lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Жук, Олег Дмитриевич. - Борьба с организованной преступностью в Российской Федерации: По материалам оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в Западно-Сибирском и других регионах России : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1998 174 с. РГБ ОД, 61:99-12/261-4

Posted in:

Генеральная прокуратура Российской Федерации

Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка

На правах рукописи

ЖУК ОЛЕГ ДМИТРИЕВИЧ

БОРЬБА С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(по материалам оперативно-розыскной и уголовно- процессуальной деятельности в Западно-Сибирском и других регионах России)

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика теория оперативно-розыскной деятельности.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научные руководители: доктор юридических наук

ТОКАРЕВА М.Е. доктор юридических наук

ХАЛИУЛИН АХ.

$ X”

Ц\х

Москва 1998

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

  1. ГЛАВА ПЕРВАЯ

Общая характеристика организованной преступности

и мер борьбы с ней

§ 1. Понятие организованной преступности и преступлений,

совершаемых организованными преступными сообществами 11

§2. Состояние, структура и территориальные особенности,

тенденции развития организованной преступности в России 27

§ 3. Правовые и организационные основы борьбы с

организованной преступностью в Российской Федерации 40

§ 4. Опыт борьбы с организованной преступностью

в зарубежных странах 57

ГЛАВА ВТОРАЯ

Выявление, пресечение, предупреждение функционирования организованных преступных сообществ в процессе оперативно- розыскной деятельности

§ 1. Деятельность специализированных оперативно-розыскных подразделений по выявлению, пресечению, предупреждению

функционирования организованных преступных сообществ 70

§ 2. Нейтрализация преступных авторитетов, лидеров, в том числе «воров в законе» и возглавляемых ими преступных

формирований 75

§3. Борьбы с коррупцией 82

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Возбуждение уголовных дел, раскрытие и расследование

преступлений организованных преступных сообществ

§ 1. Деятельность органов дознания и следователей в стадии возбуждения уголовных дел о преступлениях организованных

преступных сообществ 100

§2. Особенности предмета доказывания по делам об организации

и деятельности преступных сообществ 125

§3. Раскрытие и расследование преступлений, предусмотренных

ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации 133

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 153

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 155

2

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Организованная преступность вызывает серьезные опасения в обществе. В последние годы регистрируется значительное число преступлений, совершенных организованными преступными формированиями, так, в 1997 году совершено 28,5 тысяч таких преступлений. Изменилась и качественная характеристика организованной преступности: она пронизывает практически во все сферы жизнедеятельности государства и общества, ее представители проникают в органы государственной власти и местного самоуправления.

Проблемы борьбы с организованной преступностью неоднократно обсуждались на заседаниях Государственной Думы и Совета Федерации России. Президентом Российской Федерации было издано несколько Указов о мерах по борьбе с организованной преступностью. Подготовлены и внесены в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекты Федеральных законов «О борьбе с организованной преступностью» и «О борьбе с коррупцией».

Значительное внимание вопросам борьбы с организованной преступностью уделяется и в современной юридической литературе. Криминологические аспекты этой проблемы освещались в работах Ю.М. Антоняна, А.Н. Волобуева, А.И. Гурова, А.И. Долговой, СВ. Дьякова, А.А. Ерохина, И.И. Карпеца, Н.Ф. Кузнецовой, А.С. Никифорова, В.В. Панкратова. А.Я. Сухарева, В.Е. Эминова. Уголовно-процессуальные
и

криминалистические вопросы борьбы с организованной преступностью менее разработаны, хотя они затрагивались многими авторами, среди которых Д.И. Бедняков, Е.А. Доля, В.П. Мурашов, B.C. Овчинский, А.П. Рыжаков, А.Б. Соловьев, К.Б. Сурков, М.Е. Токарева, Н.П. Яблоков.

Однако многие важные вопросы в полной мере не исследованы. Это относится к совершенствованию правового регулирования и практической

3

деятельности по возбуждению уголовных дел, раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными преступными

формированиями. Нуждаются в дальнейшей разработке пути повышения эффективности деятельности специально созданных органов по борьбе с организованной преступностью, особенности деятельности этих органов по выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию деятельности организованных преступных сообществ.1

В этой связи тема диссертационного исследования представляется актуальной.

Целью исследования являлась определение путей совершенствования законодательства, направленного на борьбу с организованной преступностью, повышение эффективности деятельности органов по борьбе с организованной преступностью в системе МВД.

В соответствии с этим были поставлены следующие основные задачи исследования:

  1. Уточнение понятий “организованная преступность”, “организованные преступные формирования”, “преступления, совершенные организованными преступными формированиями”.
  2. Изучение зарубежного опыта борьбы с организованной преступностью и определение путей его использования в современной России.
  3. Исследование особенностей возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, раскрытие и расследование преступлений,

1 В системе МВД Российской Федерации к таким органам относятся Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП), Региональные управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОП), управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) при МВД - УВД субъектов Российской Федерации. Указанные названия даны в соответствии с приказом МВД РФ № 330 от 30 мая 1998 «Об утверждении структуры центрального аппарата и подчиненных подразделений МВД России». До этого приказа указанные подразделения именовались соответственно ГУОП, РУОП и УОП. В системе следственных управлений МВД - УВД созданы управления по расследованию организованной преступной деятельности (УРОПД).

4

предусмотренных статьей 210 УК РФ.

  1. Подготовка на этой основе предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

  2. Подготовка конкретных рекомендаций и предложений по совершенствованию деятельности специальных органов по борьбе с организованной преступностью - ГУБОП - РУБОП -УБОП, УРОПД МВД РФ и повышению эффективности их деятельности.

Методология и методика исследования. Основным методом исследования являлся диалектический метод познания. Использовались также исторический, конкретно-социологический и сравнительно- правовой методы.

При проведении исследования использовались работы ученых-юристов, специалистов в области теории государства и права, конституционного права, административного права, гражданского процесса, уголовного права, уголовного процесса, криминологии, криминалистики, прокурорского надзора, оперативно-розыскной деятельности, работы зарубежных авторов.

Конкретно-социологические исследования деятельности органов РУБОП - УБОП, УРОПД по раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными преступными формированиями проводились, главным образом, в Западно-Сибирском регионе, изучалась практика и в других регионах Российской Федерации.

По специально разработанной программе изучены все уголовные дела, возбужденные в 1997 году на территории Российской Федерации по статье 210 УК РФ, а также 348 уголовных дел о других преступлениях организованных преступных формирований в Западно-Сибирском регионе, проведено итервьюирование 100 оперуполномоченных РУБОП - УБОП и 200 следователей УРОПД.

Кроме того, при написании диссертации широко использован личный опыт работы автора в органах по борьбе с организованной преступностью в различных должностях.

В работе проанализированы данные статистической отчетности управлений по борьбе с организованной преступностью и следственных управлений МВД-УВД субъектов Российской Федерации за 1993~1998г.г. Разностороннее изучение фактических данных, связанных с поставленной проблемой, обеспечивало репрезентативность и достоверность полученных результатов.

Научная новизна работы прежде всего определяется тем, что в ней осуществлено исследование современного состояния и
динамики

организованной преступности в различных регионах России, правовых и организационных основ борьбы с организованной преступностью. Впервые на уровне кандидатской диссертации исследованы особенности возбуждения уголовных дел, раскрытия и расследования преступлений, предусмотренных статьей 210 Уголовного кодекса Российской Федерации (организация преступного сообщества (преступной организации), руководство им или участием в нем).

Требованиям новизны соответствует также конкретные предложения и выводы, содержащиеся в диссертации (о системе правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью, о правовой защите свидетелей и потерпевших по делам о преступлениях организованных преступных сообществ, о мерах по исключению проникновения организованных преступных сообществ в органы государственной власти и местного самоуправления).

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Понятие организованной преступности как деятельности, основанной на разделении труда, имеющей характер преступного предпринимательства, что заключается в предоставлении запрещенных товаров или услуг, либо в

6

применении незаконных способов конкурентной борьбы. Эта деятельность направлена на извлечение максимальной прибыли при готовности членов организации к нарушениям законов.

  1. Предложения о принятии в качестве правовой основы борьбы с организованной преступностью федеральных законов «О борьбе с организованной преступностью», «О борьбе с коррупцией», «О защите свидетелей, потерпевших и лиц, содействующих уголовно-процессуальной деятельности», проекты которых внесены в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.
  2. Предложения об использовании в Российском законодательстве апробированных в зарубежной практике положений, в том числе:
  • об освобождении от уголовной ответственности при условии дачи свидетельских показаний (Италия, ФРГ, США);
  • о возможности задержания свидетеля, отказавшегося от дачи показаний суду (США);
  • о признании показаний, содержащих противоречия, основанием для осуждения лица за ложные показания (США);
  • об установлении максимального срока для обжалования неправомерности получения правоохранительными органами доказательств (США).
  1. Предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего возбуждение уголовных дел и расследование преступлений, совершенных организованными преступными сообществами:
  • о возможности производства до возбуждения уголовного дела отдельных видов экспертиз (судебно-медицинских, экспертиз оружия, веществ с подозрением на наркотические и токсические и т. д.);
  • о непосредственном использовании в качестве доказательств результатов проведения оперативно-розыскных мероприятий (оперативное
  • 7

внедрение, оперативный эксперимент, контролируемая
поставка, прослушивание телефонных и иных переговоров);

  • о неуказании данных о личности потерпевших и свидетелей в материалах уголовного дела либо об участии потерпевших и свидетелей в процессе под вымышленными личными данными;

  • о возможности не вызывать в суд свидетеля, давшего показания на предварительном следствии;
  • о проведении предъявления для опознания в условиях, исключающих контакт опознаваемого и опознающего.
    1. Меры по улучшению организации деятельности специализированных оперативно-розыскных подразделений и созданию федеральной системы органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью:
  • о выведении управлений по борьбе с организованной преступностью из подчинения МВД-УВД субъектов федерации создании вертикально подчиненной системы «ГУБОП-РУБОП-УБОП»;

  • об организации в РУБОП оперативно-поисковых и оперативно- технических подразделений;
  • о создании при РУБОП следственных отделов (управлений) следственного комитета МВД России;
  • об организации федеральных межрегиональных прокуратур;
  • о создании специализированных территориальных судебных составов Верховного Суда Российской Федерации для рассмотрения уголовных дел об организации преступных сообществ и преступлениях, совершаемых этими сообществами.
    1. Вывод о необходимости с целью стимулирования рядовых членов организованных преступных сообществ к сотрудничеству с правоохранительными органами установить в уголовном и уголовно- процессуальном законодательстве возможность освобождения этих лиц от

8

уголовной ответственности или значительного снижения наказания за ранее совершенные преступления.

  1. Организационные начала расследования преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества), включающие в себя:

создание совместных следственно-оперативных групп правоохранительных органов на стадии возбуждения уголовного дела;

  • осуществление как следственных действий, так и оперативно- розыскных мероприятий под руководством следователя, возглавляющего следственно-оперативную группу;

  • меры по исключению постороннего вмешательства в деятельность следственно-оперативной группы, с учетом возможной заинтересованности в таком вмешательстве коррумпированных должностных лиц.

  1. Предложения по преодолению негативных факторов в борьбе с организованной преступностью и коррупцией:
  • законодательное ограничение права выдвижения кандидатами в депутаты, на должности глав субъектов федерации и местного самоуправления лиц, ранее судимых за умышленные тяжкие, особо тяжкие и корыстные преступления, либо лицо, в отношении которых возбуждено уголовное дело или не погашена судимость, а также находящихся под административным надзором, состоящих на учете в наркологическом диспансере с хронической зависимостью от наркотических веществ и лиц с психическими отклонениями;

упразднение специального уголовно-процессуального статуса депутатов, судей и прокуроров;

  • введение обязательного представления всеми государственными и муниципальными служащими при назначении на должность сведений о доходах, движимом и недвижимом имуществе, о вкладах в банках и ценных бумагах, а также об обязательствах финансового характера.

9

Практическая значимость работы определяется содержащимися в ней рекомендациями, направленными на совершенствование законодательства и практической деятельности правоохранительных органов по борьбе с организованной преступностью.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при преподавании курсов «Оперативно-розыскная деятельность» и «Уголовный процесс».

Апробация результатов исследования. Основные теоретические

выводы и практические рекомендации, содержащиеся в диссертации,

Ш изложены в докладах и сообщениях автора на научно- практических

конференциях, используются в учебном процессе в Кемеровском

государственном университете.

По результатам исследования составлены справки-рекомендации, направленные в РУБОП - УБОП различных регионов России. Содержащиеся в них рекомендации исследуются в практической деятельности оперативных сотрудников этих органов.

По теме диссертации опубликовано 6 работ, в том числе 1 монография, ^ 2 практических пособия и 3 статьи.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя девять параграфов и заключения.

#

ю

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И МЕР БОРЬБЫ С НЕЙ

§1. Понятие организованной преступности и преступлений, совершаемых организованными преступными сообществами

Сам термин “организованная преступность”, а также то явление, которое лежит в его основе, далеко не новы. Так, в США проблема борьбы с организованной преступностью встала в 20-х годах нынешнего века1. В Италии мафиозные организации сложились исторически и существуют уже не первую сотню лет2. Также не новы и попытки дать определение организованной преступности. В результате предложено немало разнообразных формулировок как в нормативных документах, так и различными исследователями. Так, например, секретариатом ООН в процессе подготовки VIII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями организованная преступность охарактеризована как “ сложные уголовные виды деятельности, осуществляемые в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которые получают финансовую прибыль и приобретают власть путем создания и эксплуатации рынков незаконных товаров и услуг”3.

Специальная президентская комиссия США, созданная для изучения гангстеризма, в своем докладе 1977 года определила

организованную преступность как ассоциацию, “которая
стремится

‘См.: Кларк Р. Преступность в США. М. - Изд-во “Прогресс” - 1975. С.95

2См. об этом, например: Организованная преступность в США и Италии. ( Аналитический обзор)/ Актуальные проблемы буржуазной криминологии. М. - ИНИОН- 1983, - Вып.З. С. 107-113.

3Цит. по: Основы борьбы с организованной преступностью ./ Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П .Яблокова - М.- “Инфра-М”. - 1996. С.8.

11

действовать вне контроля американского народа и органов власти, она включает в себя тысячи преступников, действующих в рамках таких же сложных структур, как структуры крупных корпораций и подчиняющихся своим законам, которые применяются с большей сложностью, чем законы государства. Ее действия неимпульсивны, они являются результатом сложных соглашений, направленных на достижение контроля над целыми сферами деятельности для получения огромных прибылей”1.

Германские специалисты считают, что организованная преступность -это “основанная на разделении труда, осознанная продолжающаяся деятельность нескольких (многих) лиц, направленная на совершение преступных (наказуемых) действий - зачастую с использованием современных инфраструктур, - с целью возможно более быстрого извлечения высоких доходов”2.

Ст.416 УК Италии гласит: “Объединение следует считать объединением мафиозного типа, когда участвующие в нем пользуются насилием со стороны объединения, а также зависимостью и законом молчания (омерты) в отношении него для совершения преступлений, для установления прямого или косвенного руководства или иного контроля за экономической деятельностью, концессиями, разрешениями, подрядами и общественными службами, или для получения незаконных прибылей или преимуществ для себя либо третьих лиц”3.

В Законе США “О контроле над преступностью и безопасности на улицах”, принятом в 1968 г., организованная преступность определена как “ противозаконная деятельность высокоорганизованной и дисциплинированной

Цит. по: Ерохин А.А., Короткевич А.А. , Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью. Криминологический и криминалистический аспекты: Учебное пособие - Караганда. Карагандинская высшая школа МВД Республики Казахстан - 1993. СЛО.

2 Цит. по : Организованная преступность - 2. Проблемы, дискуссии, предложения. “Круглый стол” Криминологической ассоциации . - М. - 1993. С. 147.

3 Цит. по: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература” / Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова - М.-Юрид.лит. - 1989. С.282.

12

ассоциации, занимающейся поставкой запрещенных законом услуг, включая азартные игры, проституцию, ростовщичество, распространение наркотиков и иную противозаконную деятельность подобного рода”1. Имеется и множество других формулировок понятия организованной преступности. Одни их них определяют данное явление через перечисление его конкретных черт, свойственных для того или иного временного периода, той или иной страны. Другие - основываются на попытке выделить наиболее важные, сущностные его черты.

В нашей стране проблемы, связанные с организованной преступностью, начали исследоваться сравнительно недавно, хотя, по мнению современных исследователей, организованная преступность в СССР сложилась еще в 70-годах2. Препятствием к исследованию указанных проблем была идеологизация правовой науки. В науке уголовного права и криминологии был провозглашен тезис о невозможности существования организованной преступности в СССР, указывалось, что “ в нашей стране давно исчезла организованная, профессиональная преступность…“3, что “ возможность возникновения большого преступного сообщества … у нас исключена”4.

И лишь в конце 80-х годов учеными обосновывается существование организованной преступности в нашей стране и начинается ее исследование. Говоря о процессе признания существования организованной преступности в нашей стране, следует указать на чрезвычайно важную роль исследований И.И. Карпеца5 и А.И. Гурова6. Следует также сказать, что если вопрос о том,

1 Цит. по: Организованная преступность в США и Италии (Аналитический обзор) / Актуальные проблемы буржуазной криминологии. М. - ИНИОН - 1983.-Вып.3. С.125.

2См, например: Волобуев А.Н. Организованная преступность в СССР// Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР - 1990, С.506.

3 Галиакбаров P.P. Групповое преступление - Свердловск. - 1973. С. 126.

4 Блувштейн Ю.Д., Зырин М.И., Романов В.В. Профилактика преступлений. Минск - 1986. С.240-241.

5 И.И. Карпец одним из первых доказал существование организованной преступности в выступлении на VI Международном Конгрессе криминологов социалистических стран в Москве в 1987 году. См.: Социалистическая законность. - 1987, № 8.

6 Статьи А.И. Гурова, опубликованные в прессе имели большой общественный резонанс и послужили базой для широкого обсуждения проблем организованной преступности. См.: Щекочихин Ю., Гуров А. Лев прыгнул, Диагноз: организованная преступность. Проведены первые исследования. //Лит. газета. - 1988 - 20 июля; Щекочихин Ю., Гуров А. Прыжок льва на глазах изумленной публики. //Лит.газета. - 1988 - 28 сентября: Гуров А. От эмоций к фактам. // Социалистическая законность . - 1988 - № 10. С.34.

13

существует ли организованная преступность в нашей стране, довольно скоро был разрешен бесспорно положительно, то согласия относительно содержания данного явления, его существенных черт, не достигнуто до сих пор. Несмотря на широкое обсуждение проблем организованной преступности, проходившие “круглые столы”, в юридической науке так и не выработано ее единого определения. Причем, имеющиеся разногласия весьма существенны.

Так, одни из авторов считают, что организованная преступность представляет собой совокупность всех преступлений, совершенных организованными группами, так же как преступность вообще представляет собой совокупность всех преступлений, совершенных на определенной территории. Такого мнения придерживаются, скажем, сотрудники Московского института МВД РФ, понимая под организованной

преступностью “преступления, предусмотренные в уголовном законодательстве, при совершении любого из соответствующих деяний устойчивой группой, заранее объединившейся для совершения одного или нескольких преступлений и имеющей в своем составе организатора или руководителя (то есть организованной группой)” \

Другие же авторы указывают на то, что наиболее важные сущностные черты организованной преступности раскрываются через исследование субъектов преступлений либо их деятельности, Так А.И. Долгова утверждает, что “организованная преступность - не совокупность преступных деяний, а сложная системно-структурная совокупность деятелей преступного мира”2.

Представляется, что А.И. Долгова права, поскольку отождествление организованной преступности с простой совокупностью преступлений является определенно неверным. Понимание преступности как совокупности

’ См.: Проблемы борьбы с организованной транснациональной преступностью. // Законность - 1995 -№ 6. С.5.

2 См.: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”./ Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. - М.- Юридлит. - 1989. С.15.

14

преступлении опирается на рассмотрение каждого преступления как отдельного, законченного акта, в отрыве от прочей деятельности преступника. Между тем, одно из важнейших свойств организованной преступности заключается в том, что совершение отдельного преступления приобретает совершенно иное значение, превращается из цели - в средство деятельности, в одно из целой цепи действий, необходимых для достижения определенного результата. Преступление сводится к чисто технической своей стороне, отделяясь от функций подготовки, обеспечения, сокрытия содеянного, и т.д. В таких условиях отождествление организованной преступности с суммой преступлений не только неверно с методологической точки зрения, но и вредно, поскольку ориентирует практику на исследование любого преступления в качестве самостоятельного акта. Это ведет к подмене борьбы с организованной преступностью борьбой с отдельными правонарушениями. Между тем, деятельность, направленная на раскрытие отдельных преступлений и наказание лиц , их совершивших, не может нанести существенного урона организованной преступности как таковой. Она быстро восстанавливает утраченные звенья, активно при этом совершенствуясь, учась избегать уголовной ответственности в будущем1.

Другое существенное разногласие в определении сущности организованной преступности состоит в различном подходе к

соотношению понятий “организованная преступность” и “ организованность в преступности”. Часть ученых и ряд практических работников отождествляет данные категории, сводя тем самым организованную преступность к любым проявлениям организованного начала в совершении преступлений, в том числе и при совершении преступлений группой лиц, сорганизовавшейся для совершения одного или нескольких преступлений2.

’ См. МаевскиЙ В. Организованной преступности можно противостоять.// Законность - 1996, № 2. С.7-10; Маевский В. Организованной преступности можно противостоять. / Следователь - 1996, № 1. С.93-95.

2 См., например, Организованная преступность -2. Проблемы, дискуссии, предложения. “Круглый стол” Криминологической ассоциации. - М. • 1993. С.123.

15

Другие же указывают на то, что понятие организованности в преступности не совпадает с понятием организованной преступности. В частности, некоторыми учеными отмечается, что о существовании организованной преступности можно говорить лишь тогда, когда имеется такой субъект, как “организованная преступная группа”1 либо “преступное сообщество”2 . Думается, что такая позиция вполне обоснована, и, действительно, организованная преступность подразумевает наличие определенной, весьма высокой степени организации преступной деятельности.

Однако, даже и среди тех авторов, которые считают организованную преступность социальным явлением, связанным с существованием и деятельностью организованных преступных сообществ, не достигнуто единства в определении данного явления. Существует огромное множество самых разнообразных определений, делающих акцент на различных сторонах феномена организованной преступности. Так, например, В.В. Лунеев определяет организованную преступность как “устойчивое объединение лиц, организовавшихся для совместной преступной деятельности в корыстных целях и для достижения контроля (власти) в определенной социальной сфере или на определенной территории “3 .

По мнению А.Н. Волобуева “организованная преступность - негативное социальное явление, характеризующееся консолидацией криминальной среды в рамках региона, страны в целом; разделение преступного сообщества на иерархические уровни с выделением лидеров, не причастных к совершению конкретных преступлений, осуществляющих
организаторские,

управленческие, идеологические функции; вовлечением в
преступную деятельность должностных лиц (коррумпированием);
монополизацией и

1 См., например: Ткачев И., Миненок М. Объединения преступников: формы и специфические признаки.//Социалистическая законность . - 1991, №12. С.9-13.

2 См., например: Дьяков СВ. В кн.: Организованная преступность, Круглый стол издательства “Юридическая литература”./ Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. - М. - Юрид.лит. - 1989. С.15; Лунеев В.В. Там же. С25; и др.

3 См. об этом: Лунеев В.В. В кн.: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”./ Под ред.А.И. Долговой и СВ. Дьякова . - М.- Юрид. лит. - 1989. С27.

16

расширением сфер противоправной деятельности; созданием системы противодействия, направленной на нейтрализацию всех форм социального контроля”1.

В.П. Мурашов считает, что организованную преступность “следует рассматривать как систему связей и отношений, сложившихся по поводу извлечения незаконной прибыли… Организованная преступность, таким образом , - явление прежде всего экономическое, вернее социально- экономическое” 2.

А.Гуров понимает под организованной преступностью “функционирование устойчивых преступных сообществ, которые имеют коррумпированные связи с представителями хозяйственных, административных органов, занимающихся преступлением как бизнесом”3.

СИ. Винокуров считает, что организованная преступность “ выступает своеобразным продуктом целенаправленной организаторской (управляющей) деятельности лидеров (авторитетов) криминальной среды”4. Имеются и другие определения5.

Думается, что такое разнообразие определений вполне естественно и объясняется тем, что организованная преступность представляет собой явление чрезвычайно сложное, многогранное и многообразное. Поэтому даже самое подробное определение не способно дать полного представления о сущности организованной преступности. Вследствие

этого ряд авторов пытается подробно расшифровать наиболее существенные черты организованной преступности, предлагая перечни существенных признаков, характерных для организованных преступных сообществ ( групп)

1 Волобуев А.Н. Организованная преступность в СССР// Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР - 1990. СЛО.

2 Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”./ Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова - М. - Юрид.лит. - 1989. С.43.

3 Гуров А. От эмоций к фактам. // Социалистическая законность -1988, № 10. С.34.

4 Там же.

5 Там же.

17

и их деятельности. При этом такие перечни у различных ученых, имея точки пересечения, очень существенно отличаются друг от друга. Суммируя различные определения, можно выделить следующие признаки:

1) высокий уровень сплоченности преступного сообщества;

2) иерархическая структура, наличие выраженных организационно- управленческих структур, строгая иерархия самих групп;

3) устойчивость, длительный срок существования преступной организации;

4) наличие единых форм поведения и ответственности членов группы, системы санкций и поощрений, их практическая реализация;

5) наличие значительных денежных фондов, инвестируемых в различных сферах преступной деятельности, а также используемых для решения “общественных” задач;

6) активное распространение лидерами организованной преступности антиобщественной идеологии;

7) глубокая законспирированность; 8) 9) четкое распределение ролей (обязанностей); 10) 11) жесткая дисциплина с беспрекословным подчинением по вертикали; 12) 10) диверсификация, то есть способность быстро менять профиль преступной деятельности;

11) корыстная направленность; 12) 13) планируемый, устойчивый характер преступной деятельности; 14)

13) деятельность имеет характер преступного предпринимательства и всегда связана с предоставлением определенных услуг или товаров; 14) 15) пространственный размах, распространение на целые регионы, либо отрасли деятельности; 16) 18

15) наличие системы планомерной нейтрализации всех форм социального контроля с использованием разведки и контрразведки, коррумпирования правоохранительных и иных государственных органов;

16) расширение сферы деятельности; 17) 18) организация и осуществление моральной и материальной поддержки членов организованного преступного сообщества, оказавшихся в НУ, и их семей; 19) 20) создание видимости законности преступной деятельности; 21) 22) проникновение в легальный бизнес с целью отмывания незаконно полученных денежных средств, легализации преступно нажитого капитала; 23) 20) распространение слухов и страхов о своем могуществе. Очевидно, что во-первых , данные признаки неодинаковы по своей

значимости, а во-вторых, их слишком много для того, чтобы можно было бы дать определение организованной преступности через их перечисление. Поэтому некоторые ученые предпринимают попытки определенным образом ранжировать эти признаки. Так, Н.В. Качев, СМ. Бевза, С.С. Епишин1 предлагают выделить признаки основные, характерные для всех преступных сообществ, и дополнительные, свойственные лишь некоторым из них. Например, Н.В. Качев выделяется в качестве обязательных признаков:

1) наличие преступной деятельности, осуществляемой организовавшейся для этого группировкой, которая поставила себе целью систематически совершать определенные преступления: 2) 3) наличие определенной сферы влияния, контроля или определенной территории: 4) 5) цель получения прибыли, причем извлечение наживы приобретает вид преступного промысла. 6) 1 Организованная преступность -2. Проблемы, дискуссии, предложения. “Круглый стол” Криминологической ассоциации. М- 1993. С. 122.

19

Все прочие признаки он относит к числу дополнительных .

Имеются и другие подходы в решении вопроса о ранжировании признаков организованной преступности2.

По моему мнению организованную преступность как социальное явление характеризуют следующие признаки.

  1. Прежде всего это деятельность. Именно деятельность, осуществляемая организованными преступными группами или сообществами ( а не особенности организации преступных групп, складывающиеся в них связи и отношения), определяет общественную опасность организованной преступности. Более того, именно эта деятельность определяет саму форму преступной организации, ее систему и структуру. Ведь создание организации определенного типа не является самоцелью, эта организация создается для осуществления определенных видов деятельности, и строится таким образом, чтобы вести ее наиболее удачно, наиболее рациональным образом. Поэтому, думается, что особенности субъектов организованной преступности являются производными от осуществляемой ими деятельности и потому не имеют самостоятельного значения, хотя и являются весьма своеобразными, характерными.

Итак, если за основу определения организованной преступности брать деятельность, то следует охарактеризовать ее поподробнее. Основной характеристикой любой человеческой деятельности является ее цель. Любая осмысленная деятельность направлена на достижение определенной цели . Какую же цель преследует организованная преступность? По этому вопросу в

1 См., например: Адашкевич Ю.И. В кн.: Организованная преступность -2. Проблемы, дискуссии, предложения. “Круглый стол” Криминологической ассоциации. - М. - 1993. С.117; Осин В.В. Там же. С.142; Пристанская О.В., Мурашов В.П. Проблемы криминологической характеристики организованной преступности в СССР. (Признаки, формы, функции)// Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. M.: ВНИИ МВД СССР - 1990. С.36 и др.

2 См.: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”./ Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. - М,- Юрид.лит. - 1988. С.87-88; Организованная преступность - 2. Проблемы, дискуссии, предложения. “Круглый стол” Криминологической ассоциации. М. - 1993. С. 150; Епишин С.С. Организованная преступная группа и ее признаки. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. M.: ВНИИ МВД СССР - 1990. С.81-89.

20

отечественной юридической литературе также не достигнуто единого мнения1.

Некоторые ученые в качестве самостоятельной цели организованной преступности указывают на цель достижения политической власти или же контроля над определенной сферой деятельности или на определенной территории2. Действительно, к характерным чертам организованной преступности возможно отнести то, что ее представители в последнее время как в нашей стране, так и во всем мире, стремятся овладеть легальными рычагами власти, проникнуть в политическую элиту. Однако придавать этому стремлению ранг самостоятельной цели было бы, на наш взгляд, ошибкой. Власть нужна организованной преступности не сама по себе, а как средство для извлечения сверхприбылей и как средство для обеспечения безопасности.

По мнению СИ. Винокурова криминальная среда в настоящее время представляет собой некую социальную общность, новый класс - устойчивый, духовно сплоченный. Организованная преступность при этом является продуктом целенаправленной деятельности лидеров криминальной среды и предназначена “для осуществления скрытого (запланированного) подчинения ее противоправным корпоративным интересам и целям (преступной воле)законопослушных физических и юридических лиц…“3. При этом “объектом посягательства организованной преступности становятся глобальные общечеловеческие ценности, сам прогресс человеческой цивилизации, отрицающий примат насилия, верховенство “законов джунглей”

1 См.: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”./ Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. - М.- Юрид.лит. - 1988. С.87-88.

2 См.: Ерохин А.А., Короткевич А.А., Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью, Криминологический и криминалистический аспекты: Учебное пособие - Караганда: Карагандинская высшая школа МВД Республики Казахстан - 1993.

3 См., например, Ерохин А.А., Короткевич А.А., Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью, Криминологический и криминалистический аспекты: Учебное пособие - Караганда: Карагандинская высшая школа МВД Республики Казахстан - 1993. С.10; Организованная преступность - 2. Проблемы, дискуссии, предложения, “Круглый стол” Криминологической ассоциации - М. 1993. С.87, 102 - 103, 147; Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”/ Под р ед. А.И. Долговой и СВ. Дьякова - М- Юрид.лит. - 1989. С..31,70,87 - 88; Антонян Ю.М., Пахомов В.Д. Организованная преступность и борьба с ней . / СГиП. 1989, № 7. С.65-66 и т.д.

