lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Гай, Ольга Юрьевна. - Законная сила приговора в уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 1999 179 с. РГБ ОД, 61:00-12/353-9

Posted in:

Министерство внутренних дел Российской Федерации Саратовский юридический институт

На правах рукописи

Гай Ольга Юрьевна

ЗАКОННАЯ СИЛА ПРИГОВОРА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность 12.00.09.

(уголовный процесс, криминалистика,

теория оперативно-розыскной деятельности)

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук,

профессор

Громов Николай Александрович

Саратов 1999

ЗАКОННАЯ СИЛА ПРИГОВОРА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Введение Глава 1. Понятие, значение, сущность судебного приговора и его презумпция истинности

§1. Сущность и значение приговора по уголовному делу §2. Презумпция истинности судебного приговора

Глава 2. Требования, предъявляемые к приговору как акту правосудия

§1. Законность и обоснованность приговора

§2. Мотивированность и справедливость приговора

§3. Основания к отмене и изменению судебных приговоров

Глава 3. Законная сила приговора по уголовному делу и ее действие

§1. Сущность и значение законной силы судебного приговора

§2. Обязательность и непоколебимость приговора §3. Исключительность и преюдициальность приговора

Заключение Приложение Список использованной литературы

2

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования

В обществе назрела настоятельная потребность реформирования уголовного судопроизводства, в связи с чем необходимо совершенствование и обновление уголовно-процессуального законодательства.

Одно из центральных мест в уголовном судопроизводстве отведено приговору суда первой инстанции, т.к. именно он является актом, разрешающим основные вопросы уголовного дела и, безусловно, тем или иным образом влияющим на судьбы людей, вовлеченных в сферу уголовно-процессуальных отношений.

Законная сила приговора определяет существование этого акта правосудия и его действие во всех последующих стадиях уголовного процесса (кассационное производство, исполнение приговора, производство в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам), оказывает существенное влияние на построение и содержание указанных стадий.

Однако в законодательстве не содержится определения законной силы приговора, а в науке уголовного процесса не существует единого мнения по этому вопросу.

О приговоре написано немало монографий, научных статей, диссертаций. Исследованием аспектов судебного приговора и его законной силы занимались такие ученые-процессуалисты, как Грошевой Ю.М., Лупинская П.А., Фаткул-лин Ф.Н., Радьков В.П., Матвиенко Е.А., Кобликов А.С, Дорохов В.Я., Перлов И.Д., Мартынчик Е.Г., Маликов М.Ф., Фойниц-кий И.Я., Каминская В.И., Оганесян
P.M., Строгович М.С.,

4

Чельцов М.А., Мирецкий С.Г., Заблоцкий В.Г., Агеева Г.Н., Калашникова Н.Я., Гродзинский М.М., Куцова Э.Ф., Мотовилов-кер Я.О., Бажанов М.И., Вилдерс Я.А., Сергейко П.Н., Ласточкина Р.Н., Михеенко М.М., Боннер А.Т., Темушкин О.П., Тете-рин Б.С, Морщакова Т.Г., Люблинский П.И., Полянский Н.Н., Каз Ц.М., Пашкевич П.Ф., Цыпкин А.Л., Искендеров Р.Г., Соловьев И.Ф.

В этих работах обстоятельно исследованы такие правовые характеристики приговора, как законность, обоснованность и др. Вместе с тем в теории уголовного процесса отсутствуют исследования, которые касались бы комплексного рассмотрения законной силы приговора, ее теоретических и практических аспектов. Несмотря на сравнительно большое число работ о приговоре многие вопросы, касающиеся свойств приговора, его роли в охране прав и интересов гражданина и государства, остаются спорными.

Крайне недостаточно исследованы мотивированность и справедливость как требования, предъявляемые к приговору, законная сила как свойство этого судебного акта, его преюди- циальность. Недооценка роли и значения этих свойств отрицательно сказывается на осуществлении правосудия.

Новый подход к этим проблемам вызван необходимостью реформирования уголовного судопроизводства и принятия нового уголовно-процессуального кодекса.

Наличие большого числа нерешенных вопросов, относящихся к приговору, и противоречивых рекомендаций в теории уголовного процесса, а также необходимость реформирования судопроизводства и совершенствования процессуальных га-

5

рантий прав граждан настоятельно требуют дальнейшего ис- следования данной темы.

Актуальность настоящего диссертационного исследования обусловлена недостаточной теоретической разработкой проблем судебного приговора и его законной силы, задачами обновления уголовно-процессуального законодательства, не- обходимостью совершенствования судебной деятельности по отправлению правосудия.

Цели исследования предполагают раскрытие понятия приговора, его сущности и его действия как средства достиже- ния задач правосудия.

Эти общие цели исследования определили необходимость постановки и решения следующих конкретных задач:

  • уяснение сущности приговора по уголовному делу, выделение его из других уголовно-процессуальных актов, указание признаков, присущих только этому акту правосудия, соот- ношение приговора и закона;
  • исследование положений, относящихся к содержанию приговора, выведение нормативных дефиниций правосудности приговора и требований, предъявляемых к нему, исследование их влияния на вступление данного акта в законную силу и на его действие в последующих стадиях уголовного процесса;
  • уяснение сущности законной силы приговора;
  • исследование последствий вступления приговора в законную силу (обязательность, непоколебимость, исключительность и преюдициальность), их особенностей и соотношения в таких стадиях уголовного процесса, как исполнение приговора,

6

производство в порядке надзора и по вновь открывшимся об- стоятельствам;

  • определение роли презумпции истинности и ее влияния на действие этого судебного акта, отличие презумпции истинности от преюдициальности.

Методология и методика:

Диссертационное исследование основано на анализе Конституции Российской Федерации, действующего законодательства и норм, предлагаемых к закреплению, постановлений Пленума Верховного Суда по вопросам судебной реформы и непосредственно приговора.

Изучена относящаяся к теме работы литература по философии, уголовному процессу, уголовному праву, гражданскому процессу, гражданскому праву, и другим смежным дисциплинам.

В диссертации используются обобщения судебной практики, данные Управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ по Саратовской области об исполнении приговора, а также результаты конкретного социологического исследования, проведенного в 1997 - 1999 гг. среди 134 судей Саратовской области, Красноярского края, Эвенкийского и Таймырского автономных округов.

За основу изучения взята практика разбирательства 426 уголовных дел судами первой, кассационной и надзорной инстанций Саратовской области, Красноярского края, Эвенкийского и Таймырского автономных округов за 1995 - 1998 гг. и опубликованная практика Верховного Суда Российской Федерации.

7

Новизна диссертационного исследования заключается в комплексном изучении проблем приговора, его правосудно-сти, законной силы, истинности и преюдициальности.

В этой связи предпринята попытка предложить решение ряда спорных вопросов, относящихся к приговору, научно осмыслить положения, закрепленные в законодательстве и только предлагаемые в теории уголовного процесса в порядке дальнейшего совершенствования закона.

Теоретическая и практическая значимость состоит в определенном развитии проблем приговора и его законной силы в уголовном судопроизводстве. Результаты исследования могут способствовать дальнейшему упорядочению отдельных положений, касающихся приговора, его сущности и действия, имеющих значение для развития теории и совершенствования практики вынесения судебных актов.

В диссертации рассмотрены вопросы соприкосновения уголовного процесса с гражданским процессом, уголовным правом, общей теорией права, оказывающие влияние на постановление и действие судебного приговора.

Полученные результаты могут внести определенный вклад в совершенствование законодательства и практическую деятельность судебных органов. Осуществление разрешаемых в диссертации положений может в какой-то мере способствовать воспрепятствованию и устранению судебных ошибок, что в свою очередь способствует повышению качества осуществления правосудия.

Положения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в учебном процессе ВУЗов при изучении курса
«Уголовный процесс» и спецкурсов, посвященных

8

правосудию, приговору, кассационному и надзорному произ- водствам.

На защиту выносятся следующие положения:.

  1. Вынесенный по уголовному делу приговор презюмиру- ется истинным, пока не будет доказана его возможная оши бочность! Положения, изложенные в судебном приговоре, счи таются отражающими истину, пока не будет доказано обрат ное. Вступление приговора в законную силу презюмирует приговор ис тинным независимо от соблюдения требований, предъявляемых к при говору как акту правосудия и их проверки кассационной инстанцией.

  2. Предлагается диссертантом нормативная дефиниция понятия законной силы приговора:

«Законная сила приговора есть особое качество акта правосудия по уголовному делу, являющееся воплощением силы и авторитета судебной власти и наделяющее приговор такими характерными свойствами, как обязательность, непоколебимость, исключительность и преюдициальность. Эти свойства означают, что приговор приобретает силу закона относительно уголовного дела, по которому он вынесен».

  1. Соответствие приговора требованиям законности, обоснованности, мотивированности и справедливости характеризует его как приговор правосудный.

При нарушении хотя бы одного из требований, предъявляемых к приговору, он не может считаться актом правосудия и подлежит отмене или изменению в установленном законом порядке еще до вступления его в законную силу в кассационном порядке или же по вступлению в законную силу в порядке надзора.

9

  1. Приговор суда присяжных выступает как процессуальный акт, интегрирующий вердикт присяжных заседателей и собственно приговор, выносимый профессиональным судьей.

Приговор суда присяжных признается правосудным, если вердикт присяжных заседателей отвечает требованиям закон- ности и справедливости, а постановленный на его основе при- говор профессионального судьи отвечает требованиям закон- ности, мотивированности и справедливости.

  1. Необходимость введения в законодательство норма тивных дефиниций требований, предъявляемых к приговору, следующего содержания:

«Законность приговора означает вынесение этого судебного акта от имени государства с соблюдением требований закона в процессе производства по делу и при его разрешении, а также с правильным применением правовых норм законным составом суда.

Обоснованным признается приговор, если выводы суда при разрешении дела по существу соответствуют достаточной совокупности исследованных судом доказательств.

Мотивированным признается приговор, если выводы, со- держащиеся в нем, опираются на согласующиеся между собой фактические, правовые и нравственные доводы суда, отра- женные в описательной части приговора.

Приговор признается справедливым, если виновному оп- ределено наказание или другая мера воздействия в соответст- вии со степенью общественной опасности совершенного им преступления и его личности, а невиновный оправдан и реабилитирован».

10

  1. Законная сила приговора, проявляющаяся в его непо колебимости, не приравнивается к абсолютной неопровержи мости. Приговор, если он не отражает истину по делу или не правосуден, должен быть исправлен в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Никто не может быть повторно осужден по одному и тому же обвинению, кроме случаев пересмотра дел в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

  1. Невозможна абсолютная идентичность предметов про цесса для разных судебных разбирательств. Вопросы из менения обвинения в приговоре ограничиваются объективными пределами действия этого судебного акта.

  2. При разрешении вопросов, соприкасавшихся с пред метом судебного разбирательства, ранее разрешенного другим судом, суд (судья) оценивает доказательства по своему внут реннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела и в их со вокупности, руководствуясь законом и правосознанием. Право вая оценка фактов, ставших предметом предыдущего судебно го разбирательства, не имеет для суда заранее установленной силы.

При затрагивании вопросов, не относящихся к предмету рассмотрения уголовного дела, находящегося в данный момент в производстве, суд обязан принять как бесспорные факты, удостоверенные ранее вынесенным приговором по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу.

Апробация результатов исследования:

Основные положения и практические рекомендации опубликованы в научных статьях и тезисах. Положения и выводы,

11

содержащиеся в диссертации выносились на обсуждение кон- ференции молодых ученых, посвященной 200-летию МВД, ор- ганизованной СЮИ МВД РФ, послужили основанием для подго- товки предложений по совершенствованию уголовно - процес- суального законодательства.

12

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ, СУЩНОСТЬ

СУДЕБНОГО ПРИГОВОРА И ЕГО ПРЕЗУМПЦИЯ ИСТИННОСТИ

§ 1. Сущность и значение приговора по уголовному делу

Содержание процессуальной формы в уголовном процессе определяется принципами демократизма. В ней выражаются правовые гарантии осуществления законности в судебной деятельности, полного, объективного, всестороннего рассмотрения дела, охраны прав и законных интересов граждан, надлежащего применения норм права. Процессуальная форма обеспечивает реализацию прав и обязанностей лиц, участвующих в разбирательстве и разрешении судебного дела, общественно- воспитательный результат судебной деятельности.

Акт правосудия осуществляет задачи уголовного судо- производства путем решения судом первой инстанции вопроса о виновности или невиновности лица и о применении к нему наказания в случае признания виновности доказанной. К числу таких актов относятся приговор и определение кассационной инстанции или постановление надзорной инстанции. Именно в этих процессуальных актах, выносимых данным судом, выра- жается отношение государства к тем или иным противозаконным действиям и к лицам, их совершившим, дается от имени государства общественно-политическая, правовая и моральная

13

оценка общественно опасным деяниям и личности подсудимого.

Специфика деятельности суда по рассмотрению и разрешению уголовных дел определяет сущность и правовую природу приговора как акта правосудия, его особое место в системе судебных актов.

В литературе верно отмечалось, что деятельность ком- петентных органов государства (в том числе и суда при от- правлении правосудия), носящая при режиме законности ха- рактер правоприменения, с неизбежностью приводит к выра- ботке индивидуально-правовых предписаний1.

Являясь в сущности актом применения права, приговор суда служит необходимым элементом в механизме правового регулирования, который обеспечивает достижение целей регу- лирования общественных отношений с помощью правосудия по уголовным делам.

В приговоре суда наиболее отчетливо выражен государственно- властный характер деятельности по отправлению правосудия. Приговор представляет собой единственный в уголовном процессе правоприменительный акт, выносимый именем суверенного государства (ст. 300 УПК РСФСР)2. Вынесение решения именем государства является важным признаком акта правосудия3.

Иные решения суда первой инстанции, а также судебные акты в следующих за судебным разбирательством стадиях процесса хотя и обеспечиваются мерами государственного принуждения, однако выносятся судами от своего имени. Толь-

1 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981. С. 84.

2 Далее-УПК.

14

ко в приговоре возможна официальная правовая и нравствен- ная оценка от имени государства деяния, ставшего предметом рассмотрения в судебном заседании, и личности подсудимого, которому это деяние инкриминировалось.

Являясь актом правосудия как вида государственной правоприменительной деятельности, приговор суда представ- ляет собой специфический юридический факт. Вступивший в законную силу обвинительный приговор суда окончательно ус- танавливает (констатирует) наличие уголовного правоотноше- ния и вместе с тем является актом реализации этого правоот- ношения. Оправдательный приговор, напротив, устанавливает отсутствие уголовного правоотношения между государством и лицом, в отношении которого осуществлялось правосудие.

Сущность приговора как акта правосудия определяет детальную законодательную регламентацию оснований и порядка принятия этого правоприменительного акта, форму и структуру его изложения, процедуру вступления приговора в законную силу.

Приговор суда является одним из видов процессуальных решений4. Используя разработанные П.А. Лупинской критерии классификации уголовно-процессуальных решений, приговор суда можно охарактеризовать как основное и окончательное решение, направленное на достижение как “внутренних”, так и “внешних” задач процесса5.

3 См.: Грошевой Ю.М. Правовые свойства приговора - акта социалистиче ского правосудия. Харьков, 1978. С. 9.

4 См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, со держание и формы. М., 1976; Грошевой Ю.М. Указ. соч.; Фаткуллин Ф.Н. Обвине ние и судебный приговор. Казань, 1965.

5 См.: Лупинская П.А. Указ. соч. С.26-38. Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 164-167.

15

Приговор - это акт, который устанавливает имело ли место преступление, совершил ли его подсудимый и, в случае по- ложительного ответа на этот вопрос, какому подлежит он за это наказанию. Следовательно, именно в том, что в приговоре при наличии к тому оснований может положительно удостоверяться, устанавливаться виновность подсудимого и состоит отличие приговора от всех других, даже близко к нему примыкающих, уголовно-процессуальных актов. Только в приговоре может быть официально удостоверено виновное совершение подсудимым преступного деяния, со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями6.

Другие судебно-следственные акты, например, постановления и определения о прекращении дела, удостоверяют лишь отсутствие данных для обвинения, т.е. отрицательно решают вопрос о виновности. Определение суда о прекращении дела, постановляемое в стадии судебного разбирательства вообще не решает вопроса о виновности или невиновности подсудимого, так как может быть вынесено судом лишь в случаях, когда сама постановка вопроса о виновности или невиновности подсудимого исключается, а именно: в случае смерти подсудимого (п. 8 ст. 5 УПК), наличия в отношении подсудимого по данному обвинению вступившего в законную силу приговора (п. 9 ст. 5 УПК), примирения сторон по делам частного обвинения (п. 6 ст. 5 УПК). Положительно констатировать виновность они не могут; такая констатация может иметь место только в форме приговора. В этом качественное отличие приговора от всех прочих актов.

6 См.: Радьков В.П. Приговор в советском суде. Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959. С. 332; Матви-

16

Против этого может быть сделано возражение, что выдвигаемый признак не отграничивает приговора оправдательного от рассматриваемых постановлений и определений (о прекращении дела), так как приговор оправдательный, так же как и эти акты, решает вопрос о виновности в отрицательном смысле. Но в акте, наделенном высшей юридической силой (приговор может положительно констатировать виновность обвиняемых лиц), тем более возможно решать вопросы, подлежащие разрешению в актах, наделенных меньшей силой, и, кроме того, совпадение по одним признакам не исключает возможности отличия по другим. Более того, наличие черт, отличающих один акт от других, лишь подчеркивает, что есть что-то их объединяющее. Иначе не было бы и самой проблемы отличия.

Другим и тоже важным специфическим признаком приговора является то, что в нем, в отличие от других актов, дается окончательный (в смысле - решающий) ответ на вопрос о ви- новности подсудимого. Этим окончательным характером за- ключенного в приговоре ответа и объясняется то, что обвиняемый, дело о котором было прекращено без постановления судебного приговора, может быть вновь привлечен к уголовной ответственности при обнаружении новых, изобличающих его обстоятельств постановлением прокурора, т.е. того же самого органа, который прекратил дело, тогда как лица, вопрос о ви- новности которых был разрешен судебным приговором, всту- пившим в законную силу, не могут быть вновь привлечены к уголовной ответственности по обвинению в том же преступлении (ст. 5 УПК), кроме случаев пересмотра приговоров в отно-

енко Е.А. Приговор суда и его исполнение. Минск, 1968. С. 4-5; Кобликов А.С. Су-

17

шении этих же лиц в особом, исключительном порядке. Эта окончательность, решительность ответа отличает и оправда- тельный приговор от актов о прекращении дела. Указанный признак отличает приговор и от таких актов, как постановление о предъявлении обвинения или обвинительное заключение.

Обвинительное заключение - это фактически решение прокурора обвинять перед судом, передать дело в суд, а не решение о виновности. Но несомненно, что в решении следователя, составившего обвинительное заключение, и прокурора, утвердившего его, выражается их субъективная оценка, убеж- денность в виновности обвиняемого. И только приговор будет тем завершающим актом, который дает окончательный и кате- горический ответ на этот вопрос.

Таким образом, утверждения, содержащиеся в актах, таких как постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, носят характер временный, пред- положительный и имеют значение лишь для следующих стадий процесса, и будут не просто проверены, а обязательно заменены (по мере движения процесса) другими решениями, которые будут приняты в последующих инстанциях. Приговор же может быть лишь проверен с точки зрения его правильности, обоснованности сделанного в нем вывода, притом только до вступления его в законную силу, а не заменен другим актом.

По истечении срока, предоставленного сторонам для обжалования постановленного судом приговора, равно как и в случаях, когда стороны воспользовались своим правом на обжалование, но вышестоящий суд оставил жалобу или протест без последствий,
всякий приговор (вместе с определением

дебный приговор. М., 1966. С. 4.

18

кассационной инстанции) вступает в законную силу. Приговор, постановленный Верховным Судом РФ в качестве суда первой инстанции, вступает в законную силу немедленно по объявле- нии.

Постановление приговора не заканчивается оглашением его в судебном заседании. Провозглашенный, но не вступивший в законную силу приговор не обладает еще всеми качествами и свойствами, которые отличают его от других судебных актов, но это вовсе не означает, что он не является приговором. Решение суда о виновности или невиновности подсудимого уже с момента оглашения его становится приговором. С этого момента он уже не может быть изменен тем же составом суда, оправданный этим приговором должен быть освобожден из-под стражи, и, наконец, кассационная инстанция не признает приговор не существующим в случае обнаружения дефектов в нем, а лишь отменяет или изменяет его, что также свидетель- ствует о том, что приговор существует с момента его оглаше- ния. Но лишь с момента вступления приговора в законную силу он приобретает те качества, которые отличают его во многом от других актов - обязательность, неизменяемость, исключительность - и роднят его с законом, приравнивают значение и авторитет приговора для данного дела к значению и авторитету закона.

Постановление приговора - акт длящийся. Его начало относится к тому моменту, когда суд, обсудив в совещательной комнате предусмотренные статьей 303 УПК вопросы, фиксиру- ет свои выводы и подписывает их, его продолжением является прочтение этих выводов в зале суда, а заключительным мо- ментом - вступление его в законную силу.

19

Но когда речь идет об определении приговора, имеется в виду не процессуальный документ, прошедший в процессе своего постановления тот или иной этап (в частности, этап постановления и оглашения, начиная с которого он уже существует), а акт государственной власти, по своей обязательности приравненный к высшему выражению государственной воли, акт, в котором государство выразило свое отношение к преступнику, а таковым приговор становится только после вступления его в законную силу.

Наконец, само существование приговора, не вступившего в законную силу, возможно только в течение определенного времени, установленного законом. По истечении же этого времени неизбежно наступает одно из двух последствий: либо приговор вступает в законную силу, либо перестает существовать. Всякая возможность дальнейшего существования приговора, не вступившего в законную силу, исключается. Время, о котором идет речь, - это тот срок, в который сторонам предоставляется право оспаривать правосудность постановленного приговора. Самое предоставление этого права вполне закономерно. Если с вступлением приговора в законную силу его изменение возможно только как исключительное производство, то естественно предоставить сторонам возможность привлечь кассационную инстанцию к проверке законности, обоснованности, мотивированности и справедливости постановленного приговора. Только приговор, не вызывающий у сторон сомнений в правильности заключенного в нем вывода, а при наличии этих сомнений проверенный вышестоящим судом с точки зрения соответствия этого вывода тому, что имело место в действительности, может исполняться и пользоваться автори-

20

тетом закона по данному конкретному делу. Таким образом, те условия, с исчерпанием которых приговор вступает в законную силу, составляют одну из гарантий правосудия вообще и прав подсудимого в частности, а вступление приговора в законную силу является неотъемлемым признаком приговора.

Это свойство приговора также резко отличает его от всех остальных актов, постановляемых судебно-следственными органами. Мы имеем при этом в виду не ту законную силу процессуального акта, которая означает ни что иное как юридическую силу его и которой обладает всякий процессуальный акт, постановленный в соответствии с требованиями закона.

Всякий акт (в том числе и приговор), если он произведен на основании закона и с соблюдением законных условий, имеет такую “законную”, т.е. юридическую силу. Но в этом смысле законная сила того или иного акта не означает ничего иного, кроме того, что этот акт постановлен с соблюдением закона и подлежит обязательному исполнению, пока он не отменен в надлежащей порядке, т.е. совпадает с требованием исполнения заключенного вг акте решения. Например, постановление следователя об избрании в качестве меры пресечения ьдклюме-ная пол СТРАЖУ , утвержденное прокурором, обладает этой юридической силой, так как подлежит обязательному исполнению, пока оно не будет отменено другим постановлением.

Законная сила приговора это нечто большее, имеющее особое, специфическое значение, отличное от других актов.

Законная сила приговора означает такую силу этого акта, которая приравнивает его к закону, придает ему силу закона, делает его обязательным для всех граждан, организаций и учреждений, поскольку приговор их касается; законная сила при-

21

говора ставит его в разряд актов, в которых государственная воля находит свое высшее выражение, наделяя приговор авторитетом и обязательностью этих актов.

Законная сила в этом высшем ее выражении имманентна приговору, она вытекает из его природы и сущности.

Мы установили, что приговор констатирует наличие в данном конкретном случае того деяния, которое соответствующей уголовно-правовой нормой расценивается как преступление, виновность подсудимого в его совершении и применяет к признанному виновным подсудимому предусмотренное этой нормой наказание. Таким образом, посредством приговора реализуются нормы права. Содержащееся в приговоре правило поведения - это правило поведения той общей нормы, которая была применена при постановлении приговора. Для уголовно- правовой нормы приговор является той формой, в которой она находит свое применение, свое осуществление.

Находя свою реализацию в приговоре, закон сообщает последнему свою силу, т.е. безусловную и всеобщую обяза- тельность закона, его авторитет, и одновременно закон наделяет приговор и той принудительной силой, которой он обладает как акт государственной власти и которая обеспечивает авторитет и исполнимость приговора.

Именно поэтому законная сила составляет свойство приговора, его необходимый признак, входит в понятие приговора.

С этим свойством приговора и связано то, что только приговор постановляется и провозглашается именем государства (ст. 300 УПК). Все суды Российской Федерации, которые осуществляют правосудие по уголовным делам на территории

22

России, включая военные суды и мировых судей, выносят при- говоры именем Российской Федерации.

Таким образом, законная сила как свойство приговора означает силу закона, она свидетельствует, что приговор по своей обязательности, по своему значению и авторитету приравнен к закону, к высшему выражению государственной воли.

Следующий признак состоит в том, что все приговоры по- становляются судом первой инстанции в результате судебного разбирательства дела7. Действительно, только приговоры по- становляются в результате гласного судебного разбирательства с участием сторон, ведущих состязание перед судом. Значение этого признака определяется уже тем, что он составляет необходимый и неотъемлемый признак самого правосудия, актом которого является приговор, что без этого признака нет правосудия. Требование осуществления правосудия и, следовательно, обязательного постановления приговора в результате судебного разбирательства непосредственно вытекает из самого содержания приговора, из той силы, которой он наделен.

Естественно, что акт, которым окончательно решается судьба преследуемых в уголовном порядке лиц и который обладает для данного дела силой и авторитетом Закона, должен быть постановлен в результате полного и тщательного исследования всех обстоятельств дела в судебном заседании, что в основание его должны быть положены только проверенные путем судебного разбирательства доказательства, а само судебное разбирательство должно быть построено на принципах, наиболее полно обеспечивающих установление обстоятельств

23

дела (в соответствии с тем, как они имели место в действи- тельности) и правильность постановленного приговора (ст. ст. 13-20, 240, 241 УПК).

На основе вышесказанного представляется необходимым выделить следующее:

  • возможность только в приговоре давать положительный ответ на вопрос о виновности или невиновности обвиняемого;
  • решительный характер этого ответа;
  • сила, придаваемая приговору государственной вла стью, приравнена силе закона;

  • постановление его судом первой инстанции в результа те судебного разбирательства выделяет приговор из числа других судебно-следственных актов.

Все эти признаки органически связаны между собой, дополняют друг друга и только в совокупности своей дают представление о том, что отличает приговор от других процессуальных актов, и ставят его на первое место в их ряду.

Приговор суда - основное процессуальное решение по уголовному делу, наделенное законной силой, облекаемое в форму акта государственной власти, постановляемое судом первой инстанции в результате судебного разбирательства и рассматривающее вопросы виновности или невиновности под- судимого в совершении преступления и о применении наказа- ния к виновному.

Приговор суда является средством разрешения обвинения.
Вместе с тем существует мнение, что при отправлении

7 См.: Дорохов В.Я. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1952; Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1960.

24

правосудия по уголовным делам судом разрешается по суще- ству не обвинение, а уголовное дело8.

Вряд ли следует противопоставлять разрешение уголовного дела разрешению предъявленного подсудимому обвинения. При отсутствии обвинения лица в совершении конкретного преступления отправление правосудия невозможно и, следова- тельно, не может состояться разрешение дела по существу. Разбирательство дела в суде производится лишь по тому об- винению, по которому обвиняемый предстал перед судом (ст. 254 УПК). Разрешение уголовного дела по существу невозможно без принятия судом окончательного решения по обвинению. Если же суд не смог разрешить обвинение, то это означает и невозможность разрешения дела по существу (например, при направлении дела судом для производства дополнительного расследования).

Однако признавая приговор актом разрешения обвинения, нельзя согласиться с утверждением, что в уголовном процессе существует “золотое” правило о соответствии … судебного приговора объему и содержанию обвинительного заключения”9. Приговор не является механическим воспроизведением выводов органов предварительного расследования. Суд первой инстанции самостоятельно исследует в судебном заседании собранные по делу доказательства в соответствии со своим внутренним убеждением и при принятии решения по делу не связан выводами, изложенными в обвинительном заключении. Если и существует определенное соотношение между

s См.: Мартынчик Е.Г. Основы формирования приговора в советском уголовном процессе. Кишинев, 1989. С. 15-17.

9 См.: Рахимов ЮР. Системный анализ процессуальных решений (методология уголовно-процессуального подхода): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1989. С. 18.

25

обвинением и приговором, то речь должна идти не об обвини- тельном заключении, а о том обвинении, по которому обвиняе- мый предстал перед судом. В стадии назначения судебного за- седания объем обвинения по сравнению с содержащимся в об- винительном заключении может быть изменен путем исключе- ния отдельных пунктов обвинения или применения уголовного закона о менее тяжком преступлении (ст. 227 УПК).

