lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Дармилов, Александр Михайлович. - Установление объективных и субъективных признаков преступления как предмет доказывания в процессе расследования незаконного оборота наркотиков: Теоретические и тактико-методические аспекты : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 1998 253 с. РГБ ОД, 61:99-12/269-X

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КРАСНОДАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

Дармилов Александр Михайлович (“ ,/_«—*-—^г—-

УСТАНОВЛЕНИЕ ОБЪЕКТИВНЫХ И СУБЪЕКТИВНЫХ

ПРИЗНАКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ КАК ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ

В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА

НАРКОТИКОВ

(теоретические и тактико-методические аспекты)

Специальность 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика; теория оперативно- розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: Заслуженный деятель науки Кубани, доктор юридических наук, профессор Г.МчМере![г\крв

Краснодар 1998

2’ИСХ. Jbfyj-rt

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

ГЛАВА 1. Криминалистическая характеристика преступлений нарко бизнеса как предмет доказывания (объективные и субъективные при знаки, характеризующие состав преступления) 12

§ 1. Структура криминалистической характеристики, некоторые аспекты изучения проблемы предмета доказывания, его исходные тео ретические положения 12

§ 2. Объективные признаки, характеризующие состав преступ ления как элемент предмета доказывания 46

§ 3. Субъективные признаки, характеризующие состав преступ ления как элемент предмета доказывания 98

ГЛАВА 2. Расследование преступлений, связанных с незаконным обо ротом наркотиков 135

§ 1. Процесс расследования преступлений, связанных с незакон ным оборотом наркотиков 135

§ 2. Обстоятельства, подлежащие доказыванию на первоначаль ном и последующем этапах расследования 145

Заключение 231

Библиография 239

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. По решению Организации Объеди- ненных Наций мировая общественность 26 июня 1992 года отметила Международный день борьбы против наркомании и незаконного оборота наркотиков.

Осознание опасности распространения наркотических средств и психо- тропных веществ привело к разработке Конвенции 1988 года и принятию 17-й специальной сессией Генеральной Ассамблеи ООН Всемирной программы действия по международному сотрудничеству в борьбе против этого социального зала. Установление Дня борьбы с наркотиками означает стремление мирового сообщества привлечь внимание жителей планеты к решению этой проблемы. Угроза наркомании приобрела, без всякого преувеличения, глобальный политический, экономический и социальный аспекты.

Доходы преступных организаций, которые производят и распространяют наркотики по всему миру, достигают 600 миллиардов долларов в год. Для сравнения следует отметить, что в конце 80-х годов эксперты ООН оценивали выручку от продажи наркотиков в 500 миллиардов долларов.

Каждый год фиксируется рост преступлений, связанных с наркобизнесом (на 20-30%).

Растут групповые преступления, связанные с наркотиками, они носят более организованный характер и устойчивые межрегиональные связи, существенно влияют на дестабилизацию нашего общества. Это диктует необходимость перейти от экстенсивных к интенсивным формам исследования организованной преступности в наркобизнесе, развитию и усилению роли эмпирического материала, опережающей разработке добротных методик анализа и прогнозирования роста преступлений, связанных с наркобизнесом. Ибо без фундаментальных исследований еще непознанных закономерностей функционирования и развития механизмов совершения рассматриваемых нами преступлений, малоэффективна и деятельность правоохранительных органов по их раскрытию, расследованию и предупреждению. Более того, сама криминалистика, уголовно-процессуальное законодательство нуждаются сегодня в объективной

4

оценке и достоверной прогностической оценке их развития, чтобы на их основе определить наиболее перспективные направления деятельности правоохранительных органов,

В связи с этим назрела необходимость в углубленном анализе следствен- но-судебной практики, связанной с исследуемой проблематикой, и даче научно обоснованных рекомендаций по расследованию и предупреждению этих преступлений.

Раскрытие и расследование преступлений по наркобизнесу сопряжены со значительными трудностями. Они обусловлены спецификой борьбы с дан- ным видом преступлений, его групповым характером, изощренностью способов, механизмов их совершения и сокрытия, многоэпизодностью преступного поведения. Проблематика, связанная с организованными группами, так достаточно хорошо и не изучена, а богатый эмпирический материал по этому виду преступлений, накопленный уголовным правом, криминологией, уголовным процессом и криминалистикой, пока еще не объединен в рамки строгой научной теории. Это препятствует поиску научно обоснованного решения рассматриваемой нами проблемы. Кроме того, из-за недостаточной изученности и наличия большого числа спорных вопросов в теории и практике уголовного процесса, а также тактике и методике расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом преступных сообществ, именно эти виды преступлений становятся наиболее опасными для общественной безопасности.

Все изложенные выше соображения обусловливают, с нашей точки зре- ния, актуальность темы данного диссертационного исследования и ее выбор.

Современное состояние проблемы. Проблематика наркотизма междис- циплинарна. Она может изучаться с точки зрения медицины, биологии, социологии, социальной психологии, криминологии, административных и уголовно-правовых наук, криминалистики. Первые отечественные исследования относятся к началу XX века (И. Левитов, Л.Сикорский). В первые послереволюционные годы исследованием этой проблемы занимались А.А. Гернет, А.С. Ше-ломович (1917) и др. В этот период времени преобладало медицинское изуче-

ние наркотизма (М.Г. Белоусова, Г.М. Богомолов, П.П. Веденский, М.В. Шко-нен, В.В. Корсаков и др).

В конце 30-х - начале 40-х годов наркотизм в России (и СССР) стал все

Ш реже и реже привлекать внимание науки и общественности. Не последнюю

роль в этом сыграло не столько уменьшение масштабов потребления наркоти- ческих средств, сколько наложение официального запрета на проблематику наркотизма, впрочем, как и многих других негативных социальных явлений. Тем не менее в 70-е годы после принятия Указа Президиума Верховного Совета РСФСР «Об усилении борьбы с наркоманией» научный интерес к этой проблеме вновь активизировался.

В этот период времени, а также в последующие годы развертывается активное изучение уголовно-правовых вопросов, связанных с наркотизмом (А.Н. Анисимов, В. Ераскин, М.Г. Икрамова, К.А. Карпович, К.Ш. Курманов,

ф В.Н. Смитиенко, В.М. Фокин, М.Л. Хоменкер и др.). Продолжает углубляться

изучение медицинских аспектов проблемы (Э.А. Бабаян, В.В. Боринович, Н.К. Боровикова, Д.Н. Казиева, Л.Т. Киселева, И.Л. Пятницкая, И.В. Стрельчук и др.). С середины 60-х годов научный и общественный интерес к проблеме наркотизма возрождается, вновь углубляется уголовно-правовая тематика исследований (Т.А. Боголюбова, И.Н. Дружинин, Д.С. Джендиери, Н.А. Мирошниченко, А. Реджепов, Н.С. Хруппа и др).

Появились работы, посвященные вопросам раскрытия, расследования и

ф предупреждения преступлений, посягающих на правила обращения с наркоти-

I ками, порядка назначения и осуществления принудительного лечения потре-

бителей наркотических средств, организации прокурорского надзора за со- блюдением законов, регулирующих борьбу с наркотизмом (В.В. Кульков,

ii М.М. Кадыров, А.Н. Саронов, Ш.И. Михайлов, Н.М. Белякин, Л.П. Николаева,

№( Г.В. Антонов-Романовский, В. Донцов, Г.М. Меретуков, А.А. Музыка,

Ш.Н. Галиулин, С.Н. Пономарев, В. Горобцов, Иржи Марек, Ю.М. Юбко и др.). Расширяются исследования криминологических проблем наркотизма

0$ (З.Х. Абазов, М.М. Бабаев, СВ. Бородин, P.M. Готлиб, Л.И. Романова,

Н.Ф. Кузнецова, А.Б. Сахаров, П.Н. Сбирунов, В.Н. Смитиенко, В.И. Омигов,

6 В.М. Пирогов, И.Г. Яковлева, А.Е. Якубов и др.).

Начаты региональные исследования наркотизма (Н.Т. Алиев, Т.Д. Боголюбова, P.M. Готлиб, С.А. Данильян, Л.И. Романова, К.Ш. Курманов, Г.Е. Мар-тынчик и др.).

Не остались без внимания ученых и вопросы, связанные с распростране- нием в обществе потребления иных одурманивающих средств, по своей природе не являющихся наркотическими (Ю.Б. Леонтьев).

В 1987-1990 годы в административное, уголовно-правовое и процессу- альное законодательство были внесены значительные изменения, на наш взгляд, способствующие активизации борьбы с наркоманией. Однако степень положительного влияния этого факта на предупреждение правонарушений в сфере наркобизнеса пока научно не выявлена.

Ранее проведенные научные исследования, направленные на уголовно- процессуальные и криминалистические проблемы, явно недостаточны и устарели. За прошедшие десятилетия в развитии наркотизма фиксируются существенные изменения, которые требуют объяснения. Кроме того, принципиально важно отметить, что все проведенные ранее исследования наркотизма замыкались на уровне изучения конкретного поведения потребителей наркотических средств.

Объектом исследования являются как собственно преступления, свя- занные с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, осуществляемые преступными сообществами, так и связанные с этим проблемы уголовно-процессуального характера, криминалистические аспекты теории и практики борьбы с данной категорией преступлений. К предмету нашего исследования относятся процессуальные и криминалистические особенности указанных преступлений. На этой основе нами уточнены и введены дополнительные элементы криминалистической характеристики, объективные и субъективные признаки, характеризующие состав рассматриваемых преступлений как элемент предмета доказывания и как процесс их расследования. Кроме того, в предмет исследования нами включены разработка тактики и методики расследования всех этапов преступлений, связанных с наркобизнесом, пути и

7

способы доказывания на первоначальном и последующем этапе предварительного расследования.

Целью настоящего диссертационного исследования является разработка некоторых новых понятий (элементов) криминалистической характеристики наркобизнеса, установление объективных и субъективных признаков, характеризующих состав рассматриваемой категории преступлений как элемент предмета доказывания, а также разработка тактики и методики расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом с учетом криминалистического анализа ситуации и прогнозирования их развития, формулирование их основных положений. В этой связи ставятся следующие задачи исследования:

1) проанализировать уголовно-процессуальное законодательство, про блемы борьбы с наркобизнесом, преступными группами (сообществами) в России и установить пути совершенствования законодательства, связанного с расследованием этого вида преступлений;

2) рассмотреть криминалистические проблемы с учетом специфики дан- ной категории преступлений, для чего разработать криминалистическую характеристику наркобизнеса и некоторые аспекты проблемы предмета доказывания. 3) 4) определить место объективных и субъективных признаков, характеризующих состав рассматриваемой категории преступлений, как элемент предмета доказывания, а также и в процессе расследования. 5) Методологической и теоретической основой предпринятого исследо- вания послужили Указы Президента, постановления Правительства, директивы и указания МВД России и другие директивные материалы. Основополагающим методом исследования является диалектико- материалистическии метод научного познания социальной действительности. В качестве частных методов научного исследования использовались исторический, логический, системно-структурный, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, статистический методы. При этом активно использовались уголовно-процессуальное законодательство РФ, Законы РФ «О милиции», «Об оперативно- розыскной

8

деятельности в РФ», «О прокуратуре России», «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» и другие, а также теоретические основы таких наук, как уголовный процесс, криминалистика и оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел России и труды ученых:

по теории уголовного процесса - В.Н. Григорьева, С.С. Строговича, А.Ф. Байкова, Т.Н. Добровольской, A.M. Ларина, В.А. Банина, М.С. Шейфера, А.И. Трусова, Д.П. Котова, А.А. Чувилева и др.;

общетеоретические работы криминалистов Т.В. Аверьяновой, Р.С. Бел- кина, А.И. Винберга, И.М. Лузгина, Г.М. Меретукова, И.Ф. Пантелеева, Н.А.Селиванова, В.Е. Корнаухова, Ю.Г. Корухова, В.Я. Колдина, Г.Г. Зуйкова, А.А. Закатова, В.И. Попова, А.В. Дулова, Н.И. Порубова, Ф.В. Глазырина, В.А. Образцова, Ю.И. Ильченко, А.А. Хмырова, А.А. Эйсмана, Е.Р. Российской;

по вопросам методики расследования - работы B.C. Бурдановой, И.Е. Бы- ховского, А.Н. Васильева, В.К. Григорьева, В.Г. Танасевича, Н.П. Яблокова, Л.А. Винберга, В.П. Лаврова, Г.М. Меретукова, А.И. Возгрина, И.Ф. Герасимова, В.Д. Грабовского, Л.Я. Драпкина, А.А. Закатова, В.Д. Зеленского, А.А. Леви, И.М. Лузгина, А.Р. Ратинова, Б.П. Смагоринского, В.В. Степанова, А.Г. Филиппова, Б.М. Шавера, Н.Г. Шурухнова, И.Н. Якимова, В.И. Януш-ко и др.

Диссертантом использовались также положения наук психологического цикла. В этих целях изучались труды: по общей психологии - С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, В.Г. Асеева, А.А. Бодалева, М.И. Бобневой, B.C. Анциферовой, В.П. Зинченко, В.И. Ковалева, В.А. Ухтомского, В.П. Симонова, М.Г. Ярошевского, П.М. Якобсона; по юридической (правовой) психологии -работы А.Р. Ратинова, В.Л. Васильева, И.С. Шахриманьяна, М.М. Кочетова, В.Ф. Пирожкова и др.

В работе также использованы исследования зарубежных философов, ме- диков, психиатров, наркологов и психологов (Кальман Кульчар, Радомир Лукич, Э.А. Бабаян, М.Г. Белоусовой, В.В. Гульдана, Э.Э. Эвартау, В.В. Иванова, И.Н. Пятницкой и др.).

Положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в настоящей работе,

9

основываются на результатах обобщения следственной, судебной практики, материалов дознания органов внутренних дел и таможенных органов. Эмпи- рическую базу научного исследования составили результаты изучения и обоб- щения 373 уголовных дел и интервьюирования практических работников пра- воохранительных органов и таможенной службы, а также других лиц, имеющих отношение к расследованию дел данной категории преступлений (участников преступных сообществ - 86 чел., их родственников - 68 чел., знакомых жертв преступления, непосредственных свидетелей - 96 чел., руководителей оперативно- розыскных подразделений - 108 чел., следователей и руководителей следственных подразделений - 98 чел., прокуроров - 24 чел., судей - 78 чел., сотрудников исправительных учреждений - 38 чел., адвокатов - 58 чел.

Предложенный автором ‘методический подход, разнообразная информация, полученная из различных источников, дополняющая и подкрепляющая друг друга, составили фактографическую и фактологическую базу исследований, обеспечили достаточную достоверность и обоснованность выводов и предложений.

*?

Научная новизна и теоретическая значимость диссертационного ис- следования состоит прежде всего в определении приоритетных направлений борьбы с наркобизнесом. Даны типичные признаки наркобизнеса и источники получения информации о них в ходе расследования, а также специфические особенности тактики использования информации, полученной процессуальным путем, на первоначальном и последующем этапах расследования, как предмет доказывания; предложена новая классификация объективных и субъективных признаков, характеризующих составы преступлений, связанных с наркобизнесом, как предмет доказывания в процессе расследования данной категории преступлений.

Стремление соискателя к комплексному исследованию проблемы оправ-

,! I’

дано тем, что получение максимальной доказательственной информации из

минимума обнаруженных на месте преступления или в ходе расследования

Ф данной категории преступлений ‘материальных следов создает благоприятные

возможности для раскрытия преступления и одновременно заставляет органы

10

предварительною расследования самостоятельно использовать знание других наук. В рамках такого подхода сформулировано понятие собирания доказательств по делам данной категории преступлений как комплексного отражения следов изучаемого события; дана характеристика факторов, определяющих эффективность этой деятельности; выявлена внутренняя структура собирания доказательств, охватывающая поисковые, познавательные, удостоверительные и правообеспечительные операции; по-новому определена сущность фиксации доказательств, разработана структура предмета доказывания, показана единая правовая природа и общность процессуальной формы способов собирания до- казательств на предварительном расследовании.

Сказанное в значительной степени определяет и практическую зна- чимость проделанной диссертантом работы.

В сфере правоприменительной деятельности она состоит в том, что в ней разработан ряд теоретических и практических рекомендаций, направленных на улучшение практики применения уголовно- процессуального законодательства.

Автором разработан комплекс конкретных предложений по совершенст- вованию деятельности правоохранительных органов.

Для нормотворческой деятельности практическая значимость исследова- ния заключается в предложениях диссертанта, относящихся к дальнейшему совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и других нормативных актов по усилению борьбы с наркобизнесом. В учебном процессе указанные моменты реализуются включением в учебный процесс юридических вузов или факультетов учебных заведений МВД РФ при преподавании курса уголовного процесса и криминалистики.

На защиту выносятся следующие положения, апробированные в про- цессе выполнения диссертационного исследования:

1) объективные и субъективные признаки, характеризующие состав преступления как элемент предмета доказывания, и закономерности их установления в процессе расследования преступлений данной категории; 2) 3) организационные, тактические и методические вопросы использования специальных познаний в борьбе с наркобизнесам; 4)

и

3) собирание доказательств как деятельность, реализуемая в аспекте оп- ределенных законом новых познавательных задач и новых условий процессуальной деятельности. Способом собирания доказательств являются следственные действия. Взаимосвязь норм, регулирующих производство следственных действий, общность их юридической конструкции, равное подчинение принципам судопроизводства, необходимость сочетания следственных действий в практике доказывания позволяют рассматривать их совокупность как органи- зованную систему. Упорядочение системы следственных действий раскрывается через классификацию составляющих ее элементов по наиболее существенным основаниям - особенностям подлежащих отображению следов.

Апробация результатов исследования. Теоретические и практические положения концепции изложены автором в шести научных работах, из нх не- посредственно по теме диссертации - в трех работах. Кроме того, соискатель выступал на Всероссийской рабочей встрече по проблемам борьбы с наркобизнесом и контрабандой наркотиков (1997 г.), на научно-практических конференциях (1997 и 1998 гг.) в Краснодаре, Нальчике и Майкопе, на расширенных координационных совещаниях по проблемам уголовного судопроизводства ГУВД Краснодарского края, МВД Республики Адыгея, Кабардино-Балкарской и Карачаево- Черкесс’кой республик, а также семинарах и совещаниях следователей и работников оперативно-розыскных служб.

Основные идеи диссертационного исследования реализованы в публика- циях в печати (более 9 п.л.). Положения диссертации используются в информационно-аналитической работе Управления по незаконному обороту наркотиков МВД РФ, в учебном процессе вузов МВД Российской Федерации.

Структура диссертации обусловлена кругом исследуемых проблем и состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, выводов и предложений, заключения, библиографии и приложений. Диссертация выполнена в объеме, соответствующем требованиям ВАК России.

12

ГЛАВА 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ПРЕСТУПЛЕНИЙ НАРКОБИЗНЕСА КАК ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ

(ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ,

ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ)

§ 1. Структура криминалистической характеристики, некоторые аспекты изучения предмета доказывания, его исходные теоретические положения.

Проблемы доказывания занимают одно из центральных мест в кримина- листической и уголовно-процессуальной теории. К ним обращались многие авторы, которые опубликовали монографии и исследования, внесшие существенный вклад в развитие теории доказательств на основе современной методологии1.

Проблемы доказывания неисчерпаемы и, несомненно, еще немало во- просов ждут своего решения. Об этом свидетельствуют, в частности, работы последних пет2.

Как и правовая наука в целом, теория уголовно-процессуальных до- казательств опирается на принципы диалектики, в силу которых каждое положение берется: а) исторически; б) лишь в связи с другими; в) лишь с конкретным опытом истории.

’ См.: Арьсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. М., 1964; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М. 1966; Белкин Р.С, Винберг А.И. криминалистика и доказывания. М., 1966; Винберг А.И., Миньковский Г.М.,Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1956; Грошевой Ю.М. Проблемы формирования судейского убеждения в судопроизводстве. Харьков, 1975; Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969; Лузгин И.М. Методические проблемы расследования. М.,1973; Мотовиловкер Я.О. Установление истины в советском уголовном процессе. Ярославль, 1973; Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., 1971; Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М., 1961; Старченко А.А. Логика в судебном исследовании. М., 1958; Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М., 1973. Глава 3; Строгович M.С. Эстетические вопросы учения о доказательствах - 13 кн. Проблемы судебной практики. М. 1074; Он же. Курс советского уголовного процесса, том 1, часть 2, М., 1968; Он же. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955; Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973; Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., I960; Шаламов М.П. Теория улик. М., I960; Хмыров А.А. Основы теории доказывания. Краснодар, 1981 и др.

:См Ларин A.M., От следственной версии к истине. М., 1976; Лупинская П.А. Решение в уголовном судопроизводстве. М., 1976; Фаткуллин Ф.II. Общие проблемы процессуального /юказывания. Казань, 1976.

13

На протяжении многих лет широко распространенным являлось раз-. граничение предмета исследования теории доказательств и криминалистики1. Однако интенсивное развитие законодательства отвергло бытовавшее ранее суждение о неподвижной границе между доказательственным правом и криминалистикой. Следует согласиться с выводами Г.Ф. Горского и других авторов по этому поводу4. Комплексное исследование проблем теории доказательств силами процессуалистов и криминалистов - важная гарантия дальнейшего развития доказательственного права, теории и практики доказывания5.

Косвенные доказательства имеют существенное значение по рассмат- риваемой категории дел, особенно когда установлена их связь с доказываемыми положениями”.

Достижения криминалистики обогащают теорию доказательств исследо- ваниями новейших тактических, методических и технических приемов об- наружения и использования доказательств. Дальнейшее развитие криминалистики - обобщение процессуальной практики собирания доказательств, учет новейших достижений теории доказательств.

По мнению многих ученых-юристов, доказывание есть процесс уста- новления истины в судопроизводстве, ее познание, обоснование представлений о ее содержании7.

В литературе нет единого определения доказывания. М.С. Строгович говорит о процессе доказывания, понимая под ним совокупность действий следователя и суда по использованию доказательств в целях установления существенных для дела фактов8. М.М. Гродзинский определял доказывание как «действие следственно-судебных и прокурорских органов по собиранию,

’ Горский Г.Ф., Кокарев Л.Д., Элъкинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 50-51.

4Горский Г.Ф. и др. Указ. раб. С. 51-53.

’ Винберг А.И. Теория судебных доказательств в науке судебной криминалистики // Советское государство и право. 1977. № 12. С. 71.

(> Хмыроп А.А теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делах. Автореф. дне… д-ра юрид. наук. М., 1980. СМ.

7 См.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С. 14.

s См.. М.С. Строгович Уголовный процесс. М., 1946. С. 121; Курс советского уголовного процесса. М.. 1958. С. 163.

14

закреплению и оценке доказательств»0, Э.С. Зеликсон - как сложную деятельность следственно-прокурорских и судебных органов по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью отыскания объективной истины”1.

А.М.Ларин считает, что «доказывания - это осуществляемая в особых установленных законом формах сложная деятельность следователя, прокурора, суда, а также привлекаемых или допускаемых ими других участников (субъектов) уголовного процесса, которая состоит в исследовании фактов для познания обстоятельств дела в целях осуществления определенных законом задач советского уголовного судопроизводства»”.

В других выражениях, но, по существу, так же он определяет доказы- вания и в других работах13. Процессом установления фактов называет доказывания А.И. Трусов13. В.Д. Арсеньев понимает под доказыванием «направляемую и регулируемую в определенных пределах уголовно- процессуальным законом деятельность суда, прокурора и других органов и лиц по собиранию, исследованию и оценке доказательств в целях установления фактических обстоятельств по уголовному делу». Аналогично определяет доказывания Г.М. Миньковский”.

Весь процесс доказывания - логический процесс, при помощи которого лицо, проводящее дознание, органы предварительного следствия и суд приходят к выводу о существовании или несуществовании тех или иных факторов, явлений, действий, отношений, связей и т.п. Как логический процесс, доказывания - процесс мышления, единый в своей сущности, независимо от предмета мыслительной деятельности.

’ См.: Гродзинекий М.М. Государственный обвинитель в советском суде. 1954. С. 136.

’” СМ.: Зеликсон Э.С. Процесс доказывания при расследовании и рассмотрении уголовных дед 7 Труды Казахскою госуниверситета, Сер. Юридическая. Т. 2. 1956. С. 12.

” См.: Ларин A.M.. Доказывания на предварительном расследовании в советском уголовном процессе. Дисс. канд. юрид. наук М.. 1961. С. 9.

12 См.: Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. M., 1966. С. 17.

п См.: Трусов Л.И. Основы теории судебных доказательств. М., I960. С. 8.

14 См.: Миньковский Г.М. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1966. С. 17.

15

Говоря о единстве процесса мышления, К. Маркс указывал: «Так как процесс мышления сам вырастает из известных условий, сам является естественным процессом, то действительно постигающее мышление может быть лишь одним и тем же, отличаясь только по степени, в зависимости от зрелости развития, следовательно, так же от развития органа мышления. Все остальное -вздор»”.

Процесс мышления неразрывно связан с процессом познания. Познание не может существовать, если лицо, производящее дознание, органы предварительного следствия и суд не способны рассуждать, представлять себе процесс отражения объективной действительности в представлениях, суждениях, понятиях. Развитие познания от ощущения к мысли представляется процессом диалектическим и предельно кратко определен ленинской формулой: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике - таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности»”’.

Следователь, лицо, производящее дознание, суд, устанавливая при по- мощи доказательств обстоятельства дела, переходят от чувственного восприятия отдельных фактов, признаков, свойств тех или иных объектов, выполняющих роль доказательств, к логическому осмыслению воспринятого, к рациональному мышлению. Как и в любой другой науке, в криминалистике эффективность применения любых методов исследования определяется таким критерием истины, как практика. На практике в процессе доказывания проверяется жизненность и истинность криминалистических рекомендаций, разрабатываемых криминалистических приемов, средств и методик. Практика при этом выступает как коллективный опыт борьбы с преступностью правоохрани- тельных органов, т.е. органа дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, а также экспертных учреждений; как личный профессиональный и жизненный опыт оперативного работника, следователя, судьи, эксперта; как результат использования в
оперативной, судебной, следственной и эксперт-

15 См.: К. Марье, Энгельс Ф. Соч. Т.32. С. 461.

”’ См.: Ленин В.И. Конспект книги Гегеля «Наука логики» // Поли. собр. сом. Т. 29. С. 152-153.

16 ной работе специально приспособленных для этих целей и рекомендованных

криминалистикой достижений иных наук. Залог развития криминалистики как науки заключается в проверке самой жизнью разрабатываемых ею положений, в подтверждении практикой достижения ее основной цели - содействия борьбе с преступностью.

Практика выступает в качестве критерия истины и в доказывании. Все названные формы практики используются следователем, лицом, производящим дознание, и судом при собирании, закреплении, исследовании и оценке доказательств.

Криминалистическая характеристика преступления является одной из основополагающих категорий криминалистики. Она имеет как теоретическое, так и практическое значение, представляя собой один из важнейших структурных элементов частных криминалистических методик. Появление в криминалистике термина «криминалистическая характеристика преступника» относится к сравнительно недавнему времени. Первое упоминание о криминалистической характеристике преступлений появилось во второй половине 60-х годов в работах Л.Л. Сергеева и А.Н. Колесничснко”. В 70-е годы российские криминалисты разработали новую структуру методики расследования, в основу которой положили криминалистическую характеристику как основную базу криминалистической классификации преступлений1”.

Как правило, в структуру криминалистической характеристики престу-

17 См.: Сергеев Л.Л. Расследование и предупреждение хищений, совершаемых при производстве строи тельных работ: Лвтореф. дне…канд. юрид. наук. М, 1966. С.4-5; Колесничснко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений: Лвтореф. дис …д-ра юрид. наук. Харьков, 1967. С. 10-14.

18 См.: Возгрин И.Л. Общие положения и методика расследования отдельных видов преступлений. Л., 1976. С. 6-9; Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений // Методика расследования преступлений. М.. 197<>, С. 25-26; Герасимов И.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений в мето дике расследования // Методика расследования преступлений (Общие положения). М., 1976. С. 93-97; Колес- ниченко А.Н. Обшие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Харьков. 1976. С. 29; Мирский Д.Я. Некоторые вопросы методики расследования отдельных видов преступлений в свете ленин скою принципа неотвратимости наказания //”Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи совет ской криминалистики. Свердловск, 1972. С. 41-45; Митричен СП. Методика расследования отдельных видов преступлений // Криминалистика и судебная жслертиза. Вып. 10. Киев, 1973. С. 28; Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М., 1975. С. 9-10; Танасевич В.Г., Образцов В.А. О криминалистической ха рактеристике преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 25. М., 1976. С. 94-104; Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика преступления и пут косвенного доказывания по уголовному делу /.?’ Правоведение. 1978. № 3. С. 62; Яблоков Н.И. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. С. 110-122 и др.

17

плений включается описание 6-7 основных признаков: способа и обстановки совершения преступления; предмета преступного посягательства; данных о личности подозреваемого и потерпевшего; иные существенные признаки, определяющие процесс раскрытия и расследования преступлений1’.

В перечень основных признаков структуры криминалистической харак- теристики следует включить средства совершения преступления и механизм следообразования, способы сокрытия следов преступления, и на основе модели, имеющей существенное значение в процессе расследования преступления.

Все наши представления о расследуемом преступлении - это модели. Познать объект - значит построить его мысленную модель’”, сконструиро- вать образ этого явления, хотя и упрощенный по сравнению с оригиналом, но тем не менее характеризуемый такой совокупностью признаков, которая достаточна для решения задач уголовного судопроизводства.

Для построения мысленной модели расследуемого преступления, на ко- торую необходимо ориентироваться в ходе доказательного познания, следователь использует имеющиеся в распоряжении типовые модели. К ним в первую очередь относятся:

а) уголовно-правовая модель - уголовно-процессуальный предмет дока- зания;

б) уголовно-процессуальная модель - уголовно-процессуальный пред мет доказания;

в) криминалистическая модель - криминалистическая характеристика расследуемого подвида преступления.

Вышеуказанные правовые и прикладные модели дают определенное представление о том, какие обстоятельства должны быть установлены по уголовному делу, какими типичными признаками обладает то или иное преступ-

19 См.: Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М„ 1984. С. 118-132; Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1977. Т. 1. С. 192; Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 57-59; Методология криминалистики / Под ред. И.Ф. Пантелеева. М., 1982. С. 63-70; Криминалистическая характеристика преступлений / Под ред. В.К. Клоч- кова (сборник статей). М.. 1984.

:” См.: Новик И.Ь’ Вопросы стиля мышления в естествознании, М., 1975. С. 37.

18

ление, каковы источники правовой и криминалистической информации и места их вероятного нахождения.

Криминалистическая модель, на наш взгляд, имеет детерминирующее положение в данной системе, так как она конкретизирует, уточняет, допол- няет правовые модели и интерпретирует их в таком виде, который приближен к специфике доказательного познавательного процесса.

Соответствующие разработки тех или иных криминалистически значимых сторон преступления - элементов криминалистической характеристики преступления (способы совершения и сокрытия преступления, личность преступника и потерпевшего, следы преступления и т.д.), на современном этапе борьбы с преступностью уже недостаточны для решения проблем криминалистики на уровне требований сегодняшнего дня. Сказанное прежде всего относится к предмету криминалистики, в частности, закономерностям механизма преступления, возникновению криминалистически значимой информации о преступлении и его участниках.

Криминалистическая модель преступления - модель механизма пре- ступления, в частности, преступной деятельности субъекта. Зная механизм отдельного вида преступления и следообразования, следователь может воссоздать механизм расследуемого преступления, установить истину по конкретному уголовному делу.

Преступление, его последствия, природа вещей, объектов, явлений, вос- принимающих воздействие преступника, считается той областью объективной деятельности, познание которой является фундаментом для всей системы криминалистики. Изучение механизма преступления, в частности, и способов его совершения и сокрытия следов, отразившихся в окружающей среде обстоятельств, благоприятствующих или препятствующих его совершению, последствий преступной деятельности было тем необходимым условием, которое сделало возможным разработку средств и методов борьбы с преступностью.

Преступление - сложное, многоаспектное социальное явление, которое выступает в гносеологическом плане как междисциплинарный объект. Уго-

19

ловное право изучает социально-политические и юридические признаки преступных деяний, отличающие их от непреступных поступков. Уголовно-процессуальная наука рассматривает элементы преступления как обстоятельства, подлежащие доказыванию в процессе расследования и разбирательства уголовного дела в суде.

Криминология исследует механизм преступного поведения, личность преступника, причины и условия преступления в целях его предупреждения. Для психологии преступления - особый вид психической деятельности, для социологии - разновидность антиобщественного поведения. Все отрасли знания, изучающие преступление, исходят из того, что это - предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние, посягающее на правопорядок.

Криминалистическая модель преступления, в отличие от уголовно- правовой, включает компоненты, не относящиеся к составу преступления (непреступное поведение, поведение потерпевшего, изменения в окружающей среде как источник информации о преступлении и т.д.).

Учитывая данные этих наук, главным образом уголовно-правовую и криминологическую характеристики преступления, криминалистика акцентирует свое внимание, в частности, на функциональной стороне противоправной деятельности, на той системе отношений и действий, которые образуют то, что нередко называют механизмом преступления.

В криминалистической литературе механизм преступления рассматри- вается в различных аспектах. Механизм преступления рассматривают как один из материальных процессов действительности, находящихся в связи и взаимообусловленности с другими процессами, событиями и явлениями, отражающийся в них и сам являющийся отражением каких-то процессов21, как сложную систему поступков и действий виновного лица во время, до и после преступного проявления, а также поступков и действий потерпевших и иных лиц, оказавшихся втянутыми в сферу преступного события22.

21 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. T.2. С. 37.

22 См.; Криминалистика. М., 1988. С. 4.

20

О механизме преступления существуют различные точки зрения ученых, спорные, но вместе с тем они являются актуальными на современном этапе борьбы с преступностью23. На наш взгляд, следует придерживаться мнения Р.С. Белкина, который механизмом преступления считает «сложную динамическую систему, включающую субъект преступления, его отношение к своим действиям, их последствиям, соучастникам; предмет посягательства; способ совершения и сокрытия преступления; поведение и действия лиц, оказавшихся участниками события, и др.»24. Эта сложная динамическая система состоит не только из поведенческих актов и обусловленных ими явлений, но и таких элементов, как субъект преступления; отношения субъекта преступления к своим действиям, их последствиям, к соучастникам; предмет посягательства; способ преступления, как система детерминированных действий; преступный результат; место, время и другие обстоятельства, относящиеся к обстановке преступления; обстоятельства, способствующие или препятствующие совершению преступления; поведение и действия лиц, оказавшихся случайными участниками (активными или пассивными) события; связи и отношения между действиями (способы преступления) и преступным результатом, между участниками события, между действиями и обстановкой, субъектом преступления и предметом посягательства; поведение и действия потерпевшего.

Как видно из изложенного, механизм преступления - понятие более широкое, нежели состав преступления, который, как известно, характеризуется

23 См.: Густов Г.Л. К разработке криминалистической теории преступления // Правоведение. 1988. № 3. С. 92.; Куликов Ei.A. Обстановка совершения преступления и ее криминалистическое значение. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М., 1983. С. 10.; Дулов А.В. Криминалистическое исследование механизма преступ ления // Тенденции и перспективы развития права и укрепления социалистической законности. Минск, 1987. С. 118; Криминалистика. М.: МГУ, 1971. С. 8.; Образцов В.А. О некоторых перспективах интеграции и диффе ренциации знания в криминалистике // Теория криминалистичесской идентификации, дифференциации и ди дактические вопросы специальной подготовки сотрудников аппарата БХСС. Горький: ГВШ МВД СССР, 1980; Кудрявцев В.11. Природа преступного поведения и его механизм. // Механизм преступного поведения. М., 1981. С. 7: Колдин В.Я., Корухов Ю.Г. Механизм преступления и вещественные источники криминали стической информации // Криминалистика социалистических стран. М., 1986. С. 333-340; Возгрин И.А. Об щие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Л., 1976. С. 43; Образцов В.А Кри миналистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. С. 79.

24 См.: Криминалистика: Учебник для ВУЗов МВД СССР. М.. 1987. С. 6.

21

четырьмя элементами. Механизм преступления формируется под воздействием определенных закономерностей. По мнению Р.С. Белкина25, к ним относятся:

1) возникновение и развитие связей и отношений внутри механизма пре- ступления; 2) 3) формирование и реализация способа преступления; 4) 5) возникновение и течение «связанных с преступлениями явлений до и после криминального порядка, имеющих значение для следственной, судебной, оперативно-розыскной и экспертной практики». 6) На наш взгляд, одним из объектов исследований, проводимых учеными- криминалистами, является преступная деятельность субъектов. С этой точки зрения преступления - это некоторые реальные движения, действия и операции определенных людей, т.е. определенный тип человеческой деятельности с ее средствами и процедурами, которые с позиции уголовного права признаются противозаконными.

Преступление совершается в среде обитания людей, т.е. в материальном мире. Поэтому оно отражается в памяти людей и на материальных предметах.

Субъект преступной деятельности не просто производит изменения объ- ектов окружающей среды, но и запечатлевает в измененных состояниях свою сущность, т.е. материализует ее. При этом имеются в виду не только закономерные изменения материальной обстановки - будущие вещественные доказательства или их образцы, не только документы или их копии, но и психические отражения - в форме устных и письменных сообщений вероятных свидетелей и потерпевших или в виде мысленных образов, которые материализуются в показаниях людей. Данные отображения (материальные и идеальные следы) являются самостоятельными носителями криминалистически значимой информации о самом механизме конкретного преступления.

Специфика криминалистического изучения механизма преступления со- стоит в том, что оно осуществляется в целях разработки научных рекомен-

:5 См.: Белкин 1VC.’. Общая теория советской криминалистики. Саратов: СГУ, 1986. С. 68.

22

даций по выявлению, раскрытию и расследованию конкретных преступлений. Научное познание механизма преступления необходимо для усовершенство-

*

вания и создания новых приемов и способов криминалистической техники и тактики.

Преступление, как криминалистическая структура, как физическое дей- ствие, имеет три этапа формирования противоправного поведения, обязательных материальных компонентов: преступник, предмет посягательства и окружающая материальная среда.

На наш взгляд, поведение преступника как компонент криминалистиче- ской структуры преступления имеет ряд аспектов:

а) внешний процесс физического взаимодействия субъектов на среду;

б) психологический внутренний процесс субъектов.

Поведение преступника можно разбить на следующие взаимосвязанные последовательные элементы:

а) докриминальное поведение: возникновение потребности - ее осозна ние как формирования мотива - оценка возможности для удовлетворения по требности - выбор объекта преступного посягательства - постановка цели;

б) выбор средств достижения цели; он может относиться к первому или следующему этапу поведения, или к тому и другому в зависимости от харак тера составляющих этот элемент действий (непреступного или преступного);

в) уголовно наказуемое приготовление - реализация цели - причине ние вреда объекту посягательства;

г) поведение преступника после завершения преступного посягательст ва; оно включает его действия по сокрытию преступления и воспрепятствова нию его раскрытия, а также реализацию возможностей, открывавшихся в ре зультате совершения преступления.

Большинство преступлений, в первую очередь, умышленных, соверша- ются лицами, психологически подготовленными к этому своим образом жизни. Их специфические черты и ‘ свойства, жизненный и профессиональный опыт проявляются на всех этапах преступного поведения.

23

Намечая пути реализации своих противоправных интересов, правонару- шитель формирует представление о предмете преступного посягательства (имущество, деньги, документы и др.), которое, по его мнению, может быть использовано для личных целей; в связи с этим возникают представления об объекте, а также о способах действия. Стремление осуществить корыстные цели ведет к подыскиванию таких преступных средств, форм и приемов поведения, как, например, хищение, вымогательство, мошенничество и другие преступные действия. Другой мотив порождает представление о таких способах действия, которые характерны, например, для должностных преступлений.

Для того, чтобы от мысленной модели преступления перейти к реаль- ному поступку, нужно, помимо волевого акта субъекта, наличие объективных условий, способствующих совершению преступления: благоприятная обстановка, определенные погодные условия, необходимое время недели, суток и т.д.

Преступление привлекает внимание криминалистов именно как проти- воправная деятельность, как определенный акт человеческого преступного поведения, т.е. функциональная сторона противоправной деятельности преступника: ее система отношений и действий - главный и основной элемент механизма преступления. В то же время преступная деятельность, на наш взгляд, это противозаконное взаимодействие субъекта с окружающей средой, основанная в основном на личности, антисоциальной жизненной установке преступника, опосредованная его внутренней (психической) и внешней (двигательной) активностью, т.е. его противоправным поведением. Она складывается из трех этапов.

ПЕРВЫЙ ЭТАП: формирование и актуализация; возникновение и ста- новление конкретного мотива и умысла, определение цели; принятие решения о совершенствовании преступления; реализация способов сокрытия до совершения преступления.

ВТОРОЙ ЭТАП: выбор путей, средств, приемов и способов достижения цели; прогнозирование возможных последствий, в том числе и уголовного наказания; осуществление контроля и коррекции преступных действий; выра-

24

ботка защитного мотива; реализация приемов сокрытия в рамках способа совершения преступления и подбор их для реализации после получения преступного результата.

ТРЕТИЙ ЭТАП: Анализ наступивших последствий; сравнение достиг- нутого с желаемым; реализация приемов сокрытия преступления и воспрепятствование его раскрытию.

На всех этапах вышеуказанной деятельности преступник от взаимо- действия с предметом преступления и окружающей средой оставляет признаки своей преступной деятельности (второй элемент механизма преступления). Они распределяются в следующих сферах:

а) материальные проявления психической активности преступника и по терпевшего, выразившиеся в предметах обстановки совершения преступления, вовлеченных в сферу действий преступника и потерпевших в динамике их ис пользований;

б) орудия и средства совершения преступления, их качественное свое образие, способы и динамика их использования;

в) обстановка, предшествующая преступлению, подготовка условий для совершения преступлений, действия с объектом, свидетельствующие о на правленности преступника;

г) обстановка, возникшая после совершения преступления, типичные способы, маскирующие изменение в этой обстановке с целью сокрытия пре ступления;

д) особенности межличностных отношений между обвиняемым (подоз реваемым) и потерпевшим;

е) содержание письменных и устных высказываний и заявлений обви няемого (подозреваемого), потерпевшего и свидетелей.

Делая резюме из сказанного, на наш взгляд, механизм преступления (его криминалистический аспект) складывается из следующих элементов:

I. Комплекс криминалистически значимых свойств личности субъекта преступления и их природа.

25

II. Функциональная сторона противоправной деятельности преступника и ее состояние.

III. Функциональная сторона противодействия потерпевшего (и, возмож- но, очевидцев преступления) этой преступной деятельности (в пассивной и активной форме). IV. V. Комплекс материальных и идеальных следов, отобразившихся, в том числе и в окружающей преступника среде, и механизме их образования. VI. Механизм преступления - это стройная динамическая взаимосвязанная система криминалистически значимых элементов преступной деятельности субъекта, которые обуславливают возникновение источников криминалистически значимой информации и представляют возможность следователю распознать природу и само это явление. На вышеуказанные элементы воздействуют окружающая преступника обстановка и внутренний субъективный фактор участников преступления, которые корректируют конкретную преступную деятельность и ее последствия.

Криминалистическая характеристика преступлений представляется как совокупность присущих тому или иному виду преступлений особенностей, имеющих наибольшее значение для расследования и обуславливающих применение криминалистических методов, приемов и средств. К числу наиболее значимых в криминалистическом отношении особенностей преступлений определенных видов (элементов или компонентов их криминалистических характеристик) как предмета доказывания относятся объективные и субъективные признаки, характеризующие состав преступления. Иначе говоря, это элементы состава преступления:

объект преступления и предмет преступного посягательства;

обязательные (общественно опасные деяния, совершенные действием; общественно опасные последствия и причинная связь между деянием и преступным результатом) и факультативные (время, место, способ, средство и обстановка совершения преступления) признаки объективной стороны преступления;

26

субъект преступления, личность преступника и потерпевшего;

обязательные (вина) и факультативные (мотив, цель и эмоциональное состояние личности преступника) признаки субъективной стороны преступления.

В соответствии с теорией уголовного права все признаки, образующие объективную и субъективную стороны преступления, принято делить на обязательные и факультативные. Деление признаков на обязательные и факульта-тивные допустимо лишь в рамках общего понятия объективной и субъективной стороны преступления как предмета доказывания. Ряд ученых обязательные и факультативные признаки считают равно обязательными, если они включены в квалифицирующие признаки состава преступления2”.

Иное мнение имеет В.Н. Кудрявцев. Он усматривает основные и факуль- тативные признаки в пределах конкретного состава преступления27.

На наш взгляд, если в диспозицию конкретного состава преступления законодателем внесены факультативные признаки объективной стороны в сочетании с субъективной стороной преступления как основного или факультативного признака, то следует уяснить их в ходе предварительного следствия. Работники органа расследования обязаны доказать их соотношение, т.е. совпадает ли представление преступника (его намерения, сознания, желаемой цели, мотивы совершаемого действия) с конкретным фактом наступивших или могущих наступить общественно опасных последствий, указанных в конкретном составе преступления. В некоторых составах преступления процесс поэтапного развития субъективной стороны преступления длителен. Это характерно для составов преступления, связанных с незаконным оборотом нар- котиков и наркобизнесом.

26 См.: Трайнии А.Н. Обшее учение о составе преступления. М., 1957. С. 180; Курс советского
уго ловного права. Часть Общая. Т.I. 1968. С. 265-266.

27 См.: Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М. 1963. С. 81.

27

Поэтому источником объективной стороны преступления является субъ- ективная сторона преступления, порождаемая волевым актом человека - решимостью совершить преступление (при умысле).

Следовательно, составы преступления, связанные с наркобизнесом, рас- сматриваемые в качестве предмета исследования, содержат обратную связь между предметом преступного посягательства и объективной стороной преступления. Сложно не согласиться с мнением В.Н. Кудрявцева, что в объективной стороне преступления во внешнем мире сознание и воля субъекта, его мотивы и цели2*. Этим и объясняется значение установления субъекта преступления (возраст, вменяемость, невменяемость) и субъективной стороны преступления в ходе расследования дел данной категории преступления. Субъективные признаки (вина, мотив, цель) преступления всегда должны найти свое проявление в конкретном общественно опасном деянии, его общественно опасных последствиях (характерно для составов преступления в наркобизнесе). При этом они проявляются как признаки самого преступления в виде его объективных, смысловых (семантических) показателей (преступный результат); наличия предмета преступного посягательства; способа совершения преступления; механизма следообразования, т.е. средства совершения преступления, с помощью которого образованы следы преступления; обстановки, при которой готовилось и было совершено преступление (время, место, условия охраны объекта и т.д.), имеющих важное значение для точной квалифика- ции преступления и дальнейшего расследования, при котором следует доказывать объективные и субъективные признаки, характеризующие состав преступления. Данные положения имеют существенное значение для криминалистической характеристики преступлений.

Работы последнего времени, несмотря на содержащиеся в них предло- жения об изменениях в определении или структуре криминалистической характеристики, представлений о ней существенно не меняют, они подробно

28 См.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., I960. С. 13.

28

анализировались в криминалистической литературе”’. Однако все исследования сводились к изучению объективной стороны преступления как предмета доказывания.

Соотношение объективной и субъективной сторон преступления в дос- таточной степени изучено в уголовно-правовом аспекте; в криминалистической науке субъективная сторона преступления как предмет доказывания мало исследована1”.

Анализ и сопоставление мнений различных авторов, исследовавших проблему криминалистической характеристики преступлений, а также собственные исследования этой проблемы, дают возможность выделить все основные структурные элементы криминалистической характеристики, подлежащие доказыванию по делам о наркобизнесе: данные об объекте преступления и предмете преступного посягательства; данные об общественно опасном деянии, выраженном преступным действием и наступившим последствием или возможностью его наступления, а также наличие причинной связи между действием и последствием; способ совершения преступления; механизм следообраювания, т.е. средства совершения преступления, с помощью которых образованы следы преступления (способ совершения преступления и средства совершения преступления, условия охраны объектов являются общими условиями, в которых совершается любое преступление), при которых готовилось и было совершено преступление; данные о субъекте преступления (возраст,
вменяемость и невменяемость, дополнительные признаки обла-

“чСм.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 3. М„ 1979. С. 183-187,192; Белкин PC, Бы-ховский И.Е., Дулов A.H. Модное увлечение или новое слово в науке? Еще раз о криминалистической харак- теристике преступления // Соц. законность. 1987. № 9. С. 56-58; Возгрин В.А. Криминалистическая методика. Минск, 1983. С. 206; Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступления. Томск, 1985. С. 167; Колесниченко А.Н., Коновалова B.E. Криминалистическая характерце гика преступлений. Харьков, 1985. С. 16; Образцов В.А. Проблемы совершенствования научных основ методики расследования преступлений. Дне…д-ра юрид. наук. М., 1985. С. 122; Селиванов H.A. Типичные версии, следственные ситуации и их значение для расследования /’ Соц. законность. 1985. № 7. С. 52; Хмыров А.А. Расследование хищений социалистическою имущества, совершаемых должностными лицами. Краснодар, 1985. С.5-10.

’” См.: Петелин Б.Я. Установление субъективной стороны преступления в процессе расследования. Дис… докт. юрид. наук. М., 1992. С. 438. Он провел исследования применительно к отдельным составам пре- ступления: ст. 108, 112. 144. 206, 211 УК РФ, тем не менее подчеркнул важность признаков субъективной стороны преступления как предмета доказывания при расследовании преступления.

29

дающего статусом специального субъекта лица, признанного особо опасным рецидивистом; впервые или ранее совершившего преступления; несовершеннолетие; лица, совершившие преступления в состоянии алкогольного опьянения, либо в состоянии наркотического опьянения или голодания). Иначе говоря, речь идет об особенностях личности преступника; данных об обязательных (вина) и факультативных (мотив, цель, иногда эмоциональное состояние) признаках субъективной стороны.

Субъективная сторона преступления (вина, мотив, цель, эмоциональное состояние субъекта преступления) является структурным элементом криминалистической личности преступника. Поэтому субъективную сторону преступления как предмет доказывания следует рассматривать в структуре личности преступника.

Соотношение объективной и субъективной сторон преступления как элемента предмета доказывания в конкретном составе преступления имеет большой научный и практический интерес.

В действующем уголовном законодательстве нет четких разъяснений о соотношении объективных и субъективных признаков преступного деяния. Согласно статьям 25 и 26 Уголовного Кодекса РФ, в уголовном праве устанавливается лишь характер психического отношения лица к общественно опасному деянию и его последствиям, т.е. к объективной стороне преступления, квалифицирующие признаки (отягчающие и смягчающие обстоятельства) конкретного состава преступления.

На наш взгляд, диалектическая взаимосвязь объективной и субъективной стороны преступления имеет несколько аспектов.

Субъективная сторона преступления порождает, направляет и контро- лирует объективную сторону преступного деяния. Это происходит с помощью функционирования психических’сил, образующих вину (умысел или неосторожность), является непосредственным источником общественно опасного посягательства. Известно, что преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и
наркобизнесом, совершаются с умышленной

30

формой вины, в частности, с прямым, конкретизированным и заранее обдуманным умыслом. В данном случае прямой умысел является единственной психической силой, приводящей в действие соответствующий «причиняющий механизм», т. е. в указанных деяниях он представляет единственную форму функционирования психики, которая не только в данном конкретном случае, но и обычно, в большой массе однородных и типичных ситуаций приводит к социально-вредным изменениям в прежнем состоянии правоохраняемого объекта.

Согласно статьи 68 УПК РФ при производстве предварительного рас- следования и судебного разбирательства уголовного дела подлежат доказыванию:

1) Событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельст ва совершения преступления). Под другими обстоятельствами, на наш взгляд, законодатель имеет в виду средства, обстановку совершения престу пления.

Очевидно, что здесь речь идет о факультативных признаках объективной стороны преступления.

2) Виновность обвиняемого в совершении преступления. В соответствии с теорией уголовного права данное положение относится к обязательным признакам субъективной стороны преступления. 3) 4) Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого. На наш взгляд, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность (ст. 61 и 63 УК РФ), а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. 5) 4) Характер и размер ущерба, причиненного преступлением. Согласно рассматриваемой статье также подлежат выявлению причины

и условия, способствующие совершению преступления.

В соответствии со статьей 303 УПК РФ суд при вынесении приговора обязан разрешить следующие вопросы: имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; содержит ли это деяние состав преступле-

31

ния и каким именно уголовным законом оно предусмотрено; совершил ли это деяние подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого преступления.

Анализ терминов, примененных законодателем для описания предмета доказывания, их сопоставление с терминами других норм уголовно- процессуального закона приводит к выводу о неоднозначности их употребления. Отсутствие ясности, точности в определении основных понятий не способствует совершенствованию законодательства, затрудняет научное исследование и практическое ими пользование. Исходным моментом в решении этой проблемы должны служить понятия уголовного закона. В случае заимствования уголовно-процессуальным правом понятий уголовного права уголовно-процессуальные термины не должны противоречить уголовно-правовым и соответственно друг другу.

В п. 1 ст. 68 УПК РФ использован термин «событие преступления». В уголовном праве аналогичного термина нет. По содержанию сходные с термином «событие преступления» предусмотрены в п. 1 ст.5; статьях 69, 144, 205,213,303, 314 УПК РФ.

В юридической литературе некоторые авторы комментируют содержание этого термина, рассматривая его в связи с прекращением уголовного дела за отсутствием события или состава преступления, предлагают таблицы ситуаций, позволяющих отграничить событие от состава преступления”.

Другие ученые в общей теории права событие рассматривают как яв- ление, не зависящее от воли человека32.

В тексте ст.68 УПК РФ термин «событие преступления», неся на себе смысловую нагрузку, в целом характеризует событие, как преступное, хотя четкого сравнения этих понятий не проводит ни уголовное право, ни уголов-

’’ См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. I. С. 363; Карнеева Л.М. Привлечение к уголовное ответственности // Законность и обоснованность. М., 1971. С. 96; Теория до- казательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 165; Эйсман Л.А. Структура и ятык описания предмета докачания//Ноиросы борьбы с преступностью. М„ 1973. Вып. 19. С. 96.

’: См.: Алексеева С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972, Т. 1.С. 357.