21

в отношениях между людьми, попрание их неотъемлемых прав и свобод” . Таким образом в качестве цели организованной преступности СИ. Винокуров выдвигает цель “установления скрытого господства, диктата организованной преступной Среды над законопослушным обществом”2. Такая позиция представляется неверной. Соглашаясь с тем, что организованная преступность представляет собой чрезвычайно опасное явление, было бы кратчайшим преувеличением считать ее неким “монстром”, стремящимся подчинить криминальным лидерам все законопослушное общество, более того, такое подчинение было бы бессмысленным, ибо организованная преступность паразитирует на законопослушном обществе, на легальных структурах, использует в своей деятельности демократические институты. Полное подчинение общества криминальным структурам означало бы лишение организованной преступности тех преимуществ, которые она имеет в настоящее время, применяя незаконные способы извлечения прибыли в законопослушном обществе, означало бы невозможность извлечения сверхприбылей. Большая часть российских и зарубежных ученых в качестве целей организованной преступности выдвигают цель получения прибыли.

Эта позиция является совершенно верной. Более того, как представляется, целью организованной преступности является не просто получение прибыли, но получение максимально высокой прибыли, сверхприбыли.

  1. Вторая чрезвычайно важная характеристика организованной преступности, как представляется, состоит в том, что лежащая в ее основе деятельность имеет характер преступного предпринимательства3.

1 См., например: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”./ Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова - М- Юрид.лит. - 1989. С.27.32; Никифоров А.С. Об организованной преступности на Западе и в СССР.// СГиП - 1991, № 4 С. 48-57; Долгова А.И. Организованная преступность и направление борьбы с ней //Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью. Москва - Кемерово, 1997 и др.

2 Организованная преступность - 2 Проблемы, дискуссии, предложения. “Круглый стол” Криминологической ассоциации - М- 1993. С. 120-123.

3 Там же.

22

Это означает, что данная деятельность удовлетворяет определенную общественную потребность, заключается в предоставлении каких-либо товаров или услуг (которые могут быть как легальными, так и запрещенными законом). К числу наиболее выгодных сфер деятельности организованной преступности в мире по оценкам американских исследователей относятся:

  • торговля наркотиками (приносит около 50% от общей величины дохода организованной преступности);

  • контрабанда (8%);
  • торговля оружием (6%);
  • хищения товаров (8%);
  • проституция (6%);
  • азартные игры (5%).
  • В последнее время к числу приносящих наибольший доход начинают относить и деятельность по фальсификации товаров, производству их с нарушением авторских прав. Только в США ежегодный доход от этой деятельности превышает 20 миллиардов долларов’ .

Таким образом, можно сказать, что преступления, совершаемые организованной преступностью - это преступления, “совершаемые по добровольному согласию, преступления, совершения которых желает потребляющая публика”2 . То есть далеко не любое преступление, совершенное организованной преступной группой, возможно считать проявлением организованной преступности. К ней следует относить лишь деятельность, которая в итоге удовлетворяет какую-то потребность - в наличных деньгах, оружии, наркотиках, азартных играх, защите.

1 На это неоднократно указывали как отечественные, так и зарубежные исследователи. См., например: Злобин Г.А. Кризис законности и “научные” иллюзии. // США: экономика, политика, идеология. - 1970, № 8. С.4; Воронин Ю.А. Система борьбы с преступностью в США - Свердловск. Изд - во Уральского университета

    1. С. 13; Кларк Р. Преступность в США. М. - Изд-во “Прогресс” - 1975. С.86-89; Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”/ Под ред. А.И. Долговой и С.В.Дьякова
  • М.- Юрид.лит. - 1989. С.52-53 и др.
  • 2 См.: Кузнецова Н.В., Багаутдинова С.К. Контроль над легализацией преступных доходов в США // Вестник МГУ - Сер.11 Право - 1997, № 6. С.39-40.

23

Кроме предоставления запрещенных законом товаров и услуг в сферу деятельности организованной преступности могут входить и внешне вполне легальные способы извлечения дохода (торговля, перевозки, выполнение государственных заказов и др.). Однако и в эти сферы организованная преступность привносит свой способ действия, заключающийся в ограничении конкуренции и получении незаконных преимуществ путем запугивания, шантажа, коррупции.

Иногда в юридической литературе к одной из разновидностей организованной преступности относят терроризм1 . Думается, что такое смешение затемняет сущность организованной преступности, смешивает ее с другими формами преступной деятельности. Между тем и цели, и средства, характерные для организованной преступности, коренным образом отличаются от целей и средств террористических организаций. Если террористические группы преследуют политические цели, а в преступной деятельности (например, торговле оружием или наркотиками) они участвуют для того, чтобы добыть средства для выполнения политических задач, то основная цель организованной преступности - извлечение прибыли. Кроме того, преступные организации в целом готовы работать в рамках существующей системы до тех пор, пока им это удается, не прибегая к насилию без необходимости .

В условиях относительно массового рынка для обеспечения значительных по своим масштабам и регулярных поставок любых товаров и услуг требуется организация. Частник, кустарь здесь неизбежно проигрывает предприятию, корпорации. Отсюда следует еще один важный характерный признак организованной преступности - она представляет собой преступное предприятие ( то есть преступная деятельность имеет
организованный

1 См.: Ерохин А.А., Короткевич А.А., Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью. Криминологический и криминалистический аспекты: Учебное пособие - Караганда. Карагандинская высшая школа МВД Республики Казахстан - 1993. СИ.

2 Кларк Р. Преступность в США М. - Изд-во “Прогресс”, 1975. С.86.

24

характер, основывается на разделении труда) . Более того, с выходом организованной преступности за рамки государственных границ, “транснациональные преступные организации”2 нередко сравнивают с транснациональными корпорациями3.

Все прочие черты организованной преступности, как представляется, производны от указанных признаков. В самом деле, скажем, выделение “преступной элиты”, “бюрократии от преступности”, не участвующей в совершении конкретных преступлений, которые некоторые авторы рассматривают как основное отличие организованной преступности от других форм преступной деятельности4 , является всего лишь следствием необходимости в разделении труда, а также одним из способов обеспечения безопасности деятельности предприятия (каковым является преступная организация). То же самое можно сказать и о коррупции. Ее не следует относить к числу системообразующих признаков организованной преступности, как это делается рядом ученых5 . Это также - способ обеспечения безопасности и, кроме того, одно из средств для получения сверхдоходов за счет предоставления необоснованных привилегий или незаконного освобождения от обязанностей. Аналогичным образом

обстоит дело и с прочими признаками организованной преступности.

Таким образом представляется, что организованную преступность можно определить как деятельность, основанную на разделении труда, имеющую характер преступного предпринимательства, что заключается в предоставлении запрещенных товаров или услуг, либо в применении

1 Никифоров А.С. Об организованной преступности на Западе и в СССР // СТиП - 1991, № 4. С.48-57 и др.

2 См. об этом, например: Основы борьбы с организованной преступностью ./Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова , Н.П. Яблокова - M - “Инфра-М” - 1996. С.24.

3 См.: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература” /Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова - М.- Юридлит. 1989. С.53, 70 и др.

4 См.: Основы борьбы с организованной преступностью. / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова - М -“Инфра-М” - 1996. С.28-29.

5 См.: Основы борьбы с организованной преступностью. / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова - M -“Инфра-М” - 1996. С.28-29.

25

незаконных способов конкурентной борьбы, направленную на извлечение максимальной прибыли, при готовности членов организации к нарушениям законов.

Выше уже отмечалось, что организованную преступность нельзя представлять в виде совокупности преступлений. Участниками организованных преступных формирований совершаются самые различные преступления. Так, в учебнике «Криминология» 1998 года издания приведены данные о том, что в 1996 году было раскрыто 26,4 тысячи преступлений, совершенных организованными преступными группами, в том числе фактов бандитизма - 260, умышленных убийств - 453, вымогательств - 1783, хищений в крупных размерах либо предметов, имеющих особую ценность - 4454, незаконных сделок с валютными ценностями - 510 и т.д.1 Представляется, что отнесение того или иного преступления к категории совершенного организованной преступной группой является довольно субъективным. Бесспорным, по нашему мнению, будет отнесение к этой категории тех преступлений, в отношении которых данный признак установлен приговором суда. Вместе с тем действующий Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает квалифицирующий признак совершения преступления организованной группой применительно далеко не ко всем составам преступлений. Характеризуя же преступления, совершаемые участниками организованных структур, можно согласиться с мнением Г.М. Миньковского

0 том, что «преступления, совершаемые участниками организованных структур, отмечаются тщательностью «технической» подготовки (собирание информации, обеспечение техническими средствами и оружием); планированием и распределением ролей; целевым созданием благоприятных условий; организацией сотрудничества лиц и групп, реализующих различные, но взаимосвязанные функции; решительностью и жестокостью действий. В последние годы все заметнее их усилия, связанные с созданием условий для

1 Криминология: Учебник / Под ред. Проф. Н.Ф. Кузнецовой, проф. Г.М. Миньковского.- М., 1998,- С.542.

26

легального использования средств, приобретенных преступным путем.» Эта характеристика подтверждается и аналитическими материалами, подготовленными на основе данных РУБОП различных регионов страны.

§2. Состояние, структура и территориальные особенности, тенденции развития организованной преступности в России

Анализ динамики и структуры преступности показывает, что процесс криминализации, охвативший наиболее чувствительные сферы общественного устройства, прогрессирует, кризисные явления в хозяйственно-экономической и социальных сферах, несмотря на официальные данные стабилизации обстановки, оказывают продолжающееся негативное влияние на криминальную ситуацию.

Существенным криминогенным фактором по-прежнему остается организованная преступность. Организованными группами совершено в 1997 году 28,5 тыс. преступлений, что составляет 1,7% от общего количества раскрытых преступлений.

Концентрация активности вокруг денежных капиталов сказалась на воспроизводстве преступности в более широких масштабах. Отмечен рост количества преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории России - 27,8 тыс., из них гражданами СНГ -22,8 тыс. преступлений, 276 установленных организованных групп имели международные связи со странами ближнего и дальнего зарубежья, 904 -межрегиональные связи, 15%
международных групп ориентированы на

’ Криминология.- М., 1998.-С. 346.

страны Прибалтики, около 35% - на государства-участники СНГ, иные - на страны Европы и США.

Существенным криминогенным фактором стали не имеющие аналогов по темпам изменения в отношении собственности. Протекающая быстрая и высокая концентрация капиталов в руках малого числа лиц в ходе процесса становления многоукладной экономики, ожесточила борьбу организованных групп и преступных сообществ за обладание наиболее прибыльными сферами народного хозяйства. Организаторами преступных формирований регулируется механизм разгосударствления свыше 95% юридических лиц, составляющих негосударственный сектор экономики, с наибольшей выгодой для финансовой подпитки преступной деятельности.

Начавшаяся еще в 1995 году переориентация уголовной политики на легализацию преступных доходов и добычу сверхприбыли обусловила смену приоритетов направлений деятельности высшего звена организованной преступности - преступных сообществ и организаций, с целью установления повсеместного экономического террора, монополизации всех ключевых секторов экономики. Корыстные насильственные преступления перестали быть преимущественно ситуативными, приобрели черты комбинированного прямого умысла, подчиненного этой цели. К концу 1995 года на территории России действовали 46 преступных сообществ, имеющих многофункциональную преступную деятельность, организация которых имела выраженную экономическую направленность.

На основе анализа имеющейся информации в настоящее время определены 11 доминирующих преступных сообществ, в состав которых входят 243 ОПФ численностью 5094 участника. Негативному воздействию формирований подвержены 28 крупнейших российских городов промышленных центров, в том числе Москва, Санкт-Петербург, Красноярск, Норильск, Иркутск, Ростов и Тольятти. Участники этих
преступных

28

сообществ вовлечены в противоправную деятельность на территории США, Германии, Швейцарии, Израиля, Турции и Голландии - всего 26 государств.1

Значительное осложнение в оперативную обстановку вносят этнические сообщества - чеченское, азербайджанское, армянское и таджикское, состоящие из 107 организованных групп общей численностью 2982 участника. Структура данных сообществ отличается механизмом формирования, в основе которого лежит принцип клановости, землячества; во главу структурных единиц назначаются старейшины, выполняющие ролевую функцию организаторов. Наибольшую концентрацию сообщества имеют в дальневосточных регионах России, Москве и Санкт-Петербурге, Краснодарском и Ставропольском краях, Ивановской, Ростовской, Тюменской и Иркутской областях. В видах преступного промысла прослеживается определенная для каждого этноса конкретная направленность преступной деятельности во всех субъектах России, разница заключается лишь в степени активности деяний и характере их проявления. Квалифицированный масштабный рэкет, контроль за игорным бизнесом и проституцией, сбыт фальшивых денег и валюты, скупка драгоценных камней и металлов, межрегиональные мошеннические операции с поддельными “авизо”, сбыт наркотических веществ приносят немалых доход в “общак”.

На долю этнических формирований приходится 58,5% численного состава указанных 11 преступных сообществ. Вместе с тем, анализ имеющейся информации свидетельствует о размывании четкой грани определяющего этноса. В составе организованных групп все чаще отмечается смешанный состав, в том числе среди формирований славянского происхождения, которые путем сложной системы организации преступной деятельности нередко координируются, в конечном итоге, лидерами и “авторитетами” криминальной среды этнического происхождения.

1 Здесь и далее использованы аналитические материалы ГУБОП МВД РФ, подготовленные при участии автора.

29

Постоянная ротация организаторов преступной среды, вооруженные разборки между лидерами преступных сообществ, разобщение и ликвидация руководящего звена в результате деятельности подразделений по организованной преступности, косвенным образом затрагивают процесс консолидации организованной преступности, высвобождая при этом из под контроля формирования конкретные источники преступного дохода. Эти факторы, а также ликвидация прежних или приобретение новых необходимых коррумпированных связей, решающих задачи пособничества противоправным деяниям, лежат в основе процесса структурирования преступных сообществ.

Ориентация преступной деятельности на извлечение сверхдоходов сказалась и на географическом распределении преступности. Криминальная ситуация была более напряженной в регионах с высокой степенью предпринимательской активности и приложения финансов, в том числе нелегальных, благоприятными возможностями быстрого их оборота и извлечения высокой прибыли. Основными очагами деятельности преступных сообществ оставались Центральный, Приволжский, Волго- Вятский, Уральский, Западно-Сибирский районы Российской Федерации, города Москва и Санкт-Петербург.

Стремясь к более глубокому проникновению в экономику страны, лидерами преступных сообществ преследуются цели: установление контроля за деятельностью предприятий и создание собственных легальных и теневых структур, которые бы в скором времени заняли лидирующее положение в инфраструктуре отраслей экономики страны. Осуществление криминального контроля со стороны организованной преступности дает возможность ей, наряду с получением дополнительной наживы, использовать эти предприятия для прикрытия противоправных финансовых махинаций. Создание же собственной сети действующих
коммерческих структур позволяет

зо

осуществить масштабную легализацию преступных доходов, прежде всего для более интенсивного участия во втором этапе приватизации.

Вследствие этого, в сферу влияния преступных сообществ оказались вовлечены крупнейшие отрасли народного хозяйства, основные источники формирования государственного бюджета - нефтяной и энергетический комплексы, кредитно-банковская система страны. Тенденция их развития неизбежно ведут к реальной необходимости объединения капитала в единые крупнейшие финансовые структуры под серьезные инвестиционные программы. Предвидя этот процесс, лидерами преступных сообществ решается главная и первостепенная задача - легализации денежных средств и сосредоточения основного капитала за рубежом с последующим инвестированием денежных средств в экономику страны для установления криминальной финансовой диктатуры.

Организованная преступность, получившая устойчивую способность к расширенному воспроизводству, в настоящее время вновь приобретает характер ожесточенной конкурентной борьбы. Участились случаи вооруженных разборок, убийств по заказу, применения взрывных устройств в отношении участников преступных сообществ и организованных групп.

Переход от рэкета к “долгосрочным соглашениям” с хозяйствующими структурами на регулярной основе приводит к перерастанию групп вымогателей в бандформирования экономического типа, осуществляющих помимо традиционных нападений, охраны подконтрольных фирм ,силового давления на их конкурентов и насильственного взыскания долгов, -экономическую деятельность с созданием собственных коммерческих структур.

Не меньший криминогенный потенциал несут в себе преступные сообщества, имеющие притяжение к конкретным экономическим районам. На оперативном учете состоит 123 подобные формирования, численность которых превышает 15,5 тысяч участников.

31

В восьми областях Центрального региона действуют 13 преступных сообществ, структурно состоящих из 135 организованных групп, общей численность 1400 участников. Две самые крупные из них распространяют свое влияние на территории соседних областей - Калужскую, Рязанскую, Вологодскую и Костромскую, где преступных сообществ не отмечено.

Преступные сообщества региона имеют обширные связи на Украине, Белоруссии, в Прибалтике, Закавказье и Средней Азии, а также Турции и Греции.

Концентрация активности вокруг крупных денежных капиталов сказалась и на географическом распределении преступности Приволжского экономического района, где зафиксировано 15 преступных сообществ, в которых 154 ОПФ. Только в Самарской области сосредоточено 8 таких формирований из 700 человек, объединенных в 69 организованные группы. В центре криминальных интересов подавляющего большинства находится крупнейший автопромышленный комплекс города Тольятти. Группировки поддерживают преступные связи в городах Самара, Сызрань, Казань, Москва, Сочи и Тбилиси. Основными видами преступного промысла, как и прежде, остаются оружейный и автобизнес, незаконный вывоз рыбопродукции и стройматериалов.

Криминальное влияние 16 преступных сообществ Волго-Вятского экономического района имеет наибольшую концентрацию на территориях Нижегородской и Кировской областей, а также в республиках Татарстан и Марий-Эл. Общая численность преступных формирований достигает 1655 участников, объединенных в 94 организованные группы. В сферу преступной деятельности вовлечены города Москва, Санкт-Петербург, Владимир, Ульяновск, Иваново, Екатеринбург, Кемерово, Чебоксары. Установлены контакты с преступными формированиями Литвы, Украины, Казахстана и Голландии.

Дальне-Восточный регион.

Оперативную обстановку в регионе определяет преступное сообщество “общак”, действующее преимущественно в городах Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Владивостоке и Находке.

Сообщество, ориентированное на “воровской уклад”, объединяет значительную часть организованных преступных групп во всех городах региона. Во Владивостоке ему подконтрольны 14 группировок, по 4 - в городах Находке и Уссурийске, 36 преступных организаций города Хабаровска. Возглавляет сообщество “вор в законе” Васин (кличка “Джем”). На деятельность сообщества оказывают сильное влияние “воры” Москвы и Иркутска, обусловленное организацией преступного промысла в приграничных районах с КНР, в свободно-экономической зоне “Находка”.

Незаконные вывоз сырья и морепродукции за границу, мошеннические операции в кредитно-финансовой сфере, игорный и автобизнес приносит огромную прибыль в “воровской общак”.

Близость стран Азиатско-Тихоокеанского бассейна притягивает преступные интересы не только “воров в законе”. В регионе отмечается повышенная активность этнических группировок. Среди них особенно выделяется чеченское сообщество, объединившее в свои ряды разрозненные малочисленные “славянские” организованные группы. За право быть хозяином в свободно-экономической зоне “Находка” между лидерами этого сообщества и “ворами” “общака” продолжает сохраняться конфликтная ситуация.

Северо- Западный регион.

На Северо-Западе доминирующее положение занимают 4 преступных сообщества: “тамбовское”, “казанское”, “Азербайджанское” и “чеченское”. В субъектах региона сообществ нет, но преступные организации имеют устойчивые связи со странами Западной Европы.

33

Северо-Восточный регион.

Деятельность организованных преступных групп Северного Востока находится под контролем сообществ Восточно-Сибирского региона. Малый численный состав и узкая ориентация преступных промыслов не дает возможности местным группировкам эффективно противостоять интересам организованной преступности соседнего региона.

Месторождения алмазов и других драгоценных камней, наличие предприятий по обработке зернистой массы рудного концентрата, притягивают внимание чеченских, ингушских и осетинских группировок, которые активно промышляют скупкой алмазов. При этом, хищения драгоценных камней в республике Саха с объектов добычи и переработки оцениваются десятками сотен кристаллов. Следы похищенных природных алмазов обнаружены на Северном Кавказе (г.Нальчик).

Северо-Кавказский регион.

Организованная преступность Северо-Кавказского региона резко отличается своим структурным построением. В регионе представлены все виды этнических сообществ, действующих на территории России. Организующие звенья сообществ территориально располагаются в республике или местности по национальному проживанию, а в субъектах региона проводится уголовная политика осевшими лидерами и авторитетами сообществ.

Оперативная обстановка в регионе в большей степени характеризуется конфликтными ситуациями между местными территориальными группировками и этническими сообществами со стороны. Это армянские, греческие, московские, чеченские, дагестанские, карачаевские преступные формирования. Идет ожесточенная борьба за сферы влияния, наиболее прибыльные источники дохода, территориальный раздел.

Представители “воровского движения” извне предпринимают попытки примирения лидеров группировок, проводят идеологию
объединения,

34

создания единого руководства, а также необходимости отчисления части доходов в “общак”. В настоящий момент такие идеи в среде местных лидеров и авторитетов не поддерживаются, так как территориальный принцип разделения сфер влияния позволяет группировкам получать максимальную прибыль. Любое же перераспределение видов преступного промысла неминуемо приведет к потере источников доходов местными группировками.

На территории Уральского экономического района зонами повышенной криминогенности является Тюменская, Свердловская, Челябинская области и Удмуртская республика. На их территориях сосредоточено 83% всех организованных групп региона, численность которых достигает 3370 участников, из них каждый шестой вовлечен в противоправные сделки с нефтью и нефтепродуктами.

В целом на территории региона действует 21 преступное сообщество, в состав которых входят 270 организованных групп общей численностью около 4000 участников.

Восточно-Сибирский регион.

Оперативная обстановка в регионе характеризуется деятельностью сообществ г.г. Иркутска, Читы, Красноярска и республики Бурятия.

Проведение уголовной политики, ориентированной на контроль за территориями и сферами приложения капиталов, осуществляется “ворами в законе”. Их координационная роль сводится к выполнению функций “третейских судей” в случаях конфликтных ситуаций среди лидеров и авторитетов преступной среды. Наиболее тесные связи с воровским движением Дальнего Востока , г.г. Москвы и Санкт-Петербурге.

Сформировались устойчивые преступные группы наркодельцов, активно развивающие контакты с международной наркомафией. Создана разветвленная сеть каналов сбыта наркотиков. В структуре наркорынка обозначился крен в сторону наиболее опасных для жизни и здоровья людей “жестких” наркотиков. В результате, наркорынок исправно пополняется не

35

только марихуаной и маковой соломкой, как в прежние годы, но и кокаином, опием, героином, другими сильнодействующими веществами.

Сохраняется напряженная оперативная обстановка в Западно-Сибирском экономическом районе, особенно в Новосибирской и Кемеровской областях, в которых действуют семь из десяти установленных преступных сообществ. Организованная преступность Новосибирской области представлена 43 организованными группами в составе более 900 участников, в Кемеровской области 64 группировками из 570 человек.

Анализ оперативной обстановки позволяет спрогнозировать основные тенденции ее развития по линии организованной преступности в 1998 и в последующие годы.

Продолжится процесс саморазвития и консолидации организованной преступности. Она получит более разветвленную систему, глубоко проникнет в экономику и во властные структуры всех уровней. Несмотря на оказываемое противодействие, получит продолжение объединение организованных преступных формирований с “воровским кланом”, при этом “воровское” движение будет расширять свое влияние более активными темпами, как возглавляя вновь формирующиеся преступные сообщества, так и представляя интересы уже существующих.

Будет продолжаться процесс раздела территорий и “отраслей” преступного бизнеса. При этом более широкое распространение приобретут методы уголовного террора с применением оружия и взрывчатых веществ. В этой связи следует ожидать учащение криминальных “разборок”, в том числе рост заказных убийств с целью устранения конкурентов.

Окончание периода “дикого” накопления капитала, явное тяготение многих лидеров преступных формирований к легализации и расширяющаяся интеграция организованной преступности в сферу экономики позволяет предположить, что среди преступлений, совершаемых участниками ОПФ будет все более возрастать доля противоправных деяний экономической

36

направленности. В частности, следует ожидать дальнейшего роста махинации с недвижимостью, афер в банковской и кредитно-финансовой системах и, в первую очередь, в сфере вексельного обращения и ценных бумаг, мошеннических действий при заключении сделок хозяйствующими субъектами.

Как и в предыдущие годы, лидерами и авторитетами организованной преступной среды будут приниматься активные усилия по расширению своего проникновения в органы власти и управления всех уровней, правоохранительные структуры и средства массовой информации. Как следствие криминальной активности, возрастет уровень коррумпированности должностных лиц органов исполнительной власти, злоупотреблений и хищений при распределении государственных бюджетных средств.

Благодаря тому, что интеллектуальная обслуга теневого бизнеса находит все новые и новые приемы и каналы ухода от таможенного, налогового и пограничного контроля, активизируются противоправные сделки по вывозу сырьевых, энергетических и других невосполнимых ресурсов за рубеж, переводу экспортной валютной выручки на счета в иностранных банках. Возрастет число преступлений против системы налогообложения и таможенных правонарушений, контрабандного ввоза и вывоза товаров.

Произойдет дальнейшее расширение сети криминально- ориентированных хозяйствующих субъектов, или контролируемых организованными преступными формированиями. Основными объектами их внимания останутся топливно-энергетический комплекс,

внешнеэкономическая деятельность, связанная, прежде всего, с оборотом стратегически важных сырьевых товаров, алкогольной и табачной продукции, автомобилей, оптовая и розничная торговля. Будет набирать обороты подпольное производство алкоголя, расширяться масштабы завоза в Россию этилового спирта.

37

Не исключается проведение спланированных лидерами организованной преступности целенаправленных акций, направленных на искусственное создание кризиса в той или иной отрасли экономики, для установления монополии над ней и извлечения сверхприбылей.

Представляется, что вышеуказанные процессы обусловят расширение связей лидеров организованной преступности России со своими “коллегами” в ближнем и дальнем зарубежье, следовательно возрастет число преступных формирований с межрегиональными и международными связями.

Бесспорно будет иметь место расширение экспансии организованных криминальных структур в такие неоценимые для них в качестве источников “отмыва” преступных капиталов сферы экономики, как нефтяная и нефтеперерабатывающая промышленность, а также игорный бизнес, распространение которого будет расти параллельно с активным развитием курортно-рекреационного комплекса.

Весьма вероятная переориентация интересов отдельных преступных сообществ на совершение малораспространенных “интеллектуальных” и “высокотехнологических” преступлений, в частности, с использованием компьютерных технологий.

Наряду с этим, будет наращиваться активность на традиционных для криминалитета, обеспечивающих ему сверхприбыли, оружейном и нарко- рынках, а также общеуголовных направлениях своей криминальной деятельности.

В связи с откровенно сепаратистской политикой нынешнего руководства Чеченской Республики, особенностей менталитета ее жителей, тяжелым экономическим положением, как в самой Чечне, так и в других Северо- Кавказских республиках, можно с уверенностью прогнозировать дальнейший рост социально-экономической и криминогенной напряженности на Северном Кавказе и Юге России в целом.

38

На административных границах Калмыкии и Ставропольского края с Чеченской Республикой будет возрастать количество вооруженных столкновений, краж и угонов скота, хищений технических средств, похищения и убийств граждан, в том числе сотрудников ОВД и военнослужащих внутренних войск.

Стремление чеченских диаспор, их преступных формирований различной направленности, восстановить частично утраченные за время вооруженного конфликта позиции в криминальном мире России, обусловят приток в их состав оставшихся без работы после окончания боевых действий боевиков и активизацию их криминальной деятельности, которая будет использована чеченским руководством в качестве политического и экономического средства давления для реализации серии сепаратистских устремлений.

В случае если эти факторы наложатся на существующие проблемы этнического характера, особенно с учетом позиции, занимаемой по этому вопросу казачеством, не исключено резкое обострение межнациональных отношений.

Прогнозируя развитие организованной преступности, следует отметить формирование разветвленных криминальных структур, в том числе транснациональных и межрегиональных , деятельность которых будет направлена на расширение контроля за наиболее доходными сферами легального и нелегального бизнеса, подготовку и совершение крупномасштабных посягательств на денежные средства и материальные ценности. На жизнедеятельности сообществ “воров в законе” сказывается интернационализация при выполнении различных криминальных дел как в РФ, так и в ближнем и дальнем зарубежье. Поэтому проблему развития “воровской политики” необходимо учитывать не только в пределах Российской Федерации, но и в масштабе СНГ.

39

§ Э. Правовые и организационные основы борьбы с организованной преступностью в Российской Федерации

Правовой основой борьбы с организованной преступностью в Российской Федерации являются, прежде всего, положения Конституции Российской Федерации. Так, статья 2 Конституции устанавливает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.1 Это, на наш взгляд, превращает борьбу с организованной преступностью в одно из важнейших направлений государственной правоохранительной деятельности, поскольку организованная преступность посягает на целый ряд закрепленных Конституцией прав и свобод: право на жизнь (ст. 20), на достоинство личности (ст. 21), на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), право частной собственности (ст. 35), равенство граждан перед законом и судом (ст. 19). Борьба с организованной преступностью необходима также для защиты экономических основ конституционного строя, закрепленных ст. 8 Конституции России (единство экономического пространства, поддержка конкуренции, свобод а

экономической деятельности). Кроме того, эффективная борьба с организованной преступностью необходима для реализации положений ст. 52 Конституции, указывающей, что права потерпевших от преступлений охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компетенцию причиненного ущерба.

Конституционным положениям, на наш взгляд, полностью соответствовал бы Федеральный закон о борьбе с организованной преступностью, который определял бы основы государственной политики в этой сфере деятельности и в комплексе регулировал бы отношения, связанные

’ Конституция Российской Федерации.- М., 1993,- С.4.

40

с выявлением, предупреждением . и пресечением деятельности организованных преступных формирований, раскрытием и расследованием совершаемых ими преступлений. К сожалению, этот закон, проект которого был разработан в НИИ Генеральной прокуратуры Российской Федерации группой ученых с участием специалистов различных правоохранительных ведомств, в настоящее время не принят. Также не принятыми на сегодняшний день остаются законы о борьбе с коррупцией, об ответственности за легализацию преступных доходов, о государственной защите свидетелей, потерпевших и лиц, содействующих уголовно- процессуальной деятельности.

К правовой основе борьбы с организованной преступностью можно отнести такие действующие законы, как Уголовный кодекс Российской Федерации, устанавливающий уголовную ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации), руководство им или участие в нем. Новый Уголовный кодекс предусматривает совершение преступления организованной группой в качестве квалифицирующего и отягчающего наказание обстоятельства.

Правовой основой оперативно-розыскной деятельности, в том числе и направленной на выявление организованных преступных формирований, предупреждение и пресечение их деятельности и раскрытие совершаемых ими преступлений, является Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности» 1995 года. Данный закон, по нашему мнению, закрепил целый ряд полномочий органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, по проведению оперативно-розыскных мероприятий, направленных против организованных преступных формирований, в том числе таких, как оперативное внедрение, оперативный эксперимент, контролируемая поставка, что существенно расширило возможности оперативных подразделений.

