lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Иванов, Александр Николаевич. - Обыск как средство поиска и предварительного исследования материальных источников криминалистической информации: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 1999 196 с. РГБ ОД, 61:99-12/274-6

Posted in:

САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВА

На правах рукописи

Иванов Александр Николаевич

ОБЫСК КАК СРЕДСТВО ПОИСКА И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО

ИССЛЕДОВАНИЯ МАТЕРИАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

Специальность 12.00.09. - уголовный процесс; криминалистика;

теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата /”” юридических наук

( Научный руководитель

доктор юридических наук,

профессор Комиссаров В.И.

Саратов 1999

?

*

Огла влени е

ВВЕ ДЕН ИЕ 3-10

ГЛА ВА I. Угол овно - проц ессуа льная и крим инал истич еская харак терис тика обыс ка 11-87

1.1. П роцес суаль ное содер жани е обыс ка и его место в систе ме следс твенн ых дейст вий 11-58 1.2. 1.3. К рими налис тичес кая харак терис тика обыс ка
59-87 1.4. ГЛА ВА И. Крим инал истич еская инфо рмац ия, ее поиск и предв арите льное иссле дован ие при прои зводс тве обыс ка 88-116

2.1. П оняти е и сущно сть крими налис тическ ой инфор мации 88-101 2.2. 2.3. М атери альн ые объек ты как источ ник крим инал истич еской инфо рмац ии, полу чаем ой в ходе 2.4. обыс ка 102-116

ГЛА ВА III. Систе мы такти чески х прие мов, реали зуем ых в

типич ных ситуа циях прои зводс тва обыс ка 117-174

3.1. С ледст венна я ситуа ция как факто р, оказ ываю щий влиян ие на форм иров ание систе м прие мов обыс ка 117-136 3.2. 3.3. Т актич еские прие мы обыс ка в беско нфли ктны х ситуа циях его прои зводс тва 137-142 3.4. 3.5. С истем а прие мов в слабо конф ликтн ых ситуа циях 3.6. прои зводс тва обыс ка 143-161

3.4.

Систе ма прие мов обыс ка в остро конф ликтн ых ситуа циях его

прои зводс тва 162-172

ЗАКЛ ЮЧЕ НИЕ 173-178

Библ иогра фия 179-196

3

ВВЕДЕНИЕ.

Актуальность темы исследования. В сложившихся социально- экономических условиях борьба с преступностью, принявшей организованный характер, должна обеспечиваться не только нормативной базой, но и посредством новейших достижений науки и техники, что в свою очередь, обуславливает совершенствование имеющихся и разработку новых криминалистических средств, приемов расследования уголовных дел.

Рост преступности в стране постоянно требует повышения эффективности работы правоохранительных органов по предупреждению и раскрытию преступлений, изобличению виновных, возмещению причиненного в результате преступления морального вреда, материального ущерба. Вместе с тем следует помнить, что “борьба с преступностью не должна становиться выше таких социальных ценностей, как права и свободы человека и гражданина”1. Процесс построения демократического правового государства предполагает неуклонного соблюдение законности органами следствия и дознания на всех этапах расследования преступлений. И здесь особенно важно, чтобы надежно и последовательно обеспечивалась защищенность личности, ее прав и свобод, в том числе, и даже прежде всего, от произвола самой власти.2 Однако мало провозгласить демократические права и свободы человека- необходимо разработать дополнительные нормативные и организационно-тактические средства, способные гарантировать реализацию прав и защиту интересов личности от необоснованных посягательств.

Современный научно-технический прогресс, социально-экономическая и психологическая напряженность в обществе позволяют преступникам приме-

1 Демидов И.Ф. Борьба с преступностью и обеспечение прав человека - основные проблемы уголовного судопроизводства //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой ре формы. М, 1997.С. 55.

2 См.: Матузов НИ. Право как нормативная основа правопорядка //Становление правового порядка в Российском государстве: реальность и перспектива (социально-правовые пробле мы). Саратов, 1995 С. 22.

4

нять новые, нетрадиционные способы совершения и сокрытия преступлений. Данное обстоятельство, естественно, обусловливает необходимость совершенствования технической, тактической и организационной вооруженности следователя. Здесь нельзя не учитывать и того обстоятельства, что в последние годы подверглись значительному изменению правовые основы функционирования всей государственной системы и особенно основы деятельности правоохранительных органов.

Согласно концепции судебной реформы Российской Федерации, при- званной способствовать реализации демократических принципов в уголовном судопроизводстве, предполагается разработать дополнительные гарантии по производству следственных действий, сопряженных с вторжением в жилище граждан.1 В этом плане обыск, являясь решающим средством “принудительного” получения процессуально и криминалистически значимой информации, как никакое другое следственное действие, связан с существенным ограничением целого ряда конституционных прав граждан.

Проблемы, связанные с оптимизацией производства обыска, в свое время подвергались серьезному исследованию в трудах отечественных ученых- криминалистов: С.М.Астапкиной, О.Я.Баева, Р.С.Белкина, А.Н.Васильева, Ф.В.Глазырина, С.Д.Долгинова, А.В.Дулова, Б.В.Егорова, А.А.Закатова, В.И.Комиссарова, В.В.Киричеш^т^Д^А.Леви, С.Г.Любичева, Е.М.Лифшица, А.И.Михайлова, П.Д.Нестеренко, В.А.ОроЪвра, В.И.Попова, А.Р.Ратинова, Н.А.Селиванова, Г.С.Юрина, А.Е.Ямпольского и дрА>диако_в_большинстве работ, посвященных разработке проблем обыска, естественно, не могли учитываться новые требования Российского законодательства, нетрадиционные способы совершения и сокрытия преступлений, а также достижения различных наук, положения которых активно используются в практике расследования преступлений. Тем не менее эти труды создали основу для дальнейшего развития теоретических проблем обыска и совершенствования приемов его реализации.

1 Концепция правовой реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 87.

С формированием демократических основ уголовного судопроизводства усложнилось процессуальная регламентация обыска. Соответственно и тактика производства этого следственного действия претерпевает значительные изменения.

В последние годы тактические приемы производства следственных дей- ствий криминалисты стали конструировать с учетом следственных ситуаций и иных факторов, оказывающих существенное влияние на ход расследования уголовных дел. Сегодня эти проблемы обстоятельно освещены в тактике допроса и значительно слабее в тактике производства обыска. Кроме того, наряду со следственной ситуацией, в криминалистике возник ряд новых учений: о тактической операции, об оптимизации следственных действий, о криминалистическом моделировании. Эти учения, несомненно, оказывают влияние на развитие науки в целом и на тактику производства обыска в частности. В этой связи назрела по- требность более обстоятельно исследовать традиционные вопросы тактики обыска и наметить дополнительные пути их решения.

Возникла необходимость уточнения процессуального статуса и роли не- которых участников обыска. Нужна более глубокая проработка правовых норм и разработка практических рекомендаций, определяющих пределы и формы участия адвоката при производстве обыска. Кроме того, отдельные вопросы тактики обыска требуют более полного теоретического исследования с учетом влияния, которое оказывают на криминалистическую тактику положения, теории информации, юридической психологии и других наук.

С принятием и введением в действие нового уголовного законодательства РФ появились новые виды преступлений, расследование которых имеет свои особенности. Нельзя не отметить и то, что возрастает общеобразовательный и интеллектуальный уровень преступников, их правовая осведомленность. И как следствие этого ими совершенствуются различные уловки и ухищрения, применяемые преступниками для противодействия органам следствия, что, в свою очередь, делает актуальным решение комплексных проблем оптимизации расследования преступлений и разработку приемов, направленных на поиск и

предварительное исследование материальных источников криминалистической информации при производстве обыска. Все это предопределило выбор и акту- альность темы исследования, которая включена в план научных исследований Саратовской государственной академии права.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является анализ криминалистической сущности обыска как одного из способов получения материализованной информации по совершенным преступлениям и дальнейшее обоснование теоретических положений, на базе которых разраба тывают дополнительные рекомендации по обнаружению и предварительному исследованию вещественных доказательств в процессе поисковых действий \ш следователя.

Достижение поставленной цели обеспечивалось в процессе решения таких задач, как:

  1. уточнение специфических целей обыска и определения его места в системе других следственных действий;
  2. уяснение сущности системы взаимосвязанных норм действующего уголовно- процессуального законодательства, регламентирующих производство обыска, и на этой основе разработка дополнительных путей их оптимизации;
  3. выработка дополнительных гарантий по соблюдению законных интересов обыскиваемого в соответствии с положениями Европейской Конвенцией о защите прав и основных свобод человека;
  4. разработка концепции о сущности криминалистической характеристики обыска как одного из следственных действий по выявлению и изъятию материальной информации о расследуемом преступлении;
  5. положения о необходимости учета религиозно-психологического и других мало исследуемых факторов, оказывающих влияние на процессы формирования и использования тактических приемов обыска;
  6. уточнение понятия криминалистически значимой информации, ее классификация и определение места в тактике следственных действий;
  7. выявление закономерностей поведения обыскиваемых до, в момент и

7

после производства обыска, оказывающих существенное влияние на разработку приемов обнаружения, предварительного исследования и изъятия искомых объектов;

  1. уяснение и раскрытие сущности следственной ситуации и определение ее роли в тактике следственных действий;
  2. перегруппировка существующих приемов и выработка новых способов действий следователя в конфликтных ситуациях производства обыска;
  3. анализ и перегруппировка традиционных приемов и определение но- вых, дополнительных способов действий следователя в конфликтных ситуациях производства обыска;
  4. разработка наиболее оптимальных систем тактических приемов, реа- лизуемых в типичных ситуациях производства обыска.
  5. Методология и методика исследования. Методологическую основу дис- сертационного исследования составили современные достижения теории познания и отражения. Опираясь на диалектический метод познания, диссертант использовал общие и частные методы исследования: логический, сравнительно-правовой, системно-структурный, социологический, статистический.

Под углом зрения избранной проблемы анализировалось и использова- лось действующее законодательство Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда РФ, иной нормативный материал, а также философская, уголовно-процессуальная, криминалистическая и психологическая литература, работы по теории информации.

Сделанные в диссертации выводы основаны на изучении практики пред- варительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел.

По специально разработанной программе было изучено 310 уголовных дел за период с 1992 по 1997 г. включительно.

Комплекс вопросов, связанных с анализом сложившейся практики произ- водства обысков, был изучен путем анкетирования 205 следователей МВД и прокуратуры, а также работников органов дознания.

Проведению исследований способствовали определенный практический

8

опыт автора, работающего адвокатом и несколько лет преподающего криминалистику в Саратовской государственной академии права.

Научная новизна исследования заключается в новом подходе к рас- смотрению проблемы. Диссертация является комплексным, монографическим исследованием, в котором автор на базе общетеоретических положений криминалистики, смежных с ней наук, опираясь на достижения философии, а также на основе обобщения следственной и судебной практики, результатов анкетирования работников правоохранительных органов разработал предложения по совершенствованию ряда норм уголовно-процессуального законодательства, дополнил научные положения и выработал практические рекомендации по взаимодействию следователя с участниками обыска, предложил дополнительные основания систематизации приемов производства обыска.

В качестве новых и дополнительных положений на защиту выносятся:

  • предложения, дополняющие УПК РФ рядом новых статей, более четко раскрывающие процессуальную регламентацию оснований, порядка производ ства обыска и расширяющие права обыскиваемых;

  • концепция, уточняющая криминалистическую сущность тактики обыска, дифференцирующая специфику целей, задач этого следственного действия с более четким разграничением их уголовно-процессуального и криминалистиче ского содержания;

  • положение о необходимости учета религиозного фактора при формиро- вании и использовании тактических приемов обыска;
  • положения, уточняющие и развивающие учение о криминалистической информации и особенностях ее проявления в практике расследования преступлений;
  • дополнительно обоснованное и уточненное понятие содержания следст- венной ситуации и ее роли в формировании систем приемов обыска;
  • дополнительные основания классификации формирования типовых систем тактических приемов обыска, а также рекомендации по оптимизации его производства.

9

Научное и практическое значение исследования. Теоретические выводы и предложения, сформулированные в диссертации, вносят, по мнению авто- ра, определенный вклад в развитие криминалистической тактики, в частности, в теорию информации и особенностей ее использования в практике расследования преступлений, в учение о следственной ситуации, теорию конфликта и др. Разработанные диссертантом научные положения и практические рекомендации могут использоваться в целях совершенствования уголовно-процессуального законодательства, практической деятельности органов следствия и дознания, а также при подготовке специалистов в юридических ВУЗах и на курсах повышения квалификации работников правоохранительных органов. Содержащиеся в диссертации выводы и предложения могут использоваться при создании учебников, учебных и методических пособий, а также при разработке спецкурсов в системе высших юридических учебных заведений.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основ- ные научные положения и предлагаемые рекомендации изложены в статьях, опубликованных в научных сборниках. Результаты исследования докладывались на региональных и международных научно-практических конференциях и семинарах, обсуждались и были одобрены на заседаниях кафедры тактики и методики расследования преступлений Саратовской государственной академии права.

Содержащиеся в диссертации положения, выводы и рекомендации автор использовал и использует: а) при проведении практических занятий по криминалистике в Саратовской государственной академии права; б) научных исследованиях; в) в методической работе со следователями и студентами.

Теоретические положения и практические рекомендации диссертанта по проблемам оптимизации производства обыска реализуются в учебном процессе, научных исследованиях, осуществляемых в Саратовской государственной академии права, используются в практической работе следователей прокуратуры и МВД Саратовской области.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения,

10

трех глав, заключения и списка литературы, использованной при разработке проблемы. Наименование и расположение глав обусловлено логикой исследования и порядком изложения результатов.

11

ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЫСКА.

1.1. Процессуальное содержание обыска и его место в системе следствен- ных действий.

В юридической литературе достаточно четко просматривается суждение, согласно которому следственное действие - это система уголовно- процессуальных правил и условий, осуществляемых управомоченным на то лицом в целях обнаружения, изъятия, исследования, фиксации и проверки доказательственной информации.

В целом, не возражая против такого вывода, заметим, что одним из распространенных средств получения не просто доказательственной, а материализованной информации на предварительном следствии о совершенном преступлении или обстоятельствах, связанных с расследуемым событием, является обыск.

Еще в начале века в юридической литературе отмечалось, что “обыск представляется одним из наиболее рискованных и в то же время одним из наиболее плодотворных следственных действий. Ни одно сколько-нибудь сложное следствие не может обойтись без обыска на том простом основа- нии, что самое отыскание или собирание вещественных доказательств, воз- лагаемое на судебного следователя… естественнее всего облекается в форму обыска”.1 В современной уголовно-процессуальной науке под обыском понимается следственное действие, заключающееся в принудительном обследовании помещений, иных мест или отдельных лиц в целях отыскания и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для дела, а также для обнаружения разыскиваемых лиц или трупов.2 Такого же взгляда на

1 Бразоль Б.Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Петроград, 1916. С. 180.

2 См.: Учебник уголовного процесса. М., 1995. С.193.

12

содержание рассматриваемого следственного действия придерживается и ряд других авторов: Р.С.Белкин, А.Н.Васильев, Ф.В.Глазырин, А.В.Дулов, А.А.Леви, С.П.Митричев, А.И.Михайлов, В.А.Притузова, А.Р.Ратинов. Это суждение в целом верно. В нем рассматриваются наиболее значимые процессуальные стороны обыска,но менее всего отражена его криминалистическая сущность. Вместе с тем заметим, что утверждение А.Р.Ратинова, Г.Абдумаджидова, С.Г.Любичева, О.Я.Баева и других авторов1 о безусловно принудительном характере обыска по отношению к обыскиваемому является, на наш взгляд, не совсем корректным. Действительно, производство обыска чаще всего сопряжено с принуждением, ограничением в определенных законом пределах прав граждан на личную свободу, неприкосновенность жилища и т.д. Тем не менее здесь следует согласится с И.Л.Петрухиным, отметившим, что “некоторые процессуальные действия, ограничивающие права и свободы подозреваемого, обвиняемого и их близких родственников, нельзя отнести к мерам процессуального принуждения в тех случаях, когда их проведение выгодно этим лицам.”2 Обвиняемый и его близкие родственники, спрятавшие похищенное в укромном месте, - пишет И.Л.Петрухин, - заинтересованы в проведении обыска, так как отсутствие похищенного имущества в жилищах этих лиц может быть использовано как доказательство, оправдывающее обвиняемого.3

В нашей практике встречались и иные, похожие на приведенные И.Л.Петрухиным ситуации. Так, по просьбе родственников убитого Ф. следователь произвел обыск в опечатанной квартире потерпевшего для отыскания его

1 Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М.,1961. С.7; Абдумаджидов Г. Проблемы совершенствова ния предварительного расследования. Ташкент, 1975. С.94; Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. М., 1980. С.57; Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воро неж, 1995. С.64.

2 См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение (Общая концепция. Неприкосновенность личности). М., 1985. С. 78.

3 См.: Петрухин И.Л. Там же. С.78.

13

документов.1 В другом случае обыск производился для обнаружения и изъятия данных о личности безвестно отсутствующего Ш. (фотоснимков, личной кор- респонденции), а также следов и предметов, которые могли бы быть использо- ваны для идентификации личности Ш. в случае обнаружения его трупа (отпе- чатки пальцев, образца тканей одежды Ш., в которой исчез в сомнительной си- туации).2 Очевидно, что производство обыска иногда возможно и без примене- ния каких-либо мер принуждения, если обыскиваемые не оказывают противо- действия следователю, все обнаруженные хранилища открыты ими добровольно, их содержимое предъявлено лицам, производящим обыск. Отдельные юристы, анализируя сущность обыска, подчеркивают, что он направлен на обнаружение и изъятие скрываемых объектов3. Данная точка зрения представляется нам не совсем обоснованной. Разыскиваемые объекты могут вообще не скрываться в силу того, что обыскиваемый не понимает их доказательственного значения, либо специально располагаются на виду в расчете на то, что они не вызовут у занятого поисками следователя подозрения. Для иллюстрации изложенного приведем несколько примеров из опубликованной следственной практики. Подозреваемый Ю., предполагая, что в его квартире будет произведен обыск уничтожил компрометирующие его документы, спрятал в других местах ценности, нажитые преступным путем. Однако следователь сосредоточился на поиске и изъятии старой одежды, обуви и тому подобных предметов, не имею- щих по мнению Ю. значения для изобличения его в хищениях. Благодаря про- веденной по изъятым в ходе обыска предметам товароведческой экспертизе удалось установить, что первоначальная совокупная стоимость “тряпья” в не- сколько раз превышает легальные материальные возможности Ю. на приобре-

1 См.: Уголовное дело № 30011. Архив Волжского районного суда г.Саратова. 1994г.

2 См. :Уголовное дело № 11191. Архив Кировского районного суда г.Саратова. 1997г.

3См., например: Лифшиц ЕМ. Тактика и техника производства обыска на предварительном следствии. Автореф. дис. … канд.юрид.наук. М., 1954. С.7; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 2. М., 1970. С.117; Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология обыска и выемки. М, 1994. С.5-6.

14

тение подобных вещей. В другом случае платиновой проволокой были обвязаны лежащие на виду старые вещи.

Некоторые авторы (И.Е.Быховский, А.Н.Васильев, С.Г.Любичев, С.П.Митричев, В.И.Попов, З.Г.Самошина) иногда неправомерно включают в определение обыска перечень объектов поиска. Так, например, С.П.Митричев указывал, что “обыск - это принудительное обследование помещений и местности с целью отыскания и изъятия орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, а также других предметов или документов, могущих иметь значение для дела. Обыск может производиться и для обнаружения разыскиваемых лиц, а также трупов.1 Думается, что в научном плане перечисление целей обыска приводит к неоправданному усложнению его понятия. В то же время приведенные определения не раскрывают тактического содержания обыска, которое, как справедливо отметил Ф.В.Глазырин, не совпадает с процессуальным, являясь более широким, чем последнее.2

По своему характеру обыск - многоплановое следственное действие, имеющее не только процессуальные, но и криминалистические, психологические, этические и другие аспекты.

Для более полного уяснения разноплановой сущности обыска необходимо выделить его характерные черты, позволяющие отграничить обыск от других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Основной процесуальной задачей обыска, как и любого другого следст- венного действия, является собирание и проверка доказательств по делу. Но, в отличие от допроса, очной ставки, предъявления для опознания и других действий следователя,задачи обыска, реализуемые в ходе расследования престу-

1 См.: Криминалистика /Под ред. С.П.Митричева и М.П.Шаламова. М., 1966, С.343 (автор главы - С.П.Митричев).

2 Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. С.60.

15

пления, направлены на получение доказательственной информации прежде всего материального характера. Кроме того, обыск, являясь сложным и весьма специфическим действием следователя, отличается от других процессуально сходных с ним следственных действий рядом признаков. Во-первых, как правило, принудительным характером действий следователя по отношению к обыскиваемому, а также определенными ограничениями прав и свобод лиц, находящихся в помещении или месте, в котором производится обыск. Во-вторых, обязательной противоположностью целей обыскивающего и обыскиваемого, когда стороны не видят общих “точек соприкосновения”, а фиксация внимания на противоречиях предопределяет конфликтную ситуацию, являющуюся одной из важнейших особенностей этого следственного действия. И, в- третьих, специфическим порядком исполнения - ярко выраженным поисковым характером, поскольку лицу, производящему обыск, располагающему зачастую весьма неполными данными о признаках искомых объектов об условиях и обстановке, в которой предстоит действовать, необходимо найти предметы, порой не конкретизированные (например, имущество, нажитое преступным путем) и др., как правило, спрятанные обыскиваемым, что придает этому виду процессуальной деятельности не только поисковый, но и проблемный характер. Проиллюстрируем вышесказанное на примере выемки и осмотра места происшествия, которые по своему содержанию и задачам имеют наибольшее сходство с обыском.

В конце XIX - начале XX вв. выемка являлась завершающей частью обы- ска и понималась как акт изъятия объектов, обнаруженных в ходе его производства.1 Согласно действующему УПК РСФСР, обыск и выемка -

1 См.: Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных
следователей, состоящих при окружных судах, ч.2,СПб, 1899. С.320.

16

самостоятельные следственные действия. Основанием для производства обыска являются прежде всего имеющиеся в деле фактические данные, полученные процессуальным путем. Исходя из смысла ст. 167 УПК, решение о производстве выемки может быть принято лишь на основании данных, полученных оперативным путем. В отличие от обыска, действующее уголовно-процессуальное законодательство не требует для производства выемки санкции прокурора (за исключением выемки почтово- телеграфной корреспонденции и выемки документов, содержащих сведения, являющиеся государственной тайной).

“Выемка, - писал И.Е.Быховский, - состоит в изъятии определенных предметов или документов, имеющих значение для дела, если точно известно, где и у кого они находятся.” ‘

При обыске подлежащие изъятию предметы, как правило, известны ориентировочно и их еще необходимо отыскать. Выемка исчерпывается требованием выдачи искомого, обыск же зачастую только начинается с по- добного предложения. Кроме того, как показывает анализ ст.ст. 167,168 УПК, задачи обыска шире, чем задачи, решаемые в ходе выемки. Специ- фическими объектами поиска при обыске, согласно ч.2 ст. 168, являются ра- зыскиваемые лица, а также трупы. В то же время изъятие корреспонденции в почтово-телеграфных учреждениях достигается посредством выемки.

Как уже отмечалось выше, одной из характерых черт обыска, позволяющей отличить его от других следственных действий, в частности, от осмотра места происшествия, является принудительный характер поисковых дейст- вий и неизбежное, в связи с этим, вторжение в сферу личных интересов обы- скиваемого, а в отдельных случаях и других лиц. Обыску подвергаются объекты (помещение, участок местности, транспортные средства и др.), находящиеся в собственности, владении или ведении отдельных юридических либо физических лиц. При осмотре исследуются
общедоступные объекты, при

1 Быховский И. Выемка //Соц. законность, 1982, N1, С.54.

17

этом изначально отсутствуют сведения о необходимости изъятия определенных объектов. Обыск же преследует цель: обнаружение и изъятие определенных материальных объектов, розыскиваемых лиц и др. В этом плане цели обыска более конкретны, но значительно уже целей осмотра места происшествия, в ходе которого акцентируется внимание на всестороннем исследовании, детальной фиксации как обстановки, окружающей среды (при расследовании экологических преступлений), так и осматриваемого объекта, возможно, с последующим изъятием. Имеются различия и в процессуальных основаниях производства места происшествия и обыска, а также методах познания, характерных для указанных следственнных действий.

К сожалению, работники правоохранительных органов нередко допускают ошибки при выборе надлежащего следственного действия, смешивая процессуальные и фактические основания производства осмотра, обыска, выемки, что приводит к ничтожности полученной информации.Так, из беседы с Ш., подозреваемым в похищении человека и вымогательстве, следователю стало известно, что дома у знакомой Ш. находится принадлежащая ему видеокассета, на которой записан процесс похищения двух лиц и факт вымогательства у них денег. Используя данную информацию, следователь поручил оперативным работникам произвести осмотр места происшествия в квартире у знакомой подозреваемого, в ходе которого была обнаружена видеокассета. Естественно, что в процессе судебного рассмотрения данного уголовного дела доказательства, полученные при производстве данного следственного действия, а также осмотр видеокассеты были признаны недопустимыми.1

В другом случае следователь, получив от подозреваемого согласие добро- вольно выдать хранившееся у него дома огнестрельное оружие, прибыл вместе с подозреваемым к нему домой, где и произвел изъятие, оформив в нарушение ст. 167 УПК данное следственное действие протоколом обыска.

1 См.: Архив Ленинского районного суда г.Саратова. Уголовное дело № 11168. 1998г.

18

Определенное сходство есть между личным обыском и осви- детельствованием, имеющих общий объект исследования - тело человека. Однако личный обыск и освидетельствование отличаются друг от друга основаниями, целями и приемами производства разноплановых действий следовате-ля.При личном обыске обследуется не только тело человека, но и одежда, обувь, иные предметы, имеющиеся у обыскиваемого для отыскания скрываемых там предметов, тогда как задача освидетельствования - осмотр тела человека для обнаружения следов преступления или особых примет. Кроме того, при освидетельство-вании проводится наружный осмотр человека, а при личном обыске могут обследоваться тело и внутренние полости обыскиваемого (в целях отыскания наркотиков, например). Наконец, при личном обыске у обы- скиваемого могут изыматься предметы и документы, имеющие значение для дела, тогда как при освидетельствовании это не допустимо.

Личный обыск имеет много общего и с личным досмотром. На практике из-за нечеткости правовых норм личный досмотр нередко подменяется личным обыском, что противоречит законодательству России. При личном обыске, в отличие от досмотра, производимого лишь после возбуждения уголовного дела и в присутствии понятых, могут выворачиваться карманы одежды обыскиваемого, допускается обнажение тела человека, тогда как при досмотре поиск заключается в поверхностном похлопывании или прощупывании одежды.

Помимо следственных действий, определенное сходство с обыском по своему содержанию имеет такое оперативно-розыскное мероприятие, как обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, в ходе которого органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, имеют право производить изъятие предметов, материалов и сообщений.1

Отличие одного действия от другого заключается в том, что обыск являет

1 См.Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. Ст.ст.6, п.8,15//СЗ. РФ. 1995 № 33. Ст. 3349.

19

ся процессуальным (следственным) действием, производимым по мотивированному постановлению следователя, санкционированного прокурором, а фактические данные, полученные в ходе производства обыска и закрепленные в протоколе, являются доказательствами по делу. В то время как обследование зданий, сооружений, участков местности, транспортных средств осуществляется по общему правилу на основании судебного решения, выносимого уполномоченным на то судьей. И лишь в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, указанное оперативно-розыскное мероприятие может быть произведено на основании мо-тиви-рованного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов.1 Естественно, что “оперативно-розыскная информация должна добываться с соблюдением условий, установленных законодателем, с тем, чтобы обеспечить оптимальный доступ этих данных в уголовный процесс”2.

Статьей 11 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности” преду- смотрено, что результаты, полученные в ходе данного оперативно- розыскного мероприятия, могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ, регламентирующим собирание, проверку и оценку доказательств. Полученные в ходе обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств фактические данные могут стать доказательствами по уголовному делу только при
условии, если они получены надлежащим лицом в

1 См.Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. Ст.ст.8, 9//СЗ. РФ. 1995 № 33. Ст. 3349.

2 Сурков К.В. Оперативно-розыскное законодательство России: пути совершенствования и развития. Автореф. дис … докт.юрид.наук М.,1997. С. 15-16.

20

порядке, предусмотренном ст.ст.70,71 УПК. В этих целях лицо, осуществившее данное оперативно-розыскное мероприятие, допрашивается о всех обстоятельствах обследования объектов, перечисленных в п.8 ст.6 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, а изъятые при проведении данного обследования предметы и материалы осматриваются и приобщаются к делу в порядке ст.ст.84,88 УПК.

Как и другие следственные действия, обыск имеет многоплановые аспекты. При всей многоплановости он предполагает производство особых организационно-подготовительных и психоаналитических мероприятий, так как это всегда поиск, зачастую затрагивающий сферу семейной, личной жизни граждан, нередко не причастных к расследуемому событию. Кроме того, производство данного следственного действия, как правило, существенно ограничивают такие конституционные права личности, как неприкосновенность жилища, неприкосновенность частной собственности, право на личную и семейную тайну и др. С учетом этого обыск характеризуется особой, достаточно подробной процессуальной регламентацией, определяющей порядок, основания, условия и пределы его производства.

Статья 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливает, что каждый человек имеет право на неприкосновенность его жилища. Вмешательство государственных органов в осуществление этого права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом.

Законодательство РФ конкретизирует положения, закрепленные в Евро- пейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Соблюдение общепринятых принципов и норм международного права га- рантируются Конституцией Российской Федерации. Статья 25 Конституции РФ указывает, что жилище неприкосновенно. Никто не имеет права проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных Федеральными законами или на основе судебного решения.

В целях реализации данной статьи Конституции РФ Пленум Верховного

21

суда РФ в постановлении от 24 декабря 1993 г. N 13 “О некоторых вопросах, связанных с применением ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации” рекомендовал судам принимать к своему рассмотрению и незамедлительно рассматривать материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, если таковые представляются в суд.

По результатам рассмотрения соответствующих материалов судьей выно- сится мотивированное постановление о разрешении произвести следственное действие, связанное с проникновением в жилище, либо об отказе в этом.

В случае, если судья не дал разрешения на проведение указанного дейст- вия, уполномоченные на то органы и должностные лица вправе обратиться по такому же вопросу в вышестоящий суд.1 Данное положение должно быть закреплено в УПК РФ и носить императивный, а не рекомендательный характер.

Важной гарантией соблюдения Конституции РФ является действующий УК РФ, устанавливающий уголовную ответственность за нарушения конститу- ционных прав и свобод граждан. Так, ст. 139 УК РФ признает уголовно наказуемым незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица. Данная норма должна послужить гарантией соблюдения закона при проведении работниками правоохранительных органов следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, связанных с проникновением в жилые помещения, занимаемые обвиняемыми, подозреваемыми и другими лицами вопреки их воле. В связи с этим особо актуальным становится вопрос о критериях законности подобного проникновения. Правила вхождения в жилище относятся к разным отраслям права и содержатся в разных кодексах и законах: УПК, ГПК, Таможенном кодексе РСФСР, Жилищном кодексе РСФСР, законах РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”, “О федеральных органах налоговой полиции”, “О милиции”, “О федеральных органах государственной безопасности”, “О прокуратуре РФ” и др.

См. сб. ВС РФ, 1994. С.333-334.

22

Регламентируя порядок предварительного расследования, законодатель принимает определенные нормы права, закрепляющие как общие положения и принципы расследования по уголовным делам, так и порядок условия производства отдельных следственных действий. Эти нормы излагаются по большей части в УПК РФ. Однако при расследовании преступления органы предварительного следствия и дознания руководствуются и иными федеральными законами, а также подзаконными актами, составляющими в своей совокупности правовую систему Российской Федерации. Правовая система РФ, находясь в процессе становления и развития, содержит в себе нормы права, порой противоречащие друг другу. В результате этого под угрозой оказались основные права и свободы личности. В сложившейся обстановке наиболее ярко проявляются условия и иные факторы как объективного, так и субъективного характера. Сюда, в частности, можно отнести и то, что законодатель принимает нормативные акты, иногда противоречащие действующим законам, которые, в свою очередь, не всегда согласуются с конституцией. Это нередко порождает у граждан правовой нигилизм. В этой связи не только отдельные лица - преступники, но и работники правоохранительных органов подчас игнорируют правовые предписания. Вышесказанное полностью относится и к производству обыска.

Законодатель, разрабатывая систему правовых норм, определяющих по- рядок и условия производства обыска, исходит во многом из соображений охраны конституционных прав и свобод граждан. Однако нельзя не заметить, что ряд норм, содержащихся в УПК, сформулирован без учета действующей Конституции РФ, современной следственной практики, специфики следственной ситуации, рекомендаций научных и практических работников. В связи с тем, что обыск нередко носит принудительный характер и чаще всего его осуществление связано с вторжением в жилое помещение, занимаемое частным лицом, вопреки воле последнего, законодатель указывает, что обыск

23

может производиться следователем при достаточных к тому основаниях, которые обычно разделяют на фактические и юридические.

Фактическими основаниями для производства обыска являются имею- щиеся в деле данные, указывающие на наличие искомой информации в месте предполагаемого обыска. Источниками фактических данных являются сведения, полученные процессуальным путем, а также материалы оперативно-розыскной деятельности. Данные, полученные не процессуальным путем, могут быть использованы, если они сопоставлены и согласуются с материалами уголовного дела.

Нетрудно заметить, что, устанавливая основания производства обыска, законодатель говорит об их “достаточности”, которая определяется по субъективному усмотрению следователя и прокурора. А.Б.Соловьев отмечает, что ошибки, связанные с необоснованным - без надлежащих процессуальных оснований - производством обысков… приведшие к неэффективности, в основном предопределены отсутствием в законе разъяснений такого понятия, как «достаточность оснований»ст.168 УПК, и неправильным их истолкованием следователями применительно к конкретным ситуациям проведения обыска.1 Представляется, что такая абстрактность терминологии норм УПК угрожает принципу законности и правам граждан, не исключает возможности широкого произвола со стороны отдельных работников правоохранительных органов. Еще А.Ф.Кони, отмечая, что обыски и выемки, согласно ст. 357 Устава Уголовного Судопроизводства, дозволяется производить лишь в случаях основательного подозрения о сокрытии обвиняемого или предмета преступления, или вещественного доказательства, указывая, что “эти следственные дейстия до такой степени вносят смуту в жизнь частного человека и в отношение к нему окружаю-щих, что должны быть предпринимаемы с особенной осторожностью” . В со-

’ См.: Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. Ереван, 1987. С. 185.

2 Кони А.Ф. Избранные произведения. М.,1995. Т.1. С.606-607.

24

временной юридической литературе также отмечается, что следственные действия, которые затрагивают конституционные права граждан, не могут проводиться без соответствующих законных оснований со ссылкой лишь на предположения.1

Вместе с тем проведенное нами исследование показало, что по ряду уго- ловных дел обыски действительно проводились без достаточных на то оснований, ибо фактической необходимости в их производстве не было, что и приводило к их безрезультативности и неэффективности. Нередко следователи не имеют представления, где и что они собираются искать. В ряде случаев обыски носят чисто формальный характер и производятся на всякий случай, чтобы избежать претензий со стороны начальника следственного отдела или надзирающего прокурора. Имели место случаи составления фиктивных протоколов обыска. Например, следователь СО. Октябрьского РОВД г. Саратова М. заявила матери находящегося под стражей обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ К., что она должна провести у них дома обыск. Однако, предполагая, что интересующие следствие объекты в данном месте отсутствуют, М. предложила матери К. подписать протокол обыска, ко- торый якобы был у них произведен и закончился безрезультатно. На что последняя, не желая излишней огласки, согласилась.2

Анализ специальной литературы показывает, что достаточность оснований ряд авторов сводит к следующим случаям:

а) лицо застигнуто на месте преступления или непосредственно после его совершения - это позволяет предполагать, что у него в доме, сарае, по- гребе и т.д. имеются какие-либо предметы, могущие иметь значение для де- ла;

1 См.. Власенко В.Г. Криминалистическая версия и ее значение для раскрытия и расследования преступлений //Становление правового порядка в Российском государстве: реальность и перспектива (социально-правовые проблемы). Саратов, 1995. С.203.

2 См.: Архив Октябрьского районного суда г. Саратова, 1997. Уголовное дело N 24447.

25

б) очевидцы и другие свидетели указывают на данное лицо как на преступника или из их же показаний следует, что у данного лица могут нахо диться искомые предметы;

в) следы с места происшествия приводят к данному помещению или к иному месту;

г) путем проведения других следственных действий или оперативно- розыскных мероприятий получены сведения, указывающие, что у данного лица находятся или могут находиться вещи, имеющие значение для расследо вания.1

Аналогичный результат дало интервьюирование работников правоохранительных органов Саратовской области. Однако, как верно отметил В.И.Комиссаров, такое широкое определение оснований производства обыска не совсем оправдано, поскольку в данном случае происходит смешение оснований оперативно-розыскных мероприятий, производимых до возбуждения уголовного дела, с основаниями производства следственных действий.2 Нельзя поддержать и суждение, согласно которому решение о производстве обыска в помещениях, принадлежащих обвиняемым, подозреваемым, не требует доказательств нахождения у них искомых предметов, помимо доказательств, устанав- ливающих факт совершения этими лицами преступления.3 На наш взгляд, сам по себе факт совершения преступления обвиняемым (подозреваемым) не дает достаточных оснований предполагать о возможности нахождения в жилище или ином помещении обвиняемого (подозреваемого) предметов и документов, имеющих значение для дела. Суждение автора явно противоречит положениям ч. 1 ст.49 Конституции РФ, закрепляющей принцип презумпции

1 См.: Криминалистика / Под ред. С.П.Митричева, М.П.Шаламова. М.,1966. С.343-344; Криминалистика /Под ред. С.П.Митричева, Н.А.Селиванова, М.П.Шаламова. М., 1973.С. 301.

2 См. Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. Саратов, 1980. С. 113.

3 См.. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.,1991. С. 104-105.

26

невиновности, согласно которой “каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет дока- зана в предусмотренном Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Вместе с тем из презумпции невиновности следует, что ограничения прав и свобод, допустимые в отношении преступника, к обвиняемому не могут применяться.1 Кроме того, уголовно-процессуальный закон не ставит обоснованность принятия решения о производстве обыска в зависимость от процессуального положения лица, у которого он будет произведен. Более того, ряд преступлений, предусмотренных УК РФ, исключает поиск в помещении каких-либо вещественных доказательств (например, халатность ст.293, заражение венерической болезнью ст. 121, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показания ст.308 и др.).

Под юридическими основаниями в специальной литературе понимают на- личие постановления о возбуждении уголовного дела, норм уголовно- процессуального закона, регламентирующих порядок производства обыска (ст.ст. 168-173, 176-177), а также мотивированного постановления следователя либо иного лица, уполномоченного на его проведение, о производстве обыска, санкционированного прокурором или его заместителем. Кроме того, в ряде случаев необходимо наличие письменного поручения органам дознания при производстве обыска по делу, находящемуся в производстве у следователя. Наконец, при производстве обыска в помещениях, занимаемых дипломатическими пред- ставительствами, а равно в помещениях, в которых проживают члены дипломатических представительств и их семьи, требуется просьба или согласие дипломатического представительства. Здесь нельзя полностью согласится с И.Л.Петрухиным в том, что обыск может, производится на основании постановления о выемке, если лицо отказывается выдать отыскиваемую вещь добро-

1 См.: Громов Н.А., Николайченко ВВ., Францифоров Ю.В. Принципы
уголовного процесса. Саратов, 1997. С. 41.

27

вольно, с последующим уведомлением прокурора и составлением протокола обыска.1 До принятия соответствующего дополнения УПК, такое суждение было как-то обосновано, но сегодня подобная рекомендация, предлагаемая неко- торыми юристами, по нашему мнению, является дискуссионной. Ведь в случае отказа выдать предметы или документы, подлежащие изъятию, следователь может произвести выемку принудительно. Если же для изъятия указанных выше объектов их необходимо сначала найти, то следователь вынужден произвести обыск. В этом случае следует помнить, что, согласно ст. 170 УПК, приступая к обыску, следователь обязан предъявить постановление об этом. Иное дело, когда у следователя имеются достаточные основания полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится выемка, скрывает при себе предметы или документы, могущие иметь значение для дела. При данных обстоятельствах личный обыск производится без вынесения о том отдельного постановления и санкции прокурора (ст. 172 ч.2 УПК). Однако данное правило, по нашему мнению, не может распространяться на случаи, когда в ходе выемки для обнаружения предметов или документов возникает необходимость произвести обыск помещения, местности или иного места. Представляется, что в данной ситуации следователь должен окончить производство выемки, вынести постановление о производстве обыска и приступить к поисковым действиям, сообщив прокурору в суточный срок о произведенном обыске.

В специальной литературе встречается суждение, что до возбуждения уголовного дела при задержании подозреваемого лица в порядке ст. 122 УПК может быть произведен личный обыск.2 Эта позиция аргументируется тем, что на практике задержание осуществляется чаще всего до возбуждения уголовного дела, а личный обыск, производимый для изъятия у задерживаемого отыскиваемых предметов, представляющих опасность для окружающих, выявления и

1 См.: Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С.62-63.