Приговор является актом правосудия, устанавливающим наличие или отсутствие основания уголовной ответственности. “Возникающая с момента совершения преступления уголовная ответственность как правоотношение является лишь условием для возможного приведения в действие специальных юридиче- ских средств обеспечения субъективных прав и юридических обязанностей” 10.

Отдельные авторы полагают, что реализация уголовной ответственности начинается с момента привлечения обвиняе- мого к уголовной ответственности11 и даже с возбуждения уго- ловного дела12.

«Уголовная ответственность появляется в момент совершения преступления, в дальнейшем в результате право- применительной деятельности происходит лишь ее установле- ние, привлечение к ней и ее реализация»13.

Реализации уголовной ответственности всегда предшествует ее установление, представляющее собой длящийся процесс, в ходе которого выясняются обстоятельства совер-

10 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М., 1982. С. 93.

11 См.: Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. С.35-36.

12 См.: Багрий-Шахматов Л.В. Уголовная ответственность. Минск, 1976. С. 83.

13 Громов Н.А. Институт привлечения к уголовной ответственности. Саратов, 1991. С. 15.

26

шения преступления, виновность обвиняемого, а также воз- можность реализации уголовной ответственности.

Принципу презумпции невиновности противоречит утверждение о том, что уголовная ответственность окончательно ус- танавливается к моменту составления обвинительного заклю- чения14. Как указывалось ранее, выраженное в обвинительном заключении субъективное убеждение прокурора, следователя в виновности обвиняемого не означает официального установ- ления (констатации) правоотношения уголовной ответственности от имени государства. При рассмотрении уголовного дела по существу суд может прийти к выводу об отсутствии признаков преступления и постановить оправдательный приговор. Наличие основания уголовной ответственности окончательно устанавливается (констатируется) судом в процессе осуществ- ления правосудия. Установление уголовной ответственности завершается вынесением обвинительного приговора.

Окончательное установление уголовной ответственности в обвинительном приговоре (наличия всех признаков состава преступления, которые в своей совокупности составляют осно- вание уголовной ответственности) является необходимым ус- ловием ее возникновения и реализации. Реализация уголовной ответственности возможна только при наличии вступившего в законную силу приговора суда, установившего вину подсудимого в совершении преступления15.

В качестве форм реализации уголовной ответственности предлагается рассматривать меры уголовно-правового, уго- ловно-процессуального, уголовно-исполнительного и
админи-

14 См.: Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л., 1985. С. 189.

15 См.: Даев В. Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982. С. 55.

27

стративно-правового принуждения16. К формам реализации уголовной ответственности относят также наказание, принуди- тельные меры воспитательного характера, условное осуждение17.

С такими суждениями нельзя согласиться. Формы реализации уголовной ответственности не следует отождествлять с мерами государственного принуждения, которые применяются к лицу, признанному виновным в совершении преступления. Уголовная ответственность и наказание являются самостоятельными понятиями материального права. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность постановления обвинительного приговора без назначения наказания (п. 2 ст. 309 УПК), а также с освобождением от наказания. Несмотря на то, что наказание не применяется, | уголовная ответственность в указанных разновидностях обвинительного приговора получает свою реализацию.

Недопустимо рассматривать в качестве формы реализации уголовной ответственности применение к обвиняемому мер процессуального принуждения. Уголовная ответственность может быть реализована лишь в отношении лица, признанного виновным в совершении преступления по приговору суда.

Единственно возможной формой реализации уголовной ответственности является осуждение, т.е. отрицательная оценка судом в приговоре от имени государства лица, признанного виновным в совершении преступления. Разрешение вопросов о назначении наказания, освобождении от него, условном осуждении основывается на решении суда о реализации

*

16 См.: Багрий-Шахматов Л.В. Указ. соч. С. 104.

17 См.: Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1977. С. 54-55, 78.

28

уголовной ответственности в отношении лица, признанного ви- новным. Таким образом, обвинительный приговор суда является не только актом окончательного установления (констатации) уголовной ответственности, но и единственно возможным средством ее реализации. Оправдательный приговор, напротив, устанавливает (констатирует) отсутствие основания уголовной ответственности лица, в отношении которого рассматривалось дело.

Итак, с сущностной стороны приговор суда представляет собой постановленный именем государства в результате от- правления правосудия по уголовному делу правоприменительный акт, которым разрешается по существу предъявленное обвинение, окончательно устанавливается и реализуется уголовная ответственность либо констатируется ее отсутствие. Сово- купность перечисленных признаков позволяет охарактеризо- вать судебный приговор как акт правосудия по уголовному делу.

Приговор суда - важнейшее процессуальное решение суда первой инстанции, результат всей предшествующей его вынесению процессуальной деятельности. Он является актом правосудия и лишь тогда может иметь законную силу, когда соответствует требованиям, предъявляемым к нему законом.

Для устранения отдельных ошибок, которые иногда встречаются в приговорах, в уголовном процессе действует ин- ститут пересмотра приговоров, не вступивших в законную силу. Это является весьма серьезной, хотя и дополнительной гарантией, обеспечивающей возможность вступления в силу только правосудного приговора.

29

В процессуальной литературе приговор суда традиционно определялся как единый акт, решающий вопросы факта и пра- ва18. Однако введение в законодательство норм, закрепляющих возможность рассмотрения отдельных категорий уголовных дел судом присяжных, требует иного осмысления сущности приговора как акта правосудия.

Основную особенность суда присяжных составляет разделение компетенции при осуществлении правосудия между двумя коллегиями: присяжных заседателей и профессиональных судей. Разрешение уголовного дела по существу таким судом выражается в двух процессуальных актах: решении коллегии присяжных заседателей (вердикте) и собственно приговоре.

Решение о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления, которое вменяется ему в вину, со- ставляет исключительную компетенцию присяжных заседате- лей. Это решение принимается присяжными в совещательной комнате и должно оформляться в виде отдельного процессу- ального документа. Решение коллегии присяжных, содержащее ответ на основной вопрос уголовного дела, должно принимать- ся в форме специального определения - вердикта.

Зарубежными исследователями суда присяжных отмечается, что за основу разделения задач, стоящих перед каждой из коллегий в процессе постановления приговора, должно приниматься разрешение вопроса об уголовной ответственности подсудимого19.

18 Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. С. 164-167; Маликов М.Ф. Судебный приговор и его эффективность: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Ташкент, 1984. С. 11; Алексеева Л.Б. Проблемы факта и права в суде присяжных// Научные труды Российской правовой академии. М., 1993. С.16-28.

19 См.: Надь Л. Приговор в уголовном процессе: Пер. с венг. М., 1982. С. 111-112.

30

По существу, присяжными решается не только вопрос о виновности или невиновности подсудимого. Они должны также разрешить вопросы о том, имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, содержит ли оно состав преступления. Обвинительный вердикт по кругу решаемых в нем вопросов не только устанавливает (констатирует) уголовную ответственность, но и является актом ее реализации. Вынесение оправдательного вердикта означает официальную констатацию отсутствия основания уголовной ответственности.

Решение об оправдании подсудимого в случае вынесения вердикта о невиновности или решение о назначении наказания при вынесении вердикта о виновности принимается профес- сиональными судьями (судьей) в самостоятельном судебном акте - собственно приговоре.

Изложенное позволяет рассматривать приговор суда присяжных как разрешающий дело по существу акт правосудия, состоящий из двух относительно самостоятельных судебных актов - вердикта коллегии присяжных заседателей и принятого на его основе решения (собственно приговора) профессионального судьи.

В приговоре суда присяжных определяющее значение имеет вердикт коллегии присяжных заседателей, т.к. от установления присяжными наличия или отсутствия основания уголовной ответственности зависит и характер решения профес- сионального судьи.

Самостоятельность и определяющая роль вердикта по отношению к приговору профессиональных судей отчетливо выражена в английском уголовном процессе. Собственно при- говор (sentence) рассматривается английскими процессуали-

31

стами исключительно как решение о мере наказания, обособ- ленное от решения вопросов факта. Дело считается разрешен- ным по существу, а подсудимый осужденным или оправданным с момента вынесения соответствующего вердикта. Постановление приговора как решения о мере наказания может быть отложено на срок до шести месяцев с целью учета поведения уже осужденного лица при назначении наказания. О самостоятельности указанных судебных актов свидетельствует также существование различных оснований и порядков обжалования этих процессуальных решений.

Российское законодательство идет по иному пути и пре- дусматривает основания и порядок обжалования только как единого приговора суда присяжных, не разделяя его на вердикт присяжных и собственно приговор, вынесенный судьей. Однако практика знает случаи, когда с нарушениями вынесен лишь приговор профессиональным судьей, а к вердикту присяжных претензий нет. Тем не менее дело возвращается не на этап обсуждения последствий вердикта присяжных и постановления приговора профессиональным судьей, а со стадии судебного разбирательства20.

Относительная самостоятельность вердикта присяжных заседателей и решения профессионального судьи о наказании (оправдании), а также по иным указанным в законе вопросам не может служить основанием для выделения вердикта при- сяжных в качестве самостоятельного акта правосудия. Актом правосудия по уголовному делу будет сложное интегрирован- ное решение - приговор суда присяжных, неотъемлемыми час-

20 См.: Шурыгин А.П. Правоприменительная практика рассмотрения дел с участием коллегии присяжных заседателей // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 1. С. 20-21; №2. С. 18-21.

32

тями которого являются вердикт и решение профессионального судьи, разрешающие вопросы дела в соответствии с компе- тенцией каждой из коллегий.

§ 2. Презумпция истинности судебного приговора

В п. 3 ст. 50 Конституции Российской Федерации провозглашено право каждого осужденного на пересмотр приговора в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания.

Осужденным признается лицо, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, который может быть как вступившим, так и не вступившим в законную силу.

Участники процесса могут обжаловать любое процессуальное действие или решение органов расследования, прокурора, суда (судьи) в установленном законом (ст. 22 УПК) порядке, если это действие или решение нарушает или иным образом затрагивает их интересы. О процессуальном порядке обжалования действий и решений органа дознания, следователя и прокурора речь идет в ст.ст. 218-220 УПК, а действий и решений суда (судьи) в кассационную инстанцию - в ст.ст. 325-327 УПК. Это соответствует конституционному праву каждого на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц в суд (ст. 46 Конституции РФ).

С момента вступления приговора в законную силу начинает действовать презумпция истинности приговора суда, в со-

33

ответствии с которой вступивший в законную силу приговор, определение или постановление могут быть пересмотрены в порядке исключительных стадий уголовного процесса (в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам)21.

Презумпция истинности вступившего в законную силу приговора основана на предположении, что процессуальных гарантий нормальных стадий процесса достаточно для уста- новления истины по уголовному делу и признания лица винов- ным или невиновным в совершении преступления22.

«Приговор суда после вступления его в законную силу считается истинным (включая не только достоверность установленных фактов, но и правильность уголовно-правовой квалификации содеянного, соразмерность наказания, правильность решения всех других уголовно-правовых и уголовно-процессуальных вопросов»23.

Презумпция истинности вступившего в законную силу приговора служит выполнению задач, стоящих перед уголовным судопроизводством по поддержанию и укреплению авторитета приговора. Она выступает как разновидность общей пре- зумпции истинности государственного правового акта.

21 Следует учитывать, что речь идет о действующей в данное время практи чески сложившейся системе, а не имеется в виду система, предусмотренная Кон цепцией судебной реформы и уже введенными в действие такими законодатель ными актами, как Закон «О судебной системе», Закон «О мировых судьях» и др.

22 Взгляд, приписывающий законной силе приговора значение презумпции, имеет свою историю. Он был закреплен во французском Гражданском кодексе 1804 года в статье 1350 в следующей редакции: “Законная презумпция - это

“презумпция, приписываемая специальным законом известным актам и известным фактам; такими презумпциями являются … значение власти, которое закон припи- сывает решению, вступившему в законную силу.” Презумпция истинности судебного решения, вступившего в законную силу, была заимствована Гражданским кодексом у пользовавшегося большим авторитетом юриста XVIII в. Потье; через глоссаторов её источник восходит к знаменитому правилу римской юриспруденции: “Res judicata pro veritate habetur” (Решение по делу считается истинным).

34

И.Я. Фойницкий писал в связи с этим: “Прочность вошедшего в законную силу судебного решения составляет одно из коренных требований юридического строя. Взгляд, судом высказанный, должен пользоваться надлежащим авторитетом. И, без сомнения, сами суды должны подавать пример уважения к законной силе судебных постановлений, потому что их непо- стоянство, произвол и противоречия составляли бы настоящий позор для судебного ведомства”24.

Судебный приговор призван установить истину по уголовному делу, и только на этом и может основываться презумпция истинности вступившего в законную силу приговора в уголов- ном судопроизводстве.

По своей логической природе данная презумпция относится к разряду предположений, отражающих следующее правило: суд (судья) выносит приговоры в соответствии с принципом истины. Это дает основание полагать, что в данном конкретном случае приговор также устанавливает истину по конкретному делу.

Авторы толкового словаря русского языка, изданного в 1939 году, термин “презумпция” в философском смысле определяли как предположение, основанное на вероятных посылках25. По мнению СИ. Ожегова, презумпция определяется как предположение, признаваемое истинным, пока не доказано об- ратное26. Оснований для такого вывода достаточно, т.к. закон устанавливает требования всесторонности, полноты и объек-

См.: Либус И. Презумпция истинности приговора и право на защиту. // Сов. юстиция. 1987. № 11. С. 22.

24 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб., 1907. С. 103.

25 Толковый словарь русского языка. М., 1939. С. 436.

26 Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1989. С. 472.

35

тивности при исследовании обстоятельств дела, которыми должны неуклонно руководствоваться органы, рассматриваю- щие и разрешающие уголовное дело.

Но поскольку всегда существует риск судебной ошибки, то согласно ч. 3 ст. 50 Конституции РФ каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоя- щим судом в порядке, установленном федеральным законом. Поэтому важной гарантией нормального разрешения уголовно- го дела судом первой инстанции в российском правосудии яв- ляется институт кассационного обжалования и опротестования, который используется для проверки приговора, вынесенного судом первой инстанции.

Презумпция добропорядочности граждан в уголовном су- допроизводстве находит выражение в презумпции невиновно- сти обвиняемого, согласно которой каждый обвиняемый в со- вершении преступления считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральном законе порядке и установлена вступившим в законную силу пригово- ром суда (п.1 ст. 49 Конституции РФ). После вступления при- говора в законную силу презумпция невиновности уступает ме- сто презумпции истинности приговора, т.е. она опровержима. Её антиподом согласно п. 3 ст. 50 Конституции России служит другое объективное правовое положение - презумпция истин- ности вступившего в законную силу приговора. Суть ее состоит в том, что каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора, который считается истинным до тех пор, пока он не отменен или изменен надлежащим судом в порядке, установленном федеральным законом.

36

Наряду с формой кассационного рассмотрения приговоров, еще не вступивших в законную силу, российское законодательство допускает пересмотр вступивших в законную силу приговоров и решений в порядке надзора при наличии тех же обстоятельств, которые были известны суду, постановившему опротестованные в порядке надзора приговор или решение (в отличие от условий, необходимых для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам). Несмотря на вступление приговора в силу, он может быть изменен или отменен, если будет признана его ошибочность.

Если в других системах права (например, в некоторых странах “континентального права”) презумпция истинности судебного приговора является оспоримой до вступления приговора в законную силу и неоспоримой после такого вступления, то по российскому законодательству она остается оспоримой и после вступления приговора в законную силу. Даже после оставления высшей надзорной инстанцией жалобы на приговор без последствий или после постановления решения надзорной инстанции по существу опротестованного приговора он не по- лучает значение истины, не подлежащей оспариванию, т.к. воз- можно производство по вновь открывшимся обстоятельствам.

Особенностью презумпции истинности судебного приговора является также то, что даже тогда, когда она выступает в качестве опровержимой презумпции, поколебать ее можно только строго ограниченными законом способами, а именно только противопоставлением имеющемуся судебному пригово- ру решения по тому же делу вышестоящей судебной инстанции. Какое бы то ни было другое оспаривание судебного приго-

37

? вора никакой юридической силой не обладает и не колеблет презумпции его истинности.

Презумпцию истинности судебного приговора можно выразить в общем виде следующим образом. Всякий судебный приговор считается истинным до тех пор, пока он не отменен вышестоящей судебной инстанцией в установленном законом порядке.

  • То же положение в полной мере относится и к решениям по гражданским делам. «Всякий вывод суда, в установленном законом порядке закрепленный в приговоре или решении, пре- зюмируется истинным. На этом основана обязательность для судов, рассматривающих гражданские дела, принятия фактов, установленных в приговоре по уголовному делу, и обязатель ность выводов суда, рассматривавшего гражданское дело, для

  • суда уголовного»27.

Наличие у осужденного права на обжалование приговора - свидетельство того, что законодатель предусмотрел несовпадение точек зрения осужденного и органов правосудия при решении вопроса о доказанности обвинения, виновности, мере наказания.

Презумпция истинности вступившего в законную силу приговора, как и презумпция невиновности, не зависит от усмотрения отдельных должностных лиц. Последние могут соглашаться или не соглашаться с приговором и даже обосновывать в установленном законом порядке необходимость его отмены, однако они обязаны строго исполнять предписания приговора до тех пор, пока он сохраняет законную силу. В виде ис-

  • ключения из этого правила закон предоставляет право ограни-

38

ченному кругу лиц приостановить исполнение опротестованного в порядке надзора приговора, определения и постановления суда до момента рассмотрения протеста (ст. 372 УПК).

Презумпция истинности вступившего в законную силу приговора также опровержима, поскольку не только при вступившем в законную силу, но и исполненном приговоре могут открыться новые обстоятельства или возможно установление основания для рассмотрения дела в порядке надзора, свидетельствующие о явном нарушении закона. Его правильное применение делает необходимым аннулирование законной силы приговора соответствующим судом с тем, чтобы исправить судебную ошибку, восстановить нарушенные права и законные интересы граждан и установить истину по делу.

Несмотря на общее положение об опровержении данной презумпции, законом предусмотрены исключения из этого пра- вила. Так ст. 385 УПК устанавливает, что пересмотр оправда- тельного приговора, определения и постановления суда о пре- кращении дела, а равно пересмотр обвинительного приговора по мотивам мягкости наказания или необходимости применения к осужденному закона о более тяжком преступлении допускается лишь в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, установленных ст. 78 УК РФ, и не позднее одного года со дня открытия новых обстоятельств. Поэтому , ошибочным является утверждение, высказанное в юридической литературе, что аналогичное правило, закрепленное в ст. 373 УПК, предусматривающее лишь годичный срок пересмотра в порядке надзора приговоров, определений и постановлений по мотивам, ухудшающим положение осужденного

27 См.: Каминская В.И. Презумпция истинности судебного приговора в совет-

39

(оправданного) применительно к стадии возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам, содержится и в ст. 385 УПК28.

Вся эта взаимодействующая совокупность конституционных норм образует целостную систему, которая обеспечивает защиту прав и законных интересов обвиняемого и осужденного. Малейший отход в сторону от указанных презумпций ведет к нарушению законности в правосудии и ущемлению прав и сво- бод граждан. Однако в Основном Законе страны определение понятия презумпции истинности приговора, вступившего в за- конную силу по сути дела отсутствует, лишь провозглашается право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим су- дом. Поэтому содержание п. 3 ст. 50 Конституции РФ должно быть дополнено.

В юридической литературе законную силу приговора обычно связывают с презумпцией истинности процессуального акта и, в частности, приговора29. Противоположные мнения высказаны другими авторами, которые категорически отказываются облекать истинность судебного решения в форму презумпции, мотивируя это тем, что приговоры судов, вступившие в законную силу, не предполагаются, а являются истинными . Надзорная практика знает, однако, примеры, когда по тем или иным причинам приговоры, не содержащие истины, вступали в законную силу и после этого признавались (презюмировались) истинными до тех пор, пока не были отменены.

ском праве.// Сов. гос-во и право. 1946. №7. С. 42.

28 Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С.120.

29 См.: Каминская В.И. Указ. соч. С. 4 ; Бабаев В.К. Указ. соч. С. 120.

30 См.: Дорохов В.Я. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1952. С. 86; Курылев СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск,

40

Только Саратовским областным судом рассмотрено дел с протестами в порядке надзора:

1995 г. - 895 дел, 1210 человек; из них 51 приговор отменены полностью или частично, 320 приговоров изменены; 1996 1997 г. - 378 дел, 461 человек; из них 59 приговоров отменены полностью или частично, 115 приговоров изменены; 1998 1999 г. - 268 дел, 318 человек; из них 77 приговоров отменены полностью или частично, 36 приговоров изменены; 2000 2001 г. - 301 дело, 383 человека; из них 100 приговоров отменены полностью или частично, 103 приговора изменены. 2002 Красноярским краевым судом:

1996 г. - 336 дел, 402 человека; из них 166 приговоров отменены полностью или частично, 170 приговоров изменены; 1997 1998 г. - 218 дел, 265 человек; из них 130 приговоров отменены полностью или частично, 88 приговоров изменены; 1999 2000 г. - 405 дел, 443 человека; из них 228 приговоров отменены полностью или частично, 177 приговоров изменены. 2001 Другие данные по рассмотрению дел в порядке надзора см. в приложениях 4,5.

Данные цифры являются лишь небольшой частью той статистики и тех дел, которые пересматриваются на всей тер- ритории Российской Федерации.

“Презумпция истинности не находится в связи со свойствами, которые он получает по вступлении приговора в законную силу. Общеобязательность, неопровержимость, исключительность вытекают из законности и обоснованности приговора, а не из презумпции его истинности, ибо последняя допускает вступление приговора в законную силу вне зависимости от

  1. С. 77; Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном

41

его точного соответствия закону и фактическим обстоятельст- вам дела”31.

На наш взгляд, приведенные доводы самим автором (В.Я. Дороховым) свидетельствуют как раз об обратном, это подтверждают факты рассмотрения дел в порядке надзора, указанные нами выше и в приложениях к данному исследова- нию (см. приложения 4 и 5).

В законную силу может вступить не только приговор, со- ответствующий требованиям законности, обоснованности, мо- тивированности и справедливости, но и не отвечающий этим требованиям судебный акт. Независимо от этого он (приговор) вступает в законную силу и презюмируется истинным до того момента, пока не возникнет сомнения в его правильности, пра- восудности. Хотелось бы верить, что все приговоры, выноси- мые судами, являются законными, обоснованными, мотивиро- ванными и справедливыми, но это только в идеале.

Природа истинности вступившего в законную силу приговора как объективного правового положения тесно связана с другими принципами уголовного процесса. Так, несомненна эта связь с принципом обеспечения осужденному права на защиту. Пересмотром приговоров в порядке надзора и по вновь от- крывшимся обстоятельствам всегда затрагиваются права и за- конные интересы данного лица, а также потерпевшего, граж- данского истца, гражданского ответчика и их законных пред- ставителей. Поэтому их действия направлены на опровержение этой презумпции в целях достижения истины по делу.

процессе. Харьков, 1979. С. 110.

31 Дорохов В.Я. Законная сила приговора в советском уголовном процессе // Сов. гос-во и право. 1954. № 6. С. 85. РОССИЙСКАЯ

госу/^рг-г КОННАЯ

ГЛьЛИОТЬКЛ

42

Правило о толковании в пользу осужденного неустранимых сомнений о совершении им более тяжкого преступления вытекает из принципа всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в уголовном процессе. То же самое следует сказать о недопустимости основывать решение в стадиях пересмотра приговоров в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам на предположениях.

Поскольку правило об обязанности доказывания совершения осужденным более тяжкого преступления возлагается на соответствующего прокурора, то оно основывается не только на презумпции истинности приговора, но и на праве на защиту, а также на принципе всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Следует, однако, иметь в виду, что право на пересмотр вступившего в законную силу приговора имеет не только осужденный, но и потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их законные представители, а также защитник осужденного, т.е. стороны в уголовном процессе, т.к. они в силу ст.ст. 377 и 388 УПК могут быть наряду с осужденным, оправданным и их защитниками приглашены в необходимых случаях для дачи объяснений на заседании суда, рассматривающего дело в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Учитывая возможность применения Конституции РФ в качестве акта прямого действия, эти лица являются равноправными сторонами состязательного процесса (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

С учетом проведенного анализа мы полагаем, что содержание ч.З ст.50 Конституции Российской Федерации должно быть изложено в следующей редакции:

43

» «3. Стороны в судопроизводстве имеют право на пере-

смотр как не вступившего, так и вступившего в законную силу приговора (решения). Последний считается истинным до тех пор, пока не будет отменен или изменен соответствующим судом в порядке, установленном федеральным законом».

Сходное положение в отношении презумпции истинности вступившего в законную силу приговора следует предусмотреть * в проекте УПК Российской Федерации, посвятив ему отдельную

статью или дополнить действующий УПК РСФСР 1960 г. статьей подобного содержания.

Приговоры ставят перед собой задачу установления истины по делу, правильного применения закона к конкретному случаю, подлежащему рассмотрению судом. Презумпция истинности приговоров в свою очередь должна обеспечить поддержание авторитета суда при разрешении уголовных дел.

Установив место приговора в системе процессуальных актов, т.е. уяснив те признаки, которые отличают приговор от всех остальных судебно-следственных актов, и следовательно, являются признаками, характеризующими приговор суда, сделав в предыдущем изложении попытку определить его юриди-

м

ческую природу, раскрыть содержание и значение этого акта, можно подвести итог вышесказанному.

Приговор как основное процессуальное решение содер жит ответы на разрешаемые в результате отправления право судия вопросы о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления, а также о применении наказания к виновному, т.е. на основные вопросы уголовного дела. Судеб- » ный приговор является окончательным процессуальным реше-

нием, т.к. его постановлением завершается производство по

44

делу в стадии судебного разбирательства. Обеспечивая дос- тижение задач уголовного судопроизводства по конкретному делу, приговор суда вместе с тем оказывает значительное воз- действие как на лиц, вовлеченных в сферу судопроизводства, так и на других граждан. Именно в этом заключается значение судебного приговора как акта правосудия и действенного сред- ства частной и общей превенции преступлений.

Приговор суда - основное процессуальное решение по уголовному делу, наделенное законной силой, облекаемое в форму акта государственной власти, постановляемое судом первой инстанции в результате судебного разбирательства и рассматривающее вопросы виновности или невиновности под- судимого в совершении преступления и о применении наказания к виновному.

Конституционное положение о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приговора как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукоснительно
соблюдать требования законодательства,

32

предъявляемые к приговору .

С другой стороны, вынесенный приговор презюмируется истинным, пока не будет доказана его возможная ошибочность. На смену презумпции невиновности приходит так называемая презумпция “виновности” (в случаях вынесения обвинительных приговоров) или презумпция “отсутствия виновности” (в случаях вынесения оправдательных приговоров). Положения, изло-

45

женные в судебном приговоре, считаются отражающими истину по делу, пока не будет доказано обратное.

Презумпция истинности судебного приговора оказывает существенное влияние на решение вопросов при рассмотрении правовых последствий вступления приговора в законную силу, а именно обязательности, исключительности и преюдициаль- ности этого судебного акта. Подробнее это соотношение будет рассмотрено в следующих разделах нашего исследования.

Мы считаем, что вступление приговора в законную силу презюмирует приговор истинным независимо от соблюдения требований, предъявляемых к приговору как акту правосудия, и их проверки кассационной инстанцией33. На наш взгляд, закон- ная сила будет выступать результатом истинности приговора тогда, когда отпадет возможность судебной ошибки и все при- говоры будут в действительности отвечать требованиям акта правосудия. Возможно данное положение воплотиться в жизнь при реанимировании апелляционного производства, преду- смотренного одним из проектов УПК34.

32 Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О судебном приговоре” // Российская юстиция. № 7. 1996. С. 54.

33 Кассационная инстанция может изменить, отменить неправосудный приго вор, но также не исключается неустранение ошибок, допущенных судом первой инстанции.

34 Проект УПК РФ. Принят Государственной Думой 6 июня 1997 года в первом чтении.

46

Глава 2.

ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ПРИГОВОРУ

КАК АКТУ ПРАВОСУДИЯ

§ 1. Законность и обоснованность судебного

приговора

В приговоре как важнейшем акте правосудия должны неукоснительно соблюдаться требования, предъявляемые к нему законодателем.

Правосудие по уголовным делам, как и всякая социальная деятельность, может привести не только к общественно полезному, но и вредному для граждан, общества и государства результату. Наличие судебных ошибок свидетельствует о том, что при определенных обстоятельствах приговор, будучи принятым по делу процессуальным решением, не соответствует предъявляемым к нему требованиям. В действующем законодательстве не содержится нормативных дефиниций правосудного и неправосудного приговоров.

Понятие правосудности приговора встречается в процессуальной литературе. Ю.М. Грошевой и P.M. Оганесян полагают, что правосудность приговора определяется наличием у него взаимосвязанных свойств законности и обоснованности35. Эту точку зрения поддерживает и Ф.Н. Фаткуллин, который считает, что правосудность судебного приговора выражают взаимопроникающие качества законности и обоснованности36.

35 См.: Грошевой Ю.М. Правовые свойства приговора - акта социалистиче ского правосудия. Харьков, 1978. С. 29-30; Оганесян P.M. Оправдательный приго вор в советском уголовном процессе. Ереван, 1972. С. 28.

36 См.: Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. С. 157.