Правовой основой расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями, является
действующий

41

УПК РСФСР 1960 года. Вместе с тем, по нашему мнению, целый ряд положений этого кодекса не были рассчитаны на ведение расследования в условиях противодействия со стороны организованных преступных сообществ. В 1995 году в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации был внесен проект раздела XI УПК РСФСР, устанавливающего особенности расследования преступлений организованных преступных сообществ. Однако и эти изменения в УПК не были приняты. Проект УПК Российской Федерации, предусматривающий эти особенности,1 до настоящего времени не принят. Неурегулированность законодателем уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием преступлений организованных преступных сообществ, приводила к изданию нормативных актов, противоречащих закону. К числу подобных актов следует отнести Указ Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 года, предусматривавший, безусловно, необходимые меры по борьбе с организованной преступностью, но противоречивший, что было обоснованно отмечено М.Е. Токаревой, федеральным законам и Конституции России.2 Представляется, что деятельность, связанная с борьбой с организованными преступными формированиями, должна быть урегулирована именно законами, а не подзаконными актами.

Организация борьбы с организованными преступными формированиями связана, прежде всего, со специализацией правоохранительных органов в этом направлении деятельности.

Вопрос о создании специализированной системы органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью, был поставлен впервые в СССР в конце 80-х годов одновременно с официальным признанием существования организованной преступности в стране. Как известно, в этот период были созданы шестые подразделения МВД - УВД

’ Юридический вестник №31.- 1995.

2 Соловьев А.Б., Токарева M.E., Халиулин А.Г., Якубович Н.А, Законность в досудебных стадиях уголовного

процесса России.- Москва-Кемерово-1997.-С.11-14.

42

республик, краев и областей и шестое управление МВД СССР. В начале 90-х годов уже в системе МВД России были созданы Главное управление в центральном аппарате, региональные управления и управления по организованной преступности при органах МВД субъектов Федерации (ГУБОП, РУБОП и УБОП). Приказом МВД от 30 мая 1998 года эти управления были переименованы в главные управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП, РУБОП и УБОП соответственно). В структуру этих управлений входят оперативные отделы, спецподразделения быстрого реагирования (СОБР) и службы обеспечения. Ранее в системе шестых подразделений существовали свои следственные отделы, которые затем были преобразованы в управления по расследованию организованной преступной деятельности (УРОПД) следственных управлений МВД-УВД.1

Необходимость специализации правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью, с одной стороны, как будто и не вызывает возражений. В то же время ряд опрошенных практических работников оперативных служб органов МВД высказались за то, чтобы компетенция РУБОП-УБОП была поделена между ранее существовавшими подразделениями (уголовный розыск, УБЭП). Это мнение мотивируется тем, что подразделение по борьбе с организованной преступностью работают с меньшей нагрузкой, чем «традиционные» оперативные службы и имеют очень небольшие реальные результаты оперативно-розыскной деятельности. Представляется, что подобное мнение является очень субъективным. Деятельность подразделений по борьбе с организованной преступностью не может оцениваться по таким показателям, как, например, раскрываемость преступлений, поскольку в основу этой деятельности положен принцип оперативной разработки конкретных лиц, являющихся участниками организованных преступных формирований, а не принцип реагирования на

1 См. об этом Халнулин А.Г. О системе правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью // Современнные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора.-Москва-Санкт-Петербург-Кемерово, 1998.-С.29-35.

43

информацию о конкретных преступлениях.1 Кроме того, эти службы создавались для проведения длительных и трудоемких оперативно- розыскных мероприятий, позволяющих выявить состав организованного преступного формирования и его коррумпированные связи, на что иногда требуется не один год в данном случае специализированные подразделения противостоят организованной преступности, представляющей собой, по определению А.И. Долговой, сложную систему «организованных преступных формирований (организованных групп, банд, преступных организаций, сообществ) с их широкомасштабной преступной деятельностью и созданием для такой деятельности наиболее благоприятных условий, использующая как собственные структуры с управленческими и другими функциями по обслуживанию этих формирований, их деятельности и внешних взаимодействий, так и государственные структуры, институты гражданского общества».2 По нашему мнению, этой системе должна противостоять достаточно сильная система специализированных правоохранительных органов. Поэтому вопрос должен стоять не об упразднении, а о совершенствовании деятельности специализированных служб по борьбе с организованной преступностью. Одним из направлений такого совершенствования, как представляется, может быть создание вертикальной структуры «ГУБОП- РУБОП-УБОП» с выведением УБОП из подчинения начальникам УВД (министрам МВД) субъектов Российской Федерации.3 Управления по борьбе с организованной преступностью на региональном уровне должны иметь подразделения, позволяющие проводить все виды оперативно- розыскных мероприятий, в том числе собственные оперативно-

1 См. Халиулин А.Г. Указ раб. - С. 30.

2 Долгова А.И. Организованная преступность и направления борьбы с ней // Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью.- Москва-Кемерово, 1997.- С.21-22.

3 Об этом см. Полегаев СМ., Жук ОД. Оптимизация системы управления подразделениями по борьбе с организованной преступностью в современных условиях // Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью.- Москва-Кемерово, 1997.- С.200-208.

44

поисковые и оперативно-технические подразделения. Существующая практика, когда РУБОП вынужден обращаться для проведения целого ряда мероприятий в территориальные УВД может привести к утечке части оперативной информации. Кроме того, руководители территориальных органов в ряде случаев рассматривают требования РУБОП как дополнительную работу, выполняемую для посторонней организации, что в условиях ограниченных возможностей соответствующих подразделений отражается на результатах проводимых оперативных мероприятий.

Как уже отмечалось, следственные отделы, ранее функционировавшие в шестых
управлениях, были переподчинены следственным управлениям

4^ МВД-УВД субъектов Российской Федерации. Впоследствии там же были

образованы управления по расследованию организованной преступной деятельности (УРОПД). Это, по нашему мнению, соответствовало требованиям уголовно- процессуального закона, поскольку исключало деятельность следственных подразделений в организационной структуре органа дознания.

Изучение практики расследования преступлений по Кемеровской области
показывает большую степень эффективности деятельности этих

& подразделений.

*

1 Подобные решения намерено принять руководство МВД РФ.

45

Таблица 1. Результаты работы по расследованию дел по Кемеровской области

(в % к числу находящихся в производстве)

ОРГАНЫ РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ

ГОДЫ

УРОПД Направлено по подследственности и присоединено 1995

12,7 1996

19,5 1997

29,7

Направлено в суд 32,7 44,6 41,1

Прекращено 17,4 16,6 15,7

Приостановлено 14,7 18,1 20,0

Остаток Итого: 14,9 100 11,9 100 14,5 100 Следователи прокуратуры Направлено по подследственности и
присоеденено к

другим делам 20,3 8,8 8,7

Направлено в суд 29,3 34,6 35,5

Прекращено 9,1 10,7 10,1

Приостановлено 37,9 32,8 29,0

Остаток Итого: 17,0 100 14,1 100 14,4 100 Следователи МВД Направлено по подследственности и
присоединено к

другим делам 6,7 7,8 11,0

Направлено в суд 53,0 66,5 49,2

Прекращено 8,0 7,5 18,5

Приостановлено 5,7 3,4 3.7

Остаток Итого: 2,8 100 1,8 100 4,4 100 Отделы дознания МВД Направлено по подследственности и присоединено 30.5 20,8 24,2

Направлено в суд 52,9 49,5 48,8

Прекращено 7,4 9,1 8,4

Приостановлено 14,4 10,8 5.,0

Остаток 8,1 ПД 12,6

Итого: 100 100 100

Таблица 2. Процент дел, направленных в суд к числу оконченных

ОРГАНЫ ГОДЫ

1995 1996 1997 Следователи прокуратуры 71,3 72,9 72,4 Следователи МВД 76,3 76,4 78,0 Отделы дознания МВД 86,8 90,0 72,6 Следователи УРОПД 87,7 89,8 89,5 Таблица 3.

Процент прекращенных дел к числу оконченных

ОРГАНЫ ГОДЫ

1995 1996 1997 Следователи прокуратуры 28,7 27,1 27,6 Следователи МВД 23,7 23,6 27,4 Отделы дознания МВД 13,2 10,0 27,4 Следователи УРОПД 12,3 10,2 10,5 47

Таблица 4.

Приостановление уголовных дел (в % к числу находящихся в производстве)

ОРГАНЫ ОСНОВАНИЯ К ПРИОСТАНОВ- ЛЕНИЮ годы

1995 1996 1997 Следователи прокуратуры по п.1 ст. 195 по п.2 ст. 195 по п.З ст. 195 Всего приостановлено 3,4 1,2 11,6 16,2 3,4 1,0 13,7 18,1 2,9 1,9 15,2 20,0 Следователи МВД по п.1 ст. 195 по п.2 ст. 195 по п.З ст. 195 Всего приостановлено 2,8 1,6 33,4 37,9 2,7 1,9 29,0

32,8 2,9 1,6

24,6 29,0 Отделы

дознания

МВД по п.1 ст. 195 по п.2 ст. 195 по п.З ст. 195 Всего приостановлено 1,1 0,5

1,5 5,7 2,3 0,5 0,6 3,4 3,7 0,2 1,4

3,7 Следователи УРОПД по п.1 ст. 195

по п. 2 ст. 195

по п.З ст. 195

Всего приостановлено 6,7 3,0 4,7 14,4 4,3 3,0 3,5 10,8 2,5 0,6 1,9 5,0 48

Таблица 5.

Сроки расследования (в % к числу оконченных дел)

ОРГАНЫ СРОКИ ГОДЫ

1995 1996 1997 Следователи прокуратуры

Следователи МВД Отделы дознания МВД

Следователи УРОПД Свыше 2-х, но не более 3-х месяцев 29,6

17,6

2,0

21,3 16,5

17,5

1,2

15,9 27,5

14,0

1,1 35,8 Следователи прокуратуры

Следователи МВД Отделы дознания МВД

Следователи УРОПД Свыше 3-х, но не более 6 месяцев 16,9

2,9

0,2 16,4 16,5

2,7 0,2 10,4 16,2 2,2

од

10,3 Следователи прокуратуры

Следователи МВД Отделы дознания МВД

Следователи УРОПД Свыше 6-ти месяцев, но не более 1 года 1,0

0,8 1 дело

нет 0,2

1,0 0,0

0,4 1,9

0,2 0,0

1,4 Следователи прокуратуры

Следователи МВД Отделы дознания МВД

Следователи УРОПД Всего свыше
уста- новленного УПК срока 59,7

27,3 13,1 38,2 46,2

20,7

7,1

28,9 49,4

2053 10,9

48,2 49

Таблица 6.

Возвращено судом для производства дополнительного расследования (в % к числу дел, направленных в суд) ОРГАНЫ ГОДЫ

1995 1996 1997 Следователи прокуратуры 8,9 9,2 8,8 Следователи МВД 4,7 4,3 4,2 Отделы МВД 1,0 0,7 1,8 Следователи УРОПД 0,8 0,4 5,9 Таблица 7. Прекращено дел по п.п. 1 и 2 ст. 5 УПК РСФСР (в % от оконченных дел)

ОРГАНЫ ГОДЫ

1995 1996 1997 Следователи прокуратуры 23,6 21,4 8,6 Следователи МВД 17,4 17,1 16,2 Отделы дознания МВД 7,9 6,4 0,9 Следователи УРОПД 8,1 6,7 7,3 Таблица 8.

Возмещение ущерба, причиненного преступлениями на момент окончания расследования (в % от оконченных дел) ОРГАНЫ

ГОДЫ

1995 1996 1997 Следователи прокуратуры 76,1 42,2 52,8 Следователи МВД 56,5 65,4 63,2 Отделы дознания МВД 16,4 22,2 36,3 Следователи УРОПД 32,7 61,5 74,6 50

Из анализа данных, приведенных в таблицах, можно сделать общий вывод о том, что эффективность деятельности следователей УРОПД значительно выше эффективности деятельности не только следователей МВД в целом, но и следователей прокуратуры.

  1. Так, если следователями МВД в целом 1997 году в суд было направлено 35,5% дел от числа находящихся в производстве , то следователями прокуратуры - 41,1%, а следователями УРОПД - 48,8%. Значительно выше этот процент у следователей УРОПД был и в предыдущие годы).
  2. С другой стороны, следователями УРОПД реже прекращаются уголовные дела в сравнении со следователями МВД и значительно реже ( в два раза) в сравнении со следователями прокуратуры. Конечно , не всякое прекращенное дело свидетельствует о том, что изначально уголовное дело было возбуждено незаконно или без достаточных на то оснований. Однако, если брать большой массив дел, то процент прекращенных дел вполне может служить одним из показателей эффективности предварительного расследования1.
  3. Следует отметить, что подобное положение наблюдалось и в предыдущие годы.

  4. О более высокой степени эффективности деятельности следователей УРОПД свидетельствует и то обстоятельство, что они значительно реже приостанавливают предварительное расследование. Так, в 1997 году по всем основаниям следователями УРОПД приостанавливалось по 5,0% дел , в то время как другими следователями МВД- в шесть раз (29%) чаще, следователями прокуратуры в четыре раза или (20%).

Следует также отметить, что если у следователей прокуратуры процент приостановленных дел за последние годы значительно увеличился (с 14,7 до

1 Впрочем, это утверждение, конечно же, далеко не бесспорно.

51

20), то у следователей УРОПД напротив, он значительно снизился (с 14,4 до 5,0, т.е. в три раза).

У следователей УРОПД реже, чем у других следователей МВД и у следователей прокуратуры обвиняемые скрываются от следствия, а поэтому и реже ими приостанавливаются дела по основанию, предусмотренному п.1 статьи 195 УПК РСФСР.

Также значительно выше раскрываемость преступлений следователями УРОПД.

Так, за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого в 1997 году ими было приостановлено всего 1,9% находящихся в производстве дел, в то время как другими следователями МВД 24,6%, следователями прокуратуры - 15,2%. То есть по п.З ст.195 следователи УРОПД приостанавливали уголовные дела в 13 раз реже, чем другие следователи МВД и в 9 раз реже, чем следователи прокуратуры.

Особо следует также отметить, что процент приостановленных дел за неустановлением лица у следователей УРОПД за последние 3 года снизился в 2,5 раза.

Определенным показателем эффективности деятельности может служить и процент уголовных дел, прекращенных по п.п.1 и 2 статьи 5 УПК РСФСР.

Следователями УРОПД на протяжении трех лет по этим основаниям уголовные дела прекращались реже, чем следователями прокуратуры ( в 1997 году соответственно 7,3% и 8,6%), и в два раза реже чем другими следователями МВД.

Ниже1 у следователей УРОПД (48,2), чем у следователей прокуратуры (49,4) и процент дел, оконченных расследованием с превышением установленных УПК сроков.

1 Еще ниже (20,5) этот процент у других следователей МВД, что объясняется значительно меньшей сложностью расследуемых ими уголовных дел

52

Хотя процент дел, возвращенных судом для производства дополнительного расследования несколько выше у следователей

УРОПД (5,9), чем у других следователей МВД (4,2), но он значительно ниже, чем у следователей прокуратуры (8,8)’.

И, наконец, лучше у следователей УРОПД и показатели по возмещенному ущербу. Так, если в 1997 году следователями УРОПД уже в процессе расследования удалось принять меры к возмещению 74,6% причиненного преступниками материального ущерба, то другими следователями МВД - 63,2%, а следователями прокуратуры лишь 52,8%.

Приведенные выше данные не могут не свидетельствовать о том. что создание в системе МВД, наряду с ГУБОП, РУБОП,УБОП еще и специализированных следственных подразделений - УРОПД, вполне себя оправдало.

Однако проблемы остаются. Поскольку следователи УРОПД находятся в системе МВД, их последственность определяется ч.5 ст. 126 УПК РСФСР. Таким образом если в ходе расследования преступлений, совершенных ОПФ будет установлено, что ими совершены убийства, или иные преступления, следователям МВД неподследственные, дело должно быть передано прокурору для определения подследственности. Не всегда передача дела следователю прокуратуры или ФСНП приводит к положительным результатам.

На мой взгляд, более целесообразно, если все преступления, совершенные членами ОПФ, будут расследоваться следователями УРОПД. Было бы целесообразно также создание специализированных следственных отделов Следственного комитета МВД РФ при управлениях по борьбе с

1 Подробнее о дополнительном расследовании см.: Соловьев А.Б., Халиулин А.Г. процессуальные и тактические вопросы дополнительного расследования. Москва - Кемерово, 1996.

53

организованной преступностью. Эффективна и организация совместных следственно-оперативных групп с участием следователей прокуратуры (в том числе и военной), МВД, ФСБ и ФСНП, оперативных работников и сотрудников экспертных и оперативно-технических подразделений различных ведомств, что было определено Положением, утвержденным Генеральным прокурором РФ, Министром внутренних дел, директорами ФСБ и ФСНП. Такая практика достаточно эффективна в Кемеровской области, где группу возглавляет, как правило, один из следователей по особо важным делам следственного управления прокуратуры области. В группу включаются следователи УРОПД при УВД области и (при необходимости) следователи УФСБ и УФСПП. Оперативное обеспечение деятельности групп осуществляется УБОП при УВД совместно с УФСБ. Работа группы постоянно контролируется прокурором области, его заместителем по следствию и начальником следственного управления. Таким образом реализуется решение координационного совещания руководителей правоохранительных органов области от 18.02.96 года. Организация работы следственно-оперативных групп дала возможность направить в суд целый ряд уголовных дел, возбужденных по оперативным материалам управлений по борьбе с организованной преступностью.

Специализированные подразделения по борьбе с организованной преступностью были созданы ранее в системе органов государственной безопасности, однако в настоящее время эти функции переданы департаменту экономической контрразведки ФСБ РФ и отделам экономической контрразведки управлений ФСБ РФ в субъектах федерации.

В системе органов прокуратуры также предприняты меры по специализации прокурорского надзора в направлении борьбы с организованной преступностью.

1 См. Халиулин А.Г. Указ. раб. С. 32-33.

54

Приказом Генерального прокурора РФ № 67 от 27 октября 1997 года в целях упорядочения и повышения эффективности прокурорского надзора за законностью деятельности подразделений органов внутренних дел, обеспечивающих противодействия организованной преступности, в соответствии с п.2 ст.П, пп 1,2 ст. 17 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» образованы за счет резерва Генеральной прокуратуры Российской Федерации отделы по надзору за законностью деятельности РУБОП.

Руководство указанными отделами возложено на отдел по надзору за исполнением законов по борьбе с организованной преступностью Управления по надзору за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью в органах внутренних дел Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Контроль за деятельностью отделов и санкционирование неотложных процессуальных действий возложено лично на соответствующих прокуроров субъектов Федерации.

На созданные отделы возложены обязанности по надзору за рассмотрением заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, за дознанием и оперативно-розыскной деятельностью в соответствующих РУБОП, а также координацию с ними деятельности подразделений правоохранительных органов, обеспечивающих

противодействие организованной преступности, и анализ практики исполнения законов по борьбе с организованной преступностью на всей территории, обслуживаемой региональным управлением по организованной преступности.

Названным отделам предоставлено право требовать для изучения материалы и уголовные дела, которые поступили по территориальности и в РУБОП, и при наличии оснований вносить соответствующим прокурорам или

55

Ф

т

в Глав ное следс твенн ое упра влени е пред ложе ния об отмен е незак онны х поста новле ний либо даче указа ний.

Коне чно, это шаг впере д, но не реше ние проб лемы. Долж на быть образ ована специализированная прокуратура, подчиняющаяся

непос редст венно Генер ально й прок урату ре РФ. В связи с этим заслу жива ет вним ания пред ложе ния А.Г. Хали улин а о созда нии систе мы феде раль ных межр егион альн ых прок урату р.1

Пред ставл яется,
что
систе ма правоохранительных органов,

осущ ествл яющи х борь бу с орган изова нной прест упнос тью, как предс тавля ется, долж на быть искл ючит ельно феде раль ной, постр оенно й по прин ципу центр ализа ции, с тем, чтоб ы макси маль но нейтр ализо вать возм ожно сти посто ронн их влиян ий.

1 Халиул ин А.Г. Уголовн ое преслед ование как функция прокура туры Российс кой Федера ции (пробле мы осущест вления в условия х правово й реформ ы): дисс… доктора юридич еских наук. - М., 1997,- С.13.

56

§ 4. Опыт борьбы с организованной преступностью в зарубежных странах

Во многих зарубежных странах накоплен положительный опыт борьбы с организованной преступностью.

Как отмечают многие зарубежные авторы, самым лучшим способом борьбы с организованной преступностью является ее профилактика. А самым лучшим средством профилактики ( раз уж организованная преступность уже появилась) было бы сделать ее экономически невыгодной, поскольку она нацелена именно на получение максимальной прибыли. Отсутствие возможностей для сверхобогащения путем предоставления незаконных товаров и услуг, стало бы концом организованной преступности.

Поэтому представляется чрезвычайно верным высказывание американского исследователя Р.Кларка, в соответствии с которым “ до тех пор, пока мы будет удовлетворять некую смутно ощущаемую моральную потребность, объявляя вне закона поведение, которое не в силах контролировать, … организованная преступность будет процветать во многих своих формах”1.

Государство пытается ограничить оборот наркотиков, в результате организованная преступность получает на торговле наркотическими средствами около 500 миллиардов долларов в год прибыли ( по оценке экспертов ООН). Наличие спроса и монопольно высокие цены, поддерживаемые преступными сообществами, приводят к росту уличной преступности, поскольку подсчитано, что, скажем, среднестатистический потребитель героина совершает 200 преступлений в год с целью

получения средств для удовлетворения своего пристрастия . Между тем,

1 См., например: Волобуев А.Н. Организованная преступность в СССР./ Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов . М.: ВНИИ МВД СССР - 1990. С.5-12: Волобуев А.Н., Галкин Е.Б. Организованная преступность и ее сущность .// Советская юстиция - 1989, № 21. С.9-11 и др.

2 См., например: Карпец И.И. Криминология. Современный период и задачи.// СГиП - 1989, № 6. С.45.

57

на борьбу с незаконным оборотом наркотиков тратятся

огромные средства, которые, возможно, было бы лучше направить на ликвидацию спроса, так как до тех пор, пока есть спрос, есть интенсивный социальный заказ, все усилия правоохранительных органов по борьбе с организованной преступностью обречены на неудачу. Поэтому представляется заслуживающим пристального внимания и заинтересованного изучения опыт Голландии по частичной легализации употребления наркотических средств, хотя, конечно, и этот путь чреват возможными побочными последствиями, которые трудно предвидеть.

Другой вид профилактических мер, который можно условно назвать “чрезвычайными профилактическими мерами”, используется в Италии. Но эти меры не направлены уже против организованной преступности в целом, нацелены на “вырывание” конкретных лиц из преступных сообществ, а потому куда менее действенны. Речь идет о законе от 27 декабря 1956 года “О мерах предупреждения в отношении лиц, представляющих опасность для безопасности и общественной морали”, и законе от 31 мая 1965 г. “О мерах против мафии”. В соответствии с этими актами, к лицам, подозреваемым в принадлежности к организованной преступности, могут быть применены меры предупреждения. В качестве таких мер возможны:

1) установление специального надзора со стороны правоохранительных органов; 2) 3) запрет на проживание в определенной местности; 4) 5) поселение в определенной местности. 6) Кроме того, в отношении этих лиц производится расследование их имущественного и финансового положения1.

Другие меры борьбы с организованной преступностью ( кроме профилактических) не способны ликвидировать
организованную

1 См.: Галкин Е.Б. Социально-психологические механизмы соорганизации преступной Среды. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР - 1990. С.13-20.

58

преступность и нацелены лишь на- то, чтобы держать ее под контролем. Причем, все подобные меры борьбы с организованной преступностью можно разбить на несколько групп. К первой из них следует отнести меры по криминализации самого членства в организованных преступных группах. Ко второй относятся меры, направленные на подрыв экономической стороны организованной преступности. Третью группу могут составить меры организационного и оперативно-розыскного характера. И, наконец, четвертая группа включает меры борьбы с организованной преступностью ,лежащие в сфере уголовно- процессуального регулирования.

  1. В уголовном законодательстве ряда стран начала складываться тенденция, в соответствии с которой преступлением считается “участие в организованном преступном сообществе”. Во многих странах это определение совпадает с составом преступления в форме преступного сговора. Сговор при этом можно определить как создание группы из двух или более лиц, действующей на постоянной основе с целью совершения определенного числа преступлений. Такой сговор является самостоятельным преступлением, например, в Швеции1, США2. Кроме того, в США существует также специальный закон, запрещающий сговор с целью занятия торговлей наркотиками3. Является уголовно наказуемым сговор с целью совершения преступлений и в соответствии с уголовным законодательством Италии ( ст.416 УК Италии).

В законодательстве Японии ( закон 1992 года о борьбе с организованной преступностью) предусмотрены критерии, по которым организации могут быть отнесены к преступным. Таким критерием является соотношение количества членов организации, ранее осужденных за
уголовные

1 См.: Кузнецов Н.В,, Багаутдинова С.К. Контроль над легализацией преступных доходов в США . // Вестник МГУ - Сер. 11. Право - 1997, № 6. С.44.

2 См.: Основы борьбы с организованной преступностью. / Под ред. B.C. Овчинского, B.E. Эминова, Н.П. Яблокова - М - “Инфра-М” - 1996. С.53.

3См.: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”./ Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. - М - Юрид.лит. - 1989. С .285-290.

59

преступления, и ее общей численности. Членство в таких организациях само по себе не влечет уголовной ответственности, но является обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность1.

Более того, ряд государств идет по этому пути и дальше. Так, хотя судебное толкование Конституции Соединенных Штатов Америки не разрешает запрещать членство в какой-либо организации ( в том числе в организованной преступной группе), закон об организациях, подвергающихся рэкету и коррупции, квалифицирует в качестве преступления участие какого-либо лица в делах предприятия в форме рэкетирской деятельности. Термин “рэкетирская деятельность” определяется при этом весьма широко и охватывает практически все виды преступной деятельности2.

В соответствии же со ст.416 ч.1 УК Италии , введенной в 1982 году, “всякий, кто участвует в объединении мафиозного типа, состоящем из трех или более лиц, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 6 лет.

Все те, кто создает, руководит или организует объединение, наказывается только за это лишением свободы на срок от 4 до 9 лет”3. Причем, как уже было указано, “объединение мафиозного типа, когда участвующие следует считать объединением в нем пользуются насилием со стороны объединения, а также зависимостью и законом молчания (омерты) в отношении него для совершения преступлений, для установления прямого или косвенного руководства или иного контроля за экономической деятельностью, концессиями, разрешениями, подрядами и общественными службами или для получения незаконных прибылей или преимуществ для

1 См.: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература”./Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. - М - Юрид.лит. - 1989. С .280.

2 См : Основы борьбы с организованной преступностью . / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминоваа, Н.П. Яблокова - М - “Инфра-М”.-199б. С.69.

3 См : Основы борьбы с организованной преступностью . / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминоваа, Н.П. Яблокова - М - “Инфра-М”.-1996. С.69.

60

себя либо третьих лиц” . Таким- образом, фактически запрещается объединение граждан, преследующих цели, не являющиеся предметом уголовно-правового запрета для отдельных лиц. Принятие данного закона было вызвано чрезвычайными обстоятельствами и другие страны не торопятся пока признавать преступлением одно только участие в какой- либо организации.

  1. Более распространенным способом поставить организованную преступностью под контроль являются попытки нанести удар по экономической стороне организованной преступности. Сводятся они , в основном, к двум формам. Первая из них состоит в воспрепятствовании “отмыванию” денег, а вторая проявляется в различного рода конфискациях.

По мнению экспертов ООН, процесс “отмывания” денег является слабым местом организованной преступности, поэтому сюда и должен быть нанесен удар2.

В качестве примера воспрепятствования легализации преступных доходов можно привести законодательство США. Здесь принят целый ряд нормативных актов, полностью или частично направленных на борьбу с “отмыванием” денег. К их числу можно отнести:

  • Закон о контроле за организованной преступностью (1970 г.);
  • Закон о всеобщем контроле за распространением наркотиков (1970 г.);
  • Закон о банковской тайне (1970 г.);
  • Акт “О всестороннем контроле преступности” 1984 г.;
  • Акт “О контроле “отмывания” денег 1986 г.;
  • Акт “О борьбе с употреблением наркотиков” 1988 г.;
  • Акт “О борьбе с “отмыванием” денег 1992 г.;
  • Акт “О предотвращении “отмывания” денег” 1994 г;
  • 1 Там же.

2 См.: Организованная преступность - 2. Проблемы, дискуссии, предложения. “Круглый стол” Криминологической ассоциации . -М -1993. С.149.

61

  • Акт “О мерах, направленных на сдерживание подделки и “отмывания” денег” 1995 г1.

В соответствии с этими актами, в частности:

1) Банки , брокерские конторы, дилеры, пункты обмена валюты, казино обязаны сообщать о каждом вкладе, изъятии денег, обмене валюты и любом другом платеже и переводе, осуществляемом через них и превышающем 10 тысяч долларов, а также о множественных сделках в сумме превышающих эту сумму, если финансовый орган располагает информацией, что они были совершены одним лицом в течение одного банковского дня.

2) Банки обязаны информировать правоохранительные органы о подозрительных финансовых сделках. При это они не обязаны уведомлять об этом участников сделки. 3) 4) Предусмотрена ответственность за уклонение или искажение отчетности о подозрительных финансовых сделках. 5) 4) Для того, чтобы физически перевезти, переслать в США или вывезти, выслать из них сумму большую 10 тысяч долларов, необходимо заполнить отчет о трансакциях денежных средств. При этом предусмотрена ответственность за уклонение от заполнения отчета и указание ложной информации. В таких случаях возможно также конфисковывать указанные денежные средства.

5) Торговые и иные предприятия должны сообщать налоговым службам о всех сделках на сумму, превышающую 10 тысяч долларов.

6) Каждый гражданин США и каждая корпорация, имеющие финансовые интересы в иностранных банках на сумму свыше 10 тысяч

1 Там же.

62

долларов, обязаны ежегодно направлять отчет об этом в
налоговую службу1.

Меры по воспрепятствованию легализации доходов от преступной деятельности применяются и в других государствах. Так, в 1990 г. Испания приняла закон, в соответствии с которым банковские служащие обязаны докладывать о подозрительных трансакциях Банку Испании. Отдельные изменения внесены также в законодательство таких стран, как Швейцария, Люксембург и Лихтенштейн .

Кроме того, с преступлениями, совершаемыми с целью экономической наживы, по мнению экспертов ООН можно успешно бороться с помощью конфискации полученной прибыли или любой другой собственности причастных лиц и организаций. Так, например, в Соединенном Королевстве в отношении доходов от оборота наркотиков допускается конфискация всех связанных с этой деятельностью доходов, включая конфискацию собственности, передаваемой третьим сторонам в качестве подарка или продаваемой значительно дешевле ее полной стоимости. Кроме того, могут изыматься средства содействия преступлениям, связанным с оборотом наркотиков3.

В Германии допускается арест нажитого преступным путем имущества даже в том случае, если обвиняемый не проявлял намерения совершить уголовное преступление4.

В Италии в соответствии с законом от 31 мая 1965 года № 575 “О мерах против мафии”, дополненным в 1982 году, в отношении лиц. подозреваемых в принадлежности к организованной преступности, производится расследование их имущественного и финансового положения. Цель такого

1 См.: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература” ./ Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова - М - Юрид.лит. - 1989. С.282.

См. об этом: Гасанов Э. Антинаркотизм: Международные тенденции и проблемы.// Законность. -1996, №8. С.206.

‘См. об этом: Кузнецова Н.В., Багаудинова С.К. Контроль за легализацией преступных доходов в США.// Вестник МГУ. - Сер.! 1. Право - 1997, №6. С.44-45.

4 См.: там же. С.46-50.