2 См.: Карев Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М, 1967. С.9; Степанов ВВ. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Са ратов, 1972. С.70-71.

28

закрепления источников криминалистической информации, является составной частью задержания. Авторы обоснованно указывают на коллизию между практикой и нормами УПК. И все же в данном случае мы разделяем мнение И.Л.Петрухина, полагающего, что “проведение личного обыска… до возбуждения уголовного дела могло бы лишить смысла сам акт возбуждение уголовного дела, позволило бы вести расследование в не установленных законом сроков и распространять процессуальное принуждения на отношения, находящиеся вне сферы уголовного судопроизводства”.1 Анализ судебной практики свидетельствует, что игнорирование юридических оснований производства обыска работ- никами правоохранительных органов приводит к тому, что длительная и кропотливая работа, направленная на собирание доказательств, оказывается проделанной впустую. Показательным в этом плане является следующий пример, приведенный Е.В.Друзиным. Оперативный работник милиции по собственной инициативе произвел обыск в доме подозреваемого, в ходе которого обнаружил и изъял обрез и боеприпасы. Впоследствии обрез был предъявлен для опознания, осмотрен. Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы обрез был признан огнестрельным оружием. На предварительном слушании было признано, что обыск проведен не уполномоченным на то лицом. В результате протокол обыска как доказательство, полученное с нарушением закона, был исключен из системы доказательств по делу. Поскольку следственные действия, связанные с опознанием, осмотром обреза, производством баллистической экспертизы проводились в отношении вещественных доказательств, полученных с нарушением закона, то их протокол и заключение экспертизы также были признаны недопустимыми доказательствами.2

В другом случае Судебная Коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР отменила приговор Заводского районного суда г. Саратова, по которому

1 Петрухин И. Личный обыск и охрана прав граждан // Соц.законность. 1984. № 6, С.38.

2 См.: Друзин ЕВ. Основания признания доказательств недопустимыми.По материалам за- конадательства и судебной практики. Саратов,1997. С.26.

\

29

Л. был признан виновным в незаконном хранении наркотического вещества, указав, что Л. не признал себя виновным, утверждая, что работники милиции производили обыск без санкции прокурора и до возбуждения уголовного дела, изъятое не взвешивалось и не опечатывалось. На экспертизу работники милиции направили другое вещество. Судебная Коллегия отметила, что, согласно ст. 109, 129 УПК РСФСР, следственные действия, предусмотренные УПК РСФСР, не могут быть проведены до возбуждения уголовного дела, без санкции прокурора и в ночное время, обнаруженное вещество изъято и хранилось с нарушением порядком, установленным УПК РСФСР.1

Подводя итог вышеизложенному, заметим, что статью, регламентирую- щую основание для производства обыска, следовало бы изложить в следующей редакции: “Обыск может быть произведен для отыскания и изъятия вещественных доказательств, иных объектов, имеющих значение для дела, а также для обнаружения разыскиваемых лиц и трупов лишь при наличии фактических и юридических оснований.

Фактическими основаниями являются имеющиеся в уголовном деле данные о том, что в каком-либо помещении, или ином месте, или у какого-либо лица находится объекты, указанные в части 1 данной статьи.

Юридическими основаниями являются наличие мотивированного поста- новления следователя, санкционированного прокурором или его заместителем. Обыск в жилом помещении против воли проживающих в нем лиц может быть произведен лишь на основании судебного решения.

В случаях, не терпящих отлагательства, обыск может быть произведен без санкции прокурора или судебного решения, но с последующим сообщением прокурору или суду в суточный срок о проведении обыска”.

Разумеется, при решении вопроса о производстве обыска наряду с имею- щимися в уголовном деле доказательствами могут приниматься во внимание и сведения, полученные оперативным путем. Однако такие данные имеют, на наш

1 См.: Бюл.Верховного Суда РСФСР. 1989. № 1. С.9-10.

30

взгляд, лишь вспомогательное значение и не могут сами по себе служить основанием для производства обыска.

В соответствии с нормами уголовно-процессуального закона обоснован- ность принятия решения о производстве обыска проверяется прокурором. Многие годы это положение казалось стабильным и не вызывало каких- либо возражений. Однако, как показывает анализ следственной практики, и в этой части уголовно-процессуального закона имеются неурегулированные вопросы.

Так, согласно ст.211 п.5 УПК, прокурор имеет право непосредственно расследовать уголовные дела, т.е. возлагать на себя функции следователя. Интервьюирование ряда прокуроров района и анализ материалов практики показали, что все прокуроры не считают обязательным для себя получать санкцию на обыск, если сами расследуют преступление, так как от должности прокурора района в этих случаях они не освобождаются. Аналогичное суждение встречается в специальной литературе. И.Л.Петрухин, например, считает, что при вынесении постановлении от имени прокурора или его заместителя санкции вышестоящего прокурора не требуется. ‘

Таким образом, складывается ситуация, когда прокурор в силу разных причин, возлагая на себя функции следователя, расследует преступление и одновременно “осуществляет надзор” за расследованием этого же дела. Вместе с тем анализ ст.ст. 12,25,116,127,168 и других статей УПК показывает, что совмещение различных уголовно-процессуальных функций одним лицом не совсем уместно.

Естественно возникает вопрос, а как быть, если в районе по штатному расписанию не предусмотрено большего количества работников прокуратуры, а следователя, ушедшего в отпуск или заболевшего, некем заменить? По смыслу ряда статей УПК можно сделать вывод о том, что прокурор, возлагающий на себя функции следователя, обязан получить санкцию на производство обыска и ряда других соответствующих действий у вышестоящего проку-

1 Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С.77.

\

31

рора. Однако, учитывая сложность своевременного получения санкции (значительная удаленность от областного центра, невозможность проехать из-за весенней распутицы, неотложность обыска и т.д.), этот вопрос можно было бы решить несколько иначе. На наш взгляд, в УПК следует предусмотреть норму, обязывающую суды рассматривать постановление о производстве обыска, вынесенное прокурором (независимо от того, связано ли производство обыска с вторжением в жилище или нет), и иные материалы, обосновывающие его необходимость. По результатам рассмотрения указанных материалов судья выносит постановление о разрешении производства обыска или об отказе в этом.

Данная рекомендация не на словах, а на деле позволит усилить судебный контроль за законностью действий должностных лиц в досудебной стадии расследования преступлений.

Вместе с тем в ст. 211 УПК следовало бы внести пункт, указывающий, что, если надзирающий за исполнением законов органами дознания и предва- рительного следствия прокурор выносит постановление о производстве отдельных процессуальных действий (обыск, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, ее выемка и др.), требующих санкционирования, он обязан получить санкцию вышестоящего прокурора или решение соответствующего суда.

Возможен и иной вариант действий в данной ситуации. В случаях, не терпящих отлагательства, прокурор, расследующий уголовное дело, обязан уведомить вышестоящего прокурора о произведенном обыске с полным изложением оснований принятия такого решения. Это позволит вышестоящему прокурору вести оперативный надзор за предварительным следствием. Кстати, данный вариант решения указанных вопросов соответствует требованиям ст. 168 УПК РСФСР.

Статья 168 ч. 3 УПК РСФСР указывает, что производство обыска без санкции прокурора возможно лишь в случаях, не терпящих отлагательства с по-

32

следующим сообщением прокурору в суточный срок с момента его
производства.1

К числу случаев, не терпящих отлагательства, в юридической литературе относят следующие ситуации:

а) фактические основания к производству обыска возникли внезапно при производстве других следственных действий;

б) неотложность обыска обусловлена обстоятельствами только что со вершенного нового преступления;

в) обыск необходим для пресечения дальнейшей преступной деятельности определенного лица (лиц);

г) есть сведения, что промедление может привести к уничтожению, ут рате, сокрытию, порче искомых объектов заинтересованными лицами или из-за погодных условий;

д) получение санкции требует (по объективным причинам) много вре мени, а задержка с обыском может привести к утрате доказательств и т.д.

При этом не следует забывать, что и в этих случаях у следователя должно быть достаточно оснований для производства обыска.

Вместе с тем в следственной практике имеют место случаи несвоевремен- ного уведомления прокурора о произведенном обыске в ситуации, когда санкция на него не испрашивалась. Так, следователь Ленинского РУВД г.Саратова провела обыск в квартире С. без санкции прокурора, направив ему сообщение лишь через день. Это послужило основанием для исключения из системы доказательств протокола данного обыска и добытых в процессе его производства предметов, свидетельствовавших о причастности С. к совершенному преступлению.2

Несколько иначе трактуются случаи, не терпящие отлагательства, при ко- торых возможен обыск в ночное время, то есть с 22 часов до 6 часов утра. К

1 По нашим данным в 77 % случаев обыски проводятся при наличии санкции прокурора.

2 См: Архив Ленинского районного суда г.Саратова за 1995г. Уголовное дело № 11515.

I

33

этому случаю относят необходимость завершение обыска, начатого в дневное время.

Обыск в ночное время может быть произведен, если необходимо завер- шить обыск, начатый в дневное время; одновременно проводится несколько обысков, из которых хотя бы один не терпит отлагательства; поступили сведения о том, что лицо, в распоряжении которого находятся существенные для дела объекты, принимает меры к их уничтожению; обыск проводится одновременно с задержанием или арестом.1

В законодательстве ряда стран (Англия, Германия, США) существует норма, наделяющая заинтересованных лиц правом обжалования незаконных обысков в судебном порядке. Думается, что и в уголовно- процессуальное законодательство России следует ввести аналогичную норму, предоставляющую лицу, у которого был произведен обыск (личный, помещения и т.д.), его защитнику право обжаловать в судебном порядке законность и обоснованность данного следственного действия еще в ходе предварительного расследования, не дожидаясь, пока уголовное дело будет передано в суд для рассмотрения по существу. В случае, если суд установит, что обыск был произведен без достаточных оснований или в ходе его были допущены иные процессуальные нарушения, все фактические данные, полученные в результате такого обыска, лишаются доказательного значения.

И.Л.Петрухин считает, что в этом случае суды должны быть наделены правом принятия решения о возвращении владельцам изъятых в ходе такого обыска предметов и документов, о вынесении частных определений в адрес следственных органов, нарушивших закон при проведении обыска.

В целом не возражая против данной точки зрения, заметим, что она нуж- дается в некотором уточнении. На наш взгляд, в любом случае не могут быть

1 Подробнее см.: Руководство для следователей/Под ред.В.В.Найденова, П.А.Олейника, часты. М., 1981. С. 301.

2 См.: Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М.,1989. С.81

\

34

возвращены предметы и документы, запрещенные к свободному обращению (наркотики, яды, радиоактивные материалы и т.п.). Что касается суждения автора о наделении судов правом принять решение о возмещении материального ущерба, причиненного обыском, восстановлении репутации граждан, подвергшихся незаконным обыскам, и принесении им извинений1, то оно верно лишь в отношении лиц, которые не были осведомлены о том, что в их жилище находятся искомые объекты, и не проходят по делу в качестве обвиняемого (подозреваемого). Последние, по нашему мнению, вправе требовать возмещение морального и материального ущерба, восстановление неправомерно ущемленных имущественных интересов в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Известно, что правильный подбор участников, организация взаимодейст- вия с ними в ходе производства следственного действия - одно из условий эффективности расследования преступлений.2

В УПК предусмотрен весьма широкий круг участников обыска. Это предполагает учет специфики их взаимоотношений. Вместе с тем в специальной литературе отсутствует единое мнение относительно того, кто является участником обыска и какова процессуальная и тактическая роль ряда лиц, присутствующих при производстве этого следственного действия. Последнее обусловлено тем, что уголовно-процессуальный закон не раскрывает термина “участник” следственного действия. Между тем от признания того или иного лица участником следственного действия зависит его правовой статус, место и роль в уголовно-процессуальных отношениях.

Анализ норм УПК и специальной литературы показывает, что законо- датель часто, оперируя терминами: “участие” и “присутствие”, по существу, отождествляет их. Так, в ст. 135 говорится об участии понятых в производстве

1 См.. Там же С.81.

2 См.: Божкова HP., Власенко ВТ., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Часть 1. Саратов, 1996. С.66.

35

следственных действий, а ст.ст. 165,169,179 УПК и др. называют понятых среди лиц, присутствующих при предъявлении для опознания, обыске, осмотре и т.д. При этом в УПК упоминается то о присутствии, то об участии одних и тех же субъектов в зависимости от большей или меньшей степени их активности при производстве тех или иных следственных действий. Очевидно, что далеко не всякое лицо, находящееся при производстве следственного действия, может считаться его участником. В основе участия (присутствия) лиц при производстве следственных действий лежат поисковые (познавательные) или удостоверительные функции, осуществляемые на основании и в соответствии с требованиями УПК.

В специальной литературе участники следственных действий нередко характеризуются с учетом обязательности их привлечения к следственным действиям, места в доказывании, осуществляемых функций.1

Придерживаясь данных оснований, проанализируем место и роль участ- ников обыска.2

Всех участников обыска можно подразделить на несколько групп. К пер- вой из них относятся лица, являющиеся в силу указания на то закона обяза- тельными участниками: понятые (ст.135,169 УПК), лицо, у которого произ- водится обыск (обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель и др.)3, либо совершеннолетние члены их семей, а при их отсутствии представители ЖЭУ, местной администрации, а при обыске в помещении предприятия, учреждения, организации - их представители (ст. 169 УПК). В

1 См ..например: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М, 1981. С. 68.

2 В криминалистической литературе встречаются и иные основания классификации участ ников обыска. Например, исходя из роли, выполняемой в ходе этого следственного дейст вия, участники обыска делятся на лиц, производящих обыск, и лиц, присутствующих при его проведении. См: Криминалистика/Под ред. Р.С.Белкина, Г.Г.Зуйкова. М.,1968. С.367.

3 Подробнее об обыске у потерпевших см.: Божкова Н.Р. Использование виктимологических данных при расследовании преступлений. Саратов, 1987. С.27-28.

36

ряде случаев, в зависимости от цели, вида обыска или его предполагающейся обстановки, - прокурор или представитель МИДа РФ (ст. 173 УПК), переводчик (ст. 17 УПК), защитник (ст.48 Конституции РФ, ст. 19 УПК), педагог (ст. 159 УПК), врач (ст. 181 УПК). Так, по нашему мнению, необходимо присутствие педагога, если несовершеннолетний обыскиваемый проживает в интернате, общежитии, училище и т.д., и врача, если в квартире в момент обыска находится тяжелобольной.

Весьма спорным остается вопрос, являются ли следователь, прокурор, начальник следственного отдела участниками следственного действия. Большинство ученых (А.Н.Васильев, И.Ф.Герасимов, Ф.В.Глазырин, П.П.Цветков, С.А.Шейфер и др.) относят следователя к их числу. На это косвенно указывает и анализ норм УПК. Так, ст. 189 УПК говорит о возможности присутствия (участия) следователя при производстве экспертизы, в ст. 181 УПК говорится, что следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если оно сопровождается его обнажением. В других же случаях освидетельствования следователь присутствует, т.е. участвует. Статья 173 УПК говорит об обязательном присутствии прокурора при производстве обыска в помещении дипломатических представительств. В специальной литературе имеется и иная точка зрения, согласно которой следователь не участник, а организатор, руководитель производства следственного действия. Очевидно, что роль следователя при производстве следственного действия не сводится лишь к простому участию. Однако, как верно отметил А.Р.Ратинов, “роль следователя не может быть сведена лишь к общему руководству за ходом поисковых работ и наблюдению. Он должен лично обыскать самые важные объекты или применить наиболее сложные приемы и средства поиска.”1

На практике существует тенденция, когда обыски проводятся оператив- ными работниками по отдельному поручению следователя в порядке ст. 127 УПК РФ. Так, проведенное нами обобщение следственной практики свидетель-

1 Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М.,1961. С. 107.

37

ствует, что в 77% случаев обыск проводится сотрудниками органов дознания. Это объясняется большой загруженностью следователя, в то время как обыск требует больших сил и времени. На наш взгляд, такая практика не должна становиться нормой и может применяться лишь в крайних случаях, например, при производстве групповых обысков. Иначе такое важное и сложное следственное действие, как обыск, практически выходит из-под контроля следователя, что нередко приводит к нарушениям как уголовно-процессуальных, так и нравственных норм и отрицательно сказывается на эффективности обысков из-за недостаточной квалификации сотрудников органа дознания.

Кроме обязательных участников, при обыске могут присутствовать лица, привлекаемые к его производству по усмотрению следователя или по хо- датайству заинтересованного лица, а именно: обвиняемый, подозреваемый и их представители, потерпевший, специалист, свидетель, защитник и др.

К факультативным участникам обыска относятся и лица, привлекаемые для производства вспомогательных трудоемких и неквалифицированных работ (вскрытие пола, раскопок грунта, передвижение тяжелых предметов и т.д.). Представляется, что УПК следовало бы дополнить нормой, регламентирующей права и обязанности вспомогательных участников следственного действия, указав, что за данными лицами сохраняется средний заработок по месту их работы за все время, затраченное ими в связи с вызовом для производства вспомогательных работ, а также что они имеют право на вознаграждение за выполненную работу не менее 1/4 минимального оклада за день работы. Наряду с этим, в УПК следует указать, что руководители предприятий, учреждений, организаций независимо от формы собственности обязаны по требованию следователя предоставить имеющиеся в их распоряжении технические средства, например, экскаватор, бульдозер и т.д., необходимые для производства следственных действий. Пока же, привлекая к производству следственных действий указанных выше лиц, следователь руководствуется ст. 128 УПК, за-

38

крепляющей в общем, плане участие общественности в раскрытии преступлений.

Участники обыска с учетом правового положения могут быть также разделены на три группы.

Первая группа - должностные лица, ведущие расследование по уго- ловному делу, или лица, имеющие по закону право проведения этого действия, (прокурор, начальник следственного отдела, следователь и лицо, производящее дознание). Согласно ст.70 УПК, таким правом формально обладает и суд (судья). Однако на практике это не осуществимо. Суд (судья) вместе с участниками судебного заседания, а в ряде случаев и с коллегией присяжных заседателей не приспособлены для осуществления поисковых действий. Разумеется, суд при наличии оснований имеет право направить дело на дополнительное расследование, но в таком случае может быть утрачен эффект внезапности. Поэтому следует согласиться с существующим в уголовно-процессуальной литературе мнением, что если материалы судебного следствия дают основание для проведения обыска, то суд должен обладать правом поручить его проведение органу дознания или следователю, о чем выносит определение с указанием что, у кого и где искать.1

Вторая группа - лица, имеющие собственный или представляемый уго- ловно-процессуальный интерес, т.е. заинтересованные в исходе данного следственного действия. Это обвиняемый, защитник, подозреваемый, по- терпевший и их законные представители.

Третья группа лиц субъектами доказывания не является, но она также обладает определенными правами и обязанностями. К ним можно отнести специалистов, переводчиков, свидетелей, понятых, представителей ЖЭКа и МИДа (при обыске в помещениях дипломатических представительств), администрации, привлекаемые для выполнения возложенных на них обязанностей, и др.

1 См., например: Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М, 1989. С. 87.

39

Все участники обыска независимо от того, имеют ли они уголовно- процессуальный интерес или нет, играют свою специфическую роль, исходя из которой их также можно подразделить на группы.

К первой из этих групп относятся лица, имеющие определенную ин- формацию об искомых объектах и месте их скрытия. Прежде всего, это ли- ца, у которых производится обыск. Располагая искомыми объектами, они могут выдать их по требованию следователя добровольно или же отказываются сделать это. А.Н.Васильев считал, что “если это подозреваемый или обвиняемый, то проявление его общих типологических черт при обыске представляется ясным - он не заинтересован в положительных его результатах. Если обыск производится у лиц, которые не причастны к расследуемому пре- ступлению, но у которых что-то спрятано, то они заинтересованы в том, чтобы спрятанное не было обнаружено”.1

С последним утверждением трудно согласиться полностью. Так, на- пример, лица, занявшие обыскиваемые помещения после возбуждения уголовного дела, скорее сообщат об известном им месте нахождения искомых объектов, чем допустят обследование их жилища.

Обыск, по мнению А.Р.Ратинова, может проводиться в отношении целого ряда лиц, среди которых он выделяет три группы.

К первой группе относятся обвиняемые и подозреваемые в совершении преступления. Вторую группу составляют лица, в отношении которых нет достаточных оснований для задержания или избрания меры пресечения, но есть сведения, позволяющие подозревать в совершении преступления, соучастии, пособничестве, укрывательстве. Таких лиц, по нашему мнению, можно назвать заподозренными. К третьей группе относятся лица, у которых могут, находится искомые предметы и которые не причастны к самому преступлению, а являются родственниками и знакомыми обвиняемого или подозреваемого, и есть кон-

1 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика.М., 1976. С. 105.

40

кретные основания полагать, что у них находятся искомые объекты.1 К этой группе, очевидно, можно отнести и лиц, занявших обыскиваемое помещение после возбуждения уголовного дела.

Независимо от того, какое отношение имеет обыскиваемый к расследо- ваемому событию, следователь должен (при наличии возможности) обеспечить его присутствие при производстве поисковых действий. В противном случае, как верно отметил С.Г.Любичев “лицо, у которого производится обыск, по вине следователя лишается предоставленной ему законом возможности добровольно выдать разыскиваемые предметы и предотвратить, таким образом, принудительное обследование своего жилища, а в ходе обыска реально осуществлять защиту своих интересов”.2 Кроме того, присутствие при обыске обвиняемого (подозреваемого) оправдано и по тактическим соображениям, так как наблюдение за его поведением в процессе поисков может дать информацию о месте сокрытия искомых объектов.

Невыполнение требований ч.1 ст. 169 УПК, обязывающих следователя обеспечить присутствие лица, у которого производится обыск, может привести к лишению доказательственного значения полученных в ходе такого следственного действия данных. Так, судом присяжных Московского областного суда был оправдан К., обвиняемый в получении взятки, незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов. Кассационная палата Верховного Суда РФ оставила кассационный протест без удовлетворения указав, что судья правильно исключил из разбирательства дела такие доказательства, как протокол обыска в служебном кабинете К., гранату, два предмета в виде авторучек, признанных огнестрельным оружием, заключение взыровотехнической и баллистической экспертиз, так как эти доказательства получены с нарушением закона. Согласно ч.2,4 ст. 169 УПК органы расследования обязаны обеспечить

1 А.Р.Ратинов Некоторые вопросы производства обыска //Вопросы криминалистики. № 1- 2. М., 1961.С.194-195.

2 См.: Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. М, 1980. С. 63.

41 фС\У.А. ‘.:?: ? -. x 4

присутствие лица, у которого производится обыск, разъяснить ему право делать заявление по поводу производства обыска, подлежащее занесению в протокол. Однако органы следствия этого не сделали, хотя имели возможность обеспечить присутствие К. при производстве обыска и разъяснить ему его права. Таким образом, необеспечение присутствия лица, у которого производится обыск, послужило одним из оснований для исключения из разбирательства дела вещественных доказательств и заключений экспертов по ним.1

По мнению ряда ученых, для облегчения узнавания отыскиваемых объек- тов к участию в обыске могут привлекаться потерпевшие и свидетели. “В этих случаях, - пишет И.Л.Петрухин, - в рамках обыска проводится другое следственное действие - предъявление для опознания, результаты которого отражаются в отдельном протоколе.”2 Аналогичное суждение встречается и в работах иных авторов.3 В то же время в специальной литературе имеется и иная точка зрения по анализируемому вопросу. Так, А.Н.Гусаков считает, что “не следует приглашать для участия в обыске потерпевших, поскольку в случае обнаружения каких-либо подозрительных предметов утрачивается возможность предъявления для опознания”4. А.Б.Соловьев отмечает по данному поводу, что по существу здесь наблюдается смешение обыска и предъявления для опознания, для которых законодатель установил различный процессуальный режим.5

1 См.: Бюл. Верховного Суда РФ. 1996. № 8. С. 30-34.

2 См.: Петрухин ИЛ. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С.92.

3 См., например: Васильев А.Н. Следственная тактика. М..1976.С.94; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,1981.С.87; Белкин Р.С, Лиф- шиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. С.84. и др.

4 См.: Криминалистика / Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. М., 1994.С.266 (автор гла вы А.Н.Гусаков).

5 Казинян ГС, Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. Ереван, 1987. С. 68.

42

О.Я.Баев, развивая данную мысль, справедливо пишет, что… «участвуя в обыске, потерпевший узнает, а не опознает обнаруженные предметы. Ни в коем случае это нельзя расценивать как опознание, так как в таких ситуациях не соблюдается процессуальные требования к предъявлению для опознания (в частности, требования о предъявлении предмета в группе однородных предметов). «1 Действительно, несмотря на аналогию в психологическом процессе узнавания объектов в ходе обыска и при предъявлении для опознания, процессуальный порядок производства указанных следственных действий иной. В то же время следует учитывать, что тактически и процессуально грамотное использование присутствия при производстве обыска потерпевших и свидетелей дает возможность существенно повысить эффективность его производства и оптимизировать весь процесс расследования. На наш взгляд, говорить об опознании объектов непосредственно в ходе обыска можно лишь при соблюдении требований ст.ст. 164,165 УПК, что далеко не всегда осуществимо. Следователь не способен заранее предугадать, имеются ли на месте производства обыска объекты, однородные отыскиваемому, лица, сходные по внешности с разыскиваемым лицом, и т.п. Вместе с тем в некоторых случаях опознание объектов в ходе обыска возможно. Например, исходя из смысла ст. 165 УПК, может быть опознан обнаруженный в ходе обыска труп или его части. Редкие и уникальные предметы (обнаруженные в ходе обыска картины, иконы и иные произведения искусства) также предъявляются для опознания в единственном числе.2 В данных случаях процессуальный режим, установленный для опознания не нарушается, тем более что потерпевшие и свидетели, перед тем как они будут приглашены для участия в обыске, обычно подробно допрашиваются об обстоятель- ствах, при которых они наблюдали соответствующее лицо или предмет, о приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание.

1 Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С. 72.

2 См., например: Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. М, 1996. С.63; Белкин Р.С, Лифшиц Е.М. Тактика следственных дей ствий. М, 1997. С. 157.

43

Таким образом, если возникает необходимость опознания указанных объ- ектов, то обыск может быть завершен (если это возможно по тактическим соображениям) или приостановлен.

После чего с соблюдением процессуальных требований производится предъявление для опознания, ход и результаты которого фиксируются в соответствующем протоколе, оформляющемся в соответствии со ст. 166 УПК. По результатам опознания следователь принимает решение о завершении обыска или возобновлении поисковых действий. В иной ситуации, когда присутствовавший при производстве обыска потерпевший узнал принадлежащую ему вещь данный факт, должен быть отражен в протоколе обыска.1

Ко второй группе участников обыска относятся лица, использующие свои специальные познания и навыки для оказания содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательственной информации. Возможности использования помощи специалиста при производстве различных следственных действий давно привлекает пристальное внимание юристов.2 Однако статус, содержание и формы участия специалистов в следственных действиях нуждаются в уточнении.

Анализ специальной литературы показывает, что большинство научных работ посвящено общим вопросам использования специальных познаний. Поэтому существенное значение имеет исследование вопросов, посвященных

1 Подробнее об это см.: Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. М, 1997. С.29.

См., например: Зезянов В.П. Роль, место и значение специальных знаний в кримина- листической методике. Автореф. дис… канд.юрид.наук. Ижевск,1994; Махов В.Н. Участие специалистов в следственных действиях. Автореф.дис…канд.юрид.наук. М.,1972.; Ковалев А.В. Теоретические вопросы участия специалистов в производстве следственных действий //Актуальные вопросы советской юридической науки.Ч.2. Саратов,1978; Степанов В.В., Фирсов Е.П. Взаимодействие следователя со специалистом- криминалистом при расследовании преступлений //Криминалистика. Экспертиза. Розыск, Саратов, 1995 и др.

44

особенностям участия специалистов при производстве отдельных следственных действий, в том числе и обыске.

Известно, что решение основной процессуальной задачи обыска - отыскание объектов - вызывает немалые затруднения. Поиск нужного объекта без использования технических средств, без привлечения специалиста часто завершается неудачей. Многообразие обстоятельств, с которыми приходится сталкиваться следователю, объективно предопределяет необходимость использования помощи других лиц-специалистов.1 Между тем обобщение след- ственной практики показало, что специалисты приглашались следователями для участия в обыске лишь в 12 из 232 случаев его производства.

На наш взгляд, специалиста необходимо привлекать во всех случаях, когда возникает, а вернее, прогнозируется следственная ситуация, требующая применения специальных познаний и навыков как научного, так и технического характера. Кроме того, с учетом социальных изменений, происходящих в нашем обществе, следует согласиться с Л.А.Ивановым, предложившим расширить перечень сфер деятельности специалиста, включив в нее и религию.2

Привлечением специалиста к производству обыска могут быть достигнуты различные цели. А.В.Дулов и П.Д.Нестеренко выделяют среди них следующие : 1 применение научно-технических средств для выявления скрытых предметов и тайников; 2)распознание действительной сущности тех или иных предметов и объектов (например, провизор, фармаколог, химик, ботаник помогут в отыскании наркотических средств лекарственного, химического и растительного происхождения, с помощью ювелира или представителя Пробирного надзора министерства финансов России устанавливается досто-

См. Степанов ВВ., Фирсов Е.П. Взаимодействие следователя со специалистом- криминалистом при расследовании преступлений //Криминалистика. Экспертиза. Розыск. Саратов, 1995 и др. С.42.

2 См. Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных
происшествий. Саратов, 1993. С. 55

45

инство драгоценностей - А.И.); 3)определение возможного способа сокрытия ценностей и других искомых объектов.1 На наш взгляд, цели привлечения специалистов к производству обыска намного шире, в частности:

  • выполнение поручений, требующих специальных познаний и навыков (электромонтера, водолаза и т.д.);
  • получение консультаций по вопросам соблюдения правил безопасности (при обращении с ядовитыми и взрывчатыми веществами, электро- приборами, оружием и т.д.);
  • оказание помощи в правильном изъятии, упаковке и транспортировке найденных предметов, описания их в протоколе;
  • оказание помощи в проведении предварительных исследований;
  • установление психологического контакта с обыскиваемым или осущест- вление психоаналитического наблюдения за обыскиваемым в целях наибо- лее оптимального поиска искомых объектов.
  • Данный перечень не является исчерпывающим.

Круг лиц, которые могут быть включены в состав участников обыска в качестве специалиста весьма разнообразен. Он определяется с учетом конкретных обстоятельств дела. Так, целесообразно участие в обыске ме- дицинского работника, когда в обыскиваемом помещении находятся тяже- лобольной человек или младенец. Преступники нередко прячут ценности, и иные объекты в постели больного, ножках кресла, в котором сидит парализованный человек, в пеленках грудного ребенка. Известен случай, когда украденные серьги были спрятаны в соске ребенка. Обыск вещей и личный обыск не дали никаких результатов, так как ребенок во время обыска находился на руках у матери, а соска во рту ребенка.2 Бывает, что обыскиваемый или его родственники симулируют потерю сознания, припадки и прочие

1 См.: Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск, 1971. С.150.

2 Польке Ю. О проведении обыска и обнаружении различных тайников //Бюллетень переводов зарубежной криминалистической литературы. М., 1965. Вып.4. С.43-44.

46

болезненные явления или прячут искомые объекты в естественных полостях тела.

В настоящий момент стали распространенными случаи перевозки нарко- тиков и некоторых других объектов в желудке человека. Поиск таких объектов требует приглашения соответствующих специалистов. Подобные ситуации, когда обыскиваемый проглотил искомый объект, могут возникнуть и при обыске в помещении. Думается, что диагностические и медицинские исследования, направленные на обнаружение и извлечение предметов, спрятанных в полостях тела человека (фиброскопия, рентгеноскопия или рентгенография желудочно-кишечного тракта, промывание желудка), могут быть проведены в рамках личного обыска. Многие годы реализация подобных процедур не вызывала особых возражений. Однако, исходя из требований ч.2 ст.21 Конституции РФ, устанавливающей, что “никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским , научным или иным опытам”, указанные выше исследования могут осуществляться лишь с согласия обыскиваемого. Принудительное же обследование в данной ситуации будет, на наш взгляд, недопустимо.

Данные исследования должны осуществляться медицинскими работниками по поручению следователя в присутствии понятых по возможности из числа медицинского персонала, а в отдельных случаях и оперативных работников.

В ситуациях, когда лицо подвергается полному личному обыску, напри- мер, если есть достаточные основания полагать, что искомые объекты спрятаны в естественных отверстиях человеческого тела, производство обыска также лучше поручить медицинскому работнику. Пластырные наклейки, гипсовые и иные повязки во всех случаях должны проверяться совместно с врачом при условии, если эти действия не угрожают жизни и здоровью обыскиваемого. Данное правило следовало бы закрепить в уголовно-процессуальном законе.1

1 Мы присоединяемся к мнению И.Л.Петрухина, считающего, что “требование о недопустимости действий, унижающих честь и достоинство или представляющих опасность для здоровья граждан, сформулированные в законе применительно к освидетельствованию и следственному эксперименту (ст. 181, 183 УПК РСФСР) следовало бы распространить и

47

Во всех приведенных выше случаях вызов специалиста по действующему УПК ст. 170 является правом следователя. И лишь в случае производства обыска с целью обнаружения трупа или его частей закон (ст. ст. 179,180 УПК) обязывает следователя привлечь врача-специалиста в области
судебной медицины, а при невозможности его участия иного врача.

Существенная роль при обыске с участием лиц, не владеющих языком судопроизводства, принадлежит переводчику. Его участие представляет собой важную гарантию осуществления принципа национального языка судопроизводства, охраны прав и законных интересов обыскиваемого. Переводчик помогает установить психологический контакт с обыскиваемым, обеспечивая возможность общения между ним и следователем, разъясняет лицу, у которого производится обыск, или лицам, его заменяющим, если они также не владеют языком судопроизводства, смысл происходящего, права и обязанности, содержание процессуальных документов.

Третью группу участников обыска составляют лица, обеспечивающие контроль за объективностью и полнотой изъятия и фиксации криминалистической информации. Это лица, заменяющие обыскиваемого, защитник, законные представители. Согласно ст. 169 УПК, при невозможности присутствия в ходе обыска лица, у которого он проводится, его заменяют совершеннолетние члены его семьи: супруг, родители и дети (усыновители и усыновленные) - ст. 2 Семейного кодекса РФ.

В случае невозможности их присутствия приглашаются представители - должностные лица домоуправления, сельской (поселковой) администрации. Приступая к обыску, следователь должен позаботиться о находящихся в обыскиваемом помещении детях, так как их присутствие при поисковых действиях может вызвать в дальнейшем их негативное отношение к сотрудникам правоохранительных органов. В таких случаях целесообразно от-

на личный обыск”. См. Петрухин ИЛ. Личный обыск и охрана прав
граждан //Соц.законность, 1984. N6. С.39.

48

править малолетнего или подростка в детское учреждение, ЖЭК или другое место, где они в спокойной обстановке могут отдохнуть и переждать поисковые действия.1

Участие понятых в обыске призвано по замыслу законодателя служить средством контроля за объективностью и полнотой отображения криминалистической информации в протоколе данного следственного действия.2

Понятые подбираются, как правило, до прибытия на место обыска. Ре- зультаты проведенного нами анкетирования работников правоохранительных органов показали, что 82% из них приглашают понятых еще до выезда на место обыска.

Количество понятых определяется в зависимости от особенностей обы- скиваемых объектов. Так, например, при обыске больших по площади участков местности или в отдельных комнатах в состав группы могут быть включены несколько следователей и оперативных работников, производящих порознь поисковые действия на отдельных участках местности или в изолированных комнатах. В таких случаях в каждом из помещений (например, в каждой из комнат) должны присутствовать по два понятых и не менее одного члена семьи.3

Очевидно, аналогично должен решаться вопрос и с количеством представителей ЖЭО, предприятий, учреждений и т.д. Если предвидится проведение личных обысков, важно обеспечить участие понятых обоего пола. При подготовке к обыску на предприятии желательно подбирать понятых, знающих особенности производственной деятельности того или иного участка, цеха. Решая вопрос о приглашении понятых для присутствия при проведении обыска, следователь должен учитывать,
что производство этого следст-

1 Комиссаров В. Следственная этика и вопросы тактики обыска //Соц.законность,1984.Ы 4.С.35.

2 Подробнее о роли понятых при производстве следственных действий см.:Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве. М., 1998.

3 Бюллетень ВС РСФСР, 1981, N1, С.5-6

49

венного действия может затронуть обстоятельства интимной жизни граждан, у которых он производится. Поэтому при подборе понятых следователь должен по возможность привлекать к этому следственному действию лиц, присутствие которых при обыске не повлекло бы разглашение результатов и самого факта его производства.

В специальной литературе не рекомендуется приглашать в качестве поня- тых лиц, находящихся в состоянии опьянения, страдающих различными психическими и физическими недостатками (пониженной остротой зрения, слуха, дальтонизмом), проживающих в иных населенных пунктах, местности, где будет проводиться расследование, отбывающих наказание за административные правонарушения, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, проходящих практику в правоохранительных органах. По нашему мнению, из этических соображений нельзя в качестве понятых приглашать и лиц, находящихся в напряженных отношениях с обыскиваемым, соседей, сослуживцев. В связи с этим, с процессуальных, тактических и нравственных позиций целесообразно приглашать в качестве понятых тех граждан, которые обыскиваемого не знают, не проживают с ним по соседству и в то же время хорошо знакомы с местной обстановкой, обычаями и пр. С учетом происходящих социальных изменений в нашем обществе представляется, что на выбор понятых для участия в обыске могут также влиять национальный и религиозный факторы.

В специальной литературе встречается достаточно аргументированные высказывания о том, что институт понятых должен быть факультативным, то есть в тех или иных случаях следователь сам в зависимости от тяжести совершенного преступления, искомых объектов, прогнозируемого поведения обыскиваемых и т.д. решает, нужно ли ему приглашать к обыску понятых или нет1. Эта позиция обуславливается тем, что процессуальная, а тем более факти-

1 См.: Цоколова О.И. Институт понятых должен стать результативным //Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Иркутск, 1995; Шейфер С.А. Следственные действия. Системы и процессуальные формы. М., 1981. С. 76.

50

ческая роль понятых, по мнению некоторых авторов, невелика. Действительно, трудно полностью согласиться с мнением, что “…присутствие понятых побуждает следователя неукоснительно соблюдать предписания уголовно-процессуального закона”.1 На практике это бывает далеко не всегда. Как показывает наблюдение за деятельностью следователя и анализ материалов уголовных дел, понятые чаще всего не имеют ни малейшего представления о порядке и правилах (процессуальных и фактических) проведения обыска. Кроме того, излишнее количество лиц при обыске нежелательно как по этическим, так и по тактическим соображениям. Следователь не всегда контролирует их поведение в ходе, а тем более после обыска. Поэтому может возникнуть ситуация, когда выявленные в ходе обыска обстоятельства интимной жизни граждан или информация, составляющая следственную тайну, будет разглашена. В случае применения научно-технических средств, обеспечивающих объективность фиксации производства следственного действия и его результатов (например, видеосъемки), приглашение понятых является, на наш взгляд, и вовсе излишним. Да и законодательству западных стран институт понятых неизвестен.

С понятыми связаны затруднения и иного характера. Например, при производстве выемки, а при необходимости и обыска в почтово- телеграфных учреждениях для изъятия почтово-телеграфной корреспонденции закон (ст. 174 УПК) требует, чтобы при осуществлении этих следственных действий присутствовали понятые из числа работников учреждения связи. Следователю или лицу, производящему дознание, практически невозможно выполнить это требование закона, если указанные следственные действия производятся в учреждениях, где по штату имеется лишь один работник, и приходится приглашать второго понятого - служащего почтово-телеграфного учреждения -или ограничиться одним понятым.2

1 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальные формы. М, 1981. С. 76.

2 О данной проблеме и путях ее разрешения см.: Теория доказательств в советском уголов ном процессе / Под.ред. Н.В.Жогина. М, 1973. С.244; Чувилев А.А. Причины нарушения

51

И все же, на наш взгляд, присутствие понятых при производстве обыска в большинстве случаев служит сегодня одним из основных средств контроля за законностью действий следователя. Когда читаешь протоколы обыска, нередко создается впечатление о внешнем благополучии его производства. И, лишь допросив понятых, удается выяснить обоснованность, тактическую грамотность производимого обыска и достоверность полученных результатов. Так, по месту жительства подозреваемого в незаконном приобретении и сбыте огнестрельного оружия А. был произведен обыск, в ходе которого работники милиции обнаружили три 9 мм патрона к огнестрельному оружию. А. отрицал факт хранения дома боеприпасов. Анализ протокола обыска не позволил выявить какие-либо нарушения со стороны оперативных работников, производивших обыск.

Однако один из понятых на допросе в ходе судебного следования пояснил, что для участия в обыске его пригласила жена А., когда он подошел к до- му А., работники милиции уже находились в квартире, где кроме них была только малолетняя дочь А. Поиски производились одновременно в двух комнатах, рядом с каждым из оперативных работников находилось по одному понятому. Где обнаружены патроны, он не видел, так как был на значительном расстоянии за спиной сотрудника милиции, производившего обыск, а когда тот обернулся, у него в руке уже находились патроны. Аналогичные показания дал и второй понятой, допрошенный в качестве свидетеля.1 Таким образом, выявить все процессуальные нарушения, допущенные в ходе обыска, удалось лишь благодаря показаниям лиц, присутствовавшим в качестве понятых при производстве данного следственного действия. Любопытно, что 69% из проанкетированных работников правоохранительных органов считают присутствие понятых важной гарантией законности и объективности производства обыска, 17% показали, что понятых следовало бы приглашать для участия в обыске в зависи-

следователями и органами дознания принципа социалистической законности // Уголовно- процессуальные и криминалистические проблемы правоохранительной деятельности. Омск,

  1. С.24,26.