32

но-процессуальное право. Однако п. 2 ст. 68 УПК РФ указывает органу расследования и суда на необходимость установления виновности лица, а п.4 ст.68 - характера и размера ущерба. Кроме того, п.З ст.68 УПК РФ требует установления обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности обвиняемого, т.е. обстоятельств, указанных в ст. 61 и 63 (смягчающие - отягчающие) УК РФ. Вместе с тем обстоятельства, отягчающие ответственность (ст. 63 УК), иногда выполняют роль квалифицирующего признака состава преступления, т. е. входят в перечень признаков объективной стороны преступления.

Следовательно, под установлением события преступления законодатель подразумевает установление признаков объекта и предмета преступления и объективной стороны преступления. Таким образом, содержание понятия «событие преступления», как элемент предмета доказывания, автоматически включает в себя доказывание обстоятельств, характеризующих объект и объективную сторону преступного деяния, но не исчерпывается ими, поскольку без этого нельзя считать полностью доказанным событие преступления в целом’’. То, что характер и размер ущерба (п.4 ст.68 УПК РФ) являются признаками объективной стороны преступления, представляет собой результат логической операции. Поэтому представляется необоснованным отрыв его от обстоятельств п.1 ст.68 УПК РФ и выделение в самостоятельный п.4 ст.68 УПК РФ’4. Уголовно-процессуальное содержание понятия «виновность обвиняемого» (п.2 ст.68 УПК РФ) иное, нежели уголовно-правовое (ст. 25, 26 УК РФ). В соответствии с теорией уголовного права «виновность» определяют содержанием субъекта преступления и субъективной стороны преступления. Законодатель в ст. 68 УПК РФ структурно не выделил субъект и субъективную сторону преступления. Вместе с тем, содержание п. 2 ст. 68 УПК РФ определяется обстоятельствами, относящимися к установлению лица, совершившего преступление, то есть признаками субъекта преступления, конкретной фор-

”’?’ См.: Арсеньсв В.Д. Вопросы обшей теории судебных доказательств. М., 1%4. С. 3 I.

’”* См.: Ванин В.Л. Структура предмета доказывания в советском уголовном процессе. Уфа, 1976. С. 19.

33

мой его вины в виде умысла и неосторожности, мотивом, целью совершения преступления (субъективной стороны преступления).

В юридической литературе была высказана точка зрения о необходимо- сти доказывания по уголовным делам не только виновности лица, совершившего преступления, но и мотива, и цели преступления”. В УК РФ цель преступления в качестве признака состава преступления предусмотрена в 39 составах, в частности, в исследуемых составах преступлений (ст. 228 УК РФ), а в предложенной теоретической модели общих положений и конкретных составов преступлений, связанных с наркобизнесом1’’, мотив и цель предусмотрены во всех предполагаемых составах преступлений, употребляемых при описании предмета доказывания, и возражений не вызывают.

Между предметом доказывания и вопросами, разрешаемыми судом при постановлении приговора, имеется определенное разночтение. Если согласно статье 303 УПК суду следует устанавливать, содержит ли деяние состав преступления в целом и каким именно уголовным законом оно наказуемо, то в статье 68 УПК в качестве предмета доказывания предусмотрено установление лишь ряда признаков и элементов состава преступления. То есть уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает в качестве предмета доказывания все обязательные признаки обязательной стороны преступления: мотив и цель преступления; в полном понимании личности преступника и потерпевшего, как это предполагает криминалистическая наука и другие. Согласно статье 20 УПК РФ, суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Однако нигде законодатель-

15 См.: Петелин Б.Я. Мотивы и цели как обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу // Сов. Юстиция. 1971. № 6. С. 18; Он же. Установление субъективной стороны преступления в процессе расследования (теоретические и тактико-методические аспекты). Дис.докт. юрид. наук. М., 1992. С. 468 и др.

,ft См.: Меретуков Г.М. Правовые проблемы борьбы с наркобизнесом, совершаемым группами орга- низованной преступности (основные концептуальные положения). Ростов н/Д, 1994. 210с.

34

но не сказано о соотношении объективной и субъективной сторон преступления, и что же в полном объеме подлежит доказыванию.

Следовательно, сказанное и делает необходимым при расследовании дел рассматриваемой категории устанавливать в полном объеме объективные и субъективные признаки, характеризующие состав преступления, т.е. преступное общественно опасное деяние, (преступное действие и предмет преступного посягательства), общественно опасные последствия, способ преступления и типичные следы, образуемые средством и орудием совершения преступления (механизм следоо’бразования), вину (мотив, цель) как главного структурного элемента - элемент сознания и воли личности, традиционно выступающий объектом междисциплинарного изучения: уголовно-правового, уголовно-процессуального, криминалистического, общей и специальной (юридической) психологии и пенитенциарного права”. В каждой из названных правовых наук исследование объективной и субъективной сторон преступления имеет свою задачу. Последняя определяет подход и перечень изучаемых вопросов, касающихся объективной и субъективной сторон, а также конечные результаты, на которые нацелены проводимые соответствующей отраслью знания научные исследования. Вопросы установления преступного деяния и его последствий, способа и средств преступления, уголовно-правовой вины, мотива, цели до последнего времени считались относящимися исключительно к предмету теории уголовного права. При этом установление объективных и субъективных признаков состава преступления понималось только в уголовно-правовом, «материальном»
плане, в смысле указанного в законе признака

57 См.: Траинин А.Н. Общее учение о составе преступления. М„ 1957. С. 180. Петелин Б.Я. О доказывании мотива и цели // Сов. государство и право. 1970. №11. С. 113; Руткевич М.Н. Практика - основа познания и критерий истины. М„ 1952. С. 336; Церетели T.B. Причинная связь в уголовном праве. Тбилиси, 1957. С. 7; Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности. М., 1958. С. II; Блум М.И., Тилле А.Л. Обратная сила закона. М., 1969. С. 35-48; Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов н/Д, 1977. С. 216; Пионтковский Л.А. Учение о преступлении. М„ 1961; Злобин Г.А., Никифоров B.C. Умысел и его формы. М„ 1972; Дагель ПС, Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж. 1974; Дагель П.С, Михеев Р.И. Теоретические основы установления вины. Владивосток, 1975; Куриной Ь.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1976; Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М,, 1980; Меретуков Г.М. Расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. М., 1992. - 126 с; он же. Правовые проблемы борьбы с наркобизнесом, совершаемым группами организованной преступности. Монография. Ростов н/Д, 1994. 194 с.

25

состава преступления как элемента правовой оценки, даваемой при квалификации совершенного преступления. Однако установление в ходе расследования общественно опасного деяния, вины и других элементов объективной и субъективной стороны преступления как реального жизненного явления связано с познанием конкретных психологических механизмов его совершения в качестве фактической предпосылки их уголовно-правовой оценки. Таким образом, установление в ходе расследования данных об объективной и субъективной сторонах преступления, наряду с уголовно-правовым, имеет также и уголовно- процессуальный, и криминалистический аспекты.

С учетом сказанного, на наш взгляд, возникает необходимость исследо- вания указанной проблематики с криминалистических позиций. Криминалистический аспект рассмотрения предмета доказывания необходим, исходя из практических и теоретических потребностей следственной и судебной практики при расследовании дел о наркобизнесе. При установлении ряда признаков объективной стороны преступления удельный вес ошибок составляет 25-35%, а удельный вес ошибок при установлении субъективной стороны преступления достигает более 50%. По исследованным уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, соотношение объективной и субъективной стороны преступлений орган расследования не устанавливает по 70-75% расследованных уголовных дел.

Следует отметить, что теория обязательных и факультативных признаков объективной и субъективной сторон преступления, разработанная в уго- ловном праве, непосредственно не рассматривает процессы и конкретные формы познавательной деятельности следователя по их установлению в ходе следственно-судебного установления объективной и субъективной сторон преступления, говоря языком кибернетики’*, используются лишь «на входе», на доследственном этапе, как задача доказывания, и «на выходе» (при ква-

18 См.: Каганоьич И.В., Соя-Серко. Расследование убийств. Квалификация. Предмет доказывания. М., 1977; Полевой П.С. Криминалистическая кибернетика. М.. 1°82. С. 42-47.

36

лификации преступления), т.е. на первоначальном этапе расследования. Уголовно-правовые аспекты указанной деятельности по существу состоят только в выявлении соответствия (или несоответствия) субъективных обстоятельств преступления, признаков, приводимых в норме закона. На наш взгляд, правовой подход необходимо дополнить криминалистическим (познавательным) аспектом установления реальных механизмов преступного действия и его последствий, а также мотивации и субъективной регуляции расследуемого преступления.

В литературе высказано мнение, что созданная в уголовном праве теория достаточна для познания в ходе следствия и суда сущности общественно опасного деяния, его противоправности и вины субъекта преступления. В частности, на этой основе сделаны попытки сконструировать теоретические основы установления обязательных и факультативных признаков объективной и субъективной сторон преступления «в материальном плане»14. Есть суждения и о целесообразности рассмотрения вопросов их доказывания в свете действия так называемых «фактических презумпций»’”.

Между тем и общественно опасное деяние, преступные последствия и вина, объективная и субъективная стороны преступления в целом, будучи физическими и психическими явлениями, объективно опосредованными в праве, относятся к специфическим объектам познания следователя (и суда). Методы их познания должны базироваться на общенаучной концепции о структуре волевой и интеллектуальной деятельности личности преступника и закономерностях действия объективных (действия и последствия), субъективных (психологических) механизмов. Отсутствие указанных научных положений в уголовно-правовой теории не позволяет создать в ее рамках теоретические основы познавательной деятельности следователя по установлению в ходе следствия объективной и
субъективной стороны преступления. В теории

См.: Дагель 1I.C, Михеев Р.И. Укач. раб, С. 3, 10-12. См.: Злобин Г.Л., Никифоров R.C. Укач. раб. С. 241- 256.

37

уголовного права объективная и субъективная стороны преступления, включая противоправные действия и ‘вину обвиняемого, изучаются в качестве признака и элементов состава преступления и его отражения в норме закона. В криминалистическом аспекте они изучаются, прежде всего, в качестве тех реальных физических и психологических явлений и процессов, которые управляли совершением преступного события как волевого и интеллектуально поведения личности. С точки зрения теории уголовного права объективная и субъективная стороны преступления включают в свою структуру общественно опасное деяние, общественно опасные последствия, причинную связь, способ и средство совершения преступления, признаки объективной стороны преступления, вину, а также другие (обязательные и факультативные) признаки, элементы, поскольку они указаны в норме закона. С точки зрения криминалистики в ходе следствия подлежат познанию объективные и субъективные признаки и элементы, характеризующие состав преступления, поскольку они реально участвовали в его мотивации и регуляции.

Следовательно, объективные и субъективные обстоятельства дела следует рассматривать не только в качестве признаков состава преступления и элементов правовой модели его объективной и субъективной сторон, но и как реальные жизненные обстоятельства, определяющие психическую и волевую мотивацию поведения обвиняемого и регуляцию расследуемого преступного события. Для этого требуется не только материально- правовой, но и криминалистический подходы к рассмотрению данной проблемы.

Приведенные теоретические положения особенно наглядно видны при анализе высказанных в литературе мнений о том, что при установлении объективной и субъективной сторон преступления, наряду с собранными по делу доказательствами, следователь и суд пользуются «неправовыми презумпциями». При этом приводился перечень шести из них. Однако при ближайшем рассмотрении указанные презумпции оказываются сформулированными довольно произвольно и не всегда соответствуют современным научным представлениям. Так, согласно одной из них, утверждается: «Всякое изменение в

38

объективном мире, произведенное вменяемым человеком, признается совершенным сознательно»”. Между тем, будучи вменяемым, т.е. психически здоровым, человек совершает не только волевые, сознательно- управляемые, но и бессознательные (рефлекторные), и подсознательные (инстинктивные) действия, которые тоже ведут к «изменениям в объективном мире», но не относятся к актам осознанного поведения. Например, лицо, находящееся в состоянии наркотического голодания при совершении хищения наркотических средств сознает, что взламывает дверные запоры для проникновения в объекты здравоохранения с целью кражи наркотиков, однако его волевые качества заморожены, т.е. сознание такого лица не соразмерно с его волевым качеством в момент совершения преступления, он не может противиться своим желаниям.

Не соответствует практическому опыту и презумпция о том, что «объяс- нения самого субъекта относительно формы и содержания объективной сторон деяния считаются недостоверными». Реально наблюдаются иные тенденции: переоценка (принятие «на веру») и некритическое восприятие показаний подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, признающего свою вину. Поэтому речь следует вести не о «недостоверности», а о недостатках подобных данных. Обвиняемый и подозреваемый, так же как свидетель и потерпевший, являются носителями доказательственной информации, фактических данных, имеющих существенное значение для установления объективной истины по делу.

В судебной и следственной практике известны самооговоры, признание или отрицание подозреваемым (обвиняемым) своей вины и оговоры. По- этому уголовно-процессуальное законодательство ориентирует органы расследования и суд на отношение к показаниям обвиняемого как к рядовому доказательству, т.е. они приравниваются к показаниям свидетеля, потерпевшего и т. д. Согласно ст. 77 УПК РФ «признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокуп-

41 См.: Злобин Г.А.. Никифоров Б.С. Указ. работ. С. 241-246.

39

ностью имеющихся доказательств по делу». На это неоднократно указывали Верховный Суд СССР и РСФСР как на основу оценки показаний обвиняемого, который отрицает свою вину или указывает на виновность других лиц, т.е. в случае оговора42.

Принципиально важной особенностью предложенной попытки введения в уголовный процесс «нетрадиционных путей» выявления объективной и субъективной стороны преступления является указание на возможность осуществления этой деятельности не только на основании собранных и законодательно определенных доказательств, но и посредством использования «неправовых презумпций». Между тем все обстоятельства дела, включая и вину, должны быть доказаны, а не домыслены, хотя бы и с помощью «теоретически осмысленных презумпций».

С другой стороны, в самой криминалистике существует нормативно- правовой подход к рассмотрению объективной и субъективной сторон преступления как обстоятельств дела и объекта познания. Подобный подход не позволяет вычленить познавательный аспект и соответствующие ему гносеологические закономерности установления объективной и субъективной сторон преступления как юридически значимых элементов физического и психологического поведения. Поэтому в криминалистической литературе по данной проблематике имеет место простое перенесение положений уголовного права об общественно опасных деяниях и последствиях, а также о вине и других элементах объективной и субъективной сторон преступления.

Между тем криминалистический аспект их изучения, исходя из положений и задач уголовно-правовой теории объективной стороны преступления, имеет свою самостоятельную научную цель - разработку теоретических основ и криминалистических (тактических и методических) приемов выявле-

42 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1967. № 3. С. 21-24; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980. № 4. С. 13; Курылев СВ. Установление истины в советском правосудии. Автореф. дисс… д-ра юрид. наук. М., 1%7. С. 11; Эдьскинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М„ 1967. С. 71-141; Мотов иловкер Я.О. Вопросы теории советского уголовного процесса. Томск, 1971. С. 14-67.

40

ния данных об объективной и субъективной сторонах преступления в процессе его расследования. В основе подобного познавательного подхода лежит учет гносеологических особенностей объективной и субъективной сторон преступления как обстоятельств дела. Указанные суждения полностью соответствуют современным представлениям о предмете криминалистики как науки, изучающей закономерности механизма совершения преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках и основанных на показании этих закономерностей средствах расследования преступных деяний*11. Таким образом, уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и кри- миналистический подходы являются разными аспектами изучения субъек- тивной стороны преступления.

В теории уголовного процесса объект исследования расматривается как один из элементов предмета доказывания по делу и предъявляемого лицу обвинения. Наукой уголовного процесса разрабатываются и изучаются общие правила доказывания, в том числе объективной и субъективной сторон преступления, определяются задачи и устанавливается порядок проведения процессуальных действий по делу. Ее положениями регламентируется объем и последовательность отражения доказанности общественно опасного деяния, вины и других элементов объективной и субъективной сторон преступления в процессуальных актах следователя на последующем и заключительном этапе расследования. Эти положения, уголовно-процессуальной теории, как и уголовно-правовая характеристика субъективной стороны преступления, выступают при криминалистическом аспекте ее изучения в качестве исходных категорий.

Предмет доказывания по делу и характеристика субъективной стороны преступления как элемента предмета доказывания рассмотрены в ряде работ по теории уголовного процесса44. Однако в уголовно-правовой и процессуаль-

45 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1987. С. 59-61,

44 См.: Теория судебных доказательств. М., 1973; Курс советского уголовного процесса. Часть Общая ,’

Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М., 1989; Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и

РСФСР. Теоретическая модель/ Под ред. В,М.’Савицкого. М.. 1990.

ной литературе понятия субъективной стороны преступления, да и объективной стороны преступления как обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, не получили полного и однозначного определения.

В настоящее время существует три различных позиции по этому вопро- су. Первая сводится к тому, что под виновностью обвиняемого как обстоятельства, подлежащего доказыванию (п.2 ст.68 УПК РСФСР), следует принимать его вину в форме умысла и • неосторожности45. Вторая состоит в том, что виновность обвиняемого одновременно обязывает установить два обстоятельства предмета доказывания: субьекта преступления и форму его вины4’’. Третья группа авторов под установлением виновности обвиняемого понимает выявление события, факта совершения преступления индивидом и форму вины последнего17. Подобная неоднозначность понимания вины и других элементов субъективной стороны преступного события как элементов преступного доказывания имеет место также в следственной и судебной практике.

Автор провел анализ действующего законодательства, регламентирую- щего вопросы установления субъективной и объективной сторон преступления. Изучение осуществлялось в целях выявления соотношения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных понятий объективной и субъективных сторон преступления как обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, и упорядочения употребляемого в законе правового аппарата для криминалистической теории. Результаты такого анализа определили позицию автора относительно рассматриваемой проблематики.

Суть этой позиции состоит в следующем: в ст. 68 УПК РФ речь идет о событии преступления; характере и размере ущерба, причененного преступ-лением; обстоятельствах, влияющих на степень и характер ответственности

45 См.: Да гель П.С., Котов Д.П. Указ. раб. С. 14; Да гель П.С., Михеев Р.И. Указ. раб. С. 10; Уголов но-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель /Под. ред. В. М. Савиц кого. С. 37.

46 См.: Теория судебных доказательств. С. 155; Кобликов А.С. Принципы советского уголовного про цесса. М., 1970. С. 56.

47 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному Кодексу РФ. М.. 10%. С. 67.

42

обвиняемго, а также о субъективной стороне преступления в виде вины обвиняемого и мотива совершения преступления. В данном случае в уголовном законе и в уголовно-процессуальном законодательстве неадекватно употребляется понятие «событие преступления», «виновность обвиняемого», «характер и размер ущерба», «обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого». Указанные понятия, на наш взгляд, означают общий, суммарный итог познания всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания, включая преступное событие, его совершение данным лицом, форму и степень вины индивида. Данная позиция избирается автором в качестве исходной в понимании общественно опасного деяния, выраженного преступным действием и наступившим последствием, способа совершения преступления, средства совершения преступления, с помощью которого образованы следы преступления, вины, а также других признаков объективной и субъективной сторон преступления в целом как обстоятельств, подлежащих доказыванию, и используются в дальнейшем при изучении вопросов их установления в ходе расследования преступлений, связанных с наркобизнесом.

С учетом изложенного и проведенных исследований, для полного зако- нодательного описания предмета доказывания, содержания и терминологии употребляемых уголовно-процессуальным законом понятий можно предложить следующую редакцию ст. 68 УПК РФ.

Статья 68. Обязательства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

При производстве дознания, предварительного следствия и разбиратель- ства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1) наличие или отсутствие общественно опасного деяния, наступивших или могущих наступить последствий; способ совершения преступления; механизм следообразования, т.е. средств совершения преступления, с помощью которых образованы следы преступления; данные об обстановке преступления (место, время, обстоятельства совершения преступления), при которых готовилось или было совершено преступление;

43

2) данные о субъекте преступления (возраст, вменяемость, дополнитель- ные признаки специального субъекта, личность преступника, характеризующие положительные и отрицательные черты и др.); 3) 4) данные об обязательных (вина) и факультативных (мотив, цель, эмоциональное состояние субъекта) признаках субъективной стороны пре- ступления; 5) 6) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности об- виняемого, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие социальные, нравственные и психо-физические свойства личности обвиняемого. Подлежат доказыванию также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. 7) Криминалистика как одна из прикладных наук уголовно-правового цикла изучает и обеспечивает своими разработками (рекомендациями) правоох- ранительную деятельность в процессе предварительного расследования и судебного следствия.

Обусловленная практическими потребностями, криминалистическая мысль находится в состоянии постоянного поиска наилучших вариантов ответов на вопросы о том, как наиболее полно, рационально, продуктивно и в кратчайшие сроки практикам осуществить вышеуказанную деятельность.

В связи с :»тим в центре внимания криминалистов находятся природа, сущность и особенности закономерностей механизма преступления, поведения преступников, потерпевших, свидетелей до, в ходе и после совершения правонарушения; характер и особенности вредных последствий содеянного, документальные, иные материальные носители и источники информации, образующиеся в ходе различного поведения участников исследуемого события и его отражения.

Одним из объектов исследования криминалистов является функцио- нальная сторона противоправной деятельности, та система отношений и действий, которая содержит механизм преступления.

44

Значение механизма преступления, на наш взгляд, необходимо рассмат- ривать в теоретическом и практическом аспектах.

В теоретическом плане исследование и разработка частного кримина- листического учения о механизме преступления окажет, на наш взгляд, су- щественное значение в уточнении предмета криминалистики и теоретических положений криминалистической идентификации и диагностики. На наш взгляд, данное учение займет свое место в общей теории криминалистики.

Разработка теоретических положений механизма преступления четче обозначит связь правовых отраслей знания с прикладной наукой - криминалистикой.

На наш взгляд, данные теоретические положения найдут свое место и в таких разделах криминалистики, как криминалистическая тактика и криминалистическая методика. Знание механизма преступления скорректирует тактику отдельных следственных действий, а также методику расследования отдельных видов преступления. На современном этапе развития криминалистики активизировано исследование проблем и разработки частной криминалистической теории криминалистической диагностики. Вопросы криминалистической диагностики фундаментально рассматривались лишь в направлении развития теоретических аспектов судебной экспертизы. Но значение и возможности процесса диагностирования прослеживаются и на различных этапах раскрытия и расследования преступления, в частности, при построении версий и проведении отдельных следственных действий.

Криминалистическая диагностика Ю.Г. Коруховым определена, как ча- стный метод познания, позволяющий получить представление о механизме преступного действия на основе его отражения в объектах материального мира’8.

Как известно, конкретное расследуемое преступление - всегда событие прошлого. Обстоятельства его совершения не могут быть познаны следова-

48 См.: Корухоп Ю.Г. Понятие и сущность криминалистической диагностики. М.:Академия МВД СССР, 1984. С. 114-117.

45

телем и судом непосредственно, путем прямого наблюдения преступного деяния. Они запечатлеваются в сознании людей, порождают различные материальные последствия в виде следов, изменений в положении и качественном состоянии объектов, подвергшихся воздействию преступника или оказавших на него обратное воздействие. Таким образом, возникает система взаимосвязных признаков (элементов), объективно отражающих механизм расследуемого преступления.

В силу различных причин в этой системе могут быть пробелы, отдельные ее звенья оказываются утраченными, существенно измененными, что за- трудняет установление истины по делу. Чтобы устранить это препятствие, иногда возникает необходимость восстановить отдельные элементы в системе признаков (элементов). Это достигается, в частности, посредством реконструкции. Ее результаты могут рассматриваться на уровне модели конкретного преступления.

В практическом плане следователь, зная механизм отдельного вида преступления и следообразования, отобрав из множества сведений именно те, которые характеризуют исследуемое событие в пределах, очерченных законом и необходимых для принятия правильного решения по делу, мысленно формирует механизм конкретного преступления, дает ему правовую квалификацию и определяет направление расследования и пути доказывания виновности преступника.

Трансформируясь в сознании следователя в определенных мысленных образах, понятиях, умозаключениях, механизм расследуемого преступления в этом случае представляет собой процесс взаимодействия объектов материального мира. Четкое осмысление элементов механизма преступления, их взаимосвязь позволяет мысленно восстановить картину события, сформулировать его идеальную модель. На этой основе принимаются определенные решения, разрабатывается программа действия следователя по получению новой, в том числе криминалистической информации. И даже происходящие при этом не- избежные потери информации восполняются за счет модели механизма видо-

46

вого преступления. Учет этой модели при проведении следственных действий позволяет получить доказательную и ориентирующую информацию, логически обосновать модель конкретного расследуемого преступления, обосновать структуру процесса построения версии, проследить и оценить стадии и этапы расследования. Все это свидетельствует о праве на существование учения о механизме преступления как частной криминалистической теории, занимающей свое место в общей теории криминалистики.

§ 2. Объективные признаки, характеризующие состав преступления как элемент предмета доказывания

В диспозициях уголовно-правовых норм Особенной части УК РФ, на- правленных на борьбу с наркоманией, с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом (228, 229, 230, 231, 232, 233), на первый взгляд, наиболее обстоятельно отражены признаки объективной стороны. К наиболее характерным признакам законодатель относит изготовление, хранение, приобретение, перевозку или пересылку, сбыт наркотических средств, а также нарушение установленных правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств. При таком многообразии признаков объективной стороны преступления из поля зрения законодателя выпали такие важные признаки, как средство и способ совершения преступления. Порой работники органа дознания и предварительного следствия допускают ошибки в установлении средств и способов изготовления, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки как предмета доказывания, не реализуют вероятные возможности доказывания и цели совершенного противоправного действия, т.е. общественно опасного деяния. Установление хорошо замаскированного места хранения, способов изготовления, использования технологического процесса, достаточно налаженной поэтапной перевозки и т.д. дают возможность судить о цели подобных преступных деяний.

47

Немаловажную роль при разграничении сходных составов преступлений имеют признаки способа преступления, а также предмета преступного посягательства. Конкурируют такие составы преступлений, как нарушение установленных правил производства (ч.5 ст.228 УК); хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, т.е. способ незаконного изъятия рассматривается как признак, предусмотренный в ч. 1 ст. 229 УК РФ: хищение наркотических средств с применением насилия, неопасного для жизни и здоровья, или лицом, которому указанные вещества были вверены в связи с его служебным положением или под охрану (ч. 3 ст.229 УК РФ); хищение наркотических средств, совершенное путем вымогательства, нападения (ч. 3 ст. 229 УК РФ) и с некоторыми составами преступлений, как тайное хищение чужого имущества, (кража) (ст. 158 УК); то же деяние, совершенное путем присвоения или растраты (ст. 160 УК); то же деяние, совершенное путем разбоя (ст. 162 УК); причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ); имеющие ряд признаков (тайное или открытое хищение; проникновение; насилие, неопасное для жизни и здоровья; разбойное нападение) способа совершения преступления, схожих с признаками объективной стороны преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Всякое преступление совершается в определенное время, в конкретном месте и четко выраженным способом, однако, законодатель не всегда отмечает эти обстоятельства в норме Особенной части УК РФ. В частности, способ введен в диспозицию уголовно-правовых норм лишь в случаях, когда он существенно влияет на характер общественной опасности преступного деяния.

В уголовно-правовой литературе способ деяния традиционно рассмат- ривается в качестве самостоятельного, хотя и необязательного (факультативного) признака объективной стороны преступления’4. Против такого понимания соотношения признаков объективной стороны высказался В.Н. Кудряв-

’’’ См.: Курс советского уголовного права: Часть (Joтая. Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1968, T.I. С. 317: Советское уголовное право: Часть Обшая. ML: Юрид. лит-ра, 1977. С.166; Советское уголовное право: Часть Обшая. М., 1982 С.68; Советское уголовное право: Общая часть, М.: Ичд-во Мосуниверситета, 1988. С.

120-122.

48

цев. По его мнению, способ не является самостоятельным элементом объективной стороны преступления, так как он лишь характеризует деяние преступника50. Аналогично оценивал место способа деяния в структуре объективной стороны преступления Г.А.Кригер51.

Из всех высказываний о способе преступления заслуживает внимание мнение В.Н. Кудрявцева. На наш взгляд, способ является образом действий, который не может существовать помимо общественно опасного деяния, он воплощен в деянии (преступлении) и является его внешним выражением и, следовательно, «характеризует деяние преступника».

В криминалистической науке под способом понимается система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступлений. Сторонники тако- го понимания способа совершения преступления считают, что отнесение способа деяния к числу факультативных (дополнительных) признаков объективной стороны состава преступления ведет к формально- догматической оценке содержания и значения данного понятия52. Хотя некоторые ученые-юристы подобное мнение считают ошибочным5’. С точки зрения уголовно-правовой науки способ совершения преступления является механизмом, вызвавшим общественно опасное деяние.

С криминалистической позиции способ совершения преступления Г.Г. Зуйков рассматривает для построения криминалистического учения о приемах и методах действия по раскрытию преступлений. Закономерности способа преступления есть основа для научных рекомендаций о системе действий по фиксации и собиранию доказательств, объясняющих механизм поведения преступника.

Следовательно, способ преступления, являясь элементом предмета дока- зывания, одновременно является общественно опасным деянием с
рядом

м1 См : Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М.: Госюрчдат, 1990. С.11.

51 См.: Советское уголовное право.Часть общая. М.: Ич-во МГУ, 1981. С. 172.

12 См.: Зуйков Г.Г. К вопросу об уголовно-правовом понятии и значения способа совершения преступления // Труды ВШ МВД СССР. М., 1969. Вып. 24. С. 25.

я См.: Панов И.И. Способ совершения преступления и уголовная ответственность. Харьков: Вища шк., 1982. С. 94-95.

49

квалифицирующих признаков, средством совершения преступления, обу- славливающим наступление преступных последствий и возникновение других признаков объективной стороны преступлений рассматриваемых категорий.

Таким признаком объективной стороны преступления, как место, время и обстановка характеризуют деяние «изнутри», является формой его проявления и поэтому не может существовать отдельно или наряду с деянием.

Следовательно, способ преступления существенно повышает общест- венную опасность деяния лишь в случаях, когда он создает значительно большие возможности причинения ущерба объекту, охраняемому законом, или сопряжен с посягательством на дополнительный объект, социальная значимость которого может быть даже более высокой, чем основного объекта преступления.

В соответствии с уголовно-правовой наукой, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, совершаются с умышленной формой вины. Естественно, способ совершения умышленного преступления - это прием или совокупность приемов, сознательно используемых виновным для достижения желаемого преступного результата. Исходя из сказанного, способ совершения преступления является механизмом осуществления общественно опасного деяния в целях достижения преступного резуль- тата.

По мнению Г.В.Бушуева, способ преступления и его последствия кор- релируют между собой54. На наш взгляд, способ преступления и его последствия коррелируют не только друг с другом, но и с виновностью (сознание совершаемого деяния, его последствий, а также желание, не желание, но сознательное допущение, либо легкомысленный расчет предотвращения последствий и т.п.), то есть с наличием интеллектуального и волевого элемента личности преступника, мотивом и целью, являющимися предметом доказанного. Следовательно, объективные и субъективные признаки, характеризующие со-

,4 См.: Бушуев Г.В. Способ совершения и его влияние на общественную опасность содеянною. Омск, 1988. С. 20.

50

став преступления, коррелируют в разной степени и на различных этапах расследования рассматриваемой категории преступлений.

Количественный показатель общественной опасности во многом зависит от того, связан ли способ преступления со средством совершения престу- пления, обстановкой преступления и с основным, дополнительным или факультативным объектами преступления, а также с предметом преступного посягательства. В зависимости от способа и использования средств совершения преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом, могут фигурировать различные предметы преступления, т.е. наркотики, изготовляемые из лекарственных препаратов кустарным способом или на промышленной основе, либо наркотики, изготовляемые из конопли или мака и других растений природного происхождения (некоторые виды кактусов, грибов, трав, цветов и других растений, не относящихся к наркосодержащим растениям, при соответсвующем использовании различных химических веществ, широко применяемых в быту и промышленности), изготов- ляемых кустарным способом или на промышленной основе.

Другие признаки объективной стороны преступления (обстановка, при которой совершено преступление, место, время и т.д.) имеют значение как элементы предмета доказывания особенно на первоначальной стадии расследования преступлений, связанных с наркобизнесом, в частности, когда место задержания подозреваемого отдалено в пространстве от места изготовления наркотических средств либо места сбора или выращивания наркотикосодержащих культур. Также подлежит доказанию идентичность изьятых веществ и растений, произрастающих в местах вероятного изготовления, посева, сбора наркотикосодержащих культур или других веществ. В этих целях следует провести физико- химическую, биологическую, ботаническую, агротехническую, судебно- фармакологическую экспертизы для установления сортов конопли и других растений, подвидов этих растений. К сожалению, разработанная методика НИИ МВД РФ и апробированная в 1989 году в органах внут- ренних дел Узбекистана не приобрела законную форму определения сорта и

51

вида конопли, мака, и это отрицательно влияет на состояние борьбы с нарко-тизмом в целом5-. На наш взгляд, качественный состав наркотиков, наркотикосодержащих культур и других веществ, их происхождение, сорта, места произрастания следует исследовать путем проведения криминалистических и судебных экспертиз. Это имеет важное значение для установления истины по делу и точной квалификации рассматриваемой категории преступлений.

Систему действующего уголовного законодательства еще нельзя считать настолько законченной и безупречной56, чтобы исключить вероятность принятия новых уголовно-правовых норм об общественно опасном поведении. Естественно, что процесс криминализации новых форм антиобщественного поведения носит ограниченный характер и протекает на фоне общего сужения сферы уголовной наказуемости. Тем не менее потребность в установлении новых уголовно-правовых запретов еще сохраняется.

В период перестроечных процессов в России законодателем, на наш взгляд, допущена необоснованная декриминализация ряда статей, например: исключение из УК РФ об уголовной ответственности за незаконные приобретение или хранение наркотических средств в небольших размерах либо потребление наркотических средств без назначения врача.; исключения статьи 224 (в новом законодательстве также не предусмотрено), что привело к развитию наркомании в стране, объединению лиц, занимающихся незаконными действиями с наркотическими средствами, в группы преступного сообщества, организованной преступности, развитию наркобизнеса.

55 См.: Гордиеико В.В, Коллизии, возникающие при осуществлении правоприменительной деятельности в борьбе с наркоманией // Проблемы повышения эффективности деятельности органов внутренних дел. Омск, 1990. С. 139.

,6 См.; В нормах Особенной части УК РФ были внесены изменения и дополнения на 59,2% по состоянию на ()1.0l.l97Xi. См. об этом: Сов. государство и право. 1978. № 12. С.14. По данным Коробеева Л.И. по состоянию на 01.0I.19S4 г. в Особенной част УК РФ были внесены изменения и дополнения в 168 статьях (53,3%). СМ.: Коробеевва А.И. Уголовная наказуемость общественно опасных деяний. По данным нашим в период перестроечных процессов Особенная часть УК РФ подвергнута криминализации и декриминализации около 48% статей.

52

Существование организованной и коррумпированной преступности в нашей стране признано как факт, хотя в последние годы государство принимает меры для борьбы с подобными явлениями57,

По нашему мнению, наркотизм, незаконный оборот наркотических средств, наркобизнес наносят невосполнимый ущерб здоровью, а порой и жизни, причиняют материальный и моральный ущерб, разрушают генофонд общества. Органы расследования, другие заинтересованные ведомства не могут достичь желаемых результатов, пытаясь решить указанные проблемы административно-правовыми, дисциплинарными, гражданско-правовыми мерами. В настоящее время и уголовно-правовые меры не приносят желаемых результатов. Криминалистическая же наука не может в достаточной степени разработать тактику и методику расследования преступлений, связанных с наркобизнесом, в виду недостаточного определения в ст. 35 в УК РФ понятия преступного сообщества и организованной группы и отсутствия в УК РФ понятия организованной, коррумпированной преступности, признаков нарко- бизнеса.

В связи с отсутствием методов, существующих норм, достаточно эф- фективно регулирующих борьбу с наркобизнесом, автором спроектирована криминализация соответствующих уголовно-правовых норм и предложена теоретическая модель основных концептуальных положений борьбы с наркобизнесом™.

С учетом изложенного автором рассмотрены в качестве предмета дока- зывания предложенные им объективные и субъективные признаки, характе-

См.: О борьое с коррупцией в системе государственной службы: Указ Президента РФ № 361 от 04.04.1992 года //Российская газета. 1992.: О состоянии законности, борьбы с перступностью коррупцией: Постановление УП Съезда народных депутатов Российской Федерации//Российская газета. 1992. 17 декабря. № 270(606). С. 6; Концепция государственной политики по контролю за наркотиками в РФ // Российская газета. М., 1993. 13 августа. С. 5.

,8См.: Меретуков Г.М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобизнесом: Основные концептуальные положения. Ростов н/Д, 1994. - 194 с. Ряд ученых-правоведов подчеркивает необходимость крмина- лизациии соответствующих отношений в случае невозможности регулирования другими отраслями права: См.: Злобин Г. А. Основания и принципы уголовно-правовою запрета // Сов. государство и право. 1980. № I. С. 74, 200, 241; Сахаров А.Б. Перспективы развития советского уголовного права // Сов. государство и право. 1983. №7. С. 86.

53

ризующие состав преступления незаконного оборота наркотических средств, наркобизнеса (относительно деяния, последствий, субъекта, личности правонарушителя, вины, мотива и цели). Соответственно, автор выделяет основные криминалистически значимые признаки (данные об обстановке преступления, данные о способе преступления и соответствующих ему типичных следах; данные о предмете преступного посягательства и данные об особенностях личности преступника) в качестве предмета доказывания, позволяющие осуществить успешную борьбу с наркобизнесом.

В криминалистической практике положения, предусмотренные ст.68 УПК РФ, трансформируются и доказываются в обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию. В процессе расследования преступлений, связанных с наркобизнесом, переплетаются решения множества криминалистических задач относительно элементов, структур, криминалистической характеристики, которая детализирует, приспосабливает признаки состава и обстоятельства, подлежащие доказыванию, для успешного раскрытия рассматриваемой категории уголовных дел. Структура преступлений дает возможность выделить одним их первых обстановку преступления как важный элемент, включающий в себя место и время, условия, способствующие и препятствующие развитию преступной деятельности и пр.)

Данные об обстановке преступления имеют достаточное значение для содержания криминалистической характеристики преступлений. Обстановка оказывает прямое воздействие на протекание и динамику преступления, обусловливая его механизм, указывает на закономерности образования информации о расследуемом событии, она способна влиять на формирование всех остальных элементов криминалистической характеристики преступления, определять характер поведения людей, участвующих в нем54.

Обстановка преступной деятельности, представляющая собой, с крими- налистической точки зрения, ограниченную пространственно- временными

v> См.: Куликов В.И. Обстановка совершения преступления и ее криминалистическое значение: Авто-реф. дис. … канд. юрид наук. М., 1983. С. 14.

54

рамками систему материальных, социальных, психологических элементов среды, в которой протекала деятельность преступника, некоторых участников события преступления, несомненно является одной из подсистем криминалистической структуры преступления. Именно обстановка служит той средой, в которой протекает преступная деятельность индивида, именно она содержит в себе сведения о способствующих или препятствующих этой деятельности условиях и пр.

В научном обороте криминалистики термин «обстановка совершения преступления» употребляется очень давно. Так, еще в дореволюционной криминалистической литературе отмечалось, «…что редко какое преступление по обстановке своей может …протекать вне мира вещей, на котором в той или иной форме проецируется преступление»60. Внешняя обстановка отражает не только внешние действия преступника, но и внутренние мотивы преступления61.

Правильное и четкое определение структуры обстановки преступления имеет большое теоретическое и практическое значение. Между тем у криминалистов отсутствует должное единство в понимании обстановки преступления. В результате этого одни авторы трактуют обстановку чрезмерно широко, а другие, наоборот, слишком узко. Так, в одном случае в содержание обстановки преступления, помимо всего прочего, включается «территориальная, криминалистическая, демографическая и иная специфика региона, в котором совершено преступление»62, а в другом - ее суть сводят в основном к содержанию материальной (вещевой) обстановки места совершения преступления’”.

” См.: Браюль Б.Л. Очерки по следственной части. Петроград,1916, С.71; Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М.. 1968, С. 175.

61 См.: Браюль Б.Л. Укач.соч. С. 91; Уголовный Кодекс РСФСР. М„ 1983. С. 158-159.

’’* См.: Образцов В.А. О криминалистической классификации преступлений // Вопросы борьбы с пре- ступностью. Вып. 33. М., 1980. С. 94.

61 См.: Ильченко К).И. Тактические прием исследования материальной обстановки места происшествия. Дис. …канд. юрид. наук. Алма-Ата, 1966; Толпекии К.А. Криминалистическая характеристика изнаси- лований // Повышение эффективности деятельности органов внутренних дел, прокуратуры, суда и юстиции в свете Конституции СССР. М., 1980. С. 154 и др.

55

По вопросам понятия и структуры рассматриваемого элемента крими- налистической характеристики преступления мы придерживаемся мнения о том, что необходимо, во-первых, применять ее интегральное понятие для обозначения системы факторов, определяемых пространством, временем, материальной обстановкой и рядом иных обстоятельств, в которых осуществлялась подготовка, совершение и сокрытие преступления, используя с этой целью термин «обстановка преступления»; во-вторых, применительно к развитию этапов преступной деятельности субъекта в окружающей среде употреблять дифференционное понятие обстановки преступления, различая обстановку, сложившуюся до, при и после совершения преступления64.

Обстановка, предшествовавшая совершению преступления, представляет собой систему пространственно-временных, материальных, социально- психологических и ряда других факторов окружающей среды, характер взаимоотношений преступника с предметом посягательства, которые оказывают влияние на подготовку и совершение преступления, определяемые образом детерминируя его способ.

Подготавливаясь к совершению преступления, преступнк порой активно воздействует на обстановку, внося в нее изменения и тем самым добиваясь благоприятных условий для совершения преступления. Изучение обстановки, предшествовавшей совершению преступления, дает возможность наиболее точно и полно определить пути и средства поиска доказательной информации, а также осуществить разработку эффективных мер, направленных на предупреждение аналогичных преступлений. Несомненна правильность указания на то, что «установить по делу истину без комплексного учета всех компонентов и этапов обстановки, предшествовавшей совершению преступления, нельзя»”5.

м См.: Гавло В.К. Обстановка преступления как структурный элемент криминалистической характеристики преступления // Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений. Иркутск, 1980. С. 51-53; Коновалова В.Г., Колесниченко Л.II. Теоретические проблемы криминалистической характеристики // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С. 17 и др.

'’5 См.: Гавло В.К. Указ.соч. С.52.

56

Обстановка совершения преступления представляет собой систему фак- торов окружающей среды, которые имеют непосредственной отношение к развитию кульминационного этапа преступной деятельности субъекта (субъектов) - совершению преступления, особенно, когда преступления совершаются группами организованной преступности. Она отражает наибольшее количество информации в отношении всех обстоятельств преступления. В свою очередь, обстановка совершения преступления в определенной мере может предопределять конкретный способ, заранее избранный преступником для совершения преступления и требовавший для своего осуществления наличия определенного сочетания тех или иных факторов, на создание которых были направлены действия преступника в ходе подготовки к совершению преступления.

Обстановка, сложившаяся после совершения преступления, представляет собой систему тех факторов окружающей среды, под влиянием которых развивались последующие события, связанные с ним. По времени эта обстановка ограничивается моментом начала осуществления процессуальных действий, связанных с расследованием преступления.

Для обстановки, сложившейся после совершения преступления, харак- терно возникновение отдельных, в ряде случаев существенных изменений по сравнению с той обстановкой, которая сложилась в момент совершения преступления, связанных с последующим воздействием на нее каких-либо факторов окружающей среды. Эти факторы могут носить как объективный, так и субъективный характер, являться случайными или преднамеренными, воздействовать в течение длительного или короткого промежутка времени.

«Внимательное, вдумчивое изучение обстановки, - писал И.Н. Якимов, - как бы вводит в атмосферу преступления, заканчивающуюся на окру- жающем, и не столько видимую, сколько чувствуемую и угадываемую. Проникновение в обстановку и обстоятельства преступления ведет к отчетливому

57

пониманию совершившегося, к постижению внутренней связи между действиями, совершенными преступной волей, и отражением их во вне»6’1.

Обстановка незаконного оборота наркотических средств, наркобизнеса как элемент криминалистической характеристики включает в себя признаки, возникновение и существование которых происходит в течение промежуточного времени, предшествующего либо следующего за совершением данного вида преступления. Она существенным образом влияет на формирование исходных ситуаций расследования”7, оказывающих прямое воздействие на выбор комплекса приемов, средств и методов раскрытия данной категории преступлений, особенно на первоначальном этапе расследования.

Обстановка, предшествовавшая совершению преступления, характеризу- ется рядом объективных и субъективных факторов, возникновение которых может происходить незадолго до незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки или сбыта наркотических средств, либо умышленного нарушения установленных правил производства, хранения, учета, отпуска с целью незаконного бизнеса наркотиков, хищения наркотических средств, посева или выращивания наркотикосодержащих растений, а также организации и содержания притонов наркобизнеса, что может быть разделено с моментами их совершения достаточно продолжительными отрезками времени.

Обстановка совершения преступления является объективной средой, в условиях которой совершается общественно опасное действие или бездействие. Незаконный оборот наркотических средств, наркобизнес совершаются активными действиями субъекта (субъектов). Разумеется также, преступления совершаются в определенном месте, в определенной время с применением различных способов и средств, при помощи которых образуются специфические типичные следы.

” См.: Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М., 1929. С. 75.

1,7 См.: Куликоч В.И. Обстановка совершения преступлений и ее криминалистическое значение: Авто-реф. дис. … канд. юрид наук. М., 1983. С. 17.

58

К числу основных криминалистически значимых признаков обстановки совершения преступлений относятся место и время их совершения.

Каждое место совершения преступления характеризуется множеством различных признаков, по которым его можно отграничить от окружающего пространства. Среди этих признаков имеются наиболее важные, доминирующие, определяющие назначение такого места для людей, его отличия от окружающей местности и обстановки. Опираясь на такие признаки, все места преступления можно отнести к определенным группам. При этом, однако, следует учитывать, что удельный вес каждой из таких групп в разрезе различных по виду регионов, а также времени года и сезона испытывает довольно значительные колебания. Поэтому одной из первостепенных задач расследования является установление пространственно-временной локализации преступных деяний, многообразных признаков, связей, отношений и взаимозависимостей места и времени их-совершения.

Установление и надлежащая оценка этих объективных условий имеют важное криминалистическое значение, так как нередко позволяют существенно сузить круг поиска лиц, совершивших преступление, опровергнуть ложное алиби подозреваемого, обвиняемого или осуществить комплекс следственных действий и оперативно-розыскных мер, направленных на получение доказательств преступной деятельности.

В обстановке совершения преступлений время - один из факторов события преступления. Может проявляться как момент начала существования или проявления, а также как форма существования криминалистически зна- чимых явлений, процессов и объектов; как продолжительный, фиксированный отрезок существования или восприятия важных, с точки зрения расследования, явлений и процессов, а также как показатель последовательности, хронологии процессов, явлений и объектов в обстановке совершения преступлений.

На наш взгляд, в некоторых случаях выявление порядка, временной по- следовательности действия или появления отдельных элементов обстановки

59

являются предметом доказывания и служат своеобразным ключом к раскрытию преступлений.

Любое преступление всегда совершается в определенной локальной внешней среде, чарактер и особенности которой теснейшим образом связаны с видом преступления и многими его криминалистическими чертами: где, как не в ней, искать объяснение основным причинам происшедшего и его обстоятельствам, информация для анализа следов преступления’‘8, поведения потерпевшего69, способа преступления70 и т.д.

Криминалистический анализ обстановки должен рассматриваться как совокупность аналитических, мыслительных приемов, приспособлений и применяемых для изучения специфических по своей сути криминалистических объектов, явлений, процессов с целью решения задач расследования. Все аналитические приемы указанного анализа обстановки совершения преступлений можно свести в несколько групп. В первую очередь в них входят приемы выделения информации об обстановке из общей массы криминалистических данных; во вторую - приемы выделения в ней значимых для расследования фактов, касающихся обстановки; в третью - приемы получения дополнительных сведений об обстановке и, наконец, в четвертую - приемы получения новых сведений об элементах криминалистической характеристики пре- ступлений.

Говоря о пространственно-временной характеристике преступления, необходимо отметить, что незаконный оборот наркотических средств, наркобизнес, как правило, совершается в разное время или в разных местах, нередко значительно отдаленных друг от друга.

68 См.: Турчин Д.А. Криминалистическое учение о следах в свете науки семиотики // Проблемы правового регулирования вопросов борьбы с преступностью. Владивосток, 1977. С. 117-126.

м См.: Быков КМ. О возможности использования виктимологического анализа при расследовании преступлений // Вопросы криминалистической тактики. Ташкент, 1978. С. 24-32.

70 См.: Великородный П.Г. Сравнительное криминалистическое исследование способов совершения преступлений с целью идентификации. Автореф. дисс. … канд. юрнд. наук. М., 1981. С. 18.

60 ‘

Как элемент криминалистической характеристики, место незаконных действий с наркотическими средствами играет большую роль в выяснении условий незаконного оборота наркотиков, наркобизнеса при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности. Причем место совершения преступления в уголовно-правовом аспекте не только является признаком незаконного действия с наркотиками, но служит основанием при квалификации преступных деяний рассматриваемой категории преступлений.

Возникла проблема борьбы со сбытчиками наркотиков из числа органи- зованных групп преступников. Среди них разделены обязанности по изготовлению и поставке, хранению и реализации наркотических средств. Перевозка осуществляется в основном автомобилями, за денежное вознаграждение, наркотики хранят у соседей, к сбыту нередко привлекаются малолетние члены семьи.

Места нарушения установленных правил отпуска, производства, приоб- ретения, хранения, учета, перевозки или пересылки наркотических средств разнообразны. При установлении и обнаружении синтетических наркотических средств, изготовленных на промышленной основе, необходимо выяснить, на каких предприятиях или в организациях совершались хищения и какие использовались при этом способы (злоупотребление служебным положением, методы насилия, разбойного нападения и т.д.), где именно производились те или иные преступные^ операции (хищение наркотических средств, создание излишков наркотикосодержащего сырья, неучтенных ценностей и наркотических средств), где и каким образом создавались излишки неучтенных ценностей (рецептурные бланки, наркотики, различные компоненты наркотических средств и т.д.), где изымались, хранились, сбывались и т.д.

При хищение наркотических средств лицом, которому были вверены эти наркотки в связи с его служебным положением или под охрану (ст.229 УК РФ), необходимо установить место нарушения установленных правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств.

61 При совершении хищения наркотикосодержащих растений и наркотиче- ских средств путем кражи либо разбойного нападения местом преступления являются, как правило, места производства, хранения, (фармакологические и фармацевтические фабрики, заводы, аптечные базы, аптеки, лечебные учреждения, кареты скорой помощи, поля, и пенькозаводы и т.д.), а также частные квартиры по месту жительства людей, правомерно или неправомерно владеющих наркотическими средствами.

Следовательно, выяснение данных обстоятельств позволяет не только правильно применить уголовный закон, но и достоверно определить масштабы хищений, все их эпизоды и всех участников.

Ранее автором упоминалось, что хищения наркотических средств, нару- шение установленных правил производства, хранения, учета с целью последующего хищения либо отпуска заинтересованным лицам нередко сопровождаются совершением таких должностных и хозяйственных преступлений, как взяточничество, должностной подлог, выпуск недоброкачественной, нестандартной и некомплексной лродукции, обман покупателей, халатность и др. В одних случаях эти преступления используются лицами, занимающимися незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, (обстоятельства, способствующие совершению рассматриваемой категории дел); в других - являются средстввом совершения и сокрытия преступления, в том числе и обстановки, места и времени совершения преступления, которые подлежат доказыванию. Все связанные с этим фактические обстоятельства также должны включаться в предмет доказывания. В него входят и все фактические обстоятельства, связанные с установлением субъекта преступления (необходимо выявить всех участников- преступления, собрать фактические данные, характеризующие личность каждого из них, установить наличие преступных связей между соучастниками, преступными группами, консолидирующие связи между ними, дающие основание заключить о наличии организованной преступности и роли каждого члена преступной группы в совершении незаконного оборота наркотиков, наркобизнеса), о субъективной стороне преступ-

62

ления, совершенного умышленно или неосторожно, конкретизированного и заранее обдуманного и т.п., обстоятельствах, отягчающих или смягчающих ответственность виновного, о незаконном бизнесе наркотических средств, в частности, нарушений установленных правил производства, хранения, учета и др., а также хищений, совершенных лицом, использующим служебное положение, или лицом, которому вверены наркотические средства, как правило, должностным лицом, материально ответственным лицом, использующим служебное положение, или лицом, которому вверены наркотические средства, как правило, должностным лицом, охраны, причем необходимо установить круг служебных прав и обязанностей этих лиц, каковы их фактические полно- мочия и роль в деятельности -соответствующих предприятий, учреждений, организаций.

Сюда же следует отнести установление субъективных условий, способ- ствующих совершению преступлений, предусмотренных в ст. 228 и ст.229 УК РФ (например, неправильный подбор и расстановка кадров материально ответственных лиц и т.д.), а также обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности каждого из соучастников преступлений.

Помимо фактов, входящих в предмет доказывания, в ходе расследования приходится устанавливать и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Ими могут быть промежуточные факты, по которым можно сделать логический вывод о наличии обстоятельств предмета доказывания.

Касаясь временных факторов, с которыми связан незаконный оборот наркотических средств, наркобизнеса, следует отметить, что одна из первоочередных задач расследования - правильная пространственно- временная локализация преступных деяний, выяснение многих признаков, связей, отношений и взаимозависимости места и времени их совершения.

Говоря о пространственно-временной характеристике преступных дей- ствий данной категории, необходимо отметить, что они, как правило, совершаются в разных местах, нередко значительно отдаленных друг от друга.

63

Обстановка, сложившаяся после совершения преступления. Чем более длительное время складывается такая обстановка, тем, как правило, зна- чительнее число событий, происходящих после незаконных действий, а также события, как показывает практика, обычно оказывают неблагоприятное влияние на возможности скорейшего раскрытия и расследования преступления71. К их числу, в частности, относится полное или частичное исчезновение следов преступления. Происходит изменение и уничтожение материальных следов в местах совершения преступления под влиянием изменившихся либо вновь возникших условий и обстоятельств, которые могут носить как объективный, так и субъективный характер. С течением времени забываются отдельные, подчас важные, детали происшедшего события свидетелями и понятыми.

