшим объемом частной практики по уголовным делам. Вследствие указанных выше причин, а также интереса, который они проявляют к проблемам осуществления правосудия, такие защитники имеют возможность часть своего свободного времени, добровольно или по назначению суда, уделять защите неимущих обвиняемых. Такая практика по защите неимущих обвиняемых именуется также защита по назначению. Адвокаты назначаются судом либо на основе одноразового назначения, либо путем выбора защитника из имеющегося у судьи списка. Оплата услуг адвоката производится через суд из федерального бюджета или бюджета штата. Он должен заручиться согласием суда на расходы, связанные с проведением собственного расследования или приглашением экспертов.

Третья, самая многочисленная группа адвокатов — это те, ко- торые руководствуются в основном не чувством долга или интересом к проблемам осуществления правосудия, а материальной заинтересованность. Адвокаты, относящиеся к этой группе согласны на получение любых сумм за любые уголовные дела Они исходят из того, что при получении большого количества «недостаточных» гонораров образуется все же весьма значительная сумма. Выступая в качестве защитников, такие адвокаты ограничиваются краткой консультацией подзащитного. Такая практика защиты процветает, в частности, потому, что обвиняемый, как правило, плохо разбирается в возможностях и альтерната-

163

вах его защиты, а потому полагается на знание и опыт адвоката и склонен выполнять его рекомендации.

В четвертую группу входят адвокаты по контракту, с которыми местная власть заключает контракт о выплате гонораров на заранее оговоренную сумму. Если количество малоимущих обвиняемых превышает оговоренное контрактом, стороны данного контракта могут заключить новый или согласиться продлить старый. Выгодой данной программы является то, что услуги предоставляются за заранее известную цену. Американская ассоциация адвокатов разработала рекомендации по заключению таких контрактов «в целях обеспечения высокого уровня представительства и полного изложения прав и обязанностей сторон».

И, наконец, к последней, тоже значительной группе относятся адвокаты, которые недавно закончили правовое образование, допущены к адвокатской практике, но еще не имеют достаточного опыта работы в качестве адвоката. Такие адвокаты могут состоять как при коллегиях адвокатов штатов, так и быть адвокатами, занимающимися индивидуальной практикой. В следствие того, что их практическая деятельность началась сравнительно недавно и они, как правило, неизвестны широкому кругу лиц, у них нет большого количества клиентов. Такие адвокаты обычно берутся за любые дела для приобретения в дальнейшем опыта.

Рассмотрев как ведется защита неимущих обвиняемых в США, представляется уместным проанализировать, как обстоят дела по защите неимущих обвиняемых в России. По данным на 1995 г. число «пунктов юридической помощи населению», организованных в Р.Ф. на общественных началах сократилось на 554: в 1993 г. их было 1552; в 1994 г. —

164

998 . На малочисленность адвокатов, отсутствие дежурных адвокатов в выходные дни, в случаях отказа адвокатов от вызова следователями в связи с задержанием подозреваемого, в первую очередь малоимущих, обращалось внимание в ряде выступлений начальства следственных аппаратов МВД, ГУВД России на совещании, состоявшемся в апреле 1998г. . Практику адвокатской деятельности, которой занимаются адвокаты относящиеся к пятой группе приведенной выше классификации, существующей в США, можно было бы внедрить в Российской Федерации в систему обеспечения адвокатами, защищающими интересы неимущих обвиняемых. В этой связи хотелось бы отметить, что расходы только одного штата Нью-Йорк за один год (1984) на оплату защиты малоимущих составили 55 млн. Долларов”. Это слишком большая сумма для того, чтобы ее могло выделить наше государство на нужды российских адвокатов, оказывающих помощь неимущим подозреваемым, обвиняемым. Тем не менее, такого рода практика должна действовать за счет государственного финансирования. Но учитывая трудности сложившиеся в Р.Ф. с бюджетным финансированием во всех отраслях деятельности, следует искать иные пути решения данного вопроса. Пред- ставляется, что молодые специалисты, не имеющие достаточных навыков работы в качестве адвокатов, согласятся работать за не большие деньги с целью приобретения опыта в данном виде деятельности. Это позволит решить сразу две важнейшие проблемы. Первая — это трудо-

Отдел по взаимодействию с адвокатурой Минюста Р.Ф, Адвокаты принимают поручения // Российская юстиция. - 1995. - № 6. - С. 54.

Информационный Бюллетень следственного комитета МВД России. - 1998.-№3(96).-С. 97, 172.

Prosecutionand adjudication Fourth Edition by Frank. F. W. Miller, R. O. Dawson, G. E. Pix, R. I. Parnas,. - N.Y. Westburv. - 1991.

165

устройство недавно закончивших ВУЗ-ы юристов, желающих работать адвокатами, однако не обладающих необходимыми навыками и опытом, а значит и не способными выдержать конкуренции в мире адвокатуры. А вторая — это обеспечение неимущих обвиняемых, которых в стране большинство, помощью адвоката. Может возникнуть вопрос о том, могут ли вообще принести пользу такие адвокаты, если они не занимались до этого практической деятельностью в этом направлении. Такого рода практику следует вводить исключительно под управлением более опытных адвокатов, под руководством которых молодые защитники будут отстаивать интересы неимущих обвиняемых. К тому же положение обвиняемого только лишь ухудшается, если он остается один против системы уголовного преследования. Как правило, знание в сфере уголовного права и процесса, которыми обладает профессиональный юрист, даже начинающий, более глубокие, чем у обвиняемого. В любом случае участие защитника должно облегчить обвиняемому его положение.

Возвращаясь к вопросу по защите неимущих в США отметим, что весьма заметную роль в жизни всего юридического сообщества США играет Американская ассоциация адвокатов (American Bar Association) ABA, основанная в 1878 году. Члены ABA нередко занимаются уголовными делами, связанными с интерпретацией конституционных прав обвиняемого. Большинство членов Американской ассоциации адвокатов еще в конце 60-х годов считали, что им не доплачивают, так как установленные на защиту неимущих обвиняемых почасовые ставки били низкими . В связи с тем, что законодательство США не предусматривает размера оплаты за деятельность, связанную с заявлением различного рода ходатайств, услугами, предоставляемыми адвокатом до его формального назначения, например, во время допросов, опознаний в полиции и т.д., юридическая помощь на досудебных формах расследования оказы-

American Ваг Association Journal. - 1969. - vol. 55. - P. 218.

166

вается не должным образом.

Однако, несмотря на существующие в США пороки в системе ока- зания юридической помощи по уголовным делам малоимущим обвиняемым, нельзя не признать того, что во многих аспектах такая система хорошо продумана и действует достаточно эффективно. Доказательством тому является то, что в последнее время до 90 % неимущих обвиняемых обеспечивается защитниками1.

Апарова Т. В. Указ. соч. - с.59.

167

§ 2. Роль защитника подозреваемого, обвиняемого в сделках о признании вины.

На пленарном заседании Совета судей Российской Федерации 3 апреля 1998 г., где обсуждался проект УПК Р.Ф., было отмечено, что проект не учитывает реалий, сложившихся в последние годы в сфере уголовного судопроизводства и, в частности, определил, что в нем необходимо предусмотреть право обвинителя и защитника на начальной стадии судебного процесса заключать с согласия обвиняемого соглашение о признании вины1. В настоящее время подобный институт соглашений о признании вины активно действует и используется в уголовно-процессуальной практике США. Учитывая более, чем вековой опыт существования данного института в США, автор считает целесообразным и актуальным подробно рассмотреть в диссертации действие соглашений о признании вины, роль в нем защитника подозреваемого, обвиняе- мого, положительные и отрицательные стороны данного института.

Как отмечалось выше, в результате предварительного слушания уголовного дела судьей-магистратом, либо рассмотрения его Большим жюри выносится решение о передаче дела суду, рассматривающему его по существу. Как правило, на данном этапе сторона обвинения предъявляет обвиняемому и его защитнику документально оформленное обвинение 2. С момента предъявления обвинения начинается отсчет процессуальных сроков производства по делу, что означает, что следующее появление обвиняемого и его защитника перед судом должно произойти в течение десяти дней, если только обвиняемый сам не откажется от уста-

Совет судей голосует за сделки о признании вины // Российская юстиция. - 1998. - № 6. - С.4-5. 2 Federal Rules of Criminal Procedure for the U.S. Dist. Courts. - Rule 10.

168

новленных законом сроков . Подобное решение обвиняемого принимается судом после консультации обвиняемого с защитником. Именно на этом этапе уголовного судопроизводства, то есть до рассмотрения по существу в суде конкретного уголовного дела, стороны обвинения и защиты предпринимают попытки придти к взаимовыгодному соглашению об окончательном объеме обвинения и о мере наказания обвиняемого. Суть переговоров состоит в договоренности о том, что обвиняемый соглашается признать себя виновным по одному или нескольким пунктам обвинения или сделать заявление «не оспариваю обвинение» (nolo contendere), за что обвинитель обещает снять другие обвинения или дать определенные рекомендации суду относительно меры наказания. Ре- зультатом таких переговоров, на которых обсуждаются взаимоприемлемые для сторон условия, является признание или непризнании обвиняемым своей вины. Если обвиняемый признает себя виновным, он часто это делает в отношении менее серьезных обвинений, чем те, которые выдвигались против него первоначально. Заявленное обвиняемым признание, как правило, есть результат сделки о признании вины (plea bargaining), которая заключается между его защитником и обвинителем. Инициаторами при заключении сделки о признании вины могут быть как обвиняемый, его защитник, так и прокурор, в зависимости от об- стоятельств по конкретному уголовному делу. В. А. Власихин отмечает, что сделка о признании вины «в американском «исковом» уголовном процессе означает прекращение «спора» между государством и обвиняемым» .

Federal Rules of Criminal Procedure for U.S. Dist courts. - Rule 12.1 (a),

(b).

2 Власихин В. А. Государственная атторнейская служба в США: Дис. …

канд. юрид. наук. - М., 1979. - с.46.

т

Когда-то практику переговоров по поводу признания вины назы- вали «компромиссом» или «урегулированием» дел. Хотя термин «сделка о признании вины» стал широко использоваться в Соединенных Штатах, некоторые юристы предпочитают не использовать его, потому что Он предполагает мягкость или снисхождение в отношении участи обвиняемого. Тем не менее, в обмен на признание обвиняемым своей вины, имеет место снижение наказания или какое-либо другое отступление в сторону смягчения наказания. А. И. Лубенский рассматривает сделку о признании вины как «наименьшее зло», выбираемое обвиняемым, не имеющим ни положения, ни связей, ни достаточных материальных средств для организации своей защиты1.