47

Приведенные дефиниции правосудности приговора нельзя признать исчерпывающими, так как сущность и содержание правосудности приговора не сводятся только к его законности и обоснованности. Также нельзя согласиться с характеристикой правосудности приговора, опирающейся на категории “свойства”, “качества”.

Категория “свойство” используется для определения ха- рактерного, постоянно проявляющегося признака, внутренне присущего предмету или явлению. Совокупность свойств обра- зует качественную определенность предмета. Использование применительно к содержанию правосудности приговора терми- нов “свойства”, “качества” может привести к неверному выводу о том, что законность и обоснованность объективно присущи любому приговору. Если рассматривать законность и обосно- ванность как внутренне присущие приговору свойства, то полу- чается, что незаконное либо необоснованное решение суда во- обще не является приговором37.

Однако судебная практика свидетельствует, что приговор суда в отдельных случаях может быть незаконным, необоснованным, немотивированным либо несправедливым. Такое судебное решение реально существует, и его исполнение наносит значительный вред интересам граждан и общества. Учитывая возможность существования неправосудных приговоров, законодатель устанавливает основания и порядок их отмены или изменения в кассационной инстанции для приговоров, не вступивших в законную силу, а также в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам для приговоров, вступивших в законную силу.

48

На наш взгляд, содержание правосудности приговора должно раскрываться через систему требований к этому судебному акту. Исходя из соответствующих положений уголовно- процессуального закона: “Приговор суда должен быть за- конным и обоснованным. … Приговор суда должен быть моти- вирован” (ст.301 УПК) и стиля их изложения, возможно гово- рить о необходимости использования категории “требования к приговору”.

Закрепляя требование законности судебного приговора, уголовно-процессуальное законодательство не содержит нор- мативной дефиниции законного приговора. В литературе же по вопросу о содержании законности приговора высказаны раз- личные суждения. Отдельными авторами в содержание закон- ности приговора включается соблюдение требований уголовно- процессуального закона и правильное применение материаль- ных законов при постановлении приговора .

Однако приговор является не только актом, завершающим стадию судебного разбирательства, но и решением по су- ществу дела, подводящим итог предшествующей процессу- альной деятельности органов предварительного расследова- ния и суда. Поэтому для вынесения законного приговора не- обходимо не только соблюдение и правильное применение законов судом непосредственно при его постановлении, но и соблюдение законов в ходе всей предшествующей процессуальной деятельности.

См.: Ахундов А.Н. Справедливость приговора: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Баку, 1990. С. 18.

38 См.: Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных при- говоров. М., 1956. С. 65; Перлов ИД. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1960. С. 195.

49

Нельзя признать удачным определение законности приговора, содержание которого составляет соблюдение требований уголовного и уголовно-процессуального закона при рас- следовании и рассмотрении уголовных дел39.

В приговоре, являющемся комплексным правоприменительным актом, используются не только нормы двух указанных отраслей права. При разрешении в приговоре вопросов, связанных с гражданским иском, необходимо правильное применение норм гражданского права, гражданского процесса. Решение в приговоре вопроса о возмещении работником материального ущерба, причиненного предприятию, учреждению, организации его уголовно наказуемыми действиями, требует правильного применения судом норм трудового права40. При разрешении вопросов по отдельным видам преступлений необходимо использование норм и других отраслей законодательст-ва .

Поэтому содержание законности приговора составляет требование правильного применения норм не только уголовного и уголовно-процессуального права, но и иных отраслей права.

В качестве отдельного элемента законности приговора следует выделить соблюдение требований к составу суда как субъекту отправления правосудия. Приговор, вынесенный незаконным составом суда, не является правосудным.

К. на улице нашел нож 21.12.95 г., который принес к себе домой, а 24.12.95 г., взяв найденный нож, пришел с ним в клуб

39 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.,1962. С. 406; Оганесян P.M. Указ. соч. С.25.

40 См.: Даев ВТ. Современные проблемы гражданского иска в уголовном про цессе. Л.1972. С. 48.

50

совхоза «Анисовский», где и был задержан. К. совершил пре- ступление будучи несовершеннолетним, а дело в отношении него рассмотрено судьей единолично (в нарушение ст. 35 УПК), что повлекло отмену приговора42.

Особую важность получило это требование в связи с введением положений рассмотрения дел коллегией присяжных заседателей, где наряду с «традиционными» нарушениями возникло множество нарушений, существенно влияющих на процесс судопроизводства43.

Некоторыми авторами в качестве самостоятельного элемента законности судебных решений выделяется облечение решения в установленную законом процессуальную форму и наличие всех необходимых реквизитов44.

«Законность приговора состоит в его строгом соответствии требованиям уголовного и уголовно-процессуального зако- нодательства, а также нормам иных отраслей права, подлежа- щих применению при разрешении уголовного дела»45. Это относится не только к содержанию приговора. Нельзя, например, признать законным приговор, постановленный в итоге судебного разбирательства, проведенного с грубым нарушением закона (без участия защитника, когда его участие обязательно). Поэтому законность приговора означает не
только то, что

Например, по делам о злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ) необходимо использование норм, закрепленных в Кодексе о браке и семье.

42 Постановление Президиума Саратовского областного суда от 13.01.97 г. на приговор Энгельсского районного суда от 22.04.96 г. Угол, дело № 07 - 01.4.

43 См.: Шурыгин А.П. Правоприменительная практика рассмотрения дел с уча стием коллегии присяжных заседателей // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 1. С. 18-20; № 2. С.20-21.

44 См.: Добровольская Т.Н. Частные (особые) определения по уголовным де лам. М., 1975. С. 19.

45 См.: Мирецкий С.Г. Приговор суда. М. 1989. С.5.

51

форма его изложения и существо принятых судом решений по делу соответствуют закону, но и что судебный процесс проведен с соблюдением требований закона и постановлен приговор законным составом суда.

Уголовно-процессуальное законодательство детально регламентирует требования к форме, структуре и реквизитам приговора суда (ст.ст. 300, 312-317 УПК). Ненадлежащая форма приговора или отсутствие необходимых реквизитов означает прямое нарушение уголовно-процессуального закона. Выде- ление наличия соответствующей процессуальной формы и не- обходимых реквизитов в качестве самостоятельного элемента в структуре требования законности приговора вряд ли необхо- димо, т.к. содержание предложенного элемента полностью ох- ватывается требованием соблюдения норм процессуального закона.

Представляется неполным предлагаемое к закреплению в уголовно-процессуальном законодательстве определение требования законности, в соответствии с которым “приговор признается законным, если он постановлен с соблюдением всех требований закона и на основе закона”46.

Данное определение опускает такие важные элементы законности приговора, как соблюдение требований закона в процессе предшествующего производства по делу и поста- новление приговора законным составом суда. Более точно со- держание требования законности отражала бы следующая ре- дакция: «Законность приговора означает вынесение этого су- дебного акта от имени государства с соблюдением требований закона в процессе производства по делу и при его разрешении,

52

а также с правильным применением правовых норм законным составом суда».

Указывая, что приговор суда должен быть обоснованным, уголовно-процессуальное законодательство не раскрывает содержания данного требования.

В литературе распространено понимание обоснованности как соответствие всех выводов суда по уголовному делу (о событии преступления, о виновности или невиновности подсудимого в его совершении, о назначенной мере наказания, о судьбе гражданского иска и по другим вопросам) собранным по делу доказательствам, исследованным в судебном заседании47.

При таком расширительном понимании обоснованности приговора игнорируются различия между установлением фак- тов и их правовой оценкой судом в процессе осуществления правосудия. Относительная самостоятельность этих двух сто- рон процессуальной деятельности суда обусловливает специ- фику содержащихся в приговоре выводов суда об об- стоятельствах дела, с одной стороны, и выводов по правовым вопросам - с другой. В результате доказывания суд приходит.к выводам об обстоятельствах дела, которые непосредственно опираются на совокупность исследованных в судебном заседании доказательств. Выводы суда, связанные с решением пра- вовых вопросов, не устанавливают новых фактов, а представ- ляют собой итог правовой оценки достоверно установленных сведений об обстоятельствах дела.

Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1990. С.247.

47 См.: Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. Харьков, 1979. С. 122-123; Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный при- говор. Казань, 1965. С. 157.

53

Мы согласны с точкой зрения В.Г. Заблоцкого о том, что обоснованность приговора охватывается лишь соответствием содержащихся в нем выводов суда об обстоятельствах дела имеющейся совокупности доказательств48.

После того, как сделан обоснованный вывод о наличии тех или иных обстоятельств дела, задача суда заключается в надлежащем применении правовых норм к установленным по делу обстоятельствам. Правильность изложенных в приговоре правовых выводов по делу (уголовно-правовой квалификации, назначения наказания) характеризуется понятием законности приговора, а не его обоснованности.

Некоторые авторы обоснованность приговора понимают как его истинность, отождествляя эти требования49. Однако в уголовном процессе возможны случаи, когда приговор, отражающий истину по делу, не будет обоснованным. Например, возможно интуитивное установление судьями обстоятельств дела, верно отражающее объективную действительность. Мы согласны с точкой зрения А.С. Кобликова о том, что приговор не может быть основан на интуитивном знании, даже если оно истинно50.

Необоснованным, а также незаконным будет приговор, опирающийся только на показания обвиняемого, которыми он признает свою вину, хотя подобный приговор может и отражать истину по делу.

См.: Заблоцкий В.Г. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 1971. С. 6; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2. М., 1968. С. 325.

49 См.: Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных при говоров. М., 1956. С. 56; Оганесян P.M. Указ. соч. С.26.

50 См.: Кобликов А.С. Судебный приговор. М., 1966. С. 9.

54

Приговор, в котором достоверно установлены обстоятельства дела, отражает истину и является обоснованным. В этом смысле требованием обоснованности приговора охватывается его истинность. Однако особые условия познания, в которые поставлен суд при отправлении правосудия (отдаленность во времени события преступления, противодействие установлению истины со стороны заинтересованных лиц, жесткие требования к источникам доказательств), могут в от- дельных случаях повлечь невозможность установления истины по конкретному делу. Уголовно-процессуальным законодатель- ством в п. 3 ст. 309 УПК предусмотрен такой результат доказы- вания, когда суду не удалось достичь достоверного знания от- носительно обстоятельств дела и при этом исчерпаны все воз- можности к собиранию дополнительных доказательств. Суд, ус- тановив событие преступления, может не прийти к достовер- ному выводу о виновности подсудимого в совершении данного преступления. Очевидно, что в данном случае представление суда о виновности или невиновности подсудимого может быть только вероятным.

Вместе с тем такой исход доказывания не исключает раз- решения дела по существу и постановления обоснованного оп- равдательного приговора. Оправдательный приговор за недо- казанностью участия подсудимого в совершении преступления будет обоснованным, если он опирается на достаточную сово- купность исследованных в судебном заседании достоверных доказательств. Эти доказательства позволяют суду сделать единственно правильный вывод о невозможности достоверно установить причастность подсудимого к совершению преступ-

55

ления, а также о невозможности получения по делу дополни- тельных доказательств.

Таким образом, обоснованность является универсальным требованием к приговору, учитывающим возможность получе- ния судом в результате доказывания как достоверного знания об обстоятельствах дела, так и недостижения в отдельных случаях истины по вопросу о причастности подсудимого к совершению преступления.

Авторы теоретической модели УПК России предлагают закрепить в законодательстве положение о том, что “приговор признается обоснованным, если обстоятельства дела установ- лены им с необходимой полнотой и в точном соответствии с тем, как они имели место в действительности”51.

Данное предложение нуждается в уточнении, т.к. в нем не учитывается возможность неустановления в оправдательном приговоре истины по делу. В большей мере требованиям процессуального регулирования отвечала бы следующая нор- мативная дефиниция: “Обоснованным признается приговор, если выводы суда при разрешении дела по существу соответ- ствуют достаточной совокупности исследованных судом дока- зательств”.

Законность и обоснованность процессуальных актов находятся между собой в определённом соотношении, во взаимосвязи. Такая взаимосвязь применительно к приговору неоднократно констатируется в правовой литературе. Например, В.П. Радьков пишет: “Законность и обоснованность - две взаи- мопереплетающиеся стороны правосудного, правильного при-

51 Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1990. С. 247.

56

говора”52. “Законность приговора и его обоснованность нахо- дятся во. взаимной зависимости”, - указывает Г.Н. Агеева53. “Законность и обоснованность приговора, - подчеркивает Н.Я. Калашникова, - всегда проявляются не изолированно, не в от- рыве друг от друга, а в неразрывном единстве”54.

О связи законности приговора с его обоснованностью писали М.М. Гродзинский, М.А. Чельцов, М.С. Строгович, И.Д. Перлов, В.Я. Дорохов и B.C. Николаев, Э.Ф. Куцова, Я.О. Мотовиловкер, А.С. Кобликов, Ю.М. Грошевой55.

Разграничение между законностью и обоснованностью обычно проводится следующим образом: “Понятия “законность” и “обоснованность” выражают различные аспекты знаний, ле- жащих в основе того или иного процессуального решения. Пер- вое из них определяет отношение к закону, второе - преиму- щественно отношение к доказательственной информации, ис- следованной в судебном разбирательстве”56.

Проследим, как проявляется связь законности и обос- нованности при вынесении судебного приговора.

5^ Радьков В.П. Указ. соч. С.337.

53 См.: Агеева Г.Н. Приговор советского суда - акт социалистического право судия. М.: ВЮЗИ, 1953. С. 12.

54 См.: Калашникова Н.Я. Вопросы законности и обоснованности приговора в практике Верховного Суда СССР. // Вопросы уголовного процесса в практике Вер ховного Суда СССР. М., 1955. С. 119.

55 См.: Гродзинский М.М. Обжалование по проекту УПК СССР: Труды первой научной сессии ВИЮН. М., 1940. С. 244; Чельцов М.А. Указ. соч. С.407; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 478; Перлов И.Д. Указ. соч. С.196-197; Дорохов В.Я., Николаев B.C. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе. М., 1959. С. 26; Куцова Э.Ф. Советская кассация как гарантия законности в правосудии. М., 1957. С. 83; Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. Кемерово, 1962. С. 166; Кобликов А.С. Указ. соч. С. 7.

56 Бажанов М.И. Законность и обоснованность судебных актов в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Харьков, 1967. С. 10.

57

Всякий раз, постановляя приговор, суд обязан разрешить вопросы, указанные в ст. 303 УПК, и среди них вопрос, содержит ли деяние, вменяемое подсудимому, состав преступления и каким именно законом оно предусмотрено, т.е. правильно ли оно квалифицировано.

Юридическая квалификация, примененная в приговоре, должна быть дана в соответствии с требованиями Уголовного кодекса, тем самым она характеризует законность приговора. Но одновременно квалификация преступления должна быть основана на полно, всесторонне и объективно исследованных материалах дела и должна находиться в соответствии с этими материалами. В этом своем качестве квалификация преступле- ния характеризует обоснованность приговора. Именно в этом находит свое выражение тесная связь законности приговора с его обоснованностью.

Но связь эта еще более глубокая там, где в обвинительном приговоре находит своё применение наказание, а в случае удовлетворения гражданского иска - и применение гражданских законов.

Общие начала назначения наказания, виды наказаний, их размеры, необходимость руководствоваться пределами санк- ций статей Особенной части УК, требование индивидуализации наказания - все это предусмотрено в соответствующих нормах Уголовного кодекса РФ. Назначение наказания в соответствии с этими положениями характеризует законность приговора.

Хотя “каждому общему типовому определению преступления, даваемому в диспозиции закона, соответствует общее типовое
наказание, определённое в санкции”57, суд, как из-

См.: Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С. 313.

58

вестно, обязан индивидуализировать, конкретизировать размер наказания, применять его в соответствии с обстоятельствами рассматриваемого дела, степенью общественной опасности преступления и личности подсудимого.

Пункт 6 ст. 303 УПК требует от суда определить, какое именно наказание следует назначить подсудимому. Это конкретное наказание должно вытекать их всех обстоятельств дела, то есть быть обоснованным. В этом своем качестве примененное в приговоре наказание характеризует обоснованность этого судебного акта.

Наказание, назначенное в приговоре, определяет как его законность, так и его обоснованность, подтверждая внутреннюю связь между этими свойствами приговора.

Связь между законностью приговора и его обоснованностью проявляется и при применении гражданских законов. Решение гражданского иска в уголовном деле основывается на нормах гражданского кодекса и тем самым характеризует законность приговора. В то же время это решение должно вытекать из обстоятельств, установленных в деле, то есть отвечать требованию обоснованности.

Таким образом, между законностью и обоснованностью процессуальных актов существует органическая связь, взаи- мопроникновение, взаимная обусловленность друг другом. Две стороны законности процессуальных актов - соблюдение про- цессуального закона и правильное применение материального закона - теснейшим образом связаны с правильным разреше- нием дела по существу, то есть с обоснованностью этих актов. Выявление этой связи безусловно способствует более полному представлению о сущности законности и обоснованности про-

59

цессуальных актов, ориентирует практику на строжайшее со- блюдение законности при рассмотрении и разрешении уголовных дел.

§ 2. Мотивированность и справедливость приговора

В качестве самостоятельного свойства процессуальных решений следует выделять мотивированность приговора. Требование мотивированности приговора содержится в ст. 301 УПК: “Приговор суда должен быть мотивирован”. Выделение мотивированности приговора в качестве его самостоятельного свойства обусловлено тем, что исследованные судом доказательства могут носить противоречивый характер и суд должен мотивировать, почему он одни доказательства положил в основу приговора, а другие отверг. Особое значение имеют мотивы принятого решения относительно избранной судом меры наказания. Учитывая достаточно большой диапазон, в рамках которого суд может избрать меру ответственности, он должен мотивировать свой выбор, поскольку из установленных фактов однозначный, формально определенный вывод не следует. Приговор же суда должен быть убедительным, иначе правосудие не выполнит своей социальной функции.

По нашему мнению, требование мотивированности является необходимым элементом правосудности приговора.

60

Мотивированность приговора - это обоснование в нем всех выводов и решений, принятых судом. Она тесно связана с обоснованностью приговора по существу. “Немотивированный приговор всегда порождает сомнения в его обоснованности; с другой стороны, ложные выводы суда о фактических обстоя- тельствах дела неизбежно связаны с порочностью или недос- таточностью приведенных в обоснование таких выводов моти- вов”58. •

Требование мотивировать приговор является важной гарантией правосудия, так как облегчает вышестоящему суду возможность проверить законность и обоснованность приговора. Не случайно закон (ст. 314 УПК и ряд других статей УПК и УК), а также Постановление Пленума Верховного Суда “О судебном приговоре” предписывают судам, какие решения обязательно должны быть мотивированы в приговоре 59.

Изложение мотивов принимаемого решения является также хорошим средством самоконтроля. Опытные судьи знают, что иногда лишь при попытке обстоятельно мотивировать в приговоре обсужденное составом суда решение становится очевидной неубедительность мотивировки и причина этого - неправильность самого решения. И тогда суд вновь обсуждает и принимает правильное решение по данному вопросу.

Проведение анкетированного опроса судей Саратовской области, Красноярского края, Эвенкийского автономного округа, Таймырского автономного округа в период с декабря 1997 года по февраль 1999 года позволяет говорить о том, что мо- тивированность необходима как элемент правосудного приго-

Мирецкий С.Г. Приговор суда. М., 1989. С. 7. 59 Постановление №1 Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29.04.1996 г. // Рос. юстиция. 1996. № 7.

61

вора. Данные обобщены на основе опроса 134 судей (образец опросного листа см. в приложении № 3).

82% опрошенных считают, что на процесс формирования мнения по конкретному делу оказывает непосредственное влияние этап обоснования и формулирования мотивов реше- ния. Однако 61% из числа опрошенных предпочли бы отказ от письменного оформления мотивов решения. В качестве аргу- ментов они приводят нехватку времени и громоздкость оформ- ления мотивов в приговоре. В то же время их останавливает законодательное требование о мотивированности приговора.

Мотивировка выводов суда должна быть полной, т.е. со- держащей все необходимые для данного случая мотивы (но без ненужных, несущественных рассуждений), а также непро- тиворечивой.

Мотивированность приговора достигается приведением в его описательной части мотивировки выводов суда по делу и соответствием данной мотивировки определенным требо- ваниям.

Мотивировка служит внешним выражением процесса, который привел суд к определенным выводам по делу, обоснованием внутреннего убеждения судей. Как структурный элемент приговора мотивировка представляет собой систему фак- тических, правовых и нравственных мотивов (доводов), приво- димых судьями в обоснование принятого ими решения. В каче- стве мотивов фактического характера суд приводит в описа- тельной части приговора установленные обстоятельства дела и доказательства, на которых основываются выводы суда. Правовые мотивы представляют собой аргументы, основанные на положениях действующего законодательства, а также разъ-

62

яснений Пленума Верховного Суда РФ. К числу нравственных мотивов относятся доводы суда, опирающиеся на действующие в обществе моральные нормы и принципы.

Некоторые авторы полагают, что мотивированность приговора является элементом его обоснованности 60.

Несмотря на определенное соотношение между требованиями мотивированности и обоснованности, такое суждение нельзя признать верным. Обоснованность приговора представляет собой требование соответствия выводов суда об обстоя- тельствах дела достаточной совокупности исследованных по делу доказательств. В этом смысле обоснованность соприка- сается с мотивированностью, т.к. суд использует доказатель- ства в качестве аргументов фактического характера для обос- нования выводов об обстоятельствах дела. Однако в содержа- ние обоснованности не входит правовая и нравственная аргу- ментация суда относительно достоверности самих дока- зательств. Кроме того, суд в приговоре мотивирует свое внут- реннее убеждение не только относительно фактических об- стоятельств дела, но и применительно к выводам по правовым вопросам (например, мотивировка квалификации преступления, вида и размера наказания, признания особо опасного рецидива). Указанные выводы суд аргументирует всей совокупностью не только фактических, но также правовых и нравственных доводов. Требование обоснованности концентрируется, главным образом, на достигнутом в результате судебного разбирательства знании о фактических обстоятельствах дела. Мотивированность же характеризует процесс формирования внутреннего

См.: Вилдерс Я. А. Стабильность приговора и эффективность правосудия: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. П., 1981. С. 15; Надь Л. Указ. соч. С. 159.

63

убеждения суда в достоверности этого знания, а также в пра- вильности выводов по правовым вопросам.

Наличия мотивировки как структурного элемента описательной части приговора еще недостаточно для того, чтобы приговор был мотивированным. Для выполнения своего функционального назначения в механизме постановления приговора совокупность приведенных судом аргументов, доводов должна отвечать требованиям полноты, объективности и непротиворечивости.

Полнота мотивировки характеризуется приведением не- обходимой и достаточной совокупности мотивов (доводов), объясняющей формирование внутреннего убеждения суда при- менительно ко всем содержащимся в приговоре выводам. При- говор, в котором какие-либо из выводов суда не аргумен- тированы совокупностью доводов, не может быть признан мо- тивированным. Подобные нарушения достаточно распростра- нены на практике.

Требование объективности мотивировки заключается в том, что приведенная в приговоре совокупность мотивов, выражая субъективное внутреннее убеждение суда, должна опираться на установленные в процессе судебного разбирательства фактические обстоятельства дела.

Доводы суда должны быть сгруппированы в приговоре в соответствии с законами логики и объективными причинно- следственными связями. Совокупность фактических, правовых и нравственных мотивов должна представлять собой по- следовательную непротиворечивую систему.

В литературе высказано мнение, что в некоторых случаях требование мотивировки неоправданно усложняет процедуру

64

постановления приговора . В этой связи предлагается, на- пример, установить порядок, в соответствии с которым миро- вые судьи и судьи районных судов, постановляя приговор еди- нолично, будут излагать его в виде краткой резолюции без обоснования и мотивировки, а также в ряде случае, когда до- судебная подготовка дел велась в протокольной форме62. Встречается также предложение полностью отказаться от мо- тивировки приговора (и описательной части в целом), если суд признает подсудимого виновным в полном объеме предъ- явленного обвинения 63.

Подобные предложения об отказе от мотивировки приговора вряд ли приемлемы. Даже в тех случаях, когда приговор постановляет судья единолично или когда подсудимый признан виновным в полном объеме предъявленного ему обвинения, судья или суд обязаны аргументировать свои выводы, изло- женные в приговоре. Отказ от мотивировки приговора повлечет устранение судьи, суда от анализа собранных по делу доказа- тельств. Подобное процессуальное упрощение может привести судью, суд к поверхностному решению вопросов о виновности и назначении наказания.

В законодательстве следует закрепить понятие мотиви- рованного приговора в следующей редакции: “Мотивированным признается приговор, если выводы, содержащиеся в нем, опи- раются на согласующиеся между собой фактические, правовые и нравственные доводы суда, отраженные в описательной час- ти приговора”.

6 См.: Мирецкий С. Г. Указ. соч. С. 107-108.

62 См.: Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. С. 86.

63 См.: Красюков Ю. О совершенствовании уголовно-процессуальной дея тельности // Сов. юстиция. 1988. № 8. С. 26.

65

Деятельность суда по отправлению правосудия по уголовным делам имеет не только правовое, но и нравственное содержание. Необходимость соответствия приговора сложившимся в обществе моральным нормам и принципам выражается, главным образом, в требовании справедливости приговора.

Несмотря на то, что назначение справедливого наказания входит в задачи уголовного судопроизводства, уголовно- процессуальный закон не указывает на такое требование к приговору, как справедливость, что нельзя признать правильным, поскольку эта поставленная законом задача реализуется только в приговоре суда.

Если правомерна и необходима постановка волроса о справедливости уголовного закона, то тем более правомерна и необходима постановка вопроса о справедливости приговора, поскольку приговор суда переводит заложенную в уголовном законе справедливость в плоскость реальных фактических общественных отношений, т.е. в реальную жизнь, касающуюся не только подсудимого, но и широкого круга граждан.

Отсутствие в законе указания на такое предъявляемое к приговору требование, как справедливость, не означает, что процессуалисты, исследовавшие проблему приговора, не об- ращали внимания на это его конструктивное свойство 64. Однако эта проблема осталась недостаточно разработанной.

См.: Лупинская П.А. Справедливость решений в уголовном судопроизводстве // Соц. законность. 1972. № 3. С. 9-14; Сергейко П.Н. Законность, обоснованность и справедливость судебных актов. Краснодар, 1974. С. 129-171; Чистяков Н. Правосудие и справедливость // Соц. законность. 1983. № 7. С. 30-32.

66

На отсутствие должного внимания к такому свойству приговора, как справедливость, указывается в ряде работ процессуалистов 65.

Пристальное внимание к таким свойствам приговора, как законность, обоснованность и мотивированность, при всей тесной связи между ними позволило все же достаточно убе- дительно доказать их относительную самостоятельность. Что же касается справедливости, то четкости в понимании этого требования к приговору до сих пор не наблюдается.

Говоря о соответствии назначенного в приговоре наказания степени общественной опасности преступления и личности подсудимого, то есть о справедливости приговора, некоторые авторы считают, что этот признак приговора охватывается понятием его законности и обоснованности. “Справедливость приговора - это лишь одно из конкретных выражений его законности и обоснованности, а не самостоятельный признак, стоящий, так сказать, водном ряду с понятиями законности и обоснованности. Всякий законный и обоснованный приговор уже справедлив, выражает и нравственную оценку личности подсудимого и совершенного им преступления со стороны суда - как органа … государства. Напротив, несправедливость приговора означает, что он не отвечает требованиям законности и обоснованности. Таким образом, понятие справедливости приговора - лишь одно из выражений, лишь следствие законности и обоснованности этого судебного акта” в6.

См.: Лупинская П.А. Реализация принципов социальной справедливости в уголовном судопроизводстве. XXVII съезд КПСС , укрепление законности и право- порядка. М., 1987. С. 183; Мартынчик Е.Г. Основы формирования приговора в со- ветском уголовном процессе. Кишинев, 1989. С. 26-27.

66 Бажанов М.И. Законность и обоснованность судебных актов в советском уголовном судопроизводстве. Харьков. 1967. С. 165-166.

67

• Высказано мнение, что справедливость не является са мостоятельной характеристикой приговора и охватывается его законностью, поскольку отношение приговора к нормам нрав ственности всегда опосредовано законом, регулирующим уго ловно-процессуальную деятельность 67.

С этим вряд ли можно согласиться. Безусловно, тесная взаимосвязь права и морали приводит к тому, что содержание

  • многих моральных норм и принципов опосредуется нормами материального и процессуального права, которые и приме няются судом при постановлении приговора. Однако это не оз начает, что будучи опосредованы правом, моральные нормы и принципы утрачивают свое самостоятельное значение, и что исключается возможность оценки соответствия приговора нор мам и принципам морали.

Справедливость не поглощается законностью и обосно-ванностью и как требование к приговору обладает собственным содержанием. Самостоятельное значение требования i справедливости наиболее ярко проявляется в тех случаях, когда суд при постановлении приговора реализует возможность выбора в рамках закона варианта решения того или иного вопроса с учетом конкретных обстоятельств дела. При этом не исключены определенные коллизии между законностью и спра- ведливостью приговора. Как верно отмечалось, некоторые решения суда, формально соответствующие закону, не могут соответствовать нравственному критерию справедливости 68.

Подобная ситуация, предусмотренная законом (ст. 347 УПК), возможна, когда назначенное судом наказание хотя и не

См.: Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском в уголовном процессе. Харьков, 1979. С. 125.

68

выходит за пределы, установленные соответствующим уголовным законом, но по своему размеру не соответствует тяжести преступления и личности осужденного. Такой приговор является несправедливым.