1 См.: Уголовное дело № 11711 Архив Фрунзенского районного суда г. Саратова за 1997 г.

52

мости от ситуации, и лишь 14% считает, что институт понятых следует упразд- нить. Поэтому недопустимо, чтобы следователь по своему усмотрению без учета мнения заинтересованных лиц определял, требуется ли присутствие понятых при производстве обыска.

Вместе с тем, учитывая требования современного законодательства, нам представляется оправданным уточнение (расширение) прав ряда участников следственных действий, в том числе и лиц, у которых производится обыск, предусмотрев в проекте УПК РФ специальную статью, регламентирующую от- вод понятого. Вариант этой статьи может быть сформулирован следующим об- разом: “Подозреваемый, обвиняемый, их защитник, обыскиваемый имеют право заявить отвод понятым при наличии оснований, исключающих возможность присутствия этих лиц при производстве следственного действия (ст. 59 УПК РСФСР).

Вопрос об отводе понятого решается лицом, производящим следственное действие, о чем делается отметка в протоколе следственного действия.”

Подобная норма явилась бы гарантией предотвращения односторонности и тенденциозности отражения хода и результатов обыска, а также других след- ственных действий, производимых в присутствии понятых.

Разумеется, это предложение возможно и дискуссионно, но при разработке и применении нового уголовно-процессуального законодательства необходимо больше уделять внимания расширению демократических основ судопро- изводства.

Согласно ст. 169 УПК, лица, у которых производится обыск, понятые, представители имеют право присутствовать при всех действиях следователя и делать заявления по поводу этих действий, подлежащих занесению в протокол обыска. Формулировка данной нормы представляется не совсем удачной. Так, законодатель, наделив таким правом лицо, у которого производится обыск, не представляет аналогичной возможности совершеннолетним членам его семьи, заменяющим обыскиваемого в его отсутствие. Кроме того, в хо-

53

де обыска в помещении нередко возникает необходимость личного обыска, зачастую связанного с обнажением тела человека. В подобных случаях право указанных выше лиц присутствовать вне зависимости от пола при подобных действиях следователя неуместно и, по существу, сводит на нет предписания ч.З ст. 172 УГЖ, согласно которой лицо, производящее личный обыск, и понятые должны быть одного пола с обыскиваемым. В связи с этим ч.4 ст. 169 УПК следовало бы изложить в следующей редакции: “Лицам, у которых производится выемка или обыск, а при их отсутствии совершеннолетним членам их семей, понятым, представителям разъясняется их право присутствовать при всех действиях следователя, кроме случая, предусмотренного ч.З ст. 172 УПК”. Саму же ч.З ст. 172 УПК следовало бы дополнить нормой, указывающей, что при личном обыске, сопряженным с обнажением обыскиваемого, не допускается присутствие любых других лиц, кроме производящих обыск и понятых, а в необходимых случаях - врача и (или) специалиста одного пола с обыскиваемым.

К лицам, обеспечивающим контроль за объективностью и полнотой изъятия и фиксации доказательственной информации относятся и законные представители и защитники. Законным представителем обыскиваемого является лицо, под опекой или на попечении которого находится несовершеннолетний или гражданин, который не в состоянии защищать свои права и законные интересы в виду наличия психических или физических недостатков. Таковыми являются родители, опекуны, попечители обвиняемого, представители учреждений, на попечении
которых находится обвиняемый, подозреваемый.

Современное законодательство Российской Федерации (ст.48 Конституции РФ и ст. 19 УПК) гарантирует каждому обвиняемому и подозреваемому (соответственно и обыскиваемому) право на получение квалифицированной юридической помощи. Важнейшей гарантией реализации этого права является участие защитника в уголовном процессе. Известно, что ст.51 УПК РФ предоставляет защитникам право участвовать при производстве следственных дейст-

54

вий, в которых участвуют их подзащитные1. На практике такое право следователем нередко игнорируется. Анализ уголовных дел и личный опыт работы диссертанта адвокатом показывают, что защитники, участвующие в производстве предварительного следствия по уголовному делу, присутствуют при производстве таких процессуальных действий, как предъявление обвинения, допрос, очная ставка, следственный эксперимент, предъявление для опознания, ознакомление обвиняемого с материалами дела. В то же время при производстве такого важного и сложного следственного действия, как обыск, оказывающего зачастую решающее влияние на весь ход расследования, адвокаты участвуют крайне редко, так как следователи не извещают ни арестованного, ни адвоката о том, что предстоит его производство.

Анкетирование работников правоохранительных органов Саратовской об- ласти и города Санкт-Петербурга показывает, что причинами такого положения является то, что обыск, одно из первоначальных следственных действий, по мнению следователей, производится якобы до вступления адвоката в уголовное дело. Некоторые следователи руководствовались тактическими соображениями: обеспечение внезапности производства поисковых действий; “нейтрализация” адвоката с тем, чтобы он не мешал, не оказывал бы давления на понятых и др. Подобные доводы представляются нам неубедительными, так как они противоречат общим основам уголовного судопроизводства. Хотя необходимо заметить, что в УПК РФ, действительно, отсутствует норма, обязывающая следователя уведомлять защитника обо всех процессуальных действиях, производимых с участием его подзащитного. Между тем недостаточно только предоставить права субъекту общественных отношений - необходимо еще создать специальные нормативные и организационные средства, способ- ные гарантировать как осуществление этих прав и реализацию законных инте-

1 Подробнее об участии защитника при производстве следственных действий см.: Стецов-ский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М.,1992.

55

ресов, так и защиту их от неосновательной стесненности, а порой и прямого нарушения.1

В связи с этим представляется целесообразным дополнить ст. 131 дейст- вующего УПК следующей нормой: “При наличии ходатайства подозреваемого, обвиняемого следователь обязан извещать защитника обо всех предстоящих следственных действиях, в которых будет участвовать его подзащитный”.

Несмотря на то, что криминалисты уделяли много внимания тактике обы- ска, проблемы пределов и форм, участия адвоката (защитника) обвиняемого, подозреваемого в специальной литературе практически не исследовались.

Между тем “нет сомнений, что само присутствие адвоката при отдельных действиях, осуществляемых следователем, самым существенным образом влияет на тактические возможности следователя по успешному достижению стоящей перед ним цели.”2

Разумеется, адвокат, равно как и его подзащитный, не является обяза- тельным участником обыска. Однако, думается, что в случае если следователь планирует присутствие обвиняемого (подозреваемого) при производстве обыска, он должен по возможности заранее выяснить его мнение относительно того, требуется ли ему адвокат при осуществлении данного следственного действия. Тем более что обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту предусматривает обязанность следователя предоставить возможность этим лицам “защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав” (ст. 19 УПК РСФСР).

1 См.: Азаров В.А. Теоретическая модель механизма уголовно-процессуальной охраны имущественных интересов личности //Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы правоприменительной деятельности. Омск, 1989. С. 3-4.

2 Баев М.О.,Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессее. Тактика профессиональ ной защиты по уголовным делам. Право обвиняемого на защиту (нормативные акты, поста тейный материал). Воронеж, 1995. С. 16.

56

Отказ от участия защитника в данном следственном действии должен быть заявлен обвиняемым (подозреваемым) добровольно, в прямой определен- ной форме и собственноручно зафиксирован им в протоколе обыска.

В случае если обвиняемый требует присутствия адвоката при производ- стве обыска, перед следователем встает задача в сжатые сроки обеспечить его участие. В ситуации, когда у обвиняемого (подозреваемого) есть адвокат, допущенный в дело на законных основаниях, следователь должен известить его о необходимости явиться к месту сбора участников следственного действия. По тактическим соображениям целесообразно не извещать адвоката о характере предстоящего следственного действия. Адвокат извещается о содержании и целях следственного действия, в котором ему предстоит участвовать, в последний момент, когда все участники обыска будут в сборе или перед прибытием на место обыска, если это не вызовет организационных трудностей. Если же у обвиняемого (подозреваемого) на момент производства обыска нет адвоката или его присутствие по каким-либо причинам в данный момент невозможно, то следователь обеспечивает участие другого адвоката через заведующего юридической консультацией или на основе личной договоренности с определенным адвокатом, также, не разглашая конкретных целей участия адвоката. Иная ситуация возникает при производстве личного обыска, который нередко бывает сопряжен с обнажением обыскиваемого. Закон оставляет открытым вопрос, что делать, если защитник обвиняемого (подозреваемого), у которого производится личный обыск, иного пола, чем его подзащитный? Думается, что по аналогии с требованиями ст. 172 УПК адвокат, присутствующий при личном обыске обвиняемого (подозреваемого), должен быть также одного пола с обыскиваемым.

Присутствуя при производстве обыска у обвиняемого (подозреваемого), защитник не ограничивается пассивным наблюдением за действиями следователя, понятых, специалиста, других участников следственного действия. Участие адвоката при производстве обыска играет двоякую роль. С одной стороны,

57

он обращает внимание следователя и понятых на существенные с его точки зрения фактические данные, следит, чтобы при производстве обыска приобща- лись не только объекты, устанавливающие виновность его подзащитного, но и оправдывающие, смягчающие наказание. В ходе обыска защитник предприни- мает действия по устранению нарушений норм уголовно-процессуального за- конодательства, заявляя отводы, ходатайства, или обжалует действия следователя по завершению обыска. Защитник может потребовать внести в протокол следственного действия необходимые уточнения и дополнения, удостоверяет правильность и полноту фиксации в протоколе результатов обыска.1

С другой стороны, участие адвоката при производстве обыска может спо- собствовать установлению психологического контакта следователя с обыски- ваемыми лицами, предотвращению конфликтных ситуаций. Так, адвокат, как правило, пользующийся авторитетом у обвиняемого (подозреваемого), членов их семей, может разъяснить им смысл происходящего, подтвердив законность действий следователя. В отдельных же случаях, при производстве других след- ственных действий, адвокат, разъясняя обвиняемому доказательственную зна- чимость предметов (объектов), изъятых в ходе обыска, может способствовать созданию нормальной психологической обстановки и тем самым косвенно со- действовать эффективности расследования преступления при смягчающих об- стоятельствах его совершения2. В свою очередь нарушение права обвиняемого (подозреваемого) на защиту, необеспечение адвоката в обыске, несмотря на то,

Подробнее о взаимодействии следователя и адвоката при производстве следственного дей- ствий см.: Хлынцов М.Н. Процессуальные и тактические вопросы взаимодействия следователя и адвоката в процессе расследования преступлений //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов. Вып.9. 1994. С.7-10 и др.; Иванов АН. Особенности обыска с участием защитника обвиняемого //Адвокатская деятельность. Саратов, 1997. С.24-26.

2 См. об этом . Иванов АН., Комиссаров В.И. Тактика обыска. Состояние и перспективы развития // Юридические записки: Расследование преступлений: Вопросы теории и практики. Вып.7. Воронеж, 1997. С.87-93.

58

что обвиняемый, у которого производится обыск, настаивает на его присутствии, влечет недопустимость полученных в ходе данного следственного действия доказательств.1

Таким образом, участие адвоката при производстве обыска может способ- ствовать обеспечению достоверности и правомерности получения вещественных доказательств, а также послужит одной из гарантий защиты и объективности обвиняемого в стадии предварительного расследования преступления.

Уяснив процессуальную сущность, уточнив место обыска в системе других следственных действий, разработав дополнительные гарантии по соблюдению прав обыскиваемых, мы четче “обрисовали” пути процессуального совер- шенствования анализируемого следственного действия. Предложения о допол- нении УПК рядом новых статей и внесение изменений в существующие, конеч- но, призваны оптимизировать порядок производства обыска, обеспечить со- блюдение прав и законных интересов его участников. Разумеется, предлагаемые варианты совершенствования норм уголовно-процессуального законодательства не исключает их дальнейшего улучшения. Однако предпринятая попытка представляется целесообразной, поскольку, на наш взгляд, способствует более полной регламентации производства обыска и тем самым расследования преступлений.

1 Подробнее о критериях допустимости доказательств см.: Друзин ЕВ. Основание признания доказательств недопустимыми. Саратов, 1997; Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в Российском уголовном процессе. Автореф.дис… канд. юрид. наук. Краснодар, 1995.

59

1.2. Криминалистическая характеристика обыска.

Обыск как следственное действие является объектом изучения не только науки уголовного процесса, но и науки криминалистики. С одной стороны, обыск - следственное действие, посредством которого устанавливаются фактические данные, представляет собой один из первичных элементов уголовно- процессуальной деятельности, с другой стороны, в любом следственном дейст- вии, в том числе и обыске, несомненно, можно выделить не только уголовно- процессуальный, но и криминалистический элемент деятельности.

Обобщение следственной практики показывает, что, наряду с недостаточно четкой уголовно-процессуальной регламентацией производства обыска в процессе расследования встречаются трудности и чисто криминалистического плана.

В ходе данного диссертационного исследования были изучены распро- страненность и качественность произведенных обысков. Анализ уголовных дел позволяет сделать вывод, что это следственное действие производилось по каж- дому второму из них. Так, изучение 310 уголовных дел показало, что при рас- следовании 175 из них производился как минимум один обыск. Вместе с тем только 109 из 230 обысков оказались результативными. В 52,7% случаев искомые объекты не были найдены. Изложенное выше свидетельствует о распро- страненности обыска как следственного действия. А низкая эффективность его производства обусловливает необходимость поиска и активного внедрения в следственную практику рекомендаций криминалистики.

Анализ специальной литературы показывает, что многие юристы не ус- матривают особой разницы между процессуальной и криминалистической сущностью следственных действий, а криминалистическое понятие обыска зачастую отождествляется с уголовно-процессуальным. Это приводит к “разно- чтению” одного и того же понятия или повторению процессуальных, а не кри- миналистических характеристик обыска. Тем самым умаляется тактическая

60

роль этого следственного действия. Данное обстоятельство послужило основанием для их справедливой критики со стороны других авторов.

На наш взгляд, прав был А.Н.Васильев, указав, что “…у каждого следст- венного действия есть процессуальная и тактическая сторона… Ясно, что нельзя смешивать процессуально правовые требования, являющиеся для следователя обязательными, и тактические рекомендации, которые сплошь и рядом имеют альтернативный характер и применяются в той мере, в какой применение их является целесообразным в зависимости от индивидуальных особенностей того или иного дела.”1 В этой связи А.И.Винберг справедливо отмечал, что “нередко в само понятие следственной тактики криминалистами привносится процессуальное содержание порядка проведения следственных действий. Актуальные же вопросы следственной тактики, входящие в предмет криминалистики, по- прежнему недостаточно разработаны”.2 Данная тенденция просматривается в публикациях криминалистов и до сегодняшнего дня.

Известно, что производство обыска всегда связано с воздействием на психологию обыскиваемых лиц и материальные объекты, а также с взаимодействием следователя с участниками обыска. Поэтому познание взаимодействия материальных тел и процессов является предметом изучения следственной тактики и, в частности, тактики производства обыска.3 Между тем анализ специальной литературы показывает, что большинство криминалистов,

1 Васильев АН. О тактике следствия //Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 7. М., 1956. С. 144-145.

2Винберг А.И. О научных основах криминалистической тактики //Правоведение. 1965.

N3, С.79.

3 Вопросы взаимодействия следственной тактики и криминалистической техники достаточно полно совещены в специальной литературе. См., например: Криминалистика социалистических стран. М., 1986. С. 90-108; Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. М.,1997. С.295-296; Белкин Р.С., Лифшиц ЕМ. Тактика следственных действий. М.,1997. С.25 и др.

61

разрабатывающих рекомендации по производству обыска, акцентируют внима- ние в основном на поисковых мероприятиях, упуская из виду другие аспекты этого следственного действия. Даже в учебной литературе по криминалистике содержание обыска, тактика его производства связываются только с процессу- альными задачами обнаружения и изъятия искомых объектов1. Правда, были отдельные попытки раскрыть тактическое содержание обыска. С этой точки зрения тактику обыска предлагалось понимать как определенную систему ре- комендаций.2 В связи с этим, в ней, наряду с процессуальными целями (розыск и изъятие искомых объектов)3, различали и организационные, технические, тактические задачи. Однако и в этом случае авторы не выделили криминали- стическое содержание обыска, ограничившись исследованием дополнительных вопросов в традиционном понимании этого следственного действия. В свое время несколько полнее тактику обыска раскрыл Е.М.Лифшиц, определив ее как “совокупность применяемых в предварительном следствии приемов и способов, основанных на соблюдении социалистической законности, направленных на осуществление целей обыска и обеспечивающих достижение наиболее успешных результатов в деле раскрытия преступлений.”4 Лаконичное и доста-

1 См., например: Криминалистика /Под ред. И.Ф.Крылова. Л.,1976.С341; Криминалистика /Под ред. Н.И.Порубова. Минск,1997.С151; Криминалистика /Под ред. В.А.Образцова. М, 1997.С.428; Криминалистика /Под ред. А.Г.Филиппова и А.Ф.Волынского. М..1998.С.269 и др.

2 См.: Евгеньев М.Е. Методика и техника расследования преступлений. Киев,1940. С.159- 176

3 Подробнее об этом см.: Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного и общественного имущества. Саратов, 1972. С. 92-103; Оровер В. А. Технические средства, применяемые при производстве обыска (экспериментально-криминалистическое и уголовно-процессуальное исследование). Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Л. 1972. С. 7; Эксархопуло А.А. Правовые, тактико-технические и организационные вопросы поиска скрытых объектов. Авто реф.дис….канд.юрид. наук. Л.,1980. С. 11-14.

4 Лифшиц Е.М. Тактика и техника производства обыска на предварительном следствии. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1954. С.9.

62

точно емкое определение тактики обыска дал Ф.В.Глазырин, понимающий под ней “совокупность наиболее эффективных тактических приемов и методов обнаружения, изъятия следов и орудий преступления”1.

В других работах сущность тактики обыска авторы справедливо видели в правильном применении выработанных криминалистикой приемов обнаружения отыскиваемых объектов с учетом особенностей расследуемого события и условий обыска. И все же криминалистическая характеристика обыска и в данном случае является недостаточно полной. В анализируемых определениях не нашли отражение ситуации, обусловливающие формирование систем тактических приемов обыска, направленность психологического воздействия на обыскиваемых.

В целом предложенное в последние годы понимание содержания обыска полнее раскрывает тактический характер данного следственного действия. Однако и в приведенных определениях имеются некоторые нечеткости. Тактику обыска как общую категорию в предмете криминалистики авторы обусловливают особенностями расследуемого события, то есть они как бы смещают ее в сторону методики расследования преступлений.

В свое время Б.Л.Бразоль, критикуя взгляды юристов на предмет и струк- туру этого следственного действия, отмечал: “Прежде всего, при практическом решении вопроса о методах производства обысков следует иметь в виду, что методологический (в смысле “методический” - А.И.) центр этого вопроса находится обычно не в той плоскости, где его принято искать… Правильное решение на следствии общей проблемы обыска зависит от правильного в каждом отдельном случае разрешения следующих вопросов: 1) что искать? 2) у кого

1 См.: Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. С. 60.

2 См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психо логические особенности). Волгоград, 1984. С.67; Закатов А.А., Ямпольский А.Е. Обыск. Волгоград, 1983. С. 10-32; Криминалистика/Под.ред. Н.И.Порубова. Мн.,1997.С152.

63

искать? 3) как искать? 4) где искать?1 Аналогичное суждение встречается и в работах И.Н.Якимова, Н.А.Якубович и других авторов, отметивших, что, при- ступая к производству обыска, следователь должен представлять, что или кого он должен искать, у кого и когда искать, где и как искать. Не учитывать эти опорные пункты в тактике обыска, очевидно, нельзя. Следственная тактика, в отличие от криминалистической методики расследования отдельных видов преступлений, должна изучать наиболее общие объекты поиска, места обыска, поведение участников следственного действия и разрабатывать с учетом типичных следственных ситуаций обобщенные рекомендации, направленные на оптимальное проведение данного следственного действия.

Завершая анализ суждений различных авторов о тактике обыска, остановимся еще на двух точках зрения. И.М.Лузгин в одном из учебников по крими- налистике писал, что “тактика обыска - это не только комплекс научно обосно- ванных криминалистических рекомендаций о порядке обследования, но и уме- ние следователя увидеть то, что не замечают другие, обнаружить там, где никто не может найти, предугадать уловки обыскиваемого и разоблачить его.”3 Таким образом, автор неоправданно “смешал” воедино учение о тактике обыска - на- учную категорию в предмете криминалистической тактики - и фактическую деятельность следователя, представляющую собой практический способ позна- ния истины по делу.

В.И.Комиссаров под тактикой обыска справедливо понимает систему приемов организации и проведения принудительного поиска, обнаружения, изъятия и фиксации вещественных доказательств, а также приемов установле-

1 Бразоль Б.Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Петроград, 1916. С. 180.

2 Криминалистика. М,1938.С.395 (автор главы - И.Н.Якимов); Якубович Н.А. Работа следователя по возмещению материального ущерба и розыску похищенного имущества. М., 1954. С. 31.

3 См.: Криминалистика /Под ред. Б.А.Викторова и Р.С.Белкина. М.,1976. С.287 (автор главы - И.М.Лузгин).

64

ния благоприятных психологических и нравственных взаимоотношений следователя с участниками обыска в целях решения уголовно- процессуальных задач в типичных ситуациях производства этого следственного действия.1 Автор указывает специфические задачи обыска, обосновано отмечает ситуационный характер формирования тактических приемов его производства, акцентирует внимание не только на способах исследования материальной обстановки, но и на приемах эмоционального воздействия на обыскиваемых. В целом, не возражая против подобного определения тактики обыска, заметим, что и оно содержит в себе некоторую нечеткость. Так, целями обыска являются не только отыскание и изъятие вещественных доказательств, но и обнаружение разыскиваемых лиц, а также трупов. Поскольку характер искомых объектов во многом обуславливает особенности группировки приемов производства этого следственного действия, постольку в рамках тактики обыска должны также разрабатываться и приемы обнаружения живых лиц и трупов. Кроме того, приемы обыска призваны способствовать решению не только уголовно- процессуальных, но и тактических задач обыска.

С учетом изложенного тактику обыска целесообразнее определять как систему приемов, обеспечивающих эффективное условие организации, поиска, предварительного исследования, изъятия и фиксации искомых объектов, а также приемов психологического воздействия на обыскиваемых в целях наиболее полного решения процессуальных и криминалистических задач обыска в различных ситуациях его производства.

В современной специальной литературе общепризнанно, что уголовный процесс и криминалистика представляют собой две самостоятельные науки, предмет изучения которых составляет специфический круг вопросов. Если уголовный процесс, его нормы определяют основания, условия и пределы производства обыска, то криминалистика в рамках закона разрабатывает наиболее

1 См.: Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. Автореф. дис… докт. юрид. наук. М, 1989 С. 25.

65

эффективные приемы осуществления данного следственного действия. В связи с этим целесообразно выделить отличительные свойства, качества обыска, характеризующие его именно как объект криминалистического исследования. Подобный подход к сущности рассматриваемой проблемы отнюдь не противопоставляет значимость тактических приемов обыска, разрабатываемых криминалистикой уголовно-процессуальным нормам, регламентирующим порядок производства данного следственного действия, наоборот, позволяет акцентировать внимание научных и практических работников не только на процессуальной форме, но и на криминалистическом содержании обыска.

В современной криминалистической науке прочно утвердилось понятие “криминалистическая характеристика преступления”, в содержание которого принято включать сведение о компонентах, связях, отношениях, характерных для определенного вида или группы преступлений. Данная научная категория имеет практическое значение, поскольку обуславливает соответствующие методические рекомендации, либо непосредственно способствует практическому раскрытию и расследованию преступлений.1 В специальной литературе встречаются также отдельные упоминания о криминалистической характеристике следственного действия.2 К сожалению, авторы не раскрывают содержания данного понятия, не указывают его структурные элементы. Между тем информационное значение криминалистической характеристики следственного действия состоит в том, что она способствует формированию общего представления

0 криминалистической сущности и таких сторонах, элементах, связях механиз ма развития, которые повторяются во всех случаях его производства.3

На наш взгляд, криминалистическая характеристика обыска представляет собой систему сведений, дающих представление о его криминалистической

1 См. об этом: Криминалистика / Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Л.Драпкина. М.,1994. С.330.

2 См.: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987. СИЗ; Криминалистика / Под ред. В.А.Образцова. М.,1995.С.273-280.

3 См. об этом: Криминалистика / Под ред. В.А.Образцова. М.,1995.С.276.

66

сущности и отдельных обстоятельствах, наиболее характерных для подготовки, проведения, фиксации результатов данного следственного действия.

Заметим, что криминалистическая характеристика следственного действия - динамичный элемент частнонаучных основ тактики следственных действий. Его содержание может меняться в зависимости от вида следственного действия. Думается, что основными структурными элементами, определяющими содержание общей части криминалистической характеристики обыска являются: 1) личность обыскиваемого; 2) цели, задачи обыска; 3) искомые объекты; 4) обыскиваемый объект; 5) способы сокрытия искомых объектов.

Остановимся более подробно на каждом из названных элементов.

В процессе поискового действия значительную роль играет учет данных о личности обыскиваемого. Так, выбор мест, способов сокрытия искомых объектов, по мнению А.Н.Васильева, Ф.В.Глазырина, А.В.Дулова, В.И.Попова, А.Р.Ратинова, зависит от возраста, пола, образования, характера, физических, профессиональных качеств лица, у которого производится обыск.1 Прослеживая взаимосвязь между навыками, обусловленными профессией, увлечениями обыскиваемого и избираемыми им способами сокрытия, криминалисты отме- чают, что работник умственного труда часто прячет вещи в книгах, плотник может оборудовать тайник в деревянных частях здания, предметов, пасечник - в ульях с пчелами и т.п. Исследуя зависимость способа сокрытия от пола обыски- ваемого Ф.В.Глазырин отмечает, что при обыске обвиняемого - мужчины целе- сообразно выдвижение поисковой версии о наличии тайников, требующих при- менения значительной физической силы (в полу, в стенах, в земле). Обыск у об- виняемой женщины позволяет выделить поисковые версии о возможном нали-

1 Подробнее об изучении и использовании данных о личности обвиняемого в тактике обыска см.: Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973.С.59-93; Попов В.И. Обыск и выемка. М.,1948. С.18-19; Ратинов АР. Обыск и выемка. М.,1961. С.86-90; Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1970.С.263-264,

67

чии тайников среди продуктов питания, одежды, об использовании в качестве способов укрытия таких навыков, как шитье, приготовление пищи.1

Между тем данные о личности обыскиваемого должны использоваться не только для определения наиболее вероятных мест и способов сокрытия искомых объектов. Очевидно, что кроме таких особенностей личности обыскиваемого, как пол, возраст, профессия, интересы, характер совершенного преступления, наличие преступного опыта, на которых акцентируется внимание в специальной литературе, необходимо также учитывать национальность, религиозные убеждения, темперамент, состав семьи, наличие больных, детей (с обязательным учетом их возраста). Все эти обстоятельства влияют на подбор участников обыска и тактику его проведения.2

Известно, что верующие христиане наиболее важные предметы, документы хранят за иконами, в иконах или рядом с ними. Поэтому при обыске особое внимание надо обращать на эти места. Однако из моральных соображений культовые предметы желательно исследовать (если нужно, то и разбирать) с участием специалиста, в качестве которого может быть приглашен служитель культа. Если обыск проводится в церквах, молитвенных домах, у следователя могут возникнуть затруднения с проникновением в алтарь, куда, согласно цер- ковным правилам запрещается входить посторонним. В целях предотвращения конфликтной ситуации обследование алтаря также можно поручить священно- служителю. В дореволюционном законодательстве России существовала норма (ст.361 УУС), согласно которой к обыску в церквах, молитвенных домах, в домах архиерейских или монастырских судебный следователь мог приступить “не иначе как с приглашением в то же время для бытности при этом ближайшего начальства того управления, в ведомстве которого состоит обыскиваемое по-

1 См.: Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. С.73.

2 См.: Комиссаров В.И. Нравственно-психологические вопросы в тактике обыска //Актуальные вопросы советской юридической науки. Ч.2.Саратов,1978.СЛ38.

68

мещение”1. Если возникает необходимость изъятия ценных культовых принад- лежностей в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением, то в ходе обыска целесообразно обсудить вопрос со священнослужителями о возможном дальнейшем их возвращении религиозный общине при выплате ее соответст- вующей компенсации2.

С учетом данных о личности обыскиваемого решается и вопрос об отно-симости к делу обнаруженных в ходе обыска объектов. Так, в специальной литературе приводится случай, когда у подозреваемого Н., производившего на следователя впечатление ограниченного человека, в ходе обыска были обнаружены уникальные книги. На вопрос следователя, откуда они у Н., последний пояснил, что купил их на рынке. Такой ответ не соответствовал представлениям следователя, которые сложились у него об Н. Книги были изъяты. Позже было установлено, что Н. похитил их из библиотеки3.

Важным элементом криминалистической характеристики обыска являются также цели и задачи производства данного следственного действия.

Общие цели обыска сформулированы в ст. 168 УПК. К ним законодатель относит отыскание и изъятие:

  • орудий преступления;
  • предметов и ценностей, добытых преступным путем;
  • других предметов или документов, могущих иметь значение для дела;
  • обнаружение разыскиваемых лиц и трупов.
  • В соответствии с общей целью решаются и конкретные задачи,

1 См.: Судоустройство и уголовный процесс России: 1864год. Сборник нормативных актов. Воронеж, 1997. С. 121.

2 См.: Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. Дис. докт. юрид.наук. Саратов, 1989. С.298-299.

3 См.: Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М,1982.С.26.

69

определяемые следователем, исходя из сложившейся в данный момент следственной ситуации и специфики расследуемого уголовного дела. Так, А.Р.Ратинов к основным задачам обыска относит отыскание и изъятие доказательств, обнаружение виновного и материалов, обеспечивающих его розыск,1 обнаружение имущества, обеспечивающего возмещение ущерба. Попутной задачей, по мнению А.Р.Ратинова, является отобрание предметов, изъятых из частного владения.2 О.Я.Баев и ряд других авторов к одной из основных задач обыска относят “обнаружение предметов и документов, запрещенных к свободному обращению (ядов, порнографических журналов, видеофильмов и т.д.)”3. Однако, как показывает анализ специальной литературы и интервьюирование следователей, обнаружение объектов, хранение или пользование которыми без специального разрешения или лицензии запрещено, является не ос- новной, а вспомогательной задачей обыска. Ни по одному уголовному делу, из изученных нами за период с 1992 по 1997 год, обыск не проводился только в целях обнаружения предметов, изъятых из гражданского оборота. Хотя в ходе обысков, производимых в целях отыскания иных объектов, такие предметы в случаях обнаружения, естественно, изымались.

Несколько иные задачи обыска выделял И.М.Лузгин, писавший, что “чаще всего задача обыска состоит в обнаружении материальных предметов, уличающих подозреваемого в совершении преступления, способствующих полному и всестороннему установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию

1 Г.Абдумаджидов справедливо уточняет, что обыск может производиться не только для розыска скрывшегося преступника, но и с целью обнаружения потерпевшего (например, по делам о похищении ребенка, о незаконном лишении свободы и т.п.) и других лиц. См.: Абдумаджидов Г. Проблемы совершенствования предварительного расследования. Таш кент, 1975. С.91.

2 См.: Ратинов АР. Обыск и выемка. М, 1961. С. 17, 25.

3Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С. 66

70

по уголовному делу, предотвращению готовящихся и возможных преступлений1 (раскрытие не установленных еще преступлений, обнаружение и изъятие оп- равдывающих обвиняемого или смягчающих вину обстоятельств)”2.

Ф.В.Глазырин и А.А.Закатов, кроме получения новых доказательств, относят к задачам обыска проверку имеющихся доказательств: проверку следственно- розыскных версий; установление обстоятельств, способствовавших совершению преступления.3

Помимо общих процессуальных целей обыска, направленных на отыскание и изъятие определенных объектов, криминалисты относят к основным задачам обыска и получение данных, необходимых как для выбора наиболее эффективной тактики самого обыска, так и для производства других след- ственных действий, получение данных, необходимых для оказания нужного воспитательного воздействия на всех лиц, присутствующих и участвующих в ходе обыска, и т.д.4

Кроме того, к основным тактическим задачам обыска, раскрывающим, дополняющим процессуальное содержание этого следственного действия - отыскание и изъятие искомого, на наш взгляд, можно отнести побуждение обыскиваемого к добровольной выдаче искомого; преодоление у него установки на противодействие следователю.

Верно понимая общие цели и задачи обыска, юристы по-разному называют перечень искомых объектов. Если проследить мнения криминалистов,

1 Подробнее об использовании обыска в целях предупреждения преступлений см.: Долги- нов С.Д. Использование обыска в раскрытии, расследовании и предупреждении преступле ний. Автореф.дис….канд.юрид.наук. М.,1991.

2 Криминалистика /Под ред. Б.А.Викторова и Р.С.Белкина. М, 1976. С.286 (автор главы - И.М.Лузгин).

3 Криминалистика /Под ред. Б.А.Смагоринского. Волгоград, 1994. С. 142 (авторы главы - Ф.В.Глазырин, А.А. Закатов).

4 Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных деяйствий. Сверд- ловск,1973. С.60.

71

то задачи обыска ими сводятся к отысканию и изъятию предметов,1 разыски- ваемых лиц и сокрытых трупов2 и других объектов3, т.е. всего того, что может способствовать успешному расследованию преступления.

Рассматривая задачи обыска с точки зрения наименования искомых объектов, можно заметить, что они, хотя и обусловлены законом (ст. 168 УПК), однако не исчерпываются им. На практике круг этих объектов значительно шире. Вряд ли можно и нужно перечислять все те конкретные объекты, предметы, документы и т.п., которые могут интересовать следователя в ходе обыска. Так, при расследовании одного из уголовных дел на месте убийства сторожа были обнаружены обрывки бумаги из листов учебника географии для седьмых классов. Поэтому объектом поиска, в квартире подозреваемого был учебник географии, в котором должны были отсутствовать стр. 161-162, так как эти страницы использовались в качестве пыжей при снаряжении патронов. В другом случае следователь отыскивал предметы, которые могли быть нажиты преступным путем. В третьем - искомыми объектами были шкуры похищенных животных. Наконец, новым объектом поиска является информация, хранящаяся в памяти компьютера или на внешних носителях -дисках, дискетах и т.п.. Необходимость отыскания и изъятия иных объектов, не предусмотренных ст. 168 УПК, вытекает из требований других норм права (ст.ст.61, 63 УК, ст.ст.20,68,69 УПК)4, а также соображений обеспечения безо-

1 См.: Криминалистика. М.,1976. С.284 (автор главы - И.М.Лузгин).

2 См.: Криминалистика /Под ред. И.Ф.Пантелеева, Н.А.Селиванова. М.,1993. С.367 (автор главы - С.Г.Любичев).

3 См.: Криминалистика /Под ред. И.Ф.Крылова. Л., 1976. С.341 (автор главы - И.Е.Быховский).

4 О характере таких объектов см., например: Кривошеее А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М, 1961; Глазырин Ф.В. Обыск как источник информации о личности обвиняемого //Итоги научно-исследовательской работы Свердловского юридического института за 1970 год. Свердловск, 1971; Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого. Л,1973; Курашвили Т.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М, 1982 и др.

72

пасности участников обыска (например, при личном обыске у обыскиваемого изымаются не только предметы и документы, могущие иметь значение для дела, или оружие, но и иные предметы, с помощью которых он может оказать со- противление - металлические колющие, режущие предметы, табак или порошки, которыми можно засыпать глаза и т.п.).

«Учитывая основную задачу расследования, - писал М.А.Чельцов, - надо считать правильным, чтобы при производстве обыска приобщались не только уличающие обвиняемого, но и оправдывающие его вещественные и письменные доказательства.1» В этой связи можно согласиться с Н.А.Селивановым, который полагает, что термин “объект обыска” охватывает все определения искомой информации. Он приемлем не только к предметам (вещам), но и к ра- зыскиваемым лицам, отыскиваемым животным и т.п.. Автор справедливо отме- чает, что обыск может производиться с целью отыскания и изъятия объ- ектов, могущих иметь криминалистическое значение для расследования и предупреждения преступлений.2 Среди обыскиваемых объектов в специальной литературе традиционно выделяются обыск помещения (жилище, хозяйственная постройка, служебный кабинет и т.д.), сооружения (наблюдательная вышка, колодец и др.), участков местности (сад, огород и т.д.), лица (одежда, обувь, головной убор, полости тела).3

О.Я.Баев, говоря об обыскиваемых объектах, выделяет обыск в ином месте, включая в эту классификационную группу обыск садовых и приусадебных участков, автомашин, подвалов, погребов и иных мест, не являющихся помещениями в прямом смысле этого слова.4 В целом, не возражая против по- добной классификации обыскиваемых объектов, заметим, что правильнее было

1 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С. 270.

2 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М, 1982. С. 100.

3 См.: Белкин PC. Криминалистическая энциклопедия. М, 1997.С. 142; Селиванов Н.А. Указ.раб.С.ЮО; Советский уголовный процесс /Под ред. Л.М. Корнеевой, П.А.Лупинской, ИВ.Тыричева. М.,1980.С262 и др.

4 См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С.65.

73

бы говорить не об автомашинах, а о транспортных средствах, куда, наряду с по- следними, можно отнести летательные аппараты, плавучие средства и т.д.

Специфическим и новым объектом исследования при производстве обыска являются средства компьютерной техники. В настоящее время компьютеры проникли практически во все сферы человеческой деятельности. С одной сто- роны, средства компьютерной техники широко используются в целях обработки и хранения различного рода информации (сведения о реальном состоянии бух- галтерского учета, неофициальные бухгалтерские документы, данные о пре- ступной деятельности, соучастниках преступления и т.п.). С другой стороны, компьютеры и программное обеспечение используются в качестве инструмента преступной деятельности (для несанкционированного доступа к компьютерным системам, создания и распространения вредоносных программ для ЭВМ, хище- ния компьютерных программ и банков данных, копирования, изменения, унич- тожения машинной информации и т.д.). В связи с этим при производстве обы- сков по различным категориям уголовных дел и, прежде всего при расследовании преступлений в сфере экономики и компьютерной информации можно выделить принципиально новый объект исследования - средства компьютерной техники.

При поиске необходимо учитывать, что обыскиваемый нередко прибегает к различным, порой весьма изощренным способам сокрытия интересующих следствие объектов. Анализ следственной практики и специальной литературы позволяет выделить следующие способы сокрытия объектов, интересующих следствие: 1) уничтожение информации, причинно связанной с событием пре- ступления. Следы преступления уничтожаются путем ремонта жилья (побелка, покраска, оклеивание стен обоями); сожжение частей трупа, его одежды, доку- ментов и т.д., 2) утаивание интересующей следствие информации осуществля- ется путем сокрытия орудий преступления, похищенных ценностей и иных объ- ектов. С этой целью указанные предметы перемещаются в иное место: хранятся у соучастников, знакомых, в камерах хранения, сдаются в багажное отделение

74

вокзалов (поэтому при поиске рекомендуется обращать внимание на номерки, ключи, квитанции и тому подобные объекты, которые могут дать информацию о месте расположения искомого), скрываются в тайниках. Мелкие объекты (драгоценности, наркотики и т.п.) могут быть спрятаны за карнизами окон, в подоконниках и под ними, за батареями, в бытовой технике и аппаратуре и т.п. Документы, письма нередко хранятся в альбомах, книгах, журналах. Более крупные предметы зарываются в землю, иную среду, укрываются подручными материалами. В специальной литературе приводятся примеры, когда преступ- ники похищенные драгоценные камни и вещи давали глотать домашним жи- вотным и птицам, важные бумаги прятали в пеленках грудного ребенка, а укра- денное золото в кипящем на плите супе.1 Пассивными способами утаивания яв- ляются невыдача искомых предметов, невыполнение требуемых действий (отказ добровольно открыть запертое помещение и хранилище, не выдача ключей), 3) маскировка искомых объектов. Искомое маскируется путем создания условий, препятствующих производству обыска в определенных местах: тайники за- вешиваются картинами, коврами, над ними высаживаются деревья, разбиваются клумбы. Изменяется наружный вид вещей, трансформируются идентификаци- онные признаки искомых объектов путем их видоизменения и модификации. В качестве способов модификации используются перекраска, переделка, разборка объектов, спиливание, перебивка, травление номеров двигателя автомашины, иных предметов, имеющих номера. Ювелирные изделия переплавляют, драго- ценные камни распиливают или заменяют одну оправу камней на другую. Оде- жду перешивают, заменяют пуговицы, воротники, спарывают метки с белья. Шубы из ценных мехов распарывают на шкурки и шьют из них одежду другого фасона. В связи с этим при поиске объектов необходимо учитывать всю совокупность их признаков.

1 См.: Криминалистика. М.,1938. С.405; Гросс.Г. Руководство к расследованию преступле- ния. М.Д930.С.15.