В правовой системе Соединенных Штатов сделки о признании вины представляют собой достаточно укоренившуюся практику, которая широко используется на протяжении 150 лет. Еще в 1839 году доля осуждений по уголовным делам, в следствие заявлений о признании вины была равна 22 процентам; спустя тридцать лет её число достигло 70 процентов. В 1920 году процент всех уголовных дел, разрешенных посредством заявлений о признании вины достиг уже 882. Из 46 тысяч приговоров, вынесенных федеральными судами в 1990 году, 39 тысяч, то есть 84 процента были вынесены в результате заключения сделки о признании вины”. В судах штатов, где рассматривается наибольшее количе-

Лубенский А. Уголовное правосудие в США: видимость и реальность // Советская юстиция. - 1983. - № 7. - С. 29-31.

2 Moley Raymond. Politics and Criminal Prosecution. - Minton, Balch, - 1929.-p. 164.

л Ежегодный доклад Директора Административного Управления Судов США. 12 (1990).

170

ство уголовных дел, 90 процентов всех дел завершаются признанием вины1.

Процедура заключения сделок о признании вины подробно регу- лируется Федеральными Правилами .

В уголовном процессе США сделка о признании вины — трех- сторонний процесс, включающий суд, прокурора, а также защитника обвиняемого. Каждая из сторон, участвуя в сделке о признании вины, обладает индивидуальными процессуальными полномочиями.

Прокурор играет основную роль в принятии решения о том, какое обвинение предъявить обвиняемому, учитывая факты по уголовному делу. Это может осуществляться, как отмечалось выше, посредством обвинительного акта или путем представления на рассмотрение Большого жюри обвинения. Согласно решению, принятому по делу Bordenkircher v. Hayes в США, в случае наличия у прокурора «достаточных оснований» полагать, что обвиняемый совершил преступление, вопрос о том, надо ли его подвергать уголовному преследованию и какого рода обвинение должно быть выдвинуто, решается прокурором единолично1. Предложение обвиняемому признать свою вину может быть сделано как в устной, так и в письменной формах, быть передано либо непосредственно защитнику, либо в открытом судебном заседании. После того, как прокурор сделает такое предложение, защитник может представить ему контр-предложения по данному делу. Так, например, в штате Коннектикут прокуроры, как правило, назначают особые часы приема адвокатов, имеющих намерение заключить сделку о признании вины. Условия со-

Олдермэн С. Б. Доклад. - Сделка о признании вины в уголовном судо-производстве штата Нью-Йорк. - Нью-Йорк, - 1998. - c.l.

Federal Rules of Criminal Procedure for Dist. Courts. - Rule 11. 3 Bordenkircher v. Hayes, 434 U.S. 356 (1978).

m

глашения фиксируются в особом протоколе, которому придается значение процессуального документа1.

Суд при рассмотрении сделки о признании вины должен убедиться, что обвиняемый: во-первых, сделал признание вины сознательно и добровольно; а во-вторых, с пониманием всех последствий такого при-знания . Согласно правилу 11 (е) (4) Федеральных Правил, независимо от того к какому соглашению пришли стороны обвинения и защить1, суд вправе назначить любое законное наказание.

Американский юрист А. Требач считает, что основная функция защитника при заключении сделки о признании вины — это торговля с прокурором по поводу характера и объема предъявленного обвинения’”. Роль защитника при заключении сделки о признании вины является чуть ли не самой главной. Хотя федеральные правила допускают заключение сделок о признании вины без участия адвоката, на практике участие защитника в сделке о признании вины является необходимым. Более того, при заключении сделки о признании вины защитник должен обладать не только высокой квалификацией, но и большим опытом работы в таком роде деятельности. Как отмечалось выше, в США существуют, так называемые, юристы-посредники, которые занимаются исключительно сделками о признании вины, чей доход основывается на том, чтобы не участвовать в судебном разбирательстве большого числа дел4. В судеб-

Чаадаев С. Г. Контроль над преступностью в буржуазных государствах. - М.: Юрид. лит., 1990. - с. 75.

2 Boykin v. Alabama, 395 U.S. 238 (1969), Marshall У. Lonberger, 459 U.S. 422(1983).

3 Trebach A. Rationing of Justice // Rutgers University Press. - 1964. - P. 93. Уайнреб Л. Л. Отказ в правосудии и полицейское расследование. - М.:

Юрид. лит., 1985.-с. 87.

172

ной практике встречаются случаи, когда недостатки в работе адвокатов в процессе ведения переговоров по сделке о признании вины, приводили к ухудшению положения обвиняемого. В результате исследования судебной практики США диссертантом был выявлен следующий прецедент. В деле Hill v. Lockhart в следствие допущения адвокатом ряда ошибок, обвиняемый был лишен возможности признать свою вину и заключить с обвинителем сделку о признании вины1.

Как правило, сделки о признании вины заключаются между об- винителем, обвиняемым и его защитником. Однако в ряде случаев, кроме обвиняемого, признать свою вину с целью заключения сделки о признании вины может также и подозреваемый. Правило 11 (е) Федеральных Правил предусматривает, что защитник вправе начать переговоры со стороной обвинения по поводу сделки о признании вины в отношении подозреваемого. На практике это происходит следующим образом. В том случае, если в беседе со своим защитником подозреваемый изъявляет желание признать свою вину, а защитник в свою очередь, оценив ситуацию, приходит к выводу, что сделка о признании вины приведет к смягчению наказания, последний встречается с прокурором, чтобы представить соглашение о признании, содержащее условия сделки. Такое соглашение защитником может быть оформлено как в отношении всего обвинения, так и в отношении некоторых пунктов обвинения

В США сделки о признании вины с подозреваемыми заключаются реже, чем с обвиняемыми2. Чаще всего прокурор соглашается с таким предложением, если у него появляется возможность использовать подозреваемого для предоставления в дальнейшем доказательств против

1 НШ v. Lockhart, 474, U.S. 52 (1985).

Gilbert Hong - assistant District Attorney. - Office of Special Norcotics Prosecutor of Citv of New York.

т

других потенциальных нарушителей или получить интересующие его показания, документы. Если стороны приходят к договоренности, про- курором подготавливается официальный документ, в котором подозре- ваемый обвиняется в совершении преступления. При заключении такой сделки дело переходит на рассмотрение непосредственно в суд 1 -ой ин- станции, минуя предварительное слушание магистратом. Как пишет К. Ф. Гуценко это: «дает значительный «отсев» - до 30 %», — рассматриваемых уголовных дел .

Однако, как отмечалось, чаще всего сделки о признании вины заключаются между обвиняемым, его защитником и обвинителем. Роль защитника при заключении сделок о признании вины состоит в том, чтобы проконсультировать обвиняемого относительно перспектив такого признания. Безусловно признание обвиняемым своей вины должно быть сделано по его собственному желанию, добровольно. Однако в большинстве случаев обвиняемые признают свою вину по советам защитников, представляющих их интересы. Статистические исследования, проведенные Национальным институтом права США, свидетельствуют о том, что в большинстве случаев защитники «избегают принятия само-го решения о признании вины» . Представляется, что решение вопроса признать или нет вину является слишком ответственным, требующим добровольного согласия лица, делающего такое признание. Поэтому в обязанности защитника входит разъяснение всех «за» и «против» прежде, чем заключить сделку о признании вины, но само решение должно быть принято обвиняемым. В принятии обвиняемым такого решения защитники готовы помочь своим клиентам определить для себя: нужно

Гуценко К. Ф. Указ. соч. - с.53.

National Institute of Justice. Plea Bargaining: Critical Issues and Common Practices. - 1985.

174

ли в данном случае идти на сделку о признании вины; сделать ли признание в отношении всего обвинения или только относительно отдельных пунктов и т. д.

Ведя переговоры с прокурором по поводу сделки о признании вины, защитник, анализируя материалы данного уголовного дела, принимает во внимание следующие обстоятельства: в каком преступлении обвиняется подзащитный; какова биография подозреваемого, обвиняемого; есть ли у него уголовное прошлое; какими доказательствами обладает сторона обвинения, имели ли место нарушения прав подзащитного при разбирательстве его дела и т. д.

Девид Небауэр отмечает: «Как прокуроры, так и адвокаты согласны с тем, что: 1) степень тяжести преступления, 2) серьезность уголовного прошлого обвиняемого и 3) сила доказательств обвинения являются тремя главными факторами, используемыми для оценки уголовных дел»1. Представляется целесообразным подробнее проанализировать эти обстоятельства.

И так, при заключении сделки о признании вины защитник обвиняемого учитывает тяжесть предъявленного прокурором обвинения. По свидетельству американских юристов, в случае обвинения подзащитного в тяжком преступлении, защитникам реже удается добиться благоприятных условий для обвиняемого, чем в случае предъявления обвинения в малозначительном преступлении2. Так, К. Б. Броси писал, что «конкретные инкриминируемые действия, даже принадлежащие к

Neubauer D. W. Criminal Justice in Middle America. General Learning. Corp. - 1974.

2 Jacoby J. E. Project on Prosecutorial Decision Making - A National Study. - Unpublished report to the National Institute of Justice. - 1980; Mather Lynn M. Plea Bargaining or Trial? - D.C. Health. - 1979.

m

одному и тому же роду преступлений, могут влиять на разницу в подходе к сделке о признании вины»1. Данные нюансы защитнику следует учесть. Прежде, чем посоветовать своему клиенту признать свою вину, защитник должен быть уверен, что такое признание не ухудшит положения подзащитного.

Немаловажное значение при заключении сделки о признании вины играет биография обвиняемого. Ведя переговоры с прокурором о мере наказания обвиняемого, адвокат может апеллировать данными из его биографии, говорящими в пользу подзащитного. В число таких могут входить: возраст обвиняемого; наличие малолетних детей либо престарелых родителей; лиц, живущих на иждивении обвиняемого; благопристойное поведение обвиняемого в прошлом и т.д. Разные защитники используют смягчающие обстоятельства подобного рода по-разному. Чаще всего защитники предъявляют их в дополнение к основным доказательствам защиты, если таковые имеются. Тем самым защитник пытается настроить прокурора в пользу своего клиента, используя биографию последнего. Бывают случаи, когда адвокаты представляют смягчающие факторы, как неотъемлемую часть основных доказательств. Так, например, в случае наличия нарушений конституционных прав подозреваемого, обвиняемого органами расследования, имевших место на стадии предварительного расследования. Существует точка зрения, согласно которой сделка о признании вины помогает перевоспитанию обвиняемых. Учитывая вышеназванные факты из биографии обвиняемого, защитник при разговоре с прокурором может делать акцент на том, что более мягкое наказание обеспечит быстрое исправление обвиняемого, «оказывающего услугу» государству своим признанием.