Определенное криминалистическое значение имеет время, прошедшее с момента совершения преступления до момента установления его факта и возбуждения уголовного дела.

Несвоевременное возбуждение уголовных дел, неквалифицированное проведение доследственных мероприятий приводит к прекращению большого количества дел за недоказанностью и нарушением сроков расследования.

С обстановкой, сложившейся после совершения преступления, тесно связаны действия преступников и иных лиц по сокрытию следов незаконных действий с наркотиками, осуществляемые в адекватных временных границах.

Куликов В.И. считает, что «ограничение криминалистического понятия обстановки пространственно-временными рамками события преступления тоже не случайно и крайне необходимо как для науки, так и для следственной практики»73. Со столь категорической формулировкой В.И.Куликова соглашаться не следует. Ведь многие однородные преступления совершаются умышленно как с заранее обдуманным конкретизированным умыслом либо с

71 См.: Данов П.М. Организационные и криминалистические проблемы расследования преступлений но горячим следам: Автореф. лис. … канд. юрид. наук. М., 1982. С. 13-14.

7~ См.: Куликов В.И. Обстановка совершения преступления и ее криминалистическое значение. Дис… канд. юрид. наук. М., W83. С. 81-82.

64

внезапно возникшим и неконкретизированным умыслом, или по неосторожности, группой лиц или в одиночку, со сложной формой соучастия или преступным сообществом, с наличием или отсутствием обстоятельств, смягчающих или отягчающих вину преступника. Следовательно, при разработке тактических и методических рекомендаций расследования однородных групп преступлений необходимо учитывать конструкции конкретных правовых норм уго- ловного закона с учетом объективных и субъективных признаков и элементов состава этих преступлений. В таких случаях структура криминалистической характеристики разнородных либо однородных преступлений может видоизменяться.

Справедливо отмечают В.К. Гавло, B.C. Зеленецкий и СП. Дидковская, что «любому преступлению предшествует и за ним следует множество со- бытий, порой имеющих определенное криминалистическое значение, используемых для достижения целей расследования…»71.

В связи с изложенным, на наш взгляд, обстановка совершения преступ- лений, связанных с наркобизнесом, группой организованной преступности -пространственно-временное событие преступного действия, включающее физические, материальные, социально-психологические элементы окружающей преступника(ов) и специально выбранной им среды, в которой совершается постепенное, систематическое многоэпизодное преступное деяние, включающее и некоторых его участников (представителей правоохранительных органов, органов государственного управления и власти и др.), способных реализовать интеллектуальные и организаторские способности, влиять на формиро- вание всех структурных элементов криминалистической характеристики подобного рода рассматриваемого преступления, определять характер поведения

7 См.: Зеленецкий B.C., Предупреждение преступлений следователем. Харьков, 1975. С. 172: Гавло В.К. Обстановка преаупленя как структурный компонент криминалистической характеристики // Совершен- ствование расследования преступлений. Иркутск, 1980. С. 49-55; Дидковская СП. Осмотр места происшест- вия при расследовании лел о насильственной смерти. Киев, 1982. С. 86.

65

людей, степень организованности и сплоченности, взаимосвязи участвующих в нем, а также возможность обуславливать методику его расследования.

Позиция Н.П.Яблокова наиболее интересна: он считает, что «обстановку совершения преступлений можно определить как систему различного рода взаимодействующих между собой объектов, явлений и процессов, характеризующих условия места и времени, вещественные, физико- химические, метеорологические условия, производственные факторы, особенности поведения участников события и другие условия объективной реальности, сложившиеся в момент совершения, и механизм, проявляющийся в различного рода следах, позволяющих судить об особенностях этой системы»74. Ранее А.И. Вин-берг и Б.М. Шавер высказали аналогичные соображения”.

Обращает на себя внимание точка зрения СИ. Винокурова, который считает, что обстановка совершения преступлений в криминалистическом аспекте понимается как система определенным образом взаимодействующих между собой в конкретных условиях места и времени факторов объективной реальности, обуславливающих направленность и поведение людей в событии преступления, а также детерминирующих характер, механизм и условия материального отображения происходящих процессов и явлений в ходе характерной, относительно устойчивой (для однотипных преступлений) совокупности следов, исследование которых позволяет судить о сущности происшедшего7”. Аналогичное суждение имел В.У. Громов77.

Предмет доказывания по уголовному делу включает в себя определенные обстоятельства, обязательные к установлению.

Как известно, процесс доказывания по рассматриваемому уголовному делу начинается сразу же после обнаружения преступления в ходе производства самых первых следственных действий, но наиболее широко он разворачи-

74 См.: Исследование обстоятельств преступных нарушений правил безопасности труда. М, 1980. С. 145.

75 См.: Винберг Л.И., Шавер Б.М. Криминалистика. Изд. 3. М., 1949. С. 205.

7’‘См.: Винокуров СИ. Основные вопросы методики расследования преступных нарушений правил обращения со взрывчатыми материалами. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 1976. С. 24. 77 См.: Громов В.У. Методика расследования преступлений. М., 1929. С. 114.

66 вается только после выявления преступника. Известно также, что лица, совершившие преступление, появляются в уголовном процессе на разных его этапах. В ряде случаев это происходит сразу же после совершения преступления (преступления, совершенные известным лицом, задерживание неизвестного преступника непосредственно после преступления).

Проведенные исследования позволяют сделать вывод о том, что зафик- сированные в 92% уголовных дел преступления совершались с обстоятельством, отягчающим вину, в 42% •- одновременно присутствует наличие обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность преступников.

Анализ уголовных дел позволяет выделить типичные обстоятельства, отягчающие ответственность виновного7”: совершение преступления организованной группой - 68%; совершение преступления из корыстных побуждений -21,6%; совершение нескольких однородных и разнородных преступлений -29,8%; совершение преступлений в состоянии опьянения ~ 68,9%; совершение нового преступления ранее судимым - 48,4%, повторно - 75,6%.

Вместе с тем, в уголовных делах отмечается наличие и смягчающих об- стоятельств: чистосердечное раскаяние - 12%; явка с повинной - 5,8%; ак- тивное способствование раскрытию преступления - 3,4%.

Правильное установление отягчающих и смягчающих обстоятельств становится результатом лишь проведения многих первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий (по большинству сложных, многоэпизодных и скрытых преступлений).

Примечательным является уголовное дело N 305303, по которому про- ходило 27 человек, совершивших преступление, выразившееся в создании и функционировании (в течение 1987-1989гг.) двух подпольных лабораторий по изготовлению синтетических наркотических средств в крупных размерах,

Суммарная величина, может выйти ia пределы I00V поскольку для каждого виновного лица, проходящего по уголовному делу, судом признано несколько обстоятельств, отягчающих ответственность.

67

их реализации значительному числу лиц из среды наркоманов через глубоко • законспирированную сеть сбытчиков79.

Из 27 преступников по 15 лицам установлены следующие смягчающие вину обстоятельства: наличие малолетних детей - 5,4%; чистосердечное раскаяние - 2,7%; явка с повинной - 2,7%; активное способствование раскрытию преступления - 29,7%; заболевание туберкулезом легких - 2,7%; тяжелое заболевание почек, наличие первой группы инвалидности - 2,7%.

Вместе с тем, все 27 человек, совершившие данное преступление, признаны виновными. С отягчающими вину обстоятельствами: совершение пре- ступления организованной группой - 100%; совершение преступления из корыстных побуждений - 100%; совершение нескольких однородных и разнородных преступлений - 56,7%; совершение преступлений в состоянии опьянения - 54%; совершение нового преступления - 16,2%.

Как показывает следственная практика, при решении отмеченных задач в ходе расследования, с точки зрения объема и сути имеющейся информации о некоторых элементах криминалистической характеристики, могут скла- дываться две типичные следственные ситуации:

а) при которой следствие располагает достаточным объемом доказа тельств события преступления и виновности обвиняемого в расследуемом пре ступлении;

б) при которой следствие в силу объективных, (например, особенного своеобразия обстановки) и субъективных (допущенных ошибок в расследова нии) причин обладает недостаточным объемом доказательств преступления, необходимых для предъявления обвинения подозреваемому лицу.

Следственной и судебной практике известны и ситуации, при которых даже при наличии у следователя достаточного объема изобличающих доказа- тельств виновное лицо частично отрицает предъявленное ему обвинение, ссылаясь на существующие, но не известные следствию обстоятельства,
отно-

74 См.: Уголовное дело № 305303 // Архив Ленинского райнарсуда г. Санкт-Петербурга. 1993. 1-13 1/93, Т. 1- 14. Аналогичное дело рассмотрено Первомайским райнарсудом г. Ростова-на-Дону. 1987. 1-273/87. Т. 1-3.

68

сящиеся к обстановке совершения преступления. Так, например, нередко доводы обвиняемого о якобы оправдывающих его обстоятельствах в зависимости от вида преступления и конкретного дела могут связываться им:

а) с техногенной средой, в которой совершено преступление (напри мер, при нарушении технологии производства наркотических средств или при нарушении установленных правил производства, хранения и т.п., наруше ние техники безопасности);

б) с социально-технологической средой (например, с длительными неприязненными отношениями между людьми, с провоцирующими действия ми потерпевшего).

В любом из перечисленных случаев перед следователем стоит задача углубленного исследования той сферы события преступления, которая фигурирует в показаниях обвиняемого в качестве оправдывающих его обстоятельств.

Как уже отмечалось, еще одна разновидность сложных следственных ситуаций, возникающих при недостаточном объеме имеющихся в распоряжении следствия доказательств преступления и вины конкретного человека, иной криминалистической информации, связана с выжидательной позицией обвиняемого, дачей ими ложных показаний. В подобного рода ситуациях на первый план выдвигается задача получения возможно большего объема информации не от самого обвиняемого, а из других источников. Только таким образом возможно изобличение виновных в даче ложных показаний, получить сведения об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания и пр.

Как известно, источниками криминалистических сведений в той или иной мере могут быть все следственные действия, оперативно-розыскные и организационно-технические действия, проводимые в ходе предварительного следствия.

Конечной целью криминалистического анализа сведений об обстановке совершения преступлений является выявление преступника, но достигаться эта цель может и путем реализации промежуточных задач, то есть через более

69

глубокое познание способа и механизма преступления, признаков, свойств и качеств объекта посягательства, участников события преступления. Сведения об обстановке могут указать на особые связи соответствующей среды, какого-то другого объекта обстановки с преступлением. В результате следователь получает определенные данные для выявления истинных причин преступления, имеет возможность глубже разобраться в условиях, ему способствовавших. Имея эти сведения, можно сделать некоторые выводы о возможных субъектах преступления.

Большое значение для формирования обстановки имеет этап аналити- ческого выявления связей обстановки способа совершения преступления и, в частности, наиболее цепных для расследования особых связей, которые свидетельствуют о том, что в другой обстановке данный способ совершения преступления вряд ли привел бы к достижению преступного результата. О наличии таких связей могут свидетельствовать сведения о высокой степени приспособленности к техногенной среде (например, преступник имел при себе инструмент, обеспечивающий бесшумное проникновение в хранилище; нарушение технологического процесса производства наркотических средств; использование рецептурных бланков, печатей, штампов с целью незаконного приобретения наркотиков) и т.д.”Из этого могут быть сделаны выводы о том, что преступник специально выбрал именно это место, владеет только данным способом, который связан с профессией преступника или его преступным опытом и пр.

С обстановкой совершения преступления могут быть связаны также и способы подготовки, сокрытия следов преступления.

Кроме исследования связей обстановки со способом совершения пре- ступления, большое значение имеет выявление связей обстановки с объектом (предметом) преступного посягательства - потерпевшим. Криминалистический анализ сведения об обстановке способен указать на наличие между ними каких-то особых связей.

70

Большое значение для раскрытия преступлений имеет выявление связей обстановки их совершения с определенными особенностями личности пре- ступника. Одни из таких связей лежат на поверхности исследуемого события и не сложны для установления (например, место и время совершенного преступления может указать на to, что преступник проживает или работает вблизи данного места; что хищение совершено на рабочем месте, где именно он имел доступ; излишки наркотических средств созданы на рабочем месте куда, кроме преступника, никто не имеет доступа и т.п.).

Криминалистический анализ сведения об элементах, структуре характе- ристики преступления направлен к одной конечной цели - раскрытию и расследованию преступления.

Обстановку совершения преступления следует рассматривать как реаль- ность, являющуюся обязательным элементом структуры преступной деятельности, как предмет доказательства, подлежащий установлению и доказыванию.

Сведения об обстановке совершения преступления также являются важ- ным элементом их криминалистической характеристики, средством, способствующим раскрытию преступных деяний.

Данные об обстановке совершения преступления при анализе первичных сведений, поступивших из разных источников и собранных следственным путем, могут быть использованы в целях получения информации об элементах криминалистической характеристики преступлений (в том числе и о самом преступнике), местонахождении возможных источников дополнительных криминалистических сведений о преступлении.

В криминалистическом плане определение места совершения престу- пления важно как для изучения обстановки, в которой совершено преступление (с целью установления механизма следообразования, выявления свидетелей и поиска вещественных доказательств), так и для установления закономерных связей с другими элементами криминалистической характеристики.

71

Велико значение пространственно-временных факторов, поскольку они влияют на сохранение доказательной информации (в самом широком смысле) и, естественно, должны учитываться при расследовании дел данной категории. На наш взгляд, неравномерные интервалы во времени в общей цепочке преступных действий наркоманов обусловлены следующими обстоятельствами: временем, затраченным на транспортировку и доставку наркотиков к месту хранения, сбыта; большим количеством наркотических средств и сбытом их не сразу, а постепенно, по мере подыскания покупателей.

Рассматриваемые преступления являются сложными по составам и в преступных деяниях, связанных с наркобизнесом, имеют в своей структуре действия по подготовке и сокрытию следов преступления. Обстановка их совершения отличается большой сложностью содержания, длительностью во времени и в пространстве, трудностью содержания, по сравнению с одноэпи-зодными и скоротечными преступлениями. Внутреннее содержание обстановки совершения некоторых преступлений, объем и качество сведений о них, которыми располагает следствие, способны влиять на формирование ситуаций расследования и отдельных следственных действий, упрощая или усложняя их.

При оценке первичных следственных ситуаций отмеченные сведения обычно бывают необходимы для выбора оптимальных комплексов следст- венных и оперативно-розыскных действий и их последовательности, обеспечивающих собирание необходимой криминалистической информации и выявлению виновных.

Использование сведений об обстановке совершения преступления в процессе расследования, по мере накопления доказательственной и иной криминалистической информации, целесообразнее всего осуществлять в непрерывно нарастающем объеме, так как только такой подход, а не эпизодическое обращение к ним может наилучшим образом обеспечить решение стоящих перед следствием :;адач.

72

Данные о способе преступления и соответствующих ему типичных следах представляет собой важнейший элемент криминалистической характери- стики преступлений. Это объясняется в первую очередь тем, что способ преступления определенным образом детерминирован, и это позволяет установить его взаимосвязи с признаками, относящимися к другим элементам криминалистической характеристики.

Криминалистическое учение о способе преступления основывается на эмпирическом познании и диалектико-материалистическом истолковании такого явления, как устойчивость способов совершения аналогичных преступлений одним и тем же лицом или разными лицами80.

Способ совершения преступления - это собирательное определение ряда сознательно-волевых действий лица. Они несут смысловую информацию о мотиве и цели их совершения. Однако выявления способа совершения преступления еще недостаточно для раскрытия преступления. Во всех случаях способ совершения преступления должен быть проанализирован в его связи с направленностью умысла, мотивом и целью совершения преступления. Сам по себе способ совершения преступления способствует объяснению лишь цели преступных действий. Правильное понимание цели и мотива преступления позволяет построить версию об объекте и предмете преступного посягательства, о конкретных лицах, о способе сокрытия преступных действий и следов преступления, о средствах, орудиях и иных предметах, используемых при незаконном обороте наркотических средств, наркобизнеса. Следовательно, способ совершения преступления приобретает поисковое значение, достигаемое установлением с помощью следственных действий, оперативно- розыскных мероприятий, лишь в свете его объяснения соответствующим мотивом и целью совершения преступления.

В криминалистической литературе отмечено, что способ совершения как элемент криминалистической характеристики - это система действий

*” О формах повторяемости см.: Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М., 1970. С. 50-66.

73

субъекта, охватываемая единством замысла и цели (конкретного желаемого результата)81.

Круг виновных лиц во всех случаях определяется с учетом данных при- знаков, характеризующих объективную сторону, особенно субъективные причины: целевые (конкретизированный и заранее обдуманный), профессиональные (навыки, умения, интеллектуальные способности и т.п.), групповые (сообщества, шайка, банда, организованная и коррумпированная преступность), повлиявшие на выбор и использование лицом таких объективных факторов, как способ, средства, орудия, условия, обстановка совершения и события преступления. В разработку криминалистических аспектов способа совершения преступления серьезный вклад внес Г.Г. Зуйков, который обосновал идею детерминации способа преступления факторами, связанными с обстановкой его совершения и моментами субъективного порядка82.

О способе совершения преступления как элементе криминалистической характеристики нужно вести речь применительно лишь к умышленным видам преступлений, в которых существует взаимосвязь субъективных и объективных элементов, в результате которой между ними (умыслом, мотивом, целью преступления, способом его совершения и сокрытия преступления, также преступным результатом) образуется смысловое единство. Поскольку способ в структуре преступного поведения выступает в качестве средства достижения цели, то в криминалистической характеристике он должен, прежде всего, соотноситься с детерминирующей его целью преступления. На наш взгляд, все элементы криминалистической характеристики выступают в качестве единой и динамичной системы только потому, что имеют общее смысловое значение - как элементы единого преступного поведения конкретного лица (лиц). Смысловое единство преступной деятельности определяется характером его субъ-

Sl См.: Васильев Н.Л., Яблоков Н.П Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984. С. 119; Зуйков I”.Г. Установление способа совершения преступления. М.. 1970. С. 13-15; Жордания И.Ш. Структура и правовое значение способа совершения преступления. Тбилиси, 1977. С. 46-57.

”: См.: Г.Г.Зуйков. Криминалистическое изучение способов совершения преступления. Автореф. дисс… д-ра юрид. наук. М., 1970. С. 6-8, 10; Его же. Криминалистическое учение о способе совершения преступления. Криминалистка. М., 1980. Т. I.

74

ективной стороны. Этот признак субъективной стороны безусловно имеет поисковое значение по делу.

Поисковая функция элементов субъективной стороны особенно наглядно просматривается в преступлениях, совершаемых группами. В них, как правило, имеет место развернутая мотивация. Она включает мотив и цель преступления, наличие решения и конкретного плана совершения преступления, распределение ролей между членами преступной группы и т.д.

Способ совершения преступления - один из ярких элементов, опреде- ляющих структуру преступной деятельности, и сведения о нем, безусловно, должны быть отнесены к общим элементам криминалистической характеристики. Несмотря на довольно большое количество научных разработок, посвященных способу совершения преступлений, проблемы структурных данных о нем81, составляющих его суть, остаются дискуссионными. Авторы, касавшиеся криминалистического понятия способа преступления, видят в нем «систему действий или воздержания от них, либо совокупность тех и дру- гих»”4, «образ действий преступника, совокупность приемов»*’; включают в способ «все его причинно-обусловленные черты»””. Однако это не дает должного представления о структуре .тех сведений о способе преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и наркобизнесом, которые могут входить в его криминалистическую характеристику. В указанных целях автор предпринял попытку проанализировать данный вопрос с позиции системного анализа.

До настоящего времени еще не выработано единого понятия способа преступления в криминалистическом смысле. Однако, несмотря на некоторые

н} См.: Куликов В.И. Обстановка совершения преступлений и ее криминалистическое значение. Дис. …канд. юрид. наук. М., 1983. С. 238.

*4 См.: Дна вопроса следственной практики в Закавказье. Теоретико-практический журнал уголовного права // Криминалист. 1988. №2. С. 15-17; Яблоков Н.Г1. Исследование обстоятельств преступных нарушений правил безопасности труда. М., 1980. С. 145.

85 См.: Васильев В.Н. Следственная тактика. М., 1976. С. 196; Колесниченко А.Н. Актуальные проблемы методики расследопания преступлений // Вопросы государства и права. М., 1970. С. 330-336.

“6 См.: Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступлений // Соц. законность. 1971. № 11. С. 14-19.

75

различия взглядов по основным положениям этой проблемы, мнения авторов близки87.

Из предложенных дефиниций нам представляется наиболее предпочти- тельным определение способа преступления как системы объективно и субъективно детерминированных, причинно и функционально связанных действий преступника по подготовке, совершению и сокрытию преступления, сопряженных с использованием условий места и времени, орудий и средств, соответствующих общему преступному замыслу и достижению цели88.

Как отмечено, способ преступления представляет собой систему, в ко- торую входят относительно самостоятельные и в то же время взаимосвязанные процессы: подготовка к совершению преступления, совершение преступления, сокрытие преступления. С учетом этого представляется более предпочтительным использование в качестве собирательного по отношению к указанным процессам термина «способ преступления», а не «способ совершения преступления», т.к. последний «фактически сам является частью способа преступления, его элементом, отражающим центральную, кульминационную зону преступления»”’’.

Способ преступления может быть детерминирован рядом объективных и субъективных факторов. При этом среди определенной совокупности фак- торов, детерминирующих конкретный способ преступления, один или не- сколько из них могут приобретать доминирующее значение. Эти факторы не относятся непосредственно к способу преступления, а выявляются и исследуются, как правило, в рамках соответствующих элементов криминалистической характеристики преступлений.

87 См.: Например. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1970; Колесниченко А.Н., Коновалова В.Е. Укач. соч. С. 22; Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978. С. 29; Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления // Соц. Законность. 1971. № 1 I. С. 16.

88 См.: Зуйков ГГ. О способе совершения и способа сокрытия преступления // Оптимизация рассле дования преступлений. Иркутск, 1982. С. 56-57. Аналитическое определение способа преступления было пред ложено Р.С. Белкиным (см.: Белкин Р.С. Укач. соч. Т. 3. С. 23 I).

84 См.: Гавло В.К. Обстановка преступления как структурный элемент криминалистической характери- стики преступления // Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений. Ир- кутск. 1980. С. 16S.

76

В ряде сл>чаев на той или иной стадии преступления происходит опре- деленное изменение факторов, детерминирующих способ преступления, что отражается в соответствующих изменениях самого способа преступления, свидетельствуя о его динамизме.

Подготовка, совершение и сокрытие преступления могут рассматриваться как составляющие процессы определенного способа преступления лишь при том условии, что они охватываются единым преступным замыслом. При этом между ними может наблюдаться определенный разрыв во времени совершения, наличие разных субъектов, исполнение и место совершения.

В ряде способов совершения преступления встречается отсутствие таких элементов как подготовка и сокрытие преступления, либо одного из них, обусловленного конкретными факторами обстановки преступлений. Обычно отсутствие подготовки к совершению преступлений характерно для неосторожных преступлений. В умышленных преступлениях подобная ситуация может встречаться, например, когда умысел на совершение преступления возникает у преступника фактически одномоментно с началом осуществления действий по его совершению.

Встречаются случаи, когда совершение преступления и последующее его сокрытие не связаны общим преступным умыслом, определяющим способ преступления. К сокрытию преступления до и во время его совершения не пробегают, например, преступники, первоначально ошибочно оценивающие ситуацию, как не требующую мер по сокрытию. При этом можно говорить о существовании самостоятельного способа сокрытия преступления, не являющегося составной частью способа преступления’*’.

Описание в криминалистической характеристике способов преступлений заключается не только в указании тех действий, в выполнении которых они заключаются, но и в описании остающихся при их применении типичных

ч” См.: Белкин PC. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С. 214-217; Зуйк>ш Г.Г. О соотношении способов совершения и сокрытия преступлений // Научная ин- формация по вопросам борьбы с преступностью. № 76. М., 1983. С. 34-36.

77

следов и мест, где эти следы вероятнее всего могут быть обнаружены. Именно выявление, изучение и сопоставление в ходе расследования оставшихся следов и дает возможность, наряду с другими фактами, сделать верные выводы о применявшемся способе преступления.

Криминалистика «изучает способ совершения преступления по существу как содержательное явление действительности на основе познания зако- номерностей его формирования, причин и форм повторяемости, разрабатывает средства, приемы и методы обнаружения, собирания, исследования и оценки судебных доказательств…

Вместе с тем, познание способа совершения преступления рассматривается в криминалистике как метод практической деятельности и предмета до- казывания, который ведет к установлению истины по конкретному делу, расследование которого идет от установления способа совершения к его раскрытию»’”.

Под способом совершения в криминалистическом смысле следует по- нимать обусловленную различными объектами субъективными факторами систему деисгвий преступника (или воздержания от них), в которой могут быть выделены отдельные структурные элементы, оставляющие различного рода характерные следы вовне и позволяющие с помощью криминалистических премов и средств получить сведения о сути совершенного преступления, его обстоятельствах, лице или круге лиц, которые могли его совершить, и соответственно определить оптимальные методы решения отдельных задач раскрытия преступления.

Обычно способ совершения преступления характеризуется как действия или воздержание от них, но иногда, как справедливо отмечается в литературе, он может включать в себя только одно действие”2. Способ совершения преступления - один из самых важных элементов анализируемой характери-

’” См.: Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований. M., 1970. С. 11.

12 См.: Самойлов Г.А. Основы криминалистическою учения о навыках. М., 1968. С. 106.

78

стики преступлений. Именно он чаще всего дает наибольший объем кри- миналистической информации, позволяющей сориентироваться в сути происшедшего и наметить оптимальные методы раскрытия преступления.

Рассматривая способ незаконного оборота наркотических средств, нар- кобизнеса (подобных конкретных составов преступлений, не предусмотренных в УК РФ), следует иметь в виду способы преступления, предусмотренные в статьях 228, 229, 230, 231, 232 и 233 УК РФ.

Преступления, предусмотренные ст. 228 УК РФ, характеризуются нали- чием разнообразных действий - незаконным изготовлением, приобретением, хранением, перевозками или сбытом наркотических средств.

Акт изготовления фактически отделяется от акта приобретения или сбыта не только по времени, но и нередко по месту, а между этими действиями в ряде случаев появляется промежуточное связывающее звено в виде хранения наркотиков, их перемещения в пространстве.

В соответствии с этим способы совершения таких действий необходимо рассматривать применительно к указанным этапам:

а) способы изготовления наркотиков кустарного производства либо с использованием промышленного или производственного оборудования;

б) способы изготовления синтетических наркотических средств;

в) способы приобретения наркотиков;

г) способы сокрытия наркотиков;

д) способы транспортировки наркотиков;

е) способы сбыта наркотических средств;

ж) способы нарушения установленных правил производства с целью незаконного получения наркотических средств в системе медицинской про мышленности и здравоохранения;

з) способы нарушения хранения, учета, отпуска, перевозки или пересыл ки наркотических средств с целью незаконного получения наркотических средств в системе здравоохранения.

79

Изученные уголовные дела о сбыте наркотических средств позволяют разрабатывать следующую программу установления фактов, способов, каналов сбыта наркотиков.

  1. Установить и изучить связи расхитителей и нет ли среди этих связей наркоманов, а также лиц, причастных к наркобизнесу или другим преступлениям, в ходе допросов сослуживцев, соседей, родных, близких расхитителей и оперативным путем.
  2. Выяснить, нет ли среди задержанных с наркотиками лиц, связанных с расхитителями, работниками больниц, охраной предприятий и т.п.
  3. Проанализировать данные, полученные в результате обысков, осмот- ров различных записей, записных книжек с адресами, фамилиями, условными знаками, расчетами, с целью установления связей расхитителей.
  4. Проверить сведения о каналах сбыта, полученные от расхитителей или оперативным путем.
  5. Получить информацию от наркоманов, употребляющих наркотики, аналогичные похищенным, о лицах, которые могли скупать наркотики непосредственно у подозреваемых или через перекупщиков.
  6. При наличии оснований лровести обыски у подозреваемых и лиц, через которых сбывались наркотики, с целью обнаружения похищенного и до- казательств хищения - записей, рецептов, денег, сберкнижек, ценных пред- метов и т.п.
  7. Организовать задержание лиц, подозреваемых в сбыте похищенных наркотиков или в других преступных операциях.
  8. Допросить задержанных.
  9. Способы преступления, предусмотренные в ч.5 ст.228 УК РФ, т.е. на- рушения установленных правил производства, изготовления, переработки, приобретения, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических веществ,

80

находящихся под специальным контролем, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил. За совершение данного общественно опасного деяния могут быть привлечены к уголовной ответственности как должностные лица, так и те, которые по роду своей деятельности обязаны соблюдать правила (главврач, зав.аптекой, инженер-технолог и т.д.), и иные лица, которые в силу порученной им работы обязаны соблюдать указанные правила (например, младший медицинский персонал, осуществляющий инъекции больным, рабочие фармацевтических предприятий, медицинских учреждений, аптек и др.).

В целях предупреждения хищения, краж, злоупотребления, превышения должностным лицом власти или злоупотребления служебным положением и другие противоправные действия в местах производства наркотических средств установлены следующие’правила:

При хранении - помещения, склады должны соответствовать ГОСТу, необходимо наличие охранно-пожарной сигнализации, охраны; специальные шкафы и сейфы; наркотические средства должны храниться в упаковке изготовителя или и опломбированной таре с указанием их наименования и надписью «яд» и изображением черепа и костей.

Учет ведется таким образом, чтобы ежедневно можно было установить количество наркотического сырья и готовых наркотических средств в наличии. Остаток в учетной документации выводится в фактической массе и в пересчете на 100% содержания основного вещества.

Отпуск наркотических средств со склада производится по лимитно- заборной карте. Выдача наркотических средств регистрируется в книге учета на складах предприятий и в журнале охраны «Выдача наркотического средства». На первое число месяца, ежедневно и к концу каждой смены в книге учета выводится книжный остаток сырья на складе.

Кладовщик цеха транспортирует отпущенные со склада наркотические средства в цех в сопровождении представителя охраны.

81

Отпуск наркотических средств для изготовления готовых лекарственных форм производится ежедневно в количестве, не превышающем его суточные потребности.

Переработка и производство наркотических лекарственных средств ведутся в специальных изолированных помещениях, оборудованных кон- трольно-пропускным пунктом, вход разрешается только по специальным пропускам через КПП с полным переодеванием. В эти помещения лицам запрещается вносить какие-либо предметы, кроме продуктов питания, табачных изделий. Вынос этих продуктов категорически запрещается. Запрещается выносить неиспользованные продукты питания и пищевые отходы.

Технологический процесс по переработке наркотических средств производится в строгом соответствии с технологическим регламентом. Наркотические средства, которые пришли в непригодное состояние, уничтожают следующим образом: наркотические средства растворяют в 10%-ном растворе щелочи, оформляют актом.

Отдельными членами групп организованной преступности могут быть созданы «предприятия - ширмы», которые, как правило, существуют длительное время и занимаются осуществлением «предпринимательской» деятельности, предусмотренной Уставом. Но уставная деятельность в них носит маскировочный характер и приносит незначительную долю в подлинной прибыли предприятия, большая ее часть образуется в результате внеуставной деятельности, которая (также как и прибыль) скрывается. Скрытая часть прибыли присваивается.

Такие предприятия не осуществляют крупномасштабную уставную дея- тельность. Их организаторам -выгодно, когда минимальный объем работ предполагает небольшое количество работающих, они стремятся производить отбор сотрудников таким образом, чтобы они фактически не участвовали в управлении предприятием и в то же время были готовы подписать любой документ (фиктивный протокол общего собрания и т.п.), помогающий руководителям предприятия избежать ответственности. Одним из направлений дея-

82

тельности лжепредприятий - и побочной деятельности «предприятий- ширм» является обналичивание безналичных денежных сумм путем открытия субсчетов расчетного счета. Заинтересованные в «обналичивании» денег клиенты перечисляют крупные суммы безналичных денег на субсчет предприятия, минуя его расчетный счет. Снятие наличных денег с субсчета осуществляется следующими способами:

а) представляют банку фиктивный договор, в котором указано, что предприятие рассчитывается с контрагентами наличными деньгами;

б) открывают в Сбербанке субсчета и лицевые счета заинтересованных лиц, перечисляют деньги с субсчета на лицевые счета в виде зарплаты, гоно рара и т.п.

Время хищения - это время создания источников хищения либо время сокрытия недостачи (при хищении подотчетных ценностей) и время завладения ценностями. Оно может быть выражено конкретными датами, отчетами, в крайнем случае - межинвентаризационными периодами.

При свершении хищений преступными группами организованной пре- ступности возможны следующие уровни организованности:

группа материально-ответственных лиц предприятия;

группа материально-ответственных лиц и руководящих работников предприятия;

группа материально-ответственных лиц и работники бухгалтерии, об- служивающие это предприятие;

материально-ответственные лица данного предприятия и материально- ответственные лица поставщиков и получателей продукции;

материально-ответственные и руководящие лица данного предприятия и материально-ответственные и руководящие лица других предприятий, не находящихся в официальных хозяйственных связях с данными.

В пределах этих уровней организованности групп расхитителей воз- можны иные сочетания.

83

В любом случае при совершении хищения у группы расхитителей любого уровня организованности внизу перевернутой пирамиды, образованной преступными группами любого уровня и связанными с ними руководящими лицами разного ранга, находится материально- ответственное лицо или их группа.

При совершении хищений материально-ответственными лицами и ру- ководящими работникам фармацевтических предприятий, лечебных учреждений, организаций здравоохранения могут быть использованы следующие источники: подотчетные ценности; резервные ценности, создаваемые на производственном участке материально-ответственного или руководящего лица; сторонние (или «левые») ценности; неучтенная продукция.

Незаконному отпуску и приобретению наркотиков из лечебных учреж- дений способствуют следующие признаки нарушения: выписывание рецепта не на специальных бланках, выписывание рецепта медсестрой либо другим лицом, а подпись врача оформлена другим почерком, отсутствие подписи врача либо главного врача, или рецепт оформлен разными почерками; отсутствие соответствия содержания печати и штампа учреждения здравоохранения или личной печати врача; выписывание двух и более наркотических средств на одном рецепте, отсутствие личной печати, адреса, номера телефона и регистрационного номера врача, занимающегося частной практикой; отсутствие или наличие восклицательного знака после названия лекарства; отсутствие оформления рецепта на латинском языке; получение наркотических средств по рецепту в аптеке не по месту жительства.

Из изложенного следует, что любое нарушение из перечисленных необ- ходимо сличить с инструкцией о порядке хранения, учета, прописывания и отпуска наркотиков, о порядке сбыта, приобретения и перевозки наркотических средств, с правилами выписывания рецептов, а также с порядком хранения рецептурных бланков, которые являются предметами доказывания.

В целях установления истины по делу при нарушении установленных правил производства с целью незаконного получения наркотических средств в

84

системе медицинской промышленности и здравоохранения способ совершения рассматриваемого преступления слагается из ряда элементов и включает в себя подготовку к совершению хищения; завладение похищенным (наркотические средства), имуществом (его изъятия); реализацию (сбыт) похищенного; маскировку (сокрытие следов) хищения’”.

На наш взгляд, этапы хищения наркотических средств последовательно сменяют друг друга, однако они не отделены четкими временными границами.

Например, маскировка хищений может совпадать по времени с подго- товкой к ним, когда преступники заранее, еще до изъятия наркотиков, применяют приемы сокрытия хищений. Здесь следователь сталкивается с необходимостью раскрыть многоэлементную систему тщательно продуманных, подготовленных и тонко замаскированных действий преступников. Сложность этой задачи состоит в том, что преступники в результате нарушений ГОСТа, установленных правил производства сначала создают излишки наркотического сырья, перевозят их в цех переработки, где изготавливают продукт, изготовленные наркотики перевозят в места нелегального хранения или сбыта. Кроме перечисленных, совершаются другие действия, предусмотренные в ч.5 ст.224 УК РФ (учет, отпуск, пересылка, хранение наркотиков), в чем принимает участие достаточное количество виновных лиц. Таковыми могут быть зав. складом, кладовщик, технолог цеха, мастер или начальник цеха, охрана, водители, рабочие, непосредственные работники по изготовлению наркотиков. Иногда бывает, что некоторые из них не знают об истинном характере своих действий. Поэтому эти обстоятельства должны учитываться в криминалистической характеристике
рассматриваемого преступления как

Некоторые авторы считают, что способ сокрытия может существовать самостоятельно как система действий по уничтожению, маскировке или фальсификации следов преступления и преступника как материальных, так и идеальных (см.: Р.С. Белкин. Курс советской криминалстики. Т. 3. М., 1979. С. 183- 193). Он же. Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С. 190. На наш взгляд, в делах данной категории приемы подготовки, совершения и сокрытия преступления тесно связанны в единую систему действий и поэтому не могут рассматриваться в отрыве друг от друга как самостоятельные элементы криминалистической характеристики.

85

предмета доказывания и субъективной стороне преступления. Способы хищения путем нарушения установленных правил производства представляются чрезвычайно важными, поскольку при этом преступники совершают другие действия путем различных способов незаконного отпуска, перевозки, пересылки, нарушения хранения, учета. Каждый из них оставляет свои типичные неповторимые следы, выявляемые с помощью соответствующих им доказательств, поскольку при подготовке, совершении и сокрытии следов преступлений, связанных с умышленным нарушением правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозок или пересылки наркотических средств, преступники используют обычные финансово-хозяйственные операции, которые непременно фиксируются в документах и являются важными источниками доказательств по делам данной категории. Многие способы направлены на создание недостачи, излишков, за счет фальсификации каких-либо компонентов наркотика, уменьшения их веса или размера, замены доро- гостоящих компонентов дешевыми, недовложения каких-либо материалов, искажения данных лабораторных анализов и т.п. При расследовании дел данной категории часто возникают вопросы, для разрешения которых требуются специальные познания; важные доказательства содержатся в заключениях экспертов - бухгалтеров, товароведов, технологов, экономистов, химиков, фармакологов, криминалистов и др.

Необходимо установить не только основные непосредственные объекты, но и другие дополнительные объекты, а также предмет преступления: каким наркотическим средством и в каком количестве завладели преступники, какой организации (государственной, муниципальной и иной формы собственности) оно принадлежит, в чьем ведении непосредственно находится. Необходимо установить стоимость похищенных наркотиков.

Важно определить, когда, в течение какого времени совершались пре- ступные действия, достоверно установить размер нанесенного ущерба, конкретные предметы преступления, в чем упакованы и какие подписи имеются на них. Эти данные позволяют следователю или органу дознания сделать вы-

86

вод о круге лиц, принимавших участие в совершении преступления, о невиновности подозреваемого в том или ином эпизоде преступления. Также это необходимо с точки зрения правильного применения уголовного закона.

Незаконный бизнес наркотических средств часто сопровождается их хищением, т.е. незаконным изъятием из государственных, муниципальных организаций и учреждений путем краж, растраты, присвоения либо злоупотребления служебным положением (в этих случаях действия виновных должностных или материально-ответственных лиц следует квалифицировать по ст.229 УК РФ и дополнительно по другим статьям УК РФ), а незаконное изъятие наркотических средств у граждан, владевших правомерно либо незаконно, совершается не только путем кражи, но и путем мошенничества. Способы совершения хищения наркотических средств как обстоятельства, подлежащие установлению, различны. В них должны быть включены и дополнительные обстоятельства, так называемые промежуточные факты’4. Они не входят непосредственно в предмет доказывания, но являются средствами, с помощью которых устанавливаются обстоятельства, подлежащие доказыванию. Чем сложнее преступление, чем больше оно замаскировано, тем сложнее установление самих этих промежуточных фактов, имеющих значение косвенных доказательств’5.

При конкретизации квалификации деяния должна учитываться уголовно- правовая оценка преступного деяния, его квалифицирующие признаки. При совершении хищения наркотических средств (ст.229 УК РФ и ч.5 ст.228 УК РФ и т.п.) должностными либо материально-ответственными лицами; повторно или по предварительному сговору группой лиц; с использованием своего служебного положения либо с применением насилия, не опасного для

44 О промежуточных факторах см.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.. 1973. С. 142.

1)< См. об этом: Советская криминалистка. Теоретические проблемы. М., 1978. С. 183; А.И. Винберг, Г.М. Миньковский, Р.Д. Рахунов. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1956, С. 3-81; Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979; Он же. Теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делах: (Процессуальные и криминалистические исследования): Дис. … д-ра юрид. наук. Краснодар, 1979, С. 370.

87

жизни и здоровья, или лицом, которому были вверены в связи с его служебным положением или под охрану, а также лицом, ранее совершившим преступление, предусмотренное ч.1 и ч.2 ст. 229, 230, 231 УК РФ; совершенное организованной группой или хищение в крупных размерах.

Следует отметить, что частная методика охватывает близкие по способу или иному критерию преступления, но разные по квалификации.

Во всех случаях необходимо устанавливать и учитывать особенности оп- ределенной разновидности хищения наркотических средств. Детализация в этом случае обусловлена криминалистической характеристикой хищения и приоритетом того или иного ее элемента - способа совершения, средства совершения и типичных следов (механизма следообразования), данными о личности преступника и потерпевшего, предмета преступного посягательства, об обстановке совершения хищения и др.

При установлении обстоятельств совершения хищения наркотических средств с целью незаконного бизнеса, их незаконного оборота следует обратить внимание на следующие признаки, подлежащие доказыванию: неоднократность похищения их из одного источника; совершение хищения аналогичным способом; отсутствие большого временного разрыва между преступными актами; направленность умысла (хищение в значительных, крупных размерах с целью сбыта либо в целях личного потребления, возмещения долга и т.п.).

Способы хищения наркотических средств в аптеках, лечебных учреж- дениях отличают совершаемые преступления от хищений на фармакологических фабриках и других местах переработки или выработки наркотических средств.

Типичные способы хищения наркотических средств - лекарственных препаратов персоналом таковы: незаконное списание наркотиков в брак; незаконное списание на лечебные нужды, которые не имели место, на лечение больных, которым они не показаны или показаны, но не выданы, или показаны, но вместо них выданы иные препараты; незаконное списание наркотиков на умерших, на находившихся некоторое время в больнице (списание на

88

умершего с момента смерти до отправления трупа в морг или выдачи родственникам) или на больных, выписанных из больницы; создание излишков способом экономии (введение инъекции вместо 1 мг - 0,5 мг, вместо наркотиков - других лекарственных препаратов и т.п.) с последующим сбытом или хищением путем злоупотребления служебным положением с целью сбыта; незаконное выписывание медицинскими работниками рецептов на наркотики; хищение бланков рецептов на наркотики с последующим заполнением на вымышленных лиц; создание излишков рецептурных бланков (списание как пришедшего в негодность и т.п.) с последующим хищением с целью заполнения на вымышленных лиц для получения наркотических средств либо лекарственных препаратов, содержащих наркотики.

Сокрытие недостач производится в следующих направлениях:

1) временное и постоянное сокрытие документов о поступлении ценностей; 2) 3) уменьшение в документах количества (суммы) поступивших ценностей; 4) 5) оформление фиктивных расходных документов о выбытии ценностей; 6) 7) отражение в инвентаризационных описях большего количества (суммы) ценностей, чем их имеется в наличии; 8) 9) сокрытие недостачи при составлении актов результатов инвентаризации или сличительных ведомостей. 10) Принципиальное значение “имеет деление способов сокрытия недостачи на временный и постоянный.

Способы временного сокрытия позволяют скрыть недостачу только на определенный период времени - до инвентаризации, если, разумеется, та- кие же способы не будут использованы снова.

При работе с рецептурными бланками следует анализировать признаки и обстоятельства, подлежащие установлению в качестве предмета доказыва- ния. В этих случаях необходимо обращать внимание на цвет бумаги бланка,

89

рецепта; состояние защитной сетки; наличие типографического текста по краю бланка; наличие второй подписи (зав.отделением или глав.врача); количество лекарств, содержащих наркотические средства, выписанных на одном бланке (разрешается только одно); факт выдачи рецепта на наркотическое средство частнопрактикующим врачом (запрещено); факты надлежащего обращения с неправильно оформленными рецептами, которые изымаются, погашаются штампом «рецепт недействителен», регистрируются в специальном журнале и направляются в медицинское учреждение, выдавшее рецепт; следы подчистки и травления, особенно в тех местах, где проставляется дата и расчет стоимости; состояние оттисков печатей и штампов, соответствие содержания оттиска штампа оттиску печати, соответствие обозначений телефонов, адресов, наименований лечебных учреждений подлинным; факт выписки рецепта с нарушением правил: не на латинском языке, без обязательных реквизитоов, с нарушением размещения текста на бланке, с грамматическими ошибками в тексте.

Заслуживают внимание и косвенные доказательства-рецепты, вызывающие подозрения, - выписанные на одно и то же лицо, но заполненные разными врачами одного и того же учреждения или разными медицинскими уч- реждениями; исполнение предположительно одним почерком, но от имени разных врачей; замедленность при написании текста рецепта, особая тща- тельность написания отдельных букв, наличие русских букв или букв другого языка в латинских словах и т.д.

Способы преступления, предусмотренные в ст. 230 и 231 УК, и основные объекты поиска, подлежащие доказыванию с последующим логическим анализом: наркотические средства кустарного изготовления или полуфабрикаты (смолы, жидкости зелено-коричневого или темно- коричневого цвета, с осадком на дне, издающие запах ацетона или спирта); предметы, которые могли использоваться для изготовления наркотических средств: посуда со следами переваривания опия-сырца или гашишного масла; сита со следами конопляной пыльцы или частиц этого растения; тяжелые предметы, используемые в

90

качестве пресса при изготовлении анаши; одеяла, клеенки, полиэтиленовая пленка, над которыми могла просеиваться конопляная труха; весы, развесы; отходы изготовления наркотических средств - головки мака, шелуха от них,

| конопляная смола; приспособления для употребления наркотиков (трубки,

шприцы и др.); табачные изделия со следами пропитки гашишным маслом или с добавкой анаши; приспособления для набивки гильз табаком; следы употребления наркотиков (остатки в трубках, пепел, окурки, пустые ампулы, упаковки от наркотиков - лекарственных препаратов и др.); наркотические средства - фармацевтические препараты в ампулах, в виде таблеток, порошка, настоек, снабженных фабричной маркировкой или без таковой; бинты, марля, иная материя с пятнами желтого цвета; вещи, которые могли служить платой за
наркотическое вещество или за посещение притона; переписка, почтово-

w телеграфная корреспонденция, записные и телефонные книжки и другие до-

кументы.

По делам о посеве и выращивании запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические средства, способами и следами преступления могут быть следующие: посеянные или выращенные наркотикосодержащие растения, их биологичекий вид; признаки культивирования земельного участка с посевами или иного ухода за ними; посторонние растения (ромашки, гвоздика, сахарный тростник, кукуруз и др.), маскирующие наркотикосо-

ы держащие культуры, их биологический вид; расположение и площадь посевов;

состояние обнаруженных наркотикосодержащих культур на момент осмотра (стадия созревания, убраны, частично убраны, давность посева и уборки, со- стояние почвы, количество кустов, примерный размер урожая и др.); брошенные преступником предметы: инструменты посева, обработки, растения на земельных участках, спичечные коробки, окурки, обрывки газет, остатки продуктов, тряпки и др.; места возможного хранения готового наркотического средства или полуфабрикатов (на территории посевов или вблизи их, осо-

ф бенно вдоль подъездных дорог, тропинок).

91

Предметом доказывания при совершении преступлений, связанных с не- законным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, совершаемых группами организованной преступности, являются и подлежат установлению следующие обстоятельства: система, выстроенная в масштабе страны (с распределением в случае необходимости зон влияния); обладание средствами, сравнимыми с бюджетом государства; ситуация «воронки», когда попадание в преступную структуру исключает выход из нее; многоступенчатая иерархия, сочетание беспрекословного подчинения низших высшим с патерналистиче-ской опекой сверху вниз (принцип «семьи», «клана»); заметность этнического подхода к формированию структуры; эффективность защиты системы; наличие объединения преступных групп, имеющих специальные подразделения (боевик, охранники, разведка, специализированные преступные группы по видам преступлений т.п.); связь с должностными лицами правоохранительных органов, органов власти и управления (администрации), хозяйственных органов и др.; наличие разветвленной сети на местах и своих людей во всех сферах общественной, хозяйственной, законодательной и судебной деятельности; оснащенность техникой; финансовая возможность; межрегиональные действия преступных групп и их связи; наличие аналитического, координационного центра, объединяющего специалистов организованной и коррумпированной преступности, и другие.

Кроме того, желательно устанавливать косвенные доказательства, ко- торые могут быть использованы в ходе расследования преступлений, связанных с наркобизнесом. Ими могут быть: содержание лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, и их семей; материальная помощь лицам, освободившимся из мест лишения свободы; приобретение квартир и других помещений для создания преступных «офисов».

Следовательно, названные обстоятельства способствуют правильному установлению способа совершения хищения наркотических средств и рас- сматриваются в двух аспектах:

92

1) уголовно-правовой аспект способа совершения преступления выра- жается рядом фактических признаков и социальных свойств (общественной опасностью) преступления, необходимых для правильной правовой оценки (квалификации), разграничения смежных посягательств, преодоления конкуренции уголовно-правовых норм в пограничных составах, квалификации преступлений при совокупности; 2) 3) криминалистический аспект способа выражается фактическими при- знаками и свойствами преступного деяния, позволяющими выдвинуть версии о других значимых для доказывания элементах преступления, в частности, о событии преступления и лицах, его совершивших, и на основе этих версий определение задачи и направления расследования. 4) Незаконный оборот наркотических средств, наркобизнес, на наш взгляд,

  • это совокупность или часть совокупности видов преступлений, связанных с наркотиками, т.е. незаконное изготовление, приобретение, хранение, пере возка или сбыт наркотических средств, а также нарушение установленных правил производства, приобретения, хранения, отпуска, учета, перевозки или пересылки, хищение наркотических средств, склонение к потреблению нар котических средств, посев или выращивание запрещенных к возделыванию опийного мака и конопли, организация или содержание притонов для потреб ления наркотических средств и совершаемые с умышленной формой вины в целях незаконного бизнеса наркотических средств. Для преступлений подоб ного рода способ совершения противоправных общественно опасных деяний

  • основной элемент их криминалистической характеристики, поскольку чаще всего он включает в себя подготовительные меры, действия преступника в хо де самого преступления и после него, использование всевозможных орудий, средств совершения преступления, иные предметы, а также использование фи нансово-хозяйственных операций, оформление различных документов, блан ков, печатей, штампов, что неизбежно приводит к образованию различных следов в окружающей обстановке. Выявление их при проведении следствен ных действий, особенно при осмотре места происшествия, позволяет уже в

93

самом начале расследования собрать важную криминалистическую информацию о сути происшедшего, о личности преступника, примененных им орудиях и т.д., выдвинуть необходимые следственные версии, определить пути и методы розыска скрывшегося преступника и обнаружения изобличающих его доказательств.

Информация о нем, содержащаяся в показаниях свидетелей -очевидцев и материальных следах, позволяет разобраться в деталях, касающихся хода расследования события, а на этой основе определить способы выявления звеньев причинной цепи, особенности их взаимодействия, динамику развития причинной связи, а также возможные места нахождения недостающих материальных следов.

Значимость исследуемого элемента зависит от вида преступления. Она особенно возрастает, если противоправное событие складывалось из активных, сравнительно продолжительных’ и разнообразных действий, оставляющих значительные следы в памяти свидетелей и материальной обстановке, что характерно для большинства умышленных преступных деяний. Механизм сле-дообразования в свою очередь во многом зависит от выбора преступником того или иного способа; особенности оставляемых преступником следов будут указывать на совершение преступления определенным способом.

При хищении наркотических средств с фармакологических и химико- фармацевтических фабрик, других перерабатывающих или изготавливающих организаций, учреждений, совершенным лицом с целью незаконного бизнеса, которому указанные средства’ были вверены в связи с его служебным положением или под охрану, следы преступления, устанавливаются показаниями свидетелей - работников охраны, грузчиков, водителей транспорта и т.д., документами, которыми оформляется вывоз наркотиков либо полуфабрикатов наркотических средств со склада (базы), их транспортировка и ввоз на территорию организации получателя. В этих целях анализируются документы - накладные (счет-фактура), пропуска, порядок их регистрации в специаль- ных журналах. Путем составления данных документов можно установить ко-

94

личество и наименование вывезенного товара, номер партии, груза и смену изготовления, номер автомобиля и другого транспортного средства, на котором вывезен груз, фамилию работника транспорта и охраны, пропустившего транспорт через проходную.

Факты доставки похищенных наркотиков для их реализации в аптечные и лечебные учреждения могут быть также установлены обнаружением там не-оприходованных наркотиков, лекарственных препаратов, содержащих наркотики. Эти факты могут быть выявлены при внезапной проверке состояния хранения, учета отпуска наркотиков; органы дознания и следствия используют другие возможности для выявления следов преступления и их сокрытия.

При расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом важное значение имеют средства совершения преступления, с помощью которых образуются следы преступления. В зависимости от механизма следообразования следователь как лицо, производящее дознание, может установить, какие способы и какие средства были использованы при совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, совершаемым группами организованной преступности.

Средства преступной деятельности, в которые входят как материальные элементы (сита, рецепты, шприцы, кофемолки, различные медицинские емкости, колбы для изготовления синтетических наркотиков, различные приспособления, технические средства и т.п.), так и личностные (навыки, приемы и методы преступной деятельности) имеют чрезвычайно важное криминалистическое значение, могут обладать высокой степенью информативности. В процессе расследования преступлений о наркомании они ярко выступают как источники криминалистической .характеристики преступлений (в частности, о способах, механизме следообразоования, личности преступника), служат ориентиром и источником доказательства в розыске подозреваемого, обвиняемого и др.

95

Наиболее распространено приобщение к потреблению наркотических средств в немедицинских целях (носит информационный и поисковый характер в целях установления преступного деяния) при потреблении наркотиков для достижения состояния эйфории или иного субъективного положительно воспринимаемого воздействия на центральную нервную систему (стимулирующего, успокаивающего, галлюциногенного и т.д.); потреблении на основе определенных сложившихся исторических бытовых традиций, что характерно для регионов, в которых распространено культивирование наркотикосодержащих растений; злоупотреблении наркотиками с целью самолечения, когда кустарно изготавливаются соответствующие отвары, настойки и т.д.; приеме наркотических средств в связи с тяжелыми заболеваниями (например, онкологическим, хроническим болевым синдромом и т.д.) или (реже) в случае врачебной ошибки, например, неправильной диагностики.