75

В специальной литературе справедливо отмечается, что на ряду с харак- теристикой (криминалистическим описанием) следственного действия, раскры- тием его внутренних и внешних связей, понятийным аппаратом и другими ком- понентами общей части криминалистическое учение о следственном действии предполагает описание и объяснение самых различных элементов особенной части и прежде всего того, что образует организационное и тактико- технологическое наполнение производства следственных действий.1 Поэтому криминалистическая характеристика обыска будет неполной без анализа так- тических приемов его производства.

На начальном этапе становления отечественной криминалистики юристы справедливо считали, что процесс обыска не поддается регулированию какими- либо общими правилами. Вместе с тем отмечалось, что при любом производстве обыска необходимо соблюдать два правила: а) получение наиболее точных и подробных сведений о месте, где предстоит провести обыск, и лице, у которого этот обыск должен быть проведен; б) подбор участников обыска.2

В специальной литературе приемы обыска связывают, прежде всего, с процессуальной целью данного следственного действия (В.И.Попов М.С.Строгович, М.А.Чельцов и др.). Специфика же тактических целей обыска определяется авторами следующим образом: “1) отыскание и изъятие предметов, имеющих доказательственное значение; 2) обнаружение имущества, обес- печивающего возмещение материального ущерба, и возможную конфискацию; 3) обнаружение преступника и его соучастников; 4) получение данных, необхо- димых как для наиболее эффективной тактики самого обыска, так и для произ-

1 См.: Протасевич А.А. О новой парадигме следственного действия как объекта криминали стики //Социально-экономические и правовые проблемы Восточно-Сибирского региона на пороге третьего тысячелетия. Иркутск, 1998. С.49.

2 См.: Громов Вл. Методика расследования преступлений. Руководство для органов милиции и уголовного розыска. М, 1929. С. 66-67.

76

водства других следственных действий; 5) получение данных, необходимых для оказания нужного воспитательного воздействия на преступника.”1

Если сравнивать тактику обыска с тактикой других следственных действий (допрос, осмотр места происшествия и др.), можно заметить, что многие ученые тактику обыска порой сводят к изложению отдельных способов отыскания необходимых объектов. Стройной же системы тактических приемов здесь пока не просматривается, что вызывает необходимость дополнительного иссле- дования рассматриваемых вопросов.

В одной из работ, посвященных проблемам обыска, А.Р.Ратинов достаточно убедительно обосновывает, формирует и прослеживает приемы обыска. Прежде всего, он различает приемы подготовки и планирования этого следственного действия, затем - общие тактические приемы и особенности их реализации с учетом предмета отыскания, объекта исследования, повторности и способов организации обыска. В разработанной им общей системе тактических приемов нашли отражение и вопросы психологии обыскивающего и обыскиваемого.2

Характер работы (пособие для прокурорско-следственных работников) и уровень разработок тактики, очевидно, не позволили автору в те годы полнее проследить ситуационность формирования и реализации рекомендаций по производству обыска.

Несколько иначе эти вопросы рассматривают другие юристы. Так, И.И.Артамонов и Н.И.Порубов в структуре тактики обыска различают: а) задачи обыска; б) виды обыска; в) методы обыска и г) этапы его производства. При этом методы обыска они делят: 1) по очередности обследования - последовательный метод и выборочный; 2) по количеству участников обыска - одиночный и групповой поиск; 3) по направленности движения при обыске - параллельное

1 Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. С. 60.

2 См.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М., 1961.

77

или встречное обследование; 4) по охвату объектов обыска - сплошное или час- тичное обследование; 5) по характеру действий обыскивающих - без нарушения целостности или с нарушением целостности отдельных частей обследуемых объектов.1

В остальных работах приемы подготовки и производства обыска излагаются примерно в таком же порядке. Среди общих тактических приемов (правил) выделяются внезапность, планомерность и последовательность проведения поисковых действий, использование средств криминалистической техники,2 учет личности обыскиваемого, принятие мер предосторожности, внимательность при обследовании, недопустимость действий, унижающих честь и достоинство обыскиваемого.3

Наряду с указанными, к общим правилам, на наш взгляд, можно отнести оперативность, тщательность, активность и целеустремленность поисковых действий, использование помощи органов дознания и специалистов. Данные рекомендации сохраняют свое значение при производстве любого вида обыска.

Наряду с общими рекомендациями, различаются приемы, обусловленные местом поиска и характером искомого объекта. Причем наибольшее количество рекомендаций, которые необходимо соблюдать следователю, сгруппированы применительно к обыску, проводимому в жилых помещениях.4 Так, еще в первой половине прошлого века Я.И.Баршев писал, что “домашний обыск должен быть производим неожиданно, со всею внимательностью и наблюдением за

1 См.: Артамонов ИИ., Порубов Н,И. Советская криминалистика: Учебно-наглядное пособие. Минск, 1977. С. 128-130.

2 См.: Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск, 1971. С. 44; Криминалистика/Под ред. А.В.Дулова. Минск, 1996. С. 333.

3 См.: Курс криминалистики. Том 1. Красноярск, 1996. С. 342.

4 См.: Михайлов А.И., Юрин Г.С. Обыск. М., 1971; Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск (справочник следователя). М., 1983; Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995; Астапкина СМ. Тактика обыска и выемки. М.,1989; Егоров Б.В., Кириченко ВВ. Так тика обыска. Л, 1989.

78

действиями лиц, живущих в обыскиваемом доме”.1 В отдельных работах под тактическими приемами обыска понимают предварительный обход объекта обыска, позволяющий избрать наилучшую последовательность передвижения; принятие мер к тому, чтобы заинтересованными лицами с объекта обыска не были унесены какие-либо предметы, могущие иметь значение для дела; прове- дение личного обыска при таком положении обыскиваемого, которое исключает или затрудняет нападение на следователя, внезапность производства обыска и др.2

Несколько иначе систему приемов обыска рассматривал А.Н.Васильев. Он справедливо отмечал, что общим тактическим приемом для всех следственных действий является планирование. В отношении каждого следственного действия оно, прежде всего, предполагает необходимость определить, когда действие должно быть проведено, где, с чьим участием, как его следует организовать. В отношении же обыска особое значение имеет вопрос о методике его проведения, расстановке сил, определении обязанностей участников действия, контроле и учете исполнения.3 При этом тактические рекомендации при проведении обыска автор подразделял на приемы: а) планирования; б) формирования психологического контакта; в) мобилизации и расстановки сил; г) организации исследования материальной обстановки; д.) взаимосвязи следственных и опера- тивно-розыскных действий; е.) криминалистического анализа показаний 4 В за- висимости от вида расследуемого преступления и следственной ситуации автор

1 Баршев Я. Основания уголовного судопроизводства с применением к Российскому уголовному судопроизводству. Спб.,1841.С.99. Цит. По кн.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1. Общая теория криминалистики. М., 1997. СП.

2 См.: Криминалистика социалистических стран. М, 1986.С. 94-95.

3 Васильев А.Н. Советская криминалистика. М., 1970. С. 38.

4 См. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий.М.,1981.С.41,110.

79

отмечает специфические объекты, подлежащие отысканию, и места их возмож- ного сокрытия виновными.1

Действительно, рассматривая организационно-подготовительные мероприятия и ход непосредственного поиска объектов, в обыске, в отличие от допроса, очной ставки и т.п., можно выделить группу специфических приемов, которые применяются в случаях взаимодействия следователя с оперативными работниками милиции и других ведомств. Эта группа рекомендаций предопре- делена нормами УПК, предусматривающими непосредственное участие со- трудников органа дознания в проведении следственных действий. При произ- водстве обыска, как справедливо отмечали Н.Н.Гапанович и И.И.Мартинович, следователю нельзя одному производить отыскание объектов, поскольку в любом случае обыска он не в состоянии осуществлять поиск и вести наблюдение за поведением лиц, проживающих в местах производства обыска и присутст- вующих при нем. Иногда бывает необходимо выставить посты наблюдения за обыскиваемым объектом (например, снаружи помещения). А при проведении обысков одновременно в нескольких местах требуется и несколько непосредст- венных исполнителей.2 Однако система приемов, предложенная А.Н.Васильевым, больше отражает общие положения, чем непосредственную тактику обыска. Автор полно и разносторонне проследил общеорганизационные основы и задачи следователя, производящего обыск, но несколько слабее выразил специфику отыскания объектов в различных условиях их хранения, стадии обыска, условия и особенности использования поисковой техники.

1 В.И. Комиссаров и А.Г.Филиппов справедливо отмечают, что применительно к обыску речь должна идти о криминалистическом исследовании информации материального харак тера, об анализе его хода и результатов, а не показаний. См.: Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. Дис.докт.юрид.наук. Саратов, 1989.С.268; Филиппов А.Г. Общие положения тактики отдельных следственных действий //Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы правоприменительной деятельности. Омск, 1989.С. 163.

2 См.: Гапанович Н.Н, Мартинович ИИ. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983. С. 74.

80

Анализ специальной литературы показывает, что к тактическим приемам обыска, разработанным в криминалистике, обычно относят внезапность, последовательность или выборочность поиска, одиночный или групповой поиск, совместные или раздельные поиски, параллельное или встречное обследование, обследование с нарушением или без нарушения целостности обследуемых объектов, метод сравнения однородных объектов или участков, метод микрообыска с использованием оптических приборов (Р.С.Белкин, Ф.В.Глазырин, А.А.Закатов, А.А.Леви, Е.М.Лифшиц, А.И.Михайлов, В.И.Попов, А.Р.Ратинов, Н.А.Селиванов, А.Е.Ямпольский). Некоторые юристы к тактическим приемам анализируемого следственного действия дополнительно относят “словесную разведку” (Г.И.Борягин, А.Н.Васильев, Ф.В.Глазырин, А.И.Михайлов, А.Р.Ратинов, Г.С.Юрин и др.), привлечение к обыску подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля (В.А.Оровер), “первичный-повторный обыск” (А.Н.Гусаков), “сопоставление информации следователя о предмете поиска с реально выданным”, “сопоставление обнаруженного объекта с признаками ис- комого” (В.Ю.Шепитько).

Рассматривая каждый из приведенных приемов в отдельности (по целевой направленности, стадиям, условиям и организации применения), следует согласиться с В.И.Комиссаровым, считающим, что “предложенные авторами системы приемов обыска включают в себя разнопорядковые (организационно-подготовительные и иные) действия следователя”.1 Действительно, ряд ученых допускает некоторую неточность, когда прием “обследование с нарушением или без нарушения целостности обследуемого объекта” по объему и условиям реализации рассматривают на одном уровне с тактическим приемом “совместные или раздельные поиски”. Кроме того, не следует смешивать приемы, направленные на исследование материальной обстановки (обследование с нарушением или без нарушения целостности исследуемых объектов, сравнение од-

1 Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. Автореф. дис… докт.юрид. наук. М, 1989. С. 26.

81

нородных объектов и т.п.), с тактическими приемами эмоционально- психологического воздействия на обыскиваемого (словесная разведка, внезапность и др.).

Анализируя приемы обыска, В.И.Комиссаров отмечает, что среди них можно заметить достаточно четкие группы, обусловленные местом и характером обыскиваемого объекта (обыск в помещении, на местности, личный обыск), а также ситуациями, возникающими до начала или в ходе производства обыска.1

Учитывая эти и другие особенности производства обыска, В.Е.Коновалова и А.М.Сербулов подчеркивали, что системы приемов обыска могут быть направлены на определение характера искомого и места его сокрытия, в том числе и тайников; оценку реакции обыскиваемого и соответственно ей - избрание необходимых тактических приемов.2

Как видим, специфические задачи, содержание обыска, ситуации, скла- дывающиеся в процессе его производства, обусловливают и особенность разработки и группировки приемов осуществления этого следственного действия.

На наш взгляд, системы приемов обыска следует группировать по сле- дующим основаниям: 1) по характеру и целям обыска; 2) особенностям реализации возможностей технических средств поиска, изъятия объектов и фиксации результатов обыска; 3) видам обыска; 4) стадиям обыска; 5) конкретным ситуациям, в которых производится обыск. Естественно, что одни и те же приемы могут включаться в разные группы. Однако рассматриваться они должны там, где на них падает наибольшая нагрузка.

1 См.: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987. С. 106.

2 См.: Коновалова BE., Сербулов A.M. Следственная тактика: принципы и функции. Киев, 1983. С. 45.

82

  1. По характеру и целям в обыске различаются общие тактические приемы, способствующие определению направления и пределов изучения личности обыскиваемого, приемы логического анализа собранной информации о личности и объекте поиска, приемы установления психологического контакта с участниками обыска, приемы эмоционально-психологического убеждения обыскиваемого, приемы оказания нравственно-педагогического влияния на всех участников следственного действия. С учетом данных о личности (профессия, уровень образования, наличие преступного опыта, образ жизни и т.д.), о характере совершенного преступления (убийство, грабеж, вымогательство и т.д.), об особенностях искомых объектов (следы убийства, похищенные предметы, ценности, нажитые преступным путем и т.д.) следователь моделирует поведение обыскиваемого, выдвигает версии о возможных способах сокрытия, местах нахождения искомых объектов. Целевое назначение этой системы приемов заключается в том, что с их помощью следователь готовится и проводит обыск, обеспечивая по возможности добровольную выдачу обыскиваемым искомых предметов, преодолевая установку на противодействие.
  2. Группа тактических приемов обыска, призванных с помощью кримина- листической техники обеспечить полноту, качественность отыскания спрятанных объектов. Сюда относятся приемы, содействующие внедрению в следственную практику поисковой техники и созданию оптимальных условий ее применения в ходе обыска и фиксации ее результатов.1
  3. На наш взгляд, необходимы как разработка новых технических средств, так и отработка дополнительных приемов их использования при производстве обыска. Следственная практика последних лет дает новые примеры эффективного применения научно-технических средств при производстве обыска, рас-

Эти вопросы достаточно полно освещены в криминалистической литературе. См., например: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. С. 59-71; Михайлов А.И., ЮринГС. Обыск. С. 30-90; Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. С. 162-164; Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск (справочник следователя). С. 35-51, 77-82.

83

крывает, расширяет возможности ее реализации. Так, в ходе расследования с помощью технических средств связи параллельно проводились два процессу- альных действия: допрос подозреваемого в кабинете следователя и обыск на даче. Промежуточные результаты, достигнутые в ходе допроса, использовались для оптимизации процесса поисковых действий на даче подозреваемого, а ре- зультаты, полученные в ходе обыска, для проверки показаний допрашиваемого. Применение данного приема привело к получению правдивых показаний и оты- сканию похищенных ценностей.1

  1. В специальной литературе справедливо отмечается, что “классификация следственных действий по их разновидности носит определяющий характер по отношению к тактике проведения каждого следственного действия. Эта же классификация служит упорядочению системы тактических приемов, повышению эффективности следственных действий, ибо свидетель- ствует о различиях в содержании и, следовательно, в тактике каждой разновидности данного следственного действия и тем самым также обеспечивает тактически процесс доказывания”.2 Говоря о систематизации тактических приемов по видам обыска, отметим, что еще более ста лет назад в юридической литературе отмечалось, что содержание обыска “представляет более сложную идею: оно прилагается как к личным, так и вещественным доказательствам. Оно предполагает два предмета: посещаемое место и посещаемое лицо или, как говорят обыкновенно, обыскиваемое”. Исходя из этого виды обыска подразделяются на то, где ищут (жилое помещение, сооружение на земле или на воде) и что ищут (люди, вещи).3 В современной криминалистической литературе, кроме указанных, выделяются и иные виды обыска. На наш взгляд, по видам обыска тактические приемы могут группироваться с учетом: а) характера

1 Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань, 1983. С. 53.

2 Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические проблемы). М., 1969. С.57.

3 Бентам И. Трактат о судебных доказательствах. Пер.с франц. Киев, 1876.С.341-342.

84

обследуемого объекта (помещение, участок местности, транспортное средство, отдельные лица, средства компьютерной техники)1 ; б) способа организации производства обыска (одиночный, групповой) ; в) повторности (первичный, дополнительный, повторный); г) личности обыскиваемого (мужчина, женщина, подросток, рецидивист), его процессуального положения (обвиняемый, подозреваемый, свидетель, потерпевший), профессиональных навыков, характера совершенного преступления и отношения к нему обыскиваемого; д) искомых объектов (документы, наркотики, орудия преступления, микрочастицы, люди, трупы и т.д.).

Если группа приемов производства отдельных видов обыска (по объектам, способам организации и по признаку повторности) достаточно подробно освещены в специальной литературе, то особенности обыска, обусловленные личностью обыскиваемого и характером искомых объектов3, требуют более глубокого исследования. В каждом конкретном случае следователь отыскивает те или иные объекты, которые могут находиться у определенного субъекта. Поэтому, в отличие от общих рекомендаций по использованию в ходе обыска технических средств, здесь группируются приемы, способствующие обнаружению

1 Своеобразие тактики и технических средст, применяемых для обнаружения, фиксации и изъятия информации, хранящейся в оперативной памяти компьютера или на физических но сителях машинной информации, позволяет нам выделить новый вид обыска - обыск средств компьютерной техники.

2 Подробнее о производстве групповых обысков см.: Жбанков В.А. Организация и тактика групповых обысков при расследовании деятельности преступных структур. М.,1995; Балаки рев Н.Е. , Девяткина Е.М. К вопросу о применении технико-криминалистических средств при производстве групповых обысков // Использование современных технико- криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью. Саратов, 1998. С.22 и др.

3 Данный вид обыска иногда выделяется в специальной литературе, но особенности его про изводства обычно не рассматриваются. См., например: Притузова В. А. Методическое посо бие по изучению следственной тактики. М, 1961.С. 17; Белкин Р.С. , Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М.,1997. С.91.

85

определенных объектов (следов рук, крови, трупов и т.д.)1 и рекомендации по привлечению к обыску соответствующих лиц (специалистов, кинолога и др.). В этом случае органически соединяются тактические положения о личности обы- скиваемого и технико-криминалистические рекомендации по отысканию, пред- варительному исследованию и изъятию материальных источников криминали- стической информации. Поэтому думается, что систематизация приемов обыска по видам искомых объектов будет полнее отвечать современным требованиям практики расследования преступлений.

  1. Большинство авторов выделяют четыре последовательно сменяющие друг друга стадии производства обыска: 1) предварительная (подготовительная); 2) обзорная; 3) детальная (поисковая); 4) стадия фиксации результатов (за- ключительная).2 Несколько иначе выделял стадии следственных действий А.Н.Васильев, называя среди них подготовительную; непосредственного произ- водства действия; фиксации хода и результатов действия; анализ результатов.3

Предлагаются и другие способы выделения стадий в ходе данного следственного действия. В частности, А.В.Дулов и П.Д.Нестеренко считают, что любое следственное действие состоит из трех основных стадий: подготовительной; непосредственного поиска; стадии фиксации процесса и результатов обыска.4 В свою очередь стадии непосредственного поиска складываются из трех этапов: предварительные действия; обзорная стадия; детальный поиск. На наш взгляд, приведенные выше классификации стадий обыска существенно не различаются и не противоречат друг другу. Просто в первом случае выделяются

1 См., например: Кежоян А. Обыск и выемка по делам об убийствах //Соц.законность. 1973.№7. С.52-54.

2 См.: Следственные действия. Волгоград, 1984. С. 75; Криминалистика социалистических стран. М, 1986. С. 146; Криминалистика. Т. 2. /Под ред. Б.П.Смагоринского. Волгоград, 1994. С. 147-148; Закатов А.А., Ямпольский А.Е. Обыск. Волгоград, 1983. С. 16-17; Крими налистика/Под ред. А.Г.Филиппова и А.Ф.Волынского. М, 1998.С.273.

3 Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М, 1981. С. 8.

4 Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск,1971.С39.

86

только стадии обыска непосредственно на месте его проведения, а в остальных - в качестве самостоятельной стадии выделяется подготовка к обыску. Что же касается выделения А.Н.Васильевым анализа результатов следственного действия в отдельную, заключительную стадию, то это не совсем оправданно. Думается, что следователь должен подвергать анализу ход и результаты каждого отдельного этапа обыска на протяжении всех стадий его производства. Кроме того, более уместно сначала проанализировать, уяснить характер обнаруженных объектов, их относим ость к делу и лишь на основе такого анализа решить, следует ли приступить к фиксации результатов или продолжить поиски. Исходя из изложенного, системы приемов соответственно стадии обыска могут группиро- ваться следующим образом. 1) Подготовительная. Здесь должны группироваться рекомендации по организации следственного действия (сбор сведений о лич- ности обыскиваемого и членов его семьи, искомых предметах, обыскиваемом объекте и т.д., подбор участников, подготовка технико-криминалистических средств, транспорта и т.п.). По прибытию к обыскиваемому объекту - приемы скрытого подхода, проникновение в обыскиваемое помещение. 2) Стадия непо- средственного поиска. В этой стадии должны группироваться конкретные приемы поиска материальных источников криминалистической информации, рекомендации по использованию поисковых технико-криминалистических средств, приемы наиболее эффективного выявления и использования негативных обстоятельств. 3) Заключительная стадия. Для данной стадии характерны рекомендации по фиксации хода и результатов обыска, упаковки и изъятию об- наруженных объектов.

  1. По ситуациям, которые складываются в ходе поисковой деятельности, тактические приемы предполагается группировать с учетом объема и характера информации об искомом объекте и предполагаемом месте обыска, зависящего во многом от этапа расследования (обыск при задержании подозреваемого по “горячим следам”, на начальном этапе расследования, на последующих стади-

87

ях)1, остроконфликтности, конфликтности или слабоконфликтности поисковых ситуаций (здесь следует более четко указать задачи, условия реализации отдельных тактических приемов).

Если при дефиците информации об искомом предмете и объекте обыска тактические приемы формируются в целях организации планомерности поисковых действий следователя, то в психологически напряженных ситуациях разработка и реализация тактических приемов преследует цель психологического воздействия на обыскиваемого.

Таким образом, комплексное рассмотрение обыска в качестве объекта криминалистического исследования способствовало более углубленному, последовательному раскрытию его понятийного аппарата, внутренней структуры (элементов), анализа отличительных свойств, качества обыска, характеризующих его с криминалистической точки зрения, решению проблем научной систематизации приемов его производства. Такой подход помог выявить дополнительные факторы (психологические, этические, религиозные, ситуационные), оказывающие влияние на тактику обыска.

Предполагаемая перегруппировка приемов обыска и создание дополни- тельных систем рекомендаций производства этого следственного действия призваны обеспечить оптимизацию расследования преступлений. Комплекс тактических приемов, сгруппированные по различным основаниям, потребуют дальнейшей теоретической разработки вопросов обыска, что приведет к их более “наглядному” восприятию и четкой реализации работниками правоохранительных органов на практике. Разумеется, предполагаемый вариант систематизации приемов не исключает и других оснований перегруппировки тактических приемов обыска. Однако предпринятая попытка решения некоторых проблем со- вершенствования тактики обыска представляется целесообразной, поскольку полнее отвечает потребностям криминалистики в теоретическом и прикладном ее значении.

1 См.: Криминалистика / Под ред. Б.А.Викторова и Р.С.Белкина. М,1976.С.284.

88

ГЛАВА 2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ЕЕ ПОИСК И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ОБЫСКА.

2.1. Понятие и сущность криминалистической информации.

Термин “информация” не правовой, но, тем не менее, нередко используется в уголовно-процессуальной, криминалистической и иной юридической литературе. Вопросам использования информации, содержанию информационных процессов в уголовном процессе и криминалистике уделяли внимание такие видные юристы, как В.Д.Арсеньев, Р.С.Белкин, А.И.Винберг, В.Я.Колдин, Д.А.Керимов, И.М.Лузгин, Н.С.Полевой, А.Р.Ратинов, М.В.Салтевский, Д.А.Турчин, А.А.Эйсман и другие. Первые исследования, посвященные изучению специфики, формам проявления информации, используемой при расследовании преступлений и судебном рассмотрении уголовных дел, появились в юридической литературе около тридцати лет назад.

Ряд авторов (Г.Г.Доспулов, В.Я.Колдин и др.), определяя предмет кри- миналистики, понимают под ним закономерности объективных информационно-познавательных процессов, закономерности отражения (возникновения) информации о расследуемом событии.1

Подобный подход к определению природы криминалистики свидетельст- вуют о необходимости уточнения содержания понятия криминалистической информации, научной разработке методов выявления, сбора, передачи, исследования, оценки и использования информации при расследовании преступлений. Для того чтобы познать сущность и сформулировать определение криминалистической информации, нужно уточнить происхождение термина информация, определить ее содержание, природу, основу возникновения, признаки и

1 См.: Колдин В.Я., Полевой НС. Информационные процессы и структуры в криминалистике. М.,1985. С.19; Полевой НС. Криминалистическая кибернетика. М..1989.С.11; Криминалистика социалистических стран. М.,1986. С.4.

89

формы проявления.

Этимологически этот термин произошел от латинского слова mformatio - осведомление. Первоначально, возникнув в социальной среде, он использо- вался для обозначения сведений, данных, знаний, передаваемых в ходе об- щения между людьми вербально, письменно или иными способами. В словарях русского языка информация изначально определялась как сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-нибудь.1

Появление и развитие кибернетики, прогресс технических средств связи, развитие информационных процессов вызвало активизацию интереса к понятию информации, повлекло расширение объема и изменение содержания этого понятия. В настоящее время информацию не связывают лишь с человеческим обществом. На данный момент информация - это центральное понятие кибернетики, обозначающее, по мнению ряда авторов, не только сведения, передаваемые людьми в ходе их общения, но и являющееся, прежде всего, одним из основных свойств объективного мира, которое связано с наличием в нем особого ряда процессов, называемых информационными.2 Таким образом, в современной науке слово “информация” несет различную смысловую нагрузку, отличается многообразием своих значений. Как отмечал И. Зе-ман, информацию можно понимать качественно, в гносеологическом смысле как сообщение, а в антологическом смысле как организацию и количественно как меру определенности и упорядоченности.3

Изучению категории “информация” посвящено немало научных трудов отечественных и зарубежных ученых - В.Г.Афанасьева, А.И.Берга, Н.Винера, В.М.Глушкова, И.Земана, Т.Д.Павлова, Ф.П.Тарасенко, В.С.Тюхтина, А.Д.Урсула, К.Э.Шеннона, У.Р.Эшби и др. Однако среди
исследователей нет

1 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1952. С. 220.

2 Краткий словарь по философии /Под общ. ред. И. В. Блауберга, И. К. Пантина. М., 1985. С.273.

” Земан И. Познание и информация. Гносеологические проблемы кибернетики. М. , 1966. С. 117.

90

единого понимания природы (сущности) информации. С развитием кибернетики возникло множество теорий информации, а, следовательно, и подходов к определению данной категории. Поэтому, не перечисляя все высказывания, приведем наиболее характерные из них.

По мнению одной группы авторов, информация присуща только наиболее высокоорганизованным системам - человеку, животным.

Исходя из данной теории, информация определяется учеными как “обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспособления к нему наших чувств”1, отражение “в сознании людей объективных причинно-следственных связей в окружающем мире”2, “знания, сообщения, воспринятые, понятые системой”3, “сведения, снимающие существовавшую до их получения неопределенность”4.

Другие исследователи считают, что информация - это свойство всех материальных объектов. Так, В. М. Глушков полагает, что информация в самом широком ее понимании представляет меру неоднородности в распределении энергии (или вещества) в пространстве и во времени, меру изменений, которыми сопровождаются все протекающие в мире процессы.5 Отождествляя информацию с материей, В.М.Глушков указывает: “Информацию несут в себе не только испещренные буквами листы книг и человеческая речь, но и солнечный свет, складки горного хребта, шум водопада, шелест листвы и т. д.”.6 А.Д.Урсул, указывая, что категория отражения оказалась тем ключом, который позволил открыть тайну природы информации7, полагает, что информация

1 Винер Н. Кибернетика или управление. М, 1983. С.31.

2 Берг А.И., Черняк Ю.И. Информация и управление. М., 1966. С. 94.

3 Афанасьев В.Г. Социальная информация. М, 1994. СП.

4 Шеннон К. Математическая теория связи //Работы по теории информации и кибернетике. М.,1959.

5 Глушков В.М. Кибернетика как наука //Кибернетика, мышление, жизнь. М., 1964. С.ЗЗ.

6 См.: Глушков В.М. Мышление и кибернетика //Вопросы философии. 1963, N1, С.36.

7 См.: Урсул А.Д. Отражение и информация. М.,1973.С.14.

91

  • отраженное разнообразие1, свойство всей материи - существует вечно, никогда не возникала и никогда не исчезает.2

Р.С.Белкин, отождествляя процесс возникновения информации с отраже- нием, считает, что изменение в среде как результат отражения в этой среде события есть информация об этом событии, сам же процесс возникновения информации есть процесс отражения, а его возникновение - результат этого процесса.3

Под углом зрения исследуемой проблемы более верной нам представля- ется точка зрения первой группы авторов, связывающих информацию с идеальным отражением объективной действительности на уровне сознания воспринимающего субъекта. Само по себе изменение в окружающей нас действительности, вызванное в ней воздействием другого объекта, еще не есть информация. Так, для несведущего человека отпечаток пальца всего лишь след, пятно, а для эксперта-трасолога, следователя он может послужить источником получения специфической информации об условиях следообразования, особенностях строения кисти руки человека, его примерном росте, возрасте, времени оставления следа и т. д.

Ощущения, возникающие в результате взаимодействия, трансформиру- ются в сознании человека в субъективные образы объективного мира. Если в неживой природе процесс отражения приводит к возникновению материальных следов, изменений, вызванных воздействием другого объекта, то чувственное (идеальное) отражение влечет формирование мысленного образа - источника информации. Таким образом, только после целенаправленного восприятия и активной переработки (расшифровки) воспринятого объекта в сознании

1 См. : Урсул АД. Проблемы информации в современной науке. Философские очерки. М., 1975. С.222.

2 См.: Он же. Проблема информации в современной науке. Философские очерки. М., 1975.

С.37.

3 См.: Белкин PC. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. М., 1997. С. 119.

92

познающего субъекта возникает знание об объекте - информация. По мнению ряда авторов (Р.С.Белкина, В.Я.Колдина, М.Н.Хлынцова), средством су- ществования и передачи информации является сигнал в различных его раз- новидностях - знак, образ. С точки зрения формы сигнал информации о рас- следуемом событии может быть выражен в форме любого физического процесса, материальных свойств любого предмета, признаков следа или рукописи, психического отображения в сознании воспринимающего субъекта и любого другого процесса. С точки зрения содержания сигнал представляет преобразо- ванное изоморфное отражение вызывающих его обстоятельств, т.е. несет ин- формацию о событии.1 Думается, что данная позиция не совсем верна, так как отражение не несет само по себе никакой информации. Взаимодействующие объекты действительно изменяют свои свойства, но это не есть криминали- стически важная информация. Информация - гносеологическое понятие, воз- никает в процессе познавательной деятельности человека, то есть является пе- редаваемым знанием.2

Таким образом, по нашему мнению, под информацией следует понимать сведения (знания), возникающие в результате осмысленного отображения раз- личных свойств определенных явлений в сознании познающего субъекта.

Известно, что понятие информации не является только понятием кибернетики. Теория информации имеет общее значение для ряда научных дисциплин. Это понятие вышло за пределы конкретных областей знания и стало общенаучным. Окружающий мир дает такое количество информационных потоков, что далеко не все люди могут проанализировать их в своей по- вседневной деятельности. Поэтому в различных сферах общественных отноше- ний пользуются различными видами информации. Обычно выделяют эконо- мическую, социальную, биологическую, политическую, юридическую и др.

1 Колдин В. Я., Полевой Н. С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. М, 1985. С.ЗЗ.

2 Коршунов О.П. Информация: фикция или реальность? //Библиография. 1996, N 4, С. 31.

93

виды информации. В самом общем смысле “юридическая информация” - это сведения правового и неправового характера, которые используются для регу- лирования общественных отношений в самых различных сферах жизни обще- ства. Она содержится в нормативных актах, в юридически значимых фактах, в явлениях и процессах социальной жизни, являющихся объектами правового регулирования. Как общее понятие юридическая информация включает в себя такие подгруппы, как уголовно-правовая, гражданско-правовая, криминологи- ческая, криминалистическая и др. Таким образом, интересующая нас кримина- листическая информация является разновидностью более широкой по содер- жанию юридической информации.

Кроме обобщенного словосочетания “криминалистическая информация”, в специальной литературе часто встречаются и такие термины, как “следственная информация” (О.Я.Баев), “доказательственная информация” (Р.С.Белкин), “тактически значимая информация” (В.И.Комиссаров), “оперативная инфор- мация” (Д.В.Гребельский) и т. п. Разумеется, разноплановая трактовка специ- фического содержания “информации” обусловлена объектом и предметом ис- следования того или иного автора. И, тем не менее, общепринятого определения перечисленных понятий пока что не выработано. Указанные термины различны по своему содержанию и процессуальному значению. Между тем язык криминалистики требует уточнения и совершенствования системы понятий.

Средством получения различного рода информации являются не только следственные, но и судебные действия, иные документы (ст. 69 УПК), опе- ративно-розыскные мероприятия и т. д.

В свое время Р.С.Белкин и А.И.Винберг ввели понятие “доказательственная информация”. Рассматривая доказывание с позиций теории информа- ции, они определяют доказательственную информацию как меру связи дока- зательства с событием, которое им устанавливается, а сами доказательства -это изменения, связанные с исследуемым событием.1 Как верно отметил

1 Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. М, 1969.С.176.

94

В.Я.Колдин, такое определение слишком широко, так как объективно суще- ствующие следы не есть доказательства. Без получателя информации, воспри- нявшего сигналы и осмыслившего их содержание, по существу нет и самой информации.1

Нами не разделяется мнение, что к числу доказательственной информации следует отнести не только ту информацию, которая составляет содержание “доказательств” в строгом процессуальном смысле, но и любую информацию о расследуемом событии и связанных с ним обстоятельств, которые используются в процессе доказывания с целью обнаружения, собирания и оценки доказательств в процессе раскрытия, расследования и судебного рассмотрения уголовных дел.2

На наш взгляд, более верным является существующее в специальной литературе мнение, что доказательственной является лишь та информация, которая составляет содержание доказательств, служит средством доказывания.3 Ведь в сфере доказывания, кроме доказательственной, циркулирует и непро- цессуальная информация.

В процессе расследования следователь перерабатывает большое количество информации, получаемой, в том числе и из непроцессуальных источников (оперативно-розыскные мероприятия, рапорты работников органов дознания, данные, полученные с нарушением требования закона о допустимости доказательств и т.д.).

Анкетирование работников правоохранительных органов показывает, что большинство из них считает определяющим фактором при подготовке к обыску: 1) наличие сведений об искомом объекте (109 человек); 2) сведения об объектах, подлежащих обыску (76 человек); 3) информацию о личности обыски-

1 См.: Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры криминалисти ки. М., 1985. С.37.

2 Колдин В.Я., Полевой Н.С. Указ.раб.С.39-40.

3 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предва рительного расследования. М., 1997. С. 151.

95

ваемого (52 человека). Анализ специальной литературы и следственной практики свидетельствуют, что при подготовке к обыску помещения следователь должен выяснить расположение обыскиваемого объекта, его точный адрес, количество этажей, входов и выходов, собрать сведения о планировке комнат и подсобных помещений, наличие во дворе или доме собаки, охранной сигнализации, телефонных аппаратов.

Обыскивающий должен иметь максимально полное представление о внешнем виде, размере, массе, форме, других индивидуальных особенностях искомого объекта, возможных изменениях его признаков или свойств, а также следах, остающихся при его хранении либо уничтожении. Если задачей обыска является обнаружение живых лиц, трупов, необходимо собрать информацию о их внешнем виде разыскиваемых лиц, возрасте, росте, телосложении, физических особенностях, одежде. Следователь должен обладать информацией о возрасте, профессии, специальных навыках, психологических и характерологических особенностях, увлечениях, составе семьи, наличии преступного опыта лица, у которого предстоит произвести обыск.1

Проведенное нами анкетирование позволяет сделать вывод, что следователи и оперативные работники для собирания информации об условиях, в которых им предстоит проводить обыск, предпочитают использовать: а) материалы оперативно-розыскной деятельности 62% ; б) показания участников процесса 58%; в) личный выезд на место предстоящего обыска 25%.

Как видим, для получения указанных данных может быть использована как доказательственная, так и непроцессуальная информация. Следует отметить, что в отдельных случаях интересующие следователя сведения могут быть получены в ходе проведения тактической операции - подготовка к обыску, включающая в
себя производство следственных действий, оперативно-

1 Разумеется, здесь перечислены лишь основные направления изучения личности обыски- ваемого. Более подробно об этом см.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка.М.,1961.С40; Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск. М.,1983. С.25; Курашвили Г.К. Изучение личности обвиняемого. М.,1982.С90; Справочник следователя.Вып.1.М.,1990. С.209.

96

розыскных и иных мероприятий (допросы потерпевшего и свидетелей, обви- няемого и его соучастников, выемка, осмотр предметов и документов, отра- жающих признаки искомых объектов, наблюдение, обследование помещений, зданий, сооружений, изучение оперативно-справочных учетов и т.д.).

Непроцессуальная информация играет вспомогательную роль по отношению к процессу доказывания. Как верно отмечает Д. И. Бедняков, указание в уголовно- процессуальном законе на конкретные способы извлечения информации из определенного носителя и соблюдения порядка, условий и последовательности применения этого способа в ряде процессуальных действий есть первый и основной критерий для разграничения процессуальной (доказательственной) и непроцессуальной информации.1 Значение информации, полученной по тем или иным причинам за пределами режима процессуального доказывания, высоко оценивается большинством криминалистов.2 Так, Ф. В. Глазырин справедливо отмечает, что при производстве обыска нередко можно наблюдать такие объекты, получать такие данные, которые, не являясь прямыми доказательствами преступления, могут иметь определенное значение для дела. Впоследствии одни из них могут оказаться косвенными уликами преступления, другие могут стать данными, необходимыми для тактики следствия, не являясь доказательствами.3 Любая информация, полученная лицом, производящим предварительное расследование, может использоваться в целях обнаружения, собирания и оценки доказательств, оптимизации следственного поиска
разыскиваемых лиц и иной существенной для дела

1 Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М, 1991. С.39-40.

2 См., например. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании престу плений. М., 1970. С. 114; Горский Г.Ф., Кокарев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Воронеж, 1977. С. 107; Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбина ций при производстве следственных действий. Дис… канд.юрид. наук. Саратов, 1988. С. 102.

3 Подробнее об использовании информации в ходе обыска см. параграф 2, гл.2 данной диссертации.

97

информации, принятия обоснованных процессуально и криминалистически значимых решений, выбора тактических приемов и технических средств, ис- пользуемых при производстве следственных действий, построения и проверки следственных версий, других мысленных моделей познаваемого собы- тия и т. д.

В специальной литературе информацию, полученную непроцессуальным путем, называют ориентирующей, вспомогательной или оперативной.1 Другие авторы, информацию, которая не является доказательственной, но облегчает получение последней, способствует получению объективных и достоверных результатов производства следственных действий, называют тактической2 или тактически значимой.3 «Используя ее, - отмечал М. Н. Хлынцов, - следователь может более целенаправленно составить план расследования по всему делу, проведения отдельных следственных или оперативно-розыскных действий, наметить применение тех или иных тактических приемов и средств, пути достижения той или иной цели»4. Всю же информацию, которую получает следователь в ходе расследования уголовных дел, в специальной литературе называют следственной. «Следственная информация, - пишет О. Я. Баев, - состоит из доказательственной информации, получаемой процессуальным путем, и ориентирующей информации, которая может быть добыта как процессуальным, так и непроцессуальным путем»5. Отсюда можно сделать вывод, что не всякая информация, полученная процессуальным путем (процессуальная информация), является доказательственной. Помимо доказательственной, к процессуальной относятся регистрационная информация, полученная из процес-

1 См. например: Специализированный курс криминалистики. Учебник. Киев, 1987. С.58.

2 Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов, 1982. С.37.

3 Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987. С.51.

4 Хлынцов М.Н. Там же. С.37.

5 Баев О.Я. Содержание и формы криминалистической тактики. Воронеж, 1975. С.36.

98

суальных источников, а также ориентирующая информация, если она также получена из процессуального источника. *

Таким образом, разные авторы, говоря о доказательственной, непроцессуальной, судебной, следственной и т. п. информации, имеют в виду сведения о событии преступления в целом или его отдельных обстоятельствах. Различие же между этими видами информации заключается в источниках, адресатах, способах ее получения, целях и тех стадиях уголовного процесса, на которых она используется. Учитывая, что все вышеперечисленные виды информации используются при расследовании и раскрытии преступлений как в ходе предварительного, так и судебного следствия, а способы ее обнаружения, фиксации, изъятия и использования разрабатываются криминалистикой, такую информацию объединяют под общим термином - криминалистическая.

В специальной литературе имеются различные определения криминали- стической информации. М.В.Салтевский понимает под криминалистической информацией данные о теоретических основах возникновения следов пре- ступления, практических методах использования их для раскрытия, расследо- вания и предупреждения преступлений.2

Приведенное определение дается автором не с позиции криминалистики в целом, а с точки зрения трасологии - одного из разделов криминалистической техники. Это существенно сужает смысл содержания криминалистической информации, сводя его к сведениям, содержащимся только в материальных ис- точниках.