63

расследования - установление источников получения денежных и иных средств указанными лицами. В ходе расследования выяснению подлежит также и то, какими полномочиями обладают эти лица в сфере экономической деятельности. Расследование затрагивает не только лицо, подозреваемое в принадлежности к организованной преступности, но и его супругу (супруга), детей, а также всех тех, кто проживал с этим лицом в течение последних 5 лет. Кроме того, расследование производится в отношении всех физических и юридических лиц, совместно с которыми подозреваемый занимался экономической деятельностью. Если в результате такого расследования выяснится, что реальное финансовое или имущественное положение лица не соответствует его легальным источникам доходов, то суд может вынести решение о конфискации всех денежных средств, ценностей и другого имущества, которые получены в результате противоправной деятельности этого лица. Конфискованное имущество передается государству. Кроме того, суд может лишить подозреваемого в принадлежности к организованной преступности правомочий в сфере экономической деятельности1.

  1. К следующей группе мер, направленных на борьбу с организованной преступностью, возможно отнести меры организационного характера, а также меры по совершенствованию оперативно-розыскной деятельности. Эта группа мер чрезвычайно разнообразна, поэтому лишь проиллюстрируем некоторые способы такого совершенствования.

Одной из возможных мер является введение специальных органов, предназначенных для борьбы с организованной преступностью и

наделение их особыми полномочиями. Так, в Италии при Министерстве внутренних дел создан Генеральный совет по борьбе с организованной преступностью в составе:

  • начальника полиции;

’ См.: там же. С.51.

64

  • командующего корпусом карабинеров;

  • Генерального секретаря Управления по расследованию мафиозной преступности;
  • директора службы информации и военной безопасности (военная разведка).
  • Непосредственное расследование осуществляет Управление по расследованию мафиозной преступности, наделенное финансовой самостоятельностью. В его задачу входит “осуществление и координация следственных действий в отношении группировок организованной преступности, а также реализация функций судебной полиции, исключительно занимающейся преступлениями мафиозного характера”1.

В США при Президенте страны создана Комиссия по борьбе с организованной преступностью, в 26 наиболее крупных городах действуют аналогичные федеральные подразделения. Расследование преступлений в сфере организованной преступности на федеральном уровне производят прокуроры Министерства юстиции. В каждом судебном округе они располагают аппаратом помощников численностью до 160 человек в крупных штатах и до 10 - в мелких. В некоторых прокуратурах созданы специализированные отделы, предназначенные для расследования этого вида преступления . Создаются специальные группы по борьбе с организованной преступностью и специальные группы расследования и в других странах3.

Другая группа мер касается способов сбора и использования оперативных данных. Так, в Италии сотрудники полиции с санкции прокурора республики имеют право осуществлять перехват телефонных и телеграфных сообщений в отношении лиц, подозреваемых в принадлежности к организованной преступности, если к ним ранее
применялись меры

1 См.: Основы борьбы с организованной преступностью ./Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. - М - “Инфра-М” -1996. С.76.

2 Там же. С. 75.

3 См. об этом: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литератураУПод ред. А.И.Долговой и С.В.Дьякова. -М- Юридюлит. - 1989 -с.287-289.

65

предупреждения. Это информация не имеет доказательственного значения и может быть использована только в оперативных целях. Затем все материалы перехвата уничтожаются в органах прокуратуры1 .

Во многих странах разработаны схемы сбора и анализа стратегических оперативных данных. Одним из заслуживающих внимания примеров

является “теория предприятий” ФБР, согласно которой объектом расследования становится преступное предприятие целиком. Следствие стремится связать отдельные преступные действия с общей картиной преступной деятельности организации и с этой позиции вести борьбу со всей преступной организацией, а не с отдельными преступными акциями. совершаемыми членами этой организации.

  1. И, наконец, последняя группа мер борьбы с организованной преступностью находится в сфере уголовно-процессуального регулирования. Здесь государствами, ведущими активную борьбу с организованной преступностью (Италия, США), применяются следующие методы.

В Италии в соответствии с законом № 306 от 8 июня 1992 года “О внесении срочных изменений в новый уголовно-процессуальный кодекс и мерах по борьбе с мафиозной преступностью”, предварительное следствие по делам о преступлениях, связанных с деятельностью мафии, не ограничено сроками. Разрешение на его продление на очередной шестимесячный срок дает судья по предложению прокуратуры. В то же время, в соответствии с этим законом, полиция “незамедлительно” информирует прокуратуру о получении сведений о совершенном преступлении ( а не в течение 48 часов, как предусматривалось ранее). Следственная полиция имеет право после информирования прокурора о совершенном преступлении, приступить к сбору необходимой для расследования информации по собственной инициативе. Полиция вправе получать информацию у обвиняемых, проходя-

См.: Законодательство Италии о борьбе с организованной преступностью.// Социалистическая законность. -1993,№11.С.34-38.

66

щих по другим делам, связанным с мафиозной преступностью. Прокурор, ведущий следствие, может разрешить следственной полиции проводить допросы и организовывать очные ставки. В качестве доказательств могут также использоваться протоколы и документы, имеющиеся в единственном экземпляре, в других уголовных делах, материалы дел, приговоры по которым уже вступили в законную силу.

Показания, данные в ходе предварительного следствия, могут быть использованы в ходе судебного разбирательства даже в случае отказа от них (если выяснится, что свидетель подвергся давлению со стороны обвинения). Такие показания рассматриваются в этом случае как “элемент доказательства” и должны быть “подкреплены другими элементами”. Это же показания учитываются и судами вышестоящих инстанций.

Лица, обвиняемые в “участии в организациях мафиозного типа”, подвергаются обязательному аресту. Причем для лиц, не желающих сотрудничать с правоохранительными органами, в дальнейшем не предусматривается каких-либо послаблений режима лишения свободы. Так, исключается их временное освобождение из мест лишения свободы.

Напротив, закон регламентирует особые следственные правила по отношению к членам мафиозных групп, согласившихся сотрудничать со следственными и правоохранительными органами. В частности, главный прокурор округа вправе своим решением изменить вид ранее вынесенного судом наказания в отношении “раскаявшегося” в сторону смягчения, за исключением полного освобождения от наказания. Кроме того, уголовно- процессуальное законодательство Италии предусматривает ряд мер, направленных на защиту лиц, сотрудничающих с правосудием. Кроме охраны данных лиц, смены места жительства и замены документов, в законодательстве закреплена возможность отказа от присутствия таких лиц

67

непосредственно в зале судебного заседания. Они могут давать показания “ на расстоянии” - с помощью технических средств1.

Уголовно-процессуальные средства борьбы с организованной преступностью в США закреплены прежде всего в Законе о контроле над организованной преступностью 1970 г. В соответствии с этим законом:

1) Министр юстиции США получил право создавать специальные большие жюри, подконтрольные федеральным судебным органам, сроком до трех лет, для предъявления обвинений и подготовки материалов для судов по делам о действиях государственных служащих, причастных к деятельности организованной преступности.

2) Был отменен так называемый безусловный свидетельский иммунитет, то есть основание освобождения от уголовной ответственности, применяемое в обмен на дачу свидетельских показаний, и установлен условный свидетельский иммунитет. Это означает, что лицо, давшее свидетельские показания, освобождается от уголовной ответственности лишь в том случае, если обвинение не обнаружит иного, кроме его показаний, источника доказательств. 3) 4) Закреплена возможность задержания свидетеля, отказывающего от дачи показаний суду на срок до 18 месяцев. 5) 6) Дача противоречивых показаний признана достаточным основанием для осуждения лица за ложные показания, хотя ранее действовавшее законодательство требовало для этого наличия прямых доказательств о ложности сделанных заявлений, а также наличия двух свидетелей этого. 7) 8) На министра юстиции США возложены обязанности по организации мер защиты свидетеля и членов его семьи по уголовным делам об организованной преступности. 9) 1 См.: Ерохин А.А., Короткевич А.А., Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью. Криминологический и криминалистический аспекты: Учебное пособие. - Караганда; Карагандинская высшая школа МВД Республики Казахстан. - 1993. С. 14,

68

6) Допущены в качестве доказательств по уголовным делам об организованной преступности письменные заявления, ранее сделанные под присягой, а также завизированные министром юстиции США как относящиеся к борьбе с организованной преступностью. 7) 8) Установлен пятилетний срок для обжалования неправомерности получения правоохранительными органами доказательств, по истечении которого судебные органы не будут рассматривать претензий к способам получения государственными органами указанных доказательств. Указано также на необходимость получения судебного решения для допуска обвиняемого и его представителей к материалам, которые, по мнению указанных лиц, получены правоохранительными органами незаконно. 9) Представляется, что накопленный в зарубежных странах опыт может быть использован в борьбе с организованной преступностью в Российской Федерации.

69

ГЛАВА ВТОРАЯ.

ВЫЯВЛЕНИЕ, ПРЕСЕЧЕНИЕ, ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОРГАНИЗОВАННЫХ

ПРЕСТУПНЫХ СООБЩЕСТВ В ПРОЦЕССЕ

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

§ 1. Деятельность специализированных оперативно-розыскных подразделений по выявлению, пресечению, предупреждению функционирования организованных преступных сообществ

К категории специализированных оперативно- розыскных

подразделений, перед которыми поставлена задача выявления и пресечения деятельности организованных преступных сообществ, относятся, прежде всего, управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП-РУБОП-УБОП) в системе МВД РФ. Их организационная структура приспособлена именно к этим задачам. Так, в структуру этих подразделений входят организационно-аналитические отделы, отделы по борьбе с преступными формированиями, отделы по борьбе с бандитизмом и иными опасными преступлениями, отделы по борьбе с коррупцией, специальные отделы быстрого реагирования. Структура связана с принципом деятельности оперативных подразделений по борьбе с организованной преступностью: не от преступления к лицу, а от лица, входящего в состав организационного преступного сообщества, к преступлениям, совершаемым этими сообществами.

В результате работы оперативных подразделений организованные преступные формирования достаточно успешно выявляются и их деятельность пересекается. Однако, указанные в первой главе дестабилизирующие факторы приводят к тому, что на
месте

70

ликвидированных ОПФ появляются новые. Это еще раз подтверждает общеизвестное положение о том, что только одним правоохранительным органам не под силу справиться с организованной преступностью. С нею можно успешно бороться лишь при наличии политических, социальных и экономических предпосылок.

Таблица 1.

Пресечена деятельность ОПФ и членов ОПФ и выявлено оперативным путем ОПФ и членов ОПФ

1995 годы

1996 1997 Выявлено группировок 14 тысяч 11,2 тысяч 11,6 тысяч Количество выявленных членов ОПФ 76,3 тысяч 83 тысячи 83,5 тысяч Пресечена деятельность ОПФ 2,6 тысяч 9 тысяч 9,7 тысяч Пресечена деятельность участников ОПФ 57,5 тысяч 59,3 тысяч 62,1 тысяча1 Таким образом, число выявленных и пресеченных преступных формирований имеет тенденцию к росту.

В 1995 году органами внутренних дел было выявлено почти 14 тыс. преступных формирований, из которых деятельность 2,6 тыс. с общим числом участников 57,5 тыс. удалось пресечь. Однако на конец года на учет были поставлены еще 11,2 тыс. формирований, но уже с числом участников 76,3 тыс. человек. В 1996 году пресечена деятельность также почти 9 тыс. преступных группировок, в которые входили 59,3 тыс. участников, а на начало 1997 года имелось уже 11,6 тыс. новых группировок с численностью 83 тыс. человек.

1 Здесь и далее приведены данные из аналитических материалов ГУБОП МВД РФ подготовленных при участии автора.

71

Результаты работы подразделений по борьбе с организованной преступностью представлены в таблице 2.

Таблица 2.

Выявление преступлений подразделениями по борьбе с организованной преступностью ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ВСЕГО В % К ЧИСЛУ ОБЩЕМУ Похищение человека 117 0,4

Незаконное лишение свободы 69 0,3

Вымогательство 1049 3,9

Захват заложников 10 0,1

Бандитизм 327 3,5

Организация преступного сообщества 22 0,3

Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств 294 1,1

Иные 24355 90,4

Итого: 26837 100

Анализ оперативной информации показывает, что в настоящее время организованная преступность выходит на новый уровень консолидации. Лидеры и авторитеты преступной среды предпринимают активные действия по созданию ОПФ для достижения своих преступных замыслов.

При этом ими разрабатываются плановые и программные документы, в которых определяются цель и механизм образования преступных формирований, финансовое обеспечение и структурное построение, определяются регионы влияния, а также способы и методы проникновения в органы государственной власти и управления.

Следственные и оперативные материалы показывают, что преступным сообществам присуще жесткое централизованное построение с обязательным созданием таких атрибутов, как разведка и контрразведка с использованием

72

средств технического обеспечения, отрядов боевиков с
обязательным наличием вооружения.

К результатам работы оперативных подразделений относится и то, что по делам о преступлениях, совершенных ОПФ, значительно выше процент дел, направленных в суд к числу оконченных. В 1997 году по всем преступлениям данной группы он составил 96,1, а по отдельным видам - незаконный оборот оружия, статья 210, захват заложников, похищение человека, незаконное лишение свободы - 100%. Таким образом, эти дела очень редко прекращаются, что свидетельствует о высоком качестве и оперативной работы и предварительного расследования.

Таблица 3. Направлено в суд уголовных дел о преступлениях, совершенных ОПФ

по видам преступлений Виды преступлений Кол-во дел, на- ходящих ся в про- извол. Оконче но

рассле- довани- ем Напр авле- но в суд Всего в % к нах. в пр-ве В % к оконч. Похищение человека 115 44 44 38,3 100 Незаконное лишение свободы 49 21 21 42,9 100 Вымогательство 1072 476 469 44,4 98,5 Захват заложников 17 2 0,2 11,8 100 Бандитизм 265 174 173 65,7 99,4 Организованные

преступные

сообщества 35 12 12 34,3 100 Незаконный сбыт

оружия

По всем

преступлениям 421 10291 122 6912 122 6645 29,0

67,2 100 96,1 73

Довольно высоким является число участников организованных преступных формирований, в отношении которых судами вынесены обвинительные приговоры

Таблица 4. Сведения об участниках ОПФ, в отношений которых уголовные

дела направлены в суд в 1997 г.

Выявлено участников по видам преступл. Из них, осуждено Всего в % к выявлен. Похищение человека 87 82 94,3 Незаконное ли- шение свободы 18 18 100 Вымогательство 981 954 97,2 Захват заложников 4 4 100 Бандитизм 850 836 983 По всем преступлениям 15136 14459 95,5 Таким образом, по нашему мнению, подтверждается правильность принятого в 1988 году решения о создании специализированных оперативно-розыскных подразделений по борьбе с организованной преступностью. Этими подразделениями приобретен опыт оперативной разработки организованных преступных сообществ, дающий возможность не только ставить эти формирования на оперативный учет, но и добиваться осуждения участников преступных формирований за совершенные преступления. Это касается и такой особой категории, как организаторы преступных формирований.

74

§ 2. Нейтрализация преступных авторитетов, лидеров, в том числе «воров в законе» и возглавляемых ими преступных формирований

Анализ оперативной обстановки свидетельствует об активизации деятельности такой категории профессиональной организованной преступности, как «воры в законе». Эта относительно немногочисленная, но авторитетная “корпорация”, гибкая и устойчивая, имеющая глубокие корни, оказывает огромное влияние на идеологию преступного мира и формирование взглядов и жизненных позиций членов ОПФ. Активно стала проводиться в жизнь “воровская” политика, происходит возрождение так называемых “воровских” традиций.

Современные “воры в законе”, в отличии от своих предшественников:

1) стараются тщательно маскировать свой антиобщественный образ жизни под внешний законопослушный, стремясь при этом установить контакты с работниками правоохранительных органов и иных властных и административных структур, лишь бы это отвечало их интересам; 2) 3) в нарушение одного из основополагающих “воровских” принципов неучастия в преступлениях против личности, теперь нередко сами принимают участие в таких преступлениях, как вымогательства, разбои и грабежи, создают вооруженные формирования; 4) 5) проникли в легальный бизнес, широко используя подставных лиц из своего окружения. 6) Одной из наиболее опасных тенденций в деятельности “воров в законе” является активная работа по установлению своего влияния на осужденных и освобожденных из ИУ. Делается это и непосредственно “вором” с помощью подкупа, угроз, терроризирования осужденных и путем направления специальных эмиссаров.

75

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что преступная среда, основанная “ворами в законе” действует не один десяток лет и способствует формированию важнейших атрибутов маскировки преступников, таких как:

  • тщательная проверка сообщников по всем возможным каналам, а тем более лиц. вновь появляющихся в ближайшем окружении “вора”;

  • оказание доверия только тем. кто проявил себя в совершении конкретных преступлений, причем эти данные воспринимаются не со слов или приговоров, а на основании свидетельств соучастников, личных наблюдений;
  • налаживание связей по тайным каналам для сбора и переработки информации, в т.ч. через арестованных, задержанных в ИВС, СИЗО, а также находящихся в ИК, приобретение для этих целей сообщников из числа конвоя, охраны, администрации и техперсонала ИВС, СИЗО, ИК;
  • создание системы разборов ситуаций, создающих угрозу для преступной среды, в частности, установление и получение подтверждений фактов негласного сотрудничества с правоохранительными органами лиц, входящих в ОПФ или связанных с ними.

Скрытность внутренних организационных процессов, подкрепленных развитой иерархической структурой подчинения; наличие строго соблюдаемых внутренних законов и традиций в сочетании с осуществлением контрразведывательных приемов, создает серьезные препятствия для проведения в отношении членов ОПФ профилактических и специальных мероприятий по их разобщению, выявлению и привлечению к уголовной ответственности конкретных лиц.

“Воры в законе” и лидеры преступных формирований - это элита преступного мира, являющаяся стимулятором роста организованной и общеуголовной преступности, оказывающая негативное влияние на экономическую и политическую ситуацию в Российской Федерации.

76

Являясь организаторами криминальной деятельности различных преступных групп, авторитеты создали структуру, позволяющую контролировать и направлять преступную деятельность на территориях областей и целых регионов, в которых “идеологи” зачастую не появляются лично, а действуют через своих представителей (“смотрящих”,”положенцев”).

Основная часть преступно-нажитых средств вкладывается в легальный бизнес .отрасли производства, акции, недвижимость, а также в политическую деятельность.

Опираясь на коррумпированные связи в органах власти и управления, организованная преступность оформилась в разветвленную систему, вторгшуюся в экономику и политику. В настоящее время завершен процесс ее консолидации в преступные сообщества.

Лидеры преступной среды, “воры в законе”, ориентируются на единую уголовную политику, стратегию и тактику.

Оперативные данные, поступающие из регионов, отмечают нарастание криминального профессионализма в противостоянии правоохранительным органам.

Постоянный поиск новых способов получения прибыли приводит к конфликтам за сферы влияния, чем обусловлен рост количества тяжких преступлений в отношении самих лидеров, а также граждан, являющихся объектами преступных посягательств и лиц, случайно попавших в зону действия криминальных “разборок”.

В последние годы отчетливо обозначились новые очаги криминальной напряженности. Наиболее пораженными регионами оказались Столичный и Центральный, республики Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия- Алания, Кемеровская область, города Санкт-Петербург, Тюмень, Саратов, Тольятти, Тамбов, Рязань, Казань, Владивосток, Находка, Кавказские Минеральные Воды и Северный Кавказ.

77

Основным центром дислокации воровских авторитетов является г.Москва и Московская область.

В организованных преступных формированиях существуе т

естественное распределение ролей:

  • идеолог (организатор);
  • держатель “общака” (лицо, занимавшееся финансовыми вопросами);
  • авторитеты (лица, осуществляющие надзор за деятельностью преступных групп);

  • боевики ( лица, занимающиеся охраной и физическим давлением);
  • киллеры ( лица, занимающиеся физическим устранением конкурентов и т.д.);
  • коррумпированные связи в органах власти и управления;
  • адвокаты, осуществляющие правовую защиту лиц сообщества;
  • объекты преступного посягательства и влияния, как источники получения финансовых средств в виде недвижимости, ценных бумаг, и т.д.

При оперативных разработках “воров в законе” необходимо иметь в виду и то, что:

1) основная их масса не имеет привязки к конкретной территории; 2) 3) как правило, деятельность “воров в законе” строится не на его участии в совершении преступления, а на соблюдении и пропагандировании уголовных традиций и неофициальных “законов”. 4) Практическое документирование преступной деятельности “воров в законе”, лидеров и авторитетов преступной среды обеспечивается постоянным проведением в отношении них следующих оперативно- розыскных и иных мероприятий:

систематическим проведением технических мероприятий, позволяющих располагать информацией об их преступных замыслах, местах концентрации лидеров , их окружения и движения в регионе;

78

постоянным взаимодействием с подразделениями СКМ для документирования организованных встреч “воров в законе”, лидеров, авторитетов преступного мира и их связей, а также фиксирования мест проведения “воровских сходок” и “воровской политики”, на них разрабатываемой. Такое взаимодействие позволило в 1997 году зафиксировать “воровские сходки” при освобождении из мест лишения свободы в Кемеровской области “воров в законе” Ч.,У.,Г., в г. Томске, в ходе которых проведено документирование, произведена аудио и видеозапись. Осуществлялось сквозное сопровождение всех участников “сходок” к местам их проведения, где они принимались в дальнейшую разработку подразделениями территориальных РУБОП-УБОП;1

  • временным задержанием 120 “воров в законе”, лидеров, авторитетов преступной среды по легализованным оперативным данным для разработки в ИВС, в том числе с использованием оперативно-технических мероприятий при их совместном содержании, что, в свою очередь, дает возможность получать дополнительную информацию о положении и процессах, происходящих в преступной среде. Такие мероприятия проводились в 1995- 1997 годах в отношении “воров в законе” С.,Б.,3. (убит), Р. ,М. и Е. (убит), практически всех лидеров преступной среды г.Новосибирска;

  • проведением плановых операций под кодовым наименованием “Лидер” с привлечением всех сил и средств УВД в целях отработки накопленной оперативной информации в отношении “воров в законе”, лидеров и авторитетов преступной среды на причастность к совершению преступлений. Подобная практика за период 1996-1997 г.г. только в Кемеровской области позволила в рамках проведения 3-х операций раскрыть более 700 преступлений, из них около 150 тяжких, квалифицируемых ст.ст.105, 161, 162 УК РФ, задержаны 30 лидеров и авторитетов, входящих в состав ПС

‘Данные аналитических материалов ГУБОП МВД РФ, подготовленных при участии автора. 2 Там же.

79

“Воровское движение”, в т.ч. три “вора в законе”. Привлечены к уголовной ответственности 10 активных участников ОПФ, в т.ч. 5 лидеров, изъято 29 единиц нарезного оружия, около 20 кг наркотических веществ;1

  • искусственным созданием неблагоприятных ситуаций и, используя таковую, своевременным внедрением в уголовную среду оперативной информации, создающей напряженность внутри руководящего ядра сообществ с целью недопущения их консолидации и получения встречной оперативной информации в отношении конфликтующих объектов. Так, опубликование в средствах массовой информации компрометирующих сведений о лидере преступной среды Кемеровской области С. (убит) повлекло его отказ от участия в предвыборной кампании в Законодательное Собрание области.2

Такое комплексное использование названных методов и тактики документирования преступной деятельности “воров в законе”, лидеров и авторитетов, позволяет значительно снижать их организаторскую деятельность.

В нейтрализации преступных авторитетов органами по организованной преступности Западно-Сибирского региона достигнуты определенные успехи. Вместе с тем, следует признать, что деятельность УБОП и РУБОП в этом направлении недостаточно эффективна.

Причинами неэффективных разработок лидеров ОПС являются слабые оперативные позиции сотрудников РУБОП-УБОП среди их окружения, а также недостаточное взаимодействие и целенаправленная работа всех правоохранительных органов. РУБОП и его подразделения еще не стали инициаторами и организаторами активной оперативной деятельности по ликвидации преступных сообществ, их “крестных отцов”, дискредитации преступной идеологии.

1 Данные аналитических материалов ГУБОП МВД РФ, подготовленных при участии автора.

2 Там же

80

В целях активизации работы РУБОП-УБОП по данной проблеме, на наш взгляд, необходимо:

  1. Создать в структурах ГУБОП-УБОП МВД РФ отделы по разработке “воров в законе” и лидеров преступных сообществ.
  2. Изучить и обобщить на местах практику проведения следственных действий по уголовным делам, фигурантами в которых являются преступные авторитеты и их пособники.
  3. При рассмотрении дел в судах обеспечить охрану и безопасность участников судебного процесса, потерпевших, свидетелей, лиц, ведущих судебное делопроизводство (необходима государственная программа защиты свидетелей и потерпевших).
  4. Обеспечить оперативное сопровождение расследования уголовных дел РУБОП-УБОП, оперативными аппаратами следственных изоляторов, проводить оперативно-розыскные мероприятия по дальнейшему изобличению фигурантов в местах лишения свободы.
  5. В РУБОП, УБОП планировать проведение совместных ( с УР, УЭП, УИН других служб) мероприятий по выявлению деятельности преступных сообществ в регионах.
  6. Кроме того, отсутствие оперативной информации о деятельности преступных групп, входящих в воровские сообщества, делает невозможным осуществление контроля за тенденциями развития криминальной ситуации по Российской Федерации в целом. Необходимо разработать единую форму отчета отделений РУБОП- УБОП, занимающихся организованными преступными сообществами, “ворами в законе”, систему обмена информации.

  7. Принять необходимые меры по качественному документированию “воровских сходок” и привлечению их членов к уголовной ответственности пост.210УКРФ.

81

§ 3. Борьба с коррупцией

Коррупция глубоко проникла во многие звенья органов власти и государственного управления, большинство отраслей и сфер хозяйственной деятельности. Наиболее пораженными коррупционными процессами оказались структуры власти и управления, связанные с рассмотрением и решением вопросов финансирования, кредитования, осуществления банковских операций, импорта и экспорта, распределения фондов, создания и регистрации предприятий. Неплатежи, дестабилизирующие финансовую систему страны, во многом искусственно вызваны злоупотреблениями со стороны управляющих государственными и приватизированными предприятиями, использующими заемные и бюджетные средства в личных и узкогрупповых целях. Проявления коррупции разнообразны, но все они тесно связаны с противоправным использованием должностными лицами своего служебного положения в личных целях.

Снижение финансирования госаппарата и аппарата муниципальной службы обусловили развитие проявлений коррупции. Помимо таких традиционных, как получение взяток и злоупотребление служебным положением, имеют место факты, не наказуемые в уголовном порядке:

  • непосредственное участие должностных лиц и государственных служащих в коммерческой деятельности для извлечения личной прибыли или использование для этих целей подставных лиц и и родственников;

использование служебного положения для перекачивания государственных средств в коммерческие структуры и их обналичивание;

  • предоставление льгот для подконтрольных им коммерческих структур с отвлечением государственных ресурсов;
  • использование служебного положения для воздействия на средства массовой информации с целью личной выгоды.
  • 82

Серьезную опасность представляют факты корыстных злоупотреблений в контролирующих органах. Несмотря на принимаемые меры, в контролирующих органах не сокращается количество фактов коррупции и должностных преступлений среди их сотрудников. Создание многочисленных контролирующих органов (налоговая инспекция, полиция, комитеты по защите прав потребителей, торговые отделы администраций, СЭС и т.д.), не имеющих надлежащей правовой основы, усугубляемое ведомственной разобщенностью, не приносит положительных результатов, и , более того, способствует расцвету коррупции в контролирующей системе.

Происходящие в стране изменения сказались на состоянии преступности, характеризующейся ростом коррупции в сферах власти и управления. Появились новые виды правонарушений: ложное банкротство, хищение денежных средств в банковской сфере, сокрытие доходов от налогообложения и тому подобное. Совершение данных преступлений связано с получением сверхприбылей и, в связи с этим, данный вид преступлений стал одним из самых распространенных. В практике оперативно-служебной деятельности РУБОП существуют примеры, когда в целях ухода от ответственности за выявленные сотрудниками налоговых подразделений финансовые правонарушения, правонарушители ищут связи с коррумпированными чиновниками этих подразделений для освобождения от ответственности. Многие предприниматели наталкиваются на искусственные препятствия, создаваемые коррумпированными чиновниками, в решении производственных вопросов на всех уровнях власти, для преодоления которых они прибегают к подкупу последних.

Укоренилась незаконная практика вхождения руководящих работников государственных органов в число учредителей коммерческих структур. Коррупция должностных лиц создает предпосылки для хищнического растаскивания материальных ценностей, уклонения от уплаты налогов различного рода финансовых махинаций.

83

Как уже отмечалось ранее, коррупционеры создают систему защиты организованных преступных формирований но, кроме этого, они создают систему, с помощью которой ограждают себя от уголовной и иной ответственности за совершенные противоправные деяния. Система ухода от ответственности состоит не только в подкупе должностных лиц, способных оказать давление на лиц, производящих расследование и рассматривающих дела в суде, но и воздействие на свидетелей и потерпевших как через чиновников, так и через организованные преступные формирования.

Складывающаяся в регионах оперативная обстановка требует применения адекватных мер со стороны правоохранительных органов, взаимодействия их между собой, а также с руководителями администраций, принятия дополнительных мер по повышению противодействия организованной преступности и коррупции.

Значительное влияние на состояние криминальной ситуации в регионах оказывает деятельность организованных преступных формирований. Сосредоточив значительную долю капитала, получая существенное финансирование от собственных как легальных, так и полулегальных и контролируемых коммерческих структур, а также в результате традиционного преступного промысла, они усиливают свой потенциал и влияние в обществе. Опираясь на коррумпированные связи, ОПФ внедряются в наиболее доходные сферы коммерческой деятельности, активно влияют на экономику целых регионов, способствуя ее криминализации. Значительная часть теневых капиталов по-прежнему направляется на дальнейшее воспроизводство как экономической, так и общеуголовной преступности, подпитку коррумпированных должностных лиц в структурах государственной власти и управления.

В широком масштабе продолжаются действия по незаконному завладению государственной собственностью в ходе приватизации, многочисленным
злоупотреблениям при управлении ею, уклонению от

84

налогообложения, противоправным сделкам по вывозу сырья, ресурсов и капиталов за рубеж. Практика работы показывает, что в регионе, как и в общем по стране, существует опасность проникновения организованных преступных формирований и криминальных авторитетов в органы власти и управления. В 1996 году при выборах в Новосибирский городской Совет, кандидатами в депутаты баллотировались представители организованных преступных формирований. В целях противодействия проникновения этих лиц в выборные органы, были подготовлены и переданы в средства массовой информации материалы об их противоправной деятельности, в результате по итогам голосования они не набрали необходимого числа голосов. И тем не менее, несмотря на неудачи, преступные группировки продолжают предпринимать попытки проникновения в депутатский корпус. Так, в 1997 году вновь в кампании по выборам в Новосибирский городской и областной Советы кандидатами в депутаты баллотировались лидеры преступных сообществ С. и Ш. В результате принятых РУБОП мер противодействия, указанные лица в органы власти не были избраны.1

Наряду с участием в выборах представителей организованных преступных формирований в качестве кандидатов имеются факты финансовой поддержки криминальной средой отдельных кандидатов в депутаты и на другие выборные должности. Необходимо отметить, что на смену эпизодическому подкупу должностных лиц в органах государственной власти пришло сотрудничество на “долговременной основе”. Руководители различных уровней устраивают своих родственников или подставных лиц в коммерческие структуры и получают через них незаконный доход. Помимо этого, лоббируют движение бюджетных средств в ту или иную фирму.

В 1997 году, предпринимая попытки противодействия этим процессам, органы внутренних дел Западно-Сибирского региона в истекшем году выявили 15405 преступлений в сфере экономики, в том числе
3590

1 Аналитические материалы Западно-Сибирского РУБОП.