Brosi К. В. A Cross-City Comparison of Felony Case Process. Institute for Law and Social Research. - 1979. - p.89.

176

Важным обстоятельством, входящим в понимании анализируемого фактора, в решении адвоката о том соглашаться или нет обвиняемому на сделку о признании вины, играет наличие предыдущих судимостей обвиняемого1. Адвокат обычно принимает во внимание тот факт, что уголовное прошлое подзащитного (судимость за совершение преступления) представляет собой благодатную почву для обвинителя, который будет менее уступчив относительно меры наказания при ведении переговоров по поводу сделки о признании вины. Однако в большинстве случаев по делам о рецидивах, защитники советуют своим клиентам признать свою вину. Причиной, побуждающей защитника предложить своему клиенту пойти на сделку о признании вины, является большая вероятность обвинительного приговора с назначением сурового наказания, в случае рассмотрения дела по существу судом2. В такой ситуации адвокат дает разъяснения обвиняемому-рецидивисту о том, что в случае принятия сделки о признании вины надеяться на щедрые условия со стороны обвинителя не следует.

Особое внимание в переговорах по сделке о признании вины за- щитник уделяет вопросу о том, какими доказательствами обладает сторона обвинения. Очевидно, если в отношении обвиняемого стороне обвинения удалось собрать веские доказательства, изобличающие его, то прокурору нет выгоды вести какие-либо переговоры с обвиняемым и его защитником по поводу признания обвиняемым своей вины. Чем слабее доказательства обвинителя, тем больше шансов у защитника добиться

1 Criminal Law Code of New-York State. - § 70.02, § 70.06., § 70.08.

Mather L. M. The Outsider in the Courtroom: An Alternative Role for the Defense. - The Potential for Reform of Criminal Justice, Sage. - 1974; Baldwin J., McConvillr M. Negotiated Justice: Pressures to Plead Guilty, Martin Robinson. - 1977.

177

больших уступок для обвиняемого, признавшего свою вину. Защитник, не знающий, какими доказательствами обладает прокурор и, чем может закончиться дело в случае его рассмотрения в суде, не сможет дать правильного совета обвиняемому о том, следует ли идти на признание своей вины. Федеральное законодательство, а также законодательства некоторых штатов предусматривают право защитника в тех случаях, когда у него есть сомнения по поводу того, что прокурор утаивает свое намерение использовать собранные против обвиняемого доказательства, требовать последнего ознакомить его со всеми доказательствами ]. Во многих штатах практикуется так называемая «политика открытых папок», согласно которой защитник вправе иметь доступ ко всем доказательствам, имеющимся у прокурора по конкретному уголовному делу. Бытует мнение, что такая политика способствует установлению доверительных отношений между прокурором и защитником, а также заключению сделки о признании вины в тех случаях, когда доказательства обвинения доста-точно сильные . Ведя переговоры по поводу сделки о признании вины защитник часто неофициально встречается с прокурором для получения сведений о дополнительных доказательствах, изобличающих обвиняемого. После тщательного изучения всех доказательств, представленных прокурором, защитник определяет для себя насколько сильно обвинение подкреплено доказательствами. Правильная оценка защитником силы доказательств обвинения играет важную роль при заключении сделки о признании вины. Американский юрист У. Родес, изучавший практику сделок о признании вины в Соединенных Штатах, писал, что защитники по уголовным делам с точностью до нескольких процентов оценили ве-

1 Criminal Procedure Code of New-York State. - § 710.30.

2 Maynard D. W. Inside Plea Bargaining. - N.Y., 1984. - p.28.

178

роятность обвинительного приговора по четырем разным уголовным делам .

Говоря о важности учета объема и убедительности доказательств при сделке о признании вины, следует иметь в виду наличие не только доказательств обвинения, но и доказательств защиты. В течение переговоров, проходящих между защитником и прокурором, последний может обнаружить, что сторона защиты обладает достаточно вескими доказательствами в пользу обвиняемого, что повлияет на решение судьи, рассматривающего уголовное дело по существу. Наличие веских доказательств защиты является гарантией больших уступок со стороны прокурора в отношении меры наказания обвиняемого.

Таким образом, при ведении переговоров с прокурором по поводу сделки о признании вины, защитник использует всё своё умение, опыт, мастерство для снижения тяжести наказания обвиняемому. После окончания переговоров защитник реалистично объясняет обвиняемому сильные и слабые стороны данного уголовного дела, а также дает примерный прогноз того, к каким результатам приведет признание вины. В случае согласия обвиняемого признать свою вину, защитник ставит об этом в известность прокурора. В большинстве случаев документ по соглашению о признании обвиняемым своей вины составляется прокурором или защитником в виде контракта, в котором четко перечисляются права и обязанности сторон обвинения и защиты в соответствии с феде- ральными уголовно-процессуальными правилами, Конституцией США. Для того, чтобы соглашение о признании вины вступило в силу, необхо-

Rhodes W. Plea Bargaining: Who Gains? Who Loses? Institute for Law and Social Research. - 1978.

179

димо, чтобы оно было подписано обвиняемым, а также представлено и одобрено судьей в открытом судебном заседании1.

Заключение сделки о признании вины несет с собой ряд обязательств как для стороны обвинения, так и стороны защиты. Американский юрист Э. Джинджер отмечает, что согласно решению, принятому в 1972 году «судом Бергера» , защитник вправе опротестовать заявление прокурора о мере наказания, если оно содержит требование о более тяжком наказании, чем то, которое предусмотрено соглашением о признании вины”. Если обвиняемый в конечном счете не признает свою вину по причине отсутствия договоренности между обвинителем и защитником, прокурор не имеет права использовать на судебном разбирательстве заявления обвиняемого, которые были даны им в процессе ведения переговоров по сделке о признании вины.

Сторона защиты, в свою очередь, не вправе по своему желанию отказаться от соглашения по признанию вины . Исключением являются случаи, когда такой отказ необходим для исправления «явной несправедливости», имевшей место при заключении сделки о признании вины. Так, например, уголовно-процессуальный кодекс штата Нью-Йорк предоставляет стороне защиты возможность ходатайствовать перед судом о снятии заявления о признании вины и восстановлении обвинительного акта или заявления об обвинении в тех случаях, когда наказание, установленное соглашением по сделке о признании вины превышает то, ко-

Federal Rules of Criminal Procedure for U.S. Dist. Courts. - Rule 11 (e) (2,3)

2 «Суд Бергера» - так именуется состав Верховного суда США в честь его председателя Уоррена Бергера. 1 Джиннджер Э. Ф. Указ. соч. - 182 с. 4 U.S. Department of Justice. - Washington, D.C. 20530. - p.27.

180

торое предусмотрено законом за совершение конкретного преступления1.

Правило 11 (е) (4) Федеральных Правил устанавливает, что в случае, когда суд отклоняет соглашение, заключенное обвиняемым, его защитником и обвинителем, по поводу сделки о признании вины, стороне защиты предоставляется возможность отозвать свое заявление о признании вины. В законодательствах это положение конкретизируется. Правила уголовного судопроизводства штата Пенсильвания предоставляют стороне защиты право в любое время до вынесения приговора судом отказаться от ранее сделанного признания вины2.

В процессе исследования темы параграфа возник вопрос о том, может ли сделка о признании вины быть рассмотрена государственным органом предварительного расследования — судьей-магистратом, если соглашение о признании вины содержит обвинение в мшгозначительном преступлении. В правиле 58 (Ъ) (3) (А) Федеральных Правил говорится, что в случае рассмотрения дела магистратом по обвинению в малозначительном преступлении, обвиняемый может признать свою вину или с согласия магистрата заявить «не оспариваю обвинения» (nolo contendere). Правило 11 (d) устанавливает, что в обязанности суда первой инстанции, рассматривающего сделку о признании вины, входит уточнение вопроса о том, является ли признание обвиняемого или заявление nolo contendere результатом предыдущих обсуждений между об- виняемым, его защитником и прокурором. Такого же рода обязанность не предусмотрена правилом 58 для магистратов. Из этого следует, что даже в случае наличия договоренности между сторонами обвинения и

1 Criminal Procedure Code of New-York State. - § 220.60. Свод законов штата Пенсильвания - Титул 234. Правило 320.

ш

защиты об условиях признания вины в малозначительном преступлении или заявления nolo contendere, магистрат при рассмотрении уголовного дела остается вне её видения. Таким образом, процедура сделки о признании вины официально не имеет места при рассмотрении дела магистратом, даже в случае предъявления обвинения в малозначительном преступлении, т. е., когда дело рассматривается магистратом по существу. Однако не исключено, что до рассмотрения дела в суммарном производстве магистратом, признание обвиняемым своей вины могло быть сде- лано неофициально, без уведомления о том в последствии суда, в результате соглашения сторон обвинения и защиты. Так, например, полицейский может оформить вызов в магистратский суд водителя, нарушившего правила дорожного движения, прежде заключив с ним соглашение о предъявлении обвинения в менее значительном автотранспортном нарушении, чем то, которое было допущено на самом деле. Такую процедуру часто называют «придорожной сделкой о признании вины». В большинстве случаев магистрат не знает о заключении «придорожной сделки о признании вины», которая предусматривает наказание связанное с условным осуждением либо штрафом1.

Не зависимо от того, признал ли обвиняемый свою вину в мало- значительном преступлении или же в фелонии, рассматривается ли его дело судьей-магистратом или иным судом первой инстанции, необходимость в помощи адвоката при заключении сделки о признании вины очевидна. Более того, на наш взгляд, защитник является гарантом конституционных, уголовно-процессуальных прав обвиняемого в сделке о признании вины.

Сделка о признании вины не известна уголовному процессу России. Однако в юридической литературе уже обсуждается вопрос о воз-

Criminal law Code of New-York State. - § 65.05-1, § 80.05-1.