Важная для расследования информация содержится в идеальных следах незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки и сбыта наркотических средств. К ним относится отражение события преступления в сознании людей - преступника, свидетеля. По делам данной категории можно судить о том, что следы обычно имеются в достаточном количестве.

Знание признаков преступления, способа его совершения и типичных следов, оставленных преступником, делают работу следователя более целенаправленной, позволяют по отдельным следам преступления установить его механизм, быстро, полно и всесторонне провести расследование. Это дает возможность следователю своевременно принять решение о возбуждении уголовного дела, определить круг и последовательность первоначальных следственных действий, принять меры к возмещению причиненного ущерба.

Итак, важным элементом криминалистической характеристики незакон- ного изготовления, приобретения, хранения, перевозки или сбыта наркотических средств является механизм следообразования.

Как отмечает И.И. Прохоров, «знание механизма следообразования сле- дов, их классификация позволяют судить о способе совершения
отдельных

96

действий, результатом которых данные следы являются, и об особенностях объектов, образовавших эти следы’6.

Составным элементом криминалистической характеристики преступления являются данные о предмете преступного посягательства. Криминалисти- ческая значимость его изучения обусловлена прежде всего тем, что воздействие преступника на этот предмет сопряжено с возникновением его изменений. Эти изменения могут локализоваться на месте преступного события; на самом предмете посягательства и его частях; в местах последующего нахождения, укрытия, реализации предмета посягательства; на преступнике (его теле, одежде т.д.); на орудиях и средствах, использовавшихся при совершении преступления.

Изучение предмета преступного посягательства позволяет наиболее эф- фективно устанавливать связи между ним признаками, относящимися к другим элементам криминалистической характеристики преступлений, а также имеет важное значение как предмет доказывания, который позволяет, исходя из сложившейся ситуации, выдвинуть версии о совершенном преступлении, о способе совершения и сокрытия следов преступления и личности преступника.

Наркотические средства как предмет наркотизма - это собственно нар- котические вещества, естественные и синтетические лекарственные препараты, сырье, растения и их органы (части), содержащие такие вещества, потребление которых без назначения врача вызывает наркоманию, в связи с чем они запрещены законом для использования вне медицинских и научных целей, а их перечень определен Комитетом по контролю наркотиков Министерства здравоохранения в соответствии с Международной конвенцией о наркотических средствах (1961г.). Закон не допускает расширенного толкования термина «наркотические средства». Если вещество или лекарственный препарат стали предметом злоупотребления и, соответственно, вызывают болезненное

46 См.: Прохоров И.И. Общие положения трассологии // Криминалистическая экспертиза. М.. 1968. Вып. 6. С. 7.

97

состояние, но не включены в вышеупомянутый список, они не могут отно- ситься к категории наркотических средств47.

Следовательно, наиболее распространенным предметом преступного посягательства являются гашиш, маковая соломка, опий, опий-сырец, на- стойка маковой соломки, гашишное масло, фенодон, фентанил, триметил- фентанил и др. Наркотические средства целесообразно подразделить на три группы, в зависимости от источников их поступления и потребителя: 1) наркотические лекарственные препараты, применяемые в медицине; 2) вещества, изготавливаемые кустарным способом в основном из растительного сырья (не применяемые в лечебных целях или служащие полуфабрикатами для изготовления тех или иных лекарств), а также из некоторых наркотических лекарственных средств (например, эфедрина); 3) некоторые препараты, применяемые в зарубежных государствах, попадающие в нашу страну.

Знание характерных особенностей и признаков наиболее распространен- ных наркотических средств имеет большое значение для успешной борьбы с данным видом преступлений.

§ 3. Субъективные признаки, характеризующие состав преступления как элемента предмета доказывания

Важным структурным элементом криминалистической характеристики преступлений, подлежащих доказыванию, являются данные об особенностях личности преступника. «Из всего множества свойств и отношений преступника интерес криминалистики вызывают лишь те из них, которые «участвуют» в процессе детерминизации механизма преступления, обусловливают особенности его отражательных возможностей в процессе следообразования и, вместе с тем, испытывают и запечатлевают в себе воздействие других лиц, предметов, процессов, взаимодействующих с ними»4*.

4 См.: Бабаян ).Л., Гонопольскнй М.Х. Наркомания. М., 1987. С. 11.

“8 Образцов В.Л. Проблемы совершенствования научных основ методики расследования преступлений: Дне. … д-ра юрид. наук. М., 1985. С. 146.

98

Одной из важнейших задач криминалистики, имеющей непосредственное отношение к разработке проблем криминалистической характеристики преступлений, является создание типологических моделей преступника применительно к различным видам (группам) преступлений.

Криминалистами уже разработано немало различных классификаций признаков преступников”. Среди них наиболее приемлемой с практической точки зрения нам представляется классификация, предложенная Н.А. Селивановым. Он предлагает подразделять все свойства преступника на собственные и отношения””’.

Из собственных свойств преступника в криминалистических характери- стиках чаще всего находят отражение такие, как пол и возраст, интеллектуальное и физическое развитие, нравственно-психологический облик, обладание определенными профессиональными навыками, преступным опытом и т.п.

Криминалистический интерес представляют и различные проявления от- ношений преступников. Среди них можно отметить, например, соотношение места жительства, проведения досуга, работы преступника с местом совершения преступления; должностное положение преступника; формы психического отношения преступников к содеянному и т.п.

Определенные криминалистические особенности имеют преступления, совершаемые группой лиц. Для криминалистической характеристики таких преступлений существенное значение имеют данные о формировании и функционировании преступных групп101 (количественном составе, возрастной структуре, степени сплоченности групп, преступных наклонностях и профессиональных знаниях их членов и др.). При этом следует учитывать, что объединение в групповом
преступном действии отдельных личностей, обладаю-

44 См.: Самойлов ГА. Личностная информация, фиксирующаяся в следах преступления II Труды ВШ МООП СССР. Вып. 34 М, 1972. С. 28.; Скибицкий К.В. Теоретические основы получения информации о пре- ступнике ич материальных источников на предварительном следствии: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Харьков, 1973. С. \2-\^ и др.

11,0 См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 132.

”” См. подробнее: Лукашевич В.Г. Криминалистические аспекты изучения преступных групп: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 1979. С. 3-12; Каледин Р.А. О понятии криминалистическою изучения преступной группы//Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Омск, 1983. С. 55-61.

99

щих различными индивидуальными способностями и чертами характера, приводит к «взаимному дополнению особенностей и черт характера в едином групповом субъекте»1”2.

На наш взгляд, рассматривая данные о преступных группах, не следует забывать о качественном составе этих групп, например, участие в группе интеллектуально способных лиц (физиков, химиков, программистов ЭВМ, социологов и др.), представителей правоохранительных органов, органов власти и управления и т.п.

Личность преступника. Большинство преступлений, связанных с неза- конным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, совершается организованными группами. Степень организации может быть разной. В одних группах наблюдается многоступенчатая структура, жесткая иерархия, подчинение, коррумпированные связи, хорошее техническое оснащение, обучение охранников, разведчиков и контрразведчиков, боевиков и т.п. Преступления таких групп, связанные с наркобизнесом, готовятся по разработанному плану с выбором определенного места, времени и способа преступных действий и средств, орудий совершения преступления. Им присущи распределение ролей между соучастниками для конкретной преступной организации, подготовкой техники, сигналов оповещения, защиты, подыскания мест для хранения, каналов и способов сбыта. В преступных группах, как правило, существует строгая конспирация, многочисленные посредники не знают всех участников преступной группы, организаторов, хитрят и обвиняют друг друга при дележе наживы между членами, из-за чего совершаются убийства. Живут на широкую ногу, подкупая, запугивая неустойчивых лиц, вовлекая их в преступления.

Кроме организованных преступных групп, встречаются и группы, объе- динившиеся на короткое время с целью приобретения наркотиков. В них необязательны лидеры. Они объединяются, распадаются, вновь объединяются в разных сочетаниях и т.п. Для групп, члены которых систематически употреб-

’"’Лукашевич В.Г. Укач. Соч. СИ.

100

ляют наркотики, характерны относительная стабильность, устойчивость состава, регулярность поддержания контактов.

Изучение данных, характеризующих лиц, совершающих незаконные действия с наркотиками, позволяет выделить криминалистические признаки виновных, определяющие информационный портрет виновного (ИПВ).

Являясь разновидностью типовых информационных моделей, характе- ристики криминалистически значимых признаков, относящихся к личности преступников, могут выполнять разнообразные функции. С одной стороны, они дают возможность восполнить недостающую информацию о поведении предполагаемого преступника в ходе подготовки, совершения и сокрытия преступления; с другой стороны, они позволяют определить наиболее эффективные пути и методы поиска лиц, совершивших преступления, ускорить их задержание, а в ряде случаев и предупредить их уклонение от следствия и суда1^.

Общепризнанным является положение о том, что криминалистическая характеристика преступлений представляет собой систему. Эта система со- стоит из взаимосвязанных элементов, содержание которых образуют данные о признаках, сгруппированных с учетом их отношения к установлению тех или иных обстоятельств предмета доказывания104.

Криминалистическая характеристика как целый комплекс имеет прак- тическое и научное значение лишь в том случае, когда установлены корреляционные связи и необходимая зависимость между ее элементами, носящими закономерный характер и выраженными в количественных показателях1”5.

Между криминалистически значимыми признаками преступлений встречается два основных вида закономерной связи: однозначная (динами-

’ См.: Кагин Е.К. Криминалистические основы розыска лиц, скрывшихся от следствия и суда: Авто-реф. дис. …канд. горид. наук. Свердловск, 1982. С. 12-13.

104 См. подробнее о соотношениях криминалистической характеристики преступлений и предмета до казывания - Хмыров А.Л. Криминалистическая характеристика преступления и предмет доказывания // Кри миналистическая характеристика преступлений. М., 1984. С. 48-54.

105 Белкин Р., Ьыховский И., Дулов А. Модное увлечение или новое слово в науке? (Еще раз о кри миналистической характеристике преступления) // Соц. законность. 1987. № 9. С. 57.

101

ческая) и вероятностная (статистическая)””’. Наиболее распространенной из них является вероятностная (статистическая) связь, указывающая на вероятность совместной сочетаемости тех или иных признаков. При этом частота определенного сочетания признаков может быть выражена в количественных показателях, например, в процентах. В зависимости от таких показателей эвристическое значение данного вида закономерной связи может колебаться в достаточно широких пределах.

Наличие однозначной (динамической) связи между признаками означает, что в случае существования одного из них непременным является и су- ществование другого, связанного с ним признака. Однако при этом следует учитывать, что «при ограниченном количестве наблюдаемых случаев однозначную связь можно считать только условно-однозначной, т.к. при исследовании значительного количества аналогичных случаев она может оказаться вероятностной»1’7. Эвристическое значение однозначной (динамической) связи по сравнению с вероятностной (статистической) связью является более высоким.

Знание отмеченных связей способствует полноте, объективности и эф- фективности следствия, дает возможность избрать оптимальный путь рас- следования, выдвинуть наиболее состоятельные криминалистические версии, полнее исследовать причины и условия, способствовавшие совершению конкретных преступлений. При осуществлении типизации данных, характеризующих элементы криминалистической характеристики преступлений, выявление закономерных связей позволит осуществлять разработку типовых версий применительно к расследованию определенных категорий преступлений.

В перспективе использования криминалистической модели как модели преступления, отражающей его внутренние устойчивые взаимосвязи, позво-

””’ См.: Селиванов И.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Соц. законность. 1977. № 2. С. 56-57.

107 Видонов Л.Г. Криминалистические характеристики убийств и система типовых версий о липах, со- вершивших убийства в отсутствие очевидцев: Дне. …канд. юрид. наук. М., 1979. С. 32.

102

лит использовать в следственной практике электронно-вычислительную технику, опираясь на следующие методики:

1) изучение и обобщение определенных категорий уголовных дел с целью выявления основных криминалистически значимых признаков преступ- лений и корреляционных связей между ними; 2) 3) введение в ЭВМ информационно-вычислительных центров, связанных с местными правоохранительными органами, занимающимися расследова- нием преступлений, данных о показателях, характеризующих отдельные криминалистически значимые признаки и их группы, а также о существующих между ними корреляционных взаимосвязях и составление с учетом этих величин поисковых программ; 4) 5) получение с помощью таких программ, после введения в ЭВМ ин- формации о расследуемом преступлении, данных о наиболее вероятных значениях признаков криминалистической характеристики этого преступления. 6) Изложенная выше позиция по наиболее важным вопросам криминали- стической характеристики преступлений как элемента методики расследования служила теоретической платформой при разработке криминалистической характеристики незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки или сбыта наркотических средств.

Заключительный элемент криминалистической характеристики незакон- ного оборота наркотических средств, наркобизнеса образуют данные об особенностях личности преступника. А. Сахаров по этому поводу писал, что вопрос о личности преступника неотделим от вопроса о самой преступности, о ее причинах, о путях и средствах предупреждения преступлений”*.

Личность преступника прежде всего представляет собой совокупность интегрированных в ней социально значимых свойств, образовавшихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми и

108 См.: Сахарив Л. Теоретические вопросы учения о личности преступника // Соц. законность. 1967.

№7. С. 27.

103

делающих в свою очередь ее субъектом деятельности, познания и обще- ния’04.

Личность преступника формируется постепенно, а преступление, являясь закономерным следствием предшествующего этому факту поведения, представляет собой как бы «венец» данного процесса формирования110.

На наш взгляд, личность преступника - это категория застывшая; поэтому есть необходимость в ее пересмотре, более комплексном и реальном изучении этой проблемы «на земле»1”.

Изучение личности преступника как элемента криминалистической ха- рактеристики позволяет «получить необходимые данные для раскрытия преступления, для выбора и применения наиболее эффективных тактических приемов»”2. Поэтому в юридической литературе этому вопросу уделяется много внимания”5.

Характеристика личности преступника включает в себя следующие дан- ные: социальные - социальное положение, образование, национальность, семейное положение, профессия и т.д.; психологические - мировоззрение, убеждения, знания, навыки, привычки, эмоции, чувства, темперамент и т.д.; физиологические - анатомические и функциональные признаки, биохимические особенности крови, слюны, пота и т.д.

Преступников можно классифицировать следующим образом: лица, за- нимающиеся оптовой скупкой и сбытом наркотических средств, уклоняю- щиеся от общественно полезного труда, живут не по средствам, имеют знакомых или живут в районах произрастания наркотикосодержащих растений; контакты с поставщиками поддерживают через нарочных; лица, занимающие-

104 См.: Алексеев Л.И. Криминология и профилактика преступлений. М., 1989. С. 95.

"”См.: Аванесон Г.А. Криминология. М., 1984. С. 271.

111’Фундаментальное изучение личности преступника не входит в объект исследований, проводимых автором.

112 См.: Глазырин Ф.В. Личность обвиняемого и тактика следствия // Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Свердловск, 1972. С. 70.

|П См.: Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. Томск, 1969; Коршик М.К., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. М., 1969; Кривошеее А.С. Изучение.шчности в процессе расследования. М., 1971. С. 80 и др.

104

ся мелкой скупкой, перепродажей, сбытом наркотических средств (среди них есть и наркоманы, и те, кто не употребляет наркотики); наркоманы, как пра вило, ранее судимые; неработающие, свободное время проводящие в поисках Щи наркотиков или денег на их приобретение; лица, эпизодически потребляю-

щие наркотики, обычно несовершеннолетние, склонные к совершению пра- вонарушений.

Перечисленные данные о личности обвиняемого необходимы для всесторонней оценки его поведения, правильной квалификации преступного деяния, принятия принудительных мер, выбора тактики следствия, розыска виновных в случаях, когда субъект преступления скрылся и др.

Лиц, участвующих в незаконном обороте наркотических средств, можно дифференцировать следующим образом:

а) производители наркотикосодержащего сырья, т.е. лица, занимающие ся незаконными посевами наркотикосодержащих растений”4;

б) распространители наркотикосодержащего сырья. К данной категории лиц относятся в основном матерые наркоманы, использующие изощренные формы и методы, либо лица, злоупотребляющие наркотиками, проживающие в городах, где имеют место очаги наркотизации. Среди них чаще встречаются те, кто преднамеренно уклоняется от обязательного лечения, общественно полезного труда; ранее судимые за имущественные преступления или за нар-

А котизм. Они, как правило, заготавливают маковую соломку в сельской
мест-

ности, используя свои родственные связи, отношения «землячества», знакомство с отдельными жителями сел (поселков), подкрепленные оказанием им различных услуг по сбыту товаров, продуктов питания и др. Вторичный сбыт наркотикосодержащего сырья осуществляется по различным мотивам: корысть, возмещение личных затрат на приобретение и транспортировку названного сырья, возмещение долга и дача взаймы и т.д.

114 См.: О внесении ичменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР - Указ ПВС СССР №7226- XI от 22 июня 1987 г.//Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 25(2411). ст. 354, 396.

105

в) содержатели притонов. Таковыми чаще всего оказываются потреби тельницы наркотиков из числа жен, сожительниц наркоманов, осужденных к лишению свободы за наркотизм;

г) вовлекающие в наркотизм. При их выявлении следует иметь в виду своеобразную «заразность» немедицинского приема наркотиков;

д) расхитители наркотикосодержащего сырья, лекарственных препара тов с наркотическим действием.

К особенностям личности относятся как данные об отдельных собст- венных свойствах преступников, так и данные об их поведении в прошлом, а также непосредственно до, во время и после совершения преступления.

Возраст в значительной мере определяет физическое состояние и воз- можности лица, круг его потребностей и интересов, жизненных установок и ценностных ориентации, стремлений и желаний, мотивацию совершаемых поступков, реакцию на различные конфликтные ситуации и др.

По данным нашего исследования, возраст лиц, участвующих в совер- шении преступлений, связанных с наркоманией, колеблется от 14 до 30 лет.

Из приведенных данных следует сделать вывод, что с 1987 года пре- ступный мир омолаживается, более консолидируется для образования преступных групп, и участники в этих группах, как правило, совершеннолетние”5.

Преступления, совершенные одним лицом, составляют 31%, 69% - в со- ставе группы. Преступная группа «обладает собственной психологической структурой и характером действий»”6, отличающимися от психологии и поступков отдельных индивидов. При расследовании групповых преступлений это требует конкретизации обстоятельств, характеризующих группу в целом. По своей численности такие группы преимущественно состоят из двух (58% групп), трех (16,5% групп) или четырех (14,2% групп) человек, но встречают-

”s См.: Архив Первомайского райнарсуда г. Ростова-на-Дону. 1987. № 1-273/87 Т. 1-3; Ленинского райнарсуда г. Санкт- Петербурга. 1993. № 1-131/93 Т. 1-14.

’”’ См.: Гичатулин Ф.К. Криминалистическая характеристика и первоначальный пап расследования грабежей и разбойных нападений, совершаемых группами несовершеннолетних: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. M., 1987. С. 14.

106

ся и более многочисленные группы: из 8-15 (6,8% групп), 27 и более (4,5%) человек.

Некоторые преступные группы имели между собой взаимосвязь, носили устойчивый характер, были достаточно вооружены, отличались наличием интеллектуальных сторонников и некоторых признаков, характеризующих организованную преступность.

Данные о совокупности криминалистически значимых признаков неза- конного действия с наркотическими средствами, которые обычно известны уже в начале расследования, представляют собой основной (информационный) компонент типичной следственной ситуации. Опираясь на содержание информационных компонентов типичных следственных ситуаций, и выявляется корреляционную зависимость между входящими в них признаками и иными признаками криминалистической характеристики незаконного оборота наркотических средств, наркобизнеса.

При рассмотрении субъективных признаков, характеризующих состав преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, будет представлен ряд соображений по поводу дополнительных признаков из числа ранее изложенных автором. В ряде работ, исходя из проведенных исследований, автором высказаны мнения о необходимости квалификации некоторых общественно опасных деяний в рассматриваемой области с введением новых составов преступлений и ряда признаков, характеризующих объективную и субъективную сторону преступления. К таковым относятся личностные особенности преступника и потерпевшего, его положение (женщина, мужчина; несовершеннолетний; ранее совершивший преступления, связанные с наркоманией, наркобизнесом; особо опасный рецидивист, член преступной группы или сообщества, представитель власти либо должностное лицо, работник перерабатывающих и фармацевтических фабрик либо здравоохранения и т.д.); поведение преступника или потерпевшего (интеллектуальный вдохновитель преступной группы, сообщества, организованной либо
коррумпированной преступности; степень участия в совершенном пре-

107

ступлении и т.д.); взаимоотношения виновного лица и потерпевшего (совместная преступная деятельность, родственные, служебные отношения, материальная или иная зависимость, или отсутствие каких- либо отношений между ними); состояние преступника (агрессивность, лояльность к другим участникам преступления в совершенном деянии и т.д.), потерпевшего (беспомощное, опасное для жизни, здоровья, болезненное и т.п.), подлежащие установлению и доказыванию в ходе расследования уголовных дел рассматриваемой категории преступлений.

В науке уголовного процесса содержатся также правила доказывания всех элементов предмета доказывания, включая и обстоятельства субъективной стороны преступления. Однако в них недостаточно учитываются гно- сеологические особенности названной стороны как объекта познания по уголовному делу. В частности, в теории уголовного процесса затрагивается вопрос о трудностях, связанных с установлением вины обвиняемого. Их предполагается считать трудностями чисто практического характера, которые могут возникать и при установлении других обстоятельств дела”7.

Между тем, специфика вины как элемента субъективной стороны пре- ступления и объекта доказывания связана с принципиальной особенностью ее природы, имеющей значение для решения задач доказывания (как формы познания). Данная особенность состоит в том, что вина, будучи психическим отношением к содеянному, не поддается непосредственному восприятию. Это обусловливает необходимость наряду с уголовно-процессуальными вопросами доказывания вины рассмотрения особенностей ее познания как специфического обстоятельства дела.

Решение указанной задачи возможно лишь на основе использования по- ложений общей и правовой (юридической) психологии. К ним относятся общенаучные выводы: о соотношении сознания и деятельности в волевом поведении личности; о функциях сознания индивида в мотивации и
регуляции

117 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. 2-е ичд. М.: Юрид. лит., 1973. С. 150.

108

(управлении) им своих действий (включая преступные); о действии и дея- тельности как структурных «единицах» преступного поведения, на базе которых происходит выявление их субъективной (психической) стороны.

Из изложенного выше следует, что изучение специфики субъективной стороны преступления как объекта познания и основы доказывания на предварительном следствии не находится в сфере внимания уголовно- процессуальной теории. Такие вопросы относятся к сфере научных интересов криминалистики.

Указанную проблему необходимо рассмотреть также с позиций соот- ношения познания и доказывания как категорий, характеризующих процесс расследования преступления.

Проблеме соотношения познания и доказывания посвящены многие ра- боты ученых-процессуалистов, в* том числе М.С. Строговича, A.M. Ларина, А.И. Трусова, Н.А. Якубовича и ученых-криминалистов Р.С. Белкина, А.И. Винберга, ИМ. Лузгина, А.Р. Ратинова, А.А. Хмырова и др.118 Доказывание выступает специфической формой познания по уголовным делам. Оно подчиняется правилам и порядку, установленным уголовно-процессуальным законом, и одновременно - общим законам познания. Однако понятие «познания» шире понятия «доказывания», поскольку познание включает в себя не только работу с доказательствами. Предмет познания также шире предмета доказывания. Эти научные положения полностью распространяются и на по-

118 См.: Ларин A.M. Доказывание на предварительном расследовании в советском уголовном процессе // Дис. …канд. юрид. наук. M., 1961; Строгович М.С. Признание обвиняемым своей вины в качестве судебного доказательства // Сов. государство и право. 1982. № 4. С. 68-74; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М.: Юрид. лит.. 1971. - 174 с; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М.: Юрид. ли-“., 1976. с. 200 с; Он же. Эксперимент в следственной, судебной и экспериментальной практике. M.: Юрид. лит.. 1964. - 223 с; Он же. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. M.: Юрид. лит., 1987. 26’) с; Винберг А.И., Миньковский и др. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. М., |95<>; Лучгин И.М. Расследование как процесс познания. М.: ЕЗШ МВД СССР, 1969. 179с; Он же. Моделирование при расследовании преступлений. М.: Юрид. лит.. 1981. 234 с; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М.: ВШ МООП РСФСР, 1967. - 290 с; Он же. Личность преступника как объект психологического исследования. М., 1979. - 209 с; Хмыров А.А. Теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делах: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1980 и др.

109

знание субъективных обстоятельств преступного события с учетом, естест- венно, их особенностей.

В ходе теоретического анализа сущности расследования преступления как профессиональной деятельности различают два его аспекта: правовой и познавательный (гносеологический)”9. Правовой аспект относится к предмету теории следствия как части науки уголовного процесса. Он связан с исследованием норм уголовно-процессуального права, регламентирующих установление, в частности, субъективной стороны преступления и следственной практики по реализации указанных норм.

Познавательные же процессы, составляющие основу исследования субъективной стороны как части преступного события, относятся к задачам и предмету изучения криминалистической науки. Они включают в себя рассмотрение субъективной стороны в качестве специфического по своей природе объекта познания по делу; выявление и учет закономерностей познавательного характера, связанных с отражением информации о субъективной стороне преступления, особенностями с ледообразования данных о ней; разработки криминалистических (тактических и методических) приемов выявления этой информации в ходе расследования преступлений.

Таким образом, познавательную деятельность следователя по доказыва- нию субъективной стороны преступления надо рассматривать как составную часть процесса расследования данного деяния. На этом основании она органически входит в содержание следственной практики. Обобщение последней всегда должно предусматривать также разработку рекомендаций по тактике и методике установления субъективной стороны преступления. При этом познание выступает основой ее доказывания.

По своему объему процессы познания субъективной стороны престу- пления шире ее доказывания. Их основу составляет руководство общими

119 См.: Курс советского уголовного процесса. Часть Общая / Под ред. АД. Байкова, И.И. Карпеца. С. 229-247: Белкин PC. Укач. раб. С. 43-48; Лучгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1973. С. 19-40; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971. С. 3-23.

110

правилами познания психических проявлений сознания и воли личности, реализованных в преступном событии и его результатах. В ходе же доказывания согласно установленному законом процессуальному порядку фиксации обстоятельств дела происходит перевод познанных фактов в доказательственные. Так, уголовно-процессуальный закон регламентирует порядок отражения результатов доказывания субъективной стороны преступления в протоколах допроса и других следственных действиях, в постановлении о привлечении индивида к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении по делу.

Отсюда становится очевидной необходимость дифференциации научного подхода к теоретическому анализу вопросов доказывания субъективной стороны преступления на уголовно-процессуальный и криминалистический. Рассмотрение же ее объекта познания по уголовным делам связано с познавательными аспектами расследования и относится к задачам криминалистики.

В криминологии субъективная сторона преступления изучается как проявление антиобщественной установки личности в связи с ее детерминированностью условиями социальной среды, а также сформировавшимися у нее ценностными ориентациями и отдельными антисоциальными мотивами поведения. Цель подобного изучения элементов сознания личности состоит в разработке общих и специальных профилактических мер по предупреждению преступности с учетом социальных факторов, детерминирующих субъективные причины совершения преступлений12”. В пенитенциарной теории и практике данные о субъективной стороне преступления и вине осужденного как ее части используются в работе по его перевоспитанию и нейтрализации имеющихся у него антиобщественных взглядов побуждений. Таким образом, проведенный обзор показывает, что каждый из перечисленных аспектов изучения субъективной стороны преступления имеет свое конкретное научное и прак-

’?” См.: Механизм преступного повеления / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М.,1981; Криминальная мотивация / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М„ 1987.

Ill тическое значение. В то же время ни один из них не может быть непосредственно взят на вооружение криминалистической теорией. Как отмечалось, исследование субъективной стороны преступления в криминалистическом аспекте имеет свои задачи, суть которых заключается в познавательном обеспечении процесса ее доказывания на предварительном следствии. Это требует проведения теоретического анализа субъективной стороны деликта как специфического объекта следственного познания, выработки на данной основе соответствующих тактических и методических положений, а также рекомендации практического характера.

Криминалистический аспект изучения субъективной стороны преступ- ления необходим по ряду причин. Основными из них являются:

а) отсутствие в правовых теориях вины учета исторических закономер- ностей и особенностей, которые действуют при ее доказывании и не подда- ются непосредственному наблюдению; б) повторяющийся характер следственных ошибок, допускаемых при установлении вины; в) использование в настоящее время тактических приемов и методов, имеющих лишь эмпирическое обоснование и не всегда адекватных специфике познаваемой субъективной стороны расследуемого преступления. Поэтому в рамках криминалистической науки необходимо изучение закономерностей познания не только материальных предметов и процессов, но и проявлений сознания и воли личности как индивидуального психологического механизма совершения преступления, поскольку они входят в структуру преступного события и в предмет доказывания по делу.

До последнего времени ученые-криминалисты переносили в свои работы уголовно-правовые и уголовно-процессуальные понятия о вине и субъективной стороне преступления без исследования их особенностей как объектов, подлежащих познанию в ходе следствия. Между тем для улучшения качества предварительного следствия в части установления субъективной стороны преступления и повышения роли в решении этой задачи криминалистической тактики и методики расследования требуется создание соответствующей на-

112

учной базы121. Прежде всего это связано с необходимостью теоретического анализа субъективной стороны преступления как специфического объекта познания. Характеристика субъективной стороны преступления как объекта познания существенно отличается от ее характеристики как признака состава преступления и обстоятельства, подлежащего доказыванию по делу.

Криминалистический подход к исследованию субъективной стороны преступления основан на уголовно-правовой теории вины и выступает в качестве ее специфического продолжения. Оставаясь правовыми явлениями, субъективная сторона преступления и входящая в ее структуру вина исследуются в качестве объектов правового познания в целях поиска адекватных их природе криминалистических методов и конкретных тактических и методических приемов по их установлению на предварительном следствии. Уголовное и уголовно-процессуальное законодательства возлагают на аппараты следствия и суда обязанность психологического по своему существу исследования преступного деяния. Это является фактической предпосылкой для установления наличия (или отсутствия) вины обвиняемого, ее формы и степени.

Данные о роли сознания в мотивации и регуляции личностью своих преступных действий носят правовой характер и входят в предмет доказывания по каждому уголовному делу. Здесь необходимо четко различать: во-первых, правовое познание субъективных (психологических) элементов преступного поведения, что имеет место при доказывании субъективной стороны его совершения; оно осуществляется непосредственно следователем-юристом и составом суда; во-вторых, надо различать специализированное познание отдельных психических процессов и свойств личности обвиняемого,

121 См,: Так по данным И.Л. Петрухина и Т.Г. Мошкаровой 56% судебных ошибок непосредственно связано с проблемами при установлении субъективной стороны преступления. См.: Мошкорова Т.Г., Петрухин И.Л. Опенка качества судебного разбирательства по уголовным делам. М., 1978. С. 44.

из которое может проводиться по заданию следствия и суда психологами- экспертами и психологами-специалистами122.

Задача криминалистического исследования субъективной стороны состоит в обеспечении правового познания, осуществляемого следователем в це- лях установления истины по делу. Оно носит правовой характер и проводится в обычном режиме доказывания посредством указанных в законе следственных действий, а не специальных психологических исследований. Результат такого криминалистического исследования тоже имеет правовой характер, выражающийся в установлении наличия или отсутствия в действиях индивида формы и степени вины обвиняемого.

В процессе установления вины выясняется психическое (субъективное) отношение обвиняемого к совершенному преступному акту и наступившим последствиям. Кроме того, при этом вскрываются причины выбора данным лицом преступного варианта поведения (мотивы преступления), способы, внешние условия и вещественные элементы его совершения. Таким образом, в ходе следствия решаются задачи, связанные с познанием психологии преступного поведения в целях установления содержания его субъективной стороны, наличия или отсутствия вины обвиняемого. Несмотря на сложность указанных задач, они могут быть решены в ходе предварительного следствия на уровне практического правового познания. Однако до настоящего времени такие задачи выполняются лишь эмпирическим путем.

Степень теоретической разработки данной проблемы в криминалистике не соответствует ее практической значимости. Теоретическое изучение про- блемы сдерживается прежде всего тем, что вопросы установления субъективной стороны преступной деятельности криминалистикой рассматриваются вне ее структуры. В результате этого соответствующие криминалистические тактика и методика фактически не опираются на психологическую теорию.

122 См.: Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1981; Костицкий М.В. Судебно- пси.чологическая экспертиза. Львов, 1987; Мельников В.В., Яровенко В.В. Теоретические основы судебно- психологичесьой экспертизы. Владивосток, 1991.

114

Криминалистический аспект рассмотрения проблемы требует выхода за пределы традиционных правовых представлений о субъективной стороне как признаке состава преступления и обращения к анализу познавательных аспектов ее установления. Такой подход предопределяет постановку нетрадиционных вопросов и использование новых научных данных.

Исходными теоретическими критериями, используемыми при кримина- листическом изучении рассматриваемой проблемы, выступают следующие понятия: структуры субъективной стороны как элемента предмета доказывания и объекта познания по делу; вины как главном искомом элементе, составляющем правовое «ядро» структуры субъективной стороны преступления; виновности и ее соотношения с виной как не совпадающих между собой обстоятельств, подлежащих доказыванию; психологического механизма преступного события и его соотношения с категорией субъективной стороны преступления как обстоятельства, подлежащего доказыванию по делу; субъективного и объективного в философском и криминалистическом, правовом аспектах; законо- мерностей, изучаемых криминалистикой и их роли в установлении элементов субъективной стороны преступления; гносеологических, тактических и методических особенностей, связанных с ее установлением в ходе расследования.

Автор исходит из принятого в теории уголовного права понимания субъ- ективной стороны преступления как совокупности юридически значимых признаков, входящих в состав преступления12’. Поэтому субъективный аспект преступного события исследуется им в качестве обстоятельства, подлежащего доказыванию по делу (с уголовно-процессуальных позиций) и как объект познания по уголовным делам (с криминалистической точки зрения).

Вина, входя в структуру субъективной стороны каждого преступления, определяет умышленный или неосторожный характер его совершения. Как отмечалось, кроме вины в названную структуру могут входить мотив и цель, план преступления, решение о его совершении с выбором и целевым исполь-

’'’Papoi А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М.: Юрид. лит.. 1980. С. 69.

I 15

зованием конкретного способа данного деяния, предварительный сговор и иные субъективные элементы.-Они могут относиться к обязательным (если непосредственно указаны в норме уголовного закона) или к факультативным (если в законе не указаны)элементам субъективной стороны.

Здесь надо подчеркнуть, что уголовно-правовая теория в понятии «субъ- ективной стороны преступления» обобщает лишь те элементы психологического механизма совершения преступления, которые имеют уголовно-правовое значение по делу, выступают в качестве признаков состава преступления и, следовательно, искомых по делу обстоятельств. Другие субъективные элементы, участвовавшие в мотивации и регуляции преступного события, но не имеющие юридического значения, указанной теорией в правовое понятие субъективной стороны преступления не включаются.

Теорией уголовного права вина как психическое отношение к содеянному рассматривается в понятиях, относящихся к различным сферам психики личности, т.е. в качестве элементов сознания (так называемые интеллекту- альные элементы) и элементов воли (волевые элементы). В познавательном аспекте вина в ходе следствия устанавливается в рамках конкретных единиц поведения: преступного действия или бездействия и психологических элементов их структур (мотива, цели, принятого решения, плана совершения преступления, их прямой и обратной связи и т.д.).

Причину деления в теории уголовного права субъективной стороны на элементы сознания и воли индивида, на наш взгляд, можно объяснить лишь исторически, а именно тем фактом, что теория уголовной вины создавалась в период, когда в общей психологии XIX века основным был функциональный подход, влекущий раздельное, а не целостное рассмотрение психических явлений. Вместе с тем указанный подход оказался практически удобным для решения правовых вопросов при оценке степени установленности субъективной стороны преступления.

Само же понятие «вина» раскрывается в законе в терминах «предвидение» и «желание» (сознательное допущение) наступления вредных послед-

116 ствий при умысле (ст. 25 УК РФ); предвидение и легкомысленный расчет на

их предотвращение либо непредвидение при наличии возможности и обя- занности их предвидения - при неосторожности (ст. 26 УК РФ). Законодательная конструкция форм вины, таким образом, выделяет главный смысл и направленность психического отношения индивида к содеянному, наступившим последствиям.

Следует отметить, что в настоящей диссертации рассматриваются такие подлежащие установлению и доказыванию по делу элементы субъективной стороны преступления как «вина обвиняемого» и «мотивы преступления». Понятие «вина обвиняемого» относится к исходным и, как представляется, не должно противоречить его уголовно-правовому толкованию в качестве признака состава преступления.

Употребляемое же в уголовно-процессуальном законе толкование «ви- новность обвиняемого в совершении преступления», на наш взгляд, выходит далеко за рамки установления вины как основного элемента субъективной стороны расследуемого преступления. В уголовном судопроизводстве указанное понятие выступает по существу в качестве итогового, охватывающего доказанность преступного события, его совершения конкретным лицом и наличия вины данного лица.

Проведенные исследования подчеркивают необходимость, а также на- учное и практическое значение анализа норм уголовно-процессуального законодательства, непосредственно регламентирующего вопросы доказывания субъективной стороны преступления, включая вину обвиняемого. Однако рассмотрение подобного направления проблемы не входит в объект исследования, проводимого автором. Вместе с тем Б.Я. Петелиным данные проблемы (анализ норм уголовно-процессуального законодательства) рассмотрены применительно к составам преступлений, предусмотренных статьями 112, 158,213 УКРФ:’.

‘“4 См.: Б.Я. Петелин. Установление субъективной стороны преступления в процессе расследования (теоретические и тактико-методические аспекты). Дис… д-ра юрид. наук. М., 1992, С. 440.

117

При установлении субъективных признаков, характеризующих состав преступления как обстоятельство, подлежащее доказыванию по уголовному делу, следователь или лицо, производящее дознание, прежде всего, обязаны определить свое отношение к различным понятиям, используемым в уголовно-процессуальном законодательстве. К таковым относятся понятия: «вина обвиняемого», «виновность обвиняемого в совершении преступления», «мотивы преступления», хотя некоторые ученые их отождествляют125.

Неоднозначное понимание вины по уголовному праву (ст. 158 УК РФ) и виновности по уголовному процессу (п. 2 ст. 68 УПК РФ) не может способствовать четкому определению места и роли субъективной стороны преступления в составе преступления по делу и ведет к субъективному толкованию закона.

Одни ученые под виновностью понимают только умышленное или не- осторожное совершение лицом общественно-опасного деяния12”, другие делают выводы о том, что «для доказывания виновности определенного лица, необходимо установить: а) совершено ли этим лицом действие (бездействие), составляющее событие преступления (п. 1 ст. 68 УПК) или его часть; б) существует ли причинная связь между действиями лица и преступным результатом; в) имеется ли умысел или неосторожность в действиях»127, третьи рассматривают социально-демографические данные, которые позволяют без сомнения удостоверить его личность128. Эти проблемы более предметно рассмотрены Б.Я. Петелиным, который высказал мысль, что субъективная сторона преступления и ее правовая сердцевина, т.е. вина в качестве элемента предмета доказывания, имеет «сквозное» значение и для стадии предваритель-

12> См.: Курс советского уголовного процесса. Часть Общая / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989. С. 529-532; Теория судебных доказательств. М., 1973. С. 155, 171-172; Банин В.А. Предмет доказы- вания в уголовном процессе (гносеологическая и правовая природа). Саратов, 1981. С. 78; Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж, 1987. С. 6, 10.

126 См.: Дагель Д.П., Михеев Р.И. Теоретические основы установления вины. Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та. 1975. С. 189; Яровенко В.В. Доказывание признаков субъективной стороны состава преступления. Криминалистическая виктомология. Иркутск, 1980. С. 108.

127 См.: Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., 1981. С. 86.

128 См.: Курс советского уголовного процесса. Часть Общая / Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М., 1989. С. 543-544.

I 18

ного расследования, и для стадии судебного разбирательства124. Например, со- гласно ст. 69 УПК «доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно-опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела». В соответствии с этим положением следователь, орган дознания и суд должны установить и доказать не только вину, но и событие преступления; субъект его совершения, а также его признаки решают тысячи человеческих судеб»’””.

Аналогичное мнение высказал Д.А. Керимов. Он пишет, что «каждый термин в законе должен употребляться только в одном смысле, … ошибочно построенная фраза, разрыв между мыслью и ее текстуальным выражением влекут за собой такие серьезные, а иногда и тяжкие последствия в области правотворчества»1”. Другие процессуалисты высказываются еще более категорично, считая, что «правильное и единообразное употребление правовой терминологии во многом определяют эффективность законодательства»11-. Следовательно, злементом предмета доказывания по делу выступает именно вина обвиняемого как основная часть активной стороны преступления. Винов- ность же обвиняемого или подсудимого устанавливается на базе всех элементов, входящих к предмет доказывания по делу. Относительно этого суждения, при установлении виновности по делу необходимо иметь в виду элементы состава преступления (объект, объективную и субъективную стороны преступления, субъект преступления). В исследуемой нами проблеме, согласно п. 2 ст. 68 УПК РФ, нужно выделить такие элементы, как вина, мотив и цель преступления в качестве обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, а равно незаконному сбыту наркотических средств (ч. 1,2 ст. 228 УК РФ); 120

l2’J См.: Б.Я. Петелин. Установление субъективной стороны преступления п процессе расследования (теоретические и тактико-методические аспекты): Дис. … док-pa юрид. наук. М., 1992. С. 440.

110 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 516.

m См.: Керимов Д.А. Кодификация и законодательная техника. М., 1975. С. 91.

1,2 См.: Язык закона / Под ред. А,С. Пиголкина. М.. 1990; Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии. М„ 1987.

119

дел о том же деянии, но без цели сбыта (ч.З, 4 ст. 228 УК РФ); 36 дел о нарушении установленных правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств в медицинской промышленности, здравоохранении и т.п. (ч.5 ст. 228 УК РФ); 68 дел о хищении наркотических средств (ст. 229 УК РФ); 24 дела о склонении к потреблению наркотических средств (ст. 229 УК РФ); 18 дел о посеве или выращивании наркотикосодержащих культур (ст. 231 и 232 УК РФ) и 12 дел об организации или содержании притонов для потребления наркотических средств (ст. 233 УК РФ), возвращенных судами для дополнительного расследования. Их изучение показало, что 68% из них возвращалось в связи с недостатками в установлении элементов и признаков субъективной стороны преступления. Основными недостатками в установлении вины были: недостаточность доказательств о факте причастности лица к совершенному преступлению - 12%; неустановление конкретной роли (степени причастности) каждого участника в групповых преступлениях и степени их вины - 24%; отсутствие проверки всех версий, в том числе выдвинутых обвиняемыми, о мотивах и целях преступления - 20%; неполнота установления требуемых законом других субъективных обстоятельств отягчающего характера, влияющих на степень вины обвиняемого, -12%. Приведенные данные по проведенным нами исследованиям дел рассматриваемой категории преступлений отличаются в динамике возрастания по сравнению с данными Б.Я. Петелина по корыстно-насильственным преступлениям (ст. ст. 112, 158, 213 УК РФ)т.

Из приведенных данных видно, что 24% дел возвращались судами на дополнительное расследование непосредственно из-за недостатков в установлении всех участников преступления, т.е. членов преступных сообществ, групп организованной преступности, и по 20% дел не были установлены мотивы и цели совершения преступления, связанного с наркоманией.

ш См.: Б.Я. Гктелии. Указ. работа. С, 68-75.

120

Следовательно, по 45% уголовных дел по преступлениям, связанным с наркоманией, следователь, лицо, производящее дознание, не приняли мер по установлению и доказыванию всех обстоятельств причастности виновных лиц к преступлению, мотивов и целей преступления, упущены возможности установления факта наркобизнеса, незаконного оборота наркотических средств, совершаемых группами организованной преступности. По 85% из 290 нами изученных уголовных дел, возвращенных судами, не были предприняты меры по установлению и доказыванию взаимосвязей преступных групп, т.е. признаков организованной преступности.

Подобные ошибки по другим видам однородных групп преступлений нередки. Это происходит вследствие сложившихся соответствующих профессиональных стереотипов, когда в следственной и судебной практике отождествляются установление причастности лица и его вины. Между тем закономерность здесь иная: сначала выявляется объективная причастность лица, а затем - его субъективная вина. Однако в процесе расследования и судебного разбирательства установление причастности и вины тесно взаимосвязаны, переплетаются и происходят «в едином потоке», что и ведет к их отождествлению и приостановке процесса доказывания вины на стадии установления лишь причастности лица к совершению преступления. Распространению подобных представлений способствовало высказанное в литературе мнение, что установление вины должно дать ответ «на два вопроса»: о психическом «отношении к содеянному» и о «факте его совершения данным лицом»’”.

Вина является самостоятельным элементом предмета доказывания и не может отождествляться с другими обстоятельствами дела. Ее объем, подлежащий установлению, в одних случаях сводится к выявлению главного психического отношения лица в виде умысла или неосторожности. При установлении умысла нередко требуется выявить также психическое отношение к особенностям объекта посягательства, к отдельным объективным обстоятель-

См.. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.. 1973. С. 155, 171.

121

ствам дела, а также причины возникновения самого умысла (в виде мотива и цели совершения преступления). Между тем в п. 2 ст. 68 УПК РФ среди обстоятельств, подлежащих доказыванию, называется лишь «виновность обви-

няемого в совершении преступления».

Однако, кроме «виновности обвиняемого в совершении преступления», в число субъективных обстоятельств включены и «мотивы преступления». В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством субъективная сторона преступления сводится к двум элементам: характеру вины обвиняемого (подсудимого) и мотивам преступления.

Однако указанная степень дифференциации субъективной стороны преступления не является исчерпывающей. Так в составах преступлений, связанных с наркоманией, предусмотренных в действующем законодательстве, со-

^ держится 6 статей, включающих 9 составов преступления. Вина как элемент

состава преступления входит во все перечисленные виды преступлений о нар- комании. Кроме того, закон обязывает следствие доказать наличие и других субъективных обстоятельств преступлений: специального мотива - по 1 составу; специальные цели - в 2 составах. Таким образом, мотив и цель фигурируют в двух составах преступлений, что составляет 20% от всех предусмотренных в законе их видов. Кроме того, предусматриваются возможности наличия предварительного сговора группой лиц - по 2 составам; совершения

g преступления повторно - по 5 составам; лицом, ранее совершившим одно из

преступлений по наркомании - по 6 составам; особо опасным рецидивистом

  • по 2 составам; в крупных размерах - по 2 составам; с применением насилия
  • по 1 составу; с использованием служебного положения - по 2 составам; разбойного нападения - по 1 составу; действий, совершенных в отношении двух или более потерпевших либо несовершеннолетнего - по 1 составу; а также наличие у индивида определенных знаний об объекте и предмете преступного посягательства- по 2 составам. Таким образом, закон требует, кроме
  • ф установления наличия и формы вины, выявлять также факт наличия
    (или

122

отсутствия) мотива преступления, цели преступления, иных элементов субъективной стороны его совершения.

Следовательно, простое перенесение в уголовно-процессуальное зако- нодательство всех субъективных обстоятельств, указанных в уголовном законодательстве и образующих объем субъективной стороны как обстоятельства, подлежащего доказыванию по делу, нецелесообразно.

На наш взгляд, законодателем в одном случае допускается простое за- имствование уголовно-правовой терминологии, а в других - возврат к понятиям «вина» и «невиновность».

По нашему мнению, нельзя признавать удовлетворительным и сущест- вующее в уголовно-процессуальном законодательстве терминологическое обозначение объема субъективной стороны преступления, подлежащего доказыванию по делу, путем указания лишь на два ее элемента - «вину обвиняемого» и «мотивы преступления». В связи с этим в ст. 68 УПК РФ следует включить «цель преступления» в качестве обстоятельства, подлежащего доказыванию по делу. Следовательно, среди обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, в уголовно-процессуальном законодательстве целесообразно отразить все три элемента, предполагающие характер (умысел или неосторожность) вины обвиняемого, мотив и цель совершения преступления.

Предлагаемое отвечает требованиям общегосударственной программы борьбы с преступностью в части пересмотра уголовного и уголовно- процессуального законодательства’15, криминализации некоторых общественных отношений, которые в настоящее время не включены в уголовное законодательство, но являются общественно-опасными и порождающими другие корыстно-насильственные преступления. На основе указанного положения следует разработать теоретические .и методические аспекты борьбы с преступностью ‘”’.

1,5 См.: Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М.. 1990. С. 168. 172-174.

IVl См.: Мерен ком Г.М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобизнесом совершаемым группами организованной преступности: Основные концептуальные положения. Монография. Ростов н/Д, 1994.

123

В умышленных преступлениях фигурируют еще три направления пси- хической регуляции индивидами своего преступного поведения. Первое из них определяет такие элементы психологического характера как знание (на уровне общежитейской осведомленности) отдельных особенностей объекта посягательства. Второе направление детерминирует сознательно- волевые свойства, проявляющиеся в виде субъективного выбора и целевого использования способа, орудий, места и времени совершения преступления. Третье направление обусловливает психические элементы, непосредственно указанные в законе и определяющие особенности субъективной регуляции преступных действий - их мотивы и цель, а также эмоциональное состояние лица, их совершившего (например, сильное душевное волнение, наркотическое голодание или опьянение), которые дают решимость действовать в целях совершения общественно опасного деяния.

Из изложенного выше можно сделать следующий вывод: «объем» пси- хического отношения к содеянному, образующего вину как объект познания, в одних случаях включает в себя лишь одно (главное) отношение - к наступившим последе! виям преступного поведения, кроме того, в других случаях он содержит дополнительные психические отношения к особенностям (специальным признакам) объекта посягательства, к объективным элементам преступления, а также конкретные психические регуляторы преступного поведения.

Проведенное изучение практики расследования показывает, что инфор- мация о психическом отношении индивида к содеянному и наступившим результатам всегда выявляется в совокупности со сведениями о всем психическом механизме расследуемого преступления, включая элементы его мотивации и субъективной (психологической) регуляции. Если эти данные имеют уголовно-правовое значение, то они включаются в предъявляемое обвинение. В ином случае они выступают в качестве доказательственных факторов. Например, данные о мотивах и целях преступной деятельности как элементе криминалистической структуры преступлений играют важную роль при рас-

124

следовании широкого круга известных следственной практике преступлений, особенно связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом. Являясь отражением потребностей личности, показателем его интересов, побудителем активности в преступной деятельности, мотивы и цели дают возможность выяснить определенные свойства, качества и признаки преступника, тем самым сужая круг лиц, среди которых следует искать виновного. В преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, мотивы и цели преступной деятельности образуют внутреннюю иерархию, иногда довольно динамично.

Цель, как идеальный для личности результат его преступной деятель- ности, с одной стороны, направляет и регулирует преступную деятельность человека, а с другой - зависит от обстановки совершения преступления, способа преступления, возможностей преступника, имеющихся у него средств преступления, возможностей сокрытия следов преступления и ряда других обстоятельств. Сведения о них формируют у следователя представления о личности преступника и иных элементах криминалистической структуры преступления. Мотив, как побудительная причина, повод к действию, может дать в руки следователя, пусть даже и предположительные, сведения о влечениях и эмоциях, установках и идеалах, потребностях и социальном облике человека, совершившего преступление.

Рассматривая субъективные признаки, характеризующие состав престу- пления по делам о незаконном обороте наркотических средств, наркобизнесе, с криминалистической позиции, в процессе расследования установлению подлежит тот преступных механизм, который существовал в момент совершения преступления. Поэтому криминалистическое исследование субъективной стороны преступления предполагает рассмотрение ее соотношения с преступным механизмом данного деяния.

Элементы этого механизма, их формирование, особенно преступления (умышленного), связанные с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом, имеют ряд этапов: этап субъективной подготовки (мотива-

125

ции) преступного поведения и этап субъективной (психологической) регуляции (управления) совершением преступления.

При умышленных преступлениях первоначально формируется не весь

щ объем преступного механизма, а его ядро в виде мотива, цели, решения, а не-

редко и плана преступных действий. На этой основе субъектом преступления производится выбор способа, средства, орудий, времени, места и других соз- нательно используемых предметных элементов поведения, которые существуют объективно.

Используя способ преступления, виновное лицо посягает на предмет и объект преступления; в других случаях орудия и средства являются средствами достижения преступного результата и его цели. Иначе говоря, они приобретают новое функциональное значение в качестве элементов сознательно

^ управляемого преступного поведения.

На этапе практического осуществления преступления происходит «переход» субъективных элементов в объективные действия и их преступный результат в виде, например, подготовки и использования сил и средств, приемов по непосредственному нарушению установленных правил производства, хранения, учета с целью создания излишков и завладения наркотическими средствами или проникновения в места хранения наркотических средств с целью их последующего изъятия и т.п. Затем осуществляются действия по сокрытию

  • следов преступления.

Следовательно, по такой схеме осуществления преступных действий сознательно- волевые элементы, образующие субъективную сторону преступления, будучи уличенными в преступном поведении, выступают в качестве элементов психической активности личности, посредством которых она управляет своими действиями. Отсюда между субъективными и объективными элементами преступных действий существуют прямые и обратные функционально-смысловые взаимосвязи. Первые из них определяют выбор и целе-

{ф вое использование вторых, а также их коррекцию при совершении действий.

В процессе расследования познание субъективной стороны происходит в об-

126

ратном порядке: от объекта и предмета преступного посягательства и причиненного ему ущерба (преступного результата) к другим наблюдаемым (внешним) элементам (механизма следообразования) противоправного поведения, а затем к выявлению его субъективной стороны и отдельных ее элементов, имеющих правовое значение для квалификации преступления.

Следует отметить, что при установлении субъективной стороны престу- пления в процессе квалификации преступления в виде уяснения ее соответствия (несоответствия) признакам, указанным в законе, вопроса ее познания как реального психологического механизма не возникает. Различию между характером установления субъективной стороны при квалификации преступления и познанием ее реального содержания не придается еще должного значения и в правовой литературе.

Исходя из изложенного, понятие субъективной стороны преступления как объекта познания по уголовным делам на следствии представляет собой временное функциональное состояние сознания и воли лица, его совершившего, выполняющего функцию психологического механизма регуляции преступного поведения. Данное понятие отличается от его традиционных правовых понятий и является исходным для криминалистического аспекта изучения субъективной стороны преступления, где нас интересует конкретная субъективная обусловленность совершенного индивидуального преступного акта. Вышеизложенные мотивационные и регуляционные функции субъектив- ной стороны преступления определяют смысл преступного поведения. На этом основано гносеологическое положение о том, что их установление в процессе расследования позволяет выявить личность, психическое отношение индивида к совершению преступления и его последствиям. Личность преступника проявляется на уровне его индивидуального сознания, и в ней необходимо раскрыть мотивы, цели, планы, знания, навыки, ценностные ориентации и другие элементы индивидуального сознания, которые участвовали в регулировании преступной деятельности.