85

преступлений, связанных с присвоением вверенного имущества, 446 фактов взяточничества, Подразделения по организованной преступности региона выявили 145 преступлений, в том числе 44 факта злоупотреблений властью, 14 фактов превышения власти или служебных полномочий, 61 взяточничество (48 - связанных с получением взятки должностными лицами), 26 фактов должностного подлога. За совершение преступлений против государственной власти и интересов государственной службы привлекаются к ответственности 18 должностных лиц. В целях усиления борьбы с проникновением организованной преступности в органы власти и управления, в 1997 году в подразделениях по организованной преступности регионов созданы отделы по борьбе с коррупцией.1

Важная роль в работе по предупреждению, пресечению проявлений коррупции в органах власти и управления отводится институту помощников руководителей федеральных органов исполнительной власти и органов власти субъектов Российской Федерации по вопросам борьбы с преступностью , основной функцией которых является защита органов исполнительной власти от проникновения и влияния организованной преступности, коррупции и других преступных посягательств.

Следует признать, что сегодня в значительной степени поражена метастазами организованной преступности и коррупции и экономика страны. Некоторые города и районы попадают под власть организованных преступных сообществ, которые “подавляют” местную администрацию, представительные и правоохранительные органы.

В качестве иллюстрации можно привести пример, когда в Челябинской области местный “авторитет” Морозов, опираясь на созданные им преступные группировки, путем подкупа избирателей (бесплатная раздача водки и продуктов), был избран депутатом Законодательного собрания области. Преступным сообществом полностью контролировалась
ликероводочная

1 Аналитические материалы ГУБОП МВД РФ.

86

промышленность, предпринимались попытки захвата металлургической промышленности области. Было организовано противодействие органам внутренних дел и прокуратуры, давление на всю систему власти области. Прибегнув к благотворительной деятельности (создание независимого профсоюза работников службы “скорой помощи”, раздача бесплатных лекарств и т.д.), лидер преступного сообщества начал свою предвыборную кампанию по избранию депутатом Государственной Думы. Для ликвидации преступного сообщества по распоряжению Правительства России была создана оперативная группа из сотрудников МВД, Госналогслужбы, Налоговой полиции, ВЭК и КРУ Минфина, разработан и осуществлен план совместных мероприятий под условным наименованием “Карат”, реализация которого позволила в относительно короткое время локализовать негативные процессы, лишить депутатской неприкосновенности, привлечь к уголовной ответственности, и арестовать лидера и активных участников группировки. В сентября 1997 года им предъявлено обвинение по ст.210 УК РФ. В настоящее время уголовное дело рассматривается в суде.1

Борьба с коррупцией является одной из важнейших задач подразделений по борьбе с организованной преступностью. Практически во всех регионах имеются положительные примеры выявления и привлечения к уголовной ответственности коррупционеров.

По материалам УБОП при МВД Республики Бурятия привлекаются к уголовной ответственности мэр г.Улан-Удэ и его первый заместитель, которые в сговоре с лидерами местных “чеченской” и “армянской” организованных преступных групп присваивали денежные средства, полученные по поддельным платежным документам.2

Необходимо отметить, что криминалитет четко улавливает складывающуюся экономическую ситуацию и гибко меняет не только

’ Аналитические материалы ГУБОП МВД РФ. 2 Там же.

87

направленность и структуру своих группировок, но тактику и стратегию своих действий. Лидеры организованной преступности в достаточной мере уяснили, что в новых экономических условиях можно проще и безопаснее получать доходы, не прибегая к примитивному насилию и вымогательству. В результате изменения форм собственности руководители многих предприятий, функционирующих в рыночной среде, вынужденно, а иногда и под давлением, прибегают к услугам организованных криминальных структур в вопросах защиты от неподконтрольных им преступных посягательств, для возврата долгов, от чего государство фактически самоустранилось, а нередко и для устранения конкурентов, как это происходило, например, в Республике Алтай. В 1997 году там был совершен ряд тяжких преступлений в отношении предпринимателей и представителей властных структур. В июне 1997 года за организацию этих преступлений был выявлен и арестован депутат Государственного Собрания - Эл-Курултая республики Ефимов, который сам активно занимался бизнесом, а потерпевшие в законном порядке противодействовали его дальнейшей экспансии.1

Необходимо отметить, что на смену эпизодическому подкупу должностных лиц в органах государственной власти пришло “сотрудничество с представителями криминалитета на долговременной основе”. Руководители различных уровней устраивают своих родственников в коммерческие структуры и получают через них постоянных доход, Помимо этого, контролируют движение бюджетных средств через фирмы и избегают ответственности по Указу Президента № 361-92 г. Так. в 1997 году установлены факты поступления денежных средств через систему взаимозачетов в одно из ТОО г. Новосибирска на строительство личных коттеджей. Учредителями указанного товарищества являются родственники должностных лиц мэрии города. Также, в 1997 году в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий выявлена целая система родственных

1 Аналитические материалы Западно-Сибирского РУБОП.

связей должностных лиц коммунального хозяйства г.Томска. В указанную систему входили как заказчики, эксплуатационники, подрядчики и исполнители ремонтных работ, так и органы надзора, проверяющие правильность и законность применения расценок, объемы выполненных работ, их качество и правильность расходования денежных средств. Директором ПЖРО являлась С, а руководителем технадзора сестра С. - Т, а руководителем одной из подрядных организаций был Т. (муж Т.) один из руководителей мэрии г.Томска. Хищения осуществлялись путем перечисления средств за якобы выполненные работы или поставленные товарно-материальные ценности. Таким образом было похищено около 4 млрд. рублей. Расследуется уголовное дело.1

Стремление в настоящее время членов ОПС к власти или к установлению определенных отношений с отдельными представителями органов власти и управления обуславливаются их желанием влиять на местную финансово- хозяйственную и уголовную политику. С целью пресечения данных процессов в 1997 году сотрудниками отдела и РУБОП-УБОП региона проводился ряд мероприятий.

Так, в период избирательной кампании по выборам депутатов в Законодательное Собрание Кемеровской области были организованы мероприятия по “утечке” и распространению компромата в отношении кандидатов, связанных с криминальной средой. В результате не набрали необходимого количества голосов К. - уголовный авторитет, ранее трижды судим, П. пользующийся поддержкой со стороны московских уголовных авторитетов. При выборах главы администрации г.Осинники, в результате выявленных сотрудниками отдела по организованной преступности грубых нарушений законодательства о выборах, решением суда регистрация кандидата Ш. (ранее судимого, связь ОПТ Ш.) признана недействительной, а поддержавший его начальник ГОВД Б. в
результате проведенных

1 Аналитические материалы Западно-Сибирского РУБОП.

89

оперативных мероприятий отстранен от занимаемой должности. Прокуратурой Кемеровской области по материалам РУБОП 15.04.97 г. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 147 УК РСФСР в отношении Коняхина Г.В., который по результатам выборов 20.04.97 г. стал главой администрации г.Ленинск-Кузнецкого. В результате осуществления мероприятий по выявлению коррумпированных чиновников были получены материалы, свидетельствующие о связях главы администрации г.Анжеро-Судженска Скорика А.Г. с лидерами преступных группировок.

Так, по его прямому указанию были оформлены документы на приобретение администрацией города у частного лица за 365 млн.рублей фундамента под пятиэтажный жилой дом. При этом было установлено, что в городской администрации не предусматривалось какое-либо строительство и не было средств для этого, а фундамент ранее был приобретен при содействии преступной группировки Демиденко, у швейной фабрики всего за 1,5 млн.рублей. Принятыми мерами сделка была сорвана , деньги остались в городском бюджете.1

В 1997 г. в результате реализации оперативных материалов было установлено, что бывший председатель Беловского городского суда Кемеровской области Нургалиев составил и выдал заведомо ложный документ - определение суда об отказе в удовлетворении представления ГУВД об отмене отсрочки исполнения приговора в отношении одного из осужденных. Использование Нургалиевым своего служебного положения из личной заинтересованности и вопреки интересам службы причинило существенный вред государственным интересам - нанесен ущерб авторитету судебной власти. В соответствии с Законом РФ “О
статусе судей”

1 Аналитические материалы Западно-Сибирского РУБОП.

90

Генеральным прокурором РФ по материалам РУБОП 04.07.97
года возбуждено уголовное дело №61 по ч.1 ст. 170 и 175 УК РСФСР.1

В ходе проверки оперативных мероприятий по уголовному делу № 320095 было установлено, что судья Федерального суда г.Ленинска- Кузнецкого П., незаконно хранит пистолет “ТТ” и постоянно носит его с собой. У П. пистолет был обнаружен и изъят. По данным ГИЦ МВД РФ данный пистолет значится как утраченный в сентябре 1992 года со склада в.ч 45195 Оренбургской области и по данному факту возбуждено уголовное дело № 217. В связи с этим собранные материалы переданы в прокуратуру Кемеровской области и в настоящее время готовится представление в Генеральную прокуратуру РФ о возбуждении уголовного дела в отношении судьи П.2

Всего за 1997 г. сотрудниками подразделений по организованной преступности было выявлено 126 коррумпированных должностных лиц. При этом проведенный анализ показывает, что в большей степени поражены коррупцией работники администрации различных уровней и сотрудники ОВД - соответственно 40% и 19% от общего числа выявленных лиц.

Организованная преступность и коррупция неразрывно связаны между собой и представляют собой взаимопроникающие социальные явления.

Анализ имеющихся материалов показывает, что в коррупционной деятельности криминальных структур наметились и новые тенденции, в частности;

  • легализация преступных формирований путем создания на их базе предпринимательских структур, когда учредителями непосредственно или через третьих лиц, выступают сами активные члены криминальных формирований и уголовные “авторитеты”, что позволяет им координировать в масштабе областей, а иногда и всего региона,
    “теневую” финансово-

1 Аналитические материалы Западно-Сибирского РУБОП.

2 Там же.

91

хозяйственную деятельность и скрывать получаемую прибыль
от налогообложения.

Подразделениями РУБОП целенаправленно осуществлялось выявление и привлечение к уголовной ответственности должностных лиц органов государственной власти, использующих свое служебное положение в интересах преступных сообществ и организованных групп. В 1996 году оперативными аппаратами РУБОП-УБОП Западно-Сибирского региона по линии борьбы с коррупцией раскрыто на 29% преступлений больше, чем в 1995 году . К уголовной ответственности привлечено 87 коррупционеров, из них 47 - имели прямую связь с организованной преступностью и действовали в ее интересах. Особенно поражены коррупцией контролирующие, судебные и правоохранительные органы.

Центром противоправных устремлений, особенно тяжких , стали крупные материальные и денежные средства, при этом преступники идут на различные ухищрения, используя попустительство и продажность государственных чиновников, переводят значительные валютные суммы в зарубежные банки.

Показательна в данном случае преступная деятельность работников Алтайского филиала “Агропромбанка”. В 1996 году было установлено, что председателем правления Алтайского филиала “Агропромбанка” Григорьевой Н.М. при содействии других работников филиала, без реального обоснования, был выдан президенту фирмы “Сарпалт” Толстых В.П. заведомо безвозвратный валютный кредит на сумму 1 млн. долларов США для приобретения оборудования в Австралии, причем для разработки закрытого из-за нерентабельности Мурзинского золотоносного месторождения. По информации, полученной по каналам “Интерпола”, Толстых одновременно являлся директором и учредителем Австралийской фирмы “Сибауст ЛТД”, тщательно скрывая свою принадлежность к ней. Все незаконные валютные операции проводились
Толстых через подставную фирму “Техно”, не

обладавшую ни средствами, ни имуществом. Для сокрытия финансовых злоупотреблений Григорьевой был предпринят целый ряд злоупотреблений, включая выдачу долговременных низкопроцентных ссуд работникам контрольных органов. Возбуждено уголовное дело.

Прокуратурой Алтайского края расследуется уголовное дело по ст. 147, ч.З УК РФ (мошенничество, совершенное в крупных размерах) в отношении руководителей Алтайской продовольственной корпорации (АПК), один из которых являлся активным членом организованной преступной группы и ранее привлекался к уголовной ответственности за хищения в особо крупных размерах. По договоренности с руководителями ряда коммерческих фирм, в т.ч. и московских, ими была разработана и реализована преступная акция с нецелевым использованием векселя “Тверьуниверсалбанка” на сумму 60 млрд. рублей, переданным фирме- реализатору, которая посредством ряда финансовых операций через банки Москвы конвертировала 46,5 млрд. рублей в 9,5 млн. долларов США и перевела их на счет “Национального республиканского банка”, г. Нью- Йорк (США). Валютные средства и оставшиеся деньги в рублях по указанному векселю до настоящего времени не возвращены. В ходе расследования этого уголовного дела установлено нецелевое использование АПК 114,4 млрд.рублей, перечисленных Федеральной продовольственной корпорацией, для закупки и поставки пшеницы в Федеральный фонд. В марте 1996 года директор АПК Кулешов перечислил названную сумму в коммерческие структуры Москвы. Деятельность коррупционеров пресечена, они привлекаются к уголовной ответствен ности.”

Подобные факты имеют место и в других субъектах Федерации региона.

1 Уголовные дела находятся в производстве прокуратуры Алтайского края.

2 Там же.

93

Многие уголовные дела, возбужденные по материалам Западно- Сибирского РУБОП успешно расследованы и суд по ним вынес обвинительный приговор. Можно привести следующие примеры.

15.03.94 года прокуратурой Новосибирской области возбуждено уголовное дело № 239413 по ст. 173 ч.З УК РФ в отношении заместителя начальника областной Госторгинспекции Евсеенко Тамары Петровны, 1940 г.р., которая за взятки уменьшала суммы штрафа коммерческим структурам. Так, при проверке коммерческого магазина “Колбасы” Евсеенко предложила директору магазина вместо уплаты штрафа оплатить частную поездку Евсеенко и ее дочери в Сингапур, причем для вуалирования взятки Евсеенко посоветовала оплатить деньги, якобы, за покупку сахара в СП “Барс”, где заместителем директора работает зять Евсеенко.

Сумма названной Евсеенко взятки, составила 2 миллиона 160 тысяч рублей. Взяточница была задержана с поличным, а затем арестована.

Во время обыска в кабинете Евсеенко было обнаружено 1899 долларов США, 900 немецких марок, 10 000 турецких лир, около 1 миллиона рублей, золотые изделия, обувь, одежда, спиртное, всего на сумму около 8 миллионов рублей.

Областным судом Евсеенко осуждена на 4 года лишения свободы с конфискацией имущества.’

27.06.94 года в ходе реализации оперативного дела “Щипачи”, заведенного по фактам взяточничества в Администрации Центрального района г.Новосибирска, сотрудниками Западно-Сибирского РУБОП при получении взятки в сумме 350 тысяч рублей был задержан работник отдела по контролю за торговлей Администрации Центрального района Герасименко Александр Федорович, 1961 г.р. Кроме этого, установлен факт вымогательства взятки в сумме 1 миллион рублей сотрудником этого же отдела Головиным Сергеем Юрьевичем, 1966 г.р. При
расследовании

’ Архив Новосибирского областного суда.

94

уголовного дела , возбужденного по этим фактам по ст. 173 ч.2 УК РФ, вскрыт дополнительно факт хищения денег в сумме 1 миллион рублей начальником этого же отдела Степанишиным Сергеем Александровичем, 1967 г.р. Все трое были задержаны, а затем арестованы. Каждый осужден к 5 годам лишения свободы условно.1

В 1995 году осужден к 4 годам лишения свободы главный специалист Комитета по управлению имуществом Омской областной Администрации Кобзев Ю.В. В числе других обязанностей Кобзев занимался реализацией населению автотранспорта, бывшего в употреблении и за взятки выделял транспорт вне очереди, по более низкой цене, в более хорошем состоянии. При выделении очередной автомашины “Москвич” за взятку в 20 кг мяса и 100 тысяч рублей изобличен с поличным.

В том жде году осуждены к лишению свободы на 4 года старший опер- уполномоченный ОУР Октябрьского РОВД г.Омска Осипенко Г.И. и оперуполномоченный этого же РОВД Толкач Е.А.

Осипенко ранее занимался спортом с лидером одной из ОПТ Авдошиным и в последнее время по просьбе последнего принимал меры к прекращению уголовных дел, возбужденных в Октябрьском РОВД на членов ОПТ Авдошина, за что получал взятки. При очередном получении 800 тысяч рублей Осипенко был взят с поличным. Толкач являлся посредником при передаче взяток.2

18.07.95 года прокуратурой Новосибирской области возбуждено уголовное дело № 32 по ст. 173 ч.З УК РФ в отношении следователя прокуратуры Венгеровского района Злобина Олега Александровича, 1957 г.р., получившего взятку в сумме 2 миллиона рублей за прекращение уголовного дела по факту оказания сопротивления работнику милиции. Областным судом Злобин осужден на 3 года лишения свободы.3

1 Архив Новосибирского областного суда.

2 Архив Омского областного суда.

3 Архив Новосибирского областного суда.

95

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что «мафиозные структуры» расширяют сферы своего влияния и источники обогащения, укрепляют коррупционные связи в органах власти и управления. Уровень же деятельности оперативных подразделений в этих условиях нельзя признать достаточным.

Слаба роль РУБОП-УБОП в организации борьбы с организованной преступностью и коррупцией, не на должном уровне осуществляется координация деятельности различных служб УВД. Силы и средства подразделений по организованной преступности распыляются по второстепенным направлениям, дублируют работу других служб криминальной милиции. Оперативные мероприятия по выявлению и разработке наиболее опасных преступных структур малорезультативны. Значительная часть сотрудников управлений так и не уяснила для себя, в чем принципиальное отличие их функций от функций коллег из уголовного розыска и подразделений по борьбе с экономическими преступлениями.

На местах отсутствует комплексный подход в решении вопросов борьбы с коррупцией. Этим важнейшим направлением автономно занимаются только отдельные структуры РУБОП-УБОП, а не весь оперативный состав органов внутренних дел. Недостаточно эффективно налажено взаимодействия с оперативными подразделениями криминальной милиции, налоговой полицией, другими правоохранительными и контролирующими органами. Нет наступательности и целенаправленности в пресечении коррупционных проявлений. Работа строится не на основе анализа оперативной обстановки, а отрабатывается эпизодически поступающая информация.

Медленно осуществляется переориентация оперативно-служебной деятельности подразделений по организованной преступности на выявление и привлечение к ответственности должностных лиц, оказывающих в силу своего служебного положения содействие преступным сообществам и организованным группам. По - прежнему, пресекается преступная

96

деятельность отдельных чиновников, использующих служебное положение в лично-корыстных целях, т.е. дублируется работа оперативных аппаратов по экономическим преступлениям.

Предварительное расследование уголовных дел, связанных с проявлениями коррупции, как правило затягиваются из-за недостаточного уровня подготовки сотрудников следственных подразделений, занимающихся расследованием дел данного уровня, и неэффективного оперативного обеспечения.

Отрицательными факторами, влияющими на борьбу с коррупцией в регионе, в настоящее время являются:

  • отсутствие надлежащей законодательной базы по борьбе с коррупцией;
  • отсутствие следственных подразделений при РУБОП, непосредственно подчиняющихся следственному комитету МВД РФ;
  • морально- этический климат общества, способствующий процветанию корпоративности среди коррумпированных чиновников;
  • непродолжительность работы и отсутствие надлежащего опыта у сотрудников отдела по борьбе с коррупцией в аппаратах РУБОП-УБОП

Кроме того, на снижение показателей по выявлению и привлечению к уголовной ответственности коррумпированных чиновников повлияло то, что в УБОП при МВД-УВД региона с момента введения в действие с сентября 1996 г. приказа МВД РФ № 394дсп-96 г. были реорганизованы отделы по борьбе с коррупцией. По существу работа велась только сотрудниками РУБОП.

В целях преодоления негативных факторов по борьбе с проявлениями организованной преступности и коррупции представляется целесообразным:

  1. Упразднение специального уголовно-процессуального статуса депутатов, судей и прокуроров; снятие запрета на проведение в отношении них оперативно-розыскных мероприятий при наличии достаточных данных об их коррумпированных связях;

97

  1. Принятие федерального Закона о борьбе коррупцией;

  2. Подготовка согласованного положения, детально предусматривающего формы и методы борьбы с коррупцией и установление на его основе взаимоотношений подразделений, осуществляющих борьбу с коррупцией;

  3. Проработка профилактических мер по пресечению коррупции (подбор кадров, предупреждение возникновения коррумпированных связей и т.д.);

  4. Постоянное обсуждение на координационных совещаниях правоприменительной практики, практические выводы из материалов, конкретных уголовных дел о взяточничестве, других корыстных злоупотреблениях. Разработка на этой основе и осуществление согласованных действий по предупреждению коррупционных правонарушений.

  5. Для всестороннего и полного рассмотрения уголовных дел компетенции РУБОП в суде, решить вопрос о специализации судей, что позволит сформировать единую судебную практику в отношении членов ОПФ и их коррумпированных покровителей. Целесообразно было бы создать территориальные судебные составы Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, к подсудности которых отнести дела об организации преступных сообществ и преступлениях, совершаемых этими сообществами.

  6. На уровне Президента России ,либо Правительства России принять нормативный документ, в котором определить ГУБОП МВД координационным центром деятельности всех правоохранительных органов, осуществляющих мероприятия по борьбе с организованной преступностью и коррупцией в стране.

  7. Обратить особое внимание на соблюдение обязательного представления государственными служащими при назначении на должность

98

сведений о доходах, движимом и недвижимом имуществе, о вкладах в банках и ценных бумагах, а также обязательствах финансового характера.

  1. Для предупреждения и пресечения попыток проникновения в органы законодательной и исполнительной власти лидеров и членов организованных преступных сообществ необходимо:
  • законодательно ограничить право выдвижения в депутаты ранее судимых за умышленные, тяжкие, особо тяжкие и корыстные преступления, либо лиц, в отношении которых возбуждено уголовное дело или не погашена судимость, а также находящихся под административным надзором, состоящих на учете в наркологическом диспансере с хронической зависимостью от наркотических веществ и лиц с психическими отклонениями;
  • предоставить право избирательным комиссиям с привлечением специалистов проверять обоснованность и реальность заявлений по экономическим, социальным вопросам в программах кандидатов.
  • 99

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ, РАСКРЫТИЕ И РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ СООБЩЕСТВ

§ 1. Деятельность органов дознания и следователей в стадии возбуждения уголовных дел о преступлениях организованных преступных сообществ

Стадия возбуждения уголовного дела является одной из важнейших в уголовном процессе. От эффективного и качественного решения задач этой стадии как это видно из проведенных диссертантом исследований, во многом зависит не только успешное раскрытие совершенных организованными формированиями преступлений, но своевременное обнаружение, собирание и фиксация доказательств, необходимое для того, чтобы уголовное дело “прошло” суд и преступники были справедливо наказаны. Тем не менее в юридической литературе встречались взгляды о ненужности этой стадии уголовного судопроизводства. Некоторые авторы считали возбуждение уголовного дела не самостоятельной стадией уголовного процесса, а начальным этапом предварительного расследования1.

Однако такая позиция подвергалась справедливой критике. Так, А.Р. Михайленко писал: “Если согласиться с таким мнением, что началом предварительного расследования следует считать принятие заявления или сообщения о преступлении. Этим снимается запрет совершать следственные действия до вынесения акта о возбуждении уголовного дела…Кроме того,

1 См. об этом, например: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература./ Под ред. А.И.Долговой и С.В.Дьякова. - М- Юридлит. -1989 - С. 271.

100

сроки предварительного расследования нужно будет исчислять с момента поступления первичного материала о совершении правонарушения, а не с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела”1.

Мнение о возбуждении уголовного дела как самостоятельной стадии уголовного процесса становится общепризнаным в уголовно- процессуальной литературе 60-х - 80-х годов.

Казалось бы, проблема исчерпана. Между тем, в последние годы, связанные с подготовкой нового УПК РФ вновь появляются высказывания о ненужности самостоятельной стадии - возбуждения уголовного дела. При этом в качестве аргументов обычно выдвигаются следующие положения:

  1. При решении вопроса о возбуждении уголовного дела проводятся многочисленные предусмотренные уголовно-процессуальным законом действия (получение объяснений, истребование документов, проведение ревизий), которые дублируются после возбуждения уголовного дела. Лица, от которых получены объяснения, должны быть допрошены: наряду с актом ревизии получено заключение экспертизы и так далее.

Ненужное дублирование приводит (по мнению этих авторов) к излишним трудовым затратам работников правоохранительных органов: к напрасному отвлечению граждан от их обычных занятий и т.д.

  1. Следственные действия (кроме осмотра места происшествия) до возбуждения уголовного дела производить нельзя, а нередко решить вопрос о возбуждении уголовного дела без производства, например, экспертизы, невозможно.

По мнению сторонников этой точки зрения исключение стадии возбуждения уголовного дела будет способствовать экономии процессуальных средств, защите законных прав и интересов граждан.

1 Там же. С.289-290.

101

Но так ли это на самом деле? При внимательном анализе можно сделать единственный вывод о несостоятельности аргументации выше приведенной позиции.

  1. Экономия процессуальных средств может быть достигнута не путем упразднения стадии уголовного процесса, а путем своевременного, при наличии законного повода и оснований возбуждения уголовного дела.

Ведь уголовное дело должно быть возбуждено как только получены достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Поэтому “дублирование” в производстве процессуальных действий (объяснения, а затем допросы и т.д.) чаще всего происходит потому, что органы дознания и следователи при возбуждении уголовного дела перестраховываются, производят проверочные действия и тогда, когда изначально ясно, что имеются и повод и основания к возбуждению уголовного дела. Так, в одном из районов г. Новосибирска был обнаружен труп с отчлененной головой. Очевидно, что в данном, как и во многих других случаях, кроме, осмотра места происшествия и трупа, никаких проверочных действий проводить не надо было. Необходимо было сразу возбудить уголовное дело и приступить к производству следственных действий по закреплению имеющейся доказательственной информации, по задержанию подозреваемых, выявлению и расследованию других преступлений, непосредственно связанных с тем, по факту совершения которого возбуждено уголовное дело.

Последнее особенно важным является при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Полностью выявить все преступления и преступные связи, а главное добыть и закрепить доказательства, необходимые для судебной перспективы дела, невозможно только оперативным путем и путем использования ограниченных средств, предусмотренных статьей 109 УПК РФ. Для этого необходим весь арсенал

102

предусмотренных уголовно-процессуальным законом процессуальных
и следственных действий, в том числе и принудительного характера.

Так, в соответствии с планом Западно-Сибирского РУБОП на территории Новосибирской области силами сотрудников РУБОП, служб криминальной милиции и оперативно-поискового управления УВД регулярно проводится операция “Трасса”. Основные задачи операции - перекрытие каналов провоза оружия и наркотиков, пресечение грабежей и разбойных нападений на международных автотранспортных магистралях.

С учетом анализа оперативной и иной информации, касающейся разбойных нападений, грабежей и квалифицированных вымогательств в отношении водителей большегрузных автомашин, следующих из стран СНГ и регионов России по Новосибирской области, сотрудники РУБОП совместно с оперативно-поисковым управлением при УВД провели в 1995 году 32 целевых операции “Трасса” (а всего по Западной Сибири - 191).1

Для успешного документирования конкретных фактов преступной деятельности членов ОПТ было внедрено в практику работы опергруппы проведение оперативного эксперимента. Суть эксперимента сводится к использованию автомобиля “ловушки”.

После удачного проведения оперативного эксперимента и захвата на месте преступления членов ОПТ незамедлительно возбуждается уголовное дело, и это дает возможность успешно провести неотложные следственные действия ( задержания в порядке ст. 122 УПК РФ, допросы, выемки, обыски и т.д.). Качественная оперативная работа и своевременное возбуждение уголовных дел, позволило только в 1995 г. в Западно-Сибирском регионе пресечь деятельность 54, действовавших на дороге ОПТ, привлечь к уголовной ответственности 143 члена организованных преступных формирований.

1 Аналитические материалы Западно-Сибирского РУБОП.

103

Теперь представим, что будет происходить, когда органы предварительного расследования, прокурор будут обязаны возбуждать уголовные дела при наличии лишь повода, без предварительной проверки информации, в нем содержащейся.

Во-первых, это отнюдь не экономия процессуальных средств. Кроме приведенных аргументов следует добавить, что не менее половины возбужденных таким образом уголовных дел будет затем прекращаться (сейчас это так называемые отказные материалы, т.е. материалы первичной проверки, по которым отказано в возбуждении уголовного дела).

Во-вторых, значительно увеличится не только число необоснованных задержаний, арестов, применения иных принудительных мер, но и расширится возможность для произвола, сведения счетов со стороны отдельных недобросовестных работников правоохранительных органов.

  1. Действительно, во многих случаях без производства экспертизы сложно, а иногда и просто невозможно решить вопрос о необходимости возбуждать уголовное дело. Так, в одном из поселков Томской области в зимнее время был обнаружен полураздетый труп молодого мужчины. При внешнем осмотре трупа никаких следов насильственной смерти обнаружено не было. Труп был направлен на судебно-медицинское исследование и после получения акта исследования было отказано в возбуждении уголовного дела. А если бы были обнаружены (при судебно- медицинском исследовании) признаки насильственной смерти? Надо было бы сначала возбудить уголовное дело и только затем назначить производство судебно-медицинской экспертизы для определения причин смерти? Конечно, такое положение приводит к лишней работе и следователя и экспертов? Однако это вовсе не означает, что по всякому трупу надо возбуждать уголовное дело, назначать экспертизу и в зависимости от ее результатов, либо продолжить расследование, либо прекратить уголовное дело. Проблема может быть решена гораздо проще. Как давно уже предлагается в литературе, необходимо

104

в отдельных случаях предусмотреть в законе возможность еще до возбуждения уголовного дела производство экспертизы. Это имеет особо важное значение для работы по преступлениям организованных преступных сообществ, так, УБОП проводится большая работа по выявлению фальсифицированных спиртных напитков. Для ответа же на вопрос, являются ли изъятые спиртные напитки фальсифицированными, необходимо провести экспертные исследования, а уже затем решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

Основными способами получения криминальных доходов в сфере “алкогольного бизнеса” являются:

  • сокрытие доходов от налогообложения;

  • занятие незаконным предпринимательством, создание подпольных цехов по производству и сбыту фальсифицированных спиртных напитков;

  • незаконное получение кредитов в коммерческих банках, с дальнейшим их оборотом, в том числе через подпольные цеха по производству суррогатной водки;

  • уклонение от уплаты таможенных пошлин при ввозе спирта на территорию РФ из стран ближнего зарубежья. Так, по имеющейся информации, большая часть производимой ассоциацией “Сибирский бальзам” алкогольной продукции изготовляется из спирта, ввозимого контрабандным путем из Украины.

Изложенное выше позволяет сделать единственно правильный вывод: возбуждение уголовного дела не сводится лишь к принятию правоприменительного акта - постановления о возбуждении уголовного дела. Это самостоятельная стадия уголовного процесса и должна таковой оставаться. Причем по делам о преступлениях ОПС необходимо предусмотреть в этой стадии возможность производства эксперимента до возбуждения уголовного дела.

105

В стадии возбуждения уголовного дела перед правоохранительными органами не должна и не может ставиться задача изобличения виновных, собирания доказательств, достаточных для рассмотрения дел в суде. Указанные задачи должны решаться в стадии предварительного расследования. Вместе с тем, не исключаются ситуации, когда уже в стадии возбуждения уголовного дела по существу преступление удается раскрыть. Особенно это касается преступлений, связанных с организованной преступностью. Процессуальной деятельности, как правило (если не безусловно), предшествует кропотливая оперативная работа и к моменту возбуждения уголовного дела известны и лица, причастные к совершению данного преступления и всевозможные источники получения доказательств.