ш

можности поэтапного внедрения в российскую уголовно- процессуальную систему данного института1. Потребуется и законодательная регламентация роли защитника обвиняемого в этой процедуре. По мнению диссертанта необходимо в УПК иметь нормы о том, что соглашение о признании вины может заключаться только при участии защитника обвиняемого, как гаранта того, что признание вины сделано обвиняемым добровольно, без физического или психического воздействия, без обмана, с полным пониманием всех последствий такого признания. Кроме того, защитник обвиняемого должен являться гарантом того, что соглашение о признании вины будет должным образом учтено судом при определении в приговоре меры наказания. Таким образом за- щитнику обвиняемого отводится очень важная роль в случае внедрения предлагаемого института соглашения о признании вины в уголовный процесс России. Таким образом, можно «сдвинуть с мертвой точки» создавшееся парадоксальное положение в практике уголовного судопроизводства России, когда признание обвиняемым своей вины, как правило, только усугубляет его положение и защитнику обвиняемого обычно приходится советовать подзащитному не торопиться с признанием вины. Эффективность уголовного судопроизводства в такой ситуации резко снижается и, не случайно, совет судей Р.Ф. в своем решении от 3 апреля 1998 г. признал необходимым ввести в уголовный процесс Р.Ф.

2

«сделку о признании вины» .

Махов В.Н., Пешков М.А. Сделка о признании вины // Российская юстиция. - 1998. - №7. - С. 17-19.

Совет судей голосует за сделки о признании вины // Российская юстиция. - 1998. -№ 6. - С. 1.

т

§ 3. Защитник подозреваемого, обвиняемого, заявившего о своей невменяемости.

Прежде, чем перейти к вопросу о том, как в США ведется защита лиц, «заявивших о своей невменяемости» на стадии предварительного расследования и какова роль адвоката, защищающего интересы такой категории лиц, представляется необходимым дать определение и виды невменяемости в уголовном процессе США.

При слушании уголовного дела, в котором подозреваемый, обви- няемый заявляет о своей невменяемости магистрат должен установить идет ли речь о невменяемости лица в момент совершения преступления или же о его невменяемости в момент уголовного преследования. В свою очередь невменяемость в момент совершения преступления делится на два вида: 1) mens rea, что в переводе с латинского означает отсутствие намерений, не возможность предвидеть последствия; 2) психическое заболевание либо умственная отсталость. В зависимости от того, о какого рода невменяемости заявляет подозреваемый, обвиняемый, ведется как сама защита, так и все уголовно-процессуальное преследование.

Процедуре подачи заявлений об использовании невменяемости подозреваемого, обвиняемого в качестве доказательства, как и всему уголовному процессу США, присуще состязательное начало. В отличие от уголовно-процессуального законодательства РСФСР, где статья об участии защитника по делам лиц, признанных невменяемыми, находится в отдельном разделе о применении принудительных мер медицинского характера, законодательство США предусмотрело правило по защите невменяемых обвиняемых в разделе «Заявления и ходатайства до суда; аргументы защиты и возражения». Это означает, что факт невменяемости подозреваемого, обвиняемого рассматривается, как доказательство защиты. Из этого следует, что на стадии предварительного расследова-

184

ния подозреваемые, обвиняемые, заявляя о своей невменяемости таким образом представляют доказательства защиты, смягчающие их вину или же вообще снимающие их вину.

Согласно ст. 405 УПК РСФСР участие защитника по делам о не- вменяемых обязательно с момента установления факта душевного заболевания лица, совершившего преступление. Как правило, защитник вступает на защиту интересов невменяемого с момента представления следователю заключения судебно-психиатрической экспертизы. Однако, как верно отмечено, психическое состояние лица может быть удостоверено не только экспертизой, но и другими официальными медицинскими документами; это обстоятельство должно учитываться при решении вопроса о допуске защитника на предварительное следствие еще до назначения экспертизы1. В России в последние годы на практике защитник по делам рассматриваемой категории допускается с момента представления следователю медицинских документов, свидетельствующих о психическом заболевании подозреваемого, обвиняемого; этот порядок соответствует п. 3 ст. 49 УПК РСФСР об обязательном участии защитника по делам невменяемых лиц, которые в силу своих психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту.

Рассмотрим как обстоят дела по защите лиц, заявивших о своей невменяемости в США. Основания для вступления адвоката на защиту подозреваемого, обвиняемого, заявившего о своей невменяемости являются те же, что и при защите вменяемых лиц. То есть согласно «правилам Миранды» с момента задержания и первого допроса в полиции защитник вправе представлять интересы подозреваемого, обвиняемого,

Махова Т.М. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. Глава XXI. / Уголовно-процессуальное право Р.Ф. - М. - Юристь. - Под. ред. П.А. Лупинской. 1997. - с.528.

185

независимо от его психического состояния. Если подозреваемый, обвиняемый, заявивший о своей невменяемый после зачитывания ему полицией «правил Миранды» дает согласие на приглашение защитника, то вопрос о назначении последнего решается на общих основаниях. Однако, если указанное лицо отказывается от защитника, назначается ли адвокат в обязательном порядке государственным органом предварительного расследования, как это имеет место в уголовном процессе РФ, согласно ст. 405 УПК РСФСР? Чтобы ответить на данный вопрос следует установить: 1) является ли участие адвоката на стадии предварительного расследования обязательным, если уголовное преследование осуществляется в отношении лица, заявившего о своей невменяемости, 2) возможен ли отказ такого подозреваемого, обвиняемого от помощи защитника. Для этого ниже будут проанализированы положения федерального законодательства, законодательства штатов, судебная практика, Типовые Правила Профессиональной Этики, а также Дисциплинарные Правила типового Кодекса.

Примерный уголовный кодекс США содержит ряд норм, регули- рующих процедуру признания обвиняемого невменяемым. Статья 4.06 (3) устанавливает, что обвиняемый или его защитник могут подать ходатайство о проведении медицинской экспертизы. Если такое ходатайство подается обвиняемым, не представленным на слушании адвокатом, ему будет предоставлена возможность получить адвоката, а если у него нет средств на это он будет ему назначен . Из этого следует, что участие защитника при подаче ходатайства о признании невменяемости является обязательным. Кроме того, в правиле говорится, что суд удовлетворит такое ходатайство только в случае, если защитник обвиняемого путем

1 Примерный уголовный кодекс (США). Институт американского права. - М. - Прогресс. -162. - с.85.

186

представления аффидавита или иным образом убедит суд в том, что у него имеются «разумные основания добросовестно предполагать, что его клиент не может на основе фактов и закона защищаться против обвинения» . В данном контексте под аффидавитом следует понимать подтверждение под присягой адвоката о невменяемости своего подзащитного, в качестве доказательства защиты. Таким образом, на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США защитник вправе свидетельствовать под присягой в пользу своего подзащитного. Такое подтверждение практически представляет собой гарантию для судьи-магистрата о том, что есть серьезные основания полагать, что подозреваемый, обвиняемый, заявивший о своей невменяемости, таковым именно и является. Учитывая, что заявление о невменяемости в уголовном процессе США подается в качестве доказательства защиты, возможность использования этого права в корыстных целях подозреваемыми, обвиняемыми-симулянтами очевидна. Поэтому не зря в примерном уголовном кодексе США предусмотрена норма, согласно которой суд удовлетворяет ходатайство о признании невменяемости только в случае предоставления адвокатом убедительных доводов о не возможности подзащитного защищать самого себя. Правило 3.7 (3) Типовых Правил в порядке исключения устанавливает возможность адвокату выступать в качестве свидетеля защиты, в тех случаях, когда «лишение адвоката права выступать в защиту клиента, значительно ухудшит его положение». Подобных норм, устанавливающих право адвоката давать свидетельские показания в защиту своего клиента, в уголовно-процессуальном законодательстве РФ нет. Нет также оснований внедрять подобное право адвоката в уголовный процесс России, так как оно

Никифоров А.С. Примерный уголовный кодекс (США): Пер с англ. -

М., l969.-c.85.

ш

подрывает свидетельский иммунитет адвоката, установленный в ч. 3 ст. 72 УПК РСФСР.

Ответ на следующий вопрос, о том, возможен ли отказ лица, зая- вившего о своей невменяемости, от помощи адвоката на стадии предварительного расследования, федеральным уголовно- процессуальным законодательство США не дается. Из беседы с прокурором Прокуратуры штата Нью-Йорк Гилбертом Хонгом диссертанту удалось выяснить, что он во многом зависит от того, какого рода невменяемость заявлена подозреваемым, обвиняемым1. В этой связи уместно отметить, что в уголовном процессе США существуют следующие виды невменяемости.

  1. Заявление о невменяемости в момент совершения преступ- ления.

A. Mens rea (отсутствие намерений). В данном случае подозревае- мый, обвиняемый заявляет о своей неспособности на момент совершения преступления контролировать свои действия, а также предвидеть их результаты. Как выше отмечалось, если такое лицо приглашает адвоката, а в случае его неплатежеспособности требует его назначить, вопрос о вступлении адвоката на защиту решается на общих основаниях. Лица, ходатайствующие о признании их mens rea, в большинстве случаев заявляют о неспособности контролировать свои действия или предвидеть их результат в момент совершения преступления, а не на момент уголовного преследования. Таким образом, на момент подачи заявления о своей невменяемости они способны осознавать все происходящее и давать отчет своим действиям. Теоретически отказ от помощи защитника со стороны таких лиц возможен, так как возможность пользоваться услугами адвоката является правом подозреваемого, обвиняемого, а не его обя-

Gilbert Hong - assistant District Attorney, office of the Special Norcotics Prosecutor of the Citv of New York.

188

занностью. В 1961 году Верховный суд США по делу United States v. Currens определил, что если сторона защиты докажет, что подзащитный во время совершения преступления «потерял способность контроля своих действий», он должен рассматриваться, не как виновный по данному уголовному делу, а как mens геа1. На практике лица, заявившие о своей невменяемости, предпочитают иметь адвоката для защиты своих интересов, так как сами не обладают необходимыми профессиональными знаниями и навыками для правильного использования факта невменяемости в качестве доказательства защиты.