127

Субъект преступной деятельности, т.е. личность преступника, конкретная, обладающая сознанием и волей, носитель определенных свойств и пре- ступной деятельности несомненно являются элементом упомянутой структуры.

На наш взгляд, это самые типичные и основные элементы преступной деятельности, имеющиеся в любом преступном проявлении. Конечно, в конкретных преступлениях эти элементы могут играть различную роль, проявляться в различной степени и в разных формах.

Процесс выявления элементов криминалистической структуры в ходе следствия тоже может иметь определенную последовательность. Так, например, в большинстве тайных преступлений первыми обнаруживаются материально фиксированные результаты преступной деятельности, в открытых -субъекты преступной деятельности или сам процесс деятельности и т.д.

С точки зрения системно-структурного метода исследования каждый из перечисленных элементов криминалистической структуры преступления является сложной системой, которая может изучаться по вертикали (например, материально фиксированные результаты преступной деятельности могут проявляться в следах, вещественных доказательствах, материальных последствиях преступления; следы преступления, в свою очередь, могут быть представлены следами - отображениями, микроследами и т.д.) и по горизонтали в плане использования закономерных связей отдельных элементов структуры (например, соотношение целей и средств, процессов и обстановки преступной деятельности) и т.д.

Мотив и цель совершения преступлений, связанных с незаконным обо- ротом наркотических средств, наркобизнесом, тесно связаны с обстановкой их совершения, а также могут быть’порождены, изменены данной сложившейся обстановкой (например, благоприятная обстановка позволяет преступнику совершить нарушение установленных правил производства, хранения, учета с последующим хищением наркотических средств, переданных под охрану, или совершенным с использованием служебного положения; хищение наркотиче-

128

ских средств, совершенное путем кражи или разбойного нападения и т.п.). И наоборот, имеющиеся в распоряжении преступника средства преступной деятельности, которыми он хорошо владеет, побуждают его создавать или ожидать соответствующих условий (так часто случается при кражах с проникновением и применением различных средств и орудий преступления).

Наиболее информативны, а следовательно, и ценны в криминалистиче- ском плане связи (соотношения) объективных и субъективных признаков, характеризующих состав преступления, т.к. именно их выявление позволяет следователю, минуя множество промежуточных стадий, коротким путем выявить лицо, совершившее преступление.

Некоторые элементы криминалистической характеристики преступлений способны прямо или косвенно указывать на физические, психические, социальные и профессиональные свойства, качества и признаки личности.

Таким образом, можно констатировать, что элементы криминалистиче- ской структуры преступления имеют широкие и разнообразные связи, которые могут быть использованы в процессе расследования преступных деяний.

Криминалистический аспект рассмотрения проблемы требует четкого понимания вопроса о соотношении субъективного и объективного применительно к структуре преступного поведения. Указанные понятия имеют в следственной деятельности два значения. Первое - философское, когда они рассматриваются в свете теории отражения и соотношения материальной действительности и идеальных форм ее отражения. Второе - более узкое значение эти понятия приобретают при анализе структуры конкретных преступных действий, когда субъективная (психическая) активность личности уже реализовалась в объективной преступной деятельности. Использование понятия идеального (как нематериального) связано с необходимостью учета двухступенчатого подхода к изучению акта отражения. При этом окружающий мир, бытие, как отражаемое в сознании субъекта, всегда первично. Отражаемое же в сознании (идеальное) - вторично.

129

Однако в реальной преступной, как и в любой практической деятельности сознание личности играет активную роль в качестве побудителя и регуля- тора поведения. Поэтому общефилософское понимание природы психического как вторичного и производного (являющееся исходным и при изучении содержания субъективной стороны в целом) не следует распространять на анализ роли конкретных ее элементов в отдельных актах преступного поведения. Главным здесь выступает активная, управляющая (мотивационно-регулирующая) роль сознания личности в выборе и исполнении своих преступных действий.

Если в теории уголовного права вина рассматривается только как форма психического отношения к содеянному и его результатам, то в криминалистическом аспекте учитывается прежде всего активная роль сознания личности и поведенческие функции, выполняемые субъективными элементами преступления в виде управления (прогнозирования и регуляции) лицом собственным преступным поведением в период его исполнения. Подобно тому, как мысль о сгибании пальца приводит к его сгибанию, так и личность руководит своими поступками благодаря сознанию и воле. В этом проявляется специфика взаимодействия психического и физического (психофизиологического) в волевых поступках и в деятельности”7.

В итоге можно сказать, что категория субъективного (идеального), употребляемая в философском смысле, и правовая категория субъективного, употребляемая в качестве объекта познания, в криминалистике - это разные понятия. В криминалистической теории субъективная сторона преступления выступает частью объективной реальности, поскольку находит свое практическое воплощение в преступных действиях. Поэтому рассмотрение субъективной стороны преступления как формы психической активности личности в совершении противоправной деятельности и объекта познания по делу не

1,7 См.: Карпом Л.В. Процессы принятия решения в регуляции деятельности // Психологический журнал, 1991. № 1. С. с/.

130

следует отождествлять с философской категорией субъективного как идеального, вторичного по сравнению с материальным.

Юридически значимые элементы субъективной стороны преступления познаются в ходе расследования путем выявления всего психологического механизма данного деяния. Подобное понимание соотношений категорий субъективной стороны и психологического механизма преступного поведения также относится к исходным понятиям авторской концепции установления субъективной стороны на предварительном следствии. Оно должно, на наш взгляд, найти свое отражение в теории криминалистики, в положениях криминалистической тактики и методики расследования отдельных видов преступлений. Связано это с тем, что в криминалистической тактике и методике рассмотрение вопросов доказывания субъективной стороны в целом и ее главного элемента (вины) нередко носит сугубо формальный характер.

Формализм при доказывании субъективной стороны преступления имеет место и в следственной практике. Он проявляется в том, что в ходе следст- вия не выявляются полные и достоверные данные о психологическом механизме совершения расследуемого преступления, включая элементы его мотивации и субъективной регуляции. Формализм в познании имеет место и тогда, когда происходит произвольное вырывание из психологического механизма расследуемого преступления его отдельных фрагментов в виде, например, цели или мотива совершения преступления. Подобного рода неполнота познания, как правило, влечет существенные пробелы, а нередко и недостоверность собранных по делу данных о субъективной стороне преступления, что негативно отражается на качестве следствия.

Именно выявление субъективной стороны как обстоятельства дела по- зволяет уяснить психологические причины и механизм совершения расследуемого преступления. На базе таких данных решается уголовно- правовая задача определения психического отношения лица к содеянному как его вины в виде умысла или неосторожности. Поэтому при установлении субъективной стороны в ходе следствия необходимо одновременно основываться и на общих

131

закономерностях познания сознательно-волевых (мотивационно- регуляцион-ных) механизмов человеческого поведения и на требования уголовно-процессуального закона о порядке выявления, сбора и фиксации соответствующих данных.

Установление субъективной стороны преступления динамично. Данные о субъективной стороне преступления устанавливаются с момента возбу- ждения уголовного дела. Процесс этот непрерывный. Идея о значении установления психического подтекста и отдельных элементов преступного действия (в виде способа его совершения, выбора субъектом ситуации, времени совершения преступления и т.д.) для доказывания относится к исходным, базовым положениям криминалистической концепции установления субъективной стороны преступления. Указанная информация должна выявляться и учитываться в ходе расследования пос/гоянно, поскольку она непосредственно характеризует отношения субъекта к преступной деятельности в целом и к ее отдельным элементам. Будучи непрерывным, этот процесс происходит на разной доказательственной основе. Одно дело - установление субъективной стороны до предъявления обвинения; другое - при предъявлении обвинения и окончании следствия.

В ходе следствия важно выявить психологические (субъективные) при- чины возникновения этих поведенческих фактов, отдельных действий, а также соответствующих им действий-операций (выбора способа, времени, места совершения преступления). При- этом надо, например, постоянно выяснять, почему обвиняемый оказался в данном доме, почему у него были при себе нож, набор отмычек и т.д. Выявление подобной информации и целей совершения индивидом отдельных действий- операций позволяет раскрыть содержание субъективной стороны преступного события в целом. Одновременно получаемые в ходе следствия данные постоянно соотносятся с правовой моделью субъектшшой стороны преступления, содержащейся в уголовном зако- нодательстве.

132

Осмотр вещей и предметов. Предметы и вещи могут служить в качестве «передвижного укрытия» при переноске или транспортировке наркотиче- ских средств. Дифференцированность и широкий диапазон предметов и вещей, с одной стороны, и малые размеры наркотических средств, с другой стороны, способствуют тому, что именно вещи особенно часто используются для их укрытия. При этом проявляется большая находчивость и изощренность.

Таким образом, вопросы криминалистической характеристики, структуры преступлений и ее элементов’имеют сложный системный характер и нуж- даются в серьезном научном исследовании, особенно когда речь идет о сложных, многоэпизодных малоизученных преступлениях. Актуальность такого исследования объясняется следующим:

во-первых, практика расследования преступлений требует поиска допол- нительных путей повышения эффективности предварительного следствия, одним из которых может стать более умелое, своевременное и полное использование данных об обстановке, способе преступления, источниках происхождения следов преступления (механизм следообразования), данных о предмете преступного посягательства, а также о личности преступника и др.;

во-вторых, отсутствие серьезных теоретических разработок проблем криминалистической характеристики преступлений препятствует использованию информации о ней для дальнейшего совершенствования методик расследования незаконного оборота наркотических средств, наркобизнеса;

в-третьих, рассмотрение криминалистической характеристики неза- конного оборота наркотических средств, наркобизнеса как предмета исследования восполнит отдельные положения криминалистической науки, особенно приемов эффективного использования полученных сведений, информации в предварительном следствии.

Задача установления субъективной стороны преступлений и ее главного правового элемента - вины обвиняемого, входящего по закону в предмет доказывания по каждому уголовному делу, составляет одно из основных направлений в расследовании преступлений. Решение этой задачи предвари-

133

тельного следствия связано с необходимостью его научного, криминалистического обеспечения путем разработки соответствующих теоретических основ и рекомендаций тактического и методического характера,

Объем субъективной стороны преступления, включая форму и степень вины обвиняемого, подлежит дифференцированному установлению согласно ее конкретной правовой модели, указанной в статье уголовного кодекса, по которой квалифицируется расследуемое деяние.

Установление данных о субъективной стороне преступления в процессе его расследования происходит по общим правилам доказывания и соблюдения законодательно определенных процессуальных гарантий выявления истины по делу. При этом в теории и на практике необходимо учитывать различия между категорией «вины», выступающей подлежащим доказыванию по делу элементом субъективной стороны расследуемого преступления, и категорией «виновность», отражающей итоговые, суммарные результаты доказывания по делу (включая данные о событии преступления, субъекте, его совершившем, и степени его вины), которые фигурируют в обвинительном приговоре суда.

Как обстоятельство, подлежащее доказыванию, субъективная сторона преступления не может подменяться другими обстоятельствами, в том числе доказанностью факта совершения данного деяния конкретным индивидом (его причастностью); сведениями о нем биографического характера; наличием причинных связей между его действиями и наступившими последствиями. Это ведет к существенной неполноте установления вины обвиняемого и объективному вменению по делу.

Существующая в уголовно-процессуальном законодательстве регламен- тация вопросов доказывания субъективной стороны преступления требует: а) внесения единообразия в употребляемые в законе понятия и отдельные формулировки; б) расширения законодательного материала, определяющего объем и порядок ее установления на предварительном следствии; определения ее места в формуле обвинения и в обвинительном заключении по делу.

134

Сведения о криминалистической характеристике преступлений, неза- конном обороте наркотических средств, наркобизнесе могут быть получены как из результатов традиционных следственных, оперативно- розыскных действий, так и путем проведения экспертиз на месте преступления, криминалистического анализа сведений об обстановке совершения преступления, ее следственного прогнозирования .и моделирования, способе и средстве совершения преступления, механизма следообразования, предмете преступного посягательства, а также личности преступника и обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность виновного лица.

Полученные сведения о криминалистической характеристике рассмат- риваемых видов преступлений целесообразно использовать для выявления виновного лица, осуществляя посредством познания многочисленные связи преступника со средой, в которой совершено преступление.

Сведения о криминалистической характеристике преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, могут быть широко использованы для доказывания всех элементов, объективно и субъективно характеризующих состав преступления. В случае необходимости следователь, ведущий расследование уголовного дела, может использовать для целей доказывания дополнительные сведения о среде, в которой совершено преступление.

Следовательно, криминалистическая характеристика преступления есть отражающая реальную структуру соответствующих преступных деяний научно разработанная система, помогающая выявлению и исследованию криминалистической сущности преступления и используемая в его раскрытии. Криминалистическая характеристика может рассматриваться в двух аспектах: как научная категория методики расследования и как средство практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Методическая функция криминалистических характеристик преступлений может быть реализована в трех направлениях: научно- методическом, практико-методическом и учебно-методическом.

135

ГЛАВА II. РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИКОВ

§ 1. Процесс расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков

Прежде чем приступить к рассмотрению процесса расследования пре- ступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, необходимо уяснить их понятие. Кроме того, как правило, эти преступные деяния совершаются преступными группами, сообществами, ор-

138

ганизованнои преступностью, с учетом этих понятий следует проводить расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом.

Понятие незаконного оборота наркотических средств, наркобизнеса, наркомафии В.И. Омигов рассматривает следующим образом:

незаконный оборот наркотиков охватывает все преступления, связанные с наркотиками;

наркобизнес ~ это нелегальный бизнес с наркотиками, осуществляемый организованной преступностью;

наркомафия - сложное преступное образование, объединяющее на трех уровнях людей, занимающихся преступным бизнесом с наркотиками, либо их реагентами, пока не сформировавшееся в масштабах государства в четко выраженную структуру, но имеющее тенденцию к такому образованию и монополизирующее в одном или нескольких регионах страны наркобизнес. Это объединение людей представляет собой организацию хорошо вооруженных и оснащенных сообщников с определенной иерархией и жесткой дисциплиной, имеющее повышенный интерес к деятельности правоохранительных органов

См.: Понятие незаконного оборота наркотических средств, наркобизнеса, наркомафии, преступной группы, сообщества, организованной и коррумпированной преступности автор рассматривает в своей монографии. Об этом смотрите: Г.М. Меретуков. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобизнесом. Ростов н/Д, 1994.-194 с.

136

в целях нейтрализации их деятельности и обеспечения безопасности своей преступной деятельности139.

B.C. Устинов преступное сообщество (организацию) определяет как ус- тойчивое объединение двух или более лиц, организовавшихся для совместной преступной деятельности. А преступное объединение (или сообщество) - это устойчивое иерархически структурированное объединение преступных групп, имеющих коррумпированные связи с представителями государственного аппарата и систематически реализующих планы совершения организованных преступлений. Преступную организацию он рассматривает как высший уровень преступного объединения, которому присущи все его особенности; ха- рактерной же чертой является то, что совершению преступлений предшествует достаточно длительный организационный период140.

Ни в коей мере не умаляя значения идей вышеназванных криминологов и криминалистов, автор, однако, считает, что приведенные выше определения недостаточно четки, и предлагает свою точку зрения по изложенным проблемам. По мнению автора, под «преступной группой» следует понимать устойчивую организацию криминального сообщества, имеющую определенную структуру и входящую в состав организованной или коррумпированной преступности;

организованная преступность - это совокупность отдельных преступных групп, совершающих, либо склонных или призванных к совершению од- нородных видов общественно-опасных деяний, конкретизированных, монополизированных в криминогенной среде и функционирующих преступных сообществ (организаций), т.е. организованных преступных групп, имеющих определенную структуру и входящих в организованную и коррумпированную преступность;

См.: Омигов В.И. Концепция борьбы с незаконным оборотом наркотиков и роли органов внутренних дел в ее осуществлении в Российской Федерации. Пермь, 1994. С. 11-12.

140 См.: Устинов B.C. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности. Нижний Новгород, 1993. С. 19-22.

137

коррумпированная преступность - это организованная, устойчивая структура, обусловленная жестко централизованной организацией под общим руководством, при обязательной связи и поддержке со стороны должностных лиц государственной, законодательной, исполнительной власти и управления, а также судебных органов, преследующая экономические, политические и другие низменные выгоды;

незаконный оборот141 наркотических средств - это незаконное изготов- ление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка с целью сбыта, а равно сбыт наркотических средств, также другие незаконные действия с наркотическими средствами, имеющими законченный цикл операций;

наркобизнес - это совершение действий, подпадающих под признаки преступления (хищение наркотических средств; незаконный оборот наркотических средств; нарушение правил обращения с наркотическими средствами; другие незаконные действия с наркотическими средствами), являющегося промыслом и источником личного обогащения и наживы, или же вложение преступно нажитых средств в различные структуры власти, управления, формы и виды собственности;

наркомафия - незаконный бизнес с наркотическими средствами орга- низованной или коррумпированной преступностью, носящий межрегиональный характер и имеющий выход за пределы государства.

Таким образом, процесс расследования преступлений, связанных с не- законным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом, должен строиться согласно действующему уголовному законодательству, однако автор предпринял попытку разработать свою собственную теорию в этой сфере с учетом предлагаемых изменений и дополнений в конкретные составы преступлений о наркомании.

Методика установления данных об объективной и субъективной стороне в ходе расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом

141 См.: «Оборот» - это законченный непрерывный цикл операции. Об этом см.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1986. С. 371.

138

наркотических средств, с наркобизнесом проявляется в универсальности схем установления этих данных в процессе следствия, в общности тактических приемов, применяемых для выявления криминалистически значимых данных об объективной и субъективной стороне преступления на первоначальном и последующем этапе расследования. Кроме того, в методиках установления этих данных по умышленным и неосторожным преступлениям рассматриваемой категории дел проявляются специфические черты.

Подобные проявления прежде всего имеются в характеристике объек- тивной и субъективной сторон в качестве обстоятельства, подлежащего доказыванию, и элемента криминалистической характеристики, особенностях установления данных о ней на первоначальном этапе расследования и последующем этапе следствия. Кроме этого, важное значение имеет правильное построение и проведение тактики отдельных следственных действий (задержания, допроса подозреваемых, потерпевших, свидетелей; осмотра места происшествия; обыска; осмотра наркотических средств, орудий и иных предметов, на которых имеются следы наркотических средств; осмотр упаковки для наркотиков и других предметов для обнаружения отпечатков пальцев; проверка показаний на месте происшествия; назначение судебных экспертиз и т.д.), проверки конкурирующих версий и доводов обвиняемого и причинах следственных ошибок при установлении данных об объективной и субъективной стороне.

В процессе расследования дел данной категории обстоятельства, подлежащие доказыванию объективной и субъективной стороны при незаконном изготовлении, приобретении, хранении, перевозке или пересылке без цели сбыта, с целью сбыта, а равно сбыт наркотических средств (ч. 1 ст. 228 УК РФ), включают в себя объективные признаки события преступления (активные действия, совершение их повторно, предварительный сговор группой лиц (ч.2), крупный размер и др.), а также признаки, характеризующие субъективную сторону преступления (умысел, мотив и цель). Вместе с тем, специфика умысла определяется целью преступления, ею конкретизируется (в виде изго-

139

товления, приобретения, хранения, перевозки, пересылки в крупных размерах с целью сбыта, а также сбыт наркотических средств и т.д.). Без установления цели преступления невозможно правильно квалифицировать преступное деяние. Так, например, ч. 1 п. 2 ст. 228 УК РФ содержит указание на цель преступления - «сбыт», а равно сбыт наркотических средств (в этом случае необходимо установить акт действия: разовый, систематический, промысел, т.к. это образует признаки наркобизнеса) или без цели сбыта (как это указано в ч. 3 и 4 ст. 228 УК РФ). Важно установить в действиях лица наличие заранее об- думанного умысла (для этого необходимо выявить, имели ли место приготовительные действия, наличие двух и более лиц и их объективные и субъективные признаки, неоднократное совершение этих действий и т.д.), конкретизированного умысла (направленность на конкретный объект и предмет преступного посягательства и т.д.), которые позволяют судить о наличии признаков не только незаконного оборота наркотических средств, но и наркобизнеса, совершаемого преступной группой (сообществом). Установление мотива незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки, пересылки наркотических средств имеет важное значение для определения направленности умысла обвиняемого. Если преступные действия совершены из корыстных побуждений, то речь идет о предполагаемом сбыте наркотических средств. Поэтому в таких случаях подобные действия надлежит квалифицировать по ч. 1 или 2 ст. 228 УК РФ.

В ч. 5 ст. 228 УК РФ «Нарушение установленных правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств» необходимо установить объективные признаки (выдачу рецептов и отпуск наркотиков на вымышленных лиц; принятие неиспользованных наркотических средств без соответствующего учета в документах; хранение их без учета и в неустановленных местах; невнесение в амбулаторные карты больных назначений наркотических средств и уничтожение впоследствии этих средств, неиспользованных для больных; полученные наркотические средства отпускаются как обычные лекарства; в процедурных кабинетах не ве-

140

дется учет наркотиков, в результате чего их утрачивают и т.д.)142, субъек- тивные признаки - вину (умысел или неосторожность), мотив и цель совершения этих действий. Объективные признаки, указанные в ч. 5 ст. 228 УК РФ, следует определять, исходя из «Правил хранения, учета наркотических средств в лечебно-профилактических учреждениях», а субъективные признаки должны быть установлены следователем. От этого зависит правильная квалификация содеянного, так как подобные нарушения могут быть совершены, как правило, должностным лицом или лицом, в ведении которого наркотики могут находиться на законном основании. В случае нарушения ч.5 ст. 228 УК РФ должностным лицом и при наличии в его действиях признаков состава должностного преступления (злоупотребление, халатность, взяточничество, должностной подлог и др.) следует их действия квалифицировать по совокупности преступлений.

Перечисленные данные необходимы прежде всего для их доказывания и для индивидуализации степени вины каждого из обвиняемых. Таким образом, по групповым преступлениям или группам (сообществам) организованной преступности объем данных объективной и субъективной стороны преступлений, подлежащих доказыванию, возрастает не менее чем в четыре раза143.

Между тем указанное положение не учитывается в уголовном законода- тельстве и в криминалистической методике расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, совершаемым организованной и коррумпированной преступностью.

Установление объективных и субъективных признаков, характеризую- щихся в ходе расследования хищения наркотических средств (ст. 229 УК РФ) как элемента предмета доказывания, определяется наличием в деянии прямого умысла, конкретизированного и заранее обдуманного. Ответственность за совершение хищения наркотических средств уголовный закон диф-

142 См.: Архив ИЦУВД Краснодарского края. 1985-1993 гг. № 26215; 24590; 23542; 16712; 16132; 19889;11118; 11046; 18707; 16711; 17792; 23547; 12482 и др.

143 Методика установления криминалистически значимых данных о дополнительных признаках объек тивной и субъективной сторон, характеризующих организованную и коррумпированную преступность, будут рассмотрены в конце этого параграфа.

141

ференцирует на З(три) вида, указанные в части 1, 2 и 3 ст. 229 УК РФ, в зависимости от преступного события и от степени вины обвиняемого как элемента объективной стороны (общественно-опасное деяние, совершенное действием, направленным на объект и предмет преступного посягательства, наступившего преступного результата - путем кражи; повторно; по предварительному сговору лиц; с применением насилия; с использованием служебного положения или лицом, у которого наркотики находились под охраной; лицом, ранее совершившим преступление, предусмотренное чЛ п. 2 ст.228, ст.229, 232 и 233 УК РФ; особо опасным рецидивистом; путем разбойного нападения; крупный размер в соотношении с субъективной (умысел, мотив, цель и аффективное состояние) стороной как обстоятельство, подлежащее доказыванию, характеризуется его специфической направленностью на завладение наркотическим средством из государственных, общественных организаций и учреждений, а также у граждан, владевших ими правомерно или незаконно, что определяется корыстными мотивами и целью преступления как «элемента сознания» преступника; охват умыслом обвиняемого такого способа совершения хищения, как проникновение, нападение на потерпевших с целью завладения, с исполь- зованием своего служебного положения (списание, создание излишков с последующим их изъятием и т.д.)

При хищении наркотических средств необходимо четко установить цель (с целью сбыта или без таковой). Если будет установлено, что хищение этих средств совершено для их последующего сбыта, действия виновного надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренной чЛ и 2 ст. 228 УК РФ. Данные обстоятельства позволяют судить о занятии наркобизнесом. Однако в таких случаях, устанавливая лиц, занимающихся незаконным сбытом наркотических средств, необходимо выявить признаки, характеризующие «неоднократность» наркобизнеса. Эти обстоятельства дают основание полагать существование преступной группы (сообщества), органи- зованной преступности, занимающейся незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом. Изложенное позволяет автору
выделить и более

142

глубоко рассмотреть признаки, характеризующие субъективные стороны рассматриваемой категории преступлений.

Сопоставление объема данных о субъективной стороне преступления, указанных в законе (правовая модель), с объемом данных, устанавливаемых на практике (фактическая модель), по изученным 303 уголовным делам свидетельствует, что субъективная сторона по делам о хищениях наркотических средств устанавливалась по 100% изученных дел.

Однако при соответствующем проведении следственных действий (очная ставка, опознание на месте, следственный эксперимент и т.д.) и опера- тивно-розыскных мероприятий (установление лиц, причастных к преступлению; проверка этих лиц на причастность к другим нераскрытым преступлениям; взаимосвязь подобных групп для установления признаков организованной преступности и т.п.) по изученным уголовным делам возможно было бы установить цель (хищение с целью сбыта) по 28,2%. Из изученных прекращенных уголовных дел (105) следователем, лицом, производящим дознание, не предпринимались попытки для установления цели сбыта наркотических средств по преступлениям, связанным с незаконным посевом или выращиванием запрещенных к возделыванию опийного мака или конопли (ст.230, 231), организации или содержанию притонов для потребления наркотических средств (ст.233), незаконного приобретения или хранения наркотических средств в небольших размерах (ст.230), хищения наркотических средств (ст. 229), нарушения правил производства, хранения, учета, отпуска, приобретения, перевозки или пересылки (ч. 5 ст. 228 УК РФ)144.

По 56,4% дел элементом субъективной стороны выступал факт знания лицом (лицами) особенностей объекта и предмета преступного посягательства (расположение помещений и хранилищ, наличие и возможности охранной сигнализации, наличие конкретных видов наркотических средств и т.д.), хотя

См.: Архив ИЦ УВД Краснодарского края. 1985-1994 гг.

143

закон не включает его в содержание субъективной стороны данного преступления.

По 75% дел хищения совершались группами из 3-10 человек по предва- рительному сговору. В установление предварительного сговора как обстоятельства дела входило: а) установление факта договоренности между соучастниками о совместном совершении хищения наркотических средств; б)установление их конкретной роли (согласно сговору) и роли других членов группы; в) выявление времени сговора: задолго до кражи или непосредственно перед совершением. Установление предварительного сговора характеризовало единство умысла, мотивов и целей соучастников и одновременно способствовало индивидуализации вины каждого из соучастников группового хищения наркотических средств.

По 68% дел преступные группы носили организованный, устойчивый характер. В силу требований п.2 ст.39 УПК РФ перед следствием вставали дополнительные задачи доказывания: по выявлению степени организованности группы (одноразовая, постоянная); наличие единства умысла, планов совершения хищения, распределения ролей между членами группы и дифференциации их вины (вина лидера группы, вина «разведчиков», «охранников», «лиц, занимающихся вербовкой, представляющих помощь юридическую, бухгалтерскую, финансово- кредитной системы, интеллектуальную и другие управленческие услуги руководителям или членам организованной или коррумпированной преступности», непосредственных исполнителей.

В следственной и судебной практике по делам о хищении наркотических средств известны установления 2-х групп субъективных обстоятельств их совершения. Во-первых, с субъективными элементами, участвовавшими в регуляции преступных действий. Они, как правило, проявляются в материальных следах преступного поведения. Данные преступного поведения дают основания полагать о наличии или отсутствии мотива, цели, преступной направленности умысла лиц. Во-вторых, это субъективные элементы, участвовав-

144

шие в мотивации преступления и формировании преступного умысла личности.

В криминалистической характеристике хищение наркотических средств связано с поведенческой ролью «элементов сознания», «умыслов по- дозреваемого, его корыстных мотивов и целей (наркобизнеса)», которые непосредственно определяют способ совершения и сокрытия преступлений, а также механизма с ледообразования, образуемых с помощью средств, орудий совершения преступлений и других приспособлений, используемых при изготовлении, хищении, других незаконных действиях с наркотическими средствами. Для криминалистической характеристики преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом, на наш взгляд, имеют значение данные об элементах психологического механизма их совершения; о наличии у преступника специальных познаний по изготовлению наркотических средств кустарным способом либо на промышленной основе, способов сокрытия при хранении, перевозке, об их спросе и т.п.; об образе жизни преступника, потерпевшего (включая проведение оперативно-розыскных мероприятий); способы хищения с использованием финансовых и других документов и т.д. Использование этих и других данных особенно на первоначальном этапе расследования способствуют раскрытию и расследованию преступления.

При выявлении данных об объективной и субъективной стороне на пер- воначальном этапе расследования преступления, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, определяется набором следственных действий, который используется для их установления145.

В системе научных понятий методики расследования преступлений по- нятие криминалистической характеристики преступлений, будучи комплексным, охватывает обобщенные, типовые данные (информацию) о преступном событии, о ситуации его совершения, об объекте и предмете преступного по-

!45 Необходимые следственные действия по делам о незаконном обороте наркотических средств и нар- кобизнеса автором будут рассмотрены в главе 2.

145

сягательства и их типичные признаки, о следах преступлений и специфике механизма следообразования, личности подозреваемого и потерпевшего. Указанные данные имеют криминалистическое значение, так как в совокупности с данными, полученными по конкретному делу, служат решению задачи раскрытия преступления. Этим криминалистическая характеристика отличается от других видов научных характеристик преступлений.

§ 2. Обстоятельства, подлежащие доказыванию на первоначальном

146

и последующем этапах расследования

На определенном этапе разграничение понятий «неотложные» и «перво- начальные» следственные действия были дискуссионными147. Однако в на- стоящее время его нельзя считать таковым. Н.П. Яблоков справедливо указывает, что понятие «первоначальные следственные действия» является криминалистическим, а «неотложные следственные действия» - и криминалистическим, и уголовно-процессуальным148.

Оба эти понятия - «первоначальные» и «неотложные» - могут совпадать и не совпадать.

Неотложные следственные действия на первоначальном этапе расследо- вания одновременно являются и первоначальными следственными действиями. Например, по делам о наркомании наиболее характерными первоначальными следственными действиями будут: осмотр места происшествия, местности, помещения, предметов и документов; обыск или выемка, личный обыск, обыск транспортных средств и пр. с целью изъятия вещественных доказательств: наркотических средств и средств совершения преступления, отпечатков пальцев на упаковках наркотиков и иных предметов со следами преступ-

146 В ходе проведения следственных действий на первоначальном, последующем и заключительном этапе расследования, рассматривая предмет доказывания наряду с признаками объективной стороны, в боль шей степени будет уделено внимание теоретическим положением мотива и цели преступления как предмета доказывания.

147 См.: Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступле ний. Харьков, 1965. С. 36; Криминалистика. М., 1959. С. 351 и др.

148 См.: Яблоков Н.П. Проблемы расследования и предупреждения преступлений в области охраны труда и техники безопасности: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М. С. 20.

146

ления; освидетельствование подозреваемого (задержанного) на предмет наркотического опьянения или голодания; назначение судебно- медицинской, химической и других экспертиз; допрос подозреваемого (обвиняемого); допрос свидетелей; проверка показаний на месте.

На наш взгляд, перечисленные неотложные следственные действия необходимы и являются первоочередными При проведении первоначальных следственных действий одновременно проводятся оперативно-розыскные и организационные мероприятия, которые также носят первоочередной характер.

Вопросы, связанные с классификацией следственных действий, были предметом рассмотрения в уголовно-процессуальной литературе. В данном

~!49

случае авторы выделяют четыре группы следственных действии .

В первую группу входят следственные действия, познавательные функции которых связаны с восприятием и осмыслением объективных данных преступного поведения. Это - осмотр места происшествия, предметов, документов, трупа; допрос очевидцев и потерпевших, непосредственно воспринимавших факты преступного поведения; обыск; выемка; освидетельствование и проведение различного рода экспертиз. Перечисленные следственные действия позволяют установить характер конкретного вида преступления, материальные следы, отдельные обстоятельства его совершения и по ним восстановить фактическую картину преступного поведения и элементы его субъективной стороны.

Ко второй группе следственных действий относятся те, познавательные функции которых связаны с восприятием вербальной (устной и письменной) информации о субъективной стороне преступления. Сюда включаются допросы свидетелей, которые не были очевидцами преступления, но знают о содержании его субъективной стороны из высказываний самого правонарушителя, очные ставки, а также следственные действия по обнаружению письмен-

См. : Шейфер С.А. Следственные действия. М, 1981. С. 82.

147

ных форм отражения информации о субъективной стороне - выемка доку- ментов, арест и осмотр почтово-телеграфной корреспонденции, осмотр записок, дневников, писем и т.д.

Третья группа следственных действий связана с самоотчетом о субъ- ективной стороне преступления самого обвиняемого. Она включает в себя допросы подозреваемого и обвиняемого.

Четвертая группа следственных действий основана на одновременном восприятии как материальной, так и вербальной информации о субъективной стороне. Это следственный эксперимент и проверка показаний на месте.

Таким образом, система предусмотренных законом следственных дейст- вий, по существу, охватывает все источники получения доказательственной информации о субъективной стороне расследуемого преступления, включая реальное преступное поведение, вербальные формы общения, самоотчет субъекта преступления, интегрированные виды информации.

Научный интерес представляет сравнительный анализ использования познавательных возможностей отдельных следственных действий, применявшихся в следственной практике по изученным нами видам преступления.

В соответствии со ст. 122 УПК РФ основанием для задержания подозре- ваемого в совершении незаконного оборота наркотических средств, наркобизнеса чаще всего являются: непосредственное обнаружение лица в момент нарушения закона; прямое указание очевидцев незаконного действия; обнаружение мест хранения предметов со следами преступления, уличающих подозреваемого и т.д.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает и иные основания для задержания лица, подозреваемого в совершении преступления: попытка к бегству, отсутствие постоянного места жительства или документов, удостоверяющих личность; подтвержденное при медицинском освидетельствовании состояние неалкогольного опьянения, признаки инъекции на теле и пр.

Задержание является самостоятельным следственным действием и должно проводиться органом дознания (следователем). Однако чаще всего за-

148

держание лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, производится по решению руководителя органа дознания на основании рапортов милиционеров патрульно-постовой службы по борьбе с наркоманией, участковых инспекторов милиции, оперуполномоченных уголовного розыска и сотрудников других служб.

В соответствии со ст. 243, 244 КАП РФ производится личный досмотр и досмотр вещей, изъятие вещей и документов, которые могут быть вещест- венными доказательствами. Если изъятое наркотическое средство, предметы со следами преступления, уличающие задержанного, позволяют судить о том, что имеется состав преступления, то немедленно возбуждается уголовное дело. После этого решается вопрос о процессуальном задержании подозреваемого и проводятся соответствующие следственные и оперативно-розыскные действия.

Правильно продуманная акция по задержанию лиц, занимающихся неза- конным оборотом наркотиков, т.е. потребителей наркотиков, позволяет выявить сбытчиков, перевозчиков, места хранения и изготовления, а также средства совершения преступлений и иные предметы со следами преступления. Например, при задержании лиц в момент хищений наркотикосодержащих культур или наркотиков, а также в момент изготовления можно установить скупщиков, посредников в хранении и перевозке, сбытчиков наркотиков. Задержание по заранее разработанному плану проводится по расследуемому делу или по оперативным данным, поступающим в органы внутренних дел.

Задержание должно производиться группой из нескольких человек. В момент задержания следует действовать внезапно и решительно, чтобы исключить сопротивление и воспрепятствовать лицу избавиться от улик - наркотиков или сырья, средств и орудий преступления, приспособлений или иных предметов со следами преступления.

При задержании нужно иметь ввиду, что изготовители, скупщики или сбытчики наркотиков могут быть вооружены и окажут сопротивление. Поэтому задержание целесообразно поручить специальной оперативной группе и осуществлять его в тот момент, когда лицо совершает незаконное изготов-

149

ление, приобретение, хранение, перевозку или сбыт наркотических средств. Условием успешного задержания в подобных случаях является достаточно продуманная работа по использованию всех сил и средств, которыми располагает аппарат УНОН, уголовного розыска и другие подразделения службы криминальной милиции.

Кроме того, необходимо правильно организовать наблюдение за дейст- виями наркоманов и лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических веществ, с помощью технических средств (бинокли, приборы ночного видения) зафиксировать их действия на фото- и кинопленку.

После задержания следует немедленно произвести личный обыск, досмотр вещей, предметов, изъять наркотики, предметы со следами преступления, документы и иные предметы, свидетельствующие о преступных замыслах задержанного.

После задержания и досмотра одежды, вещей и предметов нужно ос- мотреть место задержания с тем, чтобы установить, не выбросил ли наркоман или лицо, занимающееся незаконным оборотом наркотиков, какие-либо предметы, уличающие его в совершении преступления.

Задержание может осуществляться в административном порядке, если оно производится до возбуждения уголовного дела, либо в уголовно-процес- суальном, если уголовное дело уже возбуждено.

Основанием для задержания является совершение лицом преступления или административного правонарушения, связанного с наркотиками (равно как и другого правонарушения), целью - предупреждение возможности скрыться правонарушителю и (или) воспрепятствование совершению им противоправных действий.

В зависимости от ситуации задержание может быть открытым или ле- гендированным, гласным или негласным. При открытом задержании подозреваемому сразу сообщаются факт и причина его задержания, после чего он доставляется в орган внутренних дел; при легендированном - подозреваемый доставляется в ГорОВД под каким-либо благовидным предлогом, и только там ему сообщается о задержании и его причине;
при гласном - процедура за-

150

держания не маскируется от окружающих лиц; негласном - задержание производится скрытно.

Следует обратить особое внимание на типичные недостатки при прове-

^ дении задержания правонарушителей, связанных с незаконным оборотом нар-

котиков. К ним относятся:

проведение задержания сотрудниками оперативных служб без участия следователя, а также без предварительного согласования с ним всех возможностей получения доказательств, изобличающих преступников;

сосредоточение в момент задержания только на одной цели - изъятии наркотических средств без принятия оперативных и процессуальных мер к доказыванию факта их принадлежности подозреваемому, установлению ис- точников и каналов поступления наркотиков, всех участников преступной цепи (изготовителя, перевозчика, сбытчика и т.д.);

’ некачественное процессуальное закрепление данных, полученных
при

задержании или в результате других следственных действий в момент задержания.

Задержание в связи с незаконным оборотом наркотиков сопряжено с оп- ределенными трудностями, что обуславливается стремлением задерживаемого в момент опасности освободиться от наркотиков.

Необходимым условием эффективности задержания является неожиданность его проведения как для задерживаемого, так и для остальных чле-

  • нов преступной группы, которые в случае поступления к ним
    информации о

задержании одного из соучастников могут уничтожить важные для расследования доказательства и т.д. Задержание одного из членов преступной группы должно способствовать получению доказательств, изобличающих в преступ-

k ной деятельности остальных.

Должны учитываться и иные условия, которые могут оказать влияние на результаты задержания: роль в преступной группе и степень общественной опасности задерживаемого; характер и достоверность сведений о месте нахо-

Ш ждения такого лица; обстановка, время года и суток, местность, возможные

151

осложнения в процессе задержания; запас времени, имеющегося для подготовки операции.

Планирование операции по задержанию основывается на данных о лич- ности и поведенческих особенностях задерживаемых, результатах изучения района и конкретного места предполагаемого задержания. Планом определяются: цель операции (поимка с поличным, пресечение заготовок наркотикосодержащего сырья и т.д.); время и место его проведения; количество и характер оперативных групп и их численность; способы и последовательность действий и меры, направленные на преодоление возможного противодействия задерживаемых; способы маскировки; форма одежды; виды вооружения и спецсредств; порядок использования служебно-розыскной собаки; место, в которое должны быть доставлены задержанные; порядок производства неотложных следственных действий, проводимых в процессе задержания.

При определении вида и состава оперативной группы следует исходить из задач, которые поставлены перед ней. Поисковая группа высылается для выявления и задержания лиц, заготавливающих наркотикосодержащее сырье, сбывающих и приобретающих наркотики на местах совершения преступления, либо в ходе преследования таких лиц. Группа захвата выделяется для непосредственного задержания преступников в блокированном районе или укрытии. Засада организуется для задержания преступников в местах их вероятного появления.

Тактические приемы задержания во всех случаях должны исключать возможность уничтожения подозреваемым наркотических средств и других предметов, изобличающих его в преступной деятельности, а также сговора с другими членами преступной группы о линии поведения при расследовании.

С целью правильного и результативного проведения задержания реко- мендуется: включить в группу задержания большее число тщательно проинструктированных работников милиции, чем задерживаемых (как правило, в два-три раза); привлекать представителей общественных формирований граждан, которых предварительно инструктировали о порядке действий, обращая особое внимание на необходимость визуального наблюдения за действиями

152

задержанных; задержание производится в малолюдных местах или на открытой местности; использовать момент внезапности, блокировать руки задерживаемого и его сообщников; по возможности проводить кино- видео- или фотосъемку процесса задержания.

Если задерживаемому удастся выбросить какие-либо предметы, необхо- димо фиксировать указанные действия путем составления протокола осмотра места задержания по правилам, предусмотренным УПК РФ, получением свидетельских показаний у лиц, привлеченных к задержанию, а также посторонних, присутствовавших в это время на месте задержания.

Операции по задержанию лиц, причастных к незаконному обороту нар- котиков осуществляются: при проведении поисковых мероприятий в местах произрастания наркотикосодержащих растений, возможного появления лиц, перевозящих наркотические средства (вокзалы, порты и т.д.), концентрации лиц, употребляющих наркотики и пр.; при проверке поступающих в ОВД заявлений и сообщений граждан о совершении преступлений, связанных с наркотиками; при реализации оперативных материалов.

В первом случае необходимо создание оперативно-поисковой группы в составе не менее 3-х человек. Члены группы должны быть экипированы в зависимости от места проведения мероприятий, оснащены автомототранспор-том, иметь оружие, средства связи, наручники, а также упаковочный материал (нитки, шпагат, оберточная бумага, клей, оттиски печатей) для оформления обнаруженных и изымаемых наркотиков. Кроме этого, они должны знать, как выглядят наркотические средства, находящиеся в незаконном обороте в данной местности, способы их транспортировки и маскировки, а также обладать информацией о лицах, подозреваемых в совершении данного вида преступлений, и об использованных ими транспортных средствах.

При проведении поисковых мероприятий в группу целесообразно своевременно включать понятых. Для фиксации и документирования действий как подозреваемых, так и сотрудников милиции желательно использовать видеокамеру.

153

При поступлении жалоб и заявлений граждан о совершаемом преступ- лении, связанном с наркотиками, работник милиции, принимающий заявления, должен выяснить, что представляет из себя место совершения преступления (квартира в многоэтажном доме, особняк, брошенное строение, наличие в доме балкона, запасного выхода и т.д.) и количество лиц, находящихся на месте совершения преступления.

В оперативно-следственную группу включается сотрудник, специализи- рующийся по линии борьбы с незаконным оборотом наркотиков, специалист криминалистического подразделения и, в зависимости от места совершения преступления, кинолог с собакой. При этом необходимо учитывать, что количество работников милиции, входящих в оперативно- следственную группу, должно превышать количество лиц, находящихся на месте преступления.

Если местом совершения преступления является жилое помещение, то проникновение туда осуществляется под благовидным предлогом. Членами оперативно-следственной группы блокируются выходы из помещения, окна.

На месте совершения преступления проводится досмотр или личный обыск находящихся там лиц и принимаются меры к фиксации обстановки (фото-кино-видеосъемка), обнаружение и изъятие наркотических средств, а также предметов и веществ, используемых для их изготовления. При необходимости производится освидетельствование по правилам УПК РФ лиц, находящихся на месте задержания, с целью установления состояния наркотического опьянения, а также следов употребления наркотиков на их теле.

При этом надо учитывать, что все лица, причастные к совершению преступления, должны находиться в поле зрения работников милиции. Не рекомендуется выпускать кого-либо с места задержания (например, в туалет, в ванную комнату) до момента, пока эти лица недосмотрены и не осмотрено соответствующее помещение. Это позволит предотвратить уничтожение наркотиков, следов их хранения и изготовления (т.е. вещественных доказательств), а также предупредить возможное оказание сопротивления работникам милиции и попытке побега. При реализации оперативных материалов до начала

154

операции по задержанию преступников желательно установить место хранения наркотиков.

Задержанию наиболее квалифицированных преступников (сбытчики, притоносодержатели, расхитители и т.д.) должно предшествовать проведение оперативных комбинаций по задержанию с поличным лиц из числа их связи, даже второстепенных, что позволит более эффективно произвести обыск у задерживаемого и заранее получить некоторые доказательства.

Перед проведением операции по задержанию преступников, причастных к незаконному обороту наркотиков, участникам операции желательно заранее определить, кто и какие действия будет выполнять. В частности, должно быть заранее оговорено, кто будет вести протокол, осуществлять наблюдение за задержанными, проводить досмотр и т.д. Старший группы в зависимости от складывающейся оперативной обстановки должен координировать действия участников группы.

При задержании подозреваемого в хранении, перевозке и т.п. наркотиков целесообразно сразу на месте проводить его личный досмотр или личный обыск. Если это в силу различных обстоятельств сделать невозможно, то задержанного следует доставить в ближайшее строение, автомобиль, вагон и т.п. и там, в присутствии понятых, досмотреть или обыскать его. В этом должно участвовать не менее 2-х сотрудников, располагающихся с правой и с левой стороны, которые должны следить за тем, чтобы подозреваемый не смог избавиться от наркотиков. В случае необходимости сотрудники должны блокировать руки и корпус задержанного. Чтобы уйти от ответственности и не дать изъять наркотик, преступники зачастую идут на различные ухищрения, например, стимулируют острую боль или приступ болезни. При составлении необходимых документов и производстве иных действий надо принять меры к тому, чтобы задержанный не имел возможности приблизиться к изъятым наркотикам и уничтожить их.

Для возбуждения уголовного дела и принятия к задержанному соответ- ствующих мер необходимо получить заключение специалиста об исследовании изъятых наркотических средств. Поэтому при проведении операции по за-

155

держанию надо планировать участие специалиста криминалистического подразделения для проведения исследования и скорейшего получения заключения. На основании этого заключения можно будет принять решение о возбуждении уголовного дела, проведении обысков и организации активной работы по документированию преступных действий.

К протоколу задержания целесообразно приложить справку с результа- тами осмотра подозреваемого медицинскими работниками на предмет обнаружения признаков наркотического опьянения. Медицинский осмотр дает возможность не только объективно установить признаки приема наркотических средств задержанным (общее состояние, следы подкожных и внутривенных инъекций), но и выбрать оптимальный режим его содержания (наблюдение медицинского работника, направление в медицинское учреждение и т.д.).

Осмотр места происшествия. В соответствии со ст. 178 УПК РФ сле- дователь производит осмотр места происшествия, местности, помещения, предметов и документов в целях обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств, выяснение обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела.

При проведении осмотра места происшествия, следователи иногда путают это понятие с исследованием обстановки преступления и нередко сводят его к изучению и фиксации лишь материальной обстановки места происшествия. Подобные ошибки часто встречаются в следственной и судебной практике. Изучение уголовных дел о наркобизнесе, проведенное автором интервьюирование следователей органов внутренних дел и прокуратуры, показало, что формулировка ст. 178 УПК РФ «Основание для производства осмотра» в части термина «обстановка происшествия» понимается неоднозначно.

Всего лишь 20% из числа изученных уголовных дел позволяют сделать вывод о том, что следователи строго придерживались формулы, отраженной в законе, понимая как совокупность тех элементов внешней среды, в которой происходило происшествие. Интервьюирование показало, что 92% из числа опрошенных не придерживались этих
правил. Не только практические ра-

156

ботники допускают ошибки, но и в юридической литературе встречается подобное.

Например, Р.П. Ципковский пишет, что «внимательное и кропотливое изучение обстановки места происшествия дает возможность… получить ключ к пониманию совершившегося, воссоздать картину происшествия»150.

Значение осмотра места происшествия для раскрытия и расследования преступлений обусловлено его местом в структуре расследования как источника получения первичной доказательственной и оперативно- розыскной информации о преступном событии и совершившем его лице.

В условиях научно-технического прогресса познавательные возможности осмотра возрастают. Существенно расширился круг материальных следов, которые могут приниматься для целей доказывания, арсенал технических средств и приборов по их обнаружению, фиксации и исследованию. Деятельность по осмотру совершенствуется также в организационно-тактическом плане. Все более широкий круг специалистов привлекается следователями для производства этого следственного действия. Одной из организационных форм успешного использования познавательных возможностей осмотра происшествия являются следственно-оперативные группы, создаваемые в органах прокуратуры и внутренних дел.

Расширение познавательных возможностей осмотра места происшествия происходит за счет выявления фактических данных о признаках состава преступления, характеризующих объективную и субъективную сторону преступления, связанных с наркобизнесом, а также их доминирующих. Вместе с тем познавательные возможности осмотра места происшествия в указанном направлении на практике используются еще далеко неполно. Проявляется это в следующем: осмотр места происшествия по делу не проводится, и данные чаще всего о субъективной стороне получают не в результате выявления и анализа материальных следов преступления, а путем проведения допросов потерпевших и чаще всего подозреваемых и свидетелей. Так, в частности, осмотр

150 См.: Ципковский В.П. Осмотр места происшествия и трупа на месте его обнаружения. Киев, 1960. -320 с.

157

места происшествия не проводился по 28% изученных дел о хищении наркотиков и наркотикосодержащих культур из полей или мест складирования (хранения), по 18,6% - хищения наркотических средств, предусмотренных в ст. 228 УК РФ, по 8,9% нарушение установленных правил производства, хранения, учета, отпуска, приобретения, перевозки или пересылки наркотических средств ( ч.5 ст. 228 УК РФ ), по 78,4% - склонения несовершеннолетних к потреблению наркотических средств, по 23,2% - незаконного посева или выращиванию опийного и масличного мака, конопли (ст. 231 УК РФ), а за это деяние по 76,8?/о уголовных дел протоколы осмотра места происшествия составлялись без учета всех обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию по делу и по 21,7%-за организацию или содержание притонов для потребления наркотических средств (ст. 232 УК РФ) протоколы осмотра места происшествия не были составлены вообще; в ходе осмотра места происшествия не всегда становится задача получения данных о субъективной и объективной стороне преступления, поскольку она не фигурирует среди задач осмотра, указанных в уголовно-процессуальном законе; отсутствует единство принимаемых на практике методов и тактических приемов получения подобного рода информации в ходе осмотра.

В криминалистической литературе имеются отдельные упоминания о необходимости установления объективной стороны, а в меньшей степени- субъективной в ходе осмотра места происшествия151. Сам же процесс и конкретные приемы установления этих данных лишь упоминаются. Между тем, материальные следы преступления позволяют извлекать информацию о всех признаках преступного события, в том числе и о его объективной и субъективной стороне. В силу закона отражения между местом происшествия и преступным событием существует прямая информационная связь. Познание

151 См.: Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. М.: Юрид. лит., 1974. С. 273-306; Криминалистика / Под ред. А.Н. Васильева. М: Изд. МГУ, 1980. С. 257-282; Криминалистика / Под ред. И.Ф. Пантелеева и Н.Л. Селиванова. М.: Юрид. лит., 1987. С. 263-282, 389, 403, 450; Р.С. Белкин. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М.: Юрид. лит., 1988, - 304с; Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). М.: Юрид. лит., 1990. Вып. 1. - 288 с; Осмотр места происшествия (Справочник следователя) / Под ред. А.А. Леви. Изд. 2-е. М„ 1982. С. 3-4 (расписаны более менее об элементах состава преступления) и др.

158

преступного события в ходе осмотра места происшествия не может завер- шиться лишь выявлением его следов, а также вещественных доказательств, хотя этот этап познания и имеет непосредственно доказательственное значение. Познание преступного события в ходе осмотра идет дальше: от восприятия следов и вещественных доказательств к их исследованию в целях раскрытия и получения информации о всех его элементах, включая данные об объективной и субъективной стороне преступления.

Установление объективной и субъективной стороны преступления как задача осмотра места происшествия. В уголовно-процессуальном зако- нодательстве регламентации осмотра места происшествия посвящено три статьи. В ст. 178 УПК РФ сформулированы его задачи; в ст. 179 - порядок осмотра; в ст. 182 - порядок фиксации результатов осмотра. Задачи осмотра места происшествия согласно ст.178 УПК РФ состоят в обнаружении следов преступления, вещественных доказательств, выяснения обстановки происшествия и иных обстоятельств, имеющих значение по делу. Из этого можно сделать вывод, что процессуальные задачи осмотра места происшествия закон ограничивает только познавательными возможностями непосредственного восприятия. В силу этого закон не предусматривает непосредственного полного решения в ходе осмотра задачи по установлению объективной и субъективной стороны, а также процессуальной фиксации этих данных в протоколе осмотра. Указанные сведения вводятся в процесс доказывания на более поздних этапах расследования: при предъявлении обвинения (как данные о характере вины, содержании мотива и цели преступления) и допросе обвиняемого. В окончательном виде данные об объективной и субъективной стороне преступления процессуально фиксируются в обвинительном заключении по делу. В познавательном плане установление данных об объективной и субъективной стороне преступления, как обязательного элемента предмета доказывания по делу, должно происходить с самого начала расследования и составлять одну из задач осмотра. Теоретически в ходе осмотра могут быть выявлены прямые данные о субъективных обстоятельствах совершения преступления. Напри-

159

мер, в ходе осмотра места происшествия обнаружена научная статья «Синтез фенадона», которая послужила основанием для проведения других следственных действий (обыск помещения), с целью обнаружения и изъятия наркотических средств, следов преступления и механизма с ледообразования. В результате, изъяты различные колбы, мензурки со следами преступления (порошки, мутная жидкость и т.п.)152. В найденной научной статье «Синтез фенадона» - это криминалистический признак способа подпольного изготовления синтетических наркотических средств.