Например, сотрудниками УБОП при УВД Омской области в ходе реализации оперативной разработки согласно плана оперативных мероприятий был задержан член ОПТ, который пытался продать 600 штук винтовочных патронов калибра 7,62; 100 шт. патронов калибра 9 мм и 100 шт. револьверных патронов калибра 7,62 мм .В ходе дальнейшей разработки было установлено, что патроны им приобретены в воинской части. По данному факту было возбуждено уголовное дело № 600485 по ст.222 ч.2 УК РФ. В дальнейшем было установлено, что указанные выше патроны Ш. выдавал для реализации начальник войскового склада воинской части. По данному уголовному делу осуществляется оперативное сопровождение.1

Следует подчеркнуть, что при наличии законного повода и достаточных оснований для возбуждения уголовного дела, оно безусловно должно быть возбуждено, причем безотлагательно и так же безотлагательно должно быть проведено предварительное расследование. Несвоевременное возбуждение уголовных дел о преступлениях, совершенных участниками организованных преступных формирований, является одной из причин провалов в борьбе с организованной преступностью.

1 Аналитические материалы Западно-Сибирского РУБОП.

106

Практически все организованные преступные формирования спецслужбам известны. По каждому из них ведутся оперативные разработки. Материалы, достаточные для возбуждения уголовных дел, своевременно передаются в соответствующие инстанции.

Однако, довольно часто, эта кропотливая работа сводится на нет: по представленным материалам уголовные дела под различными предлогами не возбуждаются, лица, доставленные в органы милиции, освобождаются и так далее.

Одной из причин несвоевременного возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными преступными

формированиями следователями МВД и органами дознания системы МВД служит негативное отношение Министерства внутренних дел к прекращению уголовных дел по реабилитирующим основаниям. Следователи и сотрудники органов дознания МВД не торопятся возбуждать уголовные дела, пока с достоверностью не установят не только признаки преступления, но и все элементы его состава, поскольку иначе есть основания получить замечание за так называемое незаконное возбуждение уголовного дела. Между тем, далеко не всякое прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям свидетельствует о незаконном или необоснованном его возбуждении.

Дело может считаться возбужденным незаконно или необоснованно только тогда, когда изначально не было данных о признаках именно преступного деяния.

В соответствии с требованиями ст. 109 УПК РСФСР прокурор, следователь, орган дознания обязаны принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготовляемом преступлении и принимать по ним решения в срок не более трех суток со дня получения заявления или сообщения, а в исключительных случаях в срок не более десяти суток.

Однако, по сложившейся традиции, во многом определяющейся ведомственными нормативными актами, первичные материалы
проверки

107

обычно передаются сотрудниками РУБОП следователю или прокурору. А они уже принимают процессуальное решение о возбуждении уголовного дела. С этого момента, то есть с момента передачи материалов, начинается процессуальное взаимодействие следователя с оперативными работниками спецслужб по борьбе с организованной преступностью. Следователь, еще до возбуждения уголовного дела, может поручить оперативным работникам произвести дополнительные проверочные действия и оперативного и процессуального характера, что достаточно часто и происходит на практике.

Считаю такое положение дел неверным по существу. Ведь уголовно- процессуальное законодательство ( статья 119 УПК) позволяет органу дознания ( а к их числу относятся и управления и отделы по организованной преступности) самому возбудить уголовное дело и произвести по нему неотложные следственные действия. Поэтому при получении оперативной или процессуальной информации о готовящемся, совершаемом или уже совершенном членами организованного преступного формирования преступлении, органы по организованной преступности должны сами, не дожидаясь следователя, незамедлительно возбудить уголовное дело и произвести по нему в установленные сроки неотложные следственные действия, а уже затем передать возбужденное уголовное дело следователю. Другим вариантом может быть возбуждение уголовного дела следователем специализированного следственного подразделения (например, УРОПД) немедленно по получении материалов РУБОП. При этом необходимо постоянное оперативное сопровождение как доследственной проверки, так и начатого предварительного расследования.

Характеризуя поводы к возбуждению уголовного дела о преступлениях, совершаемых организованными преступными сообществами, следует отменить, что это, чаще всего, непосредственное обнаружение преступления органом дознания, фактически -результаты оперативно- розыскной деятельности органов, осуществляющих борьбу с
организованной

108

преступностью. Этот повод обычно легализируется путем представления рапорта оперативного работника с визой руководителя органа внутренних дел. Вместе с тем, по нашему мнению, в качестве документов, подтверждающих обнаружение признаков преступления, можно было бы непосредственно использовать отдельные оперативно-служебные документы, касающихся, например, проведения оперативного эксперимента, обследований помещений, зданий, сооружений, проверочной закупке, контролируемой поставки и т.д. Это соответствует ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», которая предусматривает, что «результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием к возбуждению уголовного дела».1 В то же время представляется, что соответствующие положения должны быть включены и в проект УПК РФ.

В стадии возбуждении уголовного дела имеются и специфические участники процесса, которых не может быть в последующих стадиях уголовного процесса. К их числу относятся:

1) заявитель, то есть лицо, обратившееся в правоохранительные органы с заявлением о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает каких-либо особенностей в процессуальном положении лица, сообщившего в правоохранительные органы о преступной деятельности организованных преступных формирований. Между тем, всегда имеются реальные основания опасаться расправы с таким лицом.

1 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий. - Омск, 1996.

109

Единственным способом защитить его в настоящее время - искусственно сделать это сообщение анонимным1. По большому счету это противоречит статье ПО УПК РФ и кроме того лишает важнейшую информацию доказательственного значения. Поэтому применительно к делам о преступлениях, совершенных членами организованных преступных формирований следует предусмотреть особый процессуальный порядок принятия и закрепления первичных сообщений и заявлений граждан. Суть этого порядка должна выражаться в максимальном ограничении круга субъектов к доступу к информации о личности заявителя.

К числу заявителей можно отнести и те организации, предприятия, учреждения, должностные лица, которые направляют в правоохранительные органы сообщения о готовящихся, совершаемых или совершенных членами организованных преступных группировок преступлениях.

2) лицо, являвшееся с повинной. В стадии возбуждения уголовного дела следует предпринять особые меры к защите этого лица.

3) лица, от которых отбираются объяснения. Особенностью процессуального положения этих лиц, является то, что уголовно- процессуальное законодательство не предусматривает прямой обязанности гражданина давать объяснения. Хотя у лиц, производящих дознание, готовящих первичный материал для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, право получать объяснения предусмотрено не только Законом о милиции, но и статьей 109 УПК РФ. Указанная несостыковка закона еще раз подчеркивает необходимость незамедлительного возбуждения уголовных дел, чтобы вместо объяснений допросить и получить показания

1 См. Ищенко В. Краткое практическое руководство для народных следователей .М., 1925. С.7-8; Коваленков М.П. Основы советского уголовного судопроизводства. Л., 1925. СЮ; Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М., 1927. С. 145; Громов Вл. Предварительное расследование по уголовным делам. М., 1930. С.121,122,124 и др.; Дорохов В.Я. Возбуждение уголовного дела как первоначальная часть стадии предварительного расследования в советском уголовном процессе. - “Ученые записки пермского ун- та”, т.Х.,вып.4, 1955. С. 114-117; Прянишников Е.А. Некоторые вопросы предварительного расследования. Автореф. канд.дис. М.,1955. С 2,7; Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М.,1956. С116-117; Шифман М. Дискуссионные вопросы уголовного судопроизводства. - “Социалистическая законность”, 1957, № 7. С. 18.

ПО

лиц, чья информация имеет значение для раскрытия преступления. Вместе с тем, это вовсе не исключает необходимость упорядочить уголовно- процессуальное урегулирование этого вопроса. Если у одного субъекта уголовно-процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела имеется право получать объяснения, то у другого субъекта - гражданина, должна быть корреспондирующая обязанность давать их.

Отсутствие обязанности давать объяснения особенно негативно сказывается на решении вопроса о возбуждении уголовных дел в отношении членов преступных группировок. Причины этого не только в боязни расправы, но и в том, что чаще всего источники информации сами, так или иначе, связаны с этими формированиями.

3) лица (физические и юридические) от которых потребуются документы. Здесь мы сталкиваемся с той же проблемой, которая описана выше. У лиц, решающих вопрос о возбуждении уголовного дела, имеется право ( оно в том числе предусмотрено и статьей 109 УПК РФ), а у другого субъекта отсутствует обязанность их предоставлять. Чтобы эта проблема была снята, необходимо также предусмотреть обязанность физических, юридических и должностных лиц представлять истребуемые документы и иные материалы.

Одной из основных особенностей деятельности правоохранительных органов в стадии возбуждения уголовного дела является запрет на производство (кроме осмотра места происшествия) следственных действий, а также применение мер процессуального принуждения.

В целом это положение закона следует признать правильным. Пока еще не установлено даже признаков преступления, нельзя вторгаться в сферу гарантированных Конституцией России прав и свобод граждан.

Вместе с тем в уголовно процессуальной и криминалистической литературе давно обсуждается вопрос о необходимости допустить в стадии

in

возбуждения уголовного дела возможность производства и других следственных действий.

А.Н. Васильев1, С.А. Альперт, В.А. Стремовский2 предлагают предусмотреть в законе возможность еще до возбуждения уголовного дела производство освидетельствования потерпевшего, а Д.Я. Мирский3, кроме того, производство экспертизы. И.И. Мартинович в порядке исключения и ввиду неотложности считает возможным до возбуждения дела производство обысков, экспертиз, опись имущества4 и А.К. Гаврилов и В.А. Стремовский сюда же относят и освидетельствование свидетеля, “допрос потерпевшего или пострадавшего, если они находятся в опасном для жизни состоянии”5.

Представляется, что производство указанных действий не только прямо не предусмотрено законодательством, но и никак не вытекает из его анализа. Напротив, и в этом убеждены многие ученые6 , столь широкое применение следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела приведет к тому, что исчезнут всякие различия между этой стадией и стадией предварительного расследования. Поэтому следует серьезно разобраться, производство каких именно следственных действий можно предусмотреть в стадии возбуждения уголовного дела. Единственным критерием при этом должна служить невозможность решения вопроса о возбуждении уголовного

1 Михайленхо А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С.5 См. также Карев Д.С. Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел М.Высшая школа, 1957. С. 4- 9.

2 Там же.

3 Из приведенной ниже таблицы видно какие денежные суммы могли бы пополнить бюджет только от выявленных нарушений производства и реализации алкогольной продукции.

4 Задачи и функции этих органов определены соответствующими приказами Министра внутренних дел РФ.

5 Подробнее см.: Соловьев А.Б., Токорева M.E., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва - Кемерово, 1997; Токарева М.Е. Надзор за исполнением законов при возбуждении уголовных дел и производстве неотложных следственных действий аппаратом уголовного розыска и отдела борьбы с преступлениями в сфере экономики. // Деятельность областной прокуратуры по надзору за исполнением законов при осуществлении дознания и предварительного следствия в органах внутренних дел. M., 1995.

6 В этой связи следует подчеркнуть важность скорейшего принятия пакета законов о защите и обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, проекты которых давно уже разработаны.

дела без производства данного конкретного следственного действия. В некоторых, довольно распространенных случаях невозможно решить вопрос о возбуждении (законном и обоснованном) уголовного дела без производства экспертизы. На наш взгляд, особенно это важно в борьбе с организованными преступными формированиями. Причины в следующем:

1) Имея оперативную информацию о преступной деятельности организованных преступных формирований, довольно трудно реализовать эту информацию в процессуальном плане в целом. Поэтому в основном приходится возбуждать уголовные дела в отношении отдельных членов организованных преступных формирований и по отдельным преступлениям. К числу таких “сопутствующих» преступлений относятся: приобретение и хранение наркотиков, ношение и хранение огнестрельного и холодного оружия, взрывчатых веществ и тому подобное.

Анализ реализации большинства оперативных дел в аппаратах РУБОП - УБОП показывает, что сотрудники, ведущие оперативные дела и начинающие их реализацию, основное внимание уделяют задержанию “фигуранта” с поличным. Затем разрабатываемый привлекается к уголовной ответственности за незаконное хранение огнестрельного оружия или употребление наркотических веществ.

Далее продолжается оперативная работа по разъединению, нейтрализации и в конечном счете пресечению деятельности организованного преступного формирования.

Так, по своевременной информации УБОП при УВД Кемеровской области удалось предотвратить намечавшуюся интеграцию преступной организации г.Бийска во главе с М. (преступное сообщество “Алтайское”), оперативно обыграв ориентацию преступных авторитетов г. Бийска на кемеровских “воров” , с которыми у М. давние противоречия. В результате М. вынужден был искать поддержку у “вора в законе” - В., проживающего в г.Комсомольск-на-Амуре. 24 апреля 1997 года
сотрудниками Западно-

ш

Сибирского РУБОП в пути следования М. в г.Комсомольск-на-Амуре на день рождения к “вору в законе” В., в г. Новосибирске было проведено задержание М. и следовавшего с ним окружения. У М., уголовного авторитета г.Барнаула - Е. и “положенца” г.Мегион Тюменской области - А. обнаружены и изъяты наркотические вещества. В автомобиле, в котором следовал М. изъят револьвер кустарного производства и патроны к нему.

Все фигуранты арестованы и содержатся в СИЗО г.Новосибирска.

2) Преступные формирования всегда имеют серьезное обеспечение, в том числе и юридическое, включая лучших адвокатов и

коррумпированных работников правоохранительных органов1.

Поэтому, возбуждая дела в отношении этих лиц даже ло незначительным (применительно к организованной преступности) преступлениям, следует особенно тщательно и скурпулезно соблюдать все процессуальные требования. Иначе даже такое дело будет “развалено”2.

Чаще всего в таких ситуациях изъятое вещество (как его изымать - также неразрешимая проблема, но об этом ниже) направляется на так называемое химическое исследование3 и по получении акта исследования возбуждается уголовное дело. После возбуждения уголовного дела назначается экспертиза, которая, естественно же, не проводится, а лишь пишется заключение на основе ранее составленного акта. Да и иногда провести повторное исследование фактически невозможно, поскольку количество исследуемого вещества столь мало, что оно “улетучилось” уже при первом исследовании, Кому нужны эти формальности? Ничего кроме вреда они не приносят.

При этом следует особо подчеркнуть, что производство экспертизы в подобных случаях не нарушает ничьих прав, не применяется никаких

1 См.: Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлениях. М. 1954. С.28.

2 См.: АльпертС.А., Стремовский В.А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. Харьков, 1957. С. 19.

3 Мирский Д.Я. О дальнейшем укреплении законности в стадии возбуждения уголовного дела - Материалы теоретической конференции, посвященной 50-летию Советской власти. Свердловск, 1968. С. 327-328.

114

принудительных мер. Поэтому не имеется никаких достаточно убедительных аргументов против проведения экспертизы еще до возбуждения уголовного дела и для разрешения вопроса о наличии или отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела.

При этом следует в УПК предусмотреть исчерпывающий перечень случаев, когда производство экспертизы возможно до возбуждения уголовного дела.

По моему мнению, следует предусмотреть возможность производства экспертиз до возбуждений уголовного дела в случаях необходимости:

а) определения причин смерти при отсутствии на трупе видимых серьезных телесных повреждений;

б) установления, является ли обнаруженное вещество наркотическим или иным, запрещенных к приобретению и хранению;

в) относятся ли обнаруженные предметы и вещества к холодному или огнестрельному оружию, взрывчатым веществам.

Сложным является вопрос о задержании подозреваемого до возбуждения уголовного дела1. В литературе по этому вопросу высказаны диаметрально противоречащие одна другой точки зрения.

Так, Н.С. Алексеев, В.Г. Даев, Л.Д. Кокорев писали:

Статья 32 Основ уголовного судопроизводства (ст. 122 УПК) допускает задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, при наличии особого круга доказательств, свидетельствующих о виновности данного лица (лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, наличие явных следов преступления на самом подозреваемом, при нет, на его одежде или в его жилище и т.д.). Очевидно, что в качестве оснований задержания закон предусматривает именно доказательства совершения преступления конкретным лицом, а не сведения

1 См.: Мартынович И.И. Некоторые вопросы возбуждения уголовного дела - “Ученые записки Белорусского ун-та. Серия юридическая”. Вып. 34, 1957. С. 78, 81.

115

вообще о совершенном или предполагаемом преступлении. Следовательно, при принятии решения о задержании вопрос о наличии преступления уже не должен вызывать сомнения, а, значит, и должен быть разрешен вопрос о возбуждении уголовного дела.

Задержание является не поводом к возбуждению уголовного дела, а реализацией необходимых мероприятий по уже возбужденного производству. Считать иначе значило бы допускать применение одной из наиболее серьезных мер процессуального принуждения, связанной с лишением свободы и тем самым существенным ограничением прав граждан, при наличии сомнений в самом факте совершения преступления1 .

Такого же мнения придерживаются и другие авторы2.

С другой же стороны многие авторы, напротив пишут о необходимости предусмотреть в уголовно-процессуальном законе возможность задержания подозреваемого еще до возбуждения уголовного дела3 . Вполне обоснованно считают СП. Бекешко и Е.А. Матвиенко, что ведь нельзя же попросить

1 См.: Гаврилов А.К., Стрелковский В.А. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе, с. 83.

2 В.М.Савицкий. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М. Госкомиздат, 1959. С. 160; В.Г. Танасевич, А.И. Михайлов. Некоторые вопросы расследования хищений на строительстве. Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 15, М,. Госюриздат, 1961. С. 68; Д.С. Карев Предварительное раследование. М., Госюриздат, 1962. С.5; В. Галкин. Рецензия на работу И.В. Жогина и Ф.Н. Фаткуллина “Возбуждение уголовного дела”, “Социалистическая законность”, 1962, № 10. С.94; М.С. Строгович, Курс советского уголовного процесса, Т. 11. С.21-23.

3 Многие авторы : А. Альперт и В.А. Стремовский. Указ.раб., С.7; В.Я. Чеканов. Указ.раб. С.21; И.И. Мартынович. Некоторые вопросы возбуждения уголовного дела. Ученые записки. Вып.34. Серия Юридическая. Изд. Белгосуниверситета им. В.И.ленина, Минск 1957. С. 78-81; Н.В.Жогин, Ф.Н. Фаткуллин. Указ.раб. С. 174-177; Они же , Предварительное следствие в советском уголовном процессе, M,. “ЮЛ”, 1965. С.21-24; Авторы “Комментария к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР” (1960 г. Изд.ЛГУ,1962. С.115; И. Садовский, И. Тыричев, Вопросы теории и практики судебных доказательств, “Социалистическая законность”, 1963, №11. С.41; А.К. Гаврилов.Указ.раб. С.17-18; Д.П. Рассейкин. Расследование преступлений против жизни. Изд.СГУ,1965, С. 18-19; А.Е. Крикунов. Расследование дел о спекуляции. Автореферат канд. диссертации, Киев, 1965. С.12; А.Н. Шейкин. “Социалистическая законность”, 1966; №8. С.76; В.И. Кукулин. Неотложные следственные действия. Казань, 1967. С.30-36; Н. Вороновицкий. Ущерб должен быть возмещен. “Советская милиция”, 1968, №8. С.30; З.И. Митрюхина. Методика расследования преступных нарушений правил безопасности движения и эксплуатации городского электрического транспорта. Автореферат канд.диссерт.,Харьков,1970. С.6; B.E. Корноухов. Расследование и предупреждение хищений колхозного имущества, совершаемых путем присвоения, растрат, либо путем злоупотребления служебным положением. Автореферат канд.диссерт. Саратов, 1970. С.8; В.И. Федулов. Расследование и предупреждение хищений почтовых отправлений, совершаемых работниками предприятий связи, Автореферат канд.диссерт., Саратов, 1970. С.11-12; А.Р. Михайленко. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе, Автореферат канд.диссерт., Саратов, 1971. С. 14.; Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1971. С.68-80 придерживается противоположного мнения.

116

преступника подождать пока будет вынесено постановление о возбуждении уголовного дела1 .

А.Р. Михайленко пишет: “ Следует разделить обоснованную в литературе точку зрения, что в случаях, не терпящих отлагательства, задержания подозреваемого в совершении преступления может быть проведено до вынесения акта о возбуждении уголовного дела.

В стадии возбуждения уголовного дела лицо в положении подозреваемого может находиться не более суток. Утверждая это, мы исходим из требований закона ( ст. 123 УПК РСФСР) ,согласно которому подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента задержания. Допросы же допустимы только в стадии предварительного расследования (ст. 129 УПК РСФСР), то есть после возбуждения уголовного дела”2 . Причем, он считает, что исходя из содержания статей 122,114,112,418 УПК РСФСР, до возбуждения уголовного дела можно задержать подозреваемого3 . Более того, по его мнению “Подозреваемого можно подвергнуть освидетельствованию, произвести осмотр его одежды, жилища, личный его обыск, что также, по нашему мнению, вытекает из закона (п.З ст.122,ст.ст.181,114 ч.2 ст. 112 УПК РСФСР),ибо без этих действий нельзя выполнить требования п.З ст. 122 УПК РСФСР по обнаружению “явных следов преступления” на подозреваемом или

1 Так, Западно-Сибирским РУОП в 1997 году по линии борьбы с коррупцией в ходе реализации оперативных данных и проверки оперативной информации выявлено 414 коррупционеров.

Почти каждая третья преступная группировка имеет связи с коррупционерами. Оперативные дела свидетельствуют, что на подкуп коррумпированных чиновников расходуется до половины всех доходов организованной преступности.

По материалам .собранным сотрудниками Западно-Сибирского РУОП к уголовной ответственности привлекалось 195 должностных лиц.

2 Сотрудниками Западно-Сибирского РУОП по ДОУ разрабатывается 206 коррупционеров. Одним из факторов, препятствующих документированию и реализации материалов о коррупционных проявлениях депутатского корпуса и судей, является их неприкосновенность. Назрела острая необходимость в принятии Федерального нормативного акта, регулирующего порядок нейтрализации данного статуса в порядке прокурорского надзора.

3 На типовых бланках акта исследования написано: “К делу не приобщать”. Возникает резонный вопрос - какое процессуальное значение имеет данный документ? Естественно, указанное действие УПК РФ не предусмотрено.

117

на его одежде, при нем или в его жилище и закрепить следы преступления согласно ч.З ст. 112 и ст. 114 УПК РСФСР, а раз возможны осмотры, личный обыск, то допустимо и изъятие обнаруженных предметом, которые могут быть впоследствии признаны вещественными доказательствами или подвергнуты экспертным исследованиям ( ст.ст. 179,171 УПК РСФСР)1 .

Анализируя довольно интересную позицию А.Р. Михайленко следует отметить два момента. С одной стороны, неверным является утверждение А.Р. Михайленко, что действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность задержания подозреваемого до возбуждения уголовного дела. Критикуя его позицию, Н.С. Алексеев, В.Г. Даев, Л.Д. Кокорев пожалуй, верно пишут, что “ А.Р.Михайленко, как и некоторые другие авторы, мотивирует свой вывод тем, что необходимость в физическом задержании возникает в ряде случаев до вынесения постановления о возбуждении дела. При этом смешивается физическое задержание, которое может быть осуществлено не только работниками государственных органов, но и любыми гражданами, с уголовно-процессуальным задержанием, представляющим собой меру процессуального принуждения, Уголовно-процессуальное задержание начинается с составления процессуального документа и направления подозреваемого в помещение для задержанных в целях исключения для него возможности скрыться, помешать ходу расследования или совершить новое преступление, Такое задержание сопровождается личным обыском и оформляется специальным протоколом (ст. ст. 122, 172 УПК). Как неоднократно указывалось в нашей печати, все эти меры могут иметь место лишь при наличии уже возбужденного уголовного дела.

1 О нарушении закона при задержании см.: Токарева М.Е. Нарушения закона при задержании и аресте //Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительногорасследования. М., 1980; Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уголовного процесса //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. М„ 1997.

118

Сказанное относится и к выводам А.Р. Михайленко о возможности до возбуждения уголовного дела подвергнуть подозреваемого

освидетельствованию произвести осмотр одежды, жилища, личный обыск”1.

Но, с другой стороны, прав ли А.Р. Михайленко и другие авторы правы по существу, то есть в том, что действительно необходимо доставить подозреваемого в органы внутренних дел, сразу же обыскать его, освидетельствовать на определение употребления им наркотических веществ, произвести выемку предметов и веществ, закрепленных к хранению и ношению? Конечно правы, Действительно, было бы абсурдным, прибыв на вооруженную “разборку” двух преступных группировок, сначала составить постановление о возбуждении уголовного дела, а потом уже изымать оружие, обыскивать подозреваемых и осуществлять их фактическое задержание2.

В этой связи необходимо изменить редакцию ряда статей УПК РСФСР, изложив их так:

Статья 52,ч.1

“Подозреваемым признается: 1) лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, Задержанным лицо считается с момента его фактического задержания, то есть фактического ограничения его свободы … и далее по тексту.

Статья 122, ч.З

О всяком случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступлений в течение двадцати четырех часов должно быть вынесено постановление с указанием мотивов, дня и часа, года и месяца, места задержания, объяснений задержанного, времени составления

постановления, а также решения об освобождении задержанного
или водворении его в изолятор временного содержания. В этот же срок о

1 Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д., очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1989.С.171.

2 См.: Чувилев А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых - Соц. законность, 1973, № 10. С.65; Сергеев А. Уголовно-процессуальное задержание - Соц. законность, 1975, № 11. С. 64-65.

119

задержании подозреваемого должно быть сделано письменное сообщение прокурору. В течение сорока восьми часов с момента получения сообщения прокурор обязан проверить законность и обоснованность задержания, а в случае водворения задержанного в изолятор временного содержания. В этот же срок дать санкцию на заключение под стражу, либо освободить задержанного”. Дополнить эту статью частью четвертой следующего содержания “С момента задержания подозреваемый пользуется правами, предусмотренными статьей 52 УПК РСФСР” и частью пятой следующего содержания: “в случае задержания лица по подозрению в совершении преступления допускается производство его личного обыска и находящейся на нем одежды, его освидетельствование, выемку находящихся при нем, а также обнаруженных на месте задержания предметов и документов, производство экспертиз”. Это положение, как представляется, необходимо включить в Проект УПК РФ.

Реализация этих предложений прежде всего позволит:

а) повысить эффективность расследования и раскрытия преступления на первоначальном этапе, по “горячим следам”;

б) придать доказательственное значение результатам первоначальных процессуальных действий;

в) будет способствовать усилению законности при задержании подозреваемых. Ведь не секрет, что, фактически, лица, доставленные в органы внутренних дел, находятся в неопределенном процессуальном положении до, а то и более суток. Фактически свободы они лишены, а протокол об их задержании не составлен. После опроса этих лиц, либо составляется протокол задержания, либо их просто отпускают, не составив никаких документов. А ведь фактически задержание имело место. В качестве кого же эти лица находились? Если все же составлен протокол задержания, то срок задержания начинают исчислять с момента составления протокола и в суде возникают недоразумения: подсудимый называет одну дату
его

120

задержания ( когда его фактически задержали), а в протоколе записана другая дата. Изменение же закона, которое предложено мною, позволит снять указанные выше негативные моменты;

в) реализация вышеуказанных предложений направлена также на усиление прав и законных интересов граждан. Ведь уже с момента фактического ограничения свободы, гражданин может воспользоваться всеми правами, предусмотренными законом для подозреваемого.

Необходимость задержания подозреваемого до возбуждения уголовного дела и проведения с ним ряда следственных действий имеется по всем преступлениям.

Но особенно необходимым является закрепление в законе рассмотренных выше предложений в деле борьбы с организованной преступностью.

Что же касается производства других следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела, то необходимости в них нет. Как только обнаружены признаки преступления, а тем более, если задержан подозреваемый в совершении преступления, уголовное дело должно быть незамедлительно возбуждено, и тогда уже в полном объеме по нему могут производиться все следственные действия.

В стадии возбуждения уголовного дела возможно истребование необходимых материалов. Уголовно процессуальный закон не раскрывает этого понятия. Что подразумевается под этим термином? Очевидно, в этой стадии вряд ли следует говорить об истребованном доказательстве по делу, поскольку дело еще не возбуждено. Наверное, смысл данной нормы уголовно-процессуального закона заключатся в том, что в стадии возбуждения уголовного дела истребуются главным образом материалы, которые могут быть затем в соответствии со статьей 88 УПК признаны документами, а также предметы, могущие затем быть признанными вещественными доказательствами.

По делам о преступлениях членов организованных преступных формирований, как правило, о лицах, в отношении которых возбуждается уголовное дело, фактически все известно. Поэтому нередко документы истребуются не столько для решения вопроса именно о возбуждении уголовного дела, сколько для задержания и последующего ареста данного лица.

Изучение практики возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных членами организованных преступных формирований, показало, что чаще всего истребуются в этой стадии: справки о судимости - 5% дел; справки из адресного бюро - 4 % дел; иные документы 26 % дел.

Уголовно-процессуальное законодательство прямо не предусматривает возможность назначения в стадии возбуждения уголовного дела ревизии. Однако этот способ о получении информации можно отнести к предыдущему - истребование материалов. Вместе с тем, ревизия - особое процессуальное действие, поэтому в плане совершенствования законодательства можно было бы прямо предусмотреть возможность назначения и проведения ревизии в этой стадии.

Наконец, в стадии возбуждения уголовного дела предусмотрено особое процессуальное действие, не встречающееся в последующих стадиях - получение объяснений. И, практически невозможно встретить хотя бы одно уголовное дело, по которому в стадии возбуждения уголовного дела не были бы получены объяснения.

В первую очередь объяснения получают от лица заподозренного в совершении преступления (100% дел); во всех случаях у заявителя; 9% - у очевидцев преступления и у других лиц.

Как уже отмечалось ранее, нередко серьезной проблемой является не только получить истребуемые материалы или объяснения, но и установить лиц, что либо знающих о совершенном преступлении и лицах, его совершивших.

122

Далеко не каждый гражданин согласится не только дать объяснения, но и вообще беседовать с работниками милиции, ссылаясь на свои конституционные права. К сожалению, граждане ( не все: не многие) вспоминают об обязанностях лишь тогда, когда сами становятся потерпевшими и это весьма односторонне: применительно только лишь к обязанностям работников МВД, но не к своим собственным.

Поэтому весьма актуальным является ранее изложенное предложение о закреплении в УПК и Законе о милиции обязанности физических, юридических и должностных лиц представлять по требованию правоохранительных органов необходимые для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела документы, а также давать объяснения.

Применительно к преступлениям лиц, являющихся членами организованных преступных формирований, в действующем законодательстве содержится ряд неразрешимых в практической деятельности противоречий.

С одной стороны, как уже отмечалось, с момента получения информации о преступном деянии из источников, указанного в статье 108 УПК или с момента непосредственного обнаружения признаков преступления должна начинаться уголовно-процессуальная проверочная деятельность. С этого же момента исчисляются сроки, в течение которых и должен решаться вопрос о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. С другой стороны, именно по рассматриваемым преступлениям чаще всего возникает необходимость дополнительной оперативной работы по первичной информации. Процессуальная деятельность как бы отодвигается на не всегда определенное время.

Так, в настоящее время Бийским ОБОП Алтайского края разрабатывается организованная преступная группа, руководителем которой является Н. ОПТ занимается изготовлением и сбытом фальсифицированных спиртных
напитков, связана с ОПТ “Коммерсанты”, завозящей

123

низкокачественный спирт из других регионов страны в автоцистернах, не предназначенных для транспортировки пищевых продуктов, что может повлечь значительные отравления людей. Перевозка происходит в обход таможенных постов. Прежде, чем возбуждать уголовное дело, необходимо провести комплекс дополнительных оперативных мероприятий.

В этой связи возникает необходимость в дополнении УПК РСФСР специальными уголовно-процессуальными нормами, регулирующими порядок возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершаемых членами организованных преступных формирований, примерно, следующего содержания.

“При получении информации о готовящемся, совершаемом или совершенном членами организованного преступного формирования преступлении, в том числе и из источников, указанных в статье 108 УПК, в целях необходимости производства комплекса дополнительных оперативных мероприятий, проверочная уголовно-процессуальная деятельность может приостанавливаться на срок, согласованный с прокурором. В этих случаях срок, установленный частью первой статьи 109 настоящего кодекса, исчисляется с момента, установленного прокурором”. Подобное положение может быть включено и в проект УПК Российской Федерации.