В. Психическое заболевание либо умственная отсталость. Так как уголовно-процессуальное законодательство США исходит из того, что право заявлять о психическом заболевании или умственной отсталости является одним из средств защиты, на практике возможны случаи, когда это право используется в целях уклонения от уголовного наказания, и лица — психически здоровые, тем не менее ходатайствуют о признании своей невменяемости. Прокурор Гилберт Хонг в беседе с диссертантом отмечал, что заявления о психическом заболевании или умственной отсталости в уголовном процессе США подаются редко, так как «бремя доказывания ложится на плечи адвоката». В отличие от России, где по отношению к невменяемому не выносится постановление о при- знании его обвиняемым, не составляется обвинительное заключение2, в США федеральное законодательство (правило 12.2 Федеральных Правил) рассматривает лиц, заявивших о своей невменяемости, в качестве обвиняемых, даже после прохождения данным лицом психиатрической

1 United States v. Currens, 290 F 2d 751 (3d Cir 1961). “ Бюллетень Верховного Суда РФ 1995. - № 8. - с.8.

т

экспертизы . Сторона обвинения будет оспаривать заявленное защитой ходатайство о признании невменяемости и настаивать на том, что обвиняемый в момент совершения преступления был совершенно здоров, так как в обычно в противном случае и в момент уголовного преследования подзащитный должен быть психически больным или умственно отсталым. В течение определенного срока после подачи стороной защиты заявления о психическом заболевании или умственной отсталости обвиняемого, прокурор, представляет имена и адреса тех лиц, которых он намерен вызвать в качестве свидетелей с целью опровергнуть или дискредитировать заявление стороны защиты. В этой связи наличие психического заболевания или умственной отсталости у лица в момент совершения преступления доказать очень сложно, поэтому обвиняемые редко отказываются от помощи адвоката.

  1. Невменяемость в момент уголовного преследования.

При подаче подозреваемым, обвиняемым заявления о невменяемо- сти в момент уголовного преследования психиатрическая экспертиза может быть проведена как по инициативе стороны защиты, так и стороны обвинения. В случае наличия достаточных оснований полагать, что данное лицо страдает психическим заболеванием прокурор предпринимает меры для назначения психиатрической экспертизы. Достаточными основаниями могут быть: официальные медицинские документы, нахождение лица под наблюдением психиатрической лечебницы или иного подобного учреждения, психически ненормальное поведение лица во время уголовного преследования и т.д. При наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый невменяем, прокурор

В данной случае имеется в виду невменяемость, подтвержденная психиатрической экспертизой, проведенной по инициативе стороны защиты до суда, рассматривающего уголовные дела по существу.

190

ходатайствует о назначении психиатрической экспертизы перед судьей-магистратом. Правило 12.2. (с) Федеральных Правил предоставляет прокурору право ходатайствовать перед судом о направлении обвиняемого на психиатрическую экспертизу в соответствии с правилами о проведении такого рода экспертиз (Свод законов США. - Титул 18. - § 4241, § 4242). Данное правило устанавливает, что «ни одно заявление сделанное обвиняемым в ходе экспертизы, независимо от того проводится ли эта экспертиза с согласия обвиняемого или без него, ни одно показание эксперта на основании такого заявления и ни один прочий результат такого заявления не могут быть допущены в качестве доказательства против обвиняемого». Судья-магистрат предпринимает необходимые меры для назначения данному лицу защитника. Правило 16 (D) Федеральных Правил предоставляет право адвокату требовать у стороны обвинения отчет по психиатрической экспертизе, который имеет существенное значение для подготовки защиты. Адвокат вправе «проверять, копировать или фо- тографировать» любые отчеты. Если прокурор и защитник обвиняемого не оспаривают выводов, содержащихся в заключении экспертизы, уголовное дело рассматривается на основании данного заключения’.

Психиатрическая экспертиза может быть проведена также по ини- циативе адвоката подозреваемого, обвиняемого, заявившего о своей невменяемости. Федеральные Правила предусматривают право защитника ходатайствовать о назначении экспертизы для определения психическо-го состояния обвиняемого . В данном случае отказ подозреваемого, обвиняемого от услуг адвоката не представляется возможным, так как в большинстве случаев даже психически здоровые обвиняемые не знают

Примерный уголовный кодекс (США). - Статья 4.06 (1). 2 Federal Rules of Criminal Procedure for U.S. Dist. Courts.- Rule 12.2 (a) (b).

т

всех своих прав на защиту, а невменяемые обвиняемые тем более. В правиле 12.2. (а) Федеральных Правил говорится «если обвиняемый намеревается положиться для защиты от обвинения на невменяемость» он должен в течение определенного времени подать ходатайство об этом суду. Возникает сомнение в том, может ли вообще лицо, страдающее психическим расстройством использовать в качестве доказательства защиты факт признания своей невменяемости. Более того, вряд ли обвиняемый заявивший о невменяемости, способен подать ходатайство с соблюдением всех требований его составления. Представляется, что все эти действия предпринимаются защитником заявившего о невменяемости обвиняемого. Это же правило устанавливает для невменяемого об- виняемого и его защитника требование об обязательном уведомлении прокурора о своем намерении использовать невменяемость в качестве доказательства защиты. Такое уведомление защитником должно быть подано в письменной форме. Правило 12.2. (Ъ) Федеральных Правил предусматривает, что защитник и его клиент в установленные сроки должны представить прокурору копию заключения эксперта о психическом состоянии обвиняемого. Таким образом, федеральное законодательство прямо не устанавливает, что отказ обвиняемого, заявившего о невменяемости, от защитника не подлежит удовлетворению со стороны органов предварительного расследования. Однако анализ федерального законодательства по данному вопросу, приводит к выводу о том, что невменяемые обвиняемые самостоятельно без защитника не смогут реализовать свои права, вытекающие из правила 12.2.1.

Правило 305 (с) (1) (Ь) правил уголовного судопроизводства штата Пенсильвания устанавливает «…обвиняемый, который намерен в качестве защиты заявить суду о психическом заболевании или требование о

1 Winslade W., Ross J. The Insanity Plea. - 1983. - p. 198-226.

192

признании его умственно неполноценным» должен в установленный срок подать заявление, подписанное им и его адвокатом1. Более того, по законам штата Пенсильвания данное заявление должно содержать «специальную доступную информацию, касающуюся характера и степени предполагаемого психического заболевания или требования о признании умственно неполноценным, а также имена и адреса свидетелей, экспертов или иных лиц, которых сторона защиты намерена вызвать в суд в целях защиты»2. Такого рода заявление действительно психически больной или умственно отсталый обвиняемый, заявивший о невменяемости, как правило, без помощи защитника подать не сможет.

Общим при ведении защиты подозреваемых, обвиняемых, заявив- ших о своей невменяемости как в момент совершения преступления, так и на момент уголовного преследования является то, что защитник собирает доказательства о неспособности своего клиента понимать значение возбужденного против него уголовного преследования, содействовать собственной защите, отдавать отчет в преступности своего поведения или согласовать свое поведение с требованиями закона. Уголовно-процессуальное законодательство штата Нью-Йорк (§ 40.15) устанавливает, для того, чтобы убедить суд в «невозможности подзащитного нести ответственность за совершенное преступление» сторона защиты должна привести веские доказательства, о не способности обвиняемого оценивать: во- первых, последствия своих действий; во-вторых, противоречие своих действий нормам закона”.

Свод законов штата Пенсильвания. - Титул 234.

Соединенные штаты Америки. Конституция и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. В 2 т. - М.: Прогресс, 1993. Т. 2 - с.754. 3 Could’s Criminal Law Handbook of New York. § 40.15 (1995).

т

Исследования уголовно-процессуального законодательства по данному вопросу показали, что в уголовном процессе США участие защитника по делам о подозреваемых, обвиняемых, признанных невменяемыми, является обязательным, где роль адвоката сводится к недопущению нарушений конституционных прав подзащитного, представлению его интересов, независимо от того дает ли невменяемый обвиняемый согласие на такое представительство или нет. Как и в Российской Федерации уголовно-процессуальное право США гарантирует право на защитника подозреваемым, обвиняемым в отношении которых еще до рассмотрения дела по существу будут представлены доказательства психического заболевания или умственной неполноценности. Роль защитника такой категории лиц в США сходна с ролью в уголовном процессе Р.Ф. Отличия в основном обусловлены состязательным характером доказывания невменяемости. Сторона обвинения представляет доказательства вменяемости обвиняемого, как правило, оспаривая требование противной стороны о психическом заболевании или умственной неполноценности. Правило 1.14 (а) Типовых Правил устанавливает, что при защите умственно отсталых адвокат должен «насколько это возможно в разумных пределах, поддерживать нормальные отношения адвоката с клиентом». Дисциплинарные Правила Типового Кодекса (правила 7-11, 7-12) предусматривают, если недееспособность клиента вынуждают адвоката принимать решения вместо клиента, адвокат должен взвесить все имеющиеся обстоятельства и действовать с осторожностью для того, чтобы вести защиту в интересах своего клиента. Таким образом, роль защитника в США в этой ситуации является более активной, нежели в уголовном процессе Р.Ф. Однако диссертант не видит достаточных оснований в данном случае прибегать к рецепции норм уголовно- процессуального права США.

194

Заключение.

В результате исследования сформулированы и обоснованы ряд взаимосвязанных научных положений, расширяющих и углубляющих представление о положении адвоката на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США. Проведенное исследование свидетельствует от том, что положение адвоката на стадии предварительного расследования в уголовном процессе США по сравнению с положением адвоката на стадии предварительного расследования в уголовном процессе России отличается своеобразием. Отличие это обусловлено особенностями уголовного процесса США в целом и предварительного расследования в частности, целями, преследуемыми американскими адвокатами на стадии предварительного расследования, требованиями, которые

предъявляются юристам, ведущим адвокатскую деятельность.

Прежде всего, стадия предварительного расследования в уголовном процессе США, состоящая из трех этапов; полицейского расследования, предварительного слушания судьей-магистратом и рассмотрением дела присяжными Большого жюри, не схожа со стадией предварительного расследования в уголовном процессе Р.Ф. Таким образом, поле деятельности адвоката подозреваемого, обвиняемого, границы стадии предварительного расследования в уголовном процессе США существенно отличаются от стадии предварительного расследования в уголовном процессе России.

Американская юридическая доктрина и практика, исходя из принципа состязательности, определяющего характер уголовного процесса США в целом, рассматривают весь уголовный процесс, в том числе стадию предварительного расследования, как спор
между,

195

наделенными равными юридическими возможностями обвиняемым, его защитником и обвинителем. Именно этим определены широкие права подозреваемого, обвиняемого на защиту на стадии предварительного расследования. В отличие от США стадия предварительного расследования в уголовном процессе России не знает подобного состязательного начала. И в первую очередь потому, что функции защиты на стадии предварительного расследования осуществляются не только обвиняемым и его защитником, но в определенной мере и следователем, который, ведя расследование преступления, собирает доказательства не только против обвиняемого, но также и в его пользу. В отличие от уголовно-процессуальной системы России, в американском уголовном процессе на плечи подозреваемого, обвиняемого и его адвоката взвалена вся тяжесть сбора и представления доказательств, включая поиск и представление свидетелей, экспертов. Состязательная система отводит адвокату роль бойца, который должен защитить своего клиента от обвинений обвинителя путем использования всех законных средств защиты. Права, которыми наделен подозреваемый, обвиняемый для защиты своих интересов на стадии предварительного расследования также отличаются от прав подозреваемого, обвиняемого в уголовном процессе России.