М. Н. Хлынцов полагал, что “криминалистической информацией следует считать любого рода сведения, получаемые процессуальным и непроцессуальным
путем в процессе расследования преступления следователем или

1 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М, 1997. С.151.

2 См.: Салтевский М.В. Собирание криминалистческой информации техническими средст вами на предварительном следствии. Киев, 1980. С.24.

99

работниками органа дознания в соответствии с рекомендациями, разработанными криминалистикой, могущие быть доказательствами по делу или способствующие получению доказательств и принятию мер для предупреждения и пресечения преступлений. “’ Думается, что включать в определение перечень получающих ее субъектов нет необходимости. На предварительном следствии адресатами (потребителями) информации, выявляемой в ходе расследования, являются прокурор, следователь, работники органов дознания, эксперт и др., а в ходе судебного рассмотрения - суд (судья), присяжные заседатели, государственный обвинитель и др.

В более сжатой форме понятие криминалистической информации сформулировал Н.С.Полевой, понимавший под ней данные, характеризующие событие преступления и отдельные его элементы2. Но и такое понимание содержания криминалистической информации является несколько расплывчатым. Не совсем ясно, кто является потребителем указанных данных, для решения каких целей и задач они используются.

Кроме того, согласно ст. 68 УПК, элементами события преступления являются время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. Информация о событии преступления есть сведения об обстоятельствах совершения самого общественно опасного деяния, характеризующее в основном лишь объективную сторону преступления. Получается, что вся иная информация: о возможном месте нахождения лиц, совершивших преступление, их психологических качествах, предполагаемой линии поведения, противодействии установлению истины по делу иных заинтересованных лиц, преступном результате и иных данных, имеющих значение для расследования преступления, не является криминалистической. С подобным утверждением трудно согласиться. Наконец, Р.С.Белкин считает, что термин “криминалисти-

’. Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании.

Саратов, 1982. С.45

2 Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. М, 1989. С.74.

100

ческая информация” не соответствует требованиям однозначности определенных им понятий, поскольку далеко не вся информация, им обозначаемая, значима для криминалистики. По мнению Р.С.Белкина, не может быть криминалистической информации, отличающейся, например, от некой процессуальной или какой-то еще информации, а есть информация криминалистически значимая, которой именуется любая информация, имеющая значение для решения криминалистической задачи.1 Думается, что термин “криминалистическая информация” несет вполне конкретное функциональное значение, поскольку им обозначается именно та информация, которая получается и используется для решения задач уголовного судопроизводства.

На наш взгляд, под криминалистической информацией следует понимать сведения, получаемые и используемые уполномоченными на то законом лицами при производстве предварительных проверки и расследования, раз- бирательстве уголовных дел в суде, об обстоятельствах, имеющих значение для решения задач уголовного судопроизводства.

Информация, выявляемая в ходе расследования уголовных дел, разно- образна. Она различается по источнику происхождения, процессуальному значению, способам, правилам и целям использования.

По нашему мнению, наибольшее практическое значение имеет класси- фикация криминалистической информации по следующим основаниям: DB зависимости от использующих ее субъектов: судебная, следственная, оперативная;

  • по процессуальному значению: процессуальная и доказательственная, непроцессуальная (оперативно-розыскная и иная - ориентирующая, вспомогательная);
  • по источнику получения: материальная (вещная, следовая), идеальная;
  • в зависимости от этапа расследования: исходная и последующая;
  • 1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики. М.,
    1. С. 270.

101

  • по способам восприятия, зрительная, слуховая, осязательная, обоня- тельная, вкусовая;
  • по значению для принятия решения: осведомляющая, регулирующая, организационная.
  • Предложенная классификация криминалистической информации не является единственно возможной. Существенное значение имеет встречающаяся в специальной литературе классификация информации на событийную, поис- ковую и вспомогательную, субъектную, объектную и модальную1, времен- ную2 по характеру содержания: достоверную (правдивую), вероятную, лож- ную,3 очевидную (аксиологическую) и выводную, розыскную, корреляционную и идентификационную4, пространственно- временную5 и т. п.

Таким образом, криминалистическая информация, являясь объектом поиска и средством познания, активно используется при подготовке и осуществ- лении следственных, судебных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также в доказывании как непосредственно, так и опосредованно, путем трансформации оперативной информации в доказательственную.

1 Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. М., 1989. С.76.

2 Аббасова И.С. Время совершения преступления как элемент его криминалистической ха рактеристики. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Томск, 1992. С. 19.

3 Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987. С.82.

4 Турчин Д.А. Теоретические основы криминалистического учения о материальных следах. Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1989. С.42.

5 Тельцов А.П. Криминалистические проблемы пространственно-временных связей и отно шений на предварительном следствии Автореф. дис….канд. юрид. наук. Томск, 1992. С.9.

102

2.2. Материальные объекты как источник криминалистической информа- ции, получаемой в ходе обыска.

Обыск является одним из важнейших средств, способов, направленных на обнаружение, собирание, исследование и использование криминалистически значимой информации материального характера. Во всех случаях производства обыска следователь исходит из необходимости поиска, обнаружения интересующих следствие материальных объектов; последующего извлечения содержащихся в обнаруженных объектах данных, их мысленной переработки; дальнейшего использования полученной в результате этих действий информации в целях установления истины по делу.

С одной стороны, обыск является средством поиска, предварительного исследования и изъятия материальных источников криминалистической информации, а с другой стороны, полученные в ходе обыска сведения могут быть использованы для оптимизации процесса других поисковых действий следователя в ходе данного обыска или иных следственных действий.1 Отсюда следует, что исследование и использование выявленной информации может, осуществляется как непосредственно в ходе обыска, так и в процессе дальнейшего расследования уголовного дела.

Для того чтобы материальные объекты - носители потенциальной (общей) информации - стали источниками криминалистической информации, их необходимо сначала найти, обратить на них внимание, предварительно изу- чить, а затем подвергнуть криминалистическому исследованию.

Важно заметить, что понятие объект - носитель информации условно, так как, по сути, материальные объекты являются носителями свойств, изменений, возникающих в результате отражения, а не информации. Под
источниками

1 Подробнее об этом см.: Образцов В.А. Основы криминалистики.М, 1996.С.135;

Он же.: Криминалистика : Курс лекций М,1996.С. 273.Он же.: Выявление и изобличение преступника. М, 1977.С.35.

103

криминалистической информации мы понимаем результаты познания, извлечения воспринимающим субъектом сведений из познаваемых объектов.

Источники информации, используемые в тактических целях при про- изводстве обыска, весьма разнообразны. Условно их можно подразделить на две группы.

К первой группе относятся материальные объекты - носители информации,
имеющиеся в распоряжении следователя до производства обыска.

Среди них модели искомых объектов: знаковые модели (письменное описание отыскиваемых вещей, словесный портрет разыскиваемого преступника); пространственно-подобные модели (фото, кино и видеоизображения, рисунки искомых предметов или разыскиваемых людей, животных, транспортных средств, сравнительные образцы тканей, краски и т.д., тиражированные следы - отображения, изъятые с места происшествия и др.), дающие наглядное представление о моделируемом объекте поиска; смешанные (образно-знаковые) модели - графически выполненный поэтажный план здания, участка местности.

Указанные модели позволяют предварительно определить, относится ли обнаруженная вещь к расследуемому событию, они дают информацию о месте производства обыска. Например, изучая план и анализируя сведения о характере помещении, устанавливается наличие и расположение входов и выходов, окон, подсобных и хозяйственных помещений, мест возможного сокрытия разыскиваемых лиц и искомых объектов. В ряде случаев бывает целесообразно произвести у потерпевшего выемку образцов тканей, пуговиц, красок, для сравнения их с объектами, обнаруженными при обыске. Так, потерпевшая по делу о квартирной краже М. на допросе показала, что среди других вещей похищена блузка, которую она шила сама. Оставшиеся куски ткани М. передала следователю. Готовясь к производству обыска у подозреваемого, следователь взял с собой кусок ткани. При обыске у К. была обнаружена и изъята блузка, рисунок

104

ткани которой совпал с рисунком лоскута, переданного потерпевшей. Впоследствии блузка была опознана М.1

Вторую группу составляют материальные объекты, обнаруженные непо- средственно в ходе производства обыска, а также поведение обыскиваемых лиц.

Источником информации о возможном месте сокрытия искомых объектов могут стать различные детали, признаки материальной обстановки обыски- ваемого объекта. Подобные детали, противоречащие обычному ходу вещей, получили в криминалистической литературе название “негативные обстоятельства”. Так, С.И.Медведев указывает следующие типичные признаки, по которым возможно обнаружить тайники, спрятанные вещи и следы при обыске в помещении: следы свежей штукатурки, побелки, окраски стен; наличие свеженаклеенных обоев, досок и бревен, отличающихся по своему внешнему виду от всей стены; более глухой звук при простукивании, чем в другой части стены; отсутствие следов побелки, грязи и пыли в пазах между досками, новые гвозди, вставленные в доски, выпуклость или впадина пола, стены и др.2 Это общеизвестные признаки. В специальной же литературе указываются и иные негативные обстоятельства, позволяющие обнаружить объекты, причинно-связанные с событием преступления. К ним относятся явное несоответствие размеров помещения или некоторых предметов мебели по наружному и внутреннему периметрам, что характерно для объектов с двойными стенами или двойным дном, различная люминесценция отдельных участков исследуемого объекта под воздействием ультрафиолетового освещения, разный характер швов между кирпичами, непрочное крепление ке- рамической плитки, несоответствие характера предмета и способа его хранения, повреждение или различный тон краски, новая обивка мебели, объекты,

1 См.: Уголовное дело № 911802. Архив Самарского областного суда. 1994г.

2 Медведев С. И. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступле ний. Волгоград, 1973. С. 93.

105

судя по их редкости, ценности, назначению и иным свойствам, не соответ- ствующие имущественному положению обыскиваемого или обстановке об- следуемого помещения. И, наоборот, богатый интерьер квартиры и в то же время отсутствие мебели и иной обстановки свидетельствуют, что к обыску успели подготовиться, вывезя и перепрятав добытые преступным путем цен- ности. Могут быть и другие признаки, указывающие на несоответствие по- тенциального и фактического положения вещей. При обыске на местности негативными обстоятельствами, указывающими на наличие тайника, являются участок засохшей или пожелтевшей растительности на фоне общей зеленой массы, свежевскопанная земля, оседание почвы при поливании ее водой, наличие на территории камня, иного предмета, могущего быть памятным знаком для лица, устроившего тайник, зарубки на дереве, нанесенные с аналогичной целью, и т.д.

Помимо материальных признаков, к негативным обстоятельствам обычно относят и такие, которые связаны с психической деятельностью и поведением обыскиваемого лица непосредственно в процессе обыска.1 Хотя это и идеальные признаки, но они объективно проявляются во вне в соответствующих выразительных реакциях, что обуславливает необходимость рассмотрения их в данном параграфе. Криминалистами давно замечено, что, внимательно наблюдая и анализируя мимику, пантомимику, тактильные действия, вегетативные проявления, свидетельствующие об эмоциональном состоянии обыскиваемого и членов его семьи, можно получить информацию о наличии и месте сокрытия искомых объектов. Наблюдение может быть непо- средственным, когда поведение обыскиваемых воспринимает сам следователь, и опосредованным, когда наблюдение ведет специально выделенное лицо. На основе наблюдения за проявлениями физиологического, психического напряжения или морального состояния следователь имеет возможность

1 См., например: Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в
раскрытии преступлений. Волгоград, 1973. С. 92.

106

сделать вывод о правильности своих действий или необходимости корректи- ровки программы поисковых действий, изменения направления поиска, намечает ориентиры для выбора путей установления психологического контакта с обыскиваемым, принимает меры против попыток уничтожения веще- ственных доказательств и т. д.

Наблюдение за животными, птицами, насекомыми может дать информацию о месте сокрытия живых лиц, трупа или его частей, наркотических средств.

Кроме негативных обстоятельств, в ходе обыска следователь обна- руживает и иные источники информации материального характера. К ним относятся объекты непосредственного преступного посягательства, люди, трупы, животные, различные предметы, средства совершения преступлений, следы преступной деятельности. «Исследование обстановки в месте проживания, на работе обыскиваемого, - пишет П.П.Цветков, - изучение постоянно окружающих его вещей, переписки, фотографий, любительских кино- фильмов, фонограмм и прочих объектов позволяют при умелом проведении поисков собрать значительный объем доказательственной информации, харак- теризующей внешность обвиняемого, его привычки, моральный облик, вкусы, склонности, распорядок дня, круг знакомых и прочие данные.»1

Анализ обнаруженных вещей поможет установить условия жизни обвиняемого, мотив преступления, его объективную сторону, послужит исходным началом для построения более полной модели личности преступника, станет ориентиром для продолжения более целенаправленного поиска. Иногда могут быть обнаружены данные о соучастии в преступлении нескольких лиц. Например, при обыске у подростков обнаруживается имущество, кото-

1 См.: Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). Л., 1973. С. 134-135.

107

рое они, как правило, не похищают.1 Средства совершения преступления помогут получить информацию о физических особенностях, профессиональных навыках, причастности обыскиваемого к расследуемому преступлению. В ряде случаев при обыске следователь получает опосредованную информацию, косвенно подтверждающую ту или иную версию. Например, обнаружение следов крови, иных следов преступной деятельности позволяют сделать вывод о том, что в обыскиваемом помещении произошло убийство с помощью огнестрельного или холодного оружия, что предопределяет дальнейшую тактику производства обыска, применение специальных технико-криминалистических средств.

Изучение содержания дневников, писем, записок, квитанций, записных книжек, фотографий, видеозаписей, физических носителей машинной информации, содержимого оперативных запоминающих устройств компьютеров, неофициальных бухгалтерских документов позволяет получить информацию о потребностях, интересах, ближайшем окружении, причастности обыскиваемого к совершенному преступлению, иных лицах, совершивших преступление, их связях и взаимоотношениях, принадлежности к определенной категории лиц, о месте хранения и признаках предметов, документов, существовании и месторасположении тайников, намерениях, планах, места пребывания скрывающихся лиц.2

В ряде случаев обыскиваемые успевают уничтожить или перепрятать в иное, более надежное место компрометирующие их объекты. Однако и в этом случае при обыске можно найти следы прежнего пребывания искомых вещей или их мелкие части. Например, в ходе обыска можно обнаружить упаковочный материал, в котором находились похищенные вещи, сорванные ярлыки от товара, нитки или волокна от материи, мучную пыль, масляные пятна, обгорев-

1 См.. Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетними. Красноярск, 1991. С. 195.

2 Подробнее об этом см.: Попов В.И. Розыскная работа следователя. М., 1950. С. 22.

108

шие листы бумаги, следы продуктов стрельбы, свинец, из которого изготавливали пули, дробь или материал, из которого были сделаны пыжи.

Поиск и квалифицированное исследование интересующих следствие объектов без разнообразных научно-технических средств чаще всего заверша ется неудачей. Между тем анализ следственной практики показывает, что технико-криминалистические средства используются лицами, производящими обыск, крайне редко и неэффективно. Так, при проведенном нами анкетирова нии работников правоохранительных органов Саратовской области и г. Санкт- Петербурга им задавался вопрос: “Используете ли Вы при производстве обы ска технические средства? Если да, то какие?” Из 205 опрошенных 87% от ветили, что они не используют технические средства. Среди же тех немногих технических средств, используемых при обыске, называются в основном шан цевый инструмент, металлоискатель, фотоаппарат. В первую очередь это объясняется низкой материально-технической оснащенностью правоохрани тельных органов, а также неумением, а порой и нежеланием следователей и оперативных работников органов дознания работать с технико-

криминалистическими средствами.

Для поиска материальных объектов при производстве обыска используются специальные криминалистические средства. К поисковым технико- криминалистическим средствам относятся прежде всего те приборы, аппараты, приспособления, материалы и т.д., с помощью которых непосредственно выявляются искомые объекты.

Применение тех или иных технических средств зависит от того, что ищут, условий и обстановки поиска, качественного состояния объектов - следоносителей, конкретной следственной ситуации. Например, при поиске огнестрельного оружия рекомендуется использовать ультрафиолетовый осве- титель и инфракрасный преобразователь ПНР-1, бинокулярную лупу, микро-

109

скоп типа “МБС”, так как они позволяют распознавать в вещной обстановке обыска следы смазочных масел, керосина или продуктов стрельбы. *

В ситуации, когда поиск ведется в водной среде, применяют металлоис-катель “ИМП” модели РБ 24471003 ТО, тралы, аквоплан2, металлодетектор Морской охотник”, позволяющий вести поиск на глубине до 60 метров.

Для обнаружения похищенных радиоактивных материалов разработан ручной радиационный монитор, позволяющий обнаруживать уран 235 и 238, плутоний 239.

Для поисковых целей также используются металлоискатели “МИЛ”, “Гамма”, “Бета”, магнитные подъемники для обнаружения предметов из металла, электрощупы, газовые анализаторы “Поиск-1” для поиска трупа или его частей, магнитные кисти и цветные порошки на ферромагнитной основе, йодные трубки для выявления следов рук, металлические спицы для поиска предметов в мягкой мебели.

Для просвечивания деревянных стен, мебели, потолочных перекрытий, иных толстостенных предметов в целях обнаружения в них тайников используются переносные рентгеновские установки “РУ-780”, “РУ-725”, благодаря свойству рентгеновских лучей, позволяющие изучить внутреннюю структуру и содержание исследуемого объекта без его разрушения или взлома. Для гаммо- графии подозрительных мест могут использоваться гамма-лучи.3 В целях обна- ружения пустот в стенах и перекрытиях может быть использован переносной дефектоскоп типа “Гранит”. Для просвечивания кирпичных металлических и

Камалов Р.З. Специальные технические средства криминалистики и их использование в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Казань, 1992. С. 11.

2 Мавлюдов А. К. Особенности применения поисковых приборов в водной среде //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 1994. Вып. 9. С. 14-15.

3 Подробнее об этом см.: Кустанович С.Д. Применения гамма-лучей радиоактивных изото пов для криминалистических целей //Советская криминалистика на службе следствия.М, 1956. Вып. 7. С. 165-174.

no

железобетонных преград предназначен переносной радиоизотопный отража- тельный толщиномер “ТОР-1”. Данный прибор основан на действии физиче- ского эффекта, заключающегося в том, что степень поглощения и отражения гаммаизлучения зависит от плотности, толщины и степени однородности обследуемого объекта. Исследование, проведенное в секторе кри- миналистической техники Всесоюзного института по изучению причин и разра- ботке мер предупреждения преступности (1973), показали, что прибор “ТОР-1” позволяет отыскивать тайники с неметаллическими предметами, в том числе замаскированными листами металла, пустоты в объектах, изготовленных из древесины.1 Однако излучение указанных выше приборов небезопасно для здоровья участников обыска, что значительно ограничивает рамки их применения в следственной практике. В связи с этим, следует отметить, что мы присоединяемся к существующему в специальной литературе мнению, что применение научно-технических средств при производстве следственных действий не должно создавать опасности для жизни и здоровья людей, унижать их честь и достоинство.2

Разработка эффективных поисковых технико-криминалистических средств для работы в “полевых” условиях до сих пор является актуальным направлением криминалистических научных исследований. К сожалению, разрешающая способность поисковых средств, имеющихся в арсенале следо- вателя, не дает возможности проведения дифференциальной диагностики ис- комых объектов до их извлечения из тайников или иной среды. Это создает помехи при поиске металлических предметов в помещении из-за наличия в

1 См. : Селиванов Н. А. , Юрин Г. С. Экспериментальные исследования различных спосо бов обнаружения тайников //Вопросы борьбы с преступностью.М.,1973. Вып. 19. С.167- 170.

2 Романов В. И. Процессуальные, тактические и этические вопросы применения научно- технических средств при расследовании преступлений. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1997. С. 15-16; Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в Российском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1995. С. 9,12.

Ill

нем арматуры, металлических труб и т. д., влечет неоправданные разру- шения обстановки обыскиваемого помещения и как следствие причинение материального ущерба обыскиваемым. Не решен вопрос выявления инст- рументальными способами (методы звуковой локации, сверхчастотных колебаний, акустическая топография) сокрытых в тайниках неметаллических предметов, дифференциации черных и цветных металлов при их поиске. Решению данной проблемы в определенной степени может способствовать использование металлодетекторов зарубежного производства “СХ-2” и “СХ-3”, позволяющих еще до извлечения объекта определить, из какого металла они изготовлены (черный, цветной), установить тип цветного металла (никель, серебро), получить сведения о размерах объекта. Установка на данных металлодетекторах системы навесных антенн позволяет отыскивать объекты, укрытые в бетоне, воде, грунте на глубине до четырех метров. Электронная система позволяет вводить в “память” задание на поиск предметов с определенными характеристиками (размер, масса, вид, тип металла).1 Думается, что использование аналогичных металлодетекторов должно стать нормой, а не исключением из правил при производстве обыска в целях обнаружения металлических предметов.

В специальной литературе справедливо отмечается, что обыск “обеспечивает преимущественно обнаружение материальных объектов, используемых в последующем для доказывания, и прямо не преследует цели исследования доказательств”2 Тем не менее, представляется, что исследование обнаруженных в ходе обыска объектов может осуществляться не только экспертным путем. В условиях производства обыска криминалистическая информация может быть получена самим следователем или при помощи специалиста, посредством предварительных экспресс-диагностических исследований призна-

1 См. об этом подробнее: Образцов В. А. Криминалистика: Курс лекций. М,, 1996. С. 232.

2 См.: Криминалистика /Под ред. Б.А.Викторова и Р.С.Белкина. М., 1976. С. 284 (автор гла вы - И.М.Лузгин).

112

ков и свойств изучаемых объектов (при условии, если это не повлечет утраты или повреждения целостности исследуемых объектов, не вызовет изменения вида, свойств и качеств, не исключит возможности последующего экспертного исследования).

Такие исследования можно проводить на базе передвижных кримина- листических лабораторий ОВД и прокурора-криминалиста. Информация, полученная в ходе исследования объектов в полевых условиях, носит ориентирующий оперативно-тактический характер, служит основой для выдвижения и проверки версий, оценки следственной ситуации, позволяет оптимизировать поисковую деятельность.

Аналитические средства, позволяющие выявить криминалистически зна чимую информацию, весьма разнообразны. Набор “Политест” позволяет осуществлять экспресс-анализ наркотических веществ в целях установления наличия гашиша, марихуаны, героина, опия и т.д. Прибор “Киноварь” приме няется для предварительного исследования одежды, сумок, портфелей, чемо данов и иных объектов в целях установления возможной транспортировки в них золота по следам имеющейся на них ртути, используемой при его добы че. l ^$?

Наряду с техническими средствами, используются и вещества, позво- ляющие выявить при обыске объекты биологического происхождения. Практика расследования тяжких преступлений против личности свидетельствует о несомненном повышении эффективности обыска и выемки, если в ходе их производства для исследования следов, похожих на кровь, следователем или специалистом-биологом используются химические реактивы: раствор люмино-ла, азопирамовая или амидопириновая пробы, 1% спиртовый раствор бензи-дина, смешанные с 3% раствором перекиси водорода, реактив Воскобойни-кова и др. Их использование позволяет
избегать случаев изъятия “пустых”

1 . См. : Образцов В. А. Криминалистика: Курс лекций. М, 1996. С. 235

113

объектов, на которых отсутствуют следы биологического происхожде- ния.1

Наряду с традиционными техническими средствами, способствующими выявлению и анализу информационного содержания обнаруженных объектов (микроскоп, лупа, линейка, рулетка, транспортир, штангенциркуль и др.), для исследования обнаруженных объектов могут быть использованы микрометры, угломеры и т. д.

Представляется, что со временем в работе правоохранительных органов должны занять особое место компьютерные системы, использование которых позволит включаться в информационно-поисковые системы в целях диаг- ностирования и идентификации, обнаруженных объектов, моделирования и алгоритмизации осуществления обыска в различных ситуациях его производства. Например, наличие компьютера и сотового телефона в ПКЛ позволит осуществить проверку по криминалистическим учетам обнаруженных в ходе обыска номерных вещей непосредственно в процессе данного следственного действия.

В ходе обыска следователю нередко приходится выполнять большой объем трудоемкой, длительной работы, руководить действиями многочисленных участников следственного действия, преодолевать сопротивление заин- тересованных лиц. В связи с этим деятельность, связанную с использованием технико-криминалистических средств, целесообразно поручать специалисту. Мы разделяем позицию ряда авторов в отношении того, что, в отличие от выводов эксперта, мнение специалиста никакого доказательственного значения не имеет.2

1 Подробнее об этом см. : Быстряков Е. Н. Организация деятельности следователя при расследовании тяжких преступлений против личности. Саратов, 1992. С. 80.

2 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976. С. 103; Зотов Б.Л. Современная крими налистическая техника. М, 1973. С.27; Селиванов НА. Вещественные доказательства. М., 1971.С.56идр.

114

Однако оно может стать основой принятия тактических решений, выбора тех или иных тактических приемов, ориентиром в поисковых действиях. Кроме того, участие специалиста позволит максимально полно использовать возможности криминалистической техники непосредственно в ходе производства обыска.

Ряд авторов для получения информации о месте нахождения разыскиваемых лиц и трупов предлагает обращаться к помощи экстрасенсов, способных к ясновидению1. Другие исследователи в целях обнаружения тайников и сокрытых объектов рекомендуют использовать лозоходство, то есть природную спо- собность отдельных лиц обнаруживать скрытые, невидимые объекты живой и неживой природы с помощью палочки (лозы), деревянных рамок, маятников и т.п. Указанные рекомендации представляются нам сомнительными. В настоящий момент ясновидению, лозоходству и тому подобным методам не дано научное объяснение. В данной области отсутствуют сколько-нибудь систематические и компетентные экспериментальные исследования, на основе которых можно было бы внедрить указанные методы в следственную практику.

На наш взгляд, одним из новых каналов получения криминалистической информации в ходе обыска может стать использование полиграфа - многоцеле- вого прибора, предназначенного для одновременной регистрации ряда физио- логических реакций человека, связанных с возникновением эмоций.

Объективные признаки, по которым можно судить о степени напряжения обыскиваемого, имеют троякий характер. Во-первых, это чисто физиологические проявления - повышение кровяного давления, мускульного напряжения, частоты пульса, дыхания, изменение кожно-гальванической реакции и т.д. Во-вторых, возрастание напряжения проявляется субъективно - переживание беспокойства, тревожность, угнетенность восприятия и т.д. В-третьих, субъективное переживание тоже проявляется объективно в соответствующих выразитель-

1 См. об этом: Белых В. Милиция решила привлечь к борьбе с преступностью экстрасенсов и “детекторы лжи” //Известия, 1994,№ 101. С.8.

115

ных реакциях. Если последние два признака можно обнаружить в ходе обыска путем визуального наблюдения, то первый можно установить только с помощью аппарата, регистрирующего состояние и изменение физиологических па- раметров организма - полиграфа.

Разумеется, традиционное, контактное тестирование обыскиваемых с помощью датчиков, закрепленных на их теле в ходе обыска, неуместно. Однако уже на данной стадии развития научно-технической мысли имеется возможность использования бесконтактного метода “снятия” информации о психофи- зиологическом состоянии обыскиваемого. Около двадцати лет назад П.И.Гуляевым и И.Е.Быховским были предприняты успешные попытки регист- рации изменений физиологических характеристик организма на расстоянии пу- тем измерения с помощью специальных датчиков электромагнитных полей, су- ществующих вокруг человека.1 Американскими и отечественными учеными (криминалистами и психологами) разработаны приборы (анализаторы психоло- гического стресса, стрессометры), определяющие эмоциональное состояние че- ловека по голосу путем регистрации мускульного сокращения гортани, которое меняется в зависимости от психологического напряжения вопреки воле челове- ка.2 По сути дела это тот же полиграф. Правовой основой использования анали- заторов психического состояния человека при производстве обыска являются нормы УПК об участии специалистов в следственных действиях (ст. 1331,ст. 170) и о возможности использования технических средств для собирания, фиксации и исследования информации (ст.141).3

1 См.: Гуляев П.И., Быховский И.Е. Исследование эмоционального состояния человека в процессе производства следственного действия //Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1972. Вып.9. С. 107-108.

2 Подробнее об этом см.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 3. Криминалистиче ские средства, приемы и рекомендации. М., 1997. С. 45-47.

3 См. об этом: Образцов В. А. Криминалистическая полиграфология //Юридические записки. Вып.7: Расследование преступлений: Вопросы теории и практики. Воронеж, 1998. С.57.

116

Естественно, обыскиваемый должен быть уведомлен об использовании указанных научно-технических средств. Однако согласие обыскиваемых в дан- ной ситуации не требуется.

Таким образом, информация играет двоякую роль. С одной стороны, она служит источником формирования групп приемов, составляет основу прогнозирующей деятельности следователя. С другой, оказывает прямое влияние на эффективность обыска, зависящую от полноты использования разного рода информации, получаемой следователем в процессе подготовки и производства обыска, сама является целью достижения с помощью других криминалистиче- ских приемов.

117

ГЛАВА 3. СИСТЕМЫ ТАКТИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ, РЕАЛИЗУЕМЫХ В ТИПИЧНЫХ СИТУАЦИЯХ ПРОИЗВОДСТВА ОБЫСКА.

3.1. Следственная ситуация как фактор, оказывающий влияние на формирование систем приемов обыска.

Деятельность следователя в процессе расследования преступлений осуществляется в конкретной обстановке, обусловливающейся простран- ственно-временными отношениями, взаимоотношениями участников уголовного процесса, объемом криминалистической информации, а также рядом субъективных моментов. Совокупность указанных обстоятельств получила в криминалистике название следственной ситуации.

А.Н.Колесниченко, один из первых употребивший словосочетание “следственная ситуация”, понимал под ней определенное положение в расследовании преступлений, характеризуемое наличием тех или иных доказательств и информационного материала и возникающими в связи с этим конкретными задачами его собирания и проверки.1

Разработкой вопросов, посвященных учению о следственной ситуации, занимался ряд отечественых ученых (Р.С.Белкин, А.Н.Васильев, В.К.Гавло, И.Ф.Герасимов, Л.Я.Драпкин, В.И.Комиссаров, В.Е.Корноухов, В.А.Образцов, Н.А.Селиванов, В.И.Шиканов и др.). Однако, несмотря на весьма глубокие исследования указанной проблемы в криминалистической литературе, до сих пор отсутствует единое мнение по вопросам понятия, содержания, классификации, сущности и места следственной ситуации в системе криминалистики. Различия в подходах, вероятно, можно объяснить тем, что сам термин “ситуация” в русском языке имеет достаточно многогранную трактовку, означая совокупность обстоятельств, положение, обстановку.

1 Цит. по кн.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М, 1982. С. 136.

2 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М, 1952. С. 663.

118

Анализируя позиции различных авторов, можно выделить несколько противоположных точек зрения по вопросу о понятии следственной ситуации. По мнению первой группы авторов, следственная ситуация - это реальная обстановка, в которой происходит расследование. Так, Р.С.Белкин, справедливо считающий, что следственная ситуация по отношению к процессу расследования носит преимущественно внешний характер, пишет: “Следственная ситуация - это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания”1.

Из данного определения не совсем ясно, о каких условиях идет речь, каково их влияние на ход расследования. Кроме того, “условия” и “обстановка” расследования преступлений понятия не совсем идентичные.

Если анализировать указанные термины в их широком смысле, то Р.С.Белкин прав, но применительно к теме нашего диссертационного исследования важно различать условия, в которых производится обыск (наличие или отсутствие информации, дефицит или достаточность времени, технических средств и т.д.) и обстановку, то есть место, где производится обыск (квартира, заводское помещение, участки местности и т.п.).

В.А.Образцов под следственной ситуацией понимает сложившуюся на определенный момент совокупность обстоятельств, учитываемых при разработке и реализации программы дальнейшего расследования.2

С.А.Шейфер определяет следственную ситуацию как сложившееся на определенный момент расследования фактическое положение дел, от которого зависит дальнейшее направление расследования и характер
принимаемых

1 Белкин PC. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1988. С. 93.

2 См.: Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. С. 122. В дальнейшем, углубив криминалистическое учение о ситуационном подходе как принципе следоведения, автор несколько иначе стал понимать и раскрывать эгу категорию науки. См.:ОбразцовВ.А. Криминалистика: курс лекций. М, 1996. С. 114.

119

следователем решений.1

Приведенные определения В.А.Образцова и С.А.Шейфера по существу мало отличаются от определения Р.С.Белкина. К ним в той же мере относятся ранее высказанные нами замечания.

В специальной литературе имеется и иное суждение относительнс понятия следственной ситуации. Большинство ученых, занимавшихся вопросом следственной ситуации, понимают под ней совокупность обстоятельств, сумму данных об обстановке расследования, информационную базу (модель), имеющуюся на данный момент в распоряжении следователя и определяющую возможности и пути его действий. По их мнению, наличие информации, известной следователю на определенный момент в процессе расследования, фактически определяет его действия на данном этапе. Так, например, А.Г.Филиппов и А.Я.Целищев, сводя следственную ситуацию к объему собранной по делу информации, пишут: “Под следственной ситуацией мы понимаем сумму значимой для расследования информации (доказательств и сведений, полученных непроцессуальным путем), имеющейся в распоряжении следователя к конкретному моменту.2 Аналогичное по сути определение дает и В.И.Шиканов, понимающий под следственной ситуацией совокупность данных, характеризующих обстановку, в которой следователю надлежит действовать.3 Данное определение не лишено некоторых недостатков: не совсем ясно, о какой обстановке идет речь, не проводится грань между доследственной и следственной ситуацией.

Другие авторы несколько расширяют содержание понятия следственной

1 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981.С.

55.

2 См.: Филиппов А.Г., Целищев А.Я. Узловые проблемы методики расследования преступлений //Сов. гос-во и право. 1982. № 8. С.72.

3 См.: Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важное условие совершенствоания методики расследования преступлений //Материалы научно- практической конференции. М., 1976. С. 157.

120

ситуации, включая в определение и иные факторы, оказывающие влияние на принимаемые решения и действия следователя.

Например, Л.Я.Драпкин под следственной ситуацией понимает динамическую информационную систему, элементами которой являются существенные признаки и свойства обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, связи и отношения между ними, а также отношения между участниками процесса расследования, наступившие или предполагаемые результаты действий сторон.1

В.И.Комиссаров понятие и сущность ситуации рассмаривает в двух аспектах. Во- первых, как одну из категорий следственной тактики, под которой автор понимает учение о динамической системе взаимосвязанных элементов (условия, обстоятельства, характер информации, объекты и взаимоотношения участников предварительного следствия и др.), необходимо влияющих на создание и реализацию определенных групп приемов производства следственных действий. Во-вторых, как фактор, влияющий на деятельность следователя. В данном случае ситуация определяется как сумма сведений об обстановке, условиях предстоящего производства процессуального действия, о характере информации, отношениях участников предварительного следствия между собой и к предстоящему допросу, обыску.2 Аналогичную точку зрения высказывают и иные авторы.3

Подобный подход вполне оправдан. Вместе с тем, думается, что указанные выше определения разных авторов следует рассматривать не как непоследовательность позиции юристов, а как характеристику различных

1 См.: Драпкин Л. Понятие и классификация следственных ситуаций //Следственные ситуации раскрытия преступлений. Научные труды Свердловского юридического института. Свердловск, 1975. Вып. 41. С. 71-75.

2 Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Саратов, 1996. С.51-53. (Автор главы В.И.Комиссаров).

3 Пономарева Л.В. Тактические операции в типичных ситуациях расследования изнасилования. Автореф. дис… канд.юрид.наук. Саратов, 1997. С.18.

121

сторон анализируемой категории науки. Необходимость уяснения и разграничения приведенных определений обусловливается тем, что в первом случае речь идет об одном из составных компонентов научных основ следственной тактики, а во втором - об условии, оказывающем непосредственное влияние на практическую деятельность следователя при производстве процессуальных действий.

Позиция второй группы авторов, придерживающихся информационного подхода к определению следственной ситуации, представляется нам более предпочтительной. Анализируемая следователем ситуация характеризуется объемом информации о расследуемом событии или о его отдельных обсто- ятельствах, не бывает полностью адекватной реальной обстановке мате- риального мира. Цели, задачи, пути и способы их реализации определяются следователем, исходя прежде всего из объема имеющейся в его распоряжении информации о происшедшем событии, характеризующей обстановку, складыва- ющуюся на определенный момент расследования.

Естественно, как справедливо отмечает Р.С.Белкин и ряд других авторов, на принятие того или иного тактического решения, кроме наличия и характера имеющейся в распоряжении следователя криминалистической информации, влияют материально-техническое обеспечение расследования, психологический настрой взаимодействующих субъектов криминалистической деятельности и т.д. Однако данные факторы постольку оказывают влияние на характер принимаемых следователем решений, поскольку становятся известными ему.

Некоторые авторы, наряду со значимой для расследования информацией и иными факторами, включают в анализируемое понятие оценку следователем ситуации расследования.1 По их мнению, именно в наличии субъективного,

1 См.. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С. 173; Балугина ТС. Проблемы следственной ситуации в криминалистической литературе //Правоведение. 1983.№ 1С.8; Сотников Н.И. Следственная ситуация и криминалистическое прогнозирование //Проблемы интенсификации деятельности по расследованию преступлений. Свердловск, 1987.С.П; Власенко В.Г. Оценка как элемент следственной ситуации

122

оценочного момента, зависящего от воли следователя, участников процесса, по- разному оценивающих ситуацию, состоит специфика ее понятия, именно это отличает ее от простой констатации положения вещей, от объективистского толкования общественных явлений материального и духовного порядка.1

Н.А.Селиванов, не соглашаясь с подобным суждением, справедливо указывает, что, хотя разные лица оценивают ситуацию разноречиво, “это не значит, что при наличии нескольких лиц, оценивающих ее неоднозначно, одна ситуация превращается в несколько. Недопустимо лишать ее объективного характера”.2 Аналогичного мнения о недопустимости включения оценки следственной ситуации в число ее элементов придерживаются и другие авторы.3 Действительно, если рассматривать следственную ситуацию как объективную научную категорию, то субъективная оценка следователя не может быть включена в ее содержание, так как субъективному, оценочному элементу нет места в структуре научного знания. Если рассматривать следственную ситуацию как совокупность объективных факторов, служащих основой для принятия того или иного решения по уголовному делу, то оценка следователем следственной ситуации неизбежна и обязательна. Однако и в этом случае оценка не входит в число элементов следственной ситуации. Отвлекаясь от общего теоретического анализа категорий криминалистики и решая проблемы прикладного характера, можно прийти к выводу, что следственная ситуация -это совокупность информации, которой обладает следователь об обстоятельствах, условиях, имеющих значение при определении направления расследования уголовного дела в целом или принятия тактического решения при производстве отдельных следственных действий.

//Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 1989. Вып.7. С.62 и

ДР-

1 См., например. Герасимов И.Ф. Указ. раб. С. 171.

2 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М.,1982. С.137.

3 См., например: Белкин PC. Курс криминалистики в 3 т. Т. 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.,1997. С.137.

123

В этой части работы мы специально акцентировали внимание на прикладном характере следственной ситуации. Именно этот фактор играет особую роль в тактике обыска, да и всего расследования уголовного дела.

Анализ приведенных суждений о понятии и содержании следственной ситуации позволяет сделать вывод о том, что большинство авторов пытаются дать ее определение по отношению ко всему процессу расследования преступления или его определенному этапу. Об этом же свидетельствует и классификация следственных ситуаций. В специальной литературе следственные ситуации классифицируются по различным основаниям:

  • по итоговому моменту: первоначальные, промежуточные, заключительные;
  • по характеру оцениваемого момента: этапные и промежуточные;
  • по степени психологического напряжения: бесконфликтные, слабо- конфликтные, остроконфликтные;
  • по степени благоприятствования достижению целей расследования: благоприятные и неблагоприятные;
  • по содержательной стороне: с высоким уровнем неопределенности (сложные), с невысоким уровнем неопределенности (простые) и т.д.1
  • Нетрудно заметить, что перечисленные виды следственных ситуаций в основном имеют стратегическое значение и оперируют ими прежде всего в за- ключительном разделе науки криминалистики - методике расследования отдельных видов преступлений. Анализ вопроса о месте следственной ситуации в системе криминалистики свидетельствует об отсутствии однозначного мнения по данной теме. В учебниках по криминалистике, из- данных в последние годы (именно в таких работах отражаются устоявшиеся оп- ределения, категории), понятие следственной ситуации стали рассматривать в

1 См..например: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987. С.98-99; Образцов В.А. Криминалистика: Курс лекций. М.,1996.СЛ 17-118; Белкин PC. Курс криминалистики Зт. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.,1997.С. 143- 144; Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. М.,1998.С.44-47 и др.