§ 2. Особенности предмета доказывания по делам об организации и деятельности преступных сообществ

От особенностей предмета доказывания по той или иной категории уголовных дел зависит направление и объем деятельности по собиранию доказательств, зависит то, какие конкретные процессуальные средства будут использованы. В общей форме предмет доказывания по уголовному делу сформулирован в ст.68 УПК РСФСР. Но следует учитывать, что процессуальный закон определяет лишь структуру предмета доказывания. Основное содержание его (состав преступления) определяет материальный уголовный закон.1 Поэтому следует рассмотреть материально-правовое понятие организованного преступного сообщества и характерные черты состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ.

Ст.210 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в его состав структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений ( ч.1 ст.210 УК РФ), а равно за участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп ( ч. 1 ст. 210 УК РФ). Очевидно, что при рассмотрении объективной стороны данного состава преступления исходить следует из понятия преступного сообщества (преступной организации). Такое понятие дается в ст. 35 УК РФ, в соответствии с ч.4 которой преступление признается

См.: Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. С, 1955.С.270

совершенным организованным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях. Данное определение следует толковать в комплексе с определением организованной группы, содержащимся в ч.З той же статьи. В соответствии с ним преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Исходя из указанных норм УК РФ, как представляется, для привлечения к уголовной ответственности по ст.210 УК РФ следует доказать прежде всего создание или существование преступного сообщества (преступной организации). Для этого необходимо установить, что данная группа лиц обладает следующими признаками:

  • устойчивостью. Под устойчивостью организованной преступной группы понимается при этом одновременное наличие таких факторов, как субъективная направленность лиц, входящих в организованную группу, на долговременное взаимодействие, охватывающая сознательное представление о других соучастниках как о постоянных партнерах по преступной деятельности, осознание распределения ролей внутри группы и его принятие, а также создание объективных (материальных) основ совместных преступных действий, в том числе разработка единого плана действий, обеспечение средствами и орудиями преступления, техническими и другими средствами и т.д.

  • сплоченностью. Представляется, что следует согласиться с авторами Ц методических рекомендаций по применению норм УК РФ1 в том, что

сплоченность подразумевает особый характер связей, существующих внутри преступного сообщества. Думается также, что совершенно правомерным является выделение в числе признаков сплоченности таких черт, как распределение функций среди структурных подразделений сообщества, наличие кодекса поведения и с ответственности за его нарушение, наличие механизма поддержания внутренней дисциплины, в том числе с применением угроз, круговая порука, наличие общей кассы (“ общака”) и перераспределения преступно нажитых ценностей внутри преступного сообщества, наличие системы поддержки членов преступного сообщества, отбывающих наказание в местах лишения свободы.2 В то же время ряд признаков (показателей) сплоченности, представляется необоснованным. В частности, сложно согласиться с тем положением, что у преступного сообщества кроме внутренних должны иметься внешние признаки сплоченности, к числу которых относятся при этом “создание коррупционных связей с должностными лицами” и “конспирация
деятельности”.3

^ Действительно, такие признаки присущи большинству
организованных

преступных сообществ (хотя наличие коррумпированных связей характерно

| далеко не для всех преступных организаций),однако они связаны
с

особенностями деятельности, осуществляемой данными организациями и никоим образом не характеризуют наличие или отсутствие сплоченности. Далее, такой показатель сплоченности, предлагаемый авторами Рекомендаций, как наличие звеньев между исполнителями и руководителями

1 См.: Ответственность за преступления, совершенные в составе организованных групп. Методические рекомендации по применению норм УК РФ. М.: МЦ при ГУК МВД России. 1997.

2 См.: Там же. С. 4-5.

3 Там же С..5.

127

преступного сообщества, также не свидетельствует о наличии или отсутствии сплоченности, зато способен существенно затруднить расследование дел о соответствующих преступлениях, либо освободить от ответственности ряд организованных преступных сообществ. Дело в том, что, как показывают произведенные исследования, достаточно большое количество существующих в нашей стране организованных преступных сообществ имеют двухзвенную структуру ( а следовательно, не имеют нескольких промежуточных звеньев между исполнителями и руководителями). Вызывают сомнения и отнесение к
признакам

сплоченности общности мировоззрения, жаргона, традиций, авторитетов.3 Действительно, это одна из характерных черт организованного преступного сообщества, однако эта особенность психологии участников преступных групп не имеет материально-правовой значимости.

  • направленностью на совершение тяжких или особо тяжких преступлений. На этом признаке организованного преступного сообщества следует, как представляется, остановиться несколько подробнее. В соответствии с действующим уголовным законом, не является преступлением создание, руководство или участие в деятельности организованных преступных сообществ, если они создавались не для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Однако большинство организованных преступных сообществ совершает не один вид преступлений, а несколько, причем эти преступления могут быть или равными по своей значимости для преступного сообщества, или же занимать совершенно различное место в структуре его деятельности, При этом указанные преступления могут характеризоваться совершенно различной степенью общественной опасности.

1 См.: Ответственность за преступления, совершенные в составе организованных групп. Методические рекомендации по применению норм УК РФ. M., МЦ при ГУК МВД России. 1997. С.4.

2 См.: Основы борьбы с организованной преступностью/ Под ред. В.С.Овчинского, B.E. Эминова, Н.П. Яблокова. М.,”Инфра-МГ\1996. С.259.

3 См.: Ответственность за преступления, совершенные в составе организованных групп. Методические рекомендации по применению норм УК РФ.М., МЦ при ГУК МВД России. 1997. С.5.

Например, можно представить себе преступную организацию, получающую доход от изготовления и продажи фальсифицированных спиртных напитков (такие действия могут быть квалифицированы в соответствии с ныне действующим уголовным законодательством, по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ), обман потребителей ( ст.200 УК РФ). Указанные составы преступлений относятся к числу преступлений
небольшой или средней тяжести.

Однако для обеспечения безопасности деятельности преступной организации совершаются такие преступления, как хищение огнестрельного оружия (226 УК РФ), его незаконное хранение, совершенное организованной группой (ч.З ст. 222 УК РФ). А после возбуждения уголовного дела совершены действия по подкупу свидетеля организованной группой (ч. 4 ст. 309 УК РФ). Данные преступления относятся к числу тяжких. Возможно ли в этом случае привлечь организатора и участников группы к ответственности пост.210УКРФ?

При рассмотрении подобных проблем представляется чрезвычайно важным предложение В.И. Куликова о выделении элементов организованной преступной деятельности. По его мнению возможно выделить:

1) базовый элемент (к которому он относит те преступления, на систематическое совершение которых нацелена преступная деятельность);

2) вспомогательные элементы (преступления, направленные на создание условий для базовой преступной деятельности, ее сокрытие, и т.д.);

3) побочные элементы (преступления, применяемые для решения второстепенных задач, стоящих перед преступными организациями);

4) нетипичные элементы (преступления, не охватываемые замыслом общей преступной деятельности - результат проявления индивидуальных черт людей, состоящих в преступном сообществе).1

Добавим лишь, что возможно, на наш взгляд, существование организованных преступных сообществ, в которых базовый элемент вообще не является противозаконным, а сверхдоходным он становится за счет вспомогательного элемента ( в качестве которого могут выступить незаконные действия по ограничению конкуренции, систематическая дача взяток для создания незаконных преимуществ, и т.д.). В качестве примера непреступной базовой деятельности можно привести выявленную в 1997 году в г.Томске организацию, основная деятельность которой состояла в выполнении ремонтных работ в сфере коммунального хозяйства, а доход извлекался путем завышения расценок и снижения качества работ и делился с должностными лицами коммунального хозяйства г.Томска и должностными лицами органов технадзора. Таким образом, по оценке Западно-Сибирского РУБОП, было извлечено незаконных доходов на сумму около 4 млрд. руб.

Приведенная выше классификация элементов преступной деятельности организованных преступных сообществ имеет чрезвычайно важное значение. Представляется, что для решения вопроса о наличии или отсутствии состава преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ, в ходе предварительного расследования необходимо установить к какому из элементов организованной преступной деятельности следует отнести преступления, совершенные (совершаемые) преступным сообществом. Думается, что привлечение организаторов, руководителей и участников организованного преступного сообщества к ответственности по ст.210 УК РФ возможно в том случае, если совершенные членами сообщества тяжкие или особо тяжкие преступления составляют базовый или вспомогательный элемент преступной деятельности.

1 См.: Куликов В.И. основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск: Филиал МГУ, 1994, с-48, в также Основы борьбы с организованной преступностью./ Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова.М., “Инфра-М”, 1996. С.240-243.

130

В случае, когда указанные выше преступления входят в базовый элемент организованной преступной деятельности, можно с уверенностью говорить о том, что сообщество создано для совершения этих преступлений. Вспомогательный же элемент организованной преступной деятельности представляет собой способ обеспечения базовой деятельности, тесно связан с ней, преступления, составляющие его, совершаются также систематически, как и базовые. Поэтому и в таком случае можно сделать вывод о том, что при создании сообщества имелось в виду регулярное совершение таких преступлений, а стало быть имеется состав преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ.

В том же случае, когда совершаемые членами преступной организации тяжкие и особо тяжкие преступления можно отнести лишь к ситуативным или нетипичным элементам организованной преступной деятельности, следует сделать вывод о том, что состав преступления, предусмотренный ст.210 УК РФ, отсутствует.

Следует сразу же отметить, что приведенная выше классификация элементов организованной преступной деятельности имеет существенное значение не только для решения вопроса о наличии или отсутствии состава преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ, но и для определения тактики производства предварительного расследования. В частности, можно указать на то, что преступления, составляющие побочный или нетипичный элемент, совершаются с меньшим криминальным профессионализмом, что облегчает их расследование. Поэтому в некоторых случаях расследование деятельности организованного преступного сообщества целесообразно начинать с расследования именно этих преступлений с тем, чтобы в дальнейшем использовать полученные данные при расследовании вспомогательных или базовых преступлений.

Далее, преступное сообщество следует отграничивать от организованной преступной группы. По мнению авторов уже упоминавшихся
выше

131

Методических рекомендаций по применению норм УК РФ, “состав преступления, ответственность за которое предусмотрена в ч.1 ст.210 УК РФ, будет иметь место в случае организации преступного сообщества с целью совершения хотя бы одного тяжкого или особо тяжкого преступления”.1 Такое толкование представляется неверным, не соответствующим сущности организованной преступной деятельности, отличие которой от других форм криминальной активности заключается прежде всего в многократном совершении однотипных преступных деяний с целью извлечения прибыли. Предложенное же толкование ст.210 УК РФ не позволяет отграничивать преступное сообщество от организованной группы. Между тем, именно для организованной группы характерно создание ее с целью совершения одного или нескольких преступлений. Именно в наличии или отсутствии многократно повторяемых однотипных преступных актов следует, на наш взгляд, видеть различие между организованной группой и преступным сообществом.

Таким образом, в предмет доказывания по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК РФ, должны входить данные, свидетельствующие о том, что совершение однотипных тяжких или особо тяжких преступлений повторялось членами сообщества неоднократно, либо такое неоднократное их повторение предполагалось.

1 См.-. Ответственность за преступления, совершенные в составе организованных групп. Методические рекомендации по применению норм УК РФ.М., МЦ при ГУК МВД России. 1997. CAQ.

§ 3. Раскрытие и расследование преступлений, предусмотренных ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации

Несмотря на все трудности и сложности, вызываемые как неточными формулировками уголовного закона, так организационными моментами, преступления, предусмотренные статьей 210 УК РФ выявляются и относительно успешно расследуются.

Данные о количестве уголовных дел, возбужденных по статье 210 УК РФ представлены в таблице.

Таблица

Количество возбужденных уголовных дел по ст.210 УК России по совокупности видов преступлений г____

Эконо- Обще- Мош. Прес Уби Нар Не- Вы- По-

мич. уголов- в фин. тупл. йст. ко- зак. мо хищ Реги Всего направ- направ- кред. на раз биз- обо га люд оны

леннос- ти. леннос. РУБОП сфер. рынке ц. бума бой кра- жи нес рот ору жия тел. ей Моек 13 3 1 2 3 2 2 - - - ва

Южн 7 1 - 4 - - 1 - - - ый

РУБ

ОП

Севе 3 - - 1 1 - - 1 - - ро-

Кавк

азазс

кий.

РУБ

ОП

133

Урал

РУБ

ОП 6 4 “

1

1

Цент

Р– Черн

03.

РУБ ОП 3

2

1

Запа

д.-

Сиби

Р-РУБ

ОП 3

1 2

Воет

Сиби рек. РУБ ОП 4 1

3

СПб РУБ ОП 3

1 2

Все го

% 42 100 9

21,4 2 4,8 15

35,7 7 16,6 2 4,8 5 11,9 2 4,8 “

Примечание:* - сведения приведены по материалам РУБОП по состоянию на 05.11.97 г.

** - уголовные дела не возбуждались в РУБОП по Московской области, Волго-Вятском и Дальневосточном. В Приволжском РУБОП возбужденное уголовное дело прекращено на основании ст.208 УПК России (недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления).

Как видно из таблицы с момента вступления в силу нового Уголовного кодекса Российской Федерации начала применяться ст.210 УК РФ. Всего правоохранительными органами выявлено 43 преступления, расследуемых в

134

рамках 37 уголовных дел в отношении лидеров и активных участников организованных преступных сообществ. На сегодняшний день по одному уголовному делу имеется приговор суда (Западно-Сибирский РУБОП г.Новосибирск), по которому 6 человек осуждены к различным срокам лишения свободы ( от 3 до 9 лет), 4 уголовных дела направлены в суд (г.Москва - 2, г. Краснодар и г.Санкт-Петербург по 1), остальные находятся в стадии расследования.

Необходимо отметить географию выявления данного вида преступления, наибольшее их количество зарегистрировано в г.Москве - 13, Северо- Кавказском и Южном регионах - 10, в Уральском регионе - 6, Восточно- Сибирском - 4, в г.Санкт-Петербурге, Центрально-Черноземном и Западно- Сибирском по 3, Мурманск - 1, Представляется очевидным, что организация преступных сообществ характерна для регионов с наиболее развитой экономикой, богатых природными сырьевыми и стратегическими ресурсами и регионов с ярко выраженными межнациональными конфликтами.

Криминальная специализация преступных организаций в основном носит общеуголовный характер (70,3%), в том числе: бандитской направленности 37,8% (14), наркотики - 16,2% (6) и оружейный бизнес 2,7% (1), квалифицированное вымогательство - 8,1% (3), похищение людей - 5,4% (2). Наиболее распространенными преступлениями экономической направленности являются хищения и мошенничества в финансово- кредитной сфере 24,3%> (9), а также подделка и использование ценных бумаг 5,4% (2).

Учитывая то, что новый УК был принят сравнительно недавно, и незначительный опыт в области расследования данной категории преступлений, ст.210 УК РФ вменяется чаще всего как дополнительный эпизод преступной деятельности. Этому способствует и бытующее у следственных работников мнение о том, что членами или организаторами преступных сообществ обязательно должны быть совершены тяжкие или особо тяжкие преступления, тогда как согласно диспозиции ст.210 УК РФ это

135

требование не должно являться обязательным и уголовное дело может быть возбуждено уже по факту создания преступной организации, объединения руководителей или членов таких организаций.

Особенностью раскрытия и расследования преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФ, является то, что приходится работать “ от лица”. А эта работа всегда является более сложной.

Анализ возбужденных уголовных дел показывает, что в большинстве случаев ( 70%) решение о возбуждении уголовного дела принимает следователь прокуратуры, подключая к расследованию всевозможные силы и средства правоохранительных органов, что в свою очередь позволяет более полно и эффективно закрепить доказательную базу.

Большим подспорьем в этом направлении явился приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 27 октября 1997 года № 67 “Об организации прокурорского надзора за законностью деятельности региональных управлений по организованной преступности”, которым возлагается обязанность координации деятельности правоохранительных органов, обеспечивающих противодействие организованной преступности на соответствующих прокуроров.

В качестве положительного примера можно привести следующее уголовное дело.

Западно-Сибирским РУБОП в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий выявлено и разоблачено организованное преступное сообщество, занимавшееся на территории Новосибирской области, Краснодарского края и других регионов России сбытом поддельных купюр номиналом 100 долларов США, грабежами, незаконным приобретением и сбытом наркотических средств и другими преступлениями. Преступники имели хорошо налаженные международные и межрегиональные криминальные связи с поставщиками фальшивых долларов, четкую организацию и распределение ролей.

136

Установлено, что фальшивая валюта поступала в г.Новосибирск из Краснодарского края. Курьерами являлись жители края: Каракчи-оглы Шукури , Косо-оглы Умар и его брат Косо-оглы Хайдар. По сообщению источников, они привозили поддельные купюры неоднократно. В Краснодарский край поддельные доллары поступали из Турции . Поставщиками являлись граждане Турции, один из них Шефтер. В начале января 1997 года гражданин Турции Харун Алмаз передал для сбыта Каракчи-оглы Шукури поддельные купюры на общую сумму 28,5 тыс. долларов США, которые Каракчи доставил в г.Новосибирск в конце января текущего года. Это было пробной партией поддельных долларов. Руководители преступной организации планировали в случае успешного сбыта данной партии, доставить в г.Новосибирск 2 миллиона, так называемых “супер-долларов”. С этой целью 20 февраля 1997 года должны были выехать в Краснодарский край Каракчи-оглы Шукури и Сыч А.А.

Однако, своевременно полученная от оперативных источников информация, позволила сотрудникам Западно-Сибирского РУБОП провести необходимые оперативно-профилактические мероприятия, направленные на перекрытие каналов поступления поддельных долларов США на территории региона и изобличение членов преступной группы, организовавшей сеть сбыта в Западно-Сибирском регионе и в Краснодарском крае.

Непосредственными организаторами сбыта в Западно-Сибирском регионе являлись*. Мальцев - лидер ОПС и Попов - ранее неоднократно судимый, освободился из мест лишения свободы осенью 1996 года, один из лидеров “Воровского движения”, организатор “воровских сходок”, поддерживает связи с лидерами преступной среды, в частности с Климентьевым (кличка”Клим”), Нечаевым, Труновым.

Проведенные оперативно-розыскные мероприятия позволили выявить наличие сплоченного, хорошо организованного преступного сообщества, созданного фигурантами для совершения в сфере кредитно-финансовом

137

обращении тяжких преступлений, которые имеют повышенную опасность в условиях становления рыночной экономики, подрывая устойчивость российских денег и затрудняя регулирование денежного обращения.

В преступную деятельность был вовлечен значительный круг лиц.

Каждый член сообщества имел четко очерченную роль преступной деятельности, проводилось планирование предстоящих преступлений с привлечением необходимого количества участников и разъяснения их действий. Кроме того, у членов сообщества имелись денежные средства, предназначенные на финансирование предстоящих операций и технические средства.

По материалам РУБОП в отношении участников организации в результате проведенных ОРМ с изъятием 19 тыс. 500 поддельных стодолларовых купюр США 20 февраля 1997 г. УРОПД УВД Новосибирской области было возбуждено уголовное дело по признакам ст.186 ч.З УК РФ в отношении участников организованной преступной группы. Все участники были задержаны, десять человек из числа руководителей и наиболее активных исполнителей арестованы.

По сведениям экспертно-криминалистического центра МВД России, данные поддельные доллары впервые поступили в центр из РУБОП на Северном Кавказе в феврале 1996 года. Изъятые поддельные денежные билеты Интерполом зарегистрированы, индиактив 12А20301.

По направленной Западно-Сибирским РУБОП информации в Краснодарском крае СО Апшеронского РОВД возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.186 ч.1 УК РФ в отношении Каракчи-оглы Шукури.

С целью установления каналов поступления и сбыта поддельных денежных купюр, руководителей сообщества и конкретных исполнителей, а также документирования их преступной деятельности, проведен целый комплекс оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных законом.

138

Первоначально оперативная информация поступила от источников, которые работают непосредственно по линии борьбы с преступлениями экономической направленности в конце январе 1996 года. Было установлено, что жительница г.Новосибирска Бочарникова занимается сбытом поддельных денежных купюр достоинством 100 долларов США. Выяснилось, что она проживает у своей подруги Ильчук.

По оперативной информации от источников , по сводкам наружного наблюдения, по сводкам прослушивания телефонных разговоров, а также при проведении развед-опросов и наведения справок , за короткий срок удалось установить связи Бочарниковой и Ильчук, круг ее друзей и знакомых:

Мальцева, Сыч, Кашина, Канева, Попова, Каракчи-оглы Шукури, Косо- оглы Умара, а также конкретные доказательства сбыта ими поддельных долларов.

По месту жительства данных лиц проведены оперативные установки, они были проверены по всем учетам, установлены их связи. По месту жительства Мальцева с 12.02.97 года управлением оперативно- технических мероприятий при УВД Новосибирской области осуществлялось прослушивание телефонных переговоров.

За руководителями и активными участниками ОПС, вплоть до задержания, велось наружное наблюдение.

В соответствии с планом , согласно разработанной легенде, используя имеющуюся оперативную информацию, было осуществлено оперативное внедрение сотрудника Западно-Сибирского РУБОП в преступную среду. С его помощью были добыты поддельные купюры достоинством 100 долларов США. Было проведено исследование данной купюры в экспертно-криминалистическом отделе УВД Новосибирской области.

Проведен анализ материалов, имеющихся в следственном управлении УВД приостановленных уголовных дел, возбужденных по фактам сбыта поддельных долларов, Установлено, что в производстве имеется 3 уголовных

139

дела, возбужденных по фактам сбыта поддельных долларов, идентичных исследованной купюры.

За период с 13 по 20 февраля организованы три проверочные закупки по месту жительства Бочарниковой, ее подруг и в помещении кафе “Лепесток”. При этом велось документирование преступной деятельности, проводилась ауди-видео запись.

С момента задержания руководителей и активных исполнителей ОПС и в течение всего периода следствия, в ИВС УВД г.Новосибирска и в СИЗО проводилась внутрикамерная разработка, применялись различные оперативные комбинации, в том числе при разработке Мальцева, Каракчи- оглы Шукури и Косо-оглы Умара.

27 октября 1997 года Новосибирский областной суд рассмотрел в открытом судебном заседании в г.Новосибирске указанное уголовное дело и вынес обвинительный приговор.

Конечно, с теоретических позиций, как и любое другое судебное решение, можно оспаривать данный приговор. Однако , Верховный Суд РФ оставил его в силе, подтвердив законность и обоснованность содержащихся в приговоре выводов суда.

Тем самым создан замечательный судебный прецедент, что в немалой степени будет способствовать более успешной борьбе с организованной преступностью. Однако, имеются и отрицательные примеры.

Так, 13.03.97 г. СО Ленинского РОВД г.Томска было возбуждено уголовное дело по факту кражи из магазина; в рамках уголовного дела № 97/742 , был произведен обыск у Байроченко Сергея Львовича, в ходе которого были изъяты дневники и записи, в которых излагались мысли о создании преступной организации в г.Томске и области, В процессе расследования было установлено, что, по показаниям Байроченко, записи, им составленные, только являются обнаружением умысла с его стороны. Тогда как организация и руководство преступной организацией
предполагает

140

разработку планов, обязанностей рядовых членов и распределение между ними ролей, что исполнено не было, т.е. не выполнен полностью состав преступления. В связи с чем. уголовное дело в отношении Байроченко С.Л. было прекращено 02.09.1997 г. прокуратурой Томской области по п.2 ст.5 УПК РФ.

Представляется, что решение о прекращении уголовного дела принято преждевременно. Ведь уголовное законодательство предусматривает ответственность не только за оконченное преступление, но и за приготовление к его совершению. В соответствии со статьей 30 УК РФ приготовлением считается в том числе “умышленное создание условий для совершения преступлений”, что, на мой взгляд, и имело место в данном случае.

Для успешного расследования преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФ, особое значение приобретает быстрота производства первоначальных следственных действий.

Для того, чтобы обеспечить быстроту производства необходимых следственных действий ( учитывая их значительный объем и неотложный характер), уже на первоначальном этапе расследования необходимо сосредоточить большое количество сил и средств. Это, во-первых, подразумевает необходимость совместной, согласованной работы следователя и работников органа дознания. Во-вторых, для достижения такой быстроты желательна совместная работа нескольких следователей. При этом представляется обоснованным и заслуживающим поддержки предложение Л.Я.Драпкина о создании временных следственных бригад только для производства первоначальных следственных действий, даже в тех случаях, когда в дальнейшем производство следствия будет поручено одному

141

следователю.

Осведомленность следователя о действиях и намерениях преступников обеспечивается согласованными действиями следователя и лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, производством такой деятельности под руководством следователя, а также своевременным и достаточно полным информированием следователя о ее результатах.

Между тем, следователи знакомятся лишь с частью информации, добытой оперативно-розыскным путем, зачастую не знают о планах оперативно- розыскных мер по делам, находящимся в их производстве.

В результате такой несогласованности оперативный работник, не осведомленный о планах следователя может осложнить расследование: осуществляя мероприятия гласного или негласного характера. И, напротив, следователь, не зная о спланированных оперативно-розыскных мерах, своими действиями может раскрыть или сорвать проведение намеченных оперативных мероприятий.2

Кроме того, расследование существенно может затруднить тот факт, что оперативный работник далеко не всегда способен надлежащим образом оценить имеющуюся информацию, выбрать из нее значимую для дела. Следователь мог бы подметить детали, важные для предварительного следствия, но кажущиеся незначительными оперативному работнику, между тем на практике следователи даже не имеют четкого представления о том, какие данные можно почерпнуть из оперативных материалов. Из результатов исследования, проведенного Д.И. Бедняковым, следует, что лишь 30% опрошенных следователей предполагают, что в них могут содержаться данные о склонении организаторами своих сообщников к даче ложных

1 См. об этом: Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности.// Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды. Вып. 50 (Межвузовский сборник). Свердловск, 1976. С.49; Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1980.

2 См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.: Юрид.лит. 1991. С.86.

показаний. 24% считают, что в оперативных материалах могут содержать сведения о воздействии обвиняемых на свидетелей. Мнение о том, что там могут иметься данные об избранной обвиняемыми линии поведения разделил 31% следователей, о связях лиц, проходящих по делу - 64%, о составе группы - 58%.’

Кроме того, недостаточное знание оперативными работниками уголовного и уголовно-процессуального законодательства, теории и практики доказывания, зачастую приводит к бессистемности собирания оперативной информации, к неправильной ее оценке с точки зрения достаточности ее для возбуждения уголовного дела и обеспечении дальнейшего расследования. Участие следователя, его руководство процессом сбора оперативной информации, позволило бы придать этому процессу большую целевую направленность, снять многие сложности в производстве предварительного следствия, помогло бы надлежащим образом документировать собранную информацию, обеспечить ее дальнейший перевод в разряд доказательств по уголовному делу.

Следует отметить, что ознакомление следователя с ходом и результатами оперативно-розыскной деятельности в целом не противоречит действующему законодательству, хотя и сопровождается некоторыми ограничениями. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 12 Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”, “ оперативно-служебные документы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности, могут быть представлены органу дознания, следователю, судье, другим органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в порядке и случаях, установленных настоящим Федеральным законом”. В соответствии со ст. 11 данного закона, результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы, в частности, для подготовки и
осуществления следственных и судебных

1 Бедняков Д.И. Указ. Соч. С.96.

143

действий, а также могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам. Причем представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Кроме того, в соответствии с ч.1 ст. 12 указанного закона, на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, могут быть рассекречены ( а стало быть и сообщены следователю) и сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Расследование преступления, предусмотренного статьей 210 УК РФ невозможно без наличия достаточно полных данных о составе сообщества, отношениях внутри него, механизма его преступной деятельности, предпринимаемых им мер безопасности, и т.п. Такие данные также должны быть получены до начала расследования оперативным путем. Поэтому роль оперативно-розыскной деятельности по делам о преступлениях, совершенных преступным сообществом и, особенно, по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК РФ, особенно высока, она гораздо значительнее, чем по делам о всех прочих преступлениях. Расследование указанных преступлений невозможно без четкой, хорошо спланированной и результативной оперативно-розыскной деятельности. С другой стороны, доказывание по уголовному делу осуществляет
следователь. Поэтому

144

достижение положительного результата по соответствующим делам возможно только в случае совместной, согласованной работы следователя (следователей) и оперативных работников. Как представляется взаимодействие следователей и оперативных работников при расследовании преступлений, предусмотренных ст.210 УК РФ, должно строится на следующих организационных началах:

1) Для того, чтобы обеспечить согласованность работы следователей и оперативных работников для расследования соответствующих категорий уголовных дел должны создаваться оперативно-следственные группы (бригады). 2) 3) Такие группы должны создаваться и начинать свою работу еще до возбуждения уголовного дела. 4) 5) Эта работа ( в том числе и оперативно-розыскная ее часть) должна осуществляться под руководством следователя, так как оперативно- розыскные мероприятия в данном случае важны не сами по себе, а постольку, поскольку они помогают создавать доказательственную базу при расследовании преступлений. 6) 4) Взаимодействие следователя (следователей) и оперативных работников будет эффективным в том случае, если оно будет постоянным.

5) Постороннее вмешательство в деятельность такой группы (бригады) должно быть сокращено для минимума (особенно с учетом возможного вмешательства в ход расследования коррумпированных должностных лиц).

Трудно, правда, однозначно предложить конкретный организационный вариант такого взаимодействия. Это было бы несложным в условиях объединения следственного аппарата в стране в единую структуру (при дополнительном условии придания такому следственному аппарату оперативных работников). Тогда создание соответствующих бригад было бы, всего-навсего, вопросом специализации следователей.

145

В существующих же условиях разобщения следственного аппарата и отдельного, самостоятельного существования оперативно-розыскных структур, любой возможный вариант будет иметь свои недостатки. ГУБОП МВД РФ считал необходимым создать в структуре РУБОП специализированные следственные подразделения, передав их в оперативное подчинение начальнику РУБОП. Однако этот путь означал бы дальнейшее дробление следственного аппарата, а также предполагал подчинение следователей оперативным работникам, что ,в принципе, не верно. С другой стороны, прочие варианты еще хуже. Так, совместная работа работников РУБОП со следователями органов внутренних дел практически невозможна, так как в компетенцию указанных следователей, как правило, не входит расследование тяжких и особо тяжких преступлений. Вариант, при котором работники РУБОП на постоянной основе сотрудничали бы со следователями прокуратуры, также обладает существенными недостатками, одним из которых является подчинение различных членов группы разным ведомствам, возможный разнобой ведомственных интересов, увеличение числа лиц, полномочных вмешиваться в ход расследования. Поэтому, в настоящих условиях, представляется возможным все же поддержать предложение о создании следственных подразделений при РУБОП, но только с возможным подчинением Следственному комитету МВД. При этом следует изменить Положение о РУБОП при ГУБОП МВД РФ, обеспечив первостепенную роль следователей в совместной деятельности по разработке преступных сообществ.

Далее, особенности организованной преступной деятельности, а в особенности, наличие системы противодействия деятельности правоохранительных органов и наличие коррумпированных связей, настоятельно требуют быстроты сбора доказательств и “наступательности” следствия. Только неожиданность в начале расследования, молниеносное (но не торопливое) осуществление процессуальных действий, направленных на

146

собирание и закрепление доказательств, позволят создать основы доказательственной базы до того, как к делу будут подключены коррумпированные контакты преступного сообщества. Только активные, наступательные, неожиданные действия следственной группы заставят преступную организацию защищаться, позволят навязать ей определенную линию поведения, лишат ее ответные действия непредсказуемости, возможно расстроят заранее разработанные планы противодействия.