И.Д. Перлов отмечал следующее: “Иногда пишут и говорят о справедливости приговора. Это неточно. Приговор может быть незаконным и необоснованным. Незаконность и не- обоснованность более широкое понятие, чем несправедли- вость. Первые два включают и неправильную квалификацию преступления, и несправедливость наказания, одно относится к приговору, второе - только к наказанию” 69.

Из этого высказывания следует, что справедливость полностью поглощается такими свойствами приговора, как законность и обоснованность, а также и то, что справедливость связывается только с наказанием.

В некоторых исследованиях содержание справедливости приговора сводится только к требованию назначения справедливого наказания 70.

В.содержание справедливости приговора следует включать не только назначение наказания в соответствии с тяжестью преступления и личностью преступника, но и правильное по существу разрешение дела.

Е.Г. Мартынчик не соглашается с таким узким подходом к справедливости приговора и полагает, что справедливыми должны быть все выводы и оценки относительно общественной

См.: Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Воронеж, 1973. С. 226.

69 Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе. М., 1979. С. 167.

70 См.: Ласточкина Р.Н. Явная несправедливость наказания как основание к отмене или изменению приговора: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1983. С. 4,7.

69

опасности деяния и совершившего его лица, юридической ква- лификации содеянного, формы вины и мотива преступления, установления фактических обстоятельств и доказательств по уголовному делу, которое в целом следует рассматривать на основе социальной справедливости л.

Мы не считаем возможным согласиться ни с таким узким пониманием справедливости приговора, когда оно ограничива- ется только вопросом справедливости наказания, ни с таким чрезмерно широким ее истолкованием, когда эта морально- этическая категория используется для оценки любого обосно- ванного или формально правильного вывода (суждения).

Конечно, в быту вполне применительно к любому обос- нованному, истинному суждению употребить термин “справедливость” и сказать: “Как справедливо отмечено…”. Но в таком случае утрачивается всякий специфический смысл этой морально-этической, нравственной категории. Как можно справедливо или несправедливо оценить форму вины или мотив преступления?

Поэтому мы согласны с М.М. Михеенко, который пишет, что к правильно установленным обстоятельствам дела и правильной квалификации нельзя применять такое этическое понятие, как справедливость 72.

Другое дело, что для правильного, справедливого вывода о том, что данное конкретное лицо заслужило, нужно дос- товерно установить, что оно сделало. А для этого необходимо учесть и форму вины, и мотивы, и все то, что характеризует его деяние и его личность.

71 См.: Мартынчик Е.Г. Основы формирования приговора в советском уголовном процессе. Кишинев, 1989. С. 32-33.

70

Справедливость приговора определяется отношением данного акта правосудия к тому нравственно обоснованному критерию, в соответствии с которым соизмеряется воздание каждому индивиду за его поступки в виде наступления тех или иных последствий 73. При этом указанному критерию должны соответствовать не только характер и объём воздаяния, но и формы его реализации.

Необходимость выделения справедливости как само- стоятельного свойства процессуальных решений, и судебного приговора в частности, отрицается некоторыми авторами на том основании, что справедливость заключена в самом законе. Поэтому, если будет принято законное решение, то оно будет одновременно и справедливым. Так, А.Т. Боннер пишет: “Последовательное проведение концепции о необходимости самостоятельного требования справедливости судебных по- становлений в смысле абсолютного соответствия их нормам морали объективно приводит к противопоставлению морали и права, разрешению дел на основании моральных установлений, но в противоречии с законом” 74.

В правовом государстве законы всегда должны выражать справедливость. Но это в идеале. А в реальной жизни, как вы- яснилось, во многих случаях мы желаемое принимали за дей- ствительное. И как пишет Р.З. Лившиц, с этой иллюзией пора расстаться 75.

См.: Михеенко М.М. Теоретические проблемы доказывания в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Киев, 1984. С. 12.

73 См.: Экимов А.И. Справедливость и социалистическое право. Л., 1980. С. 49.

74 Боннер A.T. Законность и справедливость судебного решения // Сов. гос-во и право. 1976. № 2. С. 26.

75 См.: Лившиц Р.З. Право и закон в социалистическом правовом государстве // Сов. гос-во и право. 1989. № 3. С. 19.

71

Но это только одна сторона вопроса. Вторая же сторона состоит в том, что даже если бы наши законы были идеально справедливыми, то в силу наличия большого количества от- носительно определенных норм и оценочных правовых понятий без апелляции к нравственному сознанию судей, без требования справедливости принимаемых решений обойтись невозможно. И неверно понимать дело так, что если выделяется какое-то требование к приговору как самостоятельное, то оно непременно должно противопоставляться другим его требованиям. Выделение, скажем, обоснованности и мотивированности в качестве самостоятельных свойств решения не приводит к противопоставлению их законности решения. Почему же тогда ставится вопрос о противопоставлении справедливости и законности?

“Выделение справедливости как требования, предъявляемого к приговору, - писал М.С. Строгович, - имеет тот смысл, что этим подчеркивается правильное не только с правовой, но и с нравственной, моральной стороны отношение к человеку, судьба которого решается приговором” 76.

Это совершенно правильная мысль, но она не полностью, на наш.взгляд, раскрывает самостоятельность предмета оценки приговора с позиций справедливости. Необходимость ис- пользования регулирующих возможностей категории справед- ливости наряду с регулирующими возможностями закона мы усматриваем преимущественно в том, что закон в силу своей относительной определенности оставляет довольно широкое поле для судейского усмотрения. И для того чтобы это усмот- рение не было произвольным, необходимо связать его мораль-

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., 1968. С. 326.

72

но-этическими требованиями справедливости. С возможностью выбора решения связывает необходимость регулирующего воздействия нравственных норм и П.А. Лупинская, которая пи- шет: “В случаях, когда закон предоставляет возможность вы- бора решения с учетом конкретных обстоятельств дела, опре- деленное значение для оценки этих обстоятельств имеют нравственные, моральные нормы” 77.

Самостоятельность объекта оценки приговора с позиций справедливости и необходимость обращения к этой нрав- ственно-этической категории наряду с требованиями обосно- ванности и законности мы усматриваем преимущественно в большой власти суда по применению мер уголовной ответст- венности. Особенно большое поле для судейского усмотрения и судебной власти проявляется в случаях, когда суду предос- тавляется право избрать меру ответственности с учетом кри- терия “исправимости” лица, совершившего преступление. Эта сторона вопроса убедительно раскрыта A.M. Яковлевым 78.

Не вдаваясь сейчас в обсуждение вопроса о положительных и отрицательных сторонах предоставления судам широкого поля для усмотрения в выборе мер уголовной ответственности, мы исходим из того, что при всех возможных совершенствованиях уголовного законодательства в этой части возможность выбора для усмотрения суда всегда останется, и, следовательно, останется поле для оценки приговора суда с позиции справедливости наряду с оценкой с позиции законности.

“Назначение виновному справедливого наказания, - писал Г.З. Анашкин, - это нелегкий труд и большое судейское ис-

77 Лупинская ПА Решения в уголовном судопроизводстве. М., 1976. С. 140-141.

78 См.: Яковлев A.M. Принцип социальной справедливости и основания уго ловной ответственности // Сов. гос-во и право. 1982. № 3. С. 88.

73

кусство. Но есть ли возможность у судей добиться назначения справедливого наказания по каждому делу, располагают ли они соответствующими “весами” и точны ли они?”79

Возможно ли в этом случае говорить о том, что такие “точные весы и точные гири” должны содержаться в законе, и они должны быть выработаны наукой и практикой. В данном случае на этот вопрос следует ответить отрицательно.

В то же время мы не можем согласиться с утверждением В.Н. Нажимова: “Участники процесса, особенно подсудимый и защитник, почти беззащитны от усмотрения судей в выборе конкретной меры наказания, закон не дает им здесь достаточно прочной основы для борьбы за справедливость”, и “…судьи могут привнести в этот вопрос любые субъективные моменты, а кассационная инстанция не имеет в законе прочной опоры для проверки справедливости наказания и вынуждена применять в качестве эталона свое усмотрение, свои эмоции”*!’

Говорить о полной беззащитности в этом вопросе неверно. Однако это обнажает проблему. В обобщениях судебной практики применения наказания по отдельным категориям уго- ловных дел можно встретиться с многочисленными примерами существенных различий в мерах уголовной ответственности, ко- торые применяются за преступления одинаковой общественной опасности и практически к одинаковым личностям.

Проблема актуализируется, если учесть, что кассационная и надзорная инстанции могут вмешаться в назначенное су-

79 Анашкин Г.З. Справедливость назначения наказания // Сов. гос-во и право. 1982. №7. С. 61.

80 Нажимов В.П. Справедливость наказания - важнейшее условие его эффек тивности // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Т.2. Калининград, 1973. С. 4-5.

74

дом первой инстанции наказание лишь в том случае, если оно “явно несправедливо как вследствие мягкости, так и вследст- вие суровости” (ст. 347 УПК). Анализ судебной практики, как опубликованной, так и неопубликованной, в части изменения сроков лишения свободы показывает, что вышестоящие ин- станции крайне редко усматривают явную несправедливость там, где расхождение с оценкой суда первой инстанции со- ставляет приблизительно 6 месяцев или 1 год. Кассационная инстанция достаточно часто меняет реальное лишение сво- боды на условное или применяет отсрочку исполнения приго- вора, особенно тогда, когда назначаются краткие сроки лише- ния свободы. Однако есть основания полагать, что в таких случаях решение принимается не потому, что усматривается явная несправедливость, а в силу негативного отношения науки и практики к кратким срокам лишения свободы.

Если иметь в виду не резкое несоответствие меры уголовной ответственности содеянному и личности виновного, то определенная доля истины в части правовой незащищенности перед судом, конечно, есть. Именно в этой части нормы нрав- ственности должны восполнить правовой вакуум и именно поэтому мы считаем обязательным включение в закон требования о справедливости приговора. Это требование вытекает из установленных законом задач уголовного судопроизводства, которая, определяя основания к отмене приговора, наряду с неправильным применением уголовного закона указывает и на такое, как несоответствие назначенного судом наказания тяже- сти преступления и личности виновного.

К выводу о необходимости выделения требования спра- ведливости в качестве самостоятельного элемента правосуд-

75

ности приговора приводит и этимологический анализ понятий “правосудие”, “правосудный”. Правосудный приговор опреде- ляется в русском языке как приговор справедливый, поста- новленный не только по закону, но и по совести 81.

В литературе высказаны различные точки зрения относи- тельно характера справедливости приговора. Одни утвер- ждают, что правосудию присуща юридическая, а не социальная справедливость, другие, наоборот, отстаивают мысль, что приговору должна быть присуща именно социальная справедли-

go

вость .

Юридическую и социальную справедливость следует раз- личать, но не следует противопоставлять. Они находятся в та- ком же соотношении, в каком соотносятся реальные общест- венные отношения и право, т.е. общественные отношения ба- зисного и надстроечного характера. Если уголовное право со- ответствует принятым в нашем обществе нормам (масштабам) справедливости, а постановленный в рамках закона приговор соответствует не только закону, но и реальной общественной опасности конкретного деяния и личности преступника, то со- циальная справедливость совпадает с юридической справед- ливостью, выступая в качестве ее необходимой правовой фор- мы. Если же несправедлив сам уголовный закон или же не- справедлива мера уголовной ответственности, хотя она и на- ходится в “рамках закона”, то, конечно, социальная и юридиче- ская справедливость в этих случаях расходятся.

Справедливым должен быть не только обвинительный, но и
оправдательный приговор, констатирующий невиновность

81 См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 3. М., 1982. С. 380.

82 См.: Мартынчик Е.Г. Указ. соч. С. 30-32.

:

** подсудимого, что вообще исключает решение вопроса о нака-

зании. Нравственным принципам должны соответствовать решения суда по иным вопросам, подлежащим разрешению в приговоре. Так, при решении вопроса о размере подлежащего возмещению материального ущерба суд должен руководствоваться требованием справедливости, учитывая имущественное положение подсудимого, степень вины потер- певшего. Несправедливым будет приговор, содержащий формулировки, унижающие честь и достоинство осужденного (оправданного).

Правильно отметил A.M. Яковлев: “Без принуждения уголовное правосудие было бы бессильным, без воспитания - бесчеловечным, однако без справедливости правосудие вообще перестало бы существовать”83. . Мы предлагаем ввести в уголовно-процессуальное зако-

нодательство нормативную дефиницию справедливости приговора, изложив ее в следующей редакции:

“Приговор признается справедливым, если виновному определено наказание или другая мера воздействия в соответствии со степенью общественной опасности совершенного им преступления и его личности, а невиновный оправдан и реабилитирован”.

Итак, интегрирование требований законности,

обоснованности, мотивированности и справедливости в единое целое, позволяет определить приговор как акт правосудия по уголовному делу.

Правосудность приговора представляет собой * комплексную характеристику приговора суда. Если при

Яковлев A.M. Указ. соч. С.93.

77

постановлении приговора судом нарушено хотя бы одно из указанных требований, он не может вообще считаться актом правосудия и подлежит отмене или изменению в установленном законом порядке. Вопрос оснований отмены или изменения приговора в кассационном порядке или в порядке надзора будет рассмотрен нами далее.

Значительный интерес представляет рассмотрение категории правосудности применительно к приговору суда присяжных. Как отмечалось, приговор суда присяжных представляет собой комплексный процессуальный акт, состоящий из вердикта присяжных заседателей и собственно приговора, выносимого профессиональным судьей. Вердикт присяжных о виновности или невиновности подсудимого должен быть законным и справедливым, однако в силу особенностей формирования этого процессуального решения к нему нельзя предъявлять требований обоснованности и мотивированности. Приговор, выносимый профессиональным судьей, опирается на вердикт присяжных и не должен ему противоречить. С учетом этого к приговору профессионального судьи предъявляются требования законности, мотивированности и справедливости в объеме разрешаемых в нем вопросов, но от такого приговора нельзя требовать обоснованности, т.к. вопросы факта уже разрешены вердиктом присяжных. Только в том случае, если и вердикт, и постановленный на его основе приговор профессионального судьи будут соответствовать предъявляемым к ним требованиям, приговор суда присяжных возможно рассматривать как акт правосудия.

Несмотря на особенности в процессе формирования при- говоров различными судебными составами, понятие
пра-

78

восудности приговора способно в равной мере отразить соот- ветствие этих судебных актов предъявляемым к каждому из них требованиям.

В процессе подготовки нового уголовно-процессуального законодательства высказывалось предложение о законодательном закреплении понятия “правосудность приговора” 84.

Исходя из сказанного возможно заключить, что приговор как акт правосудия должен отвечать требованиям законности, обоснованности, мотивированности и справедливости.

Вердикт присяжных заседателей должен отвечать требованиям законности и справедливости, а постановленный на его основе приговор профессионального судьи должен отвечать требованиям законности, мотивированности и справедливости.

§ 3. Основания к отмене и изменению судебных приговоров

Статья 301 УПК в качестве основных требований к приго-• вору указывает, что он должен быть законным, обоснованным и мотивированным. Постановленный с нарушением хотя бы одного из этих требований приговор подлежит отмене или изменению.

84 См.: Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Основы законодательства Союза ССР и союзных республик: Сборник. М., 1987. С. 44.

79

Задача кассационной инстанции заключается в том, чтобы предотвратить вступление в силу неправосудного приговора. Пересмотр приговоров в порядке судебного надзора исполняет иную роль: он осуществляется лишь в тех редких случаях, когда кассационный суд не выполнил свою проверочную функцию и неправосудный приговор обрел законную силу.

Необходимость проверки судебных решений обусловлена задачами уголовного судопроизводства и очевидной потребно- стью по возможности предотвратить судебные ошибки и не- справедливость приговора, тяжело ложащиеся на отдельных лиц и противоречащие общественным и государственным ин- тересам 85.

Наличие данных о проверке правосудности приговора в кассационной и надзорной инстанциях свидетельствует о том, что далеко не все приговоры, выносимые судом первой ин- станции, соответствуют требованиям, предъявляемым к ним законодательством.

Мы не ставим целью раскрытие всех вопросов, связанных с проверкой правосудности приговоров, а ограничиваемся лишь аспектами, существенно влияющими на законную силу этих судебных актов.

Так, Саратовским областным судом в кассационном порядке в:

1995 г. - 269 приговоров отменены полностью или частично, 110 приговоров изменены; 1996 1997 г. - 287 приговоров отменены полностью или частично, 123 приговора изменены; 1998 Темушкин О.П. Производство в кассационной инстанции. // Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1995. С. 420.

80

1997 г. - 475 приговоров отменены полностью или частично, 153 приговора изменены; 1998 1999 г. - 367 приговоров отменены полностью или частично, 231 приговор изменен. 2000 Красноярским краевым судом (включая данные по судам Эвенкийского и Таймырского автономных округов, приведенные в скобках):

1995 г. - 336 (22) приговоров отменены полностью или частично, 244 (14) приговора изменены; 1996 1997 г. - 315 (3) приговоров отменены полностью или частично, 230 (4) приговоров изменены; 1998 1999 г. - 320 (4) приговоров отменены полностью или частично, 519 (8) приговоров изменены; 2000 1998 г. - 469 (36) приговоров отменены полностью или частично, 480 (32) приговоров изменено.

Данные по производству в порядке надзора приводились нами ранее (см. § 2 гл. 1), иные сведения по количеству приговоров, отмененных или измененных в кассационном порядке и в порядке надзора, содержатся в приложении № 5.

Выраженные в общем виде основания к отмене или изменению приговора должны быть дифференцированы и конкретизированы, так как элементы правосудности приговора могут иметь различные формы, разный характер. Допущенные при производстве по делу нарушения, которые влекут отмену или изменение приговора в кассационном порядке или в поряд- ке надзора, т.е. основания для проверки, указаны в ст.ст. 342 - 347 УПК.

Далее мы рассмотрим каждое из этих оснований в отдельности. Как уже отмечалось, законодатель не устанавли-

81

вает различия оснований для отмены или изменения приговора кассационной инстанцией и надзорной инстанцией. Различие в указанных производствах вводится только по признаку вступления (надзорное производство) или не вступления (кассационное производство) приговора в законную силу.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Значение уголовно-процессуальных форм для расследования и разрешения уголовных дел велико, так как без них невозможно само проведение уголовного процесса. Строжайшее соблюдение уголовно-процессуальных форм является необходимым условием для обнаружения по уголовному делу материальной истины, а их нарушение неизбежно влечет неправильное разрешение уголовного дела по существу.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона относится к сфере проверки кассационной или надзорной инстанцией законности приговора.

Процессуальные нарушения могут быть самого различного характера и различного значения. Основанием к отмене судебного приговора являются существенные процессуальные нарушения, несущественные же

процессуальные нарушения такого результата не влекут и про- веряющая инстанция, обнаружив их, может ограничиться указанием на них суду первой инстанции, не отменяя самого приговора.

Законодатель существенные процессуальные нарушения определяет как такие нарушения норм Уголовно-процессуального
кодекса, “которые путем лишения или

82

<• стеснения гарантированных законом прав участников процесса

при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне рассмотреть дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора”. (ст. 342 УПК)

Данное положение проиллюстрируем примерами из прак тики: т Не признано существенным нарушением уголовно-

процессуального закона то обстоятельство, что ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела проводил помощник следователя 86.

Согласно ст.ст. 201, 203 УПК РСФСР следователь, признав собранные доказательства достаточными для составления обвинительного заключения и объявив обвиняемому об окончании предварительного расследования, обязан ознако-мить обвиняемого со всеми материалами уголовного дела.

А., ознакомившись 25.10.97 г. с листами дела 1-58 уголовного дела, заявил ходатайство о допросе дополнительного свидетеля. Удовлетворив ходатайство о допросе, следователь 26.10.97 г. допросил свидетеля по обстоятельствам дела, а 27.10.97 г. закончил ознакомление обвиняемого с уголовным делом, листы дела 58 - 116. С протоколом допроса свидетеля обвиняемого не ознакомил в нарушение ст. 204 УПК РСФСР.

Неознакомление обвиняемого со всеми материалами уголовного дела
как существенное нарушение повлекло отмену

»

Архив Верховного Суда Российской Федерации. Определение № 5-097-89 по делу П.

83

приговора и направление дела на дополнительное расследо- вание 87.

Конкретное нарушение уголовно-процессуального закона может быть признано кассационной или надзорной инстанцией существенным или несущественным в зависимости от обстоятельств дела. Например, нарушения, допущенные при производстве осмотра, обыска, следственного эксперимента, предъявления для опознания, могут привести к утрате доказательственного значения протоколов этих действий и тем не менее не будут признаны существенными нарушениями, если это не повлекло существенной утраты полноты доказательств и не повлияло на выводы, содержащиеся в приговоре. Если же утрата названных доказательств могла повлиять на выводы суда, допущенные нарушения закона признаются существенными.

Нарушения уголовно-процессуального закона, которые не повлияли и не могли повлиять на правосудность приговора, признаются несущественными. Важным в судебной практике является такое положение, относящееся к процессуальным нарушениям: несколько процессуальных нарушений, каждое из которых в отдельности не является существенным, в совокупности могут приобрести существенное значение и повлечь отмену приговора. Действительно, если отдельное процессуальное нарушение и не отразилось заметным образом на правильности приговора, то несколько таких нарушений, допущенных по одному и тому же делу, свидетельствуют о неправильном подходе следствия и суда к данному делу, о

87 Определение судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 14.04.98 г. на приговор Краснокутского районного суда от 02.03.98 г. Уг. дело №22 - 879.

84

недостаточной тщательности рассмотрения этого дела, о свободном отношении следствия и суда к требованиям законности. Все это лишает приговор суда его законной базы и влечет его отмену.

В ч. 2 ст. 345 УПК дан перечень нарушений уголовно- процессуального закона, которые всегда признаются существенными и поэтому всегда влекут отмену приговора суда первой инстанции как при кассационной проверке, так и при производстве в надзорной инстанции. Такие основания к отмене приговора принято называть безусловными, их наличие всегда ставит под сомнение правосудность приговора. Безусловное основание всегда и во всех случаях отражается и не может не отразиться на правильности разрешения дела по существу.

Одним из таких оснований признается неподписание приговора кем-либо из судей. «… В этом случае юридически вообще нет приговора, а равно неподписание протокола судебного заседания председательствующим, так как в этом случае юридически нет протокола судебного заседания, а потому ничем и никак не удостоверено по делу, было ли проведено судебное разбирательство, что на нем происходило, какие действия произвели судьи и стороны, какие показания были даны суду подсудимыми и свидетелями и т.д.»88.

Анализ работы судов позволяет сделать вывод, что остается широкое поле деятельности для кассационной и надзорной инстанций. Соотношение рассмотренных уголовных дел и допущенных нарушений УПК приводится нами в сводной таб-

Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М., 1956. С. 97.

85

лице на примере работы некоторых судов Саратовской области. (см. приложение № 2).

Неправильное применение уголовных и иных законов. Неправильное применение уголовных и иных законов так же, как и существенное нарушение уголовно-процессуального закона, представляет собой вид нарушения законности приговора.

Рассмотрение этого вопроса необходимо разделить на две части: неправильное применение уголовного закона и неправильное применение иных законов.

Статья 346 УПК следующим образом определяет содержание этого вида оснований для отмены или изменения приговоров: а) неприменение судом закона, который подлежит применению; б) применение закона, не подлежащего применению; в) неправильное истолкование закона, противоречащее его точному смыслу.

Все эти три формы нарушения или неправильного применения закона нельзя рассматривать как отдельные, отличные друг от друга виды данного основания, так как каждая указанная в ст. 346 форма связана со всеми другими. Так, если суд применил закон, не подлежащий применению, он тем самым не применил закон, подлежащий применению, причем то и другое обычно вытекает из неправильного истолкования закона.

Основная и наиболее часто встречающаяся в судебной практике форма неправильного применения уголовного закона - это неправильная юридическая, уголовно-правовая квалификация деяния подсудимого, т.е. неправильное применение к нему статьи Особенной части Уголовного кодекса. В этих случаях суд, установив факт преступления, совершение его подсу-

86

димым и вину последнего (в форме умысла или неосторожно- сти), применяет не ту статью Особенной части УК, которая данное преступление предусматривает, а другую статью, пре- дусматривающую не данное, а иное преступление. Такая не- правильная квалификация преступления, в совершении которо- го суд признал подсудимого виновным, обычно бывает связана с неправильным назначением наказания, но может и не быть связана с ним.

Неуказание в приговоре при осуждении П. по ч.З ст. 131 УК РФ конкретного пункта этой части признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим в силу ст. 346 УПК отмену приговора. 89

И еще один пример из практики. Суд признал Н. виновным по ст. 30 и ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 158 УК РФ. Вместе с тем данные статьи содержат пункты, указывающие на соответствующие квалифицирующие признаки.

Суд в резолютивной части приговора не сослался на пункты статей, по которым Н. признан виновным, что повлекло

90

отмену приговора .

Неправильная квалификация преступлений, как о том свидетельствует практика, нередко является последствием не- соблюдения органами предварительного следствия и судом требований ст.20 УПК о всесторонности, полноте и объек- тивности исследования обстоятельств дела.

Конкретные проявления неправильного применения уголовных законов многообразны. Они относятся к применению

89 Архив Верховного Суда Российской Федерации. Определение № 45-097-18 по делу П.

90 Определение судебной коллегии Саратовского областного суда от 03.07.97 г. на приговор Базарно-Карабулакского районного суда от 26. 05.97 г. Угол, дело №22-1358.

87

норм как Общей, так и Особенной частей УК (например, непра- вильное определение наказания по совокупности преступлений путем сложения наказаний вместо поглощения более тяжким наказанием более легкого наказания или неправильное применение статьи о необоснованном снижении наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией примененной статьи Особенной части УК и т.д.

Неправильное применение закона в качестве кассационного основания может выразиться и в неправильном применении не Уголовного кодекса, а других законов и иных государственно- правовых актов, например, акта об амнистии. Наконец, неправильное применение закона может состоять в неправильном применении в приговоре норм Гражданского кодекса (в отношении заявленного по уголовному делу гражданского иска) или других законов (и иных актов), в той или иной мере относящихся к обстоятельствам рассматриваемого уголовного дела.

При наличии нарушения или неправильного применения закона к действиям обвиняемого кассационная или надзорная инстанция, как правило, отменяет приговор в тех случаях, ко- гда неправильное применение закона повлекло назначение об- виняемому чрезмерно мягкого наказания, так как кассационная инстанция сама не может повысить наказание. Если же непра- вильное применение закона повлекло назначение чрезмерно жесткого.наказания или совсем не отразилось на назначении судом наказания - проверяющая инстанция, не отменяя при- говор, изменяет квалификацию на правильную, смягчая наказание или оставляя без изменения наказание, назначенное приговором. Об этом подробно будет сказано в дальнейшем.

88

Неполнота или односторонность дознания, предварительного или судебного следствия. Неполнота проведенного по делу следствия относится к сфере проверки вышестоящей инстанцией обоснованности приговора, так как неполнота расследования дела является формой, видом необоснованности приговора. Действительно, приговор суда, постановленный по недостаточно расследованному делу, не может быть признан обоснованным.

Неполнота или односторонность проведенного по делу дознания, предварительного или судебного следствия, иначе -его недостаточность и неправильное проведение заключается в том, что по делу остались невыясненными обстоятельства, выяснение которых должно было повлиять на приговор (ст. 343 УПК).

Суд основывает свой приговор на данных судебного следствия, материалы же предварительного следствия могут быть положены в основу приговора лишь после их проверки на судебном следствии. Возможно в том или ином случае, что неполнота предварительного следствия будет восполнена на судебном следствии, которое выяснит обстоятельства, не выясненные на предварительном следствии. В этой ситуации нет оснований для отмены приговора. Но если предварительное следствие было проведено полно, а неполным оказалось судебное следствие, которое оставило без проверки материалы предварительного следствия - основания для отмены приговора налицо. Обычно же неполнота предварительного следствия влечет и неполноту судебного следствия, так как по более или менее сложному делу на судебном следствии трудно, а иногда

89

и вовсе невозможно выяснить существенные обстоятельства, оставленные без внимания предварительным следствием.

Неполнота проведенного по делу следствия означает не- выясненность по делу существенных обстоятельств, т.е. таких, от выяснения которых зависит исход дела, то или иное его разрешение. К таким существенным обстоятельствам от- носятся прежде всего обстоятельства, от выяснения которых зависит решение вопроса о виновности или невиновности об- виняемого. К этим же существенным обстоятельствам отно- сятся и такие, от выяснения которых зависит определение сте- пени ответственности обвиняемого, или квалификация престу- пления. Разумеется, степень существенности невыясненных по делу обстоятельств может быть различной. Если не выяснено обстоятельство, от которого зависит признание или непризнание обвиняемого виновным, и, таким образом, ставится под сомнение правильность приговора в его основании - такое нарушение правил ведения следствия влечет безусловную отмену приговора.

С. признана виновной в присвоении и растрате вверенного ей имущества СТОО «Маяк». По настоящему делу в нарушение ст. 20 УПК РСФСР неполно проведено предварительное и судебное следствие. С. не признала себя виновной. Однако обстоятельства дела должным образом не проверены. Органа- ми следствия и судом не добыто достаточных данных, под- тверждающих, что С. присвоила и растратила горюче- смазочные материалы. Выводы являются предположительны- ми.

Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда при рассмотрении дела в кассационном по-

90

рядке должным образом не проверила соответствие приговора требованиям закона и не дала надлежащей оценки доводам осужденной С. Поскольку допущенная неполнота следствия не может быть восполнена в судебном заседании, дело подлежит направлению на новое расследование. В соответствии с этим приговор и определение кассационной инстанции отменены 91.

Но могут быть случаи неполноты следствия менее резкие, не такие существенные: например, невыяснение какого-либо обстоятельства, которое могло бы оказаться отягчающим вину или смягчающим ее. В ряде случаев такая неполнота следствия может повлечь отмену приговора, но иногда она может и не иметь такого результата: при невыяснении отягчающего обстоятельства назначенная судом мера наказания все же может оказаться достаточной, а при невыяснении смягчающего обстоятельства кассационная инстанция в отдельном случае может внести в приговор изменение, снизить меру наказания, исходя из положения, что всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого.

Односторонность или неполнота проведенного по делу дознания, предварительного или судебного следствия, являясь самостоятельным кассационным основанием, очень тесно свя- зана с процессуальными нарушениями и часто является их ре- зультатом. В очень редких случаях неполнота следствия не связана с процессуальными нарушениями, она или вытекает из допущенных по делу процессуальных нарушений или по край- ней мере эти нарушения сопутствуют неполноте следствия.

Постановление Президиума Саратовского областного суда от 11.03.97 г. на приговор Калининского районного суда от 15.07.96 г. и определение судебной кол- легии по уголовным делам Саратовского областного суда от 20.08.96 г.

91

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Это основание так же, как и предыдущее, представляет собой форму необоснованности, а также немотивированности приговора.

Проверяя обоснованность приговора, кассационная или надзорная инстанция проверяет последовательно соответствие приговора доказательствам, имеющимся в деле, и доброкачественность, достоверность самих этих доказательств.

В приговоре не может быть ни одного утверждения, ни одного факта, который не подкреплялся бы имеющимися в деле доказательствами, доводами; любое голословное утверждение, основанное на предположении, догадке, а не на конкретных доказательствах, означает необоснованность и немотивированность приговора в целом или в какой-либо его части.

Московским областным судом Ж. осужден по ч. 3 ст. 173 УК РСФСР. Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение получил взятку в сумме 20 000 руб. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставлен без изменения. И.о. председателя Верховного Суда РФ принес протест в Президиум Верховного Суда РФ, в котором поставил вопрос об изменении судебных решений и переквалификации действии Ж. с ч. 3 ст. 173 на ч. 2 ст. 173 УК РСФСР.

Президиум Верховного Суда РФ 25 августа 1993 г. протест удовлетворил, указав следующее. Квалифицируя содеянное Ж. по ч. 3 ст. 173 УК РСФСР, суд в обоснование такого решения указал, что Ж. является лицом, занимающим ответственное должностное положение. Однако в этой части суд никак не мотивировал свое решение и не указал в приговоре, на ос-

92

новании каких данных пришел к такому выводу. В деле отсут- ствуют данные, которые давали бы основание признать, что Ж. был наделен широкими властными полномочиями и в силу этого занимал ответственное должностное положение. Фактически содеянное осужденным охватывается диспозицией ч. 2 ст. 173 УК РСФСР - как получение взятки в крупном размере92.

Приговор должен полно отражать наличные в деле материалы, не может обходить молчанием имеющиеся в деле су- щественные данные. Если в деле есть доказательства, уста- навливающие имеющие для дела значение факты, суд, исходя из обстоятельств дела, может признать эти факты доказанны- ми или не признать их таковыми, но и в том и в другом случае в приговоре должно быть указано, считает или не считает суд установленными эти факты. Если же суд просто умалчивает в приговоре об этих данных дела, не отражает их в приговоре - приговор не может считаться соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Однако даже если все, что изложено в приговоре, под- тверждается имеющимися в деле доказательствами, и все су- щественное, что имеется в материалах дела, отражено в при- говоре - этого еще недостаточно для установления того, что приговор полностью соответствует фактическим обстоя- тельствам дела и является обоснованным: для этого требу- ется, чтобы сами доказательства, положенные в основу при- говора, были доброкачественны, достоверны. Поэтому касса- ционная или надзорная инстанция, убедившись, что приговор подтверждается теми доказательствами, которые имеются в деле, рассматривает и оценивает эти доказательства по суще-

92 Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 августа 1993 г. //

93

ству с точки зрения их доброкачественности, достоверности. Обоснование приговора на предположениях и догадках, на про- тиворечивых и непроверенных показаниях свидетелей, особенно свидетелей, находящихся во враждебных отношениях с обвиняемым, на неполном и неконкретном заключении экспертов - все это означает несоответствие приговора фактическим обстоятельствам дела и влечет его отмену.

Несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденного. Несоответствие наказания совершенному преступлению в качестве кассационного основания называется несправедливостью приговора и заключается в том, что “… оно хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующим уголовным законом, но по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости” (ст. 347 УПК). Закон рассматривает несправедливость приговора в узком, специальном смысле, как несоразмерность наказания, тогда как в обычном представлении несправедливость приговора - это также неправильность приговора по существу. В этом широком смысле несправедливый приговор - это всякий неправильный приговор, которым осужден невиновный человек или оправдан преступник, или виновный осужден не в соответствии с его действительной виной.

Несоответствие назначенного судом наказания совершенному обвиняемым преступлению, в качестве основания означает чрезмерную жесткость либо мягкость наказания.

Для примера приведем уголовное дело из архива Саратовского областного суда.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 11. С. 11.

94

М. признан виновным в оказании сопротивления работникам милиции, а также по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР (ранее судим по ч.З ст. 144, ч.2 ст. 145, ч.1 ст. 108, ч.2 ст. 206, судимости не погашены).

Назначенное М. наказание в виде лишения свободы с применением ст. 44 УК РСФСР является явно несправедливым вследствие мягкости, поскольку оно не соответствует тяжести преступления и личности осужденного.

Материалами дела установлено, что судимости М. не сняты и не погашены в установленном законодательством порядке и он вновь совершил умышленное преступление в состоянии алкогольного опьянения. По результатам проверки дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе .

Наказание должно вполне соответствовать тяжести и ха- рактеру преступления. Если такого соответствия нет, приговор должен быть изменен или отменен. Наказание определяется судом с учетом всех элементов состава преступления, как объ- ективных, так и субъективных, всех обстоятельств, относящихся как к деянию, так и к личности его совершившего.

В уголовном деле К. юридическая квалификация по ст. 213 ч.1 УК РФ судом дана правильно. При назначении наказания суд указал на отсутствие смягчающих и отягчающих обстоятельств. Однако с выводами суда о назначении наказания в 6 месяцев лишения свободы нельзя согласиться, поскольку в полной мере не были учтены обстоятельства, предшествующие совершению преступления, а также то, что К. совершила пре-

93 Постановление Президиума Саратовского областного суда на определение судебной коллегии Саратовского областного суда от 15.10.96 г. и приговор Бала- ковского городского суда от 09.07.96 г. Угол, дело № 07 - 01/19.

95

ступление небольшой тяжести, осуждается впервые, ее возраст. Исходя из изложенного, судебная коллегия полагает, что исправление К. возможно без отбывания наказания и назначает наказание условно. Приговор изменен, назначенное наказание в виде 6 месяцев лишения свободы считать условным с

94

испытательным сроком в один год .

Совершенно по-иному разрешено дело Д. и С. Они признаны виновными в незаконном приобретении, хранении и перевозке с целью сбыта наркотических средств по предварительному сговору группой лиц в особо крупных размерах в период с апреля 1996 года по февраль 1997 года. Д. и С. назначено наказание условно с испытательным сроком на 5 лет, с обязанностью не менять место работы без уведомления спе- циального органа.

Как свидетельствуют материалы дела, Д. и С. совершили преступление, которое относится к особо тяжким преступлени- ям, представляющим высокую общественную опасность. При таких обстоятельствах проверяющая инстанция полагает, что назначенное наказание Д. и С. не соответствует требованиям закона и является несправедливым вследствие мягкости. При- говор отменен и дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства 95.

Несколько иная ситуация, но в рамках того же основания представлена в другом примере.

Приговором суда Д. признан виновным в том, что 3.03.92 года по предварительному сговору с тремя неустановленными следствием лицами совершил разбойное нападение. Вина осу-

94 Определение судебной коллегии Саратовского областного суда от 20.01.98 г. на приговор Ленинского районного суда от 11.12.97 г. Угол, дело № 22 — 111.

96

жденного в содеянном установлена и подтверждается мате- риалами дела. Действия Д. обоснованно квалифицированы по п. «а, б, е» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР. Вместе с тем назначенная ему мера наказания является чрезмерно суровой.

Д. к уголовной ответственности привлекается впервые, по месту работы характеризуется положительно, по делу ущерба и других вредных последствий не имеется.

При таких обстоятельствах надзорная инстанция считает возможным снизить Д. меру наказания с 8 лет лишения свобо- ды с конфискацией имущества с отбыванием в ИТК усиленного режима до 6 лет лишения свободы 96.

Наказание должно быть признано несоразмерным как в том случае, когда суд назначил тяжелое наказание за незначи- тельное преступление, так и в том случае, когда тяжелое нака- зание назначено хотя и за соответствующее преступление, но судом не учтены особые обстоятельства, относящиеся к личности виновного и требующие смягчения или ужесточения наказания.

Чрезмерная жесткость или чрезмерная мягкость наказания в ряде случаев может быть обусловлена неправильностью квалификации преступления: суд неправильно применил ста- тью УК, предусматривающую более тяжелое или более легкое преступление, чем то, которое было совершено, вследствие чего, руководствуясь санкцией неправильно примененной ста- тьи УК, назначил более жесткое или более мягкое наказание, чем то, которое должно было быть назначено при правильной

95 Определение судебной коллегии Саратовского областного суда от 08.01.98 г. на приговор Татищевского районного суда от 12.11.97 г. Угол, дело № 22 - 22.

96 Постановление Президиума Саратовского областного суда от 30.06.97 г. на приговор Ленинского районного суда от 10.07.92 г. и определение судебной кол легии того же суда от 13.08.92 г. Угол, дело № 07 - 01/124.

97

квалификации. В этих случаях основанием для проверки явля- ется неправильное применение закона (рассмотренное нами выше), а несоразмерность наказания является следствием не- правильной квалификации.

В качестве же самостоятельного основания несоответствие назначенного наказания совершенному преступлению имеет место в тех случаях, когда уголовный закон применен правильно и наказание назначено в пределах санкции примененной статьи Уголовного кодекса, но исходя из обстоятельств дела, характера совершенного преступления и личности обвиняемого это наказание является чрезмерно тяжелым или чрезмерно мягким. В судебной практике это основание, т.е. несоответствие наказания совершенному преступлению, встречается и как отдельное основание к отмене или изменению приговора, и в совокупности с неправильным применением уголовного закона, неправильной квалификацией.

Суд кассационной или надзорной инстанции обязан проверить, имеется ли в приговоре специальная мотивировка назначения лишения свободы, если лицо осуждено по закону, санкция которого наряду с лишением свободы предусматривает более мягкие виды наказания.

Явно несправедливым может быть как основное, так и дополнительное наказание, назначенное приговором суда. Особенно тщательно должна быть проверена обоснованность избрания дополнительного наказания в тех случаях, когда санкция статьи уголовного закона предусматривает возможность применения или неприменения дополнительного наказания. В этих случаях суды обязаны обсуждать вопрос о

98

его назначении и указывать в приговоре мотивы принятого решения.

Итак, основными требованиями к приговору являются законность, обоснованность, мотивированность и

справедливость. Соответствие приговора этим требованиям характеризует его как приговор правосудный. При нарушении хотя бы одного из требований, предъявляемых к приговору, он не может вообще считаться актом правосудия и подлежит отмене или изменению в установленном законом порядке еще до вступления его (приговора) в законную силу.

Приговор суда присяжных выступает как комплексный процессуальный акт, состоящий из вердикта присяжных заседателей и собственно приговора, выносимого профессиональным судьей. Вердикт присяжных о виновности или невиновности подсудимого должен быть законным и справедливым, так как в данном случае невозможно говорить об обоснованности и мотивированности в силу особенностей формирования этого процессуального решения. Приговор, вы- носимый профессиональным судьей, опирается на вердикт присяжных и не должен ему противоречить. Учитывая это, к приговору профессионального судьей предъявляются требова- ния законности, мотивированности и справедливости в объеме разрешаемых в нем вопросов, но от такого приговора нельзя требовать обоснованности, т.к. вопросы факта уже разрешены вердиктом присяжных.

Приговор как процессуальный акт обладает правовой силой независимо от того, правосуден он или нет. Даже и в том случае, если приговор не соответствует предъявляемым к нему требованиям, он сохраняет свою силу до момента его отмены

99

или изменения. В этом случае вышестоящий суд признает, что приговор не имеет тех свойств, которые необходимы для того, чтобы он вступил в законную силу. Если же приговор правилен, то вышестоящий суд оставляет его в силе. Признание приговора соответствующим требованиям, предъявляемым к нему как к акту правосудия, влечет за собой автоматическое вступление его в законную силу.

Иногда кассационная инстанция вносит в приговор не- обходимые изменения. В этом случае приговор вступает в силу с теми изменениями, которые внес в него вышестоящий суд. Возможна ситуация, при которой после рассмотрения кассаци- онной инстанцией приговор все-таки остался неправосудным. Именно для устранения этого законодательство не исключает проверку правосудности судебного приговора, вступившего в законную силу, в порядке надзора по тем же основаниям, кото- рые предусмотрены для проверки в кассационной инстанции, что является важной гарантией правосудия.

100

Глава 3. ЗАКОННАЯ СИЛА ПРИГОВОРА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

И ЕЕ ДЕЙСТВИЕ

§ 1. Сущность и значение законной силы судебного приговора

Термин “законная сила приговора” неоднозначно трактуется учеными-процессуалистами. Метафора ли это, образное выражение или юридическое понятие, имеющее вполне опре- деленный смысл, определенное содержание? Не следует ли понимать под законной силой приговора суда силу, основанную на законе, юридическую силу приговора, и если нет, то каково содержание этого понятия.

В юридической литературе высказаны различные суждения о понятии законной силы приговора. Так, одни авторы полагают, что законная сила приговора - это действие реализованных в нем норм
материального права 97.

При таком подходе прежде всего значительно сужаются пределы действия законной силы приговора, так как создается логическая возможность считать, что те положения приговора, в которых уголовный закон непосредственно не реализуется, не приобретают законной силы. Остается неясным, почему свою силу сообщает приговору только материальный закон, а процессуальное законодательство, предписания которого тоже реализуются в приговоре, не обладает подобным свойством. И

См.: Тетерин Б.С. Возобновление уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам в советском уголовном процессе. М., 1959. С. 8; Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1960. С. 22.

101

по существу такое объяснение законной силы приговора вряд ли может быть признано приемлемым.

Другие отмечают, что приговор является актом применения не только уголовного, но и уголовно-процессуального права 98. Реализуемые в приговоре материально-правовые и про- цессуальные нормы сообщают ему свою юридическую силу, но содержание и назначение понятия “законная сила приговора” определяется не этим. Они заключаются в тех специальных качествах, которыми государство наделяет акты правосудия в силу специфического положения судов в системе государст- венных органов.

По мнению третьих, законная сила приговора - это особое правовое свойство, которое он приобретает после истечения срока на кассационное обжалование или опротестование, если не был опротестован или обжалован (исключая случаи немедленного вступления приговора в законную силу) “.

Четвертые трактуют законную силу приговора в том плане, что этот вступивший в законную силу правоприменительный акт приобретает как бы силу правовой нормы 10°.

Конечно, закон (как материальный, так и процессуальный) как форма выражения права, реализуясь в соответствующих актах по его применению, не может не придавать этим актам определенных признаков, присущих праву вообще. Однако нельзя не учитывать, что законы претворяются в жизнь через множество разнообразных актов, каждый из которых воплощает в себе предписания соответствующего законо-

98 См.: Морщакова Т.Г. Приговор // Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупин- ской. М., 1995. С. 372.

99 См.: Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 34.

100 См.: Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1973. С.

48.

102

положения, выражает содержащиеся в нем смысл и волю, оли- цетворяет его действие применительно к данному конкретному случаю. Если бы существо законной силы судебного приговора определялось только действием реализуемой в акте правосудия правовой нормы, то все акты государственных органов, совершаемые на основе и по применению правовых норм, имели бы такую же законную силу и приговор суда ничем бы не отличался от них 101.

Пятые указывают, что законная сила приговора есть особое качество акта правосудия, уподобляющее его закону, т.е. акту высших органов государственной власти. Она обусловливается специфическим положением суда в системе государственных учреждений и сообщает (придает) его приговорам такие характерные закону признаки, как общеобязательность, непоколебимость и исключительность. Эти признаки становятся неотъемлемой чертой вступившего в законную силу акта правосудия, признаются государством и начинают свое право- вое действие одновременно по всем частям судебного приго- вора, сколько бы обвинений в нем не разрешалось 102.

В некоторых источниках законная сила судебного приговора сводится к приведению его в исполнение. Например, М.С. Строгович указывал: «Ей следует придать лишь то значение, что приговор суда по истечении срока на обжалование или по утверждении кассационной инстанцией подлежит приведению в исполнение, и ни частные лица, ни другие органы власти не

103

могут не подчиняться ему, поскольку он их касается» .

См.: Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. С. 482-483.

102 См.: Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С.484-485.

103 Строгович М.С. Учебник уголовного процесса. М., 1931 С. 79-80.

103

Если же говорить о законной силе, то она представляет собой нечто другое, характеризующее правовую природу самого приговора, определяющее его место среди иных официальных актов, придающее принятым в нем решениям специфические качества.

Встречаются работы, авторы которых под законной силой приговора понимают его обязательность. Так, в “Юридическом словаре” она толкуется как “свойство общеобязательности… приговора как акта правосудия” 104. В комментарии к УПК РСФСР М.И. Царев указывает, что законная сила приговора есть “свойство…, заключающееся в его общеобязательности для всех государственных и общественных учреждений, предприятий и организаций, должностных лиц и граждан”105. Аналогичный взгляд высказывается в работах Э.Ф. Куцовой и Г.Н. Агеевой 106.

Точка зрения П.И. Люблинского и Н.Н. Полянского состоит в том, что “вступлением в законную силу является признание судебного производства по делу законченным и присвоение содержащимся в приговоре постановлениям значения законного требования, подлежащего исполнению всеми органами Республики” 107.

Однако в данном определении не раскрывается сущность законной силы приговора суда. Решения по административным или дисциплинарным правонарушениям также означают за- вершение соответствующего делопроизводства и имеют

Юридический словарь. Т. 1. М., 1956. С. 323.

105 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. Комментарий. Л., 1962. С. 317.

106 Куцова Э.Ф. Приговор. М., 1962. С. 6; Агеева Г.Н. Приговор советского суда - акт социалистического правосудия. М., 1957. С. 45.

107 Люблинский П.И., Полянский Н.Н. Уголовно-процессуальный кодекс. На учно-популярный практический комментарий. М., 1928. С. 291.

104

“значение законного требования”, но тем не менее все это не позволяет говорить об их законной силе. Следовательно, эти признаки, указанные П.И. Люблинским и Н.Н. Полянским, не раскрывают смысла законной силы судебного приговора.

Существует определение законной силы приговора как «…особого правового действия материально-правового и уго- ловно-процессуального закона в конкретном акте правосудия» 108.

На наш взгляд, невозможно говорить только о действии уголовного процессуального закона, т.к. в приговоре находят свое воплощение также нормы и гражданского процесса, осо- бенно при затрагивании вопросов гражданского иска и преюди- циального значения результатов гражданского судопроизвод- ства. Нуждается в уточнении и понимание авторами «конкретного акта правосудия», т.к. определения и постанов- ления судов наряду с приговором также относятся к названной категории.

Различие этих суждений не позволяет говорить о бесспорности понятия законной силы приговора.

Не существует единого мнения и в теории гражданско- процессуального права в отношении законной силы решения суда по гражданскому делу. Так, одни авторы считают, что за- конная сила решения суда - это действие, понимаемое в смысле совокупности всех правовых последствий судебного решения, связанных с его содержанием, так и с его неизменно-

108 См.: Громов Н., Конев В., Николайченко В. Законная сила приговора // Рос. юстиция. 1998. №1. С.13.

105

стью, обусловленной неопровержимостью и исключительностью
решения 109.

Н.И. Масленникова рассматривает законную силу решения суда как стабильность, обусловленную исключительностью, неопровержимостью, преюдициальностью, и обеспеченную законом обязательность его действия 11°.

Следующее определение законной силы решения дал Д.И. Полумордвинов: “Понятие законной силы судебного решения следует определить как правовое действие постановленного судом решения” 111.

Однако это определение нуждается в конкретизации по вопросу о том, в чем проявляется правовое действие решения при вступлении в законную силу.

Уже в предыдущем изложении в связи с включением этого признака (законной силы) в понятие приговора, нами были рассмотрены некоторые вопросы по определению сущности за- конной силы.

Так, нами уже было установлено, что понятие законной силы приговора не совпадает с понятием юридической его силы. И действительно, если бы законная сила приговора означала ни что иное, как основанную на законе юридическую силу, осталось бы необъяснимым, для чего законодателю понадобилось вводить специально этот термин и почему его связывают в уголовном процессе именно с приговором, так как силой, ос- нованной на законе, обладает всякий акт, изданный на основа-

109 См.: Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955. С. 114-120.

110 См.: Масленникова Н.И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Сверд ловск, 1975.

106

нии закона. Всякий акт, принятый с соблюдением правил, предписываемых законом для его постановления, обладает та- кой законной силой и эта законная сила, как уже было отмече- но, означает ни что иное, как юридическую силу акта, означает лишь, что этот акт постановлен с соблюдением требований за- кона (т.е. на основании закона) и подлежит обязательному ис- полнению, пока он не отменен в надлежащем порядке. Такой юридической силой обладает, как и всякий другой акт и приго- вор.

Мы установили далее, что юридическое содержание понятия законной силы приговора может быть раскрыто только в связи с уяснением юридической природы самого приговора, его сущности, его содержания.

Сущность приговора состоит в том, что он устанавливает, совершил ли подсудимый деяние, расцениваемое уголовным законом как преступление, и в случае положительного ответа на этот вопрос применяет к признанному виновным, преду- смотренное уголовным законом наказание.

Из этого следует, что в приговоре находит свою реализацию уголовный закон, что содержащееся в приговоре правило поведения - это правило поведения примененного при поста- новлении приговора уголовного закона. Но приговор является актом применения не только уголовного, но и уголовно- процессуального, гражданского и др. отраслей права. Нами от- мечалось ранее, что реализуемые в приговоре материально- правовые и процессуальные нормы сообщают ему свою юри- дическую силу, но содержание и назначение понятия “законная сила приговора” определяется не этим.

111 Полумордвинов Д.И. Законная сила судебного решения. Автореф. дис. …

107

Законная сила приговора обусловливается прежде всего специфическим положением суда в системе государственных учреждений, является фактическим отражением и юридическим закреплением того, что суд есть орган власти и действует он от имени государства. Поэтому необходимо согласиться с тем, что законная сила судебного приговора - это специально приданное ему государством качество, уподобляющее его актам высших органов государственной власти. Она означает, что решение суда по предъявленному тому или иному гражданину обвинению, постановленное от имени государства, в опреде- ленном отношении приравнивается непосредственно к закону, приобретает такое же значение, какое бы оно имело в случае принятия его самим законодателем.

На это обстоятельство когда-то обращал внимание М.С. Строгович: “Вступивший в законную силу приговор суда по сво- ей обязательности приравнивается к закону, т.е. высшему выражению государственной воли” 112. Он же высказал мнение о том, что вступивший в законную силу приговор становится законом для данного конкретного дела. Потом такое же утвер- ждение стало встречаться в работах М.А. Чельцова 113.

А.Я. Вышинский считал, что вступивший в силу приговор вообще оказывается законом114. Но, на наш взгляд, уподобление приговора суда закону вовсе не дает основания говорить о том, что будто сам приговор суда превращается в закон. Приговор суда не является нормативным актом, он не создает общих правил поведения.

д-ра юрид. наук. М., 1948. СЮ.

112 Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 426.

113 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 425.

114 См.: Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М., 1947. С. 207.

108

% Мы считаем необходимым провести сравнение между за-

коном и судебным приговором и определить, обладает ли приговор правотворческой силой и является ли он источником права.

Закон провозглашает волю государства в отношении неограниченного количества случаев. Приговор, как и закон, есть изъявление
правовой воли, но в отличие от закона он

  • (приговор) является актом, в котором провозглашается
    воля

государства в отношении данного, конкретного случая. «Приговор суда, как деятельность органов правосудия, мог бы оказаться излишним, если бы закон представлял собой правила, сформулированные в общей форме, если бы те обязательные правила, которые устанавливает закон, соблюдались всеми гражданами добровольно. Но т.к. еще не всеми гражданами соблюдаются точно те или иные законы, то необходима деятельность суда, который как орган государственной власти, должен применить общее правило закона к тому случаю, который является предметом судебного разбирательства, и тем самым конкретизировать закон”115.

Приговор не создает нормы права. Содержащееся в нем правило поведения - это правило общей нормы, примененной судом, но правило конкретизированное событием, имевшим место в действительности.

Только такое решение этого вопроса - приговор не создает новой нормы, не выступает нормотворческим актом, является правильным в отношении российского права, которое отказывается рассматривать судебную деятельность как форму

» правотворческой деятельности государства, не предоставляет

115 Дорохов В.Я. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1952. С. 70.

109

судьям права творить закон и саму деятельность судей подчиняет закону.

Суды, осуществляя правосудие, действуют не по собственному произволу, а в соответствии с требованиями Закона, вся их деятельность по рассмотрению и разрешению судебных дел протекает в формах, предписанных законом, сами решения суда основаны на законе, из него вытекают, с ним согласовы- ваются.

М.А. Чельцов высказывался за признание правотворческой силы за судебным решением. Свою точку зрения он обосновывает связью, которая существует между судебным решением и законом: “Закон - общее, абстрактное веление; судебное решение - частное, конкретное веление, опирающееся на закон, из него исходящее, но в то же время его реализующее. Каждый закон, рассчитанный на применение его судами, суще- ствует как общее в судебном решении. Всякое судебное реше- ние (отдельное) есть так или иначе закон. Оно подлежит без- условному исполнению, именно потому, что выражает закон”. И далее заключает: “Так понимаемая связь между законом и судебным решением заставляет признать за последним правотворческую силу”116.

Но ведь эта связь свидетельствует как раз об обратном, о том, что через приговор реализуются нормы права, а сам приговор никаких норм не создает.

Да и сам автор вслед за утверждением о правотворческой силе судебного решения делает заявление, в котором правильно решается вопрос о характере судебной деятельно- сти и приговора суда: “В то же время нельзя считать судебное

116 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1948. С. 6.

по

решение самостоятельным источником права”117. И это дейст- вительно так, и как раз в силу того, что приговор не имеет пра- вотворческой силы, что судья, постановляя приговор, не создает нового права, не творит закон, а лишь применяет его (в отличие от признания за судебным решением значения правотворческого акта, с которым мы сталкиваемся в англосаксонской системе права). Система судебных прецедентов, которые составляют основу “общего права”, обеспечивает судье при вынесении приговора возможность создания нового прецедента для рассмотрения уголовных дел в будущем.

Судьи в Российской Федерации - не законодатели, они призваны не творить право, а осуществлять правосудие в соответствии с требованиями закона, т.е. в соответствии с действующим правом.

“Для источника права необходимым признаком является общеобязательность. Приговор имеет обязательную силу, но только в отношении того случая, по поводу которого он поста- новлен, и не может быть обязательным для других подобных случаев”118.

Также стоит отметить, что возможно прекращение действия обязательности вступившего в законную силу приговора, что может быть следствием либо обстоятельств, влекущих отмену или изменение приговора в установленном законом порядке, либо обстоятельств, не влияющих на сам приговор (например, акт амнистии, освобождение от наказания по болезни, условно- досрочное освобождение, замена одного наказания другим).

117 Там же.

118 Дорохов В.Я. Указ. соч. С.72.

Ill

Вступивший в силу судебный приговор никогда не обладает всеми теми признаками, которые присущи закону как акту высшего органа государственной власти. Он приобретает ряд свойств закона, однако не перерастает в закон.

Приговор суда и после вступления в законную силу остается индивидуальным актом применения норм права, он никаких новых правил поведения не создает, правотворческого значения не имеет, а равно не подменяет те законы (уголовный, уголовно- процессуальный и иные), которые применены по делу.

«В каком же отношении приговор, вступивший в силу, уподобляется закону? Это по существу вопрос о том, какими свойствами акта верховной власти в государстве наделяется вступивший в законную силу приговор суда. Отвечая на него, надо со всей четкостью подчеркнуть, что та высшая юридическая сила, которая присуща законам и только им, не сообщается судебному приговору»119.

Свойства, характерные для закона как акта высших органов государственной власти, не присущи индивидуальным актам применения норм права. Однако приговору некоторые свойства сообщаются, именно благодаря специальному указанию государственной власти, из-за наделения приговора законной силой, т.е. некоторыми качествами акта высших органов власти в государстве. Причем законодатель может наделить приговор такими качествами либо полностью, либо с определенными исключениями.

В отношении неопровержимости, например, он делает некоторую оговорку, допуская отмену или изменение вступив-

119 Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. С. 485.