124

первом разделе - теоретические и методологические основы криминалистики.1 Некоторые авторы высказывают мнение, что понятие следственной ситуации является необходимой и важной частью теории криминалистической методики расследования преступлений. Мы разделяем мнение Р.С.Белкина о том, что “следственная ситуация относится к числу понятий криминалистической тактики и уже в этом качестве, как и иные тактико-криминалистические понятия, реализуется в криминалистической методике.”3 Конечно, роль следственной ситуации в процессе расследования очевидна. Однако следственная ситуация оказывает существенное влияние, а зачастую прямое воздействие не только на вопросы организации и планирования расследования уголовного дела, но и на цели формирования тактических приемов расследования. Для того чтобы любое следственное действие достигало максимальной результативности, при разработке тактики его проведения необходимо принимать во внимание как типичные, так и конкретные виды следственной ситуации.4

Следует согласиться с мнением В.А.Образцова, что деление ситуаций на благоприятные и неблагоприятные (как, впрочем, и любые деления данного понятия) носит, как представляется в известном смысле, условный характер… нет абстрактных благоприятных, как нет, скажем, абстрактных конфликтных или проблемных ситуаций, нет ситуаций вообще, нет ситуаций расследования в целом. Есть благоприятные, неблагоприятные и прочие ситуации примени-

1 Криминалистика /Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. М.Д994.С.42-53; Криминалистика /Под ред. В.А.Образцова. М.Д995.С.51-55; Криминалистика /Под ред.Н.П.Яблокова. М.,1995.С. 31.

2 См.: Возгрин И.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в системе частных методик расследования //Следственная ситуация. М.,1985. С. 69.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1997. С. 138.

4 Букалов КА. Ситуация расследования и тактика проведения следственных действий //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов, 1989. Вып. 7. С. 34.

125

тельно к достижению определенной цели расследования (производству отдельных следственных действий - А.И.) либо конкретным целям, а еще точнее -применительно к определенным слагаемым целей, задачам расследования, компонентам и сторонам последних.1 Действительно, представляется затруднительным однозначно определить степень конфликтности ситуации расследования при проведении групповых обысков, если в одном случае искомое выдается добровольно (бесконфликтная ситуация производства обыска), а в других случаях обыскиваемые отказываются добровольно выдать искомое (конфликтная ситуация) или активно противодействуют следователю (остроконфликтная ситуация).

Поэтому, на наш взгляд, следует говорить о различных уровнях следственных ситуаций: ситуации, оказывающие влияние на расследование всего уголовного дела в целом (ситуация расследования), и локальные ситуации, имеющие в основном тактическое значение, возникающие при подготовке и в процессе производства определенных следственных действий с участием конкретных лиц (ситуаций отдельных следственных действий). Подобные ситуации имеют больший практический смысл, они носят более четкое и реальное значение в плане достижения целей расследования, принятия оптимальных решений тактического характера, избрания наилучшего способа действия формирования систем тактических приемов производства следственных действий.

Представляется необходимой дальнейшая разработка общих и частных ситуаций применительно к предмету криминалистической, в том числе следственной тактики.

При всем разнообразии и индивидуальности обстоятельств уголовного дела можно выделить типичные ситуации, в большей или меньшей степени характерные (общие) для производства определенных следственных действий.

1 Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. С.

122-123.

126

С учетом этих ситуаций должны группироваться существующие тактические приемы, разрабатываться дополнительные аспекты производства следственных действий.

Важно заметить, что в публикациях последних лет уделяется достаточно внимания процессуальным, фактическим основаниям и технической оснащенности следователя при обыске.1 Ситуации же, которые проявляются в ходе подготовки и непосредственного отыскания объектов, изучаются не столь конкретно. В большинстве работ авторы не прослеживают существенных, дополнительных отличий от структуры тактики обыска, предложенной А.Р.Ратиновым. Между тем следственная ситуация, определяя основные направления расследования по делу в целом, является одним из факторов, оказывающих значительное влияние на ситуацию обыска и опосредованно на формирование и реализацию систем приемов его производства.3

В криминалистической тактике с учетом следственных ситуаций достаточно детально разработаны тактические приемы допроса. Думается, что системы приемов других следственных действий, в том числе и обыска, также должны формироваться, группироваться с учетом типичных ситуаций их производства.

Выступая в качестве объективного условия организации и производства обыска, следственная ситуация сама обусловливается рядом факторов, к числу которых можно отнести наличие информации об искомых предметах, сведения об объектах, подлежащих обыску, психологическое состояние
участников

1 См., например: Баев О.Я. Процессуально-тактические проблемы обыска //Совершен ствование расследования преступлений. Иркутск, 1980; Коврига З.Ф. Уголовно- процессуаль ное принуждение. Воронеж, 1975; Михайлов А.И, Юрин ГС. Обыск. М., 1971; Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989 и др.

2 См.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М., 1961.

’ В свою очередь обыск является одним из средств решения следственной ситуации. См., например: Долгинов В С.Д. Обыск как средство решения исходной следственной ситуации // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М..1991.С.143-147.

127

обыска, личность и процессуальное положение обыскиваемого, категория расследуемого преступления и иные факторы.

В связи с этим можно выделить общие, типичные ситуации, обусловленные источником происхождения, объемом сведений о месте сокрытия искомого объекта, степени предполагаемого противодействия следователю со стороны обыскиваемых лиц, личностью обыскиваемых, а также ситуации, характерные для подготовки и производства обыска по конкретным категориям уголовных дел.1

Тактическое содержание обыска в различных ситуациях его производства будет видоизменяться.

Если более подробно рассматривать ситуацию, характеризующуюся объ-мом информации, имеющейся в распоряжении следователя перед производством обыска, то можно выделить ситуации, при которых: а) следователь располагает оперативной или иной информацией о точном месте сокрытия искомого объекта, его индивидуальных особенностях, месте проведения следственного действия; б) в распоряжении следователя имеется достаточно полный объем информации о свойствах и признаках искомых объектов, но точно неизвестно, где они хранятся, или информация носит противоречивый характер.

В первой ситуации основной тактической задачей, следовательно, будет неразглашение источника своей осведомленности путем применения соответст- вующих приемов отвлечения внимания, когда искомый предмет находится не сразу, создается видимость его поиска, а также грамотное применение приемов фиксации хода и результатов обыска. Во второй ситуации на первый план вы- ступает успешное решение организационных вопросов (организация планомер- ных поисков, взаимодействие между участниками обыска, подготовка поисковой техники), тактически грамотное использование технических средств при

1 Под типичной ситуацией анализируемого следственного действия нами понимается обобщенная взаимосвязь условий и информационных элементов, свойственных для производства обыска.

128

отыскании, изъятии, фиксации криминалистической информации, методы мо- делирования и рефлексивного управления обыскиваемыми лицами.

Иная направленность формирования и реализации тактических приемов обыска будет в психологически благоприятных и психологически напряженных ситуациях. Здесь особую роль играет взаимоотношение следователя и обыски- ваемого. В бесконфликтной ситуации установление деловых взаимоотношений, вовлечение лиц, у которых производится обыск, в диалог будет способствовать нормальной психологической обстановке. В слабоконфликтной ситуации обыска задача следователя - убедить обыскиваемого не оказывать сопротивление участникам обыска, выдать искомые объекты добровольно. В остроконфликтных ситуациях широко используются методы психологического воздействия и дополнительного процессуального принуждения в случаях активного противо- действия следователю в ходе обыска.

В ситуациях, обусловленных личностью обыскиваемого, цель использования приемов обыска также будет иной.

Например, если на момент обыска в семье оказался малолетний или подросток и возникла необходимость его обыскать, то нужно сделать это максимально тактично. Такой обыск рекомендуется поручить работнику милиции, который с педагогом и понятыми, а если нужно, и соседями по квартире обыскиваемого, доставят малолетнего в детский сад, где он вместе с другими детьми может лечь отдыхать. В этот период и можно исследовать его одежду. В отношении подростка могут быть использованы такие же приемы. Его рекомендуется увести из квартиры (например, к родственникам, соседям). Перед началом личного обыска подростку надо объяснить суть производимых действий и попытаться получить от него искомое в добровольном порядке.1 Если же планируется производство обыска для обнаружения одежды и обуви, в которой
был несовершеннолетний (подозреваемый) в момент совершения

1 См. об этом: Комиссаров В. Следственная этика и вопросы тактики обыска //Соц. законность, 1984. № 4.

129

преступления, рекомендуется выяснить у родителей (особенно если в семье несколько детей), какая одежда и обувь имеются у подростка и где они находятся.1

Таким образом, в данной ситуации на первый план выходит группа оранизационно-подготовительных приемов, обусловленных нравственными соображениями. Иные задачи приходится решать следователю при обыске у рецидивистов. Знакомые с процессуальными нормами, рецидивисты могут обжаловать действия следователя, оказывать активное, в том числе вооруженное сопротивление, нередко пытаются уничтожить обнаруженные следы преступления или совершить побег. Все это требует принятия мер по нейтрализации возможного противодействия, обеспечение безопасности участников обыска и окружающих лиц. Обоснованными представляются рекомендации подвергать серьезной проверке лиц, находившихся у рецидивиста в момент его задержания и производства обыска, так как среди них могут быть соучастники его преступной деятельности; проверять принадлежность обнаруженных у рецидивиста вещей, так как существует возможность того, что рецидивистом были совершены и другие преступления, о которых обыскивающим неизвестно; при обнаружении писем, записей и т.п., изучение которых дает хотя бы малейшее основание подозревать в них тайнопись, обязательно изымать их для последующей проверки.2

При расследовании незаконного распространения порнографических материалов или предметов (ст. 242 УК РФ) основные проблемы нравственно- процессуального характера при производстве обыска возникают перед следователем в стадии изъятия, предварительного изучения и фиксации результатов данного следственного действия (ситуация, обусловленная

1 Каневский Л.Л. Организация расследования и тактика следственных действий по делам несовершеннолетних. Уфа, 1978. С. 56-57.

2 Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. С. 81-82.

130

категорией расследуемого преступления). При принятии следователем решения об изъятии обнаруженных в ходе обыска видеокассет с фильмами порнографического содержания дискуссионной и неоднозначно решаемой является проблема демонстрации их понятым. Если этого не делать, то лицо, у которого была изъята данная видеокассета, может оспорить ее содержание. Если демонстрировать понятым записанные на видеокассете фильмы криминального содержания, то в действиях следователя объективно содержится состав преступления, предусмотренного ст. 242 УК РФ. Вместе с тем возникают сложности этического и организационного порядка (демонстрация фильма может занять несколько часов). В связи с этим рекомендуется показывать на месте производства обыска при наличии видеосистемы не весь изымаемый фильм, а начальные кадры с названием и развитием сюжетной линии, середину и окончание. При отсутствии на месте обыска видеоаппаратуры следует упаковать и опечатать все обнаруженные видеокассеты с соблюдением требований ст. 171 УПК, так как не всегда по названию фильма можно определить его содержание.1

Расследование преступлений в сфере компьютерной информации требует выработки рекомендаций по тактике проведения следственных действий (осмотр, обыск, выемка, назначение экспертиз), направленных на выявление и исследование материальных источников криминалистической информации. Объект исследования - средства компьютерной техники (СКТ) - определяет своеобразие тактики обыска. Тактические приемы, технические средства поиска и фиксации информации, содержащейся на машинных носителях, аспекты взаимодействия следователя со специалистами и иными участниками обыска должны разрабатываться и применяться, исходя из специфики следственной ситуации, обусловленной нетрадиционными для отечественной практики объектами исследования.

1 Подробнее об этом см.: Хабаров А.Е. Тактика обыска при расследовании незаконной деятельности в сфере видеокультуры //Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы правоохранительной деятельности. Омск, 1989. С. 170-177.

131

Анализ специальной литературы показывает, что тактические приемы и рекомендации по обследованию СКТ в целях поиска и изъятия компьютерной информации при производстве обыска в основном излагаются без учета стадий его осуществления и ситуаций, возникающих в процессе поисковых действий следователя. Это затрудняет их восприятие, познание и реализацию работниками правоохранительных органов на практике, также студентами в процессе обучения.

На наш взгляд, приемы и рекомендации, обеспечивающие поиск и изъятие компьютерной информации при проведении обысков, могут быть сгруппи- рованы следующим образом.

При подготовке к обыску объекта, где по имеющейся у следователя информации находятся СКТ, необходимо:

1) собрать информацию относительно используемых теле- коммуникационных средств, периферийной принадлежности, уровня соподчиненности, наличие устройств бесперебойного питания, количество СКТ, находящихся на месте, где предполагается произвести обыск; 2) 3) получить сведения о месте, где планируется произвести обыск; 4) 5) собрать информацию о личности обыскиваемого, в том числе о его профессиональных навыках в области программирования; 6) 7) опредилить время обыска - лучше, когда отсутствует оператор ЭВМ (утренние часы); 8) 9) подготовить соответствующую компьютерную технику, которая может быть использована для считывания и хранения изъятой информации (переносной компьютер, стример, зип - драйвер, программное обеспечение, жесткие диски и т.п.); 10) 6) выяснить, имеются ли на СКТ специальные и иные средства защиты от несанкционированного доступа;

7) если на СКТ имеются средства защиты, попытаться установить специальный код доступа;

132

8) обеспечить участие в обыске кого-либо из специалистов, сведущих в компьютерной технике и информатике: программиста, системного аналитика, оператора ЭВМ, инженера по средствам связи или обслуживанию компьютерной техники; 9) 10) пригласить по возможности в качестве понятых лиц, разбирающихся в компьютерной технике.1 11)

10) выяснить, имеется ли на СКТ специальные и иные средства защиты от несанкционированного доступа; 11) 12) если на СКТ имеются средства защиты, попытаться установить специальный код доступа. 13) После проникновения (по возможности внезапно и быстро) на объект обыска следует принять меры по обеспечению сохранности СКТ и имеющихся на них данных. Для этого уже на обзорной стадии обыска лицам, находящимся в помещении, запрещается приближаться, а тем более прикасаться к СКТ, даже если обыскиваемый добровольно желает выдать искомую информацию, по- скольку она может быть им легко и быстро уничтожена. В этих целях можно установить охрану, наблюдение, сосредоточить находящихся в месте обыска людей в определенной части помещения и т.д.. Не разрешается выключать электроснабжение объекта. Если же электроснабжение на данный момент отключено, то до его восстановления следует отключить от электросети всю компьютерную технику. Не рекомендуется производить какие-либо манипуляции с СКТ, если заранее неизвестен их результат. При наличии в помещении, где находятся СКТ, опасных веществ, материалов, оборудования, нужно переместить их в другое помещение. Следует выяснить, соединены ли

1 Подробнее о действиях следователя на подготовительной стадии обыска СКТ см.: Вехов В.Б. Компьютерные преступления, способы совершения и раскрытия. М, 1996.С. 161; Селиванов Н. Проблемы борьбы с компьютерной преступностью //Законность, 1993, № 8. С.37-38; Лучин И.Н., Шурухнов Н.Г. Методические рекомендации по изъятию компьютер- ной информации при проведении обыска //Информационный бюллетень следственного комитета МВД РФ.М.,1996 С.22-28.

133

находящиеся на объекте обыска СКТ в локальную вычислительную сеть. Если соединены, то особое внимание нужно уделить серверу или рабочей станции компьютерной сети, так как там находится больше информации. Изучив изо- бражение на экране, необходимо установить, запущена ли программа на ЭВМ и какая именно. Если установлено, что на компьютере работает программа унич- тожения информации или ее зашифровывания, следует поручить специалисту принять меры для их приостановки. После выполнения комплекса указанных рекомендаций можно приступить к непосредственному поиску. Обследуя помещения и СКТ, к последним не следует подносить ближе чем на один метр металлоискатели, осветительные приборы, иные источники магнитного поля.1 Вместе с тем, переходя к детальной стадии обыска, нужно учитывать, что иско- мые объекты нередко прячутся в тайники, которые могут быть оборудованы в самом компьютере. Для их обнаружения с помощью специалиста могут быть вскрыты корпуса аппаратных средств компьютерной техники без отключения питания (например, системные блок).

Следует подвергать исследованию, а при необходимости приобщать к делу магнитные носители информации, “прошитые” микросхемы постоянного запоминающего устройства (ПЗУ) и микропроцессоры компьютерной техники или их системного соединения, распечтатки информации оперативного запоминающего устройства и пошаговых действий компьютера, программное обеспечение ЭВМ, документы, составленные на компьютере и средства их из- готовления (принтеры, плоттеры и т.п.), устройства защиты, регистрации моментов включения информационной системы и подключения к ней, журнал оператора ЭВМ2, иные записи, относящиеся к работе на СКТ.

1 Вехов В.Б. Компьютерные преступления; способы совершения и раскрытия. М, 1996. 156-

157.

2 Селиванов Н. Проблемы борьбы с компьютерной преступностью //Законность, 1993, № 8. С. 38; Егоров В.А., Яковлев АН. Особенности производства обыска и обследования вычис лительных средств при расследовании экономических преступлений // Вопросы квалифика ции и расследования некоторых преступлений в сфере экономики. Саратов, 1998.С.134.

134

Почти все машинные носители информации не читаемы визуально. В связи с этим следователь стоит перед дилеммой: изымать все СКТ “вслепую” и разбираться, имеется ли на них значимая для дела информация после завершения обыска, или изучить с помощью специалиста на месте обыска содержащуюся на СКТ информацию с тем, чтобы определить, что следует изъять, а что оставить.

В специальной литературе встречается рекомендация изымать все СКТ, обнаруженные на месте обыска, не пытаясь на месте просматривать информацию, содержащуюся на них1. Полностью согласиться с подобным предложением нельзя. Изымать все средства компьютерной техники не всегда представляется возможным и целесообразным.

Исследование американских ученых показывает, что в случае выхода из строя ЭВМ банк может “продержаться” не более двух дней, оптовая фирма 3,5, компания обрабатывающей промышленности 4,8, страховые 5,6} Кроме того экспресс-анализ компьютерной информации, содержащейся на СКТ, может оптимизировать дальнейшие поисковые действия следователя. В ситуации, когда изъять и приобщить к делу в качестве вещественного доказательства СКТ невозможно либо нецелесообразно, следует изъять информацию из оперативной памяти компьютера путем распечатки ее на принтере, либо копирования интересующих следствие сведений на физический носитель (дискета, гибкий магнитный диск, лазерные диски, магнитные ленты) с помощью стримера или зип-драйвера. При этом в протоколе обыска отражается программа, исполняемая компьютером на момент производства следственного действия или последняя выполненная им, результат манипуляций с клавиатурой, предпринятых для поиска и фиксации информации. Понятым даются необходимые пояснения. Не изымая весь компьютер, можно изъять же-

1 Вехов В.Б. Компьютерные преступления, способы совершения и раскрытия.М.,1996. С.157.

2 См.: Черкасов В.Н. Борьба с экономической преступностью в условиях применения компьютерных технологий. Саратов, 1995. С. 26.

135

сткий диск, системный блок, принтер1, магнитные носители, носители машин- ной информации. Остающиеся на месте обыска СКТ опечатываются путем на- клеивания листа бумаги с подписями следователя и понятых на разъемы элек- тропитания.

Изымаемые магнитные носители машинной информации целесообразно помещать в специальные экранированные контейнеры или в стандартные дискетные футляры, исключающие воздействие электромагнитных полей и направленных излучений.2

Не допускается приклеивать что-либо к магнитным носителям, пробивать отверстия, наносить подписи, печати. Пояснительные надписи сначала делаются на самоклеющейся этикетке для дискет, которые затем наклеиваются на предназначенные для этого участки на дискетах.

Если возникла необходимость изъять СКТ, находящиеся в помещении, где производится обыск, следует выйти из программы, исполняемой компьютером, а затем отключить питание всех средств компьютерной техники, подлежащих изъятию. Аппаратные части СКТ разъединяются с соблюдением всех необходимых мер предосторожности, одновременно опломбируются их технические входы и выходы. В протоколе обыска отражается местонахождение СКТ, их количество, расположение относительно друг друга и окружающих предметов с приложением планов или схем. Подробно описывается порядок соединения между собой всех устройств, фиксируется наличие либо отсутствие используемого для нужд СКТ канала телекоммуникаций. Устанавливается тип связи, используемая в этих целях аппаратура, абонентский номер. Указывается изображение, существующее на

1 См. об этом: Лучин И.Н., Шурухнов Н.Г. Методические рекомендации по изъятию компь ютерной информации при проведении обыска //Информационный бюллетень следственного комитета МВД РФ. М.,1996.С27.

2 Селиванов Н. Проблемы борьбы с компьютерной преступностью //Законность, 1993, № 8. С.38.

136

экране дисплея компьютера, если он включен1, отмечается серийный номер компьютера и его индивидуальные признаки. При описании изымаемых магнитных носителей машинной информации в протоколе отражается заводской номер, тип, название, а при их отсутствии подробно описываются тип, размер, цвет, надписи. Наряду с графической фиксацией указанных сведений в протоколе обыска, желательно использовать видеозапись либо фотосъемку.

Таким образом, следственные ситуации оказывают прямое воздействие на разработку и группировку тактических приемов обыска. Правильное уяснение ситуации позволит грамотно провести организационно- подготовительные мероприятия; избирательно реализовывать тактические приемы при осуществлении обыска; определить направление поисков, место сокрытия искомых объектов.

Комплексное рассмотрение вопросов понятия, содержания следственной ситуации и ее роли в формировании групп тактических приемов способствовало более углубленному и логически последовательному анализу и решению про- блем научной систематизации приемов производства обысков.

Такой подход к решению поставленных задач будет полнее способствовать изучению студентами юридических вузов рекомендаций следственной тактики и их реализации в практической деятельности, повысит профессиональную подготовку следователей.

1 Компьютерные технологии в юридической деятельности /Под ред. Н.С.Полевого. М., 1994. С. 241-243.

137

3.2. Тактические приемы обыска в бесконфликтных ситуациях его производства.

Бесконфликтной является ситуация, возникающая в ходе обыска, когда обыскиваемый, члены его семьи и другие лица не противодействуют поисковым действиям или даже помогают обнаружить объекты, интересующие следствие.

Полное или частичное совпадение интересов обыскивающих и обыскиваемых, отсутствие серьезных противоречий в их целях бывает достаточно редко. Например, когда обыск проводится в служебном кабинете, коммунальной квартире, общежитии или в помещении, которое ранее занимал обвиняемый, и владельцы этих помещений не возражают против его производства.

Принципы действий следователя здесь будут тактичность, уважительность, доброжелательность при обследовании объектов, подлежащих обыску, тем более, что владельцы обыскиваемых помещений могут не иметь никакого отношения к преступлению.

При производстве обыска в общественных местах или у лиц, не причастных к совершенному преступлению, когда обыскиваемые не осведомлены, что в занимаемых ими помещениях находятся искомые объекты, особое значение приобретает учет моральных факторов. В данных случаях рекомендации юристов сводятся к установлению благоприятной психологической обстановки, характеризующейся уважительным, внимательным отношением к гражданам, интересы которых невольно затрагиваются в связи с обыском.1 Во избежание противодействия и недоразумений следователь должен сообщить о причинах производства обыска лицу, у которого он будет производиться.2 Кроме того, как справедливо отмечает Ю.М.Зархин, в такой ситуации теряет

1 Комиссаров В.И. Научные правовые и нравственные основы следственной тактики. Саратов, 1980.С.117.

2Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С. 88.

138

свой смысл предложение лицу, у которого производится обыск, выдать разы- скиваемые предметы. Следователь вправе лишь осведомиться, не известно ли обыскиваемому место нахождения таковых. В ходе обыска следователь, по мнению Ю.М.Зархина, вправе осуществлять поисковые действия лишь в от- ношении предметов, находившихся на месте обыска до занятия помещения новыми лицами. А после производства обыска следователь с согласия лиц, в помещении которых производились поисковые действия, должен довести до сведения соответствующих должностных лиц и представителей обществен- ных организаций о полной непричастности к преступлению граждан, у которых был произведен обыск.1 На наш взгляд, такие же разъяснения следователь должен дать участникам обыска до начала осуществления поисковых действий. Вместе с тем обыскиваемым нужно разъяснить важность отыскиваемых объектов для изобличения преступника.

При производстве обыска в общественных местах все распоряжения и указания следователя (о целях и последовательности поисковых действии, правах и обязанностях участников обыска и т.д.) должны даваться в тактичной, ло- гической и процессуально-последовательной форме.2

В процессе обыска в гостинице, общежитии или на работе подозреваемого обследуются кровать, тумбочка, рабочее место, предметы, находящиеся в пользовании обыскиваемого или являющиеся его собственностью, а также места общего пользования. В данной ситуации категорически запрещается произ- водство массовых и повальных обысков.3 Следователь не вправе производить поисковые действия в отношении имущества других лиц, проживающих или работающих вместе с обыскиваемым. Он может лишь предложить этим лицам

1 Ратинов А., Зархин Ю. Следственная этика //Соц. законность. 1970., N 10, С. 36-40.

2 Подробнее об этом см.: Комиссаров В.И. О нравственных аспектах предварительного рас следования преступлений //Государство и право. 1992. № 11. С. 106-112.

3 См. об этом: Розенблит С.Я. Дознание в красной армии. М.,1942. С.20; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 2. М., 1970. С. 117; Белкин Р.С., Лифшиц ЕМ. Тактика следственных действий. М, 1997.С.94.

139

осмотреть под контролем следователя и в присутствии понятых свои вещи и со- общить, не имеется ли среди них предметов, не принадлежащих им1. При не- обходимости расширить границы поиска и наличии к тому оснований об этом следует указать в отдельном постановлении, обеспечив присутствие лица, чьи вещи будут подвергнуты обыску. “При производстве обыска в коммунальных квартирах, - пишет И.Л.Петрухин, - недопустимы поисковые действия в комна- тах у соседей по квартире. Соседи не могут удерживаться в квартире до окон- чания обыска; не подлежат задержанию приходящие к ним лица, соседи не мо- гут быть подвергнуты личному обыску.”2

К сожалению, приведенные выше рекомендации носят лишь тактический характер и пока не нашли свое отражение в уголовно-процессуальном законе.

На обзорной стадии обыска следователь осуществляет обход или обзор объекта обыска для выяснения объема предстоящей работы; уточняет, какие комнаты и вещи принадлежат (или принадлежали) обыскиваемому; определяет наиболее вероятные места сокрытия искомого; уточняет организационные вопросы проведения обыска; готовит к работе технические средства; выделяет место, где будут сосредоточены обнаруженные при обыске предметы.

В детальной стадии поисковая группа приступает к обследованию объекта обыска. В специальной литературе выделяются следующие приемы изучения материальной обстановки при производстве обыска. По объему поисковых дей- ствий на месте обыска обследование может быть сплошным или выборочным. Сплошное обследование всех помещений, участков местности и предметов, об- становки осуществляется в ситуации, когда характер искомого столь разнообра- зен, что сложно предвидеть, где оно может находиться. Сплошное обследование рекомендуется осуществлять, двигаясь по часовой стрелке, вдоль стен в одном направлении, исследуя все предметы, находящиеся на пути, последова-

1 Криминалистика /Под ред. И.Ф.Пантелеева, Н.А.Селиванова. М., 1993.С.376; Криминалистика / Под ред. В.А.Образцова. М, 1997.С.345; Криминалистика /Под ред. Н.П.Яблокова. М.,1995.С439.

2См.: Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М, 1989. С.95.

140

тельно переходя от одного к другому. Б.Ф.Водолазский, обосновывая рекомен- дацию о порядке производства обыска в направлении поиска по часовой стрелке, подчеркивает, что рассматривать слева направо удобнее, менее утомительно для психики, нежели это делать в противоположном порядке. “Это связано, -пишет автор, - с определенной закономерностью движения глаз в процессе восприятия. Подмечено, например, что зритель всегда рассматривает картину слева направо, в аналогичном порядке просматриваются книги и другие предметы, размещенные на столе”.1 Сплошное обследование может производиться по спирали, когда следователь перемещается по концентрическим или эксцентрическим окружностям (например, сначала исследуются предметы, висящие на стенах, сами стены, а затем изучаются объекты в центре и пол либо наоборот). Если же обыскивается участок местности, поиски ведутся вдоль условных полос, на которые он делится.

В процессе поисков может использоваться встречное или параллельное обследование. При встречном поиске один из обыскивающих движется вдоль одной из стен помещения, второй - вдоль другой. Встретившись, они переходят к поискам в центре помещения. При параллельном обследовании обыскиваемая территория или просторное помещение разбиваются на сектора, квадраты, пря- моугольники, которые обыскивают поисковые группы. В каждой из групп должны присутствовать понятые, обыскиваемый или совершеннолетние члены его семьи.

Если отыскивается определенный объект (крупный предмет, люди, животные), обладающий свойствами, делающими невозможным его сокрытие в отдельных местах, используется прием частичного обследования. В зависимости от очередности обследования различают последовательный и выборочный приемы поиска. Последовательный поиск заключается в том, что обыскивающий двигается из исходной точки в избранном направлении, обследуя смежные

1 См. Водолазский Б.Ф. Психология и совершенствование тактики следствия //Приемы кри- миналистической тактики. Омск, 1973. Вып. 16. С. 190.

141

участки и предметы, последовательно переходя от одного к другому. При выбо- рочном поиске очередность определяется территориальной близостью объектов друг к другу, а также наличием информации о местах наиболее вероятного на- хождения искомых объектов. Источниками такой информации являются опера- тивные данные, обнаружение демаскирующих признаков, поведение обыски- ваемого или членов его семьи, материалы уголовного дела. Кроме того, прежде всего надлежит обследовать места общего пользования, а также места, куда обыскивающие будут складывать изымаемые предметы.

В зависимости от количества обыскивающих используются приемы одиночного или группового поиска. Если обыскивающих несколько, поиски могут вестись совместно или порознь. При совместных поисках следователь принимает на себя тактическую сторону обыска, а помощник выполняет технические, вспомогательные действия. При раздельном поиске каждый из обыскивающих действует самостоятельно.

По характеру действий, производимых с обыскиваемыми объектами, выделяют обследование без нарушения целостности и обследование, сопряженное с разрушением исследуемого объекта или отдельных его частей. По возможности нужно обследовать объект без нарушения его целостности путем простукивания, прокалывания, прощупывания, измерений, использования технических средств. Разрушение допустимо только при наличии достаточных оснований, т.е. данных, прямо или косвенно указывающих на подозрительное место. К ним относятся материалы уголовного дела, оперативно-розыскные данные, поведение животных. В этих случаях могут взламываться хранилища, вспарываться обивка мебели, вскрываться полы. Вместе с тем рекомендуется производить частичное разрушение объекта наиболее щадящим способом.

Одним из приемов выявления тайников является сравнение однородных предметов по весу, загрязненности мест сочленения и т.п. или участков. Иногда обыск помещений целесообразно начинать с обмеров. Таким способом можно выявить несоответствие размеров предметов или частей помещения, что кос-

142

венно указывает на наличие тайника. В этих же целях используется микрообыск, заключающийся в использовании различных оптических приборов для выявления мельчайших следов и признаков, не различимых невооруженным глазом.

Завершая обыск, следует по возможности ликвидировать возникший в процессе поисковых действий беспорядок: положить на место разбросанные вещи, сложить одежду и т.д.

Подводя итог изложенному, можно сделать вывод, что предпочтительным является проведение обыска в бесконфликтной, нежели конфликтной ситуации. И, хотя интересы обыскивающих и обыскиваемых чаще всего не совпадают, следователю надо стремиться действовать корректно, используя при этом все тактические приемы обыска в бесконфликтных ситуациях.

143

3.3. Система приемов в слабоконфликтных ситуациях производства обыска

Классификация следственных ситуаций на конфликтные и бесконфликтные заимствована криминалистами из психологии. Большинство исследователей (О.Я.Баев, Р.С.Белкин, А.В.Дулов, Д.П.Котов, А.Р.Ратинов и др.) придерживаются мнения о наличии конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений. “Если рассматривать конфликт, например, как реальное сопер- ничество, как процессуальную и тактическую борьбу (но не войну) с обвиняе- мым или другими лицами, - пишет Д.П.Котов, - то это явление налицо в совет- ском уголовном процессе не только в стадии предварительного расследования, но и в других стадиях, так как принцип состязательности построен на таком по- нимании конфликта”.1

В специальной литературе существует и иная точка зрения. Ряд авторов (М.С.Строгович, И.Ф.Пантелеев, С.Г.Любичев) выступают за концепцию “бес- конфликтного следствия”. Так, А.М.Ларин, признавая, что “наличие конфликтов, противоречий в производстве по уголовным делам неоспоримо”, тем не менее считает, что “конфликтологическая трактовка расследования, сводящая его к конфликту следователя с обвиняемым, неприемлема, а теория конфликтного следствия, отождествляющая обвиняемого с преступником, есть наукообразное обозначение и оправдание предвзятости”2.

Для того чтобы определить свою позицию по рассматриваемому вопросу, следует сначала выяснить, что такое “конфликт”, каковы основания и условия его возникновения, в чем проявляется суть конфликтных взаимоотношений. После уяснения указанных вопросов можно будет группировать системы производства обыска в психологически напряженных ситуациях.

1 Котов Д.П., Шиханцев Г.Г. Психология следователя. Воронеж, 1976. С. 26.

2 Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. М., 1996. С. 102-103.

144

В словаре русского языка слово “конфликт” имеет весьма широкую смысловую нагрузку и определяется как “столкновение, серьезное разногласие, спор”.1 В психологической литературе акцентируется внимание на причинах, порождающих конфликт, подчеркивается значимость эмоциональных пережи- ваний. Под конфликтом здесь понимают “трудно разрешимое противоречие, связанное с эмоциональными переживаниями.”2

Понимание конфликта у криминалистов основывается на общепсихологической концепции конфликта. Специфика же конфликтов в деятельности следователя отражается недостаточно полно.

Многие юристы понимают под конфликтом “противоречивое взаимодействие сторон, обладающих несовместимыми целями или способами достижения этих целей”,3 “реальное соперничество двух сил, противодействие друг другу участников расследуемого дела”.4

В.И.Комиссаров справедливо отмечает, что такое понимание конфликта несколько односторонне, слабо выражает взаимосвязь между конфликтами, системами приемов и фактической деятельностью следователя.5 Кроме того, ав- торами не раскрывается суть конфликтных взаимоотношений участников рас- следования. Наконец, разные способы достижения одной и той же цели, на наш взгляд, далеко не всегда могут привести к конфликту.

Представляется, что специфическими причинами возникновения конфликтов в деятельности следователя являются, во-первых, информационная ог- раниченность, противоречивый характер сведений, имеющихся в его распоря- жении на определенном этапе расследования, абстрактность целей или способов их достижения (внутриличностный конфликт), во-вторых, осознанная про- тиворечивость целей взаимодействующих сторон, вызванная недобросовестным

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1952. С. 257.

2 См.: Психологический словарь. М, 1983. С. 161.

3 См.: Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 100.

4 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М, 1967. С. 157.

s Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987. С. 141.

145

выполнением своих обязанностей, противодействие участников уголовного процесса следователю с одной стороны и нейтрализация противодействия сле- дователем с другой, а также ошибки, предвзятость, неправомерные действия следователя, что в свою очередь влечет ответную реакцию участников рассле- дования, направленную на защиту их законных прав и интересов (межличност- ный конфликт).

На наш взгляд, большое практическое значение в криминалистическом аспекте имеет концепция межличностного конфликта. Мы присоединяемся к мнению С.П.Рожкова, считающего, что явления, называемые внутренними конфликтами, необходимо изучать в рамках концепции межличностного конфликта именно в качестве субъективных факторов, порождающих возникновение и развитие последнего.1

В криминалистической литературе отмечается, что для конфликта характерно столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений.2 Указанные формы направленности личности имеют место и при производстве обыска, для которого характерно наличие элементов соперничества интересов и целей прямо противоположной направленности, когда следователь стремится обнаружить криминалистически значимую информацию, а обыскиваемый скрыть ее. Разумеется, не во всех случаях производства обыска следователю оказывается противодействие со стороны обыскиваемых, но, как показывает анализ след- ственной практики, лишь 49 из 230 человек, у которых производилось данное следственное действие, добровольно выдали искомое.

Анализ следственной практики и теоретических положений, содержащихся в криминалистической литературе, показывает, что конфликтные ситуации

См.: Рожков СП. Понятие конфликта при производстве отдельных следственных действий //Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы правоприменительной дея- тельности. Омск, 1989. С. 93.

2 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3-х т. Т. 3. Криминалистические средства, прие- мы, рекомендации. М., 1997. С. 152.

146

при производстве обыска могут быть обусловлены недоверием, неприязнью, предубеждением со стороны обыскиваемых к работникам правоохранительных органов, боязнью предания огласке интимных сторон жизни, принудительным характером общения, реальными опасениями ухудшения положения в результате успешного обыска (задержание, арест, предъявление обвинения, наложение ареста на имущество).1

Существование конфликтных ситуаций при производстве обыска требует разработки дополнительных рекомендаций по производству этого следственного действия в психологически напряженных ситуациях.

Конфликтные ситуации, возникающие при производстве обыска, условно можно разделить на слабоконфликтные и остроконфликтные.

При производстве обыска в слабоконфликтных ситуациях, когда лица, у которых производится обыск, не препятствуют поиску, но по разным причинам не выдают искомые объекты, на первый план выступает решение нравственно-воспитательных вопросов. Нередко обыскиваемые в силу своей психологической установки заведомо видят в следователе противника и, предопределив к нему свое отношение, не желают отказываться от него, придерживаясь выбранной линии поведения из принципа. В подобных ситуациях необходимо учитывать, что психологическая атмосфера, складывающаяся в ходе обыска, зависит не только от настроя обыскиваемого, но и от поведения самого следователя. Здесь особую роль приобретает эмоциональное воздействие следователя, его умение побудить обыскиваемого к правильному логическому мышлению, на основе которого последний должен убедиться в необходимости добровольно выдать искомое. Тактико-психологическая задача следователя в такой ситуации заключается в том, чтобы корректным отношением к обыскиваемому, постараться установить с ним психологический контакт, предупредить в нем желание

1 Подробнее об этом см.: Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград, 1983. С. 78-79.

147

оказать противодействие обыску и убедить его добровольно выдать искомые объекты.

В данной работе разделяется суждение Н.А.Селиванова о том, что “возможна и целесообразна систематизация психологических приемов следственной тактики (и, в частности, обыска - А.И.), предусматривающая несколько ступеней деления. Вполне оправданно их деление по таким основаниям: проявление - непроявление определенных психических свойств; форма проявления свойств; непосредственная цель применения тактического приема”1

На наш взгляд, при производстве обыска должны широко использоваться не только организационные и технические приемы поиска, предварительного изучения и фиксации материальных объектов, но и приемы установления пси- хологического контакта, психологического, логического воздействия на обы- скиваемых, получения, анализа и использования криминалистической инфор- мации.

Так, преодолению негативной позиции, конфликтного настроя участников обыска и в конечном итоге установлению отношений, в результате которых создаются условия, благоприятствующие решению задач, стоящих перед следо- вателем, служит система тактических приемов, направленных на формирование психологического контакта следователя с обыскиваемыми.

Г.А.Зорин определяет психологический контакт как полифункциональное межличностное взаимодействие следователя с участником следственного дей- ствия, основанное на взаимном изучении качеств партнеров, на речевых и нере- чевых средствах общения.2 Данное тактическое средство в основном раскрыва- ется криминалистами с позиций тактики допроса, применительно же к тактике обыска о нем, к сожалению, упоминают редко.

1 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1984. С.89.

2 Зорин Г. А, Проблемы применения специальных логико-психологических методов при под готовке и проведении следственных действий. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1991.

С. 32.

148

А.Н.Васильев отмечал, что положительную роль в установлении контакта с лицами, у которых производится обыск, может сыграть коммуникабельное поведение следователя, вовлечение лиц, у которых производится обыск, в диалог, снятие у них конфликтного настроя путем соответствующих разъяснений, стимулирование положительных качеств личности, выяснение и устранение причин, препятствующих добровольной выдаче искомых предметов, объектов.1 По сути здесь дается целая система тактических приемов по установлению пси- хологического контакта с обыскиваемыми. В основе установления такого кон- такта, создания обстановки доверия лежат не только личные качества следователя (корректность, доброжелательность, внимательность и т.д.), проявляемые в отношении граждан, интересы которых вольно или невольно затрагиваются в связи с обыском, но и доводы, которые он использует с целью психологического воздействия на личность обыскиваемого, преодоления негативной позиции участников обыска, создания нормальной психологической обстановки.

Думается, что, наряду с рекомендациями, приведенными в свое время А.Н.Васильевым, установление психологического контакта с обыскиваемым может быть обеспечено системой таких приемов как разъяснение ему процессу- альных прав и обязанностей, приглашение понятых, которые не могут вызвать отрицательной реакции у обыскиваемого. Учет при подборе других участников обыска психологического, физического, семейного состояния и религиозных убеждений обыскиваемого или членов его семьи. Этот комплекс мероприятий будет способствовать созданию нормальной обстановки и результативности обыска.

Одним из способов логического воздействия на обыскиваемого в слабоконфликтной ситуации является убеждение. Следователь должен поста- раться убедить обвиняемого (подозреваемого) в том, что выдача искомых объ- ектов является единственно верным, отвечающим интересам обыскиваемого

1 Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М, 1981. С. 41.