Конституционное закрепление VI поправки Конституции США о праве подозреваемого, обвиняемого на защитника является гарантией соблюдения прав личности в уголовном процессе и воплощением идеи о справедливом уголовном процессе, единственной целью которого является достижение правосудия. В отличие от уголовного процесса России, где законодательно четко сформулированы понятие и права

196

подозреваемого, обвиняемого (ст.ст. 46, 52 УПК РСФСР), в уголовно-процессуальном законодательстве США нет четкого перечня прав подозреваемого, который по сути пользуется теми же правами на защиту, что и обвиняемый и, в том числе, правом на защитника. Ведущую роль в формировании свода процессуальных норм, регламентирующих порядок реализации права на защитника, играют Верховный суд США и Верховные суды штатов; правила, устанавливаемые ими по делам связанным с толкованием поправки VI, включаются в систему гарантий, характеризующих «надлежащую правовую процедуру» (XIV поправка Конституции США) и распространяются в качестве общеобязательных на деятельность органов уголовной юстиции США.

В настоящее время, как известно, уголовно-процессуальное законодательство Р.Ф. находится в стадии реформирования. По этой причине, представляется, возможным заимствование некоторого положительного опыта профессиональной деятельности адвокатов в США, поскольку это способствует более полной реализации норм УПК Р.Ф. о праве обвиняемого на защиту. В отличие от России в США допустима индивидуальная адвокатская практика. Для решения существующей проблемы нехватки защитников в России предлагается ввести практику индивидуальной адвокатской деятельности по уголовным делам, предусмотрев в Законе Р.Ф. «О статусе адвоката» ряд требований, исполнение которых гарантировало бы высокий уровень профессионализма адвокатов, предусматривало бы их обязательное участие по назначению. Говоря о качестве предоставляемых адвокатом услуг нельзя не обратить внимание на то, что в США юридические школы предоставляют не
только

197

академическое образование, но и обучают практическим навыкам: подготовке и подаче процессуальных ходатайств, мастерству ведения допросов и т.д. Выпускникам отечественных ВУЗ-ов, получившим специальность юриста, сложно начинать работать защитниками. Желательно и в России широко внедрить систему школ, повышающих квалификаъщю российских защитников, обучающих их практическим навыкам ведения защиты.

Отличительной чертой американских адвокатов является возможность отказа в любое время от представления интересов своего клиента, в то время как, согласно ст. 51 УПК РСФСР, защитник не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Однако, как в США, так и в России взаимоотношения защитника и обвиняемого настолько многогранны и сложны, что их оценка и регулирование далеко выходят за пределы права, попадая в сферу действия морали. Типовые Правила Профессиональной Этики США предусматривают возможность отказа как подозреваемого, обвиняемого от своего защитника, так и адвоката от защиты своего подзащитного. Представляется возможным в проекте Федерального Закона «Об адвокатуре в РФ.» предусмотреть статью, которая четко регулировала бы случаи и порядок отказа защитника от ведения защиты интересов клиента.

В отличие от законодательства России (ст. 202 УПК РСФСР), которое предоставляет защитнику право по окончанию предварительного расследования беспрепятственно знакомиться со всеми материалами уголовного дела, в США полиция неохотно предоставляет материалы дела защите, мотивируя это состязательным началом предварительного расследования. Для того, чтобы ознакомиться с отчетами расследования адвокат должен об этом

198

заявлять ходатайство судье-магистрату, и с момента вынесения им специального приказа адвокат сможет ознакомиться с доказательствами обвинения (правило 12 (в) (4) Федеральных Правил). Уголовно-процессуальное законодательство России защитнику предоставляет также право выписывать из дела необходимые сведения, изучать подробно и внимательно материалы следствия, чтобы сделать правильные выводы о полноте проведенного следствия, о наличии или отсутствии в деле доказательств, оправдывающих или смягчающих степень виновности его клиента. Однако в реализации права, предусмотренного ст. 202 УПК РСФСР, защитник нередко сталкивается с рядом препятствий, например, в случае запрещения следователем изучать материалы уголовного дела путем ксерокопирования. В США адвокат может беспрепятственно делать ксерокопии «документов» и копии «материальных объектов», а также фотографировать их (правило 16 (с) Федеральных Правил). Предлагается позволить защитникам при ознакомлении с материалами дела пользоваться не запрещенными законом техническими средствами с условием не нарушения целостности материалов. Необходимо решить ряд организационных вопросов, чтобы защитник, возможно, за определенную плату мог сделать ксерокопию уголовного дела в присутствии следователя либо его помощника.

В числе прочих важных институтов уголовного процесса России, где целесообразны изменения, занимает институт защиты мачоимугцих граждан, число которых в последние годы в России возросло. В этой связи хотелось бы отметить, что расходы только одного штата Нью-Йорк за один год (1984) на оплату защиты малоимущих составили 55 млн. долларов. Это слишком большая сумма

199

для того, чтобы её могло выделить наше государство на нужды российских адвокатов, оказывающих помощь неимущим подозреваемым, обвиняемым. Учитывая трудности, сложившиеся в России с бюджетным финансированием, следует искать иные пути решения данной проблемы. Представляется, что молодые специалисты, не имеющие достаточных навыков работы в качестве адвокатов, согласятся работать за небольшие деньги с целью приобретения опыта в данном виде деятельности. Это позволит решить сразу две проблемы: первая — это трудоустройство недавно закончивших ВУЗ-ы юристов, желающих работать адвокатами, однако не обладающих необходимыми навыками и опытом, а значит и не способными выдержать конкуренции в мире адвокатуры; а вторая — это обеспечение неимущих обвиняемы помощью адвоката. Такого рода практику следует вводить исключительно под управлением более опытных адвокатов, под руководством которых молодые защитники будут отстаивать интересы неимущих обвиняемых.

В последние годы в печати появилось много предложений по реформированию российского уголовно- процессуального

законодательства, обращения к уголовно процессуальному опыту зарубежных стран. Совет судей Р.Ф. постановил, что проект УПК не учитывает реалий, сложившихся в сфере уголовного судопроизводства и определил, что следует в нем предусмотреть право обвинителя и защитника на начальной стадии судебного процесса заключать с согласия обвиняемого соглашения о признании вины. Учитывая более, чем вековой опыт существования данного института в США, в диссертации подробно рассмотрены сделка о признании вины, роль адвоката подозреваемого,
обвиняемого при её заключении,

200

положительные и отрицательные стороны данного института. Подобное исследование представляется актуальным по той причине, что в случае заимствования данного института уголовно- процессуальной системой России потребуется законодательная регламентация роли защитника обвиняемого в этой процедуре.

Большим своеобразием отличается законодательное

регулирование в США положения невменяемого подозреваемого, обвиняемого и его права на защитника. В отличие от УПК РСФСР, где статья об участии защитника по делам лиц, признанных невменяемыми находится в разделе о применении принудительных мер медицинского характера, законодательство США предусмотрело правило по защите невменяемых в разделе «Заявления и ходатайства до суда; аргументы защиты и возражения». Это означает, что факт невменяемости подозреваемого, обвиняемого рассматривается, как доказательство защиты. Сторона же обвинения представляет доказательства вменяемости обвиняемого, как правило, оспаривая требования противной стороны о психическом заболевании или умственной неполноценности. Таким образом, процедуре подачи заявлений об использовании невменяемости подозреваемого, обвиняемого в качестве доказательства, как и всему уголовному процессу США присуще состязательное начало.

201

Список использованной литеоатуоы

Ж. V Ж

/. Законы и другие нормативные акты. (американское и российское законодательство)

  1. Бюллетень Верховного Суда Р.Ф. 1995. - № 8.
  2. Великая Хартия. - 1215 г. (Англия).
  3. Закон «Об адвокатуре РСФСР»
  4. Конституция США. - 1787 г.
  5. Проект УПК Р.Ф. от 1997 г.
  6. Свод законов штата Пенсильвания.
  7. Свод Законов США. - Титул 18.
  8. Судебные правила по уголовному процессу штата Калифорния 1971.
  9. Федеральные Правила уголовного процесса в окружных судах США 1946 г., с изменениями и дополнениями на 1998 г.
  10. Уголовный кодекс Р.Ф.
  11. Уголовно-процессуальный кодекс штата Нью-Йорк.
  12. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР по состоянию
    на 1.01.1997 г.

  13. Уголовно-процессуальные правила штата Иллинойс.
  14. Типовые Правила Профессиональной Этики от 1969 г.
  15. Дисциплинарные Правила Типового Кодекса.
  16. П. Диссертации и авторефераты.

  17. Боботов С. В. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции: Автореф. дис… докт. Юрид. наук. - М.? 1979. - 31 с.
  18. Власихин В.А. Государственная атторнейская служба в США: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1979.

202

  1. Гаврилов С.Н. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном процессе России, история и современность: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1998. - 29 с.
  2. Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США: Дис. … докт. юрид. наук. -М., 1974.
  3. Зархин Ю.М. Нравственные основы предварительного следствия в советском уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук.
    • М., 1974.-16 с.
  4. Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предварительного расследования и предания суду: Автореф. дис… докт. Юрид. наук. - Ленинград, 1967. - 32 с.
  5. Машленко И. Ф. Проблема допустимости доказательств в уголовном процессе США: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1988.

  6. Михайловская И.Б. Современный уголовный процесс США: Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1972.
  7. Михайловская И.Б. Современный уголовный процесс США: Автореф. дис… докт. Юрид. наук. - М., 1972. - 47 с.
  8. Некрасова М. П. Правовые, нравственные и психологические аспекты защиты по уголовным делам: Автореф. дис…канд. юрид. наук. - Ленинград, 1980. - 15 с.
  9. Николайчик В.М. Кризис правовых основ полицейской борьбы с преступностью в США: Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1975.
  10. Пешков М.А. Арест и обыск в уголовном процессе США: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1998. - 36 с.
  11. III. Книги, монографии, статьи. 1. Аллен Т., Эпл Дж. Искусство и роль адвоката в развитии американской демократии // США-ЭПИ.
        • № 6.