112

шего в законную силу приговора в порядке судебного надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам. Поэтому мы не можем говорить о неопровержимости как об одном из свойств, составляющих законную силу приговора, а относим ее к право- вым последствиям этого судебного акта. Это диктуется инте- ресами достижения истины по делу, обеспечения законности и усиления гарантий прав личности.

Из-за возможности пересмотра судебного приговора в порядке исключительных стадий уголовного процесса мы указываем на то, что приговор не становится законом в обще- правовом понимании этого понятия.

Имея в виду важность и категоричность указанных свойств закона, государство наделяет ими судебный приговор не сразу, не с момента его постановления. Всем участникам процесса и прокурору оно предоставляет возможность оспаривать правосудность приговора, устанавливает для этого опре- деленный срок и допускает при известных условиях даже его продление. Если в этот срок поступает кассационная жалоба или протест, то суд второй инстанции на ревизионных началах проверяет правосудность приговора. И лишь по истечении кас- сационного срока или по рассмотрении дела вышестоящим су- дом приговору, если он не отменен, придается законная сила и соответственно он наделяется свойствами закона. Отступление от этого делается только в отношении приговоров Верховного Суда РФ, которые кассационному обжалованию или опротестованию не подлежат и вступают в законную силу не- медленно по провозглашении (ст.ст. 325, 356 УПК).

Законная сила приговора - это его сила как закона, высшего выражения государственной воли, что и находит, как уже

из

отмечалось, свое внешнее проявление в том, что постановля- ется приговор, в отличие от всех других уголовно- процессуальных актов (постановлений, определений), именем государства - именем Российской Федерации (ст. 300 УПК).

Поэтому, когда процессуалисты называют приговор законом, это может означать лишь то, что приговор по своей обязательности, по своему значению и авторитету приравнен к закону, и все органы государственной власти, все учреждения и граждане обязаны ему подчиняться, поскольку он их касается, а когда к этому прибавляют, что он закон для данного дела -это означает, что с силой, авторитетом, обязательностью закона приговор устанавливает тот факт, то конкретное уголовное обвинение против определенного лица и связанные с ним вопросы, которое было предметом рассмотрения суда по данному делу.

Но если законная сила внутренне присуща приговору, если ее принадлежность определяется самой его природой, то вполне закономерен и последовавший за этим при определении понятия приговора вывод, что законная сила - это элемент самого понятия, присущее ему свойство.

Приговор включает в себя признак законной силы и вместе с ним составляет тот акт, который имеется в виду, когда речь идет о приговоре как об акте судебной (государственной) власти или когда возникает вопрос об юридической его силе, т.е. силе, которой обладает всякий акт, надлежащим образом принятый и оформленный.

Из свойства приговора вступать в законную силу вытекает целый ряд последствий. С этими последствиями связано в уголовном процессе существование таких правил, которые

114

свидетельствуют о том, что законная сила приговора опреде- ляет существование ряда процессуальных правил и форм, влияет на решение целого ряда правовых вопросов.

Последствиями вступления приговора в законную силу является невозможность изменения его, как судом, постановившим решение, так и кассационным судом. Приговор, вступивший в законную силу, во-первых, не может быть обжалован сторонами, и во-вторых, все граждане, государственные органы, а также и суд должны исходить из содержания приговора как установленного и обязательного. Авторитет закона, которым наделен приговор, требует устойчивости этого акта, его стабильности, прочности. Этот авторитет не терпит возможно- сти многократных осуждений и существования противоречивых судебных решений.

При наличии в отношении какого-либо лица вступившего в законную силу приговора это лицо не может быть вновь привлечено к уголовной ответственности по обвинению в том же преступлении, за которое оно было оправдано или осуждено. Правило это прямо записано в ст. 5 УПК. Однако законодательно предусмотрена возможность исключительных производств.

Вступление приговора в законную силу и связанное с этим правило, выраженное в ст. 5 УПК, влияют на решение вопроса, о допустимости изменения в приговоре предъявленного обвинения и о пределах этого изменения; с ним связано решение вопроса о допустимости преюдиции в уголовном процессе.

Действие этого правила можно было бы проследить и дальше, за пределами действия норм процессуального права (например, в правиле, что повышение наказания за повторное

115

?* совершение преступления может иметь место лишь в случае,

если приговор по первому делу вступил в законную силу), но исследование этих вопросов не входит в нашу задачу.

В силу изложенного нельзя согласиться с тем определением законной силы судебного приговора, которое дает Ц.М. Каз: “Правовое действие приговора, проявляющееся в его непоколебимости, исключительности и
обязательности к ис-

  • полнению”120.

Приговор, вступивший в законную силу, конечно, действует. Иначе было бы бессмысленно его постановление. Но вряд ли можно правовым действием приговора объяснить сущность, содержание понятия законной силы, которой приговор наделен. Ведь действует не только приговор, вступивший в законную силу, но и любой другой акт. Любой акт имеет свое правовое действие, так как любой акт подлежит обязательному исполнению, если только он постановлен с соблюдением требований закона, т.е. обладает юридической силой.

Следовательно, действием приговора нельзя объяснить

i

специфику той законной силы, которой обладает приговор в отличие от других актов. Мало того, в известных пределах дей-ствует и приговор, не вступивший еще в законную силу - он не может быть, например, изменен тем же судом, которым он постановлен, оправданный этим приговором должен быть освобожден и т.д. Тем более, значит, нельзя правовым действием приговора объяснить сущность его законной силы.

Не спасает положения указание автора работы на то, что под законной
силой понимается правовое действие, прояв-

Каз Ц.М. Правовая природа приговора в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1952. С. 13.

116

ляющееся в его непоколебимости, исключительности и обяза- тельности к исполнению.

Следует еще объяснить, почему именно непоколебимость, исключительность и обязательность к исполнению являются проявлением правового действия приговора и не связаны с правовым действием других актов, почему приговор, вступивший в законную силу, не может быть поколеблен, поче-му ни один суд не вправе принимать к своему рассмотрению j дела, разрешенного этим приговором, почему он становится таким требованием, беспрекословное исполнение которого составляет обязанность всех государственных органов и всех граждан, которых он касается.

Объяснение этому может быть дано только одно: законная сила приговора - это его сила как закона. Именно поэтому он должен быть стабилен и последствием вступления приговора в законную силу является его непоколебимость, именно поэтому ни один суд не может принимать к своему производству дела, разрешенного приговором, вступившим в законную силу, пока этот приговор не будет отменен в установленном законом порядке, поэтому он подлежит обязательному исполнению.

Следовательно, законная сила приговора означает силу I закона, означает, что приговор по своей силе, обязательности, значению приравнен к закону, к высшему выражению государ- ; ственной воли, а непоколебимость, исключительность и обязательность исполнения - это последствия наделения приговора такой силой, последствия вступления приговора в законную силу.

Занимаясь исследованием вопроса о понятии, сущности законной силы, мы считаем нужным остановиться, хотя и очень

117

m коротко, на вопросе о делении законной силы на материальную

и формальную. В юридической науке понятие формальной и материальной законной силы связывают с гражданским решением, а не с судебным приговором.

Законная сила составляет неотъемлемое свойство при говора суда. Причем она является неделимой правовой катего рией. Вряд ли возможно говорить о расчленении законной си- * лы акта правосудия в материальном и формальном смыслах.

Такое деление, кстати, предпринималось еще дореволюционными русскими юристами, в частности К.И. Малышевым, Е.В. Васьковским и другими121.

Этот вопрос также рассматривался в работах С.Н. Абрамова и М.А. Гурвич, Д.И. Полумордвинова, подразумевающих под законной силой в формальном смысле недопустимость дальнейшего кассационного обжалования, в материальном смысле - “то правовое действие, которое производит судебное решение по вступлении его в законную силу” 122.

Нет необходимости придавать какое-то самостоятельное значение недопустимости дальнейшего кассационного обжалования приговора (решения). Этот признак вместе с общеобязательностью и исключительностью образует как раз те свойства, которыми наделяются судебные решения по вступлении их в законную силу.

Итак, законная сила судебного приговора, на наш взгляд, это единое понятие, неделимое на формальную и материаль-

Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. СПб., 1874. с. 427; Миловидов Н. Законная сила судебных решений. СПб., 1875. С. 5-16; Васьковскии * Е.В. Курс гражданского процесса. М., 1913. С. 455.

122 Абрамов С.Н. Гражданский процесс. М., 1948. С. 308; Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 164; Полумордвинов Д.И. Указ. соч. С.11.

118

ную силу. Если законная сила приговора представляет собой ни что иное, как силу этого акта, приравненную по своей силе к закону, то естественно, что ни о каком делении законной силы на формальную и материальную речи быть не может.

Мы полагаем, что понятие законной силы является в основе своей единым применительно к приговору. Положения, связанные с различием обвинения по уголовному делу и граж- данским иском, которые подлежат разрешению в уголовном приговоре и гражданском решении, а также с особенностями гражданского и уголовного судопроизводства, проявляются в последствиях, которые наступают в результате вступления су- дебного решения в законную силу, в объеме действия решения, вступившего в законную силу, пределах этого действия, но они не могут влиять на определение самой сущности законной силы.

Сущность законной силы судебного решения состоит в наделении этого решения силой закона, что проявляется в его обязательности и авторитете, а также таких последствиях, как обязательность, непоколебимость, исключительность, преюди- циальность.

«Законная сила … строго определяет правовую природу судебного приговора и его место среди других юридических ак- тов. Благодаря ей приговор приобретает признак общеобяза- тельности, содержащиеся в нем распоряжения становятся тре- бованиями, беспрекословное исполнение которых является обязанностью каждого. Законная сила гарантирует также непо- колебимость и исключительность приговора, недопустимость повторного рассмотрения однажды разрешенного судом дела и вторичного привлечения к обвинению лица за те же самые

119

действия (бездействие). Тем самым создаются необходимые условия для нормального осуществления судебных функций, для усиления воспитательного воздействия судебной деятельности и для устойчивости как самих актов правосудия, так и положения осужденных или оправданных по суду лиц. Все это в конечном счете способствует дальнейшему укреплению законности, усилению гарантий прав и юридических охраняемых ин-

123

тересов граждан» .

Итак, остановимся подробнее на последствиях вступления судебного приговора в законную силу.

§ 2. Обязательность и непоколебимость судебного приговора

Законная сила приговора как правовой институт, представляющий собой совокупность уголовно-процессуальных норм, свидетельствует, что этот институт обладает следующими свойствами, закрепленными в нормах УПК: обязательностью, непоколебимостью, исключительностью и преюдициаль-ностью.

В юридической литературе одни ученые указывают, что вступившему в законную силу приговору придаются такие кон- кретные правовые черты закона, как общеобязательность, не- поколебимость и исключительность 124.

Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. С. 488. 124 См.: Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С.486-488; Гуткин И.М. Исполнение приговора. // Советский уголовный процесс. М., 1982. С. 451.

120

  • Другие полагают, что по всем вопросам, разрешенным в уголовном деле, приговор, вступивший в законную силу обла дает свойствами общеобязательности, исключительности и имеет преюдициальное значение 125. Также указываются такие последствия, как общеобязательность, неизменность, исклю- чительность и преюдициальность .

По нашему мнению, последствиями вступления приговора

  • в законную силу являются его обязательность, непоколеби мость, исключительность и преюдициальность.

Обязательность приговора означает, что никто не вправе считать для себя необязательной ту или иную часть приговора, отвергнуть те или иные моменты, пока вступивший в законную силу приговор не отменен в установленном законом порядке.

Следующее выражение обязательности заключается в

! положении, что решения, содержащиеся в судебном приговоре,

»

подлежат безоговорочному исполнению на всей территории

Российской Федерации. Оба эти требования вытекают из ст.ст.

32, 358 УПК.

Отдельные авторы это свойство приговора, вступившего в законную силу, именуют по-разному: Тетерин Б.С. и Пашкевич П.Ф. называют его стабильностью 127, Грошевой Ю.М. - за-конной силой .

“Без общеобязательности приговора его законная сила приобретает
формальный характер и теряет свое реальное

125 См.: Морщакова Т.Г. Приговор // Уголовный процесс / Под ред. П.А. Путин ской. М., 1995. С.373-374.

126 См.: Громов Н., Конев В., Николайченко В. Указ. соч. С. 13.

127 См.: Тетерин Б.С. Указ. соч. С. 9; Пашкевич П.Ф. Стабильность законного и обоснованного приговора, её значение и проблема правового обеспечения // Про блемы совершенствования советского законодательства. Труды 32-33. М., 1986. С. 138-145.

121

значение. Поэтому в случае необходимости исполнение приго- вора обеспечивается государственным принуждением” 129.

Под обязательностью приговора как свойством акта пра- восудия следует понимать обязанность определенных должностных лиц обеспечить его безусловное и точное исполнение130.

“В общеобязательности приговора проявляется действие принципа законности, направленного на обеспечение строгого соблюдения требований правовых норм и реального исполне- ния приговора”131.

Исходя из положений ст. 358 УПК возможно говорить об обязательности приговора не только для лиц, участвующих в разрешении уголовного дела, но и для организаций, учрежде- ний, предприятий, должностных лиц и граждан, не принимав- ших участия в рассмотрении дела.

В литературе встречаются различные точки зрения в отношении пределов действия законной силы приговора по уголовному делу или решения суда по гражданскому делу.

Одни авторы полагают, что законная сила решения суда не имеет пределов132, другие, напротив, утверждают, что не- обходимо различать определенные последствия, которые свя- заны с содержанием решения133.

Представляется необходимым отметить отдельные суще- ственные моменты, имеющие значение для уяснения сущности и пределов действия постановленного приговора. В уголовном

128 См.: Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. Харьков, 1979. С. 109-112.

129 Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. С. 486-488.

130 См.: Хамидуллин Б. Надзор за исполнением приговоров. Казань,1971. С. 108.

131 Грошевой Ю.М. Указ. соч. С.110.

132 См.: Авдюков М.Г. Судебное решение. М., 1959. С. 188.

133 См.: Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966. С. 176; Чечина НА Норма права и судебное решение. Л., 1961. С. 63-71.

122

» судопроизводстве законная сила приговора в соответствии со

ст. 358 УПК распространяется на всех должностных лиц и граждан, обязанных содействовать его исполнению. Следовательно, законная сила приговора в аспекте его исполнения не ограничена какими-либо субъективными пределами.

Обязательность последнего означает обязательность должностных лиц и граждан считаться с приговором и содейст-

  • вовать его исполнению.

По нашему мнению, обязательность судебного приговора не имеет субъективных пределов. По этому поводу, но в отношении судебного решения по гражданскому делу высказывался М.А. Гурвич: “…обязательность решения суда не имеет субъективных пределов”134.

Вместе с тем содержание приговора включает в себя также суждения о каких-либо обстоятельствах, мотивы приня-тия решения и т.д. Приговор может также затронуть интересы лиц, судьба которых по тем или иным основаниям не разрешена данным приговором (например, при совершении преступления группой лиц и выделении дела в отдельное производство, т.к. часть членов группы скрылись и поэтому вопрос об их уголовной ответственности по делу не разрешен).

Представляется, что утверждения суда в приговоре о доказанности фактов и другие выводы суда, кроме решений по вопросам о виновности или невиновности подсудимого, квалификации преступления, мере наказания и возмещении ущерба, причиненного преступлением, имеют законную силу лишь по данному уголовному делу и в отношении тех лиц, которые прямо

w указаны в приговоре. Не допускается приведение судом форму-

123

  • лировок, свидетельствующих о виновности в совершении пре ступления других лиц, не представших перед судом.

При выделении дела в отдельное производство в отношении некоторых обвиняемых в приговоре указывается о совершении подсудимым преступления совместно с другими лицами, но без указания их виновности, если это не установлено другим вступившим в силу приговором суда.

  • Кроме субъективных пределов действия приговора сле дует указать и на объективные пределы действия этого судеб ного акта.

В теории уголовного процесса данной проблеме уделено недостаточное внимание. Представители науки гражданского процесса данному вопросу посвятили ряд исследований, а в уголовно-процессуальной литературе он специально даже не рассматривался 135.

Объективные пределы законной силы приговора предусматривают действие судебного приговора во времени и пространстве. Приговор суда действует на всей территории Российской Федерации, учитывая положение при определении действия в пространстве уголовного закона. При наличии специальной оговорки в международных соглашениях судебный приговор сохраняет свою силу (полностью или частично) также на территории других государств.

Действие приговора во времени должно ограничиваться сроками
погашения судимости и сроками давности, уста-

134 См.: Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976. С. 152-153. # 135 См.: Зейдер Н.Б. Пределы действия законной силы судебного решения //

Ученые записки Саратовского юридического института. Вып. VII. Саратов, 1959. С. 42-67. Гурвич М.А.. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955. С. 110-120.

124

новленными законом для исполнения тех или других предписа- ний, содержащихся в акте правосудия по уголовному делу (например, ст.ст. 78, 83 УК РФ). По истечении таких сроков сила приговора теряется, т.к. судимость погашается или снимается, назначенная судом мера наказания не приводится в исполнение и т.д. Закон не устанавливает специального срока давности лишь относительно решения суда о признании особо опасного рецидива.

Объективные пределы действия законной силы приговора ограничиваются правовой оценкой суда, данной им в судебном заседании деянию подсудимого, а также выраженными в при- говоре предписаниями суда по вопросам разрешенного им уго- ловного дела. Объективные пределы действия законной силы приговора в данном аспекте рассмотрения самым тесным об- разом связаны с вопросами исключительности и преюдициаль- ности этого судебного акта.

Немаловажным представляется в решении об объективных пределах действия законной силы приговора определение тех противоправных действий осужденного, на которые эта сила распространяется. О законной силе приговора можно говорить лишь в отношении тех действий или бездействий лица (лиц), которые предшествуют вынесению приговора по данному уголовному делу.

При обнаружении новых фактов, являющихся результатом указанных в судебном приговоре действий или бездействия виновного и ставших известными после вынесения решения по делу, на наш взгляд, действует следующее положение. Исходя из того, что эти факты находятся в причинной связи с преступным деянием осужденного, уже отраженном в пригово-

125

ре суда, и составляют его часть, то они охватываются законной силой постановленного судебного акта.

Законная сила приговора касается деяния, которое составляло содержание разрешенного судом обвинения. Если по делу было несколько обвинений, то законная сила приговора охватывает все деяния, выраженные этими обвинениями. То деяние лица, в отношении которого вынесен приговор, но кото- рое не может восприниматься как составная часть обвинения по прежнему делу, находится за пределами действия этой силы.

Пределы законной силы приговора определяются содержанием обвинения, разрешенного в соответствующем приговоре суда. Пределы ограничиваются не только теми фактами, которые напрямую отражены в данном приговоре, а иногда не только признаками преступления, которое служило предметом судебного разбирательства.

Обвинение при всех обстоятельствах должно считаться таким же, как уже рассмотренное, если ставится вопрос:

  • о том же деянии с той же юридической оценкой;
  • в том же деянии, но с другой правовой квалификацией, относящейся к данному виду преступлений (например, речь идет об обвинении лица в умышленном убийстве в связи с действиями, которые в судебном приговоре расценены как причинение смерти в результате причинения тяжкого вреда здоровью);
  • о том же деянии, но с иной квалификацией, касающейся другого вида преступлений;
  • о наличии в действиях лица другого состава пре ступления, который вместе с составом, указанным в судебном

126

  • приговоре, должен образовать идеальную совокупность пре ступлений;

  • о фактах, непосредственно не отраженных в приговоре, но являющихся частью того сложного преступления, по которому было сформулировано разрешенное в судебном приговоре обвинение (например, обнаружение ранее неизвестных эпизодов при продолжаемых преступлениях);

    • о деянии, которое характеризуется само- I стоятельностью, но дополняет указанное в судебном приговоре ! деяние и составляет вместе с ним единое преступление.

При всех приведенных обстоятельствах речь идет о повторении с некоторыми изменениями или без таковых прежнего обвинения. Поэтому объективно на них распространяется законная сила имеющегося приговора суда.

По-иному оценивается ситуация и законная сила приго- i вора не распространяется, как только новые факты выходят за рамки разрешенного судом обвинения. Возможно отнести сюда случаи, когда в новых материалах речь идет о деянии, которое вместе с указанным в судебном приговоре образует реальную совокупность преступлений.

Статьи 371, 384 УПК отражают непоколебимость судебного приговора. Непоколебимость судебного приговора означает невозможность его отмены или изменения в обычном производстве.

В российском уголовном процессе законная сила приговора, проявляющаяся в его непоколебимости, не приравнивается к абсолютной
неопровержимости. Приговор, если он не-

  • правосуден, должен быть исправлен в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

127

л Порядок пересмотра приговоров, вступивших в законную

силу, не только обеспечивает их непоколебимость, но и направлен на окончательное устранение тех недостатков, которые делают невозможным существование приговора как акта правосудия.

Во избежание негативных последствий государство в лице судебной власти в некоторых случаях обязано отказаться от

  • законной силы ошибочного приговора. Оставление такого при-

говора в силе повлекло бы наступление непоправимого ущерба как для правосудия, так и для его участников (сторон).

Распространены случаи, когда в стадии исполнения приговора сокращается наказание или заменяется другим. Но это вовсе не означает, что приговор подвергается изменению. В юридической литературе встречаются взгляды, которые не допускают возможность сохранения вступившим в законную силу приговором свойства непоколебимости, если он утрачивает свойство обязательности. По мнению М.А. Чельцова, «приговор суда о лишении осужденного свободы на столько-то лет может быть изменен … с учетом целесообразности дальнейшего отбывания наказания осужденным»136. Э.Ф. Куцова придерживается точки зрения, что «если, например, поведение заключенного в месте лишения свободы и его отношение к труду свидетельствуют о том, что цель перевоспитания достигнута», то «такого осужденного необходимо освободить досрочно и этим приговор изменить»137.

См.: Чельцов М.А.. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 476. Куцова Э.Ф. Исполнение приговора (лекция). М., 1960. С. 4.

128

А.Л; Цыпкин утверждает: «Неизменность приговора носит относительный характер, и в процессе исполнения приговор может подвергнуться известным изменениям»138.

На наш взгляд, случаи, предусмотренные законодательством для сокращения наказания или замены его другим, пред- полагает утрату приговором не свойства непоколебимости, а свойства обязательности исполнения. В подобных случаях за- кон не требует, чтобы в определениях суда указывалось на из- менение приговора (в отличие от снижения наказания кас- сационной или надзорной инстанцией - ст. 350 УПК).

Вопросы освобождения от наказания или замены наказания другим решаются судом по месту отбывания наказания, не исключая случаев, когда осужденный отбывает наказание по приговору суда, стоящего выше суда по месту отбывания нака- зания. При допущении изменения приговора в стадии его ис- полнения закон наделил бы правом изменить приговор только вышестоящий суд. Учитывая это нижестоящий суд не может вносить свои коррективы и изменения в приговор вышестоящего суда, т.к. здесь усматривается противоречие с началами уголовного судопроизводства.

Мы согласны с точкой зрения Я.О. Мотовиловкера: «…Если назначенное приговором суда наказание сокращено или заменено более мягким в силу акта амнистии или помилования либо применения условно-досрочного или досрочного освобождения, срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания. Совершенно очевидно, что необходимость оговорить в законе указанные случаи

138 Цыпкин А.Л. Право на защиту в кассационном и надзорном производстве при исполнении приговора. Саратов, 1965. С. 114; см. также Рыжков И.Н. Стадия исполнения приговора в советском уголовном процессе: Автореф. дис… канд.

129

» возникла именно потому, что в них приговор не изменяется.

Если бы сокращение наказания или замена его более мягким в указанных в статьях УК случаях означали изменение приговора и стали бы тем самым частью резолютивной части приговора, как это бывает при рассмотрении дела в кассационном и надзорном порядке, то вопрос об исчислении срока погашения судимости не вызывал бы никаких сомнений. Мы бы тогда имели

  • одно решение, которое не с чем сравнивать»139.

Суд первой инстанции в стадии исполнения приговора не вправе изменить им же вынесенный приговор. Изменения приговора законодательно предусмотрено лишь в надзорном порядке. Создается положение, при котором налицо неизмененный приговор и параллельно вступившее в законную силу определение суда, к примеру, об условно- досрочном освобождении. Возникает необходимость законодательного урегулирова-ния данного вопроса и указания в законе о том, из какого именно, из двух судебных решений (приговор и определение) надлежит исчислять срок погашения судимости.

Иногда усматривается не только совпадение последствий, но и совпадение условий, при которых эти последствия наступают (изменение приговора). Мы считаем, что изменение наказания возможно лишь в кассационном или надзорном производстве и происходит оно путем изменения приговора (ст. 350 УПК), но никоим образом нельзя говорить об изменении приговора в стадии его исполнения. Исходить следует из того, что следствия нередко совпадают, хотя условия, при которых они наступили, могут быть разными.

»

юрид. наук. М., 1965. С. 6.

139 Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. Ч. 2. Кемерово. 1964. С. 119.

130

Любое изменение приговора в части наказания влечет изменение в виде или сроке отбывания наказания, но не вся- кое изменение в виде или сроке наказания происходит только путем изменения приговора, к примеру, вид или срок наказания изменились, а приговор при этом остается неизмененным.

Определение суда об освобождении осужденного после отбытия им меньшего срока наказания, чем указано в пригово- ре, не вносит изменения в резолютивную часть приговора. Иногда считается, что неважно, применен ли в определении термин «изменить приговор» или нет, но оно по своей сути из- меняет, корректирует приговор.

Если бы в определении устанавливались обстоятельства, касающиеся факта преступления, то это, несомненно, означало бы тем самым изменение приговора. Однако в данном случае не происходит одновременного действия двух судебных решений, дающих разные ответы на один и тот же вопрос.

Иным является положение, когда в стадии исполнения приговора наказание сокращается или заменяется другим. В приговоре содержится ответ на вопрос, какое именно нака- зание должно быть назначено подсудимому и подлежит ли оно отбытию подсудимым (п. 6 ст. 303 УПК). При этом судом учитывается характер, степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность.

Но разве может учесть суд при постановлении приговора уровень «исправимости» заключенного или каким окажется в будущем состояние здоровья осужденного, будет ли издан акт амнистии и т.д.

131

^ В стадии исполнения приговора суд,
рассматривающий

вопросы сокращения или изменения наказания, не занимается проверкой справедливости назначенного в приговоре наказания, соответствия наказания тяжести совершенного преступления и личности осужденного. Справедливость приговора как элемент его правосудности может стать предметом проверки лишь в надзорном порядке.

  • Следовательно, предмет рассмотрения в стадии испол-

нения приговора (исправление осужденного, характер его заболевания и т. д.) отличается от предмета рассмотрения в судебном разбирательстве (какое наказание соответствует тяжести преступления и личности подсудимого).

«Вошедший в законную силу приговор по уголовному делу считается неоспоримой истиной в той его части, которая констатирует наличие или отсутствие факта преступления и ви-

1*’

новности или невиновности в нем обвиняемого. Изменение меры наказания или полное освобождение от него в силу амнистии или помилования, относящихся к компетенции высших, несудебных органов, не колеблют истинности устанавливаемых в приговоре фактов»140.

При допущении нами положения, что определением суда, сокращающего или изменяющего наказание, изменялась бы резолютивная часть приговора, создалась бы ситуация, в которой положение лиц, осужденных за менее значительное преступление, будет приравнено к положению лиц, совершивших более тяжкое преступление, но отбывших тот же срок лишения свободы в силу освобождения от отбывания наказания по бо-

» лезни или по амнистии. В некотором смысле наказание за ме-

132

нее значительное преступление окажется равным наказанию за более тяжкое преступление, что в свою очередь нанесет дос- таточный вред. Стирается грань между понятиями «лицо осуж- дено к лишению свободы на срок …» и «лицо отбыло наказание в виде лишения свободы сроком …».

Случаи подобного нивелирования далеко не единичны на практике. Так, по данным Управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ по Саратовской области в 1997 г. только условно досрочно освобождено 1794 человека, в 1998 г. - 1278, в 1999 г. планируется условно-досрочное освобождение 1300 -1400 человек (относительно других видов изменения наказания см. приложение № 1)

В порядке надзора изменено наказание в 1997 г. в отношении 147, а в 1998 г. - 69 человек.

Решение этого вопроса имеет большое значение, т.к. речь идет о серьезной гарантии интересов правосудия и прав личности в уголовном процессе.

Итак, рассмотрение вопросов снижения наказания происходит в надзорном порядке вышестоящим судом, а также возможно судом по месту отбывания наказания при освобождении осужденного от наказания или при замене наказания в стадии исполнения приговора.

В надзорном порядке вышестоящий суд проверяет право- судность приговора. Предметом же проверки судом по месту отбывания наказания является не вопрос о правосудное™ при- говора, а вопрос о возникновении после вынесения приговора таких обстоятельств, которые делают невозможным или неце-

См.: Каминская В.И. Презумпция истинности судебного приговора в советском праве // Сов. гос-во и право. 1946. № 7. С. 38.

133

лесообразным исполнение приговора в таком виде, в каком он вступил в законную силу.

Различно влияние процессуальных решений и на судьбу осужденного и самого приговора, который подлежит изменению. Если в первом случае (надзорное производство) возможно изменение самого приговора и судьбы осужденного, то в другом случае влияние оказывается лишь на положение осужденного и применение к нему наказания, а приговор изменению не подлежит.

Решение о снижении наказания в надзорном производстве заменяет собой соответствующую часть приговора и становится его составной частью. В итоге имеем единое решение, по которому лицо считается осужденным иначе, чем в первоначальном приговоре.