В изученных протоколах осмотра места происшествия по 68% не были зафиксированы прямые источники получения информации о субъективной стороне преступления, по 85% изученных дел в протоколе осмотра были зафиксированы источники получения информации об объективной стороне преступления (способы и средства совершения преступления, следы и механизм следообразования и т.д.). Из этого следует сделать вывод о том, что в большинстве случаев, информацию о субъективной стороне преступления, как правило, получают по материальным следам и результатам преступления, т.е. непосредственно по объективной стороне преступления15’.

Традиционно к задачам осмотра места происшествия относится только выявление материальных следов преступления как фактов, воспринимаемых следователем «с помощью своих органов чувств».154 Субъективная сторона преступления не поддается непосредственному восприятию. Отсюда делается вывод, что ее установление не может относиться к задачам осмотра места происшествия. В ходе осмотра места происшествия можно процессуально зафиксировать только материальные следы. В познавательном плане субъективная сторона преступления дает возможность при осмотре места происше-

152 См.: Уголовное дело N 305303 // Архив Ленинского нарсуда. СПб, 1993. 1/131/93, т. 14.

15:1 В связи с тем, что в криминалистической науке и практическими работниками органов предварительного следствия и дознания уделяется не достаточное внимание субъективной стороне преступления как источнику данных в ходе следственных действий по делам о наркобизнесе, автор монографии предпринял попытку рассмотреть эти проблемы для их использования в методике расследования преступлений, связанных с наркобизнесом совершаемым группами организованной преступности.

154 См.: Криминалистика социалистических стран / Под. ред. В.Я. Колдина. М., 1987. С. 148; Руководство для следователей. М. Юрид. лит., 1981. Ч. 1. С. 227; Васильев А.Н. и др. Осмотр места происшествия. М., 1960. С. 8-9; Осмотр места происшествия. М., 1982. С. 4-10.

160

ствия следователю, лицу, производящему дознание, приобрести познания психологического механизма противоправных действий. Неиспользование на практике указанных познавательных возможностей осмотра места происшествия ведет к неполноте исследования преступного события при осмотре места происшествия. Заметно сужает объем поисковой и доказательственной информации по делу, получаемой по горячим следам преступления. Данный вопрос приобретает особую актуальность и силу дефицита информации, который обычно испытывают органы предварительного расследования на первоначальном этапе расследования. В научной и юридической литературе по тактике осмотра высказывается ряд мнений, об установлении и отнесении субъективной стороны преступления к задачам осмотра места происшествия155. В связи с тем, что данное положение не получило научного обоснования, в на- стоящее время его трактовка носит произвольный характер.

На наш взгляд, данные о субъективной стороне преступления не только представляют научный интерес, но и подлежат практическому примене- нию в деятельности органа расследования и дознания. Для решения этой проблемы предлагается два пути, с которыми следует согласиться. Это такие как, установление в ходе осмотра места происшествия данных о мотиве преступления156, а также «о форме вины и целях преступления»157, то есть все обстоятельства, предусмотренные в п.2 ст.68 УПК Российской Федерации.

В пользу рассматриваемого вопроса на шаг продвинулся Б.Я. Петелин. Хотя Б.Я. Петелин критикует первое и второе положение: мотив преступления, умысел и неосторожность, цель совершения преступления. Он утвержда-

ем.: Осмотр места происшествия / Под ред. А.Н. Васильева. М.: Юриздат, 1960. С. 15; Попов В.И. Осмотр места происшествия. М.: Юриздат, 1959. С. 148-150; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Изд. ВШ МООП. М., 1967. С. 241-256; Хилобок М.П. Осмотр места происшествия. В кн. Криминалистика. М: Юрид. лиг., 1981. Т. 2. С. 81-90; Белкин Р.С. Осмотр места происшествия» / Под ред. А.А. Леви. Изд. 2-е. М.: Юрид. лит., 1982. С. 4; Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград, 1983. С.20.

156 См.: Белкин Р.С. Осмотр места происшествия. В кн. Руководство для следователей. М.: Юрид. лит., 1981. С. 226-240; Попов В.И. Там же. С. 148-150; Осмотр места происшествия. М., 1982. С. 4; Глазы рин Ф.В. Психология следственных действий. С. 20.

157 См.: Васильев АН. и др. Осмотр места происшествия. М., 1960. С. 15; Ратинов А.Р. Судебная пси хология для следователей. М., 1967. С. 243, 255,256; Колмаков В.П. Следственный осмотр. Харьков, 1969. С.7, Хилобок М.П. Осмотр места происшествия в кн. Криминалистика. Изд. Академии МВД СССР, М., 1980. Т. 2. С. 84.

161 ет, что в ходе осмотра получают лишь первичную информацию о содержании

субъективной стороны расследуемого преступления из одного ксеналогиче-ского источника: его материальных следов158. С мнением Б.Я. Петелина можно согласиться, если речь идет об общих положениях расследования преступлений. Как всем известно, частная методика расследования преступлений отличается от общей методики расследования преступлений. Исходя из этого, применительно к частной методике расследования отдельных видов преступлений, в частности о наркобизнесе, следует установить субъективную сторону преступления (формы вины - умысел, конкретизированный и заранее обдуманный умысел, мотив и цель преступления), для этого провести правильную квалификацию содеянного. Например, группа преступников в составе трех человек, имея при себе средство передвижения («жигули»), продукты питания на 5-6 дней, средства и орудия изготовления наркотических средств, на которых было обнаружено множество из различных сортов конопли и мака, проникали в середину конопляного поля. Ими же в течении 3 суток было изготовлено более 10 кг наркотиков, пригодных к потреблению. При их задержании и в ходе осмотра места происшествия следственно-оперативная группа пришла к выводу, что преступные действия совершены с заранее обдуманным и конкретизированным умыслом, изъятые орудия и средства преступления явились косвенным доказательствами для вывода следователя о том, что действия преступников совершены с целью сбыта наркотиков из корыстных по- буждений (мотив и цель - нажива)159. Исходя из изложенного, следователем принято решение о возбуждении уголовного дела по ст. 30 и ч.1 ст. 228 УК и ст. 30 и ст. 229 УК РФ.

Естественно, что обнаруженные в ходе осмотра места происшествия, материальные следы позволили восполнить установление некоторых элементов субъективной стороны, в частности, мотива и цели преступления.

158 См.: Б.Я. Петелин. Указ. работа. С. 154- 155.

‘5<)См.: Архив Лабинского горнарсуда Краснодарского края. 1987. 1-8380 N 87; Архив УВД Крас- нодарского края. 1987. 8380.

162

Следовательно, в ходе осмотра места происшествия перед следователем возникают задачи восприятия и фиксации непосредственно наблюдаемых криминалистически значимых объектов, образующихся из объективных признаков и элементов, характеризующих состав исследуемого преступления, так и их использование для выявления данных о субъективных признаках, характеризующих состав преступления, что требует ст. 68 УПК РФ. В практической деятельности следователя возникает необходимость установления соотношения материальных следов преступного поведения и субъективной стороны преступления. Естественно, закономерность отражения субъективной стороны преступления в его материальных следах неизбежно выходит за традиционные рамки уголовно-правового, уголовно-процессуального рассмотрения субъективных элементов (вины, мотива и цели преступления) в качестве обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. На наш взгляд, кроме правовых требований, подлежат учету и общенаучные положения о специфике отражения вины, мотива и цели совершения преступления и о закономерностях ее познания по материальным следам преступной деятельности субъекта преступления с учетом закономерностей развития следообразования при установлении события прошлого. При этом следует учитывать общие и специальные признаки субъекта преступления, так как в зависимости от его должностного положения, умения и навыков интеллектуальных способностей могут быть образованы как количественные, так и качественные материальные следы. При этом необходимо помнить закономерность познания прошлых событий, присущие развитию наркомании, т.е. переход от кустарного производства наркотических средств до незаконного производства синтетических наркотиков на промышленной основе160.

В таких случаях, методы реконструкции идеального по материальным следам занимает важное место во многих сферах познания: в токсикологии, профпатологии, химии, высокомолекулярных соединений, экспериментальной медицине, а также в возможности физико-химических факультетов ВУЗов, в

160 См.: Уголовное дело 7 Архив Ленинского нарсуда. СПб, 1993. № 1-131-93.

163

отличие от проводимых традиционных исследований: физико-химических, агрономических и агротехнических, судебно-фармакологических и т.п. Кроме сказанного, выбор исследований, проводимых автором, обусловлен тем, что рассмотрение материальных следов преступления связано с решением такого важного теоретического вопроса, как выделение из признаков и элементов субъективной стороны отдельных действий и их результатов. На наш взгляд, материально-следовые отражения преступления характерно в материальных составов преступления (преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств) обусловлены противоправным поведением человека и сообразно с его психологией.

В криминалистической литературе глубоко исследованы материальные следы-отображения, несущие информацию о признаках внешнего строения объекта, оставившего след. Например, Р.С. Белкин считает, что следами преступления в криминалистике принято считать «любые изменения среды, возникшие в результате совершения в этой среде преступления»161. Другие считают, что для розыскных и следственных целей требуется деление на «рассматривающие следы не столько с точки зрения механики … но главным образом с точки зрения разнообразной деятельности преступника или потерпевшего на месте происшествия»162.

О необходимости рассматривать «следы происшествия» как результат действий виновных лиц и жертвы пишет К.Д. Поль - германский кримина-

163

лист .

Материальные следы-отображения, несущие информацию о признаках внешнего строения объекта, имеют идентификационное значение и состав- ляют предмет изучения криминалистической трассологии164. На наш взгляд,

161 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. Т. 2. С. 37; Он же. Очерки криминали стической тактики. Волгоград, 1993. С. 144-154.

162 См.: Попов В.И. Осмотр места происшествия. Алма-Ата, 1959. С. 45.

163 См.: Поль К.Д. Естественно-научная криминалистика. М., Юрид. лит., 1985. С. 17.

164 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. Т. 2. С. 30-57; Турчин Д.А. Теорети ческие основы учения о следах в криминалистике. Владивосток, 1983; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет система и теоретические основы криминалистики. М.: Изд. МГУ, 1984. С. 15-40; Вопросы теории и практики судебной экспертизы. М.. 1983.

164

трассологические следы не исчерпывают всех форм отражения преступного события, и они связаны с отображением материального объекта. В связи с этим, исходя из рассматриваемой проблемы, необходимо установление механизма психической деятельности субъекта и возможности получения информации о субъективной стороне преступления.

Существует ряд суждений о методике установления субъективной сто- роны по материальным следам преступления165.

Однако, как нам представляется, совокупность установления и изучения механизма следообразования и более детальной психологической деятельности субъекта и характер совершенного преступления, выражающие следы отображения, возможны при расследовании конкретных однородных преступлений. Проведенные исследования позволяют прийти к выводу о том, что методы установления вины, мотива и цели по материальным следам преступления должны определяться с учетом внешних признаков и субъективных элементов преступного поведения в ходе осмотра места происшествия, исходя из следов преступления. В связи с этим необходимо различать два рода объектов осмотра: обстановку места происшествия и следы преступных действий. При изучении обстановки места происшествия достаточно установить следы и провести их экспертное исследование. Выявление психической деятельности субъекта возлагается на следователя или на лицо, производящее дознание.

Теоретические положения подтверждаются и результатами проведенных исследований. По изученным категориям уголовных дел о незаконном изготовлении, хранении, приобретении, перевозке, сбыте наркотических средств, нарушении правил производства, учета, отпуска наркотиков, хищения наркотических средств, незаконного посева или выращивания наркотикосодержащих культур в ходе осмотра, как правило, выявляются и фиксируются объекты, относящиеся к обстановке места происшествия и следов самих преступных действий. В других преступлениях, связанных с наркоманией,

См.: Осмотр места происшествия М., 1982. Изд. 2-ое. С. 225-230; Петелин Б.Я. Указ. соч. С. 240-285.

165

в меньшей степени выделяются материальные следы, в большей - обстановка места происшествия. На наш взгляд, это связано со спецификой указанных видов преступлений, когда следы преступления остаются не на месте происшествия, а прежде всего на подозреваемом, его одежде, теле, различных предметах, орудиях и средствах изготовления, хранения, различных учетных документов и т.п. Поэтому и выявляются они, как правило, путем проведения обысков, экспертиз, других следственных действий или путем розыскных мероприятий.

На стадии осмотра места происшествия необходимо учесть особенности установления данных о субъективных обстоятельствах дела не от самих действий, а от их следов. С учетом этого необходимо строить тактические приемы их установления путем выделения среди объектов осмотра следов действий и реконструировать по ним структуру действия, включая объект, на который направлено действие; следы его совершения; следы орудий и других средств, приспособлений, использованных в ходе преступного действия; наступивший результат действия.

Так, восприятие и реконструкция следов нарушения упаковок из-под наркотических средств, нарушений в учетной документации в местах их регистрации, при хищении наркотических средств путем кражи или разбоя, следов взлома замков, дверных либо оконных проемов, следов использования газосварочных аппаратов с целью вскрытия сейфов или металлических ящиков; при нарушении правил производства, отпуска, учета, хранения; следы других табачных компонентов в составе, содержании наркотических средств; следы нарушения отпуска, учета - это недействительные рецепты и т.п.

Выявленная совокупность следов позволяет, во-первых, полностью воссоздать (реконструировать) внешнюю сторону действия; во-вторых, определить динамику и целенаправленность его совершения.

На основе построенной таким путем модели преступного действия происходит мысленная реконструкция его субъективных элементов в виде определения цели действия, умышленного характера специфичного по рассмат-

166 риваемым видам преступления, возможных мотивов и целей его места в общей

картине преступного события. Таким образом, установление субъективной стороны преступления на стадии детального осмотра места происшествия должно происходить путем реконструкции субъективной стороны каждого преступного действия, выявленного по его материальным следам, и включать в себя три познавательные операции: поиск и выявление описанной совокупности следов, реконструкцию по ним внешней структуры действий и его субъективных элементов.

Следы преступления воспринимаются следователем в ходе осмотра места происшествия в статистической форме. Преступное же поведение как реальное событие всегда динамично и состоит из ряда последовательно совершаемых операций. Поэтому важным моментом процесса познания субъективной стороны преступления выступает переход от выявления отдельных статистических следов преступления к построению его мысленной модели как целостного акта поведения. Происходит это также на детальной стадии осмотра путем определения последовательности и целенаправленности совершения всех выявленных действий как по отдельным «узлам», так и в целом на месте происшествия. Таким образом, практическое использование описанное выше познавательной схемы установления субъективной стороны по материальным следам преступления необходимо дополнить указанием о применении соответствующих тактических приемов на стадии проведения детального осмотра.

Безусловно, в большинстве случаев место происшествия - важный ис- точник криминалистической информации, доказательств и пр. Но для того, чтобы получить «ключ» к пониманию совершившегося или воссоздать картину происшествия, необходимо выявить обстановку происшествия, то есть получить сведения и о той среде, в которой происходило исследуемое событие. Но даже достижение такой цели может не разрешить вопрос, а лишь определенным образом приблизить следователя к его решению.

167

Осмотр места происшествия по преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотиков, имеет определенные особенности. При осмотре ме- стности с находящимися на нем наркотикосодержащими растениями в протоколе необходимо указать: месторасположение данного участка по отношению к стационарным ориентирам (жильцам, дорогам и т.д.), его размеры, кому данная территория принадлежит (приусадебные, колхозные земли, заповедник и т.д.), какие наркотикосодержащие растения произрастают и их количество, стадия вегетации; что растет рядом с посевом и на прилегающей к нему территории (только наркотикосодержащие растения или же совместно с другими культурами); наличие сельскохозяйственных орудий и их описание; факт изъятия образцов растений для дальнейшего направления в экспертно- криминалистическое подразделение; количество растений, из которых производился отбор образцов для исследования; факт проведения фотографирования; факт изъятия выявленных следов.

При осмотре участка местности, где производилось задержание лиц, участвующих в незаконном обороте наркотиков, требуется: выявить и описать место укрытия преступников; фиксировать следы нахождения лиц на данной местности; сопротивления, если таковое было оказано; зафиксировать месторасположение предметов, оставленных преступниками.

Особенности осмотров помещений определяются тем, какое преступление совершено - сбыт, хранение, хищение, изготовление наркотиков или со- держание притона для потребления наркотических средств. При фиксации этого процессуального действия необходимо указывать: местонахождение помещения и его описание; месторасположение и внешнее описание обнаруженных веществ; описание упаковки наркотического сырья или готовой продукции; описание предметов, которые использовались в процессе изготовления или потребления наркотических средств (миски, кастрюли, кофемолки, мясорубки, сетки, прессы, шприцы, медицинские иглы и т.д.).

При осмотре наркотических лекарственных средств особое внимание следует уделить маркировке препарата. С этой целью следует осмотреть за-

168

водскую упаковку и приобщить ее к изымаемым вещественным доказательствам. В протоколе необходимо отразить: общий вид, качественные и количественные характеристики, название завода изготовителя; цифровые обозначения, в которых зашифрованы основные сведения о лекарстве (срок годности, предприятие-изготовитель, смена, наличие стандарта, и т.д.).

В целях закрепления вещественных доказательств по делам о наркомании следует составлять протокол осмотра места происшествия. В практиче- ской деятельности, однако, вместо протокола осмотра места происшествия зачастую составляют протокол личного обыска, протокол задержания и другие процессуальные документы, что является нарушением закона.

Исследования показали, что в 14,3% изученных уголовных дел, по ко- торым были составлены протоколы осмотра места происшествия, специалисты не были привлечены к осмотру. Такое положение затрудняет достижение целей осмотра. Если осмотр производится, например, без участия специалистов-криминалистов, то следов и других объектов, имеющих значение для раскрытия и расследования преступления, изымается значительно меньше, (по мнению В. Снеткова, в четыре раза)166. Следовательно, необходимо обеспечить присутствие специалиста на инструктаже оперативной группы, при опросе очевидцев происшествия. Это способствует получению информации, необходимой для уяснения сущности и механизма события, отысканию следов и других значимых объектов.

При изучении уголовных дел, возбужденных и прекращенных органом дознания и предварительного следствия, выявленно, что протокол осмотра места происшествия не составлялся по 75% дел. По данным опроса, протокол осмотра места происшествия не считают нужным составлять - 28%, не знают методики его составления - 28,6%, составляют, но без особого желания -14,4% и не ответили - 29,1%. Слабая подготовленность следователей, тактические и методические ошибки, допускающиеся ими при составлении протокола

См.: Снетков В Л. Все резервы - в действии //Советская милиция. 1986. № 1. С. 11.

169

осмотра места происшествия и других процессуальных документов, зачастую приводят к утрате важных доказательств. В 1988 году в Краснодарском крае каждое 8-10-е уголовное дело возвращалось на дополнительное расследование, возросло число нарушений законности167.

В связи с возникшей необходимостью органу дознания и предвари- тельного следствия целесообразно предложить примерную тактику и методику подготовки, проведения, а также фиксации результатов осмотра места происшествия по делам рассматриваемой категории.

Получив заявление или сообщение о преступлении, по которому необ- ходимо произвести осмотр места происшествия, работник милиции должен: оперативно выяснить, что именно произошло, где, когда, кто остался или был на места происшествия; организовать охрану места происшествия; сообщить о происшедшем дежурному по органу внутренних дел, работнику уголовного розыска, следователю или начальнику органа; вызвать следователя, в необходимых случаях привлечь к участию в осмотре места происшествия подозреваемого; не изменяя обстановки и не повреждая следов, осмотреть территорию места происшествия с тем, чтобы составить общее представление о преступлении; при наличии служебной собаки использовать ее, пустив по следу; организовать преследование преступника по «горячим следам»; осмотреть подвалы, колодцы теплотрассы, чердаки, строящиеся здания и т.п.; провести опрос лиц. находящихся на месте происшествия и проживающих поблизости.

В ходе осмотра места происшествия работник милиции должен выявить: какое совершено преступление и когда; куда скрылись преступники, какие следы они оставили на месте происшествия; кто мог видеть и слышать происшедшее и пр.

В протоколе осмотра места происшествия должны быть отмечены не- правомерные действия участников осмотра и иных лиц (например,
попытка

167 См.: Состояние социалистической законности в следственном аппарате органов внутренних дел РФ // Бюллетень Главного следственного управления МВД РФ. 1988. № 4(57). С. 44-45, 46, 49.

170

похитить предмет, уничтожить следы) и меры, принятые следователем и органом дознания.

Любое приложение к протоколу осмотра места происшествия должно быть отражено в нем. Все изъятые вещественные доказательства и иные предметы, относящиеся к делу, следует подробно описать в соответствии с законом. Изъятые наркотические средства необходимо взвесить, опечатать и составить акт. Иначе утрачивается доказательственное значение приложения, данные, содержащиеся в приложениях, не должны противоречить содержанию протокола.

В протоколе допустима отсылка к плану местности (например, «… на поляне растет сосна, окружность ствола 83 см., обозначена на плане под номером 8. В 12 м к северу от нее растет ель, окружность ствола 56 см, обозначена на плане номером 9 …»).

К протоколу осмотра могут быть приобщены не только приложения, перечисленные в ст. 141 УПК РФ, но и иные объекты, отображающие обстановку места происшествия или отдельные предметы. Поскольку при составлении протокола осмотра места происшествия фотоснимки и киноленты еще не могут быть приложены, в протоколе отражается только факт проведенной съемки (при этом указывается название и тип аппарата, фото- и кинопленка, отснятые объекты).

Обыск и выемка. В случаях преступной деятельности, связанной с наркоманией, специфичность обысков проявляется прежде всего в том, что это следственное действие представляет собой один из основных источников обнаружения наркотических средств. Следовательно, цель таких обысков -найти прежде всего предметы, которые могут служить доказательствами в данном деле.

Нужно быть хорошим наблюдателем, чтобы отличить обычное волнение от того, которое может проявляться на некоторых этапах обыска, когда обыскиваемое лицо пытается отвлечь внимание от тайника какими-либо действиями, разговорами, инсценировкой припадка и т.д. Поэтому выделенный

171

участник должен наблюдать за поведением обыскиваемого, дальнейшие действия следует строить от результатов такого наблюдения. Если обыскиваемый заметно повеселел, это означает, что лицо, проводящее обыск, прошло мимо искомого, в этом случае необходимо повторное, более тщательное обследование. Иногда обыскиваемый постоянно находится возле какого-то объекта, нужно усилить внимание к этому объекту.

Важным источником получения объективных доказательств в преступной деятельности задержанного является своевременно проведенный обыск по месту его жительства или в иных местах (транспортные средства, принад- лежащие задержанному, подсобные помещения и т.д.), а также досмотр вещей, ручной клади багажа и других предметов при наличии оснований полагать, что там хранятся наркотические вещества или иные доказательства преступной деятельности. Тактика проведения обыска и досмотра существенно не отличается, поэтому в дальнейшем будет вестись речь только об обыске.

Для получения положительного результата от обыска к нему нужно тщательно готовиться. При принятии решения о целесообразности проведения обыска необходимо иметь ответы на следующие вопросы: что предполагается обнаружить при обыске; достаточно ли собрано информации о лицах, у которых будет произведен обыск, месторасположении и планировки помещения, местонахождении искомого; имеются ли, кроме обыска, другие средства добывания доказательств, которые предполагается получить при обыске; достаточно ли времени для подготовки к обыску; каковы возможные последствия неудачного обыска.

При подготовке к проведению обыска следует обратить особое внимание: на пути скрытого подхода к месту проведения обыска, способы его про- ведения и способы проникновения в помещение; каким образом будут устраняться попытки обыскиваемых поднять тревогу, скрыться, спрятать или уничтожить доказательства; какова степень вероятности активного сопротивления, в т.ч. вооруженного; какие средства и силы будут использоваться; подготовлен ли упаковочный материал для изымаемых доказательств; возможен ли

172

обыск в других помещениях; следует ли одновременно проводить обыск в других помещениях; уяснил ли каждый сотрудник, принимающий участие в обыске, его цель, а также свою роль.

Наряду с общими требованиями по осуществлению этого следственного действия, установленными уголовно-процессуальным законом обыски по рассматриваемой категории дел следует проводить с учетом особенностей и характера преступной деятельности подозреваемого. Использование данных, полученных при задержании подозреваемого, а также оперативно-розыскной информации об объеме, виде способах изготовления и хранения, источников приобретения наркотиков и т.д., способствует правильному выбору в направлении поиска и результативному отысканию следов и предметов преступной деятельности подозреваемого, которые при надлежащем процессуальном оформлении могут стать вещественными доказательствами по уголовному делу.

Следует также иметь ввиду, что наркотические средства растительного происхождения, а также отходы их изготовления имеют специфический трудноскрываемый запах. В этой связи привлечение к участию в обыске кинолога со специально обученной собакой может повысить его результативность, особенно в случае необходимости обследования труднодоступных помещений или большой территории.

При производстве обыска следует сосредоточить внимание на отыскании следующих предметов: наркотические средства, наркотикосодержащие растения и отходы, полученные при изготовлении наркотических средств; орудия, предметы и приспособления для изготовления растительных наркотиков в мясорубке, кофемолке и т.д. со следами переработки маковых головок; приспособления для измельчения и просеивания листьев и других частей конопли, а также для прессования и придания гашишу определенной формы - прессы, домкраты и т. д., на которых также могут остаться следы переработки конопли; различные емкости и упаковочные материалы (полиэтилен, целлофан, пергамент и т. д.), препятствующие распространению специфического запаха;

173

медицинские инструменты и приспособления для употребления наркотиков (шприцы, весы, химическая посуда и т. д.); различные химические приборы и реактивы, которые могут служить для изготовления наркотических средств, посуда со следами вываривания (экстрагирования) наркотиков растительного происхождения; записки и печатные материалы с описанием способов и химических реакций получения наркотических средств; чрезмерные количества ацетона и других растворителей, которые могут использоваться при синтези- ровании наркотиков растительного происхождения; проездные документы, географические карты регионов произрастания наркотикосодержащих растений , схемы автомобильных и железных дорог с пометками, письма, открытки, багажные и почтовые документы, квитанции о телефонных переговорах и денежных переводах, посылках и бандеролях, записи адресов и телефонов, а также другие источники информации.

При обыске помещений и транспортных средств нужно тщательно ос- мотреть труднодоступные места с целью обнаружения наркотиков, частей наркотикосодержащих растений и других вещественных доказательств.

При обнаружении наркотического средства, расфасованного на мелкие разовые дозы, необходимо изъять и приспособления, которыми подозреваемый (обвиняемый) определял вес и объем, так как данное обстоятельство говорит о подготовке наркотиков к сбыту.

Для повышения результативности обыска важно не только обнаружение и изъятие наркотических средств, а также предметов, им сопутствующих, но и сохранение процессуальной процедуры фиксации, закрепления и сохранения следов пальцев рук, оставленных преступниками на предметах, имеют большое значение для изобличения подозреваемых (обвиняемых) с устойчивой позицией к даче ложных показаний.

Во время обыска необходимо принимать меры, исключающие перегово- ры обыскиваемых, возможность с их стороны выбросить или уничтожить обнаруженные вещественные доказательства. Желательно, чтобы один из сотрудников находился возле обнаруженных предметов.

174

При обнаружении доказательств необходимо четко зафиксировать на фото- или видеопленку их местонахождение и предъявить лицам, участвующим в обыске, понятым.

Наркотические средства у задержанных могут быть скрыты на теле, одежде, в вещах и предметах, находящихся при них. В связи с этим при личном досмотре или личном обыске задержанных рекомендуется осматривать: верхнюю одежду, головные уборы и обувь (особое внимание обращать на лацканы, манжеты, воротники, карманы, ремни, бюстгальтеры, галстуки, подтяжки, подошвы, подкладки, ленты на тульях шляп, пряжки); личные вещи задержанного: подкладки сумочек, чемоданов, кошельков, косметичек, тюбики кремов, помады, мыло, зажигалки, мундштуки, портсигары, пачки с сигаретами, упаковки из-под лекарств, детские игрушки, пленки, конфеты и жевательные резинки, бутылки, ингаляторы, термосы, банки, авторучки, браслеты, медальоны, брелки, футляры слуховых аппаратов и очков, протезы, полости трости, костылей, ручки зонта; отсеки радиоаппаратуры для элементов питания, фотоаппараты и пр.; естественные углубления и полости рта задержанно- го. Наркотики могут быть обнаружены между пальцами ног, под лейкопластырем, прикрепленным к ступне ноги; в волосах, уложенных в специальную прическу, шиньонах, париках; во рту, ушах, носу; в заглатываемом контейнере, предварительно привязываемом к зубу; во влагалище, в прямой кишке и др.

Проведение указанных действий следует оформлять протоколом личного обыска или личного досмотра, либо соответствующей записью в протоколе об административном правонарушении (в протоколе об административном задержании).

Во всех случаях в протоколе следует тщательно описывать обнаруженные и изъятые наркотики, их упаковку, средства изготовления и приема нар- котиков, прекурсоры, а в необходимых случаях - одежду задержанного.

После обнаружения наркотических средств, прекурсоров, растворителей, реагентов, их необходимо должным образом упаковать и опечатать для дальнейшего направления на исследование или экспертизу. Кроме этого, необхо-

175

димо изымать и предметы-носители, т.е. предметы, используемые при изготовлении, хранении и транспортировке.

К предметам-носителям относятся используемые при изготовлении нар- котиков предметы (мясорубки, миски, ножи, весы, сита, прессы, и т.д.); различного рода упаковки (мешки, сумки, чемоданы, пакеты, бутылки и т.д.); используемые при потреблении предметы (иглы, шприцы, тампоны, бинты, носовые платки и т.д.). Все вышеуказанные средства и предметы- носители должны указывать отдельно. Для упаковки можно использовать целлофановые пакеты, бумажные и тканевые мешки, коробки, конверты и т.д., которые после помещения в них изъятого предмета, заклеиваются, пришиваются, перевязываются и опечатываются: на упаковке делаются пояснительные записи, в которых указывается: кто, где, когда произвел изъятие; у кого оно произведено; каким образом опечатано изъятое и номер печати; делается заверитель-ная подпись сотрудника и понятых, а также лица, у которого произведено изъятие.

Для изъятия отдельных веществ и предметов необходимо заранее гото- вить упаковочный материал. Так, при изъятии зеленых (невысушенных) частей мака или конопли в нем необходимо изготовить отверстия для вентиляции. В противном случае эти растения при поступлении в экспертно-криминалистическое подразделение будут не пригодны к исследованию или экспертизе из-за гнилостных изменений.

Микроскопические вещества следует изымать на бесцветные клеящиеся ленты.

Изъятые жидкости, находящиеся в стеклянной посуде, необходимо по- мещать в деревянный ящик или картонную коробку в вертикальном положении, исключив возможность механического воздействия на них, повреждения и соприкосновения между собой.

При изъятии наркотиков, находящихся в дорожных сумках, рюкзаках, чемоданах, необходимо принимать меры к обнаружению и фиксации имеющихся на этих предметах следов пальцев рук задерживаемого и иных лиц.

176

Сведения об изъятии в зависимости от конкретных обстоятельств отра- жаются в протоколах: обыска, выемки, досмотра вещей; личного обыска, личного досмотра; изъятия; осмотра места происшествия; об административном правонарушении; об административном задержании.

В выявлении и задержании лиц, имеющих при себе наркотики, огромную помощь оказывают служебно-розыскные собаки, специально подготов- ленные для отыскания наркотиков. Роль служебно-розыскных собак в практике расследования преступлений возрастает. Их используют при обысках, проверке багажа и посылок на железнодорожных вокзалах, в аэропортах, почтовых отделениях, а также при патрулировании, осмотрах дворов и приусадебных участков, дач, транспортных средств. Как правило, служебно-розыскной работе обучают немецких овчарок и спаниелей. Немецкую овчарку целесообразно использовать на заградительных постах милиции, перекрывающих подъездные пути, когда нелегально перевозится наркотикосодержащие сырье, при обходе дачных поселков, приусадебных и садово-огородных участков и т.п. Очень эффективны спаниели; маленькие по габаритам, они не наводят страх, легко проникают в труднодоступные места, во время патрули- рования не вызывают подозрений у наркоманов, если они, естественно, еще раньше не сталкивались с такими собаками. Из-за отсутствия у собак намордника не бывает нареканий граждан, а свободное передвижение дает возможность расширить территорию поиска, в том числе и в многолюдных местах. Для маскировки их полезно помещать в хозяйственную сумку, как это обычно делают граждане при транспортировке мелких животных. Такой прием маскировки не вызывает особого любопытства у публики. Кинолог же, двигаясь среди людей, создает условия для активной работы собаки, голова которой расположена на уровне вещей, находящихся на земле, либо в руках у пассажиров. Беззлобность спаниелей позволяет использовать их при обысках в помещении. Эти собаки могут успешно применяться для зашифровки действий при проведении оперативных комбинаций.

177

В ходе осуществления профилактических, оперативно-розыскных ме- роприятий и следственных действий, специально подготовленные служебно-розыскные собаки применяются, как правило, при:

а) обысках и осмотрах квартир, частных домовладений, дворов, приуса дебных участков и огородов в жилом секторе, территорий исправительно- трудовых учреждений, складских, производственных, подсобных и других помещений, вокзалов, аэропортов, автостанций, рынков, поездов, воздушных, морских и речных судов, массивов дикорастущей конопли, полей культиви руемых наркотикосодержащих растений, нелегальных посевов опийного мака и конопли, прилегающих к ним территорий, лесозащитных полос и т.д.;

б) досмотре багажа в камерах хранения и ручной клади пассажиров же лезнодорожного, водного и воздушного транспорта, транспортных средств, почтовых отправлений в отделениях связи;

в) отработке вероятных мест розничной торговли и сбора лиц, потреб ляющих наркотики, обходах криминогенных зон;

г) зашифровке источников оперативной информации, а также действий работников милиции при проведении оперативных комбинаций;

д) производстве досмотров осужденных, содержащихся в местах испол нения наказаний, а также граждан на контрольно-пропускных пунктах этих учреждений.

Инспекторы-кинологи со служебно-розыскными собаками по распоря- жению начальника органа внутренних дел могут временно закрепляться за отдельными подразделениями по незаконному обороту наркотиков, а также выполнять поставленные задачи в составе следственно-оперативных групп, постов ГАИ, контрольных постов милиции и т.д.

О факте использования собак и его результатах кинологам в каждом случае составляется акт установленного образца, в котором должны быть кратко отражены время, место и цель ее использования, обстоятельства изъятия и внешний вид вещественных доказательств.

178

Практика свидетельствует, что для указанных целей наиболее целесооб- разно использование таких пород собак, как спаниели, и немецкие овчарки.

Спаниели, учитывая их незлобный и спокойный характер, в основном, применяются в многолюдных местах: залах ожидания аэропортов, железнодорожных вокзалов, автостанций, а также в небольших помещениях и труднодоступных для крупных собак объектах. Эта порода неприхотлива в содержании, удобна для транспортировки, легко поддается дрессировке, и ее применение при отыскании наркотиков не привлекает внимания окружающих.

Наряду со спаниелями можно использовать и других собак: фокстерь- еров, сеттеров, лаек и их смешанных пород.

Немецкие овчарки используются, как правило, в тех местах, обслужива- ние которых требует от животных выносливости, высокой работоспособности. Например, при проверке большого количества транспортных средств и особенно крупногабаритных автомобилей, багажа, транзитных грузов, а также для обнаружения тайников, когда требуется осмотреть значительные по своим размерам территории. Для этих целей в местностях с умеренным климатом успешно используются и другие породы собак: доберман-пинчеры, доги.

Применение крупных пород собак способствует повышению безопасности сотрудников, препятствует попыткам преступников скрыться.

Служебно-розыскные собаки - особый «инструмент» в руках оператив- ного работника. Любовь кинолога к животному, умелая дрессировка, тактически грамотное применение на практике - залог успешной работы по раскрытию преступлений.

Объектом обыска могут быть жилые и нежилые помещения, участки местности, лица, предметы, транспортные средства и прочее.

Многие сотрудники органов внутренних дел считают обыск простым следственным действием, производство которого не требует привлечения специалистов. Однако в большинстве случаев его участие целесообразно. Зная, какие следы были выявлены при осмотре, он имеет представление об орудиях преступления и иных объектах, которые необходимо искать.

179

При расследовании преступлений, связанных с наркоманией, дело будет возбужденно только тогда, когда обнаружено и изъято вещество, похожее на наркотик, которое подвергнуто количественному и качественному анализу.

Готовясь к осмотру и выемке документов, необходимо получить инфор- мацию о документообороте по учету наркотических средств на данном предприятии, в организации. Изъятие документов рекомендуется проводить со специалистом. Осмотр и анализ документации позволяет сделать выводы о лицах, ведущих учет и, возможно, причастных к преступным действиям с наркотиками и документами; о количестве и виде наркотиков, находящихся в их подотчете, а также о лицах, причастных к движению наркотических средств.

На основании этого решения должностные лица органов внутренних дел края уполномочены производить досмотр транспортных средств, личный досмотр водителей и пассажиров, а также пешеходов, их вещей и грузов, изъятие обнаруженных наркотических средств, наркотикосодержащих растений в соответствии с порядком, установленным законодательством РФ, в частности, ст. 143 и 244 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Кроме того, в установленном порядке изымаются предметы и вещи, используемые для изготовления и употребления наркотических средств. Согласно данному решению сотрудники милиции имеют право производить досмотр по заявлениям, сообщениям о правонарушениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, либо достоверной информации, имеющейся у компетентных органов, а также в случае нахождения лица в наркотическом опьянении.

Обыск помещений. Такой обыск предполагает разделение квартиры или другого помещения на четко разграниченные части (сегменты) и тщательное исследование каждого из них. Для обследования каждой части применять зонный метод или концентрический осмотр «по спирали», т.е. от внешнего края участка к его центру. Такая тщательность объясняется тем, что разыскиваемые предметы малы по размерам и их легко спрятать. Практически они могут быть укрыты повсюду как в подвижном, так и стационарном укрытии для

180

длительного хранения. К типичным тайникам для наркотических средств относятся: системы пожарной сигнализации; неиспользуемые трубопроводы; выключатели системы освещения, розетки, электрозвонки; люстры, кондиционеры; полости дверей, подоконников, карнизов для занавесок, различные перегородки (внутренних и наружных стен), окна, козырьки дверей, наличники, оконные ручки, коробки, ставни; распределительные щиты, электропроводка, телевизионные антенны; печные термоизоляторы, трубы; ложные потолки и дымоходы; экраны, прикрывающие радиаторы; опоры лестниц, перила; контрольные люки водопроводной системы; паркет, облицовочные плитки, коврики; воздуховоды, водосточные желоба и трубы; настенные телефонные аппараты; холодильники (в фруктах, овощах, мясе и т.д.); теле- и радиоприемники, светильники, цветомузыкальные системы; люминесцентные лампы; электрообогреватели; пишущие машинки и футляры к ним; музыкальные инструменты и их футляры; рамы картин, плинтусы, окантовка зеркал, иконы; ящики и клетки для домашних животных; обивка и ножки мебели, матрацы, постельное белье; складки занавесей и портьер; детские кроватки и коляски, игрушки; чучела животных, керамические и глиняные статуэтки, часы; одежда, находящаяся в шкафах; книги, тетради, фотоаппараты, ружья, патроны; предметы кухонной утвари: рукоятки ножей, глубокие сковородки, кастрюли для приготовления пищи на пару, солонки, емкости для специй и т.п.; продукты питания, овощи, фрукты, яйца, хлеб, торты, тесто, сыр, конфеты, плитки шоколада и др.; консервные банки с овощами; пакеты с мусором и пищевыми отходами; топливо для нагревательных устройств; резервуары с водой для тушения пожаров; ящики для инструментов; приспособления для чистки дымоходов, половые тряпки, пустотелые ручки щеток для чистки унитаза, рулоны туалетной бумаги; унитазы, раковины, ванны; предметы в аэрозольной упаковке, баночки из-под крема и вазелина, тюбики зубной пасты, держатели для электрических зубных щеток, упаковки из-под лезвий, ручки помазков, флаконы с парфюмерной жидкостью; подставки к гладильной доске, бельевые

181

корзины; аптечки, лекарственные упаковки, бинты и упаковка из-под них, рулоны фольги.

Кроме того, для хранения наркотиков могут быть использованы другие вещи и предметы, находящиеся в помещениях: парики; запечатанные сигаретные пачки; переносные фонари; упаковки, подвешенные к наружным стенам; собачьи ошейники; различные пробирки и другие емкости; мелкие предметы и коробки из-под них, сложенные газеты; банки из-под обувных кремов; упаковки для фотопленки, конверты, грампластинки, закрытые папки; шланги и пы-леприемные мешки пылесосов; шкатулки с ювелирными изделиями; матерчатые части складных кроватей и полости их каркасов; спортивный инвентарь; пустотелые элементы электробатареек; фены, маникюрные наборы, шахматные доски; подушечки с булавками или иголками.

Особо следует обращать внимание на следы свежей штукатурки, побелки, окраски стен, наличие свеженаклеенных обоев, досок и бревен, отличаю- щихся по своему внешнему виду от всей стены, на более глухой звук при постукивании стены, отсутствие извести или штукатурки в пазах между досками и т.д.

При осмотре пола необходимо обращать внимание на наличие новых гвоздей, вставленных досок или отдельных их кусков, изъянов на половице возле шляпки гвоздя, отсутствие в пазах грязи и пыли, свежую подмазку в цементном и глиняном полу, выпуклости или впадины пола, стен.

Наркотические вещества могут храниться также на территории, приле- гающей к дому: в емкостях, закопанных в земле; под плитами садовых дорожек; частях ограды; в погребах, выгребных ямах; в надворных постройках (банях, сараях, гаражах, собачьих будках и т.д.); в дуплах деревьев.

При обследовании огорода необходимо обратить внимание на цветы и другие растения, которые на фоне окружающей зелени выглядят увядшими или слабо укрепленными в земле (в горшке).

Личный обыск. При личном обыске граждан наркотические средства могут быть обнаружены в одежде, в вещах и предметах, находящихся при них,

182

а также на теле и в его полостях. В данном случае рекомендуется производить отдельно осмотр тела и осмотр одежды, поэтому сначала лицу предлагается снять всю одежду. После этого одежду выносят в специальное помещение, так, чтобы обыскиваемое лицо в течение всего времени видело свою одежду (например, через застекленное окно или открытую дверь). Осмотр тела начинают с головы, при этом волосы обыскиваемого расчесываются чистым гребнем (собственные волосы, парик). Многолетний опыт показал, что в волосах, особенно под париком, перевозят наркотики очень часто. Далее внимательно исследуется все тело. Одежда осматривается в следующем порядке: верхняя одежда, головные уборы и обувь; предметы туалета (ремни, галстуки, и т.д.) и нижнее белье.

Местами сокрытия наркотиков в одежде являются: лацканы пальто, пиджаков, курток, плащей; карманы с двойным дном; потайные карманы под подкладкой; манжеты, воротники, ленты на тульях шляп; гульфики брюк, плавки, корсеты; кокарды, нарукавные нашивки, портупеи и погоны у военнослужащих; ремни, имеющие с внутренней стороны специальный разрез или с молнией; пряжки ремней; бюстгальтеры и пояса, специально прикрепленные клейкой лентой под женской грудью; узлы галстуков или косынок; мужские подтяжки.

Для сокрытия малых доз наркотических средств много возможностей имеется на женской одежде. Удобными местами для их укрытия являются декоративные ремешки и пояски, нашивки, подшивки, складки и мелкие аппликации на платьях, толстые подошвы туфель, пояса для чулок, эластичные бюстгальтеры и т.п. В качестве тайников для наркотических средств используются также дамская косметика, которая подавляет запах наркотиков, что значительно осложняет их поиски даже с помощью служебной собаки.

Наркотические средства, как правило, упакованные в пластиковую пленку, могут быть укрыты на различных частях тела: под мышками, в паху, между пальцев ног, под лейкопластырем, прикрепленным к ступне. Иногда женщины скрывают наркотическое средство в половых органах, защищенных

183

женским гигиеническим тампоном. При возникновении подозрений в том, что предмет скрыт под бинтовой или гипсовой повязкой, в половых органах, следует пригласить врача (специалиста).

О потреблении наркотических средств могут свидетельствовать и кос- венные доказательства168: следы после инъекций в виде мелких точек, язв или нарывов на конечностях, предплечьях и плечах или между пальцами на руках169. Наркоманы редко соблюдают правила асептики, как правило, не кипятят шприцы. На одежде внимательно осматриваются карманы, лацканы и рукава пальто, пиджаков, внутренняя часть носков и брюк (на них могут быть следы крови, если наркоман вводил наркотик в ноги). Всевозможные остатки табака, порошков, крошки таблеток и т.п. необходимо передать на специальную экспертизу.

Тактические приемы оперативного изъятия запаховых проб. К ним относятся изъятия проб оперуполномоченным уголовного розыска через своих помощников; через родственников или других лиц, положительно воспринимаемых разрабатываемым, располагающих его доверием; непосредственно оперативным работником при проведении оперативно- розыскного мероприятия или в процессе осмотра.

Исходя из конкретных условий и оперативной необходимости, исполь- зуют зашифрованное изъятие (то есть под прикрытием легенды) или негласное изъятие (в тайне от разрабатываемого; к примеру, при проведении оперативного осмотра).

Для контроля за правильностью сигналов собак-детекторов на исследо- вание дополнительно направляются образец (лоскут примерно 10x15 кв.см.) байки, использовавшийся для сбора запаховых проб; запаховый фон места изъятия запаховых проб (на лоскуте байки); два-три образца индивидуальных запахов не причастных к происшествию граждан, полученных в тех же усло-

168 См.: Винберг А.И., Миньковский Г.М., Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 24-32; Хмыров А.А. Научные основы применения косвенных доказательств в расследовании преступлений // Материалы научно-практической конфедерации. Краснодар, 1973; Он же. Основы теории доказывания. Краснодар, 1981. С. 59, 62-63.

М Данные следы рекомендуется изымать при освидетельствовании.

184

виях, что и образцы индивидуальных запахов лиц, проверяемых по делу, разрабатываемых.

Вопросы, подлежащие решению в процессе сравнительного исследования запаховых проб, целесообразно согласовывать с исполнителями. Они мо- гут быть таковы: происходит ли запах с данного объекта от проверяемого лица; принадлежат ли, судя по запаху, данные пятна крови, пота, волосы такому-то лицу; имеется ли индивидуальный запах данного лица в пробах со следов рук, ног, выявленных на местах их изъятия; кем из подозреваемых, чьи запахо-вые образцы представлены на исследование, оставлен запах на изъятых пред-метах-запахоносителях; является ли запах человека с разных предметов или частей одного предмета индивидуальным запахом проверяемого лица; на каких из поставленных на исследование вещах имеется индивидуальный запах проверяемого лица.

Несоблюдение приведенной методики отбора проб приводит к утрате вещественных доказательств, поскольку улетучивается запах, при соприкосновении с другими веществами теряются его свойства и пр. Важное значение имеют погодные условия во время изъятия пробы почвы, растений с полей, мест хранения и переработки наркотикосодержащих культур.

Основные рекомендации по проведению экспертизы достаточно полно изложены в специальной литературе, а круг вопросов, подлежащих выяснению, зависит от конкретных обстоятельств дела.

Вместе с тем, автор полагает, что назрела необходимость дополнения УПК РФ специальной главой, посвященной использованию специальных познаний, в т.ч. судебной экспертизы, в борьбе с преступностью. В ней должны найти отражение процедуры, правила, положения, связанные с назначением, проведением и использованием этого источника доказывания.

Допрос подозреваемого (обвиняемого). Основная цель допроса состоит в том, чтобы получить полные и правдивые показания.

Допрос лица, подозреваемого (обвиняемого) в незаконном обороте нар- котических средств, наркобизнеса, представляет определенную трудность.

185

Особенно это касается материалов, поступающих из органа дознания. Наркоманы и лица, занимающиеся незаконным оборотом наркотиков, успевают изучить ситуацию, уничтожить следы и вещественные доказательства и подготовиться к допросу, продумывая не только свои показания, но и показания родственников, соседей, друзей, соучастников.

Успех зависит от правильной оценки преступником своих действий, уровня доказательственной информации, имеющейся в распоряжении следователя, работника оперативно-розыскного аппарата службы криминальной милиции.

В юридической литературе дано множество классификаций тактических приемов допроса170.

Анализ практики борьбы с наркоманией показывает, что по делам рас- сматриваемой категории наиболее приемлема классификация, предложенная Л.М. Карнеевой. Согласно этой классификации, подозреваемые в незаконном изготовлении, приобретении, хранении, перевозке или сбыте наркотических средств делятся на две категории:

1) задержанные с поличным на месте незаконного действия и оборота наркотиков, которые признают вину и дают правильные показания, т.е. допрос в бесконфликтной ситуации; 2) 3) лица, отрицающие факт преступного действия с наркотиками, т.е. допрос в конфликтной ситуации. 4) В первой ситуации при допросе подозреваемого подробно выясняется, при каких обстоятельствах совершено преступление; где, когда, каким путем подозреваемый изготовил, приобрел, хранил, перевозил или сбывал наркотическое средство; имеются ли факты сбыта с целью промысла; где, когда в его одежде оказались посторонние вещества; употребляет ли наркотические средства и с какого времени; где и с кем употреблял наркотики; кто обучал употреблению и изготовлению наркотика, имеются ли приспособления для его из-

170 См.: Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. С. 118-142. Он же: Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1978. С. 134; Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. Волгоград, 1976. С. 58 и др.

186

готовления; где, в каком месте приобрел сырье, с кем и на чьем транспорте перевозил его, откуда знает местонахождение конопляных полей; с какой целью приобретено сырье, изготовлен наркотик; какое количество приобрел наркотика, за какую сумму, когда, где и у кого; кто из знакомых лиц употребляет либо сбывает наркотики с целью промысла; состоят ли эти лица на учете, какие меры принимались к ним; является ли допрашиваемый наркоманом и не нуждается ли в принудительном лечении; лечился ли ранее, знают ли в трудовом коллективе, по месту учебы или жительства о том, что лицо употребляет наркотик, имеются ли признаки образования преступных групп и их взаимосвязи.

Если подозреваемый признается в совершении преступления, то при до- просе следует выяснить, кто его соучастник (имеются ли признаки объеди- нения соучастников), где находятся предметы преступления, у кого приобретались наркотики и кто при этом мог присутствовать; кому предлагался сбыт наркотиков; места хранения и сокрытия средств и орудий изготовления наркотиков и пр.

Результат допроса подозреваемого в условиях конфликтной ситуации зависит, как правило, от полноты собранной следователем информации о незаконных действиях с наркотическими средствами, а также тактики проведения допроса. В случае, если контакт с подозреваемым установить не удалось и он упорно не желает давать правдивые показания, более правильно в отношении его избрать тактику постепенного предъявления отдельных доказательств, затем всей совокупности доказательств в целом, что, на наш взгляд, может способствовать устранению конфликтной ситуации или снятию напряженности в целях дальнейшего расследования преступления.

Существует ряд приемов, рекомендуемых следователям, работникам дознания для получения от подозреваемого правдивых показаний. К их числу, в частности, относятся: акцентирование внимания на первых же ложных сведениях, сообщенных допрашиваемым; детализация показаний с целью выявления противоречий и использование выявленных
противоречий во время

187

допроса; предъявление имеющихся доказательств в определенной последовательности и др. Максимально следует использовать фактор внезапности при задержании и вывозе на допрос, дефицит при этом у подозреваемого времени для обдумывания ложных объяснений, а также ограниченность представления об объеме имеющихся доказательств его вины.

Допрос подозреваемого в соответствии с УПК РФ должен производиться немедленно после задержания, а в исключительных случаях - не позднее 24 часов с момента задержания. Однако задержанного потребителя наркотиков или наркомана следует при необходимости допросить повторно в условиях, исключающих возможность его нахождения в состоянии наркотического опьянения или абстиненции. Результативность повторного допроса может повысить использование сведений, которые будут к этому времени получены при проверке информации, изложенной подозреваемым на первом допросе, результатов осмотров, экспертиз и других следственных действий.

Круг вопросов, подлежащих выяснению в процессе допроса подозревае- мого, определяется конкретной следственной ситуацией, сложившейся на первоначальном этапе расследования. Во всех случаях выясняются следующие обстоятельства: каков источник приобретения наркотического средства; когда, кем, где, у кого приобретались наркотические средства; приметы лица, сбывшего наркотики; какова цель приобретения наркотиков; потребляет ли наркотики, если да, то с какого времени и при каких обстоятельствах начал их потреблять; где (у кого) они хранились; где и кому сбывались наркотические средства; по какой стоимости сбывались или приобретались наркотические средства; кого знает из числа потребителей и распространителей наркотиков, известные ему источники поступления наркотиков, места их потребления; когда и в каком месте происходил сбор наркотического сырья; сколько раз приезжал в данный регион для приобретения наркотиков; пути следова- ния, вид транспорта, используемого для поездки и планируемые пути выезда из региона; где происходило изготовление наркотиков; применяемые способы сокрытия наркотиков и преступных действий; принадлежность изъятых и об-

188

наруженных вещей, предметов, одежды подозреваемого; сколько времени прошло с момента последнего потребления наркотического средства; вид и количество употребленного последний раз наркотического средства; не находится ли допрашиваемый в состоянии наркотического опьянения или абстиненции («ломки»).

Для достижения психологического контакта с допрашиваемым необхо- димо иметь следующие данные о его личности: причины потребления наркотических средств; при каких обстоятельствах он начал потреблять наркотики, с какого возраста, какой вид наркотиков предпочитает остальным (т.е. получить как можно больше сведений о степени влечения к наркотическим средствам); обстановка и условия в семье, на работе, по месту жительства и учебы; круг знакомств, роль допрашиваемого в неформальной группе; положительные стороны личности допрашиваемого (интересы, увлечения и т.д.).

Наличие неопровержимых доказательств вынуждает подозреваемых признать конкретные эпизоды своей преступной деятельности, однако они выдают их за единичные, отрицают связь с другими преступниками, пред- ставляют себя лицами, оказавшими случайное содействие незнакомым лю- дям. Несмотря на очевидную индивидуальность излагаемых фактов и обстоятельств, допрашивающий должен детально прорабатывать все версии подозреваемого.