203

2 Апарова Т.В. Правовая помощь малоимущим // Организация и функция адвокатуры в зарубежных странах. 1991. - вып. 3.

  1. Ария С. Об адвокатской тайне // Российская юстиция. - 1997. № 2.
  2. Баренбойм Л.Д. Адвокатура в США // Адвокат. - 1993. - № 1.
  3. Барщевский М.Ю. Адвокат. Адвокатская фирма. Адвокатура. - М.: Белые альвы, 1995. - 141 с.
  4. Барщевский М.Ю. Бизнес адвокатура в США и Германии. - М.: Белые альвы, 1995. - 63 с.
  5. Башкатов Л, Ветрова Г. О состязательности // Российская юстиция. -1995. -№1.
  6. Бернэм У. «СВ. Боботов, И.Ю. Жигачев Введение в правовую систему США» // Государство и право. - 1997.
  7. Бернэм У. Введение в право и правовую систему США. - Сант- Паул, Миннес, 1995.
  8. Бернэм У. Суд присяжных заседателей - М.: Изд. Московского независимого института международного права, 1996.
  9. Бернэм У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. - СП.: Изд. Санкт-Петербургского университета, 1996.
  10. Боботов СВ., Жигачев И.Ю. Введение в правовую систему США. -М.: Норма, 1993.333. с
  11. Бойков А.Д. Адвокатура в России в условиях судебно-правовой реформы. О советской адвокатуре // Сборник научных трудов. Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. - 1997.
  12. Бойков А. Д. Нравственные основы судебной защиты // Новое в жизни, науке, технике. -1978. - № 7.
  13. Власихин В.А. Частная юридическая деятельность в США // Юридический консультант. - 1997. - № 8.

204

  1. Готлиб Д. Выпускник ещё не адвокат // Международный адвокат. Информационный Бюллетень. - 1991. - № 2.
  2. Гуценко К.Ф. Уголовный процесс основных капиталистических го- сударств. - М.: Университет им. Патриса Лумумбы, вып. 1. - 1969.
  3. Гуценко К.Ф. Правосудие по-американски. - М.: Знание, 1969. - 54с.
  4. Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. - М.: Изд. МГУ, 1993.-83 с.
  5. Джиннджер Э. Ф. Верховный Суд и права человека. - М.: Юридическая литература, 1981. - 392 с.
  6. Жоффре-Спиноза Рене Давид, Камилла - Основные правовые системы современности. -М.: Изд. Международные отношения, 1996.-398с.
  7. Залесский В. Проект Закона об адвокатуре - триумф корпоративного лобирования? // Российская юстиция. - 1995. - № 5.
  8. Зинн Г. США после второй мировой войны: 1945-1971. - М.: Прогресс,
    • 286 с.
  9. Кадышева Т. Ширинский С. Адвокат на предварительном следствии // Советская юстиция. - 1993. - № 8.
  10. Карлен Д. Американские суды: система и персонал. - М.: Прогресс, 1972-124 с.
  11. Кларк Р. Преступность в США. - М.: Прогресс, 1975.
  12. Кларк Р. Преступность в США: Замечания по поводу её природы, причин, предупреждения и контроля: Пер. с англ. - М.: Прогресс, 1975. - 422 с.
  13. Клен Н.Н. Мы нашли свою нишу // Адвокат. - 1996 г. - вып. 12.
  14. Кони А.Ф. Собрание сочинений в 8 томах: В 8 т. - М.: Юрид. лит., 1967. Т. 4.

205

  1. Лубенский А.И., Штромас А.Ю. Защита на предварительном следствии по законодательству зарубежных стран. - М.: М-во юстиции СССР, 1970. - вып 59.
  2. Лубенский А.И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. - М.: Юридическая литература, 1977.
  3. Лубенский А.И. Ограничение прав обвиняемого в уголовном процессе США // Проблемы совершенствования советского законодательства. -
    • вып. 22.
  4. Лубенский А.И. Уголовное правосудие в США: видимость и реальность // Советская юстиция. - 1983. - № 7.
  5. Лубшев Ю.А. Адвокат в уголовном деле. - М.: Юристъ, 1997. - 406с.
  6. Лупинская П.А., Гаврилова С.Н. Адвокат в уголовном процессе. -М., Новый Юрист, 1997. - 534 с. ^
  7. Махов В. Н., Пешков М. А. Уголовный процесс США. - М., Бизнес- школа «Интел-Синтез», 1998. - 207 (8) с.
  8. Махов В.Н., Пешков М.А. Сделка о признании вины // Российская юстиция. - 1998. - № 7.
  9. Михеенко М.М., Шибико В.П. Уголовно-процессуальное право Ве- ликобритании, США и Франции. - Киев: УМКВО, 1988. - 186 с.
  10. Мизулина Е. Технологии власти: уголовный процесс. - Ярославль, 1992.
  11. Милова И. Участие адвоката в следственных действиях // Российская юстиция. - 1996.
  12. Мишин А.А., Власихин В.А. Конституция США, политикоправовой комментарий. - М.: Международные отношения, 1985. -334 с.

206

  1. Мишина Е. Миранда против штата Аризона (революция суда Уоррена) // Российская юстиция. - 1997. - № 2.
  2. Михайловская И.Б. Процессуальное положение прокурора и адвоката в уголовном процессе США // Вопросы борьбы с преступностью. -1997.
  3. Никифоров А.С. Примерный уголовный кодекс (США). Пер. с англ. -М., 1969.
  4. Николайчик В. М. США «Билль о правах» и полицейское расследо- вание. - М.: Наука, 1973. -254 с.
  5. Николайчик В.М. Уголовный процесс США. - М.: Наука, 1981.-224с.
  6. Николайчик В.М. Уголовное правосудие в США. - М.: Изд. Российская академия наук Институт США и Канады, 1995.
  7. Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уго- ловное право. - М., Наука, 1990. - 255 (6) с.
  8. Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. - М.: Юри- дическая литература, 1989. - 189 с.
  9. Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат. - М.Лрогресс, Универс, 1993.-462 с.
  10. Пешков М.А. Особенности возбуждения уголовного дела в уголовном процессе США // Следователь. - 1997. - № 2.
  11. Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. - М., Юрид. лит., 1993.-255 (6) с,
  12. Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты / под ред. О.А. Жидкова: в 2 т. - М.: Прогресс, 1993. Т. 1.
  13. Стрепухин В.Г., Хейфец С.А. Представление адвокатам доказа тельств по делу. Вопросы защиты по уголовным делам. - Л., 1967.

207

  1. Строгович М.С. Уголовный процесс в США и Англии, его реакционная сущность. - М.: Военная юридическая академия, 1950.
    • 173 с.
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. - М., 1968. Т1.-196 с.
  3. Сухарев А.Я. Пятидесятилетие советской адвокатуры // Советское государство и право. - 1972. - № 5.
  4. 5S. Уайнреб Л.Л. Отказ в правосудии. Уголовный процесс в США.
    • М.: Юридическая литература, 1985. - 160 с.
  5. Фаткулин Ф.Н., Зиннатулин 3.3., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. - Казань, 1976.
  6. Фридмэн Л. Введение в американское право: Пер. с англ. - М.: Прогресс, Универс, 1992. - 284 с.
  7. Фуллер Л. Адвокат в судебном процессе США // Российская юстиция. - 1995. -№> 8.
  8. Чаадаев С.Г. Контроль над преступностью в буржуазных государствах . - М.: Юрид. лит., 1990. - 108 с.
  9. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права.
    -СП., 1995.-838 с.
  10. Чельцов М.А. задачи советской защиты и процессуальное положение адвоката. Адвокат в советском уголовном процессе. - М., 1954..
  11. Чуркин А. Адвокат с диктофоном и ксероксом // Российская юстиция. - 1997. -№ в..
  12. Шафир Г.М. Некоторые вопросы тактики и методики защиты на предварительном следствии. - ЛГУ, 1967.
  13. Шафир Г.М. Участники уголовно-процессуальной деятельности. -М., 1961.

208

IV. Книги четырех и более авторов.

  1. Особенности предварительного расследования преступлений, осуществленного с участием защитника / А.А. Леви, Н.А. Якубович, Л.В. Ба-тищева, Е.И. Конах. - М.: Изд. Научно исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка, 1995.
  2. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Л.Б. Алексеева, В.А. Давыдова, М.С. Дьяченко, Г.П. Ивлеев, П.А. Лупинская, Т.М. Махова, Темушкин, Л.И. Нека, B.C. Чистякова, С.Г. Чаадаев, В.И. Швецов; Под ред. П.А. Лупинской. - М.: Юристь, 1997.
  3. V. Справочная литература.

  4. Англо-русский, русско-английский словарь / Сост. А.В. Литвиновой. - М.: Русский язык, 1987.
  5. Советский Энциклопедический словарь. - М.: «Сов. энциклопедия», 1990.
  6. VI. Неопубликованные переводы и докумен-

ты.

  1. Доклад Дженин Юнкера. Программа правовых инициатив дял стран центральной и восточной Европы. Американская ассоциация юристов. Министерство юстиции США. - 1998.
  2. Ежегодный доклад Директора Административного Управления Судов США. - 1990.
  3. Олдермэн СБ. Сделка о признании вины в уголовном судопроизводстве штата Нью-Йорк, 1998.
  4. Организация защиты по уголовным делам в США. Совместный проект по оказанию методического содействия российским правоохранительным ведомствам в борьбе с организованной и экономической преступностью. - Американская ассоциация юристов. - 1998.

209

™ Литература на английском языке

/. Законы и другие нормативные акты.

т 1. Could’s Criminal Law Handbook of New York. - 1995.

  1. A.B.A. Special Committee on Evaluation of Ethical Standards. Code of Professional Responsibility. (Preliminary Draft, 1969).
  2. Joint Committee on Continuing Legal Education. Meeting the Education Needs of the Newly Admitted lawyers. - Ch. 3. - Apendices B\D (1966).
  3. Model Code of Pre-Arraignment Procedure.
  4. Щ 5. National Institute of Justice. Plea Bargaining: Critical Issues and Common

Practices. - 1985.

  1. Public Law 90-578.
  2. Report of Joint Conference on Professional Responsibility of the American Bar Association. - 1958.
  3. The Constitution of United States of America. Analysis and Interpretation. - Supplement: Wash, 1979.
  4. w II. Судебные прецеденты.