Этих признаков нет в другом рассматриваемом нами случае. Действительно, определение об освобождении от наказания в стадии исполнения приговора не заменяет собой какой-либо части приговора и не становится его составной частью. В итоге имеем два решения, причем лицо продолжает считаться осужденным к той мере наказания, которая определена по приговору. Именно потому, что в стадии исполнения приговора не изменяется приговор и не решается вопрос о предмете процесса, определение выносится не вышестоящим судом.

§ 3. Исключительность и преюдициальность судебного приговора

134

Исключительность вступившего в законную силу приговора означает невозможность повторного решения дела ни судом, ни другими органами вплоть до отмены приговора в установленном законе порядке.

Не допускается вторичное рассмотрение дела о том же предмете процесса в порядке того же вида судопроизводства.

Содержащиеся в приговоре выводы исключают возможность принятия кем-либо к вторичному рассмотрению уже раз- решенное дело, постановлять по нему дополнительное или иное решение по существу разрешенного судом обвинения, пока не отменен в установленном законом порядке имеющийся приговор (п. 9 ст. 5 УПК). Иное положение предусмотрено про- ектом УПК, принятым Государственной Думой в первом чтении, которым предлагается введение апелляционного производства. Возможно это нововведение позволит наиболее быстро и безболезненно разрешить спорные моменты, возникающие после рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции.

Данное последствие вступления приговора в законную силу достаточно хорошо разработано в юридической литературе141 и практически не вызывает споров за исключением того, является ли преюдициальность выражением исключительности или это самостоятельные институты уголовного процесса142. Наш взгляд на решение этого вопроса мы предложим далее.

Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. Гл.1; Ар-сеньев В.Д. О фактах, не подлежащих доказыванию в процессе уголовного судопроизводства // Правоведение. 1965. № 1; Дорохов В.Я. Законная сила приговора в уголовном процессе // Сов. гос-во и право. 1954. № 6. С. 83-85.

142 См.: Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. Харьков, 1979. С. 112.

135

Наличие приговора, вступившего в законную силу, исключает возможность повторного привлечения осужденного лица к уголовной ответственности, а также делает невозможным и осуждение других лиц за совершение преступления, разрешен- ного уже имеющимся приговором.

Приговором суда от 14.12.96 г. Ч. признан виновным в том, что 23.04.93 г. совместно с Г. в с. Сосновка Саратовского района беспричинно, из хулиганских побуждений избил Б., причинив ему тяжкие телесные повреждения, а также материальный ущерб на сумму 19877 руб.

За эти же действия приговором Саратовского районного суда от 25.02.94 г. Ч. был осужден по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР к 1 году 6 месяцам лишения свободы, а Г. с применением ст. 41 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ по месту работы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 13.10.94 г. приговор суда от 25.02.94 г. в отношении Ч. был оставлен без изменения, а в отношении Г. отменен из-за мягкости назначенной меры нака- зания и неправильного применения ст. 41 УК РСФСР с возвра- щением дела на новое судебное рассмотрение.

Поскольку приговор от 25.02.94 г. в отношении Ч. был в кассационном порядке оставлен без изменения, т.е. вступил в законную силу, вторично он был осужден за эти же действия ошибочно.

Поэтому судебная коллегия 06.02.97 г. правильно отменила приговор Саратовского районного суда от 14.12.96 г. в от- ношении Ч., но не по тем основаниям.

В отношении Ч. приговор отменен ввиду допущенных про- цессуальных нарушений (ч.1 ст. 49 и ч. 3 ст. 69 УК РСФСР), то-

136

гда как следовало отменить приговор от 14.12.96 г. в отношении него в силу п. 9 ст. 5 УПК РСФСР, т.е. по обстоятельству, исключающему дальнейшее производство по уголовному делу, ввиду наличия вступившего в законную силу приговора суда по тому же обвинению.

Президиум Саратовского областного суда от 30.06.97 г. постановил: определение судебной коллегии по уголовным де- лам Саратовского областного суда от 06.02.97 г. в отношении Ч. изменить; считать отмененным приговор Саратовского рай- онного суда от 14.12.96 г. в отношении Ч. в силу п. 9 ст. 5 УПК РСФСР, т.е. по обстоятельству, исключающему дальнейшее производство по делу 143.

Невозможно также привлечение других лиц к уголовной ответственности за совершение преступных действий, если эти действия уже были предметом судебного рассмотрения и всту- пившим в законную силу приговором подсудимый был оправдан по основаниям, предусмотренным пп. 1,2 ст. 5 УПК (отсутствие состава преступления, неустановление события преступления).

В то же время данное правило не распространяется на других лиц при условии, что подсудимый был оправдан ввиду недоказанности его участия в совершении преступления (п. 3 ст. 309 УПК). В данном случае вступивший в законную силу приговор не препятствует осуждению виновных в совершении преступления, и потому нет необходимости его отмены. Всту- пивший в законную силу приговор не только не исключает, но и предполагает осуждение неустановленных участников совер- шенного преступления.

143 Постановление Президиума Саратовского областного суда от 30.06.97 г. на определение судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 06.02.97 г. и приговор Саратовского районного суда от 14.12.96 г.

137

Преюдициальность приговора - одно из специфических последствий вступления приговора в законную силу. В литера- туре встречается и другое название данного правового послед- ствия. Так, В.М. Семенов назвал его взаимной обязательностью приговоров и решений 144. На наш взгляд, расхождения в содержании понятия здесь нет, а лишь в употребляемых тер- минах. Мы же отдаем предпочтение традиционному термину «преюдициальность» (предрешаемость).

Не следует смешивать исключительность и преюдициальность. Различие между ними состоит в том, что правило ис- ключительности предотвращает возбуждение, разбирательство и разрешение тождественного дела, тогда как в правиле пре- юдициальности речь идет о недопустимости перерешения от- дельных вопросов факта и права, ранее разрешенных в другом деле и имеющих значение для данного дела. Правило преюди- циальности обязывает суд считаться с тем, как эти вопросы были разрешены ранее. Нарушение этого правила не влечет за собой прекращения дела производством, как это имеет место при нарушении правила исключительности. Но между этими правилами есть и сходство. Каждое из них запрещает разрешение вопросов, уже установленных вступившим в законную силу приговором.

Преюдициальность возможно рассматривать в двух плоскостях: соприкосновение приговора с приговорами по другим категориям дел и соприкосновение судебного приговора с ре- шением суда по гражданскому делу.

144 См.: Семенов В.М. Взаимная обязательность решений и приговоров в советском гражданском процессе // Вопросы советского гражданского права и процесса. М.,1955. С. 145.

138

Вопросу о преюдициальном характере приговоров и решений уделено в теории уголовного процесса значительное внимание 145. И тем не менее этот вопрос продолжает оставаться спорным и решается по-разному не только в теории, но и в законодательстве.

Ф.Н. Фаткуллин и В.Д. Арсеньев146 полагают, что пре- юдиция.определяется недопустимостью ведения производства по поводу такого же обвинения, о котором есть неотмененный приговор или определение (постановление) о прекращении де- ла (пп. 9 - 10 ст. 5 УПК).

Правила, закрепленные в пп. 9 - 10 ст. 5 УПК, не относятся к проблеме преюдициальности, поскольку преюдициальный факт имеет определенное доказательственное значение при установлении обстоятельств по другому делу. При наличии же обстоятельств, указанных в пп. 9 - 10 ст. 5 УПК, речь идет о невозможности производства по уголовному делу в силу исключительности приговора. Исключительность вступившего в законную силу процессуального акта и преюдиция - различные процессуальные институты.

См.: Каминская В.И.. Презумпция истинности судебного приговора в советском праве // Сов. гос-во и право. 1946. № 7; Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М., 1947; Дорохов В.Я. Законная сила приговора в советском уголовном процессе // Сов. гос-во и право. 1954. № 6; Семенов В.М. Указ. соч.; Шардыко С, Воложанин В., Матвиенко Е. Преюдициальный характер решений и приговоров, вступивших в законную силу // Соц. законность. 1956. № 6; Мотовиловкер Я.О. Показания и объяснения обвиняемого как средство защиты в советском уголовном процессе. М.( 1956; Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. Кемерово, 1962.; Винберг А., Кочаров Г., Миньковский Г. Акту- альные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе // Соц. за- конность. 1963. № 3; Петрухин И.Л. Внутреннее убеждение суда и правовые пре- зумпции // Сов. гос-во и право. 1964. № 3; Арсеньев В.Д. О фактах, не подлежащих доказыванию в процессе уголовного судопроизводства // Правоведение. 1965. № 1.

146 См.: Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. Гл. 1; Арсеньев В.Д. Указ. соч.

139

л Применительно к уголовному судопроизводству можно

выделить следующие виды преюдиции: гражданско-процессуальную и уголовно-процессуальную.

Гражданско-процессуальная преюдиция, или преюдиция решения, определения, постановления по гражданскому делу при рассмотрении уголовного дела, закреплена в ст. 28 УПК. Эта статья устанавливает следующее правило: «Вступившее в

ш законную силу решение, определение или постановление суда

по гражданскому делу обязательно для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при производстве по уголовному делу только по вопросу, имело ли место событие или действие, но не в отношении виновности обвиняемого».

Следовательно, преюдициальность решения, определения, постановления суда по гражданскому делу не связывает суд при рассмотрении уголовного дела в отношении ус-тановления виновности подсудимого. Это можно объяснить тем, что в прошедшем гражданском процессе обвиняемый пользовался правами стороны (ответчика) при установлении того события или действия, которое ему впоследствии по уголовному делу вменяется как преступление. Есть существенное различие между правовым статусом обвиняемого в уголовном судопроизводстве и правовым статусом по гражданскому делу, в котором обвиняемый участвовал в качестве стороны. Прежде всего, когда ответчик участвует в судебном разбирательстве, его права не совпадают с правами обвиняемого точно так же, как условия, при которых суд признает установленным или опровергнутым действие или событие в гражданском судопроиз-

  • водстве, не совпадают с условиями, при которых суд дает по-

140

ложительный или отрицательный ответ на вопрос, имело ли место событие преступления.

Беспрекословным является положение, согласно которому суд, рассматривающий дело, обязан тщательно, всесторонне и объективно проверить все доказательства (ч. 3 ст. 70 УПК). Отсюда вытекает положение, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, так как они оцениваются по внутреннему убеждению судей (ст. 71 УПК). Следовательно, ст. 28 УПК невозможно рассматривать в отрыве от ст.ст. 68 - 71 УПК. Именно здесь возникает коллизия правовых положений.

Нам импонирует точка зрения М.С. Строговича о том, что «установленный гражданским решением факт считается истин- ным до тех пор, пока при разбирательстве уголовного дела нет оснований в нем сомневаться, пока в уголовном деле нет про- тиворечащих и опровергающих его данных. Если же возникают основания для сомнения, если в деле имеются доказательства, опровергающие установленный гражданским решением факт, последний подлежит проверке, исследованию, доказыванию, и рассматривающий уголовное дело суд не может быть связан состоявшимся ранее гражданским решением»147.

А. Винберг, Г. Кочаров, Г. Миньковский считают, что «орган дознания, следователь, прокурор, суд применяют правила ст.ст. 28 и 358 при производстве по уголовному делу с учетом требований ст.ст. 68 - 71 УПК»148.

В тех случаях, когда речь идет об одних и тех же фактических основаниях, в равной мере подлежащих установлению

147 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М. -Л., 1947. С. 216.

141

  • как по уголовному, так и по гражданскому делу, суд при иссле- довании события преступления и причиненного им материального вреда вправе при наличии сомнений проверить факты, которые легли в основу решения по гражданскому делу, и при постановлении приговора должен руководствоваться обстоятельствами, установленными в судебном разбирательстве. При рассмотрении же разных фактических оснований суд обя-
  • зан принять преюдициальность решения, вступившего в закон- ную силу как неоспоримую.
  • Преюдициальное действие приговора распространяется на судебное решение по гражданскому делу. В соответствии со ст. 55 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор обязателен для суда, рассматривающего дело в порядке гражданского судопроизводства о гражданско-правовых последствиях, вытекающих из действий осужденного, в части того, имели место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Закон не предоставляет гражданскому суду права при разрешении им гражданского дела выносить решение по во просу о виновности лиц, преступные действия которых могли иметь значение для разрешения вопросов, стоящих перед этим судом (ст.29 УПК). Вопрос о виновности подсудимого выходит за пределы компетенции суда, рассматривающего гражданское дело. Несмотря на единство судов закон предусматривает це лый ряд специальных условий, обеспечивающих нахождение истины при рассмотрении уголовного дела, которые не могут быть выполнены при разрешении судом гражданского спора. «В тех случаях, когда закон уполномочивает суд при рассмот- » рении уголовного дела разрешать гражданско-правовые вопро-

148 Винберг А., Комаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории су-

142

  • сы, решение суда по этим вопросам получает обязательную силу, приобретает значение истины. Если, однако, при рас смотрении уголовного дела суд, выйдя за пределы пре доставленной ему законом компетенции, займется разрешени ем гражданско-правовых споров, ему в этом случае неподсуд ных, то выводы суда в этой части не могут приобрести значе ния истины»149.

  • Законодательство признает обязательным для граждан ского суда приговор по уголовному делу и для уголовного суда решение по гражданскому делу по тем вопросам, которые от носятся к компетенции суда в момент рассмотрения им того или иного дела. Вынесение приговора или решения, выходяще го за пределы компетенции суда, должно лишить такой приго вор или решение обязательности. Презумпция истинности су дебного приговора или решения на них не распространяется.

Решение уголовного суда, при условии соблюдения предоставленной ему компетенции, получает силу закона и охраняется презумпцией истинности судебного приговора или решения.

Статья 157 УК РФ предусматривает преюдициальность судебного решения по гражданскому делу, которым устанавливается обязанность подсудимого по содержанию детей и нетрудоспособных родителей. Указанную преюдицию можно отнести к числу неоспоримых, поскольку суд при рассмотрении уголовного дела, связанного со злостным уклонением от уплаты средств на содержание, не вправе устанавливать правомерность взыскания с подсудимого алиментов, т.е. решать во-

Ф LJ

дебных доказательств в уголовном процессе // Соц. законность. 1963. № 3. С. 24.

149 См.: Каминская В.И. Презумпция истинности судебного приговора в советском праве // Сов. roc-во и право. 1946. № 7. С. 42.

143

прос о праве гражданском. Поэтому при появлении сомнений в правомерности взыскания алиментов суд, разбирающий уго- ловное дело, не может и не должен проверять данное обстоя- тельство, поскольку здесь действует правило об ис- ключительности судебного решения по гражданскому делу, ус- тановившему определенное правоотношение. Суд обязан ис- ходить из него как несомненного и при доказанности уклонения подсудимого от платежа алиментов вынести обвинительный приговор.

При постановлении приговора по уголовному делу у суда может возникнуть сомнение в правосудности решения по граж- данскому делу, но это вовсе не означает возможность неприня- тия решения, т.к. его действие определяется исключительностью судебного решения по гражданскому делу.

По вопросу о значении свойств исключительности и обя- зательности вступивших в законную силу судебных решений по гражданским и уголовным делам и презумпции их истинности можно отметить следующее: отказ в иске, постановленный в порядке гражданского судопроизводства, лишает истца права вторичного предъявления того же иска по уголовному делу (ч.2 ст. 29 УПК). Отказ в гражданском иске, постановленный при производстве уголовного дела (ст, 310 УПК), лишает истца права предъявить его в порядке гражданского судопроизводства (ч. 6 ст. 29 УПК).

Уголовно-процессуальная преюдиция возникает:

  • при рассмотрении дела, выделенного в отдельное про- изводство (например, в отношении соучастника преступления, скрывавшегося ранее от следствия и суда);

144

  • при рассмотрении дела по вновь открывшимся обстоя- тельствам;
  • при признании подсудимого особо опасным рецидиви-
  • 150 CTOM.

При рассмотрении уголовного дела иногда возникает не- обходимость установления обстоятельств, которые уже были предметом судебного разбирательства по другому уголовному делу. Например, в деле о лжесвидетельстве имеется копия вступившего в законную силу приговора по уголовному делу, по которому суд признал установленным, что показания свидетеля не соответствуют действительности. Можно ли именно поэтому исходить из того, что факт дачи ложных показаний свидетелем предрешен и исследованию и доказыванию не подлежит?

По данному вопросу высказался В.Я. Дорохов, полагающий, в частности, что по делу о лжесвидетельстве суд не вправе иначе оценить показания свидетеля, чем их оценил суд по основному делу. В противном случае, указывает автор, «может создаться такое положение, когда в законную силу вступят два приговора, в которых будут даны прямо противоположные оценки одним и тем же фактам»151. Однако его доводы нельзя признать верными.

Можно выделить несколько точек зрения на правовые по- следствия гражданско-процессуальной и уголовно-процессу- альной преюдиции. Одни авторы полагают, что до отмены су- дебного решения, имеющего преюдициальное значение, суд, который разбирает уголовное (гражданское) дело, не вправе

150 См.: Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. Харьков, 1979. С. 113.

151 Дорохов В.Я. Законная сила приговора в уголовном процессе // Сов. гос-во и право. 1954. №6. С. 83.

145

  • выносить приговор (решение) по своему убеждению152. Другие считают, что если возникает противоречие между преюдици-альностью и судейским убеждением, судьи должны постановить приговор (решение) по своему убеждению 153. Иными словами, преюдиция может противоречить убеждению судей, рассматривающих данное уголовное дело, т.е. возникает противоречивая и коллизионная ситуация, которую М.С. Строгович и
  • Я.О. Мотовиловкер разрешают в пользу внутреннего убеждения судей 154, В.И. Каминская и В.Я. Дорохов - в пользу преюдиции.
  • В теории уголовного процесса одни считают, что «презумпция истинности судебного решения ни в коем случае не должна связывать судейское убеждение и не может навязывать суду, рассматривающему дело, определенные выводы, в истинности которых суд не убежден»155.

По мнению других, наоборот, «в пределах… действия преюдиции… повторное доказывание ранее уже установленных или признанных неустановленными фактов совершенно недопустимо и находится в противоречии с требованиями законности». Сторонники этой точки зрения считают, что в связи с этим «ст. 68 УПК требует ограничительного толкования»156.

Третьи высказываются более компромиссно, полагая, в частности, что «если устанавливаются обстоятельства, свидетельствующие, что ранее вынесенное решение… неправильно, то до принятия решения по рассматриваемому делу ставится

152 Дорохов В.Я. Указ.соч. С. 83; Каминская В.И. Указ. соч. С. 39-40.

153 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М.-Л, 1947. С. 212-224.

154 См.: Строгович М.С. Там же. С. 214; Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопро сы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно- процессуального законодательства. Кемерово, 1962. С. 130- 132.

155 См.: Мотовиловкер Я..О. Там же. С. 132.

146

вопрос об отмене или изменении первого решения в установ- ленном порядке»157.

Нам представляется правильным решение, которое предлагается по данному вопросу в работе «Теория доказа- тельств в советском уголовном процессе»: «В соответствии с законом, установившим принцип оценки доказательств по внут- реннему убеждению, преюдиция должна быть судом отверг- нута, когда она опровергается собранными по делу доказа- тельствами…»158.

Мнение М.С. Строговича поддерживает данное предложение: «Суд вовсе не исходит из установления первым приговором фактов как истинных, но обязан подвергнуть исследованию все обстоятельства, касающиеся обвиняемого, и удовле- творяется в отношении некоторых фактов их удостоверением ранее вынесенным приговором в тех случаях, когда эти факты бесспорны, подтверждаются рассмотренными по делу доказа-

-1С О

тельствами» .

Остановимся на точке зрения СВ. Курылева по вопросу о преюдициальной связи вступивших в законную силу судебных решений в уголовном процессе. «В основе преюдициальности лежат принципы объективной истины и процессуальной эконо- мии в их взаимодействии»160. О руководстве принципом истины при принятии решения не может идти речи, если суд при реше-

156 Арсеньев В.Д. О фактах, не подлежащих доказыванию в процессе уголовного судопроизводства // Правоведение. 1965. № 1. С. 103 - 104.

Винберг А., Комаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе // Соц. законность. 1963. № 3. С. 24.

158 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М. 1966. С. 456.

159 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М.- Л., 1947. С. 219.

160 Курылев СВ. Установление истины в советском правосудии: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1967. С. 21.

147

нии вопроса о виновности или невиновности связан с фактом, который установлен был ранее ошибочно. Автор считает, что связывать суд ранее ошибочно установленным фактом во имя каких-либо соображений процессуальной экономии означало бы вступить в противоречие с основными началами правосудия по уголовным делам.

По мнению Г.М. Резника, суд при наличии сомнений в достоверности преюдициальных фактов вправе заново их ис- следовать, и если эти факты по убеждению суда установлены неправильно, то он приостанавливает производство по делу и вносит представление об опротестовании ранее вынесенного приговора (решения) в порядке судебного надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам 161. Нельзя согласиться с этой точкой зрения, ибо в соответствии со ст. 257 УПК приос- тановление судебного разбирательства может иметь место лишь тогда, когда подсудимый уклонился от явки в суд либо заболел психической или иной тяжелой длительной болезнью, исключающей разбирательство дела.

И.Л. Петрухин предлагает, чтобы в подобной ситуации суд выносил приговор по своему убеждению, но этот приговор, поскольку им отвергнута преюдиция, не вступает в законную силу до тех пор, пока вышестоящий суд не проверит оба приго- вора (или приговор и решение по гражданскому делу) и не решит вопрос, какой из них правосуден 162. Эту точку зрения под- держивают авторы работы «Теория доказательств в советском уголовном процессе» и предлагают, чтобы «приговор, которым отвергнута преюдиция, не вступал в законную силу до тех пор,

161 См.: Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977. С. 56-60.

148

пока вышестоящий суд не проверит оба приговора и не решит вопрос, какой из них правилен»163.

Приостановление производства по делу при наличии со- мнений в преюдициальных фактах противоречило бы требованиям закона. Судьи обязаны разрешить уголовное дело в соответствии с полученными ими знаниями в судебном разбирательстве, проверив достоверность преюдициальных фактов или с учетом последних.

Возвратимся к вопросу о порядке отмены вступившего в законную силу приговора, постановленного на основании заведомо ложных показаний свидетелей. Такой приговор отменяется лишь после того, как заведомая ложность этих показаний установлена другим вступившим в законную силу приговором суда (п. 1 ст. 384 УПК). Если же исключить всякую возможность вынесения двух судебных решений, касающихся одного и того же события и устанавливающих противоположные факты, тогда стало бы невозможным и установление лжесвидетельства до отмены вступившего в законную силу приговора, основанного на этом свидетельстве. Создалось бы весьма своеобразное положение, при котором для отмены приговора по вновь открывшемуся обстоятельству следует установить в приговоре лжесвидетельство, но для этого необходима предварительная отмена ранее вынесенного приговора, что в свою очередь невозможно без предварительного установления в приговоре лжесвидетельства и т.д.

Не подлежит сомнению, что требования установления истины по делу, обеспечения обвиняемому права на защиту, вы-

162 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. ЖогинаМ., 1973. С. 360.

163 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М.,

149

несения приговора по внутреннему судейскому убеждению не могут остановиться перед положением, когда в законную силу вступят два приговора, в которых будут даны противоположные оценки одним и тем же фактам. Суть вопроса заключается в том, чтобы противоречащие друг другу приговоры не оставались в законной силе продолжительное время, а в наиболее короткий срок была устранена возникшая коллизия. Наличие вступивших в законную силу противоречивых решений послужит основанием для соответствующего протеста в порядке судебного надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам в целях устранения положения, не согласующегося с требованием истины в процессе.

Во всех перечисленных случаях преюдициальность вступившего в законную силу судебного решения не вступает в противоречие с принципами оценки судом доказательств по внутреннему убеждению и не связывает судейское убеждение или препятствует полному осуществлению права обвиняемого на защиту. В указанных случаях преюдиция приговора опро- вержима.

По-иному обстоит дело с преюдициальным значением ранее вынесенных приговоров при признании особо опасного рецидива. Существует мнение, что если суд придет к выводу о неправильности квалификации деяния по предыдущему приго- вору (приговорам) и это имеет значение для решения вопроса о признании особо опасного рецидива, то суд вправе отказаться от признания его таковым. Данное утверждение вызывает серьезные возражения. Суд при признании особо опасного ре- цидива не может обсуждать правильность квалификации дея-

  1. С. 456.

150

ния по предыдущему приговору, т.к. он не имеет права иссле- довать те фактические обстоятельства, которые не охва- тываются обвинением по разрешаемому уголовному делу (ст. 254 УПК). Свои сомнения в отношении квалификации деяния, установленной предыдущим приговором, суд выражает путем вынесения частного определения, доводя последнее до сведе- ния лиц, наделенных законодательством правом подачи про- теста для рассмотрения дела в надзорной инстанции.

В соответствии с изложенным предлагаем включить в УПК статью следующего содержания:

«Никто не может быть повторно осужден по одному и тому же обвинению, кроме случаев пересмотра дел в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

При разрешении вопросов, соприкасавшихся с предметом судебного разбирательства, ранее разрешенного другим судом, суд (судья) оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объ- ективном рассмотрении всех обстоятельств дела и в их сово- купности, руководствуясь законом и правосознанием. Правовая оценка фактов, ставших предметом предыдущего судебного разбирательства, не имеет для суда заранее установленной силы.

При затрагивании вопросов, не относящихся к предмету рассмотрения уголовного дела, находящегося в данный момент в производстве, суд обязан принять факты, удостоверенные ранее вынесенным приговором по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу как бесспорные.

При постановлении приговора, по иному оценивающему обстоятельства, ранее разрешенные при другом разбиратель-

151

стве, суд путем вынесения частного определения доводит до сведения лиц, наделенных правом подачи протеста для рас- смотрения дел в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам».

Подводя итоги сказанному, можно прийти к следующим выводам.

По нашему мнению, законная сила приговора есть особое качество акта правосудия по уголовному делу, являющееся воплощением силы и авторитета судебной власти и наделяющее приговор такими характерными свойствами, как обяза- тельность, непоколебимость, исключительность и преюдици- альность. Эти свойства означают, что приговор приобретает силу закона относительно уголовного дела, по которому он вы- несен.

Однако приобретая некоторые свойства закона, судебный приговор таковым не становится. Учитывая возможность пере- смотра судебного приговора в порядке исключительных стадий уголовного процесса, мы указываем на то, что приговор не ста- новится законом в общеправовом толковании этого понятия.

Никто не вправе считать для себя необязательной ту или иную часть приговора, пока вступивший в законную силу приговор не отменен в установленном законом порядке. Решения, содержащиеся в судебном приговоре, подлежат безоговороч- ному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Законная сила приговора в аспекте его исполнения не ог- раничена какими-либо субъективными пределами.

Объективные пределы действия законной силы приговора ограничиваются правовой оценкой суда, данной им в судебном заседании деянию подсудимого, а также выраженными в при-

152

говоре предписаниями суда по вопросам разрешенного им уго- ловного дела.

В российском уголовном процессе законная сила приговора, проявляющаяся в его непоколебимости, не приравнивается к абсолютной неопровержимости. Приговор, если он не- правосуден, должен быть исправлен в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Сокращение наказания или замена его другим в стадии исполнения приговора не означает, что приговор подвергается изменению.

Не допускается вторичное рассмотрение дела о том же предмете процесса в порядке того же вида судопроизводства, т.е. невозможна абсолютная идентичность предметов процесса для разных судебных разбирательств.

Вступивший в законную силу приговор может утратить свойства непоколебимости и обязательности одновременно только путем пересмотра приговора в порядке судебного надзора или возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Прекращение действия обязательности вступившего в законную силу приговора может быть следствием либо обстоятельств, влекущих отмену или изменение приговора в установленном законом порядке, либо обстоятельств, не влияющих на непоколебимость приговора (например, акт амнистии, освобо- ждение от наказания по болезни, условно-досрочное освобож- дение, замена одного наказания другим, смерть осужденного).

В стадии исполнения приговора при сокращении или замене наказания этот судебный акт теряет свойство обязательности, оставаясь непоколебимым и исключительным.

153

  • Преюдициальность вынесенного приговора или решения

суда зависит от того, соприкасаются ли вопросы, разрешаемые ими, с предметом судебного разбирательства, ранее рассмотренного другим судом. В зависимости от этого суд обязан принять факты как бесспорные или оценивать их по внутреннему убеждению.

т

154

Заключение

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

? Приговор суда - основное процессуальное решение по уголовному делу, наделенное законной силой, облекаемое в форму акта государственной власти, постановляемое судом первой инстанции в результате судебного разбирательства и рассматривающее вопросы виновности или невиновности под судимого в совершении преступления и о применении наказа ния к виновному.

? Вынесенный по уголовному делу приговор презюмиру- ется истинным, пока не будет доказана его возможная ошибоч ность. Положения, изложенные в судебном приговоре, счита ются отражающими истину по делу, пока не будет доказано об ратное.

Мы считаем, что вступление приговора в законную силу презюмирует приговор истинным независимо от соблюдения требований, предъявляемых к приговору как акту правосудия, и их проверки кассационной инстанцией.

С учетом изложенного мы полагаем, что содержание ч. 3 ст. 50 Конституции Российской Федерации должно быть изложено в следующей редакции:

«3. Стороны в судопроизводстве имеют право на пересмотр как не вступившего, так и вступившего в законную силу приговора (решения). Последний считается истинным до тех пор, пока не будет отменен или изменен соответствующим су- дом в порядке, установленном федеральным законом».