Следует отметить также необходимость строжайшего соблюдения в ходе расследования норм уголовно-процессуального законодательства.1 В настоящее время в деятельности почти каждого следователя практически по любому уголовному делу возможно отыскать какие-то мелкие огрехи, более или менее значительные нарушения уголовно-процессуального законодательства. В подавляющем большинстве случаев на эти огрехи смотрят “сквозь пальцы” и проверяющие, и адвокаты, и суд. Однако по делам об организованной преступности все обстоит иначе. Любой мелкий недочет может послужить коррумпированному чиновнику, наделенному полномочиями проверки деятельности следователя, поводом для отстранения следователя, наказания его, возможностью для заволокичивания дела. Любое, даже самое незначительное, нарушение требований уголовно-процессуального закона, допущенное по такому делу, не останется незамеченным адвокатом, послужит основанием для требования о признании доказательства недопустимым, как собранного с нарушением закона.2 И суд, не обращающий внимания на недочеты в работе следователя по большинству дел, вполне возможно, иначе
отнесется к аргументам умелого,

1 Подробнее см.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва - Кемерово, 1997; Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования преступлений. М., 1966.

2 Токарева М.Е., Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.И. Надзор за соблюдением законов подразделениями органов внутренних дел, осуществляющих борьбу с организованной преступностью //деятельность областной прокуратуры по надзору за исполнением законов при осуществлении дознания и предварительного следствия в органах внутренних дел. М., 1995.

147

квалифицированного адвоката по “громкому” делу. Поэтому
строгое следование уголовно-процессуальному закону, соблюдение его до самых мельчайших подробностей, должно стать нерушимым законом деятельности следователя при расследовании дел о преступлениях,
совершенных преступными сообществами.

Необходимо также в числе особенностей собирания доказательств по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК РФ, отметить важнейшую роль тщательного планирования. Причем здесь должны планироваться не только процессуальные действия, подлежащие производству после возбуждения уголовного дела. По таким делам планирование должно быть единым, включающим в себя как производство процессуальных действий, так и производство оперативных мероприятий.

Практика раскрытия и расследования преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФ, уже сейчас позволяет выявить как правовые, так и организационные трудности, К их числу следует отнести:

  • недостаточно четкая регламентация в УК диспозиции статьи 210, что приводит к значительным сложностям в установлении и особенно в доказывании умысла на совершение данного преступления у привлекаемых лиц.

В соответствии со ст.35 УК РФ преступление признается совершенным преступным сообществом или организованной преступной группой, созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением ОПТ, созданным в тех же целях. Таким образом по ст.210 УК РФ можно привлечь к уголовной ответственности лиц за создание и руководство такими ОПФ для совершения преступлений, за которые максимальное наказание предусмотренное УК РФ, превышает 5 лет лишения свободы, то есть законодатель умышленно сузил объект воздействия . Характерно, что и следственные подразделения не готовы, а зачастую и не

148

желают расследовать обстоятельства, связанные с деяниями “воров в законе”, лидеров ПС по организации, сплочению и руководству сообществом.

Определенную сложность при возбуждении уголовных дел о преступлениях предусмотренных ст.210 УК РФ создает, как уже отмечалось, и бытующее у следственных работников УРОПД мнение о том, что членами, руководителями преступных сообществ обязательно должны быть совершены тяжкие или особо тяжкие преступления. Тогда как согласно диспозиции ст. 210 УК РФ это требование не является обязательным и уголовное дело может быть возбуждено уже по факту создания преступной организации, объединения руководителей или членов таких организаций.

Чаще всего следственная практика УРОПД при УВД идет по пути вменения в вину данного преступления только как дополнительного эпизода преступной деятельности, в то время как статья 210 может быть и должна быть в обвинении основной. Положительный пример по УРОПД г. Новосибирска уже приводился.

Мало практических рекомендаций центральных органов по этой проблеме и поэтому работники прокуратуры не рискуют брать ответственность за необоснованное обвинение по этой статье.

Негативно отражается на эффективности борьбы с организованной преступностью вообще, а при расследовании преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФ особенно, практика освобождения привлекаемых лиц из-под стражи судом в порядке статьи 2202 УПК РФ.

Так, 18 января 1997 года сотрудниками УБОП при УВД Самарской области в гостинице “Утэп” на 23 км Московского шоссе был пресечен “воровской сход” российского уровня, в результате чего было задержано 60 “авторитетов” уголовной среды, представляющие все экономические регионы Российской Федерации. 20 января 1997 года Следственным управлением УВД Самарской области было возбуждено уголовное дело по ст.210 ч.1 УК РФ по факту создания преступной организации из
представителей ОПТ для

149

разработки планов и условий совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

20 февраля 1997 года приказом УВД Самарской области №197 была создана следственно-оперативная группа для расследования данного уголовного дела.

По ст.1 Указа Президента № 1226 были задержаны 5 участников сходки, которые однако 27 января 1997 г. Самарским районным судом они были освобождены из-под стражи.

Это привело к тому, что в ходе предварительного следствия достаточных доказательств причастности подозреваемых в организации преступного сообщества добыто не было, и в конечном счете уголовное дело прекращено по ст.208 УПК РСФСР за недоказанностью.

В основном, решение вопроса возбуждения уголовных дел по ст.210 УК РФ во многом зависит от субъективного отношения работников прокуратуры и понимания ими задач, связанных с этой проблемой. Уголовные дела по ст.210 УК РФ возбуждаются и квалифицируются с трудом и не всегда сразу после установления факта создания сообщества или организации.

Для повышения эффективности в борьбе с преступлениями, предусмотренными статьей 210 УК, кроме уже названных мер, должны быть, как представляется, предприняты следующие меры:

  • создать при Региональных управлениях следственные отделы, подчиненные следственному Комитету МВД России, осуществлявшие бы на местах процессуальное и методическое обеспечение расследования уголовных дел по организованной преступности;

  • организовать в структуре РУБОП региональные оперативно- поисковые и оперативно-технические подразделения, имеющих реальную возможность осуществления всего комплекса оперативно-технических мероприятий, способные самостоятельно, в полном объеме, производить их согласно Закону “Об оперативно-розыскной деятельности”, без
    необходимости

150

согласования тех или иных оперативно-технических мероприятий
с подразделениями ФСБ.

Особое внимание должно быть сосредоточено на:

  • организации выявления и разоблачения организованных преступных формирований, борьбе с бандитизмом, терроризмом, коррупцией, подрыву экономической основы организованных преступных сообществ, их разобщению;

  • повышении эффективности оперативной работы;

взаимодействии с подразделениями криминальной милиции территориальных и транспортных органов внутренних дел, обеспечении своевременной, всесторонней и качественной проверки оперативной информации, особенно при реализации материалов по делам оперативного учета, действуя при этом на основе согласованных со следственными аппаратами соответствующих планов;

  • продолжении активного и наступательного выявления и разоблачения организованных преступных групп;
  • внедрении в практику сводного планирования оперативно-розыскной работы в отношении преступного сообщества, обеспечении разработки и проведения комплекса дополнительных оперативно-технических, разведывательно-поисковых мероприятий на основе сводного плана ликвидации сообщества, целенаправленному осуществлению поэтапной реализации оперативных материалов на организаторов и участников преступных формирований;
  • активизации работы помощников руководителей субъектов Российской Федерации региона из числа действующего резерва, по выявлению фактов коррупции в органах государственной власти, пресечению проникновения организованной преступности в управленческие звенья экономики;

151

  • обеспечении соответствия материально-технического оснащения РУБОП-УБОП табельной положенности. Необходимо также, на наш взгляд:

  • создать федеральные межрегиональные прокуратуры, в состав которых входил бы представитель военной прокуратуры;

усовершенствовать систему обмена информацией между подразделениями, занимающимися борьбой с бандитизмом на территории региона и Российской Федерации в целом;

  • принять Федеральный Закон “О порядке легализации оперативных материалов, полученных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий» либо внести соответствующие положения в УПК РФ;

  • принять Федеральный Закон “О защите участников уголовного процесса “(охрана, изменение установочных данных, пластические операции, изменение места жительства и т.п).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подробные выводы и предложения по совершенствованию действующего законодательства, повышению эффективности деятельности правоохранительных органов, в том числе органов РУБОП - УБОП, УРОПД МВД РФ изложены во введении и главах диссертации.

Представляется, что их реализация позволит более эффективно бороться с организованной преступностью.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что с организованной преступностью, как социальным явлением, можно покончить лишь при наличии благоприятных политических, социальных и экономических условий.

Таким образом, предложения, содержащиеся в данной работе, могут быть направлены, прежде всего, на изменением законодательства и практики деятельности правоохранительных органов с тем, чтобы создать оптимальные условия для борьбы с организованной преступностью в современной ситуации.

Это, прежде всего, предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и законодательства об оперативно- розыскной деятельности. Они заключаются в создании дополнительных процессуальных гарантий прав потерпевших, свидетелей, иных участников уголовного процесса, содействующих расследованию преступлений, совершаемых организованными преступными формированиями. В целях расширения возможностей доказывания преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ и преступлений, совершаемых ОПФ, необходимо, на наш взгляд, регламентировать порядок введения в уголовный процесс результатов оперативно-розыскной деятельности, придав непосредственно

доказательственное значение результатам оперативно- технических

мероприятий.

153

Необходимо, как представляется, создать федеральную систему государственных органов, осуществляющих борьбу с организованными преступными формированиями в условиях, максимально исключающих возможности постороннего влияния. Это органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (ГУБОП-РУБОП-УБОП МВД), предварительное следствие (следственные отделы следственного комитета МВД РФ при ГУБОП и РУБОП, УРОПД при МВД-УВД субъектов Федерации), надзор за исполнением законов в деятельности органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью (Федеральные межрегиональные прокуратуры). Было бы целесообразно создать территориальные судебные составы Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации для рассмотрения уголовных дел об организации преступных сообществ и совершаемых этими сообществами преступлениях. В Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» могут быть внесены изменения, позволяющие органам, осуществляющим борьбу с организованной преступностью, иметь собственные изоляторы временного содержания и отделения в следственных изоляторах.

Необходимо обобщение практики и распространение положительного опыта изобличения преступных сообществ. В этих целях ГУБОП МВД РФ может быть придан статус координационно-методического центра правоохранительных органов по борьбе с организованной преступностью.

Наконец, целый ряд предлагаемых мер находятся за пределами уголовно- процессуальной и вообще правоохранительной деятельности и требует соответствующих решений органов законодательной и исполнительно власти.

154

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Акнича Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. Саратов, 1964.
  2. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.
  3. Альперт С.А., Стремовский В.А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. Харьков, 1957.
  4. Аргунова Ю.Н. Уголовно-правовые аспекты стратегии борьбы с наркотизмом. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М, Криминологическая Ассоциация, 1997.

  5. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. М.: 1978.

  6. Басков В.И. Прокурорский надзор при рассмотрении судами уголовных дел. М., 1982.
  7. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М: 1991.
  8. Безнасюк А, Абаков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроизводству (Зарубежный опыт, отечественные проблемы). //Российская юстиция, 1997, № 8.

  9. Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, 1969.

  10. Белавин А.А. Сроки при задержании лиц, подозреваемых в совершении преступления. //Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений в деятельности органов внутренних дел: Сборник научных трудов. Хабаровск, ВШ МВД СССР, 1989.

  11. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. В 3 т. М., 1979.
  12. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966.
  13. 155

  14. Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. М., 1973.
  15. Белозеров Ю.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1976.
  16. Бернам У. Суд присяжных заседателей. М., 1995.
  17. Блувштейн Ю.Д., Зырин М.И., Романов В.В.
    Профилактика преступлений. Минск.- 1986.
  18. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М, 1975.
  19. Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978.
  20. Бойков А.Д, Третья власть в России. М, 1997.
  21. Бурлаков В.Н. К вопросу о формировании региональной политики предупреждения преступности.
  22. Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1980.
  23. Быков В.М. Психологические аспекты применения технико- криминалистических средств при расследовании преступлений. //Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980.

  24. Быков В. Психологические основы расследования групповых и организованных преступлений. // “Следователь”, 1996, № 1.

  25. Быков В. Лидерство в преступных группах. //Законность, 1997, № 2.

  26. Быков Л.А., Маслов Н.В., Ремнев В.И. Законность возбуждения уголовного дела. М., 1967.

  27. Ванюшкин СВ. Некоторые вопросы разработки стратегии борьбы с преступностью в современных условиях. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., 1997.
  28. Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлениях. М. 1954.
  29. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981.

156

  1. Винберг А., Корухов Ю. Регламентация применения научно- технических средствУ/Социалистическая законность, 1983, № 11.
  2. Войцехович В.Э. О правовой базе борьбы с организованной преступностью. //Преступность и закон. М., 1996.
  3. Войцехович В.Э. Стратегические направления борьбы с преступностью у условиях переходного общества. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., 1997.

  4. Волжецкий Б. Провокация или оперативный эксперимент? //Законность, 1996, № 8.
  5. Волобуев А.Н. Организованная преступность в СССР // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: 1990.
  6. Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М., 1927.
  7. Гаврилов А.К., Закатов А.А. Очная ставка. Учебное пособие. Волгоград, 1978.
  8. Галиакбаров P.P. Групповое преступление.- Свердловск.- 1973.
  9. Галкин Е.Б. Социально-психологические механизмы соорганизации преступной среды. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М: 1990.
  10. Гасанов Э. Антинаркотизм: Международные тенденции и проблемы. // Законность.- 1996, № 8.
  11. Герасимов И.Ф. Начало расследования. //Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988.
  12. Герасимов И.Ф. Система процессуальных действий следователя.//Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1983.
  13. Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. М.: 1971.
  14. 157

  15. Громов В. Предварительное расследование по уголовным делам. М., 1930.
  16. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981.
  17. Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. М: 1974.
  18. Гуров А. От эмоций к фактам. // Социалистическая законность. - 1988, №10.
  19. А. Демин. Контракты в сфере оперативно-розыскной деятельности. //Российская юстиция, 1997, № 6.
  20. Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Саратов, 1982.
  21. Деятельность прокуратуры по предупреждению преступности. М.: 1971.
  22. Долгова А.И. Организованная преступность и направления борьбы с ней // Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью.-Москва-Кемерово, 1997.
  23. Долгова А.И., Дьяков СВ. Организованная преступность. Круглый стол издательства «Юридическая литература». М. - 1989. С.282.
  24. Доля Е. Закон об оперативно-розыскной деятельности // Российская юстиция, 1996, № 2.

  25. Донченко А.Е. Проявление организованной преступности в форме самоуправства. //Преступность и закон. М., 1996.
  26. Дорохов В.Я. Возбуждение уголовного дела как первоначальная часть стадии предварительного расследования в советском уголовном процессе. // «Ученые записки пермского ун-та», Т. X., вып. 4, 1955.
  27. Доспулов Г.Г, Оптимизация предварительного следствия. Алма- Ата, 1984.

158

  1. Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности. //Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды. Вып. 50 (Межвузовский сборник). Свердловск, 1976.

  2. Драпкин Л.Я. Решения следователя и тактические приемы в структуре процессуальных действий. //Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1983.

  3. Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений. //Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988.
  4. Дубровин В.А., Голубятников СП. Использование экономического анализа при расследовании преступлений. М.: 1981.
  5. Дугин А.Т. Особенности прокурорского надзора за законностью проведения неотложных следственных действий по делам о причинении телесных повреждений. //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. Материалы научно-практической конференции. М., 1992.

  6. Ерохин А.А., Короткевич Л.А., Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью. Криминологический и криминалистический аспекты. Учебное пособие. Караганда, 1993.

  7. Ефимова Г.Х. Роль СМИ в стратегии борьбы с преступностью. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., Криминологическая Ассоциация, 1997.

  8. Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием дел. М.: 1967.

159

  1. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М, 1968.

  2. Законы о прокуратуре стран СНГ и Балтии. М, 1995.

  3. Закатов А. А. О производстве первоначальных неотложных следственных действий. //Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988.

  4. Закатов А.А. О проблемах правового регулирования розыскной деятельности следователя. //Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений в деятельности органов внутренних дел: Сборник научных трудов. Хабаровск, ВШ МВД СССР» 1989.

  5. Закон РСФСР “О милиции”. // В сб. “Законы, указы, постановления, положения (1991-1993гг)”, Интерправо, 1993.
  6. Закон РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”. // В сб. “Законы, указы, постановления, положения (1991-1993гг)”, Интерправо, 1993.
  7. Злобин Г.А. Кризис законности и «научные» иллюзии. // США: экономика, политика, идеология. - 1970, №8.
  8. Зубаков В.П., Клипачев А.Д. Актуальные проблемы уголовно- правовой и уголовно-процессуальной политики России в сфере борьбы с организованной преступностью и возможные пути и способы их разрешения в современных условиях. //Преступность и закон. М., 1996.

  9. Ищенко Е.П. Классификация научно-технических средств, используемых на предварительном следствии. //Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980.
  10. Ищенко В. Краткое практическое руководство для народных следователей. М., 1925.
  11. 160

  12. Н. Капитонов Эксперимент или подстрекаемость? //Законность, 1996, №5.

  13. Карагодин В.Н. Использование данных о сокрытии преступления при производстве следственных действий. //Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1983.

  14. Карев Д.С, Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1967.

  15. Карнеева Л.М., Галкин И.С. Расследование преступлений группой следователей. М., 1965.
  16. Карпец И.И. Криминология. Современный период и задачи. II Советское государство и право - 1989, № 6.
  17. Кобликов А.С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства. М., 1979.
  18. Коваленко М.П. Основы советского уголовного судопроизводства. Л., 1925.
  19. Козусев А. Надзор за исполнением законов в оперативно- розыскной деятельности. //Законность, 1997, № 2.
  20. Козусев А. Законность применения научно-технических средств в оперативно-розыскной деятельности. //Законность, 1996, № 8.
  21. Колесниченко А.Н. О первоначальных (неотложных) следственных действиях при расследовании преступлений. //Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.1. Харьков, 1964.
  22. Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969.
  23. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., изд-во “Спарк”, 1995.
  24. Комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности”. /Отв. ред. А.Ю.Шумилов. М.: Вердикт-1М, 1997.
  25. 161

  26. Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре Российской Федерации” с приложением ведомственных нормативных актов. М., 1996.
  27. Комлев Б.Д. Использование в качестве доказательства информации, полученной до возбуждения уголовного дела. //Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики: Сборник научных статей. Москва - Кемерово: 1996.
  28. Конституция РФ. М., 1993.
  29. Королева М.В. Некоторые проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., Криминологическая Ассоциация, 1997.
  30. Кларк Р. Преступность в США. М. -1975.
  31. 91.Кудинов Л.Д. Пути усиления организующей роли следователя в раскрытии преступлений. //Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений в деятельности органов внутренних дел: Сборник научных трудов. Хабаровск, 1989.

  32. Кузнецов Н.В., Багаутдинов С.К. Контроль над легализацией преступных доходов в США // Вестник МГУ - Сер. 11. Право - 1997, №6.
  33. Кузнецова Н.Ф., Миньковский Г.М. Криминология: Учебник. М., 1998.
  34. Кузьменко Н.К. О понятии неотложных следственных действий при расследовании преступлений. //Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды. Вып.50 (Межвузовский сборник). Свердловск, 1976.
  35. Куклин В.И. Неотложные следственные действия. Казань, 1967.
  36. Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск: Филиал МГУ, 1994.
  37. 162

  38. Куцова Э.Ф. Следственные действия, обеспечение прав личности при их совершении. //Вестник МГУ, сер Л1, “Право”, 1991, № 1.
  39. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (предмет, цель, содержание). М., 1973.
  40. Кутушев В.Г. Методологические проблемы оценки эффективности деятельности следственных органов. //Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений в деятельности органов внутренних дел: Сборник научных трудов. Хабаровск, 1989.
  41. Ларин A.M. Истребование и представление предметов и документов в стадии расследования. //Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1982.

  42. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М., 1966.

  43. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970.
  44. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986.
  45. Леви А.А. Вопросы правовой регламентации применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве. //Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980.
  46. Леви А.А. Воскресенский В.В. Недостатки осмотра места происшествия как одна из причин следственных ошибок. //Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. М., 1988.

  47. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., “Новый юрист”, 1997.

  48. Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий. Учебное пособие. Киев, 1989.

163

  1. Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. М., 1966.

  2. Маевский В. Организованной преступности можно противостоять.// Законность - 1996, № 2.

  3. Макаров А. Доказательственное значение материалов применения научно-технических средств. //Социалистическая законность, 1979, №3.
  4. Марков В.А., Якимов В.Н. Недостатки на первоначальном этапе расследования по делам о некоторых тяжких преступлениях. //Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. М., 1988.
  5. Мартынчик Е.Г., Милушев Д.В. Предварительное производство в социалистическом уголовном процессе. Кишинев, 1986.
  6. Маляров М.П. Прокурорский надзора в СССР. М., 1973.
  7. Мартынович И.И. Некоторые вопросы возбуждения уголовного дела - «Ученые записки Белорусского ун-та. Серия юридическая». Вып. 34, 1957.
  8. Марченко Р.А. Опыт Германии по борьбе с организованной преступностью в современных условиях. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., Криминологическая Ассоциация, 1997.

  9. Махов В.Н. Прокурорский надзор за исполнением закона об использовании знаний сведующих лиц. //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. Материалы научно-практической конференции. М., 1992.
  10. Мирский Д.Я. О дальнейшем укреплении законности в стадии возбуждения уголовного дела - материалы теоретической
  11. 164

конференции, посвященной 50-летию Советской власти. Свердловск, 1968.

  1. Михаил енко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975.

  2. Михеев Р.И. Ответственность за посредственное исполнение в механизме правовых средств борьбы с организованной и групповой преступностью. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., Криминологическая Ассоциация, 1997.

  3. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью №
  4. М., 1990.
  5. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью №
  6. М., 1990.
  7. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью №
  8. М., 1992.
  9. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью №
  10. М., 1994.
  11. Нащекин Е. Свидетель или подозреваемый? // Следователь, 1996, № 1.
  12. Никитин А.Н. Организованная преступность в России в контексте геополитики. //Преступность и закон. М., 1996.
  13. Никифоров А.С. Что делать с организованной преступностью? //Законность, 1996, № 4.
  14. Никифоров А.С. Об организованной преступности на Западе и в СССР // Советское государство и право - 1991, № 4. С.48-57.
  15. Номоконов В.А. О правовой базе борьбы с организованной преступностью. //Преступность и закон. М., 1996.

  16. Облаков А.Ф. Некоторые вопросы теории и практики задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. //Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений
    в

165

деятельности органов внутренних дел: Сборник научных трудов. Хабаровск, 1989.

  1. Образцов В.А. Теоретические и методологические предпосылки криминалистического изучения первоначального этапа расследования. //Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988.

  2. Осмотр места происшествия. Справочник следователя. М, 1982.
  3. Основы борьбы с организованной преступностью. / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М, 1996.
  4. Ответственность за преступления, совершенные в составе организованных групп. Методические рекомендации по применению норм УК РФ. М.: 1997.

  5. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии. Методическое пособие. М., 1988.

  6. Павлухин Л.В. Расследование в форме дознания. Томск, 1979.

  7. Палиашвили А.Я. Использование звукозаписи, киносъемки и стенографии в уголовном процессе. //Советское государство и право, 1971.

  8. Панкратов В.В. Борьба с преступностью: концепция-доктрина- политика-стратегия-программа-план мероприятий. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., 1997.
  9. Полегаев С.Н., Жук О.Д. Оптимизация системы управления подразделениями по борьбе с организованной преступностью в современных условиях // Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью.- Москва-Кемерово, 1997.
  10. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973.

166

  1. Постановление ВС РСФСР от 18.04.1991 г. “О порядке введения в действие Закона РСФСР “О милиции”. / В сб. “Законы, указы, постановления, положения (1991-1993гт)”, Интерправо, 1993.

  2. Постановление ВС РФ от 10.02.1993 г. “О внесение изменений в п.2 постановления ВС РСФСР “О порядке введения в действие Закона РСФСР “О милиции”./ В сб. “Законы, указы, постановления, положения (1991-1993гг)и, Интерправо, 1993.

  3. Постановление ВС РФ от 13.03.1992 г. “О порядке введения в действие Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”./ В сб. “Законы, указы, постановления, положения (1991-1993гг)”, Интерправо, 1993.

  4. Постановление ВС РФ от 23.12.1992 г. “Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации”. / В сб. “Законы, указы, постановления, положения (1991-1993 гг)”, Интерправо, 1993.
  5. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.05.1995 г.//Собрание законодательства РФ, 1995, № 19. С.1764.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.04.1984 г. № 2 “О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования”.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.1993, № 9 “О судебной практике по длеам о бандитизме”
  8. Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. / В сб. “Законы, указы, постановления, положения (1991- 1993гг)”, Интерправо, 1993.

167

  1. Положение о милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации. / В сб. “Законы, указы, постановления, положения (1991-1993гг)”, Интерправо, 1993
  2. Положение о Министерстве внутренних дел РФ. Утверждено Указом Президента РФ от 18.07.1996 г. № 1039 //Российская газета. 31.07.1996.
  3. Приказ Генерального прокурора РФ от 17.05.1995 г. № 32, министра внутренних дел РФ от 12.05.1995 г. № 139, директора Федеральной службы безопасности РФ от 18.05.1995 г. № 73 и директора Департамента налоговой полиции РФ от 22.05.1995 г. №
  4. Об утверждении Положения о совместных следственно- оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп.
  5. Приказ Генерального прокурора РФ от 09.08.1996 г. № 48. Об организации надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”
  6. Приказ Генерального прокурора РФ от 09.04.1996 г. № 24. О разграничении компетенции территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур.
  7. Приказ Генерального прокурора РФ от 21.05.1996 г. № 28. О серьезных недостатках в работе прокуратуры Московской области по организации надзора за расследованием и раскрытием преступлений”
  8. Приказ Генерального прокурора РФ от 30.11.1993 г. № 39 Об улучшении организации работы по внедрению технико- криминалистических средств и научно-обоснованных методов в расследовании преступлений.
  9. 168

  10. Приказ Генерального прокурора РФ от 18.06.1997 г. № 31 Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием.

  11. Проект УПК РФ //Юридический вестник. 1995, №31.

  12. Проблемы государственно-правовых реформ в странах содружества независимых государств. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью № 148. М., 1994.

  13. Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции. М., 1995.

  14. Прокуратура Российской Федерации (Концепция развития на переходный период). М., 1994.

  15. Ривлин А., Альперт С, Бажанов М. О доказательствах в советском уголовном процессе. //Социалистическая законность, 1963, № 9.
  16. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. М: 1997.
  17. Савицкий В.М. Теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М, 1975.
  18. Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М. 1959.
  19. Салтевский М.В. Современные проблемы собирания доказательственной информации техническими средствами. //Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980.

  20. Самонов А.П. Психология преступных групп. Пермь, 1991.
  21. Сафонов В.Н. Иммунитеты от уголовной юрисдикции и принципы равенства перед законом. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., Криминологическая Ассоциация, 1997.
  22. 169

  23. Селезнев М. Взаимодействие следователей и органов дознания. //Следователь, 1996, № 1.
  24. Селиванов Н., Леви А. Правовая регламентация применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве. //Социалистическая законность, 1979, №11.
  25. Селиванов Н.А., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. М.: 1969.
  26. Сергеев А. Уголовно-процессуальное задержание // Социалистическая законность, 1975, № 11.
  27. Сибиряков С.Л. К вопросу о соблюдении прав человека в условиях социально-экономической жизни крупного города. //Преступность и закон. М, 1996.

  28. Скобликов П.А. Участие организовананой преступности в истребовании долгов по заказам кредиторов. М, 1996.

  29. Следственные действия. Свердловск, 1973.

  30. Собянина СВ. Проблемы борьбы с организованной экономической преступностью. //Преступность и закон. М, 1996.

  31. Соловьев А.Б. Причины следственных ошибок . //Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. М., 1988.

  32. Соловьев А.Б., Якубович Н.А. К вопросу о концепции обеспечения функции уголовного преследования. //Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики: Сборник научных статей. Москва - Кемерово: 1996.
  33. Соловьев А.Б. Прокурорский надзора за законностью нормативных актов МВД и УВД субъектов федерации по вопросам дознания и предварительного следствия. //Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики: Сборник научных статей. Москва -Кемерово: 1996.
  34. 170

  35. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М: 1986.
  36. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерво. - 1997.
  37. Сорокотягин И.Н. Специальные познания в расследовании преступлений. Ростов, 1984.

  38. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955.
  39. Стукетов А. Убийства по найму. //Законность, 1997, № 15.
  40. Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие. Пособие для следователей. М., Госюриздат, 1955.
  41. Терешонок А.Я., Епихин А.Ю., Востриков П.И. Организованная преступность в Вооруженных Силах России и некоторые вопросы стратегии борьбы с ней. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., Криминологическая Ассоциация, 1997.
  42. Ткачев И., Миненок М. Объединения преступников: формы и специфические признаки. // Социалистическая законность.- 1991, №12.
  43. Токарева М.Е. Организация надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. Материалы научно-практической конференции. М., 1992.

  44. Токарева М.Е. Правовая регламентация соединения и выделения уголовных дел. //Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики: Сборник научных статей. Москва - Кемерово: 1996.

  45. Токарева М.Е. Полномочия прокурора в сфере оперативно- розыскной деятельности. //Современные проблемы уголовного права,

171

процесса и криминалистики: Сборник научных статей. Москва - Кемерово: 1996.

  1. Уголовный кодекс РФ. М., 1997.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1997.
  3. Указ Президента РФ о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. //Следователь, 1996, № 1.

  4. Укрепление законности в деятельности следователей в свете Конституции СССР. Тезисы выступлений на научно-практической конференции. М., 1979.

  5. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.98\5 г.

  6. Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации” от 17.11.1995 г.
  7. Федеральный закон от 21.12.1996 г. “О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР’УРоссийская газета, от 25.12.1996 г.
  8. Федеральный закон от 18.07.1997 г. № 101-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О государственной охране” и Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. /Собрание законодательства Российской Федерации от 21.07.1997 г., №29.
  9. Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации (проблемы осуществления в условиях правовой реформы): дисс… доктора юридических наук. - М., 1997.
  10. Халиулин А.Г. Борьба с преступностью и функции прокуратуры России. //Преступность и закон. М., 1996.
  11. Халиулин А.Г. О системе правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью // Современные проблемы уголовного права, уголовного
    процесса,
  12. 172

криминалистики, прокурорского надзора. Москва-Санкт-Петербург- Кемерово, 1998.

  1. Хлобустов О.М. О стратегии борьбы с терроризмом. // Стратегия борьбы с преступностью в современных условиях. М., Криминологическая Ассоциация, 1997.
  2. Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. Л., 1962.
  3. Чувилев А.А. Процессуальная форма освобождения от уголовной ответственности по специальным основаниям. //Проблемы предварительного следствия и раскрытия преступлений в деятельности органов внутренних дел: Сборник научных трудов. Хабаровск, 1989.
  4. Чувилев А.А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых- Социалистическая законность, 1973, № 10.
  5. Шабалин В.Е. Документальная фиксация и формирование доказательств. //Теоретические проблемы криминалистической тактики. Свердловск, 1981.

  6. Шапиро Я.С. Влияние следственного управления прокуратуры области на повышение качества неотложных следственных действий. //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. Материалы научно- практической конференции. М., 1992.
  7. Шейфер С.А. Следственные действия: система и процессуальная форма. М.: 1981.
  8. Шейфер С.А. Собирание доказательство в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. Саратов, 1986.
  9. Шейфер С.А. Структура и общая характеристика следственных ошибок. //Вопросы укрепления законности и устранения
  10. 173

следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов. М, 1988. 209. Шульга В.И. Региональная
преступность и ее исследование. //Преступность и закон. М., 1996.

174