Одним из эффективных приемов допроса, направленным на разоблачение ложных показаний, является максимальная детализация фактов, сооб- щаемых допрашиваемым. Причем чем больше ложных сведений он сообщает, тем легче его изобличить во лжи, так как вымышленные факты невозможно продумать до мельчайших подробностей, а тем более сохранить их в памяти. Кроме того, вопросы о мелких деталях преступления создают у допрашиваемого преувеличенное впечатление об информированности допрашивающюго от других соучастников, очные ставки с которыми разоблачат его ложь. Подобная детализация необходима также в случаях правдивых показаний подоз-

189

реваемого (обвиняемого) о незнакомых ему соучастниках для принятия мер к их установлению.

Например, подтверждением версии о том, что наркотики изготовлены самим подозреваемым (обвиняемым), может служить его детальный допрос об источниках получения сырья, подробном описании процесса изготовления и т.д. При изобличении ложной версии о приобретении наркотиков у ранее незнакомого лица допрашиваемому целесообразно продемонстрировать знание особенностей взаимоотношений между наркоманами, обычаев и порядков преступной среды, уловок сбытчиков по сокрытию своих действий. Например, о том, что сбытчик наркотиков никогда не вступит в «деловой» контакт с незнакомым ему лицом из-за опасения быть ограбленным или же из страха, что неизвестный ему ранее покупатель может оказаться сотрудником милиции.

В зависимости от насыщенности дела доказательствами, а также ус- тойчивости антиобщественной установки подозреваемый (обвиняемый) в ходе допроса зачастую отрицает факт совершения преступления, связанного с наркотиками, и отказывается от дачи показаний. В основном это характерно для лиц с твердой антиобщественной установкой (длительное время похищавших, распространявших или употреблявших наркотики); ранее судимых за преступления, связанные с распространением наркотиков, являющихся организаторами и активными членами преступных групп, не доверяющих оперативному работнику (следователю); считающих, что позиция конфронтации наиболее затрудняет доказывание их вины (одной из разновидностей этой позиции является бесконтактное состояние, иногда связанное с симуляцией ду- шевного или психического заболевания). Основная задача состоит в том, чтобы разобраться в причинах такого поведения и вывести подозреваемого из этого состояния.

Отказ от дачи показаний по делу не всегда означает, что подозреваемый не желает общаться с допрашивающим. Поэтому целесообразно завязать беседу на отвлеченную тему с тем, чтобы на основе выявления жизненных ин-

190

тересов допрашиваемого установить психологический контакт. Только после этого можно постепенно перейти к вопросам, связанным с существом дела. Нередко подобную позицию занимают несовершеннолетние (из ложно истолкованных представлений о настоящем товариществе), которым необходимо разъяснить ошибочность их представлений и очевидный вред для них такого поведения. Если тактические приемы во время допроса не повлекли изменения позиции допрашиваемого, целесообразно предъявить изобличающие до- казательства.

По преступлениям, совершенным группой, изменения изложенной пози- ции подозреваемого можно достигнуть посредством проведения очных ставок, во время которых возможно разоблачение лица, дающего ложные показания.

В случае отрицания подозреваемым факта совершения преступных действий с наркотиками и выдвижения алиби, разоблачить его могут помочь повторные допросы, при которых зачастую возникают противоречия в собственных показаниях. Эффективности использования допущенных противоречий с целью получения правдивых показаний способствуют следующие условия: фиксация противоречий в протоколе сразу по ходу получения показаний (допрос целесообразно на этом этапе строить в форме «вопрос-ответ»); выявленные противоречия необходимо использовать незамедлительно, если не требуется их дополнительная проверка; иные доказательства вины подозреваемого следует использовать лишь после изложения им своей позиции (что может обострить ее противоречивость).

Однако, даже будучи уличенным во лжи, допрашиваемый испытывает большие психологические трудности, сопряженные с переходом от ложных к правдивым показаниям. В этот момент необходимо убедить подозреваемого дать правдивые показания, в связи с чем рекомендуется: выяснить причины и мотивы ложных показаний и нейтрализовать их; использовать выявленные положительные качества допрашиваемого; разъяснить смысл положения законов, содержащих перечень обстоятельств, смягчающих ответственность.

191

Если подозреваемый почувствует действительную заинтересованность в его судьбе, то это будет самым надежным фундаментом в его доверитель- ной позиции и установления прочного психологического контакта на весь период расследования. Поэтому, стремясь раскрыть преступление, нельзя проявлять излишнюю поспешность в ходе допроса.

Если обвиняемый дает ложные показания, то из тактических и этических соображений целесообразно сначала выслушать его, делая себе определенные пометки, а затем, систематизировав его показания, доказать обвиняемому нелогичность и бездоказательность выбранной позиции. Если допрашиваемый частично признает свою вину в совершении преступных действий (при уменьшении своей роли в расследуемом деле, объема похищенного, изготовленного или сбытого наркотика, количество эпизодов сбыта-приобретения и т.д.), то необходимо выяснить, чем продиктована эта позиция.

Важно полно и детально зафиксировать показания обвиняемого. Если их вымышленная часть связана с попыткой переложить свою вину на соучастника, то это обстоятельство можно использовать при допросе последнего, который, будучи возмущен поведением своего собеседника нередко меняет свою позицию, переходя от бесконтактного состояния или лжи к изложению правдивых или частично правдивых показаний. В этой ситуации проведенная после допросов соучастников очная ставка может окончательно восстановить реальную картину происшедшего.

Поскольку делам о распространении наркотиков присущ групповой и многоэпизодныи характер, то при планировании последовательности допросов подозреваемых (обвиняемых) следует учитывать конкретную роль, значимость и уровень антисоциальной направленности членов группы, а также их поведения на предшествующих допросах. Это поможет тактически правильно определить последовательность проведения допросов.

Так, например, если организатор преступной группы (изготовитель, расхититель, сбытчик наркотиков) активно отрицает факты своей деятельности, то целесообразно вначале допросить лиц, приобретающих наркотики

192

(прежде всего тех, кто ранее давал правдивые показания). Соответственно в ситуации, когда члены группы боятся организатора, а последний дает правдивые показания, целесообразно в первую очередь допросить именно его.

В ситуации полного признания подозреваемым (обвиняемым) фактов незаконных действий с наркотиками, сопряженного с дачей развернутых показаний, допрашивающий должен правильно и четко сформулировать вопросы, предельно детализировать показания и точно их зафиксировать, не упустив ни одного важного обстоятельства.

При допросе подозреваемого, совершавшего хищения наркотиков из химических, фармацевтических, лечебных учреждений, аптек, круг вопросов, подлежащих выяснению, примерно следующий: с какого времени, каким способом и в сговоре с кем похищались наркотикосодержащие средства и препараты; способ и место сокрытия хищений; что конкретно похищено, в каких количествах (по каждому эпизоду хищения); какова цель хищения (потребление или сбыт); кому и как сбывалось похищенное; какие обстоятельства способствовали хищению.

В ходе допроса и фиксации показаний лица, обвиняемого в сбыте нар- котиков, в протоколе дополнительно отражаются: общее и поэпизодное количество сбытых наркотиков, их номенклатура, стоимость и извлеченная после реализации выгода; приобретатели, а также предельно конкретное время и место эпизодов сбыта наркотиков; наличие посредников в сбыте.

Допрашивая лиц, изготовлявших наркотические средства, прежде всего необходимо выяснить следующие вопросы: где, когда и как они добыли сырье и каким образом перевезли его в пункт, где их задержали; какова технология получения наркотиков и кто принимал участие в изготовлении; цель изготовления и каналы реализации наркотического средства.

При допросе потребителя наркотиков, в том числе и наркомана, по обви- нению в хранении наркотических средств необходимо в протоколе допроса дополнительно отразить следующие вопросы: каковы источники поступления

193

наркотиков, когда и у кого они приобретены; был ли предварительный сговор; по какой цене скуплена партия «товара», какова цель хранения.

Тщательно нужно проверить показания подозреваемого (особенно в тех случаях, когда он заявляет о своем алиби) путем допроса свидетелей и очных ставок, следственного эксперимента, проверки показаний на месте и др.

В ходе расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств с наркобизнесом, имеет важное значение установление вины обвиняемого в качестве обязательного элемента обвинения и предмета его допроса.

По многим делам о наркобизнесе «вина» - один из самых острых вопро- сов предварительного и судебного следствия. Поскольку обвиняемый является центральной фигурой всего процесса расследования, всегда надо иметь в виду роль вины, мотива и цели совершения преступления, исходя из характера преступных действий.

Согласно ст.68 и 144 УПК РФ допрос обвиняемого - необходимое и обязательное следственное действие. Законодательное понятие обвиняемого и обвинения включает в себя получение доказательственной информации о преступном событии, совершении его обвиняемым, характере и степени его вины, мотиве и цели совершения преступления, а также о наступлении вредных последствий. По всем преступлениям закон обязывает работников органа расследования устанавливать вину (умысел и неосторожность). Кроме вины, закон обязывает следствие доказать наличие других объективных обстоятельств, как цель (ст.228, 232, УК РФ) совершения преступления; предварительный сговор (ч.2 ст.228, 229 УК РФ); наличие особой жестокости (ч.2, 3 ст.229 УК РФ); знание обвиняемым характера объекта посягательства, несовершеннолетнего возраста потерпевшей (ст.228, 229, п. «в» ч. ст. 230 УК РФ); совершение преступления повторно (ст. 228, 229, 231 УК РФ); крупный размер (ч. 3 ст.228, ч.З ст. 229 УК РФ); некоторые деяния охватывают умысел и неосторожность (ч.5 ст. 228 УК РФ) и т.д. Из этого следует сделать вывод о разном объеме вины как элемента предмета допроса обвиняемого, а также до-

194

казывания. Следовательно, необходимо различать 3 правовые модели вины: «простую» вину в виде умысла или неосторожности; «сложную» вину в виде умысла плюс мотив и цель преступления; «наиболее сложная» охватывает от 2 и более элементов вины: умысел плюс другие указанные в законе субъективные обстоятельства дела, в том числе смягчающие и отягчающие уголовную ответственность обвиняемого.

Процесс познания субъективной стороны преступления имеет непрерыв- ный характер на протяжении всего хода расследования по делу. Согласно ст. 109 УПК РФ при возбуждении уголовного дела и проведении предварительного следствия процесс познания данных о субъективной стороне в процессуальных актах носит поэтапный характер как признака преступления, а при предъявлении обвинения (ст. 144 УПК РФ) - как элемента формулы обвинения, а также при окончании расследования преступления (ст.205 и 196 УПК РФ) - в качестве элемента окончательной формулы обвинения и квалификации преступления, по которой дело подлежит направлению в суд или прекращению. Вопросы установления квалификации общественно опасного деяния решаются с учетом законодательной конструкции состава преступления по УК РФ, а по объему установления вины, мотива и цели совершения преступления необходимо руководствоваться ст.68 и п.2 ст.64 УПК РФ. При установлении новых данных, характеризующих субъективные и объективные признаки преступления, может быть изменено первоначально предъявленное обвинение.

В связи с тем, что субъектом доказывания вины обвиняемого по делам о незаконном обороте наркотических средств и наркобизнесе в ходе дознания и предварительного следствия выступают следователь и работники служб по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, а также другие работники органов дознания, то полнота установления данных о субъективной стороне, как обстоятельства дела и элементе предъявленного обвинения, находится в зависимости от уровня профессиональной подготовки и опыта этих работников. На практике имеются случаи привлечения специалиста-психолога для оказания

195

помощи при установлении данных о субъективной стороне преступления. Однако нами эти вопросы не рассматриваются, поскольку такая практика на-считывает лишь единичные случаи и достаточно освещена в литературе . В ст.313-314 УПК РФ применительно к стадии судебного следствия имеются оговорки об установлении данных в ходе допроса обвиняемого о вине, которая имеет немаловажное значение как законодательная программа. Подобное обозначено и в теоретической модели УПК РФ, подготовленной ИГПАН Академии наук172. Однако такое положение законодатель предусматривает только в ходе судебного следствия, а не в ходе предварительного расследования.

На наш взгляд, подобное разночтение и толкование не способствует ус- пешному расследованию преступлений и должно быть устранено законодательно. В связи с подобными упущениями законодателя, получение объяснений обвиняемого о форме и степени его вины, мотиве и цели совершения преступления, как правило, оказываются «пропущенными» в практической деятельности работника органа следствия173. К сожалению, и в правовой литературе , и в уголовно- процессуальном законе175 происходит подмена понятия «признание (непризнание) вины» другим понятием «признание (непризнание) обвинения». Однако в законе также сказано, что в основе обвинения должна быть положена совокупность имеющихся доказательств по делу. Составляя обвинительное заключение по делу, следователь не может обойти вопросы установления вины, мотива и цели совершения преступления. Поэтому следователь или лицо, производящее дознание по делу, на всех этапах расследования обязан установить истину по делу, при этом исследовав субъективный меха-

171 См.: Коченов М.М., Ефимова Н.И., Кривошеев А.С, Ситковская О.Д. Изучение следователем пси хологии обвиняемого М., 1987.

172 См.: Уголовно-процессуальное законодательство РФ (теоретическая модель) М, 1990. С. 248- 249.

173 Гаухман Л.Д. Методические рекомендации по расследованию погромов квартир // Бюллетень ГУУ МВД СССР. М., 1990. № 3 (65). С. 16-22, а также об этом указывают 78,4% опрошенных работников предвари тельного следствия и органа дознания органов внутренних дел и прокуратуры России.

174 См.: Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. С. 147— 148; Банин В.А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе. Саратов, 1981. С. 132; Леви А.А.,Пич- калева Е.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. М., 1987. С. 19; Криминалистика/ Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. М., 1988. С. 510-511, 560-661.

175 См.: ч. 2 ст. 77 УПК. М., 1990.

196

низм совершения преступления. Следовательно, возможность исчерпывающего установления вины обвиняемого должна быть не только в суде, но и в ходе следствия.

На наш взгляд, в уголовно-процессуальном законодательстве необходимо создать предпосылки правильного понимания показаний о содержании вины. Они должны содержать объяснения и доводы обвиняемого о субъективных элементах преступных действий. Сюда необходимо отнести объяснения обвиняемого о причинах, условиях и времени возникновения мотива и цели преступления; о содержании и направленности его умысла; о роли умысла и цели в выборе способа, средств, орудий и различных приспособлений в целях выработки наркотика, места и создания других условий для облегчения совершения преступления; о разработке плана преступления и представления об ожидаемых его результатах (это характерно при изготовлении наркотиков в подпольных лабораториях или других незаконных действиях с наркотическими средствами в системе здравоохранения, промышленных либо перерабатывающих предприятиях с целью незаконного оборота наркотических средств и наркобизнеса) и т.д.

Следовательно, субъективная сторона (вина, мотив, цель и эмоциональное состояние) при допросе обвиняемого, не может рассматриваться как «признание, непризнание или частичное признание своей вины». Необходимо объективно устанавливать данные о субъективной стороне преступления как предмете допроса и доказывания по делу. Проведенные исследования позволяют судить о том, что обвиняемый в момент совершения преступления воспринимает процессы чужих действий, а не процессы восприятия преступного поведения, своих собственных действий. Процесс формирования показаний обвиняемого о субъективной стороне преступления, как правило, включает в себя восприятие предшествующих преступному событию фактов и явлений, которые играют роль мотивообразующих факторов и формируют преступный умысел лица. Как правило, это имеет место до совершения преступления и, естественно, до его восприятия обвиняемым. Однако некоторые ученые

197

придерживаются иного мнения о том, что восприятие информации, ее запе-чатление (запоминание), воспроизведение и передача следователю подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим и свидетелем рассматривается по аналогии176. В силу этих обстоятельств, указанные теоретические положения в практической деятельности органа расследования следователь полностью переносит при формировании показаний обвиняемого о его вине, мотивах и цели совершения преступлений.

Основой формирования показаний обвиняемого о вине, как главном структурном элементе субъективной стороны преступления, выступают данные психологической закономерности формирования сознательно- волевого акта обвиняемого, процесса мотивации (выбора) им преступного поведения. Эти показатели относятся к элементам собственного сознания воли обвиняемого, но не имеют этапы их «восприятия». Они связаны с процессами восприятия, предшествовавшими обстановке совершения преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом. Субъективные элементы и психологические механизмы, как правило, формирующиеся у обвиняемого (подозреваемого) еще до совершения преступления и в условиях конкретной криминальной ситуации, связаны с восприятием предшествующих преступлению ситуаций и фактов. Психологические особенности формирования этих показаний обвиняемого (подозреваемого) связаны с возникновением у него субъективных причин (мотивов и целей), а также решения (кон- кретизированного и заранее обдуманного умысла) к совершению преступления и др. элементов психологического механизма преступления, связанных с рассматриваемой категорией уголовных дел.

Формирование указанных элементов субъективной стороны преступления связано с восприятием и оценкой обвиняемым конкретных внешних фак-

См.: Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. М.: ВШ, 1973. С. 67-112; Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1973. С. 4-5, 7, 30, 58, 87, 107; Он же Научные основы допроса на предварительном следствии: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. М„ 1977. С. 14; Леей А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. ML: Юрид. лит., 1987. С. 19-20; Криминалистика: Учеб. / Под ред. И.Ф. Пантелеева и Н.А. Селиванова. М.,1988. С. 409-^ИЗ.

198

торов, которые играют роль мотивообразующих поводов и стимулов. Они же и порождают преступную мотивацию обвиняемого и решимость совершить преступление.

Проведенные исследования позволяют прийти к выводу о том, что ус- тановление вины в ходе допроса обвиняемого проходит 2 этапа. На первом этапе допроса преступное событие обычно выявляется как «целостное» явление, включая его субъективные элементы. На втором этапе происходит дифференциация события на саму преступную деятельность и ее субъективные элементы. При установлении в ходе допроса обвиняемого субъективных обстоятельств совершения преступления необходимо исходить из следующих признаков преступного события: 1) преступное событие - это деятельность, которая по своей характеристике является волевой, произвольно со своей спецификой, выбираемой личностью с учетом его способностей (волевые и психологические качества, интеллектуальность и т.п.); 2) сознательность преступной деятельности, которая регулируется (управляется) сознанием и волей личности; 3) целенаправленность преступных действий. Они всегда направлены на конкретный объект посягательства и предмет преступления, а также отличаются целесообразным и, следовательно, объяснимым их протеканием. Являясь временным «функциональным органом сознания», субъективная сторона преступления играет решающую роль в организации и регуляции преступного поведения и включает в себя весь комплекс субъективных обстоятельств совершения преступления: формирование мотива и цели преступления; выбор преступного поведения; его планирование и управление преступным событием; выбор и подготовку способа преступления, орудий, средств или различных приспособлений его совершения; место и время совершения преступления; создание иерархии и управления преступными группами, сообществами организованной преступности, а также мысленное определение ожидаемого преступного результата. Эти субъективные, объективные факты и подлежат установлению в ходе допроса, поскольку определяют форму и степень вины обвиняемого.

199

Для установления вины, мотива и цели преступления в полном объеме следует использовать объективные источники получения информации из материальных следов преступных действий (орудий, средств, различных приспособлений, при помощи которых изготавливают наркотики, похищают и т.п.; бухгалтерские, финансовые, транспортные и иные приходно-расходные документы и т.д.); показаний потерпевших и свидетелей; высказываний своих намерений субъектом преступления во время, до и после его совершения, а также данных, содержащихся в его записях (таблицы, схемы, химические формулы, реакции, указывающие на возможность изготовления синтетических наркотиков и т.д. Следовательно, на всех этапах (первоначальном, последующем и заключительном), а также в судебном процессе используются различные источники получения доказательственной информации о субъективной стороне преступления. Таким образом, в доказательственном плане обвиняемый не выступает в качестве «единственного источника» получения сведений о характере его вины, мотивах, цели и других субъективных обстоятельствах совершенного преступления. Хотя в юридической литературе отмечается обратное , но, на наш взгляд, с этим утверждением согласиться нельзя. Исходя из изложенного, нам представляется, что вопросы о субъективной стороне преступления составляют часть предмета допроса обвиняемого. Тактика допроса обвиняемого о субъективной стороне как «линии поведения следователя» строится с учетом особенностей его познания в ходе следствия и роли допроса обвиняемого в получении правдивой информации; объема собранной доказательственной информации о субъективных обстоятельствах дела и их места в формуле обвинения и ее выявления на этапе свободного рассказа путем детализации этих данных к каждому элементу субъективной стороны, каждому преступному эпизоду и личной вины каждого соучастника, сообщников преступной группы.

177 См.: Еникеев М.И, Психолого-правовая сущность вины и вменяемости // Советское государство и право. 1989. № 12. С. 78-79; Васильев А.Н., Корнеева Л.Н. Тактика допроса. М.: Юрид. лит., 1970. С. 113; Филонов Л.Г., Давыдои В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого // Вопросы психологии. М., 1966. № 6. С. 111.

200

Во многих случаях следователю приходится принимать одновременные решения тактических задач различного характера по расширению объема этой информации и ее доказательственной базы (поисковые), по установлению достоверности показаний обвиняемого о форме и степени его вины, а также данных, уже имеющихся в деле (проверочные), проверкой доводов и версий, выдвигаемых обвиняемым в свою защиту в «споре о вине» (обязательный), а также позиции, занимаемой обвиняемым на допросе. Как это бывает, при выявлении данных о субъективной стороне преступления в результате сотрудничества следователя и обвиняемого в установлении истины должно быть учтено следующее: возможна позиция частичного противодействия обвиняемого в установлении истины о субъективной стороне; позиция прямой конфронтации и сознательного противодействия следователю со стороны обвиняемого. В этих случаях при допросе обвиняемого важное значение имеет уровень познаний и организаторской способности следователя, связанных с получением и проверкой доказательственной информации о субъективной стороне преступления.

Субъективная сторона по делам о хищении наркотических средств (ст.229 УК РФ) как элемент обвинения также включает в себя выявление целого ряда психологических фактов: мотива, цели и содержания (направленности) умысла. При нарушении установленных правил производства, учета, хранения, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств (ч.5 ст.228 УК РФ) важно установить формы вины (умысел или неосторожность) лица, допустившего подобное. Факт установления умышленной формы вины лица дает основания для обязательного установления цели и направленности умысла, так как это определяет возможность установления следственной и розыскной версии факта, указывающего о занятии наркобизнесом. Подобным же образом, на наш взгляд, следует рассматривать признаки преступления, преду- смотренные в ч.1 и 2 ст.229 УК РФ. Вышеизложенное позволяет прийти к выводу о необходимости установления всех элементов субъективной стороны преступления в полном объеме, включая и другие психологические факты, та-

201

кие, как предварительный сговор группы лиц, повторность, размер (круп- ный, особо крупный), субъективный и объективные признаки при формировании преступных групп, сообществ, их устойчивость, план их действий, а также их направленность (организованная или коррумпированная преступность) и т.д. В связи с этим, прежде чем воспользоваться правовой моделью субъективной стороны, изложенной в норме статьи УК, связанной с наркоманией, следователь обязан установить фактическое ее содержание. А оно, как показывают наши
исследования, особенно при предстоящей криминализа-

178

ции, связанной с наркоманией и наркотизмом , заметно превышает норма- тивную модель субъективной стороны преступления и охватывает, по существу, все элементы психологического механизма преступления.

В теоретическом и практическом плане заслуживает внимания выявленное на эмпирическом уровне исследования положение о том, что установле- ние субъективной стороны преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом, совершаемых в группе, преступными сообществами, организованной преступностью, многоэпизодный характер преступных действий является в тактическом отношении более сложным. Оно отличается от одноэпизодных преступлений, совершаемых одним лицом, по объему и методике установления субъективной стороны преступления. В групповых и многоэпизодных преступлениях степень вины каждого устанавливается индивидуально и применительно к каждому эпизоду.

При этом важное значение имеет установление субъективных признаков, их взаимосвязи, т.е. каждого члена преступной группы и сообщества, признаков, из которых складывается степень организованного характера возможно дающего основания полагать об организованной либо коррумпированной преступности.

См.: Меретуков Г.М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобизнесом. Ростов н/Д, 1994. С. 180; Омигов В.И. Концепция борьбы с незаконным оборотом наркотиков и роли ОВД в ее осуществлении в РФ. Пермь, 1994. С. 33.

202

На наш взгляд, в ходе допроса обвиняемого, кроме задачи получения информации о субъективной стороне преступления, также следует изучить индивидуальные особенности личности обвиняемого. Это дает возможность правильно построить тактические и методические приемы допроса, позволяющие решить основные задачи раскрытия и расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом.

По нашему мнению, исходя из проведенных исследований правильный выбор тактических приемов следователя позволяет установить данные о характере преступного события, его обстоятельствах и наступивших последствиях, данные об обстановке преступления, способе и механизме развития этапов преступления, данные о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, данные о форме и степени вины, мотивах и целях совершения преступления, данные, дающие основания о признании, имеющем правовую основу объективных и субъективных признаков, характеризующих состав преступления. Обобщенные уголовные дела о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом, совершаемом преступными группами, сообществами, позволяют выделить несколько этапов установления данных о субъективной стороне обвиняемого (подоз- реваемого) в ходе допроса. Правдивые показания о характере вины на первом допросе дало 12,2%>, на втором допросе - 16,8%, на третьем допросе 22%, на четвертом - 24,8%, и лишь при проведении дополнительных допросов подозреваемого (обвиняемого) с помощью других следственных действий (очная ставка, эксперимент и т.д.) правдивые показания дали 24,2%, из них в ходе судебного процесса частично подтвердили их 18,6%. Причиной изменения в суде показаний о субъективной стороне, данных предварительного следствия является то, что в УПК РФ имеется ряд существенных недостатков (ст.ст.68, 69, 70, 71 и т.д.); обвиняемый в ходе судебного процесса их использует, чтобы смягчить «свою вину»; как правило, неустановленные члены преступного сообщества психологически либо физически воздействуют на свидетелей, потерпевших, оперативных и следственных и иных работников пра-

203

воохранительных органов, а также их близких в пользу обвиняемого; попытка последний раз в суде «спасти себя».

Как было отмечено, наибольшую сложность в тактическом плане представляет допрос обвиняемого по конкретизированным и заранее обдуманным, многоэпизодным преступлениям, совершенным преступными группами, сообществами.

Степень вины членов преступных групп, сообществ при совершении ими преступлений заметно увеличивается по сравнению с умышленно- ситуативными преступлениями.

В криминалистической литературе тактические приемы допроса подраз- деляются на организационные, основанные на положениях научно- технической организации труда; логические, основанные на использовании данных логики; психологические, базирующиеся на данных общей юридической психологии.

Для полного раскрытия и расследования преступлений, связанных с не- законным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом, к перечисленным тактическим приемам допроса обвиняемых следует отнести данные, направленные на установление субъективной стороны преступления с учетом «группировки» тактических приемов, базирующихся на данных психологии, при этом не допуская «обмана».

Как правило, допрос подозреваемого (обвиняемого), членов преступных групп, сообществ протекает в конфликтной ситуации, т.е. «споре о вине», направленном на смягчение его вины. Схема построения обвиняемым «рубежей защиты» универсальна и включает в себя следующее:

голословное отрицание путем смысловой интерпретации преступного характера совершенных действий: при умышленном нарушении правил производства, учета, отпуска, хранения, перевозки или пересылки наркотических средств с целью незаконного бизнеса, обвиняемый утверждает, что отсутствуют необходимые компоненты, и качество низкое, нет возможности приобрести сейфы, установить охранную сигнализацию, нет возможности поддержи-

204

вать необходимый температурный режим, из-за чего списаны преждевременно наркотические средства, не обратил внимание на качество проставленной печати и содержание записей и т.д.; в момент задержания с наркотическим средством утверждает, что хотел их добровольно сдать в ОВД; задержанный в помещении аптеки утверждает, что проник с целью завладеть таблетками анальгина, т.к. голова болит; предоставил помещение для временного жилья, но не мог предусмотреть то, что жильцы будут принимать наркотические средства, и т.д.

отрицание умысла при признании неосторожного характера совершенных действий;

«спор» о содержании мотива, цели, предварительного сговора, других объективных обстоятельств дела (обвиняемый утверждает, что изготовил, хранил, привозил, приобрел, похищал наркотические средства, а также выращивал наркотикосодержащие культуры с целью личного потребления; подозреваемый утверждает, что он вышеуказанные преступные действия совершал в состоянии аффекта, душевного заболевания или эмоционального состояния и т.п.).

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что «спор о вине» начинается с отрицания обвиняемым факта совершения преступления. Поэтому, при «споре о вине» необходимо разрешить задачи разного уровня по установлению субъективной стороны преступления, что позволяет определить преступный характер совершенных обвиняемым действий.

Когда факт совершения преступления доказан, то основой «спора о вине» становится искажение обвиняемым смысловой стороны преступного со- бытия в целом или отдельных обстоятельств его совершения. Это требует более продуманной тактики допроса и наличия конкретной доказательственной базы, чтобы опровергнуть доводы, приводимые обвиняемым. Например, по делу о хищении наркотических средств обвиняемым - заведующим аптеки -главному врачу Грозненской республиканской больницы179 в ходе допроса

205

авному врачу Грозненской республиканской больницы17 в ходе допроса предъявляется бестоварная накладная об отпуске наркотических средств на сумму 385 тыс. рублей, с помощью которой перевозились и согласно которой были уничтожены как пришедшие в негодность в связи с тем, что при перевозке наркотических средств водитель транспортного средства с превышением скоростного режима совершил переезд железнодорожного полотна, от чего произошел бой стеклотары, в которой были помещены наркотики. На вопрос следователя обвиняемые отвечают: «Да, я подписал этот документ, но не знал, что он бестоварный», «Да, я утвердил акт, но не знал, что он фиктивный». В результате такой ситуации возникает двойная форма вины (преступная в форме умысла или неосторожности). Если действие умышленное, то следует выяснить его цель, мотивы совершения. В связи с этим, следователем были проведены опросы свидетелей, очная ставка, следственные эксперименты, реконструкция обстановки и обстоятельства преступления, которые были оглашены и было получено истинное содержание субъективной стороны (умысел, мотив и цель) обвинения, поскольку она определяла правовой характер содеянного виновным лицом.

После всего этого, обвиняемый пытался словесной интерпретацией - «может быть, и так, но я об этом тоже не знал» - ввести в заблуждение участников судебного процесса. Председательствующий предъявил другие доказательства. Обвиняемые были вынуждены признать умышленный характер преступных действий (наркобизнеса) и пояснили цель своих действий («спора о вине»). Но умелыми действиями следователя и участников процесса «снимается» двойственная смысловая интерпретация с действий обвиняемого. Таким путем в ходе «спора о вине» устанавливается их преступный характер, предметное содержание умысла, мотив и цель их совершения.

Специфичные тактические приемы допроса подозреваемого (обвиняемо- го), отрицающего отдельные обстоятельства объективной и субъективной сто-

См.: Архив нарсуда г, Грозного. Республика Чечня, 1990.

206

роны преступления: корыстно-насильственную цель, предварительный сговор группы лиц, признаки, характеризующие преступную группу, сообщества, размер похищенного наркотического средства, виды наркотических средств, изготовленных кустарным способом, или синтетических наркотиков, изготовленных на промышленной основе, способы и виды нарушений установленных правил производства, приобретения, учета, отпуска, хранения, перевозки или пересылки наркотических средств, порядок и условия возделывания наркотикосодержащих культур и знания характера совершаемого обще- ственно опасного деяния и его последствий. Следствие не может игнорировать приводимые доводы обвиняемого, как бы они ни выглядели. Необходимо дать им оценку как доказательствам, которые опровергают или ставят под сомнение эту часть обвинения. Пока эти показания, доводы не будут проверены, опровергнуты или подтверждены, невозможно говорить о доказывании, а также о доказанности вины обвиняемого. Как правило, сначала нужно выявить мотив и цель совершенного преступления, затем необходимо исследовать методы возникновения мотива и цели. Установление субъективной сто- роны преступления по делам о незаконном обороте наркотических средств, наркобизнеса, в ходе допроса обвиняемого (точнее - серии допросов) происходит, как правило, в условиях «спора о вине» и механизма развития общественно опасных действий, указанных в законе квалифицирующих признаков этих преступлений и активного противодействия обвиняемого. Оно включает в себя ряд этапов: задачи установления факта совершения обвиняемым расследуемого преступления и выявление умышленного характера; выявление данных о мотивах и целях (наличия признаков преступлений, указанных в диспозиции - для личных нужд либо из корыстных побуждений) преступления; проверка различных ситуаций путем следственных версий о содержании мотива и целей его действия (например, незаконного оборота или бизнеса наркотиков), включая и те, о которых он дал показания; выявление других обязательных по закону элементов субъективной стороны преступления, проходящие в условиях спора (разбойное нападение, осуществление насилия,

207

приобретение либо сбыт, незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка, хищение с целью сбыта или без таковой, склонение лица к потреблению наркотических средств с последующим приобретением «клиентуры» для сбыта им наркотиков, посев или выращивание наркотикосодержащих культур для себя или с целью занятия наркобизнесом и т.п.).

В связи с «перегруженностью» смыслового и законодательного понятий признаков составов преступлений рассматриваемой категории, обвиняемый имеет возможность заниматься «словоблудием» о мотиве и цели преступления. Поэтому только после опровержения (подтверждения) выдвинутых обвиняемым доводов о мотиве и цели совершения преступных действий «спор о вине» можно считать оконченным.

Следовательно, тактические приемы опровержения приводимых обви- няемым доводов в «споре о вине», а также его действия, связанные с совершением преступления, разные «универсальные системы защиты» обвиняемого достигают успеха только тогда, когда следователь, лицо, производящее дознание, а также участники судебного процесса (судья, прокурор, адвокат) используют познавательную активность, основывающуюся на четком профессиональном представлении о закономерностях установления субъективной стороны в процессе расследования преступления.

Правильное установление данных об объективных и субъективных признаках, характеризующих состав преступления, происходит в условиях активного противодействия обвиняемого. Поэтому в плане допроса целесообразно заранее предусматривать приемы использования собранной по делу доказательственной информации, полученной по материальным следам, характера и последовательности совершения преступных действий. Их необходимо использовать для реконструкции обстоятельств и обстановки преступления, которые позволяют установить смысловое понимание и содержание волевого акта обвиняемого, а также на различных этапах использования способа преступления и механизма следообразования, об использованных средствах, орудиях и иных
предметах совершения преступления, другие микрообъекты,

208

полученные в ходе осмотра места происшествия, при досмотре или обыске задержанного лица, автотранспорта и т.д. В ходе допроса на первоначальном этапе расследования должна быть выявлена реальная субъективная (внутренняя) картина преступления, которая складывается из психологической причины (мотива) преступного поведения; цели (ожидаемого конкретного результата) преступления; принятого решения о его совершении (заранее обдуманного, конкретизированного, достаточно отработанного, апробированного на схеме и на местности, в виде отсроченного решения или ситуативно, когда решение реализуется незамедлительно); психологических регуляторов преступных действий в виде их конкретных целей и механизмов совершений; отношения (оценки) субъекта к совершенному преступлению в ходе допроса.

Также целесообразно сделать ряд общих выводов по результатам рас- смотрения вопросов теории и тактики допросов обвиняемого о вине; теоретические основы допроса обвиняемого, на наш взгляд, необходимо дополнить рядом новых положений: об особенностях формирования показаний обвиняемого о его вине; о выявлении реальной структуры субъективной стороны в качестве фактической предпосылки установления формы и степени вины обвиняемого; о побудительных, регуляционных и объяснительных функциях, выполняемых субъективной стороной преступления и виной, как «элементами сознания» обвиняемого; о различиях, которые существуют между «признанием обвинения» и «признанием вины»; о необходимости внесения изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство по вопросам, связанным с допросом обвиняемого о вине и цели; как элемент предмета допроса вина и цель могут иметь разный правовой объем и выступать как «простая» вина - в виде умысла или неосторожности, как «сложная» вина - в виде умысла плюс мотив и цель преступления, как «наиболее сложная» - в виде умысла плюс мотив, цель, эмоциональное состояние, повторность, предварительный сговор, размер (небольшой и крупный), а также других указанных в законе субъективных обстоятельств дела; в криминалистической литературе имеет место подмена понятия «признание (непризнание) обвинения» другим

209

понятием - «признание (непризнание) вины», что ведет к удвоению понятия вины как элемента предмета допроса обвиняемого. Как в правовом, так и в тактическом плане подобного рода «удвоения» понятия вины следует считать неправильным.

Тактика допроса обвиняемого о его вине строится с учетом:

а) особенностей формирования этой части его показаний;

б) объема дополнительной информации, собранной по делу и отражен ной в формуле обвинения;

в) двухэтапного ее выявления: в ходе свободного рассказа (как «впле тенной» в картину преступного события) и дифференцированного установ ления на детальном этапе допроса;

г) необходимости решения познавательных задач разного класса (по исковых, проверочных, состязательных и изобличительных);

д) позиции, занимаемой обвиняемым на допросе.

Тактические приемы допроса обвиняемого в ситуациях «спора о вине» включают в себя: опровержение выдвинутых обвиняемым «универсальных рубежей защиты»; «снятие» двойственности смысловой интерпретации в действиях обвиняемого; детализацию его доводов и версий о вине и их проверка; преодоление противодействия обвиняемого в установлении умышленного характера действий, мотивов и целей их совершения; другие элементы их субъективной стороны.

Допрос свидетелей, потерпевших. Источником получения данных о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнеса выступают идеальные следы восприятия механизма следообра-зования, при котором протекало событие преступления, остающееся в памяти свидетелей и потерпевших.

В соответствии со ст.74, 75 УПК РФ свидетели, потерпевшие могут быть допрошены о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по де- лу, в т.ч. о личности обвиняемого и о своих взаимоотношениях с участниками преступного события. Кроме того, в обязательном порядке должны быть уста-

210

новлены сведения о мотивах и целях совершения преступления, сообщаемые свидетелями и потерпевшими сведения о других элементах, об объективных и субъективных признаках, характеризующих состав преступления, которые входят в предмет их допроса. На практике в ходе расследования дела о наркобизнесе встречаются различные благоприятные и неблагоприятные следственные ситуации, которые облегчают или усложняют установление истины по делу. При наличии благоприятных ситуаций (имеются свидетели-очевидцы) предметом допроса является подтверждение выявленных следов преступления, данных, полученных при допросе свидетелей и обвиняемых. В другом случае, т.е. когда складывается неблагоприятная следственная ситуация (свидетели-очевидцы отсутствовали), в ходе расследования дел данной категории складываются определенные затруднения при установлении объективных и субъективных признаков, характеризующих состав преступления, так как из процесса доказывания выпал один из важных источников получения подобной информации. В преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, отсутствовали свидетели-очевидцы по 52,3% дел; по 18,4% уголовных дел отрицали то, что они являются свидетелями- очевидцами; лишь 29,3% свидетелей-очевидцев дали соответствующие показания, из них 8,6% под давлением проведенных следователем следственных действий. Согласно уголовно-правовому понятию преступного события как деяния, имеющего волевой характер и проявляющегося в виде действия (деятельности), предварительный этап допроса очевидцев должен состоять из отдельных действий, направленных на установление истины по подготовке подозреваемого к совершению и сокрытию преступления. Каждое из них имеет свой характер преступного события и психологический механизм, подлежащий установлению в ходе допроса свидетелей и потерпевших, поскольку определяет содержание объективной и субъективной стороны расследуемого преступления. Основой свидетельских показаний потерпевшего являются процессы, связанные с непосредственным восприятием преступного события. Закономерности отражения преступного события в сознании свидетелей и по-

211

терпевших составляют теорию допроса. По этому поводу В.Я. Колдин пишет: «Знание закономерностей отражения расследуемого события в сознании свидетелей, потерпевших, обвиняемых, знание процессов восприятия, формирования представлений, памяти воспроизведения образов и представлений в устных и письменных показаниях с учетом особенностей воспринимаемого события и личности допрашиваемого - все это составляет теорию допроса. На познании указанных закономерностей базируется разработка приемов организации допроса…, т.е. собственно тактика допроса».180

В криминалистике процесс формирования свидетельских показаний рассматривается в виде ряда этапов: получения информации, ее запечатление, воспроизведение и передача следователю181.

В этих случаях для выявления лжесвидетельства необходимо обратить внимание на причины непроизвольных ошибок в показаниях потерпевших и свидетелей.

В общенаучной литературе подчеркивается, что восприятие поведения другого человека и его отдельных действий включает в себя два потока ин-формации: о наблюдаемых действиях и о их смысловом содержании \ Целесообразность совершаемых личностью практических действий, включая преступные, является результатом «целеполагания» как регулятора человеческого поведения. Оно «включено в саму структуру человеческой деятельности» и относится «к фундаментальным закономерностям», определяющим природу волевой деятельности лица и ее отражения вовне183.

В криминалистической литературе сам процесс восприятия преступных действий рассматривается крайне односторонне. Обычно он сводится к на-

180 См.: Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике М.: Изд. МГУ, 1985. С. 10; Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я. Колдина. М.: Юрид. лит., 1986. С.17-18.

181 См.: Васильев A.M., Корнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970. С. 11-27; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 262-268; Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процесс. М.: Изд. ВШ, 1973. С. 67-112; Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск: Изд. ВШ, 1978. С. 56-72.

182 См.: Велихов Е.П., Зинченко В.П., Лекторский B.M. Сознание: опыт междисциплинарного подхода // Вопросы философии. ML, 1988. № 11. С. 24-47.

181 См.: Психологические проблемы социальной регуляции поведения / Под ред. Е.В.Шороховой и М.И.Бобнева. М.: Наука, 1976. С. 20.

212

блюдению, как чувственному познанию, и применяется обычно при изучении физических явлений и материальных следов. Наблюдение преступных действий во всех случаях соединено с их смысловой интерпретацией, т.е. рациональной формой познания. Таким образом, свидетели и потерпевшие одновременно воспринимают внешний образ активных или пассивных действий и получают внутреннее восприятие о способе и средствах совершения преступлений, обстановке преступления, предмете преступного посягательства и об их умышленном или неосторожном характере, о цели и мотивах их совершения, а также в виде соединения образа действия и его смысловой стороны, выступающей в качестве основы познания свидетелем и потерпевшим признаков объективной и субъективной стороны преступного деяния; употребляемый в уголовно-процессуальном законе (ст.72, 74, 75, 79 УПК РФ) термин «восприятия» на наш взгляд относится к психологическим понятиям, а не к юридическим. В психологии под восприятием понимается процесс непо- средственного отражения как материальных объектов, так и человеческих действий, воздействующих на анализаторы воспринимающей личности. Акт восприятия действий другого человека включает одновременное их отражение через органы чувств и понимание их смыслового содержания.

В процессе восприятия преступных действий происходит их отнесение к определенному виду (изготовление, хранение, приобретение, сбыт, хищение наркотических средств, посев или выращивание наркотикосодержащих культур и т.п.), определение их умышленного характера (нарушение установленных правил производства, учета, хранения, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств), либо как умышленного или неосторожного характера типичных (повторяющихся) мотивов и целей совершения.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что дальнейшее развитие теории допроса требует дополнить ее положение о закономерностях восприятия преступного события следующим тезисом: восприятие свидетелем и потерпевшим преступного события как акта волевого поведения личности является, по своей природе, сложным чувственно- рациональным.

*

213

След овате льно, оно вклю чает в себя соотн ошен ие приз наков объек тив- ной и субъе ктивн ой сторо ны прест уплен ия. Расш ирен ие теоре тичес ких основ допр оса имеет перво степе нное значе ние для обосн овани я его позна вател ьных возм ожно стей как средс тва полу чения данн ых об объек тивно й и субъе ктив- ной сторо не рассл едуем ого прест уплен ия, а также для анали за его такти че- ских аспек тов.

В крим инал истич еской литер атуре тради цион но подче ркива ется общ- ность психо логич еских основ допр оса свиде телей и обви няем ых. Так, напр имер, указ ывает ся, что «факт оры, влия ющие на харак тер показ аний, ., в психо логич еском отно шени и имею т общи е черт ы как у свиде теля и потер певш его, так и обви няем ого и подоз ревае мого »184.

Псих ологи чески е основ ы форм иров ания показ аний свиде теля и потер певш его об умыс ле, моти ве и цели своди тся к проц ессам воспр иятия смыс ло- вой сторо ны набл юдае мых ими прест упны х дейст вий, а также выска зыва ний субъе кта прест уплен ия. У обви няем ых данн ые о субъе ктивн ой сторо не фор- миро валис ь не в резул ьтате воспр иятия «чуж ого» прест упног о повед ения (как это имеет место у свиде телей и потер певш их), а в резул ьтате возни кнове ния субъе ктивн ых побу жден ий к волев ой актив ности и прин ятие реше ния о со-

185

верш ении прест уплен ия .

Спец ифик а форм иров ания свиде тельс ких показ аний опре деляе т также струк туру свиде тельс ких показ аний, котор ая може т быть связа на с осве щени ем разн ых «бло ков» субъе ктивн ой и объек тивно й сторо ны рассл едуем ого прест уплен ия:

1) о субъе ктивн ых меха низм ах его совер шени я; 2) 3) об услов иях форм иров ания прест упног о умыс ла обви няем ого; 4) 5) о психи ческо м отно шени и после днего к совер шенн ому и его после д- ствия м. 6)

184 См.: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. М.: Юрид. лит., 1970. С. 3.

185 См.: Петелин Б.Я, Мотивация преступного поведения: В кн. Механизм преступного поведения. М.

Наука, 1981. С. 46-87.

214

Источниками получения информации и формирования свидетельских показаний о вине, мотиве и цели преступления являются следующие.

Непосредственное восприятие потерпевшим и свидетелем преступных действий, включая восприятие их направленности на конкретный объект и предмет преступного посягательства, способа, средства и орудий совершения преступления и наступивших общественно опасных последствий, а также механизма с ледообразования. Содержание свидетельских показаний в этих случаях определяют сведения, восприятие через зрительные, слуховые и интеллектуальные анализаторы. По данным психологов, через зрительную систему человек воспринимает почти 90% информации .

По его характеру и целевой направленности в виде, например, соверше- ния хищения наркотических средств путем кражи, нападения с целью его хищения; нарушение установленных правил производства, учета, хранения, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств с целью сбыта или без таковой, а также другие действия, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом. Первостепенное значение для понимания «зачем» и «почему» совершено преступное действие имеет восприятие свидетелем основных, фактических «точек опоры» , которыми он обычно пользуется при воссоздании на допросе объективных и субъективных обстоятельств расследуемого преступления.

Элементом преступного поведения, имеющим значение смысловой «точки опоры» его понимания выступают способ, средства и орудия совершения преступления и механизм следообразования. Смысловая интерпретация способа преступления, механизма следообразования и используемых орудий и средств преступления - важный этап выявления предметной направленности умысла, мотивов и целей преступных действий. Например, показания по-

См.: Зинченко В.П., Лурия А. предисловие к книге Грегори Г.Л. Глаз и мозг, психология зрительного восприятия. М, 1970. С. 5.

187 См.: Ратинов А.Р., Гаврилов Н.И. Логико-психологическая структура лжи и ошибки в свидетельских показаниях//Вопросы борьбы с преступностью. М., 1982. № 37. С. 44.

215

терпевшего о том, что преступник проник в аптеку путем выставления оконного стекла (срыва замков входной двери, путем подбора ключей и т.д.), преступник находился в конопляном поле при этом имел с собой мешок, серп, сита и т.п., в другом случае, подозреваемый приобрел множество пробирок, пустые ампулы от различных лекарственных препаратов, различные реактивы, которые могут быть использованы для изготовления синтетических наркотиков, изъятые чистые рецептурные бланки для приобретения наркотических средств с печатями и подписями объясняли способ совершения преступления и одновременно мотив и цель названных операций - действий как элемента преступного события.

Показания свидетеля (медицинского работника) о том, что обвиняемый путем обмана уговорил выписать рецепт для получения наркотических средств без внесения записей в амбулаторной карте188.

Обычно на первоначальном этапе расследования возникает необходи- мость допроса в качестве свидетелей лиц, которым были вверены по службе наркотические средства, а также тех, кто по характеру своей деятельности имел доступ к этим средствам: заведующих базами (складами, аптеками, здравпунктами) и других работников этих учреждений.

В ходе допросов следует выяснить вид и характер наркотических средств, которые, по мнению свидетелей и потерпевших, оказались похищенными, их количество, характер упаковки, дозировку, порядок хранения, учета и выдачи наркотиков; как запирались хранилища, была ли система сигнализации, ее состояние; круг лиц, знавших порядок и место хранения наркотиков. При допросах следует устанавливать, не было ли просьб о продаже наркотиков. Если здание охранялось, необходимо допросить их о порядке принятия объекта под охрану, о лицах, которые находились у охраняемого объекта, проходили мимо и т.п.

См.: уголовные дела № 12312, 85792, 14974, 51634 за 1992. Архив ИЦ УВД КК.

216

В случае, если кража совершена из аптеки, особое внимание уделяется способу хранения денег, порядку подсчета и сдачи выручки, учету выручки по официальным и неофициальным документам. Необходимо выяснить, кто сдавал выручку, подсчитывал деньги, делал покупюрные записи, где хранятся эти записи в настоящий момент и может ли допрашиваемый представить их следователю. При необходимости следует произвести обыск у лица, хранящего такие записи.

Также полезно допросить рабочих, технических работников (курьера) о том, что им известно об учете и хранении наркотиков, об ответственных лицах, их связях, о возможных недостатках в прошлом, о фактах краж или продажи наркотиков кому-либо, нет ли наркоманов среди работников аптеки или их близких.

Если имело место ограбление или разбойное нападение, следует выяснить у потерпевших (врачей, медсестер и др.) обстоятельства происшедшего, характер насильственных действий, применения орудий, приметах пре- ступников, что похищено, куда и как скрылись преступники. Учитывая, что по данной категории дел обычно проверяются версии о возможной инсценировке нападения, у потерпевших рекомендуется выяснить, в связи с чем и каким путем потерпевший оказался на месте происшествия, кто его видел в интересующее время, где он взял вещи, наркотики, которые у него были отобраны, оказывал ли он сопротивление, какие следы могли остаться на преступнике, не осталось ли каких-либо вещей или следов на месте нападения.

У всех свидетелей и потерпевших выясняется, что им известно о предметах и следах, обнаруженных при осмотре места происшествия и обысках, полученных следователем из других источников (если эти вопросы не раскроют раньше времени тайну следствия).

На первоначальном этапе хищения наркотических средств или при на- рушении установленных правил расследования установленных правил производства, хранения, учета, отпуска наркотических средств возникает необходимость допросить определенных свидетелей:

217

а) должностных и других лиц, на которых соответствующими приказа ми, инструкциями возложены обязанности по осуществлению контроля за правильностью получения, приходования, хранения и отпуска наркотических средств (заведующих базами, складами, аптеками, главных врачей, заведую щих отделениями больниц, клиник, старших медицинских сестер и т.д.), о практике получения, хранения и использования наркотиков в данном учреж дении или организации;

б) врачей, назначавших наркотические средства больным или прописы вавших рецепты на них, по обстоятельствам, связанным с назначением и при менением наркотиков;

в) больных, которым были назначены наркотические средства, о харак тере лекарств;

г) иных лиц, которые работают или проживают совместно с заподозрен ными, об интересующих следствие лицах, по обстоятельствам хищения, обра зу жизни расхитителей, их связях и т.п.

Также проводятся допросы всех лиц, у которых обнаружены нарушения правил хранения и учета, недостачи и излишки. План допроса обычно состоит из 3 частей.

  1. Об условиях работы: сколько лет работает допрашиваемый на данной работе; от кого он принял ценности; не принял ли с недостачей или из- лишками; знает ли правила обращения с наркотиками; соблюдались ли эти правила им, его помощниками и руководителями; каков был порядок документооборота, подписания и визирования документации, самопроверок; обнаруживались ли при этом недостачи или излишки и какие решения принимались в связи с этим.
  2. Об отклонениях от правил хранения и учета наркотических средств (планируются в соответствии с приказом Министерства РФ и другими должностными инструкциями). Выяснение этих обстоятельств помогает спрогнозировать возможные версии защиты, а также предположить совершение должностных преступлений. Об этом могут свидетельствовать, на-

218

пример, показания кладовщика о том, что в кладовую иногда заходили главврач и начальник медицинской части. Он еще не говорит, что они могли что-то незаметно взять или взяли, но может сказать об этом в дальнейшем. Поэтому следователь должен включить в план расследования проверку версии и о халатности (допускали ли в кладовую посторонних лиц) и о возможной причастности к хищениям главного врача и начальника медицинской части. Для проверки версии о халатности задаются вопросы: не отпускались ли лекарства без требований, рецептов, в частности, для личных нужд кого-либо из работников медицинского учреждения; в результате вымогательства; велся ли учет таких выдач; как потом это исправлялось или возмещалось; не образовывалась ли недостача; не скрывалась ли она, если да, то какими способами; как рассчитывали в дальнейшем возместить недостачу.

Если допрашиваемый дает показания о фактах изъятия, сбыта, присвое- нием вверенного имущества, ему задаются вопросы о каналах и способах сбыта и о всех лицах, причастных к этому.

  1. Вопросы, относящиеся к образу жизни, - это проверка версий об уча- стии допрашиваемого в присвоении вверенного имущества: не вел ли допрашиваемый образ жизни не по средствам; каковы его доходы, расходы, в частности, на улучшение жилищных условий, большие праздники, похороны, памятники, на приобретение ценных вещей, возврат долгов, ценные подарки, дачу взяток за что-либо и т.п.

На наш взгляд, необходимо допросить ревизоров и лиц, проводивших инвентаризацию. При допросах выясняются факты, нечеткое отраженные в акте ревизии, проверяется, соблюдались ли права ревизуемых, какие возражения от них поступали и учитывались ли они; какие применялись методы проверки; использовались ли измерительные приборы; неизвестны ли допрашиваемому факты, имеющие отношение к делу, но почему-либо не отраженные в акте ревизии.

219

При построении тактики допроса необходимо учитывать различия в объеме воспринятых свидетелем и потерпевшим «опорных точек» и сам процесс их смысловой интерпретации.

Самостоятельным источником получения данных об объективных и субъективных обстоятельствах преступления, предшествовавших преступному событию, является «конфликт отношений между потерпевшим и обвиняемым». Эти данные особенно важны, поскольку, как правило, они также не отражаются в материальных следах преступления. Конфликт может иметь ситуативный, скоротечный характер и о нем может знать ограниченный круг лиц (соседи, родственники, знакомые, соучастники преступной группы, сообщества и т.д.).