149

решением. В этих целях при производстве обыска, направленного на обнаруже- ние похищенного или добытого иным преступным путем имущества, обыски- ваемому следует разъяснить положение п.и ст.61 УК РФ, согласно которому смягчающим наказание обстоятельством является активное способствование розыску имущества, добытого в результате преступления. В данной ситуации также может использоваться такой прием, как разъяснение обыскиваемому по- следствий невыдачи интересующих следователя объектов. Например, подозре- ваемому можно объяснить, что если похищенное им не будет возвращено, то его имущество опишут, а ему предъявят гражданский иск. Вместе с тем лицу, у которого проводится обыск, можно объяснить, что при сплошном обыске по- сторонним могут стать известны обстоятельства его интимной жизни. Если обыскиваемый отказывается добровольно открыть запертое помещение или хранилище, следователь должен постараться убедить обыскиваемого сделать это, объяснив, что в противном случае он имеет законное право сделать это принудительно, что может повлечь повреждение вскрываемых объектов. В одних случаях для участия в обыске несовершеннолетнего может быть привлечено лицо, пользующееся авторитетом у подростка и способное убедить его выдать искомое. В других - бывает целесообразно разъяснить участнику процесса опасность скрываемых им фактов, предметов, веществ и т.д. и также постараться склонить обыскиваемого к их добровольной выдаче. Наконец, в процессе поисков у обыскиваемых лице рекомендуется создавать убеждение1 (путем планомерного, тщательного обследования, использование поисковых технико- криминалистических средств) в том, что искомое будет обязательно найдено. Подобные действия могут побудить обыскиваемого к добровольной выдаче отыскиваемых объектов либо позволит получить информацию о месте их со- крытия путем наблюдения за непроизвольными реакциями лиц, у которых про- изводится обыск.

1 См., например: Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология обыска и выемки. М.,1994. С.7; Белкин Р.С., Лифшиц ЕМ. Тактика следственных действий. М.Д997.С.88 и др.

150

Если приемы убеждения не дали результата, следствие может использовать различные способы усиления элементов психологической напряженности в целях использования этого состояния в ходе обыска. В качестве потенциальных психологических раздражителей могут использоваться действия, сообщения и вопросы следователя определенной направленности.

А.В.Дулов называет среди тактических приемов допроса “эмоциональный эксперимент”, заключающийся во внезапном предъявлении допрашиваемому уличающих его доказательств. Следователь специально создает условия, при которых резко изменяется эмоциональное состояние допрашиваемого, часто влекущее за собой и определенные физиологические реакции с целью выявления изменений в эмоциональном состоянии, последующем анализе и использовании в допросе выявленного изменения.1 Ранее это предложение подвергалось резкой критике как способ получения доказательств. Но в ходе обыска данный прием вполне допустим.

Суть данного приема, реализуемого при производстве обыска, заключается в том, что, желая проверить свою версию о сокрытии искомого в определенном месте, следователь следит за поведением обыскиваемого, приближаясь к определенным участкам и удаляясь от них. Для проверки реакции обыскиваемого целесообразно через некоторое время вновь вернуться к объекту, при приближении к которому у обыскиваемого наблюдались признаки волнения, и оценить полученные результаты. Как разновидность “эмоционального эксперимента” может использоваться следующий способ действия, описываемый О.Я.Баевым. В процессе обыска, направленного на обнаружение ценностей, следователь предложил работнику уголовного розыска вывести хозяина квартиры из комнаты, а через 10-15 минут ввести его. После этого ценности были обнаружены в тайнике, устроенном в батарее, благодаря тому, что, вернувшись в комнату, обыскиваемый бросил внимательный взгляд на батарею, как бы про-

1 Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 322-323.

151

веряя, не коснулся ли ее обыск.1 Следует, однако, заметить, что данный прием правомерен, если во время отсутствия хозяина квартиры в комнате, где произ- водился обыск, находились совершеннолетние члены его семьи или иные лица, заменяющие обыскиваемого при его отсутствии при производстве обыска (ст. 169 УПК). В противном случае такой прием вряд ли можно назвать правомер- ным. Следственной практике также известен случай, когда постоянные при- стальные взгляды следователя на шкаф привели к добровольной выдаче сокры- того там огнестрельного оружия. “Берите - все равно уже знаете”, - заявила хо- зяйка обыскиваемой квартиры, ошибочно решив, что следователь осведомлен, где находится искомый объект.

Для усиления психической напряженности обыскиваемого следователь может поинтересоваться о причинах изменения поведения правонарушителя путем постановки перед ним следующих вопросов: “Почему вы покраснели? Что вас испугало? Не спрятали ли вы искомое вот здесь (при приближении к какому- либо предмету)? Почему вы не хотите показать эти вещи?” и т.п.2 Эмо- циональный эксперимент может использоваться в системе с приемом “словесная разведка”.

Г.И.Борягин одним из приемов психологического воздействия считает последовательное “оглашение” объектов, которые следователь намеревается обыскать. Называя такие объекты в качестве направления следующей стадии поиска, следователь наблюдает за тем, какое это окажет воздействие на лиц, у которых производится обыск, и определяет дальнейшие действия в зависимости от результата наблюдения.3 Результаты такого воздействия можно проверить, не

1 Баев О., Мартынов В. Почему в доме не было тепла // Следователи. М, 1984. С. 320-326.

2 См.: Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. С. 77-78.

3 См.: Борягин Г.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска //Труды НИИ МВД СССР. 1959. NIC. 122.

152

производя обещанного, а спустя некоторое время вновь сообщив о своем наме- рении. Несколько иначе раскрывал данный прием А.Н.Васильев, считавший, что “словесная разведка” основывается на том, что вовлеченные в диалог со следователем и будучи спрошенными о расположении помещения, надворных построек, их назначении и т.д., заинтересованные лица стараются умолчать или упомянуть бегло именно о тех местах, где устроен тайник.1 Очевидно, что в приведенных рекомендациях, основанных на психологических приемах наблю- дения и словесном воздействии, нет противоречия. Наоборот, они удачно до- полняют друг друга. Суть данного приема состоит в постановке перед обыски- ваемым вопросов о расположении помещений, назначении и принадлежности отдельных предметов, об их свойствах, а также в объявлении обыскиваемому о намерении осмотреть конкретный участок помещения, местности или отдель- ный предмет.

“Словесная разведка” напоминает используемый при производстве допроса тактический прием - “косвенный допрос”. И если у некоторых криминалистов возникают сомнения в правильности постановки косвенных вопросов при допросе, то при обыске использование косвенных вопросов допустимо и обос- новано и с правовой, и с нравственной точек зрения. Рассмотренный прием мо- жет использоваться в системе с методом наблюдения за поведением и эмоцио- нальными реакциями обыскиваемых и психологическим экспериментом.

Наряду с указанными, в слабоконфликтной ситуации может быть использован такой прием, как побуждение обыскиваемого к действию. Он заключается в том, что обыскиваемому поручается открывать хранилища, демонстрировать их содержимое, вынимать вещи. Наблюдения за подобными действиями обы- скиваемого также позволяет получить много полезной информации.2

1 См.: Васильев АН. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981. С. 43.

2 См. об этом: Криминалистика. М.,1938. С.401; Криминалистика /Под ред. В.А.Образцова. М, 1997.С.434; Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных дей-

153

Естественно, приемы эмоционального воздействия на обыскиваемого должны применяться избирательно. На их выбор влияют такие особенности личности, как наличие преступного опыта, характер, темперамент лица, у которого производится обыск. Например, реакция обыскиваемого холерического темперамента характеризуется быстрой сменой настроения, эмоциональной вспыльчивостью, повышенной раздражительностью. В связи с этим в отношении данных лиц с успехом могут быть использованы такие приемы, как внезапность, словесная разведка, эмоциональный эксперимент и др. У флегматичного же человека эмоциональные переживания выражаются слабее. Он обладает большей уравновешенностью поведения, невозмутимостью, хладнокровием. Вразумительные доводы следователя благотворно повлияют на флегматика. Поэтому в целях воздействия на обыскиваемого с подобным типом нервной системы следует использовать приемы логического воздействия, убеждения, разъяснения последствия не выдачи интересующих следствие объектов.1

В условиях конфликтной ситуации целесообразно использование тактических приемов психологического характера, основанных на методах рефлексивного управления.

Технология метода рефлексивного управления состоит в том, что следователь как бы встает на позицию участника следственного действия и с этой позиции рассматривает самого себя, весь процесс общения, анализирует прошлое и прогнозирует перспективу развития следственного действия.2 Один из пионе-

ствий. Свердловск, 1973.С.78; Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология обыска и выемки. М..1994.С.15.

1 Подробнее о влиянии темперамента человека на выбор тактических приемов производства следственных действий см.: Хоменко АН., Хоменко Е.А., Королев В.В. Применение мето дов определения темперамента и состояния человека при производстве следственных дейст вий //Использование современных технико-криминалистических средств и специальных по знаний в борьбе с преступностью. Саратов, 1998. С.23.

2 Зорин Г.А. Проблемы применения логико-психологических методов при подготовке и проведении следственных действий. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1991. С. 28.

154

ров отечественной криминалистики В.И.Громов более шестидесяти лет назад писал: “… нужно поставить себя в положение обыскиваемого, учесть его психо- логию, уклад жизни, характер и привычки и задать себе вопрос: куда бы дога- дался или попытался сам производящий обыск спрятать разыскиваемый предмет, если бы он сам жил в обстановке и условиях обыскиваемого и обладал бы одинаковой с ним степенью развития, одинаковыми профессиональными навы- ками и способностями”.1 Разумеется, этот метод не панацея от всех проблем. Однако размышление на основе имитаций мыслей и действий другого человека дает возможность предвидеть его поведение в реальной обстановке, реакцию на различные ситуации, определить психологию сокрытия, способствует установ- лению психологического контакта.

А.Р.Ратинов называет среди целей тактического воздействия в плане рефлексии формирование у подследственного истинного представления об обстановке и условиях, в которых ему предстоит действовать.2 Применительно к обыску в этих целях может быть использован тактический прием демонстрации технических возможностей обнаружения сокрытых объектов. Данный прием заключается в демонстрации технических средств, имеющихся у следователя, и разъяснения обыскиваемому их возможностей в обнаружении искомых предметов в целях создания у обыскиваемого представления о том, что искомые объекты могут быть найдены и без его помощи. Применение этого приема можно проиллюстрировать на следующем примере. У следователя имелось предположение, что нажитые преступным путем ценности, в том числе и золотые монеты, подозреваемый прячет в тайнике, оборудованном где-то в ванной комнате его квартиры. При осмотре квартиры выяснилось, что применение металлоис-кателя, на который рассчитывал следователь, весьма затруднительно из-за существенных помех (металл ванной и водопроводных труб). Тогда владельцу

1 Громов В. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. М., 1935. С. 152-153.

2 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 159-160.

155

квартиры было сообщено, что у следователя имеется специальный прибор для отыскания металлических предметов, в том числе и из золота. Поднеся несколько металлических предметов к металлоискателю, следователь продемонстрировал обыскиваемому высокую чувствительность прибора. После некоторых колебаний подозреваемый показал тщательно замаскированный тайник в полу ванной.1

В криминалистической литературе отмечается, что весьма эффективным средством обнаружения доказательств является прием “побудить к сокрытию”.2

Побуждение к сокрытию основывается на создании ситуации, вызывающей у преступника намерение перепрятать объекты, имеющие значение для дела, что позволит установить местонахождение искомого объекта или захватить преступника с поличным. Для этого специально допускается “утечка” информа- ции о предстоящем обыске по месту жительства определенного лица. За инте- ресующим следствие помещением устанавливается наблюдение. Наряду с на- блюдением, при наличии оснований могут прослушиваться телефонные разго- воры, изучаться переписка, почтово-телеграфные и иные сообщения подозре- ваемого лица. С.Ю.Журавлев и А.Ф.Лубин справедливо отмечают, что такой подход, конечно, связан с определенным риском утратить вещественные и до- кументальные доказательства, но он становится оправданным в случаях, когда первоначальный обыск окончился безрезультатно.3 В специальной литературе встречается немало интересных примеров использования такого метода. В одном из номеров следственной практики приводится следующий случай. В сельской местности женщина убила своего мужа. Следователь и оперативные ра-

1 Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследова нии//Законность, 1994, N 4. С. 26-27.

2 Криминалистика: расследование преступлений в сфере экономики /Под
ред. В.Д.Грабовского, А.Ф.Лубина. Ниж. Новгород, 1995. С. 368.

3 См. : Криминалистика, расследование преступлений в сфере экономики /Под ред. В.Д.Грабовского, А.Ф.Лубина. Ниж. Новгород, 1995. С. 369.

156

ботники затратили значительное время и силы, перекапывая приусадебный уча- сток подозреваемой в поисках трупа, который по предположению следователя был там закопан. Однако их поиски оказались безрезультатными. Под вечер следователь достаточно громко, чтобы слышала подозреваемая, предложил приостановить поиски, чтобы продолжить их на следующий день в расчете на то, что подозреваемая попытается ночью перепрятать труп. За участком было установлено наблюдение. Данное предположение оказалось обоснованным. По- дозреваемая выдала себя, пытаясь перепрятать труп в то место, где днем уже производились поиски.1

В другом случае в результате расследования одного уголовного дела об убийстве было установлено несколько лиц, подозреваемых в совершении преступления. Один из них к тому времени был призван в армию. Используя метод рефлексивного управления, следователь после допроса подозреваемого по месту службы сказал ему, что по возвращении из командировки он собирается про- извести тщательный обыск в квартире его матери. Предвидя, что подозреваемый попытается предупредить родственников о предстоящем обыске, на почто-во- телеграфную корреспонденцию матери подозреваемого был наложен арест. Предположения следователя оправдались. Сначала была изъята телеграмма, а затем письмо, в котором содержалась инструкция подозреваемого о том, как уничтожить следы преступления. Используя эту информацию, следователь про- извел обыск, обнаружив при этом обувь подозреваемого со следами крови по- терпевшего и документы последнего.2

Г.Ф.Горский и Д.П.Котов пишут по данному поводу, что “подобное поведение следователя находится на грани провокации, если вообще не превращает-

1 Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследова нии //Законность, 1994, N 4. С. 27.

2 Афанасьев В.Е. Некоторые вопросы прогнозирования в процессе расследования //Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования пре ступлений. Свердловск, 1989. С. 55-56.

157

ся в таковую… Поэтому данный метод, как и другие “психологические ловушки”, следует признать недопустимым с моральной точки зрения”1 Мы полагаем, что рассматриваемый способ действий следователя вполне допустим. В данном случае подозреваемому была сообщена истинная информация о планах следователя, у него имелась свобода выбора тех или иных действий.

Следует заметить, что из приведенных примеров видно, что по сути данный прием является составной частью тактической операции - “побуждение к сокрытию”, так как он реализуется в совокупности с комплексом согласованных и взаимосвязанных процессуальных действий и оперативно- розыскных мероприятий (допрос, наложение ареста на почтово- телеграфную корреспонденцию, ее осмотр и выемка, прослушивание телефонных переговоров, наблюдение и т.д.), направленных на обнаружение сокрытых объектов.

Среди тактических приемов обыска иногда упоминается “первичный- повторный обыск”2, заключающийся в том, что ранее обследованные помещения, участки местности и т.п. обыскиваются повторно в расчете на то, что подозреваемый (обвиняемый), успокоившись после проведенного обыска, закончившегося безрезультатно, вернет к себе домой разыскиваемые объекты. И.Н.Якимов предлагал следующий вариант реализации данного “приема”:

“1) произвести в соответствующем месте умышленно поверхностный и быстрый первый обыск, как будто от него ничего не ждут, и он производится только для выполнения формальности;

2) когда же заподозренный успокоится и почувствует себя в безопасности, проводится вторичный обыск”3.

В современной учебной литературе некоторых государств СНГ, которые пользуются и студенты юридических ВУЗов РФ, до сих пор встречается сужде-

1 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Воронеж, 1977. С. 102.

2 Криминалистика/Под ред. И.Ф.Герасимова , Л.Я.Драпкина. М., 1994. С. 265.

3 Криминалистика /Под ред. А.Я. Вышинского. М, 1938. С. 393.

158

ние, что “следователь может произвести обыск в помещении, заранее зная, что искомых предметов там нет, а через некоторое время сделать это повторно в том же помещении”.1 Если с тактической точки зрения подобные рекомендации как- то обоснованны, то с уголовно-процессуальной, да и нравственной они не- допустимы, так как противоречат требованиям ст. 168 УПК.

Следует заметить, что по своей сути “первичный-повторный обыск” не тактический прием, а тактическая операция. Кроме того, осуществление такой операции возможно только при наличии у следователя фактических оснований к повторному производству обыска. Производство обыска лишь на основании ничем не подкрепленного предположения, что разыскиваемые предметы, свое- временно удаленные заинтересованными лицами, возвращены на место, где уже проводился обыск, является, на наш взгляд, незаконным. Думается, что уголовно- процессуальное законодательство следует дополнить нормой, запрещающей производство двух и более обысков у одного и того же лица, в одном и том же месте, на основании одних и тех же фактических данных. Новыми фактическими данными может стать дополнительная информация о месте сокрытия искомого, в том числе о том, что интересующие следствие объекты возвращены назад, сведения об иных объектах, подлежащих изъятию, о которых следователь не знал при первом обыске.

Таким образом, повторный обыск - это самостоятельное (полноценное) следственное действие, при производстве которого соблюдаются все процессу- альные требования и реализуется система тактических приемов.2

В ходе обыска следователю попадаются многочисленные объекты, отношение которых к делу бывает трудно определить. В специальной литературе приводится комплекс признаков, обстоятельств, способов, позволяющих обы-

1 См.: Криминалистика/Под ред. Н.И.Порубова. Минск,1997. С.155.

2 См. Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. Дис….докт.юрид.наук. Саратов, 1989.С.265.

159

скивающему устанавливать относимость к делу тех или иных предметов.1 На- пример, А.Р.Ратинов указывает на целесообразность тщательного исследования объектов в случаях:

  • необычного поведения обыскиваемых лиц, их волнения, попыток отвлечь следователя, спрятать или уничтожить объект;
  • вызывающих сомнение объяснений обыскиваемых по поводу осматриваемого предмета;
  • несоответствия характера найденных предметов культурному уровню и занятиям обыскиваемых;
  • несоответствие между назначением найденных предметов и личностью обыскиваемого (например, предметы женской и детской одежды у холостяка);
  • необычный способ хранения объекта (например, хранение драгоценностей в банке из-под сапожного крема).2
  • А.Н.Васильевым также были предложены рекомендации, позволяющие определить относимость тех или иных объектов к расследуемому событию. На- пример, если в ходе обыска обнаружены предметы дорогостоящей одежды, а хозяйка квартиры заявляет, что они принадлежат ей, можно расспросить ее, когда и где куплены вещи, за какую цену, проверить ее показания по возможно сохранившемуся ярлыку. Можно попросить ее надеть эту вещь, чтобы проверить, подходит ли она ей по размеру, к лицу ли она ей и т.д.3

В целях отыскания среди множества однородных объектов тех, которые имеют отношение к делу, могут проводиться аналитические исследования. Например, для обнаружения наркотических средств среди лекарственных препаратов, принадлежащих обыскиваемому, следов крови и иных следов биологиче-

1 См. например: Расследование преступлений: руководство для следователей. М., 1997. С. 49, 68; Степаненко Ю.В. Методика расследования краж при перевозке автосельхозтехники

на железнодорожном транспорте. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1994. С. 18.

2 См.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М., 1961. С. 124-125.

31 См.: Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981. С. 43.

160

ского происхождения специалистом непосредственно на месте обыска могут быть проведены предварительные исследования с использованием экспресс- методов.1 Для облегчения узнавания искомых объектов к обыску могут быть привлечены обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель.

По мнению некоторых ученых (О.Я.Баева, Н.В.Жогина, А.А.Закатова, А.М.Ларина, Ф.Н.Фаткуллина), объяснения и заявления обыскиваемых следует фиксировать и удостоверять подписями этих лиц в протоколе обыска. Например, чтобы обыскиваемый не мог впоследствии заявить, что обнаруженные у него вещи принадлежат другому лицу, рекомендуется до начала обыска спросить его, “нет ли в доме чужих вещей”, и зафиксировать этот вопрос и отрицательный ответ в протоколе.2 А.Р.Ратинов, Е.М.Лифшиц и С.А.Шейфер, напротив, считают, что объяснения обыскиваемых о происхождении изымаемых вещей и т.п. не следует отражать в протоколе обыска. По их мнению, объяснения этих лиц должны фиксироваться в ходе допроса, который должен быть произведен на месте обыска. На наш взгляд, нет оснований переоценивать какое-либо из мнений, сложившихся в криминалистике. Следователи зачастую лишены возможности зафиксировать показания обыскиваемых в протоколе допроса ввиду отсутствия на месте обыска адвоката (защитника), бланков протокола до- проса, сложных погодно-климатических условий. Наконец, следователи все чаще поручают производство обыска работникам органов дознания, которые, имея полномочия на осуществление поисковых действий, не вправе допрашивать кого-либо. Поэтому, используя фактор внезапности, лишающий обыскиваемых возможности придумать то или иное объяснение по поводу обнаруженных объектов, оценить значение обнаруженных доказательств, следует коротко

1 См., например: Быстряков Е.Н. Криминалистические и организационные основы деятель ности следователей , органов дознания и сведующих лиц на первоначальном этапе рассле дования тяжких преступлений против личности. Дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1988. С. 124.

2 См.: Криминалистика /Под . ред. А.Г.Филиппова и А.Ф.Волынского. М, 1998.С.247.

161 зафиксировать основные объяснения обыскиваемых в протоколе обыска с тем, чтобы позже подробно допросить их в более подходящих условиях. Соглашаясь с О.Я.Баевым, С.А.Шейфером и другими учеными в том, что подобные объяснения не имеют доказательственного значения,1 заметим, что они могут использоваться в тактических целях в ходе последующих следственных действий, так как психологически допрашиваемому труднее отказаться от показаний ранее зафиксированных в протоколе обыска. Если же обыскиваемый или заменяющие его лица желают дать развернутые, подробные объяснения, то обыск должен быть завершен (если это позволяет ситуация) или приостановлен с отражением в протоколе обыска причины его перерыва. После этого с соблюдением процессуальных требований производится допрос, результаты которого фиксируются в соответствующем протоколе. Возможен и иной вариант действий: допрос осуществляется параллельно с обыском работником органа дознания по поручению следователя или другим участвующим в расследовании дела следователем2

1 См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С. 91; Шейфер С.А. След ственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981. С. 36.

2 Подробнее об этом см.: Казинян Г.С, Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следствен ных действий. Ереван, 1987. С. 68.

162

3.4. Система приемов обыска в остроконфликтных ситуациях его производства

Императивный характер некоторых следственных действий предполагает их производство независимо от желания субъектов уголовно-процессуальной деятельности.1 Так, зачастую участники обыска вынуждены проникать в жилище, где должен быть произведен обыск, против воли проживающих в нем лиц, в том числе с применением физической силы для преодоления сопротивления обыскиваемых, активно препятствующих производству поисковых действий. Это в свою очередь влечет возникновение психологически напряженных ситуаций. Следственная практика наглядно свидетельствует, что подобные ситуации довольно часто характеризуют ход подготовки и фактического производства обыска, что обуславливает потребность разработки дополнительных рекомендаций по производству обыска в психологически напряженных ситуациях.

В остроконфликтных ситуациях, когда обыскиваемые оказывают сопротивление, ведут себя агрессивно, одной из первых задач следователя будет принятие мер к тому, чтобы обезопасить участников обыска от возможного нападения. Для этого выделяются сотрудники органа дознания, в задачу которых входит контроль за поведением обыскиваемых лиц, пресечение попыток со стороны последних напасть на участников обыска, скрыться, спрятать или уничтожить искомые объекты.2 При необходимости производится

1 См.: Щеглов М.Е. Правовой статус субъектов уголовно-процессуальной деятельности и проблемы эффективности следственных действий //Становление правового порядка в Российском государстве: реальность и перспектива (социально-правовые проблемы). Саратов, 1995. С. 184.

2 Подробнее о формах взаимодействия следователя с работниками органов дознания при производстве обыска см., например: Денежкин Б.А. Взаимодействие органов предварительного следствия с другими государственными службами в борьбе с преступностью. Саратов, 1997. С. 12-13.

163

оцепление жилого дома, иного объекта, где предстоит провести обыск. У дверей и окон обыскиваемого помещения выставляются посты, которые размещаются таким образом, чтобы достигалась зрительная связь между ними, была возможность радиосвязи. Наружная охрана объекта должна обеспечивать наблюдение за выходами из помещения, окнами квартиры (дома), где будет проводиться обыск, подозрительными действиями у дома посторонних (попытка подать сигнал обыскиваемому, передать ему что-либо или, наоборот, получить от него и т.п.).1

Анкетирование работников правоохранительных органов показало, что многие из них уделяют недостаточно внимания вопросам обеспечения безопасности обыскивающих. На вопрос, осуществляете ли Вы охрану участников обыска, положительно ответили лишь 27% проанкетированных, отметив, что они поручают обеспечение безопасности оперативным работникам или участковым. 73% ответили, что не принимают специальных мер для обеспечения безопасности участников поисковой группы, пояснив, что у них отсутствует реальная возможность сделать это из-за недостаточного количества сотрудников милиции, выделяемых для производства обыска.

Противодействие, которое следователь нередко встречает со стороны обыскиваемых, требует выработки эффективных средств его нейтрализации.

Если имеются основания предполагать, что обыскиваемые могут воспрепятствовать проникновению поисковой группы в жилище, можно использовать следующую систему рекомендаций. Для беспрепятственного проникновения в квартиру участникам поисковой группы следует расположиться так, чтобы через дверной глазок, замочную скважину был виден только один из пришедших, желательно знакомый обыскиваемому человек (сосед, друг, родственник), чье появление и просьба открыть дверь не вызовет у него подозрения. В этих же целях можно представиться слесарем, техником горгаза, пожарным или налоговым инспектором. Для проникновения в

1 См.: Криминалистика /Под ред. Б.А.Викторова и Р.С.Белкина. М, 1976. С. 289.

164

коммунальную квартиру следует воспользоваться общим звонком или позвонить не обыскиваемому, а другому жильцу. Располагая информацией о способах оповещения о приходе, можно воспользоваться условным стуком в дверь или окна. Наконец, можно приурочить начало обыска к моменту, когда дверь в помещение, где предполагается произвести обыск, будет открыта проживающими в нем лицами по естественным причинам (для выхода на прогулку, работу и т.д.). Сведения об этом устанавливаются оперативным путем. В ситуации, когда, несмотря на предпринятые меры, владельцы помещения, подлежащего обыску, отказываются открыть дверь, следует представиться, разъяснить цель прихода. Если и после этого не открывают дверь, ее следует взломать, проникнув в помещение вместе с понятыми для того, чтобы они могли свидетельствовать обо всем происходившим с самого первого момента обыска.

Если имеется информация, что обыскиваемый неуравновешен, склонен к насилию, обвиняется в совершении тяжких преступлений против личности, может оказать вооруженное сопротивление, то перед началом обыска реализуется оперативная комбинация, направленная на обеспечение безопасности участников обыска. В данной ситуации обыск помещения рекомендуется предварять тщательным личным обыском обвиняемого (если он присутствует при обыске помещения), а при необходимости и иных лиц, находящихся в помещении.1

В целях предотвращения возможных эксцессов, производство личного обыска следует поручать двум работникам органа дознания. Один из них производит поиск и изъятие интересующих следствие объектов, а второй наблюдает за поведением обыскиваемого, пресекая попытки последнего оказать сопротивление или избавиться от искомых предметов. Обыскиваемого следует поставить лицом к стене или иным устойчивым объектам под углом 45° с

1 См. например: Розенблит С.Я. Дознание в красной армии. М, 1942. С.21; Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М, 1981. С. 44; Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С. 77. и др.

I

I

165

широ ко раздв инут ыми рука ми и нога ми, руки обыс кивае мого при этом упира ются в стену. Для умень шени я обзор а голов а обыск иваем ого накло няетс я вниз. Снача ла осмат рива ются карма ны, ощуп ывает ся одежд а в поиск ах оруж ия и предм етов, котор ыми можн о нанес ти повре жден ия. На второ м этапе сверх у вниз детал ьно обсле дуютс я одежд а, обувь, тело обыск иваем ого, начин ая с пышн ой приче ски и верхн ей одежд ы и закан чивая носка ми, чулка ми, нижн им белье м. В полиц ейско й практ ике США выраб отаны и иные реком ендац ии по мера м безоп аснос ти обыск иваю щих от неож иданн ого напад ения. Напр имер, обыск иваем ый как можн о шире расст авляе т ноги, руки в наруч никах подни мает вверх , поли цейс кий стано вится за спин ой сбок у и начи нает прощ упыв ать одеж ду сверх у вниз. Мож ет испо льзов аться и тако й прие м, когда обыс кивае мого заста вляю т слож ить паль цы рук на заты лке, один из обыс кива ющи х, нахо дясь за спин ой сбок у, захва тыва ет паль цы рук обыск иваем ого, а второ й прощ упыва ет одежд у.1 Обыс кивае мому може т быть предл ожен о добро вольн о указа ть место сокры тия иском ых объек тов. Одна ко ему не следу ет предо ставл ять возмо жност ь извле чь их лично , так как он може т доста ть и испол ьзоват ь оруж ие, уничт ожить иском ые объек ты.

Разум еется, реше ние об испол ьзова нии подоб ных мер предо сторо жност и долж но прин имат ься с учето м личн ости обыс кивае мого.

Необх одим о дифф еренц ирова ть такти чески е прие мы лично го обыск а рецид ивист ов, лиц, владе ющих специ ально й подго товко й (боев ые прие мы самбо , карат э и т.д.), подоз ревае мых в совер шени и тяжки х или особо тяжки х прест уплен ий проти в лично сти, и прие мы обыск а берем енны х женщ ин, несов ерше нноле тних, малол етних детей, больн ых или ранен ых лиц и т.п.

После завер шени я лично го обыск а желат ельно обсле доват ь место , на кото ром он пров одил ся, чтоб ы пров ерить , не избав ился ли обыс кивае мый от

1 См. об этом подробнее: Гусаков АН. Криминалистика США: теория и практика ее применения. Екатеринбург, 1993. С. 87-88.

166

компрометирующих его предметов или документов. Иногда личный обыск целесообразно повторить после завершения поисков в помещении.

Если обыскиваемый своим поведением активно препятствует производству поисковых действий, то из тактических соображений он может быть удален из помещения. Естественно, при этом должны быть приглашены другие лица, предусмотренные законом. “При выемке и обыске согласно ст. 169 УПК должно быть обеспечено присутствие лица, у которого производится обыск или выемка, либо совершеннолетних членов его семьи. В случае невозможности их присутствия приглашаются представители домоуправления, местной администрации”.1

В.И.Комиссаров обоснованно считает, что “противоправность, агрессивность, аморальность действий обыскиваемого в отношении участников обыска, очевидно, можно рассматривать как тактический и процессуальный случай “невозможности присутствия” этого лица на месте обыска”.2

Для преодоления сопротивления обыскиваемых, активно противодействующих поисковым действиям, может быть применено принуждение.3 В специальной литературе отмечается, что в уголовном процессе приходится прибегать к принуждению в тех случаях, когда субъект процессуальной обязанности не желает выполнить ее добровольно и тем самым создает помехи в отыскании истины по уголовному делу.4
Принуждение

1 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С. 175.

2 Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. Саратов, 1980. С. 117.

3 Подробнее о сущности уголовно-процессуального принуждения см.: Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж, 1975; Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. Общая концепция. Неприкосновенность личности. М., 1985; Он же. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М.,1989. и др.

4 См.. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М.,1985. С. 42.

\

167

прим еняет ся лишь после того, как обыск иваем ый отказ ался добро вольн о выпол нить закон ные требо вания следо вател я. Оно може т быть психи чески м (обыс кивае мому разъя сняют , что следо вател ь вправ е вскры вать запер тые поме щени я и храни лища поми мо его воли и т.д.) и физич еским . Естес твенн о, что следо вател ь не вправ е прим енять физич еское прину жден ие для того, чтобы побу дить обыс кивае мого выда ть иско мые объе кты или указа ть мест а их сокр ытия.

В уголо вно- проце ссуал ьной науке обще призн анно, что лица, ведущ ие предв арите льное рассл едова ние, при выпол нении проце ссуал ьных дейст вий не долж ны допус кать униж ения чести и досто инств а участ вующ их в деле лиц, прим еняя к ним меры проце ссуал ьного прину жден ия тольк о в случа ях дейст вител ьной необх одим ости (когда субъе кт проце ссуал ьной обяза нност и не желае т выпол нить ее добро вольн о и созда ет помех и в устан овлен ии истин ы по уголо вному делу)1 и не иначе , как на основ ании, в поряд ке и преде лах, преду смотр енны х закон ом.2 В связи с этим мы присо единя емся к мнен ию С.В.П олуни на, счита ющег о, что в уголо вно- проце ссуал ьных норма х, регла мен- тиру ющих произ водст во обыск а, долж но быть прямо е указа ние на возмо жност ь прину дител ьного осуще ствле ния этого следс твенн ого дейст вия.3 Вмест е с тем в уголо вно- проце ссуал ьном кодек се следо вало бы закре пить обяза нност ь обыск иваем ого откры ть по требо вани ю следо вател я запер тые поме щени я или хран илищ а либо пред остав ить ключ и от них.

О.Я.Б аев справ едлив о отмеч ает, что “боль шая часть такти чески х прие мов обыск а,
связа нных с
допус тимы м
прину жден ием,
опоср едова на уголо вно-

1 См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М.,1985. С. 42.

2 Громов НА., Николайченко ВВ., Францифоров Ю.В. Принципы уголовного процесса. Саратов, 1997. С. 23.

3 См.: Полунин С.А. Уголовно-процессуальные санкции и особенности их применения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1997. С. 20.

168

процессуальным законом”.1

Согласно ст. 170 УПК, следователь вправе вскрывать запертые помещения и хранилища, если владелец отказывается добровольно открыть их. Очевидно, что замки и запоры могут быть вскрыты как следователем, так и специалистом (слесарем, столяром и т.д.) и в случаях, когда обыск проводится в отсутствие обыскиваемого2 или если ключи от тех или иных помещений, хранилищ утеряны и т.д. Поэтому ч. 4 ст. 170 следовало бы изложить в иной редакции, заменив слова “если владелец отказывается открыть их”, словами “если отсутствует иная возможность открыть их”.

Как и применению любого иного средства принуждения, принудительному вскрытию должно предшествовать убеждение следователем обыскиваемого (членов его семьи - А.И.) в необходимости и целесообразности добровольно открыть помещение или хранилище, которое подлежит обыску.3 Обыскиваемому разъясняется со ссылкой на УПК его обязанность обеспечить доступ следователю в то или иное помещение или хранилище (открыть замок, предоставить ключи, назвать код, шифр и т.д.), а также право следователя принудительно вскрыть их, что может повлечь повреждение объекта.

Ряд авторов (Г.И.Борягин, С.И.Медведев)4 отмечают, что если обыскиваемому будет предоставлена возможность самим открывать те или иные хранилища, показывать их содержимое, то это может позволить им уничтожить искомые объекты, получить доступ к оружию и напасть на обыскивающих. Подобные замечания нельзя не учитывать. Поэтому в остроконфликтных ситуациях, когда лицо, судя по имеющейся в распоряжении

1 См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С.74.

2 См., например: Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск (справочник следователя). М., 1983. С. 56.

  • См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С.74.

4 См.: Борягин Г.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска //Труди НИИ МВД СССР, 1959, N 1. С. 120-122; Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. Волгоград, 1973. С. 94-95.

169

следователя информации, может оказать вооруженное сопротивление, целесообразно предложить ему выдать ключи от хранилища (шкафа, стола, закрытого ящика, сейфа), не позволяя обыскиваемому открывать их лично, доставать что-либо из них.

Уголовно-процессуальный кодекс (ст. 170 ч. 5) устанавливает, что следователь вправе запретить лицам, находящимся в помещении или в месте, в котором производится обыск, а также лицам, приходящим в это помещение или место, покидать его, а также сноситься друг с другом или иными лицами до окончания обыска. Данным правом следователь может воспользоваться для обеспечения планомерности поисков, предотвращения утечки информации о ходе и результатах обыска, пресечения попыток вынести искомые объекты с места обыска, уничтожить их или оказать сопротивление обыскивающим.

В этих целях лицо, у которого производится обыск, иные лица, находящиеся на обыскиваемой территории, могут быть сосредоточены в одной комнате или различных помещениях, им может быть запрещено общаться между собой (разговаривать, изъясняться жестами и т.д.), пользоваться телефоном, пейджером, передвигаться по помещению или выходить из него.

В остроконфликтных ситуациях производства обыска значительную роль играет и умение следователя вести эффективные наблюдения, т.е. преднамеренное, планомерное, целенаправленное восприятие изучаемого объекта. А.Р.Ратинов полагает, что посредством наблюдения за участниками обыска достигаются три цели. Во-первых, обеспечивается порядок, безопасность обыскивающих, сохранность найденных предметов. Во-вторых, контроль за действиями лиц, ведущих поиски, за полнотой и тщательностью обыска. В-третьих, обнаружение в поведении заинтересованных лиц признаков, указывающих на место сокрытия искомых предметов.1 Несколько шире рассматривает цели наблюдения при проведении обыска Р.С.Белкин. По его мнению, наблюдение в данном случае должно помочь следователю убедиться в

1 Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М., 1961, С.75.

170

правильности своих действий, внести коррективы в намеченную последовательность изучения объектов… обыска, определить объекты, требующие особенно тщательного исследования, принять меры против попыток уничтожить или скрыть вещественные и другие доказательства или создать условия, затрудняющие производство следственного действия.1

Объектами наблюдения являются окружающая обстановка, поведение людей, а в некоторых случаях - животных и птиц, поскольку особенности их поведения дают возможность выявить места укрытия трупов, наркотиков, скрывающихся лиц. В криминалистической литературе наиболее важное значение придается наблюдению за поведением обыскиваемого. “Можно утверждать, - пишет В.И.Попов, - что наблюдение за поведением обыскиваемых с целью обнаружения тайников является неотъемлемой частью работы по производству обыска. Это правило основывается на том, что обыскиваемые своим поведением часто дают указания на место нахождение того, что ищет следователь.”2 На необходимость наблюдения за эмоциональным состоянием обыскиваемых лиц указывается практически во всех работах, посвященных вопросам производства обыска.3

Внимательно наблюдая и правильно оценивая различные проявления психологических и психофизиологических факторов, выражающихся как в непроизвольных, так и произвольных реакциях, можно получить ориентирующие признаки о месте сокрытия искомых объектов. Однако придавать решающее значение результатам наблюдения, как это порой

1 См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966. С. 153.

2 Попов В.И. Обыск. Алма-Ата, 1959. С. 51-52.

3 См., например: Никифоров В.М. Обыск. Ашхабад, 1943. С.39-40; Лифшиц Е.М. Тактика и техника производства обыска на предварительном следствии. Автореф.дис… канд.юрид.наук. М.,1954.С10; Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М.,1961.С.89-92; Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственного действия. Свердловск, 1973.С.75-78; Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995.С.88-90. и др.

171

описывается в специальной литературе, все же нельзя. Следует иметь в виду, что подобные реакции могут быть вызваны боязнью огласки, нежеланием показывать предметы интимного характера ибо иными причинами, вообще не связанными с расследуемым делом. Хотя поведение обыскиваемого действительно может облегчить работу следователя, это не освобождает его от необходимости тщательной подготовки к обыску и целенаправленного обследования всего помещения или участка местности. Поэтому от следователя требуется не только пассивное наблюдение и созерцание, но и активное, настойчивое, целеустремленное действие в сочетании с грамотным применением психологических реагентов.

Наряду с изложенными приемами, в остроконфликтной ситуации могут применяться и способы действия, рекомендованные нами к использованию в слабоконфликтной ситуации обыска - словесная разведка, использование элемента внезапности, разъяснение возможности расследования и т.д.

Как видим, тактика обыска в разных ситуациях будет различной, хотя процессуальная сторона этого следственного действия остается однозначной. Поэтому в целях решения процессуальных задач в криминалистической тактике должны детальнее отрабатываться специфические (промежуточные) вопросы тактического и воспитательного характера. При решении подобных вопросов широко используются приемы установления психологического контакта, приемы убеждения, психологического воздействия и дополнительного процессуального принуждения в случаях активного противодействия следователю в ходе обыска. Для этого и должны создаваться дополнительные системы приемов обыска.

Подводя некоторый итог изложенному, отметим, что предлагаемая перегруппировка приемов обыска и создание дополнительных систем рекомендаций по производству этого следственного действия, конечно, призваны обеспечить оптимизацию расследования преступлений. Блоки тактических приемов, сгруппированные по различным основаниям, потребуют

172

дальнейшей теоретической разработки вопросов обыска, а затем приведут и к более наглядному восприятию, познанию и четкой реализации системы рекомендаций.

Разумеется, предлагаемый вариант систематизации приемов не исключает и других оснований перегруппировки тактических приемов обыска. Однако предпринятая попытка решения некоторых проблем совершенствования тактики обыска представляется целесообразной, так как, на наш взгляд, полнее отвечает вопросам криминалистики в теоретическом и прикладном ее значении.

173

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное нами исследование проблем, связанных с повышением эф- фективности производства обыска, позволило выработать ряд направлений по их решению. Прежде всего, это касается вопросов совершенствования уголовно- процессуальной регламентации производства данного следственного действия.

В целях оптимизации норм, регулирующих основания, порядок и условия производства обыска, предлагается дополнить УПК рядом новых статей, а также изменить и дополнить редакцию существующих.

  1. Для предотвращения производства необоснованных обысков, а также в целях приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с положениями Конституции РФ, статью, регламентирующую основания произ водства обыска, на наш взгляд, необходимо изложить в следующей редакции: “Обыск может быть произведен для отыскания и изъятия вещественных доказа тельств, иной информации, имеющей значение для дела, а также для обнаруже ния разыскиваемых лиц и трупов лишь при наличии фактических и юридиче ских оснований.