155

? Предлагаем в связи с введением в понятие приговора признака законной силы дать следующую ее дефиницию:

«Законная сила приговора есть особое качество акта правосудия по уголовному делу, являющееся воплощением си- лы и авторитета судебной власти и наделяющее приговор та- кими характерными свойствами, как обязательность, непоколе- бимость, исключительность и преюдициальность. Эти свойства означают, что приговор приобретает силу закона относительно уголовного дела, по которому он вынесен».

? Приобретая некоторые свойства закона, судебный при говор таковым не становится. Учитывая возможность пере смотра судебного приговора в порядке исключительных стадий уголовного процесса, мы указываем на то, что приговор не ста новится законом в общеправовом толковании этого понятия.

? Соответствие приговора требованиям законности, обоснованности, мотивированности и справедливости характеризует его как приговор правосудный.

При нарушении хотя бы одного из требований, предъявляемых к приговору, он не может вообще считаться актом правосудия и подлежит отмене или изменению в установленном законом порядке еще до вступления его (приговора) в законную силу в кассационном порядке или же по вступлению в законную силу в порядке надзора.

? Приговор суда присяжных выступает как комплексный процессуальный акт, состоящий из вердикта присяжных заседателей и собственно приговора, выносимого профессиональным судьей.

Учитывая особенности в процессе формирования приговоров различными судебными составами считаем возможным

156

предложить уголовно-процессуальную норму следующего со- держания:

«Правосудным признается приговор, отвечающий требованиям законности, обоснованности, мотивированности и справедливости.

Приговор суда присяжных признается правосудным, если вердикт присяжных заседателей отвечает требованиям закон- ности и справедливости, а постановленный на его основе при- говор профессионального судьи отвечает требованиям закон- ности, мотивированности и справедливости».

? Необходимо введение в законодательство нормативных дефиниций требований, предъявляемых к приговору. В связи с этим предлагаем норму следующего содержания:

«Законность приговора означает вынесение этого судебного акта от имени государства с соблюдением требований закона в процессе производства по делу и при его разрешении, а также с правильным применением правовых норм законным составом суда.

Обоснованным признается приговор, если выводы суда при разрешении дела по существу соответствуют достаточной совокупности исследованных судом доказательств.

Мотивированным признается приговор, если выводы, со- держащиеся в нем, опираются на согласующиеся между собой фактические, правовые и нравственные доводы суда, отра- женные в описательной части приговора.

Приговор признается справедливым, если виновному оп- ределено наказание или другая мера воздействия в соот- ветствии со степенью общественной опасности совершенного

157

им преступления и его личности, а невиновный оправдан и реабилитирован».

? В данном исследовании проанализированы последствия вступления приговора в законную силу. На наш взгляд, не- возможна абсолютная идентичность предметов процесса для разных судебных разбирательств. Вопросы изменения обвине- ния в приговоре ограничиваются объективными пределами действия этого судебного акта.

Законная сила приговора, проявляющаяся в его непоко- лебимости, не приравнивается к абсолютной неопровержимости. Приговор, если он не отражает истину по делу или неправосуден, должен быть исправлен в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

В соответствии с изложенным предлагаем включить в проект УПК статью следующего содержания или дополнить действующий УПК РСФСР 1960 года:

«Никто не может быть повторно осужден по одному и тому же обвинению, кроме случаев пересмотра дел в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

При разрешении вопросов, соприкасавшихся с предметом судебного разбирательства, ранее разрешенного другим судом, суд (судья) оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объ- ективном рассмотрении всех обстоятельств дела и в их сово- купности, руководствуясь законом и правосознанием. Правовая оценка фактов, ставших предметом предыдущего судебного разбирательства, не имеет для суда заранее установленной силы.

158

При затрагивании вопросов, не относящихся к предмету рассмотрения уголовного дела, находящегося в данный момент в производстве, суд обязан принять факты, удостоверенные ранее вынесенным приговором по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу как бесспорные.

При постановлении приговора, по иному оценивающему обстоятельства, ранее разрешенные при другом разбиратель- стве, суд путем вынесения частного определения доводит до сведения лиц, наделенных правом подачи протеста для рас- смотрения дел в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам».

Решение вопросов законной силы приговора оказывает существенное влияние на производство в стадиях кассационной проверки, исполнения приговора и стадиях исключительных производств (в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам). Многие вопросы не находят однозначного решения ни в юридической литературе, ни в законодательстве, ни на практике.

Неоднозначность некоторых положений пагубно сказывается на осуществлении прав личности, месте человека и гражданина в жизни общества и государства.

На наш взгляд, необходимо скорейшее урегулирование в законодательстве и на практике положений, касающихся су- дебного приговора, его правосудности и законной силы этого судебного акта.

Оставление большого количества коллизий по указанным вопросам, является серьезным ущемлением гарантий прав лич- ности в уголовном процессе.

159

Приложение № 1

Применение амнистии от 24.12.97 г. зав месяцев 1998 г. (данные Управления юстиции Саратовской области)

Судами первой инстанции в порядке ст. 369 УПК по приговорам не вступившим в законную силу вступившим в законную силу в отношении

осужденных условно осужденных с отсрочкой осужденных к штрафу к которым применены ст.ст. 79, 80, 93 УК РФ Всего: 34 1945 186 248 52 Изменение наказания, указанного в приговоре (по числу лиц)

Годы 1997 1998 1999 (план) Условно-досроч- ное освобождени э 1794 1278 164 1300-1400 Переведено в колонии-посе- ления 602 691 600 Помиловано 59 230

Изменена мера наказания в порядке надзора 147 69

По амнистии в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. от 19.04.95 г. от отбывания наказания, связанного с лишением свободы, освобождены около 600 чел. (УИН Саратовской обл.).

По амнистии от 24.12.97 г. от отбывания наказания, связанного с лишением свободы, освобождены 305 человек (УИН Саратовской обл.); сокращены сроки отбывания наказания в отношении 187 чел. (УИН Са- ратовской обл.).

В Тамбове - 1790 чел.

Приложение № 2

Сведения о работе судов Саратовской области за 1997-98 гг.

Наименование суда Поступило уголовных дел Рассмотрено с вынесением приговора Окончено

уголовных

дел С нарушением УПК ? • 1997 1998 1997 1998 1997 1998 1997 1998 Балаковский городской 1714 1345 1263 1050 1923 1480 16 15 Балаковский районный 339 254 284 330 307 374 4 3 БалтайскиЯ районный 102 84 72 83 90 130 8 80 Вольский городской 960 928 895 836 1174 1035 0 216 Дергачевский районный 225 207 181 250 263 287 157 157 Красноармейский городской 502 545 521 488 609 606 503 184 Новобурасский районный 160 165 88 122 149 175

Саратовский районный 557 598 377 458 569 643 181 5 Волжский районный (г. Саратов) 435 438 355 362 420 432 11 89 Заводской районный (г. Саратов) 2004 1667 1222 1095 1974 1749 96 31 Кировский районный (г. Саратов) 1244 1125 835 849 1263 1138 21 9 Ленинский районный (г. Саратов) 1187 1240 860 940 1186 1297 14 4 Октябрьский районный (г. Саратов)’ 905 786 564 569 909 895 307 101 Фрунзенский районный (г. Саратов) 573 579 466 446 588 584 40 9

Итого:

по г. Саратову 5974 5835 4302 4261 6340 6095 489 243 по области 21999 20965 16932 17038 22419 22105 2210 1376

161

Приложение № 3

Опросный лист

Нами проводится исследование на тему: «Законная сила приговора в уголовном процессе». Убедительно просим Вас помочь в нашей работе и ответить на вопросы этой анкеты.

Заранее благодарны за поддержку.

1) Считаете ли Вы оправданным исключение из описательной части приговора мотивировки решения судьи?

? да ? ? нет ? 2) Влияет ли на процесс формирования мнения по како му-либо конкретному делу этап обоснования и формулирова ния мотивов решения?

? да ? ? нет ? ? не уверен ? 3) Вы предпочли бы письменное или устное оформление мотивов решения в приговоре?

? письменное ? ? устное ? Если Вы выбрали ответ «устное» на предыдущий вопрос, то обоснуйте, пожалуйста, почему

? громоздкость письменного оформления ? ? нехватка времени ? ? иные причины ?

Приложение № 4 Анализ деятельности Саратовского областного суда:

Пересмотрено приговоров 1995 1996 1997 1998 (6 мес.) Отменены и изменены обвинительные приговоры по числу лиц 348 378 596 261 В том числе необоснованное осуждение 11 5 10 5 Отменены оправдательные приговоры по числу лиц 31 32 32 18 отменены и изменены обвинительные приговоры в порядке надзора 359 173 113 72 В том числе необоснованное осуждение 2 5 4 0 Вынесено кассационных определений по уголовным делам с приговорами 1952 2232 2550 1509 Из них отменено и изменено 103 71 62 33

Приложение №5

Обвинительные приговоры отменены в порядке надзора:

Отменены и изменены приговоры судов первой инстанции, в т.ч. отмененные и измененные С направлением дела С прекращением дела Ч

ост

д

т об

на доп.

расследо

-вание на новое судебное расследование по

реабили- тирующим

основаниям по не- реабили тирующим основаниям

Ввиду

мягкости

наказания По др. основаниям

Саратов, обл. суд 1995 9 11 29 2 —

Саратов, обл. суд 1996 10 6 37 5 —

Саратов, обл. суд 1997 13 15 44 4 1

Саратов, обл. суд 1998 11 11 70 — 2

Красноярск, крайсуд 1995

Красноярск, крайсуд 1996 45 56 61 — 1

Красноярск, крайсуд 1997 32 29 56 6 2

Красноярск, крайсуд 1998 44 28 144 7 3

Эвен.и Таймыр, суды 1995

Эвен.и Таймыр, суды 1996 6 2 5 — —

Эвен.и Таймыр, суды 1997 2 6 2 — —

Эвен.и Таймыр, суды 1998

2 9 — -

  • » 9 Г

Продолжен

Обвинительные приговоры изменены в порядке надзор

Отменены и изменены

приговоры судов первой

инстанции, в т.ч. отмененные

и измененные С изменением

квалификации

без снижения

меры наказания С изменением

квалификации

со снижением

меры наказания Без изменения квалификации

Саратов, обл. суд 1995 111 202 7

Саратов, обл. суд 1996 33 63 19

Саратов, обл. суд 1997 6 14 16

Саратов, обл. суд 1998 18 59 26

Краснояр. крайсуд 1995

Краснояр. крайсуд 1996 18 104 48

Краснояр. крайсуд 1997 10 24 54

Краснояр. крайсуд 1998 21 50 106

Эвен, и Таймыр, суды 1995

Эвен, и Таймыр, суды 1996 — 3 3

Эвен, и Таймыр, суды 1997 _ — 3

Эвен, и Таймыр, суды 1998 1 1 2

ft * f

Продолжен

Отменены обвинительные приговоры в кассационном порядке (в ск количество оправдательных приговоров, отмененных в кассацион

С направлением дела С прекращением дела , Ча

оста м

Д

м тя об

Отменены и изменены приговоры судов первой инстанции, в т.ч. отмененные и измененные на доп.

расследо

-вание на новое суд. расследование по реабилит ирующим основаниям по нере- абилитир ующим основаниям

ввиду

мягкости

наказания по др. основаниям

г

Саратов, обл. суд 1995 51 39 132 11 5

Саратов, обл. суд 1996 49 39 161 5 1

Саратов, обл. суд 1997 110 50 268 10 5

Саратов, обл. суд 1998 57 65 193 12 2

Красноярск, крайсуд 1995 88 60 153 5 14

Красноярск, крайсуд 1996 75 84 129 1 1

Красноярск, крайсуд 1997 72 59 148 7 9

Красноярск, крайсуд 1998 98 100 223 4 5

Эвен и Таймыр.суды 1995 5 4 11 2 —

Эвен и Таймыр, суды 1996 — 1 1 2 — ?

Эвен и Таймыр.суды 1997 2 1 1 — —

Эвен и Таймыр, суды 1998 6 4 20 2 1

Продолжен

Изменены обвинительные приговоры в кассационном пор

Отменены и изменены

приговоры

судов первой инстанции,

в т.ч. отмененные и

измененные С изменением квалификации

без

снижения меры

наказания С изменением

квалификации

со

снижением

меры наказания Без изменения квалификации

Саратов, обл. суд 1995 23 48 39

Саратов, обл. суд 1996 10 65 48

Саратов, обл. суд 1997 17 82 54

Саратов, обл. суд 1998 35 107 89

Краснояр. крайсуд 1995 32 109 103

Краснояр. крайсуд 1996 26 99 105

Краснояр. крайсуд 1997 185 132 202

Краснояр. крайсуд 1998 42 134 304

Эвен, и Таймыр, суды 1995 2 4 8

Эвен, и Таймыр, суды 1996 — 2 —

Эвен, и Таймыр, суды 1997 4 — 4

Эвен, и Таймыр, суды 1998 4 5 23

167

Список использованной литературы:

Законодательство и постановления Пленума Верховного Суда:

  1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 года.
  2. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Основы законодательства Союза ССР и союзных рес- публик: Сборник. М., 1987.
  3. Постановление Верховного Совета РСФСР “О Концепции судебной реформы в РСФСР” // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О судебном при- говоре” // Рос. юстиция. 1996. № 7.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 4 от 30.06.69 года “О судебном приговоре” // Вестник Верховного суда СССР. 1991. №1.
  6. Правовая реформа: концепции развития российского законода- тельства. М., 1995.
  7. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-
  8. М., 1988.

  9. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Научно-практический комментарий / Под ред. В.М. Лебедева. М., 1996.
  10. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. Комментарий. Л., 1962.
  11. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Принят Государственной Думой 6.06.97 г. в первом чтении.

Сборники, монографии, учебники: 1. Абрамов С.Н. Гражданский процесс. М., 1948.

168

  1. Абрамов С.Н. Проверка обоснованности судебного решения вы- шестоящим судом по советскому праву. М., 1950.
  2. Авдюков М.Г. Судебное решение. М., 1959.
  3. Авдюков М.Г. Законная сила судебного решения в советском граж- данском процессе. М., 1953.
  4. Агеева Г.Н. Приговор советского суда - акт социалистического правосудия. М., 1957.
  5. Агеева Г.Н. Приговор советского суда - акт социалистического правосудия. М.: ВЮЗИ. 1953.

  6. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. Т. 1. М., 1981; Т. 2. М., 1982.
  7. Алексеева Л.Б. Проблемы факта и права в суде присяжных // Научные труды Российской правовой академии. М., 1993.
  8. 9Арсеньев В.Д. О соотношении гносеологических и юридических вопросов при установлении истины по уголовным делам // Вопросы сов. гос-ва и права: Труды Иркут. гос. ун-та. Т. 39. Вып. 7. Ч. 2. Иркутск, 1965.

  9. Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974.

  10. Багрий-Шахматов Л.В. Уголовная ответственность. Минск, 1976.
  11. Бажанов М.И. Проверка законности и обоснованности определений вышестоящих судов (процессуальные нарушения как основания от- мены определений) // Учен. зап. / Харьков, юрид. ин-т. Вып. 6. Харьков, 1955.
  12. Бажанов М.И. Процессуальные акты в уголовном судопроизводстве // Научная конференция по работам, выполненным в 1965 году профилированными кадрами. Харьков, 1966.
  13. Белозеров Ю.Н., Николюк В.В. Исполнение приговора в советском уголовном процессе. М., 1984.
  14. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в совет- ском уголовном праве. М., 1963.

169

  1. Бушуев И.А. Исправительные работы. М., 1959.
  2. Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. М., 1913.
  3. Велиева У.М. О преюдициальном значении решений суда по гражданским делам для разрешения уголовных дел // Труды ВНИИСЗ “Проблемы совершенствования советского законодательства”. Вып. 9. М., 1977.
  4. Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М., 1947.
  5. Гродзинскии М.М. Обжалование по проекту УПК СССР // Труды первой научной сессии ВИЮН. М., 1940.
  6. Громов Н.А. Институт привлечения к уголовной ответственности. Саратов, 1991.
  7. Громов Н.А., Николайченко В.В. Пересмотр приговоров ввиду от- крытия новых обстоятельств. Саратов, 1997.
  8. Громов Н.А., Николайченко В.В. Вновь открывшиеся обстоятель- ства в уголовном процессе. М., 1999.
  9. Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголов- ном процессе. Харьков, 1979.
  10. Грошевой Ю.М. Правовые свойства приговора - акта социалисти- ческого правосудия. Харьков, 1978.
  11. Грун А.Я. Пересмотр приговоров в порядке надзора. М., 1969.
  12. Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950.
  13. Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М.: ВЮЗИ, 1955.
  14. Даев В. Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982.
  15. Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. Л., 1972.
  16. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 3. М., 1982.

170

ь 32. Добровольская Т.Н. Частные (особые) определения по уголовным

делам. М., 1975.

  1. Дорохов В.Я., Николаев B.C. Обоснованность приговора. М., 1959.
  2. Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1973.
  3. Зейдер Н.Б. Судебное заседание и судебное решение в советском гражданском процессе. Саратов, 1959.
      1. Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966.
  4. Калашникова Н.Я. Вопросы законности и обоснованности приговора в практике Верховного Суда СССР // Вопросы уголовного процесса в практике Верховного суда СССР. М., 1955.
  5. Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. М. - Л., 1948.
  6. Кобликов А.С. Судебный приговор. М., 1966.
  7. Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Во-ронеж, 1973.
  8. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992.
  9. Куцова Э.Ф. Приговор. М., 1962.
  10. Куцова Э.Ф. Советская кассация как гарантия законности в правосудии. М., 1957.
  11. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968.
  12. 45 Лесницкая Л.Ф. Отмена судебного решения вследствие его необоснованности // Ученые записки ВЮИН. Вып. 10. М., 1959.

  13. Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л., 1985.
  14. Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголов-
    • ном судопроизводстве. М., 1972.

171

*. 48. Лупинская П.А. Реализация принципов социальной
справед-

ливости в уголовном судопроизводстве / XXVII съезд КПСС, укрепление законности и правопорядка. М., 1987.

  1. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976.
  2. Люблинский П.И., Полянский Н.Н. Уголовно-процессуальный ко- декс//Научно-популярный практический комментарий. М., 1928.
      1. Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. СПб., 1874.
  3. Мартынчик Е.Г. Основы формирования приговора в советском уголовном процессе. Кишинев, 1989.
  4. Матвиенко Е.А. Приговор суда и его исполнение. Минск, 1968.
  5. Миловидов Н. Законная сила судебных решений. СПб., 1875.
  6. Мирецкий С. Г. Приговор суда. М., 1989.
  7. Морщакова Т.Г. Приговор // Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лу-пинской. М., 1995.
  8. Мотовиловкер Я.О. Вопросы теории советского уголовного процесса. Томск, 1971.
  9. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. Кемерово, 1962.
  10. Надь Л. Приговор в уголовном процессе: Пер. с венг. М., 1982.
  11. Нажимов В.П. Справедливость наказания - важнейшее условие его эффективности // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Т. 2. Калининград, 1973.
  12. Оганесян P.M. Оправдательный приговор в советском уголовном процессе. Ереван, 1972.
  13. Пашкевич П.Ф. Стабильность законного и обоснованного приго- « вора, её значение и проблема правового обеспечения // Проблемы со вершенствования советского законодательства. Труды 32-33. М., 1986.

172

  1. Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. М., 1968.
  2. Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1963.
  3. Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе. М., 1974.
  4. Познанский В.А. Односторонность или неполнота предваритель- ного и судебного следствия как основание к отмене и изменению приговоров // Учен. зап. / Сарат. юрид. ин-т. Вып. 8. Саратов, 1959.
  5. Применение уголовно-процессуального законодательства судом (по материалам судебной практики). М., 1987.
  6. Радьков В.П. Приговор в советском суде // Вопросы судопроиз- водства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959.
  7. Радьков В.П. Социалистическая законность в советском уголовном процессе. Мм 1959.
  8. Рахунов Р.Д. Пересмотр приговоров и определений в Президиумах судов. М., 1956.
  9. Ривлин А.Л. Пересмотр судебных приговоров в СССР. М., 1958.
  10. Семенов В.М. Взаимная обязательность решений и приговоров в советском гражданском процессе // Вопросы советского гражданского права и процесса. М., 1955.
  11. Сергейко П.Н. Законность, обоснованность и справедливость су- дебных актов. Краснодар, 1974.
  12. Строгович М.С. Учебник уголовного процесса. М., 1931.
  13. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958.
  14. Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М., 1956.
  15. Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946.

173

  1. Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном про- цессе. М., 1947.

79 Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1977.

  1. Темушкин О.П. Производство в кассационной инстанции // Уго- ловный процесс/ Под ред. П.А. Лупинской.. М., 1995.
  2. Темушкин О.П. Организационно-правовые формы проверки за- конности и обоснованности приговоров. М., 1978.
  3. Теплов В.А. Определение суда первой инстанции по уголовному делу. Саратов, 1977.
  4. Тетерин Б.С. Возобновление уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам в советском уголовном процессе. М., 1959.
  5. Томин ВТ. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991.
  6. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957.
  7. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. М, 1990.
  8. Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965.
  9. Цыпкин А.Л. Право на защиту в кассационном и надзорном про- изводстве и при исполнении приговора. Саратов, 1965.
  10. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962.
  11. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1948.
  12. Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. Л., 1961.
  13. Экимов А.И. Справедливость и социалистическое право. Л., 1980.
  14. Юридический словарь: В 2 т. Т.1. М., 1956.
  15. Статьи: 1. Анашкин Г.З. Справедливость назначения наказания // Сов. гос-во и право. 1982. №7.

174

  1. Арсеньев В.Д. О фактах, не подлежащих доказыванию в процессе уголовного судопроизводства // Правоведение. 1965. № 1.
  2. Боннер А.Т. Законность и справедливость судебного решения // Сов. гос-во и право. 1976. № 2.
  3. Бородин С. Мотивировка и формулировка приговора // Соц. закон- ность. 1956. №6.
  4. Викторов Б.А. О критике некоторых положений в теории советского уголовного процесса // Сов. гос-во и право. 1958. № 3.
  5. Винберг А., Комаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе // Соц. законность. 1963. №3.
  6. Винберг А., Комаров Г., Миньковский Г. Против порочных «теорий» Вышинского в советском уголовном процессе // Соц. законность. 1962. №3.
  7. Воробьев Г. Содержание и форма приговора // Сов. юстиция. 1965. № 11.
  8. Гродзинский М.М. Укрепление социалистической законности и во- просы уголовного процесса // Сов. гос-во и право. 1955. № 3.
  9. Гродзинский М.М. Мотивировка приговора в советском уголовном процессе // Правоведение. 1960. № 2.
  10. Громов Н., Конев В., Николайченко В. Законная сила приговора // Рос. юстиция. 1998. № 1.
  11. 12 Дорохов В.Я. Законная сила приговора в уголовном процессе // Сов. гос-во и право. 1954. № 6.

  12. Каминская В.И. Презумпция истинности судебного приговора в со- ветском праве // Сов. гос-во и право. 1946. № 7.
  13. Загорский Г. Рецензия на труд Искендерова Р.Г. «Правовое и социальное значение правосудного приговора» // Сов. юстиция.
  14. № 21.

175

  1. Искендеров Р. Обеспечение права обвиняемого на защиту при прекращении уголовного дела в стадии дознания и предварительного следствия // Соц. законность. 1983. № 4.
  2. Искендеров Р. Воспитательное значение приговора // Сов. юстиция.
  3. № 12.
  4. Искендеров Р. Справедливость - важнейшее требование к приго- вору// Сов. юстиция. 1988. № 7.
  5. Искендеров Р. Изменения, вносимые в приговор в ходе его ис- полнения, и проблема его стабильности // Соц. законность. 1988. № 2.
  6. Искендеров Р. Особенности стабильности оправдательного при- говора // Соц. законность. 1987. № 1.
  7. Искендеров Р. Проблемы правосудия в свете перестройки // Соц. законность. 1990. № 1.
  8. Концепция уголовно-процессуального законодательства РФ // Сов. гос-во и право. 1992. № 8.
  9. Красюков Ю.О. О совершенствовании уголовно-процессуальной деятельности // Сов. юстиция. 1988 № 8.
  10. Либус И. Презумпция истинности приговора и право на защиту // Сов. юстиция. 1987. № 11.
  11. Лившиц Р.З. Право и закон в социалистическом правовом госу- дарстве // Сов. гос-во и право. 1989. № 3.
  12. Лупинская П.А. Справедливость решений в уголовном судопроиз- водстве // Соц. законность. 1972. № 3.
  13. Манаев Ю. Мотивировка меры наказания в обвинительном приго- воре // Сов. юстиция. 1965. № 14,
  14. Михайловская И. Мотивировка наказания в приговоре // Сов. юс- тиция. 1958. № 10.
  15. Мотовиловкер Я.О. Роль мотивировки приговоров в обеспечении их законности и обоснованности // Соц. законность. 1953. № 7.

176

  1. Пашкевич П.Ф. О познании истины в судебной деятельности // Вопросы философии. 1957. № 1.
  2. Пётрухин И.Л. Внутреннее убеждение суда и правовые преюди- ции // Сов. гос-во и право. 1964. № 3.
  3. Познанскии В.А. Отмена и изменение приговора в кассационном и надзорном порядке // Сов. юстиция. 1963. № 19.
  4. Резник Г. Внутреннее судейское убеждение и преюдиция // Сов. юстиция. 1971. № 7.
  5. Ривлин А.Л. Законность, обоснованность и истинность в уголовном судопроизводстве и их взаимосвязь // Правоведение. 1969. №2.
  6. Хмелини М. Мотивировка судебного приговора // Соц. законность.
  7. №8.
  8. Чистяков Н. Правосудие и справедливость // Соц. законность.
  9. №7.
  10. Шардыко С, Воложанин В., Матвиенко Е. Преюдициальный ха- рактер решений и приговоров, вступивших в законную силу // Соц. за- конность. 1956. №6.
  11. Яковлев A.M. Принцип социальной справедливости и основания уголовной ответственности // Сов. гос-во и право. 1982. № 3.

Диссертации:

  1. ВилдерсЯА Стабильность приговора и эффективность правосудия: Дис. … канд. юрид. наук. Рига, 1981.
  2. Грошевой Ю.М. Законность и обоснованность приговора советского суда: Дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1965.
  3. Дорохов В.Я. Приговор в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М, 1952.
  4. Зейдер Н.Б. Судебное решение в советском гражданском процессе: Дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 1954.

177

  1. Калныш С. П. Судебный приговор. Дис. … канд. юрид. наук. Без места и года издания.

6 Масленникова Н.И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве. Дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1975.

  1. Пашкевич П.Ф. Законность и обоснованность судебного приговора. Дис. … канд. юрид. наук. М., 1957.
  2. Полумордвинов Д.И. Законная сила судебного решения. Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1948.
  3. Прокопьева СИ. Организационные, гносеологические и процессу- альные аспекты постановления приговора: Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1976.
  4. Толочко А.Н. Роль мотивировки в обеспечении законности, обос- нованности и справедливости актов социалистического правосудия, выносимых судом первой инстанции по уголовным делам: Дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1985.
  5. Чан И. Законная сила судебного решения в советском гражданско- процессуальном праве: Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1960.
  6. Чечина Н.А. Законная сила судебного решения в науке советского гражданского процессуального права: Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1949.
  7. Чечот Д. Судебное решение в советском гражданском процессе - важнейший акт социалистического правосудия: Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1953.
  8. Авторефераты:

  9. Агеева Г.Н. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1952.
  10. Ахундов Н.А. Справедливость приговора: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1990.

178

  1. Бажанов М.И. Законность и обоснованность основных судебных актов в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Харьков, 1966.
  2. Вилдерс Я.А. Стабильность приговора и эффективность правосудия: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Рига, 1981.
  3. Грошевой Ю.М. Законность и обоснованность приговора советского суда: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1965.
  4. Грун А.Я. Пересмотр приговоров, определений и постановлений в порядке надзора: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1965.
  5. Заблоцкий В.Г. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. Иркутск, 1971.
  6. Каз Ц.М. Правовая природа приговора в советском уголовном про- цессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1952.
  7. Курылев СВ. Установление истины в советском правосудии: Авто- реф. дис. … д-ра юрид. наук! Минск, 1967.
  8. Ласточкина Р.Н. Явная несправедливость наказания как основа ние к отмене или изменению приговора: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1983.

П. Маликов М.Ф. Оправдательный приговор в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1974.

  1. Маликов М.Ф. Судебный приговор и его эффективность: Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. Ташкент, 1984.
  2. Масленникова Н.И. Законная сила судебного решения в совет- ском гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1975.
  3. Михеенко М.М. Теоретические проблемы доказывания в совет- ском уголовном процессе: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Киев, 1984.
  4. 15 Познанский В.А. Кассационный пересмотр приговоров в совет- ском уголовном процессе: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1956.

179

16 Полумордвинов Д.И. Законная сила судебного решения: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1948.

  1. Рахимов Ю.Р. Системный анализ процессуальных решений (методология уголовно-процессуального подхода): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1989.
  2. Ривлин А.Л. Пересмотр судебных приговоров в СССР: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1955.
  3. Соловьев И.Ф. Правосудность приговора: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 1992.
  4. Шустер Л.Г. Приговор советского суда и его законная сила: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Баку, 1953.
  5. Юсубова У.М. Преюдиции в советском уголовном процессе: Авто- реф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1979.