Показания о конфликтах выступают важнейшим источником получения данных об объективных и субъективных признаках, характеризующих состав расследуемого преступления. В большинстве случаев именно характер конфликта определяет мотив, содержание и направленность умысла, другие данные как объективной, так и субъективной стороны преступления. Поэтому, у потерпевшего и свидетелей необходимо выяснить, что явилось причиной конфликта; каковы высказывания виновного и свидетелей о причинах конфликта, мотивах и цели преступления; какие преступные действия совершены обвиняемым, и какие при этом средства и орудия преступления использовались; какие преступные результаты наступили; не обладает ли свидетель, потерпевший другими данными о высказывании и действиях обвиняемого.

Поэтому в качестве основных видов получения информации можно выделить следующие:

данные смысловой стороны восприятия преступных действий в виде по- ниманий, зачем и почему они совершены;

высказывания самого виновного о направленности умысла, о мотивах, целях преступления, реализации своих намерений путем активных действий, направленных на конкретизированный объект и предмет преступного посягательства;

220

восприятие конфликтных отношений между участниками преступной группы, сообщества и потерпевшим, а также обвиняемыми, которые послужили причиной совершения преступления и породили его мотивы и цели;

совокупность всех указанных данных: о восприятии преступных действий и конфликтных отношений, а также высказываний личности о своих преступных намерениях и целях.

В криминалистической литературе достаточно освещены проблемы тактики допроса свидетелей и потерпевших . Однако, на наш взгляд, в этих работах данные об умысле, особенно мотивах и целях совершения преступления освещены попутно. В связи с этим, автор предпринял попытку рассмотреть некоторые объективные признаки, особенно о субъективной стороне преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом.

Основной тактической особенностью допроса о вине, мотиве и цели преступления является выявление информации о ней одновременно (параллельно) в двух аспектах: во-первых, в «чистом виде» как обстоятельства, входящего в предмет доказывания и в формулу обвинения по делу; во-вторых, во взаимодействии с поведенческими (внешними) элементами: местом, временем, способом, средством, орудием совершения преступления, с помощью которого прослеживается механизм следообразования.

Таким образом, признаки, характеризующие объективную сторону преступления, связанную с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом, и выполняемые ими управленческо-регуляционные функции способствуют получению доказательственной информации об умысле или неосторожности, мотивах, целях преступной деятельности. Эти и другие правила, имеющие доказательственное и тактическое значение в теории, на практике нередко упускаются. В результате этого информация о субъективной стороне в

189 См.: Васильев A.M., Карнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967; Ратинов А.Р., Адамов В.П. Лжесвидетельство. М., 1977; Порубов Н.И. Научные основы допроса. Минск: Изд. ВШ, 1978; Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М.: Юрид. лит., 1974; Он же. Использование доказательств при допросе. М.: Юрид. лит., 1984; Криминалистика социалистических стран/Под ред. В.Я.Колдина. M.: Юрид. лит., 1986. С. 145-154 и др.

221

ходе допроса выявляется не в полном объеме или недостаточно дифферен- цируется в «общей карте» преступного поведения. Имеющиеся в литературе рекомендации на этот счет, к сожалению, носят весьма беглый и описательный

190

характер .

Р.С. Белкиным высказано важное положение о том, что «основное со- держание следственного действия, как и всего процесса доказывания, образует информационно-познавательная деятельность следователя. Последняя должна в полной мере отражать логику и диалектику познавательного процесса, особенности расследуемого события как объекта познания, формы его отражения в источниках информации, специфику процессуально-тактических форм познавательной деятельности191. Подобный же подход к допросу, как к виду познавательной деятельности следователя, обосновывается в работах И.М. Лузгина .

Тактические приемы допроса свидетелей и потерпевших о субъективной стороне преступления Б.П. Петелин рассматривает как дифференциацию получаемой в ходе допроса информации о субъективных обстоятельствах преступного события и выделению ее из «общей картины» расследуемого преступления; выявление данных как о содержании субъективных элементов преступных действий, так и о выполняемых ими конкретных поведенческих (регуляционно-управляющих) функциях193.

На наш взгляд, к вышеизложенному следует отнести следующее: как взаимодействие объективных и субъективных признаков, характеризующих конкретные виды состава преступления, внешнее поведение человека и его внутреннее психологическое отношение к преступному действию и наступившему конкретному преступному результату.

См.: Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. М., 1987. С. 153-154.

191 См.: Криминалистика социалистических стран. С. 145.

192 См.: Лузгин И.Н. Методологические проблемы расследования. М.: Юрид. лит., 1973.

193 См.: Петелин Б.Я. Указ соч.: Дис. д-ра юрид. наук. M., 1992. С. 220.

222

Криминалистика, исходя из информационно-познавательной структуры допроса, установления данных, характеризующих объективные и субъек- тивные признаки состава преступления, базируется на 4 этапах проведения допроса: начального (ознакомительного), свободного рассказа, детального допроса и заключительного этапа.

Следственный эксперимент и проверка показаний на месте. В кри- миналистической литературе отмечается, что в ходе следственного эксперимента можно воспроизвести и повторить лишь фактические обстоятельства (место, время, способ совершения преступления, механизм следообразования), но не субъективные элементы совершения преступления. Так, Р.С. Белкин пишет: «Если можно воспроизвести (точнее, повторить) отдельные фактические обстоятельства, связанные с составом преступления, то нельзя воспроизвести те субъективные моменты, которые также включает в себя состав преступления: например, субъективные переживания преступника… никакой эксперимент не в состоянии продемонстрировать процесс образования волевых решений и их прекращение в действии»194.

Б.Я. Петелин утверждает, что «повторить экспериментальным путем субъективную сторону совершенного преступления в целом, а также отдельные ее структурные элементы, такие, как умысел, мотив, цель, аффектированное состояние, особая жестокость, которыми руководствовалось лицо при совершении преступления, невозможно»195.

Следственный эксперимент применяется для проверки мотива, целей отдельных преступных действий обвиняемого или для воспроизведения обстоятельства события вызванного преступной деятельностью в целом. Так, по 12,8% хищений наркотических средств путем кражи, разбойного нападения на потерпевших и с использованием служебного положения или под охрану которых были вверены; по 9,6% о сбыте наркотических средств, имеющих признаки наркобизнеса; по 22,4% по факту изготовления, приобретения, хра-

194 См.: Белкин Л.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. М., 1964. С. 9. 1,5 См.: Петелин Б.Я. Указ. соч.: Дис. д-ра юр. наук. М., 1992. С. 294.

223

нения, перевозки наркотических средств без цели сбыта, в том числе 9,2% с целью сбыта, имеющих разовый характер преступного действия, и по 4,5% нарушения установленных правил производства, учета, отпуска, хранения, перевозки или пересылки наркотических средств проведение следственного эксперимента помогло изобличить обвиняемого в ложности даваемых им первоначальных показаний о характере, мотивах и целях отдельных преступных действий. Следовательно, из 100% нами изученных уголовных дел, по которым проводился следственный эксперимент, по 49,3% были достигнуты желаемые результаты в ходе предварительного расследования рассматриваемой категории преступлений.

Важной познавательной характеристикой следственного эксперимента является то, что при проверке действий обвиняемого сохраняется психофизическое единство волевого поведения лица. В силу этих обстоятельств следственный эксперимент включает в себя также черты психологического эксперимента.

Теоретической основой выступает «общенаучная характеристика соз- нания», т.е. сознание, отраженное в конкретных предметных действиях и деятельности личности196. Рубинштейн С.Л. считает, что «основным методом объективного научного психологического познания является познание психических явлений через движение, действие, поступки, вообще внешнее проявление человека, которые этими психологическими явлениями регулируются197. Значение эксперимента, как средства познания вины, мотива и цели совершенных действий лица, определяется тем, что он является формой их объективного исследования, исходя из данных поведения и наблюдения за проверяемыми действиями.

Исходя из изложенного, автор полагает, что в ходе следственного экспе- римента в отличие от объективной стороны преступления невозможно непосредственно «продемонстрировать» субъективную сторону преступления,

196 См.: Велихов Е.П., Зинченко В.П., Лекторский В.Н. Сознание: опыт междисциплинарного подхода // Вопросы философии. М., 1988. № 11. С. 22, 19-21.

19 См.: Рубенштейи С.Л. Основы общей психологии. М., 1982. Т. 1. С. 178.

224

повторить мотив и цель преступления. Однако необходимо подчеркнуть его роль в получении и интерпретации данных об обстоятельствах дела (вины, мотива, цели, аффективного состояния) на основе непосредственного восприятия признаков, характеризующих объективную сторону преступления (общественно опасное деяние, его преступный результат и наличие причинной связи; место, время совершения, объект и предмет преступного посягательства, способ, средства, орудия и иные предметы, использованные в момент совершения преступления, а также механизм следообразования) воспроизводимого лицом поведения.

Следует отметить, что в ходе следственного эксперимента проверяются не только показания обвиняемого о характере объективных и субъективных обстоятельств его действий, но и показания в этой части потерпевших и свидетелей. Это имеет особое значение для установления признаков, характеризующих данные объективной и субъективной стороны преступления, т.к. это происходит непосредственно путем сопоставления следователем фактов, демонстрируемых обвиняемым, потерпевшим и свидетелем фрагментов совершенного преступного поведения. В этом случае имеется возможность проверки достоверности данных об объективной и субъективной стороне преступления, полученных от лиц, заинтересованных в исходе дела: обвиняемого и потерпевшего.

В познавательном плане следственный эксперимент по существу является моделирующим экспериментом. В ходе следственного эксперимента моде- лируется, воспроизводится в сходных условиях то или иное действие или ряд действий на основе наблюдения и можно делать однозначный вывод об их целенаправленности .

В результате проведения следственного эксперимента могут быть под- тверждены или опровергнуты доводы обвиняемого или отдельные данные о характере и степени его вины, о мотиве, цели, активных или пассивных действиях лица, наступившего преступного результата, способы, средства, орудия

225

совершения преступления, а также другие обстоятельства, характеризующие состав преступления.

Нередко простое предложение обвиняемому, потерпевшему и свидетелю воспроизвести в порядке эксперимента те действия, о которых он показал на допросе при объяснении степени своей вины, достоверности показаний, ставит его в тупик, ввиду невозможности их практического выполнения. Как правило, в таких случаях он вынужден сознаваться, что давал ложные показания. При проведении эксперимента следователь должен в полной мере использовать полученную на месте преступления информацию, носители следов преступления и полученные при других обстоятельствах. Выявление признаков, характеризующих объективную и субъективную сторону преступления должно основываться на комплексном характере информации, полученной при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Однако при проведении следственного эксперимента использование имеющейся информации необходимо отрабатывать поэтапно, особенно в мно- гоэпизодных преступлениях, совершенных преступной группой, сообществом. Каждую информацию следует отрабатывать по каждому эпизоду и по конкретным этапам развития преступления.

В криминалистической литературе отмечается, что при проверке пока- заний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей необходимо учитывать разнообразие полученной информации по делу в результате этого следственного действия.

В ходе следственного эксперимента следователь должен детализировать перечень вопросов, ответы на которые могут быть получены при проверке показаний на месте, путем включения в них вопроса о цели демонстрируемых действий лица. В результате проведения проверки показаний на месте можно получить ответы на вопросы: кто, где, что, т.е. способ изготовления, способы

Особенно, если это касается проверки показаний на месте преступления. См.: Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Проверка показаний на месте. Л.: Изд. ЛГУ, 1988; Уваров В.Н. Проверка показаний на месте. М.: ВЮЗИ, 1982, С.4-12; Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте. Саратов, 1971. С. 14-20; Жукова Н.И., Жукова А.Н. Производство следственного эксперимента. Саратов, 1989.

226

сокрытия при хранении, перевозке; способы проникновения, завладения наркотическими средствами; способы хищения и сокрытия следов преступления, мотив и цель совершения преступных действии, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом и многие другие обстоятельства характера события.

Многие криминалисты справедливо отмечают, что при проверке пока- заний на месте происходит уяснение как частных целей действий обвиняемого, так и общих целей и мотивов его преступной деятельности199.

В качестве вывода можно сказать, что комплексный характер данных об объективной и субъективной стороне получаемых в ходе проверки показаний на месте, совокупность применяемых методов выявления этих данных, возможность деления проверяемой преступной деятельности на отдельные действия, операции, приемы, этапы и эпизоды (с учетом мест их совершения) позволяют выявить и проверить конкретные данные о содержании основных элементов, признаков, характеризующих преступление и состав преступления в соотношении с преступной деятельностью обвиняемого, уточнить и детализировать фактические данные о характере и содержании целей как отдельных действий, так и поведения лица в целом. Тем самым происходит устранение неполноты и пробелов в сведениях об объективной и субъективной стороне преступного акта, полученных ранее, в т.ч. и в ходе допроса обвиняемого, потерпевшего и свидетеля.

Исходя из изложенного, автор приходит к выводу, что в ходе следствен- ного эксперимента происходит применение разнообразных приемов познания признаков, элементов объективных и субъективных обстоятельств дела. Таковыми приемами являются:

объяснение обвиняемого о направленности своего умысла, мотивов и целей преступных действий на объект и предмет посягательства и наступление преступных результатов;

См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 277; Соя-Серко Л.Л. Проверка показаний на месте. М., 1966. С. 57.

*

227

демо нстра ция опыт ных дейст вий и возм ожно сть их непос редст венно го смыс ловог о воспр иятия ;

сопос тавле ние демо нстри руем ых дейст вий с конк ретно й обста новко й их совер шени я.

Как и любо е иное доказ атель ство, резул ьтат следс твенн ого экспе риме нта не може т счита ться досто верн ым или вероя тным, пока он не вклю чен в сис- тему друг их доказ атель ств. След овате льно, гипот етичн ость или досто вер- ность резул ьтато в следс твенн ых экспе риме нтов завис ит от степе ни испол ьзо- вания в объяс нител ьной проц едуре макси мума иных сведе ний, котор ыми распо лагае т следс твие.

Таки м образ ом, резул ьтато м следс твенн ых экспе риме нтов могут быть как досто верн ые данн ые, так и гипот етиче ские объяс нения незав исим о от по- ложи тельн ого или отри цател ьного харак тера экспе риме нталь ных данн ых.

Обст оятел ьства , подл ежащ ие дока зыва нию, форм улир овка обви не ния. При рассл едова нии прест уплен ий, связа нных с незак онны м обор отом нарк отико в, подле жат доказ ыван ию и вклю чени ю в форм улир овку обви ни тельн ого закл ючен ия следу ющие обсто ятель ства: кто совер шил прест уплен ие (анке тные данн ые обви няем ого); факт прио брете ния, хране ния, сбыта , изго товле ния, перев озки нарк отиче ских средс тв; где, когда и у кого были обна ру жены нарк отики ; цель прио брете ния, хране ния, хище ния или изгот овлен ия; спосо бы и источ ники прио брете ния; кто фина нсир овал прест упну ю деяте ль ность ; кому сбыв ались нарк отиче ские средс тва; куда вклад ывал ись средс тва от реали зации нарк отико в; место сбора нарк отиче ских средс тв; коли честв о соб ранн ых нарк отиче ских средс тв; где хран ились ; спосо б транс порт иров ки; кана лы перев озки и сбыта ; при нали чии соуча стник ов, кто из них являе тся орган и затор ом; какие после дстви я для здор овья и жизн и повле кло упот ребле ние нарк отиче ских средс тв; повто рност ь незак онног о прио брете ния или хране ния нарк отиче ских средс тв, в т.ч. в небол ьших разме рах; обстоятельства,

влия ющие на харак тер и степе нь ответ ствен ности (смяг чающ ие и отягч ающи е вину обсто ятель ства).

228

Кроме того, к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовным делам, относятся причины и условия, способствующие совершению пре- ступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, а также сокрытию этих преступлений.

При расследовании конкретного уголовного дела перечисленные обстоя- тельства дополняются и конкретизируются. Например, по делам указанной категории, совершенным несовершеннолетними необходимо дополнительно выяснить следующие обстоятельства: возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения); условия его жизни и воспитания; состояние здоровья и общего развития несовершеннолетнего; наличие взрослых подстрекателей и иных лиц, увлекающих подростков в потребление наркотических средств.

При расследовании уголовных дел, связанных со склонением к потреб- лению наркотических средств, к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, относятся: способ склонения (уговоры, угрозы, личный пример и др.), рекомендуемый способ потребления наркотических средств; характеристика лица, которое склонялось к потреблению; последствия преступных действий виновного (имелся ли факт потребления, стал ли склоняемый наркоманом и т.п.).

Признав, что весь комплекс обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, исследован достаточно полно, следователь (опер, работник) присту- пает к подготовке постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Содержание описательной части постановления, именуемой формой обвинения, связывается лишь с указанием в ней времени, места и др. обстоятельств совершения преступления, поскольку они установлены материалами дела.

Именно неполнота в формулировке обвинения в окончательном виде является одной из наиболее распространенных причин возврата на дополнительное расследование уголовных дел о наркотиках. Иногда она выражается в потере одного или нескольких обязательных элементов формулировки обвинения, но чаще проявляется в виде неконкретного изложения этих обстоятельств.

Специфические ошибки в формулировке обвинения присущи по делам о незаконном изготовлении, хранении, перевозке и пересылке
наркотических

229

средств растительного происхождения. Наиболее распространенная из них -отсутствие в формулировке обвинения способа изготовления наркотических средств.

Необходимым условием квалифицированного составления формулировки обвинения по групповым, многоэпизодным делам о преступлениях, свя- занных с наркотиками, является индивидуализация обвинения, т.е. нешаб- лонное изложение одних и тех же обстоятельств применительно ко всем соучастникам содеянного, а точнее отражение конкретной роли и действия каждого. Таким подходом достигается одновременно две цели: во-первых, обвинение получается предельно точным и конкретным; во- вторых, индивидуализация обвинения оказывает существенную помощь суду, которому предстоит решать впоследствии вопросы индивидуализации наказания.

В целях разумного сочетания юридической терминологии и фактических обстоятельств преступных действий при составлении обвинения по групповым, многоэпизодным делам применяется «формула обвинения», которая является концентрированным изложением наиболее значимых юридических и фактических признаков преступления, совершенных группой или лицом в течение продолжительного времени.

Формула обвинения, как правило, предшествует изложению конкретных эпизодов преступной деятельности (а в отдельных случаях предлагается и после них), она как бы резюмирует преступную деятельность лица. В ней указывается период этой деятельности, общий размер проданных наркотиков и извлеченная выгода, лица, в сговоре с которыми осуществлялась эта деятельность, и проводятся квалифицирующие признаки содеянного. Этот прием позволяет дать точную юридическую оценку преступным действиям обвиняемого. При этом, однако, не следует забывать, что он не подменяет, а предваряет или заключает описание конкретных эпизодов совершенных обвиняемым преступлений. Использование формулы обвинения в известной мере помогает систематизировать обвинение по групповым, многоэпизодным преступлениям с наркотическими средствами.

230

Если последовательность преступных действий повторяется (например, незаконное изготовление, перевозка, хранение с целью сбыта и последую- щий сбыт, а затем повторение аналогичных действий), то наиболее простым и приемлемым является хронологическое изложение с тем, чтобы не разрывать технологической цепи преступной деятельности группы. Хотя можно сначала изложить все эпизоды, связанные с изготовлением и доставкой наркотиков, а затем все эпизоды сбыта.

Если же группа наряду с рассматриваемым преступлением совершила и другие, наиболее удобным является системный или системно- хронологический способ изложения. Суть их заключается в том, что обвинение лицу строится на определенных системных признаках: по виду или степени тяжести совершенных преступлений; по степени завершенности; по роли обвиняемого (непосредственный исполнитель, пособник и т.п.).

Если внутри каждого системного признака также насчитывается не- сколько однотипных эпизодов, располагаемых в хронологической последовательности, то на лицо системно-хронологическое изложение обвинения. Иногда целесообразно изложить сначала те эпизоды, которые определяют основное направление преступной деятельности обвиняемого (например, сбыт наркотиков), а затем эпизоды иных преступлений, если их незначительное количество. Применение системных начал позволяет избежать ошибок, допускаемых при бессистемном изложении.

231

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выход из создавшегося положения видится в более сбалансированной стратегии борьбы с наркоманией. Сокращение незаконного производства и оборота должно дополняться усилиями по сокращению спроса, причем этому направлению должен быть отдан приоритет. Задача органов внутренних дел состоит в том, чтобы активизировать работу по выявлению прежде всего как реальных, так и потенциальных потребителей наркотиков. Таким путем легче выйти и на крупных торговцев, производителей сырья (85% сбытчиков наркотиков сами являются их потребителями, а 55% медицинских работников начинали с хищений наркотических средств для собственного потребления). На наш взгляд, есть серьезные основания для предположения о том, что отечест- венный производитель и торговец наркотиками обычно начинает с их потребления, а затем уже приобщается к наркобизнесу. К этому его подталкивают как необходимость получения средств для приобретения наркотиков, так и жажда наживы. Следовательно, выявление потребителей наркотиков одновременно будет наносить удар и по их преступному обороту.

В последнее время, кроме традиционных путей поступления наркотиче- ских средств и психотропных веществ в среду наркоманов, распространение получает изготовление наркотиков в подпольных условиях, что значительно обостряет обстановку. Дельцы наркобизнеса для изготовления искусственных наркотиков используют ряд химреактивов, так называемых прекурсоров, основными из которых являются ацетон, ангидрид уксусной кислоты, этиловый эфир и другие. Поэтому органы внутренних дел должны проводить профилактические мероприятия на предприятиях и в учреждениях, производящих и ис- пользующих химреактивы, с помощью которых в нелегальных условиях изготавливаются наркотические препараты.

Вышеизложенное обязывало автора монографии к проведению исследо- ваний криминалистической характеристики преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, наркобизнесом как предметом до-

232

казывания (объективными и субъективными признаками, характеризующими состав преступления), процесса расследования преступлений подобной категории дел, тактики и методики расследования на первоначальном, последующем и заключительном этапе (особо обратив внимание на этапы - дос-ледственной проверки и первоначального этапа), особенностей взаимодействия следственных, оперативных и иных работников на различных этапах расследования, а также профилактики преступлений, связанных с подобного рода делами.

В результате проведенных исследований проблем, связанных с неза- конным оборотом наркотических средств, с наркобизнесом следует подчеркнуть, что их теоретическая и практическая значимость в первую очередь определяется существованием закономерных связей, корреляционной зависимости между отдельными криминалистически значимыми признаками и их группами.

Данные о совокупности криминалистически значимых признаков неза- конного действия с наркотическими средствами, которые обычно известны уже в начале расследований, представляют собой основной (информационный) компонент типичной следственной ситуации.

Опираясь на содержание информационных компонентов типичных следственных ситуаций и выявляя корреляционную зависимость между входящими в них признаками и иными признаками криминалистической характеристики незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки или сбыта наркотических средств, осуществляется разработка системы типовых версий для данной категории дел.

Преступления, связанные с наркоманией, сложны по содержанию, пред- полагают действия по подготовке и сокрытию следов преступления, имеют широкий диапазон в пространстве. Все это обусловливает сложности их расследования по сравнению с одноэпизодными и скоротечными преступлениями.

Деятельность следователя, лица, производящего дознание, на начальном этапе расследования состоит в выявлении, отражении и закреплении в

233

материалах дела фактических данных, содержащихся в следах. При этом следственное действие выступает как способ формирования доказательств. Каждое следственное действие в сочетании с поисковыми, познавательными и удостоверяющими операциями в свою очередь предопределяло объектом и целью познания, что указанные операции соответствуют особенностям отображаемых следов и приспособлены к извлечению из них доказательственной информации определенного вида в достаточно большом объеме. Совокупность поисковых, познавательных и удостоверительных операций носит упорядоченный характер, что позволяет рассматривать следственное действие в качестве комплексного объекта.

Выводы о специфике собирания доказательств, способов осуществления этой деятельности, познавательном, правовом и системном аспектах следственных действий, сформулированные в результате монографического исследования, изложены в соответствующих разделах работы.

Криминалистичские проблемы установления объективной и субъективной стороны преступления в период его раскрытия и расследования решают, на наш взгляд, задачи создания общей концепции теоретических, так- тических и методических основ ее установления на предварительном расследовании; позволяют сделать ряд выводов общетеоретического характера, а также внести соответствующие научные коррективы и предложения, направленные на совершенствование уголовно-правового и процессуального законодательства, а также расширение возможностей криминалистической тактики и методики расследования преступлений и на этой основе - поднятия качества предварительного следствия по установлению вины обвиняемых. Полученные результаты относятся к двум разделам криминалистической науки:

к проблемам криминалистической тактики;

к проблемам криминалистической методики расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и нарко- бизнеса.

234

В разработке общей концепции и научном обосновании криминалисти- ческих основ образования и методов выявления доказательственной ин- формации о реальных объективных и субъективных обстоятельствах совершения преступления как фактической предпосылки доказывания в ходе следствия, формы и степени личной вины обвиняемого, видятся перспективы разработки конкретных научных рекомендаций по выявлению указанного вида тактической информации для методики расследования рассматриваемой категории преступлений. Законодательное описание объективной и субъективной стороны преступления в качестве признаков состава преступления и обстоятельств (смягчающих и отягчающих ответственность), подлежащих доказыванию, должно быть дополнено ее криминалистическим описанием в качестве специфического объекта познания по уголовным делам о незаконном обороте наркотических средств и наркобизнесе.

Объективные и субъективные признаки, характеризующие состав пре- ступления как объект познания, являются неотъемлемыми структурными элементами расследуемого преступного события. Изучаемые криминалистические закономерности протекания и познания преступного события должны включать также изучение субъективного фактора. Результатами отражения, выступающими в процессе расследования в качестве источников получения доказательственной информации об объективной и субъективной стороне, являются:

следы преступных действий в широком смысле, включая объект и предмет преступного посягательства, орудия, средства и условия их совершения, а также результат самих действий;

образы (психическая форма отражения в сознании людей) преступных действий, включая психологические (субъективные) механизмы их совершения.

Материальные формы отражения преступления в виде его следов непо- средственно отражают только внешнюю структуру преступного поведения. Идеальные формы отражения преступного события в виде его образа, запечат-

235

ленного в памяти людей, содержат информацию прежде всего о внешней, а также во многих случаях и об элементах внутренней структуры воспринятых действий и преступного события.

Результаты исследования дают основание также для внесения ряда по- ложений в криминалистическую методику расследования преступлений. В частности, необходимо расширить структуру криминалистической характеристики преступлений как исходного научного понятия методики расследования за счет введения в нее данных о субъективных элементах преступного события и описания выполняемых ими функционально- смысловых связей, а также некоторых не учитываемых работниками предварительного расследования признаков объективной стороны, имеющих поисковые значения по делу рассматриваемых категорий преступлений.

Поисковые функции субъективных признаков, характеризующих состав преступления, состоят в возможности раскрытия преступлений, во- первых, по умыслу (прямого и косвенного умысла, конкретизированного и заранее обдуманного умысла), мотиву и цели его совершения. Во- вторых, по корреляционно-смысловым связям, детерминировавшим выбор лицом объекта и предмета преступного посягательства, конкретного способа совершения и сокрытия следов (механизма следообразования) преступления, времени, места, орудий, других средств его совершения. В-третьих, по сочетаниям (комбинациям) данных о мотиве и способе, о цели и о других объективных и субъективных признаках, характеризующих состав совершенного преступления. На эмпирическом уровне указанные закономерности используются в следственной практике. Однако при описании криминалистической характеристики преступлений они пока не получили своего отражения. Вместе с тем взаимодействие между субъективными и объективными обстоятельствами преступного события имеют поисковое значение, поскольку определяют природу и характер преступных действий как процессов в момент совершения преступления и в ходе следствия.

236

В научно-прикладном плане проведенное исследование позволяет внести и обосновать ряд предложений, направленных на совершенствование нормативно-правового регулирования вопросов предмета доказывания на предварительном расследовании.

В основных направлениях совершенствования уголовно-процессуального законодательства по этим вопросам автор считает необходимым:

законодательно закрепить за следователем или лицом, производящим дознание, право назначать судебные экспертизы до возбуждения уголовного дела по данной категории преступлений;

в УПК РФ предусмотреть специальные главы, посвященные использо- ванию специальных познаний, в том числе судебной экспертизы, в ней должны найти отражение процедуры, правила, положения, связанные с назначением, проведением и использованием этого источника доказывания;

в УПК РФ предусмотреть, что для установления истины возбуждение и прекращение уголовного дела не является отрицательным показателем в деятельности следователя или лица, производящего дознание;

более детальную регламентацию вины, мотива, цели и эмоционального состояния в качестве обстоятельств, входящих по закону (п. 2 ст. 68 УПК РФ) в предмет доказывания по каждому уголовному делу;

введение вины, мотива, цели и эмоционального состояния в качестве обязательного элемента формулы предъявляемого на следствии обвинения (ст. 144 УПК РФ) и содержания обвинительного заключения (ст. 205 УПК РФ);

ликвидация в уголовно-процессуальном законодательстве «удвоенного» понимания вины в ст. 150 УПК РФ, где речь должна идти о признании (частичном или полном непризнании) обвиняемым предъявленного ему обвинения, а не о признании себя виновным (невиновным), что на практике нередко отождествляется с признанием обвиняемым своей вины;

внесение единообразия в употребляемые в уголовно-процессуальном законе понятия и отдельные формулировки, определяющие объем и порядок

237

установления субъективной и объективной стороны преступления на предварительном следствии.

В связи с тем, что преступления, связанные с незаконным оборотом нар- котических средств, с наркобизнесом, совершаются преступными группами, организованной преступностью, наркомафией, для расследования подобных преступлений часто создаются следственные бригады, деятельность которых нуждается в дополнительном правовом регулировании уголовно-процессуальным законодательством, например, принятие Закона РФ «О правовом статусе следователя в РФ».

Полученные автором результаты успешно могут использоваться в сле- дующих направлениях научного и практического характера:

1) для дальнейшего исследования криминалистической характеристики незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки или сбыта наркотических средств, совершаемых в различных по виду регионах, с целью последующего совершенствования методических и тактических рекомендаций по установлению личности неизвестных преступников и доказыванию их вины; 2) 3) для выдвижения версий и составления планов следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий на начальном этапе расследования по конкретным делам данной категории; 4) 5) для построения научно обоснованной классификации следственных ситуаций, типичных для расследования преступлений о наркомании с целью совершенствования методики их расследования; 6) 7) для быстрого и эффективного обучения работников следственного и розыскного аппарата раскрытию дел данной категории преступлений, со- вершенных в условиях неочевидности; 8) 9) для совершенствования и разработки новых средств, форм и методов деятельности аппарата уголовного розыска с тем, чтобы он обеспечивал быструю выдачу необходимой информации для раскрытия преступлений данной категории, о лицах, среди которых вероятнее всего могут находиться иско- 10)

238

мые преступники, и быструю проверку причастности таких лиц к преступлению;

6) для разработки научно-обоснованной методики и тактики, гибких форм и методов предупреждения преступлений, связанных с наркоманией.

Исследования практики вызывают предложение предусмотреть в законе следующие правила истребования доказательств:

составление письменного требования о представлении доказательств, адресованного лицу или организации, которые располагают предметом или документом независимо от форм собственности;

фиксация факта представления предмета или документа в особом прото- коле, отражение в протоколе результатов осмотра предмета;

уточнение оснований проведения следственных действий;

представляется целесообразным законодательно закрепить условия проведения любого следственного действия в виде предписания: «следст- венное действие проводится при наличии достаточных оснований получения фактических данных, имеющих значение для дела», а также уточнить круг участников следственных действий и их процессуальный статус. Необходимо предусмотреть в законе возможность привлечения специалистов ко всем следственным действиям;

законодательно закрепить за следователем или лицом, производящим дознание, право назначить физико-химическую экспертизу наркотиков до возбуждения уголовного дела, по делам данной категории преступлений.

239

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. Законы, нормативные акты и другие официальные документы

1.1. Конституция Российской Федерации. М., 1996. - 90 с. 1.2. 1.3. Уголовный кодекс Российской Федерации. Краснодар, 1996. - 187 с. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальное законодательство России: Сборник нор- мативных актов. Воронеж, 1993. - 272 с. 1.6. 1.7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Коммен- тарий. М, 1996.-624 с. 1.8. 1.9. О милиции: Закон Российской Федерации // Российская газета. 1991. 16 мая. 1.10. 1.11. Об оперативно-розыскной деятельности: Закон Российской Федера- ции от 5 июля 95 г. // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1995. 14авг.№ЗЗ.С613. 1.12. 1.13. О наркотических средствах и психотропных веществах: Закон Рос- сийской Федерации от 10 дек. 1997 г. // Российская газета. 1998. 15 янв. С. 4-6. 1.14. 1.15. О неотложных мерах по реализации Федеральной программы Рос- сийской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы): Указ Президента Российской Федерации от 24 мая 1994 г. № 1016// Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 5. С. 664- 706. 1.16. 1.17. Концепция судебной реформы // Ведомости съезда народных депу- татов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435. 1.18.

1.10. О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР: Закон РФ от 23.05.92 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. №25. Ст. 1389. 1.11. 1.12. Основы законодательства о судоустройстве СССР, союзных и авто- номных республик// Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1. Ст. 12. 1.13. 1.14. О судоустройстве: Основы законодательства СССР и союзных рес- публик // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета 1.15.

240

СССР. 1989. №23. Ст. 441.

1.13. Основы уголовного судопроизводства СССР // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 16. Ст. 272. f 1.14. Учреждение судебных установлений // Свод законов Российской

империи. СПб., 1912. Кн. 5. Т 16.

1.15. Устав уголовного судопроизводства // Свод законов Российской империи. СПб., 1912. Кн. 5. Т. 16. 1.16. 1.17. О парламентских слушаниях «Борьба с преступностью и укрепления правопорядка в Российской Федерации»: Постановление Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 8 апр. 1994 г. № 97-1 СФ // Российская газета. 1994. 19 апр. 1.18. 1.17. О неотложных мерах по реализации Федеральной программы Рос- ЙЬ сийской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы:

Указ Президента Российской Федерации от 24 мая 1994 г. № 1016 // Российская газета. 1994. 1 июня.

1.18. Декрет о революционном трибунале // Собрание Узаконений РСФСР. 1918. № 15.

1.19. Статистический сборник действующего законодательства РСФСР. М., 1983. Т. 23.

1.20. О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных | аппаратов органов внутренних дел: Приказ МВД РФ от 15 июня 1992 г. № 197.

1.21. Об итогах оперативно-служебной деятельности ОВД в 1995 году и задачах на 1996 год: Приказ МВД РФ от 17.11.95 № 049. 1.22. 1.23. Об утверждении инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений: Приказ МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334. 1.24. 1.25. О результатах работы следственного аппарата органов внутренних дел в 1996 году: Письмо Следственного комитета МВД РФ от 13 февр. 1997 г. 1.26. ш

241

  1. Монографии, учебники и учебные пособия

2.1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Российская Е.Р. и др. Криминалисти- ческое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1987. - 386 с. 2.2. 2.3. Андреев И.С., Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика / Под ред. Н.И. Порубова. Минск, 1997. - 344 с. 2.4. 2.5. Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. М., 1870. 2.6. 2.7. Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве уголовных дел. М.: Юрид. лит., 1964. 2.8. 2.9. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. М., 1978.-104 с. 2.10. 2.11. Астапкина С.М. Тактика обыска и выемки. М., 1989. - 21 с. 2.12. 2.13. Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя (вопросы теории). Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1981. 2.14.

2.8. Бахин В.П., Биленчук П.Д., Кузьмичев B.C. Криминалистические приемы и средства разрешения следственных ситуаций. Киев, 1991. - 104 с. 2.9. 2.10. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993. - 200 с. 2.11.

2.10. Белкин Р.С. Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. - 304 с. 2.11. 2.12. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т. 1-3. - 1 - 157 с. 2.13. 2.14. Белозоров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. М., 1973. С. 120. 2.15. 2.16. Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М., 1970. 2.17. 2.18. Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений: 2.19.

242

Учеб. пособие. Ташкент, 1980. С. 6.

2.15. Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания. - Омск, 1976. - 42 с. 2.16. 2.17. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. - Ташкент, 1991. - 143 с. 2.18. 2.19. Быховский И.Е. Допустимость тактических приемов при допросе. - Волгоград, 1989. -48 с. 2.20. 2.18. Васильев А.Н. О криминалистической классификации пре ступлений // Методика расследования преступлений. М, 1976.

2.19. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981.-112с.

2.20. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические ос- новы криминалистики. М„, 1984. С. 137. 2.21. 2.22. Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе рас- следования. Томск, 1969. - 248 с. 2.23.

2.22. Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования. М., 1971. С. 31-35. 2.23. 2.24. Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Л., 1976. С. 6. 2.25. 2.26. Воробьев Г. А. Тактика и психологические особенности судебных действий: Учеб. пособие. Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 1986. 2.27. 2.28. Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения мето- дики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985. - 187 с. 2.29. 2.30. Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном след- ствии. Волгоград, 1976. С. 100. 2.31. 2.32. Глазырин Ф.В. Личность обвиняемого и тактика следствия // Ле- нинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Свердловск, 1972. С. 70. 2.33. 2.34. Голунский С.А., Шавер В.М. Криминалистика. Методика расследо- вания отдельных видов преступлений. М., 1989. - 89 с. 2.35.

243

2.29. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978. 2.30. 2.31. Громов В.Л. Методика расследования преступлений. М., 1930. С. 44. 2.32. 2.33. Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следственная тактика (в вопросах и ответах): Учеб. пособие. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. 2.34. 2.35. Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. Свердловск, 1962. С 149. 2.36. 2.37. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987.-112 с. 2.38. 2.39. Джанишев Г. Эпоха великих реформ. СПб., 1907. 2.40. 2.41. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М.: Юрид. лит., 1976. 2.42. 2.43. Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М, 1965. 2.44.

2.37. Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. М., 1996.-54 с. 2.38. 2.39. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. (Крими- налистические аспекты) / Отв. ред. Ю.Н. Лукин. Ростов н/Д, 1989. - 152 с. 2.40. 2.41. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений: Учеб. пособие. Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 1991. 2.42.

2.40. Зорин Г.А., Танкевич О.В. Криминалистическая характеристика транснациональных преступных групп. Гродно, 1997. - 104 с. 2.41. 2.42. Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М., 1970. С. 50-56. 2.43. 2.44. Колесниченко А.Н., Коновалова В.Б. Криминалистическая характе- ристика преступлений. Харьков, 1985. - 92 с. 2.45. 2.46. Костицкий М.В. Введение в юридическую психологию: методоло- гические и теоретические проблемы. Киев: Вища шк., 1990. 2.47. 2.44. Коновалов Е.П. Расследование приобретения, хранения и сбыта

244

наркотических веществ в исправительно-трудовых учреждениях. Киев, 1976. -23 с.

2.45. Коханов В.А., Савичев А.В. Особенности расследования преступных действий с наркотическими средствами. М., 1989. - 86 с. 2.46. 2.47. Кривошеев А.С. Изучение личности в процессе расследования. М., 1971. С. 80. 2.48. 2.49. Криминалистика: Учебник. Техника, тактика, организация и мето- дика расследования преступлений / Отв. ред. Б.П. Смагоринский. Волгоград, 1994. Т. 2.-560 с. 2.50. 2.51. Криминалистика (актуальные проблемы): Учеб. пособие. М., 1988. С. 130. 2.52. 2.53. Криминалистика: Учеб. / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селивано- ва. М., 1993.-592 с. 2.54. 2.55. Кудрявцев В.Е. Механизм преступного поведения. М., 1981. - 94 с. 2.56. 2.57. Кукушкин Ю.А. Общие вопросы организации следственной работы. Волгоград, 1975.-101 с. 2.58. 2.59. Кузьменко Н.К. Систематизация неотложных следственных действий при раскрытии и расследовании преступлений: Учеб. пособие. Киев, 1981. -96 с. 2.60. 2.61. Кузьмин Н.М., Семкин Е.П. Криминалистическая оценка результатов экспертизы наркотиков растительного происхождения. М., 1980. - 65 с. 2.62. 2.63. Курылев И.И. Расследование уголовных дел о содержании притонов для потребления наркотических средств. М., 1992. - 56 с. 2.64.

2.55. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. 2.56. 2.57. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997.-176 с. 2.58. 2.59. Лосев Д.М. Некоторые аспекты психологического контакта при до- просе несовершеннолетних // Проблемы правового статуса личности. Саратов, 1981. С. 153. 2.60.

245

2.58. Лукашевич В.Г. Основы теории профессионального общения сле дователя. Киев, 1993.

2.59. Лукьянчиков Е.Д., Кузьмичев B.C. Тактические основы расследо вания преступлений. Киев, 1989. - 48 с.

2.60. Меретуков Г.М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобиз- несом. Ростов н/Д, 1994. - 191 с. 2.61. 2.62. Меретуков Г.М. Криминалистические проблемы борьбы с нарко- бизнесом организованных преступных групп. М., 1995. - 381 с. 2.63. 2.64. Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. Хабаровск, 1985. - 76 с. 2.65. 2.66. Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности. М., 1976. С. 19-23. 2.67. 2.68. Пантелеев И.Ф. Теоретические проблемы советской криминалистики: Учеб. пособие. М., 1980. - 97 с. 2.69. 2.70. Порубов Н.И., Ярош Г.А. Расследование преступлений, связанных с употреблением наркотиков. Минск, 1988. - 52 с. 2.71. 2.72. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном след- ствии. Минск, 1978. С. 42. 2.73. 2.74. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М., 1991. 2.75. 2.76. Планирование расследования преступлений отдельных видов / Под ред. СМ. Самоделкина. Волгоград, 1995. - 64 с. 2.77. 2.78. Радаев В.В. Криминалистическая характеристика преступлений и ее использование в следственной практике. Волгоград, 1987. 2.79. 2.80. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961. 2.81. 2.82. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. 2.83. 2.84. Селиванов Н.А. Этическо-тактические вопросы расследования. М., 1981. 2.85. 2.86. Селиванов Н.А. Определение понятия методики расследования и ее 2.87.

246

принципы // Методика расследования преступлений (Общие положения). М., 1976.-120 с.

2.74. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. 2.75. 2.76. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.: Наука, 1968; Т.2. М.: Наука, 1970. 2.77. 2.78. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов преступлений. Саратов, 1972. С. 66-68. 2.79. 2.80. Стремовский В.А. Актуальные проблемы организации и производ- ства предварительного следствия в СССР. Краснодар, 1978. С. 24. 2.81. 2.82. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. М., 1979. - 100 с. 2.83. 2.84. Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия сле- дователя на участвующих в деле лиц. Саратов, 1984. - 124 с. 2.85. 2.86. Хмыров А.А. Расследование хищений социалистического имущества, совершаемых должностными лицами: Учеб. пособие. Краснодар, 1981. - 111 с. 2.87. 2.88. Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979. - 140 с. 2.89. 2.90. Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией. М., 1981. С. 7, 37. 2.91. 2.92. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981. 2.93. 2.94. Шепитько СЮ. Теоретические проблемы систематизации тактических приемов в криминалистике. Харьков: РКП Оригинал, 1995. 2.95. 2.96. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального пра- ва. Л., 1963. 2.97.

2.86. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. М., 1985.-83 с. 2.87. 2.88. Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступ- лений. М., 1924.-167 с. 2.89. 2.90. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопро- 2.91.

247

изводстве (понятие и свойства). Иркутск, 1973.

2.89. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971.-81 с. 2.90. 2.91. Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1983. 2.92. 2.93. Drug Enforcement Handbook. U. S. Department of Justice. Drug En- forcement Administration. - 1997. - 180 p. 2.94. 3. Научные статьи

3.1. Балашов А.Н. Обеспечение законности в процессе взаимодействия следователей и органов дознания при расследовании преступлений // Укрепление законности в деятельности следователей в свете Конституции СССР. М, 1979. 3.2. 3.3. Белкин Р.С., Винберг А.И. Системы и классификации в криминали- стике //Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М, 1973. С. 183- 211. 3.4. 3.5. Гавло В.К. Обстановка преступления как структурный элемент кри- миналистической характеристики преступления // Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений в уголовном судопроизводстве. Барнаул, 1985. С. 51-53. 3.6. 3.7. Герасимов И.Ф. Система процессуальных действий следователя // Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск, 1983. С. 3-7. 3.8. 3.9. Глазырин Ф.В. Расследование преступлений, совершаемых в услови- ях неочевидности, как проблема криминалистической науки и практики // Проблема раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях неочевидности. Волгоград, 1989. С. 4. 3.10. 3.11. Густов Г.А. Понятие и виды криминалистической характеристики преступлений //Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С. 44-49. 3.12.

248

3.7. Гуткин И.М. Органы дознания и предварительного следствия систе мы МВД и их взаимодействия. М., 1973. С. 70-76.

3.8. Данильян С.А. Методика расследования преступлений, совершаемых i наркоманами // Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно- розыскной деятельности органов внутренних дел: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, 14-16 июня 1995 г. Краснодар, 1996. Ч. 2. С. 44-45.

3.9. Данильян С.А. Некоторые аспекты борьбы с организованными пре ступными группами в сфере наркобизнеса // Социальные и криминалистиче ские аспекты борьбы с преступлениями, связанными с незаконным оборотом наркотических средств: Сборник науч. тр. межведомств, науч. конф., 19-20 июня 1997 г. Саратов, 1997.

Ь ЗЛО. Драпкин Л.Я. Предмет доказывания и криминалистическая харак-

теристика преступлений // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений. Свердловск, 1978. С. 17-25.

3.11. Драпкин Л.Я. О некоторых дискуссионных проблемах периодизации процесса расследования // Проблема оптимизации первоначального этапа расследования преступлений: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1988. С. 4. 3.12. 3.13. Драпкин Л.Я. Методологические аспекты ситуационного подхода в криминалистике // Проблемы развития криминалистики в условиях научно- 3.14. ) технического прогресса. Свердловск, 1982. С. 15-21.

3.13. Драпкин Л.Я. Структура и функции первоначальных следственных действий в методике расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения): Матер, науч.-практ. конф. - ноябрь 1976 г., Одесса. М., 1976. С. 87. 3.14. 3.15. Дулов А.В., Новик Ю.И. Понятие и структура тактического решения, принимаемого следователем при производстве следственного действия // Теоретические проблемы криминалистической тактики. Свердловск: Урал. гос. 3.16. ф ун-т, 1981.

3.15. Закатов А.А. О производстве первоначальных неотложных следст-

249

венных действий // Актуальные проблемы следственной деятельности. Свердловск, 1990. С. 48-54.

3.16. Зинин А.В. О криминалистической недоброкачественной продукции // Актуальные вопросы советской юридической науки. Саратов, 1978. Ч. 2. С. 126. 3.17. 3.18. Каневский Л.Л. Нравственно-психологические начала в деятельности следователя по делам несовершеннолетних // Вопросы борьбы с преступ- ностью. 1981. Вып. 34. С. 85. 3.19. 3.20. Коновалова В.Б., Колесниченко А.Н. Теоретические проблемы криминалистической характеристики // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С. 17. 3.21. 3.22. Коротких М.Г.., Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата России в 1860-1864 гг. // Сов. гос. и право. 1991. № 10. 3.23. 3.24. Лисицын Р. Участие защитника подозреваемого в доказывании // Законность. 1998. № 4. 3.25. 3.26. Лобанов А. Оценка защитником допустимости доказательств // За- конность. 1996. №6. 3.27. 3.22. Миньковскиий Г.М. Некоторые вопросы дознания и пред варительного следствия в свете Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Важный этап в развитии советского права. М., 1960. С. 107.

3.23. Михальчук А.Е. Тактические комбинации как средство повышения эффективности производства следственных действий на первоначальном этапе расследования // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск, 1988. С.45-50. 3.24. 3.25. Сахаров А.Б. Теоретические вопросы учения о личности преступ- ника // Социалистическая законность. 1967. № 7. С. 27. 3.26. 3.27. Селиванов Н.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования преступлений // Со- циалистическая законность. 1977. № 2. С. 56-57. 3.28.

t

9*

250

3.26. С
трого
вич
М.С.
Неко
торы
е
вопр
осы
испол
ьзова
ния
психо
логич
еских
знани
й в
юрид
ическ
ой
науке
//
Псих
ологи
чески
й
журн
ал.
М.,
1980.
№ 6.
Т. 1.
3.27.
3.28. Ф
илип
пов
А.Г.
Этап
ы
рассл
едова
ния
прест
уплен
ий
как
катег
ория
крим
инал
истич
еской
метод
ики //
Проб
лемы
перво
начал
ьного
этапа
рассл
едо-
вания
Сб. науч. тр. Ташк ент, 1986. С. 18- 19. 3.29. 3.30. Ф илип пов А.Г. К вопр осу об общи х поло жени ях такти ки допр оса // Сове ршен ствов ание крим инал истич еских средс тв и метод ов в борь бе с пре- ступн ость ю: Межв уз. сб. науч. тр. М, 1988. С. 3- 10. 3.31. 3.32. Ф илон ов Л.Б., Давы дов В.И. Псих ологи чески е прие мы допр оса об- виняе мого // Вопр осы психо логии . М: Прос веще ние. 1966. № 6. 3.33. 3.34. П ылки й А.Л. Рецен зия на сб.: Вопр осы защи ты по уголо вным дела м // Прав оведе ние. 1969. № 1. 3.35.

3.31. Х мыро в А.А. Крим инал истич еская харак терис тика прест уплен ий как факто р, опре деля ющи й метод ику рассл едова ния и пути косве нного дока- зыва ния // Мето дика рассл едова ния прест уплен ий (Общ ие поло жени я): Мате- риал ы науч но- практ ическ ой конф еренц ии, нояб рь 1976 г.Оде сса. М., 1976. С. 106- 107. 3.32. 3.33. Х мыро в А.А. Крим инал истич еская харак терис тика прест уплен ия и пути косве нного доказ ыван ия по уголо вном у делу //Пра вовед ение. 1978. № 3. С. 59, 62. 3.34. 3.35. Э йсма н А.А. О содер жани и понят ия крим инал истич еской харак те- ристи ки прест уплен ий // Крим инал истич еская харак терис тика прест уплен ий. М., 1987. -58 с. 3.36. 4. Диссе ртац ии и авто рефе раты диссе ртац ий

4.1. Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при рассл едова нии прест уплен ий: Авто реф. дис… канд. юрид . наук. М., 1973.

4.2. Волколуп О.В. Подготовка уголовных дел к судебному раз-

251

бирательству в Российском уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Краснодар, 1997. - 21 с.

4.3. Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного су- допроизводства с участием малолетних. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Омск, 1997. 4.4. 4.5. Герасимов И.Ф. Теоретические проблемы раскрытия преступлений: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. М., 1979. 4.6. 4.7. Жбанков В.А. Концептуальные основы установления личности пре- ступника в криминалистике: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. М, 1995. 4.8. 4.9. Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. Киев, 1987. 4.10. 4.7. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в кон фликтной ситуации: Дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 1996.

4.8. Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в Российском уголовном процессе: Автореферат дис… канд. юрид. наук. Краснодар, 1995. 4.9. 4.10. Ильченко Ю.И. Тактические приемы исследования материальной об- становки места происшествия: Дис… канд. юрид. наук. Алма-Ата, 1966. 4.11.

4.10. Киреева Е.Ю. Конституционный суд и конституционное судопро- изводство: Автореф. дис… канд юрид. наук. Ростов н/Д, 1997. 4.11. 4.12. Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования от- дельных видов преступлений: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. Харьков, 1967. С. 10, 14, 16. 4.13. 4.14. Копылов И.А. Следственная ситуация и принятие тактических ре- шений (общие положения): Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1984. 4.15. 4.16. Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном про- цессе: Дис… д-ра юрид. наук. М., 1973. С. 64-65. 4.17. 4.18. Логинов Е.А. Теоретические основы тактических операций и их производство на первоначальном этапе расследования умышленных убийств: Дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 1996. - 171 с. 4.19. 4.15. Лысов Н.Н. Криминалистическое учение о .фиксации
дока-

252

зательственной информации в деятельности по выявлению и раскрытию преступлений: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. М., 1995. - 63 с.

4.16. Меретуков Г.М. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом, совершаемым организованными преступными группами: Дис… д-ра юрид. наук. - М, 1995. - 468 с. 4.17. 4.18. Миронов Ю.И. Системный подход в организации раскрытия пре- ступлений: Дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 1996. - 184 с. 4.19. 4.20. Петровский Н.К. Вердикт присяжных заседателей и его социально- правовые последствия: Автореферат дис… канд. юрид. наук. СПб., 1998. 4.21. 4.19. Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования до казательств в уголовном процессе: Автореферат дис… канд. юрид. наук. Сара тов, 1998.

4.20. Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адво- ката на предварительном следствии. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 1998. 4.21. 4.22. Селина Е.В. Экспертиза как средство доказывания в суде первой инстанции по уголовным делам: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Краснодар, 1997.-22 с. 4.23. 4.24. Субботина М.В. Проблемы методики расследования преступлений, совершенных организованными группами несовершеннолетних: Дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 1996. - 215 с. 4.25.

4.23. Танкевич О.В. Криминалистическая характеристика и стратегия раскрытия транснациональных преступлений: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Гродно, 1997. - 19 с. 4.24. 4.25. Тельцов А.П. Криминалистические проблемы пространственно- временных связей и отношений на предварительном следствии: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Томск, 1992. 4.26. 4.27. Тихонов А.К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М, 1995. -24 с. 4.28.

253

4.26. Хитрова О.В. Участие понятых в Российском уголовном судопро- изводстве: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1996. 4.27. 4.28. Финогенов А.Г. Предмет доказывания при производстве по граж- данскому иску в уголовном процессе. Краснодар, 1998. - 26 с. 4.29. 4.30. Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в Российском уголов- ном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. СПб., 1998. 4.31. 5. Статистические сборники. Справочники

5.1. Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. 1988. №2(55). С, 19-24. 5.2. 5.3. Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. 1988. № 4 (57). - С. 8-9. 5.4. 5.5. Итоги оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск в 1997 году. М., 1998. С. 12. 5.6. 5.7. Криминальная ситуация в России и ее изменения. М.: Криминологическая Ассоциация. 1996. - 80 с. 5.8. 5.9. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1987. - 795 с. 5.10. 5.11. Преступность и правонарушения 1996: Статистический сборник. М., 1997.- 191 с. 5.12. 5.13. Укреплять взаимодействие, обеспечить комплексное использование сил и средств в раскрытии каждого преступления: Бюллетень ГСУ МВД СССР. М., 1988. №4. С. 7. 5.14. 5.15.