  5. Argersinger v. Hamlin, 407 U.S. 25 (1972). Ф 2. Beavers v. Haubert (1905).

  6. Berts v. Brady, 316 U.S. 455 (1942).

  7. Bordenkircher v. Hayes, 434 U.S. 356 (1978).

  8. Boykin v. Alabama, 395 U.S. 238 (1969). p 6. Brady v. Maryland, 373 U.S. 83 (1963).

  9. Brady v. United States, 397 U.S. 742 (1970).
  10. Brewer v. Williams, 430 U.S. 387 (1977).
  11. Chapman v. California, 386 U.S. 18, 87 S. Ct. 17 L. Ed. 2d 705 (1967).
  12. Coleman v. Alabama, Supreme Court of USA, 399 U.S. 1. S. Ct. 1999, 26 L. Ed. 2d. 387(1970).

210

  1. Commonwealth v. Wheeler, 2 Mass. 172 (1806).

  2. Escobedo v. Illinois, 378 U.S. 478 (1964).
  3. Estell v. Smith, 451 U.S. 454, 469-471 (1981).
  4. Gedeonv. Wainwright, 372 U.S. 335, 334 (1963).
  5. Gestein v. Pugh, 420 U.S. 103 (1975).
  6. Giordonello v. U. S., 357, U.S. 480 (1958).
  7. Graham v. Letwin, 18 U.S. 916, 926.
  8. Grenmer v. State, 70 Wis. 2d 204, 214, 234 N.W. 2d 316, 321 (1975).
  9. Hamilton v. Alabama, 368 U.S. 52, 54, 82 S. Ct. 1050, 10 L. Ed. 2d. 193 (1963).
  10. Hill v. Lockhart, 474 U.S. 52. (1985).
  11. Illinois v. Perkins, 496 U.S. 292 (1990).
  12. Johnson v. Zerbst, 304 U.S. 458 (1938).
  13. Kirby v. Illinois, 278 U.S. 65, 58 (1972).
  14. Lisenba v. California, 314 U.S. 219 (1941).
  15. Mallory v. United States, U.S. 449 (1957).
  16. Mattox v. United States, 156 U.S. 237, 242-243 (1895).
  17. Miranda v. Arizona, 384 U.S. 436 (1966).
  18. Mc. Nabb v. United States, 318 U.S. 322 (1943).
  19. Myers v. Commonwealth, 363 Mass. 843, N.E. 2d. 819 (1973).
  20. New York v. Quarles, 467 U.S. 649 (1984).
  21. Powell v. Alabama, 287 U.S. 45, 69, 53, S. Ct. 55, 64, 77 L. Ed. 158 (1932).
  22. Rhode Island v. Innis, 446 U.S. 291 (1980).
  23. Solesbee v. Balcom (1959).
  24. Strickland v. Washington, 466 U.S. 668 (1984).
  25. U.S. v. Ewell(1966).

211

  1. United States v. Bagley, 473 U.S. 667 (1985).
  2. United States v. Currens, 290 F 2d 751 (3d Cir 1961).
  3. United States v. Sawyer, 504 F. 2d. 878 (1974).
  4. United States v. Vigo, 487. F 2d 295 (1973).
  5. United States v. Wade, 388 U.S. 218, 226, 87 S. Ct. 1926, 18 L. Ed. 2d. 1149(1967).
  6. Whight v. Maryland, 373 U.S. 59 (1963).
  7. ///. Книги, монографии, статьи.

  8. Abadisky H. Social service in criminal Justice. - Englewood Cliffs, New Jersey. - 1979.
  9. American Bar Association Journal. - 1969. - vol. 55.
  10. Baldwin J., Mc. Convillr M. Negotiated Justice: Pressures to Plead Guilty, Martin Robinson. - 1977.
  11. Barret E. Criminal Justice. Problem of Mass Production. The Courts, the public and the Law Explosion. - Englewood Cliffs. - N.J., 1965.
  12. Brosi K.B. A Cross-City Comparison of Felony Case Process. Institute for Law and Social Research. - 1979.
  13. Burkoff J. M. Evidence: Exclusionary Rules. Encyclopedia of Crime and Justice // The Free Press. - N.Y. 1989. - v. 2.Caldwell R.G. Criminologe. -N.Y., 1965.
  14. Caldwell R.G. Criminology. - N.Y., 1965.
  15. Columbia Law Review. - 1966. - № 2.
  16. Columbia Law Review. - 1968. - № 6.
  17. Conference Report to Accompany // Report. - 1975. - № 94.
  18. Columbia Law Review. - 1967. - № 4.
  19. Corday R. Vradilis J. The Jurisprudence of justice O’Connor // The Uni- versity of Chicago law review. -1985. - vol. 52.

212

  1. Criminal Law Bulletin. - 1970. - vol. 6. - № 11.
  2. Criminology and Police Science // The Journal of Criminal Law. - 1968. - №4.-P. 465.
  3. Curran B. The Lawyers Statistical Report. A Statistical Profile of the U.S. Legal Profession in the 1980’s (American Bar Foundation 1980, 1988).
  4. Dikerson R. Model Defense of Needy Person Act // Harvard Journal on Legislation. - 1966. - vol. 4 № 1.
  5. Doherty J. Total Pretrial Disclosure - A Requiem to the Accusatorial Sis- tem // Illinois Bar Journal. - 1972. - vol. 60.
  6. Frank I. Courts on Trial. - 1949. - № 7.
  7. Frank J., Frank B. Not Guilty. - N. Y. - 1957.
  8. Gatler A.S. Juccessful Trial Tactics. - N.Y. - 1950.
  9. Goldstein A. The State and Accused: Balance of Advantage in Criminal Procedure // Yale Law Journal. - 1960. - vol. 69.
  10. Government mstusious into the defense camp: undermining the right to counsel // Harward law review. - 1984. - vol. 97. - № 5.
  11. Harney M. L. The Informer in Law Enforcement. - Illinois, 1968.
  12. Harvard Law Review. - 1967. - № 8.
  13. Hearing before the Judicature U.S. Senate. - Wash. - 1966.
  14. Inbau F., Thompson J., Sowle C. // Cases and Comments on Criminal Justice. - Mineola, N.Y. - 1968. - vol. 2.
  15. Jacoby J. E. Project on Prosecutorial Decision Making - A National Study: Unpublished report to the National Institute of justice. - 1980.
  16. Kassel P., Markmen S. // National Review. - 1997. - vol. 1.
  17. La Fave W. R., Israel J. H. Criminal Procedure Second Edition. - 1992
  18. Leizer B. Values in conflict, life, liberty and the rule of law. - N.Y. 1981.

213

  1. Leonard V.A. The Police, the Judiciary and the Criminal. About Miranda v. Arizona, Vignera v. New York, Westover v. United State, California v. Stewart.
    • Spingfield, Illinois, 1969.
  2. Mather L.M. Plea Bargaining or Trial? - D.C. Health. - 1979.
  3. Mather L.M. The Outsider in the Courtroom: An Alternative Role for the Defense. - The Potential for Reform of Criminal Justice. - Sage, 1974.
  4. Mayers L. The American Legal System. N.Y., Evanston and London. -1964.
  5. Mc. Donald W. The defense counsel.- Beverly Hills, 1983.
  6. Maynard D. W. Inside Plea Bargaining. - N.Y., 1984.
  7. Miller F. Prosecution. The Decision to Charge a Suspect with a Crime. - Boston, 1974.
  8. Moley Raymond Politics and Criminal Prosecution. - Minton, Balch, 1929.
  9. Moreland R. Modern Criminal Procedure. - Indianapolis. 111., 1959.
  10. Neubauer D.W. America’s Courts and Criminal Justice. Horth Situate. - Massachusetts, 1979.
  11. Neubauer D.W. Criminal Justice in Middle America. General Learning. Corp. - 1974.
  12. New York University Law Review. - 1967. - № 1.
  13. Proscow M. Manual for prosecuting attorneys. - Practicing Law Institute, 1956.
  14. PuttkammerE. Administration of Criminal Law. - Chicago, 1965.
  15. Pye A. The Administration of Criminal Justice // Columbia Law Review.
  16. -vol. 60. -№ 2.
  17. Report of Conference on Professional Responsibility of the American Bar Association. - 1958.

214

  1. Rhodes W. Plea Bargaining: Who Gains? Who Loses? - Institute for Law and Social Research. - 1978.
  2. Seagle W. Law. The Science of Inefficiency. - N.Y., 1952.
  3. Sheafer W. Federalism and State Criminal Procedure // Harvard Law Re- view. - 1956. - vol. 70. - № 1.
  4. Sheldon H., Roset A. Protection for the Suspect under «Miranda v. Ari- zona» // Columbia Law review. - 1967. - № 4.
  5. Smith D. Klien J. Police agency Characteristics and arrest decision // Evaluating performance of criminal justice agencies. -N.Y. - 1983.
  6. Sobel N. Eyewitness identification (legal and practical problems). - N.Y., 1972.
  7. The Saturday Evening Post. - 1966. - Febr. 26.
  8. The Saturday Evening Post. -1967. - Febr. 11.
  9. The University of Chicago Law Review. - 1962. - № 1.
  10. The Yale Law Journal. - 1965. - № 3.
  11. The Yale Law Journal. - 1967. - № 8. 60. Time. - 1966. - March 25
  12. 61 Trebach A. Rationing of Justice // Rutgers University Press. - 1964.

  13. Wayne R., Jerold La Fave, Israel H. Hornbook on Criminal Procedure Second Edition. - West 1994.
  14. Wehringer C.K. When and how to choose an Attorney. - N.Y., 1970.
  15. Weinreb L.L. Criminal Process Investigation Pastone . - N.Y.: Westbury, 1993.
  16. Weinreb L.L. Criminal Process Prosecution. - N.Y.: Westbury, 1993.
  17. Wigmore A. Treatise on the Anglo-American Sistem of Evidence in Trials of Common Law // Brown and со. - Boston, Liftle. - vol. 8.
  18. Winshade W., Ross J. The Insanitv Plea. - 1983.

215

IV. Книги четырех и более авторов.

  1. Criminal Justice Administration / F. Remington, D. Newman, E. Kunball, M. Melli, H. Goldstein. - Merill: The Bobbs, 1969.
  2. Prosecutionand adjudication Fourth Edition by Frank / F.W. Miller, R.O. Dawson, G.E, Pix, R.I. Pamas. - N.Y.: Westbury, 1991.
  3. V. Неопубликованные переводы и документы. 1. Jacoby J. E. Project on Prosecutorial Decision Marking - A National Study: Unpublished report to the National Institute of Justice. - 1980.