Фактическими основаниями являются имеющиеся в уголовном деле данные о том, что в каком-либо помещении или ином месте, или у какого-либо лица находятся объекты, указанные в части первой данной статьи.

Юридическими основаниями является наличие мотивированного постановления, санкционированного прокурором или его заместителем.

Обыск в жилом помещении против воли проживающих в нем лиц может быть произведен лишь на основании судебного решения.

В случаях, не терпящих отлагательства, обыск может быть произведен без санкции прокурора или судебного решения, но с последующим сообщением прокурору или суду в суточный срок о его производстве”.

  1. Для того чтобы устранить пробел в уголовно-процессуальном законо-

174

дательстве, избежать совмещения различных уголовно-процессуальных функций одним лицом, ст.211 УПК следует дополнить пунктом, указывающим, что “в случае, если надзирающий за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия прокурор выносит постановление о производстве процессуальных действий (обыск, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, ее выемку и др.), требующих санкционирования, он обязан получить санкцию вышестоящего прокурора или решение соответствующего суда”. Кроме того, в УПК следует указать, что в случаях, не терпящих отлага- тельства, прокурор, расследующий уголовное дело, обязан уведомить выше- стоящего прокурора или соответствующий суд о произведенном обыске (с пол- ным изложением оснований принятия такого решения).

  1. В целях расширения (уточнения) прав обыскиваемого представляется необходимым предусмотреть в проекте УПК РФ специальную статью, регла ментирующую отвод понятого. Вариант этой статьи может быть сформулирован следующим образом: “Подозреваемый, обвиняемый, их защитник, обыскивае мый имеют право заявить отвод понятым при наличии оснований, исключаю щих возможность присутствия этих лиц при производстве следственного дейст вия (ст. 59 УПК РСФСР).

Вопрос об отводе понятого решается лицом, производящим следственое действие, о чем делается отметка в протоколе следственного действия.”

  1. Исходя из этических соображений, часть 4 ст. 169 УПК РСФСР следо вало бы изложить в следующей редакции: “Лицам, у которых производится вы емка или обыск, а при их отсутствии совершеннолетним членам их семей, поня тым, представителям разъясняется их право присутствовать при всех действиях следователя, кроме случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 172 УПК”. Саму же часть 3 ст. 172 УПК необходимо дополнить нормой, указывающей, что “при личном обыске, сопряженным с обнажением обыскиваемого, не допускается присутст вие любых других лиц, кроме производящих обыск и понятых, а в необходимых случаях врача и (или) специалиста одного пола с обыскиваемым.”

175

  1. Для реализации конституционного права обыскиваемого (обвиняемого, подозреваемого) на защиту представляется целесообразным дополнить ст. 131 УПК РСФСР следующей нормой: “При наличии ходатайства подозреваемого, обвиняемого следователь обязан извещать защитника обо всех предстоящих следственных действиях, в которых будет участвовать его подзащитный.”

На основе анализа специальной литературы, критического осмысления позиций разных криминалистов в диссертации обосновывается и раскрывается криминалистическое содержание тактики обыска, под которой автор понимает систему приемов, обеспечивающих эффективные условия организации, поиска, предварительного исследования, изъятия и фиксации искомых объектов, а также приемов психологического воздействия на обыскиваемых в целях решения процессуальных и криминалистических задач обыска в различных ситуациях его производства.

В работе делается вывод о необходимости разграничения процессуального и криминалистического содержания обыска. В связи с этим в исследовании формулируется определение криминалистической характеристики обыска, которая, по мнению автора, представляет собой систему сведений, дающих представление о его криминалистической сущности и отдельных обстоятельствах, наиболее характерных для подготовки, проведения, фиксации результатов данного следственного действия. Структурными же элементами, определяющими содержание общей части криминалистической характеристики обыска, являются: личность обыскиваемого; цели, задачи обыска; искомые объекты; обыскиваемый объект; способы сокрытия искомых объектов. Рассматривая указанные элементы, автор анализирует влияние религиозного фактора на поведение обыскиваемых лиц, уточняет цели, задачи данного следственного действия, перечень искомых объектов, описывает типичные способы их сокрытия, выделяет виды обыскиваемых объектов. В работе отмечается, что специфическим и принципиально новым объектом исследования в ходе обыска являются средства компьютерной техники. Компьютеры широко используются как для обработки

176

и хранения различного рода информации (в том числе и криминалистически значимой), так и в качестве инструмента преступной деятельности. Своеобразие тактических приемов и технических средств, применяемых для обнаружения, фиксации и изъятия информации, хранящейся в оперативной памяти компьюте- ра или на физических носителях машинной информации, позволяет выделить новый вид обыска - обыск средств компьютерной техники.

На основе изучения специальной литературы, обобщения следственной практики, анкетирования работников правоохранительных органов автор пред- лагает свою научную систематизацию тактических приемов производства обы- ска, которые могут группироваться по следующим основаниям: а) характеру и целям; б) особенностям реализации технических средств поиска, изъятия объ- ектов и фиксации результатов обыска; в) видам обыска; г) стадиям; д) конкрет- ным ситуациям, в которых производится непосредственное отыскание объектов. Конструирование тактических приемов с учетом данных оснований должно способствовать лучшему изучению их следователями, выбору наиболее опти- мальных систем тактических приемов обыска работниками правоохранительных органов.

Информационно-познавательные процессы являются одним из основных процессов криминалистики. В связи с этим, на основе анализа специальной ли- тературы в работе уточняется происхождение термина “информация”, опреде- ляется его содержание, природа, основа возникновения. При этом под инфор- мацией понимаются сведения (знания), возникающие в результате осмысленного отображения различных свойств определенных явлений в сознании познающего субъекта. Рассматривая криминалистическую информацию в качестве разновидности юридической информации, диссертант охарактеризовал ее как сведения, получаемые и используемые уполномоченными на то законом лицами при производстве предварительной проверки и расследования, разбирательстве уголовных дел в суде, об обстоятельствах, имеющих значение для решения задач уголовного судопроизводства.

177

Автор подчеркивает, что, хотя обыск прямо не преследует цели исследования доказательств, в процессе поисковых действий криминалистическая информация может быть получена самим следователем или при помощи специалиста посредством предварительных экспресс-диагностических исследований признаков и свойств обнаруженных объектов (при условии, если это не повлечет утраты или повреждения целостности исследуемых объектов, не вызовет изменения вида, свойств и качеств, не исключит возможности последующего экспертного исследования). Это позволит избежать случаев изъятия “пустых” объектов, повысить эффективность производства обыска.

В работе делается вывод о том, что одним из новых каналов получения криминалистической информации в ходе обыска может стать использование анализаторов психического состояния человека. Разумеется, традиционное, контактное тестирование обыскиваемых с помощью датчиков, закрепленных на их теле в ходе обыска, неуместно. Однако уже на данном этапе развития науки и техники имеется возможность использования бесконтактного метода “снятия” информации о психо-физиологическом состоянии обыскиваемого.

На формирование и систематизацию тактических приемов обыска активное влияние оказывает следственная ситуация, относимая диссертантом к числу категорий следственной тактики. Под следственной ситуацией автором понима- ется совокупность информации, которой обладает следователь об обстоятель- ствах, имеющих значение при определении направления расследования уголов- ного дела в целом или принятии тактического решения при производстве след- ственных действий.

В исследовании выделяется общие, типичные ситуации, характерные для подготовки и производства обыска по конкретным категориям уголовных дел, ситуация, обусловленная источником происхождения, объемом и характером сведений о месте сокрытия искомых объектов, степенью противодействия сле- дователю со стороны обыскиваемых лиц, личностью обыскиваемого, объектами обыска. Прослеживаются особенности реализации тактических приемов обы-

178

ска, обусловленных личностью обыскиваемого (малолетний, несовершеннолет- ний, рецидивист) и категорий уголовных дел (незаконное распространение пор- нографических материалов или предметов, преступление в сфере компьютерной информации).

С учетом степени конфликтности поисковых ситуаций, возникающих в процессе обыска, в диссертации более четко обозначаются задачи, условия и направления реализации тактических приемов обыска, производится их перегруппировка. Уяснить процессуальную сущность обыска, уточнить его цели, задачи, место в системе следственных действий, предложить пути его процессуального совершенствования, систематизировать тактические приемы обыска по оптимальному варианту их использования, обеспечить усвоение следователями целевой и ситуационной направленности групп тактических приемов - значит повысить эффективность производства обыска.

Теоретические положения и выводы, сформулированные в диссертации, рекомендации, направленные на совершенствование систематизации тактиче- ских приемов обыска, основываются на изучении значительного количества специальной литературы, обобщения следственной практики, анкетировании и интервьюировании работников правоохранительных органов и должны, по мне- нию автора, повысить эффективность реализации тактических приемов обыска в различных ситуациях его производства.

I

179

БИБЛ ИОГР АФИ Я 1. Норм ативн ый матер иал

1.1. К онсти туция Росси йской Феде раци и. М: “Юр идиче ская литер атура “Д99 5. -64 с. 1.2. 1.3. У голов но- проц ессуа льны й кодек с РСФ СР. Офиц иальн ый текст по состо янию на 1 авгус та 1997г . М.: Изда тельс кая груп па ИНФ А. М. Норм а. 1997. -336 с. 1.4. 1.5. З акон Росси йской Феде раци и “О прок урату ре Росси йской Феде раци и и Фе- дерал ьный закон “О внесе нии измен ений и допо лнени й в Закон Росси йской Фе- дерац ии “О прок урату ре Росси йской Феде раци и” //СЗ РФ.1 995. № 47.Ст . 4472. 1.6. 1.4. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” //СЗ РФ. 1995. №33. Ст. 3349.

1.5. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994, № 1. С. 333-334.

  1. Книг и 2.1. Абду мадж идов Г. Проб лемы совер шенс твова ния предв арите льног о рассл е- дован ия. Ташк ент. Изд- во “Фан “,
  2. -148 с.

2.2 Арта моно в И.И., Пору бов Н.И. Совет ская крим инал истик а: Учеб но- нагля дное пособ ие /Под ред. проф. А.В. Дуло ва. Минс к: Выш ейша я школ а,197 7. - 208 с.

2.3. А фанас ьев В.Г. Соци альна я инфо рмац ия. М.: “Нау ка”, 1994. - 199 с. 2.4. 2.5. Б аев О.Я. Соде ржан ие и форм ы крим инал истич еской такти ки. Изд- во Во- роне жског о униве рсите та. Воро неж, 1975. -60 с. 2.6. 2.7. Б аев О.Я. Такти ка следс твенн ых дейст вий: Учеб ное пособ ие. Воро неж. НПО “МО ДЭК” , 1995. -224 с. 2.8. 2.9. Б аев М.О., Баев О.Я. Защи та от обви нения в уголо вном проц ессе. Такти ка проф ессио нальн ой защи ты по уголо вным дела м. Прав о обви няем ого на защи ту 2.10. (нор матив ные акты, поста тейн ый матер иал). Изда тельс тво Воро нежск ого уни-

180

верситета. Воронеж, 1995. -228 с.

2.7. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.: Юридическая литература, 1991. -208 с. 2.8. 2.9. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. -М.: Изд-во “Наука”, 1966. -295 с. 2.10. 2.11. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологи- ческие проблемы). М.: Юридическая литература, 1969. - 216 с. 2.12.

2.10. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. В 2 т. Т 2: От теории - к практике. -М.: Юридическая литература, 1988. -304 с. 2.11. 2.12. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики. -М: Юристь, 1997. -408 с. 2.13. 2.14. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Издательство БЭК, 1997. -342с. 2.15. 2.16. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.: Юристь, 1997. -480 с. 2.17. 2.18. Белкин Р.С, Лифщиц Е.М. Тактика следственных действий. - М.,1997. - 176с. 2.19. 2.20. Бентам И. Трактат о судебных доказательствах. Пер. с франц. Киев, 1876. -423 с. 2.21.

2.16. Берг А.И., Черняк Ю.И. Информация и управление. М., “Экономика”, 1966. -64 с. 2.17. 2.18. Божкова Н.Р. Использование виктимологических данных при расследовании преступлений. Методические рекомендации. Саратов, 1987. - 31 с. 2.19. 2.20. Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Учебное пособие. Часть 1. -Саратов: Саратовская гос. академия права; ред. издат. отдел, 1996. - 126 с. 2.21. 2.22. Бразоль Б.Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Петроград, 1916. - 215 с. 2.23. 2.24. Быстряков Е.Н. Организация деятельности следователя при расследова- 2.25.

181

нии тяжких преступлений против личности. Учебное пособие. Саратов, 1992. -107 с.

2.21. Вехов В.Б. Компьютерные преступления: Способы совершения и раскрытия /Под ред.акад. Б.П.Смагоринского -М.: Право и закон, 1996. - 182 с. 2.22. 2.23. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М.: Юридическая литература, 1970. -208 с. 2.24. 2.25. Васильев А.Н. Советская криминалистика. М.: Изд-во МГУ, 1970. -48 с. 2.26. 2.27. Васильев А.Н. Следственная тактика. М.: Юридическая литература, 1976. -200 с. 2.28. 2.29. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М.: Юридическая литература, 1981. -112 с. 2.30. 2.31. Винер Н. Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине. М.: “Сов. Радио”, 1958.-215 с. 2.32. 2.33. Винер Н. Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине. М: “Наука”. -343 с. 2.34. 2.35. Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного и общественного имущества /Под ред. Д.П.Рассейкина. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1972.-126 С. 2.36. 2.37. Гапанович Н.Н., Мартинович ИИ. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений: (Учебное пособие для вузов). Издательство БГУ, 1983. -104 с. 2.38.

2.30. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск: Свердловский юридический институт. Среднеуральское книжное издательство, 1975. -184 с. 2.31. 2.32. Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учебно-практическое пособие /Под ред. проф. Р.С.Белкина. М.: 1996.-128 с. 2.33. 2.34. Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных 2.35.

182

действий. Свердловск: Свердловский юридический институт, 1973. -157 с.

2.33. Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1983.-136 с.

2.34. Горский Г.Ф., Кокарев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1973. -242 с. 2.35. 2.36. Громов В.И. Методика расследования преступлений. Руководство для органов милиции и уголовного розыска. -М., 1929. -114 с. 2.37. 2.38. Громов Н.А., Николайченко ВВ., Францифоров Ю.В. Принципы уголовного процесса: Учебное пособие. -Саратов, 1997. -60 с. 2.39. 2.40. Гросс Г. Руководство к расследованию преступлений. Перевод с немецкого языка. Изд-во нар.комиссариата внутр. дел М.,1930. -139с. 2.41. 2.42. Гусаков А.Н. Криминалистика США: теория и практика ее применения. Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 1993. - 128 с. 2.43.

2.39. Денежкин Б.А. Взаимодействие органов предварительного следствия с другими государственными службами в борьбе с преступностью. -Саратов: СГАП, 1997.-64 с. 2.40. 2.41. Друзин Е.В. Основания признания доказательств недопустимыми. По материалам законодательства и судебной практики: Учебно-практическое посо-бие.-Саратов: СВШМВД РФ, 1997.-38с. 2.42. 2.41. Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск: Вышейшая школа, 1971. -272 с.

2.42. Дулов А.В. Судебная психология. Минск: Вышэйшая школа, 1975. - 462 с. 2.43. 2.44. Евгеньев М.Е. Методика и техника расследования преступлений /Под общей ред. проф. С.М.Потапова. Киев. Гос. издательство политической литературы СНК УССР, 1940. -307 с. 2.45. 2.46. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология обыска и выемки. Практикум по юридической психологии. Учебное пособие. М.,1994. - 79с. 2.47. 2.48. Жбанков В.А. Организация и тактика групповых обысков при расследовании деятельности преступных структур. М.: ЮИ МВД РФ, 1995. 2.49.

183

2.46. Закатов А.А., Ямпольский А.Е. Обыск. Учебное пособие. Волгоград:. ВСШ МВД СССР, 1983. -40 с. 2.47. 2.48. Земан И. Познание и информация. Гносеологические проблемы кибернетики. М.: “Прогресс”, 1966. -254 с. 2.49. 2.50. Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий. -Саратов: Издательство Саратовского университета, 1993. - 155 с. 2.51. 2.52. Казинян Г.С, Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий /Ереван, гос. ун-т, Ер.: Изд-во Ереван, ун-та. 1987. -216 с. 2.53. 2.54. Каневский Л.Л. Организация расследования и тактика следственных действий по делам несовершеннолетних (учебное пособие). Уфа, 1978. -87 с. 2.55. 2.56. Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетними. -Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1991. -286 с. 2.57. 2.58. Карев Д.С, Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.: Изд-во “Высшая школа”, 1967. - 170 с. 2.59. 2.60. Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. - 134 с. 2.61.

2.54. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж: Изд- во Воронежского университета, 1975. -175 с. 2.55. 2.56. Котов Д.П., Шиханцев Г.Г. Психология следователя. Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1976. -133 с. 2.57. 2.58. Компьютерные технологии в юридической деятельности: Учебное и практическое пособие /Под ред. Н.С.Полевого. М.: БЕК, 1994. - 301 с. 2.59. 2.60. Концепция судебной реформы в Российской Федерации /Сост. С.А. Па-шин. -М.: Республика. 1992. -111 с. 2.61. 2.62. Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1980. -124 с. 2.63. 2.64. Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1987. - 156 с. 2.65.

1X4

2.60. Кони А.Ф. Избранные произведения. Т.1. Статьи и заметки. Судебные речи. Государственное издательство юрид. лит. М., 1959. - 627 с. 2.61. 2.62. Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Следственная тактика: принципы и функции. Киев: РИО МВД УССР, 1983. 132 с. 2.63. 2.64. Краткий словарь по философии /Под общ. ред. И. В. Блауберга, И. К. Пантина. -4-е изд. -М.: Политиздат, 1982. -431 с. 2.65. 2.66. Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследо- вания. -М.: “Юридическая литература”, 1971. -78 с. 2.67. 2.68. Криминалистика. Техника и тактика расследования преступлений /Под ред. А.Я. Вышинского. Юрид.издат. ЫКЮ Союза ССР. М, 1938.-536 с. 2.69. 2.70. Криминалистика/Под ред. С.П.Митричева, М.П.Шаламова. М.: Юридическая литература, 1966. -607 с. 2.71. 2.66. Криминалистика /Под ред. С.П.Митричева, Н.А.Селиванова, М.П.Шаламова. М.: Юридическая литература, 1973. -536 с.

2.67. Криминалистика. Учебник/Под ред. И.Ф.Крылова. Л.,1976. - 591 с. 2.68. 2.69. Криминалистика /Под ред. Б.А.Викторова и Р.С.Белкина. М.: Юридическая литература, 1976. - 552 с. 2.70. 2.69. Криминалистика. Учебник /Под ред. И.Ф.Пантелеева, Н.А.Селиванова. М.: Юридическая литература, 1993. -592 с.

2.70. Криминалистика: Учебник для ВУЗов /Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. М.: Высш. шк., 1994. -528 с.

2.71. Криминалистика: Учебник для ВУЗов МВД России. Т. 2; Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений /Под ред. Б.П.Смагоринского. -Волгоград: ВСШ МВД Росии, 1994. -560 с. 2.72. 2.73. Криминалистика. /Под ред. В.А.Образцова. М.: Юрист, 1995. -592 с. 2.74. 2.75. Криминалистика. Учебник для ВУЗов /Отв. редактор Н.П.Яблоков. - М.: Издательство БЕК, 1995. -708 с. 2.76. 2.77. Криминалистика: расследование преступлений в сфере экономики. Учебник /Под ред. В.Д.Грабовского, А.Ф.Лубина. Ниж. Новгород, Нижегор. ВШ 2.78.

185

МВД России, 1995. -400 с.

2.75. Криминалистика: Учеб.пособие /Под ред. А.В.Дулова. -Мн.: НКФ “Эко-перспектива”, 1996. -415 с. 2.76. 2.77. Криминалистика: Учеб.пособие /Под ред. Н.И.Порубова. - Мн.: Высш.шк., 1997. - 344с. 2.78. 2.79. Криминалистика : Учебник / Под.ред А.Г.Филиппова (отв. редактор) и А.Ф.Волынского. - М.: Изд-во “Спарк”, 1998. - 543с. 2.80. 2.78. Криминалистика социалистический стран /Под ред. В.Я.Колдина. М.: Юридическая литература, 1986. -512 с.

2.79. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования /Под ред. Т.В.Аверьяновой и Р.С.Белкина. -М., 1997. -400с . 2.80. 2.81. Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М.: Юридическая литература, 1982. -96 с. 2.82. 2.81. Курс криминалистики. Том 1. Отв. редактор проф. В.Е.Корнаухов. - Красноярск: Кн. издательство, 1996. -448 с.

2.82. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организа ция. М.: Юридическая литература, 1970. -223 с.

2.83. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. Научно- практическое и учебное пособие. -М.: Издательство БЕК, 1996. - 192 с.

2.84. Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск (справочник следователя). М.: Юридическая литература, 1983. -95 с. 2.85. 2.86. Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. М.: Юридическая литература, 1980. -96 с. 2.87. 2.88. Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей, состоящих при окружных судах, ч.И. СПб, 1899. -775 с. 2.89. 2.90. Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. Учебное пособие. Волгоград, 1973.-120 с. 2.91. 2.92. Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Крас- 2.93.

186

ноярск: Изд-во Красноярского университета, 1988. -176 с.

2.89. Образцов В.А. Криминалистика: Курс лекций. М., 1996. -448 с. 2.90. 2.91. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1952. -848 с. 2.92. 2.93. Павлов Т.Д. Информация, отражение, творчество. М., “Прогресс”, 1967. -102 с. 2.94. 2.95. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. Общая концепция. Неприкосновенность личности. М. «Наука», 1985.-239 с. 2.96. 2.97. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М.: «Наука», 1989. -256 с. 2.98. 2.99. Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М.: Юридическая литература, 1989. -192 с. 2.100. 2.101. Полевой Н.С Криминалистическая кибернетика. 2-е изд. М.: Изд-во МГУ. 1989. -328 с. 2.102. 2.103. Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. Учебное пособие. - М.: Изд-во “Зерцало”, 1998.-64с. 2.104.

2.97 Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск. Притузова В.А. Методическое пособие по изучению следственной тактики. -М.: Изд-во МГУ, 1961. -39 с. 2.98 2.99 Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск. Попов В.И. Обыск и выемка /Под ред. проф. Н.В.Терзиева и П.Н.Александрова. М.: Государственное издательство юридической литературы. М., 1948. -39 с. 2.100 2.99. Попов В.И. Розыскная работа следователя (пособие для следователей). Го сударственное издательство юридической литературы. М., 1950. -57 с.

2.100. Расследование преступлений: руководство для следователей. /Коллектив авторов. -М.: Изд-во “Спарк”, 1997. -367 с. 2.101. 2.102. Розенблит С.Я. Дознание в красной армии. Руководство для дознавателей. /Под ред. В.И.Носова. Юридическое издательство НКЮ СССР. М., 1942.- 2.103.

187

60 с.

2.102. Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М.: Госюридиздат, 1961. -219 с. 2.103. 2.104. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей (учебное пособие). М: Издательство Высшей школы МООП СССР. 1967. -288 с. 2.105. 2.106. Руководство для следователей /Под ред. В.В.Найденова, П.А.Олейника, М.: Юридическая литература, 1981. ч. 1. -544 с. 2.107. 2.108. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. М.: ИИД “Филинъ”, 1997. - 336с. 2.109.

2.106. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства (криминалистическое и уголовно-процессуальное исследование). -М.: Юридическая литература, 1971. -200 с. 2.107. 2.108. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М.: Юридическая литература, 1982. -152 с. 2.109. 2.110. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Волгоград, СВШ МВД СССР, 1984. -240 с. 2.111. 2.109. Советский уголовный процесс: Учебник /Под ред. Л.М.Карнеевой, Т.А.Лупинской, И.В.Тыричева. -М.: Юридическая литература, 1980. -586 с.

2.110. Специализированный курс криминалистики. Учебник. Киев: НИИ и РИО Киевской высшей школы. МВД СССР, 1987. -384 с. 2.111. 2.112. Справочник следователя (практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. М.: Юридическая литература, 1990. -228 с. 2.113. 2.114. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1972. -142 с. 2.115. 2.116. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 2. Изд-во “Наука”. М.,1970.-515с. 2.117. 2.118. Судоустройство и уголовный процесс в России.: 1864 год: Сборник нормативных актов /Сост. и авт. предисл. В.А.Панюшкин, В.В.Ячевский. - Воронеж: Изд-во Воронежского гос.ун-та, 1997. - 256с. 2.119. 2.115. Теория доказательств в советском уголовном процессе /Под ред. Н.В.

188

Жогина. М.: Юридическая литература, 1973. -736 с.

2.116. Украинцев Б.С. Отражение в неживой природе. М.,«Наука», 1969. - 272 с. 2.117. 2.118. Урсул А.Д. Отражение и информация. М, «Мысль», 1973. -231 с. 2.119. 2.120. Урсул А.Д. Проблема информации в современной науке. Философские очерки. М.4 «Наука», 1975. -283 с. 2.121. 2.122. Учебник уголовного процесса. М.: Фирма “Спарк”, 1995. -382 с. 2.123. 2.124. Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве. - М: Издательство “Спарк”, 1998. - 80с. 2.125. 2.126. Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений /Под ред. В Г.Власенко. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1982. -159 с. 2.127. 2.128. Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). Л.: Издательство ЛГУ, 1973. -148 с. 2.129. 2.130. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. Гос. издат. юридич. литер.. М., 1951.-511 с. 2.131. 2.132. Черкасов В.Н. Борьба с экономической преступностью в условиях применения компьютерных технологий; Учебное пособие. -Саратов, 1995. - 88 с. 2.133. 2.134. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: Юридическая литература, 1981. -128 с. 2.135. 2.136. Шеннон К. Математическая теория связи. Работы по теории информации и кибернетике. М., Издательство иностранной литературы, 1963. -829 с. 2.137. 2.138. Якубович Н.А. Работа следователя по возмещению ущерба и розыску похищенного имущества. Методическое пособие. Госюриздат. М., 1954. -75 с. 2.139. 2.140. Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань: Издательство Казанского университета, 1983. -104 с. 2.141. 3. Статьи 3.1. Азаров В.А. Теоретическая модель механизма уголовно- процессуальной охраны имущественных интересов личности //Уголовно- процессуальные и

189

криминалистические проблемы правоприменительной деятельности: Межвузовский сборник научных трудов. -Омск: Высшая школа милиции МВД СССР. 1989, С. 3-20.

3.2. Баев О.Я. Процессуально-тактические проблемы обыска //Совершен ствование расследования преступлений. Иркутск, 1980. С. 77-82.

3.3. Баев О., Мартынов В. Почему в доме не было тепла // Следователи. М., 1984. С. 320-326. 3.4. 3.5. Балакирев Н.Е., Девяткина ЕМ. К вопросу о применении технико- криминалистических средств при производстве групповых обысков //Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью.- Саратов: СЮИ МВД России. 1998. С.22. 3.6. 3.7. Балугина Т.С. Проблема следственных ситуаций в криминалистической литературе//Правоведение. 1983. N 1. С.78-82. 3.8. 3.9. Борягин Г.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска //Труды НИИ МВД СССР, 1959. N 1. С.Ш-125. 3.10. 3.11. Букалов К.А. Ситуация расследования и тактика проведения следственных действий //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Проблемы следственной тактики. Межвузовский научный сборник (вып. 7). Изд-во Са-рат. ун-та, 1989. С. 34-40. 3.12. 3.13. Быховский И. Выемка //Соц. Законность. 1982. №1. С.54-56. 3.14. 3.15. Васильев А.Н. О тактике следствия //Советская криминалистика на службе следствия. М., Госюриздат. 1956. Вып. 7. С. 136-152. 3.16. 3.10. Винберг А.И. О научных основах криминалистической тактики //Правоведение. 1965. №3, С.78-83.

3.11. Власенко В.Г. Оценка как элемент следственной ситуации/ЛГеория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Проблемы следственной тактики. Межвузовский научный сборник (вып. 7). Изд-во Сарат. ун-та, 1989. С. 57-63. 3.12. 3.13. Власенко В.Г. Криминалистическая версия и ее значение для раскрытия и 3.14.

190

расследования преступлений //Становление правового порядка в Российском государстве: реальность и перспектива (социально-правовые проблемы). Сборник научных статей. Саратов, 1995. С. 200-204.

3.13. Водолазский Б.Ф. Психология и совершенствование тактики следствия //Приемы криминалистической тактики. Труды Омской высшей школы милиции. Омск, 1973. Вып. 16. С. 189-193. 3.14. 3.15. Герасимов И. Следственые ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений//Соц.законность. 1977. № 7. С. 61-62. 3.16. 3.17. Глазырин Ф.В. Обыск как источник информации о личности обвиняемого //Итоги научно-исследовательской работы Свердловского юридического института за 1970 год. Свердловск, 1971. 3.18. 3.19. Демидов И.Ф. Борьба с преступностью и обеспечение прав человека - основные проблемы уголовного судопроизводства //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сбороник научных трудов. М., 1997. С. 50-58. 3.20. 3.21. Долгинов С.Д. Обыск как средство решения исходной следственной ситуации // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. Сборник научных трудов. М.,1991. С.143-147. 3.22. 3.23. Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций //Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Научные труды Свердловского юридического института. Вып. 41. Свердловск, 1975. С. 26- 44. 3.24. 3.25. Егоров В.А., Яковлев А.Н. Особенности производства обыска и обследования вычислительных средств при расследовании при расследовании экономических преступлений // Вопросы квалификации и расследования некоторых преступлений в сфере экономики. Материалы семинара. Саратов, 1998. С. 132-137. 3.26. 3.27. Иванов А.Н. Особенности обыска с участием защитника обвиняемого // Адвокатская деятельность: Материалы российско-американского семинара. -Саратов: СГАП, 1997. С.24-26. 3.28.

г

191

3.21. И ванов А.Н., Коми ссаро в В.И. Такти ка обыс ка: состо яние и персп ектив а разви тия //Юр идиче ские запис ки. Вып. 7: Рассл едова ние прест уплен ий: Вопр осы теори и и практ ики. Воро неж, 1997. С.87- 93. 3.22. 3.23. К ежоя н А. Обыс к и выем ка по дела м об убийс твах //Соц. закон ность . 1973. №7. С.52- 54. 3.24. 3.25. К омисс аров В.И. Нрав ствен но- психо логич еские вопр осы в такти ке обыс ка //Акт уальн ые вопр осы совет ской юрид ическ ой науки . Сара тов. Из- дател ьство Сара товск ого униве рсите та, 1978. ч. 2. 3.26. 3.24. Комиссаров В. Следственная этика и вопросы тактики обыска //Соц. закон ность . 1984. № 4. С. 35- 39.

3.25.

Коми ссаро в В.И. О нравс твенн ых аспек тах предв арите льног о рассл едова ния прест уплен ий //Гос ударс тво и прав о. М., Изд- во «Нау ка», 1992. № 11. С. 103- 112.

3.26. Коршунов О.П. Информация: фикция или реальность (Дискуссии) //Биб лиог рафи я. 1996. N 4. С. 30- 34.

3.27. К устан ович С.Д. Прим енени е гамм а- лучей ради оакти вных изото пов для крим инал истич еских целей //Сов етска я крим инал истик а на служ бе следс твия. М., Госю ризда т. 1956. вып. 7. С. 165- 174. 3.28. 3.29. Л учин И.Н., Шур ухно в Н.Г. Мето дичес кие реко менд ации по изъят ию комп ьюте рной инфо рмац ии при прове дении обыс ка // Инфо рмац ионн ый бюл- летен ь следс твенн ого коми тета МВД РФ. М., 1996. С.22- 28. 3.30. 3.31. М авлю дов А.К. Особ еннос ти прим енени я поиск овых приб оров в водн ой среде //Тео рия и практ ика крим инал истик и и судеб ной экспе ртиз ы. Сара тов, 1994. Вып. 9. С. 14- 16. 3.32. 3.33. М атузо в Н.И. Прав о как норм ативн ая основ а прав опор ядка //Ста новле ние прав ового поря дка в Росси йско м госуд арств е: реаль ность и персп ектив а (Соц и- ально - прав овые проб лемы ). Сбор ник науч ных стате й. Сара тов, 1995. С. 19- 22. 3.34. 3.35. О бразц ов В.А. Крим инал истич еская полиг рафо логия //Юр идиче ские за- 3.36.

192

писки . Вып. 7: Рассл едова ние прест уплен ий: Вопр осы теори и и практ ики. Воро неж, 1997. С.50- 58.

3.32. П етрух ин И.Л. Личн ый обыс к и охра на прав граж дан //Соц. закон ность , 1984, N6,C. 37- 39. 3.33. 3.34. П ольке Ю. О прове дении обыс ка и обна руже нии разли чных тайни ков 3.35. // Бюлл етень перев одов заруб ежно й крим инал истич еской литер атур ы. М., 1965. Вып. 4. С.43- 47.

3.34. П ротас евич А.А. О ново й пара дигме следс твенн ого дейст вия как объек та крим инал истик и // Соци ально - эконо мичес кие и прав овые проб лемы Вост очно- Сиби рског о регио на на поро ге треть его тысяч елети я: Мате риал ы науч но- практ ическ ой конф еренц ии, 1998г .- Ирку тск: Изд- во ИГЭ А, 1998. С.48- 51. 3.35. 3.36. Р атино в А.Р. Неко торы е вопр осы прои зводс тва обыс ка. //Воп росы крим и- налис тики. М, 1961. № 1. С. 179- 202. 3.37. 3.38. Р атино в А., Зарх ин Ю. След ствен ная этика //Соц. закон ность . 1970. № 10. С. 35- 40. 3.39. 3.40. Р ожко в СП. Поня тие конф ликта при прои зводс тве отдел ьных следс твен- ных дейст вий //Уго ловн о- проц ессуа льны е и крим инал истич еские проб лемы прав опри менит ельно й деяте льнос ти. Межв узовс кий сбор ник науч ных труд ов. Омск: высш ая школ а мили ции МВД ССС Р, 1989. С. 91- 100. 3.41. 3.42. С елива нов Н.А., Юри н Г.С. Экспе риме нталь ные иссле дован ия разли чных спосо бов обна руже ния тайни ков //Воп росы борь бы с прест упнос тью. Вып. 19. Юри дичес кая литер атура . М., 1973. С. 163- 176. 3.43. 3.44. С елива нов Н. Крим инал истич еские харак терис тики прест уплен ий и след- ствен ные ситуа ции в метод ике рассл едова ния //Соц. Закон ность . 1977. N 2. С.57- 61. 3.45. 3.40. Селиванов Н. Проблемы борьбы с компьютерной преступностью //Зако нност ь. 1993. N 8. С. 36- 40.

3.41.

Сели ванов Н. Крит ерии допус тимос ти прим енени я такти чески х прие мов при рассл едова нии //Зако нност ь. 1994, № 4. С. 23- 28.

193

3.42. Сотников Н.И. Следственная ситуация и криминалистическое прогнозиро- вание //Проблема интенсификации деятельности по расследованию преступле-

^ ний. Свердловск, 1987. С. 10-16.

3.43. Степанов В.В., Фирсов Е.П. Взаимодействие следователя со специалистом- криминалистом при расследовании преступлений //Криминалистика. Экспертиза. Розыск /Сборник научных статей. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1995. С.41-47. 3.44. 3.45. Филиппов А.Г., Целищев А.Я. Узловые проблемы методики расследования преступлений //Сов. государство и право. 1982.N8.С.71-75. 3.46. 3.45. Филиппов А.Г. Общие положения тактики отдельных следственных дей- ||L ствий //Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы правопри менительной деятельности: Межвузовский сборник научных трудов. Омск: Высшая школа милиции МВД СССР, 1989. С. 161-169.

3.46. Хабаров А.Е. Тактика обыска при расследовании незаконной деятельности в сфере видеокультуры //Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы правоприменительной деятельности: Межвузовский сборник науч ных трудов. -Омск: высшая школа милиции МВД СССР, 1989. С. 170-177.

3.47. Хлынцов М.Н. Процессуальные и тактические вопросы взаимодействия ^ следователя и адвоката в процессе расследования преступлений //Теория и [ практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов: издательство Сара товского университета. 1994. Вып. 9. С.7-10.

3.48. Хоменко А.Н., Хоменко Е.А., Королев В.В. Применение методов опреде ления темперамента и состояния человека при производстве следственных дей ствий //Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью. - Саратов: СЮИ МВД Рос сии. 1998.С.23-24.

3.49. Цоколова О.И. Институт понятых должен стать результативным //Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Иркутск, 1995. С. 141-145.

194

3.50. Чувилев А.А. Причины нарушения следователями и органами дознания принципа социалистической законности //Уголовно- процессуальные и криминалистические проблемы правоохранительной деятельности. Межвузовский сборник научных трудов. Омск, высшая школа милиции МВД СССР, 1989. С.21-26. 3.51. 3.52. Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствоания методики расследования преступлений //Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. С. 155-159. 3.53. 3.54. Щеглов М.Е. Правовой статус субъектов уголовно-процессуальной деятельности и проблемы эффективности следственных действий //Становление правового порядка в Российском государстве: реальность и перспектива (социально-правовые проблемы). Саратов, 1995. С. 183-185. 3.55. 4. Диссертации

4.1. Быстряков Е. Н. Криминалистические и организационные основы деятельности следователей, органов дознания и сведущих лиц на превоначальном этапе расследования тяжких преступлений против личности. Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1988,- 196 с. 4.2. 4.3. Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. Дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 1989. -353 с. 4.4. 4.5. Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий. Дис. … канд.юрид. наук. Саратов, 1988. -190 с. 4.6. 5. Авторефераты

5.1. Аббасова И.С. Время совершения преступления как элемент его криминалистической характеристики. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1992

195

-22 с.

5.2. Д олгин ов С.Д. Испо льзов ание обыс ка в раскр ытии, рассл едова нии и пред у- преж дении прест уплен ий. Авто реф. дис. … канд. юрид .наук. М.Д9 91,- 19с. 5.3. 5.4. З езяно в В.П. Роль, место и значе ние специ альн ых знани й в крим инал исти- ческо й метод ике. Авто реф. дис. … канд. юрид .наук. Ижев ск, 1994. -24 с. 5.5. 5.6. З еленс кий Д.В. Проб лемы допус тимос ти доказ атель ств в Росси йско м уго- ловн ом проц ессе. Авто реф.д ис. … канд. юрид . наук. Крас нода р, 1995. -19 с. 5.7. 5.8. З орин Г.А. Проб лемы прим енени я логик о- психо логич еских метод ов при подго товке и прове дении следс твенн ых дейст вий. Авто реф. дис. … докт. юрид . наук. М., 1991. -45 с. 5.9. 5.10. К амал ов Р.З. Спец иальн ые техни чески е средс тва крим инал истик и и их ис- польз овани е в раскр ытии, рассл едова нии и пред упре жден ии прест уплен ий. Авто реф. дис. … канд. юрид . наук. Каза нь, 1991. -16 с. 5.11. 5.12. К омисс аров В.И. Акту альн ые проб лемы следс твенн ой такти ки. Авто реф. дис. … докт. юрид . наук. М., 1989. -29 с. 5.13. 5.14. Л ифши ц Е.М. Такти ка и техни ка прои зводс тва обыс ка на предв арите льно м следс твии. Авто реф. дис. … канд. юрид . наук. М., 1954. -18 с. 5.15. 5.16. М ахов В.Н. Участ ие специ алист ов в следс твенн ых дейст виях. Авто реф. дис. … канд. юрид .наук. М., 1972. -24 с. 5.17.

5.10. О рове р В.А. Техн ическ ие средс тва, прим еняем ые при прои зводс тве обы- ска (эксп ерим ентал ьно- крим инал истич еское и уголо вно- проц ессуа льное иссле дован ие). Авто реф. дис. … канд. юрид . наук. Л., 1972, -22 с. 5.11. 5.12. П олун ин С.А. Угол овно- проц ессуа льны е санкц ии и особе нност и их при- менен ия. Авто реф. дис. … канд. юрид . наук. Сара тов, 1997. -21 с. 5.13. 5.14. П оном арева Л.В. Такти чески е опера ции в типич ных ситуа циях рассл едо- вания изнас илова ния. Авто реф. дис. … канд. юрид .наук. Сара тов, 1997. -22 с. 5.15. 5.16. Р оман ов В.И. Проц ессуа льны е, такти чески е и этиче ские вопр осы прим е- нения науч но- техни чески х средс тв при рассл едова нии прест уплен ий. Авто реф. дис. … канд. юрид . наук. Каза нь, 1997. -19 с. 5.17.

196

5.14. Степаненко Ю.В. Методика расследования краж при перевозке автосельхозтехники на железнодорожном транспорте. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1994. -21 с. 5.15. 5.16. Сурков К.В. Оперативно-розыскное законодательство России: пути со- вершенствования и развития. Автореф. дис. … докт.юрид.наук. М., 1997. - 43 с. 5.17. 5.18. Тельцов А.П. Криминалистические проблемы пространственно- временных связей и отношений на предварительном следствии. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1992. -20 с. 5.19. 5.20. Турчин Д.А. Теоретические основы криминалистического учения о материальных следах. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1989. -51 с. 5.21. 5.22. Эксархопуло А.А. Правовые, тактико-технические и организационные вопросы поиска скрытых объектов. Автореф. дис. … канд. юрид.наук. Л.,1980,-21с. 5.23. 5.24.